КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Хони и его волшебный круг (fb2)


Настройки текста:



Давным-давно в древнем Израиле жил человек по имени Хони.

На живописных холмах этой страны росли чудесные деревья, усыпанные шоколадными фруктами. И потому что фрукты эти выглядели как стручки, деревья назывались стручковыми. Созревшие стручки были мягкими, сочными и сладкими, как мед. Со временем они высыхали, становились твердыми, и зернышки в них постукивали, как трещотки. Сухие фрукты можно было долго хранить и есть много-много месяцев.

Хони постоянно странствовал, за спиной у него был мешок, набитый стручками. Он ел свои стручки, а зернышки бросал в землю, чтобы из них потом вырастали новые деревья. Холмы и долины от Иудеи до Галилеи, от морских берегов и до самой пустыни покрывались стручковыми деревьями. Они давали пищу странникам, сласти детям и корм зверям.

Хони очень любил зверей, и звери любили Хони. Когда он после длительного странствования останавливался для отдыха, звери немедленно окружали его. Дикие и опасные звери тянулись к Хони и от его прикосновения становились ручными.

Газели поедали стручки из его рук, птицы садились на его плечо, змеи и скорпионы ласкались у его ног.

Пока Хони спал, звери стерегли его. С восходом солнца Хони собирался в путь. Так в течение всей недели Хони странствовал по Стране Израильской, повсюду оставляя за собой семена стручковых деревьев, и только в пятницу после обеда, когда приближалась Суббота, он прикращал свое странствие и посадку деревьев, чтобы найти место для субботнего отдыха. Так поступали все жители Израиля — всю неделю трудились, а на седьмой день, в Субботу, прекращали все работы и отдыхали.

В один из таких дней Хони пришел в деревню, расположенную в живописной долине. Жители деревни радостно приветствовали его и пригласили присоединиться к субботней молитве и трапезе. С наступлением темноты в чистом небе видны были яркие звезды, а в окнах — огоньки догорающих свечей, которые зажгли в честь наступающей Субботы. До поздней ночи Хони и деревенские жители пели песни и рассказывали разные истории. А с окончанием Субботы Хони вновь был в пути.

Осенью в Израиле наступает пора дождей. В это время сажают деревья и сеют в полях хлеб. После многих недель странствий и работ Хони вернулся в ту же деревню, чтобы пополнить запасы воды в дорогу. Жители деревни собрались вокруг Хони.

— Хони, Хони! — закричали они. — Что нам делать? Вот уже больше месяца нет дождей. Сколько мы не молились, что мы не делали — все напрасно. От палящего солнца земля затвердела, как камень, растения засохли, колодцы совсем опустели, звери гибнут от голода и жажды. Сжалься над нами, Хони, вымоли у Б-га дождь! Мы знаем, что ты умеешь творить чудеса.

— Хорошо, — сказал Хони, — я помолюсь за вас.

И он обратился к Б-гу:

— О, Благословенный и Всемогущий! Сжалься над детьми Твоими — сынами Израиля, пошли им дождь, чтобы утолить жажду всего живого на Земле!

Но дождя не было. Тогда Хони начертил круг и, стоя в центре его, вновь воззвал к Б-гу:

— О, милостивый Б-г! Я не выйду из круга своего, пока Ты не сжалишься над детьми Твоими.

И вот закапал мелкий дождик. Жители деревни обратили лица к небу, бурно выражая благодарность даже за такой маленький дождь. Но Хони сказал:

— Не о таком дожде молил я Тебя. Люди нуждаются в дожде, который заполнил бы их колодцы, увлажнил землю и напоил все живущее на земле.

И тогда небо покрылось черными тучами и хлынул сильный ливень, обративший в бегство жителей деревни. Сухие пыльные дороги вмиг превратились в бурные реки, затопив поля и переполнив колодцы.

И снова Хони обратился к Б-гу:

— Не о таком дожде молил я Тебя. Пошли дождь, который поможет взойти растениям и напоит Твоих жаждущих детей, а не тот, что затопляет злаки и смывает дома.

И, наконец, полил дождь, какой просил Хони, не слишком слабый и не слишком сильный.

И сказал один из жителей деревни:

— Не слишком ли много Хони беспокоит Б-га?

— Возможно, — сказал другой, — но Б-г любит Хони, как родного сына. Когда Хони чертит вокруг себя свой волшебный круг, он может попросить о чем угодно, и Б-г исполнит его просьбу, как это делает отец для сына.

А раввин той деревни прибавил:

— Благодаря своему волшебному кругу Хони может творить чудеса. Поэтому будем называть его отныне Хони-Гамеагель ("Хони — начертавший круг" — на иврите.)

С того времени Хони стали называть во всем Израиле Хони-Гамеагель.

Как-то, когда Хони занимался своим обычным занятием — сажал стручковые деревья, проходили мимо незнакомцы, отец с сыном. Они поздоровались с ним и спросили:

— Что ты сажаешь, добрый человек?

— Стручковые деревья, — ответил Хони.

— Сколько времени требуется, чтобы вырастить такое дерево? — спросил незнакомец.

— Семьдесят лет, — ответил Хони.

— Семьдесят лет! Ты ведь уже немолод. Неужели ты надеешься отведать его плоды? — удивился незнакомец.

— О, нет! Через семьдесят лет меня уже не будет. Мои отцы и праотцы сажали эти деревья для нас, а теперь я сажаю для тех, кто будет жить после нас. И, конечно, я эти деревья никогда не увижу.

— О, добрый человек! — сказал незнакомец. — Я всегда буду рассказывать о твоих делах своим детям и внукам, чтобы они помнили и благодарили тебя. Как твое имя?

— Хони-Гамеагель.

— А, Хони — начертавший круг! Теперь я знаю, кто ты, я много слышал о твоих чудесах, приносящих благо людям. А теперь последуй моему совету: пойди и отдохни в тени, ибо солнце сильно палит и не следует старому человеку так тяжело работать.

Послушался Хони незнакомца, присмотрел поблизости прохладную пещеру, устроил себе постель, улегся, прикрыл глаза и задремал.

И вдруг он почувствовал, как его окутывает мягкое облако и поднимает его высоко-высоко, выше снежной вершины горы Хермон, туда, где только аисты могут парить.

Трудно сказать, сколько раз солнце поднималось и садилось, пока Хони спал.

Старые звезды гасли и новые загорались, умирали старые поколения и рождались новые, пока Хони спал. Тору читали от начала и до конца каждый год и прочитали ее семьдесят раз, пока Хони спал.

Но в один прекрасный день облако рассеялось, Хони открыл глаза и увидел перед собой прекрасное стручковое дерево, сплошь покрытое чудесными, сверкающими на солнце шоколадным блеском стручками. Множество людей снимали стручки и складывали их в корзины. Хони не верил своим глазам. Он оглядел себя: борода стала длиннее и белее, одежда обветшала и поблекла, а мешок продырявился и был пуст. Он не понимал, как он мог проснуться под деревом которого раньше не было.

— Кто посадил это чудесное дерево? — спросил Хони у людей.

— Много лет назад его посадил Хони-Гамеагель.

— Но Хони-Гамеагель — это я!

— О нет, Хони умер много лет назад, уже тогда он был очень стар. Видимо, добрый человек, солнце напекло тебе голову. Пойди-ка ты лучше в тень, да отдохни.

— Но Хони-Гамеагель — это я! — снова вскричал он. — Только вчера я посадил здесь стручковое дерево, только вчера я говорил с незнакомцем и его сыном, а затем прилег в прохладной пещере и заснул.

— Пойдем-ка с нами, добрый человек. У нас ты найдешь кров и еду, а затем, отдохнув, сможешь продолжить свой путь.

Дети уступили Хони своего осла, который привел его в деревню. Он с любопытством оглядывал деревню, которая казалась ему знакомой и незнакомой.

Рядом со старыми, знакомыми ему строениями стояли новые и Хони не мог понять, что с ним творится.

— Может ли быть, чтобы все так изменилось за одну ночь? — удивлялся Хони.

Когда они добрались до синагоги, Хони остановился, чтобы сказать свою обычную молитву. Он надеялся встретить своих друзей, которые могли бы ему объяснить те странные события, что произошли с ним. Но люди в синагоге были незнакомы ему.

— Где Шмуэль-ткач? — спросил Хони.

— Кто?

— Где Уриэль-прядильщик?

— Кто?

— Где Авраам-сапожник?

— Видно, он по ошибке пришел не в то место!

Но вот к Хони подошел человек с длинной белой бородой, очень похожей на его собственную, и сказал:

— Я знал Шмуэля, Уриэля и Авраама, они умерли много лет назад, когда я был очень молод. Как тебя зовут, добрый человек?

— Хони-Гамеагель.

— Но это невозможно! — вскричал он. — Однажды я, будучи еще ребенком, вместе с отцом встретил Хони, когда он сажал стручковые деревья. Это было семьдесят лет назад.

— Я Хони-Гамеагель, и я сажаю стручковые деревья.

— Что тут происходит? Может ли быть, что этот человек не знает, кто он? — спрашивали деревенские жители друг друга.

Они думали, что Хони насмехается над ними и поэтому оставили его одного.

Тогда Хони вернулся в то место, где росло его дерево, начертил круг вокруг себя и встал в центре его.

— О, Всевышний! — взмолился Хони. — Я никогда не беспокоил Тебя своими личными делами, но люди из деревни говорят, что я не Хони-Гамеагель. Зачем Ты заставил меня перейти в далекое будущее, почему не оставил меня покоиться в прохладной пещере?

Стоя в круге, он вдруг все понял:

— О, Всемогущий, теперь я понимаю! Ты дал мне подарок, которого удостаиваются немногие. Ты дал мне возможность увидеть, как созревают мои деревья, и за это я благодарю Тебя!

Счастливый, он, как всегда, наполнил свой мешок стручками с дерева, что посадил семьдесят лет назад. Теперь он вновь готов в путь, он еще должен посадить множество новых деревьев. Но прежде ему нужно отдохнуть. Он улегся в тени своего дерева. Вокруг звучали голоса деревенских детей: "Стручки, сладкие стручки!" Постепенно голоса слышались все дальше и дальше Хони крепко спал.

Со временем дети вырастут и будут странствовать по всей стране, сажая стручковые деревья для своих детей и внуков. А маленький волшебный круг Хони будет расти и расти, пока не охватит всю Страну Израиля своими чудесами.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики