КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Приключения кота Гостинца (fb2)


Настройки текста:



Ксения Горяева ПРИКЛЮЧЕНИЯ КОТА ГОСТИНЦА

Глава 1. Неожиданная находка

В славном городе Архангельске, что стоит над красавицей-рекой Северной Двиной жили-были старик со старухой. Дети и внуки их уже давно выросли и разъехались по всей России. Жили старики дружно и были добрыми и весёлыми.

Клавдия Ивановна вела домашнее хозяйство и пела в хоре ветеранов, а Михаил Иванович ей по хозяйству помогал и работал сторожем в парке аттракционов «Потешный двор». А ещё он любил читать газеты и зимой ходить на рыбалку.

И вот однажды в начале золотой осени, обходя ночью парк, Михаил Иванович вдруг услышал чей-то тихий плач. Вначале ему показалось, что это плачет ребёнок. Прислушавшись, он понял, что это где-то под ногами мяукает котёнок.

Михаил Иванович сбегал в сторожку за большим фонарём и приступил к поискам. Небо осенью звездное, а под кустами и деревьями прячется темнота. Как тут найти маленького котёнка? А если он поранился или ещё что случилось? — От этих мыслей дед Михаил даже расстроился и принялся звать котёнка. Но на «кис-кис» тот не выходил. Может, застрял где? Надо ещё вон под тем деревом посмотреть! И вдоль забора пройти…

Осторожно раздвигая высокую траву палкой, старик продолжил поиски. И тут палка ударилась обо что — то массивное с громким металлическим стуком. Плач затих. Михаил Иванович отбросил палку и стал шарить под деревом руками. Пальцы наткнулись на холодную поверхность ребристой крышки колодца.

Нажав на крышку, Михаил Иванович сам чуть не провалился в колодец. От его прикосновения массивный металлический диск крутанулся, повернувшись кверху другой своей стороной — влажной и ржавой. Хорошо ещё, что старика не ударил — тот вовремя убрал руки. Из глубины колодца донёсся шум текущей вдалеке воды и тихий плач.

— Вот ты где! — обрадовался старик. — Надо же, в колодец угодил! Я про него даже и не знал! И как тебя угораздило? Сейчас за веревкой сбегаю и рукавицы принесу… — На ходу расстегивая куртку, и разговаривая сам с собой, Михаил Иванович уже бежал в сторожку, оставив в траве горящий фонарь, в свете которого таинственно мерцала влажная крышка.

Если бы сторож так не торопился, он непременно заметил бы странность в игре лучей света, исходившего от старого фонаря: свет разливался не только перед его линзой, но как будто обтекал крышку со всех сторон. Подобно потоку воды, а совсем не света, он «стекал» в приоткрытый колодец.

Быстро прихватив из сторожки верёвку, специальный фонарь с креплением на голове и холщовые рукавицы, Михаил Иванович вернулся к колодцу. Мяуканье совсем стихло, и сторож заволновался. Надо было спешить. Одним концом сторож привязал верёвку к мощному дереву прочным морским узлом, а другим обвил себя. С трудом отодвинув тяжёлую чугунную крышку, дед заглянул в колодец.

Провал оказался на удивление глубоким. Мощный луч света головного фонарика освещал колодец на несколько метров вглубь, но не достигал его дна. Зато хорошо было видно маленького котёнка, чудом примостившегося на железной скобе лестницы, ведущей в клокочущую глубину.

Не тратя времени на подробный осмотр вновь открытого колодца, старик спустился за котёнком по прочным металлическим скобам лестницы и через несколько минут поднялся на поверхность со своим драгоценным грузом. Взъерошенный котёнок доверчиво прижимался к груди своего спасителя и даже не пытался покинуть надёжные руки старика. Убедившись, что спасённый цел и невредим, Михаил Иванович положил его на свою куртку, привёл в порядок снаряжение и плотно закрыл опасный колодец тяжёлой крышкой.

В сторожке, внимательно осмотрев котёнка, старик обтёр его чистой влажной пелёнкой, накормил овсяной кашей с кусочком рыбы и дал ему молока. От всех переживаний и такого сытного ужина маленький котёнок моментально уснул, свернувшись клубочком прямо на руках своего спасителя, а Михаил Иванович, вздохнул, наконец, с облегчением: ночь прошла не зря. Вон, какого хорошего кота спас!

Пушистый и крупный для своего возраста бело-рыжий пятнистый котёнок доверчиво и крепко спал у него на руках. В нём угадывались следы хорошей породы — шелковистый мех ангорской и слегка вздернутый нос персидской кошки. Но все же, кот явно был из разряда «дворовых». Ну, и хорошо, что так! Говорят, беспородные коты при хорошем воспитании получаются здоровые и умные.

— Ничего-ничего, кот, мы с тобой теперь знаешь, как заживём! — сказал сам себе Михаил Иванович. — И имя тебе дадим завтра, и коробку для постельки найдем! Будем с тобой жить-поживать, парк вместе охранять! А зимой будешь у меня дома жить, — наша бабушка добрая…

Котёнок, словно отвечая своему новому хозяину, дёрнул во сне всеми четырьмя лапами, муркнул и развернулся во всю свою длину, показывая абсолютно белый пушистый животик.

Старик положил его на тёплый старухин платок, который обычно брал с собой на дежурство утеплять спину, и пошёл обходить парк.

Утром, собираясь домой, Михаил Иванович посадил котёнка в свою большую корзину из сосновой дранки. Тот сразу по-хозяйски и очень обстоятельно устроился среди вещей старика. Накрыв корзину всё той же старенькой детской пелёнкой, дед Михаил проговорил:

— Посиди-ка пока тут, дружочек! Нам домой идти хоть и не долго, да от лишних впечатлений тебя пока поберечь надо. — И пошёл домой.

А дома — радость и суматоха! Десятилетний внук Витюшка приехал на выходные из Маймаксы деда с бабкой навестить. Родители дома ремонт делают, а тут в Парк аттракционов можно с ребятами сходить, и в кино на утренний сеанс. Увидев большую корзину, накрытую тряпицей, Витя сразу спросил: — дедушка, а ты что, мне уже гостинцы принёс?

— Да, внук, смотри, какой гостинец я тебе с работы принёс! — и дед, смеясь, снял с корзины пелёнку.

Увидев котёнка, Витюшка так обрадовался, что забыл про всё на свете.

— Деда, а его, правда, Гостинцем зовут? — засмеялся внук. — И что у него съедобное, лапы или хвост?

— Вот ты имя ему и дал! А что? Гостинец — имя редкое и красивое. И нашему коту походит! — ну, всё-всё. Громко-то не кричи, а то напугаешь! Он ночью и так страху натерпелся. Я ведь его из колодца достал… Ты возьми, с ним поиграй, но не обижай. Хороший он кот, умный. А мне пока отдохнуть надо.

С этими словами, Михаил Иванович сладко зевнул и, передав корзину вместе с котёнком жене, пошёл в свою комнату спать.

Клавдия Ивановна поставила корзину на высокий кухонный табурет и пошла ставить чайник, а мальчик и котёнок остались наедине. С минуту они внимательно смотрели друг на друга и вдруг котёнок… сбежал! В одно мгновение он перепрыгнул высокий бортик корзины и бело-рыжей молнией метнулся за дверь. Только хвост мелькнул.

Витюшка было бросился за ним, да где там! Котёнка и след простыл! Витя чуть не плакал от огорчения. Даже во двор побежал с кусочком колбаски в кармане. На его зов и на запах колбасы сбежались все остальные пушистые и хвостато-полосатые обитатели двора, но Гостинца среди них не было. Так он и вернулся домой к вечеру ни с чем.

Михаил Иванович, узнав о пропаже, тоже расстроился. Собирался вечером на работу, даже кроссворды свои взять забыл. Все про котёнка думал. Куда он делся? А если под машину попал? Или потеряется, а тут зима на носу! Совсем ведь ещё маленький несмышлёныш…

А «несмышлёныш» его в парке ждал. Сидел на крылечке сторожки и внимательно смотрел на дорогу. А как Михаила Ивановича увидел, — со всех ног к нему бросился. То-то радости у обоих было!

Михаил Иванович искупал подобранного с улицы котёнка с анти-блошинным шампунем. Потом проверил у него уши, закапал в глаза специальные капли и лекарство от паразитов. Гостинец мужественно терпел, понимая, что надо. Хозяин просто так доставлять ему неудобства не стал бы. Зато после всего этого Гостинец стал настоящим домашним котом, безопасным для всех посетителей парка, а особенно — для детей. Дед Михаил надел Гостинцу на шею красивый кожаный ошейник с его и своим именем и номером телефона для того, чтобы люди знали: перед ними не просто кот, а домашний кот, любимый своим хозяином.

Так Гостинец в парке аттракционов и остался. Вместе с Михаилом Ивановичем осенними ночами парк сторожил. А зиму кот в хозяйском доме провёл, с Витюшкой подружился и с дворовыми котами-собаками познакомился. С наступлением лета Гостинец стал большим, смелым и очень умным котом, настоящим другом Витюшке и помощником Михаилу Ивановичу.

Глава 2. Волшебный кристалл

Лето в Архангельске очень короткое. Наверное, потому, что уж очень оно красивое — с белыми ночами и сочно-зеленой травой, с ночными гуляньями и запахом сирени. В июне в городе ещё прохладно, а в августе уже дождливо и холодно. Вот и торопятся архангелогородцы, запасаются хорошим настроением и яркими впечатлениями, чтобы хватило их на всю длинную тёмную и холодную зиму.

Летними ночами Гостинец с Михаилом Ивановичем на вахту вместе заступали. Они всю территорию обходили, под качели-карусели заглядывали, дворников контролировали, покой в парке охраняли. А с утра до вечера Гостинец или в сторожке отдыхал и отсыпался или с Витюшкой во дворе дома играл. Хотя он шумных детей и опасался, но рядом с Витей он ничего не боялся.

Как-то раз, тёплым летним утром, сидя в сторожке в полном одиночестве, Гостинец решил немного вздремнуть, но тут где-то у самого уха застрекотал сверчок. Гостинец его по всем углам поискал, даже обои за диванчиком лапой поскрёб, но так и не нашёл. А спать под сверчковые трели у него никак не получалось. Он под них кошмары видел. Как будто бы он опять в том колодце на железной скобе сидит, а внизу грохочет ужасный подземный поток…Брр! У него от таких снов-видений даже шерсть на загривке дымом поднялась!

Раз поспать не получилось, пошёл Гостинец по парку прогуляться и заодно на ребят посмотреть. Он потихоньку вылез из сторожки, и спрятался под крыльцом маленького домика, что стоит на самом краю парка. Сидел Гостинец в своей засаде очень тихо и довольно долго. Скоро уже и парк отроется! А тут прямо у него под носом разодрались два воробья.

Упитанные и холёные воробьи лениво дрались из-за какой-то блестящей штуковины. Сами все в пыли и тополином пухе извалялись и вещь испачкали. Один воробей так сильно эту штуку в сторону отбросил, что она прямо под крыльцо к Гостинцу закатилась. Волей-неволей пришлось разглядеть это «яблоко раздора».

Пока воробьи продолжали шумно выяснять отношения, Гостинец с любопытством разглядывал странный мерцающий предмет, который лежал у него прямо перед носом. Ему пришлось даже немного отодвинуться назад, чтобы сфокусировать взгляд.

Крупный прозрачный кристалл в оплётке из черной кожи со шнуром для того, чтобы его можно было носить на шее человеку, лежал перед котом и искрился-переливался всеми своими многочисленными ровными гранями. Гостинец заворожено продолжал смотреть на игру света в глубине кристалла и вдруг почувствовал, как у него начала кружиться голова и земля поплыла из-под лап.

Усилием воли кот оторвал взгляд от кристалла и увидел испуганные птичьи глаза, уставившиеся на него. Воробьи, засунув голову под крыльцо, с нарастающим ужасом смотрели на кота, наложившего лапу на их боевой трофей! От неожиданности Гостинец зашипел на незваных гостей, и те, словно по команде, шарахнулись в разные стороны с оглушительным чириканьем.

В этот самый момент из домика на крыльцо вышел директор парка Владимир Сергеевич. Он уже закончил утреннее совещание с работниками и теперь хотел посмотреть новую карусель. Только вчера рабочие закончили её наладку, и директор хотел сам увидеть, как она понравится ребятам. А тут под крыльцом домика администрации парка случился такой переполох!

Владимир Сергеевич заглянул под крыльцо и увидел большого бело-рыжего кота с ошейником на мощной шее.

— Вот так гость к открытию! Вылезай, знакомиться будем! — дружелюбно сказал директор. Он вообще-то, только с виду суровым казался, а на самом деле был очень добрым и любил котов.

Гостинец, сам удивляясь своей смелости, вылез из-под крыльца и, повернувшись к директору задом, вытащил за шнурок кристалл. Сев рядом со своей добычей, не выпуская шнурка из зубов, он задрал голову и посмотрел Владимиру Сергеевичу прямо в глаза.

Тут настала очередь удивляться директору. Он уже всякое успел в жизни повидать, но чтобы незнакомый кот так смело вылез из-под крыльца на предложение познакомиться, да ещё и с подарком! От неожиданности Владимир Сергеевич присвистнул, а потом наклонился к незнакомцу и стал внимательно разглядывать и его самого и подарок, который лежал рядом:

— Ну и дела! Вот так кот! — потом увидел надпись на ошейнике и сказал: — Ага, так это же кот Михаила Ивановича! Тогда все понятно!

Что именно ему стало понятно, он не уточнил. Осторожно взяв большого кота на руки, директор положил кристалл в карман и пошёл встречать детей, которые шумной гурьбой уже ввалились в парк. А Гостинец, стараясь не показывать своего волнения, важно сидел у Владимира Сергеевича на руках и с его высокого роста с любопытством смотрел на детей.

Так, с котом на руках под восторженные крики детей, директор и пришёл к карусели. Он опустил кота на мягкую траву газона и торжественно объявил детям, что кот Гостинец — новый работник парка и тоже хочет посмотреть, как они катаются на новой карусели.

Карусель детям понравилась. Все в тот день остались довольны: и дети, и директор, и Гостинец. Больше всех радовался кот: теперь не надо было больше прятаться целыми днями в сторожке, раз сам директор разрешил ему работать в парке и общаться с детьми! Так удачно начался денёк!

Довольный собой, Гостинец, муркнув на прощанье Владимиру Сергеевичу, продолжил осмотр своих новых владений. И тут на лужайке возле самого забора, в стороне от оживлённых дорожек он опять увидел воробьёв. Они снова дрались, но теперь уже по-настоящему, безжалостно вырывая друг у друга перья.

Кот незаметно подкрался к драчунам. В пылу драки на него никто не обратил внимания. Гостинец хорошенько прицелился и стремительно прыгнул в самый центр сражения. Через минуту один из воробьёв отчаянно трепыхался в его цепких лапах. Подмяв добычу под себя, Гостинец еле удержал шуструю и вёрткую птицу. Воробей продолжал отчаянно биться под котом, но выбраться так и не смог. Обессилев, незадачливый агрессор вдруг заговорил тоненьким человеческим голосом.

— Ну, всё, всё! Сдаюсь! Ты меня поймал, молодец! Теперь убери свои когти и давай поговорим! Обещаю, сразу не сбегу!

От удивления кот чуть было не упустил странную птицу, но, вовремя спохватившись, неожиданно сам себя ещё больше удивил: хрипловатым взрослым голосом он озвучил свои мысли:

— Ишь, хитрый какой! — и тут же перебил сам себя: — Ой! Это я, что ли, говорю?

— Ты, ты! — ответил воробей. И, подождав мгновение, повторил просьбу:

— Да отпусти ты меня! Обещаю, что не улечу!

Гостинец был так ошарашен своими новыми способностями, что поднялся на все четыре лапы и потряс головой.

— Это… я? Говорить, что ли умею? — Осторожно пробуя свой новый незнакомый голос, робко повторил кот.

— Тебя что, заклинило? — Говорю же тебе: да, это ты. Ты умеешь теперь говорить. А что ты хотел? Ты ж кристалл зубами таскал, не то что прикасался… А каждое живое существо, прикоснувшись к волшебному камню, сразу становится разумным и говорящим. Так что, поздравляю, ты тоже теперь разумный. И говорящий. Только зачем ты кристалл человеку отдал — не понятно! Мы всё утро из-за него за сорокой гонялись, от ворон прятались, от чаек еле хвосты унесли, а ты взял — и человеку его отдал! И ведь ещё специально из-под крыльца вытащил…

— А зачем он вам-то понадобился? — постепенно приходя в себя, поинтересовался Гостинец.

— Ну… красивый он, и вообще… — Тут воробей шаркнул ножкой по пыльной дорожке и закатил к небу хитрые глаза, отчего стал подозрительно похож на лгунишку, который пытается сбить с толку своего учителя.

— Так, а ну, давай, выкладывай всё по порядку! — строго велел Гостинец, предусмотрительно прижимая воробья к забору.

Видя, что деваться некуда, воробей, воровато оглядевшись, не подслушивает ли их кто-нибудь, выложил всё, что знал:

— Один сумасшедший сверчок утверждает, что он работает хранителем волшебного фонаря. Я в начале хотел его даже клюнуть, чтоб не завирался, но он показал мне этот фонарь и сказал, что с его помощью можно найти любую волшебную вещь. И он показал, как свет фонаря течёт к волшебному кристаллу, который дает возможность нам, животным, понимать любой человеческий язык!

Люди, которые прикоснулись к кристаллу, тоже понимают не только все языки людей, но и язык всех животных!

— Подожди-подожди! Ты хочешь сказать, что я начал разговаривать на языке людей потому, что подержал в зубах какой-то камень? И что наш директор тоже теперь понимает наш язык?

— Да! Но не только это я пытаюсь тебе сказать! Есть еще волшебные вещи и их много…

— Погоди, парень… как там тебя зовут, говоришь?

— Решка. — Обиженным голоском сказал воробей. Вообще-то я — девочка!

— А дралась как парень! — язвительно заметил кот. — Ну да, ладно! Не обижайся! Наверное, стоящее было дело, раз так дралась. А тот, другой воробей — тоже девочка?

— Нет. Тот был парень. Фантик, мой приятель. Но оказался таким жадным, — хотел забрать камень себе и никому больше не давать!

— Подожди, почему — больше? Вы что, уже его кому-то давали? — забеспокоился Гостинец.

— Ну да. Целую неделю этот кристалл лежал под кустом и им игрались все, кто хотел. Даже странный крот вылез из своего страшного колодца, чтобы потрогать камень, только ему никто не дал, и он залез обратно.

— Так ты и про колодец знаешь? — тут Гостинец даже рот открыл от удивления. Ему вдруг стало понятно, как он угодил туда, — крот, судя по всему, залезая обратно в колодец, плохо закрыл тогда осенью его крышку и он, наступив на неё, провалился в страшную дыру. Хорошо ещё, что успел уцепиться за скобу…

— Слушай, Решка, давай по порядку! — кот решил выудить всё, что было можно из этой воробьихи.

— А тебя, кстати, как зовут? — спросила Решка.

— Я тебе разве не сказал? Мой хозяин назвал меня Гостинцем! — с гордостью сказал кот. — Ты, давай, выкладывай всё по порядку!

— Да что выкладывать-то? Говорю же тебе, это всё Фантик! Залетел в раскрытое окно и стащил камень. А сверчок на него так ругался! И обещал заколдовать. А я ему говорила, что камень надо вернуть! Вот мы и подрались, а противная сорока камень стащила. У неё кристалл забрала ворона, а у той — отобрали чайки. Пока чайки дрались, мы у них опять кристалл стащили. С раннего утра у нас — такие приключения! А я ещё не завтракала. А тут — ты! — и воробьиха вдруг заплакала. — Отпусти меня, мне страшно! Я есть хочу и домой хочу!

— Ладно, отпущу! — пообещал кот. — Только отведи меня к этому волшебному сверчку. Мне с ним надо потолковать…

— А чего тебя туда водить, если ты там живёшь? — Решка перестала плакать, когда поняла, что кот не собирается её обижать. Отряхнув крылышки, она пригладила клювом перья и мотнула головой в сторону сторожки. — Вон из того окна он иногда по ночам сам выходит. Так я полетела?

— Лети, увидимся ещё! — и кот осторожно ступая, пошёл в сторожку, горя желанием выяснить всю правду до конца. И главное, — решить, что делать с опасным кристаллом. Что теперь будет? Ведь камушек этот оказался в руках человека! Одна голова — хорошо, а две — лучше. Ему надо было срочно поговорить со сверчком!

Глава 3. Ученик колдуна

Гостинец задумчиво сидел на подоконнике в сторожке после очередной неудачной попытки найти противного сверчка. И где он может так прятаться, что стрёкот его слышно, а самого не видно? Его что, специально учили прятаться или он сам по себе такой умный да просвещённый. Вот и сидит, не отсвечивает. Не светит своим лицом. Или фонарём… Ну, конечно же! Фонарь! И как он сразу не догадался!

Кот решил сразу проверить свою догадку и ловко вскочил на невысокую тумбочку, куда Михаил Иванович обычно ставил большой фонарь.

Сдерживая взволнованный стук сердца, кот стал внимательно разглядывать старинную вещь. Потемневший от времени с мутноватыми стеклами, фонарь был закрыт съёмными пластинами и запаян с трёх сторон, а на четвёртой стороне имелась небольшая дверка. Плотно прикрытая, но не запертая дверца поддалась с первой же попытки. И тут же из глубины фонаря раздалось громкое угрожающее стрекотание.

— Закрой дверь сейчас же! Кому говорю!

Гостинец по инерции отпрянул, но, быстро сообразив, что бояться сверчка не стоит, засунул лапу в таинственную глубину фонаря.

— Лапы прочь от сверчка! Я сам. — Обречённо проговорило сердитое насекомое. И через минуту из дверцы появилась голова большого серого сверчка.

— Не скажу, что мне приятно познакомиться, но теперь я знаю, где ты прячешься! — важно сказал кот.

— Хорошо! Ты — молодец, поймал безобидного сверчка и радуешься! — начал ворчать сверчок, но Гостинец дружелюбно его перебил:

— Да ладно, не волнуйся! Я же тебя не съем. Давай познакомимся! Я — Гостинец. А как твоё имя?

— Левиафан. Зачем ты искал меня? — недовольно проговорил сверчок.

— Ну и имя! Никогда такого не слышал… Я хочу спросить про тот волшебный камень, из-за которого я научился говорить. Расскажешь? — миролюбиво продолжил Гостинец.

— Имя как имя! — вздохнул сверчок. — Когда-нибудь я расскажу тебе про морское чудовище, в честь которого меня назвали. А про кристалл расскажу, если пообещаешь, что поможешь мне. — Кот убеждённо кивнул и Левиафан заговорил. Голос сверчка стал совсем тихим, и коту пришлось напрячь слух, чтобы услышать его рассказ:

— Давным-давно, в доме на берегу нашей большой реки жил старый колдун. Его имя было странным для этих мест — Шамер. Даже старики не помнили его молодым, а жил он здесь уже очень давно. Никто точно не знал, чем занимался колдун, но никому он особо не мешал. Наоборот, часто к нему обращались за советом и лечением. Он помогал, а в качестве платы брал всё, что ему предлагали: рыбу или овощи, масло, ягоды или сушёные грибы. В основном это были продукты.

Но однажды, когда дочка кузнеца — Анна — заболела, он попросил у отца за её лечение сделать фонарь. В тот год у колдуна появился ученик, — это был юноша, влюблённый в дочь кузнеца. Отец был против их брака, а юноша мечтал прославиться… Вот и пошёл в ученики к Шамеру, чтобы любимой помочь и будущего родственника поразить своими знаниями…

Кузнец удивился просьбе Шамера, но фонарь сделал. Дочка его поправилась, колдун получил обещанное. Но свадьба ученика колдуна и Анны так и не состоялась. Кузнец быстро выдал дочь за местного купца. Так юноша и остался в учениках у колдуна. А спустя год колдун пропал вместе со своей волшебной книгой. Его не было несколько лет. Ученик всё это время оставался на хозяйстве, пока не было учителя. Он лечил местных жителей, их коров, лошадей и свиней, и собирал в лесу целебные травы, как его учил Шамер.

Колдун неожиданно вернулся, когда про него уже начали забывать и выглядел даже моложе, чем тогда, когда уходил. Но в тот год началась война, поэтому людям было не до колдуна и его странного ученика.

Ученик был очень способным и быстро понял, что колдун вернулся из странствия не с пустыми руками. Он догадался, что фонарь, так же, как и книга, играет в колдовстве ключевую роль. Поэтому решил бежать вместе с волшебной книгой и драгоценным фонарём. Он поджёг дом колдуна, пока тот был в лесу и попытался спрятаться в лесу. Дом быстро сгорел дотла.

Вернувшись из леса на пепелище своего дома, колдун недолго сидел в раздумьях. Он быстро собрался и исчез. В ту ночь поднялась страшная буря. Ветер и дождь повернули вспять воду большой реки, и даже земля тряслась от ударов шторма. Наутро все стихло, а на месте пепелища образовалась огромная яма.

Люди потом попытались её засыпать, да где там! Сколько бы земли или песка они не сыпали в неё, яма не закрывалась. Тогда люди собрались и всем миром построили над ямой прочный настил из толстых брёвен, железных прутьев и пластов торфа. Настил засыпали землей и через много лет на этом месте выросли деревья. Они своими корнями закрыли огромную яму в земле так, что теперь на этом месте можно построить даже дом, — рана в земле как бы затянулась, закрылась и только небольшой ход, похожий на глубокий колодец, закрытый крышкой ведёт в эту глубину. И колодец этот находится здесь, в парке…

— А этот ученик — это ты. — Медленно и уверенно произнёс кот.

— Да, ты быстро всё понял. — С грустным вздохом отозвался сверчок.

— Что же случилось и как это можно исправить? — с сочувствием тихо спросил Гостинец.

— Я не знаю. Шамер тогда быстро нашёл меня в лесу. Я всё бросил и попытался убежать, да где там… Он меня догнал и превратил в сверчка — вечного хранителя волшебного фонаря, а сам забрал волшебную книгу и исчез. Заклятие, которое он наложил на меня — очень сильное. Всё это было так давно, что я уже потерял счёт времени… Но с тех пор я не могу спать. Потому что во сне всё повторяется снова и снова. Так и живу: ночами читаю книги или выхожу погулять, а днём пою грустные песни. Но с недавнего времени фонарь стал вести себя странно. Он показывает что-то, а я не понимаю что…

— Да, я понял! Этот волшебный камень, к которому я прикоснулся и заговорил — кристалл, — он здесь, в парке! Я его спрятал! — взволнованно перебил сверчка Гостинец.

— Этот камень у меня стащил воробей. Хорошо, что ты знаешь, где он. Но я не думаю, что это только из-за кристалла. Он ведь и раньше на все волшебные вещи реагировал. Это что — то другое…

Но Гостинец токовал как глухарь. Его взволновала перспектива приключения, поисков сокровищ и волшебных вещей: — Давай найдем эту вещь! Может быть, с её помощью ты освободишься от заклятия?

— Освобожусь, говоришь? — задумчиво отозвался Левиафан. Ну, давай попробуем. Хоть я и не уверен, что такое мощное заклятие может быть снято так просто. Скорее всего, про это написано в волшебной книге. А её Шамер унёс с собой.

— Всё, решено! Этой же ночью попробуем спуститься в колодец. Посмотрим, что там и как, а заодно поищем и книгу! А пока надо отдохнуть и приготовиться. — Не слушая возражения сверчка, продолжал кот. В голосе Гостинца звучали уверенные деловые нотки. Было видно, что кот настроен решительно и в душе Левиафана внезапно затеплилась искра надежды.

— А что, вдруг ты прав? Так я хотя бы перестану переживать и начну действовать. Всё-таки лучше, чем вечно сидеть в фонаре и казнить себя за свою глупость.

Приняв решение отправиться на поиски волшебной книги, и раскрыть тайну фонаря, Гостинец и Левиафан вдруг почувствовали, что у них всё получится, — а это — верный признак успеха даже в самом безнадёжном предприятии. Ведь известно, что перед волей к победе и решимостью добиться успеха склоняются даже самые непреодолимые обстоятельства.

Проболтав ещё с полчаса, друзья улеглись спать. Ночь обещала новые приключения, поэтому отдых сейчас был самым необходимым условием успеха.

Глава 4. Потеряшка

Пёс Тузик был шалопаем. Так его называл сторож и не напрасно. Будучи сторожевым псом в парке, Тузик должен был ночами нести вахту вместе с дедом Михаилом, но вместо этого, он отсыпался в будке после дневных приключений. Сколько дед на него ни ругался, сколько на цепь ни сажал, а Тузик всё равно днём убегал, а потом ночью спал в своей конуре. Вот такой несознательный был пёс. Старик его жалел и потому начальству не жаловался. А пёс всё хулиганил, — пытался сам себе доказать, что он может всякие героические поступки совершать. Вот и сейчас, увидев, что Гостинец отдал директору какую-то штуковину, Тузик решился на афёру. Сейчас он её потихоньку выкрадет, а когда вещицу все станут искать, он, как герой «найдёт» её первым и, наконец, прославится!

Тузик залёг под крыльцом домика администрации и стал ждать удобного случая. И вот, когда из домика вышла молодая женщина с какими-то рабочими в комбинезонах, они неплотно закрыли за собой дверь. В эту-то полуоткрытую дверь, не долго думая, и проскочил шустрый пёс.

Очутившись внутри, он шмыгнул в первый попавшийся коридорчик, ведущий в приёмную, и забился под лестницу. От волнения сердце Тузика чуть не выскочило из его груди, но он перевёл дух, отдышался и, дождавшись, когда немного уляжется его волнение, затаился под лестницей.

В это время по лестнице спустился Владимир Сергеевич и, достав из кармана волшебный камень на кожаном ремешке, положил его на стол секретаря.

— Светлана, передайте, пожалуйста, этот камень Михаилу Ивановичу, и скажите, что с его котом мы уже подружились. Всё в порядке, пусть не волнуется. Я поехал на совещание в мэрию, буду после обеда.

— Хорошо, Владимир Сергеевич. Тут учительница из третьей гимназии передала большую пачку детских рисунков на выставку. Их уже можно развесить в коридоре?

— Да, конечно развесьте! Я вернусь и всё посмотрю. — И, взяв свой большой портфель, директор пошёл на совещание.

Дождавшись, когда девушка выйдет из приёмной, пёс схватил камень в кожаной оплётке и бесшумно выскочил за дверь.

Он решил не рисковать и не бегать с добычей по улице, а прикопать его прямо здесь, под раскидистым кустом на газоне. Быстро вырыв яму и спрятав в ней камень, Тузик, довольный сам собой, быстро шмыгнул в лаз под забором. Через пару минут как ни в чём ни бывало, он затрусил деловым аллюром по своим важным собачьим делам, решив вернуться за камнем вечером, после закрытия парка.

Но тут ему навстречу из подворотни соседнего дома вышли два больших грозных пса и встали прямо поперёк дорожки, преградив путь.

Видя, что дорога перекрыта, Тузик остановился на безопасном расстоянии. Выждав пару минут, псы двинулись ему навстречу, оскалив жёлтые зубы.

— Эй, блохастый, а ну иди сюда! — прорычал черный пёс.

— Чего надо? Идите своей дорогой, я вас не знаю! — торопливо зачастил Тузик и выдал свой страх перед псами. Те только того и ждали. Разделившись, они попытались медленно обойти противника с флангов. Но тот, вовремя среагировав на их манёвр, резко развернулся назад и пустился наутёк, не дожидаясь атаки. Псы с громким лаем бросились за ним в погоню.

Не оглядываясь, Тузик понял, что его догоняют по тому, как стремительно приближались голоса бегущих за ним собак. Неожиданно для своих преследователей, он свернул в сторону спасительного лаза под забором парка и быстро юркнул в небольшую узкую земляную дыру, чуть прикрытую недавно им же, тонкой фанеркой.

Разогнавшиеся псы не успели даже сообразить, куда это вдруг подевалась их добыча. Тузик, не теряя времени даром, уже проворно закапывал яму с другой стороны, кидая в неё комья земли, из-под забора и раскидистого куста.

Отверстие подкопа быстро закрылось, и по лаю псов, затихающему вдали, Тузик понял, что ушёл от погони. Нервно отряхнувшись, молодой пёс сел у забора и прислушался. До вечера было ещё далеко, и Тузик уже собрался идти спать в будку, как услышал чьё-то дыхание. Под соседним кустом кто-то был.

Из любопытства, Тузик тихо подкрался поближе и тут же в ужасе отпрянул: кто-то лизнул его в нос тёплым влажным язычком.

— Не подходи! Я кусачий! — выпалил пёс и высоко подпрыгнул на месте, спружинив всеми четырьмя лапами. Но тут из-под низко склонившейся ветки выпрыгнула серовато — коричневая светлая молния. Тузик замер в нерешительности: зверь был неизвестной породы, явно хищный, но очень дружелюбно настроенный.

— Ой, ты кто? — Спросил Тузик и тут понял, что ответа не получит — зверь в недоумении смотрел на собаку, которая изъясняется человеческим языком и даже не пытается ответить.

— А, это всё волшебный кристалл! — догадался Тузик. — Сейчас мы и тебя «разговорим»!

С этими словами пёс залез под куст, покопался там несколько минут и вылез назад, держа в руках комок земли на верёвочке.

— На-ка вот, подержи его в зубах! — и, не дожидаясь ответа, положил странный предмет перед зверем. Тот обнюхал его и взял в зубы за торчавшую верёвку.

— И долго надо держать в зубах эту штуковину? Можно уже положить-то? — спросил зверёк и сам так удивился, что на мгновение опять потерял дар речи.

— Всё, можешь положить, — ответил Тузик, по-хозяйски забрал камень и отнёс его обратно под куст.

— Ну, давай знакомиться! — предложил пёс через несколько минут, вылезая из-под куста уже без камня. Я — Тузик. Я в парке ночным сторожем работаю! А ты кто?

— Я — хорёк Харитон. — Грустно ответил странный зверь. Я потерялся…

— Ну и дела! Удивлённо присел пёс. — Что случилось?

— Мы пошли с маленьким хозяином погулять, но тут он встретил своих друзей на велосипедах и решил с ними покататься. Меня привязали к забору и уехали. А потом другой мальчик меня пожалел и хотел отвязать. Он отстегнул поводок, но я испугался и убежал. Вот, только ошейник остался. А теперь я не знаю где я и как найти мой дом… — тут хорёк подозрительно захлюпал носом.

— А знаешь что, — бодро проговорил Тузик, стараясь утешить своего нового знакомого. — Давай найдём твоих хозяев! Мы напишем объявление, повесим его в парке, а они его прочитают и найдут тебя! Сюда много людей ходит и все с детьми.

— Слушай, Тузик, а как мы напишем это объявление? Я не то, что писать, — я и читать-то не умею!

— Ничего страшного! Я тоже не умею. Зато я знаю одного сверчка, он умеет читать и писать! Он здесь в парке живёт. В сторожке у деда Михаила.

— Он что тоже волшебный кристалл подержал? — заинтересовался хорёк.

— Ну, не совсем подержал… — пёс неуверенно замялся. Он сомневался, что нужно рассказывать своему новому знакомому о своих тайных планах, поэтому решил не вдаваться в подробности. — Понимаешь, Харитон! Сверчок у нас вообще умный. То есть, сам по себе. Ему про всякие волшебные вещи лучше не рассказывать. Чтобы не волновался. А если спросит, как ты говорить научился, — скажешь, что случайно под кустом какой-то камень задел. А под каким кустом — уже и не помнишь. Хорошо? — и Тузик с надеждой посмотрел на хорька. Тот коротко кивнул. Он заподозрил, что пёс хитрит, но решил разобраться с этим позже. А пока надо было найти потерявшегося хозяина.

Глава 5. Большие планы

Проспав днём всего несколько часов, Левиафан и Гостинец оставшуюся часть дня посвятили обсуждению предстоящего путешествия. Кот настаивал, что без помощи человека — мальчика Вити или дедушки Михаила им не справится и предлагал посвятить кого-то из них в свои тайные планы. Сверчок сомневался, что это стоит делать. Он боялся, что, во-первых, Михаил Иванович им не поверит, а во-вторых, что Витя расскажет ещё кому-нибудь. Он не доверял людям, а кот пытался его убедить попробовать довериться хоть раз.

После того, как сверчок нехотя согласился, они начали составлять карту предполагаемого путешествия и обмениваться информацией по колодцу. Вот где Гостинцу пригодились его знания, которые он получил от Вити, когда сидел рядом с ним и делал уроки. Оказалось, что сверчок не очень просвещён в этом вопросе, хотя когда-то давно он уже пытался спуститься в колодец. Но тогда, не имея верного помощника, он далеко не продвинулся. Зато измерил приблизительную глубину провала. По звуку падающего камня и по огоньку свечи, колодец должен быть глубоким — около двух сотен метров. И это означало, что без длинной верёвки, намотанной на прочный железный барабан, которая стояла в кладовке у деда, им не осилить этот спуск.

Вечером Гостинец встретил Витюшку и Михаила Ивановича у служебного входа, промурлыкал им особое приветствие, — мол, видел вас, сейчас дела закончу и вернусь, — и бодрой рысцой вернулся в сторожку к сверчку. Тот сидел в фонаре и заметно волновался: как-то пройдёт этот первый контакт говорящего кота с человеком?

Ещё днём кот вытащил из-под стола старую большую корзину из сосновой дранки, в которой его принёс когда-то к себе домой дед Михаил. Вдвоём со сверчком они погрузили в неё волшебный фонарь, старый компас и пару холодных котлет в бумажном пакете. Потом Гостинец попытался привязать к корзине конец верёвки, но, промучившись с непослушным узлом с полчаса, решил всё-таки, дождаться хозяина или его внука и попросить у кого-то из них помощи. А поскольку их мнения относительно вероятного помощника разделились, то они решили довериться судьбе и поговорить с тем членом семьи, с кем первым представится удобный случай.

Первым в сторожку заглянул Витюшка, — дед отправил его за маслёнкой. Калитка служебного входа сильно скрипела, и сторож решил смазать её, не откладывая дело в долгий ящик.

Как ни готовился кот к осторожному контакту, но вид говорящего кота чуть было не лишил Витюшку рассудка. При первых звуках приветствия из уст хорошо знакомого и любимого кота, мальчик выронил из рук жестяную маслёнку, которую приготовился уже отнести деду. От изумления он открыл рот и выпучил глаза.

— Витя, не пугайся, это и вправду говорю я, твой кот Гостинец. Просто я подержал в зубах волшебный камень. Сейчас он лежит в кармане у директора. я принесу тебе его, и ты всё сам увидишь. Оставив обалдевшего мальчика в сторожке, кот бросился к домику, под крыльцом которого оставил волшебный камень. Но, камня там не было. Ужасная догадка промелькнула в его мыслях.

Пока Гостинец Тузик и Харитон с интересом следили за ним из-под соседнего куста. Хорёк не понимал, что происходит, а вот Тузик явно что-то сосредоточенно решал для себя.

Наконец, Гостинец вернулся в сторожку. Дед сидел уже с закрытым ртом, но глаза его всё ещё были огромными и недоумевающими.

— Витюшка, ты как? — осторожно поинтересовался состоянием друга кот.

— Н-нормально. — к мальчику с трудом возвращался дар речи. — Ты и вправду г-говорящий кот?

— Теперь да. Говорящий. Но это случайно. Я подержал в зубах волшебный камень. Потом я спрятал его под крыльцом. А теперь там камня нет. Значит, его кто-то стащил. И этот кто-то наверняка подслушал или подглядел, когда мы с воробьями говорили.

— А что, в-воробьи — тоже? Ну, — говорящие? — слабым голосом поинтересовался мальчик.

— Конечно! Любое животное, которое прикоснётся к волшебному камню, обретает дар речи. А человек, если к нему прикоснётся человек, то он начнёт понимать язык всех живых существе на Земле. И вот этот волшебный камень у меня кто-то стащил прямо из-под носа! — расстроенным голосом подытожил Гостинец. Но, вдруг вспомнив, что хотел попросить о помощи, он заговорил снова:

— Витя, нам нужна твоя помощь. Мы с Левиафаном собрались найти волшебную книгу и нам надо спуститься в колодец. Поможешь нам? — и Гостинец с надеждой заглянул мальчику в глаза.

— Помогу. А что делать-то надо? — немного придя в себя, ответил Витюшка. — И кто такой этот Левиафан?

— Сейчас я вас познакомлю! — спохватился Гостинец и, заглянув в корзину, тихо позвал: — Левиафан, вылезай, будем с моим другом знакомиться! Не бойся, — он добрый!

На зов кота из корзины сначала показались усы огромного сверчка, а потом и он сам. Витюшка удивлённо смотрел на незнакомца.

— Вот это усища! А потрогать можно? — осторожно спросил мальчик.

— Но-но! Попрошу без рук! — важно пресёк попытку контакта детских пальцев со своими усами Левиафан.

Видя, что опасность со стороны человека ему не грозит, сверчок высунул из корзины голову, а потом подобрался и стремительно прыгнул на стол прямо перед восхищённым мальчиком.

— Ого, какой большой! — выдохнул Витя. — А чудеса делать умеешь?

— Чудеса ещё заслужить надо! — заворчал сверчок, но, видя, с каким восторгом и ожиданием на него смотрит мальчик, примирительно добавил: — Меня Левиафаном зовут, и чудеса я делать пока не буду потому, что тебе пора отнести деду маслёнку.

— Как же я про это забыл! — воскликнул мальчик и, пообещав тотчас вернуться, побежал к воротам.

В ожидании Вити, Гостинец и Левиафан продолжили возбуждённо обсуждать подробности предстоящего спуска. В мыслях они уже совершили путешествие почти к самому центру Земли, а мальчика всё не было. И когда уже кот собирался пойти и посмотреть, что там случилось, и почему так долго нет Вити, как он влетел в дверь сторожки, и выпалил, не переводя дыхания:

— Скорее! Дед! Колодец!

Не тратя времени на выяснения подробностей, Гостинец бросился к колодцу. Пока Витя, опершись руками в колени, пытался отдышаться, сверчок быстро сообразил, что надо делать:

— Витя, погрузи на тележку большую лебёдку из кладовки и вот эту корзину. Нам надо двигаться за Гостинцем!

Витя, с трудом справляясь с волнением, перевёл дыхание и выкатил из кладовой большую лебёдку. Около сторожки стояла низкая четырёхколёсная тележка, которую Гостинец заприметил ещё утром, о чём и рассказал сверчку. Друзья решили с её помощью доставить лебёдку к колодцу. Теперь, когда ситуация так внезапно изменилась, их план и приготовления были весьма кстати.

Быстро справившись с заданием, через несколько минут Витя уже катил тележку по направлению к опасному колодцу.

Подмога подоспела к Гостинцу очень вовремя: кот метался возле колодца, делая отчаянные попытки докричаться до деда Михаила и спуститься вниз одновременно.

Сверчок своим деловым видом подействовал на Гостинца как хорошее успокоительное лекарство. Кот перестал паниковать, сел возле корзины с фонарём, из которого высунулся сверчок, и друзья устроили совет.

— Что случилось, Витя? — первым задал вопрос сверчок.

— Я… маслёнку, а он… давай заодно проверим… А потом этот туман…А дед… подержи фонарик, я открою… А туман… И всё зелёное… А дед… — судорожно всхлипывая, начал мальчик, но сверчок настойчиво повторил:

— Успокойся, Витя! Расскажи всё по порядку! — голос Левиафана прозвучал как-то чересчур спокойно. Было видно, что сверчок ужасно волнуется.

— Так я — по порядку! — нетерпеливо ответил мальчик. — Мы смазали ворота, а масло ещё осталось. Дед и говорит: «А давай ещё одну железную вещь проверим!». И мы под куст заглянули. А тут — колодец приоткрытый, и из него зелёный туман выходит. Уже всё под кустом зелёное было, до самой дорожки. Дед говорит: «Не порядок! Посвети-ка мне!». Я фонарик включил, а дед крышку открыл и в колодец заглянул. А из колодца как повалил этот зелёный дым! И тишина! А когда всё рассеялось, дедушка пропал! — Не в силах больше сдерживаться, мальчик заплакал.

Оглушённые внезапно навалившейся бедой, кот и сверчок молчали, не зная, что делать дальше.

А тем временем под соседним кустом хорёк и пёс шёпотом спорили:

— Надо им помочь! — настаивал Харитон.

— Не будем мы им помогать! Они нас даже слушать не будут! — упирался Тузик.

— Тогда я сам! — сказал хорёк и неожиданно для пса выскочил из своего укрытия на дорожку.

От вида непонятного зверя, неожиданно выскочившего из-под соседнего куста, Гостинец зашипел и выгнул спину, Витя перестал плакать и спрятался за тележку, а сверчок залез обратно в фонарь.

Следом за хорьком из-под раскидистых веток вылез небольшой лохматый пёс. Хвост у пса дружелюбно вилял, но глаза настороженно следили за каждым движением странной команды.

Подождав, пока пройдет первая неловкость, и шерсть кота уляжется обратно, пёс заговорил по-человечески приглушённым голосом:

— Наше вам здрась-те! Мы вам помочь решили. Мы видели, зелёный туман и как сторож в колодец полез и пропал там. — И, словно боясь, чтобы новые знакомые их не прогнали, пёс торопливо добавил: — Меня, кстати, Тузиком зовут. А это, — он мотнул головой в сторону хорька — Харитон.

Видя, что внезапно появившиеся звери опасности не представляют, а наоборот, хотят помочь, Гостинец перестал шипеть и миролюбиво представил себя и своих друзей новым компаньонам.

— А как тебе удалось к кристаллу прикоснуться? — спросил кот Тузика, и из его сбивчивых объяснений понял, что тот приложил лапы к кристаллу не совсем законно. — Говори, Тузик, куда камень дел! Он нам сейчас очень пригодиться может! Мы в колодец за дедом Михаилом спускаться будем!

— Ладно, — быстро согласился пёс, — сейчас отдам я вам это камень! Мне от него всё равно никакого проку теперь не будет! — С этими словами он нырнул обратно под куст и через пару минут вернулся с перепачканной мордой, держа в зубах волшебный кристалл.

— Отдайте его мне! — громко застрекотал из своего фонаря сверчок.

От неожиданности Тузик выронил камень изо рта, а хорёк тут же ловко подхватил его и отдал сверчку. Тот по-хозяйски огладив камень, проверяя и очищая от грязи одновременно, положил его в волшебный фонарь.

— Мы с вами! — радостно объявил Харитон через мгновение, обращаясь к Тузику. — Теперь можно и в колодец!

— Ну, уж нет! Я туда по своей воле ни за что не полезу! — возразил пёс. — Я вам туда залезть помогу, а потом вылезти. Должен же тут кто-то остаться!

— А Тузик прав! — согласился кот. — Нам его помощь здесь очень пригодиться.

И, обращаясь к хорьку, поинтересовался:

— А тебе, Харитон, зачем в колодец лезть? Это может быть очень опасно!

Но хорёк настаивал на своём:

— Я ловкий, смелый и сильный! И потом, знаете, сколько я всяких книжек читал, — вернее, слушал! — поправился Харитон. — Дети, у которых я жил целый год, каждый вечер слушали, как им бабушка книжки читала. Бабушка меня и любила. А когда она в больницу легла, хозяин меня даже гулять реже стал водить. А потом я вообще потерялся. Теперь у меня нет ни дома, ни хозяев… Возьмите меня с собой, я вам пригожусь! — неожиданно закончил свою речь хорёк.

— Мы бы тебя взяли! — ответил за всех кот. — Только вот места в корзине не хватит! Фонарь оставлять нельзя, а он много места занимает…

— Так давайте его под корзиной привяжем! — предложил сообразительный хорёк. — И место освободится, и будем видеть, куда спускаемся!

— А я всё равно в эту корзину не влезу! — выходя из-за дерева, вступил в разговор Витюшка. Про него звери как-то забыли.

— А ты, Витя, нас в корзине спускать будешь! — ответил Гостинец. — Дедушка нас не похвалит, если мы тебя в этот страшный колодец возьмём. И потом, нам самим лебёдку к корзине не приладить!

— Хорошо, — ответил Витя, — я буду вас осторожно спускать на верёвке. Если захотите помедленнее, — дёрните один раз. А когда надо будет остановиться, — дёрните два раза. Ну, а если обратно подняться надо будет, — три раза потяните.

— Вот и договорились! — подытожил совещание кот. — А теперь нам пора твоего дедушку из беды выручать!

Команда быстро и слаженно приготовилась к спуску. Витя закрепил лебедку у самого отверстия колодца. Он прочно привязал к корзине верёвку, а под корзину — волшебный фонарь без стёкол. Кот, хорёк и сверчок заняли свои места и спуск начался.

Глава 6. Спуск в подземелье

Поначалу всё шло как по маслу. Прямо под крышкой колодца начинался толстый слой земли с густо переплетёнными между собой корнями трав, деревьев и кустов. Затем появились бетонные стенки с монтированными в них железными скобами-ступенями. По мере спуска в колодец, его стенки расширялись и вокруг становилось светлее.

Деда Михаила всё не было. Вот уже исчезли металлические скобы, а вскоре и сами стенки, в которые эти скобы были вставлены. Внизу слышался шум бурлящего потока. Шум становился всё громче и наконец, когда он стал заглушать все остальные звуки, кот дёрнул за верёвку один раз.

Корзина сразу замедлила ход, а через несколько минут опустилась сквозь зелёный туман на твёрдую землю. Предусмотрительный сверчок, ещё во время спуска отвязал с помощью Гостинца фонарь и втянул его в корзину, а то он непременно ударился бы при «посадке» на дно таинственного провала. Гостинец дважды дёрнул за верёвку, давая знать Вите, чтобы тот остановил лебёдку.

Помогая друг другу, кот, хорёк и сверчок осторожно вылезли из корзины. Вокруг, насколько хватало взгляда, постирался всё тот же бледно-зелёный светящийся туман, скрывающий сплошным пуховым одеялом землю под ногами.

— Надо разведать, что это за туман и откуда он берётся. — Тихим шёпотом предложил хорёк.

— Сначала мы найдём деда Мишу, а потом будем в разведчиков играть, — начал ворчать сверчок, но Гостинец его остановил:

— Не надо спорить, Левиафан! Мы будем делать два дела одновременно. — И, обращаясь к хорьку, продолжил:

— Как думаешь, Харитон, где здесь север?

— Трудно сказать, — на лету понял его мысль умный зверь. Он читал много книг, и в основном они были про путешественников и их приключения. — Я думаю, раз течёт река, значит здесь можно ориентироваться без компаса. Мы просто пойдём вдоль её берега, а потом также вернёмся обратно.

— Молодец, Харитон! Дело говоришь! — согласился сверчок и принялся вытаскивать фонарь из корзины. Вдохновлённый его похвалой хорёк тут же с готовностью протянул лапы и принял фонарь.

— Смотрите! Туман убегает от фонаря! — Гостинец первым заметил, как зелёное марево отпрянуло от волшебного светильника, испускающего ровный жёлтый свет.

— Давайте посветим себе под ноги! — предложил Харитон и вместе со сверчком они наклонили его к земле. И тут же, словно жир на сковородке от моющей пены, зелёный туман отпрянул от их ног и от корзины, стоящей на твёрдой поверхности.

— Смотрите! Река течёт совсем рядом! — воскликнул хорёк, и махнул лапой в направлении жёлтого луча. И тут же на путешественников со всех сторон неизвестно откуда налетела целая туча каких-то существ, шуршащих перепончатыми крыльями.

— Пригнитесь! Это летучие мыши! — крикнул сверчок, и кот с хорьком ничком растянулись на влажной каменистой почве пещеры.

Мыши, не достигнув цели, ушли на разворот и собирались уже снова спикировать на свою цель, но Харитон направил луч волшебного фонаря им навстречу. С пронзительными криками стая летучих мышей шарахнулась от света в разные стороны, словно это был обжигающий луч лазера.

— Ага! Не нравится! Получите, гады! — Харитон, как заправский зенитчик продолжал орудовать фонарём, охваченный азартом игрока. Мыши разделились на две группы и в панике улетали вдаль, под своды огромной пещеры. К хорьку тут же подскочил Гостинец и вырвал фонарь из цепких лап:

— Прекрати сейчас же! Они уже улетели. Не надо поднимать шум! Пошли скорее, пока на нас ещё кто-нибудь не напал! — и Гостинец, вместе с Левиафаном потащили фонарь и прицепившегося к нему Харитона под свод ближайшего грота.

Летучие мыши больше не возвращались. В наступившей тишине Харитон начал протестовать:

— Вы! Вы испортили мне всю охоту! Я бы им показал, этим противным летунам!

— И на шум этой возни сбежались бы все монстры этой пещеры. Тебе бы понравилось, если к тебе домой пришли бы незваные гости? — Голос Гостинца звучал тихо, но очень убедительно и Харитон нехотя умолк. Он понял, что кот прав и не стал больше спорить. Они здесь — незваные гости, и им надо найти сторожа. Поэтому надо быть осторожнее, внимательнее и как можно незаметнее.

— Хорошо, — со вздохом согласился Харитон и передал фонарь Гостинцу. Иди впереди, а я пойду замыкающим.

Посидев несколько минут в тишине и прислушавшись, экспедиция двинулась вдоль подземной реки в сторону источника света, отражавшегося в красивых сталактитах на потолке миллионами сверкающих искр. Впереди, освещая путь и рассеивая туман из-под ног, шёл Гостинец. За ним, поминутно озираясь, двигался Харитон, неся на спине огромного сверчка. Левиафан сосредоточенно вглядывался в обступающую темноту и внимательно прислушивался. Он и заметил первым, что впереди их опять ждёт сюрприз.

Не успели они пройти и десятка метров, как свет волшебного фонаря стал вдруг ярко-красным и отклонился влево, указывая в сторону небольшого грота. Сверчок предостерегающе крикнул коту, чтобы тот остановился.

— Смотрите! Там что-то есть! — закричал Харитон. — Надо разделиться и зайти с двух сторон!

— Пожалуй, на этот раз ты прав! — Гостинец двинулся вперёд, обошёл грот по дуге и зашёл справа. Хорёк со сверчком подошли слева. Не обнаружив никакой опасности, настороженно оглядываясь и внимательно вслушиваясь в звенящую тишину подземного укрытия, звери вошли в грот.

Под ногами зашуршал сухой мелкий песок. С потолка опускались красивые сверкающие сталактиты, а навстречу им поднимались величественные столбы сталагмитов. Среди всей этой царственной красоты, в небольших боковых нишах сияли разными цветами шесть больших красивых кристаллов.

Кот, хорёк и сверчок друг за другом медленно входили в грот, заворожено глядя на небывалую красоту таинственного хранилища. Первым тишину нарушил Гостинец.

— Интересно, кто и зачем устроил здесь эту сокровищницу?

— И почему эти кристаллы выставлены здесь напоказ, как в музее? — с сомнением и опаской высказался сверчок. — Ясно ведь, что эти кристалл — бесценное сокровище. Почему же их не спрятали?

— Так от кого прятать-то? — беспечно возразил хорёк, и потянул лапу к ярко переливающемуся огромному красному рубину. Не успел он дотронуться до камня, как сверху на него и сверчка, сидевшего у него на спине, упала прочная большая сеть.

— Это ловушка! Гостинец, беги — закричал сверчок.

Кот с волшебным фонарём на спине выскочил из коварного грота и в одно мгновение, прямо у него за спиной, вход обвалился, перекрыв хорьку и сверчку путь к отступлению.

Глава 7. Хранитель кристаллов

Едва пыль улеглась, Гостинец принялся осматривать место завала. Большие глыбы неповоротливыми чудищами лежали у входа, надёжно перекрывая доступ в пещеру с сокровищами. Потоптавшись по острым камням около часа, Гостинец обессилено лёг на землю. Этот завал ему было не расчистить, а значит до друзей, оставшихся в гроте с волшебными кристаллами не добраться. Нужна была помощь.

Только кот подумал о том, как хорошо было бы найти помощника, как его внимание привлёк странный звук, доносившийся из-под земли. Вскочив на лапы, Гостинец начал оглядываться, в надежде найти источник звука. Через несколько минут прямо у него перед носом вдруг зашевелились мелкие камушки и стремительно вырос маленький холмик земли. Большой зверёк с странном наряде на шелковистой черной шкурке, широкими сильными когтистыми лапами, похожими на лопасти экскаватора и розовым усатым рыльцем вылез из норы прямо перед удивлённым котом. Глаза крота закрывали крошечные, плотно прилегающие к его мордочке…очки!

— Ой! Ты кто? — только и сумел выдавить из себя обалдевший Гостинец.

— А! Говорящее пушистое существо с поверхности! — скрипучим голосом, прокомментировал встречу незнакомец. — Не слишком-то ты осторожен! Вот возьму и превращу тебя в лягушку! — злорадствовал подземный зверёк.

— Не надо в лягушку! Я не люблю плавать в воде! — сказал кот. Его шутка подействовала на незнакомца как пароль для агента. Поняв, что перед ним дружелюбное существо с чувством юмора, зверь прекратил нападки и спокойно сказал:

— Я — крот Панкрат. Живу здесь, под землёй, сторожу вход в пещеру. А ты зачем пожаловал сюда со своими приятелями?

— Я кот Гостинец. Живу в парке, что наверху. Сегодня ночью мой хозяин — сторож парка — полез в колодец и исчез. Мы с друзьями — хорьком и говорящим сверчком полезли его спасать. Помоги нам найти деда Мишу, и мы уйдём из твоей пещеры!

— Не всё так просто, кот! — со вздохом ответил крот. — Твои звери обрушили вход в хранилище. Теперь они задохнутся там. Зато будут умирать в окружении прекрасных волшебных кристаллов!

— За что их сразу так наказывать? — вступился за товарищей Гостинец. — Они не сделали ничего плохого. Наоборот, — они хорошие и умные. Давай их освободим!

— Ага, освободим! — опять начал ехидничать крот. — А они приведут сюда алчных людей, и — прощай, благополучие всего города! Нет уж. Раз нашли на свою голову хранилище, пусть они умрут! И тебя я из пещеры не выпущу. — Закончил с угрозой в голосе крот.

— Ну, послушай, Панкрат! — Гостинец попытался справиться с желанием задушить злобного опасного крота и направил беседу в мирное русло. — Давай не будем торопиться! Мы пришли с миром, — нам надо только найти деда и всё! Наверху остался его внук, и он расскажет о его пропаже людям. Вот тогда начнётся паника. Сюда полезут спасатели, всё перероют и найдут камни… Помоги найти деда и мы потихоньку уйдём. Никому ничего не скажем, обещаю! Мне кажется, ты сильно преувеличиваешь важность этих красивых камней! И потом, мы ведь тоже хотим, чтобы в этом городе всё было хорошо!

Слова кота и его спокойный рассудительный голос заставили крота на мгновение задуматься. Прикинув что-то про себя, Панкрат отодвинул маленькие очки дальше на лоб сказал более миролюбиво, глядя на Гостинца крохотными подслеповатыми глазами:

— Ладно, посмотрим. Думаю, что в чём-то ты прав! Если дед не вернётся, спокойной жизни мне больше не будет. А про хорошую жизнь в городе тогда и не мечтайте!

От такого категоричного окончания разговора Гостинцу стало как-то не по себе, и он рискнул осторожно спросить мрачного человекоподобного подземного жителя:

— Ты что-то знаешь? Город в опасности? Мы можем что-то сделать?

— Без паники! — остановил поток вопросов крот. — Сначала давай вытащим твоих друзей, а там и про город поговорим. — И, довольный тем, что он вдруг стал такой важной персоной и его так внимательно слушают, крот показал Гостинцу потайной рычаг. С силой навалившись на него, кот и крот опустили его вниз. Тут же со всех сторон раздался грохот, земля под ногами задрожала, и сверху посыпались мелкие камешки и пыль.

Предусмотрительно отойдя на несколько метров, Гостинец с благоговейным ужасом наблюдал, как в сплошной стене вдруг образовалась узенькая щель, которая медленно увеличивалась и, наконец, превратилась в узкий проход, ведущий в перекрытый грот.

Как только пыль улеглась, с криками радости из прохода вышел хорёк со сверчком на спине.

— Молодец, Гостинец! Мы знали, что ты как-нибудь нас оттуда вытащишь! — восторженно завопил Харитон, и уже кинулся было обниматься к коту, но тут он заметил крота.

— А это ещё что за зверь? Никогда такого не видел! Смотри, Левиафан, вот кто нас вытащил! А мы-то удивлялись, как это быстро всё у Гостинца получилось!

— Левиафан? Ученик колдуна Шамера? Хранитель волшебного фонаря? Я давно хотел с тобой познакомиться! — крот, мелко перебирая лапами, вылез из своего укрытия и начал смешно крутить головой, принюхиваясь к незнакомым запахам. Кот и хорёк удивлённо замерли на месте, никак не ожидая такого поворота событий.

Сверчок замер в нерешительности, ухватившись за дверку своего фонаря. Первым делом после освобождения он перепрыгнул на спину кота, и теперь явно колебался: спрятаться ему внутри фонаря или выйти к странному незнакомцу.

Гостинец первым пришёл в себя и сказал сверчку:

— Ну, что же ты, Левиафан! Выйди, познакомься с нашим спасителем! — и, не давая сверчку опомниться, выставил фонарь, в который он уже успел залезть, перед кротом.

Видя, что от разговора ему уже не уйти, Левиафан высунул голову и поздоровался со странным незнакомцем. Крот обрадовался, подошёл поближе к фонарю и увидел голову огромного сверчка.

— Так, значит, это правда! И у Шамера были ещё ученики! А зачем ты превратился в сверчка?

Вместо ответа, повисла неловкая пауза, и Панкрат не стал настаивать. Было видно, что крот думает о чём-то своём, и эти думы уводили его далеко отсюда.

Гостинец видя, что пауза затянулась, бодрым голосом предложил:

— Ну, вот и хорошо! А теперь, когда вы познакомились, пожмите друг другу лапы и давайте подумаем, что нам делать дальше!

Будто очнувшись, Панкрат потряс головой, разгоняя последние обрывки своих мыслей, и предложил:

— Для начала нам нужно закрыть грот. — Он неопределённо махнул лапой в направлении невидимого рычага. Втроём он надавили на него снизу, и грохот повторился: массивная каменная стана встала на место, наглухо замуровав вход в подземное хранилище волшебных камней.

— Ну, вот, теперь пойдёмте в мою нору! Перекусим и спланируем действия по поиску вашего деда! — деловито сказал крот, — Хотя, по правде говоря, я думаю, что он просто попался в одну из ловушек у самой поверхности.

— Что это ещё за ловушки? — подозрительно спросил Гостинец.

— В любом случае, нам надо сначала зайти в мою нору, — у меня есть соображения, как вам быстрее найти деда! — Пресёк возможные возражения крот и, повернувшись спиной к притихшим путешественникам, деловито направился вглубь пещеры. Кот с фонарём и хорёк со сверчком на спине поспешили последовать за ним, пока зеленоватый туман не поглотил всё вокруг под своим мягким плотным занавесом.

Глава 8. Трофей из прошлого

Нора крота оказалась вовсе не дырой в земле, а каким-то странным подземным сооружением, явно творением рук человеческих. Только очень старым творением. Стены были покатыми и странно поблёскивали от слабого света волшебного фонаря. В некоторых они местах были покрыты какими-то белеющими в темноте светлыми пятнами. Под ногами, металлическим эхом отзывался холодный решётчатый металлический пол. Потолок этой странной пещеры был высоким, и слабый свет фонаря не добирался до него, теряясь на своём пути. Посредине пещеры возвышался высокий таинственно поблёскивающий подиум, больше походивший на алтарь, или наклонный стол в жилище человека.

— Ну как, нравится вам здесь? — спросил Панкрат, обращаясь ко всем сразу. В ответ раздались неопределённые звуки. — Сейчас я вам кое-что покажу! — с этими словами крот надвинул очки на глаза и надавил на какой-то рычаг в стене. В его убежище забрезжил свет, который с каждой секундой становился всё ярче, пока вокруг не стало светло как днём. С ужасом и восхищением путешественники увидели, что они находятся в … старинной подводной лодке!

Повсюду располагались трубы с заклёпками, неизвестные приборы и переключатели с бронзовыми ручками. Прямо перед огромным экраном, закрытым, подобно объективу старого фотоаппарата, прочными лепестками, сходящимися к центру, располагался пульт управления и красивый деревянный штурвал, а дальше — в самом центре комнаты — большой овальный стол на изогнутых, привинченных с полу ножках. Во всём интерьере чувствовалась роскошь и тонкий художественный вкус хозяина, владевшего когда-то этим богатством. На стенах вдоль всего большого помещения, разместились прекрасные картины в позолоченных рамах и красивые старые морские карты с неизвестными чудищами.

— Ты здесь живёшь? Кто же ты, Панкрат? — взволнованно проговорил Гостинец.

— Располагайтесь, будьте как дома! — Довольный произведённым эффектом, крот начал переключать какие-то рычажки на пульте, — Я подготовлю лодку к отплытию, а вы по-хорошему задрайте люк. Потом обо всём и поговорим.

Звери бросились выполнять команду капитана, а потом расположились в углу под лестницей просторного помещения, стараясь на всякий случай, быть поближе друг к другу. Панкрат погасил верхний свет, оставив гореть лишь несколько тусклых ламп внизу, и включил обогреватель. В его убежище сразу стало тепло и уютно. Даже звук включённого двигателя лодки оказался похожим на урчание кошки. После недолгих сборов и изучения карт, Панкрат проверил, как закрыт люк. Потом он включил переключатель скорости на «малый ход», одним нажатием кнопки открыл металлические лепестки, закрывающие большое круглое лобовое стекло и включил носовые прожектора.

Подводная лодка с волшебными зверями на борту под управлением капитана-крота двинулась освобождать из ловушки колдуна деда Михаила.

В напряжённой тишине, нарушаемой лишь таинственными звуками снаружи и потрескиванием тока в проводах внутри, кот, хорёк, сверчок и крот плыли на подводной лодке по поверхности удивительной подземной реки довольно долго. Течение было очень сильным, поэтому карты пришлось отложить в сторону. Напряжённо всматриваясь в большой носовой иллюминатор, крот не отвлекался на разговоры. Звери, чтобы не мешать капитану, тоже молчали.

Через несколько часов путешествия до входа в коридор ловушек, изрядно проголодавшись и устав с непривычки, отважные путешественники решили остановиться на отдых. Притихшие звери с благодарностью приняли небогатое угощение крота.

После скромного ужина, Панкрат заговорил первым, обращаясь к сверчку:

— Я рад, что мы, ученики Шамера, наконец, встретились!

— Ты! Ты — тоже был когда-то человеком? И учеником колдуна? Что же с тобой случилось? — взволнованно спросил Левиафан и Панкрат, немного помолчав, начал свой рассказ:

— Я был молод и горяч, поэтому с энтузиазмом поступил служить на флот. Сразу после окончания первой мировой войны началась гражданская. Вернее, одна война плавно перешла в другую. Кому-то от англичан «остался в наследство» танк, а мне — секретная подводная лодка-малютка. Что делать дальше я не знал и решил сориентироваться в обстановке. Для больших походов лодка была не приспособлена, да и топлива почти не было. Поэтому я спрятал её выше по течению в небольшом подземном гроте и вернулся в Архангельск. В городе только-только установилась новая власть и люди жили в постоянном страхе. Однажды вечером в одном трактире я встретил Шамера.

Мне хотелось славы и денег. Я решил любой ценой прославиться и найти сокровища, о которых он мне рассказал. Единственное маленькое условие — я должен был помочь ему добраться до тайного подземелья, где были спрятаны несметные богатства. И я вызвался ему помочь.

Мы запаслись топливом и провиантом и в лодке спустились под воду в том месте, где показал колдун. Шамер показал мне волшебную книгу с оживающими картами и драгоценный жёлтый камень, вставленный в его кольцо. Тогда я понял, что он владеет магическими знаниями. Он предложил мне научиться у него всему, а взамен я должен был служить ему 10 лет. Соблазн был слишком велик. Волшебный кристалл переливался всеми цветами радуги, от книги веяло тайной и приключениями, у нас была самая современная лодка для путешествия по подземной реке, спрятанной под рекой настоящей… Словом, я согласился. И подписал договор с Шамером.

Вначале все шло хорошо. Я прокладывал путь по карте и управлял лодкой, а Шамер читал свою книгу и смотрел в хрустальный шар. Вскоре мы прибыли в нужное подземелье и с помощью его жёлтого перстня нашли сокровищницу. Чего в ней только не было! Золотые монеты и слитки, украшения с драгоценными камнями и всякая утварь из золота и серебра. Но Шамера, казалось, всё это не интересует. Ему нужны были только те невзрачные цветные камни. Вместе с его жёлтым кристаллом, их было семь.

От радости, что мы нашли сокровища, Шамер рассказал мне, что в этих волшебных камнях заключена удивительная сила. Неогранённый алмаз — тот прозрачный мутноватый камень, что вы прячете в фонаре — даёт возможность каждому, кто к нему прикасается понимать и говорить на всех языках мира и языке живых существ. Даже насекомых и деревьев.

Красный кристалл — рубин — Шамер называл его сердцем мира. С его помощью можно управлять временем и перемещаться в пространстве. Он открывает двери во все миры и измерения. С его помощью можно также перемещаться между мирами и путешествовать на другие планеты. Он открывает Врата Вселенной. Это, пожалуй, самый мощный кристалл из всех.

Желтый — цитрин. С его помощью мы с Шамером и нашли сокровищницу. Он обладал способностью притягивать богатство, и показывает, где лежит золото. С его помощью можно найти любой клад, потому что он дает человеку способность видеть золото под землей и на дне морей.

Синий — аметист — дает мудрость и знание. Прикоснувшись к кристаллу можно проникнуть в суть вещей и познать все законы мира. Этот кристалл даёт ум и способность делать научные открытия. Поговаривают, что однажды его подержал в руках один юноша-крестьянин, и стал после этого великим русским учёным. Синий кристалл просветляет ум человеку, который лишь однажды к нему прикоснётся.

Зеленый камень из сокровищницы — изумруд. Он дает здоровье и омолаживает своего владельца. Но, в отличие от синего кристалла, для поддержания эффекта его нужно носить постоянно. Ну, или как Шамер, — прикасаться к нему раз в 10–15 лет. Однажды колдуна сильно ранили, но он достал из ящичка изумруд, и рана затянулась прямо на глазах.

Розовый кристалл — единственный, кроме жёлтого, огранённый камень — александрит. Он позволяет читать мысли людей и внушать свои мысли людям. С его помощью можно лишить воли толпу и управлять их снами, сознанием и эмоциями. Этот прекрасный кристалл даёт власть над умами и сердцами людей.

Из чёрного камня Шамер тоже сделал перстень, и потом всегда носил его на руке. Этот раух-топаз давал власть над всеми стихиями Земли. С его помощью можно было вызвать или прекратить дождь, бурю, шторм. Землетрясение или наводнение, — все природные катаклизмы подвластны кристаллу. Шамер с помощью этого камня мог повернуть вспять реки или разверзнуть землю. Да… все было под силу чёрному кристаллу. — Тут Панкрат ненадолго умолк, но никто не решился его перебить. Отхлебнув глоток из крохотной фляжки, крот продолжил свой рассказ:

— Во всех камнях заключена большая сила, но в волшебных камнях — она особо мощная. Поэтому колдун тщательно прятал свои камни, чтобы ни один человек больше никогда не прикоснулся к ним. Шамер знал, что и обычные самоцветы имеют эту силу. Иногда, когда под рукой не было волшебных камней, он усиливал своё колдовство при помощи обычных самоцветов. И результаты этих магических упражнений заставили меня научиться уважать даже обычные с виду булыжники.

Мы провели вместе несколько активных, наполненных приключениями лет. Война наверху давно закончилась, но Шамер не желал возвращаться наверх. Для того, чтобы люди сверху не смогли проникнуть в это подземное убежище, колдун расставил у всех входов и выходов коварные ловушки. Они не опасны для жизни, но человеку ни за что не выбраться из них самостоятельно.

— Если дед Михаил попал в такую ловушку, он там умрёт? — заволновался Гостинец, но Панкрат его успокоил:

— Нет, не умрёт. Не волнуйся, через несколько часов мы выпустим его.

— Что там было дальше с Шамером? — подал голос Левиафан и крот продолжил свой рассказ.

— В большой круглой пещере, куда мы сейчас направляемся, стоит хрустальный шар. Шамер научил меня смотреть в него и задавать вопросы. Если спросить шар правильно, то он покажет всё, о чём его просят. Вот мы и спросим шар, где сейчас находится Шамер. Кстати, один раз, когда я как раз учился работать с шаром, в ловушку попался один искатель приключений. Тогда мы вместе с Шамером выпустили несчастного следопыта. Я, не выходя из пещеры, — нажал на специальный рычаг. Одно движение — и бедолага вылетел на поверхность целым и невредимым, только перепугался сильно.

А Шамер в это время быстро подошёл к нему и коснулся лба перстнем с розовым александритом, В тот же миг человек забыл не только про подземелье. Он забывал всё. Шамер тогда весь вечер смеялся и говорил, что этот человек должен быть ему благодарен за то, что он дал ему шанс на новую жизнь…

— Панкрат, а ты с нами на поверхность пойдёшь? И камни свои спрячешь в парке аттракционов! Никто никогда не догадается, что они там! А ты жизнь новую увидишь, с людьми пообщаешься… — неожиданно предложил Гостинец.

— Я об этом как-то сейчас не подумал… — задумчиво отозвался крот. — А наверх мне очень хочется вернуться! Давно я среди людей не был, света солнечного не видел… Мы ещё вернёмся к этому разговору! Впереди — опасные пещеры и выход на поверхность, поэтому сейчас — всем спать! — С этими словами Панкрат выключил верхний свет, оставив лишь пару тусклых маленьких лампочек.

В наступившей темноте пару раз кто-то вздохнул, потом послышалось сопение хорька, — беззаботный молодой зверь уснул, едва закрыл глаза. А сверчок долго еще ворочался, не в силах справиться с волнением. Рассказ Панкрата взволновал его. Куча незаданных вопросов и не полученных ответов не давали ему покоя. Сверчок не мог спасть ночами и в более спокойных условиях, а тут — такие события! Промаявшись около часа в сомнениях и тревоге, Левиафан потихоньку выскользнул из-под лестницы и отправился осматривать подводную лодку.

Глава 9. Разговор учеников

Гостинец проснулся от того, что пол, а вернее, палуба, под ним качался. Тряхнув головой, он отогнал остатки сна и сладко потянулся всем телом. Значит, Панкрат уже вовсю бодрствует, и они плывут на его удивительной подводной лодке по подземной реке дальше, в таинственную круглую пещеру, где волшебный шар покажет им деда Михаила, а потом они обязательно уговорят его пойти вместе на поверхность!

Рядом тихо посапывал хорёк, мирно свернувшись калачиком и закрыв мордочку кончиком хвоста. В тусклом свете маломощной лампочки было видно, как зыбкие отблески волн подземной реки пляшут по стенам лодки, проникая с её тёмное нутро через огромный носовой иллюминатор.

Кот сидел и озирался по сторонам, в надежде увидеть крота, управляющего лодкой со своего высокого капитанского мостика. Но ни крота, ни сверчка в рубке не было. Покачивалась лодка не потому, что плыла по волнам, а от того, что просто тихо стояла на приколе. Тут до чуткого слуха встревоженного Гостинца донеслись звуки приглушённого разговора. Стараясь определить их источник, кот осторожно пошёл на звуки голосов. Упруго ступая мягкими лапами по ребристой железной палубе, через несколько минут путешествия по пустым коридорам подводной лодки, он оказался под дверью одной из четырёх кают, уютно спрятанной под рулевой рубкой.

В каюте о чём-то спорили два знакомых голоса. Прислушавшись, кот понял, что это крот со сверчком. Он хотел было уже толкнуть дверь и поприветствовать их, но вдруг до его слуха долетел обрывок фразы, сказанной сверчком и кот остался слушать под дверью:

— …Быть хранителем — это не такая простая работа! Я устал от неё безмерно! Заклятие перейдёт на других, а мы освободимся, наконец!

— Не всё так просто, уважаемый Левиафан! Для того, чтобы стать хранителем, человек должен, как минимум, этого захотеть! Вспомни, как ты рвался получить этот проклятый фонарь! Наверняка, это было самым сильным твоим желанием! Единственное, в чём тебя обманул Шамер, так это в том, что не напомнил, что за всё надо платить. А в случае, если простой человек получает безграничную волшебную силу и бессмертие, как правило, человек расплачивается своей свободой. Ну, или как в данном случае, — с потерей человеческого облика.

— Я что— то не пойму, уважаемый Панкрат, зачем ты говоришь мне сейчас всё это? Ты что передумал?

— Ни в коем случае, нет! — поспешно ответил крот. — Просто я хочу напомнить тебе, что в какой-то степени, ты сам виноват в том, что произошло. Шамер лишь исполнил твоё желание буквально. По сути, он наказал тебя этим. Вот и получается, что предупреждение из волшебной книги «Бойтесь своих желаний!» вполне оправдано. Если бы не моё тщеславие, гордыня и жажда богатства, и я прожил бы я вполне обычную человеческую жизнь и был бы, наверное, вполне счастлив. Встретил бы свою старость в окружении семьи, друзей и внуков!

— Каких внуков! Какой семьи! Уважаемый Панкрат, хочу напомнить тебе, что ты был обыкновенным пиратом! А пираты редко доживают до старости! Как правило, они заканчивают свой короткий век на виселицах или на дне морском. Так или иначе, тебя убили бы прежде, чем ты смог бы обзавестись семьёй или друзьями. Так что, хватит нести этот бред! Давай лучше подумаем, что нам теперь делать! Где найти волшебную книгу? Может быть, она тоже здесь, в одной из пещер? Оставил же Шамер здесь свой драгоценный хрустальный шар!

— Да, в чём-то ты прав! Я — не ангел. Но за свои ошибки я заплатил достаточную цену. Теперь я хочу получить свободу! Только Шамер может её дать! А его я не видел уже лет восемьдесят или девяносто. Честно говоря, я давно сбился со счёта лет. Только приблизительно знаю, какой сейчас век. Двадцатый?

— Нет, уважаемый! Уже четырнадцать лет, как двадцать первый. Надо следить за временем, а то оно превращается в неподвижную точку. Недели, месяцы, годы, века, тысячелетия начнут сливаться в один непрерывный, бесконечно длящийся день. Это опасно для рассудка, поэтому держись! Я стараюсь перелистывать календарь и читать газеты каждый день, чтобы чувствовать пульс времени!

— Хорошо, что тебе так повезло — жить в сторожке рядом с человеком! Не все такие везунчики! А если бы ты попал в это ужасное подземелье? Тоже читал бы газеты и перелистывал календарь? А их здесь просто нет! — разволновался Панкрат.

— Да, я как-то об этом не подумал! — задумчиво протянул Левиафан. — Теперь я понимаю, почему ты сбился со счёта времени! Тебе просто не за что было зацепиться! Ты же не мог выходить на поверхность! Извини, я не должен был так резко говорить об этом!

— Не стоит извиняться! — поспешно ответил крот. — И относительно выхода на поверхность всё немного сложнее… — Тут крот вздохнул, помолчал немного, как бы решая, стоит об этом говорить или нет, и продолжил через несколько мгновений уже совсем другим тоном. Видно, что он решил сказать правду, и его голос от этого зазвучал уверенней и твёрже.

— Я выхожу на поверхность почти каждую неделю. Просто календарь ни разу не попадался в поле моего зрения, а спрашивать про это у первого встречного я не рискнул. И потом, как бы тебе понравился странный крот, который появился неизвестно откуда и ко всем пристаёт с глупым вопросом: «Скажите, пожалуйста, какой сейчас век?».

— Да, пожалуй, ты прав. А что ты делал на поверхности? И как ты туда вылезал? — заинтересовался вдруг сверчок.

— Вылезал сначала через колодец. Очень удобно было. А потом в него котёнок маленький провалился, и сторож крышку чугунную плотно закрыл. Пришлось после этого из круглой пещеры обходными путями через потайной лаз до поверхности добираться. Это стало долго и неудобно, поэтому я вылезаю теперь не часто. Да и туман этот зелёный… Он через все ходы на поверхность валит! Боюсь, слишком много внимания привлечёт. Люди из-за него под землю полезут смотреть что и как. А этого допустить никак нельзя!

— Туман зелёный и мы видели! Из-за него сторож и полез в колодец! А откуда этот туман берётся? И почему нельзя, чтобы люди под землю полезли?

— Эх ты! Голова — два уха! Ты же в учениках у Шамера не один год был, а такие вопросы задаёшь! — крот даже плюнул на пол от негодования. Но, справившись с эмоциями, продолжил беседу. — Туман зелёный испускает Волшебный Кокон, когда люди на земле что-нибудь неправильное делают. Он — как слёзы Кокона, только в виде дыма-тумана. А под землю людям нельзя, потому что волшебных вещей и сокровищ под землёй много от них спрятано. Не созрели они еще некоторые вещи узнать. Представляешь, что будет, если они волшебными камнями завладеют или до Волшебного Кокона доберутся? — Панкрат от возмущения даже охрип. Прокашлявшись, он отхлебнул глоток воды из маленькой фляжки, и продолжил уже спокойнее тихим, но каким-то отрешённым голосом:

— А вот о том, что случится, если люди не перестанут вредить земле своим плохим отношением, и туман всё-таки вырвется наружу, — я даже думать боюсь!

— Почему ты решил, что Кокон плачет из-за плохого отношения людей? — осторожно спросил Левиафан.

— А из-за чего ему ещё плакать? — удивился Панкрат. Люди сливают отходы и сточные воды в реку и под землю, разводят свалки вокруг города, отравляют воздух, обижают друг друга и животных, а ты сомневаешься, из-за чего Душа города, запечатанная в Коконе, плачет? — У крота даже дыхание сбилось от возмущения.

— Так Кокон — это Душа города? — вопросом на вопрос ответил ошарашенный Левиафан.

— Я думал, что ты знаешь! — удивился в свою очередь Панкрат. — Может, ты всё-таки не был учеником Шамера?

— Да был я, был! — устало отмахнулся сверчок. — Восемь лет я собирал всякие лечебные травы и варил зелья. Помогал людям и даже коровам, когда Шамер исчез вдруг надолго. Но ничего такого про Душу города и подземелье с волшебными вещицами под городом я не знал! — от волнения Левиафан перешёл на крик, и Панкрат зашикал, чтобы тот говорил тише. Справившись с волнением, сверчок продолжил, и в его голосе зазвучали явные нотки обиды:

— Почему он тебе рассказывал про всякие чудеса, а меня учил только микстуры от кашля варить?

— Не знаю. Шамер всегда был себе на уме… — как-то очень быстро ответил Панкрат, и даже у Гостинца возникло ощущение, что Панкрат знает больше, чем говорит.

— А что это за Душа города и почему она оказалась в Коконе? — стараясь вернуть беседу в нужное русло, спросил сверчок.

— Ладно, — крот вздохнул, — я расскажу тебе. Всё-таки, мы с тобой оба учились у Шамера…

Давным-давно, когда на этом месте ещё росли дремучие леса, здесь жил могущественный народ. Мужчины охотились на лосей и медведей, а женщины собирали лекарственные травы, ягоды и грибы. Они жили в гармонии с природой и свято чтили её законы. У них были шаманы, которые умели общаться с миром духов и Душой Земли. Те люди верили, что в каждом животном, птице, дереве и даже камне живёт Душа. У них было много разных богов, самым главным среди которых был бог солнца. Они часто устраивали праздники и для всех их, а богу солнца приносили в жертву животных и иногда даже людей. Но потом на эту землю пришёл другой народ — новгородцы, русичи — и началась жестокая борьба за эти леса и землю.

Новый народ был сильнее и многочисленнее. Они верили в единого бога, и не приносили ему в жертву людей. У них были железные топоры, сабли и кремнёвые ружья. За несколько лет они почти полностью выгнали чудь белоглазую — так пришельцы называли тот древний народ — из этих северных лесов. Шаманы оставшихся племён наложили страшное заклятие на эту землю — прокляли Душу этого места — и бесследно сгинули, похоронив себя заживо под землёй.

Когда в эти места пришёл Шамер, здесь уже стоял красивый деревянный город с именем ангела. Но проклятие мешало городу развиваться и жить: деревянные дома всё время пожирал огонь пожаров, с болота приходили болезни, а соседи враждовали друг с другом. Самым главным в своей жизни люди тогда стали считать золото, и из-за этого пришли большие проблемы.

Как ни старался Шамер снять это проклятие чуди белоглазой, ему это не удалось. Заклятие такой силы можно было только запечатать, закрыть, приостановить его действие. После того, как у Шамера украли волшебную книгу и ещё что-то, он при помощи чёрного волшебного камня сделал в земле под городом огромное подземелье. В этом подземелье он спрятал Душу этого места — тогда уже города. Но вместе с древним проклятием Душа города оказалась в Коконе за семью печатями. С тех пор Душа города никак не может вырваться из этого кокона и сильно страдает. Временами, когда люди там наверху ведут себя хорошо, ей становится легче. А сейчас ей очень плохо и она страдает. Поэтому от неё по всему подземелью расходится зелёный туман. Если туман вырвется на поверхность, то пострадает много народу! Туман пощадит только совершенно безгрешных людей. Угадай, много ли таких осталось там, на поверхности?

— Так давай её выпустим! Сколько можно держать в заточении такое удивительное создание! — запальчиво предложил сверчок.

— Ты что! — укоризненно покачал головой Панкрат. — Наружу сразу вырвется и древнее зло! Тогда последствия будут непредсказуемы! Надо как-то предупредить людей, чтобы они перестали обижать свою землю и друг друга. Тогда Душа города успокоится и зелёного тумана больше не будет!

— А как мы это сделаем? Нам же никто не поверит! И потом, увидев говорящего крота или сверчка, любой нормальный человек подумает, что сошёл с ума!

— Вот именно! Нормальный взрослый человек так и подумает! Но не ребёнок! Помочь нам смогут только дети! Они, кстати, в большинстве своём остаются пока полностью безгрешными чистыми душами! Так что у этого города есть шанс! Нам только надо придумать, как мы сможем найти такого ребёнка и помочь ему донести мысль до нормального взросло го человека!

— Ну, насчёт ребёнка у нас всё в порядке! У сторожа есть внук Витюшка, он нам и поможет. А вот что и как он должен сказать взрослым, чтобы ему поверили и, главное, послушались и стали делать как надо — вот это вопрос!

Тут Гостинец, который уже изрядно устал подслушивать под дверью, решил обнаружить своё присутствие. Не придумав ничего лучше, он громко мяукнул.

Эффект, который произвело это простое «Мяу» был просто ошеломляющим! Крот со сверчком от неожиданности подпрыгнули, причём сверчок оказался на потолке каюты. Панкрат же, напротив, залез под палубу, просочившись каким-то образом между узкими рёбрами решётчатой палубы. Крот случайно нажал на секретную кнопку и массивная железная перегородка начала опускаться с потолка, блокируя отсек от других частей лодки.

— Стойте, подождите! Это же я, Гостинец! — закричал кот, но его голос утонул в лязге и скрежете металла.

Через несколько секунд отсек с кротом и сверчком был намертво изолирован. На подводной лодке установилась оглушительная тишина.

Глава 10. Похищение Гостинца

Гостинец сидел перед закрытой переборкой, разделившей подводную лодку на две части. Надо было что-то делать, но на него вдруг опустилось полное безразличие. Он услышал только часть разговора двух учеников колдуна Шамера и понял, что из подземелья надо срочно выбираться. Как они это сделают, кот не знал, также, как и дороги на поверхность. Решив довериться своему звериному чутью, Гостинец вернулся в рулевую рубку к хорьку.

— Где ты был? Где все? Что случилось? Что за грохот меня разбудил? — Харитон засыпал кота вопросами. Увидев, что Гостинец сидит мрачнее тучи и только дёргает хвостом, хорёк тоже замолчал и после небольшой паузы серьёзно попросил:

— Рассказывай!

Стараясь говорить только по существу, кот пересказал услышанный разговор, добавляя в пересказ свои опасения и догадки. Из его слов получалось, что крот со сверчком хотят сделать их с хорьком пожизненными хранителями волшебных вещей, а сами уйти на поверхность к людям.

— Теперь я думаю, нам надо срочно отсюда убираться. Они так испугались, что опустили между отсеками непроницаемую переборку. Я не хочу вечно жить в этом мрачном подземелье. Я солнышко люблю и луну!

— Да… Влипли мы с тобой в историю! — покачал головой Харитон. — Ну что, пошли отсюда, пока нас не заколдовали!

И, помогая друг другу подниматься по крутой лестнице, звери вылезли из лодки через верхний люк. В это время в лодке раздался лязг и скрежет поднимающейся перегородки. Кот и хорёк заторопились и выскочили из люка. И тотчас, не давая им опомниться, откуда-то сверху на них налетели огромные летучие мыши. Их перепончатые крылья почти беззвучно рассекали воздух, а сильные когтистые лапы крепко схватили кота и хорька за загривки. В ту же минуту из люка выглянул крот. Он увидел удаляющихся со своей добычей летучих мышей, но сделать уже ничего не мог.

У Гостинца захватило дух от стремительного полёта. Он висел в цепких лапах огромной ящероподобной летучей мыши и испуганно оглядывался. Рядом летели ещё две ночные охотницы и пытались удержать сопротивляющегося из всех сил хорька. Как только не изворачивался мохнатый зверёк, пытаясь освободиться! Гостинец подумал, что если бы хорьку удалось вырваться из лап мышей, он непременно бы разбился насмерть, падая с такой высоты на острые скалы пещеры.

— Харитон, успокойся! Посмотри вниз! — Крикнул Гостинец, и через минуту хорёк замер, поражённый увиденной картиной. Откуда-то сверху струился странный мерцающий свет. Подобно солнцу, закрытому облаками, он не слепил, но освещал всё пространство огромного подземелья. Внизу, отражая таинственный свет, среди камней и конусообразных сталактитов, мощным потоком текла полноводная подземная река. Далеко внизу светилась красными сигнальными фонариками подводная лодка. С такой высоты она казалась совсем маленькой, похожей на детскую игрушку, оставленную беззаботным хозяином в лесном ручье.

Воспользовавшись передышкой, данной хорьком, мыши перестроились в своём летучем строю и начали резко снижаться. Кот подобрался и через минуту он, а следом за ним и хорёк приземлились на крошечном каменистом островке, окружённом со всех сторон водой. Мыши, сбросив свой груз, моментально исчезли, оставив незадачливых путешественников гадать о своей участи.

Но не прошло и получаса, как вода возле островка забурлила множеством пузырей, как будто закипал большой котёл. Через мгновение из самого центра «кипения» показалась огромная голова.

Хорёк от избытка чувств потерял сознание, и Гостинец, переключив всё внимание на беспомощного Харитона, вдруг успокоился, — когда заботишься о другом, нет времени бояться. Он заслонил собой лежащего хорька, выгнул спину дугой и приготовился к встрече со страшным морским чудовищем. Но на этот раз драться не пришлось: голова оказалась большим причудливым водолазным шлемом, который быстро открутили своими ловкими лапами вновь появившиеся откуда-то летучие мыши. Через несколько минут на островке стоял человек в таком необычном водолазном костюме, что казался героем кого-то старого фантастического фильма.

— Так-так! Что мы тут имеем? Отважный кот защищает своего слабонервного хвостатого дружка! — громоподобный хохот пришельца загрохотал в высоких сводах пещеры. Летучие мыши в ужасе шарахнулись в разные стороны. Не для их чувствительных ушей был такой грохот! У кота от ужаса округлились глаза, а шерсть на загривке встала дыбом.

— Не прикидывайся простачком, кот! Мыши мне передали, что ты умеешь разговаривать! Отвечай, кто вы и зачем пожаловали? — Водолаз неожиданно нагнулся и протянул к Гостинцу свою огромную руку в прорезиненной перчатке.

— Только без рук! Мы с Хорьком пришли сюда за сторожем дедушкой Михаилом. Он полез в колодец, из которого шёл зелёный дым и исчез! — кот не хотел, чтобы эта огромная рука тянулась к ним, и поэтому поторопился ответить незнакомцу. Рука застыла в воздухе, а водолаз выпрямился и с интересом смотрел на маленьких зверей.

— А чего вы хотели? Конечно, он исчез! Нельзя лазать по неизвестным колодцам, из которых к тому же, идёт зелёный дым! Он просто отравился ядовитым газом и упал на дно! Так что вам здесь делать нечего! Я помогу найти вам выход! — с этими словами водолаз свистнул в маленький свисток, висящий у него на шее, и снова со всех сторон налетели летучие мыши. Они приготовились схватить бесчувственного хорька и кота, но Гостинец успел крикнуть:

— Это неправда! Дед Михаил жив! Крот Панкрат нам всё рассказал! — в голосе Гостинца звенело негодование, отчаяние и отвага одновременно. Он не мог покинуть пещеру, не найдя своего любимого хозяина!

Эти слова произвели на таинственного водолаза впечатление, и он сделал знак мышам повременить. Крылатые слуги сделали широкий круг над островком и опять быстро исчезли из вида, а пришлец сказал:

— Вижу, что нам надо поговорить в спокойной обстановке! Нам, похоже, есть о чём поведать друг другу! Я приглашаю тебя, кот, и твоего безмолвного друга в гости! Залезай! — и огромный водолаз снял со своей спины очень большой ящик, больше похожий на маленький батискаф, чем на заплечный рюкзак. В центре покрытого металлическим заклёпками объекта угадывалась небольшая дверца. Человек открыл её и сделал коту приглашающий жест. Гостинец, помня о больших резиновых перчатках водолаза, благоразумно полез в ящик, затаскивая туда и хорька. Через пару минут островок опустел: огромный водолаз с помощью летучих мышей надел свой причудливо украшенный шлем с трубками и скрылся под водой, унося с собой зверей в большом водонепроницаемом ящике.

Глава 11. Подземный город

Не успели ещё исчезнуть последние пузыри воздуха, как по глади воды скользнул луч прожектора подводной лодки Панкрата, появившейся из-за поворота подземной реки. Крот со сверчком напрасно искали своих друзей. В то время, как подводная лодка медленно плыла вниз по подземной реке под внимательным взором летучих мышей, наблюдавших за всеми со сводов волшебного подземелья, Гостинец и пришедший в себя Харитон выбирались из ящика таинственного водолаза в каком-то странном месте. Вокруг них столпились маленькие человечки, ростом примерно с него самого, если бы он стоял на задних лапах. Они были одеты в костюмы старинного фасона, которые Гостинец видел однажды в Витиной книжке по истории. Человечки были в причудливых защитных очках, сдвинутых на лоб, либо в котелках, шляпах и лётных шлемами на головах. Над ними возвышался подобно горе высокий человек в водолазном костюме. Шлем с него уже сняли и теперь он высвобождался из старинного водолазного костюма, попутно аккуратно раздвигая руками любопытствующих.

— Тише, тише! Не толпитесь! Дайте отдышаться! Не пугайте зверей, а то они опять упадут в обморок! — тут человек обернулся и насмешливо глянул на хорька. Похоже, что тот действительно вот-вот снова лишится чувств.

Гостинец предупредительно поставил другу плечо и Харитон с благодарностью опёрся об него. Так они и стояли, недоумённо оглядываясь по сторонам, пытаясь понять кто — друзья или враги их окружают. И тут маленькая ручка протянула коту небольшую фляжку, обтянутую брезентом:

— На вот, попей! И другу своему дай! — и тут все глаза устремились на кота. Многоголосый гомон стих и в наступившей тишине кот отчётливо услышал монотонное приглушённое пение, больше похожее на мычание с закрытым ртом — мантру.

— Кто вы? Где мы? — спросил хорёк, постепенно приходя в себя после нескольких глотков прохладной чистой воды с привкусом мела.

— Мы здесь живём. А вот кто вы и зачем сюда пожаловали, это мы сейчас выясним! — с подозрением ответил человек. — Смилан, завяжи глаза нашим гостям. Отведём их к правительнице Анахите!

И тут же стоящий рядом толстый человечек с помощью своих товарищей снял с шеи свою треугольную косынку и завязал глаза хорьку. Его товарищ протянул свою косынку и глаза кота были крепко завязаны. Друзей подхватили со всех сторон, и повели куда-то по твёрдой каменистой тропе навстречу монотонному пению, похожему на гудение пчелиного роя на пасеке. Гостинцу и Харитону ничего не оставалось, как смиренно идти куда-то в толпе маленьких странно одетых человечков.

Звуки мантры неожиданно и резко прервались, и тотчас повязки с глаз пленников-гостей были сняты. Гостинец и Харитон стояли в центре большой пещеры, богато украшенной разноцветными фресками и резными колоннами в окружении толпы необычного вида маленьких человечков. В центре этого удивительного дворца стоял богато унизанный драгоценными камнями трон, на котором сидела необычайно красивая молодая женщина в королевском платье с короной на голове. Вдоль стен тронного зала сидели на полу, подобрав под себя ноги, маленькие человечки с закрытыми глазами в оранжевых одеяниях. Это они издавали низкий мычащий звук-мантру.

— Склонитесь перед нашей повелительницей! — раздался знакомый голос человека, который и принёс зверей в это странное место.

Гостинец и Харитон немедленно опустились ниц перед прекрасной правительницей. Несколько мгновений в пещере было так тихо, что было слышно, как падают капли воды с огромных окаменевших сосулек-сталактитов, свисающих с высоких каменных сводов пещеры.

— Поднимитесь и подойдите ко мне! — раздался властный голос прекрасной женщины.

Гостинец и Харитон тотчас встали на все четыре лапы, а хорёк от волнения поднялся на задние лапы. Звери с благоговейным ужасом ловили каждое слово таинственной королевы.

— Кто вы и зачем пришли в моё подземное царство? — голос правительницы отразился эхом от гладких каменных сводов пещеры.

— Я кот Гостинец, а это — мой друг хорёк. Мы обычные звери, только случайно прикоснулись к волшебному кристаллу и стали говорящими. — Ответил за них обоих Гостинец. — Потом из колодца в Парке ночью появился странный зелёный туман, а сторож деда Михаил — мой хозяин туда полез и пропал. Вот мы и пришли за ним. Только мы здесь уже пару дней блуждаем, а деда так и не нашли. Пожалуйста, помогите нам! И мы сразу уйдём и больше никогда не нарушим ваш покой! — Гостинец закончил свою речь под энергичные кивки хорька. Харитон всем своим видом показывал, что согласен с котом и полностью поддерживает его просьбу.

Анахита усмехнулась, взглянула на своего помощника — того самого водолаза, который привёл сюда зверей — и объявила:

— Мы удаляемся на совещание! Вас проводят в пещеру, где вы сможете отдохнуть и подкрепиться. Ждите нашего решения. — С этими словами прекрасная королева поднялась со своего великолепного трона и в сопровождении помощника и еще нескольких обитателей подземной страны удалилась под благоговейными взглядами своих поданных.

К зверям подошёл тот же самый человечек — Смилан, который завязывал им глаза, и жестом велел следовать за ним. Со Смиланом были ещё несколько таких же вооружённых и одетых в старинные камзолы воинов волшебной страны.

Пройдя несколько метров по извилистым лабиринтам с низкими сводами, друзья оказались в ещё более просторной пещере. Она действительно напоминала собой маленький город. Тесно прижавшись друг к другу на земляном полу располагались несколько десятков крошечных домиков, больше похожих на жилища каких-нибудь волшебных эльфов, чем на хижины мастеровых. А на самом деле все они представляли собой мастерские.

Вдоль импровизированных узких улочек ходили прохожие, а по улочкам пошире ездили своеобразные экипажи с запряжёнными в них какими-то незнакомыми многоногими существами. На домиках, вдоль улиц, на сводах пещеры и даже на её каменистых стенах, — всюду горели небольшие, красивые и удивительно яркие фонарики. От их весёлого желтовато — белого света пещера казалась игрушечным рождественским макетом сказочного города, какие изображали раньше на открытках. Звери поневоле остановились, стараясь рассмотреть город получше, но Смилан недовольно заворчал, и они продолжили путь.

Пройдя мимо нескольких домиков, они свернули с улочки в небольшой переулок и остановились у дверей одного из них. Смилан дёрнул за витой шнурок и за дверью раздался мелодичный звук дверного звонка. Через несколько секунд дверь открылась, и друзья увидели крошечного человечка. Ростом он был ровно вполовину от Смилана, следом за которым они шли.

— Бажен, ты опять не в школе? Что на этот раз стряслось? — Не здороваясь и строго нахмурив брови, спросил Смилан. Стало ясно, что человечек — его сын и тягой к знаниям он не отличается.

— Папа, мы сегодня пораньше закончили. Анахита сама вела занятие, но потом прибежал Воибор и нам всем велели идти по домам.

— Ладно, зови маму, надо гостей накормить! — уже спокойно и с явным облегчением сказал Смилан. — А вы проходите, не стесняйтесь! И смотрите под ноги, — здесь ступенька!

Гостинец и Харитон с любопытством озираясь, вошли в дом Смилана. Домом это красивое и уютное жилище можно было назвать только очень условно: стены, потолок и пол плавно переходили друг в друга и были густо покрыты мягким зелёным мхом. Единственная чётко различимая деталь интерьера — ступенька, о которой их предупредил хозяин, была каменной и твёрдой. Всё остальное — сильно отличалось от того, что Гостинцу доводилось видеть раньше в человеческом жилище.

Отовсюду струился всё тот же мягкий желтоватый свет, только внутри он был более приглушённым, чем снаружи. Свет исходил от густо-переплетённых проводов или корней, которыми перемежался мох. При таком освещении можно было бы спокойно читать, шить или что — то мастерить, что и делали несколько миловидных человечков в импровизированных платьях, явно женского пола, сидя за большим круглым столом-подиумом. Рядом у тёплого камино-подобного сооружения возились дети и какие-то миловидные пушистые существа, напоминавшие собак, только без хвостов и с огромными глазами и ушами.

Завидев гостей, из-за стола поднялась самая большая дама и поспешила им навстречу, широко раскинув объятия и громко вещая на весь дом:

— Смилан, дорогой! Бурислав сказал нам, что Сатран взял в плен несколько лазутчиков! Мне с трудом удалось успокоить детей, — они рвутся пойти на них посмотреть! Что случилось? И тут, заметив зверей, испуганно жмущихся друг к другу, хозяйка дома всплеснула руками:

— А эти бедняжки как здесь оказались? Что же вы стоите? Проходите, пожалуйста! Мы как раз собираемся обедать!

Неловко помявшись у порога, Харитон и Гостинец осторожно спустились с твёрдой ступеньки на мягкий живой ковёр. Мох упруго отзывался на каждый шаг и звери, всё более увлекаясь процессом ходьбы, потихоньку освоились. Они освежились с дороги в удобной туалетной комнатке и вскоре присоединились к семейному обеду.

За столом шла оживлённая беседа: им задавали вопросы, они спрашивали и удивлялись. Тон общения был дружелюбным и радостным. Их новые знакомые были явно мирными и общительными существами, с любопытством узнающие новости из незнакомого им верхнего мира через рассказ Гостинца и Харитона. Что-то им явно нравилось, но некоторые подробности вызывали настороженность. Например, когда Харитон рассказал, как потерялся на улице, и теперь остался без хозяина, Малиша, — хозяйка дома, озабоченно спросила:

— И что же, бедная деточка, ты теперь будешь делать? Неужели люди не приютят бездомного пушистика?

— Не все люди могут взять в дом чужую собаку, кошку или хорька. — Ответил Гостинец. — А сейчас таких людей стало совсем мало. И даже хуже. Бывает, возьмут в дом щеночка, а когда тот сзгрызёт пару туфель, — выкидывают его на улицу. Теперь по нашему городу целые своры бродячих собак бегают. А люди их отлавливают, а иногда даже отстреливают… А у вас что, нет бездомных животных?

— Что ты, деточка! Удивилась Малиша. — Кто может выгнать из дома пушистика? Или не приютить потеряшку? — И она недоумённо пожала плечами, обводя взглядом свою большую семью. — Места и еды всем хватит! А без любви пушистики болеют и умирают… — Да что это я про глупости говорю! — спохватилась добрая женщина. — Расскажите, как люди учат своих деточек!

Тут слово взял Харитон. Он очень гордился своим близким знакомством с этим процессом, — каждый вечер он слушал беседы детей с мамой и папой и поэтому был в курсе всех школьных событий.

— Да, вроде, хорошо они их учат. Детки стараются, иногда мама им книжки на ночь читает. Хотя, чаще мама их от телевизора и от компьютера отгоняет. Телевизор — это такая картина на стене, которая показывает разные фильмы и мультики. Только очень громко верещит, особенно когда какое-нибудь сражение или драку показывает. А компьютер — похож на большую книгу, только там тоже всё время что-то стреляет или летает. И мои маленькие хозяева со мной не хотят идти гулять, а всё время на кнопочки на компьютере нажимают или телевизор смотрят… А учиться они в школу ходят. Там у них весь день проходит. Только вечером возвращаются и про какие-то уроки всё говорят. Скучно, короче. Ни тебе в лесу побегать, ни в норе посидеть! А у вас как детки учатся?

— Мама, можно я им сам расскажу? — взял слово маленький сын Смилана Бажен. — Каждую касту у нас свой мастер обучает. У меня, Борича и Белогуба сегодня даже сама Анахита занятия проводила. А обычно с нами Бахарь занимается. Мы сказания своего племени наизусть учим, а это — целая огромная книга! Тут, знаете, какая память нужна! — И Бажен важно надул щёки.

— Милый, принеси-ка гостям десерт! — вернула его на землю мудрая мать. — Сейчас мы с вами медовые пирожные попробуем. Обычно они у Таши, — моей старшей дочки — хорошо получаются!

Бажен недовольно надул губы и отправился помогать сестре доставать угощение из прохладного лЕдника, а разговор за столом продолжила Малиша:

— Когда — то давно мы поддерживали очень тесные отношения с верхним миром, но потом людьми овладела корысть, и мы перестали с ними общаться. Странные они, эти люди! Их век такой короткий, — всего-то лет сто, а то и меньше, а они всё думают, как бы им побольше золота скопить! В мире столько всего интересного, что мы, друды, даже за несколько тысяч лет не успеваем насладиться его познанием! Да и много ли от золота проку? Сыт им не будешь, уважение не купишь, любовь не накопишь! А скажи, Гостинец, всё ли ещё людям интересно золото и самоцветы?

— Я не знаю, Малиша, что такое золото и самоцветы, но о деньгах слышал много. Все люди хотят много денег. Витюшка тоже хочет. И чтоб сразу — миллион! Что это такое, я не понял, но он сказал, что за миллион можно купить всё! — Гостинец помолчал немного и добавил: только у моего хозяина нет миллиона, а совсем наоборот. Он сам говорил, что денег у него мало, а лекарства дорогие, поэтому нам болеть нельзя…

Смилан и Малиша переглянулись и, грустно вздохнув, Малиша сказала:

— Значит, они всё-таки пошли на поводу золотого тельца!

— Какого тельца? — переспросил Харитон.

— Золотой телец — символ денег и богатства. А люди, которые ему поклоняются, считают деньги главным благом в своей жизни. — Терпеливо объяснила Малиша и, помолчав немного, продолжила:

— Когда-то, много лет тому назад, мы жили рядом с людьми. Мастера и шаманы нашего племени помогали людям. Мы учили их ремеслам и рукоделиям, рассказывали о свойствах трав и минералов. Вместе мы варили лечебные отвары и делали яркие краски для шерсти и льна. Люди благодарили нас за это. Но потом на эту землю пришли воины, а за ними — купцы. Они хотели забрать себе всё: и золото, и знания. Они жаждали раскрыть тайну нашего бессмертия и богатства. И тогда Анахита собрала Большой Совет.

Семь дней и ночей семь членов Совета спорили о том, что нам делать, но так и не пришли к общему решению. И тогда Анахита расколола своим волшебством огромный камень Силы, наложила на эту землю мощное заклятие, и мы ушли под землю. Больше мы никогда не встречались с людьми.

— А что такое это проклятие? — вставил свой вопрос любопытный вёрткий хорёк.

Малиша, немного помолчала, с интересом разглядывая хорька, и, наконец, ответила:

— Люди думают, что любое заклятие — это проклятие. Чаще всего, так оно и бывает, но не в этом случае. Правительница осерчала на людей за их жадность и вероломство. Ей не нравилось в людях многое, но она — мудрая колдунья. Поэтому и заклятие она наложила мудрое — остуду.

— Простуду? — опять переспросил нетерпеливый хорёк. В этот раз Гостинец незаметно толкнул его под столом лапой, пресекая дальнейшие выходки. Хозяйка дома, казалось, не слышала вопроса, но суть заклятия объяснила:

— Анахита наслала на поселенцев остуду — равнодушие друг к другу и к родной земле. Это — самое страшное заклятие из всех возможных. Оно лишает человека радости жизни, закрывает от него способность видеть красоту и любить родной дом. Они не хотят прибираться и садить цветы, не видят богатства родного края и не используют их. Так и проживают свои короткие бесцельные жизни в грязи, тоске и бедности. Но они сами заслужили это!

Анахита говорит, что снимет заклятие и вернёт людям радость только тогда, когда жадность, вражда, зависть и невежество покинут верхний мир. Но, судя по вашим рассказам, до этого ещё далеко. А значит, заклятие Анахиты всё еще снимать нельзя и общаться с людьми мы пока не можем!

— Но ведь люди не знают, что Анахита ждёт от них! Они и про заклятие-то не знают! Это не честно! — возмутился хорёк, и Гостинец в этот раз согласно кивнул и тихо сказал, обращаясь к Харитону:

— Левиафан говорил нам про проклятие чуди! Неужели он оказался прав?

— Я не знаю, при чём здесь морское чудовище из Ветхого Завета, но про заклятие скажу так: Анахита лишь ограничила доступ алчных людей к сокровищам и энергии земли. То есть без радости, любви и гармонии в душе, люди не смогут добраться до богатств природы. Для хороших и праведных людей это заклятие — не преграда.

— Тогда зачем Шамер заточил Душу города в Кокон? Она там страдает и поэтому на поверхность ночами выходит зелёный туман! — не отступал хорёк.

— Шамер много чего успел натворить. Он украл все волшебные кристаллы Анахиты и Волшебную Книгу, в которой наша правительница записывала все заклинания и рецепты зелий. Мы долго выслеживали его и, наконец, лет восемьдесят назад поймали и обезвредили, — Анахита посадила его в хрустальный столб.

А Кокон даёт много энергии. Душа города, как вы говорите, на самом деле — просто энергия любви этой земли. Сопротивляясь власти Кокона, она излучает свет, который освещает весь подземный мир и питает всякие электрические приспособления Шамера. Шамеру нужна была энергия, вот он и использовал Душу города как батарейку.

— А как же освободить её из Кокона без Шамера? — теперь уже в обсуждения активно включился Гостинец.

— Этот вопрос надо задать правительнице. Наверняка, она что-нибудь об этом знает. А сейчас нам всем пора отдыхать! День был длинным и полным событий, так что всем — отбой! — Громким голосом, не терпящим возражений объявила Малиша. И тут же все домочадцы, включая сурового Смилана, поднялись и быстро убрали с импровизированного стола остатки ужина. Через минуту гостиная опустела. Все заняли свои ниши и приготовились ко сну.

Гостинцу с Харитоном предложили два уютных углубления в стене, заполненных мягким свежим сухим мхом. Через минуту из ниши хорька уже доносилось мирное посапывание, а Гостинец всё ворочался и никак не мог уснуть. Его взволновал рассказ Малиши про заклятие Анатихы и пленение колдуна Шамера, который успел перед этим заколдовать Душу города. Что-то теперь будет с его любимым городом? Удастся ли им самим вернуться из этих опасных приключений? Через некоторое время сон незаметно подобрался к уставшему коту и избавил его от тревожных мыслей. На подземную страну опустилась тишина и покой.

Глава 12. Первое задание Анахиты

Гостинец проснулся от нежного мелодичного звона. Где-то недалеко под перезвон колокольчиков несколько голосов вели дружескую беседу. Кот быстро привёл в порядок свою меховую шкурку и поспешил на звук.

В большой гостиной семья заканчивала завтрак. Увидев, что гость проснулся, друды его радостно поприветствовали, а хорёк выбежал навстречу:

— Привет! Ну, ты и засоня! Давай скорей, завтракай, а то всё пропустишь!

Гостинец наскоро подкрепился и через несколько минут друзья вышли вслед за Смиланом в большой тронный зал, в котором накануне предстали перед правительницей Анахитой. На этот раз народу в пещеру набилось ещё больше, — всем было интересно, как Анахита решит поступить с пришельцами из верхнего мира. Вскоре появилась Анахита в сопровождении членов Совета и в огромном зале установилась звенящая тишина.

— Слушайте все! Совет решил назначить пришельцам из верхнего мира три испытания! — громким голосом оповестил всех собравшихся Сатран, — главный помощник правительницы. — Если волшебный кот Гостинец и его друг хорёк Харитон справятся со всеми заданиями до рождения новой луны, и дадут обещание хранить нашу тайну, то мы отпустим их с миром!

Первое задание — найти волшебные кристаллы Анахиты, похищенные у друдов много лет назад колдуном из верхнего мира Шамером!

— Великодушная правительница Анатита! — вышел вперёд Гостинец. — Мы не можем уйти отсюда, пока Душа города плачет! Помоги нам освободить её от колдовства Шамера и мы сделаем всё, о чём ты нас попросишь!

Слова кота взбудоражили зал, но Анахита подняла руку и вновь установилась полная тишина:

— Я вижу, что вы смелые и добрые звери! Хорошо, я помогу вам. Когда вы выполните мои задания, я расколдую Шамера и мы вместе поговорим с ним. Надеюсь, что та без малого сотня лет в хрустальной колонне дала ему время подумать над своим поведением! Идите, и принесите мне кристаллы!

— Повелительница дала обещание! — подтвердил Сатран.

Едва стихло эхо от голоса Сатрана, как народ, собравшийся в зале, зашумел. Все хотели выразить одобрение по поводу решения Анахиты. Спустя минуту зал разразился дружными аплодисментами в поддержку такого мудрого и дальновидного решения их королевы.

Гостинец и Харитон радостно переглянулись: они знали, где находятся кристаллы и считали, что первое задание будет очень легко выполнить, а обещание Анахиты расколдовать Шамера давало им шанс расколдовать Душу города.

После окончания церемонии приветствия Совета и правительницы Анахиты, все разошлись по своим делам, а кот и хорёк вернулись вместе со Смиланом в его жилище. Надо было готовиться к путешествию в пещеру с волшебными камнями. Хозяин дома помог им собраться в путь и вызвался сам проводить их до подземной реки. Звери радостно согласились.

Через час маленькая команда во главе с Гостинцем выдвинулась за волшебными камнями. При помощи водолазного снаряжения и всё того же ящика с иллюминатором, через некоторое время они оказались на том же самом месте, где всего пару дней назад встретились со странным водолазом. На этот раз Харитон и Гостинец не без сожаления следили, как он уходит обратно в дружелюбную и безопасную страну друдов, оставляя их со Смиланом в этой полной опасностей пещере.

Но надо было спешить, ведь до полнолуния оставалось всего две недели, а заданий было три! Гостинец внимательно огляделся, определяя направление движения, и Смилан с помощью свистка вызвал летучих мышей. Через несколько минут полёта отряд отважных искателей оказался перед потайным рычагом пещеры, в которой были спрятаны камни.

Без проблем попав внутрь и собрав все, хранящиеся там камни, Гостинец с ужасом понял, что в пещере остались только пять из семи кристаллов: прозрачный остался в волшебном фонаре Левиафана, а розовый — в перстне, привязанном на шее Панкрата!

— Нам придётся найти учеников колдуна! — поделившись своим открытием со Смиланом, заключил Гостинец.

— Да чего их искать-то? Вон, мыши за ними присмотрели. Плавают они в своей лодке по подземной реке! Уже два раза вверх — вниз сходили! — утешил их Смилан.

— А ты уверен, что они с радостью расстанутся со своими волшебными кристаллами? — язвительно спросил Гостинца Харитон. — Найти-то их, может и не трудно! А вот как заставить их добровольно отдать камни?

— Ты прав, Харитон! — кот услышал в словах хорька только одно: — они должны отдать их именно добровольно! Нам надо с ними поговорить! Пошли, найдём их и всё объясним!

— Да ты что? — возмутился хорёк. — Не надо им ничего объяснять! Давай просто выкрадем у них эти камни, — и дело с концом! Вон, Смилан их отвлечёт, а я потихоньку возьму!

— Харитон! Так поступать нельзя! Мы же делаем хорошее дело, — возвращаем древнему народу его достояние! А воровством мы только всё испортим! — Гостинец пытался говорить спокойно, но было заметно, что он сильно волнуется. Смилан с интересом слушал разговор зверей, не принимая ничью сторону. Похоже было, что он решил дождаться, чем всё закончится.

— Ну, как знаешь! Для хорошего дела — можно было бы кристаллы и украсть! Меньше возни! — не унимался хорёк, но кот настоял на своём:

— Запомни, Харитон! Цель в данном случае не оправдывает средства! Воровство испортит любое, даже самое хорошее дело! Давай попробуем им всё объяснить. И ты, как самый начитанный среди нас, придумаешь, как нам их уговорить!

— Ладно, — вздохнул хорёк. Было видно, что решение Гостинца ему не совсем нравится, но он решил его послушать.

— Аргументы нужны. — Задумчиво проговорил Харитон. — Это такие доводы, против которых не устоит никакой спорщик. Я подумаю.

Решив действовать честным путём, отряд двинулся вверх по реке, к месту стоянки подводной лодки, которое указали мыши. Через полчаса они были на месте. Гостинец велел Смилану спрятаться, а сам в сопровождении Харитона направился к лодке, размахивая лапами и привлекая внимание Панкрата.

На лодке, похоже. Их заметил, потому что включили носовой фонарь. Через минуту из верхнего люка показалась голова крота.

— А, старые знакомые! Как это вас мыши так быстро отпустили? — прокричал он им издалека.

— Всё расскажем, Панкрат! Ты к нам спустишься, или нам подняться? — прокричал в ответ Гостинец.

— Поднимайтесь! — коротко ответил крот и бросил с лодки страховочный канат. С его помощью звери быстро поднялись на борт, и уже через пару минут оказались в обществе крота и сверчка. Те засыпали их вопросами, но хорёк молчал, предусмотрительно уступая право объясняться за них коту.

— Почему вы сбежали с лодки? С вами могло случиться всё, что угодно! Мы так за вас волновались! — сказал крот и в его голосе явно слышались нотки обиды.

— Я случайно подслушал ваш разговор и испугался, что вы сделаете нас хранителями волшебных вещей. — Честно ответил Гостинец и крот с сверчком переглянулись.

— Ты неправильно всё понял! Мы просто сплетничали, а ты решил, что мы готовим заговор! — с явным облегчением ответил Панкрат. — Давай впредь больше доверять друг другу, тем более, что нам предстоит вместе отсюда выбираться!

— Договорились! — радостно ответили Гостинец и Харитон.

— Ну, вот и разобрались. Что там у вас стряслось и как вам удалось сбежать от страшных летучих мышей? — Спросил Левиафан.

— Мыши состоят на службе у могущественной повелительницы друдов Анахиты. — Ответил Гостинец и крот удивлённо приствистнул. — Мы были в подземном городе и Анахита дала нам задание вернуть ей украденные Шамером волшебные кристаллы. За это она расколдует Шамера и мы вместе с ней сможем поговорить с ним…

— Ещё чего! — Перебил кота крот. — Это мои кристаллы и я никому их не отдам!

Гостинец растерянно посмотрел на хорька, как бы прося его о помощи. Харитон вступил в разговор:

— А как бы тебе понравилось, если бы твою подводную лодку украли летучие мыши, и передали её Анахите?

— Этому не бывать! — закричал крот, но было видно, что слова хорька на него подействовали отрезвляюще. Помолчав минуту, он сказал уже спокойным голосом:

— А если мы вернём Анахите кристаллы, она заставит Шамера расколдовать нас? — и крот оглянулся на сверчка, ожидая его поддержки.

— Я думаю, что попробовать стоит. — Подвёл итог разговора Гостинец. — Мы можем спрятать лодку в гроте и пойти вместе с кристаллами к Анахите.

— Хорошо. — после недолгой паузы сказал крот. — Я согласен. Левиафан, ты с нами?

— Да! У меня не остаётся другого выхода. — Ответил сверчок. Кот и хорёк с облегчением вздохнули. Первое задание Анахиты можно было считать выполненным.

Глава 13. Второе задание Анахиты

После возвращения в подземный город друдов в компании учеников Шамера, кот и хорёк чувствовали себя победителями. Особенно гордился собой Харитон. Еще бы, впервые он стал не просто участником такого приключения, а ещё и главным специалистом по ведению переговоров! Вот где пригодились его знания из прочитанных книг! Теперь с ним советовался даже Смилан, — первый помощник самого члена Совета Страны друдов Сатрана!

Гостинец добродушно улыбался, видя, как Харитона распирает от важности. Близился час оглашения второго задания и кот волновался. Наконец, в начале следующего дня все опять собрались в большом тронном зале. Сатран громко возвестил о появлении Анахиты и народ замер в ожидании:

— Мы рады, что ваше стремление к победе не истребило вашу порядочность. Вы блестяще справились с первым заданием и доказали, что достойны уважения друдов. Если захотите остаться, мы с радостью примем вас в своём городе! Спасибо вам и вашим новым друзьям! — последние звуки голоса Анахиты утонули в радостных возгласах толпы. Маленькие человечки горячо приветствовали Гостинца, Харитона и учеников колдуна.

— Но договор есть договор. Вас ждёт следующее задание. — Анахита сделала паузу и обвела взором толпу. — В потайной пещере, на границе подземной страны живёт страшное крылатое чудовище — Гарпия. Она совершает налёты на наши селения, держит подолгу в плену наших подданных, уничтожает плантации грибов и истребляет скот. Вы должны обезвредить её и привезти сюда в клетке, которую мы сделали. Торопитесь! До рождения полной луны осталось 12 закатов! Идите и победите чудовище! — в толпе послышались испуганные вскрики и все замерли, устремив взгляды на маленькую горстку храбрецов, которых отправляют на верную смерть.

То, что они согласны выполнить задание Анахиты, было видно по отчаянной решимости Гостинца и Харитона. Панкрат с Левиафаном пребывали в задумчивости. Задание было дано, но народ не расходился. В воздухе повисла напряжённая пауза.

— Хорошо, правительница! — за всех ответил Гостинец. — Мы выполним твоё задание! — и кот оглянулся на своих друзей. Те стояли в нерешительности. Хорёк, видя, что пауза затянулась, согласно кивнул Гостинцу.

— Идите и возвращайтесь с победой! — сказала Анахита и толпа, наконец, радостно заволновалась. Правительница в сопровождении Сатрана и жрецов покинула зал Совета, а друды стали подходить к зверям и вдохновенно желать им удачи. Один маленький мальчик подарил коту свой игрушечный меч, после чего рядом послышался добрый смех. Напряжение, наконец, спало, и народ стал расходиться.

Гостинец с друзьями вернулись в дом к Смилану и начали собираться в поход. Хозяин дома давал им дельные советы, а хозяйка пекла подорожники — маленькие пирожки с грибами, сыром и яйцом.

— Что это за зверь эта гарпуния? — поинтересовался Гостинец.

— Гарпия, — поправил его Смилан. — Это огромное крылатое существо с прекрасным женским лицом и телом грифа. Её голос завораживает и уводит человека в мир грёз. Очарованные потом целые сутки не могут двигаться. Её стальные когти хуже мечей и страшнее цепей, — они безжалостно рвут плоть. Гарпия распространяет такой ужасный запах, что можно потерять сознание, если подойти к ней слишком близко. Она вся покрыта нечистотами и может надолго испортить колодец с питьевой водой одним плевком. Это ужасное существо. Она хитра, коварна, жестока и очень умна. И она ненавидит всё живое, а особенно детей. Гарпии обожают вкусно поесть и ненавидят, когда нарушают границы их владений. Нам надо приготовить для неё угощение и заманить её в ловушку. Только одно средство поможет нам подойти к ней поближе — медная труба. Когда играет медная труба, Гарпия впадает в транс… — голос Смилана стал совсем тихим и, наконец, замолк. Звери замерли от ужаса, который вселяло только одно описание этого страшного мифического чудовища.

— Что-то мне совсем не хочется подходить к такому существу поближе. Да и на медной трубе я играть не умею… — задумчиво проговорил Харитон.

— У нас нет выбора, — напомнил Гостинец. — Так что давайте придумаем, как мы заманим её в клетку, заставим замолчать и перестать распространять запах.

— Да уж, задала нам задачку Анахита! — вздохнул Панкрат. — Ну, допустим, мы придумаем, как с помощью медной трубы усыпить эту Гарпию. Можно даже накинуть на неё сеть и запереть в клетку. Но как избавится от вони?

— Я давно занимаюсь медициной и биологией, — неожиданно вступил в разговор Левиафан. — Если у этой гарпии тело стервятника, значит, запах даёт копчиковая железа, — у всех птиц тело устроено примерно одинаково. Тогда наша задача упрощается. Нам надо чем-то заклеить или залить воском эту вонючую железу, и дело — в шляпе!

— Или вообще её вырезать! — воодушевился Харитон. — Вместе с хвостом отрубить — и готово! — хорёк принялся отчаянно махать лапами, как будто он уже добрался до чудища и теперь отрубает ему хвост.

— Подожди, Харитон! Не горячись! — попытался успокоить его Гостинец, да где там! Хорёк проникся идеей отрубания хвоста Гарпии и теперь фантазировал только на эту тему.

— А что, если и вправду, сделать птичке операцию? — Осторожно спросил Смилана Панкрат. — Аккуратно вырежем ей эту… копчиковую железу, — и привезём в клетке к Анахите. А чтобы она своим голосом народ с ума не свела, завяжем ей рот!

— Идея интересная, но рискованная! — Немного помолчав, ответил Смилан. — Только вместо обычной операции, я бы выжег эту гадость лазерным пистолетом. Или огненным заклятием. — друд обернулся, ища глазами жену. — Малиша, а ты что думаешь?

— Для надёжности, лучше заклятием. Я попрошу у Анахиты немного волшебного зелья и посох Зевса. — Отозвалась с кухни Малиша. Она внимательно следила за ходом обсуждения предстоящей поимки Гарпии, видимо, план ей понравился.

— А я пойду с вами и приведу заклятие в действие! — Раздался вдруг нежный девичий голос. Все обернулись и увидели Ташу, старшую дочь Смилана. Она стояла позади отца и всё это время слушала их разговор.

— Таша! Это очень опасно, я не могу тебя взять! — Начал было протестовать Смилан, но девушка решительно тряхнула головой и повторила:

— Я пойду с вами! Сам подумай! Столько сил потратить на поимку Гарпии и не суметь обезвредить её вонь! Вам будет не просто обидно! Вы все можете погибнуть! — она обвела глазами команду охотников и замолчала.

— Пожалуй, ты права! — тяжело вздохнул Смилан и посмотрел на жену. Та ответила неуверенным кивком. — Без твоей помощи нам не обезвредить это чудовище! Но договоримся заранее, что ты будешь очень внимательна, осторожна и не станешь собой рисковать!

Таша посмотрела ему в глаза и коротко сказала:

— Обещаю, отец!

— Хорошо. Сейчас пообедаем и можно выдвигаться! И не забудь на всех взять противогазы! — За нарочито деловым тоном Смилана скрывалась тревога. Совещание закончилось, и все члены команды разошлись. Пора было завершать последние приготовления. Охота на Гарпию началась.

До окраинных владений друдов путешественники добрались быстро и без особых приключений, — только один раз по сигналу едущего впереди на мопеде Смилана они заглушили моторы и прислушались. Всё было спокойно. Сатран выделил им в помощь специальную команду, которая везла на маленьком мощном тягаче большую прочную клетку, попутно охраняя зверей от непредвиденных встреч с другими обитателями подземелья.

У входа в огромную мрачную пещеру Смилан остановился и, дождавшись, когда подъедут остальные, слез с мопеда.

— Всё, приехали! Дальше пойдём пешком.

Хорёк разочарованно вздохнул, и с опаской оглянулся по сторонам:

— А эта… Гарпия на зверей тоже нападает?

— Только на хорьков! — громким шёпотом сказал Смилан, пряча в густую бороду усмешку. Но хорёк юмора не понял и не на шутку перепугался. Пришлось Гостинцу всю оставшуюся часть пути держать его за лапу, чтобы немного успокоить.

Спустя час охотники заняли свои места в засаде и принялись тихо ждать. Дежурить решили по очереди. Первыми вахту несли Гостинец и Таша. Их сменили Смилан и Харитон. После него в караул заступили Панкрат с Левиафаном.

Чтобы Гарпия подошла к ловушке, возле неё разложили угощение — жареное мясо и свежие фрукты. Запах от вкусной еды распространился по всей пещере, но время шло, а к еде выбегал кто угодно, но только не эта хитрая бестия.

Прошли первые сутки. Угощение успело уже изрядно подвянуть, и вот, во время дежурства Смилана и Харитона, к замаскированной клетке осторожно вышло какое-то странное человекоподобное существо на козлиных ножках, с длинными ушами и острым вытянутым носом. Существо подобралось к еде и стало быстро набивать угощениями свою большую грязную сумку, воровато озираясь по сторонам. Хорёк хотел выскочить из своего убежища и схватить наглеца, но напарник его остановил, преградив дорогу своей мощной рукой:

— Ш-ш-ш! Это кубольд! — одними губами сказал Смилан Харитону. — Значит, где-то недалеко Гарпия! Тихонько позови Ташу! — И друд стал осторожно осматриваться в поисках гарпии. И правда, вверху, под самым сводом, торчала чья-то голова. Гарпия осмотрелась и исчезла, а существо на козьих ножках набило полную сумку еды и тихо испарилось.

В первый день команда охотников осталась ни с чем. То же повторилось и на следующий день, но Смилан снова не позволил поймать кубольда. Днём, отдыхая у костра, разведённого в небольшом гроте со своеобразным «дымоходом», Гостинец решил поговорить с Ташей.

— Время идёт, наши запасы еды кончаются, а к гарпии мы так и не подобрались. Как ты думаешь, поймаем её сегодня?

— Отец сказал, что вчера гарпия была уже совсем рядом. Он даже уловил её запах. Сегодня на дежурстве надо сидеть в противогазах! Уши придётся залить воском и общаться знаками. Думаю, что она рискнёт подойти сама.

Таша оказалась права. На третий день их охоты, Гарпия вслед за кубольдом вышла из тени большого камня прямо напротив ловушки. Ростом она была с обыкновенного человека из верхнего мира. Она была похожа на мифическое существо из книжек с картинками, которые Гостинец любил разглядывать вместе с Витюшкой. Женщина с телом огромной хищной птицы. Вместо рук у неё были крылья, а на коротких сильных птичьих ногах поблёскивали острые когти. Вся гарпия была покрыта грязью. Перья на голове заменяли ей волосы и торчали в беспорядке в разные стороны. Причёсываться и умываться она явно ещё не пробовала. Смилан дал команду, и Гостинец выстрелил выше головы гарпии. Гарпун с привязанной к нему сетью попал в цель и прочно засел между валунами. Прочная сеть надёжно укрыла заметавшееся чудовище. Гарпия издала такой ужасный вопль, что даже воск, которым охотники плотно запечатали свои уши, не смог полностью изолировать их от звуковой волны.

Смилан что есть мочи затрубил в медную трубу. Гарпия сразу умолкла и присела от неожиданности. Потом она спрятала голову под крыло и замерла. Тогда Таша стремительно выскочила из своего укрытия и, взмахнув рукой с волшебным порошком громко проговорила огненное заклинание. В это время козлиноподобный кубольд бросился на кота и схватил его своими цепкими ручками-лапами. Гостинец хотел закричать, но противогаз плотно закрывал его морду. В это время Таша бросила рукой в перчатке горсть волшебного пороша на основание хвоста гарпии, а хорёк молниеносно метнулся и придавил кубольда своим телом к земле. Кот почти освободился от хватки кубольда, но тот вдруг изловчился и сорвал с Гостинца противогаз. Всё произошло так стремительно, что никто не успел ничего сделать. Гостинец сделал судорожный вдох и подавился зловонием. Ему показалось, что он окунулся в какую-то отвратительную помойку, и тут же почему-то уснул. Было так странно спать и видеть сон. В этом сне он играл с прекрасной белоснежной кошкой. Несмотря на то, что они были незнакомы, он почему-то знал, что видит её не в первый раз. Тёплая волна радости поднялась из его сердца, затопив собой не только зловоние, но и все страхи и переживания…

Глава 14. Третье задание Анахиты

Просыпаться было тяжело. Боль накатилась, раздирая глаза, нос, рот и даже уши. Она горела и перекатывалась. Гостинец застонал и попытался повернуться на бок. Лапа отозвалась пронзительной болью. Он окончательно проснулся и теперь пытался открыть глаза. Из тумана навстречу его взгляду вынырнуло знакомое лицо в зелёном свете. Он знал это лицо, но никак не мог вспомнить, кому же оно принадлежит. Лицо улыбнулось и погрузилось обратно в зелёный туман.

Через три дня Гостинец пришёл в себя. Друзья радовались, хлопали его по плечам, ерошили шерсть на макушке и приносили всякие вкусные угощения. Но аппетита не было. Тогда Панкрат снова пригласил к больному коту Ташу. Таша осмотрела его и сказала, что запах сжёг коту много обонятельных луковиц в носу, поэтому надо ещё раз полечиться волшебным зелёным кристаллом. Друзья лечили кота всё время, пока он был без сознания, но Таша решила повторить сеанс. Она взяла у Анахиты изумруд и велела Гостинцу подержать его лапами прямо на носу. И тут на глазах у друзей свершилось чудо: кот поправился! То-то было радости! Он в прямом смысле понял, что такое снова почувствовать вкус к жизни! Казалось, что вместе с запахами к нему вернулись и краски, и звуки, и эмоции! Что ни говори, а обоняние для кота играет, пожалуй, самую главную роль! Теперь Гостинец вместе со всеми мог радоваться их победе.

Благодаря совместным усилиям команды охотников, гарпия была поймана и обезврежена, так же, как и её дружок кубольд. Кубольды — единственные существа в подземном мире, которые водят дружбу с гарпиями. Они совершенно не чувствуют запаха, поэтому могут общаться с человеко-подобными чудовищными птицами. Вместе с обонянием кубольды напрочь лишены всех эмоций. Им неведом страх, гнев или отчаяние. Но они никогда не почувствуют любви, сострадания, радости. Единственное, что доступно их восприятию — щекотка. Бедные существа, обречены служить своим вонючим повелительницам за возможность собрать несколько пёрышек гарпии и пощекотать ими свой нос. Сейчас гарпия и кубольд сидели в прочных клетках и ждали решения своей участи.

Шла последняя неделя перед полнолунием. В огромном тронном зале Анахита поблагодарила отважных пришельцев из верхнего мира за их подвиги по поимке гарпии, и дала им последнее, третье задание. Теперь надо было найти и принести к ней Волшебную книгу, похищенную у повелительницы друдов много сотен лет назад коварным Шамером.

После окончания собрания друзья собрались за круглым столом в домике Смилана. Малиша приготовила праздничный ужин в честь их победы и теперь все, сытые и довольные, обсуждали выполнение последнего задания Анахиты. Панкрат, тихо посовещавшись о чём-то с Левиафаном, предложил:

— А что, если нам для начала заглянуть в волшебную хрустальную сферу? Она наверняка, выведет нас на книгу. Ну, или хотя бы, покажет, где она сейчас находится!

— Панкрат! Ты — молодец! — Воскликнул Гостинец. — Вот с этого мы и начнём! А где сейчас находится этот шар?

— В последний раз я видел её, — смотрел как выплыть на лодке на поверхность большой реки. Это было около года назад в круглой пещере Шамера. — прозвучал ответ и все собравшиеся притихли. За год могло случиться что угодно. Надо было идти в пещеру Шамера.

— Я пойду с вами! — твёрдо сказала Таша, но никто не стал спорить. Все понимали, что в команде она — незаменимый помощник для всех. — И в этот раз возьму с собой волшебное проявляющее зелье. Оно показывает все события, которые произошли в каком-нибудь месте за последний десяток лет. Пойду, упакую сё в походный сундучок! Заодно и провизию уложу!

— Гостинец, а ты как себя чувствуешь? Готов к новому походу? — спросил Смилан и все посмотрели на кота.

— Я вполне здоров, — ответил тот, — Только это всё как-то необычно: только что болело всё, и вдруг, от зелёного кристалла, — всё заживает как на собаке! — рассмеялся Гостинец и напряжение сразу отступило от друзей. Все вдруг почувствовали радость от совместного выполнения сложных заданий.

— Ну, вот и хорошо, — подытожил Смилан. — Завтра с утра и выдвинемся. А пока давайте отдохнём!

Наутро, легко позавтракав и попрощавшись с друдами, Гостинец, Харитон, Левиафан, Панкрат, Смилан и Таша вышли на берег подземной реки. При помощи водолазов Сатрана и летучих мышей они благополучно переправились под водой к подводной лодке Панкрата и теперь снимали с неё маскировочную сетку.

Через сорок минут двигатели были запущены и прогреты, люки задраены, а прожекторы включены. Небольшая команда на подводной лодке плыла к круглой пещере Шамера, в которой хранилась волшебная хрустальная сфера.

Прильнув к иллюминатору, Таша с любопытством разглядывала проплывающие за ним картины. Вот каменная стена почти вплотную подошла к лодке и можно увидеть мельчайшие камушки на близкой скале. А вот стены раздвинулись и образовали огромный зал, больше тронного зала Анахиты, в котором проходили их общие собрания. Девочка впервые вышла за пределы родного подземного города и с восторгом изучала неизвестный ей ранее большой мир.

— Что, понравилось путешествовать? Это еще что! Вот увидела бы ты верхний мир с его лесами и городами! — решил похвалиться своей осведомлённостью хорёк, но Смилан тут же вступил в разговор:

— Друды не выходят в верхний мир. Это закон. Нарушать законы нельзя, поэтому и говорить о этом не стоит! — и Смилан постарался отвлечь Ташу от созерцания запретных видов:

— Помоги-ка мне, дочка, поправь ремни на спине! Что-то мне там мешает! Может, затянуть потуже?

— Всё хорошо, отец! — ответила смышленая девочка. — Ремни в порядке! Я пойду, посмотрю, что там с нашим багажом.

И, быстро поднявшись, Таша направилась в угол с сундучком. Но не успела она открыть крышку, как Гостинец зашипел и встал на дыбы: из походного ящика доносился странный звук. То ли свист, то ли хрип. Вся команда собралась возле подозрительного объекта.

Смилан осторожно открыл крышку, и Таша удивлённо вскрикнула: на дне сундука, поджав острые коленки к подбородку, спал её младший брат Бажен. Стараясь говорить как можно спокойнее, девочка позвала:

— Бажен! Просыпайся! Можно выходить!

Мальчик попытался потянуться, но сундук был маленький и тесный. Упершись в стенки локтями, Бажен сладко зевнул и протёр глаза кулачками. И тут он увидел отца, склонившегося над сундучком.

— Какой хороший сон! — счастливо проговорил малыш, и, повернувшись на другой бок, собрался спать дальше. Но не тут-то было! Смилан потряс его за плечо и строго сказал:

— Просыпайся, Бажен! Приехали!

— Доброе утро, отец! — всё еще не понимая, где он находится, проговорил мальчик. И тут до него дошло, что вокруг собралось слишком много любопытных глаз для обычного утра. Сев на дно сундука, Бажен потихоньку вернулся в реальность.

— Ой, Вы всё-таки нашли меня! — разочарованно вздохнул малыш. — Пожалуйста, не прогоняйте меня! Я буду вам помогать в походе! Я хорошо стреляю и взял с собой рогатку! — в голосе мальчика послышались нотки отчаяния. Он боялся, что отец сейчас заругается на него и прогонит домой, к матери.

Видя, что малыш не понимает, где он находится, звери начали хихикать. Заулыбался и Смилан. И вскоре, Бажен уже вылезал из сундука под дружный смех всей команды.

— Шутки-шутками, но ты мог и задохнуться в этом сундуке! — отец всё же не удержался и за ужином высказал сыну свои опасения. — В следующий раз лучше спроси разрешения!

— Отец, прости меня, но ты бы ни за что не взял меня с вами! — ответил храбрый малыш. — Я решил, что буду полезен вам в путешествии! Я буду выполнять все твои приказы! Пожалуйста, возьмите меня с собой!

— Тебе придётся теперь идти с нами, — печально вздохнув, ответил отец. — Повернуть назад мы уже не сможем, — слишком далеко ушли. Так что, постарайся не отставать. И пожалуйста, приглядывай за сестрой! — попросил сына Смилан. Вдохновлённый Бажен радостно закивал головой в ответ.

— Подплываем к пещере! — сообщил Панкрат через громкую связь и все сразу заторопились. Пора было готовиться к высадке на неизвестном объекте. А неизвестные объекты тем и опасны, что никто не знает, чего и когда от них ожидать. Под тревожное мигание сигнальной лампочки, подводная лодка швартовалась в просторном гроте у входа в круглую пещеру Шамера.

Глава 15. Хрустальный шар

Под присмотром Панкрата команда благополучно высадилась на ровную каменную плиту, служащую в гроте причалом. Вход в круглую пещеру был свободен и Харитон радостно рванул вперёд, но осторожный Смилан успел его остановить:

— Обычно вход в такие пещеры и хранилища охраняют ловушки! Будь осторожен!

Озираясь по сторонам, хорёк остановился. В нерешительности он оглянулся на Гостинца.

— Вставай рядом! Работать будем парами! — сказал кот и сделал приглашающий жест.

Путешественники медленно продвигались по переходу в сторону круглой пещеры.

Смилан не ошибся. Через пару метров идущий впереди Панкрат заметил первую ловушку: на каменных плитах под ногами были выдолблены буквы латинского алфавита.

— Ступайте за мной след в след! — скомандовал крот и звери выстроились в цепочку за его спиной. — Здесь надо наступать только на буквы из имени колдуна. По-латыни это будет «Shumer»! — Тихо сказал Панкрат, но все услышали его.

Проворно перепрыгивая с буквы на букву, они вскоре пересекли опасное место. Выйдя в длинный переход, команда не успела оглянуться, как тут же им на встречу полетел огромный таран-молот.

— Все на пол! — громко скомандовал Панкрат и команда поползла за ним. Через несколько метров их ждало новое испытание: прямо посередине дороги разверзлась огромная пропасть. Ни перепрыгнуть, ни перейти её не представлялось возможным. Все замерли, выжидательно глядя на крота.

Тот покрутил головой, словно искал чего-то и неожиданно спрыгнул куда-то влево и вниз. Таша даже ойкнула от неожиданности. Но вскоре снизу послышался голос крота:

— Осторожно спускайтесь за мной! Таша, давай руку!

Когда все спустились вниз, Панкрат вынул из кармана красный клубок и, придерживая кончик нитки, выбросил его далеко вперёд. Через головокружительную пропасть пролегла красная ниточка, обозначающая невидимый мост. Смилан взял на руки сына и команда друг за другом осторожно пошла за Панкратом через бездну.

Через несколько метров перед их взором предстала круглая пещера Шамера.

— Почти сотня лет прошла, а здесь ничего не изменилось! — Воскликнул крот. Даже пыль не накопилась!

— Откуда здесь взяться пыли, если никого живого здесь не было? — возразила Таша. — Всем известно, что пыль состоит из частичек кожи или шерсти!

— Как интересно! — удивился Харитон. — А я думал, что пыль из воздуха получается…

— Смотрите! — прервал их светскую беседу Панкрат, указывая на светящуюся нишу неподалёку. Он первым подошёл к постаменту, на котором стояла подставка со сферой, и поднялся по ступенькам.

Вслед за ним, подошла вся команда и с трепетом остановилась полукругом неподалёку. Панкрат ближе всех стоял перед большим, — размером с футбольный мяч, — светящимся голубоватым светом шаром и заворожено смотрел, как в шаре клубился и плавал густой белый туман.

— Это и есть та самая волшебная всевидящая сфера? — удивился Харитон и протянул лапу к хрустальному шару.

Тут же внутри сферы что — то закипело, туман быстро рассеялся, и шар стал почти прозрачным. Хорёк резко одернул лапу.

— Харитон, будь осторожнее! Если сфера себя затянет во внутрь, тебе будет уже не выбраться! — предостерегающе сказал Смилан и хорёк, не понимая, шутит тот или говорит всерьёз, на всякий случай, отступил назад, за спины друзей.

— Панкрат, ты видишь там что-нибудь? — спросил Левиафан. — Спроси её, где сейчас книга!

— Надо сначала её настроить! — тихо ответил крот. — Сфера не работала почти сотню лет, ей надо дать немного времени! И обязательно протереть соком полыни, чтобы восстановились её волшебные свойства. — Крот уже снимал красную фляжку с пояса и выливал сок на свой носовой платок. Через некоторое время туман в хрустальной сфере рассеялся и она засияла.

— Теперь можно спросить про кого-нибудь, о ком беспокоишься! — Сказал Панкрат, обернувшись к Гостинцу.

— Пусть покажет деда Михаила и Витю! — попросил Гостинец, и Панкрат, глядя в самую глубину хрустального шара, напряжённо замер в молчании.

— Почему он молчит? — Громким шёпотом спросил сверчка Харитон. — Он что, уснул?

— Задавать вопросы надо мысленно! — Тихо ответил ему Левиафан. — Не мешай, пусть он сосредоточится! Сфера покажет ответ только ему одному!

— Почему это она ему покажет, а остальным нет? — Обиженно зашептал Харитон, но все тут же зашикали на него, и он, капризно фыркнув, замолчал.

Панкрат простоял несколько долгих минут, напряжённо вглядываясь в шар. Потом, наконец, крот заговорил:

— Я не могу представить вашего деда Михаила, поэтому не вижу ответа. Попробуй ты, Гостинец! — крот сделал шаг в сторону и приглашающим жестом показал коту, куда надо встать. — Для того, чтобы задать вопрос, тебе надо ясно представить себе того, о ком ты спрашиваешь. Можешь для начала закрыть глаза, а когда представишь себе своего хозяина, мысленно спроси сферу, где он сейчас находится и расслабься. Просто смотри внимательно в центр шара. Там должна появиться картинка того места, где сейчас находится дед Михаил. Понял? — Панкрат выжидательно смотрел на Гостинца.

— Понял. Я попробую. Никогда раньше не задавал вопросов волшебным шарам. — Попытался пошутить кот. Хоть шутка у Гостинца и получилась слегка напряжённой, все облегчённо вздохнули. Значит, кот взял себя в лапы и попытается сосредоточиться.

— А вы, — обратился Панкрат к остальным членам команды, — не дышите ему в затылок! Идите пока за мной! — И крот увёл их вглубь зала. — Осмотритесь пока тут, но ничего не трогайте! — И Панкрат в упор посмотрел на Харитона.

— А что сразу я? — начал громко возмущаться хорёк, но Таша опять зашикала на него, как кошка. Она очень волновалась за Гостинца. С первого раза общение со сферой не всегда получалось даже у друда, а тут — кот!

Но через несколько минут из ниши с волшебной сферой раздался радостный вопль кота:

— Вижу хозяина! Он вместе с Витей сидит в сторожке, готовится идти на поиски! Волнуется, что я пропал! И Тузика вижу! Он в будке спит. Значит, ночью будет вместе с дедом парк сторожить! — голос Гостинца был радостным и в то же время, было понятно, что кот тоже хочет оказаться сейчас в сторожке, рядом со своим хозяином и Витей.

— А книга? Книгу видишь? — Взволнованно спросил крот.

— Нет. Я не знаю, как она выглядит… — Разочарованно ответил Гостинец.

— А можно, я попробую найти волшебную книгу? — Неожиданно подал голос сверчок. — Подержи меня, пожалуйста, Гостинец!

Взобравшись на плечо к коту, Левиафан сосредоточенно замер у хрустальной сферы. Через некоторое время он рассеянно отвёл взгляд от мерцающей сферы.

— Ну, что там? — суетился хорёк. — Видел книгу?

— Видел. И книгу, и Шамера в огромном прозрачном кристалле… — голос Левиафана звучал отрешённо и задумчиво, и Панкрат сразу понял, что сверчок искал там что-то ещё, кроме книги. — Книга хранится под стеклянным колпаком в каком-то странном месте. Это очень большой старинный дом с толстыми белыми кирпичными стенами, фигурной крышей и просторными коридорами. Он похож на башню и на крепость одновременно. Там много света, воздуха и очень мало людей. Кроме волшебной книги там ёщё много всяких волшебных вещей…

— Я знаю! — возбуждённо перебил Левиафана хорёк. — Это музей. Тот, что рядом с Парком аттракционов! И называется он как-то смешно, по-кошачьему или по-собачьему… Гоститинец! Нет, Гостинкин! Нет. Дворняга! — перечислял хорёк странные названия. — Вспомнил! Гостиный Двор! Или Дворы… Ну, как-то так!

— Да, я знаю такой музей! — воскликнул кот. — Он рядом с парком находится. И называется Гостиный Двор! Только как оттуда Волшебную Книгу забрать, — не представляю! Её днём и ночью охраняют потому, что она принадлежит государству. Это теперь — достояние всех людей в России!

— Что же нам делать! — Воскликнула Таша. — До полнолуния осталось меньше недели, а наша Книга в каком-то хранилище национальных достояний! Следующий раз Луна встанет в такое же положение относительно Земли только через 7200 лет! Двенадцать шестидесятилетних циклов должно пройти, прежде, чем мы сможем снять заклятие Шамера! Это даже для нас — долго!

— Сейчас или никогда! — закричал Харитон. — Мы выкрадем эту Книгу, и точка!

— Харитон, успокойся! — подал голос Гостинец. — Ничего мы не будем красть. Мы обратимся за помощью к жителям города. Наверняка, они нам помогут!

— Ты что, Гостинец, забыл? — удивился Панкрат. — На жителей этого города наложено заклятие равнодушия и лени! Они не будут тебе помогать! Они даже слушать тебя не станут! Надо придумать что-то другое.

— А давайте, попросим детей нам помочь! — неожиданно сказал Бажен. Он до этого момента стоял так тихо возле отца, что про него все даже забыли. И теперь, когда он предложил обратиться к детям, все посмотрели на него с удивлением.

— А что, это — идея! — первым пришёл в себя Гостинец. — Дети — чистые души. На многих из них не действуют вообще никакие заклятия. Надо попробовать. Тем более, что у меня есть один очень хорошо знакомый мне мальчик…

— И как мы успеем до него добраться? А ведь надо будет ещё объяснить, чего нам надо и почему. Потом убедить, что это надо сделать. А еще — сделать. Забрать книгу, принести её Анахите… Как мы вообще всё это сможем сделать!? — Харитон вопрошал всех сразу и никого в отдельности. Было видно, что хорёк сильно расстроен и растерян. Но никто не мог его успокоить, потому что эти же вопросы каждый задавал себе и сам. И никто пока не находил ответа.

— А давайте отправим ему волшебное послание! — вдруг предложила Таша, и все посмотрели на неё с надеждой.

— А что это за послание? — поинтересовался Гостинец.

— Это такое послание, когда человек вдруг просто увидит картинку, которую ты ему посылаешь, и сразу всё поймёт. Называется это по-человечески — телепатия. А по— нашему — волшебство. — Таша улыбнулась, глядя, как удивились её словам звери. Харитон даже подпрыгнул:

— Почему это только по-человечески? Мы, хорьки, тоже можем друг другу такие послания посылать. Это как будто у тебя во лбу телевизор работает. Ты видишь то, что тебе посылает другой зверь и можешь ему тоже картинку отправить. Если, например, где-то в лесу начинается пожар, то все звери передают друг другу сигнал об опасности и убегают, пока огонь не подошёл слишком близко. Только я думал, что люди не умеют такие сигналы ни передавать, ни принимать…

— Так они и не умеют. Потому, что забыли. Ну и потому, что думают, что не умеют. А дети ещё не знают, что надо об этом думать и поэтому умеют и принимать и передавать любые сигналы. Можно даже попытаться отправить Вите письмо. Ему вдруг захочется сесть за стол и просто писать, писать… А потом почитает — а там письмо от Гостинца! Подытожила Таша.

— Тогда уж сразу давайте ему специальное, — зашифрованное — письмо отправим! — Подсказал Панкрат. — Люди называют его — шифр Леонардо. И прочитать его можно легко — зеркало ставишь и читаешь! А больше никто ничего не поймёт!

— Здорово ты придумал! — Согласился Гостинец. — Давайте придумаем, что мы ему передавать будем!

Вся команда начала готовится к телепатическому сеансу с Витей: Гостинец лучше всех знал мальчика, поэтому он отвечал за отправку сигнала по адресу. Таша могла усилить сигнал и помочь коту сосредоточится. А Панкрат лучше всех умел обращаться с хрустальной сферой. Ему поручили составить само послание и направить их совместный сигнал к цели. Вскоре приготовления были закончены. Начался сеанс связи с Витей.

Глава 16. Удивительное послание

Витя уже целую неделю просидел дома. На вопросы мамы, почему он не гуляет с друзьями не улице и даже не играет в компьютер, он отвечал, что у него болит голова. А сам всё думал, как ему Гостинцу помочь.

Ведь тогда поздним вечером, когда он спустил Гостинца и его друзей в тот страшный колодец, он и представить себе не мог, что кот может исчезнуть. Деда он тогда нашёл почти сразу, — тот громко позвал его из колодца и Витя вызвал команду спасателей.

Ловкие ребята из МЧС быстро нашли деда. Тот сидел в какой-то старой ржавой клетке-ловушке. После тех событий, как ни пытался Витя уговорить дедушку отправиться на поиски кота, тот ни в какую не соглашался отпустить его одного. Даже домой к маме отправил, чтобы в парке не ходил без присмотра. И колодец они со спасателями наглухо заварили сварочным аппаратом. Теперь оставалась одна надежда: кот с друзьями найдёт другой выход из этого подземного хода и вернётся сам. От бессилия и невозможности что-либо сделать для спасения любимого кота, мальчик целыми днями сидел дома и изучал книги про пещеры и подземелья.

Вдруг его рука сама потянулась за чистым листом бумаги и ручкой. И он, неожиданно для себя стал писать какие-то странные закорючки. Причём, писал довольно быстро и много.

Исписав целый лист бумаги, Витя сидел в полном недоумении разглядывал его несколько минут. Потом ему страшно захотелось взять зеркало и посмотреть в него на отражённые буквы. Мальчик сбегал в мамину комнату и нашёл у неё в столе старенькое зеркало. Едва он увидел в нём отражение букв, его недоумение и растерянность сменились жаждой действий.

В письме было написано: «Дорогой Витя! Это я, твой кот Гостинец при помощи волшебного шара передаю тебе зашифрованное послание. Мы с друзьями находимся в подземной стране повелительницы Анахиты. На наш город наложено страшное заклятие и только с помощью волшебной книги можно снять его. Помоги нам, пожалуйста! Нам очень нужна эта книга. Она хранится в музее „Гостиный Двор“. Ты должен сходить в этот музей и постоять несколько минут около книги, внимательно глядя на неё. С помощью волшебной сферы я увижу всё, что нам надо. Не рассказывай никому про моё послание! Я скоро выйду на связь снова!»

Витя быстро собрался, написал мама записку, что он поехал к деду в парк. Потом он взял с собой небольшой рюкзак, с которым ходил с дедом в поход и пошёл на остановку автобуса. Всю дорогу до парка Витя думал про заклятие, про кота и про странную подземную правительницу Анахиту. Он чуть было не проехал свою остановку. Потом он решил, что должен сосредоточиться только на том деле, которое делает в настоящий момент. Так учил его дедушка. Это, говорил он, поможет сделать всё как надо и не отвлекаться на ерунду.

В музее было очень мало людей. Зал с большой старой книгой он нашёл сразу. Ему повезло. Возле книги не было даже смотрителей. Оставшись один на один с древним артефактом, Витя на минуту закрыл глаза. И тут же перед его мысленным взором возник Гостинец. Кот был рад общению, пусть даже такому странному. Обрадовался и Витя. Он каким-то странным образом, шестым чувством, понял, что с котом всё в порядке, только он очень соскучился. Потом Вите вдруг представился просторный подземный грот с подиумом посередине. В центе этого подиума на высокой подставке находилась прекрасная светящаяся сфера, а вокруг её полукругом расположились звери и странные маленькие человечки. Вите даже на мгновение показалось, что он услышал голос Гостинца. Тот просил его сосредоточиться на книге, что мальчик и сделал. Он внимательно, почти не мигая, стал смотреть на книгу. Вдруг яркая вспышка сверкнула перед его глазами. Голова закружилась. Стены, пол, потолок закружились вокруг него в бешенном танце. Оглушительный рёв ветра, моря, дождя ударил по ушам и Витя на мгновение потерял сознание.

Когда он очнулся, то увидел склонённое над ним озабоченное лицо музейного смотрителя. Пожилая женщина что-то причитала и махала над ним каким-то журналом.

— Ну, и напугал ты меня, мальчик! — наконец услышал членораздельные звуки Витя. — Хорошо, что я зашла посмотреть, как ты тут, а то так и лежал бы без сознания! Как ты себя чувствуешь? Встать сможешь? Может, скорую вызвать? — Продолжала быстро причитать женщина, но Витя уже думал о другом.

Сумел ли он исполнить просьбу Гостинца? Получилось ли у зверей в гроте получить информацию из волшебной книги? Попытка закрыть снова глаза закончилась тем, что перед его носом оказался кусок ваты с резким запахом нашатыря.

— Мальчик! Мальчик! Открой глаза! Тебе плохо? — Кричала смотрительница, и Витя был вынужден ответить:

— Всё в порядке! Не надо скорой! Я чувствую себя хорошо! — Витя попытался встать, но взволнованная женщина ему не позволила.

— Подожди пока вставать! Подыши глубоко, а то снова голова закружится. Ты сегодня ел что-нибудь?

— И то правда! Это же просто от голода! — Облегчённо выдохнул мальчик. Теперь ему стало понятно, откуда эта слабость в ногах. — Я просто забыл позавтракать!

— Пойдём, я тебя чаем напою! А то как же ты до дома доберёшься? Ветром сдунет! — Улыбаясь сказала женщина. — Тебя как звать-то?

— Витя. А Вас?

— Нина Михайловна. Вот и познакомились! Давай руку, будем потихоньку подниматься.

Через несколько минут Витя уже сидел в маленькой комнатке, на дверях которой висела строгая надпись «Посторонним вход воспрещён» и с удовольствием пил ароматный горячий чай с сушками. Нина Михайловна, найдя в мальчике благодарного слушателя, рассказывала ему про музей, древние экспонаты и истории давно минувших дней. А в это время в подземелье Гостинец, Харитон, Панкрат, Левиафан, Смилан, Таша и маленький Бажен радовались победе. При помощи Вити и хрустально шара им удалось перенести всю волшебную энергию с книги на новый носитель. Им стал большой кристалл кварца, который Таша носила на груди в качестве талисмана. Всем известно, что кристаллы кварца — самые лучшие носители для хранения информации.

— Ничего себе, у тебя флешка получилась! — шутил Гостинец, но никто, кроме Харитона не понял его шутки.

— Что такое флешка? — поинтересовалась Таша, бережно упаковывая кристалл в водонепроницаемый ящик.

— Флешка — это тоже приспособление для хранения большого объёма информации. Такими карточками-чипами сейчас пользуются люди там, в верхнем мире. — И, увидев, как Таша недоверчиво посмотрела на него, Гостинец уточнил:

— Ну, это как кристалл кварца, только меньше по размеру. А принцип — тот же.

Таша удовлетворённо кивнула и вся команда через несколько минут выдвинулась в обратный путь, оставив хрустальную сферу храниться на своём месте. Единственную предосторожность, которую предприняли звери и друды для её сохранности, было заклятие невидимости. Теперь, даже глядя на неё в упор, ни один посторонний попросту не увидит её.

Благополучно преодолев обратный путь, в положенное время они предстали перед Анахитой. Таша торжественно передала кристалл с записанной на нём волшебной книгой, а правительница всех поблагодарила и выполнила своё обещание. Она сняла заклятие с Шамера и выпустила его из хрустальной гробницы. Но Шамер потерял память. Его пришлось уложить в постель и доверить попечению Милишы. Анахита даже позволила Шамеру приложиться к волшебному кристаллу, но изумруд на него не подействовал.

— Что же делать! — в отчаянии воскликнул Гостинец, когда узнал про болезнь Шамера.

— Придётся мне заменить его в ритуале! — Тихо сказала Таша.

Мать с тревогой взглянула на неё и отчётливо произнесла:

— Это очень опасно! Тебе ещё рано вставать в пару с Анахитой! Этот ритуал убьёт тебя! — она закончила всхлипом, но Таша была полна решимости и настаивала на своём:

— Мама! Мы обе знаем, что мне придётся это сделать! — тихо, но уверенно сказала Таша и Малиша как-то странно заморгала глазами. Каждая мать желает уберечь своего ребёнка! Но Малиша понимала, что Таша права. Из всех юных волшебниц Подземной страны Таша была самой сильной и подготовленной. Одна она могла стоять в паре с Анахитой на ритуале снятия заклятия двух колдунов с Души города. Мать обняла дочь и поспешно ушла в домик к Шамеру.

Пока оставалась надежда, что колдун под присмотром Малиши всё же придёт в себя. Друзья остались ужинать в домике Смилана, а Таша при помощи Анахиты готовилась к проведению ритуала. Через два дня наступала ночь полнолуния…


Оглавление

  • Глава 1. Неожиданная находка
  • Глава 2. Волшебный кристалл
  • Глава 3. Ученик колдуна
  • Глава 4. Потеряшка
  • Глава 5. Большие планы
  • Глава 6. Спуск в подземелье
  • Глава 7. Хранитель кристаллов
  • Глава 8. Трофей из прошлого
  • Глава 9. Разговор учеников
  • Глава 10. Похищение Гостинца
  • Глава 11. Подземный город
  • Глава 12. Первое задание Анахиты
  • Глава 13. Второе задание Анахиты
  • Глава 14. Третье задание Анахиты
  • Глава 15. Хрустальный шар
  • Глава 16. Удивительное послание



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке