КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Чёрное Кольцо [СИ] (fb2)


Настройки текста:



Алексей Иванов ЧЁРНОЕ КОЛЬЦО

Пролог

— Я всё равно считаю, что Вам лучше остаться здесь, Великий Магистр, — в очередной раз повторил надоедливый Первый Помощник.

— Ты смеёшься?

— Ходит слух, что Вас попытаются убить.

Ну конечно! Если бы это было так, ты бы мне об этом точно не сказал.

— И что с того? Меня уже много лет хотят убить. Кто бы ни хотел в этот раз моей смерти, они не заставят меня прятаться в этот день! Только не в этот! — властный голос эхом отражался от стен, наполняя комнату. Мне это всегда нравилось.

— Как Первый Помощник я обязан позаботиться о безопасности Великого Магистра, — он оставался спокоен, как вода в безветренную погоду.

— Не стоит беспокоиться. Это же Синий Лес! Кто посмеет там на меня напасть?

— Попросите хотя бы Великого Магистра Тантея выделить Вам людей для защиты.

Ещё чего! Там и так будет слишком много Боевых магов. Вот от кого бы я и ждала нападения, так именно от них.

— У Тантея и так достаточно людей для охраны нашего с Вами спокойствия.

— Нельзя же идти туда совсем без защиты!

Ещё мгновение и я ему поверю.

— Вашего присутствия рядом будет достаточно. Кроме того, — браслет на руке загорелся ярким фиолетовым светом, излучая приятное тепло, — я согласна быть приманкой для разоблачения очередного заговора.

— Как мне Вас оберегать, если вы сами не хотите быть осторожнее? — расстроенным голосом спросил Первый Помощник.

— Разговор окончен, Нимал.

— Это не моё имя, Великий Магистр, — лицо Первого Помощника слишком напряглось, чтобы это осталось незамеченным.

Лишь на миг на его лице промелькнуло удивление. Да, я знаю твой маленький секрет, старый лжец.

— Можешь быть свободен, Первый Помощник.

Он почтительно поклонился и вышел через массивные деревянные двери. Когда грохот от них стих, я осталась совсем одна. Опустившись в кресло, я заплакала, обессиленно опустив руки и будто снова превратившись в маленькую испуганную девочку.

— Как же я устала, — мой шёпот увяз в тишине, висевшей вокруг.

Глава I

Такси медленно плелось в гудящем потоке машин. Александр сидел на пассажирском сиденье и набирал сообщение в Фейсбуке. Закончив, он заблокировал смартфон и сунул его в карман.

— Хороший аппарат, — сказал скучающий водитель. На вид ему было едва за тридцать.

— Согласен, — слегка кивнув, ответил Александр.

Услышав акцент собеседника, таксист с любопытством посмотрел на него.

— Откуда будете? — Добродушно спросил он.

Александр посмотрел на водителя и с улыбкой ответил:

— Из Англии.

— Оооо! — Протянул водитель с видом эксперта. — Далеко же Вас занесло. Какими судьбами?

— У меня мама отсюда. Время от времени приезжаю навестить бабушку. Да и друзья хорошие у меня тут есть.

— Поняяяяяяяяяяятно, — непонятно зачем таксист протянул буку «я». — Нравится здесь?

Александр такие вопросы слышал постоянно, но до сих пор не перестал их ненавидеть.

— Везде есть своя красота, — с многозначительной улыбкой ответил Александр. — А вообще я люблю местную природу. Каждый приезд сюда с друзьями выбираемся на пару дней в лес или к реке с палатками.

Водитель понимающе закивал.

— Я сам тоже из-под Саратова приехал. На заводе сократили, чтоб без денег не сидеть брат предложил рвануть сюда. Думал, с полгода поработаю, потом вернусь на родине работать, да вот с братом ничего не выгорело и уж третий год как бомблю.

— И домой не тянет? — Спросил Александр не столько от любопытства, сколько для того, чтобы поддержать разговор.

— Тянет, конечно, ну а куда деваться?

Такси свернуло с проспекта и теперь неслось под 80 км/ч. Александр этому был рад — до места оставалось совсем немного. Через несколько минут машина остановилась.

— Спасибо! — Сказал Александр в открытое окно только что закрытой двери.

Водитель приветливо махнул рукой и сорвал с места с небольшим свистом шин. Александр ухмыльнулся, поставил в приложении 5 звёзд, и вошёл в заведение. Это было типичное недорогое караоке-кафе, если судить по внутреннему убранству. В углу был небольшой пятачок сцены, на котором усталый диджей, вальяжно потягивая пиво сменял песни на ноутбуке. Половина столиков в зале была занята.

За одним из стоящих в середине зала Александра узнали — ему оттуда махала симпатичная рыжеволосая девушка с каре. Александр подошёл к ней и чмокнул в губы. С другими людьми за столиком — светловолосой девушкой в лёгком платье и немного тучным парнем — он дружески пообнимался.

— Давно ждёте? — спросил Александр, усевшись, наконец, на своё место.

— Да буквально пять минут назад пришли, — ответила рыжеволосая девушка.

— Даже заказать ничего не успели, — указав рукой на раскрытое меню, сказал тучный парень.

— Почему вы сюда решили зайти? — интересовался Александр, медленно перелистывая красочное меню.

— Да мы сразу после пар, — ответила рыжеволосая. — Универ тут за углом буквально.

— Точно, — оглядевшись, сказал Александр, — я всё ещё теряюсь в городе.

— Не ты один, — с улыбкой ответила рыжеволосая.

— Ну, рассказывай, Алекс, как сам? — сказал тучный парень, когда официант зафиксировал их заказы в блокноте и удалился.

— Да всё как всегда. Папа в Штатах. Опять какие-то переговоры. А вот мама обещала на выходных прилететь.

— Вот тогда и познакомимся — полушутя сказала рыжеволосая девушка.

— Там будет видно, — ответил Александр, но в интонации его голоса можно было услышать «Ни за что».

— Ксюх, ты давай такими заявлениями парня не пугай, — смеясь говорил тучный парень. — Алекс вон аж побледнел.

Девушки подхватили смех, но во взгляде Ксюши мелькнула какая-то обида. Александр притворился, что не заметил этого.

Официант принёс напитки: девушкам — слабоалкогольные коктейли, парням — по стакану пива.

— А сами-то когда родителям друг друга представите? — с ехидными нотками в голосе спросила Ксюша.

— Да мы как бы уже… — почесав затылок, ответил тучный парень.

— Когда успели? — Лицо Ксюши аж вытянулось от удивления.

— Мы с мамой пошли за шмотками в Европейский — начала рассказывать блондинка, — смотрю, там Паша с какой-то женщиной ходит, я сразу поняла, что мама, они просто на одно лицо, ты себе не представляешь! — девушка приятно заулыбалась.

— Ну да, — смущённо продолжал Паша. — Оля подбегает, целует меня при всех, а я растерялся, не знаю, что сказать. Мама смотрит на нас, глазами хлопает…

— О! — подхватила Оля, — это надо было видеть. Моя мама как стояла с сумками, так и застыла на месте, пока я её не позвала.

— Я в себя пришёл только после того, как моя мама подошла и тихо тронула меня за плечо. Дальше мы пошли все вместе. Наши мамы болтали без умолку и договорились завтра прийти к нам, отпраздновать знакомство.

Александр внимательно слушал друзей и улыбался, хотя ему эта ситуация казалась странной.

На столе появились салаты. Не успели друзья опустить в них вилки, как музыка стихла, а на сцене появился человек в сером балахоне. Капюшон практически полностью скрывал лицо.

— Дорогие друзья, — начал человек в балахоне с сильным акцентом, похожим на тот, каким говорят турки. — Меня зовут Нимал, и я прибыл к вам из таких далёких стран, что их даже нет на картах. — Его голос был приятным и сильным. Все присутствующие внимательно смотрели на него. На секунду остановились даже официанты. Нимал продолжал:

— Я прибыл поделиться с вами своими чудесами. Но перед этим необходимо создать нужную атмосферу. Я попрошу администратора погасить в зале свет.

Не прошло и минуты, как просьба человека в балахоне была исполнена. Он сложил руки перед лицом, как в молитве. Вдруг на пальцах начали светиться две точки, словно камни на кольцах. Нимал медленно развёл руки в стороны и начал совершать ими круговые движения, оставляя в воздухе светящийся след. Это было завораживающе. Это гипнотизировало и приковывало взгляд.

Наконец, движения рук остановились и перед стариком в воздухе повис огромный светящийся шар. Он ударил по нему рукой и шар рассыпался, а на потолке зала повисли светящиеся точки. Этого хватило, чтобы воцарился торжественный полумрак.

Гости за столиками восхищённо аплодировали. Ксюша и Оля ахнули. В руке у Паши вилка застыла на полпути ко рту, а сам он сидел в пол оборота, чтобы видеть, что происходит на сцене.

— Сейчас, когда я завладел вашим вниманием, — раздался снова глубокий голос, казалось, он звучит прямо в голове, — позвольте мне показать вам небольшое представление.

Нимал поднял одну руку, и в ней прямо из воздуха появилась небольшая палочка. Не её конце загорелся небольшой огонёк, похожий на светодиодную лампочку. Нимал провёл ей по воздуху, оставляя за ней овальный след. Старик подошёл к висящему в воздухе овалу и засунул в него руку, а через секунду вытащил её, держа в руке огромный букет совершенно невероятных цветов. Он вручил его сидящей рядом девушке. Нимал громко хлопнул в ладоши — и портал закрылся, одновременно с этим бутоны цветов взмыли ввысь, словно стая бабочек, и, долетев до потолка, стали светиться всеми цветами радуги. Оставшиеся стебли от цветов рассыпались в руках девушки, оставив после себя сладкий запах цветочного летнего луга. Девушка от умиления расплакалась.

Нимал резко взмахнул палочкой и все светящиеся точки на потолке обернулись конфетти и неторопливо падали вниз. При этом в зале стало почему-то светлее. Александр не верил своим глазам.

— Для следующего номера мне нужны три добровольца, — сказал своим приятным голосом старик. Все присутствующие потянули руки. Даже официанты с администратором, как под гипнозом тащили свои руки вверх.

— Екатерина Девятова, — сказал Нимал, и со своего места поднялась высокая длинноволосая девушка в коротких шортах и белой майке с весёлым принтом.

— Сергей Жмых, — на сцену прыгнул крайне удивлённый официант.

— Александр Хилл.

Девушки с радостными улыбками уставились на него. Александр встал и под взгляды собравшихся медленно поднялся на сцену. Нимал обошёл их по кругу. Он поднял палочку и чуть коснулся светящимся концом лба девушки — она исчезла со сцены. Тут же раздался пронзительный визг — это закричали её подруги, когда она появилась на своём стуле. Зал начал неистово хлопать. Нимал подошёл к официанту и коснулся палочкой его лба — он исчез со сцены, но нигде не появился. Нимал махнул палочкой ещё раз и на сцене вновь появился официант — на этот раз с ног до головы мокрый. Однако он не испытывал по этому поводу никаких неудобств, потому что искренне радовался и был полон заразительной позитивной энергии. Когда Нимал поднёс палочку ко лбу Александра, он почувствовал лёгкое жжение в районе груди, будто уголёк попал под рубашку. Потом его начало затягивать во все направления сразу.

Вдруг стало темно.

Александр машинально вытянул руки вперёд и нащупал дерево. Обшарив вокруг себя, он понял, что находится в ящике. Сердце учащённо забилось. Страх предательски сковал горло. Тут он услышал глухой, но знакомый голос. Это был Нимал, но говорил он на каком-то странном языке.

Александр начал колотить в стенку ящика.

— Нимал, Выпусти меня! Старый ублюдок! Ты что задумал? — кричал он смешивая русские и английские слова.

— Голос стих. Раздались быстрые шаги. Ящик развалился. Александр от неожиданности потерял равновесие и упал на одно колено. Над ним высилась фигура в сером балахоне. Капюшон был откинут. На него смотрели два ничего не понимающих глаза.

— Как ты сюда попал? — стараясь скрыть волнение спросил с тем же акцентом старик.

— В каком это смысле как? Ты… Вы сами меня сюда перенесли, — он умолк, оглядываясь вокруг. — А где я вообще?

— Великому Магистру это не понравится…

Глава II

— В каком смысле, ты не можешь вернуть меня домой? — недовольно спросил Александр.

— Я сам бы хотел узнать ответ на этот вопрос, — с непонимающим видом ответил Нимал.

— Ты же перенёс меня сюда! Так перенеси назад!

— Не получается. Словно что-то… — он внимательно посмотрел на Александра. — Расстегни рубашку.

— Это ещё зачем? — Александр машинально скрестил руки на груди.

— Что у тебя висит на шее? — Лицо волшебника стало суровым и не требующим возражений. — Показывай!

Александр расстегнул две пуговицы и вытащил идеально чёрное кольцо, висящее на цепочке на шее.

Увидев его, Нимал переменился в лице и в неподдельном ужасе попятился назад.

— Откуда оно у тебя? — тяжело сглотнув, спросил он.

— Подарок от деда. Он сказал — трофей с войны.

Нимал внимательно разглядывал лицо Александра, словно пытаясь кого-то в нём узнать.

Справившись, наконец, со своим страхом, Волшебник осторожно подошёл к молодому человеку и, аккуратно касаясь цепочки, спрятал кольцо назад и застегнул рубашку на все пуговицы.

— Никому это кольцо не показывай, — Нимал говорил, пытаясь удержать дрожь в голосе. — Ты меня понял?

— Почему? Что тебя так тебя напугало?

— Сейчас нет времени об этом рассказывать — слишком уж большая история окружает эту страшную вещь, а я и без этого слишком опоздал. Главное! Сохрани её у себя. Никто не должен узнать, что кольцо Делагура вернулось. Когда всё закончится, я тебе обо всём расскажу. Обещаю.

— Что закончится?

— Праздник.

Нимал порылся в сундуке и вытащил оттуда какой-то свёрток.

— Надень сверху. Как выйдешь отсюда — иди на запад. Там будет хижина, она тут одна, не ошибёшься. Жди меня там. Как освобожусь приду туда с Великим Магистром. И да — постарайся не привлекать к себе ненужное внимание. Мне пора.

Нимал вышел через деревянную дверь, обитую железом. Александр некоторое время смотрел на неё, пытаясь решать, стоит ему выходить за ним или нет. Он развернул свёрток — он оказался серым балахоном с вдетым в него поясом.

— Серьёзно? — вслух спросил Александр, презрительным взглядом рассматривая нелепую одежду. Он понюхал грубую, плотную ткань — едва уловимый аромат весеннего луга. Не химический ароматизатор, а натуральный запах сочной травы. Пожав плечами, он накинул на себя ароматный балахон и низко опустил капюшон.

Он вышел за дверь, вслед за Нималом, и оказался в густом лесу. Вот только листья на деревьях и трава на земле были насыщенного синего цвета. У Александра перехватило дыхание. Он заворожённо оглядывался вокруг, не веря своим глазам.

В нос бил наэлектризованный запах сырости и упревшей листвы, хотя до осени, если верить своим ощущениям, ещё далеко.

Опомнившись, он достал из-под балахона телефон и принялся фотографировать всё вокруг. Решив, что ему не поверят, сделал ещё несколько selfie.

«Знать бы ещё, где тут запад…» — Александр вспомнил слова Нимала и попытался воспользоваться встроенной в смартфон функцией компаса. Определив направление, убрал устройство в карман джинс под балахоном.

«До чего же неудобный мешок».

Через какое-то время начали появляться палатки: большинство уже пустые, возле некоторых ещё стояли люди в разноцветных балахонах. Когда Александра замечали, ему приветливо махали рукой и с улыбкой что-то кричали, но он не понимал ни слова, поэтому старался обходить палатки как можно дальше.

Со временем это стало делать невозможно, поскольку палаток и шатров стало как в кемпинге при многодневном фестивале. Плотность людей на единицу площади тоже стремительно увеличивалась. Нарастала общая атмосфера веселья и радости. В небе, между верхушками крон, висели разноцветные нити, которые сползали по стволам почти до самой земли и казались движущимися.

«Ну так же не может быть?!» — мысленно пытался убедить сам себя Александр.

Когда плотность разноцветных балахонов, чего-то наподобие курток и плащей стала совсем уж невозможной, Александр начал догадываться, что, возможно, сбился со своего направления, однако повернуть уже не мог — его несло плотным человеческим потоком, словно в Московском Метрополитене в утренний час пик.

К большому удивлению Александра, этот поток рассеялся ещё быстрее, чем собрался. Тогда он смог, наконец, разглядеть, куда шла вся эта огромная толпа. Она растекалась по ровной поляне просто необъятных размеров. Александр даже подумал, что они совсем покинули лес.

Александр продолжал двигаться вперёд, оставляя синюю стену леса за спиной. Цветные наряды собирались в группы, каждая со своими цветами. В стороне от пёстрой массы он увидел серое пятно — это были люди в таких же, как он сам, серых подпоясанных балахонах. Не желая выделяться, он устремился к ним. Они находились дальше, чем он решил с первого взгляда. Когда Александр оказался, наконец, возле серых балахонов, он основательно запыхался и теперь пытался восстановить дыхание. В отличие от людей в цветных одеждах, люди в сером не пытались с ним заговорить. Они не обращали на него никакого внимания. Их взгляды, полные неподдельного восхищения были устремлены куда-то перед всей разноцветной толпой. Александр тоже стал смотреть в том направлении, но не видел ничего.

Вдруг гудящая толпа стихла. Можно было услышать шелест листьев далёкого леса, почему-то так похожий на шёпот. В небе над поляной появились призрачные фигуры. С Каждой секундой они становились всё различимее и объёмнее. Это было очень похоже на голограммы из научно-фантастических фильмов. Две фигуры сцепились в яростной схватке. Александр не верил своим глазам. Необъяснимый восторг наполнял его сердце, и он ощущал причастность к этой битве и к окружающим его людям.

Фигуры исчезли также неожиданно, как и появились, а воздух вокруг наполнил красивый женский голос. Александр не понимал ни слова, но глядя в окружающие его лица понял, насколько важны слова, которые произносит эта женщина, где бы она не находилась. Люди в серых балахонах с благоговейным восторгом смотрели пред собой. Теперь и Александр увидел.

Окружённая фиолетовым светом, над головами людей медленно кружила девушка. На вид ей было не больше восемнадцати, она была красива, разве что излишне худощава. Длинные русые волосы были заплетены в косу довольно странного плетения. А вот от её холодного взгляда Александр испугался и будто бы даже съёжился.

Девушка пролетела над ним, продолжая говорить. Рядом с ней из воздуха появился исписанный синими светящимися татуировками лысый мужчина. Его голос звучал уже не вокруг, а прямо в голове, но Александр всё равно не понимал ни слова. Приятный мягкий баритон наполнял сознание спокойствием и уверенностью.

Боковым зрением Александр заметил движение среди серых балахонов. Он повернул голову и увидел напряжённое лицо. Человек внимательно следил за девушкой, как раз подлетающей к нему. Татуированный мужчина полетел к цветным нарядам, продолжая вливать свой голос в души людей, а девушка медленно опустилась на землю прямо в центре расступившихся серых балахонов. Человек с напряжённым лицом оказался за её спиной и два ряда серых спин отделяли его от девушки. Она же в свою очередь внимательно разглядывала окружающих её людей. Она слабо улыбнулась уголками губ и протянула руку со светящимся браслетом к одному из них. Избранник опустился на колени, а человек с напряжённым лицом протиснулся вперёд. В его руке бесшумно сверкнула сталь. Александра словно подтолкнуло невидимой рукой, и он бросился на человека с ножом.

— Стой! — Крикнул он.

От его крика убийца на долю секунды растерялся, но этого хватило, чтобы Александр навалился на него. Нож отлетел в сторону, полоснув кого-то по ноге. Толпа в панике разбежалась в разные стороны, и только человек, который стоял на коленях упал на землю, обхватив голову руками.

Александр попытался заломить убийце руки, как когда-то его учил дед. Но руки отказывались двигаться. В следующую секунду он поднялся над землёй не в силах пошевелиться. Рядом с ним в воздух взлетел и убийца. Девушка протянула в их направлении руки и внимательно посмотрела в глаза убийце. Её милое лицо исказила ненависть. Она несколько секунд прожигала своим взглядом человека, потом чуть приподняла бровь, резко опустила руку, и человек с громким хрустом упал на землю. Александр начал быстро дышать и едва ли не задыхаться от страха. Девушка перевела на него свои глаза, и он почувствовал, как по его мозгам и мыслям буквально шарят руками, как по дну старого сундука. На долю секунды в глазах девушки мелькнуло удивление.

Рядом с ней появился Нимал. Девушка метнула в него свой недовольный взгляд, на что он ответил своим виноватым выражением лица. Не поворачивая головы, она опустила руку, и Александр рухнул на землю. Нимал тут же оказался около него.

— Я же просил идти на запад и ждать меня возле хижины… — устало сказал он. Его акцент стал ещё сильнее.

— Я и шёл на запад, — на автомате ответил Александр по-английски. Потом, придя в себя добавил уже по-русски. — Мог немного отклониться.

Нимал лишь устало посмотрел на него.

— Я хочу, чтобы ты понял, мальчик, — спустя минуту, наконец, сказал он, — теперь у тебя действительно большие неприятности.

Глава III

К хижине они добрались, когда уже в лесу заметно стемнело. На удивление, деревянная постройка была хорошо освещена.

— Жди меня здесь, — сказал Нимал у двери, а сам вошёл в неё.

Александр услышал повышенный женский голос. Он не понимал ни слова, но было ясно, что женщина, которой принадлежал голос, была очень зла. В небольших паузах звучал знакомый голос Нимала. Вскоре голоса стихли. Дверь открылась и Нимал пригласил его войти.

За столом сидела девушка, которую недавно пытались зарезать. Александр невольно вгляделся в её лицо — оно показалось ему ещё моложе. Немного вздёрнутый нос, по-кукольному пухлые губки, сейчас сжатые будто от обиды, мягкие очертания скул, визуально вытягивающие лицо, и даже на глаз заметная невероятная гладкость кожи без единого намёка на морщинки.

А вот глаза уставшие. Александр видел в них тяжесть прожитых лет, словно смотрел в глаза своей бабушки, чудом пережившей войну. Эти старческие глаза на шестнадцатилетнем лице заставили Александра остановиться посреди хижины.

— Не стоит так пялиться на Великого Магистра, парень, — вывел его из ступора акцент Нимала.

— Прошу меня простить… — растерянно ответил Александр, быстро опустив взгляд. Нимал что-то говорил Великому Магистру, очевидно, переводил. Девушка что-то ответила.

— Великий Магистр просит показать ей твоё кольцо.

Александр молча снял через голову цепочку, вытащил из-за пазухи кольцо и протянул его перед собой. Великий Магистр внимательно рассматривала чёрный аксессуар. Жестом она попросила Александра приблизиться. Он сделал неуверенный шаг вперёд. Девушка ещё решительнее махнула ему, и он подошёл вплотную к столу и положил кольцо на него. Великий Магистр хотела уже коснуться кольца, но в последний момент отдёрнула руку, словно обжегшись.

Продолжая смотреть на кольцо, она что-то сказала.

— Вытащи кольцо и надень на палец, — сказал Нимал.

— Оно слишком большое. Я уже пробовал.

— Вытащи кольцо и надень на палец, — с той же интонацией повторил Нимал.

Александр пожал плечами и выполнил просьбу. К его удивлению, когда кольцо коснулось его пальца, оно сжалось точно по размеру.

Великий Магистр удовлетворённо улыбнулась. Нимал же с едва уловимым упрёком смотрел на девушку. Она, не обратив на это внимание, едва коснулась своего браслета и провела коснувшейся рукой над другой ладонью и в ней появился кулон диаметром около пяти сантиметров, украшенный светящимися фиолетовыми камнями. Она приложила его к груди Александра и что-то сказала, но вместо речи, пусть и незнакомой, он услышал лишь белый шум, как при поиске нужной волны на радио.

Великий Магистр взяла медальон между ладонями. На долю секунды между ними мелькнул фиолетовый свет, после этого она опять прижала медальон к его груди. Она снова попыталась что-то сказать, но вместо этого по ушам Александра ударил очень громкий звук, похожий на скрежет металла. Он схватился за уши и издал вопль боли. Девушка поспешила убрать от него медальон и снова зажала между ладонями. На этот раз света не было.

Когда она в очередной раз коснулась медальоном его груди Александр услышал:

— А теперь ты меня понимаешь? — Голос девушки звучал по-английски, но её губы двигались совсем по-другому. Словно не самый удачный дубляж фильма.

— Да, — с каким-то облегчением ответил Александр. — Понимаю.

Девушка победно улыбнулась, нацепила медальон на цепь, с которой сняли кольцо и надела его на шею Александру.

— Оставь нас, Первый Помощник, — твёрдо сказала она Нималу. — Теперь ты нам без надобности.

Нимал, поклонившись, исчез. Она вернулась за стол и жестом пригласила Александра сесть на появившийся стул. Александр, словно скошенный усталостью, рухнул на него.

— Позволь мне представиться. Великий Магистр Мирия. А как тебя зовут?

— Александр Хилл. Но Вы можете звать меня просто Александр.

— Тогда и ты зови меня Мирия, — с улыбкой ответила она, — но только наедине. В присутствии других лучше обращаться ко мне по статусу.

— Я понял, Мирия.

— Прежде всего, Александр, я хочу тебя поблагодарить за то, что ты спас мою жизнь. Не думаю, правда, что этот кинжал сколько-нибудь навредил бы мне, но ты этого не знал и проявил себя по-геройски.

— Я… — Александр хотел уже было ответить, как Мирия остановила его одним своим взглядом — пронзающим и холодным.

— Ты прибыл к нам из другого мира и у тебя много вопросов. Я считаю, будет справедливо на них ответить.

Александр ненадолго задумался, выбирая, что спросить в первую очередь.

— Где я? — Вырвалось у него.

— Такой простой вопрос и такой сложный ответ… — многозначительно сказала Мирия. Александр не смел говорить, опасаясь её проникающего до самой души взгляда. — Сейчас ты в Синем Лесу — очень важное место как для нашего мира, так и для всех нас. А если говорить более обще — ты в Арее. Так называется наш мир.

Александр долго ждал, пока она продолжит, но она лишь пристально смотрела на него. Он посмотрел прямо в её чуть светящиеся фиолетовым цветом глаза и спросил:

— Почему лес — синий?

Она едва заметно улыбнулась.

— Этот лес вырос благодаря сильнейшей магии. Его деревья прочнее камней. А их листья, как сам видишь — синие. Здесь обитает огромная сила, которая и многих из нас пугает.

— Вы — волшебники?

— Странно. Я не знаю этого слова, но понимаю его смысл.

Александр смотрел на Мирию, ожидая подробностей. Она откинулась на спинку стула, но даже сейчас её плечи были напряжены.

— Будет правильнее нас называть покорителями магии. Для нашего мира магия — это просто ещё одна стихия, наравне с водой или землёй. Мы же, не все, конечно, научились ею пользоваться так, как нужно нам.

— А я могу этому научиться?

Мирия долго смотрела на него со странной ухмылкой, после чего ответила с едва слышимыми нотками огорчения в голосе:

— Я не знаю. Из нашего мира постоянно кто-то наведывается к вам. Ты первый кто попал к нам из вашего.

— Почему Ваши…, - он подбирал слово, — маги постоянно попадают к нам?

— У всех на это свои причины. Об этом можешь подробнее расспросить Первого Помощника.

— А ты к нам перемещалась?

Мирия снова пристально посмотрела на своего собеседника, словно обдумывая ответ.

— Нет, — с нажимом сказала она. — Но это сейчас и не важно. Спроси то, что тебя действительно сейчас интересует. Я слышу у тебя в голове этот вопрос с тех самых пор, как настроила амулет.

— Я могу вернуться домой?

— Нет, — ни секунды не раздумывая ответила Мирия.

— Почему? — Александр растерялся от такого резкого и неожиданного ответа.

— Даже если бы хотела, твоё кольцо тебя затащило сюда и оно, скорее всего, не позволит тебе вернуться назад. Тем более, что оно поглощает любую направленную в тебя магию.

Алекандр машинально схватился за кольцо и попытался его снять, но оно не поддавалось, вцепившись мёртвой хваткой.

— Я бы также не рекомендовала подносить его к амулету, — продолжила Мирия, — иначе он впитает его силу, и ты перестанешь нас понимать, как и мы тебя.

Взяв, наконец, себя в руки, Александр бросил на Великого магистра недовольный взгляд и отчеканивая каждое слово, произнёс:

— Вы не можете меня здесь удерживать. Я не хотел сюда попадать!

— Ты голоден? — вдруг куда более мягким или скорее даже нежным голосом спросила она, поднявшись из-за стола. — Конечно голоден. Ты, наверное, с самого появления здесь ничего не ел.

Мирия провела рукой над столом и на нём стали появляться чаши с вполне знакомыми ему фруктами: виноград странного розового цвета, чересчур большие, с грейпфрут, яблоки, не менее крупные груши.

— Или ты больше предпочитаешь мясо? — Тут же на столе появились тарелки с сочным прожаренным стейком, котлеты, похожие на те, которыми его кормила русская бабушка, пожаренное на углях мясо, которое он ел всего раз в жизни и которое его друзья называли странным словом «Шашлык». Хижина наполнилась ароматами, пробудившими животный голод, сопровождаемый мягким бурчанием в животе. Под конец на столе появились какие-то из местных блюд, которые он впервые в жизни увидел.

— Сделала, что смогла, — будто бы извиняющимся тоном сказала девушка. — Твои мысли порой очень трудно читать.

После этих слов Александр по-настоящему испугался, ощутив себя совершенно голым, лишённым всякой защиты.

— Спасибо за это Мирия. Но я бы предпочёл всё-таки поесть дома, в своём мире.

На долю секунды по её лицу прибежала обида, но она снова сделала суровое лицо.

— Я хочу, чтобы ты понял кое-что: отправить тебя домой могу только я. Но этого делать я не хочу, потому что у меня на тебя определённые планы.

— Какие ещё планы?

— Поешь, — сказала она со странной улыбкой, — потом я буду задавать тебе вопросы. Я хочу, чтобы ты рассказал мне о своём мире.

Глава IV

Фонарь давал слишком мало света — лишь на шаг перед ним можно было что-то различить, отчего огромный зал полуразрушенной тюрьмы казался ещё темнее. Фонарь стоял на большом столе в дальнем конце зала — единственный ориентир среди глухой черноты, сокрытой одеялом ночи. За столом сидело три тени, четвёртая медленно приближалась к ним от давно разбитых ворот.

— Готий мёртв, — тишину давно покинутого зала пронзил властный голос, принадлежащий вошедшей из-за ворот тени.

— Мы видели, — ответил юношеский голос левой тени.

— Он сам виноват, — произнёс женский голос. — Надо было ему заворожённо смотреть на Великого Магистра.

— Меня беспокоит то, что Великий Магистр вытащила из его головы, — юношеский голос звучал испуганным.

— Она вытащила всё, — спокойно ответил сиплый голос за столом. — Но наши лица, как и имена ей ничего не скажут. Нельзя найти того, кого не знаешь и никогда не видел. Мы — тени, нас нет.

— Мы — тени. Нас нет, — хором ответили три голоса.

Повисла тишина, нарушаемая только слабым треском огня за стеклом лампы.

— Если Вы не заметили, отвёл взгляд кое-кто ещё, — произнёс, наконец, властный голос.

— Да… — подтвердил сиплый голос за столом, — парень с тупым взглядом. Готию помешал он.

— Что-то мне подсказывает, что он может помочь в наших целях, — сказал властный голос.

— С чего бы? — недовольно спросил женский голос.

— Я долго следил за ним, очевидно, что он впервые увидел Синий Лес. — Медленно говорил Властный голос. — Также он вроде бы не умеет по-нашему разговаривать. А после покушения, он ушёл с Первым Помощником.

— Думаешь, его притащили из другого мира? — Спросил сиплый голос.

— Если то, что я читал о людях из того мира правда, то он действительно может нам пригодиться, — задумчиво сказал юношеский голос.

— Вопрос в том, — сказал сиплый голос, — зачем они его притащили.

— Ты не знаешь Великого Магистра? — ехидно спросил юношеский голос. — Скорее всего будет ставить на нём опыты, и в этом случае парень не долго протянет.

— А смысл? — Властный голос звучал устало. — Всем известно, что в другом мире магии нет.

— Или нас просто в этом убедили, — сказал женский голос.

— Гадать бесполезно, — решил сиплый голос. Он положил на стол четыре сложенных листа. — Ты, Родий, — тень с сиплым голосом придвинула один листок к тени с юношеским голосом, — вернёшься в Энею. Постарайся следить за нашим юным гостем, собирать всю возможную информацию. Элея направится в Матею, а Лиан — в Стинею, — он придвинул к ним другие листы. Вас там ожидают наши сторонники. Вам надо будет помимо сбора всей возможной информации, пополнять наши ряды. Ну а я теперь буду Авролом. Расходимся по одному.

Первым вышла тень с властным голосом, теперь получившая имя Лиан, перед этим внимательно изучив свой листок. Когда он скрылся за дверью, за ним ушла Элея. Родий уйти не торопился.

— А что делать мне? — своим сиплым голосом спросил Аврол.

— Тебе надо будет попасть в Крепость Правосудия, — юношеский голос Родия будто бы стал сильнее.

— А это ещё зачем?

— Это единственная школа, где у нас нет сторонников. Я хочу, чтобы наши уши были везде.

Аврол поднялся, чтобы уйти, но остановился.

— Вы правда думаете, что тот парень правда из другого мира? — Спросил он.

— Не хочу тебя обманывать, — строго ответил Лиан, — такого раньше не было. Но если это он, то наша борьба обрела больше шансов на победу.

— Мы — тени. Нас нет, — в хриплом голосе слышались радостные нотки.

— Мы — тени. Нас нет. — Ответил Родий.

Глава V

Удар посоха об пол гулом прокатился по всему помещению. В наступившей тишине было слышно, как скрипят клетки с узниками этажом ниже. Первый помощник, одетый в просторный балахон чёрных и белых цветов, прошёл между обвиняемым и обвинителем и остановился напротив невысокого кресла Великого Магистра. Развернувшись, он произнёс своим высоким и звонким голосом:

— Заседание суда объявляется открытым! Сегодня мы рассматриваем обвинение Мастера Улая из школы Стихии в превышении своих обязанностей. Обвинителем выступает Наставник Беланий из школы Стихии.

Великий Магистр перевёл взгляд от одного к другому. Мастер Улай с надменным видом стоял за тумбой Обвиняемого, взгляд его зелёных глаз бесцельно бродил вокруг, ни на чём не задерживаясь. Великого Магистра он избегал с особым старанием. Наставник Беланий с ненавистью смотрел с невысокого постамента Обвинителя на своего оппонента. Великий Магистр слабо кивнул.

Посох ударил об пол, издав звук, который можно было бы принять за торжественный.

— Слово предоставляется Обвинителю, — произнёс Первый Помощник.

— Великий Магистр Тантей! Мы с моей женой, Лееной, вот уже десять лет служим Наставниками в школе, расположенной в городке Белый Брод, что на самом юге материка. Мастер Улай попал к нам из Школы при Министерстве и с тех пор он пытается увести у меня жену.

— Семейные и любовные отношения не подлежат суду, — сухим голосом сказал Великий Магистр.

— Да это так, — согласился Наставник, — мы пытались решить этот вопрос между собой, но Мастер Улай пригрозил выгнать меня из школы, если я не позволю ему забрать мою жену.

Великий Магистр перевёл взгляд на Обвиняемого.

— Что ты можешь ответить на это Мастер Улай?

— Великий Магистр, Между нами возникло недопонимание, вот и всё.

— Из-за недопонимания в суд не вызывают, Мастер, — голос Тантея оставался сухим и невозмутимым. — Объяснись.

— Я просто объяснил Наставнику, что я смогу его жене составить более выгодную пару, чем он, десять лет сидящий в Наставниках без перспективы роста.

— Почему ты решил, что стоит вообще разрушать чужой брак?

— Вы видели Леену, Великий Магистр? — С ехидной ухмылкой сказал Мастер.

— Нет нужды. Как давно тебя перевели служить в Белый Брод?

— Полгода назад, Великий Магистр.

— За какие заслуги, позволь узнать? — В голосе Великого Магистра звякнула сталь.

— Это… — замялся Мастер Улай, — это к сегодняшнему делу не относится.

— Первый Помощник, поднимите его историю.

— Сейчас, — ответил Первый Помощник, засунув руку в появившийся портал.

— Совращал Учениц, — сказал он, через секунду выдернув руку и закрыв портал. — Всё было замято и не доводилось до суда, поскольку Улай — сын Магистра Толла.

— Понятно, — в голосе Тантея опять нехорошо звякнула сталь. Улай испуганными глазами уставился на Великого Магистра и тяжело сглотнул.

Великий Магистр протянул руку вперёд — со спины Мастера сорвался посох и прилетел прямо в руку Тантея. Коснувшись её, он рассыпался в пыль. После этого сам Мастер Улай поднялся в воздух, и, издав тихий стон, опустился назад.

— Именем четырёх Великих Магистров, — голос Великого Магистра гудел, подобно толстой струне, разливаясь во все уголки Зала Суда, — я лишаю Улая из Школы Стихии статуса и способности пользоваться магией на два года. Первый Помощник, отправьте его к отцу.

Первый Помощник поклонился, после чего Улай исчез. Поклонившись, исчез и Наставник Беланий. После этого из зала исчезли или вышли через дверь другие зрители. Все, кроме одного.

— Не знал, что ты тут Мирия, — Тантей поднялся и пошёл навстречу девушке. — Когда ты научилась от меня прятаться?

— Давно практикуюсь, — холодно ответила она, — но надолго от тебя скрыться не получается.

— Что ты сделала с пленником?

— На его счастье, он умер слишком рано. Я не успела даже перейти к разрыву внутренних органов.

— Думаешь, стоило прибегать к таким мерам? — Грустно спросил Тантей.

— Как и у других, его мысли путаются, что затрудняет их чтение. Скорее всего какие-то неочевидные чары.

Тантей остановился на месте и внимательно посмотрел в глаза Мирии. Браслет на её руке начал светиться слабым фиолетовым светом.

— Не лезь ко мне в голову! — приказным голосом почти крикнула она.

— Прости, — Тантей виновато опустил глаза. — Привычка.

