КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2007 № 10 (17) (fb2)


Настройки текста:



«НАУКА И ТЕХНИКА» Журнал для перспективной молодежи № 10 октябрь 2007

Здравствуйте, наши дорогие читатели!

Вот вспомнился анекдот 20-летней давности: «Перестройку ученые придумали или политики? Политики! А почему? А если бы ученые — они бы сначала на крысах попробовали». Да, в то время, когда все вдруг стало рушиться, для многих обывателей оказалось шоком то, что от разговоров о вселенском счастье это самое «счастье» не приближается. Хотя, вроде бы, они в советской школе (лучшей в мире!) должны были научиться тому, что только Практика — критерий Истины. Увы, но времена и люди не меняются — все также хочется получить «светлое завтра» прямо сейчас, да еще и бесплатно. Когда Вы возьмете в руки этот номер, уже будут известны и результаты «выборов», и то, в какую очередную лужу от «прорывов» вступила Украина в своем стремлении «щас и даром». Я же благодарен судьбе, что пока мы еще не находимся «в Еуропе», и за операцию по удалению аппендицита своему ребенку мне не приходится выкладывать пять тысяч у.е. («убитых енотов»?). Нет, не ученые стоят у «кормила» государственной власти, не ученые — это точно. Трезвый ум и способность анализировать свои и чужие ошибки сегодня так же редки, как и во все времена… Что же получится из нынешних школьников, которых на уроке истории учит молоденькая учительница, что «Крейсер Аврора — это имя и фамилия комиссарки-еврейки, которая брала штурмом Зимний Дворец!». Увы, не анекдот… И когда твоим детям «прививают любовь к Неньке» в XXI веке темами рефератов о сакральном смысле украинского свадебного пирога или о происхождении шумерской цивилизации от прото-укров (хорошо, что не украино-питеков!), ты понимаешь — КАКОЕ будущее им готовит нынешняя элита, повыползавшая в наш век прямо из тьмы сермяжного Средневековья. Немного об этом средневековье, вернее о том, как его извращают, — в статье об украинском казачестве. Автор этой статьи, присланной нам по Интернету, нам неизвестен, так что гонорар ждет… А напечатали мы ее потому, что уже сил нет смотреть на эту оргию самовлюбленной тупости, которая почему-то называется «национальной свидомостью»!

Заигрались многие нынешние политики, еще вчера учившие «народ» классике марксизма-ленинизма, заигрались в свои игры так, что «подсевшие» на компьютерные игрушки подростки, о которых вы прочитаете в статье «Игры разума» — просто ангелы во плоти. Хотя я их во многом понимаю — там, в компьютерной игрушке, все подчиняется железной компьютерной логике и твой мир там НАМНОГО совершеннее… А настоящий мир больше напоминает ужасный сон горячечного больного. О них, о снах, вы узнаете в статье «Необычайные приключения в мире сна». Это полезнее для Разума, чем толкование этих снов по «сонникам» или дикарское благоговение перед гороскопом. Для тех же, кого зодиакальные созвездия интересуют более чем «знаки Зодиака» — прекрасная статья о взаимодействующих галактиках. Вашему Разуму точно не придется скучать над ней…

Также в научном разделе этого номера — начало статьи о египетской царице Клеопатре (вы сами сможете спроецировать эту царицу на современную политическую обстановку) и о еще одной опасности (кроме глобального потепления), которая может «осложнить», мягко говоря, жизнь людям на этой планете.

В технической части номера — прекрасная статья о метательном оружии «нестандартного назначения». Всем нашим читателям, пропустившим предыдущие статьи о холодном оружии, вышедших в «НиТ», я настоятельно советую их прочитать — удовольствие непередаваемое! Предыдущие номера редакция высылает в ваш адрес после оплаты по ценам подписки (!) в течение двух-трех дней. Кстати, редакция узнала, что где-то наш журнал покупают по 25 грн (!!!). И это при том, что цена журнала по подписке в этом году — 7,50 грн. Без комментариев… В этом номере вас ждет завершение рассказа о легендарном танке Т-54 и рассказ о не менее легендарном истребителе МиГ-21. Кстати, в этом журнале вас ждет сюрприз — идя навстречу нашим читателям, — вы получите вкладку из 4-х листов подробных и уникальных по исполнению чертежей этого самолета! Впоследствии такая вкладка будет поставляться (примерно один раз в три месяца) только подписчикам! Выводы делайте сами… И, как всегда — наши постоянные рубрики. В «Морском каталоге» у нас окончание многовекового военно-морского противостояния между Англией и Францией, а в «Авиационном каталоге» — рассказ о дальних бомбардировщиках малых стран Европы. Маленьким всегда невезло…

Встречайте! Ваш «НиТ».

НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА

Звезда смерти

Спонсор рубрики — ОАО “Трест Жилстрой-1” — современные технологии в строительстве


“Отвезите меня к Звезде смерти”, — возможно, через несколько лет туристы, прибывающие в Рас-аль-Каймах (Ras Аl Khaimah), будут обращаться к таксистам с такой странной просьбой. И хотя официальное название у этого объекта совсем иное, от навязчивого сравнения трудно избавиться. Оба сооружения — реальный архитектурный проект и его фантастический собрат — призваны внушать трепет одним только своим видом.

Необычный проект называется “Деловой и выставочный центр эмирата Рас-аль-Каймах” (RAK Convention and Exhibition Centre).

“Звездой смерти” это сооружение назвали журналисты из-за очевидного сходства с одноименной космической станцией из “Звездных войн”. Но на сайте авторов проекта данное примечательное имя, конечно, не фигурирует. И вообще, большой вопрос — льстит ли архитекторам сравнение их выставочного центра с орудием уничтожения планет.

Кстати, об авторах — это Рем Кулхаас (Rem Koolhaas) и ведомая им международная архитектурная компания Office for Metropolitan Architecture (ОМА), базирующаяся в Роттердаме.

Кулхаас известен по запоминающемуся эскизу штаб-квартиры центрального телевидения Китая, но, вообще-то, его перу принадлежит множество удивительных проектов — как реализованных, так и только предложенных, в самых разных частях света.

Итак, в RAK Convention and Exhibition Centre должны разместиться конференц-центр, гостиничные номера и квартиры, рестораны, офисы и магазины.

Округлые вырезы и отверстия (а здесь их несколько), как раз придающие центру сходство со “Звездой смерти”, служат не только элементом дизайна. Внутри огромной сферы ее авторы “организовали” пустое пространство, на которое выходят многочисленные балконы. Так что отверстия в сфере служат для освещения внутренностей “звезды”. К тому же здесь разместится сад. И ему натуральный солнечный свет явно не помешает.

Невысокое, но весьма широкое, прямоугольное здание, смежное со сферой, по замыслу Кулхааса, как бы парит выше земли, предоставляя пространство для магазинов и дополнительных гостиничных номеров.

Оба эти объекта будут связаны дорогами с новым городом, который предполагается возвести в Рас-аль-Каймахе. Его проект — RAK Gateway — также предложен Кулхаасом с коллегами.

О деталях устройства гигантской сферы известно немного. Хотя авторы разработали и поэтажные планы и, очевидно, продумали несущую систему здания. Зато больше известно о “идеологической” подоплеке выбранной формы.

Если вы ожидаете опять услышать о сравнении с гигантской космической станцией — будете разочарованы.

Кулхаас с сотоварищами говорят совсем о другом.

Например, авторы здания пишут:

“XXI столетие отчаянно пытается дифференцировать одно здание от другого. Это привело к безумному производству самых экстравагантных форм.

Как это ни парадоксально, результат— удивительно монотонная городская среда, где любая попытка выделиться немедленно нейтрализуется в море бессмысленных архитектурных жестов”.

Таким образом, создатели “Звезды смерти” решили выделить свое сооружение, во-первых, простым выносом его за пределы близлежащего города, а во-вторых — возвращением к чистым формам: параллелепипеду и сфере.

И хотя это не первое здание в мире, имеющее форму сферы, возвышающийся над пустыней шар запомнится туристам надолго. Если будет построен.

А судьба проекта еще не до конца определена.

Зато можно уже сейчас сказать, что “Звезда смерти” будет не единственным магнитом для туристов, прибывающих в Рас-аль-Каймах (а он и сейчас привлекателен для отдыхающих).

Так, широко известные компании Space Adventures и Prodea намерены построить Рас-аль-Каймахе космопорт, откуда предполагается выполнять суборбитальные рейсы в космос на челноках Explorer, разрабатываемых в ЭМЗ имени В. М. Мясищева.

Возможно, голландские архитекторы все же не совсем случайно пришли к космическому облику делового и выставочного центра.




С этого ракурса хорошо видно, что сфера продувается насквозь и должна получиться вполне солнечной




Внутренности “Звезды смерти” выглядят вполне мирно, хотя по сложности устройства центр, пожалуй, не уступит космической станции



Новый деловой и туристический центр Рас-аль-Каймаха, предложенный голландцами — RAK Gateway


• АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА

Взаимодействующие галактики

В.П. Решетников, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Астрономического института Санкт-Петербургского Государственного Университета


…Эти пятнышки, имеющие часто вид завитушек и называемые потому спиральными туманностями, не что иное, как отдаленные млечные пути, подобные нашему.

К.Э.Циолковский


Галактики — это основные структурные “кирпичики” Вселенной, которые содержат почти все ее вещество, излучающее в видимой области спектра. Именно в галактиках рождаются, живут и умирают звезды; вокруг них в свою очередь формируются планетные системы. В одной из таких планетных систем, расположенной около типичной звезды на периферии обычной галактики, находится и наша Земля.

Внешний вид и свойства галактик очень разнообразны. Их массы варьируются от ~107 Мо до ~1013 Мо (масса Солнца Мо = 2х1033 г), размеры — от нескольких сотен парсек до сотен килопарсек (1 пк = 3х1016 м). Галактики по внешнему виду принято делить на три группы: эллиптические Е (сглаженные бесструктурные системы эллипсоидальной формы), спиральные S (с развитыми спиральными ветвями) и иррегулярные Irr (хаотической, неправильной формы). Характерные примеры галактик трех типов приведены на рис. 1.



Рис. 1. Примеры галактик разных морфологических типов: эллиптическая, спиральная и неправильная (слева направо)


Галактики — очень сложные системы. Помимо звезд, они содержат значительное количество газа (как атомарного, так и молекулярного) и пыли; их пространство пронизано космическими лучами и магнитными полями. Исследования последних десятилетий показали, что галактики гораздо массивнее, чем предполагалось ранее. Детальное изучение вращения и устойчивости их различных подсистем привело к выводу, что там содержится вещество в еще ненаблюдаемой форме. Так возникло представление о массивных невидимых (темных) гало, окружающих галактики. Темные гало по своим размерам гораздо более протяженны, чем погруженные в них галактики, и могут содержать основную часть их массы. Природа этой скрытой массы еще не установлена.

Галактики как отдельные, изолированные от других, звездные системы были открыты в двадцатых годах нашего века Э.Хабблом. С тех пор считалось, что это своего рода “островные вселенные”, формирующиеся и эволюционирующие практически в полной изоляции, без всякого контакта друг с другом. Наблюдаемое же многообразие форм и свойств галактик относили за счет разных начальных условий на стадии их формирования.

Часто используемое в популярной литературе сравнение с островами довольно удачно. Океанские острова — гигантские подводные горы, у которых над поверхностью воды возвышается лишь верхняя относительно небольшая часть. Так и у галактик непосредственным наблюдениям доступна лишь часть вещества, возможно, меньшая.


Галактики взаимодействуют!

Видимое распределение галактик очень неоднородно. Они, как и люди, не любят одиночества и предпочитают объединяться в пары, группы и скопления с себе подобными. Еще в конце XVIII в. В. Гершель обнаружил, что многие туманности, которые он совершенно правильно считал подобными Млечному Пути звездными островами, входят в состав двойных и кратных систем. Некоторые туманности оказались даже связанными слабосветящимися перемычками. В первой половине нашего века Э. Хаббл и В. Бааде держали пари на 20 долларов, кто первый докажет, что найденная им галактика — одиночная. Пари никто не выиграл, так как всегда по соседству оказывалась другая, которая могла быть физически связанным спутником.

Взаимодействующие галактики начали систематически наблюдать в 50-е годы Э. Хольмберг, Б.А. Воронцов-Вельяминов, Ф. Цвикки и X. Арп. Однако вплоть до 70-х годов, когда развитие теории и компьютерной техники позволило создать реалистические модели гравитационного взаимодействия галактик, эти объекты не привлекали широкого внимания.

Интересно отметить, что первая успешная попытка моделирования тесного сближения галактик была осуществлена еще в 1941 г. Шведский астроном Э. Хольмберг, воспользовавшись тем, что освещенность от источника уменьшается, как и гравитационная сила, обратно пропорционально квадрату расстояния до наблюдателя, рассмотрел относительное движение двух галактик, каждая из которых была представлена набором подвижных лампочек. Измеряя в разных точках модельной галактики освещенность с помощью фотоэлемента, Хольмберг перемещал лампочки в соответствии с неоднородностями такого “гравитационного” поля. С помощью столь нестандартного подхода он предвосхитил некоторые результаты, полученные гораздо позднее с помощью компьютерного моделирования.

В 1972 г. появилась работа братьев Тумре, в которой было наглядно показано, что морфологические особенности галактик естественным образом могут быть объяснены гравитационным взаимодействием между ними. Эта работа послужила основой для нового подхода к проблеме формирования структуры современных галактик. Согласно этому подходу, не начальные условия, а последующая эволюция галактики, в ходе которой она активно взаимодействует со своим окружением (другими галактиками, карликовыми спутниками, межгалактической средой), определяет ее характеристики. Один из братьев — А. Тумре — даже высказал предположение, что все эллиптические галактики возникли при слиянии спиральных (это предположение получило название “гипотеза слияний”). Сейчас считается, что и начальные условия, и последующая эволюция влияют на свойства галактик, однако соотношение между этими факторами остается пока неизвестным.

В близкой к нам области Вселенной взаимодействующие галактики довольно редки. Если основываться на видимых признаках взаимодействия, говорящих о сильном внешнем гравитационном возмущении (заметной асимметрии структуры, наличии протяженных линейных образований — “хвостов” и перемычек, оболочек и т. п.), то к таким объектам можно отнести лишь каждую десятую или двадцатую галактику (рис. 2–5). В более ранние эпохи, однако, процессы взаимодействия между ними могли быть гораздо более интенсивными.



Рис. 2. Примеры взаимодействующих галактик: NGC 3921, NGC 4038 “Антенны”



Рис. 3. Две огромные галактики стараются "растащить” друг друга. Эти спиральные галактики “Мыши”, названные так из-за своих длинных хвостов, уже прошли друг через друга. Скорее всего, они будут сталкиваться снова и снова, пока не сольются. Длинные хвосты образовались из-за того, что они по-разному притягивают ближнюю и дальнюю части друг друга. Взаимодействие в космосе на таких огромных расстояниях происходит медленно, с характерным временем порядка сотен миллионов лет. Галактики NGC 4676 находятся на расстоянии 300 миллионов световых лет от Солнца, в направлении на созвездие Волосы Вероники



Рис. 4. Согласно современным представлениям, NGC7252 является продуктом неполного слияния двух дисковых галактик. Неслившиеся остатки этих двух гигантских объектов образуют два “хвоста” (размером около 100 кпк), богатых нейтральным водородом. Центральное пекулярное тело галактики содержит быстровращающийся диск иони-???


Почему это интересно

Астрономия — наука, основанная на наблюдениях. Астрономы лишены возможности ставить эксперименты, как, к примеру, физики, сталкивающие в ускорителях потоки заряженных частиц, или биологи, вмешивающиеся в структуру генов. Однако исследование взаимодействующих галактик дает удивительную возможность детально изучить результаты экспериментов по столкновению гигантских звездных систем, которые ставит сама природа.

Здесь мы имеем дело с одними из самых грандиозных процессов во Вселенной, и именно они, как считается, могут приводить к рождению объектов и явлений совершенно нового типа (квазаров, радиогалактик, сверхмощных источников инфракрасного излучения, гамма-всплесков и т. д.). Кроме того, при гравитационном возмущении различные подсистемы галактик (темное гало, газовый и звездный диски и т. д.) начинают играть активную роль (например, поглощать энергию) и, следовательно, дают о себе новую информацию.

Изменение представлений об эволюции галактик, произошедшее в последние годы, делает задачу исследования взаимодействующих галактик одной из наиболее интересных в современной астрономии. Например, в составленном несколько лет назад А. Сендиджем списке 23 наиболее актуальных на последующие 30 лет проблем астрономии под первым номером стоит вопрос о том, определяется ли структура нормальных (т. е. имеющих вполне симметричный, неискаженный вид) галактик их эволюцией или же — начальными условиями при их формировании. Вопрос о роли слияний между галактиками А. Сендидж выделил в отдельную (седьмую) проблему в своем списке.

Наши работы ставят целью выяснить, как внешнее гравитационное возмущение и перенос массы влияют на глобальную структуру галактик. Этот вопрос изучен относительно слабо, что, возможно, связано с большим разнообразием форм взаимодействующих галактик и, следовательно, с трудностями в поиске закономерностей. Другой важный вопрос: действительно ли взаимодействия были гораздо более частыми в прошлом, как это предсказывается современными теориями формирования галактик?


Что можно увидеть вооруженным глазом

При первом взгляде на снимки взаимодействующих галактик (рис. 2–5) поражает многообразие и причудливость форм. Эти объекты мало напоминают нормальные, относительно изолированные галактики, показанные на рис. 1. Чтобы сравнить их структуру со строением нормальных, симметричных галактик, нужно усреднить наблюдаемое распределение их поверхностной яркости. Выполнив такое усреднение (для этого существуют разные способы), можно построить сглаженное распределение яркости даже для объектов с выраженными особенностями.

Спиральные галактики, как правило, двухкомпонентные системы: в их структуре выделяют центральную конденсацию (балдж) и экспоненциальный диск. Балджи и диски галактик имеют много существенных различий и, как считается, могут иметь разное происхождение.

Для анализа структуры взаимодействующих галактик мы получили изображения 24 тесных взаимодействующих систем, состоящих из нескольких явно разделенных, т. е. еще не слившихся, галактик (примеры таких систем показаны на рис. 5). Наблюдения были проведены на 1.2-метровом телескопе Обсерватории Верхнего Прованса (Франция). Общие фотометрические характеристики балджей взаимодействующих спиралей оказались близки к таковым у балджей нормальных галактик.



Рис. 5. Контурные карты двух двойных взаимодействующих систем, которые построены по их изображениям, полученным на 1.2-метровом телескопе Обсерватории Верхнего Прованса. Диски видимых почти с ребра спиральных галактик демонстрируют крупномасштабные изгибы сво-???


Диски взаимодействующих спиральных галактик отличаются повышенной (примерно в 2–3 раза) поверхностной яркостью по сравнению с изолированными. Эту особенность можно объяснить усиленным темпом звездообразования в дисках взаимодействующих галактик. Наблюдения другого рода (например, анализ инфракрасного излучения) уже приводили ранее к подобным заключениям. Причины ускорения звездообразования при гравитационном возмущении галактик до конца неясны (усиление этого процесса в дисках часто объясняется, например, ростом частоты столкновений облаков молекулярного газа).

При взаимодействии галактик часть энергии орбитального движения переходит в их внутреннюю энергию. Как ясно из общих соображений, это должно приводить, в частности, к увеличению дисперсии скоростей звезд и к “разбуханию” звездных дисков. Мы рассмотрели оптическую структуру видимых “с ребра” взаимодействующих галактик и нашли, что их диски, действительно, имеют примерно в два раза большие относительные толщины (т. е. отношения вертикальных и радиальных масштабов распределения поверхностной яркости), чем диски обычных спиральных галактик. Эффективность приливного разогрева звездных дисков зависит от многих факторов, и в частности от соотношения видимой и скрытой масс в галактиках. Поэтому сравнение наблюдаемого эффекта с результатами численных расчетов (они пока, к сожалению, отсутствуют) могло бы дать новый подход к изучению скрытой массы.


Звездные диски изгибаются

Газовые диски большинства спиральных галактик (включая Млечный Путь) изогнуты так, что, если смотреть на них “с ребра”, они напоминают знак интеграла. Изгиб обычно начинается во внешних областях галактик (там, где звездная плотность очень мала), и поэтому до недавнего времени данных о таких изгибах было весьма мало. В тех же случаях, когда есть информация об искривлениях газового и оптического дисков, изгибы, прослеженные по двум подсистемам, почти совпадают, что позволяет думать об их общем происхождении.

С теоретической точки зрения искривление дисков у галактик все еще остается, по выражению Дж. Бинни, “захватывающей головоломкой”. Объяснить их возникновение и сохранение пытались приливным взаимодействием галактик, аккрецией вещества из межгалактического пространства на периферийные области дисков, действием межгалактического магнитного поля и др. Однако до сих пор ни один из предложенных механизмов так и не стал общепринятым. Основная причина такого положения — очевидный недостаток данных наблюдений, поскольку в радио- и оптическом диапазонах было изучено лишь несколько десятков видимых “с ребра” галактик.

Предположив, что пространственное окружение должно влиять на формирование изгибов галактик, мы решили исследовать вопрос: как часто встречаются изогнутые диски в областях с разной пространственной плотностью галактик? Ведь в большинстве случаев, когда спиральная галактика входит в состав взаимодействующей системы, ее оптический диск изогнут (рис. 5). Используя “Цифровой обзор неба” — созданное в Институте космического телескопа (Space Telescope Science Institute, Балтимор, США) электронное изображение почти всей небесной сферы, — мы исследовали 540 видимых “с ребра” спиральных галактик и их ближайшее окружение. Оказалось, что около 40 % из них имеют интегралоподобное искривление своих плоскостей с максимальным наблюдаемым отклонением края диска от плоскости более 2 градусов. Учитывая, что изгиб плоскости заметен при условии, что линия, вдоль которой диск изогнут, близка к лучу зрения, эту оценку можно примерно удвоить.

Итак, диски большинства спиральных галактик изогнуты, и эта их особенность столь же фундаментальна, как, например, наличие спиральной структуры. Выяснилось также, что встречаемость галактик с искривленными дисками зависит от пространственного окружения: они доминируют среди взаимодействующих галактик (50–60 %), очень часты среди галактик с близкими спутниками (30–40 %) и относительно редки среди изолированных (20 %). С другой стороны, пространственная плотность галактик вокруг спиралей с изогнутыми дисками существенно (примерно в пять раз) превышает соответствующее значение для тех, у которых нет признаков изгиба.

Эти результаты заметно ограничивают набор моделей, пытающихся объяснить искривление дисков. Приливное взаимодействие и внешняя аккреция, вероятно, основные механизмы рассматриваемого явления.


Галактики окружены кольцами

Герой рассказа Андрея Платонова “Лунная бомба” воскликнул: “Видите или нет вы катастрофу на Млечном Пути: там шумит поперечный синий поток. Это не туманность и не звездное скопление…” Спустя 70 лет эту катастрофу увидели. Это действительно была не туманность и не скопление, а целая галактика (хотя и карликовая), разрушаемая приливными силами Млечного Пути.

Карликовая галактика в Стрельце (ее стандартное обозначение Sgr I) наряду с другими подобными объектами входит в свиту нашей Галактики. Уникальность состоит в том, что Sgr I находится практически внутри нее, на расстоянии 16 кпк от ее центра. Приливное воздействие Галактики вытянуло Sgr I в колоссальную дугу длиной около 30 кпк, сравнимой с диаметром Галактики. Эта дуга почти перпендикулярна плоскости Млечного Пути.

По-видимому, все массивные галактики окружены системами небольших спутников. Значит, у других галактик тоже могут наблюдаться структуры, подобные Sgr I. Рост технических возможностей и регистрация более низких уровней поверхностной яркости, вероятно, позволят обнаруживать остатки этих разрушающихся спутников. Первым примером такого рода стала галактика NGC 5907. В 1998 г. группа китайских и американских астрономов обнаружила слабую петлеобразную структуру, состоящую из звезд и охватывающую галактику вдоль малой оси (рис. 6). Авторы предположили, что петля образована остатками карликового спутника, разрушающегося в гравитационном поле спиральной галактики.

Чтобы это проверить, мы выполнили численное моделирование разрушения спутника, движущегося в полярной плоскости массивной галактики. В качестве модели для описания спутника брали 50-100 тыс. самогравитирующих частиц (взаимодействующих друг с другом). Выбор массы спутника (2-5х108 Мо) был ограничен данными об оптической светимости кольцеобразной структуры, которая не превышает 1 % полной светимости NGC 5907. Примеры результатов приведены на рис. 6.



Рис. 6. Структура галактики NGC 5907. Вверху слева — оптическое изображение NGC 5907, справа — изображение слабых внешних областей галактики. Для повышения контраста все фоновые звезды, а также яркая центральная область NGC 5907 с изображения удалены. Внизу — результаты моделирования кольцеобразной структуры, образовавшейся при разрушении спутника возле NGC 5907. Предполагается, что главная галактика видна “с ребра”, ее центр совпадает с началом координат. Первый кадр слева соответствует модели сферического спутника через 1.4 млрд. лет после первого прохождения перицентра (точки орбиты, ближайшей к притягивающему центру); два последующих — это ранняя (1.4 млрд. лет) и поздняя (3.5 млрд. лет) стадии эволюции кольца для модели дискового спутника


Как видно на рисунке, наблюдаемая у NGC 5907 кольцеобразная структура вполне может появиться на относительно ранней стадии разрушения карликовой галактики. Детальное сравнение с разными моделями спутника показало, что структура звездной петли лучше объясняется, если предположить, что спутник был дисковым, а не сферическим (конденсация в петле — это остаток плотного ядра спутника). Кроме того, оказалось, что форма получающейся при разрушении спутника петли зависит от характеристик темного гало NGC 5907. Следовательно, уже сама морфология кольцеобразной детали (например, ее видимая сплюснутость) может дать ограничение на массу невидимого гало галактики. В случае NGC 5907 мы получили: в пределах оптической петли вклад скрытой массы в 3–4 раза превышает вклад “светящейся”.



Рис. 7. Спиральная галактика NGC5907 удалена от Земли на расстояние 39 миллионов световых лет. В 1994 г. были произведены наблюдения ее слабосветящегося звездного гало. Как оказалось, профиль яркости звездного гало почти совпадает с профилем плотности гало темной материи, изученным по кривой вращения галактики. Такое поведение профиля яркости нехарактерно для большинства галактик, обычно при удалении от центра яркость спадает значительно быстрее. Кроме того, спектральный анализ показал избыток металличности звезд гало по сравнению со звездами гало других спиральных галактик. Новые наблюдения с помощью космического телескопа “Хаббл” дали еще один неожиданный результат: гало галактики содержит в сотни раз меньше массивных ярких звезд, чем ожидалось бы для гало такой же светимости у обычных галактик. Таким образом, преобладающая часть свечения гало должна быть обязана неразличимым в телескоп карликовым звездам. Причины столь сильного нарушения обычного соотношения числа ярких и слабых звезд пока неизвестны


NGC 5907 демонстрирует судьбу упавшего на массивную галактику небольшого спутника. А что будет, если на галактику упадет более массивный спутник или она захватит значительную часть вещества приблизившейся галактики? В этих случаях могут возникнуть удивительные объекты, называемые галактиками с полярными кольцами (рис. 5). По выражению П. Шехтера, они напоминают “остатки автомобильной аварии, не убранные с шоссе”. И в самом деле, слияние галактик — это относительно быстрый процесс, приводящий за время, не превышающее 1 млрд. лет, к формированию единого объекта (как правило, эллиптической галактики). В случае галактик с полярными кольцами благодаря уникальной геометрии взаимодействия и особым характеристикам взаимодействующих галактик образуется объект, в котором длительно сосуществуют остатки обеих участниц. Центральная часть таких объектов обычно лишена газа, который целиком (его масса превышает 109 Мо) связан с полярной кольцевой структурой.


Кольца указывают на темные гало!

Руководствуясь этими результатами наблюдений, мы смоделировали процесс пролета богатой газом спирали в полярной плоскости свободной от газа основной галактики. Оказалось, что в процессе тесного контакта основная галактика может захватить около 10 % газа галактики-донора, и этот газ за время ~109 лет образует в ее полярной плоскости кольцевую структуру. Обилие газа в кольце порождает звездообразование, и кольцо становится видимым в оптическом диапазоне.

В ходе расчетов удалось также впервые выявить зависимость между размером аккреционного кольца и структурными параметрами центральной галактики, в частности массой темного вещества. Мы нашли, что существование очень протяженных полярных колец, подобных показанным на рис. 8, можно объяснить только в том случае, если центральные галактики обладают массивными темными гало. Этот вывод подтверждается и кинематическими исследованиями конкретных галактик с полярными кольцами (изучением движения газа и звезд на основе спектральных наблюдений).



Рис. 8. Галактика с полярными кольцами. Центральная галактика в этом объекте, имеющим эллипсоидальную форму, вращаются вокруг своей малой оси, протяженная дискообразная структура — вокруг большой оси центральной галактики. Таким образом, в этом объекте сосуществуют две почти ортогональные крупномасштабные кинемати-???


Темные гало галактик играют важную роль при формировании не только аккреционных кольцевых структур, но и протяженных приливных образований. Группа американских астрономов недавно показала, что морфологические характеристики приливных “хвостов” взаимодействующих галактик, в частности их протяженность, определяются помимо параметров пролета еще и массой и распределением скрытого вещества.

Этот вывод был подкреплен и нашим исследованием: на примере знаменитой двойной взаимодействующей системы “Мышки” (NGC 4676 на рис. 3) мы продемонстрировали, что морфологию и кинематику протяженного, почти прямолинейного “хвоста” нельзя объяснить без привлечения массивных гало, окружающих обе участвующие во взаимодействии галактики.

На 6-метровом телескопе Специальной астрофизической обсерватории РАН (пос. Нижний Архыз, Карачаево-Черкесия) были получены уникальные спектральные данные, согласно которым на протяжении более 40 кпк от ядра галактики лучевые скорости излучающего газа в “хвосте” остаются очень большими (примерно 300 км/с по отношению к ядру). С помощью численного моделирования мы нашли, что согласия с данными наблюдений можно достичь только в том случае, если допустить наличие у галактик системы массивных темных гало (с отношением массы гало к массе галактики в пределах оптического размера “хвоста”, равным примерно четырем).


Далекие галактики взаимодействуют чаще

Как уже упоминалось, в близкой к нам области Вселенной в состав взаимодействующих систем входит лишь 5-10 % галактик. Предполагается однако, что в прошлом их концентрация могла быть значительно больше (хотя бы из-за того, что средняя плотность Вселенной была выше, и, следовательно, средние расстояния между галактиками были меньше). Рост темпа взаимодействий галактик — количество их тесных сближений за единицу времени в единице объема — с увеличением красного смещения z предсказывается и современными теориями образования галактик.

В рамках теории расширяющейся Вселенной величина красного смещения z (относительное увеличение длин волн линий в спектре движущегося источника по сравнению с эталонным спектром из-за эффекта Доплера) характеризует расстояние до объекта. В настоящее время обнаружены галактики с z = 5–6. Их “видимый” возраст составляет лишь несколько процентов от современного возраста Вселенной.

Так, например, в рамках теории иерархического скучивания галактики образуются за счет множественных слияний объектов меньших масс. Следовательно, непосредственное измерение темпа взаимодействий и слияний галактик при разных z — это очень важный тест для проверки справедливости современных представлений.

Мы решили сравнить в локальной Вселенной (z < 0.05) и при z ~ 1 (при этом красном смещении объекты видны такими, какими были 7 млрд. лет назад, т. е. когда Вселенная была примерно вдвое моложе) долю галактик, которые были бы легко узнаваемы и структура которых очевидным образом объяснялась бы процессами взаимодействия или слияния. В качестве таких объектов мы решили рассмотреть галактики с протяженными приливными “хвостами” (см. для примера NGC 4038/9, NGC 4676, NGC 7252 на рис. 2–4). Известно, что “хвосты” образуются при тесных сближениях галактик сравнимых масс, и поэтому их наличие — надежный индикатор недавнего гравитационного возмущения. Приливные структуры имеют очень низкие поверхностные яркости, но, как показали простые оценки, они могут наблюдаться современными методами по крайней мере до z ~ 1.

Чтобы проанализировать, как часто попадаются галактики с приливными структурами, мы рассмотрели Глубокие Поля (ГП) — северное и южное, — которые недавно наблюдались Космическим телескопом им. Хаббла. ГП — это хранящиеся в Институте космического телескопа и открытые для свободного использования (рис. 9) изображения сверхдалеких объектов на двух небольших площадках, находящихся в Северном и Южном полушариях. В настоящее время ГП — самые глубокие наши “проколы” во Вселенную. Кроме того, внеатмосферные наблюдения позволили увидеть внегалактические объекты в ГП с угловым разрешением -0.1”, что также в несколько раз превышает лучшие наземные возможности.



Рис. 9. Так французский астроном Ж.Патюрель изобразил специфику современной астрономии. Наблюдения, проводимые на крупнейших наземных и космических инструментах, хранятся в специальных электронных архивах, где они доступны по компьютерным сетям всем астрономам. Поэтому “наблюдать” на лучших телескопах можно, сидя за компьютером


На кадрах с ГП мы систематически искали объекты с приливными структурами. Всего мы выделили более 70 галактик с “хвостами” в двух Полях (одна из найденных сверхдалеких двойных систем показана на рис. 10). В интересующем нас диапазоне красных смещений (z = 0,5–1,5) оказалось 25 таких объектов. Интегральные фотометрические характеристики предполагаемых приливных образований у этих 25 галактик были близки к характеристикам “хвостов” у близких взаимодействующих галактик. Критическая плотность — важнейший космологический параметр: если средняя плотность вещества во Вселенной меньше этой величины, то расширение Вселенной будет продолжаться бесконечно, а если больше — расширение через некоторое время сменится сжатием.



Рис. 10. Взаимодействующая двойная система, наблюдавшаяся в северном ГП Космическим телескопом им. Хаббла, с z ~ 4. Угловое расстояние между галактиками 1.2” (или примерно 10 кпк).


В настоящее время уже ясно, что гравитационные взаимодействия и обмен массой между галактиками были очень важными факторами в их эволюции. Поэтому детальное изучение взаимодействующих галактик предоставляет замечательную возможность увидеть те процессы, которые, возможно, происходили на ранних стадиях формирования галактик и привели к наблюдаемому многообразию их свойств.

• ОБЩЕСТВО

Игры разума

Мартынова О. С.



Дискуссия о вреде или пользе компьютерных игр зачастую превращается в обмен неаргументированными мнениями. Дело в том, что с психологией как наукой оппоненты чаще всего незнакомы и в лучшем случае оперируют данными, почерпнутыми из научно-популярной литературы, которая обычно посвящена не возникновению зависимостей как таковых, а описанию особенностей межличностных коммуникаций. В худшем случае — приводятся факты из своего не слишком обширного жизненного опыта, который, конечно, не может сравниться с опытом практикующего психолога. Самое странное, что обе стороны, придерживающиеся крайних точек зрения, правы и не правы одновременно, — просто о вреде или пользе компьютерных игр невозможно говорить в отрыве от контекста. Подобно оружию, наркотикам и множеству других сущностей, компьютерные игры сами по себе ни плохи, ни хороши — все зависит от того, какое место они занимают в жизни конкретного человека и чем обусловлено увлечение ими.


Популяционный синдром

Вполне возможно, что ребенок, чудом перенесшийся из века девятнадцатого в наше время, не заинтересовался бы компьютерными играми, даже если бы освоил компьютер в совершенстве. Психологов уже давно интересует, в чем причина привлекательности телевидения и видеоигр для подростков — ведь книги, театр, музыка и прочие виды искусства никуда не пропали и, более того, продолжают развиваться. В то же время нынешние подростки явно предпочитают им более примитивные— с точки зрения нагрузки на мозг— способы времяпрепровождения. Как ни странно, повинны в этом вовсе не коварные телепродюсеры или создатели компьютерных игр. Они лишь используют естественные интересы подрастающего поколения, спрос рождает предложение. Виной тому— биологические изменения, которые происходят в организмах наших детей. В последние годы нейропсихологи активно обсуждают так называемый популяционный синдром. Другими словами, синдром, ставший настолько распространенным, что вполне может считаться нормой. Собственно, популяционных синдромов несколько, но обсуждение, как правило, касается только одного, самого яркого — синдрома функциональной несформированности лобных отделов, в основном левого полушария. Именно эти особенности строения мозга наблюдаются у людей, имеющих склонность к азартным играм, наркотикам, алкоголю и… компьютерным играм.

Разумеется, обнаружить лобную несформированность в домашних условиях невозможно, для этого нужна консультация профессионального нейропсихолога. Однако существуют признаки, наличие которых должно заставить родителей по меньшей мере забеспокоиться. Обычно родители жалуются, что ребенок не может учиться, так как постоянно отвлекается, он ничего не хочет, его невозможно ничем заинтересовать. Тратит на домашние задания по шесть часов, а если родитель его контролирует — хватает и часа. Решает арифметическую задачу, не делая при этом проверку. Половина слов в тетради не дописаны, пропускает буквы. Глаза абсолютно отсутствующие.

Склонен к упрощению поставленной задачи. Импульсивен, совершенно не утомляется. С трудом описывает свои эмоции.

Все это признаки возможных врожденных особенностей строения мозга. Конечно же, многие из этих признаков могут быть вызваны и иными причинами — например, ребенок от природы сообразителен, обгоняет сверстников в развитии и ему просто скучно в школе. Однако вполне возможно, что такой ребенок принадлежит к новой генерации людей с более примитивным, чем у обычного homo sapiens, строением мозга. Еще раз замечу: это не болезнь, это отклонение, которое сегодня так распространено, что вполне может считаться нормой.

Причин подобных изменений множество — здесь и экология, и различные вредности во время беременности, и некоторый гендерный перекос, наблюдаемый в цивилизованных социумах (о последнем чуть ниже). Разумеется, общество в какой-то степени диктует вкусы и предпочтения конкретному индивиду, однако выбор делает человеческая психика, чье устройство находится в прямой зависимости от строения человеческого мозга.

Деградирует ли человечество таким образом или, наоборот, совершенствуется — пока не ясно. Ясно только, что вошедшие в моду неформальные тусовки, гомосексуализм, компьютерные игры, общение в Интернете и прочее не случайны. То, как устроен мозг индивида, определяет его увлечения, наклонности, и в то же время эти увлечения и наклонности диктует нам общество, а значит, общество участвует в эволюционных процессах, определяя особенности строения нервной системы.



Люди, которые играют в игры

Апрель 1999 года

Самая громкая трагедия, связанная с компьютерными играми. Два подростка расстреляли двенадцать одноклассников, учителя и ранили еще несколько человек, разбрасывая самодельные гранаты. После чего покончили жизнь самоубийством. Очевидно, что дети сошли с ума без посторонней помощи, однако в снятом перед последним походом в школу фильме один из них говорит, что происходящее будет “чем-то вроде гребаного дума”. Именно эта фраза и сходство инцидента с сюжетом компьютерной игры послужило поводом для иска, который родители погибших детей предъявили к производителям компьютерных игр.


Август 2001 года

Двадцатидвухлетний житель Таиланда умер во время игры в Counter-Strike. Оттрубив смену на заводе, он направился в Интернет-клуб, а чтобы лишний раз не отрываться от компьютера, закупил по дороге провизию. Друзья обнаружили его в критическом состоянии только на следующий день. Молодого человека доставили в больницу, однако было уже поздно, и он умер, не приходя в сознание. Причиной смерти стала сердечная недостаточность — геймер просто переволновался во время игры. Его смерть послужила причиной для расследования деятельности компьютерных клубов: у полиции возникло подозрение, что владельцы клубов подмешивают в питьевую воду амфетамины, чтобы посетители подольше не отходили от компьютеров.


Август 2001 года

Опубликовано исследование Университета Тохоку (Япония). Японские ученые пришли к выводу, что дети, чрезмерно увлекающиеся компьютерными играми, теряют способность контролировать свое поведение. Дело в том, что компьютерные игры развивают только те части мозга, которые отвечают за восприятие и движение. А прочие части мозга при этом деградируют. В том числе и лобные доли, отвечающие за контроль над поведением, за память и воображение.

Конечно, Университет Тохоку вовсе не истина в последней инстанции; существует множество исследований, доказывающих, что компьютерные игры практически безопасны.


Сентябрь 2001 года

В Тюмени задержан семнадцатилетний юноша, забивший своих родителей железными прутьями из-за того, что они не пускали его в компьютерный клуб. Убийство подросток совершил на пару с приятелем, и по замыслу преступников это преступление должно было положить начало серии убийств в городе: горе-игроки собирались продолжить грабежи, убивая родителей других фанатов компьютерных игр. Арестован в компьютерном клубе.


Сентябрь 2001 года

Двадцатидвухлетний безработный китаец украл у матери 2900 юаней (чуть больше 300 долларов), которые собирался потратить на компьютерный клуб. Когда мать, обнаружив пропажу, устроила своему чаду скандал, молодой человек ее просто отравил. Отец несчастного обнаружил труп жены через полтора месяца после убийства в ящике для белья. Убийца был казнен.


Май 2002 года

Два днепропетровских подростка зашли в гости к приятелю и убили его. Вернувшаяся вечером домой мать обнаружила тело четырнадцатилетнего сына со следами ножевых ранений и ударов по голове молотком. Убийством подростки не ограничились: из квартиры пропали деньги и золотые украшения. После задержания преступники признались, что похитили деньги и ценности для оплаты компьютерного времени в клубах.


Октябрь 2002 года

В туалете одного из южнокорейских компьютерных клубов обнаружено тело двадцати четырех летнего геймера. Причина — истощение и переутомление организма. Судя по записям владельцев клуба, молодой человек провел за игрушкой более 86 часов, не отвлекаясь ни на прием пищи, ни на сон.


Повторенье — мать ученья

Почему именно таким детям нравятся компьютерные игры и именно для них вероятность заработать кибер-аддикцию наиболее велика? Дело в том, что компьютерные игры основаны на эмоциях, непроизвольных, моторных реакциях, а не на произвольных, сознательных актах психической деятельности. Здесь атрофированные (хочу заметить, что этот термин не слишком уместен — функциональная несформированность лобных отделов, конечно, еще не означает их атрофированности; но другого нет) лобные доли практически не задействованы. Играя в компьютерные игры, ребенок осваивает компьютер, вместо того, чтобы развивать собственную психическую деятельность, собственные интеллектуальные способности. Чем эмоциональнее компьютерная игра, тем больше она привлекает ребенка.

Исключения есть — “Седьмой гость”, “Одиннадцатый час”, “Мист”, многочисленные, но не слишком популярные развивающие компьютерные игры, написанные при участии и под руководством психологов, — но они довольно редки и теряются в море более популярных игр, рассчитанных скорее на подсознательное, нежели сознательное. Разумеется, агрессивные компьютерные игры — Doom, Quake, Counter-Strike — крайне эмоциональны, чем во многом объясняется их популярность.

Раз уж речь зашла об агрессивных компьютерных играх, хотелось бы развеять один довольно популярный миф, который часто муссируется в прессе. Какой бы ни была агрессивной компьютерная игра, она никогда не сможет спровоцировать играющего на проявление насилия, если он не был к этому предрасположен. Трагедия, произошедшая несколько лет назад в одной из американских школ (см. выше), когда двое подростков расстреляли нескольких соучеников и учителей, стала поводом для судебного иска к создателям компьютерных игр, в которые играли подростки. Однако это скорее свидетельствует о горе родителей, которым нужно найти козла отпущения и, возможно, об алчности адвокатов. С другой стороны, совершенно неверно было бы думать, что игра не может послужить толчком для психического срыва. Иное дело, что она может стать последней каплей, но именно каплей, а первопричина в другом: в строении человеческой психики. Точно так же последней каплей может оказаться просмотренный фильм, прочитанная книга или конфликт с родными.

В моей практике был пациент, страдавший болезненной зависимостью от сетевой компьютерной игры. Ради того, чтобы как можно больше времени проводить за компьютером, он начал прогуливать занятия в институте, потихоньку воровать деньги у родителей, чтобы оплачивать доступ в Интернет. Родные забеспокоились, только когда молодой человек завалил сессию, попросту не явившись ни на один экзамен. К сожалению, все попытки решить его проблему мягкими средствами закончились безрезультатно: в итоге парень угодил в клинику с диагнозом “шизофрения”. Однако, оговорюсь снова, неправильно было бы думать, что виной тому компьютерная игра как такова я. Этиология шизофрении в настоящее время исследована недостаточно, но существуют все основания предполагать, что шизофрения обусловлена именно генетическими причинами. Иными словами, существуют люди, предрасположенные к шизофрении, и задача их близких состоит в удержании психики этих людей в состоянии, близком к норме. И нет никакой гарантии, что совершенно безвредные для непредрасположенных к шизофрении людей вещи не окажут рокового влияния на потенциальных шизофреников.

Вместе с тем мнение, что наполненные агрессией игры играют роль своего рода терапевтического средства для людей с повышенной агрессивностью, верно лишь отчасти. Действительно, в определенных дозах подобные игры оказывают терапевтическое воздействие, однако если игрок слишком увлечен игрой, негативные эмоции не поглощаются, а, наоборот, накапливаются. Не следует забывать, что игровой процесс может оказаться активным источником негативных эмоций.



Побочные эффекты

Выше мы говорили о биологических причинах популярности компьютерных игр. Однако это не единственный момент, играющий на руку производителям игрового софта.

В современном цивилизованном обществе (здесь и далее речь идет о социуме развитых стран) в силу исторических причин образовался некоторый перекос во взаимоотношениях полов. Роль мужчины как добытчика и вообще жизненно важного для выживания члена семьи сегодня во многом атрофирована благодаря повысившемуся уровню жизни. Одинокая женщина больше не обречена на голодную смерть, как это было у наших предков: если отбившийся от стаи мужчина еще мог просуществовать какое-то время, самостоятельно добывая пропитание и защищая себя от опасностей внешнего мира, то женщина на подобное рассчитывать не могла. Сложившаяся за тысячи лет роль женщины как подчиненного существа сегодня размылась, сохранившись, по большому счету, в рудиментарных правилах этикета, которые уже не обусловлены практическими соображениями. Распространение феминистского движения, феминизация мужчин при одновременной маскулинизации женщин, снижение значимости роли мужа и отца — все это сыграло негативную роль в контексте нашего сегодняшнего разговора.

По мере взросления дети нуждаются в определенном влиянии родителей. Если девочкам-подросткам нужна мать как образец для подражания, то мальчикам необходим отец как символ их места в обществе, как показатель того, что они уже готовы к вступлению в мужское общество. Разумеется, я говорю не только и не столько о биологическом отце, сколько о необходимости самой процедуры перехода из состояния подростка в состояние взрослого мужчины. Ожидания, сформированные тысячелетиями, сегодня не оправдываются — процедуры посвящения мальчика в мужчину у нас не существует. То есть, с одной стороны, имеет место естественное нивелирование роли отца как авторитета, с другой — законодательно подтвержденное (как в странах с контрактной системой службы в армии) или фактическое (как в нашей стране) отсутствие возможности формально пересечь грань между детством и взрослым состоянием. Между тем подросткам это необходимо, и каждый находит тот способ самореализации, который ему наиболее близок. Самореализация через компьютерную игру — один из самых доступных и простых способов инициации подростка.


Шизофрении не существует?

На мой взгляд, нужно отметить, что в психологии, как и в любой науке, которую “аршином общим не измерить”, существует альтернативная точка зрения на шизофрению. Заключается она в том, что шизофрении… не существует. Другими словами, каждый из нас в некоторой степени шизофреник. Однако тех “шизофреников”, течение болезни которых отличается от нормы, принятой в современном обществе, считают больными. В поддержку этой точки зрения можно привести многочисленные научные публикации, в которых даются противоречащие друг другу определения шизофрении. Шизофрения является психологическим мифом, к которому врачи прибегают, когда не могут точно установить диагноз и причину возникновения психического заболевания. Довольно остроумно на эту тему высказался генетик Гарвардского университета и Массачусетского технологического института Эрик Ландер (Eric S. Lander) в своей статье в “Nature” (11/1988):

“Судья Верховного суда США Поттер Стюарт… заявил, что не может строго определить понятие порнографии, но утверждает, что способен определить ее, когда увидит. Психиатры во многом находятся в том же положении в отношении диагноза “шизофрения”. Примерно через восемьдесят лет после того, как этот термин был введен для описания опустошенного состояния, включающего расщепление функций мышления, эмоций и поведения, все еще не сформировано общепринятое определение шизофрении”

(Владимир Гуриев)

Здесь имеется в виду, что часто под этим диагнозом могут скрываться другие психические расстройства. Основными же критериями постановки диагноза “шизофрения” являются наличие бреда и галлюцинаций.



Побег в никуда

Все вышеперечисленное — не фатально. Популяционный синдром, конечно, создает определенные трудности при развитии ребенка (отметим, что речь идет о трудностях в развитии в нашем сегодняшнем понимании — возможно, лет эдак через двести именно это станет нормой, а отклонением будут считаться развитые лобные доли мозга), но влияние этих дефектов вполне можно сгладить, если не пускать ребенка на самотек, а заниматься им. Правда, только в “нежном” возрасте — от трех до двенадцати лет, пока идет активное формирование психических процессов. К трем годам созревают затылочный и теменной отделы мозга, подкорковые структуры, а к двенадцати — созревает лоб, мозолистое тело головного мозга.

В случае с подростками все гораздо сложнее. Вместо того, чтобы решать свои проблемы (как правило, связанные с коммуникацией) в реальной жизни, подросток пытается удовлетворить свое эго в жизни виртуальной. И бесценную услугу в этом ему оказывают ролевые игры и 3D-шутеры от первого лица, поскольку именно эти категории игр позволяют игроку наиболее полно идентифицировать себя с персонажем. Вместо того, чтобы усовершенствовать свою социальную адаптацию, подросток просто меняет социум, заменяя реальное общество виртуальным.

Здесь нужно отличать индивидуализированные формы зависимости от социализированных. Во втором случае связь с реальным социумом не обрывается, но приобретает искаженные формы за счет того, что люди, с которыми общается подросток, зачастую такие же фанаты той же компьютерной игры, что и он. Если выбирать из двух зол, то, конечно, такая форма зависимости от компьютерной игры выглядит более предпочтительной, и шанс возникновения психических нарушений в этом случае не очень велик. Однако очевидно, что подросток, интересующийся только компьютерными играми, вырастет однобокой личностью и даже если перерастет свое увлечение (что, кстати, не факт — многие фанаты, и повзрослев, продолжают регулярно играть в свои любимые игры, не в силах от них отказаться), будет испытывать определенные трудности, налаживая контакты с обществом.

Гораздо опаснее индивидуализированная форма зависимости (о печальном примере из своей практики я писала выше), когда уровень потребности в игре находится у больных (здесь этот термин совершенно уместен) на том же уровне, что и простейшие физиологические потребности: голод, жажда и т. д. В этом случае речь может идти о самом настоящем психическом заболевании. Наиболее опасными в этом аспекте представляются ролевые игры — скорее даже сетевые ролевые игры, в которых игрок может вызвать у себя иллюзию социальной адаптации, подсознательно принимая свои успехи в ролевой игре за реальные достижения. Подобное замещение происходит и в тех случаях, когда пациент создает виртуальную личность для общения в чатах и форумах, примеряя ее популярность на себя. Однако случаи интернет-аддикции, как правило, легче, чем случаи болезненной привязанности к ролевым играм — все же социум, образующийся на форумах и в чатах, гораздо больше похож на реальное общество, чем заполненный условностями социум ролевых игр.


Признаки зависимости от компьютерной игры:

• Ребенок не делает уроки, сидит за игрой часами, не оторвать.

• Компьютерные игры предпочитает общению.

• Нет других увлечений, кроме компьютерных игр.

• Общее время, проведенное за игрой, превышает время, затрачиваемое на выполнение домашних заданий, на прогулки и другие увлечения.


Попытка диагноза

Опасны ли компьютерные игры сами по себе? Думаю, нет. Даже возрастные ограничения на продажу “жестоких” компьютерных игр носят довольно условный характер — в теленовостях подростки видят куда больше насилия, чем на экране монитора. Однако существует группа риска, члены которой имеют реальные шансы заболеть кибер-аддикцией. В редких случаях заболевание может принять тяжелые формы. И родителям таких детей необходимо обратить на своих чад особое внимание — пока не стало слишком поздно. Хорошо, конечно, что ребенок не шляется по подворотням, однако если вместо этого он сутками не вылезает из-за компьютера, нельзя сказать, что проблема решена. Она просто приняла другую форму.

Вместе с тем интерес детей к компьютерным играм понятен, более того — психологически и даже биологически обусловлен. С некоторыми факторами, которые повышают привлекательность компьютерных игр для детей, мы бороться не в состоянии, однако можем облечь этот интерес в социально приемлемую форму.

• ГЕОЛОГИЯ, ГЕОГРАФИЯ И ГЕОФИЗИКА

Кувырок магнитного поля

Савин М.Г., доктор физико-математических наук, профессор



Кто из нас в юности не сожалел, что наши мысли и сиюминутные деяния проходят без следа? И кто не мечтал о магических скрижалях, подобных библейским каменным доскам, данным Богом Моисею на горе Синай, которые смогут навечно сохранить память о нас?

Поглядим вокруг и спросим себя: окружающие горные породы — не в них ли история Земли записана на зернах ферромагнитных материалов, сохраняющих намагниченность в течение миллионов лет, начиная с того момента, когда горная порода перестала быть огненной лавой? Ведь магнитное поле — единственное известное в физике поле, обладающее памятью: в тот момент, когда порода остыла ниже точки Кюри — температуры обретения магнитного порядка, она намагнитилась под действием поля Земли и навсегда запечатлела его конфигурацию на тот момент. А только ли горные породы способны сохранять память о магнитных эманациях (истечениях), сопровождающих любое событие как в жизни планеты, так и в биографии отдельного существа?

Извлечение этой богатейшей и разнообразнейшей информации — благодарная задача для будущих исследователей. Современные же палеомагнитологи, да не затаят коллеги на меня обиды, как правило, ограничиваются изучением эволюции величины и направления остаточной намагниченности. Однако даже подобный элементарный, по существу, подход позволяет сделать очень важный для земной цивилизации вывод о последствиях ожидаемой инверсии геомагнитного поля. Исследования палеомагнитологов, в частности в Институте физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН, позволили проследить историю изменений поля Земли за 3,5 млрд. лет и построить своеобразный штрихкод, календарь инверсий. Из него видно, что они происходят достаточно регулярно, по 3–8 раз за миллион лет, однако последняя случилась на Земле аж 780 тыс. лет назад, и такая глубокая задержка со следующим событием весьма настораживает.

“Опять пугают, — вздохнет читатель. — Конец света, удар кометы, ядерная зима, терроризм, экстремизм, а теперь еще и инверсия!” Почему-то вспомнилась Анна Ахматова: “Конец света уже наступил, только этого никто не заметил”. Но как не заметить скоротечной инверсии магнитного поля Земли? Подсолнечная сторона магнитосферы, которую сдерживают канаты силовых линий магнитного поля, вмороженного в протонно-электронную околоземную плазму, утратит свою былую упругость, и на Землю рванет поток смертоносной солнечной и галактической радиации. Уж этого-то никак нельзя будет не заметить.



Штрихкод магнитной летописи


Об источнике геомагнитного поля

Редкое сочинение по геомагнетизму обходится без упоминания о трактате Вильяма Гильберта, придворного врача английской королевы Елизаветы I, — “О магните, магнитных телах и о большом магните — Земле”, увидевшем свет в 1600 году. В нем показано, что магнитное поле у Земли такое же, как у магнитного диполя, то есть наша планета представляет собой как бы большую магнитную стрелку. Предваряя напутствием последнюю книгу своего знаменитого трактата, Гильберт писал: “Теперь нам следует раскрыть причины и удивительные, хотя и замеченные раньше, но необъясненные действия всего этого”.

Спустя 400 лет слова Гильберта по-прежнему не потеряли своей актуальности. Загадка геомагнетизма до сих пор не раскрыта и остается одной из важнейших нерешенных фундаментальных проблем геофизики.

Неправильным было бы полагать, что четыре столетия геомагнитологи спали мирным сном. С XVII по XX век было проведено огромное количество наблюдений за магнитным полем Земли, в результате чего выявлены основные закономерности его поведения. Нельзя не отметить огромный вклад таких знаменитых ученых, как Халли Галлей, Александр фон Гумбольдт, Жозеф Гей-Люссак, Джеймс Максвелл, Карл Гаусс.

Особо значимо создание теории электромагнетизма Максвеллом в 70-х годах XIX века. Из его уравнений следует, что магнитное поле порождается электрическим током. Далее, отсюда вытекает эквивалентность замкнутых элементарных токов и магнитных диполей, момент которых называется также магнитным моментом тока. Складываясь, эти величины образуют, например, магнитное поле цилиндрического магнита, которое приближенно совпадает с полем соленоида той же длины и того же сечения. Тем читателям, которые помнят школьный учебник физики А.В. Перышкина, я просто напоминаю прописные истины. За племя молодое отвечать не берусь.

Теперь, переходя к “большому магниту”, дело на первый взгляд представляется за малым: найти внутри планеты токовые системы подходящей конфигурации и силы, создающие на поверхности Земли поле, структуру которого мы хорошо изучили.

Если двигаться внутрь Земли, то, пройдя кору (0—15 км под океанами и 0—50 км под континентами), верхнюю мантию (глубиной до 640 км) и нижнюю мантию (640— 2885 км), мы попадем в огромное жидкое ядро (2885–4590 км), существование которого было установлено в середине XX века Гарольдом Джеффрисом из Кембриджского университета. Именно жидкое состояние значительной части ядра дает объяснение механизма генерации геомагнитного поля. Суть его в том, что постоянное магнитное поле Земли определяется электрическими токами, возникающими при движении проводящей жидкости в ядре. Альтернативы этой теории пока еще не придумали.

Если пойти дальше и попытаться понять суть процессов генерации геомагнитного поля Земли, то самое время привлечь для этой цели механизм динамо. В грубых чертах будем считать, что создание магнитного поля во внешнем жидком ядре Земли происходит так же, как и в динамо-машине с самовозбуждением, где катушка проводов вращается во внешнем магнитном поле. Тогда за счет электромагнитной индукции в катушке возникает электрический ток и создает свое магнитное поле. Оно усиливает внешнее магнитное поле, а ток в катушке тоже увеличивается.

Конечно, жидкое ядро планеты — это не динамо-машина. Но если в жидком проводнике возникает тепловая конвекция, то появляется некая система течений электропроводящей жидкости, что аналогично движению проводника. Не будет грубым насилием над природой предположение о наличии некоторых затравочных магнитных полей в ядре. Значит, когда жидкий проводник при своем относительном движении (а оно связано стем, что ядро вращается не с той же скоростью, что и кора) пересекает силовые линии этих полей, то в нем возникает электрический ток, создающий магнитное поле, которое усиливает внешнее затравочное поле, а это, в свою очередь, усиливает электрический ток и так далее, подобно песне про попа и его собаку, неосторожно съевшую кусок мяса. Процесс будет продолжаться вплоть до установления стационарного магнитного поля, когда различные динамические процессы уравновесят друг друга.

Изложенные идеи источника геомагнитного поля носят название гидромагнитного динамо (ГД) и были впервые высказаны в 1919 году Джозефом Лармором в Англии для объяснения солнечного магнетизма. В середине 40-х годов Я.И. Френкель в СССР и Вальтер Эльзассер в США предположили, что тепловая конвекция в ядре — именно та причина, которая приводит в действие ГД ядра Земли.

Однако теория ГД (правильнее сказать, все же гипотеза, поскольку экспериментальных доказательств пока что никому получить не удалось) не столь гибка, чтобы объяснить все многообразие наблюдаемых фактов, связанных с геомагнетизмом. Здесь не место приводить ухищрения и натяжки, с помощью которых специалисты пытаются совместить несовместимое. Порой представляется более убедительной простейшая сказочная гипотеза: в глубине планеты сидит черт с рогами и крутит огромный линейный магнит, вызывая аномалии геомагнитного поля.



Жидкое состояние ядра дает объяснение механизма генерации магнитного поля


Признаки надвигающейся инверсии

Поскольку теория тащится в обозе, обратимся к фактам. А факты говорят о том, что на протяжении истории Земли геомагнитное поле неоднократно меняло свою полярность. Существовали периоды, когда инверсии происходили по нескольку раз за миллион лет, и случались периоды длительного затишья, когда десятки миллионов лет магнитное поле сохраняло свою полярность.

По результатам исследований лаборатории главного геомагнитного поля и петромагнетизма Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН, частота инверсий в юрский период и в среднем кембрии составляла одну инверсию за 200–250 тыс. лет. Однако последняя инверсия имела место на планете 780 тыс. лет назад. Отсюда можно сделать осторожный вывод о том, что в ближайшее время должна произойти очередная инверсия. К такому выводу подталкивают несколько соображений. Данные палеомагнетизма свидетельствуют, что время, за которое магнитные полюса Земли в процессе инверсии меняются местами, не очень велико. Нижняя оценка — сто лет, верхняя — восемь тысяч лет. Обязательным признаком начала инверсии служит уменьшение напряженности геомагнитного поля, которая снижается в десятки раз по сравнению с нормой. Более того, его напряженность может упасть до нуля, и это состояние способно продержаться довольно долго, десятки лет, если не больше. Другой признак инверсии — изменение конфигурации геомагнитного поля, которое становится резко отличным от дипольного. Имеются ли сейчас эти признаки? Похоже, что да.

О поведении магнитного поля Земли в относительно недавнее время помогают судить данные археомагнитных исследований. Их предмет— остаточная намагниченность черепков древних керамических сосудов: частицы магнетита в обожженной глине фиксируют магнитное поле на момент охлаждения керамики. Эти данные свидетельствуют: последние 2,5 тыс. лет напряженность геомагнитного поля убывает. В то же время и наблюдения геомагнитного поля на мировой сети обсерваторий указывают на ускорение падения его напряженности в последние десятилетия.



Еще один интересный факт — изменение скорости перемещения магнитного полюса Земли. Его движение отражает процессы во внешнем ядре планеты и в околоземном космическом пространстве. Однако если магнитные бури в магнитосфере и ионосфере Земли обусловливают лишь относительно небольшие скачки в положении полюса, то глубинные факторы ответственны за медленное, но постоянное его смещение.

Как видно на карте, Северный магнитный полюс с момента его открытия Д.Россомв 1931 году полвека смещался со скоростью 10 км/год в северо-западном направлении. Однако в 80-х годах скорость смещения увеличилась в несколько раз, достигнув к началу XXI века абсолютного максимума — около 40 км/год: к середине текущего века он может покинуть Канаду и оказаться у берегов Сибири. Резкое увеличение скорости перемещения магнитного полюса отражает перестройку системы токовых течений во внешнем ядре, создающих, как полагают, геомагнитное поле.



Смещение северного магнитного полюса в период 1831–2001 г.г.


Самый сильный аргумент

Как известно, чтобы доказать научное положение, нужны тысячи фактов, а чтобы опровергнуть, достаточно и одного. Изложенные выше аргументы в пользу инверсии лишь наталкивали на мысль о возможности грядущего светопреставления.

Наиболее весомое указание на то, что инверсия уже началась, — результаты недавних наблюдений со спутников “Эрстед” и “Магсат” Европейского космического агентства. Их интерпретация, которую провел Готье Ило из парижского Института физики Земли, показала, что магнитные силовые линии на внешнем ядре Земли в районе Южной Атлантики расположены в направлении, обратном тому, какое должно быть при нормальном состоянии поля. Но самое интересное, что аномалии силовых линий очень похожи на данные компьютерного моделирования процесса геомагнитной инверсии, выполненного калифорнийскими учеными Гарри Глатцмайером и Полом Робертсом, которые создали наиболее популярную сегодня модель земного магнетизма.



Магнитное поле в обычном состоянии и во время инверсии


Итак, вот четыре факта, которые указывают на приближающуюся или уже начавшуюся инверсию геомагнитного поля:

1. Уменьшение на протяжении последних 2,5 тыс. лет напряженности геомагнитного поля;

2. Ускорение падения напряженности поля в последние десятилетия;

3. Резкое ускорение смещения магнитного полюса;

4. Особенности распределения магнитных силовых линий, которое становится похожим на картину, соответствующую стадии подготовки инверсии.

О возможных последствиях смены геомагнитных полюсов идет широкая дискуссия. Есть разнообразные точки зрения — от вполне оптимистичных до крайне тревожных. Оптимисты ссылаются на тот факт, что в геологической истории Земли произошли сотни инверсий, однако не удалось установить связь массовых вымираний и природных катастроф с этими событиями. Кроме того, биосфера обладает значительными способностями к адаптации, а процесс инверсии может длиться довольно долго, так что времени, чтобы подготовиться к переменам, более чем достаточно.

Противоположная точка зрения не исключает того, что инверсия может произойти при жизни ближайших поколений и окажется катастрофой для человеческой цивилизации. В частности, несколько лет назад канадский научно-популярный журнал “Discovery magazine” составил список из двадцати наибольших опасностей, где инверсия значится под шестым номером.

Надо сказать, что эта точка зрения в значительной степени скомпрометирована большим числом ненаучных и просто антинаучных высказываний. В качестве примера можно привести мнение, согласно которому во время инверсии человеческие мозги испытают перезагрузку, подобно тому как это происходит с компьютерами, при этом произойдет полное стирание содержащейся в них информации. Несмотря на такие достаточно анекдотические высказывания, отважусь заметить, что оптимистическая точка зрения весьма поверхностна. Современный мир — далеко не тот, что был сотни тысяч лет назад: человек породил множество проблем, которые сделали этот мир хрупким, легко ранимым и крайне неустойчивым. Есть основания полагать, что последствия инверсии действительно будут поистине катастрофичны для мировой цивилизации. И полная потеря работоспособности Всемирной паутины из-за разрушения систем радиосвязи (а оно обязательно наступит в момент утраты радиационных поясов) — лишь один из примеров глобальной катастрофы. По сути дела, при грядущей инверсии геомагнитного поля мы должны пережить переход в новое пространство. Изучением возможных рисков, связанных с инверсией, активно занимаются в лаборатории ИФЗ во главе с кандидатом физико-математических наук В.Э. Павловым.

Интересный аспект воздействия геомагнитной инверсии на нашу планету, связанный с изменением конфигурации магнитосферы, рассматривает в своих недавних работах профессор В.П. Щербаков из Геофизической обсерватории Борок. В обычном состоянии благодаря тому, что ось геомагнитного диполя ориентирована приблизительно вдоль оси вращения Земли, магнитосфера служит эффективным экраном для высокоэнергетических потоков заряженных частиц, движущихся от Солнца. При инверсии вполне вероятна ситуация, когда во фронтальной подсолнечной части магнитосферы в области низких широт образуется воронка, через которую солнечная плазма сможет достигать поверхности Земли. Из-за вращения Земли в каждом конкретном месте низких и отчасти умеренных широт такая ситуация будет повторяться ежесуточно по несколько часов. То есть значительная часть поверхности планеты каждые 24 часа будет испытывать сильный радиационный удар.

Есть основания полагать, что значительное падение напряженности магнитного поля и изменение его конфигурации могут иметь существенные, вплоть до катастрофических, последствия для климата. В этой связи, однако, надо определиться с тем, что мы понимаем под климатическими катастрофами. Известный советский геолог Д.В. Наливкин отмечал: то, что в масштабах одной человеческой жизни служит катастрофой — бури, смерчи, ураганы, для природы, в масштабах сотен и тысяч лет, — вполне заурядное явление. С одной стороны, увеличение уровня космической радиации на несколько десятков процентов вследствие исчезновения поля (а именно такую оценку дает В.П.Щербаков) может и не принести человечеству каких-либо катастрофических последствий. С другой же, вряд ли очередной умирающий раковый больной будет утешаться тем, что его отдельная личная трагедия в масштабах всей планеты не создаст мировую катастрофу.

Таким образом, имеются достаточно веские основания, чтобы внимательно отнестись к ожидаемой вскоре (и уже набирающей обороты) инверсии и постараться разобраться, какие опасности она может нести человечеству и каждому отдельному его представителю, — а в перспективе и выработать систему защиты, уменьшающую их негативные последствия. Насчет систем защиты, правда, говорить рано, хотя бы потому, что мы не знаем достоверно даже происхождение геомагнитного поля. А вот более пристальное наблюдение за его изменением организовать вполне возможно. По мнению академика В.Н. Страхова, для этого нужно построить сеть наблюдательных станций. Затраты довольно велики: несколько миллиардов рублей, но зато мы сможем точно отслеживать этот процесс и выбрать модель, а также время кардинального изменения геомагнитного поля.

• ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

История украинской геральдики

Саратов И. Е.


Среди памятников истории и культуры старинных городов своеобразную группу составляют их гербы. Герб — это отличительный знак государства, города, ремесленного цеха, рода, изображаемый на флагах, монетах, печатях, документах, ценных бумагах, различных фирменных изделиях и т. п.

Герб — это официальная эмблема, в которой в символических образах отражены основные и наиболее характерные черты города. Поэтому не случайно герб часто называют «визитной карточкой» или «художественным паспортом» города.

Изучением гербов, в том числе городских, занимается специальный раздел исторической науки — геральдика или гербоведение. В настоящее время геральдика является одной из вспомогательных исторических дисциплин, как и нумизматика, сфрагистика, палеография. Наука о гербах помогает историкам определить подлинность старинных документов и вещей. Геральдика изучает «почерк» времени. Каждая эпоха, каждый век создавали свои особенности в начертании геральдических фигур и символов. Зная эти особенности, историк находит иной раз ключ к решению запутанной исторической тайны. Название «геральдика» произошло от немецкого слова «герольд», что в средние века означало «вестник», «глашатай».

Герольд — это должностное лицо, состоящее при дворах владетельных особ средневековой Европы, которое выполняло ряд обязанностей дипломатического характера, объявляло населению о войне и мире, сообщало правительственные распоряжения. В то же время герольд был распорядителем придворных торжеств и церемоний, руководил рыцарскими турнирами, выступал арбитром в поединках рыцарей, наблюдая, чтобы эти поединки проходили строго по правилам. На турнирах перед зрителями рыцари появлялись, закованные с головы до ног в доспехи. Шлем и забрало полностью закрывали голову рыцаря. Узнать, кто именно скрывается под доспехами, мог только герольд, «читая» символические знаки отличия рыцарей: гербы, изображенные на щитах, а иногда на нагрудной части лат и на боевых защитных попонах их коней. Герольд, называя имя рыцаря — участника турнира, обязательно описывал его герб.



Большой Государственный герб Украинской Народной Республики, принятый Центральной Радой 22 марта 1918 г.



Так выглядел герольд при дворе последнего императора России Николая II


Герольды занимались не только распознаванием гербов. Они хорошо знали правила их составления, приемы изображения гербовых эмблем. Герольдами были разработаны основы геральдических правил. Таким образом, создателями геральдики как особой отрасли знаний явились герольды.

В геральдике гербами называются особые фигуры или символические изображения эмблемы, составленные по определенным правилам и служащие отличительными знаками отдельных лиц, родов, ремесленных цехов, областей, городов и государств. Слово «герб» проникло в украинский и русский языки через польский и чешский из немецкого языка, где слово «ербе» означает «наследство», «наследник».

Характерной особенностью герба является его наследственность. Изображение на печатях и других предметах, принадлежащих тому или иному лицу, может считаться гербом только тогда, когда оно переходит по наследству от отца к сыну, из поколения в поколение. Например, изображение на печатях «трезубца» издревле считалось родовым знаком князей из династии Рюриковичей. Или другой пример. Изображение на печатях Великих князей московских XIV в. «святых» еще нельзя считать гербами этих князей, так как на печати каждого князя было изображение того святого, имя которого он носил, и надпись, указывающая на принадлежность печати тому или иному князю. Но на рубеже XIV и XV вв. на печатях московских князей появляется изображение, которое уже переходит от отца к старшему сыну. Изображение всадника, вооруженного копьем, на печати Василия Дмитриевича (1389–1425 гг.) перешло на печать его сына Василия Васильевича Темного (1425–1462 гг.) и на печать его внука Ивана Васильевича III (1462–1505 гг.). С этих пор всадник, поражающий змия, неизменно изображался на печатях московских князей, а затем и царей московских. Позже изображение московских княжеских печатей становится гербом Москвы и Московского государства. В 1472 г. Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Константина Палеолога, погибшего при взятии Константинополя турками в 1453 году. Считая себя наследником Византийских императоров (Москва— третий Рим), Иван III ввел на своих печатях и штандарте византийский герб — черного двуглавого орла. Но все равно в центре нового государственного герба сохранилось изображение всадника, поражающего копьем змия.



Знаки Рюриковичей на монетах Киевской Руси: Владимира Святославовича (1, 2), Святополка (3, 4), Ярослава Мудрого (5, 6)


Как писал А. Левандовский в своих очерках по истории геральдики, гербы впервые появились в эпоху крестовых походов (XI–XII вв.). Они должны были помочь закованным в железные доспехи воинам на далеком расстоянии узнавать друг друга и поэтому отличались величиной, простотой, яркостью и были хорошо различимы на геральдическом щите. За долгую жизнь геральдики было множество форм геральдических щитов. В Российской империи, начиная с 1722 г., когда по указу Петра I в Геральдической конторе стал работать знаток западноевропейской геральдики граф Франциск Санти, при герботворчестве использовался щит французской формы. Такая форма городского гербового Щита сохранилась и в наши дни на территории России, Украины, Белоруссии и стран Прибалтики. До середины XVIII в. в Белоруссии и Украине преобладали геральдические щиты немецкой формы. На Украине их называли польскими. На геральдических щитах изображались самые различные фигуры, поэтому существуют строгие правила размещения геральдических фигур. Если на щите была только одна фигура, то она располагалась в центре. Если фигур было несколько, то они занимали все поле щита, не касаясь его края. Фигур существовало множество и они делились на собственно геральдические и негеральдические; в свою очередь, геральдические были константными (их еще называют почетными) и второстепенными. Константные фигуры получили название от латинского слова «константа» (постоянная величина), поэтому их размер и положение в поле щита неизменны — их нельзя ни увеличить, ни уменьшить, ни повысить, ни снизить. Особую группу среди почетных геральдических фигур занимают кресты, широко распространенные в геральдике.



Древняя эмблема на печати XVIII в.


Второстепенные геральдические фигуры произошли из константных путем различных комбинаций: урезания, удвоения, утроения и др.

Негеральдические фигуры, в отличие от геральдических, лишены правильных геометрических форм. Они взяты из жизни или мифологии, особенно фигуры животных: лев, леопард, единорог, орел и др. Из животных, особенно любимых феодальной геральдикой средневековья, выделяются «царственные» хищники — орел, лев и леопард, занимающие первые места по частоте изображения на средневековых гербах. Фигуру орла избирали своей эмблемой многие короли и родовитые феодалы. С обычным орлом конкурирует фигура фантастического двуглавого орла, изображение которого помещали на гербах Священной Римской империи на Западе и Византийской империи на Востоке. Как мы уже говорили, из Византии двуглавый орел «по наследству» перекочевал в Московское царство. Самым сильным соперником орла на геральдическом поле был лев. Правда, со львом были сложности. Авторы старых трактатов утвердили правило, что геральдический лев должен стоять на задних лапах и быть повернут в профиль, как это изображено на гербе города Львова. Но иногда его ставили на все четыре лапы, и тогда он был «поставленным» львом. Если же лев опирается на три лапы, а голова повернута на зрителя, то это уже не лев, а леопард. Если же зверь опирается на три лапы, а морда его была нарисована в профиль — он становится «леопардовым львом», в то время как с мордой, обращенной на зрителя, он был «львиным леопардом».

Несколько слов о символике цвета геральдических щитов: золото символизирует знатность и богатство, серебро — невинность и доброту, красный цвет — великодушие, зеленый цвет — надежду, черный — мудрость и печаль.



Формы гербового щита: варяжский (1), итальянский (2), испанский (3), французский (4), немецкий (5)



Деление щита: рассеченный, пересеченный, скошенный, рассеченный и пересеченный. Почетные геральдические фигуры: глава, подножие, пояс, столб, кайма, перевязь, стропила, различные виды крестов


В XIV–XV вв. геральдика глубоко проникла в жизнь западноевропейского общества, наложила отпечаток на все формы этой жизни, на феодальный быт и искусство. Знатные господа ходили в яркой и пестрой одежде, подобранной по цветам поля их герба и затканной геральдическими фигурами. Не только платье, но даже попоны их лошадей превращались в гербовые штандарты. Геральдические мотивы проникли в живопись, на портрете каждого средневекового магната изображался его герб. Даже феодальные войны той поры получали своеобразную геральдическую окрашенность. Так, в XIV–XV вв. между английскими и французскими феодалами шла так называемая Столетняя война, известная как «война леопарда против лилии».

Стилизованный цветок лилии был родовой эмблемой французских королей Капетингов, династия которых прекратилась в 1328 г. Среди претендентов на вакантный престол был английский король из династии Ланкастеров Эдуард III. Разгневанный тем, что французские феодалы избрали своим королем принца Филиппа VI, Эдуард III в знак того, что не отступает от своих претензий, изменил английский герб: он рассек и пересек поле щита, образовав четыре части, оставил во второй и третьей частях традиционных для династии Ланкастеров геральдических леопардов, а в первой и четвертой поместил по три золотые лилии на лазоревом поле. Это означало, что отныне английский герб включает в себя и символическое изображение герба Франции. Конечно, это был повод к войне, которая продолжалась более 100 лет и получила, как мы уже говорили, название Столетней (1337–1453 гг.). «Леопард» играл в ней роль агрессора: он почти непрерывно наступал и одно время чуть было не захватил всю французскую территорию.

Название еще одной средневековой войны в Англии также носило геральдический оттенок. Под поэтическим названием «войны Алой и Белой розы» английские бароны в течение 30 лет (1455–1485 гг.) истребляли друг друга и разоряли свою страну. Две феодальные династии — Ланкастеры и Йорки — оспаривали английскую корону. Ланкастеры имели в гербе алую розу, Йорки — белую; отсюда и название войны.


Истоки украинской городской геральдики

В отличие от России, где городская геральдика стала развиваться только в XVIII в., в Украине в середине 17 в., т. е. почти на 100 лет раньше, практически все существовавшие в то время города как на правом, так и на левом берегах Днепра, уже имели свои городские гербы. Появление городских гербов в Украине связано с так называемом «Магдебургским правом», пришедшим сначала из Германских земель в Польшу, а затем из Польши, в Украину.

Здесь сразу же возникают вопросы:

• Почему городские гербы пришли из Польши только в Украину, а на русскую городскую геральдику Польша не оказала заметного влияния?

• Что такое «Магдебургское право» и какое отношение оно имело к городским гербам?

Для ответа на первый вопрос нужно вспомнить основные этапы исторического развития Украины-Руси, ну хотя бы в интерпретации автора широко известной «Истории Украины-Руси» М. Аркаса. По его мнению, вся история государственности Украины делится на ряд характерных периодов.

ПЕРВЫЙ ПЕРИОД — СКИФО-САРМАТСКИЙ. Этот период начинается от самых древних времен, которые помнит человечество. А ведь украинская земля помнит киммерийцев, скифов, сарматов, готов, гуннов, аланов, болгар, обров, хазар, угров, торков, печенег, половцев и многие другие народы. Концом этого периода М. Аркас считает захват Киева варяжской дружиной в 880 г.

ВТОРОЙ ПЕРИОД — КИЕВСКИЙ. Этот период Украинской истории начался с правления в Киевской Руси династии Рюриковичей и продолжался более 320 лет. На этот период приходится расцвет государственности Киевской Руси, именно в это время здесь управляли такие выдающиеся князья, как Ольга Премудрая, Владимир Красное Солнышко, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах и многие другие. Концом этого периода считается 1200 год, когда Галицкий князь Роман Мстиславович достиг такой силы и влияния, что смог постричь в монахи Киевского князя Рюрика Ростиславовича, а на киевский престол посадить его сына, присягнувшего на верность Галицкому князю.

ТРЕТИЙ ПЕРИОД — ГАЛИЦКИЙ. Начинался этот период задолго до 1200 года, когда галицкий князь Роман Мстиславович мог смещать и сажать на престол киевских князей. Начинался он незаметно в 1087 г. с приходом в Червонную Русь (историческое название Галичины) князей-изгоев, сыновей отравленного греками русского князя Ростислава Тьмутараканского. За 120 лет правления рода Ростиславовичей на землях Червонной Руси было создано мощное государственное объединение, известное под именем Галицкого или Галицко-Волынского княжества. Влияние Галицкого князя распространялось от Днепра на востоке до Карпат на западе и от Дуная на юге до Литовских земель на севере.

На рубеже XII–XLLI вв. в Галицком княжестве, после смерти в 1199 г. бездетного сына Ярослава Осмомысла — Владимира Ярославича, произошла смена династий и Галицкими землями стала править династия Мстиславичей. Среди представителей этой династии следует особо отметить Галицких князей Данилу Романовича и Льва I Даниловича, которые за 70 лет их княжений смогли много сделать для укрепления своих земель, превратив Галицкое княжество в одно из самых сильных государств Центральной Европы.

После смерти Льва I Галицко-Волынскими землями правил его сын Юрий I Львович. У Юрия I было два сына — Лев II Юрьевич и Андрей Юрьевич и дочь Мария Юрьевна. Оба брата были очень дружны и правили вместе, а сестру Марию выдали замуж за мазовецкого князя Тройдена — племянника польского короля Казимира Великого. Оба брата умерли, не оставив наследников мужского пола. Поэтому в 1325 г. на Галицкий престол был приглашен сын Марии Юрьевны — Болеслав Тройденович. При короновании сын Марии принял православную веру и стал называться Юрием II Тройденовичем.

Юрий II был женат на дочери Гедемина Великого князя Литовского, которую в народе звали Офкой. Юрий II подписывался так: «Божьей милостью прирожденный князь всей Малой Руси».

Однако в 1340 г. галицкие бояре, недовольные засилием католиков, отравили Юрия II и правителем всех Галицко-Волынских земель на правах наследства стал Любарт, один из семи сыновей Великого князя Литовского Гедемина. Любарт получил Галич потому, что был женат на дочери Юрия II Ольге, последней из рода Мстиславичей[1]. Еще при жизни Юрия II Любарт в качестве приданого Ольги получил Луцкое и Владимирское княжества. Учитывая сказанное, М. Аркас считает, что началом Литовского периода в историческом развитии Украины-Руси является династический брак Литовского князя Любарта с законной наследницей из рода Мстиславичей княжной Ольгой

ЧЕТВЕРТЫЙ ПЕРИОД — ЛИТОВСКИЙ. И сегодня, на рубеже XXI в., и в древние времена — на Руси что ни князь, то либо Рюрикович, либо Гедеминович. Значительно меньше на Руси было князей, вышедших из Орды или из княжеских домов Кавказа.

Многочисленные Рюриковичи берут свои родовые корни от Рюрика Варяжского, его сына Игоря Старого, его внука Святослава Игоревича и его правнука Владимира Святославича Красное Солнышко. Дети Владимира, и дети их детей, и внуки их внуков, и правнуки их правнуков создали ветвистое генеалогическое древо Рюриковичей, где каждая веточка представляет либо малоизвестные, либо хорошо известные на Руси княжеские фамилии Долгоруких, Шуйских, Волконских, Глинских, Оболенских, Репниных, Святополк-Мирских, Гагариных, Кропоткиных и многих-многих других.

Генеалогическое древо Гедеминовичей тоже насчитывает многие десятки ветвей, самые известные из которых представляют княжеские фамилии Хованских, Курагиных, Мстиславских, Вельских, Трубецких, Голицыных, Чарторыйских, Корецких, Вишневецких и многих-многих других.

Но если у Рюрика только дети его правнука Великого князя Киевского Владимира Святославича стали образовывать отдельные княжеские ветви, то у великого князя Литовского Гедемина (1315–1341 гг.) уже первое поколение — семь его сыновей были князьями отдельных княжеств. Любарт Гедеминович был князем Галицким, Волынским и Луцким, Воин Гедеминович был Полоцким князем, Наримунд Гедеминович — был князем Туровским и Пинским» Кейстунт Гедеминович — был Гродненским князем, Монвид Гедеминович владел землями Черной Руси, Ольгерт Гедеминович — был Витебским князем, а став великим князем Литовским (1345–1377 гг.), подчинил себе земли Смоленские, Клинские, Северские, Черниговские, Переяславские, Киевские и Подольские. Заметим, что такое подчинение великому князю Литовскому украинских земель не вызывало протеста местного населения, так как, с одной стороны, переход к Литве освобождал от татарской дани, а, с другой, литовские князья уже в первом поколении после Гедемина были женаты на русских княжнах и сохраняли местному населению их веру, законы, обычаи. Переход же князей из одного удела в другой в те времена было делом обычным.



Герб князя Константина Острожского, помещенный в Псалтыре 1580 г



Составные части герба (на примере герба Франции первой четверти XIX века)



Герб Жанны Д'Арк


После смерти великого князя Литовского Ольгерта у него от двух жен (Марии Витебской и Юлианы Тверской) осталось 12 сыновей и каждый получил свой удел, свое княжество.

От первого брака осталось 7 сыновей, из которых сын Андрей Ольгертович получил Полоцкое княжество; Владимир Ольгертович взял Киевское княжество, а его сын Александр стал родоначальником киевских князей Олельковйчей; Корибут Ольгертович получил Брянское княжество и из этой ветви пошли князья Вишневецкие, Заславские, Корецкие, Ружицкие и др.; Константин Ольгертович стал на Черниговском княжестве; Дмитрий Ольгертович получил Трубчевское княжество; Федор Ольгертович получил Волынское княжество; еще один сын — Северские земли.

От второго брака у Ольгерта осталось пять сыновей, все они были князьями своих уделов, а сын Яков — Ягайло — был Великим князем Литовским (1377–1386 гг.), а затем и Польским королем (1386–1434 гг.). Польским королем Ягайло стал, женившись на польской королеве Ядвиге, последней из рода польской королевской династии Пястов. Этот династический союз был окончательно оформлен на сейме в г. Креве (современная Белоруссия) и получил название Кревской унии[2].

Уния значительно усилила позиции Польши и Литвы в борьбе с экспансией немецких рыцарей, объединенных в Тевтонский орден.

Согласившись на династический союз Польши и Литвы, польское духовенство потребовало от Ягайла перехода в католическую веру, и не только его самого, но и всего населения Великого княжества Литовского. Став одновременно Польским королем и Великим князем Литовским, Ягайло принял в Кракове крещение по католическому обряду, взял новое имя Владислава II и начал интенсивно внедрять католическую веру в литовских и нелитовских землях, где жили предки тех людей, которых мы сегодня называем русскими, белорусами и украинцами. Например, приехав в 1387 г. на сейм в город Вильно (современный Вильнюс), Ягайло-Владислав II дарил привилегии литовским князьям и боярам за переход в католическую веру. Городам, где горожане уже приняли католическую веру, Ягайло дал Магдебургское право. Крестьянам за смену веры Ягайло дарил белую суконную одежду. Это были первые шаги Магдебургского права в украинских землях. Точно так он поступал и в других местах Великого княжества Литовского, куда кроме литовских земель входили белорусские и украинские земли.

Еще большего удалось добиться Ягайло-Владиславу на сейме в 1413 г. в городе Городле, где была подписана так называемая Городельская уния. По этой унии заключался вечный мир между Польшей и Литвой, а избрание Великого князя Литовского должно было осуществляться на совместном сейме с участием литовских и польских делегатов. На этом же сейме все литовские и украинские бояре, принявшие католическую веру, получали права польский шляхты и за ними юридически были закреплены земли, находившиеся в их владении «де факто». И еще, что важно для темы настоящей книги, им были дарованы польские гербы. Эти действия Ягайла-Владислава вызвали раскол между православными и католиками. Поэтому для привлечения сторонников сближения с Польшей Ягайло в тридцатые годы XV в. дал шляхетские привилегии всем православным князьям и боярам Великого княжества Литовского. Этим политическим шагом он привлек на свою сторону большое количество подданных Литвы. А привлекать было кого, так как только одну десятую часть всего населения Великого княжества Литовского составляли литовцы, а остальные девять десятых населения были православные славяне.

Завершением Литовского периода в истории Украины М. Аркас считает назначение польского воеводы Гаштовда в Киев в 1482 г., где до этого времени правили князья из династии Олельковичей. Внук Владимира Ольгертовича князь Федор Иванович Вельский бежал из Киева в Московское княжество, а его дядя Михаил Олелькович был казнен Гащтовдом в Киеве. Примерно в это же время и в других украинских княжеских уделах стали править назначенные польским правительством воеводы и старосты, а потомки Рюрика и Гедемина потеряли свои права наследно править в своих уделах.



Гетман Богдан Хмельницкий и его герб



Гетман Иван Самойлович и его герб


ПЯТЫЙ ПЕРИОД — ПОЛЬСКИЙ. По мнению М. Аркаса, польский период в историческом развитии Украины захватывает весь XVI и половину XVII в. Этот период характеризуется, с одной стороны, полным подчинением всех Украинских земель польской государственной администрации, а, с другой — рождением и мужанием новых выразителей народной воли — Запорожского казачества.

Из многих событий данного периода, направленных на полное поглощение польскими феодалами и шляхтой всего украинского, как земель, так и народного духа, отметим особенно два — чрезвычайно важных для Украины — это Брестская и Люблинская (1569 г.) унии.

Брестская уния получила название от белорусского города Бреста, где в 1589 г. на объединенном соборе католической и православной церквей, часть представителей православной церкви Украины и Белоруссии признали своим главой Римского Папу, сохраняя при этом богослужение на славянском языке и традиционную обрядность православной веры. Идеологами Брестской унии были ополяченные украинские светские и духовные феодалы, которые в условиях единого польского государства — Речи Посполитой — стремились сохранить и укрепить свои привилегии. Этот союз двух церквей получил название греко-католической, или униатской церкви. Используя униатскую церковь, католическое духовенство значительно усилило свое пропольское влияние на территориях Украины и Белоруссии, а создание иезуитских школ для обучения детей шляхетских украинских фамилий способствовало росту отступников, даже в семьях с сильными православными традициями.

Брестской церковной унии предшествовала другая, так называемая Люблинская государственная уния, провозглашенная на объединенном сейме представителей Полыни и Литвы в городе Люблине в 1569 г. В соответствии с решениями Люблинской унии произошло полное объединение Польши и Великого княжества Литовского со всеми подчиненными Литовскому княжеству украинскими, белорусскими и русскими землями в одно государство — Речь Посполитую.

Таким образом, Люблинская уния практически завершила начавшийся еще в 1385 г. (Кревская уния) процесс объединения двух государств, так как предусматривала установление в Польше, Литве, Украине и Белоруссии единое государственное устройство, управляемое из Варшавы, общей денежной системы, общего парламента (сейма). Во главе Речи Посполитой стоял король, избираемый феодалами Польши и Великого княжества Литовского. Однако власть таких «избираемых» королей была ограничена, они присягали на сейме не нарушать многочисленные «шляхетские вольности», не принимать без сейма кардинальных государственных и политических решений. Последним наследным польским королем из династии Ягеллонов был Сигизмунд II Август (1548–1572 гг.) Он умер бездетным и по решению сейма с 1576 г. польские короли избирались. Следует отметить, что одной из причин появления Люблинской унии было опасение самой влиятельной в Польше католической партии, что после смерти последнего Ягеллона Литва может отделиться. Политические и финансовые возможности избираемых польских королей были ограничены. Вечное безденежье и пустая государственная казна постоянно преследовали их и часто ставили в финансовую, а, следовательно, и политическую зависимость от крупных феодалов. В этих условиях «золотой жилой» для польских королей оказалась возможность распоряжаться, согласно решениям Люблинской унии, малозаселенными украинскими землями и городами на Правобережье Днепра и особенно пустынными землями окраин Великого княжества Литовского на левой стороне Днепра.

Используя эту возможность, польские короли в последней четверти XVI в. и первой половине XVII в. «щедрой рукой» раздавали польским, литовским и украинским магнатам, преимущественно католического вероисповедания, украинские земли как заселенные, с существующими здесь городами и селами, так и пустующие, представляющие в те времена окраину Дикого Поля.



Гетман Иван Мазепа и его герб


Как правило, «раздача щедрой рукой» украинских земель и городов была ответом на предоставленные королю или польскому правительству заемы со стороны крупных феодалов, В этих случаях феодалам передавались «под залог» отдельные земельные участки, часто очень большие, села, города и даже отдельные округа, или, как раньше говорили, «поветы». Передача земли и городов «под залог» осуществлялась на какой-то срок: пожизненно— «до живота», на два или три поколения, т. е. до смерти внука — «до трех животов».

В результате такой экспансивной политики польских королей в первой половине XVII в. более 80 % всех городов и сел Украинского Левобережья стали принадлежать частным лицам, а ряд магнатских родов сосредоточили на Украине в своих руках огромные земельные богатства (например, князья Острожские, Потоцкие, Вишневецкие и др.).

Последствия Люблинской и Брестской уний для украинских земель можно наглядно проследить на примере трансформации земельных владений и взглядов рода князей Вишневецких.

Вишневецкие — прямые потомки Корибута, сына Великого князя Литовского Ольгерта Гедеминовича и его жены княжны Марии Витебской. Прозвище «Вишневецкие» они получили позже по имени их главного родового замка, расположенного в селении Вишневец на Волыни. Правнук Корибута — Солтан, основавший, по сказанию, замок-крепость Вишневец, первый стал называть себя князем Корибут-Вишневецким. Его брат Василий имел сына Михаила, который и стал родоначальником князей Вишневецких. От сыновей Михаила, Александра и Ивана произошли две ветви князей Вишневецких. Они пресеклись в XVII и XVIII вв.; Александровская ветвь — на польском короле Михаиле, который умер в 1672 г. во Львове в возрасте 33 лет, не оставив наследников, и Ивановская ветвь князей Корибут-Вишневецких, которая также пресеклась на князе Михаиле, литовском гетмане в 1744 г.



Галерея портретов князей Вишневецких, где 4 — портрет национального героя Украины Дмитрия Вишневецкого-Байды (умер в 1653 г.) и 10 — портрет палача украинского народа Иеремии Вишневецкого (1612–1651), отца польского короля Михаила Корибуда (1640–1673 г.г.)


В роду князей Вишневецких было много ярких личностей, но самым знаменитым был Дмитрий Иванович Вишневецкий, прозванный в народе Байдой (умер в 1563 г.).

Байда — это дословно «гультяй». По нашему мнению, это выражение относится к людям, не привязанным ежедневным трудом к своему земельному участку. Другое значение слова байда — это долбленая из одной колоды лодка. Возможно, плавать на такой лодке, ловить рыбу и послужило определением — напрасно тратить время этим занятием вместо хлебопашества, скотоводства и других основных занятий украинцев. Возможно, так несколько снисходительно, но не злобно называли типичных представителей запорожской вольницы, таким и был князь Дмитрий Иванович Корибут-Вишневецкий-Байда.

Князь Дмитрий Байда — легендарный основатель первой Запорожской Сечи на острове Хортица, неутомимый защитник украинских земель от набегов крымского хана и земельных притязаний турецкого султана, непреклонный сторонник православной веры своих отцов и дедов.

Князь Дмитрий Иванович Байда, попав в плен с небольшим отрядом казаков, принял мученическую смерть в Константинополе в 1563 г. Несколько столетий после его смерти пели украинские кобзари славу князю-воину, запорожцу и мученику за веру отцов.

Так славно начиналась история князей Вишневецких, которые строили крепости, православные храмы, сражались с захватчиками.

Но шло время и деревья, посаженные Люблинской и Брестской униями, стали приносить плоды: сначала материальные, в виде обширных владений на украинских землях, а затем и духовные, когда участились случаи перехода православных украинцев и белорусов в лоно католической церкви и окончательного ополячивания.

Еще в 1590 г., согласно постановлению Варшавского сейма все Левобережье Днепра было отдано «под залог» старосте Черкасскому и Каневскому князю Александру Корибуту-Вишевецкому. О неограниченной власти князя на этих землях свидетельствует жалованный привилегией польского короля Сигизмунда III: «… Имеет князь Александр Вишневецкий сам, его жена, дети и потомки те земли около реки Сулы, реки Удай, реки Солоницы, Уход, Лужок со всеми прилегающими к ним землями спокойно держать, закладывать замки, города и села на этих землях, людьми населять, костелы и церкви строить…»

И князь Александр строил и населял. Уже в том же 1590 г. у старого Лубенского городища был заложен новый город Лубны-Александров, а на древнем городище — новый город Пирятин и многие другие города. В 1592 г. польский король Сигизмунд III пожаловал Пирятину Магдебургское право и герб, на котором изображался «напряженный лук со стрелой».

В результате по реестру 1641 г. только на украинском Левобережье Днепра Вишневецким принадлежали 53 города и крупных села, среди которых, были Лубны, Хорол, Пирятин, Золотоноша, Миргород, Прилуки, Полтава, Гадяч, Лохвица, Ромны, Городня, Зеньков, Борзна и др.

Владения Вишневецких на левом берегу Днепра протянулись на сотни километров от устья Сулы до Конотопа и Глинска и насчитывали около 40 тысяч хозяйств и 425 мельниц. Эта огромная часть украинской земли получила название «Вишневеччина». Главная резиденция князя располагалась в Лубнах, в Золотоношу стекалась дань: по 5 талеров с каждого хозяина (за освобождение от панщины) и по 2 червонных золотых от каждого жернова его мельниц.

Отнюдь не отцами были в своих владениях князья Вишневецкие. Украинских крестьян здесь иначе не называли как «быдло», что означало скот. Об отношении князя к своим крестьянам можно судить по письму казацкого полковника Максима Кривоноса польскому воеводе Сандомирскому, где Кривонос объяснял причины, побудившие крестьян защищать свои права и жизнь, присоединившись к восстанию 1648 г. Богдана Хмельницкого. Максим Кривонос о князе Иеремие Вишневецком писал следующее: «…мучил людей, отсекал головы и сажал на кол; везде, в каждом городе среди рынка виселица, и теперь окажется, что посажены были на кол невинные люди, и священникам нашим (православным) он глаза буравом просверливал… Мы охраняя нашу веру и жизнь, должны были стать за свою обиду».

Как видно из этого письма, к угнетению национальному и феодальному— следствию решений Люблинской унии, добавилось еще и угнетение духовное — страдания за веру. И это тоже хорошо иллюстрируется в письме.

Брат славного Дмитрия Ивановича Вишневецкого-Байды Константин Иванович, староста житомирский, присягая в 1569 г. на унию Литвы и Польши, от имени всех Волынских магнатов просил короля не принуждать их к другой вере. Но спустя 30 лет после этой присяги сын его, князь Константин Константинович (1564–1641 гг.) под влиянием иезуитов принял католическую веру и ревностно внедрял ее в своих владениях.

Другим типичным представителем вероотступников из рода князей Вишневецких был князь Иеремия (1612–1651 гг.). Родители его были православные, а мать Раина Могилянка (урожденная молдавская княжна, двоюродная сестра Петра Могилы) отличалась особенной приверженностью к православию: она клятвой обязала — сына Иеремию не изменять своей вере, но Иеремия не исполнил своей клятвы. Получая образование в иезуитской школе во Львове, Иеремия 19-летним юношей принял католичество и с жаром ренегата всю свою жизнь насильно вводил чужую местному населению веру в своих обширных имениях на правом и левом берегах Днепра.

Сын Иеремии Михаил (1640–1673 гг.) тоже был ревностным католиком. В 1669 г. он был избран на польский престол, при нем были подписаны позорные Андрусовский мир (1669 г.) и не менее позорный Бучакский мир с турками после взятия ими главной крепости украинского Подолья — Каменец-Подольска (1672 г.). Умер Михаил Вишневецкий в возрасте 33 лет, не оставив потомства.



Галерея гербов земель Западной Украины



Галерея гербов земель Правобережной Украины


Говоря о роде Вишневецких, следует сказать несколько слов об их родовом гербе. На его красном поле были изображены золотой полумесяц рогами, обращенными вниз, под ним золотая шестиугольная звезда, а над полумесяцем крест. Как видим, символика герба отражает ранний период рода князей Вишневецких, когда христианский символ торжествовал над символами поверженных врагов. Достойным носителем этого герба был Байда-Вишневецкий. Позже эти эмблемы в различных вариациях носили гербы многих городов Левобережной Украины, входивших в частные владения Вишневеччины.

На этом краткую, но довольно наглядную картину трансформации земельных владений и взглядов Вишневецких можно закончить и вернуться к избираемым польским королям и их постоянному поиску денег. Если, как мы уже говорили, первым способом пополнения казны была отдача украинских земель «под залог» крупным феодалам, то другим постоянным источником пополнения казны польского короля и крупных феодалов было предоставление украинским городам так называемого Магдебургского права.

Магдебургское право — феодальное городское право немецкого города Магдебурга. Сложилось оно в XIII из разных источников, и, в том числе из привилегий, данных архиепископом Вихманом городскому патрициату в 1188 г.

Магдебургское право имело универсальный характер, т. е. трактовало различные виды правоотношений: деятельность городской власти, суда, вопросы земельной собственности в пределах города, устанавливало виды наказания за различные преступления. Особое место занимали нормы, регулирующие торговлю и ремесла, деятельность цехов и купеческих гильдий, порядок налогообложения.

Магдебургское право явилось юридическим закреплением успехов горожан в борьбе с феодалами за самостоятельность. Оно предоставляло городу право на самоуправление и собственный суд, право земельной собственности, освобождало город от бесконтрольного произвола феодальной зависимости.

В соответствии со статусом Магдебургского права города ежегодно производили денежные отчисления центральному правительству или феодалу, чьей собственностью они являлись. Однако, несмотря на тяжесть такой повинности, Магдебургское право в значительной степени ограничивало произвол и власть феодалов и, таким образом, способствовало развитию торговли, ремесел и науки.

В свою очередь, развитие ремесел и торговли приводило к росту благосостояния города и к еще большим отчислениям феодалам и королю. На стадии феодальных отношений статус Магдебургского права был выгоден всем — королю и центральному правительству, местным феодалам и населению города. Но не следует думать, что король, центральное правительство и феодалы, в чьи владения попала большая часть украинских земель, добровольно ограничивали свою власть. Дело в том, что в течение ряда столетий русские, украинские, белорусские, литовские и польские земли подвергались постоянным грабительским набегам со стороны крымских ханов и ногайских мурз. Эти набеги приносили разорение городам и селам: уничтожались посевы, угонялся скот, молодых мужчин, женщин и детей уводили в рабство. Особенно страдали украинские земли, находившиеся в непосредственной близости от Дикого Поля. Для отражения грабительских татарских набегов требовалось создание сильной оборонительной линии, а также больших военных отрядов на всем протяжении границ Речи Посполитой от Днестра до правых притоков Северского Донца (условная граница между польским и московским государствами проходила по водоразделам между бассейнами Днепра и Донца) Поэтому, вводя Магдебургское право в украинских городах, король, центральное правительство Речи Посполитой и магнаты перекладывали на плечи городов заботу об укреплении своих границ. Таким образом создавалась укрепленная линия, надежно защищающая центральные области от грабительских набегов без каких-либо финансовых затрат со стороны государства. Такая же политика осуществлялась и по отношению к городам, находящимся в частном владении.

В Польше организация жизни городов на основе Магдебугского права произошла еще в XIII–XIV вв. Большинство городов Правобережной Украины получили такое право в XV–XVI вв., а города Левобережной Украины — только в первой половине XVII в. В это время Магдебургское право имели следующие города Левобережной Украины: Чернигов, Новгород-Северский, Нежин, Стародуб, Почеп, Погар, Мглин, Полтава, Лубны, Миргород, Борзна, Хорол, Гадяч, Глухов, Пирятин, Кролевец. Остер, Козелец, Кременчуг. Первым, еще в 1585 г. Магдебургское право на Левобережной Украине получил Переяслав-Русский (теперь Переяслав-Хмельницкий). В числе первых был и Пирятин — 1592 год.



Гербы украинских гетманов


Говоря о городской геральдике Слободского края мы особо отмечаем процессы, имевшие место при становлении городов Левобережной Украины. Эти города, как правило, возникли (точнее, возродились из пепла спустя почти четыре столетия после монголо-татарского погрома 1240 г.) в XVII в., т. е. незадолго до 1654 г. Так, на месте старого Харьковского городища был основан новый город-крепость Харьков. Заселялись города и слободы Харьковского края большей частью украинцами, проживавшими ранее в городах и местечках Правобережной Украины, и поэтому уже знакомых с Магдебургским правом и его преимуществами. В этих условиях инициаторами получения такого права выступали не только король и магнаты, но и само население новых городов.

Присвоение Магдебургского права для каждого города сопровождалось получением так называемого «гербового привилея», который представлял собой грамоту, написанную на пергаментном свитке. Среди текста собственно грамоты был изображен в красках жалованный королем герб города. Изображение, помещенное на городском гербе, как правило, было и на городской печати. Герб и городская печать с этого момента становились обязательным элементом в делопроизводстве. Так, изображения, помещенные на гербе, были символом самоуправления города и помещались на городской ратуше зданий магистрата, башнях крепости, воротах, городских складах и других объектах городской собственности. Они наносились на такие контролируемые предметы, как весы и гири. Так, городской герб стал обязательным атрибутом в торговле города. В документах XVII в. о порядке ведения дел по Магдебургскому праву отмечалось: «…смотреть, чтобы меры имели на себе городской знак…», т. е. герб. Но наибольшее употребление герб получил в городской канцелярии, фигурируя на всех городских печатях. Любые документы обязательно скреплялись городскими печатями. Отсюда два понятия — «городской герб» и «городская печать» — становились идентичными и отождествлялись. Как правило, городские гербы Левобережной Украины выдавались или, как тогда говорили, были пожалованы городу вместе с Магдебургским правом. Поэтому они носили название «пожалованных» (по-польски «наданных». — И.С.). Пожалованные гербы создавались по правилам геральдики, принятым в то время в Польше. В основном на них изображались схематические геральдические фигуры, часто не связанные с историей города, с его особенностями. Эти геральдические фигуры имели стандартный вид и набор их был ограничен. Поэтому отличие одного герба от другого заключалось в различных комбинациях таких фигур и в их цветовой окраске. На гербах, полученных городами Левобережной Украины путем раздачи жалованных привилеев, преимущественно изображались кресты, звезды, полумесяцы, подковы, предметы вооружения, стены, башни, ворота, крепости, птицы, звери и другие подобные стандартные геральдические фигуры. Так, геральдические фигуры, помещенные на Харьковском гербе, отражающем полковой период города, были далеко не оригинальными и практически входили в то же «семейство» стандартных изображений, характерных для гербов городов Левобережной Украины. В качестве примера можно назвать старый герб Полтавы; «…в щите белого поля лук напряженный со стрелой, пронзающей сердце». Герб Хорола изображал по диагонали «остриями вниз перекрещенные стрелу и саблю».

Клеопатра VII. Очерк жизни и деятельности последней царицы Египта (часть I)

Алексей Мартынов. Донецкий Национальный университет, исторический факультет, III курс

В основу работы положен доклад автора на VII Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (17–18 мая 2007 г.) в Донецком Национальном университете «Проримская ориентация и имперские проекты Клеопатры VII».


Клеопатра и Цезарь

Последняя правительница эллинистического Египта Клеопатра VII является одной из наиболее известных женщин античности, ее образ давно уже превратился из собственно исторического в литературный. Жизнь и деятельность Клеопатры, со смертью которой прекратила свое существование некогда могущественная династия Птолемеев, пришлась на бурную, насыщенную яркими событиями эпоху. Кризис эллинистических государств на Востоке, активное развитие Римской республики на Западе, гражданские войны в Риме и его превращение в мировую (по древним масштабам) империю, — все эти, а также многие другие исторические события не могли не отразиться на судьбе Египта и его знаменитой царицы. В условиях, когда Египетское царство уже подошло к своему историческому финалу, правление Клеопатры было последней попыткой сохранить великую страну от поглощения ее Римом, используя при этом римских же вождей — сначала Юлия Цезаря, а затем Марка Антония.

В данной статье автор хотел бы представить краткий очерк жизни и деятельности Клеопатры VII, исходя из анализа античных источников и современной историографии древнего мира. Большую часть письменных сведений о Клеопатре содержат труды известных греческих авторов Плутарха (II в. н. э.), Аппиана Александрийского (II в. н. э.), Диона Кассия (III в. н. э.), а также римских историков. Важным источником о правлении Клеопатры является эпиграфический и нумизматический материал, но он, к сожалению, невелик. В обозримом будущем ценную информацию об эпохе Клеопатры могут дать проводимые археологические раскопки. Французский подводный археолог-любитель Франк Годдио недавно обнаружил останки дворца последних Птолемеев, среди которых были найдены вещи, якобы принадлежавшие Клеопатре. 20 мая 2006 г. эти находки были представлены в Берлине на выставке «Затопленные сокровища Египта».

Следует особо отметить, что как античные, так и новые историки большую роль отводили именно личным качествам египетской царицы, приписывая ей демонические черты. Образ Клеопатры был в известной степени мифологизирован враждебной ей римской историографией. Однако все исследователи сходятся в том, что царица, несмотря на некоторый авантюризм, была достаточно умным и расчетливым историческим деятелем и не уступала в этом своим знаменитым современникам и оппонентам. Это единодушие оценок свидетельствует, что персональные качества Клеопатры действительно были незаурядными и их характеристика заслуживает подробного освещения.



Египетская статуя Клеопатры VII из базальта


Наследие Птолемея Авлета

Клеопатра VII родилась в 69 г. до н. э., будучи второй дочерью царя Птолемея XII А влета. Имя Cleopatra (греч. «славная благодаря отцу») было традиционным для женщин из династии Птолемеев, и царская дочь стала седьмой в этом списке. О детстве и юности Клеопатры почти ничего не известно, но можно предположить, что уже в ранние годы она попала в атмосферу постоянных переворотов и дворцовых интриг.

Царь Птолемей XII (правил в 80–51 до н. э., с перерывами) был бездарным государственным деятелем и проводил жизнь в развлечениях. За разврат и увлечение игрой на флейте александрийцы презрительно прозвали царя Авлетом, что означает «флейтист». Во времена своего расцвета царство Птолемеев, благодаря большому экономическому потенциалу, играло руководящую роль на Востоке и теснило континентальные государства. Но при царе-флейтисте Египет окончательно превратился в римский протекторат и находился в глубоком экономическом кризисе. Опасаясь народных восстаний и оппозиции александрийской знати, Птолемей XII опирался на военную силу римлян, расплачиваясь за помощь независимостью своей страны. В 63 г. против царя вспыхнуло восстание, которое с трудом было подавлено. Тем не менее, уже в 59 г., после заключения неравноправного договора о дружбе с Римом, в столице Александрии началось очередное восстание, и царь был вынужден бежать с семьей в Рим. В 58 г. при пассивном сопротивлении Авлета у династии Птолемеев отторгли остров Кипр (он был превращен в римскую провинцию), а сам царь вынужден был несколько лет просить римский сенат о военной помощи, обещая всевозможные преференции. Наконец, в 55 г. легионы римского полководца Авла Габиния вторглись в Египет и восстановили Птолемея XII на престоле. Вернувшись, царь казнил свою дочь Беренику, которая в его отсутствие провозгласила себя царицей, и организовал кровавую расправу над политическими противниками. Царь утратил самостоятельность не только во внешней, но даже во внутренней политике, поскольку страна была отдана на разграбление римскому торгово-ростовщическому капиталу, у которого царь-сателлит брал огромные займы. Хотя во многих местах происходили крестьянские восстания, экономика Египта еще держалась, что позволяло Авлету иметь доходы до 12.500 талантов в год (1 талант тогда был эквивалентом примерно 25 кг золота).

Надо полагать, государственный бюджет Египта был аналогичным и во времена Клеопатры, когда наступила относительная стабильность.

Правление Птолемея Авлета и его вассальная проримская ориентация во многом предопределили политику его наследников. Экономически Египет был еще достаточно крепок, однако его военно-политическая система давно уже деградировала, последние Птолемеи не имели прочной социальной опоры даже в Александрии, а содержать сильную армию им мешали собственное расточительство и огромные внешние долги. Как отмечал известный российский историк античности М.И. Ростовцев, именно эти факторы в итоге погубили египетский эллинизм:

«Египет в сравнении с другими эллинистическими государствами и даже с Римом всегда был самым богатым.

Птолемеи были всемирными банкирами, и они были вполне способны использовать свое финансовое могущество. Но это могущество было односторонним…Деньги не могли создать прочной власти. Для духа нации было характерно безразличие — пассивное послушание слуг, у которых отсутствовали всякая инициатива, всякое воодушевление, всякий патриотизм, все мысли которых полностью концентрировались на проблемах хлеба насущного и экономической выгоды» («Социально-экономическая история античного мира», Оксфорд, 1941). В условиях, когда правящий режим оказался в социальной изоляции, ориентация на Рим становилась даже средством гарантии власти и ее защиты от внутренних посягательств. Польский историк Александр Кравчук отмечал: «Птолемей XII, безусловно, не видел никакого выхода и спасения ни для себя, ни для своего царства. Египет мог существовать только в качестве римского сателлита, и только слабость давала возможность уцелеть. Рим допускал существование лишь таких государств, которые ни при каких обстоятельствах не могли стать для него опасными. Поэтому единственное, что оставалось Птолемею, — это постараться как можно дольше сохранить для себя и своих потомков выгодную должность царя милостью Рима, пока великодержавный молох не поглотит все»

(«Закат Птолемеев», М, 1973).

Военно-политическая зависимость от Рима, скрепленная огромным внешним долгом Птолемея XII, стала сильным ударом по суверенитету Египта.


Династическая борьба

Весной 51 г. царь Авлет благополучно скончался. Согласно его завещанию, трон заняли старшая из двух живых дочерей (Клеопатра VII) и старший из двух сыновей (Птолемей XIII, в то время еще подросток). Гарантом своей последней воли покойный царь назвал Рим. Тем не менее, между братом и сестрой сразу же началась схватка за власть.

В этот же период Египет постигла жестокая засуха, в связи с чем был издан указ двух соправителей, предписывавший везти весь хлеб в Александрию, где, видимо, начался голод. Этот указ, датируемый сентябрем-октябрем 50/49 г., стал одним из первых законодательных актов Клеопатры-царицы. Вот его текст:

«По приказу царя и царицы. Никому не разрешено закупать в номах (административно-территориальный район) выше Мемфиса пшеницу или стручковые плоды и ввозить их в Дельту или Фиваиду ни под каким видом. Ввоз же указанных товаров разрешен в Александрию беспрепятственно. Уличенный в нарушении сего постановления подлежит смертной казни.

Желающие донести на нарушителей этого постановления пусть обращаются к стратегам соответствующего нома. Доносчик получит из подлежащего конфискации имущества (преступника) одну треть; если же он раб, он получит свободу и одну шестую вдобавок».

После двухлетних дворцовых интриг регент малолетнего Птолемея XIII евнух Потин и царский военачальник Ахилла изгнали Клеопатру из города, и власть оказалась в руках царедворцев. Однако Клеопатра, которая, видимо, уже получила к этому времени определенный политический опыт, бежала в Сирию и там, используя свое царское имя, начала собирать войска против регентов брата. Династическая распря грозилась перерасти в вооруженный конфликт.

В это время в Риме началась гражданская война между Юлием Цезарем и Помпеем, на стороне которого выступили республиканцы. С начала 48 г. война переместилась на Балканы, косвенно включив в свою сферу Египет. Регенты Птолемея XIII вынуждены были предоставить Помпею хлебные запасы и флот. В августе 48 г. Помпей был разбит Цезарем при Фарсале в Греции, откуда бежал в Египет. Поскольку покойный Авлет был обязан Помпею возвращением на престол, последний считался покровителем египетского двора; именно у Помпея хранилась копия завещания Авлета. Понятно, что теперь Помпей рассчитывал на помощь своих давних клиентов. Однако и Цезарь немало помог Авлету в укреплении его власти, поэтому регенты Птолемея XIII решили убить Помпея в угоду Цезарю.

Однако победитель, прибывший в Александрию, резко осудил это самоуправство по отношению к римскому полководцу. Кроме того, Цезарь потребовал выплатить ему 17, 5 млн драхм, которые покойный царь был должен Риму, а также высказался за возвращение Клеопатры на трон, согласно царскому завещанию. Конфликт между Цезарем и александрийской элитой, особенно его вмешательство в династическую распрю, привел к Александрийской войне (осень 48 — весна 47 г.), в ходе которой регенты Птолемея XIII были разбиты, а сам он погиб. Александрийская война была попыткой египетской элиты проводить самостоятельную от Рима политику, в ней участвовали широкие слои александрийского общества. Победа Цезаря в этой войне окончательно утвердила римское влияние в регионе, не допустив никаких военно-стратегических изменений в пользу Парфянского царства, в то время главного римского противника на Востоке.

Еще одним важным итогом войны стали переход Клеопатры в лагерь Цезаря и ее окончательное утверждение на египетском троне как союзницы Рима.



Бюст Клеопатры VII из Antiken Museum в Берлине. На Клеопатре царская диадема и повязка на волосах.


Союз с Цезарем

Узнав о прибытии Цезаря в Александрию, опальная царица решила любыми средствами добиться его поддержки в борьбе с династическими соперниками, тем более что после смерти Помпея Цезарь остался единственным покровителем Птолемея Авлета, к которому она могла обратиться как его наследница. Античные авторы красочно описывают этот исторический эпизод, подчеркивая, что именно обаяние молодой царицы заставило великого римлянина поддержать ее.

Вот что рассказывает об этом Кассий Дион:

«Сначала Клеопатра вела свою тяжбу с братом у Цезаря через других людей, но как только она разведала его натуру (был он сластолюбив в высшей степени и имел дело со многими разными женщинами, с кем попало), она написала ему, заявляя, что друзья ее предали и ей необходимо самой лично защищать свои интересы. Ибо была она прекраснейшей из женщин и находилась тогда в самом расцвете красоты. У нее был чудеснейший голос, и благодаря своему обаянию она умела разговаривать со всяким. Видеть и слышать ее было великое наслаждение, поэтому она и могла повергнуть любого: и человека хладнокровного, и немолодого. Цезаря она решила поразить этим обычным способом и возложила на свою красоту все надежды на достижение благоприятного исхода дела. Она попросила разрешения предстать пред его очами.

Получив его, она красиво оделась, однако с таким расчетом, чтобы вид ее был преисполнен достоинства и вместе с тем вызывал бы сострадание. С таким замыслом она прибыла в Александрию и ночью тайно от Птолемея проникла во дворец.

Цезарь, увидя ее и едва услышав ее голос, мгновенно был покорен ею, а наутро он послал за Птолемеем и стал пытаться их помирить. Цезарь, намеревавшийся прежде быть судьей над Клеопатрой, стал теперь ее защитником»

(«Римская история», кн. Х1Л1, гл.34).

Не менее ярко о том же сказано у Плутарха:

«Клеопатра, взяв с собой лишь одного из друзей, Аполлодора Сицилийского, села в маленькую лодку и при наступлении темноты пристала вблизи царского дворца. Так как иначе трудно было остаться незамеченной, то она забралась в мешок для постели и вытянулась в нем во всю длину. Аполлодор обвязал мешок ремнем и внес его через двор к Цезарю. Говорят, что уже эта хитрость Клеопатры показалась Цезарю смелой и пленила его. Окончательно покоренный обходительностью Клеопатры и ее красотой, он примирил ее с царем для того, чтобы они царствовали совместно»

(«Цезарь», гл.49).

С этой версией античной историографии согласны многие современные исследователи, например итальянский историк начала XX в. Гульельмо Ферреро:

«Сама совершенно холодная и бесстрастная, по природе неспособная к искреннему чувству, молодая царица была одной из женщин, одаренных безошибочным инстинктом для привлечения мужчин. Она могла быть скромной девушкой, слишком стыдливой для того, чтобы раскрыть свои полусознательные чувства ревности, покорности и самозабвения, или женщиной, увлеченной порывом пылкой и беззаветной страсти… Цезарь как раз вышел тогда из одного из наиболее бурных периодов своей жизни, его стремление к наслаждению было увеличено его недавними успехами, ожиданием еще больших в будущем, долгим периодом воздержания и суровыми лишениями походной жизни»

(«Величие и падение Рима», том 2 «Юлий Цезарь», М. 1916).

Но не все ученые с этим согласны, верно предполагая, что причиной вмешательства Цезаря в династические распри Птолемеев имели более серьезные основания и были вызваны в первую очередь политическими причинами. Советский историк С.Л. Утченко считал Александрий скую войну авантюрой Цезаря, которая выходит за рамки римской гражданской войны и не поддается рациональной логике; «демоническое обаяние» Клеопатры при этом не имело значения («Юлий Цезарь», М, 1976). Современный французский историк Робер Этьен также отрицает значение личных качеств царицы, подчеркивая, однако, что Цезарь руководствовался исключительно политическими интересами и проводил выгодную Риму политику («Юлий Цезарь», М, 2003). Российский антиковед Ю.Б. Циркин считает, что союз диктатора и царицы вообще был случайным: «Цезарь решил вмешаться в междоусобную борьбу в Египте. Было ясно, что тот, на чью сторону встанет Цезарь, будет иметь больше шансов на победу, в результате которой Рим станет окончательно полновластным хозяином в стране. С этой точки зрения Цезарю было абсолютно безразлично, на чью сторону встать. Но дело решил чисто субъективный фактор» («Гражданские войны в Риме. Побежденные», СПб, 2006).

Тем не менее, нельзя отрицать, что «субъективный фактор» (персональные качества Клеопатры) все-таки сыграл определенное значение, и выбор Цезаря пал именно на молодую царицу, а не на ее конкурентов. В итоге Клеопатра стала не только возлюбленной Цезаря, но и его креатурой на египетском троне.

Еще во время Александрийской войны Цезарь, опираясь на свои диктаторские полномочия, возвратил Египту остров Кипр, аннексированный Римом в 58 г. и превращенный в провинцию. По словам Диона Кассия, этот дар должен был успокоить враждебных Риму александрийцев. Впоследствии Кипр был передан под власть Клеопатры, которая направила туда специального стратега и даже чеканила на острове свою монету. В Египте были дислоцированы четыре римских легиона, которыми командовал доверенный вольноотпущенник диктатора Руфин. По словам биографа Цезаря Светония (II в. н. э.), эти войска должны были поддерживать порядок в Египет, поскольку сам Цезарь опасался превращать в провинцию столь богатое ресурсами царство. Оставляя Клеопатру на троне, Цезарь рассматривал ее как свою ставленницу. Тем не менее, во внутренней политике царица могла действовать вполне независимо.

Одержав победу в марте 47 г., Цезарь покинул Александрию только через два месяца, проводя это время в развлечениях и пирах с Клеопатрой. По рассказу Светония и Аппиана, Цезарь и Клеопатра совершили увеселительное путешествие по Нилу на 400 судах, пока, наконец, недовольные легионеры не отказались идти далее, чем заставили диктатора вернуться. Возможно, эти рассказы несколько преувеличены античной традицией, однако нельзя отрицать, что Клеопатра имела определенное влияние на диктатора. Дион Кассий (XLII, 44) писал: «Цезарь покорил Египет, но не превратил его в римскую провинцию, а преподнес Клеопатре, ради которой вел войну с египтянами. Боясь, однако, как бы египтяне, отданные во власть женщины, не затеяли снова государственный переворот, и их опасения, что римляне разгневаются на него за связь с Клеопатрой, Цезарь приказал ей выйти замуж за ее другого брата, за Птолемея XIV, и на словах передал власть им обоим. На деле же Клеопатре предстояло править одной, ведь муж ее был еще ребенок, и ей благодаря благоволению Цезаря не было ни в чем преграды, так что под видом брака с братом она владела властью совместно с ним, а в действительности царствовала одна и жила с Цезарем».



Гай Юлий Цезарь. Скульптура 1798 г. Лувр


Младшая сестра Клеопатры Арсиноя IV, провозглашенная александрийцами царицей во время войны, была низложена, взята в почетный плен и в 46 г. как пленница проведена в египетском триумфе Цезаря. После этого Арсиноя уехала в Малую Азию, где осталась при храме Артемиды в Милете, опасаясь козней со стороны Клеопатры. Малолетний Птолемей XIV пока что также не представлял для Клеопатры угрозы.

Таким образом, союз с Цезарем и его покровительство сделали Клеопатру полновластной правительницей Египта. Следуя в фарватере римской политики, она тем самым продолжала традиции своего отца Птолемея Авлета, а личная связь с Цезарем позволяла ей значительно поднять как собственный статус, так и статус своего царства. Сын, родившийся у Клеопатры от Цезаря вскоре после Александрийской войны, должен был еще более укрепить этот альянс. В конце мая 47 г. положение в Римском государстве чрезвычайно обострилось: в Африке и Испании продолжалась гражданская война, в Италии начались военные мятежи и народные беспорядки, в Малую Азию вторгся царь Понта Фарнак, захвативший у римлян значительные территории. Эти проблемы требовали немедленного отбытия Цезаря, и он вынужден был уехать. «Клеопатра, — пишет Кассий Дион (XLII.45), — еще долее задержала бы Цезаря в Египте или немедленно отправилась бы вместе с ним в Рим, если бы Фарнак не вызвал Цезаря и оттуда к великой его досаде и не помешал бы спешить в Италию». Диктатору понадобилось еще три года, чтобы справиться со своими противниками в Азии, Африке и Испании и стать полновластным правителем Римской державы. Только после этого он смог пригласить Клеопатру в Рим и начать подготовку к своим грандиозным планам, в которых царица якобы прямо участвовала.


Клеопатра в Риме. Великие планы

Сохранилось мало сведений о деятельности Клеопатры в период, когда Цезарь умиротворял римские провинции на Востоке и завершал гражданские войны на Западе. Можно с уверенностью предполагать, что молодая царица не теряла времени даром, а укрепляла свою власть и… вынашивала грандиозные планы.

Дважды (в 46 и 44 гг.) Клеопатра посетила Рим. Цезарь официально приглашал ее как «друга и союзника римского народа», одарил богатыми дарами, однако римское общество знало о связи между диктатором и царицей, что вызвало резкую критику в республиканских кругах. Цезарь действительно слишком явно оказывал покровительство Клеопатре. Например, рядом с храмом Венеры, прародительницы рода Юлиев, который торжественно открыли в 46 г., по приказу Цезаря установили статую Клеопатры. Этот памятник из слоновой кости изваял известный тогда греческий скульптор Аркесилай. По воспоминаниям видного римского политика Цицерона, и сама Клеопатра вела себя вызывающе. Будучи политическим противником режима Цезаря, великий оратор крайне негативно воспринял его связь с царицей, которая противоречила всем римским традициям. В одном из своих писем Цицерон упоминает неких Аммония и Сару— фаворитов Клеопатры, вызвавших у него особенное раздражение: «Царицу я ненавижу; что я по праву так поступаю, знает Аммоний, поручитель за ее обещания, которые имели отношение к науке и соответствовали моему достоинству… О Саре я узнал, помимо того, что он негодный человек, что он, сверх того, еще заносчив по отношению ко мне: всего один раз видел я его у себя в доме; на мой любезный вопрос, что ему нужно, он сказал, что ищет Аттика. О гордости же самой царицы, когда она находилась в садах за Тибром, не могу вспомнить без сильной скорби» («Письма к Аттику», кн. XV, письмо 15, § 2). Итак, Цицерона разгневало уже само невнимание к такому известному деятелю, как он, несоблюдение Клеопатрой и ее свитой принятых в Риме правил поведения. Разумеется, аналогично думали и другие республиканцы, ведь Цицерон был их главным идеологом. Противники Цезаря, принявшие затем участие в заговоре Брута и Кассия, начали против диктатора пропаганду.

После победы Цезаря в гражданской войне (лето 45 г.), провозглашения его пожизненным диктатором и императором, «Юпитером Юлием» и предоставлением ему других невиданных почестей, в Риме заговорили о стремлении Цезаря стать царем. Традиции Римской республики отождествляли царскую власть с попранием свободы и неограниченной тиранией, за подобные устремления обычай предполагал смертную казнь. Цезарь же планировал в это время крупный военный поход против Парфии, в связи с чем возникли слухи, что после победы Цезарь женится на Клеопатре и объявит Египет «средоточием своей царской власти над всеми землями и морями», — так пишет современник Клеопатры Николай Дамасский, одно время находившийся при ее дворе в качестве ритора («Жизнь Цезаря», XX, 68). По версии Светония, эти слухи обвиняли Цезаря в стремлении перенести столицу из Рима в Александрию.

Некоторые новейшие ученые объясняют «царские страсти» Цезаря влиянием Клеопатры. Г.Ферреро писал:

«Клеопатра, единственная женщина, игравшая такую страшную роль в падении великой Республики и думавшая убедить Цезаря жениться на себе, продолжала своим соблазном, словами и примером будить в нем страсть к царской власти». Российский историк Р.Ю. Виппер: «У римлян со времени Суллы было какое-то влечение к востоку: его формам жизни, обстановке, религиозным обрядам и понятиям. У Цезаря эта черта выступает с особенной силой и более всего после посещения Египта и Сирии»

(«Очерки истории Римской империи», М. 1908).

Известный востоковед начала XX в. Б.А. Тураев: «Цезарь, создавая на Западе новые формы, нашел чему поучиться у страны тысячелетней культуры и государственности. Он был фараоном, правившим Римской республикой. Он воспринял фараоновское божественное достоинство; имя Цезаря делается таким же полунарицательным, как имя Птолемея; постепенно республиканские формы заменяются бюрократическими. Сам Рим теряет свой характер и превращается в бюрократически управляемую Александрию на Тибре; даже его должностные лица находят себе соответствие в александрийских» («История Древнего Востока», М, 1936). Наибольшее развитие данная концепция получила в работе известного немецкого историка Эдуарда Мейера «Монархия Цезаря и принципат Помпея» (Штутгарт, 1918), в которой он противопоставляет государственные проекты «монархиста» Цезаря и более умеренного, лояльного к республиканским формам Помпея. Главной причиной «монархических устремлений» Цезаря Эд. Мейер считал именно эллинистическое влияние, в т. ч. и роль Клеопатры. В первой половине XX в. концепция Эд. Мейера была чрезвычайно популярна в западной историографии.



Клеопатра и Цезарь. Картина художника Жан Луи Жерома (1866 г.)



Смерть Цезаря. Картина художника Жан Леон Жерома


Однако большая часть историков, признавая монархические тенденции в деятельности Цезаря, тем не менее, отрицают, что он стремился получить царский титул. О том же свидетельствуют и античные авторы. Конечно же, это не сводит со счетов ни личного влияния Клеопатры, ни опыта, полученного Цезарем на Востоке, однако речь правильнее вести скорее о попытках диктатора соединить римские и эллинистические обычаи, чем о стремлении к царской власти.

Восточные планы Цезаря действительно были грандиозными. Подробнее всех о них пишет Плутарх: «Многочисленные успехи не были для деятельной натуры Цезаря основанием спокойно пользоваться плодами своих трудов. Напротив, как бы воспламеняя и подстрекая его, они порождали планы еще более великих предприятий в будущем и стремление к новой славе, как будто достигнутая его не удовлетворяла. Это было некое соревнование с самим собой, словно с соперником, и стремление будущими подвигами превзойти совершенные ранее. Он готовился к войне с парфянами, а после покорения их имел намерение, пройдя через Гирканию вдоль Каспийского моря и Кавказа, обойти Понт и вторгнуться в Скифию, затем напасть на соседние с Германией страны и на самое Германию и возвратиться в Италию так, чтобы со всех сторон империя граничила с Океаном» («Цезарь», 58). Участвуя в этих планах, Клеопатра имела шанс расширить свое ослабленное царство, интегрировать Египет в новую мировую систему, которой правил ее фактический супруг и соправитель. Официальный брак Цезаря и Клеопатры, представительницы некогда могущественных Птолемеев, могущий состояться после завоевания Парфии, в таком случае действительно знаменовал бы синтез римской и эллинистической цивилизаций. (Светоний пишет, что Цезарь якобы готовил специальный законопроект, позволявший ему многоженство «для рождения наследников»). Сын Клеопатры Птолемей XV по официальному разрешению диктатора был назван Цезарионом и, наверное, должен был стать его наследником, будущим правителем империи.

Эта версия достаточно популярна среди новейших исследователей. Немецкий историк Герман Бенгтсон писал: «Благодаря рождению Цезариона, которого мы уверенно можем считать сыном Цезаря, положение Клеопатры заметно упрочилось. Да и всемогущий римский диктатор наконец получил сына, в котором ему было отказано в браке с Кальпурнией. Этот сын стал теперь законным наследником трона фараонов; тем самым Клеопатра теснейшим образом связала своего любовника с судьбой птолемеевской династии. Хотя царица не была формально законной супругой Цезаря, она все же была царицей Египта и в качестве протеже Цезаря, по римским понятиям — его клиентки, пользовалась его личной защитой. В Египте отцовство Цезаря также было воспринято безоговорочно. Жрецы Гермонфиды (крупный религиозный центр в эпоху Птолемеев) утверждали, что сына Клеопатры зачал бог Ра, приняв образ Цезаря. На стене храма в Гермонфиде они реалистически изобразили рождение царевича. Таким образом, союз Цезаря и Клеопатры был узаконен перед всем миром. Иначе, разумеется, думали об этом римляне» («Правители эпохи эллинизма», М, 1982). Аналогично мнение Ю.Б. Циркина: «Клеопатра надеялась, что связь с Цезарем не только утвердит ее на александрийском троне, но и сделает соправительницей всего римского мира. Особые надежды она возлагала на Цезариона, рассчитывая, что уж своего сына Цезарь не забудет, а за его спиной (она ведь была много моложе Цезаря) властвовать будет именно она».

Однако убийство Цезаря заговорщиками (15 марта 44 г.) разрушило эти великие и дерзкие планы. В Риме начался острый политический кризис. Поход против Парфии, в который Цезарь, по словам Аппиана, должен был выступить уже 18 марта, провалился. В тех условиях оставаться в Риме было небезопасно, и Клеопатра бежала в Египет. Если верить письмам Цицерона («К Аттику», XIV, 20,2), в это время царица была беременна, и по пути у нее случился выкидыш. Судя по радости Цицерона по поводу того, что сын Цезаря так и не родился, республиканцев беспокоила возможность появления на свет еще одного наследника. Может быть, именно опасения потерять трон заставили Клеопатру отравить своего брата Птолемея XIV, уже близкого к совершеннолетию (по другой версии, он был убит еще в 46 г.). Избавившись от династического соперника, Клеопатра могла более уверенно себя чувствовать, тем более что в Египте продолжали стоять четыре легиона, оставленные там Цезарем.

Однако в жизни царицы наступил новый этап, впереди была неизвестность. Со смертью Цезаря Клеопатра потеряла не только великого друга и покровителя, была разбита мечта, которую она вынашивала уже несколько лет — мечта о великой восточной империи. В Риме начинался очередной этап гражданских войн, царице снова предстояло выбирать, к кому из римлян примкнуть, кто лучше гарантирует сохранение ее власти. Последующие события показали, что Клеопатра не отказалась от своих грандиозных планов и все равно искала союзников для их выполнения. После убийства Цезаря таким союзником стал его ближайший друг и соратник Антоний.

(Окончание следует)

Легенды и мифы украинского казачества

Эта статья пришла в наш адрес по электронной почте. Отправитель честно предупредил, что она взята из ресурсов Интернета. После долгих колебаний, редакция решилась на публикацию этого материала, как представляющего точку зрения, альтернативную ныне навязываемой. Уважаемому (но неизвестному для нас) автору статьи, по обращению в редакцию, гарантируется выплата гонорара.


14 октября в Украине отмечается День украинского казачества. Правда, не знаю, насколько широко население страны вообще осведомлено о столь значимом национальном празднике.

Но сейчас речь пойдет не о праздничных мероприятиях, а, собственно, о самих казаках.

У большинства жителей Украины сложился стойкий стереотип казака как борца за свободу и независимость, защитника веры, образец вольницы, храбрости, отваги и прочих других атрибутов воинской профессии.

При слове “казак” люди могут вспомнить Тараса Бульбу, Богдана Хмельницкого, может быть, Петра Сагайдачного. И все… Познания в этой области истории ограничиваются скупыми словами школьных учебников, отложившихся в памяти, к тому же не в полном объеме.

Вот и решил я восполнить этот небольшой пробел в знаниях народных, так сказать, напомнить: кто же они были, казаки, на самом деле, как жили, чем дышали.

Начну с самого названия — Украинское казачество. Если вспомнить названия других казачьих войск, существовавших на территории Восточной Европы и Азии, то сразу бросается в глаза, что только, так сказать, “наше” войско получило в последнее время национальное название. Все остальные казаки назывались по географическому признаку: Донские, Терские, Яицкие, Семиреченские и т. д. Да и “наших” казаков всю их историю не называли украинскими. Запорожские, Днепровские — да, а вот украинские — нет. И причина здесь очень простая: в казаки уходили не только украинцы, но и русские, татары, турки, молдаване, поляки, белорусы, греки и многие, многие другие. Поэтому и нельзя было их приписывать к какой-то нации в силу разношерстности как национального, так и религиозного состава казачества.



Запорожские казаки


Термин “Украинское казачество” появилось уже в XX веке, когда украинскому национальному движению понадобился яркий образ великой истории украинского народа. То есть, термин был попросту “притянут за уши” для осознания собственной исторической значимости. И вот какой вопрос еще при этом возникает: в современную территорию Украины входят бывшие земли не только Запорожского казачьего войска, но и области Войска Донского. Так что же тогда — они не казаки, потому что не украинцы или не достойны памяти своих потомков? Может, стоило назвать праздничный день просто Днем казачества?

Теперь попробую развеять еще несколько укоренившихся мифов о днепровских казаках (позволю себе называть их именно так).

Не будем сейчас обсуждать проблему возникновения казачества, как такового. Здесь также существует множество мифов и догадок. Возникли себе и возникли. Только один аспект этого процесса — из кого оно возникло, их воинство.

По самой распространенной версии, казачество сформировалось из беглых крестьян, горожан и прочего люда, который по каким-то причинам не мог или не хотел жить в рамках существовавших тогда соседних государств. Здесь мы опять возвращаемся к тому, что беглецы эти были из многих стран, и отождествлять их только с украинским этносом в корне не верно. Достаточно хотя бы вспомнить имена и фамилии большинства гетманов запорожцев: Венцеслав Свитольдович (1401–1439), Предслав Лянцкоронский (1506–1512), Евстафий Дашкевич (1506–1536), Дмитрий (Байда) Вишневецкий (1550–1563), Евстафий Ружинекий (1565), Иван Свирговский (1567–1574)… И так далее. Что-то не заметно среди них украинских фамилий, а сплошь польские да литовские. Да еще и шляхетские. Может, на самом деле казачество вернее называть польским? Тем более, что и территория, которую в те годы занимали днепровские казаки, контролировалась Речью Посполитой.

Итак, расселились, значит, эти самые собравшиеся из разных городов и весей люди на Днепре и сразу начали турок да татар воевать. Возникают тут же вопросы: а откуда это они так мастерски научились владеть оружием; да и вообще, откуда это оружие взялось; а чем они питались, а где брали боеприпасы, одежду и прочий бытовой скарб, инструменты? Существует несколько версий ответов на эти вопросы.

Некоторые историки и публицисты считают, что организация казачества напоминала духовно рыцарские ордена средневековья. Я даже встречал такое мнение, что вообще слово “рыцарь” имеет славянское происхождение. Такая точка зрения возникла еще в XVI–XVII веках, когда польско-литовские авторы пытались оправдать большое количество польской шляхты в рядах казаков. Эта версия дает нам возможность представить, что казачество получало материальные блага от церкви или благодарных селян за защиту от иноземных захватчиков. Но, присмотревшись к устройству казачьей вольницы, можно отмести эту версию полностью. Православный митрополит и основатель Киевской духовной академии Петр Могила относился к казакам с нескрываемой враждой и презрением, называя их в печати “ребелизантами”. Сравнивать сечевую старшину с капитулом, а кошевого атамана с магистром ордена — величайшая пародия на европейское средневековье. Да и по внешнему виду казак походил на рыцаря столько же, сколько питомец любой восточной орды.



Макет Сечи


П. Кулиш собрал на этот счет яркий букет показаний современников, вроде оршанского старосты Филиппа Кмиты, изображавшего в 1514 году черкасских казаков жалкими оборванцами, а французский военный эксперт Дальрак, сопровождавший Яна Собесского в знаменитом походе под Вену, упоминает о “дикой милиции” казацкой, поразившей его своим невзрачным видом.

Раз “рыцарская” теория отпадает» рассмотрим другую — так сказать, демократическую. Беглые люди, объединившись в ватаги, почуяв волю и полную безнаказанность на окраинах тогдашних Польши, России, Турции, начали добывать себе необходимый “прожиточный минимум” путем грабежа и разбоя. Причем совершенно неважно было, кого грабить: русских, украинцев, поляков, татар. Для пополнения собственной “корзины потребления” годились все. Да и откуда могла взяться привязанность к какому-то народу, если в рядах казачьих ватаг, как мы уже знаем, присутствовали представители десятка национальностей. Вот и выходит, что ели, одевали и сражались казаки тем, что смогли захватить. Это их во многом роднит с пиратами. Только они были сухопутными пиратами.

Причем и сама демократия, то есть власть народа, у казаков трактовалась по-своему, а конкретнее, как полное безвластие. Они воспитаны были в духе отрицания государства. К своему собственному войсковому устройству, которое могло бы рассматриваться как прообраз государства, у них существовало малопочтительное отношение, вызывавшее всеобщее удивление иностранцев. Популярнейший и сильнейший из казачьих гетманов Богдан Хмельницкий немало терпел от своевольства и необузданности казаков. Все, кто бывал при дворе Хмельницкого, поражались грубому и панибратскому обхождению полковников со своим гетманом. По словам одного польского дворянина, московский посол, человек почтенный и обходительный, часто принужден был опускать в землю глаза. Еще большее возмущение вызвало это у венгерского посла. Тот, несмотря на радушный прием, оказанный ему, не мог не вымолвить по-латыни: “Занесло меня к этим диким зверям!” Казаки не только гетманский престиж ни во что не ставили, но и самих гетманов убивали с легким сердцем.

Конечно, со временем стал вырабатываться какой-то своеобразный кодекс поведения, отношений. Произошло это только тогда, когда из среды казаков стали выделяться более авторитетные и “зажиточные” казаки — старшина. Им уже невыгодно было считаться разбойниками, они стремились влиться в привилегированное общество того времени, стали добиваться шляхетских привилегий, закрепления за собой земельных угодий и так далее. Но старшину это также временами не спасало от казачьей буйной вольницы.

Гетман Демьян Многогрешный признавался: “Желаю прежде смерти сдать гетманство. Если мне смерть приключится, то у казаков такой обычай: гетманские пожитки все разнесут, жену» детей и родственников моих нищими сделают; да и то у казаков бывает, что гетманы своею смертью не умирают; когда я лежал болен, то казаки собирались все пожитки мои разнести по себе” К “разносу” гетманских пожитков казаки готовы были в любую минуту. Сохранилось описание банкета, данного Мазепой в шведском стане, в честь прибывших к нему запорожцев. Подвыпив, запорожцы начали тянуть со стола золотую и серебряную посуду, а когда кто-то осмелился указать на неблаговидность такого поведения, то был тут же прирезан. Если такой стиль царил в эпоху Гетманщины, когда казачество пыталось создать что-то похожее на государственное управление, то что было в сравнительно ранние времена, особенно в знаменитой Сечи? Кошевых атаманов и старшину поднимали на щит или свергали по капризу, либо под пьяную руку, не предъявляя даже обвинения. Рада — верховный орган управления — представляла собой горластое неорганизованное собрание всех членов “братства”.

Вот и выходит, что особого геройства в казаках и не было. А создать легенду в оправдание своих деяний можно очень даже просто. В истории есть немало примеров, когда неблаговидные поступки людей или целых государств посредством труда нескольких авторов или мифологизации превращались в “достойные подвиги” великих мужей человеческих.



Казаки XVII века


Теперь еще один стереотип: казаки — защитники православной веры, православного населения, верные сторонники независимости Украины от кого бы то ни было, патриоты и борцы за справедливость.

Наверное, все-таки большинство казаков были выходцами из соседних православных земель (Украина, Россия, Белоруссия). Но назвать их ревнителями веры сложно. Всякая попытка приписать им миссию защитников православия против ислама и католичества разбивается об исторические источники. Наличие в Сечи большого количества поляков, татар, турок, черкесов, мадьяр и прочих выходцев из неправославных стран не свидетельствует о запорожцах как ревнителях православия.

Да и как расценить походы казачьих отрядов в составе польских и татарских войск на православную Русь? Подтверждений тому тьма. В годы “Великой смуты” в рядах польской армии и армий Лжедмитриев сражалось против русских до 12 тысяч запорожских казаков. Великий герой украинского народа Северин Наливайко с большим рвением резал под Москвой своих единоверцев. А чего стоит одно только разграбление и осквернение Новодевичьего монастыря с поголовным изнасилованием монахинь!

При этом стоит отметить, что на тот момент “москали” пока еще ничем не могли обидеть днепровских казаков, как то угнетением украинского народа, жестокими поборами и так далее. Просто потому, что не было еще русских в этих землях.

А постоянные нападения на русские торговые караваны, идущие на юг? И не только по Днепру, но и по рекам бассейна Дона.

Так что говорить о братстве по вере не приходится. Все действия казаков определялись только одним — жаждой наживы. Современники отзывались о религиозной жизни днепровского казачества с отвращением, усматривая в ней больше безбожия, чем веры. Адам Кисель, православный шляхтич, писал, что у запорожских казаков “нет никакой веры”, и то же повторял униатский митрополит Рутский.

Да и в более позднее время, в годы так называемой Руины, казаки не отличались особой любовью к православному населению своей же страны. С завидным постоянством армии под руководством правобережных и левобережных гетманов жгли украинские деревни, вырезали население украинских сел и городов, расположенных на землях своих противников. И опять же — борьба за власть, за наживу.



Запорожский казак


Теперь о патриотизме и борьбе за независимость. Начнем с того, что великий освободитель Украины Богдан Хмельницкий был подданным польской короны. И только когда у него отняли имение, “задумался” вдруг о свободе Украины. Но это даже не очень удивительно. Удивительно другое. Данные, приведенные П. Кулишем, подтверждают, что оба Хмельницких, отец и сын, а после них Петр Дорошенко, признавали себя подданными султана турецкого — главы ислама. С крымскими же татарами, этими “врагами креста Христова”, казаки не столько воевали, сколько сотрудничали и вкупе ходили на польские и на московские земли.

Сам гетман Богдан Хмельницкий был едва ли не первым сепаратистом. Не прошло и двух лет со дня присяги на подданство царю Алексею Михайловичу, как в Москву стали поступать сведения о нелояльном поведении Хмельницкого, о нарушении им присяги.

Проверив слухи и убедившись в их правильности, правительство вынуждено было послать в Чигирин окольничего Федора Бутурлина и думного дьяка Михайлова, дабы поставить на вид гетману неблаговидность его поведения.

“Обещал ты гетман Богдан Хмельницкий со всем войском запорожским в святой Божией церкви по непорочной Христовой заповеди перед святым Евангелием служить и быть в подданстве и послушании под высокой рукой его царского величества и во всем ему великому государю добра хотеть, а ныне слышим мы, что ты желаешь добра не его царскому величеству, а Ракочию и, еще хуже, соединились вы с неприятелем великого государя Карлом Густавом, королем шведским, который с помощью войска запорожского его царского величества отторгнул многие города польские.

И ты, гетман, оказал пособие шведскому королю без соизволения великого государя, забыл страх Божий и свою присягу перед святым Евангелием".

Хмельницкого упрекали в своеволии, в недисциплинированности, но не допускали еще мысли об отложении его от Московского Государства. А между тем ни Бутурлин, ни бояре, ни Алексей Михайлович не знали, что имели дело с двоеданником, признававшим над собой власть двух государей. Факт этот стал известен в XIX веке, когда историком Н.И. Костомаровым найдены были две турецкие грамоты Султана Мехмета к Хмельницкому, из которых видно, что гетман, отдавшись под руку царя московского, состоял в то же время подданным султана турецкого. Турецкое подданство он принял еще в 1650 году, когда ему послали из Константинополя “штуку златоглаву” и кафтан, “чтобы вы с уверенностью возложили на себя этот кафтан, в том смысле, что вы теперь стали нашим верным данником”.

Знали об этом событии, видимо, лишь немногие приближенные Богдана, в то время как от казаков и от всего народа малороссийского оно скрывалось. Отправляясь в 1654 году в Переяславль на раду, Хмельницкий не отказался от прежнего подданства и не снял турецкого кафтана, надев поверх него московскую шубу.

Через полтора с лишним года после присяги Москве султан шлет новую грамоту, из которой видно, что Богдан и не думал порывать с Портой, но всячески старался представить ей в неверном свете свое соединение с Москвой. Факт нового подданства он скрыл от Константинополя, объяснив все дело как временный союз, вызванный трудными обстоятельствами. Он по-прежнему просил султана считать его своим верным вассалом, за что удостоился милостивого слова и заверение в высоком покровительстве.

Двоедушие Хмельницкого не представляло чего-нибудь исключительного; вся казачья старшина настроена была таким же образом.

И это сам Богдан Хмельницкий! Что уж говорить о его сыне Юрии, который трижды присягал на верность разным монархам? Да и их последователи были не лучше. Наверное, не найдется такой соседней страны, которой не клялись в вассальной зависимости украинские гетманы. К этому списку можно прибавить даже далекую Швецию.

Это только некоторые факты из многолетней и многогранной истории днепровского казачества. При наличии времени любой может отыскать еще десятки, а то и сотни случаев “патриотизма”, “верности слову”, особенно среди казацкой старшины.

Можно много говорить о поиске своего места на карте Европы, но больше это напоминает многоженство. Где в этом патриотизм? С каких пор подчинение другим государствам, чаще всего даже иноверным (что в те времена было жутко), называется патриотизмом?

Здесь же можно вспомнить и о чести. В те стародавние времена “целование креста” на верность, клятва на Святом Писании считались священными. Нарушители этих клятв б1ли в глазах большинства отступниками, клятвопреступниками.

Невозможно в этой ситуации пройти и мимо такой фигуры, как Иван Мазепа. Любимец Петра I, человек, введший на украинских землях крепостное право и первый “прирезавший” себе 150 тысяч крепостных душ, вдруг принимает решение нарушить клятву и податься к шведам. Можно отнестись к этому с пониманием, если принять во внимание то, что говорят об этом украинские историки. “Москали” вмешиваются в дела Украины, вводят свои жестокие законы, ущемляют национальные интересы страны и т. д. и т. п..

Но в таком случае за Мазепой должна была подняться вся Украина! Он обещал привести в армию Карла XII 15 тысяч казаков. Привел 5 тысяч, и то обманом. В первую же ночь большинство разбежалось. Да и жители Полтавы, покрывшие себя неувядаемой славой, почему-то не открыли ворота шведской армии. Можно ли сказать в таком случае, что Мазепа представлял интересы Украины? Или он представлял какие-то или чьи-то другие интересы? Думайте сами.

При написании этого материала я четко различаю “казаков” и “украинцев”. Первые — никакие не борцы за свободу, а, по сути, бандиты, грабившие своих и чужих, насквозь “обазиатившиеся”, а то и просто азиаты по происхождению. Вторые — трудолюбивый, оседлый народ пахарей и ремесленников. И та борьба, которую вели казаки якобы за свободу Украины, была вовсе не патриотическим движением, а узкоклановой борьбой за власть, добычу и богатство.

При этом я не идеализирую и других казаков. Ни донских, ни терских, ни яицких. В их истории тоже много бандитизма, несправедливости и непостоянства. Но на раннем этапе развития.


• ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ

Необычные приключения в мире сна и сновидений

Ковальзон В.М., доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, член правления Международного научно-практического общества сомнологов.



Гуго Ласэв и Мишель Жуве

Гуго Ласэв — гениальный французский ученый XVIII в. Выходец из простой семьи, он сумел получить медицинское образование и служил хирургом в армии Людовика XVI. После ранения, полученного в войне против прусского короля Фридриха II, Ласэв вышел в отставку и поселился в имении своей жены, в замке Булинье под Лионом. Философ и натуралист, страстный любитель живой природы, Ласэв был лично знаком и переписывался с величайшими умами своего времени — Вольтером, Дидро и др. Он был активным участником Лионского общества вольнодумцев, скрывавшегося под невинным названием “Кружок любителей природы”, где материалисты и атеисты вели бурные философские беседы. Поскольку заседания кружка в основном проходили в кафе, они не могли остаться незамеченными для властей, и за членами общества был установлен негласный надзор полиции…

Особый интерес испытывал Ласэв к загадке сна и сновидений. Однажды он решил коллекционировать свои сновидения, записывая их тотчас при пробуждении, и через шесть лет, анализируя полторы тысячи своих снов, он обнаружил, что определенные картины и сюжеты повторяются время от времени, подчиняясь строгой математической закономерности.

Своим открытием Ласэв поделился с великим натуралистом XVIII в. Шарлем Бонне из Женевы. Однако Бонне, обладатель трезвого критического ума, заявил Ласэву, что субъективных наблюдений одного исследователя недостаточно, научный подход требует более систематических и объективных изысканий.



Ласэв последовал его совету и в течение ряда лет изучал внешние проявления сна и сновидений у окружавших его людей и животных. Феноменальная наблюдательность в сочетании с чисто аристотелевской способностью логически мыслить позволили Ласэву вместе со своей юной ассистенткой и возлюбленной, очаровательной Беатрисой Монтье, при помощи примитивных механических и оптических приборов своего времени, совершить все те открытия, которые составляют гордость нейрофизиологии второй половины XX в. Он догадался о существовании в мозгу центра сна, о наличии в организме особых веществ, регулирующих сон, сформулировал гипотезу о функции сновидений и т. д.

Однажды Ласэву представилась возможность принять участие в экспедиции Лаперуза к далеким островам Рюкю в западной части Тихого океана, которой он, неутомимый путешественник, разумеется, не мог не воспользоваться. Во время этого плавания он бесследно исчез, и имя его забыли. К счастью, спустя 200 лет дневники Ласэва случайно нашли в купленном на распродаже антикварных изделий сундуке, они и легли в основу романа “Замок снов”[3].

Раскроем читателю секрет: все вышеизложенное — литературная мистификация, вымысел автора романа Мишеля Жуве. Профессор Жуве — гордость Франции, один из крупнейших ее ученых, член Национальной академии наук, лауреат многих национальных и международных научных премий, неоднократно выдвигавшийся на Нобелевскую премию, которую он, можно надеяться, еще получит. Впрочем, стоит напомнить, что такие величайшие ученые XX в., как Зигмунд Фрейд (“комплексы”), Уолтер Кеннон (“гомеостаз”), Ганс Селье (“стресс”) не были лауреатами Нобелевской премии…

Жуве применил редкий литературный прием “ретроспективной фантастики”: он перенес своего alter ego, второе “я”, на 200 лет назад, погрузил его в гущу необыкновенных приключений, колоритнейших персонажей и в конце концов снабдил всеми теми знаниями, которыми обладает сам! Дело в том, что Жуве — крупнейший специалист по физиологии сна, которому современная наука о сне (“сомнология”, “гипнология” или “онейрология”) обязана большей частью своих поразительных открытий. Жуве — личность почти легендарная, и его собственная жизнь также достаточно интересна и насыщена событиями, о чем он, вероятно, еще расскажет в одной из своих последующих книг. Он родился недалеко от Лиона, в тех местах, где происходит действие романа. Его отец был врачом, но интеллект и уровень знаний этого человека намного превышали “среднемедицинский”. Вся семья была на редкость талантлива; так, брат Жуве (к сожалению, безвременно умерший) слыл в свое время самым блестящим из молодых физиков-теоретиков во Франции…



Во сне многие животные принимают характерную позу лежа


Во время Второй мировой войны Мишеля Жуве, тогда студента-медика, призвали в армию. Воевал он под Страсбургом, был ранен. В период оккупации ушел в маки, партизанил в горах недалеко от Лиона. Имеет боевые награды. После войны Жуве закончил учебу во Франции и аспирантуру в США, в лаборатории крупнейшего нейрофизиолога Гораса Мэгуна. Затем вернулся во Францию, в родной Лион, на кафедру экспериментальной медицины Университета им. Клода Бернара, которую вскоре и возглавил, и оставался на этом посту более 30 лет, вплоть до своей отставки в 1995 г.

Жуве — один из первых, кто в конце 50-х годов наблюдал и регистрировал электрофизиологические проявления парадоксального сна (сна с быстрыми движениями глаз, сна со сновидениями) у кошки. Справедливости ради следует отметить, что за несколько лет до него эти феномены у человека и кошки описали американские авторы — крупнейший специалист по проблеме сна первой половины XX в. Н. Клейтман (уроженец Кишинева, он скончался в Калифорнии в августе 1999 г. в возрасте 104 лет) и его аспиранты Ю. Азеринский (родители которого также были выходцами из России; он погиб в автомобильной катастрофе летом 1998 г. в возрасте 74 лет) и Б. Демент, недавно вышедший в отставку профессор одного из американских университетов. Однако именно Жуве по-настоящему понял, что на самом деле было открыто, и создал (как говорят философы) новую парадигму, согласно которой парадоксальный сон (этот термин также принадлежит ему) — это не классический сон и не бодрствование, а особое, третье состояние организма, характеризующееся парадоксальным сочетанием активности мозга и расслабления мышц, как бы активное бодрствование, направленное внутрь.

В 60-е годы Жуве внес громадный, неоценимый вклад в физиологию сна.

Он превратил кафедру экспериментальной медицины, которой в свое время руководил великий Клод Бернар, в крупнейший в Европе и один из крупнейших в мире Институтов по экспериментальному и клиническому изучению сна. Он и его сотрудники изучили и досконально описали всю феноменологию сна, его анатомическую основу, нейрофизиологические, биохимические, онто- и филогенетические аспекты и пр. В числе экспериментальных открытий Жуве были и совершенно фантастические, достойные Гуго Ласэва, — например, кошка, демонстрирующая свои сновидения Нашим ученым (особенно фармакологам) Жуве известен главным образом как автор особой методики стресса, в ходе которой подопытное животное (мышь, крысу или кошку) помещают на небольшой островок, окруженный водой. Во время парадоксального сна происходит полное мышечное расслабление, и животное сваливается в воду. Пребывание на островке в течение нескольких суток вызывает почти полное подавление парадоксального сна, значительное снижение медленного сна и сильный стресс у животного.

Роман Мишеля Жуве “Замок снов” — фантастическое, историческое, философское, приключенческое и научно-популярное произведение. В нем есть все — “и острый галльский смысл”, и тонкий юмор. Этоуникальное явление мировой литературы — “роман о сне и сновидениях” — получило достойный отклик у читающей публики: весь первый тираж во Франции распродали за несколько дней, книга получила одну из высших национальных литературных наград — премию им. Блеза Паскаля, присуждаемую за произведения в области “философии науки”. Книга переведена на все основные европейские языки, а также на японский и китайский.

В более строгой, но не менее увлекательной форме Жуве изложил свои взгляды в научно-популярной книге “Сон и сновидения”, выпущенной одновременно с романом. Давно пора представить эти книги на суд российского читателя.

В нижеследующем отрывке из дневников Гуго Ласэва рассказывается о том, как он с Беатрисой изучал сон и сновидения у диких млекопитающих и птиц. Вместо комментариев приводится наша гипотеза об эволюционном происхождении обеих форм сна.



Пресмыкающиеся во сне не подают никаких признаков жизни


Сновидения у животных

(Отрывок из романа Мишеля Жуве “Замок снов”.

Публикуется в переводе с французского В. М. Ковальзона. — Ред.)


«…Ноябрь 1775-го… Ночью были сильные заморозки. Струйка воды еще переливается через запруду, и пока только птицы осмеливаются ходить по тонкой кромке льда. Черные кваквы выстроились рядком по обе стороны водостока и своими длинными клювами долбят еще хрупкий ледок. Самые дальние из них едва темнеют сквозь туман. Их сложенные горбом крылья напомнили мне картину из прошлого: война во Фландрии, зима, вдалеке на снегу — ссутулившиеся часовые опираются на свои мушкеты…

Мы с Беатрисой, воспользовавшись первыми холодами, начали классифицировать наблюдения за появлением движения глаз во время сна у разных видов животных. Кроме того, несколько лиц, заслуживающих доверия, прислали нам свои описания по почте. Можно было подвести некоторые итоги, откуда станет видно “восхождение” сновидений по эволюционной лестнице.

Разумеется, мы не могли изучать беспозвоночных, живущих в раковинах. Еще Аристотель отмечал трудности распознавания сна у таких “панцирных”, как устрицы, мидии или улитки. Начали с изучения рыб (карп, линь), помещенных в стеклянную банку с водой из пруда, температуру которой поддерживали на уровне 25 °C. Часами наблюдали за движениями их хвостов, жабер и глаз. Как только рыба замирала, мы осторожно подводили палочку к голове, чтобы вызвать реакцию избегания и таким образом проверить, спит ли она. Каждую рыбу изучали днем или ночью при слабом свете свечей, в течение по крайней мере 50 часов. Вскоре стало очевидно, что линь бодрствует в темноте, а на свету спит и не двигается. Даже ночью достаточно было приблизить свечи к аквариуму, чтобы рыба сразу успокоилась, и тогда можно было осторожно коснуться палочкой ее головы. Нам не удалось обнаружить у нее ни движений глаз, ни изменений в движениях жабер в эти периоды покоя и, видимо, сна. Идентичные результаты получили на двух карпах.

Две лягушки и ручная жаба по кличке Артур из нашего двора представляли отряд земноводных. Мы посадили их в стеклянный ящик, внутри которого устроили маленький водоем. Жаба активна главным образом ночью. Нам ни разу не удалось отметить движений глаз или изменения ритма дыхания, хотя их было бы хорошо видно при длительных периодах дневного покоя.

И наконец, две черепахи и три ужа составили нашу коллекцию пресмыкающихся. У черепахи сон (или покой) легко распознать, поскольку у нее при этом голова выпадает из панциря. Ужи засыпали глубоким монотонным сном без сновидений, заглотав мышей, которых им приносили.

На протяжении более 700 часов внимательных наблюдений мы так и не смогли отметить ни малейшего возбуждения или движения, которые бы прерывали спокойный сон этих холоднокровных и яйцекладущих животных.

Мой друг, шевалье де С., сообщил нам о своих наблюдениях над крокодильчиком, которого он привез из Бразилии. Он рассказал, что содержит это животное в теплой и влажной среде, напоминающей родную Амазонию, и кормит его крысами. На протяжении более 200 часов наблюдений отмечались длительные периоды покоя, когда крокодильчик переваривал проглоченных крыс, но никаких движений глаз при этом не возникало.

Затем мы организовали вольер для наблюдений за птицами; все они, кроме сов, спят главным образом вечером, всю ночь и иногда утром. Дикие утки, лебеди, гуси, черные кваквы, серые и белые цапли, кулики, фазаны, вороны, сороки, галки, куры, цыплята стали почти ручными (особенно галки и куры), когда их оградили от кошек и собак. Какое же разнообразие в позах их сна! Куры на закате собираются под навесом на насест. Водоплавающие птицы сгибают шею назад, прячут голову под крыло и засыпают иногда лежа, а иногда стоя на одной ноге. Определить состояние сна у птиц очень легко, даже если, как это мы с удивлением обнаружили у лебедя и гусей, они спят, закрыв лишь один глаз. Конечно, внимательно наблюдать за их глазами не очень-то удобно, поскольку у большинства птиц имеется мигательная перепонка, которая почти постоянно подергивается. Однако их сон столь монотонен и кратковременные пробуждения на фоне покоя столь очевидны, что я быстро пришел к убеждению: во время сна у птиц отсутствуют движения глаз.

Беатриса же была со мною совершенно не согласна! Она тщательно изучила цыплят после вылупления из яиц и отметила довольно кратковременные, длящиеся меньше минуты, периоды, во время которых у цыпленка падает голова и клюв касается земли. Она уверяла меня, что отметила даже появление движений глаз в этот момент. Я решил вместе с ней понаблюдать еще за десятком куриных и перепелиных птенцов в инкубаторе при температуре 2? °С. Я убедился в том, что, действительно, и днем, и ночью наступают такие периоды, когда затылочные мышцы расслабляются, но так и не смог поверить в наличие движений глаз. Мне казалось просто невероятным, чтобы сновидения присутствовали сразу после вылупления из яйца, а уже через несколько дней исчезали! Мы вели с Беатрисой длительные и иногда, должен признаться, весьма бурные дискуссии. По счастью, наш друг К., который имел возможность понаблюдать за страусом в Королевском зверинце в Париже, написал нам, что не обнаружил у него никаких признаков сновидений во время сна. Это наблюдение подтвердило мою уверенность в том, что птицы спят без сновидений. Обиженная Беатриса молча дулась на меня несколько дней.



Летучие мыши, как известно, спят вниз годовой


Примечания М. Жуве.

1. Беатриса была права. Парадоксальный сон есть у всех птиц. Характерная черта этого сна — исключительная кратковременность отдельных его периодов (по 10–20 с). Однако физиологические характеристики при этом такие же, как и у млекопитающих: движения глаз; расслабление мышечного тонуса; электрическая активность мозга, характерная для бодрствования. Суммарная длительность парадоксального сна у птиц не превышает 2–3 % длительности всего сна. Легче всего наблюдать периоды сновидений у только что вылупившихся птенцов. В моей лаборатории мы наблюдали их и in ovo. Можно подавлять сновидения у птиц в течение нескольких дней; затем, в период восстановления, они усилятся. Так что лишение сна у сокола непременно вызывает и лишение сновидений. И не становится ли сокол ручным именно вследствие лишения сновидений?

2. В общем, эволюционное древо сновидений, как его описали Гуго Ласэв с Беатрисой, правильно (за исключением птиц). Ласэв был не прав, когда вычеркнул данные наблюдений за хорьком. Это животное на самом деле видит сны на протяжении 400 мин в сутки. Хорек — рекордсмен среди животных, видящих сны, и превосходит даже кошку (200 мин в сутки) и опоссума (300 мин в сутки). Человек же видит сны лишь 100 мин в сутки.


<…> В конце концов мы сошлись на том, что если сновидения у птиц и имеются, то они либо очень редко появляются, либо же существуют только у птенцов, так что не стоит пока об этом упоминать в рукописи, предназначенной для господина Шарля Бонне.

<…> Наконец, однажды утром я попросил Беатрису помочь мне подвести итоги наших наблюдений, чтобы представить их Шарлю Бонне. Я полагаю, что наш итог изучения сна и сновидений у млекопитающих просто поразителен. Мы можем считать себя самыми искушенными знатоками в области сновидений у млекопитающих. Вот таблица, которую мы составили на основе наших собственных наблюдений (см. табл. — прим. ред.).



Этот список мне весьма дорог. Он подтверждает, что все млекопитающие животные четко демонстрируют в ходе сна эпизоды сновидений.

Конечно, если верить “Трактату” Бюффона, остается еще множество видов, которые нужно наблюдать, но мы уже можем с почти полной уверенностью указать на следующие закономерности, о которых я и напишу Шарлю Бонне:

во-первых, периферические признаки сновидений не существуют у тех видов животных, которые вылупляются из яиц;

во-вторых, все млекопитающие животные, которые были изучены, демонстрируют явные признаки сновидений;

в-третьих, видимо, имеются некоторые различия между млекопитающими. Чем крупнее животное, тем длительность его сновидений больше. Если существует связь между весом животного и весом его мозга, как утверждает господин Бюффон, это соотношение могло бы указывать на то, что сам мозг способен оказывать влияние на продолжительность сновидений.


Эволюция сна

Итак, данные, приведенные Жуве в его необыкновенном романе, обладают абсолютной достоверностью и вполне современны. Глядя на эти таблицы, невольно возникает вопрос: когда и зачем появился парадоксальный сон со сновидениями? Попробуем найти ответ.

Основные признаки медленного и парадоксального сна, описанные у человека, отмечаются у всех теплокровных животных — млекопитающих и птиц. При этом характерно, что, несмотря на некоторые весьма интересные отличия, связанные с особенностями экологии данного вида (эта тема выходит за рамки нашей статьи), в целом никакого существенного усложнения количественных и качественных проявлений медленного и особенно парадоксального сна в ходе прогрессивной эволюции млекопитающих не обнаруживается.

Так, у примитивного сумчатого млекопитающего — американского опоссума, чей мозг по ряду анатомических признаков сохраняет “рептильи” черты, электрофизиологическая картина обеих фаз сна такая же, как и у высокоорганизованных млекопитающих с развитой корой (например у хищных) и мало отличается от сна приматов и человека. Парадоксальный сон у опоссума занимает до 30 % всего сна, т. е. больше, чем у человека (20–25 %). Однако еще более высок этот показатель у хорька, высокоразвитого млекопитающего с весьма сложным поведением (до 40 %). До недавнего времени считалось, что имеются лишь два исключения из общего правила: древнейшее яйцекладущее млекопитающее— австралийская ехидна и высокоорганизованные млекопитающие, живущие в воде, но дышащие воздухом, — дельфины, которые не имеют парадоксального сна. Но в последние годы выяснилось, что у другого яйцекладущего млекопитающего, утконоса, парадоксальный сон занимает рекордно высокий процент — около 50 % всего сна. Появились также два независимых сообщения, что признаки парадоксального сна обнаружены и у ехидны. Однако эти данные вызывают серьезные сомнения и нуждаются в подтверждении. Вместе с тем в эволюции однопроходных утконос появился значительно раньше, чем ехидна, мозг которой гораздо крупнее и сложнее организован, а в коре больших полушарий больше борозд и извилин. По всей видимости, редукция парадоксального сна у ехидны носит вторичный характер и возникла в ходе адаптивной радиации этого вида.

Что же касается дельфинов, то недавние наблюдения, проведенные Л.М. Мухаметовым с сотрудниками на нескольких видах китообразных, показали, что небольшие периоды парадоксального сна у этих животных все же имеют место.

Напротив, сон холоднокровных (пойкилотермных) позвоночных носит монотонный характер. Поскольку электрическая активность мозга у них даже в условиях повышенной температуры окружающей среды резко отличается от таковой млекопитающих, то говорить о наличии у них тех или иных аналогов медленного и парадоксального сна в настоящий момент затруднительно. Особенно загадочно выглядит в этой связи возникновение и эволюция парадоксального сна: ведь это состояние по совокупности морфологических и функциональных признаков явно архаично. Достаточно напомнить, что парадоксальный сон запускается из наиболее древних структур — ромбовидного и продолговатого мозга. Специальные опыты показали, что для периодического возникновения этого состояния сохранность более высоко лежащих отделов мозга не требуется. Парадоксальный сон доминирует в раннем онтогенезе, а у взрослых животных в таком состоянии исчезает терморегуляция, организм на время становится пойкилотермным и т. д. Поскольку процент парадоксального сна у самых древних из ныне живущих млекопитающих — яйцекладущего утконоса и сумчатого опоссума — наиболее высок, то, казалось бы, именно он должен быть главным или даже единственным видом сна у холоднокровных позвоночных— пресмыкающихся, земноводных и рыб. Скорее всего, у них вовсе нет парадоксального сна, хотя в настоящее время вопрос этот изучен явно недостаточно.



Схема появления парадоксального сна. Слева — физиологические состояния у холоднокровных; справа — у теплокровных (птиц, млекопитающих); снизу вверх — смена этих состояний в ходе эволюции.


С другой стороны, если бы парадоксальный сон появился в эволюции раньше, чем медленноволновый, какова могла быть его функция? Ведь это состояние, как ясно из всего вышеизложенного, — отнюдь не покой, а своеобразная активность мозга, так называемое бодрствование, направленное внутрь. Зачем мозгу холоднокровного два вида бодрствования? И когда он “отдыхает”?

Для решения этого противоречия мы предлагаем гипотезу (см. схему), согласно которой в поведении холоднокровных имеются два состояния — активность и покой. В состоянии активности их мозг реализует главным образом генетически закрепленные программы поведения; а возможности обучения, приобретения нового опыта у них крайне ограничены. В состоянии покоя организм пойкилотермных остывает, а мозг “выключается”.

У появившихся в эволюции теплокровных (гомойотермных) животных мозг получает способность работать и в состоянии покоя, так что состояние выключенного мозга исчезает. Возникают два эволюционно новых состояния — бодрствование и медленный сон, связанные с тонической де- и гиперполяризацией коры мозга соответственно. Хорошо известно, что бодрствование млекопитающих и птиц в несравненно большей степени гибко, адаптивно и восприимчиво к изменению внешних условий. У высокоорганизованных млекопитающих с крупным и хорошо развитым мозгом индивидуальный опыт, “память индивида”, играет не меньшую роль, чем наследственность, “память вида”. Что же касается “примитивного” бодрствования холоднокровных, то его механизмы не исчезают, но теряют способность анализировать внешние сигналы и непосредственно управлять поведением. Это состояние перемещается из суточной фазы активности в фазу покоя и превращается в парадоксальный сон — архаическое бодрствование, функция которого — своего рода программирование мозга согласно планам врожденного поведения и адаптация этих программ в соответствии с приобретаемым опытом в ходе индивидуального развития.

Таким образом, если наша гипотеза верна, состояния бодрствования (“неободрствование”) и медленного сна появились в эволюции одновременно с возникновением гомойотермии, а парадоксальный сон представляет собой как бы “археободрствование”, результат эволюционной трансформации примитивного бодрствования холоднокровных. Предлагаемая гипотеза дает ключ к разрешению важнейшего “парадокса парадоксального сна”: почему это эволюционно древнее состояние не удается обнаружить у эволюционно древних видов животных?

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ

Большие амбиции малых стран

Раздел выходит под редакцией Мороза С.Г.



Промышленная революция XIX века вывела одни державы вперед, другие же сдали свои позиции — на их международном статусе сказалась технологическая отсталость. Новые страны мечтали встать в ряд с «великими» державами, но мечты эти пока не имели под собой прочной основы ни в плане развитой экономики, ни в плане военной мощи, обязательных условий суверенитета.

Военная промышленность помимо обеспечения вожделенного статуса сверхдержавы давала работу большому числу людей, стимулировала развитие науки и техники, да и вообще повышение культурного уровня нации. Военное производство — вещь чрезвычайно затратная. Но даже наличие денег не дает гарантии успеха — важна стратегия управления, нужно обучать кадры, необходима, наконец, просто воля нации занять свое место под солнцем и сделать все для этого. Появление авиации дало шанс и старым державам, «отставшим от поезда прогресса», и новым.

Обломки распавшейся Австро-Венгрии — Чехия и Словакия — 30 августа 1918 года объявили о создании объединенного государства. Мир и процветание ему должны были гарантировать хорошие отношения с соседями и современная армия, оснащенная оружием собственного производства. В конце 1919 года была основана фирма «Аэро». Начинала она с ремонта устаревших австрийских «бранденбургов», но уже в 1924 году Министерству национальной обороны (МНО) было представлено два проекта бомбардировщиков — четырехмоторный А-22, аналог английского Хендли-Пейдж 0/400, и двухмоторный А-24 по типу Виккерса «Вими». Он и был построен, но остался в единственном числе — военные долго не могли определиться, нужен ли им тяжелый бомбардировщик, и если нужен, то какой.

В 1920 году на базе занимавшегося ремонтом военных самолетов Авиационного арсенала МНО для конструирования и серийного выпуска авиатехники была создана государственная фирма «Летов». В первый же год своего существования она выдала проект шестимоторного трансатлантического авиалайнера, а в 1923 году разработала тяжелый бомбардировщик — свободнонесущий моноплан С-9. Его фюзеляж состоял из двух отсеков — объемистого носового, в нижней части которого находилась кабина экипажа и бомбоотсек, и тонкой хвостовой балки, позволявшей удобно разместить пулеметы для защиты от атак сзади. Средний мотор с толкающим винтом стоял вверху носовой части над кабиной, еще два с толкающими винтами крепились в задних частях гондол шасси. Проект был интересный, но ни он, ни более традиционный четырехмоторный С-29а 1929 года, так и не были построены.

Потенциальными противниками чехи считали Венгрию, Румынию и Польшу, с ними были территориальные споры. Но с конца 20-х годов опасения стала вызывать и Германия, развернувшая пропаганду среди немецких меньшинств за присоединение земель их компактного проживания к «фатерланду». Чехи заключили военные союзы с Англией, Францией и СССР, и развивали свою армию. Их ВВС были многочисленны и имели все основные классы сухопутных самолетов, но бомбардировщики были явно устаревшими.

Военные требовали повысить дальность, скорость и высоту полета бомбардировщика, усилить оборону: биплан А-24 уже явно устарел. Бомбовая нагрузка может быть и небольшой, главным эффектом от действий такого самолета должно было стать подавление морального духа противника путем ударов по его тыловым объектам.

В начале 30-х годов фирма «Аэро» предложила современный дальний бомбардировщик А-44, но из-за неудачи с фронтовым А-42 вместо него купили в Голландии лицензию на самолет F-IX, военный вариант трехмоторного пассажирского высокоплана Фоккер F-VIIb-Зш. С 1932 года фирма «Авиа» построила 12 F-IX, медлительных, неповоротливых, но надежных. Их защиту обеспечивали два пулемета «обр.1928 г.» калибра 7,92 мм в открытой установке на хвостовой балке и в люке под ней. Первый самолет, построенный чехами, имел еще и закрытую верхнюю установку в центроплане за кабиной для стрельбы вперед и вверх, но она вызывала бафтинг оперения и была демонтирована. Чехи пытались перепродать лицензию на «фоккер» югославам, разработав улучшенный F-39. В 1932 году балканской республике было поставлено 2 самолета этого типа, но тем все и закончилось.

Рассматривая варианты замены F-IX, фирма «Авиа» переделала моноплан «Ротерра», построенный немцем Рорбахом в Голландии. Он имел достаточное вооружение, хорошее оборудование, но неудачную компоновку: два мотора стояли на крыле, а третий «воздвигли» на пилоне над центропланом. Помимо того, что мидель увеличился, самолет «Авиа» В-46 затягивало в пике, а запускать третий мотор было неудобно. В конце концов, остановились на французском «Блох» MB 200 (подробно — см. НТ № 1-2007). Но к 1937 году, когда первый МЬ-200 выпуска «Аэро» поступил в войска, он также устарел, и в том же году фирмы «Летов», «Авиа» и «Аэро» получили заказ на новый бомбардировщик. Задание все уточнялось, но так и не стало конкретным, в итоге каждый понял его по-своему и только «Аэро» А-300 (В-72) мог действовать по достаточно удаленным целям.



Аэро А-300



"Авиа" В-71



PZL.30


Этот двухмоторный низкоплан имел чистые аэродинамические формы, хорошие двигатели и мощное вооружение, но на его испытания, доводку и запуск в производство требовалось время. А обстановка накалялась. Германия перешла к прямым угрозам, ей противопоставить можно было только военную силу. СССР на основании договора о взаимопомощи предоставил Чехо-Словакии 61 бомбардировщик СБ. Серийные машины перегонялись на киевский авиазавод № 43, где монтировали моторы «Авиа» H.S. 12Ydrs и 7,92-мм пулеметы, в носовой установке монтировали один пулемет, еще по одному ставили в верхней и люковой «кинжальной» точках. Бомбардировочное вооружение облегчили до 600 кг бомб. Отсутствие современного дальнего бомбардировщика вынуждало чехов применять для этого самолеты, фактически являвшиеся фронтовыми, хотя и их дальности вполне хватило бы для ударов по всей территории Германии, а летные данные для 1937 года были все еще достаточно высоки. Чехо-Словакия получила лицензию на выпуск 101 бомбардировщика СБ под обозначением В-71, а также на производство еще 60 самолетов в варианте дальнего разведчика. Эта программа получила высший приоритет и к ее реализации были подключены все основные авиационные предприятия страны. Первые 40 самолетов должен был строить «Летов» под обозначением СВ-71, с небольшим сдвигом шли заводы «Аэро» (50 В-71) и «Авиа» (71 самолет). Но к моменту, когда первая серия была готова, дни независимого Чехо-Словацкого государства были уже сочтены.

12 сентября 1938 года Гитлер открыто потребовал отдать Судеты. Президент Бенеш обратился за помощью к союзникам. СССР выразил готовность немедленно исполнить договор. В состав группировки вошли 4 авиационные бригады, 548 самолетов разных типов, еще 8 бригад были приведены в готовность № 2. Войска были готовы выступить 28 сентября, ожидая, когда Англия и Франция добьются от поляков разрешения пропустить их через свою территорию. Но 30 сентября пришло известие, что Германия при посредничестве Италии заключила с Англией и Францией соглашение о передаче Судет Германии. Чешскому послу в Германии не дали и рта раскрыть, заставив выполнять лишь функции курьера. Когда он привез договор в Прагу, президент собрал правительство, представителей парламента и генштаба. Генералы пятой по мощи армии в Европе сказали, что без помощи союзников сопротивление бессмысленно…

6 декабря Германия и Франция подписали пакт, закрепляющий новые границы. Это был договор о ненападении, аналог того, что вскоре немцы заключат и с СССР. Путь на Восток был открыт, и 14 марта 1939 года немецкие, венгерские и румынские войска начали вторжение в Чехию. Вечером 15 марта Гитлер уже прибыл в Прагу. Было объявлено, что Словакия получила суверенитет (став по сути марионеткой Германии), получили новые территории Венгрия, Румыния и Польша, а остальное превратилось в немецкий «протекторат Чехия и Моравия».

Ни один В-71 чешской постройки к той трагической дате в войска еще не попал. Из построенных 25 самолетов несколько прошли испытания в Германии (немцев очень интересовал СБ, с которым они столкнулись в Испании), затем 24 машины были проданы Болгарии, а одна до 1943 года летала в составе ВВС Словакии, пока не была угнана экипажем, желавшим воевать с немцами на стороне союзников, в Турцию…

8 октября 1918 года Регентская Рада Польши провозгласила независимость. Австрия и Россия (советское правительство), в состав которых входили польские земли, с этим согласились, но возникли споры о границах, возврате демобилизованных и военнопленных, а также депортации из приграничных районов национальных меньшинств. 4 ноября 1918 года в столице Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР) Львове восстали польские легионеры и началась украино-польская война, которая переросла в чрезвычайно сложный многосторонний конфликт с участием войск Петлюры, Украинской Галицкой Армии, войск Советской Украины, а затем и Красной Армии РСФСР, вооруженных формирований Германии, Австрии, Чехии, Литвы и «добровольцев» из США, Англии и Франции.



LWS-6 во время испытаний



PZL.37A Bis


Боевые действия начались с захвата 21 ноября 1918 года Львова, распространились на всю Галицию, большую часть Правобережной Украины и Белоруссию. 6 марта командующий Западным фронтом РККА Д. Надежный отбил в Питер паническую телеграмму: немецко-польское наступление чревато потерей «…Петрограда, всей Прибалтики…. Литвы и Белоруссии.» И действительно — в марте поляки вошли в Виленскую губернию, Вильнюс пал 21 апреля, а 25 апреля они пересекли старую границу Великороссии. На юге они дошли до Киева, взяв его 5 мая 1919 года. Но Красная Армия смогла отбросить противника, на Польском фронте отличились части 1-й Конной Армии Буденного, 15-й армии Корка, 48-й стрелковой бригады Фабрициуса. Против поляков действовали и первые красные асы-истребители Сапожников и Ширинкин. 2 июля 1920 года командующий Западным фронтом Тухачевский отдал приказ: «На наших штыках мы принесем трудящемуся человечеству счастье и мир…».

Красная Армия к 11 августа 1920 года вышла к Варшаве на севере и к Львову на юге. 14 августа на подступах к польской столице завязалась решающая битва, в которой войска Пилсудского (которыми фактически командовал француз Вейган), численно превосходящие силы Тухачевского более чем в 2 раза, нанесли РККА поражение. Поляки отбили запад Украины и Белоруссии, но восстановить Речь Посполитую в границах 1772 года (т. е. забрать Украину до Днепра, всю Белоруссию и Литву, Псков и т. д.) не вышло. Советы же не смогли распространить огонь революции на Европу.

Мы вспомнили эту войну, в которой решающую роль сыграла кавалерия, потому, что и Тухачевский, и Пилсудский видели одну из главных причин своих неудач в том, что при широком применении авиации у них не было тяжелых бомбардировщиков для нанесения ударов по большим скоплениям резервов и транспортным узлам. Так, регулярные налеты американских наемников из 7-й Эскадры им. Костюшко на Киевский вокзал, товарную станцию и паровозное депо, начавшиеся 16 апреля 1920 года, так и не смогли остановить движение. Их единственным результатом стала смерть 10 мирных жителей, еще 14 было ранено. У поляков было 30 бомбардировщиков, но лишь несколько были двухмоторными (трофейные «Готы» и LVG), из остальных самыми мощными были ближние Бреге-14.

Польша и СССР заключили мир, но напряженность осталась. Несмотря на экономический кризис, сразу после войны Польша начала перевооружение. Среди закупленной авиатехники были и французские «Голиафы» (см. НиТ № 5 2006 г.), а в 1928 году было принято решение о постепенном переводе польских ВВС на технику собственного производства. Было основано несколько авиазаводов, крупнейшим из них стал государственный PZL. В 1931 году заводское ОКБ представило проект тяжелого ночного бомбардировщика PZL.3, свободнонесущего низкоплана с четырьмя моторами Бристоль «Юпитер» по 520 л.с. в 2-х тандемах над крылом. Финансы на опытное строительство выделили, и при удачных испытаниях планировалось закупить 100 самолетов, но де-факто деньги пошли на закупку лицензии на выпуск переоборудованных в бомбардировщики пассажирских Фоккер F.VII/3m.

Накопив опыт, ОКБ PZL снова взялось за проектирование тяжелого бомбовоза. Но проект и первый опытный экземпляр постоянно переделывались, и первый полет PZL-30 состоялся лишь в марте 1936 года. Это был высокоплан смешанной конструкции с преобладанием дерева. Он имел два мотора Пратт-Уитни «Уосп-Джуниор» по 420 л.с., но вскоре их заменили на 700-сильные «Пегас» VIII польского производства. Испытания шли трудно, было много дефектов. «Дублер» PZL.30/II был усилен, его вес увеличился, и пришлось ограничить бомбовую нагрузку. Его двухкилевое оперение себя не оправдало, и в серии было решено вернуться к первоначальному классическому варианту.

Данные PZL-30 были невысоки, но желание иметь бомбардировщик собственной разработки было сильно, и на вооружение машину все-таки приняли. Но загрузить ее производством решили не варшавский PZL, а второстепенный завод LWS в Люблине, строивший легкомоторные машины. В 1938 году он сделал 15 бомбардировщиков, которым присвоили обозначение LWS-6 (в некоторых источниках LWS-4 или LWS-3) «Зубр». В польских ВВС LWS-6 использовались для тренировки воздушных стрелков: в носовой и верхней башнях стояли спаренные 7,69-мм пулеметы «Виккерс F», а в нижней люковой установке — такой же одиночный.

Закупкой LWS-6 заинтересовалась Румыния, но в показательном полете 7 ноября 1936 года первый опытный «Зубр» был разбит. Среди погибших были два румынских летчика, которые должны были оценить машину. Планы продать 24 «Зубра» рушились, но поляки уже имели и более современный бомбардировщик.

В 1932 году в США появился двухмоторный моноплан с веретенообразным фюзеляжем, закрытыми кабинами и убирающимися шасси «Мартин» ХВ-10. Под его влиянием конструкторы PZL начали проектировать аналогичный самолет. Расчетная скорость получилась 400 км/ч, на 50 км/ч больше, чем у В-10. Это так обрадовало военных, что те решили вместо спаренного пулемета 7,69 мм в носовой точке и спаренной пушки 20 мм в верхней установке за кабиной поставить одинарные пулеметы, нижний пулемет оставили, но сделали съемным.

На статических испытаниях сломалось кессонное крыло, главное новшество проекта. Из-за этого PZL.37/I вывели на аэродром только в июле 1936 года. Испытания вскрыли много дефектов, большинство из которых было связано с силовой установкой. Сами моторы «Бристоль» «Пегас» Mk. XIIB с винтами изменяемого шага «Де-Хэвиленд» (все — польского производства) вели себя нормально, зато из-за неудачного капота через 20 минут моторы начинали перегреваться, текли бензокраны, трескались выхлопные патрубки по сварке и т. п. Наблюдался бафтинг оперения, а рули были недостаточно эффективными, хотя размеры их были достаточны.

На дублере PZL.37/II учли замечания военных по компоновке кабин, поставили покупные «Пегас» XX (920 л. с) и сделали новые основные стойки шасси впервые применив сдвоенные колеса и одиночные амортизаторы. Обычно было наоборот — на стойке было одно колесо и два жидкостно-газовых амортизатора по бокам, схема PZL оказалась столь удачной, что применяется по сей день.

Осенью 1937 года «дублер» переделали, поставив двухкилевое оперение, эффективное, не дававшее вибраций и не мешавшее стрелку вести огонь назад по оси самолета. Но к тому времени производство первой серийной модификации PZL-37A «Лось» уже началось, заказ был на 30 машин. Их скорость недотягивала до заданной из-за бафтинга (оперение было старым), а также слабых 860-сильных «Пегас» XIIB, и выпуск ограничили десятью машинами, которые использовались как учебные. Двадцать PZL-37A-bis имели два киля, на первом самолете стояли покупные «Пегасы» Mk. XX, но на остальных моторы не поменяли.

С началом лета 1938 года началось переучивание на новую технику Х-го дивизиона ВВС Польши, но уже в июне полеты пришлось прекратить — один «Лось» погиб из-за разрушения крыла. Кессоны усилили, но вскоре разбился еще один PZL-37. Причина на этот раз была неясна, решили, что виноват летчик, но вскоре снова произошел подобный случай. На поиск источника неприятностей ушел целый год, и за это время разбилось еще пять «лосей». Виновата оказалась перекомпенсация рулей и элеронов. Их оси вращения сделали слишком далеко от передней кромки, и при отклонении на полный ход у летчика не хватало физической силы вернуть обратно.

Лишь третья модификация, PZL-37В, стала полноценным боевым самолетом, на котором были устранены хотя бы те дефекты, которые вели к неизбежным катастрофам. Заказали 100 таких машин, к выпуску которых помимо основного завода WP-1 (Варшава-Океце) присоединился новый завод WP-2. А в самом ОКБ уже был готов проект более мощного бомбардировщика PZL-49 «Мишь» (медведь), а также целого ряда модификаций базового варианта PZL-37.

В 1938 году ВВС Польши были реорганизованы. Помимо фронтовой авиации, подчиненной штабам шести полевых армий, и оперативной группы сухопутных войск «Нарев», была сформирована Авиация Ставки Верховного Главнокомандования, включавшая две авиабригады — ПВО и бомбардировочную. Последняя должна была действовать как по ближним, так и по дальним целям, в том числе на территории противника и включала два полка — один на ближних бомбардировщиках PZL-23 и один дальнего действия. На 31 августа 1939 года 1-й бомбардировочный полк имел 36 PZL-37B (в X и XV дивизионах) при штатной численности 40 машин. Остальные 43 PZL-37B были еще без вооружения.

Рассвет 1 сентября «лоси» встретили на полевых аэродромах, и немецкий налет на Океце их не задел. Основной удар достался заводу WP-1, который прекратил работу. WP-2 не пострадал и до 17 сентября смог сдать в войска 5 последних PZL-37B.

Пришел приказ бомбить Кенигсберг, но был отменен — генералы не решались нанести удар по «мирному» городу. «Лоси» простояли на земле три самых горячих дня, когда надо было бить по вражеским резервам, мостам и железнодорожным станциям, забитым эшелонами с войсками и техникой. Вместо этого 4-го сентября их послали против наступающих танков, в результате за день поляки потеряли

7 новейших бомбардировщиков. Немцы обнаружили их аэродром и еще 2 машины сожгли на земле. Боевые части пытались пополнять за счет машин, спешно доделываемых заводом WP-2 и передававшихся из учебной 213-й эскадры, но это уже не имело значения. К 9 сентября осталось 16 боеспособных PZL-37, последние боевые вылеты по приказам Ставки ВГК они совершили 16-го, 17-го пришел приказ перелетать в Румынию (странно — польское руководство не могло не знать о союзнических отношениях между румынами и немцами). Отдельные экипажи продолжали делать боевые вылеты где-то до 20-го сентября. В Румынию улетело 30 «лосей», большинство без вооружения, два экипажа еще 13 сентября улетели в СССР.

Новые бомбардировщики PZL-37 действовали менее эффективно и несли большие потери, чем устаревшие одномоторные PZL-23, что было следствием их неправильного использования, тех ошибочных взглядов, которые привнес новый командующий ВВС генерал Калкулс, занявший этот пост перед войной.



PZL.37B румынских ВВС


Голландию после окончания I мировой войны в первую очередь заботило национально-освободительное движение в колониях, его поддерживали японцы, стремящиеся вытеснить европейских колонизаторов с Дальнего Востока и островов Тихого и Индийского океанов, чтобы занять их место. В Европе же, казалось, наступил вечный мир. Эти пацифистские настроения захватили и переехавшего в Голландию из Германии Энтони Фоккера, прославившегося в годы I мировой войны своими истребителями ЕI, DrI и DVII. На новой родине он преуспел именно в создании почтовых и пассажирских самолетов. Его F.VII эксплуатировался на всех континентах и строился в массовых количествах. Военные же заказы были ограниченными.

Для Европейского ТВД предполагалось иметь небольшой парк многоцелевых самолетов типа «воздушный крейсер». Такой самолет был заказан Фоккеру в 1933 году.

Проект T.V имел прогрессивное тонкое крыло умеренного удлинения, дававшее высокие летные данные. Самолет должен был выполнять задачи ПВО, эскортировать однотипные машины с бомбовой нагрузкой, или сам выполнять ударные и разведывательные миссии и над линией фронта, и в глубоком тылу противника (впрочем, этот термин отражал европейские масштабы расстояний, где до любой цели буквально рукой подать). Фюзеляж был обтекаемым, кабины — закрытыми, шасси убиралось, но конструкция оставалась архаичной, с преобладанием дерева и большим количеством деталей, нуждавшихся в ручной подгонке. Силовая установка включала два английских мотора «Пегас» XXVI (830/950 л.с.) с ВИШ «Гамильтон-Стандарт». Фоккер представил две компоновки, из которых выбрали меньшую. В носовой части стояла 20-мм пушка «Золотурн», а в выдвижной верхней, хвостовой и нижней установках — по пулемету «Браунинг» 7,92 мм, еще один такой пулемет был перекидной — с него можно было стрелять из окон по бортам. Тонна бомб размещалась на внутренней подвеске.

Опытный T.V совершил первый полет 16 октября 1937 года. Он оказался простым в управлении, не имел опасных дефектов, был прочен и надежен. Но доработки, которые постоянно вносились в конструкцию по желанию военных, привели к росту веса, скорость упала, и T.V уже не мог быть истребителем. Машину приняли на вооружение как бомбардировщик. Было заказано 15 самолетов, к которым добавили и закончивший испытания прототип. Поставки завершились летом 1939 года.



Fokker Т.V



Fokker Т.V в сопровождении Fokker D.XXI-1


Самолет, который на момент заказа в 1933 году выглядел как чудо техники, к тому времени уже устарел, и Фоккер сделал новый бомбардировщик T.IX, совершивший первый полет в 1939 году. Но он не показал значительного улучшения летных данных и на замену T.V планировали купить в Германии 24 бомбардировщика Дорнье Do 215.

Не изменила этих планов даже начавшаяся война — Голландия все еще надеялась отсидеться…

«Сидячая война» для Нидерландов закончилась 10 мая 1940 года. К тому моменту было лишь 9 исправных T.V, которые были сосредоточены на аэродроме Шипхол, примыкавшему к территории завода «Фоккер» в Амстердаме. Утром экипажи были подняты по тревоге бомбить немцев, когда над Шипхолом появилась первая пара Не 111. Их бомбы накрыли один T.V, но остальные восемь все же взлетели. Они атаковали первую пару, а когда подошли следующие, «дали прикурить» и им. Немцы, не ждав сопротивления, не смогли организовать оборону, и два Не 111 устремились к земле, голландцы же без потерь разлетелись по соседним базам на случай повторного налета на Шипхол. При этом один T.V был разбит на посадке, у другого пришлось ставить в ремонт мотор, а третий получил серьезные повреждения от своих же зениток, сесть смог, но на следующий день погиб при бомбежке аэродрома. В Шипхол вернулся один T.V. Он получил приказ бомбить Ju 52, высаживавших десант прямо на стадионе в пригороде Гааги Окенбург. По радиограмме экипажа сброшенные две 100-кг и четыре 50-кг бомбы попали в самую гущу самолетов, и несколько из них загорелись. Но на обратном пути голландец был сбит Мессершмиттами-109.




Fokker T.IX


Три T.V, приземлившиеся в Руйгенхоеке, через полчаса снова были в воздухе. Их тоже направили на Окенбург. С одного захода они сбросили бомбы и доложили, что все остальные «юнкерсы» горят, но связи с Гаагой не было, и проверить их слова было невозможно. Да и не до того было: надо было бомбить десант, высаживавшийся на аэродроме Ваалхавенн. Но на пути к цели группу перехватили «мессеры», разогнавшие эскорт (7 истребителей Фоккер D.XXI) и сбившие два бомбардировщика.

К вечеру 10 мая осталось два исправных T.V, утром им подвесили по 8 «полусоток» и отправили бомбить мост через Маас, но ни одна бомба в цель не попала — бросали «с горизонта», с высоты 1000 м. В повторном вылете решили спикировать, но снова неудачно, а на обратном пути голландцев ждали 12 Bf 110. В жестоком бою один T.V был сбит, но и немцы потеряли одного.

Итак, к 11 мая в голландских ВВС в Европе остался всего один бомбардировщик, представлявший хоть какую-то боевую ценность. 12-го числа он пытался бомбить немецкие танки в Фрисландии, но истребители противника заставили его спасаться бегством.

13 мая экипаж лейтенанта Швагермана повел его в последний полет. Цель — снова мост, через него танками вермахта открывалась дорога на Роттердам. Атака была неудачной, а на пути в Шипхол голландцы были сами атакованы девяткой Bf 109, которые сбили один из двух двухмоторных истребителей сопровождения Фоккер G.I и сам бомбардировщик…


Подводя итоги истории попыток «малых стран» обзавестись собственными бомбардировщиками, нетрудно заметить — мало такие самолеты уметь делать, надо еще уметь их использовать с толком и иметь мужество их применить в решающий момент по своему прямому назначению, отбросив все сомнения. А это как ударить противника в лицо в уличной драке — не каждый может. И чехов, и поляков, и голландцев подвел их собственный не годный ни на что путное генералитет, рядовые же пилоты вскоре сядут в кабины английских «Веллингтонов», «Ланкастеров», американских В-26, советских Пе-2 и Ил-2, сражались с фашистами.


Наименования английских авиационных фирм, самолетов и авиационных моторов, и их перевод, принятый в советской литературе 30…40-x годов

Авиационные фирмы

«Авиа» — "Avia", АКС. SPOLEČNOST PRO PRÚMYSL LETECKÝ, Чехо-Словакия

«Аэро» — "Aero", TOVARNA NA LETADLA S.S.R.O., Чехо-Словакия

«Государственные польские авиазаводы» — PZL (Panstwowy Zaklady Lotnichy), Польша

«Летов» — “Letov", Čs. vojenska tovarna na letadla, Чехо-Сповакия

«Рорбах» — Rohr bach Mbtallflugzbugbau, Германия — Голландия

«Фоккер» — N. V. Nf.derlandsche VliegtuigenfabriekFokker, Нидерланды

Типы самолетов

«Уэллсли» — Wellesley;

«Уитли» — Whitley;

«Веллингтон» — Wellington;

«Хэмпден» — Hampden;

«Хирфорд» — Hereford.

Типы двигателей

«Геркулес» — Hercules; «Деггер» — Dagger; «Мерлин» — Merlin; «Пегас» — Pegasus; «Тайгер» — Tiger


• ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ

Легендарный истребитель МИГ-21



Александр Анатольевич Чечин и Николай Николаевич Околелов — выпускники ХВВАИУ, всю свою жизнь посвятили службе в военной авиации, преподаватели Харьковского университета Воздушных Сил, известные историки авиации. Знакомы читателям по публикациям в журналах: «Моделист-Конструктор», «Крылья Родины», «Авиация и время».


В конце 50-х годов XX века мировая авиация сделала большой качественный скачок. За короткий промежуток времени с 1957 по 1960 год на вооружение военно-воздушных сил разных стран поступило 12 боевых самолетов, способных летать в два раза быстрее звука. Достижение такой высокой скорости стало возможным благодаря прогрессу в аэродинамике, системах управления, появлению новых конструкционных материалов и двигателей.

На вооружении ВВС СССР появились два самолета — истребитель-перехватчик Су-9 и фронтовой истребитель МиГ-21.

Англичане вооружились перехватчиком Lightning, французы — многоцелевым истребителем Mirage III, а шведы взяли на вооружение истребитель J-35 Draken.

Больше всех в деле перевооружения преуспели американцы. У военно-воздушных сил США появилось аж шесть(!) новых боевых самолетов: перехватчики F-104 Starfighter и F-106 Delta Dart, истребитель-бомбардировщик F-105 Thunderchief, истребитель F4H Phantom, бомбардировщики A3J Vigilante и В-58 Hustler.



Китайский вариант истребителя МиГ-21Ф — J-7 ВВС Пакистана


Создание всех самолетов проходило на фоне набирающей обороты ракетно-космической гонки, что наложило определенный отпечаток на их внешний облик, технические характеристики и вооружение. В большинстве первых модификаций этих машин пилотам отводилась второстепенная роль — роль оператора вооружения, ракетного или бомбового. Летчику было необходимо в нужный момент нажать на боевую кнопку или, в более сложном случае, сначала наложить на цель прицельную марку, а потом нажать на кнопку. Некоторые специалисты вообще считали эти машины последними пилотируемыми самолетами, после которых начнется эра самонаводящихся ракет.

Но время распорядилось по-своему. Перенасыщенные автоматикой “самолеты с кнопками” довольно быстро, всего за каких-то два десятилетия, исчезли со сцены, вместе с ложными воззрениями о кончине пилотируемой авиации.

Из дюжины первых 2-х маховых самолетов испытание временем выдержали только три машины: МиГ-21, F-4 Phantom и Mirage III. Но самое невероятное то, что эти, без всякого преувеличения, выдающиеся истребители находятся на вооружении некоторых стран и до настоящего времени. По прошествии более 45 лет! Технический прогресс изменил их внутреннее содержание, оборудование и двигатели, но их внешний облик по-прежнему узнаваем и даже любим.

За свою долгую боевую службу они достаточно часто встречали друг друга в бою, особенно над странами Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Воздушные бои показали примерное равенство трех соперников, что послужило залогом популярности этих боевых машин у летчиков разных стран мира.

История создания и применения французского самолета Mirage III уже рассматривалась на страницах нашего журнала, а на этот раз вашему вниманию представлен материал о выдающемся истребителе МиГ-21.

Самолет начал создаваться летом 1953 года. Сначала вышло постановление Совета Министров СССР, в соответствии с которым КБ А.М.Микояна приступило к работе над самолетом с большой сверхзвуковой скоростью полета. К решению этой же задачи приступили КБ Яковлева и Сухого.

Перед конструкторами стояла задача создания сверхзвукового фронтового истребителя со значительными экономическими и эксплуатационно-тактическими преимуществами. Он должен был иметь небольшой расход топлива на один самолетовылет и возможность базирования на полевых укатанных грунтовых аэродромах.

Опираясь на результаты теоретических и практических исследований, проводимых специалистами ЦАГИ, инженеры КБ А. М. Микояна остановились на двух вариантах самолета, имевших сигарообразный фюзеляж, близкий по форме к телу вращения и отличавшихся только геометрией крыла. Одно крыло тонкое стреловидное, а другое треугольное — малого удлинения.

Первым самолетом, проектировавшемся в соответствии с заданием, стал Е-1 (позже получивший обозначение Е-2). К началу 1955 года постройка Е-2 была завершена, и 14 февраля самолет под управлением летчика-испытателя Г. К. Мосолова впервые поднялся в воздух.

Истребитель имел небольшой взлетный вес — 5334 кг. Встроенное вооружение — две 30-мм пушки НР-30. Максимальная скорость самолета составляла 1920 км/ч, а потолок — 19000 м.



Модернизированный истребитель МиГ-21И на авиасалоне в Жуковском


16 июля в воздух поднялся альтернативный вариант самолета с треугольным крылом — Е-4. Характеристики Е-4 оказались ниже расчетных: скорость— 1296 км/ч, а практический потолок — 16 400 м.

Работы над совершенствованием экспериментальных Е-2 и Е-4 не прекращались. 17 февраля 1955 года Г.А.Седов поднял в воздух Е-2А, а 5 сентября 1956 года новый улучшенный вариант Е-4.

9 января 1956 года летчик-испытатель В. А. Нефедов совершил первый полет на Е-5, который являлся дальнейшим развитием машины Е-4. Испытания показали, что летные качества машины улучшились. Самолет достиг скорости 1970 км/ч и мог летать на высоте 17 650 м. Именно эта машина первой получила обозначение МиГ-21. Началась доводка самолета до возможности его серийного производства. При этом программу Е-2А со стреловидным крылом закрыли.

Испытания самолета проходили на протяжении 1956 и 1957 годов. В ходе испытаний на машину установили новый двигатель Р-ИФ-300 и перепроектировали воздухозаборник. В таком виде самолет получил индекс Е-6.

Первый опытный истребитель Е-6-1 поступил на заводские испытания в мае 1958 года, а 20 мая летчик-испытатель В. А Нефедов совершил на нем ознакомительный полет.

Второй опытный истребитель Е-6-2 поступил на заводские испытания в сентябре 1958 года. 15 сентября он совершил первый полет. Всего за время проведения заводских испытаний оба образца Е-6 выполнили 61 полет. При этом была достигнута скорость 2100 км/ч, динамический потолок составил 20700 м, статический потолок — 14 500 м, дальность полета с подвесным баком превысила 1800 км. Самолет показал хорошую устойчивость и управляемость во всем диапазоне высот и скоростей.

Не дожидаясь решения государственной комиссии, на Московский и Горьковский авиазаводы стала поступать техническая документация на новый истребитель, и они приступили к подготовке серийного производства самолета.

МиГ-21 представлял собой легкий одноместный однодвигательный дневной и ночной истребитель, обладающий высокими летными характеристиками. Самолет строился по среднепланной схеме с треугольным крылом и стреловидным цельноповоротным управляемым стабилизатором.

Конструкция МиГ-21 цельнометаллическая, была выполнена с применением алюминиевых и магниевых сплавов. В местах и узлах с силовыми напряжениями использовалась сталь.

Летные испытания показали, что самолет допускал выполнение фигур сложного пилотажа, как-то: петли, перевороты, бочки, полупетли и т. п. во всем диапазоне скоростей, причем поведение самолета, а также его устойчивость и управляемость при выполнении фигур считались вполне удовлетворительными. МиГ нормально выходил из штопора, обладал эффективными рулями управления и хорошей устойчивостью.

По своим взлетно-посадочным характеристикам самолет МиГ-21 мог эксплуатироваться с небольших аэродромов, а также с грунтовых полос, что значительно расширяло диапазон его боевого применения. Устойчивая работа двигателя на всех высотах и скоростях, надежное включение форсажа и достаточная энерговооруженность придавали ему хорошие боевые качества.

Хороший обзор из кабины, автоматическое регулирование системы питания и температуры воздуха в кабине, а также компактное расположение приборов создавали достаточное удобство для работы летчика.

Первые серийные машины получили обозначение МиГ-21Ф (или изделие 72). Они были выпущены Московским авиазаводом в количестве 30 экземпляров в 1959 году, еще 69 машин вышло из цехов Горьковского авиазавода в 1960 году. МиГ-21Ф эксплуатировался только в ВВС СССР и не поставлялся в другие страны.

Следующей серийной машиной семейства МиГ-21 стала модификация Ф-13 (изделие 74). От исходной модели самолет отличался системой вооружения. МиГ-21Ф-13 мог нести две управляемые ракеты К-13 (Р-ЗС), именно эта особенность и получила отражение в обозначении модификации. Для сохранения веса с самолета сняли левую пушку. Самолет выпускался серийно с 1960 года параллельно на Московском и Горьковском заводах. За время серийного производства (1960–1962 гг.) выпустили около 600 машин.



МиГ-21СМ на учебном аэродроме Харьковского университета ВВС



Истребитель МиГ-21бис ВВС Румынии


МиГ-21Ф-13 стал первым истребителем семейства “21”, поставлявшимся за границу. Первой страной, получившей новые самолеты, стала Польша, затем МиГ-21Ф-13 поступили в Чехословакию, Китай и ГДР. Приступив к выпуску новых модификаций самолета, СССР передал лицензию на производство Ф-13 Чехословакии и Китаю, которые в свою очередь экспортировали их в другие страны мира. В Китае этот самолет стал основой для разработки собственных истребителей.

По отзывам летчиков, которые летали на многих модификациях МиГ-21, Ф-13 являлся самым приятным в управлении самолетом из этого семейства МиГов. Легкий в управлении, устойчивый на всех режимах, с отличным обзором из кабины пилота, самолет оставил очень приятные воспоминания в памяти летчиков, которым довелось на нем полетать.

Трудности, возникавшие при переучивании летчиков строевых частей на первые советские сверхзвуковые истребители МиГ-19 (а у этого самолета отсутствовала двухместная учебная модификация), заставили ОКБ А. И. Микояна сразу после запуска в серию МиГ-21Ф-13 приступить к разработке двухместного варианта самолета. На учебном самолете переделали носовую часть и увеличили запас топлива до 1950 кг.

Первый опытный двухместный Е-6У-1 предъявили на заводские испытания осенью 1960 года, а 17 октября летчик-испытатель Остапенко впервые поднял самолет в воздух.

С марта 1962 года авиационные заводы в Тбилиси и Горьком приступили к выпуску “спарок” — МиГ-21У (изделие 66).

По отзывам летчиков МиГ-21У считается наиболее простым в управлении самолетом из всех “спарок”. Легкий, с хорошим обзором из всех кабин, он пользовался любовью у летчиков и курсантов. Авторам пришлось убедиться, что при составлении плановых таблиц полетов на пилотаж всегда планировали именно МиГ-21У. Единственным серьезным недостатком машины оставалась система катапультирования СК, которая не позволяла покидать самолет на самых опасных этапах полета — взлете и посадке, и на высотах менее 200 метров, а именно в этом диапазоне происходило около 75 % всех летных происшествий. В ходе серийного производства конструкция самолета постоянно совершенствовалась, вносились изменения, касающиеся вертикального хвостового оперения и системы тормозного парашюта.

Все это, а также начало использования на МиГ-21ПФС системы сдува пограничного слоя (СПС) заставило КБ выпустить новый учебно-тренировочный самолет МиГ-21УС (изделие 68) с двигателем Р-11Ф2С-300, а также с новыми катапультируемыми креслами КМ-1. На всех УС устанавливался киль увеличенной площади, такой же, как и на МиГ-21 ПФМ. Кроме этого на самолете увеличили запас топлива до 2450 л. С 1966 года самолет запустили в серию на заводе в Тбилиси.

На МиГ-21УС летчики чувствовали себя увереннее на взлете и посадке, но установка кресла КМ-1 с большим заголовником ухудшила обзор инструктора из второй кабины. Особенно неуютно инструктор чувствовал себя на взлете и посадке, когда требовалось особенно четко контролировать действия обучаемого. Пришлось придумывать нетрадиционные способы улучшения обзора. Самым удачным оказался вариант с использованием перископа, который представлял собой систему зеркал с дистанционным управлением. Перископ закреплялся прямо на стекле фонаря инструктора. Испытания показали достаточно серьезное улучшение обзора, и с 1971 года в серийное производство внедрили учебно-боевой МиГ-21УМ (изделие 69) с перископом. На самолете устанавливался автопилот АП-155 и прицел АСП-ПФД. На гаргроте у основания киля МиГ-21УМ появилась ножевая антенна радиостанции Р-832, которая стала главной внешней отличительной особенностью МиГ-21УМ от “спарок” других модификаций.

Все двухместные МиГ-21 с большим успехом использовались в строевых частях. Но основная нагрузка на эти самолеты ложилась в летных училищах. Как правило, за учебный год их налет достигал 300 и более часов. Учитывая то, что “спарки” за смену могли выполнять по 6, а иногда и по 7 (вместе с разведкой погоды) вылетов, на их обслуживание всегда ставили наиболее опытных техников. Чрезвычайно редко обслуживание доверяли так называемым “двухгодичникам”, — студентам после окончания военной кафедры, которые не отличались желанием работать на технике и только ждали окончания срока службы, и скорейшего возвращения домой. В качестве поощрения техников, обслуживающих учебно-боевые самолеты, часто использовались такие стимулы как недельный отдых в черноморских профилакториях ВВС, который предоставлялся после 300 часов налета.

Одной из задач, которую помогали решать МиГ-21УС и УМ — подготовка летчиков морской авиации на самолеты Як-38 с вертикальным взлетом и посадкой. Программа обучения пилотов на этот самолет предусматривала полеты с инструктором на МиГ-21УС или УМ с использованием системы СПС, самостоятельные полеты на МиГ-21ПФМ, и только после этого пилоты выходили на освоение Як-38. Первоначально переподготовка проводилась в Саках, но позже переучивание проводилось на Севере и Дальнем Востоке. Переучивание проводили летчики, имевшие большой опыт полетов на МиГ-21 и освоившие Як-38. Такая система сохранялась на протяжении всего времени эксплуатации в авиации флота самолетов Як-38.

Учебно-боевые МиГ-21У, УС, УМ более 20 лет эксплуатировались в частях истребительской авиации ВВС СССР, летных училищах, а также во всех странах Варшавского Договора. Поставлялись они и в большинство стран, где эксплуатировались боевые варианты “двадцать первого”.

В 1962 году началось серийное производство МиГ-2111Ф (изделие 76). На самолет установили РЛС — РП-21, что значительно расширило боевые возможности самолета. До этого пилот располагал радиолокационным дальномером и наводился на цель с земли голосовыми командами. Теперь летчик мог самостоятельно заниматься поиском воздушных целей и осуществлять сближение и атаку. Установили на самолет и новый двигатель Р-11Ф2-300.



В полете самолеты МиГ-21УМ и МиГ-21СМ ВВС Чехии



Турбореактивный двигатель Р-11Ф-300



Оборудование кабины истребителя МиГ-21ПФ


Размещение на истребителе РЛС повлекло за собой большие изменения в конструкции самолета. Особенно это коснулось носовой части фюзеляжа, фонаря кабины и закабинного отсека. Переоценив возможности управляемого ракетного оружия, с самолета сняли единственную 30-мм пушку. Но уже первые воздушные бои во Вьетнаме и на Ближнем Востоке заставили пересмотреть отношение к пушечному вооружению и вынудили в срочном порядке устанавливать на самолеты стрелковое вооружение. Для восстановления боевого потенциала самолета конструкторы разработали подвесной подфюзеляжный контейнер ГП-9 (Гондолу Подвесную 9), в которой разместили 23-мм Оборудование кабины истребителя МиГ-21ПФ двуствольную пушку ГШ-23 с боекомплектом в 200 снарядов. Решение оказалось настолько удачным, что впоследствии МиГ-21ПФ (как и ПФМ), участвовавшие в вооруженных конфликтах, без ГП-9 в бой уже не вступали. Правда, установка пушки исключала возможность подвески подвесного топливного бака (НТВ), но этот недостаток в некоторой степени компенсировался установкой в гаргроте топливного бака на 170 литров.

Еще одним внешним отличием самолета ПФ стал перенос штанги ПВД на верхнюю часть фюзеляжа. Это упростило буксировку самолета и снизило травматизм технического состава, постоянно натыкавшегося на торчащую чуть выше пояса штангу.

В ходе серийного производства в конструкцию самолета вносились изменения, которые касались хвостовой секции фюзеляжа. В частности, изменялась форма и площадь киля.

По своим пилотажным качествам ПФ незначительно уступал истребителям МиГ-21Ф и Ф-13, хотя установка РЛС увеличила взлетный вес истребителя.

Если быть до конца откровенным, то РЛС иногда просто мешала пилотам. Дело в том, что индикатор станции представлял собой электронно-лучевую трубку с небольшой яркостью свечения. Последнее заставило конструкторов надеть на индикатор резиновую трубу — бленду, защищавшую экран от солнечных бликов. Во время прицеливания летчику приходилось ложиться лицом на вырезы бленды. В этот момент он терял контроль за происходящим как в кабине, так и в окружающем пространстве. В обиходе бленду прозвали “Сапогом”, за ее внешнее сходство с голенищем.

В небольшом количестве выпускалась промежуточная модификация самолета — МиГ-21ПФС. На самолете установили двигатель Р-11Ф2С-300 с фланцами под установку патрубков системы СПС.

Следующей в серию пошла модификация МиГ-21ПФМ (изделие 77 и 94). Отличительная особенность машин — киль увеличенной площади. В ходе серийного производства на самолете появилась возможность устанавливать два стартовых пороховых реактивных ускорителя СПРД-99 с тягой по 2500 кг каждый.

С 1965 года в строевые части начал поступать истребитель МиГ-21С (изделие 95), следующая модификация самолета. Истребитель получил новую РЛС РП-22 “Сапфир’’ (именно первая буква “С” от названия станции вошла в обозначение самолета). Кроме этого установили новый автопилот и аппаратуру наведения “Лазурь-М”. “Лазурь” дистанционно управляла двумя стрелками на пилотажном приборе в кабине пилота. Одна стрелка указывала летчику на необходимость изменения высоты, а другая — на выполнение доворота в нужную сторону. Таким образом, пилот мог лететь прямо на цель, не видя ее. При сокращении дистанции с целью до нескольких километров летчик брал управление на себя и применял оружие.



Истребитель МиГ-21ПФ ВВС Египта



Истребитель МиГ-21C из учебного полка в Котельниково


Боевые возможности истребителя МиГ-21С возросли за счет размещения на крыле двух дополнительных узлов подвески. На внешних узлах предусматривалась возможность подвески стандартных ПТБ емкостью 490 литров. Увеличили на самолете и вместимость закабинного накладного топливного бака.

МиГ-21С, впервые из всего семейства, сделали носителем ядерного оружия. Ядерная бомба РН-28 крепилась под фюзеляжем с помощью основного и небольшого дополнительного держателей, а в кабине устанавливался спецблок управления подвеской.

С 1968 года в серию пошел МиГ-21СМ (изделие 15), созданный на базе “С”. Основное отличие нового истребителя — двигатель Р-13-300 с тягой на форсажном режиме 6400 кг и встроенная пушка ГШ-23 с боекомплектом 200 снарядов.

Очередные изменения, внесенные в конструкцию МиГ-21, были направлены на увеличение дальности и продолжительности полета. С этой целью решили пойти испытанным путем — увеличить объем топлива за счет емкости накладного топливного бака за кабиной. Общий увеличенный объем баков довели до 3250 л. Удалось достигнуть увеличения дальности полета на 250 км. Вместе с тем большинство летных характеристик снизилось. Но несмотря на это самолет под обозначением МиГ-21СМТ (изделие 50) в течение двух лет выпускался на Горьковском авиазаводе. Вооружение и оборудование самолета соответствовало модификации МиГ-21СМ.

В 1971 году прошел испытания МиГ-21бис (изделие 75) — последняя модификация самолета, выпускавшаяся серийно. На него установили новый двигатель Р-25-300 с тягой 9900 кг. Большие изменения коснулись системы вооружения. Самолет мог нести ракеты малой дальности полета класса “воздух-воздух” Р-55 и Р-60. В случае подвески сдвоенных АПУ-60-11 на внутренние держатели, количество одновременно подвешиваемых ракет Р-60 достигало шести штук. В ходе серийного производства боекомплект пушки увеличили до 250 снарядов. Запас топлива составлял 2390 кг. Все это расширило боевые возможности самолета. Новый МиГ выпускался с 1972 по 1974 год и поставлялся во многие страны мира, став одной из самых массовых модификаций истребителя (всего в СССР выпущено 2030 машин данного типа).

За все время серийного производства авиазаводы СССР выпустили 10158 МиГ-21 различных модификаций. Кроме Советского Союза, МиГ-21 серийно выпускался в Китае, Чехословакии и Индии.

Самой яркой боевой страницей в истории МиГ-21 стала война во Вьетнаме, где ему пришлось противостоять практически всем типам боевых самолетов США, начиная от громадных В-52 и заканчивая “микроскопическими” беспилотными разведчиками Fierbee.

Весной 1966 года МиГ-21 Вьетнамских ВВС совершили первые боевые вылеты. Пока летчики МИГов не обладали достаточными навыками пилотирования, результаты воздушных боев складывались в пользу американцев. Первая победа была записана на счет МиГ-21 только в июне 1966 года, когда паре МиГов удалось сбить истребитель-бомбардировщик F-105. Затем последовали победы над тяжелыми и неповоротливыми “Фантомами”. Потери американцев начали расти и к концу 1966 года достигли 47 самолетов, при 12 сбитых МИГах (соотношение 4:1). Это заставило командование ВВС США отправить своих пилотов на специальную переподготовку. Обучение пилотажу и воздушному бою на малых дистанциях пошло им на пользу, и в следующем году американцы потеряли уже 124 самолета, при 60-ти сбитых вьетнамских (соотношение 2:1).



Истребитель МиГ-21бис ВВС Афганистана



Истребитель МиГ-21МФ ВВС Сомали


В качестве иллюстрации можно привести перехват группы F-105 и F-4 парой МиГ-21, который состоялся осенью 1967 года. Американские самолеты летели на бомбардировку Ханоя, МиГи поднялись в воздух по тревоге и сблизились с целью на высоте около 6000 м. Звено “Фантомов” попыталось отогнать вьетнамцев от ударных F-105, но МиГ-21, пользуясь своим преимуществом в маневренности, зашли в хвост к “Фантомам”.

Ведущий пары МиГов Нгуенг Хонг Ньи выпустил ракету Р-13, которая разорвалась в двигателе F-4. Летчики “Фантома” катапультировались. Пилот майор Гордон был спасен, а оператор Бринниман попал в плен.

Ведомый — Нгуен Данг Кинь не смог сразу атаковать второго “Фантома”, американский пилот ушел от преследования в облака. Но хитрый вьетнамский пилот не стал лететь за ним, а остался на своем эшелоне, ожидая F-4 на выходе из облачности. Когда успокоившийся американец вылетел в чистое небо, то моментально был пойман в прицел и немедленно сбит.

Отличились МиГ-21 и при атаках на тяжелые В-52. Истребители выводились на бомбардировщики наземными станциями наведения с таким расчетом, чтобы МиГ оказался сзади В-52 на расстоянии нескольких километров. Затем вьетнамский летчик переходил в режим радиомолчания и разгонялся до сверхзвуковой скорости. Приблизившись к В-52, он выпускал 1–2 ракеты и немедленно уходил в сторону со снижением. Такая тактика позволяла избежать встречи с многочисленными американскими истребителями сопровождения. Пользуясь этим приемом, ночью 27 декабря 1972 года вьетнамский летчик Фам Туан (первый космонавт Вьетнама) визуально, по включенным огням, обнаружил В-52 и двумя ракетами Р-ЗС сбил “Воздушную крепость”.

По итогам войны американцы потеряли сбитыми 320 самолетов, а вьетнамцы только 134. Такой результат во многом является заслугой надежного и эффективного истребителя МиГ-21.

МиГ-21 поставлялись и эксплуатировались более чем в 80 странах мира и принимали участие во многих других конфликтах. Наиболее масштабными из них были арабо-израильские конфликты 1967 и 1973 годов, индо-пакистанские войны, Афганистан и ирано-иракская война.

В 90-х годах ОКБ имени Микояна представило последнюю модификацию самолета МиГ-21И, созданную для ВВС Индии. На самолет установили новое бортовое оборудование, позаимствованное от истребителя МиГ-29. Благодаря этому МиГ-21 получил новые, ранее недостижимые возможности. РЛС позволила ему применять новейшие ракеты класса “воздух-воздух” средней дальности, управляемые бомбы и противорадиолокационные ракеты. Летчик нового МиГа может использовать и нашлемную систему прицеливания. Правда, последнее скорее рекламная возможность, чем реальная помощь пилоту в бою. Нашлемный визир от МиГ-29 в боевых частях получил прозвище “Рога”, по отзывам пилотов тяжел и неудобен в применении. За несколько лет эксплуатации авторами самолетов МиГ-29 нашлемный прицел не использовался ни разу, даже во время “командировок” на авиабазу Мары, где проходили боевые стрельбы и крупные авиационные учения.

Последняя страница в истории легендарного самолета МиГ-21 не написана и сегодня. Спустя 50 лет после первого полета прототипа Е-2 (14 февраля 1955 года) эти истребители остаются в строю во многих странах мира.


• БРОНЕТЕХНИКА

Семейство танков Т-54/55

Шумилин С. Э.



часть II, начало в № 9, 2007 г


Запуском в серийное производство Т-54 образца 1951 года завершился процесс создания и отработки конструкции «пятьдесятчетверки». Излеченная от «детских болезней» машина приобрела свой классический вид. Советская армия получила на вооружение лучший на тот период средний танк, приспособленный для массового производства, общий темп которого на трех заводах достиг в 1952 году почти 2 тыс. штук в год.

К этому времени большинство конструкторов-танкистов, эвакуированных в 1941 году вместе с заводом № 183 в Нижний Тагил, всякими правдами и неправдами вернулись в Харьков. В 1951 году и главный конструктор — А. Морозов (после операции по лечению язвы желудка, проведенной в «кремлевской» больнице) — был переведен в Харьков и назначен главным конструктором КБ-60 на заводе № 75. Здесь под его руководством были начаты работы по созданию нового перспективного танка, завершившиеся в 1967 году выпуском Т-64. Основной задачей оставшегося в Нижнем Тагиле КБ, которое в конце 1953 года возглавил молодой конструктор Л.Н. Карцев (на то время ему был 31 год), оставалось сопровождение текущего производства Т-54, а также улучшение этой машины, в конструкцию которой были заложены большие резервы.

И резервы эти потребовались очень скоро. В 1948 году в Англии была принята на вооружение модификация среднего танка Центурион Мк. 3, орудие которого — 83,8-мм длинноствольная пушка была стабилизирована в двух плоскостях. Кроме того, в ее боекомплект кроме бронебойного снаряда (начальной скоростью 1020 м/с) был введен стреловидный подкалиберный снаряд (начальной скоростью 1325 м/с). На дистанции 2 км он пробивал по нормали 250 мм броню. Для сравнения: начальная скорость бронебойного снаряда Д-10Т составляла всего 895 м/с. Поэтому усилия конструкторов под руководством Л.Н. Карцева были прежде всего направлены на совершенствование вооружения Т-54. Работы велись по двум направлениям. Первое — повышение точности стрельбы Д-10Т путем установки системы ее стабилизации. Второе — установка более мощной танковой пушки.



Омский танк Т-55М(5), оснащен новой СУО с комплексом управляемого вооружения


Одноплоскостной стабилизатор пушки Д-10Т СТП-1 «Горизонт» был разработан к 1951 году в ЦНИИ-173 под руководством И.В. Погожева. В нем, как и в последующих стабилизаторах этого института, использовался принцип стабилизации пушки, при котором обеспечивалось постоянное слежение орудия за жестко связанным с ним прицелом. Такая зависимая от пушки стабилизация прицела имела тот недостаток, что во время заряжания пушки, когда она блокировалась на определенных углах возвышения, наводчик лишался возможности наблюдать за целью. Пушка с СТП-1 получила индекс Д-10ТГ. Позднее в 1952–1955 годах в ЦНИИ-173 был создан двухплоскостной стабилизатор СТП-2 «Циклон». Доработанная для установки «Циклона» пушка Д-10Т получила индекс Д-10Т2С.

Работы над новой 100-мм нарезной танковой пушкой повышенной мощности — Д-54 — были начаты по Постановлению Совета Министров № 4169–1631 от 12 сентября 1952 года. Они велись в ОКБ-9 под руководством Ф.Ф. Петрова. Пушка предназначалась для установки в танке Т-54, взамен Д-10Т. Согласно заданию, пушка Д-54 должна была иметь начальную скорость бронебойного снаряда — 1015 м/с, при весе снаряда — 16,1 кг. Она оснащалась одноплоскостным стабилизатором «Радуга», разработанным ЦНИИ-173, имела эжектор и дульный тормоз.

К октябрю 1954 года первый образец Д-54 со стабилизатором «Радуга» установили в опытном танке Т-54М («Объект 139»). Т-54М был создан на базе корпуса Т-54, но имел более мощный дизель В-54-6 (580 л.с.) и изменения в ходовой части — облегченные опорные катки, новые ведущие колеса. За счет применения бака-стеллажа Т-54М обладал увеличенным боекомплектом — 50 выстрелов вместо 34, имевшихся на Т-54. Были введены приборы ночного видения — ТВН-1 для механика-водителя и ночной прицел. На башне устанавливались инфракрасный прожектор и зенитный пулемет КПВТ калибра 14,5 мм.

В октябре 1954 года «Объект 139» был сдан комиссии и отправлен на полигонные испытания. Стабилизатор «Радуга» испытаний не выдержал. Не был принят на вооружение и танк Т-54М, однако отдельные его элементы впоследствии использовали для Т-55.

Кроме совершенствования вооружения в 1951–1953 годах развернулись работы по оснащению Т-54 оборудованием для подводного вождения (ОПВТ).


Средний танк Т-54А («Объект 137Г»)

Для установки пушки Д-10ТГ с электрогидравлическим одноплоскостным стабилизатором СТП-1 «Горизонт» конструкторским бюро под руководством Л.Н. Карцева была разработана модификация Т-54А («Объект 137Г»), принятая на вооружение в 1954 году. Это был первый советский серийный танк со стабилизированной пушкой.

Введение стабилизатора танковой пушки и спаренного с ней пулемета дало возможность вести огонь, а главное попадать в цель с ходу. При стрельбе с ходу из нестабилизированной пушки вероятность расстрелять весь боекомплект была выше, чем попасть в цель. Однако на Т-54А возникли проблемы травматизма экипажа. Каких либо ограждений у казенной части пушки не было, отсутствовал и вращающийся полик боевого отделения, а при включении стабилизатора пушка в башне могла во время движения танка ходить от упора до упора (от крыши башни до пола боевого отделения). Так, при испытаниях Т-54А погиб командир экипажа.

Пушка Д-10ТГ получила эжектор для продувки канала ствола от пороховых газов после выстрела. Благодаря эжектору загазованность боевого отделения при стрельбе существенно уменьшилась.

Двигатель танка также подвергся некоторым изменениям: в систему питания ввели третий наружный бак емкостью 95 л; поставили двухступенчатый воздухоочиститель с тремя кассетами и эжекционным отсосом пыли; вместо нерегулируемых входных жалюзи над радиаторами смонтировали регулируемые, которые управлялись рукояткой, расположенной в боевом отделении. Для механика-водителя был введен инфракрасный активный прибор ночного видения ТВН-1, принятый на вооружение в 1951 году. В качестве средств связи использовались новая радиостанция Р-113 (вместо 10-РТ-26) и ТПУР-120.

Серийное производство Т-54А началось с 1955 года и продолжалось по 1956 год.



Средний танк Т-54Б («Объект 137Г2»)


К 1956 году была разработана следующая модификация «пятьдесятчетверки» — Т-54Б («Объект 137Г2»). Испытания первых трех опытных танков Т-54Б завершились в феврале 1956 года и после соответствующей доработки в августе того же года машина была принята на вооружение. В декабре была собрана установочная партия, а в следующем 1957 году началось серийное производство.

На Т-54Б в качестве основного вооружения использовалась пушка Д-10Т2С с электрогидравлическим двухплоскостным стабилизатором СТП-2 «Циклон». Управление пушкой и башней при включенном стабилизаторе осуществлялось с помощью пульта управления. В связи с этим была изменена конструкция механизма поворота башни. Был, наконец установлен вращающийся полик боевого отделения, существенно улучшивший условия работы членов экипажа в башне. Правда, это потребовало частично изменить расположение боекомплекта, но его количество удалось сохранить.

На Т-54Б были введены активные приборы ночного видения: инфракрасный ночной прицел наводчика — ТПН-1-22-11, ночной прибор командира — ТКН-1 и механика-водителя — ТВН-2. Для обеспечения их работы танк был оснащен инфракрасными (ИК) прожекторами: Л-2 (смонтированным на орудийной маске, здесь он устанавливался до апреля 1959 года, а позднее был перенесен на правую лобовую часть башни) и ОУ-3 — на командирской башенке. Приборы механика-водителя и командира были сменными (устанавливались вместо дневных), прицел наводчика устанавливался внутри башни стационарно (левее дневного прицела ТШ-2А-22), а его головка на крыше башни заняла место перископа наводчика МК-4. Вместо дневного прибора наблюдения командира ТПК-1 был установлен прибор ТПКУ.

Изменились расположения баков и ящиков ЗИП на надгусеничных полках. Сразу за выхлопной трубой на правой надгусеничной полке появился прямоугольный ящик для ЗИП приборов ночного видения ТКН-1 и ТНП-1. Раньше на этом месте устанавливался наружный масляный бак, который теперь переместили в середину правой надгусеничной полки (в район расширения корпуса под погон башни).

С 1957 года Т-54Б и все другие модификации Т-54 стали выпускаться с усовершенствованным ОПВТ.

В ходе ремонтов танки предыдущих выпусков доводились до уровня Т-54Б. На них устанавливались стабилизатор вооружения (если это происходило без замены орудия, то на ствол Д-10Т не имеющий эжектора крепилось кольцо противовеса), комплект ночных приборов (в том числе ТПН-1 на место МК-4 наводчика), ИК осветители, третий наружный топливный бак и новые ящики ЗИП.


Средний танк Т-55 («Объект 155»)

Как и следовало ожидать, танки лучше других видов вооружения выдерживали воздействие всех поражающих факторов атомного взрыва (ударной волны, светового излучения и проникающей радиации). В ходе испытаний 1952-53 годов в СССР неоднократно проверялось воздействие атомного взрыва на танки Т-54. Выяснилось, что даже на достаточно больших расстояниях башню Т-54, застопоренную по-походному, разворачивает. В результате стопор башни выламывал зубья погона, и танк становился полностью небоеспособным.

Танк Т-54А в экспозиции музея Кубинка. Танк был оснащен одноплоскостным стабилизатором «Горизонт», на стволе орудия эжектор, который существенно снижал загазованность в боевом отделении. Позднее механизм стопорен и я башни “по-походному” был изменен.

Последующие испытания показали, что хотя на расстояниях более 300 м от эпицентра атомного взрыва мощностью от 2 до 15 Кт танки Т-54 оставались исправными, но подопытные животные (собаки, кролики), находившиеся на местах членов экипажа танка, погибали от действия ударной волны на удалении до 700 метров от эпицентра взрыва.

Учитывая полученную информацию, Министерство обороны потребовало от промышленности создать систему герметизации танка. При избыточном давлении снаружи в одну атмосферу избыточное давление внутри танка не должно было превышать 0,3 атм. Система герметизации должна была срабатывать за 0,3 секунды с момента воздействия на танк гамма-излучения. Опытно-конструкторские работы по созданию системы противоатомной защиты (ПАЗ) для танка Т-54 были поручены харьковскому КБ-60. Во втором полугодии 1956 года проектирование ПАЗ было завершено, и харьковское КБ переслало в Нижний Тагил на УВЗ ее техническую документацию.



Танк Т-55А с установленным на нем минным тралом


Предстояло внести серьезные изменения в конструкцию Т-54. Надо сказать, что и УВЗ располагал целым рядом конструкторских проработок, часть из которых уже была опробована на опытной машине Т-54М, в том числе — двигатель повышенной мощности, баки-стеллажи, улучшенная ходовая часть. Поэтому было решено внести эти изменения в конструкцию танка комплексно вместе с системой ПАЗ. Хотя речь шла об очередной модернизации «пятьдесятчетверки», но по соображениям престижности (директору УВЗ хотелось, чтобы на его заводе появился «новый» танк) ей присвоили новый индекс. Так появился Т-55 («Объект 155»), принятый на вооружение приказом Министра обороны СССР от 24 мая 1958 года.

Установленная на танке Т-55 система противоатомной защиты в случае ядерного взрыва регистрировала поток гамма-излучения и выдавала сигнал на исполнительные органы, обеспечивающие герметизацию корпуса и башни, обесточивание основных цепей питания и остановку двигателя. Включалась фильтровентиляционная установка, которая подавала внутрь танка очищенный воздух с избыточным давлением, что препятствовало проникновению радиоактивной пыли.

Танк оснащался дизельным двигателем В-55, мощностью 580 л.с. Повышение мощности на 60 л.с. было достигнуто за счет увеличения подачи топлива и степени сжатия.

Оригинальным компоновочным решением являлась установка в носовой части корпуса двух баков-стеллажей, апробированных на экспериментальном танке Т-54М. В них размещалось 18 выстрелов к пушке и 300 л топлива. Благодаря этому удалось увеличить суммарную емкость топливных баков в забронированном объеме до 680 л, что составляло 50 % общего возимого запаса топлива. Кроме того, был увеличен боекомплект пушки Д-10Т2С — с 34 до 43 выстрелов. Кроме осколочно-фугасных и бронебойных снарядов в боекомплект был введен кумулятивный снаряд ЗБМ8. Его бронепробиваемость по вертикально расположенной броневой плите составляла 390 мм. Позднее, в 1967 году, на вооружение Т-54 и Т-55 поступил подкалиберный бронебойный снаряд ЗБК5М. Он имел начальную скорость 1415 м/с, и на дальности 2000 м пробивал по нормали броню толщиной 275 мм.

На Т-55 ликвидировали зенитный пулемет ДШК-М. Он оказался малоэффективным против низколетящих реактивных самолетов, а боевые вертолеты в ту пору еще находились только в стадии разработки. В связи с этим была упразднена и «башенка» заряжающего. Он получил простой круглый люк, откидывающийся вперед на двух внешних петлях.

Прибор наблюдения командира ТПКУ заменили более совершенным прибором ТПКУ-Б или ТПКУ-2Б. У наводчика установили призменный прибор наблюдения ТНП-165 (выяснилось, что отсутствие у наводчика прибора наблюдения приводит к нарушению функций его вестибулярного аппарата — при движении танка наводчика укачивало).

Броневая защита претерпела незначительные изменения за счет некоторого уменьшения толщины броневых листов кормы корпуса.

Для постановки дымовых завес вместо применявшихся ранее дымовых шашек БДШ-5 на танке была смонтирована новая термодымовая аппаратура (ТДА) многократного действия. Т-55 получил автоматическую систему ППО трехкратного действия.


Средний танк Т-55А

В 1961 году начались работы по усилению противорадиационной защиты Т-55. Дело в том, что даже толстая броня, неплохо защищавшая от гамма-излучения, слабо предохраняла экипаж от воздействия быстрых нейтронов. К этому времени в НИИ Стали был разработан синтетический материал — ПОВ, который хорошо замедлял и поглощал быстрые нейтроны. Этим материалом решено было покрыть броню обитаемых отделений Т-55 (это покрытие стали называть “подбоем”). Кроме антирадиационного действия подбой частично предохранял экипаж и от осколков брони при попадании в танк снарядов.

Опытно-конструкторские работы были проведены в сжатые сроки, и модернизированный танк с улучшенной радиационной защитой — Т-55А («Объект 155А») — был принят на вооружение приказом Министра обороны СССР от 16 июля 1962 года.

На Т-55А, наконец, отказались от установки в отделении управления курсового пулемета, огонь из которого был низкоэффективным.

Танки Т-55А были запущены в серийное производство в 1963 году, в его ходе в конструкцию танка продолжали вноситься изменения, повышающие его тактико-технические характеристики. Так в 1965 году были введены более надежные гусеницы с резинометаллическим шарниром (РМШ), которые были вдвое долговечнее старых (пробег достиг 2–3 тыс. км). Было обновлено радиооборудование — устанавливалась радиостанция Р-123 вместо Р-113.

С 1969 года на танке вновь стал устанавливаться зенитный пулемет, теперь для борьбы с вертолетами. В связи с этим была снова введена башенка заряжающего и изменена конструкция его люка. Снаружи башни за люком заряжающего разместили комплект скоб, к которым крепились три коробки с патронами для зенитного пулемета.



Танк Т-55АМ2 чехословацкого производства с системой управления огнем «Кладиво»



Советский танк Т-55АМВ с установленными на нем блоками динамической защиты


Огнеметные танки ОТ-54 и ОТ-55

Очень интересной модификацией Т-54 и Т-55 стали огнеметные танки ОТ-54 и ОТ-55.

Еще во время войны в составе Красной Армии успешно действовали отдельные огнеметные танковые батальоны и даже полки, вооруженные танками ОТ-34, ОТ-34-85 и КВ-8. На них устанавливался танковый огнемет АТО-42, разработанный в 1942 году. Огнеметы АТО-42 размещали в танке Т-34 вместо курсового пулемета, а в тяжелых танках КВ-8 в башне. В обоих случаях артиллерийское вооружение танков сохранялось без изменений.

В послевоенные годы работа над танковыми огнеметами была продолжена. В июле 1948 года на заводе № 75 в Харькове было образовано специальное конструкторское бюро по огнеметанию — СКБ-1. Его начальником был назначен М.С. Озерский. Здесь и были разработаны конструкции новых автоматических танковых огнеметов— АТО-54 для танка Т-54 и АТО-200 для танка Т-55.

В 1952 году был разработан огнеметный танк ОТ-54 (на базе танка Т-54), на нем, так же как и на советских танках военной поры, огнемет устанавливался не взамен основного вооружения, а в дополнение к нему, значительно повышая боевые качества. АТО-1 разместили рядом с пушкой, на месте спаренного с ней пулемета. Бак для огнесмеси емкостью 460 л установили в носовой части корпуса вместо боеукладки и топливного бака. В подбашенном листе над баком с огнесмесью был сделан люк для заправки, а в днище под ним — люк для слива огнесмеси.

Прицельное огнеметание производилось с места с помощью штатного прицела пушки на дальностях до 160 м. Автоматическая перезарядка позволила довести скорострельность огнемета до 20 выстрелов в минуту. Емкость огнеметного выстрела равнялась 20 л. Для огнеметания применялась огнесмесь АП-7, представлявшая собой смесь бензина и керосина с добавкой порошка-загустителя ОП-2 и ксиленола. Температура пламени огнеметного выстрела достигала 900-1000 градусов.

Боекомплект ОТ-54 составлял 19 выстрелов к пушке, вместо 34 выстрелов у Т-34 и 20 огневых выстрелов к огнемету. Остальные боевые и технические характеристики остались такими же, как у танка Т-54.

После запуска в серийное производство танка Т-55 на его базе также был разработан огнеметный вариант, получивший обозначение ОТ-55. Он был принят на вооружение в 1960 году. ОТ-55 вооружался автоматическим огнеметом АТО-200, который вместе с пушкой стабилизировался в двух плоскостях. Поэтому здесь, в отличие от танка ОТ-54 прицельное огнеметание было возможно как с места, так и с ходу. Максимальная дальность огнеметания составляла 200 м, скорострельность — до 8 выстрелов в минуту. Емкость огнеметного выстрела была увеличена до 35 л, а процесс огнеметания был полностью автоматизирован. Бак для огнесмеси емкостью 460 л был размещен в носовой части корпуса вместо топливных баков-стеллажей. Боекомплект ОТ-55 составлял 25 выстрелов к пушке и 12 огневых выстрелов к огнемету, остальные боевые и технические характеристики были такими же, как у танка Т-55.

Огнемет АТО-200 по своим характеристикам не уступал американским огнеметам М6 и М7, устанавливающимся соответственно на американских огнеметных танках М67 и М67А1, производство которых началось в 1955 году. Единственное в чем М67 превосходил ОТ-55, это запас огнесмеси — 1480 л против 460 л. Однако это преимущество было достигнуто за счет полного отказа от артиллерийского вооружения.


Модификация Т-55М/55АМ

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1981 года, конструкторами Омского КБТМ была разработана глубокая модернизация танков Т-55. Ценой умеренных затрат удалось повысить боевую эффективность танков Т-55/55А до уровня танков Т-64А и Т-72. Модернизированные таким образом «пятьдесятпятки» получили обозначения Т-55М и Т-55АМ и после соответствующих испытаний в апреле 1983 года были приняты на вооружение Советской армии.

Основное внимание при модернизации уделялось усилению огневой мощи и защищенности танков при сохранении прежнего уровня их подвижности. Огневая мощь повышалась за счет установки вместо старого прицельного оборудования нового комплекса системы управления огнем «Волна» и системы управляемого вооружения «Бастион». Защищенность танков Т-55М повышалась в основном за счет установки дополнительного комбинированного бронирования корпуса и башни. В результате комплекса мер по усилению огневой мощи и защищенности боевая масса Т-55М возросла до 40,9 т, а Т-55АМ до 41,5 т. Для компенсации этого увеличения и сохранения подвижности на них устанавливались более мощные двигатели — В55У (620 л.с.), а позже В-46-5М (690 л.с.).

Комплекс управляемого вооружения 9К116 «Бастион» включает выстрел ЗУБК10-1 с управляемой ракетой 9М117 и аппаратуру управления, состоящую из прицела-прибора наведения 1К13, преобразователя 9С831, блока управления и электронного блока.

По основным внешним конструктивным признакам и размерам выстрел ЗУ БК 10-1 не отличается от обычного артиллерийского выстрела и может размещаться в стандартной боеукладке. Метательное устройство сообщает ракете начальную скорость 400–500 м/с, которая поддерживается в полете за счет работы маршевой двигательной установки. Дальность действия ракеты составляет 4000 м днем и 1200 м ночью, ее кумулятивная боевая часть пробивает стальную плиту толщиной 550 мм.

Для управления ракетой применена полуавтоматическая система наведения по лучу лазера, имеющая высокую помехозащищенность. Кроме того, достоинством системы является малый объем, занимаемый аппаратурой управления в боевом отделении.

В СУО «Волна», устанавливаемую на танке Т-55М, входят лазерный дальномер КДТ-2, баллистический вычислитель БВ-55, прицел ТШСМ-32ПВ и стабилизатор «Циклон» М1.

Баллистический вычислитель БВ-55 обеспечивает автоматическую выработку углов прицеливания и бокового упреждения при стрельбе всеми типами снарядов.

Прицел ТШСМ-32ПВ, установленный на танке Т-55М, отличается от штатного прицела ТШ2Б-32П танка Т-55 главным образом независимой стабилизацией поля зрения в вертикальной плоскости, работающей и при блокировке пушки.

Стабилизатор вооружения «Циклон» M1 отличается от стабилизатора «Циклон» улучшенными эксплуатационными характеристиками благодаря использованию современной элементной базы.

Зенитный пулемет устанавливается на вращающемся верхнем погоне основания люка заряжающего. Боекомплект из 300 патронов в лентах находится в шести коробках, расположенных снаружи на правом борту башни.

Теплозащитный кожух пушки уменьшает влияние неравномерного нагрева на изгиб трубы ствола, что существенно снижает разброс углов вылета снарядов.

Дополнительное бронирование корпуса представляет собой сварную коробчатую конструкцию из броневых листов толщиной 30 мм, внутри которой с зазором 30 мм размещены 5-мм стальные пластины. Полость между ними заполняется пенополиуретаном. Конструкция приваривается снаружи к верхнему лобовому листу корпуса и обеспечивает прирост защиты от БПС на 120 мм, от КС — на 200–250 мм.

Дополнительная защита лобовой части башни изготовлена из двух блоков, расположенных справа и слева от амбразуры пушки (эти блоки за характерный внешний вид получили в войсках прозвище «хомуты» или «брови Ильича»). Они имеют одинаковый уровень защиты и однотипную схему бронирования с дополнительным бронированием верхней лобовой части корпуса танка.

Противокумулятивные секционные резинотканевые бортовые экраны имеют толщину 10 мм. Ширина танка по экранам равна 3520 мм, поэтому при железнодорожных перевозках бортовые экраны демонтируются.

Члены экипажа танка снабжены индивидуальными противорадиационными жилетами, а их рабочие места имеют локальную защиту от проникающей радиации.

Противоминная защита механика-водителя повышена за счет дополнительного бронирования днища танка, на которое снаружи в районе расположения механика-водителя приваривается каркас из броневых листов толщиной 20 мм

Изменено радиооборудование — вместо радиостанции Р-123М установлены радиостанция Р-173 и радиоприемник Р-173П.

Система 902Б запуска дымовых гранат обеспечивает постановку дымовой завесы на дальностях 200–350 метров. В ее состав входят восемь пусковых установок, неподвижно закрепленных на правом борту башни, дымовые гранаты ЗД6 калибра 81 мм и пульт управления у наводчика.

Ширина фронта дымовой завесы при залповом пуске четырех гранат составляет 100–120 метров, а средняя высота 8 метров. Время эффективного дымообразования одной гранаты от одной до двух минут.

Двигатель В-55У (с инерционным наддувом), устанавливаемый на танке, имеет мощность 620 л.с. Он отличается от В-55В впускными коллекторами. В коллекторе установлена перегородка, разделяющая поток всасываемого воздуха на две части. Одна часть поступает в первые три цилиндра двигателя, другая — в остальные три цилиндра. Такое конструктивное решение позволило повысить мощность двигателя на 40 л.с.



Танк Т-55А в экспозиции музея Великой отечественной войны в Киеве



Огнеметный танк ОТ-55, рядом с пушкой видно сопло огнемета АТО-200


Модификация Т-55МВ/Т-55АМВ

В 1984 году в Омском КБТМ были разработаны и приняты на вооружение модернизированные танки Т-55МВ, Т-55АМВ. Они были спроектированы на базе Т-55М, от которого отличались системой дополнительного бронирования. Вместо многослойных экранов из комбинированной брони, устанавливавшихся на башне и корпусе Т-55М, в них был использован комплекс динамической защиты (КДЗ) 4С20 «Контакт» (увеличивает противокумулятивную защиту от моноблочных КС на 400 мм и более). Система вооружения Т-55МВ была аналогичной Т-55М, сохранялось и дополнительное противоминное бронирование днища.

Конструктивно элемент динамической защиты (ЭДЗ) состоял из тонкостенного коробчатого металлического корпуса, в котором находился маломощный подрывной заряд и две металлические пластины, расположенные по обе стороны от него. В момент попадания кумулятивного снаряда, заряд детонировал. При детонации наружная пластинка выбрасывалась навстречу кумулятивному потоку и рассеивала его. Нижняя пластинка отлетала к броне и, ударившись о нее отскакивала навстречу потоку, вызывая его дальнейшее ослабление. Таким образом, динамическая защита существенно снижала эффективность действия кумулятивных снарядов.

На танках Т-55МВ элементы динамической защиты устанавливались в передней части корпуса и башни, а на некоторых экземплярах ЭДЗ крепились на передней части бортовых резинотканевых экранов (от 10 до 42 шт. на борт). Танки Т-55МВ, Т-55АМВ выпускались на ремонтных заводах МО путем модернизации Т-55 и Т-55А соответственно.


Модификация Т-55АД

Вариант Т-55АД стал первым в мире танком, в конструкции которого была применена активная защита, позволившая получить высокий уровень защищенности без существенного увеличения боевой массы машины.

В период с 1977 по 1982 год, в СССР были выполнены опытно-конструкторские работы по созданию комплекса активной защиты, получившего название «Дрозд». Комплекс предназначался для защиты танка Т-55А от противотанковых управляемых ракет (ПТУР) и противотанковых гранат (ПГ) путем их подрыва, механического повреждения или отклонения от заданной траектории.

Т-55АД был разработан на базе танка Т-55А путем установки комплекса активной защиты ЮЗОМ «Дрозд» и имел обозначение «Объект 155АД». На вооружение танк принят приказом Министра обороны СССР от 12 сентября 1983 года.

Принцип действия комплекса заключался в обнаружении и сопровождении (при помощи радиолокатора) подлетающей к танку со скоростью до 700 м/с ПТУР или гранаты РПГ и воздействия на них за счет подрыва специального защитного снаряда осколочного типа. Конструктивно «Дрозд» состоял из радиолокационной станции, системы вооружения и системы управления. Радиолокационная станция обнаруживала и сопровождала нападающие противотанковые средства (ПТС). Система вооружения обеспечивала отстрел защитного боеприпаса ЗУОФ14 и подрыв его на заданной дистанции. Поражение нападающего ПТС осуществлялось осколочно-фугасным действием защитного боеприпаса.

Система вооружения размещалась на бортах башни. На каждом борту были жестко закреплены по два блока с двумя 107-мм защитными снарядами в каждом. Снаряды одного блока обеспечивали поражение ПТУР, подлетающего к танку из определенного сектора.

ПТУР обнаруживалась на удалении 130 м от танка одной из двух радиолокационных станций, размещенных в герметичных броневых корпусах на бортах башни за блоками вооружения. С дистанции 60 м начиналось сопровождение цели, измерение параметров движения которой производилось в аппаратурном модуле, закрепленном снаружи на кормовой части башни. На основании полученной информации, аппаратурой управления вырабатывалась команда на производство выстрела защитного снаряда из определенного блока вооружения. Подрыв защитного снаряда вызывал либо взрыв боевого заряда, либо снижение его бронепробиваемости (за счет повреждения кумулятивной воронки его боевой части), либо отклонение от траектории. Вероятность поражения боевой кумулятивной части ПТУР в защищаемой зоне была не менее 70 %. Таким образом, оснащение серийных танков комплексом активной защиты «Дрозд» снижало их потери в различных боевых ситуациях в 2–3 раза.

Кроме комплекса «Дрозд», танк Т-55АД имел дополнительное бронирование корпуса и днища, на нем устанавливался баллистический вычислитель БВ-55 и лазерный дальномер. Часть танков с активной защитой была изготовлена на базе танков Т-55М (Т-55МД) и Т-55АМ (Т-55АМД).

• КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ

Конец притязаний

Павленко С.Б.

Спонсор рубрики — NOC international® Настоящие подшипники



Наиболее интересной особенностью военно-морского соперничества между Британией и Францией в середине девятнадцатого века была степень сосредоточенности соперников друг на друге. Каждая сторона считала, что у нее есть лишь один реальный соперник — другая сторона. В опубликованной в 1844 году статье один французский офицер писал: «Сила и мощь нашего флота не может быть относительной, она должна иметь эталон. Этот эталон не есть воображаемая величина: это английский флот». Написанное им верно было и на туманном Альбионе: впрочем, можно заметить, что внимание британского Адмиралтейства не было приковано исключительно к французскому Морскому министерству. В 1849 году тогдашний премьер-министр Пальмерстон так прокомментировал предложение французского министра иностранных дел о взаимном сокращении флотов: «Уровень наших морских сил определяется столь многими соображениями, связанными с нашими торговыми и политическими интересами во всех уголках земного шара, что для британского правительства решительно невозможно связать его с уровнем морских сил любой другой державы».



Батарейный броненосец “Repulse”



Батарейный броненосец “Zealous


Французский флот тоже изредка отвлекался от соперничества с Royal Navy. Но британские имперские и торговые

…???…


менее склонен мереть силу своего флота относительно живущего по другую сторону Канала соседа. Тем не менее, в середине девятнадцатого века именно французский флот был основным фактором в морских расчетах Уайтхолла. Можно говорить о том, что биполярность отношений флотов Британии и Франции и их концентрированность друг на друге привели, по сути, к самоподдерживающемуся соперничеству и, соответственно, гонке морских вооружений. Такая характеристика является довольно общей для всех современных гонок вооружений — особенно между США и СССР после 1945 года. Конечно, можно вспомнить и более ранние примеры — в первую очередь соперничества из-за религиозных расхождений. Но описываемое соперничество отличалось и другими особенностями современных гонок вооружений — которые, собственно, и определяют таковую гонку, и которые впервые в истории проявились вместе в англо-французском морском соперничестве середины девятнадцатого века. Этих особенностей пять. Основное — вовлеченные в гонку державы располагали финансовыми, промышленными, научными и управленческими ресурсами, достаточными, чтобы вести эту гонку достаточно долго. В шестнадцатом-семнадцатом веках такое было невозможно — гонки вооружений быстро прекращались из-за вызванного ими финансового или административного истощения. В самом деле, лишь с середины девятнадцатого века и лишь несколько государств — в первую очередь Британия и Франция — обладали достаточно мощными и гибкими ресурсами и административной машиной. Но существовали и другие особенности. Первая — высокий уровень военно-технического прогресса, когда почти каждый шаг в гонке означал появление важных усовершенствований вооружения. Вторая — большой объем информации о вооруженных силах противника. Третья — большая часть населения обеих стран, заинтересованная или даже глубоко вовлеченная в развитие соперничества. И, наконец, четвертая — значительное сходство противников.

Но, начавшись в середине 40-х годов XIX века появлением парусно-винтовых линейных кораблей, достигнув своего апогея в начале 60-х годов из-за появления первых броненосцев, эта гонка постепенно затихла после франко-прусской войны 1870 года. Период, в течение которого происходило это военно-морское соперничество, был назван современниками «второй Столетней войной».

Необходимо заметить, что когда на Британских островах осознали степень своего первоначального отставания от французских программ, в дело были задействованы не только все промышленные и научные резервы, но и разведывательные, включая туристов. Некоторые из этих «туристов» были не более чем шпионами. Так, британский инженер-кораблестроитель Юджин Суэни (Eugene Sweny) несколько раз в конце 1850-х годов отправлялся во Францию для выяснения достигнутого французскими государственными и частными верфями прогресса. Он показал себя хорошим наблюдателем и особенно отличился в получении информации от рабочих верфей, немало узнав о последних французских нововведениях. В 1859 году ему даже удалось раздобыть чертежи первого французского броненосца «Глуар», которые в Морском министерстве если и не считали секретными, то демонстрировать их каждому желающему уж точно не собирались. «Глуар» стал целью еще одного подозрительного субъекта. Им был лорд (!) Кларенс Пэйджет, ни много ни мало — Парламентский секретарь Адмиралтейства в 1859… 1866 годах. В гражданском костюме он прошмыгнул на верфь в Тулоне, вскарабкался на борт недостроенного броненосца и при помощи зонтика начал измерять основные размеры корабля. Возможно, единственное, что спасло его от ареста, могущего иметь серьезные последствия, — репутация английских туристов, прославившихся своим необычайным любопытством.

В конце концов принятые меры дали свои результаты, и ко второй половине 60-х годов некий баланс сил на море между Англией и Францией был установлен. Это позволило кораблестроителям с обоих сторон Ла-Манша успокоиться и отойти от авральных темпов и методов работы по насыщению флотов своих государств мало-мальски пригодными новомодными броненосными «комодами». Соответственно, значительно совершеннее стали и конструкции закладываемых кораблей, стали применяться материалы более высокого качества — в первую очередь сталь и железо, да и промышленность, пережив небывалый технологический шок (от пилы — к доменной печи!), стала более-менее справляться с футуристическими (по мнению производственников) проектами невиданных ранее кораблей. На это же время приходится и окончательное вытеснение дерева, как конструктивного материала, из военно-морского кораблестроения.



Батарейный броненосец “Pallas”


Так последним британским деревянным линейным кораблем стал «Рипалс», переоборудованный по типу «Зилэс». Его постройка продолжалась целых 11 лет — с 1859 по 1870 год, посрамив по этому показателю даже «Сюффреня»; но вина за это лежит не на английских верфях: просто Адмиралтейство решило подождать результата более ранних переоборудований. Начат «Рипалс» был на казенной верфи в Вулвиче, а заканчивать его пришлось уже в Ширнессе, поскольку Вулвичский кораблестроительный завод за эти долгие годы успели закрыть в ходе программы модернизации кораблестроительной промышленности.

Все деревянные броненосцы, оказавшиеся в рядах Королевского флота только исключительно в качестве «пожарной меры» на британское отставание (см. «НиТ» № 9 за 2007 г.) от французской программы строительства броненосного флота, несмотря на свою неудачность (врожденную!) оказались очень востребованными боевыми единицами. Так, «Принс Консорт» и «Оушн» провели свой век в дальних плаваниях и на отдаленных колониальных базах, причем «Оушн» ни разу после подъема своего вымпела вплоть до окончания активной службы не бросил якорь в родных британских водах!

Уже к моменту достройки «Зилэс» выяснилось, что броненосцы стали «слишком» неуязвимыми: орудия, как правило, не могли пробить брони противников даже на самых малых дистанциях. Подобное положение совершенно не устраивало артиллеристов; стали разрабатываться все более мощные пушки — началось соревнование между снарядом и броней, ставшее стержнем, вокруг которого вращалось все последующее развитие класса бронированных кораблей.

Более мощные пушки и более толстая броня имели очень значительный вес. Это означало, что корабль уже вряд ли может быть забронирован на всем своем протяжении по длине и высоте корпуса. Первой жертвой стала батарея. Тяжелые орудия крупного калибра не могли устанавливаться в прежнем количестве; их число уменьшилось, и батарея постепенно все более и более «сжималась» к центру корабля. Так, из броненосцев с бортовой батареей развились броненосцы с центрально расположенной батареей (одним из которых и стал многострадальный «долгострой» «Рипалс»). Следующим шагом конструкторов был переход к так называемым «казематным броненосцам», в которых главное артиллерийское вооружение предельно «стягивалось» к центру корабля и размещалось в своеобразной «коробке», чем-то напоминавшей крепостные казематы. Именно эти казематы усиленно бронировались, в то время как оконечности корабля защищались броней лишь номинально либо вообще оставались небронированными. Мера вполне оправданная на то время, учитывая резкий рост тогдашних орудий в количественных характеристиках (вес самого орудия, вес снаряда, рост начальной скорости снаряда) и крайне медленное увеличение качественных (увеличение скорострельности пушек и разрывного действия снарядов), — тогдашние «орудия главного калибра» давали один прицельный выстрел в несколько минут (иногда — в несколько десятков минут!) Естественно, попадания снарядов противника в корабли должны были быть весьма редким явлением, и потому защищать требовалось жизненно важные центры корабля, в первую очередь, артиллерию и паровые машины с котлами (также располагавшиеся в центре судна). Собственно говоря, отличить, где заканчиваются «броненосцы с центральной батареей» и начинаются уже «казематные броненосцы» для тогдашних военно-морских специалистов было весьма проблематично… Заочное соревнование двух знаменитых кораблестроителей своего времени, главных конструкторов французского (Дюпюи-де-Лом, создателя «Глуара») и британского (Айзек Уоттс, автора проекта «Уорриора») флотов продолжалось…

«Свежую кровь» в соревнование первых броненосцев, страдающих кучей «детских болезней», внесла Англия. В 1862 г. пост главного корабельного инженера занял сэр Эдуард Рид (Sir Edward Reed). Начало своей службы в этой должности он ознаменовал проектированием серии кораблей умеренных размерений, хорошо защищенных броней, удобных для управления, с хорошим ходом. Решительный шаг вперед по этому пути представлял собой английский казематный броненосец «Беллерофон» («Bellerophon»), имевший 6-дюймовый железный броневой щит по ватерлинии, доходящий по высоте только до средней палубы; выше его был поставлен 150-мм каземат для десяти крупнокалиберных (229-мм) орудий. Кроме того, было установлено два 175-мм орудия в носовом забронированном щите и одно 175-мм в корме, несколько 102- и 152-мм пушек стояло открыто на палубе. Благодаря мощной машине и увеличенному отношению длины к ширине его скорость хода доходила до 14,2 узлов. Боевая рубка в носовой части была покрыта более толстой 200-мм броней. Носовая часть корабля имела форму прочного тарана. Поворотливость и маневренные качества корабля значительно улучшились: раньше на штурвалах приходилось ставить до 70 человек, поворачивавших в течение двух минут руль всего лишь на 20°, теперь же обыкновенный руль был заменен балансирным. Паровых рулевых машин в то время не было; первая удачно сконструированная паровая рулевая машина появилась только в 1866 г.



Батарейный броненосец “Bellerophon”


Кроме указанных преимуществ (возможность ведения продольного огня и увеличение скорости хода при сохранении парусности) корабль этот имел ряд конструктивных усовершенствований. Корпус его был построен по так называемой «клетчатой», или бракетной системе набора, сохранившейся с теми или иными изменениями до настоящего времени (продольно-поперечная система). Набор состоял из продольных непрерывных связей (стрингеров), между которыми поставлены шпангоуты из отдельных кусков (бракетов) листового железа или стали. Поверх набора настилалась внутренняя обшивка, гак что получалось междудонное пространство высотой 1 м, обеспечивавшее непотопляемость корабля при повреждении наружной обшивки днища. Таким образом корабль получил двойное дно на всем протяжении корпуса; впервые в значительных количествах использовалась сталь — пока что только для облегчения конструкции. Водонепроницаемые шпангоуты и стрингеры, поставленные через определенные промежутки, разделяли междудонное пространство на отдельные клетки, отчего эта система набора и получила свое название. Корпус до средней палубы был разделен водонепроницаемыми поперечными переборками. Сам корпус в средней части получил более «квадратные» обводы, также ставшие традиционными для последующих поколений линкоров.

Клетчатая система набора корпуса была комбинацией поперечной и продольной систем. Длина этого корабля в 11,5 раз превышала его углубление, поэтому постройка по поперечной системе была невозможна. Строители предложили продольную систему набора, состоящую только из продольных стрингеров в днище, по бортам и под палубой; каждому стрингеру соответствовал пояс наружной и внутренней обшивки. Корпус представлял собой как бы двойную железную трубчатую балку с продольными ребрами. Такая чисто продольная система набора из-за трудности ее осуществления была единичной и в дальнейшем развилась в современную продольную систему набора корпуса корабля.

Артиллерия его была сосредоточена в средней части в небольшой центральной батарее и была защищена не только бортовой броней — у корабля имелись еще и толстые поперечные переборки (траверзы), защищавшие от продольного огня. При постройке «Беллерофона» было введено более удобное расположение орудий для артиллерийского обстрела прямо по носу, в расчете на использование пушек при таране корабля противника. На «Беллерофоне» были установлены 12- и 6,5-тонные дульнозарядные нарезные орудия, но ни одно из орудий, расположенных в центральном каземате все-таки не могло вести огонь прямо по корме или по носу.

По тому же типу, но с большими усовершенствованиями был построен «Геркулес» — как увеличенная версия «Беллерофона», с более толстой броней и более мощным (и тяжелым) оружием. Он имел острый форштевень в отличие от кораблей предыдущих серий (влияние французской «Маженты»!), и полубак, улучшающий мореходные качества. «Геркулес» не имел развитых помещений в корме, столь необходимых для флагманского корабля — а ему пришлось нести большую часть своей ратной службы именно в качестве флагмана Средиземноморского Флота. Из технических новшеств необходимо отметить балансирный руль, который уменьшал физические усилия употребляемые для управления кораблем через штурвал. Впоследствии, в 1874 году, на корабль в числе первых установили паровой привод руля. «Геркулес» был первым военным кораблем, который нес новейшую артиллерию из дульнозарядных нарезных 10-дюймовых орудий, которые были расположены (по четыре штуки) с обеих сторон каземата. Эти орудия, каждое из которых весило 18 тонн, выпускало снаряды весом в 180 кг с начальной скоростью 525 м/с. Хорошо обученная команда могла вести огонь из такого орудия каждые 70 секунд. Кроме того, носовое и кормовое орудия могли поворачиваться в пределах нескольких градусов относительно продольной оси корабля, чтобы вести огонь через амбразуры, расположенные в стенах батареи. 9-дюймовые орудия были размещены так, чтобы обеспечивать сильный носовой и кормовой огонь, а 7-дюймовые орудия должны были вести бортовой огонь. Для этого ради увеличения углов обстрела применили скошенные пушечные порты. Это же пытались сделать еще раньше на «Палласе»; теперь их приняли окончательно и применили как для размещения тяжелой, так и для легкой артиллерии. Впоследствии такая схема размещения артиллерии была принята для большинства британских кораблей. Наибольшая толщина брони «Геркулеса» достигала 9 дюймов; а два его 10-дюймовых дульнозарядных орудия могли стрелять, отступив только несколько градусов от диаметральной плоскости. Ко времени своего спуска «Геркулес» был лучшим из всех кораблей того времени. Перед вроде бы вырвавшимися вперед французами опять замаячил настойчивый призрак спины противника…



Батарейный броненосец “Hercules”


В то же время для службы на отдаленных станциях англичанами были спроектированы 6 меньших кораблей типа «Одэйшес». При водоизмещении меньшем, чем у «Геркулеса», на 2500 т они также были защищены 8-дюймовой броней. Главная артиллерия их размещалась в каземате. Кроме этого вооружения у них имелась вспомогательная батарея, немного выступавшая за борт; также по углам были устроены скошенные порты для погонных и ретирадных пушек. Эти корабли являлись первыми английскими броненосцами с батареей на верхней палубе.

С назначением Э. Рида на должность главного кораблестроителя Великобритании маятник «военно-морской моды», иначе говоря — источник новшеств в военном кораблестроении стал постепенно перемещаться за Канал — к большому неудовольствию французов. Но тут уже вступили в действие законы экономики: отныне строить (причем — быстро и добротно!) и содержать (причем — на должном уровне!) большие флота могли себе позволить только государства с высокоразвитой экономикой и стабильными финансами. Англичане, укрытые на своих Островах от иностранной агрессии, заведомо оказывались в выигрышном положении. Ну а заводы Виккерса и Армстронга, наряду с казенными предприятиями, всегда соответствовали наивысшему уровню развития тогдашних технологий.

На ридовский «Беллерофон», безусловно открывший новую веху в броненосном противостоянии своей новаторской конструкцией, которая ознаменовала переход от батарейных броненосцев к броненосцам казематным, французы незамедлительно ответили (но уже — ответили, а не позвали за собой!) закладкой уже упоминавшихся нами ранее «Маренго» — первых французских броненосцев с центральной батареей. Высокобортный корпус с заметным «наростом» в носовой части, вмещавший более крупнокалиберную и современную артиллерию (хотя ее скорострельность вызывала сомнения), венчался грозным тараном — были учтены уроки сражения австро-итальянских флотов при Лиссе (мы еще расскажем о нем). Такое же водоизмещение, как у англо-саксонского противника, при значительно более толстой броне (200 мм против 150 мм) говорило о неплохо продуманной конструкции и удачной внутренней компоновке. Об этом же говорил и тог факт, что при менее мощных машинах (почти на 40 %!) «Маренго» уступал «британцу» всего пол-узла! При «очной» встрече успех явно должен был склоняться на сторону «француза»… Но противоестественное соединение в конструкции корпуса связи «железо-дерево» сводило «на нет» все преимущества. Герметичность водонепроницаемых переборок в деревянном корпусе (а «Маренго» опять-таки построили из дерева, а затем уже обшили броней!) была, мягко говоря, сомнительной, причем с увеличением срока службы надежность их неуклонно снижалась. Высокий забронированный борт вкупе с тараном, ухудшавшим всхожесть на волну, оказался источником неудовлетворительной остойчивости, что при получении подводной пробоины (опять-таки — переборки!) могло закончиться для корабля фатально. Кроме того, из-за отставания французской металлургической промышленности и главное — из-за разгоревшейся франко-прусской войны, вступление кораблей этой серии в строй затянулось, а в середине 70-х годов требования к кораблям этого класса значительно изменились. Таким образом, «ответ на инициативу» англичан затянулся на 10 лет… Благо, что долгие сроки строительства позволили французам наконец-то образумиться и последовать за англичанами (опять — последовать!) при строительстве последнего корабля серии — «Фридланда». Этот корабль уже строился целиком из железа. Количество водонепроницаемых переборок было на нем увеличено в два раза. Совершенно справедливо не считая британские «косые» орудийные порты гениальным открытием, французы для двух 274-мм орудий применили что-то наподобие будущих барбегных установок, установив орудия на вращающихся станках. Необходимо признать, что именно французским кораблестроителям военные корабли обязаны такому важному новшеству, как спонсону, позволявшему избавиться от проклятия парусного флота — крайне слабого артиллерийского огня в оконечностях. Размещение артиллерии на «Фридланде» хотя и не стало хрестоматийным, но было значительно эффективнее, чем на британских «утюгах», обеспечивая наивыгоднейшие углы ведения огня для большинства орудий. К недостатку корабля следует несомненно отнести устаревший способ набора корпуса (англичане уже вовсю применяли свой «бракетный») и отсутствие по этой причине двойного дна.



Казематный броненосец “Swiftsure”



Казематный броненосец “Iron Duke”



Офицерский состав броненосца “Triumph”, 1886 г.


Следующую серию французских броненосцев — типа «Ришелье» — можно рассматривать и как логическое развитие идей, заложенных в конструкцию «Маренго», так и ответом на британский «Геркулес». Т. к. первый корабль этой серии был заложен даже раньше, чем некоторые корабли предыдущей серии, то такая точка зрения кажется оправданной.

Основное вооружение корабля — шесть 274-мм орудий с длиной ствола в 18 калибров (иногда их называют сокращенно — 27-см) — размещалось по-новомодному в центральной батарее, а четыре 240-мм орудия располагались на поворотных барбетах, обеспечивающих кораблю достаточно хорошую возможность огневого маневра. Еще одно такое же орудие размещалось в носовой части под полубаком — усиливая огонь в носовом секторе. Безусловно, на тот момент расположение артиллерии на «Ришелье» было намного прогрессивнее, чем на британских кораблях, что в реальном боевом столкновении могло играть решающую роль. При рассмотрении характеристик «Ришелье» и «Геркулеса» нетрудно заменить, что при одинаковой толщине брони (причем французская броня была более высокого качества и оставалось таковой на протяжении более тридцати лет) корабли имели примерно одинаковые размеры, но площадь бронирования у французов была выше. Ширина броневого пояса составляла почти 2 метра, а общий вес установленной брони достигал 1690 т. Но в отличие от «Геркулеса», построенного целиком из железа, у «Ришелье» из железа была построена только верхняя часть корпуса, а ниже ватерлинии мы встречаем все то же дерево. Насколько это ухудшало прочностные и эксплуатационные характеристики корабля — говорить даже не приходится. И если головной «Ришелье» прослужил (вернее — проплавал) 25 лет, то британский аналог — все 65! Что же касается скоростных характеристик, то преимущество «Геркулеса» оказалось просто неоспоримым — более чем на полтора узла! Сказался тот факт, что именно в это время англичане вырвались вперед в создании все более и более совершенных паровых машин, причем удерживали это первенство вплоть до Первой мировой войны. Такое преимущество могло обеспечить «британцу» возможность самому выбирать дистанцию боя и наивыгоднейшие углы обстрела, сведя к минимуму преимущества барбетов «французов». Хотя французы и утверждали, что на испытаниях «Ришелье» выжал все 14 узлов, — верится в это с трудом. «Систершипы» французского броненосца несколько отличались друг от друга. Так, «Тридан» (или «Трайдент») нес только две барбетных установки с 240-мм орудиями, а центральная батарея была увеличена до восьми 274-мм пушек. На «Кольбер» же французы, как бы опомнившись, при том же количестве 274-мм орудий догрузили корабль еще и шестью 240-мм. Вся артиллерия была наиновейшей — образца 1870 года (сказался урок, преподанный прекрасной артиллерией пруссаков!). В целом оба проекта примерно соответствовали друг другу, и отдать однозначное преимущество одному из кораблей было бы затруднительно, если бы не одно «но». Сроки. Англичане ввели «Геркулеса» в состав Royal Navy в 1868 году, a La Royale пополнился «кардиналом» спустя целых восемь лет! Конечно, сказалась война с Пруссией, но в военно-морском соперничестве таких опозданий не прощают…

После Крымской войны Британия заняла более изоляционистскую позицию в отношении Европы, чем прежде. В начале 1860-х годов британская общественность утвердилась во мнении, что немало стоившая Крымская война «ради защиты турок от русских» была пустым расточительством, поспособствовавшим к тому же росту престижа Франции. Многие политики пришли к тем же выводам. Это удержало Англию от вмешательства во время польского восстания 1863 года. Такая позиция Британии обозначила конец (по крайней мере в европейских делах) англо-французского союза. Это не пошло на пользу британскому правительству, так как скорым последствием стало унижение Великобритании из-за Шлезвиг-Гольштейнского вопроса в 1864 году. Пальмерстон и министр иностранных дел лорд Джон Рассел, пытаясь заставить Австрию и Пруссию отвести войска с территории герцогств, прибегли к угрозе применения силы. Но без поддержки Франции сама Британия не обладала достаточной силой для осуществления угрозы. Военно-морская мощь не могла оказать должного влияния, а численность экспедиционного корпуса не превзошла бы и 20 тысяч человек. Естественно — блеф был распознан, хотя бы потому, что Уайтхолл столкнулся здесь с таким реалистом, как Бисмарк, грубо заявившим, что если британская армия высадится, то он пошлет свою полицию арестовать ее. Британцам пришлось стерпеть эту оплеуху, что неизбежно ослабило их престиж и усилило уже существовавшую тенденцию к изоляционизму.

Благодаря описанным переменам в Европе и британской реакции на них, соперничество Британии и Франции неминуемо сходило на нет хотя бы потому, что невмешательство означало меньшее внимание британцев к континентальной дипломатии французов. Но эти же перемены на континенте привели к тому, что возможная опасность со стороны Франции снизилась. Возвышение объединяющейся под руководством Бисмарка Германии представляло серьезную проблему для Франции. Как было заявлено в британском парламенте в 1866 году: «У Франции появился новый соперник, и ее неизбежное противостояние с объединенной Германией станет залогом нашей безопасности и покоя».



Батарейный броненосец “Suffren”


Может показаться странным, но во Франции снижением остроты военно-морского противостояния были удовлетворены едва ли не в большей степени. Был период, около 1860 года, когда некоторые французские морские офицеры надеялись, что Франции удастся удержать лидерство в военном кораблестроении. Но этот период был короток. Британские финансовые и промышленные ресурсы, будучи задействованы в гонке, быстро заставили мечтателей осознать тщетность своих надежд. Но французы и так считали, что достигли немалого. В 1840-х годах у них было достаточно поводов полагать, что британцы без должного уважения относятся не только к Франции, но и к боевым качествам и мощи La Royale. Но уже в начале 1860-х у британцев были основания считать, что флот соперника едва ли уступает их собственному. Конечно, знающие люди понимали, что Royal Navy остается более многочисленным, но французский флот слишком близко подобрался к нему, слишком часто становился причиной потрясений и неприятных открытий, чтобы британцы могли по-прежнему его презирать. В указанный период оба флота рассматривали друг друга как почти равные — что стало настоящим бальзамом для уязвленной гордости французов, смягчило воспоминания о высокомерном отношении британцев и приглушило жажду реванша.

Возможно, что нечто подобное произошло и в отношении баланса сухопутных сил. Основной причиной страхов британцев на протяжении 40-х годов была мощь французской армии. Британская была гораздо малочисленнее, немалая ее часть находилась за пределами метрополии, посему удачная высадка французов могла сделать положение безнадежным. Действия британской армии в Крыму сильно подорвали ее репутацию. Когда в конце 1850-х французы оказались близки к тому, чтобы получить численное преимущество на море, морское вторжение стало практически возможным. Но вскоре ситуация изменилась. Во-первых, паника вызвала усиление мощи британского флота. Во-вторых, была начата программа постройки укреплений для защиты верфей от атаки с суши. B-третьих, была организована мощная добровольная армия. В итоге разрыв между армиями соперников заметно сократился. Британцы, равно как и французы, полагали, что извечная слабость была устранена, что не могло не укрепить самоуверенность обеих сторон.



Батарейный броненосец “Colbert”


Как в 1840-х годах наблюдался непрерывный рост бюджета обоих флотов, так в 1860-х — во всяком случае, после окончания всплеска кораблестроительной активности в начале десятилетия — можно было заметить его снижение. Оба министерства финансов постарались извлечь выгоду из ослабления соперничества и вынудили моряков экономить как на постройке, так и на развертывании и готовности кораблей.

С 1861 по 1869 год французский военно-морской бюджет сократился с 230 до 180 миллионов франков, британский — с 12,5 миллионов фунтов до 10. По различным причинам, в основном — из-за роста стоимости кораблей, расходы так и не снизились до того уровня, на котором они находились до начала соперничества. (Бюджеты обоих флотов за 1840 год составляют едва ли половину от бюджетов 1869 года). Здесь вновь проявляется одна из особенностей гонок вооружений — после того, как пик пройден и угроза миновала, расходы военных ведомств стабилизируются на новом, прежде недостижимом уровне.

Французское правительство, конечно же, было озабочено последствиями возвышения Германии еще больше британцев. Французские политики никогда не имели возможности в той мере, что и британские, сконцентрировать все силы на морских делах и морском соперничестве. Длинная сухопутная граница требовала содержать мощную сухопутную армию, хотя и давала Франции определенные возможности — например, расширить территорию до устья Рейна. Но в 1840-50-х годах у французов еще не было причин ожидать нападения на суше — именно этим объяснялось внимание французов к морским делам и их значительные расходы на флот. Германия в то время не представляла серьезной угрозы, гарантией чего был австро-прусский антагонизм, выродившийся в австро-прусскую войну 1866 года.

Конец необъявленной “второй Столетней войне” положила война с Пруссией вполне реальная. В франко-прусской войне в 1870 году Франция потерпела жестокое поражение на суше. Ей так и не понадобился свой мощнейший флот, заставлявший трепетать «владычицу морей». Противник оказался по другую сторону. И хотя броненосцы Наполеона III блокировали все германские порты, это не помешало Пруссии разбить Францию при Седане и достигнуть всех поставленных целей. Флот, ориентированный на соперничество с британцами на просторах мирового океана, просто не мог приблизиться к беззащитному германскому побережью из-за мелководья…


• Деревянный батарейный броненосец «Рипалс» («Repulse»), Великобритания, 1870 г.

Длина — 76,8 м;

Ширина — 18,0 м;

Осадка — 7,3 м;

Мощность — 3550 л.с.;

Скорость хода:

— Под парусами — 10,5 уз.;

— Под парами — 12,5 уз.(11,5 уз.);

Бронирование: (железо)

— бортовой пояс — 114…152 мм (114мм),

— траверзы — 114 мм;

— батарея — 152 мм (114 мм);

Вооружение: 12x203 мм (20x178 мм);

Экипаж — 515 чел;

Водоизмещение — 6190 т (6100 т).

---

Характеристики кораблей, отмеченных *, приведены в скобках.

Всего построено 2: «Рипалс» («Repulse», 1870 г.) и «Зилэс»* («Zealous», 1866 г.)

Конструктор Э. Рид. Заложен 29 апреля 1859 г. как 90-пушечный линейный корабль II класса. В период 1861–1866 гг. работы не велись, спущен на воду 25 апреля 1868 г. и вступил в строй 31 января 1870 г. Имел относительную малую площадь бронирования, поэтому с самого начала предназначался для службы в Тихом океане, вдали от вражеских броненосцев. В 1870–1872 нес службу в Queensferry (Королевская Почта). С 1872 по 1877 г.г. находился в Тихом океане. Проходил службу почти исключительно в качестве флагманского корабля, т. к. имел множество помещений для офицеров и адмиралов. В 1877 вернулся в Англию, пройдя под парусами мыс Горн. Находился в ремонте с 1877 по 1880 год, затем нес охранную службу в портах Англии до 1885 года, когда был переведен в Particular Service Squadron. Продан на слом в 1889 г.


• Деревянный батарейный броненосец «Паллас» («Pallas»), Великобритания, 1866.

Водоизмещение — 3660 т;

Длина — 68,6 м;

Ширина — 15,3 м;

Осадка — 5,8 м;

Мощность — 3580 л.с.;

Скорость хода:

— под парусами — 9,5 уз.,

— под парами — 12,5 уз.;

Бронирование (железо):

— бортовой пояс — 114 мм,

— траверзы — 114 мм,

— батарея — 114 мм;

Вооружение: 6x178 мм;

Экипаж — 253 чел.

---

Заложен по личной инициативе Э. Рида 19 октября 1863 г. на верфи Вулвич (Woolwich Dockyard) и в том же году утвержден Адмиралтейством. Спущен на воду 14 марта 1865 и вступил в строй 6 марта 1866 года. Проходил модернизацию в 1870 году — с заменой артиллерии и в 1872 году — с установкой новой боевой рубки. До 1872 года состоял во Флоте Канала (Channel Fleet). С 1872 по 1879 входил в состав Средиземноморского Флота (Mediterranean Fleet). Исключен из списков флота в 1886 году.


• Броненосец с центральной батареей «Беллерофон» («Bellerophon»), Великобритания, 1866 г.

Водоизмещение — 7550 т;

Длина — 91,4 м;

Ширина — 17,1 м;

Осадка — 7,5 м;

Мощность — 6520 л.с.;

Скорость хода: 14,2 уз. (под парами), 10,0 уз (под парусами);

Бронирование (железо):

— бортовой пояс — 76…152 мм,

— траверзы —127 мм,

— боевая рубка — 203 мм;

Вооружение:

В 1866 г. — 10x229 мм, 5x178 мм;

В 1885 г. — 10x203 мм, 4х 152 мм, 6х 102 мм;

Экипаж — 650 чел.

---

Конструктор Э. Рид. Заложен 28 декабря 1863 г., спущен на воду 26 апреля 1865 г., вступил в строй 11 апреля 1866 г. В проектировании корабля был использован принцип «bracket frame», разработанный конструктором Н. Барнаби (Nathaniel Barnaby), предусматривающий в конструкции корпуса применение двойного дна. Это решение позволило существенно облегчить корпус судна.

В 1868 столкнулся с «Минотавром», впрочем, без серьезных последствий. До 1871 г. проходил службу в составе Флота Канала (Channel Fleet), а в 1871-72 гг. — в Средиземном море. После ремонта служил на станции в Северной Америке до 1892 г. До 1903 г. числился портовым судном. В 1904 переделан в учебное судно кочегаров. Отправлен на слом в 1922 г.


• Казематный броненосец «Геркулес» («Hercules»), Великобритания, 1868 г.

Водоизмещение — 8677 т.;

Длина — 99,1 м.;

Ширина — 18,0 м.;

Осадка — 7,7 м.;

Мощность — 7200 л.с.

Скорость хода:

— под парами — 14,7 уз.

— под парусами — 11,0 уз.

Бронирование (железо):

— бортовой пояс — 152…229 мм.

— каземат— 152…203 мм.

— траверзы — 127 мм.

Вооружение: 8x254 мм., 2x229 мм., 4x178 мм.

Экипаж — 638 чел.

---

Конструктор Э. Рид. Заложен 1 февраля 1866 г., спущен на воду 10 февраля 1868 г. и вступил в строй 21 ноября 1868 г. Представлял собой улучшенную и увеличенную версию «Беллерофона» с более толстой броней и более тяжелым вооружением. Имел полубак, улучшающий мореходность.

До 1874 года служил во Флоте Канала. Во время шторма в 1872 году столкнулся с «Нортумберлендом» и находился в ремонте до 1874 года. После ремонта, в 1875–1877 гг. был флагманским судном Средиземноморской эскадры. Принимал участие в демонстрации британского флота в Дарданеллах в 1878 г. В 1881 году служил охранным судном. В 1881–1890 гг. После модернизации в 1892–1893 гг. был выведен в резерв в Портсмут и находился в нем до 1904 года. Затем был переименован в Калькутта «Calcutta» и служил в качестве плавбазы в Гибралтаре до 1914 года. Опять был переименован в Фишгард II «Fishgard II» и стал учебным судном в Портсмуте. Разобран в 1932 году.


• Казематный броненосец «Айрон Дьюк» («Iron Duke»), Великобритания, 1871 г.

Водоизмещение — 6034 т (6600 т);

Длина — 104,0 м;

Ширина — 16,5 м;

Осадка — 6,9 м (7,3 м);

Мощность — 4500 л.с.;

Скорость хода — 13,0 уз.;

Бронирование (железо):

— бортовой пояс — 152…203 мм,

— траверзы — 102…127 мм,

— каземат — 152 мм;

Вооружение: 10x229 мм, 4x152 мм;

Экипаж — 450 чел.

---

Характеристики кораблей, отмеченных *, приведены в скобках. Всего построено 6: «Одэйшиэс» («Audacious», 1870 г.), «Инвинсибл» («Invincible», 1870 г.), «Вэнгард» («Vanguard», 1870 г.), «Айрон Дьюк» («Iron Duke»), «Свифтшур»* («Swiftsure», 1872 г.), «Трайэмф»" («Triumph», 1873 г.).

Последние два корабля предназначались для действий в Тихом океане, в силу чего имели большие водоизмещение и осадку для улучшения мореходности.

Заложен 23 августа 1868 г., спущен на воду 01 марта 1870 г. и вступил встрой 01 апреля 1871 г. В 1871–1875 гг. был флагманским кораблем Китайской эскадры британского флота. 1 сентября 1875 г. возле Киш Банк столкнулся с однотипным линкором «Вэнгард», в результате последний затонул. В 1875–1877 гг. исполнял роль дежурного корабля в Квинстоуне, затем до 1883 года опять находился в китайских водах. Пройдя в 1883–1885 гг. ремонт, был назначен в Particular Service Squadron, а затем — во Флот Канала (Channel Squadron). Находился в резерве в 1890–1893 гг., затем переделан в угольный склад и, наконец, продан 15 мая 1906 г. на разборку за 15000 £.


• Батарейный броненосец «Маренго» («Marengo»), Франция, 1869 г.

Водоизмещение — 7538 т;

Длина — 86,2 м;

Ширина — 17,8 м;

Осадка — 8,8 м;

Мощность — 4180 л. с;

Скорость хода — 13,7 уз;

Дальность плавания — 2116 миль;

Бронирование:

— батарея —160 мм,

— корпус — 200 мм;

Вооружение:

Первоначально — 6x274 мм, 4x238 мм, 6x140 мм;

Впоследствии — 4x238 мм, 10x120 мм;

Экипаж — 676 чел.

---

Заложен на верфи в Тулоне в 1869 г. Спущен на воду 3 декабря 1873 г. и вступил в строй в 1876 г. В 1881 г. принимал участие в операции против Туниса. В 1891 году посещал Кронштадт. Все корабли этой серии принимали активное участие во всех операциях французского флота в Средиземноморье. Продан на слом в 1896 г.

Всего построено: 3 («Маренго» «Marengo», «Сюфрен» «Suffren», «Оушен» «Ocean»).


• Батарейный броненосец «Ришелье» («Richelieu»), Франция, 1869 г.

Водоизмещение — 8790 т;

Длина — 96,5 м;

Ширина — 17,6 м;

Осадка — 8,2 м;

Скорость хода — 13,2 уз;

Дальность плавания — 2049 миль;

Бронирование:

— палуба — 10 мм,

— батареи — 160 мм,

— корпус — 220 мм;

Вооружение — 6x274 мм, 5x238 мм, 10x120 мм;

Экипаж — 774 чел.

---

Заложен на верфи в Тулоне 1 декабря 1868 г. Спущен на воду 3 декабря 1873 г. и вступил в строй 11 февраля 1876 г. Принимал активное участие во всех демонстрациях французского флота в Средиземноморье. Продан на слом в 1901 г.

Всего построено: 4 («Ришелье» «Richelieu», «Трайдент» «Trident», «Колберт» «Colbert», «Фридланд» «Friedland»).

• ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ

Не дура, но и не совсем пуля ("Нестандартное" метательное оружие)

Панченко Г.



Об основных типах доогнестрельного метательного оружия мы уже говорили. Но оно не сводится лишь к лукам и арбалетам — пускай даже это и действительно «мэйнстрим».

В этой статье речь пойдет о том, что за гранью мэйнстрима. А там есть пускай и диковинные, но очень эффективные типы оружия, да и боеприпасов к нему…


1. Сарбакан

Как о джунглевом оружии о сарбакане слышали многие. Но тем, кто читал «Графиню Монсоро», впору задуматься: а откуда это оружие взялось во Франции XVI в., почему вдруг оно вошло в такую моду среди французской аристократии, до короля включительно? Или это выдумка Дюма?

Нет, не выдумка. «Духовое ружье», «духовая трубка», сарбакан — все это одно и то же оружие, правда, существующее в нескольких достаточно различных вариантах. Оно было завезено в Европу вскоре после начала эпохи Великих географических открытий и сразу же сделалось любимой «игрушкой» самых разных слоев общества. Правда, по-настоящему боевым оружием сарбакан там не стал — в отличие от «родных» краев. В Европе же он использовался и для забавы, и для отработки навыков прицеливания, иногда даже— как средство тайной связи (пульки сарбакана порой скатывались из секретных записок, которые таким образом можно было беззвучно «переправить» в окно или прямо в руки адресату). Как развлекательно-игровой снаряд эта «плевательная трубка» бытует до сих пор, прежде всего — у подростков. У писателей, как видим, тоже, особенно в исторических романах (да и в фантастике). Но все-таки мало кто из подростков, фантастов и любителей исторической беллетристики представляет ее возможности как боевого или охотничьего оружия.

Первое и главное. Почему-то все, ну прямо-таки все обожают стрелять из сарбакана колючками, сорванными со ствола ближайшей пальмы или ветки ближайшего куста. Напрасно! Надо делать очень ровную и чрезвычайно тщательно обработанную стрелку длиной сантиметров 20–30, толщиной — поменьше вязальной спицы, надо обматывать ее черенок близ середины специальным уплотнителем, чтобы как следует прилегала к стволу, надо кропотливо заострять наконечник, порой даже делать на нем надрезы перед острием, чтобы он обламывался в ране (ну и, соответственно, чтобы яд, скапливающийся прежде всего в глубине этих надрезов, без помехи мог делать свое дело)… Попроще, чем изготовление лучных стрел, но тоже целая история.

Хотя — вообще-то «снаряд» сарбакана может напоминать собой не спицу, а, извините за выражение, тампакс. Но это уже оружие исключительно «межчеловеческих» отношений, причем — только совсем ближнего боя, городского, даже скорее коридорного. Плотный короткий жгут волокнистого (не обязательно ватного) «тела», пропитанного ядом, — и торчащее из него тройное игольчатое жало в виде мини-остроги. Вот этот наконечник, разумеется, кованый. А стрела-спица обычно обходится без металла на острие.

(Те отравленные стрелки, которыми пользовались ниндзя — как раз такие вот «тампаксы», а не шипы. Источником яда в этом случае служил корень аконита. А вообще-то, конечно, искусство «фукибара-дзюцу», боевой стрельбы из духовых трубок, даже в Японии было присуще не одним лишь ниндзя. Но в любом случае оно было атрибутом ближней диверсионной схватки, а не полевого сражения или осадного боя. Впрочем, при осаде иногда как раз и возникала настоятельная нужда в использовании диверсантов…)

… Это все еще «первое и главное». Переходим ко второму. Сарбакан как оружие не просто боевое, но и достаточно «главное» отмечен, прежде всего, в индонезийско-малайском регионе — а также в Южной Америке. Сарбакан Старого Света чуть-чуть мощнее и удобней в обращении, потому что снабжен (ну, не всегда — но часто) раструбом-нагубником. Именно он-то и попал в Европу на еще только-только постсредневековом этапе. Современные читатели «Графини Монсоро», наверно, никак не могут понять: через какой раструб один из ее героев ухитряется издавать замогильные звуки, смущая королевскую душу. А это — воронка нагубника. В стреляющих бузиной или рябиной «харкалках» нынешних тинейджеров ничего подобного не имеется, но ведь они — деградировавший тип «оружия», для смертоубийства не предназначенный (и слава богу!).

«Боевой» выстрел из такого сарбакана осуществляется сильным и резким выдохом: не реберным, а диафрагмальным. По-индейски, без нагубника, стреляют иначе: следует плотно обжать его губами и закупорить отверстие языком, а затем мощным, но плавным выдохом (тоже за счет диафрагмы) до отказа надувают щеки — и за миг до этого самого «отказа» убирают язык.

(Вы, дорогой читатель, в отрочестве обходились без таких ухищрений? Но — спорим на что угодно! — вы из своей тогдашней «харкалки» ни одного конкистадора не застрелили, да и ягуаров, скорее всего, на вашем счету немного.)

…Пробивать броню из сарбакана, кажется, еще ни один фантаст не пробовал. А те же конкистадоры (доспехов у них катастрофически не хватало) обычно норовили прикрывать себя и своих коней специальными «халатами», выкроенными из… одеял. Полной гарантии это прикрытие не давало, но все-таки позволяло сохранять немало «хитпойнтов». Правда, все же поменьше, чем в компьютерной игре Diablo, где индейско-пигмейского вида дикарята (куда смотрят адепты политкорректности?!) бьют по вам из сарбаканов почти в упор, залпами, но ухитряются лишь минимально испортить самочувствие…

Но все-таки, если без шуток: какова боевая дистанция такой стрельбы?

Наиболее полные данные появились после того, как во время Второй мировой войны американские и австралийские инструкторы проверяли возможность привлечения даякских племен Индонезии к партизанской борьбе против оккупировавших острова японцев. Даяки действовали, естественно, своим традиционным оружием, из которого в джунглевой войне лучше всего показали себя сарбаканы.

На расстоянии 20–25 м духовая стрелка уверенно поражала цель размером с апельсин, вонзаясь в нее достаточно глубоко.

На дистанции порядка 35 м (а дальше в джунглях не стреляют) она пробивала армейскую униформу — но в том, собственно, не было нужды, так как меткость сохранялась достаточная, чтобы на выбор попадать в части тела, не прикрытые плотной одеждой.

Максимальная дальность выстрела не проверялась — и даяки, и инструкторы подходили к делу практически. Однако на расстоянии 10–15 м острейшая легкая стрелка гарантированно пробивала человеку грудную клетку, что в условиях джунглей могло обеспечить верную смерть и без применения яда, и даже без попадания в сердце. За последним дело бы не стало: на такой дистанции опытный стрелок попадал в… канцелярскую кнопку!

Вывод: на двойной-тройной длине трубки (чуть далее мы увидим, что это за длина!) уж одеяло-то стрела пробьет. Вот только сделать на таком расстоянии боевой выстрел не всегда удастся. Разве что из засады…

А габариты охотничье-боевого сарбакана довольно солидные: минимум 2 м в длину, довольно часто 2,5–3. Иногда он был снабжен даже прицелом и своеобразной мушкой (!), иногда — легким подсошником (!!). В совсем особых случаях «подсошник» мог быть и живым: тогда сарбаканом управляли вдвоем с «оруженосцем», клавшим ствол себе на плечо или согнутую спину (!!!).

Обычно все-таки стрелок обходился без таких крайностей. Но за дудочку мощный сарбакан не выдашь! Тут даже от бесшумности выстрела (если честно — то далеко не полной) не так чтоб очень много проку в смысле маскировки. Имеется в виду, конечно, ситуация, когда, кроме пораженной первым попаданием «мишени», в наличии есть еще и ее товарищи, вооруженные и готовые к бою. Если даже никто из этих кандидатов в новые мишени и не услышит на 20-35-ти метрах мощный «толчковый» выдох — а он звучит как приглушенный кашель, так что в шуме листвы, волн, копыт действительно может раствориться, — то все равно они способны задаться вопросом: отчего это во-он тот совсем не подозрительный прохожий вдруг совершенно непринужденным и естественным движением невинно поднес к губам абсолютно ничем не привлекающую внимания оглоблю в полтора своих роста?! (рис. 1)



Рис. 1. Вот таковы габариты мощного сарбакана! Как видите, конец его в данном случае еще и снабжен копейным наконечником



Рис. 2. Сарбакан к бою готов! На бедре — колчан, на груди — сумочка с «запасными обоймами»: плотно закупоренным отрезком бамбука, полным кашицеобразного яда


Не волнуйтесь, читатели: бывают сарбаканы и поменьше. И с тросточку, и со флейту. И даже с авторучку. Но… Уверенно стрелять из них на десятки метров, пусть и немногие, все-таки нельзя. Пробивать одежду толще рубахи — тоже.

Впрочем, для сарбакана по-настоящему глубокое пробивание и не нужно: главную работу берет на себя яд. Однако и тут не все так однозначно.

Вообще, отравленные стрелы заслуживают отдельной статьи — хотя бы потому, что с ними тоже связано преизрядное количество ошибок, угнездившихся в массовом сознании (даже и у оружиеведов). А впрочем, именно поэтому несколько слов о них можно сказать и прямо сейчас:

— Очень многие авторы как отравливают единожды стрелы своих героев, так и носят их потом (вместе с героями) в таком виде долго-долго: в походно-полевых условиях, да еще, как правило, в открытом колчане… Нет, носить-то их так и в самом деле можно, и рана от такой стрелы, пожалуй, будет заживать хуже, чем от совсем не отравленной. Но вот о сколько-нибудь быстром действии яда, проявляющемся прямо «на месте», в этом случае следует забыть. Даже знаменитый кураре, очень долго сохраняющийся в лабораторных условиях (на стреле в идеально сухом воздухе музейной витрины — тоже!), в «походно-полевой обстановке» очень скоро ослабнет. Он, кстати, чрезвычайно чувствителен к влажности — настолько, что в дождливо-туманный день лучше смазывать стрелу не просто перед охотой или боем, но прямо перед выстрелом: разумеется, если вы хотите, чтобы жертва именно свалилась как подкошенная даже от несмертельной раны… А вообще-то яд (и жидкий, и кашицеобразный) в походе надо носить не на наконечниках стрел, а во флаконе с притертой крышкой. (рис. 3)



Рис. 3. Ассирийский пращник с запасом снарядов у ног. Почему он держит пращу «в полхвата» — трудно сказать: то ли вольность художника виновата, то ли малая дистанция боя (поддержка штурма крепостной стены). В последнем случае, наверно, нам просто не виден тонкий шнур, за который один из концов пращи должен быть привязан к большому пальцу


— Кстати, о несмертельных ранах. Если эти строки читает не просто «потребитель» оружейной литературы, а ее творец, автор, озабоченный вышесказанным (т. е. мгновенным поражающим эффектом) — все-таки пусть он озаботится ранить своего врага довольно глубоко, да еще и поближе к жизненно важным органам. Правда, можно сделать это совсем уж тонкой и легкой стрелой — и тут сарбакан на близком расстоянии не уступает луку. Но все-таки из сарбакана на месте, да еще и одним выстрелом, кладут прежде всего мелкую дичь. Если же требуется проделать такое с опасным врагом (особенно — двуногим и вооруженным) — то бьют из засады, с минимальной дистанции, доставляя яд непосредственно в область сердца и легких или к «ключевым узлам» головы и шеи: да, на таком расстоянии человеческое тело пробивает и плевок. При любом ином попадании супостат, конечно, тоже скончается — но успеет и выстрелить в ответ, и вскрикнуть, поднимая тревогу.

— Иногда отравляющего эффекта можно достичь и без яда. Например, бронзовый наконечник, оставшись в ране (а иные из них крепились на древке очень слабо, чтобы «сняться» при первой попытке вытаскивания), очень скоро, в тот же день начинает окисляться так, что спасти может или операция, или ампутация.

(Впрочем, эта информация — скорее для «боеприпасов» лука, а не сарбакана. Последний обычно применялся за пределами бронзового века. Любопытно, что даже после того, как пользующиеся сарбаканом племена осваивали железо — а в бассейне Индийского океана это произошло очень давно— именно при изготовлении духовых трубок туземные оружейники часто «делали вид», что продолжают жить в каменном веке: на использование металлических инструментов накладывалось строгое табу.)

Можно, разумеется, использовать и неорганический яд. Но это уже не для индейцев с даяками: тут подавай алхимическую лабораторию!

Кстати, стойкость таких ядов куда выше, чем у кураре. Может, при попадании стрелы в руку или пятку они не свалят вот так сразу, за доли секунды (разве что именно в той пятке укрылась душа!) — но дело свое сделают, причем тоже очень быстро. Зато и «подзарядки» не требуют, т. к. высыхать на стрельных наконечниках могут без утраты боевых свойств. Соли свинца, сурьмы, меди, да и мышьяка, конечно; цианиды и роданиды (не обязательно калия — хоть той же меди)… Не всегда они водорастворимы, но мире довольно легко найти растворитель, чтобы приготовить жидкость-для-смазывания-стрел.

А при современных технологиях это может быть уже не смазанный чем-то наконечник, но шприц. Сейчас такие сарбаканы, стреляющие легким шприцем со снотворной или обездвиживающей начинкой — незаменимый инструмент для… нет, не диверсантов (хотя кто их знает, нынешних засекреченных ниндзя!), а некоторых биологов. Они вовсе не предназначены для отлова вольного зверя, способного убежать: в подобных случаях «летающее жало» выстреливается не силой человеческих легких. Но вот для иммобилизации животного, уже попавшего в ловушку, сарбакан действительно хорош. Равно как и для обездвиживания животных в зоопарке, если им срочно требуются услуги ветеринара.

И еще одна ипостась современного сарбакана — охотничья. Правда, тут в ход идет не шприц, а самая настоящая стрела, но выполненная из высокотехнологичных материалов. Равно как и «дуло» сарбакана…

Эта охота, разумеется, из числа тех, в которых стрелок сознательно ограничивает свои возможности (правда, и лицензии продаются дешевле, и охотничий сезон длиннее!). В цивилизованных странах такое не редкость: охота с луком или арбалетом, со старинным дульнозарядным ружьем…

Охота с духовой трубкой — далеко не общепринятая редкость даже там, но, например, в Японии она распространена (тоже не очень стильно: ей увлекается всего 7–8 % от всех охотников). Наследие «фукибара-дзюцу»? С точки зрения моды, возможно, и так, но по технике — вряд ли: сарбаканы используются скорее «малайского» типа.


2. Праща

О том, что специальными ядрышками можно стрелять и из арбалета, и даже из лука — см. «НиТ» № 5 за 2006 год. Но для них это все-таки исключение. А вот для пращи — самое что ни на есть правило!

В античные времена пращники бывали и элитным войском. Случалось им и противостоять другой, «главной» элите античного мира: тяжеловооруженной пехоте в глубоком строю. И тут они порой действовали результативней лучников: щитоносца, да еще закованного в доспехи, очень трудно убить — но ведь порой бывает достаточно и контузить! А удачное попадание вполне может обеспечить и летальный исход. Как бы там ни было, хотя для каменного, керамического или свинцового ядра «убойно» пробить доспехи — нелегкая задача, тем не менее и одиночное попадание высокой меткости, и плотный обстрел вражеского строя способны нанести очень серьезный урон. Он порой даже может решить исход боя. (рис. 4)



Рис. 4. Праща-ложка. Египетское изображение «дани оружием» из более-менее библейских краев


В средневековье, по ряду причин, праща стала восприниматься уже как не более чем вспомогательное оружие. А в постсредневековый период она не вымерла совсем, но в бою использовалась крайне ограниченно: для метания… ручных гранат. Да и то к концу XVII в. гренадеры уже предпочитали делать это из специальных мортирок или просто рукой. Но… Хотите знать, когда «классические» пращники дали свое последнее из войсковых сражений?

Оказывается… в 1810–1811 гг., во время первой попытки Мексики выйти из-под власти испанской короны. Восставшие крестьяне (большей частью — «вчерашние» индейцы) на первых этапах успешно применяли это родное для них оружие против правительственных войск. При огромном численном преимуществе оно сразу обеспечило высокую «плотность огня», так как отпала нужда беречь боеприпасы (камни!), а эффективная дальнобойность в реальных условиях боя составляла те же десятки метров, что и у испанских мушкетов. Причем в тот уже бездоспешный период удар камня на десятках метров, даже на многих, выводил из строя гарантированно: чуть ли не как пуля!

Но решающее сражение при Кальдероне повстанцы проиграли.

Во многом потому, что их цивилизованные белые руководители решили, будто все происходит очень уж «по-дикарски», — и, в полном соответствии с военной наукой, превратили основную часть пращников в гренадеров, снабдив их большим запасом кустарно изготовленных гранат. В результате дальность и точность броска таким снарядом из пращи заметно упала, а убойный эффект, возможно, не очень повысился по сравнению с обычным камнем.

Максимальная же дистанция прицельного броска— около 150 м, но это уже не камнем, а специально изготовленным ядром; неприцельный бросок — еще на сотню метров дальше. Правда, есть отрывочные сведения, что неприцельно легкое ядрышко можно было выпустить и на 350 м. Даже если это и не «стрелковые байки» (современные реконструкторы и до 250 м не добрасывают— но действительно можно поверить, что старые мастера превосходили их по многим параметрам!), то это, конечно, не массовый уровень, а уникальные броски. Но, между прочим, вряд ли следует переоценивать их «неприцельность»: особенно если обстрелу подвергается вражеский строй, т. е. попасть надо не в воина, а в войско.

Это мы говорим о дистанции. Каков же вес снаряда?

Сильный пращник выстреливает во врага гирьку весом свыше 400 г и на полусотне шагов попадает в глаз… ну не белке, конечно (белке таким снарядом можно попасть не в глаз, а сразу во все), но, допустим, быку. И убить быка он тоже способен, причем не только попаданием в глаз. Хотя, разумеется, не на трехстах пятидесяти метрах, и пожалуй и не на полутораста.

В совсем особых случаях вес снаряда приближался к 600 г. Этакий вот свинцовый «желудь» (в большинстве случаев подобные снарядики не шарообразны: так их лучше охватывает «карман» пращи, а аэродинамика на близком расстоянии не играет особой роли). Такие боеприпасы уже следовало учитывать поштучно. В каком-то смысле они даже были… «именными»: на них довольно часто вырезалось имя наиболее желательной цели (вражеского полководца, например) или просто лозунг-заклинание: «Попади!», «Убей!».

Такие надписи характерны и не для столь крупнокалиберной экзотики, но и для «главного рабочего калибра»: 100–180 г. А малый, но все-таки еще боевой «калибр» пращевых снарядов — 20–40 г. О стандартном диаметре говорить как-то не приходится: ведь и форма далеко не всегда строго шаровидна (кроме «сливы» или «желудя» довольно распространен вариант «чечевица»: похоже, в полете такой снарядик мог вращаться, как диск фрисби!), да и материал разный — камень, керамика, свинец… В среднем околошаровидные типы снарядов достигали диаметра 3–5 см, иногда и свыше 6 см.

Праща, разумеется, к «калибрам» менее чувствительна, чем ружье — но 20-граммовые и 400-граммовые боеприпасы выстреливались, как правило, из разного оружия. Например, в армии Ганнибала каждому пращнику полагалось иметь пращи трех типов. Интересно, что во всяком случае часть карфагенских пращников была… конной! Доводилось ли им обстреливать врага именно верхом, на скаку — не ясно: вообще-то праща для таких манипуляций пригодна хуже, чем лук. Может быть, речь все же шла о «ездящей пехоте».

Да, между прочим: кроме классической ременной или веревочной пращи, есть и другие варианты, древковые и полудревковые. Собственно, можно метать камни и из петли, свитой на конце плети или кнута, — однако это скорее «оружие неожиданности». Оно порой бывает эффективно, но поговорим о фирменных разработках.

Праща-ложка, например: некий посох или, в коротком варианте, облегченная палица с «ковшом», в который закладывается камень. Очень грозное оружие «последнего рубежа» перед вхождением в ближний бой; у египтян и кое-где в библейских краях плюс-минус бронзового века была распространенным оружием… десантников. Не совсем шутка: речь идет о мастерах штурма крепостной стены и первого, самого ожесточенного этапа осадной схватки. В художественной литературе этой пращи не помню, но большинство грамотных читателей с ней знакомы, хотя это знакомство остается тайной для них самих. Дело в том, что, видимо, из такого оружия был убит… Голиаф (интересно, считать его литературным персонажем или все-таки историческим?): вот почему он обратился к своему юному противнику с издевательским вопросом — «Зачем ты идешь на меня с камнями и с палкою?..» Современным писателем он не был совершенно точно — а все равно недооценил «десантный» тип пращи, из-за чего и вышел в тираж… (рис. 5)



Рис. 5. Классическая копьеметалка. Кстати, в ближнем бою она употреблялась как щит, причем «фехтовальный» (для активного парирования)


Есть еще и «фустибула» — промежуточный вариант между пращой ременной и древковой. Очень серьезная штука: управляемый двуручно шест с особой петлей, при взмахе «раскрывающейся» и выпускающей камень или ядрышко. Расстояние броска, пожалуй, больше, чем у пращи-ложки: на определенном этапе фустибулярии входили в штатный состав римской армии, отвечая за как-никак дистантный бой и действуя в промежутке между классическими пращниками и метателями дротиков. Ну, римские дротикометатели — отдельная история: и вооруженные легкими копьецами вспомогательные войска, и особенно легионеры с пилумами (тут вообще не все так просто, как кажется знатокам римского военного строя, — и уж конечно гораздо сложнее, чем представляется незнатокам).

У всех этих промежуточных конструкций, кроме совершенно очевидных недостатков (относительно малая дистанция «выстрела» и, наоборот, довольно большие габариты самого оружия), есть и ряд достоинств. Во-первых — на своей дистанции в немногие десятки метров оно действует отлично, сочетая большую силу броска со вполне достаточной меткостью. А если вести «огонь» по укреплениям или плотному построению врагов, как то обычно и бывало, — тогда можно и на многих десятках шагов действовать.

Во-вторых — приличная скорострельность. Нет, со своих 150 прицельных метров пращник, конечно, успеет дать несколько выстрелов, будет у него время и на маневр, и на взаимодействие с сослуживцами из других родов войск. Но когда до вражеских шеренг осталась всего пара-тройка дюжин шагов — то у него в активе окажется только один бросок. А у фустибулярия — минимум два-три, причем первый он сделает не второпях, очень прицельно. «И так семь раз», как в анекдоте, — поскольку при таком раскладе метателям все же обычно удается «пастись» в штрафной зоне вокруг вражеского войска, особенно когда то уже сковано боем. Ну, а если ближняя схватка все-таки настигнет— то «древковая» праща тоже может послужить оружием, хотя бы в первые секунды, пока не выхвачен свой меч, не подоспела подмога… Особенно если древко комбинировано с неким острием или лезвием!

В-третьих — возможность использовать большие снаряды. Из ременной пращи тоже бьют порой и свинцовыми ядрышками или «желудями», причем вес их измеряется обычно в тех же сотнях грамм, что доступны и древковой, но тут снова встает дилемма «многие — немногие сотни». А вообще-то для фустибулы вполне преодолим и рубеж в 1–2 кг, труднодостижимый для пращи. Вот как раз в таких пределах весят примитивные гранаты, в земной истории использовавшиеся почти исключительно при осадах и штурмах, т. е. бросок — по навесной траектории, снайперская меткость не очень нужна… Но праща для них малоудобна — а про древково-ременные устройства никто в реальности, скажем, «Трех мушкетеров» не вспомнил.

Хотя за пару веков до того аналоги фустибулы активно применялись в… морских боях. Европейский корабль в начале XV в. еще не являлся боевой единицей «сам по себе», морские сражения главным образом сводились к абордажным схваткам — и вот в этих-то условиях такой тип пращи хорошо зарекомендовал себя. Расстояния невелики, а навесная стрельба тяжелыми снарядиками вполне эффективна: укрывшихся за планширом бойцов легче достать сверху, а не спереди. Кроме того, можно использовать пусть еще и не гранаты, но зажигательные снаряды: при тогдашних технологиях это были штуки не из легких.


3. Копьеметалка

Очень специфическое оружие. Пожалуй, первое серьезное оружие дальнего боя: она появилась глубоко в палеолите, может быть, еще в неандертальское время, за десятки тысячелетий до лука. Австралийский вариант деревянной копьеметалки (вумера) известен многим, но копьеметалки бытовали не только в стране кенгуру! (рис. 6)



Рис. 6. Новозеландец с «копейным ремнем». Чем он намерен вести ближний бой — сомнений не вызывает


Судя по данным постоянно действующей группы экспериментаторов при Кембриджском университете, уже много лет работающих в русле такой междисциплинарной науки, как «культурная антропология», дальность полета копья — а вумера позволяет метать не только короткие дротики, но и копья свыше 3 м длиной, которые способны поразить цель, не отклоняясь, и сквозь сплетение веток кустарников или сквозь толщу воды, — не менее чем 150 ярдов.

Правда, на расстоянии свыше 30 ярдов копье сохраняло весьма неважную прицельность. Но вспомним: такие результаты показывает копьеметалка в руках университетского специалиста. Вот как описывает очевидец это оружие в руках охотника-аборигена, причем не в погоне за рекордом, а именно на рядовой тренировке:

«…Копья были очень легкие и удобные, с наконечниками, вырезанными в форме сердца. Не обращая на меня никакого внимания, он стал упражняться, метая копья в старый лист рифленого железа, прислоненный к дереву. Своими копьями он пробивал лист железа с расстояния в шестьдесят ярдов. Скорость была так велика, а траектория такая пологая, что наконечники проходили сквозь лист, не ломаясь. (Отметим, что наконечники эти — деревянные! — Авт.)

Я был поражен. Прежде я думал, что аборигены метают копье под углом вверх. А он держал копье на уровне уха, делал несколько резких взмахов, чтобы придать ему устойчивость, и метал прямо, как дротик. И копье летит в цель по такой плоской траектории, что его очень трудно увидеть, а о том, чтобы увернуться от него, не может быть и речи…»

Раз такая точность и сила достигалась на 60 ярдах (примерно 55 м), значит, и дистанция в 150 ярдов — не предел. Отличное оружие для охоты на крупную дичь! В Австралии таковой нет (во всяком случае, сейчас). Но тем легче понять широкое распространение копьеметалки в палеолитическое время: на мамонта с луком не выйдешь, даже если лук уже изобретен!

В «человеческих» боях оно все-таки уступает луку по многим параметрам, в том числе и по объему носимого боезапаса. Интересно, что на американском Севере в самом конце ледникового периода (лук уже есть, хотя и далеко не везде) этот вопрос попытались обойти, но именно применительно к охоте, а не войне. Было изобретено «составное» копье: массивное древко — и венчающий его легкий дротик. В копьеметалку вставлялось именно первое, оно же «выстреливалось» вместе с дротиком — но в теле зверя оставался только он, слабо насаженное древко тут же отделялось, его можно было подобрать и использовать снова. Таким образом, в рейд охотник брал лишь пару-тройку крупных древок — и десятки дротиков, вряд ли более тяжелых, чем лучные стрелы.

Но это сходило с рук, когда «противником» был все тот же мамонт, а не вражеский отряд…

Но вообще-то метательное копье применимо и в битвах охотников — т. е. уже винов — с себе подобными. Нет, мы говорим даже не о швыряемых рукой дротиках, а о неких устройствах для их метания. Это своеобразные зацепы или гибкие. «тросики»; с помощью которых тоже можно повысить силу копейного броска, причем копье в полете приобретает вращение, словно пуля нарезного ружья.

Такими приспособлениями (они существовали в диапазоне от прикрепленного к копейному древку ремня до совершенно отдельного «хлыстика», даже снабженного легкой рукоятью) широко пользовались древние греки, ирландцы, викинги, северные народы, некоторые племена индейцев и жители Полинезии… Очень подробное описание такой «гибкой копьеметалки» оставил Г. Форстер, участник второй экспедиции Кука: (рис. 7)

«…Копьем житель Танны редко промахивается мимо цели, тем паче с небольшого расстояния. В этом ему помогает кусок веревки длиной 4–5 футов, сплетенной из древесного луба и имеющей на одном конце узел, на другом — петлю. Пользуются ею следующим образом. В петлю вставляется указательный палец, затем этим пальцем и большим берется дротик, а другой конец бечевки обертывается один раз вокруг древка дротика поверх руки. Теперь при броске дротик не может отклониться от данного ему направления, покуда с силой не вырвется из петли, которая остается на указательном пальце метателя. Я видел не один такой бросок, когда зазубренное острие дротика, брошенного с расстояния 30–40 футов, пробивало столб толщиной 4 дюйма».

Добавим, что несколькими строками ниже эти копья были охарактеризованы Форстером как «не очень прочные» и «тупые» (ведь их наконечники тоже вырезаны из дерева!). Что до дистанции, то спутник Кука наблюдал не просто рядовые, а тренировочные броски. А вообще-то даже средне тренированный копьеметатель способен послать такой «нарезной» (вращающийся) дротик на 75 м; при рекордных бросках копье и на расстоянии до 90 м сохранит способность попадать в цель! (рис. 7)



Рис. 7. Экспериментальные копьеметалки по эскизам… Леонардо да Винчи

В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ



Не словом, а делом…

Знаменитый греческий мудрец Платон (428–347 г.г. до н. э.) считал, что начало всего сущего — идеи, которые трансформируют бесфигурную, безобразную материю в тот или иной предмет. В ученых диспутах он часто доказывал, что всякая конкретная вещь как бы «причастна» к своей идее. Такие рассуждения смешили киника Диогена из Синопа (404–323 гг. до н. э.) — того самого, что жил в огромной глиняной винной бочке, врытой в землю. Как-то раз, когда он ел сушеные фиги, к нему подошел Платон.

— Прими и ты участие, — любезно пригласил его Диоген. Мудрец съел несколько плодов, и тут-то оппонент и продемонстрировал ему разницу между миром идеи и миром вещей.

— Я сказал: прими участие, — заметил он. — Но я не говорил: поешь…


Граждане, будьте начеку!

Скитаясь по стране, Диоген однажды пришел в Минд и с изумлением обнаружил, что этот маленький городок честолюбиво украшали непомерно огромные ворота.

— Граждане Минда! — испуганно закричал философ. — Скорее запирайте ворота, чтобы ваш город не убежал!



Одно из двух…

Демонстрируя студентам, опыты с лейденской банкой, знаменитый немецкий физик В.Рентген (1845–1923) предупредил слушателей: — С этой банкой надо обращаться очень и очень осторожно. Если в ней накопить достаточно большой электрический заряд, то, замкнув обкладки, можно убить даже быка.

Лекцию ученый завершил весьма эффектно — для большей наглядности он самоотверженно разрядил прибор через самого себя. Получив при этом легкий щелчок, Рентген инстинктивно отдернул руку и, переведя дух, спросил:

— Ну, как, видели? То-то… Кто объяснит, что сейчас произошло?

Студенты растерянно переглянулись, и один из них наконец промямлил:

— Одно из двух, герр профессор… Или ваше утверждение было несколько преувеличенным, или вы значительно здоровее быка!



Чистота — не залог открытия!

Как-то раз английский бактериолог Александр Флеминг (1881–1955) получил приглашение посетить большую американскую лабораторию. Готовясь к приему знаменитого гостя, ее сотрудники навели образцовый порядок в помещениях и на своих рабочих местах. Все оборудование сверкало первозданной чистотой, нигде не было видно ни пылинки.

Пораженный такой показной аккуратностью, Флеминг скептически заметил:

— Если бы я в свое время работал в столь стерильной лаборатории, то мне никогда не удалось бы открыть пенициллин!

Здесь следует заметить, что сам Флеминг сделал свое открытие, принесшее ему всемирную славу, случайно, когда опытная культура бактерий, которую он исследовал, была загрязнена спорами плесени.


Лаборатория не карнавал

Когда стало известно об открытии Рентгеном удивительных лучей, насквозь пронизывающих человека, далеко не все поверили в то, что это правда. Один видный немецкий профессор-хирург так комментировал это событие своим студентам:

— И вас, вероятно, не миновали слухи о том, что мой коллега из Физического института в Вюрибурге якобы обнаружил некие лучи, которые делают видимым скелет, находящийся в человеческом теле. Надеюсь, кто-кто, а мои питомцы четко понимают, насколько несерьезны, лженаучны подобные разговоры… У нас в городе недавно был карнавал. Так вот, один чудак, видимо, наслышавшись о фантастических лучах, на своем черном балахоне изобразил белой краской скелет. Ничего не скажешь — остроумно! Но ведь лаборатория не карнавал…



Уважительная причина

У известного немецкого химика Роберта Бунзена (1811–1899) был двоюродный брат Карл, который в последние годы жизни трудился над обширным богословским трактатом. Видимо, Карл пообещал одному американскому богослову выслать ему свою работу сразу же по выходе издания в свет, но так и не успел за кончить работу. И вот американец, перепутав братьев, начал атаковать знаменитого химика напоминаниями о том, что пора бы и выполнить обещанное. Заокеанский проситель настолько надоел Бунзену, что он, потеряв всякое терпение, написал ему:

— Мистер! Сочинение, которое вы так настойчиво просите прислать, осталось, к сожалению, незавершенным из-за моей преждевременной смерти, и, надеюсь, эта уважительная причина хоть в какой-то мере послужит оправданием того, что оно не может быть отправлено вам…



Хорошо быть вундеркиндом

Итальянский ученый XV века Пико де ла Мирандола в детстве поражал окружающих своим преждевременно развитым интеллектом. Как-то раз один кардинал, глядя на чудо-ребенка, хмуро за метил:

— Все эти дети-скороспелки блещут умом только в ранние годы, а потом чем больше взрослеют, тем сильнее глупеют.

— Если это верно, — живо поддакнул мальчик, — то вы, видно, были вундеркиндом…

ПРЕСС-ЦЕНТР



Создан рекордный полимер для искусственных мыши

Ученые-робототехники, биологи и медики многих стран ищут способы создания искусственных мускулов для роботов и протезов. Одним из перспективных классов материалов являются электроактивные полимеры (electroactive polymer — ЕАР). На снимке: один из роботов, искусственные мускулы которого построены из ЕАР.

Ученые из университета Северной Каролины Ричард Спонтак, Тушар Гхош и Рави Шанкар создали новый материал для искусственных мускулов. Аля создания таких мускулов часто используют электроактивные полимеры. Один из таких ЕАР и решили усовершенствовать американские ученые.

“Наш материал является оригинальной смесью самоорганизующегося (на молекулярном уровне) полимера (блоксополимера) и олигомера", — говорит Спонтак. Главные преимущества такого "микса": небольшая цена, легкость и высокая прочность материала. "Преимущество нашего подхода в том, что мы тщательно подбираем смесь различных составляющих для получения материала с заданными (и самыми различными) свойствами", — добавляет Спонтак. Ученые утверждают, что их материалы проявляют большое растяжение (больше 200 %) при приложении значительно небольшого электрического поля (менее 40 вольт на микрометр). Его эффективность преобразования энергии электрического поля в механическую работу превышает 90 % (пока что это максимальное достижение в данной области) и при этом не теряет свои свойства даже после множества циклов работы ”, — добавляет Гхош.

Такие материалы могут быть использованы при создании небольших летающих и ползающих механизмов, "реагирующих" тканей, управляемых катетеров, различных микронасосов и прочих биомедицинских устройств, других образцов техники.



Геологи нашли алмазы в древнейшем цирконе

Лучшие друзья женщин — это, ясное дело, бриллианты. Но такими алмазами внутри древнего кусочка циркона им вряд ли захочется подружиться: размер самых крупных не превышает 70 микрометров.

Самые древние в мире алмазы обнаружили исследователи из группы под руководством Мартины Меннекен — геолога из университета Мюнстера. Возраст бесценной находки, по их данным, составляет 4,3 миллиарда лет. Возраст нашей планеты оценивается ориентировочно в 4,6 миллиарда лет. Однако науке мало известно о том, что происходило с ней более 4 миллиардов лет назад. Чтобы узнать подробности об этом раннем периоде земной истории, ученые нередко исследуют кристаллы древнейшего минерала циркона, сформировавшиеся в то время. Циркон заинтересовал и Мартину Меннекен, но она решила изучать не сам минерал, а микроскопические включения в нем.

Среди включений в кристаллах циркона, найденных в австралийском горном массиве Джек-Хиллс, ученые обнаружили крошечные алмазы. С помощью существующих методов исследователи без труда смогли датировать циркон, определив, что возраст образцов, с которыми они работали, составляет от 3,1 до 4,3 миллиарда лет. Следовательно, возраст включенных в них алмазов должен быть не меньше.

В земной коре алмазы возникают при сильном давлении, это значит, что они находились на глубине 100–150 километров. А это свидетельствует о том, что во время более 4,3 миллиарда лет до нас кора была подвижной (так как находка была сделана на значительно меньшей глубине). До сих пор мнения о тектонической активности плит того времени придерживались лишь немногие ученые.

Меннекен предполагает, что все эти алмазы возникли 4.3 миллиарда лет назад, а затем по какой-то причине на протяжении долгого времени примешивались к циркону.



Инженеры научили микросхемы питаться теплом рук

Германские ученые полагают, что мы вполне можем поделиться с мобильной электроникой толикой своей энергии.

Специалисты из германского института интегрированных схем Фраунгофера придумали новую стратегию использования источника даровой энергии в электронных схемах и опробовали ее в деле.

Принцип термоэлектрических генераторов известен очень давно. Но непросто бывает придумать, во-первых, как сделать такой генератор более эффективным, легким и компактным. А во-вторых, — как применить такой генератор наиболее оптимальным образом. Новый полупроводниковый приборчик из Германии, несмотря на солидные размеры и массу, имеет существенно большую мощность: от руки человека он получает 2 милливатта. Такой мощности явно недостаточно, чтобы питать ноутбук, но как сказано в пресс-релизе института, авторы новинки видят несколько иное ее применение. Во-первых, это медицинские датчики и имплантаты, питаемые теплом тела пациента. Во-вторых, новый генератор может питать различные датчики в технических устройствах (выдающих немало бросового тепла), на транспорте и так далее.

От маленьких термогенераторов, да еще на столь небольшой разнице температур, что существует между телом человека и окружающей средой (несколько градусов), нельзя получить большое напряжение (в опытах с новым прибором оно составило около 200 милливольт). Современные же микросхемы требуют рабочего напряжения, по крайней мере, в 1 вольт, а чаше все 2 вольта и выше. Перетасовав по-новому элементы опытной микросхемы, специалисты заставили ее работать при напряжении 200 милливольт. Так что эта схема смогла питаться только от тепла тела человека и не требовала батареи. Далее авторы опытов еще поработали над этой схемой, переведя ее на питание от источника и вовсе с напряжением в 50 милливольт.

Исследователи считают, что в будущем подобные, специально созданные, микросхемы в различных портативных устройствах будут прекрасно обходиться энергией термогенератора, питаемого от тепла тела человека, причем для создания требуемого рабочего напряжения им будет достаточно перепада температур всего в 0.5 градуса.



Ученые нашли причину различия формы лица людей и неандертальцев

Модель неандертальца, экспонируемая в Германии

Антрополог Тимоти Уивер из университета Калифорнии и его коллеги из США и Британии нашли ответ на вопрос о причине сильного различия в строении черепа (в частности — лица) между неандертальцами и людьми. И хотя в прошлом году были расшифрованы десятки генов неандертальца, тайн тут остается немало. Например, загадка сильного отличия в форме черепа и, соответственно, лица — более плоского у человека разумного и более выступающего вперед — у неандертальца. Эту загадку ученые пытались разрешить 150 лет, выдвигая “разумные", с точки зрения эволюции, версии о причинах такого отличия. Ответ, найденный Уивером и его коллегами, звучит гениально просто: "А просто так случилось". Но не спешите смеяться — исследователи обосновали версию, что данное отличие — игра случая, генетического дрейфа, а не результат работы естественного отбора.

Группа Уивера сравнила замеры черепа (по 37 параметрам) у 2524 современных людей из 30 разных популяций и у 20 неандертальцев, а затем сопоставила результаты с генетической информацией от 1056 современных людей из 52 популяций. Используя методы статистической обработки, Уивер доказал, что все наблюдаемые различия в черепах прекрасно объясняются одними лишь случайными колебаниями в распространенности разных вариаций генов, "приключившимися" с людьми и неандертальцами за те 500 тысяч лет, что отделяют нас от точки, в которой два данных вида разделились на эволюционном древе жизни.



Только хороший спортсмен убежит от тираннозавра

Биологи назвали тираннозавра увальнем

Вильям Селлерс и Филлип Мэннинг из университета Манчестера составили самую совершенную, компьютерную модель бега тираннозавра (Tyrannosaurus rex).

Авторы работы сосредоточили основное внимание на плотоядных динозаврах, бегавших на двух ногах. Британские исследователи утверждают, что их модель динамики движений вымерших ящеров — первая, которая не базируется на аналогах из современного животного мира, а опирается на детальные параметры сохранившихся окаменелостей. В результате получилась полностью динамическая модель нескольких древних ящеров, которые "забегали" по экрану компьютера без помощи мультипликации. Бег автоматически получается благодаря анатомической информации, заложенной в модель, и работе программы, которая ищет самую лучшую последовательность активации мускулов, чтобы найти максимальную скорость животного.

Так оказалось, что тираннозавр мог разгоняться до 8 метров в секунду (примерно 29 километров в час) — большую, чем способен развивать на поле среднестатистический тренированный футболист, не говоря уж об обычном человеке. Кроме того, исследователи обнаружили, что самый быстрый динозавр — это Compsognathus — хищник размером с современную курицу. Он разгонялся до 18 метров в секунду (64,8 километра в час). Движения динозавров, вычисленные компьютером, оказались совсем не такими, как движения у бегущих курицы, страуса или человека. Что логично, рассудили экспериментаторы, поскольку динозавры и должны двигаться “как динозавры".



Найдена живая бактерия возрастом полмиллиона лет

Эске Виллерслев собирает образцы почвы, находящиеся в условиях вечной мерзлоты на Юконе, Канада

Интернациональная команда ученых под руководством профессора Эске Виллерслева из университета Копенгагена обнаружила древнюю бактерию, которая содержит действующую ДНК и показывает даже некоторый метаболизм. Это самый старый из живущих ныне организмов, считают его исследователи. Открытие было сделано в ходе изучения почв в условиях вечной мерзлоты (в северо-западной Канаде, северо-восточной Сибири и Антарктике). Все клетки со временем разрушаются, отчасти в этом и состоит процесс старения организма. И хотя живые организмы способны регенерировать и восстанавливать поврежденные клетки, не всем удается заметно притормозить процесс старения и существенно оттянуть момент смерти. Несколько таких долгоживущих организмов были найдены в ходе нынешнего исследования.

Найденная рекордная бактерия сумела регулярно восстанавливать повреждения в своей ДНК на протяжении почти 500 тысяч лет. И, как считают ученые, в условиях вечной мерзлоты такой "талантливый" одноклеточный организм способен прожить и до 600–750 тысяч лет, прежде чем окончательно "выйдет из строя". Изучение таких организмов может помочь нам в понимании того, как клетки стареют, разрушаются и умирают. Ученые надеются, что анализ жизнедеятельности бактерий, которые были заморожены в течение миллионов лет (но при этом оставались живыми), а также исследование их ДНК, поможет им и в решении вопроса о жизни на Земле.



Сделан еще один шаг к космической солнечной электростанции

Опытная установка для проверки преобразователя света. Слева — мощная лампа, подражающая солнечному излучению в открытом космосе

Идея сбора солнечной энергии в космосе и транспортировки ее на Землю по лазерному лучу сама по себе не нова. Однако при создании подобного комплекса необходимо решить ряд проблем, и одна из них — эффективность преобразования падающих солнечных лучей в энергетический луч, направляемый на Землю. Недавно физики из университета Осаки создали необычный керамический материал, содержащий хром и неодим. Пластина из этого материала преобразует падающий свет (то есть — широкий солнечный спектр) в лазерный луч с необычайно высокой эффективностью — 42 %, что примерно в 4 раза выше, чем в предыдущих опытах.

Ученые считают, что данный преобразователь сыграет ключевую роль в японском проекте геостационарной солнечной электростанции SSPS, которую намечено запустить в космос к 2030 году. Окончательный проект такой станции еще не готов, но японцы утверждают, что спутник с солнечным коллектором размером 100 на 200 метров мог бы переправлять на Землю достаточно мощный и слабо расходящийся луч, который преобразовывался бы в электричество. Выходная мощность такой станции составляла бы 1 гигаватт. Кстати, на подобной же станции свет с орбиты мог бы преобразовываться не в электричество для сети, а в "зеленое" топливо — водород (из воды).

Запуск и развертывание столь крупного космического аппарата — сложная и дорогая задача. Зато связка геостационарный спутник — наземная станция работала бы круглосуточно. И даже облака ей бы мешали не особенно сильно, поскольку в пятне от лазерного луча освещенность была бы значительно выше естественной.



Cassini подлетел к Япету на минимальное расстояние

Один из новых снимков: таинственная горная цепь (стена Япета) тянется более чем на тысячу километров

Cassini завершил пролет около Япета, таинственной луны Сатурна, приблизившись к ней всего на 1640 километров. Во время пролета Cassini сделал многочисленные снимки, на которых отчетливо запечатлены многочисленные детали поверхности. На протяжении 21 минуты с начала передачи данных на Землю аппарат работал в безопасном режиме. Это связано с тем, что часть аппаратуры подверглась повышенному воздействию космического излучения и была временно выключена для предотвращения возможной поломки. В этом состоянии почти вся техника на борту отключается, и работают только приборы, отвечающие за трансляцию важной информации на Землю.

Пока что доступны только "сырые" снимки» которые не были подвергнуты обработке.



Обнаружено искажение пространства-времени нейтронной звездой

Нейтронные звезды обладают гравитацией, превышающей земную примерно в 300 тысяч раз

Очередное подтверждение предсказанного Эйнштейном искажения пространства-времени было получено учеными с помощью орбитальных рентгеновских телескопов XMM-Newton и Suzaku.

Нейтронные звезды обладают очень большой массой (примерно полторы массы Солнца) и обладают огромной плотностью, так как в основном состоят из тесно упакованных нейтронов. Соответственно, эти объекты очень компактны (их диаметр всего 10–20 километров), а значит, искажения пространства-времени около них могут оказаться заметными. Чтобы подтвердить эту идею, ученые из космического центра Годдарда Судип Бхаттачария и Тод Стромайер исследовали бинарную систему Serpens Х-1, состоящую из обычной и нейтронной звезд.

Астрономы захотели изучить особенности спектральных линий атомов железа, находящихся в аккреционном диске вещества, которое нейтронная звезда накручивает вокруг себя со своей соседки. Ряд предыдущих работ показал наличие линий железа в спектре вещества вокруг нейтронных звезд.

Используя данные рентгеновского телескопа XMM-Newton, Бхаттачария и Стромайер обнаружили, что газ вокруг нейтронной звезды движется с громадной скоростью, достигающей 40 % скорости света. При этом они выявили смещение спектральных линий железа, свидетельствующее о мощном воздействии гравитации на вещество. Подобные смещения обнаруживались ранее в материале вокруг черных дыр, а это, по словам Стромайера, свидетельствует об искажении пространства-времени. Теперь же, как говорит ученый, наука получила подтверждение аналогичного искажения вокруг нейтронных звезд.



Новое полимерное покрытие убивает бактерии

Новый полимер под электронным микроскопом

Профессор Марек Урбан и его коллеги из колледжа полимеров и высокоэффективных материалов университета Южного Миссисипи создали необычное покрытие для имплантатов и хирургических инструментов, которое убивает бактерии. Это изобретение может спасти тысячи людей. Ученые нашли способ закрепления на специальном полимере такого хорошо известного вещества, как пенициллин. Вообще, впервые исследователи показали, что антибиотики могут прикрепляться к поверхности. Правда, для этого пришлось подобрать подходящий способ модификации поверхности полимера, которая, благодаря своему особому виду, в частности высокой пористости, притягивает и удерживает антибиотик.

Тесты показали, что покрытие эффективно борется с staphylococcus aureus, одной из опасных, но при этом распространенных инфекций. А поскольку стерилизация инструментов в клиниках эффективна не на 100 %, возможность создания инструментов с новым покрытием — очень важна. Причем авторы новации подчеркивают, что новое покрытие может абсорбировать не только пенициллин, но и ряд других антибиотиков, что важно, поскольку некоторые бактерии устойчивы к пенициллину, а некоторые пациенты обладают аллергией на это же вещество, кроме того, та же технология может помочь в создании покрытий для имплантатов, которое будет предотвращать свертывание крови.



Три колбы с мутноватой водой демонстрируют бурный роста бактерий, в то время как в четвертой колбе, где плавает кусочек материала с новым покрытием, бактерий практически нет



Ожидайте в следующих номерах журнала:

• Истребитель 5-го поколения EF-2000 “Eurofighter”.

• Французские суперпоезда TGV

• Голубая лента Атлантики.

• Когерентные волны материи.

• Боевые собаки.

• А также наши постоянные рубрики «Морской каталог» и «Авиационный каталог».

* * *

Изобретатели! Если у вас есть интересные идеи и вы хотите рассказать о них по телевидению, обращайтесь на канал ОТБ (Харьковское областное телевидение).

Звоните по телефону (057) 705-09-96 Прокаевой Анне


* * *

На обложке: Взаимодействующие галактики NGC 4676 “Мыши” и NGC 4038 “Антенны” (на врезке).





Устройство танка Т-55

1. Педаль главного фрикциона; 2. Кнопка стартера; 3. Щиток КИП; 4. Маска пушки; 5. Прицел ТПН-1; 6. Осветитель Л-2; 7. Прицел ТШ2Б-22; 8. Пульт управления; 9. Казенная часть 100 мм пушки Д-10Т2С; 10. Двигатель В-55; 11. Коробка передач; 12. Выходные регулируемые жалюзи; 13. Вентилятор системы охлаждения двигателя; 14. Наружный топливный бак




* * *

Журнал «Наука и техника» зарегистрирован Министерством Юстиции Украины (Св-во КВ № 12091-962ПР от 13.12.2006)

УЧРЕДИТЕЛЬ и ИЗДАТЕЛЬ — Поляков А.В.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — Павленко С.Б.

Заместитель главного редактора — Барчук С.В.

Редакционная коллегия: Павленко С.Б., Поляков А.В., Кладов И.И., Мороз С.Г., Игнатьев Н.И.


В журнале могут быть использованы материалы из сети Интернет.

Рукописи не возвращаются и не рецензируются.

Приглашаем к сотрудничеству авторов статей, распространителей, рекламодателей.

Редакция приносит извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте или в верстке журнала.


Подписка на журнал принимается всеми отделениями “Укрпочты” до 10-го числа каждого месяца.

Подписной индекс но каталогу “Укрпочты” — 95083. Цена по подписке в Украине на 2007 год — 7,5 грн.

Подписной индекс по каталогу “Газеты, журналы” агентства Роспечати — 21614

В случае обнаружения типографского брака или некомплектности журнала, просьба обращаться «редакцию.

Журнал можно приобрести или оформить редакционную подписку, обратившись в редакцию.

Адрес редакции: г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 502. тел. (057)7177-540, 7177-542 Адрес электронной почты: samson@kharkov.ua. Адрес для писем: 61140, г. Харьков, а/я 206.

Адрес в сети Интернет: www.nauka-tehnika.com.ua

Формат 60x90 Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. лист 10. Зак. № 259 Тир. 7000.

Типография ООО «Беркут+». г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 501. т. (057)7-543-577, 7-177-541 «Наука и техника», 2007. № 10 с. 1–82

Примечания

1

По мнению ряда историков, Ольга была дочерью не Юрия II Тройденовича, а Льва II Юрьевича. Но это не меняет сути вопроса, а именно: Любарт владел украинскими землями как муж Ольги.

(обратно)

2

Уния (с лат. — единство, объединение) — форма соединения двух монархических государств под одной короной.

(обратно)

3

Роман Мишеля Жуве "Замок снов" — фантастическое, историческое, философское, приключенческое и научно-популярное произведение.

(обратно)

Оглавление

  • НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА
  •     Звезда смерти
  •   • АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА
  •     Взаимодействующие галактики
  •   • ОБЩЕСТВО
  •     Игры разума
  •   • ГЕОЛОГИЯ, ГЕОГРАФИЯ И ГЕОФИЗИКА
  •     Кувырок магнитного поля
  •   • ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
  •     История украинской геральдики
  •     Клеопатра VII. Очерк жизни и деятельности последней царицы Египта (часть I)
  •     Легенды и мифы украинского казачества
  •   • ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ
  •     Необычные приключения в мире сна и сновидений
  • ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ
  •     Большие амбиции малых стран
  •   • ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
  •     Легендарный истребитель МИГ-21
  •   • БРОНЕТЕХНИКА
  •     Семейство танков Т-54/55
  •   • КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ
  •     Конец притязаний
  •   • ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ
  •     Не дура, но и не совсем пуля ("Нестандартное" метательное оружие)
  • В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ
  • ПРЕСС-ЦЕНТР
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики