КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

О памятниках нашим кормильцам и спасителям (fb2)


Настройки текста:



О памятниках нашим кормильцам и спасителям.

Еще на заре древних времен для людей, живущих на берегах рек, озер и морей, рыба была одним из основных источников питания и, как утверждает российский историк Вильям Похлёбкин, испокон веков составляла кулинарную основу русского национального стола. Она занимала центральное место в нашей кухне, с тех пор, как возникла Русь. Многие рыбные блюда упоминались летописцами в рационе питания в древней Руси.

На побережье северных морей нашей страны, где в силу неблагоприятных природно-климатических условий разведение животноводческой продукции затруднено, дары моря спасали приморских жителей от голодной смерти. Оттуда пошли такие старинные пословицы, как “Наше поле – море”, “И радость и горе – помору все от моря”, “У моря живем, морем кормимся, море – наша кормилица”.

В центральных районах России население порой также терпело лишения, когда выпадали засушливые годы и невозможно вырастить урожай сельскохозяйственных культур, в том числе и кормовых для выпаса скота. И временами летом поля заливали дожди, пока все не сгниет. А если два-три года были неурожайными, так и государи слетали с трона (Борис Годунов). Голодали также и также во время набегов многочисленных врагов, уничтожающих посевы и угоняющих домашний скот, а также во время гражданских войн и в последующие годы. Вспомните “голодоморы” в России! Но жителей, проживающих на берегах рек и водоемов, выручала рыба, и только рыба. Речные и морские обитатели для них – единственный источник белка, витаминов и аминокислот, столь необходимых человеку - спасали их от голодной смерти.

В XV веке из-за того что сельдь ушла из Балтийского моря, рухнула Ганзейская лига, предтеча Евросоюза, а в XIX веке в период великой засухи, сельдь предотвратила голодные бунты в Англии. Ее, наряду с картошкой, традиционно считали вторым хлебом. В силу вышесказанного рыбы становились “палочкой-выручалочкой” в условиях неблагоприятной среды для выживания. Если бы не обитатели морей, озер и рек то выжить людям было бы чрезвычайно трудно.

В послереволюционный период, во время великого потрясения и голода, рыба приобрела в нашей стране статус спасительности. Даже в столовой на Смольном, в эти трудные годы, как вспоминали ведущие писатели России, дежурным блюдом был рыбный суп.

Едва в нашей стране наладилась мирная жизнь, как началась Великая Отечественная война.

В годы войны крайне обострилась проблема снабжения народа и армии продовольствием. В первые же месяцы враг, захватив все важнейшие продовольственные районы, уничтожил посевы кормовых культур и фабрики, в которых производились традиционные виды продуктов питания. Захватчики не испытывали голода. Их-то кормила вся Европа.

Население нашей страны испытывало во время войны острую нужду в продовольствии. За 1941—1942 гг. на Урал, Сибирь и другие тыловые районы СССР эвакуировали до 17 млн. человек, что создало чрезвычайно напряженную обстановку в деле обеспечения их продовольственными ресурсами. Но вышеуказанные районы - зоны рискованного земледелия не отмечались обилием продовольственных ресурсов. Их отличительная черта - весьма специфические климатические условия – суровая зима и короткое лето, в которых затруднительно выращивать сельскохозяйственную продукцию и производить традиционные виды продуктов питания. Нелегкая жизнь ожидала вынужденных переселенцев из оккупированных районов.

Руководству страны пришлось изыскивать новые источники пополнения продовольствия, одним из которых и являлась рыба. Однако важные рыбопромысловые районы, как Азово-Черноморский и Балтийский не функционировали. В начальный период войны рыбаки Волги и северного Каспия также были выведены из производственного ритма. В этих условиях 6 января 1942 г. правительство страны приняло постановление “О развитии рыбных промыслов в Сибири и на Дальнем Востоке”, а также в северных морях и тем самым возместить прекращение добычи рыбы на территориях занятых врагом.

Большинство рыбаков ушли на фронт, поэтому на рыболовецких судах, осуществляющих траловый лов, работали пенсионеры и инвалиды, возвратившиеся с войны. В составе прибрежных рыболовецких бригадах работали также женщины и школьники. Причем женщины в большинстве бригад преобладали.

На севере траловый лов рыбы осуществлялся в Баренцовом и Белом море. Под бомбежками фашистских самолетов немало погибло рыболовецких траулеров с рыбаками. Вечная слава им!

В январе 1942 года в блокадный Ленинград по “Дороге жизни” через Ладожское озеро отправился первый эшелон свежемороженой рыбы, добытый рыбаками в Баренцовом море. Рыба доставлялась голодающим жителям Ленинграда, в госпитали и военным защитникам города.

На долю ленинградцев выпали особенно тяжелые лишения. В декабре 1941 г. в городе умерло около 53 тыс. человек. Голодная смерть продолжала уносить человеческие жизни. В январе 1942 г. каждый день умирало не менее 3,5—4 тыс. человек, а всего за январь и февраль 1942 г. в городе погибло 199 187 человек

В Белом море возобновился промысел морского зверя - гренландского тюленя, с толстым жировым слоем, из которого изготавливали медицинский жир для поставки в военные госпитали и гигиеничное мыло с целью профилактики тифа. Летом 1942 года большая группа архангельских старшеклассников отправилась на Новую землю, где вместе со старыми рыбаками-пенсионерами добывала тюленя. Добытые мясо и сало тюленя сразу же направлялись в блокадный Ленинград по "Дороге жизни" через Ладожское озеро, и в Архангельск.

Жители Архангельска также голодали. В период 1941-1944 г в городе от голода и болезней умерло 38 тысяч жителей, при общей численности в 1939 году 281 тыс. человек, то есть по смертности мирного населения Архангельск был на втором месте после блокадного Ленинграда. В то же время через архангельский порт проходили ленд-лизовские тысячи тонн продовольствия. И голодающие жители, оставшиеся в живых, благодаря тюленьему мясу и жиру, считали это животное своим спасителем.. Скрипкин, 2010 год.


"И в назиданье поколенью, не знавшему войны, поставим памятник тюленю на берегу Двины..." - эти строчки были написаны в первый послевоенный год. И 6 мая 2010 г. на воздвигнутом памятнике на берегу Белого моря, в Архангельске, они были воплощены в жизнь.

Памятник тюленю-спасителю

За годы войны были созданы сотни специализированных рыболовецких бригад в бассейнах рек Сибири и на побережье дальневосточных морей. В Беринговом и Охотском морях рыбаки Камчатки напряженным трудом добывали рыбу для населения страны и армии, а женщины обрабатывали ее на рыбзаводах. Моя хозяйка, у которой я жил на квартире в Петропавловске-Камчатском, куда я попал после окончания Астраханского рыбвтуза по распределению, рассказывала мне об их самоотверженном труде. Не считаясь со временем, без скидки на усталость, болезни, нужду и голод, они все годы войны трудились, приближая победу.

В бедственном состоянии, испытывающие страшный голод, оказались также жители нашей страны, проживающие на оккупированных территориях.

По воспоминаниям моей мамы, жившей в Мариуполе в тот тяжелый период, малолетние дети, в том числе и мой старший семилетний брат, самодельными немудреными удочками ловили в море бычков, а из кусочков старой мелкоячейной сети изготовили маленький бредень и таскали вдоль берега Азовского моря. Таким образом, детишки обеспечивали животным белком голодные рты в своих семьях. Что только не попадалось? Всякая мелкая морская живность, как тюлька, песчанка, молодь частиковых рыб и снова бычки. В осенне-зимний сезон тюлька составляла значительную долю в уловах. Рыбка крошечная, но с жирком на внутренностях. Мать, откладывая жирок отдельно на тарелочку, приговаривала “мал золотник, да дорог”.

А на побережье Керченского пролива, в тот же осенне-зимний период, основу уловов составляла хамса, обожаемая жителями Крыма. Облавливалась также песчанка, из которой умудрялись готовить котлеты. Конечно, в том, и в другом случае в самодельных бреднях всегда присутствовали толстенькие жирные бычки. Бычки ловились на детские удочки также и в летний период. Моя родная матушка любила этих рыбок, которых можно было не только жарить, но и готовить из них великолепную ушицу. Слава им, эти рыбешкам, уберегшим не одну семью! Так вот мы с братом и выжили в те далекие военные годы.

В Бердянске даже установили памятник бычку-кормильцу, спасшему горожан от голодной смерти во время войны.

Памятник бычку-кормильцу в Бердянске

Автор скульптуры - выпускник Астраханского Рыбвтуза, мой однокурсник С. Мирошников. Это памятник не только от благодарных жителей Бердянска, но и от всех городов и поселков на Азовском побережье. Да и сейчас, что скрывать, в пищевое меню рядовых горожан азовский бычок вносит свою посильную лепту.

Старожилы Кронштадта поставили барельеф-памятник неказистой рыбке колюшке. Он прикреплен к стене обводного канала у Синего моста.

В годы военного лихолетья и блокады многим жители Кронштадта, пережившим страшный голод, эта костистая рыбешка спасла им жизнь. Всю крупную рыбу горожане давно выловили, а эту малюсенькую колючую рыбку дети без конца вытаскивали самодельными сачками в каналах и водоемах города. Из нее изготавливали фарш и делали котлеты, которые жарили на жире, добытом из этой же рыбки!

Памятник колюшке в Кронштадте

И как писала М.Г. Аминова, кронштадтская женщина пережившая блокаду:

Обстрелы смолкли и бомбежки,

Но до сих пор звучит хвала

Блокадной маленькой рыбешке.

Что людям выжить помогла.

В Баренцовом море, невзирая на труднейшие условия военного времени, добыча рыбы не прекращалась. Рыба нужна была фронту и стране. Одной из самых многочисленных рыб в траловых уловах была треска. Эта крупная рыба и ее лечебная печень в годы войны спасла множество человеческих жизней. В 2015 году в Мурманске благодарные жители открыли памятник треске.

Памятник треске в Мурманске

В Астрахани установили памятник маленькой рыбке-кормилице знаменитой вобле. В годы Великой Отечественной войны вяленая вобла поставлялась даже на фронт. Воблу относили к стратегическому сырью и включали в пищевой рацион экипажей подводных лодок. В этом городе, где прошли мои студенческие годы, мы студенты, наслаждались этой вяленой рыбкой! Особенно хороша она была к пиву. Хотелось бы, чтобы для жителей Астрахани она осталась не только в бронзе.

Памятник вобле в Астрахани.

И обычной речной плотве, которая во время войны спасла от голода жителей деревни Корсаково в Бурятии, установлен памятник на берегу реки Харауз, рядом с вышеупомянутой деревней.

А вот в Адлере имеется памятник невзрачной гамбузии, спасшей жителей от малярии.

Памятник гамбузии в Адлере

Дело в том, что рядом с Адлером раньше были болота и необычайно большое количество комаров. А там где комары, там и малярия. Жители почти все поголовно болели этой трудноизлечимой болезнью. Лишь после того как завезли к ним рыбку гамбузию из Северной Америки, болезнь отступила. Эта маленькая рыбка всех комаров съела. Жители Адлера на собранные ими деньги возвели ей памятник.

Некоторые города, как в нашей стране, так и в других государствах мира, украшают своеобразные, необычные памятники, привлекающие туристов.

В Калининграде, на набережной реки Преголи, воздвигнута скульптура гигантского сома.

Со временем родилась легенда, что для исполнения потаенных желаний нужно потереть нос этому чудищу. Прогуливающая на набережной молодежь, чтобы не потерять уникальный шанс воплощения своих сокровенных мечтаний, непременно натирают бронзовый нос этой рыбы.

А в Донецке, в сквере, поставили памятник щуке.

Щука красуется на бочке с пивом.

Ну что же, вяленая щука, также как и вобла, весьма подходит к пиву!

В Москве, Санкт-Петербурге, Донецке, Кемерово, Абакане установили памятники золотой рыбке из сказки А.С.Пушкина о рыбаке и рыбке, как со стариком и старухой, так и без них.

Памятник Золотой рыбке в Москве. Манежная площадь.

В Калининградской области в г. Мамоново установлен памятник Балтийским шпротам. Мраморный стол с водруженной на нем банкой со шпротами.

Памятник Балтийским шпротам.

В центре Копенгагена поставили даже памятник торговке с рыбой. Жители города говорят, что в старые времена она в любую погоду, чтобы выжить и спасти детей от голода, на этом месте до самой смерти торговала рыбой.

Торговка с рыбой. Копенгаген

Экзотичный памятник рыбе фугу стоит в Токио (Япония), тем самым привлекая туристов.


Памятник рыбу фугу в Токио.

Мне до сих пор непонятно за что ей памятник поставили? За тысячи загубленных жизней отравленных этими ядовитыми рыбами или за бесценные лекарства, которые добывают из этого яда.

Во Владивостоке, в 1989 году, американским скульптором Дженни Фейбером был изготовлен монумент “Три кита”, в честь уникальной спасательной операции по спасению трех китов оказавшихся в ледовом плену в водах Аляски. Дальневосточные моряки на ледоколе “Адмирал Макаров” и дизель – электроходе “Владимир Арсеньев”, по просьбе американской стороны, пробили полынью в ледовом поле и спасли китов.

Бронзовая скульптура изображает трех китов выныривающих из воды из ледяного поля. Это были годы бандитской “перестройки”, когда в стране царили разруха и упадок, и невозможно было найти на памятник металл. Но положение спас вождь пролетариата Ленин, огромный бронзовый бюст которого хранился в запасниках. Его распилили, расплавили и отлили оригинальный памятник. Спасибо дедушке Ленину!

Благодарные жители приморских городов во многих странах тропического пояса поставили памятники крупным океаническим рыбам - основным источникам их питания и благосостояния, как тунцам и мечеобразным.

Весьма многочисленны во многих городах мира памятники акулам. Причем подводная хищница удостоилась памятнику даже на морском дне. Оригинальный монумент установили в глубинах Красного моря недалеко от города Хургада (Египет). К огромному камню прикреплена металлическая цепь, к которой прикована пронзенная ножом белая акула.

Подводный памятник белой акуле (laguna-akul. Ru)

Идея создания этого мемориала принадлежит Международной Ассоциации по защите акул и Ассоциации по защите природы Красного моря, чтобы напомнить людям о беспощадном истреблении акул и их несчастной судьбе. На сегодняшний день объем их промысла составляет около 100 млн. особей в год. Даже страшно представить себе, что 100 млн. акул убивают ежегодно из-за их плавников, чтобы обеспеченные пресыщенные люди могли “полакомиться” деликатесом - супом из плавников. Несмотря на то, что монумент акулы стоит на самом дне, всегда есть желающие туристы готовые погрузиться в синюю глубину моря и увидеть пронзенную огромным ножом несчастную хищницу.

В различных городах России (Анапа, Новороссийск, Светлогорск, Старый Оскол), а также за рубежом (США, Греция, Израиль, Малайзия, Мексика, Пуэрто-Рико) установлены памятники крохотным экзотичным морским конькам,

Туристы, во многих странах мира, любуются также памятниками и другим морским диковинным животным, как колючим и кусающим крабам, ракам, омарам и морским ежам.

В рыбацкой столице Крыма (Керчь) на приморской набережной установлено металлическое скульптурное сооружение рыбацкой сети - под названием “Дары моря”. Автор скульптурной композиции собрал в рыбацкой сети некоторых мелких рыбок, непонятно какого вида, а также несколько камбал, катрана и молоденького краснокнижного осетра.

Памятник “Дары моря”. Керчь

Но не впечатляет эта стальная шестиметровая громоздкая конструкция с собранными рыбками, всем скопом, как с Азовского, так и с Черного моря. Не олицетворяют эта конструкция лицо рыбацкого города.

Как считают керчане, среди основных претендентов на почетный памятник в их городе всеми любимая жителями Крыма хамса.

В период войн, когда варвары угоняли скот и полностью подчищали подворье, хамса, и только хамса, выручала голодавших жителей. Впрочем, захватчики также не чурались этой мелкой рыбешки. Эта маленькая серебристая рыбка была кормилицей во все голодные времена для всех племен и народов, обитавших на берегах Керченского пролива и на черноморском побережье. Рядовые жители прибрежных городов забивали этой дешевой рыбой засольные ямы и кормились ею всю зиму. Во время гражданской войны, а позже в голодные военные и послевоенные годы она была спасительницей жителей азовских и черноморских городов и помогла им выжить.

И в 60-80 годы, когда голодные годы остались в прошлом, в период хамсовой путины, жители рыбацкой столицы Крыма по-прежнему лакомились этой вкусной рыбкой. И, как я хорошо помню, отсылали маленькие деревянные бочонки забитые только что выловленной и посыпанной солью хамсой во все города страны. Сейчас об этом надо забыть.

Нежданно-негаданно пришла беда. В начале 90-х годов развалилось некогда богатое и мощное наше государство. Практически все рыбопромысловые суда были проданы за бесценок современным нуворишам или отправлены на металлолом. И бочарный комбинат в Керчи пришел в упадок, и хамса по цене стала “кусаться”, да и пересылка по почте обойдется, ой, как дорого! Однако, несмотря на высокие цены, местные жители продолжают наслаждаться этой вкусной малосольной рыбкой и сейчас. Да и не только малосольной! Тушенка по-домашнему из свежей хамсы – пальчики оближешь!

Признательные жители Новороссийска отблагодарили эту маленькую черноморскую рыбку за их спасенные жизни в трудные военные и послевоенные годы. На набережной Новороссийска установили ей памятник, который стоит на гранитном постаменте, поддерживающем стаю хамсы, которую преследуют крупные морские хищники.

На табличке под памятником выгравировано: “Черноморской хамсе от благодарных новороссийцев”. Автор скульпторы Александр Суворов.

Следует упомянуть также и осетровых рыб, памятники которым установлены во многих городах России.

На берегу Енисея возле Красноярска в 2004 году был воздвигнут очень красивый кованый памятник осетру “Царь-рыба” герою одноименного романа В.П.Астафьева.

Памятник “Царь рыба” В Красноярске.

Рыба изогнулась, словно стремится вырваться из опутавших ее сетей. Это главный символ краевой столицы.

И в Татарстане, в Тетюшах, также установили памятник “Царь-рыбе”, но на этот раз огромной белуге, пятиметровой длины, лежащей на трех больших деревянных бочках.

На Волге, в окрестностях города, такие рыбы-великаны в начале XX века облавливались часто, причем, как утверждают жители Тетюшей, икры у них было не менее чем по 300 кг.

Обилием осетровых рыб, с незапамятных времен, также всегда славилась Керчь. В столице Боспорского царства, производилась даже чеканка монет с изображением осетра. Почему бы не установить памятник осетру в Керчи, бывшей столице древнего государства, чтобы не забывали эту восхитительную и ранее многочисленную в Азовском море рыбу? Основой процветания экономики Боспора всегда была красная рыба и хлеб.

Многие жители Керчи не забыли еще те неизгладимые советские времена, когда на рынках они покупали, и весьма недорого, осетровые тушки, а в праздники - черную икру.

Можно было бы поставить скульптуру осетра или белугу, размерами не менее трех метров, на набережной Керчи, чтобы наше дети и внуки хотя бы по памятнику представляли, какая рыба ранее водилась в Азовском море.

Есть также предложение горожан увековечить керченскую сельдь. Наверное, нет ни одной рыбы, пользующейся такой популярностью в питании человека, в европейских странах, как сельдь. В Голландии даже существует праздник селедки. Он обычно происходит, когда приходит первое судно с уловом этой превкусной, по их мнению, рыбы. Голландская сельдь была известна на Руси еще с XV века. В Новгороде она была весьма популярна и ее закупали тысячами бочек. И уже в XVI веке она стала одним из основных блюд русского народного стола.

В Гааге жители города поставили большой многофигурный монумент селедке – кормилице.

Это, можно сказать, - скульптурный шедевр. В центре его девочка, с удовольствием поедающая селедку. Туристы со всего мира, приезжающие в Гаагу, никогда не обходят стороной этот памятник..

Девочка, поедающая селедку. Гаага

Керченскую сельдь, также как и хамсу, добывали в Керченском проливе с античных времен. Мне приходилось изучать пробы чешуй добытых с засольных ям древнего городища Тиритаки (близ Керчи), любезно предоставленных мне археологами. Так вот, более 50% рассмотренных чешуй, (в некоторых ямах более 80%,) были из семьи сельдевых (хамса и сельдь). Сельдь была не только любимой рыбой жителей древнего города Пантикапей, но и, как упоминают об этом римские летописи, одной из основных статей экспорта, также как и осетровые.

Как считают многие любители этой рыбы, среди всех сельдей, во всем Мировом океане, самая вкусная – керченская, которая выделяется особо хорошими вкусовыми качествами. Она славится тем, что имеет нежную консистенцию слегка розоватого жирного мяса, сладковатого на вкус. Это ее отличительная черта отличает ее от всех других сельдей мира. Кремлевские историки в новой книге “Ближняя дача вождя” рассказывали, что И. Сталин очень любил рыбные блюда, а среди них выделял керченскую и дунайскую сельдь.

Мастер пера М.Булгаков, среди изобилия деликатесных продуктов в Елисеевском магазине в Санкт-Петербурге в своем романе “Мастер и Маргарита”, выделил именно керченскую сельдь и никакую другую. В. Высоцкий воспел ее в своих песнях. Керченская сельдь - слава и гордость крымских жителей.

Разве не заслуживает эта рыбка, возвеличенная М.Булгаковым и столь любимая керчанами, увековечивания в бронзе? Памятник можно сделать просто, без изысков, в оригинальном стиле - бронзовую бочку, с надписью “Сельдь керченская отборная”, с котом Бегемотом, как в сцене его знаменитого романа, когда в Елисеевском магазине кот Бегемот извлекает из бочки сельдь за хвосты.

Уверяю вас, памятник с вышеуказанной скульптурной композицией, будет олицетворять, так же, как хамса или осетр, лицо рыбацкого города Керчь в нашей стране и, конечно, привлекать туристов. Поставили же благодарные жители Гааги монумент атлантической селедке!

Теперь я вкратце расскажу вам о необычайном “памятнике” одной из удивительных рыб, которую моряки часто встречают в океанских рейсах. Это – летучая рыбка.

О летучих рыбах с благодарностью упоминали практически все моряки потерпевших кораблекрушения, и просто мореплаватели. Оставшись одни в шлюпке, после кораблекрушения, в безбрежном океане, без воды и пищи, обессиленные люди последнюю надежду на спасение связывали с летучими рыбами. Смастерив из тряпок импровизированный самодельный парус, они по утрам собирали на дне шлюпки богатый урожай этих рыбок. Поскольку летучие рыбы не видят в темноте, они налетают на парус, падают и, таким образом попадают в шлюпку. Несчастные и голодающие моряки высасывали из них живительную влагу, ели, и таким образом поддерживали в себе жизнь, пока не приходило спасение. Капитан Джофуа Слокам в одиночном плавании на “Спрее” писал в своих дневниковых записях “После каждой ночи я собирал урожай свежей рыбы, в шпигатах у подветренного борта, куда натыкались на парус летучие рыбы. Они возмещали мне отсутствие свежего мяса”.

Спасаясь от хищников, эти рыбки, набирая под водой скорость, вылетали из воды, рассыпая каскады серебристых россыпей, и парили, а точнее летели над поверхностью воды, со скоростью 50-80 км/час.

Летучки, как мы их ласково называли в океанских рейсах, необыкновенно вкусны. Едва только, после длительного перехода из северных широт, наше судно входило в тропические воды, как мы ежедневно, ранним утром, собирали их на палубе, словно грибы в лесу. Сталкиваясь ночью с надпалубными строениями, летающие рыбки оказывались в замкнутой железной ловушке. После судового рациона из перемороженного мяса только что собранные свежие летучки, жаренные или запеченные, казались нам изысканным блюдом.

На Барбадосе (государство в Вест-Индии), в Карибском море, летучие рыбки являются символом островного государства, а аппетитные блюда из летучек стали для жителей острова фирменными. Местная легенда гласит, что всякий, кто хоть раз отведает нежнейшую рыбку на Барбадосе, обязательно вернется обратно!

Но самое удивительное, что ”памятник” этой рыбешке находится не на земле, а на небесах. Это не скульптурное стальное сооружение, а всего лишь созвездие в южном полушарии неба, названное астрономами – Летучая рыба.

Всевозможные рыбы присутствуют на гербах многих государств и городов, основу процветания, которых, составляет рыбная отрасль.

Памятники обитателям водных просторов устанавливаются в знак глубочайшей признательности за спасшие человеческие жизни в годы тяжелых невзгод и в неблагоприятных условиях для выживания. Они становятся достопримечательностью стран, городов и поселений, где они установлены и не оставляют людей равнодушными. Подобные памятники формируют у детей сострадательное и бережное отношение к животным, расширяют, углубляют их исторический кругозор, делая его познавательным. И такого рода монументы не только украшают города, но также содержат элемент занимательности, привлекающий туристов.





MyBook - читай и слушай по одной подписке