Свечение браслета ослабло. Девушка медленно прошла по залу и встала за тумбу Обвинителя. Тантей молча следил за ней.

— Я тебе не враг, Мирия, — наконец, сказал он.

— Нет? — она едва приподняла бровь. — За три месяца меня пытались убить уже шесть раз.

— На других Великих Магистров тоже покушались.

— Но не шесть же раз!

— Ну и пусть пытаются. Что они могут тебе, всемогущему магу, сделать?

Мирия загнула руку за спину и вытащила из-за пояса кинжал. Резким движением она его метнула в сторону, и он со звоном воткнулся в тумбу Обвиняемого.

— Этим ножом последний раз пытались меня убить. Что ты о нём можешь сказать?

Тантей с усилием вытащил оружие и медленно покрутил в руках, внимательно рассматривая.

— Он зачарован… — Удивлённо произнёс он.

— Зачарован. — Подтвердила девушка. — Зачарован настолько тонко и незаметно, что даже мне потребовалось время, чтобы это увидеть.

Тантей, продолжая внимательно рассматривать лезвие, едва коснулся острия и тут же отдёрнул руку, словно обжегшись.

— Скажи мне, Тантей, — спокойным голосом произнесла девушка, — кто в Арее может так зачаровать оружие.

— Боевые маги, — тихо ответил Великий Магистр.

— Может лично ты мне не враг, но и другом я тебя считать не могу. Тем более, если учитывать, что ты единственный, кто может читать мои мысли.

— Зачем мне тебя убивать?

— Может у тебя и нет причин, но из твоей кузни ушло оружие, способное убивать магов. Кто знает, что ещё ушло от тебя?

Тантей продолжал рассматривать оружие, словно желая его запомнить. Мирия в полной тишине, прерываемой лишь скрежетом стальных камер из подвала, рассматривала Зал Суда Крепости Правосудия.

Тантей сунул кинжал себе за пояс.

— Я разберусь.

Мирия недоверчиво хмыкнула.

— Однако, я думаю, что ты вызывал меня не для этого.

— Да. Кольцо Делагура вернулось… — сказал он, глядя на реакцию девушки, — но ты ведь это уже знаешь, да?

— Ну, вот видишь, — сказала она с улыбкой, — совсем необязательно для этого лезть в чужую голову.

— Ты знаешь, как опасно кольцо. Я прошу его вернуть.

— Зачем?

— Для того, чтобы его уберечь от дурного использования.

— Прятать будешь? В прошлый раз это не очень помогло. Забыл?

— Не забыл. Но и оставлять его у такого сильного мага, как ты, его нельзя. Ты сама понимаешь.

— А кольцо и не у меня.

— И как это понимать?

— Скажем так… я нашла для него уникального хранителя.

— Познакомишь меня с ним?

— А у меня есть выбор?

Тантей смотрел на Мирию, сдерживая свою привычку читать чужие мысли. Мирия это чувствовала и самодовольно улыбалась, словно бросая вызов.

— Я обязан сообщить Великим Магистрам, что кольцо здесь.

— Я знаю.

— Но я не буду говорить, что оно у тебя.

Мирия лишь многозначительно пожала плечами и исчезла.

Тантей несколько мгновений слушал тихий скрип цепей из подвала.

— Ты всё слышала? — сказал он, наконец. Дверь в подвал открылась и из неё вышла красивая черноволосая девушка в облегающем платье чёрно-белых цветов.

— Я не хотела подслушивать, — виновато сказала она. — Прости.

— И тем не менее подслушала, — с небольшим упрёком ответил Тантей. — Что ты обо всём этом думаешь, Стелла?

— Не думаю, что кто-то из наших продал людям этот нож.

— Конечно, это не наши. Работа, хоть и искусная, но кустарная. Видно, что мастер, как выковавший этот кинжал, так и вложивший в него эту силу, а я уверен, что это один и тот же человек, делал всё без каких-либо навыков в этом деле. Как будто плохое следование неточному рецепту.

— Почему ты Мирии об этом не сказал?

— Я больше, чем уверен, она об этом уже знает. Я же сам её учил читать оружие. Она пришла сделать заявление. И она его сделала.

— Что за заявление?

— Она теперь сама по себе.

— Думаешь, потащит школу в изоляцию?

— Она не настолько глупа. Меня больше пугает кольцо Делагура. Разузнай как можно незаметнее, что это за Хранитель и так ли он надёжен, как уверяет меня Мирия?

Глава VI

— Так значит это устройство нужно для связи с другими людьми? — С недоверием спросила Великий Магистр, вращая в руках смартфон Александра.

— Да. Телефон. Он позволяет в том числе разговаривать с людьми, находящимися на огромном расстоянии от тебя.

— Покажи. — Приказала Мирия, возвращая смартфон.

— Не могу.

— Покажи! — Мирия нетерпеливо повысила голос.

— Во-первых, — раздражённо ответил Александр, — для связи нужен второй телефон, которого, я так думаю, у нас нет. Во-вторых, телефон не работает, на нём сел аккумулятор. В-третьих, даже если бы всё работало он и был второй телефон связь невозможна без сети сотовых вышек.

Мирия непонимающе смотрела на смартфон в своих руках.

— Мы, в смысле наш мир, не один десяток лет строил нашу сотовую сеть, чтобы люди действительно могли звонить из любой точки планеты.

— К чему такие трудности ради обычного разговора, когда можно просто послать мысленный запрос.

— Мы не можем послать мысленный запрос в принципе! Хотя наши учёные мечтают об этом! Вам доступны такие возможности, ради достижения которых нам приходится тратить огромные человеческие и материальные ресурсы!

— Поясни.

— Вот это, — Александр взял смартфон в руку и потряс им в воздухе, — существует всего лишь пятнадцать-двадцать лет. В контексте нашей многотысячной истории это всего лишь миг.

— Пятнадцать-двадцать лет? Вот так просто кто-то взял и придумал что-то такое?

— Что? Нет! Просто так подобные вещи не делаются. Такое не придумывается с нуля. Технологии — это всегда результат многолетних улучшений уже существующего. Хотя да, иногда случаются открытия, переворачивающие мир.

— Ваш мир перевёрнут? — удивилась Мирия.

— Нет, конечно. Перевернуть мир — это устойчивое образное выражение. В любом случае, до таких вот компактных устройств были большие аппараты, в основном стоящие в домах, которые связывались друг с другом при помощи проводов.

Мирия смотрела на Александра ничего не выражающим взглядом, словно не понимая ни слова.

— Я веду к тому, что развитие технологий — это основа нашего мира. И именно те или иные изобретения возвышали те или иные государства на всей истории человечества.

— Что такое государство? — неожиданно спросила девушка. Парень даже как-то растерялся, не сразу найдя что ответить.

— Эммм… Ну… государство — это отдельно взятая страна.

Мирия молчала, ожидающим взглядом смотря на него.

— Я вот родился в Англии. Хотя моя мама из России, — он замялся, словно подбирая аргументы. — У Вас нет какого-либо государственного деления? Вы все подчиняетесь одному правителю?

— Нет. Нами правят Великие Магистры школ. Всего их четыре. Видимо можно считать, что у нас четыре страны?

— Видимо, да. А что за страны?

— Энея, Матея, Стинея и сама по себе Крепость Правосудия, принадлежащая Боевой школе.

— А. Вот оно как. И в какой… школе я сейчас нахожусь?

— Ты находишься в Энее, территории, принадлежащей школе Энергии, которой управляю я.

— Выходит ты кто-то вроде королевы? Или президента? — Александр снова растерялся. Он знал, что его собеседница является очень влиятельным здесь человеком, но чтобы настолько.

— Такие статусы у нас не существуют, хотя я о них слышала от тех, кто бывал в Вашем мире и в общих чертах понимаю их смысл. Я — Великий Магистр. Но, чтобы тебе было легче осознать мои обязанности, то я скорее ближе к Королеве, чем к Президенту. Но вернёмся к тебе. Много из того, что ты мне рассказываешь, я не понимаю, но мне это интересно. Однако, у меня не так много времени, поэтому об этом поговорим позже. Сейчас меня интересует, твоё кольцо. Откуда оно у тебя?

— Мне его отдал дедушка Стив перед смертью. Он говорил, что это кольцо он вынес трофеем с войны. Я думал со Второй Мировой, но теперь понятно, что он говорил про другую. Он был отсюда?

— Очевидно, — холодно ответила девушка. — Больше тебе дедушка Стив ничего не рассказывал?

— Нет. Но я видел старые снимки.

— Что видел?

— Фотографии.

— Что это?

— Это такие изображения, которые в нашем мире делают на память.

Мирия смотрела на Александра, ожидая дальнейших объяснений. Александр тяжело вздохнул.

— Не важно. В общем, я нашёл у дедушки его старые снимки, на которых он был изображён рядом с поразительно похожим на него человеком. Думаю, это был его брат-близнец. Но дедушка Стив никогда мне не рассказывал о нём.

— Брат-близнец, говоришь? Что ж. Такое возможно. Ты и сам на него очень похож.

— Да я знаю. Мне бабушка постоянно этому поражается. Стоп! А ты откуда его знаешь?

— Сейчас вопросы задаю я. — Холодным голосом ответила она.

Парень с интересом посмотрел на кольцо, переваливающееся странным чёрным блеском.

— Я думал, что это просто сказки. Безобидные фантазии.

— В каком смысле?

— Дедушка Стив в детстве постоянно рассказывал мне истории про мир, в котором живут волшебники, — Александр перевёл взгляд на девушку. — Не может же всё это быть правдой?

В глазах Мирии, теперь казавшихся особенно старыми, появилось снисходительное выражение. Она медленно вытянула руку вперёд и в её полураскрытой ладони вспыхнуло пламя фиолетового цвета.

— Ты уверен? — спросила она, ехидно приподняв бровь.

Молодой человек, не отрывая глаз следил за пляской фиолетовых языков. Он протянул левую руку вперёд, едва коснувшись пламени, и, к своему удивлению не почувствовал жара. Лишь приятая дрожь на коже, словно от лёгкого касания или тёплого дыхания. Александр замер без движения, наслаждаясь этим чувством.

— А я так могу? — наконец, спросил он, повернув лишь голову в сторону Мирии.

— Это хороший вопрос. — Ответила она, погасив огонь и опустив руку, потом продолжила более строгим тоном. — Я поучу тебя, как будет свободное время, если ты, конечно, захочешь.

— Что-то мне подсказывает, что ты сама этого сильно хочешь, — с заигрывающей улыбкой заметил Александр. Мирия в ответ только бросила на него быстрый взгляд с игривым прищуром.

— О! А вот и она, — девушка встрепенулась. — Я уж заждалась.

— Ты о ком?

— На тебя, наконец-то захотели посмотреть.

Глава VII

Стелла переместилась во двор Школы Энергии, наделав много шума. Она не Великий Магистр и не рассчитывала на пышный приём, однако не могла отказать себе в удовольствии потешить своё самолюбие и заявить о своём визите во всеуслышание. Именно поэтому её появление сопровождалось громким взрывом и разноцветной вспышкой. А когда поднятая её появлением пыль немного осела, стало видно и небольшую воронку.

— Главный Расследователь Стелла! — К ней подбежал довольно уже пожилой Стражник. — Надеюсь Ваше перемещение было прицельным, и вы не хотели задеть меня? — с доброй улыбкой поприветствовал он.

— Привет, Белло, — Стелла узнала этого весёлого старикана, который каждый раз норовит её угостить своим знаменитым отваром. — Конечно, я не хотела тебя напугать.

— Конечно же хотели! — Понимающе засмеялся Стражник, тряся своей бородой. — Вы к нам по делу? — Просмеявшись, Стражник Белло принял торжественную позу, вытянувшись перед посетителем.

— Я к Великому Магистру Мирии. Веду тайное расследование. Где она? — Стелла тоже перешла на более подобающий торжественный тон, тем более, что её появление возымело эффект — во дворе собирались Наставники и Ученики, выбежавшие на шум.

— Великий Магистр у себя в башне. Давайте Вас провожу.

— Я знаю дорогу. Неси свою службу.

— Да, Магистр! — Стражник Бело чуть кивнул и вернулся на свой пост. По собравшейся толпе прошёлся удивлённый шёпот. Стелла шла неторопливым шагом к Башне Великого Магистра, улавливая обрывки фраз и самодовольно улыбалась. В конце концов приятно быть Главным Расследователем Боевой школы.

Пластины из чёрного металла, нашитые поверх до свечения белой туники, немного давили на женские плечи, а белый плащ красиво развивался сзади.

Стелла без стука вошла в двери. Стражники даже не обратили на неё внимания. Также неторопливо она поднялась по лестнице до верхнего зала. Первого Помощника не было. Предусмотрительно.

Стелла сильным движением открыла дверь.

— Для тайного расследования, ты слишком нашумела, — вместо приветствия сказала Мирия.

— Я тоже рада тебя видеть, девочка, — ответила Стелла с тёплой улыбкой. Мирии она даже показалась искренней, но ненадолго.

— Я уже давно не девочка, — чересчур холодно ответила она.

— Да. Я всё время это забываю, — голос Стеллы вдруг стал каким-то отстранённым и безжизненным, как и положено Главному Расследователю. — Могу присесть, Великий Магистр?

Мирия жестом указала на стул напротив, и Стелла грациозно в него опустилась.

— Главная цель моего визита — этот нож, — она положила на стол хорошо знакомое Мирии оружие.

— При чём тут я? Я же сама его отдала вам.

— Ни при чём. Детальное изучение оружия выявило в нём следы, указывающие, что его мог сделать кто-то из Школы Э…

— Как ты это поняла? — спросила Мирия раньше, чем Стелла закончила предложение.

— Логика построения чар схожа с логикой мышления магов Энергии. По этой причине я прошу разрешения на осмотр помещений Школы, а также выборочный допрос любых магов, даже Учеников.

Мирия встала и обошла вокруг стола, обдумывая ответ. Оказавшись за спиной Первого Расследователя, она тихо сказала:

— Не люблю признаваться в том, что чего-то не знаю. Но я даже не подумала разобрать наложенные чары на составляющие.

— Для этого мы и нужны — не вставая с места, ответила Стелла.

— Разрешаю тебе и никому больше осмотреть Школу. Разрешаю вести допросы, но только выпущенных Магов. Учеников только при особых случаях и после отдельного запроса лично у меня.

— Спасибо, Великий Магистр, — Стелла почтительно склонила голову. — Боевая Школа этого не забудет.

— Я так понимаю, что у тебя ещё какое-то дело ко мне?

— Мирия, где он?

— Хранитель? — Мирия с вызовом смотрела в глаза Стеллы, но потом смягчилась. Она дважды ударила по столу, и чуть поодаль стола и-за ширмы, на которую Стелла никогда раньше не обращала внимания совершенно бесшумно вышел совсем молодой парень, как две капли воды похожий…

— Его зовут Александр. Познакомься.

Александр приветливо протянул руку вперёд. Первый Расследователь не знала, что означает этот жест и как на него реагировать. Зато она заметила на его руке хорошо знакомое ей чёрное кольцо. Она даже немного отстранилась, вперив свой взгляд на это украшение. Александр смутился и сам сделал шаг назад, спрятав руку за спину.

«Нет, — решила Стелла. — Всё-таки не похож».

— Как ты могла отдать такой могущественный артефакт какому-то… какому-то… — не сдерживая своего негодования, выпалила Стелла. — Я думала ты умнее.

— Я ему ничего не отдавала, — с усиливающимися нотками гнева ответила Великий Магистр. — Оно по праву принадлежит ему, как когда-то принадлежало Стигию.

Первый Расследователь внимательно оглядела Александра, казалось, не меньше её шокированного это информацией.

— Хочешь сказать, он — сын Стигия?

— Внук. Тем не менее, даже кольцо его признало. Более того, оно и втянуло его к нам.

— К нам? А… Ты Пришедший… Ты нас понимаешь, Александр? — как можно нежнее обратилась к нему Стелла.

— Да, — ответил он, указывая на ожерелье. — Великий магистр сделала мне переводчик.

— Хорошо. То, что я у тебя спрошу очень важно. Отвечай честно.

Александр молча кивнул.

— Ты чувствуешь в себе что-то странное или пугающее? Слышишь в голове голос, призывающий совершить что-то нехорошее?

— Я не шизофреник, если Вы об этом, и не какой-то сумасшедший! Я попал сюда по ошибке и хочу вернуться домой!

— Я не глупая девочка, чтобы оставлять такой могущественный предмет у кого попало, — раздался в голове Стеллы издевательский голос Мирии. Губы её при этом застыли в искусственно-приятной улыбке. — Как ты сама видишь, он не знает, что за предмет у него в руках. И, на наше счастье, оно не оказывает на него никакого действия. Скорее всего потому, что он из другого мира и в нём нет и крупицы магических сил.

— Тогда зачем он тебе? — мысленно спросила Стелла. — Отправь его назад. Да и для Кольца Делагура будет лучше не появляться снова в нашем мире.

— Я не могу его отправить. Кольцо не даёт. Да и не хочу.

— Почему?

— Я хочу побольше узнать о мире, из которого он пришёл.

— Для этого ты можешь сама туда попасть. В чём настоящая причина?

— Я хочу провести над ним несколько опытов.

— А он об этом знает?

— Главный Расследователь Стелла! — сказала Мирия вслух нарочно-деловитым голосом. — Я хочу попросить тебя взять на расследование Хранителя. Ему не мешало бы освоиться у нас, а ты сможешь приглядеть за Кольцом.

— Я так поняла, отказаться мне нельзя?

— Нет. Жду любой информации о ходе расследования.

«Что же ты задумала, Девочка?»

Глава VIII

Прогремел Последний Сигнал. Ученики медленно расходились по домам. Несколько Наставников задержались в Трапезной. Стражник Белло, только что сдавший смену весело подошёл к повару, приятельски протянув ему открытую фляжку. Повар с поклоном принял её и сделал небольшой глоток, после чего безудержно закашлял.

— Ох Белло! Сегодня твой отвар особенно крепкий!

— Да, я знаю… — подтвердил бородатый Стражнк, глубоким глотком отпив из фляжки. — Передержал.

Белло протянул флягу повару.

— Нет, спасибо. Мне ещё Трапезную убирать.

Пожав плечами, Стражник сделал ещё глоток. Застыв с пустой тарелкой, повар спросил:

— Что будешь?

— А что есть?

— Рагу из овощей и искусственного мяса, пирог по-Магистерски… ещё… ещё осталось немного живофруктов.

— Ну, последнее — точно нет. Не люблю все эти новшества из Кулинарного Кабинета. А пирог из обогащённого зерна?

— Конечно.

— Тогда давай его.

— Не против, если я здесь устроюсь? — спросил Белло уже поставив стул у окна выдачи, когда повар поставил туда тарелку. Повар молча кивнул.

— А ты чего, кстати, один? — спросил Стражник, сделав очередной глоток.

— Филай ушёл в Кулинарный Кабинет за списком блюд на завтра. Йегур опять Лейнеру обхаживает. Увидел её в Трапезной и побежал за ней.

— У него Всё так серьёзно? — Белло состорил недоверчивую гримасу.

— Вряд ли. Ну а что ты хочешь? Ему всего пятнадцать. Кому в этом возрасте не хочется близости с Ученицей?

— И то верно! — согласился Белло, снова отпив из фляги.

— Не много налегаешь?

— Не… Без неё, я бы пол дня на посту не выдержал.

— В каком смысле?

— Она же бодрит. Пара глотков — и я хоть весь день, хоть пол ночи могу не сомкнуть глаз.

— Сам эту настойку придумал?

— Не… Отец научил, когда я ещё Учеником был.

— Твой отец был Наставником?

— Не… — Он сделал очередной глоток. — Всю жизнь, сколько его помню был Мастером. Жили мы тогда на Севере, у самого побережья. Красивые, скажу тебе, места. Школа стояла полукругом над крутым обрывом, а у самого его края была вышка Магистра Вельяна. Главы школы. — Он хмыкнул с ностальгической ухмылкой. — До сих пор мечтаю попасть на её вершину.

— А как же ты умудрился попасть сюда?

Белло доел свою порцию, передал блюдо повару и сделал затяжной глоток своего отвара. Закрыл опустевшую флягу и ловко зацепил её на поясе.

— Убежал я из дома. Разругался с отцом и убежал.

— Что случилось?

— Я не хотел быть магом.

— Серьёзно? — Повар даже остановился от удивления.

— Никто не верит, — с улыбкой ответил Стражник. — Мне не нравилось учиться. Я не видел себя бородатым Мастером или даже безусым Наставником. Я сказал об этом отцу, он, конечно, был не рад. Ну я и ушёл из дома, сломав об забор свою палочку. На ближайшем рынке обменял свою одежду Ученика на серую безразмерную тунику и штаны да корзину с парой лепёшек и пошёл путешествовать.

— Много повидал?

— Не… — Белло искренне смеялся. — Вернулся домой через четыре дня. Вот тогда отец был зол по-настоящему. Через каких-то своих знакомых он устроил меня тут Стражником. Видимо хотел отправить как можно дальше. И я его понимаю.

— Это когда было? Последнюю Войну застал?

— Не… Она закончилась где-то за год до моего рождения. Как, наверное, и у многих. Мама рассказывала, что тогда устроили всеобщий праздник ну и… расслабились они с моим отцом.

Повар смотрел на него не верящими глазами и не находил слов, чтобы задать напрашивающийся вопрос. Стражник лишь заразительно рассмеялся.

— Я пошутил! Не знаю, когда эта Война была. Отец её иногда вспоминал, но я не расспрашивал.

— Не думал ты в школу вернуться?

— Да какая уже разница?

— Да я ради любопытства интересуюсь.

— Конечно хотелось бы быть кем-то… не знаю… более влиятельным, наверное… Но магию я изучать по-прежнему не хочу. Сложно это всё.

— А что бы ты хотел изучать, если не магию.

— Странный вопрос. У нас ничего, кроме неё изучать и нельзя.

— А я не про нас говорю.

Белло уставился на повара, чуть стиснув брови и едва подав голову вперёд. Повар выждал паузу.

— Ты же слышал про другой мир?

— А… — Стражник облегчённо выдохнул, расслабив плечи. — Ты вон о чём. Ну да. Наставники иногда обсуждают что-то такое. Особенно в Архиве часто слышу их споры. Сам я мало в этом понимаю.

— Представь себе мир, где нет магов, всемогущих людей, которые ставят себя выше других. Где перед всеми людьми открыты равные возможности для проявления своих сил и талантов.

— Наверное чудесное место…

— Я тоже так думаю.

— Думаешь простому Стражнику нашлось бы в нём место?

— А почему нет? А вот Магам — вряд ли.

— Это ещё почему?

— Без магии они беспомощны. Так что не думаю, что сумели бы себя переучить на новые законы мироздания.

— О! — Заулыбался Белло, — я бы на это посмотрел!

— Ага! — Представь, как Наставник Фуллий беспомощно машет своей палочкой, а она лишь со свистом рассекает воздух. — В подтверждение своих слов повар стал махать в воздухе деревянной вилкой.

— А рядом Мастер Олек Кричит: «Почему ворота не открываются» — с раскатистым смехом подхватил Стражник. Повар заливался от хохота.

— Знаешь, а в этом что-то есть… — просмеявшись, сказал Стражник.

— А я тебе о чём говорю?

— Одно плохо.

— Что же?

— Свою настойку я там не смогу готовить.

— Это да, — печально согласился повар. — Это была бы настоящая трагедия.

— Да… — Белло махнул рукой. — Я всё равно давно уже хочу что-нибудь новое придумать.

— Вот видишь, вот и нашли тебе занятие в новом мире, — с улыбкой заметил Повар.

— Действительно, — мечтательно согласился Стражник. — Спасибо тебе Родий. Хороший ты друг.

Глава IX

Воздух в Высшем Зале казался слишком вязким и давил тяжелее обычного. Взаимная неприязнь, витавшая в этом воздухе, будто бы обрела собственный запах, чем-то похожий на запах свежего пепла. За квадратным столом сидело четыре Великих Магистра. Мирия с интересом и странным удовольствием смотрела в перепуганные лица собравшихся магов.

— Не думал я, что снова на моём веку встречусь с Деяниями Делагура, — воцарившееся после объявления Тантеем новости нарушил Великий Магистр Школы Стихии Кантар. «Слишком уставший и от статуса, и от жизни старикан, который кажется вообще не заинтересованным во всём происходящем».

— Появилось только кольцо? — Обеспокоенно спросил Великий Магистр Школы Материи Мелдвин. «Этот наоборот, слишком возбуждён, словно охотник, вернувшийся на любимое место. Этот точно снова попытается завладеть им, как хотел раньше».

— Почувствовал я только его. — Холодно ответил Великий магистр Тантей. «Вот с ним не понятно. Скорее всего, он искренне хочет защитить всех нас, но он олицетворяет Начало Мира. Откуда мы знаем, что это Начало Мира на нашей стороне?»

— И где оно находится, ты, конечно, тоже сказать не можешь, — с нескрываемым недовольством скорее сказал, чем спросил Великий Магистр Мелдвин. «Какой же он раздражительный, когда речь заходит о чём-то могущественном!»

— Я хоть и порождение Начала Мира, но не могу знать, где они. Я просто ощущаю, будто появился новый Источник. А как вы знаете, Начало Мира — везде. «Неужели и сейчас наши мысли читает?»

— Тебе не за чем оправдываться, Тантей, — примирительно сказал Великий Магистр Кантар. — И прости Мелдвина за резкость. Мы все напуганы появлением этой ужасной вещи обезумевшего мага. «Конечно, ты ещё предложи, что всё образуется. Увалень».

— Господа Великие Магистры! — Голос Мирии прозвучал даже громче, чем было нужно. — Никто из нас не знает, где кольцо. «Доля правды в этом есть». Возможно, имеет смысл объединить наши усилия для его поиска.

— При всём уважении, Великий Магистр Мирия, — «О да! Я почувствовала всю глубину твоего уважения», — у тебя на руке уже Артефакт огромной силы, — «Завидуй молча, Старикан», — поэтому будет правильно, если ты не будешь участвовать в поисках, — недовольно процедил Мелдвин.

— А если он оказался на Территории Энеи, как вы там будете искать без моего согласия?

— Мелдвин! — Слегка громче, чем обычно сказал Великий Магистр Кантар. — Не начинай снова свою охоту. Семьдесят лет назад она ни к чему хорошему не привела, — «Редкая здравая мысль», — Тем более. Если кольцо действительно одно, то в нём ничего страшного нет. — «Как я и думала». — В конце концов, мы справились с двумя одержимыми реинкарнациями. Справимся и с любым другим магом, если в его руки попадёт Кольцо Делагура.

— А если кольцо попадёт не в те руки? — Заметил Тантей. «Допустим, я не заметила этого твоего взгляда».

— А когда нечто подобное попадало в Те руки? — Недовольно фыркнул Мелдвин. «Уж твои-то руки точно Те».

— Предлагаете вообще ничего не делать? — Как можно более искренне удивилась Мирия.

— А что мы сейчас можем сделать? — Неуверенно сказал Великий магистр Кантар. «Вот за это я его и ценю. Предсказуемость».

— Мирия, ты должна сказать нам, где оно, — прозвучал в голове голос Тантея.

— Хранитель со Стеллой, — мысленно ответила девушка. — Я не знаю, где они.

— Великие Магистры! — сказал Тантей на этот раз вслух всей мощью своего голоса, отразившегося от стен Зала. Свет от его татуировок пробивался даже сквозь одежду. — Думаю, будет правильным, если поисками займётся Боевая школа. В конце концов, мы для этого и существуем. Я прошу разрешения свободно перемещаться по Вашим территориям.

— Моё разрешение у тебя есть, — сразу сказал Великий Магистр Кантар. «Неужели этого истукана действительно ничего не беспокоит? Ну ладно».

— Как удобно выходит для тебя Великий Магистр Тантей! — Сказала я, чтобы подразнить его. — На прошлом нашем совете ты просил разрешения внедрить больше своих людей на наших землях, и вот у тебя появляется на это повод!

— Что ты делаешь, Мирия? — Мысленно спросил Тантей. Голос был его далёк от спокойного. Она предпочла ничего не ответить.

— Мирия, девочка, на пороге такой опасности не время играть в политику… — Устало сказал Великий Магистр Кантар.

— А я с ней согласен! — Перебил Великий Магистр Мелдвин. «Хороший мальчик. Сделал ровно то, что было нужно». — Тантей, каждый год в Матее становится всё больше Боевых магов, которые регулярно вытаскивают к тебе в Зал Суда моих магов. Я понимаю, что они провинились, но моя школа всегда успешно решала внутренние проблемы сама. «А вот это спорное утверждение. Стелла знает, как там проблемы решаются».

— Не о том вы сейчас беспокоитесь! — В едва уловимом отчаянии бросил Тантей. Сделав глубокий вдох, он встал из-за стола и опёрся на него прямыми руками. — Мелдвин, ты сам знаешь, что кольцо нужно найти. Позволь нам это сделать. Я могу всё сделать и без твоего согласия, но поверь, тебе со мной лучше сотрудничать. — Последнюю фразу он произнёс так, что даже у Мирии по спине пробежал неприятный холодок. Таким она его никогда не видела: светящиеся синим светом глаза были направлены в сторону Великого Магистра Мелдвина, который вжался в кресло и боялся пошевелиться. Наконец, он смог заставить себя сделать слабый кивок. Тантей перевёл свои теперь уже горящие синим огнём глаза на Мирию.

— Твоему Главному Расследователю уже дозволено свободно перемещаться по Энее и вести допрос любого мага. Больше никого я к нам не допущу. — Мирия что есть сил пыталась говорить ровным голосом, но он предательски вздрагивал, но ей хватило смелости смотреть в два пылающих синим огнём глаза.

Тантей сел на своё место и закрыл глаза.

— Простите, что пришлось прибегнуть к такому, но безопасность прежде всего. — «Конечно же ты беспокоишься о нашей безопасности. Ведь тебе-то известно, где пресловутое кольцо». — У кого-то из Великих Магистров ещё есть замечания по этому вопросу?

— А что ты хочешь делать с кольцом, после того, как найдёшь? — Нерешительно спросил Мелдвин, вновь обретя дар речи. «Ну давай, ответь».

— Я хочу его спрятать в недосягаемое для других место, чтобы оно не могло больше навредить. «Зря».

Глаза Мелдвина вспыхнули недовольством, смешанным с негодованием, он уже было собрался вывалить все переполняющие слова. Но на долю секунды остановился, потом сказал с нескрываемым недовольством, тщательно подбирая слова:

— Тантей, твоя работа — следить за соблюдением законов, правил, и, если хочешь, установленного баланса. Думаю, очевидно, что сейчас баланс смещён в вашу с Мирией сторону. У неё этот браслет, у тебя — палочка Делагура, да и вообще, ты — порождение Начала Мира. Так что в случае чего — мы перед вами двумя совершенно бессильны. Поэтому, я считаю, что будет справедливо восстановить баланс, отдав кольцо нам. «Эх как вывернул, старый ты хитрец».

— Ты себя вообще слышишь, Мелдвин? — С упрёком спросил Великий Магистр Кантар. — Неужели забыл, что не для нас с тобой это кольцо сделано и не позволит оно нам собой управлять. — «Справедливое замечание. И забыть этого Мелдвин не мог. Если только…»

— Великий Магистр не видит других способов выровнять баланс? — С вызовом спросила Мирия.

— Их нет, — с ещё большим раздражением бросил он.

Мирия сняла с руки свой светящийся браслет, который тут же потух и бросила в центр стола.

— Теперь баланс восстановлен! Но ты сам знаешь, что даже сейчас ни тебе ни вам с Великим Магистром Кантаром вместе со мной не справиться.

Мелдвин смотрел на браслет. Он сделал было движение в его сторону, но вместо этого просто поднялся со своего места.

— Мы вернёмся к этому разговору. Я хочу быть в курсе результатов поиска, — сказал он и исчез.

— Как же глуп он становится с возрастом, — с искренней тоской сказал Великий Магистр Кантар. — Он мне всё больше напоминает Хаврона. — Старик тяжело вздохнул. — Если я буду становиться таким, как он, разрешаю меня убить. — Камень на вершине его посоха моргнул слабым светом словно подтверждая слова Великого Магистра, после чего Кантар исчез не вставая с места.

Мирия надела браслет на руку, и он снова засиял ярким фиолетовым светом.

— Когда Стелла выйдет на связь, скажи, чтобы нашла меня, — тихо сказала Мирия. — Надо проверить одно моё подозрение.

— Давно ты последний раз видела Стеннера? — Внезапно спросил Тантей, и Мирия поняла, зачем было всё это представление.

Глава X

Александр сидел за стеной в каком-то зале, похожем на небольшую переговорную. «Чтобы не мешал работать», — сказала ему девушка, назвавшаяся Стеллой и теперь она вела допрос, сильно отличающийся от того, что он привык видеть в кино и сериалах. Только что ушла какая-то девушка или скорее женщина под сорок пять, если судить по голосу. Зашёл очередной человек.

— Приветствую, Наставник! — Своим холодным голосом произнесла Стелла.

— Приветствую, Магистр! — Весело ответил приятный молодой голос. Александр бы сказал, что Наставнику около двадцати.

— Я не совсем Магистр. Главный Расследователь Стелла, — в который раз пояснил стальной голос девушки. — Прошу назвать твоё имя и область преподавания.

— Наставник по Прикладной Магии Фрегор, — Александр слышал, что Наставник продолжает улыбаться, несмотря на то, что многие из опрашиваемых начинали пугаться, услышав статус Стеллы. И Александр понимал смысл его улыбки — Стелла была действительно красивой женщиной лет тридцати. Стройная фигура в сочетании с облегающим нарядом вынуждали глаза скользить по всем притягательным окружностям её тела. Порочные мысли на долю секунду закрадываются в сознание, но тут же выбрасываются проснувшимся следом благоразумием.

— Очень приятно, Наставник Фрегор. Присаживайся. — Звук в очередной раз двигающегося стула. — Я хочу задать тебе несколько вопросов. У меня есть одобрение от Великого Магистра Мирии. Начнём?

— Как Главному Расследователю будет угодно.

— Для начала хотелось бы уточнить. Прикладная Магия. Чему обучаются твои Ученики?

— А Вас в Боевой Школе этому не учат? — Голос Наставника стал ещё более мягким, словно бархатным. — Могу дать пару уроков.

— Отвечай на вопрос, Наставник, — на этот раз голос звякнул сталью, словно клинок, вынутый из ножен.

— Я обучаю Учеников на последнем году. Уже после получения ими палочек. Не все же из них станут Наставниками. Кто-то будет выполнять разные полезные для Энеи работы. Вот для таких людей и важны мои уроки.

— То есть ты учишь их применять Магию для бытовых целей и ремёсел?

— Всё верно, Главный Расследователь. А где Вашему ремеслу можно обучиться?

— Давай проясним, Наставник, — она сделала пугающую паузу. — Я сейчас веду секретное расследование повышенной важности. И имею полное право применить это на своё усмотрение, — раздался звук вынимаемого из ножен меча, хотя Александр не помнил оружия на Стелле. — На самом деле, мне было бы проще тебя заморозить и оставить только рот, перед этим наложить чары Абсолютной Правды, но я не сторонник таких радикальных мер. Так что даю последний шанс отвечать на вопросы добровольно, — звук задвигаемого в ножны клинка. — Для тебя будет лучше, если я не буду сомневаться в искренности твоих ответов. Ты всё понял, Наставник?

— Да, Главный Расследователь. Я всё понял. — Александр не был уверен, чем конкретно Стелла ему пригрозила, но в его, теперь уже дрожащем, голосе стал звучать неприкрытый страх.

— Уточни, каким ремёслам ты обучаешь?

— Обработка дерева, камня, металла, строительство, создание одежды, немного обработки еды.

— А насколько ты сам хорош в этих ремёслах?

— Я люблю камень. Видели скульптуру Великого Магистра Хаврона в Саду Неведомых чудес? Моя работа.

— А обработка металла?

— Знаю только общие сведения. Не умею с ним работать. Слишком твёрдый и вязкий.

— Сколько Учеников ты обучаешь?

— Около сотни. В этом году не многие прошли экзамен.

— Есть из них особо одарённые?

— Не думаю. Может, несколько смогут в Наставники выбиться, остальные будут рады просто закончить и вернуться к своим семьям.

— Из непрошедших экзамен были какие-то слишком обиженные? Может, дети из магических династий?

— А когда их нет? Каждый год Какой-нибудь Мастер просит Великого Магистра Мирию за своего отпрыска, но все эти просьбы тут же пресекаются. Многие считают, что именно поэтому мы уже десятилетие недобираем Магов. Говорят, что Хаврон давал шансы, чем поддерживал и численность, и обеспечивал подчинение.

— Кто так говорит?

— Многие, в основном уже старые Наставники, заставшие Последнюю Войну.

— Спасибо, Наставник Фрегор. Твоя информация поможет моему расследованию. Можешь идти.

Скрип отодвигающегося стула. Быстро удаляющиеся шаги. Стук двери.

— Можешь выйти, Александр. Это был последний.

Стелла устало откинулась на спинку стула, потирая ладонями лицо.

— Это всё пустая трата времени… — Тихо сказала она.

— Почему? — Спросил Александр.

— Я вроде говорила, что расследование тайное, — с приятной улыбкой ответила она. Глаза опять было скользнули по выделяющими формам, но парень сумел их сдержать и направил их на лицо женщины. Оно выглядело немного постаревшим.

— Не тут надо искать виновного, — ещё более тихо сказала Стелла, словно размышляя вслух.

— Ты ищешь того, кто хотел убить Мирию? Великого Магистра Мирию? — Сам себя поправил Александр.

Стелла приятно улыбнулась и с какой-то материнской теплотой посмотрела на него.

— Можешь называть её без статуса. Для меня она до сих пор маленькая десятилетняя Мирия.

— Я думал, виновного уже поймали.

— Александр, это сложнее, чем ты думаешь, и идёт корнями намного глубже, чем нам всем хотелось бы.

— Эта информация тоже из твоего тайного расследования?

— Нет. Это всё уже известная история. Просто у меня от разговоров уже горло пересохло.

— Давай принесу. Я знаю, где столо… Трапезная.

Стелла чуть посмеялась.

— Ты такой забавный. Забываю постоянно, что ты не отсюда. Смотри! — Она махнула рукой, и на небольшом столе перед ней появился стеклянный графин с какой-то зеленоватой жидкостью. Пара стаканов и глубокое блюдо с какими-то красными кусочками в нём. Походило на наггетсы, обваленные в красном перце.

— Сок из живофроктов, — разливая по стаканам, объяснила Стелла, — обожаю. И тебе рекомендую попробовать.

Александр осторожно поднёс стакан с напитком к носу, но не почувствовал никакого запаха. Сделав осторожный глоток, он ощутил кисловатый привкус, чуть напоминающий киви, но с очень сладким послевкусием, оставляющим во рту приятную горечь. Второй глоток, более долгий и уверенный, раскрыл вкусовой перепад с новой силой и глубиной. Рецепторы просто сходили с ума, вызывая в памяти с десяток вкусов то по очереди, то одновременно.

— Это… Поразительно… — Только и сумел выдавить из себя он.

— Да… Но для меня это вкус детства. Давно я не пила этот сок. У нас в Крепости Правосудия его не делают. А этот я утащила с кухни Матеи. Приятно, что хоть что-то с годами не меняется.

Александр допил и налил себе ещё стакан и с любопытством потянулся к блюду с красными кусочками.

— А это уже со здешней кухни. Искусственное мясо. Не знаю, что это, но другого ничего не было.

Александр откусил от одного кусочка и не ощутил никакого вкуса — скорее всего рецепторы потеряли чувствительность после сока. По консистенции напоминало соевое мясо, разве что чуть сочнее.

— Великий Магистр Мирия появилась около семидесяти лет назад, как раз после Последней Войны. — Начала Стелла после недолгого раздумья. — Она была десятилетней, потерявшей отца и любимого дядю девочкой. В её руках была огромная магическая сила. И она не знала, что с ней делать. Но был у неё и наставник по имени Фантир. Делая её Великим Магистром по его просьбе, все думали, что власть по факту будет у Фантира. Кто же знал, что он умрёт через десять лет, оставив не успевшую доучиться и освоиться в тонкостях местной политики девочку одну против всего мира? Ещё через десять лет умирает и её мать. Она не была магом и старела она как обычные люди. Болела она тоже как обычные люди. Нас лечит наша Магия. А их… Мирия осталась одна. Тогда же было совершено и первое покушение. Это был её Первый Помощник. Уж не знаю, что случилось в его мозгу, но он попытался похоронить её в одной могиле с её же матерью. Мирию тогда спас Тантей, вовремя почуявший, что сила движется не так, как должна. После этого Мирия не снимает свой браслет. И после этого она начала отдаляться от последних людей, кому была дорога. То покушение послужило каким-то сигналом и её пытались убить постоянно. То это были соратники Первого Помощника. То один из Магистров сколотил вокруг себя группу единомышленников и хотел стать Великим Магистром, то просто какой-то сумасшедший захотел прославиться. Стоит ли говорить, что у Мирии разговор с ними всегда был короткий и жестокий? Несмотря на все прошедшие годы, люди продолжают считать её маленькой и неопытной девочкой, наивно полагая, что она не сможет дать отпор. Вот и сейчас какая-то неизвестная мне группа уже больше трёх лет охотится за ней. Но в этот раз всё намного хуже. Мы даже не знаем кто они или чего хотят. Они словно… Тени.

Во рту Александра пересохло, но он не решался сделать глоток в повисшей тишине. Он обдумывал услышанное, в его мыслях застряла одна цифра.

— Если это было семьдесят лет назад, то Мирии сейчас…

— Восемьдесят, — ответила Мирия, непонятно когда появившаяся за стенкой, где сидел до этого Александр. Он испуганно посмотрел на неё, словно его застали за чем-то неприличным. Стелла, казалось, никак не отреагировала на её появление.

— Главный Расследователь Стелла, прошу пойти со мной.

Не дожидаясь ответа, Мирия развернулась и уверенным шагом направилась в сторону двери. Стелла одним движением очистила стол от напитков и еды и также быстро пошла следом. Александру ничего не оставалось, кроме как догонять их.

Выйдя за дверь, они свернули направо. Пройдя по коридору, они вышли во что-то похожее на музей с какими-то очень странными экспонатами.

— Выставочный зал, — предвидя вопрос ответила Мирия. — Здесь Маги выставляют результаты своих экспериментов.

— Не знала, что и у вас что-то подобное есть… — Сказала Стелла.

— В Матее увидела. Мне понравилось.

Из Выставочного Зала они вышли в уже знакомый Александру холл, из которого вела центральная дверь в Башню Великого Магистра. Мирия остановилась.

— То, что ты сейчас увидишь… — Сказала куда-то перед собой Мирия, — я попрошу не говорить об этом Тантею. — Девушка повернулась лицом к Старшему Расследователю. — Но ты ведь всё равно скажешь, так?

— Мирия… — Хотела ответить Стелла, но Великий Магистр остановила её жестом.

Она сделала Глубокий вдох и изобразила рукой в воздухе два жеста, похожих на благословление католического священника. Третьим движением она очертила в воздухе лежачий круг. После этого браслет на её руке стал светиться ярким фиолетовым светом. Пол начал едва ощутимо дрожать. Круг в центре холла совершенно бесшумно поехал куда-то вниз.

— Нам сюда. — Сказала Мирия, когда дрожание прекратилось, и она начала спуск. Стелла, едва скрывая удивление, пошла за ней. Подойдя к краю образовавшегося колодца, Александр увидел, что по его краю идут аккуратные каменные ступени. Он тоже осторожно стал спускаться, придерживаясь за стену.

— Куда ты нас ведёшь, Мирия? — Спросила, наконец, Стелла где-то на середине спуска.

— У нас с Тантеем возникло подозрение насчёт всего происходящего. Ты, как Главный Расследователь, должна видеть всё своими глазами.

— А я? — Неуверенно спросил Александр.

— Не знаю, зачем ты с нами идёшь, — не поворачиваясь ответила Мирия. Александру показалось, что она улыбается.

— Я велела ему везде следовать за мной, — объяснила Стелла. Это было правдой. — Так мне проще следить, чтобы кольцо не втянуло его в неприятности.

— Вообще-то оно уже втянуло, — с нотками обиды тихо сказал Александр.

Спереди раздался смешок. Мирия или Стелла — Александр не был до конца уверен.

Они спускались уже около минуты или двух, но дна так и не было видно. На удивление Александра, по мере спуска света меньше не становилось. Он строил догадки, чем это можно объяснить. Первая мысль была про особенность строения крыши. Он уже давно заметил, что свет из неё необычно сконцентрирован на центральном круге холла. Потом он предположил, что Мирия просто освещает им дорогу и свет отражается от стен, потому что они казались светящимися. Потом он предположил, что стены правда светятся, это ведь в конце концов мир магии. Но уточнять свои догадки у Мирии он посчитал неуместным в данной ситуации.

— А нельзя было спуститься вниз, стоя на круге? — Спросил, уже достаточно притомившийся Александр.

— Можно, — безразлично ответила Мирия.

— Тогда почему вместо этого мучаем наши ноги?

Ответа не было слишком долго.

— Мы всё равно почти дошли, — наконец ответила Великий Магистр. И действительно — внизу виднелся силуэт рисунка спустившейся плиты.

Оказавшись на дне колодца, Александр увидел в стене широкий тоннель, высотой метра три. На его удивление, он тоже был ярко освещён.

— А я думала, куда ты спрятала гробницу… — Стелла догадалась о цели их пути.

— Проще следить. Александра ты тоже далеко от себя не отпускаешь.

— Справедливо.

Девушки зашли в тоннель. Александр покорно следовал за ними.

— Здесь всегда так светло? — Поинтересовалась Стелла.

— Только когда снята печать.

— Печать не на крови. Кто-то ещё её может снять.

— Я завязала печать на свой браслет. Так что нет.

— Умно. Если только им кто-то не завладеет.

— Ты сама знаешь, что было с теми, кто пытался.

Через короткое время Александр с девушками вышли в небольшой зал в форме купола диаметром около пяти метров. Тоннель продолжался на противоположной стене, а слева уходил ещё один коридор, явно меньше по размерам, чем основной. Он был перекрыт какой-то плитой. Плита была усеяна непонятными для Александра письменами и очень информативными фресками. На них был изображён какой-то человек, сжимающий волшебную палочку. Походило на какую-то вырезанную сцену из Гарри Поттера.

Александр коснулся плиты правой рукой и на ней загорелись какие-то знаки. В тот же миг эти знаки как будто впитались в кольцо, и плита поехала в сторону. Он стоял перед двумя ничего не ожидающими девушками и вырывающимся из-за отодвигающейся плиты огнём. Он лицом ощутил жар из расширяющегося проёма, но каково же было его удивление, когда он ясно увидел, что кольцо на его пальце успешно втягивает весь огонь в себя. Через секунду его рука начала неистово трястись. Через две — плита полностью спряталась где-то в стене, открыв проход. Через три — Стелла выставила защитный купол, но и он успешно втянулся внутрь чёрного кольца. Через четыре секунды она оттолкнула растерявшуюся Мирию в сторону и склонилась над ней, закрывая её от огня. На пяти секундах всё прекратилось, и рука Александра беспомощно опустилась. Она перестала дрожать, но совершенно не слушалась.

Стелла вытащила прямо из воздуха короткий меч, по форме напоминавший римский Гладиус, с более узким лезвием, и забежала внутрь проёма осматривая стены, лезвие меча слабо пульсировало оранжевым светом.

Мирия смогла подняться на ноги, но казалась какой-то потерянной, и уставшей. Она подняла руку к голове, словно её мучила мигрень. Браслет на её руке слабо светился. Она заметила это и долго непонимающими глазами смотрела на него, словно вспоминая, что это. Спустя секунды три в её взгляде появилась осмысленность, ещё через две — прежняя решимость.

— Во второй раз ты мне жизнь спасаешь, Александр, — тихо сказала она, вытаскивая откуда-то из балахона волшебную палочку. — Вот только впредь будь с кольцом поаккуратнее. Это может… Опустошать.

Сжав палочку в руке, она зашла в гробницу. Александр растерянно пошёл за ней, всё ещё не чувствуя свою руку.

— Направленная ловушка, — сообщила Стелла. — Содержимое гробницы не пострадало. Вот только Стеннера здесь нет.

Они быстро вошли гробницу, которая оказалась пещерой, выполненной в форме идеальной полусферы, диаметром, наверное, метров двадцать. У дальнего края стоял усеянный пылью белый постамент, будто выполненный из подсвеченного изнутри оргстекла. Александр заметил, что он будто вырастает прямиком из идеально ровного каменного пола пещеры. На стенах и потолке он заметил такие же светящиеся выросты.

Мирия медленно обошла гробницу по периметру, осматривая каждую деталь. Потом также медленно подошла к постаменту и, положив одну руку на него, сделала неторопливый круг.

— Нас определённо ждали, — растерянно сказала Стелла.

— Очевидно, — холодно согласилась Мирия.

— Но ловушка была странная, — обернувшись назад, продолжила Главный Расследователь, — кто ставит ловушку на вход? Не эффективнее ли поставить с обеих сторон коридора, чтобы поджарить того, что уже внутри? Если только…

— Это неумелая работа. Очевидно, кто-то ставил ловушку первый раз и как попало. Я на втором году обучения такие делала.

— Да, но вот энергии в неё вложено много. Слишком много для начинающего мага.

— Думаешь, Делагур в очередной раз возродился?

— Тела-то нет.

— Не совсем. Одежда осталась. А тело… предположу, что вот оно. — Великий Магистр показала руку, испачканную в какой-то пыли.

— Это не опровергает моей мысли. Реинкарнацию кроме него никто не смог повторить. Так что и не могли изучить, как она работает. В том числе, непонятно, что становится с телом, после перерождения.

— Я всё это знаю. Вот только зачем возвращаться после перерождения для установки ловушки? Тем более, если не знать, кто в неё должен попасть. Нет. Это целенаправленная, хоть и не до конца продуманная акция. Ловушка стояла для меня.

— Ещё не понятно, как давно она тут стоит.

— Последний раз я сюда спускалась два года назад. Но гробницу не открывала.

— Это ничуть делу не помогает.

— Мирия! Стелла! — срывающимся голосом позвал Александр, словно только пришедший в себя. — Может мне кто-нибудь объяснит, какого чёрта здесь произошло? Почему это проклятое кольцо завладело моим телом? И когда, наконец, моя рука вернётся к жизни?

Девушки молча смотрели на него, практически синхронно обводя его глазами. Александр переводил взгляд с одной на другую. Стелла хотела уже что-то сказать, но вдруг недовольно посмотрела на Мирию. Великий Магистр в свою очередь ответила лишь коротким и холодным взглядом на неё. После этой странной паузы она повернулась к Александру и сказала с пробирающем до мурашек холодом в голосе.

— Есть несколько вариантов. Но нам пока не до них. У тебя много вопросов. В своё время, мы всё выясним, и ты получишь свои ответы. Рука твоя, как мне думается, в скором времени придёт в норму. А пока, если ты не заметил, у нас все признаки заговора. И, если ты не возражаешь, мы сейчас займёмся этим делом.

Александр уже думал возразить, но встретившись с проникающем до самой души взглядом Мирии лишь обиженно отвернулся и без особого любопытства стал осматривать постамент. Что-то в нём было не так.

— Великий Магистр! — Сказал Александр. — Отсюда что-то пропало.

— С чего ты взял? — Удивилась Стелла.

— Вот тут — он указал в угол постамента, — не покрытый пылью прямоугольник. Скорее всего тут лежала тетрадь, может блокнот или небольшая книга….

— Дневник Стеннера. — Тихо сказала Мирия. — Это многое объясняет.

Глава XI

«Арний. Великий человек. Уж не знаю, что он во мне разглядел, но сегодня он начнёт меня обучать своему искусству магии. После войны маги у нас не в почёте. Интересно, что сказал бы на это отец? Не думаю, что он был бы рад. Что бы я ни делал — он никогда не был рад. А мама… Ей тоже было плевать. Так что гордиться мной будет некому. Но это шанс стать хоть кем-то.

Сегодня было первое занятие. Со мной было ещё около дюжины детей. До боли обидно. Я думал, что Арний будет учить только меня. Я думал, что я особенный. Наверное, так не хорошо думать, но другие дети мне кажутся глупыми и бездарными. Я хочу, чтобы они такими были.

Сегодня всё встало на свои места. Арний искал нас по вей Арее — так называется наша земля. Он что-то говорил про магический потенциал и большую чувствительность, но я не особо понял, что он имел в виду. Главное другое — он выбирает лучших. Что ж. Я стану лучшим.

Сегодня у меня первая победа — Арний попрощался с тремя детьми. Видимо совсем были бездарными. Не думаю, что будет трудно избавиться от остальных. Магия открывает столько возможностей, что меня искренне удивляет, почему люди так плохо к ней относятся. За покорением магии наше будущее.

Я не писал сюда год. Кто же знал, что после отсеивания слабейших Арний настолько ужесточит отбор. Нет времени ни на что, кроме сна. Да и сил с каждым днём всё меньше. Слабые не выдерживают и уходят. За год нас осталось пятеро. Самые талантливые. Или самые упорные? А это не одно и то же? В любом случае, все трудности стоили затраченных усилий. Моя сила растёт. Даже Арний говорит, что у меня большое будущее. Главное, продержаться! Осталось немного.

Перечитываю последнюю запись и понимаю, как был не прав. Чтобы отсеять двоих потребовалось больше двух лет. Арний сказал, что большего они достичь не смогут. А вот Фантир и Гронар оказались очень сильны. Вчера нам дали свободный день, и мы впервые за несколько лет вышли в город. Удивительно, как стала популярна магия. Люди смотрели на нас в наших ярких формах, и я видел в их глазах восхищение. Это опьяняло. Но вскоре я заметил, что вокруг много других магов. Совсем слабые по большей части, но всё же. Это как-то обедняет наше существование. Мы были лучшими. Я был особенным. А теперь каждый может приблизиться к нам. И все эти годы обучения и отказа от всего прошли впустую?

Всё было не зря! Сегодня Арний объяснил причины наших мучений. Мы втроём должны стать первыми Магистрами. Теми, кто будет править в Арее. Что ты скажешь на это, отец?

Арний нам рассказал о своём наставнике, который открыл магию и научился ей пользоваться. Делагур. Так его звали. Но и закончил он плохо. Безумие, война и смерть. Если подумать, не такая высокая цена за известность. Но суть не в этом. После войны Арея осталась раздробленной и задача магов, в первую очередь, собрать её по осколкам и направить людей на созидание и восстановление разрушенного. Поэтому было важно искать учеников среди поколения, которое не помнит войну и ужасы, которые может принести магия. Маги должны служить на благо людей без сил. Так думал Арний. Так думал Гронар. Так думал Фантир. Но вот я не понимал, зачем. Если мы сильнее других, то зачем кому-то служить? Разве не нам должны все служить, если мы сильнее?

Источник. Начало Мира. Как же он прекрасен! В нём такая сила! Я буквально утопал в ней! Мне хочется погрузиться в его синюю глубину, но Арний запретил. Он сказал, что это верная смерть. Что ж. Он прав. Умирать я точно не намерен. Вот ради чего нас отбирали! Вот для чего я был рождён! Покорить эту силу и стать самым могущественным магом. Как Делагур. Нет! В Забвение Делагура! Я стану сильнее, а о нём никто уже не вспомнит. Я позабочусь.

Мы провели под синими кронами этих деревьев уже несколько недель. Здесь мне кажется, что я могу чувствовать весь мир, что даже самые далёкий его край подвластен мне. Но радости мне это не доставляет. Пару дней назад я начал слышать властный голос. Не знаю, как Гронар с Фантиром, я их не спрашивал. А рассказать им об этом — значит показать свою слабость. Арний может меня прогнать, а я так близок к великому могуществу! Старик рассказал мне не всё. Но этот голос сводит меня с ума.

Я плохо спал. Меня мучил один и тот же сон, повторяющийся раз за разом. Среди почти светящейся синевы Синего леса чернеет одинокое старое дерево. Я подхожу к нему, пытаюсь дотронуться, и оно тут же осыпается в труху. Повинуюсь какому-то зову, я расшвыриваю этот прах, пока руку не обжигает словно раскалённым углём. Сон начинается заново. Я снова вижу чернеющую полоску в глубине светящейся синевы. Синий лес большой. Интересно, где может быть это место?

С тех пор, как я начал обучаться у Арния, я перестал удивляться чему-то, но даже я был растерян от того, что произошло сегодня. Я увидел то самое дерево из сна! Нас к нему привёл Арний. Он сказал, что это могила Делагура. Точнее одного из них. Его зарыли в земле ровно в том месте, где он умер, потому что больше не знали, что с ним делать. А через несколько лет, на этом месте начало расти вечно сухое дерево, чёрное, как ночь. Я коснулся обжигающе-холодного ствола и в тот же миг внутри него что-то треснуло. Пробив кору, ко мне в ладонь прилетела гладкая чёрная палочка. Потом дерево рассыпалось. Гронар растеряно смотрел на меня, Фантир был готов на меня напасть, он этого не показывал, но я знал это, не знаю откуда. Арний смотрел… Разочарованно. Без удивления. Не понравился мне этот взгляд. Он пытался забрать у меня палочку, но я не поддался. Теперь я увидел в его глазах страх. Такого страха я не видел никогда. И как же мне было приятно понимать, что именно я был причиной этого страха. Кстати! Голос замолчал.

Мы слишком поспешно вернулись в город. Но я уже понял, что уготовано мне судьбой. Фантир с Гронаром отправились в разные концы нашего мира, чтобы возглавить людей и вести их в светлое и безмятежное будущее. Арний остался. Видимо, хочет приглядывать за мной. Ну что ж. Теперь это не большая проблема. Каково же было моё удивление, что я узнал, что вокруг меня много магов, которым не нравится их положение прислуги. Думаю, мы с ними сработаемся. Мне начинает нравится роль Магистра. Хорошее слово. Магистр.

Боль. Обман. Предательство. Я думал, что я особенный, или талантливый маг, но Арний всё это время мне врал. Я — перерождённый Делагур. Я вытащил это из Арния, приложив очень много сил. Он сопротивлялся, но кто он, против Делагура? Теперь я понимаю, почему отец ненавидел меня и мать — он не был мне отцом. И Арний увидел, как я похож на Делагура и держал рядом с собой, чтобы понять, действительно ли я им являюсь и которым из них. Он никогда не считал меня сильнее или достойнее других. Теперь-то он считает! Точнее перед самой смертью, он понял, как был не прав. О! Его смерть была просто произведением искусства! Я стирал его из реальности частицу за частицей, не позволяя ему умереть. Он умирает уже четвёртый день! Как же я в этом хорош!

Гронар всё испортил! Сумел вытащить старика. Но ничего. Я успел его разорвать на части у него на руках. Он пригрозил мне войной и исчез. Что ж…»

— Родий, бездельник, заканчивай пялиться в книгу, — прокричал Филай, запыхавшись, забежав на кухню. — Я не помню, чтобы ты был Наставником. Вставай! Пора открывать Трапезную. Звонка не слышал?

— Слышал! — С улыбкой ответил Родий, пряча дневник где-то внутри облегающей тело бесцветной туники. — Чем сегодня будем удивлять Учеников?

— Ты — ничем. Готовь столы. И где опять Йегур?

Глава XII

— Так значит, подземный склеп? Умно. — Ответил Тантей, выслушав историю Стеллы, стоящей перед ним, выпрямившись в официальной стойке. — И встань нормально, не надо всего этого. А лучше вон, — он указал на глубокое кресло, — присядь. От этих сапог, наверное, ноги уже отваливаются?

— Я сейчас при исполнении, Великий Магистр, — она осталась стоять неподвижно.

— Прекращай, Стелла, — устало сказал он. — Я прошу тебя не как Главного Расследователя, а как жену.

Стелла немного ссутулилась и опустила взгляд. Её тело чуть обмякло. Она сделала несколько шагов и буквально упала в кресло, издав блаженный выдох.

— Давай помогу, — сказал Тантей, опустившись перед ней на колени и снимая один за другим с неё сапоги.

— Ты же знаешь, что это не обязательно, — с приятной улыбкой сказала она. — Я могла просто заставить их раствориться в воздухе.

— Знаю, — с тёплой улыбкой ответил Тантей. — Просто красивый жест. Разве нет?

— Согласна, — ответила Главный Расследователь с улыбкой, потом с серьёзным лицом спросила: — А с расследованием что будем делать?

— Тссс — с улыбкой прошептал Тантей, нежно поглаживая ноги Стеллы, она издала сдержанный стон удовольствия и блаженно откинулась в кресле. — Вот такой ты мне нравишься куда больше.

— Не думаю, что нам стоит продолжать допросы Учеников и Наставников, — сказал Великий Магистр, продолжая массировать ноги своей жене. Она лишь продолжала блаженно постанывать. — Очевидно, что интересующий наш человек не очень силён в магии и самостоятельно пытается ей обучиться. Из дневника сложно что-то действительно стоящее для обучения узнать. Я его читал. Скорее всего один из отсеянных Учеников-недоучек или же один из непрошедших первоначальных отбор затаил обиду на Школу. И для нас это очень плохой исход, потому что круг поисков расширяется до размеров всей Энеи.

— Но ты уверен, что он именно в Энее? — Спросила Стелла, когда Тантей, наконец, закончил и бережно положил её ноги.

— Это логично, если предположить, что это тот же человек, что стоит и за последними покушениями на Мирию.

— А если нет?

— Тогда у нас на одну проблему больше. Но давай пока придерживаться моей версии.

— Значит, отзываю наших Расследователей из Стинеи и Матеи?

— Нет. Пусть… — Тантей задумался и поднялся во весь рост. Он медленно обошёл стол и уставился через окно во двор, где проходили тренировки. — Чучело… Будем для удобства звать его Чучело, — Великий Магистр быстро повернулся лицом к Стелле. — Так вот, пусть Чучело думает, что мы всё ещё не знаем, где искать. Где сейчас Кольцо?

— По-прежнему у Александра.

— Хранитель. Ему можно доверять?

— До определённых границ — да.

— Что значит, до определённых границ?

— В нашем мире Александр совершенно беспомощен, Тантей, — Стелла подвинулась, приняв в кресле более официальную позу. — Полная невосприимчивость к Магии. Я проверяла ни один раз. Поэтому кольцо не может на него никак воздействовать. Хотя на окружающие его потоки влияет ощутимо.

— То есть от нас требуется только обеспечить безопасность самого Хранителя?

— Да, но Мирия уже об этом позаботилась. Она заперла его в одной из своих комнат, а у дверей постоянно дежурит охрана.

— Решение правильное, но я уверен, что мы лучше сможем присмотреть за ним.

— Я ей это сказала, но она решительно отказалась передавать его нам.

— Вот чему-чему, а упрямству она у Фантира научилась…

— Здесь дело скорее не в упрямстве.

Тантей вопросительно посмотрел на Стеллу. Она нехотя нагнулась, чтобы надеть сапоги.

— Она с ним не наигралась, — сказала она, натянув один сапог. Тантей ещё больше округлил глаза, ожидая продолжения. Закончив со вторым сапогом, Стелла объяснила. — Мирия первый раз встречает человека из другого мира. Она говорит с ним, пытаясь вытянуть из него как можно больше информации про то, как устроен его мир. Одновременно с этим ставит на нём незаметные для него опыты.

— Ничего смертельного, — добавила она, увидев недовольство, скользнувшее по лицу Великого Магистра. — По крайней мере пока.

— Ох, девочка, что же ты с нами делаешь? — Тантей обречённо опустился на свой стул.

Стелла встала с кресла, разгладила свою форму и приняла официальную позу.

— Ожидаю дальнейших распоряжений.

— Возвращайся в школу Энергии и продолжай своё расследование. Помни, о чём я говорил. Чучело — не маг.

— Принято! — Ответила Главный Расследователь и уже замахнулась рукой, чтобы эффектно и исчезнуть, но на мгновение остановилась. — И спасибо за твой красивый жест, — с улыбкой добавила она. — Люблю тебя!

Стелла исчезла, оставив после себя закрученный столб белого дыма. Тантей сидел неподвижно и смотрел, как он постепенно опадает и расстилается по полу кабинета.

— И я тебя, — тихо ответил он, после чего встал и, спустившись по винтовой лестнице, вышел в Зал Суда и пересёк его поперёк. Стражник у двери быстрым движением отпер замок и, пропустив внутрь Великого Магистра, запер дверь за ним на ключ.

В темнице было традиционно темно. Тантей щёлкнул пальцами и над его головой появился яркий шар, осветивший коридор практически до самого конца. Он медленно прошёл мимо пустых камер до противоположного края, который оканчивался прямой лестницей, уходящей вниз. Светящийся шар покорно следовал за ним. Спустившись, на два пролёта, Великий Магистр остановился у пропитанной защитными чарами двери и постучал в неё условным стуком. Через мгновение она раскрылась, выпуская из себя приятный свет, моментально проглотивший светящийся шар, что следовал за Великим Магистром. Он вошёл и закрыл за собой дверь.

В середине камеры стоял простой стол, на котором аккуратно была сложена посуда с остатками еды и недопитым искусственным вином. На дальней стене цепями была закреплена полка, служившая постелью. На ней лицом к стене лежал высокий и широкоплечий человек. Тантею уже рассказали, что это всегда молчаливый подмастерье из кузницы.

— Я знаю, что ты не спишь, Рогар. Ты же в курсе? — Сказал Тантей, проведя рукой над столом и посуда исчезла. Вторым взмахом он убрал со стола и грязь.

Рогар повернулся на жёсткой кровати, после чего принял сидячее положение, облокотившись спиной на стену.

— Не против, если я присяду? — Вежливо спросил Тантей.

Подмастерье лишь слабо кивнул, упрямо не сводя глаз с того, как Великий Магистр неторопливо устраивается напротив него.

— Я хочу, чтобы ты очень внимательно меня послушал, Рогар, — сказал Тантей, выдержав небольшую паузу. — Кража оружия у Боевой Школы — тяжёлое преступление и ты понесёшь наказание вне зависимости от итога нашего разговора. Но ты можешь его облегчить, если расскажешь, в каких делах ты оказался замешан. Ты меня понял?

Рогар слабо кивнул.

— Ты умеешь говорить? — Спросил Тантей. В ответ узник лишь отрицательно мотнул головой.

— Магия?

Рогар поднял вверх подбородок и ногтями руки медленно провёл по горлу, показывая едва заметный на удивление аккуратный шрам.

— А. Хитро. И очень искусно — одобрительно заметил Тантей. — Тогда, если позволишь, я буду читать твои мысли.

Рогар странно пожал плечами.

— Итак… — Спросил Тантей мысленно. — Для начала скажи мне, для чего тебе понадобилось брать из кузни эти мечи?

— Был заказ на пять штук, — также мысленно ответил подмастерье.

— От кого заказ?

Рогар странно ухмыльнулся.

— Мы называем себя Тени.

— Мы? Ты один из них?

— Да. И не только я. Нас много.

— Сколько?

— Ищи, Великий Магистр. — Рогар снова ухмыльнулся.

— Давно ты с ними?

— Я пришёл работать к вам по их приказу.

— Сколько мечей ты уже им передал.

— Не счесть. И не только мечи. Любое оружие.

— Что вы хотите делать с этим всем оружием?

— Пустить его в ход, конечно.

— И как скоро?

Рогар пожал плечами и мерзко ухмыльнулся.

Тантей замер на мгновение, обдумывая услышанное, после чего он быстрым движением встал из-за стола.

— Именем Четырёх Великих Магистров обвиняю Подмастерье Рогара в измене и участии в заговоре против существующего строя и приговариваю его к смерти, — объявил Великий Магистр и вскинул правую руку.

Рогар, не успев даже измениться в лице, рассыпался на мельчайшие кровавые частицы, которые тут же растворились в воздухе.

Глава XIII

Александр уже потерял счёт времени, проходя очередной круг по комнате. После недавнего спуска в чью-то гробницу Стелла ничего не сказав исчезла, а Мирия перенесла его в эту комнату.

— Сейчас тебе безопаснее будет здесь, — лишь сказала она и вышла через дверь, заперев её.

Александр не слышал скрипа ключей или поворота замка, но тут же убедился, что дверь не поддаётся его усилиям. Он с обиды ударил в неё ногой, что ожидаемо не имело эффекта. Только теперь он осмотрел комнату.

Это было что-то вроде небольшой библиотеки или рабочего кабинета. В глаза сразу бросился многоуровневый стеллаж с книгами и свитками, стоящий у левой стены. Проход, шириной в полметра отделяет его от небольшого стола, стоящего как раз напротив окна. На столе Александр обнаружил несколько свёрнутых пустых листов бумаги. В углу нечто, сильно напоминающее длинную и тонкую ручку, вставленную в бутылёк со странными чернилами. Странными их делало то, что, будучи чёрными, они умудрялись светиться этим самым чёрным светом.

У правой стены, практически рядом с дверью, было что-то напоминающее софу, только не стоящее на ножках, а непонятным образом висящее в воздухе. Александр провёл под ней носком ноги, потом опустился на колени и несколько раз провёл под ней рукой, убеждаясь, что её действительно ничего не держит. Точно также он провёл рукой и над ней, убеждаясь, что и никаких невидимых верёвок тоже нет. Потом он осторожно опустился на софу. Она под его весом чуть просела, как на амортизаторах, но продолжала висеть в воздухе.

Александр пару раз прыгнул на софе, она немного раскачалась, как машина с очень мягкой подвеской.

Наигравшись с софой, он подошёл к столу и вытащил из бутыли «ручку». Её кончик, как бы это не было странно, светился чёрным светом. Однако на пергаменте чернила не оставляли следов. Александр для гарантии макнул перо в них ещё раз, но на листе чернила всё равно не писали. В недоумении пожав плечами, он убрал стержень, похожий на ручку, назад в бутыль с чернилами.

Настала очередь книжного стеллажа. На первый взгляд там было около трёхсот экземпляров самой разной толщины, с десяток свёрнутых рулонов очень мягкой на ощупь бумаги, больше напоминавшей двухслойные бумажные полотенца. На верхней полке россыпью лежали самые настоящие свитки, какие любят показывать в исторических фильмах про античность.

Александр взял первую попавшуюся книгу средней толщины и открыл на одной из начальных страниц — они не были пронумерованы. Конечно же он не понимал, что там написано. Визуально буквы были похожи на арабские или что-то вроде того. Чернила светились тем же чёрным светом, что и находящиеся в бутыли. Он провёл по странице рукой и ожидаемо ничего не почувствовал. Единственное, что ему показалось — чернила рядом с кольцом будто бы светились слабее.

Поставив книгу на место, он взял другую, совсем тонкую, страниц на сто. Ожидаемо, он также не смог её прочитать. Однако, его посетила догадка, которую он тут же проверил. Вынув из-за пазухи амулет, подаренный ему Мирией, он приложил его к странице. Удивительно, но буквы стали меняться, через пару секунд превратившись в знакомые английские слова. Для удобства чтения, он положил амулет под страницу.

«При должном умении маг может менять силу создаваемой молнии хоть до десяти тысяч Кант. Большая сила может привести к неконтролируемым разрушениям…» — прочитал он в абзаце.

«Стоп!» — Подумал Александр. Перечитал ещё раз. — «…десяти тысяч Кант. Какой ещё Кант? Это сколько? Надо будет об этом узнать». — Он хотел взять книгу с собой, но не нашёл, куда её можно поудобнее пристроить. Александр приложил амулет к обложке, чтобы запомнить хотя бы название. Великий Магистр Кантар «О молниях и Магии».

Оставив книгу на столе, Александр плюхнулся на парящую софу, отчего та просела практически до пола. Полежав пару минут, он возвратился к шкафу, взял очередную книгу и прочитал несколько строк. В этот раз что-то об особенностях выращивания искусственного мяса. Не самые приятные детали. Поставив книгу на место, он вернулся на софу.

И так повторялось несколько раз. Из наиболее интересного в книгах Александру попалась, как он понял, инструкция по программированию чужого поведения. Особенно поразило его подробно описание анатомических особенностей людей и способы прямого воздействия на нейроны. Но особой жути добавляли пометки, оставленные, явно другой рукой. Например, «Не работает» рядом с абзацем, описывающем способ вызвать паралич, путём «выключения» долей мозга.

Вдруг он услышал за дверью приглушённый смех. Быстро поставив книгу на стеллаж, он повернулся лицом к двери, ожидая, что к нему войдут. Так и случилось. Совершенно бесшумно был отперт невидимый замок и в двери появился худой и очень высокий молодой человек, на вид около двадцати лет.

— Приветствую! — Сказал он с дружелюбной улыбкой. — Мне приказали тебя покормить, — он поднял перед собой поднос с едой. Как по волшебству именно в этот момент Александр испытал невероятный голод.

Неизвестны парень спиной закрыл за собой дверь и, оглядевшись, поставил поднос на стол.

— Надеюсь, ты такое ешь… — Сказал он с улыбкой.

— А ты знаешь, кто я?

— Ну… слухи быстро распространяются, — парень заговорщики подмигнул. — Кроме того, не зря же тебя так охраняют.

— А меня охраняют?

— Конечно! Два Стражника за дверью. Илий и Киран. Хорошие люди. Играем с ними после смены в кости.

— А ты кто?

— Я-то? Родий! — Он продолжал улыбаться. — В Трапезной работаю.

— Александр. — Он по привычке протянул руку. Родий удивлённо посмотрел на неё и неуверенно протянул свою. Александр крепко её пожал.

— В твоём мире так знакомятся? — Спросил Родий, рассматривая свою руку.

— Не только. Приветствуют друг друга, прощаются. Но только мужчины. У женщин свой этикет.

— Что такое этикет? — Не понял Родий.

Александр махнул рукой.

— Слишком сложно объяснить. Так что забудь.

Родий ловкими движениями расставил на столе три тарелки. На одной было что-то похожее на стейк, разрезанный небольшими ломтиками. Во второй была какая-то кашеобразная субстанция жёлтого цвета и крайне неаппетитного вида. В глубокой миске были порезаны зелень и странные овощи. Александр решил, что это какой-то местный салат. Рядом с миской оказалась странного вида вилка, с тремя непропорционально длинными зубцами. Последним Родий поставил на стол сосуд, хоть и не имевший ручки, но очень напоминавший старую советскую алюминиевую кружку. Родий наполнил её отливающей синим цветом жидкостью.

Закончив с расстановкой приборов, Родий уселся на висящую в воздухе софу. Александр вопросительно посмотрел на него.

— Меня всё равно пошлют забрать посуду, когда ты закончишь, — пояснил Родий. — Ты же не против моей компании?

— Нет, конечно. Просто мне как-то неудобно, перед тобой есть, если ты сам не будешь.

— А, — махнул рукой Родий. — Я в Трапезной только что поужинал. Но, если сильно хочешь, могу с тобой выпить, — он взял со стола сосуд с напитком, внешне он был похож на пузатую низкую амфору.

— Это что-то алкогольное? — Спросил Александр, взяв кружку в руку.

Родий не понимающе смотрел на него.

— Что значит «алкогольное»?

Александр хотел было ответить, но понял, что не знает, как это объяснить. Он понюхал странную жидкость. Запаха не было. Он сделал осторожный глоток — во рту буквально расцвёл цветочный сад, Ему казалось, что терпкий аромат гвоздём впился ему прямо в мозг. Потом он ощутил, как по горлу медленно спускается приятное тепло. Достигнув желудка, оно будто пустило свои корни по всему телу. Через пару секунд цветочный вкус во рту сменился едва ощутимой горечью, напоминавшей дым от костра.

— Я не знаю, что это, но определённо безалкогольное, — сделал вывод Александр, когда вкус полностью растворился в окутавшем его тело тепле. — Прости, я не смогу тебе объяснить, что это. Для этого придётся тебе объяснять слишком многое.

Родий безразлично пожал плечами и, сделав глоток, вернулся с амфорой в руках на софу.

— Можно тебя спросить, Александр?

— Да, конечно — ответил он, пробуя на вкус кашеобразную субстанцию. На удивление, вкусно, но сложно определить, на что он больше всего похож.

— Как долго ты у нас будешь?

— Этого я не знаю, Родий. Будь моя воля — я бы уже давно был дома.

— А тебя там кто-нибудь ждёт? Родители? Семья? Может, любимая женщина?

— Конечно ждут! Но дело не в этом. Там у меня целая жизнь. А в вашем мире мне точно места нет.

— Что за жизнь у тебя там? Чем ты в своём мире занимаешься?

— Это слишком абстрактный вопрос, — сказал Александр, наколов на вилку ломтик стейка. Странное мясо. По внешнему виду его можно легко принять за говядину, но нежнее, как хорошо промаринованная курица. — Живу, развлекаюсь, учусь.

— Учишься? У вас тоже Школы Магов есть?

— Нет. Я учусь на инженера.

— А кто это?

— Как бы тебе объяснить… Вот представь, в нашем мире есть огромное количество самых разных устройств и механизмов. Так вот инженеры — это как раз те люди, кто эти самые устройства создаёт и обслуживает.

— Интересно… — Мечтательно сказал Родий, делая глоток из амфоры. И много у вас инженеров?

— Откуда я знаю? Я не считал. Наверное, много.

— А мог бы, например, я, стать инженером, если бы попал к вам?

— Не думаю.

— Почему это? — С вызовом спросил Родий.

— Ты хоть что-нибудь умеешь? Знаешь хоть что-нибудь из того, как в нашем мире устроено?

— Нет, но я научусь. Ты же вон тоже учишься.

— Это другое. Я в этой среде родился и рос, окружённый этими благами цивилизации. Я ими пользовался сам, и с ранних лет начал ими интересоваться и хоть немного, но понимать, как они работают. Ты же не знаешь ничего. Даже языка нашего ты не знаешь. Я сам ничего не понимал, попав к вам, спасибо Ми… Великому Магистру за это ожерелье — он оттопырил цепочку.

— Ты даже не знаешь, кто я и на что способен — с ноками гнева и обиды в голосе сказал Родий.

— Да. Ты прав, — согласился Александр, вкусив очередной глоток цветочного напитка. — В нашем мире можно стать кем угодно — инженером, художником, политиком, адвокатом, предпринимателем, прислугой. У вас, я так понял, такого выбора нет. Но ты даже не представляешь всю полноту различий наших миров.

— Но ведь к вам уходили наши маги и жили среди вас. Кто-то возвращался, а кто-то предпочитал остаться у вас навсегда.

— А вот об этом мне Великий Магистр не рассказывала.

— Наверное и мне не стоило… — Родий сделал виноватое лицо и поспешно поставил полупустую амфору на стол, принявшись собирать опустевшую посуду.

— Нет, спасибо тебе хоть за какую-то информацию. Мне мало о чём рассказывают.

— Тебе интересно узнать о нашем мире больше?

— Если честно, я бы предпочёл вернуться домой, — с улыбкой ответил Александр.

— Понимаю, — ответил Родий и протянул амфору Александру. — Допьёшь?

— Спасибо, но нет. Меня уже в сон клонит. Можешь Стражникам у дверей предложить.

— И то верно! — Родий дружелюбно ухмыльнулся, и три раза постучал в дверь. Она беззвучно открылась. — Ещё увидимся, Александр! — Сказал он, и скрылся за дверью.

Снова оставшись один, Александр лёг на софу — его действительно клонило в сон. Едва его глаза сомкнулись, как он упал в пучину сна.

Неизвестно, сколько прошло времени, но внезапно прогремел взрыв. Александр от неожиданности свалился с софы и в недоумении огляделся.

Прогремел второй взрыв, сильнее первого. Александр лежал, прижав голову к полу. Он не заметил, как открылась дверь.

— Вставай! — Скомандовал незнакомый голос. Какие-то руки схватили его за плечи.

— Тебя приказано вывести, — только и сказал вооружённый человек, скорее всего Стражник, выведя его за дверь. Под ногами что-то хлюпало. Александр совершенно не понимал, что происходит или куда его ведут. Только кольцо на пальце неприятно пульсировало, когда они прошли через какой-то светящийся овал.

Глава XIV

— Значит, Чучело? — Мирия в недоумении приподняла бровь.

— Надо же нам его как-то называть? — Стелла пожала плечами.

— Тоже верно, — согласилась Великий Магистр. Она стояла в первом зале Архивов, склонившись над столом и уперевшись в него руками. На нём были небрежно раскиданы наполовину раскрученные свитки, а также не подшитые листы. За столом сидел Первый Помощник, буквально с головой зарывшись в эти листы. — Что-нибудь есть? — Обратилась к нему Мирия.

— Нашёл Наставника с сомнительной биографией, — ответил первый Помощник, отыскав среди листов нужный и выдвинул его по столу вперёд. — Два Стражника прибыли к нам из Матеи, но из школы никаких бумаг по ним не предоставили, — ещё два листа выдвинулись вперёд. — Пока больше ничего подозрительного, но я даже ещё не приступал к низшим Магам и обслуге.

— Это наш, — Стелла указала на биографию одного из Стражников.

Мирия недовольно посмотрела на Главного Расследователя. Она провела рукой над листами, и они исчезли.

— Найди всех. — Хорошо скрывая гнев, приказала Мирия Первому Помощнику. — И как можно быстрее.

— Эти записи никогда не проверялись. Да и кому вообще нужны представители нижних статусов? Работа займёт много времени. Хорошо, если до завтра успею.

Мирия на мгновение задумалась.

— Выполняй, — наконец, сказала она. — Всё, что найдёшь — тут же отправляй ко мне.

— Первый Помощник высказал правильную мысль, — заметила Стелла. — Кому нужны люди статусом ниже Наставника. Скорее всего, такая же беда и в других школах…

— Какое мне дело, что там в других школах? — недовольно прервала её Мирия.

— И зря. Мы полагаем, что наш враг пустил корни по всей Арее.

— И что ты мне предлагаешь? Созвать совет Великих Магистров и просить их мне помочь?

— Было бы разумно… — не отрываясь от бумаг, сказал Первый Помощник.

— Я вроде бы твоего совета не спрашивала, — резко бросила Мирия. Потом добавила Стелле, — пойдём!

— Великий Магистр Мирия, — сказала Стелла, следуя за ней по коридорам Школы. — Чучело — это не только твоя проблема.

— Он ещё кого-то пытался убить?

— Нет. И не в этом дело. Чучело — это вершина дерева. Но корни его раскинулись везде. Даже к нам они проникли… — добавила она в конце тише обычного. — Только вместе мы сможем остановить Чучело и всю его организацию.

Мирия остановилась. Стелла увидела, как опустились её плечи. Она повернулась лицом к Первому Расследователю.

— Да. Они везде. Поэтому я найду его сама.

— Ты так уверена, что он в Энее?

— Ещё раз. Он кого-то ещё пытался убить?

— Нет.

— Значит, очевидно, где его искать. Ты так не считаешь?

Стелла внимательно рассматривала лицо Великого Магистра, но не могла отделаться от своей догадки.

— Ты делаешь себя наживкой?

Мирия азартно ухмыльнулась.

— Это не такая уж и трудная задача, учитывая мой статус.

— Не самое хорошее решение.

— Думаешь, я с ним не справлюсь? — Раздражённо спросила она.

— Не надо недооценивать противника, о котором ты не знаешь ничего.

— Если я буду от него прятаться…

Раздался взрыв, пронесший по коридорам сильнейший грохот. А затем и волну бесконтрольной магической энергии. Стелла едва успела выставить защитный барьер, перед тем как их с Мирией снесло этой волной. Как только она оказалась у них за спиной, Великий Магистр побежала к источнику взрыва.

Раздался второй взрыв. Значительно дальше. Скорее всего где-то у Башни Великого Магистра. Стелла уже хотела бежать в сторону второго взрыва, как в её голове прозвенел голос Мирии: «Я сама здесь разберусь. Это моя школа. Иди к Александру».

Вот только переместиться к нему не получилось. Пришлось бежать. Путь в Малый зал Великого Магистра, где по приказу Мирии заперли хранителя Кольца Делагура оказался непривычно долгим. На её удивление, там никого не оказалось. Дверь была открыта настежь. У двери два мёртвых Стражника в общей луже крови, от которой вели две пары чётких следов. Кровавые отпечатки быстро привели её к внешней стене, на которой ещё чувствовалась энергия только что закрытого портала. Очень грубая и неумелая работа. Только что долетевшая сюда энергия от взрыва хоть и не была уже той разрушительной волной, но ощутимо поколебала существующий здесь магический поток, сделав его беспорядочным.

Стелла попыталась мысленно связаться с Великим Магистром — в ответ получила лишь непонятный шум. Переместиться у неё снова не получилось. Пришлось бежать по памяти к Башне Великого Магистра. Небольшой коридор закончился настежь раскрытой дверью, а за ней — широкий прогулочный двор и сад для экспериментов с растениями.

Перемахнув одним движением через перила, Стелла спрыгнула со второго этажа. Неудачно подвернув ногу при приземлении, она распласталась по земле, больно ударившись, казалось, всем телом. Едва сумев подняться на ноги, она, хромая, пересекла двор. На этот раз дверь почему-то оказалась выбита наружу, в сторону двора.

Продолжая хромать, Стелла шла по тёмному коридору, ощупывая стену рукой, чтобы не пропустить поворот, ведущий в Выставочный Зал.

На радость Стеллы, в Выставочном Зале было светло из-за прозрачного сводчатого потолка. Насколько позволяла хромота, она быстро пересекла зал и вышла к Башне Великого Магистра. Её заполняло на удивление много магов. За растерянной толпой она сумела разглядеть в стене, как раз между входом в Башню Великого Магистра и дверью, ведущей к Школе огромных размеров, в два человеческих роста, дыру.

— Как такое вообще возможно?

— Стены невозможно разбить…

— Что за страшная магия?

Раздавались возгласы с разных сторон.

— Главный Расследователь! — Позвал её один из Стражников, стоящий у самой дыры. — Пропустите Главного Расследователя, — командовал он. — Вы не ранены? — Спросил он, когда она, хромая, протиснулась через толпу.

— Со мной всё будет в порядке. Где Великий Магистр? — Приняв наиболее официальную позу, как позволяла боль в ноге, спросила она.

— С момента взрыва её никто не видел. Никто не понимает, что происходит. Контакта с Капитанами нет. Вы можете хоть что-нибудь нам объяснить?

Стелла задумалась, внимательно осматривая зал и собравшуюся толпу, которая медленно затихала, ожидая ответа. Напрягая весь свой голос она медленно и громко, чтобы услышали все сообщила:

— Здесь произошёл магический взрыв неизвестной природы. Это повлекло нарушение в привычном магическом потоке. Пока он снова не упорядочится, магией вы пользоваться не сможете. Не надо волноваться. Скорее всего это влияние временное и равновесие рано или поздно восстановится. Когда вернётся Великий Магистр, мы придумаем дальнейший план действий. А до тех пор, прошу всех вернуться по домам до дальнейших распоряжений. Будет хорошо, если вы донесёте всё это до всех, кого встретите.

Как раз подоспевшее Стражники помогли очень быстро разогнать людей и зал снова опустел. Стелла внимательно изучала дыру в стене. По рассыпанным камням кладки, она поняла, что взрыв был направлен наружу. Она хотела выйти, но упёрлась в невидимый барьер. Это странно.

В этот момент с грохотом раскрылась дверь, ведущая в Школу и Стелла едва не потеряла равновесие, увидев вошедших. Двое лекарей несли на носилках стонущую Мирию. Взяв, наконец, себя в руки, она решительно сделала шаг навстречу Лекарям, но чуть не упала от выстрелившей боли в ноге. Её удержал Стражник.

Стелла тут же отстранилась от его помощи, и, хромая, подошла к носилкам.

— Что произошло? Почему её не доставили в Лазарет?

— В-в-в-великий Мммагистр п-п-приказала… — Заикаясь залепетал один из Лекарей.

— Стелла, — тихо позвала Мирия. Главный Расследователь наклонилась к ней поближе. — Браслет…

Стелла посмотрела на руку, где обычно был светящийся фиолетовым браслет. Его не оказалось. Но на его месте вокруг руки были страшные ожоги. Они шли ниже по ладони — по ходу стягивания его с руки. На ладони второй руки были ещё более жуткие ожоги — ей она срывала с себя браслет.

— В беспорядочном магическом потоке… — Тихо говорила Мирия, — он повёл себя… Странно…

— Где браслет? — Спросила Стелла у сопровождавших Лекарей людей. Один из них вышел вперёд, держа на вытянутых руках металлический поднос, какими пользуются в Трапезной. На подносе лежал раскалённый до розового свечения браслет и буквально вплавлялся в него.

— А ты что тут делаешь? — Слабый голос Великого Магистра звучал недовольно, можно даже сказать, что немного злобно, насколько это вообще было возможно в её положении. Стелла подняла взгляд — позади всей сопровождавшей толпы, задыхаясь стоял Первый Помощник.

— Я… Прибежал… Как только… Услышал… — Пытаясь отдышаться, говорил он.

— Тебе какое задание было дано? — Таким же недовольным голосом спросила Мирия. — Возвращайся в Архивы.

— Но…

— Возвращайся в Архивы, — прервал его холодный, пусть и слабый голос. — Времени и так немного.

Первый Помощник посмотрел на неё полными жалости глазами, потом выпрямившись, ровным голосом ответил:

— Будет выполнено!

Он развернулся и убежал на удивление быстро для своего возраста.

— Отнесите меня в Башню — скомандовала Мирия, потом спросила, обращаясь к Стелле.

— Где Александр?

— Его кто-то увёл через портал, — ответила Стелла, хромая рядом. — Стражники убиты.

Мирия пустыми глазами смотрела на пробитую в стене брешь.

— Скажи Тантею, чтобы собирал совет, — не отрывая глаз от дыры в стене, сказала Мирия. — Посмотрим, что они скажут на всё это.

Глава XV

— Ты хоть понимаешь, что натворила? — Почти кричал Великий Магистр Мелдвин. От злости он даже вскочил со своего места.

— Прекрасно понимаю, — с преувеличенным спокойствием ответила Мирия. Она подняла вверх забинтованную руку. Браслета на ней не было. — И уже поплатилась.

— О, нет! — Мелдвин распалялся всё сильнее, видя её беззащитность. — Мы все ещё поплатимся за твою самонадеянность!

Великий Магистр Кантар хранил тяжёлое молчание.

— Откуда такая уверенность? — Скрывать злость ей приходилось всё сложнее.

— Будь я на месте этого… Чучела, пустил бы в ход кольцо.

— Это так, — ехидно ответила Мирия. — Только вот Чучело, кем бы он ни был — не ты. И ты сейчас злишься не от того, что кому-то в руки попал запретный артефакт, а из-за того, что он не попал к тебе.

— Мирия! — Вмешался Великий Магистр Тантей. — Прекращай.

— Что? Можно подумать никто, кроме меня так не считает! — Потом, обращаясь к Мелдвину. — Если ты думаешь, что, оставшись без моего браслета, я не смогу разорвать тебя на кусочки, то давай, рискни мне что-нибудь сделать! — Она с вызовом посмотрела на Мелдвина, встав со своего места и выставив вперёд здоровую руку.

Кантар ударил по столу. Слишком сильный для удара старика. Грохот волной прокатился по комнате, повиснув где-то под потолком.

— Неужели жизнь вас ничему не учит? — Тихо произнёс он, но в возникшей после удара тишине было слышно каждый звук. — Мелдвин, стыдно должно быть в нашем возрасте видеть врагов вокруг себя. Мирия, не забывай, что ты не обязана всё решать сама. Мы все пообещали Фантиру заботиться о тебе и помогать. Сейчас не время искать виноватых. Они будут наказаны после того, как мы решим сложившуюся проблему. Мы ведь её решим, Тантей?

— Не хочу вас обманывать, — серьёзно ответил Тантей. Мирия и Мелдвин сели на свои места, продолжая злобно смотреть друг на друга. — Мы мало знаем о Тенях — так они себя называют. Их много, и они растянулись по всей Арее. Но самое главное, мы не знаем, чего они хотят. Чего хочет Чучело.

— Не думаю, что он хочет использовать Кольцо, — сказала Мирия.

— Это ещё почему? — Недовольно спросил Мелдвин.

— Кольцом может пользоваться только Хранитель, — объяснил Кантар. — Оно признало в нём своего хозяина.

— Это так, — подтвердила Мирия. — Вот только Хранитель не может им пользоваться. Он абсолютно нечувствителен к магии. Я лично провела несколько опытов, в том числе пыталась его обучать. Кольцо всего лишь его защищает. Оно же не даёт его отправить назад.

— Тогда зачем Чучелу Кольцо, если он не может им пользоваться? — С небольшим раздражением спросил Мелдвин.

— А может ему и не кольцо вовсе нужно было? — Спросил непонятно кого Татней. Все уставились на него в ожидании пояснений. — Что есть ему нужен был сам Хранитель?

— Зачем? — Не унимался Мелдвин. — Мирия же сказала, что он бесполезен.

— Для нас — да, — согласился Тантей. — Но представьте, чему он может обучить людей, также, как и он, далёких от магии?

— Слишком смелое предположение, — махнув рукой, ответил Мелдвин.

— Пожалуй, соглашусь, — сказал Кантар. — Пока на Арее правит магия, нам бояться нечего, чему бы он их не обучил.

— А чему он вообще может научить людей? — Спросила Мирия. — Я разговаривала с ним очень много, но большую часть я не понимала. Что мы вообще знаем о мире, откуда он пришёл?

— Отправься туда — сама узнаешь, — едко ответил Мелдвин.

— Мелдвин! — Чуть громче обычного сказал Кантар. — Прекращай. Хороший, между прочим, вопрос. Я там не был лет уже сорок. С тех пор много могло измениться, но уже тогда там было много ужасных вещей.

— Например? — Спросил Тантей.

— Оружие, — ответил Мелдвин. — Мощное дальнобойное оружие.

Повисла давящая тишина. Кантар и Мелдвин смотрели друг на друга. Мирия и Тантей ожидали пока они мысленно посовещаются. Лицо Мелдвина исказилось в гримасе, изображающее сильнейшее раздражение и он отвернулся.

— От нас что-нибудь нужно, Тантей? — Спросил Кантар.

— Я знаю, вы мне не доверяете, и я не хочу проверять на прочность ваше терпение, поэтому прошу вас провести полный осмотр школ.

— Это ещё зачем? — Удивился Мелдвин.

Тантей провёл рукой над столом и на нём появился небольшой предмет, похожий на глухой металлический бочонок.

— Это магическая бомба. Две такие были взорваны в Школе Энергии. Я хочу, чтобы вы поискали такие у себя.

— Откуда они у Теней? — Спросил Мелдвин, рассматривая в руках бочонок.

— Они наши, — как можно более хладнокровно ответил Тантей.

От возмущения Мелдвин снова вскочил со своего места. Кантар пытался посадить его назад. Мирия удивлённо смотрела на Тантея.

— И давно у Боевой школы есть такие устройства? — Она озвучила вопрос, мучивший всех присутствующих.

— Я сам об этом не знал. В этой Крепости до сих пор много неисследованных коридоров и залов. Два года назад нашли в одном из подземелий комнату, доверху наполненную этими бочонками. Тогда не знали, что это, но на всякий случай пересчитали. После взрывов в Школе Энергии направил дюжину человек просмотреть Архивы в поисках чего-то похожего. Нашли целую полку, посвящённую самому разнообразному оружию. На одном из свитков нашли даже способ производства таких бомб…

— Сколько не хватает? — Перебил его Кантар.

— У нас украли сто двадцать штук.

Кантар задумался, потом спросил:

— А этот свиток? Может кто-нибудь по нему сделать ещё таких?

— Только очень сильный маг.

— Значит, ищем ещё сто восемнадцать бомб? — Подытожил Кантар.

— Да.

— Не объяснишь, как они работают? — Спросила Мирия.

— Эти бочонки похожи на наши противомагические клетки, только действуют наоборот. Вместо поглощения магии, выпускают огромной силы энергию, вносящую хаос в стройный поток магии. По итогу цикл магии прерывается, а маг не может её использовать пока цикл вновь не восстановится. Более того, маги очень быстро слабеют, поскольку магия уже давно является частью наших тел. Запускаются простой временной печатью. Согласно записям, эти бомбы были придуманы во время одной из войн, но увидев, что они не дают преимущество, поскольку сил лишаются все, а не только враги, от них отказались и весь произведённый запас оставили в Крепости.

— Защититься от них можно? — Спросила Мирия.

— Нет. Это же магия. Как от неё защитишься? Любая магическая защита будет просто сметена.

— А если уничтожить? — Предложил Кантар. — Такое оружие не должно существовать на Арее.

— Там десятки тысяч бомб. Боюсь предположить, какой силы прокатится волна. Мы можем на десятки лет остаться без магии, если она вообще потом сможет восстановиться.

— Появляется смысл в человеке, который может обучить жизни в мире без магии… — Заметила Мирия.

Повисло вязкое молчание.

— Бомбы будут перенесены в безопасное место. Только я знаю, куда.

— Туда же, где и Палочка, Делагура? — Ехидно спросил Мелдвин.

— Вам нужно найти бомбы, — проигнорировав вопрос, сурово сказал Тантей.

— Что с ними делать, если найдём?

— Не трогать. Через Шар связываетесь с Главным Расследователем, и она заберёт их. Сейчас я доверяю только ей.

— Когда всё это закончится, ты ответишь за свои дела, — вместо прощания сказал Мелдвин и исчез.

— Простите его, — сказал Кантар. — Слишком долго он во всём этом варится. До новой встречи, — Кантар исчез.

— Ты тоже бомбы поищи, — сказал Тантей Мирии. — Тени могли оставить их ещё.

Она странно улыбнулась и исчезла.

Тантей сидел в одиночестве, с удовольствием слушая воцарившуюся тишину.

«Это был слишком долгий день». — Устало подумал он.

Тантей покинул зал через единственную дверь. Медленно спустился по винтовой лестнице. Оказавшись во дворе, в который вела хорошо охраняемая Стражниками металлическая дверь, он увидел, что давно наступила ночь. Кривая улыбка убывающего месяца застенчиво выглядывала из дыры в сводчатом потолке огромной пещеры. Тантей сделал глубокий вдох. Прохладный воздух приятно разлился по телу. Татуировки начали светиться приятным голубым светом, едва просвечивая через одежду.

Несколько шагов по площади до двери в Зал Суда, над которым располагались его покои. Стражники у дверей привычным движением поприветствовали своего Великого Магистра и закрыли их за ним, когда он вошёл. Устало поднявшись, по сейчас казавшейся слишком длинной лестнице, Тантей, не раздеваясь упал на свою кровать и обнял стройное женское тело.

Стелла не спала, ожидая его. Едва рука Тантея коснулась её, она, не разворачиваясь, прижалась к нему.

— Как всё прошло? — Тихо спросила она.

— Легче, чем я думал, — усталым голосом ответил Тантей и глубоко вдохнул цветочный запах волос Стеллы.

— Как Мирия?

— Всё ещё опустошена. Хоть и строит из себя всемогущего мага.

— Конечно… — Стелла улыбнулась. — Другого от неё и ждала.

— Она мне всё чаще напоминает тебя.

— Как странно, — Стелла повернулась лицом к Тантею. — Иногда она мне напоминает тебя.

— Значит, мы не такие уж плохие родители… — После небольшой паузы ответил он.

— Можем попробовать, — Стелла игриво подмигнула и сильнее прижалась к Тантею. Он холодно отстранил её от себя. Медленно поднялся и сел на краю кровати спиной к Стелле.

— Ты прекрасно знаешь, к чему это приведёт. Зачем опять начинаешь этот разговор?

— Я устала, Тантей, — призналась она и села сзади него, прижавшись к его спине. — Такая жизнь изматывает. Мне хочется осесть в каком-нибудь спокойном месте, завести семью, растить детей. В конце концов, я же женщина, а не бездушное оружие. Не верю, что ты этого не хочешь.

Тантей вскочил на ноги. Его одежда загорелась ярко-голубым пламенем. Он повернулся к Стелле лицом, оставшись вообще без одежды. Татуировки на теле горели ярким голубым огнём.

— Посмотри на меня, Стелла! — Чуть дрожащим голосом сказал он. — Такими ты хочешь видеть своих детей? Ты знаешь, я не просил этого, мои родители родили меня от большой любви, и никто не думал о последствиях. Я люблю тебя, Стелла. Я хочу, чтобы у нас с тобой были дети, но я не могу позволить им повторить мою судьбу. Это слишком тяжёлое бремя! — С каждой фразой татуировки светились всё сильнее, пока из них не начало вырываться голубое пламя.

Стелла встала с кровати и прижалась к Тантею. Языки голубого пламени обвивали её тело. Несмотря на жар она прижималась к нему всё сильнее.

— Ты не один, — шептала она, сдерживаясь, чтобы не взвыть от получаемых ожогов. — Ты не будешь таким, как твой отец. Твои дети не будут нести это бремя в одиночку.

Тантей с небольшим свечением растаял в воздухе. На долю мгновения Стелла почувствовала себя брошенной. Тантей появился позади неё уже одетый. Он коснулся её плеча — все ожоги тут же затянулись, и по её телу пробежала приятная дрожь. Стелла облегчённо выдохнула.

Тантей взял её на руки и нежно опустил на кровать.

— Впереди ещё много дел, — сухо сказал он. И, уже почти дойдя до двери, обернулся и нежно добавил. — Спасибо за это.

Глава XVI

Александр спал. Перейдя светящийся овал, они со Стражником бежали по каким-то полям, пока не скрылись в чересчур тёмном лесу. Александр узнал его по характерному запаху. Потом они каким-то образом оказались в сыром коридоре с затхлым воздухом. Канализация? Потом был лес, куда более светлый, чем прошлый. Или уже наступило утро? Всё время дороги он пребывал в полусонном состоянии и даже не пытался следить за ходом времени. Последнее, что он запомнил после леса — это внезапно нагрянувший пронизывающий ветер, который почти тут же и пропал, забрав с собой остатки сил. А теперь Александр спал.

Он лежал на старомодном, явно поношенном диване грязно-серого цвета с бежевыми дизайнерскими вставками, родом из двухтысячных. Он видел такой у своей русской бабушки. На деревянном, необработанном полу рядом с диваном лежал серый однотонный ковёр с продавленными от времени ворсинками.

Диван, как и ковёр находились посреди небольшой комнаты, так сильно похожей на массовую однокомнатную советскую застройку. Разве что совсем без окон. Комната была совершенно безвкусно обставлена предметами, попавшими сюда из разных стран и временных эпох, совершенно несочетающимися друг с другом. Два английских кресла приятного синего оттенка. Пустой стеллаж для домашней библиотеки, выполненный из массивных частей дерева с вычурными резными украшениями с закосом под барокко. Такой же массивный и вычурный, правда, без излишеств в плане резных элементов, рабочий стол у стены, находящейся напротив единственной двери. На столе непонятно зачем расположился кинескопный телевизор американского производства годов девяностых.

Александр открыл глаза. Не до конца осознавая, где находится, он сел на диване и огляделся. Несмотря на отсутствие окон в комнате было неестественно светло. Источником света была непропорционально большая для этого помещения люстра, оформленная в форме лилий. Обстановка комнаты показалась ему настолько привычной, что он подумал, что видит сон. За пару секунд собравшись с мыслями он всё-таки решил, что все произошедшие с ним раньше события больше похожи на странный сон. Но и от этой мысли ему пришлось отказаться, когда он увидел на своей руке знакомое чёрное кольцо. В следующую секунду, он окончательно сумел проснуться и задал единственный правильный в этой ситуации вопрос: «Где я?»

Поднявшись, он сразу подошёл к двери. Очевидно, заперта. Александр уверенно постучал в неё несколько раз и, не дождавшись ответа, подошёл к телевизору. Его вилка никуда не была подключена. Розетки рядом тоже не нашлось. Привычным движением ощупав себя в поисках телефона, Александр только сейчас понял, что что-то не так. На нём были ужасные вельветовые брюки и твидовый пиджак поверх красно-синей клетчатой рубашки. Он на полном серьёзе боялся посмотреть на себя в зеркало, благо их в комнате не было.

Дверь издала звук поворачивающегося ключа и осторожно открылась. В комнату вошёл человек, который уж очень сильно походил на него. Закрыв за собой дверь, незнакомец неуверенно протянул правую руку.

— Так ведь у вас приветствуют друг друга?

Александр молча пожал руку, продолжая рассматривать его лицо.

— Я знаю, Александр, у тебя сейчас много вопросов… — Начал было незнакомец.

— Ты кто? Мы знакомы? — С интересом перебил его Александр.

— В какой-то мере — да. Я Родий. По крайней мере ты меня знаешь под этим именем.

Лицо незнакомца начало меняться. Александр в ужасе отстранился, но не мог оторвать взгляд от производимых изменений во внешности. Когда изменение лица закончилось, он долго рассматривал лицо, как бы удостоверяясь, что перед ним действительно Родий.

— А как твоё настоящее имя? — Спросил, наконец, Александр.

— Это не имеет значения, — с едва уловимым самодовольством ответил Родий и его лицо снова стало преображаться, пока он снова не стал похож на Александра.

— Почему ты стал похож на меня?

— Это мой истинный облик.

— Не понимаю…

— Это очень долгая и сложная для понимания история, Александр. Особенно для тех, кто не знаком с нашим миром. Если коротко — мы с тобой в очень странном понимании братья.

Александр вопросительно смотрел на Родия, ожидая продолжения. Родий снисходительно вздохнул.

— Давным-давно жил очень сильный маг по имени Делагур. Он настолько погрузился в магию и её изучение, что сошёл с ума. Его сознание разделилось на три личности. А потом эти личности сумели обрести собственные тела, и мы получили трёх одержимых могущественнейших магов, которые не могли друг с другом договориться. Была ужасная война, но их сумели убить. Они обещали вернуться. Таким образом Делагур, каждая из его личностей, постоянно возрождается. Твой дед, как раз и был одним из таких перерождений.

Александр молчал, тупым взглядом смотря на Родия.

— Ты это сейчас серьёзно? — С недоверием, наконец, спросил он.

— Ты можешь не верить. Мне плевать, если честно.

— Допустим. Тогда где я вообще?

— Тайное убежище. В разное время путешественники в ваш мир приносили из него всякие вещи. Я подумал, что тебе по крайней мере будет приятнее находиться в окружении знакомых тебе вещей.

— Но зачем ты меня переодел?

— О нет… тебя переодевали красивые женщины, исключительно по своему желанию. Я предлагал оставить как есть. — Родий многозначительно подмигнул.

— Хорошо. Ты сделал мне комфортную клетку. Но я-то тебе зачем?

— Я хочу, чтобы ты нас обучил.

— Чему я могу научить магов?

— Существующему порядку недолго осталось существовать.

— Что ты имеешь в виду?

— Тебя это не должно интересовать. Важнее то, что ты отправишься домой после того, как ты расскажешь мне всё, что знаешь.

— Расскажу о чём?

— О своём мире.

— Зачем тебе это?

— У меня есть на это причины.

— Твоё предложение очень заманчиво. Правда. Только как я могу тебе верить? Мир… Великий Магистр Мирия тоже обещала меня домой отправить, но не отправила. Чем ты лучше?

— В отличие от Великого Магистра, я могу снять с тебя эту штуку — он указал на кольцо.

— Даже если это так, как я могу доверять человеку, который за секунду может сменить лицо, не называет своего настоящего имени или своих целей?

— Доверять Великому Магистру у тебя тоже нет причин.

— Она мне хотя бы нравится. А ты — нет.

— Да какая тебе разница? — вспылил Родий. — Когда всё случится, тебя здесь уже не будет. Ни Великий Магистр Мирия, ни я, ни кто-либо другой в твоей жизни больше не появится. Ты забудешь о нашем мире как о страшном сне!

— Что случится?

— Ты хочешь это знать? Хорошо! Все умрут. Никто не имеет права единолично владеть Магией. Она — достояние всех нас, но ей распоряжается небольшая группа магов. Добровольно они от неё не откажутся. Поэтому я поставлю их в равные условия с нами. Кто будет не доволен — умрут.

— Ты говоришь, как террорист, — агрессивно сказал Александр.

— Кто?

— Не важно. Но ты сам магию используешь!

— В отличие от магов я готов от неё отказаться ради общего блага.

— А от меня ты чего хочешь?

— Я хочу, чтобы ты научил нас жить в мире без магии. Чтобы ты научил нас делать то, что делаете вы в своём мире.

— В таком случае ты обратился не к тому человеку. Тебе нужен учёный. А я просто инженер. И то недоученный.

— Этих самых учёных у нас нет. Ты первый, кто попал к нам из другого мира. Поэтому ты сделаешь всё, чтобы вернуться. Так ведь?

— Ты меня не понимаешь. — Александр огляделся в поисках подсказки. — Видишь телевизор? — Он подошёл к столу.

— Этот ящик? Что с ним?

— Этот ящик показывает изображение и проигрывает звук. Чтобы он работал, ему нужно электричество. С момента открытия электричества до его всеобщего применения прошло больше века… ста лет.

— Но я не…

— Мы жили без электричества тысячи лет. И только двести лет назад мы его открыли.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Я не смогу объяснить всю историю развития технологий нашего мира даже за годы. Если ты хочешь повторить историю развития нашего мира — то вам необходимо начинать с самого начала и постепенно век за веком развиваться. По-другому не получится.

Лицо Родия исказила озлобленная гримаса разочарования.

— Если так, то зачем ты вообще мне нужен?

Александр даже не успел понять, что происходит — его рука сама по себе рванула вверх, остановив странно отливающий красным нож в сантиметре от шеи. Зависнув в воздухе, он оплавился и вся расплавленная масса полетела в сторону Родия. От неожиданности он даже не успел среагировать. От его наполненного болью и яростью крика у Александра заболело в ушах. Родий нелепо тряс головой, пытаясь скинуть с лица раскалённый и горящий металл. Потом он просто исчез из комнаты и Александр слышал, как в замке поворачивается ключ.

Глава XVII

— Здесь всё? — Спросила Мирия, бегло проглядывая бумаги, принесённые Первым Помощником с Архивов.

— По магам — да, — ответил он, устало сидя перед ней. — Но я полагаю, среди простых жителей Теней может оказаться ещё больше.

— Слишком много… — Пробормотала себе под нос Мирия.

— Я понимаю, что сейчас не время, но нам нужен кто-то, кто будет следить за Архивом и наводить там порядок. Там полная неразбериха. Если кто-то и вёл когда-то записи по их содержимому, то они были утеряны во время Второй Войны, либо специально уничтожены.

— Ты прав, — сухо сказала Мирия. — Сейчас не время. Но когда всё закончится, я хочу, чтобы ты нашёл кого-то для этой работы. — Мирия посмотрела на него, впервые с того момента, когда он положил ей на стол бумаги. — Ты вообще спал?

— Вы сами сказали, что у нас мало времени, — голос Первого Помощника звучал чересчур устало.

— Это так. — Ответила Великий Магистр своим сухим и непривычно слабым голосом и вернулась к изучению листов. Первый Помощник ощутил тоску по той силе, которой был наполнен её голос. Он впервые заметил незаживающие ожоги на её руке.

— До сих пор болит? — С заботой спросил он.

Мирия посмотрела на Первого Помощника, потом медленно перевела взгляд на свою руку и смущённо стянула пониже рукав балахона.

— Нет, — сухо ответила она. — Я вообще ничего не чувствую. Ни тепла, ни холода, ни прикосновения. Ни боли.

— А Лекари пробовали восстановить?

— Конечно пробовали! — Бросила она раздражённо. Потом продолжила спокойнее. — Что-то мешает ожогам зажить. Лекари не знают, что именно. Говорят, нужно время на исследование, а времени как раз у нас и нет. — Мирия напоследок скривила болезненную улыбку и вернулась к изучению бумаг. Первый Помощник оглядел покои Великого Магистра и увидел на полке вплавившийся в поднос теперь уже не светящийся браслет приятного розового цвета.

— Если я не ношу этот браслет, это не значит, что я не смогу прочитать твои мысли, Первый Помощник, — Мирия ехидно улыбнулась, не поднимая головы.

— Сейчас Вам опасно оставаться безоружной, — со всей возможной заботой в голосе сказал Первый помощник. — Почему Вы его не наденете?

— Браслет слишком непредсказуем. Я ему не доверяю.

— Хотя бы палочку себе сделайте.

Мирия посмотрела на него со снисходительной ухмылкой.

— Не говори со мной, как с Учеником. — Нежно попросила она. — Пожалуйста. Ты знаешь, что я и без атрибутов прекрасно управляюсь с магией.

— Как и все мы… Палочка помогает сберечь силы. Вам и так сильно досталось.

Мирия откинулась на спинку кресла и провела ладонями по лицу.

— Нимал, я давно не наивная девочка. Я знаю, что делаю и смогу за себя постоять.

— Могу я быть с вами откровенен, Великий Магистр?

Она молча смотрела на него, ожидая ответа.

— Мирия, маленькой наивной девочкой себя считаешь только ты сама. Ты всем доказала свою мудрость и силу. Всем, кроме себя самой. Ты хочешь казаться сильной, но ты и так сильнее всех нас. Просить помощи — это не слабость. Это проявление мудрости. Твоя смерть никому ничего не докажет. Она лишь принесёт несчастье всем нам. Во имя памяти Фантира, будь, пожалуйста, осторожна и благоразумна.

Мирия пыталась показать свою невозмутимость, но её нижняя губа предательски дрожала, а глаза чересчур увлажнились. Она встала из-за стола и встала спиной к Первому Помощнику. Её плечи чуть подрагивали. Первый Помощник поднялся.

— Какие будут приказы, Великий Магистр? — Серьёзным тоном спросил он.

Мирия энергично закивала, вытерла лицо руками и повернулась к нему лицом.

— Ты бы поспал для начала, — голос её дрожал, но постепенно обретал силу.

— У нас мало времени, как Вы и сказали, а работы слишком много. Я слышал, что в Школе ищут ещё бомбы. Прошу присоединиться к поискам.

— Нет, — решительно сказала, она, окончательно успокоившись и вернувшись за стол. — Поисками и без тебя занимается слишком много людей. Мне нужно, чтобы ты попытался найти Александра.

— Справедливо, — согласился Первый Помощник. — Но я даже не знаю, откуда начать поиски.

— Его увели через портал. В конце коридора от Малого Зала. Там будет Стражник. Начни оттуда.

— Приступаю к поискам! — Сказал Первый Помощник и исчез.

Появился он в Малом Зале Великого Магистра. Дверь была открыта. Тела убитых Стражников убрали, кровь вытерли. Первый Помощник прошёл по коридору, пока не упёрся в стену. Стражник, увидев его, вытянулся в приветственную стойку. Первый помощник, жестом попросил его не утруждаться. Он внимательно осмотрел стену.

— Зачем уходить через портал, если проще переместиться в нужное место? — Сам себя спросил он, — Если только…

— Это же внешняя стена? — Спросил он у Стражника.

— Да. Сразу за ней поля наших ферм.

Первый Помощник улыбнулся. Он начал понимать.

— Они просто прошли через стену. — Рассуждал он вслух, — похититель не умеет перемещаться. Если так, то они не могли уйти далеко. Но скорее всего они не более как в полудне пути. Им надо питаться, и они не рискнут останавливаться у кого-то из своих последователей, зная, что их ищут. Значит, у него оборудовано убежище где-то рядом со Школой.

Первый Помощник снял с пояса свою палочку и нарисовал ей на стене ровный овал, который, замкнувшись, превратился в сквозную дыру. Пройдя через неё, он оказался перед нешироким полем, засеянным злаковыми травами, высотой по пояс. Посреди поля виднелся чёткий след из поломанных стеблей — кто-то слишком торопился, продираясь сквозь него.

Первый Помощник не глядя закрыл за собой проход в стене и взмыл в воздух. Сверху отчётливо было видно весь проделанный неизвестным похитителем путь, пересекавшим одно поле за другим вплоть до самого леса, где его след уже терялся.

Первый Помощник опустился на землю там, где кончался видимый след. Он прошёл вдоль кромки леса, в поисках хоть каких-то следов. Не придумав ничего более уместного, он пошёл по хорошо протоптанной тропинке. Из-за слишком густой листвы в лесу было непривычно темно. Первый Помощник зажёг слабый свет на конце палочки, чтобы не сбиться с протоптанной дороги. Тот, кто уходил через этот лес, должен хорошо его знать… Или не один раз ходить по одному и тому же пути.

Первый Помощник уже начал сомневаться в своих выводах и хотел повернуть назад, как разглядел в полумраке леса чёрное пятно, в которое упирается тропинка. Подойдя ближе, он убедился, что это зев невысокой пещеры.

Пещера оказалась длинным коридором. Первому Помощнику пришлось усилить свет, иначе дороги было не разглядеть. Коридор был очень старый и имел искусственное происхождение. Аккуратно выложенные камнем стены пропитались сыростью, словно за ними текла вода. Пахло гнилью и разложением. Магический поток просто сходил с ума.

Пройдя ещё несколько шагов, Первый Помощник увидел впереди яркий свет. Он появился внезапно, одновременно с ним, пропал и запах. Нимал поспешил на выход. К его изумлению, он вышел совсем другом лесу — его окружали совсем иные породы деревьев, и росли они не так плотно друг к другу. Он оглянулся — коридор отвечал лишь непроглядной тьмой.

Первый Помощник догадывался, что он находится уже не в Энее, но он не понимал, насколько далеко. Этот коридор, видимо был тут со времён ещё первых экспериментов с магией и был способом для быстрого перемещения на далёкие расстояния. Лично Первый Помощник ничего о таких не слышал, да и мало осталось знаний о тех далёких временах. А штука опасная. Он попытался завалить проход или хотя бы обрушить стены, но коридор не поддавался. Словно вся магия уходила в него безвозвратно как в… Начало Мира? Хм… Великому Магистру это понравится. Но это потом. А сейчас… Куда дальше?

Он огляделся в поисках такой же протоптанной тропинки, как и на другом конце пространственного коридора… Нимал решил пока назвать его так. На земле, больше похожей на камень тяжело было разглядеть следы или тропинку. Должен же быть какой-то ориентир? Не найдя ничего на него похожего, но решил идти прямо от входа в коридор, надеясь хотя бы выйти из леса и понять куда его перенесло.

На удивление Первого Помощника, через десять минут он вышел к краю неширокого, но неожиданно глубокого каньона. Характерный воющий звук указывал, что это знаменитое Ветряное Ущелье, расположенное на юго-западе Стинеи. Каньон пересекает высокое каменное плато практически по середине уродливой трещиной, тянущейся практически до самого моря. Что ж. Хотя бы остался на материке. Похититель слаб в магии, поэтому едва ли он смог бы пересечь Ветряное Ущелье. Если он действительно ушёл сюда, то где-то должен быть спуск.

Первый Помощник сделал шаг с края каньона, потом немного прошёлся по воздуху над воющим внизу ветром. Оглядевшись по сторонам, он действительно увидел шагах в двухстах правее лестницу, спускающуюся вдоль обрыва на высоту примерно в два человеческих роста. Заканчивалась лестница грубой деревянной дверью прямо в отвесной стене.

Преодолевая воздушный поток, Нимал медленно спланировал к двери. Она оказалась не заперта и легко открылась. За ней оказался хорошо освещённый коридор (опять) по обеим сторонам которого находились такие же грубые, как и входная двери. Первый Помощник сделал несколько шагов вперёд, как вдруг ощутил накатившую на всё тело слабость, точь-в-точь, во время двух магических взрывов в школе. Только сейчас он ещё сильно хотел спать. Пошатнувшись, он упал на одно колено.

Открылась дальняя из видимых дверей. Из неё вышел вооружённый арбалетом человек. «Арбалетом? Их же не видели уже лет…» Увидев Первого Помощника, человек испуганно поднял арбалет и нацелился в него. Открылась дверь напротив.

— Если бы не ловушка, — Первый помощник услышал тихий голос. — То он успел бы убить тебя, пока ты сомневаешься. — Из двери вышел невысокий человек с обожжённым лицом. Он бросил полный презрения взгляд на едва стоящего на колене Нимала.

— Не думай, — сказал он вооружённому человеку. — Стреляй! — После этого Первый Помощник услышал щелчок тетивы и короткий свист летящего в него болта.

Глава XVIII

Ветер лёгкими дуновениями нежно гладил Стеллу по волосам. Она сидела, откинувшись в невероятно удобном кресле, на высокой террасе, на которой Великий Магистр Кантар выращивал свой маленький сад. Если быть точным, то проводил в нём безобидные эксперименты, цель которых никогда никому не говорил. Держа в замёрзших руках горячую кружку с каким-то травяным напитком, который умел делать только Великий Магистр Школы Материи, она вдыхала разреженный воздух, будто только что прошла гроза.

— В это время года на Матее погода особо нестабильна, — Сказал извиняющимся голосом Кантар с соседнего кресла. Он сделал глубокий глоток из своей кружки, потом добавил с приятной улыбкой, — не самое удачное время ты выбрала для визита, Стелла.

— Я слышала, что в это время у вас красивые грозы, — она старалась поддержать ненавязчивый разговор, но мысли её были посвящены другому.

— Мы называем это «Сезон Гроз», — пояснил Великий Магистр. — Три или четыре ночи в году, когда молнии, не смолкая ни на миг, рассекают небо. Конечно, Сезоном назвать это тяжело, но такое название прижилось, — с такой же приятной улыбкой добавил он, продолжая смотреть куда-то перед собой. — Со всего материка прибывают люди, чтобы посмотреть на это чудо стихии. Да вот только ты опоздала. По всей вероятности, вчера была последняя грозовая ночь. — Кантар посмотрел на Стеллу. — Что не так, девочка?

— Не люблю сидеть без дела, — сухо ответила она, продолжая пребывать в своих мыслях. — Особенно, когда такое происходит вокруг.

— Эх, молодая кровь… Лишь бы куда-то бежать, чем-то заниматься… Мир не рухнет, если ты хоть немного времени уделишь старику и его гостеприимству.

— Наверное, не рухнет… — Согласилась она.

— Вот и побудь немного просто Стеллой, а не Главным Расследователем, пока есть возможность. Тебе ещё налить? — Он протянул кувшин со светящимися ярко-красным огнём знаками.

— Пожалуй… — Стелла подставила под него кружку, и она наполнилась горячей красноватой жидкостью. Кантар налил и себе.

— В моём возрасте тяжело справляться с местными холодами. Выкручиваюсь, как могу — он виновато улыбнулся и приподнял свою кружку. — Нельзя жить столько, сколько мы с Мелдвином прожили. Тяжело это. Я уже с собственным организмом не справляюсь, не то что с магией. А Мелдвин… Сама знаешь. Умом тронулся.

— Не думали о преемнике?

— Конечно, думал. Только… У нас всегда был один Великий Магистр. Я не знаю, как мне уйти, кроме, как умерев. Да и непонятно, как выбрать этого самого преемника. Нет, достойные и способные маги есть. Просто…. Как бы не испортили всё. А Мелдвин — нет. Он скорее умрёт, чем будет себе преемника искать. Говорю же, разумом помутился. Вот что с ним делать, а, Стелла?

— Не в моей власти судить Великого Магистра…

— Я тебя по-дружески спрашиваю.

— У нас есть методы лечения тех, кто под влиянием магии начинает сходить с ума. Мы сажаем такого мага в противомагическую клетку. Со временем он приходит в себя, и мы его возвращаем в строй. Есть и более опасный метод. Мы к нему прибегаем в особо тяжёлых случаях. Напрямую лезем в мозг и ставим сложную защиту. Но тут есть риск этот самый мозг повредить. Поэтому этим занимаются только специально обученные и опытные маги.

— Интересно… Что бы ты посоветовала для Мелдвина?

— Стать отшельником и поселиться в лесу, подальше от всего этого: от заговоров, политики, опасности.

— Мы всё ещё говорим о Мелдвине или уже о тебе?

Стелла строго посмотрела в глаза Великому Магистру.

— Вы спросили моего мнения, я его сказала. — Нарочито холодно ответила она.

— Твой совет не так уж и плох. Я обдумаю его…

На террасу неожиданно бесшумно зашёл Первый Помощник и подошёл к Великому Магистру, склонившись к его уху.

— Имей уважение! — Прервал его тихую речь Великий Магистр. — У меня в гостях Главный Расследователь и от него секретов у нас нет. Рассказывай. Что нашли?

— Рад сообщить Главному Расследователю, что мы нашли всего два устройства. — Доложил Первый Помощник в полупоклоне. — Одно было приклеено под кроватью в Общей Спальне. Второе мы нашли в Казармах Стражников.

— Устройства не трогали? — Спросила Стелла, встав с кресла.

— Нет. Как было сказано, мы очистили зону от посторонних и никого к ним не пускаем.

— Хорошо. — Сказала она, допив напиток, потом, обращаясь к Кантару — Спасибо. И за помощь тоже. Пора исполнять свои обязанности.

— Тебе спасибо, Стелла. Не часто у старика бывают гости. Пусть и так скоротечно. Первый Помощник, проводи Главного Расследователя к находкам.

Первый Помощник Почтенно поклонился и спросил у Стеллы:

— Предпочитаете пешком или переместиться?

— Быстрее будет переместиться, — она взяла его за протянутую руку. — Веди.

В следующий миг они оказались в заставленном двухъярусными кроватями огромном зале. Стражник, увидев их появление, вытянулся в приветственной стойке.

Стелла подошла к кровати за спиной Стражника и, опустившись, на одно колено, рукой нащупала под кроватью Магическую Бомбу. Резким движением она смогла оторвать её вместе с какой-то неприятной и липкой массой, которой она крепилась.

— Великий Магистр не объяснил, что это. — Сказал Первый Помощник, рассматривая бочкообразное устройство, пока Стелла укладывала его в специальную наплечную сумку.

— Это устройство может причинить вред большому количеству магов. Это всё, что вам нужно знать. Мы от него избавимся. Но после моего ухода осмотрите всё ещё раз. Если найдёте ещё — сообщите своему Великому Магистру. Они очень опасны.

— Так и сделаем, Главный Расследователь Стелла! — Первый Помощник почтительно поклонился. Стелла взяла его за руку.

— Дальше. — Скомандовала она.

Они оказались в сыром помещении, похожем на старый подвал. По стенам были развешаны полки.

— Не слишком приятные условия для Стражников… — Заметила Стелла.

— Это кладовая, — ответил Первый Помощник. — А где Стражник?

Стелла вытащила из воздуха меч, который тут же загорелся синеватым огнём.

Первый Помощник поднял вверх руку с кольцом и сжал её, после чего комната наполнилась ярким светом.

— Где было устройство? — Спросила Стелла.

— Спрятано за бочками в углу. Сейчас его там нет.

Стелла осмотрела угол, держа меч наготове.

— Как зовут Стражника, который охранял его?

— Я не знаю. Я отдал приказ, кто-то встал на пост, и я ушёл доложить Великому Магистру.

Стелла вышла через распахнутую дверь — снаружи лежало тело Стражника. Стелла осмотрела его.

— Жив, — сообщила она Вышедшему за ней Первому Помощнику — Оглушен сильным ударом.

Стелла осмотрела помещение — оно оказалось кухней для Стражников.

— Я за вором. А ты организуй поиски через Капитанов.

Первый Помощник поклонился и исчез, Стелла рванула к распахнутой двери — тот, кто убегал очень торопился. В следующей комнате оказалась трапезная для Стражников. Они удивлённо уставились на Стеллу. Она угрожающе выставила перед собой светящийся меч. Стражники выставили вперёд копья.

— Главный Расследователь Стелла! — Сурово сказала она. Несколько Стражников вышли вперёд, опасно выставив перед собой острия копий.

— Имею право применить оружие против любого, кто мне помешает.

Остальные Стражники также встали в боевые позиции. Кто-то из них рванул из трапезной через противоположную дверь.

Стелла ловким, едва заметным движением светящегося оружия разрубила древки копий у приблизившихся Стражников. Взмахом второй руки послала силовую волну, которая с силой ударила всех противников о стены. Третьим движением обеими руками вниз она вызвала защитный купол, который прижал к стенам Стражников, не давая им пошевелиться. Последним движением она кинула меч вслед убегающему по коридору вору. Меч, следуя воле Стеллы в одно движение перерубил убегающему ноги выше середины бедра. Вор издал ужасный вопль и рухнул на пол, что-то выронив из руки.

Всё это заняло лишь мгновение. Стелла подошла к барахтающемуся в растекающейся луже крови телу и презрительно на него посмотрела. От её взгляда вор даже на миг перестал вопить и будто бы попытался вжаться глубже в пол. Она перевела взгляд на укатившийся предмет и едва заметно облегчённо выдохнула. Главный Расследователь подняла Магическую Бомбу и положила в сумку к первой. Она мысленно связалась с Великим Магистром Тантеем.

— Бомбы у меня. Нашли всего две.

— Хорошо. Неси их ко мне, — холодно ответил голос в голове.

— Найдены участники заговора. Их тоже необходимо арестовать.

— Сколько?

— С десяток, может больше. Один из них ранен.

— Понял. Отправляю отряд.

В это миг появился Первый Помощник в сопровождении Капитана.

— Капитан Аден. Что тут происходит? — Агрессивно спросил он. — По какому праву вы искалечили моего Стражника?

— Он украл опасное устройство, а его друзья оказали сопротивление аресту. Все подозреваемые будут доставлены к нам на допрос. — Ответила она голосом, не требующем возражений.

— Великий Магистр узнает об этом! — Ещё более агрессивно бросил Капитан.

— Он уже знает — вмешался Первый Помощник. Капитан растеряно посмотрел на него. — У Главного Расследователя неограниченные права в рамках его расследования.

— Но… Как же? — Ещё более растерянно спросил Капитан.

— Капитан Аден, — строго сказала Стелла, — эти Стражники — предатели и работают на группу заговорщиков или являются этими самыми заговорщиками, и отношение к ним будет соответствующее. Не мешайте, иначе разделите их участь, как соучастник.

Капитан посмотрел на Стеллу, потом перевёл взгляд на Первого Помощника, потом осмотрел всё ещё ворочающегося в крови Стражника, потом снова посмотрел на Стеллу, вытянувшись в приветственной стойке.

— Чем могу помочь? — Официальным тоном, едва скрывающим недовольство, спросил он.

— Сейчас прибудет отряд для ареста подозреваемых. Скорее всего это не все. Вам необходимо найти всех предателей в своих рядах.

— Как мне это сделать?

— Вы — Капитан и должны знать своих подчинённых. Разве нет?

— Будет сделано!

— Продолжайте поиски, — обратилась Стелла к Первому Помощнику. — Помните. Что эти устройства очень опасны.

После этих слов она исчезла.

Глава XIX

Великий Магистр Мелдвин сидел в нервном ожидании. На столе перед ним лежало бочкообразное устройство, которое Тантей назвал Магической Бомбой. Такое опасное оружие в чужих руках. Но в нужных руках… Магическая бомба открывает перед её обладателем огромные возможности… Да, есть риск, но когда его не было?

Его мысли прервал появившийся перед столом Первый Капитан Стражи. Он положил на стол второе устройство.

— Нашли в одной из пустых камер в темнице.

Великий Магистр бросил на Первого Капитана раздражённый взгляд, потом медленно опустил глаза на стол. Будто, пытаясь понять сказанные ему слова.

— А Школа? — Спросил он, спустя пару мгновений.

— Ещё не закончили. Очень долго провозились в Архиве. Вы знаете, какой там бардак?

Великий Магистр не ответил.

— Было бы быстрее, если бы нам не мешал Первый Помощник.

— У него задание первостепенной важности! — Раздражённо бросил Великий Магистр.

— Важнее, чем наши жизни? — Хладнокровно уточнил Первый Капитан.

Великий Магистр долго молчал, но вместо ответа тихо произнёс:

— Продолжайте поиски. Я должен быть уверен, что обыскан каждый угол и найдены все устройства.

Первый Капитан слабо поклонился и исчез, оставив Мелдвина в звенящей тишине своего кабинета.

— А если сработает раньше времени? — бурча себе под нос, рассуждал он. — А оно вообще может сработать само? Не важно. Надо дождаться первого Помощника. А пока — цель. Кантар? — Он стар. Не сегодня-завтра его не станет. Мирия? Молода и слишком сильна. Тантей? — Было бы неплохо, но неизвестно, сработает ли на нём. Он же не маг. Он… Вообще не понятно, что такое.

Мелдвин поднялся и начал ходить взад-вперёд вдоль стола, заложив руки за спину, задумчиво закусив губу.

— А если всё сработает, то что потом? А какая разница! — Чуть не крикнул он, резко остановившись. — Они не смеют принижать мой авторитет! Я больше не позволю надо мной смеяться! Точно! Кто первый проявит неуважение, того…

В кабинете появился Первый Помощник со старым свитком в руках.

— Было сложно, но, кажется, нашёл.

— Кажется? У нас нет времени на сомнения! Показывай!

Великий Магистр вырвал из рук Первого Помощника свиток, чуть его не порвав, и начал внимательно его читать. Появившийся Первый Капитан испугал его и от неожиданности, Мелдвин бросил свиток на стол и закрыл его от взгляда Стражника.

— Нашли, — он положил на стол устройство. — Это последнее. Было прикреплено снизу стола в аудитории двадцать.

— Точно всё обыскали? — Особо нервно спросил Великий Магистр.

— Да. Стражники ищут уже два дня. Все устали.

— Мы не можем себе позволить усталость… — Начал было Мелдвин, но уловив на себе взгляд Первого Стражника, осёкся и посмотрел на Первого Помощника. Тот едва заметно кивнул.

— Вы хорошо поработали и заслужили отдых, — сказал он. — Нам надо обсудить дальнейшую стратегию защиты. Чем раньше мы это сделаем, тем быстрее твои Стражники смогут отдохнуть.

— Тогда жду у себя.

Первый Капитан Стражи исчез. Первый Помощник бросил усталый взгляд на Великого Магистра, который уже давно забыл об их присутствии и изучал свиток, держа в руке одно из устройств.

«Простите меня…» — Мысленно сказал он, потом установил мысленный контакт.

— Великий Магистр Тантей, Мелдвин не свяжется с вами. Пришлите кого-нибудь забрать устройства.

После этого Первый Помощник исчез.

Мелдвин не заметил, как остался один. Да и какая была разница. Перед его глазами был способ всё изменить. Древние, всеми забытые знания. Рука сама нырнула под стол и сунула устройство в нижний его ящик, пока Мелдвин, не отрываясь, читал как запустить устройство, в том числе, находясь вне зоны его действия.

— Мы же договорились, Великий Магистр! — Нарочито громко произнесла появившаяся Стелла, сжимая рукоять своего меча. Великий Магистр подскочил от испуга и неожиданности, подбросив вверх древний свиток. Стелла быстрым движением поймала его и бегло изучила. Опомнившийся Мелдвин вскочил и выставил вперёд руку с кольцом. Оно угрожающе светилось. Из его камня вырывалось пламя.

— Ты действительно хочешь на это пойти, Мелдвин? — Стелла сверлила его своими холодными глазами, продолжая сжимать меч, который светился оранжевым светом. — Сейчас? Когда тебя, как и всех нас раздирают изнутри?

Мелдвин опустил руку.

— Забирай! — Тихо сказал он, потом, переходя на истеричный крик добавил. — Всё забирай!

Стелла сочувственно вздохнула и подошла к столу. Убрав две бомбы в сумку, она протянула Великому Магистру свиток.

— Это ваша история. Мы не имеем права её забирать.

Мелдвин опасливо забрал свиток и прижал к себе. Стелла мысленно связалась с Тантеем:

— В школе Стихии тоже две.

— Прошло спокойно?

Стелла посмотрела на Мелдвина, потом ответила:

— Да.

— Я ожидал, что старик будет сопротивляться.

— Он внял голосу разума.

— Это хорошо. Возвращайся.

Стелла уже хотела исполнить приказ, но почему-то медлила. Что-то было не так. Слишком просто.

— Великий Магистр Мелдвин, Ты же понимаешь, как эти бомбы опасны?

— Прекрасно понимаю, — на едва уловимый миг его губы скривились в ухмылке. Этого было достаточно.

Стелла коснулась рукой стола, и он взмыл в воздух, разбираясь на части. Мелдвин только недовольно кривил рот. Стелла протянула руку и вытащила из висящих в воздухе частей бочонок, после чего стол снова собрался и вернулся на своё место.

— Зря ты так, — разочарованно сказала она, и исчезла.

— Что так долго? — Спросил Тантей, как только она появилась у него за спиной.

— Мелдвин совсем плох. — Грустно сказала девушка.

— Это внутренние дела школы, — холодно ответил Тантей.

— Он может нам помешать.

— И что ты предлагаешь? Запереть его? — Спросил Тантей, повернувшись к Стелле. — Он Великий Магистр! Мы не можем ничего с ним сделать, пока его действия и решения не несут явно угрожающий характер для других школ.

— Я знаю. Просто… Больно его таким видеть.

— Каждый из нас платит за эту силу свою цену.

Стелла нежно прижалась к нему, но Тантей мягко отстранился.

— Не сейчас. Сначала — дело.

Стелла вытащила из сумки две бомбы и положила к остальным.

— Ты в этом уверен?

— Это слишком опасное оружие. Я не вижу других вариантов. А ты?

— В свитке говорилось про защитное поле.

— Их слишком много. Я не могу рисковать, — Тантей сделал глубокий вдох и его татуировки начали светиться под одеждой. Глаза загорелись голубым светом. — Ищу место потише.

— Не знала, что ты и так умеешь.

— Для этого понадобится очень много сил. Тебе придётся меня потом перенести.

Стелла прижала к себе сумку, словно защищая её от чего-то и встала за спину Тантея.

Великий Магистр хлопнул руками и от них по его телу пробежала волна голубого огня, и вся куча бомб исчезла. Татуировки потухли и Тантей рухнул на пол.

Стелла ощупала руками сумку и с облегчением выдохнула.

Глава XX

Фонарь давал слишком мало света. Было слишком тихо даже для этой тюрьмы. Одинокая тень, сидящая за столом, сливалась с непроглядным мраком вокруг. Этот мрак и затхлая вонь хорошо скрывали свежий труп среди почерневших от времени скелетов. Его раскрыли, и этот дурень чуть не привёл сюда Боевых Магов. Теперь вопрос времени, когда они найдут это место сбора.

Внезапные шаги ножом разрезали покров непроницаемой тишины. В свете фонаря мелькнула вторая тень. Сразу за ней другая. Пришедшие молчали.

— Аврол не придёт, — сказал юношеский голос, с непривычным скрипящим хрипом. — Можем начинать.

— Что с ним случилось? — Спросил женский голос.

— Мёртв, — ответил юношеский голос. — В Крепости знают про нас, поэтому нам надо действовать быстро.

— Как действовать? — Растерянно спросил властный голос. — Весь план знал только Аврол.

— Какой бы у него не был план, ситуация изменилась, — резонно заметил юноша. — Нужен новый план. Что в школах?

— Кто тебя сделал главным? — Властный голос эхом отражался от стен, становясь ещё сильнее.

— У меня гость из другого мира, — холодно ответил Родий.

— Он нам поможет? — Спросила Элея.

— Поможет. Так или иначе. Что в школах?

— В Матее нашли все наши бомбы.

— В Стинее тоже.

— Это ожидаемо, после демонстрации в Школе Энергии, — Родий задумался, потом после паузы продолжил. — Как быстро сможете поднять своих бойцов?

— Особо озлобленных можно хоть сейчас бросить, — сказал Лиан. — Остальные раскиданы по всей Стинее. Надо время.

— У меня все под боком, — сказала Элея. — Завтра будут готовы действовать.

— Я думал, мы в открытую войну не вступаем! — Возмущался своим властным голосом Лиан.

— Мы и не будем, — объяснил Родий. — Оповестите ваших людей, чтобы действовали, через три дня, когда случится хаос.

— Что за хаос?

— Я устрою. Они поймут.

— И что им надо будет делать?

— Убивать.

Тени молчали. Родий слышал, как двое его соучастников переглянулись.

— Мы — Тени. Нас нет. — сказал Лиан.

— Мы — Тени. Нас нет, — ответила Элея и развернулась, чтобы уйти.

— Новые имена придумаете себе сами. — Сказал Родий громче обычного, Элея остановилась, но поворачиваться к нему лицом не стала. Он продолжил, — это последняя наша встреча. Если останемся в живых, то увидимся в новом мире. Нашем мире. Мы — тени. Нас нет.

Глава XXI

Александр чувствовал себя глупо.

Даже если предположить, что он всё делал правильно, то не нужно забывать, что в этом мире дверь может быть заперта с помощью магии. Но вот только едва ли он правильно пытался механически вскрыть замок. Конечно понятно, что в кино и видеоиграх это показано легко и весьма условно, но должна же хоть какая-то доля правды в этом быть?

В комнате не было окон, поэтому сложно было оценить хотя бы примерное время. С момента встречи с Родием ему два раза приносили еду, значит прошло не больше дня. Но от нескончаемой скуки время тянется непростительно долго. Организм даже устал лежать, безуспешно пытаясь заснуть.

И вот он сидит перед дверью, опершись на неё спиной. Рядом с его правой рукой лежит канцелярская скрепка, которую он нашёл в одном из ящиков стола.

— И на что я вообще надеялся? — Сам у себя спросил Александр и ударил затылком о дверь. Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох. — Ладно. Варианты?

Поднявшись с пола, он в очередной раз принялся осматривать комнату. Ожидаемо, ничего нового в ней не появилось. Он в очередной раз вытаскивал поочерёдно ящика рабочего стола, пытаясь в них что-то найти. Бумага, немецкие газеты (это же немецкий?), степлер без скоб, дырокол, внезапно, маленький термос. Ничего, что могло бы пригодиться в такой ситуации. Разве что…

Александр посмотрел на дверь, потом на ящик, потом снова на дверь.

— А, какого чёрта!

Он вытащил ящик из стола и, перевернув, избавился от его содержимого. Держа его в руке за фигурную железную ручку, он подошёл к двери.

— По ручке или по петлям?

Ящик оказался тяжелее, чем думал Александр, поэтому пришлось его взять двумя руками. Подумав ещё секунды две, он встал боком, намереваясь сломать ручку. Он поднял ящик в верх.

В замке заскрипел ключ. Александр замер, но лишь на секунду. В следующую секунду, он бесшумно скользнул в сторону, продолжая держать ящик над головой.

Дверь открылась и на голову человека с подносом с грохотом упал тяжёлый ящик. Он даже не успел среагировать и замертво упал лицом вниз. Следующим движением, Александр ударил охранника, стоящего за дверью. Он пошатнулся, но устоял. Александр добил его ударом сверху.

Охранник громко стонал, держась за голову. Александр бросил ящик и побежал прочь от него по коридору. Свернув за угол, он увидел деревянную лестницу, которая крепилась чем-то типа строительных лесов к стенам до восхищения огромного прямоугольного колодца. Вверх или вниз? Стон охранника. Переборов желание обернуться, он кинулся вниз, перепрыгивая по две ступени.

Пробежав два пролёта, он услышал сверху топот большого количества ног. Ещё через пролёт он остановился и сквозь грохочущее в ушах сердце услышал снизу быстро приближающиеся голоса. Наудачу толкнул дверь — она распахнулась. Александр от неожиданности потерял равновесие и чуть не упал на пол.

На Александра смотрело много недоумённых глаз. Оглядевшись, он понял, что попал прямо в какие-то бараки. В повисшей тишине можно было увязнуть.

— Как ты выбрался? — Рявкнул кто-то, спрыгивая со второго яруса койки.

Не удостоив его ответом, Александр развернулся и выскочил из комнаты, перемахнув через перила лестницы.

Больно ударившись грудью и сбив дыхание, он повис на перилах противоположной лестницы, но обессилев, не смог удержаться и соскользнул вниз, сумев упасть пролёт ниже.

Шум нагоняет.

В очередной раз выругавшись, Александр побежал ещё ниже. Помня о прошлой неудаче, он даже не думал останавливаться, чтобы проверить двери. Становилось всё темнее. Однако дно уже было видно. И что это за шум?

На последнем пролёте он оступился и полетел до самой земли, шмякнувшись в неё лицом. Грязь. Этого ещё не хватало. Он поднялся. Запахло свежестью и прохладой. Шум усилился. Он всё бежал и с каждой секундой всё ощутимее становилась влажность.

Поток появился внезапно, хоть его было слышно ещё на уровне бараков, Александр только сейчас это понял. Неширокое русло, больше похожее на желоб. По нему с огромной скоростью тёк поток воды. Он падал откуда-то сверху где-то в полукилометре справа и уходил неизвестно как далеко. Топот и гомон голосов догоняли. Пару секунд отдышавшись, Александр спрыгнул в желоб, оказавшийся неожиданно глубоким и его тут же понёс поток.

Сначала он чувствовал себя как в трубе аквапарка, за тем лишь исключением, что было темно. И труба была слишком прямая. Вскоре показался свет. И шум. Александр понял. Он опять выругался и полетел вниз. Высота заставила его оцепенеть. Сердце словно захлёбывалось и не могло прийти в какой-либо ритм. Александр пытался набрать в грудь воздуха, но не мог вдохнуть.

Гладь реки приближалась.

Можно было только надеяться, что внизу достаточно глубоко. Александр смог совладать с собой и сгруппировался прямыми ногами вниз и, почти долетев до воды, он всё-таки смог заставить сделать себя короткий вдох и зажал рукой нос.

Погрузившись на самое дно, Александр оттолкнулся от него свинцовыми ногами и быстро всплыл на поверхность. Доплыв до берега. Он, совсем обессиленный, лёг на спину и смотрел на бьющую из отвесной скалы струю воды. Сверху она казалась выше.

Солнце уже коснулось горизонта. Темнело.

Промокшая одежда мешала дышать. Да и тепла в ней было мало. Александр вытащил из внутреннего кармана смартфон. Он даже не смог расстроиться из-за его неремонтопригодного состояния, но выбрасывать его не стал. Не вставая, медленными движениями трясущихся рук, он расстёгивал пуговицу за пуговицей. Отделавшись от чужой в этом мире одежды, он бросил её в реку и, сидя на её берегу, смотрел, как одежду уносит течением.

— Ты маг? — Спросил голос из-за спины.

От неожиданности парень попытался вскочить, но уставшие ноги подвели, и он упал на одно колено. Но, сумев всё же встать, он увидел, что напротив него в небольшом отдалении стоит мужчина лет сорока в чём-то похожем на подпоясанную славянскую рубаху. В руке он держал толстую ветку.

— Я спросил, ты маг? — Грубо повторил голос.

— Нет, — неуверенно ответил Александр. — Но я дружу с магами.

Услышав это, мужчина заметно напрягся.

— За тобой гонятся? — Спросил он, кивнув в сторону потока воды, падающего из незаметного отверстия в скале.

— Да, — после паузы ответил парень.

Мужчина задумался.

— Пойдём, — сказал мужчина, положив ветку на плечо. — Тебе надо одеться.

Глава XXII

— Какое у тебя необычное имя, Александр, — заметил мужчина, представившийся Хосием. Он пригласил юношу к себе домой, поделился сухой одеждой и угостил какой-то странной рыбой. Вместе с ними за столом сидели его жена Менея и сын Ирей. — Не местный?

— Можно и так сказать, — ответил Александр, не успев как следует прожевать очень сочный кусок.

— Твои губы, — с испугом в голосе сказал Ирей, лицом он выглядел лет на четырнадцать, но был очень высок и крепко сложен. — Они двигаются не так, как ты говоришь.

— Я совсем не отсюда, — наконец, прожевав, ответил он.

— Значит, не врали, — заключил Хосий. Александр вопросительно уставился на него. — Люди из скалы. Иногда спускаются, покупают у нас рыбу. Рассказывали про пришельца из другого мира.

— У вас из-за меня будут проблемы?

— Мы не сторонники людей из скалы и рассказывать про тебя не обязаны, — сказала Менея, красивая женщина с успокаивающим взглядом и каштановыми волосами.

— А кто они вообще?

— Я не знаю. Какие-то фанатики, — пожал плечами Хосий.

— Они не любят магов, — сказал Ирей. — А где бы мы были, если бы не маги?

— Там же, — Хосий сурово посмотрел на сына. — И занимались бы тем же, — он перевёл глаза на гостя. — Мы живём вдали от магов. Им нет дела до нас, а нам нет дела до их грызни между собой. Кто бы ни победил в их вечной войне, нас это не касается.

— Справедливо, — согласился Александр, снова вгрызаясь в чересчур жирную рыбу.

— Что ты думаешь делать дальше? — Спросила Менея, — если ты, конечно, имеешь право об этом говорить.

— Я не знаю… — Александр устало опустил руки на стол. — Я просто хочу домой, — его голос прозвучал как-то слишком жалостливо. Ему стало стыдно за эту слабость, но истерика уже началась, и его начало нервно трясти.

Супруги с опаской переглянулись.

— Что с ним? — Спросил Ирей.

— Он потерялся, — с той заботой в голосе, на которую способны только матери, ответила Менея и нежно взяла его за руку. Эта нежность показала Александру всю его слабость и никчёмность пребывания в этом мире. Он едва держался, чтобы не зарыдать.

— Я… не хотел… всего этого… — Дрожащим голосом он пытался излить всё скопившее в душе, но слова предательски застревали где-то в груди, — Там была… кровь… И я… это я их… — Он посмотрел на свои руки, осознав, чего стоил ему побег.

Кто-то окатил его лицо холодной водой. Александр даже вскочил из-за стола.

— Хосий, ну зачем так? — Укоризненно спросила Менея.

— Ему надо успокоиться, — спокойно сказал Хосий, держа в руке глубокую деревянную миску.

— С-спасибо, — сказал Александр, — это помогло. И прошу простить меня за моё поведение.

Все вернулись за стол.

— Так что планируешь делать? — Как ни в чём не бывало спросил Хосий.

— Мне надо попасть в школу Энергии, — после паузы сказал Александр. — К Великому Магистру. Если это возможно.

— Путь не близкий, — ответил хозяин и задумался.

— Это если пешком, — подтвердил Ирей. — А если отвести его к старику Уману?

— Что за старик Уман?

— Полоумный маг. Живёт у Рынка.

— Не нравится мне это предложение, — честно признался Александр.

— Мне тоже, — согласился Хосий, — но ничего получше нет.

— Тем более вам завтра везти туда свежий улов, — сказала Менея.

— Значит, завтра поедешь с нами, и я передам тебя Уману. Больше ничем помочь не могу, прости, — подытожил Хосий.

— Нет, спасибо вам огромное! Вы все уже очень много для меня сделали. И простите, пожалуйста, что так внезапно свалился на ваши головы. Буквально.

Хосий лишь вяло отмахнулся.

— На втором этаже есть свободная комната. Заночуешь там, — торопливее обычного сказала Менея. Хосий вперил в неё недовольный взгляд, но через секунду, тяжело выдохнул и вышел из дома.

— Ирей покажет, — с тяжёлой улыбкой сказала она.

— Ещё раз спасибо вам за всё, Менея, — вежливо сказал Александр и позволил парню увести себя на верх.

В комнате, в которую его привели, оказалось очень много чужих вещей, покрытых толстым слоем пыли. В ней, очевидно, давно никто не заходил.

— Здесь кто-то жил? — Спросил Александр.

— Мой брат, — тихо ответил Ирей.

— А где он сейчас?

— Утонул в реке, — ещё тише ответил юноша и поспешно вышел из комнаты. Александр закрыл за ним дверь.

Сон был неспокойный. Сначала долго не получалось заснуть. Толи дело в том, что приходилось спать на кровати покойника, толи он сам чуть не стал вчера покойником. Толи своими руками сделал покойниками двух людей. В памяти даже не осталось лица первого из них. Он даже не успел повернуться. Хруст проломленной кости, заглушающий абсолютно всё — и вот безликое тело уже лежит в растекающейся красной луже. А вот лицо второго он запомнил отлично. Полные страха, непонимания и удивления глаза. Какой-то непонятный, звенящий в ушах крик. Глухой удар снизу. Он смотрит прямо в душу и в глазах ничего, кроме желания жить. Но ящик неумолимо падает вниз, но слишком медленно, как в замедленной съёмке. Кажется, что охранник кивает головой, словно пытаясь сторговаться с неотвратимой судьбой. Снова перекрывающий всё треск кости, и последовавший за ним вопль, который связывает по рукам и ногам и тащит прямо на дно. И вот ты по самую шею погружён в несущийся кровяной поток и какой-то груз тянет всё ниже. Пытаешься кричать, но кровь заполняет горло металлическим привкусом. Не хватает дыхания. Сердце готово выскочить, проломив грудную клетку. Стремительно приближается круг света.

Александр вскочил на кровати весь в поту. Ужасно болели мышцы на ногах и животе. Медленно одевшись в рубаху, которую ему добродушно дали хозяева дома, он, хромая на обе ноги очень медленно спустился по лестнице.

Внизу уже во всю суетились. Менея спешно упаковывала что-то в корзины.

— Доброе утро, — собственный голос был Александру совсем не знаком. — Могу чем-нибудь помочь?

— Садись за стол, — не отрываясь от корзины, сказала женщина. — Перед дорогой тебе надо поесть.

На столе уже стояла неглубокая миска с порезанными овощами и… травой? Рядом тарелка с какой-то кашеобразной массой ярко-зелёного цвета и кружка с мутно-фиолетовой жидкостью.

Александр не стал спорить с хозяйкой и, терпя боль в мышцах, опустился на стул. Нарезанные овощи оказались очень сытным салатом. Как бы странно это не прозвучало, но по вкусу напоминало какой-нибудь бургер из McDonald's, в котором вместо хлебной булочки использовали картофельное пюре. Зелёная каша, наоборот, оказалась очень лёгкой, даже воздушной и была похожа по вкусу на сгущённый чай с лимонной цедрой. Фиолетовый напиток совершенно не внушал доверия, но выбора особого не было. Это оказался обычный сок. Правда, Александр даже не рискнул предположить, из чего он сделан. Ничего похожего его вкусовые рецепторы даже близко не знали.

— Мы готовы, — сказал Хосий, войдя в дом, потом, заметив Александра, — а! ты уже встал. Хорошо! Забирайся в повозку. Сейчас выезжаем.

Пока Александр на больных ногах ковылял до двери, Хосий взял у жены в две руки корзины, прижался лбом к её лбу, что-то тихо прошептал. Женщина мило улыбнулась.

Повозка оказалась невысокой. Её борта доходили Александру примерно до груди. Она была запряжена животным, никак не похожим на лошадь: на двух копытных ногах, с сильно наклонённым вперёд корпусом и маленькими передними конечностями. Очень маленькая голова с вытянутой, как у собаки мордой. Сзади его уравновешивал короткий, но очень толстый хвост. Животное было совершенно лысым, как кошки породы сфинкс.

Одним неловким прыжком Александр оказался в телеге, забитой открытыми бочками с рыбой. Отец с сыном сели спереди. Сын издал сложный горловой звук и животное тронулось с места.

— Так много рыбы, — Александр не знал с чего завязать беседу, чтобы не скучать в дороге.

— Да… — Махнул рукой Хосий, — не очень удачная неделя.

— Сколько же вы ловите в удачные дни? — Александр искренне удивился.

— Когда как, — не оборачиваясь ответил Хосий.

Телега проехала через ворота без створок. Над ними была табличка, которую Александр, конечно, не мог прочитать.

— Что написано на табличке? — Спросил Александр.

— Рыба Богура, — ответил Хосий.

— А кто такой, этот Богур?

Хосий посмотрел на Александра, взгляд его чуть смягчился.

— Это мой дед, — объяснил он. — В своё время он придумал, как ловить много рыбы прямо живьём. С тех пор мы храним этот семейный секрет и каждую неделю поставляем свежую рыбу на рынок.

— При таких объёмах ловли, не боитесь, что рыба в реке закончится?

Ирей тихо усмехнулся.

— Внимательнее! — Сказал Хосий. Сын молча кивнул в ответ. Он продолжил, повернувшись к Александру, — спасибо магам, чтобы они тут ни сделали. Дед, когда был молодым, от кого-то узнал, что в этой реке непонятно откуда каждое утро появляется рыба, сколько её не вылавливай. Это случается и по сей день.

— Мне всё ещё тяжело понять, как работает ваш мир…

— Я давно уже не пытаюсь его понять. Всё равно никто из нас не в состоянии на него повлиять. Это привилегия магов. Так что дам тебе совет — не забивай голову тем, что не поможет тебе вернуться домой. У тебя там семья?

— Да, родители. Друзья.

— Любимая женщина?

— Да… — Неуверенно ответил Александр.

— Понятно… — Александр догадывался, но совершенно не хотел уточнять, что же именно понял Хосий.

— А что за животное такое? — Желая перевести тему спросил Александр, указывая вперёд?

— Это? — Отец посмотрел на животное, — Чима. Лет десять назад маги вывели на замену Ковам. Эх, до чего же умные были!

— В смысле, вывели?

— Иногда маги делают что-нибудь для удобства нашей жизни и работы. Ну или они думают, что это для нас будет удобно. Да вот только чем им Ковы не угодили? Не было более преданных существ на земле! Запоминали всё моментально. Помню, я спал в этой самой повозке, пока ехали на рынок. Кова сама везла до места, представляешь? Да и в хозяйстве не сыскать лучшего помощника. А на Чиму посмотри. Она же тупая, как дерево. Видишь, какая головка маленькая? Она даже есть не будет, пока не скажешь ей команду. Правда эти команды состоят из таких примитивных звуков, что сам себя порой начинаешь таким же тупым, как Чима считать. Одно хорошо — команды выполняют точно и ничего лишнего.

— А зачем тогда нужны Чимы, если Ковы были так хороши?

— Я не знаю. Может за тем, что Ковы были очень дороги в содержании? Они же ели в каких-то невообразимых объёмах. Или может за тем, что Ковы из-за того, что слишком умны, были и до ужаса своенравными? А может потому, что Ковы живут всего по четыре года? Я не знаю, что именно заставило магов придумать нам новых помощников, но я искренне скучаю по старым, несмотря на всё это.

Они уже долгое время ехали вдоль реки, она заметно расширилась, и чем дальше они уезжали от злополучной скалы, тем Александру становилось спокойнее. Каменная дорога была на удивление ровной. Александр свесился через борт телеги и обнаружил, что дорожное полотно представляло из себя единую бесшовную плиту. А вокруг простиралась степь. Ну не совсем степь. Это ближайшая аналогия, которую он сумел придумать. Ярко-жёлтая земля, с редкими вкраплениями жидкой травы и одинокими кустами. Непривычно большое солнце успело едва оторваться своим диском от горизонта и сейчас светило прямо в глаза, но, что удивительно, это совсем не доставляло неудобств.

— Много нам ещё ехать? — Облокотившись на бочки, спросил Александр.

— Видишь? — Указал Хосий вперёд. Александр осторожно приподнялся и действительно различал на горизонте какие-то контуры. — Нам туда.

— А что это?

— Никто уже не помнит название этого городка. Мы все называем его просто Рынок, потому что кроме этого самого рынка там ничего и нет больше.

Александр вернулся на своё место. Телега мерно покачивалась на мягких рессорах. На той стороне реки появились первые дома. Совсем небольшие и целые огороженные дворы на несколько домов. Когда река превратилась в широкое озеро, на его берегах в несколько округлых рядов расположилась деревушка, из которой также выехало в направлении Рынка несколько телег, запряжённых такими же чимами, оставляя за собой поднятую пыль.

Дома на окраине Рынка были выкрашены в яркие цвета и различались между собой и общей архитектурой постройки и стилем внешнего оформления от приземистых хижин, построенных без фундамента, до больших трёхэтажных коттеджей с внутренним двором и богатым садом, что особо чужеродно смотрелось в местном окружении.

Потом проехали через большие ворота в невысокой каменной стене. Сразу за ними — огромная мощёная площадь, уставленная разными лотками, палатками и лавками. Все эти постройки не имели какого-либо логичного порядка или более-менее ровного строя. Только центр площади оставался пустым.

Миновав первый дом с вывеской, изображавшей колбу, дорога поворачивала направо, огибая этот дом и вела по кругу, миную лавочки разных форм и размеров. Ирей издал смешной гортанный звук, и они остановились у деревянной лавочки, украшенной рисунками рыб. Отец с сыном быстро спрыгнули с телеги и принялись выгружать бочки.

Александр неуклюже перевалился через борт, и боль пронзила мышцы. Спустя, наверное, минуту, бочки оказались на земле.

— Пойдём, я провожу тебя к Уману, — сказал Хосий, держа в руках одну корзину.

— А Ирей?

— Справится. Ему не впервой.

Они направились к центру площади. Чего тут только не продавали! Очевидные мясо, рыба — к слову, прошли уже третью палатку с рыбой, — во всех смыслах экзотические фрукты, даже что-то типа засолов и прочей консервации в прозрачных сосудах, похожих на маленькие винные бочки. Продавалось много самого разного инструмента, реже попадались лавки с какой-то одеждой. На глаза даже попалось что-то типа сувенирного лоточка. Но они так быстро шли, что Александр не успевал как следует рассмотреть товары. Но от запаха было не скрыться. Кисло-сладкий — запах цеплял за нос и не отпускал ни на секунду, добавляя к себе десятки других оттенков, как знакомых, так и совершенно чуждых, но бесконечно притягательных. Если говорить о чём-то знакомом, то звон монеток тут раздавался из всех углов, смешиваясь с базарным гомоном и миллионом других звуков, но на фоне всего это тихое позвякивание звучало как мантра.

Рядом с ремесленной мастерской, в которой небритый низкий человек что-то мастерил на верстаке, они спустились по лестнице в ярко освещённый подвал, заставленный разной рухлядью. Шкафы и полки буквально ломились от всякого хлама непонятного назначения. Было тесно. Казалось, что подвал стремиться тебя сжать и не выпустить больше никогда. Пахло старостью и плесенью.

— Выходи Уман! — Громко позвал Хосий. — Я знаю, что ты здесь.

— Кого там принесло? — Ворчал трескучий голос. Потом из-за дальнего шкафа появился и его обладатель — совершенно лысый старик, с растрёпанной седой бородой почти до земли. Он горбился и едва опирался на свой кривой посох. — Чего вам?

Старик подошёл ближе и Александр увидел совершенно белые, без зрачков глаза. По спине пробежал неприятный холодок.

— Парня надо отправить в Школу Энергии, — объяснил Хосий и поставил перед стариком корзину.

Уман чуть потянул носом, и приятная улыбка чуть коснулась его губ.

— Давно тебя не было, Хосий, — треск в голосе приобрёл бархатные нотки. — Менея по-прежнему печёт лучшие лепёшки на материке, — старик повернул голову в сторону Александра. — Не думал, что ты отправишь Ирея учиться. И почему Школа Энергии? Я же тебе рассказывал, что в школе Стихии…

— Это не Ирей, — слишком грубо перебил его Хосий.

Лицо старика стало недовольным. Он вытянул руку, направив ладонь в лицо Александра. На долю секунды на его лице мелькнуло удивление, тут же сменившееся заинтересованностью. Рука чуть дрогнула и медленно опустилась вниз, остановившись как раз напротив кольца. На его лице появился испуг, и он даже не пытался его скрыть.

— Как парня зовут? — Спросил он, наконец, убрав руку.

— Александр, — ответил он.

— Можешь идти, Хосий. Мы сами со всем разберёмся.

Мужчина засомневался, внимательно разглядывая старика.

— Будь осторожен, — тихо сказал он Александру и направился к выходу.

— Ещё раз спасибо вам за всё.

Хосий вяло отмахнулся.

— Передай правнучке мою благодарность за лепёшки, — добавил Уман в уже закрывающуюся дверь.

— Меня уже пытались перемещать, но эта штука почему-то не даёт, — быстро сказал парень, глядя на кольцо.

— Алек-сандр… — Произнёс Уман, будто пробуя это слово на языке, — ты же ведь не отсюда, я прав?

— Это настолько очевидно, что даже слепой это заметил? — Недовольно бросил парень, но осознав смысл слов, добавил, — простите, я не хотел вас обидеть.

— Ты меня не обидел, потому что я не слепой. Да — у меня нет глаз, но я вижу суть, чего не может никто из зрячих. Каждый из нас платит свою цену за магию.

Старик уверенным движением откинул крышку с корзины и достал две лепёшки, протянув одну из них парню.

— Расскажи, что тебе уже известно, потом решим, как с тобой лучше поступить.

— Мне советовали никому не доверять.

— Совет хороший, только сейчас, если я правильно понимаю, у тебя выбора нет.

Парень молчал, обдумывая услышанное.

— Итак?

Глава XXIII

В камере было тише обычного. Окровавленное тело уже не стонало, но оголённое мясо продолжало сочиться густой кровью. Заключённый потерял сознание, когда очередной лоскут его кожи упал на пол. Он был магом. Слабым, но всё же магом, и это не давало ему до сих пор умереть. Его мучитель умело балансировал на грани его жизни, поэтому рано или поздно он расскажет всё. Возможно даже в следующую его встречу с Главным Расследователем Стеллой. Кто бы мог подумать, что за маской такой красивой девушки скрывается такой ужасный монстр…

Дверь отворилась и в камеру вошла женщина ярко-белом фартуке, надетом поверх бесконечно-чёрного балахона без капюшона. Волосы скрывались под такой же белой, как и фартук аккуратной шапочкой. Женщина положила руки на тело и все порезы с ранами затянулись за несколько мгновений. Потом арестованный пришёл в себя.

— Рад снова тебя видеть, — сказал он с болезненной улыбкой.

Девушка виновато отвела глаза и скрылась за дверью, не закрыв за собой, и в неё тут же уверенной походкой вошла Стелла.

— Главному Расследователю не надоело? — Заключённый пытался придать своему голосу смелость, но он знал, что будет дальше. Всё это повторялось уже в шестой раз.

— Главный Расследователь только-только размялся. Готов продолжить нашу беседу?

— Как бы я не ценил ваше внимание, я бы предпочёл взять паузу, — заключённый как мог оттягивал неизбежное.

Вдруг его рука ниже локтя с характерным хрустом загнулась под неестественным углом. Он не смог сдержать крика. Что-то потянуло за руку, выворачивая её. Заключённый чувствовал, как растягиваются и рвутся мышцы, пока рука совсем не оторвалась и, окрапляя красным стены, отлетела в угол камеры.

Заключённый размахивал культёй, разбрызгивая кровь вокруг себя, попадая в том числе на неподвижно стоящую Стеллу. Её суровое лицо, покрытое кровью, казалось ещё более зловещим.

— Пожалуйста, позови Лекаря, — от напускной бравады в голове не осталось и следа. — Я всё скажу.

— Я слушаю, — холод голоса резал не хуже её меча, с которым он успел познакомиться в их первую встречу.

— Меня зовут Лиан…

— Это не твоё настоящее имя, поэтому мне плевать.

— Я — Тень. Как и все наши последователи. И мы хотим перестроить мир.

— Подробнее! Что вы планируете? Когда?

— Мы хотим вас всех убить.

— Когда?

— Я не знаю. Послезавтра. Нам дали на подготовку несколько дней.

— Кто дал? Кто у вас главный?

— Раньше нас было четверо. Всегда обсуждали каждый шаг на собраниях в тайном месте. Не ломай руку, я покажу в каком, — почуяв давление во второй руке, он поспешил опередить возможные последствия.

— Покажешь. Ты сказал, «раньше». А что сейчас?

— На последней встрече самый старший из нас не пришёл. Тот, с кем мы задумали всё это ещё лет десять назад. Что с ним стало, я не знаю, но тот выскочка сказал, что он чуть не привёл к нам вас.

— Что за выскочка?

— Какой-то мальчишка. Ну или выглядит так. Я не знаю, кто он. Появился на собрании около двух лет назад. Нет, конечно, с тех пор мы стали действовать куда активнее и злее, но он мне никогда не нравился. Вот не верю я ему, несмотря на то, что он утащил у вас из-под носа гостя из другого мира.

— Ты знаешь, где он?

— В одном из убежищ, скорее всего. Не ломай, я не знаю, правда. У нас их двенадцать по всей Арее. Это если крупных. Мелких так вообще никто не считал.

— Сколько у вас всего людей?

— За мной — около пятнадцати тысяч. У других — не знаю, но думаю, что около того.

— И что же случится завтра? К чему вы готовились?

— Я не знаю. Мальчишка сказал, мы поймём.

Стелла смотрела на него своим пронзающим взглядом. Заключённый боялся пошевелиться. Он не заметил, как рядом с ним оказалась та же девушка в ослепительно-белом фартуке и бережно пыталась прирастить руку на место.

— Потом тебя покормят, — таким же ледяным голосом сказала Старший Расследователь. Она уже повернулась, чтобы уходить, но остановилась.

— Я понимаю, что обычные люди хотят нашей смерти, но ты сам один из нас. Зачем тебе это?

— А ты правда не понимаешь? — Обессиленно спросил он, указав глазами на свою руку. — Вас не любят именно за это. Слабые маги никогда не поднимутся до вашего уровня. Они ненавидят вас ещё сильнее обычных людей, потому что понимают, чего им не достичь. Вы считаете себя выше других, даже выше прочих магов. То, что вы сильнее не даёт вам права быть нашими судьями и создавать для нас законы, по которым вы сами не живёте. Даже сейчас, на что ты пошла, Стелла, чтобы получить своё? И тебе за это ничего не будет! Ничего! Хватит относиться ко всем нам как пыли на подошве. Но вам недолго осталось.

Стелла выслушала, не изменившись в лице, но выйдя за дверь, она прислонилась к сырой стене. Её била дрожь и к глазам подкатывали слёзы.

— Это последний раз, Тантей. Последний раз… — Дрожащим голосом прошептала она.

— Спасибо, Стелла, — ответил голос в её голове. — Это было необходимо.

— Ты всё слышал? — Безуспешно стараясь взять себя в руки, сказала она. — Я возвращаюсь.

— Не надо. Для тебя есть задание.

— Я же сказала, что это было последний раз, — громче необходимого произнесла Стелла.

— Никого пытать не нужно. Хранитель вышел на связь.

— Александр? — Первый Расследователь аж вытянулась, будто ничего и не было. — Где он.

— Найдёшь его в Волоре, небольшом торговом городишке на Юго-Западе Стинеи в лавке у местного мага Умана.

Стелла раскрыла в глубине своей памяти карту и нашла нужную точку.

— Поняла, — ответила она, настраиваясь на столь далёкое перемещение.

— Я хочу, чтобы ты была рядом с ним и больше не теряла. Заодно отдохнёшь от всего этого.

— Спасибо, Тантей. Доставлю его как можно скорее.

— Я хочу, чтобы ты везла его ко мне как можно дольше.

— Почему?

— Послезавтра случится что-то ужасное, ты сама слышала. Я не хочу, чтобы он случайно попал под огонь, — Стелла хотела что-то возразить, но не успела. — Чтобы ты пострадала, я тоже не хочу. Если у Теней всё получится, надо, чтобы кто-то выжил. И это будешь ты. Не спорь, пожалуйста.

Стелла несколько мгновений тупо смотрела перед собой в поисках слов.

— Я сделаю, как ты хочешь, Тантей, — тихо сказала она.

— Спасибо. Отправляйся.

Голос в голове утих, а Стелла ещё немного постояла в тёмном и влажном коридоре темницы. Сосредоточившись, она снова нашла в памяти карту и прицелилась.

В следующий миг она оказалась в сотне шагов от ворот в действительно небольшой городок, раскинувшийся посреди полупустынной земли. Вокруг неё оседала пыль, смешанная с песком, поднятая её появлением. Солнце уже миновало свой зенит и всем своим весом стремилось вернуться за горизонт.

«Могло быть и хуже» — заключила она.

Стелла очень быстро нашла нужную лавку, оказавшуюся захламлённым подвалом. Слепой старик уставился в неё своими глазами без зрачков.

— Главный Расследователь Стелла, — строго представилась она.

— Он о тебе рассказывал, — старик чуть улыбнулся и вытянул вперёд руку. — Ты правда красивая.

— Где он? — Нетерпеливо спросила девушка.

— Жди тут. Я его приведу.

Старик скрылся за тонкой ширмой и тут же вернулся, ведя за собой Александра. Он выглядел… Возмужавшим. Сейчас он действительно был похож на Стигия.

— Привет, Стелла! Ой, прости, Главный Расследователь, — это было так мило, что Стелла сбросила с себя всю суровость и мягко ответила:

— Привет, Александр. Что с тобой случилось?

— Слишком долго рассказывать.

— В дороге и расскажешь.

— Как Главный Расследователь собирается доставить моего гостя в безопасное место? — Вмешался Уман. — Перемещение. Как и портал, очевидно, бесполезны. Иначе бы тебя тут не было.

— Спасибо, что связался с нами, Уман. Объявляю тебе личную благодарность от Верховного Магистра Тантея. Дальнейшая наша судьба является секретом. Думаю, сам понимаешь.

— Да — да, конечно. Только поясни старому человеку, Главный Расследователь, в чём именно выражается благодарность твоего Великого Магистра.

— Ты хочешь чего-то конкретного, Уман?

— Александр, помнишь, я тебе рассказывал про мастера, который делает хорошие повозки? — Не поворачивая головы сказал старик. — Иди к нему и выбери что-нибудь подороже. Мне кажется, у Боевой Школы, с деньгами проблем нет.

Александр не решался покинуть подвал, переводя глаза со старика на девушку.

— Это недалеко, Главный Расследователь Стелла.

— Найди нам повозку, — сказала Стелла, не отводя пристального взгляда от Умана.

Когда Александр со скрипом закрыл дверь, Старик устало опустился на низкий стул.

— Умный парень. Многое мог бы у нас изменить. Жаль, что кольцо именно у него оказалось. Вы же поэтому не можете его вернуть? Кольцо не даёт?

— Да.

Старик тяжело вздохнул.

— Недалеко на западе Ветреный Утёс, наверное, слышала. Там большое убежище. Там его держали.

— Спасибо, но думаю, что их там или уже нет, или скоро не будет.

— Умна, также, как и красива, — улыбнулся старик.

— Твоя просьба, — напомнила Стелла, хотя уже догадывалась о ней.

— Я старый человек. Сделал многое, о чём жалею. А не сделал ещё больше. Семья моей правнучки меня ненавидит. Жители боятся. Я устал. Говорят, ваш меч убивает быстро и безболезненно. Это правда?

— Сама никогда не пробовала… — Виновато ответила девушка, при этом чувствуя себя до невозможного глупо.

— Конечно, — улыбнулся Уман. — Я об этом как-то не подумал. Старость. Я прошу закончить страдания изжившего свой век мага.

В глазах Стеллы заблестели слёзы, и в её руке прямо из воздуха медленно появилось оружие. Лезвие светилось мягким розоватым светом.

— Не самая плохая смерть, — Уман продолжал дружелюбно улыбаться. Не думаю, что многие удостаивались чести быть убитым мечом от руки такой прекрасной женщины.

Стелла опустилась перед ним на колени и направило остриё лезвия ему в живот.

— Верни его домой, — прошептал Старик.

— Верну, — тихо пообещала Стелла и надавила на клинок. Он вошёл непривычно легко, как в тряпичное тренировочное чучело. Крови не было. Из раны струился голубоватый дымок, а тело рассыпалось в прах прямо на глазах. Магия — единственно, что поддерживало в нём жизнь.

Постояв немного над грудой тряпок и праха, Стелла покинула подвал, на ходу растворяя меч в воздухе.

Александр действительно был не далеко. В десяти шагах справа была огромная открытая мастерская. Он зачем-то пытался раскачать одну из телег.

— Что ты делаешь? — Подойдя, спросила Стелла.

— Проверяю рессоры. Ну или то, чем вы их заменяете.

— Зачем?

— У вас ровные, но очень грубые дороги. И деревянные колёса. Поэтому рессоры — единственное, что позволит хоть с каким-то комфортом ехать.

— У тебя очень сообразительный брат, красавица, — нахально улыбаясь сказал пузатый ремесленник, — ему одного взгляда достаточно, чтобы узнать всё о моих повозках. И не говорит, где обучался. Вы из каких мест будете? Может, я знаю там кого?

— Мы из-за моря, — ответила Стелла.

— Не…. Так далеко я не бывал, — ремесленник расстроился, потом, будто опомнившись. — Так возьмёте? Парень обещал, что ты заплатишь.

— Сколько? — Стелла запустила руку под плащ.

— Четыреста.

Стелла вперила в ремесленника свой пронзительный холодный взгляд. Отчего тот тяжело сглотнул и торопливо добавил.

— Но ради твоей красоты отдам за триста.

Стелла быстрым движением бросила ему звенящий мешочек.

— Могу запрячь. Тут не совсем обычный механизм… Где ваш Чима?

— Никаких Чим, — резко бросил Александр, он уже сидел в повозке. Стелла устроилась рядом с ним.

Повозка резко дёрнулась с места, влекомая неизвестной силой. Ремесленник смотрел ей вслед, забавно раскрыв рот.

— Не слишком дорого получилось? — Спросил Александр, когда они покинули пределы городка.

— Я не знаю, — ответила Стелла. Никогда раньше не покупала повозки.

Глава XXIV

Мирия проснулась позже обычного, когда солнечный диск уже поднялся высоко над горизонтом и ласково коснулся её лица через распахнутые окна. Она парила в воздухе над огромной кроватью Великого Магистра. Она уже лет двадцать просыпалась в таком положении, не помня, как она поднималась в воздух. Одеяло привычно валялось на полу бесформенной массой. Она никогда не наблюдала себя со стороны, поэтому не могла знать, что в такие моменты она всегда находится в ауре приятного фиолетового света.

Мирия медленно опустилась на кровать. Поднявшись с неё лёгким движением, она провела рукой по нагому телу от плеча до бедра, как бы обрастая одеждой. Когда на ней появился последний её элемент она, наконец, посмотрела в появившееся перед ней ростовое зеркало. Проведя рукой по растрёпанным волосам, она привела их в порядок. Не глядя на одеяло, одним щелчком пальца, Мирия вернула его на законное место. Она вытянула руку и в неё влетела волшебная палочка, которая всё это время лежала под подушкой.

Она сделала палочкой полукруглое движение снизу в верх, и зеркало исчезло, а когда палочка резко опустилась вниз, то исчезла и сама Мирия.

Великий Магистр оказалась за своим столом, на котором в аккуратной стопке лежало несколько бумаг.

«Какой в этом сейчас смысл? — Устало подумала она. — И где Первый Помощник?»

Одна подошла к свободной стене и два раза легко ударила по ней кончиком палочки, после чего на ней появились ярке белые буквы. Пробежав по ним глазами, она прошептала себе под нос:

— Что-то должно случиться.

Она снова посмотрела на стопку бумаг, которая показалась ей немного выросшей.

— Подождём… — Решила она и села за стол.

Прошение о переводе. В виду опасной обстановки в Главной Школе Мастер Баллор просит перевести его вместе с семьёй в южную Школу близ городка Столвен, где у его жены остался дом. «Мастер Баллор. Помню его. Он работает в Мастерской по производству Атрибутов. Жаль конечно, он хороший ремесленник. Но тем важнее его сохранить». «Разрешаю». Бумаги исчезли из её рук.

«А это хорошая мысль, — откинувшись в кресле, заключила она, — вывезти как можно больше людей на окраины, чтобы они не попали под действие этих самых бомб. Слишком поздно я это поняла. Скоро что-то случится. Я это чувствую».

Она взяла следующие бумаги.

Капитан Залкан жалуется на нехватку Стражников. Сорок два человека за прошедшую ночь покинули свои посты и не вернулись в казармы. Ниже приведён список пропавших Стражников. Не связано ли это с работой Главного Расследователя?

«Я передам в Боевую Школу о пропаже людей. Они займутся их поиском и расследованием причин исчезновения. Новых людей выдать вам не могу. Пусть Старший Капитан явится ко мне для обсуждения вариантов переназначения оставшихся Стражников». Бумаги исчезли из рук.

Наставник Нидий предлагает увеличить число занятий по прикладной магии. Согласно собранной информации, уверяет он, количество рабочих магов снизилось более чем вдвое за последние пять лет. А о качестве их работы и говорить не приходится. Вчера, например, один из них…

Мирия не стала дочитывать и просто сожгла документ у себя в руках.

Из Трапезной сообщают, что продукты в Вечном Складе по какой-то причине стали портиться. Пять ящиков сгнивших живофруктов пришлось выбросить. Пять ящиков! В двух ящиках с искусственным мясом нашли Червей Пустоты. Всё зерно из обогащённого зерна почернело. Нам не из чего печь хлеб. С этим надо что-то делать, а то через месяц нам будет нечем кормить Учеников и Наставников.

Мирия задумалась. «Последствия влияния магической бомбы или диверсия? Надо будет изучить самостоятельно. А пока…» — «В Кулинарный Кабинет. Срочно. Ускорить создание продуктов для Трапезной. Магистру Давоку. Заменить Вечный Склад. Не чинить. Только заменить. Неисправный Склад вместе с содержимым перенести в мою лабораторию».

Бумаги исчезли.

Жалоба на Наставника…

Просьба принять в Школу…

Просьба рассмотреть Научный труд…

Выбор руководителя для школы в Синем Лесу…

Два Магистра не поделили изобретение…

Запрос в Боевую Школу….

— А это как сюда попало?

Прошу призвать к суду Великого Магистра Мирию. Получив свою силу случайно, она не имеет права на то, чтобы пользоваться ею. Не говоря о том, чтобы возглавлять целую школу! Я знаю, в вашей власти лишить её силы, и я взываю к справедливому суду. На её месте должен быть более достойный человек, от рождения наделённый магией. Если вы проигнорируете мой запрос, то все маги пожалеют.

Мы — Тени. Нас нет.

«Отправить Великому Магистру Тантею. Как думаешь, это писал Чучело?»

Когда стопка практически подошла к концу, стеклянный шар, стоящий в углу стола ярко засветился. Мирия коснулась его рукой.

— Великий Магистр Тантей, — представился мягкий голос.

— Приветсвую! — Сама не зная почему, ответила она почтительным тоном.

— Рад тебя слышать, Мирия, — по-отечески продолжил Тантей. — Хочу с тобой поговорить по поводу запроса, что ты мне отправила. Как давно оно пришло.

— Сегодня. Точнее не скажу.

— Послушай это, — тут же сказал Тантей, словно ожидая именно этого ответа. — Прошу призвать к суду Великого Магистра Кантара. Он слишком стар, чтобы нести бремя правления, но также и слишком горд, чтобы уступить место кому-то более достойному и активному. Тому, кто введёт Школу в новый меняющийся мир. Я знаю, в вашей власти лишить его силы и обеспечить старику спокойную старость. Если вы проигнорируете мой запрос, то все маги пострадают.

Мы — Тени. Нас нет.

— Не скажу, что это далеко от истины, — ехидно заметила девушка.

— Мирия! — Устало сказал Тантей. — Не начинай.

— Хорошо. Я так думаю, про Мелдвина у тебя тоже есть?

— Прошу призвать к суду Великого Магистра Мелдвина. Он слишком обезумел от своей силы и ведёт совершенно безрассудную политику, непонятно на что нацеленную. В своём безумии ему не хватает ума, чтобы уступить своё место более разумному и достойному магу, который исправит все те ошибки, что успел оставить после себя Великий Магистр. Я знаю, в вашей власти лишить его силы, и я прошу изолировать этого безумца от всех нас. Если вы проигнорируете мой запрос, то все маги пострадают.

Мы — Тени. Нас нет.

— Они поразительно хорошо осведомлены.

— Даже слишком.

— В каком смысле?

— Прошу призвать к суду Великого Магистра Тантея. Он считает, что имеет право судить преступления других людей. Да он и не человек, если подумать, он… Непонятно что. Порождение Магии. И непонятно, какие он на самом деле преследует цели. Он считает, что никто, кроме него не в состоянии нести его бремя, не давая тем самым даже попробовать более достойным людям. Я знаю, что в его власти распылить любого из нас одним взглядом, но я прошу его отказаться от своего статуса и вести жизнь отшельника. Если вы проигнорируете мой запрос, то все маги пострадают.

Мы — Тени. Нас нет.

— А вот это было неожиданно.

— Что ты по этому поводу думаешь?

— Думаю, что-то должно случится. И очень скоро.

— Кантар и Мелдвин думают также.

— Ты с ними уже говорил? — Мирии было искренне обидно, что с ней он связался последней.

— Сейчас очень важно действовать сообща. Когда сможешь прибыть на совет?

— Ты же понимаешь, что это отличное время для того, чтобы всех нас убить одним махом?

— На это и расчёт.

— Тогда — завтра. Надо подготовится… К чему бы то ни было.

— Значит, завтра в полдень. Будь осторожна, Мирия.

— Как всегда, Тантей.

Шар перестал светиться и Мирия убрала от него руку. Пока она разговаривала с Тантеем стопка бумаг опять выросла до половины прежнего размера.

— И где мой Первый Помощник, когда он так нужен? — Тихо произнесла Мирия, потом, будто о чём-то вспомнив, она встала из-за стола и подошла к окну, из которого открывался вид на двор школы и окрестные разноцветные дома. И дальше, по дороги, почти на самом горизонте небольшой посёлок, где она жила, будучи маленькой пугливой девочкой.

— Ой как не вовремя ты к нам попал, Александр…

Глава XXV

Пламя танцевало под ледяным взглядом звёзд. Низкий круглый очаг не давал ему расползтись. В небольшом круге жёлтого света едва различались тёмные фигуры путников, устроившихся на ночлег. Александр завернулся в нечто, что он назвал спальным мешком и был похож на большую гусеницу. Стелле понадобилось много времени, чтобы понять, что от неё хочет парень, но всё же она сумела создать нужную вещь. Сама она сидела на земле, опершись спиной на колесо их повозки и вытянув босые ноги к пляшущему пламени. Она могла сделать для себя любой ночлег, но предпочла естественные, как ей показалось условия. Перед ней стоит задача не спускать глаз с Хранителя, но её глаза предательски слипаются.

— Стелла, ты не спишь? — Спросил её тихий шёпот.

— Нет, — ответила она, пару раз мотнув головой, отгоняя сон.

— Не удобно? — Спросил Александр.

— Вполне, — честно ответила Стелла. — Чего сам не спишь? Завтра долгий и трудный день.

— Мне просто интересно…

— Что?

— Насколько трудно тебе тащить нашу повозку? Я понимаю, что ты не сама её тащишь, но всё же.

— Это… Утомительно.

— У нас есть такие повозки, только сильно усовершенствованные. Внутри них есть… — Он подбирал слова, — устройства, которые заставляют колёса повозки вращаться. Глядя, как ты создаёшь из воздуха этот мешок, я подумал, а не получится ли сделать подобное устройство, чтобы облегчить тебе работу?

— Не думаю. Никто никогда не задавался таким вопросом.

— Мне кажется, я смогу придумать, как это сделать. Надо только решить вопрос с топливом.

— Топливом?

— Чтобы повозки из нашего мира ездили, в них заливают специальную горючую смесь.

— Зачем?

— Энергия не может быть создана и не может быть уничтожена. Она переходит из одной формы в другу. — Александр от возбуждения поднялся на своём месте и сел на колени. — Это один из фундаментальных законов моего мира. То есть, чтобы придать машине, то есть повозке горизонтальное движение, надо придать вращательное движение колёсам, вращение к ним передаётся через специальный вал от двигателя… От устройства, о котором я говорил. Это устройство, в свою очередь получает энергию вращения от сгорания в нём топлива. То есть мы преобразуем энергию горения в энергию горизонтального перемещения.

— В этом… Есть логика… — Согласилась Стелла, обдумывая описанную схему.

— Насколько я могу судить со стороны, — продолжал излишне разговорившийся Александр, — ваш мир не так сильно отличается от моего. И наши фундаментальные законы работают и у вас. Мне Мирия пыталась объяснить, как работает Магия. Да и в книгах прочитал об этом, пока сидел у неё взаперти. Ваша Магия очень похожа на нашу энергию.

— Может быть, — вяло отвечала девушка, на долю секунды ей показалось, что рядом с ней сидит Стигий и рассказывает ей очередную теорию о природе всего сущего. — Тебе, видимо, виднее.

— Если наши законы справедливы и для вас, то откуда вы все черпаете вашу силу, и куда она потом возвращается? Ты не задумывалась об этом?

— Сейчас ты лезешь в дебри наших древнейших споров, Александр, — она приятно улыбнулась. — Я бы тебе посоветовала не забивать этим голову, ведь ты у нас не навсегда и не обязан понимать, как устроен наш мир.

— Не сочти за грубость, но мне кажется, мало кто из вас по-настоящему понимает, как устроен ваш мир.

— Это так. Понимаешь, Александр, — Стелла подалась вперёд, — Когда кто-то пытается раскопать эти тайны, случается большая беда и гибнет много людей. Поэтому мало кто рискует в этом копаться.

— Выходит, вы — обычные потребители?

— Наверное, так. Если бы я ещё знала, что означает это слово.

Александр немного осунулся и уставился в пламя. Он долгое время сидел неподвижно, и Стелла опять начала клевать носом.

— О чём просил Уман? — Вдруг спросил Александр. Стелла опять сбросила с себя прозрачные сети сна.

— Ему надоело прозябать в своём подвале в одиночестве, — сухим голосом ответила Главный Расследователь, — просил перенести его в нашу Крепость.

— Странно. Зачем для этого меня выпроваживать?

— Чтобы кольцо не помешало, видимо.

— Это? — Он поднял руку и посмотрел на чёрный Артефакт. Стелла заметила, что он начал отливать голубоватым блеском. Такого раньше не было. — Мы с Уманом Экспериментально установили, что эта штука блокирует, а чаще поглощает магическое воздействие, направленное непосредственно в меня.

— Значит, прощаться не захотел, — голос Стеллы стал холодным. Она продолжала пристально следить за прыгающим голубым светом на руке парня.

— Жаль. Приятный старичок, хоть и головой поехавший.

Стелла не ответила.

— Ладно, можно последний вопрос?

— Задавай.

— Раз ты можешь так легко создать что угодно буквально из воздуха, то почему мы спим посреди поля, а не, например, за каменными стенами и на удобных кроватях?

— Потому что я устала, и это единственное, на что мне хватило фантазии и желания.

— Тогда прошу меня простить за моё несвоевременное любопытство, — виновато сказал Александр. — Спокойной ночи, Стелла.

— Спокойной ночи, Александр, — Стелла не понимала, зачем её попутчик говорит так перед сном, но повторила за ним. Она продолжала неподвижно сидеть и внимательно наблюдать за ним. Убедившись, что он уснул, она подошла к нему и протянула в его направлении руку, стараясь уловить какую-либо магическую активность кольца. То, что она ощутила ей не понравилось.

Стелла не заметила, как заснула, но спала очень неспокойно. Проснувшись ещё до рассвета, она неподвижно сидела, также облокотившись на колесо, внимательно разглядывая ворочающееся тело. Она понимала, что в таком темпе долго она не протянет, а ехать им ещё несколько дней. И это только до моря.

Когда начало светать, она несколько раз обошла повозку, внимательно осматривая её. Она искренне не понимала, как можно сделать то, о чём ей говорил Александр. Зато она придумала способ задержаться подольше.

Вскоре проснулся и сам Александр. Стелла уже успела достать с помощью магии стол, пар стульев и еду с напитками. Парень жадно на них накинулся. Стелла украдкой погладывала на его руку.

— Я тут подумала, — сказала Первый Расследователь, — ты действительно сможешь заставить повозку ехать саму?

— Думаю да, — кивнул Александр, потом продолжил, неуверенно почесав затылок. — Ну я не механик вообще-то и никогда с машинами дела не имел, но тут прямо озарение какое-то. Так что, думаю, справлюсь. Но…

— Что?

— Я не маг. А чтобы осуществить мою идею, мне понадобится твоя помощь.

— Говори, что надо, — ответила она с улыбкой. — ей правда было интересно.

Во время завтрака, а потом очень долго после его окончания Александр объяснял Стелле принцип работы того, что он называл двигателем. Потом объяснял, чем его идея отличается от всего описанного им ранее. Наконец, они очень долго пытались создать нужный механизм. Когда Александр в двадцатый раз попросил его изменить, успевшая порядком устать от этого Стелла объявила обед. Но вместо того, чтобы разделить его с ней, парень попросил большой лист бумаги и пишущий стержень. Разложив всё на половине стола, он увлечённо, что-то рисовал, выводя линии по линейке.

Теперь даже днём был заметен синий блеск кольца на его руке.

Закончив обедать, Стелла блаженно откинулась на спинку стула. Тогда Александр с довольной ухмылкой показал ей результат своих трудов. Стелла не понимала из его рисунка вообще ничего. Возбуждённый Александр пустился в новые объяснения, указывая в разные части рисунка. Теперь она поняла. Кажется.

Спустя пару неудач, им всё-таки удалось сделать то, что работало. Это было устройство прямоугольной формы. Внешне оно было практически полностью закрытым, но внутри у него происходили процессы, которые иначе как магией назвать нельзя. Но это была не совсем магия. Александр назвал её механикой.

Подав небольшое магическое усилие диск на одном из концов устройства начинал вращаться, и чем большее было усилие, тем быстрее этот диск вращался.

Убедившись, что устройство работает, Александр и до этого чересчур возбуждённый, буквально излучал из себя живую энергию, и Стелла готова была поклясться, что в его глазах появился теперь уже знакомый ей голубой блеск.

Дальше пошло на удивление быстро. Через так называемые валы, они соединили выходной вращающийся диск устройства с передними колёсами. К этому времени уже начало темнеть, но Александр никак не мог закончить. Стелла же не чувствовала ног. Она не помнила, когда она последний раз настолько уставала физически. Но эта усталость почему-то была ей даже в радость. Даже обидно было в таком состоянии опять на земле провести ночь.

Стелла собрала последние силы и, подняв руку вверх, сильно сжала её в кулак. Воздух ощутимо затрясся. Даже Александр смог отвлечься от своей работы. С открытым ртом он смотрел как вокруг стола прямо из воздуха появляются каменные стены, а за ними и крыша. Одежда на Стелле развевалась, будто над ней стоял огромный вентилятор. Но волосы почему-то взвивались вверх.

Когда Стелла закончила, она бросила сжатую руку вниз и по пустоши пробежал гул упавшей скалы.

— Ты был прав, — сказала Стелла совсем ослабшим голосом. — Спать за стенами безопаснее.

— Ты в курсе, насколько пафосно сейчас это было? — Спросил Александр, всё ещё находящийся под впечатлением.

— Что значит — пафосно?

— А… — Парень махнул рукой. — Не важно. Надо закончить.

— Я слишком устала, чтобы спорить. Спокойной ночи. — Неизвестно зачем добавила она.

— Спокойной ночи, — на автомате ответил Александр, не отрываясь от работы.

Утро пришло неожиданно быстро. Стелла нежно потянулась в кровати. Она лет пять так хорошо не спала. Скорее десять. Она повернула голову и увидела, что Александра на соседней кровати нет. Постель даже не тронута. Она вскочила, на ходу создавая на себе одежду. С силой открыв дверь, она сощурилась от ударившего в глаза света. Она не ожидала, что проспала так долго — солнце было практически в зените.

Привыкнув к свету, она осмотрелась — повозка была на месте, также было поднятой на небольшой подставке. Под повозкой спал Александр. Видимо, заснул прямо за работой. Она встала над ним и думала, как поступить.

Она взяла его на руки, мысленно опустила повозку на землю, после чего положила в неё своего попутчика. В одно движение запрыгнув в неё, она огляделась.

— Пусть стоит — решила она, и дала команду устройству. Повозка неожиданно резко дёрнулась с места и понеслась вперёд.

— Ты смотри, — тихо сказала она. — Работает!

— Если бы я умел делать как ты или Мирия, я бы сделал ещё лучше, — сонным голосом сказал Александр сзади.

— Мы едем быстрее, чем раньше! — Искренне удивлялась Стелла. — И мне намного легче заставлять её двигаться! Это… Невероятно.

— Это нормально, что оно так нагрелось?

Стелла обернулась. Александр внимательно рассматривал кольцо, как раньше пытаясь его снять с пальца. Оно отчётливо светилось.

— Мы с этим разберёмся, когда приедем, — её голос опять стал холодным. Но, если это тебя успокоит, то не думаю, что это что-то опасное для тебя.

— Что-то происходит — голос парня звучал незнакомо. Появился глубокий грудной хрип и старческий треск. Стелла встала в боевую стойку и попыталась вытащить из воздуха меч, но в её руке оказалась только рукоятка.

Она тоже ощутила неприятное возмущение в воздухе, а потом они въехали в непонятно откуда появившийся портал.

Глава XXVI

В Зеркальной Комнате было слишком тихо. Эта тишина не давала Тантею сосредоточится. Даже потоки магии, пронизывающие всё вокруг, были непрерывными и слишком стройными. Он чувствовал их. Он был их частью, окутывая ими весь мир. Через них он чувствовал весь мир. Обычно. Сейчас он не мог расслабиться и беспокойно возвращался в Зеркальную Комнату.

Великий Магистр открыл глаза и посмотрел на своё отражение. Татуировки практически не светились. Всё было слишком идеально.

Материализовав на себе одежду — свободный балахон с глубоким капюшоном, абсолютно-чёрный с ярко-белыми вставками — он вышел через едва заметную дверь и медленно спустился по винтовой лестнице. Это было такой же важной частью погружения, как и пребывание в Зеркальной комнате. Точнее, пеший спуск помогал ему вернуться в реальный мир, далеко не так чувствительный к магии, как он.

Зеркальная комната находилась на вершине самой высокой башни Крепости Правосудия. Предполагалось, что там должны располагаться покои Великого Магистра, но Танетей нашёл ей более важное применение.

Автор письма прав, как и все они. Тантей — не человек. Он нечто большее. Большее? Он нечто другое. Плод страсти от порождённого магией существа. Он и является живым воплощением магии. Той силы, что питает этот мир. Стихией, которую жители этого мира смогли подчинить.

Уже были слышны звуки боя — во дворе Крепости каждый день тренировались. Для боевого мага нет ничего важнее его подготовки. Эту мысль вдалбливают всем ученикам с первого дня, воспитывая в них феноменальную дисциплину. Но даже эта сталь испортилась от чересчур сильной закалки. Чем же смог Чучело, кем бы он ни был, заставил идти за собой таких верных и прошедших строжайший отбор магов? Неужели одной идеи, пусть и благой, достаточно, чтобы вселить сомнение в зачерствевшее сердце солдата?

Тантей спустился до самого низа и, как обычно, остановился на короткое время у самой двери. Очистив от последних мыслей голову, он вышел во двор.

Едва окончившие обучаться маги отрабатывали безоружный ближний бой. Удостоив их лишь коротким взглядом, Великий Магистр прошёл вдоль стены, но резко остановился прямо перед упавшим полуголым телом. Маг тут же вскочил. Заметив, Тантея, он слегка поклонился.

— Приветствую, Великий Магистр! — Сказал он и быстро вернулся к своему противнику.

Тантей проводил его взглядом и только сейчас заметил кое-что необычное. Он подозвал к себе их Наставника.

— Почему бойцы без одежды? — Без приветствия спросил Тантей.

— Учу их терпеть боль, — поспешно ответил Наставник, также забыв о приветствии.

— С этим есть проблемы? Почему раньше не сказали?

— Раньше эта проблема не была так очевидна, Великий Магистр.

— Поясни.

— За последние дни многих забрали на допросы. И очень немногие продержались хотя бы пол дня.

Великий Магистр уставил в Наставинка такой взгляд, который тот не знал, как расценивать, но почему-то испугался, будто бы сжавшись.

— Я понимаю, что идёт расследование, — оправдывался он, — но они позорят мою работу и лично меня. А если бы их допрашивали не мы, а какой-то возможный враг?

Великий Магистр задумчиво кивал головой, и, казалось, не слушал.

— Продолжай, — наконец, сказал он и пошёл дальше.

Пройдя с гулким эхом через пустой Зал Суда через слишком большие даже для него двери, Тантей повернул в его центре налево и прошёл через дверь, ведущую на лестницу. Она вела в Высший Зал, где его уже в нетерпении ожидали три Великих Магистра.

— Зачем вызывать нас так рано, если ты сам ещё не готов, Тантей? — Недовольно бросил Мелдвин, как только Великий Магистр Боевой Школы появился в дверях.

Не говоря ни слова, он сел на своё место.

— И что, мы так и будем тут сидеть, и ждать непонятно чего? — Продолжая стоять возмущался Мелдвин.

— Я готов выслушать ваши предложения, Великие Магистры, — строго сказал Тантей.

— Я повторю то же, что и сказал тебе через Шар — зачем нам собираться в одном месте, облегчая задачу нашим врагам? — Мелвин, наконец, изволил опуститься на стул, — собрав нас здесь, ты подставил под удар не только нас, но и основы, удерживающие наш мир в покое и равновесии.

— Не тебе говорить о равновесии, Мелдвин, — рявкнул Кантар. Тантей давно не видел его таким злым. — Ты только и ищешь способы этот самый баланс нарушить в свою сторону. Хоть ты мне почти брат, но с меня хватит. Нам с тобой пора выйти из игры. И если нам суждено сегодня умереть, то это давно пора было сделать. Вот только, — обратился он уже спокойнее к Тантею, — зря ты и Мирию сюда вытащил. Не стоит ей умирать вместе с нами.

— Я не собираюсь сегодня умирать, — уверенно сказала девушка.

— Никто не умрёт, если мы будем заодно, — сказал Тантей, оглядывая своих собеседников, — для этого мы и собрались, чтобы продумать дальнейшие действия.

— Ты же согласен, что мы здесь являемся слишком очевидной мишенью? — Спросил Мелдвин.

— Конечно.

— В таком случае, что случится, как ты думаешь?

— Мы нашли не все пропавшие бомбы. Думаю, они попытаются их активировать одновременно где-то около Крепости. Мои лучшие маги держат защитное поле как над крепостью, так и вокруг этого зала.

— А что с теми устройствами, которые хранятся у вас? — Спросила Мирия.

— Я о них позаботился. Они проблем не создадут.

— Как позаботился? — Недовольно спросил Мелдвин.

— Также, как и о палочке Делагура, как ты и сказал, — ответил Тантей.

— И что это значит?

— Убрал их из нашего мира.

— Что? — Мелдвин был скорее удивлён, чем возмущён. — Ты не мог так сделать.

— Но сделал. Не место им в нашем мире. Пусть те люди с ними разбираются.

Мелдвин хотел сказать что-то ещё, но смолчал. Даже не читая его мысли, Тантей понимал, что он сейчас очень сильно ругается.

— Ты предлагаешь нам сидеть под куполом, пока где-то будут убивать наших людей? — с возмущением спросил Кантар.

— Я надеюсь, что ваши люди справятся с незначительными силами противника. Думаю, что основной удар будет нацелен на нас. Тени думают, что, убив вас можно занять ваши места, и Чучело очень хорошо играет на этом заблуждении. Даже если устройства пробьют защиту и лишат нас магии, мои обученные бойцы и без неё в состоянии противостоять даже превосходящему противнику. Поэтому да, Великий Магистр Кантар, мой план в том, чтобы сидеть в этом зале и ждать незваных гостей, если они всё-таки заявятся.

— Если они доберутся до нас, мы же ничего не сможем им противопоставить без магии — ответил Кантар. — Мы слишком старые.

— Для этого тут Мирия.

Три пары глаз уставились на девушку. Она не знала в которые из них смотреть.

— Я доверяю тебе свою жизнь, девочка, если всё пойдёт плохо, — сказал Тантей, по-отечески, потом более строго обратился к старикам. — От вас я жду того же.

— Вот уж нет! — Сказал Мелдвин. — Уж лучше сдохнуть, чем позволить выскочке, которой просто повезло заполучить свою силу, оберегать мою жизнь!

Мирия гневно сверлила его взглядом. Между её пальцев искрили молнии.

— Ты не справедлив к ней, Мелдвин, — примирительно сказал Кантар. — Сам знаешь, через что она прошла.

— А через что мы с тобой прошли? Помнишь? А помнишь, чтобы нас кто-то жалел? Вооооооот. Поэтому и она от меня жалости не дождётся. Ты сам-то ей доверишься?

— У меня нет выбора.

— Вот именно! Если бы у тебя был выбор, ты бы ни за что не доверился ей.

— Да чего ты на неё так взъелся? — Не выдержал Кантар.

— Ну давай, Великий Магистр. Расскажи. — Глазами хищника, готового броситься на жертву, Мирия ехидно смотрела на Мелдвина.

— Рассказать что? — Кантар в недоумении уставился на старого друга, но он не спешил отвечать, а даже как-то осунулся, и растерялся, не находя себе места.

— Великий Магистр Мелдвин пытался на мне жениться, — издевательским тоном начала Мирия. — Это было почти сразу после смерти Фантира. Видимо, раньше боялся гнева своего учителя. Он был показательно добр и заботлив, обещал мне защиту и — как же он выразился? Вспомнила — «вместе построить новый мир, где будет всего одна школа. Наша». Я была ещё наивной и глупой девочкой, а он… Я не знаю, что на него нашло, но он попытался меня изнасиловать…

— Что? — Взревел Кантар. Мелдвин даже побледнел от страха. — Ты знал? — Спросил он у Тантея.

— Нет, — холодно ответил он, пытаясь задушить в себе вспыхивающий гнев, — почему ты раньше не сказала? Ему это не сойдёт с рук.

— Я сказала «попытался». По факту, ему не за что отвечать. А не сказала, потому что испугалась.

— Чего? — Не глядя на неё спросил Тантей.

— Я ему кое-что оторвала. Очень болезненно. Думала, меня за это накажут.

— Это… — Кантар запнулся, подбирая слова, — многое объясняет. И что нам со всем этим делать?

— Решим, когда всё закончится, — Тантей горел изнутри от гнева. Светящиеся татуировки начали проглядываться сквозь одежду. Глаза горели голубым. Мелдвин буквально вжался в стул и старался не шевелиться.

Вдруг Тантей ощутил, как окружающие его потоки магии буквально сходят с ума. Вместо стройных рядов, они носились без какого-либо направления. В следующий миг он понял, что весь его внутренний гнев утекает куда-то наружу, растворяясь в окружающих потоках. А затем и он сам растворился в них и его сознание заполнило комнату, потом Крепость, потом материк. Ещё через миг он чувствовал, что наполняет собой весь мир. Потоки силы, не слушая никого, даже свои собственные законы будто убегали из сотни точек по всему миру, создавая завихрения невероятной силы в местах, где встречались несколько таких потоков. Магия восстала против покоривших её людей. Наконец, он понял, что происходит и испытал ужас.

Глава XXVII

Родий склонился над картой Ареи. По всей её территории было нарисовано чуть больше сотни маленьких крестов. В отличие от магов, у него не было связи с людьми, которым он приказал разместить устройства в нужных точках. Теперь он мог только нервно ждать и надеяться, что их не остановят вездесущие боевые маги. Иной причины для их провала он не видел. С другой стороны, какая разница, где сработает устройство?

Камера плохо освещалась странной лампой, так непривычной для магов, но Родий не жаловался. Где же прятаться от врага, как не у него дома? Полезно иметь своих людей в любых уголках этого мира. Один из этих людей вчера провёл его в Крепость и спрятал в одной из пустующих камер. Подземелья Крепости, в которых также располагаются темницы, настолько глубоки и запутанны, что никто никогда не изучал их полностью. Чуть позже человек принёс еду и форму бойца Боевой Школы.

Хоть на Родии было не его настоящее лицо, оно было обезображено ожогом, который до сих пор горел. Как он ни пытался его спрятать под любым другим лицом — ожог переходил на него. Но больше всего Родия злило то, что этот ожог был и на его настоящем лице. Кто же знал, что чёртов Александр имеет способности к магии? Или это кольцо? Скоро всё это будет не важно. Когда он запустит устройства, тогда Александр не сможет вернуться домой и тогда уж он за всё ему ответит!

Ну а пока… Сколько ещё ждать?

В камеру спешно забежал всё тот же боец, имя которого Родий даже не пытался вспомнить. Он освещал себе путь небольшим светящимся шаром, который держал в руке.

— Все в Высшем Зале! Тантей только что присоединился к остальным.

— Значит, можно начинать. Здесь все готовы?

— Ждут команды от меня.

— Передай им: когда почувствуют слабость, пусть начинают. — Сказал Родий и вытащил из сумки, которую всё это время таскал с собой, небольшой бочонок и небрежно бросил его на стол.

— Сейчас?

— Да, — ощупав бочок осторожными движениями он на что-то нажимал, пока не раздался едва различимый щелчок. После этого он аккуратно завернул бочонок в развёрнутую на столе карту. Боец с интересом наблюдал за ним.

— Готово. Что дальше? — Спросил он.

Родий молча опрокинул фонарь и огонь из него пополз по разлившейся горючей смеси. Обёрнутый в бумажную карту бочонок вспыхнул на удивление быстро.

— Что должно произойти? — Спросил боец.

— Ты почувствуешь.

Боец почувствовал. Светящийся шар в его руке взорвался, сильно опалив ему ладонь. Вместе с этим, он ощутил невероятную усталость.

Почувствовал и Родий. Сначала он ощутил, как с него стекает чужое лицо. Потом и на него рухнула усталость. Да так, что он едва устоял на ногах.

Боец помог ему устоять, но не мог отвести глаза от его лица. Родий отстранился от него.

— Началось, — слабым голосом произнёс он. — Пора наверх.

И они двинулись, оставив пламя разрастаться по камере. Родий не ожидал, что идти будет настолько тяжело. Движение ещё затрудняли вибрации, расходящиеся по полу и стенам, становящиеся с каждым шагом всё сильнее. В конце коридора, перед выходом на лестницу внезапно открылся портал, из которого вывалилась обнажённая девушка. Она громко кричала, пытаясь прикрыться. Портал быстро закрылся. Увидев Родия с его спутником, она в последний раз вскрикнула и, стыдливо прикрываясь, убежала прочь.

Они поднялись по лестнице, но там, где был проход теперь была стена. Подземелье перестраивалось. Этого Родий тоже не ожидал. Боец начал паниковать.

— Что ты наделал? Как мы отсюда выберемся? Это и без этой перестройки был самый настоящим лабиринтом!

Потолок над их головами начал осыпаться. Они в последний миг успел отскочить назад. Там, где была стена, а до этого проход направо, теперь зияла пропасть, из которой торчал ствол огромного дерева, уходящий вверх. Не удостоив себя сомнением, Родий что есть сил прыгнул вперёд и схватился за ветку. Очень долго и неуклюже он полез наверх. Чуть позже на дерево прыгнул и боец. Вскоре дерево начало расти.

Едва увидев просторную землю, Родий спрыгнул на неё ровно за миг до того, как дерево просто исчезло. Боец так и не поднялся. Но это было не важно.

Осмотревшись, Родий понял, что он оказался за стенами Крепости. Придётся обойти. Идя вдоль стены, он слышал, как внутри кипит ожесточённый бой. Или что похуже, вспоминая случившееся. Дрожание земли усилилось. Со стены сыпался камень.

Внезапно по стене начала стекать какая-то до красна раскалённая масса. Она погребла под собой большой кусок стены.

— Сегодня мне везёт, — решил Родий, и кинулся в образовавшийся проём, чудом перескочив раскалённую лужу, которая продолжала растекаться по земле.

Попав за стену, он оказался в казармах. Между двухъярусных кроватей лежали окровавленные тела. Не тратя на мертвецов время. Он вышел через дверь. Во дворе действительно сражались люди. Но как-то вяло. Будто бой шёл пятый день не переставая. И он их прекрасно понимал. А вот кто бился особо яростно и с полной самоотдачей, так это люди. Обычные люди, которым обезумевшая магия не была помехой. Их успели сюда переместить прямо перед активацией, как и было запланировано. Они уверенно теснили защитников Крепости.

Родий подобрал с одного из трупов копьё и, подняв его вверх закричал что было силы:

— Великие Магистры сейчас в Высшем Зале! Покончим с ними раз и навсегда!

Родий уверенно шагал к дверям, которые уже были распахнуты. Почти подойдя к ним, он обернулся, чтобы раздать команды, но за ним никого не было. У него не было сил даже обидеться. Он шагнул внутрь — тут тоже были бои. Вся охрана перебита. В его голове пробежала мысль, что он опоздал, и Великие Магистры уже мертвы, но продолжал свой путь.

Впереди была недовольно гудящая толпа.

— Эй гляди, ещё один! — Сказал один из них, увидев Родия.

— Хозяев пришёл защищать? — Рявкнул второй, крупнее первого, выйдя навстречу родию и замахнувшись дубиной.

— Никого я не пришёл защищать. Я — свой. Чего вы тут застряли? — Родий даже не остановился перед ними.

Крупный мужчина оглядел Родия и опустил дубину.

— Да вон — указал он на толпу, пытающуюся прорваться в закрытую дверь, — Великие Магистры там засели. Охрану перебили, а их достать не можем.

— Почему?

— Не знаю. Говорят, что сначала вроде зашли к ним, да только там и сдохли. Теперь вот изнутри они закрылись.

— А выломать пробовали?

— Вот как раз собираемся.

Родий протиснулся сквозь толпу человек в двадцать, и внимательно осматривал дверь.

— Инструменты есть? — Спросил он. — Надо петли выломать.

Инструменты нашлись на удивление быстро. Также быстро они распределились по умелым рукам. Наконец, двери с треском упали перед расступившейся толпой.

— Ты? — Раздался голос из комнаты. — Можно было догадаться.

Великий Магистр Мирия едва стояла на ногах. Она была вся в крови и держала в ослабевших руках меч. Вокруг неё лежали изрубленные трупы прорвавшихся внутрь людей. Их было пятеро. За столом на стульях обессиленно лежали Мелдвин и Кантар.

— А где Тантей?

— Главный Расследователь Стелла! — Раздался хриплый и взбешённый голос сзади, — Разошлись быстро, пока я не разозлилась!

Глава XXVIII

Пролетев через портал, повозка оказалась на побережье. Стелла и Александр неслись на ней прямо в воду. Устройство, сделанное Александром не слушалось. Никакая магия вообще не работала.

— Надо прыгать, — сказала она.

Александр в ответ произнёс что-то на непонятном языке.

«Ну конечно», — подумала Главный Расследователь и встала на край повозки всем своим видом показывая, что собирается спрыгивать.

Александр мотал головой и забавно махал перед собой руками. Он что-то говорил. Потом, поняв бессмысленность этого, подошёл к передней части повозки и указал в сторону воды.

— Да, — кивнув, ответила Стелла.

Александр издал какой-то раздражённый звук. Он махнул рукой продолжил смотреть в стремительно приближающуюся гладь воды.

Стелла поняла и рассудила, что это решение будет лучше.

Повозка врезалась в растекающуюся по песку волну и очень быстро увязла в нём. От резкой остановки Стелла и Александр полетели вперёд. Ожидаемо оказалось неглубоко, Стелла больно ударилась о водную гладь. Едва переводя дыхание, она выбралась на берег. Александра не было. Она обернулась — впереди повозки зиял портал, который тут же закрылся.

Девушка устало опустилась на колени. От мокрой одежды её била мелкая дрожь. Она никогда не испытывала такого холода раньше. Она не знала, что делать. От отчаяния хотелось кричать. Она сама не знала, почему расплакалась. Она плакала так, как никогда раньше — навзрыд, опустив руки и не пытаясь утереть слёзы. Она пыталась прекратить, но только ещё сильнее ревела.

Успокоившись, наконец, она поднялась на ноги. Продолжая всхлипывать, она огляделась. Вдруг она полетела вниз — чёртов портал открылся прямо под ней, и она теперь падала с огромной высоты. Она беспорядочно махала руками. Словно пытаясь ухватиться за воздух. Сердце бешено колотилось от страха, отдавая стуком по вискам. До боли заложило уши.

Она заставила посмотреть себя вниз — яркими кругами светилось несколько порталов. Придя, наконец, в себя, она попыталась направится к ближайшему. Это получилось бы, но портал исчез буквально у неё перед носом. Она отчаянно выругалась и постаралась направить себя к другому. Летать (точнее падать) без магии не так просто.

Со свистом пролетев мимо, Стелла увидела, как прямо под ней появился ещё один. Она нырнула вниз. Её несло дальше, но она готова была поклясться, что портал следует за ней. А потом, чего уж точно никогда не бывало, полетел ей навстречу.

Её выкинуло из пола, и она больно ударилась о потолок. А потом ещё раз об пол. Не ощущая ничего, кроме боли во всём теле, Стелла поднялась на ноги. Она не была никогда так рада твёрдой земле под ногами как сейчас. Надо понять, где она.

Она находилась в тёмной комнате без какого-либо освещения. Осторожно выставляя руки перед собой, она дошла до стены. Она оказалась выложенной из камня. Недалеко в стороне раскрылся очередной портал, освещая небольшую комнату круглой формы. Стелла увидела совсем рядом с собой деревянную дверь.

— Ну уж нет! — Злобно сказала она в сторону портала и навалилась на дверь. Оказалось, что она вела в никуда. Выглянув наружу, Стелла поняла, что находится в башне, которая непонятным образом оказалась на вершине горы. Стелла вернулась внутрь, закрыв за собой дверь. Портал призывно пульсировал, что для него было необычно.

— Хорошо, — сказала она охрипшим голосом непонятно кому, — на этот раз я тебе поверю.

Шагнув в портал, она оказалась в знакомом зале. Из него вели двери в Высший Зал, где совещались Великие Магистры. Только на этот раз дверь была выломана и перед ней стояли чем-то озлобленные люди. Пол сильно дрожал от сильных вибраций непонятной природы.

Она попыталась их мысленно раскинуть, но магия не слушалась.

— Первый Расследователь Стелла! — Крикнула она сильно хрипящим голосом. — Разошлись быстро, пока я не разозлилась!

Все, кроме самого дальнего ряда повернулись к ней.

— Что ты нам сделаешь? — Ехидно крикнул один из них, выступив вперёд и перехватив поудобнее большой кузнечный молот. Другие двинулись за ним. — Нас много, а ты одна.

Стелла кинулась на него и, схватив за руку, ловко вывернулась, завладев оружием. Раньше такой манёвр отрывал противнику руку. Пришлось отнятым оружием добить по голове, которая с хрустом выпустила струю крови.

Развернувшись на месте, она проломила голову второму. Вовремя заметив, она отскочила от удара огромной дубиной. Этого замешательства хватило, чтобы её окружили. Стелла понимала, что ей не хватает скорости. И силы. И дыхания. И магии.

Сзади прилетел неловкий удар. Первый Расследователь пошатнулась, но сумела устоять на ногах. Не сумев вычислить виновного, она наугад ударила молотом, но он лишь пронёсся через пустоту и упал на пол — больше не было силы его держать.

Стелла постоянно двигалась, не зная, откуда прилетит очередной удар. Опять тяжёлый замах дубины. Она вовремя присела и удар пролетел над её головой, снеся кого-то из окруживших противников.

Поднырнув под очередной удар, она оказалась за спиной ударившего и, обхватив его руку с хрустом переломила её выше локтя. Раненый издал дикий вопль, напугав кое-кого из напавших. Воспользовавшись этим, Стелла вырвалась из окружения, но кто-то схватил её сзади и повалил на пол.

Стелла кувыркнулась в бок за миг до того, как на неё упадёт дубина. Рядом с ней что-то лежало. Стелла поняла, что это и хитро улыбнулась. Она поднялась на ноги и, не глядя, ловким движением ноги подкинула топор вверх. Поймав его в воздухе за рукоять, она круговым движением снесла кому-то голову. Все отступили от неё на шаг. Стелла встала в боевую позицию.

— Кто следующий? — Самодовольно процедила она сквозь зубы, незаметно пытаясь восстановить дыхание. — Вы ещё можете уйти живыми.

Ответом ей было озлобленное молчание десятка пар глаз. Вперёд вышел самый крупный из них с дубиной в руках. За его спиной стояло двое с мечами. Но держали они их совсем неумело.

Стелла кинулась на крупного, тот тяжело уронил дубину. Увернувшись от неё в пируэте, Стелла оказалась сбоку от противника и, опережая одного из меченосцев, со всей силы рубанула по рукам. Подхватив в воздухе падающее оружие. Она запустила топор во второго и попала прямо в середину груди.

Гигант обратным замахом попытался снести ей голову, но Стелла успела поднырнуть под удар и, махнув лезвием над головой, резанула по огромным рукам. Дубина улетела в стену, размазав по ней кого-то из окруживших её людей, а гигант закричал, разбрызгивая вокруг себя кровь. Стелла развернулась на месте и хотела уже напасть на кого-то из оставшихся в живых, как ей в ногу воткнулось копьё. Она упала, держась за рану и пытаясь остановить кровь, вытекающую из рассечённого бедра. Над ней стояли люди, уже готовые её добить.

Глава XXIX

Александр опять был в воде. Он не понимал, где поверхность, и начал паниковать, беспорядочно гребя руками. Он не был готов к такой глубине, поэтому воздуха в лёгких было преступно мало.

Вода потащила его вниз, и он упал посреди сочно-зелёного луга, по инерции откатившись в сторону. Лёжа на спине, он глубоко вдыхал прелый воздух. Чуть в стороне из светящегося овала, висящего в воздухе параллельно земле, как из огромного крана вытекала вода, приближаясь к нему Парень заставил себя подняться и отбежать от неё. Овал с исчез с забавным хлопком.

Александр огляделся — вдалеке справа был виден лес, слева — что-то похожее на посёлок. Он навскидку оценил, что до него километров пять. Впереди и сзади была полоска кислотно-зелёного луга. Он только сейчас заметил его режущий глаз цвет. Постояв в раздумьях, он заметил, что трава больше не была такого кричащего цвета. Продолжив наблюдения. Он заключил, что цвет травы меняется последовательно по радужному спектру. Это завораживало. Александр сел на неё и не мог оторвать взгляд от мягких волн, которые создавал едва ощутимый ветер.

Оторвав, наконец, глаза от луга, он увидел, что вокруг беспорядочно появляются и исчезают такие же светящиеся овалы, из которого он выпал. «Не думаю, что это нормально даже для этого мира», — подумал парень. Один из них появился в паре метров от него. Александр нащупал на земле небольшой камень, и кинул в овал. Камень, ожидаемо, исчез где-то внутри.

— Значит, порталы, — заключил он и задумчиво почесал затылок. — Ну и какой из них меня отсюда выведет?

Он вдруг ощутил, что чего-то не хватает. Будто недостающей шестерни в механизме. Сперва он подумал о своём смартфоне. Его действительно не было во внутреннем кармане, но на это было совершенно плевать. Его внимание привлёк белый след от кольца на пальце. Александр долго пытался понять, что это значит. Но, осознав, понял, что ему не хватает его. Вещи, которая перенесла, его сюда и которая не позволяла ему вернуться. Сейчас, без неё было пусто. Он стал размышлять, где оно слетело и хотел уже его искать на этом бескрайнем лугу, но проснувшийся рационализм гвоздями прибил его там, где он сидел. Наваждение отпускало, пока голова окончательно не прояснилась.

Вот теперь стало жалко телефон.

Но надо выходить из ситуации. Понятно, что надо уходить через портал, вот только какой? В лотерее Александру никогда не везло.

Рядом с ним появился портал, светящийся ярче других. Он будто… Пульсировал.

— Не может всё быть настолько легко…

Портал поразительно долго не исчезал.

— Ну нет! — Александр развернулся, чтобы уйти от подозрительного овала, но он сам двинулся в его сторону и поглотил.

Выплюнув его в комнате с квадратным столом, портал исчез. Комната дрожала от землетрясения.

Первое, что бросилось в глаза Александру — выломанные двери и толпа, ломящаяся в них. Он инстинктивно хотел убежать, но бежать было некуда. За спинами толпы раздавались крики боли. Кто-то дрался. В комнату вошло уже четыре человека. Один из них… Родий? Это определённо был он, но лицо его было сильно обожжено.

Но толпа шла не на него, а… «Вот чёрт!»

Мирия едва стояла на ногах в окружении окровавленных тел, но сжимала меч, который казался тяжелее её самой.

«Что-то нужно делать».

«Зачем?»

«Её же убьют!»

«А могут убить и тебя».

«Но нельзя же просто стоять!»

«Чем ты хочешь помочь? Ты не боец. Ты даже безоружен!»

Мирия закричала — кто-то достал её длинным металлическим прутом, и она упала на пол. Родий наклонился за её мечом.

Александр подобрал с пола камень потяжелее, благо их много нападало с осыпающихся стен. Наугад бросив его, он попал кому-то прямо в голову, отчего человек рухнул на пол. В образовавшейся суматохе, он кинул ещё один, но в этот раз угодил человеку с металлическим прутом в спину. Он развернулся и побежал в его сторону. Родий пытался заколоть мечом Мирию, которая заползла под стол.

Схватив из-за стола свободный стул (какой же он оказался тяжёлый), Александр оббежал вокруг него и с размаху ударил им по затылку нагнувшегося Родия, возвратным движением, он огрел ещё кого-то, но тот лишь разозлился и, вырвав у Александра единственное оружие, отбросил его в сторону.

Александр нырнул под стол. Мирия удивлённо уставилась на него. Она что-то быстро сказала. Не поняв ни слова Александр кивнул и, вытащив меч из руки Родия, вылез с другой стороны. Мирия что-то крикнула и, отбиваясь от одного из напавших, который полез за ней, огрела его ногой по лицу и вылезла из своего убежища. Александр закрыл её своей спиной. Сейчас она казалась такой маленькой и беззащитной.

Меч был на удивление лёгким. Александр держал его в одной руке, а второй закрывал Мирию. Перерубив металлический прут, Александр убедился в остроте своего клинка. Мирия что-то тихо говорила, но он не понимал ни слова. Не дождавшись нападения, он сам кинулся на ближайшего и рассёк его поперёк груди. От этого противник встал в ступор и Александр ударил его по голове рукоятью меча. Последний поспешно убегал.

Только сейчас Александр заметил, что за дверью врагов ещё больше. Как и трупов.

Мирия что-то крикнула. Александр посмотрел на неё — она указывала рукой куда-то в толпу, стоящую полукругом. И Александр увидел.

Стелла, как в танце расправлялась с врагами, пока не завладела таким же мечом, какой держал в руке он сам. Мирия опять что-то крикнула. Александр подумал, что понял.

Стараясь не создавать шума, он подошёл к толпе сзади и наотмашь рубанул по ногам. Один из них упал как колос в поле. Откуда-то сверху фонтаном брызнула кровь, забрызгав ему лицо и глаза. Потом раздался женский крик, полный боли. Рукавом протерев один глаз, Александр увидел, что Стелла лежит в луже крови и над ней склонились люди.

Одного из них он ударил рукоятью по затылку. Тот схватился за голову, но не упал Самому Александру прилетело откуда-то сбоку, и он едва устоял на ногах и выронил своё оружие. Напавший, вооружённый длинной палкой попытался садануть его по голове, но Александр чудом отвёл его удар в сторону и встречным движением ударил его по лицу. Потом ещё один раз. Третий удар отправил его на пол. Первого врага, согнувшегося пополам от боли, Александр ударил в лицо коленом.

Подошедшая Мирия подняла оружие и проткнула всем ещё живым горло.

Стелла стонала, держась за бедро, из которого торчало длинное древко. Александр подошёл к ней. Мирия стояла в стороне, не зная, что делать. Парень резким движением вытащил копьё и, оторвав от своего балахона кусок, склонился над Стеллой и туго перевязал её рану. Он понятия не имел что делает, и усиленно вспоминал занятия по оказанию первой помощи.

Остановив кровь, он помог девушке подняться и, взяв её под плечо, помог ей идти в зал со столом. Мирия, хоть сама едва стояла на ногах, взяла её под другую руку. Они о чём-то говорили без каких-либо эмоций.

— Оказавшись в комнате, Александр и Мирия усадили Стеллу на единственный свободный стул. Только сейчас он заметил, что два других занимал тела дряхлых стариков, не понятно, были они живы или нет.

Мирия подошла к лежащему Родию, продолжая сжимать рукоять меча. Ни секунды не раздумывая, она воткнула оружие в тело, которое только сумело издать сдавленный хрип, после чего совсем обмякло. После этого Мирия устало села на стол. Александр сел рядом и обнял её за плечи. Мирия сначала отдёрнулась в сторону, испугавшись, потом сама прижалась сильнее, положив ему голову на плечо.

Стелла сказала что-то Мирии, указывая на руку парня. Мирия подняла голову и посмотрела на бледный след от кольца. Она что-то спросила у Александра. Не получив ответа, она нежно коснулась медальона, каким-то чудом ещё оставшегося на нём.

— Не работает, — сказал Александр, мотнув головой. Мирия понимающе кивнула и положила голову назад.

Они сидели так какое-то время, пока из коридора не раздался топот ног.

Александр нежно отстранил от себя Мирию и встал на ноги. Стелла попыталась подняться со стула, но Александр жестом остановил её. Она послушно села назад. Он вытащил меч из трупа Родия и вышел чуть вперёд. Он не понимал, что конкретно происходит вокруг, но догадался, что домой ему не попасть. Так что какая разница, что будет дальше? Хотя бы землетрясение прекратилось.

Топот приближался.

— Александр! — Позвала его сзади Мирия. Он обернулся.

На одной из стен светился знакомый овал портала. Стелла сильно хромая уверенно шагала к нему. Мирия возилась за столом, пытаясь что-то поднять. Александр подбежал к ней. Она что-то сказала, потом обозлилась и указала рукой на два тела, потом кивнула в сторону портала.

Шаги были уже совсем близко.

Александр передал ей меч и водрузил на плечо одного из стариков. Он оказался на удивление лёгким. Со вторым возникли трудности, но Мирия помогла ему закинуть и второго. Он тихо постанывал.

Стелла что-то крикнула, вернувшись из портала. Мирия ей ответила. Стелла скрылась в светящемся овале. Александр в несколько шагов оказался у него, Мирия следовала за ним. Он шагнул внутрь и оказался на лесной поляне, раскинувшейся вдоль неширокого ручья. На его берегу стояла небольшая хижина. Когда появилась Мирия, портал закрылся.

Глава XXX

Хижина представляла из себя небольшой охотничий домик и состояла из большой комнаты с крепким столом в центре, на который уложили обессиленные тела двух Великих Магистров, и различным оружием, развешанным по стенам и небольшой комнатки, отделённой шторой. В углу стояло четыре бочки. Вдоль стены была узкая жёсткая кровать. На ней провёл ночь Александр. В соседней комнате, совсем небольшой помещалась только узкая и жёсткая кровать. Такая же, как в большой. Там расположилась Мирия. Не найдя другого места, Стелла спала прямо на стуле.

На следующее утро Мирия аккуратно поила водой Великого Магистра Мелдвина. Они с Кантаром пришли, наконец, в сознание, но были настолько ослаблены, что не могли даже поднять руки.

— Я думала, ты его ненавидишь, — сказала Стелла, пока Александр менял ей повязку.

— Ненавижу, — согласилась Мирия. — Но это не значит, что я хочу его смерти.

Из глаза Мелдвиа вылезла небольшая слезинка и стекла по щеке. Мирия аккуратно её вытерла.

— Не знаю, как у вас получилось, — слабым голосом сказал Кантар. — Зря вы нас там не оставили. Нам всё равно уже не выжить.

— Кто знает? — Куда-то в сторону сказала Стелла.

— Стелла, девочка моя, нам с Мелдвином больше пяти сотен лет. Не должны люди столько жить. Теперь, без магии, с каждым часом нас догоняет наш возраст.

Мелдвин напрягся всем телом, пытаясь что-то сказать, но не смог.

— Скоро у нас начнут отказывать органы, — продолжал Кантар. — Это очень мучительная смерть.

— Нет! — Резко сказала Стелла, понимая, куда идёт разговор. — Я этого не сделаю!

Кантар замолчал. Мелдвин опять попытался что-то сказать, но сумел выдавить из себя только неразборчивое мычание.

Закончив со Стеллой Александр взял рядом с бочками ведро и направился к выходу из хижины.

— Спасибо! — Сказала она ему вслед. Александр ответил приятной улыбкой и вышел на улицу.

— А с ним как быть? — Спросила Стелла.

— Думаю, он смирился, — ответила Мирия.

— Так просто?

— Конечно, для него это не просто. Только какой у него есть выбор?

— А какой выбор у нас? До конца жизни отсиживаться тут?

— Место вроде неплохое… Тихое. И всё, что для жизни надо есть под боком.

— Тебе этого действительно хватит?

— Почему нет? — Мирия пожала плечами. — Особенно если рядом дорогие люди.

— Не помню, чтобы ты была такой чувственной.

— Не была. Все мы платим свою цену за ту силу, которую получаем.

Стелла понимающе кивнула, встала и, хромая, подошла к оружию, висящему на стене.

— Ты куда?

— Нам нужно что-то поесть.

— Ты уверена, что с твоей раной это правильное решение?

— Ты видишь тут других обученных людей, кроме меня?

— Но ты же не охотник.

— Не думаю, что это сложнее, чем выслеживать человека, — она сняла со стены короткое копьё и какое-то изогнутое оружие с натянутой на нём верёвкой. Стелла кивнула в его сторону и пояснила: в наших древних записях это называли луком. Необходимость в них отпала, когда мы освоили магию. Не думала, что кто-то такими ещё пользуется.

— Я пойду с тобой. Тебе может понадобится помощь.

— Оставайся тут. Кто-то же должен присматривать за ними, — она кивнула на два тела.

— Что тут с нами случится? — Тихо произнёс Кантар.

Мирия что-то обдумывала.

— Хорошо, — решила она. — А я пока придумаю, что с ними делать.

— А что с ними делать?

— Нельзя же их вот так на столе оставлять…

Стелла пожала плечами и, хромая, покинула хижину.

— Мы обуза для вас, — сказал Кантар.

— Я не стану убивать Великого Магистра, — с какой-то теплотой ответила девушка.

— Мы уже трупы, разве ты не видишь?

Мелдвин опять попытался выдавить из себя какой-то звук, когда Мирия безуспешно попыталась его поднять. В этот момент в хижину зашёл Александр с ведром воды. Он был раздет по пояс и с мокрыми волосами. Увидев, что делает Мирия, он поставил ведро прямо у двери и подбежал к ней. Подняв Мелдвина, он вопросительно посмотрел на девушку. Она указала ему на кровать за шторой. Александр отнёс тело и аккуратно опустил его. Поняв без дальнейших объяснений. Он отнёс Кантара на другую кровать.

Он оглядел хижину и, о чём-то спохватившись, жестом позвал за собой Мирию и снова вышел за дверь, задев ведро у двери. Мирия подвинула его в сторону и вышла за Александром. Они быстро обошли хижину — на противоположной от двери стене висело несколько инструментов. Александр поднял с пола какой-то плотный свёрток и, захватив со стены молоток и какие-то железные штыри, спустился к реке. Мирия послушно следовала за ним.

Напевая что-то себе под нос, он раскатал свёрток по земле. Внутри него оказались две длинные дуги. Когда натянутая на перекрёстных дугах ткань выросла куполом над землёй, Мирия поняла, что перед ней немного видоизменённая походная палатка. Удивительно, но она никогда не видела, как она разворачивается вручную. Она не решалась подойти ближе, боясь помешать таким сложенным и, казалось, отработанным действиям.

Закончив, чуть вспотевший Александр сел рядом на небольшую траву и приятно улыбался. Он что-то говорил, но Мирия не понимала ни слова. Но она ощутила что-то доселе незнакомое. Что-то внутри неё едва трепетало, отдавая куда-то вниз живота. Александр откинул передний край палатки, приглашая девушку внутрь. Мирия замотала головой.

Александр чуть поник, но тут же вскочил на ноги и быстро сбегал за второй палаткой. Развернув и её, он указал на неё, потом ткнул себя в грудь. Вторая палатка оказалась заметно меньше первой. Указав на первую палатку, он дотронулся рукой до Мирии. Она поняла, что он пытается сказать.

— А Стелла? — Спросила она. Потом, указала куда-то за домик.

Александр о чём-то задумался.

— Стелла, Мирия, — он указывал на большую палатку. Потом, указав на маленькую, сказал, — Александр.

Мирия с улыбкой кивнула. Александр облегчённо выдохнул и вернулся в хижину.

Внутри Александр осмотрел содержимое бочек и достал из них на удивление богатый запас продуктов — засоленное мясо, овощи, совсем не обогащённые магией. Взяв небольшой котелок, он вышел с ним на улицу. Повесив его на хорошо оборудованном очаге, обложенным камнем, он пытался развести огонь.

Мирия с интересом наблюдала за ним. Сейчас ей как никогда раньше хотелось разжечь огонь щелчком пальцев. От осознания своего бессилия она едва не ревела. Тем не менее, непонятно каким чудом, но Александр смог высечь из двух камней искру и теперь подбрасывал в разгорающееся пламя небольшие веточки, лежащие рядом. Это выглядело завораживающе. Вот она — настоящая магия.

Когда огонь обрёл уверенность, Александр залил в котелок воды и вернулся в хижину, чтобы приготовить ингредиенты, предварительно вытащив для Мирии из неё стул. Она сидела на нём и смотрела на пляшущие языки пламени.

Александр был до невероятного похож на её дядю Стигия. Один из лучших людей на её памяти. Хотя она была совсем маленькой и многого не понимала. Он даже не был её настоящим дядей, но она до сих пор думает о нём как о близком родственнике. Вслед за ним, в памяти возник полузабытый образ отца. Лица она уже не помнила, но вот его добрые глаза… Она думала, что давно забыла и их. Его смерть была внезапной. Мама несколько дней плакала. Особенно после того, как Война закончилась. Мама. Мирия оставила её одну на много лет. За это она, оказывается, до сих пор не может себя простить. Как много было закрыто в её же собственной памяти! Её постаревшая мама умерла в одиночестве. До сих пор это доставляет боль.

Она заплакала. И уже давно не обращала внимания на проходящего мимо Александра, который что-то закидывал в котелок.

Ещё больнее было от того, насколько она спокойно восприняла новость о её смерти. Как один из бесконечных отчётов, которыми её засыпали каждый день. Она только сейчас поняла, что не знает, где она похоронена. Или её тело ритуально сожгли? Она не помнила.

Фантир. Приятный старик. Без него она бы пропала в первые годы правления школой. Он был слишком стар, чтобы научить её всему и с каждым днём угасал. В последние свои дни он выглядел точь-в-точь, как Кантар или Мелдвин в хижине. Неужели и их ей не спасти?

Мирия продолжала плакать, неподвижно смотря в огонь. Её трясло. Она не замечала, как рядом уже давно стоял Александр и крепко прижимал к себе.

Вот и Тантей вчера покинул её. Распылился у неё на глазах. Даже он оказался бессилен против вездесущей смерти. У неё не осталось никого, кроме Стеллы.

Стелла!

Мирия встрепенулась и вскочила со стула, опрокинув его. Она неуклюжими движениями вытирала руками слёзы и растерянно оглядывалась.

— Стелла! — Крикнула она. Только сейчас она заметила, что начало темнеть. — Где Стелла?

Александр жестами пытался её успокоить, указывая куда-то в сторону реки. Мирия не понимала и металась на месте.

— Я здесь, Мирия. — Стелла вышла из-за хижины, едва прикрытая одеждой.

Мирия прижалась к ней как к последнему родному человеку.

— Я испугалась, что и ты меня покинула, — сквозь слёзы сказала девушка.

— Я тебя не оставлю, девочка моя, — Стелла по-матерински поглаживала её волосы, — тебе нужно было поплакать. Я понимаю. Я не захотела тебе мешать.

Мирия кивала головой, прижатой к её плечу.

— Спасибо, — тихо сказал девушка, когда успокоилась. — Я не знаю, что на меня нашло.

— Всё хорошо. Тебе это было нужно. Отпустишь меня всё-таки помыться?

Мирия засмеялась и отстранилась от Стеллы.

— Как всё прошло?

— Всё оказалось… Сложнее, чем я думала. — С виноватой улыбкой ответила Стелла и вернулась к реке.

Александр тем временем, обмотав чем-то руки занёс котелок в хижину и поставил на стол. Найдя на полках пару тарелок, он набрал в них ароматный бульон. Мирия почувствовала запах от самой двери и поняла, насколько сильно она проголодалась. Она села за стол и рядом с тарелкой появилась деревянная ложка — Александр откуда-то откопал всю эту кухонную утварь. И продолжал рыскать по полкам и ящичкам.

Мирия жадно накинулась на свою порцию. Приятное тепло разлилось по животу. Прикрыла газа от удовольствия, она даже не могла предположить, что еда может быть такой вкусной. Быстро осушив тарелку, она придвинула её ближе к котелку. Александр с самодовольной улыбкой набрал ей ещё порцию, на этот раз наловил несколько кусков мяса и овощей.

Стелла зашла в хижину как раз в тот момент, когда Мирия начала поглощать вторую тарелку. Стелла не менее жадно накинулась на свою. Найдя, наконец, какую-то миску, Александр налил порцию себе и расположился за столом. Отправив первую ложку в рот, он простонал от удовольствия.

Трапеза продолжалась недолго. Мирия блаженно откинулась на стуле, наблюдая, как Стелла поглощает третью порцию подряд. Ей хотелось выразить своё восхищение, но слова не лезли в голову. Ей просто было хорошо.

— Александр каждый раз удивляет, — сказала Стелла. — Как он всё это делает? Ведь он даже не маг.

— Как думаешь, в его мире все такие?

Стелла посмотрела на Александра, который зачем-то набрал ещё две тарелки бульона.

— Не думаю, — ответила она. — Плохие люди есть везде.

— А можем мы научиться всему этому?

— Думаю, да. Только зачем? Это всё нам даёт магия с куда меньшим вложением сил.

— Ты так говоришь, будто она ещё вернётся.

— Как знать… Если нет, то будем учиться жить без неё. А он, — она кивнула на парня, поможет нам научиться.

— Примерно того же хотел Чучело.

— Предположительно.

Александр стучал ложкой по котелку, привлекая к себе внимание. Девушки посмотрели в его сторону. Он рукой указал на одну из тарелок, потом указал на лежащего в кровати Кантара.

— Он прав, — сказала Стелла, вставая. — Надо и о стариках позаботиться.

Захватив бульон, она села на край кровати и осторожными движениями начала кормить Великого Магистра. Мирия принесла еду для Мелдвина.

Он жадно проглатывал ложку за ложкой. В отличие от Кантара, он не спешил умирать.

— Ми… Мирия… — Попробовал он свой чрезмерно трещащий от старости голос, когда тарелка опустела и девушка уже собиралась уходить. — П… прости… М-м-меня… За вс-с-сё.

Слова давались ему тяжело, но он произносил их, словно они могли спасти ему жизнь.

— К-к-кантар п… п… прав. Я п… потерял к-контроль…

Мирия долго молчала, пустыми глазами смотря на него.

— Все мы платим свою цену за нашу силу, — наконец, сказала она. Старик с облегчением выдохнул и закрыл глаза, уронив одинокую слезу.

Глава XXXI

Великие магистры протянули четыре дня, два из которых мучительно умирали, буквально разлагаясь на глазах. Пока Александр выкапывал в лесу две могилы, Стелла прекратила мучения двух страдающих стариков. Завернув тела в палатки, которые больше были не нужны, Александр по одному отнёс их в лес и опустил в места их упокоения.

Похороны прошли в молчании.

Закопав тела, Александр зачем-то воткнул в каждую могилу по кресту, связанному из веток.

С того дня прошло почти два месяца.

Перебравшись в хижину, Мирия с Александром стали спать в одной постели, несмотря на её тесноту. Стелла не была против этого. Тем более, что они двое очень сблизились, а Мирии как никогда сейчас надо было хоть немного любви, которой она не испытывала уже семьдесят лет.

Александр стал понемногу понимать их речь и сейчас уже мог более-менее связно использовать самые необходимые слова. Как и думала Стелла, он учил их очевидным вещам и простейшим знаниям. Было даже обидно, что они сами никогда этого не понимали.

Когда зажила рана на ноге, Стелла снова вернулась на охоту и быстро её освоила. Она покидала хижину рано утром не столько ради добычи, сколько для того, чтобы не скучать и поддерживать себя в боеспособной форме. Да и не хотелось мешать двум людям наслаждаться друг другом. Она постоянно ощущала себя лишней.

Но вот она уже несколько дней чувствовала, что что-то меняется. Воздух с каждым днём становится всё более разряженным, будто его пронизывает что-то наэлектризованное и, вдыхая его, она будто чем-то подзаряжалась сама.

Стелла вернулась с охоты раньше обычного с парой тушек каких-то мелких пушистых зверят, которых она никогда раньше не видела. Александр называл их кроликами. Она услышала смех издалека. Мирия с Александром сидели у очага, и он в очередной раз пытался его разжечь, а она игриво ему мешала.

— Ну всё, — не выдержал Александр и, вскочив на ноги, попытался её схватить, но Мирия отскочила и, смеясь, побежала от него к ручью. Александр рванул за ней.

Стелла положила на траву тушки и села у выложенного камнем круга и попыталась выбить искру из камней, как показывал Александр. Вместо этого она выкинула из открытой ладони пламя — сухие ветки в очаге вспыхнули моментально, а Стелла от неожиданности отскочила в сторону.

Воздух задрожал, приходя в движение. Стелла перехватила копьё в боевое положение. Перед ней в воздухи появились голубые частицы и, закрутившись, собрались в человеческую фигуру. Фигура светилась изнутри, а из глаз вырывалось голубое пламя. Стелла не решалась пошевелиться, хоть ноги её подкосились, и она едва держалась на ногах.

Когда фигура перестала светиться, она оказалась человеком в чёрно-белом балахоне. Он откинул капюшон с лысой головы и сделал два шага на встречу оцепеневшей Стеллы. Чуть в стороне за ними наблюдал Александр, закрывающий собой такую же потерянную Мирию.

Лысый человек нежно провёл рукой по щеке Стеллы и сказал приятным баритоном:

— Я скучал, Стелла…

Девушка отбросила оружие и обняла лысого человека, что есть силы прижимаясь к нему.

— Я знала… Знала… — Повторяла она.

Расслабившись, Александр подошёл к ним, держа за руку Мирию.

— Это Тантей, — тихо объясняла она ему на ухо. — Четвёртый Великий Магистр.

— Он разве не… — Александр вспоминал слово, — не распылился?

— Не совсем, — сказал Тантей. Стелла держала его за руку, даже не думая её отпускать. — Я растворился в потоке магии.

— Значит, Стелла была права? Ты нас вытащил?

— Было сложно, но да. Это был я.

Стелла ещё сильнее прижалась к его руке.

Тантей сказал что-то Александру на его языке, сначала тот удивился, потом посерьёзнел лицом и прижал к себе Мирию.

— У вас всех много вопросов, — сказал он уже на привычном языке. — Предлагаю всем нам отправиться в более приятное место. Я сделал это убежище, если всё пойдёт совсем плохо. В нём больше нет нужды.

Не дождавшись согласия, Тантей обхватил второй рукой Александра с Мирией и переместился в Синий Лес. Точнее это было Синим Лесом. Сейчас он представлял собой лишь бесконечные голые деревья и потускневшие синие листья, ковром устилающие землю. Из трещин в земле местами вырывался голубой свет.

На небольшой поляне, усыпанной синими листьями в окружении факелов стоял круглый стол с пятью стульями ко кругу. Стол ломился от различной еды и напитков. Тантей жестом пригласил присесть за него.

— Не знаю, ощутили вы или нет, — начал он, когда все расселись, — магия возвращается. Но пользоваться в прежних масштабах нельзя будет ещё лет пять.

— Что ты имеешь в виду? — Спросила Стелла.

— Мы слишком долго и бесконтрольно используем магию. Практически истощив её в нашем мире, мы чуть не вызвали его уничтожение. То, что сделал Чучело, хоть он и не планировал именно такой результат, вызвало перегруз магического поля и глобальное перераспределение магии.

— Ты хочешь сказать, что он нас спас? — Не поняла Мирия.

— Я говорю, что это всё случилось бы через пару лет, но в гораздо в более широких масштабах. Чучело просто немного ускорил неотвратимые события.

— А что случилось с тобой? — Спросила Мирия. — Я видела, как тебя распылило!

— Так и было, — согласился Тантей. — Я — порождение магии. И я в ней растворился. Это… Сложно объяснить, но я был везде. Я чувствовал, как больно нашему миру, и как он пытается очиститься от хищного влияния, как магия… Как я сам себя перераспределяю. Я чувствовал, как трещит наш мир и пытался его сдержать.

— Мирия пыталась объяснить, — спросил Александр, — но не понял. Ты — бог?

Тантей задумался, потом ответил ему по-английски:

— Маги не признают концепцию Бога, в том смысле, как это принято у вас. Но ты очень близок в понимании моей роли, — потом продолжил на языке Ареи, — только попав в этот поток, я, наконец, понял, кем являюсь и зачем был создан. Я — голос магии, который сможет сказать, что пора поумерить магам свои аппетиты. Я — оружие магии, которое сможет насильно остановить тех, кто не прислушается к голосу. Я тот, кто должен любой ценой защитить этот мир от населяющих его людей.

Обе девушки молчали, испытывая какой-то благоговейный страх.

— А что с войной? — Спросила Стелла.

— Не было войны. Были запутанные, обманутые люди, которых привели выполнить грязную работу. Только, когда магию залихорадило, они остались без еды. Стремясь избавиться от магов и магии, они даже не догадывались, насколько магия вплетена и в их жизнь. Все их посевы, все их заготовки — всё обогащено магией. А без неё всё это испортилось. Когда люди голодают, им не до войны.

— Что дальше? — Озвучил Александр общую мысль.

— Будем учиться использовать магию экономнее, но эффективнее. Ты показал пример того, как это сделать. Не смотри на меня так, я всё видел. Учитывая то, как ты мог бы нам помочь, отправить тебя домой было бы настоящим преступлением против будущего Ареи. Но я отправлю тебя домой.

— Почему? — Неожиданно сам для себя спросил Александр. Мирия удивлённо уставилась на него.

— Потому что тебе у нас не место. Ты участвовал в войне, которая тебя не касается и спас дорогих мне людей. За это я тебе бесконечно благодарен. Чтобы ты понимал, насколько, то, что я собираюсь сделать требует такое количество магии, что это отбросит её восстановление в нашем мире ещё на год. Помни об этом, когда вернёшься.

— Я отправлюсь с ним! — Решительно сказала Мирия.

— Конечно, отправишься, — согласился Тантей, протягивая Александру небольшую бумажку.

— К вам ушло много наших. Найди этого человека, ей помогут с документами и со всем необходимым. — Тантей Александру по-английски. Тот молча кивнул и принял бумажку.

— Садись к нему на колени, — попросил Тантей Мирию.

Когда она исполнила просьбу, Тантей вытянул вперёд руки и покрылся светящимися голубым светом знаками. Землю немного трясло. Он с силой развёл руками, и они исчезли. Едва держась на ногах, он опустился на стул.

— Теперь можно поговорить о внутренних делах, — устало сказал он, потом спросил с улыбкой. — Не хочешь возглавить какую-нибудь школу?

Глава XXXII

Александра оглушило, и он сначала не понял, где находится. Мирия с осторожным любопытством оглядывалась. Он поймал на себе два смеющихся взгляда и один разозлённый и понял, что попал ровно в то же кафе, откуда его забрал Нимал. Не успел он задуматься, перенесли их в прошлое или в другом мире время тянется так медленно, как его мысли прервал недовольный голос, который он успел уже забыть:

— Что это за девка? — Александр отметил, что голос чрезвычайно раздражающий.

— Мария, — быстро ответил он.

— И? — Ксюша сверлила глазами Мирию.

— Надо её отправить домой, — нелепо бросил Александр и встал из-за стола.

Виляя между столиками с веселящимися людьми, провожающими их глазами, он вёл девушку за руку к выходу.

— Нет, погоди, — кричала Ксюша, убегая за ними. — Ты мне объяснишь, что происходит?

Оказавшись на улице, Александр заметил, что был уже сильно поздний вечер. Он внимательнее изучил визитку, которую дал ему Тантей. Московский адрес. Совпадение? У бордюра привычно стояло несколько машин. Александр постучал в окно ближайшей. Окно опустилось.

— Свободен? — Спросил он.

Водитель окинул их взглядом, странно улыбнулся и ответил:

— Свободен. Куда?

Александр сунул ему визитку и спешно посадил Мирию на заднее сидение и уже хотел садиться сам, как его догнала Ксюша.

— Ничего не хочешь мне сказать? — Она была раздражена.

— Нет, — сказал он и хотел садиться в машину, но Ксюша его остановила.

— Козёл! — Она отвесила ему пощёчину.

Александр взял её за плечи — она едва сдерживалась, чтобы не зареветь.

— Послушай, Ксюша, как можно спокойнее сказал Александр. — Сейчас не время и не место для выяснения отношений. Обещаю, завтра мы с тобой поговорим. Вернись в ресторан и напейся. Тебе это сейчас нужно. Перед этим попроси Пашу заплатить за меня. Завтра ему переведу. Договорились?

Девушка кивнула уже не сдерживая слёз. Александр отпустил её и сел, наконец, в машину. Машина тронулась с места.

— Кто это был? — Спросила Мирия на языке Ареи.

Александр вспоминал слово.

— Подруга, — ответил он.

— Ты о ней не рассказывал.

— Я думал, что не вернусь.

— Ты её любишь?

— Мирия, ты хочешь об этом говорить?

— Скажи мне! — Её лицо исказилось злобой. — Я ведь бросила всё и с тобой сюда отправилась.

— Я люблю тебя, Мирия. Это правда. Я тебя не оставлю одну. А подруга — это моя…

Беда. И я её решу. Обещаю.

Мирия недоверчиво посмотрела ему в глаза, потом, смягчилась в лице и положила ему голову на плечо.

Минут через двадцать машина остановилась у ворот богатого особняка. Мирия успела заснуть. Александр бережно её разбудил и сказал ей на её языке:

— Подожди здесь, — потом, обратился к водителю. — Сейчас я вернусь с деньгами. Девушка подождёт.

Он хотел что-то возразить, но парень уже покинул машину. Осмотрев через зеркало девушку, он лишь пожал плечами и заглушил мотор.

Александр нажал на кнопку и ждал, пока ему кто-то ответит. Прошло больше минуты.

— Кто это? — Раздался, наконец, из динамика раздражённый голос.

— Здравствуйте, — по привычке сказал Александр, — Меня послал к Вам Великий Магистр Тантей.

— Тантей? — Голос явно такого не ожидал, — Ладно, проходи.

Издав короткий неприятный звук, ворота отъехали в сторону. Александр снова нажал на звонок.

— Что ещё?

— Я на такси. Надо бы расплатиться.

— Какого… Ладно. Тебя кто-нибудь встретит.

Александр вернулся к машине.

— Буквально пять минут — сказал он водителю, заглянув в окно.

И действительно, через пять минут из открытых ворот вышел высокий человек в строгом костюме. Не говоря ни слова, он протянул в окно несколько купюр. Тем временем Александр помог девушке вылезти через заднюю дверь. Охранник безразлично уставился на неё. Потом также молча кивнул в сторону дома и пошёл вперёд. Пара, переглянувшись, двинулась за ним.

Когда они оказались за воротами, охранник вытащил из кармана пульт и нажал на кнопку — ворота медленно закрылись. До дома вела прямая тропинка, мощёная мраморной плиткой. По обе стороны простиралась по пояс высотой живая изгородь. Поникнув плафонами, их провожали высокие кованые столбы освещения.

Тропинка привела к широкому крыльцу с высоким навесом, но охранник свернул вправо и повёл их дальше. Завернув за угол, они увидели небольшой одноэтажный гостевой дом. В нём горел свет.

Охранник остановился у двери и кивком головы пригласил войти внутрь. За дверью была богато обставленная прихожая, из которой вело в стороны две двери. Левая была открыта. Свет шёл именно из неё. Александр вошёл первый. Мирия держалась за его спиной. Внутри их ждал худощавый, морщинистый человек в старом, затёртом халате, который никак не вписывался в окружающую его роскошь. Он глядел на вошедших сквозь круглые очки.

— Приветствую! — Сказал он на языке Ареи.

— Приветствую! — Ответил Александр.

— Ты не сказал, что ты не один, — продолжал говорить мужчина на языке Ареи.

— Ей нужна помощь. Не мне, — ответил Александр по-русски, пропустив вперёд Мирию.

Мужчина долго рассматривал её через свои очки и с каждой секундой его лицо всё больше вытягивалось от удивления.

— Если бы я знал, что ко мне пожалует Великий Магистр, я бы подготовил соответствующий приём, — сказал он ничуть не дружелюбнее.

— Мы знакомы? — Спросила девушка.

— Вы меня не знаете. Да и куда мне, простому тренеру Боевой Школы до ваших интересов государственной важности? Хотя, я удивлён, что Тантей обо мне помнит.

— Почему? — Спросила Мирия.

— Он меня сюда и изгнал.

— За что?

— Это было давно и сейчас уже не имеет никакого значения, — сказал он на русском, потом перешёл на Арейский. — Зовут меня Николай Андреевич Волков — не спрашивайте — и, если ты хотите безопасно влиться в этот мир, то рекомендую слушать меня во всём.

Мирия послушно кивнула.

— Хоть там ты и была всесильным Великим Магистром, здесь ты — никто. И чем раньше ты это усвоишь, тем лучше будет для тебя. Ты не первая, кто попадает сюда, поэтому план действий отработан неоднократно. Прошу его не нарушать.

Мирия ещё раз кивнула.

— Завтра я займусь вашими документами. Это может занять пару недель. Зато потом никто не усомнится, что ты родом из, — он задумался, разглядывая её, пусть будет Норвегии. Пока ждёшь паспорт, учи язык. Если тебе негде жить, можешь пока остаться тут, — он многозначительно посмотрел на Александра. — Но, думаю, это ненадолго. Уже решили, какое возьмёте имя, — последний вопрос он задал на русском, обращаясь к Александру.

— Думаю, Мария — будет неплохо.

— Ну да, — иронично ответил Николай Андреевич, потом как-то в сторону добавил, — Мария никак не может быть с Норвегии. Тогда… Дания?

Александр подумал, что от него ждут ответа.

— Вы в этом вопросе специалист, вам виднее.

— Виднее, — холодно сказал Волков. — Значит, Дания. После этого он опять перешёл на Арейский язык. — Тебе будет по нраву, но не все местные и это получают. Дальше уж сама.

— Я всё поняла, — сказала Мирия. — Но я не думаю, что ты всё это делаешь из добрых побуждений. Полагаю, мне чем-то придётся отплатить?

— Вот не зря она возглавляла Школу! — С нотками восхищения сказал Николай Андреевич Александру на русском, потом ответил Мирии. — В течение года будешь платить мне небольшую компенсацию. Или двух. Зависит от того, как скоро ты покинешь мой дом и как много будешь зарабатывать. Договор, конечно, заключим, — спешно добавил он в конце, и уже собирался уходить.

— Можно последний вопрос? Остановила его Мирия. — Он раздражённо вздохнул и уставил на неё безразлично-ожидающий взгляд.

— Много наших здесь?

— Меньше, чем ты думаешь, но больше, чем тебе хочется.

— И что это значит?

— Это значит, что я не знаю. Я не веду учёт пришедшим. И не слежу за вернувшимися. И мне уж точно плевать на умерших. Располагайся.

Развернувшись, Николай Андреевич, покинул дом.

— Какой приятный человек… — С сарказмом сказал Александр.

— Мне он приятным не показался. Скорее совсем наоборот.

— Тебе ещё многому надо научиться, — сказал с улыбкой Александр и, обняв девушку за плечи, нежно прижал к себе.

Глава XXXIII

Стелла нервничала. Кроме того, что идти по полуразрушенной и пустой Крепости было страшно, она сомневалась, что её затея сработает и уже в который раз повторяла в голове инструкции, которые прочитала всего раз и быстро.

Она вообще сомневалась, что найдёт устройство там же, где его спрятала, но одной в Крепости всё равно делать было нечего. Зал Суда выглядел особенно разрушенным. Видимо, сотни заключённых, находившиеся в его подвалах вырвались, когда магия покинула запирающие их замки, и в общей суматохе решили таким образом отомстить.

Стелла осторожно ступала по пепелищу, освещая себе дорогу очень хитрым фонарём, который оставил ей Тантей. Почерневшие от сажи стены выглядели особо зловещими. Висевший в воздухе пепел затруднял дыхание, поэтому Стелла закрыла нос и рот рукавом.

Пройдя до тла сгоревший зал, она зашла в дверной проём, в котором когда-то была массивная деревянная дверь. По бесконечной черноте коридоров она шла по памяти, но в итоге она нашла нужную ей камеру. Она была приоткрыта. Без особой надежды Стелла протянула вперёд руку с фонарём — устройство было на месте. Ровно посередине камеры, где она его и оставила.

Девушка подобрала небольшой бочонок и, в очередной раз повторив мысленно инструкции, торопливо покинула с ним темноту камер, а затем и Зала Суда, сгинувшего в очищающем огне.

Когда она вернулась в одно из немногих практически непострадавших мест — их с Тантеем покои — он уже ждал её там.

— Всё примерно так, как я и ожидал, — сказал он. — Оружие растащили. Этим и объясняется наплыв преступности последнего месяца. Не считая, конечно, голода. А вот Архив не тронули, чему я несказанно рад. Каким-то чудом и огонь до него не добрался. Это была бы невосполнимая потеря.

Стелла рассеяно слушала, крепя фонарь на какой-то настенный крюк. Почему она его раньше тут не замечала?

Тантей только сейчас заметил, что она держит в руке.

— Где ты это нашла? — Обеспокоено спросил он.

— Там, где спрятала.

— Но зачем? Ты же знаешь, как магическая бомба опасна!

— Я сама сомневаюсь. Была одна мысль… но…

— И почему она не сработала, когда по всей Арее они колыхали магию? — Тантей грубо её перебил.

Стелла сжала бочонок в руке.

— Ты больше не мой Великий Магистр, поэтому не смей со мной так разговаривать! — Стелла подняла голос, отчего Тантей виновато сжался.

— Прости, — согласился он, опустив глаза. — Ты права.

— Я сама удивилась, что она цела, — успокоившись, сказала Стелла. — Я заперла её в одной из наших противомагических камер и поставила противомагическую защиту. Сама не знаю, на что я надеялась, но это сработало.

— С остальными я не мог так рисковать, — тихо сказал Татней.

— Я знаю, — Стелла сделала к нему шаг. — А я решила рискнуть.

— Для чего?

— Дети, — она сделала ещё шаг. — Мы с тобой хотим детей.

— И как нам это… — он внимательно посмотрел на приближающуюся Стеллу и всё понял. — Нет… Ты этого не сделаешь.

— Я уже сделала, — Стелла бросила себе под ноги бочонок и подошла вплотную к своему мужчине.

Ослабив на нём пояс, она скинула с него свободный домашний балахон и все её сомнения развеялись.

— Татуировок нет, — с улыбкой сказала она. — Может получиться.

— Ты понимаешь, к чему это может привести? — Едва сдерживая свою страсть спросил Тантей.

— Какая разница? — Сказала она и впилась губами в любимого человека, прижимая его к себе, что есть сил. Тантей перестал сопротивляться и повалился со Стеллой на кровать.

Эпилог

— Маша! — Назидательно говорила пожилая женщина, чуть повысив голос. — Сколько раз тебе говорила, отмачивай рис перед готовкой, а то он в кашу превратится!

— Простите, я… — Я не знала, что ответить, я правда забыла.

— Ладно, — примирительно сказала бабушка. — Главное, что вкусно — она улыбалась и её лицо в такие моменты по-настоящему светилось. — Помоги мне с тестом, а то руки уже не те.

Я никогда раньше этим не занималась, но опустила руки в вязкую белую массу и начала её размешивать. Это было… Интересно. Бабушка села за стол и продолжила пить чай. Чай… До чего странный и вкусный напиток. Когда Александр первый раз меня им угостил, я выпила, наверное, кружек пять подряд.

— Правду соседка говорит, нынешние девки ничего не умеют и ничего не хотят, — ворчала она, глядя куда-то перед собой, потом перевела взгляд на Марию и продолжила весёлым голоском. — Но я научу тебя. Я уж боялась, что некому будет секреты семейные передать. Дочка-то у меня свои рецепты придумывает или в этом, в интернете ищет. Муки добавь.

Мука. Сейчас вспомню. Белый порошок. Точно.

— Много? — Нерешительно спросила я, боясь показаться совсем глупой.

— С полстакана, думаю.

Порошок отправился к белой массе. Она стала меньше растекаться под пальцами. Интересно, можно из этого что-нибудь вылепить?

Бабушка начала рассказывать очередную историю, и не замолкала ни на секунду. Ей, видимо, совсем не с кем поговорить, живя одной. Я понимаю, почему Александр предложил пожить у неё, и почему она не была против. Но если так подумать, это не плохо — лучше узнаю место, где мне придётся жить.

— Думаю, хватит, — сказала бабушка, прервавшись на середине истории. — Оставь в чашке, мой руки, я пока тебе чай сделаю.

Эта серая масса невероятно тяжело отмывалась с рук. Даже с мылом. Всё же справившись с ним, я вернулась на кухню, и там правда меня ждала кружка со свежезаваренным чаем. На столе также появилась глубокая миска с конфетами. Обожаю конфеты. Особенно шоколадные. А запах! Мята!

— Заварила как ты любишь. — Старушка светилась своей улыбкой. Каждый раз глядя на меня, она будто становилась моложе и подвижнее. Это мило.

— Спасибо, — сказала я.

— Ой да брось, — она небрежно махнула рукой, — я всегда рада внучку угостить.

«Внучку» — от этого слова на душе стало как-то тепло.

Чай оказался очень ароматным и насыщенным, а закусив его шоколадной конфетой, Мария была готова растечься от блаженства.

— Да что я всё о себе да о себе. Как у тебя дела? Как работа? Нравится?

Нет, конечно. По двенадцать часов проводить на ногах, собирать заказы, приносить заказы, иногда выслушивать ругань. Но зачем её расстраивать?

— Не хуже прочих, я думаю.

— Это правильно. Человек должен быть чем-то занят. Быть полезным, иначе зачем ему вообще жить?

Я не могла с ней спорить в этом вопросе, поэтому согласно кивнула головой.

— Вот мой Саша, — продолжала она говорить, — вроде умный мальчик, но гордый — весь в отца. Тот тоже за копейки не хотел работать. Всё искал где повыгоднее, в результате мотается теперь по всему миру, семью не видит. Не хочу я для Саши такую судьбу.

— А чего он сам хочет? — Спросила я осторожно.

— Не говорит, — бабушка погрустнела. — Да я и не выпрашиваю. Главное — чтобы был счастлив. Последние месяцы он прямо расцвёл, чаще улыбается. Ты определённо делаешь его счастливее.

Я от неожиданности поперхнулась чаем. И что на это ответить?

— Хорошая ты девочка, Маша, хоть и неумёха. И глаза у тебя добрые.

Я смотрела в её глаза и понимала, что это она была хорошей и доброй, а не я. И она видела хорошее в других и даже во мне. Но я верила ей, и сама действительно становилась лучше.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX
  • Глава X
  • Глава XI
  • Глава XII
  • Глава XIII
  • Глава XIV
  • Глава XV
  • Глава XVI
  • Глава XVII
  • Глава XVIII
  • Глава XIX
  • Глава XX
  • Глава XXI
  • Глава XXII
  • Глава XXIII
  • Глава XXIV
  • Глава XXV
  • Глава XXVI
  • Глава XXVII
  • Глава XXVIII
  • Глава XXIX
  • Глава XXX
  • Глава XXXI
  • Глава XXXII
  • Глава XXXIII
  • Эпилог



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке