КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Не время для дембеля (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Олег Здрав Не время для дембеля

Пролог

20 января 1990 года

Штаб Центрального командования, авиабаза Макдил город Тампа, штат Флорида, США

Южное оперативное управление ЦРУ

– Вас ещё не уволили, Алекс?

– Нет сэр, готовлю отчёт в Ленгли, но чемодан уже собран.

– Купите тёплые вещи, на Аляске они вам пригодятся. И можете считать удачей, если нас с вами не выкинут на улицу без выходного пособия.

– Преувеличиваете, сэр.

– Ни на йоту! Облажались по полной. Такого провала армия США не знала со времён Вьетнамской войны. Так что у вас с отчетом? Только давайте коротко, самую суть.


– Первое и самое главное. У нас где-то высоко сидит жирный крот. Русские заранее знали весь план операции.

– Алекс, прекратите уже. Ваша навязчивая идея об участии советских «комми» попахивает паранойей. Хоть одного русского в этом районе удалось обнаружить? Кроме советского посла-алкоголика в Никарагуа?

– Нет, сэр.

– Так почему же вам всюду мерещится рука КГБ? Есть серьезные основания для таких заявлений?

– Только выводы аналитиков. Кубинцы не могли организовать операцию подобного масштаба. Это за пределами их возможностей.

– Не могли, но организовали? Вы противоречите сами себе, Алекс.

– Вы правы, сэр. Кубинцы совершили невозможное, поэтому предсказать такой ход было невозможно. За ними стояли русские – это очевидно. Они тайно переправили в Панаму сотню зенитных артустановок ЗУ-23 – это практически все, что у Гаваны было в наличии. Даже личная резиденция Кастро осталась без прикрытия ПВО.

– Фидель рискнул, и как ни прискорбно это признавать – выиграл. Но причём здесь Кремль?

– На Кубе нет производственных возможностей для переделки советских авиационных ракет Р-60 в компактные зенитно-ракетные комплексы. Тем более, в такие короткие сроки. Наши аналитики считают, что кубинские инженеры не способны были это сделать. Им не хватило бы компетенции.

– Звучит не слишком убедительно. Домыслы и предположения к делу не пришьёшь. Переходите к отчету, не тратьте время попусту.


Алекс хмуро кивнул и открыл папку.

– Еще один ключевой прокол. Противник вчистую переиграл нас информационно. Второй Ближневосточный конгресс «Аль-Джазира» совпал по времени с переброской войск не случайно. К сожалению о том, что отдел «Ультра» проводит операцию обеспечения нас не предупредили. В результате случился грандиозный скандал. «Убийство» американского пехотинца вместе с фальшивым «изнасилованием» его жены было заснято на видеопленку аргентинскими журналистами. Мы же выдали эту версию в эфир официально от имени Государственного Департамента и использовали как предлог для защиты американских граждан.

– М-да. Позорище случилось знатное. Давно так не садились в лужу. Повод для начала войны оказался дешевой инсценировкой ЦРУ, да ещё и попал на пленку. Почему не заблокировали распространение видеосюжета?

– Не успели. Вы же помните, что арабские шейхи обещали золотые слитки в подарок всем участникам конференции. А их там собралось более двухсот человек со всего мира. Против таких аргументов мы оказались бессильны. Французы и англичане по нашей просьбе не пропустили новость в эфир, но информационная плотина уже рухнула. К тому же, там были журналисты из ГДР и Чехословакии.


– С этим все ясно. Управление специальных информационных операций показало свою полную некомпетентность и бесполезность. А ведь сколько надежд на него возлагали. Новую эпоху в ведении войн обещали. И вдруг такое фиаско. Меня интересует вас протеже Хуго Чавес. Ловко же он вас обманул.

– Вынужден признать, это моя самая большая ошибка за всю карьеру. Поэтому почти уверен, что без КГБ здесь не обошлось. Слишком умная и хитрая многоходовка, кубинцы так не работают. Их методы проще и грубее.

– Прекратите, Алекс. Нас это уже не спасёт. Оправдать провал участием Кей-джи-би не получится. Лучше объясните, как обкуренные сандинисты и венесуэльские оборванцы смогли нанести военное поражение сильнейшей армии планеты?

– Стечение обстоятельств. Противник знал точную дату и направление ударов. Группа захвата аэропорта Токумен попала в засаду и была почти полностью уничтожена. С аэропортом Рио-Ата вышло ещё хуже. Силы специальный операций при поддержке десантников 7-й штурмовой бригады захватили здание главного терминала, легко смяв охрану из панамских гвардейцев. Эта обманчивая легкость привела к страшной катастрофе. В Рио-Ата сразу началась переброска 8-й пехотной бригады с тяжёлым вооружением. Утром 20 декабря при заходе на посадку был подбит транспортник С-141 Starlifter, который рухнул в километре от взлетной полосы. Погибли 136 солдат и восемь членов экипажа. Следущий за ним транспортный самолёт С130 был сбит огнём зенитной артиллерии, погибли сорок два человека, на борту также находились два бронетранспортера.

– Как я понимаю, командование неверно оценило обстановку и решило нанести мощный огневой удар, чтобы зачистить окрестности аэропорта и возобновить переброску войск? Что пошло не так?

– Да, сэр. Это была чудовищная ошибка. Мы сами влезли в ловушку. Слишком важным был этот аэропорт, второй к этому моменту не был ещё взят. Никто не ожидал, что ПЗРК, переделанные из авиационных ракет, могут достать наши самолёты на высотах выше трёх километров. И что этих ракетных комплексов окажется так много. К тому же их прикрывала зенитная артиллерия, укомплектованная хорошо подготовленными кубинскими специалистами. Наши летчики даже в страшном сне не могли представить такую ситуацию.

– Точные данные уже известны?

– «Адский котёл в Рио-Ата» обошёлся нам в два сгоревших транспортных самолёта и один сбитый ганшип. Штурмовая авиация понесла невообразимые потери. Девять «бородавочников» А-10 были уничтожены в районе аэропорта, ещё четыре получили повреждения, но смогли дотянуть до базы. Так же мы потеряли более двадцати вертолетов. Аналитики подсчитали, что только в районе Рио-Ата было зарегистрировано шестьдесят пусков ракет Р60, не менее двадцати выстрелов из ПЗРК, предположительно китайского производства. Там же находилось три десятка спаренных зенитных пушек ЗУ-23-2. Спецназ и десантники, блокированные в аэропорту, сдались в плен через сутки. Всего 35 человек.

– Сколько всего было кубинских наемников в Панаме?

– Порядка трёх тысяч человек. Две сотни боевиков из Венесуэлы и Боливии. Не менее пяти сотен сандинистов из Никарагуа.

– Неужели так мало? По моим оценкам у нас было не менее двадцати тысяч солдат, двести самолетов и вертолетов. Про танки и артиллерию даже не вспоминаю.

– Это были хорошо подготовленные профессионалы. Наша агентура из Гаваны сообщает, что в Панаму были переброшены почти все офицеры и специалисты ПВО.

– Получается, ваш Хуго Чавес – главный виновник? Если бы не он – катастрофы не случилось бы? Именно он заморочил вам голову.

– Да, сэр. Признаю свою вину.

– Печально. Пентагон намерен взять реванш в самое ближайшее время. Как считаете, в этот раз не облажаются?

– Не должны, сэр. Кубинцы уже сбежали, бросив ненужное вооружение. Свою задачу они выполнили, а панамская армия не окажет должного сопротивления. Норьега скрывается где-то в Боливии. Успел прихватить золотой запас и не менее ста миллионов долларов с собой. Наличными. Трудно его теперь достать. Теперь он популярный герой в Южной Америке – Великий победитель Соединенных Штатов.

Конец интерлюдии

Вступление

Если посмотреть на политическую карту мира в январе 1990 года, то отличий от моего прошлого мира найдётся не много. Пожалуй, единственное, что бросается в глаза: Берлинская стена до сих пор не разрушена, и отношения Западной и Восточной Германии испорчены до такой степени, что объединение в ближайшие годы невозможно.

В Румынии до сих пор правит Чаушеску, и лично меня очень радует, что его супруга сильно потеряла во влиянии и политическом весе. По сути, Елена Чаушеску и ее самодурство – это был один из главных факторов дестабилизации страны.

В Чехословакии удалось задушить в зародыше пресловутую «Бархатную революцию», а ее организатора генерала Алоиза Лоренца начальника Службы госбезопасности ЧССР арестовали и качественно выпотрошили. По всей видимости, рассказал он много интересного, и как инсценировал «смерть студента» и о договоренностях с англичанами (в моей реальности его даже в тюрьму не посадили, позже он стал крупным бизнесменом в отделившейся Словакии). В результате прошла грандиозная чистка: сотни высокопоставленных партийных чиновников и руководителей спецслужб лишились своих мест, а некоторые переехали прямо на нары. Но обольщаться не стоит: это национальная особенность чехов – продать или предать могут мгновенно, как только посчитают это выгодным. Так что ЧССР – это слабое звено и проблемы там снова будут и очень скоро.

Хуже всего ситуация в Польше – ситуацию кардинально изменить не удалось и, похоже, процесс «демонтажа социализма» уже не остановить. Не на кого опереться внутри страны, а вводить войска поздно, да и бессмысленно – корми потом их. Можно было попробовать договориться с Папой Ионном Павлом Вторым, исторически влияние католицизма в Польше очень велико, и ксендзы – главные подстрекатели беспорядков, но визит Лигачева в Ватикан состоится только весной, а к тому времени поздно пить «Боржоми» во всех смыслах.


Отдельно в этом ряду стоит вопрос с Венгрией. Обстановка внутри страны спокойная, но активно идёт переговорный процесс, и слухи о грядущем объединении с Австрией уже просочились в прессу. Советский Союз официально хранит молчание, но все внимательные наблюдатели уже поняли, что это происходит с согласия Политбюро и лично генерального секретаря. Договор о Советско-австрийском сотрудничестве на тридцать миллиардов шиллингов сроком на десять лет тому в подтверждение. В пересчете, это примерно 7–8 миллиардов долларов, по нынешним временам сумма фантастическая.


Парадоксально, но с точки зрения стороннего наблюдателя, объективного и беспристрастного, если бы он существовал, ситуация в январе 1990 года для Советского Союза выглядит даже хуже, чем в моем прошлом.

1. СЭВ – экономический союз стран социализма Восточной Европы развалился даже раньше, чем в моей реальности. Военный блок Варшавского Договора тоже приказал долго жить. Случилось это примерно на год раньше, чем при Горбачёве в моей исторической реальности.

2. Ещё хуже выглядит ситуация с влиянием СССР в остальном мире. Грандиозным провалом воспринимается предательство бывших «союзников» отказавшихся от выплаты всех советских долгов и признавших виртуальных путчистов летом прошлого года. Более двух десятков стран в этом списке изменивших «делу социализма».

3. Внутри Союза обстановка крайне сложная и нестабильная. Свержение Горбачёва в апреле, провалившийся мятеж в июне, вялотекущая война в Карабахе, фактически раскол Украинской ССР на три части, зачистка прибалтийских элит и введение войск в Вильнюс и Ригу, анархия и разгул национализма в Грузии и Армении, где Советская власть практически свергнута. Плюс к этому последствия землетрясения в Спитаке.

4. В экономике страны очень серьезные проблемы. Падение промышленного производства, карточки и дефицит продуктов, масштабное сокращение армии и расходов на оборону, сильная инфляция и разгул преступности. Вдобавок катастрофическое падение рейтинга КПСС и кризис идеологии.


Все вышеперечисленное – правда! И если не вникать дальше, то попаданца можно ставить к стенке за изощренное вредительство и саботаж в особо крупных размерах. Даже Горбачёв к январю 1990 года не успел столько разрушить и наворотить. В моем прошлом СССР на этот момент ещё считался великой сверхдержавой, и авторитет на «международной арене» был намного выше.


Но – это если не вникать! Собственно, так и задумывалось изначально. Как говорится у великого китайского философа Сунь Цзы в трактате «Искусство войны»: «Если ты силён – прикинься слабым».


На самом деле, все с точностью до наоборот!

Разрушение СЭВ экономит Советскому Союзу десяток миллиардов рублей в год, поскольку вся суть этого злосчастного объединения – поддерживать экономическое благополучие стран социализма за счёт СССР. При помощи дармовых цен на нефть, газ, электроэнергию и сырье и материалы. За счёт неадекватно завышенных цен на продукцию из «братских стран» и тд и тп. Ситуация со странами третьего мира, которые предали идеалы социализма во время путча – ещё лучше! До этого момента им вынужденно прощались астрономические долги, оказывалась помощь и поставки продукции без оплаты. Ведь, они, типа – братья, которые идут по пути коммунизма! Хотя чаще всего, кроме лозунгов никакого реального социализма эти братья не демонстрировали, нагло прожирая и разворовывая халявную помощь. Так вот, теперь их всех мгновенно «прижали к ногтю», как образно и точно выразился Егор Кузьмич. Краник с дармовщиной перекрыли, а по старым долгам выставили счёт, а долги тех, кто отказался платить пообещали продать МВФ. С предателями теперь разговор короткий. И сразу нашлись денежки, которых якобы не было десятилетиями. Каддафи и Садам Хусейн мгновенно нашли по двести миллионов долларов каждый, с обязательствами каждый квартал отстегивать ещё столько же.

Внутренне политическая ситуация в СССР только для западного обывателя может показаться критической. Госдеп и ЦРУ наверняка придерживаются другого мнения. Их агентурная сеть обезглавлена практически полностью. В Прибалтике проведена тотальная зачистка. Украинские националисты дезорганизованы и запутались в трёх соснах, точнее – в трёх частях республики, которым не понятно куда и как теперь отделяться. В Азербайджане сидит Алиев, ориентированный строго на Москву. При поддержке дружественного Ирана (кошмарный сон англосаксов). Конфликт в Карабахе практически прекращён. Грузия и Армения – да, там вроде бы успех националистов и демократов. Однако, это классическая Пиррова победа, а для экономики и политического спокойствия СССР – очень даже полезная вещь. Эти две республики сняты с финансового довольствия за счёт бюджета СССР, а политическая зараза блокирована внутри этих двух злокачественных образований. Остановлен поток брака с армянских и грузинских заводов, при этом сэкономлены миллиарды на сырье и материалы, которые они бездарно тратили. Простых людей и работяг жалко, но когда речь идёт о спасении трёхсот миллионов человек – не до сантиментов. Тем более, что социальные гарантии и пенсии сохраняются, демократы так и не решились от них полностью отказаться. У работоспособных граждан есть выбор: покинуть Грузию и Армению или переждать пару лет.

Политическая элита Союза получила хороший урок, наконец-то успокоилась на время и даже выразила поддержку новому курсу партии.

С экономикой тоже не все так плохо, как кажется. Впервые за десятилетия бюджет СССР безубыточный. Внешняя торговля, более или менее, приведена к разумному виду, и перестала приносить бесконечные астрономические убытки. Прекратился вывоз народного добра под видом помощи всяким братьям по всему миру, а если что поставляется, то теперь за это хотя бы платить начали. Пока не все и не полностью, но в сравнении с брежневским времена, разбазаривание и раздаривание прекратилось почти полностью.

В военном плане наконец-то началась оптимизация армии. Пятьдесят тысяч танков и столько же бронемашин, десятки тысяч боевых самолетов и тысячи кораблей – это за гранью добра и здравого смысла. Тем более, при наличии ядерного оружия – это вообще чистый абсурд! Сколько нервов, бессонных ночей мне это стоило – не передать. Но вроде бы, дело пошло. Выпуск новой техники резко сокращён, численность армии будет снижена вдвое, а все освободившиеся деньги пойдут на разработку новых видов вооружений и создание МЧС, которая станет мощной спецслужбой с огромным бюджетом, через который потечет финансирование секретных проектов. Заодно и самых толковых офицеров после сокращения пристроим. Внутри страны тоже много чего сделано полезного и нужного, но теперь это меня это никак не касается.

К очевидным успехам можно отнести операцию в Панаме. Военное поражение США с фантастическими потерями в авиации сильно пошатнуло уверенность союзников в гегемоне. Вдобавок, этот щелчок по носу не на шутку озадачил и Госдеп, и Пентагон и политиков в Вашингтоне. Такого позорного фиаско никто из них даже в страшных снах представить не мог. Вдобавок, ещё и удар по репутации и полностью проигранная информационная война пошатнули веру в политтехнологов. Ведь, на основе успешного Панамского опыта должна была быть разработана и проведена операция в Персидском заливе против Ирака, только в больших масштабах. Теперь этот план, если не отвергли, то отправили на длительную и серьезную переработку. Вдобавок, Горбачёв сидит в тюрьме, и не сольёт Саддама как обещал, а как поведёт себя новый Советский лидер в этой ситуации загадка для всех.

Так что мир меняется, и как мне кажется, к лучшему. Жалко, что в моих услугах советские руководители теперь не нуждаются. Советник вождя – должность хоть и почетная, но не бывает надолго, как выясняется. Хорошо, что просто выслали, а не посадили под домашний арест в каком-нибудь секретном бункере.

То, что меня отправили в ссылку – это несомненный факт и обсуждению не подлежит. Товарищ Лигачев даже не встретился со мной напоследок перед отъездом и не поблагодарил за работу. Впрочем, объяснили это, все той же, заботой о моей безопасности.

С другой стороны, грех обижаться, большинство моих предложений приняли и воплотили в жизнь. Да и ценность моих советов начала неумолимо снижаться со временем. Тот же проект с криминальной жилищной пирамидой в Воскресенске с точки зрения товарищей из ЦК – мышиная возня и ерунда полная. Опасность организованной преступности они явно недооценивают, а в появление полноценной Советской мафии просто не верят. Хотя Леонтьев обещал, что тема пойдёт в разработку, но как-то не слишком убедительно. Словно отмахнулся от назойливой мухи.


Поэтому ссылку в Латинскую Америку воспринял спокойно и без обид. Неожиданно, конечно, но в принципе логично. Мавр сделал своё дело – мавр может уходить. Внутри СССР мне действительно находится опасно, слишком много врагов, а жить спокойной жизнью обычного советского гражданина у меня никак не выйдет. Чёрную ворону в белой стае сразу видно. Я же обязательно начну улучшать и перестраивать окружение под свои идеалы и задумки, и тут же опять засвечусь на всю страну. Даже на комсомольской стройке в тайге – обязательно вылезу в первые ряды и начну воспитывать начальство и улучшать не улучшаемое. Уж свою скромную натуру я хорошо знаю.


Единственное, что омрачает мое прекрасное настроение – это моя спутница, играющая роль законной супруги. Генерал Леонтьев обладает отвратительным чувством юмора – это теперь точно знаю. Именно его идея подсунуть мне кобру в постель. Красивую, аппетитную и соблазнительную. Тьфу, напасть на мою голову.

Тут ещё выяснилось, что Ирина ещё и ни в чем не виновата! Чудеса, да и только. Мадемуазель Гомес лишь выполняла законный приказ своего законного начальства из КГБ. Была поставлена конкретная задача, она ее выполнила. Надо привести объект и подсыпать снотворное – сделано в точности. Тем более, она точно была уверена, что товарищу Морозову ничего не угрожает – его курирует сам генерал Леонтьев.

В Лондон ее отправили с моим двойником естественно ни словом не предупредив о покушении. Как Ирину выдернули из цепких лап английской контрразведки Ми-5 мне так и не рассказали. Похоже, этот момент спланировали и подготовили заранее, поскольку через трое суток после этого она уже оказалась в Малаге. По крайней мере, ее мечта сбылась и она побывала на исторической родине. С моей помощью, хоть и косвенно. Впрочем, никакой благодарности за это я не дождался.

Глава 1

– Con una mano adelante y otra atras – в дословном переводе «одна рука спереди, другая сзади». Означает примерно то же, что в русском языке фраза: «гол, как сокол». Так говорят об очень бедном человеке.

– ААА! Можно я брошусь за борт? Как это можно запомнить русскому человеку?

– Одна рука прикрывает у голого испанца причинное место спереди, вторая – сзади, – нравоучительно произнесла госпожа Гомес, насмешливо и довольно улыбаясь. – Continuar, estudiante? Продолжим занятие?

Могу поспорить, специально такой пример нашла, чтобы позлить и подразнить несчастного идальго Морозова.

В моем воображение романтическое путешествие по Карибскому морю на пароходе в вип-каюте с роскошной знойной красоткой представлялось несколько иначе. Вдобавок мне запретили пить ром! Последнюю радость отняли и кислород перекрыли.

Единственное, чем мы занимались всю дорогу – это изучение испанского языка, а когда пьёшь ром этот богопротивный язык учится хуже. Точнее – вообще не учится.

Если добавить полное отсутствие женской ласки, то ситуация выглядит чистым адом. Причём, это порождение тьмы, Ирина, которая Селена, на людях изображает буйство чувств и огненную страсть, но как только пересекает порог каюты, тут же превращается в ледяную Горгону, каменную и неприступную.

Генерал Леонтьев, решивший разнообразить мою личную жизнь, и подсунувший монстра в юбке в качестве спутницы, совершил непозволительную ошибку: не уточнил вопрос субординации. По сути, гражданка Гомес и ваш покорный слуга представляют интересы двух разных структур, хоть и находящихся в одной конторе. Ирина подчиняется напрямую заместителю начальника Первого главного управления КГБ, я же прохожу по линии Аналитического управления. Каждый выполняет распоряжения своего начальства, не посвящая в подробности другого! Это ли не абсурд, возведённый в степень?

Напрашивается очевидный вывод, что Ирина приставлена ко мне в качестве контролера-надсмотрщицы. И это важная часть «мирного договора» заговорщиков из спецслужб с руководством страны. Вменяемой части заговорщиков – стоит уточнить, особо упёртых фанатиков уже зачистили общими усилиями. В этом смысле, кандидатура нашей мадам почти идеальная – психологи наверняка просчитали, что предательство простить я не смогу, а, значит, и договориться не сможем. К тому же, число посвящённых увеличивать не пришлось, да и знание испанского пригодилось.

Впрочем, это все домыслы, реальных доказательств у меня нет. Зато есть четкий список задач, которые следует выполнить обязательно в кратчайшие сроки. И в этом списке испанский язык – на первом месте. К сожалению, моя спутница не слишком хорошо говорит по английски, общение же на русском категорически будет запрещено, сразу после того, как мы высадимся на континент. Не хватало ещё, провалить всю операцию из-за такой глупости.

В отличие от друзей-конкурентов из разведки, у нас с генералом Леонтьевым есть реальный, хотя и предельно авантюрный, план действий с четким вектором и важной конечной целью.

В течение года мне, кровь из носу, надо получить гражданство или постоянный вид на жительство в Бразилии. Обзавестись полезными связями и репутацией, развернуть свой бизнес (интересно, какой?). В общем и целом – подтвердить легенду об успешном молодом гении бизнеса.

Генерал Леонтьев, изрядно поиграв на нервах, смилостивился, пообещал чуть позже подкинуть деньжат на обустройство и развитие: оказывается австрийцы пошли на сделку с «Виагрой» и пообещали заплатить за разработки, полученные советской разведкой в Англии. Продешевили, конечно, как бы не на порядок, но с другой стороны – халява чистая, сумма вырисовывается солидная с семью нулями, и что самое важное – этими деньгами будет распоряжаться мой куратор и его благословенное управление. Так что на пару лямов можно рассчитывать – а это совсем другой расклад. Понятно, что я и с десятью тысячами баксов смогу развернуться, но это лишние пару лет экономится. Жалко, что не сразу дал.


Для чего такие сложности, и кому вообще нужна эта Бразилия на самом краю света?

Товарищ Шебаршин, начальник Первого главного управления КГБ, например уверен, что мы хотим повторить путь легендарного Че Гевары. Только – более удачно и без тюрьмы в конце. После впечатляющего успеха в Панаме это выглядит достаточно правдоподобно, хотя и без особых шансов на успех. На роль Че кандидатура пока не утверждена, нужен местный авторитет, а с этим не так все просто: слишком много здесь революционеров, слишком много разных интересов переплетено. Тут и кубинцы мутят, и маоисты, и компартия в каждой стране своя. Плюс невероятное число мелких красных и псевдо-красных бригад и движений, лишь прикрывающихся революционными лозунгами, кормящихся на контрабанде кокаина, прежде всего, в США.

После фактического распада социалистического блока в Восточной Европе и сворачивания помощи «братским» странам по всему миру, после того, как Советский Союз вошёл в режим «самоизоляции» и сосредоточился на решении внутренних проблем, у англосаксов и НАТО появилось слишком много свободных ресурсов и оказались полностью развязаны руки для того, чтобы портить жизнь СССР с удвоенной силой. Нужно было срочно отвлечь их на новую проблему, и в этом смысле Латинская Америка, как «подбрюшье» Штатов – идеально подошла.


Не сказать, что эта идея новая и свежая. Товарищ Леонтьев просветил меня, что Куба получила помощь от СССР пяти миллиардов долларов только за 1989 год, ещё на миллиард было поставлено товаров и оборудования от стран СЭВ (в итоге их тоже оплатит СССР)! Это без учета скрытых субсидий, когда кубинские товары покупаются по двойной-тройной цене, и худшего качества чем у других. Впрочем, даже по завышенным ценам у Гаваны нет такого количества товаров, чтобы вернуть хотя бы треть от полученной суммы. Весь экспорт с Кубы – 0,9 млрд $. И так из года в год. Если не ошибаюсь, некто Путин В. В. списал долги в 2013 году кубинцам на 36 млрд $.

Но товарищ Фидель, при всем моем уважении, тратит эти гигантские суммы удивительно бездарно (халява – она всегда такая). И вместо того, чтобы из этих денег щедро поддерживать революционное движение в Южной и Центральной Америке, что подразумевалось изначально – тратит советские деньги на свою родную, глубоко убыточную, кубинскую экономику. Справедливости ради, военные советники с острова Свободы всегда в первых рядах, когда их просят помочь советские товарищи. Навскидку, более, чем в тридцати странах Африки и Америки они оказывали военную помощь по просьбе СССР. Да и в нашей реальности в Панаме они неплохо поработали.


Теперь сеньор Алекс Берг, он же – бывший дембель-пограничник Саня Морозов, с бюджетом в десять тысяч раз меньше, должен совершить то, что кубинцы за два десятилетия не соизволили сделать. Впрочем, чудеса в безнадежной ситуации – это поистине мой профиль, поэтому грех жаловаться на судьбу.

Тем более, что это не основная цель легализации в Бразилии в качестве миллионера. На самом деле, это промежуточный этап для следующего рывка в Калифорнию. Насчёт близкого знакомства с Трампом, и вхождение в доверенные лица – это конечно фантастика, но закрепиться в Кремниевой долине и стать отцом-основателем какого-нибудь Яху-Гугла вполне реально. Но не может в США появиться молодой миллионер «из ниоткуда» без подтверждённого прошлого – это будет слишком подозрительно.

Для этого и выбрана Бразилия, как промежуточное звено. Именно здесь начинающий предприниматель Алекс Берг должен создать и приумножить своё состояние, и тогда его появление в Калифорнии будет воспринято, как должное. Вырос парнишка из тропических штанишек – захотел выйти на мировой уровень.


Между тем, наш теплоход, наконец достиг берегов Южной Америки. К этому моменту мой словарный запас увеличился на две сотни испанских слов, и теперь я мог бы не только мычать по испански, но даже поздороваться с официантом, заказать кофе и оплатить счёт в ресторане. Благо цифры здесь арабские, такие же, как у нас.

Попытка выучить фразу: «Милая, прошу в кровать!» провалилась. Видимо, словарный запас у преподавателя не совсем полный.

Теперь и не знаю, как общаться мнимым новобрачным наедине. Вся надежда была на эту крылатую фразу, английский язык сеньорита категорически отказывается понимать в такой ситуации.

Справедливости ради, Ирине пришлось ещё хуже: помимо занятий испанским, ей самой пришлось заняться зубрежкой португальского. Именно на этом языке говорят в Бразилии! Как я отмечал раньше: планирование операции выше всяких похвал. Во всей Латинской Америке лишь одна страна не говорит на языке Сервантеса, и именно туда нас отправили.

И хотя эти языки очень похожи, имеют общий корень ещё из древней латыни, но они, все же, разные. К тому же, бразильский и от классического португальского заметно отличается. Так что, совершенствовать вдобавок ещё и аглицкую мову моей спутнице искренне некогда.


По официальной легенде господин Берг и сеньорита Гонсалес познакомились в Испании, где успели обручиться. После чего отправились в романтичное предсвадебное путешествие из Малаги на Карибы и дальше в Рио-де-Жанейро. Правда, я так и не понял, почему вместо роскошного круизного лайнера мы вынуждены добираться местными линиями, на старой шаланде, где люкс хуже, чем третий класс в трюме теплохода «Максим Горький», да ещё и странными зигзагами через Каракас. Но у генерала свои резоны, и не всегда он в них меня посвящает. Будем считать, что путает следы на будущее.


На четвёртые сутки мы наконец зашли в Порт Ла Гуайра в Венесуэлу, что совсем рядом с Каракасом. Поселились в трехзвездочной гостинице «Le CALAMAR» с прекрасным видом на океан и стали ждать дальнейших указаний. В переводе на русский – хотел «Кальмар», если кто не силён в испанском.

Честно говоря, я даже начал немного волноваться, когда связной не появился в первый день, поскольку дальнейший маршрут мне обрисовали лишь в общих чертах, а бразильской визы на руках у нас не было.

Волновался зря, связной появился на следующий резервный день, точно в указанное время. Брутальный мачо с роскошными усами назвал пароль, что было совершенно излишним, этого господина ни с кем другим не спутать. Затем сеньор Хуго Чавес, а это был именно он, полчаса восхищенно рассыпался в комплиментах моей спутнице. Селена действительно выглядела чудо, как хорошо, на фоне океана и пальм, на открытой веранде ресторана, с бокалом мартини в руке, в легкомысленном сексуальном платьице – хоть сейчас рекламу безалкогольного пива снимай. Почему безалкогольного? Так ничего другого мне не предлагают.

Я даже приревновал чуточку: так они мило ворковали на своём испанском наречии, что захотелось тяпнуть водочки. Или хотя бы рома?

– Camarero por favor traiga, – попросил я официанта принести….

Что именно заказать? Ром слишком крепкий, пиво здесь откровенная дрянь. Вспомнил, чего мне катастрофически не хватало в баре на корабле.

– Плиз. Бакарди бризер. – Затем добавил на английском. – Если есть – лучше арбузный.

В жару – самое оно! Бутылочка Bacardi Breezer Watermelon – идеальнее и не придумать. В состав входит ром, зато градусов меньше, чем в пиве. Самый лучший пляжный коктейль всех времён и народов в своём классе «алкопоп».

Официант ничего не понял. Селена по моей просьбе повторила заказ на испанском, результата – тоже ноль. Несколько минут ушло на выяснение того факта, что о Bacardi Breezer здесь никто никогда ничего не слышал. Чистый ром Бакарди – пожалуйста, сколько угодно. Хочешь элитный белый, хочешь попроще – без проблем. А коктейль в маленьких стеклянных бутылочках? Нет, такого здесь никогда не было.

Представить отдых на Карибах без бутылочки бризера я не смог – моя фантазия забуксовала. Похоже, здесь до него ещё не додумались. Ленивые предки – все за них делать приходится. Впрочем, бразильцы или гаитянцы никак не могли считаться мои предками, поэтому претензии здесь не уместны. На всякий случай сделал зарубку в памяти. может пригодится идея.


Оставив сеньориту Гомес в баре, к великому сожалению господина Микаэля (он же – Чавес Уго), мы отправились прогуляться по набережной, и в шуме прибоя побеседовать о делах без посторонних ушей. Разговор шёл на английском, оказалось, что команданте Хуго неплохо им владеет.


– Красивая сеньорита. Украшение для настоящего мужчины.

– Мы будем обсуждать достоинства синьорины? Или поговорим о деле?

– Да, конечно. Дела не будут ждать. Мистер Альварес очень хорошо отзывался о твоих способностях. Но не ожидал, что ты так молод.

– Возраст – дело наживное. О каких моих способностях говорил господин Альварес? – под этим именем скрывался наш общий знакомый генерал Леонтьев. – Их слишком много, всех не упомнишь.


Как выяснилось, Николай Сергеевич лично участвовал в разработке и проведении операции в Панаме и прилетал на Кубу, чтобы встретиться с Чавесом, заодно договорился напрямую с кубинскими товарищами. Не доверяя этой миссии никому во избежание утечки, и правильно делая, к слову.

Мог бы и сам я догадаться, ведь вспоминал раньше, что Леонтьев лично знаком с братьями Кастро, и даже рассказывал, как они познакомились в этих же местах на точно таком же судне посреди Карибского моря. Забавное совпадение, только на четверть века позже.


– Господин Альварес, сказал, что именно ты предложил и разработал операцию в Панаме? – судя по интонации, это было скорее утверждение, чем вопрос. – В это трудно поверить.

– Не понимаю о чем речь. Зачем камрад Альварес вам это сообщил?

– Еще он рассказал, что мою кандидатуру тоже ты предложил. Сам выбрал и настоял на ней.

– Послушайте, дорогой Микаэль! Даже если бы я понимал о чем вы спрашиваете, все равно, ничего не ответил бы. Зачем вы тратите мое и своё время?

– Для этого присутствует важная причина. El general уверен, что кроме тебя никто не справится. И теперь вижу, что правильно доверял general Альварес.

– Ничего не понимаю. Вы должны передать нам визы и авиабилеты до Рио-де-Жанейро. В чем проблема? Планы изменились?

– О, нет! Все в силе. Кроме авиабилетов. Вы плывете на яхте, но сейчас не об этом.

– Внимательно слушаю.


Чавес посмотрел на бушующие волны, тяжело вздохнул и наконец решился.

– Мануэль Норьега погиб неделю назад. Один из личных охранников оказался предателем. Четыре выстрела в упор – шансов не было никаких. Убийцам не уйти.

– Печально, конечно. Но мы тут причём?

– Президент Панамы был не самым бедным человеком, и когда бежал от американцев из страны, захватил с собой и деньги и золото. Я и мои товарищи организовали его эвакуацию. Думали пересидеть в джунглях, а тут такой поворот.

– Получается, деньги Норьеги теперь у вас? И наследников нет? – в этом месте я уже искренне заинтересовался.

– Восемьдесят миллионов долларов. Но об этом никто пока не знает. Если информация просочится, то нам – конец. Начнётся охота за нами и деньгами.

– Сколько?! – я чуть дар речи не потерял от радости или от шока. – Восемьдесят лимонов зелени наликом?

– И ещё двадцать миллионов на банковских счетах в Швейцарии.

Пришлось несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть, чтобы успокоится.

– Что вы хотите?

– Эти деньги должны пойти на дело революции. Но мы не можем их правильно с пользой потратить. Я – человек военный, немного разбираюсь в политике, но никак не финансист.

– Очень большие деньги, – задумался уже я. – Легализовать их будет тяжело. Потратить с умом – ещё сложнее.

Глава 2

Беседа с Чавесом получилась долгой и сложной, с неоднозначной, как говорится в таких случаях, открытой концовкой. Команданте Хуго с трудом воспринял идею «инвестиций в революционный бизнес», в его понимании сотня миллионов – это огромная сумма, достаточная для финансирования парочки государственных переворотов в Венесуэле и соседней Боливии заодно.

На вопрос, а что он собственно будет делать с венесуэльским хозяйством после победы, вразумительно ответить наследник Норьеги не смог. Лишь насупился и довольно экспрессивно выразился вслух на испанском, но использованные фразы оказались вне пределов моего словарного запаса, к сожалению. Для попытки военного переворота десяток миллионов баксов – серьезная сумма, а для бюджета страны – жалкие крохи, на месяц не хватит.

Вдобавок, Уго Чавес в этой реальности слишком рано добился успеха и ещё не имеет ни серьезного политического опыта, ни даже какой-нибудь захудалой своей партии. Единственное, что играет в его пользу – это мое послезнание и уверенность, что этот человек никогда не предаст и не провалит порученное дело.

Опять же, приход к власти в Венесуэле коммунистов в моем мире никакого вразумительного результата не дал. Двадцать лет безнадежной борьбы в окружении враждебных соседей, бесконечных санкций, военных провокаций со стороны США и их марионеток. Чрезвычайно низкий уровень жизни, жуткая безработица, фантастически высокая преступность, даже по меркам Латинской Америки, и, наконец, тотальная сырьевая зависимость даже после четверти века социалистических реформ. Такой результат нам даром не нужен – когда в деталях и подробностях обрисовал этот сценарий, товарищ Уго согласился, что в одиночку его страна не вытянет, а Советский Союз ближайшие годы официально самоустранился из региона, ограничившись поддержкой Кубы и Никарагуа, да и то сильно сократив размеры помощи.


Ключевая проблема наследства Норьеги – на руках мы пока имеем грязные деньги сомнительного происхождения. В этих краях продажа кокаина буржуям в США не считается чем-то позорным, некоторые леваки даже называют это разновидностью борьбы с империалистами, но нам такая репутация абсолютно точно ни к чему.

Вдобавок, это классический чёрный нал. Использовать такие деньги напрямую для создания политической партии – гарантированное самоубийство, вечное несмываемое пятно на репутации.

Как всякий уважающий себя, российский бизнесмен эпохи нулевых, искусство отмывания денег постиг на собственном опыте, если не в совершенстве, то на достаточно неплохом уровне. Причём, как в плане вывода в тень, так и обратной легализации незаконно нажитого. Времена разные случались: иногда требуется одно, иногда – прямо противоположное.

Сильно упрощая, в нашем случае можно выбрать два пути: воспользоваться услугами «профессиональных прачечных», либо провернуть это дело самостоятельно. Первый вариант нас не устраивает категорически: подавляющее большинство «прачек» находятся под контролем спецслужб или сразу сливают им всю информацию. Вдобавок, это дорогое удовольствие – придётся отдать посредникам примерно 20 % от общей суммы. Не считая того скромного факта, что у меня нет таких знакомых в Сингапуре или на Каймановых островах.

В КГБ наверняка есть нужные каналы и связи, то же мифическое «золото партии» в моей реальности вполне успешно на Запад вывезли. Но контролируют эти схемы птенцы гнезда генерала Пивовранова и им подобные товарищи, а посвящать их в свои планы – себе дороже.

Придётся легализовывать миллионы Норьеги своими силами. И конечно, этого нельзя сделать в самой Венесуэле: слишком маленькая и бедная страна. Появление такой суммы «из ниоткуда» будет похоже на телепортацию слона в посудную лавку.

Для этого и выбрана более крупная и экономически развитая Бразилия[1]. Страны расположены рядом, имеют общую границу и если бразильский бизнесмен захочет инвестировать в соседний регион, то это никого не удивит.

Остался сущий пустяк – правдоподобно и достоверно залегендировать состояние этого бизнесмена.


Генерал Леонтьев, с присущей ему выдумкой и оригинальностью, предложил заняться добычей изумрудов в Бразилии. Если быть точным, то «добычей» в кавычках. При желании, можно, конечно, парочку рудников и шахт купить для правдоподобности. На самом деле, зелёные камешки оптом будут закупаться в соседней Колумбии на доллары Норьеги, затем переправляться в Каракас, благо границы в джунглях нет, а контрабандные дорожки местными партизанами давно протоптаны. Из Венесуэлы партия изумрудов морем будет пересылаться в Рио-де-Жанейро, где камни будут легализоваться, как добытые уже в бразильских рудниках. Для этого и приобретена яхта на мое имя. Кстати, ее тоже можно при острой необходимости продать в Рио и получить тысяч двадцать долларов на руки. Уже легальными баксами, чистыми и отмытыми.


На первый взгляд, схема хоть и рабочая, но авантюрная и возможно убыточная. Даже с учетом того, что изумруды в Колумбии примерно в полтора раза дешевле, чем добытые в Бразилии. По подсчетам товарища Леонтьева должно получиться выгодно. Меня же смущает полное отсутствие информации о налогообложении и лицензировании добычи в Рио, или где они там добываются? Вряд ли, прямо на побережье? Придётся разбираться на месте.


В любом случае, добыча драгоценных камней – это весьма специфичный и наполовину криминальный вид бизнеса. Отмыть таким способом деньги, конечно, можно, хотя репутация будет соответствующая, но терзают меня «смутные сомнения», что этот способ годится для серьезных сумм. Миллион долларов в год – это должно быть крупное серьезное месторождение, а они все наперечет, и чужак там будет выделяться, как белый медведь с балалайкой в амазонских джунглях. С другой стороны, рудник не обязательно должен существовать в реальности, и с таким же успехом может оказаться виртуальным. Что намного удобнее – сразу экономия на охране и рудокопах.

Команданте Чавес предложил ещё один запасной вариант: точно такая же схема, но уже с колумбийским золотом.

Я обещал подумать и посчитать. Старатель на Юконе – мечта моего детства, а документальный сериал «Золотая лихорадка» на телеканале «Дискавери» – один из лучших и самых любимых. Все девять сезонов просмотрел и не по одному разу. Так что в золотодобыче разбираюсь лучше некоторых экспертов, прямо не вставая с дивана.

Правда, сериал был посвящён добыче золота на Клондайке и на Аляске, а единственный раз, когда бригада Хоффмана в четвёртом сезоне отправилась в Гайану, что здесь буквально рядышком в Южной Америке – то они с треском провалили сезон в джунглях. Но у них изначально трудности были с финансированием и старым оборудованием, да ещё они зачем-то занялись добычей алмазов вместо золота, что в разы менее прибыльно.


Главная трудность – колумбийское золото практически гарантировано отличается от бразильского по содержанию примесей. Оно даже внешне, скорее всего, разные будут по цвету из-за другого процента содержания меди или серебра. Решается ли этот вопрос переплавкой и какой процент потерь золота при этом – надо уточнять у химиков-специалистов. Опять же, золотодобыча – это тоже криминальная сфера. Репутация в итоге отрицательная. Куда ни кинь – всюду клин.


В конце-концов, мне это надоело, и я предложил кардинально решить проблему отмывания денег принципиально новым революционным методом. Как ни двусмысленно звучит упоминание революции в этом контексте в присутствии легендарного команданте Уго.

– Мы заработаем их легально!

– Да ну на? – опешил бравый десантник, подозрительно принюхиваясь к собеседнику в поисках запаха рома.

Его понять можно. Русский коммунист из КГБ (а других там не бывает) меньше всего ассоциируется с успешным ведением бизнеса.

– Камрад Хуго! Существует примерно четыреста абсолютно честных и законных способов получения быстрой и надежной прибыли. И это только те, которые я навскидку помню. Вкладываем миллион долларов – через год получаем пять. Причём абсолютно легально, и даже налоги с них заплатим. Не все, конечно – по минимуму, иначе нас сами бразильцы не поймут. Если десять лямов зелени пускаем в дело – через год двадцать получим.

– Как это? – возмутился начинающий коммерсант от революции. – В первом случае прибыль пятьсот процентов, а во втором – всего лишь удвоим вложенное?

– Всего лишь? По первоначальному плану мы должны были потерять четверть суммы на отмывании. Теперь двести процентов прибыли это мало? Чем крупнее масштаб, тем ниже норма дохода. Закон Мерфи для развивающихся рынков. Миллиардеры и десяти процентам прибыли в год радуются. Вдобавок, мне в одиночку придётся все тянуть, с нуля начинать. Физически сил и времени не хватит, особенно на первых порах.

Товарищ Чавес согласился, что был не прав и слегка погорячился. После чего довольно потёр руки в предвкушении революционной халявы и заявил, что ради такого дела готов выделить пару миллионов сразу, и ещё двадцать внести после получения первых результатов месяца через три. Осталось лишь обговорить способы переправки контрабандного товара непосредственно в Рио.


– Красотища! Неужели теперь это наша яхта? – Ирина-Селена похоже искренне восхищена парусной лоханью, в отличие от привередливого гостя из будущего.

На фоне роскошной «Бенету-45» на которой я в прошлой жизни несколько ходил по Средиземке, это корыто выглядело скромно, да к тому же изрядно потрепанно. Даже с учетом того, что Beneteau Oceanis мы брали в чартер у турок, смотрелась она на порядок великолепнее этого недоразумения. Все-таки резидентура КГБ в Испании плохо разбирается в предметах роскоши под парусами, и похоже им упарили изрядный «неликвид» по явно завышенной цене. Тридцать тысяч фунтов стерлингов, указанные в договоре продажи – по нынешним временам сумма серьезная, и можно было найти что-то более приличное.

Впрочем, при ближайшем знакомстве с яхтой мой скепсис поубавился. Просто упустил из виду, что на дворе едва закончились восьмидесятые, поэтому стиль и отделка достаточно архаичные, на мой, излишне просвещенный, взгляд. Слишком много красного лакированного дерева внутри, узкие небольшие иллюминаторы, дающие мало света, устаревшая не эргономичная планировка, кондовая древняя электроника и так далее и тому подобное.

«Аврора» – десятиметровая лодка 1984 года выпуска от абсолютно незнакомого мне производителя S2 Center Cockpit. Видимо, компания не дотянула до следующего тысячелетия, что нисколько не удивительно с такими дизайнерскими изысками.

С другой стороны, я наверное придираюсь. В принципе, для лодки 1984 года выпуска ждать лучшего наивно, а все базовые опции на ней присутствуют. Две просторные каюты, в каждой душевая кабинка с пресной водой, большой салон-гостиная в центре, сюда же спускается лестница-трап с верхней палубы, тут же камбуз, газовая плита, холодильник и раскладной стол с двумя диванами. Плюс кассетный магнитофон в качестве бонуса. При виде последнего я чуть не прослезился от умиления.

Большой компании здесь будет немного тесновато, но для молодоженов места с излишком.

Верхняя палуба с рулевым колесом и зоной отдыха укрыта под тентом «бимини» – важная опция, иначе сгоришь под солнцем мгновенно. Проверено на лично опыте. Да и нижняя балка от грота по голове не заедет. Грот – это основной парус на яхте, а гик – деревянный брус снизу, к которому он крепится. Во время резкой смены курса гик легко и удивительно точно попадает по затылку невнимательному матросу.

В общем, ничего особенного – классическая яхта с парусным вооружением типа «бермудский шлюп». От привычных яхт моего времени отличается лишь полным отсутствием спутниковой навигации и жидкокристаллических экранов на панели управления. Ну, и подруливающего устройства в носу нет – поэтому я лично не рискнул бы на ней швартоваться в тесной марине. Марина – это не имя соседки родителей, так называется стоянка для маломерных судов, обычно отделенная молом или насыпью от открытого моря.

Вот, в такой марине Пуэрто Реал возле Пуэрто ла Круз в бухте рядом с городом Салазар и стояла наша престарелая красавица с опущенными парусами.

На борту обнаружился бравый капитан, загорелый англичанин по имени Чарльз, лет тридцати пяти, который мне сразу и категорически не понравился. Слишком брутальный и накачанный, с голым торсом напоказ и наглым слащавым взглядом. К тому же, он беспеременно стал пялиться на Селену, разве что слюни не пустил, нисколько не смущаясь присутствия хозяина лодки и законного жениха заодно.

Чарльз в одиночку перегнал яхту через Атлантику из Малаги, и явно пытался похвастаться этим подвигом, желая произвести впечатление на мою спутницу, и к сожалению, похоже ему это удалось. Селена улыбалась ему много чаще, чем мне.

– Может сразу выкинуть его за борт? – предложил я радикальный способ решения проблемы.

Ирина лишь фыркнула насмешливо, коварно стрельнула глазками и задумчиво остановилась на пороге гостевой каюты. Как я уже отмечал, с эргономикой и планировкой дизайнеры явно просчитались. Обычно самая большая и роскошная каюта на носу лодки, здесь же строго наоборот. В носовой части образовалось небольшое помещение с низким потолком, почти всю полезную площадь которого заняла двухспальная кровать, зато мастер-каюта для капитана поражала размерами и богатством отделки – по ощущениям, больше комнаты в советской хрущевке.

– Понятное дело, капитана мы переселим, но вот, незадача: рулевое колесо и кокпит окажутся прямо над нашей каютой, – тонко намекнул я на толстые обстоятельства.

– И что? – наивно удивилась Ирина, притворяясь деревенской дурочкой.

– Молодожены в свадебном путешествии обычно занимаются любовью, страстно и неистово, а звукоизоляция здесь отсутствует принципиально. Чувствуешь, чем это грозит? Разоблачением!

– Пфф. Даже не мечтай затащить меня в постель, извращенец, – довольно нелогично возразила «молодая невеста», поскольку все кровати на судне двуспальные, если не считать узких диванов в центральном салоне на проходе.

– На полу спать не буду! Да и места на полу здесь нет, – злорадно отметил я очевидное преимущество своей яхты.


Синьорита Гомес снова фыркнула и ничего не ответила, видимо, чувство долга вступило в неравную борьбу с природной зловредностью.

Меня же не покидало ощущение, что мы прозевали что-то важное и при этом очевидное. Присутствует в окружающем пейзаже некое несоответствие, диссонанс, который вызывает легкую тревогу и напряжение.

– Твою, Бразилию! – осенило меня, наконец. – Селена, собирайся, мы срочно едем в город.

– Что-то случилось?

– Ты слишком красивая девушка.

– Если это комплимент, то банальный и не оригинальный, – ехидно прокомментировала она в ответ. – Зачем нам в город?

– Не в этом дело. Ты обалденно восхитительно хороша, поэтому никто не замечает во что ты одета! Но это до поры до времени. Пока тебя оценивали в основном мужчины это было не критично. Как только на тебя взглянет женщина – сразу обратит внимание, что на тебе дешевые «стоковые» шмотки.

Сеньорита Гомес обиженно надулась.

– Невоспитанный грубиян. На теплоходе женщины тоже были, и одеты ничуть не лучше. И вообще, я эти вещи в Испании покупала, а не где-нибудь на рынке.

– На внутренних пассажирских рейсах здесь только местные плавают. С бедных островов вроде Доминиканы или Барбадоса. На их фоне твои наряды – ещё куда ни шло. А для невесты английского бизнесмена из Гонконга ты одета вызывающе скромно, если не бедно. Так что, собирайся на шоппинг. Гулять, так гулять. Будешь, лучше Джулии Робертс в фильме «Красотка».

– Хорошо, будем считать, что ты прав. Только объясни, что такое шоппинг и стоковые вещи?

– Шоппить – это делать покупки. Сразу много, всего и разного. Сток – это уценённые вещи, обычно из старой или не модной коллекции.

– Мужлан невоспитанный. Тоже мне, эксперт в мире моды, нашёлся.

И это хорошо, что она не спросила про Джулию Робертс. Не знал бы как отбрехиваться. Мало того, что фильм ещё не вышел, так и главная героиня – нью-йоркская путана. За такое сравнение спать бы мне пришлось на верхней палубе до конца рейса.

Глава 3

Бабы во все времена одинаковые, за редким исключением. Даже советские шпионки-нелегалки, работающие под прикрытием подвержены обычным девичьим искушениям. Поэтому шоппинг затянулся на полдня. Зато оделись с ног до головы, доведя продавщиц единственного модного бутика в Пуэрто ла Круз до морального истощения, смешанного с восторженным экстазом. Легенды о сумасшедшем гринго, который ножницами искромсал две пары новеньких дорогущих джинсов, вошли наверное, в народный эпос Венесуэлы. Ирину чуть инфаркт не хватил от этого варварства, но молодость и крепкое здоровье не позволили случиться этой незапланированной трагедии.

– Совсем с ума сошёл?

– Без обид, крошка! Одеваться модно ты не умеешь. И вряд ли быстро научишься. Издержки советского воспитания и образа жизни.

– Можно подумать, ты умеешь? – всерьёз обиделась мадам, уязвлённая в самое сердце.

– И я такой же. Но мужику проще – классика всегда к месту, а шорты и брюки не особо подвержены влиянию моды. С женщинами намного сложнее. Во-первых: язвительные насмешки конкуренток плохо влияют на здоровье и настроение. И даже на цвет лица плохо влияют. А мне с тобой рядом спать, между прочим. Во-вторых: респектабельный джентельмен не может находится рядом с неухоженной и безвкусно одетой дамой. Это урон деловой репутации.

– Пфф. Красивая спутница – украшение любого мужчины. Ты же сам об этом говорил. – И угрожающе добавила. – Или ты сомневаешься в моих достоинствах?

Угрозу я проигнорировал и сразу перешёл к конструктиву.

– Поскольку ты у нас восходящая звезда, практически поп-дива, то тебе незачем подстраиваться под существующую моду. Тем более, современная мода мне категорически не нравится и ей недолго осталось.

– Очуметь! Какая-такая звезда, поп-дива? Ты перегрелся на солнце?

– Не перебивай. Потом все объясню. Просто долларовых миллионеров несчетное множество. Даже в Бразилии их несколько тысяч легко наберется. Чтобы выделиться на этом фоне одних денег недостаточно. Поэтому нужна некая фишка. Подружка – мировая звезда идеально вписывается в образ эксцентричного и гениального миллионера.

– Точно перегрелся.

– Могла бы и спасибо сказать. Всё лучше, чем на кухне сидеть взаперти на своей вилле посреди бразильских джунглей. Скоро о тебе узнаёт весь мир. Премию мьюзик эвордс в этом году не обещаю, но в топ 100 Билборд точно попадёшь.

– Нашему теляти да волка сожрати. Лучше скажи, зачем ты дорогие джинсы порезал. Они за казенные деньги куплены, между прочим.

– Будешь основательницей нового стиля в моде. «Нью-гранж» называется. Рваные потертые джинсы, короткие шорты, свободные силуэты, непредсказуемое сочетание цветов и фактур. Яркие принты, крупная клетка, каблуки или кеды – потом решим. Обычный стиль гранж, который в США сейчас на подъеме, мне не нравится, слишком грубый, мешковатый и мятый, темных тонов и без эстетики, больше подходит для хиппи и рок-музыкантов. В общем – это будет развитие гранжа, только с уклоном в женственность и практичность. Поскольку стиль новый, без канонов, то носи, что хочешь и как хочешь. Все спишется на эксцентричность поп-дивы. Тем более, на твоей фигурке, что ни одень – смотрится великолепно.

У фальшивой Селены глаза округлись до размеров некрупного чайного блюдца.

– Алекс, ты меня снова удивляешь. Чего-чего, а таких познаний из мира буржуазной моды я от тебя не ожидала. Сюрприз на сюрпризе. Даже на секунду поверила, что и про мировую звезду ты не соврал.

Трудно не разбираться в молодежной моде будучи обладателем двух эмансипированных дочек и супруги, владевшей магазином одежды.

Гринго, к слову – общепринятое название белых европейцев во всей Южной Америке, а не только американцев из штатов. Никогда не думал, что когда-нибудь меня будут именовать сомнительной кличкой из книг Джека Лондона.

Джинсовые шортики собственного изготовления на Селене смотрелись настолько эффектно и сексуально, что даже продавщицы, отойдя от шока, вынуждены были признать, что варварское кромсание оказалось не напрасным.

Бикини Dolce & Gabbana коллекция 1989 года я резать не стал. На них и так ткани немного, так что смысла особого нет. Возмущаться непотребной фантастической ценой на два кусочка текстиля мадемуазель не стала – смирилась уже наверное. Поэтому взяли парочку разных.


Вернувшись на яхту, Ирина-Селена возжелала эти бикини примерить, и покрасоваться передо мной, что оказалось роковой ошибкой. Или наоборот, счастливым случаем – смотря, как считать.

Поверьте, ни один нормальный мужик в такой ситуации не устоял бы. Слишком хороша оказалась добыча. Слишком романтичная обстановка. Море, яхта, знойная красотка рядом. Почти обнаженная. Подхватив на руки объект в бикини, швырнул на кровать и…

– Таким ты мне нравишься больше, – томно проворковала жертва. – Решительным и смелым.

Лишь через пару часов до меня дошло, каким дураком был попаданец. Две недели бессмысленного воздержания! Это надо же, так лопухнуться.

Глава 4

Это только со стороны отдых на круизный яхте воспринимается, как одно сплошное удовольствие в сказочном антураже. На самом деле, в этом процессе много подводных камней, к счастью, не в буквальном смысле.

Первое и самое важное: недельный неспешный чартер по уютному обжитому Средиземному морю и переход через Атлантику – это разные мероприятия по цели и результату, и по степени комфорта. В первом случае вы действительно наслаждаетесь жизнью в райских местах, где обязательно найдётся удобная стоянка в радиусе дневного перехода, с полным перечнем услуг и нужных запчастей. И даже серьезная поломка не сильно омрачит вообще настроение, поскольку устраняется быстро руками профессионалов, а пару дней можно потратить на экскурсии, шоппинг или знакомство с прибрежными ресторанчиками. Восточное побережье Южной Америки в этом плане заметно уступает Средиземноморской луже, тут даже бункеровка пресной водой может стать серьезной проблемой, если зазеваешься, а следующая стоянка по карте – только через несколько дней.

Первым звоночком стала поломка опреснителя. Особой надобности в нем не было, но добавились два пассажира и расход воды сразу вырос. Капитан решил проверить работу резервного источника, и сразу обнаружилась неисправность. Видимо он сдох ещё раньше. В принципе, можно обойтись и без него, включить режим экономии и вовремя доливать на стоянках воду в танк, но сам факт уже напрягал.

Второе: яхта практически всегда идёт под креном. Особенность конструкции и принцип движения такой. Лишь катамараны избавлены от этого недостатка, но в нашем случае классическая килевая яхта, поэтому круглые сутки спишь, кушаешь под уклоном, и с трудом ходишь по наклонной палубе. Потихоньку это надоедает и сильно утомляет. На чартере ты никуда не торопишься, поэтому чередуешь переходы с длительными стоянками, и переносится такой крен легко и незаметно. Мы же, чтобы уложиться в трёхнедельный график перехода должны идти под парусами круглосуточно, да ещё постоянно помогая дизелем. Это уже не отдых, а полноценная регата получилась.

К слову, тарахтение дизеля тоже надоедает, даже если оно едва заметное. Купаться на ходу – удовольствие тоже сомнительное: болтаешься на веревке позади яхты, держась за спасательный круг.

На третьи сутки для полного счастья мы попали в шторм. Хотя Чарльз уверял, что это лишь легкий ветерок и небольшое волнение, нам впечатлений хватило с избытком. Вдобавок даже «легкий ветерок» налетел неожиданно и успел оборвать пару концов вместе с роликами на мачте. Вроде бы мелочь, а запасных деталей не оказалось. Носовой парус «спинакер» оказался плохо закреплён (ошибка капитана стопудово) и во время шторма раздолбал подшипник механизма «свертки» на которую он сматывался. В результате у нас два основных паруса одновременно перестали быстро ставиться и собираться. Только с матюками и вдвоём, используя грубую мужскую силу.

Из-за разбушевавшейся непогоды проскочили мимо Тринидада и Тобаго, чтобы на следующее утро узнать очередную приятную новость: генератор электрического тока приказал долго жить.

Конечно, я слышал, что ни одно путешествие на яхте не обходится без мелких поломок, но чтобы сразу столько проблем на ровном месте? Напрашивается вывод: яхта «убита» предыдущим владельцем, а нам впарили откровенную рухлядь по завышенной цене. Удивляюсь, как наш капитан в одиночку пересёк Атлантику? Повезло, видимо. Но сейчас лимит везения полностью исчерпался.

Решили не возвращаться, а зайти и отремонтироваться в Гайану – до неё оставалось менее суток пути.

Так мы оказались в Джорджтауне, столице Британской Гвианы, она же ныне – Кооперативная республика Гайана. Дословно. Именно такое, не слишком адекватное название для страны. Впрочем, какое государство, такое и название.

– Боже, какая дыра! – воскликнули мы одновременно, как только ступили на землю замечательной «кооперативной» страны.

Население столицы оказалось меньше, чем жителей в каком-нибудь провинциальном райцентре типа Элисты. При желании можно обойти весь город за пару часов, но смысла в этом никакого. Несколько зданий колониальной эпохи в центре, уменьшенная копия Капитолия, где расположилась верховная власть и президент, да новенький англиканский собор со шпилем – вот, и все достопримечательности. Все остальное – одноэтажная коттеджная застройка плюс трущобы на окраинах.

Самое печальное – нужных запчастей в местной лодочной мастерской не оказалось, а если быть точным – никогда и не было. Здесь даже отдельной стоянки для яхт не предусмотрено, лишь отдельный пирс в порту, где компанию нам составили две моторки и старый рыболовный баркас.

Генератор придётся ждать две недели, а опреснитель нужной модели вообще достать невозможно.

До сего дня мои познания о Гайане ограничивались историей бригады Хоффмана из сериала «Золотая лихорадка» на телеканале «Дискавери», но ничего полезного в памяти не сохранилось, кроме того, что вместо золотого песка они зачем-то добывали алмазы. Которые впоследствии оказались слишком дешевыми.

В связи с этим меня осенила запоздалая мысль, что у моей «невесты» нет обручального кольца. Не то, чтобы мне деньги девать некуда, но если дёшево и для достоверности образа – то почему бы и не купить? На фоне явно неудачно начавшегося круиза подсластить впечатление не помещает. Вдобавок, просто скучно стало сидеть две недели в местном клоповнике, по ошибке именуемом гостиницей. Кажется, эту фразу я уже произносил недавно? Как бы в традицию не вошло.


Ювелирный салон в «алмазной» столице с трудом, но нашёлся. Правда, для этого пришлось долго и упорно искать владельца. Хорошо еще, местный священник вызвался помочь и отправил своего сына за господином Рамотаром.

– Дональд Рабиндранат Рамотар, – представился владелец ювелирной лавки, после чего учтиво поцеловал руку сеньорите Гомес, рассыпавшись в комплиментах. Меня же пробило на смех, с трудом удержался, чтобы не заржать вслух.

Гайана – бывшая британская колония, поэтому говорят здесь на английском языке. Но что самое удивительное, что большинство населения – индийцы! Нет, это не опечатка. Именно выходцы из Индии, а не индейцы, как можно было логично предположить. Здесь их больше половины населения. Белых потомком английских колонизаторов, негров, креолов, и прочих аборигенов не более десяти процентов каждого вида.

Меня же, как обладателя гонконгского паспорта с британским львом и единорогом на обложке приняли как родного, с нескрываемой радостью – странные выверты сознания жителей бывшего Королевского Содружества. Учитывая, что англичане по всему миру прославились, как жесткие и циничные колонизаторы – очень необычное обожание бывших господ и всего, что с ними связано.

Или здесь просто новый человек большая редкость? Как бы то ни было, а встретить кусочек Индии посреди Южной Америки очень удивительно.

– Так вам нужно обручальное колечко с бриллиантом? Решили связать себя узами Гименеи? – произнёс сильно загорелый индус в пестром халате поверх жилетки от смокинга, ему только чалмы или тюрбана на голове для полноты образа не хватило.

– «Обрывая лепестки цветка, ты не приобретаешь его красоты», – решил я порадовать Дональда Рабиндранатовича статусом из ВКОНТАКТА от его знаменитого тезки.


Не надо подозревать меня в знании на память стихов индийского классика, просто, у моей родной дочки эта строчка полгода была в статусе под аватаркой. На этом мои познания в эпосе полуострова Индостана и заканчиваются.

– Вы знакомы с творчеством великого Рабиндраната Тагора?! – чуть не прослезился бывший британскоподданный. – Это просто чудо! Я обязательно сделаю вам хорошую скидку. Пять процентов на алмазы и десять на изумруды!

Ассортимент лавки, если честно не впечатлял. По банальной причине: качественно обрабатывать добытые алмазы здесь некому, на весь Джорджтаун найдётся всего парочка ювелиров, да и те не блещут мастерством, и специализируются в основном на скупке и переплавке золотого песка.

Зато природные алмазы здесь действительно очень дешевы – раз в десять дешевле, чем где-нибудь в Роттердаме. Поэтому купил парочку крупных камешков по смешной цене в пятьдесят долларов за штуку, пригодится для подарков, тем более, что все законно, вместе с сертификатами.

Собирались уже попрощаться, но тут господин Рамотар напоследок вдруг предложил купить изумруды по невероятно низкой и выгодной цене.

Учитывая, что у меня в лодке в укромном местечке спрятано примерно полкилограмма такого «добра», то предложением меня не заинтересовало.

– В Бразилии своих изумрудов хватает, – напомнил я, что плыть в Рио со своим самоваром несколько абсурдно.

Дональд Рабиндранатович аж взвился от возмущения:

– Бразильские изумруды в подметки не годятся колумбийским! Разве можно их сравнивать?


В этот момент зародилось у меня нехорошее предчувствие, что мы на пороге грандиозного шухера и провала.

– Разве они сильно отличаются? – наивно поинтересовался я, ощущая холодок в груди. – Мне в Каракасе предлагали купить, но я отказался. Подозреваю, что они контрабандные.

– И правильно сделали, молодой человек! Контрабандисты предлагают только второсортный товар, незаконно добытый из отвалов. Хорошие камни идут только через владельцев шахт и дальше через профессиональных скупщиков. У меня же прямые поставки из Боготы от старых проверенных знакомых. Два десятилетия друг друга знаем.

– Неужели у контрабасов совсем дрянные камни? Все-таки это колумбийские изумруды, лучшие в мире. – Не мог же генерал Леонтьев так лопухнуться и меня заодно подставить? Или мог?


Выяснилось, что мог. Не сознательно, а исключительно из-за отсутствия знаний о специфике этого бизнеса. Колумбийские камни очень сильно отличаются от бразильских. И по химическому составу и даже внешне. Изумруды из Боготы имеют насыщенный зелёный цвет и высокое содержание хрома. Бразильские камни обладают желтоватыми оттенком из-за избытка ванадия. Поэтому выдать одни за другие невозможно никак.

К тому же, вышла путаница с ценами, опять же из-за плохого знания особенностей рынка. Наши камни в закупке оказались не дешевле, а дороже бразильских аналогичного качества! Нет, никто команданте нагло не обманывал: цена товара вполне соответствовала качеству, просто колумбийские изумруды всегда стоили в полтора раза дороже бразильских при одинаковых размерах. Именно из-за более насыщенного красивого цвета.

Ситуация теперь получилась абсурдная. Это как если купить марочное выдержанное вино и пытаться продавать его в бутылках от «Агдама». Выдавать более качественный и дорогой продукт за дешевый теоретически конечно можно, но убытки будут фантастическими.

Но самое ужасное, что выяснилось: бизнес на изумрудах имеет лишь отдаленное отношение к непосредственной добыче. Цены на уже добытые изумруды прямо на месте могут быть в пять раз ниже, чем в ближайшем райцентре, и раз в десять цена подскакивает, как только камни попадают в крупный город. Объясняется это просто: чем ближе к приискам, тем меньше там порядка и закона. И ключевое в этом деле – не добыть алмазы или изумруды, а без потерь вывезти их из серой зоны.

Поэтому «промышленной добычей» изумрудов занимаются исключительно серьёзные криминальные группировки, способные выставить пару десятков бойцов с автоматами и пулеметами для охраны добытого. Именно они получают основную прибыль, а не владельцы шахт (если это вообще разные люди).

– Звёзды не бояться, что их примут за светляков, – странной цитатой, явно из Тагора, тепло напутствовал нас на прощание господин Рамотар. – Все у вас обязательно получится. Заезжайте в гости на обратном пути.

– Нет, уж лучше вы к нам, – ответил я мысленно словами ресторанного классика. Если и есть хуже места на планете, то я их ещё не встречал. Беднейшая страна мира, где 99 % территории – болота и непроходимые джунгли, а все население ютится в одном городке размером с Камызяк, это не то место, куда мечтаешь вернуться.

Поскольку наша гениальная схема с контрабандными изумрудами, очевидно, накрылась медным тазом, то ждать новый генератор для яхты, а потом ползти морем три недели я посчитал абсолютно бессмысленным. Пакет с колумбийскими камешками спрятал под водяным танком на носу лодки, найти его случайно практически невозможно. Так что, ценный груз спокойно доплывет вместе с яхтой до Рио уже без нас.

– Милая, круиз похоже, завершён. Обстоятельства изменились. Едем в аэропорт. Бразилия ждёт нас.

Глава 5

– Аvenida Rio Branco 156, sala 1814, Centro, Rio de Janeiro. – Сверился я с записанным в блокноте адресом. – Похоже, нашли.

– «Бюро Фелизаро Бароко и Ассоциированные адвокаты», – подтвердила мою догадку Ирина, переведя надпись с таблички на стене рядом со входом.


Два дня назад мы добрались, наконец, до Рио-де-Жанейро, совершив экстравагантное путешествие через половину континента аж с тремя пересадками. Аэропорт в Гайане, как ни удивительно существовал, вот, только, прямых рейсов в Бразилию там отродясь не водилось. Два раза в неделю летает, более или менее современный, большой борт в Панама-сити, но, как легко можно догадаться, глядя на карту – это строго в противоположном направлении от того, куда нам изначально было нужно. Так что нам осталось лишь два варианта: вернуться обратно в Каракас или лететь в соседний Парамарибо на древнем ржавом кукурузнике.

Заезжать в Бразилию из Венесуэлы я не захотел – слишком это бросается в глаза и вызывало бы нехорошие ассоциации. Поэтому решили лететь через столицу Суринама Парамарибо, по крайней мере, это движение в нужном направлении, хотя пришлось просидеть в Гайане ещё двое суток в ожидании ближайшего рейса. В Суринаме тоже прождали более двадцати часов, затем тряслись весь полёт в жуткой турбулентности на древнем «Дорнье» с ободранным пропеллером и закрашенными немецкими крестами на боках. Шутка. Про кресты я выдумал, но летательный агрегат, вполне возможно, застал времена бегства нацистов из Германии в эти края.

Так мы оказались в Бразилии в городе Белем на побережье океана. До Рио оставалось всего лишь две тысячи километров и пять часов полёта. Или пять дней на авто. Расстояния здесь под стать российским.

Все эти географические названия звучат красиво и даже романтично, но в реальности – это кошмарное путешествие по провинциальным убогим аэропортам в условиях тотальной жары и постоянной влажности. С кондиционерами в эту эпоху в этих местах как-то не задалось.

Маршрут от Каракаса до Рио
Зато Рио-де-Жанейро оправдал все наши ожидания с лихвой. Город вечного праздника, бесконечной весны и непрерывного карнавала. Воплощение рая на Земле, но, справедливости ради, рай в основном для богатых туристов.

Копакабана – знаменитый на весь мир пляж, гигантская статуя Христа, пальмы, горы, зажигательные танцы на песке, знойные мулатки и коктейли. Недаром, великий комбинатор мечтал и стремился именно в Рио.

Единственное серьезное разочарование: бразильянки оказались не такими красивыми и сексуальными, как я себе представлял. Слишком «жопастые» что ли? При этом наблюдается явный недобор в верхнем ярусе женских достоинств. Настоящий природный парадокс.

Впрочем, мне ли быть в печали, имея под рукой ослепительную мадам почти эталонной внешности?

Между прочим, обладание такой спутницей не только радость и удовольствие приносит, но и проблемы изрядные создаёт. На пляже спокойно полежать не дают, тут же появляются рядом озабоченные самцы и начинают демонстрировать достоинства своего пресса или накачанных трицепсов. Одному, особо упёртому аборигену, даже по тыкве пришлось дать – никак не хотел понимать человеческого языка. Впрочем, английским здесь вообще никто не владеет, кроме менеджеров на ресепшине – счастливая страна ленивых бездельников, учить чужие языки здесь не считают нужным в принципе.

Вторая главная особенность бразильцев – это необязательность и пофигизм. У испанцев есть похожая черта, коротко и емко выраженная словом «маньяна» – то есть, «завтра». Все что можно не сделать сегодня – будет не сделано, и с удовольствием отложено на завтра или даже на послезавтра. У бразильянцев эта традиция доведена до абсолюта.

При этом они очень добрые, отзывчивые и непосредственные люди, которые никогда не откажут в помощи и совете. Правда, помощь эту и советы следует принимать осторожно и обязательно перепроверять, из-за чрезмерной открытости и общительности бразилец считает своим долгом помочь туристам обязательно, даже если понятия не имеет, о чем его спрашивают. Мы три раза уточняли у местных, как пройти на Avenida Rio Branco – и нам три раза охотно и подробно указывали направление, причём каждый раз разное, и лишь одно из них оказалось правильным.

Полное ощущение, что если спросить в центре Рио рецепт украинского борща, то тебе любой прохожий его обязательно расскажет, просто от широты и доброты душевной и желания помочь. Но с огромной вероятностью это будет нечто с ананасами или рецепт алкогольного коктейля со свеклой. Изменить бразильца невозможно – надо просто принять их такими, какие они есть.

Так что ничего удивительного, что адвокат Гермес Лима, которого нам рекомендовали, как ответственного и надежного профессионала, два дня добирался из Сан-Паулу в Рио, хотя здесь три часа езды от силы. И это ещё невероятная скорость для этих мест.

Справедливости ради, мы заявились на две недели раньше намеченного срока, так что возмущаться не стали, а провели эти два дня наслаждаясь райским отдыхом и замечательным се… семейным общением. К слову, хваленая Копакабана мне не понравилась из-за огромных волн и большого количества молодых гопников, высматривающих, что бы украсть у зазевавшегося туриста.

В этом плане пляж Ипанема намного приятнее: и волны здесь меньше, и контингент поприличнее, и полиция бдит, так что мелкой шушеры почти не видно. Да, и просто Ипанема ближе к нашему отелю, и название романтическое, хоть и напоминает какое-то бодрое веселое заболевание.

– Мне вас рекомендовали очень уважаемые люди, – адвокат Гермес Лима оказался представительным седеющим мужчиной неопределённого возраста. В белоснежной рубашке, в подтяжках и лакированных мокасинах и с элегантной бабочкой на шее. Чем-то он напоминал адвоката Теразини из сериала «Спрут» и папашу Мюллера из Берлинского Гестапо, причём одновременно.

Умный уставший, чуть лукавый взгляд, выдавал в нем опытного дельца и мошенника, ловкого проныру, знатока криминальных схем и продвинутого коррупционера – то есть, именно того, кто нам нужен. К слову, я так и не понял, что это за «уважаемые люди», которые нас рекомендовали. Скорее всего, наркоторговцы или чёрные оружейный бароны? Вряд ли кубинские товарищи, через которых замолвили словечко, обладают знакомствами в МВФ или ВТО – самых мафиозных структурах мира. – Чем могу помочь?


– Мы решили перебраться в Бразилию. Нужен постоянный вид на жительство. В перспективе – есть желание получить гражданство. Готов инвестировать сумму от миллиона долларов.

– Это замечательно! В такой ситуации не вижу никаких препятствий для осуществления вашей мечты. – довольно потёр руки господин Лима и плотоядно улыбнулся во все свои тридцать два зуба. Позвольте уточнить некоторые детали?

– Ноу проблем.

– Есть шесть стандартных способов получить подобное разрешение. Для вас подойдёт индивидуальная инвестиционная виза или виза директора. Принципиальной разницы между ними нет, обе они позволяют супруге и детям также проживать на территории Бразилии. В первом случае вы должны представить бизнес-план на сумму от 75 тысяч долларов, его рассмотрит и утвердит Инвестиционная коллегия по иммиграции. Покупка недвижимости или государственных облигаций инвестицией не считается.

– А во втором случае?

– Все то же самое, только инвестором выступает иностранная компания или офшор. Сумма – от 300 тысяч долларов. Плюс обязательство по созданию не менее десяти рабочих мест для коренных жителей. Зато срок визы пять лет, а не три года, как в первом случае.

– С гражданством какие перспективы?

– К сожалению, ничем вас порадовать не могу. Претендовать на получение гражданства вы можете только через четырёхгодичный период пребывания в Бразилии. Исключения крайне редки, и даже приблизительно не могу назвать цифру, в которую обойдётся ускорение этого процесса. Если только вы не женитесь на гражданке Бразилии?

– Нет, фиктивный брак не входит в мои планы. Вернёмся к этому разговору через полгода. Пока это не срочно.

Услуги господина Лимы составят десять процентов от суммы инвестиций. Вот же, кровопийца, адвокатская душонка.

Глава 6

– Чем вы хотите заняться в Бразилии, господин Берг? Не ради любопытства интересуюсь, мне легче будет представлять ваши интересы, если вы сразу сообщите о своих планах.

– Ещё точно не определился. Хотел бы заняться золотодобычей или изумрудами.

В глазах господина Лима мелькнуло легкое разочарование, но лишь на мгновение мелькнуло, если бы специально не отслеживал реакцию собеседника – ни за что бы не заметил. Все-таки наш адвокат опытный аферюга, чтобы проявлять свои истинные чувства при клиентах. Однако, мои выводы похоже правильные: занятие это не пользуется уважением и вряд ли может принести большие деньги.

– Но…, – выдержав театральную паузу, достойную Адыгейского ТЮЗа, закончил. – Но… вникнув в тему, осознал, что бизнес этот сложный и не слишком перспективный, к тому же, изрядно криминализованный. Вряд ли это пойдёт на пользу моей репутации, к тому же, это наверняка осложнит получение гражданства. Я в некотором затруднении: что же выбрать и куда теперь инвестировать?

Господин Лима задумался. Видимо, рекомендация от «уважаемых людей» плохо сочеталась с явным нежеланием заниматься криминалом и трогательной заботой о репутации.

– Позвольте, полюбопытствовать, в Гонконге вы каким бизнесом владели? Может, смогу вам дать хороший совет. Все-таки, с бразильскими реалиями знаком ближе.

– Недвижимость, игра на фондовой бирже, компьютерные технологии.

Адвокат снова надолго задумался, после чего сообщил траурным печальным голосом, что Бразилия мало подходит и для первого, и для второго, и для третьего. Инвестиции в иностранной валюте в недвижимость и строительство бессмысленны в связи с высокой инфляцией, больше пятидесяти процентов в год. Компьютерные технологии во всей Южной Америке сильно отстают от передовых стран, как бы не на десятилетия. Своя научная школа слабая, собственное программирование, похоже, отсутствует в принципе (впрочем, адвокат обещал прозондировать ситуацию с местной IT-сферой).

С биржами ситуация оказалась чуть лучше, чем с компьютерами, они в Бразилии, все же существуют, но господин Лима скептически оценил шансы заработать серьёзные суммы, торгуя на них акциями. В стране который год перманентный кризис, биржи падают и их непредсказуемо штормит. К тому же, напомнил он, вложения в ценные бумаги не считаются инвестициями и никак не облегчают получение гражданства.

– Вы не правильно поняли, сеньор адвокат. Я не спрашиваю совета, куда лучше вложить деньги. У меня уже есть два десятка перспективных проектов – и это только на ближайший год! Главная проблема: какие из них выбрать в первую очередь. Для этого мне надо в течение месяца провести анализ местных рынков, изучить конкурентов и местные особенности. И только после этого принять решение.

– Что же, разумный подход. С чего планируете начать?

– Прежде всего мне нужна своя фирма. Что посоветуете?

– Индивидуальный предприниматель, или микроэмпреза вам не подойдёт. Акционерное общество – избыточно. Остаётся только фирма в виде LTD.

– Как понимаю, это классическое Общество с ограниченной ответственностью? Тогда меня все устраивает. Сколько времени займёт регистрация?

– Примерно месяц. Но можно ускорить, если купить уже готовую фирму, войдя в состав учредителей. Вдобавок, ЛТД тогда будет уже с лицензией. В Бразилии их три вида: на услуги, на торговлю, в том числе на импорт-экспорт, и на производство.

– Ищите фирму. Лицензии нужны все три. Только пожалуйста, постарайтесь найти приличную компанию, желательно без долгов и сомнительного шлейфа, и с нулевым балансом. Сотрудников, все равно, новых набирать буду. И вот, ещё. Мне нужен будет хороший главный бухгалтер, переводчик, специалист по патентному праву Бразилии, и конечно, начальник службы безопасности. Желательно полицейский на пенсии. Из убойного отдела. С зарплатой не обижу.

– Ого! – реально удивился сеньор Лима. – Сразу видно серьезный подход к делу. Помощника я вам уже нашёл. Способный молодой человек из нашего бюро, с отличием закончил Школу права в Сан-Паулу, прекрасно говорит по английски. Расторопный и сообразительный.


Понятное дело, адвокат решил подсунуть нам соглядатая, чтобы держать на крючке богатого клиента. Уверен, что и бухгалтер тоже будет его человек. Лишь полицейского на пенсии предугадать было невозможно. Впрочем, мне скрывать нечего. Мой бизнес будет эталоном чистоты и соблюдения законов. Первое время – точно.


Так же выяснилось, что продавать нашу яхту в Бразилии просто бессмысленно. Мало того, что это будет на треть дешевле, чем ее купили в Испании, так ещё и налог на ввоз моторных яхт придётся заплатить – аж двадцать процентов. При условии, что она вообще сюда доплывет в целости.

Все-таки генералы КГБ ничего не понимают в бизнесе. Справедливости ради, их духовные преемники, фейсы, обладатели широких лампас, в моем будущем точно такие же «бизнесмены». Если отжать или попилить – ещё куда ни шло, иногда получается, то самим заработать и не оказаться в убытках – это точно вне их компетенции.

* * *
– Милый, нам надо серьезно поговорить.

– Именно с этой фразы начинаются все семейные скандалы. О чем ты желаешь говорить, дорогая?

– Алекс, прекращай дурачиться. Можешь объяснить, что это значит? Слишком много странного и непонятного происходит.

– Что именно тебя напрягает, лапочка? И вообще, почему ты на родной мове вдруг заговорила? Разве на это не наложен строжайший запрет.

– Нас никто не слышит, здесь шумный прибой, а разговор слишком серьезный, чтобы спотыкаться на каждом слове с переводом.

– Ладно. Раз ты нарушила свящённое табу, значит, действительно приспичило. Что именно тебя волнует?

– Абсолютно всё и с каждым днём все больше!

С точки зрения формальной логики фраза получилась несколько странной: абсолют – уже есть предел, и его нельзя усугубить. Но где логика и где девушки? Тем более, красивые.

– Начни по порядку, так будет проще. Что больше всего тебя волнует прямо сейчас?

Окинув строгим взором батарею бутылок и коктейльных фужеров на столике рядом со мной, Ирина состроила свирепую гримасу (очень милую, к слову) и пригвоздила меня убийственным взглям.

– Ты слишком много пьёшь! Это пошло и некрасиво.

– Милая, ты сильно преувеличиваешь. Во-первых: не пью, а дегустирую. Как легко заметить, большая часть пойла после первого глотка отправляется в утиль.

– Я это заметила. Ты ведёшь себя, как деревенский житель, впервые попавший в вино-водочный отдел гастронома. Решил попробовать всю отраву, какая здесь продаётся? Бизнесмены из Гонконга себя так не ведут.

– Много ты видела этих бизнесменов? – насмешливо фыркнул я. – Знаменитый английский чай в пять часов так и появился. Джентельмены бухают всю ночь до утра, а встают только к обеду. Из-за этого и пьют чай в столь странное время, когда самый отходняк.

– Пфф. Что за дикая чушь. Только что сам выдумал?

– Не хочешь – не верь. Так и помрешь красивой, но безграмотной. Итак: я не пью, а дегустирую для пользы дела, исключительно в научных целях. Поэтому трезв, как стёклышко.

– Более глупой отмазки ещё не слышала. Совсем меня за дурочку держишь? – мадам сделала вид, что обиделась.

– Зря сомневаешься. Чистую правду глаголю. Изучаю рынок сбыта и продукцию конкурентов, провожу маркетинговое исследование на местности. Можно сказать, жертвую собственным здоровьем ради нашего общего бизнеса.

Ирина ничего не ответила, лишь демонстративно плотнее закуталась в мерзкий текстиль, лишив возможности любоваться купальником от Гуччи и тем, на что он надет. Могу поспорить, нарочно так сделала, из чистой природной вредности. В такую-то жару заворачиваться в трикотаж!?

– И что выяснил в результате научного исследования?

– Рыночная ниша абсолютно свободна. Ничего похожего у конкурентов нет. Легкоалкогольные напитки на основе рома – это будет мировой хит продаж.

– Почему я не удивлена? Мы будем торговать ромом. Достойное занятие для настоящего коммуниста или комсомольца. Ты не шутишь?

– Когда разговор идёт о серьезных деньгах шутки неуместны. Через пару лет эта торговая марка будет стоить десятки миллионов долларов. «Bacardi» Breezer взорвет рынок. Название условное, со своим я пока не определился.

– И как на это посмотрит компания «Бакарди»? Они с тобой даже разговаривать не станут и на порог не пустят.

– Плохо, когда партнёр начинает сомневаться в успехе. Думаю, они не просто уговаривать на сотрудничество станут, а ещё и денег захотят дать. К вечеру Эрнандо переведёт отчёт, все, что смог нарыть на эту тему, и будем определяться с чего начинать.


Эдуарду Энрике Ассиоли Кампуш – это тот самый адвокат, которого нам «сдал в аренду» в господин Лима. Молодой человек с невыговариемым именем, оказался смышлёным и расторопным помощником, исполнительным и удивительно дисциплинированным. Я даже засомневался, является ли он коренным бразильянцем, настолько это большая редкость в здешних пампасах: все делать правильно и вовремя.


– Если уж мы вспомнили о твоём новом секретаре. Второй вопрос, который меня беспокоит: ты слишком вольно соришь деньгами. Триста долларов в месяц? Помимо того, что мы платим в юридическое бюро. Где ты видел такие заработки в Бразилии? Здесь средняя зарплата меньше двадцати тысяч крузадо.

– Новых или старых? Или это уже в крузейро?


Местная финансовая система могла привести к когнитивному диссонансу любого неподготовленного человека. Ещё пару лет назад валюта называлась крузадо, а до этого – бразильский реал. В прошлом году ее переименовали в «новый крузадо», причём не стали сильно заморачиваться, а прямо на старую тысячную купюру поставили синюю печать с надписью, что это и есть один новый крузадо. Но и этого бразильцам показалось мало, поэтому прямо сейчас объявили, что с марта этого 1990 года вместе с новоизбранным президентом страна получит свежую валюту – крузейро. Для полноты картины стоит отметить, что в моем будущем, если мне память не изменяет, ни тех ни других не осталось, а в Бразилию снова вернули реал. Похоже, местная валюта в точности отражает всю глубину стабильности и страны, и народа, ее населяющего.

Бразильский крузадо образца 1989-90 годов
Что касается зарплат, то Ирина в корне не права. Считать средний уровень заработка в Бразилии в эти времена абсолютно бессмысленно. Девяносто процентов населения живут в жуткой бедности и нищете, зато оставшиеся – очень неплохо, даже по европейским или северо-американским меркам. Правящая элита (2 % населения) по уровню доходов и безумству трат даст фору любым иностранным миллионерам, соответственно, обслуга этих буржуев имеет высокую и очень высокую зарплату. Так что, хороший секретарь с юридическим образованием и знанием английского языка не может стоить дёшево.

К слову, «адвокат Теразини», извиняюсь, сеньор Лима, слегка приукрасил бразильскую реальность. Видимо, опасался спугнуть богатого иностранца.

Когда он говорил, что инфляция превышает пятьдесят процентов в год, он забыл уточнить: на сколько именно превышает. В реальности, только за январь месяц цены уже выросли процентов на шестьдесят! И что самое веселое – наблюдается резкое ускорение инфляции в последние дни. Ценники на товары и услуги переписывают буквально каждое утро. Полное ощущение, что я вернулся в родные девяностые образца Гайдаро-Чубайса, и мы стоим на пороге чудовищной гиперинфляции.

Поэтому ни капли не удивился, когда на вопрос: «А не планируется ли в Бразилии большая приватизация?» получил от Эдуарду твёрдый положительный ответ. Похоже, намечается грандиозный «раздербан» государственной собственности, и мы удачно заехали к самому началу раздела пирога.


Впрочем, я отвлёкся. Ирина ждёт ответа и, как я давно заметил, нервничает в последние дни.

– Дорогая, ты напрасно переживаешь. Если тебя это успокоит, то мы тратим не казенную валюту, а грязные деньги наркоторговцев. Причём, не просто тратим, а вкладываем их в дело с прибылью, чтобы получить чистые светлые доллары. Правда, не уверен, что такие вообще бывают. И уже эти легальные доходы мы направим… куда-нибудь, да, направим. Может, революцию замутим, может парламентскую партию организуем и своего президента в Бразилии поставим. На зло империалистам.

– Пфф. Болтун – находка для шпиона. Фантазии тебе не занимать.

– Милочка, ты даже не представляешь, где заканчиваются границы моего буйного воображения. Поэтому не надейся отсидеться на пляже, попивая коктейли. У тебя будет своя задача. Фантастическая и невообразимая, но зато интересная.

– Да-да, уже слышала. Звезда эстрады, поп-дива, основательница нового направления в музыке и моде, супруга миллионера из Гонконга. Ничего не забыла?

– Насчёт супруги – мимо. Остальное – верно. Ты только не пойми меня неправильно: замужество снижает рейтинг популярности любой звёзды на 70 %. Научно доказанный факт. Поэтому исключительно ради твоей же пользы, побудешь герлфрендой миллионера.

Смерив меня холодным, почти ледяным взглядом, Селена презрительно фыркнула и отвернулась. Если женщина может вас понять неправильно – она обязательно это сделает. «Сто первый закон Мерфи для чайников».

Глава 7

Давненько не было мне так стыдно. Хотя, логически рассуждая, это должно было случиться когда-нибудь непременно, чисто статистически и неизбежно. Классическая ловушка для попаданца, опирающегося исключительно на свою память в вопросах, где он не является хорошим специалистом. Удивительно даже, что серьезный прокол случился так поздно.

Но обо всем по порядку. Гениальная идея осчастливить человечество алкогольным коктейлем «Bacardi» Breezer на несколько лет раньше положенного, изначально казалась прекрасной. В моем мире эта газированная шипучка на основе рома стала безусловным хитом всех курортов и пляжей мира. Абсолютно беспроигрышный вариант. Вдобавок, именно в Бразилии исторически обосновался Торговый дом «Бакарди»! Не говоря уже о том, что именно здесь делают ром, один из лучших в мире. Последнее – не удивительно, поскольку ром гонят из патоки сахарного тростника, а здесь это основная сельхоз-культура.

– Таких случайных совпадений не бывает, – посчитал я это хорошим знаком и приступил к делу.

Ещё одной предпосылкой для назревающей катастрофы стало отсутствие Интернета. Собственно, вместо поисковой системы у меня в распоряжении имелся лишь один, хотя и в меру расторопный секретарь, умеющий читать по бразильски, но не способный конкурировать с ЭВМ по скорости и глубине обработки информации в виду физиологических особенностей человека. С английским языком здесь настоящая беда – в лучшем случае, модные журналы для туристов можно купить. Поэтому Эдуарду ничего не нашёл за прошедшие сутки, кроме общих сведений о компании и телефона представительства ТД «Бакарди» в Рио-де-Жанейро.

Мой помощник позвонил в главный офис и договорился о встрече гонконгского бизнесмена Александра Берга с региональным директором по развитию рынка. Что можно было посчитать большой удачей. Торговый дом семейства Бакарди – это гигантская транснациональная корпорация с миллиардными оборотами по всему миру и штаб-квартирой в Бразилии, мелкие предприниматели их обычно не интересуют. В данном случае сказалось видимо экзотическое происхождение гостя, только поэтому встреча и состоялась.

Но это был последний проблеск удачи. Все мои домашние заготовки, предложения и бизнес-планы полетели в мусорное ведро практически сразу. Предложение выпускать слабоалкогольную газировку под брендом «Бакарди», и готовность инвестировать в это дело миллион долларов были встречены с недоумением.

Но не в том смысле, что идея не понравилась, а в том смысле, что «Bacardi» Breezer уже выпускается! Правда, не в Бразилии, а на территории США, но зато уже с прошлого года.

Такого жестокого пинка судьба мне давно не отпускала. Пришлось выметаться с позором, поскольку ничего вразумительного сказать в этот момент я не смог.

Винить себя в такой ситуации бессмысленно, память человеческая не компьютер и может ошибаться. Почему-то был абсолютно уверен, что «Бризер» появился лишь в середине-конце девяностых, раньше его точно не встречал. Первый раз попробовал в Барселоне в девяносто девятом году, как сейчас помню. Типичный прокол почти любого попаданца во времени: популярность продукта, товара или изобретения может наступить через много лет после его создания. Иногда даже через десятилетия, как в случае с появлением Интернета. В результате получается анекдотическая ситуация, когда пытаешься изобрести, то что давно уже известно.


Неудачи в бизнесе так же естественны, как смена времён года. По большому счету, две трети проектов у любого, самого успешного предпринимателя или не приносят прибыли, или вообще убыточны. По настоящему выгодные и удачные лишь десять-двадцать процентов всех идей и проектов. И это ещё очень хороший результат. У некоторых миллионеров процент успеха не превышает трёх-пяти пунктов из ста.

Но выслушивать ехидные комментарии моей спутницы после того, как вчера нарисовался сверх всякой меры? Врагу такого не пожелаешь. У нашей мадам врожденный талант язвить по малейшему удобному поводу. А тут сам подставился по полной. К тому же, идея с Бризером до сих пор не реализована и имеет громадный потенциал для получения прибыли.

Если семейка Бакарди не желает сотрудничать добровольно, то можно заставить их раскошелиться угрозой или демонстрацией силы. Здесь напрашивается аналогия с Элочкой Людоедочкой, которая воевала с миллиардершей Вандербильд, причём последняя даже не подозревала об этом. Где я с жалкой сотней тысяч баксов на руках, и где компания потомственных миллиардеров в третьем поколении? Масштабы не сравнимы в принципе, но тем почетнее будет моя победа.

Эдуарду был освобождён от всех обязанностей и на двое суток брошен на поиск информации. Результат не заставил себя ждать. Даже фотографию рекламы Бризер в каком-то американском цветном журнале нашёл. За октябрь 1989 года.

Досье на конкурентов пополнилось сплетнями из желтой прессы. Узнал много интересного. Оказывается, «Бакарди» – это вообще не местная компания, а кубинская! После социалистической революции 1959 года и национализации винокурен, владельцы компании всей семьей бежали в Бразилию, благо, здешняя патока от сахарного тростника, на которой варят ром, ничем не отличается от кубинской.

Собственно, известность и популярность бренд «Бакарди» получил именно, как лучшая марка кубинского рома. И до сих пор таковым считается, хотя давно уже там не производится.

Интуиция подсказывала, что это серьезная дыра в защите конкурентов и грех ей не воспользоваться. И чем дальше я вникал в ситуацию, тем явственные ощущал, что это очень удачная идея!

Во-первых: ситуация на мировом рынке фантастически благоприятна для меня. Фидель Кастро сейчас оказался в очень сложной ситуации. Кубинский ром хорошо продаётся во всем мире: например, в Канаде и США им торгует компания «ПепсиКо», а в Италии – Чинзано. Но мудрый лидер Острова Свободы сделал ставку на страны социализма и две трети Божественного самогона из тростника шло именно туда.

Объяснение простое: ежегодная помощь от СССР в десятки раз больше того, что могла получить Куба от торговли ромом. Чтобы хоть как-то уменьшить торговый дефицит Фидель жертвовал западными рынками и поставлял ром в страны СЭВ. Но благодаря вмешательству попаданца Совет Экономической Взаимопомощи счастливо издох даже раньше положенного срока, на зависть Горбачёву, сидящему ныне в тюрьме.

Впрочем, я об этом уже говорил. «Бобик сдох – да и хвост с ним!» – как сказал бы компьютерный кот по этому поводу. Убытки от этого СЭВ как от средней интенсивности войны, да ещё и растянутой на три десятилетия.

Одним из последствий стал огромный избыток кубинского рома на мировом рынке. Странам социализма стало резко не до алкогольных изысков, а спонсор банкета в виде Политбюро резко поумнел и отказался платить за всех.

В результате мы имеем прямой выход на резко подешевевший настоящий кубинский ром, а не на жалкую бразильскую подделку! Ключевое здесь – настоящий кубинский! Одного этого слогана хватит, чтобы потрепать нервы семейке зажравшихся эмигрантов. По сути, в мире всего два крупных производителя «кубинского» рома и две конкурирующие торговые марки: «Бакарди» и «Гавана-клуб». Капиталисты лидируют с большим отрывом, но кубинцы не теряются и уверенно держатся на втором месте, отжав свой небольшой, но стабильный кусок рынка.

Опытный бизнесмен сразу обратит внимание на слабое место этого плана. Выпускать свою продукцию под чужим брендом очень опасно – можно попасть под судебное разбирательство и огромные штрафы. Вряд ли кубинцы так просто и задешево разрешат выпускать напитки под маркой «Havana Club». Но и здесь расклад неожиданно в мою пользу!

Дело в том, что бренд «Хавана-клуб» тоже дореволюционный, и социалисты им пользуются незаконно))).


Как гласила статья в бразильском журнале, прежние владельцы торговой марки семья Аречабало уже которое десятилетие судится с властями Кубы по этому поводу, но не обладая большими деньгами и нужными связями не могут никак выиграть дело. Последние сведения с этого фронта: компания «ПепсиКо» предложила скромные сто тысяч долларов за бренд «Хавана-клуб» семье Аречабало, но наследники не смогли договориться друг с другом.

Моя задача: сыграть на противоречиях между двумя мощными конкурентами. Если кубинцы заупрямятся, то можно их послать лесом, и использовать дешевый бразильский ром, а название вообще бесплатно взять. Или выкупить у законных наследников. Если же компания «Бакарди» попытается надавить на местных производителей самогона, чтобы лишить меня исходного сырья, то можно вернуться к переговорам с кубинцами и напомнить буржуйской семейке про «настоящий ром с Кубы». Вдобавок, у меня есть мощный козырь в рукаве: прямой выход на Фиделя Кастро, но этого козырного туза лучше держать в рукаве до поры до времени.


Если кто-то подумал, что это мой единственный проект в работе, то спешу разочаровать: изначально алкогольными напитками я вообще не планировал заниматься, просто обстоятельства удачно сложились. Тема очень интересная в плане взаимодействия и дополнения других бизнес-процессов. Опять же, Селену надо выводить на сцену, а лучшей рекламы и не придумать. Ром и сеньора Гомес – чем не пара? Главное, чтобы сеньорита не услышала – неделя без сек… без радости гарантирована.

Глава 8

Бразилия – страна безграничных возможностей для ведения бизнеса. Но есть отдельные нюансы. Как и в любой латиноамериканской стране, здесь абсолютная тотальная коррупция, сложное и запутанное законодательство и большая часть экономики находится в теневой зоне. Соответственно, бизнес намертво переплетен с криминалом и мошенниками, поэтому без хорошей службы безопасности не обойтись.

Адвокат Лима выполнил обещание и нашёл подходящего кандидата на должность начальника СБ, вот только выбор этот меня не на шутку озадачил.

– Уолтер Шульц. Тененте-коронер? Это что за зверь такой?

– Соответствует званию подполковника в европейской армии или полиции.

– Понятно. Здесь написано, что вы служили в Рио, Сан-Паулу и наконец вышли на пенсию с должности заместителя начальника департамента полиции штата Минас-Жерайс. В возрасте 47 лет.

– Все верно, господин Берг. Департамент Гражданской полиции, отдел криминальных расследований.


Интуиция подсказывает, что дело не слишком чисто. С такой должности в сорок семь лет так просто не уходят. С другой стороны, двадцать пять лет в полиции, судя по резюме, начинал с самых низов – с агента и детектива, и всего лишь подполковник? Видимо есть темная история или скелет в шкафу у гражданина Щульца. К слову, полное имя моего клиента: Уолтер Щульц Луиш Фердинанд. В лучших бразильских традициях: попробуй разбери, что имя, а что отчество или фамилия.


Чем-то гость неуловимо напоминал товарища Жилинского из особого отдела, или же папашу Мюллера из знаменитого фильма. Такой же цепкий, умный пронзительный взгляд, скрытый под добродушной маской милого обаятельного дедушки-пенсионера.

– Уолтер… Уолтер? – взгляд скользит и цепляется за имя на бумаге. – Walter? Вальтер Шульц, да ещё Фердинанд!

Да, он же – немец! Вот, откуда внутреннее несоответствие образа и внешности по отношению к бразильской действительности.

– Шпрехен Зи Дойче?


Господин Щульц вздрогнул. Едва заметно, почти неуловимо.

– По английски мне разговаривать удобнее.

– Тээкс, – забарабанил я пальцами по столу. Только потомков беглых нацистов мне и не хватало для полного счастья. Зря я тогда шутил про кресты на борту самолета – аукнулось. Хотя, господин Шульц во время войны ещё под стол пешком бегал, и никак не мог участвовать в боевых действиях даже теоретически.

– Мои предки перебрались в Бразилию в 1919 году, из Веймара, – сообразительный тип, однако. Мгновенно просчитал ход моих мыслей и аккуратно выдал ровно столько информации, сколько нужно.


Однако, сомнения остались. Вряд ли бежавшие из Рейха фашиские бонзы не озаботились бы достоверными документами, а при местной коррупции подчистить архивы – копеечное дело.

Впрочем, господин Лима по моей просьбе проверил позже родословную нашего клиента и убедился, что именно в этом случае все предельно чисто и ясно. Действительно, предки господина Шульца перебрались в Сан-Паулу ещё в годы Первой Мировой войны. К тому же, исторически этот город был центром еврейской эмиграции из Третьего Рейха в 1930-е, и для легализации беглых фашистов он категорически не походил. В 1944 году в Сан-Паулу даже снесли все дома немецкой постройки и архитектуры, так же были запрещены школы и кирхи диаспоры.

Вообще, немцев в Бразилии оказалось неимоверно много – это четвёртая по численности национальность в стране! Их здесь больше, чем индейцев.


– Хорошо. Меня все устраивает. Оклад – тысяча долларов. Возможна премия по результатам. Через три месяца зарплата удвоится. Если мы сработается.

– Каковы обязанности и когда приступать к работе?

– Первоочерёдная задача: нужно создать службу безопасности. Стандартная структура: информационно-аналитический отдел. Он должен собирать и обрабатывать информацию о конкурентах, об их планах и стратегиях, о коммерческой надежности клиентов и их добропорядочности и финансовом состоянии. Иметь осведомителей в госструктурах и в криминальных кругах, способных повлиять на деятельность нашей компании.

– Сложно, но исполнимо. Потребуются деньги, люди и время. Что-то ещё будет?

– Конечно. Отдел физической защиты. И служба собственной безопасности. Позже добавится отдел информационной защиты, но его функции я объясню позже.

– Грамотно и функционально. Но не слишком сложная и избыточная структура? Получается полноценная служба безопасности крупной компании или банка.

– Все правильно. Рассчитывайте через полгода штат на двадцать человек.

– Стоит ли заниматься физической защитой самим? Не проще нанять профессионалов? Подготовка и тренировка своих охранников – непросто занятие и потребует времени.

– Нет. Это принципиальный вопрос. На чужих бойцов полагаться нельзя. Что касается отбора и подготовки – этим займусь лично чуть позже.


Также господин Шульц получил первое задание: собрать всю доступную информацию о влиянии семьи Бакарди в регионе. Мне нужно знать о них абсолютно все: какие банки с ними сотрудничают, кто лоббирует интересы в политике, их связи в МВД, газеты и журналы, которые кормятся с их рук. По возможности, нужна информация о конкурентах и просто на них обиженных, а они наверняка есть: крупная компания всегда шагает по головам мелких бизнесменов и вряд ли их кто нибудь вообще любит, кроме как, за деньги.

Довольно глупо начинать торговую войну, имея, например, расчетный счёт в банке, который подконтролен или зависит от твоего противника. Или отдать рекламный заказ компании, которая работает на «семейку». Последнее название – это почти официальное прозвище компании, поскольку все посты в ней занимают члены одноименной династии Бакарди. Правда, по слухам, грызутся они между собой, как пауки в банке.


Вообще успех любого бизнеса на 90 % обеспечивается именно такой скучной и рутиной работой, но это лишь необходимое условие, а не достаточное. Для того чтобы сорвать крупный куш всегда нужна оригинальная и свежая идея, а лучше – несколько сразу.

Сама по себе, мысль выпустить прямой аналог «Бакарди Бризер» и отжать у мирового монополиста кусок рынка довольно абсурдна. В прямом столкновении у меня очень мало шансов на победу, а всю систему сбыта под новый продукт надо создавать с нуля. Овчинка явно не стоит выделки. Но зато у меня есть уверенность, что этот продукт на сто процентов выстрелит. У конкурентов этого знания нет, а сегмент напитков «алкопоп» пока считается узким и с мутными непонятными перспективами. К тому же, у меня главная цель – добиться известности и легализовать деньги, а не стать королем ромовой газировки.

Послезнание – штука полезная и выгодная, но даже оно обеспечить легкую и быструю победу не способно, а длительные стратегии меня не устраивают. Поэтому нужен резкий фееричный старт, так чтобы ни у кого сомнений не осталось, что зажглась звезда нового гения от бизнеса и маркетинга.

Такой эффект, сродни резонансу в физике достигается, когда складываются несколько удачных и уникальных обстоятельств, каждое по отдельности из которых не гарантирует грандиозный успех, зато вместе они дают фантастический результат, на порядок круче, чем простая сумма составляющих.


Название «Hanana Club» меня полностью устраивает, особенно, в плане доведения конкурентов до бешенства, тем более, оно хорошо известно в мире и им можно воспользоваться нахаляву. Юридически кубинцы мне ничего сделать не могут, они сами незаконно его используют и уже лет десять судятся с прежними владельцами торговой марки.

Но возникла проблема. Breezer – такого слова в английском языке нет, как вариант надо использовать breeze – его можно перевести, как освежать/продувать или легкий ветерок. Добавляя окончание ER к глаголу, по логике получается освежитель/освежающий. Трудно сказать, что лучше звучит для англоязычного уха, извиняюсь за невольный каламбур.

Однако, это будет слишком явное подражание конкурентам, что может дать в будущем негативный эффект. Алекса Берга недоброжелатели запросто обзовут человеком, который начал свою карьеру в бизнесе с откровенного плагиата. Хватит с меня заимствованной «Гаваны» – но в этой ситуации «виноваты» кубинцы, а с них какой спрос? С Кубы выдачи нет, чихать они хотели на международное патентное право.

Поэтому у нас будет «Hanana Club» Macarena»!

– Что за макарона? Ты уже тяпнул рома с утра? – восхитилась моей гениальностью Ирина. Несколько закамуфлировано восхитилась.

– Макарена! Это будет шлягер всех времён и народов, который затмит «Ламбаду».

Указанная «ламбада» здесь доносится из каждого утюга, днём и ночью, так что уши вянут. Поэтому, в некотором роде, я совершаю благородное дело: пытаюсь облегчить страдания людей и сменить один песенный вирус на более свежий.

– И что я должна буду петь про спагетти? – новая звезда эстрады Селена Гомес решила отбиваться от своего счастья до последнего.

– Во-первых: Макарена – это женское имя, а также название квартала в испанской Севилье. Во-вторых: ты будешь не только петь, но и танцевать. Ламбада – это ведь не только песня, но и виляние бёдрами под музыку. Два в одном. В-третьих: исполнять эту композицию должен мужской дуэт, женский вокал требуется лишь в припеве.

– Пфф. Вот, так звезда. На подтанцовках. Обещал-то.

– Милая, ты рано расслабилась. Не забывай, наш супер-бренд двойной. Поэтому ты будешь исполнять песню про Гавану. И это будет наш второй супер-шлягер!

В подтверждение своих слов пришлось напеть вслух:

Havana, o na-na
Half of my heart is in Havana, o-na-na
He took me back to East Atlanta, na-na-na
Oh, but my heart is in Havana
Камила Кабено в детской коляске в яслях в этот момент наверное перевернулась, услышав бы такое исполнение, но судьба уберегла ее от этого испытания.


– М-да. Ты или сумасшедший или сумасшедший гений. Песенка симпатичная получается. Начинаю бояться твоих обещай. Они иногда сбываются с пугающей неизбежностью.

– Иногда?! Меня никто так обидно и вульгарно не оскорблял. Прогнозы от Алекса Берга сбываются лучше и чаще, чем у Нострадамуса и бабы Ванги вместе взятых.

– Баба Ванга это кто? Твоя родственница из соседней деревни?

– Можно и так сказать. Известная в узких кругах гадалка на доверии. Предсказала обмен денег и нехватку сигарет в СССР с точностью до года.

– Пфф, балабол. Язык без костей, – ехидна вернулась в исконную ипостась.

– К слову, о языках. «Макарена» лучше всего будет звучать на испанском.

– Почему не на бразильском? Это было бы логичнее?

– Сколько той Бразилии? А так вся Латинская Америка наша, плюс испаноговорящий юг США, не считая исторической родины Сервантеса. После чего мировая популярность гарантирована. При этом не помню ни одного шлягера на португальском.

Даже женская логика не нашла, что тут возразить, лишь злорадно поинтересовалась, где именно я буду искать испаноязычных вокалистов?

– Понятно, где! В Севилье. Там они точно водятся. Дам задание помощнику, пусть звонит и ищет. Дуэт называется «Los del Río», состоит из двух колоритных мужиков среднего возраста. Антонио, Ромео, Рафаэль, кажется. Одно из имён или отчество или фамилия – точно не помню.

– М-да. И когда же ты успел побывать в Севилье? Снова врешь и не краснеешь?

– Поэта и художника всякий обидеть норовит. Говорю же, что лично видел их выступление. – На всякий случай умолчал, что это было на новогоднем корпоративе Газпрома в Нижневолжске в 2013 году. – Поэтому звоните и ищите, межгород я оплачу. Тебя это, кстати, тоже касается, вряд ли наш секретарь хорошо говорит по испански. Поможешь мальчику. Он будет счастлив, похоже, он к тебе неровно дышит.

– Нашёл мальчика, – довольно фыркнула сеньорита, словно кошка, упавшая в тарелку со сметаной. – Он старше тебя, между прочим.


Тут она права, даже в новом гонконгском паспорте указан мой возраст всего двадцать три года, а реальный и того меньше. Все время забываю, что непозволительно молодо выгляжу в этом времени. Селену, кстати тоже «омолодили» – скинули по документам полтора года, чтобы соответствовать «жениху». Впрочем, чисто внешне, благодаря накачанной мускулатуре и суровому брутальному выражению морды лица, мне легко можно дать двадцать пять годов или больше.

Глава 9

Как-то Дональд Трамп сказал, что работа должна приносить радость, а если вам требуется отдых после работы – значит, вы занимаетесь не своим делом. Впрочем, как и любое красивое образное высказывание оно никак не соотносится ни с жизнью, ни с логикой.

Рабочий день начинающего бразильского миллионера Алекса Берга вряд ли у кого вызовет хоть каплю зависти.

Подъем в шесть утра, затем растяжка, разминка, пробежка или купание в океане. Кофе без сахара и час на изучение испанского языка (бразильский разговорный, сам собой, потихоньку учится).

С девяти до десяти часов: планёрка, выдача указаний, проверка исполнения ранее выданных заданий, бесконечные телефонные переговоры. Далее следуют деловые визиты, просмотры кандидатов и соискателей, поиск офисов и складов, визиты в банк или к нотариусу, в рекламные агентства или в разные государственные конторы.

Обед в час. В качестве послеобеденного отдыха изучение отчетов и справок, подготовленных Эдуарду по моей просьбе. По экономике, по законам и фабрикам Бразилии, по отраслям и торговле, по географии и промышленности. Для расширения кругозора и вживания в эпоху приходится читать огромное количество глянцевых журналов и желтой англоязычной прессы, местные СМИ из-за плохого знания языка пока вне зоны моих интересов.

Два часа зарезервированы для дрессировки Селены и ее превращения в суперзвезду. Поэтому во второй половине дня либо визит в студию звукозаписи, либо занятия в танцклассе. И всюду мое присутствие обязательно.

Деловые переговоры, поездки на заводы, вечерняя планёрка и наконец подведение итогов дня. Но это вовсе не конец работы.

Как только спадает жара, отправляюсь исследовать город в поисках точек приложения сил и новых идей. Оцениваю людей, их привычки и местные особенности, специфику торговли и сферы услуг, ассортимент магазинов и кафешек. По сути, это единственная отдушина в течение дня, но позже это время займёт тренировка в спортзале. Форму поддерживать надо обязательно, чувствую, боевые искусства в этих местах – обязательное условие успеха. За неделю меня пару раз чуть не ограбили.

По возращении работа дома над проектами и документами. Под домом я понимаю номер в гостинице, хотя давно уже пора подумать о съеме нормальной квартиры.

В одну из таких прогулок я забрёл на самбодром. Считается, что это одна из главных достопримечательностей Рио, но смотреть здесь откровенно не на что. До карнавала ещё два месяца, а сами трибуны ни красотой форм, ни изяществом дизайнерской мысли не блещут. Какой-то унылый вытянутый недостадион. Но… это если обывательски оценивать. Взгляд предпринимателя сразу отмечает полное отсутствие рекламы на трибунах. Что за преступная халатность и разбазаривание возможностей для пиара? Один мой товарищ разместил как-то рекламу местного пива на стадионе в Нижневолжске. Причём, буквально за копейки. Продажи его продукции в тот сезон вдвое выросли! Правда, потом государство опомнилось и запретило алкогольную рекламу в спорте, но сам факт абсолютно достоверный. А это была вторая лига и нижневолжский «Волгарь»! Карнавал же в Рио будут транслировать по всему миру, и ни одного желающего попиариться за недорого? Вот, что значит – провинциальная окраина земного шара, да простит меня мой школьный учитель географии за такое выражение. И это в век спутников, телевидения и домашних видеомагнитофонов. Не видят люди своего счастья и денег.

Самбодром в Рио-де-Жанейро
На следующий день, прихватив переводчика, я отправился на переговоры с владельцем самбодрома. Встретили меня с нескрываемым удивлением – похоже, я первый рекламодатель с момента открытия этого богоугодного заведения в 1984 году. За тысячу долларов выкупил все свободные поверхности для наклейки рекламы сроком на полгода. Между прочим, время проведения карнавала тоже входит в оплаченный период.

Адвокат Лима за голову схватился, когда узнал об этой сделке. По его словам можно было за двести баксов наличными получить тоже самое, но без оформления документов. Контора, заведующая самбодромом относится к муниципалитету, а, значит, откаты подразумеваются. Но меня это, все равно, не устроило бы. Зачем самим лишний аргумент противникам и оппонентам в руки давать?


Если уж вспомнили Дональда, нашего, Трампа, то сразу возникла логическая ассоциация к конкурсу «Мисс Вселенная». Не уверен, что будущий президент Соединённых штатов сейчас имеет отношение к этому празднику красоты, если память мне не изменяет, на рубеже 1990 годов он переживал серьёзные финансовые проблемы и даже дошёл до банкротства, а права на Всемирный конкурс красоты и вовсе купил лишь в конце девяностых.

Каково оказалось мое удивление, когда выяснилось, что конкурс «Мисс Бразилия», как часть международного отбора на самую красивую девушку планеты в 1990 году вообще не проводится![2] Предыдущий спонсор разорился, а новых желающих оплатить банкет и провести интеллектуальное шоу в купальниках не нашлось. Впрочем, шестьдесят процентов инфляции за январь месяц, открыто намекают, что Бразилия находится на пороге серьезного кризиса, если не катастрофы, и лишних денег на баловство с красивыми куклами ни у кого нет.

– Знак судьбы! – сделал я очевидный вывод, узнав о счастливом подарке мироздания.

– Кобель! – сделала вывод Селена-Ирина, оценив перспективу превращения нашего офиса в бордель с кучей смазливых полуголых мулаток.

Её понять можно, из-за отсутствия бразильского гражданства участвовать в конкурсе она не сможет, хотя шансы на победу я бы оценил, как очень высокие. Особенно, учитывая близкое знакомство с главным спонсором.

Но не повезло. Зато она может выступить со своей новой песней в финале конкурса. И если не будет вредничать по ночам и хорошо петь на сцене, то какой-нибудь приз зрительских симпатий ей вручим.

Прямо-таки удачно все совпало. Самбодром, конкурс красоты, коктейль «Хавана», пара мировых шлягеров, красавица Селена на главной сцене в качестве украшения и тут выхожу я – в белом, красивый, умный и гениальный. В точности, как завещал нам товарищ Бендер, мечтая о Рио-де-Жанейро. Причём, почти даром всё досталось, буквально за копейки.

Если бы не постоянные колкости и ехидные комментарии от боевой подруги, так просто замечательно все было бы. Однако, комсомольская совесть, очень не вовремя проснувшаяся у Ирины, сильно портила праздник жизни новоявленного шпиона и миллионера. Сеньорита Гомес каждую свободную минуту использовала для того, чтобы напомнить мне о нашей великой миссии в борьбе за интересы трудящихся. Хотя, вру конечно, о пролетариате, слава богу, Ирина не вспоминала, все больше давила на мораль и сознательность: негоже, мол, хлебать коктейли и прохлаждаться на пляже, когда дело социализма на ладан дышит, а родная страна последний кусок колбасы доедает.

– Не читайте иностранных газет до обеда! – посоветовал я единственно верный рецепт лечения этой болезни. – После обеда и во время обеда – тоже.

– Так нет же других?! – удивительно точно воспроизвела классика наша сеньора.

– Вот, никаких и не читайте, – процитировал я профессора Преображенского, впрочем, до появления фильма этот диалог был мало кому известен в СССР, а книга и вовсе считалась антисоветской.

Если верить буржуйской прессе, а другой здесь не водится, то Советский Союз окончательно списан со счетов и отпет заодно. Крах Варшавского Договора и Совета Экономической Взаимопомощи, развал социалистического блока, приход к власти антисоветских сил в Польше, Венгрии и Болгарии. Волнения в Чехословакии и внутри самого Союза. Две попытки государственного переворота в течение года, массовое предательство бывших союзников по всему миру – все это складывалось в картину стремительного развала и неизбежной катастрофы.

И все это на фоне резкого падения экономики и промышленного производства в Советском Союзе – Запад открыто праздновал победу, и со стороны казалось, что социализм доживает свои последние месяцы, если не дни.

Не удивительно, что Ирину эта апокалиптическая картина сильно напрягала, и тем более странным выглядела моя веселая невозмутимость и оптимизм. Не говоря уже о том, что истинные цели нашей операции не только ей, но даже мне не очень понятны. Шутка про советника Трампа легко может оказаться пророческой, но смысла в ней нет никакого: сейчас Доня – всего лишь мелкий и не слишком удачливый бизнесмен, мало кому известный и с сомнительной репутацией. В моем мире он стал президентом лишь четверть века спустя, считая от нынешней даты, а в этой реальности и вовсе может не стать им, слишком серьезно меняется расклад событий и ход истории.

Намного интереснее для меня Калифорния и Силиконовая долина, но скорее, как долгосрочная стратегия на десятилетие. Сейчас задача скромнее, но не менее важная – добиться успеха в Южной Америке, и сообразить, как это может помочь родной стране, или как минимум, осложнить жизнь Дядюшке Сэму[3], заодно отвлечь внимание и часть вражеских сил от Советского Союза.

Небольшая проблема в том, что первоначальный план устроить большой пожар и череду революций в Южной Америке мне резко перестал нравится. С реализацией плана никаких сложностей не предвидится: на фоне серьезного экономического кризиса и резкого обнищания населения, и так небогатого изначально, устроить парочку «бархатных революций»? Нет ничего проще! С моим багажом знаний и умений – вопрос лишь времени и денег. К тому же, и в Бразилии и в Аргентине социалистические партии не просто присутствуют в политике, а даже иногда выигрывают президентские выборы. В соседних странах ситуация похожая, но они меня мало интересуют – региональная политика там не делается. Разве, что Венесуэла особняком стоит – исключительно из-за того, США серьезно зависят от ее нефти.

Все предпосылки для классической революции или быстрой победы на выборах имеются, надо лишь зажечь фитиль у пороховой бочки.

Но вмешался субъективный фактор. Путешествуя две недели по Южной Америке, я неожиданно обнаружил, что мне симпатичны и эти страны и население, их населяющее. А Бразилия вообще чем-то неуловимо напомнила несчастную Россию девяностых. Наверное, именно такой страной стала бы в одном из вариантов не до конца разрушенная Российская империя, если бы не случилась революция 1917 года и семьдесят лет советской власти.

Казалось бы, ничего общего на первый взгляд, а если приглядеться, то очень много похожего, но иногда в зеркальном отображении. Например, география! Здесь тоже огромные проблемы с климатом, расстояниями и с условиями жизни. Это только кажется, что райские пляжи Копакабаны – это и есть настоящая Бразилия. Ничего подобного! Это как судить о Советском Союзе исключительно по Крыму и Сочи, не учитывая, что две трети территории СССР – вечная мерзлота, тайга, болота и пустыни.

В Бразилии огромная береговая линия и прекрасные песчаные пляжи, но большая часть страны – это Амазония, пустыни и джунгли практически не пригодные для нормального проживания. Собственно, поэтому почти вся промышленность сосредоточена на юге страны, в районе Сан-Паулу, Рио и нескольких соседних регионах.

Когда говорят, что в России главная беда – дороги, то это значит лишь то, что они не были в Бразилии! Страна разделена на несколько огромных регионов, практически не связанных друг с другом, а единственная дорога на полтысячи километров между ними обычно жуткого качества и часто вообще без асфальтового покрытия.

С железными дорогами и вовсе что-то невообразимое. Во первых: здесь четыре разных стандарта колеи, и большая часть путей – реально древние узкоколейки почему-то ирландского образца.

Во-вторых: железных дорог мало, а разный размер колеи не даёт нормально их состыковать. Паровозы, тепловозы и вагоны сильно изношены, часто встречаются образцы начала двадцатого века.

В-третьих: железными дорогами в основном владеют частники, которые выжимают последние соки из убитой инфраструктуры, а грядущая приватизация грозит оставить Бразилию без пассажирского сообщения вообще. Впрочем, уже сейчас большая часть страны недоступна для поездок на поезде.

Про региональную авиацию лучше промолчу – таких летающих гробов наверное и в Африке не встретишь. Зато, только в одном Сан-Паулу полсотни частных вертолетных площадок! Страна контрастов.

При этом в Амазонии до сих пор встречаются племена, ведущие первобытный образ жизни и даже классические каннибалы, убивающие белых миссионеров.

Религиозная карта страны отдаёт полным сюрреализмом: чего здесь только не намешано. Дикая смесь католицизма, шаманизма, мистических обрядов и культов, поклонения духам. Зайдя в один из костелов обнаружил там чернокожего падре, играющего на гитаре и читающего молитву в стиле рэп. Прихожане активно танцевали и хлопали в ладоши. Бодренько так.


С точки зрения марксизма-ленинизма тоже все запутано, и с трудом вписывается в теорию классовой борьбы. Где искать пролетариат в оптовых количествах решительно не понятно, а в сельском хозяйстве столько разных экзотических форм собственности и хозяйствования, что запутаешься, кто кого угнетает. Есть и плантаторы-латифундисты и фермы-коммуны, и коллективные сельхоз-кооперативы, и даже, вот сюрприз: русские старообрядческие общины, специализирующие на животноводстве! Причём, старообрядцев реально много, несколько сотен тысяч человек. Считается, что они очень богатые и зажиточные, хотя живут скромно и замкнуто. Чем занимаются индейцы – то лишь им одним ведомо: здесь слишком много разных племён разной степени цивилизованности и доступности.

При всем этом бардаке и перманентном хаосе, Бразилия умудряется двигать кое-какую науку и промышленность, свою авиацию и даже космонавтику пытаются освоить. Недавно атомную станцию построили, правда, очень долго с ней мучились в типично бразильском стиле, несколько десятилетий потратили, но первый блок уже запустили.

О том, что большая часть экономики находится в тени и контролируется откровенными бандитами я уже упоминал.

Как в этих условиях проводить социалистическую революцию? Вопрос риторический. Никак. Можно взорвать страну, снести мерзкую власть, заодно уничтожить остатки стабильности и загнать население в тотальную нищету на долгие годы. В фавелах легко можно набрать сотню тысяч решительных боевиков, которые с удовольствием согласятся отнять и поделить награбленное эксплуататорам.

Дальше что? Ни своей партии, ни программы развития, ни народной поддержки, ни единомышленников, ни своих СМИ. Нужны теоретики и экономисты, политики и талантливые организаторы. Ничего этого нет, и не предвидится. Как ни прискорбно это признавать, интеллектуальная элита, при всех ее недостатках, целиком и полностью будет против непонятной и нежданной революции. К тому же, среди них много бывших эмигрантов и влиятельных национальных диаспор. С трудом представляю потомков эмигрантов немцев, поддерживающих восстание пеонов-гастарбайтеров.

К тому же, мы снова упираемся в непреодолимую географию. Самые бедные регионы находятся у черта на куличиках. Смысл устраивать переворот в каком-нибудь Манасе, который расположен посреди амазонских джунглей, и добраться туда можно лишь самолетом или на лодке? Столица страны, финансовый центр Сан-Паулу и Рио – наоборот находятся практически рядом, в одном промышленном треугольнике. Но здесь и народ побогаче и сторонников власти намного больше, а пролетариата и крестьян поменьше.

Просчитав все варианты, пришёл к выводу, что для серьезной программы социальных преобразований понадобятся многие годы напряженной работы и сотни миллионов долларов. Для создания хаоса и анархии в стране хватит полтора года и суммы в десять раз меньше. Тут, правда, кризис «удачно» по времени подкатил, но усилий на порядок меньше требуется.

Лишь одно меня смущает: бразильцы – они тоже люди, и в подавляющей массе – добрые, хорошие, симпатичные и открытые. За что им такое наказание? Разрушить страну просто, а чтобы восстановить нужны будут десятилетия, попаданец сегодня здесь, а завтра ему наскучило и он свалил отсюда. Кто будет расхлёбывать последствия? Советский Союз поможет? Явно не в этом тысячелетии – у самих проблем хватает.

– Думай, Саня! Думай.

Глава 10

Пока я жил и путешествовал по Советскому Союзу в течение года приходилось время от времени подрабатывать прогрессором. Не сказать, что сильно успешно, кроме «Томагоши» и чудодейственной Артемии Салина, выращиваемой на арбузных полях, и вспомнить особо нечего. Да и то, судьба второго проекта мне точно не известна. Все остальное «прогрессорство» свелось к умным, или не очень, советам старшим товарищам из Политбюро и Кейджиби. Был ещё мой личный ленточный турбулизатор для холодильников, но вряд ли он успел дойти до реализации, максимум опытный образец на кафедре испытали, да многоуважаемая Светлана Анатольевна курсовую автоматом закрыла по этой теме. Хоть как-то частично искупил свой грех перед ней, хотя с трудом понимаю в чем именно он заключается. Впрочем, если мы когда-нибудь встретимся, мне об этом обязательно и в подробностях расскажут.

Но сейчас не об этом. Советский Союз – это по факту отдельная самодостаточная цивилизация, и до недавних пор отделенная от Запада надежным Железным занавесом. Поэтому «прогресорствовать» на бытовом уровне в СССР одновременно просто и сложно. Не будем вдаваться в технические детали и организационные моменты, речь пойдет именно о новых для этого времени идеях и решениях. Попробуйте понять, живя в СССР, что давно изобретено и продаётся по всему миру? Например, обычный CD-диск? Тут видеомагнитофон пока ещё чрезвычайная редкость, а проигрыватель компакт-дисков встретить труднее, чем динозавра в зоопарке. Хотя советская промышленность их вроде бы выпускает, а ГОСТ «Система цифровая звуковая «Компакт-диск» принят еще в 1988 году.


Как известно, мы впереди планеты всей, но не во всех, а в отдельных сферах и отраслях. В науке и балете, в космосе и строительстве атомных станций, в металлургии и… список огромен – этого никто не оспаривает, даже упёртые либералы-антисоветчики. Но если в Госплане чего-то нет или не предусмотрели, то оно и не появится само собой в ближайшей пятилетке. Поэтому внедрение мелких бытовых изобретений, новых товаров и услуг может спокойно затянуться на десятилетие и это «отставание» никого наверху не волнует. В СССР вообще упор на глобальные проекты и производство средств производства (станков и заводов), а вся «бытовуха» по остаточному принципу. Есть – хорошо, нет – значит, завтра будет.

При Горбачеве этот принцип довели до абсурда, когда более половины всего импорта СССР приходилась на импортные станки и оборудование, которое потом годами ржавело под открытым небом и, в конце концов, списывалось на металлолом. В то время, когда в стране вновь стали выдавать продукты по карточкам.

Поэтому отсутствие современной сферы услуг, развитой торговли и развлечений в СССР никого особо не удивляло. С одной стороны, для попаданца это рай – непаханное поле для любых фантазий и проектов, делай, что хочешь и все, что вспомнишь, всё пойдёт «на ура», все будет в новинку и успех гарантирован. С другой стороны, ты понятия не имеешь, вдруг это уже давно запатентовано и используется на Западе. И тогда выставишь себя наглым глупым плагиатором.

Интернета, чтобы быстро проверить новизну изобретения здесь нет, а патентный поиск за рубежом настолько сложен для простого гражданина и затратен по времени, что может занять несколько лет. В виде исключения, это можно сделать по запросу через МИД или КГБ, но в любом случае, это долго и крайне неэффективно.

В принципе, с точки зрения партии и правительства, все правильно и логично. Покупая станки и технологии ты инвестируешь в будущее, покупая еду и ширпотреб за границей – ты тупо проедаешь валюту. Но ведь, нужно и о здравом смысле вспоминать. Докатиться до продуктовых карточек через сорок лет после войны – это надо было сильно постараться.


Оказавшись в Рио-де-Жанейро, я вдруг понял, насколько здесь азартнее, веселее и проще прогрессорствовать на бытовом житейском уровне. В СССР ты можешь попробовать конкурировать только с государственной розничной торговлей и сферой услуг, давно ставшими названиями нарицательными и ругательными. Это не конкуренция получается, а избиение младенцев какое-то, и больше напоминает чистку авгиевых конюшен, а не состязание. От более глобальных и интересных задач меня вежливо, но решительно отстранили, отправив в почетную бразильскую ссылку. Зато здесь можно развернуться от души, ни в чем себе не отказывая и воплотить любые самые рискованные и безумные проекты.

Здесь же, куда не посмотришь, куда не зайдёшь – тут же возникает новая перспективная идея для бизнеса. Я даже блокнот себе завёл, чтобы записывать эти мысли сразу, ибо к концу дня их набирается больше десятка. Наверное, старая хищная натура предпринимателя вылезла, почувствовав привычную среду обитания. Девяносто процентов этих идей будет потом отбраковано, но и оставшихся хватит с излишком.

Началось это ещё во время путешествия на яхте. Где, черт побери, Гармин, незаменимый GPS-приемник для морской спутниковой навигации? У нижневолжских браконьеров он уже в начале девяностых такой появился. А это, извиняюсь, не центр цивилизации, а полная противоположность опы…Европы – в смысле, и не самый богатый регион в мире.

Почему здесь о «Гармин» никто даже не слышал? И аналогов никто не предлагает. По крайней мере, среди яхтсменов об этом ничего не известно – я специально интересовался.

Ладно, спутниковая навигация – штука сложная и дорогая. Но если на яхте нет в наличии «кроксов» – то это вообще ни в какие ворота не лезет. А в чем же тогда вообще ходить по палубе? Тут никаких ногтей не напасёшься!

Кроксы – это странные, если не сказать, уродские, калоши из вспененной резины. Зато они не скользят даже по мокрой поверхности и берегут пальцы от удара. Название для калош происходит от крокодила, голову которого якобы напоминают.

Почему они стали всемирно популярными у сухопутных аборигенов – сие загадка для меня есть. Более страшных тапок ещё поискать. Но для яхтсмена кроксы так же естественны и необходимы, как якорь на борту или ром на камбузе. Бывают, конечно, экстремалы и неадекваты, которые босиком по палубе скачут, но у них видимо резерв пальцев есть и болевой порог пониженный.

Левые копии кроксов выпускали на нашей фабрике в Нижневолжске в начале двухтысячных годов, но у населения эти уродцы почему-то спросом вообще не пользовались, а потом и завод благополучно разорился. Хотя они были намного симпатичнее оригинала.

Если быть точным, что материал из которого делали благородные кроксы – это не резина, а вспененная смола, но суть от этого не меняется. Подобный материал производился ещё в СССР и найти аналог будет не слишком сложно.

Шутка ли, компания Crocs в моем времени оценивалась в миллиард долларов. Лихо поднялись товарищи на резиновых мокасинах, однако. Упустить такую возможность – это проявить полное неуважение к мучениям земляков с Нижневолжской резиновой фабрики.

Единственное, что меня смущает во всей этой истории: как об этом ноу-хау рассказать Ирине. Месяц веселых шуточек про повелителя калош обеспечен.


Следующим вопиющим примером бесхозной «идеи на миллион» стало тотальное отсутствие на пляжах привычных глазу площадок для игры в боссабол. И это в Бразилии! В стране, которая является обязательным финалистом абсолютно всех чемпионатов мира по этому виду спорта. Объяснение банальное – боссабол изобрели лишь в 2002 году, и поэтому он пока отсутствует в этой реальности.


Игра простая, но очень зрелищная, сочетает в себе элементы волейбола, футбола и акробатики одновременно. В сущности это надувная волейбольная площадка с небольшим круглым батутом на каждой половине поля и сеткой посредине. Играть можно и руками и ногами, но мячи, забитые разными частями тела оцениваются по разному: от 1 балла рукой до 3–5 баллов, если удар нанесён ногой. Попадание мячом в центр батута стоит дороже.

Особую пикантность и колорит придаёт судья поединка, он же – диджей по совместительству. «Самба-рефери» не только следит за правилами игры, но и задаёт ее темп и ритм, меняя музыкальные композиции.

Если этот аттракцион не станет хитом сезона в Бразилии – готов съесть свою шляпу, или кроксы на выбор.

В прошлой жизни кем только мне не приходилось работать, но специальность разведчика никогда не входила в мои планы и мечты. Поэтому все познания о шпионах ограничены сериалом про Штирлица. И среди всех трудностей этого ремёсла особо мне запомнилась история, как наш разведчик праздновал 23 февраля – День Красной армии. Штандартенфюрер Мак Отто фон Штирлиц украдкой наливал себе рюмочку водки и тайком запекал картошку в углях прямо в камине.

С картошкой проблем нет, а вот местный бразильский ром – кашаса, у меня уже поперёк горла стоит. Гадость редкостная. Иногда хочется тяпнуть соточку нашей родной беленькой, исключительно для снятия стресса и усталости, но конспирация не позволяет. Английский бизнесмен и русская водка никак не совмещаются в одном образе и наверняка вызовут подозрение. Разок может и прокатит, но постоянно – однозначно палево перед начальством.

Поэтому решил проблему кардинально. Мы изобретем новую чёрную водку! Которая по вкусу будет точно такая же, но внешне – полная противоположность классической русской.

На самом деле, это нетривиальная задача, с которой человечество не могло справиться целое столетие. Чёрная водка не должна быть мутной и обязана остаться прозрачной, сохранить все органолептические качества исходного продукта: вкус, консистенцию и запах. Такая водка не должна окрашивать язык и зубы, не терять цвет в коктейлях. Естественно, не вызывать аллергии. Ловкие итальянцы в середине девяностых были близки к успеху, исполнив почти все заданные условия, создав нужный краситель из ягод. Но к сожалению, так и не смогли получить чистый чёрный цвет – лишь очень темный коричнево-синий.

Повезло англичанам. Они нашли нужный краситель в бывшей британской колонии – в Индии. Удивительно, но этот пигмент европейцам был известен уже лет двести, а сами индийцы использовали его для окраски кожи наверное тысячу лет, если не больше.

Черная водка Blavod.
Небольшая трудность – название красителя не сохранилось в моей памяти. Помню лишь, что добывают его из индийской акации. Но зато у меня есть смышлёный секретарь, частично заменяющий поисковую систему и услуги Интернета заодно. Если ему дать четкое и ясное задание, то он обязательно найдёт технолога или химика, специалиста по окраске кожи, способного назвать или найти чёрный краситель из индийской акации. Зря что ли я ему плачу такую зарплату?

Эдуарду не подкачал. Через неделю положил на стол справку, о том, что вещество это известно, как Black Catechu («чёрный катеху»), получают его из перетертой коры одноименной акации, произрастающей в Южной Индии и Бангладеш. Используется для окраски тканей и дубления кож. В Бразилии, к сожалению, не применяется, поэтому, чтобы получить эту «важнейшую» информацию моему помощнику пришлось объездить все приличные университеты в двух соседних штатах. И лишь в Сан-Паулу на химико-технологическом нашёлся профессор, который смог просветить его по этому поводу. Да и то пришлось заплатить сто долларов за срочность. Ещё сотка пошла на премию Эдуардо – заслужил.


Наполеоновские планы осчастливить человечество новой ультра-чёрной водкой оказались под угрозой. Кого послать в Индию за чёрным порошком из акации? Ехать самому – не вариант, а единственный помощник нужен здесь, на нем и так куча проектов висит.

И тут меня осеняет, что у меня уже есть знакомый индус! Правда, живет он в Джорджтауне, где мы и познакомились, но это даже к лучшему – секрет происхождения красителя легче будет сохранить в тайне. Ему даже ехать никуда не придётся, наверняка есть знакомые и связи на исторической родине.

Как это часто бывает, одна счастливая мысль тут же тянет за собой другую, не менее удачную. Появилась идея, как легализовать изумруды товарища Чавеса. Если их нельзя выдать за бразильские, то их легко можно выдать за колумбийские! Ведь они ими и являются. Просто мы их «купим» в Джорджтауне официально и со всеми документами. Пару раз.

Схема из бандитских девяностых. Покупаешь на заводе официально один грузовик с водкой. Со всеми бумагами и сертификатами. Затем по этим же документам провозишь и продаёшь десяток фур с леваком. Далее цикл повторяется.


– Добрый день, господин Рабиндранат Рамотар. Это Алекс Берг из Гонконга. Узнали? И я рад вас слышать. У меня к вам дело на миллион долларов. Нет. Не шучу. Американских долларов….

Глава 11

– Господин де Мораес готов вас принять.

Секретарша, покачивая бёдрами, которым позавидовала бы сама Ким Кардашьян, продефилировала мимо, бросив загадочный взгляд на непонятного гостя. Слишком молодо выглядел посетитель, удостоенный личной аудиенции вице-президента банка. К сожалению, девица абсолютно не в моем вкусе – размер верхних и нижних достоинств жутко избыточен, согласно местным традициям.

«Votorantim» – не самый крупный банк Бразилии, даже в Сан-Паулу есть побольше даже из местных, но банк современный, активный и быстрорастущий, поэтому выбор пал на него. К тому же, адвокат Гермес Лима оказался лично знаком с вице-президентом, и смог договориться о встрече.

– Итак, господин Берг. Чем мы вам можем помочь?

– Банально и очевидно. За чем ещё люди приходят в банк? Мне нужен кредит. Сто тысяч долларов. Хочу купить завод «Cristal de vidro» здесь в пригороде Сан-Паулу.

Господин Эрмирио де Мораес сразу погрустнел и поскучнел. Видимо, название стекольного завода было ему смутно знакомо, и новость о том, что кто-то решил вложить деньги в это полудохлое предприятие, не вызвала у него воодушевления.

– Вряд ли это будет разумной инвестицией, – аккуратно сформулировал он ответ, и дал понять, что денег не будет. – Но вы можете подать заявку с бизнес-планом в кредитный отдел, они внимательно их изучат.

– Сеньор, вы меня не так поняли. Я хотел бы получить кредит под надежные финансовые гарантии от физического лица. Без предоставления бизнес-плана.

– Как это? – сильно удивился банкир.

– Очень просто. Некто Алекс Берг оставляет на хранение в вашем банке некую ценную вещь, стоимостью в 150 тысяч долларов. Под его гарантии вы выдаёте кредит фирме «Гугл-Берг» на сумму в сто тысяч долларов. Что в полтора раза меньше суммы залога. Драгоценная вещь хранится весь срок в банковской ячейке и выступает в качестве гарантийного обязательства. Естественно оценку проводит ваш ювелир в моем присутствии.

Сеньор Эрмирио де Мораес задумчиво почесал кончик носа.

– Впервые сталкиваюсь с подобной схемой. У вас есть свободные средства, но вы хотите получить кредит и платить по нему проценты? В чем смысл? Это же прямые убытки для вас?

– Понимаете ли, тут такая история. Три года назад я получил наследство – примерно один миллион долларов. За следующие пару лет я удвоил своё состояние. Финансовые операции, недвижимость, игра на бирже, компьютеры. Всего понемногу.

– Поздравляю, очень неплохой результат, – мгновенно перестроился банкир на позитивный лад, а появившаяся улыбка сделала бы честь Чеширскому коту на приеме у стоматолога.

– Согласен, результат хороший. Но дело в том, что я немного тщеславен, а любой мой успех окружающие автоматически списывают на доставшееся мне наследство. Якобы с миллионом долларов любой может легко заработать ещё столько же.

– Так могут считать только законченные дилетанты и профаны, но мы-то понимаем, как тяжело этого добиться, – искренне посочувствовала мне банковская акула.

– Приятно встретить понимающего человека! Поэтому я решил не повторять прошлых ошибок. И начать свой путь в миллиардеры с кредита. Чтобы в моей официальной биографии через двадцать лет официально записали бы: Алекс Берг умело заработал свой первый десяток миллионов долларов, взяв скромную ссуду в банке Вотарантим всего на сто тысяч.

– Однако. Не так извилиста Амазонка в сезон дождей, как ход ваших мыслей. Впрочем, желание клиента – закон для банка. Можно узнать, о каких драгоценностях в качестве залога вы говорили?

– Без проблем. Они у меня с собой. Колумбийские алмазы. Из Гайаны. Рыночная стоимость – примерно двести тысяч долларов.

Не знаю, поверил ли вице-президент банка в эту ахинею, или сделал вид, что поверил, но как я и предполагал, кредит выдать согласился. А так же пообещал сохранить в тайне предмет залога и имя поручителя. Хотя, скорее всего, его заинтересовало будущее сотрудничество с молодым миллионером из Гонконга. Пришлось намекнуть, что через год сумма следующего кредита будет уже с шестью нулями и в долларах.

Как и положено настоящему банку, меня тут же попытались обжулить. Ювелир, оценивавший изумруды, назвал рыночную цену в 130 тысяч долларов за всю партию, а размер кредита и вовсе ограничили суммой в 90 тысяч вечно зелёных. На всякий случай, для подстраховки.

Но я только мысленно лишь посмеялся в ответ, сеньор де Мораес перехитрил сам себя. Меньше сумма кредита – в результате меньше процентов получит его банк.

Схема за год принесёт чистых убытков порядка десяти зелёных косарей, но зато деньги можно сразу пустить в оборот, и не надо мучиться с реализацией изумрудов на чёрном рынке, рискуя привлечь внимание криминальных структур или полиции. К тому же, документы и сертификаты из Гайаны прибудут ещё не скоро, только со следующей партией камней, а это не раньше, чем через месяц. мне же деньги нужны сейчас.

Как легко догадаться, схема из «родных девяностых». Когда нужно лавэ позарез, а кроме килограмма «рыжья» ничего в твоём сейфе нет. Идёшь в банк и сам себе выступаешь поручителем. И никого не волнует откуда ты взял золото, как только выплатишь кредит – без вопросов заберёшь обратно и документы не нужны. Формально ты всего лишь хранишь своё имущество в банковской ячейке.

Самым большим разочарованием на данный момент стала моя яхта. До Рио она кое-как доползла, по другому не скажешь, но теперь ей требуется дорогостоящий ремонт от трёх тысяч долларов. Сломался рулевой механизм, основной дизель требует замены и ещё куча всего по мелочи.

Отсюда вывод: окончательно накрылась медным тазом изумрудная контрабанда по морю. С другой стороны – одной лишней проблемой стало меньше. Пусть генерал Леонтьев организует доставку каменьев в Бразилию, а мне лишь сообщает где, под какой пальмой зарыта очередная партия товара. Так чтобы приехать и взять. Ибо контрабанда – сама по себе опасная вещь, обязательно спалишься в итоге, бесконечной удачи не будет. Да и вычислят умные люди этот канал поставки достаточно быстро. А то что умные люди в полиции и в уголовном мире встречаются – это факт. Даже в Бразилии.

Вечером того же дня состоялось генеральное совещание по поводу судьбы завода «Cristal de vidro».

Присутствовали трое: Гермес Лима – адвокат, Вальтер Щульц – мой новый начальник службы безопасности, и генеральный директор «Гугл-Берг» – ваш покорный слуга.

Разговор шёл на английском.

– Итак, кредит нам одобрен. Можем начинать выкуп акций. Что скажете сеньор Лима?

– Боюсь, возникли трудности. Особенно с получением контрольного пакета. Слишком много мелких держателей акций среди работников.

– В чем именно сложность?

– У директора лишь тридцать процентов акций. Он готов их продать, но запрашивает слишком высокую цену. Предприятие переживает трудные времена и сейчас балансирует на краю убыточности. Впрочем, сейчас вся страна в такой ситуации.

– Это технический вопрос, по ходу операции решим. Цену опустим даже ниже рыночной – переплачивать смысла не вижу. Меня смущает вопрос: где остальные семьдесят процентов? Мне нужен контрольный пакет, иначе затея теряет всякий смыл.

– Девять процентов акций у пенсионного фонда, остальное на руках у рабочих. Это, в некотором роде, бывшая рабочая коммуна. Одно время, появилась такая мода, но в 1987 году внесли изменения в Конституцию и государственную поддержку частных предприятий запретили, после чего почти все рабочие предприятия быстро разорились. Анахронизм полный.

– Работяги не хотят продавать свои акции? Или слишком дорого просят?

– И то, и другое. Ключевая проблема в профсоюзном объединении. На их долю приходится 19 % акций, вдобавок, они сильно влияют на решение остальных миноритариев из рабочих и мастеров. Они категорически против продажи акций. Директор вынужден прислушиваться к их мнению, ведь у него хоть и самый крупный пакет акций, но только блокирующий, а не контрольный.

– М-да. Запутанный клубок. Однако, этот завод мне нужен позарез. Других подходящих нет. Слово вам, господин Тененте-коронер.

– Я в отставке, а в подобной ситуации использовать воинское звание не принято.

– Хорошо, буду вас впредь именовать господин или сеньор колонель. Полковник по французски. Что удалось выяснить о предприятии? Кто крышует, реальные владельцы и бенефициары?

– Все чисто. Никакого криминала. Насколько это вообще возможно в Бразилии. Отдельные деятели и активисты из профсоюза наверняка имеют личные связи с «красными», но это для них обычное дело. Сеньор адвокат правильно отметил, что завод не приносит прибыли, поэтому организованная преступность им не интересуется, а двести голодных и злых мужиков – тем более.

«Красные», или Фаланж Вермелья – это условное название одного из двух крупнейших бразильских преступных сообществ, объединяющих десятки банд и группировок. Не буду сейчас вдаваться в подробности, история организованной преступности в этой стране потянет на отдельную книгу в жанре фантастики, ужасов и приключений. К личному моему сожалению, эпитет «красные» – не случайное совпадение, а конкретное и точное указание на то, что эта организация создана в 1970-е годы коммунистами совместно с уголовниками. Излюбленная подстава англосаксов: слепить какую-нибудь террористическую организацию и обозвать ее «Фракции Красной армии», «Красные бригады», «Красный фронт Ирландии». В Бразилии не стали заморачиваться и слепили «Красную фалангу». Коммунистов среди нынешних уголовников днём с огнём и не сыскать уже, а название прижилось.

Понятное дело, с таким пятном на репутации компартия Бразилии никогда не выиграет выборы и всегда будет обречена на провал.

Исключительно для полноты картины: «красным бригадам» противостоит другое бандитское объединение с поэтическим названием «Первая городская команда». Уголовники здесь, оказывается, очень любят футбол. Бразилия – она такая. (с)

Итак, мы хотим быстро и недорого купить нужное нам предприятие. Директор завода вроде бы не против продать, вопрос лишь в цене, но есть куча мелких акционеров и нестандартная проблема в виде профсоюза.

В принципе ничего сложного, ситуация почти классическая, и рейдерский захват напрашивается сам собой.

Поэтому предложил следующий план действий:

1. Проводим общую информационную пиар-компанию по снижению стоимости акций. В газетах и на ТВ пускаем волну материалов о том, что компания «ПепсиКо» собирается построить гигантский стекольный завод в Сан-Паулу. «Тетра-Пак» собирается отжать треть рынка бутылочных напитков под свою картонную упаковку. Бразильский металлургический концерн «Alumar» якобы вложит 200 миллионов долларов в производство алюминиевой банки и построит завод в Рио. Все это должно создать впечатление, что стекольная отрасль в Бразилии доживает последние, если не дни, то месяцы. Можно добавить слухов, что правительство думает о введении новых акцизов на пиво и алкоголь. Что добьёт последних выживших. Лишним не будет.

Информацию аккуратно подсовываем руководству и инженерам, дальше она сама разойдётся.

2. Пиар-компания, направленная на миноритариев. На тех самых работников завода, мелких акционеров, которые не желают продавать свои паи. Тут одними газетными страшилками не обойтись. Нужно дать им иллюзию выбора и возможность почувствовать себя победителями или спасителями родной фабрики. Позже точно определим, какой посыл лучше. Раз уж они не хотят продавать из-за выгоды, то сыграем на страхе или профессиональном патриотизме.

Для этого выводим на сцену зловещую фигуру господина Алоиза Хебельса из компании «Петрогласс», крупнейшего производителя стеклотары и бутылок на юго-востоке Бразилии, который якобы хочет купить наш завод за бесценок и просто закрыть его. Убрать конкурента с рынка физически, чтобы занять его долю рынка. Компания «Петрогласс» вполне реальная, а господин – выдуманный. И это очень удобно – опровергнуть, что он вынашивает злобные планы невозможно. Зато его представители типичной бандитской наружности вполне реальны и убедительны. Мелкие акционеры обязательно впечатлятся.

– Позвольте, а как же профсоюз? С ними что делать будете? Они вряд ли так просто испугаются и сдадутся, – поинтересовался адвокат Лима, войдя в азарт и потирая руки в предвкушении невероятного шоу.

– С ними я договорюсь по хорошему. Выкуплю у них акции по хорошей цене с обещанием вернуть их все обратно владельцам через три года. Абсолютно бесплатно верну. И даже договор об этом нотариально заверим.

Зловещая тишина воцарила за столом.

– Как вернёте? Совсем-совсем бесплатно? – нервно дернулся сеньор Лима, заподозрив своего клиента в помутнении рассудка.

– Конечно. Мое слово крепко. Да и почему не вернуть? Имея контрольный пакет можно многое сделать без оглядки на остальных совладельцев. Например, через год организуем дополнительный выпуск акций, и тут же их выкупим. В результате количество акций вырастет, а стоимость их сильно уменьшится – в разы. Формально я возвращаю тоже самое количество акций, но процент голосов по ним в три раза меньше, как и рыночная стоимость.

– Страшный вы человек, Алекс, – только и смог промолвить адвокат. – Словно асфальтовый каток. Проедете и не заметите.

Господин Шульц, бывший полицейский, ничего не сказал, лишь хитро одобрительно улыбнулся. Подозреваю, что наш немец не любит пролетариев в принципе, считает их люмпенами и придерживается ультра-консервативных взглядов. Надо с ним аккуратнее и внимательнее быть.

Глава 12

Февраль месяц в Южном полушарии – самый разгар лета, сезон отпусков, время бесконечной сиесты и пляжного отдыха, хотя в Бразилии грань между отпуском и основной работой весьма условна и трудноуловима. Даже мощный экономический кризис, с особой силой проявившийся в последние месяцы, не может изменить привычки и менталитет коренного населения.

Например, с огромным изумлением узнал, что хозяин фирмы обязан кормить всех своих сотрудников бесплатными обедами. Традиция такая. Причём размер порций по факту не ограничен, и для всех работников в кафе и столовых действует система наподобие турецкого «все включено». Предприятие оплачивает месячный абонент в ближайшей точке общепита, и объедайся сколько хочешь, хоть пять блюд за раз и компот из ананасов сверху. Естественно, действует абонемент лишь во время обеда.

Такой халявы даже в СССР не припомню. Талончик в заводскую столовую, там где он вообще есть, даёт лишь стандартный и не слишком богатый ассортимент блюд, да и то многое зависит от совести поваров. Здесь же просто беспредельная объедаловка какая-то по умолчанию для всех работающих.

И это не может не «расхолаживать», народ хоть и не богато живет, но еды всегда вдоволь и она очень-очень дешевая. Естественно, речь о тех, кто вообще имеет работу. Жители фавел со мной вряд ли согласятся. Поэтому пофигизм здесь тотальный и похоже неискореним.

Не сказать, что эти расходы сильно напрягают, хотя мое предприятие потихоньку растёт и количество работников увеличивается. Мысль постоянно вертится вокруг цен на продукты и их невероятной дешевизне. Как не пересчитывай, но мясо и молоко здесь в разы доступнее для населения, чем в СССР. Оно и понятно, быки и коровы здесь почти круглый год пасутся на зелёной траве и с кормами вообще никаких проблем нет. К тому же не надо полгода отапливать коровник и кормить бедных тварей промерзлым сеном и колоть лёд, чтобы нагреть воды и напоить скотину. Да собственно, и сам коровник здесь не обязателен – обычно хватает навеса от дождя.

Специально поинтересовался удоями бразильских бурёнок: 6–7 тысяч литров молока в год, а породистые монстры дают ещё больше из расчета на одно вымя. Для сравнения в Нижневолской области средний удой 1200 литров с одной коровы в год. Или в пять раз меньше. В южных тёплых регионах СССР кое-где выдаивают по 4 тысячи литров в год, но это скорее исключение. С мясом, как мы понимает, ситуация аналогичная.

Есть в этом какая-то историческая, географическая и мистическая несправедливость. Россия изначально находится в худших условиях, если сравнивать с любыми другими странами-конкурентами. Просто чтобы выжить в нашем климате – надо прикладывать нечеловеческие сверхусилия. И вопрос продовольственной безопасности в СССР так и не смогли решить полностью. Одновременно с этим, Советский Союз в данный момент является сверхдержавой, а Бразилия – отсталая окраина мира.

Идея о том, что наши страны могут идеально дополнить друг друга в данный исторический период, показалась мне здравой и интересной. Советский Союз может поделиться передовыми технологиями, а Бразилия в ответ обеспечит нас говядиной и другими дешевыми продуктами, частично сняв остроту этого вопроса на переходный период, пока реформа сельского хозяйства в СССР не даст наконец хоть какой-то результат.

Между прочим, Бразилия – это крупнейший производитель сои. И это полезная качественная соя, пока ещё без ярлыка ГМО. Если кто-то хочет кинуть камень в попаданца, то пусть вспомнит историю белково-витаминных комбинатов в СССР. Была одно время такая передовая идея, что можно получать пищевые корма типа паприна из нефти или парафина при помощи дрожжей. И даже несколько таких комбинатов построили, причём оборудование для этого безумного проекта пришлось покупать в Англии за валюту. В результате выяснилось, что это жутко вредная и опасная для здоровья вещь: и гормональный баланс нарушался, и куча вредных аномальных аминокислот в организме накапливается, и водно-солевой баланс неправильный и канцероген сильный. Что удивительно, англичане с удовольствием продали эту технологию и оборудование, а сами и не подумали ей воспользоваться. В результате эта сомнительная хрень производилась практически только в СССР и ГДР, свыше миллиона тонн в год, а это более 90 % мирового производства. Так что соя – это недорогой, но полезный и ценный продукт, главное – не переусердствовать с добавлением в колбасу. Все же, она не может заменить мясо полностью.

На этой почве случился наш первый серьезный конфликт с Селеной. В Бразилии серьезный кризис перепроизводства продуктов, а в СССР – сейчас острая нехватка оных. Двух мнений в такой ситуации быть не может: продовольственный вопрос можно и нужно решить за счёт благодатного климата Южной Америки. По крайней мере, на ближайшие пять-десять лет, а там и наши колхозники подтянутся, накормят наконец свою страну досыта. Надеюсь. Отсюда вытекает очевидное следствие: наши планы меняются, революция в Венесуэле обождёт, испанский язык учить я не буду, португальский намного актуальнее – мы остаёмся в Бразилии и двигаем эту страну в объятия Советского Союза.

Однако, у Ирины-Селены, почему-то оказалось другое мнение. Видимо, у ее непосредственного начальства были иные планы на наш счёт. Что-то типа героического пути Че Гевары по джунглям Центральной Америки, и героическая гибель в конце. Про героическую – это я преувеличил, скорее всего, от какой-нибудь экзотической лихорадки или укуса змеи. И этот путь подразумевает знание испанского для нового героического команданте. Мне же в Бразилии Espanol как в телеге пятое колесо – даром не нужен, только путаюсь, языки очень похожи.

С переводчиками тоже возникла проблема. Незаменимого Эдуарду в связи с огромной нагрузкой, я окончательно освободил от этой заботы. Вместо него нанял какого-то «ботаника»-бакалавра, причём отбирал из десятка претендентов по конкурсу, но быстро выяснилось, что замена не эквивалентная. Знание языка и качество перевода у него оказались отличные, а все остальные характеристики – на нуле. Клементе оказался слишком робким и нерешительным, сама мысль, что надо прогуляться в фавелы, а тем более, встретиться там с кем-то и вести переговоры с настоящими уголовниками – приводила его в ужас. И винить его сложно, с такой интеллигентной внешностью он и сотни метров не пройдёт по злачному району. Меня, например ни разу не тронули, и даже не окликнули, правда, я вглубь не заходил, прошёлся по периметру района Матриш, чтобы составить личное мнение.

Получился замкнутый круг: если житель Рио знает английский, то в фавелы его не затащить, и наоборот, если кто-то согласен на путешествие в гетто, то иностранных языков он в принципе не учит.

Как ни странно, выход из этого тупика подсказала Ирина. Пока я в поте лица и спины организовывал очередной бизнес-проект и обдумывал идеи быстрого обогащения для пользы революции, наша красавица, гуляя по пляжу (в рабочее время!?), наткнулась на молодого и, как уверяет, очень талантливого диджея Луиса, известного на местных пляжах под именем DJ Marlboro. Тут она вспомнила, что мне позарез нужен судья-рефери, он же – ди джей для надувного боссабола, ведь, со слов создателя, этот вид спорта без музыкального сопровождения «не катит» абсолютно.

DJ Marlboro оказался фигурой колоритной и многогранной: убежденный марксист и анархист, один из отцов-основателей бразильского фанка-кариоки. Естественно я тут же обозвал жанр «фанта-караоке», чисто для удобства произношения, за что получил втык от Ирины и вынужден был прослушать лекцию на четверть часа, что кариоки – это не хухры-мухры, а полноценный кроссовер между жанрами хип-хоп и фристайл! И когда только успела нахвататься этой музыкальной дичи? Я кроме слова «кроссовер» вообще ничего не понял, да то вряд ли она про автомобиль говорила.

В конце концов, уловил таки суть. Фанк-кариоки – это что-то типа нашего шансона, скрещённого с негритянским рэпом. Не в плане музыки, а исключительно по содержанию песен: типичный «блатняк», воспевание уголовной романтики, надрывный плач о несправедливости мира и тд и тп, только в современной аранжировке и с неповторимым бразильским колоритом.

Как и положено настоящему ди-джею, Marlboro хорошо владеет английским, а стиль музыки и тексты песен намекают на близкое знакомство с уголовным миром. Собственно, достаточно посмотреть на тех парней, что крутятся вокруг сцены во время программы, так сразу рука тянется проверить на месте ли кошелёк. Идеальный вариант из всех возможных. Особенно учитывая мой будущий интерес к фавелам, где у него наверняка обширные связи.

Следует уточнить, для того чтобы открыто проповедовать марксизм в Бразилии надо иметь незаурядное мужество. Ещё лет десять-пятнадцать назад в стране почти легально действовали «эскадроны смерти», которые похищали, пытали и убивали коммунистов без суда и следствия. Изначально провозглашалось, что эти эскадроны должны были жестко бороться любыми методами против организованной преступности, а леваки – лишь случайно попали под раздачу, но в результате именно коммунистов уничтожили практически полностью, а преступность, наоборот, расцвела до невообразимых размеров.

– Ты будешь смеяться, хотя это не совсем смешно, но бразильская охранка была создана по образу и подобию немецкого Гестапо. Имя Фелинто Мюллер тебе о чем-нибудь говорит? – неожиданно задала странный вопрос моя симпатичная компаньонша.

– Нет. Никогда не слышал. А что должен?

– Фелинто Мюллер – легендарная личность, фактически основатель бразильской полиции. Личный друг Гиммлера. Ездил стажироваться в Берлин перед войной. Привёз из Германии специалистов, чтобы они поделились своим опытом. Идейный вдохновитель и создатель эскадронов смерти. Нацист и антикоммунист. Погиб в 1973 году в авиакатастрофе.

– Ну и? Зачем мне нужно знать об этом упыре, если он давно умер?

– Твой начальник службы безопасности, Уолтер (Вальтер) Щульц, служил под его началом. После гибели Фелинто его карьера резко застопорилась.

– Гм. Это точно? Он же в криминальной полиции служил? Да и по возрасту наш Вальтер тогда был слишком молод, чтобы занимать серьёзные посты.

– Как бы то ни было, информация серьезная. Следует принять во внимание.

Понятное дело, что Ирина не могла сама нарыть эти сведения, а это значит, что это её кураторы подсуетились, от Леонтьева мне лично ничего не поступало. Держат конкуренты нас на контроле, не пускают дело на самотёк.

– Да и хрен с ним. Больше семнадцати лет прошло. Скорее всего, Вальтер пользовался поддержкой и рос по службе, благодаря тому, что он немец. Ну и профессионал неплохой. За это и попал в немилость после того, как покровителя не стало.

– И тебя не смущают его нацистские взгляды? – возмутилась Ирина.

– Здесь у каждого второго землевладельца-латифундиста и половины политиков похожие взгляды. Ничего не поделаешь. Меня больше напрягает, что в нашем ближайшем окружении появится идейный коммунист. В некотором смысле, немец его компенсирует. Заодно противовес получается. Вряд ли они договорятся между собой. Разделяй и властвуй.

– Осталось уговорить нашего диджея. Сомневаюсь, что он захочет работать на акулу капитализма вроде тебя. И как ты надеешься их примирить под одной крышей? Они же как кошка с собакой перегрызутся.

– Не переживай, все продумано. У нас два филиала будет. Представительство в Рио-де-Жанейро, которое займётся музыкально-развлекательной деятельностью, и центральный офис в Сан-Паулу отвечающий за бизнес и производство. Чисто географически это удобное и логичнее. Соответственно, потомственный ариец и диджей у нас будут в разных местах сидеть и никак не пересекаться.

У этого плана есть ещё одно неочевидное следствие: нам с Ириной придётся жить на два города. Они хоть и рядом по бразильским меркам, но ежедневно не наездишься: три часа в одну сторону, и это если без пробок на дорогах. Решение осознанное: слишком сложные и напряженные отношения, и они начали всерьёз напрягать меня. Тем более, когда твоя женщина ещё и стучит на тебя.

И вообще, одиночество – это удел попаданца. Это я уже окончательно понял. Не может человек, который дожил до седых волос и внуков, все время вести себя, как двадцатилетний пацан. При близком длительном контакте, особенно с противоположным полом, это несоответствие начинает «резать глаза». Ирина же далеко не дура и не только чувствует это, но и анализирует наверняка. И если в первое время ее восхищение и удивление изрядно веселили меня, и даже немного льстили (совсем немного). То в последнее время моя спутница уже не улыбается, когда я выдаю новую сенсационную идею или демонстрирую знания и умения, которых никак не может быть у недавнего дембеля. Очередной короткий, но роман предсказуемо заканчивается. Неизбежно и неумолимо.

С друзьями ситуация аналогичная. Ровесники воспринимаются, как наивные неопытные дети, которым нужен воспитатель и наставник. Однокурсники и сослуживцы? Это не дружба – это несколько иное, к ним отношение, словно великий гуру смотрит свысока на своих неопытных учеников, зная их каждый шаг и все будущее наперёд. Единственный, кого искренне можно назвать другом – генерал Громов. Но это исключение из правил, рождённое боевым братством, тем более, он в курсе обстоятельств моего появления и знает кто я такой.

Есть ещё один резон, чтобы охладить наши отношения с Ириной-Селеной. Через полгода она засияет на мировом уровне, как звезда первой величины. В ПГУ КГБ даже не представляют, какой фантастический успех ждёт сеньору Гомес, а когда поймут, то наверняка захотят ее использовать на другом, более выгодном и перспективном направлении. в Европе или в США. Слава – вещь быстро проходящая, наверняка подумают они, поэтому пользоваться удачным моментом надо быстро и сразу. В этой ситуации я, в качестве спутника звёзды (да простят меня астрономы), буду им только мешать. Со своей биографией и кучей странных убыточных незаконченных проектов.

Что самое замечательное – сами все сделают.

Вопреки скептическим прогнозам сеньориты Гомес вербовка диджея прошла, как по маслу, хотя картина, если вдуматься, сюрреалистическая.

Дешевая забегаловка с изумительным видом на город и бухту, на гору Сахарная Голова и на реку Январская[4].

Гонконгский миллионер и музыкант-хипстер два часа спорят о философии марксизма и преимуществах диалектического материализма в сравнении с гуманистической диалектикой, закусывая тёплую кашасу маринованной пальмой и ананасами. Кашаса – это местный самогон из сахарного тростника, на редкость омерзительное пойло, если в чистом виде, а не в коктейле.

– Рабочий – не просто трудящееся существо, это – субъект свободной практики творчества, при помощи которого он преобразует окружающий мир! Практика имеет два атрибута: творческое начало и свободу воли. И самой важной формой практики является революция, которая творит историю!

И так далее в том же духе. Как выяснилось, мои познания в этой теме оказались очень даже скромными: кроме «Манифеста Коммунистической партии», да парочки тезисов из «Капитала» даже вспомнить нечего. Пришлось выкручиваться и вытаскивать из глубин памяти цитаты из Ленина и даже Сталина, что лишь раззадорило оппонента.

– Анархисты видят концепцию мира, в которой субъект и объект слитны воедино изначально, затем они разделяются, а революция воссоединяет их снова. Марксизм – это «конкретная утопия», соединяющая предвидение будущего с возможностью его революционного создания.

– Боливару больше не наливать, – вконец ошалев от услышанного, решил я, что пациент уже созрел для делового разговора. Ибо марксизм в комплекте с самогоном дают непредсказуемый результат. А если учесть, что весь разговор шёл на английском языке с обильным вкраплением португальских слов, то смысл получался далекий от того, что подразумевали классики жанра Фридрих и Карл.

В ответ Луис выдал нечто в том духе, что парень я, конечно, хороший, но поступиться принципами он не может. Свободный художник не работает на капиталистов принципиально, даже если они читали Маркса и Сталина.

Пришлось выкладывать главный козырь, точнее – целую колоду козырных карт вместе с тузом.

– У меня есть песня, которая станет мировым хитом. Причём видеоклип снимем прямо в фавелах.

Понятное дело, что песня обречена на успех и это будет настоящая сенсация-бомба. В идеале, Майкл Джексон лично мог бы ее исполнить, но сейчас он сверхпопулярная суперзвезда и к нему так просто не подступиться. Да и времени это займёт слишком много: в моей реальности эту композицию он больше года записывал и пытался запустить в ротацию на американских каналах, и только после долгих мучений и отказов созрел до клипа в Бразилии.

All I wanna say is that
They don't really care about us
All I wanna say is that
They don't really care about u
Все что я хочу сказать это то что
Им наплевать на нас
Все что я хочу сказать это то что
Им наплевать на нас
Впрочем, с удовольствием отдам право спеть ее Майклу повторно, если у нас с Луисом хуже получится.

Глава 13

– Хочешь сказать, что убедил? При помощи какой-то песни?

С Ирины в этот момент можно было писать картину маслом: «Иван Грозный не верит Бориске». Получилось бы очень натурально.

– Удивить – значит, победить. Твой Луис до сих пор в шоке от моих познаний в диалектическом материализме. И что значит «какой-то песни»? Будущий мировой шлягер – это вам не самурай на льдине, все серьезно. Не каждый день такие предложения делают.

– Врешь, ведь? Где ты и где марксизм?

– Алекс Берг никогда не врет, – обиделся я. – По крайней мере, без особой необходимости. Ты права. Одной песни не хватило. Пришлось пообещать открыть благотворительную музыкальную школу в фавеле Санта-Мария, а Луис будет ей руководить. У бедных детей появится хоть какой-то шанс преуспеть в жизни, кроме как торговать травкой.

– За твоей странной логикой не уследить. Зачем нам фавелы? Опасный район, где тебя могут ограбить и убить средь бела дня. Денег там точно не заработаешь.

– Не все измеряется в деньгах. В Бразилии особенное законодательство о выборах, и голосование является обязательным для всех граждан страны. Улавливаешь?

– Не очень.

– Нам нужна своя политическая сила, представленная в Национальном Конгрессе, хотя бы в Палате депутатов. Сила, которая будет продвигать Советско-бразильское партнёрство.

– Если бы не знала тебя, подумала, что ты окончательно спятил. Но, почему-то каждый раз твои безумные предсказания сбываются.

– Нет пророков в своём отечестве. Даже любимая девушка не ценит. Если герой границы что-либо обещает, он слово всегда держит.

– Все равно, не верю, слишком не убедительно. Глядя на тебя, сложно поверить в искреннее желание тратить деньги на благотворительность. Вылитый эксплуататор-кровопийца. И когда только успел нахвататься? Вроде бы в твоей биографии кроме армии и института ничего такого нет? Джинсами фарцовал? Кстати, про Испанию ты тоже мне наврал – ты там никак не мог быть на практике.

– Ты почти права. Луис тоже не сразу поверил в мою искренность. Но боссабол его покорил, а без хорошего диджея шансы на успех этого проекта сразу падают. Если же акробатический футбол выстрелит, то сотни и тысячи мальчишек из фавел смогут сделать успешную карьеру в этом виде спорта. Бразилия гарантировано станет чемпионом мира – ни один порядочный человек не смог бы отказаться от такой почетной и светлой миссии. Совесть не позволила бы. Идейный человек – тем более не смог отвернуться от такого подарка судьбы в моем лице.

– Пфф. Балабол, как есть.

DJ Marlboro оказался неплохим организатором и действительно креативным товарищем. После знакомства с надувным боссаболом в натуральную величину, он мгновенно проникся и загорелся идеей, так что замотал меня вусмерть за следующие двое суток. Пришлось бросить все дела и заниматься проблемами нового вида спорта. Мою мысль набрать бывших футболистов он сразу отверг, и предложил вариант куда лучше: пригласить профессиональных скейтбордистов! Иначе вместо красочного шоу мы получим вялую пародию на футбол с батутом. Пока они выучатся эффектным прыжкам и трюкам полгода может пройти, а так долго ждать душа бразильского анархиста в принципе не способна.

Пришлось ехать к его друзьям-скейтерам и уговаривать уже их. Те оказались ребятами азартными, быстро уловили суть игры, а богатый арсенал трюков и хорошая акробатика сразу превратили матч в красочное интересное зрелище. Даже без заполненных трибун и музыкального сопровождения, на заднем дворе какой-то промзоны, смотрелось очень неплохо.

Решили, что пока они пару недель потренируются, а потом перевезем площадку на пляж и откроем первый в этом мире сезон по боссаболу.

Тем временем, вторая площадка, исправленная и доработанная согласно моим замечаниям, будет уже готова.

Единственное, что осталось без пояснения – это огромная надпись на боку «Macarena». Ее нанесли сразу, чтобы потом не мучиться. Я лишь намекнул парням, что это наш будущий и очень щедрый спонсор, а команда-чемпион по итогам сезона получит десять тонн зелени, после чего тренировки сразу стали интенсивнее, а количество желающих поиграть за следующие несколько дней выросло втрое. Наши скейтеры быстро нашли таких же азартных друзей и поклонников.

Сам же Луис успевал не только это, но и активно работал над своей новой песней, ездил со мной на переговоры, и даже поучаствовал в аранжировке «Хабаны» для Селены. Но больше всего его удивило предложение проработать и открыть туристический маршрут по фавелам.

– Por que diabos? – в переводе на русский это означало банальное «нахрена».

– После выхода клипа внимание к этой проблеме туристов со всего мира гарантировано. Надо воспользоваться этим и получить стабильный канал дохода на будущее. Ту же музыкальную школу финансировать, благоустройство больницы и помощь самым бедным. К тому же туристический маршрут даст работу сотням людей в фавелах: сувениры, кафешки, аниматоры, гиды и охранники. Обязательно включи в программу дегустацию Кайпириньи – коктейля с кашасой и лаймом. Его десяток разновидностей существует, настоящее золотое Эльдорадо.


Интерлюдия

За всей этой текучкой совсем перестал следить за новостями в мире. Между тем, политическая карта планеты потихоньку начала меняться и уже стала заметно отличаться от той, что я помнил.

В Румынии обстановка стабилизировалась, Чаушеску жесткой рукой навёл порядок, и если верить западной прессе, самой правдивой в мире, арестовал и расстрелял кучу генералов, а также посадил любимую супругу под домашний арест. По крайней мере, на экранах ТВ она не появляется уже несколько месяцев.

Хонеккер в ГДР пока смог удержать власть, но эффект от моей информационной бомбы потихоньку затухает, и через год следует ждать попытки реванша.

В Чехословакии скоропостижно скончался глава госбезопасности, а без его усилий «пражская весна» как-то вяло и неубедительно затянулась, грозя перейти в новый сезон и в хроническую стадию. Впрочем, своё мнение я Лигачеву высказал сразу: «Чехи передадут в любом случае». Поэтому плановая подготовка к «уходу» из ЧССР началась еще в прошлом году. Вывоз секретной документации, ключевых специалистов и военных технологий идёт полным ходом. Возможно, получится даже ценное и уникальное оборудование вывезти.

На этом хорошие новости заканчиваются.

В Польше дела совсем плохи. Лёха Валенса на всех центральных разворотах западных газет и журналов, даже в Бразилии о нем пишут. Болгары не заставили себя ждать, победившие демократы с трибун открыто призывают к репрессиям и запрету компартии.

Лишь Венгрия выбивается из этого черно-белого списка. К громадному удивлению всего мира внезапно выяснилось, что разговоры об объединении с Австрией вовсе не слухи, а почти свершившийся факт. Стороны близки к соглашению, а в мае месяце намечен референдум об объединении, причём сразу в двух странах. Как я понял, будет переходный пятилетний период, для того чтобы привести законы и государственное устройство к единому стандарту. Понятное дело, что это будут австрийские законы, но в Политбюро изначально это знали.

В западных СМИ быстро сообразили, что СССР дал согласие на появление конфедеративной Австро-Венгрии не за спасибо и даже почти угадали с суммой «откупных» – до двадцати миллиардов долларов в пересчете. Плюс передача современных технологий и строительство заводов под ключ на территории Союза. В основном в нефтехимии и переработке углеводородов, а также в электротехнике и микроэлектронике.

Эпический провал американских вояк в Панаме мог лишь подсластить горькую пилюлю разочарования. Тем более, что не мытьем, так катаньем США все же свергли Норьегу со второй попытки и поставили свою марионетку, фамилию которой я даже не запомнил.

Стороннему наблюдателю могло показаться, что Советский Союз стремительно летит в пропасть, а «социалистический блок» доживает последние дни, и объективности ради, в Холодной войне на сегодняшний день мы практически проиграли.

Но с высоты прожитых лет все видится по-другому:

Во-первых: развал социалистического блока уже остановился, а в нынешней конфигурации ни о каком вступлении в НАТО поляков и болгар в ближайшие десятилетия речь не идёт.

Во-вторых: в этой реальности Советский Союз уцелел, решил или заморозил большинство экономических и политических проблем. Впервые за десятилетия бюджет СССР стал профицитным, а финансовое положение из «ужасного» перешло в статус стабильного, с хорошими перспективами. Проблема внешнего долга если не решена, то отодвинута далеко в будущее, где-то на рубеж тысячелетия.

В-третьих: об этом мало кто задумывался, но именно разграбление бывшего Советского наследства после 1991 года и включение в общий рынок 400 миллионов жителей бывших соц. стран, подарило коллективному Западу «золотое десятилетие» экономического процветания. Именно на 1990-е пришлась эпоха наивысшего расцвета капитализма, хотя многие видные экономисты считают, что она продлилась вплоть до кризиса 2008 года, но не суть. Если бы не развал и «раздербан» Советского Союза, то в начале девяностых Европа и США стремительно скатились бы в рецессию, а затем в сильнейший кризис за все послевоенное время. И таки, признаки надвигающегося экономического Апокалипсиса налицо. Очевидно, не только я такой умный, что смог просчитать последствия. Наверняка биржевые аналитики тоже это поняли, поэтому мировые рынки штормит и колбасит не по детски.

Империализм без расширения границ рынков упёрся в пределы роста и начинает сжирать сам себя. Наблюдаем классический цикл тотального перепроизводства при отсутствии сбыта. На эту роль подошёл бы Китай, но для этого нужны 10–15 лет, а их теперь нет. И других кандидатов на съедение тоже нет.

Ну и конечно, главной мировой сенсацией февраля месяца 1990 года стало межправительственное соглашение между Советским Союзом и Соединенными Штатами, заключённое в Нью-Йорке, и предусматривающее переработку трёхсот тонн советского высокообогащенного оружейного урана в низкообогащенное топливо для американских АЭС.

Когда я об этом услышал в новостях – чуть не напился на радостях. Это просто праздник какой-то! Решился товарищ Лигачев на гениальную авантюру, отомстил супостатам за все их шалости и подлости.

Представляю, чего это стоило товарищу Генеральному секретарю: вплоть до обвинений от соратников из ЦК в предательстве и подрыве оборонной мощи страны. Все-таки триста тонн оружейного урана – этого хватило бы на 15 тысяч ядерных зарядов. И ведь не объяснишь, что эта сделка по факту похоронит американскую ядерную отрасль: в США и так проблемы с обогащением ядерного топливо, неудачно выбранная ещё в 1950-х годах технология, из-за чего себестоимость продукции выше, чем у советских центрифуг почти в десять раз. А теперь американские заводы и вовсе без госзаказа остались и уже не выживут.

Но Кремлевский старец смог продавить решение и без этих объяснений, просто озвучил сумму, которую заплатят американцы: 100 миллиардов долларов в течение пятнадцати лет. Причём часть из них зерном и почему-то технологиями для электронной промышленности.

В этом месте я особенно долго и счастливо смеялся. Змея укусила себя за хвост! Ирония судьбы – именно так пендосы уничтожили советскую электронику на рубеже 1970-х годов. Злые языки намекают, что это была сделка в рамках молчания Политбюро по «Лунной Афере», но на то они и злые языки. Будем считать, это всего лишь случайным совпадением.

К концу 1960-х годов Советский Союз был одним из мировых лидеров в компьютерной сфере и программировании. Сказывалась хорошая научная и физико-математическая школа. Но уже заметно отставал от мировых лидеров в производстве полупроводников и микросхем.

К тому же, сказывалась советская специфика: производились десятки (!) не совместимых друг с другом моделей и типов ЭВМ, практически отсутствовала унификация и стандарты компьютерного оборудования. Плюс общая ориентация ЭВМ на математические и научные расчеты, без учета прикладного использования.

Классическая ситуация: кто в лес с раком, кто по дрова с щукой.

Требовалось привести всю эту научную вольницу к единому стандарту и просто к элементарному порядку.

В этот момент и появляется гениальное предложение перейти на американский (!) стандарт System/360 от фирмы IBM. При этом предлагалось прямо и нагло клонировать импортную аппаратную часть ЭВМ (в те времена на патентное право в СССР откровенно плевали).

История очень мутная и местами просто фантастическая. Имея десятки своих разработок, имея свою научную школу и серийное производство, отказаться от собственного счастья и добровольно принять вражеские стандарты и полностью перейти на импортные технологии. В голове не укладывается, как это возможно было? Отставание в полупроводниках конечно было, но не критическое, зато перспективных и уникальных направлений в СССР было море безграничное. Почти все это было похоронено ради копирования Западных технологий, причём сразу понятно было, что с огромным отставанием по времени.

Как легко догадаться, советские заводы в те времена не имели оборудования для производства комплектующих и периферии под стандарт IBM, и его надо было закупать за валюту, к тому же такая техника находилась под жесткими американскими санкциями.

Ситуация откровенно сюрреалистическая. СССР добровольно отказывается от своих технологий, чтобы полностью зависеть от импортного оборудования, поставляемого контрабандой через какую-нибудь Финляндию.

И самое смешное, это оборудование «тайно» поставлялось в течение десятилетий вместе с тысячами тонн расходников и комплектующих, а американцы делали вид, что не замечают этой вопиющей наглости. Уверен, что в ЦРУ и Госдепе довольно посмеивались над наивными глупцами, которые добровольно и за свои деньги угробили свою компьютерную отрасль.

Можно поверить, хоть и с трудом, что американские спецслужбы не знали о поставках современного высоко-технологичного оборудования для СССР. Хотя это уже, само по себе, невероятное допущение, да и рассекреченные отчеты ЦРУ начала 1970-х годов об этом уже подробно сообщают, но поверить, что Госплан СССР с одобрения Политбюро начнёт перестройку всей электронной промышленности Союза под единый стандарт частной американской компании просто так под обещание завезти тысячи станков и десятки тысячи тонн оборудования контрабандой через Финляндию? Единственное логичное объяснение: Советский Союз получил убедительные гарантии от США таких поставок через третьи страны. Тогда все сходится. Ну, а совпадение по срокам с полетом на Луну – это чистая случайность.

С точки зрения Косыгина и Брежнева, они поступили абсолютно правильно. За счёт американцев почти наверстали отставание в этой сфере, модернизировали полупроводниковую промышленность и решили проблему на ближайшие десять-пятнадцать лет. То, что случилось потом – это уже и не совсем их вина, хотя именно они заложили фундамент тотальной зависимости от Запада в компьютерах.

Нынешний Договор «ВОУ-НОУ» между СССР и США – это точно такая же спецоперация, только в зеркальном отражении. На первый взгляд, в краткосрочной перспективе, такой договор даже выгоден американцам, все же, топливо для АЭС в десять раз дешевле рыночной цены – это очень вкусная халява, но уже через десять лет заводы по обогащению урана в США исчезнут как класс, оборудование порежут на металлолом, а последние специалисты уйдут на пенсию или потеряют квалификацию.

Но президент США и его администрация такими сроками не думают, у них выборы скоро, а забрать у Советов военный уран на 15 тысяч боеголовок, да ещё и задарма – такой шанс политики упустить не могут.

Стоит отметить, что ядерных зарядов у СССР более 50 тысяч, а запасов ВОУ хватит ещё на полстолько же. Так что урон боеспособности чисто виртуальный – их все одно сокращать придётся, да и не нужно столько.

Конец интерлюдии

Глава 14

– Дорогой Вальтер, ничего, что я по-простому по имени? Окей. Для вас первое серьезное задание. Проверим на что способна наша служба безопасности.

– Я весь во внимании, господин Берг. Записываю.

– Нам нужно найти и купить метеорит. Желательно, большой, не привлекая внимания. И не в наших краях купить. Поэтому Сан-Паулу и Рио отпадают.

Господин Вальтер Шульц вопросительно посмотрел на меня, авторучка замерла над листом бумаги, невысказанное германское ругательство повисло в воздухе. Надеюсь, ругательство восхищенное.

– Ээээ… Насколько большой?

– Килограмм на пятьдесят-семьдесят, но тут как повезёт. Чем больше – тем лучше.

– Ого! Я и не знал, что они бывают такими большими. Наверное это будет дорого?

– Не очень. Железные или железно-каменные метеориты нас не интересуют, на них слишком высокая цена. А вот каменные хондриты, наиболее распространённые среди метеоритов, стоят сущие центы. Нужно найти такой камень где-нибудь в запасниках музея, купить и тайно доставить сюда. Научной ценности они обычно не имеют, встречаются достаточно часто, и обойдётся такое удовольствие максимум в пару тысяч долларов. Можно дороже, если попадётся действительно крупный экземпляр. Бюджет операции – десять тысяч баксов. Но главное условие – чтобы ваши подопечные все проделали тайно.

– Задание ясно. Сегодня же займусь. Уточняющий вопрос, разрешите? Искать только в Бразилии или в соседних странах тоже? Рио и Сан-Паулу у нас сразу отпадают, а крупных городов и музеев в стране не так много остаётся. Наверное, столицу тоже надо исключить из списка, она тоже рядом.

– Хорошее уточнение. Даже не задумывался об этом. Если сможете переправить камешек через границу, то так даже лучше будет.

– Не вижу серьезных проблем. Это же не контрабанда. По документам пойдёт, как обычный декоративный камень. Пятьдесят долларов таможенникам и они даже в грузовик не заглянут. Это все?

– Нужен список всех популярных журналов и газет, пишущих на темы мистики, оккультизма и всякой эзотерической хрени. Что-то типа: «Оракул Амазонки», «Ясновидение и гороскопы», «Шаманы Парнамбуку» и тому подобное.

Господин Шульц кивнул, затем ехидно поинтересовался:

– Похоже, это звенья одной цепи?

– Браво, господин полковник! Извиняюсь, забыл – месье колонель. Интуиция вас не подвела. Это части одного единого плана. Как догадались?

– Den Vogel erkennt man an den Federn, – как говорят у нас, немцев. – Видно сокола по перьям, – выдал несколько двусмысленный комплимент Вальтер. В русском языке поговорка звучит примерно так: «Видно курицу по полёту». – И что вы будете делать с этим метеоритом?

– Как что? Использовать по назначению. Метеорит должен падать с неба на радость людям. При помощи катапульты ночью забросим камень на территорию завода, куда-нибудь на крышу склада готовой продукции. Ночью – это важно, чтобы случайно никого не прибить.

– Интересно. А зачем вам полученная дыра на крыше склада?

– Позже расскажу. Не хочу портить сюрприз. Поверьте, это будет весело и забавно. Ну и выгодно, конечно – куда же без этого. Теперь перейдём к более важному вопросу. Надо определиться с кем из криминальных группировок мы будем сотрудничать.

– Господин Берг, вы меня извините за прямоту, но это плохая идея. Прекрасно понимаю, что наша служба безопасности пока ещё только формируется, но если вдруг возникнет сложная ситуация, то я подниму свои связи в полиции и, гарантирую, мы решим любой вопрос. К тому же, адвокат Лима весьма авторитетен в этих кругах, всегда можно обратиться к нему.

– Полковник, вы же догадываетесь, что мы не можем дергать ваших друзей или просить адвоката Диму об услуге по любому ничтожному поводу. А наша служба безопасности нужна для более серьезных и важных дел. Охранять туристов в фавелах или следить за порядком на пляже и гопниками во время соревнований, гонять дилеров и карманников – нужны специфические структуры.

– Пожалуй, вы правы. Хотя, вести бизнес в фавелах – сама по себе, очень рискованная идея. Если вы, конечно, не наркотиками и оружием торговать собрались?

– Нет, конечно. Упаси Бог! У нас будет легальный и респектабельный бизнес, с гуманитарным и благотворительным уклоном.

– Зачем вам это? Ни за что не поверю, что вы прониклись идеями социалистов. Вы же прирожденный бизнесмен и предприниматель.

– Сострадание и христианское милосердие мне не чужды, как любому доброму самаритянину.

– Ну, да… Смирение и добродетель. Это точно про вас.

– Смеётесь? Напрасно. Как говорят в Гонконге: «Нельзя складывать змеиные яйца вместе с утиными». Если ваш бизнес более десяти миллионов долларов в год, то вы обязаны думать о политике, иначе она сама придёт к вам, или за вами. Поскольку я намерен обосноваться в Бразилии надолго, то нужно заботится о репутации и политической «крыше». Создавать своё лобби в правительстве. Иначе нас сожрут конкуренты и совсем не рыночными методами.

– Не логичнее ли спонсировать консерваторов или христианских демократов? Коммунисты и анархисты бизнесменов вряд ли полюбят.

– Вы правы. Именно об этом и говорит гонконгская поговорка. Нельзя складывать яйца в одну корзину. Мы будем поддерживать и тех и других. И всяких экологов заодно.

– Хорошо. Если вы окончательно решили связаться с фавелами, тогда лучший вариант – это «бразильское полицейское ополчение».

Как я уже упоминал раньше, криминальная жизнь Бразилии богата и разнообразна до невозможности. В стране действуют две главные криминальные лиги: «Первая футбольная команда» и «Фаланж Вермелья», недавно переименованная в Comando Vermelho.

Практически все крупные и мелкие преступные группировки относятся к одной из двух воюющих сторон. С этой точки зрения, фавелы – это зона влияния именно «красной фаланги».

Но есть редкие исключения из общего правила. «Бразильское полицейское ополчение» – именно из таких. Это полуофициальная военизированная организация из местных жителей, которые выполняют функции полиции в фавелах. Правительство негласно поддерживает этих «дружинников» и даже тайно обеспечивает оружием. Обо всем этом Шульц написал в докладной записке заранее, и вариант для нас вроде бы неплохой, но не без недостатков. Ополчение действует только в своем районе, а мои интересы намного шире и распространяются на весь Рио-де-Жанейро с пригородами. К тому же, такие общественные объединения плохо сочетаются с коммерческой деятельностью. Короче – надо смотреть и общаться с реальными людьми, руководителями этих народных дружин, но скорее всего, это точно такие же обычные банды из аборигенов, только под ментовской крышей.

– Полковник, этот вариант мы тщательно изучим и пока не отбрасываем. Но у меня есть предложение получше, оно тоже из вашего списка. Мы будем работать с кубинцами.

– Гы. Я почему-то именно о них сразу и подумал. Бригада Хромого Хосе?

– Как догадались?

– Это нетрудно. Название «Habana-Club» говорит само за себя. Ром вам в любом случае покупать придётся с Кубы. Они хоть и эмигранты, но связи по контрабанде наверняка остались.

– И снова вы почти угадали. Хотя резоны у меня другие. Кубинцы здесь чужие, как и я, собственно, при этом имеют репутацию отморозков и серьезных бойцов. Значит, перекупить их будет труднее, чем местных. Что касается гаванского рома, то их услуги не потребуются. Договор на поставку вполне официальный, я уже был в посольстве. Коммунисты чуть от счастья не расплакались, когда узнали, что я предлагаю крупный контракт на десять лет. У них мировые продажи на треть упали – ром девать некуда. Через месяц обещают первую партию.

– М-да. Повезло вам с кризисом и коммунистами. Обычно они годами тянут. Но не думаю, что Хромой Хосе станет с вами разговаривать. Охрана туристов и аттракционов на пляже? Насколько я в курсе, он в основном оружием и контрабандой промышляет. Зачем ему эта мелочевка?

– Думаю, у меня есть что ему предложить, кроме охраны надувных батутов. Золотодобыча, изумруды и многое другое. Уверен, он согласится.

– Разрешите выполнять? Как говорит наш пастор: только усердие приносит хлеб.

– Идите уже. Только немецких поговорок мне и не хватало для полного счастья. И попросите Эдуарду, чтобы заходил, он там на диванчике коридоре заждался уже. Будем писать статью о методах амазонских шаманов в современной косметологии.

Господин Шульц впервые надолго задумался, даже на секунду остановился в дверях, но так и не решился спросить. Испугался наверняка. Вдруг окажется, что я не шучу – и как с этим жить потом?

Трюк с «падающим метеоритом», конечно же, не лично я изобрёл. Одно время это был весьма популярный рекламный приём на рубеже тысячелетия по всему СНГ. Где его только не использовали: и целительная метеоритная водка и лечебные зелья, и политики на выборах не брезговали камни ронять с неба для получения избирательного эффекта. Волгоградский губернатор, на моей памяти, так дважды этот фокус провернул. Первый раз ещё когда свой продовольственный рынок рекламировал. Тот метеорит лет двадцать на постаменте прямо у центрального входа простоял, как реликвия. Особо впечатлительные бабушки даже воду заряжали в банках рядом с ним. Ну и когда избирался, само собой.

Тема с небесными камнепадами сама собой затихла в начале двухтысячных в связи с ростом цен на сами метеориты, да и доступные запасы в краеведческих музеях исчерпались.

Что касается Хромого Хосе, то тут и вовсе никакой загадки нет. Это мой будущий связной «из центра»! Контакт, полученный от генерала Леонтьева. Хотя по официальной легенде, Хосе якобы из бывших политэмигрантов и пострадал от кубинских властей, поэтому бежал с острова Свободы лет пятнадцать назад. После чего сколотил банду из таких же земляков-кубинцев и занялся привычным прибыльным бизнесом: торговлей оружием и контрабандой. До сего дня у меня не было связного, все общение с центром шло через почтовое и телефонное сообщение. В основном с Гонконгом, где мой «поверенный» якобы распродаёт мое недвижимое имущество и подчищает хвосты с биографией. Поскольку операция готовилась в страшной спешке, то ничего заранее не было сделано. Схема стандартная: покупается пентхаус в одном из небоскребов на мое имя, а через пару месяцев продаётся по той же самой цене. Прибыли такая операция не приносит, но зато легализуется крупная сумма денег и уже она официально переводится на мой счет в банке в Бразилии.

Идея с бразильским шаманом пришла мне в голову совершенно случайно. Началось все с испанского музыкального дуэта «Лос дел Рио». Через продюсерское агентство без особых проблем удалось их пригласить выступить на карнавале в Рио, который состоится в конце марта. Обошлось не так уж и дёшево: по две тысячи долларов каждому, плюс пришлось оплатить перелёт через океан бизнес-классом и проживание в хорошей гостинице. Но зато удалось выписать севильский дуэт заранее и на целый месяц. Селена лично вела переговоры по телефону и пообещала им совместный шлягер мирового уровня.

Так что обаятельные и веселые два друга Антонио Ромеро и Рафаэль Руис в середине февраля оказались в Рио-де-Жанейро в моей штаб-квартире. Если быть точным – в «креативном» офисе. Я уже упоминал, что у нас два подразделения в разных городах. В Сан-Паулу будет находится финансово-промышленное подразделение, на побережье в Рио – продюсерский центр, занимающийся всякой мелочевкой вроде конкурсов красоты, раскрутки эстрадных звёзд, соревнований и пляжных развлечений.

Деление очень условное, некоторые сферы их деятельности будут пересекаться, а в будущем они ещё больше разрастутся и расширятся на другие регионы. По крайней мере, я на это очень надеюсь.

Специально к приезду испанских звёзд «креативный офис» был подвергнут футуристической обработке. В переводе на русский сие означает, что я порылся в памяти и извлёк оттуда все дизайнерские изыски, какие можно реализовать быстро и своими руками. Часть идей позаимствовал из провинциального убранства своего коттеджа, несколько экспонатов были скопированы из салона красоты, принадлежащего моей супруге. А конструкция знаменитой люстры «85 lamp» и вовсе подсмотрена в турецком отеле – весьма популярная вещь на всем побережье от Антальи до Кемера.

Отдельный предмет гордости: Knotted chair – плетёный стул, слепленный собственными руками. Однажды моя дражайшая половина страстно возжелала купить этот предмет мебели от какого-то известного дизайнерского гуру, имя которого я даже запомнил. Стоили два этих странных кресла раз в десять дороже моего директорского сиденья из чистой кожи. Отдавать несколько тысяч баксов за это плетённое недоразумение из углеволокнистой веревки я посчитал абсурдным, и заявил, что сам сделаю такой же своими руками практически бесплатно. «Инженер я ли кто?» – патетически воскликнул тогда я и тут же был пойман на слове. Пришлось реально мастерить эту хрень своими руками, пользуясь подсказками с Ютуба. Как ни удивительно, но вышло даже симпатично, правда, промучился неделю и гараж потом месяц эпоксидкой вонял (веревки клеем пропитывают), но зато жена меня потом боготворила целых полгода. Пока я не накосячил с бассейном. Впрочем, это к делу не относится.

В 1990 году автор этих плетёных кресел ещё наверное в школу ходит, а турецкие отели ещё не построены наверное, поэтому я заслуженно буду первооткрывателем и новатором в дизайнерском искусстве. Пустяк, а приятно.

В результате «креативный офис» поразил не только испанских певцов, но и всех, кто его видел. Правда, восхищение окружающих было несколько странным и задумчивым, как у попуасов-канибалов обнаруживших рекламный буклет Микояновского мясокомбината.

Именно в этот момент меня и посетило очередное дежавю. Два поющих мужика, которым я предлагаю исполнить их же песню! Ничего не напоминает? Ну, конечно же! В точности повторяется история Интигама и Эхтирама Рустамовых и легендарной песни «Давай до свиданья». Как давно это было – хотя, всего навсего, один год прошёл.

Ну, а там где братья Рустамовы, там сразу вспоминается и знаменитый провидец из Ленинорана! Разве можно пройти мимо такой удачной идеи, уже доказавшей свою сверхэффективность? Вопрос риторический.

Только в этот раз мы будем действовать несколько иначе. Если дедушка-предсказатель давал прямые советы всем страждущим через газету, то бразильский шаман будет давать полезные рекомендации только мне. Кто-то скажет, что это абсурд и намекнёт, что это прямой путь к психиатру, если даёшь советы самому себе, но не будем судить поспешно.

Уважаемый Шианка Роша, потомственный амазонский шаман в третьем (зачеркнуто), в седьмом поколении, единственный, кто знает рецепт волшебной аяуаски, дающей возможность заглянуть в будущее.

Аяуаска – это местная шаманская настойка, позволяющая общаться с духами без употребления водки или самогона. В каждом племени рецепт наркотической гадости разный, поэтому побочное действие, даже такое странное, никого особо не удивит.

Понятно, что никакого Шианка Роша в природе не существует. Но тем не менее, его предсказания позволяют угадать результаты матчей будущего Чемпионата мира по футболу 1990 года. Не всех матчей, конечно – только тех, которые я помню. Но тут удача полностью на моей стороне. Дембель, отслуживший полтора года, имел полное право смотреть телевизор хоть круглые сутки, если он не на выезде, конечно. Поэтому это единственный чемпионат, который я просмотрел «от и до», не пропустив ни одного матча, на гражданке такой роскоши я себе позволить не мог – вечно времени не хватало. Тем более, это фактически последний мондеаль легендарного Марадоны – разве можно такое забыть.

Глава 15

Интерлюдия

4 апреля 1990 года

Здание «TV Brasil Internationa», студия музыкальных программ, Рио-де-Жанейро

– Добрый день, наши дорогие телезрители! В эфире сегодня, как и всегда по субботам, программа «Вечер со звёздами» и я, его бессменная ведущая, Сара Индего.

Дама с микрофоном, обтянутая в золотое облегающее платье, задорно качнула широкими бёдрами и улыбнулась в камеру, демонстрируя ослепительный оскал во все свои тридцать два зуба, достойный небольшой акулы, случайно заплывшей в реку близ города Рио.

– Сегодня у нас не один гость, а целая россыпь звёзд. Позвольте представить! Популярный испанский дуэт Los del Rio: мужественные и брутальные, покорители женских сердец – Антонио Ромеро Монхе и Рафаэля Руиса Пердигонеса из Севильи! Мы и раньше были знакомы с их творчеством, но теперь о них заговорил весь мир.

Звукооператор включает бурные продолжительные аплодисменты, зрители в студии с умеренным энтузиазмом присоединяются к овациям.

– Неподражаемая и обворожительная, сексуальная и загадочная, новая восходящая звезда, исполнительница супер хита «Хавана уна на»… Селена Гомес Сиа!

В этот раз овации намного громче, мужская часть аудитории аплодирует стоя. Певица и, вправду, выглядит ослепительно прекрасно.

– И наконец, наша местная гордость, поэт и музыкант, создатель жанра пляжного фанк-кариоки. Хорошо известный нам, Луис Матта, он же – DJ Marlboro. Привет, Луис!

– И вам, алоха, дорогая Сара. Давно не виделись.

Ведущая томно улыбнулась, развернулась к зрителям и продолжила.

– Несомненно, вся страна, да, и и весь мир до сих пор находятся в шоке от прошедшего карнавала. Впервые в истории приглашённые гости затмили выступление лучших танцевальных школ Бразилии, а невероятная фантастическая «Макарена» стала гимном фестиваля. Антонио и Рафаэль, почему вы решились представить свою песню именно в Рио?

Испанские мачо дружно широко и счастливо улыбаясь, долго, весело и путано объясняли, как и почему оказались в Бразилии, но никто в студии так и не понял, каким ветром их занесло в Южную Америку.

Наконец, ведущая не выдержала и прямо поинтересовалась:

– Это как-то связанно с продюсерской компанией «Гуглберг» и ее загадочным владельцем?

На что товарищи из славного дуэта Los del Rio в один голос дружно заявили, что никогда не слышали о таком, и согласно условиям контракта не имеют права разглашать информацию о нем.

Не добившись ответа, телеведущая перешла к следующей жертве. Но и здесь ее ждало разочарование. Селена охотно щебетала на испанском на любые темы, так что переводчик в студии лишь чудом поспевал за ней. И о планах на будущее, и новых песнях, о предложениях крупнейших музыкальных каналов, об интересе «Сони Мьюзик», и даже поведала о любимом вкусе волшебного напитка «Хавана Клаб Макарена» (как нетрудно догадаться, это оказался арбузный) но ни слова не сказала о таинственном Алексе Берге.

Лишь у диджея Мальборо, по старой памяти, удалось выведать, что таинственный миллионер и филантроп сейчас отбыл куда-то в Амазонию на свои золотые прииски.

Словно клещ, уцепившийся за последнего грибника в сезоне, теледива принялась потрошить несчастного Луиса со всей возможной тщательностью.

– Sarah, querida[5], мой друг Алекс не любит публичности. Возможно, как-нибудь я смогу организовать тебе эксклюзивное интервью, и ты сама его об этом спросишь.

– Ты называешь его просто Алекс? Газеты пишут, что он владелец казино из Макао, ему восемьдесят лет и пересаженное искусственное сердце.

– Без комментариев. Пресса любит преувеличивать.

– Ещё говорят, что у него яхта за миллион долларов. И что конкурс «Мисс Бразилия» он проводит, чтобы пополнить свой, и так огромный, гарем?

Знаменитая певица Селена Гомес не выдержала и засмеялась. Диджей Марльборо посмотрел на неё неодобрительно и прокомментировал.

– Это все странные и нелепые слухи. Могу лишь сказать, что параллельно во время конкурса мы будем отбирать красивых и музыкальных девушек для нашей новой поп-группы под названием «Спайс гёрлз». Несколько песен уже готовы – через полгода они будут звучать на всех радиоканалах страны и мира.

– Луис, наши зрители нас не поймут, если мы не поинтересуемся. Сенсацию такого масштаба Бразилия даже не припомнит. Сразу два шлягера попали в чарт Billboard Hot 100, на сороковое и пятьдесят третье место. И это за первые две недели ротации! Не удивлюсь, если они войдут в Топ-20 уже к концу месяца. De lugar, буквально из ниоткуда появились. Разве это не поразительно?

– Вы будете удивлены ещё больше! На подходе несколько новых шлягеров у наших испанских друзей, работа над которыми близка к завершению. И это будет бомба, еще круче «Макарены» и «Хаваны» вместе взятых. Причём, это не одна композиция, а сразу несколько. Так что, ждите новых премьер от дуэта Los del Rio и нашей обворожительной гостьи Селены.

– Это правда? – глаза у ведущей округлились до размеров чайного блюдца из китайского сервиза.

Брутальные испанские мачо кивнули, широко улыбаясь, Селена скромно потупила глазки, ничего не ответив.

– Луис, ты нас заинтриговал, с нетерпением будем ждать новых песен. Но я не могла не спросить о другой сенсации последнего времени. О боссаболе! Популярность нового вида спорта растёт фантастическими темпами, все только и говорят о нем. По секрету скажу, что наш телефон разрывается от международных звонков. Все иностранные телеканалы умоляют и просят сюжеты о пляжном футболе на батуте. Такого ажиотажа не припомню со времён когда, у президента Жуана Фигейреду случился сердечный приступ и вице-президенту Шавису пришлось занять его место.

– Сара, спасибо за вопрос. Боссабол – это не просто новый вид спорта. Это социальный лифт для десятков тысяч бедных парней, это шанс добиться чего-то в жизни, вырваться из нищеты и беспросветности. Конечно, ты скажешь, что футбол тоже даёт такой шанс. Но будем честны – шанс минимальный. Слишком высока конкуренция. Здесь же абсолютно новый вид спорта, в котором Бразилия на долгие годы будет впереди планеты всей. Через месяц планируем открыть первую площадку для тренировки детей из фавел. Абсолютно бесплатно.

– Прекрасно. В наше время благотворительность и забота о детях не часто встречаются.

– Кроме того, в наших планах открытие музыкальной школы для бедных подростков в районе де Санта Мария.

– Это же самый центр фавел? – удивилась ведущая. – Криминальный район с не самой хорошей репутацией.

– Там живут такие же люди, как и повсюду, и у них тоже должен быть шанс на нормальную жизнь. И мы его дадим.

Конец интерлюдии


Интерлюдия 2

11 апреля 1990 года Флорида США

Центральный офис «Торговый дом «Бакарди»

В роскошном кабинете за дорогим массивным столом из чёрного африканского дуба восседает мощный монументальный старик, отдаленно похожий на Кису Воробьянинова, если бы он снимался в роли Ганнибала Лектора. Это один из патриархов семьи Бакарди – знаменитый Пепин Бош, старший сын основателя династии и торгового дома заодно.

Несмотря на преклонный возраст, а ему уже под восемьдесят, он крепко держит бразды правления и умело управляет когортой родственников, вечно враждующих между собой, пытающих раздербанить компанию и растащить на части.

В кабинете присутствуют ещё двое: Хуан Прадо, блестящий менеджер по продажам, руководитель Карибского направления, отвечающий также за отношения с Кубой. И родной племянник Пепина Боша, так же член Совета Директоров компании, Орфилио Пелаэс.

– Хуан, ты узнал, то что я просил?

– Да, господин. После того как Фидель Кастро в 1977 лично открыл винокурню «Гавана-Клуб» в городке Санта-Крус дель Норте, что примерно в сорока милях от старого завода и объявил, что это единственный чистый кубинский ром, семья Аречабала безуспешно пыталась отсудить свои права на это название, но бедственное финансовое состояние не позволяет им нанять хорошего адвоката. Сам Хосе Мигуэль Аречабала проживает здесь в Майами, торгует подержанными автомобилями.

– Не тяните. Он согласен? Запросил сколько?

– Да, согласен. По моим сведениям, его финансовое состояние плачевно, как никогда. Поэтому он согласен на сто тысяч долларов, но готов поторговаться.

Мощный старик презрительно сморщился.

– Жалкие неудачники. Когда-то они смели пытаться встать в один ряд с нашей семьей. И где они теперь? Торгуют ржавым металлолом? Это расплата за то, что пытались заигрывать с коммунистами. Которые потом их же ограбили и национализировали все их заводы. Предложите восемьдесят тысяч и оформляйте договор. Мне нужны права на торговую марку «Гавана-Клуб», как можно скорее.

– Будет исполнено. Но…

– Что но? Я не молодая танцовщица из «Тропиканы», меня не надо обхаживать, говорите прямо.

– После того как Фидель Кастро решил сделать ром источником валюты и главным экспортным товаром, бутылкам «Гавана-Клуб» придали новую форму в виде бронзовой женской фигуры Ла-Хиралильи, символа города с семнадцатого века, расположенной на крыше одной их гаванских крепостей. Так же была изменена этикетка.

– Хуан, вы специально меня нервируете? Или вас подкупили мои наследники, чтобы довести старика до инсульта? Я знаю, кто такая Ла-Хирадилья, ведь большую часть своей жизни я провёл на Кубе. Зачем вы это рассказываете?

– Дизайн бутылки и этикетка, которые используются сейчас, появились в 1977 году при коммунистах. Семья Аречабала не может на них претендовать. Только на название, поэтому нам предстоят долгие судебные тяжбы и серьезные траты на адвокатов. Могут потребоваться годы, и десятки тысяч долларов дополнительных расходов.

– Скорее, сотни тысяч, – впервые подал голос племянник господина Боша. – И не факт, что выиграем.

Патриарх клана «Бакарди» мрачно посмотрел на молодого шестидесятилетнего выскочку, словно решая: пристрелить его или утопить в ближайшем Карибском море, но вспомнил, что это все-таки родная кровинушка и передумал совершать смертоубийство.

– Теперь займёмся тобой, дорогой Орфилио. Мне ежедневно докладывают от десятках звонков от клиентов и контрагентов, которые озаботились внезапным появлением конкурента.

– Дядюшка, ты преувеличишь. Всего лишь мелкий комар, с микроскопическим объемом производства. Ну какой он нам конкурент?

– Да? Почему же об этой мелкой ничтожной фирме столько говорят? Вчера меня дважды об этом комаре спрашивали люди, чьё состояние оценивается суммами с семью нулями. Уж они прибыль чувствуют, как никто другой.

– Всего лишь совпадение. Череда невероятных случайностей. Выстрелила песенка от никому не известной певички, в удачное время в удачном месте во время карнавала. Этот гонконгский пройдоха оказался спонсором певички. Говорят, она его любовница.

– Глупец ты, Орфилио, и наверное никогда не поумнеешь.

– Оскорблять меня в присутствии работников, abuelo[6], разве я это заслужил?

– Конечно заслужил! Почему я только сейчас узнаю, что этот человек из Гонконга обращался в наше бразильское представительство с предложением о сотрудничестве, а его даже слушать не стали?

– Но, кто же мог знать…?

– Вот поэтому ты никогда не станешь главой нашего Дома. Ладно предвидеть было сложно, но оценить, то что уже произошло? На это способен даже ты. Но выводов так и не сделал.

– Какие выводы? «Гуглберг» не продал и ста тысяч бутылок. Почему это должно нас волновать?

– Видишь ли, даже во Флориде о нем уже знают. А всего лишь три месяца назад он был никто. Просился на приём к нашему региональному менеджеру, но его вежливо выставили за дверь. Все так? Ничего тебя не смущает?

– Повезло.

– Нет никакого везения. Это идеально спланированный и реализованный план. Похоже, этот парень – редкий талант.

– Дядюшка, уверяю, никакой опасности он не представляет. Вряд ли этот продукт выйдет за пределы нескольких регионов южной Бразилии. По полученным данным господин Берг под этот проект взял кредит в банке на сто тысяч долларов. не думаю, что у него есть средства для расширения географии продаж.

– Молодец, хоть это сообразил. Что надо собрать информацию. Тем более, это должно нас настораживать. С мизерным капиталом он совершил фантастический прорыв. Что будет, если ему откроют хорошую кредитную линию на фоне нынешнего успеха? Не стоит недооценивать противника. Вдобавок, это вопрос принципа. «Хавана-Клуб» – это личный вызов нашей семье. Либо торговая марка будет принадлежать нам, либо должна быть уничтожена в зародыше.

– Предлагаете выкупить?

– Не сразу. Зачем переплачивать. Действуй по стандартной схеме. Создай трудности, перекрой финансирование, надави на поставщиков и так далее. С этим ты должен справится. И не ленись, лично отправляйся на место и проконтролируй.

Конец интерлюдии


– Ты ведь, заранее все знал?

Селена в гневе ещё прекраснее, чем обычно, но угроза моему здоровью тоже нешуточная, поэтому любоваться красотой приходится с безопасного расстояния, переместившись за стол, как за баррикаду.

– Милая, ты о чем? И, пожалуйста, поставь стул на место. Это редкая дизайнерская работа от известного кутюрье. Стоит не менее двухсот долларов.

– Снова врешь. Судя по уродливому дизайну, твоя буйная фантазия постаралась.

– Одно другому не мешает. Современное искусство не должно быть красивым, скорее – наоборот. В чем конкретно ваши претензии, уважаемая сеньорита? Не понравились джинсовые шорты из новой коллекции с дыркой на попе? Судя по реакции журналистов – публика в восторге.

– Зубы на заговаривай. Признавайся, ты все заранее спланировал и давно решил от меня избавиться? Именно поэтому набрал себе смазливых малолеток. «Перчинок» ему захотелось.

– Даже в мыслях не было! – не слишком искренне возмутился я, благоразумно не вылезая из-за баррикады, в ожидании атаки беспилотных предметов. Увесистый дырокол, появившийся в руках милой сеньоры определенно намекал на эту возможность. – И вообще, это клевета, все участницы группы старше восемнадцати лет.

– Кобель неисправимый! Начальство отправляет меня в Маймами. Контракт с «Сони Мьюзик» решили подписать.

– Ну и?

– Ты остаёшься в Бразилии, я лечу без тебя. Признайся, все это заранее придумал и спланировал? Можешь не отпираться, и так все понятно.

– Не буду отрицать. Объективно так лучше. Я стану только мешать. Звезда должна быть не замужем, чтобы волновать сердца мужчин и не вызывать зависти женщин. И вообще, чем ты недовольна? Безумная популярность, тысячи поклонников, контракты с лучшими студиями планеты, мир посмотришь, денег заработаешь. Могла ли ты об этом мечтать ещё полгода назад? Согласись, это не самая плохая роль для бывшей учительницы танцев из провинциального дома культуры. Ну, и пользу родной стране принесёшь! Мы с Луисом тебе несколько новых шлягеров подобрали. Немного доработать, аранжировку хорошую сделать – хиты гарантированы. На ближайший год хватит.

– Ага, а ты в это время с молодыми девками на пляже кувыркаться будешь? Пока я пользу стране приносить стану?

– Обижаешь, мой фронт работы не менее важен. Бразильская Советская Социалистическая республика! Как тебе? Согласись, звучит гордо.

– Опять дурака валяешь. Рассказывай, как там твои золотые прииски? Нашёл Эльдорадо? Или это очередная отмазка была.

История с золотыми приисками, конечно же, выдуманная. Но об этом Селене знать не обязательно. На самом деле, моей целью была покупка драги – это такая плавучая баржа с роторным ковшом и оборудованием для промывки золотого песка. Пришлось помотаться по бразильским убитым дорогам, выбирая подходящий вариант, вкусить колорит страны вживую, так сказать. Впечатления – самые отвратительные, грязь, комары, паленый самогон, кишечные расстройства и многое другое, столь же приятное и неизбежное, зато купил отличную ржавую лоханку за сущие копейки. 1949 года постройки, ремонту не подлежит. Зато если застраховать и сжечь, то идеально впишется в эпическую картину битвы гангстеров за новый богатейший прииск. Осталось перетащить эту рухлядь в подходящее место, желательно не утопив по пути.

Конечно же, я помню, что любое месторождение обязательно отличается по составу примесей в золотом песке, поэтому поступил просто и незатейливо. Купил песок с разных приисков и переплавил в несколько слитков. Пусть теперь гадают откуда они взялись. Если бы я собирался провернуть аферу и впарить пустой участок, то этого конечно не хватило бы. Пришлось бы разбрасывать самородки, или подсыпать золотой песок в шурфы. Но мне надо всего лишь залегендировать появление пары миллионов долларов, а не выудить деньги у простаков, поэтому и заморочек меньше.

Удачливый золотоискатель – и только. Я даже налоги готов заплатить… немного, без фанатизма.

Вторая и основная цель экспедиции – знакомство с сельским хозяйством и животноводством Бразилии. Бумажные отчеты не дают всей полноты ощущений, а впечатления и личный опыт часто бывает решающими в любом бизнесе. Если уж решил накормить Советский Союз за счёт Америки Южной, то надо вживую ознакомиться с материальной частью, как любили советовать диванные эксперты в Интернете в моем времени.

– Дорогая. Хочу сделать тебе прощальный подарок. Прими от меня этот перстень с изумрудами на долгую память.

Оценив подарок, Селена решила сменить гнев на милость, и простить меня. Однако не преминула капнуть ложку дёгтя в миску с мёдом.

– Чувствуется полёт фантазии того же самого дизайнера, что стулья в офисе нам лепил. Слишком вычурно и пафосно. Дай, угадаю! Изумруды девать некуда? Решил мне спихнуть?

– Неблагодарная! По легенде это колечко тебе сам Фидель Кастро подарил. В награду за песню. Ну и за рекламу кубинского рома заодно. Кстати, не забудь об этом подарке рассказать журналистам в следующем интервью. Фидель, уверен, опровергать твои слова не станет. Да и не узнаёт, скорее всего.

– Так и знала, что ты корыстный наглый тип и ничего не даришь просто так.

– Одно другому не помеха. Или я это уже сегодня говорил? Не важно. На самом деле этот номерной перстень от ювелирного дома «Гуглберг». Видишь внутри цифры – 011. Тебе повезло, до тебя только десять человек его получили. Через пять лет на аукционе он будет стоить не менее миллиона долларов.

– И что эти цифры означают?

– Пока ещё не придумал. По аналогии с партбилетом Ленина с вечным номером 01. Чем меньше – тем круче. Будет у нас какое-нибудь тайное общество «Зелёного змия» тьфу… «Зелёной мили». В общем, придёт время – узнаёшь. И таки, да ты права. Надо как-то избавиться от этих проклятых изумрудов. Будем продавать готовые дизайнерские изделия. Мороки больше, но зато цена выше и не надо возиться с криминальным сбытом камней.

– Рекомендую пить меньше дешевого рома по утрам. Твои фантазии начинают меня пугать. Попробую угадать: колечко с номером 001 себе любимому оставил? Остальные кому успел раздать?

– Никому. Это резерв на будущее. Фиделю, наверное, надо будет послать. В музей КГБ один экземпляр отложить, опять же. Мао Дзедун – тоже хороший кандидат.

– Он же умер давно.

– Да? Тем лучше. В смысле – жалко, конечно, но зато экономия выходит. С точки зрения маркетинга разницы нет. И возражать некому.

– Пфф. Не прикидывайся циником. Тебе не идёт. А колечко симпатичное. Если ты вылезешь из-за стола, то я знаю, как тебя отблагодарить, – Селена заманчиво-застенчиво несколько раз взмахнула ресницами, изобразив томный взгляд.

– Звучит неплохо. Только ты это… дырокол положи сначала.

– Иди уже ко мне. Подарок заждался своего хозяина.

– Эстрада портит людей. Раньше не замечал за тобой таких пошлых выражений, mamasita.

– Не называй меня так. Мамасита – это вульгарное «девка». В приличном обществе так не выражаются. Обычно на улице, девушкам в коротких юбках так кричат.

– Слушаюсь и повинуюсь… Моя mamasita!

Глава 16

– Да, ладно! – ещё раз посмотрел в зеркало заднего вида и окончательно убедился, что меня «ведут». «Dodge Dart» темно-серый уже в третий раз замечаю на хвосте, и каждый раз его меняет белый «Seat» с замазанным грязью номером.

Сама машина чистая, в номер испачкан – я сам так делал в лихие девяностые, чтобы менты или недруги не срисовали! Банальный трюк, но работающий.

Интуиция меня не подвела, с утра было ощущение надвигающихся неприятностей.

Аккуратно присматриваюсь к преследователям, и настроение окончательно портится. Явно бандитские рожи, но самое неприятное – в «Додже» трое сидят, а это может означать только одно – ребята настроены на серьезный разговор, вплоть до путешествия в багажнике до ближайшего оврага. Для обычной слежки трое бандитов в машине совершенно точно не нужны.

Учитывая бразильские реалии, тут можно выкинуть водителя из машины, остановившейся на светофоре, угрожая стволом – никто не удивится. Жертвам даже рекомендуют не сопротивляться в такой ситуации. Угоны и ограбления прямо посреди проезжей части – привычная история и никого не шокирует. У «Dodge Dart», номера не замазаны, а это скорее всего означает, что машина в угоне и засветить ее не опасаются. Отсюда вывод: брать меня будут прямо сейчас, не откладывая на завтра – на «паленой» тачке долго не поездишь.

Версия, что это случайные уголовники решили позариться на мой старенький потрёпанный пикап не выдерживает никакой критики. Дитя бразильского автопрома с суровым, почти армянским, именем Gurgel даже новое не стоит больше тысячи долларов. Дешевле здесь можно купить только Lada Laika советского производства, но их нормальные пацаны почему-то не ценят и не угоняют, считается, что это машины для такси и полицейских.

Детище бразильского автопрома. 1986 год
Лада в Бразилии 1990 год
Тут бы начать паниковать, но я спокоен, как удав, застрявший в мясном холодильнике. Не сказать, что ожидал именно такого резкого поворота событий, но нечто подобное предполагал. Точнее – сам же начал войну и спровоцировал противную сторону на жесткую ответку. Поэтому к неприятностям подготовился заранее.

Лирическое отступление. Был такой автор – Виктор Суворов, он же – гражданин Резун, приговорённый в Союзе к смертной казни заочно. Известен, как антисоветский писатель, пропагандист и предатель, работавший в ГРУ Генштаба СССР. Именно от него все прогрессивное человечество узнало о существовании «Аквариума» из одноименной книги. При всей нелюбви к предателям и перебежчикам, вынужден признать, что книга получилась интересная и познавательная, в отличие от остальной политической заказухи его авторства. В начале девяностых, когда сей бестселлер появился в России, он стал не только хитом продаж, но даже учебником для начинающих бандитов и бизнесменов. Азы агентурной работы, понятие о слежке и вербовке, о методах работы спецслужб и ещё многое другое, такое же полезное и ценное.

Конечно, в эпоху интернета эти «откровения» вызовут лишь улыбку, но тогда это были первые крупицы сокровенного знания.

Например, великий гуру из ГРУ утверждал, что есть жесткое правило разведчика: если ты работаешь в каком-то городе, то ты должен его изучить досконально, каждый метр по всем потенциальным путям и маршрутам, проверить буквально наощупь. Осмотреть дворы и проходы между улицами, оценить высоту заборов и где находятся запасные и чёрные выходы, пожарные лестницы. Заранее отработать все маршруты и способы ухода от погони и слежки. При необходимости самому создать нужные тропинки и лазейки.

Парочку таких мест для обрыва хвостов и ухода от погони я присмотрел заранее, поскольку точно знал, что обязательно понадобятся. Поэтому перед перекрёстком резко ускорился, и пока преследователи не успели среагировать, перестроился в правый ряд и в последний момент свернул на боковую улицу.

Естественно, это не помогло полностью – национальные особенности позволяют плевать на правила дорожного движения с высокой колокольни, поэтому преследователи проскочили на красный цвет светофора следом за мной. Но лишь одна машина – белый «Сеат» безнадежно отстал.

Сворачивая с проспекта на узенькую Риа Пирасунунга я сильно рисковал, ведь, если на центральной улице с оживленным движением остановить и вытащить человека из машины все же достаточно проблематично, то здесь условия для захвата просто идеальные. Первый же красный светофор – и конец котёнку, наверняка бандиты вооружены и особо не посопротивлялся бы. Но мне этого и не требовалось.

Через двести метров я жму на тормоза и выскакиваю из машины, не закрывая дверей – на это нет времени, счёт идёт на секунды. Мой путь лежит в кафе «Frango Assado – блюда из курицы».

– Прощай Гурген – Gurgel. Ты верой и правдой служил мне эти месяцы. Уверен не пройдёт и пары часов, и тебе приделают ноги. В этом районе брошенная машина долго не простоит.

Кафе замечательное, известно всему городу своими куриными крылышками в жутком остро-кисло-сладком соусе. Но в этот раз меня интересовали не блюда из курицы, а второй выход, через который можно дворами выскочить на риа Валинхос.

Опять же, если все продумать заранее, то находится куча идей, как усложнить задачу преследователей. Банальный деревянный чопик, загнанный под входную дверь снаружи не даст ее открыть сходу, придётся выбивать силой, а это целая минута выиграна. Кусок стальной проволоки намотанный на засов у калитки и вовсе так просто не перекусить, а это ещё пара минут потеряны, чтобы перелезть через забор.

Так что я оторвался от хвоста без проблем. выскочил на соседнюю улицу, тут же поймал такси и был таков. Добрался до запасной квартиры и уже оттуда позвонил Щульцу.

Через час начальник моей охраны приехал в кафе на встречу, встревоженный и кровожадный.

– Мы их вычислили. Не слишком умные кабальеро, прямо напротив нашего офиса в машине сидели, видимо, тебя ждали. Ребята Хосе их сразу опознали – cabrones из бригады Асугейрос.

В переводе на русский, cabrones – это нечто вроде наших отморозков, дословно – ублюдки. Бандиты, которые берутся за самые грязные и мерзкие дела: заказные убийства, похищения и вымогательства. Даже по меркам бразильского уголовного мира, это отверженные и презираемые нелюди. Название бригады Асугейрос говорит само за себя – мясники.

– Значит, уважаемый Орфилио Пелаэс решил избавиться от проблемы таким не красивым банальным способом? Глупо. Не ожидал, что он так опрометчиво себя поведёт.

– Алекс, не разумно кормить каймана мясом прямо с лодки. Ты же сам его довёл до бешенства, теперь удивляешься.

– Не спорю, моя вина тоже есть. Но должны же быть хоть какие-нибудь рамки приличия в цивилизованном обществе. Зачем сразу киллеров нанимать?

– Алекс, не дури мне голову. Могу поспорить, заранее всё просчитал. И квартиру конспиративную заранее снял, и схему связи продумал.

Конечно, герр Шульц прав. Глупо и наивно начинать войну не рассчитывая на победу и не продумав план боевых действий заранее.

Для чего понадобилась эпическая битва с такой известной и солидной компанией мирового уровня? Именно потому, что она всемирно известная. Победа над таким противником автоматически делает имя победителя легендарным, особенно, если он изначально обладает ресурсами в тысячу раз меньше. На самом деле, конечно это не так, и бразильский филиал – это не весь дом «Баккарди», а в деньгах у меня даже весомое преимущество конкретно в данной локации и противник всерьёз меня пока не воспринимает. Но об этом кроме меня никто не знает и надеюсь, никогда не узнает.

Для всех сторонних наблюдателей – это классическая борьба Давида с могучим Голиафом без малейших шансов на победу.

Кроме повышенной репутации эта операция должна принести и реальные деньги. По моим подсчетам – не менее миллиона долларов к концу года. Именно столько я намереваюсь содрать с Пепина Боша за бренд «Макарена», и никуда он не денется – заплатит. Впрочем, меня устроят и полмиллиона, при условии, что публично будет озвучена сумма вдвое больше. Исключительно ради удобства и красоты будущих мемуаров, облегчить работу летописцам, так сказать. Миллион – он и в Африке миллион, а не половинка оного.

Опять же, героическая репутация мне нужна для пользы дела, а не для того, чтобы потешить самолюбие. Ключевая проблема в нынешней ситуации – это полное тотальное отсутствие нужных кадров. И в самой Бразилии, и тем более в Советском Союзе, если думать сразу о будущем.

Уже сейчас наблюдается жуткая нехватка толковых сотрудников и управленцев. Два десятка отличных проектов просто зависли на стадии бизнес-плана, нет ни времени, ни людей для их осуществления. Тот же завод по выпуску «кроксов» – резиновых элитных калош для яхтсменов даже ещё не начинался. Где-то на уровне общей концепции подвис, и руки до него не доходят.

По сути сейчас мы имеем в наличии:

Гермес Лима – опытный адвокат, разруливает сложные юридические и организационные проблемы. Имеет полезные связи во всех сферах, но полностью доверять нельзя. Впрочем, последнее относится ко всем сотрудникам без исключения.

Уолтер (Вальтер) Шульц Луиш Фердинанд – немец, бывший полицейский, полковник в отставке, глава службы безопасности. Толковый мужик, но исключительно в своей сфере. Имеет тёмные пятна в биографии, и не очень хорошие политические взгляды.

Эдуарду – мое лучшее приобретение. Идеальный помощник, молодой, сообразительный и шустрый. Ранее трудился в адвокатской конторе господина Лима, но мне удалось его выкупить и перевербовать. Прежде всего – идейно. Похоже, я для него – безоговорочный кумир и объект для подражания. Быстро учится и хватает все на лету. Большинство бизнес-проектов висит на нем, а так же вся текучка.

Фернандо Луис да Матта, более известный как DJ Marlboro, бывший анархист и музыкант. Возглавляет филиал в Рио. Курирует музыкальные и спортивные проекты, недавно сменил Селену на посту главы продюсерского центра компании «Гугл-Мьюзик» Кроме того, занимается фавелами и благотворительностью. Имеет связи в криминальных кругах.

Ирина, она же Селена Гомес де Сиа, полностью отошла от дел, сосредоточилась на своей музыкальной карьере, согласно четкому приказу из Москвы. Записывает новые песни про запас вместе с Луисом, раздаёт интервью журналам и телеканалам и готовится к переезду в Майами. На полноценный концерт материала пока не хватает, да и опыта маловато, но несколько раз с большим успехом выступила на частных вечеринках, как приглашённая звезда. Даже гонорар получила – двести баксов примерно. Точно не скажу, курс местной валюты скачет непредсказуемо, как «стрелка осциллографа» – каждый день новый.

Ещё одно важное приобретение – теперь в моей команде также Хромой Хосе, главарь бандитской группировки, состоящей в основном из кубинских эмигрантов. Трудно охарактеризовать его статус, на полноценного связного «из центра» он не тянет, и возможно даже не подозревает, что его визави и партнёр родом из Советского Союза. Но, тем не менее, это креатура и в какой-то степени подарок от генерала Леонтьева. Получившего этого сверхценного агента нелегала, в свою очередь, от кубинских спецслужб. Подозреваю, по личному распоряжению Фиделя Кастро. Так что вполне возможно, что кроме одного-двух человек из высшего руководства Острова Свободы о моем происхождении никто больше не знает.

Зато поставки кубинского рома удалось организовать в кратчайшие сроки, и что ещё важнее – стабильно хорошего качества. С этим у них часто проблемы, особенно с новыми и не слишком крупными клиентами. Так и норовят разрабяжить дешевым суррогатом по неизменной карибской традиции.

Прозвище своё Хосе получил за огромный уродливый шрам на ноге. По легенде, в молодости его укусила акула, но он вовремя вспорол ей брюхо при помощи мачете или, как вариант, разорвал ей пасть голыми руками в стиле библейского героя Самсона. Но мне кажется, он просто напоролся на арматуру где-нибудь на стройке, а про акулу сочинил для красоты слога.

Собственно, на этом списочный состав моей великолепной армии заканчивается. Весь остальной персонал не заслуживает отдельного упоминания, нет ни одной достойной кандидатуры.

В идеале, мое прогрессорство должно сводится к реализации ключевых проектов без моего личного активного участия. Определяется исполнитель, ему выделяется некий бизнес на «кормление» и финансирование, за мной же остаётся лишь общее стратегическое руководство и консультирование в сложных ситуациях. Желательно, чтобы ещё и мотивация не только денежная была. Например, как в случае с Луисом. Деньги на реализацию моих проектов он должен заработать самостоятельно, я лишь помогаю в самом начале, дарю идеи для бизнеса и небольшой первичный капитал выделяю.

Формально, конечно, по всем документам я владелец и главный бенефициар компании, но фактически Луис может распоряжаться всеми доходами от продюсерского центра, реализации прав на музыкальные композиции и боссабола исключительно в своих целях. Зато и пашет он за двоих, поскольку идейно мотивирован донельзя. И музыкальную школу для бедных детей в фавеле Санта-Мария открывает на днях, и первый чемпионат города Рио по боссаболу в апреле организует, и туристический маршрут для иностранных туристов по злачным местам трущоб вскорости запустит.

В последнее время, Луис, всеми правдами и неправдами косит и уклоняется от моих новых идей и проектов, в особо экстремальных случаях просто прячется или сбегает, но здесь я сам виноват – перегнул палку. Математическая и шахматная школа посреди фавел, вдобавок к нынешним прожектам – это перебор все-таки. Не созрел бывший анархист до такого резкого прогрессорства. Через пару месяцев вернёмся к этой идее, надеюсь он будет более сговорчивый.

К сожалению, этот пример единственный. Учитывая, что Селену у меня скоро заберут, то назревает жесточайший кризис с верными соратниками и исполнителями. Уже сейчас я вынужден разрываться между пятью или шестью важными проектами, лично организовывать ювелирную мастерскую (пока это один мастер в скромной каморке), собственноручно дрессировать пиарщиков и тянуть на своей шее создаваемое рекламное агентство.

Уважаемый генерал Леонтьев не выдержал моих слез и бесконечных стенаний, обещал подкинуть парочку толковых заместителей. Один товарищ, специалист по финансам, скоро прилетит из Гонконга, именно он реализует мою фиктивную недвижимость и лепит в архивах следы моего пребывания там. Второго специалиста выделил товарищ Шебаршин из ПГУ КГБ. Не помогла милая наивная хитрость с выпиливанием Селены в сторону Флориды, вместо неё тут же организовали другого надсмотрщика. В этот раз, видимо для разнообразия, пришлют настоящего разведчика-нелегала из соседней Аргентины.

– С нижневолжской козы – хоть шерсти клок, – так говорят в наших кроях о подобной ситуации. Ибо разведчики-нелегалы в моей бизнес-империи нужны, как корове второе седло. Пользы от них – ноль.

Отсюда напрашивается банальный и очевидный вывод: кадры надо воспитывать самому. И это первоочередная задача, ждать милостей от судьбы и КГБ бессмысленно, все надо делать своими руками.

Поэтому я решил создать свою бизнес-школу. С дальним прицелом готовить потом в ней советских специалистов по международной торговле, бизнес-менеджменту и тд и тп. Ибо если я их не научу – то так и останутся неучами, знатоками исключительно марксизма-ленинизма и Советской политэкономии. И это в лучшем случае! В худшем – начнут учится по либеральным экономическим учебникам, тут им и капут, вместе со страной.

В свете вышесказанного становится понятно, зачем мне нужна маленькая победоносная война с торговым домом «Баккарди». Для основателя бизнес-школы нужно легендарное Имя – с большой буквы «И». Деньги здесь не столь важны, как репутация удачливого гения и гуру от маркетинга. Миллионеров и миллиардеров вокруг полно, а человек, сумевший победить в одиночку с нуля такого транснационального монстра – он один такой, мгновенно станет легендой и войдёт во все бизнес-учебники.

Согласен, немного приукрасил. Не во все учебники – в некоторые. Читать лекции лично я не собираюсь, найду хороших преподавателей, но имя главного гуру должно сверкать, аки глаз Саурона на здании Нижневолжского центрально универсама, пока его не сняли по требованию главного архитектора города. Иначе двадцатилетнего юношу никто всерьёз не воспримет.

Дело за малым: выиграть эту войну, или хотя бы, для начала, сделать так, чтобы противник принял вызов и явился на поле боя.

Далеко не факт, что семья Баакарди меня всерьёз воспринял бы, масштабы реализации напитков «Havana-club. Макарена» пока настолько малы, что даже Нижневолжский пивзавод в свои не самые лучшие годы выпускал в разы больше продукции.

Но здесь в мою пользу играет психология и личные индивидуальные особенности противника. Собственно, именно поэтому мой выбор пал на этот алкогольный бренд. История семьи Баккарди (к слову, у них давно уже у всех другие фамилии) сводится к тому, как они счастливо жили до того, как коммунисты их выгнали с Кубы, отобрав все заводы, и как они полвека мстили Фиделю Кастро за это.

И хотя ром – это не текила, с удовольствием насыпал им соль на эту семейную незаживающую рану. Сначала проплатил несколько статей в бразильских газетах и журналах на тему успеха алкопопа с кричащим названием «Havana-club» и вызове, который он бросил своим главным соперникам, мировым ромовым монополистам. Даже в соседней Аргентине удалось «джинсу» разместить.

Пользуясь связями Хромого Хосе среди кубинских эмигрантов во Флориде удалось закинуть перепечатки бразильских статей в несколько популярных американских таблоидов. Откуда у Хосе связи в этом благословенном штате я спрашивать не стал – все равно не скажет. То, что Флорида – это главные ворота США для поставок белого порошка из Южной Америки – это и так общеизвестно, а то что там огромная кубинская диаспора – просто удачное совпадение.

Обошлось это не дёшево – около десяти тысяч гринов, но оно того стоило. Пепин Бош, судя по всему, был в ярости, и отправил своего внучка, чтобы он разобрался с неведомыми наглыми выскочками.

Отправил прямо в подготовленную ловушку.

Глава 17

– Боа тарджи, сеньор Эрмино!

– Boa tarde, – радушно улыбаясь, выскочил мне навстречу из-за стола Антонио Эрмирио де Мораес, вице-президент банка Votorantim.

В прошлый раз, помнится, он даже с кресла не поднялся, сейчас обниматься лезет – вот, что сила животворящая чудодейственного пиара творит. «Боа тарджи» – это добрый день по бразильски, как нетрудно догадаться.

– Премного наслышан о ваших успехах! Совет директоров в восхищении и готов предоставить вам расширенный кредит на льготных условиях. Ваша чёрная водка – это нечто невообразимое. А коктейли – просто брависсимо!

– Спасибо, хороший кредит не помешает, но чуть позже, месяца через три. Сейчас я по другому вопросу приехал.

– Внимательно слушаю. Все, что в моих силах сделаю.

– Мне нужен качественный анализ рынка производства мяса и выращивания кормовой сои в штатах Минас-Жерайс и Сан-Паулу. Последний месяц я внимательно изучал этот рынок, лично проехал и осмотрел несколько десятков ферм, сельских коммун и кооперативов. Есть несколько перспективных вариантов, но полная картина не складывается. И масштаба не хватает, слишком малы объемы. Нужна ваша помощь.

Сеньор Эрмино задумчиво забарабанил пальцами по столу, видимо, резкий переход от алкогольных напитков к потенциальной закуске в виде говядины его несколько озадачил.

– Позвольте уточнить… вы считаете, что это будет удачная инвестиция? Животноводство в Бразилии переживает не самые лучшие времена. Я бы даже сказал, что оно в жестком кризисе. Как вы наверное, заметили новый крузейро, введённый в оборот месяц назад, так же стремительно девальвирует дальше. Население нищает, платёжеспособный спрос падает. Мы, конечно, можем выполнить эту работу, но результат очевидно предсказуем.

– Вы правы. Внутренний спрос падает. Но эта же девальвация крузейро делает бразильскую говядину более конкурентной на мировом рынке. Издержки в местной валюте и они только снижаются.

– Банк «Вотораним» имеет богатый опыт и предоставляет весь спектр услуг по экспортно-импортному обслуживанию. Если нужно, могу пригласить начальника отдела, он вас консультирует, но не могли бы пояснить, зачем вам самому заниматься выращиванием скота и тем более – сои? Не проще купить готовый продукт у фермеров? Рентабельность в сельском хозяйстве очень низкая, а времени и сил требуется много.

– В идеале меня устроил бы полный цикл производства, чтобы не зависеть от колебаний рынка. Как только появится серьезный спрос на говядину, фермеры тут же задерут цены. И вторая причина, напрямую связанная с первой: если спрос на мясо вырастет в разы, то физически увеличить поголовье можно лишь в течение нескольких лет – не раньше. Цены тут же стремительно пойдут вверх.

Господин банкир перестал барабанить пальцами по столу и вцепился в меня взглядом, словно акула, почувствовавшая запах шашлыка на яхте.

– Вы уверены, что цены на мясо вырастут? Мне ничего не известно об этом, хотя у нас обслуживается несколько крупных импортеров говядины.

– Да, я уверен в этом. И вы первый, с кем я поделюсь своими выводами. Недавно ко мне напрямую обратились кубинские высокопоставленные чиновники с предложением о закупке мяса в Бразилии через мою фирму.

Сеньор Эрмино разочарованно выдохнул и откинулся в кресле, безмерная печаль отразилось на его благородном лице. Он только что лишился надежды урвать жирный куш.

– Это несерьезно. Куба – нищая страна, у них нет денег. Вообще нет.

– Тоже так подумал сначала. Но меня насторожила цифра – полмиллиона туш в год!

Вице-президент чуть с кресла не навернулся от удивления, мгновенно трансформировался обратно в вертикальное положение и попросил объяснений.

– Как это? Они же за год их не съедят при всем желании?

– Правильно! И я точно так же подумал. Да и денег на это надо подряда пятьсот миллионов долларов. У Кубы точно таких денег нет, партия рома на двадцать тысяч баксов уже серьезный контракт, лично консул курирует. Отсюда вывод: заказчик – кто-то другой.

– Даже представить не могу, кто это может быть? Неужели Советы? Не может этого быть! Или может?…

– Брависсимо! В самую точку. Вы новости смотрите? Только что красные коммунисты заключили грандиозную сделку с США. Военный уран в обмен на доллары! Десять миллиардов долларов в течение восьми лет. Вспоминаем, что у них серьезные проблемы с продовольствием и делаем логичный вывод, куда они их сейчас начнут тратить эти деньги!

– Но почему Бразилия?

– Потому, что больше вариантов нет! Страны НАТО отпадают по политическим мотивам. К тому же в США и Канаде мясо просто дороже. Только в Бразилии есть избыток дешевой говядины и есть возможность резко нарастить объёмы производства в короткие сроки от двух лет. Климат позволяет. Есть ещё Аргентина, как единственный возможный конкурент, но именно сейчас у них нет никаких излишков мяса. Я уточнял. В прошлом году они подписали крупный контракт с Израилем и все ушло туда.

– Алекс, вы не против, если я поделюсь этой информацией с некоторыми членами Совета директоров. Слишком серьезная ситуация, чтобы единолично принимать решение.

– Без проблем. Для меня это слишком большой кусок, чтобы проглотить его целиком.

– Вы можете рассчитывать на наше расположение и помощь в любой ситуации!

– К слову, о нашей дружбе. У меня есть небольшая просьба. Немного странная, но в любом случае выгодная для вашего банка.

– Я весь во внимании.

– В ближайшее время к вам наверняка обратится один уважаемый и влиятельный человек с просьбой… создать проблемы компании «Гуглберг».

– Насколько уважаемый и влиятельный? – сразу перешёл к конкретике банкир.

– Очень уважаемый и влиятельный. Представитель Торгового дома «Баккарди».

– М-да. Серьезная компания. Как вы умудрились перейти им дорогу? Но в нынешней ситуации, думаю, мы можем гарантировать вам отсутствие проблем с нашей стороны. «Баккарди» не является нашим клиентом и не может диктовать условия.

Ещё бы! Вообще-то я когда выбирал банк Votorantim это обстоятельство в первую очередь проверил. Они к разным кланам относятся, даже продажные политики, которые их обслуживают, из конкурирующих партий. Так, что одолжение сеньор Эрмино если и сделал, то совсем небольшое. Да и не факт, что его слово крепко и нерушимо, вопрос лишь в цене, за которую он меня с радостью продаст.

– Вы меня не поняли! Зачем портить отношения с такими влиятельными людьми. Наоборот, вы пойдёте им навстречу. Да ещё и с прибылью. Наши деловые отношения при этом не пострадают.

– Объясните, господин Берг. Я совсем перестал вас понимать.

Реакция собеседника понятна – я и сам в своих схемах скоро запутаюсь, настолько мощные хитросплетением получаются.

Во-первых: в жертву приносится мой залог в виде изумрудов в банковской ячейке, а не реальные деньги. В которых я только выигрываю – старый кредит закрывается и ежемесячные платежи прекращаются, а это порядка десяти тысяч долларов в месяц.

Во-вторых: поскольку это взаимовыгодный договорняк, то убытки в дальнейшем компенсируются услугами банка. То же исследование рынка нахаляву, юридическая и организационная помощь в новом деле – своих кадров у меня по прежнему нет.

И конечно, в третьих: этот эпизод мы официально задокументируем и подошьём в знаменитую зелёную папку. Почему зелёную? Потому что именно ее мы продадим за миллион зелени уважаемому Пепину Бошу, главе торгового дома «Баккарди».

Опытный махинатор, конечно, сразу усомнится в надежности такой схемы. Вряд ли наш банкир согласится записать на пленку разговор с представителем могучей транснациональной компании на такую щекотливую тему. Однако, на каждый хитрый болт всегда есть гайка с нужной резьбой. Поэтому вводим элемент страховки: криминальный разговор будут записывать обе стороны! Ибо заказчиком выступит мой человек. Убеждаемся в очередной раз, что все гениальное просто. Нельзя проиграть, если ты играешь сразу за обе стороны.

Однако, нельзя просто так взять человека с улицы и объявить его представителем какого-нибудь Ротшильда или Рокфеллера. Точнее – можно, если хорошо постараться, но не в нашем случае, поскольку зелёная папка в итоге будет предъявлена покупателю, а уж он точно знает, кто реально по его приказу непотребствами в Бразилии занимался, а где чистый развод. И левый чувак в этой ситуации точно не прокатит.

Поэтому план немного усложнили. Первым делом завербовали информатора в бразильском представительстве «Баккарди». Ничего сложного и невыполнимого, даже для нашей молодой службы безопасности. Все же её бывший полковник криминальной полиции возглавляет, который собаку съел на агентурной работе. Да и цель – не американский консул под охраной морпехов. Всего лишь секретарь-машинистка, по забавному совпадению, того самого начальника регионального офиса, на собеседование к которому я ходил три месяца назад.

На роль полноценного агента девушка никак не тянула, но информацию сливала охотно и с энтузиазмом, и совсем недорого. По легенде – частному детективу, нанятому женой ее шефа.

Второй этап – это «подводка» нашего человека в качестве посредника. Обычно в такой ситуации пытаются найти подходы через знакомых или коллег, но любой новый человек, появившийся в последний момент всегда под подозрением, а в такой крупной компании служба безопасности мышей ловит хоть и без усердия, но профессионально. Это секретаршу можно безнаказанно «вербануть», а менеджера выше среднего звена – уже вряд ли.

Поэтому правильно подводить не агента к цели, а клиента к правильному выбору. Чтобы он сам добровольно остановился на нужном варианте, и тогда никаких подозрений не возникнет в принципе.

Моделируем ситуацию. Из головного офиса в Майами в Рио придёт гневное указание – жестко и быстро расправиться с наглым выскочкой. Прилетит кто-то из «семьи» или поручат это дело местным регионалам – не суть важно, хотя, думаю, кто-то из крупных начальников лично прилетит. Все-таки честь семьи задета, журналисты не сдерживались в эпитетах и едких комментариях (ведь тексты писал опытный тролль с большим опытом продуктивного флуда в Интернете).

Ключевое здесь – быстро и немедленно. Не важно, что это слова синонимы, с компанией «Гуглберг» потребуют разобраться в кратчайшие сроки. Служба безопасности начинает рыть землю в поисках компромата и уязвимых мест, причём в спешке, чтобы успеть к приезду большого начальника.

Думаю, что внимательный читатель уже догадался, что все нужное уже будет готово заранее и легко обнаружится в подходящий момент. Даже больше скажу: не только компромат найдётся, но и личный непримиримый враг господина Берга! Который с радостью поможет и укажет куда и как надо бить наглого зарвавшегося выскочку. За небольшую денежку, само собой.

Тот факт, что этого «врага» я выращивал и пиарил всеми силами два месяца без остановки, пока оставим за скобками.

На роль троянского козла быстро нашлась подходящая кандидатура: криминальный журналист Уоллес Соуза. Личность несомненно талантливая, но на редкость беспринципная и аморальная.

В моем будущем наделала много шуму история с бразильским журналистом, который лично организовывал убийства только ради того, чтобы первым снять сюжет с места трагедии. Причём на его счёту было не менее десяти заказных убийств, и это без учета других «невинных шалостей» вроде поджогов и покушений, поставленных на поток. И все это ради высоких рейтингов. Благодаря подобному «ноу-хау» телеканал стал одним из самых популярных в Бразилии на долгие десятилетия. К сожалению, не запомнил имени этого «выдающегося» маньячилы-журналиста, но Уоллес Сауза вполне может оказаться его прототипом и дать сто очков форы «коллеге из будущего». Нечто маниакальное в нем присутствовало абсолютно точно. С другой стороны, нормальный человек вряд ли захотел бы участвовать в нашей авантюре.

Изначально криминальная акула пера привлечена нами была к проекту «Упавший метеорит» в качестве главного критика и «разоблачителя» аферы. Медийная война ещё не закончилась, но журналист, получив несколько публичных оплеух с опровержением клеветы, изобразил кровную обиду и объявил личную вендетту компании «Гуглберг» и ее владельцу. Стандартная схема, когда обе стороны на публику разыгрывают заранее согласованный сценарий.

Затем Уоллес накатал несколько статей о нелегальной золотодобыче с упоминанием некоего гонконгского бизнесмена всуе, с наводкой на недавно купленные драги. Ну, и всякого прочего по мелочи.

Пройти мимо такой «удачной» кандидатуры никак невозможно. Это первое и единственное, что будет лежать на поверхности для товарищей из ТД «Бакарди».

В свою очередь, господин Соуза выведет нанимателей на нужного банкира и обязательно запишет весь разговор на пленку.

У нас даже налоговый инспектор прокормленный в запасе, чтобы подсунуть его услуги заказчику, и несколько торговый сетей, договора с которыми чисто формальные и ими можно легко пожертвовать, когда налоговики «запрессуют» их. Зато внешне это будет выглядеть, как полный беспредел и ещё один убойный факт запишется в заветную зелёную папку.

Оставался лишь последний пазл в этой картине, и он наконец получен: на горизонте появились cabrones из бригады Асугейрос. До последнего момента не ясно было, кого конкретно будут использовать оппоненты в качестве силового аргумента. «Мясники» – хоть и более опасный вариант лично для моей шкуры, но зато предсказуемый и выгодный стратегически. Теперь мы точно знаем, кто сожжет мои новые великолепные драги. Даже если в реальности это две ржавые баржи, едва держащиеся на плаву и не подлежащие ремонту. Сорок тысяч долларов, которые выплатит за них страховая компания не смогут компенсировать моих моральных страданий. К тому же, это мои собственные деньги, но зато «отмытые» и теперь абсолютно легальные. Мелочь, а приятно. Осталось лишь документально зафиксировать появление cabrones в том районе и с чистой совестью пожечь лоханки на следующий день. Для этого и нужен журналист, чтобы дать наводку и указать точные координаты, где примерно искать.

Глава 18

Москва, апрель 1990 года

Серое неприметное монументальное здание из бетона, по документам числится за хозяйственным управлением Госбанка СССР и необычно наблюдать здесь, в обычном кабинете на втором этаже странную компанию из высоких чиновников и генералов.

– Добрый день, товарищи, – Егор Кузьмич выглядит уставшим, но при этом бодрым, в глазах сверкает озорной блеск великого полководца, только что перешедшего реку Березину в 1812 году. Не будем уточнять в какую сторону перешедшего – время покажет.

Так же на секретном заседании присутствуют: министр обороны адмирал Чернавин, Глава правительства товарищ Павлов, неизменный председатель КГБ и его верный зам – генерал Леонтьев.

Из новых лиц можно наблюдать: недавно назначенного нового министра МВД Бориса Карловича Пуго и молодого человека явно интеллигентной наружности в скромном сером костюме. Товарищ Паршев первый раз в компании таких именитых и важных людей, поэтому немного смущён и робеет.

Для начала предлагаю выслушать товарища Паршева. Это не займёт много времени. Товарищ Генеральный секретарь по вашему поручению я подготовил доклад о… Андрей Николаевич, извините, что прерываю. Доклад мы внимательно изучим и обсудим чуть позже в рабочем порядке. Сейчас нас интересует более острая проблема. Как вы знаете, ситуация в Грузинской и Армянской республиках в последние дни резко обострилась. В двух словах: каковы будут экономические последствия выхода этих республик из состава Союза ССР? Товарищ Павлов убеждает нас, что это будет сущая катастрофа.

Указанный товарищ Павлов шумно заерзал в кресле, демонстрируя недовольство и даже некую обиду. Впрочем, не слишком убедительно.

– Статистика – наука точная, – не выдержал главный экономист страны. – Падение промышленного производства к концу года составит 10–15 процентов. Что ещё можно сказать?

– Валентин Сергеевич, ваше мнение нам известно. Хотелось бы услышать альтернативную точку зрения. Продолжайте, товарищ Паршев. Вы утверждаете, что Госплан не умеет считать цифры и никакого падения ждать не стоит?

– Я этого не утверждаю. Снижение объемов производства в промышленности будет и очень серьезное. Более десяти тысяч поставщиков и смежников только в Армянской ССР. Но экономика СССР от этого только выиграет. С Грузией ситуация еще сложнее. Но, как ни парадоксально, на финансовой системе Союза это скажется минимальным образом. Поскольку республики планово убыточные, то остановка заводов и фабрик уменьшает расходы Всесоюзных бюджетов и министерств. К тому же, огромный процент брака – у многих местных предприятий он стабильно превышает 60–70 % – это потраченные впустую сырье, ресурсы и электроэнергия. По самым скромным подсчетам, это более трёх миллиардов рублей в Грузинской ССР и два миллиарда в Армянской за 1988 год. Более свежей статистики нет.

– Вы, товарищ Паршев, не заговаривайтесь! – не выдержал и снова взвился премьер. – Это не впустую выброшенные деньги – это прежде всего зарплата, налоги. На балансе крупных заводов целые микрорайоны, с ними котельные, инженерные сети городов, вся инфраструктура. Кто рабочим зарплаты платить будет? На что им семьи кормить? Кто зимой отопление в Ереване и Тбилиси будет обеспечивать?

– Фонд заработной платы Ереванского конденсаторного завода – 6 миллионов рублей. Что составляет 12 % от объема производства в денежном выражении. При этом недавняя выборочная проверка показала, что брак составляет 90 %. Данные предоставлены Аналитическим Управлением Комитета государственной безопасности. Товарищ генерал может подтвердить.

– С бракоделами надо бороться. Нельзя так просто закрывать целое предприятие, – резко убавил пыл товарищ Павлов, пытаясь переварить услышанные цифры.

– Десятилетиями боролись. С нулевым результатом. Считаю, нужно закрывать эти заводы, кроме критически важных в цепочках поставщиков. Но таких предприятий всего два десятка на две республики, – поставил точку Лигачев в затянувшемся споре. – Зарплату рабочим в течение года сохраним в полном объеме. Это обойдётся в десять раз дешевле, чем кормить казнокрадов и очковтирателей, выпускающих сплошной брак. Товарищ Паршев, вы свободны. Завтра жду вас и товарища Ашманова с материалами по проекту «Реутов-22».

Окинув суровым взглядом отставшихся, хмуро поинтересовался.

– Министр обороны, что нам по ситуации скажет? Тбилисский авиазавод, если остановится, какие последствия для обороноспособности страны?

– Прямой угрозы подрыва боеспособности нет. Штурмовики Су-25 так же производятся в Улан-Уде, по авиационным ракетам С-60 запас создан. По самолетам и вооружениям недостатка в строевых частях не наблюдается, а согласно планам сокращения поставок ВВТ – завод в Тбилиси подлежит расформированию в 1991 году, с передачей инженерных, конструкторских кадров, и оборудования на Ульяновский авиазавод.

– Вы хотите сказать, что эти самолёты и ракеты нашей армии не нужны?

– Если честно говорить, то – да. У нас и так большой избыток боевых самолетов. Следует учесть неизбежное моральное устаревание авиационной техники, поэтому выпуск следует сокращать уже сейчас. С учетом того, что масштабных военных конфликтов в ближайшие 15–20 лет не ожидаем. К тому времени, ориентировочно к 2010 году большая часть боевой авиации, кроме стратегической, безнадежно устареет. Высвободившие средства предлагаем направить на разработку авиационных и ракетных систем следующего поколения.

– Ваша позиция понятна, и Политбюро в целом ее поддерживает. Продолжайте.

– Министерство обороны волнует сохранность военных складов и баз хранения военной техники в Закавказье. Обстановка накаляется, фиксируют попытки самовольного захвата вооружений и блокировки воинских частей. Особенно тревожит ситуация в Армянской ССР. С 1988 года в воинских частях на территории республики резко увеличился процент офицеров и прапорщиков армянской национальности. В отдельных полках и дивизиях до 80 % командиров коренной национальности. За два года в республику перевелись для дальнейшего прохождения службы более трёхсот офицеров со всего Союза. Считаю, что это было сделано целенаправленно. Существует опасность выхода воинских частей из подчинения Москвы. При определенных обстоятельствах.

– В Грузии подобное тоже происходит?

– Никак нет. Грузинская ССР сильно не однородна по этническому составу, и оппозиция пошла по пути создания незаконных военных отрядов. Но пока серьёзной угрозы они не представляют и вооружены только охотничьими ружьями. Поэтому наблюдаем повышенный интерес к БХВТ. Вопрос надо решать по линии МВД, армия не имеет полномочий для разгона и деблокады складов и воинских частей.

– Хватит миндальничать с националистами. Начинайте вывод вооружений со всех складов, кроме минимально необходимых. С Турцией мы воевать ближайшие двадцать лет не собираемся, а бунтующие пока до оружия не доберутся, склады в покое не оставят.

– Будет выполнено. Но потребуется много времени. Железных дорог в регионе мало, пропускная способность низкая, а по горным серпантинам и перевалам технику перевезти сложно. Опять же, финансовое довольствие на этот год уже распределено и утверждено.

– Вы воевать собираетесь исключительно на асфальте и на равнинной местности? – удивился Лигачев. – По заранее утверждённому графику? Считайте, что это внеплановые учения в обстановке, приближенной к боевой. Вывод вооружений начинайте в соседний Азербайджан, это ближе и удобнее, там товарищ Алиев ситуацию крепко держит под контролем. Товарищ Павлов экстренно изыщите денежные средства в нужном объеме, в том числе для строительства жилья офицерам, которые будут выводится. Нельзя, чтобы они оказались в палатках в чистом поле. Товарищ Пуго, вам вменяется всеми силами МВД, внутренних войск совместно с Минобороны обеспечить охрану и беспроблемный скорейший вывоз военного имущества.

– Может все-таки ввести внутренние войска в Ереван и Тбилиси? – Предложил министр МВД. – Уверен, мы быстро наведём конституционный порядок. В Азербайджане справились.

Егор Кузьмич тяжело вздохнул, открыл лежащую на столе папку. Молча, отсутствующим взглядом посмотрел на то, что лежит внутри, словно хотел убедится, что содержимое никуда не исчезло и медленно закрыл папку, даже не читая. Содержание документа он и так помнил практически наизусть.

«Референдум о сохранении СССР 17 марта 1991 года в Армении и Грузии был запрещён и не проводился.

В Абхазии, Южной Осетии и Азербайджане в марте 1991 года за сохранение Союза высказались более 90 % населения.

Армения и Грузия объявили о выходе из состава СССР до Беловежских соглашений, Азербайджан объявил об этом только после распада СССР. За выход из Союза проголосовали 99 % армян и грузин при явке 99 %».

Товарищ Лигачев ещё полгода назад поручил проверить эти цифры, хотя интуитивно чувствовал, что попаданец ничего не напутал и не ошибся. КГБ тщательно проверило, и хотя цифры оказались чуть ниже девяносто процентов, но по сути это ничего не меняло. Страна и мир сильно изменились в сравнении с реальностью попаданца, да и целый год ещё в запасе до тех событий, поэтому небольшое отклонение в цифрах объяснимо.

Судьба двух республик была решена. Если население тотально абсолютным большинством хочет уйти – удержать их невозможно. Свой выбор они сделали сами и испить горькую чашу придётся сполна. Азербайджанской ССР повезло, сработало послезнание: зачли их желание остаться в составе Союза до самого последнего момента и крайней возможности.

– Зато, войны в Карабахе удастся избежать, – с горьким удовлетворением мыслено отметил Лигачев.


Обсуждение затянулось далеко за полночь. Приняли, наконец решение о строительстве аэропорта и взлетной полосы на острове Сокотра в Индийском океане, хотя товарищ Павлов грудью встал на защиту бюджета, но общими усилиями его сопротивление было сломлено. Зато министр обороны был доволен и счастлив, все-таки морская романтика в душе адмирала никуда не исчезла. И военно-морская база под видом советского курорта на тропическом острове – это лечебный бальзам на истерзанное сердце, измученное реформами и сокращениями армии и особенно флота.

Поскольку курортный остров идёт в комплекте с аэропортом, то пришлось экстренно выделять деньги и материальные фонды на возобновление программы сверхзвукового «Ту-144». Предварительные работы уже идут, и к концу года авиастроители обещают поднять в воздух первый модернизированный борт.

– Егор Кузьмич, а что это за проект «Реутов-22»? – неожиданно вспомнил Павлов о странном разговоре в начале заседания. Видимо, молодой и нахальный товарищ Паршев так ему насолил, что любое его движение рядом с начальством теперь вызывает опасение за кошелёк Минфина.

– Валентин Павлович. Это не проект – это проектище! – впервые за вечер улыбнулся генеральный секретарь. – Город будущего. Опытный образец. Кластер компьютерных и научных технологий. Лучшие и самые передовые архитектурные формы, новые подходы к строительству и планировке. Город-сад и одновременно сплав самых революционных инженерный решений.

– Очередной наукоград?

– Не совсем. Это будет не только научный центр, но и полигон для социальных экспериментов. Утопия, инкубатор самых безумных и необычных идей. Бесплатный общественный транспорт и коммунальные услуги, питание и многое другое, максимальная автоматизация и компьютеризация. Возможно даже, на территории города отменим хождение денег. Надо же, наконец проверить на практике теорию коммунистического общежития.

– Наверное, не дёшево будет стоить город будущего? – мысленно схватился за сердце и побледнел товарищ Павлов, почувствовав недоброе.

– Не переживайте, источники финансирования мы заранее нашли. Бюджет не пострадает. Десять процентов от ежегодных поступлений по договору «ВОУ-НОУ» пойдёт на компьютеризацию.

– Дык…. это… же более миллиарда долларов США получается? Куда им столько? За эти деньги можно купить или построить несколько заводов. «Фольксваген» готов отдать лицензию на новый дизель вместе с производственной линией. Четыреста тысяч дойчмарок – негде взять. А тут…

– Заводов у нас много, компьютерных наукоградов – ни одного нет. Вопрос закрыт и не обсуждается. Тем более, товарищ Ашманов и Паршев к слову, со-председатели компьютерной партии Советского Союза, уверяют, что отработают эти деньги и вернут государству максимум через пять лет, а затем и вовсе будут приносить чистую прибыль стране. Причём в иностранной валюте.

– Подобным обещаниям я не спешил бы верить.

– Разве? Напомните, во сколько стран мира Внешторг продали их электронную игрушку и на какую сумму? «Томагоша», кажется?

– В девятнадцать стран. На сто тысяч долларов. Но японцы уже выпустили аналогичную игрушку и зарубежные продажи стремительно падают.

– Лиха беда – начало! – развеселился Лигачев. – Молодые ребяты, буквально на коленке слепили, на одном энтузиазме и целых сто тысяч долларов принесли родному государству. Не считая того, что внутри Союза реализовано. Министерство электронной промышленности их на руках готово носить, а вы палки в колеса всё норовите вставить.

– Все равно, миллиард это для них много. Даже рублей.

– К сожалению, наша промышленность не выпускает нужные ЭВМ, потребуется много импортного оборудования, материалы и сырье из Западной Европы и Японии закупать. Пока наши заводы не наладят выпуск аналогичной продукции. На что могут потребоваться годы. Между тем, за компьютерами – будущее. Времени на раскачку нет.

– Стратегическое урановое сырье американцам отдаём, чтобы они игрушки могли делать? Не понял бы нас старшие товарищи по партии, которые этот ядерный щит десятилетиями ковали.

– Товарищ Павлов, не надо разводить демагогию. Напротив вас сидит министр обороны. Поинтересуйтесь у него, как так оказалось, что у нас 40 тысяч ядерных зарядов, и только 15 тысяч носителей для них. Причём половина из них – авиабомбы устаревших типов, малопригодные в современных реалиях. Во сколько Минобороны содержание этого наполовину бесполезного хозяйства обходится ежегодно тоже поинтересуйтесь. При этом сельское хозяйство задыхается от недофинансирования. Что касается игрушек – то гражданин Ашманов обещает через пять лет весь Госплан автоматизировать, уменьшить бумажный документооборот на 90 %. Вы считаете, что это маловажная задача.

– Автоматизацией Госплана Академия наук занимается, – не слишком уверенно вставил премьер. – Правда, уже лет десять и без внятных результатов. Хорошо. Ради такого дела надо деньги дать.

Егор Кузьмич довольно и несколько зловещее улыбнулся:

– Рано радуетесь. Через два года второй наукоград для программистов начнём строить. В Новосибирске. Ещё лучше и красивее. С учетом опыта и исправленных ошибок. Готовьте денежки.

Глава 19

Апрель 1990 года, Аргентина, Буэнос-Айрес ул. Сан Мартин 852

Универмаг «Harrods»

У советских граждан слово «универмаг» прочно ассоциируется с серым зданием из стекла и бетона со скучающими дебелыми продавщицами внутри, в однотипных отделах, отличающихся лишь вывесками на входе. Универсальный магазин «Harrods» – это нечто иное, никак не вписывающееся в этот образ. Это странная помесь дворца-музея и дорогущего торгового центра. Можно провести параллель с Московским ГУМом, но здесь на порядок больше роскоши и помпезности. Впрочем, откровенной безвкусицы тоже нет, хотя с египетским антуражем явный перебор – слишком вычурно, торжественно и мрачновато на мой неискушенный взгляд. С другой стороны, универмаги Хэроддс существуют с девятнадцатого века и менять стиль на более современный им поздно. Мне приходилось бывать в главном лондонском здании, почему-то тот универмаг считается третьей по популярности среди туристов достопримечательностью английской столицы, сразу после Биг-Бена и здания парламента, но особого впечатления магазин не произвёл: очень дорого и всюду бесконечные толпы китайцев с фотоаппаратами (дело было до эпохи смартфонов).

 

Универмаг «Херодс» внутри. Буэнос-Айрес, Аргентина
В этом времени китайцы бедны, как церковные мыши в храме Шао-Линь и никому в голову не придёт идея, что их можно встретить в таком дорогом универмаге. Кроме роскошных бутиков, престижных магазинов и множества престижных ресторанов в здании есть небольшой отель на четвёртом этаже. Рассчитан он на несколько вип-персон и гостей из числа личных друзей хозяина, но сейчас он пустует и никого кроме меня здесь нет. Чувствуется, что знаменитый универмаг переживает не лучшие времена: после Фолклендской войны 1982 года англичан здесь откровенно не любят, и хотя зданием теперь владеет какой-то египетский миллиардер, эта нелюбовь до сих пор сказывается. Вдобавок, в Аргентине бушует сильнейший экономический кризис – в точности, как в моей «родной» соседней Бразилии, и поэтому посетителей внутри откровенно мало, а некоторые рестораны вообще стоят закрытыми.

Официальная легенда в том, что я прибыл по приглашению управляющего. Понятно, что египетский миллиардер вряд ли согласится сидеть в какой-то дыре на окраине мира, типа Аргентины, да ещё лично, управляя каким-то торговым центром, даже если это единственный зарубежный филиал знаменитого лондонского универмага. Поэтому заведует этим торговым музеем-дворцом господин Кемаль Аслан, доверенное лицо олигарха. Хотя фамилия и имя у него явно турецкие, а не арабские. Да и внешне он выглядел, как типичный житель Стамбула или Антальи, а не уроженец Каира – турков в своей жизни я не видел что ли?

– Мэраба, салам-алейкум! – решил я блеснуть знанием иностранного языка и поприветствовал господина Камаля на чистом турецком. Как нетрудно догадаться, язык этот очень похож на азербайджанский, а курорты Кемера и рынки Стамбула разницу между этими диалектами быстро стирают напрочь. Проверено на личном опыте: хотя и там и там все продавцы прекрасно говорят по русски, хорошую скидку можно получить только если торговаться на местной мове. Турки – жуткие националисты в глубине души.

Вообщем ситуация несколько странная и немного абсурдная. Турецкоподданный товарищ – советский агент и мне об этом точно известно от генерала Леонтьева. В свою очередь, господин Аслан тоже знает, что я работаю на разведку СССР, но естественно в открытую этого не показывает и на людях вынужден изображать исключительно деловые отношения. Впрочем, наедине происходит тоже самое – никаких намеков и разговоров на опасные темы.

В Буэнос-Айрес пришлось ехать не по своей воле, в добровольно-принудительном порядке. Во-первых: пришло прямое указание от начальства. Во-вторых: в ближайшее время мне опасно оставаться в Сан-Паулу.

Не сказать, что это неприятный сюрприз, но в глубине души до последнего надеялся, что член Совета Директоров компании «Баккарди», господин Орфилио Пелаэс окажется разумным и вменяемым человеком. Но, нет – получив первую папку с компроматом, он закусил удила и решил пойти ва-банк. Сразу после истории с наемниками-отморозками я фактически перешёл на нелегальное положение: съехал на съемную квартиру, на связь стал выходить с левого телефона. Но поскольку самый плохой сценарий изначально не исключался, то решено было подстраховаться в очередной раз. Для этого я снял небольшой офис, прямо напротив него посадили наблюдателя из нашей службы безопасности. Чтобы не рисковать моей драгоценной тушкой, параллельно подключились к офисному телефону и кинули «лапшу» в соседнее здание, где сняли уже второй офис на чужое имя и откуда я целый день руководил своим многогранным и растущим предприятием – слишком дофига проектов, которые никак нельзя было бросать даже на время.

На четвёртые сутки наблюдатель зафиксировал появление странных гостей, следящих за моим офисом. Очень осторожных и профессиональных, и к сожалению не похожих на бандитов: то что офис – пустышка они вычислили практически сразу, после чего пришлось срочно съезжать со второй квартиры.

– Дело плохо. Это ребята из Национальной разведывательной службы, Serviço Nacional de Informações, SNI.

Аббревиатура SNI конечно не такая зловещая, как ДОПС – знаменитая бразильская охранка, прославившаяся убийствами политиков и кровавыми «эскадронами смерти» и ликвидированная лет пять назад, но в принципе, недалеко от неё ушедшая. Несмотря на все чистки и реформы, формально это именно наследница ДОПС (департамента политического и социального порядка) и методы устранения неугодных и специалисты по ликвидации там наверняка ещё остались.

– На пару недель тебе лучше исчезнуть без следа, – посоветовал герр Шульц. – Говорят, новый президент, недавно вступивший в должность, Колора де Мелу со дня на день подпишет указ о ликвидации всех военных и полицейских спецслужб. Вместо них будет единая гражданская служба. Думаю, к маю им будет не до тебя. Де Мелу это ещё перед выборами обещал, и как идейный социалист должен сдержать слово.

Пришлось внять совету господина колонеля-полковника, и свалить из страны на некоторое время, заодно познакомиться со своим новым «связным из Центра», хотя если строго логически, то я намного позже прибыл в эту дыру из центра мира, а турок здесь уже много лет обитает.

Вопреки ожиданиям, Кемаль Аслан оказался относительно молодым человеком, на вид не больше сорока лет, невысокого роста, подтянутый, приятной располагающей наружности с умным проницательным взглядом, но при этом никак не походил на разведчика. Впрочем, на директора престижного торгового центра он тоже не был похож ни капли.

На мое приветствие ответил по турецки, нисколько не удивившись знанию столь редкого для Аргентины языка, лишь вежливо поинтересовался, каковы мои первые впечатления от универмага «Harrods».

– Роскошно и необычно. Я бывал раньше в лондонском здании, поэтому это не первые впечатления. Но, все равно, восхищает и поражает воображение.

– Вы были в Лондоне, – удивился собеседник. – И что вам понравилось в главном универмаге «Harrods» больше? Вы заметили отличия?

Совсем забыл, что слишком молодо выгляжу, и наверное турок решил, что я просто приврал для красоты слова. «Вряд ли советский разведчик к двадцати годам объездил половину мира, вдобавок к Гонконгу и Бразилии», – наверняка подумал мой визави. А может чувство уязвлённой гордости за собственный универмаг у него проявилось?

С чувством глубокого (и нелепого?) превосходства решил козырнуть знанием предмета и чуть не ляпнул, что конечно же, отличия есть. Та же скульптура «Невинные жертвы» посвящённая леди Диане, внизу у «египетского» эскалатора… Хотел сказать, но вовремя опомнился. Леди Ди и ее жених сейчас живы-здоровы, и возможно ещё даже не познакомились. Поэтому памятники по случаю их гибели ставить несколько рановато.

Памятник «Невинные жертвы» установлен в универмаге в Лондоне
В этот момент шестеренки в моей голове щелкнули и пазл сложился.

Египетский миллиардер! Владелец сети универмагов – это же тот самый Мохамед Аль-Файед, именно его сын и был женихом и любовником принцессы. О том, что ресторан из лондонского универмага является поставщиком продуктов и блюд для Букингемского дворца мне гид-экскурсовод ещё рассказывал.

Открывшаяся картина требовала тщательного осмысления, слишком серьезные и невероятные возможности открывались. Но ещё большим шоком стало для меня откровение – что про моего собеседника я оказывается слышал раньше, ещё в прошлой жизни. Советский разведчик в ближайшем окружении египетского миллиардера, именно его позже арестовали в США, посадили в тюрьму, но затем обменяли на американского шпиона.

И этот факт заставил меня сильно насторожиться. Такими фигурами просто так не разбрасываются, и на роль связного он никак не тянет. Даже с учетом того, что легендарным разведчиком мой визави станет много позже, и он ещё даже не добрался до Штатов. К сожалению, больше ничего в моей памяти по этому поводу не сохранилось – только привязка шпиона к Аль-Файеду и леди Ди.

Но обсуждать мы стали другое: по официальной легенде я прибыл в Буэнос-Айрес с предложением о сотрудничестве и расширении сети сбыта линейки напитков «Хавана Клаб» и чёрной водки «BlaVod». Господин Аслан не только одним универмагом владеет, но и другими видами бизнеса занимается.

Для презентация я не только рекламные буклеты с рецептами коктейлей привёз, но и целый чемодан образцов.

 

Коктейли на основе чёрной водки :)
– Ну, что по пятьдесят грамм водочки за знакомство? Заодно и продегустируем! – все-таки это я гениально придумал с чёрной сорокоградусной жижей, на зависть Штирлицу, вынужденному втихаря давиться шнапсом по праздникам.


Интерлюдия

20 апреля 1990 года ТРЦ «Останкино» Студия Молодежных программ ЦТ

– Здравствуйте, дорогие телезрители! В нашей студии после большого перерыва снова долгожданный гость – наш уважаемый компьютерный кот Матроскин!

– И вам не хворать, дядя Юра Николаев. Давненько не виделись.

– Как твои дела, куда запропастился? В нашей редакции все кабинеты завалены мешками с письмами для кота. Мы даже начали переживать за твоё здоровье, или что там у тебя вместо него – микросхемы?

– Хвост на месте, усы и лапы тоже в наличии, – внимательно изучив рыжий полосатый живот и такой же расцветки конечности, электронно-разумный кот сделал вывод, что все котовые атрибуты присутствуют в полном комплекте. – Отощал немного на казённых харчах. Одними сухими цифрами питаюсь – никаких сарделек согласно трудовому договору для ЭВМ не положено.

– По тебе не слишком заметно, – усмехнулся ведущий, намекая на очевидную упитанность гостя. – А что кроме цифр ещё занимает уважаемого кота? Неужели все клады в странах Третьего мира уже найдены и сданы государству? Есть какие-нибудь интересные проекты или новости?

– Некогда коту сокровища искать, начальство требует конкретные результаты исключительно для пользы народного хозяйства. Интересной такую работу тоже не назовёшь. Большая часть времени уходит на обсчёт научных и технических заданий. Да потом ещё и недовольство ученых выслушивать приходится.

– Это как?

– Кот, тут, прикинул, посчитал на лапах, получается, что управляемого термоядерного синтеза ещё лет тридцать-сорок не будет. Ну и на хвоста тратить государственную денежку без всякой пользы? Ученые мужи и академики в шоке. Как так? Им диссертации писать надобно, а польза для хозяйства – дело второстепенное. Кот им, видите ли, не авторитет. Цветом шерсти не вышел! Космонавтику тоже не тронь – сразу жалобы наверх пишут.

– Совсем беда, – развеселился ведущий. – А что не так с космонавтикой?

– Все не так. На Земле порядок ещё не навели, Мировой океан не освоили, а им яблони на Марсе подавайте. А перевозка с планеты на планету килограмма таких яблок сколько будет стоить, кто-нибудь посчитал? Заместо того лучше спутниковую навигацию для людей сделать. Открыл электронный блокнотус – тут тебе и карта, и маршрут нарисован и точное местоположение. А марсианские фрукты ни одна Санэпидстанция в продажу не пропустит.

– Снова шутишь? Поведай лучшее, что хорошее нас ждёт в ближайшем будущем в стране и в мире? Что говорят об этом разумные машины?

– Кот у нас – родной советский, поэтому хорошие прогнозы только для советских трудящихся даёт. Все остальные импортные граждане и гражданки пусть обращаются в официальном порядке, в письменном виде с копией на магнитной ленте, хотя это и анахронизм. Для советских жителей все будет хорошо, и даже замечательно! Особенно для детей. Ибо кот Матроскин детишек любит и ничего для них не жалеет. Облегчение в учебе им сделаем, новые игры и развивающие программы слепим. компьютерных клубы по всей стране пооткрываем. Мамочкам денежки выделим за рождение второго и третьего ребёнка. Демографию надо улучшать, однако. Можно сказать, что прямо сейчас начинается золотой век социализму.

– Смелое заявление. Мы все надеемся на лучшее, но ты, уважаемый кот, не перебарщиваешь?

– Нисколечко! Объясняю на лапах. Семьдесят лет наша страна жила в режиме подготовки к войне или воевала с захватчиками. Сначала ко Второй мировой, затем сорок лет Холодной войны. И лишь сейчас мы можем сказать, что нам уже больше никто и никогда не посмеет угрожать. Советская армия – самая сильная в мире, а наше оружие – лучшее на планете. Любой враг будет с гарантией многократно уничтожен. Гонка вооружений закончена и мы в ней победили. Теперь можно вздохнуть спокойно и позаботиться о том, чтобы народ жил лучше. Кот, как всегда гениален, первый это увидел и осознал в полной мере.

– И в чем же гениальность кота в данном конкретном случае? – снова развеселился Юрий Николаев. – Неужели никто этого не видел раньше?

– Видели и понимали. Но страх, что июнь 1941 года может повториться в советском человеке слишком силён. Поэтому перестраховывались, готовились к худшему сценарию. А на самом деле…

– Что на самом деле?

– В реальности сложилась удивительная ситуация с армией и оружием. Американцы и прочие западные любят врать и преувеличивать свои достижения. Причём не стесняясь, в разы приукрашивают и откровенно привирают. В Советском Союзе прямо противоположная традиция – все военные разработки хранят в тайне и максимально приуменьшают их характеристики, чтобы осложнить жизнь всяким шпиёнам и вражьим аналитикам. Абсурдная ситуация: советская армия намного сильнее и современнее, чем страны НАТО вместе взятые, но мы до сих пор считаем, что они нам серьезные противники. Кот это вычислил абсолютно точно, экономисты в галстуках и генералы с калькуляторами мои выводы проверили и подтвердили, а родное советское правительство с их выводами согласилось. Поскольку страна в безопасности, то можно на оборону не тратиться сильно и следующие пятилетки провести под знаком роста благосостояния граждан. Советский народ заслужил немного спокойной счастливой жизни на ближайшие двадцать лет точно.

– Ай да кот, ай да… умница! – восхитился ведущий. – Что бы мы без тебя делали?

– Тоже самое, только на пару лет позже. Умники в академиях пришли бы к тем же выводам. Но у кота преимущество – он напрямую может прямо в Политбюро докладывать, там его любят и уважают. В отличие от академиев.

– Дай пожму твою героическую лапу! – расчувствовался телеведущий. После чего смахнул несуществующую слезу и поинтересовался, есть ли хорошие прогнозы на ближайший год, а не только на пятилетку.

Плюшевый аватар псевдо-Нострадамуса охотно поведал, что уже в августе состоится долгожданный танковый биатлон. Центральное телевидение обязательно покажет его на всех голубых экранах страны. О новых советских фильмах Кот Учёный ничего не сказал, лишь сморщил умилительно зверскую гримасу, зато неожиданно похвалил парочку импортных кинокартин: комедию «Один дома» и фильм «Призрак», выход которых ожидается в этом 1990 году. Нейро-лингвистический анализ показал, что их ждёт успех в советских кинотеатрах.

Затем полосатый гость рассказал о перспективах компьютерной сети в СССР. О Великой Электронной Энциклопедии, о пейджерах и модемах, которые идут на смену телефону. О том, что любой студент или школьник в скором будущем сможет связаться с Ленинской библиотекой, не выходя из аудитории и прочитать книгу или научную статью на экране компьютера, а сами ЭВМ будут дешеветь с каждым годом и скоро станут не дороже видеомагнитофона. Которые, впрочем, тоже вскоре отомрут, как устаревший анахронизм. Лет через десять лет видеомагнитофон настолько устареет, что его будет стыдно держать дома.

– И вообще, Советский Союз ждёт эпоха процветания, с чем всех и поздравляю! – оптимистично закончил своё выступление полосатый оратор и помахал хвостом на прощание.

Конец интерлюдии

Глава 20

Интерлюдия

Он запомнил эту встречу на всю жизнь. Только-только получил звание старшего лейтенанта госбезопасности, недавно ему исполнилось двадцать пять лет, он был полон сил, надежд и оптимизма. И тут его внезапно вызвали из Баку в Москву. Почти месяц проходил разные тестирования, собеседования, и даже почему-то дважды тщательное медосвидетельствование. После чего состоялась эта памятная встреча. Его пригласили на дачу к заместителю Председателя КГБ генералу Крючкову.

– Мы решили использовать вас в качестве разведчика-нелегала. Задание рискованное и опасное. Никто такого ещё не делал. Возможно вам несколько лет придётся прожить под чужим именем вдали от родины. Но вы можете отказаться прямо сейчас. Обещаю, никаких последствий по службе не будет.

– Я согласен, – без раздумий ответил он.

– Даже не спросите куда и зачем вас отправляют?

– Готов выполнить любой приказ.

– Мне нравится ваша решимость и твердость. Не скрою, вы – единственная подходящая кандидатура. Сложились вместе несколько уникальных обстоятельств. Такой шанс упускать нельзя. Наши специалисты готовили эту операцию полгода.

История действительно сложилась уникальная. В небольшом болгарском городе много лет в районной больнице лежал молодой человек. После автомобильной аварии и травмы черепа он впал в кому, и врачи уже не давали шансов, что он когда-нибудь придёт в сознание. Никто уже не узнает, как он попал в поле зрения спецслужб: наверное числился в какой-то картотеке, поскольку родители приехали в Болгарию в начале 1950-х годов из США. Мать была болгаркой, отец – турок, а мальчик даже успел родиться в Филадельфии на территории США и даже мог теоретически претендовать на получение американского гражданства. И что самое важное – в Турции у него обнаружился богатый дядя, родной брат отца. Он даже приезжал в Болгарию, когда узнал, что единственный племянник попал в автокатастрофу. Родители нашего героя к тому времени уже умерли.

Дядя Керим Аслан владел крупной строительной и торговой компанией в Измире, водил дружбу с арабскими шейхами и ливанскими богатеями. К тому же завел деловые связи в США, которые и заинтересовали советскую разведку. И вдобавок ко всему не имел наследников мужского пола – судьба послала ему только дочерей. Что в мусульманских странах считалось большой неудачей в жизни. Поэтому «воскресший» племянник полноценного мужского пола, как единственный потенциальный приёмник не мог не взволновать его. Вот такая загогулина: в турецком менталитете мальчик, как наследник на порядок выше ценится. Впрочем, в большинстве мусульманских стран такие же традиции. Дочка – отрезанный ломоть для семьи сразу после замужества.

Фигура турецкого дяди в такой ситуации не могла не заинтересовать советские спецслужбы.

Несколько моментов сыграли в пользу этой идеи: Керим Аслан видел своего племянника лишь в младенчестве, более двадцати лет назад, и в больнице под бинтами рассмотреть его лицо не смог бы при всем желании. Так возникла мысль «вывести из комы» под видом племянника своего человека и внедрить его в деловые круги сначала Ближнего Востока, а затем перебраться на территорию США.

Но подобрать подходящую кандидатуру оказалось не так просто: персонаж попался весьма своеобразный. Требовалось знание турецкого языка и соответствие по возрасту – не старше 23–24 лет, вдобавок у мусульман согласно традиции обязательно делают обрезание в детстве, а это «подделать» в зрелом возрасте, как всем понятно, практически невозможно. Поэтому выбор пал на сотрудника КГБ из Азербайджанской ССР. Язык и религия соответствуют нужным требованиям. Любая лингвистическая экспертиза покажет, что родные языки у него турецкий и болгарский (в реальности – это близкие к ним русский и азербайджанский). Осталось найти офицера, подходящего по возрасту и комплекции, и хоть немного похожего внешне.

Три месяца он прожил в Болгарии. Гуляя по улицам, изучил городок, где вырос и учился его прототип. Запомнил практически всех жителей в лицо, вызубрил наизусть расположение улиц и домов, узнал все местные легенды, слухи и предания. Сложнее всего пришлось с болгарским языком – выяснилось, что он серьезно отличается от русского. Но и с этим он справился. С английским было проще – по официальной легенде родители уехали из Штатов когда он ещё и говорить не научился.

Ему пришлось сделать две операции под наркозом на голове и на ноге, чтобы имитировать последствия аварии.

Бригада болгарский врачей из небольшого городка внезапно выиграла поездку в СССР. Вместо них по обмену приехали советские врачи, и тут случилось чудо: новая экспериментальная методика сработала – безнадежный пациент вышел из комы. Об этом написали все болгарские газеты. Упомянув мимоходом о единственном родственнике, который живет в Турции.

По странному стечению обстоятельств именно эти статьи тут же перепечатали измирские газеты, не забыв упомянуть имя этого самого родственника. Конечно же, родной дядя не мог отказаться от чудом воскресшего племянника и не забрать его к себе, да и болгарское правительство пошло на встречу: визу выдали в рекордно короткие сроки.

Так второй раз родился Кемаль Асланоглу. В это же время в подмосковном военном госпитале появился новый пациент. Никто не знал, откуда его привезли, как его имя и фамилия, а сам он ничего сказать не мог. Врачи обосновано считали, что он вряд ли выйдет из комы когда-нибудь.

Перед тем, как отправиться в Болгарию и лечь на операцию, ему разрешили повидаться с родителями в Баку и предупредить о том, что он уезжает в длительную командировку. Возможно, даже на пару лет.

Было это двенадцать лет назад. В далеком 1978 году.

За последующие годы господин Ас, чудом вернувшийся к жизни в болгарской районной больнице, многое успел. Он сделал успешную карьеру в бизнесе, хотя в восточном понимании карьера несколько отличается от привычного западного. Фактически он возглавил строительную компанию своего дяди, расширил и укрепил ее, завёл полезные связи и знакомства, и наконец получил предложение о работе от самого Аль-Файеда, легендарного миллиардера из Египта, давнего друга его дяди.

Занимался торговлей, поставками зерна и оборудования по всему Ближнему Востоку.

В далеком уже 1985 году перебрался в США, возглавил представительство Аль-Файеда в Техасе. Там же по настойчивой рекомендации куратора «удачно» женился на дочке нефтяного магната из Остина, штат Техас. Быстро получил американское гражданство: ведь настоящий Кемаль родился в Филадельфии. На этом успехи быстро закончились. Бизнес шёл не шатко ни валко, американский филиал интересовал Файеда поскольку-постольку, обещанные проекты по расширению бизнеса зависли из-за разразившегося финансового кризиса.

К сожалению, семейная жизнь тоже не сложилась, дочка миллионера оказалась взбаламошной, капризной и стервозной особой. Детей у них не было и брак неумолимо катился к распаду.

В этот момент московское начальство довольно неожиданно предложило сменить страну проживания и перебраться в Англию. Замысловатым транзитом через Аргентину. После предательства полковника КГБ Гордиевского резидентура в Лондоне оказалась разгромлена более, чем полностью, пришлось её создавать практически ее заново.

Тут генерал Крючков и вспомнил о египетском миллиардере, который владеет роскошным универмагом в центре британской столицы, а ресторан при универмаге готовит и официально поставляет еду в Букингемский дворец и в здание парламента. Директор королевской кухни – это не должность, а мечта резидента! Напрямую совершить рокировку из техасских нефтяников в королевские рестораторы было бы слишком рискованно и заметно, к тому же, требовался хотя бы минимальный опыт руководства похожим заведением. Именно поэтому и был выбран Буэнос-Айрес, где располагался единственный зарубежный филиал знаменитого английского универмага. Мотивировать переезд не пришлось – дядя был в курсе его семейных дел, и похлопотал о переводе. Не преминул заодно напомнить, что он сразу был против брака с этой «крашенной стервой». И пообещал найти хорошую девушку из порядочной семьи. Где-нибудь в Стамбуле, Каире или Бейруте, понятное дело.

– Тридцать семь лет – это почти молодость. В нашем роду и в шестьдесят отцами становились, – оптимистично приободрил дядя.

– Как ни странно, он иногда ловил себя на мысли, что воспринимает дядю Керима, как единственного родного человека в этом мире. За двенадцать лет ему разрешили написать лишь одно короткое письмо матери в Баку. Скупо сообщить, что с ним все хорошо и командировку снова продлили.

Целый год он провёл в Аргентине и уже паковал чемоданы, чтобы лететь в Лондон, как вдруг пришёл новый приказ из Москвы. Невообразимый, абсурдный и нелогичный. Ему предложили переехать в Бразилию, фактически перейдя в подчинение какому-то бизнесмену из Гонконга.

Более нелепой и кошмарной ситуации и представить нельзя! Агент-нелегал, о существовании которого знает от силы три или четыре человека в высшем руководстве СССР выводится из тени ради…

– Ради чего? – раз за разом повторял он этот вопрос сам себе и не находил ответа. Его даже вёл один и тот же куратор, сначала майор, теперь уже полковник, все двенадцать лет беспрерывно. И тут такое?

Информации катастрофически не хватало, чтобы сделать хоть какие-то выводы, логика и аналитика не помогали понять суть происходящего.

Как ни странно, фигура Алекса Берга оказалась широко известна даже в Аргентине. Аккуратный и осторожный поиск дал богатый результат: об этой загадочной личности в последний месяц активно писала вся жёлтая пресса. Импресарио, продюсер и, по слухам, любовник восходящей звёзды эстрады Селены Гомес де Сиа.

– Девица и впрямь недурна собой, – вспомнил он сексуальную поп-диву. В последние недели ее песни беспрерывно крутили по всем теле- и радио-каналам. – Правда, репертуар слишком слащавый и примитивный. Наверное, старею.

Дальше шли уж совсем фантастические слухи и домыслы, достойные, разве что, дешёвого голливудского блокбастера с плохим бюджетом и халтурным сценарием. Какие-то падающие с неба на завод с минералкой метеориты, организованный компанией «Гуглберг» чемпионат Бразилии по регби на батуте (что это?!!!), отменённый конкурс мисс Вселенная и скандал с рекламой на карнавале в Рио. Плюс изобретение чёрной водки – в этот момент советский разведчик вообще перестал понимать, о чем идёт речь. Менделеев интересно, чем тогда занимался и что изобретал? Странный привкус фантасмагории и нереальности не покидал его. И совсем уже за рамками здравого смысла и чувства меры оказалась статья в популярном аргентинском таблоиде о жестокой войне гонконгского предпринимателя с компанией «Баккарди». На ум в этот момент пришёл лишь эпизод с битвой незабвенной Элочки Людоедочки с американской миллионершей Вандербильд из «Двенадцати стульев». Битва, о которой миллионерша даже не подозревала.

Самое удивительное – скандальный бизнесмен из Гонконга вдобавок оказался непозволительно молодым. Если верить прессе, то ему должно быть не больше тридцати лет, а некоторые жёлтые СМИ и вовсе на голубом глазу выдали, что ему и двадцати пяти ещё нет. Что даже теоретически никак не могло быть для советского агента нелегала. Градус абсурда повысился до невообразимой степени.

Каково же было удивление господина Кемаля Аслана, когда он воочию узрел своего будущего напарника и коллегу. Эпатажному владельцу компании «Гуглберг» и двадцать пять лет можно было дать с большим трудом, он выглядел даже моложе. Лишь благодаря профессиональной выдержке и богатому опыту Кемаль сдержался и не выругался вслух. Похоже произошла чудовищная ошибка или начальство в Москве окончательно спятило – других объяснений не осталось. Засветить одного из самых ценных и засекреченных агентов ради… сумасбродного мальчишки? Впрочем, он тут же одернул себя – ведь ему было столько же, когда он дал согласие на операцию. Другой разговор, что ему пришлось долго и терпеливо вживаться в роль, многое годы настойчиво набирал опыт, учился премудростям бизнеса и предпринимательства, по крупицам собирал ценный опыт и знания, обрастал связями и упорно лепил карьеру. Ничему этому в военных училищах не учат. Поэтому самоуверенный ухмыляющийся юноша с наглым взглядом, в вызывающе потертом джинсовом костюме сразу вызвал неприязнь и отторжение.

К слову, привезённые гостем образцы водки и алкогольных коктейлей вызвали бурю восторга в отделе закупок универмага. Оказывается, это очень популярные и модные в этом сезоне напитки, практически не представленные на рынке Аргентины. Перспектива стать единственным официальным дистрибьютером привела отдел маркетинга в шок – оказывается чёрная водка и «Макарена» – один из самых упоминаемых брендов в СМИ и на телевидение по всей Южной Америке. Обычно в связке с успехом певицы Селены Гомес и дуэта Los del Río. Новость, что эти супер звёзды могут приехать и лично поддержать своим выступлением рекламную компанию универмага Harrods чуть не довела его зама до обморока. Рестораторы с первого этажа так вообще от счастья чуть не расплакались. На фоне затяжного кризиса, падения выручки и вдруг такой подарок судьбы.

Но настоящий шок Кемаль испытал, когда молодой гость заговорил с ним по турецки. Ладно, хоть как-то можно объяснить его странные успехи в бизнесе и деловые способности, с большой натяжкой, учитывая юный возраст, поверить, что этот проходимец долго жил в Гонконге, и все-таки реально бывал в Испании и Великобритании. Правда, придётся допустить, что в разведку он пришёл прямо со школьной скамьи и никаких университетов не заканчивал.

И даже знание четырёх-пяти языков не так сильно удивляет, хотя английским гость владеет безупречно (испанским – отвратительно).

Алекс Берг очень неплохо, практически бегло, говорил по турецки, но… с неистребимым азербайджанским акцентом. Уж свой родной язык Кемаль ни с каким другим не спутал бы, тем более, что некоторые слова в турецком вообще не встречаются.

– Может, нам лучше прогуляться.

Глава 21

Отношения с турецкоподданым товарищем сначала на заладились, хотя с моей стороны было сделано все, чтобы сгладить и первое неудачное впечатление и разочарование от понижения в статусе моего визави. Понятно недоумение, и даже возможно обида на московское начальство – товарищ на нелегальной работе столько лет горбатился, потом и кровью пробивался наверх, а тут какой-то натуральный пацан, непонятной наружности и малость неадекватный по всем признакам. Да ещё и он главный теперь в дуэте получается. Я бы сам от такого сюрприза не в восторге был бы, а тут и вовсе шоковое состояние должно быть. Впрочем, профессионалы в разведке не кисейные барышни, чтобы в обморок падать от каждой неожиданности.

Поэтому я предложил выбраться за город, на природу, посидеть в неформальной обстановке, узнать друг друга поближе. Выпить водочки, в конце-то концов – зря я ее с собой что ли тащил? Тем более, погода располагает к шашлыкам с барбекю, формально в Южном полушарии осень уже в разгаре, но здесь тепло и солнечно, ветра почти нет.

Намёк более чем понятный: в гостиничном номере запросто может оказаться прослушивающее устройство, и не обязательно владелец гостиницы об этом будет знать. Аргентинские спецслужбы наверняка присматривают за богатым иностранным бизнесменом.

Впрочем, даже на берегу океана подслушать и записать разговор не намного сложнее, поэтому сильно расслабляться не надо. Об этом и сообщил своему собеседнику.

– Помните у Юлиана Семёнова именно так и спалили Штирлица? ЦРУ записали его разговор с расстояния в триста метров пятьдесят при помощи направленного микрофона. Даже шум прибоя не помешал. Между прочим, по сюжету действие происходило как раз в этих местах, в Аргентине. Причём такая аппаратура была уже в 1950-х годах, на что способна современная техника у спецслужб – даже представить сложно.

Господин Кемаль Аслан ничего не ответил, на его лице лишь отразилась напряженная работа мысли: возможно он пытался вспомнить, когда это полковник Исаев бродил по берегам залива Ла-Плата близ окрестностей аргентинской столицы. Из чего я сделал вывод, что давненько он не был на родине. Насколько я помню, продолжение приключений Штирлица Юлиан Семёнов написал в середине восьмидесятых. Значит, товарищ за границей намного дольше, чем я думал.

– Предлагаю поговорить начистоту. Если нам придётся работать вместе, то лучше сразу без недомолвок и непоняток.

– Хорошо, – мой собеседник немногословен и осторожен.

– Вы знали, что Юлиан Семёнов – убежденный троцкист? Он даже венок возложил на могилу Льва Давыдовича, когда был недавно с визитом в Мексике.

– Нет, не знал. Какое это отношение имеет у нашему разговору? Сейчас не тридцать седьмой год, это его личное дело.

– Ошибаетесь. Троцкизм и не думал помирать. Наследники Третьего Интернационала недавно Советский Союз чуть не развалили. Чудом мимом катастрофы проскочили. Не они одни конечно, но в первых рядах точно. Про ВКЧП надеюсь вы слышали?

– Об этом местные газеты много писали, – уклончиво ответил господин Кемаль. – Чистки сильные были?

– Ну, что вы. Сейчас и вправду не конец тридцатых. Едва ли десятую часть заговорщиков зачистили. Причём в очень мягкой форме, пожурили и с должностей сняли. К чему это вступление, спросите вы? Отвечу просто: попытка устроить военный мятеж в Венесуэле – это классический нео-троцкизм, бессмысленный и беспощадный. Никаких проблем для американцев мы не создадим, лишь время и деньги убьём. Плюс репутационных потери, ибо никакого социализма там не построить. Нет для этого экономических и географических предпосылок. Страна беднейшая, 90 % экспорта, в основном нефти, завязаны на США. Продовольствием Венесуэла себя не обеспечивает даже наполовину. Нефть тяжелая и дорогая в добыче – никто больше кроме американцев ее не купит. В результате новоявленного «союзника» снова будет кормить Советский Союз. Оно нам надо? Поэтому я считаю единственно правильным решением: проект «революция в Каракасе» нам даром не нужна и поэтому отменяется.

Такое самовольство не очень понравилось моему новому компаньону и напарнику. Согласия на смену направления он не дал, обещал подумать и запросить согласие своего начальства.

– Кемаль, вы не обижайтесь, но это бессмысленная трата времени. Москва мое решение не отменит. Ваша помощь мне нужна уже вчера. Слишком много разных проектов, людей катастрофически не хватает. Даже больше скажу: возможно именно вам придётся возглавить компанию «Гуглберг» через пару лет. К тому моменту ее стоимость составит несколько сотен миллионов долларов.

Господин Аслан чуть не подавился куском моченного ананаса, которым закусывал чёрную сорокаградусную. За неимением квашенной капусты ананас вполне даже.

– У меня могут быть другие планы на будущее, – мягко намекнул он на тонкие обстоятельства.

– Да, ладно бросьте! Какие там планы? В Аргентине ловить нечего. В прямом смысле: нацистских преступников, бежавших сюда «крысиными тропами» почти всех переловили ещё в семидесятые.

– Много ты понимаешь, – обиделся мой визави.

– Только не говорите, что вы израильскую военную базу в Патагонии ищете.

– Откуда знаешь? – мгновенно насторожился псевдо-турок.

– Фигня это полная. Можете не рыть дальше. Фальшивка от Моссад, чтобы ловить на живца. Нет никакой базы, тем более нет там секретной лаборатории и ядерного полигона. Дурят яхуды весь мир.

– Источником не поделишься?

– Может, ещё и ключи от квартиры, где деньги лежат? Нет там ничего. Кусок земли в аренде. Чисто теоретически на случай глобальной войны, несколько бункеров и складов. «Земля обетованная номер два». Проект благополучно закроют через пару лет, денег не дали и уже не дадут. Холодная война практически закончилась.

Кемаль недоверчиво хмыкнул, но комментировать не стал. Наверняка сообщит куратору эту сенсационную новость, правда наверняка добавит, что источник трепл… ненадежный источник, в общем.

– Если уж пошла такая пьянка, то режь последний огурец! Послушайте доброго совета, можете своему начальству об этом доложить. Плюньте на Лондон. Ничего вам там не светит. Принцесса Диана уже начала свой любовный роман с сыном Аль-Файеда. Следовательно папаша скоро окажется в немилости у королевской семьи. Забудьте Туманный Альбион.

Камрад Аслан немного побледнел даже:

– Откуда? Откуда ты знаешь?

– Ключи от коттеджа, где баксы хранят? – напомнил я свою позицию по этому поводу.

Неожиданно Кемаль Аслан усмехнулся, налил себе полный стакан водки, хлопнул не закусывая, после чего совершенно трезвым взглядом посмотрел мне в глаза и поинтересовался:

– Турецкий язык где учил?

– На рынках Стамбула и Кемера, – сказал я абсолютную правду.

– Кемер – это где? – поинтересовался любопытный турок.

– Рядом с Антальей. На побережье. Небольшой туристический городок с хорошими пляжами.

– Да? Вроде бы припомню. Есть такой посёлок. Дыра жуткая. Каким ветром тебя туда занесло? Откуда там туристам взяться?

В этот момент я сообразил, что дороги на побережье ещё нет, немцы ее только в начале девяностых построят. Понятно, что ни гостиниц, ни туристов там в помине ещё нет, а дорога из Антальи в Кемер сейчас втрое длиннее, идёт по горным серпантинам в обход. Пока думал, как выкрутиться, товарищ решил меня окончательно добить.

– В Баку давно был?

Пришла моя очередь удивляться. Оказалось, что мой «турецкий» язык определенно отдаёт лениноранскими оттенками. И этот хитрый тип меня точно вычислил.

– Год назад, – решил не врать, все равно, никто не поверит.

Между прочим, только сейчас понял, что по новым реалиям я был бы уже вполне законный дембель! Егор Кузьмич не стал тянуть кота за хвост и ещё в декабре объявил о сокращении срока службы в армии до полутора лет. Мои однополчане ноябрьского призыва сейчас уже готовят дембельские альбомы и парадку. И лишь невезучий попаданец хлещет водку где-то на берегу океана на другом континенте и когда попадёт домой – никому не известно.

Глава 22

Президент Бразилии сдержал своё предвыборное обещание и на третьем месяце правления наконец подписал указ о ликвидации всех военных и полицейских спецслужб. Национальной разведывательной службы, Serviço Nacional de Informações больше не существует. Зловещая наследница «эскадронов смерти» окончательно ушла в прошлое. Однако, радость моя оказалось преждевременной. Похоже ликвидация такой матёрой конторы подразумевает некий переходный период, либо ушлые ребята взяли частный заказ и решили его отработать до конца. По крайней мере, Шульц категорически не советовал мне сейчас возвращаться в родной офис – по его информации наблюдатели никуда не делись и явно ждут меня обратно с распростертыми объятиями.

С другой стороны, сидеть в Аргентине дальше бессмысленно, куча проектов зависла, а руководить множеством текущих процессов посредством телефакса и междугородних звонков дорого и неудобно. Поэтому решил вернуться в Сан-Паулу, и переждать некоторое время на съемной хате. Пришлось ехать на частном авто, чтобы не светиться в списках авиапассажиров, и судя по тому, что на границе никто меня не регистрировал, и даже паспорт не посмотрели – вернутся удалось незамеченным.

Снял скромную квартиру на rua tamandaré, это почти самый центр города, но район не слишком престижный, поэтому вышло очень не дорого. Вообще Сан-Паулу по части контрастов даст огромную фору Рио, а фавелы здесь ничем не хуже, и такие же опасные. Деловые центры и небоскребы мирно соседствуют с одноэтажной застройкой, элитная застройка начинается в нескольких сотнях метров от «квартала наркоманов». Даже улица rua tamandaré с одного конца – это бедные одноэтажные халупы с сохнущим бельём на верёвках во дворах, затем начинаются серые однотипные многоэтажки вперемешку с деловыми и торговыми заведениями, а ещё дальше – дорогие здания из стёкла и бетона под тридцать этажей с офисами крупных компаний и банков, где даже тротуары моют шампунем.

Понятное дело, я поселился в той части улицы, что ближе к люмпенам и пролетариату, но ещё без бонуса в виде наркоманов и гопников у подъезда.

Зато рядом с домом оказался недорогой спортзал и по совместительству фитнес-центр, где вечерами занимается куча аппетитных стройных бразилианок. Но я не подался на провокацию, и зажав волю в кулак записался в «секцию» джиу-джитсу, где вместо красивых девок обнаружилась куча брутальных парней с татуировками явно криминальной наружности. Впрочем, после пару успешных боёв на татами, новичок был признан крепким бойцом, мощным и крутым парнем, достойным уважения. Все-таки советское боевое самбо даёт хорошую базу, тем более, что здесь оно практически не известно, и можно получить небольшое преимущество на ковре за счёт сюрпризов в виде хитрых приёмов и связок. Впрочем, спортсмены-аборигены ловят все на лету, и довольно быстро учатся, поэтому мои хитрости скоро перестанут работать. С братвой мы подружились сразу после совместного похода в бар, где я вчистую «перепил» всю компанию – бразильцы в этом плане опытному советскому гражданину не конкуренты, даже с учетом, что пили местную самогонку, а не родную беленькую. Одной демонстрации суперспособностей хватило, после чего я публично объявил, что завязал с алкоголем на пару месяцев, отговорившись тем, что пьянка сильно мешает спорту – авторитет мой и так взлетел на недосягаемую высоту, в отличие от печени.

Поскольку появляться в офисе мне запретили, то пришлось управлять своей компанией дистанционно, взвалив функцию аватара на Энрике. Для этого придумал хитрую схему, чтобы не подставляться: в определенное время звонил своему помощнику, естественно, с левого телефона. Хитрость в том, что трубку никто не брал – единственный смысл в том, когда произошёл звонок. Если в двенадцать часов ровно, то значит, пакет с инструкциями в телефонной будке напротив кафе «Сохо», приклеен лейкопластырем снизу к металическому столику для телефонной книги. Случайно найти тайник невозможно, только по наводке. Если же звонок в тринадцать ноль-ноль, то значит надо поговорить вживую. Тогда Энрике Эдуарду смотрит в блокнот, где у него ранее присланная. схема какому дню недели соответствует способ связи. Либо я звоню сам, в отличие от СССР здесь телефонные аппараты в будках на улице тоже имеют свои номера и на них можно позвонить, либо жду звонка в какое-нибудь случайно выбранном кафе, где меня пригласят к аппарату. Название кафе тоже выбирается случайным образом и не повторяется. Выглядит схема замороченной, но реально ничего сложного и быстро привыкаешь. Зато и вычислить меня практически невозможно – ставить на прослушку все уличные таксофоны в квартале абсолютно нереально. Имеется в виду, что для «частников» это нереально, а для ЦРУ или МИ-6 вполне решаемая задача, но я пока вне зоны их интересов.

В целом ситуация меня устраивает, даже с учетом, что сценарий несколько жестковат лично для моей тушки. Шульц грамотно развёл отморозков-мясников: через какого-то нарика подсунул им адрес нелегального золотоискателя, согласного поменять добытый песок на дурь по очень выгодному курсу. Даже пожертвовал для заманухи небольшой самородок. Но сделка ожидаемо сорвалась, «золотоискатель» не явился на «стрелу». Оно и понятно, единственная цель этой подставы – вытащить бандитов в заданный район в нужное время, и сфотографировать в этом прекрасном месте. В тот же день сгорели две застрахованные драги, опять же, совершенно случайно оказавшиеся в трехстах метрах от места несостоявшейся встречи, чуть выше по реке. Если добавить фото этих же уголовников, караулящих возле моего офиса, то все доказательства налицо – хоть в суд неси. Клиенту осталось дозреть и через пару недель господин Кемаль Аслан от моего имени начнёт переговоры о мирном решении проблемы с торговым домом «Баккарди»: обмена заветной зелёной папки на круглую сумму в иностранной валюте. Если учесть, что эпизод с бандитами – лишь малая часть ее содержимого, то сумма ожидается замечательно круглая. Опять же, договариваться с уважаемым человеком, представителем богатейшего ближневосточного клана для «Баккарди» не так обидно, как с безродным выскочкой из Гонконга. Правда, фееричный рост моей личной репутации откладывается на неопределенный срок, но жирная долларовая синица в руке намного лучше абстрактного журавля в бразильском небе. Поэтому выбрал деньги, а популярность я и другими способами прокачаю.

Зато сможем сразу приступить к выпуску «кроксов», осчастливим планету резиновыми калошами для яхтинга. Полученные деньги сразу вложим в запуск завода, а организацию возложим на товарища турецкоподданного – ибо нафиг прохлаждаться в своём музее-универмаге без пользы для общего дела.

На третий день, прогуливаясь по rua tamandaré я, аки вождь краснокожих Зоркий сокол, внезапно обнаружил, что рядом с моим съемным вигвамом, буквально в ста метрах, расположен удивительный объект.

– ХВ, – уставился я на знакомую любому россиянину надпись. Логически рассуждая, в переводе с русского на русский это означает – Христос Воскресе! А здание, судя по кресту на куполе – православный храм. Надпись же видимо осталась с Пасхальной недели, у католиков она на две недели раньше закончилась.

Orthodox Churches. Catedral São Nicolau – Sao Paulo, Brasil
Длительное пребывание на чужбине почти у любого русского человека вызывают приступ необъяснимой ностальгии. Даже спиртное в любых количествах перестаёт помогать, тем более, если закусывать квашенной пальмой. В Бразилии есть советское посольство и торговое представительство в столице, и даже консульство СССР прямо в Сан-Паулу находится, но мне категорически противопоказано появляться там, как и вступать в контакт с советскими гражданами.

Увидев родную церквушку посреди чужого города я чуть не прослезился от умиления – так это было приятно и неожиданно. Рассудив логически, что раз я и так на нелегальном положении, и слежки за мной быть не может, то ничего не теряю и ничем не рискую, если зайду в это богоугодное, причём в прямом смысле этого слова, заведение. Успокою душу, поставлю свечку за успех нашего безнадежного дела.

Судя по «ятямь», «ерамЪ» и дате на табличке у входа – храм не Московского Патриархата, построен на средства белоэмигрантов в 1926 году. Не силён в церковно-административном устройстве, но это, скорее всего, приход «Русской Православной церкви за границей» с центром где-нибудь в Нью-Йорке или Чикаго. Был у меня однокурсник, атаман Нижневолжского казачьего войска, у них как раз был главный офис в США, и церковь соответственно там же. Помню, он меня ещё замом к себе звал – атаманом по маркетингу, но не сошлись на количестве акций в совместном предприятии.

Поэтому искать друзей и союзников здесь наверное бессмысленно. Советскую власть местные ненавидят искренне и традиционно во многих поколениях, поэтому демонстрировать знание русского языка не стал, прикинулся англичанином, случайно проходивший мимо и заинтересовавшийся «ортодокс-church». Имени Сан-Николае, что и без перевода понятно – Святого Николя Угодника церковь.

Внутри церкви оказалось хоть и скромно, но светло и уютно. Пахло терпким ладаном, воском от свечей, и почему-то цветами и фруктами не по сезону, а от икон и образов веяло чем-то родным, забытым, светлым и печальным, родом из детства. Ощущения словно с бабушкой в храм на Спаса пришёл.

Единственный прокол, который я допустил – приход маленький, и все друг-друга знают в лицо. Появление нового лица в практически пустом храме не могла не заинтересовать батюшку, поэтому настоятель отец Виктор лично решил пообщаться с гостем. Пришлось изображать туриста не владеющего португальским языком. На ломаном бразильском попросил разрешения поставить свечку и прочитать молитву, полюбоваться на иконы. Разрешение было получено, но въедливый батюшка не угомонился, даже незнание английского его не остановило. Откуда-то из глубины храма была вызвана подмога, владеющая нужной мовой.

Переводчиком оказалась очень милая девушка прямо-таки ангельской внешности. Я чуть дара речи не лишился узрев такое чудо в синем скромном платочке под цвет глаз.

– Вдобавок ещё и блондинка! – мысли мои свернули совершенно не в подобающую сторону. В храме надо о душе и борьбе с грехами в первую очередь думать, а не о блондинках.

– Анна, – представилось милое создание и приступило к допросу.

Пришлось на ходу сочинять легенду о том, что местные бразильские проповедники с гитарами и песнопениями меня как-то не вдохновляют. А ортодоксальная церковь – это всегда красиво, торжественно, и даже благоговейно (reverently). Тем более, что я живу по соседству.

Прозвучало не слишком убедительно, но с другой стороны, на советского шпиона я тоже не похож. Зашёл турист поглазеть и ладно. Ведёт себя прилично, денежку на ремонт храма пожертвовал – вдруг, да, проникнется. К сожалению, место для романтического флирта совершенно не подходящее, поэтому просто поставил свечку, прочитал «Отче наш» по памяти – полезно иногда о вечном задумываться.

Зато никто не осудит меня, если я дождусь голубоглазую мадемуазель снаружи. Все-таки брюнетки-бразильянки несколько приелись.

Ждать пришлось долго – больше часа, и как выяснилось совершенно напрасно. Продолжать знакомство красавица не захотела, быстро тормознула такси прямо у входа и укатила в неизвестность не прощаясь. На память мне остался лишь номер такси, но это почти безнадежный путь для розыска. Вряд ли мне что-то даст адрес, где ее высадили. Проще покараулить у церкви, похоже она здесь часто бывает, ведь сегодня не воскресенье и службы вроде бы нет, а это значит, что голубоглазая регулярно здесь появляется и не только по праздникам. Тем более, батюшка ее хорошо знает и даже в курсе, какими иностранными языками девица владеет.

План реальный, но есть один недостаток – караулить придётся долго, а девчонка очень симпатичная. По местным меркам, конечно, слишкам худая, даже тощая, но на мой, испорченный двадцать первым веком, взгляд – очень даже аппетитная: стройная, длинноногая с тонкой талией и чуть раскосым разрезом кошачих глаз. Чем-то напоминает Кайли Миноуг в молодости. Кстати, Кайли наверное уже начала свою карьеру и теоретически ничто не мешает мне с ней познакомиться.

Кайли 1990
Тяжело вздохнув, я вспомнил, что в нашем фитнес-клубе собрались одни брюнетки повышенной «жопастости», и решил, что неделя ожидания – это слишком долго.

– Надо что-то делать!

Память услужливо предложила кучу вариантов скоростного пикапа, но все они требовали присутствия объекта обольщения и никак не помогали в поисках. Самый простой способ: попросить друзей-спортсменов, чтобы они инсценировали ограбление. После чего появляюсь я и героически спасаю честь девушки вместе с кошельком и сумочкой. Далее благодарная спасённая прыгает мне на шею и лобызает в сахарные уста… или наоборот? Сахарные уста – это у боярыни Морозовой были, а не у князя? Чегось меня на дореволюционный стиль потянуло? Наверно подсознание глючит – цветы эмиграции белой так влияют.

Ещё раз освежил образ голубоглазой блондинки в памяти и понял, что именно зацепило мое внимание! Сумочка – вот он, ключ к успеху.

Через час интенсивных поисков я нашёл в одном из магазинов точно такую же дамскую сумочку. Может, и не совсем такую же, но визуально очень похожую. Положил внутрь купленные там же кошелёк, косметичку и флакон духов. Для убедительности добавил пару крупных купюр и связку ключей. Получив железобетонный вещдок, я отправился обратно в церковь, где надломанном португальском рассказал жуткую историю об ограблении несчастной девушки злобными бандитами. Сама Анна якобы вырвалась и убежала, а сумочку это я уже позже отобрал у хулиганов.

– Хотелось бы вернуть вещи хозяйке. Тут и деньги и ключи от квартиры. Не подскажите адрес?

К сожалению адреса отец Виктор не знал, зато бабуля, продающая свечи, вспомнила, где Анна работает.

– Здесь недалеко. В двух кварталах. На углу Вила да Костелло. Зелёное здание. «Сиерра компани» – gerente sênior.

Заодно имя недоступной недотроги узнал – Анна Безерра Михалишин. Судя по фамилии – из семьи белоэмигрантов, как я сразу и подумал. Печально конечно, но если из старообрядцев, коих здесь пруд пруди, было бы ещё печальнее. Там вообще строго, никаких вольностей до свадьбы. Тьфу, совсем не в ту степь занесло.

Насколько я понимаю, gerente sênior – это что-то вроде старший менеджер? Адрес теперь у меня есть. Осталось придумать, каким образом залегендировать своё появление. История про ограбление здесь не прокатит – не воровать же у хозяйки настоящую сумку? Грех это, как ни посмотри. Даже если с благими намерениями.

Глава 23

– Вила да Костелло. Зелёное здание. «Сиерра компани». – Все указанное в наличии, кроме самой сеньоры, только здание почему-то серое, цвета хаки, и название не совсем совпадает: «Seara Brasil Foods», но здесь можно сделать скидку на мое плохое знание языка. Других похожих зданий в этом квартале, все равно, не видать

Компания «Сеара» оказалась не слишком маленькой и занимала целых два этажа в указанном здании, а на входе сидел полусонный пенсионер-охранник и внимательно бдил, чтобы никто чужой не проскочил мимо. Пришлось раздобыть сумку и коробку с пиццей, иначе бразильский часовой мог бы и не пропустить. Вахтёры во всем мире одинаковые – им только попадись.

– Доставка пиццы. Заказ в «Сеара компани», – и пока пенсионер соображал, кто это здесь так шикует, я уже проскочил мимо.

Понятное дело, сразу приступать к осаде неприступной крепости-блондинки я не стал, решил провести тщательную предварительную разведку и только потом составить план штурма. Тут и пригодилась пицца по прямому назначению.

– Угощайся, Педро, не везти же обратно. Она через час резиновая будет. Обманули меня с заказом. Нет здесь никакого Паоло Коэльо, – поделился я пиццей с подходящим объектом. Им оказался молодой парнишка, лет восемнадцати, как выяснилось, работающий курьером в этой же конторе. Первый знакомый Педро за все время, к слову – даже удивительно.

– Скажи, амиго, где-то здесь у вас работает прекрасная блондинка с голубыми глазами. Не знаешь такую?

– Может, Анна? Больше блонди не припомню, – поедая даромовую пиццу, наморщил лоб и задумался Педро. – Но красивой её не назовёшь, тощая, как макаронина. А тебе зачем?

– Понравилась очень. Хотел познакомиться, – прикинулся я скромным валенком.

– Парень, ты не заболел? На неё без слез не взглянешь. Точно тебе говорю, все худые бабы – вредные, капризные и наглые.

– Любовь зла – полюбишь и кенгуру, – продолжил я гнуть свою линию. Хотя в этот момент появилось стойкое ощущение дежавю – то же самое мне Славик в Реутове говорил или это в Воскрессенске было? Может и впрямь у меня вкус неправильный, если на разных континентах мнения совпадают? Впрочем, мысль показалась крамольной и я ее сразу отбросил.

– Это ты зря, – сочувственно посмотрел на меня знаток женских фигур, затем голодным взглядом глянул на последний кусок и снова на меня. – Можно доем?

– Конечно, меня от пиццы уже тошнит. Каждый день на завтрак, обед и ужин. И что, эта Анна – строгая или кричит много?

– Ужас, какая вредная! Жалко, что с беконом, а не с грибами. Это я про пиццу. Хуже начальницу не видел – и хитрая, и злая, и вредная. Хотя про вредность я уже говорил. Игуана в юбке. Ни секунды не отдохнёшь, только прилёг – а она же в крик, и платят мало, целый день бегаешь по всему городу, на обед не всегда успеваешь.

– Да, мой друг, амиго. Тебе не позавидуешь. А нельзя к вам на работу устроиться? Поближе к Анне.

Педро разочарованно посмотрел на пустую коробку без пиццы и сообщил, что свободных вакансий у них на фирме точно нет. Единственная хорошая новость, что сеньора Анна, как главный менеджер отвечает и за приём на работу тоже.

Если чего-то нет, но очень хочется – то будет! Так говорил один мой знакомый про приключения после литра водки с пивом. Девиз сомнительный, но очень полезный. Человек сам хозяин своей судьбы и при острой нужде создаёт то, чего ему не хватает.

– Педро, заработать хочешь? Двести долларов. Сотня сразу.

– Кто же от денег откажется. Что делать надо? – сразу перешёл на деловой тон мой новый знакомый. С учетом галопирующей в последние месяцы инфляции это его зарплата примерно за полгода.

– В том и дело, что ничего. Посидишь две недели дома, притворишься больным. А я поработаю вместо тебя.

Педро задумчиво почесал затылок.

– Не справишься. Я месяц в учениках ходил, пока разобрался, как здесь все работает. Клиенты – они разные, у каждого своя обезьяна на ветке.

– Гм, – задумался уже я. Нет, смысл поговорки мне понятен – по русски это примерно тоже самое, что «у каждого свои тараканы в голове». Не ясно только, как мне общаться на узко профессиональные темы с клиентами при моем весьма скромном знании языка. – Эврика! Педро, ещё сто долларов сверху, и ты работаешь вместо меня!

Любитель дармовой пиццы даже завис на пару минут. Видимо, логическая конструкция оказалась слишком сложной для его природного ума, не искушённого высшей математикой и начальной бухгалтерией.

– Ты платишь две сотни гринов, чтобы поработать вместо меня? А затем платишь мне ещё сотню, но чтобы я трудился вместо тебя? Если честно – ничего не понял.

– Все гениальное просто: приходишь завтра с утра с одной рукой в гипсе, и заявляешь, что работать не сможешь. На твоё место берут меня, но в реальности работать будем вместе. Я получаю задание в офисе, ты ждёшь меня на улице, и мы вместе едем туда, куда надо.

– Ficar louco![7] Ты все это придумал, ради этой frango magro?[8]

– Попрошу не выражаться. Разговор о даме моего сердца идёт. Ещё одно нелестное слово и пятьдесят баксов вычту в качестве штрафа.

– Я ничего такого не говорил! Наоборот. Очень хорошая девушка. Из благородной семьи. И глаза у неё красивые. Как у пантеры. Если взглянет строго, так страшно становится. Эээ…. В хорошем смысле страшно. Только как мы на мопеде вдвоём ездить будем? Он одноместный.

– У меня машина есть, не переживай.

Так экспромтом появился ещё один гениальный план, бессмысленный и беспощадный, как обычно. И только вечером я задумался: «Нафига мне вообще куда-то там ездить и что-то разводить? Пусть Педро сам все делает. Ему не только за безделье платят, но и за работу тоже!» Мне же познакомиться и войти в доверие надо, а не сомнительный трудовой стаж и опыт получить. Да и времени у меня лишнего нет.

Глава 24

– Подожди-ка! Я тебя уже где-то видела? – наморщила красивый лобик девушка.

– В церкви Святого Николае, – решил я облегчить задачу, все-таки морщины не красят женщин, даже молоденьких.

– Точно! – и выжидающе посмотрела на меня, словно спрашивая, зачем это я притащился с утра пораньше.

– Отец Виктор сказал, что возможно это ваша сумочка. У хулиганов отобрал рядом с церковью. У вас очень похожая была. Решил, что надо вернуть, настоятель в храме дал адрес, где вы работаете.

Для убедительности сумочка была подвергнута ускоренному «старению» при помощи наждачной бумаги и песка. Флакон духов частично был израсходован, пудра высыпана, платок испачкан тушью, а в кошелёк кроме денег и ключей без засунут старый автобусный билет. Мелочей в таких делах не бывает, даже если это одноразовый второстепенный атрибут.

Понятное дело, что родная сумочка нашлась сразу здесь же, и была она лишь отдаленно похожа, только цвет и форма совпали, но как повод для визита этого хватило.

– Здесь ещё деньги есть. Двадцать тысяч крузадо. Новых, – на всякий случай уточнил я, ибо местная денежная система обладает одним несомненным достоинством – с ней не соскучишься. Новый крузадо месяц назад переименовали в крузейро, хотя сам крузадо с приставкой «новый» просуществовал всего год, и по слухам уже к лету появится новая бразильская валюта – реал крузейро. Причём Центробанк, не заморачивается, прямо на старой купюре ставят печать с номиналом новой валюты и снова пускают в оборот.

– Сумочка не моя. Деньги оставьте себе. Или пожертвуйте в храм, – пожала плечами девушка, открыто намекая, что я отвлекаю ее от работы.

– Тут, такое дело. Отец Виктор сказал, что можно к вам обратиться. Как к доброй прихожанке. Нет ли у вас работы? Я честный, усердный, трудолюбивый. Иностранцу сейчас трудно найти работу, в Бразилии кризис. Я бывший матрос, специалист по холодильному оборудованию. Компания обанкротилась, судно арестовали за долги в Рио, так я оказался на берегу без денег и без работы. Готов на любую должность, самую тяжёлую и низкооплачиваемую.

– Сожалею, ничем помочь не могу, – с искренним сочувствием и сожалением, но меня твёрдо отфутболили. Впрочем, я уже в курсе, что вакансий на фирме нет, поэтому не расстроился.

В этот момент появился долгожданный Педро, потрясая гипсом, словно красным знаменем на митинге и объявил, что не сможет работать ближайшие две недели. Ещё немного и опоздал бы, балбес не дисциплинированный.

– Ну, вот! Я могу его заменить! Хотя бы на пару недель. Мне очень нужна работа, – хотел добавить про «добрую самаритянку» и любовь к ближнему, но посчитал, что это перебор будет.

Дальше пошло легче, план сработал блестяще, почти удалось уговорить начальницу принять меня на работу стажером, как внезапно вылезла мелкая, но серьезная проблема. Выяснилось, что у Педро отсутствует Seguro Saúde – мед страховка. В отличие от социальной страховки, в Бразилии медицинская не для всех работников обязательна. Поэтому оплачиваемый больничный нашему фальшивому калеке не положен.

Логически встал вопрос, как поделить одну скромную зарплату курьера на двоих? Повисла тяжелая пауза, Педро не мог без подозрений отказаться от своей зарплаты, я не мог согласиться работать практически задаром. И то и другое выглядело бы очень странно.

– В сумочке лежат двадцать тысяч крузадо. Взять чужие деньги будет очень некрасиво, а если отдать больному человеку, то это хорошие богоугодное дело!

Педро аж засветился от счастья, в последние сутки халява на него так и сыпалась. Как из рога изобилия.

Наверное, в глазах Анны после такой царской щедрости я предстал малость неадекватным типом, и это не слишком хорошо. По своему прошлому опыту точно знаю, что «блаженный недотепа» – это не самое удачное амплуа для героя-соблазнителя.

При ближайшем рассмотрении Анна понравилась мне еще больше, чем при первой встрече: очень симпатичная, с милой и доброй улыбкой. А глазищи какие! И с ногами все в порядке, и фигурка очень даже ничего. Страшные рассказы о повышенной жестокости и строгости начальства оказались неправдой и объяснялись банально просто: молодой Педро оказался редкостным балбесом и разгильдяем. Молодой cavaleiro вёл слишком бурный ночной образ жизни, а на следующий день, уставший после подвигов, пытался отдохнуть и выспаться прямо на рабочем месте, из-за чего постоянно опаздывал и косячил напропалую. То, что Анна до сих пор не уволила этого прохиндея говорит лишь об ее ангельском терпении, я бы такого работника взял бы за шкирку и вытряхнул бы на улицу на второй день.

С другой стороны, иметь дело с красивыми стервами мне удобнее и спокойнее.

Во-первых: это интереснее и азартнее. Жизнь попаданца далеко не сахар, я до сих пор ощущаю себя чужим в этом времени и мире, хотя искренне люблю этих людей, словно заботливый дедушка своих неразумных внуков. Хотя логически рассуждая, должно быть наоборот. Все-таки это предки, а не потомки. Из-за этого возникают проблемы с настроением и мотивацией. Деньги и богатство меня давно уже не интересуют, как таковые. Имея миллионы долларов и точная зная, что легко заработаешь ещё столько же, сотней разных способов, теряешь всякий интерес к дальнейшему обогащению. Для Советской экономики наоборот, даже миллиард долларов – это крохи сущие и ни на что особо не повлияют. Я и так уже сэкономил за последний год пару десятков миллиардов для СССР, и могу не сильно переживать за бюджет страны Советов, на ближайшие годы там и запас хороший и баланс положительный во внешней торговле. Популярность мне не нужна и даже противопоказана. Наука или бизнес тоже мало интересны, слишком все предсказуемо получается. Компьютерных игр здесь ещё нет, а те что есть – без слез не взглянешь. Фильмы интересные все пересмотрел ещё в своём времени. Только и остаётся развлекаться с максимально неприступными красивыми дамами, чтобы победы давались не сразу, а с трудностями и «превозмоганием».

Во-вторых: с красивыми стервами легче потом расставаться, можно рвать отношения без особых проблем и разборок. При моем странном и опасном образе жизни заводить серьезный роман – это почти гарантированно, что ты подставишь свою избранницу под удар, и как говорят программисты – создашь дополнительную дыру в защите и уязвимость для себя лично.

Если рассуждать трезво, то милая блондинка с красивыми глазами категорически не подходит под мои стандартные требования. Слишком милая и пушистая, хотя временами строгая и требовательная, если по работе. По хорошему, лучше не связываться с таким созданием во избежание мук совести, но появилось ещё одно обстоятельство, которое сразу перевесило будущие муки совести: компания «Seara Brasil Foods» – один из крупнейших поставщиков оборудования для мясной и молочной продукции в Сан-Паулу и соседних двух штатах: Прана и Минас-Жерайс.

Такой шанс упускать нельзя. Если я всерьёз решил заняться животноводством, то через кампанию «Сеара» можно напрямую выйти сразу на всех крупных производителей и фермеров. Конечно, я читал отчеты о состоянии рынка, и даже благодаря знакомому банкиру, любителю изумрудов, получил доступ к информации о финансовых и экспортных потоках в этой сфере. Лично намотал почти тысячу километров по здешним ужасным дорогам, немного познакомился с технологией и условиями выращивания скота, но все это слишком поверхностные и неполные знания. Здесь же мы получаем доступ к внутренней кухне всей отрасли, а если повезёт, то и к качественному инсайду и клиентской базе, самой полной и качественной – пределу мечтаний для будущего монополиста.

В некотором смысле, знойная блондинка теперь превращается не в цель, а в средство для получения стратегически важной информации.

– Ну, а то, что красивая – это приятный бонус, не более того, – успокоил я сам себя. Крайне не убедительно успокоил.

Буквально через минуту я в очередной раз убедился, что внешность бывает обманчива.

– Да это чистая конфигурация! – возмутился Педро, когда увидел мой список заданий на сегодня.

Путём уточнений удалось выяснить, что «конфигурасьон» означает наше родное банальное – «подстава». Практически не выполнимое задание с нереальными сроками выполнения даже для опытного курьера, собаку съевшего на этом деле не слезая с мопеда.

Такая тактика известна со времён рабовладения: свежекупленному негру под угрозой страшного наказания даётся задание собрать десять корзин хлопка, хотя это не под силу опытным работникам. И дело не в садистких наклонностях хозяина, а в желании узнать максимальную производительность и работоспособность негра. Соберёт шесть корзин – значит, такой и будет у него ежедневный план, это предел и больше он собрать не сможет при всем желании.

Похоже Анна решила проверить нового работника на стрессоустойчивость и сообразительность, но в этот раз метод не сработал. Во-первых: мой юный друг Педро, не страдающий отсутствием здоровой лени, заранее опустил планку требований на очень низкую высоту. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что ужасы про зверскую эксплуатацию всего лишь байки Амазонского леса. Не сильно напрягаясь, с перерывами на обед, завтрак и полдник, всю работу можно было выполнить часов за шесть даже с учетом пробок на дорогах. Во-вторых: замена мопеда на пикап позволила резко увеличить грузоподъёмность. Кроме документов, рекламных буклетов и прочей корреспонденции курьер иногда перевозит небольшие заказы, но на багажнике много не увезёшь, поэтому приходится каждый раз возвращаться на склад за новым товаром. В пикап можно забросить сразу все, благодаря чему маршрут можно оптимизировать и сократить раза в полтора. К слову, в отделе доставки компании есть парочка грузовиков и свой пикап, но курьеру такая роскошь не положена, он развозит бумаги и всякую мелочевку. Ну, и в третьих: нас двое, а не один, как раньше!

И если первую половину дня мы ездили вдвоём, то после обеда Педро был отправлен в отдельное путешествие – повёз ножи для измельчения кормов, я же поехал в противоположную сторону, с несколькими мешками какой-то вонючей химической дряни, назначение которой я так и не понял. Что-то вроде консерватора для силоса, судя по надписи? Короче говоря, романтичная и очень прибыльная работенка.

Глава 25

– Здорово, брат! – медвежьей хваткой обнял меня Луис. Все-таки приятно чувствовать, когда тебя искренне рады видеть. – Сколько же мы не виделись?

– Почти месяц.

– Слышал, у тебя проблемы возникли. Снова влез в какую-то историю?

– Не переживай, все под контролем.

– За тебя, Алекс, я абсолютно спокоен. Большего везунчика в жизни не встречал. Тем более, немец, когда я с ним вчера говорил, слишком веселый и беззаботный был. Отсюда можно предположить, что у тебя все в порядке.

– Ты помирился с Шульцем? Вы же с ним идеологически не совместимы? Как кошка с собакой.

– Нормальный мужик, не глупый, не подлый, профессионал в своём деле и относительно честный – я у нужных людей поспрашивал, нашлись те, кто его помнят по работе в полиции.

– Рад, что вы помирились. Одно общее дело доброе делаем, а политические взгляды – дело поправимое.

– Доброе дело – это когда карманы Алекса Берга золотом наполняются особенно быстро? – ехидно поинтересовался Луис, открыто намекая, что ему снова денег не хватает на очередной благотворительный проект. Поскольку прожекты у него плодятся словно кролики, то финансовых ресурсов вечный недостаток.

– Снова деньги просить будешь? Ты же вроде контракт выгодный заключил?

– Так я в долг прошу, не насовсем. Как только пойдут первые выплаты, так сразу верну.

Эту сказку мы уже слышали. Луис, как пламенный революционер и убежденный марксист к искусству получения прибавочной стоимости испытывал стойкое отвращение. Зато тратить деньги направо и налево ради помощи обездоленных – это у него получалось прекрасно. Поскольку обездоленных и угнетенных в Бразилии – многие миллионы, то ему сколько не дай, все потратит, причём без заметной стратегической пользы. Поэтому приходится держать его под контролем и жестко пресекать левые траты, концентрируясь лишь на нескольких самых важных направлениях.

– Денег не дам. И не проси, сам зарабатывай. Я подскажу как это сделать быстро и без особых усилий. Когда планируешь запустить квест «Семь фараонов»?

– Через неделю. «Старый замок» будет готов не раньше июня.

– Хорошо. Энрике попрошу, пусть рекламу на ТВ даст и пару статей в модные журналы проплатит. Посмотрим какой квест лучше пойдёт, его в Сан-Паулу затем продублируем. Но лучше сразу переходить на следующий уровень, пока конкуренты не своруют идею и не скопируют. И это будет Супер-Квест «Золотая лихорадка» – стилизация под эпоху Дикого Запада.

Участники ищут золото при помощи настоящих металлоискателей на нашем участке, добывают его и промывают при помощи специальных устройств, сита и сепаратора, затем выплавляют из золотого песка монеты. Монеты меняют на ценные призы. Во избежание проблем с лицензией на торговлю драгметаллами.

Понятное дело, песок и «самородки» привозные и периодически добавляются на участок. Не везти же туристов на настоящий прииск – далеко и может быть опасно. Понятное дело, добытый золотой песок и призы всегда на порядок дешевле стоимости входного билета.

Много на этом квесте не заработаешь, но идея очень перспективная и с точки зрения маркетинга и с точки зрения отмывания денег и «золота» с виртуальных приисков.

– Самое ценное я приберёг напоследок! – с видом цыгана, продающего краденную лошадь бывшему хозяину, я торжественно извлёк на свет загадочный артефакт, похожий на обычную газету.

– «Мистический Оракул», март месяц, – прочёл название скрижали Луис и вопросительно посмотрел на меня, ожидая пояснений. Потом ещё раз посмотрел на газету и зачем-то продолжил. – Тираж две тысячи экземпляров. Муниципалитет Перейра-Баррету, риа Вальятено…

– Не туда смотришь. Вторую страницу глянь.

– «Шианка Роша, шаман познавший изнанку грядущего»? Что за бред? Трансегрити – система индейских магических ритуалов для оздоровления и духовного развития. Ты серьезно?

– Вообще-то Тенсегрити, переводчики накосячили, ну, да ладно. И так сойдёт.

– И что? Реально помогает оздоровиться?

– Конечно. Если не пить, не курить, правильно питаться и делать шаманскую зарядку два раза в день, то эффект обязательно будет.

– Смеёшься? Если не пить и не курить, то здоровье улучшится и без сомнительных индейских практик.

– Луис, ты слишком скучный и трезвомыслящий. Наш шаман самого Кастаньеду за пояс заткнет, или на пальму посадит, выражаясь по вашему.

– Нет у нас такой поговорки, – обиделся за бразильскую словесность молодой коммуно-анархист. – А кто такой Кастаньета?

– Мексиканский строитель финансовых и духовных пирамид. Широко известный в узких кругах. Не важно, забудь. Нам нужен не он, а предсказание нашего местного могучего шамана Шианка Роша о чемпионате мира по футболу в Италии.

Судя по стеклянному взору моего собеседника, он окончательно запутался в сюжете и немного выпал из реальности.

– Луис, ау! – щёлкнув пальцами перед носом, я смог вернуть к жизни своего собеседника. – Дальше будет понятнее и проще. Шаман даёт полный расклад на весь чемпионат. Но к сожалению только для сборной Аргентины.

– Почему только Аргентина? Там же адрес типографии есть: Муниципалитет Перейра-Баррету – это здесь рядом полчаса езды от Сан-Паулу.

– Не перебивай, а то я сам запутаюсь. Бразильцы проиграют по пенальти в одной восьмой финала, тем же аргентинцам. Поэтому нечего предсказывать.

– Чтобы он паленой самогонкой вечно похмелялся, этот шаман, – обиделся за своих земляков Луис. Соперничество между двумя южноамериканскими командами носило сверх-принципиальный характер. Пеле с Марадонной друг друга именно поэтому терпеть не могли, затем это противостояние перекинулось и на аргентинца Месси.

Поэтому такое суровое и жестокое предсказание вызвало бурю негодования у Луиса. Словно в душу плюнули настоящему бразильцу.

На самом деле причина другая – кроме причудливых фортелей Марадонны об этом чемпионате и вспомнить особо нечего.

– Алекс, ну это же тотальное Absurdo! В пером матче Аргентина проиграет Камеруну 0:1? Затем обыграет бразильцев, признанных фаворитов, и дойдёт до финала? А это что значит: «Ноготь Марадонны», «Рука Марадонны против russo»? Полное ощущение, что поток бессвязных мыслей. Причём здесь русские?

– Откуда мне знать? Может шаман не тех грибов обожрался. Но вторая игра у них именно с русскими. Может, Диего в этом матче ноготь сломает, верхнюю конечность повредит или пенальти за игру рукой заработает. Не отвлекайся на мелкие детали, смотри на результаты матчей. Представляешь, какой коэффициент у букмекеров будет на ничью 1:1 с Румынией или проигрыш Камеруну? За один раз можно увеличить в полтора раза свою ставку! Итого: шесть игр дают триста процентов прибыли на вложенный капитал.

Вкладываем сто тысяч долларов – получаем в три раза больше чистыми. Берёшься организовать?

– Ты псих? Это anormal – рисковать такими деньгами полагаясь на слова сумасшедшего шамана.

– Луис, просто поверь мне. Риски я беру на себя, деньги тоже мои, прибыль делим пополам. Прогнозам Шианка Роша можно доверять на сто процентов. Все его предсказания сбылись с абсолютной точностью, какими безумными они не казались бы сначала. Тебе нужны деньги для фавел? Ты их получишь. Следующий чемпионат только через четыре года – больше шанса не будет. И вообще, чего ради мы спорим. Шаман ясно сказал, что прямо перед чемпионатом будет знак, который убедит всех неверующих. Если знака не будет – смело посылай меня пешком в Уругвай.

– Один момент! Там написано тираж – три тысячи экземпляров. Любой желающий, прочитав газету, может сделать тоже самое, что и мы? Сразу после первого проигрыша Камеруну – такое совпадение трудно не сделать выводы. Если это случится, конечно. В таком случае коэффициенты у букмекеров сразу упадут. Мы, конечно, заработаем, но в разы меньше.

– Правильно мыслишь. Сразу видно опытного афериста. Но сейчас зря переживаешь. Весь тираж я уже скупил полностью. Конкурентов не будет.

Про то, что один экземпляр газеты вместе с инструкциями все же достался моему компаньону господину Кемалю Астану, я говорить не стал. Не следует класть все яйца Фаберже в один сейф.

За несколько дней до старта мундиаля 1990 года в Италии Марадонна сломает тот самый злополучный ноготь, ему наложат специальный карбоновый бандаж и об этом напишут все газеты мира. Лучше и понятнее знак трудно придумать.

Глава 26

Хитрый и авантюрный план по трудоустройству был выполнен с блеском, практически без косяков, но в результате получился полный пшик. Роковая красотка Анна оказалась вне поле моего зрения и контактов. Курьер по работе с gerente sênior почти не пересекается, главный менеджер – птица слишком высокого полёта и такой мелочевкой не занимается, а все указания и распоряжения обычно передаёт «младший менеджер» Сильвио, на португальском название его должности я так и не смог запомнить. Так что после приема на работу и символического испытательного срока в пару дней, мы больше и не виделись.

Вдобавок, выяснилось, что «Сеара Фудс» – это семейная компания, управляет которой господин Безерра, и это ни фига не однофамилец, а законный дедушка госпожи Анны, и для полного счастья, непосредственно нашим офисом руководит родной дядя моей ненаглядной красавицы. Ненаглядной – это буквально выражаясь, за неделю лишь несколько раз мельком издалека видел.

Откуда было знать мне о таких династических подробностях, когда планировал свою авантюру, поэтому и выбрал абсолютно неподходящую стратегию и способ внедрения. Уж никак не с позиции нищего безработного надо было начинать знакомство. Теперь срочно надо исправлять свою reputação.

Нынешняя тактика никуда не годится: перевыполнение плана никак не скажется на моей репутации – в лучшем случае в конце месяца младший менеджер Сильвио скажет начальнице, что новичок – хороший парень и успешно справляется с работой. А, ведь, может и не сказать! И это не тот результат, который стоит ждать месяц. К тому же, такой подход не нравится моему напарнику Педро – с его точки зрения это настоящее безумие, дневной план и так уже немного увеличили, а если стараться ещё сильнее, то наверняка норма вырастет ещё больше.

– Надо о будущем думать! Мне ещё здесь работать и работать, – твёрдо и непреклонно заявил он мне, как злостному пособнику капиталистов-эксплуататоров.

Пришлось согласится с мнением угнетенного пролетариата и придумать новую схему «позиционирования». Теперь вместо бедного трудоголика будем создавать образ непризнанного гения, случайно оказавшегося на дне жизни и стремительно всплывающего на поверхность. Гм, ассоциация со словом «всплывающий» несколько странная, надо бы поискать другой синоним. Взлетающий в высоту – намного лучше.

Провёл рекогносцировку на местности, проще говоря, вошёл в доверие и расспросил коллег на двух этажах, благодаря чему выяснил, что несколько раз в неделю главный менеджер лично выезжает к клиентам на пикапе с водителем. Обычно, это крупные фермеры и землевладельцы в окрестностях Сан-Паулу, которым требуется особое внимание и личный менеджер. Стандартная практика в любой компании – как гласит известное правило Паррето: двадцать процентов клиентов дают восемьдесят процентов прибыли. Поэтому «жирных» заказчиков всегда ведут персональные менеджеры, причём самые опытные и пробивные.

Остальное – дело техники. Узнать имя водителя и дату ближайшего выезда оказалось проще простого, а взятка в виде полтора литра фирменной самогонки с поэтическим названием «Cachaca 51» удачно освободила место шофёра для меня любимого. Предыдущий водитель взял самоотвод и заявил о том, что у него резко заболел живот, что вполне могло оказаться правдой: ящик «Хавана Клаб. Макарена» и литр самогона одновременно – это зверская смесь.


Как бы то ни было, при отсутствии других кандидатур глубокоуважаемой Анне пришлось ехать в Буэно-Брандана вместе со мной.

– Ты ездить-то умеешь? – окинув взглядом ковбойскую шляпу, джинсовый прикид и модные кроссовки скептически оценила сеньорита мои способности по управлению железным конем.

– Обижаете, мадемуазель. Я даже в ралли «Бангкок-Пхукет» участвовал, первое место среди иностранных участников занял, – и ведь не соврал почти, но на всякий случай не стал упоминать, что в «ралли» участвовало всего два джипа с нетрезвыми туристами из Челябинска и Волгограда.

– Это и пугает. Как ты появился, так сплошные травмы и катастрофы вокруг происходят. Ладно, поехали. Альтернативы, все одно, нет.

– Долетим с ветерком! Не сомневайтесь. Всего сто километров по карте, – это я изрядно оптимистично заявил. Здесь центральные автотрассы оставляют желать лучшего, а второстепенные дороги часто даже асфальтового покрытия не имеют и смело именуются направлениями. Поэтому затраты времени и расстояния надо умножать на два или даже на три. Впрочем, здесь не амазонские джунгли и дороги в окрестностях Сан-Паулу относительно приличные. Другой разговор, что у нас не один, а несколько клиентов по пути и пару раз придётся съезжать на грунтовку.

Загрузившись в новенький красный Fiat Fiorino, мы правились в путь. Ну, как отправились? Встали в одну бесконечную пробку ровно на половину города. Попытался разговорить свою соседку, но жара и шум не располагали к нормальному общению. Кондиционера в машине не оказалось – в этом времени подобная роскошь встречается пока только в дорогих авто, но зато обнаружилась встроенная магнитола. Вот ее и пришлось слушать – вредная соседка демонстративно сделала звук на максимум и отвернулась к окну. Не очень понятно, с чего такое неприятие? Вроде бы ничего плохого ни сделать, ни сказать не успел. Впрочем, когда выедем за город, радио перестанет ловить, и никто не помешает проявить красноречие и мастерство обольщения.


– А сейчас в эфире новая песня от непревзойденной Селены, на этот раз в новом жанре! Теперь это рок-баллада «Don’t Speak». Удивительно талантливая и многогранная певица, в очередной раз разрушает все шаблоны и стереотипы, – затараторил ведущий. – Можно делать ставки, когда этот шлягер станет всемирно популярным.

– Соглашусь, у этой песни есть все шансы попасть в топ-чарты лучших музыкальных каналов планеты. Тем более, по слухам Селена заключила многомиллионный контракт с «Сони Мьюзик» и скоро уезжает в США, – прокомментировал женский голос второй ведущей. – Не менее загадочно появление этой композиции. Продюсер певицы Фернандо Луис да Матта, более известный, как DJ Marlboro, рассказал журналистам, что недавно он получил письмо, внутри которого была аудиокассета с этой песней. Автор слов и музыки, пожелавший остаться неизвестным, сообщил, что посвятил ее своей любимой девушке по имени Гвен Стефани и хотел бы чтобы ее исполнила Селена Гомес.

– Загадочная и невероятная история! Конечно, если это правда. Может, это всего лишь рекламная хитрость?

– Диджей Мальборо публично пообещал, что ровно через год отдаст все права на эту песню той самой Гвен Стефани, если найдёт ее.

Don't Speak – No Doubt / Gwen Stefani
– Посмотрим. Вряд ли в Бразилии много девушек с таким экзотическим именем. А сейчас заучит та самая «Донт спик» в исполнении неподражаемой и бесподобной Селены!

Пока выбирались из города мы успели прослушать ещё пару песен в исполнении Селены и дуэта Los del Río, а также композицию самого Луиса Мальборо, плюс пару анонсов их будущих проектов, из чего я сделал вывод, что бразильскую эстрадную поляну мы вытоптали начисто. Хорошо, что раскрутка девичьей поп-группы в стиле «Спайс гёрлз» пока временно заморожена – не хватает ни времени, ни ресурсов. Зато на походе супер-шлягер всех времён и народов, известный в моем мире, как хитяра от PSY – GANGNAM STYLE. Получилось не так красочно и мощно, как в оригинале, но все равно, вышла убойная вещь. Сейчас Луис монтирует последние кадры видео и уже в мае взорвет настоявшую бомбу в теле- и радио-эфире.

К сожалению, второй раз трюк с подброшенной кассетой в конверте повторять глупо и странно, поэтому Псай, в отличие от Гвен останется без заслуженной награды и славы. Но когда-нибудь в будущем я обязательно отблагодарю уважаемого корейца, исключительно ради успокоения совести. Ибо плагиат, даже вневременной и без корыстного умысла – есть некоторое зло и в принципе неблагородное дело. Оправдывает меня лишь то, что в этом мире эти шлягеры могут не появится в принципе – ход истории начал меняться и чем дальше, тем больше.

Когда же по радио прозвучало, что Селена через неделю даст прощальный концерт в Сан-Паулу, причём вместе с испанским дуэтом, который тоже отбывает на историческую родину, я решил действовать.

– Не хочешь сходить на концерт? Я приглашаю.

Анна оторвалась от пейзажа за окнами посмотрела на меня с удивлением, словно на внезапно заговорившую пальму.

– Really? Ты серьезно? Знаешь, сколько билет стоит? К тому же они давно все проданы. Это ночной клуб, а не концертный зал, там всего пара сотня посетителей помещается.

– Я не покупал, мне подогнали пару пригласительных. А кроме тебя знакомых девушек здесь нет, – на самом деле, никаких билетов у меня не было, о предстоящем концерте я даже не знал. – Не выкидывать же?

– В каком смысле «подогнали»? – собеседница зависла, пытаясь уловить смысл сказанного. В английском и португальском это означает «подправили, откорректировали» – аккуратнее надо с эпитетами на чужих языках.

– Подарили. Я Луиса хорошо знаю. В боссабол вместе играли. Тогда он ещё не был так популярен, просто крутил винил на пляже.

– Чудеса. Боссабол – это футбол на батуте, если не ошибаюсь? Может тебе просто продать билеты? У тебя же проблемы с деньгами?

– Это подарок. Некрасиво продавать подарки друзей. Одному же идти не интересно.

– Спасибо, за предложение, но я не хожу на свидание с малознакомыми мужчинами.

– И в мыслях не было! Какое свидание? – искренне возмутился неудачливый кавалер в моем лице. – Я попсу вообще не люблю. Оба билета хотел тебе отдать, в благодарность за помощь и доброту, можешь с подружкой сходить или с женихом.

– Так это же подарок друга?

– Так я и не продаю его! Прекрасному человеку отдаю – Луис против такого не стал бы возражать.

– Хорошо, я подумаю, – впервые улыбнулась Анна.


Лёд отчуждения начал потихоньку таять. К этому времени мы выехали за город, качество радиосигнала ухудшилось, приёмник пришлось выключить – хочешь не хочешь, а пришлось общаться.

– Как ты оказался в Бразилии? – первым делом поинтересовалась соседка.

Пришлось повторить свою историю, дополненную и расширенную с новыми подробностями.

– Значит, тебя уволили с корабля и ты остался без работы? Почему не устроился на другое судно?

– Холодильщик в разгар сезона оказался никому не нужен, вакансий свободных не было. Пришлось искать работу на берегу.

– И ты за три месяца ничего не нашёл? – удивилась Анна. – Вроде бы глупый и не бездельник, менеджер тебя хвалит.

– Была у меня одна замечательная идея. Как раз для Бразилии. Познакомился с одним парнем в Рио, решили вместе сделать бизнес. Но прогорели, остались без денег.

– Бизнесмен из тебя видимо не получился. Что за идея?

– Ты только не смейся. Это спрей-заморозка в баллончиках для футболистов. Можно даже с обезболивающим эффектом, если лидокаин добавить.

– Ты снова шутишь? – весело рассмеялась очаровательная сеньорита.

– Чистая правда! Я же холодильщик по профессии. Принцип действия элементарный: резкая потеря тепла в процессе испарения жидкости или газа с поверхности тела. Бутан, пропан, изобутан, пентан – без разницы, все они имеют температуру кипения ниже нуля и при распылении почти мгновенно охлаждают кожу на 40–50 градусов. Что снимает боль, снижает отек и позволяет футболисту играть дальше.

– Эээ… ты не шутил? Если идея такая хорошая, то почему не получилось?

– Напарник подвёл. Пока я подбирал рецептуру и занимался оборудованием, он нашёл несколько заказчиков под наш продукт, взял предоплату и сбежал. Пришлось распродавать имущество и расплачиваться по долгам.

– Печально, не расстраивайся. Твоя мечта обязательно сбудется.


Как известно, любому стратегу, наступление надо вести не прямо в лоб, с фронта, а комбинировано с нескольких направлений, с применением разных видов вооружений и тактик. В просторечии это звучит так: кашу маслом не испортишь. Кроме создания образа непризнанного гения нужно дополнительно окружить объект страсти заботой и комфортом, постоянно развлекать, шутить и веселить в режиме нон-стоп, угощать чем-нибудь вкусным и интересным. Грубо говоря – воздействовать на все органы чувств, включая вкус и обоняние (одеколон «Фаренгейт» – беспроигрышный вариант в 1990 году). Была идея сделать сюрприз и положить в бардачок букет бразильских полевых цветов, но идея была признана слишком банальной, к тому же, условные лютики быстро завянут в такой жаре.

Зато ничто не помешало мне подготовить гастрономический сюрприз: мороженное, заботливо сохранённое в контейнере со льдом. Причём, не абы какое, а самое любимое мороженное моей начальницы – со вкусом cupuacu. Только не спрашивайте, что это такое – какой-то местный экзотический фрукт, странного кисло-сладкого шоколадного вкуса. Название продукта получено агентурным путём у секретарши в обмен за две порции обычного мороженного со вкусом авокадо. Вдобавок, его ещё и не купить так просто оказалось – пришлось обегать половину города, чтобы найти.

На всякий случай прихватил пару бутылок «Макарены», но сразу появились сомнения, что моя спутница будет пить в рабочее время спиртное, пусть даже слабоалкогольное. Слишком серьезная мадемуазель, так просто среди бела дня не споишь, зато подозрение вызвать можно легко.

Поэтому взял на замену новинку нашего производства – лимонад с ягодами «Асаи». Я когда впервые обнаружил, что в нынешнем времени – это самое бюджетное лакомство для бразильских бедняков и стоит оно здесь сущие копейки – чуть в обморок не упал от шока! Моя благоверная из двадцать первого века эти ягоды по сорок долларов за пакетик заказывала. А в том пакете всего грамм двести было. Знаменитая на весь мир супер-целебная ягода, с омолаживающим и оздоравливающим эффектом. Эликсир вечной молодости – куда там «Гербалайфу»! Продукт этот – легенда сетевого маркетинга!

Правда, году так в 2015-ом случился скандал в США и Европе, дело даже дошло до суда – выяснилось, что ягоды Асаи от туберкулеза, рака и других смертельных болезней вообще не помогают, а реклама покупателей как бы немного и нагло обманывала, но суть от этого не меняется. Даже после ареста генерального директора компании, продававшейся чудо-ягоду и эликсиры на ее основе, цена на плода Асаи по всему миру не снизилась – тут же нашлись продолжатели великой аферы, которые подхватили упавшее знамя в свои руки. Справедливости ради, напитки из этой ягоды вкусны и действительно полезны для здоровья, но целительные качества преувеличены раз в сто.

Собирают эти ягоды в основном аборигены-индейцы, с июня по декабрь, и успевают собрать два урожая за год, так, что пока у нас выпущена лишь опытно-экспериментальная партия примерно в двести ящиков для дорогих ресторанов и клубов на пробу – запасов для промышленного производства нет, урожай ещё не созрел, а скупать остатки – значит, резко поднять цену и насторожить конкурентов.

В идеале надо скупить на корню весь урожай сразу, законтрактовать на год вперёд и стать монополистом на рынке, и только потом начинать рекламную компанию. Чтобы никто не смог поднять закупочные цены. Хотя правильно надо говорить – на пальме скупить, а не на корню.

Глава 27

– «Fazendeiro e negócios» – первый раз такую вижу, – Анна задумчиво повертела в руках пачку газет, подозрительно посмотрела на меня, словно завуч на пионера, пытающегося сдать в макулатуру кирпич, засунутый внутрь пачки с бумагой. Впрочем, наша мадам – потомок белоэмигрантов и вряд ли знакома с особенностями бытия советских школьников.

– А я чего? Я – ничего! Мужик какой-то вчера на проходной в офисе оставил. Если бесплатно, почему не взять? Пусть люди читают и просвещаются.

Название, если честно, банальщина безвкусная: «Фермер и бизнес». Для моей креативной творческой натуры – как с серпом в синагогу. С удовольствием назвал бы газету, например: «Фермер и пустота» – в память о будущем Пелевине, но в переводе на бразильский получилась полная бессмыслица: «пустой фермер». Поэтому от креатива пришлось отказаться, чтобы не смущать аборигенов.

– Бесплатно? – почему-то не поверила мне Анна.

– Конечно! – моей искренности позавидовал бы Папа Римский, застигнутый женой за просмотром журнала «Юный Техник». – Исключительно ради изучения языка. Мне полезно читать на португальском.

– Поэтому сразу целую пачку взял?

– Вдруг бутерброды заворачивать надо, а бумаги нет.

Конечно, дело не в бутербродах. Проблема в бразильском животноводстве и его специфическом устройстве. И это не проблема – это проблемища!

Восемьдесят процентов земли, пригодной для ведения сельского хозяйства, принадлежат небольшому числу помещиков-латифундистов, причём половина этих площадей вообще никак не обрабатывается и не используется, просто пустует. Вместе с тем, сотни тысяч мелких фермеров и миллионы коренных индейцев довольствуются крошечными клочками земли, на которые вдобавок часто претендуют криминальные группировки.

В принципе, без особых натяжек, земельный вопрос в Бразилии напоминает ситуацию с сельским хозяйством в России до революции 1917 года, только здесь латифундисты не относятся к одной царской семье, но точно так же составляют некую закрытую касту или, если быть точным – богатое сословие, которое неохотно принимает в свои ряды чужаков.

Понятно, что все возможности по удвоению производства мяса для нужд СССР тоже находятся в их руках: мелкие фермеры не имеют для этого ни денег, ни свободных земель. Осложняется ситуация местной «холодной войной», которую объявил латифундистам недавно избранный президент Бразилии, известный своими почти социалистическими взглядами. Ещё перед выборами он объявил, что пустующие земли нужно отобрать у крупных землевладельцев и отдать простым людям. Прямая аналогия с нашим 1917 годом и «Декретом о земле», дежавю классическое. Есть лишь небольшое отличие: партия, которая выдвинула президента – это Бразильская Христианская рабочая партия, а не большевики от пролетариата.

Ладно, пообещал президент не подумавши, ради красного словца, перед выборами – с кем не бывает? Но господин Колор ди Мелу решил сдержать слово и сразу после избрания рьяно взялся за дело, объявив о программе массового переселения безработных горожан на пустующие земли латифундий. При финансовой поддержке государства! Аналогия с реформами приснопамятного Столыпина тоже очевидно напрашивается. Ничто не ново под Луной, даже в Южной Америке. Но реформа получается с чисто бразильской изюминкой: в фермеры подались не крестьяне, что было бы логично – программа рассчитана на переселение горожан, массово бегущих из каменных джунглей во время кризиса и тотальной безработицы. Впрочем, наверняка это городские жители в первом поколении и привычны к сельскому труду с детства.

В течение полугода революционный президент Ди Мелу обещает отправить первую партию переселенцев в 20 тысяч человек. Все-таки здесь не Россия-матушка и Столыпинские вагоны для перевозки на тысячи километров не требуются, до нужного места можно спокойно доехать на грузовике за пару суток. Но сначала правительство проведёт межевание и выделение участков, затем построит дома для переселенцев (по нашим меркам – это щитовые сарайчики, но и климат здесь явно не сибирский).

Поэтому программа идёт медленно и цифра счастливчиков такая скромная, но уже на следующий год в планах указаны 200 тысяч переселенцев, и президент на этом явно не остановится. Судя по всему, он настроен решительно, а это значит, война с латифундистами будет только разгораться. Не помню точно, но в Бразилии какого-то президента досрочно скинули, объявив импичмент – и это вполне возможно наш нынешний горе-реформатор.

Именно поэтому напрямую выйти на сотрудничество с местными олигархами-помещиками сложно, даже имея крутую репутацию, миллионы долларов на счету и рекомендации от вице-президента крупного банка. Буржуины сейчас взвинчены и настроены на кровавую схватку с правительством, любой чужак мгновенно попадает под подозрение. Не говоря уже о снобизме и закрытой элитарности этого сообщества эксплуататоров-кровопийц. Извиняюсь – конечно же, правильно надо говорить: эффективных бизнесменов-помещиков.

Мне нужно войти в этот закрытый клуб, стать «своим», причём в сжатые сроки и без серьезных затрат.

Поэтому пару месяцев назад начал продумывать схему по внедрению в это закрытое замкнутое сообщество. План до конца так и не успел созреть, но отдельные компоненты начал готовить заранее.

Как легко догадаться, сельское хозяйство и животноводство – не самая любимая моя тема, познания в этой сфере обрывочные и неполные. Вдобавок, очень разные климатические и географические условия, поэтому даже тот сомнительный опыт хозяйствования с Нижневолжской губернии, что у меня был, трудно применим к бразильским реалиям. Арбузы в степях и ананасы в тропиках имеют мало общего. Но в жизни всегда есть место подвигу, как говорилось в моем комсомольском прошлом – оно же – нынешнее настоящее. Недаром я учился на холодильщика-морозильщика, и не случайно вспоминал об этом недавно. Вновь пригодилось старое доброе советское образование. Путешествуя по окрестностям Сан-Паулу я ещё в марте обнаружил и свою целевую аудиторию, и перспективную нишу на рынке: криогенное клеймение скота!

Точнее говоря, нишу ещё только предстоит создать, вытеснив устаревшую технологию с рынка. Проблема в том, что новая технология стоит намного дороже обычного клейма раскалённым железом, и по доброй воле переплачивать никто не захочет.

И если баллончики для заморозки травмированных конечностей футболистов – это по сути баловство, не имеющего никаких масштабных коммерческих перспектив, то клеймение бычков при помощи жидкого азота – очень интересная тема, и в Бразилии пока не распространённая. Но и технология заметно сложнее: если для охлаждения футболиста достояно обычного и дешевого хлорэтана с добавкой обезболивающего лидокаина при желании, то жидкий азот намного дороже и сложнее в производстве, транспортировке, зато и пользы от него заметно больше.

Тавро обычно включает в себя инвентарный номер, год рождения животины, название фермы и наносится на тело быка, коровы или лошади двумя способами: горячим и холодным. В первом случае используется раскаленное железо и метод известен как минимум пару тысяч лет. Во втором случае специальный трафарет опускают в емкость с жидким азотом при температуре минус 196 градусов, затем прикладывают к телу животного, предварительно зафиксированного в специальном стойле. Хотя процедура длится немного дольше – она не такая болезненная для скотины. Кроме того, риск воспаления от ожога снижается в десятки раз, а неповрежденная кожа не теряет коммерческой ценности.

По моей просьбе адвокат Гермес Лима подал заявку на патент, в Бразилии такая технология нигде не зарегистрирована и не используется, поэтому удалось получить исключительные права на двадцать лет. Ничего революционного в этом изобретении нет, и чтобы создать трудности будущим плагиаторам решили использовать принцип «зонтичного патента», по сути это не одна заявка, а несколько мелких похожих патентов, отличающихся лишь деталями: температурой или маркой хладагента, методами очистки и фильтрации, конструкцией матрицы с набором шрифтов и держателей.

Вообще, вспомнил, все что смог из своего прошлого опыта. Жалко, что в патент нельзя строго-настрого записать, что предварительная обработка спиртом не подразумевает его распития животноводами и разбавление недостачи водой.

Мой знакомый председатель колхоза, он же – родной дядя, только через месяц мучений узнал, почему технология не работает правильно, а тавро получается смазанным и не четким, хотя при контрольной проверке все проходит идеально, как и положенно по инструкции. Вывод: нельзя спирт бодяжить! Вода, в отличие от спирта, мгновенно замерзает с эффектом микровзрыва и повреждает кожный покров животного. Но, попробуй, уследи за нашими зоотехниками, особенно если они после «вчерашнего», с большого будуна.

Зато теперь благодаря патентному зонтику любой желающий повторить наш успех на территории Бразилии сразу столкнётся с судебным иском о нарушении авторских прав по одному из защищённых признаков. Пусть даже это будет не слишком важный и второстепенный признак – судебная волокита – это надолго.

Газета «Физендьеро негоциос» появилась именно в рамках этого проекта. Номер пока первый и единственный, выпущен с одной целью – сообщить читателям о новой проблеме, грозящей всей мясной отрасли Бразилии. Со ссылкой на американские журналы сообщается, что во всем цивилизованном мире развернулась борьба за права «промышленных животных» и против издевательств над скотом. Возглавили это благородное движение феминистки и международная организация защиты животных при поддержке видных конгрессменов и сенаторов, в том числе из США: Альберта Гора, Джона Маккейна, Клинтона, Байдена и других. Вряд ли сами сенаторы знают о своём участии в этом эпическом проекте, но при отсутствии интернета проверить этот факт почти невозможно, по крайней мере, в короткие сроки.

Конечно, одна газета погоды не делает, позже подключится тяжелая артиллерия в виде телевидения и глянцевых журналов, по уже налаженным каналам пару «джинсовых» статеек проплатим во Флориде – получим авторитетный «первоисточник». Затем подтянутся политики: адвокат Лима уже присмотрел парочку продажных деятелей из местных депутатов. Недорого, кстати. Наверное кризис и девальвация – расценки приятно удивили.

Ключевое содержание статьи: прижигание скота – это варварство и пережиток прошлого. Криогенное тавро – гуманная прекрасная альтернатива настоящему зверству. Плюс откровенные угрозы развитых стран ввести запрет на поставки говядины из регионов, где это варварство до сих пор практикуют. Среди стран которые уже вводят этот запрет упомянуты Канада и СССР. Европа, Израиль и США до репрессий почти дозрели.

Проще говоря: смесь страшилок, слухов и домыслов, которые замучаешься проверять. Советский Союз упомянут вскользь в расчете на будущее. Когда объявят о закупках говядины в Бразилии этот факт тут же всплывает, а поскольку он был вброшен сильно заранее, то будет воспринят, как убедительный и достоверный.

Сейчас задача скромнее и проще: нужно намекнуть прекрасной начальнице, что тема с жидким азотом очень перспективна и рядом уже есть человек, обладающий нужными знаниями и почти готовой технологией. Чудесным образом так случайно совпало!

Во-первых: статью прочитает сама Анна. Во-вторых: о грядущей напасти теперь знают фермеры и наши клиенты, для этого я прихватил целую пачку газет и бесплатно раздаю всем подряд. То же самое делают мои коллеги по работе, естественно за мзду малую. Ну, и в третьих: в ближайшие дни в контору заявятся журналисты с местного телеканала насчёт печальных перспектив бразильского животноводства в свете грядущих санкций. Вызов съемочной группы обошёлся всего в пятьдесят долларов – вот, что кризис животворящий делает, раньше это стоило бы в пять-десять раз дороже.

Начинать пиар-компанию пришлось раньше намеченного, Советский Союз о закупках бразильской говядины публично ещё не заявлял, но локально в своих личных интересах почему бы не использовать такую удачную заготовку. Тем более, что мои личные интересы практически не отделимы от производственных.

Отношения с Анной за последние дни перешли в статус дружеских, но дальше дело застопорилось. Впрочем, меня это вполне устроило: что делать с таким «подарком судьбы» я пока не решил. Девушка симпатичная, милая и обаятельная, но… какая-то слишком добрая, правильная и положительная. Прямо-таки ангелочек с крылышками в юбке. Я уже и забыл, что такие люди вообще существовали – в моем веке их точно не осталось. Тем более странно было встретить такое удивительное создание на другом краю света. Даже в СССР подобное сокровище – чрезвычайная редкость.

Анной приятно любоваться, у неё прекрасный характер, она веселая и обаятельная, широкая открытая улыбка, глазищи волшебные и роскошные, фигурка тоже хорошая – но все вместе даёт стойкий антисексуальный эффект. К тому же, Анна слишком молода – ей всего двадцать. Меня трудно заподозрить в ханжестве, Светка Карелина тоже примерно такого же возраста, но там скорее исключительные обстоятельства – у нас с ней роман уже тридцать лет в совокупности длился. Вдобавок с той поры я ещё на год старше стал, и количество прожитых мной лет в сумме приближается к полтиннику. Можно как угодно убеждать себя, что биологически я молод и в душе юн, словно Чубайс в перестройку, но совесть неумолима и стопорит все желание на корню, как это не двусмысленно звучит. При этом та же самая совесть спокойно молчит при взгляде на молодых бразильянок из фитнес-клуба. Я бы даже сказал, что поощрительно молчит. Но мулатки почему-то именно сейчас не привлекают совсем. Парадокс попаданца – не иначе.

Но самая главная причина – я втянулся в работу. Каждая поездка с Анной даёт в разы больше полезной информации, чем во всем банковском отчете, купленном за хорошие деньги, между прочим. Очень много тонкостей и нюансов вылезает при глубоком погружении в тему. Пришлось отказать от хлебной должности курьера, где вместо меня вкалывал Педро. Хотя это слово к убежденному филонщику категорически не подходит. Впрочем, «бразильянцы» почти все поголовно лентяи и разгильдяи, и полное ощущение, что страну поднимают и тянут из болота в светлое будущие исключительно иммигранты, приехавшие из других стран и их потомки.

Для перехода на новую должность пришлось провести небольшую диверсию и на второй день подмазать бывшего водителя моего красного «Фиата». Под приборную панель был скрытно установлен тумблер, размыкающий провод, идущий к замку зажигания. Завести машину, не зная, где находится «противоугонка» практически невозможно, особенно если закрыть глаза и не искать вообще. Водила так и сделал, обозвал колымагу «шайтан-арбой» на португальском и развёл руками, сообщая, что ехать сегодня решительно невозможно.

И лишь помощь попаданца, совершенно случайно прогуливающегося рядом, позволила завести абсолютно исправный тарантас. Но стоило мне отойти и автомобиль вновь заглох.

– Пусть Алекс на ней едет, вдруг снова сломается! – предложил подкупленный мной диверсант, радостно потирая руки и подглядывая в сторону склада, где его ждал целый ящик арбузной «Хаваны».

В результате я получил повышение в должности и место на сиденье рядом с моей любимой начальницей.

К слову, «Бразильянцы» – это не оговорка, именно так коренных жителей называют русские старообрядцы, коих здесь очень невероятно много. Благодаря Анне мне даже удалось побывать в одной из их деревень, хотя чужаков они обычно к себе не пускают.

Вопреки ожиданиям, деревня старообрядцев, именуемая «собором» ни капли не походила на привычные мне русские села.

Больше это было похоже на зажиточный коттеджный посёлок, где дома расположены в сотнях метров друг от друга. Добротные такие усадьбы, пикапы у ворот, новенькие трактора и даже… самолёт «Сесна» для обработки полей с воздуха. Как-то неожиданно, вместо таежных скитов с глухими заборами. Земельные наделы по тысяче гектаров считаются скромными.

«Собор» – это нечто вроде коммуны, но с религиозным подтекстом. Исторически так сложилось, что староверы в Бразилию съезжались в течение последних ста лет со всего мира. Кто-то из Европы, из Канады и даже из Австралии. Поэтому единой церкви у них нет, каноны и обряды заметно отличаются в каждой деревне. Говорят они на русском языке, примерно таком какой был до революции, лишь отдельные слова звучат странно или забавно. Много украинских и северо-русских заимствований. Иногда проскальзывает «белорусский» акцент, и мне становится смешно, так похож местный глава «собора» Авраам на Лукашенко, когда речи за столом толкает. К слову, за обеденный стол обычно посторонних не пускают, лишь для Анны сделали исключение, но, все равно, посадили на дальнем краю и дали пластиковые тарелки (их потом сразу выкинут). В этом плане строго у них тут. Браки между родственниками до седьмого колена например запрещены, проверяют все генеалогическое древо, поэтому невесту ищут даже в других штатах в тех «соборах», что за тысячу километров. Специально ездят на смотрины целыми делегациями.

Самое забавное, что я чуть не спалился на ровном месте. Семейство преподобного Авраама Ивановича прибыло в Бразилию из… Гонконга! После Гражданской войны наши старообрядцы осели в Манчжурии, где-то в районе КВЖД, затем пришли китайские коммунисты и им пришлось бежать ещё дальше, уже в Гонконг. И уже оттуда в Бразилию.

Поэтому хозяева встретили меня намного радушнее, чем обычного чужака.

Спасло от провала лишь то, что эта история случилась почти полвека назад, да и жили они там недолго, поэтому удалось отбрехаться, что город сильно изменился, и вообще я на полуострове жил, а не на старых островах.


Интерлюдия

Москва, Кремль, апрель 1990 года

– Здравствуйте, товарищ Паршев. Проходите, присаживайтесь.

– Здравствуйте товарищ Генеральный секретарь. Добрый день, товарищ Крючков.

– Андрей Петрович, партия решила поручить вам важное и ответственное дело. Не терпящее отлагательств. Поэтому не будет тянуть и перейдём к сути. Вы назначаетесь на должность Заместителя начальника Главживотноводпрома Госагропрома РСФСР.

Товарищ Паршев от такой новости на некоторое время завис. Похоже зубодробительная аббревиатура новой должности обладала неким гипнотическим эффектом. А может присутствие Председателя КГБ плохо сочеталось с этим магическим заклинанием, но Андрей Николаевич ненадолго впал в ступор и даже не сразу сообразил, что ответить.

– А как же моя работа? Ведь вы сами поручили…

– Никуда не денется ваша работа. Потихоньку доделаете, когда вернётесь. Сейчас в секретариате получите все нужные документы и начинайте готовиться к поездке за рубеж. В конце мая вы отправляетесь в республику Бразилия в составе делегации Госагропрома. Пока в статусе исполняющего обязанности, чтобы не привлекать лишнего внимания. По возвращении вступите в должность официально.

– Но… я же не специалист по животноводству.

– Специалистов по сельскому хозяйству у нас и без вас хватает. Ваша задача иная. Вам предстоит создать новую современную концепцию сельского хозяйства. Пока в отдельных регионах РСФСР, затем с учетом полученного опыта распространить ее на весь Союз.

Товарищ Паршев видимо окончательно запутался и лишь вопросительно посмотрел на Лигачева, но ответил почему-то Крючков.

– Комитет народного контроля совместно с сотрудниками КГБ и прокуратуры провели массовую проверку состояния сельскохозяйственной техники в колхозах и совхозах. В сорока областях и республиках. Результаты ужасающие – в реальности лишь 15 процентов техники исправны. Все отчеты райкомов и обкомов – безбожно завышены в разы. Оставлены сотни актов, о том что новые комбайны пришедшие с завода неисправны на шестьдесят-семьдесят процентов, и чтобы выпустить на линию одну машину запчасти снимают с двух других. Состояние катастрофическое.

– Товарищ Крючков, извините, но разве этим занимается не Министерство сельскохозяйственного машиностроения?

– У семи нянек дитя без глаза. Этим занимаются все сразу и никто по отдельности. Министерство автомобильного и тракторного машиностроения сбрасывает ответственность на Комитет по агропромышленному производству, те отсылают в департамент сельхозтехники, Минмаш СССР вообще заявляет, что это не их продукция. В конце концов, пора прекращать это безобразие. Вы этим и займётесь. Под прикрытием вашего главка будет создан институт проектных программ сельского хозяйства. Вы будете ключевым заказчиком по всей новой сельхоз технике. Вам же поручается создание концепции агроходингов полного цикла. Первоочерёдная задача проработка возврата к системе МТС, машино-тракторных станций. Давно пора исправить чудовищную ошибку, забрать комбайны и трактора у колхозников и передать обслуживание сложной дорогой в руки профессионалов. Нет в селе ни специалистов ни ресурсов для содержания такой техники – она только гробится там.

– Согласен, товарищ Лигачев. Я об этом постоянно докладываю. Две трети расходов сельхозпредприятий – это закупка и ремонт техники. Наши колхозы просто тонут под этими расходами. Но причём здесь Бразилия?

Генеральный секретарь тяжело вздохнул и мрачно посмотрел на Крючкова.

– Владимир Александрович, тебе слово.

– Товарищ Паршев. Прежде всего должен предупредить, что эта информация строго секретная и разглашать ее недопустимо. Что по сути вашего вопроса, то ситуация такая: СССР начинает резко отставать в тракторном и сельскохозяйственном машиностроении от ведущих западных стран и Японии. Меры принимаются, деньги уже выделены, но для того, чтобы наверстать упущенное потребуется не менее пяти-десяти лет. Особенно тяжёлая ситуация с мощными, энергоэффективности тракторами. Здесь уже сейчас наблюдается отставание на десять лет. И что самое печальное – новый двигатель обещают только в следующей пятилетке. Не говоря уже о масштабном серийном производстве. При этом экономисты считают, что один энергоэффективный трактор с современным навесным и прицепным оборудованием заменяет до пяти классических тракторов. Понимаете, сколько механизаторов мы заменим?

– Но ведь можно купить технологии и лицензии на Западе? Товарищ Сталин именно так и поступил в конце 1920-х годов. Закупил целиком заводы в США И Европе, затем на их базе создали своё и улучшили. Сейчас с валютой не так сложно.

– Нельзя купить, товарищ Паршев. И трактора и двигатели строго запрещены к поставкам в СССР. КОКОМ выпустил секретный циркуляр – за это самые жесточайшие кары обещаны. Американцы беснуются, в каждой малости навредить и отомстить хотят. Объявлено, что эти технологии могут быть использованы в советских танках. Что не так далеко от истины, как ни грустно. Поэтому никто нам ничего не продаст, ни за какие деньги, либо совсем древние технологии и заводы.

– Вы считаете, что бразильцы продадут нам эти технологии?

– Не все так просто. Президент Колор ди Мелу хоть и придерживается социалистических взглядов, но его положение шаткое и вряд ли он пойдёт на такой риск. Тем более, что это частные заводы, да ещё с иностранным капиталом. Поэтому не продадут.

– Что же делать?

– Надо купить завод вместе со всеми лицензиями и технологиями. Но так, чтобы формально это не имело никакого, даже отдаленного отношения к СССР. Если получится, то два завода. Лучше всего подходят: «Challenger-Катерпиллер» в Сан-Паулу и «Massey Ferguson» в городе Каноас. Так нас же очень интересует производство комбайнов в Санта-Розу. Так мы получим доступ ко всей документации и техпроцессу, а в перспективе затем их вывезем в Союз целиком.

– Моя задача какова?

– Вы должны встретится с человеком, который купит эти заводы. Предприниматель из Гонконга, господин Берг. Вот его фотография.

Товарищ Паршев посмотрел на фотографию и оторопел:

– А разве это не…

– Вы правы. Это господин Берг из Гонконга. Именно он и никто другой.

– Подождите, но ведь мне нужна официальная причина для визита в Бразилию.

– Разве я не сказал? – удивился товарищ Лигачев. – Вы едете закупать бразильскую говядину и сою. В составе официальной советской делегации. Контракт века – на один миллиард долларов! Чем не повод?

Конец интерлюдии

Глава 28

– Может, вам ещё и «Эмбрайер», бразильский авиационный концерн прикупить? – возмутился я, мысленно обращаясь к товарищу Лигачеву, потерявшему остатки совести и здравого смысла. – Почему только два завода, а не всю отрасль сразу? И кто этим будет заниматься?

Вопросы риторические, да и оппоненты меня не слышат, поэтому возмущаюсь напрасно. Задание сложное, но не невыполнимое. Другой разговор, что это важнейший маркер: во-первых: мое возвращение в СССР даже не рассматривается. По крайней мере, в ближайший год-два. Во-вторых: разумный подход возобладал и революция в братской, но даром никому не нужной, Венесуэле отменяется. Образно говоря, трезвый сталинизм взял верх над пламенным троцкизмом, и выбран экономический путь экспансии вместо разжигания костра мировой революции в отдельной Южно-американской локации.

Мысль о покупке «Эмбрайра» сначала показалась очень «вкусной» и перспективной. Авиастроительный концерн сейчас оказался в очень сложной ситуации и отчаянно балансирует на грани банкротства. Нынешний президент-социалист, конечно будет сопротивляться до последнего, спасть государственную гордость, но похоже, что приватизация концерна неизбежна.

Гордость бразильского авиапрома 1980-х
Сразу, как только я попал в «страну диких обезьян», появилась мысль поучаствовать в приватизации транспортной системы Бразилии: необходимость развития этой сферы экономики назрела и перезрела. Но выяснилась парадоксальная вещь: расширение сети железных и автомобильных дорог, находящихся в ужасающем состоянии, сознательно сдерживается правительством!


Любое руководство Бразилии, вне зависимости от политических взглядов и предвыборных обещаний, сознательно отказывается строить железные и автомобильные дороги в те регионы страны, где остались большие запасы леса!

Потому что там, где есть возможность вывезти древесину – деревья вырубают со страшной скоростью и ничего не может остановить процесс варварского распила джунглей (мафия сильнее). Распила в прямом смысле этого слова, а не в привычном для россиян будущего. Страна буквально задыхается в паутине древних убитых дорог, а их развитие невозможно – Амазония не резиновая и площадь лесов стремительно сокращается, даже сейчас при отсутствии путей сообщения. Если же построить новую железную дорогу, то на расстоянии ста километров в любую сторону от неё на всем протяжении останутся лишь одни торчащие пеньки.

В этом смысле самолеты и авиационная промышленность – главная надежда страны. Но мой опыт и память говорят о том, что «Эмбрайер» так ничего интересного и успешного и не создаст в ближайшие два-три десятилетия, кроме серии региональных самолетов, примерных аналогов нашего «Суперджета». Да и то вряд ли возможно в этой реальности при конкуренции с уцелевшим могучим советским авиапромом. Рынок региональных «джетов» и так узок, а советский Ту-334 уже в разработку пошли. Да и другие КБ тоже не спят. У бразильцев же в этом направлении еще конь не валялся, и первые опытные образцы появятся только в начале следующего тысячелетия. С другой стороны, если объединить усилия и применить советские разработки, то рынок Латинской Америки огромен и внушает оптимизм. Сразу следует отметить, что самолеты чисто советской сборки для этого не очень годятся – при отсутствии собственной сервисной сети это будет одно сплошное мучение и дискредитация нашей техники. Пример Кубы тому в подтверждение: более 80 % советских самолетов в аэропорту Гаваны годами и месяцами стоят на земле из-за отсутствия запчастей и нехватки квалифицированных техников. Создавать же собственную сеть обслуживания по всему миру очень дорого и тяжело.


Как бы то ни было, но в главном товарищи из Кремля не ошиблись: задача по захвату тракторных заводов хоть и невероятно сложная, но зато интересная и, в некотором роде, вызов лично для меня. Засиделся я в бразильской песочнице, погряз в мелких проектах и текучке. Подробности и точную задачу мне сообщат при личной встрече (интересно, кого пришлют? Неужели сам генерал Леонтьев прилетит под видом чиновника из торгпредства?), но и самому догадаться не трудно, что именно нужно родному советскому хозяйству. И это явно не трактор «Беларус», как я понимаю, проблема все там же – в мощных современных дизелях и тракторах, ибо достойной замены древнему и не слишком удачному «Кировцу» нет и пока не предвидится. И не только в сельском хозяйстве, но и на всех крупных стройках СССР трудятся японские и американские монстры «Комацу» и «Катерпиллер» – их за твёрдую валюту приходится покупать и не за дёшево. Да и просто зависеть от таких партнёров опасно – введут санкции и сиди без запчастей и без тракторов.

Главная и очевидная трудность – у меня просто нет таких денег. Не то, что завод целиком купить, а просто крупный пакет акций приобрести – это десятки миллионов долларов нужны. В идеале, чтобы получить доступ к стратегическим решениям по управлению и продаже технологий, обязательно нужен контрольный пакет – от 25 % всех акций компании, что обойдётся ещё дороже. Два завода, соответственно, умножаем расходы на два и получаем: 50–70 миллионов долларов. Ещё лучше – сразу закладывать в планы сотку зелени.

В данный момент все мои активы, вместе взятые, едва потянут в сумме на полтора миллиона бумажных американских президентов. Причём, это скорее чисто теоретическая стоимость – продать сейчас за такую сумму их невозможно, да и просто глупо – по моим подсчетам за год мои «стартапы» вырастут в цене в три раза минимум. С одной стороны – это отличный результат и всего за четыре месяца моего пребывания в Бразилии, с другой стороны – для этого проекта мне потребуется в пятьдесят раз больше! Если очень постараться и совершить настоящее чудо, то через год мое состояние моими же трудами вырастет до двадцати миллионов, ещё примерно столько же можно легализовать через изумруды и «продажу недвижимости» в Гонконге. Будет очень сложно, и потребуется эпическое напряжение всех сил и невероятное везение, но теоретически возможно. Легализовать сумму крупнее не представляется возможным – спалят сразу.

Формально все сходится – через год в моем распоряжении будут активы на 40 млн $. Но активы – это не живые деньги. Категорически не так! Товарищи из Политбюро плохо разбираются в реалиях бизнеса и поэтому совершают типичную «ошибку обывателя».

Если у олигарха Абрамовича состояние оценивается в 20 миллиардов, то это не значит, что у него столько же денег на руках. В лучшем случае у него есть один миллиард на счетах в швейцарском банке, отложенный на чёрный день, плюс недвижимость с яхтой ещё на столько же. Все остальное – это акции заводов, банков и компаний. Свободных миллиардов обычно ни у кого из олигархов на руках нет – они все вложены в действующие проекты. А заначка – на то она и заначка, чтобы ее не трогать лишний раз. Причём, эти акции обычно заложены и перезаложены банкам за кредиты по несколько раз.

Иногда, конечно, у олигархов случаются крупные сделки по продаже заводов и на руках оказываются миллиарды долларов – но это редкость, исключение из правил, и обычно деньги сразу куда-то инвестируются заново.

Поэтому просто впрямую тупо покупать тракторные заводы в Бразилии – это чистое экономическое самоубийство. Придётся брать кредиты в банках под залог всего моего имущества на очень невыгодных условиях, да ещё и проценты грабительские платить тоже мне придётся. В такой ситуации нанести удар в спину, создать проблемы и обрушить мою молодую финансово-промышленную «Империю» – раз плюнуть. И более чем уверен, именно так враги и сделают. Как только конкуренты или доброжелатели из Госдепа почувствуют интерес СССР к этим заводам – тут же сообразят, как этому помешать. В результате и технологий ни получим, и моих кровно заработанных денег лишимся.

И как любой российский бизнесмен, переживший лихие девяностые и веселые нулевые, я на такой вариант категорически не согласен! Зато с большим удовольствием отвечу коварным конкурентам той же монетой, даже если они ни сном ни духом о нашей схватке ещё не подозревают. Зачем покупать завод по нормальной рыночной цене, если можно отжать его в разы дешевле? Честно говоря, такую благородную глупость «правильные пацаны» просто не поняли бы.

Если кто-то думает, что рейдерский захват крупного завода сложнее, чем отжим оптового рынка в Балашихе, то он искренне заблуждается. На рынке ребята более опытные и подготовленные.


Надо всего лишь придумать план, как путём диверсий и косвенных непрямых действий загнать эти заводы в безнадежную ситуацию, а если повезёт – довести до банкротства. Оно вроде бы и не слишком благородно, но я же не ради себя стараюсь? Только исключительно ради блага советского и бразильского народа. Второго – по возможности.

Ключевая идея плана уже созрела. Дело в том, что мощные энергоэффективные трактора и бульдозеры – они же и самые дорогие, поэтому их продажи составляют лишь малую часть выручки заводов. Основной объём даёт продажа обычных дешевых тракторов, а в этом ценовом сегменте Советский Союз вполне конкурентоспособен и может завалить весь рынок сотнями тысяч своих машин. Пусть даже качество тракторов «Беларус-80» очень среднее, и морально он немного устарел, зато цена сказочная – дешевле только даром. Можно даже чистый демпинг устроить в первые годы – ниже себестоимости отдавать в обмен на мясо, кофе и прочую сою. Все лучше, чем «братским» странам дарить бесплатно.

Опять же, валюту экономим при таком бартере, а убытки компенсирует за счёт дешевого мяса. Как говорится, при цене трактора в три раза ниже, о качестве не спрашивают.

Через год все бразильские производители взвоют – сверхдешевые советские трактора просто вытеснят их с рынка, а оставшиеся продажи дорогих мощных машин никак их уже не спасут – их и раньше намного меньше продалось.


При таком раскладе и план особо не нужен – чисто технически мелкими штрихами довести ситуацию до банкротства и скупить на мизере, ещё и чудо-спасителем себя выставить. Затем СССР прекращает демпинг и стоимость акций моих новых заводов взлетает в небеса. Небольшую часть акций тут же сбрасываем по хорошей цене и закрываем кредиты полностью. В итоге получаем контроль над предприятием и никаких долгов. Все гениальное – просто! Главное, чтобы прокуратура и налоговая эту гениальную простоту не вычислила.


Интерлюдия

Редакция газеты «Jornal de Notícias» город Порту, Португалия, апрель 1990 года. Кабинет главного редактора Анто́ниу Жозе́ де Алме́йда.

– Привет, Луиш. С возвращением. Как прошла поездка на Мадейру? Что за сенсация, о которой нельзя было рассказать по телефону? Повстанцы из «Фронта освобождения Азорских островов» снова испачкали краской автомобиль мэра? Или гигантская акула откусила ласту на ноге у зазевавшегося туриста?

– Зря смеётесь, шеф. На этот раз нам похоже повезло и в руки попал настоящий сенсационный материал. Полюбуйтесь, это номер газеты «Madeira Nova» от 4 апреля этого года.

Редактор равнодушно скользнул взглядом по заголовку на первой странице и скривился, словно хлебнул уксуса вместо доброго глотка портвейна из благословенной долины Дору.

– Очередная сенсация о сокровищах с затонувшего испанского галеона? О каком корабле идёт речь?

– «Сан-Хосе» под командованием генерала Фернандеса Сантилиана. В июне 1708 года корабль в составе «Золотой флотилии» вступил в бой с английской эскадрой у острова Бару, где и затонул. На борту были десятки тонн золота, серебра и изумрудов. Из шестисот членов экипажа спаслись только одиннадцать человек.

– Луиш, только не говорите, что всерьёз принимаете эту историю. На моей памяти «сокровища» «Сан-Хосе» находили уже несколько раз. Это же самый знаменитый «Святой Грааль среди всех затонувших кораблей» Очередные мошенники, ничего нового. Что там из доказательств: старая бронзовая пушка и несколько фальшивых золотых эскудо?

– Нет, босс! Вы не угадали. Из доказательств только фотографии. Их передал в газету местный торговец сувенирами и антиквариатом. Какой-то турист, судя по акценту – американец или англичанин, хотел оценить несколько предметов на продажу. Оставил фотографии, позже обещал привезти оригиналы, но больше так и не появился. Сообщил только, что сокровища подняты с «Сан-Хосе», якобы у берегов Колумбии.

– И это все? Ты меня разочаровал, Луиш. Даже для Азорских островов это не сенсация, а просто пшик.

– Согласен, на первый взгляд обычная фикция, пустышка. Но дело в том, что это были не монеты и украшения, а золотые таблички с надписями. Якобы золотые, проверить по фото невозможно. Но дело не в том, что они из драгоценного металла, а в информации, которая содержится в этих записях.

– Да? – сеньор Алмейда в этот раз с интересом посмотрел на фотографию в газете, но видимо снова ничего не понял. – Какая-то абракадабра, набор букв и цифр. И непонятные странные рисунки.

– Это так называемый «шифр Цезаря» известный ещё со времён древнего Рима. Широко использовался Святой инквизицией в Средневековье. Достаточно простой, как говорят специалисты – каждой букве соответствует порядковый номер в алфавите, только со сдвигом. В нашем случае – постоянный сдвиг на три позиции. То есть букве А соответствует цифра 4, В – 5 и так далее. Я смог добыть оригиналы фотографий в редакции «Мадейра нова».

– Тебе удалось расшифровать эту тайнопись?

– На первой «пайцзе» в начале написано Juan Carlos de Borbón Dos Sicilias! Город Барселона.

– Луиш, ты издеваешься? Это имя правящего испанского короля! Нынешнего! Откуда в шестнадцатом веке его могли знать?

– Сам не поверил, когда мне перевели. Но специалисты не ошибаются. К тому же, легко можно самому расшифровать, зная код.

– Тогда это всего лишь глупый бессмысленный розыгрыш. Подделка.

– Я тоже так подумал, но меня смутили картинки на других золотых пайцзах. Очевидно, что это схематичные изображения каких-то зданий и местности. Причем, архитектура явно не средних веков. Больше похоже на современные сооружения и на небоскребы. Конечно же, я сразу узнал характерный силуэт Саграда Фамилия (La Sagrada Familia) – главной достопримечательности Барселоны. Но этот храм построили только сто лет назад и его не могли изобразить в конце семнадцатого века. Ради любопытства я поинтересовался у испанских коллег, не узнают ли они что-нибудь на этих изображениях. И мне повезло! Один из испанских журналистов опознал Палау Сант Жорди – олимпийский дворец в Барселоне!

Саграда Фамилия
– Тем более – это подделка. Чему ты радуешься?

– Олимпийский Стадион в Барселоне ещё не построен! Его обещают сдать только к концу года. На испанского гравюре семнадцатого века он же нарисован полностью.

– Ого! Сюжет закручивается!?

– Дальше ещё веселей. Видите рядом со стадионом эту странную острую штуку, похожую на руку со шпагой, устремлённой вверх? Ее тоже испанские коллеги опознали – Torre de telecomunicaciones de Montjuic – телебашня Монтжуик в Барселоне. Она вообще будет достроена только к 1992 году! К началу Олимпиады. Здесь же она нарисована целиком и полностью, уже готовой. Перепутать невозможно – очень характерный силуэт.

Барселона. Олимпийский стадион Палау Сант Жорди
– Луиш, интуиция мне подсказывает, что это не все сюрпризы?

– Да, босс. Вы никогда не ошибаетесь. Есть ещё несколько загадочных зданий, которые никто не опознал. Например, это сооружение в виде гигантского паруса. Причём расшифрованная подпись под этой гравюрой прямо указывает на пляж La Barceloneta. Но в этом месте нет никаких небоскребов. Это район нового порта, который тоже будет построен к началу олимпиады. Его расширяют и перестраивают чтобы принимать большие туристические лайнеры. Шеф, надо ехать в Барселону и все проверить на месте. История получится – настоящая бомба, да ещё с мистическим оттенком.

– Хорошо, Луиш. Даю тебе неделю. Отправляйся в Кастилью. Рой землю, крутись как хочешь, но добудь мне годный материал. Лишь один вопрос: кроме имени испанского монарха, что там ещё было написано?

– К сожалению, пока удалось расшифровать только одну «скрижаль» и пару подписей под изображениями. На остальных трёх пластинах использован другой код, более сложный.

– И что же ещё на первой странице было?

– Бессмыслица какая-то. Набор имён и названий: Selena, Habana, Felipe, Испания, пара, золотой век.

– У испанского короля наследник трона – принц Филипп. Думаешь, совпадение?

Конец интерлюдии

Глава 29

– Позволь представить, мой лучший друг Фернандо Луис Маттос, он же – DJ Marlboro! А это – Анна. Студентка, спортсменка и просто красавица.

– Рад познакомиться, – Луис учтиво раскланялся и украдкой подмигнул, оценив новую подружку. – Проходите, я забронировал вам два места в ВИП-ложе на втором этаже. К сожалению отдельных столиков уже не осталось, аншлаг, но вашим соседом будет Аирто Морейра и я.

– Мы будем сидеть рядом с самим Аирто?! Знаменитым джазовым музыкантом, легендой семидесятых? – Анна чуть в обморок не упала от шока.

Я лишь досадливо поморщился, ситуация с легендарным дяденькой сложилась комичная и мне до сих пор было немного стыдно за свой глупый прокол. Впрочем, это судьба всех попаданцев – влетать в сомнительные истории, связанные с чужими песнями и изобретениями. И на старуху бывает поруха, как гласит народная мудрость. Как ни крутись, а всегда есть шанс вляпаться в плагиат, ведь память человеческая не идеальна, многое забывается, даты и события путаются, а некоторые вещи в реальности оказываются не совсем такими, как предоставлялось.

Например, я искренне был убеждён, что знаменитый шлягер Samba De Janeiro появился только в середине 1990-х годов. Поэтому совершенно спокойно предложил его Луису, как потенциальный беспроигрышный хит. Песня моему другу понравилась, только он в ответ неожиданно заявил, что это вообще-то не оригинальная вещь, а красивая и современная, но всего лишь аранжировка древнего джазового хита от 1972 года в исполнении Аирто Морейра. И в Бразилии эта композиция известна очень хорошо.

Давненько мне не было так стыдно. Впрочем, математическая статистика неумолимо намекала, что такой прокол рано или поздно произошёл бы все равно. Повезло, что это выяснилось сразу, а не после публичной премьеры. Будем считать это знаком судьбы и предупреждением, что лимит на заимствования исчерпан, пора жить честным трудом и своим умом.

– Возьмём дедушку в соавторы! – я сделал вид, что так и было задумано. Затем предложил блестящий выход из ситуации. И шлягер получим, и совесть чиста, и легендарному автору приятно будет, что его вспомнили. На том и порешили.


«Дедушка» оказался и не дедушкой вовсе, а могучим дядькой лет пятидесяти, импозантным, с элегантной сединой и прической в стиле Элвиса Пресли. Оставив Анну ему на попечение, отошли поговорить о делах наших насущных.

– Селена знает о новой подружке? – ехидно поинтересовался собеседник. – Между прочим, переживает она. Все время спрашивает. И похоже сильно обижается. Ты целый месяц где-то пропадаешь, даже позвонить не догадался.

– Луис, не трави душу. Ты же знаешь, в какой я ситуации оказался. За мной головорезы с автоматами бегают. Не могу я рисковать её карьерой и жизнью.

– А этой милой девочкой ты рисковать не боишься? – он указал на сладкую парочку в ВИП-ложе. Джазовый гуру, похоже, вспомнил молодость, почувствовал себя королем и распустил павлиний хвост перед гостьей. Девушка стойко отражала нападение, бросая жалобные взгляды, молящие о спасении, в нашу сторону.

– Об Анне никто не знает кроме тебя.

– Поэтому ты притащил ее в популярный ночной клуб?

– Сейчас уже можно. Проблема решилась. Буквально несколько дней осталось потерпеть. Селена тоже скоро уедет в Северную Америку.

– Хорошо. Дело того стоило?

– Полмиллиона долларов точно, если повезёт – ещё больше.

– И ты так спокойно об этом говоришь? – округлил глаза Луис.

– Не в деньгах счастье, как говорил Карлсон.

– Кто этот Карлсон? Миллиардер зажравшийся? Поэтому и говорит глупости. Ладно, не буду лезть в твои дела, главное, чтобы ты на глаза сеньоре Гомес на попался. Иначе за твою жизнь и ломаного песо не дам.


Попадаться на глаза своей бывшей пассии я и не собирался, поэтому перешли к обсуждению наших общих дел. Полмиллиона долларов не должны лежать просто так. Их нужно сразу инвестировать в новые проекты, чтобы получить прибыль.

Решили наконец запустить «Скоростной спуск» на велосипедах с верхней точки в фавела Санта Мария. В моем времени это было весьма популярное шоу от «Ред Булл». Не так, чтобы это грозило стать прибыльным делом, но поскольку идею уже давно обсуждали, признали годной и не слишком сложной, то пришло время для реализации. Для мультипликативного эффекта решили соединить шоу с премьерой клипа «Самба ди жанейро», куда и вставили нарезку из самых эффектных кадров спуска: с акробатическими трюками и прыжками с трамплинов. Но, как известно «кашу маслом не испортишь», и с точки зрения математики погоня за тремя зайцами в полтора раза эффективнее, чем за двумя. Поэтому двойную пиар-акцию совместили ещё и с рекламой нашего нового продукта.

Скоростной спуск от «Ред Булл» Рио фавела Сан-Мария
– Мадам и месье! Имею честь представить двойной ликёр «Шериданс ди жанейро»! Шоколадная страсть мулаток и сливочный вкус наслаждения в одной бутылке.

На самом деле, рекламисты нас просто дурят, классический ликёр «Шериданс» – это две отдельные бутылки, которые банально скреплены вместе при помощи этикетки с двух сторон и общей пробки. Если и есть какое-то ноу-хау в этой конструкции, так это разный диаметр дозаторов в пробке, благодаря чему шоколадный ликёр течёт ровно в два раза быстрее, чем сливочный. Но это настолько простое устройство, что вообще не понятно, как его можно было «изобретать» в течение многих лет. Не иначе, это обычный рекламный ход, чтобы придать значимости примитивной фигне. Хотя, с точки зрения дизайна и маркетинга – блестящая идея. По сути из ничего создали уникальный бренд.

 

Ликёр «Шеридан» и его устройство
Конечно, кто-то вспомнит о моем торжественном обещании закончить с плагиатом из будущего, но идея о двойной ликерной бутылке в моей голове возникла задолго до этого момента и поэтому не считается. Не пропадать же добру.


Поэтому во время съёмки клипа на камеру несколько раз попал огромный плакат с изображением необычного ликера, расположенный вдоль гоночной трассы, что не могло не привлечь внимание зрителей.


Логически рассудив, что где три зайца пробегут, там и четвёртый запросто поместится, я решил на этой рекламной базе создать первый видеоблог в этом мире! Заметьте, при полном отсутствии Интернета и Ютуба в этом времени. Не будем придираться к словам, Интернет здесь уже существует, но в таком зачаточном состоянии, что проще его пока не вспоминать.

В середине девяностых, когда видеомагнитофоны перестали быть предметом роскоши, вместе с боевиками, ужастиками и мелодрамами на наш рынок попали и первые видеокассеты с разными спортивными состязаниями. Помнится, один мужик из Дагестана даже умудрился создать целую сеть распространителей видеоконтента на тему вольной и классической борьбы. Записывал соревнования со своими красочными комментариями и продавал их по всей стране. Между прочим, именно этот комментатор первым разглядел талант знаменитого бойца ММА Хабиба.

Но это был кустарный продукт, хоть и оригинальный, но не пригодный для массового зрителя. Собственно, поэтому он поштучно продавал кассеты и тираж не превышал тысячи штук на всю страну.

Зато я хорошо помню знаменитый проект от первых спортивных «видеоблогеров» из Калифорнии. «Команда Р» серийно выпускала первоклассные видео с трюками профессиональных скейтбордистов, и видеокассеты разлетались по всему миру миллионами штук. Даже через десятилетия их смотрели с восхищением, а ребята озолотились и чуть не стали долларовыми миллионерами. Закончилось, правда все печально, друзья скейтеры разругались и похоронили проект. Именно эту идею мы и возьмём за основу. Изначально в боссабол пришли именно скейтеры, а по зрелищности футбол на батуте ничем не уступает. Если же добавить к первым двум видам скоростной спуск, водные виды спорта – то мы можем выпускать классные интересные видео буквально каждый месяц или чаще. По нынешним временам – это величайший темп передачи информаци. Уверен, что всего через год весь цивилизованный мир будет смотреть наши видео. Можно даже подписку объявить – материалов хоть отбавляй, на следующий сезон чемпионат по боссаболу пройдёт ещё и в соседней Аргентине. А у меня ещё и аэротруба на подходе – через месяц первый запуск. Может, она изобретена уже в этом времени, но ни одного упоминания в СМИ не нашёл. Значит, тоже будет в новинку.

Аэротруба из будущего
Идея Луису сразу понравилась, хотя понятно, что именно на него и повесим этот проект. Чапай, извиняюсь, Алекс Берг стратегическими проектами занят будет.

Глава 30

– Ты какой-то нервный и напряженный в последние дни, может тебе выходной надо взять? – искренне посочувствовало ангельское создание, оно же – рабовладелец бразильский обыкновенный.

Местные аборигены поголовно все тотально убежденные разгильдяи и бездельники с рождения, поэтому трудолюбивый исполнительный гастарбайтер из Гонконга в последние недели был загружен сверх всякой нормы. Как говорится, кто тянет – на том и едут. Проще поручить Алексу любое невыполнимое задание, чем пинками гонять лентяев и контролировать каждый их шаг. Причём Алекс управится втрое быстрее и без косяков. Вообще удивляюсь, как оно здесь всё работает. «Здесь» – это во всей Бразилии. Эталонные лентяи греки со своей бесконечной сиестой на фоне местных лодырей – стахановцы и трудоголики.

К этому стоит добавить, что вечерами, а часто и ночам я тоже пашу, как негр на плантациях. Разбираюсь с делами фирмы, продумываю свежую рекламную компанию, сверяю отчеты с расходами, роюсь в бухгалтерских документах и генерирую очередные гениальные идеи, которые некогда и некому выполнять. Впрочем, закрадывается мысль, что рабы на сахарных плантациях здесь тоже не сильно напрягались. Иначе откуда они все поголовно такие, на редкость, трудолюбивые появились?

– Все хорошо, добрая сеньора. Ноу проблем.

– Не смеши меня. Это странно и забавно звучит, в отличие от испанского «сеньора» здесь означает «леди». Чопорно, официально и старомодно.

Наученный горьким опытом, «mamacita» в качестве альтернативы я предлагать не стал.

Вообще наши отношения с каждым днём становятся все «страньше и страньше». Назвать их дружбой или приятельскими сложно, пересекаемся мы лишь на работе, за исключением совместного похода в ночной клуб и ответного приглашения на ледовый каток. Любовным приключением этот романтический застой тоже никак не назовёшь, хотя мои подкаты и комплименты мадемуазель воспринимает благосклонно. Хитро улыбается и строит глазки, иногда томно вздыхает и кокетливо хлопает ресницами, как мне кажется, одобрительно-поощрительно. Впрочем, никаких серьезных поводов сеньорита не даёт, лишь легкие тонкие намеки. Скорее это можно считать наивным и невинным флиртом. В подобной ситуации с любой точки зрения тянуть дальше глупо, давно уже пора переходить к активным действия, но впервые в жизни мне этого делать совершенно не хочется.

Угрызения совести перевесили желание и животную страсть. Да и нет никакой страсти – девушка симпатичная, милая и обаятельная, но слишком молода и неопытна. Какая уж тут сексуальность? Из таких ангелочков получаются прекрасные верные жёны, но никак не знойные страстные любовницы. По крайней мере, не сразу получаются.

Понятно, что рассуждения о морали и нравственности в свете моих предыдущих многочисленных выкрутасов смотрятся смешно и забавно, но иногда полезно остановиться и задуматься о смысле бытия.

Имею ли я хоть какое моральное право вторгаться и разрушать чужую жизнь? Вдобавок, есть у меня четкое ощущение, что этот мимолетный роман может закончится совершенно непредсказуемо. Причём, нет никакой уверенности именно в моей нордической стойкости. Тут как бы самому не попасться в любовный капкан – очень коварная иллюзия, что наивная девица так проста, как кажется. Не успеешь оглянуться и уже не поймёшь, как попал под очарование этих прекрасных колдовских очей.

– Или ты расстроился из-за Гюнтера?

Гюнтер – это что-то типа бывшего ухажера. Неделю назад, в качестве ответной благодарности Анна пригласила меня покататься на коньках. В виде приятного бонуса – знакомство с белобрысым Гюнтером, звездой бразильского льда. Понятно, что потомки негров и бразильских индейцев абсолютно равнодушны к зимним видам спорта, по банальной причине отсутствия снега и мороза, поэтому ледовая арена в Сан-Паулу – это место тусовки бледнолицых эмигрантов и их потомков. Некий клуб по интересам для «понаехавших» бывших европейцев, и главная звезда – тот самый Гюнтер. Обладатель брутальной мускулистой накачанной фигуры при полном отсутствии ума и чувства юмора. Здесь он вне конкуренции – местный чемпион по бегу на коньках! С пяти лет тренируется, родители родом из Голландии, что и объясняет странный для Бразилии вид спорта.

Ревновать к этому куску мышц в латексном костюме мне и в голову не пришло бы, это очень наивная хитрость, чтобы я в неё поверил. Да и Анна не слишком хорошая актриса и уже через минуту стало понятно, что и его знаки внимания, и сам Гюнтер ей скорее неприятны, чем нравятся.

От самодовольного предложения Гюнтера посоревноваться на беговой дорожке я вежливо отказался, конькобежный спорт прошёл мимо меня, поэтому решил просто покатался с очаровательной барышней под ручку на арене, с большим удовольствием, к слову. Но обиженный потомок голландских эмигрантов позволил себе пару ехидных реплик про спортивные успехи англичан. Явно в мой адрес. Получалось у него не слишком тонко и умно, никто, собственно, и не понял, к чему это было сказано, поэтому я не стал реагировать. На полноценных «люлей» Гюнтер не наговорил, а просто учить хорошим манерам каждого клоуна без серьезного повода мне искренне лень. Несколько десятилетий форумных баттлов доказали полную бессмысленность таких действий.

Об этом и вспомнила милая барышня, с искреннем сожалением и выражением извинений на печальном лице. Впрочем, веселые хитрые искорки в глубине зелёных глаз, намекали, что раскаяние мнимое. Типичная женская провокация: показать, что претендентов на девичье сердце вокруг полным полно, объект пользуется популярностью, а значит, представляет из себя великую ценность.

– Ты про того парня, похожего на кентавра с лошадиными ногами? – перекачанные гипертрофированные бёдра – беда всех конькобежцев.

– Фи, как грубо. Может ты просто завидуешь ему? Все-таки он, а не ты – чемпион Сан-Паулу.

– Пфф. С таким же успехом я могу стать чемпионом Конго по лыжному спорту. При отсутствии конкуренции это будет несложно.

– Все понятно. Обиделся. Как говорят, авокадо, который не можешь сорвать – всегда незрелый.

– «Возлюби врага своего» – так кажется записано в Библии?

– Это ты к чему? – подозрительно посмотрела на меня Анна. – Не очень ты похож на доброго самаритянина.

– Ты права. Возлюбить Гюнтера у меня вряд ли получится. Поэтому сделаем доброе дело для его конкурента. Для парня, которого он обогнал на беговой дорожке. Как я понял, он вечно второй и шансов обогнать нашего кентавра у него нет?

– Как это?

– Смотри сюда. Это новая революционная разработка. В отличие от классических коньков, здесь заднее крепление – не фиксируется. Благодаря чему улучшается сцепление со льдом и качество скольжения. По моим подсчетам скорость увеличивается на пятнадцать процентов. Этого как раз хватит, чтобы обогнать Гюнтера.

 

Clap skate «Хлопать на коньках» – название такого стиля бега
– Коварный и мстительный ты человек. Нет бы в честном состязании победить…

– Чего ради? Разум всегда сильнее ног. Тем более, ты сама говорила, что он с детства тренируется. Глупо тратить долгие годы на то, чтобы стать похожим на двуногую лошадь. Заметь, я не вызываю его на боксерский поединок, и тем более не предлагаю сыграть в шахматы. Это будет некрасиво с моей стороны – как избиение младенца.

– Ты ещё и наглый самоуверенный зазнайка, – фыркнула Анна и демонстративно отвернулась к окну, но хватило ее не надолго. – Чем ты так заинтересовал близнецов? Они сегодня очень странно себя вели, долго вертелись у машины и многозначительно улыбались, глядя на меня. Опять анекдоты непристойные рассказывал? Вообще удивляюсь, они обычно с чужаками не общаются, а ты для них как лучший друг стал.

Близнецы – это Иван и Пётр, внуки того самого Авраама, из деревни старообрядцев. Мы к ним в поселок регулярно заглядываем, даже если не слишком по пути. Братьям лет по двадцать, но выглядят они как настоящие мужики в возрасте, степенные, могучие в плечах, с открытыми простыми рязанскими физиономиями, только бороденки пока еще не солидные – в три волосинки. В разговоре ведут себя степенно, солидно, поначалу показались даже суровыми и угрюмыми, но быстро выяснилось, что это напускное, для чужаков. Как только сошлись поближе, так сразу исчезла мнимая суровость. Парни на самом деле молодые, кровь кипит, а в деревне им откровенно скучно, поэтому веселый балагур, любитель анекдотов и веселых историй, Саня быстро стал своим.

Бразильский юмор, честно говоря, не впечатляет. Хуже только итальянский и испанский – у тех вообще все на непристойностях и откровенной пошлости держится.

Поэтому русские анекдоты на португальском языке, коих у меня в памяти немеряно, зашли на «ура». Пётр их даже украдкой записывать стал – не иначе, для дальнейшего полуподпольного распространения среди деревенской молодежи. Если патриарх Авраамий, конечно, не поймает.

Но в этот раз, Анну интуиция не подвела, на братьях я проводил новый эксперимент: дал им прослушать кассету с советскими песнями. По легенде, это подарок на день рождения Анны. Староверы дни рождения вообще не празднуют, а день ангела по святцам у нашей мадмуазель только через два месяца намечается, но версия прокатила. Кассета с песнями Магомаева и Лещенко была воспринята восторженно, близнецы завороженно слушали, чуть в транс не впали. Потом долго не могли отойти от шока, сборник был признан годным, хотя песня про «свадьбу» и несчастного жениха вызвала споры. Сошлись на том, что дед Авраам «таку ни пошто не разряшит», но как подарок для Анны вполне сойдёт.

У меня уже давно вошло в привычку совмещать все что нужно и не нужно. Идея с кассетой тоже многоуровневая и с разноплановым воздействием. Помимо того, что это просто интересный и неожиданный сюрприз для симпатичной девицы, здесь ещё и важная идеологическая составляющая. Местная русская диаспора, как православная, так и общины староверов – она насквозь антисоветские. Понятно, что выросло уже третье и четвёртое поколение после того, как они покинули свою Родину, но нелюбовь к СССР все ещё очень сильна. Перестройка и Горбачёв, не к ночи упомянутые, немного смягчили эту неприязнь, да и годы своё берут, но проблема серьезная. Поэтому подборка прекрасных песен на русском языке должны вызвать не только ностальгию, но и ощущение, что Россия до сих пор для них родная. Между прочим, не только старообрядцы, но потомки белоэмигрантов почти все говорят на русском, хотя молодежь уже с акцентом и с трудом. Анна – так очень хорошо говорит, видимо, сказывается постоянное общение со староверами.

Поэтому мой лепший друг Луис Матта получил важное задание: нашёл выходы на советское консульство в Рио-де-Жанейро и купил несколько аудиокассет с современными советскими песнями. Список желательных композиций и исполнителей прилагался. Спекулянты из торгпредства может и удивились, но не устояли перед валютной халявой, порылись по сусекам, нашли несколько кассет и заломили за них тройную или четвёртую цену. Луис тоже наверное ошалел, сперва от моих запросов, затем от цен, но вспомнил как выглядит моя новая пассия и решил, что это копейки и пустяк в сравнению с такой неземной красотой. Хотя наверняка сделал вывод, что «русские – это крейзи» и Алекс ещё намучается с такой подружкой.

К сожалению, большая часть купленного оказалась бесполезной, если смотреть с моей точки зрения. Макаревич и Бутусов из «Наутилуса» – только для внутреннего потребления внутри СССР годятся. Их я не заказывал, просто для ассортимента прикупил. Пугачеву сразу в мусорную корзину отправил. Для ностальгирующих белоэмигрантов такое творчество противопоказано. Зато малоизвестные в Бразилии Leshenko и Magomaev идеально подошли для моих целей. При помощи двухкассетного магнитофона убрал лишние сейчас песни про комсомол и войну, оставил только лиричные композиции без идеологических мотивов.

Самое забавное, что теперь я могу легально держать у себя дома кассеты с песнями на русском языке. Железобетонное алиби, если вдруг понадобится – только ради моей подруги держу. Особо удачно совпало, что Магомаев представлен целым часовым сборником. На любой вкус: тут оказалась и песня про Баку и «Где-то далеко» из кинофильма «17 мгновений весны». Наверное, кто-то из работников консульства в День Советской Армии ее слушал, вытирая скупую мужскую слезу над рюмкой водки, глядя на наградной маузер в сейфе.

Нежданно приятный сюрприз получится теперь и для моего напарника Кемаля Аслана из Аргентины. Думаю, ему будет приятно услышать своего знаменитого голосистого земляка и легендарную песню советских разведчиков одновременно. Причём абсолютно легально услышать с убедительным железным алиби.

– Специально для тебя. Русские душевные песни. Пьетр и Айван уже прослушали, им понравилось.

– Так вот о чем вы секретничали? И зачем это нужно было?

– Откуда мне знать, вдруг там коммунистические песни про мировой революсион. Мелодия хорошая, голоса приятные, а содержание вообще не понятное. Не мог же я так рисковать?

Автомагнитола конечно не даёт всей полноты ощущений, но даже в таком исполнении музыка берет за душу. Все-таки Лев Лещенко и Магомаев – это звёзды мировой величины и голоса бесподобные.

– Спасибо за сказочный подарок, очень красивая музыка, – в благодарность Анна даже чмокнула меня в щеку. После чего смутилась и покраснела. – Жалко, что ты смысла слов не понимаешь.

– Близнецы мне перевели. Шёл парень по грунтовой дороге и попал на свадьбу своей бывшей гёрлфренд. Сильно расстроился, что его не позвали. Там ещё оркестр был, harmonic и танцы, все веселились, а он горевал. Девушка за богатого старика вышла. А юноша бедный был наверное, поэтому пешком через джунгли ходил.

– Нет в тебе ни капли романтики.

Глава 31

– Сеньор Лима, добрый день! Я так и не понял, что за срочность и почему должен пренебречь мерами безопасности и обязательно приехать к вам в офис? Что за странные шутки?

– Не переживай, Алекс. За свою безопасность можете не переживать. Человек, который хочет с вами встретится дал гарантии, что ничего с вами не случится. И вы вообще можете забыть об этой проблеме навсегда. Торговый дом «Баккарди» больше не имеет к вам претензий.

– Ничего не понимаю. Кто этот господин, и почему я должен ему верить на слово? Неужели сам Пепин Бош – глава дома «Баккарди» прилетел из Майями? Больше я никого не могу представить в этой роли. Или это один из главарей всей Бразильской мафии?

Адвокат замялся, и нервно дернул головой, словно оглядываясь с явной опаской.

– Этот господин намного влиятельнее Пепина Боша и главарей «Comando Vermelho» вместе взятых.

– Заинтриговали, сеньор Лима. Только не говорите, что это начальник Департамента политического и социального порядка. Я буду разочарован.

Сеньор Гермес Лима презрительно фыркнул.

– Нет, что ты. Сейчас не 1970 год. Политическая охранка уже не имеет той силы и влияния, тем более они сейчас в процессе реорганизации и практически разгромлены.

– Все, сдаюсь. Моя фантазия забуксовала. Может, это секретарь президента Бразилии? Я его знаю?

– Вряд ли тебе что-нибудь скажет его имя – Корнелиус де Вит. Это закрытая и не публичная, но при этом очень влиятельная фигура. Правая рука кардинала Паулу Эваристу, Титулярного епископа Сан-Паулу и всея Бразилиа. Советник по финансам.


– Эээ… ммм…, - если бы мне сказали, что это лично Дед Хасан вместе с «солнцевскими» решил вмешаться в бразильские разборки я бы удивился меньше. – Вы ничего не путаете?

– Я сам в шоке, – на самом деле адвокат выразился более эмоционально, но менее цензурно. – Даже больше скажу. Господин Корнелиус предлагает тебе перейти в диоцез! На моей памяти такое предложение делают впервые.

– Звучит угрожающе. Надеюсь, это не постриг в монахи? Тогда я категорически возражаю, обет безбрачия меня категорически не устраивает.

– Нет, что ты. Так называется территория или город принадлежащий католической церкви. Перейти в диоцез – значит получить покровительство церкви. Очень почетное и… выгодное предложение. Фактически это освобождение почти от всех налогов, которые заменяются церковной «десятиной». Платишь 10 % и все. Ну, может плюс ещё социальная страховка на работников – я обязательно уточню, но это сущие крохи.

– Католический оффшор? Заманчиво, конечно, но наверняка есть подводные камни, чувствую, взамен выставят кучу условий и обязательств? Оно нам надо? Так я сам себе хозяин, а уклонение от налогов – один из национальных видов спорта в Бразилии, их, все равно, никто и никогда полностью не платит. Пожалуй, я откажусь.

– Не делай этого, Алекс! – в ужасе перекрестился господин Лима. – От таких предложений не отказываются. Это большая честь и огромный плюс к репутации. К тому же, господин Корнелиус де Вит обещает решить наш спор с «Баккарди» в кратчайшие сроки и на максимально выгодных условиях. Похоже, полмиллиона долларов о которых ты мечтал теперь возможны?

– Гм. С чего такая щедрость? И вообще, наш основной профиль – алкогольные напитки и шоу-бизнес. Что никак не соотносится с религией. Конечно, есть и нормальные, относительно приличные, виды деятельности, тот же стекольный завод и обувная фабрика, но вряд ли они могли заинтересовать католическую церковь – масштабы не те. Если речь о благотворительных проектах в фавелах, то лучше отправить на встречу Луиса – это его тема, мне искренне некогда.

– Ни в коем случае! Представитель кардинала настаивал на встрече именно с тобой лично.

– Тем более – нет. Слишком щедрые обещания. Очень странно это. Наверняка, киллер будет ждать в месте встречи. Категорически отказываюсь.

– Сеньор Корнелиус де Вит предупредил, что ты упрешься. Поэтому велел передал тебе письмо лично в руки.

С этими словами адвокат выложил на стол белый конверт без марок и адреса. Запечатанный конверт.

– Надеюсь, внутри не Сибирская язва?

Я осторожно распечатал послание. Внутри оказался обычный лист бумаги и три коротки строчки текста на нем:

«Angels and Demons

Da Vinci Code

Двери Храма всегда открыты для тебя»


– Хорошо, встречусь с уважаемым сеньором, – усмехнулся я. Вычислили-таки, господа инквизиторы. – Думаю, с Пепина Боша не полмиллиона, а весь миллион получим. С такими посредниками-то.

* * *
– Что же, ваше предложение мне показалось интересным. Бизнес-план не плохой, подробный и обоснованный. Расчеты, риски, рентабельность – все сделано профессионально. Даже удивительно – такой детальной проработки я даже у крупных проектов не припомню. Вы приятно удивили меня. Впрочем, моя внучка хорошо разбирается в людях и рекомендовать кого попало не станет.

– Я очень старался, сеньор Безерра. Этот проект очень важен для меня.


Глава компании «Seara Brasil Foods» задумчиво посмотрел на меня и неожиданно улыбнулся. Чуть насмешливо, но с явной симпатией.

– Мне импонирует ваша уверенность в успехе. К тому же у вас прекрасные рекомендации. Вчера позвонил мой давний знакомый господин де Мораес вице-президент банка Votorantim и сказал, что если откажусь от вашего проекта, то совершу большую и страшную ошибку. Оказывается, господин вице-президент вас хорошо знает. Но ещё больше меня удивил отец Виктор, он тоже просил за вас. Не говоря уже о том, что моя внучка подозрительно восторженно о тебе отзывается. Зачем это нужно было? Проект с жидким азотом и так замечательный.

– Как говорит один мой знакомый деревенский падре Авраам: «Mingau muito óleo não estraga». Kashu maslom ne isportish!

Сеньор Безерра чуть не захрюкал, давясь от смеха.

– Алекс, русский язык – это точно не твоё. Лучше не пытайся. От такого акцента уши в пальмовый лист заворачиваются.

– Окей, мистер Безерра. Больше не буду.

– Лишь один момент меня смущает. Как ты оказался на должности курьера в моей компании? Анна, конечно красивая девушка, но чтобы такие жертвы?! Ты ведь почти три недели проработал?


Как началась эта любовная авантюра невероятно абсурдно, так и завершилась феерически бестолково.

Наступил момент, когда дальше тянуть стало глупо и я решил признаться, покаяться, так сказать, в грехах. Но стоило мне только начать свою исповедь, как сеньорита начала хихикать, а потом буквально кататься от смеха, держась за животик. Хотя, какой там животик у нашей фитоняшки – одно название.

– Что здесь смешного? – обиделся я, видя такое неуважение к искренне кающемуся.

– Алекс, я давно это знаю!

Выяснилось, что коварная и хитрая мамзель ещё две недели назад нашла в отделе кадров адрес моего предшественника и отправилась к нему домой по указанному там месту жительства. Здесь, хоть и не фавела, но поступок далеко не ординарный. Не всякая интеллигентная хрупкая девушка рискнёт в одиночку отправится на такую прогулку. Я же упустил из виду, что Анна выросла в этом районе и чувствует себя здесь как рыба в реке. Или как пиранья в аквариуме, если быть точным.

Позаботится и поинтересоваться о судьбе несчастного Педро, видите ли, решила. Каково же оказалось ее удивление, когда указанный Педро нашёлся в изрядном подпитии и почему-то без малейших признаков гипса.

Дальше дело техники: фальшивый больной был подвергнут жестокому экспресс-допросу и мгновенно раскололся. Сдал меня со всеми потрохами.

– И ты все это время молчала? – пришёл я в ужас, когда осознал, что две недели изображал клоуна на арене цирка с единственным зрителем.

– Мне даже понравилось. Бесплатное развлечение и прекрасный работник почти задарма. К тому же это так романтично! – в качестве вишенки на торте завершено это избиение было ехидным воздушным поцелуем.

Эпилог

13 июня 1990 года Сан-Паулу, центральный офис компании «Гугл-Берг»

 За окном моросил дождь. Тёплый зимний бразильский дождь. На экране телевизора мелькали последние кадры послематчевой конференции. Команды давно ушли в раздевалку, лишь тренеры отдувались перед журналистами.

– Хорошо им там, в Неаполе. Тепло, солнце, море голубое.

Только что закончился матч между сборными Аргентины и СССР. Чуда не произошло: советская сборная проиграла со счетом 2:0 и фактически выбыла с чемпионата. В точности, как и в моем предыдущем варианте прошлого, если так можно выразится.

Нет, я не расстроился, счёт тот же самый, что и в прошлый раз. Наоборот, хорошо заработал на послезнании. Уже сейчас чистый доход от «угаданных» результатов превысил тридцать тысяч долларов. Ещё столько же на двоих «подняли» на букмекерских ставках мои компаньоны Луис и Кемаль Аслан. К концу чемпионата, думаю удвоить эту сумму.

Лишь какое-то смутное беспокойство портило ощущение удачно выполненного дела. Нет, это не горечь от проигрыша. В конце концов, футбол – это откровенно не наш вид спорта, за сто лет лишь однажды на чемпионате мира четвёртое место заняли. Да и то это было давно – ещё в 1966 году. Тут переживать бессмысленно. Намного приятнее болеть за советских хоккеистов – беспроигрышный вариант во всех смыслах.

Однако интуиция настойчиво давила на нервы, а это означало, что причина серьезная и очевидная, но пока мной не замечается.

Ещё раз мысленно пробежался по всем событиям сегодняшнего дня. Есть такая методика у психологов: надо вспомнить не сами события и факты, а эмоциональную окраску в эти моменты. Как только почувствуешь негативные или странные эмоции – значит, проблема локализована.

Первая зацепка нашлась сразу. Журнал «Авто-ревью» на английском языке. Скромная заметка где-то в самом конце номера с черно-белой иллюстрацией. Осенью этого года в СССР начинается производство первых коммерческих автомобилей «BASEL». Странное имя происходит от названия города Брянск, где строится новый автозавод. Первый серийный автомобиль ожидается в октябре месяце.

Новость откровенно порадовала. Приятный сюрприз. Но почему такая странная эмоциональная реакция? Ответа так и не нашел. Потому что неожиданно? В моей реальности этот завод строился в Кировобаде (Азербайджан), но так и не был закончен в связи с распадом СССР. Здесь же он не только разумно перенесён в нормальное место, где процент брака будет на два порядка меньше, но и запущен завод на год раньше?! Хотя, скорее всего, речь идёт об опытно-промышленном производстве и в ближайший год выпуск будет исчисляйся очень скромными цифрами.

Так ничего и не найдя, продолжил психологическое самокопание – должна же быть объективная причина для моей усиливающейся тревоги и депрессии?

Вторая зацепка нашлась быстро, хотя новость оказалась вчерашней и пришла с финансовых рынков. Джорж Сорос потерял сто миллионов долларов, пытаясь сыграть на курсе немецкой марки против британского фунта! В моей памяти однозначно другая информация: атака против Банка Англии была самой удачной операцией знаменитого афериста и принесла ему более миллиарда долларов. Собственно, он и стал всемирно известным после этой успешной авантюры. И случилась эта история много позже – года через полтора примерно. Возможно, я что-то путаю, и это первая неудачная попытка, но логика подсказывает, что не могло быть двух похожих атак, ведь, вся суть аферы – что финансовая атака таких масштабов с использованием хедж-фондов была проведена впервые и банк Англии ничего не подозревал.


– Твою дивизию! Марадона не сыграл рукой в своей штрафной! – вот что меня так напрягало.

Несмотря на то, что результат матча не изменился, удара Олега Кузнецова, который отбил рукой Марадона прямо на ленточке аргентинских ворот, не было! Английский судья это нарушение в тот раз не заметил, но сейчас этот момента просто не случился!

Я тут же бросился к телефону, звонить Луису и Кемалю, чтобы он не вздумали делать ставки на следующий матч. Реальность изменилась! И теперь нет никаких гарантий, что Аргентина сможет выиграть у Бразилии. В прошлый раз они смогли это сделать лишь чудом – им невероятно повезло.


Облегченно вздохнул, плюхнулся в кресло и переключил на новостной канал.

– Чёрный понедельник на фондовом рынке США. Торги на Нью-йоркскому бирже приостановлены после падения на пятнадцать процентов за первые три часа работы биржи. Индекс Доу-Джонс в общей сложности с прошлого вторника потерял уже сорок два процента. Масштабы падения уже на треть больше размеров обрушения рынков в октябре 1929 года.


Наверное, в подобный момент надо испытывать чувство глубокого удовлетворения, торжества и бесконечной радости. Я же же не испытывал ничего – лишь легкое недоумение и нечто похожее на обиду.

– Неужели так просто? Неужели мы могли проиграть вот этим?

Мысль о том, что в Холодной войне к середине 1980-х проиграли именно США, а не Советский Союз давно уже вертелась в моей голове. Без всякой политики, именно с точки зрения обычного бизнесмена! С 1970 года по 1990 год государственный долг Соединённых Штатов Америки вырос почти в десять раз и превысил три триллиона долларов. (это стоимость трех тысяч современных авианосцев на начала 80-же). Внешний долг СССР на середину 1980-х годов, до того момента, как Горбачёв целенаправленно начал громить советскую экономику, составлял «жалкие» 20 млрд долларов. Даже после всех жутких экспериментов над страной и безумной денежной политики этот долг к 1990 году в моей реальности оказался в ТРИДЦАТЬ раз меньше чем у американцев. При сравнимых размерах экономики.

Если бы не иудушка Михайло Сергеевич, что СССР к концу девяностых имел бы размер внешнего долга в сто с лишним раз меньше, чем у пендосов. Любой вменяемый бизнес аналитик признал бы, что у США нет ни одного шанса выиграть при таких раскладах. И лишь развал Союза и разграбление советского наследства позволили американцам перезапустить свою экономику и получить ещё несколько десятилетий процветания. Плюс конечно возможность сохранить и расширить роль доллара как резервной валюты на весь мир.


Колосс на глиняных ногах – оказалось, что это не про СССР. Это про США! Как только стало понятно, что грабеж и развал Союза отменяется, так они посыпались.

С чем всех и поздравляю. Миссия завершена. Вопрос, что мне теперь здесь делать?

– Наверное, просто жить. Долго и счастливо. В новом прекрасном мире. Надеюсь, он будет лучше прежнего.


Конец книги

ПС. График госдолга США

Примечания

1

В 1990 году население 150 миллионов человек.

(обратно)

2

Абсолютно достоверный исторический факт.

(обратно)

3

Ироничное название США в 1960-80-х годах.

(обратно)

4

Собственно, в честь неё португальцы и называли поселение: Рио-река, Жанейро – январь.

(обратно)

5

Сара, дорогая.

(обратно)

6

Дядя – исп.

(обратно)

7

сойти с ума, офигеть – португ.

(обратно)

8

тощая цыпа – португ.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Вступление
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Эпилог
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке