КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Шёпот-2 (fb2)


Настройки текста:



Сергей Скиба Шёпот

Часть вторая

ГиО

Глава 1

С противным скрежетом варп-двигатель выключился, снова. На панели управления появилось ярко красное уведомление:

\\Перегрев нейтринного ускорителя. Аварийное отключение систем.

— Мдя… — может зря я постоянно включаю форсаж? Пока жду охлаждения ускорителей теряю столько времени, что можно идти на обычной скорости и не париться.

Я сверился с пройденным расстоянием и расчётами навигационной системы. Не зря, даже с неоднократными остановками от перегрева выиграно уже четыре часа. Может спешить и не нужно, но когда дело касается детей, взрослые обычно перестраховываются — как выяснилось это даже борианцы знают.

Снова глянул на спящую дочь. Развернул комлинк, запустил диагноста и провёл над мелкой.

\\Состояние удовлетворительное. Незначительное обезвоживание. Медицинское вмешательство не требуется.

— Если не требуется, какого она спит уже семнадцать часов!? — недовольно бурчу я на гаджет. После того как комлинк прикоснулся к Даше и вырубился пришлось пополнить его от энергоносителя рарика. Комлинк оказался в порядке, только полностью разрядился.

Больше двадцати тысяч эргов просто испарились. Впрочем, нетрудно догадаться куда они пропали, это заметно по мелкой. Ей было плохо, а сразу после исчезновения синьки состояние дочери резко стабилизировалось.

Не знаю, что там с моей пакостницей навертели борианцы, но вывод напрашивается один — Дашка теперь умеет псионить и её состояние это последствия сего умения. Видимо, я рано её вытащил из капсулы и организм не успел полностью перестроиться и энергии он вырабатывает мало для всех этих псионных дел. Или вырабатывает достаточно, а ребёнок просто перенапрягся с непривычки? Вот и понадобилось энергетическое вливание извне? Теперь диагност показывает, что дочь в порядке, но просыпаться она никак не желает, как я уже только не пробовал будить. Короче, в любом случае нужна ещё синька. И она у меня есть, и много, жаль не с собой.

Можно отдать Даше ещё и ту энергию, что в энергокристалле РАР-3, но, поскольку процесс передачи не регулируется, а из комлинка энергия испарилась за секунду, то мы рискуем мгновенно слить все запасы и зависнуть посреди открытого космоса с пустым накопителем. К тому же синьки всё равно может не хватить.

— Эх, — я снял со стены широкий металлизированный браслет одевающийся на предплечье, подрегулировал зазоры и надел на мелкую. Больше ждать нет смысла.

Сквозь прозрачную мембрану браслета видно как выдвинулись иглы, автоматически отыскав нужные места на коже детской руки. Это система медподдержки для лиц долго пребывающих без сознания. Браслет вводит в организм всё необходимое для жизни, главное не забывать менять тюбики в держателях. Запасных тюбиков хватит на трое суток, потому я, собственно, и спешу, напрягая движок. За это время нужно добраться до оставшегося на Намире жемчуга.

Я пригладил дочери волосы, чтобы не лезли в лицо, вздохнул и перелез обратно в ложемент пилота. Как бы ни хотелось удирать в далёкую, далёкую галактику, а обстоятельства заставляют снова вернутся к Намиру. Идти туда на варпе не хватит синьки в накопителях, да и долго.

Придётся опять воспользоваться Прыжковыми Воротами Лорхета. И что-то мне подсказывает, что меня там … нет, никто меня там не ждёт, поскольку только полный кретин вернётся в таких обстоятельствах назад. А я лихо убедил всех заинтересованных, что довольно хитёр. Думаю меня просто объявили в розыск и забили на это дело, но хрен редьки не слаще, как известно. Федеральный розыск — это плохо, даже если искать будут спустя рукава.

Вылезать из рарика я не собираюсь. Подойду к Вратам и сразу прыгну к Намиру, но номера разведчика тоже могут быть в розыске. Если в оборот меня возьмёт какой-нибудь капсулёр охотник за головами, то маленький капец обеспечен. Никуда я уже не прыгну. Бывшие владельцы жемчуга могли назначить такую цену за мою поимку, что уже целые поисковые команды образовались. Эх, знать бы точно, что наплёл федералам Тайрел.

Ладно, подойду тихонько к воротам и … и что? Как узнать в розыске я или нет? Полицейские сводки мне никто показывать не будет. И почему я не взял у борианского Помощника жемчужины? Он же предлагал, прям под нос подсовывал. И я их честно заслужил — за Белого Волка и его подручных. Сейчас бы мог мчаться куда угодно…

\\Ускоритель готов к работе.

— Наконец-то, — я передвинул иконку мощности в крайнее положение и продублировал приказ голосом. — Форсаж.

* * *

Варп выбросил маленький разведчик достаточно далеко от Лорхета, даже общую сеть тут едва ловит. В рарике нет приёмника гипернета, только антенна местных сетей. Но я всё равно не стал проходить аутентификацию, чтобы не светиться лишний раз. Просто открыл вещательные новости и … Едрить! И что же я вижу на первом попавшемся канале?! Да и на основной массе остальных.

Очень интересный ролик, сенсация набравшая миллиарды просмотров: Космос. Старинный космоносец вспыхивает, будто взорвался изнутри. И преображается в громадную, сияющую отсветами костра корабль-птицу. Она вдребезги разносит два крутых фрегата и крейсер федерации Кай, а затем величественно разворачивается и сваливает в черноту червоточины. Чёрная сфера схлопывается, оставив лишь кучу обломков и охреневших от страха очевидцев, корабли которых прыснули в разные стороны словно толпа разбегающихся тараканов.

Дальше, море предположений и океан объяснений от разных диванных аналитиков, которые, в основном, несут полную чушь.

— Махать! Тайрел. Ну, ты зверь, — вырвалось у меня.

«Черепаха» и её капитан оказались совсем не простой парочкой. И знатно удивили кайанцев. Да и меня, признаться, тоже. Но самое приятное во всем этом то, что никто меня теперь не ищет. Судя по всему, разговор с важным гостем пошёл не так как планировал кэп и гостя пришлось шпокнуть, а заодно двух капсулёров и крейсер. Это значит, что обо мне знает один Тайрел, а он теперь в Кайе вне закона и трепаться не будет.

К тому же, после того, что он устроил на рейде Лорхета, за капитаном и его кораблём начнётся такая охота, что я ему не завидую. Какие чёрные звёзды? Дориану теперь бы от старших рас отделаться. А они очень заинтересуются такими технологиями. Небось уже целая очередь галактических патологоанатомов выстроилась, готовых разобрать космоносец по винтику. А заодно и воткнуть иглы психозонда в голову его капитана.

— Отлично! — я потёр руки. — Одни подарки от тебя кэп.

Можно смело садиться на Лорхет или сразу двигать к Намиру. После войны там осталась только одна корпорация, да и та переживает не лучшее время. Значит на планете неразбериха и безлюдье — для скрытного изъятия хабара, самое то.

Ага. Повсюду дезертиры, недобитые корпы НамирСибДоб, беженцы и грабители, которые обязательно активизируются в трудные времена. Короче можно схватить пулю из любой подворотни.

Впрочем все эти ребята довольно пугливы, одного пристрели — остальные разбегутся. Хорошо? Конечно. Но именно поэтому местная полиция будет мочить всех подозрительных лиц не спрашивая фамилию. А у меня изящный новый комлинк, угнанный корпоративный рарик и пилотский костюм с трупа СБшника корпов.

У любого копа сразу возникнет вопрос: Что такой как я забыл на Намире? Один в один — мародёр наёмников, которого потеряли или я специально приехал поживится на послевоенном горе как стервятник. Хорошо если местные меня замочат сразу, а не поймают живьём чтобы отыграются за все свои беды.

— Никто не говорил, что будет легко, — мой взгляд упал на объявление об открытии на станции Лорхет-5 филиала Гильдии Охотников. — Опа.

Значок ГиО отличное прикрытие. Правда он не даёт никаких особых привилегий или возможностей. Это как удостоверение журналиста или частного детектива на Земле. В разных местах к владельцам таких значков относятся по разному, где-то могут помочь, а где-то и пристукнуть. Но есть одно неоспоримое преимущество — можно смело лезть в разные места, что-то вынюхивать и выспрашивать, а большинство официальных лиц посмотрит на это сквозь пальцы. Максимум — прогонят или погрозят, да и всё. Если не наглеть, естественно.

Власти и корпы, с гильдийцами стараются не ссориться. Ведь охотники выполняют грязную работу полиции.

* * *

Я смело направил разведчик к станции и пристыковался к самому дешёвому доку на Лорхет-5. Пришлось на четвереньках лезть через узкий соединительный шлюз, наподобие пылесосного шланга. Это пятиметровое гибкое сооружение пружинит и изгибается как змея. Внутри невесомость, с непривычки пальцы соскальзывают с потёртых поручней — все ругательства вспомнил пока выбрался в причальный узел.

Нижние уровни станции — грязь, мусор, нищие. Ни охраны, ни запоров, ни сигнализации, ни камер наблюдения. Заходи, бери что хочешь, угоняй корабли, бей прохожих. Полиция появится только если начнётся перестрелка, да и то, гораздо позже чем она закончится, а виновники спетляют. У каждого причала дежурит кто-нибудь из владельцев пристыкованного судна. Долго никто не задерживается и почти все вооружены.

Тут причаливают мелкие торговцы живым товаром, на которых корпорация Лорхет плевать хотела — мусорщики, продающие своих же отпрысков или пираты, нахапавшие малолеток на периферии. Корпорация скупает лишь смазливых красавиц и красавчиков у которых ещё не начались подростковые возрастные изменения.

Тех же кто не вписался в эти рамки, горе-продавцы часто бросают прямо в доке чтобы не возиться. Это профессиональные торговцы рабами могут позволить себе возить товар годами, выискивая лучшие цены, а случайным предпринимателям это не выгодно. Не купили? Выбросил и забыл. Не кормить же бездельников. А тот кто может себе позволить самостоятельно обучить раба никогда не привезёт его на Лорхет. Для обученных невольников есть отдельные рынки.

За долгое время из «брошенных рабов» на нижних уровнях станции сформировалось общество изгоев. Выкуривать их из «низов» слишком хлопотно и бесперспективно, так что администрация давно «умыла руки». Иногда бомжей даже используют. За гроши или еду нанимают для работ в труднодоступных частях Лорхет-5. Чистить коллекторы, отлавливать грызунов из отстойников и всякое такое. Дроиды в сырости долго не выдерживают, а те что выдерживают дорого стоят. Человек же — такая скотина, что привыкает ко всему.

В общем, контингент тут ещё тот. На видном месте оставлять ничего нельзя, если не украдут, то сломают или испортят. Просто так, для поднятия настроения.

Наконец я выбрался из мерзкого «шланга», и первое что бросилось в глаза:

У дальней стены двое мордатых дядек в дешёвых пилотских костюмах, забивают шокерными дубинками какого-то неопрятного дохляка. С криками: «Ворьё вообще обнаглело» они вытащили его из шлюза к своему кораблю. Чудак хотел поживиться, но слишком долго провозился с замками корабельного люка и глупо нарвался на хозяев.

Буквально в десяти метрах прохаживаются трое патрульных, но избиения не замечают, и не потому, что плохо работают. Всё дело в том, что документов у дохляка, скорее всего, нет. А это значит, что самого дохляка на станции тоже нет. То есть, если подойти к делу со стороны закона, то два пилота просто размахивают в воздухе дубинками, а это не запрещено. Вот полиция корпов и не реагирует.

Кстати, можно дать парням из полиции на лапу, чтобы поохраняли мой кораблик, но я не уверен, что полиция тут лучше ворья.

В общем, я совсем один — дежурить некому. На борту лишь спящая красавица, и она-то как раз моя самая большая ценность. Ну ещё ВОСТ, но за него я не так сильно переживаю, он стрелять умеет. О! Кстати…

Я влез назад в «шланг», по дороге в обратном порядке проговорил вспомненные накануне ругательства. Оказавшись в рарике вытащил из кофра винтовку и зарядил в обойму «мягкие» пули. Модуль управления сразу же снизил мощность разгонных вводов на восемьдесят процентов, иначе пластиковый снаряд испариться раньше чем долетит до цели.

Винтовку поставил на сошки прямо за порогом рарика, чтобы ствол смотрел на выход. Гибкий шлюз хоть и прогибается от прикосновений, но не так сильно чтобы пуля задела стенки если стрелять по центру прохода.

Впрочем, люк рарика я всё равно задраил на случай декомпрессии, ещё раз проверил обойму. На пластиковых болванках по шесть продольных насечек — при попадании снаряд раскрывается как бутон розы, оставляя жуткие ранения. Последнее: настроил импланты на постоянную связь с оружием. В левом верхнем углу обзора перед глазами висит экранчик проецирующий изображение снимаемое камерой прицела. Я спокойно покинул узел доков. Получилась такая себе лисья нора с ДЗОТом в конце, чтобы достать винтовку нужно пролезть через весь «шланг».

Стоило отойти от корабля на сотню метров и в прицел уже видно чью-то наглую харю. Парень в лохмотьях, зато с небольшим чемоданчиком новым на вид, из которого торчат щупы и провода. И похоже этот чемоданчик предназначен совсем не для того чтобы чтобы диагностировать поломки рарика. Больше похоже на аппарат для взлома корабельных люков. Парень бегло посмотрел по сторонам, хищно усмехнулся, пригнулся и засунул голову в проход, намереваясь залезть в «шланг».

Во даёт. И не страшно ему? Храбрец. Или он просто не видит винтовку в конце тоннеля? Точно не видит. Идиот наклонил бестолковку и собирается тупо лезть макушкой вперёд, даже толком не рассмотрев куда. Нужно как-то привлечь его внимание, и тут только один вариант.

Шёёёп. Пуля прилетела вору точно в темечко и прошла до самой задницы вдоль позвоночника. Даже при сравнительно небольшой скорости её полёта я успел разглядеть только как тело выкинуло из «шланга». Хлоп и в прицеле уже ничего, кроме круглого и, совершенно свободного, прохода. Всё что я успел заметить это фонтан разлетевшихся красных брызг, они основательно заляпали край шлюза. Теперь эти кровавые пятна как объявление: «Здесь лучше не лазать»

Если и после этого найдутся желающие грабить рарик, то я не знаю…

* * *
У лифта ведущего на верхние уровни пришлось сдать пояс с термобарами. Я поинтересовался у охраников, стоящих на рамке сканера, как мне найти офис гильдии охотников. Парни оживились, подробно подсказали дорогу, а затем один из них спросил:

— Регистрироваться будешь?

— Ага.

— А вот скажи, какая у тебя нейросеть?

— Пока никакой.

— Вот видишь, — он с важным видом всезнайки повернулся к напарнику. — Чел специально даже нейросеть удалил. Сначала зарегистрируется, потом возьмёт профессиональную в ГиО. С базовой нейрой нечего и соваться в охотники. Вот как ты будешь опознавать головы?

— Так и буду, на то спецпрограммы есть, — спокойно возразил тот.

— Да они будут тормозить с базовой комплектацией.

— И ничего не будут.

— Ты даже не узнал всех нюансов, балбес. Профильная нейросеть обязательно нужна. А тебе ещё нужно старую удалить, — парень опять повернулся ко мне. — Вот, чел в курсе как всё делать правильно. Старые нейрухи небось год удаляются, если без побочек, да?

— Ам… Где-то так, — пожал я плечам, пятясь ближе к створкам лифта. Мне-то откуда знать, в сети что ли не могут покопаться и выяснить?

— Вот видишь, — охранник показал на меня как на очень продуманного индивида. — Чел готовился целый год, нейру удалял, профильные заказы делал, а ты с бухты барахты сразу регистрироваться. Ну не идиот?

Говоривший повернулся ко мне, видимо чтобы я подтвердил факт идиотизма его товарища. Но тут как раз открылся спасительный лифт и я в него заскочил, делая вид что спешу. Ребята увлечённо заспорили, а я уехал на верхние уровни. Хотя очень хотелось дослушать разговор или даже вопросы задать, тема интересная.

***
«Филиал «ГиО» номер 47792985» — Это всё, что написано на табличке у двери. Створка открылась автоматически когда я подошёл ближе.

Маленькая комнатка с конторкой, похожей на барную стойку. За ней ничем не примечательный мужик средних лет, в синем комбинезоне с короткими рукавами. Я вошёл внутрь. Ух! А рук у мужика нет, от локтей начинаются многофункциональные протезы. Вместо ладоней прямоугольные стальные пластины и на каждой по несколько проворных манипуляторов, заменяющих пальцы. Манипуляторы вращаются в любую сторону и умело разбирают навороченный игольник. Сразу этого не заметно из-за стойки.

Только я сделал шаг внутрь, мужик не отрываясь от своего занятия монотонно произнёс:

— Регистрация стандартная, полторы тысячи, всё написано в сетевом сопровождении, на глупые вопросы не отвечаю, а в рыло могу. В рыло у меня завсегда с собой, — на последних словах стальные пальцы правой руки эффектно сложились в кулак с шипами.

Я скромно положил комлинк на столешницу. Кулак снова распался на пальцы и они умело пробежались рядом с комлинком по сенсорстолу. Вторая рука продолжила разбирать игольник в одиночку, причём не менее проворно. Мужик даже не смотрит что творит его конечность, он сосредоточился на моём комлинке.

\\Выставлен счёт: тысяча пятьсот эргов. Оплатить? — появилось на экране, я протянул руку чтобы нажать подтверждение.

\\Да.

\\Добро пожаловать в ряды Охотников. Предоставлен доступ к закрытому порталу ГиО. Желаете оплатить членские взносы заранее? Оплата на год вперёд будет стоить дешевле на двадцать процентов.

Ёлки! И тут реклама.

— Положи ладонь, — мужик указал на красный круг появившийся на сенсорстоле.

Я положил и почувствовал как кожу немного пощипывает, это берутся образцы для анализа ДНК.

Регистратор хмуро почесал протезом затылок и безрадостно добавил:

— Поздравляю и напоминаю: вступление в гильдию не отменяет награду за твою голову, — он положил между моими комлинком и рукой прижатой к столешнице девственно белый значок в форме перевёрнутого щита. — Если таковая имеется.

На бляхе выдавлен стилизованный рисунок: крылья, глаз и винтовка. В самом низу голографическая надпись: «Бесполезный». «Бесполезный» — это мой ранг — самый низкий в иерархии охотников. Но мне это дело по барабану. Главное, что теперь можно ошиваться по Намиру, а если кто спросит, то смело врать, что я выслеживаю преступника.

В комлинк загрузились программы ГиО и синхронизировались с чипом в значке, в котором не только чип, но ещё прямой порт доступа и идентификатор, чтобы я мог официально подтвердить членство в гильдии перед любой полицией.

\\Чист. Членство подтверждено. — Загорелись одновременно на комлинке и сенсорстоле большие красивые надписи. Всё это время хитрая программа проверяла нет ли награды и за меня. А если бы была?

Мужик за конторкой убрал наставленный на меня игольник. Я и не заметил когда он успел его собрать и ткнуть мне в лицо. Видимо он специально значок так эффектно положил, чтобы я отвлёкся — прохаванный дядька. Небось беглецов ловит не отходя от кассы.

— Стандартная процедура, — пожал он плечами подтверждая мои догадки и пряча оружие. — Я уже три головы снял после открытия тут офиса. Разные идиоты думают, что зарегистрируются в ГиО и никто их не найдёт. Вот, держи.

По столешнице лязгнуло. Рядом со значком появился прозрачный пластиковый цилиндр размером с пятилитровый бутыль. Сверху широкая крышка с ручкой удобной для переноски.

— А это что?

— Презент вновь поступившему, — хмуро отозвался мужик и вернулся к разборке игольника.

Я поднял эту банку, возле ручки надпись по кругу: «Ёмкость для хранения трофея. Не забудьте активировать криорежим».

— Это всё? — спросил я мужика, он не то, что не ответил, но даже не взглянул на меня.

Видимо всё. Кстати, у него значок жёлтый в центре и с красной каймой по краю, раскрашено так словно языки пламени тянутся во внутрь. Что написано на нижней кромке я не разобрал. Не хотелось пялиться на грозного мужика лишний раз, лучше потом в сети гляну.

Я забрал ёмкость и поплёлся обратно к докам. По пути заглянул в маленький оружейный магазинчик. В нём даже продавца нет, на станции половина магазинов по такому принципу работает.

Небольшая кабинка с экраном в противоположной от выхода стене. Створки за моей спиной плотно закрылись, наверное чтобы никто не мешал выбирать товар. На сенсорном экране появились красочные изображения ручного оружия разрешённого для ношения гражданским лицам.

Пока я рассматривал разнообразие игольников и шокеров, искин магазинчика настойчиво подсовывал мне под руку рекламу дискового пистолета с изрядной скидкой. Не, не хочу дискомёт, проходили уже. Видать, никто их не покупает — потому и скидки, да оно и понятно. Охотиться тут негде, а вот себя застрелить из дискомёта — проще простого.

Я выбрал один из самых дешёвых, но практичных игольников. После выбора под сенсорным экраном открылась ниша и вылезла пластиковая коробочка запаянная со всех сторон. На ней большими красными буквами: «Внимание! Открывать только в местах где разрешено ношение оружия».

— Ну конечно, — хмыкнул я, разрывая коробочку пополам. — Кидалово какое, а как же беглая проверка?

В стене сбоку открылось ещё одно окно, так резко, что я чуть не ломанулся бежать от неожиданности. Интересно куда, если меня замуровали в маленькой комнатке магазина? В новом окне длинный узкий коридорчик и мишень в конце. Во как. Тут мне пришло в голову, что створки за моей спиной закрылись не для того чтобы никто не мешал, а чтобы клиенты не убегали с товаром до того как оплатят.

Я зарядил оружие, несколько раз выстрелил в мишень и остался доволен. Вполне приличный ствол за свои деньги. В рабской роте рекруты и похуже вооружены бывают.

Провёл комлинком по сенсору магазина, подтвердил оплату покупки. Из нижней ниши вылезла ещё одна коробочка с красной надписью, но с открытой крышкой. Я положил в неё свой новый игольник и захлопнул, уголки коробки немного задымились и пластик запаялся по краю.

— Круто, — створки двери за моей спиной бесшумно разъехались в стороны.

Теперь открывать коробочку нельзя — чревато штрафом.

* * *

В нижних доках станции возле моего шлюза стоят трое полицейских. Смотрят как дроид уборщик собирает останки. Под отверстием, где начинается «шланг» лежит… эмм… куча мяса. В таких случаях говорят: позвоночник высыпался в трусы. Я конечно, подозревал что воришку порядочно разорвало, но действительность превзошла все ожидания.

Дроид ещё больше развозил всё это дело по полу, поскольку не приспособлен убирать настолько растерзанные тела.

Кстати, полицейские продуманно стоят, подальше от узкого жерла из которого, как из пушки, иногда вылетают снаряды ВОСТ. На противоположной стене, как раз на уровне шлюза, большое кровавое пятно и раскрывшаяся пластиковая пуля прилипшая в центре. Вот это картинка — Пикассо нервно курит в сторонке.

Я остановился рядом с полицейскими.

— Твой док? — поинтересовался старший наряда.

— Мой, — не стал отнекиваться я, и выпятил грудь со значком, хотя эту белую бляху и слепой бы не пропустил. — А что, какие-то проблемы, офицеры?

— Нет, — блюстители порядка приосанились при слове «офицеры», все любят уважительное отношение, хотя офицеры они такие же, как я охотник за головами. — Просто мы уже тридцать минут спорим, что именно тут случилось.

— Самоубийство? — невинно вскинул я брови, удивлённо глянув на расчленённое тело, будто только что его заметил.

— Не, — авторитетно заявил другой коп. — Самоубийство сегодня уже есть. Вон там.

Он ткнул рукой аккурат в то место где двое пилотов били дубинками дохляка.

— Там незафиксированный разумный забил себя насмерть об угол.

— Ага, — поддакнул третий коп и перевёл взгляд на кровавые разводы под нашими ногами. Дроид продолжал попытки собрать воришку, и хотя в рабской роте я насмотрелся всякого, от этого конкретного зрелища к горлу подступил неприятный ком. — Это несчастный случай, но вот какой именно?

— Неосторожное обращение с люком корабля? — я брезгливо переступил через ошмётки и полез в «шланг» край которого тоже сильно забрызган кровью.

— О! — радостно раздалось сзади. — Спасибо за сотрудничество.

Я не стал отвечать, поскольку уже был повёрнут к троице филейной частью, и неуклюже лез по узкому проходу. Да и если открою рот, то меня обязательно стошнит. Бррр. Ну и зрелище. Никогда не буду воровать… по крайней мере, в незнакомых местах.

* * *

Сразу же отстыковавшись от станции, чтобы не платить лишнего за постой, я направил рарик к Прыжковым Воротам, а сам начал рассматривать программы установленные в ГиО. Елки! За них тоже содрали цену. Я думал подтверждаю разрешение на установку, а это ещё и согласие на оплату.

— Барыга на барыге в вашем ГиО, — покачал я головой.

Синьки осталось не так уж и много. Десять тысяч в корабельном кристалле, но её я решил не трогать ни в коем случае — нужно же летать на чём-то, и чуть больше пяти тысяч в комлинке. Я привычно проверил состояние дочери и развернул комлинк шире чтобы удобнее было читать сетевое сопровождение: общие положения, правила, состав и устав Гильдии Охотников.

— Фигасе!

Кажется, теперь я понял о чём болтали охранники у лифта. Законы в Содружестве, мягко говоря, суровые. Правосудие правится быстро, зачастую прямо на месте — полицейскими-судьями. Почти всегда можно отделаться штрафом, но это для богатых. Для остальных: чуть что — принудительные работы или в рабство, а то и голову с плеч, если в голове у тебе ни единой полезной базы.

Естественно, при таких раскладах, сотворивший преступление народ стремиться просто и тихо удрать. Ведь полиция ограничена планетарной или системной юрисдикцией. Вылетел преступник в другую систему — и там он уже чист.

Есть, конечно, межсистемные федеральные органы правопорядка, но они охотятся только за преступниками насолившими государству в особо крупных размерах. За мелкими нарушителями они гоняться не будут, хотя если случайно заметят, то пристукнут, конечно же.

Остальной непойманный контингент объявляется в розыск — за каждого назначается награда в соответствии с тяжестью совершённого преступления. Ловить их может кто угодно. Поймал — сдал — получил деньги. Но сдавать нужно по месту нарушения, а кто захочет мотаться через половину галактики из-за сотни эргов?

Для облегчения процесса и создана Гильдия Охотников за Головами. Её представительства есть почти везде и никуда мотаться не нужно. ГиО берёт небольшой процент с награды и само доставляет преступника или то, что ты от него принёс куда следует. Ну и, конечно, высчитывает членские взносы за доступ к полицейским сводкам поиска.

Ещё в ГиО есть специальные магазины с продвинутыми вооружениями, где скупится можно лишь при наличии значка. Чем больше ты приносишь гильдии прибыли, тем выше твой ранг, более высокие технологии разрешаются для использования и большие скидки в магазинах охотников.

Сервера Гильдии систематизируют информацию о розыске по всему Содружеству. Это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо — потому, что там есть все преступники и информация на них. Плохо — потому, что там есть все, совершенно все. ВСЕ! Пока я разворачивал комлинк, к разыскиваемым добавилось несколько тысяч голов. Состаришься пока просто пролистаешь этот список. Как тут кого-то можно найти я не представляю.

Это в компьютерных играх всё просто — наводишь прицел на кого-нибудь и сразу же пишется: «чист» или «в розыске». В реальности ничего подобного нет. Преступники перепрошивают свои комлинки, перебивают номера кораблей и всячески прячутся. Попробуй определи, что тот усатый симпатяга вне закона на какой-нибудь Альфа-Центавре.

Теперь ясно какие — такие специальные программы и профильные нейросети имел в виду лифтовой сторож. Без навороченного поиска по базе данных, охотнику за головами никак не обойтись. Но даже с поиском — работка не простая. Ведь любой нормальный преступник обязательно замаскируется. Значит нужны ещё и разные программы для распознавания. Не будешь же всем подряд тесты ДНК делать, как тот регистратор за стойкой.

Хорошо что я не настоящий охотник, без нейросети моя бляха навечно останется девственно белой и с надписью: «Бесполезен».

— Да и к бесу, — сложив комлинк я перелез в ложемент. — Накой мне работа? Я в двух шагах от груды сказочных богатств.

К носу рарика уже пристроился бот-лоцман, чтобы провести меня к Воротам и содрать синьку за прыжок. Я повернулся к мелкой безмятежно спящей в кубрике.

— Одни убытки от тебя, дщерь.

— А как ты хотел? — насмешливый, едва слышный шёпот прозвучал над самым ухом.

Я дёрнулся от неожиданности и быстро полез в кубрик, впопыхах перелетел через спинку ложемента и чуть не сломал себе руку. Дашка всё так же тихо лежит на трансформере. Я осторожно потряс её за плечо.

— Слышишь меня? Эй, милая.

Ничего. Может показалось? Ага, как все предыдущие разы. Давно пора понять, что виденное и слышанное мной не просто глюки. У нас с мелкой какая-то ментальная связь. Дочь меня однозначно слышит, только ответить не всегда может. Значит я на правильном пути.

\\Задайте координаты точки прыжка, — пискнул терминал рарика.

Глава 2

У Намира не осталось ни одного следящего спутника. ПКО на орбите никогда и не было, а наземная противокосмическая оборона раздолбанна «Черепахой». Половина баз, складов и заводов повреждены междоусобицей корпов. Масса городов и посёлков брошены. Тут и раньше инфраструктура развивалась только вокруг карьеров, а теперь и вовсе девяносто пять процентов планеты — голый пустырь.

Слаженно продолжают трудиться лишь два громадных атмосферных процессора, которые поддерживают на планете приемлемые условия среды. Эти гигантские сооружения можно разглядеть с орбиты невооруженным глазом. Два плоских квадрата посреди голубой глади океана, перерабатывающие океанскую воду и выбрасывающие вверх многокилометровые струи пара. От них зависит благополучие планеты. Поэтому даже во время междоусобиц никто не смеет их трогать.

Бывшие клиенты Тайрела уже вступили в законные права и потихоньку начинают отстраивать разрушенное. Сканер рарика засёк несколько новеньких автозаводов распаковавшихся в разных местах всех трёх материков. Стоят подобные заводы дорого, и если бы у корпорации «Сифнам» изначально были такие средства, то они бы не нанимали Тайрела, а содержали свою собственную армию. Так что, скорее всего, победившей корпорации кто-то основательно помогает. Интересно кто и зачем? С такими покровителями можно…

Чёрные звёзды! Борианцы! Триерт! Чёрт! Всё это ведь не просто так тут появилось. Нужно проверить когда именно на Намире разгорелась война. Если приблизительно в то же время как Триерт стал послом, то всё ясно. Подлые боианцы сами устроили заваруху и собираются основать здесь осиное гнездо. С другой стороны — зачем борианцам Намир и сиборгий, когда они что угодно могут создать сами. У них целая планета как крепость и чёрных звёзд немерено — синтезируй что душе угодно, а они лезут в…

Стоп! Мать лично «сааараашнула» Триерта и с ним ещё каких-то двоих типов, насколько я понял. Значит имела место преступная троица насолившая самим борианцам. Видимо, кроме убийства эти трое ещё много чего натворили, может и корпов между собой стравили для личной выгоды, а не по заказу Матери. И раз этим корпам кто-то продолжает помогать, то команда заварившая всю эту кашу продолжает функционировать. Значит было этих ребят поболее чем три, ну или кто-то из троих выжил.

Да и шут с ними. Единственная оставшаяся ниточка между мной и владельцами жемчуга — Дориан Тайрел, а он в бегах. И поймать его, судя по скоротечному бою возле Лорхет-5, будет очень трудно. Похоже я в относительной безопасности. Но расслабляться, естественно, не буду.

Рарик вошёл в плотные слои атмосферы и провалился в облачность. В густых облаках маленький разведчик незаметен. Я основательно прошёлся сканером по местности и обнаружил пожарище. Приблизился насколько позволила скрытность. Это оказалась взорванная магистраль монорельса и разбитые вагоны сорвавшиеся вниз. Вокруг копошились команды спасателей. Крушение произошло совсем недавно.

Хотя на крушение это не похоже. Двухсотметровая опора, которая раньше поддерживала монорельс, завалилась набок и лопнула в нескольких местах. А вот подошва опоры будто бы разорвана взрывом. Очень похоже на диверсию.

Пока «Черепаха» висела на орбите, а наёмники шерстили по планете, остатки проигравших корпов прятались в разных норах и дрожали. Теперь, видимо, вылезли и партизанят потихоньку. Плохо если тут ошиваются всякие полувоенные формирования. Впрочем, старый карьер аж в ста тридцати километрах от места крушения, может там тихо.

Беглое сканиование показало, что интересующий меня карьер так и остался заброшенным. Там новый завод распаковывать не стали, наверно месторождение уже обеднело, а значит и партизанам там делать нечего.

— Отлично!

Всё что я могу встретить — это дезертиры, одичавшие работники карьера и духи умерших, впрочем в последних не очень верится. Похоже меня ждёт лёгкая прогулка.

Прежде чем приземлиться я несколько раз облетел карьер и постарался внимательно осмотреть обгоревшее здание и брошенное оборудование. Движения и живые объекты сканер рарика не засёк, но он не для этого предназначен, а для астероидной разведки. Если цель прячется, то найти он её не поможет. Хотя кое-какие следы деятельности заметны, кто-то на площадке определённо похозяйничал.

С обгоревшего здания в котором раньше был пульт управления кроссовером сняты стальные щиты, причём даже те, что оплавились. А вот перевёрнутый карьерный выгребатель и полуразобранный экскаватор стоят как раньше. Значит лазали тут не бригады корпов, которые собирают уцелевшее оборудование, а кто-то другой. Тот кому нужны именно щиты. Какие-нибудь беженцы, что построят из щитов укрытия? Это хорошо, вряд ли у беженцев есть мощное оружие.

Но я всё равно сделал вид, что улетаю на север, а сам заложил широкую дугу и посадил рарик с южной стороны, аж в трёх километрах от места. Выбрал небольшую расщелину между скалами, чтобы корабль не было видно издали. Жаль сверху замаскировать его нечем, громадные валуны я просто не подыму, а больше ничего и нет, вокруг каменная пустыня.

РАР-3, конечно, не земной автомобиль. Это космический корабль экранированный от большинства угроз космоса, в него так просто не заберёшься — ключ нужен или заумная система взлома кодов. Я, в своё время, влез в разведчик только потому, что пилот не успел задраить плафон кабины. Но всё равно страшно оставлять без присмотра… нет, не корабль… мелкую оставлять страшно. Хрен с кораблём — новый угоню, а вот родить новую дочь не так-то просто, особенно, если ты мужик.

Но не тащить же ребёнка без сознания с собой. Мало ли что может приключиться по дороге. Придётся рискнуть.

Я вынул микромину из пояса и прикопал её посреди самого удобного подхода к кораблю. Жаль в наборе нет специальных детонаторов, реагирующих на «разное». Например на непрошеных гостей. Ничего, разбогатею, обязательно докуплю комплект. Тут каких-то три километра осталось до богатства.

Убедившись, что РАР надёжно закупорен, а продолговатый ключ отлично влез под щиток наруча, я осторожно направился к жемчужному схрону. Даже не сомневаюсь, что там всё на месте. Найди кто-нибудь хоть одну звезду, тут бы раскопки устроили до самого ядра планеты.

До карьера я добирался почти час. Шёл осторожно и тихо, заглядывал за каждый камень и прятался. На мне крутой пилотский костюм аж от самого начальника СБ, но нет шлема. Один удачный выстрел в голову и я труп. Хотел прихватить свой старый шлем от ЛВК, но тот должен крепится к специальному воротничку на броне и не подходит под антикинетик. Пришлось идти с непокрытой головой.

— Ёклмн! С тупой непокрытой головой. — совсем тихо ругнулся я, выглядывая из-за очередного валуна. — Можно же было ЛВК и одеть!

Да, защита там не такая навороченная, но зато шлем на месте и неплохая маскировка, что в моём случае даже важнее. Это всё от волнения за мелкую и от спешки. Совсем я что-то расслабился. Как кретин потёрся на разведку с белоснежной винтовкой наперевес и в чёрном пилотском костюме, а в нём никакой маскировки вообще не предусмотрено, она пилотам ни к чему. Выделяюсь же на фоне серых скал, как какашка на снегу, но возвращаться уже поздно, осталось совсем немного.

— Да и вряд ли тут кто-то есть, — попытался я себя успокоить.

Вон уже и старый полуразобранный экскаватор с широким ножом. Вокруг которого громоздятся валуны. Мой пустырь как раз за ним. Залезть что ли на эту высокую скалу с плоской вершиной и осмотреть местность? Не, впадлу карабкаться. Лучше залягу ниже, но зато без скалолазания.

Я тихонько прилёг у расколотого взрывами утёса и пополз вдоль него. Выбрал позицию повыше и включил глазные импланты в режим обнаружения. Прицел винтовки медленно провернулся вслед за движением моих глаз. Дополнительные датчики сосканировали местность.

Палец соскользнул с сенсора и на видимость наложились какие-то ефекты. Неудобно управлять имплантами через комлинк, но ничего не поделаешь, без нейросети только так. Вот доберусь до своего богатства, куплю самую навороченную нейросеть, установлю базы под винтовку… Так, не отвлекаемся.

Сгоревшее трёхэтажное здание пустое. Куча трупов что была сожжена возле его стен растащена словно шакалами, кости и остатки броников беспорядочно валяются где только можно. Кто-то серьёзно порылся в братской могиле, выискивая полезные вещи.

Чуть ближе к пустырю длинный полуразрушенный барак. Странно, но его стены датчиком прицела не просвечиваются, а на крыше рядком сложены те самые оплавленные щиты, экранирующие большинство излучений. Похоже их ещё и внутри вдоль стен расставили. Потому прицел ничего и не видит.

— Паскудно, — шепнул я ВОСТу. — Кто-то там определённо есть или был.

Я пролежал в засаде около часа. Солнце склонилось к западу и вокруг начало темнеть. Лучше, конечно, дождаться полной темноты, а потом уже действовать. Но когда я уходил, в Дашином медбраслете остался последний тюбик и судя по хронометру, питательная жидкость в тюбике уже должна была закончиться, а мне ещё назад добираться.

Стараясь не шуметь я направился к пустырю. Теперь ещё нужно вспомнить где именно я зарыл жемчуг. Придётся покопаться. Так. У кривого приямка и прямоугольной глыбы лежали антикинетики. Вон разрытые ямки до сих пор остались. Значит у экскаватора жемчуг.

Отсчитав положенные пять шагов я наклонился и начал копать одной рукой, да ещё и постоянно оглядываясь по сторонам. Порода слежалась и отковыривается с трудом. В тишине моё шуршание кажется очень громким, каждое падение камешка словно выстрел. Нервы пошаливают. Я опять огляделся и не заметил как выгреб с очередной кучкой щебня несколько чёрных шариков, они раскатились в разные стороны.

— Ёлы палы! — не хватало ещё потерять несколько жемчужин.

Не то чтобы мне их так уж жалко — для безбедной жизни достаточно и пары штук. Просто если кто-нибудь обнаружит тут чёрную звезду, то есть немалая вероятность, что поднимется вселенский кипеж и бывшие владельцы поймут, что тут ошивался кто-то, кого они ищут, и начнут рыть носом землю. Короче, лишний след мне ни к чему.

Я внимательно собрал жемчужины и направился к следующей нычке. Прислушался. Тишина. Отложив ВОСТ начал копать двумя руками. Дело пошло быстрее. Буквально за пару минут достал все шарики. Положил их в набедренный кармашек и перебежал дальше, к треугольному обломку скалы.

Снова прислушался и снова тишина. Остался последний схрон. Копаю. Пересчитываю жемчужины — всего двенадцать штук. Все. Высыпаю в кармашек, застёгиваю.

С характерным хрустом о каменистую поверхность стукнули ботинки подкованные сталью и раздался сдавленный смешок. Моя винтовка на расстоянии полутора метров, но лежит стволом ко мне — не успею схватить.

— Да что же за гадство! — зло бурчу я поднимая глаза.

На краю пустыря антигравитационная платформа, висит в полуметре над землёй. Рядом стоит верзила и целится в меня из автомата. С платформы спрыгивает ещё один парень, вооружённый таким же тяжёлым автоматом. Третий сидит на управлении антиграва, он повернул штурвал и платформа совершенно бесшумно сдвинулась чуть левее. Неудивительно что я не услышал как они подкатили.

Все трое гостей одеты в разношерстную броню, завешанную сверху тряпьём и рваной одеждой — маскируются. Значит они беглецы или партизаны и на мой белый значок им плевать, а то и чего похуже.

— Да, не повезло тебе, — ещё раз усмехнулся спрыгнувший первым верзила и удобнее перехватил автомат. — «Ладья» движется очень тихо. Ты не первый охотник, которого наняли эти уроды, и который проворонил наше появление. За головы наших братьев ты награды уже не получишь, но не расстраивайся, зато мы отвинтим твою. Что копал?

— Картошку, — неразборчиво шепнул я, немного отодвинулся и поднял руки, а заодно шагнул в сторону. Со стороны должно создаться впечатление, что я отхожу подальше от своего оружия, чтобы не нервировать парней.

— Что? — не расслышав мой ответ верзила шагнул ближе.

— А что это на нём одето? — привстал с сиденья пилот платформы. — Я похожий комплект на СБешниках НамирСибДоб видал, в голову цельтесь.

Спешившиеся бойцы слажено подкорректировали прицелы, направив стволы мне в лицо.

— Это вы ещё моей винтовки не видели, — я указал пальцем на ВОСТ лежащий на валуне.

Когда эти идиоты синхронно скосили взгляды в сторону, я прыгнул за треугольный обломок скалы, к которому шагнул до этого. Секундой позже грянули выстрелы, но пули лишь вышибли каменную крошку, я успел спрятаться.

— Не тупи! — заорал один из парней. — Вылезай и умрёшь быстро.

Ещё в прыжке я активировал на комлинке сенсор-джойстик, сдвигаю бегунок в нужную сторону. Сработали гравийники и гироскопы ВОСТа, винтовка провернулась в сторону нападавших. Импланты показали мне где кто находится, прыткие парни уже обходят мою позицию с двух сторон.

Шёёёп. Тяжёлая пуля оторвала ногу тому кто стоял с права, а потом пролетела дальше и с лязгом разворотила бочину антигравитационной платформы. В той что-то заискрило, стрельнуло и она упала на землю лишившись тяги. Ставший одноногим корп истошно заорал и упал на спину схватившись за культю. Пилот неуклюже сорвался с сиденья, плюхнулся на задницу и съехал с перекосившейся платформы на камни. Я выглянул из-за скалы и несколько раз выстрелил в него из игольника. Попал.

Затарахтел автомат последнего парня. В скалу ударили пули. Я прижался спиной к холодному камню и выждал пока стрелок опустошит магазин. Это произошло буквально через пять секунд. Хорошо что у него не игольник, там в некоторых моделях за тысячу игл в обойме, запарился бы я ждать. Всё-таки это не профессиональные вояки, а обычные глупые корпы — взять и выстрелять все патроны одной длинной очередью. Ну не балбес, а?

Я резко высунулся и выпустил из своего игольника три заряда. Иглы бессильно ударились о броню не причинив корпу вреда. А тот уже перезарядил автомат и выстрелил в ответ. Прыткий какой. Одна из пуль угодила мне в плечо, руку и часть груди на секунду сковал затвердевший наноматериал антикинетика, распределив нагрузку от удара по большой площади. Это заставило меня снова скрыться за обломком скалы.

Жаль. Не получилось сэкономить на болванках к винтовке, ну и ладно. Гироскопы чуть сдвинули ВОСТ. Шёёёп. Оставшемуся корпу прилетело в бок, его тело разорвало надвое, окрасив пустырь фонтаном красных брызг.

Я хотел было прислушаться, чтобы понять не бегут ли к этим болванам на помощь ещё какие-нибудь болваны, но в ушах ещё гудит от грохота выстрелов. Так что пришлось просто кувырком выкатиться из-за скалы, чтобы не потерять инициативу. Порывисто вскочив, я разрядил игольник в корпа которому оторвало ногу. Его крик оборвался.

Вести себя тихо смысла уже нет, нашумели мы изрядно. Потому я подхватил винтовку и не скрываясь побежал подальше от места боя. Пробежал метров двести когда сзади снова затарахтели короткие очереди.

Несколько пуль просвистели поодаль, несколько ударили по камням совсем рядом. Задняя часть антикинетика резко затвердела, сковав ноги, и я плашмя завалился на землю, проехавшись грудью по острым камням. Поднявшаяся от падения пыль запорошила глаза, вызвав неприятную резь под веками и слёзы.

Видимость размыло. Ничего. У меня имеется третий глаз. К ВОСТу прикручен. Чтобы пользоваться имплантами, глаза открывать вовсе не обязательно. Я перекатился и направил винтовку назад, видя происходящее через прицел передающий изображение на импланты. Из-за валуна показалась ещё одна антиграв-платформа. Она поднялась на метр над почвой и быстро приближается.

Впереди пилот, за ним двое с автоматами. Парни пристёгнуты и поручням, чтобы можно было стрелять на ходу. Сзади видно ещё несколько человек. Все что-то победно выкрикивают, лица злые и радостные одновременно. Злятся, что я грохнул их товарищей и радуются, что скоро отомстят?

— Ню-ню, — сложив губы трубочкой прошептал я и поудобнее перехватил винтовку.

Шёёёп. Какая всё-таки жуткая сила — скорость. Пуля из автомата Калашникова, попавшая человеку в грудь, оставляет аккуратное входное отверстие и прошив тело насквозь, вырывает со спины здоровенный кусок мяса.

Если же вместо пули болванка из ВОСТ, то со стороны кажется, что тело просто лопнуло изнутри. Даже хрен толком поймёшь откуда стреляли.

Шмяк! И с антиграва фонтаном разлетелись кровавые ошмётки. Бойца который был справа не задело и он с ужасом вылупил зенки, глядя на то, что осталось от пилота и второго стрелка.

Платфома потеряла управление, налетела на валун и перевернулась. Если на ней и остались живые, то их всех придавило и выберутся они не сразу.

Я приподнялся встав на колени и отстегнул флягу с пояса, запрокинул голову и вылил немного воды себе в глаза. Проморгался и полил ещё, вымывая пыль. Глянул мельком на опрокинутую платформу антиграва — вроде под ней заметно какое-то движение, но выскакивать и нападать никто не спешит. Я поднялся и побежал дальше. Нужно шевелиться, мало ли сколько тут ещё этих доставучих партизан шастает.

Если меня и преследовали, то не догнали или потеряли в наступающей темноте. Несколько раз я останавливался, присаживался за какой-нибудь валун и ждал, что кто-нибудь припрётся, но никто не появился.

Впрочем, после кровавой бани что приключилась, храбрецов бежать за злым мной в темноту, скорее всего, просто не нашлось. Дальнейший путь до рарика я проделал быстрым шагом. Прежде чем приблизиться, немного понаблюдал со стороны и не обнаружив ничего подозрительного забрался в корабль.

Задраил люк, с облегчением прислонился к стенке кубрика и выдохнул.

— Ну вот и славно.

Медицинский браслет на предплечье дочери помигивает красным огоньком — кончилась питательная жидкость. Я осторожно отключил его и снял. Затем высыпал на кровать горку чёрных звёзд, вместе с ними в карман затесались и несколько камешков щебня.

— Так-с, — камешки полетели на пол, а я взял одну из жемчужин.

В самом центре тёмного шарика светится голубая искра. Я поднёс звезду к самому глазу. Вокруг центральной искры едва заметны ещё несколько тусклых точек — планетарная система. Говорят в микроскоп видно гораздо больше, даже соседние системы. Не знаю может и врут.

Как-то я рылся в сети чтобы прояснить, что же такое самые эти чёрные звёзды, но так ничего конкретного и не накопал. Научные труды пестрят множеством непонятных терминов, а статьи для обывателей ни черта не объясняют, а только вносят ещё больше путаницы. То ли это закуклившиеся участки реального космоса, то ли увеличенные частицы вещества, то ли…

Идей у народа, как всегда, пруд пруди, но напоминают эти идеи сказки дедушки Альцгеймера. Единственное в чём все мнения сходятся — чёрные звёзды несут в себе огромный запас синьки, которую довольно просто извлечь.

Нужно снять с рарика слот соединения и преобразователь потоков, они легко отстыковываются от корабельного накопителя. Воткнуть в преобразователь приёмник, а в слот подставить жемчужину и накачать энергии прямо в энергокристалл комлинка. Всё просто.

Потом положить комлинк в руку Даше…

— Стоп.

Это я что? Буду комлинком из жемчужины, как черпаком из бочки черпать? Мелкая за мгновение опустошила накопитель комлинка. Если смогла напрямую из него вытащить ману без всякого переходника, значит и из звезды сможет. Ну, по крайней мере, стоит попробовать самый простой способ, прежде чем выколупывать из рарика запчасти.

Я положил одну из жемчужин в детскую ладошку, осторожно сложил маленькие пальчики в кулак и отодвинулся. Несколько секунд ничего не происходило, я уже собрался забрать жемчуг, как вдруг Даша дёрнулась, из под её прикрытых век вырвалось зеленоватое сияние. Глаза резко открылись озарив кубрик рарика зелёными бликами. Всё вокруг заволокло яркой зеленью.

Гравитация взбесилась протянув меня по полу и ткнув плечом в переборку. Заложило уши и в районе висков неприятно заныло. Терминал рарика запищал выдавая множественные сигналы о сбоях в разных системах.

Закончились спецэффекты внезапно, как и начались, я поднялся и помотал головой прогоняя гул в ушах.

Общий сигнал тревоги утих, но вторичные датчики продолжают попискивать и показывать аварийные сбои. Дочь сидит на трансформере, ошалело моргает глядя сквозь меня и говорит.

— Да, да. Понятно.

— Что понятно? — а физиономия у неё какая-то отрешённая.

— Только не нужно сразу все. Послушайте, я ничего не понимаю, — мелкая закрыла уши руками. — Нечего орать и вообще заткнись!

— Да я и не ору, — пожал я плечами и собрался уже тряхнуть её как следует, похоже у ребёнка истерика на нервной почве.

— Я не тебе, — взгляд дочери сфокусировался на моём лице, а потом она показала руками в стороны, будто нас окружают какие-нибудь невидимые «они». — Я им.

— Так, — я пододвинулся и протянул руки чтобы обнять её и успокоить.

— Стой! — Дашка подняла открытые ладони и отодвинулась. — Не касайся меня, канал ещё открыт.

— Какой канал?

— А вот, — она наклонилась и протянула ладошку немного ближе, но не касаясь моего лба.

На мгновение мне показалось, что вокруг толпа детишек. Все дёргают меня за рукава, полы куртки или пояс и, с очень умным видом, пытаются что-то объяснить. Медленно выговаривают слоги, показывают ручонками знаки, размеренно разжевывают каждое понятие. Я слышу и понимаю большинство слов, но смысл фраз ускользает. Вот не могу их сложить воедино и всё тут.

Нечто подобное я испытывал читая заумную статью в научном журнале, случайно попавшем мне в руки. Вроде и по русски написано, а чтобы что-то разобрать нужно университетское образование физика-ядерщика, иначе написанное кажется абракадаброй.

Ясно одно, детский гомон требовательно и настойчиво сообщает: нужно что-то сделать и быстро, что-то важное и простое. Иначе им угрожает «слияние» или «перерождение», тут не совсем понятно — перед глазами пронёсся веер ярких образов ничего мне не говорящих. Полная бредятина.

Голоса продолжают доходчиво пояснять как именно поступить и что для этого предпринять. Мордашки сосредоточенные, умные. Слова полны смысла, мудрости и технических терминов, но я не понимаю ни черта. Вообще. Просто скорчил изумлённую физиономию и завис, как «Виндовс» от перепада напряжения. Бушующий в моей голове вихрь отодвинулся, детишки поняли, что толку от меня не будет.

По мозгам словно полоснуло электрическим разрядом, а перед восприятием навязчиво повис вопрос: Подтвердите согласие да\нет?

Я мимоходом выбрал «Да», больше чтобы отвязались и отпустили, чем осознанно. Наваждение тот час пропало. Вокруг маленький кубрик, а напротив Даша сидит на трансформере.

— Ну что?

— Всё понятно, но ничего не ясно, — сознался я, прикасаться к мелкой передумал, естественно.

— Так им помогать или нет?

— Ну конечно помогать, — кивнул я. Это же дети, детям я всегда согласен помочь. Правда эти какие-то странные, с совершенно не детскими глазами и честно говоря их разговоры меня пугают. Поэтому посреди фразы я осёкся и закончил её не так как планировал. — Но это не точно.

— Канал уже нестабилен, — очень по взрослому выдала дочь. — Нужно решать.

— Ну давай, — всё-таки согласился я пожав плечами. — Поможем.

Один чёрт всё происходящее похоже на галлюцинацию. Может сейчас нас отпустит и всё окажется дурацким наваждением. Мелкая, тем временем, сосредоточенно начала к чему-то готовится. Тщательно потёрла ладони, наморщила лобик, глубоко вздохнула и накрыла ладошками оставшиеся чёрные звёзды, лежащие горочкой возле её ног.

Я даже «Алё!» не успел выкрикнуть, хотя очень вдруг захотелось. Что же меня не уведомили-то, что мои жемчужины тоже будут участвовать в помощи? На это я согласия не давал.

Из под пальцев Даши брызнули иглы света. Ох не к добру это, надеюсь с жемчугом ничего не приключится. Впрочем, даже если мелкая использует какую-то часть энергии чёрных звёзд для помощи, то пусть. Я же не жмот — перебюсь как-нибудь без дополнительной сотни тысяч или даже миллиона. В двенадцати жемчужинах столько синьки, что хватит на несколько жизней.

Кубрик рарика заволокло ярким зелёным сиянием мгновенно меня ослепившим. Интенсивность зелени такова, что кажется, будто я чувствую свет на ощупь.

— САААРАААШШШ… — громовые раскаты шёпота сжали голову словно тиски.

Корабль исчез. Пропали стены и пол. Я раскинул в стороны руки, но ничего не нащупал. Только зелёное сияние упруго пружинящее под пальцами. Появилось чувство падения, будто я опять в рабской банке и мы пикируем вниз без тормозных ускорителей. Вот сейчас будет жёсткий удар.

Хлоп! Пол кубрика шмякнул меня прямо по лицу, вышибив искры из глаз. Сияние медленно потускнело, последние блики зелени потухли в глазах Даши. Темнота и тишина. Не пищат больше датчики, не гудит напряжение в терминале, да и сам терминал рарика тоже погас. Как и аварийное освещение.

Мои глазные импланты автоматически перешли в инфракрасный режим, я увидел как дочь закатывает глаза и валится с трансформера и подхватил её.

— Кажется всё, — облечённо выдохнула мелкая.

— С тобой порядок?

— Всё норм.

— А чувствуешь себя как?

— Говорю же — норм.

Я усадил дочь на постель и обнаружил что оставшихся жемчужин на месте нету, наверное разлетелись по кубрику пока мы тут «парили» в зелёном мареве. Наклонившись принялся шарить по полу, негоже звёздам валятся где попало, а то закоротит ещё какую-нибудь установку.

— Что ищем? — участливо наклонилась Даша.

— Маленькие чёрные шарики… лежали тут.

— А их нет. Всё ушло на трансформацию.

— Ага… — продолжаю шарить по полу не сразу переварив сказанное. — Что!? Какую нафиг трансформацию!?

— Ну ты же сам сказал, что нужно «им» помочь.

— Сказал, но… Там же было двенадцать жемчужин. Из них звезду новую можно было зажечь!

— Расстояние слишком большое, — пожала плечами мелкая. — Передача энергии на такие расстояния малоэффективна. Миллионная доля процента доходит до адресата. Пришлось спалить всё.

— Всё!? — вспомнился мультфильм «Остров сокровищ». Там прикольная песенка про шанс: «И вот когда вы в двух шагах от груды сказочных богатств — он говорит вам: Бог подаст! Хитрый шанс!» — Спалить!? Миллиарды эргов? Чтобы передать куда, кому?

— Ну, «им».

— «ИМ»!? Каким «им»? Тем «им» которые повсюду? Маленькие зелёные человечки с рожками?

— Другим «им».

— Ладно, — я расслабил мышцы и выдохнул. Мелкая уже начала испуганно отодвигаться видя мою бурную реакцию. В любом случае криками делу уже не помочь. — Рассказывай…

— Что рассказывать?

— Всё. Начни с того момента как мы расстались.

Сам я ещё несколько раз пошарил руками по полу, не веря, что горы богатства больше не существует. Но пальцы наткнулись только на несколько кусочков щебня.

* * *

История оказалась не такой уж и длинной, учитывая что большую часть времени мелкая провела в капсуле гибернации.

Общеизвестно, что самые продвинутые и мощные искины создаются путём «перепрофилирования» мозга какого-нибудь разумного под компьютерную модель мышления. Это дорого, долго, требует наличия навороченной научной базы, да и не каждый мозг для такой процедуры подойдёт.

В большинстве случаев для управления производством или кораблём хватает обычных синтетических моделей искинов. Которые можно штамповать уже сразу «умными», с изначально форматированной и «залитой» нужными программами и базами памятью.

С живыми мозгами такое не прокатывает, их нужно обучать как и любое живое существо. И тут кроется небольшая неприятность: иногда как не воспитывай малолетнего отпрыска, а выходит из него оболтус и бездельник. И это в лучшем случае, а может и социопат получится, преступник с возможностями суперкомпьютера.

Процентов девяносто подобных разработок отбраковывают на разных стадиях воспитания не смотря на потраченные средства, время и базы. При малейшем намёке на брак сразу в топку. Иначе последствия могут быть плачевными.

Поэтому готовые, правильно воспитанные «искины естественного обучения» в свободной продаже практически не появляются. Их расхватывают «сильные мира сего» прямо на ходу, а зачастую сами лаборатории создающие такой товар изначально работают на заказ.

Единственный недостаток любых искинов — отсутствие эмоций и целей, а значит и мотивации изо всех сил помогать создателям. Любые мысли и желания искусственного интеллекта определяются встроенными императивами и подпрограммами. Короче, ребятки работают из под палки. Забыл владелец внести какую-нибудь мелкую инструкцию и ни один искин никогда не почешется исправить положение.

Всё потому, что их специально так и воспитывают — без всяких личных заинтересованностей, а иначе — искусственный интеллект может выйти из под контроля. И такое уже не однократно случалось.

Во время очередной атаки флот боевых кораблей, управляемых «естественным» искином, вдруг разворачивается, показывает императору «фигу» и заявляет что увольняется. Это при хорошем раскладе. При плохом — искин заявляет что он теперь сам новый император, и те кому это не нравится сейчас огребут по полной.

Но даже при правильном обучении сбои всё равно бывают. В общем, имея в наличии «искина естественного обучения» нужно быть готовым к неприятностям. Однако, возможности подобных живых машин на голову превосходят любую синтетику. Такой в одиночку справляется с обязанностями сотни синтетов или разветвлённой сети компьютеров.

Так что не смотря на возможный риск, наука борианцев пошла ещё дальше. Бориты умудрились соединить несколько разумов в кластеры. Это резко снижает планку необходимого интеллекта для создания «естественников». Можно брать любой материал не оглядываясь на качество, да хоть детей.

Причём соединяют их так, что «получившееся» существо начинает считать себя единым целым, а значит производительность у него запредельная и не нужно сращивать между собой разрозненные системы. Одного единственного искина хватит для управления целым государством, причём всей инфраструктурой.

Один мозг заведует всем — от здравоохранения до армии и образования. Такой себе великий «Мудрец», шарящий совершенно во всём и не нуждающийся в помощниках. Эффективность управления, в таком случае, просто офигительна. Бюджет не разворовывают бюрократы, а все решения принимаются очень быстро. Область применения подобного разума безгранична.

Естественно, бориты подсуетились с защитой. Чтобы кластер искинов не шалил, имея такую громадную власть, в структуру организма «вшивается» отток энергии. Без постоянной подпитки синькой Мудрец испытывает мучения и умирает за несколько часов, а подпитка идёт напрямую через Мать Народа. Так что навороченный организм, хочешь не хочешь, а беспрекословно подчиняется мамаше.

Из стайки детишек выкупленных в Лорхете Триертом борианцы и создали себе нового искина.

Однако спалив мои чёрные звёзды, мелкая снабдила новоявленного Мудреца необходимой энергией и тот вырастил внутри себя процессор вырабатывающий синьку. Теперь без подпитки извне вместо мучений и смерти он испытывает лишь дискомфорт.

— Так теперь Мудрец не будет помогать борианцам?

— Конечно будут, тут никуда не деться, они физически в руках боритов, — покачала головой дочь. — Но и нам они тоже будут помогать и не выдадут Матери.

— Почему они, а не он?

— Ну…

Оказывается борианцы не просто так подбирают для создания Мудреца малолетних сирот обречённых на рабство или смерть. У тех изначально надломленная психика. Таким легче сбиваться в стаи, а значит слияние в единый разум проходит без эксцессов.

Однако Триерт, не проверив информацию по детишкам, подставил весь проект под удар. Когда пришло время слияния, дочь заявила остальным ребятам, что за ней скоро явится папа — он обещал, так что все могут дружно идти подальше со своим ненормальным «слиянием».

В итоге процедура прошла не так как положено, искин образовался «многоликий», да ещё с одним и вовсе отдельным звеном — Дашей. Мелкая теперь воспринимает остальных на манер одноклассников шепчущих подсказки на ухо.

На вычислительные мощности слитых разумов это особо не влияет, а вот вопрос дисциплины и послушания теперь открыт. А если учесть, что новый Мудрец, благодаря моим жемчужинам (вот сейчас чувствую слеза выступит), ещё и без заёмной синьки способен обойтись. Лично я бы такого помощника «слил» в унитаз.

— Что же борианцы просто не сделают новый искин?

— Это не так просто, — отмахнулась Даша. — Потрачены невозобновляемые ресурсы и энергия. Да и без подпитки «они» быстро впадут в спячку, так что работать на Мать «им» всё равно придётся.

— Прекращай постоянно говорить «они» и «им».

— Чего?

— Меня это пугает, да и людям со стороны может показаться, что ты слегка сбрендила.

— Плевать.

— Это что за разговоры, деточка? — погрозил я, пальцем легонько щёлкнув мелкую по носу. — Отец сказал, значит так надо, а то сейчас изобью тебя до полужизни, будешь знать.

— Ой, ладно, — наигранно испугалась дочь. — А когда мы домой полетим?

— Домой? Эмм… — я обвёл взглядом тёмный кубрик и потухший терминал. — Сначала нужно починить корабль который ты спалила.

— Я есть хочу.

— Блин, вас девочек этому с детства учат что ли?

— Чему?

— Прыгать с темы на тему и ставить мужчин в тупик, — я повернулся к пищевому синтезатору. — О! Вроде датчик светится. Хоть что-то не сгорело.

Провёл пальцем по управлению, терминал синтезатора тускло засветился.

— Работает. Ура! Сейчас что-нибудь приготовим, — я начал листать верхние настройки.

— Дай мне, — ребёнок нагло отпихнул мою руку и приложил свой пальчик к сенсорной панели, экран синтезатора несколько раз мигнул помехами и выдал: Подождите.

Через минуту в приёмнике материализовалась плитка шоколада. Мелкая проворно схватила её и откусила изрядный кусок.

— Э! Мелочь пузатая! Может для начала какого-нибудь супчика нужно похлебать, а не шоколад жрать сразу? — я попытался отнять плитку.

— Это не шоколад! — заорала дочь повиснув на моей руке. — Это протеиновый концентрат с микроэлементами и набором витаминов. Отдай.

— Щаззз, — я откусил немного от отнятой плитки. — Что-то подозрительно похоже на шоколад. Прямо один в один, — я откусил ещё раз. — Ну точно, шоколад.

— Он только так выглядит, это не шоколад, — насупилась мелкая. — «Они» и без тебя знают что нужно для молодого растущего организма.

— А ты часом не врёшь отцу? — прищурившись поинтересовался я.

— Никогда в мире, — состроив «честную» мордашку отозвалась дочь.

— Ладно, держи, — я откусил ещё раз и вернул плитку. — А откуда ты знаешь как управлять синтезатором?

— «Они» знают. Это стандартный прибор, у боритов и круче есть.

— Не говори «они», я же просил. Со стороны это смотрится странно и будет привлекать ненужное внимание, а нас и так ищут серьёзные дядьки.

— А как мне говорить?

— Говори: «есть информация».

— Тут же всё равно никого нет, — оглядела мелкая пустой и тёмный кубрик. Похоже она тоже отлично видит в темноте, как и я.

— Сразу привыкай правильно выражаться, чтобы потом не оговориться случайно. И, блин, не спорь с отцом, мелочь, а не то…

— Ага, ага, — нагло перебило чадо и отгрызло ещё кусок плитки. — До полужизни, я помню.

— Так, всё! — я схватил мелкую в охапку, чмокнул в лоб, легонько отвесил шлепок по попе, и забросил на трансформер. — Марш на койку и не мешайся под ногами, папка будет корабль чинить, который кое-кто нагло спалил, между прочим.

Глава 3

Первым делом пробежался пальцами по сенсору главного терминала, потрогал вспомогательные кнопки и тумблеры, даже провернул рукоять которая откидывает плафон кабины, а она должна работать и после аварии, но всё мертво. Тут только одно объяснение — нет энергии. Совсем. Неужели мелкая вытянула синьку и из накопителя корабля? Тогда нам трындец, не полный, но мы тут можем застрять.

— Комлинк! — где мой комлинк? Хлопаю ладонью по поясной вставке, по прозрачной внутренности левого наруча, будто это карманы рубашки и можно прощупать что внутри. Где же он?

Вот он родимый, на ложементе пилота. Если и комлинк пуст, то всё совсем плохо. Дрожащими руками хватаю гаджет. Хух! Синька на месте, все пять тысяч триста двадцать эргов. Всё что осталось от триллионов и миллиардов.

— Эхехех, — а ведь придётся теперь из этих пяти тысяч ещё и корабельный накопитель заряжать.

Останется совсем мало, если вообще останется, ещё неизвестно сколько нам лететь. И куда тоже непонятно. Дочь говорит домой, но где он этот дом? Это известно только Дориану Тайрелу. Можно, конечно, спросить, но что-то мне подсказывает, что разговор у нас с ним не заладится. Да и Тайрела тоже ещё нужно найти.

Ладно. Остаётся решать приближённые задачи. Для начала хотя бы рарик починить.

Я приложил комлинк к энергоприёмнику корабля чтобы «залить» синьку в накопитель и… И ничего. Тишина и покой. Кристалл рарика не отозвался. Видимо преобразователь накрылся. Ну ничего, в малых кораблях они часто «летят», поэтому должны быть запасные.

Надеюсь бывший владелец не отправился в опасное путешествие без нужных и часто ломающихся элементов? Открываю ремонтный кофр встроенный в пол под трансформером и молюсь чтобы там было хоть что-то. Есть! Полный набор.

— Молодец начальник СБ Илан… эмм… прости забыл как там тебя, пусть космос будет тебе вакуумом, — бурчу я себе под нос.

— Что? — оживилась мелкая и свесила голову с койки.

— Ничего. Не отвлекай отца.

— А что мне тогда делать?

— Тихо сиди, а то укушу.

Я сверился по комлинку со схемой корабля, достал набор инструментов и принялся раскручивать кожух под ложементом пилота. Где-то тут энергокристалл, переходник и преобразователь. Они специально расположены в удобном месте, для быстрой замены в случае поломки. И чтобы обходилось без выхода в открытый космос.

Такова специфика РАР-3 — конструкторы сэкономили и что-нибудь из троицы обеспечения питанием иногда ломается из-за резких перепадов энергопотребления, но это общая проблема всего дешёвого малого транспорта. Зато остальная начинка рарика выше всяких похвал, не даром разведчик среднего радиуса действия.

Снимаю держатели, отодвигаю заслонку, раскрываю кожух. Палёным вроде не воняет, но накопитель выглядит как-то странно.

— Фигасе. Да ну на… — стараюсь говорить шёпотом и в нос, чтобы не было понятно.

Однако не сдержавшись под конец кажется ругнулся в голос потому как дочь снова оживилась и свесилась с койки.

— Что?

— Мохер, — повторил я последнее слово немного его переиначив.

Мелкая, конечно, давно знает многие маты, но как воспитанная девочка делает вид, что не знает. Ну, а я делаю вид, будто верю, что она их не знает. Хотя её бабушка, моя бывшая тёща, ругается как пьющий сапожник, так что давно научила внучку всем ругательствам, старая кляча.

— Что мохер? — переспросила мелкая.

— Это так называется пряжа из шерсти ангорской козы.

— Ага, я помню, ты уже как-то рассказывал, — с сарказмом сказала дочь многозначительно кивая. — У нас неприятности?

— С чего ты решила?

— Ну, обычно ты вспоминаешь про эту пряжу каждый раз как какие-нибудь неприятности.

— Мдя. Кое-какие неприятности есть, — вздохнул я, глядя на расколотый на три куска энергокристалл.

Энергокристаллы делятся на типы в зависимости от скорости передачи и плотности расположения маны. Например в моём навороченном комлинке — энергокристалл это тонкая плоская полоска, прозрачная как слеза, и всего пять на один сантиметр размером. Строение его атомной решётки позволяет вмещать в такой размер сто тысяч эргов и перемещать их в другой носитель за пару секунд.

В рарике накопитель мутно-зелёного цвета, словно застывшая болотная жижа. Это карандаш длинной целый метр, а в обхвате с бедро взрослого человека. Вмещает он где-то тридцать тысяч эргов, а перемещает это количество синьки целый час. Но корабельным агрегатам и ненужна большая скорость передачи энергии. Они ведь не магазины где нужно быстро рассчитаться, им спешить некуда, да и потребности корабля в энергии не такие стремительные. Движок тянет монотонно и понемногу.

Поэтому в малые суда или наземный транспорт ставят самые дешёвые и некачественные кристаллы. Вот переходники с преобразователями частенько и «улетают». Но чтобы сам кристалл раскололся…

— Растуды его сюды… — я поднял один из обломков.

Если нарушена целостность структуры, то накопитель только выкинуть, уже не починишь. Нет, я, конечно, слышал про случаи когда кристалл раскалывался, но обычно повреждение происходит из-за удара или резкого перепада температуры. А не из-за… Гляжу исподлобья на мелкую.

— Что? — округлила глаза та, будто совершенно ни причём.

— Мало мне сожжённого богатства, — бурчу я и начинаю вынимать осколки, а ещё проверяю и бегло осматриваю остальные штуки под кожухом.

Всё цело. Ни один из агрегатов, из тех которые есть в запасе — не пострадал, а единственное чего в запасе нету — раскололось на три мутно-зелёных куска.

Ну и что теперь? В магазин идти? Где тут, интересно, ближайший торговый центр? Километров четыреста на восток? Такие вещи посреди каменной пустыни не валяются.

— Цветной мохер! — меня как током ударило, в памяти всплыла недавно виденная картинка. — А ведь валяются!

В том раскуроченном экскаваторе, что стоит у карьера, почти такой же накопитель. Ну, немного короче и тоньше, но то не суть важно, для потребностей рарика должно хватить. Зато я точно помню, что он торчал из-под приподнятого кожуха и был целым. Мародёры «Черепахи» скачали с него энергию, а сам кристалл бросили. Видимо, не захотели возиться с дешёвой и легко бьющейся поклажей. Партизанам накопитель тоже не понадобился. Раз они его до этого не взяли, то значит он до сих пор там и валяется.

— Ну чё опять? — не глядя бросила дочь елозя пальцами по моему комлинку. Развернула его в планшет и ездит по экрану пятернёй. Иконки какие-то перемещает, настройки регулирует, открывает и закрывает окна.

— Замри! Не шевелись, — резко сказал я, потихоньку потянулся к мелкой и, осторожно, двумя пальцами, отнял гаджет.

— Ну…

— Цыц! — я покрутил комлинк в руках, закрыл браузер доступа в местную сеть, отменил авторизацию по скрытому протоколу без участия хозяина и выключил ещё кучу разного. Причём я не только не знал, что такое в комлинке есть, а назначения половины функций даже не понял. Но чтобы не терять авторитет перед отпрыском, с умным лицом всезнайки сложил гаджет в «кредитную карточку» и убрал в карман. Кажется вся синька на месте и ничего не удалилось из нужного, вроде бы, и то хлеб. — Хватит мне спаленных звёзд и раскуроченного корабля. Ничего не трогай, мелкая пакость, а не то…

— Да, да, — делая наигранно испуганные глаза перебила дочь. — До полужизни, я помню.

— Так-с, мне тут нужно отлучиться на пару часов.

— Я тут одна не останусь, — безапелляционно заявила мелкая. — А вдруг кто-нибудь нападёт?

— Чёрт!

А ведь действительно, а вдруг? Даже если никто не нападёт, с мелкой егозы станется куда-нибудь влезть и что-нибудь натворить. Вернусь, а она разобрала терминал или вообще улетела к геостационарной орбите на неработающем корабле. Дети они такие затейники. Тем более когда у них в голове шепчется ещё дюжина «одноклассников» и имеются непонятные псиспособности.

— Ладно, со мной пойдёшь, — я выгреб из оружейного кофра свою старую бронь ЛВК. — Одевай.

Но одеть мелкую не получилось. ЛВК не регулируется на детский размер, в нём литые поножи, набедренники, наручи и каркасная кираса. Крепления, конечно, позволяют увеличивать и уменьшать зазоры, но в узком диапазоне — бронька создана на среднего взрослого мужика. Да и не поднимет ЛВК девочка девяти лет.

Зато мой новый пилотский антикинетик регулируется на любые размеры. Нановолокно просто съёживается становясь меньше и толще. Плюс само по себе оно лёгкое.

Пришлось натянуть на дочь пилотский костюм. Он сел отлично, только встроенные броневые пластины съехались почти впритык, а одну спинную пришлось даже извлечь. Зато защитные характеристики уплотнившегося нановолокна только возросли.

Матовый чёрный цвет антикинетика мелкой не понравился, но трогать настройки в поясе я ей запретил. Нам выходить скоро, а она эксперименты собралась ставить. Правда пришлось пообещать, что когда вернёмся она сможет перекрасить его в любой цвет. Надеюсь это будет не розовый.

— Эх, жаль шлем потерялся. Тогда бы я вообще не переживал, даже прятался бы за тобой от пуль.

— Но, но. Меня беречь надо, я маленькая.

— Да? А пакостишь как большая.

— Злой ты, не любишь ты меня.

— Что!? Да я тебя даже не убил после того как ты спалила жемчуг. Так что моя отцовская любовь почти безгранична, — потрепал я мелкую по макушке и весело подмигнул.

Ничего, прорвёмся. Главное что мы теперь вместе.

* * *
Натянул ЛВК и прочувствовал какой же он всё-таки неудобный по сравнению с пилотским антикинетиком. Но ничего не поделать, придётся терпеть. Проверил ВОСТ, нацепил на спину ранец-щит, прикрепил игольник к магнитной пластине и глянул на дочь, которая двигается рывками изображая робота.

— Слышь, ребёнышь, а вот чисто гипотетически, если я тебе дам ствол, ты сможешь стрелять в живых людей?

— Просто так или они будут на нас нападать?

— Конечно будут нападать, мы же не садисты просто так народ мочить.

— Ну… гипотетически… если будут нападать… я думаю… смогу… — мордашку умную состроила и серьёзно так размышляет. Смешная. Сама боится в магазине к продавщице в одиночку подойти. Стрелять она будет. Хе, хе.

— Да расслабься. Я так, из интереса спросил. Никто тебе ствол не даст.

И даже не потому, что я неоднократно видел как отдельные «умельцы» рекруты случайно простреливают свою ногу или, что ещё чаще, как бегущему впереди товарищу, по запарке попадают в спину, а потому, что убивать людей не детское дело. По крайней мере это не дело для моей дочери.

Которая уже насупилась и строит обиженную невинность. Ну, конечно, не доверяют ей. За маленькую посчитали. Я приобнял дочь за плечи.

— Да не расстраивайся. Просто сначала нужно пройти обучение, а потом уже пользоваться. Ведь оружие это не игрушки, сама понимаешь. Я когда в охранном агентстве работал мне тоже сначала оружие не давали, заставили трениг пройти. Мы с тобой потом потренируемся, хорошо?

— Ладно, — милостиво согласилось чадо и оттаяло, даже заулыбалось.

— Ну и чудненько, а теперь слушай внимательно, — я попытался нацепить самую серьёзную физиономию, хотя при общении с дочкой мне это слабо удаётся. — Мы идём в опасную зону поэтому ты должна слушаться беспрекословно. Делать всё быстро и так как я скажу. Понятно?

— Понятно, понятно.

— Я серьёзно. Иначе останешься тут.

— Да поняла я, не волнуйся.

Мешковатый серый комбинезон в который дочь одели ещё в Лорхете я изрезал на длинные лоскуты и плотно обвязал ими винтовку. Получился мохнатый и неопрятный посох, зато не выделяется. Слишком уж приметная винтовка у Белого Волка. Кстати, ранец ведь тоже белый. Да его ещё и ищут небось.

Я снял округлый щит со спины, открыл внутреннее отделение, вытащил несколько разных обойм и прикрепил к грудным магнитным пластинам. А ранец оставил в рарике. Мало ли кого мы встретим, тут ведь не только партизаны могут шастать. Лучше не светить белоснежным щитом.

Ещё мелкая синтезировала десяток питательных батончиков, подозрительно неотличимых от обычного шоколада и мы отправились в путь.

По дороге я сотню раз проклял своё решение взять с собой дочь. Я то думал рекруты рабской роты шумные, невнимательные и быстро устающие создания. И в принципе это верно, но дети дадут новобранцам сто очей форы. Причём выяснилось это уже минут через пятнадцать. Пересечённая местность густо заваленная камнями, далеко не детская площадка. Тут и взрослому легко сломать ногу, а уж малолетнему шалопаю и подавно.

Благо пилотский костюм не только останавливает пули, но и блокирует излишне резкие движения. Управляемый специальным устройством наноматериал резко твердеет при попытке согнуть лодыжку под неправильным углом. Без него мелкая давно бы заработала вывих, а так лишь пару раз зависала в позе одноногой цапли когда ногу заклинивало между камнями. Отличный костюмчик. Вот в таких и должны гулять дети.

Заодно и проблема: «папа я хочу в туалет», которая возникает каждые двадцать минут, легко разрешилась. В костюм встроен специальный утилизатор, даже останавливаться не нужно чтобы справить нужду. Впрочем, это не уберегло нас от четырёх привалов и двух остановок на отдых.

Если прошлый раз я добирался до места час, то теперь уже прошло два, а мы так и не дошли. Хотя осталось уже чуть-чуть. Вон, кстати, та скала с которой я планировал внимательно осмотреть подходы к экскаватору. В прошлый раз мне было лень туда забираться, но поскольку теперь нужна большая осторожность, придётся попотеть.

— Я тоже хочу наверх! — выдала мелкая.

— Тихо! — зашикал я на неё. — Вокруг могут быть враги. Я быстро. Туда и назад. А с тобой мы пол часа провозимся.

— Ну, па.

— Нет.

— Папа.

— Нет я сказал, — начинаю взбираться.

— Ну пазязя, — делает большие трогательные глаза. — Па-зя-зя.

— Ой, ладно! — не люблю я спорить с женщинами, даже если они ещё такие маленькие. — Давай руку.

Пришлось тащить наверх ещё и мелкую. Благо с нашей стороны подъём довольно пологий, так что трудностей почти не возникло. С плоской вершины открылся отличный вид на здания, часть карьера с опрокинутым выгребателем и искомый экскаватор.

Я установил ВОСТ на сошки, прикрыл глаза и активировал тактический режим прицела. Зрительные импланты проецировали изображение на сетчатку. Причём не только вид, но и трёхмерную карту обозреваемой местности и маркеры возможных целей. Жаль нейросети у меня нет. Даже с базовой нейрой информации высветилось бы значительно больше, а с профильной, которыми торгует ГиО, так вообще бы был улёт. Ведь в неё можно установить тактико-стрелковые базы разработанные для ВОСТ. В ранце целых пять кристаллов памяти с базами для винтовки, не знаю зачем Белый Волк их с собой таскал, но мне это теперь пригодиться.

Сейчас, когда прицел «смотрит» на расстояние более километра, в винтовке включились гравикорректоры и гироскопы, чтобы удерживать в неподвижности прицельную ось. Иначе любое неосторожное движение, не то что вздох, помаргивание уведёт перекрестие на несколько метров от возможной цели. Благодаря корректорам винтовка зафиксирована и чтобы её сдвинуть мне приходиться прилагать определённые усилия, а будь у меня нейросеть с нужными базами, ВОСТ бы плавно сдвигался по одному моему желанию.

Я пока летел к Намиру скачал прайсы и пересмотрел в них кучу дорогих нейросетей, выбрал несколько самых лучших и решил определиться с установкой уже на месте. А поскольку я опять нищий, придётся, видимо, ставить стандартную. Впрочем, даже на неё у меня синьки нет. Да и устанавливать ширпотреб как-то не хочется. Ну, да ладно.

Что тут у нас? Прямо на пустыре возле обгоревшего здания стоит транспорт. Судя по четырём большим рео-турбинам на выносных крыльях — атмосферник. У длинного барака обложенного стальными щитами прохаживаются четыре фигуры.

Я увеличил разрешение прицела и картинка приблизилась настолько, что кажется будто я стою рядом.

— Адский зум, — прошептал я.

— Что? — раздался в ухе громкий детский шёпот, меня аж дёрнуло, показалось что это сказала одна из фигур возле здания.

— Тьфу ты, Даш, ну тихо, пожалуйста, я занят.

— Ладно.

Парни вооружены. Одеты все однотипно, тряпьём сверху не обвешались, как давешние партизаны. О! У каждого на груди бляха ГиО. У одного серебряная, у остальных серые. Из здания вышел пятый человек с синим значком. Это охотники за головами. Что же теперь делать? Пойти познакомится? Вроде как это братья гильдийцы, может помогут чем. С другой стороны, что я знаю об отношениях между охотниками? Ничего.

По классификации гильдии передо мной один «мастер», трое «специалистов», а последний «новичок». Я со своим белым — «Бесполезный» тут не котируюсь вообще. Увидят они мой крутой винтарь, позавидуют, пристукнут на месте, да и дело с концом. Места тут глухие, обстановка располагает — вон остатки трупов и вооружения от моей бывшей роты до сих пор по пустырю растасканы. Ещё один труп добавится, никто и не заметит.

Рядом завозилась мелкая устраиваясь поудобнее, ребёнку уже становится скучно. Ага, ещё мелкая — два трупа. Да ну его. Подождём. «Шоколадок» у нас много, вода есть. Можем сидеть тут хоть пару дней. Улетят гильдийцы тогда и наведаемся за накопителем, он всё равно никому нафиг не нужен.

Интересно что они тут делают? Стоп! А что мне говорил партизан которого я тут прошлый раз встретил: «Ты не первый охотник, которого наняли эти уроды и который проворонил наше появление».

Ну ка. Я достал комлинк, соединился с местной новостной сетью. Корпорация выигравшая войну — Сифнам. Она объявила об амнистии всем сдавшимся сотрудникам корпорации НамирСибДоп (НСД — это которые проиграли), если те придут в пункты сбора в течении двух недель. Две недели истекли месяц назад.

Всех кто не успел, корпы просто объявили преступниками и назначили за их головы награды. Благо перечень бывших работников НСД они захватили вместе с трофеями, вернее «получили по наследству» как корпорация правопреемник. Теперь же Сифнам является главенствующей на планете корпорацией, а значит имеет полное право пополнять полицейские списки охоты, так что всё законно.

Естественно на Намир слетелись сотни охотников, даже пункт приёма трофеев открыли прямо у головного офиса Сифнама. Это выходит я тут на вполне законных основаниях. Даже успел набить трофеев. Правда головы я не собрал, не до того мне было. Да и не влезли бы черепа всех кого я уложил возле экскаватора в ту банку, что мне подарили при регистрации. Максимум пару штук удалось бы запихнуть. Да и то, если ободрать всё мясо и отломать нижние челюсти.

Кстати, как это вообще делается? Отрезать голову, запихнуть в банку. Или можно чисто мозг выдавить? Фии. Гадость какая. Не могли чего попроще придумать. Видеозапись смерти там или ещё чего.

Впрочем, вполне возможно, что альтернативные варианты сбора трофеев имеются, и нужно лишь поискать их в сопроводительном статуте гильдии. Я уже начинал изучать статут раз двенадцать, но эта пакость интерактивна — там куча ссылок и дополнительных статей. В итоге происходит тоже самое, что при сёрфинге в интернете — через пять минут ты ловишь себя на том, что изучаешь новую приставку для прицела ДВГ-12Н, которая к твоему прицелу не подходит, но такая интересная и стильная. А нудный статут давно забыт и вычеркнут из запланированных задач.

Нужно будет ещё раз попытаться почитать, потом как-нибудь.

Я закрепил ВОСТ и сполз немного ниже, чтобы удобнее было возится с комлинком. Заодно отодвинул картинку с прицела в нижний угол восприятия. Пролистал полицейские списки по Намиру. Вернее не пролистал, а просто глянул общее количество заявленных. Сто пятьдесят тысяч голов. Солидно народу партизанит из проигравших корпов. Если организуются могут не слабо попортить праздник Сифнамовцам.

Кстати, минимум по полсотни эргов за каждого партизана, а есть такие за которых и по несколько тысяч. Например: Разыскивается Илан Ламони. Начальник Службы Безопасности корпорации НамирСибДоб. Особо опасен, вооружён. Двадцать тысяч эргов за живого. Десять тысяч за голову. Нормально.

— Твою же … — я осёкся и покосился на дочь.

Которая, между прочим, сейчас щеголяет в антикинетике того самого Илана Ламони. Никто уже не получит десятку за голову СБшника. Когда я стартовал с «Черепахи» его тело выбросило в открытый космос через аварийный шлюз, вместе со скопившимся в коридорах хламом.

— Жалость-то какая.

— Что? — глядя как я на неё смотрю, вернее на костюм, с подозрением сощурилась мелкая.

— Ничего. Мысли в слух.

Судя по списку и лёгкости с которой в нём оказались все, кто не захотел присоединиться к корпорации Сифнам — объявить кого-нибудь преступником не так уж и сложно. Захотелось могучей корпорации приструнить недовольных — раз, два, и всех скопом во «враги народа». Просто беспредел какой-то. Хотя, о чём это я? На Земле та же фигня. Стоит к власти придти определённой партии, как остальные оказываются под давлением. За многими проигравшими политиками вдруг появляются «хвосты» в виде уголовных дел и так далее. Ничего нового — миром всегда правят победители, они же и историю пишут.

За размышлениями я не заметил момент когда один из охотников упал. Увидел уже как его тело плюхнулось на землю. Странно как-то, вроде он не споткнулся, а вдруг отлетел назад, будто его от души приложили битой. Остальные охотники резко пригнулись и бросились в рассыпную. И только после этого до моего слуха долетели звуки далёких выстрелов. Похоже гильдийцы угодили в засаду, прям как я прошлый раз. Нехорошее какое тут место — засадное.

Из-за дальних скал выскользнули четыре «ладьи». Их пассажиры, обвешанные тряпьём и разной одеждой, пристёгнуты к бортам-поручням и стреляют на ходу. Антигравитационные платформы движутся плавно и быстро зажимают охотников в клещи, небось вести с платформ прицельный огонь одно удовольствие.

Четверо оставшихся охотников спрятались за ближайшими укрытиями и носу не могут высунуть. Вокруг них так и танцуют фонтанчики пыли и каменной крошки, что выбивают пули. Две «ладьи» остановились, а две приближаются, постепенно обходя охотников с фланга.

Тут гильдийцам и конец. Должен был быть. Но парни вдруг синхронно огрызнулись короткими очередями из своих винтовок. Они не высовывались из укрытий, а палили выставив оружие на вытянутых руках. Тем не менее несколько бойцов на «ладьях» дёрнулись и осели, кулями повиснув на поручнях к которым пристёгнуты.

Антигравы резко вильнули в стороны и встали. Партизаны поспрыгивали на землю и начали обходить засевших охотников пешком. Двигаясь мелкими перебежками и поодиночке, при этом ещё и прикрывая друг дружку огнём.

— Что это там тарахтит, — Дашка подняла голову над камнем, чтобы посмотреть.

— Куда!? — я рывком стащил её обратно. — Не вздумай высовываться.

— Но ты же смотришь.

— Дааашшш… — грозно прошипел я.

— Ладно, ладно.

Одни проблемы с этими детьми. Может пороть нужно было больше? Впрочем, плохим полицейским у нас всегда была мама. Папа напарник по шалостям и битвам подушками. Вот теперь приходится пожинать плоды.

Я вынул из ВОСТа бронебойные болванки. Вставил МП-4 «Тихие», они для дистанций менее двух километров, но зато для скрытой стрельбы. Никаких реверсивных следов в воздухе, не засекаются радарами дроидов, не вызывают засветки на стрелковых детекторах, не свистят при полёте в атмосфере, при попадании меняют траекторию и выходят из тела с неожиданной стороны, так что становится не ясно откуда вёлся огонь. Ещё для этих пуль уменьшается мощность разгонников, а значит возрастает скорострельность. По крайней мере так в инструкции написано, надеюсь хоть часть из этого правда, а не рекламные обещания.

Тем временем положение на поле боя продолжает накалятся. Партизаны подходят всё ближе и палят почти беспрестанно. Откуда у них столько боеприпасов? Хотя, о чём это я? Большинство из них вооружено автоматическими игольниками, а в тех рожки вмещают по тысяче зарядов. Немногие же из партизан кто с тяжёлыми автоматами стреляют реже и короткими очередями.

Охотники высовывались ещё пару раз, чтобы отстреливаться, одному не повезло, задели. Лежит в расплывающейся луже крови. А вот среди нападающих уже десяток трупов. Как ни пытаются они прикрываться и перебегать побыстрее, пули охотников их исправно косят.

Сразу видно кто тут профи, а кто пострелять вышел. Гильдицы вчетвером умудряются отбиваться от тридцати партизан, да ещё и со счётом десять — один. А не, уже восемнадцать — два, внезапная атака у партизан не заладилась, они смогли подстрелить ещё одного охотника, но при этом потеряли восемь человек. Так глядишь умудрятся и вовсе проиграть, не смотря на внезапное нападение и численный перевес.

Одно меня смущает, почему никто не пользуется гранатами? Тут же самое оно для этого дела. Тупые что ли?

Двое оставшихся охотников резко высунулись из укрытия. Синхронно вспыхнули гранатомёты в наручах.

Бах! Бах! Два взрыва прозвучали почти одновременно и партизан осталось семеро. Похоже у оборванцев просто нет гранат, а охотники выжидали пока враг подойдёт ближе и соберётся кучкой. Впрочем, одного гильдийца тоже задело. Назад за валун он еле заполз, облокотился спиной о камень, голова его поникла. Второй потряс товарища за плечо, но тщетно.

Зато партизаны воспрянули духом. Все вместе ринулись в лобовую атаку, обильно обстреливая валун, чтобы последний охотник не мог и руку высунуть. Кстати, остался парень с синим значком — «Новичок».

Фонтанчики пыли и каменная крошка разлетаются в разные стороны, иногда заметны иглы отрикошетившие от валуна и потерявшие скорость. Новичок закрыл голову руками и согнулся в три погибели. Капец пацану, ещё немного и можно списывать.

Но я сегодня добрый, так и быть, чуть-чуть помогу. Плавно прикасаюсь пальцем к гашетке. Шёёёп. Шёёёп. Шёёёп. МП-4 «Тихие» уходят вдаль практически бесшумно, не соврала реклама. Ещё и скорострельность запредельная для ВОСТа. Не автомат, конечно, но довольно быстро для снайперской стрельбы.

Начал я с бегущих последними, а потому первые даже не сразу заметили потери. Уже три трупа, а у крайнего бегуна только зародились непонятные подозрения. Он на бегу оглянулся через плечо. Увидел павших товарищей, сбился с шага. Шёёёп — его подозрения развеялись, вместе с мозгом.

Самый быстрый партизан разбрызгал свои внутренности прямо на валун за которым, сжавшись в комок, притих новичок. Парня окатило душем кровавых брызг. Он дёрнулся, недоверчиво огляделся, осторожно высунулся из укрытия. Заметил дорожку из трупов. Отцепил бляху ГиО с груди, поднял её над головой и встал в полный рост, размахивая значком гильдии, как знаменем.

Наверное думает, что ему помогли братья гильдийцы. Это он показывает, что тоже из их числа и по нему стрелять не надо. Счастливая и, одновременно, глупая улыбка на его лице символизирует радость от спасения. Отчасти это так — парнишка спасён. Но я сегодня такой добрый, такой добрый, что помогу и партизанам — добью охотников. Ну, а как иначе? На чёрта мне лишние свидетели у которых есть синька, амуниция, а в атмосфернике невредимый накопитель? Который как пить дать качественней, чем тот что торчит в экскаваторе. Всё это мне обязательно пригодится. Одним новичком больше, одним новичком меньше — ГиО не особо заметит. Новых наймут если что.

Не спеша целюсь парняге в голову — чтоб не мучился, я не сторонник лишних мучений. Так, нужно потом не забыть активировать в прицеле термальный режим поиска и добить недобитков, чтобы не получить пулю в спину когда буду собирать хабар. Раненых у карьера осталось много. Некоторые ещё шевелятся.

Краем уха слышу неясный гул. Он меня отвлек, думал мелкая шалит и хотел цыкнуть на отпрыска, но дочь сидит тихо, так что гудит что-то другое. Тем временем парень успел наклониться над своим раненым товарищем до того как я нажал гашетку. Шёёёп. Мимо. Пуля должна была пройти буквально в полуметре возле его головы, но новичок даже не дёрнулся. Неужели «Тихие» действительно не свистят в полёте? Это же круто! Идеальные снаряды для скрытного боя.

Тем временем новичок усадил раненого друга в более удобную позу, теперь мне обоих стало лучше видно. Ещё и встал напротив. Отлично! Прикончу обоих одним выстрелом.

Гул усилился. Что такое? Не к добру это. Я отвлёкся от прицела и повертел головой. Глазные импланты легко обнаружили два атмосферника быстро движущихся к месту боя чуть выше скал. Летающие машины точная копия той что стоит возле карьера. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять к кому идёт помощь.

— Хух, — я расслабился и наконец вытер вспотевший лоб, до сих пор было не до этого.

Повезло парнишке новичку. Смысла его убивать теперь нету. Счастливчик какой. Третий раз за этот день заново рождается.

— Даш, — ставлю винтовку на предохранитель и легонько подталкиваю задремавшую дочь в плечо. — Пошли назад, что-то тут сегодня шумно, завтра придём.

Нужно ковылять отсюда поскорее, пока новичок не рассказал прибывшим на подмогу товарищам о стрелке-спасителе и меня не начали искать.

Атмосферники уже над местом боя. Один завис и начал приземляться, а второй, не снижая скорости полетел прямо к нам. Похоже вычислили и бежать поздно.

— Твою за ногу, — вынимаю обойму с «Тихими», вставляю бронебойные.

Энерговводы разгонников мерно загудели наращивая мощность. В случае неприятностей эти болванки легко прошьют атмосферник насквозь, но очень не хотелось бы загрызаться с превосходящими силами противника.

Одно дело мочить партизанящих корпов, которые даже не поняли что по ним стреляют. Другое — связываться с парнями из ГиО, которые моментально обнаружили моё укрытие с расстояния в полтора километра.

Глава 4

Атмосферник быстро сократил расстояние и завис напротив скалы где мы засели. Прятаться бессмысленно, в этом летуне небось полно датчиков обнаружения созданных для поиска именно живого противника. Я привстал на одно колено и уложил цевьё винтовки на согнутую в локте руку. Поза — я не угрожаю, но навалять, ежели чего, смогу.

Шум рео-турбин постепенно затих, аппарат медленно снизился и опустился на камни в десятке метров от скалы где мы расположились. Боковая стенка корабля откинулась, выпустив трап, из люка неспешно вышла фигура в серой броне. На груди золотом блестит маленький перевёрнутый щит — Элита. Лучший из лучших охотников. Выше только облака и звёзды, круче только яйца варившиеся половину дня.

— Привет брат, хмм… — помахал рукой элитник, осёкся заметив мой белый значок и усмехнулся. — Эмм… Вот это да.

— Удивлён? — я гордо сделал вид, что смахиваю со своей девственно белоснежной бляхи невидимые пылинки.

— Не очень, — пожал плечами элитник. — В гильдию часто вступают воины с большим опытом. Полагаю ты из таких, а цвет твоего значка сменится очень быстро.

— Будем посмотреть.

— Что тут смотреть? Все трофеи возле того карьера твои, — охотник небрежно махнул себе за спину, где у выгребателя уже оказывают помощь пострадавшим гильдийцам. — А ещё благодарность от нашей команды. Если бы не ты, моим людям пришёл бы конец, а так отделались ранениями.

— Ну они и так неплохо держались. Жаль я подоспел в последний момент, мог переломить исход битвы в самом начале, но… — я развёл руками в знак сожаления.

— Да мы же тут уже… — влезла Даша, но я вовремя закрыл ей рот рукой. Сколько раз учил что нельзя лезть во взрослые разговоры, да всё без толку.

— Помалкивай, — строго цыкнул я на неё.

— Ученик? — усмехнулся элитник кивнув на мелкую, снизу ему не видно кто возле меня, но думаю он уже всё увидел в визоры атмосферника ещё пока летел сюда.

— Хуже. БОЛТЛИВЫЙ ученик, — вздохнул я, и видя что дочь хочет что-то возразить поспешно добавил. — Который получит по заднице, если вякнет ещё хоть одно слово.

— Ладно, меня называют Золотой Хрен, но для друзей просто… Золотой, — охотник приглашающе махнул внутрь атмосферника. — Забирайтесь на борт, поможем вам трофеи собрать и доставим куда скажете.

Я скептически оглядел транспорт охотников. Как себя вести? Принять приглашение? А вдруг подстава? Схватят и обезоружат? Хотя не похоже. Золотой вышел без оружия и шлема, а значит доверяет незнакомому человеку только потому, что тот тоже охотник. Видимо, какие-то правила хорошего тона между гильдийцами всё-таки существуют. Например: не убивать друг друга без веской причины. Интересно, мой крутой винтарь тянет на такую или нет?

Можно, конечно, не рисковать, послать элитника куда подальше и гордо поплестись к рарику пешком, но правда в том, что помощь мне всё равно необходима. Я чёрт знает где с минимумом синьки и разбитым корабельным накопителем. Те трофеи что сейчас раскиданы возле заброшенного карьера мне очень пригодятся. В одиночку я просто побоюсь их собирать, вдруг партизаны опять нагрянут и застанут меня за этим делом? Да и как запихнуть столько голов в ту банку что осталась в рарике?

К тому же я устал, ноги гудят, глаза слипаются. Тащиться пешком к кораблю, нести метровый накопитель на горбу и попутно вынимать мелкую из трещин между камнями? Нафиг! Пусть меня пристрелят сразу. Потому как, если охотники решат за нами проследить, то всё равно легко проследят. Сейчас я им не соперник. Придётся довериться. Да и вероятность, что меня решат пристукнуть люди, товарищей которых я только что спас, мала. Как мне кажется.

К тому же подвернулся отличный шанс влиться в охотничий коллектив на правах героя-спасителя, а не как очередной новичок. В подобных формированиях всегда ходит множество слухов, а первое впечатление оно самое важное, глядишь поимею какие-нибудь преференции.

— Что скажешь, — повернулся я к мелкой. — Прокатимся?

— Ура! А то у меня ноги уже отваливаются по камням бродить, — с облегчением выдала дочь.

* * *
Внутри атмосферник оказался пустотелым прямоугольником с минимумом удобств. Только сиденья рядами, как в микроавтобусе, да пустая площадка сзади, уже заваленная разным хламом. Видимо хабар, собранный в каком-нибудь логове партизан, которое охотники обыскали до встречи с нами.

По дороге мы раззнакомились. Я представился и представил Дашу.

— Странное имя у ученика, — хмыкнул охотник с золотой бляхой.

— Не более странное чем у тебя, — отозвался я.

— И то верно.

Атмосферник двигался плавно, легко дёрнувшись лишь при разгоне и торможении. Впрочем, он дольше взлетал и садился чем двигался к цели. Мы не успели толком примоститься на сиденьях как уже пора было вылезать.

На площадке возле карьера царит суета. Раненых уложили на носилки и теперь осторожно грузят в другой атмосферник. Его рео-турбины работают в режиме предполётной подготовки и гудят всё сильнее.

Я потеряно огляделся на валяющиеся повсюду трупы и обеспокоенно взглянул на дочь. Но та и не думает проявлять признаки волнения, отвращения или испуга, стоит себе посреди кровавых луж и в ус не дует. Как-то это ненормально для девочки девяти лет, которая и курятину-то видела исключительно подрумяненную в духовке, а тут спокойно воспринимает такое.

— Всё в порядке? — слегка потрепал я её за плечо.

— Всё норм, — кивнула мелкая.

— Точно?

— Ага, — Даша переступила через пятно крови размазанное чьей-то неосторожной ногой и деловито отправилась разглядывать антигравитационную платформу, бесшумно парящую в метре над землёй. Дочь провела под днищем платформы рукой, повернула голову будто прислушивается к чьим-то словам и выдала: — Синхронизация атомов с поляризацией и управление сдвигом фаз, крутооо.

Золотой не переставая улыбаться глянул на Дашу, а потом кивнул мне одобрительно, мол ребёнок шарит, сразу видно.

— Дети, — поморщился я и сделал вид будто целыми днями только и слышу от мелкой про «поляризацию» и «сдвиги фаз».

А сам, конечно, слегка офигел. Какая поляризация!? Какие, к чертям, сдвиги!? Тут повсюду кровь и трупы, вон внутренности по валуну разложены, как бельё на просушку, а мелкая бродит между этим безобразием и как будто не видит. Или видит, но что-то другое.

Это, кстати, вариант — возможно она теперь воспринимает окружающее несколько иначе, мало ли как перестроился детский мозг во время трансформации. Может для неё все словно мультяшные картинки? Буду пока придерживаться этой версии. А то думать, что твоя дочь маньячка которую ничуть не трогает вид спекающейся на солнце крови и вывороченных кишок, как-то не комильфо.

А вот судя по морде Золотого, он как раз так и думает. Даже перестал поворачиваться к нам спиной отдавая приказы своим людям.

Те забегали по площадке у здания где прошёл бой. Своих раненых товарищей охотники уже погрузили на атмосферник, тот осторожно поднялся над строениями и скалами, и резко ускорившись полетел куда-то в даль.

Оставшиеся охотники споро раздевали и обезоруживали павших партизан, стаскивая амуницию в одну кучу, оружие в другую, а трупы выкладывая рядком. Мертвецов у которых отсутствовали головы не трогали, оставляя лежать на месте гибели.

— Могу выкупить хлам, — предложил Золотой, ткнув пальцем в быстро растущие кучи разнокалиберного вооружения. — Тысячу за всё. Не считая. Хорошая цена. Корпы не дадут и этого. Или у тебя тут грузовик припрятан?

— Нет грузовика, — тяжко вздыхаю, хотя на самом деле несказанно рад. Куда бы я дел всю эту гору мусора? На горбу потащил в приёмный пункт? Это всё даже в рарик не влезет. Я отмахнулся повернувшись к антигравитационной платформе. — Маловато, конечно, но ладно, пользуйся моим временным затруднением.

— Эмм… Полторы, — добавил Золотой. Похоже уловка сработала. Ну я же его людей спас всё-таки, а он на мне пытается нажиться. Нехорошо. Но раз он почти добровольно повысил цену, то сразу видно что мужик неплохой, совесть ещё не до конца на хабар разменял. В отличие от меня. — Но это уже грабёж. Мне ещё в гильдийскую приёмку всё тащить.

Это элитник приврал. В приёмном пункте гильдии тоже небось по цене металлолома принимаются устаревшие образцы оружия. А вот команда у него большая, стволов много, они ломаются, и на запасные части вся эта куча хлама пойдёт аж бегом. Но я не стал озвучивать свои мысли. Полторы тысячи действительно неплохо.

— Уговорил.

Золотой, не откладывая в долгий ящик, вынул комлинк и подошёл ближе. Его гаджет размером с восьмидюймовый планшет чёрного цвета. Я достал свою прозрачную «пластиковую карту» и провёл пальцем по поверхности «оживляя» систему оплаты.

Когда Золотой увидел мой комлинк брови его слегка вздрогнули, он мельком глянул на белую бляху у меня на груди, а затем оценивающе уставился на винтовку обвешанную полосками материи. Бывалого вояку не обманешь тряпками, небось узнал марку по характерным для семейства ВОСТ обводам.

— А это ведь у тебя…

— Да это ВОСТ, — как бы мимоходом заявил я выставляя Золотому счёт в полторы тысячи. — И не последней модели, но я ведь не обязан отвечать на все глупые вопросы которые мне задают, да?

Я начал говорить дерзко, потому как определился с типажом этого человека. Он не станет бить в спину из-за кучки монет. А если что-то пообещает, то обязательно выполнит обещанное.

Это, естественно, не помешает ему поиметь с меня выгоду в будущем, но всё будет в рамках законов гильдии. В общем, четный наёмник. Ну, насколько можно вообще вложить слово честь в подобную работу — убивать за деньги.

— Конечно, не обязан, — согласился элитник и понял, что теперь любой заданный им вопрос о моей личности или имуществе будет считаться глупым, указал на дорожку выложенную из трупов. — Это твоё, можешь собирать.

— Так-с, — Я озабочено оглядел двадцать три изувеченных трупа. — Честно говоря я в этом деле полный профан. И у меня только одна криобанка.

— Криобанка? — переспросил Золотой.

— Это такая…

— Я знаю что это, где ты её взял?

— Выдали при регистрации, как подарок новому члену гильдии.

Золотой начал смеяться. Нет. Он начал ржать как конь. В уголках глаз даже слёзы выступили. Минуты полторы он даже не мог выдавить из себя ни слова.

— Ну дают, сквалыги, — постепенно успокаивается элитник. — Ты проверь внимательно счёт за вступление, Шёпот. Ох, не могу. Вот же засранцы жадные. Даю сто процентов, что за банку с тебя высчитали синьку.

Я пролистал финансовый отчёт и действительно нашёл пункт о покупке криогенного минихранилища для трофеев. Сразу-то я не читал все пункты, там строчек двадцать об оплате регистрации в ГиО: изготовление бляхи, вступительный взнос, сама регистрация, проверка легальности… Много разного. Мне тогда не до того было чтобы вчитываться, вот и подмахнул всё разом. А оказывается никакой это не подарок.

— Ты прав, — согласился я с Золотым. — Действительно высчитали.

— ГиО подарков не делает. Имей привычку изучать любой счёт исходящий от работников гильдии, — окончательно успокоившись посоветовал Золотой. — Вообще-то, я слышал эту байку про криобанки, но думал это анекдот. Никто подобными штуками давно не пользуется. На самом деле, даже их производство отменили лет триста или четыреста назад. Естественно в закромах гильдии скопилась уйма этого барахла, которому одна дорога — на переработку. Однако большие боссы, оказывается решили не списывать, а по-тихому всучивать новичкам.

— Спасибо за совет, — вполне серьёзно отозвался я. — Насчёт изучения платежей.

— Странный ты парень, Шёпот. — невпопад выпалил Золотой и задумчиво прищурился. — Пушка крутая, не дешёвый комлинк. Мелкая твоя, вообще, в кинетике местных СБшников. Судя по трупам боец ты знатный, но охотник такой же как я танцовщица. Однако, то не мои проблемы. Сорец! Собери трофеи для нашего друга.

— Есть! — отозвался один из парней стоящий возле вереницы мёртвых тел, на его груди серый значок. Специалист — на ступеньку выше новичка.

Он обошёл трупы со стороны голов, наклонился и вытянул руку, сжав ладонь в кулак. Когда его костяшки почти коснулись чьего-то черепа, снизу наруча резко выскользнула трубка и воткнулась в голову усопшего. Чпок. Трубка вернулась обратно в наруч вместе с фрагментом мозга, который вытащило и красиво упаковало в прозрачную колбу пластика. Клац. Колба отстрелилась от наруча наподобие автоматной гильзы.

Сорец ловко подхватил её на лету, небрежно бросил в поясную сумку и двинулся к следующему трупу. Сбор трофеев с двадцати трёх жмуриков занял меньше минуты. Никакого виброножа, никаких брызг и грязи. Быстро, красиво, просто и компактно.

Охотник с серым значком подошёл и вручил мне сумочку набитую прозрачными колбами. Каждая сантиметр в диаметре и пятнадцать в длинну. Внутри отчётливо видно серое вещество с прожилками сосудов, и кое-где складки извилин. Срез мозга трудно перепутать с чем-то другим.

— Благодарю, — подхватил я сумку.

— Всегда пожалуйста, — кивнул Сорец.

— Так куда тебя доставить, Шёпот? — шагнул ближе Золотой.

Мы соединили наши комлинки между собой и синька перетекла с его гаджета на мой. Это заняло около семи секунд, всё-таки накопитель в комлинке элитника не такой крутой как в моём, скорость передачи в разы меньше.

В своё время капитан Тайрел не пожадничал и сделал отличный подарок. Я ему перед этим, конечно, посерьёзнее подарочек преподнёс, но и проблемы теперь у кэпа соответственные полученному.

— Едрить-мадрить, — вырвалось у меня. Как бы Дориан Тайрел и мне «гостинец» не впихнул, например навороченную следилку в комлинк. Иначе накой такую дорогую штуку бывшему рабу отдавать? А на «Черепахе» он меня упустил понадеявшись на маячок в своём поясе. Гадство! Я могу быть под колпаком!

— Что? — переспросил Золотой сбив меня с тревожной мысли.

— Тут, километрах в трёх на восток, мой кораблик. Но в нём накопитель разбился. Я хотел из экскаватора взять.

— Из этого? — махнул на разобранный механизм элитник. — А что у тебя за корабль, что к нему подойдёт такой накопитель? Я не большой специалист в кораблях, но в экскаваторы ставят МКашные ГРОТы, вроде.

Я только открыл рот, но меня перебила мелкая:

— Нужен РАТИОН МД 100:20:30 «эр», но подойдёт и чуть меньше, до 10 «эр» включительно. Вон в той штуке, — Дашка указала на перевёрнутый карьерный выгребатель с покорёженными траками, именно под ним мы когда-то прятались с Жабом и Коллинзом. — Должен быть подходящий.

— Ну давай глянем, — легко согласился Золотой. Похоже ему интересно проверить, что может знать такая пигалица и действительно ли в выгребателе подходящий накопитель. Наша парочка вызывает у элитника всё больше и больше любопытства.

У меня, собственно, тоже бы вызывало.

Даша не только указала где именно в громадном выгребателе установлен накопитель, но и пояснила как его правильно извлечь. Скорее всего, кристалл остался на месте только благодаря тому, что мародёры «Черепахи» этого не знали. Всё-таки подобная техника встречается довольно редко.

Мы бы с Золотым тоже вряд ли нашли энергокристалл в брюхе этого исполина. А уж без подсказок об извлечении разбили бы точно.

— Хороший у тебя помощник, — почти завистливо высказался Золотой покосившись на мелкую. — Такой помощник дорогого стоит.

— У… — согласно протянул я. — Ты даже не представляешь насколько дорого он мне обошёлся.

— Да ладно тебе… — тут я опять вовремя успел зажать ладонью рот Даши.

— Молчи, — делаю грозные глаза. — Сколько раз повторять, не влезай во взрослые разговоры.

А то с дочери станется ляпнуть что-нибудь вроде: «Там всего-то было двенадцать жемчужин». Да после такой фразы Золотой Хрен начнёт снимать с нас кожу лоскутами, чтобы узнать где они эти жемчужины, и совершенно не оглянется на честь и совесть гильдийца. Даже одна жемчужина перевесит любые моральные принципы.

Похоже у дочери в голове появилась «Большая энциклопедия» обо всём на свете, но возраст, воспитание и ум остались на уровне маленькой девятилетней девочки. Не такой уж, собственно, уже и маленькой, но всё равно нужно присматривать чтобы ребёнок не ляпнул по недоразумению какую-нибудь неудобную фразу.

Мы осторожно подхватили выпавший из держателей кристалл грязно-зелёного цвета. Он вполовину короче того что был в рарике, но по толщине такой же. Маркировка на боку: РАТИОН МД 50:20:16 «эр».

— Подходит, — с царственным видом объявила дочь. — Тащите.

— Да, госпожа, — картинно поклонился я.

* * *
Минут через пятнадцать я уже вылез из атмосферника и взвалил новый накопитель на плечо. Килограммов пятнадцать, зараза, а на вид и не скажешь.

По дороге элитник развлёк нас историей о изобретении «скопа» — специальной штуки для взятия проб ДНК из мозга преступника, чтобы доказать его смерть.

Раньше нужно было предоставить приёмной комиссии солидный кусок тела или орган без которого жизнь невозможна. Однако с большим куском или целым телом много волокиты, а медицина постепенно прогрессировала. И однажды какой-то пронырливый парняга пират, цена за голову которого перевалила за триста тысяч, взял да и пересадил себе электронное сердце, а своё сдал за вознаграждение.

Когда афера раскрылась в ГиО стали требовать исключительно головы.

— Поэтому стрелять всегда нужно в грудь, — наставительно пояснил Золотой.

Так вот почему безголовые трупы охотники оставили без внимания. Нужно взять на заметку.

— Именно тогда гильдия и вложилась в большущий завод по изготовлению криобанок. — продолжил элитник. — Затем какой-то умник изобрёл скоп, но ГиО отбрыкивалась от его принятия на вооружение до последнего. Доказывали, что с дыркой в голове и без куска мозга жить ещё можно. Даже забастовка не помогла, пока кто-то не додумался использовать скоп на парочке особо вредных администраторов гильдии. Мол раз после действия скопа жить можно, то живите. Несогласные быстро передумали. Теперь «головы» брать удобно и быстро, а ГиО всучивает банки новичкам.

Атмосферник приземлился. Золотой вышел проводить нас, а заодно поближе осмотреть мой корабль. Вид РАР-3 его особо не удивил. Впрочем о массе корабля можно было догадаться заранее, по марке накопителя.

— Помощь с монтажом нужна? — спросил элитник кивнув на кристалл, который я держу на плече.

— Нет. У меня же помощник. Сам поставит, — треплю мелкую по макушке.

— А. Ну да, — кивнул охотник. — Ты это, учти, что охота занятие опасное, а заниматься им в одиночку опасно в тройне. Мне же всегда пригодятся умелые люди, — он лукаво усмехнулся и добавил. — А за дополнительных помощников я буду доплачивать особо.

— Мы подумаем, — честно пообещал я.

Золотой Хрен кивнул на прощанье, скрылся в атмосфернике, тот поднялся и улетел. Я опрометью метнулся к рарику. Нужно срочно монтировать накопитель и сваливать. Есть шанс, что сюда движется посланник от Тайрела. Я ведь именно отсюда последний раз соединялся с сетью. Теоретически по ней могло уйти послание куда надо. Проверить это пока не в моих силах, а потому буду исходить из худшего варианта.

Дочь залезла на трансформер, я тщательно закупорил люк и уселся напротив раскрытого кожуха накопителя. Собственно, никаких трудностей с установкой возникнуть не должно. Разворачиваю комлинк в планшет, вывожу схему подключения.

— Так-с, это сюда, это туда.

— Ты обещал дать планшет поиграться, — хрумкая «шоколадкой» заявила Даша.

— Разве? — не оборачиваясь отвечаю я. — Что-то не припомню.

— Обещал.

— То я обещал, что ты сможешь поиграться с настройками своего костюма.

— Это не интересно, они слишком простые.

— Да? — поворачиваюсь, а мелкая уже щеголяет в розовом антикинетике с немного изменившимся кроем. — Фигаесе! Круто. А может цвет сменишь, а то раздражает?

— Обещал, — настырно заявила дочь.

— Слушай, Даш, мне он сейчас нужен. Я по нему сверяю подключение…

— Да что там подключать…

— Давай потом, а?

— Вот так всегда, — надулась мелкая. — Можно тогда щитом поиграться?

— Играйся, — милостиво соглашаюсь. Ну, а что? Там кроме болванок ничего нет. Активируются они только в винтовке, так что никакой опасности. Базы в отдельном кармашке, а он просто так не откроется, нужен мой отпечаток. — Только пули не разбрасывай.

— Ок.

— Я серьёзно.

— Ага.

— Даш!

— Да не нужны мне твои пули, не беспокойся.

— Смотри мне, — ребёнок потянул на себя тяжеленный щит-ранец, а я вернулся к нашим «баранам», то есть к накопителю.

Вроде всё просто, но если невнимательно соединять, то могут быть эксцессы в виде сгоревшего переходника или преобразователя. Ещё нужно придумать как закрепить надёжно кристалл, а то этот короче практически вдвое и будет болтаться в ячейке.

Я сосредоточился на работе, а мелкая мурлычет себе что-то под нос. Звуков, разлетающихся по кубрику болванок не слышно и то хорошо. Однако, лучше время от времени её отвлекать, кстати…

— Слышь Дашуня, — прикручиваю переходники. — Ты видела там на каменном поле, ну где мы были.

— Что?

— Трупы и кровь?

— Неа.

— Что значит «неа»?

— У меня нейросеть для несовершеннолетних, она блокирует сцены вредные для психики заменяя их мутными пятнами.

— Откуда ты знаешь? — и откуда у неё нейросеть? Ах да, наверное поставили в Лорхете. Там же обучают продвинутых «слуг», естественно слуги должны быть без психических изъянов, вот корпы и расстарались.

— Так написано в инструкции.

— А. Ну раз написано. Стой, а нейросети разве не в совершеннолетнем возрасте ставят?

— Общепринятые в Содружестве в подростковом, а борианские с рождения.

— У тебя борианская нейросеть? — удивлённо поворачиваюсь. Дочь сосредоточенно елозит пальцами по внутренности щита. — Смотри не выцарапай пули, когтистая моя.

— Всё норм, — не отвлекаясь отвечает Даша. — Конечно, борианская, без неё не возможен обмен информацией с «Мудрецом».

— Понятно, — возвращаюсь к монтажу. Отлично, а то я уж забоялся, что ей там психику перекроили основательно, а оказывается борианцы о детях заботятся, причём даже о чужих. Молодцы. — И что, крутые у них нейросети?

— Твоя распакуется посмотришь, — отмахнулась дочь.

— Ага, — пакость, не вставляется переходник, что за … а, забыл приподнять фиксатор. Теперь нормально вошёл. Отлично. — ЧТО?!

— Что?

— Что распакуется? — вскакиваю и чуть не стукнулся головой о низкий потолок кабины.

— Твоя нейросеть.

— Откуда у меня нейросеть? Тем более борианская.

— «Они» заархивировали. Ты же сам согласился.

— Когда это я соглашался?

— Ну тогда… Когда тогда… Распакуется увидишь. Отстань я занята, — и опять елозит пальцами по внутренности щита.

Что там можно елозить-то?

— Когда тогда? — не отстаю, я тоже могу быть настырным когда нужно, тем более когда такой повод. Без меня, меня женили называется. Я три часа читал, выбирал и думал какую сеть устанавливать, а мне уже оказывается что-то воткнули, ещё и почти без спросу.

Я, конечно, вспомнил когда именно. Когда мелкая только очнулась и «показывала» мне открытый канал с «ними». Под конец демонстрации был какой-то запрос и я машинально дал согласие. Ну не привык я, что одно моё желание уже может что-то означать. На Земле чтобы взять кредит нужно пройти через определённую волокиту, а тут невзначай, мысленно махнул рукой и уже полная голова нанороботов. Кстати, откуда?

— А как они на расстоянии воткнули мне в голову нанитов?

— Никто ничего не втыкал, — дочь наконец отвлеклась от ранца, скосила глаза вверх будто читает с потолка и монотонно затараторила. — Для установки стандартных нейросетей содружества используется набор нанороботов выстраивающих в мозге реципиента сложную структуру взаимодействующую с нейронами и выполняющую функции искина. Для связи с общими информационными сетями в затылок реципиента встраивают широкодиапазонный передатчик, а также другие комплектующие по выбору клиента.

— Ну так, а я о чём? — это я и сам давно читал на сайтах разных клиник. — Нужна медкапсула.

— Это только для передатчика и других имплантов, — возразила дочь. — Для распаковки нанитов она не обязательна, хотя и желательна. Но в нейросетях борианцев нет даже нанитов.

— Не понял.

— Зачем выстраивать процессор из автоматических клеток чужеродных мозгу, когда сами нейроны уже достаточно сложны и компетентны для обеспечения того же набора функций? Просто нейроны мозга настолько сложнее, а процессы в них настолько многограннее, что создаётся видимость замедленной работы. Поэтому живые существа зачастую считают медленнее, а запоминают хуже машин. Борианская модель функционирует иначе — часть клеток мозга, которые редко используются или не используются вообще, путём перепрофилирования ДНК упрощается и работает подобно естественному искину.

— У меня теперь в голове ещё одна личность, только она искин?

— Нет. Просто нейросеть из твоих же мозговых клеток. Разницы с обычной ты не заметишь.

Ага. Конечно не замечу, просто потому что никогда не видел обычной.

— И какой уклон у моей нейросети?

— В борианских нейросетях нет уклонов и профилей. Они развиваются в любую нужную владельцу сторону путём набора обновлений ДНК. У «них» все обновления уже есть, так что какие захочешь те и поставишь.

— А почему я ничего не чувствую?

— Разархивация это тебе не установка нанороботов. Клетки мозга мутируют медленнее, но зато ненужно хирургическое вмешательство медкапсулы, да и передатчик сам сформируется в виде универсального пси-импланта.

— Фу. Какой ужас. Я теперь мутант?

— Все мы немного мутанты, — выдала мелкая, опять уткнулась в ранец и замурлыкала себе под нос какую-то чепуху. Вроде как и не она только что выражалась заумными научными терминами.

А я перелез в рубку и устало развалился в ложементе. Нужно успокоиться. При других обстоятельствах я бы понервничал, поорал. Может пару раз стену пнул бы. Но у меня тут ребёнок, пусть и слегка с «приветом», но ребёнок. Нужно выглядеть суровым отцом, а не плаксивой тряпкой.

Да и собственно, особо-то переживать нечего. Этот «Мудрец» мне обязан свободой, так что следить за мной через нейросеть у Матери Народа не получится. Плюс мне уже не нужно тратиться на нейросеть, и так перепала самая навороченная в Содружестве, какая только может быть. Теоретически по крайней мере.

Что правда, стоила мне эта «благодать» целое состояние, но не в синьке счастье — ещё заработаю. Взгляд мой упал на притороченную к поясу сумочку, плотно набитую пластиковыми пробирками. У каждой на кончике небольшое уплотнение, похожее на слот соединения.

Подхватив одну из пробирок провёл этим уплотнением по слоту комлинка.

\\Пробник ДНК: Мириал Пур. Минимальная опасность. Разыскивается корпорацией Сифнам. Цена за голову: сто эргов.

Я проверил остальные пробники. Один забраковало, написало что ДНК не числится в числе разыскиваемых, а за остальные награда варьировалась от пятидесяти до четырёх сотен. В общей сложности набежало тысяча сто эргов. Можно смело двигать в пункт приёма и забирать синьку, не весть какая сумма, но пригодится для заправки рарика. Потому как, чтобы победить гравитацию планеты и выйти на орбиту, тратиться поболее чем при путешествии с помощью варп-двигателя.

Глава 5

Энергокристалл карьерного выгребалеля наконец занял почётное место в ячейке рарика. И я, завернув последние винты, отечески похлопал кожух по верхнему краю. Это, наверное, очень престижно для энергокристаллов такого стрёмного качества — служить не на каком-нибудь задрипанном копателе породы, а аж на целом космическом корабле, пусть и маленьком, но космическом.

— Эй, пузатая мелочь, — попытался я отвлечь дочь от «царапанья» щита. — В ближайшее время, светопредставлений с последующей пропажей энергии из корабельного накопителя, случаем не предвидится?

— Ничего не могу обещать.

— Оставить тебя что ли тут? Будешь питаться травкой и пить дождевую воду…

— Ты в ответе за тех кого народил, так что терпи, — выдала мелкая. — Такова твоя отцовская доля.

— Совсем дети озверели, — вздохнул я и вставил ключ зажигания в прорезь.

Осторожно провернул. Тишина.

— Что такое? — неужели ещё что-нибудь важное сгорело? — Ай, гоню.

Подключил к короблю накопитель без энергии и жду реакции. Надо же заправиться. Достаю комлинк. На энергокристалле шесть с половиной тысяч эргов. Перекидываю полторы в корабельный накопитель. Переброска займёт какое-то время, но энергия уже начала поступать, так что аварийное освещение сразу включилось.

Пик. Виу. Загудела электроника, защёлкали рубильники. Красными строками аварийных сообщений вспыхнул главный монитор.

Корабельный комп недолго «по возмущался» писком тревожной сигнализации. Наконец осознал, что все непонятные происшествия остались в прошлом, и затребовал полную проверку всех систем.

\\Подтверждаю.

Поскольку проверка занимает минут десять-пятнадцать, гляну ка я пока всё ли у нас в рарике закреплено. Полёты в гравитационном поле, а тем более в атмосфере, частенько вызывают перегрузки с которыми не справляется гравикомпенсатор. Ещё упадёт что-нибудь тяжёлое на дочь, а я её только на ноги поднял.

— Обидно будет если зашибёт, да, дщерь? — потрепал я мелкую по макушке.

— Ага, — согласно кивает та. — А что «да»?

— Люблю тебя, говорю, — берусь за кромку щита-ранца и пытаюсь оттащить от уткнувшегося в него ребёнка. — Хватит уже играться, давай собираться. Едрить! Это что?

На внутренней стороне щита красиво развёрнут монитор. Я и раньше знал что он есть, но не смог его активировать, там какой-то муторный программный запрет, а потому я пользовался удалённым доступом через комлинк к тем данным, что Белый Волк зашил в ранце.

Но дело не в том, что мелкая умудрилась этот монитор всё-таки развернуть, не даром полная голова «голосов» могущих подсказать почти любую информацию, а в том, что играет она на этом мониторе в свой любимый МайнКрафт.

— Откуда Крафт?

— «Они» написали.

— А «они» откуда знают?

— Из моей памяти, делов-то для искина, игрушку написать по воспоминаниям.

— Круто, а…

— Не беспокойся твои файлы не пострадали, — важно, даже с некоторыми нотками превосходства заявила мелкая, но видно, что пытается оправдать какую-то шалость или проступок. — Файлы были хаотично раскиданы, а процессор тут очень слабый, так что их расположение уменьшало производительность. Мы их, короче, дефрагментировали немного. Они интересно зашифрованы, с привязкой к физическому носителю, не то, что перенести на другой носитель, даже переписать в другую папку нельзя. Вот пришлось их раскодировать, перенести, а потом опять закодировать. Так что всё целое, не волнуйся и не кричи.

— А с чего ты взяла, что я собираюсь кричать?

— У тебя правая бровь приподнялась.

Ещё бы она не поднялась. Записи Белого Волка не только привязаны к физическому носителю, они запакованы какой-то жутко новой программой. Я на досуге пытался, ну не то, чтобы взломать, а просто почву прощупать — поискал в сети как можно прочитать эти данные и выходило, что никак. Или нужен крутой взломщик и пара сотен лет в запасе. А тут свора детишек — раз, и за десяток минут управилась. Ещё и обратно зашифровали, небось ещё круче чем было.

— А можно это всё опять раскодировать и оставить так? — медленно выговаривая слова спросил я.

— Наверно, — убедившись, что кричать батя не собирается, мелкая успокоилась и вернулась к игре. Плечами неопределённо передёрнула, мол всё, отвали старый.

— Э, — грозно надвигаюсь. — Отниму щит.

— Ты и так отнимешь.

— Да, но взамен дам комлинк.

— Так бы сразу и сказал, — Даша приложила пятерню к экрану. МайнКрафт свернулся. Изображение пошло помехами, затем зелёным шрифтом быстро замелькали строки символов. Точь-в-точь как те, что раньше сопровождали мои галлюцинации.

Минуло несколько секунд и развернулся список всех файлов на носителе ранца-щита. Всё расшифровано и готово к прочтению-просмотру.

— Готово. Гони планшет.

— Держи, — скрепя сердце вздохнул я. — Смотри только…

— Всё будет норм.

— Норм, норм, — передразнил я. А ведь скорее всего, действительно будет. Раз уж детишки умудряются взламывать и дефрагментировать защищённые записи, то сбитые настройки комлинка сами и поправят, если что. — Слушай… Радость очей моих. А попроси ка своих «их» пусть проверят комлинк на наличие шпионов и следилок. А то вдруг за нами плохие дяденьки подсматривают, увидят ещё в какой сундук ты алмазы из МайнКрафта прячешь.

— Давай потом, — отмахнулась дочь, уверенным движением умудрённого хакера разворачивая комлинк во всю двадцати дюймовую ширину. И личико такое одухотворённое, предвкушающее, такое что мне сразу же захотелось отнять комлинк обратно, но я же обещал, придётся держать слово.

Дети они как губка впитывают от родителей всё подряд. Если их обманывать, то в конечном итоге, они начнут обманывать тебя. Но и баловать тоже нужно осторожно.

Я накрыл комлинк ладонью и очень серьёзно сказал:

— Давай сейчас. Это важно. Это наша безопасность. Я осмотрю кубрик на предмет незакреплённых вещей, ты проверишь комлинк, это твоя часть рабочих обязанностей. Ок?

— Ок, — вздохнула мелкая с таким видом, будто я её заставляю таскать шлакоблок на стройку.

— Только очень внимательно проверь.

— «Они» по другому и не умеют, — отозвалась дочь.

— И прекращай говорить «они».

— Ты же сам…

— И мне не разрешай.

* * *
Маленький корабль, покачивая короткими ложными крыльями, поднялся над скалами и быстро набрал скорость, постепенно подымаясь всё выше. Хлопок преодоления звукового барьера, и за изогнутыми кончиками крыльев потянулся белесый реверсивный след.

— Дашуня, сделай папке пожрать что-нибудь, а, — не отвлекаясь от мониторов крикнул я в кубрик.

В ответ послышалось недовольное бурчание, шлёпанье магнитных подошв по стальному полу и звуки включившегося кухонного синтезатора.

— Не бухти на отца, — снова выкрикнул я, легко перекрывая слабый шум работы двигателей.

Недовольное бурчание возобновилось, вызвав у меня улыбку. Со стороны может показаться, что мы с дочерью почти не общаемся, а если общаемся, то это сплошные приколы и подколы. Это моя вина. Никогда не умел разговаривать с людьми в обычной обстановке. Не знаю, то ли уродился я такой, то ли работа меня так воспитала.

Быть водителем, который большую часть времени никуда не едет, а часами ждёт клиента, та ещё нудиловка. Спать нельзя, отлучаться нельзя, расслабляться нельзя, даже читать и то, толком не получится. В ухе всегда бубнит наушник рации: «Третий. Плохо вижу цель, меняю позицию.», «Первый. Перекрой левый коридор.», «Второй. Цель направляется к выходу. Страхуем с двух сторон. Четвёртый не тормози.»

Воспринимать всё как отдалённый шум и не прислушиваться к этим фразам — НЕЛЬЗЯ! Чревато пропустить начало какой-нибудь заварухи и не среагировать вовремя на опасность для клиента. Слушать бесконечные доклады и одновременно читать книгу — профессионализм вырабатываемый годами практики.

Ну и поговорить тоже не с кем, почти всегда один. Да и с клиентами не особо побеседуешь — сплошные снобы и мудаки с раздутым чувством собственного величия. О чём с такими говорить? Да они и сами не спешат общаться с обслугой и охраной, это ниже их достоинства.

Поначалу сие немного угнетает, а потом я так привык, что когда попадался разговорчивый клиент и заводил беседу — меня это раздражало. Привык уже беседовать исключительно сам с собой, прокручивая диалоги в голове — это добавляет лицу сосредоточенный вид. Охранник ведь должен быть серьёзен, сосредоточен, немногословен и с мордой «кирпичом».

Видимо, постепенно я перенёс эту молчаливую угрюмость и в свои личные отношения. Может поэтому они и не заладились. С дочерью же у нас вообще непонятно что. Она меня воспринимает больше как дружбана или одноклассника, никакого дочернего почтения, сплошные наезды и подтрунивания. Добиться послушания просто невозможно, на слова: «Принеси отцу чаю», скорее всего услышишь: «Иди сам сделай».

Это, конечно же, вовсе не означает, что она меня не уважает или не любит. Когда я нацеплю серьёзную мину и говорю строгим голосом, распоряжения выполняются, со скрипом, но выполняются. А уж если я заболел, поранился или устал, чадо обязательно пожалеет и принесёт чаю или «йод» само, без напоминаний и просьб.

Может такое воспитание и неправильно, спорить не буду. Но уж как заладилось. Да и есть один громадный плюс: если ребёнок разлил суп на пол, разбил тарелку или ещё чего нашкодил, то бежит ко мне, чтобы папка разрулил ситуацию, а не к матери, чтобы выхватить «пистонов».

Надеюсь в будущем будет так же, и дочь попавшая в сложную ситуацию придёт со своей проблемой ко мне, а не к какой-нибудь малолетней подружке, которая насоветует неизвестно чего с высоты своего громадного интеллекта, в юношеском возрасте обычно весящего столько же, сколько гадит бабочка.

В общем, с дочерью я пытаюсь вести себя как настоящий отец, но пока выходит кривовато. Что же, будем работать над собой.

На грудь мне упало пять коричневатых батончиков, неотличимых по виду и запаху от шоколада.

— Сладости?

— Набор необходимых микроэлементов, белков, углеводов и жиров для взрослого человека с разворачивающейся нейросетью, — заявила мелкая, очень по взрослому так, будто ей лет тридцать. — Съесть нужно всё.

— Понял, дохтур, — ухмыльнулся я. — Спасибо.

— На здоровье.

Дочь потопала обратно в кубрик, а я сам не заметил как «стоптал» все батончики. Оказывается я зверски проголодался. Теперь вот ещё и глаза начали слипаться, в сон клонит жутко. Будто я всю ночь мешки с деньгами таскал.

Хорошо хоть до авто-завода где расположен приёмный пункт ГиО уже рукой подать. Радар высчитал, что прибудем через минуту. Я сбавил скорость. Пискнул терминал.

\\Диспетчерская корпорации Сифнам: Запрос — Подтвердите личность.

Отцепляю бляху с нагрудника и провожу ею по передающему сканеру. Можно ещё и комлинком пройти идентификацию, но его теперь не выцарапать из загребущих детских пальчиков.

\\Диспетчерская корпорации Сифнам: Вашему кораблю присвоен идентификатор «друг». Разрешены пролёт и посадка без ограничений. Добро пожаловать, охотник Шёпот.

Во как! Аж приятно. Прям без ограничений. Сесть что ли на крышу административного здания? Не, не буду шухарить — не поймут. Да и сонный я совсем, разобью ещё чего.

Я опустил РАР-3 на краю большого поля, старательно разровненного и тщательно очищенного от камней. На нём приютилось уже с десяток разнообразных лоханок. Чуть ближе к главному зданию завода, вокруг массивного остроносого челнока, стоят три одинаковых атмосферника. Похоже команда Золотого Хрена расположилась.

Только двигатели заглохли, как на меня накатила неописуемая тяжесть. Веки сомкнулись сами собой. Всё на что меня хватило это вяло пробормотать:

— Я подремлю, Даш. Не балуйся тут.

* * *
Реман Канас. Клерк корпорации «УльтраСофт» специализирующейся на продаже баз знаний, поднял взгляд на открывающиеся створки дверей и «нацепил» свою дежурную улыбку.

Две фигуры в чёрных балахонах вышли из лифта. Капюшоны низко накинуты, лиц не видно. Длинные рукава не позволяют разглядеть даже форму рук. Кто эти двое не понять. Но движения гостей плавные и стремительные одновременно — как у бывалых бойцов спецвойск. На подолах балахонов нет пыли. И это после того как эти двое прошли через Парк Отдыха, они ведь выходят из паркового лифта. Значит материал их одежды, как минимум, самоочищается, а это может себе позволить не каждый гражданин федерации.

Глаз у Ремана намётанный на такие вещи, не зря премия «лучший по продажам» за прошлый год досталась именно ему. Он всегда легко определял платежеспособность клиента и степень его заинтересованности, а потому никогда не тратил времени на разных там фермеров или работников нижнего звена, пришедших просто поглазеть на рекламу новинок и поморочить клеркам головы.

Вот и сейчас внутренний голос возопил: «Это ОНИ!». Реман Канас легко подскочил и опередив других клерков-продавцов, которые не очень-то и спешили обманувшись непрезентабельным видом балахонов, шагнул к вновь прибывшим.

— Добро пожаловать в торговый зал корпорации «УльтраСофт», — Реман позволил себе лишь уважительный кивок. Обычно, военные или бывшие военные не любят чрезмерных расшаркиваний, но им нравится проявление уважения. — Могу я вам чем-то помочь?

Один из гостей одобрительно кивнул в ответ и молча скинул Реману на нейросеть список необходимых баз. Клерк слегка опешил — триста двадцать пять наименований. Шестьдесят два из них запрещены для продажи лицам не имеющим статуса «Эпсилон», а пятнадцать ограничены «Дельтой».

Перед клерком же стоят и вовсе не граждане Федерации Кай, а значит их статус «Каппа», то есть самый низкий. Однако, если клиент достаточно богат, выход отыщется из любой ситуации. Тут главное не лохануться и не угодить в проверку компетентных органов, которые пришли ловить нерадивого корпа-торговца «на живца».

Реман ещё раз оглядел гостей. Вряд ли законники будут наряжаться в броские балахоны, скорее загримируются под какого-нибудь богатого сноба, которых тут полным полно. Да и «пахнет» от этих двух не проблемами, а прибылью. Ноздри так и щекочет аромат новой премии, которую можно срубить за одну единственную сделку.

— Покупка такого широкого списка будет связана с дополнительными проверками, — мягко промурлыкал клерк чувствуя наживу.

— Мы не против, — отозвался один из гостей.

— Тогда пройдёмте, — Реман учтиво указал ладонью направление, а сам засеменил чуть впереди слева.

Клерк провёл дорогих гостей по неприметному коридору к двери с выцветшей вывеской: «Служебное помещение. Только для персонала». Убогая преграда в самом краю коридора могла означать только одно — за ней пыльное складское помещение, которое давно забросили, или технический отсек.

Однако дверь, бесшумно скользнувшая в сторону, открыла другое. В просторной комнате широкие окна во всю стену с видом на Парк Отдыха, причём самые настоящие окна, а не какой-нибудь голографический экран. Стёкла чутко реагируют на солнечную активность и меняют затемнение в зависимости от времени суток, а климатизатор поддерживает внутри помещения идеальную температуру и свежесть воздуха.

Удобный столик, несколько мягких кресел, пара уютных диванов. Открытый бар нагло хвастающийся разнообразием напитков. Не раздатчик или, упаси Боже, синтезатор, а настоящий раритетный бар, со стойкой и всем что полагается. Тут могут «спрыснуть» удачную сделку даже самые взыскательные клиенты.

И ещё маленький довесочек — в комнате нет связи и любая записывающая аппаратура начинает слегка «глючить». Реман Канас привычно сморгнул несколько раз, когда перед глазами на пару секунд возникли шумы, и отключил протоколирование сделки. Даже нейросеть не способна тут записывать, что правда касается это только стандартных гражданских модификаций. Сомнительно чтобы запись отказала у сержанта полиции под прикрытием, вздумай он войти в эту комнату.

— Прошу присаживаться где вам будет удобно, — Реман обвёл помещение широким жестом, предлагая гостям выбрать места самим.

По дороге сюда он более тщательно изучил список необходимого и окончательно убедился что перед ним не подставные лица, а настоящие покупатели. Переодетые полицейские всё больше пытаются поймать клерков на серьёзных нарушениях, вроде продажи полицейских или полувоенных, а то и полноценных военных баз. В этом же списке, даже всё скопом по «совокупности нарушений» тянуло только на солидный штраф.

Да и вряд ли полицейский психолог, подготавливающий операцию по разработке нелегальных продаж, натыкает в список такого чудного разнообразия — откровенно гражданские «Управление общественным транспортом» и рядом научно-техническая «Монтаж форсированных ускорителей потоков для Звёздных Врат» с допуском от «Дельта».

Это при том, что более высокие базы «Проектирование» и «Производство» этих самых ускорителей тема отдельная — за подпольное распространение таких баз головы лишишься в миг, и моргнуть не успеешь.

Да и нет у рядового клерка доступа к подобным базам. Реман сомневался, что столь великие секреты вообще имеются в распоряжении отдельных корпораций. Это уже скорее прерогатива больших государств.

Создавалось впечатление, что некто собирает разрозненные данные, идя по самому краю дозволенных технологий, чтобы затем на их основе начать что-то своё. Обычно так поступают средненькие корпорации, которые вознамерились повысить весовую категорию. Они, чтобы захватить новый рынок, скупают базы знаний для повышения квалификации своих работников. А для того чтобы возможные конкуренты не прознали заранее о вторжении в свою епархию, намеренно не пользуются официальными каналами. Или как вариант, вообще, не имеют разрешения на подобную деятельность. Вот и идут на обман.

Самое смешное, что Федерация Кай странным образом потакает возникшему положению дел. Законом запрещено продавать базу «Монтаж форсированных ускорителей потоков для Звёздных Врат» лицам не имеющим соответствующего допуска. Однако корпорации «УльтраСофт» разрешено бесконтрольное копирование этой базы, чтобы значит продавать лицам у которых допуск есть. Сколько же на самом деле накопировано никто не проверяет — оставили на совести корпорации. На совести — торгашей!

Короче, ситуация — нельзя, но если очень хочется, то можно.

Чтобы не подмочить репутацию корпорации в случае чего, и была создана отдельная комната. Специально для отдыха уставших клерков-продавцов. Что они там делают в свободное время руководство корпорации не волнует. Даже защиту от «прослушки» поставили самую навороченную, чтобы никто, значит, не смел лезть в личные дела отдыхающего персонала. Естественно, служащим не запрещается брать со склада нужные для торговли базы и носить с собой в эту комнату, они ведь не покидают территорию корпорации.

Ну, а если правоохранители всё-таки прищучат кого-то за сбыт запрещённого, так это виноват нерадивый работник. Корпорация за него ответственности не несёт, тот же был в комнате отдыха, а значит не работал.

И только очень внимательный аудитор смог бы докопаться в финансовых документах, что за некоторые, вполне обычные продажи, продавцы почему-то получают солидные надбавки. Но даже он не смог бы связать эти премиальные с комнатой для персонала.

— Все заказанные наименования имеются в наличии, — произнёс Реман когда гости уселись на диван. — Но за некоторые придётся доплатить особо.

— Цена не имеет значения, — донеслось из-под чёрного капюшона.

Клиенты так и не показали своих лиц, даже не смотря на «защиту» в комнате. Впрочем, клерку на это было наплевать. Главное чтобы клиенты были платежеспособны. И всё же, что-то в этих «балахонах» смущало Ремана и он решил подстраховаться.

— Прошу прощения, — заискивающе произнёс Реман. — Но прежде чем доставить вам товар, я должен убедиться, что вы можете за него заплатить. Достаточно первоначального взноса в четверть суммы. Таковы правила корпорации, — виновато развёл он руками.

— Мы заплатим вперёд всё, — спокойно ответили гости и оба поднялись, Реман тоже подпрыгнул как ужаленный, сидеть при стоящих клиентах запрещается уставом.

Потом началось что-то странное. Один гость зашёл за спину другого и начал там с чем-то возится. С чем именно Реману не видно, оба гостя стоят к нему лицом. Послышались два щелчка, будто открыли, а затем захлопнули маленькую защёлку, как например на кейсе.

Второй гость присел обратно на диван, а первый вышел из-за его спины неся в руках небольшой отполированный брусок дерева. Реману показалось, что проворные пальцы с перламутровой кожей вставили в брусок какой-то чёрный шарик. Клерк не придал этому особого значения, он работает в «УлтраСофт» так давно, что навидался разных моделей комлинков и накопителей.

Как-то приходила дама у которой личный коммуникатор был встроен в маленькую пушистую собачку-андроида. Так что деревянной хренью с чёрными шариками Ремана не удивить.

Зато впечатлила скорость с которой эта деревяшка закачала синьку в счетверённый накопитель встроенный в столешницу. Далеко не каждый мог похвастаться кристаллом с подобной пропускной способностью.

Гости далеко не простые корпы, окончательно понял клерк. Такие шутить не будут. Да и сумма не маленькая. Поэтому он вежливо поблагодарил их за терпение и, практически бегом, выполнил заказ. Очень быстро добежав до склада и обратно, и ничего при этом не растеряв.

* * *
\\Внимание! Не полная функциональность плечевого сустава в следствии застарелой травмы. Оценка: Состояние удовлетворительное. Рекомендации: Восстановление в фоновом режиме используя естественные функции организма.

\\Согласие\Отказ.

— «Согласие.»

\\Внимание! Некритичная ошибка конфигурации глазных имплантов в следствии некорректной установки.

— «Сука Салазар, таки напорол боков, ничего ему доверить нельзя. Доктор называется.»

\\Оценка: Состояние удовлетворительное. Имплант не полностью синхронизирован с данным типом нейросети. Рекомендации: Быстрая реконфигурация с использованием пси-ресурса.

\\Согласие\Отказ.

— «А что сразу так резко, с пси-ресурсом?»

\\Имплант является частью боевой системы и значим для безопасности. Приоритет «Высший».

— «А, ну тогда ладно, согласен.»

Виски взорвались болью, будто шуруповёртом мне начали засверливать два кривых сотых самореза по дереву куда-то в края бровей. Затем на уже всверленные шурупы подали электричество и молнии принялись «взрыхлять» мозг.

С жутким воплем я сорвался и полетел вниз растопырив руки и ноги. Ни ветра и звуков, будто я несусь в безвоздушном пространстве. Падение ускорилось, замедлилось, затем появилось чувство, что я взлетаю, затем снова падаю. Боль собралась в тугой комок где-то на переносице. Наконец руки нащупали опору, оказалось что я лежу, а ко лбу прислонилось что-то холодное и твёрдое. Мучения стали постепенно отпускать.

Открываю глаза. Передо мной мутная серо-стальная поверхность и пыльный след оставленный тяжёлым ботинком, почти такой же как на подошве моих.

Вокруг следа развернулась вычислительная матрица, считала протектор, сопоставила с образом в моей памяти.

\\Вывод: С точностью девяносто три процента это след от ботинка моего ЛВК.

То есть мой. Уже хорошо. Матрица развернулась шире. Мутная стальная поверхность — палуба РАР-3. Я поднял голову с пола, который так приятно холодит лоб. Лежу лицом вниз между ложементом пилота и стенкой кабины. Как я тут только поместился?

Поворочался, с трудом выбрался из западни, и кое-как увалился обратно в пилотское кресло.

Приборы, иконки, надписи и кнопки на панели управления раскрасились разными оттенками. Раньше такого не было. И под каждой кнопкой интуитивно понятная загогулина, которую хрен опишешь словами.

Хотя, вон та, дальняя угловая, кажется непонятной. Только возникла тень этой мысли, как иконка поднялась над приборной доской, развернулась и «выстрелила» мне прямо в глаза снопом виртуальных образов. За мгновение я узнал о «Экстренном предстартовом разгоне репульсора» всё. Хотя ещё на «Черепахе» честно читал и пытался понять хоть что-то из описания в документации, но ни чёрта так и не понял. А потому и не пользовался этой опцией. И совершенно зря, без разгона репульсор жрёт раза в четыре больше синьки и может выйти из строя. Но это критично лишь для экстренного старта.

— Них…, — горло перехватил внезапный кашель.

\\Предложение: Заменить слово на более благозвучное. Рядом несовершеннолетний.

— Цветной мохер.

— У нас неприятности? — донёсся из кубрика дочкин голос.

— У нас, кажется, активировалась нейросеть, — ответил я, повернулся и обнаружил что подсказками помечены практически все приборы в рарике.

Причём эти пометки почти незаметны, пока на них не обратишь внимание специально. Да и вообще по периферии зрения появилось много интересного. Интерактивная карта местности, медицинские показатели организма и ещё несколько таблиц и схем, будто я смотрю на мир через интерфейс РПГ-игры.

Кстати, что за чепуха с кашлем произошла?

\\Опциональная фильтрация разговора в присутствии несовершеннолетних лиц.

Совсем перламутровые сбрендили на почве защиты детей. Впрочем, если самый главный человек в государстве носит титул «Мать Народа» — тут ничего удивительного. Будет весело если у меня рука онемеет когда решу отшлёпать мелкую за баловство.

— «Отключить фильтрацию.»

\\Отключено.

Никаких визуальных сообщений перед глазами не всплыло. Я вдруг просто понял, что фильтрация действительно отключилась. Это, кстати, касается всех сообщений. Никаких букв и слов, идеальные визуальные образы воспринимаемые мозгом как отдельные фразы. За мгновение усваиваешь целый абзац с информацией, будто и так всё знал, а теперь просто вспомнил.

Обратил внимание на иконку ВОСТ, тревожно помигивающую в уголке.

\\Необходима установка дополнительного программного обеспечения. Обновления в общем хранилище отсутствуют.

— «Что ещё за общее хранилище?»

Мелькнул клубок визуальных образов: Борианцы имеют много своих баз знаний, которые называются обновлениями и хранятся в общем информационном хранилище, наподобие облака. Любой борит может подгрузить себе нужное обновление если он на связи с Мудрецом. Мудрец, естественно, фильтрует кому что можно, а кому нет. Но для меня фильтр отключен, я могу качать что вздумается. Однако, там очень обширный перечень, а большая часть всего имеющегося мне и нафиг не нужна.

Борианцы ведь не только свои базы хранят. Они ещё и адаптируют базы других разумных рас. Судя по крайним обновлениям, совсем недавно хранилище пополнилось кучей разнообразной «чепухи» из Федерации Кай.

— «Откуда, интересно, у них взялись базы федералов?»

\\Информация закрыта.

— «Ого. Оказывается и для меня существуют запреты? А я то думал, что как спасителю мне будет открыто совершенно всё.»

\\Доступ невозможен.

— «Ну и ладно, не больно-то и хотелось. Кстати, а я могу подгрузить базы в общее хранилище?»

\\Отрицательно. В теле отсутствуют орг-сканер, инфо-интерпретатор и передатчик.

— «Жалость-то какая, а что же делать?»

\\Воспользоваться помощью Двенадцатой.

— «Что ещё за?.. А, понял!»

— Дочь! — не вставая с ложемента крикнул я в кубрик.

— Что проголодался? — мелкая завозилась возле синтезатора.

— Нет. То есть, да. Жрать очень хочется, но не могла бы ты, ещё и закинуть в хранилище несколько баз, пока будешь тащить еду отцу, погибающему с голода?

— Начало-о-ось.

— Давай без пререканий, — нагло заявил я. — Ты же знаешь, когда я только проснусь, ничто не бесит меня так… как всё.

— Ладно, давай свои базы, — дочь затопала ближе, с утренним мной даже «бывшая» предпочитала не спорить.

Тут мне почудился аромат жареного мяса. Галлюцинации наверное. Ничего, сейчас закрою глаза, буду жрать шоколадные батончики и воображать на их месте жаркое. Аромат усилился.

Дочь подала мне тарелку с большой жаренной отбивной, от которой подымается парок. У меня аж глаз задёргался.

— Надеюсь это…

— Это набор необходимых микроэлементов, белков, углеводов и жиров, — монотонно произнёс ребёнок. — Но на вкус от мяса не отличишь.

— Ты мой фсё! — потрогав отбивную пальцем и убедившись, что она настоящая и горячая, сказал я дочери. — Люблю и обожаю, цём.

— Я тебя тоже, — вздохнула Даша. — Где там твои базы?

— В щите, в ранце, — ни вилки, ни ложки, ни ножа, но меня это не остановило. Обжигая пальцы и губы я откусил знатный кусок и принялся с наслаждением жевать. — Боззессственно! Там в отдельном кармашке. Ой. Там отпечаток моего пальца нужен чтобы открыть.

— Уже не нужен.

В кубрике несколько раз вспыхнуло зелёное сияние. Но пока я оторвался от мяса и оглянулся, всё уже закончилось. Мелкая снова влезла на койку и принялась мучить комлинк, развёрнутый в альбомный режим. Наверное опять в «Майн» рубиться.

\\В хранилище найдены новые обновления для синхронизации ВОСТ мк5. Подгрузить?

Хотел сначала сказать «Да». Но «Нет», я же ем, подавлюсь ещё. Мало ли какие при установке побочные эффекты.

\\Установка пройдёт в фоновом режиме. Побочные эффекты отсутствуют.

— «Тогда ставь.»

* * *

Пристегнул к поясу игольник, закинул в поясную сумку все ДНК-пробники и протиснулся к выходу.

— Ты со мной, дочь?

— Не, я в корабле побуду.

Раскрашивает на комлинке картинку единорога с крылышками.

— Такая взрослая, а до сих пор рисуешь лошадей с мечом в голове, — я потянулся к комлинку.

— Это пони аликорн, — проворно отодвинула гаджет мелкая.

— Понял и принял к сведению, но комлинк мне всё равно нужен, я на него награду буду скидывать. А то мы отсюда фиг улетим.

— Ладно, — милостиво согласилась дочь и отдала гаджет, предварительно сложив его в маленькую карточку. — Я пока комп в ранце поюзаю.

— Если вдруг что…

— Пошлю сообщение.

— А, ну да, мы же теперь на связи. Всё я побёг, не скучай, а главное не сломай щит, там очень важная информация.

— Так может её скопировать в общее хранилище?

— А вот этого делать не нужно, — я пристроил корабельный ключ под прозрачным щитком наруча и открыл шлюз рарика. — Вдруг Мать Народа доберётся?

— Да, — согласилась мелкая. — Это она может.

* * *
Все маленькие приёмные пункты ГиО похожи один на другой. Стойка, за ней хамоватый и грозный мужик с каким-нибудь увечьем. Вроде отсутствия рук или, как у этого, отсутствие части черепа и левого глаза. Вместо них металлический каркас и глазной имплант отсвечивающий голубым.

— Что? — вопросительно кивнул он мне, грубый голос модулируется компьютером, в районе кадыка тоже импланты.

— Трофеи вот принёс.

— Так не стой столбом, вываливай сюда, — подставляет пластиковое ведёрко, заляпанное жирными пятнами. — Нечего тут очередь создавать.

Какая очередь? Ни у приёмной каморки, ни в коридоре, на на улице перед зданием я не встретил ни единой души. Видимо, охотники собираются тут в другое время. Если вообще собираются. Не такая уж Намир популярная планета.

Но спорить с приёмщиком не стал. Высыпал ДНК-пробники в ведёрко. Жду.

— Ну… — недовольно гаркнул мужик, с его синтезированным голосом это похоже на грозный рык.

— Что «ну»?

— Жетон!

— А, да, — откуда мне знать, что нужен жетон, я же первый раз трофеи сдаю. Однако пояснять это сердитому порождению кибервставок не буду. Ну его. Судя по харе, того и гляди покусает.

Кладу жетон на сенсорную стойку. Приёмщик нервно схватил его и засунул в какую-то прорезь под стойкой. После чего начал брать пробники по одному и проводить ими по сканеру. Каждый раз на сенсоре-стойке появляется короткая информация, фото, цена за голову и белая надпись: «Контракт закрыт».

— Ну… — опять злобно зыркает на меня приёмщик.

— Что ещё?

— Накопитель, — почти плюнул мне в лицо этот хам.

Но я не переживаю. Спокойно, чуть медлительно кладу на стойку комлинк. Таких типов спокойствие оппонента всегда выводит больше всего остального. Вон харя аж позеленела пока я, нарочито медленно, доставал из наруча комлинк, ещё и делал вид, что он за корабельный ключ зацепился.

\\Получен перевод: тысяча сто эргов. — высветила нейросеть как только комлинк коснулся столешницы. Синяя полоска на прозрачном энергокристалле стала немного длиннее.

Мужик вынул из прорези синий жетон и небрежно бросил на стойку.

— Свободен.

Я поднял со столешницы бляху в виде перевёрнутого щита. Под изображением глаза, крыльев и винтовки надпись: «Новичок».

Ну что же, по крайней мере, я уже не бесполезен.

Глава 6

Возле входа в приёмный пункт по прежнему ни души. А вот у остроносого челнока и трёх атмосферников какая-то суета. Десяток парней в коричневых комбинезонах таскают кофры из атмосферников в челнок. Ребята Золотого Хрена перегружают хабар. Похоже ничего кроме ДНК-пробников Золотой сдавать корпам не намерен, все остальные трофеи забирает с собой. Разумно, учитывая корпоративные грабительские расценки.

Мимоходом я включил увеличенную картинку перед глазами и отодвинул её немного вправо, чтобы и не споткнуться при ходьбе и увидеть что грузят. Но ничего конкретного не рассмотрел, все кофры закрыты, экранированы от сканирования, и что в них не определить. Была бы у меня с собой винтовка, может прицел и смог бы «просветить» поклажу, но и то, не факт.

Из челнока вышел тот самый новичок, которого я спас, ну или скорее которому очень повезло, что я его не пристрелил. Следом за ним появился и сам Золотой. Они о чём-то посовещались поглядывая в мою сторону. Похоже именно из-за меня они и вышли, наблюдали за приёмкой в визоры челнока, ждали пока появлюсь. Жаль я не умею читать по губам. Интересно есть ли такое обновление в «облаке» перламутровых? Такое умение мне бы пригодилось. Нужно поискать на досуге.

\\Навыки чтения произнесённых фраз по губам разумного есть для следующих языков:

И дальше список из ста тридцати наименований. Фигасе!

— «Подгрузить для Всеобщего.»

\\Отказ. Память занята установкой баз для комплекса ВОСТ.

— «А… Ну ладно, тогда потом.»

\\Поставлено в очередь.

Совещающиеся тем временем закончили разговор, Золотой порывисто приобнял новичка за плечо и похлопал по спине. Едрить! Это что у них за отношения в команде? По впечатлениям не похож брутальный элитник на «голубка». Ладно, то не моего ума дело.

Кстати, оба направились мне наперерез, как раз должны перехватить на половине пути к рарику. Не хочется что-то с ними общаться, но не убегать же. Это будет смотреться как-то по детски.

Я продолжил идти как шёл и скоро мы поравнялись.

— Привет ещё раз, — кивнул элитник. — Вот познакомься. Мой сын Малт. Очень захотел поблагодарить тебя за спасение лично.

Ааа! Так это его сын. Ну тогда обнимашки понятны. Тем более, что если хорошо подумать, ничего «голубого» в их объятии и не было. Скорее отеческое проявление заботы, и облегчения, что сын не пострадал в той передряге. Зря я подумал чепуху.

— Привет, — широко улыбнулся Малт. — Благодарю, что не оставил меня. Не многие стали бы ввязываться в чужие разборки. Тем более когда противников больше. Вот, небольшой презент от нас с отцом.

Протягивает серый коробок с пометкой ВОСТ на крышке.

— Спасибо, — учтиво киваю принимая подарок. Знал бы ты парень, что разминулся с «Тихой» пулей из моей винтовки всего на несколько десятков сантиметров, то не улыбался бы так широко.

Я вскрыл коробку и мельком глянул внутрь. В отдельных ячейках восемь непонятных штуковин напоминающих больших жуков из пластика. Нейросеть пометила их странными полупрозрачными мерцающими иконками, но при сосредоточении на них всплыло лишь:

\\В базах отсутствует.

Ну и ладно. Потом в сети поищу что это за звери. Вряд ли охотники подарили какую-нибудь бесполезную чепуху, не те они люди.

Кстати, по лицам видно, что парни ожидают от меня бурной реакции на презент. Видимо по их представлениям я определённо должен знать, что это за штуки. Не буду разочаровывать дарителей, а то подумают, что винтовка не моя и я нашёл её где-нибудь на захваченной станции, да ещё и пристрелил парочку охотников чтобы её заполучить.

— Ух ты! — как можно искреннее обрадовался я. — Вот это да! Спасибо ещё раз. Не ожидал. Даже неудобно немного, — правда больше потому, что подарок не совсем честно заслужен, но не отказываться же.

— Да какое тут неудобство, — возразил Золотой чуть сощурившись, всё-таки жаль ему расставаться с «жуками», дорогие небось. Впрочем, через мгновение едва заметное недовольство пропало. — Жизнь сына дороже.

— Тут не поспоришь.

— Кстати, на счёт моего предложения о работе…

— Обычно я не принимаю подобных решений в спешке, — с ходу разочаровываю элитника.

— Понимаю, — одобрительно кивнул тот. — Но мы закончили работу на Намире, тут остались только разрозненные мелкие банды и возиться с ними никакого желания нет, маловато прибыли. Уходим на Торис. Вот лови мой контакт, вызывай в любое время.

\\Получен личный идентификатор. Золотой Хрен. Член ГиО. Элита. Сохранить?

— «Сохранить», — «смахиваю» всплывшее окошко с поля зрения.

— Хорошо, буду иметь в виду, но заранее ничего не обещаю.

— Само собой, — не стал спорить элитник. — Но ты подумай хорошенько. Команда у меня одна из лучших, посмотри отзывы в базе ГиО. К тому же, вместе намного безопаснее. Особенно, если нужно ещё и за отпрысками приглядывать, — похлопал он отечески Малта по спине. — В Содружестве полно разной швали.

Пытается на мои отцовские чувства давить. Гад. Хотя, он, конечно, прав. С командой профессионалов за спиной было бы спокойнее. Вот только дочь может что-нибудь такое отчебучить со своими «ОНИ» и непонятными пси-способностями, что неизвестно как подобное сотрудничество аукнется. Как бы новые товарищи сами не сдали «заинтересованным лицам» за вознаграждение. Пожалуй поостерегусь пока куда-нибудь вступать.

— Согласен с тобой, приятель. Вместе безопаснее, — легко согласился я, чтобы у элитника не сложилось впечатления будто я намерен отказать. Пусть считает что я раздумываю над его предложением.

И всё же, отчего-то мне кажется, что подарок он делает не по широте душевной или из большой благодарности, а с дальним прицелом, чтобы и меня заинтересовать возможными техническими преимуществами, но и «жуки» чтобы в команде остались когда я в неё вступлю. Впрочем, от наёмника другого ждать не приходится. Я бы на его месте так же поступил.

— Ну ладно, — как-то резко закруглил разговор Золотой. — Бывай и удачи.

— И тебе, — откликнулся я, дружелюбно кивнул и потопал дальше.

* * *
До рарика я не дошёл совсем чуть-чуть. Перед глазами потемнело, будто резко наступила ночь, только звёзды появились не в небе, а осыпались вниз на землю и их разметало ветром. Я встал как вкопанный, опасаясь, что это начало какого-нибудь катаклизма или Мать Народа использует на мне свой «Саараашш…» или что там у неё. Однако тьма скоро раздвинулась в стороны и видимость прояснилась. Нет не так. Она ПРОЯСНИЛАСЬ.

Человек двумя глазами может распознать объекты на сто восемьдесят градусов перед собой, но распознавать их трёхмерными только в пределах ста десяти градусов, а полноцветными в ещё меньшем диапазоне. Я же сейчас вижу градусов на двести двадцать, да ещё со всеми деталями и цветностью.

\\Синхронизация комплекса ВОСТ завершена.

Я оторопело обернулся вокруг своей оси и присмотрелся к окрестностям. Заодно осмысливая залитые в память знания, и только теперь начиная понимать почему нейросеть называет ВОСТ именно комплексом. Это не просто навороченная винтовка с оптикой. (Впрочем, к оптике прицел МК 5 не имеет вообще никакого отношения — это широкочастотный сканер принимающий почти все известные излучения и волны.)

ВОСТ это действительно тактический комплекс. В него входят не только импланты и винтовка, но и восемь разведывательных дронов (серая коробка с «жуками»), универсальный щит-ранец, комплект брони «Невидимка», орбитальный спутник «Наблюдатель» со встроенным в него орудием высокоточного поражения орбита-планета «Гром ОП 2» и множество других приспособлений, которых у меня к сожалению нет. Но которые можно раздобыть со временем. Кроме, пожалуй, «Грома», эту штуку не продадут даже наёмникам, а не то, что охотнику. Одно её хранение карается таким штрафом, что волосы дыбом.

Но это отдельная история, а сейчас обновления, окончательно установленные нейросетью, включили глазные импланты на полную. Темнота и «падающие звёзды» — это был завершающий этап оптимизации настроек.

Открывшаяся панорама заставила мой мозг залипнуть минут на пять. Это как всю жизнь смотреть фильмы на маленьком чёрно-белом телевизоре с выпуклым экраном, а потом тебя вдруг приводят глянуть новый блокбастер в кинотеатр с «3Д» и садят на лучшее место.

— Укуси меня пчела…

Вон до того камешка в форме сердечка сто сорок три метра двадцать сантиметров и три миллиметра. Причём никаких цифр перед глазами не светится, я просто знаю расстояние до любого объекта, расстояние между этими объектами и траекторию полёта пули с илуновым сердечником и смещённым центром тяжести, если я вдруг вздумаю кокнуть одного из грузчиков Золотого Хрена не поворачивая к ним ствол, а используя камешек-сердечко в качестве промежуточной цели.

Если бы со мной была винтовка, то её сканер-прицел уже высчитал бы твёрдость этого камешка и вероятность, что он раскрошиться до того как придаст пуле достаточный для отскока импульс. А если бы в дронах была синька и они выстроились в специальном порядке вокруг, то ребятки сообщили бы температуру, плотность, скорость и направление движения воздушных масс. Ещё и подкорректировали бы прицельную ось со стороны.

— Дааа…

Когда эйфория немного схлынула, в мою умную голову пришла ещё одна мыслишка на счёт недешёвого подарка сделанного Золотым. Дело в том, что дроны жрут уйму энергии — восемь мелких паразитов сжигают пятьсот эргов маны в час.

Выходит элитник специально наблюдал приду ли я в пункт сдачи трофеев, и только потом вручил презент. Поскольку мой приход означает, что у меня напряг с синькой и я просто не смогу использовать таких энергоёмких дронов. Тут у меня появляется ещё один плюс за вступление в команду к Золотому. Если бы я повёл себя иначе и выказал состоятельность, то подарка бы не дождался.

— Ай да Хрен.

Нет, с таким начальником лучше не связываться. Хитрость Бомера и рядом не лежала с пронырливостью Золотого Хрена. Такой командир прожуёт, выплюнет, а ты и не догадаешься что во рту был.

* * *
Открываю шлюз рарика, забираюсь внутрь бережно придерживая серую коробку. Теперь мерцающие иконки возле дронов сменились на полноцветные со встроенным информационным виртуальным сопровождением и их видно даже сквозь крышку. Всё как положено.

— Летим домой? — слышу голос дочери и натыкаюсь на её взгляд полный нетерпения и радостной надежды.

— Эээ… ну… не совсем.

— Ты же обещал… — на глазах ребёнка мгновенно навернулись слёзы.

— Обещал значит сделаю, — уверенно заявил я пока не разразилась истерика, и сразу же виртуозно меняю тему. — Вот пусть «твои» просчитают каков шанс, что наёмник рабской роты спасёт дочь похищенную послом Бориана и увезённую на закрытую планету.

— Ммм… — мелкая закатила глаза, видимо задаёт Мудрецу вопросы. Слёзы забыты, ведь появилась новая задача. Чего я, собственно, и добивался. — Где-то…

— Можешь не считать, — отмахнулся я от ответа как от несущественной информации, и направился к ложементу пилота чтобы скинуть в накопитель корабля ещё тысячу эргов полученную в приёмке ГиО. — И так понятно, что очень и очень маленький. Но твой папаня смог. Верно?

— Ага.

— Так что усбагойся, дщерь, — для большей шутливости зажав нос пальцами произнёс я и проходя мимо потрепал мелкую по макушке. — Усё будет, но токо не сразу.

— А в чём задержка? Мало маны, да? Это из-за того, что я неэффективно переместила энергию черных звёзд, да? — и снова глаза на мокром месте. Дети в этом возрасте такие ранимые, чуть что сразу реветь.

— Нет. Синьки, конечно, маловато, но мы сколько хочешь с тобой заработаем, и очень быстро. Звёзды тут ни при чём, — как можно увереннее заявляю я. Всего-то двенадцать жемчужин. Чепуха. Мелочь. Гадство, я сейчас сам расплачусь. И от расстройства не подумав ляпаю: — Просто я не знаю где наша планета.

— Что!? — встрепенулась мелкая. Ой, что я несу-то? Едрить-мандрить! Когда погонщики забирали у меня дочь в СОТах у неё лицо и то было менее испуганным чем сейчас.

— Но эта проблема почти решена, — быстро, пока не началось, добавляю я.

— Да, а как решена?

— Как? Ну… — думай башка, думай. Как решена? КАК? — Эмм… О! Слушай, а Мудрец может просмотреть мои воспоминания?

— Только через нейронное пси-шунтирование. Вероятность сканирования без последствий для психики пятнадцать процентов.

— Ну твою же он просматривал когда «Майн» писал и, надеюсь, без последствий?

— Мою может. Мы же с ними в одном кластере.

— Ну и ладно. Пусть посмотрит твою память на предмет карты нашего звёздного неба и по ней определит координаты Земли.

— Точно! — мелкая аж в ладоши захлопала. Однако, как мало нужно ребёнку для счастья.

Даша уселась в позу лотоса, закатила глаза и даже перестала дышать. Я как раз вставил комлинк в приёмный слот чтобы перекинуть ещё тысячу в корабельный накопитель.

\\Время переноса — пятнадцать минут, — выдал терминал.

Мда… «РАТИОН МД 50:20:15 «эр»», извлечённый из карьерного выгребателя — это вам не прозрачный кристалл навороченного комлинка, придётся подождать.

— Блииин, — донесся из кубрика разочарованный возглас.

— Что там, дочь?

— Карта получилась не очень точная, я редко видела звёздное небо.

— А я тебе говорил, меньше у компа нужно сидеть и больше на улице гулять.

— Ночью?

— Не умничай. А что, совсем плохая карта вышла?

— Да пойдёт, просто тут ещё Мать Народа заняла Мудреца выполнением какой-то задачи. Осталось всего три сотых процента мощности. «Они» так будут целый год координаты высчитывать.

— Главное чтобы вообще высчитали, а мы пока синьки заработаем на перелёт, — кстати, нужно внимательно прошерстить записи Белого Волка. Я там видел что-то похожее на бухгалтерские отчёты и банковские реквизиты, вдруг и зарабатывать не придётся. Не может быть чтобы у такого продуманного парня не было скрытых счетов или припрятанных накопителей. — А куда это Мудреца так запрягли, что так мало мощности осталось?

— Это закрытая информация, — монотонно отчеканила мелкая не своим голосом.

— И ты, Брут!? — возмущённо воскликнул я.

— Чё?

— НичЁ, потом как-нибудь объясню. Лучше скажи, что там со следилками в комлинке?

— Есть, — подтвердила мои опасения Даша.

Выходит Тайрел меня со всех сторон обложил, прохвост. Ну ничего, «детишки» и эту чепуху легко почистили. Это для них раз плюнуть.

— Хочешь сказать были, но ты удалила?

— Нет, ты же не говорил удалять.

— Ёлки… — вот тебе и раз плюнуть.

— Поэтому мы немного изменили программу. «Червь» отправлял координаты «хозяину» только если была связь с гипернетом. А теперь, каждый раз при появлении связи, программа будет высчитывать сколько прошло времени с прошлого отчёта и соответственно менять координаты так, будто мы перемещаемся в сторону фронтира Федерации Кай. Это наиболее вероятное направление для бегства.

— Молодцы, — это даже не раз плюнуть, это как слегка моргнуть.

— Дашь комлинк поиграть?

— Эмм…

— Пожаааалуйста.

— Ладно, возьмёшь как рарик зарядится, — что поделать, хорошая работа должна хорошо награждаться.

— Ура!

Я плюхнулся в ложемент пилота и создал удалённое соединение нейросети с сервером ранца-щита. Пока мы в относительной безопасности, нужно внимательно изучить документы. Шантажировать бывших клиентов Белого Волка, конечно, не собираюсь, нет у меня нужных связей и надёжных тылов. Но вдруг попадётся что-нибудь интересное, на чём можно срубить «лёгкой синьки»?

А всё-таки интересно куда Мать запрягла Мудреца? На какие такие задания? И чем это может нам грозить? Впрочем, пусть бореанцы у себя там хоть на головах пляшут. Главное чтобы не взлетели и не вздумали за мной гоняться. Хе-хе. Придёт же такая дурость в голову.

* * *
Сектор 214088. Система Гира. Орбита планеты Бореан. Исследовательское судно «Ниердалис».


Некогда военный крейсер, а сейчас обвешанный научной аппаратурой корабль, давно лишён большей части вооружений. С него даже маршевый двигатель свинтили, вернее не свинтили, а переоборудовали под силовую установку для какого-то лабораторного оборудования. Соответственно и состав команды претерпел значительную перетасовку. Основная часть контингента — учёные, и лишь двадцать процентов — военные. Они обеспечивают остаточную боеспособность корабля. Исследования-то секретные по большей части.

Одновременно на «Ниердалисе» несут боевую вахту всего десяток офицеров, остальные отдыхают ожидая своей смены. И поскольку самые любопытные зеваки и шпоны закончились давно и быстро — тому поспособствовали левиафаны Бореана, дежурство ведётся спустя рукава.

Основная ответственность возложена на старшего оператора боевой рубки, который чётко сменяется каждые восемь часов, и реально может что-нибудь предпринять в случае неприятностей. А посты вроде оружейной палубы и реакторного отсека — пустуют. Всё равно все их функции дублируются на мостике.

Капитан «Ниердалиса» Кад Шинар расслабленно откинулся в кресле, медленно перетасовывает виртуальные костяшки «Рилиа» и слушает свою любимую музыку, намеренно игнорируя запросы с научной наблюдательной лаборатории номер два.

Профессор Ланат опять требует объявить тревогу первой степени и поставить штурмовиков «в ружьё».

— Чёртов кретин, — вздохнул Кад отменяя на терминале очередной запрос. — Дай только тебе волю.

Старый хрыч профессор давно достал всех дежурных. То ему немедленно перехвати какой-то не отмеченный РАР-3 попавший в зону сканеров. То измени орбиту «Ниердалиса», поскольку белесое поле покрывающее Бориан претерпевает скачкообразное изменение флуктуационных складок (Знать бы ещё, что это такое). То выдвинь главный калибр для обстрела ионами магнитного поля планеты.

— Ага, щаааззз, — пробурчал кэп, снова отметая очередной запрос. — А если такой обстрел местным «китам» не понравится, тогда что?

Помниться Ланат так и не ответил на этот вполне резонный вопрос капитана. Зенки свои только выпучил как всегда, и запищал своё обычное:

— Я решительно требую!

— Требует он, — сплюнул Кад. — Чтоб тебя…

Вот зачем, скажите на милость, перехватывать мелкие корабли? Пусть себе пытаются приземлиться на Бореан сколько влезет. Всё равно, кроме посольского челнока, никому это ещё не удавалось.

Вон остроухие постоянно обстреливают поверхность разной техникой. И что? После очередной такой попытки левиафаны взяли, да и шарахнули струнами по аграфской научной базе. Только ошмётки полетели. С тех пор любые корабли остроухих взрываются на расстоянии светового месяца от Бореана.

— И как только прицеливаются, — недоуменно покрутил головой вояка. Уж он-то знает, что на таком расстоянии это невозможно.

Нет. Шутить шутки с аборигенами Кад не намерен. Пусть профессор Ланат шлёт свои жалобы командованию хоть сто раз на день. Там тоже уже поняли что профессор за птица, и просто не обращают на эти петиции внимания. Особенно после происшествия со станцией остроухих.

Так что капитан не переживая отправил в «мусор» ещё один запрос и сделал погромче музыку.

— И не надоедает же старпёру мохнорылому. Что б у него нейросеть от запросов зависла.

\\Контакт снова он-лайн: старший помощник Добс Карип.

Капитан удивлённо оглянулся. Боевая рубка экранирована от сетей, чтобы военные хакеры не смогли взломать систему корабля. Поэтому все контакты в списке капитана недоступны. То, что старший помощник «в сети» означает что он тоже явился в рубку.

— Ты чего припёрся, Добс? — окликнул капитан подходящего к терминалу заместителя. — Твоя смена только через час.

— Ты же знаешь, если меня разбудить, я потом уже не усну.

— И тебя Ланат достал?

— Не то слово, — поморщился Добс. — Просыпаюсь, а он надо мной стоит. Глазища свои выпуклые вылупил и несёт какую-то чушь. Я чуть не обделался от неожиданности, веришь?

— Верю, — легко согласился капитан представляя себе эту картину и ухмыляясь. — Замыкать кубрик нужно. Хе-Хе.

— Не смешно, — заворчал Добс.

— А чего он на этот раз требует?

— Полную боевую готовность. Говорит происходит необратимое рассеивание мезосферного экзощита.

— Это как?

— Понятия не имею.

— Давай глянем что ли, для очистки совести, — предложил капитан и провёл рукой по сенсору главного терминала.

Над терминалом развернулась трёхмерная модель Бореана. Даже несведущим в науке воякам стало очевидно, что происходит нечто из ряда вон. Белесая дымка полностью закрывавшая планету от взгляда и делавшая её похожей на бильярдный шар, зияет рваными просветами через которые видно безбрежную лазурную гладь воды и редкие вкрапления островов. Будто какие-то вредные насекомые основательно погрызли некогда идеальную поверхность шара.

— Мраморная парция, — ругнулся капитан, его руки проворно запорхали над терминалом. — Накаркал таки Ланат.

Мерзко завыла сирена общей тревоги.

* * *

Длинная очередь разумных, закутанных в чёрные балахоны, споро двигается вперёд по золотому песку. Хвост этой колоны скрывается между скал, а голова ныряет в огромный куст формой напоминающий космический корабль. Странно, но не смотря на редкую листву, рассмотреть что происходит внутри куста невозможно даже вблизи. Кажется будто разумные просто растворяются в воздухе только коснувшись ветвей.

Наконец последний борит, одетый в технологичный скафандр песчаного цвета, исчез внутри. Островерхие скалы, беспорядочно окружающие куст, вздрогнули и поползли вниз зарываясь в песок.

Далеко в океане послышался могучий трубный гул, словно вереница океанских лайнеров одновременно подали «голос» готовясь к отплытию.

Песок возле «куста» взорвался фонтаном от стремительного движения каменных колец внезапно завертевшихся вокруг зелёного «корабля» подымающегося вверх. Длинные, загнутые тела скал, как клубок серых змей, вьются серпантином у изумрудной листвы. А сама листва вытянулась и сложилась зелёной чешуёй брони, окончательно превратив куст в древний космический корабль.

Когда бореанское судно набрало высоту в несколько километров, из воды стали подыматься серые тела левиафанов похожих на продолговатые капли океанской воды. Самый большой достигает длинны в пятьсот метров. Самый маленький — чуть меньше сотни.

Серые «капли» быстро теряют цвет становясь полупрозрачными. Догоняют взлетающий корабль и выстаиваются вокруг него, облепляя как пчелиный рой матку покинувшую улей. Постепенно кавалькада сливается в вытянутую фигуру на манер огромной прозрачной медузы, внутри которой всеми оттенками зелени светится зелёное ядро.

* * *

Боевая рубка крейсера «Ниердалис».

Толпа военных разбрелась по отсеку, места у капитанского терминала всем нее хватило и крайние постоянно переспрашивают что происходит. Собрались все смены, даже парочка научников припёрлись, хотя им тут находится вообще запрещено.

— А ну тихо! — гаркнул капитан Кад. Разговоры разом смолкли. — Персонал не занятый на боевых постах: покинуть помещение!

Никто не возмутился. Команда крейсера состоит из профессиональных военных, и несмотря на длительную «расслабуху», каждый крепко знает что такое дисциплина. А потому на мостике очень быстро стало просторно и тихо.

— Ну и что теперь? — в пол голоса поинтересовался старший помощник.

— А ничего, — раздражённо буркнул капитан. — Сообщение в штаб отправлено, маршевого у нас нет. Стоим смотрим, наблюдаем, фиксируем. Постоянный канал передачи налажен?

— Так точно! — быстро отозвался связист.

— Собственно, ничего страшного не произошло. Ну пропал барьер, и парция с ним. Пусть большие головы думают что делать дальше. Наше дело беречь корабль, а ему ничего не угрожает…

Пик! На терминале загорелась красная точка, у самой поверхности планеты.

\\Обнаружен неопознанный объект. Сигнатуры двигателей в базе данных отсутствуют.

Дальше высветилась информация о габаритах, тоннаже, скорости и направлении.

— Здоровый-то какой, — прошипел Добс. — Даже крупнее линкора «Кай». Как от его разгонных ускорителей атмосфера не горит?

— Завали хавальник, — рыкнул капитан.

Он почему-то почувствовал себя виноватым в появлении неопознанного корабля, будто своим «ничего не угрожает» накликал беду на «Ниердалис». Если ещё выяснится что этот гигант движется прямо на них…

Наконец искин высчитал и прорисовал на терминале траекторию. Широкий конус, сужающийся к носу «гостя». Пока выходило что «Медуза», так Кад окрестил про себя огромный корабль, вполне может двигаться к крейсеру, а может просто пройдёт мимо. Мало ли, может они сейчас изменят направление.

В рубке повисла тишина. Офицеры старались не дышать, и даже не моргать, чтобы не раздражать капитана.

Пик. Пик. Пик. Терминал раскрасился россыпью красных точек.

\\Найден новый объект. Сигнатуры двигателей: Малый зонд, Империя Аграф.

\\Найден новый объект. Сигнатуры двигателей: Разведывательный бот, Республика Келар.

\\Найден новый объект. Сигнатуры двигателей: Корвет, Республика Минматар.

\\Найден новый объект. Сигнатуры двигателей: Средний зонд, Империя Аграф.

Список продолжает увеличиваться. Опознанные цели искин раскрашивает в соответствующие цвета. Скоро карта запестрела десятками разноцветных пометок.

— Набежали, проныры, — заворчал капитан.

Хоть по закону система Гира и находится в зоне ответственности Федерации Кай, ни для кого не секрет, что в округе ошивается множество зарубежных наблюдателей. Кайанцы даже не пытались качать права по этому поводу. Бесполезно, да и можно нарваться на дипломатический скандал, который способен плавно перетечь в военное столкновение. Кто же допустит чтобы тайну Бореана единолично разгадывала одна единственная держава?

Кайанцы предпочитали вежливо «не замечать» гостей, даже когда те наглели. Впрочем, военному фрегату Империи Аграф не особо и возразишь, если тот вдруг вздумает прогуляться через границу, в нарушение всех норм и регламентов.

Прошло около пятнадцати минут. «Медуза» продолжает ускоряться, а «Ниердалис» по прежнему находится в конусе её траектории.

— Да что ж такое? — капитан нажал несколько иконок.

Корпус «Ниердалиса» вздрогнул. Это включились маневровые ускорители. Жаль маршевый отключен. Иначе Кад уже увёл бы судно подальше от странной штуки подымающейся с Бореана. На маневровых же можно подправить орбиту, набрать кое-какую скорость, но далеко не удерёшь.

Крейсер потихоньку начал смещаться с траектории движения «Медузы». Когда до края конуса осталось совсем немного бореанский корабль подправил направление и «Ниердалис» оказался прямо в центре конуса. «Медуза» уже не скрывает, что движется прямо на лишённый хода корабль.

— Кучу мраморных парций тебе в зад, — рявкнул капитан и отключил ускорители. — Экстренная эвакуация экипажа!

Тон сирены к коридорах «Ниердалиса» сменил тональность. Большинство офицеров в рубке молча встали и двинулись к выходу. На местах остались лишь старший помощник и главный инженер, как и предписывает устав.

— Может просто пугают? — заискивающе протянул Добс.

— Может и пугают, — сглотнул Кад. — Но наш спасательный бот подготовь, и зарезервируй чтоб никто не угнал ненароком.

— Сделано, — отозвался Добс нажав на терминале нужные иконки.

«Медуза» приближается и, похоже, менять направление не намерена. Капитан нервно заёрзал в кресле, насколько это возможно когда ты зафиксирован захватами безопасности.

«Спокойно. Спокойно.» — мягко усмиряет колотящееся сердце Кад. — «Главное не поторопиться и не покинуть корабль раньше времени, а то на расследовании впаяют «трусость» и прощай обеспеченная пенсия.»

Пик.

\\Найден новый объект. Сигнатуры двигателей: Линкор, Империя Аграф.

— Ого! — не удержался от возгласа Добс. — Убедились что их лоханки больше не сбивают и прислали целый линкор. Где он только прятался интересно, в поясе астероидов? И какого припёрлись?

— Это полувоенный «фонарь», — пояснил главный инженер. — В нём очень мощные сканеры. Видимо, хотят основательно прощупать «гостя» и ничего не упустить. Заодно получше рассмотрят наше крушение.

Старшие офицеры недовольно покосились на инженера. Говорить о крушении ещё «живого» корабля не полагалось.

— Да ладно вам, — отмахнулся тот. — И так уже всё ясно.

— Иди ка ты в бот, — хмуро сказал капитан. — И нее вздумай без нас отчалить.

— Есть, — с видимым облегчением слез со своего кресла инженер.

— Засранец, — беззлобно бросил Добс когда за главным инженером закрылась переборка.

Капитан промолчал, ему показалось что «Медуза» немного ускорилась. Он сверился с показаниями искина — действительно, скорость бореанской посудины моментально увеличилась почти втрое. Как там от перегрузок нее погиб весь экипаж?

Конус траектории «Медузы» вдруг заколебался и сместился, точнёхонько нацелившись на линкор остроухих.

— Да ладно, — хмыкнул Добс. — Вот будет потеха если…

— Не спугни, — перебил его капитан.

Но на аграфском линкоре тоже сидели не дураки и быстро подметили изменения. Линкор быстро развернулся кормой к «Медузе». Вспыхнули дуги ускорителей.

В это же время с полупрозрачного корабля бореанцев ударил луч, зафиксированный сканерами «Ниердалиса» на самой границе принимающих частот. Пик — жалобно пискнул терминал отмечая неизвестное излучение.

Сигнатуры двигателей аграфского корабля сместились в поле: \\Дезактивированы.

Оба офицера вздрогнули. Вырубить двигатели аграфов подавляющим полем, да ещё на таком расстоянии, да ещё из атмосферы — считается невозможным. Вернее считалось, ровно секунду назад.

— Постоянный канал передачи данных открыт? — неотрывно глядя в проекцию карты спросил капитан.

Ответа не последовало, связист давно покинул рубку. Взгляд капитана требовательно перескочил на старшего помощника.

— Щас, — встрепенулся тот и провёл рукой по своему терминалу. — Да. Всё пишется, всё передаётся. Отменить экстренную эвакуацию?

— Нет. Да и всё равно уже поздно. Потом всех подберём.

* * *

Линкор бессильно завис на месте, громада «Медузы» неотвратимо надвигается. Вблизи видно что на корабле аграфов не только вырубились ускорители, но и потухли стыковочные огни. А если бы кто-то смог проникнуть внутрь, он обнаружил бы, что все системы корабля отключились и экстренно перезагружаются, даже главный искин естественного обучения.

Самые простые устройства восстановились первыми. К ним, естественно, относится большинство спасательных и аварийных. От линкора, словно потревоженные взмахом руки мухи, в разные стороны прыснули разномастные шлюпки, боты и капсулы.

Полупрозрачное тело бореанского корабля врезалось в линкор. Ни взрывов, ни вспышек. Аграфское судно мягко проскользнуло внутрь «Медузы», и так же мягко разделилось на составные части обнажая секретные внутренности суперсовременного боевого корабля.

Броневые плиты, агрегаты ускорителей, орудия головного калибра, спаренный варп-генератор — плавно пристыковались к сердцевине и добавили зелёному ядру новые, хищные обводы. Множество других деталей скользнули мимо и скоро вывалились из хвоста «Медузы», огненными болидами устремляясь к поверхности брошенной планеты. Выглядит так, будто мудрые бореанцы вынули и забрали всё необходимое, чтобы не заморачиваться «изобретением велосипеда» и не строить того, что можно запросто отнять.

Глава 7

После загрузки базы «Статут ГиО», чтения новостей галактики и различных объявлений от корпов, а ещё документов в ранце Белого Волка, я всё больше убеждаюсь, что охотники — это стервятники.

Наёмников наподобие Тайрела можно сравнить с волчьей стаей — они постоянно рыщут в поисках хорошей драки, яростно вгрызаются в горло врага, а затем быстренько обгладывают сваленную с ног добычу и бегут дальше, не обращая внимания на оставшиеся объедки.

Ведь громадному контингенту «Черепахи» не с руки возиться с остатками мелких боевых формирований раскиданных по всему Намиру. Это как из пушки по воробьям стрелять. Да и сами клиенты не позволят большой наёмной армии заниматься обычным прочёсыванием местности, поскольку платить-то всё равно придётся как за полноценную войсковую операцию.

Для выкуривания оставшихся врагов или поиска недовольных переворотом оппонентов проще объявить награды за их головы. А если ваша корпорация, благодаря перевороту, ещё и получила статус главенствующей на планете, так это вообще как два пальца об асфальт.

Вот тогда и слетаются охотники, как грифы на запах падали. Нет, конечно же, каждый охотник и так постоянно находятся в поиске преступников объявленных вне закона. Без всяких послевоенных приглашений нейросеть любого гильдийца всегда перегружена программами опознания и идентификации, он присматривается к каждому подозрительному лицу, имеет право задерживать не идентифицированных личностей. В общем постоянно ищет и бдит.

Но найти «голову» в повседневной жизни, так сказать просто идя по улице, это нечастая удача. Такое, безусловно, бывает, но много при подобном подходе не заработаешь. Лучше уж тогда в планетарную полицию записаться — зарплата та же, а возни меньше.

Вообще-то, для хорошего стабильного заработка лучше всего прибиться к большому отряду наёмников. Но если армейская дисциплина и чёткие графики службы тебе не по нутру, то твой выбор — ГиО. Да, охотники тоже сбиваются в команды, иногда довольно большие, но отношения в них всё больше неформальные.

Можно смело послать старшего куда подальше или отказаться идти на очередную зачистку, причём мотивируя это плохим настроением. Никаких дисциплинарных взысканий не последует, поскольку нет никакого устава несения службы.

Это, конечно же, не означает, что тебя будут терпеть в команде, если ты редкий мудила, а быстро выгонят взашей. Однако выгонят — это не рабская рота, попадание в которую грозит такому же нарушителю наёмнику.

Ну, а ещё бывает, что ты просто одиночка — либо по жизни, либо в силу каких-нибудь причин. Например, твоя дочь владеет умением за пять секунд потратить синьку из двенадцати чёрных звёзд. Не знаю сильно ли востребованы такие навыки в Содружестве, но афишировать их точно не стоит и лучше держаться в стороне от малознакомых разумных.

Понято, что одиночкам проще всего зарабатывать именно на «зачистке». Выхватывая «головы» сразу после какой-нибудь крутой заварушки. Пока те разобщены и уже не способны дать организованный отпор. Цена за такие трофеи не очень большая, зато это почти безопасно и довольно быстро.

Конечно можно выслеживать и «крутые головы» — цена за которые начинается с пятизначных цифр. Но подобные ребята и сами имеют немаленькие зубы, а часто и входят в команду таких же как они сами отморозков. Собирать трофеи с таких проблематично, можно самому превратится в трофей. Зато уж если повезёт, то обогатишься сразу.

Ну и на конец, можно отстреливать пиратов, но тут уже лучше иметь корабль. И не какой-нибудь РАР-3, а полноценный боевой звездолёт. Впрочем, по большей части подобным промыслом занимаются капсулёры, из тех, что помоложе и победнее. А богатые и хорошо вооружённые громят сразу целые пиратские станции. Ну или не пиратские, тут смотря какой заказ поступит.

Мне же нужно что-нибудь совсем простое, лёгкое и быстрое. Славянская натура требует чтобы и ничего не делать, и синька капала. Жаль так не бывает. Или бывает?

Вот он список счетов Белого Волка. И не просто список, а номера, коды доступа, бухгалтерские якоря и удалённые идентификаторы. Есть всё чтобы прямо отсюда перевести средства на новые счета, на мои. Правда у меня ещё нет никаких счетов, но это не долго исправить.

Специально для охотников, корпы Намира расщедрились на бесплатную выделенную линию гипернета. Все удобства для дорогих гостей — только вычищайте кого следует. Вернее не совсем бесплатную, за каждую сданную «голову» начисляются столько-то рабочих баллов по которым и можно пользоваться корпоративным гипернетом. А поскольку я, только что, сдал аж двадцать два трофея, у меня полно халявных баллов.

Не долго думая зашёл на сайт самого распространённого и известного в ФК банка, и зарегистрировался. Переслал им идентификаторы комлинка, а следом и упрощённый ДНК тест, чтобы в случае утери комлинка можно было снять средства без документов.

Дальше начал проверять счета Белого Волка и обломался — везде пусто.

— Да как так-то? — Неужели такой прославленный охотник не имел ни гроша за душой? — Ни в жизнь не поверю.

Глянул последние движения по счетам. Множество переводов за один день и все совершены почти через месяц после смерти охотника.

— Кем?

А вот и ответ — \\Перевод удалённо подтверждён Вилиат Сумен, главный бухгалтер.

И это имя во всех подтверждениях. Похоже меня опередили.

— Вот падла.

То, что Белый Волк работал не один было понятно с самого начала, как никак трое подручных с ним ходило постоянно и неотлучно. Но судя по записям и личным делам персонала, у него ещё и личный медик, и личный пилот, и, что самое паскудное, личный бухгалтер. Который после смерти босса не стал зря терять время, а быстренько увёл всю синьку в неизвестном направлении. Не один я желаю поживиться за чужой счёт.

В общем, с наследством покойного облом. Кому надо, те уже наследовали и, я так понимаю, искать их бесперспективно, да и бесполезно. Что я скажу бухгалтеру если поймаю: «Верните деньги, я их честно настрелял?». К тому же это может быть и не бухгалтер, а прямые наследники, по указанию которых и сняты средства. Ладно, забыли о счетах. Не жили богато — нечего и начинать.

Компромат на сильных мира сего тоже пропускаю. Не в том ещё положении чтобы пытаться шантажировать больших дядек. Может попозже, когда стану крутым и страшным.

Осталось ещё несколько непонятных файлов в которых особняком выделяется один, сразу бросившийся мне в глаза: «База». Я думал это какая-нибудь навороченная база знаний заныканная Белым Волком на будущее, но это оказались подробные карты системы Торис и техническая информация по скрытому в астероиде бункеру.

Ну наконец-то! Похоже это и есть охотничий схрон на чёрный день. И судя по всему, этот секрет Белый Волк не доверил своим людям, а держал при себе. Значит, если и искать где-нибудь «золотые горы», то только там.

К рарику подкатил колёсный дроид с бочкой. Я уж думал корпы пришли требовать плату за стоянку, ан нет. Это оказался автоматический водовоз пополняющий запасы пресной воды всем желающим охотникам, да ещё и бесплатно. Крепко, видать, Сифнам прижало, раз всеми силами пытаются выказать гостеприимство. И гипернет, и вода. Может тут и столовая бесплатная для гильдийцев имеется? Впрочем, это уже перебор при современных кухонных синтезаторах.

Собственно, вода тоже не такой уж дефицит, но поиск, очистка и заправка корабельного резервуара — дело нудное и отнимающее время. Корпам выгодней если я не буду отвлекаться на чепуху, а займусь чем-нибудь нужным, например отстрелом партизанящих элементов. Что правда, делать это я вовсе не намерен, но корпам об этом знать не обязательно.

Открываю для дроида приёмный клапан и тот быстро пополняет запасы воды в рарике до отметки сто процентов. До этого было всего десять. Впритык для питья и приготовления пищи, а теперь можно и водяной душ активировать.

Отправил мелкую в ложемент пилота, а сам перестроил трансформер в гигиеническую кабинку и настроил комбинированный режим вода-ультразвук. Раньше-то я пользовался только ультразвуковой очисткой. Отличная штука — убирает грязь и пот, счищает омертвевшую шелуху с кожи, но совершенно не влияет на запахи. После такого «мытья» ты чист, но воняешь так же как и до этого. Когда же запах только-только начинает выветриваться ты уже по новой вспотел пять раз. Замкнутый круг.

А сейчас кожу очищает и освежает приятный ультразвуковой массаж и тугие струи ароматизированной воды. Которая не выливается вон, а проходит фильтрацию и используется по новой. Так что практически не тратится. Вылез из кабинки и почувствовал себя «новой копейкой». Лепота.

Вычистил таким же способом свой ЛВК и загнал в душ мелкую. В кофре с бытовыми принадлежностями ещё и лазерная бритва обнаружилась. Вообще-то, Салазар как-то предлагал эпиляцию в медкапсуле по обычаю наёмников. То есть растительность пропадает навсегда и бриться уже не нужно. Но тут есть одна заковырка — волосы пропадают все. Брови, ресницы, даже волоски в носу…

На возражение о том, что ворсинки в носовой полости полезны, так как задерживают пыль и микроскопических вредителей, док ответил, что этим занимаются корабельные и шлемные фильтры, а поросль в носу вещь не эстетичная и вообще — рудимент отсталого дикаря.

В то время я ещё не был готов к таким кардинальным изменениям в организме и отказался. Да и правильно сделал. Судя по некоторым «невинным» промашкам Салазара, он запросто мог и реснички в бронхах «выбрить», а это уже прямая дорога никогда не снимать дыхательную маску-фильтр вне корабля. Что по моим меркам не далеко от инвалидности. Постоянно ходить в «наморднике» и дышать как Дарт Вейдер? Да ну его.

К тому же лазерная бритва бывшего СБшника чудесный и удобный инструмент — сжигает только волоски, не трогая кожу. Раз, два провёл и готово. Ещё и длинна оставшихся волос регулируется, можно запросто себе голову постричь. Чем я и занялся пока мелкая нежилась в душе. Оставил у себя на голове короткий ёжик. И удобно, и моё чувство прекрасного не задето.

Затем и вышедшею из душа дочь обкорнал под короткое «карэ». Поскольку расчесывать её отросшие волосы без расчёски, используя исключительно собственную пятерню — ещё то «удовольствие». Да и как заплетатель косичек, я в принципе, не очень. Последнее время мелкая ходила с причёской напоминающей воронье гнездо. Но теперь этот момент исправлен, можно смело хоть на бал ехать.

— Всё, симпатяшка, — я закончил подстригать и поправил укоротившуюся её причёску. Никакого мусора после лазерной бритвы не осталось, всё собралось в виде лёгкого пепла в специальном отделении. — Теперь мы готовы к большому путешествию.

— Летим домой?

— Ну, пока ещё нет, но движемся в нужном направлении.

— А когда?

— Всегда, — в корне пресекаю развитие неудобного разговора, который может перерасти в слёзы. — «Твои» ребята координаты Земли высчитали?

— Нет ещё.

— Так пусть считают, а мы пока на дорожку подсобираем.

* * *
Полторы недели на варпе пролетели буднично. Всё это время я беспробудно грузил понравившиеся обновления из облака борианцев. Ничего навороченного, в основном базы первого-второго уровня. Я ведь должен понемногу разбираться в общеизвестных вещах, если не хочу быть похожим на дикаря дезертировавшего из рабской роты.

Чудно открывать глаза, видеть терминал рарика и вдруг осознавать, что слово «варп» перестало быть непонятной абракадаброй, или вдруг обнаружить, что ты вполне способен самолично собрать самую простую зеркальную кабину для омоложения. Она, конечно, будет выпускать порядочную часть синьки не на восстановление ауры, а в никуда, но тем не менее. Я можно сказать приобщился к божественной мудрости и бессмертию.

\\Обновление «Прыжковые Врата «часть один» загружено. Более высокий ранг обновлений отсутствует или заблокирован.

— Эх.

Впрочем, не очень-то и хотелось. Вряд ли я смог бы построить Врата в одиночку, даже если бы у меня остались мои жемчужины. Да и зачем мне это делать? Зато изученная база позволила лучше понять общепринятые принципы работы гигантских махин.

Например, мне пришлось потратить почти полторы тысячи эргов на дорогу до Прыжковых Врат Лорхета и всего три сотни я только что внёс на прыжок к Торису. Всё-таки непривычно, что дорога до системы Торис займёт всего секунду, а стоит в пять раз дешевле, не смотря на то, что расстояние больше раз в тридцать.

Удобная штука эти Врата. Если перебрасывают корабль к другим Вратам Переноса, то дальность прыжка значения не имеет, а цена приемлема. Если же хочешь переместиться по произвольным координатам, то это уже дороже и чем больше расстояние, тем больше погрешность. Бывали случаи, что корабли выкидывало у чёрта на куличках и им приходилось месяцами добираться до ближайшей обитаемой системы. А то они и вовсе пропадали. Потому прыгать наобум желающих мало, дешевле сигануть от Врат к Вратам, а там уже добраться своим ходом.

Ещё до того как улететь с Намира, я запросил в сетях информацию о Торисе, ведь туда ещё и Золотой Хрен зачем-то лыжи навострил. И пока нейросеть растыкивала по моим мозгам знания перламутровых, я потихоньку изучал место в которое лечу.

Система Торис условно обитаема. Она находится в удобном месте, почти в сердце Федерации Кай, но не имеет ни одной пригодной для жизни планеты. А потому долгое время использовалась исключительно как рудник по добыче редких ископаемых и как фермерское хозяйство.

Фермерами в ФК называют собирателей синьки. Парней разворачивающих МП-паруса вокруг подходящего светила, такие звёзды встречаются довольно редко. Возле них в основном и находят Прыжковые Врата древних цивилизаций.

Торис не исключение. Его Врата поражают размерами и работают в автоматическом режиме, никому не позволяя вмешиваться в свою работу. Вооружения, охраняющие это сооружение древних, могут поспорить мощью даже со всем флотом Империи Аграф.

Впрочем, любые военные действия возле любых Прыжковых Врат строго запрещены законами Содружества, ведь именно благодаря подобным находкам Содружество и появилось. Посмей кто-нибудь нарушить этот основополагающий постулат и на него ополчаться все без исключения расы.

В Федерации Кай, впрочем, как и везде, собирательство энергии поставлено под неусыпный государственный контроль, кого попало к фермерству не допускают. Особенно загребущие корпорации, те ведь сразу придумают сто один способ утаивать ману.

Хитрое правительство старается привлекать к такому важному делу исключительно одиночек или маленькие семейные кланы, которые рьяно «стучат» на соседей-конкурентов по любому поводу, да и без повода тоже, тем самым на корню пресекая любые нарушения. К тому же обкладывать крошечные разрозненные хозяйства непомерными налогами и сборами проще, чем корпов с их раздутым штатом законников и адвокатов.

Казалось бы, звезда огромна, места для установки МП-парусов сколько угодно, и тем не менее, благодаря «умелому» воздействию правящей верхушки, конкуренция среди фермеров бешеная, а заниматься фермерством не так прибыльно как может показаться. Это как мытьё золота на древней Земле — мойщики пахали как проклятые, а все сливки доставались владельцам прииска и короне.

И естественно, ни одному правительству никогда не приходило в голову завернуть такую звезду в МП-паруса как в простыню, и качать, качать, качать… Поскольку это обесценит синьку, её станет много и любой желающий сможет продлевать свою жизнь сколько угодно. Соответственно и власть сильных мира сего сразу же пошатнётся.

На Земле давным-давно придумали множество способов обходиться без нефти, но её добыча почему-то не прекращается, да ещё и установлены «непонятные» лимиты чтобы цена не падала. В общем, власть — она везде власть. Лучше держаться вдали от её взгляда и её интересов. Поскольку заработать сотрудничая с властью можно только геморрой.

***
Чуть заметно мигнули лампы освещения, дрогнуло изображение на главном терминале рарика.

\\Прыжок завершён. Местоположение: Система Торис.

Прыжковые врата закрывают практически весь обзор. Огромная полая сфера выполненная в виде решётки с шестигранными ячейками медленно вращается вокруг своей оси.

Количество вспышек-прыжков вокруг Врат Ториса не поддаётся подсчёту — бесконечное светопреставление. Сканер рарика просто не успевает фиксировать прибывающие и уходящие корабли.

Кстати, возле местной звезды базируется ещё и военный флот ФК. Он не только охраняет фермеров, но и несёт боевое дежурство по охране федерации, ведь прыжок к любой точке Кайи занимает всего секунду и обходится казне бесплатно — Прыжковые Врата древних сами аккумулируют энергию.

Я уменьшил радиус обозрения сканера до минимума, чтобы не слушать постоянные сообщения корабельного компа о новых целях, и направил рарик к бывшей станции по добыче руды. Раньше с неё разрабатывали мощный пояс астероидов между четвёртой и пятой планетами системы, а теперь, когда залежи обеднели, станцию продали ГиО. Тем самым убив сразу двух зайцев — с прибылью избавились от ненужного хлама и расположили свободолюбивых и склонных к мятежу охотников под боком у регулярного флота. Который всегда может «навалять люлей», если что.

Чёрная махина станции ГиО — неправильный «не пойми что». Нагромождение надстроек добавленных в разное время разными владельцами. Для зарегистрированных охотников стоянка бесплатна, но помня наставления Золотого, я внимательно проверил нет ли каких-нибудь закамуфлированных требований платежа, которые я могу невнимательно «подмахнуть», разрешая что-то совсем другое.

\\Статут ГиО, пункт пять, параграф восемь, — услужливо подсказала нейросеть.

Я мельком пролистал указанный пункт. Оказывается плата за все гильдийские стоянки взимается раз в год в купе с остальными членскими взносами. Причём не зависимо от того, пользовался ли ты этой услугой, и есть ли у тебя личный корабль вообще.

— Сквалыги.

Я бы и вовсе не пристыковывался к станции, но для того чтобы проникнуть в скрытый бункер необходимы не только коды доступа (которые у меня уже есть благодаря записям Белого Волка), но и устройство которое передаст их бункерной автоматике в закодированном режиме, чтобы никто чужой не «подслушал». Такой себе пульт дистанционного управления.

На основной массе гражданских судов эта фишка встроена изначально, а вот создатели рарика сэкономили на телеслоте. Да и в принципе, «пульт» в разведчике руды не нужен, ведь кораблик создан для работы в составе добычной артели, а не для рысканья по бункерам и личным докам.

Стыковочные узлы станции ГиО шикарны. Невысокие, но глубокие и длинные прорези в тёмных бортах станции. Этими прорезями, словно светящимся маркером, «исписаны» практически все поверхности. Станция ГиО сияет линиями как новогодняя ёлка гирляндами.

Причём закрыты доки не стальными шлюзами, а энергетическими полями не выпускающими атмосферу, которые ещё и «выжигают» паразитов с вашей обшивки, если таковые выжили в условиях космического вакуума.

Не нужно тратить время на шлюзование и дезинфекцию. Впрочем, защитой от болезнетворных бактерий и вирусов, в Содружестве каждый озабочивается сам. Если твой искусственный иммунитет, контролируемый нейросетью, не способен справится с какой-нибудь болячкой и ты откинул копыта, то туда тебе слабаку и дорога. Кстати:

— Даш, а какой у тебя статус иммунной защиты?

— Сто двадцать процентов по шкале Содружества, — откликнулось чадо. — Я с тобой иду. Надоело в корабле сидеть.

Да, тут не поспоришь. Для деятельной детской натуры, быть запертой на полторы недели в тесном кубрике — небывалый стресс. Как мне дочь ещё мозг не выела за это время? Пару литров крови так точно выпила. Последние пару дней я уже не знал что и придумать для развлечения ребёнка, так как игры в слова, «майнкрафт», раскрашивание пони и прочую дребедень надоедают очень быстро. Детям всё быстро надоедает.

Нужно обязательно «выгулять» ребёнка. Тем более, что беспокоится не о чём, моя нейросеть тоже выдаёт на двадцать процентов больший список известных инфекций, чем список распространяемый рекламой здравоохранения местной станции. Хотя те и пишут, что «подшивают» иммунитет к абсолютно всем болезням. Вруны. Откуда тогда у меня в списке продолжение?

Впрочем, заходить далеко в переплетения коридоров станции я нее собираюсь, не вставая с ложемента нарыл в сети уйму мест где можно быстро и не дорого приобрести нужный гаджет. На станции ГиО полно разномастных лавок торгующих подержанной электроникой. Оно и понятно, основную массу трофеев охотники тащат именно сюда. Гильдия чётко угадала настроение рынка и соблюдает паритет между покупкой и продажей. Хабар принимается чуточку дороже чем в обычных комиссионках по Содружеству, а продаётся чуточку дешевле чем в большинстве магазинов.

Поэтому людно возле Врат Ториса не только благодаря охотникам, армии и фермерам, а ещё и потому, что сюда слетаются барыги всех мастей, чтобы оптом и подешевле затариться бывшим в употреблении товаром.

Я легко завёл рарик в узкую прорезь дока, даже не напрягся. Вот что значит второй уровень базы «Пилотирование малых кораблей». Взгляд даже не опускается на панель приборов, нейросеть синхронизировалась с управлением и рукам почти нет работы, всё происходит «в голове».

Маленький РАР-3 запросто уместился возле стенки дока. В подобные стыковочные узлы доступ разрешён только небольшим судам имеющим функцию атмосферного полёта. Вокруг только боты, грузовые челноки и несколько яхт, которые выделяются изяществом и чуть большими размерами.

Вход для всех бесплатный и свободный. Ну ещё бы, если синьку высчитывают заранее. Диспетчер ни номера рарика не просканировал, ни идентификацию не запросил. Просто когда я оказался возле нужного мне дока, диспетчерский искин сообщил, что свободные места есть.

Фигасе!? Никакого контроля. Заходи кто хочет, бери что желаешь. Впрочем, если твой статус «в розыске», то ломиться в космическое тело плотно набитое охотниками за головами ты уж точно не станешь.

Рарик легко стукнулся поддоном в стальные плиты пола. Отключив системы и привычно спрятав корабельный ключ под прозрачный щиток в наруче ЛВК я вышел наружу. Дочь опасливо семенит рядом, почти повиснув на моей левой руке.

Пахнет машинным маслом, палёной изоляцией и космолётами. Да, у них тоже есть свой специфичный запах.

Причальный док я выбрал далеко не случайно, совсем рядом с ним подходящая лавчонка. Даже смотреть карту не нужно, мы минули два коридора, большой складской отсек и оказались у вереницы самых дешёвых магазинов. Это длинная стена с открытыми дверцами через каждые три метра.

Нейросеть пометила маркером очередное квадратное окошко из которого выглядывает смуглый тип с «мордой лица» прожжённого прохвоста.

Я подошёл и объяснил, что мне нужно.

— Телеслот? — осклабился торговец. — Полно. Сейчас покажу.

Не «снимая» улыбки он порылся в каких-то кофрах, которыми завалено всё свободное пространство за его спиной и вывалил на стойку десяток вс-плат.

— Выбирай дорогой, — улыбка стала ещё шире, почти как у чешира. — Всё по одной цене, всё отличного качества, на всё гарантия от дяди Чиви. Всего две сотни за штуку.

— Да мне, собственно, по барабану, — не видя принципиальной разницы между представленными телеслотами ответил я. — Мне один нужен, любой.

И потянулся к ближайшей вс-плате.

— Неа, — Даша дёрнула меня за рукав.

— Что «неа»?

— Этот не бери, в нём энерговвод измерителя много раз перегревался. Видишь помутнение в кристалле?

— Что ты говоришь девочка!? — возмущённо воскликнул торговец. — Да он совсем новый.

— Ага, — ехидно ответила мелкая. — Но работать будет со сбоями, хорошо если на десятый раз правильный код просигналит.

— Да я за свой товар ручаюсь!

— Да ты не ори на малютку, — грозно перебил я недомерка, отчего тот сразу скис, покосился на мой значок и нервно сглотнул. Никто из гостей, торговцев и посетителей, находясь в здравом уме, не будет ругаться с гильдийцем на станции ГиО, даже если его бляха бела как снег. Это как дразнить шершней стоя возле их гнезда. — Мы покупатели нам и выбирать, какие проблемы?

— Да никаких, — поднял ладони торговец, будто сдаётся. — Выбирайте конечно.

— Какой возьмём, Даш?

— Так-с, — деловито встала на носочки дочь чтобы доставать до прилавка и начала перебирать вс-платы. — В этом сегментация ядра разорвана, тут дорожки оплавлены, здесь касиметры раздулись, а это вообще мусор, — отодвинула она почти все гаджеты в сторону.

— Ты что мне одно барахло предлагаешь, изверг? — зло уставился я на торговца.

— Зачем одно барахло? — он указал на последний, не тронутый мелкой, гаджет. — Этот же рабочий.

— Да, — согласилась дочь. — Только «Видисы» двадцатой модели сняты с производства четыреста двадцать семь лет назад. Их частоту не поддерживает большинство современных замковых систем, — и повернулась ко мне. — Мы же что-то современное открывать будем? Или очередной схрон древних?

— Каких ещё древних? — мимикой я попытался донести до торговца, что ребёнок несёт несусветицу, а то подумает чего плохого, будто мы клад джоре нашли или там скрытый бункер какой-нибудь. Проблем потом не оберёшься. — Наш док открывать будем.

— Так у нас же…

— Пошли в другое место, раз тут одна дрянь, — перебил я дочь и потащил подальше от лавки пока она не разболтала, что у нас нет дока. И так торговец с подозрением и заинтересованностью косится в след.

Завёл болтушку подальше в боковое ответвление коридора и строго сказал.

— Ты думай, что говоришь, дщерь. «Им» что ли скажи чтобы за твоими словами следили и если что, то били током.

— Не говори «им», — парировал ребёнок. — Ты запретил.

— Ладно, проехали, — вздохнул я. — А открывать мы будем современный скрытый бункер богатого человека.

— А он ругаться не будет?

— Он помер и оставил нам бункер в наследство.

— Ааа… — понимающе протянула дочь, с таким видом, будто и вправду что-то понимает, пигалица. — Тогда у него там «Мерис» выше пятой модели или «Скрытник» выше двухтысячника. Мы тут таких телслотов не найдём. Нужен официальный магазин замковых систем.

— Понятно, — я запросил нейросеть и та быстро нашла искомый магазинчик и кратчайшую дорогу к нему. — Ну пошли тогда, прогуляемся.

— А я молодец?

— Ещё какой, горжусь тобой.

— А купим мне тоже комлинк?

— Обязательно, но сейчас денег нет. Ты же небось какой-нибудь навороченный хочешь?

— Ну да, — задумчиво вдохнула дочь и мечтательно добавила. — Двести восемьдесят тысяч стоит. Мы как раз мимо нужного магазина будем проходить.

— Кхм… Ну и запросы у тебя, ребёнок. Вся в мать, — в офигении чешу репу. — Давай так. Я готов выделить тебе на покупку пять процентов всей синьки, что мы найдём в бункере доброго дяденьки.

— Чё-то маловато.

— Ладно, десять, но это моя последняя цена. Да и дядька был опупенно богат, так что возможно десять процентов это нужная тебе сумма, — ободряющее заявил я, подумав, что такой вариант был бы идеален.

— Ура!

— Тсс. Не ори. Это всё не точно, может там меньше.

— А может там наоборот, ещё больше?

— Хотелось бы.

— Может мне тогда и на шлем хватит?

— Может.

— Только настраиваемый, чтобы ушки можно было вырастить, как у кошки.

Я тяжело выдохнул и молча сделал рука-лицо. А ребёнок всё не унимался до самого магазина обсуждая возможные покупки. Пришлось даже внутристанционное такси нанять, чтобы сократить этот монолог.

* * *

Внутри, отделанного бежевым пластиком, магазина с красивой голографической вывеской: «Замковые системы от официальных дилеров» нас встретил новёхонький андроид, такой же бежевый и пластиковый на вид, как и сам магазин.

Вдоль стен ухоженные, без единой пылинки, стеллажи закрытые прозрачным, словно слеза стеклом. На них аккуратно расположены лучшие образцы товаров.

— Ух ты, — завороженно протянула дочь когда андроид учтиво нам поклонился, воровато ткнула в него пальцем и быстро спряталась за меня.

— Что желают господин и юная леди? — ещё ниже склонился андроид, осторожно протянул руку ближе к Даше и над его ладонью появилась проекция изящной бабочки подёргивающей крылышками.

Мелкая сразу же высунулась рассмотреть представление поближе. Андроид сильнее раскрыл ладонь, бабочка принялась порхать над пластиковыми пальцами, а затем перелетела на палец к Даше. Всё, ребёнок потерян для общения минут на пять-десять. Как раз чтобы папаша успел скупиться. Умеют в богатых магазинах клиентов обхаживать, не придерёшься.

Я коротко объяснил цель визита.

— Вы безусловно попали в нужное место, господин, — умудряясь уважительно смотреть мне в глаза и одновременно развлекать мелкую ответил андроид. — К вашим услугам новейшие разработки в сфере защитных систем. Смею предложить телеслот «Меерис мк 9», лучшее передающее устройство скрытых сигналов на сегодняшний день. И всего каких-то двенадцать тысяч эргов.

У меня глаза на лоб полезли. Ого-го! Ну и цены. Такой суммы у меня нет и в ближайшее время не предвидится. Разве что продать подарок Золотого. Дроны где-то тысяч на десять затянут. Не хотелось бы с ними расставаться, но если припрёт.

Видя моё раздумье андроид продолжил:

— Разрешите я продемонстрирую вам возможности этого удивительного телеслота.

— О не, — влезла мелкая прогоняя бабочку с пальца, та пару раз мигнула помехами и пропала. — Па, мы же не будем тратиться на технику с ненужным набором функций? Давай возьмём «Скрытник 2000», функции всё что нужно есть, а цена всего тысячу. А на сдачу мне лучше настраиваемый шлем с ушками купим. Вот хоть бы «Пилот м4».

— Отличный выбор, юная леди, — как-то подозрительно легко согласился андроид. — Вы отлично разбираетесь в охранных системах. Хочу вам порекомендовать в комплект к «Скрытнику 2000»…

— Так, не нужно нам ничего рекомендовать, — оборвал я монолог пластикового продавца. Понятно, что он запрограммирован вытягивать из клиентов как можно больше синьки и до второго пришествия будет варианты расписывать. — Тащи «Скрытник 2000», нам ещё шлем покупать.

— Как будет угодно, секундочку пожалуйста, — просчитав моё настроение и поняв, что большего из нас не вытянуть, андроид вежливо кивнул и укатил на склад.


— Ты же понимаешь, что со шлемом придётся немного обождать, дочь? — спросил я когда мы вышли из магазина.

— Конечно, — совсем не расстроилась та. — Это я так, для поторговаться.

— Моя умница, — погладил мелкую по макушке. — А шлем мы обязательно купим. Обещаю.

* * *
Дориан Тайрел тяжело опёрся на свой рабочий стол. Теперь тот выглядел как прямоугольная глыба обсидиана. По верхней грани которой змеями мелькают прожилки огненных всполохов. Увидеть, что старинный харианский сенсор показывает на самом деле, могут всего несколько старших офицеров «Феникса».

«Черепаху» пришлось переименовать после модернизации, которая приключилась с древним кораблём-крепостью. Теперь космоносец больше похож на быструю хищную птицу, чем на медленное бронированное земноводное.

Зрачки Дориана наполнились оранжевыми отблесками. Перед его взором, над обсидиановой поверхностью появилась трёхмерная карта. Судя по датчикам, куча жемчужин, так необходимых кэпу, споро удаляется в сторону фронтира ФК. Чего-то такого Тайрел и ожидал. Куда ещё бежать дикарю?

Следом, за этой красной проворной пометкой, двигается другой маркер — синий. Очень скоро он должен нагнать беглеца.

— Скоро, — задумчиво покусал нижнюю губу Дориан. — Скоро.

Кэп представил как кладёт ещё дюжину чёрных шариков в приёмный дроссель «Феникса», как разгораются переборки, словно угли затухающего костра на который подул сильный ветер. Как этот ветер несёт по коридорам лёгкие искры. Как…

Ошейник неприятно затарахтел разрядниками. Позвоночник капитана прошило сильным разрядом тока от затылка до самого копчика. Дориан хрипло вскрикнул, будто получил мощную пощёчину, и нервно дёрнулся всем телом.

— Дим! — гневно крикнул кэп появившемуся на пороге старпому. — Прекращай играться! Я всё контролирую.

— Ага, — лицо старого интригана не выражало особой радости от подобной «игры». — Видел бы ты свою рожу, сам бы нажал гашетку.

— Рецидивов не было уже месяц, — строго ответил кэп. — А если ты будешь постоянно меня шпынять, то только затянешь мои тренировки по самоконтролю.

— Ладно, — согласился старпом. — Ты прав, я погорячился. Приношу извинения.

— То-то же.

— Но я включил шокер больше по другому поводу.

— Какому ещё другому поводу?

— Тай, я учу тебя уже уйму лет. Ты хороший ученик раз ещё не умер, но иногда упрямо наступаешь на одни и те же грабли несколько раз подряд. Повторение своих ошибок это…

— Это прямая дорога в трупы, — передразнил старпома Дориан. — Не припомню за собой ошибок.

— Ты упустил Шёпота понадеявшись на маяк в поясе.

— Я признал то своё упущение…

— Сейчас ты опять упёрся в «червя» встроенного в его комлинк и напрочь игнорируешь любые другие способы поиска. Свет не сошёлся клином на всех этих твоих электронных системах. Мысли разными категориями, используй другие приёмы. Если он сумел взломать пояс, что ему мешает перепрограммировать комлинк?

— Что-то раньше тебя не волновало как я ищу сержанта, — с подозрением сощурился Дориан. — Что нарыл?

— Ну хоть где-то прогресс, — усмехнулся Синт и развалился в кресле, которое стоит в углу капитанского кабинета. — Научился просчитывать старика пра-пра-дядюшку.

Дориан Тайрел открыл скрытый в стене шкафчик. Вынул бутылку из настоящего стекла и пару пластиковых бокалов. Разлил дорогой коллекционный напиток пахнущий травами, подал один бокал старпому и уселся в кресло напротив.

— Давай, не томи.

— Как тебе известно официальные магазины отправляют отчёты в налоговою ФК о продажах и клиентах. Мой источник сообщил мне, что по номеру того комлинка скупились на станции ГиО на Торисе.

— Дим, — Тайрел всегда поражался умениям Синта сохранять свои контакты в высоких кругах после любых передряг. Даже после уничтожения «Фениксом» трёх кораблей ФК, старпома не только не отлучили от «Рыжей почты», но наоборот добавили ещё больше полномочий. Естественно, для того чтобы он «стучал» на своего капитана. И Тайрел не сомневался, что старпом «стучит». Но делает это правильно, не в ущерб их общему делу. А ещё кэп поражался отсталости и недоверию Синта к высоким технологиям. Старпом начисто презирал всё, что изобретено не харианской расой. — Такое бывает часто. Тот комлинк был краденым и перепрошитым, неудивительно, что его номер мог совпасть с другим. Это иногда случается даже с официальными моделями из-за того, что производители не успели внести новые номера в реестр. Так что…

— Верно, — старпом поднял бокал призывая кэпа послушать очередную мудрость. — Такие совпадения бывают. Возможно даже часто бывают. Но есть вещи, Тай, которых быть не может. Например, один разумный не может одновременно быть в двух местах сразу. И на Торисе, и у фронитра.

— Я отправил за ним всех «своих», больше я никому настолько не доверяю, — парировал Дориан. — Десяток чёрных звёзд сломает любую честь и преданность.

— Тогда нужно «усыновить» ещё несколько разумных.

— Те кого я бы принял — не хотят, а те кто хочет, мне не нравятся. Нельзя тянуть в Хариан всех подряд.

— Эхе-хе, — Димайнис Синт встал, залпом опрокинул содержимое своего бокала в глотку и усмехнулся. — Мне нравился твой дед, мне нравился твой отец. И мне никогда не нравился ТЫ, заносчивый стервец и ленивый пройдоха. Однако, ты прожил уже больше чем двое твоих прославленных предков вместе взятые. Прекращай перебирать плоды, не важно какого они размера, главное правильно их приготовить.

* * *

Новый медотсек «Феникса» совсем не похож на те, что были на «Черепахе». Это место вообще не похоже ни на какие современные отсеки. Скорее уж на внутренний орган какого-нибудь животного. Тёмный пузырь по стенам которого ветвятся сосуды.

Вдоль стен десять приспособлений отливающих стальным блеском, но похожих на скелеты больших собак, которые подобрали под себя лапы и улеглись.

Шесть мужчин и четыре женщины неумело пытаются устроиться в рёберных клетках этих «собак».

— Ложитесь лицом вниз, — подсказал Тайрел. — Головой к стене. Не суетитесь, мы никуда не спешим.

Большинство новобранцев его раздражало, а некоторых хотелось попросту удавить. Что поделать, умелые профессиональные наёмники не хотят проходить непонятное посвящение, которое неизвестно чем закончится. Воины с отличным послужным списком и без этого найдут высокооплачиваемую работу у других капитанов.

И Дориан не мог их за это упрекать, как и не мог заставить пройти «усыновление» силой. Это бы быстро разлетелось по «наёмничьей почте» из слухов и сплетен, и тогда от репутации капитана, которая и так пошатнулась, не осталось бы камня на камне, а его и так уже покинули более семидесяти процентов лучших людей.

— Ну и ладно, — беззвучно шепнули губы Тайрела. — Сделаю «богов войны» из этих доходяг, пускай это и займёт больше времени, зато потом…

Наконец почти все улеглись в неудобных собачьих утробах. «Рёбра» скелетов сомкнулись, жёстко зафиксировав каждого из новобранцев. Из «хребтов» нависающих над спинами людей высунулись иглы и резко воткнулись каждому в позвоночник.

— Будет больно, — запоздало предупредил капитан Тайрел и вышел из медблока чтобы не слышать криков.

Помещение наполнилось визгом, стонами, нечленораздельными выкриками.

Только один новобранец всё никак не мог улечься поудобнее. Наконец автоматике это надоело и блестящие стальные рёбра сами сдвинули его тело как нужно и жёстко зафиксировали.

Барс недовольно ругнулся.

— Могла бы и подождать, долбанная железяка.

Слова его оборвали иглы воткнувшиеся по всей длине спины. Больно, но вполне терпимо.

— «И чего так орать?» — подумал Барс лишь слегка поморщившись. — «Одни сопляки и бабы в соседних капсулах»

Но порадоваться силе своей выносливости он не успел. В спинной мозг будто бы закачали расплавленный металл. Но Барс даже не вскрикнул, его голосовые связки просто заклинило судорогой. Парень моментально «сходил» и «по маленькому», и «по большому», а боль всё усиливалась.

При обычных обстоятельствах Барс бы давно потерял сознание, как это уже неоднократно случалось в драках или при ранениях. Но сейчас спасительное забытьё всё никак не приходило. И даже кричать всё никак не получалось.

Глава 8

В системе Торис вокруг жёлтой звезды вращается пять планет газовых гигантов. Жизнь ни на одной из них невозможна, слишком большая сила тяжести, слишком суровые условия. Не каждый космический зонд выдержит удары стихии бушующие в их атмосфере. Возможно там и есть какие-нибудь разумные организмы, но они умело прячутся, и с белковой жизнью знаться не хотят, иначе давно бы уже «огребли люлей» от буйных охотников, которые заполонили систему. Причём огребли не по делу, а просто так, по ходу жизни.

Такие уж нравы у гильдийцев — если ты не один из них (вернее из нас), то должен стоять по стойке «смирно» и кланяться всем у кого есть бляха, даже если она совсем белого цвета. Только попробуй кого-то тронуть и на обидчика накинется вся свора, забыв любые разногласия между собой. Именно поэтому охотников уважают и стараются не ссориться по пустякам. Даже улыбчивый проныра-торговец Чиви быстро «притух» стоило мне, «новичку», немного вспылить.


Массивное кольцо астероидов раскинулось между четвёртой и пятой планетами. Вдоль этого огромного пояса и двигается станция ГиО, которая раньше принадлежала добычной артели. Гильдийцы так и не сместили орбиту станции ближе к звезде, очень уж большая масса у стальной конструкции и это стоило бы слишком дорого.

Да и в некоторых астероидах всё ещё остались редкие руды. В тех, что слишком малы чтобы заинтересовать большие корпорации, но достаточно интересны для отдельных шахтёров. Некоторые отсеки станции до сих пор оборудованы приёмными бункерами и перерабатывающими заводами и сотрудничают с добычниками одиночками.

Маленький корабль с широкими, но короткими ложными крыльями помигивая навигационными огнями приближается к поясу астероидов, всё дальше уходя от громадной станции. По фюзеляжу рарика промелькнуло марево и он вдруг исчез с большинства радаров установленных на гражданских судах.

Искин боевого корвета ФК автоматически отметил, что одна из дружественных целей включила маскировку и продолжил вести её с использованием продвинутых средств обнаружения, а заодно выделив отдельный маркер — «подозрительный». В военных кораблях слишком современные системы, чтобы их смогли обмануть слабенькие генераторы невидимости установленные в РАР-3.

Но поскольку закамуфлированная посудина всё дальше удаляется от охраняемой зоны и не имеет вооружения, то спустя пять минут искин сменил маркер на «не опасен», и перевёл цель куда-то в самый низ списка. Ни один дежурный офицер мостика даже не заметил никаких изменений в списке из тридцати тысяч целей. Да и не их это работа, их обязанность вовремя принимать решения в случае возникновения внештатных ситуаций, а с остальным искин разберётся самостоятельно.

* * *

Я отключил генераторы маскировки и добавил тяги на ускорители. Нужно удалиться от станции, а потом уже путать следы. Маловероятно, что за мной кто-нибудь следит, но как показала практика — «паранойя безопасности» заболевание полезное.

Конечно же, я не думаю, что смогу спрятаться совершенно от всех. В конце концов в системе Торис уйма боевых кораблей, а значит и скрытых зондов, и военных наблюдательных башен. Но всем им я на сто процентов не интересен. Опасаться следует лишь нечистых на руку искателей приключений, которых на станции ГиО тоже как грязи.

Кто-нибудь может заинтересоваться куда это попёрся одинокий разведчик астероидной руды. Вдруг богатую жилу нашёл или скрытый бункер? А оно мне надо? Поэтому прятаться я всё равно буду, какой-то процент возможных наблюдателей глядишь и отсеется.

Под днищем корабля пронёсся один из астероидов размером с футбольное поле. Тут есть образчики и поболее, почти с нашу Луну. Но на таких обычно заметны следы шахтных разработок. Прежде чем продать станцию ГиО, шахтёры не один раз пролетели на ней вдоль всего пояса астероидов. Если и осталось тут что-то ценное, то в сравнительно небольших «камушках», габаритами эдак с Донецкую область.

Рарик чувствует себя внутри пояса как рыба в воде, он специально и проектировался для подобных полётов. Даже кажется, что ускорители гудят как-то по особому, веселее что ли.

Не то чтобы для других кораблей полёт в кольце астероидов был бы неудобен или опасен. Вопреки киношным штампам расстояние между отдельными астероидами таково, что тут может спокойно «разгуливать» целый линкор и не бояться столкновения. А в сплошное непроходимое кольцо каменные глыбы сливаются только если удалиться от них на десяток световых минут. Врезаться в таких условиях может только слепоглухонемой пилот с тяжёлым случаем ДЦП.

С другой стороны — если расстояние между отдельными астероидами двести тысяч километров, а ты движешься со скоростью пятьдесят тысяч километров в секунду, то препятствия не кажутся такими уж редкими. Так что от показаний главного сканера лучше не отвлекаться.

Нейросеть, наконец-то установила мне обновления «Варп-двигатели» и «Варп-навигация» второго ранга. Теперь я налегке высчитал необходимую для микро-прыжка траекторию, даже почти не пользуясь навигатором рарика. Впрочем, недоразвитый штурман разведчика, на котором порядочно сэкономили создатели, для таких маленьких перемещений выдаёт слишком большие погрешности. Система безопасности просто откажет в запуске двигателя при таких ошибках.

Моя же прокачанная башка, влёт высчитала необходимые величины варп-настроек и не «запыхалась», даже как-то страшно, что я такой умный.

Взвизгнул варп-генератор, мелькнули продольные линии на мониторе терминала. Всего секунда и я уже в десяти световых минутах от станции ГиО. Со сканера пропали практически все цели, впереди только уродливые глыбы камня, чем дальше тем больше сливающиеся в монолитную дорожку кольца в дали.

Рарик вынырнул из варпа с активной маскировкой. Перед следующим прыжком она на мгновение отключилась, это такой вот «косяк» от создателей РАР-3 — недочёт в распределении питания.

Вряд ли цель промелькнувшая на сканерах кого-то заинтересовала, но я запланировал добраться до скрытого бункера аж за четыре микро-перемещения. Мне не трудно лишний раз высчитать курс, а возможных преследователей такой манёвр обязательно собьёт со следа, если, конечно, преследователь вообще есть и это не военное судно федералов.

Очередной скачок, и мы на месте. Этот отрезок пояса ничем не отличается от остального каменного массива. Такая же, уходящая в бесконечную черноту, дорога из серого «кирпича». Тут совсем нет других кораблей, а основная масса крупных и средних небесных тел отсвечивает на сканере пустотами. Чего не отнять у рарика, так это возможности качественно «прощупать» практически все виды астероидов. Ну так, на то он и разведчик астероидной руды.

Однако даже его сканер не находит в какой именно каменной глыбе скрыта база Белого Волка. Если бы не точные координаты орбиты в его записях, я бы даже не обратил внимания на очередной обломок, ничем не примечательный с виду. Такой же выработанный шахтёрами до состояния выеденного яйца, как и многие другие.

Размер продолговатого астероида километр в диаметре и полтора километра в длину — мелочёвка. С боку виднеется большой и глубокий кратер, словно дырка в кариозном зубе, явно выжженная слабым проходческим лазером. Видимо, работа одного из небогатых шахтёров одиночек. Глянешь на такой булыжник со стороны и сразу понятно, что ловить тут больше нечего — пустая скорлупка. А рядом миллиарды её близнецов, таких же пустых и мёртвых. Лучшего места для базы просто не придумать.

Я пару минут подождал, внимательно вглядываясь в показания пассивного сканера, но подозрительных телодвижений в зоне захвата не заметил. Ну и отлично. Приступим к делу.

Активирую новёхонький телеслот и передаю закодированный сигнал из файлов Белого Волка.

\\Отзыв получен. Система безопасности дезактивирована.

В глубине кратера замигал тусклый стыковочный огонёк. На терминал пришли настройки оптимального курса стыковки. Автопилот подхватил управление и направил рарик к мигающему огню. Благодаря телеслоту система безопасности базы автоматически корректирует курс рарика. Пилоту ничего делать не нужно.

Замаскированный треугольный шлюз открылся аккурат пред самым носом корабля. Я уж было напрягся, думая, что мы сейчас врежемся в стенку кратера. Долбанные высокие технологии. Почему бы заранее не открыть новому хозяину? Так и сердечный приступ схватить не долго.

Сразу за шлюзом мерно мерцает силовое поле, сдерживая атмосферу внутри бункера. Проход довольно большой, десяток рариков спокойно разминётся. Приёмный ангар метров сто в ширину. Интересно какая же размером вся база?

Автопилот провёл корабль ближе к левой стене и плавно опустил на немного возвышающийся постамент. Клацнули магнитные захваты и надёжно зафиксировали рарик. Видимо, тут специальное место для челнока, или на чём там господин Белый Волк летать изволили.

Рядом, на боку лежит вытянутая трёхгранная пирамида с замысловатыми вырезами на боках, она занимает почти всё остальное свободное пространство ангара и приковывает взгляд. Присмотревшись я понял, что это громада современной яхты, остроносой, похожей на три спаянных вместе вытянутых конуса. Красавица. Волк не успел перекрасить её в свой любимый цвет и серо-стальная поверхность отсвечивает, отражая габаритные огни рарика.

Яхта понравилась мне с первого взгляда. Ёлки! Да по моему, глядя на эти строгие обводы и идеальные пропорции, я первый раз в жизни прочувствовал, что такое настоящий оргазм.

Кстати, эта малышка в шлюз пройдёт явно впритык. Похоже именно для неё выход и сделали треугольной формы.

— Лепота.

— А это что?

— Фу ты! — внезапный голос у самого плеча заставил меня вздрогнуть, что-то я расслабился совсем. — Дочь! Нельзя так подкрадываться.

— Это космический корабль? — ткнув в изображение на дисплее плафона кабины спросила мелкая.

— Ага. Наш новый космический корабль. Как тебе?

— Круто. А дашь порулить?

— Ну… — «порулить» рариком Даша отчего-то никогда не просила, а тут на тебе. Видать и ей яхта понравилась.

— У меня обновления третьего ранга «Пилотирование малых кораблей», если что, — важно заявила мелкая.

— Дааа? — Фигасе! А у меня только второго. — Ну тогда ладно.

— Ура!

— Но только попозже. После того как покажешь свои навыки в режиме тренажёра.

— Ладно, — ничуть не расстроилось чадо. — Так мы будем идти смотреть?

— Я буду, а ты пока в рарике посидишь.

— Нууу…

— У тебя шлема нет. Мало ли чего? Я всё проверю и тебя позову. Ок?

— Ок, — недовольно согласилась дочь.

Да даже если бы и не согласилась, кто её будет слушать? Брать ребёнка в разведку нужно только в очень-очень крайнем случае.

***
Внутри ангара пыльно и холодно, качество воздушной смеси едва дотягивает до санитарной нормы. Как-то несолидно для скрытого бункера именитого охотника. Но выбирать не приходится.

Я взял ВОСТ наперевес и внимательно огляделся. Вдруг какие-нибудь скрытые турели или охранные дроиды вылезут? Прицел винтовки должен отслеживать внезапную электромагнитную активность и предупредить меня ещё до того как охранные системы полностью активизируются. Можно будет поразить их прямо сквозь стены.

Пока прицел фиксирует лишь работу стандартного гражданского оборудования. Вдоль стен множество разнообразных агрегатов, вмурованных прямо в камень и смонтированных абы как. Такое чувство, что это не запасная база, а перевалочный пункт или гараж автолюбителя, который расположил всё нужное для ремонта в удобной близости, но без особого порядка.

Слабое освещение едва рассеивает мрак. Система жизнеобеспечения противно шипит выпуская отфильтрованный воздух. Все её модули наспех прикручены к стенам и на них нет защитных кожухов. Можно во отчую наблюдать процессы протекающие внутри. Судя по всему это далеко не новая модель фильтра очистки воздуха.

Это же касается и остального внутреннего убранства. Старенький полупромышленный синтезатор в углу, рядом пара древних инженерных дроидов и примитивный погрузчик с ручным управлением. Похоже всё тут служит одной единственной цели — обслуживание яхты.

Я прошёлся по периметру помещения и не обнаружил никаких дополнительных комнат или шлюзов. Один большой ангар выдолбленный в толще скалы. Тут не то что жить, просто прятаться неудобно. Какие там богатства, запасы на чёрный день или схрон? Банально негде нужду справить.

Единственное, что выглядит новым и ухоженным — это сама яхта, выделяется среди окружающего хлама, словно брильянт в грязи свинарника. Будем надеяться, что всё необходимое именно в ней.

Входной шлюз открылся стоило мне только ступить на пандус выдвинутый из яхты. Ни тебе запоров, ни секреток. Совсем Белый Волк ничего не боялся что ли? Впрочем, не то, что проникнуть в этот ангар без специальных кодов, даже обнаружить его почти нереально. Так что дополнительные меры безопасности — лишь ненужные растраты. Если бы кто-нибудь залез сюда без ведома хозяина, то уж взломать любые корабельные замки смог бы запросто.

Я прошёл короткий шлюз-отсек с двумя защитными энергополями, прерывающими проход вместо обычных стальных заслонок, и оказался в «прихожей». Прозрачные шкафы вдоль стен. В одном белоснежный комплект брони «Невидимка». Причём он расстыкован на отдельные части, каждая из которых зафиксирована в манипуляторе. Стоит встать на круглый постамент внутри шкафа и «умная» автоматика сама облачит тебя в доспех. Ну прямо как в логове Железного Человека.

В соседнем шкафу дополнительные насадки для винтовки и свободный просвет посередине. Я поднёс ВОСТ к шкафу и примерил — место как раз для неё родимой. Но оставлять её в шкафу не буду, пока не обойду тут всё до последнего коридорчика и закоулка.

Между шкафами притаился новёхонький аварийный дроид, зажатый специальным креплением. Он сложен в транспортное положение поэтому я не сразу понял что это. Пока не заметил как на панели дроида помигивает сенсор дежурного режима. Это меня заинтересовало и я прочитал подсказку нейросети. Дроид специально расположен поближе к главному шлюзу — стоит чему-нибудь сломаться и «аварийщик» моментально «проснётся» и бросится ремонтировать. Даже если поломка на обшивке, а яхта в варпе.

Я прошёл дальше по короткому коридорчику. Тут просторная кают-компания с ещё тремя коридорами и лестницей вверх. Налево кухня-столовая, направо кубрик с тремя трансформерами, видимо, отдельная каюта для подручных Белого Волка. Прямо расположен медицинский отсек с навороченной капсулой.

Это всё я оглядел мельком и поднялся по узкой лесенке вверх. Вот и святая святых любого корабля — рубка. В центре голографический стол с виртуальной панелью управления, у дальней стены два пилотских кресла. Никаких излишеств — строгая функциональность.

Напротив рубки отдельная каюта. Сразу видно — предназначенная для капитана. Белоснежный трансформер занимает чуть ли не половину помещения, а в прозрачных шкафах вдоль стен висят белые кожаные костюмы. Когда Белый Волк скончался, он был в таком же.

Внутренности корабля разительно отличаются от окружающей безалаберности ангара. Чистые проходы, эргономичный дизайн, интеллектуальные сенсорные панели в удобных местах. Хотя и не совсем понятно зачем они. Ведь абсолютно любой техникой можно управлять с нейросети. Впрочем, на вызовы моей нейросети ни один механизм не отвечает, а значит сенсоры нужны для возможных гостей или, опять же, для подручных Волка. Может для них доступ тоже был закрыт? Почему тогда нельзя сделать гостевые учётные записи и не париться с сенсорами?

Ладно, подумаю над этим позже.

Я снова спустился вниз по лестнице и нашёл ещё одну дверь, она почти не отличается от стены и потому сразу я её не увидел. А теперь она попала в прицел винтовки и стало возможным рассмотреть небольшую комнатку сквозь метал перегородки. Судя по пустоте, размерам и отсутствию видимых запорных механизмов — это камера для пленников. И открыть её можно только с главного пульта в рубке.

Я ещё раз прошёлся по кораблю, заглядывая во встроенные кофры и шкафы. Везде полные наборы необходимого. В кухне слоты синтезатора и запасники под завязку забиты сухими водорослями. В медотсеке кофры завалены разнообразными картриджами.

Всё сверкает новизной и белизной неприятной для глаз. Нельзя что ли хотя бы обстановку в более нейтральных тонах оформлять? Уже веки дёргаются от слепящего цвета, и чувствуешь себя как в больнице.

Белый Волк явно был слегка не в своём уме. У него ведь даже жетон охотника был белым. Да, да. С надписью — «Бесполезен». Все трофеи он сдавал через своих подручных, а сам оставался на нижней ступени гильдии. Почему? Говорю же — придурок.

Впрочем, придурок довольно умный, раз поднял свою негласную репутацию до такого уровня, что его и так все узнавали, без золотого жетона. По крайней мере, все кому нужно. Ведь по факту он давно перерос большинство «Элитников». У него даже совещательный голос имелся в Совете ГиО. Я уже не говорю про десятки «должников» в верхних эшелонах власти некоторых государств. Ну, а белая бляха — фетиш, визитная карточка так сказать.

Я вернулся в рубку и провёл рукой над голографическим столом. Появилась проекция яхты со множеством закрытых подсказок и неактивных иконок. А на самом столе засияло ярко красное изображение контура левой ладони и надпись:

\\Разблокировать?

— Так-с, — сомнительно, что блокировка снимется если я приложу свою руку. — Похоже, без любимой дочки тут не разобраться.

Вызываю по сети мелкую.

— Дашуня, всё чисто, выходи. Я тебя встречу возле яхты.

— Иду! — радостно отозвалась мелкая.


Но не смотря на резвое и вдохновенное «иду», собиралась она так долго, что я успел дойти до самого рарика и даже помог ей выбраться. Ну вся в мать, та тоже долго возится перед любым выходом. Ох уж эти женщины.

Даша брезгливо оглядела пыльный пол и необработанные стены. И тут же гордо хмыкнула.

— Ну я же говорила, — ткнула она пальцем в распределительный щит у главного ангарного шлюза. На нём стилизованное изображение сжатых клыкастых челюстей и надпись «Замковая система безопасности «Мерис мк 7». — Это «Мерис» выше пятой модели.

— Я в тебе и не сомневался. Пошли ещё что покажу.


— Вот, — указал я дочери на голограф и красный контур ладони, когда мы зашли с ней в рубку.

— Чё?

— Не «чёкай» отцу, — хотел отвесить ей шутливый подзатыльник, но мелкая блокировала мою руку наручем и проворно отступив на шаг выставила кулаки.

— ПвП?

— Сразу сдаюсь, о великая воительница, — я поднял руки показывая, что она уже победила, а не то мы тут полчаса будем каратистов разыгрывать. — Лучше пошамань тут, а то всё заблокировано.

— Я не шаман, — важно ответила дочь. — А высокоинтеллектуальный хакер управляющих систем.

— Ну тогда блесни интеллектом.

— Щя.

Мелкая приложила ладони к сенсору, её зрачки чуть подсветились зелёным. Голограмма яхты над столом пару раз мигнула и пропала. По сенсору замелькали помехи и строки программного кода.

Что-то клацнуло, гудение в управляющих блоках сменило тональность и затихло. Погас голограф, а потом и главный сенсор, выключилось освещение и наступила полнейшая тишина. Только два зелёных огонька зрачков остались тускло светиться в кромешной темноте.

Я слегка забеспокоился, но отвлекать дочь не стал. Если уж она и «Мудрец» не разберутся в блокировке, то мне и подавно не стоит соваться.

— Всё, — решительно выдала дочь и убрала ладони со стола. Зелёные огоньки в её зрачках тоже медленно погасли.

— Эмм… Вообще всё или совсем всё?

— Да всё нормально.

— Что всё-то?

— Па…

— Да я просто интересуюсь, для поддержки разговора.

Клац! Тускло засветилось аварийное освещение. Загудел главный генератор, затем быстро набрал номинальную мощность и его работа стала почти бесшумной, как и положено. На сенсоре опять появился контур левой ладони, но теперь уже желтого цвета.

\\Активировать учётную запись владельца?

Я положил левую ладонь в контур. Кожу слегка защипало, как всегда при взятии ДНК.

\\Введите имя корабля:

Дальше серым, неактивным шрифтом написано: «Белая Волчица». Видимо, старый выбор бывшего владельца.

«Ага, щаззз.» — Мысленно чертыхнулся я и удалил эту надпись, замурлыкав себе под нос песенку капитана Врунгеля, — «Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт. Была девочка «Волчица», стал мальчик «Счастливчик».

\\ «Счастливчик» — название принято.

\\Обновление системы. Полная диагностика оборудования.

\\Внимание! Нет ответа ни от одного из модулей искина. Главный искин не подключен.

\\Внимание! Управление полностью передано бортовому компьютеру.

\\Диагностика оборудования возобновлена.

Побежали бесконечные рядки строк, бортовой комп скрупулёзно проверяет каждый механизм и всю электронику, даже в себе самом. Судя по прогрессбару займёт это действо целый час. Мда. Большая яхта это вам не рарик, тут пока все ускорители продуются и выспаться можно.

Ну, а то, что в «Счастливчике» отсутствует главный искин, так и чёрт с ним. В рарике его тоже нет. Обычный бортовой компьютер и без него легко справится с управлением. Собственно, искин это как второй пилот, штурман и старший помощник в одном лице — это, конечно, всё нужные и полезные парни, с ними было бы намного проще и быстрее, но и без них тоже вполне можно обойтись. Просто всё придётся делать самому.

Мои мысли оборвал неприятный сигнал и красная строка сообщения:

\\Внимание! Ответ варп-генератора не соответствует номинальному.

\\Внимание! Ответ варп-редуктора не соответствует номинальному.

\\Внимание! Ответ варп-резонатора не соответствует номинальному.

\\Внимание! Ответ маршевого двигателя не соответствует номинальному.

И дальше снова строки о нормальной работе других систем.

Не понял. Получается в корабле не работает варп и маршевый? Впрочем, это спаренный агрегат, можно сказать — две половины одной системы. Если случилась серьёзная поломка, то мы отсюда никуда не полетим. Даже если бы работал маршевый двигатель, без варпа на нём далеко не уйдёшь.

Кстати, тут искин тоже мог бы помочь — сам бы починил корабль с помощью ремонтного дроида. Без «умного командования» дроид-ремонтник справиться только с мелочёвкой и явными повреждениями.

Как назло мои вторые базы позволяют только настраивать отдельные модули варп-двигателя, но никак не чинить его. Тут уже нужно третье обновление, а оно устанавливается целую неделю.

Хотя не очень-то я и спешу. В самом начале диагностики мелькнула строка, что в корабельном накопителе больше девяносто тысяч эргов. Склады «Счастливчика» любезно наполнены Белым Волком до отказа. Резервуар с водой полон. Мы тут можем хоть целый год жить.

Но возможность быстро удрать в случае чего, была бы, конечно, очень к стати. Нет, с двигателем затягивать никак нельзя. В конце концов это именно та штука, что отличает корабль от недвижимости.

«Переместить обновление «Варп-двигатели «Ранг ТРИ» в начало очереди.»

\\Очерёдность обновлений изменена, — мгновенно откликнулась нейросеть.

Я тут на досуге установил очерёдность необходимых баз, чтобы нейросеть не простаивала. Мне нужны базы знаний по многим направлениям, та же «Медицина» например, хотя бы первые два ранга. Мало ли что может приключиться, а я в медкапсулах полный ноль.

Но похоже придётся вплотную заняться именно варпом. Ведь возможность вовремя унести ноги это лучше, чем умение лечить последствия безуспешного бегства. Тем более, что смерть пациента, обычно лечению уже не поддаётся.

Наконец диагностика систем окончилась. Никаких неполадок кроме непоняток с двигателем не обнаружилось. Ну и то хлеб.

Я вывел подробную схему-голограмму варп-двигателя. Даже со вторыми обновлениями простые поломки увидеть смогу. Большой, сигарообразный агрегат, будто настоящий, но немного прозрачный завис над столом. Те модули от которых пришёл неверный отчёт подсвечены красным. Как я и боялся, явных повреждений или недостатка комплектации не видно. Всё на месте, но что-то не так.

Я недовольно и громко цыкнул.

— Цветной мохер? — ехидно поинтересовалась мелкая.

— Похоже на то, — вздохнул я. — Но это временно.

— Можно мне тогда тут всё исследовать?

— Вперёд. Твоя каюта там где три трансформера.

— У меня будет аж три трансформера?

— Ага.

— Круто, — дочь проворно затопала вниз по лестнице, непонятным образом перецепилась через ступеньку, ноги соскользнули и она повисла на поручне, неестественно выкрутив руку. Похоже, только благодаря пилотскому антикинетику только что был предотвращён вывих конечности, а то и перелом. Дашка между тем снова встала на ноги, заявила, — Я норм, — И помчалась дальше.

Я шумно выдохнул. Иногда у меня появляется желание прибить её самостоятельно, пока ребёнок не покалечился и не стал инвалидом. Нужно срочно скачать немного синьки из корабельных накопителей, мотнуться назад на станцию ГиО и купить непоседе шлем, причём такой чтобы хрен расстёгивался без батиного разрешения.

* * *
Вот уже почти неделю мы сидим на «Счастливчике». За это время я исследовал не только яхту, но и ангар. Даже включал активный астероидный сканер рарика, чтобы тот прощупал пустоты в этой громадной глыбе камня. Пустоты нашлись, но только от выемки руды проходческим лазером. Дополнительных помещений у базы нет. Это простой ангар для яхты.

И вот мне совершенно не ясно на кой ляд Белому Волку этот идиотский бункер? Намного проще и дешевле было бы снять самый обычный ангар на какой-нибудь станции. Причём с охраной, полным обслуживанием и без доступа третьим лицам. То есть, почти тоже самое, но не у чёрта на куличках, где базу могут обнаружить, разворовать, и куда любые запчасти или расходники нужно доставлять, а в уютном и безопасном нутре того же ГиО. Где можно запросто приобрести всё необходимое, да ещё и с доставкой.

Ладно это была бы именно база на чёрный день, чтобы прятаться от властей или охотников идущих по твоему следу. Так нет же, весь этот комплекс просто-напросто верфь для обслуживания малого корабля. Причём не очень качественная. Я бы даже сказал отстойная.

Белый Волк, конечно, был эксцентричным парнем, но далеко не дебилом. А тут он словно решил бесполезно потратить синьку и время. Было бы ещё понятно, если бы он оборудовал яхту чем-нибудь навороченным и запрещённым, тогда скрытность бы себя оправдала. Однако, вчера я закончил полное обследование корабля при помощи дроида-диагноста, и ответственно заявляю — тут всё в рамках закона.

Единственное моё предположение — Волк только собирался поставить на «Счастливчик» какую-то запрещённую штуку, но не успел по причине безвременной кончины. Ну и ладно. Обойдёмся. Хватит и того, что мы с мелкой тут уже обнаружили.

Не хилый комплект брони, всевозможные «обвесы» на ВОСТ, несколько накопителей с двадцатью тысячами эргов. Маловато для богатого охотника, но, похоже, тот держал основные свои накопления в банке, а при себе таскал только мелочёвку. Гад такой, мог бы припрятать и побольше.

Узнав, что я не собираюсь брать синьку из корабельного накопителя, а всё найденное ограничилось двадцаткой тысяч, дочь пригорюнилась. Тут не то, что на навороченный комлинк, тут даже на хороший шлем не хватает.

Однако, само небо услышало вопль её горя и в капитанской каюте мы обнаружили чистый комлинк «Инердо Фан 8», то есть точно такой же как у меня. Видимо Волк держал про запас, спасибо ему, хоть чем-то, сука, помог.

Последнее четыре часа как я только усопшего не ругаю. Третьи обновления наконец установились и я уже полдня пялюсь на схему варп-двигателя, но не могу понять ни черта.

Согласно теории Относительности — ничто в пространстве не может двигаться быстрее света, ну кроме самого пространства. Так вот варп-генератор сжимает это самое пространство впереди корабля и растягивает за кораблём, формируя тем самым тоннель ускорения. А маршевый двигатель разгоняет корабль до необходимой скорости, чтобы перемещение синхронизировалось с квантовыми скачками, которые варп-редуктор выдаёт с генератора в пространство.

Короче, мне теперь почти всё понятно и ясно. И все эти заумные штуки в имеющемся двигателе есть, но собрано всё как-то странно и не совсем по науке.

В «Счастливчике» изначально стоял стандартный «ДИКС УР мк 4», но его модернизировали и теперь он не работает. Вернее работает, но выдаёт рассинхронизированные колебания, а маршевый только «мычит» и не способен сформировать разгонный импульс.

Такое чувство, что в обычную варп-спарку — «генератор-ускоритель» тупо насыпали лишних модулей, а несколько «ненужных» убрали. Получилась условно работающая хрень, которая, в принципе, имеет всё необходимое для нормального функционирования, но не запускается.

Я устало потёр лоб и переносицу. Глаза уже начинает резать от постоянного всматривания в разноцветную схему над столом. Неужели мне придётся ставить четвёртые базы по варпу? Тогда мы тут ещё на два месяца застрянем.

— Поиграй со мною, поиграй со мною… — громко маршируя по металлическому полу в рубку ворвалась мелкая.

— Я занят, Даш. Видишь… — показываю на схему варп-двигателя.

— Ну мне скучно-о-о, — схватила меня за руку и дёргает.

— Ничем не могу помочь, — слегка отпихиваю надоедливую мелочь. — У тебя же крутой комлинк, иди поиграй в…

— Надоело.

— В кресле пилота полётный тренажёр…

— Надоело.

— Пожрать сделай отцу.

— Не хочу.

— Тогда бери и сама разбирайся тут с этой фигнёй, — я злобно сплюнул на пол и потопал в кухню.

— А вдруг я сломаю? — ехидно донеслось сзади.

— Опять полетим на рарике, тем более, что всё равно к тому и идёт.

— Но там тесно!

— Тогда пешком иди, — хохотнул я и спустился вниз.

Минут пять провозился с синтезом стандартного брикета. Делать глубокие настройки в кухонном синтезаторе я так и не умею. База знаний по кулинарии у меня где-то на семидесятом месте в очереди. Пока в этом вопросе вся надежда на мелкую, но ребёнок иногда даёт сбой, вот как сейчас, а к детям так ещё и не придумали кнопку — «перезагрузка». Приходится выкручиваться самому.

Достав получившееся кубическое образование из синтезатора, возвращаюсь назад. Глянул на голограф и обомлел. Нет. Там не расшифровка данных по ускорителю, сделанная «Мудрецом».

Во всю ширину стола, перекрывая изображение варп-двигателя, висит голубой пони с разноцветной гривой и крыльями, но без меча в голове. И как настоящий прямо.

— Рендбоу Дэш, пегас, — со знанием дела прокомментировал я. — Но я думал ты «Мудрецу» закажешь изучить двигатель. Может он что заметит.

— Ааа, — мелкая удалила пони и уставилась на схему двигателя. — Так бы и сказал.

Целую минуту её зрачки переливались всеми оттенками зелёного. Затем она протянула руки внутрь голограммы, пошарила там пальчиками, и схема движка расслоилась на две части. Некоторые детали поднялись вверх, а некоторые остались на месте.

Теперь над столом висит две разных схемы, а рядом появился целый список каких-то пояснений и графиков.

— Вот, — покровительственно заявила дочь. — Не знаю зачем, но «Они» предлагают изучить движок в таком разрезе.

— Не говори «они», — мимоходом бросил я и уставился на схемы.

До этого нейросеть опознавала движок как нестандартный, теперь влёт высчитала к каким именно механизмам относятся две части схемы. Вверху неполная сборка орбитального орудия «Гром ПО 2», внизу варп-двигатель «ДИКС УР мк 4», но тоже без некоторых важных частей.

— Ёлки-иголки!

— Цветной мохер отменяется? — хихикнула мелкая.

— Ещё не знаю, но скоро выясню.

Глава 9

Очень быстро стало понятно, что Белый Волк мастерски замаскировал орбитальное орудие под нестандартный варп-двигатель. У обоих устройств есть схожие модули и один энерговвод вполне может дополнять или заменять другой. Вот только все эти механизмы выполняют совсем разные функции. И если в генераторе варпа нужен постоянный стабильный поток энергии, то для орудия необходим мощный, мгновенный импульс. Соответственно и энерговводы в них созданы с требуемыми условиями. Именно благодаря этому, запрещённую доработку почти невозможно обнаружить, в ней используются «неправильные» запчасти, которые к ней не совсем подходят.

Это идеальная маскировка, ни один таможенный детектор не засечёт. Даже я с третьими базами по варпу и вторыми по орудию ничего не заметил, хотя перед моими глазами висела открытая схема. А по сканерным слепкам этого двигателя сам чёрт ногу сломит.

Но тут, естественно, есть и ложка дёгтя. Попробуйте-ка настроить распределитель энергии двигателя на выдачу нужного для выстрела импульса — ничего не выйдет, он для этого просто не приспособлен. Потому создатель «чудного» спаренного девайса пошёл другим путём и навертел много обходных схем и дополнительных модулей. Это ещё больше замаскировало орудие, но так усложнило стрельбу и функции варпа, что управлять этой заковыристой хреновиной сможет только искин. Бортовой компьютер просто не успеет формировать миллион поправок в секунду, необходимых для правильной работы «перекрученного» квантового модуля варп-редуктора или недоразвитого орудийного конденсатора.

Нужен искин, можно хотя бы самого первого поколения, но ИСКИН!

— И где же я возьму на него синьку, а?

Это Белый Волк мог себе позволить купить искин.

Кстати…

Я долго недоумевал почему он и его команда прятались на той станции по ремонту вагонов. Волк ведь выполнил заказ Триерта на убийство и мог спокойно удрать с Намира, а он зачем-то сидел там, пока его случайно не прищучили мародёры «Черепахи». Да ещё и прятался с максимальным риском — в самом тылу у войск Тайрела. Зачем?

А вот и ответ обрисовался: искин! Похоже охотник не захотел тратить лишние деньги на постройку яхты, и решил изъять искин у корпов. За этой процедурой мы его и застали. Помнится кто-то из мародёрской роты, может даже сама Трикс, мне потом говорила, что управляющий станцией искин уже был подготовлен для демонтажа, его оставалось только со слотовой плиты снять.

Если уж «богатенький Буратина» Белый Волк не мог себе позволить подобные траты, или скорее не захотел, то мне и подавно неоткуда брать средства.

— Цветной мохер возвращается, дочь, — хмуро проговорил я. — Похоже мы зря потратили тут время. Собираем манатки и улетаем на рарике.

— Нууу…

— Ничего не могу поделать, — развёл я руками. — На искин мы тут не наскребём. Даже если продадим всё.

— А зачем нам искин?

— Он нужен для запуска яхты. Или ставим искин, или меняем варп-двигатель. Ни на то, ни на другое синьки нет.

— Так, а зачем нам искин?

— Чтобы управлять усложнённым двигателем, — для особо непонятливых пояснил я растягивая слова. — Корабельный комп эту бандуру не потянет.

— Не потянет, так не потянет, а искин зачем? — глядя на меня глазами умного щенка повторила мелкая.

— Алё, — я легонько постучал ей по макушке указательным пальцем. — Есть кто дома? Говорю: комп не потянет управление варп-двигателем.

— Так Мудрец потянет, — непонятливо пожала плечами мелкая. — Нужно только симп собрать.

— Алё! — не меняя положение пальца, я переместил руку к своей голове и постучал сильнее, но уже по своей макушке. — Дома кто есть?! Похоже никого.

Дочь захихикала, а я ей подмигнул.

— Молодчина. Давай определись, что нам нужно чтобы сделать симп.

— Щас, — Даша положила руки на сенсорстол рубки.

Схема двигателя сменилась на схему кристаллического устройства, похожего на небольшую ветку кораллов. Это и есть «симп».

Мудрец единственный искин на всю бореанскую братию, и чтобы пользоваться его услугами, всюду где нужна забота искина встраивают «симп». Он обеспечивает связь Мудреца с управляющими элементами любых модулей. От заводских синтезаторов, до автопилота такси.

Любое сложное образование бореанцев, будь то армада боевых кораблей или парк воздушных извозчиков, действует слажено как единый организм потому как управляется единым организмом. Им ненужно воспитывать толпу искинов, он у них один-единственный, но зато очень крутой. Как то у меня это совсем вылетело из головы.

Тем временем обновились данные на голографе, рядом с коралловой веточкой появился замысловатый энерговвод и быстро начал обрастать дополнительными запчастями, а ниже сформировался список необходимых модулей и компонентов, чтобы собрать «симп» из имеющихся на ГиО составляющих. Потому как настоящий «симп» нам вырастить не в чем, да мы и не сумеем.

Очень скоро рядом с аккуратной веточкой выросла хреновина в четврть кубического метра. Вот тебе и продвинутые технологии Содружества. У бореанцев «симп» с ладошку, а из местных запчастей со взрослого ротвейлера, ещё и формой на него смахивает.

Список внизу расслоился и перестроился по группам. Каждая группа соответствует магазину на станции ГиО. Ещё ниже появилась карта и наилучший маршрут чтобы быстро обойти их все. Ну и итоговая смета покупки: семьдесят тысяч эргов с «копейками».

Глаза резанула странность. Основная масса компонентов стоит до тысячи, а один, в самой середине списка, аж восемь. Я развернул этот пункт.

\\Позиция 36: Шлем антикенетический «Пилот м4» настраиваемый»

— Даш?

— А что я? — округлила глаза мелкая. — Я ничего. Это всё… ну эти… которых называть нельзя.

— Ладно, — смилостивился я, всё равно ведь, рано или поздно шлем придётся брать, и лучше рано, пока ребёнок не расшибся насмерть о перила лестницы. — Купим.

— Ура!

* * *
Собираясь посетить станцию я чуть не напялил на себя броню «Невидимка», что соблазнительно торчала в шкафу у корабельного шлюза. Но вовремя одумался. Ещё бы ранец-щит на спину нацепил, снял тряпичный камуфляж с ВОСТа и заявился в штаб-квартиру ГиО с криками: «Я завалил Белого Волка!».

Нет. Браться гильдийцы меня не поймут. Никто и слушать не будет о том, что всё вышло совершенно случайно и я не знал в кого стреляю.

Слишком часто разрозненных гильдийцев пытаются прижать власть имущие, слишком часто у сильных этого мира возникает соблазн «задавить» неугодного охотника, напавшего на «неудобный» след. Это заставляет гильдийцев держаться друг за друга что есть силы. Для этого, собственно, в первую очередь и существует сама гильдия — чтобы никому не повадно было трогать её членов. А потому предательство, убийство собрата охотника — это самый быстрый способ подписать себе смертный приговор. Личности совершившие подобный просчёт и оставившие доказательства своего «подвига» постоянно «висят» в самом верху списка разыскиваемых преступников ГиО.

Это постоянная «шапка» списка, и она совсем короткая — дюжина имён. Самое долгое время имя находилось «на пике» всего две недели, и это рекорд. Обычно «убийца своих» не протягивает дольше шести дней. Очень трудно выжить, когда тебя хотят прибить пять миллиардов разумных раскиданных по всему Содружеству, и ведь почти у каждого ещё и десяток стукачей-соглядатаев в разных местах.

Охотников, конечно, убивают и довольно часто, но тихо-тихо, так чтобы никто не узнал. Иначе известность убийцы очень быстро распространится везде где есть доступ к серверам ГиО.

В общем подобная слава мне ни к чему. А цветовые предпочтения Белого Волка слишком приметная и общеизвестная деталь, чтобы запросто расхаживать с его амуницией. Перекрасить же бронь и оружие нечем.

В ангаре я нашёл аж три «кисточки» — такие специальные ионизаторы изменяющие верхний слой материала для отражения определённого цвета спектра. Но все три «зашиты» на белый, и не регулируются. Как непредсказуемо, да?

Я добавил к списку покупок ещё и цветной ионизатор, а пока облачился в старый ЛВК. Винтовку тоже решил не брать. Кого я пытаюсь обмануть намотанными сверху тряпками? Охотников гильдии которые годами только и делают, что разыскивают тех кто маскируется? Да это наоборот, должно только привлекать внимание опытных глаз натасканных на подозрительное.

Не знаю как ещё в прошлое посещение у меня не спросили откуда винтовка. Наверное просто потому, что я практически не удалялся от дешёвых доков и пробыл на станции всего ничего. Повезло не попасться на глаза никому из корифеев охоты.

Теперь же мне предстоит протопать изрядный маршрут чтобы посетить все магазины и сделать запланированные покупки. «Мудрец», конечно, проложил самый короткий и удобный путь, но помотаться всё равно придётся.

Я ограничился ЛВК и дешёвым игольником так как больше ничего нет. А нет ничего потому что — угадайте какого цвета запасные костюмы и оружие подручных Волка, которое я нашёл на яхте. Вот-вот. Оставляя ВОСТ в корабле я почувствовал себя голым, но ничего не поделать. Не привлекать лишнее внимание — это важнее.

Нет, я не сомневаюсь, что существует множество разумных которые любят белое или просто-напросто подражают Волку и ходят разодетые словно его клоны, но всех их объединяет небольшая деталь — они не виновны в его смерти.

Если же возникнет подозрение на счёт меня и кто-нибудь вздумает воткнуть мою многострадальную голову в самый простецкий детектор лжи, то быстро выяснится, что я причастен. Зачем лишний риск? Тем более, что я лечу не куда-нибудь, а на станцию ГиО где самый лучший защитник — бляха охотника. В этом я уже успел убедиться.

* * *
Автоматический диспетчер станции ГиО разрешил стыковку и я направил РАР-3 сквозь энергетический шлюз. Пришлось немного поманеврировать по километровому причальному доку, так как внутри оказалось целое столпотворение разных кораблей. Средние и малые пассажирские суда. Для грузовиков есть другой отсек.

Рарик опустился на причальную плиту огромного ангара, я выключил питание и протянул мелкой ладонь.

— Ну что готова к шопингу?

— Сразу идём за шлемом, — кивнула дочь и потащила меня за руку из ложемента. Впрочем, безуспешно, потому как я ещё пристёгнут ремнями безопасности.

— Вообще-то это нарушает маршрут построенный…

Договорить я не успел. На нейросеть пришло оповещение о смене маршрута на более «оптимальный», и там магазин пилотского снаряжения значится в качестве отправного пункта.

— Это заговор машин, — отстёгивая ремни свободной рукой, шутливо возмутился я, но перечить не стал.

Шлем так шлем. Какая собственно разница?

***
Большинство торговых площадок ГиО работает по сети и доставляет товары непосредственно под дверь заказчика. Поэтому никакой очереди и столпотворения зевак разглядывающих товар нет.

На торговых «улицах» станции всегда безлюдно, по дорожкам окрашенным ярко красным цветом ловко снуют небольшие колёсные дроиды доставщики, отчего местные коридоры наполнены жужжанием приводов и ускорителей, а не восклицаниями разумных и криками зазывал. Хотя разумные тут тоже ходят, но редко и по зелёным дорожкам, которые никогда не пересекаются с красными.

С помощью подсказок интерактивной карты мы быстро оказались у нужного отсека и вошли внутрь. Вдоль всех стен, на стеллажах закрытых прозрачным пластиком, масса интересных вещей. Пилотские шлемы, костюмы, импланты, гаджеты, всевозможные аксессуары и, судя по списку на сайте магазина, то что тут представлено только малая часть имеющегося товара.

Хозяин заведения мирно дремлет в удобном кресле стоящем в уголке. Автоматика сама справляется с продажами, мужику остаётся только подсчитывать барыши в конце периода отчётности, да встречать редких клиентов заявившихся лично. Таких как мы.

Судя по тому, как ошалело вылупился на нас проснувшийся продавец, живые клиенты в этих отсеках редкость. Тут ведь не подержанный товар продают, а новый, и его всегда можно вернуть по гарантии. Придирчиво осмотреть любую вещь можно по сети из любой точки системы Торис, так что нет смысла идти в подобный магазин самому.

— Эмм, — продавец оглядел нас, поморщился и почесал затылок. Видимо, вообще забыл как общаться с живыми клиентами.

Но дочь уже и так нашла то, что ей нужно. Уверенно подошла к одному из стеллажей и ткнула пальцем.

— Этот.

— Отличный выбор, маленькая леди, — опомнившись подскочил продавец.

— Я не маленькая.

— Отличный выбор, большая леди, — поправился мужичок, быстро вытащил тёмную полоску-воротничок из держателей и пристегнул к Дашиному костюму. — Данный шлем не только отлично защищает голову, но и является настраиваемым…

Продавец говорит уныло и монотонно, сразу стало ясно, что он читает текст подсказанный нейросетью, а сам в пилотском шлеме не разбирается ни разу.

Внезапно воротничок сдвинулся, быстро закрыл голову Даши большой сферой, а потом сжался, мягко обняв формы головы новой хозяйки. При этом материал шлема стал розовым, как и весь костюм, а на макушке выдвинулись два кошачьих уха.

Торговец осёкся на полуслове, ещё раз задумчиво почесал затылок.

— Я ведь ещё не снимал привязку магазинной продажи, как вам удалось его активировать?

— А тут уже стояло по умолчанию, — не моргнув глазом соврал ребёнок.

— Нужно будет перепроверить настройки магазинного терминала, — недовольно пробурчал торговец и опять почесал затылок. — Вижу вы и так во всём отлично разбираетесь, тогда не буду нудить.

— Мне ещё нужен небольшой грузовой дроид для покупок, вы же сдаёте в аренду? — поинтересовался я.

— Конечно, — из-за спины торговца тут же выехала колёсная платформа с большим кофром на «спине». — Клиентам совершившим покупку более чем на тысячу эргов доставка бесплатно. В этом дроиде синьки на час, так что если управитесь за это время, то можете не пополнять его накопитель. Держите коды управления.

Я расплатился с торговцем, активировал коды и дроид послушно подкатил к моим ногам и замер, как послушная собачонка.

— Спасибо, — кивнул я владельцу магазина.

— Всего доброго, — отозвался торговец и сонными, воспалёнными глазами зыркнул на кресло в углу.

Походу бизнес давно налажен — мужик сюда приходит тупо отсыпаться, а вкалывают роботы.

— Ну хоть где-то коммунизм и будущее наступили, — усмехнулся я и вышел из магазинчика.

***
Дальше мы не спеша отправились по нужным маркерам отмеченным на карте. Дроид с нами не поехал, у доставщиков свои, красные дорожки и они не покидают их границы и не пользуются лифтами для живых. Я передал дроиду нужные координаты, а когда мы туда добрались он уже был на месте и ждал.

Следующий магазин выглядит как терминал раздатчик. Выбрав на дисплее нужные запчасти я поочерёдно вынул их из тумбы приёмника, дождался пока их проверит Даша, и только потом уложил в кофр дроида.

Зачастую в характеристиках товаров пишут завышенные значения, особенно те, которые трудно проверить. Например, пиковая мощность разгонных ответвителей для варпа — это такая нагрузка, что почти никогда не используются, и производители смело увеличивают максимальную величину, а заодно и цену. Подлецы.

В обычных условиях это не имеет значения, но для нашего нестандартного движка очень важны подобные мелочи. Собственно, потому мы и шлёпаем по станции от магазина к магазину, а не заказали доставку к докам. И именно поэтому я и взял с собой мелкую. Сам-то в деталях не разбираюсь, для этого нужны специализированные базы, а устанавливать их слишком долго.

Путешествие и покупки заняли около полутора часов. Наконец я упаковал последние детали в кофр и отослал дроида к доку где припаркован рарик.

— Пить хочу, — мелкая начала дёргать меня за указательный палец.

Я привычно потянулся к поясу и обнаружил, что не взял с собой флягу. На яхте я ей всё равно не пользовался и давно отстегнул чтобы не мешала.

— Терпи, на Счастливчике попьёшь.

— Как всегда, — недовольно вздохнула мелкая. — Издевательство над ребёнком уголовное преступление, между прочим.

— А издевательство над родителем?

Мелкая лишь хмыкнула и недовольно засопела.

Я перепроверил маршрут до нашего дока и обнаружил, что по пути можно сделать небольшой крюк и зайти в местный бар. Это, конечно, не место для ребёнка, но к сожалению магазины торгующие водой и пищевыми концентратами совсем в другой части уровня станции, и туда плестись нет никакого желания.

— Ладно, сейчас купим, — набирая на лифтовом терминале нужный пункт успокоил я дочь. — Не нервничай.

***
Вопреки ожиданиям бар оказался тихим, хорошо освещённым местом. Два десятка круглых столиков, удобные табуреты, в стенах через равные промежутки стандартные синтезаторы. И ни одного пьяного или возбуждённого посетителя. Несколько маленьких компаний сидят за отделенными столиками и что-то тихонько обсуждают. Судя по серьёзным, сосредоточенным лицам — ведут деловые переговоры.

Но, видимо, тут не всегда так тихо. Под самым потолком, по углам помещения четыре автоматических турели с парализаторами. Я глянул подсказку нейросети. Ого! Даже не парализаторы, а станнеры Тезер-М26. Отличные штуки если нужно быстро «успокоить» десяток разбушевавшихся дебоширов. Пожалуй тут можно не беспокоиться о безопасности.

Я провёл комлинком по слоту ближайшего раздатчика, вытащил из короба пластиковую ёмкость с водой и протянул мелкой.

— Я ещё и есть хочу, — схватив квадратный пластиковый стакан заявила дочь.

— Ну конечно, — треплю Дашу по макушке и опять прикладываю комлинк с слоту раздатчика, заодно сразу предупреждаю. — Заказывай, но не так как дома, а как нормальные люди заказывают.

Мелкая понятливо кивнула. Обычно она прикладывает к управляющим терминалам пятерню и, с помощью пси, «закачивает» в них информацию напрямую, терминалы недолго сбоят, а потом выдают то, что нужно и даже больше. Однако в общественных местах так лучше не делать. Мы это заблаговременно обговорили, но напоминание лишнем не будет.

Даша медленно начала водить пальцем по терминалу и недовольно причмокивать. Не привыкла использовать управление как обычные люди.

— Я так полдня провожусь.

— Просто закажи что-нибудь стандартное из общего меню.

— Ладно, — недовольно протянула мелкая.

Провозилась ещё пару минут и забрала из раздатчика какую-то коричневую хрень на бумажной тарелочке. Я усадил дочь за свободный столик и отлучился по естественной надобности. В ЛВК, к сожалению, этот момент не предусмотрен проектом. Приходится пользоваться общественными уборными и постоянно отстёгивать-пристёгивать паховую пластину костюма.

Когда я вернулся мелкая облизывала пальцы, а её подбородок, губы и даже нос обильно испачканы шоколадными разводами.

— Что это было? — хмуро поинтересовался я, прикидывая как теперь оттирать мелкую.

— Шоколадный маффин «Вулкан», — продолжая облизывать пальцы отозвалось чадо.

— Полагаю произошло извержение и он взорвался у тебя в руках? Ты хоть успела попробовать его до взрыва? Капец.

— Да всё норм.

— Какой норм? Ты же как хрюшка.

— Плевать.

— Да? Ну и ладно, ходи так, пока не засохнет и само не отпадёт.

— Пофиг.

— Ваще молодое поколение оборзело, — вот принципиально не буду тратить воду, что мы купили, чтобы отмыть мелочь. Пора бы уже научится есть без эксцессов.

Окончательно убедив себя и решив, что точно не буду тратить воду, я, тем не менее, потянулся к пластиковой ёмкости на столе, отлил немого себе на ладонь и принялся оттирать перепачканную мордашку дочери. Такая уж она отцовская любовь — и надо бы наказать, но жалко как-то. Потом накажу. Когда-нибудь.

Благодаря глазному импланту, который солидно расширяет сектор обзора, я заметил приближающуюся чуть сзади и сбоку фигуру заблаговременно. Поэтому, закончив оттирать шоколадные разводы, я повернулся в её сторону совершенно спокойно и уставился на выделяющуюся оранжевую набедренную пластину на синем бронекостюме.

За спиной гостя тяжёлый автомат, прицепленный к магнитам. А у меня только лёгкий игольник на поясе. Нейросеть в паре с имплантом уже просчитали, что синюю броню этому игольнику не пробить во веки веков.

Зато у меня на груди бляха ГиО, а на синей броне только рисунок птицы раскинувшей крылья, как раз там где раньше была стилизованная бегущая черепаха с мешком вместо панциря. И если начнётся заваруха, то местные завсегдатаи помогут брату охотнику, а не непонятному гостю.

Почувствовав напряжение, повисшее в воздухе, мелкая скользнула мне за спину и притихла.

Шлем синего костюма сложился в воротничок. Трикс сняла шапочку удерживающую волосы и они огненными прядями рассыпались по плечам. Если раньше её волосы были просто ярко рыжими, то теперь прямо сияют, словно языки живого пламени. А ещё глазной имплант показывает, что температура тела сержанта «Мародёров» сорок четыре градуса.

Насколько мне известно сорок один градус это предсмертное состояние, а при сорока трёх даже белок в организме начинает сворачиваться. Но отчего-то Трикс совсем не похожа на умирающую. Она сложила руки на груди, наверное чтобы держать их подальше от оружия и не нервировать меня, и дружелюбно улыбнулась.

— Вижу ты таки отыскал пропажу? — Трикс кивнула на мелкую, которая с любопытством выглядывает из-под моего локтя. — Поздравляю.

— Спасибо, — вернул я улыбку и припомнил пренебрежительное отношение наёмников к охотникам за головами. — А какими судьбами ты оказалась в этом приюте для недостойных? Неужели оставила службу?

— Как раз наоборот, я тут именно по службе.

Я опустил руку чтобы придержать мелкую, которая норовит вылезти вперёд, но на самом деле чтобы моя рука оказалась ближе к игольнику на поясной пластине. Пока Трикс без шлема убить её не составит труда даже без моих стрелковых баз. И она это прекрасно понимает, но шлем всё равно сняла — это наводит на определённые выводы, а потому стрелять я не спешу. Послушаю, что скажет.

— И что за служба?

— Ловлю для кэпа одного очень наглого должника.

— С каких это пор должников ловят мародёры?

— Это долгая история, — отмахнулась девушка и посерьёзнела. — Лучше послушать её по пути к докам, пока сюда не нагрянули другие ловцы. Думай быстрее. У тебя секунд десять, потом нас засекут.

— Веди, — легко согласился я. Если что, то застрелить Трикс в коридоре будет ещё легче чем в баре, меньше свидетелей.

— Номер дока?

— «СТ-Девятнадцать», — я решил не врать, раз уж меня нашли, то могли высчитать и местоположение рарика.

Кстати, на его идентификационном номере я, скорее всего, и прокололся. У Тайрела таки оказались свои люди на станции ГиО и доложили ему когда тут появился искомый кораблик.

Трикс тем временем, идя чуть впереди, повела нас куда-то в глубь станции. В противоположную сторону от девятнадцатого дока.

— Мне кажется мы идём не совсем туда, — я уже не таясь взялся за рукоять игольника.

— По другому не получится. В той стороне двое наших. Пересекутся поисковые потоки, — даже не оглянувшись ответила Трикс и поспешила дальше.

— И зачем ты мне помогаешь?

— И затем, что за мной долг жизни, — пожала плечами сержант. — А по харианским понятиям такой долг оправдывает многие нарушения устава.

— А причём тут харианские понятия?

— Это ещё одна длинная история и на неё нет времени, — отмахнулась Трикс и юркнула в лифт. — Нам сюда.

Она набрала нужный пункт и створки лифта закрылись. Мы оказались запертыми в тесном пространстве кабины. Как по мне, так самое лучшее место для неожиданных пакостей.

— Да прекращай хвататься за ствол, — обезоруживающе улыбнулась рыжеволосая. — Если бы я хотела тебя «спеленать», то уже завязала бы драку и вызвала подмогу. И уж точно не стала бы снимать шлем. А если бы ты решил меня пристрелить, так уже было полно возможностей.

— А может я ещё в раздумьях?

— Слишком длительные раздумья для хумана который кинул Тайрела на пригоршню чёрных жемчужин и умудрился сбежать.

— На чём я, кстати, спалился? Как меня нашли?

— Об этом нам не докладывали, — отрицательно закивала Трикс. — Только то, что ты был на станции ГиО три недели назад.

— Станция огромна. Как тут можно кого-то найти? И почему ищут мародёры, а не штурмовики или разведчики?

— Ищут не мародёры, а те кто знает тебя лично и соприкасался с твоей аурой, пускай даже и в прошлой жизни.

— В прошлой жизни?

— Ещё одна длинная история, — отмахнулась Трикс. — Тебе лишь нужно знать, что такие как мы можем обнаружить тебя на расстоянии пяти километров, а может и больше.

— Пяти километров? Такие как «мы»? Какие такие «мы»?

— У неё огонь внутри, — громко прошептала мелкая и опять юркнула за мою спину.

— Всё это не важно, — отрезала рыжеволосая. — Важно, что около часа назад пришло сообщение, что ты опять на станции. Думай где ты засветился.

— Скорее всего номера рарика выдали.

— Нет, не то, — покачала головой Трикс. — Тогда бы нам сообщили в каком доке корабль, а нам сказали только уровень станции. Да и изначально про рарик никакой информации не давалось.

— Ну, я даже не знаю…

— Чем ты тут вообще занимался? К кому обращался?

— Да так, скупился по мелочи и всё.

— Тоже не вариант, — вздохнула Трикс. — По покупкам комлинка тебя не вычислить раз ты его перепрошил.

И глядя на мое ошарашенное лицо добавила.

— Ты же перепрошил комлинк который тебе выдал Тайрел? Это же было бы логично, да? Это в первую очередь сделал бы любой беглец или как минимум не использовал бы палёный комлинк для расчётов в официальных магазинах.

Я смущёно оглянулся на мелкую.

— А я что? — возмутилась та. — Ты перешивать не говорил, только убрать следилку.

— Шёпот, — Трикс вредно захихикала. — Ты балбес. И как такой балбес смог обдурить кэпа, если засыпается на подобной мелочи?

— Просто у меня много других талантов.

Пискнул терминал лифта и створки раскрылись. Трикс скинула мне на нейросеть окольный маршрут к девятнадцатому доку и свой номер.

\\Обменяться идентификаторами с абонентом?

\\Да.

— Всё, дальше сам, а то возникнут подозрения. Если появятся срочные новости я сообщу. Через час удали мой идентификатор, потому что долг уплачен и в следующий раз всё будет иначе.

— Спасибо, — сказал я закрывающимся створкам лифта и внимательно изучил карту и маршрут построенный Трикс.

Создается чувство, что маршрут огибает некие опасности видимые только сержанту. По мне так на карте лишь лишние крюки и зряшная потеря времени. Но раз уж я начал доверять Трикс, то доверюсь до конца. Тем более, что путь пролегает по довольно оживлённым местам и не похоже, что ведёт в западню.

Следуя указаниям карты мы обогнули девятнадцатый док по широкой дуге и подошли к нему с другой стороны. Всю дорогу я обдумывал слова Трикс. Но от скупой информации, выданной сержантом, лишь появилось ещё больше вопросов, чем было дано ответов. Но одно я понял наверняка — ищут те кто знаком со мной лично.

Я принялся прочёсывать окружающую местность на предмет знакомых лиц. Вдруг увижу опасность заранее?

Сразу же вспомнилось хитрющая харя Салазара. Впрочем, этот субчик вряд ли сунется туда где есть возможность отхватить по шее. Бомер? Интересно, что будет если я вдруг встречу бывшего босса прямо посреди коридора? Как он себя поведёт? Не хотелось бы с ним враждовать.

Не так уж и много тех с кем я пересекался на «Черепахе». Охранники Лепки, десяток техников, рота «Мародёр-3» и, етить-мадрить, полторы тысячи бойцов которых обслуживал мой отдел снабжения. Любой кто обращался с вопросом к помощнику техника-распорядителя может быть в числе «ловцов», а я могу даже не помнить очередное лицо мелькнувшее перед глазами при распределении боеприпасов. В общем, искать знакомы лица бесперспективно.

Благо, что после большого докового зала, где довольно многолюдно, потянулись вереницы технических шлюзовых коридоров, которые, как буфер, отделяют док от основной зоны станции. Тут народу поменьше, а местами и вообще никого.

К этому моменту пометки Трикс на карте закончились и я пошёл кратчайшим путём к доку, чтобы убраться со станции поскорее.

Последний коридор, поворот. И вот он шлюз в док, а рядом дроид доставщик с моими запчастями, ждёт как преданный пёс. Рядом с ним фигура закованная в броню очень похожую на ту, что носят гвардейцы Тайрела.

Гвардеец повернулся на звук. На нагруднике нарисована птица раскинувшая крылья.

— Приехали, — я машинально оттолкнул мелкую к стене и вскинул игольник, запоздало понимая, что толку от этой пукалки не будет никакого.

— Нашёлся, — протянул смутно знакомый писклявый голос.

* * *
Изначально, когда Дориан Тайрел вкратце объяснил экипажу произошедшее у Лорхета, и предложил вступить в харианскую семью, почти семьдесят процентов личного состава решило покинуть «Черепаху». Капитан никого не удерживал понимая, что насильно мил не будешь, а если ему удастся одержать с помощью харианских технологий несколько громких побед, то вернуться не только старые бойцы, но и придёт много новых. Тут главное никого не принуждать, иначе добьёшься противоположного — от наёмников, знающих себе цену, расползутся «нехорошие» слухи и работать на Тайрела не захочет никто.

Однако были и те кто сразу согласился принять Хариан. Среди них был и Барс, который не питал особых надежд на будущее. В своё время его со скрипом взяли на «Черепаху», а теперь личное дело пестрит отметками о мелких нарушениях устава и не сданных вовремя нормативах. Поэтому он даже не надеялся найти работу получше. Максимум его возьмут на слабый кораблик, в нижайшую роту. Снова на мародёрские лычки и надеяться нечего. Два раза так повезти не может.

Парень решил повысить силу, реакцию и интеллект благодаря харианской нейросети, которую на все лады расхваливал кэп. Даже если хотя бы половина из его россказней правда, то посвящение стоило пройти. Но Барсу отчего-то отказали, оставив служить как и раньше — рядовым во второй роте «Мародёр». Вернее, она теперь стала одной единственной ротой, так как основная масса народу списалась с корабля возле первой же обитаемой планеты.

Барс подавал прошение ещё два раза, но оно так и оставалось без ответа. А затем, как по мановению волшебной палочки, командиры сами пригласили его на аудиенцию и предложили установить харианскую нейросеть. Радости лопоухого тюфяка не было предела, пока собственно не произошло само посвящение, и его, без сознания, в обмоченных и вонючих портках не притащили в мед отсек.

Первые несколько часов ему казалось, что он умер и попал в ад. Стоило немного оклематься как начались две недели реабилитации и ускоренной подготовки. Во время которых Барс ныл, жаловался и требовал послаблений больше всех из десятки избранников, впрочем, последнее он проделывал вдали от командиров-наставников, а не то можно было огрести ещё больше тренировок и нагрузок.

Под конец их десятку посвятили в детали операции. Оказалось их выбрали не из-за каких-то отличных личных качеств, а лишь потому, что все они близко знакомы с сержантом Шёпотом. Теперь же дополнительные импланты позволяли каждому из их десятки отыскать человека по слепку ауры, которая просматривается на десяток километров сквозь любые препятствия.

Это известие и опечалило, и развеселило Барса. С одной стороны — назначение всего-навсего слепой случай, а не его заслуга, зато с другой — рисовался шанс надрать Шёпоту задницу.

Совсем недавно лопоухий и тщедушный, а теперь возмужавший и раздавшийся в плечах парень не сомневался в своих силах. За две недели он набрал сорок килограмм мышц и научился действовать быстрее тренировочных дроидов. Это кому угодно поднимет самомнение.

И это он ещё считался отстающим. Единственное, в чём инструкторы ставили Барса в пример всей остальной группе — умение чувствовать ауры. Сканер-имплант так органично вписался в нервную систему парня, что работал с КПД, которое превосходило все возможные показатели. Впрочем, он проявил смекалку и не стал рассказывать наставникам, что на самом деле «видит» ещё дальше. Решил приберечь козырь на будущее. Да и побоялся, что узнав истинную дистанцию работы импланта его просто препарируют, чтобы разобраться как так отлично получилось. Радиус охвата почти пятьдесят километров, такого ни в каких хрониках нет.

Ничего удивительного, что Барс обнаружил Шёпота ещё до того как группе пришло сообщение от старпома Синта о том, что цель снова посетила ГиО. Всё это время Барс лихорадочно придумывал как бы отпроситься с дежурства и встретить «дорогого гостя» лично, но так и не успел изобрести ничего правдоподобного. А потом уже было поздно — сообщение пришло, поднялась тревога и группа разошлась по своим, давно распределённым зонам ответственности.

Бывший мародёр второй роты должен был исследовать районы доков и это его изрядно развеселило, потому что он точно знал из какого дока вышел сбежавший сержант. Оставалось лишь подловить его когда тот будет возвращаться.

Ни старший группы захвата, ни Барс не испытывали особых надежд на патрулирование. Даже один уровень станции слишком велик чтобы его можно было перекрыть всего десятком «ловцов». Парень не переживал, что Шёпота перехватят раньше, а просто ждал когда задолжавший ему сержант придёт в доки.

О нет! Барс не собирался убивать засранца. Капитан Тайрел был очень убедителен когда приказывал доставить беглеца живым во что бы то ни стало. И новоиспечённый ловец не собирался нарушать его приказ. Наоборот, он его в точности исполнит. Причём выловит Шёпота когда тот уже почти выскользнет из силков. Ну, а если во время захвата сержант слегка «помнётся», покалечится и обделается от страха, тут ничего страшного нет. Главное чтобы мозг не пострадал.

Когда, судя по передвижениям аур, беглеца почти обнаружила Трикс у Барса ёкнуло в груди, но каким-то чудом вздорная бабёнка умудрилась проморгать сержанта. Причём пребывая рядом с ним достаточно долго. Это наводило на определённые догадки и Барс обязательно собирался высказать их и подкрепить записью с нейросети, когда очередной раз предложит этой самолюбивой сучке перепихнуться. Пусть теперь попробует отказать, шлюха.

На лице Барса расплылась довольная улыбка.

Наконец из-за угла появилась знакомая фигура в старенькой броне. Барс ухмыльнулся и настроил импульсник в наруче на минимум, а то ещё пришибёт Шёпота первым же выстрелом.

— Нашёлся, — «радушно» распахнул объятия Барс шагая на встречу долгожданному гостю.

Глава 10

Я вскинул игольник и выпустил очередь. Лёгкие иглы попали в грудь и шлем противника, но лишь бессильно прыснули в разные стороны даже не оцарапав гвардейский броник. Гвардеец играючи поднял правую руку, словно отгоняя надоедливую муху, в его наруче мелькнула лёгкая вспышка и меня как-будто приложили молотом. Грудная пластина ЛВК неприятно затрещала, а её сталь покрылась сеткой кривых трещин в месте удара. Я тем временем улетел метров на пять назад и врезался спиной в стену. От удара загудело в голове, а во рту появился привкус крови.

— Папа! — отчаянно завопила мелкая.

Я хотел крикнуть: «Беги», но дух перехватило, и всё, что я смог сделать — это немного приподняться и глянуть на приближающегося гвардейца.

— Сааараашш… — набатом зазвучало в ушах, перед глазами помутнело.

Гравитация внезапно исчезла и от неосторожного движения я взлетел над полом неуклюже размахивая руками в попытке дотянуться до стен. А затем резко поднялся ураганный ветер и потянул к шлюзу всё, что находилось в коридоре, ну и меня тоже, конечно. Пронзительно запищала сирена, извещая о аварийной разгерметизации корпуса. Мощная струя воздуха, увлекающая за собой всё без исключения, иссякла так же внезапно как и появилась, но сирена не замолкла, противно «давя» на уши.

Я плюхнулся на пол, проехался по инерции и обнаружил себя лежащим возле двухметровой дыры в переборке. Её края идеально круглой формы с чётким срезом, будто инженерами эта пробоина так и была задумана, а не появилась тут только что.

Перевалился на бок, поднялся на локте и увидел, что такая же дыра и в следующей стене и в той что за ней. Целый тоннель образовался, как-будто что-то прошило станцию насквозь. Вдали тоннеля виднеется последняя пробоина, которая выходит в космос, она уже затянулась аварийной «пеной» и возле неё возится подоспевший аварийный дроид, это и пресекло дальнейшую декомпрессию на станции.

Так, а где дочь? Надеюсь её никуда не унесло во время этого «урагана». Перекидываю своё измученное тело на другую стону. Рядом стоят тяжёлые бронированные ботинки с половинами поножей и кровавыми обрубками ног, в ботинках включились магнитные подошвы и их не унесло потоком воздуха. Кажется это обувь, и частично ноги в ней — того самого гвардейца. И вроде я его даже знал. Голос звучал смутно знакомый.

За ботинками, на противоположной стене отсека тоже дырка и такой же уходящий вглубь станции тоннель. Гвардеец очень удачно (не для него, конечно) оказался в самом эпицентре удара прошившего станцию. И, кажется, я догадываюсь кто стал причиной этого неестественного проявления.

Моё внимание привлекло движение. Через пять пробитых стенок появился какой-то любопытный техник и заинтересованно принялся рассматривать круглый срез пробоины и с интересом трогать руками ровные края. Дальше показались ещё фигуры. Все ошарашенно вертят головами из стороны в сторону обозревая уходящий в даль идеально ровный и круглый туннель.

Так-с, это сейчас набежит уйма таких любопытных зевак. Нужно убираться пока не возникли неудобные вопросы. Мы ведь ближе всего к эпицентру. Не каждый день станцию ГиО насквозь пробивает гиперструна. Впрочем, вновь появившийся круглый коридорчик довольно длинный, не удивлюсь если сквозь всю станцию проложен, и у администрации уйдёт порядочно времени пока они разберутся что это такое и с кого за это следует спросить. Если вообще разберутся.

Одно плохо — в поднявшейся неразберихе и суете «ловцы» идущие по моему следу, а они сто процентов уже мчатся сюда, смогут меня спокойно спеленать, и никто не обратит на это внимания.

— Даш! Дашуня! — заорал я вертя головой по сторонам, но не услышал своих слов.

Похоже меня оглушило. Внезапно голову обхватили маленькие ладошки и я машинально дёрнулся к игольнику, но к счастью уже его где-то выронил, а не то успел бы выстрелить в мелкую.

— Па! Па! — она пытается трясти меня за плечи, по губам и лицу вижу, что орёт во весь голос, но для меня её крики на гране слышимости, словно из бочки.

— Всё норм, — показываю большой палец. — Надеюсь наш дроид с покупками не пострадал?

Мелкая ещё что-то пытается кричать и объяснять, но я, понимая, что теперь каждая секунда на счету, легонько отстранил её, поднялся и двинулся к шлюзу. Естественно, он оказался намертво задраен в связи с аварийной разгерметизацией. Но кому он нужен, если рядом в стене двухметровая круглая дыра ведущая прямо в док? Через неё даже левое крыло рарика между кораблями виднеется.

Единственное неудобство — дроид в эту дыру не поедет, ему не позволит программа. Пришлось отстегнуть со «спины» доставщика кофр и взвалить себе на плечи. Тяжёлый падла, у меня аж колени подкосились. Но я сцепил зубы и поплёлся к кораблю.

\\Абонент Трикс — «Только что пропал датчик одного из наших, позывной Барс. Твоя работа?»

\\Вы — «Есть немного.» (не стал отнекиваться, ведь и так всё понятно)

\\Абонент Трикс — «Все уже бегут туда. У тебя минуты три-четыре. Удачи.»

\\Вы — «Спасибо.»

Так вот что за знакомый голос! Бедолага Барс. Остались от него только ножки, да рожки. Впрочем, нет — только ножки, рожек не осталось. Хотя мне почему-то кажется, что они у него обязательно были. Такого барана поискать.

Кофр стал сползать с плеча, я попытался его перехватить удобнее, но не удержал и тот грохнулся на пол.

— Гадство, — поморщился я, хотел наклониться и поднять кофр, но вместо этого, мимо воли, присел сверху, чтобы немного передохнуть. «Саараашные» приколы дочери, в такой близости от моей тушки, «вынули» из тела все силы, такое чувство будто я марафонскую дистанцию отмахал. А мелкой хоть бы хны, стоит с выпученными, перепуганными глазами и дёргает меня за локоть, чтобы вставал и шёл дальше. Я устало вытащил из-под прозрачного щитка ключ-активатор рарика и протянул дочери. — Иди заводи нашу колымагу, ты сегодня за рулём, а я пока ящик притащу.

Даша что-то ответила, но я ничего не услышал и подтолкнул её к кораблю. Ребёнок умчался, а я снова глянул на неподъёмный кофр, выругался и зло сплюнул на стабилизатор стоящего рядом корабля. Нужно тащить наше барахло. Бросать покупки ни в коем случае нельзя.

В доке уже поднялась нездоровая суета. Народ спешит задраить люки своих лоханок и поскорее отчалить. Люди и нелюди бегают между кораблями. Кто-то спешно заканчивает погрузку, кто-то кричит и размахивает руками подгоняя отстающих членов команды. Мимо проехал колёсный погрузчик, чуть не придавив мне ногу. Стоит убраться с прохода, а то неровен час затопчут. Перепуганные разумные не обращают внимания на других убегающих, каждый обеспокоен лишь своим собственным спасением..

Оно и понятно. Мало ли что за неприятности со станцией ГиО. Вдруг нападение или авария? По доку то и дело разносятся тревожные сигналы экстренного старта. То один, то другой корабль поднимается над полом и плывёт к энергетическому полю закрывающему шлюз. Отлично, значит и наш спешный вылет не вызовет подозрений.

Я тяжко вздохнул и сплюнул ещё раз. Опять попал в ногу-стабилизатор поддерживающую какой-то бот.

Ой. Надеюсь хозяева этой лоханки не заметили моего плевка. Обычно капитаны и владельцы очень трепетно относятся к своим корытам и за такое пренебрежительное поведение могут устроить выволочку, а то и драку. Только этого мне сейчас и не хватает для полного счастья.

Поднимаю глаза. Вроде никого поблизости. Повезло. И тут замечаю на фюзеляже мелкое изображение черепахи стоящей на задних лапах с копьём наперевес. Елки! Это же походный транспорт гвардии Тайрела. Видимо, ещё не успели сменить знак на птицу с расправленными крыльями. Кстати, в этой посудине четыре рельсовые пушки и отличный сканер, а в моём рарике лишь маскировочное поле отвратительного разрешения. Если гвардейцы увяжутся следом, а они увяжутся, то тут без вариантов — удрать от них будет очень и очень сложно.

Недолго думая я отстегнул с пояса три термобара и прилепил к корабельному стабилизатору. Когда транспорт взлетит, то нога-стабилизатор сложится и мины окажутся зажатыми под балкой, между крышкой и корпусом, теперь ребята-черепашата их точно не растеряют.

С новыми силами подхватив кофр я потянул его к рарику. С трудом просунул во входной люк и едва пролез в оставшееся отверстие сам.

— Даша отмени предстартовую проверку и взлетай без неё!

Кажется она что-то ответила, но мой слух полностью не восстановился так что я толком не расслышал. Кстати, Трикс ведь тоже бежит сюда вместе с остальными ловцами. Нужно предупредить подружку.

Отправляю сообщение:

\\ «Лучше тебе не успеть на отлетающий корабль».

\\Абонент Трикс — «Не поняла»

\\ «Добежишь поймёшь»

— Гони дщерь, — крикнул я и чуть не оглушил себя по второму разу. Оказывается слух резко вернулся, а я всё это время орал как умалишённый.

— Слышу, слышу, — отозвалась дочь. — Щя диспетчер запрос одобрит.

— Взлетай без запроса!

— Не получится, магнитные захваты не отключились.

Задний люк рарика медленно закрылся. В уменьшающуюся щель я успел разглядеть забегающего в доки гвардейца. Клац! Рарик плавно поднялся на полом и поплыл в сторону мерцающего поля.

— Летим! — завопила мелкая радостно дёрнув руками на управлении и разведчик бросило в сторону, так, что мы чуть не снесли соседнему кораблю надстройку.

— Тихо, — пригрозил я. — А то руль отниму.

Сказал грозно, но прекрасно понимая, что меняться местами в тесной кабине рарика слишком долго, за это время нас расстреляют прямо в доке из рельсовых пушек транспорта. «Ловцы» уже, скорее всего, поняли где я и «заводят» своего железного коня.

— Успокойся, сосредоточься и давай быстрее на выход.

— Угу, — чадо шмыгнуло носом и сразу посерьёзнело.

Я дотянулся через её плечо до вспомогательного обзорного экрана, развернул его к себе и включил вид позади корабля. Гвардейский транспорт уже отрывается от пола. Как быстро — форы у нас почти нет. Прямо на ходу в бот споро запрыгивают подоспевшие к отлёту бойцы в гвардейских брониках. Между нами вклинилась яхта с бочкообразными боками и перекрыла всю видимость. Отлично, значит сбивать нас прямо в доке не будут. Наверное.

Чуть дальше, в круглой дыре, которую соорудила гиперструна показалась фигура в синем доспехе с оранжевой набедренной вставкой. Трикс опрометью кинулась к отлетающему транспорту наёмников, почти догнала его и, вроде как ухватилась за поручень, мне не видно из-за яхты. Изображение на экране «поплыло» и исказилось — это рарик прошёл через энергетическое поле общего шлюза, и я так и не увидел запрыгнула ли Трикс в корабль наёмников.

— Гнать? — как-то лукаво спросила мелкая.

— Гони! — выдал я и только потом понял подвох.

Разгонные ускорители рарика врубились на полную, слабый антиграв не справился с нагрузкой и мне на плечи навалилась неописуемая тяжесть. Экстренное ускорение комического корабля это не цацки — перегрузки скачкообразно поднялись до нескольких «Же». Мгновение, и я валяюсь посреди кубрика не в силах даже пальцем пошевелить.

— Эээ! Ребёнок, — я едва вытолкнул слова из глотки. — Полегче.

— Сам же сказал гнать, — озорно отозвалась Даша, но уменьшила ускорение.

— Лупить тебя нужно, козья морда, а некому, — поднявшись я вновь уставился во вспомогательный экран, из шлюза появился корабль преследователь, турели рельсовых пушек на его боках выехали из пазов. — И мне некогда. Ну-ка шлем свой активируй.

— Зачем? Мы же в корабле.

Вот дети, нет чтобы просто сделать, что взрослый сказал. Нужно обязательно переспросить или возразить, а то и начать спорить по пустякам.

— Быстро! — рявкнул я во всё горло, миндальничать уже некогда, дочь перепугано моргнула и над её головой моментально образовалась сфера с ушками.

\\Сообщение абоненту Трикс: «Ты на борту?»

Гвардейский транспорт быстро поймал нас в прицел и огрызнулся короткой очередью. Череда светящихся снарядов прошила пространство совсем рядом с рариком. Со стороны кажется, что это несколько раз мелькнул луч лазера.

Запоздало сработала тревога, терминал сверкнул красной надписью:

\\Внимание! Корабль под прицелом.

— Ой, — пискнула мелкая. — Кто это?

На терминале рарика вспыхнуло сообщение от — штурмовой бот «Гвард-5»:

\\Шёпот приказываю выключить ускорители! Немедленно!

— Что делать? — глаза у дочери округлились, она бросила управление и прижала руки к груди. Во даёт, только что, без проблем ухлопала «струной» гвардейца, а теперь испугалась, можно сказать, на ровном месте.

Турель изрыгнула ещё одну очередь. Поскольку дочь не маневрирует, мы для преследователей лёгкая мишень. Несколько снарядов ударили в ложное крыло рарика и то развалилось на куски. Корпус вздрогнул.

— Аааай! — взвизгнула Даша и попыталась вылезть из ложемента, чтобы спрятаться под ним.

— Не бойся, — я спокойно положил ей руки на плечи и прижал к креслу. — Сиди тихонько.

Даже не сомневаюсь, что у ловцов приказ взять нас живьём. Иначе зачем вообще ловить? Тайрелу ведь чёрные звёзды нужны, а не трупы. Не тот он человек, чтобы гонять толпу своих людей к чёрту на кулички ради банальной мести.

Потому преследователи и стреляют так осторожно. Запугивают. Хотели бы — давно бы сбили. Особо я не переживаю, даже взял мелкую за руки, чтобы она с перепугу не сдвинула рукояти управления резко сместив рарик. А то стрелок преследователей может случайно подбить нас, сам того не желая.

Однако, в жизни всегда есть место для нелепых случайности, один из снарядов может отрикошетить или от повреждений случится пожар, и тогда нам хана. В РАР-3 никакой защиты на случай обстрела нет, а потому проблему нужно решать быстрее. Что же Трикс до сих пор молчит?

Корабль наёмников почти поравнялся с нами. Скоро они особо не рискуя задеть кабину смогут отстрелить рарику маршевый ускоритель находящийся в хвосте корабля. Я потянулся к интерактивной бляхе на поясе и прижал палец к нужной иконке. Иконка подсветилась красным. Теперь осталось просто отпустить.

\\Сообщение от абонента Трикс: «Представляешь, оступилась и упала с подножки. Так что ждать меня не стали. Только не пойму зачем я это сделала? Чем это тебе поможет?»

\\Вы: «Теперь ты мне опять должна»

\\Сообщение от абонента Трикс: «В каком смысле?»

Я убрал палец с панели управления термобарами и удалил из памяти нейросети идентификатор Трикс. Разговаривать нам больше не-о-чем, только лишние следы оставим по которым кто-нибудь может отследить причастность Трикс к моему бегству. А когда связь между остальными ловцами и сержантом пропадёт, она сама поймёт в каком смысле теперь должна. Я ведь ей опять спас жизнь, а мог бы и не предупреждать.

Кстати, что там с нашими преследователями? Сначала ничего не произошло, транспорт наёмников всё так же нагоняет нас, и вдруг его левый бок начал раскаляться, а из теплоотводов сыпанули искры.

Конечно же, корабли такого типа имеют тепловой щит. И если бы я примагнитил мины просто к корпусу, то они бы выпустили всю свою мощь в космос, не причинив штурмовому боту особого ущерба. Но поскольку термобары оказались внутри, между защитной обшивкой и технической гондолой кабины, то всё тепло из мин аккумулировалось во внутреннее пространство корабля. Это как залить кипяток в термос.

Транспорт наёмников резко взял вправо и начал бессмысленно двигаться по спирали. Похоже расплавились некоторые модули и заклинило управление или его пилот превратился в шашлык и корабль летит сам по себе, а скорее всего и то и другое сразу.

* * *

В доке Белого Волка рарик с грохотом бухнулся на постамент и немного завалился на бок. Вместе с частью ложного крыла оторвало один из опорных амортизаторов. Из под развороченной обшивки воняет гарью. Без серьёзного ремонта разведчик уже не полетит. Жаль, маленький кораблик сослужил отличную службу, но я его и так и эдак собирался оставить тут. В «Счастливчике» есть свой челнок и рарик мне больше не понадобится.

— Прощай друг, — я ласково похлопал разведчик по фюзеляжу. Потрёпанный корпус отозвался жалобным скрипом, будто тоже попрощавшись.

Мелкая вприпрыжку понеслась к яхте, а я направился к погрузчику, что приютился в углу ангара. Снова тащить неподъёмный кофр на горбу нет ни сил ни желания.

* * *

Похоже собрать «симп» будет не так-то и просто. Я вывалил на стол мастерской кучу запчастей и уставился на виртуальную схему, любезно предоставленную Мудрецом. Казалось бы, бери да собирай как «лего». Но когда некоторые детали размером с булавочную головку, то процесс усложняется в разы. Я задумчиво почесал бестолковку и полез в настройки мастерской. Через пять минут внимательного изучения системы управления в М-трансформере обнаружился рука-манипулятор с функцией удалённого программирования.

— Уря! — я радостно потёр ладони. — Это в корне меняет дело.

Но к сожалению подключить манипулятор напрямую к Мудрецу не получилось, для этого как раз и нужен «симп», а он не собран.

— Замкнутый круг, твою за ногу… Невезуха какая.

Мелкая тоже не особо помогла. Авто-манипулятор программируется лишь на несколько простых действий вперёд, и программу нужно обновлять для каждой следующей детали. Дочь, с горем пополам, по подсказкам Мудреца соединила несколько промежуточных энерговводов, а потом её усидчивость закончилась и она начала филонить, постоянно отвлекаясь и задавая глупые вопросы не относящиеся к делу. Мои угрозы и окрики помогли присоединить ещё пару звеньев, а потом дело застопорилось окончательно.

Ну не способны дети девятилетнего возраста долго сосредотачиваться на каком-нибудь важном, но нудном процессе. Проще и быстрее управлять манипулятором самому, чем постоянно понукать отвлекающуюся дочь.

В общем я плюнул, выгнал чадо из мастерской и взялся за работу лично. Провозился часов пять. Несколько раз чуть не запорол кое-какие компоненты, сорок минут не мог спаять микро-энерговвод, вспомнил практически все матерные выражения, но слепил таки грёбанный «симп».

Получилось криво, коряво, и я бы даже сказал чисто визуально страшно, но слава Создателю работоспособно. По крайней мере все стендовые тесты «симп» прошёл на ура. Я осторожно перенёс его в рубку как великую драгоценность и установил в посадочное место искина. Скособоченный «симп», естественно, не поместился в отведённое пространство. Пришлось снять боковые стенки держателя и выгнуть один из крепёжных профилей. Хорошо хоть гаджет не нужно прикручивать, стандартный искин удерживается в посадочном месте гравитационным захватом, а тому всё равно какую заковыристую загогулину держать, лишь бы она имела массу.

Минут двадцать Мудрец соединившись с управлением перегружал систему и проводил тесты корабельных модулей, а затем включились все вспомогательные системы яхты. И скажу я вам, иметь в корабле искин это здорово. Самому делать ничего не нужно. Отдал приказ, завалился отдыхать, а любая работа выполняется сама. От пилотирования и высчитывания маршрута до приготовления еды и покраски стен в другой цвет.

Ремонтный дроид ухватил цветовой ионизатор и споро начал сменять расцветку всюду куда я ткну пальцем. Очень скоро, царящий везде раздражающий белый цвет поменялся на нейтральный серый. Исключение — Дашина каюта, там стены приобрели мягкий розовый оттенок.

* * *

Я заканчивал придирчиво осматривать серо-стальной свежевыкрашенный костюм «Невидимка» когда в шлюзовой отсек прям таки влетела мелкая.

— Па! — лицо сияет радостной улыбкой глаза распахнуты во всю ширь. — Мудрец высчитал координаты Земли!

— Отлично, — спокойно отозвался я, не желая попусту обнадёживать дочь. Мало ли какие ещё препятствия вылезут пока мы сможем добраться до дома. Лучше лишний раз преждевременно не радоваться, чтобы не было разочарований. — Одной проблемой меньше. Кстати, хотел спросить, как у тебя так лихо получилось шарахнуть струной на ГиО?

— Ай, да это не я, — мой сдержанный тон нисколько не ухудшил приподнятое настроение мелкой, улыбка по прежнему растянута до ушей. Дочь ухватила меня за руку и потянула в рубку. — Это Мудрец. Ему разрешено использовать силу Левиафанов если есть прямая угроза его безопасности.

— А разве была прямая угроза? — Даша часть искина бореанцев, но насколько я помню, Барс ей не угрожал, а сосредоточился на мне.

— Я за тебя испугалась и Мудрец внёс тебя в список своих личных охранников. Угроза охраннику это угроза самому Мудрецу.

— О! Так меня теперь будут защищать киты бореанцев?

— Нет, — улыбка дочери немного увяла. — После той струны, Мать вычеркнула тебя из списка и запретила изменять его без её ведома.

— Вот сучка, — вырвалось у меня.

Впрочем, намерения главной бореанки понятны, Матери Народа выгодно чтобы меня ухлопали. Тогда вернуть Дашу станет намного проще. Скорее всего, Мудрец сам поможет в этом бореанцам, чтобы не подвергать опасности свою целостность. И в принципе, я даже согласен с этим. Оставлять несовершеннолетнего ребёнка без присмотра глупо. Лучше уж пусть живёт с боритами, чем в одиночку.

— И не говори, — откликнулась мелкая.

Мы как раз добрались до рубки. Над голографом светится карта галактики. Крошечная пометка ожидаемо указала положение Солнечной системы на самой периферии Млечного Пути. Ну это мне и так было известно. Земные учёные давно определились с положением нашей планеты.

А чего мне известно не было, так это того, что поблизости от Земли нет ни одних Прыжковых Врат. Неприятная, но тоже ожидаемая новость. Будь Врата рядом и планету давно бы экспроприировало Содружество. Однако я надеялся, что Врата есть где-нибудь на самой границе прыжковой зоны и туда просто побаиваются летать, но реальность разбила эту надежду вдребезги. Расстояние до самой ближней безопасной точки перехода в пятеро превышает допустимое.

Дориан Тайрел добирался до Земли используя харианские тропы, череду червоточин местоположение которых известно только ему и передаётся у харианцев от отца к сыну. И их координаты мне, естественно, никто не скажет.

Искать же червоточины рыская по галактике нет никакого смысла. Это просто проколы в ткани Вселенной, спайки пространственных координат практически не испускающие никаких излучений. Если чёрную дыру ещё можно обнаружить по гравитационным аномалиям, то червоточины лишены даже их. Тут пока рогом не упрёшься в такую дырку, то не заметишь её.

Конечно, существуют специальные методы и даже поисковые сканеры, но достать такой очень сложно. К тому же, они малоэффективны. Если бы находить червоточины было лёгким делом, то большую часть давно бы обнаружили. А в Содружестве до сих пор совершенно случайно находят всё новые спайки, причём совсем рядом от оживлённых магистралей. Слишком уж велики космические просторы чтобы их можно было основательно прочесать.

Вот и первая проблема нарисовалась. И она может стать непреодолимой. Не зря я не стал сразу радоваться и обещать мелкой быстрое возвращение, а не то скоро бы выслушивал возмущённое: «Ну ты же обещал!»

— Вот она! — ткнула дочь в светящуюся точку на голограмме, будто я сам не в состоянии её заметить.

— Ага, отлично, осталось придумать как туда добраться.

Никаких запросов я не направлял, но Мудрец, уже подключившийся к микрофонам яхты и слышащий каждое слово, передал на мою нейросеть файл с визуальными образами. Я открыл его и на несколько секунд «залип» впитывая информацию поступающую в кратковременную память. Вереница живых картинок промелькнула у меня перед глазами и растаяла, оставив после себя новые знания.

— Ты чё? — оказывается дочь стоит рядом и дёргает меня за запястье. Видимо, прошло больше чем несколько секунд.

— Перезагружался. Мне Мудрец передал файл и…

— Мне тоже, — пожала плечами мелкая и с нотками превосходства добавила. — Но я уже усвоила информацию.

— Я же не часть крутого искина, как некоторые. Погоди, не мешай, а то сумбур в голове после ваших сообщений.

Я подошёл к главному терминалу и уселся в ложемент пилота. Расслабился, закрыл глаза и информация предоставленная Мудрецом понемногу систематизировалась в памяти.

Изначально, когда древняя раса предтечей только осваивала галактику (и это были даже не джоре, а ещё более древние существа) у них имелось всего пять Прыжковых Врат. Откуда появились изначальные Врата Мудрец не сообщил, да это и не важно. Важно, что они способны перебрасывать корабли намного дальше, чем поздние собраться. Только делают они это немного иначе. Пробивают пространственный отрезок используя пси-якорь, это позволяет в сотни раз точнее совмещать координаты, а ещё с помощью якоря можно мгновенно вернуться назад без всяких врат. Якорь — это своего рода запакованная односторонняя червоточина, которая раскрывается в месте выхода и существует пока через неё не пройдёт какое-нибудь тело.

Основатели и разведчики предтечей имели на борту несколько якорей и если местность куда их посылали не представляла интереса, или происходил сбой и они попадали не туда куда нужно, то корабли возвращались обратно и пробовали снова. Так, собственно, древние постепенно разведали местность и построили обычные, рядовые Врата. Создав тем самым разветвлённую систему путей.

Одноразовые червоточины часто схлопываются если сквозь них проходит массивный объект, но иногда формируются и такие, что выдерживают несколько переходов, а то и вовсе получаются такие, что остаются в космосе навечно. Так что большинство червоточин, что находят сегодня — это эхо разведки древних. Спайки остались нам от предтечей активно исследующих галактику на протяжении тысячелетий.

— Ясно-понятно, — оживился я и, уже намеренно, задал вопрос Мудрецу. — И где мне взять якорь? Полагаю в свободной продаже их нет.

По главному терминалу промелькнула вереница запросов и ответов на них.

\\Предположение подтверждаю: В свободной продаже пси-якоря отсутствуют.

Во даёт, искин действительно проверил сетевые магазины. Не удивлюсь если по всему Содружеству успел опросить.

\\На территории Федерации Кай найдено двенадцать объектов, где предположительно могут быть найдены искомые пси-якоря.

На нейросеть пришёл развёрнутый отчёт и опять в форме файла с визуальными образами. Я повернулся к мелкой чтобы сказать, что работаю над проблемой и она пока свободна, но Дашки уже и след простыл. Наверное унеслась рисовать очередного пони. Ну да, что непоседе делать рядом с «тормозящим» отцом так медленно усваивающим информацию?

Открыв файл я снова вытерпел очередную «заливку» и принялся разгребать информацию. Надо же, аж целых двенадцать объектов, и это только у кайанцев. Не такие уж они и редкие эти якоря, как я боялся. Их оказывается везде полно.

Список построен по принципу: от максимального до минимального шанса найти якорь.

\\Объект первый: Военно-научная база «Ландо». Система Кай. Планета Кай.

Ага, так меня и пустили в секретную военную лабораторию, да ещё и находящуюся в самом сердце ФК. Пропускаем.

\\Объект второй: Закрытая научная база «Прима»…

Я мысленно пробежал глазами по списку. Закрытая, секретная, внутренняя, тайная. Мудрец нашёл уйму мест пробиться в которые можно только если ты высокопоставленный кайанец с допуском Альфа. Ну да, а где же ещё быть древним высокотехнологичным реликвиям как не в учреждениях закрытого типа? Все находки подобного рода — часть секретов федерации. Разбазаривать подобное никто не будет. Думаю в других государствах Содружества ситуация такая же.

Ладно смотрим конец списка.

\\Объект десять: Система Грапа. Планетоид Сатс. Место археологических раскопок. Охраняется ФК, посадка запрещена.

— Фтопку. Что тут у нас в самом конце?

\\Объект двенадцать: Система Цинис. Планета Барт. Место археологических раскопок.

Тут я остановился и изучил более основательно. Барт планета открытая. Там давно копают все кому не лень, но настолько же давно не находят ничего ценного. Так как федералы давно всё вырыли и бросили планету шавкам, как обглоданную кость. Если и осталось что, то неинтересная мелочь, да и та уже редкость.

— Феерично! — я уж хотел плюнуть на всё и пойти поужинать перед серьёзным разговором с дочерью, но для очистки совести решил глянуть и остальные пункты, без особой надежды надо сказать.

Объект три: Система Прима. (Там, кстати, и одноимённая научная база расположена из второго пункта). Планета Лимбо.

— Название многообещающее, — пробурчал я, но сосредоточился на информации.

Мёртвая, Чёрная, Кусок обгоревшего камня, Выжженная, Убитая — это всё названия Лимбо которые ей присваивали в разное время, пока федералы не прикрепили официальное.

Неизвестно, что на ней было изначально, но наверное что-то очень ценное. Потому как на её орбите сошлись в смертельной схватке две армии: джоре и те самые древние предтечи. После чего планета стала напоминать слова, которыми в разное время называлась.

Чёрный обгоревший шар, покрытый копотью и пеплом. Поверхность спеклась в твёрдые обсидиановые скалы. Постоянные ураганы и шквальные ветра беспрестанно подымают в атмосферу тонны антрацитового песка, каменной крошки и мелкой пыли. Неуютное местечко.

Чудом сохранился лишь атмосферный процессор на одном из полюсов. Видимо, неписаное правило не причинять таким объектам вреда повелось ещё из тех времён. Процессор тоже древней постройки и как работает непонятно, современные учёные трогать его побоялись, во избежание.

Но его мощности не хватает, и дышать на Лимбо без маски не рекомендуется, хотя и можно, если недолго. Впрочем, удовольствие это сомнительное учитывая постоянные пыльные бури.

Планета открыта для посещения! Там тоже копают. НО! Находки тоже редки. И не потому, что в недрах Лимбо мало упавших древних кораблей, их как раз хватает. Просто прожаренная поверхность, а так же постоянно движущиеся барханы чёрного песка экранируют любые излучения.

Барт и Сатс, например, «просветили» специальным сонаром и сразу обнаружили все более-менее интересные «железки» в их чреве. Потому федералы быстро перелопатили и выгребли всё ценное. Только на Сатсе, видимо, нашлось что-то такое, что невозможно вытащить, вот его и не открыли до сих пор для общественного грабежа, как Барт.

Собственно, Лимбо правительство ФК тоже не оставило без внимания. Там пытались копать в слепую, но дело это неблагодарное. Раз в несколько суток внезапно начинается очередной глобальный шторм и всю технику размалывает в труху, словно мясорубкой. А на месте изысканий появляется громадный бархан похоронивший все раскопки. Приходится каждый раз начинать заново.

Головастые парни из ФК открыли Лимбо для свободных изысканий, но выпускают археологов только после таможенной проверки. Естественно, изымая все ценные находки. Но особо никто не возмущается, так как платят за них федералы хорошо. Оно и понятно, это ведь дешевле чем гробить на капризной планете технику и людей.

— И почему ты поставил Лимбо на третье место? — поинтересовался я у Мудреца. — Какой у меня шанс что-нибудь там найти, если даже правительство умыло руки?

\\Никакого. Высок шанс Двенадцатой. Она сможет определить наличие якоря по пси-отклонениям на расстоянии в десять километров.

— Так это же меняет дело! А почему же тогда не на первое?

\\Существует возможность проникновения на первых два объекта и скрытное изъятие якоря, если Двенадцатая будет действовать в одиночку используя подмену документов, клеточное перепрофилирование и пси.

— Не подходит, — решительно заявил я.

Отпускать мелкую одну, пусть и под постоянным надзором Мудреца, в учреждение со спецрежимом я не собираюсь ни за какие коврижки.

На нейросеть пришли два файла с визуальными образами планов операций по изъятию якорей из лабораторных складов «Ландо» и «Примы», но я их даже распаковывать в память не стал, сразу удалил.

— Не подходит, говорю. Глухой что ли?

\\Звуковые датчики функционируют на сто процентов.

— Это хорошо. Проложи курс к Лимбо и веди корабль туда.

\\Выполняю.

* * *
Пери Сарах Заларон бездумно бродил по саду в имении, которое ранее принадлежало его погибшему брату. Постоянное умственное напряжение иногда требовало передышки. Обычно профессор просто отключался от сети и мерил шагами свой кабинет, но сегодня решил пройтись по дорожкам раскинувшимся между клумбами.

Раньше он не понимал, что нравилось его брату в ковырянии грунта и вымарывании рук перегноем. Не понял и сейчас, слепо взирая на опрятные кусты и бережно взрыхлённую почву, теперь тут наводит порядок специальный дроид-садовник.

Зелень как зелень, цветы как цветы. Вот, кстати, и любимое растение брата.

— Розы, — Сарах прокатил на языке непривычное слово, пожал плечами и отвернулся.

Обрезанные гиперструной побеги уже восстановились, а вот покатое углубление посередине бетонитовой дорожки, которое возникло благодаря ей же, так и осталось. Сарах специально распорядился его не трогать. Эта мелкая и широкая канавка напоминала, что где-то существует человек имеющий перед Заларонами долг крови.

Нет, профессора не мучили ярость и злоба от неосуществлённой мести, он умел ждать столько сколько потребуется. Его планы всегда, рано или поздно, осуществлялись. Не уйдёт от расплаты и Шёпот. Это вопрос времени. Где-нибудь пронырливый сержант с «Черепахи» обязательно наследит. Невозможно остаться незамеченным имея на руках десяток Чёрных жемчужин.

Наконец решив, что отдыха на сегодня достаточно Сарах снова подключился к общей сети и просмотрел новостные сводки, что скрупулёзно собирал для него целый отдел разведки. И сразу же заметил интересные события произошедшие на станции ГиО в системе Торис, буквально пять минут назад.

Что-то просверлило в стальном гиганте длинный тоннель диаметром два метра. Как знакомо, руку бореанцев ни с чем не перепутать. Кого это они снова решили убрать? Гипернет оперативно соединил его с искиным базирующемся на станции ГиО и тихонько приглядывающим за главным логовом охотников.

Сарах потребовал от искусственного интеллекта десятки дополнительных отчётов, бегло просмотрел их и сразу же профессионально отделил зёрна от плевел. Сложная трёхмерная схема событий выстроилась перед его виртуальным взором. Некоторые пункты он выделил, другие удалил, третьи оставил без изменений.

Массовый вылет кораблей со станции — бегут крысы — это понятно.

Использование вооружений вблизи станции — пальба во время бегства? — Интересно. Даже в дикой природе, например во время лесного пожара, убегающий хищник не трогает мчащегося рядом травоядного. А тут столкновение.

Искин передал ему картинку с места боя в прямом эфире. Штурмовой бот обстрелял убегающий РАР-3, но обстрелял осторожно, так чтобы не уничтожить ненароком утлую скорлупку. Вдруг корабль преследователей, без видимых причин, потерял управление и спиралью полетел в сторону. Чуть позже его уничтожили орудия станции. Потому, что судно не отвечало на запросы и двигалось опасным курсом, представляя угрозу для остальных кораблей. Ещё интереснее.

Информация на участвовавшие в перестрелке суда: Штурмовой бот «Гвард-5» приписанный к недавно зарегистрированному клану наёмников «Феникс». Новички имеющие крутой штурмовой бот? Подозрительно. Сарах отдал приказ специальному отделу негласно проверить наёмников.

Удирающий РАР-3, регистрация по жетону охотника за головами. Некто с позывным Шёпот. Ранг: Новичок.

— Что!? — Сарах даже топнул ногой от возмущения.

Наглый сержант даже не подумал сменить позывной! Нет, подобных «Шёпотов» в Содружестве, конечно, не мало. Любой идиот может взять это имя и летать на рарике. Но не возле каждого такого идиота мелькают гиперструны и не за каждым гоняются подозрительные кланы наёмников. Слишком много совпадений.

Профессор Заларон глянул списки военного флота базирующегося сейчас на Торисе. Благо военных кораблей там всегда полно. Двое капсюлёров из списка, можно сказать принадлежали лично Сараху. Правда, один ещё недостаточно прикормлен и может заартачиться, а вот второй подойдёт. Немного туповат, но исполнителен.

Сарах связался с ним по закрытому гипер-каналу:

— Пит.

— Да, сэр!

— Прими метки сигнатур. Нужно скрытно проследить за этим кораблём. Только проследить! Ничего не предпринимать без моего прямого приказа.

— Принял к исполнению сер. Операция официальна? Я сейчас на боевом дежурстве и не имею права покидать пост.

Сарах задумался. У него есть полномочия снять фрегат с дежурства и направить куда угодно. Но после того как внезапно взбрыкнувшая, словно буйных жеребец, «Черепаха» расправилась с двумя капсулёрами и лучшим дознавателем военной полиции с Заларона потребовали подробный отчёт о случившемся.

Пришлось спешно придумывать полуправдивую историю о выслеживании харианских технологий. Мол поступила оперативная информация от осведомителя о недостаточной технической проверке космоносца «Черепаха». Возможно Дориан Тайрел утаил часть сведений о боеспособности своего корабля. Сарах инициировал дополнительную проверку и вскрылась правда — незаконные технологии, причём превосходящие кайанские.

Сарах так умело расписал свои заслуги и трудности операции, что вместо нагоняя даже удостоился скупой похвалы от самого «Бессменного». Правда, вместе с похвалой ему посадили на шею целую комиссию по расследованию этого дела. Шутка ли? Древний харианский космоносец! На такой куш нацелилась целая свора высокопоставленных умников, решивших урвать кусок от славы Заларона.

Теперь чтобы заимствовать даже один корабль флота Сараху приходилось отчитываться перед толпой идиотов только и мечтающих поживится за его счёт. Хорошо хоть источники информации никто раскрывать не потребовал. Стукачи у каждого свои — это святое, этим делиться в ФК не принято.

Он бегло просмотрел список кораблей пребывающих на станции ГиО. В них значится двадцать два РАР-3. Семь из них сейчас спешно покидают станцию испугавшись пробоины.

В голову профессора срезу же пришла идея:

— Официальная, но ты рапортуешь только мне, а потом уже «своим» и только то, что я прикажу.

— Есть, сэр! — отозвался пилот и отключился.

Сарах наобум выбрал ещё шесть фрегатов флота и отправил за другими разбегающимися РАР-3. Уже через минуту его приказ приостановили, а на связь вышел глава комиссии по расследованию и поинтересовался мотивами столь странного приказа.

Сообщение от пилот Пит по закрытому каналу:

— Меня отзывают, сэр. Какие приказы?

— Продолжай преследование.

— Понял.

Сарах пообщался с пилотом не отвлекаясь от разговора с главой комиссии. Пришлось наплести чинуше уйму чуши о новых подвижках в деле Тайрела и сообщить, что сообщник мятежного капитана на одном из рариков, но неизвестно на каком.

Глава обрадовался, подтвердил приказ Заларона для флота, но благодаря непредвиденной пятиминутной задержке двое капсулёров умудрились потерять свои цели, которые ломанулись на варпе в неизвестном направлении. Это только обрадовало профессора и он настрочил докладную записку «Бессменному» о том что комиссия вставляет ему палки в колёса.

По закрытому каналу от пилот Пит:

— Сэр, ваш приказ подтвердили, следую за РАР-3, но может мне тоже стоило «потерять» цель?

— Никакой самодеятельности, идиот! Делай только то, что говорят!

— Есть, сэр!

Сарах оборвал связь и выругался:

— Вот кретин!

Как можно доложить командованию, что потерял цель и при этом двигаться, будто кого-то целенаправленно преследуешь, а не ищешь наобум? Капсулёр называется. Как такие дебилы вообще сдают выпускные экзамены в лётной академии?

Впрочем, профессор быстро успокоился. Его радовало, что теперь неудачу операции можно будет списать на одну из потерянных целей, а значит на ошибку главы комиссии. Скорее всего «Бессменный» пройдётся по горбу главы своей шершавой ладонью, а то и вообще разгонит бесполезную структуру.

* * *

Только глупые обыватели думают, что проследить их прыжки через Звёздные Врата, которые построены древними, невозможно. Любой умный индивид, способный сложить два и два, поймёт, что не всё так гладко. Врата предтечей не берут плату, а значит надобность в дроидах-лоцманах отпадает. Нужно всего-навсего дистанционно передать искину Врат нужные координаты. Что мешает тем же военным или секретным службам установить вокруг Врат скрытые зонды и перехватывать сигналы от подходящих кораблей? Совершенно ничего.

Поэтому когда остроносая яхта серо-стального цвета прыгнула сквозь пространство, то очень скоро за ней последовал и укутанный современным маскировочным полем фрегат вооружённых сил Федерации Кай, который «вёл» её от самого бункера запрятанного в поясе астероидов. И который до этого тихо проследил рарик оставшийся в том бункере.

Глава 11

Сразу после прыжка, пока «Счастливчик» двигался от Прыжковых Врат (Они тут похожи на гигантского паука и расположены почти у самого светила, как и все древние Врата) к Лимбо, я запросил у Мудреца всю информацию по археологическим раскопкам ведущимся на мёртвой планете. Однако, вместо них получил файл общих знаний по симпам, это те штуки, что у бореанцев вместо искинов.

Распаковал и сразу понял зачем мне его прислали. Это такой прозрачный намёк, что не стоит беспокоить хозяина поместья для открывания дверей, если наличествует швейцар. Да, Мудрец в одиночку выполняет функции целого сонма искиных используя удалённое управление, но его сознание разбито на множество потоков работающих параллельно друг другу. За каждым симпом закреплён отдельный «осколок» сознания главного разума. Такой осколок уже сам по себе искин как минимум третьего поколения, а если мощности не хватает, то к нему дополнительно подключаются вспомогательные потоки.

Я же, каждый раз обращался напрямую к Мудрецу, заставляя его собирать целый консилиум из слитых разумов для решения задач с которыми справился бы и отдельный поток зарезервированный за симпом моей новой яхты. Короче требовал от швейцара чтобы вышел лично хозяин поместья и открыл передо мной двери. Кого другого Мудрец бы давно послал по известному адресу, а со мной вот возился до этой минуты. Теперь его терпение лопнуло и искин ненавязчиво предложил изучить инструкцию.

В общем, Мудрец намекнул, что симп яхты и есть мой личный искин. И имя у него отдельное — «Счастливчик», как и у корабля. И если я чего-то хочу, то мне следует обращаться к нему, а не требовать соединения аж со всем Мудрецом сразу.

— Косячок, — меня эта ситуация позабавила и губы мимо воли растянулись в улыбке. Оказывается курс моей яхте прокладывал не какой-нибудь занюханый корабельный интеллект, а целый инопланетный разум нехилой мощности. — Отвлёкся значит от вселенских проблем борианцев и высчитал нам варп-погрешности. Хе-хе.

В воображении появилась картинка как будто все левиафаны «зависли» бросив хозяев без поддержки только потому, что Мудрец сосредоточился на построении курса для «Счастливчика». Хех. Бред конечно. Искин боритов способен высчитать траектории и стратегию ведения боя для целого флота за ничтожно малое время, причём не отвлекаясь от остальных задач. Но было бы очень забавно случись подобная оказия с «зависанием».

Я вдоволь наулыбался и запросил данные по раскопкам уже у Счастливчика. Тот за пару секунд составил для меня богатую подборку информации. Причём отсортировал из массы новостей и справок интересное, выделил важное, убрал из этой горы мусора несущественное и упаковал всё в файл визуальных образов. А ещё кофе успел приготовить и прислать ремонтного дроида чтобы тот мне его притащил прямо в рубку. Говорю же — искин это незаменимый помощник, даже не знаю как я раньше обходился своими силами.

Оставалось лишь болтать ногами развалившись в ложементе пилота и «заливать» в память предоставленные знания.

Жёлтая звезда системы Прима держит в сфере своего тяготения семь планет. Обитаема только одна — Вранток — нечто вроде силиконовой долины на Земле, тут сосредоточены многие исследовательские лаборатории, учебные заведения и академия наук ФК.

На орбите Врантока, кстати, и расположена закрытая научная база «Прима», та что находится в списке под номером три. На ней изучают находки с Лимбо и разрабатывают новые технологии на их основе. Так, по крайней мере, звучит официальная версия.

Так что если не получится добыть якорь на Лимбо, то есть возможность попробовать вариант с проникновением на базу, так сказать, не отходя от кассы. Хотя кому я вру? Отпускать мелкую одну в логово научников я не намерен. Разве что дочь к тому времени достигнет совершеннолетия, а я стану дряхлым дедом и не смогу её остановить. И даже тогда я лягу поперёк шлюза и буду хватать её за ноги.

Остальные планеты системы не интересны. Одна близко к звезде и её поверхность буквально кипит раскалённой лавой, две слишком большой массы и жизнь там невозможна, а остальные далеко от светила и представляют из себя замёрзшие глыбы ядовитого льда. Ну и ещё есть Лимбо — отлично расположена, но, что называется, очень давно «убита» предтечами.

Корабельный сканер уже дотянулся до Лимбо и карта обогатилась сигнатурами сотен кораблей и нескольких станций на орбите чёрной планеты. Что удивительно таможенный крейсер один единственный, да и тот старой модификации.

Я думал тут целый кордон из перехватчиков, чтобы не давать археологам вывозить ценные находки, а оно вона как. Можно запросто утаить любую находку и удрать миновав таможню. Впрочем, удивление спадало по мере усвоения информации собранной Счастливчиком.

Тут занимаются раскопками всё больше ради науки, а не ради выгоды. Большинство археологов имеют научные степени и работают на лаборатории федерации. Много студентов из высших учебных заведений Врантока и, поскольку контингент собрался и так не бедный, то их больше интересуют поощрительные пометки в личном деле, чем синька. «Рыть» отправляются в качестве дополнительного задания, как при Советском Союзе студентов посылали на «картошку».

Каждая находка сдаётся в спецтаможню чуть ли не с радостью. Поскольку затем всё равно оказывается в закромах научных лабораторий сотрудники которой её обнаружили. Добрые дядьки ещё и синьки насыпят.

Впрочем, заработать на древних реликвиях проблематично — слишком рискованны поиски и слишком маловероятно найти что-то действительно ценное. Раз уж государство умыло руки, то отдельным личностям и вовсе ничего не светит. Не то, чтобы вообще невозможно было обогатиться, но частенько овчинка не стоит выделки. Оборудование для раскопок дорогостоящее, а лишится его на поверхности планеты с нестабильной синоптической обстановкой легче лёгкого.

И это подводит меня к очередному затруднению — копать ладонями слишком долго, и даже лопатой не вариант. Нужно что-то серьёзнее, а синьки осталось не так уж много.

Улетая из бункера Белого Волка я скачал энергию из всего в чём имелись накопители. Из погрузчика, дроидов, шлюзового поля, даже из системы жизнеобеспечения, всё равно она уже не пригодится. И сейчас в корабельном накопителе Счастливчика чуть меньше двадцати тысяч эргов и три в моём комлинке.

Некстати вспомнилась горсть чёрных звёзд горкой лежащих под ладонями мелкой и острые лучи зелёного света вырывающиеся между детских пальчиков когда всё это богатство таяло как дым на ветру.

— Эхехе.

Можно, конечно, примкнуть к какой-нибудь партии археологов победнее и убедить их раскапывать там где я покажу, а не там где им хочется. Ещё и отнять якорь когда искомое будет найдено. Но кто будет слушать новичка только-только прилетевшего на Лимбо? В общем, почти такой же «эффективный» вариант как и копать ладонями.

Ладно, для начала следует разведать обстановку. И для этого как нельзя лучше подходит орбитальная станция «Лим-01». Здоровенный кубический кусок металла вращающийся вокруг мёртвой планеты. Там не только собираются разномастные компании небогатых археологов, но и уйма магазинов и мастерских специализирующихся на оборудовании для раскопок. Как раз то место где кучкуются начинающие. Даже стоянка бесплатная — это, собственно, и сыграло ключевую роль в выборе места дислокации Счастливчика.

* * *

Выходя из яхты я, наконец то, напялил на себя «Невидимку». Пришлось побеспокоить мелкую, чтобы закинула в «облако» боритов базы по костюму, кристаллы с которыми лежали тут же в шкафу.

Вот чем мне нравится Белый Волк так это своей основательностью, перфекционизмом и вниманием к мелочам. Казалось бы вооружение и амуниция не новые, охотник уже давно выучил нужные базы, однако возле каждого предмета полный набор нужных кристаллов памяти.

Это объясняется просто — судя по записям из белого чемоданчика, который я тоже перекрасил в серый цвет и уже примагнитил на спину, Белый Волк не всегда отправлялся на важные переговоры лично. Частенько посылал вместо себя одного из подручных. Всё равно ведь не понятно чьё лицо скрывает глухое забрало шлема.

Случись покушение, а они происходили регулярно, слишком уж многим Волк встал поперёк горла, и в расход пускали совершенно «левого» человека. А Белый Волк благодаря этой маленькой хитрости прослыл удачливым и удивительно живучим. Костюм способен поддерживать жизнедеятельность хозяина даже если в том дюжина дырок, нет пары конечностей, а кровь накачана ядом. Хотя, полагаю, охотник похоронил не один такой костюмчик, вместе со своими «заместителями». Даже пошли слухи, что Волк и вовсе киборг.

Ну, а поскольку свой контингент он периодически обновлял, нанимая новых исполнителей, чтобы старые не зажирались и не узнавали слишком много лишнего, или потому что их банально ухлопали, то и базы знаний тоже выбрасывать не спешил. «Невидимкой» можно пользоваться и без баз, но неуклюжий человек, неумеющий использовать все функции брони, на переговорах бы вызывал подозрения.

* * *

«Лим-01» ничем не отличается от тысяч подобных ей. Такое же нагромождение запутанных коридоров, аварийных переборок, шлюзовых камер и отсеков разнообразного назначения.

Только порядка тут поболее, чем в среднем по федерации. Много учёных, студентов и техников, а это не тот контингент, который в состоянии за себя постоять. Голова и руки у них заняты научными знаниями и дорогими анализаторами, а карманы набиты находками с Лимбо. Частенько, благодаря природной рассеянности, свойственной людям науки, ребята не понимают с кем связались или во что вляпались, а места с простофилями очень притягивают мошенников и проходимцев всех мастей. Чего уж проще — облапошить занятого размышлениями о высоком гения?

Но поскольку федерация заинтересована в разработках и находках, то побеспокоилась об охране. Такого количества гражданских полицейских я раньше не видел нигде. По дороге от дока до выставки-продажи археологического оборудования нас проверили три раза.

Повторять прошлые глупые ошибки я не собираюсь, а потому мелкая перепрошила мой и свой комлинки, хоть последний и был куплен Белым Волком вполне законно.

Полицейские вежливо здоровались, интересовались целью пребывания на станции, считывали номера наших комлинков и любезно подсказывали дорогу до выставки. Довольно милые ребята.

Впрочем, попробуй тут не быть милым, когда любой посетитель может запросто оказаться с допуском Дельта или Гамма и иметь влиятельных родственников в правительстве. Одно недовольное слово папе сенатору, и вместо проверки документов в тёплом, уютном отсеке, ты уже убираешь мусор в пыльных технических коридорах где-нибудь рядом с реактором, а в темноте твои руки тускло светятся зеленоватым сиянием от которого в мучениях дохнут мухи.

Наконец мы зашли в громадный зал с сотнями колонн, расположенных стройными рядами. Между ними, образуя целые улицы, раскиданы разнообразные образцы устройств, дроидов, переделанных погрузчиков, модернизированных катеров и челноков. Возле каждого толкутся зеваки, с важным видом обсуждая достоинства или недостатки моделей, или вообще яростно споря с конструктором. Такой себе гигантский базар. Возле каждой машины стенд с управляющей панелью и голографом по которому можно просмотреть на что способен данный экспонат.

Естественно, можно заказать и готовую стандартную технику для раскопок, в обычном магазине. Но большинство аппаратов не годится. Слишком специфические условия на гиблой планете. Спросом тут пользуются машины переоборудованные для работы именно на Лимбо. Нужны: улучшенная пылезащита, повышенная проходимость по пересечённой местности и возможность быстрой эвакуации в сложных метеоусловиях. Это как минимум.

А потому большинство экспонатов выставки — экспериментальные челноки со встроенными функциями археологической разведки. Разными ковшами, проходческими лазерами и буровыми установками. Чуть что и вся эта дребедень быстро складывается в стальное нутро челнока и тот уходит на безопасную орбиту. Удобно и безопасно. Но чертовски дорого. Уж точно не по моим сбережениям.

Как я понял всё более-менее дешевое оборудование находится подальше от входа, а потому мы с мелкой продолжаем топать в глубь. Глядишь чего доступного обнаружим. А желательно вообще бесплатного.

Галдящий и глазеющий по сторонам народ почти не вооружён. Очень редко где мелькнёт гражданский игольник на поясе или слабый шокер. Мне стало понятно пристальное внимание представителей закона к моей персоне. В «Невидимке», со шитом-ранцем, ВОСТ притороченной сзади и станером в наруче, я тут смотрюсь как волк в отаре овец. Будто на войну приехал, а воевать не с кем.

То-то прохожие время от времени подозрительно пялятся и, отойдя подальше, перешёптываются. Ну и ладно. Возвращаться уже поздно, да и одеть особо больше нечего. Обшарпанный ЛВК тут будет смотреться ещё неуместнее, будто я беглый раб, удравший от наёмников. Ну, а костюмы помощников Волка на вид ничем не отличаются от «Невидимки» кроме электронных внутренностей, крепости брони и ещё некоторых специфических мелочей, в которых разбираются лишь профи. Так что смысла менять шило на мыло нет, при этом ещё и ослабляя свою боеспособность.

Кое-где между колонн экспонатов нет, а стоят столики и раздатчики, чтобы насмотревшийся на технику народ мог подкрепиться не покидая выставку.

Мелкой, естественно, сразу же захотелось попить, а заодно и поесть, и мы притормозили возле одной из таких зон отдыха. За соседним столиком шумная компания молодых людей с жаром обсуждают чьи-то последние находки. Я прислушался.

— Говорю тебе: найденный корабль был создан для заброски в глубь космоса и строительства временной базы, — заявил один из спорящих.

— И как же тогда объяснить отсутствие маршевого варп-ускорителя? — упрямо гнёт свою линию другой. — Их что, закидывали неизвестно куда без возможности вернуться? Не прыгали же они столетие на микро-варпе, если попали не туда.

«Не, не прыгали. На микросах далеко не упрыгаешь.» — подумалось мне. — «Древние пользовались якорями»

Но озвучивать свои мысли спорщикам, естественно, не стал. Похоже учёные так до сих пор и не разобрались в большинстве обнаруженного барахла. Куда уж им понять что из себя представляет якорь. Просто небольшая сфера из материала напоминающего мутное стекло, и тускло светящаяся голубоватым светом. В закрытом состоянии не отвечает на воздействия и активируется только с помощью пси, а окончательно срабатывает только во время переноса через древние Врата. Может научники и приглашают на изучение псионов, но видимо и те не поняли, что это за штуки. Активировать, может и смогли, а вот получить визуальное подтверждение, что якорь сработал — нет. Никто не додумался прыгнуть с одним из них от определённых Врат.

И отлично, не то бы охраняли якоря как зеницу ока. Впрочем, скорее всего, и охраняют. Даже не зная что это, или именно поэтому.

— Подкрепилось, чадо? — спросил я у дочери.

— Угу.

— Можем идти дальше?

— А сколько мы тут ещё будем ходить?

— Пока не придём, — неопределённо пожимаю плечами. — Если вообще найдём тут что-нибудь на те три тысячи, что у меня в комлинке.

— Так нужно ещё заработать, — важно выдала мелкая.

— Точно! — воскликнул я, заметив двоих парней, проходящих мимо и злобно косящихся на мою левую руку. — Что бы я делал без твоих мудрых советов, о наиумнейшая. Пошли уже.

Двое подозрительных мордоворотов, одетых в потёртые броники, вместо обычных здесь комбинезонов, до сих пор что-то недовольно обсуждают, иногда, бросая косые взгляды. Чем я им так приглянулся? Остальные прохожие забывают обо мне сразу после того как потеряли из виду, а эти до сих пор пялятся. И что у меня такого интересного в левой руке?

«Скоп»! В левый наруч вмонтирован «скоп» для взятия ДНК-проб с трофеев. Мало кто знает, что это, и как выглядит. И если при этом на знающем человеке нет значка ГиО, то недовольство во взглядах может быть вызвано тем, что ты в розыске.

Я сосканировал физические данные мордоворотов и отдал нейросети приказ сопоставить их с базой данных на преступников. Прогрессбар показал, что для полной проверки нужно трое суток и я отодвинул процесс в фоновый режим. Программа не только сверяет лица, но и просчитывает возможные маскировочные изменения, а это ещё больше замедляет дело. За это время можно удрать куда угодно.

Ещё и не факт, что это преступники. Может тоже охотники, думают, что я пришёл перехватить их трофей, вот и злятся.

Было бы проще имей я их ДНК, но никто в здравом уме не позволит незнакомцу брать у себя пробы. Для этого даже полиции нужен ордер. В общем, я нагнулся вытереть лицо испачкавшийся кремом дочери, а когда опять оглянулся, то парней уже и след простыл.

Мы потопали дальше, изучая по дороге экспонаты выставки-продажи. Вернее, я смотрел на цену, чертыхался и уходил, не желая обнадёживать продавцов лишним вниманием. Даже если я продам ненужную амуницию с яхты, то двести тысяч не наскребу. А основная масса техники в этом сегменте стоит именно столько.

Однако, постепенно, по мере удаления от главного входа, цены снижались. Естественно, вместе с возможностями представленных агрегатов. Челноки со встроенными «копателями» закончились. Потянулись ряды разнообразных погрузчиков, переделанных под нужды археологии. Колёсных нет, они по поверхности Лимбо просто не пройдут, а потому все сплошь на антиргавах и стоят от девяноста тысяч.

Только в самом краю притаился хромированный корпус, похожего на блестящего скорпиона агрегата. Вместо антиргавитационной платформы — восемь лап. Сверху гибкий манипулятор, словно хвост. На кончике манипулятора проходческий лазерный бур, совмещённый с ультразвуковым. Работать может в двух разных режимах, чтобы после обнаружения находки переключиться на щадящий ультразвук и бережно разрыть, не повредив ничего лазером.

Интересная штука. Скорее всего, медлительная из-за лап, но зато всего сорок тысяч, из-за них же. Ползти до цели эта фиговина будет долго и нудно.

Покупателей тут, наверное, давно не появлялось, потому что продавец сразу радостно встрепенулся, заметив мой интерес. И, не дав мне рта раскрыть, принялся расписывать возможности техники используя при этом незнакомые термины. Так что я почти ничего не понял, кроме того, что эта штука может копать кубометр породы в минуту.

— Знаю о чём вы думаете, — задорно округлил глаза продавец.

— Да неужели? — я не скрывал скептицизма, но полноватый мужичок в замызганном коричневом комбезе не желал замечать моего отношения и воодушевлённо продолжал.

— Как эта малышка поместится в ваш скромный челнок? — во даёт, гад. Купеческая хватка, как у бульдога. Именно об этом я как раз и размышлял, но признаваться не буду, пусть отрабатывает свой «хлеб» по полной. — А очень просто, скажу я вам. Видите эти чудесные «лапы»? Они не только легко перенесут копатель через любую преграду, но и смогут цепляться прямо за корпус челнока. Отдельный транспорт для доставки не нужен. Лёгкий сплав машины почти ничего не весит. Здесь использованы все возможности и решения для уменьшения массы.

— И удешевления себестоимости, — поддакнул я.

— Ну что вы? Всё из лучших и проверенных временем материалов.

— Из устаревших короче.

— Плюс экономия, — опять «не услышал» меня продавец. — Перепрограммированный комп от военного дроида-танка, представляете? И дёшево, и сердито. По сути это многоцелевой дроид.

— Так он ещё может вспомнить старое боевое прошлое и открутить мне голову?

— Над компом работали лучшие программисты Врантока!

— Ага, а принимать работу приезжали спецы из столицы ФК, — фыркнул я.

— К тому же покупать не обязательно, — мужик наконец понял, что у меня напряг с финансами и зашёл с другой стороны. — Можно взять на прокат. Всего один процент от стоимости дроида в сутки.

— А вот об этом подробнее, — пятьсот эргов в сутки мы потянем без проблем.

— Но нужен залог, — сразу огорчил меня продавец.

— Что именно?

— Сорок тысяч.

— То есть, всё равно нужно внести всю сумму?

— Да. Что поделать? — развёл мужичок руками. — Опасное место, нужны гарантии на случай гибели техники.

— Ясно. Спасибо за информацию, подумаю.

— Что тут думать? — мелкая похлопала «скорпиона» по блестящему боку. — Надо брать. Глянь как на паучка похож. И блестит.

— Леди дело говорит, — убедительно закивал продавец, нежданно обнаружив нового сторонника.

Даша важно приосанилась когда её назвали «леди».

— Подумаем, — снова ответил я и потащил мелкую подальше от настырного продавца, делая вид, что разглядываю другие предложения.

В принципе, «скорпион» мне подходит. Чёрт с ним, что медлительный, раз я смогу возить его на челноке. Просто нужно будет доставлять дроида как можно ближе к месту раскопок. Дело в другом, что продать из ненужного чтобы наскрести сорок штук?

Амуницию подручных Волка, которая по сути является дешёвой подделкой под «Невидимку» и много не затянет, два лишних трансформера, второй пищевой синтезатор, мы и одним попользуемся, что ещё? Последнюю фразу я задумчиво прошептал вслух.

— Зачем сразу всё продавать? — снисходительно сказала мелкая. Она каждый день спит на новом трансформере, которых в её каюте аж три штуки, развлекается, хотя разницы между ними никакой. — Можно заработать.

— Да ладно. И чем же, мудрая госпожа, собиранием милостыни? — кстати, интересная идея, можно реализовать. Я до сих пор не видел ни одного нищего, сидящего с вытянутой рукой. Просто потому, что если ты настолько беден, чтобы просить милостыню, то и накопителя у тебя нет. А синьку в ладонь не насыпать.

— Можно арестовать тех двух дядек.

— Каких ещё дядек?

— Ну что на тебя зыркали, когда я прирожденное ела.

— И за что их, прости, арестовывать? За зырканье?

— За то, что они состоят в банде Хлыста. Под номерами… — она замешкалась передавая мне на нейросеть длинные порядковые идентификаторы из списка разыскиваемых. — Вот за что.

— Кхм.

Я отвлёкся, восстановил из фона отложенную задачу. Рыскать по всему списку долго, а вот если у тебя есть конкретные идентификаторы это уже другое дело. Нейросеть сопоставила физические данные целей за три минуты. Сравнив вес, рост, особые приметы, форму головы, разрез глаз, осанку, манеру двигаться.

Замаскировать можно далеко не всё. Сколько пластических операций не сделай, а определённые характеристики останутся неизменными. Хотя, при должном финансировании, можно исказить и их.

Но ребята из банды хлыста особенно не тратились, подправив лишь некоторые линии своих лиц. Если бы программа поиска обрабатывала весь список, то этого могло бы оказаться достаточно. А поскольку я указал конкретные цели, углублённая проверка сразу же выявила совпадения. Девяносто семь и девяносто восемь процентов соответственно. Более чем достаточно для разрешения на захват.

— Моя умница, — я потрепал мелкую по макушке. — В темпе бежим на «Счастливчик».

— А арестовывать?

— А арестовывать я как-нибудь без тебя.

— Ну…

— Не «нукай» на отца.

* * *

Буквально через двадцать минут я опять стоял у той зоны отдыха где мы встретили мордоворотов. Естественно, их там не было, что неудивительно. Будут они стоять и ждать пока я созрею для ареста. Впрочем, какой к чертям арест?

Бурд Ханас — в розыске. Особо опасен. Уничтожить при обнаружении. Награда: пятнадцать тысяч эргов.

И ниже длинный послужной список совершённых преступлений. И это только доказанных, а сколько тех о которых вообще неизвестно можно только догадываться.

Второй беглец — Лилмар Греп, зеркальная копия напарника. Все те же преступления и та же награда.

И скажу я вам, за кого попало ГиО такую цену не даёт. Раз написано: «Особо опасен» значит парень уже «уложил» как минимум одного охотника за головами. Действовать буду только если уверюсь в стопроцентной победе. Будет слишком опасно — найду другой путь раздобыть синьку. Тем более, что в банде числиться пять разумных и где-то рядом могут ошиваться ещё трое подельников. Вряд ли им понравится, что я укокошил их товарищей.

Я принялся прочёсывать местность, активировав глазные импланты на полную мощность. Когда перед восприятием открывается чёткая картинка на двести двадцать градусов обзора, ощущения ещё те. Причём видится всё цветным и объёмным. Ещё и дальность для человеческого зрения запредельная. В висках поселилась неприятная тяжесть, реакция замедлилась, конечности стали ватными.

Двигался я по выставке, словно замороженная нежданным морозцем муха. У продавцов складывалось обманчивое впечатление, что я внимательно разглядываю их товар, они оживлялись и заговаривали. Предлагали подойти ближе, потрогать, проверить. Расхваливали технические характеристики. Я вяло отнекивался, на полноценный разговор моего внимания уже не хватало. Хотя большинство поступающих визуальных данных и обрабатывалось нейросетью, но «притормозило» меня знатно.

Цели обнаружились за четыреста метров от того места где я их заметил первый раз. Примостились у очередной зоны отдыха и внимательно разглядывают посетителей. Ищут кого бы ограбить? Или уже следят за выбранной ранее жертвой? Ай, неважно.

Главное чтобы поблизости не оказалось их «братьев по оружию». Одновременно пятерых бандитов я уж точно не потяну. Разве что издали расстрелять из ВОСТа, но так меня местная полиция самого уложит после первого же выстрела. И хорошо если не сразу насмерть. Как минимум, могу помешать. Так что действовать нужно внезапно, быстро и чисто.

Лучше, конечно, заблаговременно известить власти о охоте. Но неизвестно сколько это замёт времени. Вдруг, цели потеряются, а то и почувствуют неладное. У таких ребят интуиция развита — будь здоров, иначе уже давно бы попались.

Я начал неспешно сокращать между нами расстояние, а заодно бегло сканировать округу на предмет сообщников.

— Мохер! — подумалось, что членов банды может быть и больше, просто не обо всех есть данные в списке.

Но отступать уже не буду. Повинуясь моему приказу станер в наруче отключил предохранитель и накачал синькой разрядники. Целится нужно в голову, станер оружие не летальное, нейропаралитическое, по крайней мере, тот что у меня в «Невидимке» именно такой. Нет, им тоже можно убить, если постараться и хорошенько обработать голову, но проще уж тогда забить супостата куском арматуры, быстрее будет.

Я обошёл мордоворотов по широкой дуге и подкрался со спины. Благо всё их внимание сосредоточенно на посетителях. Никаких дополнительных целей нейросеть пока не обнаружила. И это радует.

Когда до парней осталось метров пять, я вскинул руку и импульс ушёл точно в голову Лилмара. Тот стал медленно заваливаться вперёд. Его напарник, надо отдать ему должное, сориентировался в момент и резко присел, но было поздно. Тактический комп костюма мгновенно скорректировал прицел и очередной импульс точно нашёл очередной затылок. Два тела рухнули на пол почти одновременно.

Толпа галдящего народу вокруг притихла, а потом взорвалась разноголосыми выкриками. Люди ринулись врассыпную, кто-то улепётывал куда глаза глядят, кто-то проворно спрятался за колоннами. Я успевал заметить лишь десятки глаз, в страхе смотрящих в мою сторону. Небольшая паника лишь освободила мне путь к телам, я подошёл ближе и нагнулся, чтобы воспользоваться «скопом».

— Полиция! Стоять и не двигаться! — раздался совсем рядом гудящий электронный голос.

Из-за колонны выехал шетиколёсный дроид, смахивающий на мини-БТР. На башне ярко вспыхнула красная мигалка. Ствол автоматической пушки нацелился мне в грудь.

— Я охотник за головами! — киваю в сторону тел на полу. — Это преступники в розыске.

— Предоставите опознавательный жетон, — бесстрастно загудел полицейский дроид.

Я осторожно вытащил из скрытого держателя в поясе бляху ГиО и поднял так чтобы её было видно всем присутствующим. Из башни дроида мелькнул луч сканера и прошёлся по значку.

— Личность подтверждена, охотник за головами Шёпот, — отчеканил дроид, мигалка сменила цвет на жёлтый. Внезапно его «голос» многократно усилился. — Просьба к гражданам и гостям станции соблюдать спокойствие и разойтись! Проводится полицейская операция! Внимание!

Дроид повторил последние фразы ещё несколько раз и только после этого из-за ближайших колонн показалось два человека в полицейских брониках. Оружие, снятое с предохранителей, они держат в руках, поэтому я предпочёл пока не дёргаться. Хотя веки Бурда, валяющегося на полу, уже немного подрагивают — верный признак, что пациент скоро очнётся. Как быстро. Надеюсь у него не вживлена защита от импульсов станера, а не то сейчас начнётся потеха, если бандит вдруг встанет и выхватит пушку.

— Сержант Дипос, — представился полицейский подошедший первым. Его лица не разглядеть из-за закрытого стального забрала. — Потрудитесь объясниться, охотник Шёпот.

— Что тут объяснять? Простой захват преступников.

— Это как раз понятно, но почему вы не поставили в известность власти? — грозно осведомился страж порядка. — Это нарушение кодекса.

— Ситуация не позволяла, — промямлил я, прекрасно понимая, что никакие слова не оправдывают моих действий, если законники решат «наехать», то ничего хорошего из этого не получится, для меня, понятное дело. — Особо опасны, уничтожить при обнаружении.

Я поднял руку, над наручем засияла голограмма с опознанными личностями Бурда и Лилмара. Полицейский заинтересованно присмотрелся к данным, где помимо всего прочего указывались и награды за голову. Внезапно его шлем сложился в строгий «воротничок», открыв лицо немолодого мужчины с цепким взглядом. Он ещё раз присмотрелся к изображению и его физиономия слегка разгладилась, будто он принял какое-то важное и приятное решение.

— Неплохо подлахматился, охотник, — он повернулся к телам на полу и тоже заметил подрагивающее веко Бурда. — Лучше бы тебе побыстрее собрать трофеи.

Я с облегчением наклонился и протянул наруч со «скопом». Клац! Бурд дёрнулся, когда его голову пробило щупом, извлёкшим часть мозга. С Лилмаром так просто не вышло, когда он потерял сознание его шлем автоматически закрыл голову хозяина. Я, не зная как поступить, повернулся к сержанту Дипосу.

— БИК, сними шлем с этого человека, — обратился тот к дроиду.

Робот бесшумно подкатил к телу, протянул манипулятор, что-то щёлкнуло и шлем «открылся».

— Хороший дроид, — уважительно кивнул я и взял второй образец мозга.

С влажным «чпоком» в голове Лилмара появилась лишняя дырка. Теперь гарантированно никто из двоих приятелей не очнётся.

— Из предпоследних моделей, — усмехнулся сержант. — Однако, мы так и не договорили о нарушении кодекса.

— Есть предложения?

— Есть мысли, — загадочно сощурился Дипос. — Эта пятёрка уродов меня уже порядком достала. Постоянно устраивают драки в забегаловке неподалёку, а пострадавшие потом чудесным образом отказываются от своих показаний, так что привлекать драчунов не за что. Я проверил дебоширов, но наш «мудрый» искин не нашёл совпадений в базе розыска. Теперь же, зная кого именно искать, совпадения нашлись…

— Мне послышалось, или ты сказал «пятёрка» уродов?

— Именно так и сказал, — кивнул полицейский.

— Дипос, может не стоит? — жалобно простонал второй полицейский, видимо уже поняв ход мыслей напарника. — Зачем нам эти проблемы?

— Заткнись Рок, — беззлобно оборвал его Дипос и снова повернулся ко мне. — Даже если я сейчас задержу остальных, мне как полицейскому вознаграждение не светит. Это моя работа, считается, что нам и так неплохо платят.

— Продолжай, — вкрадчиво сказал я, тоже начиная догадываться куда клонит коп.

— А что тут продолжать? Это твои, — он кивнул на тела на полу. — Тут оспаривать не стану. Теперь ты берёшь остальных, избавляясь от возможной мести и проблем в связи с административным нарушением кодекса, а положенное охотнику вознаграждение делим. Скажем: девяносто на десять?

— Заманчиво, — почесал я затылок. — Но отдавать десять процентов прибыли, чтобы ты меня ткнул рылом в троих вооружённых громил, как-то опасно что ли. Лучше заплатить штраф и по быстрому сделать ноги, пока остальные товарищи меня не нашли.

— Ты просто заявишься в забегаловку, внезапно обнаружишь, лежащих мордой в пол, нескольких преступников и возьмёшь трофеи. А опасность возникнет, если вдруг надумаешь кинуть меня с наградой, и делить мы её будем несколько иначе, — подмигнул Дипос. — Десять процентов как раз твои.

— Даже так? — я прикинул сколько мне светит.

За главаря, Хлыста — двадцать пять тысяч, и ещё по пятнадцать за остальных. Всего пятьдесят пять, из них мне только десять процентов, то есть пять с половиной. Ну ещё тридцать за Лилмара с Бурдом — чуток не хватает для приобретения «скорпиона». Но зато у этих ребят полно имущества, которое тоже моё по статуту. Может у них тут даже крейсер припаркован, а это решает любые финансовые проблемы на годы вперёд. Нафиг мне тогда «скорпион»? Куплю крутой буровой челнок.

Да даже если и не крейсер, в любом случае это не мелкие преступники и они не могут быть нищими. Один броник Лилмара затянет тысяч на десять.

— Кстати, любое имущество банды тоже идёт моей команде, — словно прочитав мои мысли выдал Дипос.

О! Ну нет! Это же форменный грабёж. Я больше заработаю продав то, что с собой у этих двух жмуриков. С другой стороны, если оставшиеся трое бандитов уже в курсе произошедшего, то броню и экипировку мне собирать просто некогда, мне бы ноги унести. Я уж молу, про то, чтобы соваться на их корабль и требовать долю усопших.

Воевать же с целой ватагой головорезов и вовсе не вариант для одинокого охотника.

Дипос ведь не обязан повязать банду мгновенно, он может задержаться пока они меня не укокошат, ещё и может задержать за административное нарушение одного нерадивого охотника, чтобы то не удрал со станции. Пока суть да дело, Хлыст запросто меня вычислит и подловит. И полицейский, стоящий передо мной и нагло ухмыляющийся, это прекрасно понимает. Деваться мне просто некуда, даже если Дипос потребует вообще всё.

— И всё же, пока склоняюсь к штрафу, уверен так будет проще, — задумчиво протянул я, если некуда деваться, то это не значит, что торговаться тоже не нужно. — Впрочем, семьдесят на тридцать и половина с продажи имущества поколебали бы мою уверенность.

— Восемьдесят на двадцать. Последнее предложение, — отрезал Дипос. — К тому же, тебе и делать-то ничего не придётся. Лёгкая прогулка. Это всё равно, как ваша гильдия принимает и переправляет трофеи. И ГиО ведь не претендует на имущество преступников, верно? Да и процент берёт меньше чем я тебе предлагаю.

— Уломал чертяка, — я бы и так согласился, даже бесплатно. Не оставлять же за спиной троих, расстроенных потерей подельников, головорезов. Но раз страж закона предлагает поделиться хотя бы вознаграждением за трофеи, то я не против. Одиннадцать дополнительных тысяч с лихвой покроют покупку дроида-археолога.

— И всё-таки я бы… — кашлянув начал Рок неуверенно переминающийся позади.

— Утихни, — снова оборвал его сержант. — Ты останешься тут, с Шёпотом. Я извещу когда нужно будет привести его в «Лохмач».

— Ладно, — легко согласился пугливый коп.

Похоже он больше всего переживал, что ему придётся участвовать в операции по захвату преступников, потому и возмущался. Теперь же, поняв, что отсидится в сторонке, быстро передумал.

Дипос, в сопровождении дроида, покинул выставку, бросив напоследок:

— Жди. Мы быстро.

Пока я общался с полицейским, вокруг тел уже собралась порядочная толпа зевак. Подошедшие позже, расспрашивали у давно стоящих что случилось. Поднялся тихий гомон.

— Ближе не подходить! — поднял ладони вверх Рок и принялся оттеснять толпу.

Народ немного расступился и из передних рядов шагнул пожилой мужичок с занудной физиономией и седыми волосами, одетый в строгий чёрный комбинезон. Рок, почему-то не стал его задерживать и мужичок подошёл ко мне вплотную.

— Здравствуйте, охотник Шёпот, — уныло начал седой. — В муниципалитет станции поступила информация о уничтожении опасных преступников. Старший администратор выносит вам благодарность от лица всей станции «Лим-01».

— Спасибо, — пожал я плечами. — Работа такая.

— Информирую вас, что согласно статуту, — так же заунывно продолжил служитель станции. — Вы должны позаботится об утилизации тел преступников и устранению других следов операции. Если, конечно, не желаете чтобы это взял на себя муниципалитет.

— Цветной мохер, — я глянул на медленно расползающуюся лужу крови из пробитых насквозь черепов.

Да тут пяток полотёров нужно нанимать. Такое чувство, что у этих засранцев из банды Хлыста артерии в головах имеются и по два ведра крови в мозге, такие лужи натекли.

— Но это вещи полицейского сержанта Дипоса, — нашёлся я, указав та трупы. Он хотел трофеев, так пусть забирает и сам утилизирует. — Я только…

— С сержантом разбирайтесь сами, — перебил меня седой. Судя по его лицу Дипоса он уважает до коликов в животе и связываться с ним не будет. Зато мне головомойку устроит. — Два трупа дело ваших рук или его?

— Сколько? — обречённо спросил я у седого.

— Пятьсот эргов за тело.

— Нихрена себе! Вы их в святой земле и с почестями собрались хоронить?

— В сумму входят: доставка и кремация тел, а так же влажная уборка и дезинфекция, — судя по морде деда, торговаться бессмысленно, как бы ещё дороже не обошлось.

— Ладно, куда платить?

Администратор услужливо подсунул мне комлинк с уже выставленным счётом. Даже не сомневался, что заплачу. Старый проныра.

Глава 12

Буквально через пять минут примчался дроид-ассенизатор, похожий на большой серый кирпич, и деловито принялся убирать «следы операции». Хорошо хоть я не пользовался ВОСТом. Думаю, за любые разрушения на станции мне бы тоже пришлось заплатить. А уж если бы задело кого из гражданских, так я бы ещё и в минус скатился, оплачивая штрафы, лечение и моральный ущерб.

В отличие от дроида с Лорхет-5, который больше развозил останки по полу чем убирал, этот «умеет» обращаться с трупами. Справился на шестьдесят секунд. Промыл и дезинфицировал плиты пола, ещё и надраил их до блеска вращающейся щёткой.

Глядя вслед отъезжающему «кирпичу» я прикинул сколько у полиции займёт операция по захвату. Час, два? Может, вообще, целый день? Но, к удивлению, долго скучать не пришлось. Уже через десять минут Рок встрепенулся и поманил меня рукой.

— Дипос вызывает, следуй за мной.

Интересно кто такой этот Дипос? Явно раньше служил где-нибудь в непростых войсках и командовал. За десять минут организовать поимку троих преступников, пусть даже они бухие в хламину, не так-то легко. Даже просто собрать команду и распределить роли — это брифинг на треть часа. Не сидит же у Дипоса в загашнике бригада быстрого реагирования всегда готовая к войне? Или сидит?

Мы двинулись в сторону главного выхода из выставки-продажи. Теперь я нацепил бляху охотника на грудь и народ передо мной расступается, тихо перешептываясь и косясь в спину.

Всё же я опасаюсь неприятностей, а потому подключил нейросеть к сканерам в воротнике «Невидимки», плюс поступают упрощённые данные с глазных имплантов, так что я вижу почти на триста шестьдесят градусов, отлично замечая чужие взгляды устремлённые мне в затылок. Это немного напрягает с непривычки, но лучше напрячься лишний раз, чем заиметь несколько лишних дырок в теле.

Мало ли как там пошло у полиции дело по захвату, да и возможное наличие дополнительных, неизвестных членов банды никто не отменял. Было бы глупо расслабляться.

Рок повёл меня через технический коридор, вход в который был скрыт в стене. Коп просто подошёл к определённому участку и, ничем не отличающаяся от остальных, стенная панель отъехала в сторону. Видимо, в станции полно проходов по которым можно сократить путь, но доступны они лишь полиции и администрации.

Мы пересекли несколько пыльных коридоров со множеством труб и кабелей под потолком, и вышли в просторный полукруглый отсек сверкающий огнями как новогодняя ёлка. Что-то вроде улицы развлечений. Вдоль дальней стены, через равные промежутки, десяток одинаковых двойных шлюзов. Различаются они лишь голографическими надписями и картинками, мелькающими над каждым входом.

Короткие ролики красочно описывают, что ждёт посетителя за двойной дверью. Услужливые официанты, подающие изысканные яства или уютный бар с настоящим, «живым» барменом и любыми напитками, а может вереница удобных комнаток, в которых можно подобрать путану на ваш вкус. Ролики мелькают, сменяются другими и повторяются заново, расхваливая, предлагая зайти и попробовать.

\\Внимание! Отфильтрован зрительный гипнообраз, — нейросеть выдаёт это сообщение каждые десять секунд если смотреть на рекламу. Поэтому я отвёл взгляд от мелькающих картинок и сосредоточился на работе.

Возле самой крайней двери царит нездоровая суета, там приютился полицейский кар, с настежь распахнутыми люками и красными мигалками. Двое, закованных в броню, копов оттесняют от входа в «Лохмач» толпу народу. Некоторые граждане, особо подвыпившие или обкуренные (понятия не имею чем тут «убиваются»), возмущаются и требуют пустить их обратно в заведение.

— Тебе туда, — кивнул Рок.

А то бы сам не догадался где тут прошёл захват банды, глядя на это сборище. Я продрался сквозь толпу и указал охраняющим периметр полицейским на значок ГиО. Один из них ткнул большим пальцем себе за спину, разрешая пройти.

Толпа посетителей возмущённо загомонила, кто-то потребовал чтобы его тоже пропустили, но копы вежливо попросили всех успокоится и дождаться окончания полицейской операции.

Не то, что силу, даже крики и ругань никто из них не применял, да этого и не требовалось. Не смотря на опьянение народ тут интеллигентный. Возмущаться — возмущаются, а на рожон не лезут и делают всё, что приказывают стражи закона. Прям загляденье.

Внутри меня встретил всё тот же шестиколёсный дроид и десяток полицейских, окруживших три фигуры в разномастных брониках, которые растянулись на полу лицом вниз и держат руки за головой. По забегаловке разбросаны стулья, перевёрнуто пару столиков, но ничего не сломано и не разбито. Длинная барная стойка закрыта бронированным стеклом, которое автоматически опустилось когда в баре началась потасовка. Два бармена с любопытством поглядывают из-за прозрачной преграды на полицейских, даже не думая её деактивировать или выходить наружу.

Один из троицы схваченных преступников хрипло рычит и ругается, повернув голову в сторону Дипоса.

— Ну и что теперь, легавый? Запрёшь нас в каталажку без официального повода? Готовься встретится с моим юристом. Слетишь со своего тёплого местечка только так, урод, — нейросеть идентифицировала говорившего как Хлыста.

\\Позывной Хлыст. Настоящее имя неизвестно. В розыске. Особо опасен. Уничтожить при обнаружении. Награда за голову: двадцать пять тысяч эргов.

Ну и очередной внушительный список внизу, где первыми строками: убийства полицейских и охотников за головами, грабежи, вымогательства…

Даже не стал дочитывать — слишком длинно, почти бесконечно.

Круг копов расступился, давая мне пройти ближе. Хлыст недоуменно глянул на отступающих захватчиков и уткнулся взглядом в мои бронированные ботинки.

— А ты что за хрен? — он вывернул шею чтобы получше присмотреться, обнаружил бляху ГиО и заорал что есть мочи. — Ах сукины дети! Тут головняк!

Трое распростёртых на полу бандитов попытались одновременно вскочить, кинувшись копам под ноги, у одного непонятно откуда появился в руке лёгкий шокер, но ребята Дипоса не дремали. Слаженно сделали шаг назад, увеличивая кольцо окружения и разрывая дистанцию между собой и противником, а заодно чтобы не подставляться друг другу под прицелы, и дали залп из станеров. Сразу видно, что это команда сплоченных бойцов и подобный захват для них далеко не первый.

Три тела мешками плюхнулись обратно на пол, лишившись подвижности. Хлыст пытался что-то говорить, но выходило только мычание. Я не стал прислушиваться, да и вряд ли он поведает что-то интересное. Мне наперечёт известны любые басни, что будет плести преступник которому осталось жить пару секунд — либо угрозы, что со мной расправятся другие члены банды, либо обещания показать место где скрыто награбленное.

Верить таким типам нельзя ни в коем случае. Поэтому, злого слова не говоря, я наклонился и сделал в черепе каждого аккуратный тоннельчик, только и успевая подхватывать пластиковые пробирки с трофейными фрагментами мозга.

— Ну всё, — я уложил трофеи в держатель на поясе и кивнул сержанту. — Спасибо за сотрудничество.

— Надеюсь не стоит напоминать, что будет если ты решишь меня кинуть? — Подошёл ко мне Дипос криво усмехаясь и демонстрируя уверенное превосходство. Пытается давить авторитетом и запугивать. Вот не люблю я этого. И Дипос упускает из виду одну немаловажную деталь — банды Хлыста больше нет. И теперь бояться мне некого и я могу смело заявлять права и на трофеи и на их имущество.

Остальные полицейские потянулись к выходу.

— Конечно не стоит, — я продемонстрировал ему такую же улыбку и злобно выдохнул. — Нихрена не будет. Ты полицейский, я охотник, вокруг полно свидетелей. Если со мной в ближайшее время что-то случится, то гильдия разорвёт тебя на мелкие кусочки, вместе с твоими людьми и их родственниками. Ты же знаешь, у нас с этим строго-один за всех и все за одного.

На лице сержанта мелькнуло растерянное выражение, но он быстро справился с собой и принялся буравить меня гневным взглядом, прекрасно осознавая, что не осмелиться не то, что мстить охотнику, а даже грубить не будет. По крайней мере, в открытую.

А вот насчёт отомстить в тёмную — это вопрос другой. Судя по манере держаться, по отношению седого деда от администрации и по тому как Дипоса слушаются его люди — связываться с сержантом опасно. Причём как бы не опаснее чем с бандой Хлыста.

Скорее всего Дипос сам давно вычислил кто это такие, разузнал что из ценностей у них имеется и просто ждал удобного случая законно прибрать это всё к рукам. Ну, а тут я подвернулся.

В общем, он тут не простой полицейский сержант, а скорее серый кардинал, которого даже глава администрации слушается. С таким мужиком лучше дружить — дешевле выйдет.

— Да успокойся служивый, — я похлопал его по плечу. — Не буду я тебя кидать. На обманывании хороших людей много не заработаешь. Просто не люблю когда мне угрожают на ровном месте. Сейчас же мотнусь на Вранток, сдам трофеи и привезу твою долю.

— Дурацкие у тебя шутки, Шёпот, — с наигранным облегчением выдохнул Дипос и направился вслед за своими людьми, бросив напоследок. — Не задерживайся, а то парни мне и так уже плешь проели, доказывая, что ты нас кинешь.

— Я не такой.

— Ну-ну, — это легко брошенное через плечо «ну-ну» вызвало опасений больше, чем все угрозы сказанные сержантом до этого. Похоже от тихой полицейской расправы меня отделяет лишь слово Дипоса, который не бросает обещаний на ветер.

Полицейские быстро и слаженно погрузились в свой кар, словно всю жизнь тренировались это делать. Люки захлопнулись и машина, перемигиваясь красными огнями, умчалась за поворот. Следом за ней поехал дроид, похожий на БМП.

Отчего-то мне кажется, что Дипос собрал под своё крыло опытных бойцов с которыми раньше служил. И нечего удивляться, что они «разделали» опасную банду за десяток минут, успев за это время организовать полномасштабную операцию. Сразу заметен профессионализм, его не пропьёшь, как говориться. Нет, таких парней лучше не разводить на синьку, мало ли какие у них возможности.

Я провёл процессию взглядом и хотел уже топать в другую сторону, как дорогу мне преградил смутно знакомый дедок в строгом чёрном комбинезоне.

— Здравствуйте, охотник Шёпот, — всё так же заунывно протянул седовласый, чуть дальше у стены за его спиной, уже ожидает дроид-ассенизатор, готовый к уборке, — В муниципалитет станции поступила информация о уничтожении опасных преступников. Старший администратор выносит вам благодарность от лица всей станции «Лим-01».

— Твою же мать…

* * *
Приземляться на Вранток не понадобилось, на орбите планеты есть скромная станция ГиО. Такой себе непонятный клубок механизмов, отдалённо напоминающий земную МКС, только чуток побольше размером. Но всё равно в её причальный шлюз едва поместился маленький челнок «Счастливчика». Мне пришлось выбираться через люк в плафоне кабины, так как боковая дверь упёрлась в стенку дока и ей некуда было откидываться.

— А я? — мелкая высунулась из люка вслед за мной и с опаской глянула на покатый нос челнока по которому предстояло слезать. — Я сама не смогу.

— Может в кабине посидишь?

— Неа. Я с тобой.

— И не сомневался, — фальшиво недовольно протянул я и полез назад.

Дождался пока мелкая заберётся мне на спину, а затем спустился обратно, но уже с ценным грузом, вернее бесценным. Вообще-то мне нравится таскать на себе мелкую. Наверное природа специально встроила в отцов такой специальный рефлекс «таскания», не то бы строгие и рассеянные папаши бросали вредных детёнышей где попало.

Я спустил мелкую на пол, мы быстро преодолели короткий буферный коридорчик и попали в главный офис.

Стальные стены увешаны стрелковым оружием и последними модификациями скопов, всё намертво прикручено специальными скобами, так что не сопрёшь без резака. Несколько маленьких кресел беспорядочно стоят прямо посредине помещения, а по полу раскидан разный мусор и пятна от не пойми чего. Не убирались тут наверное уже целую… эээ… никогда. У дальней стены интерактивный голограф, больше напоминающий высокую барную стойку, а за ним обычный для приёмных пунктов ГиО хмурый калека.

Вернее, видимый торс мужика выглядит целым, но, судя по недовольному выражению лица, какое-то увечье у него обязательно должно быть.

Приёмщик увлечённо делал вид, что мы с Дашей пустое место. И «заметил» присутствие гостей только когда я положил перед ним жетон и пять прозрачных колб-трофеев. Мужик не глядя сунул жетон в приёмный аппарат и начал небрежно проводить слотами колб по терминалу.

На третьем трофее он многозначительно сказал «Хм» и заинтересовано на меня глянул. На пятом вообще снизошёл до разговора.

— Неплохо. Большая у тебя команда?

— Только напарник, — сурово и мрачно, будто сам родом из Челябинска, сказал я и кивнул на дочь.

За высокой тумбой приёмщику не видно мелкую и он привстал со стула, чтобы глянуть на кого я киваю. От его ног послышалось гудение сервоприводов, вот и увечье нашлось. Видимо, ГиО целенаправленно пристраивает калек пенсионеров к не пыльной работёнке в своих пунктах. Это не трудно, среди охотников до пенсии доживают только лучшие. Прям как после пенсионной реформы в нашей стране.

Ветеран удивлённо приподнял брови, разглядывая Дашу, на которой надет розовый антикинетик и полушлем с ушками. Та уже просекла правила игры затеянной батей и грозно, немного добавив в голос хрипоты, насколько это вообще возможно ребёнку, спросила:

— Чё вылупился? Не нравлюсь? — у неё так лихо вышло, что мне подумалось, будто она сейчас ещё и презрительно сплюнет через губу, как ковбой дикого запада.

— Никак нет, мем, — серьёзно выдал мужик. — Я восхищён.

И ни намёка на улыбку на обветренном солнечными ветрами лице. Похоже старого охотника не смутить ничем. Он присел обратно на свой стул и продолжил не изменив интонации:

— За ликвидацию банды Хлыста в полном составе, положена премия — пятнадцать штук. И поздравляю с повышением.

Я приложил комлинк к накопителю встроенному в стойку и пока ждал перечисления синьки получил обратно свой, теперь уже серый, жетон с надписью «Специалист».

Теперь я уже не новичок среди охотников. Мелочь, а приятно. Премия так вообще очень кстати. Пожалуй не буду сообщать о ней Дипосу. Перебьётся.

После того как седой администратор с «Лим-01» содрал с меня ещё полторы тысячи эргов за уборку ещё трёх тел, я явился в полицейский участок и устроил небольшие разборки. Дипос согласился вернуть мне эти расходы, но даже так — синьки остаётся впритык. Ведь нужно не только купить «скорпиона». Нужно его заправить энергией, а ещё челнок, да и наши с Дашей костюмы. В общем, сплошные расходы и растраты, а тут такой приятный бонус нарисовался. Отлично!

* * *
Профессор ДФВК, дипломат, предприниматель, посол, советник президента, полномочный представитель ФК и старший агент внешней разведки Пери Сарах Заларон шёл по широкому коридору ведущему из приёмной самого «Бессменного». Эхо шагов гулко отражалось от мраморных стен и потолка, патриотично расписанных символикой Федерации Кай.

Сарах бывал тут всего несколько раз. Раньше его старший брат Брин Пери Заларон, имеющий сенатский доступ Бета, сам решал все вопросы с большими боссами и прикрывал младшего от особо пристальных взглядов «сверху». Теперь Сараху пришлось держать ответ лично.

Впрочем, основной удар был сдержан ещё до этого, во время удалённых брифингов. Профессор уже придумал, доложил и «защитил» историю, изобретённую им для того чтобы тайно действовать прямо под носом у правительства и не отсвечивать при этом. Только что прошедшая встреча была завершающим стежком. Мероприятием где президент Малит соизволил лично толкнуть провинившихся мордой в грязь и скупо похвалил отличившихся.

К сожалению «Бессменный» не захотел разогнать комиссию по делу Дориана Тайрела и Заларону придётся продолжать отчитываться перед десятком баранов за каждый чих. Но, по крайней мере, президент разрешил действовать без подтверждения приказов Сараха главой комиссии, потому как теперь Сарах и есть её глава.

Губы профессора Заларона растянулись в мягкой улыбке когда он вспомнил взгляд, которым президент наградил бывшего главу Пирэта. Мало того, что по вине старика удалось скрыться двум рарикам, так Пирэт продолжал «тупить» ещё и на совещании.

— Боюсь, что с точностью до девяносто пяти процентов, искомый нами разумный находился именно на одном из ушедших РАР-3, — невесело разводя руками заканчивал доклад Сарах. — Остальные подследственные ведут себя обычно и подозрений не вызывают.

— Почему же вы до сих пор не отозвали корабли? — влез Пирэт визгливо выкрикивая слова. — Пять фрегатов так и продолжают скрытое наблюдение, безалаберно расходуя ресурсы федерации.

— Чтобы не совершать глупых ошибок своей поспешностью, — скромно отозвался Заларон, особо выделив последнее слово. — Предпочитаю сначала всё неоднократно взвесить.

Именно в этот момент президент Малит уничижительно глянул на Пирэта и все присутствующие поняли, что карьера старика окончена и впереди почётная отставка. «Бессменный» не любил безалаберного разбазаривания ресурсов, но ещё больше он не любил дураков, не продумывающих своих действий наперёд.

Однако, всю остальную комиссию президент оставил в полном составе.

— «Не доверяет» — понял Сарах.

Впрочем, Малит никому не доверял и в менее важных вопросах, чем поиски технологий Хариана. Сидел бы он в президентском кресле четыреста лет, если бы было иначе.

Злые языки шептали, что «Бессменный» взломал кластер управляющих искинов федерации и каждый раз нагло фальсифицирует выборы, но правда была в том, что восемьдесят процентов населения, имеющего право голоса, действительно поддерживали Малита.

Это было не сложно проверить простым экспресс опросом. Народу нравилось отсутствие войн, репрессий и финансовых проблем. Четырёхсотлетняя стабильность экономики и незыблемость гражданских прав прочно ассоциировались у электората именно с именем Малита.

Недовольные, естественно, имелись, и немало, но к «счастью» для действующего президента — этой прослойке населения не разрешалось принимать участия в голосовании. Лица же имеющие федеративный доступ выше Дзета, «Бессменного» просто боготворили. Ну ещё бы, вся структура государства обеспечивала безбедное и спокойное существование именно этим гражданам, пусть их и всего лишь треть от общего числа.

Громадные бронированные створки, охраняемые десятком штурмовиков, бесшумно съехались за спиной Заларона. Рыжий профессор облегчённо расправил плечи. Наконец-то проблемы с правителем, из-за которых Сарах не мог отлучиться с Кайи, остались позади и появилось время нанести визит беглому сержанту с «Черепахи». Наконец-то месть свершится.

Нет, просто убить Шёпота, Сарах может в любую минуту. Стоит всего лишь отдать распоряжение капсулёру Питу и тот превратит яхту беглеца в космический мусор. Но Залароны так не действуют.

Один из самых древних родов федерации давно достиг богатства, процветания и определённой власти. Выше только президентское кресло, но в комплекте к нему добавлялось столько проблем и «головных болей», что Сараху оно и даром не было нужно.

Он бы не возражал против короны монарха, но для этого ещё не настало время. Слишком многие в ФК будут противиться смене правящего строя. В этом направлении ещё работать и работать. После безвременной кончины брата, возможно, что и не одно столетие. Гибель Брин Пери отбросила Заларонов назад в бесконечной битве за престол.

А безраздельной власти хотелось уже теперь. И не над преданными слугами, которые и сейчас униженно склоняют головы, словно рабы, а над непокорными и своевольными разумными, теми кто считает себя свободными, сильными и хоть чего-то стоят.

Сарах Заларон ценил неуловимых беглецов, неуязвимых бойцов и непобедимых стратегов. Врагов, после победы над которыми особенно приятно осознавать собственное величие. Отчасти именно поэтому он связался с древними и могущественными боритами, опасным харианским капитаном Тайрелом и удачливым хитрецом Шёпотом. Битвы и столкновения именно с такими противниками притягивали Сараха, словно магнит.

Прилюдно унизить старика Пирэта, выставив недалёким дураком — это приятная забава, а вот победоносно встать над, упавшим на колени сержантом, который умудрился урвать горсть чёрных звёзд и сбежать — это настоящее удовольствие. Почти наркотическое наслаждение.

Заларон трепетно коллекционировал подобных неприятелей. Бывало даже специально отпускал некоторых, чтобы ещё раз вволю поохотиться. И Шёпота он планировал ликвидировать лично, своими собственными руками, медленно и размеренно. Чтобы досыта насладится процессом.

И теперь негласный надзор комиссии помешает ему в этом.

«Вернее, попытается помешать» — ещё больше обрадовался профессор, ведь предстояла трудная задача.

Изначально он планировал привлечь к операции по поимке Шёпота спецвойска, опасаясь непонятных гиперструн время от времени мелькающих возле беглеца. Но теперь, после того как на совещании Сарах так достоверно объяснил, что настоящий подозреваемый в связях с Тайрелом скрылся. Будет подозрительным если на рядовую проверку отправится целая рота штурмовиков.

Придётся довольствоваться пятёркой личных телохранителей. Никто ведь не подумает, что важный чин Федерации Кай попёрся решать серьёзные проблемы так близко от фронтира, всего лишь с горсткой бойцов.

— Скоро, — бесшумно прошептали губы рыжеволосого толстяка. — Совсем скоро.

* * *
Маленький шаттл осторожно поплыл к выходу из яхты. Восьмилапый дроид, «сидящий» на его спине, стукнулся о низкий потолок шлюзового отсека, сорвался с обшивки и с грохотом рухнул на пол.

— Цветной…

— Мохер, — ехидно продолжила дочь.

— Мдя, — как-то я погорячился поверив торговцу, что дроид сможет уверенно держаться даже при входе в атмосферу.

Хорошо хоть сразу решил проверить цепкость захвата, а не слепо ринулся на выход. Не то ловил бы слетевший «ДРДК модифицированный» где-нибудь на просторах космического вакуума.

— Так, сиди дома, я сейчас, — бодро вскакивая от закипающей внутри злости, сказал я дочери.

— Я с тобой.

— Нет, — решительно заявил я, сразу грозно пресекая любые возражения. — Папка будет много и витиевато ругаться.

Нацепив бляху ГиО так, чтобы и слепому было заметно, я потопал назад на выставку-продажу. Бить морду одному наглому брехуну.

Тот, казалось, только и ждал моего возвращения, даже радостно объятия распахнул, словно встретил дорогого друга. Не буду расписывать, что именно я высказал технику, так как сие есть непечатное слово. Но мужичок не испугался, а любезно предложил мне приобрести стандартную двустороннюю крепёжно-магнитную пластину, которая очень кстати у него имеется всего за полцены и может пригодиться во многих обстоятельствах. По словам поганца получалось, что без такой нужной вещи вообще нельзя стартовать со станции. И сволочь умеет убеждать.

Пришлось раскошелиться ещё на полторы тысячи. Тем более, что по прайсам остальных магазинов, такая действительно стоит три. Я пообещал засранцу, что если она не удержит дроида, то откручу ему голову, даже не взирая на закон и последствия. Торговец слегка побледнел после моих слов, но клятвенно заверил, что всё будет нормально. Даже бесплатно помог с установкой.

Гибкая пластина отлично встала на верхнюю поверхность челнока между направляющих реек. ДРДК прижался к ней брюхом и вроде бы намертво зафиксировался. Я, на всякий случай, похвастался перед помогающим торговцем своей винтовкой, и вкратце пояснил как она далеко и точно стреляет. Тот нервно сглотнул, но от своих обещаний не отказался.

Наконец мы расстались и «Счастливчик» покинул док станции «Лим-01». Можно было отправится к Лимбо прямо на челноке, но помощь бортового искина, способного управлять дроидом-копателем прямо с орбиты не помешает.

Для дроида нет никаких баз, управлять восемью лапами и буром должен оператор. Создатель дроида — обычный техник, а не программист, и написать полноценные управляющие коды не смог. Встроенный комп от танка, конечно, должен бы справится и сам, но что-то нет у меня доверия к хитрой морде продавца, который впарил мне «скорпиона». Пусть будет запасной вариант.

* * *

Чёрная поверхность Лимбо испещрена неглубокими разломами и низкими горами. Кое-где видны странные голубоватые прожилки и полосы. Это не реки и водоёмы, это горная порода, запёкшаяся от жара древней войны, отливает неестественным сиянием, причудливо преломляя свет жёлтого карлика.

Голубые переливы ползут по черноте вместе с передвижением серых облаков, то резко скрывающих поверхность, то внезапно рассеивающихся, будто их и не было. От этого кажется, что ландшафт планеты постоянно меняется. Впрочем, это действительно так. Циклоны часто переносят с места на место тонны пыли и породы.

Грозовой или штормовой фронт способен сформироваться на Лимбо за считанные минуты. Стоит невнимательно «прощёлкать лицом» зарождающуюся бурю и ты уже никуда не взлетишь. Корабль просто опрокинет сумасшедшим ветром, несущим камни размером с футбольный мяч. Разве что путешествовать на одном из разведывательных корветов «Римболд», но это удовольствие не из дешёвых.

Единственное выделяющееся белесое пятно на карте Лимбо — северный полюс. Там расположен атмосферный процессор. Температура вокруг него близка к абсолютному нулю, а потому над сооружением выросла снежно-ледовая шапка. Из скрытых в ней гигантских тоннелей беспрестанно бьют мощные струи пара и газов, которые можно рассмотреть даже с орбиты.

По идее, таких тераформирователя должно быть два, как и полюса, но есть лишь один и он едва справляется с поставленной задачей. Чем ближе к процессору, тем спокойнее погода и чище воздух. Но и археологи проводили там изыскания, понятное дело, в первую очередь. Ещё когда этим официально занимался флот ФК. Может на «спокойном клочке» что и осталось, но зарыто глубоко. Не с моим ДРДК там копаться.

Натужно гудит ускоритель маленького челнока. Вес тяжеловатого дроида, оседлавшего шаттл, всё-таки сказывается и на скорости, и на маневренности. Кораблик рассчитан на перевозку четырёх человек и небольшого багажа, а тут восьмилапая стальная махина уцепилась за фюзеляж.

Пока мы были на орбите, то почти ничего «такого» не ощущалось, а вот когда глубоко вошли в гравитационное поле Лимбо, началась потеха. Центр тяжести челнока заметно сдвинулся и мне пришлось заново привыкать к управлению, пока комп шаттла вносил поправки в управляющую программу.

Происходит настройка не так быстро, как хотелось бы. Если бы на связи был искин «Счастливчика», то он бы справился мгновенно. Но яхта скрылась за Лимбо, а корабельный комп не тот товарищ, что быстро соображает. Величина корректировок подбирается опытным путём и … в общем, это как ехать на пьяной лошади. По крайней мере, я себе так это представляю. Тянешь вожжи в одну сторону, а конягу тянет в другую — весело капец.

Особенно когда челнок пару раз кувыркался и мелкая визжала во всё горло, то ли от восторга, то ли от страха. От чего именно не сознаётся, думает если от страха, то я её тогда отправлю на «Счастливчик». Ага, сейчас, а якоря искать кто будет?

Наконец поведение шаттла нормализовалось и он смог сносно лететь по прямой на высоте десяти километров. Правда, не так быстро как хотелось бы, но ничего не поделать, не хочу чтобы дроида сорвало потоком воздуха.

Мелкая сосредоточилась на поиске якоря. Притихла, расслабилась, а радужка её глаз немного подсветилась зеленью. Дочь сопит тихонько, помалкивает и лицо такое умное, умное. Мы пролетели в таком режиме километров пятьсот — восемьсот.

— Ну что там, дщерь? Есть якоря? Может ниже спуститься или вон туда повернуть? — не выдержал я и ткнул пальцем по направлению к широкому плато, засыпанному чёрным песком.

— А не надо, — отмахнулась мелкая. — Их тут везде полно.

— Так что же ты молчишь?

— Так ты не говорил говорить.

— А по твоему, что мы тут делаем? — всплеснул я руками.

— Якоря ищем, — она невозмутимо пожала плечами.

— И…?

— Что «и»?

— Ладно, проехали, — ох уж эти дети, как ненужно, так энтузиазм так и прёт, а как надо, так… — Где ближайший якорь?

— Вон там, — Даша ткнула пальцем в пол челнока.

— А на терминале не можешь показать?

— Не, я только направление чувствую, не знаю как на терминале показывать.

— Оки. Тогда снижаемся.

Ну раз якорей тут везде полно, то я направил шаттл туда где в данный момент по минимуму серой облачности. По идее там погодка должна быть лучше. Заодно и археологов вроде нет.

По дороге нам встретился один из кораблей ведущих раскопки. Не какая-нибудь мелочь вроде нашего «скорпиона», а настоящий многофункциональный челнок, похожий на летающую тарелку со сложным конусом внизу корпуса.

Он завис на высоте в несколько десятков метров и из его днища ударил яркий свет и тугие струи сжатого воздуха. Породу в радиусе пятидесяти метров вокруг, расколотую лазерами и ультразвуком, реактивной струёй разбросало в стороны.

«Тарелка» быстро окуталась клубами пыли и летящих осколков, и скрылась из вида в туманном облаке. А облако уверенно задвигалось вперёд, оставляя за собой глубокую борозду в поверхности чёрной планеты и оседающий пыльный шлейф.

— Нехило, — показал я мелкой эту махину. — Так копать можно.

— А у нас на такую денег не хватило?

— Хватило, — хмыкнул я. — Просто мы любим сложности.

— Только хардкор?

— Только хардкор, — мы стукнулись ладонями.

Тандем из маленького шаттла и «скорпиона» тихо опустился между невысокими каменными хребтами, идущими параллельно друг другу. Я думал под их защитой будет меньше донимать ветер, но оказалось, что вдоль этого каменного русла наоборот гуляет неприятный сквозняк, несущий чёрный песок.

Для наших костюмов это не критично, встроенная защита и жизнеобеспечение легко справятся с очисткой воздуха. Просто, постоянно долбящий в забрало мелкий гравий, неприятен чисто психологически. Раздражает жутко.

Мы выбрались из челнока и перешли на разговор по сети.

— Ну и где?

— Там, — мелкая ткнула пальцем перед своими ботами.

— На какой глубине?

— Не знаю, я же только направление чувствую, — покачала головой дочь.

— Фигово, хотя…

Я включил тактико-стрелковый режим нейросети и провёл виртуальный отрезок от руки дочери вглубь породы. Потом переместил ребёнка на двадцать метров правее и попросил показать направление ещё раз.

После четвёртого уточнения нейросеть легко просчитала местонахождение якоря: девяносто — сто двадцать метров в глубину, ещё и под каменной грядой.

— Не пойдёт, — скептически прищурился я. — Отметим на карте и поищем ещё, глядишь будет место лучше.

Собственно, я и не надеялся в первый же день выкопать якорь. Для начала следует разведать местность. Я и ДРДК с собой на начальную разведку потащил не для того чтобы копать, а чтобы определиться как будет вести себя челнок с таким грузом.

Жёлтое солнце начинает клониться к закату. Мы десяток раз перелетали с места на место и якоря тут действительно встречаются частенько. Лимбо — кладбище древних кораблей и, похоже, в каждом есть по якорю. В среднем по штуке на каждые двести квадратных километров. Проблема в том, что глубина залегания обломков более ста метров.

ДРДК способен прокопать отвесный тоннель сечением в квадратный метр, но делает это со скоростью один метр в минуту. Сто метров — сто минут, плюс ещё нужно извлечь якорь. А судя по наблюдениям, хорошая погода тут так долго на одном месте не держится.

Мне уже дважды приходилось экстренно взлетать, а я даже из челнока не успевал выйти после посадки. В общем, первый день мы потратили исключительно на разведку местности и условий работы. Нашли один неплохой вариант, всего метров сорок в глубину. Отдохнём, а завтра глядишь выроем, чем чёрт не шутит?

Я закончил изыскания и направил шаттл на орбиту когда «Счастливчик» проходил над нами, чтобы не тратить лишнюю синьку на догонялки с яхтой.

* * *
А на завтра, вместо аккуратной каменной впадины, напоминающей небольшой кратер, на месте несостоявшихся раскопок обнаружился громадный курган из камней и песка. Причём рельеф местности поднялся метров на двести от того что было накануне. Вчера тут было плато до самого горизонта, вылизанное ветрами и заполненное причудливыми каменными фигурами, а сегодня барханы чёрного песка и кучи валунов вповалку.

— Цветной? — поинтересовалась дочь глядя на раскинувшуюся внизу картину.

— Ещё какой цветной, — подтвердил я. — Короче, нужно искать и сразу копать если обнаруживается подходящий вариант. Откладывать на потом, вообще не вариант.

— Ага, — согласилась дочь и наугад ткнула пальцем в терминал. — Го туда.

— Туда, так туда, — всё равно ведь особой разницы нет.


На пятой попытке попался идеальный случай залегания. На пологом склоне возвышенности и всего в двадцати метрах от поверхности. Правда крепость породы четвёртой категории, но ДРДК должен справится.

Дроид нехотя слез с челнока, медленно перебирая лапами приблизился к месту раскопок, нацелил «хвост» в нужное место и включил бур. Собственно, сам бур — это маленькая копия того челнока в виде летающей тарелки, что мы видели. Тоже сноп света и струя воздуха для охлаждения. Клубы пыли и дыма очень кстати уносит боковой ветер.

Хвост скорпиона круговыми движениями вырезает проход и скоро в скале стал появляться тоннель. ДРДК постепенно засунул в него хвост, задние лапы, а потом и скрылся полностью. Из отверстия только гул, грохот, дым и пыль. Восемь лап распёрлись в стены под разными углами и зафиксировали дроида, так что ему теперь всё равно куда двигаться — хоть в бок, хоть отвесно вниз.

Я контролирую процесс с удалённого переносного терминала, что держу в руках. Ничего сложного, перепрограммированный комп из старого танка пока справляется сам, но лучше не отвлекаться.

Мелкая сидит на выступающем козырьке стабилизаторов шаттла и болтает ногами. Её поза показалась мне такой беззащитной, что я вдруг вспомнил, что нахожусь далеко не на прогулке.

— Что-то я расслабился опять…

С тихим клацаньем из левого наплечника «Невидимки» выстрелили шесть маленьких дронов и разлетелись вокруг. Быстро установив сеть наблюдения. Расход синьки на них оказался выше расчётного на двадцать процентов, это из-за всё усиливающегося ветра. Дронам приходится включать движки на полную, чтобы их не уносило. Не к добру. Похоже погода портится. Ну хоть в округе никого, разведчики фиксируют лишь камни и скалы.

На горизонте повисли тяжёлые, почти чёрные тучи и похоже движутся в нашу сторону. Я перенастроил глазные импланты. Ну точно, сюда несётся циклон. Нейросеть рассчитала скорость штормового фронта — будет тут минут через десять.

— Гадство, — копать ДРДК будет столько же.

Но потом ещё нужно разломать обшивку древнего корабля, залезть внутрь, найти якорь. Сколько это займёт?

— АХЗ, — задумчиво протянул я и отдал приказ дроиду возвращаться назад.

Бур прекратил гудеть и из тоннеля послышалось клацанье стальных ног по камню.

— Даша, давай в челнок, — в наушниках шипит всё больше помех.

— А чё, докапывать не будем?

— Здоровье дороже.

— Так… псшшш… осталось.

Тучи всё ближе, связь всё хуже. Плотная тёмная завеса загородила половину неба и, кажется, вот-вот упадёт вниз и раздавит всех кто подвернётся.

— Псшш… красиво, — глянула дочь. — И страшно.

— Давай в челнок, — я подтолкнул её в плечо.

Дроид как раз уже цепляется за фюзеляж. Я активировал магнитную пластину и резво заскочил в шаттл. Совсем рядом на землю упал булыжник с кулак размером, видать бросило одним из торнадо, которых уже штук пять образовалось. Они опускают толстые щупальца на скалы и срывают их верхушки, словно то просто сухие ветки. Ещё и, как по заказу, очень быстро «бегут» прямо сюда. Или мне кажется, что сюда.

***
Маленький кораблик поднялся к небу перед самым «носом» у непогоды. Ещё бы немного и водовороты неистового ветра закрутили бы его, не дав вырваться из своих цепких объятий. Тут такое случалось уже не раз и не два. На Лимбо целое кладбище. И похоронены на нём не только корабли древних.

Уже в рубке «Счастливчика», глядя на гигантскую шапку чёрных облаков, плотно укрывших чуть ли не четверть планеты, я невольно поёжился. Мегашторм за двадцать минут накрыл клочок планеты размером с Австралию.

Со станций на орбите Лимбо никогда даже не пытаются посылать помощь. Просто нет смысла. Говорят среди засыпанных черным песком кораблей уже с десяток «Римболдов» похоронен. Уж если корветы разведчиков не могут вырваться во время бури, то я теперь буду стартовать с этого обугленного обломка как только услышу в наушниках самое тихое и вялое «псшшш…».

Глава 13

Ещё три раза мы безуспешно пытались бурить. Постоянно мешала непогода, внезапно налетающая с совершенно безоблачного неба. Второй раз, что правда, оставалось всего пять метров до древнего корабля, начали собираться тучи и усилился ветер, мы всё бросили и экстренно улетели, а шторм так и не разразился.

Но рисковать я не намерен и в преть. Ведь даже если просто потеряем ДРДК, который не успеет вылезти из очередного тоннеля и его там похоронит шторм, то раскопки придётся свернуть на неопределённый срок. Вряд ли, мне так удачно подвернётся ещё одна банда, на которой можно будет срубить синьки для покупки нового дроида-археолога.

На очередной заход я решился на закате. Не то, чтобы мы задержались допоздна, просто шаттл так далеко улетел на запад, что мы достигли широты на которой начинается вечер. Жёлтый карлик системы Прима окрасился багровыми тонами. На небе ни облачка до самого горизонта. Погода так и шепчет: налей и выпей… тьфу… это… бери и копай.

Челнок «Счастливчика» опустился на большой покатый каменный холм, окружённый скалистой местностью. Вокруг множество островерхих базальтовых башен, словно лес толстых деревьев без листвы. Чёрный песок отсюда выдуло прошлым штормом и голый грунт Лимбо сверкает в закатных лучах, словно отполированный.

Я уже выработал определённый образ действий после посадки и стараюсь заучить его до автоматизма. Каждый раз вылезаю из челнока и первым делом выпускаю из наплечника дронов. Они не только проверят периметр на безопасность, но и чутко отреагируют на изменения скорости ветра на разных высотах, а это на Лимбо очень важный параметр, если хочешь вовремя предсказывать погоду.

Затем недолгое сканирование окрестностей глазными имплантами и прицелом ВОСТа. Жизни тут нет, а других археологов было бы заметно невооружённым глазом издали, ребята и не думают прятаться. Так что проверка скорее для проформы и успокоения совести.

Однако, мой бывший шеф из охранного агентства всегда выделял на одно правило. Если уж умными людьми разработаны планы — как правильно проверять помещения, перед тем как запускать в них клиента. То стоит этим планам следовать неукоснительно, ведь они написаны кровью и смертями других охранников. И даже, если в данный момент ты защищаешь простого клерка, который и нафиг никому не сдался, расслабляться ни в коем случае нельзя — расслабленность понемногу возрастает. И когда, допустим через месяц, начнутся неожиданные неприятности, ты просто не будешь готов.

В общем, я взял себя в кулак и действую как в эпицентре боёв, благо опыт имеется благодаря рабской роте. Дроны развернулись в охранный режим и не обнаружили каких-либо целей.

— Чисто! — стучу по крыше шаттла.

Только теперь вылезает мелкая и сразу тычет пальцем в нужном направлении.

— Вон там.

Провожу виртуальный отрезок от её руки вглубь чёрной породы и показываю дочери куда нужно отойти чтобы уточнить координаты. Ещё три указания — это ещё три отрезка пересекающихся в определённой точке внутри чёрного монолита породы. И получилось, что якорь всего в двадцати метрах под поверхностью.

— Дашуня, а ну-ка отойди аж вон туда, уточним ещё раз, — показываю чтобы сместилась на десяток шагов левее. — А то, что-то слишком хороший диагноз.

— Так ну должно же нам повезти когда-нибудь, — возмутилась мелкая, но сделала что нужно и снова указала направление.

Отрезки, которые нейросеть рисует в тактико-стрелковом режиме перед моими глазами, клубком сошлись в восемнадцати метрах под породой. Это всё, конечно, приблизительно — дочь ведь не лазером цель подсвечивает, а всего-лишь пальцем тычет. Но, думаю, погрешность небольшая — два-три метра.

Нажимаю на выносном терминале пару кнопок, указывая цель раскопок, ДРДК слезает со «спины» шаттла и топает к помеченной точке. Деловито и неспешно перебирает восемью хромированными лапами поочерёдно, будто проверяя грунт на прочность.

В такие моменты мне хочется расстрелять этого «недоскорпиона» из ВОСТ. Времени и так мало, неизвестно сколько продержится хорошая погода, а блестящая железяка, будто нарочно тормозит. К сожалению, комп старого танка создан для того чтобы быстро прицеливаться и превращать другие танки в металлолом, а не чтобы топать восемью ногами по пересечённой местности.

Подпрограммы наведения и стратегии там прописаны отличные, а вот управляющие передвижением самые простые. Танк был тяжёлого типа и почти не двигался, мочил неприятеля издали. Причём чтобы перепрограммировать комп, его нужно разбирать чуть ли не до основания. Он так специально спроектирован, с максимальной защитой от взлома. Техник с ним особо не возился, забил только основные навыки. А мне, гад, про отличных программистов плёл. Впрочем, я ещё до покупки не очень-то верил в его россказни. Просто выбора не было, купил то, на что хватило средств.

Есть, конечно, выносной терминал и с него можно рулить дроидом напрямую, как машинкой на радиоуправлении, но я как «водитель», ещё хуже чем танковый комп. Вот если бы «Счастливчик» сейчас был над нами, то управлял бы ДРДК по удалённому каналу терминала быстро и чётко. Тогда бы «скорпион» мотался как ужаленный.

Но, к сожалению, яхта скрылась за горизонтом, а период обращения по низкой орбите Лимбо — семьдесят минут. Так что появится «Счастливчик», я мимоходом сверился с таймером, только через полчаса. За такое время на чёртовом обгоревшем шарике может произойти что угодно — от малого циклона, до всепланетного шторма.

Наконец ДРДК достиг нужной точки и опустил под днище «хвост» с буром. Копать ему предстоит вертикально вниз. Вспыхнул лазер, поднялся пронзительный гул, и от дроида во все стороны брызнула каменная крошка и пыль. Ветра почти нет, так что пыльное облако быстро окутало и скрыло ДРДК. Теперь следить за ним можно только через терминал.

Порода тут слабая и ломкая, так что «скорпион» довольно быстро углубился. Почти полтора метра в минуту копает. Отлично! А то мне уже надоели все эти шахтёрские приключения. Пора бы достать треклятый якорь и свалить из этой унылой чёрной богадельни.

Пройдено пять метров. Дроид распёрся в тоннеле и бодро шурует вниз. С визгом включились реактивные выталкиватели испаряющие породу, чтобы она не скапливалась в тоннеле. Из округлой дыры, что осталась на поверхности, невысоким фонтаном полетела пыль и густой сизый дым.

Одним глазом я поглядываю на процесс раскопок, ещё шестью летающими «зенками» обозреваю окрестности, боковой фронт зрения имплантов показывает мелкую, сидящую на бортике шаттла. Прицел ВОСТ направлен вертикально вверх, поскольку винтовка примагничена к спине. Но я активировал в прицеле широкозахватный режим и контролирую ещё и небо.

Понемногу начинаю привыкать быть «всевидящим многоглазом». Изначально было стойкое чувство, что меня приложили пыльным мешком по башке, глаза мои треснули и видят, словно через разбитое зеркало, а теперь вот освоился. Даже умудряюсь разговаривать в это же время с дочерью. Что-то она притихла, кстати. Не люблю когда ребёнок ведёт себя тихо, обычно это начало каких-нибудь шалостей или неприятностей.

— Эй, дщерь, — слова мои потонули в грохоте обвала.

Из дыры в которую забурился ДРДК пыхнул громадный столб пыли и дыма, будто с нижней стороны в тоннель дунул великан. Гул буровой установки стих, а связь с дроидом оборвалась. Я слегка потряс терминал управления, но не помогло — связь не появилась. Может стукнуть?

— Так, — отбросив глупую мысль постучать терминалом о камень иду к тоннелю.

Естественно, в тёмной дырке посреди чёрной породы ничего не видно, даже её саму не очень рассмотришь. Ещё и клубы не осевшей пыли экранируют сканеры «Невидимки». Но тем не менее терминал «скорпиона» запищал, извещая, что связь с дроидом частично восстановлена.

Пока заработал лишь модуль соединения со сканерами, у него отдельная частота. ДРДК оказался на тридцатиметровой глубине лежащим на боку и со сломанными двумя «ногами». Впрочем, он и без них способен передвигаться, так что не всё потерянно.

Я снял с режима охраны одного из дронов и перевёл его на ручное управление. Уже через пару секунд в пробуренный тоннель юркнул проворный летун. У него сканер получше чем у дроида, так что «картинка» мигом прояснилась.

Под невысоким холмом обнаружился целый грот, метров так семьдесят в длину и сорок в ширину. Стены отливают серебром, а кое-где ржавыми потёками и мутными серыми пятнами. Всюду колонны, обломки балок, металлическая рухлядь и пластиковый хлам. У меня ушло пару минут на то, чтобы понять что это всё внутренности искусственного объекта. Не какая-нибудь естественная пещера заваленная мусором, а замурованный в толщу камня корабль предтечей.

ДРДК не должен был упасть даже внезапно дорывшись до пустоты, он ведь держится в своём тоннеле упёршись всеми лапами в стенки. Но из-за ломкости породы, с потолка пещеры вырвался громадный кусок вместе с частью вырытого тоннеля и с торчащем в нём дроидом. Вся эта масса рухнула вниз и разворотила борт корабля запрятанного внутри чёрного грунта. Древний металлолом пролежал тут достаточно долго, чтобы легко развалиться от сильного давления и вибрации, что создала буровая установка.

— Надеюсь якорь не пострадал, — задумчиво глядя на разрушения произнёс я.

— Всё норм, — отозвалась дочь, которая уже тоже стоит рядом с тёмной дырой и куда-то тычет пальцем. — Вон они все три лежат, целые.

Я взял мелкую на руки, прижал к себе и просто сиганул вниз, в темноту вырытого тоннеля. Если буду искать один, то только дольше провожусь. Пусть сразу показывает где якоря.

Дашка пронзительно запищала когда мы начали падать, наверное от восторга, ведь бояться то совершенно нечего, она же с батей.

* * *
Сарах Заларон уже тридцать часов наблюдал за странными телодвижениями Шёпота. Непонятный парень имея на руках кучу Чёрных Звёзд не пустился в бега, а что-то ищет на Лимбо. Причём купил один из самых дешёвых дроидов для раскопок. А перед этим захватил на станции «Лим-01» опасную банду, зачем-то воспользовавшись помощью местной полиции.

Картина вырисовывается следующая:

Заполучив жемчуг и ранец Белого Волка, Шёпот летит к боритам. Беспрепятственно садиться на Бореан (что подозрительно уже само по себе), после чего левиафаны убивают всех причастных к смерти Четвёртого Сына. А значит Белый Волк, как всегда, собрал компромат на своего нанимателя и Шёпот выдал эту информацию Матери, чем заслужил доверие и отправил к праотцам всех прошлых бореанских сообщников. Мать Народа не стала разбираться кто прав — кто виноват, а запросто вычистила всех до кого дотянулась. И Сарах мог бы оказаться в их числе, если бы не перестраховался.

Дальше Шёпот спокойно улетает с Бореана, причём вместе со своей вроде-как дочерью, и обнаруживается на станции ГиО в системе Торис, где на него нападают неизвестные наёмники, предположительно люди Дориана Тайрела.

И что происходит? Одного из наёмников срезает гиперструна, а остальные по неясной причине умирают прямо в штурмовом боте. А это, опять же, очень напоминает всё те же технологии боритов.

И теперь Шёпот, очень скромно скупившись на «Лим-01», видимо чтобы не привлекать внимание богатством, что-то настырно ищет на Лимбо. Ну, а на мёртвой планете можно искать только одно — древние артефакты.

Предварительные выводы: Шёпот агент бореанцев, или работает на Мать как в своё время Триерт. А возможно всего-лишь сопровождает агента бореанцев, который прикидывается его дочерью. И что немаловажно их охраняют киты, а это значит, что выполняемая Шёпотом и его «дочерью» миссия очень важна.

И сейчас они ищут на Лимбо что-то для Матери Народа. И, судя по простецкому дроиду, знают где именно это искать, как легко это достать и очень не хотят привлекать внимание местной артели археологов и крейсера таможни.

Если изначально Заларон, опасаясь струн левиафанов, которые почему-то охраняют Шёпота, всё-таки склонялся к удалённому устранению. Хотел пустить пару орбитальных торпед.

Ведь достаточно подобрать удачный момент и, в сложных метеоусловиях Лимбо, взрывы никто и не заметит. Быстро и чисто.

Как бы противна и примитивна не было для вкуса Заларона подобная месть, но со струнами китов всё же лучше не связываться.

Теперь же профессор передумал. Его заинтересовало, что же такое важное ищет сержант с «Черепахи». Вполне возможно, что с помощью этой штуки можно снова «подружиться» с боритами. А то и ухватить перламутровых за жабры, что ещё предпочтительнее.

Осталось решить проблему с китами, но тут уж нужно больше данных. Исходя из прошлого опыта Заларон знал, что левиафаны подчиняются только Матери, а она не склонна запросто разбрасываться гиперструнами направо и налево. Киты «бьют» только в особых случаях. Следует осторожно вычислить при каких обстоятельствах она допускает их использование. С большой долей вероятности Мать побоится задеть то, что обнаружит Шёпот. Значит его нужно брать в момент когда он найдёт, что ищет.

И Сарах ждал, внимательно наблюдая с орбиты за передвижениями челнока и двух людей. Его прогулочный корвет отлично вписался в разномастную толпу кораблей вокруг Лимбо. Здесь всегда полно гостей и на дополнительный борт никто не обратил внимания.

А за яхтой «Счастливчик», неотлучно следовал военный фрегат, укутанный маскировочными полями. Пит был готов уничтожить яхту в любой момент и ожидал лишь приказа Сараха.

* * *
Сработали прыжковые ускорители «Невидимки», и я мягко опустился на более менее ровную площадку где разбросанно не так много обломков. Когда дроид с частью потолка рухнул вниз, то разворотил чуть ли не половину древнего корабля, так что место приземления я выбирал тщательно.

Полностью восстановилась связь с терминалом управления и где-то в стороне заскрёб манипуляторами ДРДК. Захрустел металл, лопнул пластик и дроид, разломав ещё немного элементов конструкции и подняв кучу пыли, перевернулся и встал на «лапы». Две боковые конечности медленно подтянулись к днищу и сложились — они повреждены. «Скорпион» застыл, ожидая новых приказов.

Я обесточил терминал дроида, пусть многолапая машина пока замрёт, а то только ещё больше разворотит.

Судя по показаниям глазных имплантов, некоторые фрагменты старой посудины предтечей выглядят ещё крепкими. Но основная масса переборок, коммуникаций, агрегатов и модулей — давно превратилась в мусор и просвечивается сканерами, словно целлофановый пакет. Целыми остались лишь системы требующие наибольшей прочности — некоторые части корпуса, саркофаг реактора, кокон искина, куски варп-ускорителя.

В сторону последних указала мелкая.

— Там.

Не выпуская дочь из рук я прыгнул в сторону нужного модуля. Никаких мостиков, коридоров и шлюзов не осталось, все они давно рассыпались или рассыпятся сейчас от прикосновения, а потому передвигаться внутри корабля можно только на прыжковых ускорителях костюма.

Благо у меня полностью изучены базы для «Невидимки» и точные прыжки на десяток метров даются легко, будто я всю жизнь только ими и занимался.

Мы осторожно приблизились к обломкам варп-двигателя, вплавленного в стену чёрного базальта. Тут осталась площадка на которую можно встать. Прыжковый модуль плавно отключился и я приземлился на балкончик, образовавшийся из камней и рваного металла. Плюх. Ботинки костюма по щиколотку увязли в мутной жиже. Что-то натекло из лопнувших баков варп-редуктора. Пришлось шире расставить ноги, чтобы не подскользнуться ненароком.

— Под этой крышкой, — показала Даша на растрескавшийся кожух.

Я взялся за него, чтобы приподнять, но тот рассыпался в труху, обнажив продолговатый ящик с пятью круглыми углублениями. В трёх из них лежат сферы из мутного стекла и испускают едва заметный голубоватый свет.

При прикосновении свет усилился, искрами перетекая внутри сфер, а кожу ладони приятно защипало, причём сквозь вилитовые перчатки с броневыми накладками.

Бережно переложив якоря в заранее приготовленный кофр я врубил «прыжковые» и ракетой вылетел обратно наружу по тоннелю прорытому ДРДК. Находиться в этом гроте дольше необходимого — опасно. Толща чёрной породы над головой блокирует любые соединения и неизвестно что там творится с погодой. Да и обрушиться всё это дело тоже может. Следом за мной помчался и единственный дрон, с которым осталась связь, остальные-то снаружи.

Ну, а дроид-археолог больше не нужен, так что доставать его нет смысла, да и некогда. Оказалось, что горизонт уже окрасился тёмной полосой приближающихся штормовых облаков. Закатное светило немного добавляет им бордового и всё это вместе смотрится довольно зловеще.

Пошли данные с других дронов — ветер крепчает и похоже близиться буря. Небо над облаками затянуло сплошной тёмной пеленой, а это значит, что основные возмущения пройдут высоко в атмосфере. Хотя на Лимбо ни в чём нельзя быть уверенным. Единственное, что я знаю точно — эта пелена сильно осложняет связь с орбитой. Если вдруг что — до «Счастливчика» не докричишься. Нужно улетать поскорее.

Я опустил дочь на землю и примагнитил кофр с якорями ей на спинную пластину броника.

— Давай в шаттл.

— А ты скорпиона доставать будешь?

— Не-а, он говорит ему в той норе понравилось. Будет теперь там жить.

— Ну-ну, — мелкая смерила меня недоверчивым взглядом, но больше ничего не сказала и полезла в челнок.

Отвлечённый от охраны дрон встроился в ряды своих товарищей. А я перед отлётом решил осмотреть периметр. Так что до того как созвать летающее кодло обратно в наплечник отдал команду увеличить сектор обзора вдвое. Дроны дружно сменили построение и разлетелись более широким кольцом.

\\Внимание! Обнаружена цель! Сигнатуры соответствуют БСФТТ-15

Всплыли ещё два таких же сообщения, а на радаре появились три жёлтые точки.

— «Что ещё за БСФТТ-15?» — я это даже не подумал, а просто машинально поинтересовался где-то на грани ощущений.

Однако, нейросеть среагировала оперативно, выдав полные сведения в виде виртуального образа.

\\Боевой Скафандр Тяжёлого Типа — модификация пятнадцать.

\\Принят на вооружение штурмовых бригад Федерации Кай два года назад. В данный момент на подобные костюмы переведены лишь элитные части.

Ну и технические характеристики со схемами и короткими описаниями. Очень короткими, потому как броники эти ещё засекречены и полной информации в сети нет.

Мне не понравилось упоминание о встроенной в БСФТТ-15 ракетной мини-системе, которая способна сбивать даже легко бронированные катера. В челноке «Счастливчика» самый обычный корпус, без наворотов и защиты. Для подобных систем сбить его не проблема, а значит взлетать нельзя пока такие гости на пороге.

И ведь даже ежу ясно, что гости по мою голову. Иначе зачем тут разгуливать в танковой броне? Не понятно только — кто именно такие. Ну точно не бореанцы, у тех костюмы вообще не опознаются. Может мстители из остатков банды Хлыста? Или ловцы от капитана Тайрела? А может ребята Дипоса зачем-то решили меня прикончить? Хотя, нет. Слишком уж крутые костюмы. Прямо мега-крутые.

— Чёрт! — кольнула неприятная догадка. — «Видимо, горсть чёрных звёзд таки меня догнала»

Похоже это бывшие хозяева жемчуга. Те которые сотрудничали с бореанцами и которых я подставил, выдав Матери Народа информацию из белого ранца. Пришли забрать свой жемчуг или мстить за погибших товарищей. В зависимости от того куда завело их расследование и что они выяснили. Будем надеяться они почти ничего не знают и все их версии основаны на предположениях. Интересно живым меня приказано брать или не очень?

Стоп! А почему они вообще меня ловят на поверхности Лимбо? Не проще ли было перехватить на орбите? Странные какие-то и глупые типы. Нет не могут они быть людьми стоящими за жемчугом.

Кто же тогда? Может это вообще археологи? Тут же полно богатых придурков, которые легко позволят себе приобрести подобное вооружение. Почти половина контингента родственники разных сенаторов или управляющих секторами. Ребята заметили как я что-то нашёл и бегут чтобы отнять. Вроде логично. Тогда их нужно «положить» прям тут, чтобы ни у кого больше не возникало смелых идей — грабить одинокого охотника.

После такого меня, вероятно, начнут искать и ловить их сообщники. Но не поймают, поскольку якорь уже откопан и до дома осталось рукой подать. Тогда и вовсе нет смысла раздумывать кто это такие. Кто бы ни был — ничего хорошего ждать не приходится.

\\Пометить цели как враждебные.

Точки на радаре сменили цвет на красный.

\\Сообщение: «Даша задрай люки и никого не пускай»

\\Ответ: «Ага»

Щёлкнули замки на люках челнока. Теперь шаттл придётся на части резать, чтобы открыть снаружи. Впрочем, для тех ребят что приближаются это не проблема — порежут. Причём очень быстро. Нужно завязывать бой в другом месте.

Вспыхнули прыжковые ускорители «Невидимки» и я перенёсся на три сотни метров южнее, поближе к гостям и подальше от челнока и дочери. Заодно активировал маскировочный режим костюма. Трое гостей всё так же неспешно движутся вперёд и не реагируют на мои манёвры. Неужели у них нет поддержки с орбиты?

Я глянул на небо затянутое пеленой, которая экранирует связь и видимость. Отлично! Дроны имеют лишь одно преимущество перед орбитальной разведкой — юркие летуны ниже облаков и не теряют связь с хозяином.

А вот у гостей с дальней разведкой проблема. Они ещё слишком далеко, чтобы меня заметить. Видимо, засекли моё положение с орбиты, приземлились подальше, а теперь просто сокращают дистанцию. Ребятам невдомёк, что они уже на прицеле.

Гости в тяжёлых скафах разделились, чтобы подойти к челноку с трёх сторон одновременно. Я прислонился к кривой скале и навёл ВОСТ на ближайшего. Расстояние тысяча пятьсот метров. В стволе винтовки усиленные бронебойные пули — «УБР тип 2». Хотя называть эти снаряды пулями не совсем правильно — это именно что снаряды со сложной начинкой. Такими можно штурмовые боты сбивать.

Картинка с прицела всплыла перед восприятием. Человек закованный в БСФТТ-15 больше похож на дроида, чем на живое существо. Шагает медленно, движения как у робота. Они бы давно взлетели на встроенных рео-турбинах, но боятся себя выдать. Крадутся, чтобы ринутся вперёд в последний момент и застать меня врасплох.

— Удачи, засранцы, — перекрестие прицела сошлось на куполообразном шлеме.

«А ведь выходит, что я сейчас первый нападаю на разумного, просто идущего по своим делам» — подумалось мне. — «На троих разумных, если быть точным»

Однако, ждать пока они выкажут агрессивные намерения глупо. Лучше уж я «завалю» троих невиновных, чем подвергну жизнь дочки лишней опасности. Да и вряд ли три человека в танковой броне вышли просто побродить по окрестностям Лимбо и полюбоваться закатом.

— Нужно было гулять подальше от моего челнока, придурки, — прошептал я и отдал приказ на выстрел.

После установки полных баз, гашетка на рукояти ВОСТ мне уже не нужна. Все манипуляции выполняются по нейросети, чтобы не нарушать прицеливание.

Близкое «шёёёп» и далёкое «Бздынь!» раздались одновременно. «УБР тип 2» проделал маленькое аккуратное отверстие в супербронированном шлеме тяжёлого скафандра и сжёг всё что внутри. Неповоротливый БСФТТ-15 застыл на месте, будто раздумывая — продолжать прогулку или нет. Из пробоины сыпят искры, как из трубы-фейерверка. Внутри костюмчика сейчас небось очень жарко.

Два оставшихся врага подпрыгнули на несколько метров и резко рванули в разные стороны, обходя с фланга место из которого я стрелял. Чётко высчитали направление, не придерёшься. Но меня, понятное дело, уже нет на старой позиции. Я пробежал пятьдесят метров восточнее и прижался к насыпи из острых обломков породы.

Неповоротливые скафандры врагов превратились в ловкие флаеры на рео-турбинах, виртуозно лавирующие между одиноких скал, так что я едва успел замереть, когда они вошли в зону уверенного обнаружения.

Скорость, сглаженные контуры и специальное покрытие делает противников почти невидимыми для встроенных наблюдательных систем «Невидимки». Если бы не дроны, висящие над схваткой как «всевидящее око», я бы быстро потерял гостей из виду.

Однако и мой костюмчик не так прост, не зря Белый Волк отвалил за него кучу синьки. Судя по бесцельному передвижению врагов, те не в курсе где я даже приблизительно. В кривую скалу, от которой я сделал выстрел, полетела ракета. Бух! Обломки разлетелись метров на пятьдесят вокруг.

Флаеры поднялись выше и выпустили ещё по паре ракет. Взрывы грохнули в разных местах вокруг места где я прячусь. По броне стукнуло пару осколков, а ноги и левую руку присыпало мелкой каменной крошкой. Гости стреляют наобум. Пытаются выкурить меня, чтобы в страхе побежал куда глаза глядят и засветился.

— «Ага, щаззз» — как говорит дочь, — «Ждите».

Если не двигаться, то костюм обеспечивает почти идеальную невидимость. Отсюда и название. Я замер.

Два боевых летательных аппарата, язык не поворачивается назвать эти махины скафандрами, зависли в двадцати метрах над поверхностью и медленно вращаются, будто хищники высматривают добычу.

\\Внимание! Активное сканирование.

\\Подсказка: Не допускайте неосторожных движений.

А то я сам не знаю, что делать при активном сканировании. И так уже минуту не шевелюсь. Даже стараюсь не дышать, хоть движения грудной клетки костюму не передаются и помешать маскировке не могут.

Небо потихоньку светлеет не смотря на наступающий вечер. Значит марево взвешенной высоко в атмосфере пыли рассеивается и скоро у неприятеля появится ещё и связь с орбитой. Подлое непостоянство Лимбо подкидывает неприятность.

Ещё минута напряжённого бездействия и флаеры резко рванули в сторону челнока. Видимо, решили оставить меня в покое и заняться корабликом, я ведь всё равно к нему вернусь. Деваться-то некуда.

В ту же секунду я вскинул винтовку и выпустил очередной снаряд, нейросеть услужливо подсветила красным куда именно стоит попасть.

Шёёёп. Бздынь! Яркая вспышка и сноп фиолетовых и синих искр. Ещё один враг кубарем полетел к земле. На этот раз активный бронебойный снаряд угодил в силовую установку БСФТТ-15, которая непродуманно приоткрывается в полётном режиме, если смотреть на скафандр сзади.

Последний враг взмыл выше, кувыркнулся в воздухе и выпустил по мне десяток самонаводящихся ракет. Нифигасе! Похоже живьём меня брать передумали, а то и вовсе не собирались.

Прыжковые ускорители «Невидимки» дали полную мощность и я взмыл на землёй, попутно стреляя в последнего неприятеля. Шёёёп. Мимо. Враг тоже не стоит на месте, сволочь неприятная.

Ракеты быстро приближаются. Из моего левого наплечника разлетелись десятки ложных целей, имитируя разные излучения, которые могут исходить от костюма. Часть ракет нацелилась вслед за ловушками. Траекторию других нейросеть просчитать не смогла, они движутся по сложной спирали, плюс мало времени.

В «Невидимке» сработал лёгкий ЭМИ, а затем все модули на несколько мгновений отключились. Этого должно хватить, чтобы остальные ракеты тоже потеряли цель.

На пару ударов сердца я завис в воздухе и уже начал заваливаться вниз, когда сканер засёк последний БСФТТ-15. Лёгкое движение винтовкой, которому помогли гравики и гироскопы. Цель захвачена. Шёёёп. Бздынь!

— Есть! — заорал я.

И в это время взорвались ракеты. Одновременно. Ни одна из них не приблизилась ко мне на дистанцию поражения, но когда эти малышки жахнули все вместе, вокруг разразился вселенский хаос. Меня оглушило и перекрутило так, что потерялось чувство направления. Низ и верх поменялись местами и начали водить хоровод вокруг моей головы.

Благо автоматика костюма сама справилась с посадкой, оперативно включив ускоритель, так что я шлёпнулся о грунт не со всего размаха, а лишь проехался вскользь и врезался в пару камней. ВОСТ во время взрыва вырвало из рук. Нейросеть показывает, что он упал всего в десятке шагов. Надеюсь ничего не сломалось.

Некоторые ракеты взорвались достаточно низко у поверхности, чтобы разорвать скалы и подбросить камни. Теперь небольшие булыжники барабанят по земле, словно каменный град. Дым, пыль, каменная крошка потихоньку рассеиваются.

Я поднялся и слегка потряс головой.

\\Внимание! Обнаружена цель! Сигнатуры соответствуют БСФТТ-15.

— Да ты достал!

На радаре снова вспыхнул красный огонёк. Нейросеть вывела изображение. Последний гость ещё цел. Мой выстрел разворотил часть активной системы полёта, но флаер кое-как держится в воздухе. Что же дроны его сразу не засекли? Впрочем, не у одного меня есть система маскировки, да и искажения от взрывов пошли сильные.

Я вскинул руку и обработал выжившего гада из станера в наруче. Естественно, без толку, что ожидаемо — далеко, да и слишком навороченная у него защита. Станер тут не поможет, только укажет откуда произведена атака. Естественно, враг отвлёкся на меня. Мы мгновение разглядывали друг друга, до того самого времени как сработали гироскопы с гравиками и развернули ВОСТ, валяющийся чуть дальше.

Шёёёп. Бздынь! Сноп фиолетовых искр. БСФТТ-15 завалился набок, лишившись питания бессильно полетел вниз и с грохотом разворотил несколько острых скал, пальцами торчащих в небо.

— Готов, — я стряхнул пыль с перчаток и шагнул к винтовке.

В этот момент ВОСТ вспыхнул и разлетелся кучей осколков. А меня шарахнуло шокером, да так, что ноги подогнулись вынудив упасть на колени. В глазах сплошные разводы и «звёздочки».

\\Внимание! Ошибка систем защитного костюма «Невидимка». Отключение. Перезагрузка.

\\Запуск.

\\Внимание! Отказ прыжковых ускорителей.

\\Внимание! Отказ модуля маскировки.

И ещё дюжина подобных сообщений, которые я просто «отодвинул» подальше, заметив опускающуюся передо мной фигуру с дымящейся автоматической турелью на правом наплечнике. Похоже это из неё только что разнесли мою винтовку и прожарили костюм.

\\Внимание! Обнаружена цель. Сигнатуры не определены.

Костюмчик нового гостя тоже смахивает на БСФТТ-15, но заметно совершеннее. Вместо рео-турбин нео-ускорители, турель на наплечнике не определяется нейросетью даже приблизительно. Зато нано-броня, схожа по структуре с корабельной. Не факт, что ВОСТ смог бы её пробить даже со вторыми «УБРками».

— Кого же это принесла нелёгкая?

Глава 14

Сферический шлем пришельца стал прозрачным открыв пухловатое лицо рыжеволосого мужичка в годах. Ещё не старого, но уже и не молодого. Властный прищур на лице выдаёт привычку повелевать. В глазах застыла странная смесь радости и ненависти. И, боюсь, подобное сочетание ничего хорошего не несёт.

Его нейросеть создала с моей общий канал соединения, чтобы мы могли разговаривать и слышать друг друга сквозь броню и завывания ветра.

— Открой забрало, — скомандовал мужик.

— Вообще-то тут со свежим воздухом не очень…

Турель в его наплечнике сверкнула лазером по которому, словно по проводу, зазмеились молнии и ударили в грудную пластину «Невидимки». Меня основательно тряхнуло, не так сильно как прошлый раз, даже комп костюма не отключился, но приятного мало. Челюсти свело так, что зубы заскрипели.

Придётся подчиниться. Я отдал команду открыть забрало.

\\Внимание! Открытие лицевого щитка автоматически отключит фильтрацию воздуха.

\\Внимание! Внешняя среда агрессивна для органов дыхания.

Пришлось быстренько задвинуть эти сообщения подальше и экстренно подтвердить указание. А то на лице рыжего гостя стали появляться признаки нетерпения, сейчас опять шарахнет из своей шоковой пушки. Видно, что привык к беспрекословному подчинению со стороны окружающих. Задержка всего-лишь несколько секунд, а он уже взбешен.

Щиток разделился на три части и они убрались внутрь шлема. В лицо ударил ветер, несущий каменную крошку, а нос уловил запах горелой резины, пыли и горячих камней. Я сощурился, чтобы не запорошило глаза, а потом и вовсе их закрыл. Зрительные импланты могут подавать картинку и без помощи глаз.

— Знаешь кто я? — манера выражаться у рыжего мужика точь-в-точь как у нашего преподавателя по сопромату, так что про себя я окрестил гостя «профессор».

— Не имею не малейшего понятия, — развожу руками и кашляю, примеси в воздухе неприятно жгут горло. — Но если вы за чёрными звёздами, то у меня их нет. Они у капитана Дориана Тайрела. С него спрашивайте.

— Хм, — его пушка снова пустила разряд. Мышцы моего тела резко напряглись, а после окончания воздействия так же резко расслабились и мне стоило больших усилий не свалиться. — Не ври мне, я этого не люблю.

Не любит он, видите ли, рыжий мудрило. С другой стороны, на кой я вообще проявил инициативу и начал говорить про жемчуг? Знаю же, что инициатива наказуема. Нужно не болтать лишнего, а отвечать на поставленные вопросы как можно короче.

— Простите, — показываю открытые ладони в знак раскаяния. — Я вас не знаю.

— Пери Сарах Заларон, — гордо продекламировал мужик.

Нейросеть вывела окошко со старой новостной записью, где этот рыжий хлыщ рассказывает миловидной ведущей о левиафанах Бориана и их струнах. Кажется эту запись мне скидывал хакер на станции Лорхет. Там было ещё множество разной чепухи о бореанцах и другом малонаучном бреде, так что я толком и не запоминал.

Нейросеть дополнила сведения о госте небольшим блоком общеизвестных данных: профессор ДФВК (так вот откуда у него академический выговор), дипломат, полномочный представитель…

Я мельком пробежал по строчкам и упёрся в: «Четвёртый посол на планете Бореан.»

Выходит рыжий был послом перед Триертом. Ну отлично! Похоже это именно тот большой босс, по приказу которого ухлопали Четвёртого сына. Хуже могло быть только встретить капитана Тайрела с ножом для снятия кожи.

Непонятно лишь зачем этот важный дяденька припёрся ловить меня лично, как-то это несолидно для птицы его полёта. Приказал бы своим людям да и всё. На кэпа значит наехал используя два фрегата с капсулёрами, а за мной всего с тремя штурмовиками пришёл.

Впрочем, частично ответ читается в выражении глаз Заларона. В надменном превосходстве сомкнутых губ, в предвкушающем прищуре. Он пришёл мстить — самолично вершить суд и воздаяние. Так сказать — задавить надоедливую блоху собственным ногтем. И учитывая экипировку штурмовиков и навороченную броню самого профессора я даже польщён оказанной честью.

— Значит киты тебя не защитят, — задумчиво протянул профессор. — Иначе вмешались бы ещё в бою.

Он не спрашивает — утверждает. Поэтому решаю помалкивать, по добру поздорову.

— Что ты искал на Лимбо?

— Якорь, — не вижу смысла врать, за нашими раскопками скорее всего следили, добавлю к правде немного лжи позже.

— Что за якорь?

— Какую-то древнюю загогулину для Матери Народа. Точно не знаю. Но думаю она очень расстроиться если я его ей не доставлю в срок. Так что лучше вам убрать свою турель господин Сарах.

Вместо ответа из турели снова ударил сноп молний. Очнулся я через мгновение, стоя на четвереньках и чувствуя привкус крови. В ушах неприятный шум, а в голове колокольный звон.

— Тут я решаю, что делать, — усмехнулся Заларон, его глаза расфокусировались. Видимо общается по сети со своими людьми.

Минуту мы простояли молча, изучая друг друга и присматриваясь. Я на карачках, с трудом отдуваясь, Заларон выпрямившись, глядя сверху вниз с превосходством и издёвкой. Что он приказывает своим? Непонятно, но явно ничего хорошего.

\\ — Пап, тут какие-то роботы идут, — дочь подключилась к голосовому чату. — Что делать?

В интонациях ребёнка нет страха, только заинтересованность и небольшая робость. На разных механических созданий она уже насмотрелась в ассортименте, пока мы бороздили Содружество. Ну роботы и роботы, идут и идут себе, чего их бояться?

Вспомнилось, что на станции ГиО левиафаны жахнули гиперструной не в тот момент когда Барс в меня выстрелил, а лишь после того как дочь пришла в ужас от произошедшего. Мудрец отсеивает переживания Даши и действует только в узких рамках — ликвидируя направленную угрозу, которую осознал подзащитный. Если дочь спокойна, то и искин не переживает. Именно поэтому подручные Сараха могут натворить кучу бед до того как вмешаются левиафаны. Понимание этой неудобной истины ненадолго вогнало меня в панику.

\\ — Это убийцы! — я вложил в эту фразу всю безысходность и страх на которые был способен.

\\ — Аааа! — запищала Даша.

Неприятно запугивать собственное чадо, но по другому защиту Мудреца не активировать. Дочь должна прочувствовать угрозу заранее. Будет прискорбно если левиафаны размажут гостей уже после того как те сломают шлюз челнока. Мы на нём потом просто никуда не улетим.

Несколько секунд ничего не происходило, я уже начал волноваться, что без активной агрессии со стороны нападающих бореанские киты не пошевелятся.

— Сарааашшш… — громогласный шёпот хлопком ударил по ушам, так что барабанные перепонки хрустнули.

Вектор гравитации резко сменился и меня протащило по камням несколько метров. В горло набилась пыль. Я завалился на бок и закашлялся, сплёвывая каменную крошку.

Голова профессора колыхнулась внутри прозрачной сферы шлема, ему тоже досталось откатом, но скафандр удержал хозяина от падения. На амуницию эффекты от гиперструн не распространяются.

\\- Что там случилось, дочь? — хотел притворится что потерял сознание, но проклятый кашель никак не проходит, поэтому я продолжил натужно хрипеть и харкать, показывая профессору, что мне нехорошо и выигрывая время для разговора с мелкой по чату.

\\- Не знаю. Я спряталась под сидение.

\\- Глянь на обзорный терминал. Быстро. Не бойся.

\\- Никого, — после паузы ответила Даша. — Наверное ушли.

«Ага, в мир иной» — злорадно подумал я, забыв очередной раз закашляться.

— Вставай Шёпот, — гаркнул Заларон, заметив что со мной порядок и прерывая наш диалог с мелкой. — Хватит валяться.

\\- Потом поговорим. Сиди тихо и надень шлем, — я начал медленно подыматься изо всех сил притворяясь, что мне очень тяжело.

— Теперь ясно кого охраняют киты. Явно не тебя. Да, Шёпот?

Развожу руками и кашляю. Запах гари становится невыносимым. Лёгкие «горят» от недостатка кислорода. Хочется вздохнуть глубже, но от этого становится только хуже.

— Судя по тому, что твой напарник до сих пор не удрал — это действительно твоя дочь. Другой агент боритов бросил бы тебя не раздумывая. Так где этот так называемый «якорь»? — Заларон требовательно протянул руку.

Я попытался ответить, что у меня его нет, но только ещё сильнее закашлялся и согнулся в три погибели, на этот раз без всякого притворства. С каждым вдохом лёгкие будто забивает камнями.

— Ладно, закрой щиток, доходяга, — милостиво разрешил Заларон. — Я думал ты здоровее.

Как только забрало шлема закрылось активировался режим вентиляции, медицинский модуль «Невидимки» впрыснул в воздушную систему фильтрации какие-то добавки. Запахло озоном и дышать сразу же стало легче.

— Якорь! — требовательно напомнил профессор.

— У меня его нет, — едва отдышавшись промямлил я.

— Так и думал. Тогда у нас всё та же дилемма. Не могу угрожать твоей дочери — это чревато атакой китов. Зато могу угрожать тебе. Как думаешь твой отпрыск согласиться добровольно отдать «якорь» если продемонстрировать хнычущего папашу без рук и ног?

— Или согласиться, или шарахнет струной…

— Я знаю как работает оружие Матери, — перебил Заларон. — Без прямой угрозы подзащитному киты промолчат. Мои люди поторопились вскрыть челнок. Если бы действовали уговорами, то всё могло бы сложиться иначе.

— Что же вы не пошлёте других?

— Вот я и говорю, — хмыкнул профессор. — Дилемма. У меня больше нет людей, у тебя нет выбора. Ты всё равно умрёшь. Ты и твоя дочь. Вопрос только в предсмертных мучениях. Или быстрая смерть от торпеды с орбиты, или долгая агония от потери крови и заражения. Тебе что больше нравится?

Вот сволочь — всё просчитал. Летящую на сверхзвуке торпеду Даша не испугается, она даже не будет знать, что к ней приближается смерть, а значит и левиафаны ничем не помогут.

Как назло дымка высоко в небе, блокирующая связь и видимость с орбиты, окончательно рассеялась. Зато на горизонте забурлило тёмное марево облаков. Образуется очередная буря. Лимбо в своём репертуаре — как ни один погодный сюрприз, так другой. Заларон скосил взгляд на набухающий вдали циклон.

— Времени на раздумья мало. Быть разорванным в клочья ураганным ветром перспектива тоже не очень. Поверь моему опыту. И уж киты тут точно ничем не помогут. Соглашайся на торпеду.

Турель на его плече снова вспыхнула разрядом. Показалось будто в груди зажглось солнце, а тело растянуло на дыбе. Целую вечность меня трясло и выгибало дугой. А когда экзекуция закончилась донёсся злорадный голос профессора.

— Это чтобы лучше и быстрее думалось, — на лице под прозрачной сферой застыло выражение удовольствия и высокомерия.

Не алчность и желание заполучить артефакт, не ожидание преференций от будущего шантажа Матери Народа. Лишь злое самодовольство владыки, заимевшего власть над очередной жертвой. Наслаждение при виде чужих мучений и бессилия.

— Твою мать, — мелькнула у меня запоздалая догадка.

С чего это я решил что ему вообще нужен «якорь»? Он о нём ничего не знает и даже не уверен, что тот необходим бореанцам. Никаких наводящих вопросов Сарах не задал. Поверил моему короткому утверждению что я ничего не знаю о якоре? Что-то сомневаюсь. Кстати, даже упоминание о жемчуге Заларона не очень заинтересовало. Зато засранец просто блаженствует от ощущения могущества и вседозволенности. Как наркоман от очередной дозы.

Вот это я влип. С таким человеком вести переговоры бесполезно. Я сотню раз видел подобные самодовольные хари когда работал в охранном агентстве.

Вальяжно развалившиеся на заднем сиденье бронированного мерседеса существа в дорогих костюмах, полные презрения к окружающим. Богатые отпрыски богатых родителей, получившие власть и силу по праву рождения. Таких не интересуют капиталы и роскошь, они насытились ими ещё в детстве. Извращенцам подавай власть над жизнью и смертью, а вернее над духом и волей.

— Что? — переспросил Сарах. Кажется я ругнулся в голос.

— Тебе не нужен якорь, — я поднялся, заскрипели сочленения «Невидимки», серво-усилители отключились вместе с основными модулями и приходится прилагать усилия чтобы двигаться. Тяжёлый костюм навалился на плечи бесполезным грузом.

— А что же мне нужно? — осклабился Заларон.

— Ты маньяк, — я хотел безразлично пожать плечами, но тяжесть костюма не позволила. — Убьёшь нас самым изощрённым способом в любом случае. Плевать тебе на якорь, жемчуг, да и на Мать Народа тоже.

— Верно, — не стал отнекиваться рыжий профессор. — Жемчуг меня не интересует. С бореанцами же я разберусь позже, другими методами. А вот ты будешь умирать в муках, зная что твоя дочка уже погибла от взрыва орбитальной торпеды. Как тебе? Созрел для соплей и униженной мольбы?

На его физиономии отразилась готовность перейти от слов к делу. Запугивание — это хорошо, а вот планомерное и неспешное осуществление угрозы — это лучше. Глаза Сараха снова расфокусировались, наверное собирается отдать приказы кораблю на орбите нанести удар по челноку. Невидимый палец прикоснулся к спусковому крючку. Ещё мгновение и наркоман получит дозу.

— Могу я хотя бы помолиться? — пришлось вложить в эту фразу максимум безысходности и потерянности. Пусть урод порадуется моему бессилию и умершей надежде. Мне не жалко, а он может отвлечётся немного.

— Помолиться? — словно сплюнул Сарах и презрительно поморщился. — Ты один из тех кто верит в великий и всемогущий разум наблюдающий за человечеством?

— Да, — тихо произнёс я дрогнувшим голосом, попытался ещё и выдавить слезу, но не получилось. Влагу из моих глаз способно выдавить лишь одно существо и это никак не Заларон.

— Ты жалок, — небрежное движение руки, словно он берёт меня за шкирку и выбрасывает на помойку.

Однако, едва слышный ответ-всхлип понравился Сараху, он даже вытянул шею чтобы получше разглядеть мою понурую физиономию. Хорошо её частично скрывает опущенное забрало, не то бы стал заметен хищный оскал.

— Ритуальная церемония отсталого дикаря перед казнью? — с задумчивым превосходством приосанился Сарах. — Даже интересно. Позволяю.

Я медленно опустился на колени. Со стороны должно было создаться впечатление, что именно перед Залароном, а не перед создателем в которого тот не верит.

— Отче мой сущий на небесах. Да святиться Имя твоё…

Я начал с выражением, с расстановкой. Не забывая всхлипывать в нужных местах и сутулить плечи. Любой христианский монах позавидовал бы тому, как я умею склоняться перед Всемогущим. Внимание: кается великий грешник.

— Да пребудет воля твоя…

Короче, сие действо заняло почти пять минут, хотя текста там от силы секунд на тридцать. Последние несколько предложений я произносил на автомате, не так искренне, как хотелось бы — меня отвлекала работа с нейросетью. А потому Сараху разонравилось представление и он решил меня поторопить.

— Закругляйся, Шёпот. Моя очередь произносить речь…

— Аминь! — я развёл руки в стороны и добавил по удалённой корабельной связи. — Огонь.

Моя яхта уже вошла в сектор видимости. Будь на месте «Счастливчика» обычный искин, он бы ещё секунд пятнадцать прицеливался и калибровал настройки. Всё-таки модернизированное орудие «Гром ОП мк2» штука сложная, а спаренное с варп-двигателем оно становится сложнее втройне.

Но выделенный для управления яхтой осколок «Мудреца» справился с задачей за один удар сердца.

Бах! С неба ударила белая молния, изломанной линией соединив небеса и макушку Сараха. Довольно зрелищное завершение молитвы. Прямо гнев Всемогущего.

Прозрачный колпак профессорского шлема заляпало изнутри бурой жижей. Промежность навороченного костюма лопнула, из пробоины, заливая мощные сиолитовые поножи, брызнуло… Эмм… Что там у человека в кишечнике? Вот это самое и брызнуло.

Неприглядное зрелище. Кажется сейчас я в полной мере осознал смысл выражения — «вырвало дно». Танковый скафандр профессора недовольно скрипнул и начал заваливаться. Я едва успел отскочить, чтобы он не придавил меня к земле.

— Придурок, — беззлобно сплюнув на дымящиеся останки я отвернулся и побрёл к челноку, каждую секунду ожидая, что из-за ближайшей скалы покажется очередной БСФТТ-15, и надеясь, что Сарах не соврал на счёт того, что люди у него уже закончились.

Приближающаяся буря опять расстроила связь, в сети лишь шумы и обрывы.

Гулять по скальному массиву в костюме с отключенными усилителями мышц не так уж просто. Так что путь занял какое-то время, которое я размышлял о непутёвых тёмных владыках, чтобы отвлечься от мыслей про возможных оставшихся штурмовиках и орбите Лимбо по которой сейчас движется корабль на котором прибыл Заларон.

Нет. Ещё ничего не кончено, ситуация всё ещё опасна и непредсказуема, но не дрожать же, как осиновый лист? По крайней мере, самого профессора уже ничего не волнует. Он спёкся. По глупому. Как в дешёвых киношках.

Не понимаю таких личностей. Ну вот навис ты над поверженным врагом, один взмах и ты победитель. Какого дьявола растягивать процесс? Нет, понятно, что Сарах был слегка не в себе — любитель унижать и обладать, можно сказать «наркоман власти». Но почему не предаться сладостным переживаниям после? Созерцать голову врага, прикрученную над камином, радоваться в тепле и уюте, попивая коктейль?

Вдруг что-то пойдёт не так и дело не заладиться?

Не-не. Вот если я стану большим и могучим, то поступлю как советовал один эпос нарытый мной в просторах интернета. Когда поверженный герой, стоя на коленях, униженный и сломленный, спросит:

— Что теперь будет со мной, о сильнейший? Ты скажешь?

И я отвечу:

— Нет, — и пристрелю засранца.

Или даже сначала пристрелю, а потом уже отвечу: «Нет».

Я смотрел слишком много фильмов с Джеймсом Бондом и точно знаю — не стоит растягивать финальную сцену даже на пороге победы. Сотни тёмных владык и мафиозных боссов попались на таком, но подобные «Сарахи Залароны» всё не переводятся.

Наверное со временем, находясь на вершине власти, начинаешь чувствовать себя всемогущим и бессмертным. Считаешь остальных никчемными и глупыми, не стоящими сотой доли твоего интеллекта.

А ведь по здравому рассуждению, врагов, даже поверженных, нельзя слепо ненавидеть или презирать. Их нужно опасаться и подозревать во всех смертных грехах. И расслабляться не следует даже после победы. Как говорил мой бывший шеф: расслабленность только возрастает от раза к разу.

Потому торжественно обещаю себе — никогда не считать себя выше других, и никогда не расслабляться. Чтобы не случилось как в анекдоте про собак.

Возле челнока обнаружился тёмный тоннель полого уходящий вглубь породы. Прямо крысиная нога. Красивая — с ровными краями и диаметром два метра. Рядом с тоннелем стоят четыре ботинка от тяжёлого БСФТТ-15 с обрубками ног внутри. Всё что осталось от ещё двух штурмовиков бывших с Сарахом.

Интересно левиафаны специально оставляют именно такие трофеи? Второй раз уже наблюдаю картину с обувью. Почему не стрельнуть чуть ниже, чтобы целой осталась голова? Всё же ноги над камином будут смотреться не так патетично. Как мне хвастаться будущим гостям?

— Вот эту лодыжку я захватил на Лимбо? — смех да и только. — Мохер.

— У нас неприятности? — донеслось из-за открывающегося шлюза шаттла.

— Надеюсь нет. Готовь кораблик к отлёту, дщерь. Ты сегодня за рулём.

— Ура! Ой. А что это за здоровенная дырка в земле? И железные ботинки чьи-то… Их кто-то потерял?

— Ну… Почти.

* * *
Капсулёр Пит не волновался по поводу потери связи с господином Сарахом. Связь с поверхностью Лимбо нестабильна, часто даже орбитальные сканеры не способны увидеть сквозь помехи, что там внизу твориться. Вот как пятнадцать минут назад — тёмная пелена затянула сектор где находился Сарах со своей командой и всё — ни обзора, ни данных.

Правда, пелена рассеялась, а связи так и нет, но тут это обычное дело. Остаётся только внимательно ждать приказов, чтобы не получить от профессора очередной нагоняй.

Когда к «Счастливчику» приблизился челнок, Пит в очередной раз запросил у начальства инструкций, но ответа не получил. Когда яхта начала готовиться к варп-прыжку капсулёр немного напрягся, даже хотел задержать корабль, но вовремя вспомнил слова Сараха: «Никакой самодеятельности, идиот! Делай только то, что говорят!»

Опять огрести люлей от шефа? Вот уж дудки! Пусть сам командует. Наше дело выполнять. Может так и задумано изначально, в детали операции пилота не посвящали.

Капсулёр безучастно наблюдал как яхта скрылась в варпе. Приказа на преследование тоже не поступало.

Эпилог

«Счастливчик» завис недалеко от Прыжковых Врат, первых что оставили древние. Врата похожи на голову быка между рог которой светится небольшая нейронная звезда. Диаметр синего светила меньше десяти километров, а вот масса сопоставима с массой нашего Солнца. В системе нет ни одной планеты, вся материя ушла на сооружение громадной конструкции в виде бычьей головы. Умели древние создавать мощь и красу — не поспоришь.

Других кораблей тоже нет, хоть местоположение здешних Врат и общеизвестно. Ловить в этой части космоса совершенно нечего. На сканерах яхты пустота, лишь маленькая жёлтая точка показывает наличие на орбите Прыжковых Врат научной станции. Только учёным и интересна система Алир. Ну может быть ещё редким туристам, которых возят на фешенебельных лайнерах и показывают большие достопримечательности галактики.

Я вынул из кофра синеватую сферу и протянул дочери. Пальцы приятно пощипывает разрядами.

— Делай, что там нужно сделать.

— Ага.

Мелкая взяла артефакт и сосредоточенно уставилась на него. Через секунду отвлеклась:

— Только перед прыжком нужно поместить активированный якорь в непосредственной близости от варп-двигателя, меньше искажений будет, — наставительным тоном выдала мелкая. Небось получила инструкции от «Мудреца». В таких случаях её тон становится «взрослым», а взгляд отсутствующим.

— Сейчас вызову ремонтного дроида.

— Ага, — снова уткнулась в синий шарик.

Крошечные искорки внутри сферы начали превращаться в мелкие молнии. Скоро якорь стал напоминать плазменный шар «Теслы» — жёлтое ядро в центре и бьющие из него оранжевые разряды.

— Всё, — мелкая протянула мне активированный якорь.

Когда я его взял рука онемела по локоть, как бы не уронить артефакт. У нас, конечно, ещё два имеется, но это не повод бить такую дорогостоящую посуду. Осторожно укладываю якорь в приёмник дроида и перекидываю ему по нейросети схему закрепления якоря у варп-двигателя.

Осталось выждать несколько минут пока ремонтник доставит артефакт куда нужно и можно стартовать домой.

Домой. Сколько волнений я пережил пока «Счастливчик» уходил от Лимбо, вспоминать муторно. Однако никто за нами так и не погнался. Похоже Сарах здорово недооценил нашу парочку и примчался с минимумом сил. Ну и пусть чёрная зола сожжённой планеты будет ему пухом.

Надеюсь это был последний враг подстерегающий меня в Содружестве. Потому, что я собираюсь вернуться. Ну не идти же, в самом деле, опять на работу в охранное агентство имея на руках такую крутую яхту и целых два якоря в запасе. А новый ВОСТ я себе организую, благо опыт уже имеется.

Что правда, есть ещё капитан Дориан Тайрел, бродящий в далёкой неизвестности, но я как-то отвык бояться трудностей заранее. Пусть сами боятся.


7 сентября 2018


Оглавление

  • Часть вторая
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики