КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Тайна староверского золота (fb2)


Настройки текста:




Александр Токовенко
Тайна староверского золота


ТАЙНА СТАРОВЕРСКОГО ЗОЛОТА


Посвящаю моей бабушке

Ганне Никифоровне,

всю свою долгую жизнь

исповедовавшей

старообрядческие заветы

и разделившей

горькую судьбу единоверцев,

неутомимой труженице,

отдавшей сердце

семье, детям, внукам


© Токовенко А.М., роман, 2005-2006

© Маслянко А.И., фотографии, 2005

© ПерМяков А.М., верстка и дизайн, 2006



ЭТО БЫЛО НЕДАВНО, ЭТО БЫЛО ДАВНО…

Признание автора


Немалое число наших земляков имеет староверские корни. Сторонники этой веры были первыми среди тех, кто осваивал богатейшие просторы Дальнего Востока. Вот и в Приморье зало жены ими в тяжелейших условиях десятки поныне существующих населенных пунктов. С первых гектаров раскорчеванных старо обрядцами лесов начиналось здешнее сельское хозяйство.

Мои предки также исповедовали каноны древней веры. Бабушка Ганна Никифоровна часто рассказывала мне о деятельной и трудной жизни ее единоверцев. Еще маленькой девчонкой вместе со своей большой семьей, искавшей лучшей доли, она прошла пешком от Алейских степей до Тихого океана. От нее я впервые услышал о жестоких гонениях староверов со стороны церкви и царского правительства. После революции 1917 года жизнь раскольников не стала легче. Власть, пришедшая на смену царской, обрушила на них новые репрессии: раскулачивание, отправка в лагеря, высылки, расстрелы стали их горьким уделом. Во время воспоминаний о той поре морщинистое, маленькое личико моей старушки становилось еще меньше, из выцветших, глубоко запавших глаз текли неостановимые слезы. Она убирала их черным платочком и, чтобы не расстраивать меня, хотя я был уже взрослым, махала рукой на дверь, давая понять, что хочет остаться одна в комнате.

После моего ухода бабушка Ганна доставала потаенную иконку, вставала на колени и долго молилась. Я знал, что она просит своего бога вернуть ей первенца Феденьку, который после окончания семилетки попал в сталинскую мясорубку, где-то среди сверстников по-детски неуважительно отозвавшись об «отце народов». На следующий день пятнадцатилетнего отрока арестовали и расстреляли в Хабаровской тюрьме. А ее отправили на поселение в иртышские болота, на лесоповал.

Такая же участь постигла и других братьев и сестер Ганны Никифоровны по вере. Заканчивая молитву, бабушка несколько раз повторяла: «Пусть земля им будет пухом»…

Давно мне хотелось написать книгу об этих свободолюбивых, работящих людях. Желание усилилось еще больше, когда я трудился на золотых месторождениях на севере Приморского края, в тайге, плотно заселенной староверами. Некоторые из них работали на нашем прииске. Не раз приходилось бывать в тех поселках, останавливаться там на ночлег. Часто слышал от знакомых геологов о таинственной затерявшейся староверческой карте - ключе к богатейшим залежам золота, платины, алмазов. Все верили в ее существование, ибо были среди староверов образованные люди, которые могли такую карту составить и захоронить.

Казалось бы, набралось достаточно материала для написания книги, но я долго не брался за перо: для полноты сюжета чего-то не хватало. Но вот в середине девяностых годов мне пред ставилась возможность поработать несколько лет на золотых месторождениях в Китае. Совершенно случайно я познакомился с группой староверов, чьи родители из Приморья в начале тридцатых годов прошлого столетия нелегально с большим риском перебрались сюда через границу. В период вторжения японских войск в Китай начали активно создаваться подпольные комитеты по борьбе с оккупантами, и русские эмигранты староверы активно участвовали в этом движении. Так, в борьбе с общим врагом, произошло еще большее сближение двух великих народов, русского и китайского, и до того живших в добрососедстве.

На фоне этих поведанных мне событий и прозвучала интереснейшая любовная история русского офицера белой армии, старовера, комитетчика, родственники которого жили в небольшом старообрядческом хуторе, затерявшемся в при морской глухой тайге. За границей он встретил молодую китаянку-музыкантшу и полюбил ее. Девушка ответила русскому взаимностью. Но офицер-подпольщик разыскивался японской полицией. Началась облава, и на глазах у возлюбленной он оказался во власти самураев. Рискуя собственной жизнью, с оружием в руках девушка совершила отчаянный шаг, и ей удалось спасти схваченных. Комитетчику повезло скрыться, а затем уйти в Уссурийскую тайгу к своим родственникам-хуторянам. Казалось, следы потеряны, но нет: китаянка в поисках любимого, перенеся невероятные трудности, порой оказываясь на грани гибели, ушла в Россию…

Я внимательно выслушал это романтическое предание о любви. Оно захватило меня и оказалось именно той завязкой, которой мне не хватало для осуществления задумки. Еще в Китае я начал прорабатывать сюжетные линии, а вернувшись во Владивосток, стал готовиться к написанию книги. Для полноты описания уклада жизни староверов мне нужен был человек, хорошо знающий этих людей. Им оказалась Галина Степановна Рябцева.

Я благодарен за содействие сотрудникам архивных служб Харбина, Владивостока, Хабаровска, особо - научным работникам музея имени В.К. Арсеньева, ставшего подлинным собирателем ценнейших фактов нашей истории. Так, совсем недавно вышла книга об истории и быте старообрядцев под редакцией сотрудницы музея В.В. Кобко. Это настоящая энциклопедия! Вера Васильевна посвятила этой теме более двадцати лет, со многими поддерживает связи, исколесила все Приморье в поисках старообрядцев. Она любезно предоставила мне возможность воспользоваться редчайшими фотографиями староверов, часть которых и воспроизведена в этой книге. Добрые советы я получил от члена Союза писателей России Владимира Михайловича Тыцких, от полковника в отставке, участника войны с Японией, почетного гражданина города Владивостока Владимира Антоновича Тарулиса, от руководителя краевого общества «Знание» Станислава Куприяновича Пыркова, от сотрудников библиотеки имени Валентина Пикуля. Чрезвычайно признателен я и моему редактору, известному в нашей стране журналисту Юрию Викторовичу Мокееву, руководителю ряда крупных газет, принявшему живейшее участие в подготовке к печати романа, который читатель держит в руках.


А.М. Токовенко.



ГЛАВА I

ВАРНАВИНА ОБИТЕЛЬ

Средь высоких трав, трухлявого бурелома, сплошь поросшего ядовитыми грибами, зеленых от мха валунов вьется чуть заметная стежка, петляет между кондовыми деревьями. Она - общий путь в тайге и для человека, и для зверя. Другой дороги через лесистые сопки и пади нет. Густая застоявшаяся тишина не нарушается даже птичьим гомоном. Но что это? Из-за поворота, закрытого густым кустарником, сначала глухо, а затем все звончей, нарушая таежный покой, слышится песня:


О прекрасная мати-пустыня!

Сам Господь тебя, пустыню, похваляет.

Отцы по пустыне скитались,

И ангелы им помогали…


Гулко гуляют необычные слова между стволами кедров, словно отскакивая от них. Метнулось несколько теней - это стадо косуль поторопилось скрыться в чащобе. А песня, как священный гимн, оглашает округу:


Прекрасная ты пустыня,

Прекрасная ты раиня,

Любимая моя мати!

Прими меня, мать-пустыня!


Из-за высоченного валуна показался человек в старинном зипуне, перетянутом просмоленной веревочкой, с берестяным пестерьком за плечами, на ногах - легкие лапти, в руках - страннический посох.

Песня не мешала его зоркому взгляду держать в поле зрения лежащую впереди местность. В перерывах между куплетами чуткое ухо прослушивало вязкую тишину. Старик не столько слышал, сколько чувствовал сбоку в лесной чаще какое-то осторожное движение. Осенив себя двуперстным знамением, путник резко остановился, ойкнул и мелко перекрестил грудь: шагах в двадцати от него на тропе сидел матерый тигр. Зверь глядел на пришельца горящими желтыми глазами и бил хвостом так, что летели клочья травы. Человек и полосатый красавец-хищник не двигались и молча смотрели друг на друга. Старик, чуть опомнившись от оторопи, про себя творил молитву: «Господь - свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь - крепость жизни моей: кого мне страшиться? Если будут наступать на меня злодеи, чтобы пожрать плоть мою, то они сами преткнутся и падут. Услышь, Господи, голос мой, которым я взываю, и помилуй меня…».

Тигр зло играл хвостом. Но молитва придала смелости человеку, и он обратился к зверю:

- Ты, как и я, творение Божие, и не лежит между нами вражда. Знаю, знаю, что ты хозяин просторов таежных, что на твою тропу ступила нога моя. Но нет у меня злых помыслов, спешу я к братьям и сестрам с Божьим словом. Прошу тебя, дай пройти.

Тигр, казалось, внимательно слушал, не двигаясь, только пожирал глазами двуногое существо, нарушившее его владения. А старик продолжал увещевать:

- Милый, давай разойдемся миром. Смерти я не боюсь, она без Бога не вольна, но еще много дел у меня на земле.

Время словно застыло. Зверь сидел на тропе, но уже не столь резво бил толстым хвостищем. Странник возносил к Богу молитвы и снова обращался к огромному желто-полосатому коту:

- Не думаю, что князь тьмы наслал тебя. Ты убиваешь только для того, чтоб голод утолить свой. На что тебе старческая плоть моя? Не проливай человеческой крови и пропусти меня…

Наконец тигр зевнул, обнажив глубокую черно-красную пасть и длиннющие острые клыки, мягко поднялся на лапы и лениво ушел в заросли. Старик постоял еще довольно долгое время, а потом осторожно пошел вперед, вслух благодаря Бога за заступничество:

- Если бы не ты, Господи, не спасся бы я. Вот такие хищные твари и терзали по злой воле Неронов первых христиан, праотцев наших.

Пройдя версты три, путник вышел из хвойной полутьмы в долину, занятую березовыми рощами. Молоком блестели стволы деревьев, весело шептались яркой листвой их кроны. Радостно стало на душе старика в хороводах красавиц в белых невестиных платьях. Он улыбнулся, разгладил огненную бороду. «Истинно говорят: в сосновом бору хочется молиться, в пихтовом лесу - повеситься, а в березовом - плясать», - подумал он и снова запел о прекрасной пустыне-раине. Это лишь для вконец обмирщившихся да зачерствевших в науках людей пустыня - обязательно бесплодные, безводные песчаные пустоши, но для верующего человека - всякое уединенное место, где никто не мешает возносить молитвы, постигать Бога, спасать душу праведной жизнью и трудными подвигами во имя Вседержителя. Тропа раздвинулась, стала шире и ровней. Чуть поодаль над земным березовым верхом открылась черная громадная скала.

- Хоть и недоброе имя твое - Леший клык, - пробормотал странник, - но сейчас для меня знак хороший.

Предвидя близкое жилье, он заторопился. Вот и завершен еще один переход, хоть и повстречался зверюга, но Бог не выдал, все кончилось благополучно. И тут же услышал грозное:

- А ну стой, а то стрелять буду!

Из-за кустов вышли двое с винтовками. Хмурые лица, глаза пронзительные, недобрые. По внешнему виду (гимнастерки, форменные штаны, сапоги) - какие-то ратные люди.

- Кто такой? Зачем здесь болтаешься?

Странник не оробел: в тайге он встречал всякий люд и всегда расходился с ним миром.

- Зовусь старец Варнава, а иду к братьям по староотеческой вере в хутор Медянки. Меня там знают, - ответствовал им доброжелательно.

- В Медянки, говоришь? Странно, странно, что потянуло тебя туда именно в эту пору, - проговорил, видимо, главный и приказал напарнику: - Веди его к Охрименко, очень уж подозрительная личность. Может, лазутчик.

Второй толкнул старика прикладом в спину.

- Иди впереди и не балуй. Не таких пуля догоняла.

- Не хлопочи, мил человече, зря, - ответил смиренно путник. - Крыл не имею, на небо не улечу, а в землю путь близок.

Вскоре Варнава стоял перед сидящим около землянки каким-то командиром. Кругом по уютной впадине, с трех сторон обступленной сопками, ходили и бегали расторопные солдаты. Многие копали норы в крутых боках крутой горы, другие скатывали вниз свежесрубленные лесины. «Надолго устраиваются», - определил пленник.

Широкомордый, c обличьем, попорченным оспой, Охрименко допрос вел грубо и крикливо:

- И это документ?! Ты мне НКВДэвское прикрытие не суй. Лучше сразу сознавайся, зачем сюда заслан. Кому служишь? Какое получил задание?

В руках унтера маячила справка, из которой следовало, что податель сего свидетельства, Иван Евдокимович Калитин, уполномочен Райпо вести переговоры с жителями района о закупке сельхозпродукции. Такую бумажку сочинил для Варнавы знакомый единоверец, служащий в кооперации, на тот случай, если какой-нибудь придирчивый милиционер остановит Христова трудника на путях его. Фамилия и имя в справке были правильные: так звался в миру бродячий наставник в Божьем учении.

- Никому не служу кроме Господа и наших общин староотеческой веры, - оправдывался старче. - Да я сам страдалец от нынешней власти - шесть лет в Соловецком лагере плоты вязал. Так-то вот, мил человек.

- Я тебе, чекистская шкура, не мил человек. Давай как на духу раскалывайся.

Подозрительность Охрименко питалась страхом, что их секретное предприятие может рассыпаться с первых шагов. Несколько дней назад первые шестьдесят членов отряда, сколачиваемого в Маньчжурии для действий на советской территории, были тайно, ночью и под прикрытием густого тумана высажены с японских рыболовных шхун в ближайшей бухте. Место лагеря было определено начальством в Маньчжоу-го. Близость двух старообрядческих хуторов считалась не опасностью, а благом: староверов в самурайской разведке числили непримиримыми врагами Советов. Но хоть и тайга глухая, хоть и говорят жители Медянок и Комаровки, что за все годы власти сюда не добирались, но ухо надо было держать востро: чекистская хватка многим известна. Вот почему задержанный крепкий старик вызывал у бывалого вояки за святую Русь стойкое недоверие. Ишь, устроили маскарад - борода, лапти, сермяга, берестяной короб и какая-то липовая бумага.

Содержимое пестерька высыпали на землю у ног Охрименко. Тот палочкой брезгливо передвигал валяющиеся предметы: запасные лапти, новые онучи, жестяная фляжка с водой, завернутый в чистое полотенце шмат ржаного хлеба, узелок с солью…

- А вот и врешь, что старовер, - начальник поддел сучком стариковскую обутку. - Старообрядцы всегда хвалились: «Лаптей не нашивали».

- Верно! - согласился пленный. - Только моим ногам в них ходить по тайге легче.

Один солдат, как тюремный надзиратель, охлопывал старика, заставил разуться, вывернуть карманы. Второй рылся в зипуне, стянутом с плотных варнавиных плеч. Вот его вороватая рука что-то нащупала.

- Ротный, еще одна грамота!

Охрименко развернул пожелтевший стершийся на сгибах лист и, близко поднеся его к глазам, стал вслух читать:

- Мандат. Выдан гражданину Калитину Ивану Евдокимовичу, он же старец Варнава. Хотя он и из жеребячьего племени и отравляет народ религиозным опиумом, но, поскольку призывает раскольников не бунтовать против власти рабочих и крестьян, не проливать напрасно кровь, разрешить вышеназванному свободное хождение по району боевых карательных действий Первого железного пролетарского полка. Свет и свободу каждому скиту! Комиссар полка Егоров.

- Вон ты какая птица! - Охрименко зло взглянул на задержанного, - с гражданской войны с честным народом воюешь!

Варнава молчал, понимая: бесполезно рассказывать темному, озлобленному бандиту, что сберег давнюю бумагу как свидетельство милости Господа, сохранившего ему жизнь в дни лютого крестьянского восстания на Севере. Захватив тогда его на пути в дальние скиты, красноармейцы, посчитавшие Варнаву связным повстанцев, повели вечного странника на расстрел. Но пригодился тут комиссар. Расспросив старца, поговорив с задержанными крестьянами-староверами, полуграмотный, но умный рабочий-слесарь отменил приказ и со всем своим революционным пылом написал мандат. «Иди, старик, замиряй своих, - напутствовал Егоров Варнаву. - И так кровища хлещет через край».

Хотя и начертана бумага рукой безбожника, но она, считал праведник, не появилась бы на свет без Божьей воли. А как Господь сейчас распорядится? Много поживший человек был готов ко всему.

Охрименко мрачно сказал:

- Все, отбегался советский приспешник и доносчик. - Приказал: - Кинев и Фомин, отведите этого шпиона подальше в сопки и отправьте его на любезное ему небо. Понятно? Скажу яснее - расстрелять!

Старик перекрестился, сел на землю, обулся в стащенные с него лапти. Солдаты, которым, чувствовалось, приказ унтера показался слишком поспешным, не торопили Варнаву и тогда, когда повели его в лес.

Но не счел Господь еще земные дни праведного богомольца и заступника людей перед лицом его. Случилось так, что корневщик из Медянок Федот Петровых, возвращавшийся с туесками из тайги, видел, как незваные пришельцы задержали любимого всеми старообрядцами Варнаву и увели в лагерь. Учуял недоброе мужик - и бегом к своему старцу-наставнику Власию, а у того в доме командир явившегося с морского берега отряда со своими адъютантами - коня с полной сбруей торгуют.

- Беда, старче, солдаты Варнаву забрали. Как бы не обидели трудника Христова, - сдерживая одышку, крикнул Федот при всем честном народе.

Командир заинтересовался:

- Варнава? Кто такой?

Власий подробно рассказал: один из прохожих старцев, навещает таежные старообрядческие селения, чтоб отеческую веру поддерживать, правильные каноны чинить, ободрять людей в их тяжелом бытие.

- Спаси его, Артур Петрович, от кар незаслуженных!

- Коня - под седло! Адъютант расплатится, а мне срочно в лагерь, - распорядился командир и пояснил: - Там за старшего остался вояка, скорый на крайние решения.

Ускакал. Хорошо, что поторопился: старца уже под штыком в лесок вводили. Остановил расправу, расспросив Варнаву подробно о старообрядческих хуторах, отдал в руки прибежавшему Власию, а Охрименке зло бросил:

- Ты, унтер, хоть и лихой вояка, а башкой слабоват. Чуть нас со всеми приморскими староверами не поссорил. Они бы нам смерть этого старика никогда не простили.

Охрименко не сдавался:

- Вот погодите, утечет этот недостреленный болтун, и вся энкэвэда будет знать о нашем месторасположении.

- Навести власти на нас - значит отдать им и староверов, что в тайге затаились. Ни один рядовой раскольник не простит нам такого. А тут старец - хранитель староотеческой веры, считай, старообрядческий митрополит.

Охрименко молчал, разжигая в себе обиду на командирские ругательные слова.

А Варнава, встретившись со всеми, кто нуждался в поощрительном слове, отслужив в Медянках и Комаровке, в последний перед уходом вечер вел разговор со старцами-наставниками Власием и Агафоном. Печальная, скорбная текла беседа.

- Беда, отцы, большая пришла, - говорил старик. - За какие грехи покарал нас Господь, пустив в наши края этот отряд? Нет, не заступники они вам от Советов. Я на таких еще на Севере насмотрелся. По указке англичан те творили расправу над российским народом. Эти явно от японцев…

- Ихний командир Артур Петрович обещал: обид никаких не будет, - возразил Власий, - что попросят - оплатят.

- Командир-то умный, знает, что без вашей поддержки им в тайге не продержаться, - ответствовал Варнава. - Да под началом-то у него кто? Сброд, безбожники, давно российские корни потерявшие, отпетые бандиты. От них жди любого лиха.

- Как же жить? Что делать? - запричитал Агафон.

- Делать нечего, надо жить, - проговорил прихожий старец. - С пришельцами не задираться, почаще общаться с Артуром Петровичем, о лагере посторонним не болтать. А то нашлют на пришельцев Советы воинскую силу - и вы тут пойдете на казни египетские как пособники врагов.

Вздыхали старики, двуперстием молились, глядя на почерневшие иконы древнего письма.

- Одно спасение вижу для ваших хуторов, - промолвил Варнава, - исход. Исход подальше от этого нечестивого гнезда.

- Как же, отче, - вздохнул Власий, - уходить на новое неизвестное место, все бросить, опять строиться, опять обживаться. Может, напрасно остановил я те семьи, кои через Китай намеревались в Канаду какую-то перебраться? Конечно, поход, считай, сквозь все таежное простирание, тяготы и опасности тайного проникновения через границу, беспачпортное мыканье на чужбине - не награда за праведность. И китайцы, и канадцы опять же не нашей веры… Но чем исход легче? Снова все начинать с топора и землянок. Пока обустроимся - переморим всех детушек и стариков…

Варнава, потупив голову, слушал, думу свою горькую думал, в душе соглашался с упреком о суровости своего совета. Сказал с горечью:

- Напрасно казнишь себя, друже. Правильно ты воспрепятствовал затее этой с переселением неведомо куда по воле каких-то неведомых благодетелей. Пусть совсем древние старухи верят в Беловодье, это светлое царствие благочестия отеческого. Бог-то един по всей земле, как решит он, так и будет, хоть в лесной нашей пустыне, хоть в Китае, хоть в любом крае заморском. Вот и единоверцы наши, ринувшиеся в чужие страны, терпят сейчас в маньчжурских городах муку мученическую. Ты знаешь, что весь север Китая захватили японцы, которые давно зарятся и на российские просторы. Русский человек сейчас там, если не пошел к ним в услужение, - раб презираемый. Старообрядцев, что застряли в Китае, заставляют работать на военных стройках, многих из них арестовывают как засланных Советами, других понуждают идти в банды разных атаманов. Нужда крайняя, ни работы, ни земли… - Старец вздохнул и, покачав головой, добавил: - Но не просветил Господь людей. Уже давно граница стала смертным рубежом, уже давно никто не ждет за ним братьев наших, уже японское воинство притесняет их - а они все тянутся и тянутся с родной земли. Постоянно гибнут старообрядцы от пуль с обеих сторон, терпят муку по темницам за нарушение законов и распоряжений властей… - Главы хуторов жадно слушали гостя, а тот продолжал:

- Есть беде сией свидетели. Виделся недавно с Савелием Хлебниковым. Он за оставшиеся деньги свои уговорил проводника-китайца провести его обратно в Россию. Сейчас многие наши единоверцы хотели бы вернуться, но кто их пустит? Вот идут сквозь границу и тайгу на свой страх и риск. Какие страсти Савелий рассказывает - в страшном сне не привидится. Был такой случай. Несколько семей с бабами и детьми уже перешли границу, но заблудились. Плутали-плутали и опять оказались на российской земле. Тут-то их солдаты и взяли. Ныне они, как засланные с той стороны, сидят по темницам. Спаси их, Господь! - Варнава перекрестился.

- Да, но и здесь нам жизни не будет, - вздохнул Власий. - Привел же князь тьмы слуг своих в наши края. Доколь бежать? Три века бежим - сначала прадеды и деды наши, теперь наш черед настал…

- Исход, исход, дорогие мои, только спасет вас от этой бесовской банды. Она хуже чумы, страшней холеры. Злой, дьяволом одержимый пришел к вам народ. Спасайтесь! - убежденно сказал Варнава. - Большую кровь я здесь предвижу, - старец помолчал и обратился к наставнику Медянок: - Вот ты спрашиваешь: доколе? Вспомни «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное». Вот гонят стражники по далекой сибирской реке на новое место святых мучеников. Они уже обессилели, а дорога вся в торосах, во скользких впадинах. Упала в такую попадья, поднял ее Аввакум, а она и спрашивает: «Доколе, Петрович, муку эту терпеть?» Что же ответствовал ей наш неистовый Аввакум, пострадавший в огнище за отеческую веру, самому царю бросивший хулительные слова? А ответствовал он супруге верной своей так: «До конца жизни, Марковна». Поднялась Марковна и изрекла: «Коли так, то ишшо побредем». Вот подвиг во имя отеческой веры.

Все трое осенили себя крестным знамением.

И снова легкие, из липового лыка лапти мелькают на таежной тропе. Обежал Варнава одинокий скит старого Петрония, побывал в Барсучьем, в Дедушкином становище, в Медвежьем логу, в Боровом, в Кабаньей пади, где насельниками его единоверцы. Всюду сказал доброе слово, справил службу, поговорил со стариками. А сейчас он держит путь в Три Ключа. Любит он бывать там. Люди уцепились за землю хватко. Строятся основательно: каждая изба из еле охватных лиственных бревен, ложены в крест, торцы замазаны известкой, чтоб трещина раньше времени на повредила стены, на окнах - ставни раскрашенные, ладные крылечки ведут к дверям, во дворах крытые завозни. На окраине хутора стоит крепкий странноприимный дом. Там все перехожие старцы да и прибывшие единоверцы приют находят под опекой бобыля-горбуна Серафима.

К дому пристроена моленная. Лучшая во всей округе - комната просторная, во всю стену с восточной стороны - иконостас с древними образами среди восковых свечей.

Под ним - длинный стол, накрытый тяжелой скатертью с древнеправославным антиминсом в центре. По краям на подставках - кириллические богослужебные книги, щипцы для снятия нагара. Тут же беспоповская кадильница - кацея, разъемный шар с крышечкой-куполом, увенчанным восьмиконечным крестом. В переднем углу стоит покрытый узорчатым платком выносной аналой. Вдоль других стен - скамьи с «оборкой».

Моленная, что собирает на службу Господу жителей хутора - старообрядцев часовенного согласия, под присмотром Серафима. Тот и за неугасимой лампадой последит, и жарко печь истопит, и в благочестивой беседе участие примет. Он один знал, в какие недуги обходится Варнаве его неутомимое кружение по тайге. В бане в духовичном паре березовым веником отстегает, поясницу попользует барсучьим жиром, в натруженные ноженьки вотрет одному ему известную смесь травяных лекарств. И снова, как молодой, готов старец к своему нескончаемому хождению. Верховодит в хуторе мудрый наставник Архип, не только в старообрядческой патристике сведущий, но по-житейски рассудительный и сердечный.Да вот все чаще в теле его вылезает болезнями старость…

«Хватит бродить по тайге, плоть грешная отдыха просит. Миную три заимки-зимовья - и Три Ключа», - думал странник и, имея справа Каргалинскую сопку, уверенно шагал к ближайшему селенью. Интересно, найдет ли он там кого? Могут уйти на охоту, но в том, что запас муки, соли, спички ждут его там, он был уверен.

Славя в душе Господа, что спас его от тигра и лихих людей у Медянок, не знал Варнава: еще не кончились дьяволовы западни. Недалеко от поворота на Три Ключа набрел он на мертвое тело. Заросший многодневной щетиной, оборванный мужик лежал посреди тропы. «К ней рвался, родимый, - определил старец, - да поздно поспел, тут его смертушка и поджидала». Всмотревшись в застывшие черты, старик не признал в покойнике никого из знакомых. Кто он, какой веры? Полдня копал Варнава подобранным колом могилу для неизвестного: человек, а все человеки - дети Божьи. Освятив землю погребальную, бережно опустил в яму тело, достал из пестерька полотенце, накрыл им лицо усопшего. Совершив положенный канон по умершему, взялся за наследие несчастного: развязал заплечный мешок, вывалил содержимое. Обычные вещи таежника. А это что? В грязной тряпке оказался ком золота более чем в четверть фунта. А еще плоский камень, на нем древние непонятные знаки, вырубленные неизвестным инструментом. «Никак, звездочки Божьи изображены, и опять же карта земная», - определил Варнава, рассматривая отшлифованную пластину.

- Ладно, потом вместе с Архипом разберемся, - вслух решил старец, прибирая в березовый пестерек самородок и камень с непонятными знаками.

Обойдя сопку, оказался в цветущей всеми божьими цветами долине. Умные люди расположили здесь свое селение Три Ключа. Оно на возвышенном месте, и ни большая весенняя вода, ни разливы ручьев и речушек после тайфунов и обложных дождей не страшны хутору. Его жители научены горьким опытом, когда пришлось переселяться с низовьев Дарьиного ключа, где поначалу собирались осесть, да наводнения были там опасные.

Перед хутором - пасека. Здесь Варнава устраивает обычно последний привал в многоверстном хождении своем. Залаяли собаки, подбежали, но признав своего, завиляли хвостами, запрыгали, затеребили полы сермяжного зипуна.

А вот и хозяин, давний знакомый старца Митрофан Дружинин. Ласково поклонился, справился о здоровье, пригласил зайти в омшаник. Зная маленькую слабость своего приятеля, поставил на стол два деревянных ковшичка доброй медовухи.

- Хотя сегодня постный день… - проговорил виновато.

- Пост - не мост, его и объехать можно, - улыбнулся пришелец и предложил: - Давай, Митрофанушка, примем сей напиток за встречу. Это грех простительный, а вот уныние - смертный. К тому ж, без греха нет покаяния, а значит, и спасения.

Около старца крутится мальчишечка - Арсюха, сын и помощник митрофановый. Смотрит на старца влюбленными глазами. Для него приход Варнавы - всегда праздник. Все ребята в Трех ключах охотно слушают старца об отеческой вере, о подвигах отцов-основателей, да и вообще о жизни, что протекает там, за таежными пределами.

Не один Варнава - Божий странник и наставник в дониконианском учении. Приходили часто на хутор и жили в избе у горбатого Серафима старцы Пахомий, Иона, Ириней. Речи всех слушал Арсюха, но больше любил внимать словам сегодняшнего гостя. Пахомий - тот истинную веру ревниво оберегает, ругательски ругает поповщину за попов, филипповцев - за неуставные поклоны, бегунов проклинает за то, что в своих домах не живут. Сверкая грозно глазищами, поучает:

- С шабашником, щепотником, что кукишем молится, с бритоусом и со всяким скобленым рылом не молись, не дружи, не бранись! - Как кажется парнишке, злостью так и брызжет старец, когда слушателей застращивает: - Народился антихрист и пустил по земле бесчестие: стали человеки брады брити, латинску одежу носити, треклятую траву пити, табачное зелие курити, пачпорты с бесовской печатью при себе держати…

Когда же начнет Пахомий излагать «Повесть от Пиндока», где кроме чаю и кофия картошка осуждается, тут его даже самые богобоязненные мужики не понимают:

- Да без картофли мы бы давно с голоду померли!

А тот пуще гремит, обрушиваясь на разные новшества:

- Картузы, кепки, шапки из поганого зверя не носить! Не грешить сапогами со скрипом!…

Еще страшнее бог у Ионы:от его текстов старинных у баб и ребятни аж сердце заходится: «Грядет мира промышление греховно, борют мя страсти и помыслы мятежны»…

Страшно Артюхе от слов таких, кажется: бесы его окружают… Иное дело - служба Варнавы. Справив каноны, прочитав положенные молитвы, любит мудрец вести вольную беседу с братьями и сестрами по вере. Люди откровенны с трудником Христовым.

Вот охотник Зиновий спрашивает:

- Был я в верховьях Бикина, и так случилось, что остался без всякого харча. Совсем отощал. Набрел на нанайское жилье. Там меня покормили. Большой ли грех мой, что пищу вместе с нехристями принимал?

- Не терзай себя, голубчик, - ответствовал Варнава. - Вспомни, Христос трапезу разделял с мытарями и грешниками. И апостол Петр пищу вкушал в доме римского сотника. Хочешь святее их быть?

Бывало, заспорят мужики, чей толк, чье согласие Богу милее. А старец сразу их рассудит:

- Споры о вере - грех перед Господом. Все мы братья, все единого Христа исповедуем.

Ребят малых побуждает хорошо знать грамоту.

- Красна птица перьем, а человек - ученьем. Это угодно Господу, - рассуждал Божий странник, осуждал тех, кто поднимал оружие даже против гонителей веры: - Всяк человек кровью Христовой искуплен. Кто проливает кровь человека - Христову кровь проливает. Не убивайте душу человеконенавистничеством. Пусть Господь очистит сердца ваши любовью. Был я на Соловках, когда большевики святую обитель ту в каторгу превратили. Видел там мужицкого императора, избранного костромскими староверами, оружье поднявшими на новую власть. К чему привела такая гордыня и воинственность? Советы бросили большую силу. Стариков-начетчиков постреляли, остальных мужиков в лагере переморили. Да и недавние события на морском побережье и на реке Бикин, после которых десятки общин наших перестали существовать, - урок наглядный.

Если у других служителей Господних Бог был грозен, ревнив и только и ждал, чтобы человека покарать, то Варнавин Вседержитель людей любил, помогал им в трудную пору, придавал силы в таежном несладком бытие.

Немного отдохнув, старец распрощался с Митрофаном и его сыном и легко зашагал в направлении Трех Ключей. В хуторе, не заходя в странническую избу, постучал железным кольцом в калитку Архипового двора. Открыла жена наставника Домна. Увидев пришельца, расцвела улыбкой:

- Благослови, отче!

Варнава перекрестил старуху.

- Бог благословит и спасет тебя, матушка. Здоров ли Архипушка?

А Архип уже на крылечке, кланяется дорогому гостю. Трудники Христовы по-братски обнялись и расцеловались.

Домна побежала предупредить Серафима о приходе долгожданного гостя. Оставшись в горнице вдвоем, повели беседу. Варнава отказался от угощения.

- Потом, брат, потом. Серафим чего-нибудь спроворит. Сначала о деле. Недобрые вести принес я. Близ Медянок и Комаровки поселились злые люди. Ратники, человек шестьдесят, а то и более. Пришли из Маньчжурии и служат японцам. По всему видно, устраиваются надолго. Я так думаю, что к ним туда все бандиты и варнаки потянутся.

Известно, что вор к вору нехотя льнет. Кончилась спокойная жизнь для тамошних общин. Чует мое сердце, что погромят и разграбят хутора.

- А что, с первых дней бесчинствовать начали?

- Пока воздерживаются. Наоборот, защитниками староверов себя объявили. Но это до поры до времени. Меня зверь лютый (тигра на тропе встретил) не тронул, а эти решили жизни лишить, уже повели на казнь. Чекистский доглядчик, говорят. Господь выручил - старец Власий вмешался.

- Да, такую банду и в тайге не спрячешь, - заметил Архип. - Рано или поздно власти дознаются, тогда и единоверцам нашим несдобровать. Того и гляди, НКВД все таежные хутора чистить начнет. Посчитают нас пособниками врагов Советов. Сколько расстрелов невинных будет… Разве мало пострадали братья наши после мятежа тридцать второго года? Веру спасли только те, кто в тайге укрылся. - Старики помолчали.

- Я пять хуторов обошел, - продолжил Варнава, - всех предупредил, чтобы дороги чужакам к селеньям не показывали, в разговоры с ними не вступали, им на глаза не попадались.

- Правильно рассудил, отче, - заметил Архип, - своим я то же накажу. А медянским и комаровским ты что насоветовал?

Глубоко вздохнул Варнава:

- Для них одно спасение - исход. Но сам понимаешь, не простое это дело, нелегко бросить обжитое место.

Старики помолчали, переживая за единоверцев.

- Но это еще не все новости, - сказал прихожий богомолец. - Уже по пути к вам у Каргалинских скал набрел я на мертвого человека. Кто такой - не знаю, а крестик на нем наш. Усоп, видать, от болезни какой-то. Как я понимаю, пробирался от тамошних болот и дебрей. Золотишко искал и нашел, да не попользовался сердечный.

Старец вытащил из пестерька завернутый в тряпицу самородок. Удивленный Архип взвесил желтый ком на руке.

- Без малого полфунта будет. Узнают пришельцы о месторождении - нагрянут туда. А вокруг Каргалей - три старообрядческих обители…

- Золото, Архипушка, прибери, на общину пойдет.

- Что ты, что ты, старче! Сохрани себе на старость, - замахал руками хуторской наставник.

- Бери и не сомневайся, - успокоил собеседника Божий ревнитель. - Мне земные богатства копить Господь не позволяет. Вы же круглый год для нас, странников, избу держите. Однако вот какая штука лежала в мешке покойника.

Варнава положил на стол каменную плитку. Архип, надев очки, внимательно рассматривал высеченные знаки.

- Не чжурчженевский ли план какой-то местности? Может, тех же Каргалей?

- И я так думаю, - согласился пришелец, - а знаки эти на земные клады наводят. Спрячь-ка камень до лучших времен. Авось пригодится. Я у вас с недельку поживу, дам ногам отдых, - закончил гость. - А сейчас побреду к Серафиму.

Тот ждал старца, с коим любил побеседовать о Священном писании. На столе красовались яства: пирог с заварной капустой, соленые огурцы и грузди, шанежки, гречневая каша, гороховый кисель. Посреди стоял большой деревянный ковш с квасом. Все постное, поскольку была пятница.

«У этого послушника медовухой не разживешься», - подумал Варнава. Хотел сказать, что путники от постов освобождаются, да махнул рукой. Подошел к старой иконе, ярко освещенной неугасимой лампадой, сотворил молитву.

Просил он Бога защитить Медянки и Комаровку от нашествия лихих людей, готовых на кровь и разбой, упрашивал оберечь от злой беды остальные таежные хутора единоверцев, призывал Вседержителя затмить разум пришельцев, чтоб никогда не узнали те дорогу к богатствам Каргалей, вымаливал милости к терпящим муки в Маньчжурии и пощады к тем, кто до сих пор рвется туда через границу в поисках лучшей жизни, заклинал власти, надеясь, что Господь просветит их, умерить вражду к его свободолюбивому, вечно гонимому племени. Взывал к никонианской церкви, ныне тоже порушенной, снять с двуперстного знамения и других древних догматов несправедливую анафему, разделявшую православных. Цепкая память его продиктовала завет святого Петра:

- Не воздавайте злом за зло… Ибо кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживает язык свой от зла и уста свои от лукавых речей… Уклоняйся от зла и делай добро. Ищи мира и стремись к нему.


ГЛАВА II

Дуняшина деревеня

Деревня Дун-И уютно расставила свои домики совсем рядом с отвесными скалами раскрывавшегося здесь подковообразного перевала. Его верхняя часть заросла непроходимым кустарником. А у отвесной кромки в каменных расщелинах на головокружительной высоте как-то сумели примоститься черные пихтачи с изломанными ветрами верхушками. Дальше виднелись белоствольные березы с множеством грачиных гнезд, пирамидальные тополя вперемежку с молодым осинником, листья которых из-за неиссякающих воздушных течений трепетали днем и ночью. Для жителей деревни зеленая роща была безошибочным предсказателем погоды. По тому, куда склоняются вершины деревьев, как шумит листва, какие нынче повадки у грачей, определяли, быть ли вёдру или ненастью, ждать ли нашествия злого суховея или последних ливневых усилий тайфуна, растратившего свою мощь далеко на морском побережье.

Проезжавшие мимо деревни люди всегда восхищались красотой окружающего пейзажа. Дорога поворачивала круто вправо за светлые от солнца скалы, и путник неожиданно оказывался на главной улице деревушки. Еще метров сто - и он попадал под ряды бумажных фонарей, развешенных над ладными фанзами и построенными на русский лад домиками - верной приметой семейных лавок и маленьких ресторанчиков. На видном месте - белый дом старосты с красивой голубятней.

Вот и сейчас его хозяин, седой мужчина со смуглым приветливым лицом, присел на маленький стульчик, вынесенный им на улицу, и, увидев ватагу пробегающих ребятишек, послал мальцов за своим добрым другом Шеном: есть новость - надо посоветоваться. В руках у Лун Сяна письмо, пришедшее не по почте, а привезенное крестьянами из Харбина, куда те ездили по поручению богатого китайца. Обращавшиеся к главе деревни были какие-то староверы, хотя и носили русские фамилии. Письмо вежливое, просительное. Авторы позаботились даже о переводе, обратились к помощи какого-то грамотного китайца. Писал некто Матвеев от имени пяти отцов семейств.

Староста развернул листок, еще раз пробежал его глазами. Несколько старообрядческих семей из числа тех, что решили ехать в Канаду, воспользовались разрешением властей эмигрировать, перебрались из Приморья в Китай еще в двадцать восьмом году да и застряли в Харбине в ожидании парохода. Очередь так и не подошла до поры, пока Маньчжурию не захватили японцы, и дело с переселением староверов застопорилось. Когда теперь удастся выбраться на новые места, Бог весть, а жить в городе уже невмоготу: работы нет, сидят впроголодь, а семьи у всех большие. Вот и просят они нижайше разрешить им временно, до отъезда в Канаду, поселиться в Дун-И. Об этой деревне им рассказывали земляки. Говорят, там всегда хорошо относились к русским и имели с ними постоянную торговлю.

Лун Сян прибросил в уме: свободные фанзы есть, найдется и дело для добросовестных людей. Более десятка работящих рук не помешают его деревне. Но - староверы… Кто они? Что за народ? Крестьян с той стороны границы он знал хорошо, на таких можно положиться, а вот с теми, кто так называет себя, столкнулся лишь однажды и при необычных обстоятельствах.

Староста припомнил ту встречу. Как-то под вечер к нему прибежал Ли Найсян и сообщил, что он и еще двое мужиков собирали хворост в лесу и наткнулись на израненного человека, русского. Говорит, будто полз от самой реки, что в трех верстах от деревни, по которой проходит граница. Что делать?

- Где он сейчас? - озабоченно спросил старик. Узнав, что раненого перенесли в крайнюю пустующую фанзу, Лун Сян быстро собрался и с местным лекарем Ли направился к незнакомцу.

Тот, уже перевязанный, был еще в сознании. Пробовали давать горячего чая, но он в рот не взял. Узнав, что перед ним староста деревни, задыхаясь и хрипя, исходя потом, рассказал, что он - старовер по фамилии Панин с приморского таежного хутора Соболиное. Хотели в Китай, чтобы оттуда переехать в Австралию. Кто-то подсказал, что можно легко перейти на китайскую сторону через Коровий брод - там в совсем недавние времена в ожидании ночи под кустами по всей речке Суйфун располагались целые старообрядческие семьи и удачно проходили. Туда и направились. И вот ночью пошли через реку. Вышли на китайский берег, в высокие камыши. А там их ждали уже японские солдаты. Начался расстрел. Панину повезло: раненный, он упал в густой тальник. Его не нашли. Видел, как военные, обыскав трупы, побросали их в реку.

- Японцы не хотели с ними возиться, решили свалить расстрел простых мужиков на русских.

Староста согласно кивнул головой, жалея этого несчастного человека.

- Зачем же вы, бедолаги, в такое пекло сунулись? Нынче граница - огневой рубеж, и рисковать можно, только имея опытного проводника.

- Мы-то, мужики, всем хутором пошли, думали, проскочим. Двенадцать душ японцы уложили. А бабы с узлами и детишками на изготовке для перехода за нами были, чуть поодаль стояли, за проточкой. А тут стрельба началась. Хорошо, что женок и детвору не постреляли. Как они теперь без нас жить-то будут - погибель отцов, можно сказать, на их глазах свершилась?

Он пытался подняться, стал кричать:

- Помогите, помогите, не хочу умирать! А как же семьи останутся? - На лицо несчастного уже наплыла маска смерти.

- Китай… Австралия… Беловодье… - прохрипел он, и это были его последние слова.

Лун Сян велел тайком похоронить пришельца в лесу, отметив могилу камнем. Он не хотел официальных расследований, старался отвести беду от деревни: японцы могли начать в ней поиски сообщников нарушителей границы. О происшествии знали лишь пятеро и никому о нем не сказали. Староста раздумывал: «Староверы? Это какие-то особые русские. Австралия - тоже понятно. А вот Беловодье?… Наверное, деревня».

Ожидая гостя, Лун Сян окинул взглядом родное селение. Все знакомо до мелочей. Вон за огородами расположен спиртовой завод. Сказывают, что он принадлежал богатой русской вдове Дуне. Благодаря ее тяжелым сундукам со звонким наследством, доброму отношению к людям, и возникла эта процветающая деревня на месте старого бедного селения. «Дунин завод» - до сих пор говорят местные жители. Русские тянулись к предпринимательнице, но и с местным населением она умела ладить. Потом вторично вышла замуж за морского офицера, георгиевского кавалера, уехала в Петербург, родила пятерых детей, и дальше следы ее терялись, но не замутненная никаким злом память о ней по сей день живет в деревне. Недаром родившихся в китайских семьях девочек часто называют Дунями.

Староста перевел взгляд на другой конец деревни, где, как бы замыкая подкову, шумит гранитными жерновами небольшая мукомольная мельница. Она появилась благодаря деньгам немецкого купца Кунста, проживавшего во Владивостоке. Дела богатых людей остались в памяти жителей и отложили отпечаток в местных названиях. Правая сторона селения, где стоит спиртовой завод, называлась русской, а левая, с мельницей, - немецкой.

А вообще в российских приграничных поселениях Дун-И слыла, как Дуняшина деревня. Население на жизнь не жаловалось. Китайские семьи выращивали овощи, кукурузу, держали скот, занимались торговлей, ловили рыбу.

Совсем недалеко от главной улицы начинались рисовые плантации. Они упирались в широкий ручей с ровными, как стрелы, оросительными каналами. Солнечные лучи, отражаясь от водной поверхности, играли стаями золотистых зайчиков на фоне бескрайней зелени, и вся эта ухоженная равнина с извилистой проселочной дорогой выглядела еще уютнее. Конечно, таких деревень в Китае тысячи, но у этой своя особенность. Она находится на границе с Россией; совсем рядом, в нескольких километрах, расположены русские села и поселки, да и до приморских городов рукой подать. Потому и сделалась Дун-И традиционным, хотя и не описанным ни в каких путеводителях, торговым и предпринимательским центром. Его товары пользовались славой по всему Приморью, доходили до нижнего Амура. Десятки лет китайские торговцы и мастера бывали и жили на российском Дальнем Востоке, их колония даже свою полицию и суд в Никольск-Уссурийском имела.

Старый Лун, родившийся и проведший весь свой немалый век в Дун-И, хорошо помнил те времена, которые, казалось ему, безвозвратно ушли в прошлое. Народ по обе стороны рубежа жил по-добрососедски. Люди торговали, ездили друг к другу в гости, бывали на сельских праздниках и свадьбах. Никто в китайской, да и в русских деревнях, точно и не знал, где проходит граница, а обычно определялись по тропе, где регулярно несколько раз в день, по точному расписанию, на полном скаку проезжал конный разъезд военных. Жители деревни, детвора подходили ближе к тропе, весело приветствовали пограничников, зная некоторых в лицо, кричали, махали руками, всем хотелось поговорить с русскими солдатами, но те, как и положено службой, не обращая внимания, быстро скакали дальше.

Особенно оживала деревня по субботам и воскресеньям. Сюда приезжали семьями, с гармошками русские крестьяне, торговцы, мастеровые. И начинались шумные торги, сравнимые с известными ярмарками. Открывались лавки, разный товар выставлялся на улицу для показа возможным покупателям. В больших котлах закипала вода: гостей надо было потчевать пельменями, которые славились на всю округу. Китайцы одевались в праздничные одежды.

Русские везли с собой товары на обмен, да и просто ехали отдохнуть в кругу хороших знакомых. Мастеровые разворачивали походные кузницы, надевали кожаные передники, подковывали лошадей не только этой деревни, но и окрестных сел, другие ремонтировали упряжь, мебель, лудили посуду, выделывали кожи. Приезжие коновалы и знахари осматривали скот.

От этих приятных воспоминаний глаза старосты засверкали, на смуглых щеках выступил румянец.

На каждой входной двери китайских фанз и домиков висели написанные по-русски доверительные вывески. «Здесь живет веселый, нежадный Миша, он ждет своих друзей из села Полтавка». «Мой ресторан готовит под заказ капитана из Никольск-Уссурийск, Липовцы, Галенки угощений по низкий цена, музыка, танцы до утра. Чем больше купишь - меньше денег. Китаец Гриша». «Мука в рассрочку до года. Твой брата Коля». «Разноцветный шелк на выбор. Пошив одежда срочно - к утру. Фасон на выбор». «Быстрое фотографирование с гарантией. Мастер Витя». «Ремонт часов с гарантом до десяти лет. Доктор по лечению часов Слава».

Лун Сян вздохнул. Хоть кое-где и остались эти памятки старых времен, но жизнь изменилась: с тех пор, как пришли японцы, на границе с обеих сторон начались небывалые строгости. Потому-то и исчезли вот такие рукописные объявления - для своих и одновременно для гостей: «Могу провести вас в любое таежное село, вплоть до Амура. Безопасность гарантирую. Пища в пути моя. Оплата небольшая». «Можем нести муку, крупу, спирт, шелк и другие товары до Полтавки и дальше, куда нужно хозяину. Семья Джо - Евгений». Сейчас такая реклама небезопасна для ходоков в Россию. Японцев в деревне пока не видели. Только один раз детвора случайно заметила на самой вершине перевала чужих солдат, которые, прячась за валуны, вели наблюдение за пограничной заставой и русскими деревнями, видными с высоты перевала как на ладони. «Да, тяжелые времена наступили», - думает староста, оглядывая улицу: не идет ли Шен. Но тот что-то медлил, и Сян снова погрузился в воспоминания.

С утра, бывало, шумит разноязычным говором и многоголосьем суббота, а русские все идут и идут, едут на своих телегах. Китайцы распрягают лошадей, задают им овес. Сразу ведут соседей к кипящим котлам, где можно подкрепиться с устатку, с дороги крепчайшим маотаем, ханжой, закусить пампушками, пельменями…

Почти все жители деревни умели общаться с гостями на ломаном русском языке, вести торговые переговоры. Часто приезжали молодые люди перед свадьбой - за подарками и, конечно, чтобы пошить красивую одежду, закупить спиртное и сладости на семейное торжество. Их встречал, как правило, он сам, деревенский староста Лун Сян, вел в дом, приглашал туда местных мастериц и торговцев, чтобы почетным гостям не ходить по лавкам, а приобрести все быстро на заказ и подешевле. И вскоре сюда уже приносили нужные товары. Несколько портных одновременно снимали мерки, чтобы за ночь свадебные наряды были готовы. Каждый старался, чтобы именно его изделие было куплено. Обычно вся китайская семья, выполнившая заказ, приглашалась на свадьбу в русскую деревню.

Перед отъездом для молодых, староста, которого все русские звали просто Андреем Андреевичем, устраивал прием. Вначале в служебной комнате интересовался, чем занимаются родители будущих супругов, и, если те были крестьянами, разговор оживлялся. Он любил хлебопашество, советовал сеять рис, кукурузу, был готов безвозмездно помочь семенами. Рассказывал о богатых урожаях, которые получают крестьяне его деревни. Просил сообщить, в чем молодые нуждаются, богаты ли родственники, есть ли деньги на свадьбу, что-то записывал на маленьких желтых листочках. Потом подходил к задернутой на стене зеленой шторе, раздвигал её и показывал множество фотографий всех местных знаменитостей. А таких было много. Он рассказывал, что жители его деревни участвовали в подготовке Пекинского трактата 1860 года между Китаем и Россией, определившего границы между двумя государствами.

- С российской стороны небольшое село Полтавка, а с китайской - наше село были определены как базовые зоны, - обстоятельно пояснял староста. - От них шло изменение границы как на юг, так и на север, в сторону Амура.

Местные проводники водили группы китайских и русских топографов, геодезистов и чиновников, уточняющих разделительную линию до самого Благовещенска, и были признаны самыми надежными и опытными. За что и получили премию от центрального правительства - два именных ружья и много других наград. Вот это оружие, стоит в застекленном шкафу.

К концу разговора в комнату заходил мастер с громоздким аппаратом и треногой. Он фотографировал гостей вместе со старостой - на память. Потом Лун Сян приглашал всех к себе на ужин. К этому времени в доме старосты набиралось много народа. Приезжие и местные жители пели песни под гармошку, плясали «барыню», танцевали польку, краковяк, пили вино, пиво, водку, кто-то из китайцев обязательно кричал «горько!» Он, Лун Сян, вставал, напутствовал молодых на русском языке и, подняв бокал с вином, громко, чтобы все его услышали, заявлял:

- А сейчас надо молодым много-много целоваться и веселиться до русских петухов.

Все смеялись, поздравляли жениха и невесту, играла музыка. В конце вечера хозяин дома и деревни доставал из кармана листочки и зачитывал поручения деревенским торговцам, какие подарки они должны подготовить от имени жителей Дун-И. Чтобы гостям было понятно, всех лавочников называл так, как их окрестили русские:

- Китайцу Коле подготовить мешок риса. - (Торговец, чтобы все гости с российской стороны его знали и посещали его заведение, поднимался, кивал головой в знак согласия и улыбался. И так каждый). - Китайцам: Васе - тридцать метров разноцветных лент, десять связок бумажных фонариков, пять флаконов хорошего одеколона; Мише - десять метров шелка; Ване - две банки спирта; Саше - обувь для молодых.

Список завершался указанием выдать все со стопроцентной скидкой, это значило - подарить. Указание всегда сопровождалось одобрительными аплодисментами. Местные коммерсанты охотно шли на такие издержки. Во-первых, это была лучшая реклама товара, во-вторых, поднимался их авторитет среди жителей села. Доставленные подарки грузились на телегу около дома старосты. К часу отъезда лошадь и повозка были красиво убраны живыми цветами и березовыми ветками.

Жители вместе со старостой провожали молодых до выезда из деревни. Перед прощанием китайские парни предподносили гостям белых голубей из коллекции старосты. Те их выпускали, и птицы долго кружились над веселой толпой. Округа оглашалась веселыми криками: «Горько! Доброго пути! Приезжайте к нам в Полтавку! Приезжайте в Галенки! Гостями будете!» - Наступал ответственный момент: проводникам нужно за ночь переправить всех гостей с их различными грузами домой через границу. У всех были свои семейные тропы. Имелся в Дун-И даже свой добровольный отряд для защиты от хунхузов, если те угрожали деревне или делали засады на тропах.

Много было опытных проводников, но лучшим считался Шен, с которым у старосты были близкие, дружественные отношения, хотя и другие таежники стороной его не обходили. По возвращении с той стороны каждый рассказывал ему, что с каждым днем становится все сложнее переходить пограничную линию. Подрядчик, главный работодатель проводников, хитроватый Ван из Харбина, иногда в деревне проводил несколько суток. И тогда Лун Сян знал: значит, Шен вот-вот исчезнет надолго. Значит - ответственное задание и только он мог его выполнить.

Проводник, унаследовавший тайны таежных троп у отца и старшего брата, готовил в наследники сына Гао. Уже с одиннадцати-двенадцати лет мальчишка самостоятельно ходил в приморские села с несложными заданиями - передать записку с напоминанием, что кончается срок долга, забрать небольшую сумму денег, унести заказанную деревенскому мастеру обувь…

Вчера в деревне опять видели Вана. «Значит, - заключил староста, - Шену предстоит серьезная работа, и надо успеть до его ухода с ним посоветоваться. И не только о письме. Уж больно часто, несмотря на ужесточившийся пограничный режим, стал с той стороны наведываться какой-то Семен, все тело его синеет от наколок. Этот явный уголовник сорил русскими деньгами, на что-то непонятное сманивал молодых парней, звал их ехать во Владивосток на какое-то выгодное коммерческое дело. Как бы беды не было.

Вскоре на улице показался проводник - невысокий жилистый мужчина с внимательным цепким взглядом. Друзья обнялись и вошли в дом. В уютной комнатке, служившей одновременно деревенской конторой, за закрытыми дверями начался важный разговор.

- Получил вот интересное письмо, - сказал Лун Сян. - Пять семей каких-то староверов, не сумевших уехать за море, бедствуют. Просятся к нам в деревню на жительство. Только уж больно большие семьи - по десять-двенадцать детей, не считая стариков и старух. Русских соседей-то уже давно знаем. А это какие? - староста вопросительно взглянул на Шена. - Вроде русские и нерусские. Кто же такие старообрядцы? Ты лучше меня жизнь по ту сторону границы знаешь. Наверное, приходилось и с такими встречаться…

- Конечно, много раз встречался, - начал проводник. - Они тоже русские, только веру с кем-то не поделили (я-то духовных их дел не разумею). Вот и оказались они гонимыми, власти не признают, в колхозы не идут. Они сейчас как для спасения в Китай тянутся: кто поездом еще раньше уехал, кто пешком до сих пор вмесите с семьями через границу переходят, часто погибая и от русских, и от японских пуль. Ищут какое-то место, а где оно - точно никто не знает. Не найдя у нас хорошей жизни, опять на Родину окольными путями добираются. Голод, холод, нищета их захлестнула, да и бывшие беляки донимают, грабят средь бела дня… - Проводник с минуту замолчал, как бы взвешивая, открывать ли профессиональные секреты - На днях двух парней-староверов поведу в дальние лесные селения. Женихи, - он улыбнулся. - Невесты уже ждут с нетерпеньем, весь хутор к свадьбе готовится. Женитьба у них коллективно решается, а против воли не прыгнешь. Семьи крепкие, дружные, - Шен помолчал, взвешивая в уме, что еще рассказать о староверах. - Умелые земледельцы, пчеловоды, почти все охотники, а главное - мастеровые, кто по кузнечному, кто по плотницкому, кто по печному делу… Шорники замечательные, смолокуры… Люди на все руки. Очень цепкие хозяева. Их власть с юга все время оттесняла. А они и на новых местах быстро укоренялись. Считай, вся северная часть приморского побережья ими освоена.

Десятки населенных пунктов основали. Сейчас крепкие села - только в таежной глуби.

Староста с интересом слушал, а проводник продолжал:

- Вроде лесные жители, живут на особицу, в стороне от других, а толк в полезных новшествах знают. Одними из первых занялись одомашниванием пятнистых оленей, племенным скотоводством, диких пчел умеют на пасеках использовать. И вообще народ стоящий, честный, себя строго блюдет: не курит, не пьет, никакого дурмана не потребляет. А главное - работать умеет и свое хозяйство хорошо ведет. Можно брать - не прогадаем, деревне пользу принесут и с нашими поладят.

Лун Сян придвинулся к проводнику с новым вопросом: - А что ты думаешь о Семене, который повадился ходить в нашу деревню и куда-то сманивает нашу молодежь, соблазняя ее большими деньгами.

Проводник встал из-за стола и сердито махнул рукой:

- Фальшивый человек! Врет, что из России приходит. Никогда никто из наших его в приграничье не видел. Скорей всего кружным путем из нашего города является. Как бы не был он японским соглядатаем… Те ведь всякое отребье себе на службу собирают да еще и деньги немалые дают.

Лун Сян нахмурил брови: он-то считал Семена просто заурядным уголовником и любителем легкой жизни. Но вскоре после этого разговора их деревню облетели две вести. здесь появились новоселы - пять многодетных русских семей - Матвеевых, Христолобовых, Лещевых, Вологжаниных и Лукиных, как-то странно называвших себя - «староверы». Вторая новость большого внимания не стоила: заявившегося в Дун-И Семена китайские парни так отмутузили, что тот забыл сюда дорогу.

Староста подошел к окну. Конный отряд русских пограничников следовал по привычному маршруту - крепкие ребята на сытых лошадях. Когда-то и ему пришлось повоевать вместе, наверное, с дедами этих лихих воинов, потому старый Лун знал их надежность и не возражал бы, чтоб маршрут наряда, на радость детворе, проходил в это тяжелое время прямо по деревенской улице. Старик понимал, что это только его желание да жителей Дун-И, и ни с кем не делился мыслями, побаивался властей. Часто говаривал своим деревенским:

- Не нарушайте в черте деревни границу: еще не хватало, чтобы пограничники ко мне с жалобами на вас ходили. Мы здесь живем и с ними каждый день встречаемся, они нас оберегают, больше некому, от нашествия инородцев.

Последний пограничник скрылся за поворотом, а старик все не отходил от окна, вспоминая такое близкое прошлое… Далеко заметная белоснежная черемуха, затаившись в тени больших деревьев у самой кромки холодного горного ключа, отдавала последний аромат цветения. А высоко над перевалом, в отвесных расщелинах над деревней вздымались пирамидальные тополя, и березы шумели трепетной листвой в теплых потоках воздуха. Звонко на всю округу кричали грачи. Грозные, словно в дозоре, стояли вечнозеленые пихтачи с обломанными ветками, готовые встретить любую бурю.


ГЛАВА III

Сюрпризы полковника Кейдзи

Три бронированные машины со светло-коричневыми и зелеными маскировочными пятнами быстро мчались по ровной, прямой, как стрела, бетонке. По обе стороны шоссе - охранная полоса, обозначенная двумя рядами колючей проволоки. Временами за окном мелькали будки военных постов. Длинные, на несколько сот метров, полосы вдоль дороги залиты водой. Здесь еще совсем недавно были рисовые чеки. Черная переувлажненная земля напоминала о весне. Да и картина за стеклом автомобилей не позволяла забыть о благословенном времени года. Сразу за проволочными заграждениями до самого горизонта простирались ровные поля, на которых китайские крестьяне на неуклюжих волах медленно, как бы жалея землю, по колено в воде подвозили в ящиках ярко-зеленые пучки побегов риса. Женщины в разноцветных головных уборах, двигаясь одна за другой, брали рассаду и, низко нагибаясь, укладывали ее в уже подготовленные ровные черные борозды. А у самой кромки сопки на когда-то раскорчеванных от орешника небольших участках всходила кукуруза. Порыжевшую с осени округу уже начал накрывать еле заметный зеленый фон.

«Японцы времени не теряют, - про себя отметил Отто Гюнтер. - Это уже не первая современная магистраль в направлении границ СССР с Внешней Монголией».

За недельную поездку, что организовал для него Кейдзи Тахаси, немец всюду видел новые казармы, аэродромы, танкодромы. Тысячи китайцев под охраной солдат строили рокадные и идущие к российскому рубежу шоссе и железнодорожные ветки. Внезапно появившееся в Азии марионеточное государство Маньчжоу-го быстро приобретало все качества удобного со стратегической и тактической точки зрения военного плацдарма. С него одновременно открывался путь на Приморье, Приамурье и Забайкалье.

«Дух меморандума Танаки получает реальные очертания в действиях Квантунской армии», - сделал заключение Гюнтер. Он хорошо знал этот документ - программу военных Страны восходящего солнца, которые считали Сибирь и Дальний Восток непременной частью «азиатской зоны сопроцветания».

Пейзажи интересовали немца только с военной точки зрения - Гюнтер думал лишь о том, как выполнить свою миссию - оценить разведывательный потенциал японцев в Маньчжурии, склонить их к теснейшему сотрудничеству с германскими спец службами. Машины тем временем свернули на извилистую сельскую дорогу, которая, изгибаясь, шла вверх по распадку, серпантином взбегая на высокую сопку. Легкий прозрачный туман висел над ее вершиной, стекал вниз, цепляясь за верхушки высоких деревьев.

- Я обещал вам, господин полковник, сюрприз, уникальный в наше время, - торжественно заявил Кейдзи, - сейчас вы его увидите.

- Право слово, Кейдзи-сан, сегодня вы очень щедры на неожиданности, - улыбнулся его попутчик. - То какая-то таинственная сила, которую вы зашифровали непонятным словом «староверы», теперь еще что-то новое…

Знакомство этих двух пассажиров средней машины, по-военному подтянутых мужчин в элегантных гражданских костю мах, состоялось давно, еще в Москве, где они были сотрудника ми военных атташе своих стран. И немец, и японец сделали почти одинаковую нелегкую, но успешную карьеру кадровых разведчиков. Началась она в России, охваченной гражданской войной. Кейдзи служил в оккупационном корпусе на русском Дальнем Востоке. А молодой в то время немецкий лейтенант, когда генерал Деникин делил с казачьим атаманом Красновым еще не завоеванную власть, был командиром взвода пехотного батальона, расквартированного якобы для охраны аэродрома под Краснодаром в самом центре белых, соблюдающего полный нейтралитет. Лейтенант с группой связистов радио- и телефонной связи день и ночь сидел на комму никациях союзников и внимательно прослушивал все приказы из штабов, передаваемых открытым текстом через усиливающие кабели четко работающего антенного поля. Тогда это имело исключительное значение для всех государств, участвующих в громадной бойне на юге России. Каждое, исходя из своих интересов, хотело ухватить здесь кусок побольше да пожирнее…

И, конечно, все охотились за ценнейшей информацией о сражениях из первых рук, а Германия, зная толк в подслушивании и специализирующаяся в таком еще новом секретном способе шпионажа, могла правильно распорядиться ею. Она свободно дозировала полученные из Краснодара данные и добавляла то, что ей было выгодно: сегодня - против Франции, завтра - против Англии. Эти ложные данные часто тревожили глав государств, которые имели свои интересы на юге России. Иные, получив неприятную информацию, бранили Деникина, а порой, разочаровавшись, просто сокращали ему помощь. Особенно не хватало денег, продовольствия, боеприпасов, что, конечно, играло на руку красным командирам.

Значительно сложнее и опаснее начиналась служба у лейтенанта Кейдзи. Его взвод входил в охранный батальон железнодорожных сооружений Дальневосточной дороги. Жили в неприспособленных товарных вагонах, находясь все время в движении, демонстрируя населению и другим интервентам, что единственная на весь Дальний Восток и Сибирь стратегическая магистраль находится в японских руках. Эшелон часто и неожиданно обстреливали партизаны. Их самодельные ружья имели утяжеленную свинцовую пулю, которая пробивала навы лет ветхие деревянные вагоны, битком забитые японскими солдатами. Были большие потери, лечение в дороге после таких ранений оказывалось, как правило, безуспешным. Невидимых грозных налетчиков японцы называли «барсуками» и панически их боялись. Стоило только даже безоружному постороннему человеку громко крикнуть: «Барсуки!» да кому-нибудь произвести пару выстрелов со стороны лесных зарослей, как в батальоне сразу начиналась паника: кто-то бежал в вагон, а кто-то искал более надежное место, падая возле рельсов и прячась за колесные пары. Солдаты, ощетинившись новенькими винтовками с блестящими штыками, вели стрельбу по кустарнику, а с крыш вагонов строчили пулеметы.

В таком заточении они могли сидеть сутками, став похожими на чумазых кочегаров, проработавших несколько дней без смены и мытья. Выискивались самые отдаленные безлюд ные тупиковые линии, где хотя бы на сутки-двое можно было сделать передышку от вездесущих «барсуков», но и в тех, каза лось бы, безлюдных местах, в тыловых тупиках не было покоя от них ни днем, ни ночью. Перепуганным японцам везде чуди лись партизаны, и они действительно появлялись неожиданно там, где их совсем не ждали, в упор расстреливая солдат охран ного батальона. Мягкостью и милосердием не славились и самураи: если им в руки попадались русские «барсуки» или просто безоружные мужики, заподозренные в партизанщине, их беспощадно расстреливали на людных местах, вешали на при вокзальных площадях. Карательные отряды жгли непо корные села, но дела складывались все хуже и хуже. Применяя жесто кость и особые меры, части оккупационного корпуса ждали какого-то чуда от Японии и помощи от своих богов. Но такого не происходило.

Экспедиционный корпус нес потери. С севера надвигалась Народно-Революционная армия, а корпус не был способен хоть как-то остановить ее. Белогвардейские дружины, несмотря на поддержку и заверения командования Страны восходящего солнца, откатывались к Владивостоку. Сибирский поход с позором провалился. Кейдзи хорошо помнит, как унизительно было для всех них покидать

Золотой Рог. Россия сумела отстоять свои восточные земли.

Память Кейдзи хорошо запечатлела и то время, когда вся Япония кипела от возмущения. В Токио в парке Хибая проходили бесконечные митинги, где звучали оскорбительные для военных речи. Одни требовали публичного харакири всего командного состава корпуса, вернувшегося из Владивостока, другие, с лозунгами в руках, призывали правительство отказаться от захватнической политики. Многие коллеги молодого офицера, такие же, как он, лейтенанты, не вынеся позора, прятали форму, уезжали в отдаленные села, навсегда покидая военную службу. А он остался. Ему, наоборот, на пользу пошла служба в Приморье. Изучение русского языка открыло Кейдзи путь в разведку. Но не только лингвистические успехи способствовали новой карьере лейтенанта. Будучи ярым националистом, он разделял Бусидо - кодекс самурайской чести, жадно читал рескрипт императора Дзимму, который еще тысячу лет назад провозгласил: «Накроем весь мир одной крышей и сделаем его своим домом!» Императорский путь Кодо - завоевания далеких и близких земель - Кейдзи воспринимал как приказ, отданный лично ему.

Своих взглядов молодой офицер не скрывал и обратил на себя внимание старших начальников, входивших в старейшее общество Кокурюдан - это средоточие идей божественного предназначения японской нации и ее главенствования в мире.

Так Кейдзи, сменив мундир на цивильный костюм, стал служащим Южно-Маньчжурской железнодорожной компании - связующим звеном военщины и крупного японского капитала. Меньше всего он занимался вопросами пропускной способности дороги. Если бы кто заглянул в его секретное досье, то узнал бы много интересного. События, взволновавшие политические круги европейских стран и Америки, не обошлись без участия этого ловкого разведчика. Тут и внезапная гибель владыки Северного Китая маршала Чжан-Цзолина, когда-то лучшего друга японских военных, но ставшего помехой из-за больших амбиций и заигрывания с американцами. Тут и похищение слабовольного Пу И из Тяньцзиня, и переправка его сначала в Инкоу, Порт-Артур и, наконец, в Чанчунь, где сейчас он сидел в окружении японских «друзей» под именем Кан Де - императора Маньчжоу-го, как в древности называлось государство, расположенное на территории Маньчжурии. Тут и другие неоценимые услуги Кейдзи, о которых свидетельствуют ордена Золотого змея и Восходящего солнца и чин полковника.

Все это Отто Гюнтер знал о своем попутчике. Точно так же и японец был в курсе бурной биографии своего немецкого коллеги. Тот считался ближайшим соратником знаменитого мастера разведки Вальтера Николаи, который придерживался правила: «Перед армией вторжения должна идти армия шпионов». После прихода к власти Гитлера тот вышел из тени, куда загнали победители и веймарский режим милитаристов. Его идеи совпали с планами канцлера. Но их осуществлению мешали некоторые офицеры рейхсвера, и только устранение их во время кровавой чистки убрало последние препятствия для осуществления планов тотальной разведки. Среди них была программа объединения усилий в этом направлении с императорской Японией: фашистам нужны были не просто контакты, как сейчас, а крепкий союз двух разведок с большой перспективой и на долгие годы, выгодный обоим государствам.

В этом духе и вел полковник Гюнтер разговоры с нужными людьми в Токио, а теперь в Маньчжурии и, кажется, успех его миссии не за горами. В японских разведывательных штабах старались показать товар лицом и даже предложили поездку вдоль границы с Советским Союзом.

Машины, объехав большие валуны, остановились на ровной площадке с укрепленным пропускным постом.

- Еще сто метров пешком, вон за ту сопку, - и мы на месте, - показал рукой японский полковник.

Группа направилась по широкой грунтовой полосе в направлении, указанном Кейдзи. Вдруг дорогу пересекла большая серая змея. Солдат сопровождения спокойно подцепил извивающуюся живую ленту штыком, отбросив в сторону.

- К счастью, это единственная экзотика нашего курорта, - с улыбкой объяснил японский офицер. - Когда обустраивались, их не было видно. Как стали здесь жить - как будто какая-то сила их тысячами с неба сбросила. И что с ними делать - ума не приложу, и большинство из видов - со смертельным укусом для человека.

За поворотом оказались врезанные в отвесную скалу бункер и наблюдательный пункт со всей необходимой оптикой, ниже стояла приземистая, еще до конца не просохшая после быстрой стройки серая казарма с небольшими, похожими на бойницы, окнами в толстых стенах. Сверху здание хорошо смотрелось. На бетонной крыше были нарисованы три одинаковые цифры «333». Немец хотел спросить, зачем так ярко показывать номер, но воздержался.

«Готовый опорный пункт», - отметил про себя Отто Гюнтер. Поднявшись на наблюдательный пункт, немецкий и японский офицеры вооружились биноклями. Прежде чем начать осмотр, Кейдзи с улыбкой сказал по-русски:

- Это и есть мой сюрприз, господин полковник. Поздравляю вас - вы находитесь на территории Советского Союза. Взгляните на карту…

Японец карандашом отметил небольшой выступ, вклинившийся в китайскую территорию. Гюнтер удивленно поднял брови, а хозяин продолжал:

- Когда-то пограничная тропа проходила за этой сопкой (это высота 411). Она точно соответствовала установленному рубежу. Потом русские наряды стали объезжать границу вон там, за этим болотом, и мы решили обосноваться здесь. В бункере узел радиоразведки. Все разговоры прямым текстом мы прослушиваем, а также заполучили и код противника. С помощью оптики мы имеем возможность просматривать территорию на оперативную глубину.

Оба разведчика медленно водили биноклями, с интересом рассматривая советскую пограничную зону. Офицер обслуги наблюдательного пункта, поклонившись, жестом предложил Гюнтеру подойти к стереотрубе.

- А вот и хозяева пожаловали, - кивнул Кейдзи в противоположную сторону.

Немец навел оптику в указанном направлении и увидел трех конников в зеленых гимнастерках и фуражках, с карабинами через плечо и длинными саблями. Сытые лошади легко несли всадников. Гюнтер жадно всматривался в лица бойцов. Те спокойно, не прибавляя хода, с каким-то внутренним достоинством, словно зная, что за ними ведут наблюдение, проследовали по пограничной тропе и скрылись в лесу за островерхой сопкой.

- А как Советы прореагировали на вашу экспроприацию этого козырька? - спросил германский полковник.

- Спокойно на удивление. Ни пограничного протеста, ни дипломатической ноты, ни газетной шумихи…

Гюнтер удивился.

- Как так? На захват своих земель - и ни слова? Просто удивительно, даже не верится.

Японец поспешил объяснить:

- Советы вообще стараются избегать любых военных конфликтов. Они сейчас активно создают современную армию и флот на Дальнем Востоке, ищут путь к мирному договору с Японией. Им нужна передышка хотя бы на пяток лет. Москва не хочет войны, боится ее спровоцировать. Между прочим, когда мы вводили из Кореи в Маньчжурию войска, некоторые наши генералы опасались, как отреагируют на это русские, ведь Москва могла с целого ряда удобных направлений крупными силами ударить по нашим флангам. Мы понимали, что у русских уже есть такие силы под руками, Дальневосточный округ был неплохо оснащен, имел хорошие резервы. Это, конечно, осложнило бы наше положение. Имелись бы непредвиденные потери, а возможно и затяжная война с Советами. Но Москва не пошла на такой шаг. Только благодаря осторожности русских мы и получили этот великолепный наблюдательный пункт на их территории. - Японец крутанул регулятор горизонта стереотрубы: - Взгляните вон туда, где виден кончик трубы. Там Никольск-Уссурийский, или, как они его называют, Ворошилов, где расположен штаб довольно крупной армии, а вон правее песчаный карьер - это Раздольное. Здесь армейские резервы - две пехотные дивизии и две артиллерийские бригады. И мы сейчас круглосуточно держим под наблюдением их передвижение. Активизации действий пока не замечено. Вон, кстати, поезд на Спасск пошел. Это единственная железная дорога, заканчивающая Транссиб. Других объездных путей по этому направлению здесь нет. Для нас это очень важно. Я-то еще лейтенантом по этой магистрали колесил, даже железнодорожные станции еще помню. Много мы тогда ребят на этих железках загубили. А зачем, спрашивается? Нет-нет, сейчас такого не случится, да и армия стала другая.



ГЛАВА IV

Коллекция из сейфа

Спустились в бункер.

- А вот и русская аппаратура, которая стоит на заставах и в штабах войск первой линии. Будем увеличивать зону прослушивания. Это эффективное средство - знать, чем живет неприятель.

Зашли в уютно обставленный кабинет, обменялись тостами. Отто Гюнтер торжественно произнес:

- Поздравляю вас, уважаемый полковник, мой старый друг, с выдающимися успехом, с захватом кусочка земли у вероятного противника. Доложу в Берлине и Токио обо всем, что увидел собственными глазами. Наш союз великих разведок уже в действии, история предназначила им вершить судьбы мира - одной на Западе, другой на Востоке. За сплочение разведок! - произнес Гюнтер. Офицеры разведцентра одобрительно захлопали.

Довольный Кейдзи глубоко поклонился, вежливо втянул в себя воздух сквозь зубы, и сказал:

- Я польщен словами моего друга. Мы сделаем все, чтобы таких участков земли с нашей аппаратурой было как можно больше, они этого стоят. - И опять аплодисменты, смех, рукопожатия. - Кстати, этот участок земли еще и золотой, - со смехом продолжал Кэйдзи, - да-да, золотой. По данным наших геологов, здесь на небольшой глубине находится крупное месторождение драго цен ного металла. Даже когда копали котлован для фундамента этого сооружения, инженеры нашли несколько золотых само род ков. И все по форме на каких-то зверюшек похожи. Просто удивительно! Узнать бы, как природа смогла такую красоту сотворить. А, кроме того, когда сбрасывали воду уже из этого котлована, там собрали большущий чайник россыпного золота с кусочками платины. Потом еще долго у охраны была расхожая шутка: просили какого-нибудь новобранца принести этот черный чайник якобы для того, чтобы его помыть. Солдатик, не ожидая подвоха, хватался за чайник и силился оторвать его от земли под общий гогот насмешников, но поднять не мог. Еще бы, ведь там было почти сто килограммов драгоценных шлихов!

- Очевидно, Кейдзи, вы здесь ошибочку допустили, - прервал веселую болтовню немецкий полковник. - Война войной, а золото всегда было в хорошей цене. Зря, зря такое важное дело приостановили. - И опять оба офицера рассмеялись.

- Нет-нет, надо подождать, - убежденно парировал японский разведчик. - Придет время, и появившийся здесь рудник будет обогащать нашу страну. Я не геолог и очень удивляюсь: глянешь в чистейший ручей, а там на дне в глубоких лунках рыба стоит, а ниже сверкают массы блестящих частиц. Что это? Видимо, здесь много платины, серебра, золота да и других редких металлов. И что удивительно: у русских в этом районе ни одного прииска, дорог нет - все болота, болота. Только камыши в два человеческих роста да колючий кустарник.

- Вот было бы неплохо, - со смехом подхватил интересную тему немец, - написать уже сейчас в правительство бумагу с просьбой продать этот кусочек неустроенной земли в наше личное пользование после завершения всех военных операций. Ведь вы первым сюда вошли на свой страх и риск.

Они бы еще долго говорили на приятную обоим тему, но в это время в соседней комнате зазвонил телефон. Офицеры перешли туда, и, взяв трубку, Кейдзи сразу помрачнел. Он вытер пот со лба и, бросив отрывисто: «Ищите!», положил трубку. Затем, обойдя вокруг стола, сел напротив немецкого коллеги.

- У меня, господин полковник, для вас еще одна хорошая новость. Наши специалисты сейчас начинают разработку, как нам кажется, довольно перспективного проекта, - Кейдзи говорил все таким же ровным голосом, но чувствовалось, что телефонный звонок взволновал его. И неслучайно: дежурный доложил, что сегодня ночью с поста исчез солдат при полном вооружении. Не подавая вида и продолжая угощать гостя увеселительными напитками, Кейдзи с беспокойством думал о полученном сообщении. Трудности и неприятности не обходили объект «Санаторий».

«Не лучше ли было развернуть этот первый объект на высоте 720, рядом с деревней Дун-И? И обзор лучше, и нет болот, свежий воздух, и антенн высоких не надо, но… большая деревня внизу стоит. А это место совершенно безлюдное, что для секретности - первейшее требование», - рассуждал иногда Кейдзи, хотя понимал, что об этом уже поздно говорить. Отогнав назойливые мысли, японский разведчик, - конечно, с предварительного согласия своих начальников, - поведал германскому коллеге о том, что они намерены создать опорные пункты для диверсионной и шпионской деятельности непосредственно на советской территории, используя огромные таежные пространства. Один такой отряд численностью до роты уже действует. Его составляют бывшие солдаты и офицеры колчаковской армии, оказавшиеся после войны в Маньчжурии. Возглавляет отряд преданный царский полковник, оказавший нам в Харбине кое-какие ценные услуги…

- У нас в Берлине не очень-то полагаются на эту публику, - заметил Гюнтер, - в любом случае она себя уже скомпрометировала и показала полное безволие. Они потеряли социальную базу, нет и опоры среди населения. Для агентурной работы это малопригодный материал. Вот в случае войны с Советами они могут выполнять чисто полицейские функции и как исполнители будут верны тому, кто их кормит. Тот же атаман Семенов с его, как он рекламирует, двадцатью-тридцатью тысячами сабель. На самом деле у него всего два отряда в семьсот человек. Враг Советов, но сам не выступает, хочет чужими руками жар загребать. Носится с фантастической идеей - создать Забайкальское государство и стать в нем правителем…

- Вы, конечно, знаете, что сейчас в поисках денег для осуществления своей авантюры он стучится во все двери, и не только в Токио. Это может подтолкнуть его к серьезным провокациям против вас, не говоря о других последствиях.

Кейдзи слушал, не перебивая собеседника. Но под его густыми, словно приклеенными, усами играла улыбка.

- В нашем деле и такое бывает, - спокойно говорил немецкий атташе. - Вся жизнь - измена и поиски богатого дядюшки.

Отто Гюнтер сделал вид, что не заметил, как тонко коллега отомстил ему за критику их многолетней возни со спесивым атаманом. А японец, как бы заглаживая свою невольную неловкость, сказал:

- Но вы правильно заметили, что без опоры на местное насе ле ние в России успеха не добиться. Мы, в разведштабе нашли такую основу. Это и есть мой второй сюрприз!

Немец вопросительно поднял брови.

- Да-да, надежную социальную базу, хорошо настроенную среду. Вот посмотрите, - и Кейдзи, открыв папку, рассыпал перед немецким разведчиком груду фотокарточек.

С каждого снимка на Отто смотрели крепкие бородачи, в грубых сапогах и просторных сатиновых рубахах. В этих людях чувствовалась сила, упорство и выносливость. Немец крутил в руках фотографии и приговаривал:

- Как на подбор, силачи-то какие, любого быка завалят, да и пушку из болота вытащат! А бороды-то, бороды какие роскошные! Вот таких мужиков обучить, дать хорошее оружие да сформировать бы из них с десяток дивизий прорыва да пяток резерва - любая армия дрогнет. А кто эту роль исполнит, не так важно. Главное, чтобы кроме физической силы у них злость кипела на Советы. Так кто эти бородачи? Много их? Откуда взялись?

- В России их называют староверами, старообрядцами, кержаками или раскольниками, - оживился Кейдзи. - Почти триста лет назад они отошли от официальной православной религии, и с тех пор и государство, и церковь их преследуют. Из-за жестокого гонения многие из их общин докатились до Дальнего Востока и осели тут. Занимаются в основном хлебопашеством и охотой, живут по берегам Уссури и Амура и другим местам. Новую власть многие встретили с недоверием. Бросили все и ушли в глубь тайги, где основали немало хуторов. Они обозлены на власть, не признают официальных законов и живут по правилам своих предков. В тридцать втором активно выступили против колхозов и самого строя, за что многие были репрессированы, - Кейдзи уже прочно взял на себя роль просветителя. - Власти понимали, что убеждать их бесполезно, они все противники новой власти. А тут ряд стран изъявил желание принять этих людей, дать им свободу и постоянное место жительства, предоставив им работу в хлебопашестве, поскольку народ общинный, исполнительный, трудолюбивый. Особенно приглашали Канада, Австралия, Америка на освоение новых земель. Вот Советы и решили воспользоваться этой возможностью и навсегда избавиться от бунтарей. Советское правительство по желанию староверов дало разрешение на их выезд в китайские порты для дальнейшей переправки морским путем по заявкам стран-попечителей. В Китай выехало несколько тысяч. А тут мы вошли в Маньчжурию. В результате - порты забиты, железная дорога не справляется с переброской такой массы людей. Вот они и остались надолго в Китае и сейчас влачат жалкое существование: и назад в Россию не пускают, и заказчики поостыли. На том затея и закончилась. Они тайно поддерживают связь с родственниками в Советском Союзе. Случается, кому-то удается пересечь границу и оказаться на бывшей родине.

Полковник прикинул в голове, какую еще дать коллеге информацию.

- Любопытный факт. Когда наша разведка начала разработку проекта по староверам, обнаружилось, что по документам их семьи были непомерно большими, по десять-пятнадцать детей, а на самом деле оказалось, что три-четыре человека старшего возраста фиктивно приписаны, явно - русские агенты. Мы их арестовали, а остальных членов семей не тронули, но на оперативный учет взяли. Люди очень недовольны политикой правительства Советского Союза. Мы учитываем такое настроение и думаем над тем, как бы эту силу объединить и направить в нужном для нас направлении. И дать возможность с оружием перебраться в свои хутора, защищая себя и поддерживая нас. Ведь это такая силища!

«Наверное, в этом есть резон, - подумал Гюнтер. - Надо обязательно о японском опыте со староверами упомянуть в своем отчете о командировке. Если бы удалось использовать такую массу русских в Китае, добавить людей из таежных русских хуторов да на этой базе создать несколько крупных воинских формирований - вот это, я уверен, был бы действительно успех».

Обратно ехали молча. Гюнтер пытался систематизировать в уме свои впечатления от разговоров с японскими разведчиками и генералами, от увиденного в Маньчжурии. Итог его радовал: теснейшее сотрудничество двух разведок, несомненно, состоится и будет предшествовать военному и другим договорам между Германией и Японией. В серьезности намерений Токио в отношении Советского Союза он убедился лично.

Кейдзи тоже был доволен, чувствуя, что своими сюрпризами произвел на гостя большое впечатление, особенно таежным людом, жизнь которого зависит от японцев, - истинным врагом России. Он подал товар лицом. Потом, глядя на дорогу, освещенную светом фар, стал обдумывать конфиденциальный доклад командира разведпункта на советской территории. Он выслушал его, когда в соседней комнате офицеры знакомили Гюнтера с картами района и советской территории. По словам командира, солдаты боятся этого дикого места, не зря они назвали его Змеиным островом. Да и природные условия какие-то особенные. Постоянный плотный сизый туман. Днем жара, ночью - минус пять. Погода стоит сухая. Туда идешь - дно ключа без воды, обратно - чуть не вплавь. Через час опять вода ушла, как будто кто-то тайно руководил водным потоком. Какие-то странные природные аномалии не в нашу пользу. Зайдешь в казарму - на потолке греются змеи. Этих гадов здесь масса, бороться с ними бесполезно, они уничтожили даже птиц, выводят из строя кабельное хозяйство. Солдат не спит, обвязав голову полотенцем, ждет утра, боится ложиться в постель: они и туда приползают. А тут еще какой-то клещ привязался со смертельным укусом, уже несколько человек парализованных на материк отправили. Когда по ночам над болотом поднимается непроглядный, как молоко, туман, казарма словно исчезает. Несколько раз возвращавшиеся с постов караульные подолгу блуждали перед сопкой в поисках своего жилья. Не улучшает настроения то, что с российских постов ночью часто поднимаются разноцветные ракеты, передаются непонятные сигналы, и так до рассвета.

Все это, конечно, можно пережить - мы ведь люди военные. Но вот вчера исчез солдат. Может быть, заблудился и утонул в болоте, может, просто дезертировал, что было очень опасно для сохранения тайны «русского козырька». Тревогу вызывало и недавнее явное присутствие каких-то посторонних гражданских в запретной зоне. Их обнаружил патруль, они быстро скрылись в чаще. «Наверняка русские днем и ночью ведут разведку этого участка. Или, может быть, это китайские партизаны стали поднимать головы?» - гадал Кейдзи и решил удвоить охрану объекта, которым очень дорожил как своим личным достижением.

Исчезновение ночью солдата постоянно будоражило мысли полковника. Неужели русским сдался? Тогда последствия могут быть непредсказуемые. Это может привести к обесцениванию староверческой карты, а ее разыгрывали все, особенно религиозные круги, небескорыстно шумящие на весь мир о нарушении прав верующих в СССР, подогреваемые своими фирмами правительства в Вашингтоне, Париже, Лондоне, Берлине… Азартная игра шла долго и после конфликта на КВЖД, когда закончи лось свободное переселение русских раскольников в Китай, тем более, что их основная масса так и застряла в этом пограничном с Россией государстве. Японские разведчики решили и эту массу озлобленных людей использовать как веский козырь в интересах Страны восходящего солнца и ее планах завоевания советского Дальнего Востока.


ГЛАВА V

ТАЙНА «САНАТОРИЯ»

ПОД УГРОЗОЙ РАЗОБЛАЧЕНИЯ

Небольшой особнячок ярко выраженной европейской архитектуры, огражденный от улицы палисадником за железной решеткой, а от других строений зеленым массивом заброшенного сада за высоким забором спрятался в глубине квартала. Для непосвященных дом принадлежал какому-то крупному японскому чину из управления Южно-Маньчжурской железной дороги. Политической вес этого учреждения непомерно возрос после создания нового азиатского государства Маньчжоу-го во главе с вытащенным Квантунской армией из исторического забвения императором Пу И. Иногда приезжал хозяин, двое слуг, отворяли крепкие ворота, загоняли машину во двор - и снова ничто не тревожило сонной тишины, окружающей особняк.

Полковнику Кейдзи нравилось работать здесь, вдали от кипящих многоголосьем, затопленных толпами китайских улиц. Переодетые слугами два верных унтер-офицера надежно охраня ли его покой и все, что происходило в этих стенах, украшенных гравюрами времен последнего сегуната. Обстановка - ковры на полу, мебель из старого императорского дворца, китайский фарфор - успокаивала, настраивала на глубокое обдумывание проблем, а их у разведчика его ранга хоть отбавляй. Надо налажи вать агентурную сеть, иметь надежную связь с базами вдоль Амура и Уссури, создавать современный аналитический центр.

Кейдзи и по натуре был человеком спокойным. Многолетнее занятие опасным ремеслом еще более отточило это качество, помогало принимать быстрые и безошибочные решения, позволяло, когда надо, идти на риск. Только люди, очень хорошо знавшие полковника, - заметили бы по постукиванию пальцами по столу, по многократному чтению одной и той же бумаги, что сегодня хозяин кабинета несколько взволнован.

Полковник действительно был взволнован: хорошо проведенную встречу с немецким коллегой, получившую одобрение и в Токио, и у командования армии, омрачил доклад начальника объекта «Санаторий» об исчезновении солдата охраны. Кейдзи второй раз перечитал расшифрованный ответ из Токио на его запрос, и полученное известие еще более усилило тревогу разведчика. Оказывается, Мияма не раз попадал в поле зрения по ли ции как участник антимилитаристского движения. Его задерживали около советского посольства. Да и в биографии солдата было немало того, над чем никто не задумывался, когда его брали на охрану секретного объекта, - работал в нефтяной концессии в Охе на севере советской части Сахалина. Там могли быть нежелательные контакты.

И Кейдзи честно признался себе: это и его личный просчет. Надо было тщательнее профильтровать досье тех, кому доверил охранять «Санаторий». Он не отдал такого приказа, понадеявшись на опытность подчиненных. Кейдзи понимал, какая опасность нависла над секретнейшим объектом, и желал одного - смерти солдата. Мертвые лучше всех умеют хранить тайны. Он надеялся, что труп Миямы найдут в болоте или тайге, но даже тщательные поиски ничего не дали.

Кейдзи посмотрел на старинные напольные часы, что мирно постукивали, создавая обстановку уюта в этом законспирированном кабинете. Через пять минут должен звонить его помощник Ямаути Сиро, которому он поручил разобраться и решить проблему с исчезнувшим солдатом. Полковник хорошо изучил своего подчиненного, Карьерный военный, потомок небогатого самурайского рода сделает все, чтобы продвинуться, получить новый чин. Для него все шаги в службе окрашены в фанатичные тона Великой азиатской державы под эгидой Восходящего солнца. Таким Кейдзи доверял. В молодом лейтенанте он не ошибся. «Бульдог» была его кличка.

Полковник усмехнулся. После революции Мейдзи Японии приходилось многое перенимать у так называемого «цивилизованного» мира. Сначала учились у французской армии, потом убедились, что прусский победный опыт им более подходит. А что касается этой собачьей породы - бульдог - то она тоже чужая - европейская. Но клыки и мертвая хватка прирученного зверя, которую можно разжать только с помощью железа, годились и для них. Жесткие методы подчиненного и принесли ему такой «псевдоним» среди коллег. Не зря во всех самых опасных операциях, которыми руководил Кейдзи, принимал участие Ямаути. Ему не хватало порой многомерного расчета профессионального разведчика, но напор, стальная воля и беспощадность компенсировали этот недостаток.

Задребезжал телефон. Кейдзи быстро снял трубку. Ямаути на условном языке сообщил: необходимо срочно встретиться для личного доклада. Полковник приказал слугам встретить гостя. Его мысли сосредоточились на предстоящей встрече.

Послышался звонок в передней. Вошел Ямаути, как и его шеф, в гражданском костюме, по-военному вытянувшись перед полковником. Лицо словно выточенное из темного дерева, под густыми бровями умные, но какие-то бесстрастные глаза.

- Ладно, ладно, лейтенант, мы не на параде и не в штабе. Садитесь, - старший кивнул на кресло, - и доложите, что же с этим солдатом.

Ямаути никогда раньше не замечал такой поспешности у начальника. Не медля более, он приступил к докладу:

- Солдат Мияма, антимилитарист по своим убеждениям, имеющий в прошлом контакты с советскими людьми, дезертировал. Он был замечен полицией, когда пошел по адресам, где раньше были проведены аресты так называемых китайских патриотов и некоторых агентов из староверских семей. За ним установили слежку, чтобы выявить связи…

- Понятно, понятно. Где сейчас этот дезертир? С кем встречался? - хотел срочно знать Кейдзи.

- Его единственный контакт - встреча на городском рынке с авантюристкой Кэ Лао, известной как Кэт. По всем признакам, это та женщина, что принимала участие в спасении преступников, покушавшихся на нашего консула…

- Где Мияма? - уже не сдерживал нетерпение полковник.

- Он мертв, - лейтенант продолжил: - После разговора с китаянкой он уже шел по точному адресу. Полиция окружила дом, куда зашел Мияма. Однако столкнулась с бешенным сопротивлением. Погиб наш солдат и восемь китайцев, дом сожжен.

- Мясники! Стрелять научились да палками избивать китайцев! После контакта с этой сумасшедшей бабой Мияма мне нужен был живым! Мне нужно точно знать, что он ей передал о нашем объекте, где эта бандитка скрывается…

- Совершенно незаметно скрылась в толпе торговцев…

- Упустили, мерзавцы! - вскипел Кейдзи. - Вы понимаете теперь, что представляет для нас Кэ Лао?! Мы в капкане!

- Я принимаю все меры, чтобы сведения о «Санатории» не попали к посторонним, господин полковник. Я заверяю вас, что с помощью наших людей она будет обезврежена. Одновре менно должен доложить, что, по информации наших служб, вчера ночью перешла границу большая группа наших людей, в том числе офицеры, два молодых старовера и женщина-китаянка для пополнения отряда Артура.

- Разве вам неизвестно, лейтенант, что мы только что послали своего человека с инструкциями и давно обещанным отряду золотом для обустройства - опытную агента-китаянку? Нет ли здесь совпадения?

- Мы задержали дельца, некоего Вана, который специализируется на организации регулярных перебросок людей в Россию, в том числе и по нашим поручениям. После некоторой обработки он признался, что действительно неизвестная женщина в группе проводника Шена вчера пересекла рубеж. С какой целью и куда она пойдет - ему неизвестно, Ван с ней не встречался, и места перехода он не знает. Но рассказал о тропе проводника, что очень важно. Мы договорились с полицией и неким Черным Линем, который хорошо знает тропы Шена. И этот лесной хищник-хунхуз встретит их в российской тайге и разберется с этой женщиной, а если потребуется - она будет уничтожена.

- Вы действовали правильно, организовали надежную подстраховку. Кстати, что обещали этому черному негодяю?

- Всего лишь жизнь.

- Что за теплая компания пошла в Приморье: офицеры, баба, староверы?… С какой целью?

У Ямаути на все был готов ответ:

- Офицеры направляются для пополнения отряда Артура, который их лично знает. Женщина неизвестно по какому адресу точно следует, возможно, по коммерческим делам. А староверы… - лейтенант усмехнулся, - это наши «женихи». Дорогу им оплатили мы, но они этого не знают и думают только о девках.

Полковник одобрительно кивнул и, подумав, сказал:

- Готовьте связного. Он понесет Артуру письмо и обеспечит нас обратной информацией о формировании охранной роты.

Кейдзи улыбнулся. Его план возвращения староверов и белогвардейцев в Приморье начал действовать. Молодец лейтенант! Кажется, приняты все меры, чтобы отвести опасность от «Санатория».


ГЛАВА VI

СКВОЗЬ ГРАНИЦУ И ЧЕРЕЗ ТАЙГУ

…Недалеко от оврага прогремели выстрелы. Было слышно, как по тропе проскакали пограничники.

- Фомин, быстро на заставу. В ружье! - чей-то командирский голос в темноте отдал команду. - В квадрате 103 на левом фланге снова провокация! Японцы что-то опять задумали, такую пальбу устроили!…

Когда все утихло, Шен поднял свою группу из камышей справа от заставы и, знаком приказав соблюдать тишину, быстро провел спутников через пограничную тропу и углубился в лесные заросли. «Слава Богу, пронесло», - подумал Терентий и истово перекрестился.

Хоть и было темно, парню каждый шаг интересен: что же это за земля его отцов и дедов, которую он в детстве покинул вместе с семьей? Парень знал, что его предки пришли в Приморье из Забайкалья за несколько лет до того, как там появились русские города и селения, что из-за гонений официальной церкви и властей они вынуждены были откатываться из плодородных долин все дальше в тайгу. Терентий не мог дождаться утра, чтобы при солнце лучше рассмотреть родину. Китай ему не нравился - однообразные равнины, где каждое поле - как заплата на старом зипуне, рыжие пространства осенью и зимой, пронзительные ветра, многочисленные толпы полунищих людей и постоянное сосущее чувство голода. А тут еще вторглись японцы. Оккупанты не церемонились с местным населением, заставляли его строить дороги, аэродромы, казармы. Солдат-надсмотрщик с бамбуковой палкой стал постоянной фигурой и без того унылого местного пейзажа.

Беспокоила Терентия, как и его напарника Кузьму, скорая женитьба. Какая девка еще попадется. Не дай Господь, сживет со свету. Парню нравилась соседка Аграфена - ладная, веселая, работящая, - но он не смел перечить воле отца. А тот сказал:

- Отправляю тебя на лучшую жизнь. Береги новую семью и помни староотеческие заповеди. Бог даст, может, и свидимся.

Старый проводник неутомимо шагал по высоким травам, каменным завалам, сквозь густой кустарник. Вслед за ним цепочкой шли остальные. «Возвращенцы», - с грустью думал Шен. Уж он-то знал, как несладко приходится тем, кто хоть однажды покинул эту землю.

Терентий растерял в пути свойственную ему смешливость и с грустью думал о доме. Семья Вологжаниных в конце двадцатых годов, когда старообрядцам разрешили перебраться в Китай, отправилась на чужбину одной из первых. Но неласковой оказалась новая родина: земли семья не получила, а брать в аренду не было денег: переселение растрясло все средства. В Маньчжурии свирепствовала безработица, и тысячи русских эмигрантов влачили жалкое существование. Ночные грабежи, изнасилования женщин, драки, поножовщина среди русских эмигрантов, особенно со стороны солдат бывшей Белой армии, стали нормой жизни. Порой в доме ничего не было, кроме рисовой шелухи. Хлебово из нее хрустело песком на зубах.

Десятилетний Терентий хорошо помнил многотрудный переезд в Китай.

…Мальчонке и страшно, и интересно. Большая семья, оставив дом в Боровихе, распродав скотину, погрузилась в три телеги и двинулась в путь. Конечно, отцу и матери виднее, как дальше жить, но только парнишке жутковато от неизвестных мест, по которым проходил их обоз. К вечеру останавливались около больших дворов - там у отца находились дальние родственники и знакомые. Всем нашлось где переночевать и, не вынимая своих припасов, повечерять хозяйскими гостинцами.

- Слышь, Терентий, завтра поедем, смотри за сеструхами, чтоб с телеги не разбегались, - наказывал отец, - один перегон остался. Места незнакомые, а лес-то стеной стоит, тут и варнаки могут объявиться

По вечерам Терентий слушал разговоры отца с хозяевами домов. Многое не понимал. Вот Андрей Петрович говорит бате:

- И как ты, Федот Иванович, на такое решился?

- А что здесь? Веками гнали и сейчас от староверов вроде как рады избавиться. Лишние мы тут. Лучше уж на чужой стороне всласть пожить. Ведь живут же в туретчине наши единоверцы, коих увел туда два века назад донской атаман Игнат Некрасов.

- Ну-ну, смотри, тебе видней. Дай Бог вам удачи, - хозяин истово перекрещивался двуперстием.

Проехали несколько деревень. Когда лошади притомлялись и исходили потом, отец приказывал всем, кроме бабушки Анисьи, слезать с телег и идти рядом. И вот - город. Отец не знал покоя, пока они, все десять душ, сидели на узлах около большого дома, который назывался вокзалом. А вот и поезд подошел. Когда зашли в вагон, Терентий обомлел: под ногами - красная дорожка, кругом чистота и порядок, всюду блестит отдраенная медь. Как покои Господа Бога. Подросток оказался в какой-то узкой коморе с полками в двух сторон. Анисья сразу рассадила девок, оставив место около себя для любимого внука.

- Вот и поехали невесть куда, Терентьюшка. Дай Бог нам счастливого удела, - проговорила старуха.

Парнишке не сиделось на месте. Он при первом же случае вышел из купе и сел на скамеечку около большого блестящего окна. Вдруг снова раздался рев, что-то зазвякало, застучало, и станция поплыла куда-то вбок. Мальчишка неотрывно смотрел сквозь стекло. Мимо него проплывали дома пригорода, телеграфные столбы, стада, пасущиеся на лугах, дальние леса.

Пришел хозяин вагона в черной форме, постучал в кабинку, где ехали отец с матерью и старшими сыновьями.

- Чай изволите, сколько стаканов?

Все было чудно Терентию, удивлялся, что этот важный чин разносил стаканы по купе, предложил и ему, малолетке. Чай оказался вкусным, душистым, сладким. «Что за жизнь ждет нас в этом Китае?» - думал мальчишка.

- Бабушка, а Китай хорош? - спросил он, улегшись на полку, потому что темнота накрыла всякий вид в вагонных окошках.

- Нет, внучек, Китай для нас - только промежуток к настоящей жизни, - ответила Анисья. - Вот мне бывалые люди рассказывали: лежит за Китаем страна на семидесяти островах. Там наша старая вера. И живут люди привольно и богато. Только грешников та сторона не принимает. А кто перед Богом не грешен, кто своей бабушке внук… - Она вздохнула: - Беловодье ныне забыто. Все говорят - Канада какая-то да Австралия. Сложится ли там жизнь? Спи, сердешный. Где оно, это Беловодье? Три века наш народ к нему лепится. До Китая добрались… - Бабка скорбно перекрестилась. Вытащившая на своих руках огромную семью, не хотела она покидать Боровихи, но сын сказал:

- Как, мать, без тебя в этом безначалии? Ты держишь семью. Собирайся, девки без тебя пропадут, да и за Терентием еще пригляд нужен.

Так вот и отправилась Анисья в какой-то Китай, где люди все желтые и косоглазые. Не могла оставить свою семью, хотя и набегало ей под девяносто лет.

Порою к отцу заходил Григорий Евсеевич, грамотный мужик, говорят, шибко ученый. Батя расспрашивал его о многом. Григорий открывал книгу, которая называлась «Атлас», и показывал, где Канада, где Австралия.

- Смотри, сколько островов у Канады, - говорил Федот. - Может, это и есть Беловодье?

- Не может быть, Федот Иванович, - отвечал Григорий. - Все они в полярной зоне. А Беловодье - миф, сказка.

На одной станции долго стояли. По вагону ходили военные, проверяли бумаги, сверялись со списками.

- Слава Богу, границу миновали, - перекрестился отец. - Не поминай лихом, Русь-матушка.

Какая она, заграница? Терентий не отходил от окна. Но вроде все, что он видел, было тем же - такая же равнина, такие же березняки, такое же грустное небо. Только деревни другие. Какие-то сгруденные, тесные, без привычного ему раздолья. Зато когда под крики проводника «Харбин! Харбин!» поезд остановился на большой станции, парнишечка подивился многолюдью и необычной толчее на перроне. Отец дал команду семье - и вот уже с мешками и узлами вылезают Вологжанины на неведомую землю. Терентий обратил внимание, с каким любопытством публика рассматривала староверские семьи, выгружающиеся из вагонов.

- Посмотри, дорогая, - говорил какой-то очень прилизанный господин своей попутчице, - что за пассажиры - бороды разбойничьи, на плечах какие-то армяки, детей, как пчел в улье. И это международный поезд!

Ничего не понимал Терентий: зачем отец отправился в какой-то Китай, чтобы оттуда ехать в неведомую Канаду или страш ную Австралию? Бабушкины рассказы о волшебном Беловодье уже тогда воспринимал, как красивые сказки. Много преданий знала старая - о невидимом граде Китеже, куда добраться можно только по тайной тропе Батыевой, о блаженных старцах Кирилловых с Жигулевских гор - они благочестивым людям путь на Волге открывают, чудесной Васильгородской церкви… Сведуща Анисья в «Житиях святых отцов», в писанных древней вязью «Патриках», «Прологах», «Цветниках», часто рассказывала о страдальцах во имя старообрядческой правды.

«Никогда уже не услышу этих повествований, - вздохнул Терентий, - старой ведь почти сто лет, умрет скоро».

Вологжанин тыщу раз пожалел о своем решении. В тайге на дальних хуторах и веру можно сохранить, и житье сносное наладить. Поэтому, когда в их общину с оказией пришло послание из Трех Ключей и Комаровки с просьбой найти женихов для двух девок на выданье, он решил отправить Терентия в Приморье. Община определила и второго парня - Кузьму Волкогонова. Через знакомых китайцев вышли на подрядчика Вана. Но он, ссылаясь на всякого рода трудности, запросил такие деньги, что при нынешней нужде их и век не сыскать.

Выручил случай. Как-то к отцу Терентия в его нищенский дом пожаловал хозяин недавно открывшегося японского магазина Сусима Сигимура.

- Слышал о вашей нужде, Вологжанин-сан, - улыбаясь и кланяясь, сказал торговец. - Соседям надо помогать.

Так нашлись деньги на провод через границу и доставку ребят в Комаровку. Федор Иванович долго чесал затылок: чего это японец расщедрился? Но, поскольку Сигимура никаких условий не ставил, старовер, скрепя сердце, пошел на сделку.

Спустя много лет счет японского торговца был обнаружен среди бумаг разведывательного управления штаба в Мукдене. Его офицеры четко выполняли приказ полковника Кейдзи: помогать всем староверам, желающим перебраться на русские земли Дальнего Востока. Для этого использовали торговцев вроде Сигимуры: будущей армии вторжения нужны союзники, опорным базам разведки и диверсий - благожелательная среда.

…На небе еще играют звездные всполохи, в восточной стороне видны яркие вспышки. Но уже четче обрисовываются стволы ближних кедров. Вот и кукушки своими протяжными криками начали кому-то отсчитывать долгий век. Закричали петухи-фазаны, приветствуя весну. Все еще слышен рев самцов- изюбрей, не прекращающийся всю ночь. И лягушечий концерт пока не затих. С шумом и щелканьем возвращаются с ночной охоты совы, еще незаметные на фоне темного неба. Однако по всему видно - дело идет к восходу, значит, можно отдохнуть.

Измученный отряд из семи человек нетерпеливо ждет его, как светлого воскресения. Но проводник Шен, худощавый, с берданкой через плечо и камышовой палочкой в руках, все шагает и шагает, боясь потерять хоть один час. За ним след в след - его пятнадцатилетний сын Гао, дальше один за другим - четверо русских. В отрыве на десяток метров идет китаянка. Ее маленькое лицо плохо видно из-за зеленого платка, закрывающего щеки и подбородок. Люди отряда не знают друг друга, они молчаливы - разговаривать строго запрещено.

Когда Терентий, как самый невоздержанный, ткнул пальцем в маленький черный кисет, что свисает с шеи китайца, тот сердито отмахнулся, погрозил пальцем: не лезь, дескать, не в свое дело и знай, кто здесь хозяин. В мешочке с красивой вышивкой лежит у Шена драгоценный самоцвет - показатель готовности расплатиться с хозяином любой тропы в случае ее пересечения, свидетельство достоинства проводника, его знаний и опыта, своеобразный таежный паспорт. Ниже кисета - длинный нож в потертых ножнах и широкий коричневый пояс из толстой бычьей шкуры с большой белой серебряной бляхой - наследство от отца, который и научил Шена лесной азбуке и умению безошибочно выбирать в зеленом море маршрут. Пояс придает статность фигуре и помогает в ходьбе при больших нагрузках. Однако не в этом главная ценность ремня. На внутренней части кожаной полосы множество аккуратных ножевых нарезок, сделанных отцом и братом.

Каждая - это тропа со всеми зарубками на деревьях и мерных камнях. Только прикосновением пальцев можно прочитать их. Такие пояса столетней давности являются верным путеводителем в любом уголке дальневосточной тайги. Обладать заветным поясом - значит иметь свидетельство надежности в самом трудном походе. Обладателю его можно поручить любое многотысячное коммерческое дело. Платили бы деньги - он и черта приведет куда надо. А именно так понимал свою работу далекий от политики Шен. Владелец такого пояса знал: его услуги стоят значительно дороже, чем рядовых проводников. Никто не имеет права прикасаться к ремню, хотя разгадать значение насечек несведущему невозможно. Чтобы это уметь, требуются постоянные тренировки на местности. Своеобразную карту хранят бережно. Шен, как и другие ходоки в Россию, надевает пояс только после перехода границы. Мало ли что: нарвешься на военный дозор - сам-то уцелеешь, отсидев в тюрьме, а главная семейная драгоценность безвозвратно пропадет. Поэтому она до нужного момента лежит в тайном схороне вместе с походным оружием на русской территории, и взять ее оттуда может только хозяин.

Китаец ведет свою группу по ночам, по высотам сопок, ори ен тируясь по засечкам на деревьях, по звездам. В весенней тайге нередки заморозки, с наступлением темноты бывает холодно, поэтому люди в теплых куртках. Земля еще не везде освободилась от талой воды - у всех на ногах резиновые сапоги. Чтобы во тьме не белели лица, у каждого на лобовой части головы туго затянута повязка из маскировочной ткани.

Темнота постепенно потеряла чернильную густоту. Скоро рассвет. Надо держать курс на распадок. Там теплее и богатая растительность, в которой без труда можно укрыться от чужого глаза.

Спуск заканчивается. Проводник делает палочкой знак остановиться: здесь будет дневной привал в ожидании очередной ночи. Только он знает места отдыха и конечную точку маршрута. Люди садятся, но вещмешки не снимают. В белесой пелене падающего на землю рассвета на фоне густых зарослей они похожи на черных неподвижных истуканов. Ходоки измучены. Не хочется ни шевелиться, ни разговаривать. Да и еще на китайской земле подрядчик предупредил, что всякое нарушение запрета об общении грозит гибелью всему отряду. Только проводник наделен всеми правами, он знает, что делать, он головой отвечает за всех.

Утро окончательно растворяет в солнечном свете сумрак, и в недалекой низине хорошо просматривается широкая река, голубоватый туман без движения стоит над водой, словно снежные сугробы повисли в воздухе; по их скоплению можно проследить причудливые изгибы русла, проторенного водой за долгие века в земле с яркой болотной зеленью. Теплый низовой ветер слегка шевелит массивы цветущего разнотравья. Заходится в приветствии нового дня птичье население тайги. Умолкли шорохи с троп крупного зверя, что так пугают людей в темноте.

Шен положил ружье и палочку у ног сына, пригнувшись и оглядываясь, поднимается на десяток метров чуть выше в сторону перевала. Остановясь за крупным валуном, заросшим цветущей волчьей ягодой, медленно, почти не поворачивая головы, вглядывается в каждую мелочь окружающей местности. Потом опускается за каменную глыбу, садится на траву, достает из-за голенища сапога пустую, без табака, изогнутую трубку, затягивается и, представив мысленно горьковатый вкус дыма, прикрывает от удовольствия глаза, что-то тихо бормоча себе под нос. Курить в походе строжайше запрещено: ничто так не выдает в лесных дебрях человека, как острый запах табачного дыма. Шен давно привык к такому ограничению, а вот его взрослые подопечные от этого тяжко страдают. Тугаю фигура Шена с кривой трубкой в зубах почему-то напоминает большого горного маньчжурского грифа, что сидит на скале, высматривая, нет ли свежей добычи на трапезу. И тувинцу с горечью подумалось: когда-нибудь оборвется его неприкаянная жизнь, а тело растащат на куски хищники и падальщики.

Стряхнув приступ сонливости, Шен присел за валун, достал из потайного кармана фуфайки две ленточки из осиновой коры с булавками на концах. Прокалывает на одной из них отверстия. Это его топографическая потаенная карта, рассчитанная на двадцатидневный переход с юга Уссурийской тайги на север. Он сравнивает ее с другим отрезком коры - это уже пройденный им совсем недавно маршрут - и сам себе удовлетворенно говорит:

- Шли точно по моей тропе, переход удачный, русские города и села за несколько ночей удалось обойти.

Проводник никогда не интересовался, кто его спутники. Самому легче и в случае задержания никого не подведешь. Но китаец, конечно, догадывался, что были среди них и намаявшиеся в беспросветной нужде бедолаги, умирающие в тоске по родине, военные, которых гражданская война вышибла из России (эти на что-то еще надеются), торговый люд, ищущий в чужой стороне выгоду… Вот и нынешняя группа. Два парня, хотя и рослые, но еще совсем молодые. Это и есть староверы-женихи, о которых ему обмолвился Ван. Узкоглазый, но, похоже, не китаец, приземистый мужик и другой мрачный тип, видимо, еще не успокоились от военной заварухи и ищут в Приморье своих сообщников. А вот женщина? Кто она? Непонятно.

Последние годы для проводников стали трудным временем. Русские все плотнее закрывают рубеж. Раньше, до прихода японцев в Китай, граница с Россией была почти открыта - такая благодать!

Шен закрыл глаза, втянул через трубку воздух, чтобы он пропитался запахом табака. Ему стало приятно, он даже заулыбался. Вспомнил русские села, знакомых крестьян, у которых он бывал в гостях, их побеленные избы, где так уютно и чисто, где на всех окнах цветы с красными бутонами, их так много, что они создают приятный аромат во всех комнатах большого рубленого дома; бани, топящиеся по-черному, с липовым медовым веником - паришься-паришься, кажется, вот-вот шкура на тебе загорится, открываешь дверь - и с разбегу в воду, тут же выскакиваешь из нее - и как будто заново родился, усталость прошла, и насморк как рукой сняло. А какое гостеприимство! Не успеешь зайти в дом, а там уже стол накрыт, и чего только на нем нет, даже самогонка. А борщ, приготовленный в большой, как фанза, русской раскаленной печи! Издали ощущаешь его аромат…

Шен широко улыбнулся к удивлению Гао. Не часто сыну доводилось видеть таким отца, и он тоже неожиданно для себя растянул губы, показывая ровные белые крепкие зубы.

- Будем обратно идти - зайдем на часок к Николаю. Хотя без подарков как-то неудобно, а все равно зайти хочется. Он добрый человек, и без гостинцев примет. На гармошке поиграем, песни русские споем.

«И надо же, даже «барыню» под гармошку научился плясать, - опять пустился Шен в воспоминания. - А какие блины! А картошка «в штанах» да с красной рыбкой - за уши нашего брата не оттянешь»…

Ему всегда нравились русские женщины: у них длинные русые косы, яркий румянец, голубые или карие глаза. У русской хозяйки полно запасов и в печи, и в погребах - на две зимы хватит. Не про них ли и пословица сложена: не красна изба углами, а красна пирогами. А я бы еще добавил - борщами. Вот из таких русских семей и нынешние парни, видать, народ крепкий. Спокойные, на усталость не жалуются, а ведь одежда на спине уже солью покрылась. Двое этих крестятся одинаково, двумя пальцами, и каждый себе под нос что-то шепчет, видимо, какую-то молитву из раза в раз повторяет. И, что интересно, в разное время.

Подрядчик еще в лесу, передавая русских, предупредил:

- Ты смотри за парнями внимательней - молодые и у них своя вера и свой бог. Хотя вольностей не позволяй, а то и потеряться могут, говорят, что Россию не помнят.

Проводник даже переспросил:

- Они же, кроме одного да китаянки, русские. Почему у них другой бог? Как же так?

А хитрый и пробивной Ван снял свою кепку и надел на палец. И так сделал три раза. Вот тогда я понял. В Харбине много русских церквей и каждый в свою ходит, а молитвы общие.

А тут почему-то Ван не появился. До последнего ждали еще одного таинственного путника, и уже уходили из Шуфанского леса, как неожиданно стрельба началась, поднялась какая-то суматоха. Еще и дождь пошел, и уже в темноте женщину привели, китаянку. За нее отдельно и очень хорошо заплатили. А подрядчик, видимо, очень торопился, ничего не сказал, только подскочил близко, решетку из пальцев показал и рукой вокруг шеи покрутил. Я понял, что головой отвечаю за прибывшую в последний момент. Надо понимать, ценная дама, особого пригляда требует. Может, из тюрьмы сбежала и близкие люди решили ее подальше спрятать. Хотел рассмотреть ее поближе, но она быстро отвернулась и скрылась в кустарнике. Только тихо сказала, что пойдет последней. Так и с Ваном заранее договаривались, хотя всегда мужчина-китаец группу в походе замыкает: надежней себя чувствуешь, зная, что никто не отстанет. Видимо, маленькая китаянка решила в нужный ей момент отделиться от группы и хочет сделать это так, чтобы проводник не видел, когда она исчезнет. Подобное в нашем деле бывает. Ночью в лесу отряд большой, а пересекли границу - смотришь, к утру несколько человек осталось. На этот раз на границе могло быть и хуже. Шел дождь, была полнейшая темнота. Стреляли совсем близко от заросшего лесом глубокого оврага, где укрывалась группа в ожидании последних клиентов. Возможно, японцы опять сунулись на чужую территорию, и это отвлекло советских пограничников от места перехода рубежа, которое и выбрал Шен. Оккупантов проводник ненавидел: мало того, что свои порядки всюду устанавливают, с легкостью расстреливают за всякую мелкую провинность, сгоняют людей на свои военные стройки, так и срывают его налаженное дело, которое худо-бедно помогает ему кормить семью, жить лучше многих соотечественников.

Трудно и опасно стало переходить границу. Шен часто откровенничал со старостой из Дун-И Лун Сяном: «Не верь дере венским, хотя они и опытными себя считают, что они так просто переходят границу и что кто-то из российских пограничников им помогает, - это просто хвастуны и говорят неправду. Всегда волнуешься, когда ночью, сидя в засаде в глухом лесу или кустарнике, ждешь, как проедет конный разъезд. И вот он уже далеко, а тебе кажется, что прошла вечность, а пограничники где-то рядом, и видят тебя, и готовы открыть огонь при первом твоем движении… Ведь у солдата тоже нервы на пределе: малейшая неосторожность, шорох, стук о камни - и он выдаст себя, а нарушитель мешкать не будет, чтобы бить наповал. Проводник же не один, отвечает за целую группу… Отсюда постоянное тревожное чувство: как бы на засаду не нарваться, под пули не попасть. И неважно, русские они или японские. За одну ночь перехода в весе теряешь. Платок с головы снимешь - а там седина, которой вчера еще не было… Даже во сне, когда опасность далеко позади, слышишь стук копыт пограничного разъезда и грозное: «Руки вверх! Вы нарушитель государственной границы! Стой, стрелять буду!» Жуткий лай собак, красные ракеты, стрельба, тебя окружают, за каждой кочкой ружье чудится… Со страхом просыпаешься. Посмотришь вокруг - все отдыхают, а тебе уже не до сна. Весь в поту, рубаху хоть выжимай, с нетерпением ждешь темноты. Уставший и измученный вернешься из похода домой и думаешь: хорошо, что живым вернулся, нет, больше не пойду в Россию, тяжело это и опасно. Но проходит несколько дней, отоспишься, отвлечешься домашними делами - и опять тянет в тайгу, как будто твои тропы с тобой разговаривают и зовут: иди, иди! Да и Ван просит, выгодным подрядом соблазняет. Вот и идешь. А сейчас, когда японец стал своих шпионов засылать, русские сделают все, чтобы на границе большой замок повесить, и стрелять будут без предупреждения. Так что пускай ваши деревенские хвастуны знают: скоро ходьба к соседям закончится, хотя очень жаль, ведь наша дружба веками длилась»

Шен потер руками жестоко искусанное комарами лицо, увлажнил осиновые ленточки языком и аккуратно засунул их в потайной кармашек фуфайки. Потом медленно, оглядываясь по сторонам, спустился к группе. Все внимательно смотрели на его исхудавшее, хмурое лицо. Подсев к сыну, он тихо произнес несколько слов на своем языке, пододвинул берданку, переложив ее на другую сторону от себя. Все зашевелились, снимая вещмешки и расстегивая пряжки туго затянутых ремней: дневной отдых будет здесь, можно готовить себе завтрак. Каждый начал рвать пучками молодой, еще не до конца распустившийся папоротник, черемшу, луговой лук, дикий чеснок и совсем еще маленькие липкие листочки кустарника. Все это складывали возле своих вещмешков. Гао, не дожидаясь отцовского приказа, разливал в жестяные кружки воду, набранную им ночью из какого-то ключа. Китаянка, развязав узелок, извлеченный из маленькой черной сумки, раздала всем в ладонь по щепотке крупной соли. Наделив каждого, забрала свою кружку с водой, спрятала остатки соли и исчезла в зарослях папоротника. Она на привалах всегда держалась в стороне от других.

Начался завтрак. Все полезли в вещмешки за желтой соевой мукой, пересыпали ею влажные от росы зеленые побеги приготовленных трав, и жадно пережевывая хрустящую на зубах смесь. Закончив с одной порцией, опять доставали муку, смешивая ее с таежной добавкой и, чтобы не потерять ни грамма пищи, переворачивались на спину, засыпали прямо в рот приготовленное месиво, долго пережевывали его, запивая ключевой водой.

Молодые русские держались поближе друг к другу. Они отползли чуть выше от места отдыха проводника с сыном и, подсунув под голову упругие мешки, еще не сморенные сном, пытливо рассматривали сквозь заросли открывшуюся взору округу. Им было интересно все на этой земле, которую они с семьями покинули мальцами. Цветасто сияли кроны высоких яблонь, пробудившиеся после зимней спячки, синими пятнами выделялась дикая сирень, играли нежной рденью пионы, а вишни красовались розоватым нарядом. Ночью непроглядный лес наполнялся глухим шумом, зловещим уханьем филина. Каждый куст представлялся каким-то черным чудищем. Но вот рассеялась темнота - и природа вновь заблистала удивительной красотой. Оказалось, что совсем рядом, в зарослях, раскрыли свои лепестки крупные желтые лилии, чередуясь с темно-фиолетовыми цветками барбариса и луговой разноцветной мозаикой.

Зачарованно смотрел на открывшийся мир и Гао, напросившийся в дальний поход с отцом, чтобы увидеть своими глазами таинственный мир, который знакомые называли Уссурийской тайгой. Он собирался продолжить дело отца и терпеливо сносил все тяготы длинных ночных переходов. А открытую дневную картину воспринимал как награду за все трудности и мучения, выпавшие в этой ходке за кордон.

- Какая красота! - удивлялись возвращенцы быстрым изменениям в тайге. Прошла всего неделя, как они перешли границу. Тогда деревья стояли серые, неприветливые, и это усиливало тоску по родным очагам, которые были у каждого в разных местах, иногда далеко, в центральной части России. Смута давно закончилась, а ее участники после многолетних скитаний на чужбине все еще никак не могли обрести покой, добираясь окольными путями к дому, к родным и близким или еще не растерявши злость и обиду за понесенные потери. Но даже у таких, закаменевших во вражде, чем-то задевали душу расцветшая тайга и буйство проснувшейся жизни. Хотелось потрогать цве ты, пройтись по причудливым распадкам, вдохнуть пьянящий аро мат малахитовых лугов, увидеть местных жителей.

Но вскоре ночная усталость взяла свое, и путники расползлись по зарослям папоротника и вскоре забылись сном. По-детски причмокивал во сне Терентий - наверно, привиделось что-то вкусное. Словно сторожевой пес, вздрагивая при каждом звуке, погрузился в полузабытье Тугай. Его напарник лежал рядом, прикрыв голову тяжелой рукой. Словно провалился в темную яму измаявшийся Гао, наверное, и гром бы его не разбудил. Прикорнув у валуна, чутко дремал проводник. Никто не подозре вал, как близка опасность.


ГЛАВА VII

ПОСЛЕДНЯЯ ГАСТРОЛЬ «АКТРИСЫ»

А в родной деревне Шена и его сына тем временем росла тревога. В Дун-И давно ходили слухи, что японцы вот-вот появятся и наведут в ней свои порядки. И это не было пустыми разговорами. Староста уже знал, что во многих приграничных селениях оккупанты обосновались прочно, ввели туда свои гарнизоны, сгоняют крестьян на строительство дорог, казарм, укрепрайонов. Поэтому Лун Сян не удивился, когда однажды во второй половине дня увидел, как несколько солдат, вооруженных винтовками с блестящими штыками, вышли на мощеную улицу и стали медленно прохаживаться мимо торговых лавок. Другая группа, человек двадцать, шла огородами со стороны Немецкой мельницы, еще несколько военных появилось на другом конце селения, все выходы из которого оказались блокированы. В это время в домах было мало взрослых: одни работали на рисовых чеках, другие заготавливали дрова в лесу, кто-то уехал в соседнюю деревню за товаром.

Детвора настороженно восприняла гостей с оружием. Некоторые смельчаки попытались получше рассмотреть людей в незнакомой светло-коричневой форме. Но стоило только ребятам приблизиться, как в них полетели камни: солдаты явно не хотели привлекать к себе лишнего внимания, чтобы кто-то из деревенских знал, что они находятся на задах деревни под самыми отвесными скалами в кустарнике. Другая группа расположилась за кучами соломы возле спиртового завода.

Трое на центральной улице, которые пришли первыми, стали ставить какие-то знаки и что-то записывать, обходя дома, лавки и ресторанчики и снимать с видных мест старые приглашения, которые были написаны для русских. Пожилые китайцы увидели из окон японцев и забеспокоились, стали выходить из своих жилищ, но солдаты начали кричать, жестами показывая, чтобы они вернулись в дома.

Подъехали две командирских бронеавтомашины, из которых вышли несколько офицеров с пистолетами на поясе и какой-то господин в штатском. С ними была ярко разодетая, в большой голубой шляпе, маленького роста китаянка. Водители, как по команде, вытащили из машин два разборных столика и несколько крохотных стульчиков. Один из офицеров достал карту и разложил ее на узком столе. Женщина, энергично жестикулируя, что-то объясняла офицерам и стала тыкать карандашом в лист, испещренный топографическими обозначениями. Военные внимательно слушали ее. А китаянка в чем-то настойчиво убеждала их. Военные согласно кивали головами. Человек в штатском молча слушал китаянку, никак не проявляя себя.

Жители, видя из окон эту необычную картину, не могли понять, что приезжие чины и модно одетая дама делают в их деревне, что это за разноцветная бумага, которую они рассматривают, и с тревогой ждали, когда закончится их сборище. «Ведь скоро по узкой улице крестьяне на волах будут домой возвращаться, как же они разъедутся», - думали старики.

Тем временем трое солдат подошли к офицерам, держа в руках бумажные рулоны, убрали карту, а вместо нее разложили на столе только что снятые с видных мест красиво оформленные на русском языке коммерческие предложения местных торговцев. Хмурый молодой японец в очках без оправы стал медленно переводить, поясняя смысл написанного. Это почему-то развеселило японцев, раздался дружный смех, и даже женщина, несмотря на ее заметное волнение, улыбнулась. Когда переводчик закончил чтение, один из офицеров, похоже, главный в отряде, возмущенно спросил, не обращаясь ни к кому:

- Так где мы находимся? Это что, территория Маньчжоу-го или русская вотчина, база по перевалке шпионов? Все фанзы увешаны русскими плакатами!

- Деревня-то китайская, господин капитан, да только наполовину, а наполовину русская, так уж сложилось, - вертя в руках бумажный рулончик, ответил переводчик. - Видите ли, граница рядом до недавней поры была почти открыта, входи, въезжай хоть на танках. И русские здесь полностью хозяйничали и обменом товаров занимались. Эти гостевые хождения туда и обратно установились много десятков лет назад и, надо думать, продолжаются и сейчас. К сожалению, новая администрация еще не дошла до всех сел.

Неожиданно со всех сторон, радостно крича и размахивая руками, выскочила детвора и помчалась через дорогу к рисовым чекам. Там медленной рысью скакал конный разъезд русских пограничников с полной выкладкой. Только на этот раз их было не трое, а шестеро. Офицеры одновременно, как по команде «Смирно!», повернулись в сторону всадников, некоторые жадно смотрели в бинокли и провожали их взглядом до тех пор, пока конники не свернули в сторону камышей и не исчезли в зарослях. Когда разъезд был в поле видимости, японцы стояли молча, переглядываясь друг с другом. Только лица их стали бледно-желтыми, да желваки на скулах двигались от злости. Капитан выругался, видя, как радостно детвора приветствует советский пограничный наряд.

Лейтенант Ямаути Сиро, который, несмотря на свое воинское звание и штатский костюм, был в группе старшим (это по его инициативе организован выезд в деревню), столкнувшись с порядками в Дун-И, как опытный разведчик прикидывал в уме, можно ли их использовать в нужных его отделу целях. Ему есть что рассказать своему начальнику, полковнику Кейдзи. Но все это потом, сейчас же главное - разобраться в том, правду ли говорит китаянка, его агент, точно выяснить, провалилась или нет тщательно спланированная операция, нет ли опасности для связи с отрядом Артура. Раздумья Ямаути прервало возмущение капитана:

- Надо прекращать любезности! Мы здесь хозяева, и деревня вместе с жителями наша. Что скажете, Ямаути-сан?

- А что тут говорить, - спокойно ответил разведчик, - установим тут свою заставу, введем в деревню гарнизон. Я об этом позабочусь.

Два легковых авто с офицерами, забрав женщину и переводчика, поехали по тыльной стороне деревни. Улица была пустынной. Потом свернули на совсем узенькую улочку. Китаянка показала на маленькую фанзу под самой скалой, окруженную цветущим садом. Солдаты зашли в дом и быстро вышли, ведя за собой мужчину крепкого телосложения, с дочерна загорелым лицом. Женщина замахала веером:

- Это он, он!

Офицер приказал доставить хозяина фанзы на площадь, где они только что были. Проехав мимо нескольких домов, машины опять остановились. К ним подбежала толпа военных из засады. Спутница офицеров снова показала на вход небольшого низенького жилища. Солдаты вытолкали оттуда худого, бледного китайца. и машины продолжили путь. Улицы стали заполняться народом, возвращающимся с полей. Навстречу бежали мальчишки и наперебой кричали:

- К нам японцы, японцы приехали, а с ними тетка - генерал. Её все офицеры слушаются.

Люди стали быстро собираться в том месте, куда уже ехали военные. Пока они колесили по узким улочкам, солдаты напрямую через огороды привели двух арестованных.

Их знала вся деревня как порядочных людей и хороших соседей. Они часто носили муку на продажу в русские селения, а там закупали гвозди и стекло на нужды местного населения. Каждый хотел подойти и спросить: «За что тебя взяли?» Но вооруженные пришельцы не разрешали людям и близко приближаться. Народ недоумевал: японцы, почти не наезжающие в деревню, сразу принялись за аресты. А за что? Ничего не разъясняют. Но вот из машины вышел переводчик и остановился перед толпой. Крестьяне затихли. Приезжий начал объяснять, что эти двое хотели убить китайскую женщину за сотрудничество с властями Маньчжоу-го и японскими союзниками нового государства.

- Мы будем активно привлекать для работы местных людей, - старательно выговаривал слова переводчик, - и уверены, что они честно, как и эта женщина, будут исполнять свой долг на благо возрожденного древнего государства. Они находятся под нашей защитой, и кто посмеет поднять на них руку, будет тут же расстрелян, а жилище его сожжено. За каждый террористический акт ответственность несет вся деревня.

Выбрав дом попросторнее, офицеры приказали солдатам очистить его от жильцов.

- Это помещение переходит в распоряжение японского командования, - объявил толмач выгнанным на улицу недоумевающим хозяевам, - прошу покинуть дом.

Один из офицеров обошел все комнаты, поставил у дверей часовых и обратился к Ямаути:

- Ваше приказание выполнено, господин лейтенант.

Разведчик одобрительно кивнул и, уже поднимаясь на крыльцо, бросил капитану:

- Давайте арестованных по одному. Мадам после них.

Солдаты ввели Дэнь Кана в комнату, где за столом сидел лейтенант. Ямаути наметанным глазом отметил его испуг.

- Лучше сразу говорить правду. Видишь в руках унтера бамбуковую палку? Вот и решай, стоит ли ее пускать в ход.

Загар на лице китайца словно слинял:

- Я честный человек, меня все знают. Зачем я буду лгать господину офицеру?

- Ну вот и хорошо, - Ямаути чуть усмехнулся. - Отвечай на мои вопросы. Ты часто бываешь на советской территории. Мы вправе подозревать, что ты советский шпион. Какое задание от русских получил в последний раз? С кем там встречался?

Мужик даже задрожал от страшных вопросов:

- Нет-нет, я не шпион, я торговец. Менял в русском селе, оно совсем рядом, за сопкой, муку на гвозди.

- Допустим, что так и есть - хмуро согласился лейтенант. - Зачем же ты с напарником напал на женщину и ограбил ее? Где золото?

Китаец в ужасе округлил узкие глаза:

- Как ограбил? Что вы говорите? Мы шли домой, по дороге услышали крик. Прислушались - голос из заваленной камнями расселины. Надо, значит, помочь. Мы вытащили женщину, говорит, что заблудилась и от мошки забилась в эту пещеру. Она так ослабела, что идти сама не могла, мы ее несли до самой деревни. Пусть уважаемая подтвердит, ведь так все и было. Если б не мы, так ее на свете уже не было бы… Сама бы из расселины не выбралась, с голоду померла бы.

- А золото? Её документы?

- Какое золото? Какие документы? У нее ничего не было.

Один из офицеров на углу стола быстро записывал вопросы и ответы. Разведчик спокойно бросил:

- Продолжай.

- Я ее приютил в своей фанзе, накормил, отогрел. Моя жена и дети к ней хорошо относились, заботились о несчастной. Женщина просила, чтобы мы никому о ней не рассказывали. Мы так и сделали. В деревне никто не знал о ней. Мы даже старосте не говорили. Прожила она у меня два дня, а потом засобиралась в дорогу. Мы дали ей одежду, так как своя у нее вся изодралась, продуктов, даже денег двадцать юаней выделили, она поблагодарила нас и ночью ушла, не сказав куда, а мы и не спрашивали. А теперь нас обвиняют. Мы грабежом не занимаемся.

- А теперь говори правду, - сурово сказал лейтенант.

- Я все сказал, клянусь памятью родителей.

Ямаути подал знак здоровенному унтеру. Тот стал со знанием дела избивать Дэнь Кана бамбуковой палкой. Китаец клялся, что ни в чем не виноват, а удары все сыпались и сыпались на него. Лицо мужчины уже превратилось в кровавое месиво, когда японец прекратил, видимо, привычную работу, поймав взглядом жест лейтенанта. Разведчик было подумал, не завербовать ли опытного ходока за границу, но, убедившись в его простодушии и нестойкости к боли, отбросил эту мысль.

- Ну, любезнейший, а теперь говори правду!

Ямаути для страховки повторил старые и задал новые вопросы. Истерзанный китаец не добавил к сказанному ничего нового. Арестованного увели. Его напарник Ли Сивын подвергся такому же допросу и такой же жестокой обработке, однако повторил в точности все, что удалось добиться от его товарища по несчастью. Лейтенант приказал привести к нему китаянку и, отправив всех из кабинета, остался с ней один на один.

- Итак, прекрасная Суань, значащаяся в картотеке под псевдонимом «Актриса», будете повторять сказки, как вас ограбили и хотели убить эти наивные и добрые мужики, обреченные вами на смерть, или поговорим, как коллега с коллегой? Не хочу оскорблять вас очной ставкой с вашими соотечественниками и спасителями, - офицер потряс листами с протоколом допроса.

Румяна на щеках китаянки выступили яркими пятнами. Она хорошо знала своего шефа и поняла, что карьера ее, если даже не сама жизнь, закончилась. Женщина молчала.

- Не говорите о ваших заслугах, они велики, и я их знаю лучше всех: вербовка нескольких советских служащих КВЖД, раскрытие террористической группы Алексея Павлова, добыча сведений о резиденте НКВД в Тяньцзине, сопровождение императора Пу И на пароход «Имадэнмару». Пожалуй, я смогу для вас кое-что сделать, несмотря на провал операции, - обнадежил разведчик. - А теперь говорите.

У Суань появилась маленькая надежда. После разоблачения ее версии с ограблением женщина готова была ухватиться за малейший шанс и рассказала, что недалеко от границы ее ждала какая-то группа из пяти человек. О ней многое знали, по крайней мере то, что она направляется на связь с Артуром. А сдал ее, по-видимому, проводник Цинь. Он должен был встретить ее как раз на том месте, где Суань подверглась нападению, сам же не появился. Отобрали емкость с золотом, оборвали все пуговицы, в том числе и ту, что служила паролем. Угрожали убить, но почему-то ограничились только заточением в пещеру.

«Все правда, - подумал Ямаути, - не говорит лишь, что под страхом смерти была слишком разговорчива. Но это и так ясно». Агент «Актриса» подробно описала приметы напавших. Среди них была женщина, но она держалась в стороне, закутавшись в шаль, поэтому посланница к Артуру ее не видела, даже не слышала голоса неизвестной. Потом, не подозревая, какую делает ошибку, Суань сказала:

- Меня предал Цинь. Я настаивала на другом проводнике, но вы не согласились, приказав мне войти в его группу.

Лейтенант уже понял свою ошибку. Зная, что представлен к ордену Золотого коршуна, он боялся за свою карьеру и не хотел, чтобы полковник Кейдзи узнал о его непростительном промахе. Суань же при последующих допросах молчать об этом не будет. Разведчик помрачнел и, когда женщина спросила, может ли она надеяться на его благосклонность, задумчиво произнес:

- Вы же знаете: провалившийся агент - уже не агент. В разведке ошибаются только один раз.

Приказав взять бывшую подчиненную под стражу, лейтенант собрался ехать, но предварительно поговорил с капитаном. На вопрос, что делать с арестованными, Ямаути ответил:

- Теперь они слишком много знают.

- А с мадам?

- Сообщники бандитов разделяют их участь, - со значением отрубил Ямаути. Джип рванул с места.

Спустя какое-то время со стороны рисовых чеков появилась толпа мужиков с косами и лопатами, громко выражавших возмущение арестом односельчан.

- Вот-вот, с России идут, именно с того места, где недавно проехал пограничный наряд, это атака, ложись! - истошно закричал какой-то перепуганный молодой офицерик.

Десяток солдат с карабинами наизготовку залегли у самой кромки рисового поля с еще не взошедшими всходами.

- Не стреляйте, не стреляйте! - раздался крик. Это староста, размахивая руками, бежал из своего дома. Он был в темной короткой рубахе и босиком. Выскочив на поле, Лун Сян упал на колени прямо перед стволами карабинов, склонил голову почти до самой земли и, обливаясь слезами, умоляюще кричал:

- Не стреляйте, это наши крестьяне, у них много маленьких детей, они ни в чем не виноваты, не стреляйте! - умолял он, размазывая по испачканному землей лицу слезы.

Прогремели выстрелы. Мощная горячая волна ударила старика, и он завалился на бок, все еще продолжая шевелить губами в мольбе о пощаде. Трое мужиков с косами упали замертво, а остальные быстро побежали в заросли шиповника. Среди убитых на земле лежал и недавний новосел - глава большой, теперь осиротевшей староверческой семьи Иван Матвеев, высоченный мужик. Окровавленная борода дерзко смотрела в небо, словно в укор тому, что оно не дало ему надежного дома в России и позволило умереть в маньчжурской чужи. В тот день Матвеев вышел на луг, чтобы помочь своим новым односельчанам.

Видя, что деревенские улицы опустели, японцы для острастки попалили в воздух и по приказу капитана погрузились в большие военные машины, ожидавшие их у околицы. Туда же посадили арестованных китайцев и женщину. Отъехав метров на двести от последнего дома, колонна остановилась. Из грузовиков выпрыгнул десяток солдат, снявших из кузова двух жителей Дун-И и китаянку. Из командирской легковушки вышел капитан. Дэнь Кана и Ли Сивына со связанными руками поставили на пригорок.

- Ваше место, мадам, рядом с ними, - сказал капитан, обращаясь к Суань.

- Не-ет! - закричала та и бросилась бежать. Офицер неторопливо достал из кобуры пистолет и, почти не целясь, выстре лил. На модном платье «Актрисы» расплылись три кровавых пятна. Потом раздался залп солдатских карабинов, и крестьяне рухнули как подкошенные. Отходили по земле мужики, приняв муку за доброту и человеколюбие. Эту трагедию наблюдала вся деревня, оцепенев от ужаса.

Наступала темнота. Только рыдания и горестные стоны были слышны по всему селению до самой глубокой ночи.

Четверо парней Матвеевых бережно перенесли тело отца в только что занятую семьей фанзу. Сыновья старовера были молчаливы, внешне не выказывали своего горя, а деловито искали доски для гроба. Женщины, вытирая глаза, молились.

Измученного старосту привели в дом. Обхватив голову руками, он без конца повторял:

- За что, за что японцы убили наших мужиков? Лучше бы и меня вместе с ними расстреляли.

Лун Сян рвался к семьям погибших, хотел поддержать их в тяжелую минуту, да внуки не пустили - уже поздно. Они вытащили его любимое кресло на улицу и поставили прямо под голубятней. Пусть посидит и успокоится. Но староста долго сидеть не смог. Оставив соломенную шляпу на видном месте, он отправился к друзьям поделиться горестными мыслями. Созрели в его возбужденной голове и кое-какие соображения.

В ту же ночь шестеро человек поднялись на перевал.

- Это здесь, - староста указал на груду камней, - откатывайте валуны. Безвинных и безоружных расстреливать храбрости много не надо. Война так война! Пусть попробуют еще раз сунуться.

Мужчины споро взялись за дело. Первым подняли ствол трофейной французской пушки.

- А, вот и старая знакомая, - улыбнулся староста. - Я такую штуковину пять лет за собой таскал, наводчиком был. Ох и поддавали мы жару из нее японцам! А это английский пулемет, их по описи два. А в самом низу - пять русских трехлинеек с комплектом боеприпасов. Разбирайте, кому что нравится. Может, опытней меня пушкари есть, готов уступить место.

- Нет-нет, - отозвался еще крепкий китаец, инвалид войны, - мы ведь уже это оружие распределили, так пускай пушка остается за вами. Вспомним кое-что из прошлого опыта. А может, они больше и не появятся. И зачем только наши мужики признались, что в Россию ходят? Это-то японцев и взбесило.

- Нет, обязательно появятся, - вздохнул староста, - видели, как они быстро свернули, значит, дела еще не закончили, да и народа побоялись, силенок маловато было. Наступающей темноты испугались.

- А откуда такой арсенал? - спросил молодой парень.

- Я уже рассказывал (ты-то позже всех подошел), - Лун Сян присел передохнуть на один из камней. - Когда началась оккупация и вся эта затея с новым императором и государством, пограничная стража, чья застава стояла рядом с нашей деревней, не захотела служить самураям. Оружие попрятала, здание спалила и разошлась кто куда. Но перед тем, как уходить, начальник пограничной охраны, мой хороший друг, пришел ко мне и просил сохранить опись оружия и план, на котором обозначен секретный склад.

Парень смотрел на старосту восторженными глазами, остальные согласно кивали головами.

- Ладно, продукты есть, погода теплая, ночуем здесь, - распорядился командир стихийно возникшего отряда.

До самого рассвета возились мужики, занимаясь оружием, подсчитывая боеприпасы. Их было так много, что можно было и полк уложить. Каждый выкопал для себя укрытие.

Неожиданно с березы, стоящей поодаль, что-то с шумом свалилось, звонко стукнувшись о камни, затем лучик фонарика зашарил в темноте. Мужики напряженно замерли: неужели японская разведка по кустам на перевал поднимается? Быстро зарядили трехлинейки и уже приготовились дать отпор, как увидели, что человек с дерева перебрался на скалу, поднял ведро и стал складывать крупные камни. Присмотревшись, узнали в темной фигуре деревенского маляра.

- Ты что здесь делаешь, Ши? - изумленно спросил староста, подходя поближе.

- Как что? Деревню готовлюсь защищать, - ответил мужик, узнав своих. - Завтра японцы наверняка опять прикатят и в засаду опять под скалами оставят. Вот тут-то я им за шиворот и ливану горячей краски с булыжниками. Вот паники-то будет! С такой высоты, да неожиданно… Как мыши с перепугу разбегутся. Да крупных камней с десяток приготовил, вон они лежат. Пусть попробуют нашего деревенского гостинца. Было бы оружие… Но можно и этим заморских вояк попугать.

- Ну, ты учудил, - восхитились односельчане. - Голова у тебя соображает!

- Я еще одно дело сделал, - похвастался польщенный маляр. - Хорошая работа, не стыдно людям показать.

- А что за секрет? - усмехнулся староста.

- Да секрета нет, наоборот, всей деревне видно. Я вот на этих веревках спустился метров на восемьдесят и написал на отвесной стене красной и чёрной красками на китайском и японском языках двухметровыми иероглифами: «Смерть японским оккупантам!» Краска уже высохла, она на особом растворе, ее ничем не смоешь, намертво камни пропитала. Может, лишнее без вашего ведома сделал, но я отомстил гадам за убитых наших земляков. Душа так подсказывала и покоя мне не давала.

- Ругать не буду, правильно поступил, - одобрил действия маляра старик. - А сейчас иди домой, уже светает.

- Нет, я еще вчера решил: здесь на весь день останусь.

- Ну, раз ты так решил, пойдем в окоп. У нас кое-что посерьезней есть, только людей маловато.

- А что делать-то? - встрепенулся маляр. - Я могу что надо поднести. Подтащить кусок скалы к обрыву да сбросить вниз вместе с горящей головешкой. У меня глаз меткий, могу точно попасть в тот кустарник под скалой, где вчера в засаде солдаты сидели, - предложил Ши. - Жаль, что у меня нет военной специальности. В армии я в полковом отряде кули состоял, нас человек двести было. К каждой роте подносили боеприпасы, технику толкали, где лошади не вытягивали. Кто военную лямку тянул, тот знает, какая неблагодарная эта служба. Все на плечах, и день и ночь ни отдыха, ни покоя. А вот оружия своего у меня не было.

- Ну-ка, пойдем, посмотрим, с чем воевать собрались, может и понравится, - сказал староста.

Подошли к уже собранной пушке.

- Видишь, какая красавица, видел такую?

- Да-да, сколько я их перетаскал, только командир знает. Он иной раз и плеткой отхаживал во время боя, горячий мужик был.

- Раз ты такие бои видел, значит нам пригодишься, - улыбнулся Лун Сян. - Я с пушкой буду управляться, а ты снаряды подноси вон из того окопа. Там шестьдесят штук. При умелой стрельбе можно врагу доброго жара подсыпать. А сейчас, пока есть время, посмотри пулеметы, трехлинейки. Ведь всякое бывает: сегодня пушка есть, а завтра ее разнесло вдребезги. Зато винтовка при тебе всегда будет.

Вдруг со стороны крутой тропы послышался какой-то шум. От чьих-то неосторожных шагов мелкие камни посыпались по крутому склону. Все всполошились: японцы? Староста поднял руку, приказывая приготовиться к бою. Лязгнули затворы.

- Кто идет? - крикнул командир самодеятельного отряда. - Отвечай, а то откроем огонь!

Из темноты послышался молодой голос:

- Дядя, Андрей Андреевич, не стреляйте! Это я, Гаврила Матвеев. Вы меня знаете, я к вам в дом с батькой приходил.

Староста жестом отменил тревогу.

- Давай, сынок, поднимайся.

Из темноты появилась крупная фигура Гаврилы. Лун Сян приблизился к парню, решив, что тот пришел к нему по какой-нибудь нужде, связанной с похоронами.

- Знаю, беда у вас большая. На горе себе поселились вы у нас. Теперь вместе с китайцами оплакиваете родных людей. Какая нужна помощь семье, я скажу - наши сделают.

- Спасибо, Андрей Андреевич, - отдышавшись, сказал Матвеев. - Только я пришел не для этого. Хочу быть с вами! Вы нас приняли, нам поверили…

- А знаешь, зачем мы здесь? - растрогался староста.

- Знаю и буду вместе с вами до конца. А стрелять я еще в детстве научился, там, на родине. Хочу устроить поминки по отцу-батюшке.

Старик обнял молодого Матвеева. Но наутро оккупанты не появились, не приехали они и в следующие два дня. Кое у кого начала спадать тревога:

- Может, оставят Дун-И в покое?…

- Вернутся, - твердо возразил Лун Сян, - я их повадки знаю. Ждут, пока все успокоятся, и заявятся неожиданно.

Отряд решили не распускать. В деревню ходить по очереди. На дороги выслать дозоры.

«Жалко, что нет с нами Шена, - пожалел Лун Сян. - Лучшего разведчика не найдешь».


ГЛАВА VIII

ЧЕРНЫЙ ЛИНЬ

Лесные бандиты еще в Китае через своих людей в окружении подрядчиков отслеживали группы уходящих через границу и устраивали засады на пути их вероятного движения. Хотя к этому времени основные шайки хунхузов уже были уничтожены, однако находилось еще немало тех, кто промышлял таежным грабежом. Это были настоящие вороны-падальщики, не брезгующие никакой наживой, убив корневщика, забиравшие его берестяные коробочки с жень-шенем. При встрече с ними несдобровать было и охотнику-промысловику - бандиты зарились на его ружье и даже на видавшую виды одежду. Особым фартом для себя эти последние хунхузы считали встречу с переносчиками золота, денег и спирта. Порой профессионалы охоты на людей отправлялись в тайгу просто в надежде на удачу, засев на замеченной тропе группой в два-три человека. Похоже, именно в поле зрения таких искателей легкой наживы и попал отряд Шена. После бесполезного сидения в зарослях у тропы Черный Линь, который на этот раз нацелился на заранее наме ченную добычу, поднял вверх руку и толкнул своего сообщника в бок:

- Слышишь треск?

- Да ну, - отмахнулся напарник. - Это козы на водопой пошли.

Стало опять тихо. Только совы с особым шумом темными тенями пролетели над деревьями. Уже не спалось.

- А знаешь, Цзинь, как мы золотоношу в этих местах два года назад пытались взять? - заговорил главарь, чтоб разогнать скуку. - Ночь, холод, дождь со снегом, он промок до нитки - и все равно по высотам скачет. И, главное, никого не опасаясь, идет смело, будто один в тайге. Видно, был уверен, что окрест нет людей, а, может, опаздывал и где-то на границе его клиенты с деньгами ждали. А мы от ключа - сразу за ним. Я в обход пошел. И только его окликнули, мол, остановись, мужик, как он, не оборачиваясь, неожиданно жахнул с двух стволов. Стрелял на звук, головы двум снес мгновенно. Хорошо, нас много было. Километров десять по завалам гнались. Казалось, всё, ушел - ан нет, опять треск сухостоя. Мы туда. Идем тихо, боимся, чтоб он не услышал нас и опять палить не стал. А он шагает, как лось, но на выстрел не подпускает. Мы вымотались, ходу прибавить сил нет, уже не рады, что ввязались, да жалко бросить прибыльное дело. Начали камни швырять, чтоб он по местам их падения стрелял, - авось боеприпасы кончатся. Так нет, ему живую мишень подавай, все видит как днем. Полбригады нашей завалил и через перевал перекинулся, а там на хайлорскую банду напоролся. Те из засады почти в упор его расстреливали, ранили. Он видит, что окружают, выхватывает нож и на ходу как полоснет по кожаному поясу - и все золотишко, с пуд, наверно, - ку-ку, в зарослях прошлогодней травы да в сугробе осталось… И, видать, уже без сознания, отстегивает пояс и в кедрач бросает, а сам с перевала по малиннику, как на санях, съехал. Прямо на обрыв угодил. Ребята обходом к нему, а он еще живой, пришел в себя, до конца отстреливался. Вроде уже умер, лежит, не шевелится, только пар от него идет. Хунхузы безбоязненно пододят, уже лицо видят, а он вскакивает и жиганом хлещет, еще нескольких завалил. А потом сам застрелился. Ну, человек… А хайлорские в тот же день, проходя по его следам, два самородка нашли, граммов по двести каждый, один, чуть поменьше, на банный обмылок похож, а второй - уж больно интересной формы, точь-в-точь белая панда из Пекинского зоопарка. Вот уж денежек мужики загребли! Всего лишь дырочку в слитке просверлили да на красивую цепочку повесили - и, пожалуйста, - медальон готов. Это тебе не в кузнице ковалось, это - подарок природы. Считается, что панда богатство и здоровье приносит. Кому же не захочется себе такой медальон на шею повесить!

Черный Линь хорошо знал, где сейчас находится волшебная панда. Когда после кровавой стычки с новыми хозяевами причудливого самородка тот достался ему, бандит недолго владел украшением: пришлось подарить его начальнику полиции, в очередной раз спасаясь от тюрьмы. Но рассказывать об этом спутнику он, естественно, не стал.

- Да, повезло им, не зря сидели на тропе, - завистливо вздохнул Цзинь.

- И еще нож хайлорцы нашли. Похоже, он еще с чжурчженьских времен сохранился. Сталь огня не боится, лезвие не тупится, точить не надо. Проволоку режет в палец толщиной, кости зверя кромсает. Небось, из поколения в поколение передавался… А о золотоноше говорили, что был он человеком хорошей души. Удачлив в охоте, помогал старым нанайцам. Вся нанайская округа знала и почитала его. На похороны много народа собралось, из большой деревни пригласили самую знаменитую шаманку Санти, - Черный Линь устал говорить и смолк.

Неожиданно со стороны ручья донесся необычный для таежной глуши звук (это Гао, набирая воду во флягу, уронил жестяную кружку на галечный берег).

- Люди! Люди совсем рядом, - встрепенулся напарник.

Главарь знаком приказал соблюдать тишину. Почти звериный инстинкт подсказал ему, что он рядом с целью. Сейчас важно установить, сколько находится поблизости людей, как вооружены, а то впросак попадешь. Но все уже стихло. Куда же делись неизвестные? Неужели вместо того, чтобы повернуть в нашу сторону, пошли на самые высоты перевала? Как бы это не муданьцзянские проводники. Они только так по ночам и ходят.

Черный Линь скрывал от напарника задание большого полицейского начальника, боясь раскрыть свою связь с властями перед другими лесными охотниками на людей. Тогда бы ему не поздоровилось.

- Дело к рассвету идет. Может быть, наконец-то повезет. Давай на перехват двинем. Как пить дать, золотишко переносят с Софийских ключей, они ведь недалеко. Весна теплая, видать, рано металл мыть начали. Вот тебе и первая удача: с пудик золота - и все лето в тайгу ходить не надо.

Бандиты торопливо разложили по тайникам теплую одежду, запас продуктов, проверили оружие и двинулись в сторону ключа, но не смогли быстро преодолеть завалы, только потеряли время и, раздраженные, вернулись назад.

- Почти сутки просидели - и все впустую! Даже зверь здесь не пройдет! - размахивал руками Цзинь. - Здесь мертвая зона, русских не бывает тут, мы здесь хозяева. Такие дороги выбирают самые опытные ходоки, которые несут большие ценности: или золото, или меха. Идут налегке и быстро. Путь определяют только по звездам.

Но Черный Линь не был бы хунхузом с такой громкой кличкой, если бы легко отказался от своего. Он убежденно сказал:

- Не все потеряно. Быстро в обход - и прямо к реке спустимся! Они сейчас спешат до рассвета перейти реку вброд. Тут-то мы их и заловим!

Подошли к ручью, обогнув завалы. Вот и и река в распадке - как на ладони, только еще светлым туманом накрыта.

- Неужели так быстро вброд реку перешли? - стоя на скалах, размышлял Линь. - Нет-нет, опытный проводник ни за что не будет в реку заходить ночью, когда люди устали и силы у них на исходе.

Главарь, как и другие лихие люди, занимаясь в дебрях кровавым промыслом, хорошо знал древнюю науку и привычки таежных несунов, не одну душу загубил на тайных тропах. Хотя были в их числе и такие, что и поживиться-то было нечем. Один старенький дробовичок, мука в вещмешке - вот и все ценности. Человека голод гнал в лес да надежда зверя подстрелить.

Видимость терялась, вершины сопок закрылись туманным пологом. Потянуло резким холодом. Мелко дрожа от озноба, Линь и его подручный спустились вниз.

Хотя уже стало совсем светло, хунхузы не могли как следует рассмотреть распадок: мешал кустарник. Пытались наблюдать с высокой осины, но и с нее не было широкого обзора. Зато увидели впереди большой валун. Лучшего места, пожалуй, не найти. Быстро добежав до огромного, обточенного временем обломка скалы, Черный Линь ловко взобрался на него и не успел еще выпрямиться во весь рост, как сразу увидел чуть ниже, почти рядом, в кустарнике, темные пятна двух человеческих фигур. Внимательно всмотревшись, хунхуз различил спящего взрослого китайца и подростка, забывшегося во сне. «Да их всего двое - легкая добыча! А где же баба?» - пронеслось у него в голове. Главарь сделал знак отставшему сообщнику - поднял вверх скрещенные руки, что означало: будь осторожен, жертва рядом.

Шен сквозь сон вдруг почувствовал тревогу и быстро открыл глаза. Но было поздно: два человека с наганами в руках стояли над ним. Один пинком откинул в сторону берданку.

- А ведь это старый знакомый, знаменитый проводник Шен из Дун-И, он зря не ходит, - насмешливо проговорил Черный Линь. - Попался, как жалкий теленок. Ай-ай-ай! Мы вас еще ночью обнаружили. Тихо вы шли, как козы, копытце в копытце, башмаки ставили. Только, когда воду набираешь, не надо посудой греметь. Зачем же ты на мою тропу полез? Я здесь хозяин.

Старый проводник уже понял: перед ним Черный Линь! От него пощады не жди, живым не оставит… Только бы остальные члены группы не выдали своего присутствия. А мне и Гао пришла пора проститься с жизнью. Жаль мальчика…».

За свою под шестой десяток лет жизнь, за десятилетия хождения по тайге старый проводник уже много раз мог встретить смерть. Он это хорошо сознавал и был готов к последнему испытанию. Но теперь ему почему-то очень захотелось жить, смотреть, как взрослеет сын, каждый день общаться с родными и соседями, ощущать пряные запахи родной деревни. Жаль прощаться и с тайгой, с ее непомерными тяготами для человека и такой привычной красотой. Черный Линь живым никого не отпускал. И надо же было случиться так, что их тропы пересеклись! Все это в одно мгновенье пронеслось в голове Шена.

- Где эта проклятая баба? - угрожающе размахивая наганом перед лицом проводника, заорал Линь. - Я сейчас же повешу ее на осиновом суку. В каком вещмешке ты ее прячешь? - подсев к Шену, хунхуз приставил ствол к его виску.

Напарник Линя оторопело молчал, ничего не понимая. Шли по делу, а тот толкует о какой-то бабе. Откуда она может взяться? И зачем ей здесь быть? А может, Линь что-то перепутал, надо же к чему-то придраться?

Неожиданно позади бандитов, из-за куста густого цветущего кустарника, появилась китаянка с распущенными черными, длинными, почти ниже колен, волосами, босиком, с револьвером в руке. Бесшумно приблизившись, она с силой ударила тяжелой рукояткой оружия сидящего на корточках Линя по спине. Тот от боли и перепуга выпустил из рук наган и упал.

- Лежать! Ни с места! К оружию не прикасаться! - властно скомандовала женщина и, изогнувшись, метко выстрелила во второго бандита, который отступал, пытаясь ускользнуть от страшного зрелища. Напарник Линя, захрипев, рухнул на вещмешок Гао.

- Так это вы ищете осиновый сук, чтобы повесить меня? Ну и где же он? А может, еще не вырос? А где твоя веревка? - тихо промолвила китаянка. Дуло ствола было направлено в голову хунхуза. - Кто дал тебе задание искать меня? Кому я потребовалась? Японцам? Отвечай! - резко спросила она.

- Большой полицейский начальник, - осевшим от страха голосом прохрипел перепуганный бандит, поняв, что сам попал в засаду, из которой живым уже не уйти.

Китаянка выстрелила в трясущегося Линя. Грузное тело хунхуза скатилось в кустарник. Не говоря больше ни слова, женщина так же тихо, задом, держа оружие наизготовку, удалилась и через мгновенье исчезла в зарослях.

Проводник, уже простившийся с этим миром, ошалело озирался, все еще не веря в свое спасение. Сын рядом, живой, даже не плачет. Он сам тоже невредим, а бандиты, бездыханные, валяются рядом. Как страшно все это началось и, к счастью, удачно закончилось…

Стало тихо. В воздухе плавал тухловатый запах порохового дыма. В центре поляны на окровавленной траве валялся труп недавнего грозы всех таежных людей, беспощадного хунхуза, о котором рассказывали страшные легенды. Вот и отгулял свое по лесным тропам Черный Линь, вдосталь пограбивший и поубивавший. Второй бандит, отправленный на тот свет метким выстрелом китаянки, Шену не был знаком. Да разве узнаешь всех лихих людей, что ведут смертный промысел в тайге.

Чуть прошло ошеломление, на проводника обрушилось тяжкое чувство вины, не оставляя и теперь, когда небольшой отряд, спешно снявшись с места трагедии, быстро шел на восток. «Как я смел так крепко заснуть, - ругал себя удрученный Шен. - Ведь мог погубить всю группу!» Он хотел поблагодарить спутницу за спасение, но та, всем видом давая понять, что не желает вступать в объяснения, стремительно шагала, не обращая внимания на заискивающие взгляды старого китайца.

«Смелая и гордая, - думал Шен, поглядывая на хрупкую фигурку. - Я-то подумал, когда бандиты попадали, что это их сообщники из засады стреляли в меня, а попали в своих. Ведь в спешке и такое бывает. А, оказывается, это женщина на помощь пришла. Здорово стреляет. Кто ж она такая? Не зря подрядчик перед переходом границы, кивнув в сторону пришедшей в последний момент спутницы, постучал пальцем по лбу. Хитрый Ван всегда знает, кого через границу направляет. Спасибо ему, на этот раз дал всем нам спасительницу». В первую ночь после переброски через границу проводник был уверен, что незнаком ка скоро отколется от группы. Оценивая поведение остальных членов своего отряда в происшедшем, Шен про себя усмехнулся: «Ну, ясное дело, перетрусили. Притаились, как зайцы, в зарослях. Даже когда хунхузы были убиты, с высотки не спустились». Китаец хорошо понимал русскую речь, но почти всегда скрывал свое знание от тех, кого водил по тайге. Из скупых разговоров он еще раз убедился, что не ошибся в своем первоначальном определении этих людей.

«Женихи», понятное дело, в тайге новички, всякого треска боятся. Сова с шумом пролетит над головой - они от страха камнем падают на землю да еще и сразу креститься начинают, одно и то же слово по нескольку раз повторяют. А вот двое других, что уже в зрелых годах, чувствуется - отпетые волки. Куда они запропастились, когда хунхузы напали? Неужели убежали?

А большой хунхуз охотился все-таки на нашу незнакомку. Откуда он узнал, что она с нами? Не иначе, как он с японской разведкой связан, а, возможно, и Ван тоже».

Думал Шен нелегкую думу, прокручивал в мозгу только что свершившееся, а сам и о деле не забывал. Пора быстро уходить: у Линя могут быть помощники. Окинув взглядом собравшуюся молчаливую группу, проводник указал камышовой палочкой на далекий перевал. Отряд, вопреки таежным правилам, пошел средь бела дня - подальше от возможной опасности.

Мучила мысль о том, что бандитам заранее было известно о его группе. Возможно, члены шайки Линя поджидают их у тайника с продуктами, зная, что Шен обязательно приведет туда отряд. «Сколько по тайге ни ходи, а русским все равно хлебушка захочется. Это мы, бывалые ходоки, можем на лесной пище продержаться, а им без муки не потянуть на крутых перевалах. Вот тогда-то голой рукой отряд положить можно. Значит, надо идти быстрей, возможна погоня. А если еще преследователи наткнутся на убитых, так и совсем озвереют. Надо уйти в сторону этой же ночью, сменить тропу - в этом спасение», - думал про себя китаец. Перед глазами встал образ отца - профессионально го проводника, который всегда ему и старшему сыну перед уходом в тайгу наказывал:

- У проводников нет писаных правил, но есть общие требования, проверенные жизнью. Если начинаешь поход ночью, думай о безопасном дневном привале. Спасая людей, веди их в такие глухие заросли, чтобы ни у кого даже в мыслях не возникло, что там можно пройти. Не возвращайся живым в свой дом, если потерял группу. Ты должен погибнуть вместе с другими. Остерегайся чужих троп, это ведет к гибели подопечных и твоей собственной: хозяин будет стрелять наповал без предупреждения. Знай три путеводителя: звезды, таежные камни и засечки на деревьях. Ты и нарезной ремень в тайге неразделимы. Только он укажет тебе путь спасения от неминуемой катастрофы.

Китаец снял пояс и стал медленно водить пальцами по нарезкам. «Куда идти? - тревожно задавал он себе вопрос. - В сторону железной дороги - опасно. Придется делать крюк, чтобы добраться до тайника с продуктами». Шен еще какое-то время всматривался в обратную сторону, присел, опираясь на худенькое плечо сына. Взяв в руки берданку, тут же положил ее, только с другой стороны. Снова вытянул из карманчика фуфайки лен точки еще влажной коры, ногтем заскорузлого указательного пальца нацарапал на одной из них две кривые вдавленные линии. Это значило - гиблое место пройдено, убиты два хунхуза, Черный Линь мертв, тропа разгадана, надо срочно менять маршрут, искать другой схорон с продуктами. Иначе отряд может быть вмиг уничтожен.

«Пойдем к прощальному камню, оттуда можно на безопасную тропу выбраться», - подумал он. Ленточки сунул не в карман, как обычно, а за голенище, рядом с курительной трубкой. «Беда, что мука и соль заканчиваются, для русских это особенно ощутимо. А как хорошо все получалось, почти половину маршрута прошли, еще один бросок - и тайник с продуктами рядом. А сейчас все сложнее складывается, хотя и на этом направлении заказчик гарантировал запасы. Главное - найти мерный камень. Но сделана ли там отметка на кедраче и есть ли продукты?» - проводник лег на спину, закрыв глаза головной повязкой. Ему даже не верилось, что каким-то чудом им удалось спастись. Он еще долго не мог заснуть, ожидая ночи…


ГЛАВА IX

ПОМИНАЛЬНЫЙ КАМЕНЬ

Начался ужин. Шен ударил палочкой по левой ладони. Все поняли: порции соевой муки и соли сократить наполовину. Потом что-то сказал сыну. Тот кивнул и полез в вещмешок, чтобы отдать свою и отцовскую соевую муку русским, и тут же по шел к китаянке. Она уже двинулась ему навстречу, протягивая вещмешок с остатками муки и черную сумочку с солью. «Значит, решила уйти, - подумал про себя проводник, - непременно ночью нас покинет. Не зря отдала другим все продукты. Поступила достойно! А может, она догадывается, что ранним утром через реку будем перебираться, зачем ей лишний груз? Пусть русские, молодые с ее вещмешком переправляются. Эх, если бы это было так, пусть будет так, только бы с нами осталась. С ней надежно, и как-то силы прибавляются». Никогда раньше не ощущал он так остро необходимость присутствия женщины.

Пока старшой о чем-то думал, его временные товарищи тоже размышляли каждый о своем. На курносое жизнерадостное лицо Терентия легла тень тягостной тревоги: куда снарядил его суровый отец? Сегодняшняя заваруха показала, что можно запросто сложить голову. А, не дай Бог, с проводником что случится - околеешь в тайге от голода… Второй жених, Кузьма, статный, молчаливый парень, потрясенный недавними смобытиями, забылся в тяжелом сне, и привиделась ему не краса-невеста, а какой-то страшный мужик, похожий на Черного Линя.

Тугай, хорошо зная свою цель, думал о том, как встретят его в отряде Артура. «Хватит, засиделись, пора пустить Советам кровушку, - скрипел он в припадке ярости зубами. - Пока есть оружие да маньчжурские возвращенцы, биться до конца будем, японец поддержит, да и староверские хутора в стороне не останутся».

Его напарник Ермил вообще ни о чем не думал. Ему подавай конкретное дело - жечь, убивать, пытать. Как при атамане Калмыкове было: деревня горит, а ты лежишь в огороде в цветущей картошке и спокойно расстреливаешь перепуганных погорельцев. Он даже не спрашивал себя, во имя чего это делал, и сейчас, если бы не боялся заблудиться в тайге, без раздумья шлепнул бы этого проводника-разиню. Надо же так подставить группу! Да и парней этих богомольных в расход пустил бы. Им бы только креститься да бороды отращивать, тоже мне праведники. Навязался Ермил в попутчики Тугаю потому, что за ним числилось не одно «мокрое» дело в Китае и полиция со дня на день должна была его взять. А здесь тайга, она все грехи спрячет.

…Ночь подходила к концу. Перед уходом на дневной покой грозно рыкнул хозяин тайги - тигр. Он прошел почти рядом, все его видели, но он не стал оборачиваться и медленно исчез в лесном завале. Отряд остановился в зарослях плакучих ив на берегу реки. Разделись догола и, держа над головой упакованные вещи, пошли вброд.

Китаянка, стоя в стороне в зарослях, наблюдала за переправой, выжидая, когда мужчины окажутся на другом берегу. Так было безопасней. Из гибких веток лозы она сделала на голове причудливое сооружение, закрепив весь груз длинными прядями волос и освободив этим руки.

Шен по-детски радовался, видя, что женщина все дальше и дальше заходила в холодную воду: «Значит, она идет с нами».Даже «женихи» оживились, забыли о своей привычке креститься и всё о чем-то говорили и смеялись, стыдливо и искоса поглядывая на статную обнаженную женщину, любуясь ею, хотя их пугал и останавливал запрет на такой грех. А китаянка уже выходила из реки под раскидистые заросли плакучей ивы. Со стороны казалось, что все члены отряда от души радуются почти законченному переходу, осталось только одеться и подняться по широкому цветущему распадку туда, где они скинут вещмешки, обретут покой и забудут об опасностях, которые их подстерегали в пути. Два ночных перехода понадобятся, чтобы выйти на засечки прощального камня. К нему сходятся многочисленные тропы, от него они и расходятся. Придя к камню, почтив память погибших про водников, уже не заблудишься в лесных дебрях.

Несколько раз делали остановки. Сверяясь с нарезками на ремне, Шен прикладывал мозолистую руку с большим серебряным перстнем на среднем пальце к вековым кедрачам, с северной стороны которых располагались засечки, похожие на каменную, почерневшую от времени плитку с неведомыми письменами, кем-то тщательно вдавленную в дерево. Эти таежные таинственные знаки показывали, как пройти к поминальному камню.

Наконец китаец остановил группу, показывая на огромный желтый камень, видимо, когда-то отвалившийся от черной громады, увлекая за собой зацепившиеся корнями за скальный грунт пихтачи. Их белые от солнца и ветра стволы продолжали висеть над скалами в ожидании времени, когда под напором стихии они рухнут навсегда к подножью на каменную россыпь. Наклонная нижняя часть десятиметровой глыбы успела покрыться земным прахом и зарасти густым багульником и буйным разнотравьем. На самом видном месте вверху красной краской крупными китайскими иероглифами было что-то написано, а чуть ниже такой же краской значилось на русском языке: «Здесь были повешены и сожжены хунхузами русские и китайские проводники. Они навечно унесли тайны своих троп, но не показали их бандитам, которые пытались разгромить русские поселения. Отроги больших гор будут вечно стоять и показывать дорогу человеку. Прощайте. Не забудем вас».

С восточной стороны камня той же краской написано: «Убей хунхуза!», а чуть ниже выбита на монолите и обведена черным голова бандита с длинной косой и затягивающейся на шее петлей веревки, заканчивавшейся словами: «Товарищ, отомсти!» На южной части этого природного монумента крупными стрелками показан путь на Маньчжурию, Тетюхе, Адмиральскую Гавань, Владивосток, нарисованы в виде черпака звезды Большой Медведицы.

Китаец с сыном потрогали руками податливые кусты багульника, уже засохшие черно-фиолетовые лепестки цветов падали к подножью камня. Отец полез в карман, достал две маленькие монетки и отдал их мальчику. Тот поклонился и бросил их в разросшиеся кусты.

Неожиданно двое русских возвращенцев, как сговорившись, подошли совсем близко к камню и, набрав горсть мелких камней, несколько раз бросили их в сторону памятника, перекрестились, прошептали какую-то молитву и пошли за медленно идущим проводником в густые заросли орешника. Только китаянка с туго затянутым платком на голове продолжала стоять, ожидая ухода последнего. Грусть и необъяснимый страх остался в душах людей от увиденного. В такой глухомани - памятник, русские слова о сожженных людях и опять о хунхузах, встреча с которыми несла гибель отряду. Проводник понимал: надо было быстрее удаляться от этого мрачного места.

Стало совсем светло. Вошли в горелый лес. Пожар прошел здесь несколько лет назад, но живые силы природы все еще не смогли восстановить былую красоту тайги. Повсюду торчали обуглившиеся деревья, трава не покрывала черноту выжженной земли, и лишь отдельные зеленые островки выделялись на темном фоне распадка. Перешли почти пересохший горный ключ. Гао все-таки ухитрился набрать воды.

Проводник внимательно всматривался в неохватные кедровые стволы. Шли медленно, ожидая привала. Опять Шен подошел к крупному сухостою, сделал несколько оборотов вокруг его основания, скользя руками по его гладкой поверхности, замер на мгновенье, стал что-то шептать. Дерево при покачивании от ветра казалось стонало и по-детски плакало. Остановившиеся люди молча смотрели на непонятное поведение проводника, а грустная мелодия становилась еще громче и загадочней, вызывала страх и удивление.

Шен убрал руки и неожиданно встал на колени у основания ствола, громко произносить протяжные, только ему понятные слова. Гао оживился, от радости замахал руками и опустился на колени с другой стороны сухостоя. Проводник вдруг упал на спину, впервые снимая с груди ремень с большой белой бляхой, повесив его на сучья ниже старых засечек, достал из ножен охотничий нож и стал искать пальцами свободное место.

- Вот-вот, в этом уголке, - пробормотал он. Осторожно, почти нежно, самым кончиком ножа сделал на стволе надрез, похожий на маленькую пирамиду. Потом подозвал сына. Гао, улыбаясь, сделал надрез рядом с отцовской пирамидкой. Потом оба, взявшись за руки, несколько раз обошли вокруг засохшего кедра. Это было похоже на ритуальный танец в сопровождении только им понятной музыки. Китаец, со слезами обращаясь к стоящим людям, показал на давние сделанные ножом красивые зарубки.

- Да-да, - сказал он, - Здесь мой отец и брат. Я их не видел двадцать лет, а сейчас повстречался. Это моя вторая родина. Вот, вот она, - он показывал рукой в сторону извилистого ключа, бескрайних нагромождений сопок и зеленых распадков.

По окончании маленьких таежных торжеств Гао с отцом срезали несколько сухих сучков и осторожно разложили их по своим мешкам. Шен радовался тому, что в трудную минуту ему помогли отцовские знаки на древнем кедре, что теперь перед ним открылась верная, годами проверенная тропа и что его спутникам нужно пережить только один трудный день. Он знал: завтра утром на рассвете они будут у схорона, где их ждет запас муки и соли.

Когда, расположились на отдых, а вернее, попадали от нахлынувшего бессилия на землю, Гао, быстрее других отдышавшись, придвинулся к отцу:

- Значит, мой дед был здесь, ходил теми же тропами, что и мы? - взволнованно спрашивал паренек. - Что он написал на старом дереве?

Шен улыбнулся, покачав большой черной с редкими нитями седины шевелюрой, погладил сына по плечу.

- Твой дед, который так ждал внука и не дождался его, оставил нам в наследство свои тропы, - проговорил проводник, - и на том дереве знаками, которые знаю только я, рассказывает о всех возможных путях в тайге. Скоро я научу тебя этой грамоте. А еще он написал, чтобы его внук не трусил, не сдавался перед трудностями и был всегда добрым человеком.

Довольный выдумкой, Шен улыбнулся. Потом прижался к уху сына и что-то сказал ему. Гао быстро зашевелился, отыскав взглядом китаянку, которая, как обычно, расположилась в стороне от группы, пригнувшись, пошел к ней. Он сложил вместе руки и поклонился сидящей на траве женщине, а затем присел рядом на корточки и передал просьбу отца. Она погладила его по голове, сказала несколько одобрительных слов. Какое-то время поговорив с подростком, китаянка протянула ему свой пустой вещмешок и белую жестяную кружку, и они вместе пошли в сторону ключа.

Проводник, проследив за сыном и женщиной, успокоился, засунул ружье между гибкими ветками кустарника вместе с палочкой, вытащил из голенища пустую трубку и начал жадно затягиваться запахом засохшего никотина, с тревогой глядя на доверенных ему людей и оставшиеся от пожара черные пни в ниж ней части распадка. Посмотрев по сторонам, медленно опустил голову. Было жалко голодных мужиков, особенно двух совсем исхудавших молодых, чьи лица осунулись донельзя и стали казаться маленькими. Парни так ослабли, что Шен опасался, вынесут ли юноши ночной, как он считал, самый тяжелый переход. Его подопечные совсем пали духом. Лежат и безучастно смотрят потерянными глазами в небо. И старый китаец решился заговорить на их языке, развеять сомнения, сказать им, что все закончится хорошо и переход близок к завершению. Надо поговорить с людьми прямо.

Честно и уверенно сказать: дойдем до следующего тайника - все будет нормально. Говорить только на русском языке, это поднимет их настроение, сблизит с проводником.

Он стал медленно пробираться сквозь кустарник в сторону лежащих на траве. Подойдя, впервые неожиданно для них заговорил на слегка ломаном русском языке. Все удивились, подняли головы, оживились, кроме Тугая: он заранее предполагал, что такой тертый ходок должен разуметь по-русски. Его напарник про себя выругался: «Вот ведь сукин сын! Хитрец, хотел все наши секреты выведать!»

Как и предполагал Шен, настроение в группе было паническое. Пугала непонятная сцена, когда проводник чудодействовал у старого дерева, издававшего похожие на плач звуки. А этот рисунок на обломке скалы человека с петлей на шее, зловещие слова на прощальном камне? Да и нависшие высоко вверху, похожие на распятых людей деревья с обломанными ветвями не улучшали настроения. Возвращенцы внимательно смотрели на Шена. И что же сейчас он им скажет? Тот медленно, стараясь внятно выговаривать каждое русское слово, произнес:

- Благодарю вас за посещение прощального камня, встречу с памятью моего отца. Мы с сыном в большом долгу перед вами.

В знак благодарности он махал скрещенными руками перед каждым членом своей многострадальной группы. Уже лежа рядом с ними, проводник, расчистив от травы маленькую площадку, стал рисовать на ней тонким сучком маршрут предстоящего перехода. Особо он обозначил на своеобразной карте место тайника с продуктами.

- Дойдем - спасемся. Сил у нас хватит.

Люди оживились, стали придвигаться поближе к проводнику, наперебой говорить. Слушая их, китаец посапывал пустой трубкой.

Русская речь то усиливалась, то затихала. Говорили все одновременно, перебивая друг друга, каждый старался сказать как можно громче, соскучившись по общению и боясь, что вот-вот закончится время беседы и опять наступит долгое молчание. Проводник добился своего: пробудил в уставших людях стремление не сдаваться на милость тяжких обстоятельств.

Пока мужчины увлеченно обсуждали предстоящий маршрут, китаянка и мальчик спустились к ключу и стали вещмешком ловить лягушек. Их было так много, что они выбирали только крупных, а мелочь выбрасывали назад, в воду. Затем Гао, перецепив лямки себе на шею, залез ногами в вещмешок с холодными, как лед, обитателями водоема и начал, громко по-детски смеясь и выкрикивая какие-то слова, давить его содержимое. Несколько живых лягушек выпрыгнули из мешка на траву. Китаянка поймала их и закинула обратно. Затем мальчик и женщина стали руками разрывать тушки и мыть их в ручье.

Гао это очень нравилось. Он забыл и усталость, и страхи. Быстро пошел по берегу ключа, выискивая среди камней змей, рвал черемшу и дикий лук, проверил гнезда птиц, собрав десятка два яиц. Оценив на глаз и вес свою добычу, женщина и мальчик вернулись в лагерь, с удивлением обнаружив, что мужчины, похрапывая, спят все вместе голова к голове. Подле них валялись пустые вещмешки, кружки, сушились портянки. Из кустарника торчала берданка, рядом - белая тростниковая палочка.

Китаянка дала знак Гао не тревожить спящих. По ее кивку они вдвоем удалились в ближний кустарник и там стали готовить обед. Женщина перебирала молодые побеги черемши, перекладывая их белым мясом лягушек. Гао, ловко орудуя ножом, снимал шкуру с медянок и разрезал их тушки на мелкие кусочки. Все это смешивалось с папоротником, диким луком, щавелем. Он принес крупные листья лопуха и птичьи яйца. Приготовленное месиво раскладывали равными большими порциями, а поверх их разбивали яйца. Яркие желтки бросались в глаза и украшали неприхотливую пищу.

Проснувшиеся были приятно удивлены. Каждому китаянка подносила лист лопуха с пищей, улыбалась и отходила, чтобы не мешать мужским разговорам. Молодые староверы с недоверием брезгливо осматривали еду, но голод, как говорится, не тетка. Тугай, побывавший в стольких переделках, не замечал, что ест. Ермил про себя ругался: хочешь - не хочешь, а жрать надо.

Проводник был доволен: «Теперь люди будут способны на очередной переход. Обед по-китайски очень полезен»

- Отец, а я с этой тетей познакомился. Звать ее не по-нашему - Кэт, она много лет в Харбине на музыкантшу училась. Может играть и на пианино, и на скрипке, а петь красиво не умеет, - Гао с восторгом делился с отцом своими сведениями - Хотела узнать у тебя, зачем ты трубкой балуешься. Ведь и так курить хочется, а на трубку посмотришь - еще сильнее. Куда мы идем, там живет ее знакомый. Но встречать ее он не будет, а почему - не сказала. Потом отвернулась и заплакала.

Отец, выслушав, подивился новостям. «Не простая это женщина. Что она ищет в России? Это, случайно, не дочь железнодорожника, - подумал Шен, - которая в прошлом году в Харбине столько шума наделала?»

История эта легендой ходила по китайским городам и деревням. Женщина шла через площадь, а ей навстречу с группой русских людей шел человек, которого она давно очень любила, потом, расставшись с ним, долго искала. Он уже руки протянул, чтобы обнять, видно, тоже по ней тосковал, а тут - японские полицейские, облава, и буквально перед ее лицом цепь полицейских замкнулась, и группу русских арестовали за то, что они якобы готовили покушение на японского консула в Харбине. Она закричала: «Это мой муж, отпустите, отпустите!» Но разве эти вояки отпустят? Так она что сделала: проследила, когда полиция повезла русских в тюрьму, упала перед машиной. Та замедлила ход, она заскочила в кузов грузовика и начала в упор расстреливать полицейских. Русские разбежались.

Шен подозревал, что незнакомец, которого он около двух лет назад тайно за большие деньги проводил в дальние хутора к его родственникам-староверам, - один из этой спасенной группы. Японцы разыскать женщину не смогли, но кто-то из русских эмигрантов донес полиции. Жандармы приехали на полустанок и, не найдя там диверсантки, расстреляли ее родителей. Говорят, что в громком деле, когда партизаны пустили под откос эшелон с японской пехотой, не обошлось без ее участия.

«Ну и компания у меня подобралась! - усмехнулся Шен. - Но с такой спутницей нестрашно, если она так смело с японцами разделалась. Возможно, того парня она как раз и ищет? Но почему не спросит? Может быть, я помог бы ей его разыскать, но, раз молчит, значит так нужно. А может, это совсем не та история…».

Надрывный переход близился к концу. На рассвете сделали привал. Шен знал: где-то здесь должен быть запасник с продуктами - правда, не его, а другого ходока по тайге. Но он заблаговременно объяснит, что вынужденно воспользовался запасами, восполнит деньгами потерю, извинится.

Острый взгляд бывалого таежника не подвел: отодвинув валежину, китаец влез головой вперед в большую нору и через несколько минут, но уже с другой стороны, чуть выше, вылез через ход рядом с пнем сухостоя. Улыбаясь, он держал в руках деревянную емкость, туго обмотанную сухими ветвями ивы. Подозвав спутников, которые внимательно следили за всеми действиями своего вожака, Шен с победным чувством открыл крышку ящика и предложил всем разобрать жирноватую соевую муку. Все стали двумя руками большими пригоршнями насыпать спасительную пищу в рюкзаки. Китаянка отдали на хранение мешочки с солью и желтым сахарином. Теперь предстоящий путь всем уже не казался таким страшным.

Последние две ночи шли босиком по руслам почти пересохших ключей. Вода то исчезала в галечнике, то вновь била холодными струями, обжигая ноги, - будто кто-то открывал и закрывал подземные шлюзы. Шли вброд, одежда и сапоги истрепались, их и надеть уже было трудно - так опухли ноги.

Вещмешки с грузом с каждым часом, казалось, становились все тяжелее. Мешало все, что висело на исхудавших плечах. Ругали себя, что пожадничали - набрали из тайника много соевой муки, а теперь сгибаются под грузом. Перед рассветом проводник остановился на мерцающей от блеска белого галечника длинной косе рядом с почти пересохшим водоемом. Кругом валялись коряги с большими старыми корнями. За долгие дни впервые почувствовали запах дыма. Значит, недалеко жилье. Мужики оживились, стали снимать тяжелую верхнюю одежду и быстро рассовывать ее под камни. Китаец зло взмахнул палочкой. Подойдя к русским, тихо объяснил, что от лишней амуниции можно освободиться, но не всем сразу, а поодиночке, по ходу следования. Закапывать ненужные куртки следует не у камней в русле ключа, а выше, на берегу, поглубже в землю, чтобы их никто не мог обнаружить. Главное - ничего в карманах не оставлять.



ГЛАВА X

ИЕРОГЛИФЫ НА СКАЛЕ

Когда староста деревни предупреждал бойцов своего маленького, почти стихийно возникшего отряда самообороны о том, что успокаиваться не следует, что оккупанты не оставят в покое Дун-И, он, конечно, исходил только из своего опыта и интуиции. Если бы мужики, засевшие на неприступной вершине скалы, могли знать о решениях в японском штабе, принятых после столь тяжелого для мирного приграничного селения дня, то они бы убедились, насколько прав их командир.

Вернувшись в военный городок, капитан Кэньити доложил полковнику: приказ выполнен. Однако при проведении операции рота подверглась нападению со стороны жителей деревни Дун-И. Потерь нет. Уничтожено шесть мятежников.

Полковник Окума нахмурился и, подумав, сказал:

- Императорская армия не должна безнаказанно оставлять подобные акты. Готовьте карательную экспедицию (о ее составе я распоряжусь) и разгромите это коммунистическое гнездо.

Доложил о выполнении задания и лейтенант Ямаути.

- Так я и предполагал. Мы уже не сможем пользоваться услугами «Актрисы». Жаль. Кстати, что с ней? - спросил Кейдзи.

- Как сообщил капитан Кэнъити, убита после моего отъезда при попытке к бегству.

Кейдзи понимающе взглянул на подчиненного и удовлетворенно кивнул:

- Срочно налаживайте связь с Артуром. Выяснить, что за женщина была в группе напавших на провалившегося агента. Возможно, мы имеем дело с советской разведкой, не исключаю подмену «Актрисы» этой неизвестной. Что еще? - по выражению лица собеседника полковник понял, что доклад не закончен.

- Капитан доложил также, что перед отъездом рота с арестованными подверглась вооруженному нападению жителей деревни. Толпу разогнали выстрелами, несколько бандитов убито.

- Пусть это вас не отвлекает от главного. У армии есть на сей счет точные инструкции. Да и полковник Окума не прощает унижение военных. Он знает самурайский закон «Бусидо».


Однако время шло, и напрасно деревенские дозоры до утомления в глазах вглядывались в дорожную даль.

Но однажды уже в сумерки к старосте, ненадолго спустившемуся в селение, прибежал парень из охранения, выставленного при в въезде в Дун-И:

- Японцы!

Лун Сян встрепенулся:

- Где? Сколько их?

- Не знаем. Пока один, - объяснял запыхавшийся гонец, - наши взяли его, когда он пробирался в деревню. Наверное, их разведчик.

Скоро перед старостой и бойцами отряда самообороны стоял уставший солдат. Пыль лежала даже на его впалых щеках, взгляд был потухший, форма в нескольких местах порвана. Оружия у задержанного не было. Первое, что он сделал, жестом попросил воды. Возвратив с поклоном кружку, он начал что-то говорить, горячо, то яростно, то умоляюще. Но никто, к кому он обращался, японского языка не знал. Лун Сян, который мог припомнить десятка два слов, тоже не понимал пленного. Пришлось посылать за старым Ян Синем, имевшим когда-то дела с японскими фирмами и сохранившим способность общаться с иноземцами. Только после его прихода начался допрос.

- Солдат, его зовут Сэкита, говорит, что он не разведчик, что он сам, добровольно, пришел сюда, - объяснил Ян, - чтобы попросить прощения у жителей деревни за те злодеяния, которые совершили здесь его соотечественники. Он против войны, против насилия. У него мирная профессия - художник. Его насильно мобилизовали, а три дня назад заставили стрелять в ваших людей. Но он палил в воздух.

Все удивленно слушали странного вражеского солдата.

- Главное, - говорил Сэкита через переводчика, - он пришел предупредить: в казармах тщательно готовятся к карательной экспедиции. Не хочу новой бойни, поэтому ушел. Мне стыдно, что я японец. Простите, если сможете, меня…

- Похоже, он не врет, - неуверенно промолвил Чжао.

- Да, действительно, на шпиона не похож, - сказал староста, которого глубоко тронуло признание японца. - Что будем с ним делать?

Бойцы отряда молчали, ожидая окончательного решения от своего командира.

- Дайте ему на дорогу еду, и пусть идет на все четыре стороны, - сказал староста под общий гул одобрения и, обращаясь к Яну, добавил, - объясни: он свободен и может следовать своим путем. Мы мирных людей не трогаем.

Ян и Сэкита обменялись фразами. Со стороны могло показаться, что они спорят.

- Он не хочет уходить, - сказал переводчик. - Говорит, что пришел к нам, чтобы искупить свою вину, готов делать любую работу, хочет помогать защищать деревню.

- Вот видишь, а ты стыдишься, что японец, - задумчиво проговорил староста. - Пока есть такие японцы, как ты, за народ стыдиться нечего. Не в национальности беда, у всех есть палачи и авантюристы. Вот им-то воли давать нельзя!

Так в отряде появился еще один человек. Сэките пока оружия не дали, а поручили хозяйственные работы.

На Дун-И и окрестности снова упала ночная темнота.

Старосте не спалось - слишком многое ему пришлось за последние дни пережить, очень многое взять на себя. Вправе ли он втягивать односельчан в столь опасное дело? Но ведь и сами мужики охотно с ним согласились. Они понимают, что нельзя сидеть, сложа руки, и мириться со зверствами оккупантов. А потом, сами японцы навязали войну их деревне. «Вот и стал я на старости лет снова солдатом», - усмехнулся Лун Сян.

В памяти всплывали годы юности. Еще подростком он мечтал стать кавалеристом и часто о том говорил родителям. Отец тоже любил лошадей. Работая с ним на рисовых чеках, паренек слышал его рассказы о том, как кони не раз спасали ему жизнь.

- Главное, сынок, вовремя кормить лошадь, держать ее в чистоте и порядке, чтобы она знала, что у нее есть заботливый хозяин. Да еще сдружиться с ней. И тогда тебе будут нестрашны ни наши буранные зимы, ни темень, ни дождь. Коняга всегда доставит тебя домой прямо к крыльцу.

Если бы члены маленького отряда не спали, то увидели бы довольную, широкую улыбку на лице командира.

Когда ему исполнилось шестнадцать, отец обменял на рис у русских соседей-крестьян трехмесячного длинноногого жеребенка изабелловой масти. Лун назвал его Снежком. Не забыл родитель и о настоящем казачьем седле из желтой кожи с походными подсумками. Через пару лет Сян со своим Снежком уже был на сборном пункте новобранцев в городе Мулине. Лун хорошо освоил быструю езду, знал характер своего коня, а тот с полуслова понимал хозяина, они как будто сроднились. Только служить им вместе не пришлось.

Сам парень оказался слишком тяжеловат для кавалерии, а Снежок не прошел по каким-то начальственным требованиям. Думал, домой коня отправят, но нет, оставили в санитарном обозе. А хозяин попал на месячные курсы артиллеристов. Снежка так больше он и не увидел.

Староста нахмурился и вздохнул. Жаль Лун Сяну и своей юношеской мечты - стать кавалеристом. Сейчас он хорошо знает, что далеко не все желания исполняются - жизнь-то такая сложная. Вот и остается только смотреть из окна на русских пограничников, проносящихся мимо на крепких, хорошо вычищенных конях. Кто знает, может быть, после принятого вчера решения не придется больше любоваться лихими советскими наездниками.

Вспомнив о пограничниках, старый человек перенесся мыслью на то, что вся его жизнь как-то прочно связана с русскими. Те всегда были добрыми соседями и постоянными гостями деревни. Но впервые он близко сошелся с российскими людьми тогда, в молодости, в годы русско-японской войны, несчастный конец которой и приблизил самурайское засилье на его родине.

Совсем молодой китайский артиллерист прибился к русскому полку. Сначала был обозным, потом, когда однажды вместе с солдатами отбили французскую пушку у отставшей от своих и заблудившейся группы японцев, стал подносчиком снарядов. Хороший был расчет. Русские артиллеристы относились к Луну как к равному, ценили его старательность и безотказность, заступились за товарища, когда какой-то чин, инспектирующий полк, приказал отчислить китайца из российской части.

А однажды в бою погиб опытный наводчик Сидор, и Лун Сян, как самый знающий дело, заменил его. Пушка продолжала вести меткий огонь по наступающему противнику, и вражеская атака захлебнулась. Командир батареи, похвалив китайца и убедившись не только в его мастерстве, но и в храбрости, обещал походатайствовать о Геогиевском кресте для нового наводчика. Однако дела у русских пошли плохо, они потерпели поражение под Мукденом и сдали Порт-Артур. Тут уж было не до наград…

Вот и опять пришлось бывшему наводчику на старости лет вспомнить о своей военной специальности, снова повстречаться с «Ма-ма», как перекрестили в их расчете французское орудие «Мопота».

Мысли о предстоящем испытании и воспоминания утомили старую голову. Ночная мгла чуть-чуть потеряла густоту. Скоро рассвет, и надо хоть немного поспать. Перед тем, как сморил его сон, Лун Сян еще успел подумать: «Я дам им свой последний бой. Вот только когда оккупанты заявятся снова в Дун-И?»

Уже совсем рассвело, ожила деревушка под скалами. Народ суетился во дворах, мычали коровы, кричали петухи, но улицы были безлюдны, не дымили трубы. Никто не запрягал повозок, на рисовых полях - ни души. Не кричали продавцы печеной картошки, вареных яиц и брюквы, в больших жаровнях во дворах не готовились пампушки, не варились овощи. Еще вчера вечером прекратили работу мукомольный и спиртовой заводы. Даже ветер стих, листва на деревьях замерла, и грачи приумолкли. В деревне царил траур по погибшим.

Маленький отряд защитников Дун-И томился и с тревогой вел наблюдение за дорогой. Но текло время, и никто из посторонних на ней не появлялся.

- Видать, не приедут сегодня японцы. И без нас у них дел много, - проговорил молодой парень, которого немного страшила затея земляков - бывших солдат, и облегченно вздохнул.

Не успел он это сказать, как на дороге показался в клубах жирной пыли верховой, уже издали махая какой-то тряпкой. Это был дозорный, которого староста выслал за пятнадцать километров от деревни, чтобы тот предупредил заранее об опасности и оповестил жителей. Скоро люди толпами бежали по направлению к лесу и соседнему селению, покинув дома.

- Ну, теперь жди гостей, - и староста зарядил пушку.

Японцы приехали на нескольких большегрузных машинах под брезентом. Остановились у околицы. Вывалившиеся из кузова солдаты оцепили с трех сторон деревню. Группа офицеров, прибыв на легковых бронемобилях, стала через бинокли осматривать лежащую перед ними местность и селение. Вдруг один из командиров указал на отвесную стену скалы, где было начертано: «Смерть японским оккупантам!». Все линзы, сверкнув солнечными зайчиками, повернулись в сторону красных и черных иероглифов.

- Полковник, как всегда, прав, - зло сказал капитан Кэнъити. - Здесь настоящее коммунистическое гнездо. Ничего, мы выжжем эту заразу!

Офицер отдал отрывистую команду, и несколько младших командиров бросились бежать к машинам. Спустя короткое время сидящие в засаде на вершине увидели, как с грузовиков стали сгружать бочки, и солдаты ведрами начали разливать, видимо, горючую жидкость. Появились военные в противогазах и больших серых халатах. Другие заливали в ранцы горючее и пробовали его распылять.

- Это огнеметчики, - пояснил побледневший Сэкита, вглядываясь в происходящее внизу. - Пощады не будет.

- Жечь будут, прощай, Дун И! - охнул кто-то.

- Да! - подтвердил новый член отряда и сжал кулаки.

Японцы разбились на несколько групп и, выслав впереди них отделения солдат с карабинами наперевес, двинулись по направлению к трем улицам селения.

Молодой старовер Матвеев сжал в руке винтовку. Лун Сян, в котором мгновенно пробудился наводчик-артиллерист, прикидывал на глазок расстояние до машин.

- Ну что, начали? - крикнул из-за своего каменного укрытия парень. - Чего же ждать, ведь спалят деревню?!

Староста подошел к березке, укоренившейся каким-то чудом на камнях, и сломал большую ветку.

- Вот как ею махну, тогда и открывайте огонь. Надо подпустить поближе. Каждому выбрать свою цель. Из винтовок и пулеметов бейте по солдатам и поджигателям. Я же из пушки вдарю по машинам.

Когда каратели приблизились к домам, Лун Сян взмахнул зеленой веткой. Пулеметные очереди и винтовочные выстрелы взорвали тишину. Три снаряда, выпущенных из полевой пушки, рубанули по машинам. Командирские легковушки вспыхнули желтым пламенем. Очередь дошла и до грузовиков. Одна из крытых машин зачадила черной копотью. Все офицеры и рядовые залегли. «Факельщики», оставляя убитых, бежали подальше от деревни. Пушка с высотки лупила по каналу точно в то место, где японцы искали спасения. Пулеметы били наверняка по скоплениям солдат. Неожиданно стали взрываться бочки с горючей жидкостью. Они разлетались по всему полю, и вытекающая из них жидкость мгновенно воспламенялась, стекая в канал, где в панике и страхе метались японцы.

Наконец, пришельцы опомнились. Солдаты залегли редкой цепью. По приказу капитана оставшиеся невредимыми машины угнали в безопасное место. Прячась у стен домов, одно отделение сумело подойти к тропе и пыталось атаковать лагерь. Но здесь, на крутой и узкой каменистой дорожке, оккупанты оказались такой хорошей целью, что унтер приказал срочно отходить. Среди скал осталось три трупа в светло-коричневой форме. Два из них - расплата за Матвеева-старшего. Его сын Гаврила стрелял хладнокровно и метко.

Находясь в машине вне досягаемости огня, капитан Кэнъити по рации связался с командованием:

- Мы наткнулись на серьезное сопротивление. Большой партизанский отряд с артиллерией и двумя пулеметами ведет огонь с неприступной позиции в скалах. Есть убитые и раненые. Сожжены снарядами три машины. Жду дальнейших приказаний…


Взбешенный появлением в своей округе таких антияпонских сил, полковник Окума приказал блокировать деревню, никого из нее не выпускать и ждать подкрепления.

Убедившись, что оккупанты отбиты, в лагере на скале дали себе передых.

- Получили, негодяи, больше сюда не сунутся, - радовался старый ветеран Чен.

- Нет, друзья, успокаиваться нельзя, - заметил Лун Сян, - самураи так нас не оставят - я их хорошо знаю: постараются отомстить за свой позор.

Как всегда, мудрый староста оказался прав. Вскоре защитники деревни увидели, как враги подвезли три орудия и установили их на позиции. Староста открыл по ним огонь из своей «подружки Ма-ма». Но первые разрывы на скалистой вершине заставили ее замолчать. Отступать было некуда. Три часа японские артиллеристы методично расстреливали лагерь, который превратился в настоящий ад. Один за другим гибли товарищи старого воина и рачительного хозяина Дун-И. Вот упал кузнец Чжао. К его пулемету подполз Сэкита и дал длинную очередь, но осколки очередного снаряда иссекли его тело. Маляр Ши, давно забывший о своих камнях, бил из второго пулемета. Однако и его вскоре смело стальным вихрем. Рядом со старостой остался только Матвеев. Лун Сян дал ему знак прекратить огонь. Позиция на скале больше никак не проявляла себя. Выждав полчаса и решив, что путь безопасен, капитан приказал одному взводу подняться по тропе в лагерь. Солдаты, опасаясь, стали осторожно подниматься по кругу. И тут снова загремели выстрелы.

- Еще один! - закричал молодой старовер. Разгоряченный боем, Гаврила привстал из-за большого валуна, откуда вел огонь, и тут же рухнул, схватившись за грудь. Отступив, японцы снова начали обрабатывать позицию артиллерией.

Староста подполз к пулемету, но не успел дать очередь. Лопнул очередной взрыв и отбросил старика в сторону. Там и нашли его осмелевшие после того, как лагерь замолчал, оккупанты. Заметив еще таящиеся в нем признаки жизни, Лун Сяна спустили со скалы с помощью веревки вниз и бросили среди деревенской улицы.

В Дун-И вовсю хозяйничала солдатня. Уже горело несколько домов, в том числе и жилище проводника Шена. Когда староста, которого облили водой, очнулся, то увидел «блатного» Семена в какой-то непонятной форме. Тот деловито показывал японцам, чьи дома подлежат уничтожению. К Лун Сяну подошли армейский капитан и какой-то чин в форме полиции Маньчжоу-го и через переводчика начали допрос.

- Численность отряда? Куда он отступил? Кто им командует? Какое вооружение? Как держали связь с так называемой китайской Красной Армией? - сыпались вопросы.

Кэнъити не хотел верить, что отпор его отряду дала ничтожная группка простых мужиков из восьми человек. Правда, в ней почему-то оказался и его дезертировавший солдат. Староста молчал. Последнее, что увидел он перед тем, как получил пулю в грудь из капитанского пистолета, - это множество дымов, устремившихся в небо над разгромленной деревней. Пылал и дом Шена, и самого Лун Сяна. Его любимая голубятня представляла собой жаркий костер, в котором бились и падали охваченные пламенем птицы, приносящие, по поверьям, людям мир.

Расправившись с деревней, арестовав всех найденных в ней мужчин, каратели стали собираться в дорогу. Но перед тем, как покинуть мятежное селение, капитан Кэнъити приказал артиллеристам уничтожить иероглифы на скальной стене. Те всадили в надпись несколько снарядов. Однако порода была прочной, а краски деревенского маляра ярки, и еще долго над Дун-И красовались изуродованные взрывами, но все равно читаемые иероглифы: «Смерть японским оккупантам!».


ГЛАВА XI

ТАЕЖНЫЙ ОПЛОТ СВЯТОЙ РУСИ

По расчетам проводника до цели похода оставалось совсем немного. Шен с удовлетворением показал людям три оттопыренных пальца - три часа - и уверенно зашагал навстречу посвежевшему перед утром ветру.

Видя, что люди устали и их клонит в сон, китаец сказал:

- Отдыхать опасно, можем не встать. Привала не будет, - и с улыбкой прибавил: - Вас ждут мягкая перина и подушка.

Все согласно закивали, хотя болела голова, притупилось зрение, ныли суставы, опухли ноги. А тут еще оживился гнус, он забивал глаза и уши, лицо горело от укусов. Кожа припухла, как бы утолщилась, бесчувственные руки уже устали защищать ее от комариных полчищ. Хотя после того, как расстались с верхней теплой одеждой, стало чуть легче. Но даже легкая головная повязка казалась свинцовой.

Все поснимали изорванные сапоги и зарыли их вместе с телогрейками. Всем им Шен велел обмотать ноги лоскутьями материи, вырванными из курток. Босой китаец по тайге пройдет - русский искалечит о коряги и осоку ноги.

Наконец проводник подал знак: остановка! А сам свернул в сторону цветущей пионовой рощи, нагнулся, почти лег, его не стало видно. Это он прятал ружье с патронами, походный нож, отцовский широкий ремень с нарезками и нагрудную сумочку с драгоценным камнем. Шел к месту пятясь, маскируя свои следы. Потом, показывая на пустые вывернутые карманы, потребовал, чтобы группа освободилась от всех мелких предметов.

Пошли на спуск с небольшой пологой сопочки. Запах дыма усилился. Идти стало легче. Впереди в самой нижней части распадка в рассветном полумраке красиво смотрелся извилистый ключ, а за ним какая-то скала, похожая на зуб дьявола. Рядом с берегом ручья оказалась малонаезженная, заросшая проселочная дорога. Она сворачивала на песчаный брод, куда путники и повернули. Прохладная вода по колено освежающе пробежала по ногам. Сквозь ее прозрачную толщу хорошо были видны на песчаном дне следы лошадиных копыт и углубления от тележных колес.

Умылись проточной водой. Усталость немного отступила. Каждый понимал: близка встреча с незнакомыми людьми, а потому приводил себя в порядок. Китаянка незаметно ушла в кустарник, но потом быстро вернулась, понимая, что группа ее ждет. Проводник на глазах у всех выбросил свою камышовую палочку. Она упала на середину ключа, подняв еле заметную рябь, и медленно поплыла по течению. Шен показал рукой на левую сторону и сказал:

- Мы пришли. Осталось сейчас повернуть вот за эту сопочку. Спасибо вам за терпение. Нас должны встретить.

Утро уже уверенно набирало силу. Откуда-то слышалось мычание коров, звонко кричали петухи, лениво лаяли собаки. Вдруг проводник остановился: - Подождем здесь. Завтрак не остынет, - с улыбкой посматривая на повеселевших молодых парней, сказал он. - И девушки не разбегутся. Что-то встречающие запаздывают. Смотрите за дорогой, отсюда, как с хвоста иволги, все видно. А добрались-то мы вовремя, как и сказано в договоре с подрядчиком.

- Давай-ка возьмем левее. Надо бы узнать, что там за сопочкой. Возможно, там нас ожидают, - сказал Тугай. Он весь как-то сжался, часто оглядывался и почти не стоял на месте. Запаз дывание встречающих его насторожило. Напарник его был угрюм и вроде совсем не радовался близкому жилью.

- А вон, смотри, и народ появился. Сначала один, а потом еще двое. И с правой стороны тоже. Как будто из-под земли выросли! - закричал один из возвращенцев.

На зеленом фоне среди высокого конского щавеля, метров на сто ниже дороги возникли темные фигуры, видные по пояс. Потом двое исчезли, а один так и продолжал смотреть в сторону, где остановилась группа. Затем его не стало видно, но вот появился блестящий штык, а затем и вся длинная русская трехлинейка вместе с человеком, уже вышедшим из укрытия. Вышли еще трое вооруженных в солдатских галифе, босиком и, не теряя времени, приблизились к отряду Шена. Один остановился, разматывая желтые обмотки сначала с одной, потом с другой ноги, и стал быстро связывать и скручивать их в одну длинную веревку. Вот уже незнакомцы стоят напротив китайца и его подопечных.

- Это що це за гости в нашей охранной зоне объявилысь? - издевательски произнес мужик с винтовкой. - А хде же гостинцы? А то бачу - вы зовсим налехке, голы, як черные шпаки в летнее время, даже без личного багажа. А цей - китаец, да еще курит. А трубочка-то какая изогнутая! А табачок маешь?

Шен спокойно постучал по высоко поднятому колену пустой трубкой.

- А хде табак? Заныкал, сволочь китайская? А карманы? - командирским тоном закричал мужик с висевшими на плече связанными обмотками и короткими, разорванными в нижней части, брюками. - А, шо балакать и обыск устраивать? Пошли в караулку, по всем правилам разбираться будем, хто такие.

Крепкие руки схватили проводника и Терентия. Незнакомцы с мерзкой бранью и угрожающими криками потащили их вниз от дороги. Молодой старовер начал было сопротивляться, пытаясь освободиться, и, развернувшись в другую сторону, попытался бежать. Прогремели выстрелы. Пришлось остановиться.

- Что, гад, бежать собрался? Пуля все равно догонит.

Оказавшись сзади, мужик с обмотками на шее сильно ударил Кузьму Волкогонова.

- Караул! В ружье! Тревога! Китайскую банду поймали! - кричал человек с винтовкой, часто стреляя в воздух.

- Тревога! Тревога! Хунхузов поймали! - истерично разносилось по нижней части распадка. Все новые и новые люди появлялись, суматошно кричали, рассматривая со злобой пришельцев, которых вели караульные. В стороне, согнувшись, шла китаянка, казалось, ставшая еще меньше. Все толпой двигались вниз. Там их встретил заросший детина с опухшим лицом и в рваной одежде. Он показывал рукой в какую-то черную щель в земле и каждому в отдельности кланялся и беспорядочно стрелял в воздух, а в перерывах между выстрелами надрывно пел:


- От Харбина до Мулина

Йiхалы солдаты,

Йiхалы, йiхалы

Русские солдаты.


Затем положил на землю винтовку, похотливо протянув руки к китаянке, но та, прошмыгнув мимо него, медленно вошла в мрачное помещение, где ее оглушил истошный крик:

- Вот он где, сукин сын, беглец, прапор Кочетков объявился! Все ему было мало, а сам, мордовская шкура, и носа из каптерки не высовывал, красных боялся! А потом награбил и в Монголию смылся. А зачем здесь появился? Или могилу ищешь?

- Заткнись, Некипелов, - сквозь зубы процедил побледневший Ермил. - Где ты был, негодяй, когда мы в Забайкалье комиссарскую кровь пускали? Вон сколько наших полегло, а вы, суки, в тайге от своих скрывались.

Голос Ермила звучал неубедительно. Крики продолжались.

- Вешать его, вешать! - раздавались крики из разных углов темного прокуренного помещения. - За горло его, за горло!

- На него и пули хватит, - командирским голосом прокричал солдат с длинной винтовкой (видимо, начальник караула). - Стреляй в голову, чтоб не пискнул!

Но тут произошло неожиданное. Тот, кого опознали как Кочеткова (а это был напарник Тугая), изловчившись, так звезданул по уху своего обличителя, что тот закрутился, словно волчок, и с перепугу выстрелил в потолок, с которого посыпалась земля с клубами черной пыли. Сразу несколько человек выскочили на улицу. Грязный детина, указывая на молодого старовера, громко закричал:

- Вот он, его адъютант! Я его в Мукдене видел! Продать нас властям явились?

- Дяденьки, да я… - Кузьма не успел оправдаться. Из толпы озверевших перепуганных людей выскочил лихой мужичонка и ударил штыком парня. Лезвие с хрустом вошло в плечо, Волкогонов рухнул на пол.

Неожиданно раздалось несколько выстрелов подряд. Мертвый солдат с винтовкой упал на шаткий дощатый стол, который развалился под его тяжестью. Из толпы вышла китаянка с наганом в руке.

- Всем на пол! Лежать!

На мгновение установившуюся тишину снова разорвали выстрелы. Теперь уже Ермил хладнокровно разрядил свой пистолет в массу беснующихся бандитов. Все кинулись к выходной щели, но та была мала и не могла пропустить всех сразу. Выбегавшие вопили:

- Расстреливают! Расстреливают! Китайцы! Тикай хто как может!

Ермил вышел вслед за отступившими. Снаружи послышалась пальба.

Когда началась стрельба, Шен упал на пол, подмяв под себя сына. А теперь проводник встал и бросился к Кузьме. Содрав с себя рубаху и разорвав ее на широкие полосы, старый китаец стал быстро перевязывать парня, тихо приговаривая:

- Вот так попали, знал бы, лучше бы за Леший Клык повернули. Может, там хорошие люди живут. Ведь жилым духом оттуда тянуло.

В это время в помещение зашел Кочетков. Наган он до сих пор держал в руке. Оглядевшись, он подошел к Тугаю.

- Вот что, Константин Борисыч, вместе мы с тобой неплохо по земле пошастали, а теперь расходятся наши дорожки. Ты знаешь, мне пощады ждать не приходится. От НКВД одна награда - пуля, а в Китае для меня тюрьма уже уготована. Думал вместе с тобой в этом отряде отсидеться, да видишь, как все вышло. Да какой это отряд, просто сборище мерзавцев. Они друг друга боятся. Я-то считал, будем бороться, за славу России святой. А сейчас подумал: какое японцы отребье наняли! Я их просто расстреливать буду, негодяев, пусть только меня в лесу поищут. А потом уйду в кержацкий скит грехи замаливать, бороду отращу, и ни одна собака меня не узнает.

Резко хлопнула за Кочетковым дверь. В полутемном подземном помещении люди не знали, что делать: того и гляди бандиты опомнятся и нагрянут сюда. Расправа их будет короткой. Шен, приведя на место группу, уже не чувствовал себя старшим. Сейчас он вместе с Гао хлопотал над раненым парнем. Тугай, выступив вперед и подобрав с пола винтовку, отрывисто произнес:

- Уходить надо!

Поздно. Снаружи послышался конский топот и возбужденные голоса людей. На пороге стоял высокий человек в потертой кожаной куртке с хмурым лицом. Рядом с ним трое с маузерами в руках. Сумрак и едкий дым не давали командиру быстро разобраться в обстановке.

- Евдокимов, свету! - бросил он своему адъютанту.

Тут же появились две керосиновые лампы. Вошедшим открылась мрачная картина: посреди помещения группа незнакомцев, на полу два окровавленных трупа, в углу хрипит раненый, валяются скрученные и связанные в длинную веревку желтые солдатские обмотки.

- Кто стрелял, туда вашу мать?! - отрывисто, словно прокаркав, рявкнул главарь.

Китаянка отделилась от толпы, вплотную подошла к командиру и еле слышно произнесла:

- Я стреляла!

- Что? - у военного от удивления поднялись брови. - Этакая пигалица уложила целый взвод здоровенных солдат? Такую бойню устроила! Вот прикажу сейчас всех в расход!

- Погодите, полковник, - вперед выступил Тугай. - Надо разобраться, Артур Петрович…

Командир изумленно уставился в желтое исхудавшее лицо, на котором сверкали раскосые глаза:

- А, Тувинец! Давно тебя поджидаю. Сюда ехал, чтобы расправиться с этой взбунтовавшейся сволочью, а она, - мужчина кивнул в сторону китаянки, - сама порядок навела. Кто такая?

Женщина протянула главному какой-то невзрачный с виду предмет. Тот сразу оживился, выпрямился, поправил старую офицерскую фуражку. Приказал:

- Евдокимов, наведи порядок, дай отбой тревоге. Посмотри, что наверху творится. А мне надо побеседовать с мадам. Прошу, сударыня, - и главный, рукой указав на дверь, посторонился и пропустил женщину вперед. Выйдя, он кивнул в сторону небольшой рощи: - Вон туда. Там нам будет удобнее поговорить.

А тем временем в лагере, где еще не знали о приезде командира, объявили:

- Тревога! Все в ружье!

Гремел в стороне соседнего большого распадка рельс, по которому кто-то судорожно бил железом. Из-под земли доносился колокольный гул: с перепугу включили сигнализацию. Люди в спешке выбегали из землянок, что-то кричали, суетились, не зная, что делать. Стоял истошный ор:

- Окружают, окружают! НКВД вон за теми кустами! Сейчас расстреливать будут!

По подземным переходам метались перепуганные солдаты, матерились, передавая новости, одна страшнее другой:

- Убили прапорщика Семена Краморенко!

- Порешили весь взвод Оприенко!

- Расстреляли подпоручика Маслова.

- Японцы вместе с китайцами окружают!

Другие палили из винтовок по сторонам. Какой-то взмыленный унтер приказывал держать круговую оборону в залитых водой окопах. По команде «Тревога!» из трех щелей выкатили железные колеса с дымовой начинкой, спустили под гору. Самодельные снаряды понеслись вниз, извергая огонь и едкие клубы дыма. Докатываясь до болотных кочек, они взрывались, разбрасывая в разные стороны деревянные спицы и травянистый покров. Сорвались с коновязи лошади, с ржанием помчались вниз, сшибая все на своем пути, и скрылись за поворотом. Этим лесным людям было чего бояться: у каждого из них руки в крови, грабили и убивали, много пожарищ оставили они за своей спиной. Каждый понимал: расправа неминуема, она всегда где-то рядом. И вот пришел этот страшный час, когда надо держать ответ своею запутанной, мутной жизнью.

Видя взбунтовавшийся лагерь, слыша непрекращающуюся стрельбу и вопли, Артур, прервав разговор с китаянкой, отправил ее в помещение под надзор Евдокимова. Туго натягивая уздечку своего черного коня, ставя его на дыбы, чтобы все его видели, подъезжал близко к людям и кричал:

- Остановиться! Слушай мою команду: всем в укрытие!

Приехавшие с главным наводили порядок. В ход пошли нагайки и рукоятки маузеров. Только спустя час на территории лагеря стало тихо. А еще недавно бесновавшиеся мужики, сидя в темных землянках, недоуменно спрашивали друг друга:

- Иван, а Иван, чой-то это было? Хто на нас наскочил - НКВД, чо ли?

В штабном подземном помещении Артур, отирая пот с лица, обратился к Тугаю:

- Вовремя, Тувинец, прибыл. Видишь, с какой сволочью дело приходится иметь. Надо привести этих наркоманов в чувство. Вот так-то, дорогой мой штабс-капитан…


ГЛАВА XII

В КОМАРОВКЕ ЖДУТ БЕДУ

…Агафон Кобозев, наставник в Комаровке, издалека увидел привязанного к дереву черного жеребца. Значит, старший на месте. Неужто стольких людей уложили? Ему уже доложили мужики, что в лагере была какая-то заваруха со смертоубийством. Возможно, это разведка боем. Сегодня точно узнали, где подземелье, а завтра целая рота навалится. Разве удержит эта братия распадок, что собрал по всем маньчжурским притонам возвращенцев. У них ни рода, ни племени, привыкли по блиндажам прятаться да купцов грабить. Здесь не Китай, и богатые мужики давно в Австралии и Канаде, в России же их со свечкой не сыщешь, обирать уже некого. А золотоноши умней стали. На них где сядешь, там и слезешь. Каждый вооружен и стреляет в незнакомцев, не задумываясь, только появись на его тропе. Эти же вояки совсем с панталыку сбились. Конопли накурятся да еще отвара лимонника напьются, спрячутся под землю и лежат на осиновых жердях, ни еды, ни работы не просят. Мужик осуждающе потряс аккуратно подстриженной бородой.

«Беда, ох беда, - думал Агафон, глава старообрядческой общины в Комаровке, - не иначе сниматься всем табором придется». Его люди давно уподобились цыганскому племени. С юга Приморья под давлением властей, никонианской церкви, а затем вообще антихриста, докочевали они до этой таежной глухомани. Но и здесь нет покоя. Эти бандиты (а в глубине души старец иначе и не называл отряд, окопавшийся недалеко от их хутора), - соседи опасные. Правильно говорил о них мудрый Варнава еще тогда, когда отряд только осваивался на новом месте. Не зря жители Медянок не пожелали жить с ними рядом и ушли, грабежа и убийств не вынесли. Ладно, что Артур Петрович еще удерживает эту братию, но что-то будет в дальней шем? Душа чует неладное, нешто Бог не смилуется? Неужто как в Китае с нашим братом обойдутся - бывшие беляки на глазах мужей их баб насиловали? Да и в Медянках то же самое было. А когда начинали землянки рыть, такие все тихие были, ведь наши хутора продуктами с ними делились. А сейчас - вошли в землю, как осатанели.

Только спустился старик с сопки к лагерю, глядь - Артур Петрович дорогу переходит, как бы с тыльной стороны подземелье обходит. Как по пословице - на ловца и зверь бежит. Командир, увидев гостя, остановился, подождал, фуражку поправил, взял под козырек, потом пожал старцу руку. Агафон тянуть не стал, сразу перешел к делу:

- Если не секрет, Артур Петрович, что там у вас приключилось? Никак, разведка боем? Вроде места наши уж больно глухие, а власть и сюда добирается. Как только возьмут тебя за горло, и нам конец придет: наденут казенное ярмо. А то хутор порушат, а людей по колхозам развезут. - Старец вздохнул, перекрестился и затараторил: - Неужели и вправду колхозы нагрянут, бежать-то уже некуда, холодное море под боком, да и скарб опять жечь придется. Сильно горюем всем хутором по твоим погибшим мужикам.

Командир терпеливо выслушал старшего над хутором, что лежал в нескольких километрах от лагеря. Что-то хитрит старина. Но с мужиками надо поосторожней. После того, как, уставшие от бандитских бесчинств, ушли староверы из Медянок, Комаровка осталась единственной базой отряда. За продукты, что доставляли таежные люди, Артур, когда были деньги, рассчитывался щедро. Своим людям строго-настрого запретил без его приказа ходить к старообрядцам. Попытки грабежа уже были, бабы боялись одни в огород ходить. Но разве у каждой избы поставишь охрану? Одного мерзавца, который ограбил крестьянина и пытался изнасиловать его дочь, самолично, для сурового примера другим, расстрелял. Иначе и нельзя было поступить. Страшен российский мужик, если он тебе враг. Он ведь в спину бьет и тылы подрывает. Полковник хорошо помнил беспощадных сибирских кержаков, расправляющихся с отставшими отрядами колчаковцев.

- Признателен, Агафон Спиридонович, за участие, - Артур положил руку на плечо старика. - Тревожиться вам не о чем. Никто на нас не нападал, и Советы, как доносит разведка, о нас не знают. А что насчет вчерашнего, так это мы сами дисциплину наводили, кое-кого из забывших порядок дураков в чувство приводили.

- Ну и слава Богу, коли так, - проговорил старик. - А то уж наши мужики да бабы сильно забеспокоились.

- Да уж, твои мужики стали креститься раньше грома, - засмеялся командир. - Не успела сигнальная самоделка среди кочек разорваться, как уже ваши хуторяне, как куры, закудахтали. Нет-нет, Агафон Спиридонович, успокой народ. Если случится что, то наши люди оборону будут держать крепко. Они, когда из Маньчжурии выходили, все клятву дали постоять за великую Россию, ее вековечный уклад. Поклялись умереть на родной земле. Они насмотрелись на заграничные порядки, когда к русским, как к собакам относятся, и об одном Господа просят: «Сохрани и сбереги, только чтобы в российской земле покоиться». У них другого выхода нет, и драться будут насмерть.

Слушая старца, полковник подумал: «Хитрит, хитрит Агафон. Их власть прижала, да еще мы рядом окопались, и некуда староверам деться. Вынужденно существуют рядом с нами. Напрасно полковник Кейдзи видит в них союзников. Поборникам старой веры любая власть хуже острого ножа». И Артур вспомнил давнюю историю, широко описаную в русской печати. Эпизод из деятельности царской администрации на Востоке России стал ходячим анекдотом о раскольниках. Из него и узнал офицер суть происшедшего тогда, когда Дальний Восток только-только заселялся.

Однажды военный губернатор Амурской области решил посетить старообрядческие селения, недавно возникшие на Зее. Увиденное повергло его в изумление - раньше везде встречал он только бедность, неустройство и нехватки, а тут - настоящее процветание. Стал генерал интересоваться, почему староверы живут лучше амурских казаков, и получил неожиданный ответ:

- Оттого, ваше превосходительство, что мы от начальства подальше.

- Однако без властей нельзя. Надо будет кого-нибудь над вами поставить.

Толпа крестьян бросилась военному губернатору в ноги:

- Отец родной! Мы люди смирные, подати платим исправно, сами любого дурня-злодея выдадим, если случится что. Только от начальства избавь!

Артур усмехнулся, но ничего не сказал собеседнику, тем более, что о своих разговорах с японским полковником вообще молчал, как могила.

- Ваши вчера никого из чужих не заметили? - спросил начальник лесного отряда:

Агафон что-то прикинул в уме.

- Вчера Дормидонт Сухов с охоты возвращался. Встретился ему какой-то незнакомый, расспрашивал дорогу на хутор Малая Крутиха. От тебя он, так рапортовал. А что, разве не твой человек? Мы ему и короткую тропу показали.

Так вот куда направился Кочетков! Жаль, такие волки отряду сейчас очень нужны. Придется кое-кого еще подчистить. Когда просились в Китае взять с собой на дело, все примерными солдатами были, а теперь… Да и эта китайская барышня, что стреляет без промаха, пригодилась бы.

- А что за звон от вас вчера доносился? - спросил старик. - Я уж ненароком подумал: неужто Артур Петрович подземную церковь оборудовал и колокола настраивает? Вот, думаю, человек в самую таежную глушь зарылся, а о христианских душах ду мает. Но у каждого своя вера. Мы как же жить дальше будем, неужели бросать обжитое и уходить, чтобы избавиться от этих звуков, непристойных для уха истинно верующего?

Командир усмехнулся и успокоил собеседника:

- Зря, зря, Агафон Спиридонович, беспокоишь свою бессмертную душу. Это мы тревогу учебную устраивали - свою систему оповещения задействовали, а еще в рельс били. Не скрою, есть там и маленькие колокола (недавно наши нашли их в старой церквушке, которая в вымершей деревне стоит, и принесли). Звуки такие, что и мертвого поднимут, и вашему хутору сигнал бедствия подадут. А вы посчитали, что никонианская церковь вам на пятки наступает. Не тревожьтесь, ей сейчас не до вас, она тоже потери несет: советская власть святые храмы динамитом рушит, а говорливых попов в лагеря отправляет.

Старец согласно кивнул.

- Да, не только нас под сапог власть взять хочет, но и им достается. Мы-то хоть на свободе, леса да болота нас прикрывают, а они, православные поповцы, рядом, а ведь тоже люди. За что кару несут? Ну да ладно, Бог всем судья.

- А теперь у меня к моему уважаемому коллеге один вопросик будет, - с усмешкой сказал Артур. - Почему о предстоящей свадьбе меня не оповестили, я ведь первый принял ваших женихов. Они у меня находятся, правда, в суматохе повредили одного малость, но другой жив-здоров, хоть завтра под венец. Но он по заявке должен идти в хутор Три Ключа. Если раненый вам нужен, берите.

Старец ахнул:

- Приятная новость! Что ж вы молчали об этом? Мы уже заждались пополнения из других родов. Наш-то мельчает, слабеет. По сути, мы все родственники. Нужна свежая кровь, здоровые, крепкие парни. А девок мы им найдем, у нас таковые имеются.

А про себя Агафон подумал: «Как это Мефодий Петрович Волкогонов, бывший владелец алейских мельниц и толстосум, согласился отправить своего сына в нашу Комаровку, чтоб здесь ему сыскали невесту? Видно, жизнь их там здорово потрепала». А вслух произнес:

- Невест у нас много, все на выданье, красивые, статные, работящие, женихов на всех не хватает. Вот я и думаю: отправлять ли второго парня в хутор Три Ключа? Дорога туда не легкая. Прибывших парней мы забираем, пусть на наши харчи садятся, у вас их не густо. А тебе лично, Артур Петрович, от нашего хутора благодарность, мы это долго помнить будем и, конечно, на свадьбу пригласим. Только у нас не так быстро все делается. Подождать нужно с годик. Присмотреться надо к человеку, убедиться в преданности нашей вере. Сможет ли он своим трудом содержать семью - это ведь не я решаю, а вся община. Как она решит, так и будет.

Стали прощаться. Тут послышалось лошадиное ржание.

- А вот и ваши сюда пожаловали, - офицер кивнул головой в сторону двух приближающихся подвод.

Взмыленные лошади, не переставая, махали хвостами, отгоняя назойливых мух, били задними коваными копытами, доставая до тележных передков. Крепкие чубастые мужики с длинными бородами, поклонились Агафону - и сразу к главному.

- Никак иначе, Артур Петрович, к вам беда подступилась, - начал Бобыкин, высокий мужчина, известный как лучший мастер по дереву. - Я как услышал первый взрыв вон там, на болотине, а потом второй… Аж солнце затягивать чернотой стало. Ну, думаю, спаси, Никола Угодник, из антиллерии шпарят. Потом опять сильно бабахнуло, даже какие-то деревяшки вместе с землей высоко полетели. Все, счас, думаю, по хутору палить начнут, стал своих баб в погреба прятать. Вижу, мужики забегали. Не знали, что делать. Слава Богу, скоро все стихло.

Бобыкин помолчал, покашлял в кулак и заявил:

- Прими от нас, Артур Петрович, сердечную посильную помощь. Ведь, возможно, не на каждую душу в твоем воинстве винтовка приходится, а наши с Сидором рогатины любое оружие заменят. Вон их сколько мы заготовили. Правда, они уже подсохли и медведя могут не сдержать, а человека выдюжат и к земле пришпандорят.

На обеих телегах стояли высокие бочки, из которых частоколом торчали острые рогатины. Полковник, поняв в чем дело, улыбнулся было, но вовремя загасил усмешку и серьезно сказал:

- Спасибо, мужики! Порадовали вы меня. Оружие у нас есть, а рогатины для себя приберегите, возможно, понадобятся. Успокойте соседей, особенно женщин и детей. Никакого нападения на отряд не было. Просто устроили для проверки тревогу, а еще с распоясавшимися буянами разобрались, потому как в ногу идти не хотят, приходится силком в строй ставить, мы ведь люди военные.

Бобыкин и Пустовалов закивали головами, впрочем, не очень поверив офицеру, а Сидор горько вздохнул:

- Эх Артур Петрович, когда же эта российская смута закончится, все еще пластает, как затаившийся пожар на сухом торфянике, то тут, то там. Уж как далеко мы убрались от безбожных властей, неужели и здесь, в комариной глухомани, нам на роду нечистая сила черным дегтем написала схлестнуться насмерть? Неплохо нам с вашим соседством жилось. Спасибо тебе, укротил баловников, навел порядок. Теперь мы с тобой одной веревочкой связаны. Ни вам, ни нам с властью антихриста не живать.

Пустовалов снял ситцевую шапчонку самодельного пошива, почесал затылок.

- Только не знаю я, долго ли мы здесь продержимся. Правильно наш наставник говорил, - Сидор повернулся к Агафону, словно ждал от него подтверждения: - смута границ и меры не имеет, сметает все. Ее ни винтарем, ни рогатиной не сдержишь. На что сильны и вольны донские казаки в гражданскую были, но захлебнулись кровью и сдались, и большие белые генералы головы сложили, не оставив после себя ни креста, ни могилы.

- Да, и такое было, - Артур расчувствовался, двинул мощными плечами, вспоминая не только Дон, но и украинские, сибирские фронты. Все они оказались гибельными для белого воинства: народ отказал им в поддержке - и все пошло прахом. Он вздохнул, но, не желая оставлять хуторян в унынии, произнес командирским, с металлом, голосом:

- Мы еще повоюем, это время скоро наступит. Сколько нас за рубежами страны, особенно в Китае, совсем рядом. Будет час - все встанут за правду и Россию. За поддержку еще раз благодарю. Если у вас тревога появилась, что кто-то может на нас внезапно обрушиться, то помогите усилить дальнюю разведку. Охотников своих проинструктируйте, сговоритесь со своими единоверцами из других хуторов и деревень об обмене сведениями, посылке связных. Это сейчас очень важно. Мы с Агафоном Спиридоновичем вскоре об этом подробно поговорим. А теперь, уважаемые, до свидания. Заезжайте, всегда рады вас видеть. А ко мне вон верховой скачет. Пора и делами заняться.

«Вот-вот, начинается, - подумал Архип, - вынуждает к прямому пособничеству. Такие же офицеры подтолкнули мужиков на побережье и на Бикине к открытому выступлению. Как же, возьмем Кхуцин, а там и Москва недалеко! Кровью тогда староверы умылись, столько хуторов без мужиков осталось!». Конечно, мысли эти старец крепко держал при себе.

Командир взял под козырек и уверенным шагом пошел навстречу всаднику. Он считал, что поступил правильно, не скрыв от мужиков правды о происшедшем в лагере. У староверского хутора десятки глаз и столько же ушей да и ум, обостренный опасной жизнью в тайге. Раскольники всегда начеку. Уж они-то страху повидали. С лихвой хватило и их дедам, и прадедам, и до сих пор по лесам скрываются.

Уже через несколько дней в Комаровке знали подробности чрезвычайного происшествия. Мужики, собираясь кучками, посмеивались над перепугавшимися соседями и над собой.

- Расскажи, Бобыкин, как ты от антиллерии прятался.

- Ты бы лучше, Кузьма, описал поподробнее, как в погреб от страха залез.

- А у тебя, небось, до сих пор в ушах колокольный звон!

Острословы особенно потешались над Бобыкиным и Пустоваловым.

- Решили вооружить все воинство рогатинами! Может, это медведи переполох устроили!

- Ржете, жеребцы стоялые. Посмотрел бы на вас, если бы в избе окно вылетело, как у меня.

- А я, Сидор Степанович, хоть верь - хоть не верь, от удара этого грома чуть не упал: только на каурой с заимки приехал, прохожу мимо колодца, а тут как рванет - пустое ведро вместе с цепью со сруба да с грохотом в воду полетело. Мне даже показалось, будто из сруба фонтаном ударило, и надо же, ведро в воздух подняло.

- Ха - ха - ха! У страха глаза велики…

Посмеявшись друг над другом, со вкусом перебрав все пережитые страхи, мужики вспомнили о погибших в лагере. Хоть и беспутный народ, многие безбожники, но жалко, когда вот так, без толку, расходуется человеческая жизнь.

- Старшой говорит, восьмерых под сопкой закопали. А сколько еще ранило!…

Разговор постепенно сворачивал в другую сторону - о хозяйстве, о том, кого отдадут Кузьме в жены, о том, какое лето предсказывают старики и не будет ли засухи: тогда лесных пожаров не миновать.


ГЛАВА XIII

ВОЗМЕЗДИЕ

Начались первые дни новолуния, и молодой месяц, словно только что умытый, не успевший обсохнуть, выпячивал свое золоченое брюшко поближе к теплой земле - к затяжной дождливой погоде.

Кэт пришла первой в береговые заросли пышного кустарника - к тому месту, где еще вчера утром закопала фарфоровую емкость с золотом. Услышав дробный топот копыт, чтобы не выдать своего присутствия, присела низко к земле. Да это командир лесного отряда! Она, уже не вставая с колен, ждала его приближения. Офицер вел за длинную уздечку лошадь. Увидев давешнюю знакомую, тоже присел напротив нее и с напряжением смотрел, как та двумя руками разгребает сыпучий галечник. Вот китаянка, зацепив за горлышко, вытащила плоскую посудину, похожую на красивую вазу. В тусклом свете новолуния она отливала ослепительной белизной, распространяя таинственное сияние. Пришелица протянула вазу Артуру:

- Вот, обратите внимание: запечатано сургучом, так, как и передали мне для вручения вам. Здесь золото. Еще внутри бумага, где указано, сколько его и когда отправлено.

Удерживая в руках это причудливое изделие, Артур сомневался: а не песок ли там? Вообще что-то настораживало его в этом ночном свидании со связной полковника Кейдзи. Но днем женщина сказала, что для него есть посылка, которую она, к счастью, не понесла, а спрятала в известном ей месте, и назначила ему встречу на берегу ручья. Будет лучше, если передача состоится без свидетелей и в темноте. Услышав о посылке, которую давно ждал, подполковник успокоился и отбросил всякие мысли о возможной засаде. Сейчас же подозрительность пробудилась в нем вновь. Пошарив рукой вокруг, но не найдя нужного, командир достал из кармана длинную денежную купюру.

- Держите, я сейчас подожгу ее, чтобы лучше видно было.

Маленьким факелом загорелась плотная бумага. Артур был весь во власти нетерпения: хотелось все сразу узнать и увидеть, даже руки слегка тряслись. Он с силой крутанул утолщенный кончик пробки, и емкость открылась, обдавая ванильным запахом остатков серной кислоты и азота. Перед глазами - темная, совсем маленькая глазница емкости. А что там поглубже? Хотя точно обещали передать с курьером золото, но условленное время закончилось неделю назад. Неужели этой пигалице доверили такое богатство? Хотя мадам смела и стреляет без промаха. Он поднялся во весь рост с открытым сосудом в руках, выпрямился, поправил фуражку, потрогал торчащую на поясном ремне кожаную кобуру с наганом. «Значит, мой отряд еще нужен, значит, рассчитывают на его борьбу, - думал командир. - Теперь можно будет закупить так необходимые продукты, оружие, одежду. Буду день и ночь работать для японских хозяев, делать все, что прикажут». Артур уже видел мешки с мукой, крупой и сахаром, солдатские рубахи, хромовые сапоги.

Купюра догорала. Нужно было до конца убедиться в том, что в посудине золото. Он быстро отсыпал порошок на ладонь, стал щепотками брать и зачем-то подносить к носу, как курительный табак. Молодой месяц заиграл на ладони в желтой россыпи. Разве мог тогда улыбающийся и довольный мужчина знать, что такое свободное обращение с порошковым золотом надолго оставит свой след на его одежде и послужит подо зрением в сокрытии им принесенного из Китая богатства.

Полковник что-то хотел сказать, но промолчал. А про себя подумал: «Всю жизнь по окопам скитался, со вшами и голодом знаком не понаслышке, а тут - золото в руках, да так много!» Он растирал порошок и опять щепотками подносил к носу, словно вдоволь не мог надышаться духом драгоценного металла. Хотел поцеловать китаянку, но та отошла в сторону.

- Ну что, вы свое дело сделали, - он оторвал пуговицу от старого мундира, китаянка сделала то же самое. Обменялись паролями. - Вы такая смелая, симпатичная. Мне так нужны преданные люди. Оставайтесь! Свергнем власть, потом ко мне домой поедем. Я из-под Самары, - сказал с надеждой Артур.

- Нет-нет, - женщина протестующе подняла руку и чуть-чуть отодвинулась от офицера, - меня ждут, я должна немедленно доложить о выполнении задания. Я и так у вас задержалась. Мне нужно сейчас же покинуть лагерь.

Командир потянулся обнять эту хрупкую женщину, но неожиданно со стороны подземелий прогремел взрыв. Пламя на мгновенье зависло над распадком. Офицер передал емкость китаянке, показывая, что ее нужно закопать здесь, в том же месте. Сел на коня и, ломая кустарник, помчался в лагерь. Вдруг лошадь, захрипела, остановилась. Буквально под ней оказался человек с карабином наизготове. В стороне у ключа замерла китаянка.

- Не стреляй! Тихомиров, брось оружие!

Артур пригнулся и, опустив руку, почти из-под живота лошади смог ухватиться за ремень карабина и вырвать его из рук прапорщика. Тот истошно кричал:

- Патроны горят, а вы здесь винами обливаетесь, в любовь играете!

Артур вынул маузер, но раздумал его разряжать. Ошалевший человек с криком: «Отомщу за Димку, весь Китай вместе прошли!» - вскочил и помчался в сторону пожара.

Китаянка почуяв, что смерть рядом, схватила емкость и побежала по руслу почти пересохшего ключа. Перейдя на другую сторону, закопала золото на краю песчаного берега и быстро растворилась в черных ночных зарослях.

«Нет-нет, я не смогу до конца выполнить задуманное. Неужели это действительно тот, к кому я шла, рискуя жизнью, по таежным тропам?» - думала она, притаившись в кустах.

В голове промелькнули слова друзей, которые ночью в лесу под дождем снова и снова говорили: «Не ошибись, проверь двадцать раз, присмотрись к наколке на левой руке: на каждом пальце по букве, читается «Артур». Покажи, при надобности, фотографию Алексея, он должен его узнать. Спроси, где тот находится, жив ли. Любая полученная информация может нам пригодиться. Точно узнай об отношении Артура к японцам и только тогда принимай решение». Она продолжала задавать себе навязчивые вопросы. Почему прогремел взрыв? Почему не стрелял человек в засаде? Когда вернется полковник получить золото?

Она была настроена как можно быстрее покончить с заданием и до утра выйти туда, где были закопаны продукты и одежда, которые ей будут так необходимы для таежной жизни. Ее опять охватило тяжелое чувство от недавно увиденного - раненный на ее глазах юноша, с которым она шла вместе, вынужденный расстрел этих оборванных, обкуренных наркотиками бывших солдат. Столько страха в один день! Она поглядела в сторону лагеря. Пожар затих, пахло горелым березовым дегтем, смолкли человеческие голоса. Только ночные охранники громко пересвистывались, давая понять, что караульные в своих окопах несут службу. Ей надо еще уточнить насчет Артура, но, видимо, это именно тот человек, с наколками на пальцах. Он явно офицер, ведь Тувинец обратился к нему как к полковнику…

Артур, держа на длинном поводу оседланного коня, тихо подошел к тому месту, где еще недавно в галечнике было оставлено золото, осмотрелся и, встав на колени, двумя руками, не выпуская поводья, начал раскапывать каменистую землю.

Китаянка очнулась от дум. Она просмотрела появление мужчины на старом месте. Самое время! Согнувшись, осторожно подошла сзади к Артуру, занятому поиском золота. Он увидел ее и уже хотел подняться, но та опередила его.

- Нет-нет, так будет удобнее, - почти на ухо сказала она.

Офицер успокоился, опустил голову и продолжил углубляться в лунку песчаника, приговаривая:

- Где-то здесь, где-то здесь оно было.

- Артур Петрович, надо кое-что выяснить, - пригнувшись, проговорила женщина. - Когда покидала Харбин, наши друзья очень интересовались, где сейчас Алексей Павлов. Вам что-нибудь известно об этом человеке?

Полковник ощутил опасность в вопросе, но вида не показал и продолжил поиски. Сейчас его заботило одно: где золото?

- Где оно? Где вы, мадам, его закопали? - хрипло спросил он. - Ведь оно было рядом с этим белым камешком, чуть правее. Мы же вот здесь с вами стояли.

- Но вы так и не ответили мне, что с Алексеем Павловым, - не обращая внимания на его вопросы, сказала Кэт.

Тягостное чувство тревоги заволокло неожиданно сознание Артура. Но офицер успокоил себя, что китаянка интересуется Алексеем по заданию хозяев, и решил успокоить невольную собеседницу:

- Кое-что я слышал о нем, но точную информацию дать не могу. Охотники-староверы рассказывали мне, что в прошлом году китайский проводник привел в один из хуторов человека, похожего на Павлова. Но в какой, они не уточнили, где-то на Евдохинском ключе. Это далеко отсюда, в самой глубине тайги. Он ловко ускользнул. Пусть благодарит за это свою жену. Она, кстати, такая же смелая, как вы. Надо же, решили японского консула расстрелять, а она помогла бежать заговорщикам средь бела дня! Но, если будут указания - найдем в два счета, так и сообщите нашим друзьям в Харбине.

Китаянка, слушая командира отряда, отошла чуть дальше. Все подтверждается. Ошибка исключена.

- По-видимому, нам пора прощаться. Но где же посудина? - хмуро бросил командир отряда.

Подняв голову, Артур увидел ствол револьвера.

- Ни с места! - крикнула женщина. - За ваше преследование китайских и русских людей в Китае, за предательство и пособничество японцам вы подлежите расстрелу!

Артур на мгновение не то чтобы растерялся, а удивился. Значит, интуиция не подвела! Однако он не собирался умирать так глупо. Упав на живот, офицер протянул руки и попытался ухватить женщину за ноги, но тут раздался выстрел. Пуля попала прямо в голову. Лошадь, привыкшая к военным звукам, высоко вздыбив голову, совсем легко дернула поводья, потревожив только руку мертвого хозяина.

Китаянка, освободив поводья, села в кавалерийское седло, рядом с которым висел револьвер. Бросив его возле трупа, быстро поскакала по ненаезженной дороге в сторону тех ключевых белых отмелей, где пришельцы еще вчера ночью отдыхали.

…Опять неприятный сон приснился, хотя и место для ночлега было выбрано безопасное - на самом краю сенокоса. У крестьян Трех Ключей остался стожок недовершенный. Видимо, сена не хватило. Вот на нем-то под светящимися звездами и улеглась Кэт, совершенно не беспокоясь о безопасности. А рядом еще росли высокие сосны, загораживая луг со стороны сопок. Только заснула, а тут сон такой приятный. Как будто идет к ней навстречу улыбающийся Алексей, без рубахи, а лицо и грудь в легких подтеках крови. Она от волнения не успела спросить его, что случилось, как утонула в жарком объятии, поцелуи заменили все слова. «Алешенька, родимый, я сейчас своими губами всю кровь с лица и груди соберу», а муж все смеется и что-то на ухо шепчет, а Кэт понять не может, хотя говорит Алексей на ее родном языке. Она так соскучилась, а тот вдруг отошел метра на два и плакать стал, потом, чуть успокоившись, стал ясно говорить: «Тоскую по тебе, моя любимая Кэт, жду тебя, а ты почему-то не приходишь. Неужели любовь наша погасла? Видишь, как душа и сердце по тебе плачут, какие крупные капли крови по телу расходятся?…».

Женщина проснулась вся в холодном поту и в страхе. Но на душе стало легче - ведь хоть во сне, а встреча неожиданно состоялась, даже слезы от радости пробили. Можно было еще полежать в теплом пахучем сене да повспоминать, ведь свидания с ним так в голове отложились, что их забыть уже невозможно. Еще только рассвело, со стороны далекого моря тянуло прохладой, но пришлось покинуть теплую норку: надоедливые хищные кречеты все чаще облетали стожок. А то поднимутся высоко-высоко, прямо над Кэт, и, почти не шевеля крыльями, с высоты разглядывают свою предполагаемую добычу. Когда женщина откинула сено и открылось все ее тело, птицы поняли: добыча не по ним - и улетели. Она еще долго думала о встрече во сне с Алексеем. К чему такой неожиданно четкий и логичный сон - к радости или к печали?

Но вставать надо было: скоро крестьяне могут прийти завершать незаконченную работу. Кэт решила перебраться в молодой осинник, где таятся холодные ключи с хрустальной водой. На их берегах дикий чеснок, целые заросли черемши, всегда можно наловить лягушек. Ведь так надоела соевая крупка, да и она еще на запас пригодится.

Уж больно много поручений комитет дал. Он назывался «Братство свободы» и был создан почти сразу, как в Маньчжурию вошли войска оккупантов. Разные люди собрались в организации - прогрессивно настроенные китайцы, русские, монголы, даже несколько японских граждан. Алексей был председателем комитета, планировавшим вместе с другими членами правления все боевые операции. В его заместителях состоял бывший офицер Артур Серебров. Группа провела несколько удачных операций по подрыву железнодорожных эшелонов с войсками, минировала шоссе, вела агитацию среди населения.

И вдруг неожиданно начались аресты. Стало ясно, что в организацию проник предатель, и, как потом выяснилось, это был Серебров, который давно сотрудничал с японской раз ведкой. Для виду его тоже арестовали и быстро упрятали по дальше - в приморскую тайгу, поручив формировать боевой отряд из уцелевших белогвардейцев. В эти дни неизвестно куда исчез Павлов, боялись, что он тоже в руках контрразведки. А Кэт повезло. Когда создавался комитет, она была на длительных гастролях в Шанхае. Не встречалась она с ним и позднее. Ее не видел и не знал Серебров. Не подозревала музыкантшу и японская жандармерия. Это помогло смелой женщине спасти от расстрела Алексея и еще нескольких членов комитета.

Вся группа сопротивления знала, что ее вот-вот арестуют, надо уходить в Россию, другого выхода не было. Кэт покидала Китай одной из последних, так приказал комитет. Ей дали важное поручение - уничтожить предателя. Накануне их группа расшифровала и задержала в Шуфанском лесу, совсем рядом с границей, японскую шпионку «Актрису». У нее изъяли золото и деньги, которые китаянка по заданию японской разведки должна была доставить в банду Сереброва. Мстители запрятали предательницу на китайской территории в расщелине скалы, но убивать не стали, оставили эту грязную работу ее хозяевам.

Исполнив приговор, вынесенный Артуру, Кэт по заданию комитета ушла в сторону Амура в отдаленные старообрядческие хутора, чтобы узнать, как там отнесутся к японцам, если те нападут на Россию, и была удивлена тем, как враждебно настроены староверы по отношению к самураям. Староста Николаевского хутора Иван Михеев всенародно заявил:

- Если сунутся - отпор дадим, Россия для нас едина, и мы будем ее защищать и пулей, и картечью, а если этого боеприпаса не хватит - медвежьи рогатины в ход пойдут.

И так думали повсюду в староверских селеньях.

Кэт следовало торопиться - через семь дней она должна быть в тридцати километрах севернее от Имана в условном месте. Туда придет группа нанайских корневщиков. Среди них один русский из Маньчжурии, член комитета с очень нужной информацией. Она беспокоилась о том, чтобы встреча благополучно состоялась. Вот тогда, возможно, ее дела в тайге закончатся и можно будет заняться своим личным. Так не хочется уходить от Трех Ключей! Возможно, здесь Алексей. Проводник, прощаясь с ней, заметил, что вел сюда какого-то русского. Но она еще вернется сюда.

Ночью она долго стояла около сваленного ветром громадного тополя и, вглядываясь в редкие огоньки, мерцавшие в стороне Трех Ключей, гадала, у которого из них ее самый дорогой человек. Подбежал большой черный пес. Он уже подружился с незнакомкой, обнаружив ее близ хутора. Женщина дала полизать собаке сахарина, и умный сторожевик проводил ее до поворота на иманскую тропу. На прощание Кэт погладила четвероногого дружка и потрепала его кудлатую голову. Тяжелая грусть мгновенно навалилась на отважную разведчицу. Она, смахивая слезы, шептала:

- Алеша, я вернусь.

Встряхнула головой, вытащила из-за пазухи свой безотказный револьвер, проверила, полон ли барабанный магазин, потерла рукой ствол, не ставя на предохранитель (так требует жесткая ночная таежная жизнь) и опять подвесила на детские цветные ленточки для волос, прикрыв его истрепанными одеждами. Подержав в руках оружие, Кэт почувствовала прилив уверенности. Постояла еще короткое время и пошла в темноту ночи.



ГЛАВА XIV

ИСХОД ИЗ КОМАРОВКИ

- Что, брат, стряслось? Что подняло тебя в такую беспросветную ночь? - спрашивал Агафон старого Самария, застегивая наспех накинутую фуфайку. Всклокоченный старик тяжело дышал, сидя на лавке. Неуверенный свет от зажженной свечи делал лицо его страшным: видны были только борода и морщинистый лоб, глаза и впалые щеки утопали в черни сумрака. Выпятив два заскорузлых пальца, мужик истово перекрестился.

- Спаси и сохрани, Господь, рабов твоих.

Агафон терпеливо ждал, когда же старик отдышится и наконец приступит к делу. А дело, по всему видать, важное, если почти немощного старика среди ночи заставило бежать через всю Комаровку, - жил-то Самарий со своим женатым сыном и невесткой на дальнем конце деревни, считай на окраине.

- Так что же стряслось, Самарий Евлампиевич? - решил Агафон поторопить деда с его известием.

Старик, глядя в сторону почти невидимых в чахлом свете икон, еще раз перекрестился.

- Мой Минька возвращался с охоты мимо лагеря антихристов. Нехорошо там. Командира ихнего нашли убитым. Все воинство взбулгачилось, митингует по-ихнему, приписывает смерть атамана староверам. Нам, Комаровке…

Ошарашенный злой вестью, глава хутора невольно возразил пришельцу:

- Что за вздорный голос! Да на Артура Петровича мы молимся после того, как он навел порядок и прекратил грабежи и бесчинства этой шайки…

- Все так, брат Агафон, но жди беды. Дай Бог, оправдаемся в смерти их вожака, но все равно эта банда пустит Комаровку на поток и разграбление. Только командир удерживал нехристей от бесчинств. Сколько мы им мяса и овощей давали! Разве оценят… Одно слово - бандиты.

Агафон молчаливо согласился с Самарием. Он давно понял, кто нашел прибежище рядом с Комаровкой, - люди, потерявшие свой род. Кому они служат, на что надеются? Свалить новую власть? Так это оказалось не под силу ни ратям прежнего режима, ни японцам, ни немцам, ни чехам, ни американцам… Старец был уверен: навались Советы на отряд по-серьезному - и конец «защитничкам святой Руси». Но пока лагерь находился рядом с хутором, ему, да и всем его обитателям, приходилось терпеть опасное соседство, делать вид, что видят в отряде своего спасителя от безбожных властей. Вот и в последний раз, когда в лагере возникла паника, Агафон надоумил мужиков привезти командиру старые рогатины: де поддерживаем вас всеми силами. Теперь Артура, разумного и рассудительного вожака этой банды, нет, и можно ожидать всего самого худшего.

- Ладно, Бог тебя наградит, брат Самарий, за беспокойство о нашей общине, - перекрестясь, промолвил Агафон. - Завтра же переговорю с главным в отряде, а там вместе со всеми стариками решим, как дальше жить будем.

- Мое соображение, Агафонушка, - уходить надо. Дурное, дьявольское это место рядом с Лешим клыком, - промолвил Самарий. - Ужель судьба Медянок тебе ничего не говорит? А ведь это знак Божий. Только исход от антихристов может еще спасти нас.

- Исход, говоришь? - нахмурился старец. - А куда? На какое такое безопасное место? И так загнала нас власть и никонианская церковь на край земли. Гонят от Рогожского погоста, от заволжских скитов, от Саянских гор, от берегов Байкала и зейских равнин. И мы бежим. Все ищем Зеленый клин, заповедное Беловодье, что обещают нам старые предания, двуперстие и двухголосная ектинья. Где эти благословенные места? Может, на Аляске? Но туда по лесу, снежным пустыням и морю не добраться. Переморозим и перетопим весь свой род.

Агафон немного помолчал, что-то прикидывая в голове, потом жестко сказал:

- Сниматься с бабами, детишками, со всем скарбом и скотом… Спаси, Господь, тяжкое дело. Да и как бандиты на это посмотрят. И опять же, куда? Была надежда на Китай, но вот женихи, коих прислали нам, рассказывают: живут там наши единоверцы хуже скотов. Рисовой пылью питают плоть свою. Даже самые лучшие и крепкие семьи - на грани нищеты.

- Все понимаю, Агафонушка, - Самарий для убедительности покивал головой. - Но ты уж пораскинь мозгами, подумай, как спасти нам себя и наши семьи.

Утром к Тувинцу прибежал подросток из Комаровки. Солдаты, ворча, пропустили мальчишку.

- Чего тебе, парень? - хмуро спросил новый командир.

Малец вытащил из кармана штанов свернутый листок.

Тувинец, небрежно развернув послание, прочел его. Писал ему старший Комаровки, просил свидания в безопасном месте. После смерти Сереброва оказавшийся главным в ненадежном митингующем лагере, офицер не хотел ссориться со староверами: кто знает, какая выпадет карта, а соседи могут пригодиться.

- Передай Агафону - сегодня в двенадцать на Лысой прогалине. Пусть приходит один.

Мальчишка так же, как и прибежал, быстро исчез из лагеря. Тувинец, проследив взглядом за скрывшимся в зарослях пареньком, кивнул двум унтер-офицерам с маузерами в деревянных кобурах, вскочил в седло артурова жеребца, самостоятельно вернувшегося в лагерь, и направился вместе с конвоем к вооруженной толпе, что шумела поодаль от прибежища главаря.

- О чем базар? А ну тихо! - гаркнул Тувинец, раздвигая людскую массу лошадиной грудью.

- А ты кто такой? Чего командуешь? Кто тебя назначил? - послышались злые крики. Толпа угрожающе гудела.

- Это кто интересуется? Ты что ли? - Тугай уперся прищуренным оком в оравшего солдата. - Подойди, объясню.

Растрепанный мужик с винтовкой в руке протиснулся сквозь толпу:

- Староверы убили командира и забрали золото. У него вся рубаха обсыпана золотым песком. А ты…

Солдат больше ничего не успел сказать. Главарь хладнокровно выпустил в него одну за другой три пули из своего пистолета. Охнув, мужик осел на землю. Толпа отхлынула от трупа.

- Кому еще интересно? - хрипло крикнул офицер. - Желающие есть? Нет. Хорошо. Теперь слушайте меня. Я назначен заместителем командира отряда. Таков был приказ полковника. Насчет его гибели проведу расследование. А сейчас все в казармы! За нарушение дисциплины - расстрел!

Тувинец подождал, пока недовольно гудящая толпа рассосется по земным укрытиям, одобрительно кивнул своему конвоиру, когда тот огрел нагайкой замешкавшегося солдата, и, повернув коня, направился в сторону синеющих лесных зарослей. Остановив жеребца, офицер дождался поотставших всадников:

- Меня сопровождать не надо. Следите за этой сволочью. В любого, кто вылезет из укрытия наружу, стреляйте без пощады.

…Лошадь шла ровной рысью. До Лысой прогалины оставалось версты три, и у Тувинца было время подумать. Смерть Артура перевернула обстановку в лагере. Полковник держал его обитателей своим авторитетом, связью с японцами, их материальной помощью. Сегодня Тугай сумел обуздать эту бандитскую вольницу. А завтра? Ведь у него нет того, что давало силу Сереброву. Тувинец предполагал неминуемый раскол в отряде. Кто-то останется с ним, а другие, черт с ними, пусть убираются. Самому ему нужно дождаться связных из Маньчжурии. Возможно, они принесут деньги и инструкции. Плохо, что полковник не успел ввести его в курс дела. Единственно, о чем рассказал, так это - что отряду поручено охранять группу японских геологов, ведущих разведку недр где-то в этом районе, создать им необходимые условия для работы. Сейчас вместе с ними трое конвойных. Будет правильно, если он с оставшимися людьми возьмет охрану группы специалистов на себя. В Маньчжурии это оценят. Хорошо, что Артур передал ему пароль для связных.

Смерть командира не казалась Тувинцу загадочной. Ясно, что его отправила на тот свет китайская мадам. Уж он-то видел во время перехода по тайге, на что способна его бывшая спутница, да и в лагере она без колебания пустила в ход оружие. И совсем не случайно, что китаянка исчезла после гибели полковника. Но вот золото… Тувинец сам убедился, что куртка Артура в желтых, блестящих пятнах. Где оно? Наверное, унесла с собой эта чертова баба. Тугай не заметил, как тайга раздвинулась, обнажив небольшой луг, окруженный мелколесьем. Лысая прогалина - так называли староверы это место. Агафон уже ждал, сидя на пеньке.

- Что ты хотел, старик? - спросил офицер и слез с коня.

- Батюшка, ваше превосходительство, что же это делается, - запричитал старик. - Артур-то Петрович… Ведь он был нам как отец родной. Комаровку ограждал от обид. А твои люди поклеп на нас возводят.

Офицер молчал. Ему было безразлично, что будет со староверским поселением. Однако он понимал опасность, которую несет для него вышедший из повиновения вооруженный сброд, и потому не хотел ссоры с хуторянами - авось пригодятся.

- Я знаю, что в гибели полковника ваши люди не виноваты, - мрачно сказал он. - Но вот как убедить в этом тех в отряде, кто считает, что староверы убили Артура и забрали золото? Сегодня я унял крикунов, однако что будет завтра, послезавтра, через неделю… Попытаюсь подавить возможный бунт, но гарантий не даю: ты знаешь, я здесь человек новый.

Агафон, выслушав офицера, глубоко вздохнул:

- Грехи наши тяжкие… Лишаете, ваше превосходительство, последней надежды. Неужели нам предстоит тот же крест, что нашим единоверцам из Медянок…

- Не знаю, старик. Решайте сами. Я с тобой говорю откровенно. Мне заваруха в Комаровке ни к чему. Но ты сам знаешь, что за народ собрался в лагере. Для него ваше поселение станет лакомой добычей, - вздохнул Тувинец и спросил: - Ваши люди все знают, скажи, где работает какая-то группа специалистов?

- Вы спрашиваете о рудознатцах? Наши охотники говорили, что копаются они в среднем течении Медвежьего ключа, где-то недалеко от Каргалинских болот, верстах в двадцати от Комаровки. Если есть нужда, дадим проводника…

- Пока не надо, - сказал Тувинец. - А не видели ли твои односельчане в тайге бабу-китаянку?

- Видеть не видели, но следы заметили. Махонькие, как у ребенка. Шли в сторону Амура…

- Ладно, старик, молись за меня, а еще больше - за твою Комаровку, - усмехнулся Тувинец и легко забросил свое тугое тело в седло.

Той же ночью часть отряда снялась из лагеря и ушла в разоренный и брошенный хутор Медянки. Не желающие подчиняться пришлому офицеру избрали нового командира - унтера Охрименко - и послали нарочного с донесением японскому командованию. Отправили и письмо Тувинцу, с которым осталось человек двадцать. Ушедшие предлагали перемирие до тех пор, пока их не рассудит командование, находящееся в Маньчжурии. Тугай не жалел об отколовшихся, зная, что из себя представляет эта одичавшая от таежной жизни, разложившаяся от потери всякой надежды на нормальное человеческое бытие, публика. «Эти будут пострашнее хунхузов, - подумал новый начальник уменьшившегося отряда. - Теперь, Комаровка, держись!»

…В избе Агафона собрались старики и наиболее уважаемые мужики. Накануне солдаты из Медянок разорили подворье Андрона Посохова, угнали скотину, застрелили сторожевого пса, искали золото. И быть бы еще большей беде, если б жена и дочь мужика, который промышлял в тайге, вовремя не убежали.

- Я так соображаю, что ждать спасения от этих вояк - ждать тепла в лютую зиму, - рассуждал старец-наставник. - Рано или поздно узнает власть об этом осином гнезде и прихлопнет его. Тогда и нам несдобровать - сочтут за укрывателей. А с властью нонешней шутки плохи. Чем закончилась заваруха, когда наши единоверцы подняли оружие против колхозов? Где они, наши лучшие мужики? Кто в земле-матушке, а кто в лагерях гниет. Наслал Господь на нас, грешных, новое испытание, но он же и спасет нас. Будем уходить. Собирайтесь. Животину уведем с собой. Избы и огороды придется бросить. Охотники во главе с Андроном пойдут последними. Если будет погоня, отобьются. Но не дай Бог кровопролития. Уходить надо немедленно, чтобы за лето успеть приготовиться на новом месте к зиме.

Долго судили-рядили, куда уходить, где пустить новые корни, где найти спасение. Сначала хотели направиться в Три Ключа. Братья и сестры по вере помогли бы переселенцам.

Но, прикинув, отказались от этого маршрута: к дальнему селению нет дороги и с обозом туда не пробиться. Охотники, хорошо знающие Приморье, предложили идти на север. Там есть в тайге удобные распадки, достаточно удаленные от побережья: с моря староверам грозила опасность оказаться на виду у властей.

В один из дней группа оголодавших солдат из Медянок совершила налет на Комаровку. Бандиты нашли село обезлюдевшим: мертвые избы с заколоченными досками крест-накрест дверями и ставнями. Ни из одной печной трубы не поднимался привычный дымок с запахом свежего хлеба. Нигде не слышались ни ребячьи звонкие крики, ни соседская перекличка хозяек, ни конское ржание, ни ленивый собачий лай, ни петушиное победное пение. Только, нарушая кладбищенскую тишину, стрекотало беспокойное сорочье племя над цепкими сорняками, что быстро захватывали огороды. Солдаты сорвали доски с дверей крайней избы. В ней хоть шаром покати. На потемневшей бревенчатой стене светлые пятна от снятых икон.

- Ушли проклятые богомольцы. Что жрать будем? Ведь на сто километров в округе нет жилья, - растерянно заметил молодой белоглазый солдатик.

А старший в группе, скрипнув зубами, приказал:

- Ты, Попов, чем причитать, проверь-ка лучше подпол - есть ли там запас.

Подняли вырезанную в полу крышку, засветив подобранную лучину, солдатик спустился в проем голбца.

- Пусто. Ничего нет. Все, черти, выгребли и вывезли, - крикнул он снизу.

- Чисто поработали, божьи старатели. Пошли к Охрименко. Пусть договорится с Тувинцем о разделе провианта.

- Может догнать этих сучьих староверов, вернуть? - предложил кто-то.

- Их теперь ищи-свищи. Им что тайга, что дом родной, - зло бросил старший. - Да и на медвежью картечь нарваться можно. В отчаянии кержаки - народ страшный.

Группа уныло поплелась обратно в Медянки. Ее путь лежал мимо старого погоста с потемневшими крестами на обкатанных временем могильных холмиках. Вид этот невольно навеял таежным отшельникам отчаянные мысли о своей заплутавшейся судьбе. А за спиной оставалась мертвая, как это кладбище, Комаровка - еще одно брошенное таежное селение…

Через несколько дней после исхода староверов дозорные привели к Тувинцу задержанного близ лагеря китайца.

- Что за человек, что тебе тут надо? - строго спросил командир оставшейся после раскола надежной части отряда.

Пришелец неожиданно на чистейшем русском языке назвал пароль. Тувинец спешно проговорил отзыв.

- Мне нужен Артур, - сказал китаец.

- Он погиб при невыясненных обстоятельствах. Я был заместителем полковника и стал его преемником. Я Тугай, но меня знают в Китае и здесь как Тувинца. Я сделаю все, что не успел Серебров. Так и передай тем, кто послал тебя.

Китаец молчал. Задание японского полковника надо выполнить во что бы то ни стало. А тут такие перемены. Взглянув на плотную фигуру, на жесткое лицо собеседника с узкими холодными глазами, прикинув в уме увиденные в лагере картины, свидетельствующие о беспрекословном подчинении людей этому офицеру, пришелец решился доверить порученную ему весть.

- Полковник велел передать только на словах. В Медянки в группе проводника Шена направлялась женщина. Китаянка, известная как Кэт. Эта дама должна исчезнуть - таков приказ.

Тувинец подумал и сказал:

- Она была здесь. Вела какие-то переговоры с полковником, а потом исчезла. Я связываю смерть Артура с ней…

- Найти и уничтожить, - жестко произнес шпион.

- Примем все возможные меры, - ответил Тувинец. - А командование больше ничего не поручало тебе?

Пришелец достал толстую пачку денег - советские купюры разного достоинства. Усмехнулся:

- Полковник спрашивает, довольны ли вы предыдущей посылкой? Золото - лучшая валюта.

Тувинец промолчал. Опять это золото. Его следы были на куртхе убитого Артура. Вот откуда оно взялось, но куда делось?

- Передайте полковнику, что его приказ будет выполнен. Заверьте его в моей безоговорочной преданности, - закончил разговор Тугай.


ГЛАВА XV

ТРЕВОГА НА ПАСЕКЕ

Только лай собак и шумный гомон птиц нарушали покой и размеренную жизнь таежной пасеки. Она затерялась в большом распадке у подножья Петровского перевала, на пятачке, заросшем диким клевером да желтым низкорослым одуванчиком. А кругом обширные липовые да малиновые массивы. По опушкам леса, где нет крупных раскидистых деревьев, почти в рост человека стеной стоят пионовые заросли с изобилием темно-зеленых упругих листьев с крупными разноцветными бутонами. Распадок разрезал сопки, теснил перевалы, продвигая весеннюю красоту в глубь таежных дебрей.

Дол был обширен, нужен не один час, чтобы через светлый с обильным ароматом цветущих трав простор добраться до мохнатых кедрачей-великанов и сумрачных пихт. Вот здесь-то, при слиянии горных ручьев и раскинулся старообрядческий хутор Три Ключа.

Уже много лет, как здесь прочно обосновались алтайские староверы. Были среди них алейские, крутихинские, колпаковские. Жили они дружно, круто связанные близкими родственными отношениями. После начала коллективизации и разгула «кулаченья» сюда прибилось еще до десятка семей единоверцев.

Крестьяне землепашествовали, растили пшеницу, ячмень, гречиху. Собранного урожая хватало на прокорм семьи - и слава Богу. Одна корова и лошадь на семью. Неброские для глаз полосы под житом специально были разбросаны по разным берегам ключей, небольшие огороды возле изб - и довольно. Человек, знающий старообрядческое трудолюбие, удивился бы: ведь вокруг богатейшие угодья. Но нынче не те времена, чтоб обрастать крепким и многоприбыльным хозяйством. Староверы боялись, что, раскорчуй они полраспадка, накопи стада тучного скота, - вмиг их найдут. Тогда лишатся всего, вместе с собственной свободой. Коллективизация! Колхозы они называли сатанинскими, созданием антихриста, которое несет одну беду крестьянству, конец вольным хлебопашцам. А свободу и независимость люд этот, докатившийся до бикинской тайги, ценил более всего. Много ремесел предпочитали хуторяне. Был на хуторе и свой «столярный цех» - крепко сколоченный дубовый верстак под навесом на два рабочих места, и кузница - низенький сарайчик во дворе дома мастера железных дел Гаврилы Худолеева, кряжистого мужика с огромными красными руками. Зимой валяли шерсть, бабы ткали немудрящую материю.

Но самой большой гордостью староверов являлась пасека, принадлежавшая всей общине. Бессменным главой ее многие годы был Митрофан Дружинин. Так ее и прозвали - Митрофановской. Вот и в этом году он с почти уже взрослым сыном, парнем крупного телосложения Арсением, готовился к медосбору. Тот, по всем приметам, обещал быть богатым. С ранней весны целыми днями пасечники колдовали около стоящих ровными рядами уликов. Основные работы уже закончились, ждали начала цветения липы. Отец целыми днями ходил по распадкам, обламывал небольшие веточки с деревьев и внимательно рассматривал их, разминая на большой ладони. Маленькие желтые бутончики еще были тугими, но уже источали едва уловимый запах меда. Еще пара жарких дней - и их коробочки раскроются и станут доступными для рабочей пчелы.

Отец часто за обеденным столом говорил сыну:

- Не зря мы в этом году чуток раньше на кочевку выехали. Душа еще с зимы чувствовала: большой мед нынче будет. Смотри, какое дружное цветение липы ожидается, такое не каждый год бывает. Хорошо - пчелу вовремя заправили, молодь к работе подготовили. Сейчас нужно молить Бога, на коленях его просить, чтобы грозы ночной не было да тайфуны с дождями и сильными ветрами стороной прошли и где-то далеко в море свою непомерную мощь растратили. Ведь стихия может вмиг весь цвет липы загубить и даже запаха меда не оставить.

После завтрака, как всегда, Митрофан с Арсением, взяв дымокуры и узенькие ящички с длинной ручкой, предназначенные для инвентаря, который всегда должен быть под рукой, пошли в дальний угол пасеки еще раз проверить пчелиные рамки перед качкой меда. Где-то в отдалении раздавался надсадный лай собак. «Наверно, за зайцем гоняются. Вон как заливаются, - подумал озабоченно пчеловод. - Вот ужо накличете тигра, тогда вам мало не покажется. Он с собаками дружбу не водит, характеры разные».

Зверья в окрестностях хутора хоть отбавляй. Все лето шастают медведи - того и гляди, как бы коров на выгоне не задрали. Только псовая свора спасала огороды от кабаньих разоров. Часто слышалось, как трубят изюбры. Знали хуторяне, что где-то недалеко проходит тигриная тропа. Но полосатый был осторожен, от людей держался подальше. Лишь зимой его присутствие выдавали огромные кошачьи следы на снежном насте.

Лай усиливался и приближался к пасеке.

Митрофану надоела собачья брехня, нарушающая тишину летнего покоя, и он крикнул сыну:

- Ну-ка, Арсений, свистни! Пускай сторожа домой возвращаются. Этих дармоедов не для того сюда привезли, чтобы за разной живностью по крутикам гоняться.

Парень осторожно уложил рамку с обильным расплодом в нишу улика, поднял с лица защитную сетку и уже двинулся было по направлению собачьего скандала, как неожиданно замер на месте. Прямо на него, из зарослей густого кустарника, шатаясь и прихрамывая, двигалась какая-то несуразная черная фигура. Похоже, это был человек с длинными распущенными черными волосами, темным от загара, заросшим лицом, со всклоченной, торчащей в разные стороны бородой. Не дойдя до Арсения десять-пятнадцать шагов, незнакомец, еще сильнее заваливаясь на бок, чуть не падая, свернул к грубо сколоченной скамейке, стоящей в тени отцветающей черемухи. Он попытался сесть, опираясь спиной на шероховатый ствол старого дерева, но неожиданно сполз на землю и погрузился в красно-сиреневую кипень высокого дикого клевера. Собаки где-то под скалами продолжали истошно лаять, но парень этого уже не слышал. Пораженный неожиданной встречей, он растерялся, уронил дымящийся дымокур и с перепуганным видом побежал в дальний угол пасеки к отцу, еще издали крича:

- Папаня, папаня, к нам какой-то человек пришел! - аж задыхался он от волнения. - Какой-то страшный, лицо больно волосатое и чернущее. И одежда чудная, не такая, как у нас. В плечах как медведь, а ростом маленький.

- Кого же нечистый принес? - встревожился Митрофан. - Один ли?

- Да-да, один.

- Зови собак - и быстро в омшаник. Вилы и топор возьми.

Арсений понимал, почему с такой опаской отец встретил эту неожиданную весть. В их хутор, где спасались от антихристова мира более сотни, если считать баб и детей, приверженцев старой веры, посторонние никогда не приходили, и ниоткуда их не видно. Лишь однажды, как сказывают старики, хуторянам пришлось отстреливаться от банды хунхузов, которые пытались с трех сторон окружить хутор, но волчья дробь и медвежьи жаканы заставили закордонных бандитов уйти, оставив два трупа. Порой мимо Трех Ключей проходили партии геологов. Эти вреда с собой не несли, только расспрашивали местных жителей, как лучше добраться до нужной им местности. Хуторяне, бывало, и проводников давали, и инструмент помогали доставить, да и продуктами могли поделиться. Ну а если кто заболеет, знахарку направляли. Народ попадался совестливый, в знак благодарности одаривали порохом, свинцом и солью. В глухомань, где разбросал свои бревенчатые избы хутор, почти никто не заглядывал. Потому появление пришельца стало событием чрезвычайным, неожиданным и опасным.

Вскоре прибежали взъерошенные лайки: им передалась людская тревога, и они чутко внимали в ожидании хозяйской команды. Арсений с вилами и большим колуном на длинном топорище уже бежал к отцу по тропе от омшаника, на ходу показывая рукой в сторону раскидистого черемухового дерева:

- Как пить дать, он, папаня, со стороны Евдохинского ключа пришастал, а теперь в траве затаился. Не иначе, за нами следит…

Медленно, с опаской, приближаясь к скамейке, Митрофан нарочито громко отчитывал собак, с расчетом на то, что незнакомец услышит его и уберется подобру-поздорову через кустарник в сторону Мышьей сопки.

- На цепь, на цепь посажу, бездельники! Как с хутора уехали, так волю почувствовали, за какими-то мышиными хвостами гоняетесь, а к нам чужие ломятся. Один уже здесь, под черемухой прячется. Сейчас картечью палить будем. Заряжай, сынок, в два ствола. Показывай, где супостат лежит. Чуть что - стреляй прямо в голову, в голову! Собак спускай. Пусть неповадно татю будет по чужим пасекам шарахаться!

Однако со стороны скамейки не доносилось ни звука. Митрофан приблизился на несколько шагов. Из-за высокой травы и веток черемухи трудно было что-либо разглядеть. Просматривалась только спина черной неподвижной фигуры. Жестом руки приказав сыну остановиться, отец неожиданно пригнулся и мелкими шагами, оглядываясь, стал удаляться от черемухи в сторону Евдохинского ключа, знаками показывая Арсению на заросли орешника. Митрофан, медленно пятясь, ни на минуту не упускал из виду поляну за черемухой, но там не было никакого движения. Только несколько ворон с резким карканьем уже успели занять место на дереве. «Эти не упустят своего, как на падаль слетелись. Словно за версту добычу чуют», - зло подумал пасечник и обратился к притихшему Арсению:

- Ты точно человека видел? У страха глаза велики, с испугу и барсука или енота за человека посчитать можно.

- Нет-нет, папаня, точно мужик, но какой-то странный, как черт из подземелья - страшный и волосатый. Я таких никогда не видел, с барсуком его не перепутаешь.

- Коли так, дело серьезное. Может, это разведчик, под дурачка прикидывается, а дружки-бандиты наготове с оружьем в руках в зарослях Евдохинского ключа его дожидаются. Подождут-подождут - и сюда всей оравой нагрянут, - рассудил отец, но снова засомневался - Почему же собаки спокойны? Чужаков уже давно бы учуяли. А они вон лежат в тени большой березы да блох из шерсти выкусывают.

- Тогда давай, папаня, сразу навалимся на него, повяжем и расспросим, какого лешего ему надо на нашей пасеке, - решительно и уже с большей уверенностью заявил Арсений.

- Брать пока не будем, - решил отец. - Надо понаблюдать, возможно, с дальнего угла, из пионовых зарослей кто-то выскочит. А мы тут как тут. Они забоятся и отступят. А потом, вдруг это золотоноша. Эти-то архаровцы не церемонятся, сразу стреляют и быстро уходят в сопки, найти или поймать их невозможно. Ты, сын, будь здесь и глаз не своди с этого безбожника, а я к омшанику быстренько подамся, оттуда хорошо видно место под черемухой, да и берданка там с охотничьим припасом. Жакан-то медведя наповал валит, а этого недомерка и подавно сразу уложит.

Как у каждого таежного старовера, у Дружинина было и нарезное оружие, но здесь он держал только привычное гладкоствольное ружье.

Оставшись один, Арсений успокаивал себя: «Рядом собаки. У отца берданка, да и стреляет он без промаха». Но слова Митрофана о том, что пришелец может быть не один, невольно закрались парню в душу. Ему даже чудился временами какой-то треск в орешнике, как будто что-то упало с дерева и зашевелилось, затаившись в траве. Арсений чутко вслушивался, однако все было тихо.

Тревожные мысли застряли и в голове у Митрофана. Раз гости нагрянули со стороны железной дороги, то это - грабители. Мужик истово перекрестился: «Господи, пронеси мимо чащу сию!». Растревоженный рассудок уже не брал во внимание, что до магистрали Владивосток - Хабаровск более двухсот пятидесяти верст, кругом перевалы, непроходимые болота и тайга с быстротечными ключами. Перед глазами промелькнула прошедшая множество сибирских верст мать-покойница, которая напутствовала: «Держись, сынок, подальше от сатанинской железной дороги. Иди и веди своих детей как можно дальше в лес, в самые глухие места, где никто, кроме тебя, не пройдет. Только там, в глуши, и стал для Митрофана той обителью, до которой пока не добрались ни враждебная старообрядчеству власть, ни осквернители истинной веры, ни воинствующие безбожники.

Митрофан схватил берданку, опоясался поверх длинной сатиновой рубахи тяжелым патронташем и почувствовал себя уверенней. Он как-то сразу помолодел, выпрямился во весь рост. Твердыми шагами прошел по краю в дальний угол точка, зажатого густыми цветущими зарослями, быстро зашел в омшаник, откуда просматривалась вся пасека. Вон и Арсений сидит в орешнике и отмахивается от комаров и мошки. «Вроде и парень уже взрослый, - подумал Митрофан, - работник отменный, а так испугался неизвестного гостя, хотя и вырос в тайге. Аж дымокур уронил, тот до сих пор валяется и коптит рядом с ульями». Однако отец вскоре сменил гнев на милость, вспомнив свои тревоги и ту оторопь, которая прошла только тогда, когда он почувствовал в руках привычную тяжесть берданки.

Отойдя от окна, Митрофан зашел в темный отсек сотохранилища и быстро вышел оттуда. В руках он держал деревянный, старинной причудливой выделки объемистый черпак с медовухой. Не ставя его на стол, мужик перекрестился и со словами: «Прости, Господи, грехи наши» - выпил почти половину янтарной жидкости. Затем еще раз проверил, заряжено ли ружье, крякнул для храбрости, вышел, громко хлопнув дверью, чтобы подальше было слышно, и пошел мимо уликов к ожидавшему его Арсению. Тот тоже уже поборол робость и звонко сказал подошедшему отцу:

- Чего тянуть, давай брать! Нам ли его бояться?

Митрофан, раздумывая, помолчал и как-то по особому взглянул в глаза парню:

- Брать, брать… Тоже мне, Аника-воин. А за что насилие над человеком чинить? Он ведь нам не угрожал. Лег и лежит себе спокойно, даже не шевелится. Как только его мошкара и пчелы не донимают? Видать, коренной таежник - комарья не боится. Мы уже больше часа здесь крутимся, вооружившись, словно на Батыя в поход собрались, а он ни одного слова не проронил… Тут обмозговать надо, чтоб не ошибиться. Я ведь уже многое передумал, да и с твоего рассказа повадки все больше выдают его как таежного невидимку, человека-смертника.

Пасечник перекрестился и раздумчиво сказал:

- Правда, таких людей мало, но они есть в наших глухих местах. А может, он к нам помирать пришел или просто отдых устроил. Точно не скажешь. А возможно и другое: его кто-то преследует, а с ним большие деньги, и он решил здесь на время укрыться, полагаясь на нашу защиту. Судя по твоему описанию, сын, этот человек смахивает и на золотоношу. Ходят они без поклажи, золото в поясах, короткий обрез под одеждой, краюха хлеба с салом за пазухой.

Митрофан помолчал, взвешивая в уме свои доводы, потом продолжил:

- Ты помнишь Серегу Храмцова? Его считали сгинувшим во время охоты на барсуков на Чалинских болотах. Бабы все глаза выплакали, молились за спасение его души. Считали, что болотные незамерзающие хляби навсегда забрали его к себе. А он оказался жив и здоров. Недавно на побывку к семье приходил, да еще немалые деньги принес. Так вот он мне по-родственному поведал, что заделался золотоношей. Никанор через китайцев помог, они заинтересованы в честных и крепких людях, доверие у них на первом месте, ведь большими деньгами рискуют. За двести километров до Имана от вольных старателей с Софийских ключей золото к разным покупателям доставляет. Как рассказывал Серега, лихие люди постоянно за ними охотятся. Золото-то часто пробуждает в человеке алчного зверя. И тут ухо держи востро - кто первым выстрелит, тот и богатым станет.

…Но кругом было тихо. Собаки лениво выкусывали колючки в хвостах. Только пчелы с мелодичным гудением бойко кружились над уликами.

- Ну что, Арсений, пойдем в тень под омшаник. Оттуда ведь тоже хорошо поляна просматривается. Ведь если он золотоноша и шел всю ночь, то, конечно, спит, - как бы подводя итог бес покойному началу дня, сказал Митрофан. - А будить его опасно. Для нас с тобой самый лучший исход, если он отдохнет, а потом с миром пойдет дальше. А мы-то такой погожий день потеряли, хотя работы на пасеке хоть отбавляй.

Арсений кивнул косматой головой, соглашаясь с отцом. Потом, присмотревшись к темной фигуре в клевере, которая как упала в траву, так и не меняла позы, парень испуганно сказал:

- А может, он и не спит вовсе, а помер?

Отец и сын, держа наготове свое оружие (Митрофан - берданку, Арсений - топор) подошли с другой стороны черемухи. Оттуда и надо было подходить еще в тот раз, да отец не решился - страх одолел. Увидев лежащего человека, оба оробели от увиденного и встали как вкопанные у изголовья неизвестного. Перед ними распластался в глубоком обмороке или непробудном сне страшного обличия незнакомец. Он лежал на спине, полы потерявшей цвет телогрейки были откинуты и походили на крылья большой мертвой птицы. Ватные брюки спустились ниже пояса. Никакого белья на человеке не было. Маленькое костлявое тело ужасало сплошными кровоточащими язвами. Ярко-коричневые подтеки изрисовали выпирающие ребра и запавший живот. Длинные волосы грязными плетями почти наполовину закрывали заросшее, изможденное лицо с маленьким желтым носом. Худоба делала человека похожим на скелет. Рядом с ним лежал японский карабин с ржавым стволом и блестящим затвором. В левый отворот телогрейки были вшиты почти незаметные матерчатые пазухи, придерживающие штык от мосинской трехлинейки. Но почему-то его колющая часть была расплющена, представляя собой ровную блестящую заточку.

- Папаня, да ты посмотри, он с голодухи помирает, - испуганно сказал Арсений.

Отец промолчал и ногой отодвинул подальше лежащий под рукой незнакомца карабин.

- Совсем из сил выбился, - сочувственно заметил Митрофан. - Видать, в тень под черемухой рвался. Жарко, жарко ему, наверное воздуха не хватает. Тут и упал в забытьи. Наверное, какой-нибудь заблудившийся скиталец. Видимо, сильно хворь мужика одолела.

Старовер откинул со лба пришельца сальные волосы и приложил над черными бровями ладонь.

- Да он просто сгорает от жара и сознание потерял, - тревожно молвил Митрофан. - Вот что, Арсений, спасать человека надо, знать, очень ему плохо, может на наших глазах умереть. Перенесем его в омшаник. Берись за штаны, а я за телогрейку. Только осторожно. И так в нем живой дух еле держится.

Пришелец был совсем легким. Больного положили на лежак у окна, где обычно спал Арсений. Отец быстро смочил полотенце в холодной ключевой воде и начал махать им около лица больного так споро, что грязные волосы на голове несчастного откинуло к затылку.

- Арсений, раздевай его да выноси одежду подальше от омшаника. Язвы-то видишь какие, да и штаны в крови, - командовал Митрофан. - А может, болезнь неизлечимая и от человека к человеку переходит.

- Но он же совсем голым останется, - возразил сын, - ни подштанников, ни нательной рубахи.

- А это сейчас в самый раз. Остудить человека надо, возможно, в себя придет. Сейчас холод к голове приложим, и при открытых дверях пускай полежит. А мы липовый отвар на костре приготовим да чай подогреем. Отпаивать его надо. Очевидно, его жизнь уже несколько часов на волоске висит, а мы зря время тянули. Хотя кто знал, кого в нашу глухомань занесло.

Арсений принес из-под черемухи короткую винтовку, стертый до блеска необычный штык, положил все под навес рядом с пустыми отремонтированными уликами и собрался было осмотреть одежду незнакомца, как вдруг из распахнутой двери до него донеслось невнятное гортанное бормотание.

- Видать, очнулся, бедолага, - и парень бегом кинулся к отцу. - Папаня, папаня, там этот мужик что-то непонятное лопочет. Может, умирает?

Митрофан поспешил в омшаник. Да, незнакомец бредил, но речь его была непонятна староверу, явно нерусская.

«Какого же ты роду-племени?» - озадаченно почесал он затылок. Незнакомец снова заворочался и неожиданно заговорил хоть и на ломаном, но таком понятном русском языке, умолял какого-то Григория не умирать, предлагал ему еду и спички.

- Бери муку… японцы заберут… Оставь хоть по одному патрону… Стреляться, стреляться будем… - бессвязно бормотал он. Потом снова надолго впал в забытье. Сердобольный Митрофан не отходил далеко и, когда пришелец в очередной раз заворочал ся, протянул ему чашку чая, крепко настоянного на меду и смородине, поддерживая больному голову. Двумя руками мужичок ухватился за чашку и выпил, почти не открывая глаз, мел ко прихлебывая. Допив чай, незнакомец со вздохом упал на по душку и сразу заснул.

Занимаясь немудреным врачеванием, Митрофан хорошо разглядел гостя. Узкие, почти прикрытые тяжелыми веками глаза, широкие скулы, обветренное, заросшее жесткой щетиной, темное лицо говорили о его восточном происхождении. Да и гортанная речь не оставляла сомнения в том, что это китаец.

Дружинин позвал сына, который неподалеку с брезгливостью осматривал завшивленные и прожженные кострами лохмотья незнакомца, придававшие ему звериное обличие. Когда Арсений пришел в омшаник, отец сказал:

- Вот что, сын. Гость наш, по всему видать, китаец. Давай дуй на хутор да Назарию расскажи. А то ведь всякое может случиться: сейчас живой, а через несколько минут - неизвестно.

Арсений, молча вытирая руки, уже собрался выходить, как отец окликнул:

- Не забудь к нашим зайти, чтобы завтра по росе все племянники от малого до большого были, качку начнем. А зачем ты столько вяленых клеверов в сотохранилище натаскал да еще и ставню задвинул? Я с утра за квасом поторопился, чуть не расшибся.

Сын не ожидал такого вопроса, лицо покраснело, хотел уйти, но не решился, повернулся к отцу:

- Да завтра Крутихины придут, как и в прошлом году, готовкой на кухне будут заниматься, Наталья с младшей сестрой. Это я когда маманю навещал, то и с ней договорился. Маманя тоже приглашение Наталье передавала.

- Маманя-то, маманя, а я-то должен знать, кто в нашем омшанике жить будет и что это за люди.

Воспользовавшись паузой, когда отец отвернулся, Арсений быстро вышел из омшаника. Неопределенность бати на его ответ сильно смутила. Парень давно хотел под хорошее настроение отца рассказать хотя бы без особых признаний, что он дружит с Натальей и что ему очень нравится эта девушка, его одногодка. «А я уже и Наталье сказал, что прежнее место приготовил. Она даже улыбнулась и кивнула головой, - подумал молодой Дружинин. - Однако надо торопиться. К мамане уже не успею забежать, времени в обрез, да завтра она сама на пасеке будет. А племянники уже давно знают, кого увижу - напомню».

Прошагать две версты, отделяющие пасеку от хутора, крепким, пружинистым ногам парня-таежника, входившего в зрелый возраст, не составляло труда. Еще один поворот широкой тропы, протоптанный в зарослях липы и боярышника, - и перед Дружининым открылся родной хутор.

Арсений направился к большой избе, где жил старый Архип в окружении древних икон и книг, до сих пор не потерявших яркость киноварных буквиц и славянской вязи древнего устава. Рядом в небольшом домике, вместе со своим помощником - молчаливым, звероватого обличья мужиком Лаврентием, обретался Назарий. Они появились в селении в разное время: Лаврентий - когда схлынула кровавая волна лихолетья, связанная с переменой власти, Назарий - два года назад. Он оказался племянником старшего наставника-начетчика. Однажды, собрав людей, Архип объявил:

- Стар я и немощен. Не по силам мне уже заниматься и мирскими делами. Если не возражаете, возлагаю их на племянника моего. Наречем его по-нашенски, Назарием.

Народ не возражал, и Архип закончил разговор:

- За божьим словом ко мне - милости прошу. А ежели что по хозяйству - к Назарию.

Так не обремененный шибко большими годами, но отмеченный умом и знанием пришелец из Китая стал главным распорядителем всей жизни в Трех Ключах. Хозяином он оказался рачительным и справедливым. При нем хутор никогда не сидел без муки, хотя своих запасов не хватало, без соли, пороха, ситца и другой мануфактуры, то есть без того, чего не могла дать людям тайга-кормилица. Собрав со дворов пушнину, крепко засоленные медвежьи (мясо этого зверя сами староверы не ели) и кабаньи окорока, оленьи панты и корни женьшеня, он отправлял Лаврентия с двумя-тремя мужиками по мало кому из вестным адресам. И, глядишь, недели через три в Три Ключа возвращалась эта команда, а лошади чуть не шатались под тяжелыми вьюками. Иногда Лаврентий уезжал вроде налегке, но вертался опять не с пустыми руками. И хуторяне догадывались: возил сбывать золотишко, что несколько мужиков тайно мыли на дальнем Матвеевом ключе.

Скоро все поняли, что лишь осмотрительность Назария отвела от хутора многие беды. Когда староверы из близких к большим дорогам селений, распаляемые недобитыми белогвардейцами и посланцами изгнанных генералов да атаманов, подзуживали мужиков воевать против колхозов, Назарий сказал:

- У истинной веры и без нас хватает мучеников, и мы против ветра дуть не будем. Лучше и дальше понесем на земле те тяготы-испытания, что возложил на нас Господь. Надо отсидеться. Спрятаны мы от всех далеко, сопки, болота, да лесная чаща нас защищают. Тропы, что ведут сюда, мало, кто знает. Пашня - в основном огороды, людей немного. А раз земли большой в обороте нет, значит, нет основы для колхоза. Хоть, наверное, власти и слышали о нашем хуторе, но добраться сюда не могут и считают его охотничьим зимовьем. Вряд ли сюда полезут. Сейчас им там, на большой земле, забот хватает. Не исключена возможность, по мысли некоторых стариков, и сознательная провокация ОГПУ-НКВД, чтобы такие, как мы, таежные затворники обнаружили себя. - Видя, что общество не возражает, он что-то прикинул в уме и приказал: - Поездки за городским товаром сократить. Тем, кто промышляет в тайге, ни к какому жилью близко не подходить, со встречными не разговаривать, лучше вообще обходить их стороной. На тропе выставим дозор. Первой к городу заставой станет зимовье Зиновия. В помощь ему парней пошлем, нечего им зря в тайге птиц пугать.

Хуторяне молча кивали головами, соглашаясь с мудрым решением своего распорядителя.

«И ведь обошлось. Власти до сей поры не добрались до Трех Ключей, - думал Арсений. - Хотя, как говорят мужики, всюду крестьян загнали в эти самые колхозы, а крепких хозяев разорили и сослали в студеные края».

На крыльце сидел, как всегда нахохлившись, Лаврентий. Хмуро взглянул на запыхавшегося Арсения:

- Чего тебе, парень?

- К Назарию отец послал… - почему-то оробел Арсений. - У нас на пасеке такое, такое… Не приведи Господь!

- Толком говори, что случилось! - резко перебил мужик.

- Какой-то человек пришел, чужой, со стороны перевала. Худющий, черный, весь язвами исклеванный. Счас, кажись, помирает. Отец говорит, что он китаец.

Лаврентий поднялся, направился к двери и, уже взявшись за скобу, повернул лохматую голову в сторону Арсения:

- Так бы сразу и сказал, а то «такое, такое». Подожди здесь. Это срочное дело, и его по-срочному решать надо. Ведь чужак пришел, а может, он от власти.

Через минуту на крыльцо вышел сам Назарий. Он по обычаю был в подпоясанной ситцевой рубахе, которая сидела на его крепком теле как влитая, в начищенных до блеска сапогах. Арсений, глядя на его продолговатое, с ястребиным профилем лицо, на аккуратную бородку, как-то сразу успокоился. Он любил этого человека, безгранично верил в него и сейчас был уже убежден, что бы ни случилось, тот отведет неожиданно свалившуюся беду от их пасеки.

- Ну что, голубь ты мой, за весть принес? - ласково спросил Назарий. - Садись-ка на крылечко рядом со мной, да подробно, ничего не упуская, изложи.

Арсений старательно, не забывая никакой мелочи, толково рассказал о происшествии.

- Так-так, - задумчиво произнес Назарий. - Один, по причине болезни немощен и не по-нашему объясняется…

- Вроде бы китаец, - подтвердил парень. - Так отец говорит. По-русски плохо глаголет. В горячке все твердил: «Григорий, Григорий, не умирай, возьми муку, спички». И еще что-то про японцев говорил, понять трудно.

- Н-да. На золотоношу не похож, на казенного человека тем более, и не корневщик, по всей видимости. Что-то тут не то, - задумчиво произнес главный над хутором. - Возможно, здесь кроется что-то такое, о чем мы сейчас и подумать не можем. Правильно, что ко мне пришел: одна голова - хорошо, а две - умнее. Уж слишком часто непонятный люд захаживать стал в наше тихое место. А для чего?

Лаврентий с молодым Дружининым молчали, чтобы не мешать нелегким думам старшего. Парень с почтением смотрел на этого необыкновенного человека, который повелевал жизнью Трех Ключей. Арсений чаще других видел вблизи Назария, тот всегда находил для него доброе слово, склонял к учебе.

Изба их ближе других стояла к жилью Назария, и пацан часто бегал по его приказам: кому-то передать поручение, кого-то позвать, что-то принести от того или иного хозяина.

Старшему в хуторе нравился смышленый отрок, приметил его и Архип. Старец даже намеревался обучить его всем канонам истинной веры. Но Арсению, хотя он, не задумываясь, исполнял все положенные обряды, та наука в голову не шла. Ему ближе была дикая жизнь тайги, звериные и птичьи тайны, тихий шум реки, пчелиное жужжание пасеки. И духовный пастырь отступился. Зато Назарий никак не мог смириться с такой темнотой.

- Такой видный и башковитый парень, а читать по-настоящему не научился. Еле Псалтырь разбираешь. Эх ты, красавец. Да за тебя девки замуж не пойдут, ты даже деньгам счета не знаешь, да и детей своих не сможешь сосчитать, - беззлобно посмеивался Назарий. - А вот обучить тебя современной азбуке не мешает. Грамота настоящей вере не помеха.

За долгие зимние вечера сообразительный Арсений с помощью новосела овладел чтением, письмом и счетом.

- Ну что, надо посмотреть, что за божье создание к нам в такую глушь пожаловало, - решительно поднялся Назарий. - Ты, дружок, беги за Кононом, он китайский язык немного разумеет. А ты, Лаврентий, веди лошадей. Поедем на пасеку.

Паренек по пути к Кононовой избе про себя дивился: «Надо же, наш главный сам решился на встречу с пришельцем». Обычно он не показывался чужим, кто бы они ни были - единоверцы ли из соседних селений, охотник-промысловик, случайно забредший в их места, вольные старатели, расспрашивающие дорогу к дальним ключам. Со всеми незнакомцами общался суровый Лаврентий, из которого клещами неосторожного слова не вытянешь. Много позднее, уже пожив в большом людском миру, Арсений понял, что Назарий в затерянном богом хуторе-ските спасал неискаженной верой не только свою светлую душу, но и грешное тело. Он побаивался незнакомых людей, и у него были на то веские основания.

Конон - веселого, незлобивого нрава мужик - был дома и опять собирался в тайгу. Он считался самым удачливым корневщиком. Это его женьшень намного окупал городской товар, который тропами доставлял Лаврентий. Нередко Назарий поручал ему самому сбывать свои находки богатым китайским дельцам, державшим в таежных селениях своих доверенных. Быстрый умом мужик мог неплохо изъясняться с ними на их языке и, конечно, делился добытыми сведениями со старцем и его помощником по мирским делам. Назария больше всего волновало, что в Маньчжурии и на границе творится.

- Пойдем, парень, раз старшой кличет, - сказал Конон, быстро собираясь. - Тайга-кормилица не убежит, подождет до завтрева, а вот на пасеке сейчас дела поважней. Обрез прихватить надо, - уже выходя во двор, бросил он.


ГЛАВА XVI

НЕ ДАТЬ ПОГИБНУТЬ ЛЮДЯМ

…Пришелец на лежаке забылся в ознобной лихорадке, а Митрофан, ожидая подмоги с хутора, прокручивал в голове все свалившиеся на него события дня и переживал: захваченный стремлением спасти умирающего, он не заметил, как нагрешил. Положил чужака на постель сына, осквернил омшаник, поил человека чужой веры из той посуды, что использовал сам. Вот узнает Архип, что скажет о нарушении предписанных обычаев? Ведь теперь, по канонам их веры, требовалось сжечь омшаник, чтобы вместе с дымом изгнать запах пришельца из этих чистых, неоскверненных мест. Душевное смятение охватило Митрофана.

Залаяли собаки. Пасечник поднялся с чурбака и пошел встречать приехавших хуторян.

«Господи, да сам Назарий пожаловал, - внутренне ахнул он. - Ну держись, Митрофан, несдобровать тебе. Не зря еще с вечера душа болела, давненько беду почуяла».

Поздоровавшись с хозяином, Назарий не стал зря и расспрашивать: Арсений все рассказал, показывай, мол, гостя.

Главный, Лаврентий и Конон пошли вслед за Митрофаном в омшаник, а парень привязывал к дереву лошадей.

Взглянув на впавшего в забытье и согласившись, что это китаец, Назарий осмотрел короткую винтовку незнакомца («японский карабин, такие после войны в тайге не редкость»), покрутил штык с расплющенным жалом («понятно, приспособлен для копки земли и долбления грунта») и спросил:

- Где одежда? Кто-нибудь ее осматривал?

- Да, Арсений чуток посмотрел, да вон там, возле клена, бросил, - ответил пасечник.

Старший подошел к указанному месту, где грудой тряпья лежали толстые штаны, телогрейка, резиновые сапоги без портянок и кусок какой-то коричневой ткани, и стал внимательно ощупывать одежду, перебирая руками каждый шов и исследуя потайные карманы. На воротнике ватника он заметил дырочку. Вынув из кармана складной нож, сточенным наполовину, но острым лезвием вспорол ветхую ткань и извлек скатанную в жгутик материю. Развернув узкую полоску, Назарий увидел вышитую разноцветными нитками карту, вернее, клочок ее, красиво оформленную, больше похожую на носовой платок.

«Так вот какой путь бедолага проделал и вот как он к нам попал, - подумал называющий себя, посмеиваясь, комендантом Трех Ключей. Вглядываясь в обозначения на ткани, он понял то, до чего не могли бы додуматься его земляки, уж больно хитро сделано. - «Да, не все так просто, - рассуждал Назарий, видимо, хорошо знающий по рассказам охотников этот район тайги. - До Медянок девяносто километров, ни троп, ни дорог, да голодного, рыскающего до поживы люда много».

Через доверенных охотников, соседних старцев, да и своих верных людей Назарий слышал, что там еще год назад формировался по всем требованиям белого движения отряд во главе с царским офицером из числа возвращенцев из Маньчжурии для спасения святой Руси. Видимо, здесь японцы руку приложили. А вот месяц назад поступило другое сообщение, что лесная банда то ли ушла из насиженного логова в глухие места для рекогносцировки местности и прокладки будущей дороги от моря прямиком через тайгу в Маньчжурию, то ли распалась. Говорили, что бандитов сгубили внутренние распри: они все еще делили награбленное, хотя того уже практически не осталось. «Спаси нас, Господь, от такого соседства, - думал Назарий, - но, хотя они всегда стремились подойти поближе к хутору, слава Богу, еще далековато находятся». И он был благодарен старцу-наставнику Трех Ключей и своему родному дяде Архипу, который смог наладить сеть осведомителей и передал ее своему нынешнему помощнику, наказывая:

- Для тебя, военного человека, да еще с таким образованием, такое дело не покажется непосильным, хотя эта паутинка очень тонкая. Порви ее - и погибнет община, пересадят, перестреляют поодиночке, только бабы с голодными детьми останутся и никакие братья и сестры не помогут.

Так Назарий и действовал, и тут его здорово подпирали Лаврентий и Конон. Таежная разведка не раз выручала хутор, отводя от него губительные неприятности.

- Это тряпье, голубчик, сожги, не медля, - распорядился главный. - И полей мне на руки, чтоб зараза какая не привязалась. Что там, не очнулся ли еще наш гость?

Пришелец, после того, как ему влили в рот кружку медовухи, пришел в себя, и им занялся Конон. Через час он вышел из омшаника и доложил:

- Верно, парень-то оказался китайцем. Он карты составляет. Три года назад его, еще одного китайца и русского, геологов, самураи тайно переправили в отряд около Медянок. Они подчинялись японскому специалисту капитану Токо Макоэ и должны были искать в том районе золото, а найденное месторождение отдать во временное пользование прятавшимся там воякам, чтобы за добытое они могли покупать продукты питания и поднимать свой воинский дух. Потом началась какая-то заваруха в отряде. Командира кто-то убил. Подозрение пало на староверов из Комаровки. Опасаясь мести, ее жители ушли. Медянки староверы бросили еще раньше. Скоро и сам отряд начал разбегаться, и, когда этот китаец с группой геологов вернулись из района поисков в лагерь, там оставались одни больные. Есть стало нечего. Пока были патроны - охотились. Геологи и переводчик находились еще в силе и решили больных не бросать. Сейчас они ослабели настолько, что близки к смерти. Цзоу, так зовут китайца, дали последний патрон и отправили искать ближайшее жилье. Сколько дней шагал - не помнит. Карту, в виде вышитого на материи маршрута до границы, где обозначены и Три Ключа, ему дал русский Григорий. Так и добрел до нас. Просит спасти товарищей. Сам он недавно ушел от кошмара в Маньчжурии - и здесь опять на краю гибели.

Конон аж вспотел, перелагая сбивчивую, обрывочную речь скитальца.

Назарий внимательно выслушал, сидя в стороне от больного, задал два-три уточняющих вопроса и задумался, прикидывая, как людей спасти и хуторянам не навредить.

- Значит так. Если китаец верно говорит, спасать людей сроч но надо, а то Господь нас не простит. Ты, Лаврентий, вместе с Кононом и Арсением берите лошадей, запас продуктов и еще до рассвета отправляйтесь к Медянкам. Главным будет Лаврентий. Привезете тех, кто остался жив. Митрофан останется здесь - ему нельзя бросать пасеку.

- А с этим? - кивнул Митрофан в сторону омшаника.

- Его - выхаживать. Вызвать Варвару. Пусть его лечит.

Старая Варвара, лекарша, знахарка и повитуха (через ее руки пришло на Божий свет все молодое поколение Трех Ключей), пользовалась не только святым словом и заговорами, а больше травами, да и во врачебном деле толк знала, от всякой хвори таежное средство имела. Сама она и молодые девки по ее наставлениям собирали летом и осенью всякую растительность. В избе Варвары постоянно держался пряный луговой дух, исходящий от пучков дикоросов и веников из разных кустарников, развешанных по стенам. В гражданскую несколько лет служила она в лазарете, всяких больных и раненых повидала и частенько их выхаживала, кто бы к ней не попадал.

- А примет ли старая в свою баню чужака? Грех ведь, - усомнился Митрофан, все еще переживая свою промашку и не решаясь заговорить о ней с Назарием.

- Конон скажет, что я повелел, - спокойно ответил главный. - Поставит мужика на ноги, потом очистим баню святой водой. А ты, Митрофан, не казнись. Догадываюсь, о чем ты переживаешь. - Назарий кивнул в сторону омшаника. - И знай: спасенная человеческая жизнь все грехи списывает. Так угодно Господу. Успокой свою душу. А с Архипом я поговорю.

Тяжелые мысли, терзавшие Митрофана последние несколько часов, разом улетучились, и он с благодарностью взглянул на Назария, в очередной раз подивившись его проницательности.

Старший, как бы прощаясь, еще раз обошел всю пасеку, остановился около контрольного улика, который стоял на больших самодельных весах, потрогал висевшие вместо гирь камни, достал из кармана рубахи листок и что-то написал на нем. Так же гудели пчелы, да черные птицы с дальнего угла поляны издавали громкие пронзительные звуки. Собаки скрывались под навесом от изнуряющей жары и часто вздрагивали телом, отгоняя докучливую мошкару.

Главный зашел в омшаник, где Митрофан поил китайца каким-то настоем. Назарий подошел к окну и облокотился на подоконник совсем рядом с полатями, на которых лежало обнаженное, истощенное тело. Он внимательно посмотрел в черные глаза китайца. Под этим взглядом незнакомец попытался приподнять голову с подушки, набитой душистой травой и издающей приятный ванильный запах. Из-за светлой чистой рубахи, коротенькой бороды и длинных волос китаец, видимо, принял пришедшего за доктора, который сейчас будет расспрашивать о его болезни и подбирать снадобья для лечения. Но Назарий отвел взгляд и, не проронив ни слова, тихо отошел в глубь омшаника. «Не время сейчас расспросы устраивать. Митрофан знает, что делать надо», - подумал Назарий. Да и ожившие глаза чужака уже не говорили о близкой смерти. - Значит, дело пошло на поправку, китайцы народ выносливый».

Митрофан поставил кружку на примитивный столик, подошел к Назарию и сказал:

- Вижу, вы уходите. Может, советы какие дадите?

- Нет-нет, ты и так хорошо справляешься. Да и сынок у тебя толковый. Все подробно рассказал. И пасека у вас в порядке. Ну а что касается этого несчастного - его выходить надо. Думаю, жить будет. И искра в глазах появилась, хотя и жар полностью не спал, и слаб еще. А его слова об испытаниях, выпавших на Медянскую и Комаровскую общины, мы на месте проверим. Тяжело у меня на душе, ведь там наши братья и сестры.

- Вот и китаец в бреду говорил: нелегкая у них жизнь. Знает об этом явно не понаслышке, про две уральских общины упоминал. В бреду какого-то Григория вспоминал. Да и про японцев что-то невнятно рассказал. Удивительно, даже не верится.

- Всякое может быть. Но все это надо проверить.

Назарий попрощался и, не оглядываясь, вышел на воздух. Там его уже ждал Арсений, чтобы проводить. Они шли по верхней части большого распадка, вдыхая свежий воздух, наполненный ароматами цветущих трав.

Сверху им был хорошо виден извилистый ключ с блестящей на солнце, будто серебряной водой, по берегам которого росли плакучие ивы вперемешку с белыми березами да зарослями цветущего шиповника. Ручей разрезал распадок на две части. На правой стороне, почти рядом с домами хутора, шел сенокос. Молодые парни на лошадях подтягивали длинными вожжами небольшие копешки сена. Загорелые, по пояс раздетые мужчины вилами подавали его на стожки, а женщины в бе лых платках принимали эти охапки высушенной на солнце травы и раскладывали их равномерно по окружности быстро растущего стога. Запах свежей подвяленной травы долетал до распадка и уходил еще дальше, до окончания Самаргинского перевала. Арсений невольно залюбовался слаженной работой, ему захотелось быть там, вместе с хуторянами.

Назарий жестом показал Арсению остановиться. Сам же пошел дальше, чтобы в одиночестве и тишине привести в порядок мысли. Главный опять задумался над тем, что сказал ему Митрофан. Он был почти уверен, что китайца удастся спасти от сильной хвори и истощения. Назарий знал, что это закаленные люди и могут быстро приспособиться и побороть холод, голод, болезни в любых, самых сложных передрягах. Но что это за карта, так умело сделанная? Кажется, будто мастерица-рукодельница тонкой вышивкой занималась, используя все цвета шелковых нитей, будто на выставку готовила. Значит, китаец шел по уже разведанному пути, двигался по карте. Кто-то же вывел его и показал начальные ориентиры, где находятся ключи и распадки, что так подробно обозначены на ней. Евдохинский ключ и его берега точь-в-точь как на вышитом рисунке.

Назарий присел на пень, вытащил из кармана мягкий матерчатый рулончик, развернул его и опять стал рассматривать свою находку. Он давно имел дело с топографическими картами, но такой никогда не видел. Было ясно, что без привязки к конкретной местности она бесполезна. Свернув карту, он положил ее обратно в карман просторной рубахи. В голове роились противоречивые мысли.

- Что-то много непонятного в последнее время происходит, - рассуждал он. - На ближнем лугу, совсем рядом с хутором кто-то спал под копной сена и почему-то оставил подержанные сапоги, изготовленные на Муданьцзянской обувной фабрике. Когда женщины после этой находки забоялись туда идти копнить сено, я отправил двух мужиков с собакой сделать засаду. Те просидели в зарослях два дня и ночь, но так никого и не обнаружили. Однако стоило только снять засаду, как сапоги исчезли и опять кто-то там устроил ночлег. Видимо, было прохладно, и неизвестный укрывался фуфайкой примерно такого же цвета, что и у нашего китайца. Он оставил ее в копне, прикрыв сеном. Прошло уже несколько дней, но никто не приходит и фуфайку не забирает. А совсем недавно у последнего дома дальнего хутора кто-то набирал воду из колодца, а затем открутил толстенную проволоку и унес ведро. Утром пришли бабы за водой, а набирать нечем. У колодца - свежая лужица и четко видны следы резиновых сапог: одни примерно тридцать девятого размера, другие - сорок третьего. По следам видно, что неизвестные недавно ушли от колодца, видимо, уже светало. Значит, их много, если такое большое ведро потребовалось, варить-то в чем-то надо. Да и мужики, видать, не слабаки: это ж какую силищу иметь надо, чтобы после кузнеца раскрутить такую, в палец толщиной проволоку. Следы их стоянки потом обнаружили на сопке.

Вспомнил Назарий во всех подробностях и рассказ Николая Кириллова. Николай тот ехал на гнедом через солонцы и случайно увидел там одинокую женщину небольшого роста в черном, с вещмешком, в руках - рогатулина на барсука, на голове большой сноп веток березы; они низко сгибались, и поэтому невозможно было рассмотреть ее лицо. А может, это чей-то подросток, хотя Николай вроде всех своих знает. Ведь проехал почти рядом, а она даже внимания не обратила и, не сбавляя хода, шла в сторону орешника. На следующий день мужик сообщил об этой встрече, но солонцы большие, иди свищи ветра в поле. Куда шел человек, зачем нес зеленные ветки - остается только гадать. Да и как тут разгадаешь? Одно ясно: все это как-то связано с нашим хутором. Спросил у Николая: «А в какой обуви человек был?» А тот: «Даже внимания не обратил». А ведь это так важно, возможно, в тех самых сапогах, которые в копне лежали. Если это так, то вырисовывается совсем другая картина. Значит, человек живет рядом и, возможно, по заданию ведет наблюдение или удачного момента выжидает. Когда дожди прекратятся, крыши подсохнут, пустит ночью красного петуха. А тут еще этот пришелец с мрачным сообщением. Что-то недоброе, похоже, на нас надвигается. Ну, пускай мужики съездят, потом все расскажут.

Назарий походил по поляне и подозвал Арсения. Как только тот подошел, старший взял его под руку, как городскую барышню.

- Ну, Арсений, как поживаешь? - по-отечески ласково спросил он. - Я рад за тебя, что ты преуспеваешь в науках: неплохо читаешь, пишешь, считаешь. Надо дальше учиться.

Умел Назарий расположить к себе человека, найти для каждого нужное слово, за то и ценили его люди.

- Завтра твой отец мед начнет качать, помощники съедутся, - перешел он на деловой тон. - И Наталья Крутихина будет. Ты ведь дружишь с ней не первый год? Да, девушка приятная, работящая, я бы даже сказал - под стать тебе. Хорошо вместе смотритесь, но… - Назарий вздохнул. - Разве тебе отец (с ним старый Архип о том разговаривал) не говорил, что она ваша хоть и дальняя, но родственница? А такие связи мешают брачному союзу. Видишь, народ мельчать стал? Это потому, что кровь не обновляется, нужна добавка от чужого крепкого рода. В прошлом году по согласию родителей Натальи от общины было написано письмо с просьбой прислать из Маньчжурии жениха из известной семьи. И она дала согласие, пока устно, женить младшего сына на Наталье. Возможно, он скоро появится. И я хотел просить тебя - пойми это. Обиды на меня не держи, я отношусь к тебе, как к сыну, с уважением и любовью.

Оглушенный услышанным, Арсений стоял, как вкопанный.

«Ну вот и Лаврентий идет, - увидев знакомую фигуру, подумал Назарий. - Пора Арсения в обратную дорогу отправлять».

Главный подошел к парнишке, потрепал его по плечу и, заглянув в потухшие глаза парня, тихо произнес:

- Прости, если что не так сказал, но сказал я то, что думал, да и Архип просил меня с тобой побеседовать. А сейчас возвращайся к отцу и передай мое благодарствие за совестливое отношение к приблудному человеку. А мы с Лаврентием поедем на хутор.

…Назарий чувствовал навалившуюся усталость, но сон не шел к нему. Сначала он полежал на жестком топчане, потом перелег на кровать с мягкой периной, но и здесь ему не спалось. Душа его была не на месте, хотя главное - поездка группы в Медянки - было уже решено. Он встал, задвинул синие плотные шторы и полистал какие-то вырезки из газет. Мысли его опять вернулись к карте. Назарий достал ее, разложил перед собой и взял в руку увеличительное стекло. Сквозь него так четко были видны разноцветные точки с мелкими цифрами. Изгибы ключей, их глубина, ширина, водный баланс, распадки и отвесные каньоны, и даже зимовья были нанесены на карту. Налюбовавшись, он аккуратно свернул карту и положил под книги на верхнюю полку самодельного, с внутренним замком кедрового шкафа.

«Побыстрей бы наступило утро, - думал главный, - китайца надо хорошенько порасспросить».

Кто-то постучал в дверь. Назарий раздвинул шторы, убрал со стола все бумаги и пошел открывать.

- А я чуток раньше пришел, - сказал, входя, Лаврентий, - чтобы у вас ночной сон не нарушить. - Он прошел в избу, расположился у стола и продолжил: - О сенокосе беспокоиться не надо. Сегодня в стожил заметали, хороший задел на завтра. В копнах сена нет, значит, и дождь не страшен. Ночных гостей не было. Варваре все передал. Возмущалась, почему раньше не позвали, сколько уже человек мучается.

Неожиданный стук в дверь в столь поздний час насторожил собеседников. Это был Митрофан.

- Извините, что так поздно. Уж очень большая надобность. Китаец-то наш ожил, и вроде память к нему вернулась. Сразу про одежду свою стал спрашивать. Смешно так по-нашему говорит, коряво. А я ему как есть отвечаю: мол, мы ее всю дотла спалили. Уж сильно она завшивлена была, да вы сами видели и еще опасения высказали, как бы эта зараза на наших людей не перешла. Он под сомнение мои слова взял, сразу в слезы и все твердил: «Смерть, смерть рядом со мной и моими родственниками! Их ведь в Китае расстреляют! В одежде метка моя была, отдайте. И можете потом все сжечь». А я ему уже и сменную одежду от Арсения приготовил, осталось только в баньке его как следует помыть и мазями раны подлечить.

Митрофан перевел дыхание и продолжил: - Так нет же, от бани он отказался, быстро надел штаны сына и просит меня показать то место, где костер разводили. Отвел я его, там только пепел остался. Он говорит: «Я здесь посижу, а вы в дом идите». Я так и сделал. Зашел в омшаник - и скорей к окошку, посмотреть, что китаец там делает. А он в золе копается. Всю ее по несколько раз перелопатил и что-то нашел. Вытер руки травой, завернул свою находку в лист лопуха, вернулся в омшаник и говорит мне: «Вы честный человек, не обманули меня. Одежда, правда, вся сгорела. Потом попытался мне что-то объяснить, но я ничего не понял. Он махнул рукой, зашел в сотохранилище, взял оберточную бумагу от вощины и вот, видите, что нарисовал, - Митрофан вытащил из-за пазухи лист жесткой бумаги. На нем были нарисованы фуфайка и брюки. На каждую пуговицу указывала стрелка, и она была отмечена номером. Пасечник продолжал: - Китаец сказал, что пуговицы используются как печати, и каждая из них свой смысл имеет. Эти пуговицы за ним числятся, поэтому ему даже спокойней стало, когда он их все нашел. Японцы, говорит, в этом толк знают. Еще он про гибель людей и исход из Медянок и Комаровки подтвердил. Голод там страшный. Его друг Григорий умирает. А еще там несколько японцев и китайцев, один русский.

Митрофан хотел продолжить свой рассказ, но Назарий, все это время сидевший с опущенной головой, вдруг прервал его:

- Все ясно. Как решили, отправляем туда людей спасать, кого еще можно. Ты, Лаврентий, за старшего. Конон - человек опытный, да и Арсений - надежный парень. Все с оружием и бое припасами. Слушай внимательно, Лаврентий. Нужно взять запас продуктов: муки, сухого мяса, сахара, чтобы можно было голодающих людей подкормить и самим поесть. Загрузить длинные распорины, в которых муку и сахар привозим, в них положить больных и доставить на хутор. Заранее подготовим баню, где будут жить привезенные люди, приставить к ним лекаршу Варвару. В перестрелки не вступать, но если вам какие лихие люди будут смертью угрожать, даю добро на крайние меры. Иностранцев не тащить насильно, если они пожелают там остаться, но чтобы они в хуторах не безобразничали. На месте сориентируетесь. Для похода разрешаю оседлать трех рабочих лошадей с новой упряжью. Взять им овса по двойной норме на пять дней. И последний наказ, Лаврентий. На рожон не лезьте, возвращайтесь живыми и здоровыми. Выступаете завтра за темно с заездом на пасеку за Арсением. Перед этим зайдешь ко мне. А сейчас, иди, готовься к завтрашнему нелегкому дню.

Митрофан с главным остались вдвоем. - Не могу не открыться вам. Когда вы на китайца смотрели в омшанике, он вас узнал, видел несколько раз в Харбине. Даже хотел поздороваться или что-то спросить, я толком не понял. Но вы быстро ушли. Он хорошо о вас отзывается и даже готов сдаться вам, если нужно.

Назарий молча ходил из угла в угол, потом подошел к окну, поправил шторки и, будто бы не слышав Митрофана, сказал:

- Завтра бабка Варвара приедет, посмотрит китайца. Ты по будь в это время с ними. А теперь иди с Богом. И за сына не бес покойся, он у тебя парень самостоятельный, пора к серьезному делу приучать, да и с опытными мужиками едет.



ГЛАВА XVII

ЛЕКАРКА ВАРВАРА

Лекарша Варвара первой, уже ночью, приехала на кауром, узнав, что требуется ее помощь. Собаки, почуяв ее приближение еще на дальнем подъезде к пасеке, аж за последним орешником, с взъерошенными загривками и с злобным рычанием умчались в темноту. Вначале они подняли лай, не узнав коня и наездницу, даже пытались зубами за стремена уцепиться. Но казавшийся совсем маленьким человек в седле, которого почти не было видно среди мешков на навьюченной лошади, прикрикнул на них знакомым всем в Трех Ключах бабкиным голосом:

- А ну уймитесь, сторожа!

Собаки узнали хозяйского коня и с веселым тявканьем помчались назад к Митрофану. Покрутившись у ног пасечника, дали тем самым понять, что приближается свой, что никакой опасности нет.

Варвара не спеша подъехала к Дружинину.

- Ну здравствуй, Митрофан Никитич! Ты, наверное, и глаз не сомкнул, ждал нашего приезда? Как мужики каурого загрузили да меня усадили, так мы с Богом к тебе и поехали. А они своих лошадей снаряжают, а потом еще к Назарию пойдут, что-то им обсудить со старшим надо да и благословение у отца Архипа получить. Ведь и дело серьезное, и путь не близкий.

- А ты, Варвара, как молодая, все гарцуешь верхами, - сказал пасечник, - откуда только сила в тебе.

- Даст Господь, еще поезжу, тем более случай не терпит отлагательства, - ответила знахарка.

Митрофан вплотную подошел к всаднице, та обняла его худенькими руками за шею, облокотившись на него, плавно соскользнула с лошади. При движении от нее запахло дегтем, и собаки, закрутив хвосты колечком, бросились под омшаник, зарываясь поглубже. Они помнили, как под руками этой женщины вопили от боли поросята, овцы, бычки и даже кони по страшному ржали. Острый запах дегтя, которым смазывалось больное место, лайки запомнили, как первый признак расправы над животными, поэтому бежали от беды подальше. Сидя в своих укрытиях, они подозрительно высматривали, что будет делать приезжая, не вздумает ли добраться до них, и на всякий случай негромко рычали.

- Не ушиблась, Варвара Павловна? - заботливо спросил Митрофан. Он, как и все в хуторе, глубоко уважал лекаршу, зная ее мастерство поднимать на ноги самых безнадежных больных.

- Да нет, спасибо. Все благополучно: и сумочки с травкой не растерялись, и старые позвонки вроде на месте. Уходят, уходят мои годки верхами-то гонять… А раньше, кажется, совсем недавно, все было так легко и просто, - Варвара, подобно всем старикам, не прочь была вспомнить былое, - седла под собой не чувствуешь. Даешь лошадке полную свободу на всю резвость, проскачешь верст десять и только потом начинаешь поводья дергать, конь эти мельчайшие движения чувствует, ход сбавляет. Но есть такие неуемные резвые лошади, что если наездник не осадит, так и несутся во весь опор. Тут уж потуже натягивай поводья, да и шпорами работай, чтобы конь поуспокоился и не запалился. Здоровье-то лошади от всадника зависит. А то потом плачь - не плачь, когда загнанную коняшку, уже лежачую, в упор расстреливают. Всего навидалась, гражданская-то сколько лет людей да коней перемалывала, - знахарка от воспоминаний словно помолодела, даже хрипотца в голосе прошла. - Муж командиром эскадрона был (его партизаны прямо дома расстреляли), очень любил и жалел лошадей. Да и те, какие были, не чета нашим - кавалерийские. Рослые, сильные, а как обучены - хоть в цирк, хоть на парад. Да что же это я, - вдруг спохватилась Варвара, - совсем старая, заболталась. Больной-то наш как?

- Да вроде ничего. Я когда проходил мимо омшаника, слышал - похрапывает, бреда нет. Видимо, и жар спал. Но если вы хотите сейчас его осмотреть, то пойдемте.

- Нет, Митрофан Никитич, сейчас нельзя сон нарушать. Пусть сил набирается. Сон - лучший врачеватель. Посветлу посмотрим. Меня беспокоит, что он, мне сказали,сознание потерял. Уж не воспаление ли легких? Тяжелый это недуг. Часто он нападает на крепких мужчин при работе в жаркую погоду или при долгой быстрой ходьбе. Разгоряченный, человек рад подставиться под свежий ветер и не замечает, какая беда к нему подступила. На небольшое недомогание не обращает внимания. Нет чтобы сразу принять снадобье, сразу прогнать хворь. Так и сгорают, сердешные… - Варвару опять потянуло на воспоминания: - Вот когда я при Колчаке работала в омском госпитале санитаркой, у нас прямо на глазах сгорел молодой полковник. Какой молодец был, красавец, выправкой на Назария похож - просто гвардеец. Очень его Верховный любил. Ему принимать командование дивизией, а он вдруг слег. Градусник чуть не зашкаливает. Его в госпиталь, засуетились врачи. Уколы, таблетки, банки. Герою нашему все хуже. Адмирал приказал созвать цвет военной медицины, консилиум, ну такой, значит, совет устроили. Что-то новое прописали. Доктора день и ночь не отходили от его постели. Ничего не помогло - на третьи сутки на наших глазах он скончался. Произвели вскрытие - двустороннее воспаление, мощный отек легких, - лекарша задумалась, вздохнула: - И похоронить, как положено, не похоронили. Уже красные подступали, партизаны аж сам штаб обстреливали. Помахал никонианский поп второпях кадилом над открытой могилой, и зарыли молодца в ночь на окраине городского кладбища под номерным крестом. Вот и говорю я - нешуточная это болезнь, не дай Бог к нашему гостю привязалась.

- Может чайку попьем? - предложил Митрофан женщине. - Я для вас на любой выбор подготовил.

Они подошли к очагу из раскаленных до бела углей от дубового сухостоя, где на треногах висели над огнем различной формы чугунки, закопченные кастрюли и небольшие баночки.

- Здесь у меня, Варварушка, - похвастался Митрофан, - подготовлены к вашему приезду разные отвары, чтобы вам поутру не возиться и не ждать, пока зелье в пару истомится и нужную силу наберет. Потом посмотрите больного и определите, что надо. И чай для гостей готов на свежайших липовых цветах с медовыми барабанчиками. А ежели захотите, вот в этой маленькой баночке заварка из лепестков пионов, а в той - цветков белой акации. А здесь молодые побеги пихтача. Его сок как слеза. А запах, а запах! Только на нашей пасеке такой бывает.

- Знаю, - тихо сказала Варвара, - уже много лет вашими и божьими усилиями порядок на пасеке поддерживается. Ведь на мед вся надежда. Община это знает, и вы в почете.

По-хозяйски обойдя костер, заглянув в посудины на треногах, Варвара заметила:

- Ну что ж, есть, чем хворого попользовать. Хотя и я с собой захватила хороших травушек. Больного ими полечим да и в дорогу нашим мужикам дадим. Им ведь лишь бы пороха, свинца, патронов во все углы натолкать, а про снадобье забудут или просто не возьмут. А пакетики-то с травой бывают поважней, подороже огневого запаса.

Тем временем каурый, все еще не освобожденный от навешанных на него мешков, подошел к омшанику, нашел открытое окно сотохранилища и, просунув голову, уставился печальными глазами в спящего на вяленом клевере Арсения, который даже сквозь сон почувствовал запах и тепло лошадиного тела. Услышав за стеной женский голос, парень принял его за Натальин. «И чего это ее в такую рань принесло, ведь еще темно. Даже мы еще не уехали в Медянки», - подумал он, но, прислушавшись, понял, что это лекарша. «Опять про беляков рассказывает», - зевнул Арсений, поворачиваясь на другой бок, и приятная волна дремоты тут же накрыла его своим теплым крылом. Сквозь сон он слышал обрывки разговора отца с Варварой, но смысл сказанного не доходил до его сознания.

Каурый первым услышал топот приближающихся лошадей и громко фыркнул над Арсением, обдав его мельчайшими брызгами. Парнишка поднял голову и, увидев морду своего коня, быстро, по-солдатски вскочил и стал собираться в дорогу.

- Ну, каурый, ну, умница, - бормотал он себе под нос, - чувствует, что нам с ним предстоит долгая дорога.

Вот уже и Конон с Лаврентием на лошадях подъехали.

- Ты посмотри, - рассмеялся Конон, - каурый как привез знахарку, так до сих пор успокоиться не может. Глянь, где убежище нашел, всем передком вместе с мешками и веревками в окно к Арсению протиснулся, видать, вместе досыпают.

Мужики подошли к Митрофану.

- Ну что, чайку попьем да в добрую дорожку? У вас все готово? - спросил Лаврентий.

- Да, кажись, все, - ответил пасечник.

Арсений вышел из омшаника, наскоро плеснув в лицо ключевой водой.

- Ну вот, вся команда в сборе, - заметил Лаврентий, с удовлетворением наблюдая за Митрофаном, который уже ставил на стол большую миску меда, разложил деревянные ложки и разливал душистый кипяток с отваром цветов пиона. - Вот это само то, что надо: кружка чая сил прибавляет и сон, как рукой, снимает.

Пока гости чаевничали, Митрофан сходил за оружием.

- Вот, сынок, тебе вещмешок, вот берданка. Надевай патронташ, как у всех мужиков, так будет удобнее.

- Давайте в вещмешок Арсения положим сумочку с травами, - вмешалась в разговор Варвара, - пусть в одном месте будут. Там все написано, какая целебная растительность, от каких болезней и как принимать. Ведь на серьезное дело едете. Мне Назарий кое-что рассказал, сразу поняла и траву подготовила. А я здесь с болящим разбираться буду. А к вашему возвращению баньку приготовлю, может, захворавших, а то, не дай Бог, и раненых принимать придется. В банде-то, небось, есть военные царской армии, я-то уж знаю их сноровку. С ними в перестрелку лучше не вступать, - опять женщине захотелось поговорить о прошлом. - Не знаю, правда, какие нынче вояки, а раньше креп кой дисциплиной и уменьем на лопатки врага клали. И с этим вам, мужикам, посчитаться надо. Я и Назарию свое мнение высказала - не вздумайте в плен кого из солдат брать. Ведь они за свою свободу горло любому перегрызут. Так раньше, по крайней мере, бывало. А самое главное - соблюдать спокойствие и смотреть в оба. И лекарство, как и порох, всегда держать сухими и под рукой.

- Ну ты, Варвара, у нас просто полководец Суворов, - скупо рассмеявшись, остановил знахарку Лаврентий. - Успокойся. Не первый год живем и кое-что на своем веку видали.

Арсений развязал свой сидор, и лекарша положила туда целый узел матерчатых мешочков.

- Теперь, Арсеньюшка, все лекарства у тебя, будешь там меня замещать.

- Что это ты, Варвара, на парня свою ношу перекладываешь, али не хочешь с нами, гарными мужиками, в поход ехать? - уже сидя на лошади, игриво поддел бабку смешливый Конон.

- Все бы вам шутить над старухой! Эх, годы мои уже не те, а то бы ты, жеребец стоялый, не скалил свои желтые зубы, - отмахнулась лекарка.

- Шуму было бы много, это точно! - развеселились мужики, беззлобно смеясь.

Митрофан подошел к лошади сына, взялся за стремя:

- В добрый путь, мужики, и скорейшего возвращения домой. Да хранит вас Бог!

Лаврентий первым тронул уздечку, и три всадника, негромко переговариваясь между собой, стали спускаться к Евдохинскому ключу, а потом ровным берегом пошли на восток, где уже догорали ночные звезды.

Митрофан еще какое-то время прислушивался к удаляющемуся топоту копыт и разговору мужиков, ему почему-то очень хотелось услышать голос сына, он даже прошел вперед по их следам, но Арсений молчал. Отцу стало грустно и одиноко. Он прошел вдоль крайних рядов ульев, которые в свете раннего серого утра казались большими черными квадратами, и направился было к любимой лавочке под отцветающей черемухой, чтобы посидеть в одиночестве, но там уже лежала, похрапывая, лекарша, укрывшись от комариных полчищ большим черным платком. Постояв в раздумье, пасечник обошел заросли орешника и остановился у береговой кромки Евдохинского ключа. Прозрачные струи воды быстро неслись куда-то вдаль, к своему устью. «Вот и время несется так же, - подумал Митрофан. - Не заметил, как сын вырос». Потом посмотрел на восток, где в таежной чащобе скрылись конники, и с обидой вспомнил, что Арсений не сказал отцу на прощанье ни единого слова.

Не понравилось Митрофану настроение сына.

«Каким-то грустным он был, - размышлял пасечник, сидя на берегу и рассеянно побрасывая камешки в темную воду, - а вещмешок и оружие брал из моих рук рывком, не глядя на меня, а потом, ни говоря ни слова, быстро вскочил в седло. Может, обидел я его чем или душа его недоброе чувствует. Он ведь всегда со мной делился, а в этот раз даже в баню вместе не пошел, а сразу лег спать в сотохранилище…

Думы о сыне не давали покоя:

«И зачем я ему про эту Крутихину сказал? Кабы знал, что ему предстоит такой рисковый поход, промолчал бы. Ну и пусть с Натальей хороводится. Они ведь с пеленок вместе. А тут еще перед уходом Назарий мне вскользь сказал, мол, парень у тебя добрый и семьянин будет хороший. А что до его видов на Наталью, то я должен был ему все сказать, правда - она и есть правда. Пусть он на меня обиду не держит. А какая необходимость в этих разговорах? Что, разве Арсений жениться собрался? Ведь ему еще и семнадцати нет, что поделаешь, хотя и вымахал такой здоровый и крепкий», - вздохнул мужик.


ГЛАВА XVIII

ЛЕШИЙ КЛЫК

Небольшой конный отряд двигался по руслу пересохшего ключа. Еще ночью перед отъездом после напутствия Назарий передал мужикам совет Архипа: не лезть сразу в Медянки, а расположиться около скалы, что несколько в стороне, почти на высотке небольшой сопочки под названием Леший клык.

- Хоть и недоброй славой место то пользуется, зато наблюдать оттуда хорошо, - объяснял духовный наставник. - Названия не пугайтесь, крестное знамение всегда с вами. В том месте словно нечистая сила выперла из глубины на поверхность пласты каменного угля. Оттого и скала черным-черна стоит. Сверху осторожненько осмотритесь - оттуда и село, и окрестности его хорошо просматриваются.

Арсений, мерно покачиваясь в седле, перебирал в памяти вчерашний разговор с Назарием. Никак не мог примириться с мыслью, что кто-то, даже такие уважаемые люди, как старец-наставник и его помощник по мирским делам, вмешиваются в его личную жизнь и пытаются навязать свое мнение. Одно он хорошо уяснил: их хотят разлучить.

«Тоже мне, нашли родственницу, - в сердцах думал он. - Да наши деды вообще из разных волостей сюда приехали. И родители уж наверняка знали бы о родственных отношениях. Жениха, видите ли, заморского ей выписали. Экая забота! Им что, девок мало? Вон Пронька конопатая или Параська долговязая, которые давно в девках засиделись - что-то никто о них не хлопочет, хотя в нашем хуторе жениха им точно не сыскать. Другое дело - Наталья. Да ее любой возьмет, только свистни, от сватов отбоя не будет», - распалял себя Арсений.

Эта девушка, хоть и невысокая ростом, крепко, по-деревенски, сбитая, действительно выделялась среди сверстниц статью, нежным румянцем и удивительно бездонными зелеными глазами. «Ну прямо нимфа лесная!» - вздевала руки соседка Пелагея, мать троих сыновей-подростков, примеряя Наталью в качестве будущей невесты для одного из своих подрастающих женихов. Даже видавшие виды старики, провожая взглядом гордо шагающую Наталью со слегка откинутой назад головой, которую оттягивала тяжелая русая коса, одобрительно крякали и, поглаживая кавалерийские усы, говорили: «Хороша девка! Породиста!».

Характер у Натальи был ровный, не задиристый, но постоять за себя могла, и силу ее маленького, но твердого кулачка не раз испытывали на себе распоясавшиеся ухажеры.

С Арсением они дружили с детства, но особо не выделяли друг друга из ватаги разномастных хуторских ребятишек с облупленными носами: летом - от солнца, зимой - от мороза. Арсений первым почувствовал смятение, когда однажды, сидя на берегу мелкой горной речушки, он по привычке протянул руку, чтобы дернуть Наталью за волосы, но вместо этого неожиданно остановился от нахлынувшего непонятного чувства. Ему ужасно захотелось погладить и даже зарыться с головой в эти пушистые, пахнущие луговыми цветами густые пряди. Он зажмурился, его бросило в жар и, чтобы не выдать своего волнения, плюхнулся в воду, не обращая внимания на свою пупырчатую синюю кожу, еще не отогревшуюся на солнце.

Сам Арсений своей мальчишеской нескладностью вряд ли мог привлечь внимание уже входящей в невестинскую пору красавицы, если бы не один случай. Хуторский шалопай и задира Афонька, плюясь через камышовую трубочку горохом куда попало, угодил Арсению в глаз, и тот, не говоря ни слова, сгреб обидчика одной рукой и швырнул на плетень, после чего стрелок лишился переднего зуба, навсегда усвоив житейскую истину: не лезь на рожон. О младшем Дружинине заговорили с уважением, на хуторе ценили умение за себя постоять. Хотя сам он не любил махать кулаками и, если когда и вступал в драку, то скорее в роли разнимающего. Девчатами эта история была расценена по-своему, и знаки внимания с их стороны стали для парня не такими уже редкими. Не устояла и Наталья. Сначала вроде из любопытства, а потом и чувства проснулись. Суровая деревенская жизнь оставляла немного свободного времени, да и пасека, на которой Арсений трудился наравне с отцом, надолго разлучала их, поэтому они научились ценить те короткие моменты, когда могут остаться наедине друг с другом.

Вспомнилось последнее прощание, и сердце радостно заколотилось в груди. Был теплый вечер, они стояли под старой липой у покосившегося забора бабки Маланьи, откуда хорошо просматривался добротный крутихинский дом. На следующий день Арсений спозаранку надолго уезжал на пасеку, поэтому хотел много сказать Наташе, но мысли путались в голове, и, отчаявшись произнести что-либо вразумительное, он робко обнял ее, с покорностью ожидая, что девушка оттолкнет его и убежит. Но она не оттолкнула, а, наоборот, еще крепче прижалась разгоряченным телом и даже позволила себя поцеловать, что он и сделал, неумело ткнувшись в полураскрытые жаркие губы.

Горячая волна воспоминаний разбередила душу, подкатила к горлу. Это его любимую, его Наталью хотят у него отнять!

«Не бывать этому! - Арсений поставил точку в споре, который мысленно вел с Назарием. - Ни старец, ни община не заставят меня отказаться от нее. И плевать мне на всех заезжих женихов. А препятствовать начнут - увезу в другой хутор, пусть потом ищут!» - с юношеской горячностью заключил он и так тряхнул поводьями, что каурый помчался вскачь, вмиг обогнав идущую впереди лошадь.

- Ты чего, парень? - встрепенулся дремавший в седле Лаврентий.

- Да это я так, размяться, - пробормотал Арсений, снова занимая место между старшими конниками.

Лаврентий велел дать лошадям отдых. Осматриваясь в поисках подходящего привала, Конон неожиданно резко натянул поводья, отчего его гнедой встал на дыбы и уставился налившимися кровью глазами на жуткую находку.

На галечнике в нескольких метрах друг от друга лежали два трупа. Арсений чуть не свалился, когда каурый под ним остановился как вкопанный. Спешившись, он подошел поближе к Лаврентию и Конону, которые уже недоуменно рассматривали несчастных. Это были китайцы. Их зимняя одежда была буквально нашпигована кусками породы, с крупными, хорошо видимыми включениями порошкового золота. Груз этот прятался в вате, но камней было так много, что они сразу бросались в глаза.

- Посмотри, Конон, - сказал Лаврентий, разглядывая большое отверстие с обгоревшими краями на спине фуфайки убитого, - стреляли в спину и вплотную, так что вата от выстрела загорелась и долго еще тлела на теле убитого.

Возле одного из трупов валялась пуля от японского карабина. Она прошла навылет, потеряв скорость, ударилась в ствол молодой ольхи, и лежала в нескольких метрах от убитого. В карманах людей, окончивших свои земные дела, мужики обнаружили по завядшему цветку с ярко-красными горошинами женьшеня и еще какую-то траву, похожую на дикую землянику.

- Никак, корневщики, - высказал догадку Конон. - Не в добрый час они с лихим людом повстречались.

- Обрати внимание, - Лаврентий кивнул в сторону мертвых, - у обоих почему-то все пуговицы с курток срезаны.

- Непонятно. С чего бы это?

Не тронув убитых, маленький отряд двинулся дальше по отмели. Но вскоре пришлось покинуть спасительный, почти пересохший ключ, два дня бывший им надежной дорогой, облегчая движение по таежным зарослям. Свернув от ручья, сделали небольшой привал, подкормили лошадей, набрали про запас воды. Стали подниматься по крутизне к Лешему клыку. Кони шли медленно. Все устали, каждый думал об отдыхе. Из ума не выходили убитые китайцы, и всадники еще долго оборачивались и смотрели в сторону того места, где остались лежать неизвестные.

А вот и черная громадная скала, которая как бы вырвалась из-под земли, чтобы наблюдать за окружающим миром. От сознания того, что уже виден конечный пункт маршрута, стало легче на душе, значит, скоро отдых. А завтра можно и рассмотреть с высоты округу. Медянок пока не видно, стоит полнейшая тишина, только где-то недалеко воркуют дикие голуби.

Вдруг прямо на тропе показался человек. Лаврентий ухватился за висевшую у седла берданку. Но незнакомец, высоко подняв руки, широко улыбаясь, двинулся навстречу.

- Да это же Серега Храмцов! - радостно закричал Конон и, спрыгнув с лошади, как родного, обнял односельчанина.

Не успели они поделиться друг с другом новостями, как на тропе появилось еще трое - два китайца и один русский, как впоследствии оказалось, из Муданьцзяна. Подошли, протягивают руки, здороваются. Китайцы хорошо разговаривают на русском языке, одного звать Ван, другого - Ван-второй. Оказывается, они братья, их родители живут в деревне под Шиньяном. Их спутник назвал себя Петром.

Стало почти темно, черная скала погасила весь дневной свет, даже как-то жутковато стало. Но мысль о том, что их теперь больше, успокаивала путников. Храмцов, хорошо знакомый с этой местностью, попросил всех не отходить далеко от привала. Любопытный Конон поинтересовался причиной такого запрета. Тот промолчал, сказав, что объяснит позднее. Мужику же, несмотря на внутреннюю небольшую боязнь, хотелось получше осмотреть Леший клык, потрогать эту черную скалу, даже невзирая на темноту, но он, подумав, решил послушаться совета бывалого таежника. А махина торчащего к небу монолита отдавала теплом, хотя на его выступах играли только слабые отсветы всегда холодной луны.

Сидя у костерка, разложенного в глубокой выемке, чтобы не привлекать внимание посторонних, Николай рассказал, что отец, дед и прадед этих двух Ванов заложили недалеко от скалы плантацию женьшеня, о которой ходят легенды. Китайцы утверждают, что тремя поколениями их предков здесь было высажено более ста тысяч растений. Отсюда молодые корешки уже рассаживали потом в разных таежных местах, где женьшень набирает наибольший вес. Ван-второй говорит, что их старики отмечали засечками на деревьях каждое растение, и они сейчас этими знаками успешно пользуются. Хотя мало, но еще сохранились знаки двухсотлетней давности. Все эти старые заметы изображены в виде стельки сапога, сделанной из высокопрочной яловой вырезки кабарги-трехлетки, из ее брюшной части. Семейная реликвия находится в секретном месте. Из поколения в поколение знают об этом только два человека - старший и младший братья, независимо от того, сколько их народилось в семье.

Арсений внимательно слушал Храмцова, о котором отец рассказывал, что тот золотоношей неплохо зарабатывает.

- Дядя Сергей, - обратился к нему парень, не сдержав любопытства, - говорили, что ты золото носишь, а оказывается, корнем промышляешь.

Храмцов улыбнулся:

- Народ мы с тобой таежный. Тут чем только не занимаешься, чтобы прокормиться.

Уж больно рассказы про женьшень Арсению понравились, и даже обида на отца и Назария из-за Крутихиной как-то притупилась. К тому же он вспомнил, что, когда проснулся, слышал негромкий разговор отца с лекаршей, которая просилась в сотохранилище поспать до рассвета на лечебном вяленом клевере после отъезда Арсения, и отец ответил решительным «нет!», объяснив, что сын пригласил Наталью вместе с младшей сестрой на пасеку и обещал это место им.

- Сына надо уважать, и я не пойду поперек его желания, лучше я уступлю тебе свое место, - сказал отец.

- Ну, раз такое дело полюбовное, - без обиды в голосе сказала Варвара, - тогда ладно. Правильно, Митрофан Никитич, ты рассудил.

«Да, чем ближе к ночи, тем память лучше, - укорил себя Арсений, - верно папаня лекарше ответил. Хотя мог бы разрешить старые кости на клевере погреть до Натальиного приезда».

Мысли Арсения снова вернулись к сегодняшним рассказам Храмцова и китайцев. Оказывается, здесь раньше жили чжурчжени и на этом теплом месте прямо в скале плавили золото. В каменном угле с большим содержанием колчедана они выдалбливали большие ямы и разжигали в них костер, уголь загорался и, разогревшись, расплавлял металл. Здесь же и монеты отливали из золота, меди и бронзы.

- Тут, - излагал Сергей предание, - жили только те, кто занят был на плавке, не допускали посторонних. Никто не должен был знать, сколько здесь золота, где хранится, как добы вается и сколько денег отливается. Руды сюда чжурчжени приносили со всех концов своего царства. Как плавка, так новое место готовят.

Опытный таежник оглядел окружающих, желая увидеть, какое впечатление произвел на них его рассказ и пояснил:

- Вот почему в темноте здесь не стоит шастать. Ненароком можно свалиться в старинную плавильню. Хотя там и не очень глубоко, но сломать ребра можно. А береженого Бог бережет. Ладно, мужики, путь был долгим, пора и пошабашить. Если отбросить страхи, то Леший клык - самое удобное место для ночлега. Тепло, затишье, а главное - ни комаров, ни мошки. И птицы вблизи этого камня не селятся, и змеи здесь не водятся.

Договорившись по очереди нести охрану, мужики стали устраиваться на отдых. Но не спалось.

- Слышь, Конон, не зря нам старец Архип это место насоветовал, - сказал Арсений под впечатлением услышанного. - Видать, сам бывал тут.

- Бывал, бывал, - отозвался Ван-второй, ладя из вещмешка подушку и удобно укладываясь на нее. - Я Архипа давно знаю, умный мужик, деловой.

Сергей окинул всех хозяйским взглядом:

- Ну что, все устроились? Тогда давайте спать. Вон уже лошади улеглись, шибко они устали, даже на овес не смотрят. Ничего, за ночь силенок наберутся. Хороших снов всем.

Ночь прошла спокойно, утро выдалось ясное и тихое. Мужики сразу же пошли взглянуть с высоты на местность, чтобы решить, где искать терпящих бедствие. Но то, что они увидели, заставило содрогнуться: трудно было назвать Медянки населенным пунктом, скорее это было кладбище без крестов и могил.

- Да, тепленькое местечко для ночлега удружил нам Серега, - растерянно произнес Конон, - да тут не иначе, как сама смерть бродит.

На улицах хутора чернели несколько трупов.

- Что же это делается? Какие безбожники учинили такую бойню? - испуганно спрашивал корневщик Петр.

Потрясенный Храмцов не верил своим глазам.

- Я же на прошлой неделе здесь проходил, не было в этих домнах никого, - твердил он, озирая картину изуверского разбоя. - Наверное, кто-то из прежних жителей пришел за скарбом и напоролся на банду.

Сверху хорошо просматривался каждый дом, где еще недавно жили старообрядцы. Телеги с лошадиной упряжью валялись вперемешку с кухонной утварью, лавками, ступами для дробления зерна, бочками, каким-то тряпьем. Ветер раскачивал детские пустые качели, привязанные к деревьям лыковыми веревками. Над колодцем, на верхнем конце поднятого журавля висел совершенно голый человек с большой бородой. Быва лые мужики поеживались, а Арсения охватило тошнотворное чувство страха. Молчал

Храмцов, молчали братья-китайцы. Первым пришел в себя Лаврентий:

- Так кому же мы привезли продукты? Мы что, будем кормить этих извергов, которые устроили здесь такой погром? Кто это сделал, где они скрываются? Я хоть сейчас опустошу свой патронташ за уничтоженный хутор!

Сергей неожиданно сказал:

- Смотрите, кто-то идет. Кто бы это мог быть? На бандита вроде не похож…

Изможденный человек медленно брел по разграбленному селению, изредка останавливаясь и вороша кучи хлама в явной надежде найти что-нибудь съестное. Чувствовалось, что силы покидают его, и тогда он садился, но потом снова вставал и шел, спотыкаясь и останавливаясь. Он заметил группу людей наверху и, подняв голову и потрясая кулаками, что-то закричал. Ветер доносил до вершины сопки только отдельные слова:

- Вешать… Жечь… Гады…

Споткнувшись о камень, неизвестный упал.

- Надо уходить отсюда, - сказал Конон, - сатанинское место. Пропадем ни за грош. Оставим продукты - и айда домой.

- Нет, мужики, - властно проговорил Лаврентий, - разобраться надо. Не могут умирающие от голода учинить такую бойню. Зарядите ружья - и пошли осторожно вниз.


ГЛАВА XIX

ГРАБИТЬ РОССИЮ НЕ ПОЗВОЛИМ!

Растянувшись редкой цепью, держа ружья наперевес, мужики последовали за своим главным. Не доходя до хутора, они наткнулись на бревенчатый барак с брезентовой крышей, из которой торчало несколько печных железных труб.

- А ну, Бог не выдаст! - Лаврентий ударом сапога распахнул дощатую дверь. - Есть кто живой?!

С нар приподнялось несколько теней. Что-то залопотали по-китайски.

- Русские среди вас есть? - спросил Лаврентий.

Один из обитателей барака молча ткнул пальцем в сторону дальних нар. Там на рваных войлочных подстилках лежали два истощенных до крайности человека.

- Кто из вас Григорий? - старший прибывшего отряда вспомнил рассказ пришедшего на пасеку.

Бледный мужчина дернул головой, стряхнул отрешенность со своего взгляда и постучал пальцем по своей груди.

- Говорить можешь? Что тут у вас происходит?

- Есть… Дайте поесть, - прошептал мужчина.

- Верно, Лаврентий, ничего мы от этих доходяг не добьемся. Они же с голоду помирают, - вмешался Конон.

- Твоя правда, - заметил старший и приказал: - Сергей и Арсений, найдите какой-нибудь котел и быстро сообразите мучную болтушку. Да пожиже, а то эти бедолаги еще окочурятся с голодухи. Но сначала напоите всех горячим чаем с сахаром.

Храмцов и Дружинин побежали выполнять задание. Арсений был поражен увиденным, ему стало жаль этих несчастных людей.

- Как думаешь, дядя Сергей, - выживут они? - с надеждой спросил парнишка.

- Кого-то, видимо, уже не спасти. До ручки дошли, бедняги. И как можно в летней тайге довести себя до такого состояния? - изумился мужик и тут же нашел объяснение. - Патроны кончились, да и не помогли бы они уже: банда распугала все зверье и дичь, а далеко ходить у них сил нет. А на одних травах, хотя и есть среди них съедобные, не проживешь.

В бараке же Лаврентий продолжал разбираться.

- А там что? - он указал на дверь в стене. - Люди есть?

- Японцы, - слабо выдохнул Григорий.

- Японцы, говоришь? Сейчас познакомимся. Вы, Ваны, оставайтесь здесь. Попробуйте поговорить с соотечественниками. А ты, Конон, со мной.

За дверью оказалась небольшая комната с длинным, грубо сколоченным низким столом и двумя длинными лавками, за которыми располагались пять человек: три японца и два китайца. Они также были изможденными, но выглядели чуть-чуть поживее жильцов первого помещения. На столе лежали большие пожелтевшие листы с цветными изогнутыми линиями, чертежные приборы, стояли баночки с тушью. Увидев входящих, все, как по команде, встали и, к удивлению Лаврентия, заговорили по-русски.

- Что за люди? - строго спросил старший отряда.

Один из обнаруженных в комнате вышел вперед.

- Мы - специалисты из Японии и Китая, работаем здесь по заданию Мукденской компании. Они ведут топографическую съемку, геологи, - кивок в сторону китайцев, - ищут полезные ископаемые…

В это время в дверях показался Ван-первый и знаками попросил Лаврентия выйти. Оставив в комнате Конона, тот прошел в первую комнату, но китаец не остановился там. Только на улице он обратился к Лаврентию.

- Эти, - он кивнул в сторону первой комнаты, - выпили горячего чая и кое-что поведали…

И Ван-первый рассказал, что люди заброшены сюда японцами проектировать дорогу от моря до границы и составлять карту земных богатств. К ним были приставлены два офицера и солдат для наблюдения и охраны. Заботиться о специалистах должен был и командир таежного отряда некий Артур, царский офицер. Но в банде пошла заваруха, главаря убили. В отряде перестреляли друг друга, многие поумирали с голоду. Они пришли уже позднее.

- Понятно, сейчас я с ними поговорю по-другому. Ишь, крутятся… Специалисты…

В Лаврентии проснулись спрятанные в душе честь и достоинство русского офицера. Вернувшись в комнату, он заявил:

- Хорошо, что вы знаете русский язык, это поможет лучше разобраться, Нам, российским жителям тайги, стало известно, что здесь существует группа, созданная японцами, которая занимается изучением местности для военных целей. Более того, здесь же тайно размещен отряд бывших царских военных, переброшенных из Маньчжурии для охраны специалистов. На самом деле эти вояки занимаются наглым разбоем, грабят наши хутора, убивают мирных людей, насилуют женщин. Хочется знать, какое отношение вы к ним имеете и где они сейчас. Не скрываем, что будем с оружием защищать свои селения и без жалости расстреливать любых бандитов, кем бы они ни были. Отвечайте!

Худой японец средних лет, поднявшись и поклонившись, заговорил, тщательно выговаривая русские слова:

- У себя на родине в Японии нам сказали, что по просьбе российской стороны на Дальнем Востоке необходимо провести изыскательские работы и подготовить проекты для строительства шоссейной дороги от моря до Маньчжурии. Это поручено китайской компании, которая находится в Харбине. Она производит набор специалистов на контрактной основе и переправляет их в эти места. Срок договора - год, после которого происходит замена состава. На этих условиях мы и работаем здесь. К людям из военного отряда не имеем никакого отношения, хотя слышали о них и знаем, что живут они в подземных казармах в нескольких километрах отсюда. Недавно здесь побывали трое русских с целью добыть что-нибудь из еды, но мы сами уже несколько дней сидим без всяких продуктов. Они оказались из того самого отряда.

Рассказали, что у них жуткий голод, командир убит, а они предоставлены сами себе. Жители близлежащих хуторов покинули свои жилища и, забрав скот и все продукты питания, ушли далеко в тайгу. Обещанной помощи из Маньчжурии нет. Деньги у них имеются, но купить на них нечего и не у кого.

Лаврентий, уже кое-что зная, усомнился:

- Что-то не верится мне, чтобы Россия заказывала Японии строить дорогу на своей территории. Вы утаиваете от нас то, что нам хорошо известно. Кто дал вам право проводить изыскания в нашей тайге? Для каких целей? - сурово вопрошал он. - Нам известно гораздо больше, чем вы думаете. Когда мы вчера проходили по руслу пересохшего ключа, то наткнулись на два трупа китайцев, убитых выстрелами в спину. Кто это сделал? И почему их теплая одежда была напичкана кусками золотосодержащей породы? Что все это значит? А теперь, - повернулся он к притихшим китайцам, - послушаем, что вы скажете.

Низкорослый, коренастый китаец стал подниматься, но Лаврентий жестом показал, что тот может говорить сидя.

- Наша группа делает разметку будущей дороги к морю, - глухо, с сильным акцентом заговорил он, - и ищем полезные ископаемые. А убитые китайцы - это наши люди, они возвращались на родину после завершения контракта. Японская охрана разрешила им, как компенсацию за труд, взять с собой обогащенной порошковым золотом породы сколько смогут унести. Но все это обман. Ушедшим устроили засаду на тропе. Их расстреляли, еще и цветки женьшеня в карман каждому засунули, для того чтобы в дальнейшем обвинить наших людей в хищении золота и корней на территории России. Японцы делают вид, что никакого отношения к этому не имеют. Сколько таких трупов по зарослям валяется! Ведь нас вначале было двадцать два человека, а осталось десять, может, и нас ждет та же участь.

- Так-так, выходит, арсеньевскому крестнику крупно повезло, - Лаврентий сурово взглянул на японцев и, обратившись к китайцу, кивнул: - Продолжай!

- Мы подневольные люди, были арестованы в Харбине и без предъявления обвинения сидели в тюрьме. Потом нам предложили работу в России, обещая заработок в валюте и волю. Выбора у нас не было, за неповиновение - расстрел, угрожали даже родственников, которые проживали в Харбине, посадить в тюрьму. Продуктов нет, есть нечего, питаемся корой, грибами, змеями да лягушками. Нас здесь оставили на умирание, помогите! Еще ни один китаец живым на родину не вернулся. Японцы, чтобы замести следы, убивают нас как свидетелей. Помогите нам! Но к этим, - говоривший кивнул в сторону коллег, - претензий нет, они такие же подневольные, - и китаец пальцем смахнул со щеки слезу. Лаврентий снова уставил взгляд на говорившего первым.

- Что скажешь?

- Мне нечего добавить, - вновь вступил в разговор японский бригадир. - Запираться бесполезно. Тан сказал правду. Нас арестовывать не за что, мы России пока никакого вреда не нанесли. Все результаты работы все еще здесь. Раньше мы работали на Курильских островах, пробивали штольни для разведки полезных ископаемых. Руководство компании отозвало нас и отправило сюда на один год, cказав, что потом приедет замена. Но прошел срок, никто не приехал, все продукты съели. Люди ослабли, на зверя охотиться не можем, да и боеприпасы закончились. От голода и болезней наши охранники совсем обессилили. Они были самураями, поэтому сделали себе харакири, а солдат ушел в тайгу и не вернулся. Это они плохо обращались с китайцами и расстреливали тех, кто хотел уйти.

Говорящий жестами и интонацией дал понять, что осуждает своих соотечественников, и заговорил снова:

- Мы незаконно работали на советской территории, поэтому готовы отдать вам все карты и чертежи, где указаны разведанные нами месторождения золота, угля и драгоценных камней. Просим не подвергать нас аресту.

Лаврентий, нагнувшись к Конону, что-то прошептал на ухо. Тот быстро встал и вышел, вернувшись уже с Дружининым.

- Значит так, - по-командирски распорядился Лаврентий, - грабить Россию не позволим! Все документы вместе с картами сдать нашему человеку, - он показал на Арсения. - Храмцов поможет ему. И подготовьте опись, - обратился он к бригадиру, - где вы распишетесь в сдаче, а мы - в приеме перечисленных бумаг. А теперь с кем-нибудь из вас сходим в барак, где размещалась охрана, и посмотрим, что осталось от этих извергов.

Окна и двери небольшого домика охраны были открыты настежь, и еще издалека Лаврентий и сопровождающий его геолог почувствовали смрадный запах. Прикрыв рукавом нос и рот, стараясь пореже дышать, старший группы заглянул вовнутрь. На грязном, липком полу валялись почерневшие и вздувшиеся трупы, облепленные жирными зелеными мухами. Стоящая на столе коробка была наполовину заполнена пуговицами. «Ишь какую бухгалтерию завели палачи, чтоб отчитываться перед своим начальством», - догадался Лаврентий и, обращаясь к спутнику, сказал:

- Эти свое получили. А почему же вы их не хороните?

- Наши люди настолько ослабли от голода, что нет сил выкопать даже неглубокие могилы, - ответил японец и, указав на небольшую пристройку с тыльной стороны барака, продолжил. - А здесь жили русские переводчики. Они тоже умерли от голода и болезней.

Спутник Лаврентия рассказал, что барак и прилегающие строения были базой группы специалистов, работавших в разных местах за двадцать-тридцать километров. Он доверительно сообщил, что ими открыты несколько месторождений золота. И надо проследить, чтобы старший не утаил особую карту.

- Вот ты нам и поможешь в этом, - сказал Лаврентий. Японец согласно кивнул головой.

А в бараке Арсений с Сергеем увязывали в два рулона документы, различные чертежи и топографические карты.

- Это надо же, - удивлялся Арсений, - за короткое время столько сделать! Может, мы все бумаги брать не будем, уж больно их много?

- Тебе сказано принять все документы, вот и принимай, - прикрикнул Храмцов на парня. - Почему это о нашей земле должны знать в Японии и в Маньчжурии? Все заберем, до единой бумажки, а потом дома разберемся. А если эти что-то утаивают, - кивнув в сторону японцев, обратился он к китайцам, - скажите мне, я сам все выгребу.

Но японцы и не думали что-то скрывать. Вместе с китайцами они добросовестно вынимали и помогали упаковывать толстые папки, помечая красным карандашом их содержание.

Вернулись Лаврентий с геологом. Специалист посмотрел опись и успокоительно кивнул старшему из Трех Ключей. Глядя в стопки увязанных документов, тот сказал:

- Ваша свобода нам не нужна. Более того, чтобы вы не умерли здесь от голода, предлагаем поехать с нами в наш хутор. Там дней за десять вас подкормят и подлечат, а потом сами решайте, куда путь держать.

- Нет-нет, - запротестовали японцы, - мы останемся здесь, нас должны забрать и увезти к семьям на Курилы. Ждем, когда подойдет корабль. С берега за нами обещали прийти.

- Как же вы проживете здесь без продуктов? - удивился Лаврентий.

- У нас осталось десять патронов, может, удастся зверя подстрелить.

- Ну, раз вы так решили, насильно тащить не будем, - пожал плечами Лаврентий. - А продуктами поможем.

«Баба с возу - кобыле легче», - хмыкнул про себя, пожав плечами, Конон.

- А вы что надумали? - обратился старший к китайцам.

Ван-второй перевел вопрос и объяснил, что их неволя закончилась. Это были хорошие специалисты - геологи, топографы, гидрологи, картографы. Японцы тщательно отбирали людей в изыскательскую партию.

- Пока будьте здесь, сегодня завезем продукты, и вы сможете приготовить еду и подкрепиться, - распорядился Лаврентий. - Мы здесь будем три дня, потом вернемся в свой хутор. Кто захочет с нами - милости просим. Кто решит вернуться домой и знает дорогу - препятствовать не будем. Но знайте, идти придется самостоятельно. Граница практически закрыта. Там неспокойно, постоянные стычки.

Китайцы остались довольны таким поворотом дел, и те, кто был покрепче, наперебой предлагали помочь доставить продукты, спрятанные в одной из старинных доменных печей Лешего клыка.

Григорий, которому рассказали, кто оказался спасителем несчастных, призвав к ним помощь, и что китаец, его друг, находится в Трех ключах, попросил взять его с собой. Второй русский, получив продукты и японский карабин с огневым припасом, пожелал уйти в тайгу.

- Арсений, ты остаешься здесь при документах. Серега, возьми помощника из китайцев и вместе с Ваном-первым поезжай на лошадях за продуктами. А мы с Кононом и вторым Ваней посмотрим, что от Комаровки осталось. Неужели ее постигла судьба Медянок? - решил Лаврентий.

Подъезжая к хутору алтайских старообрядцев, они еще издалека увидели клубы черного дыма. Всадники прибавили ходу и выехали на главную улицу селения. Горел бревенчатый дом, где, как потом пояснил Храмцов, жила семья старца Агафона. Из избы доносился истошный вопль. Человек не звал на помощь, а просто душераздирающе кричал. Конон первым спрыгнул с лошади и нырнул в сени, где на утрамбованном земляном полу извивался человек, пытающийся худыми рукам найти опору, чтобы выбраться наружу. Не раздумывая, Конон схватил его за тлеющую тужурку и вытащил на улицу. От несчастного исхо дил дурной запах горелого мяса. Оказавшись в безопасности, погорелец вместо благодарности разразился потоком брани, призывая кого-то сжечь проклятый хутор.

- Это они убили полковника, - хрипел он, закатывая то ли от слабости, то ли от ярости глаза. - Где золото, куда запрятали его эти проклятые бородачи? Думают - убежали. Мы их все равно найдем, никуда они от нас не денутся. Перестреляем всех, а Агафона повесим посреди хутора, как последнюю сволочь! - он торопливо полез в карман и бросил под ноги приехавших светлый кварцевый камень, кусок свалявшейся старой ваты и блестящую стальную пластинку для высекания искр. - Это они обрекли нас на голодную смерть, - бормотал он, все больше теряя силы. - И где эти чертовы японцы, наверное, тоже старо веров испугались. А ведь обещали, обещали…

Что обещали японцы, Лаврентий и его спутники так и не узнали, человек оборвал уже почти бессвязную речь, пена пошла у него изо рта и, завалившись на бок, так и не прикрыв ввалившихся глаз, отошел в мир иной.

Уже потом выяснилось, что это был Охрименко. Он и еще двое солдат, чудом выживших, еще долго рыскали по окрестностям. Наконец прапорщик, окончательно обезумевший от ненависти, остался практически один: его товарищи совсем обессилели. Это его видели с сопки в Медянках, грозящего кулаком и обещавшего всех перевешать.

Мужики молча глядели то на скончавшегося человека, то на догорающий дом. Тушить пожар не имело смысла: ветер дул в сторону огородов, и огонь не угрожал соседним постройкам. Подошли к колодцу. Рядом с ним лежал убитый, на груди мертвого, ниже бороды, висела домашняя икона со сквозными пулевыми отверстиями.

- Это же Фома Привалов, охотник-промысловик из Комаровки. Я его знал, - мрачно сказал Конон и перекрестился. - И что его в брошенный хутор на погибель привело? Ну изверги, ну враги рода человеческого, - гневно бросил мужик и потряс в воздухе кулаком.

Хутор состоял примерно из десятка домов, хотя здесь могло разместиться много больше. Все окна в избах были наспех заколочены ясеневыми жердями. Жители, видимо, очень торопились, покидали жилища ночью, впопыхах оставляя нехитрую утварь. В домах валялись самодельные детские игрушки, печные инструменты, ухваты, дрова и даже одеяла и подушки.

Все огороды были изрыты. Видимо, люди из подземного лагеря хотели поживиться картошкой, но было еще рано для сбора урожая: новые клубни еще даже не завязались, а старые уже не годились в пищу.

Отряд уже собирался покидать Комаровку, как вдруг из дома с красивым палисадником выскочили двое мужчин с короткими обрезами в руках и быстро побежали по огородной меже в сторону леса. Удивленно провожая их взглядами и гадая, кто же это мог быть (неужели грабители?), мужики приготовили свои берданки и ждали только команды от Лаврентия догнать и задержать беглецов. Но тот молчал в раздумье, понимая, что людьми рисковать он не имеет права, можно и на свинец нарваться, ведь неизвестные из зарослей тоже наблюдают за ними, а, пока отряд находится на удалении, из обреза его не достать.

Долго раздумывать не пришлось. Кусты зашевелились, спрятавшиеся вышли и по той же меже стали быстро приближаться к отряду, переговариваясь на ходу. Не доходя нескольких метров, один остановился, а другой прямым ходом направился к сидевшему на лошади Конону. Тот быстро соскочил на землю и по-приятельски поздоровался с подошедшим. Это оказался его старый знакомый Дмитрий, заядлый корневщик из Комаровки.

- Давно, давно я тебя, приятель, не видел. Неужто бросил наше ремесло? - облегченно вздыхая, спросил он.

- Да нет, Митяй, уже давно в земле копаюсь, привык, - отвечал Конон. - Живем, как жили.

- А нас-то какая беда постигла, до сих пор опомниться не можем, - мужик протянул руки, словно охватывая брошенный хутор, лицо его потемнело. - Не иначе, как прогневали мы Бога, с обидой на нас пошел, и когда остановится, никто не знает. Сколь ко лет места эти обживали, и принес же леший на нашу голову лихих вояк из Маньчжурии. Русские люди, офицерские школы кончали. За святую Россию ратуют, считают себя освободителями наших хуторов от Советской власти - защитники, мол. А на деле грабежами да разбоем стали заниматься. Сначала наши уральские братья ушли из Медянок. В отместку эти изверги весь хутор разгромили. Все оставшиеся иконы в красных углах пулями пробиты. Всех хуторян, кто наведывался в Медянки, убивали и вешали. - Корневщик вздохнул и продолжил с горечью: - Теперь и нам пришлось в исход пуститься. Возвели на нас поклеп, будто комаровские их командира убили и забрали какое-то золото. Видишь, всю землю около домов перекопали - все это проклятущее золото ищут.

- А вы-то как тут оказались? - спросил Конон старого знакомого.

- Мы у Соболиного зимовья обосновались, ждем, пока бандиты друг друга перестреляют или голод да хвори их на тот свет заберут. Нас с Ионой старец послал разведать обстановку. Смотрим, уже Комаровку жечь начинают.

И мужик снова начал сетовать на беды, постигшие его хутор. Лаврентий молча слушал, сокрушенно качая головой и давая человеку выговориться. Наконец не выдержал:

- Так почему мужики не восстали? - возмутился он. - Картечью надо встречать негодяев! Вояки из Маньчжурии, конечно, сброд без чести и совести. А сами-то вы тоже хороши: бабу в избе насилуют, а вы в сенях прячетесь, боитесь. Вот они и распоясались - управы-то на них нет. Ну, не с нашим хутором они дело имели, мы бы их быстро утихомирили. У вас в двух хуторах до двухсот мужиков с подростками насчитывалось, и все при оружии. Надо было объединиться и сказать их главному офицеру, что, мол, если ваши люди будут грабить и насиловать, то мы дадим отпор.

Дмитрий внимательно посмотрел на Лаврентия:

- Оно, конечно, со стороны виднее, - вздохнул он. - Только ведь со своим уставом в чужой монастырь не полезешь. Мы вот с Алтая, а медянские - с Урала, и блюдет каждый хутор свои порядки. Выживают, кто как может. В Медянках жили по принципу: мой дом - моя крепость, а она, видите, какая непрочная оказалась. Жизнь нас учит, учит, что надо дружнее вместе жить, сообща защищаться, а мы… Вот нас поодиночке и берут за горло все, кому не лень: то власти, то бандиты, а то и церковники, хотя вера одна, православная, и делить нам нечего. А сейчас трудно, практически невозможно, объединиться, так уж сложилось веками. Не сворачивая, идем по тропам наших предков, а жизнь-то вокруг нас меняется быстро. А мы все

Беловодье ищем, а его, может, и нет вовсе, но ни один мудрый старец нам об этом не сказывал.

- Пора ехать, - первым тронул поводья Лаврентий.

Он решил осмотреть лагерь тех самых бандитов, о которых только что поведал Дмитрий. Конон быстро попрощался с приятелем и молчаливым Ионой, вскочил на коня и бросился догонять своих. Через час они уже были на месте. Старший подал своему маленькому отряду знак остановиться, чтобы осмотреться и не напороться на засаду. Из лагеря не доносилось ни звука. Ван с Кононом пошли на разведку и, вернувшись, сообщили, что в траве, среди цветущих кустарников, они обнаружили более десятка трупов оборванных людей в военной форме. Почти все были босыми. Похоже, что некоторые из них были застрелены, другие умерли сами, вероятно, от голода и болезней. Кругом валяется оружие с пустыми магазинами: русские трехлинейки, новенькие японские карабины и много стреляных гильз. Староверы порядком устали от созерцания трупов за последние дни, поэтому решили долго тут не задерживаться и, осмотрев подземелье, возвращаться назад.

- Ну что, пальнем на прощанье, все-таки русские люди. Бог им судья, - сказал Лаврентий, и выстрелы из берданок всколыхнули таежную тишину.

Неожиданно с противоположной стороны из подземелья выползли двое оборванных солдат и, увидев вооруженных людей, попадали в траву, то ли от страха, то ли от немощи.

- Матерь Божья, живые трупы! - перекрестился Конон, спрыгивая с лошади и с опаской подходя ближе.

Лежавшие в траве, действительно, скорее напоминали скелеты, нежели живых людей. Страшно худые, лысые и беззубые существа тряслись как при приступе лихорадки. Смысл вопросов, видимо, не сразу доходил до их сознания, и они отвечали медленно, с трудом ворочая языком, повторяя, как заклинание: «Спасите, спасите!» Из их бессвязной речи все же удалось выяснить, что в живых в лагере остались только они двое. Некоторые солдаты были расстреляны людьми маньчжурского самозванца по кличке Тувинец, другие порешили друг друга, третьи померли с голоду. Есть было нечего, жевали траву и там же, в траве, умирали… Прапорщик Охрименко бросил их, но в каком направлении пошел и вернется ли - не знают.

Люди были настолько обессилены, что Конон усомнился, смогут ли они вообще подняться с земли, уж не говоря о том, чтоб следовать за отрядом. Эти несчастные уже стояли двумя ногами в могиле, и жить им осталось считаные дни, а может, и часы. И чтобы не брать грех на душу и не корить себя впоследствии за бездушие, Лаврентий распорядился поднять людей и накормить приготовленной еще дома едой, взятой с собой в дорогу. Бедняги с трудом удерживали кусок, так тряслись у них руки, не сразу попадали в рот, а, затолкав еду, пытались размять ее беззубыми деснами, что тоже не всегда удавалось, и тогда они глотали, заходясь в кашле и выкатив от натуги глаза.

База специалистов встретила отряд приятным дымком готовящегося ужина. На второй день занимались похоронами. На общую могилу русских переводчиков поставили свежевыструганный березовый крест. Для японских военных китайцы наотрез отказались копать могилы, да и бригадир не настаивал, заверяя, что они сами их похоронят по своим обычаям.

Старообрядцев из Медянок и Комаровки погребли в центре хутора на возвышенном месте под акациями, а Охрименко - на пустыре, в конце огорода за сгоревшим домом.



ГЛАВА XX

К ШАПОЧНОМУ РАЗБОРУ

Капитана госбезопасности Ковалева срочно вызвали к полковнику. Артамонов, старый партиец, когда-то работал под руководством самого Дзержинского. Сослуживцы уважали этого спокойного, деятельного человека, не любящего все более укоренявшейся в органах официальщины. Кому было положено, знали, что полковник занимается антисоветским подпольем, что на его счету несколько ликвидированных банд, что в одной из операций он был ранен.

- Проходи, Ковалев, - не по уставу проговорил полковник. - Вот познакомься с майором Петрашевым. Вам теперь вместе придется лямку тянуть. Так что прошу друг друга любить и жаловать.

Полковник, поглаживая свою обритую голову, засмеялся, словно был не в казенном кабинете, а принимал гостей на своей даче.

- Батальон Петрашева придается твоей группе. О ее составе еще поговорим. А теперь посмотрим на карту, - и Артамонов склонился над развернутым жестким листом. - Видите - брошенный старообрядцами хутор Медянки. Недалеко есть селение Комаровка, тоже староверское. Где-то посередине между ними расположен лагерь белогвардейцев. Служат они, сукины дети, японцам. Могут и таежных староверов снова толкнуть на вооруженное выступление. Численность банды - приблизительно сто - сто тридцать человек. Чем занимаются? Честно скажу, сведения разведки весьма скудные, но известно, что отряд время от времени посещают связные от самого полковника Кейдзи. Так что соображайте. Приказ - окружить силами батальона и уничтожить это осиное гнездо. Хватит, пожировали, сволочи! Разработайте план операции и доложите. Единственный безопасный подход к району - море. Вам будет выделен сухогруз. Доложите через три часа.

Когда подчиненные ушли, полковник долго сидел за столом, вперив сердитый взор в карту. Ему многое не нравилось: действовать мужикам предстоит почти вслепую: фактуры-то - кот наплакал. Появление банды они прохлопали. О ней им, к общему стыду, сообщили… из наркомата. Начальству же стало известно об отряде от соседей, с которыми оно постоянно соперничало, - работников разведывательного управления Генштаба. Это их источник в Маньчжурии прислал скудные сведения об отряде Сереброва. Потому и был взбешен высокий московский чин в разговоре по «ВЧ». Когда Артамонов заикнулся о тщательной разработке, тот заорал:

- Хватит тянуть волынку! И так спите там! Обстановка накаляется, японцы наглеют, а вы мышей не ловите! Срочно ликвидировать это осиное гнездо и доложить!

В другое бы время полковник настоял на своем, но он видел, как один за другим исчезают старые опытные чекисты, и хорошо понимал, что его перевод из Москвы в далекий Владивосток - не случайность.

Ковалев и Петрашев долго сидели над картой, обдумывая все детали операции. Потом их вызвали к Артамонову.

- Что надумали, орлы? Ни одна сволочь не должна уйти. Но торопитесь не спеша, прежде всего - тщательная разведка!

Капитан и майор подробно изложили свой план: окружить лагерь и Медянки, не допустить, чтобы хоть кто-то ушел оттуда.

- Все это правильно, но есть указание - взять в плен руководителей, они многое нам расскажут.

…Скрипящий от старости сухогруз вошел в бухту, накрытую плотным туманом. Поскольку не было удобных причалов, добирались до берега шлюпками. Зная о староверских вездесущих охотниках, командование экспедиции строжайше запретило разводить костры. Пищу бойцам привозили те же шлюпки. В полночь прозвучал приказ выходить на марш. Три колонны с трех сторон должны были взять в кольцо предполагаемый лагерь и Медянки. Еще одно подразделение направлялось к Комаровке, чтобы блокировать возможное выступление староверов. Вернулись разведчики: в лагере людей не видно, огней нет.

- Ну, с Богом! - сказал Ковалев и рассмеялся. - Что это меня на религию потянуло? Не иначе, комаровские староверы за нас молятся.

Группы красноармейцев быстро занимали исходное положение для атаки.

В утреннем небе яркими брызгами рассыпалась ракета. Роты под прикрытием пулеметного огня ворвались в низину между сопками, в которых чернели какие-то щели. Но, к общему удивлению, сопротивления не было. В ответ не раздалось ни одного выстрела. Бойцы подбегали к выходам из подземелья.

- А ну выходи! Руки вверх!

Но никто не появлялся. Бросив на всякий случай в бункеры гранаты, красноармейцы бежали дальше в поисках врага. Однако лагерь был пуст. Вдруг вдалеке, за линией оцепления послышался треск ожесточенной перестрелки. Петрашев срочно послал туда два отделения и сам возглавил их. Оказалось, бойцы, оставшиеся в засаде на опушке таежных зарослей, заметили двоих неизвестных, привлеченных шумом в лагере. Пытались их задержать, но те, открыв стрельбу, кинулись в чащу. Преследователи наткнулись на прочную оборону. Судя по интенсивности огня, сопротивляется довольно опытная группа. Приказав одному из отделений зайти к бандитам в тыл, майор повел своих людей в атаку. Расчищали путь пулеметными очередями и гранатами. Через час все стихло. У лесных временных землянок и шалашей валялись несколько трупов. Какой-то раненный в ногу бородатый мужик, привалившийся к стволу кедра, пытался застрелиться, но у него вовремя отобрали пистолет.

Ковалев с удивлением рассматривал лагерь. «Тлен и мерзость запустения!» - подумал он. В уцелевших после гранатных взрывов подземных помещениях все покрыто белесой плесенью, воздух сырой и тяжелый. В некоторых казематах - полуистлевшие трупы. Обклеванные птицами-падальщиками и обглоданные зверьем человеческие скелеты валялись и в высокой траве на площадке между сопками. Там же находили немало заржавевших трехлинеек и японских карабинов. В стороне угадывались размытые дождями могильные холмики.

«Где отряд? Неужели успел передислоцироваться? Уничтоженная группа, что обреталась в таежных шалашах, конечно, не та банда, о которой говорил полковник Артамонов. Видимо, эти люди пришли сюда недавно», - размышлял про себя капитан. Тут ему доложили, что в Комаровке не обнаружено ни одного человека. По всем признакам хутор, как и Медянки, жителями брошен. «Еще один сюрприз! - Ковалев выругал в душе себя и своих коллег. - Хороши работнички… Сапожники!»

Подошел Петрашев. Хотя он тоже понимал, что операция сорвалась, но то, что сам ходил в атаку на бандитов, как-то смягчало для него неудачу. Да и разведка - не его ведомство.

- Что скажешь? - майор сделал рукой широкое движение, словно приглашая собеседника полюбоваться окружающим.

- А то, что мы, как ленивые гости, приехали на пир к шапочному разбору. Ни отряда, ни сведений. Одна надежда на твоего пленного. Как он? Кончил психовать? Говорить может?

- Думаю, может. Сейчас с ним военфельдшер возится.

Командиры прошли к палатке походного медпункта, где сидели двое рядовых: у одного на голове чалма из бинтов, у другого - перевязанная рука в петле, закрепленной на шее.

- Что, мужики, получили боевое крещение? - бодро спросил Петрашев своих бойцов.

- Получить-то получили, да вот… - красноармеец поднял руку к замотанной голове.

- Ничего, Харитонов, наш эскулап говорит, что рана касательная. Быстро войдешь в строй, зато злее будешь, - успокоил бойца комбат.

Раненый бандит, лежащий под брезентовым пологом на носилках, оказался, несмотря на бороду, довольно молодым. Оглушенный испугом от происходящего и не до конца веря, что остался жить, он охотно отвечал на вопросы. Фамилия - Корзухин, зовут Александр. Недоучившимся студентом революционное лихолетье его забросило в Харбин. Служил мелким конторщиком на КВЖД. Когда советская часть администрации потребовала убрать с дороги всех лиц без гражданства, перебивался случайными заработками, бедствовал. Потом его подобрал знакомый отца Артур Петрович Серебров, привел с собой в таежный отряд.

- Где Артур и вообще весь отряд? - нетерпеливо спросил Ковалев.

Корзухин долго и подробно рассказывал о конце банды - о том, как пришла в лагерь никому не знакомая китаянка, как кто-то неизвестный со зла взорвал склад с боеприпасами и убил Сереброва, как взбунтовавшиеся вояки искали какое-то золото и обвинили староверов из Комаровки в гибели своего командира. А те, испугавшись, бросили хутор. Оставшись без поддержки местного населения, основная часть бандитов во главе с унтер-офицером Охрименко перемерла от голода и болезней, постреляла друг друга. Лишь небольшая группа сохранила дисциплину и, по приказу заместителя Артура - Тувинца, ушла из лагеря, захватив с собой оставшуюся провизию.

- Кто такой Тувинец? Как фамилия? Его звание?

Этого пленный не знал. Тувинец пришел в лагерь вместе с китаянкой, которая быстро исчезла. Можно предположить, что он - опытный офицер и ждал кого-то из Китая, поэтому и не уводил свою группу далеко от лагеря. Недоучившемуся студенту, конторщику и вояке из банды Артура предъявили трупы. Тувинца среди них не оказалось.

- Ушел, сволочь, - кипел Ковалев, - а он многое знает. Слышь, майор, давай группу вдогонку за этим гадом пустим. Фрукт непростой. Наверняка за ним тянется большущий хвост.

- Как его найдешь в этой глухомани? - возражал Петрашев. - Разве что послать своих таежников? У меня такие есть: Николаев, Диденко, Федоров выросли, можно сказать, в охотничьих зимовьях. Может, им повезет - выследят голубчика.

- Договорились, - сказал Ковалев, - уж больно примечательная фигура от нас сбежала.

В тот же день на поиски отправилась группа опытных разведчиков. Задание - взять живым бандита по кличке Тувинец.

- Тувинец, Тувинец, что же это за фигура, заменившая Артура? - полковник Артамонов вызвал старшего лейтенанта Игнатова. - Ну что? Перешерстили архивы о маньчжурской белоэмиграции, проверили все картотеки?

Добытая информация была неполной, но заслуживала самого пристального внимания.

- Тувинец, он же Тугай, - сын захудалого тувинского князька. Штабс-капитан, участник империалистической и гражданской войн, георгиевский кавалер. Повздорив с отцом, который благоволил связям с Россией, ушел в банду Калмыкова. Известен как изувер. Лично расстрелял двадцать пленных красноармейцев и партизан. О последних его годах сведений нет.

- Этого палача упустить нельзя, - жестко сказал Артамонов.

- За ним идет группа сержанта Николаева.

Игнатьев, помолчав, сказал:

- Как докладывает Ковалев, пленный дал показание о каком-то золоте и смерть главаря связывает с ним. Кроме того, сообщил, что незадолго до гибели Сереброва в лагере появилась неизвестная китаянка. Куда она исчезла, никто не знал.

- Интересно, интересно, - полковник побарабанил пальцами по столу. - Туинец нам нужен живым.

…Тугай, оторвавшись от преследователей с тремя оставшимися от отряда мужиками, лежа в зарослях, думал, что предпринять. С белой идеей покончено. Куда податься? К японцам? Для них он, пожалуй, уже отработанный материал. Чего доброго, пустят в расход. Приткнуться к атаману Семенову? Но этот фигляр его не любит и сделает простым сабельником. Да и, говорят, после образования этого балаганного Маньчжоу-го он хотя и носится с идеей создать независимое государство в Забайкалье и на Дальнем Востоке, не в чести у самураев. Старый дружок, атаман помельче, не примет после растраты полковой кассы, назначит расследование… Его спасет только богатство, только золото. Будь у него капитал - можно куда угодно, хоть к черту на рога эмигрировать, завязать с этой кровавой жизнью.

Тугай шел по давним следам китаянки, а по его собственным, только что оставленным, продирался сквозь тайгу маленький отряд сержанта Николаева. На десятый день Тувинец понял, куда идет китаянка. Лежа в густых зарослях высокой сопки, с которой хорошо просматривались Три Ключа, штабс-капитан внимательно следил в бинокль за жизнью спрятавшегося в глубине тайги хутора. Спешить не следует. Женщина, похоже, никуда далеко не уйдет от хутора.

Постепенно темнело. Вот уже и звезды высыпали. Вдруг в зарослях мелькнул огонек. Костер! Китаянка, видимо, у костра. Тувинец осторожно пополз от своего логова вниз по сопке.

…Да, на лесной поляне горел маленький костерок. Над огнем висел котелок. Похоже, что хозяин на минуту отлучился. Офицер, стоя за стволом высокого кедра, терпеливо ждал, но у самодельного очага никто не появлялся. «Куда же подевалась эта сука?» - проскрежетал он сквозь зубы и тут же услышал за спиной голос:

- Это ты, Тувинец? Что тебе надо? Почему ты выслеживаешь меня?

Быстро повернувшись, Тугай увидел Кэт с револьвером в руке, но не растерялся и с обычной наглостью сказал:

- Хочу с тобой договориться. Разделим золото, и я отпущу тебя на все четыре стороны.

Кэт усмехнулась:

- Ты, кажется, что-то путаешь. Это я держу тебя на мушке. А золота у меня нет. Теперь ты знаешь это - и катись отсюда…

Стремительно, как рысь, он бросился на женщину, полускрытую сумраком ночи. Раздались два выстрела. Последнее, что увидел в своей жизни Тувинец, - свет костра. Раскаленные угли его напоминали своим цветом золото.

…Полковник Артамонов внимательно вчитывался в доклад о проведенной в районе Медянок операции. По совести говоря, полный афронт. Десант покончил с какой-то мелкой группой. Единственный пленный - рядовой бандит, многого не знает. Главарей не допросишь: Артур убит неизвестно кем, а Тувинца нашли мертвым. Смерть последнего загадочна. Интересная деталь: экспертиза установила, что ранее найденный убитый хунхуз, известный как Черный Линь, и Тувинец поражены из одного и того же оружия.

То, что староверы бросили Комаровку, для Артамонова стало новостью. Они, как и жители Медянок, видимо, не захотели иметь таких опасных соседей. Бандиты постепенно теряют поддержку таежных затворников, и это хорошо.

«Вся эта история может плохо кончиться для меня», - думал он. Беспощадные щупальца чистки, жертвами которой в органах становились работники с большим партийным и профессиональным стажем, не раз Артамонов ощущал совсем близко от себя. Слишком много появилось охотников фальсифицировать дела. Любому активному работнику партии его поколения - ведь по революционной работе приходилось сталкиваться со всеми лидерами всех прошлых и нынешних оппозиций - можно при желании пришить что угодно. Спасать же себя, занимаясь разоблачением других, ему не позволяло все его честное существо.

Предчувствие не обмануло полковника. Не приняв от него доклада о выполнении приказа наркомата, Артамонова вызвали в Москву. На одной из станций перед столицей во время долгой стоянки его пригласили из вагона якобы на телеграф. Заметив в окно нескольких человек, в которых безошибочно можно было узнать людей из родного ведомства, и стоящую поодаль черную легковушку, Артамонов, хорошо зная, что это значит, медлить не стал. «Это меня-то, старого воробья, хотели провести на пустой мякине, - сердито подумал чекист. - Работнички хреновы!…».

Он давно уже решил, как избежать унижения.

- Хорошо, иду, - сказал полковник посыльному и, когда тот вышел из купе, закрылся на защелку и вытащил пистолет. Услышав выстрел, закричал что-то из тамбура мнимый посыльный, типы в штатском толпой бросились к вагону…


ГЛАВА XXI

АЛЕША, Я НАШЛА ТЕБЯ!

- Кажись, Господь подарил нам благодатное лето, - радовался старый Архип, сидя на крылечке с Никоном. - Дожди были обильны и в самую пору для урожая, а сенокос удалось закончить при жарком солнышке. Картошка в цвету, как молоком облитая, сулит добрый урожай.

Никон согласно кивал головой.

- Верно, верно - лето Господне. Намедни обежал я все дальние поля: славно кустится овес, пшеничное зерно наливается, ядреным будет, озимая рожь по грудь мою вымахала. Хороша и кукуруза. Все показывает на сытую зиму. Счас бы дождичка обильного на сутки - настало время и грибами запастись да ягод насушить, варенья наготовить.

- Не гневите Бога, и все будет, - Архип перекрестился. Вслед за ним и Никон осенил себя двуперстием.

Три Ключа жили размеренно, основательно и, как всегда, трудолюбиво. Даже у ребятни короткий досуг. Мальчишки, девчонки дважды в день деревянными ведрами брали воду из ближних бочажин и обильно поливали огородные гряды с еще разлохматой капустой, сочнозелеными хвостами моркови, упругими стрелами лука и чеснока, со щедрой завязью тыкв. Особая забота у молодой хуторской поросли об арбузах. Всем хотелось получить их самыми крупными. Собираясь на ближних копанках, ребята хвастались пузатыми арбузами друг перед дружкой.

Родители с легкими тяпочками частенько приходили на огороды. Видя там порядок, радовались, молились, благодарили детей за их усердие в общем труде. У подростков даже в мыслях не было увильнуть от какой-то тяжелой семейной работы. Они корчевали подступающие к усадьбам кусты, чтобы завести новые грядки. Но наступало время и вдоволь накупаться и поваляться на песчаной косе Евдохинского ключа. Все мальчишки имели четвероногих друзей, гордились их силой и преданностью хозяину.

Сегодня вначале все было как всегда. Искупавшись вместе с ребятней, отряхнувшись так, что над каждой заиграла маленькая радуга, собаки улеглись сушиться. А ближе к вечеру они как с ума посходили: то куда-то с песчаной косы исчезали, то опять появлялись. Было видно сразу: что-то беспокоит псов, они всей стаей покидали своих хозяев и бежали на сопку. В молодом ельнике раздавался громкий лай. Вернувшись к купающимся пацанам, свора, как ее не звали в воду, настойчиво отказывалась мочить лапы и начинала гавкать. Собаки явно звали ребят в ельник. Но те их не понимали. Тогда псы стали цапать за трусы купальщиков и тащить к берегу. Это не помогало. Но и собаки не унимались. Крупный черный кобель Кольки Брусенцова схватил лежащую на берегу одежду своего хозяина в зубы, и, отбежав на несколько метров, улегся на ней, звонко залаял.

- Колька, ты посмотри, что твой пес делает. Так мы скоро все без штанов останемся.

- Смотри, пацаны, и крайновский тоже поволок брюки. Мишка, Мишка, явное воровство, ты без порток остался, - хохотала ребятня. Но потом мальчишки смекнули:

- Нет-нет, что-то здесь не в порядке: наверное, крупного подранка нашли, силенок маловато, и нас на помощь зовут.

- Я-то своего Шарика знаю, - отозвался Михаил. - Хоть и не хочется в сопку подниматься, а все равно надо сходить. Пошли глянем, что там за зверюга отлеживается.

Собаки, не отрываясь от парней, уверенно вели их по еле заметной тропе в ельник. Подвели вплотную к какому-то лазу. Вода промыла в земле расщелину, и образовалось углубление с сажень глубиной. Первым полез большой черный пес по кличке Космач. Побыв в норе какое-то время, облизываясь, вылез назад. Туда наладился Шарик, но Космач рыкнул, и собаки остались на месте. Тогда решился проверить чье-то убежище Колька. Сам полез и кричит оттуда:

- Робя, сюда, здесь прохладно!

Один за другим несколько мальчишек оказались в уютном подземелье. Но, увидев постель из свежей травы, вещмешок в изголовье, крепко привязанный к еловому суку, парни оробели:

- Тут какой-то человек живет. Явно чужой. Не попасть бы нам в беду.

Но собаки вели себя спокойно. Космач подошел и полизал уголок рюкзака и, довольный, выскочил наружу.

- Вот что, ребята, - сказал Брусенцов, - это надо быстро унести к дяде Назарию.

Уже на открытом воздухе рассмотрели собачью находку. Мешок был сделан из крепкого материала, на две завязки туго затянут. Каких-либо вещей в нем не прощупывалось, только что-то вроде камня, примерно с детский кулак. Из левого уголка скупо проступала какая-то влага. Михаил провел по материи пальцем, поднес его к языку и осторожно попробовал: сладит…

Снова подбежал Космач, лизнул несколько раз, а затем схватил рюкзак за боковину и понес в сторону песчаной косы. Хозяин окликнул собаку, тот развернулся и положил мешок к ногам Кольки. Мальчишка погладил большую собачью голову, похвалил пса. Космач завилял хвостом.

- Пошли к Назарию, но о находке, кроме него, никому ни слова, - сказал Брусенцов. - Может, он этого человека знает.

- Коль так, тогда ты, Никола, и неси его сам старшому, а про нас не говори. Скажешь, с Космачом нашел, думал рябчика подстрелить, а пес в какое-то укрытие полез. Ты - туда, а там… Мешок не тронут, все завязки целы.

- Нет, скажу правду! - твердо заявил Николай. - От дяди Назария у нас тайны нет.

Назарий, выслушав парня, поблагодарил его:

- Спасибо, друг мой! И впредь вместе внимательно следите за окрестностями. О неизвестных следах и вещах - сразу мне или Лаврентию. Осторожность не раз спасала наш хутор. Правильно вы решили никому не говорить о находке. Молодцы!

Довольный его похвалой, Брусенцов ушел. Назарий взял вещмешок и уже хотел его развязывать, как опять стук в дверь. Он встал, бросил находку за занавеску и крикнул:

- Милости прошу, входите!

В горницу ввалилась толстая бабка Морозиха с поклонами и Божьими причитаниями.

- Рада видеть вас в здравии.

- И вам, Пелагея Панкратьевна, доброго здоровья и благополучия. Присаживайтесь, - Назарий пододвинул стул.

- Да нет, я рассиживаться не буду, лучше сразу о деле.

- Слушаю вас, - мужчина склонился над нежданной гостьей.

- Я долго думала, идти к вам или нет, да соседка Марья Соловьева насоветовала. Говорит: «Негоже старшим не сказать, ведь такое редко бывает».

- А что случилось?

- Вот и приключилось. Возможно, вы и не поверите, но надобность есть, чтобы вы знали. Что-то неладное около наших дворов творится. Вчера рано утром я, как всегда, вывела свою козочку Зинку на пастбище сразу за огородом ближе к осиннику. И что вы думаете? Пришла доить козу, а козы нет, и кола с крынкой нет. Она у меня животина проказливая. Только и глядит, как бы в чужой огород забраться. Не зря говорят: хочешь ссоры с соседями - заведи козу. Я искать - нигде нет. Лишь вечером нашла Зинку около копанок в лесу. Кол воткнут в лисью нору, коза подоена, рядом крынка с недопитым молоком. Я аж перепугалась: вроде и рядом с домом, а что творится! Я - к сыновьям, они быстро туда побежали. Коза на месте, а молоко из крынки допито и лисья нора зарыта. Во как быстро все делается. Видимо, следили.

- Да-да, такие странности у нас бывают, - согласился Назарий. - Сейчас лето, самое время для разных ходоков в тайге. Текут и мимо нашего хутора. Кое-какие следы оставляют. Надо еще осторожней быть. Скажу мужикам - будем за округой лучше приглядывать.

Когда дверь за Морозихой захлопнулась, Назарий, почесав затылок, подумал: «Что-то слишком много неожиданных находок в ближней тайге. Теперь кто-то подоил бабкину козу. Похоже, какой-то человек рядом обосновался и таится. Добрый ли?»

Надо осмотреть принесенный Николаем мешок. Развязать его было невозможно: какие-то узлы через узлы. Назарий взял нож, перерезал две вязки и, запустив руку внутрь, наткнулся на темную сумочку и обрывки твердой бумаги. Когда он высыпал все содержимое на стол, в глаза бросились мелкие клочки, как выяснилось, какой-то фотокарточки. Сортируя эти обрывки, Назарий складывал необычную мозаику. Перед ним начало вырисовываться изображение лица человека. С еще большим интересом и тщательностью подбирая кусочки бумаги, Назарий вдруг почувствовал невольную тревогу. Встав, быстро закрыл на запор дверь, задвинул шторы. Чем больше клочков находили свои места, тем четче вырисовывался портрет… его самого, Назария, а вернее, Алексея Павлова, как он назывался, когда был сделан в Харбине этот снимок! Тогда его попросила Кэт, и он подарил фото любимой женщине.

Назарий поднялся от стола усталым, осунувшимся, даже испуганным, стал быстро ходить по большой комнате. Перед его глазами вставала Кэт. Где она? Почему фотография изорвана? Что это - знак того, что он изгнан из сердца дорогого человека? Возможно, просто подбросила и навсегда исчезла? Нет-нет, она не могла так поступить. В голове возник какой-то шум, в глазах мелькали встречи с любимой. Конечно, ярко всплыл момент его спасения от явного расстрела японцами. Какая смелая! Она не только может любить, но и пойти на все, даже явную гибель, ради него. Он подошел к умывальнику, взял полотенце и стал вытирать слезы. Душа словно сорвалась с устоев и продолжала оплакивать чуть не случившуюся трагедию.

Взяв стекло, стал быстро переносить на него кусочки фотографии. Что же могла написать на ней Кэт, может, в этом есть какой-то смысл? От волнения колотилось сердце, тряслись руки. Он накрыл обрывки снимка другим стеклом и перевернул. Совсем неразборчиво чем-то желтоватым (видимо, корешком лимонника) было нацарапано: «Сегодня ночью жду тебя в конце огорода в орешнике. Сама увижу тебя и выйду навстречу. - И совсем неразборчиво: - Мы уже нашли друг друга, нужно только встретиться».

Назарий положил стекло, опять заходил по комнате. Ему не верилось, что после их трагической встречи Кэт еще сохранила чувство к нему. Ведь она прошла через такие испытания, рискуя жизнью! Как же она сумела миновать границу, разыскать его здесь, в глуши, пройти сквозь таежные буреломы? Казалось, время вдруг остановилось и так долго ждать наступления ночи. Быстрей бы встретиться! Подошел к окну, раздвинул занавеску. За окном хорошо был виден конец огорода, кусты орешника. Назарий даже удивился, как удачно выбрано Катериной место для встречи.

Чтобы унять волнение, взял с гвоздя туго скрученную веревку для переноса из леса дров, бросил себе на плечо и пошел туда, где назначена встреча, обошел тыльную сторону огорода, раздвинул плетень и оказался у небольшой рощи низкорослого орешника. Стал быстро собирать сухие ветки. Назарий и сам не знал, зачем это делает: дров дома достаточно, - но продолжал работать. Когда сучьев набралась большая куча, он разложил вдвое веревку и начал на нее медленно укладывать вязанку. По его мнению, нужно было найти старые сучья покрупней. Пошел за орешник, принес сухие ветки, ловко через колено ломал их и аккуратно укладывал на веревку.

Перебросав в огород собранное топливо, Алексей-Назарий пожалел, что нет под рукой метлы, - он бы сейчас подмел эту поляну. Пусть она будет чистой, гостеприимной. Ведь мы с Кэт встречаемся. Это должно выглядеть так торжественно и красиво… Он даже забывал, что это - хутор у подножья Лысой сопки и рядом медленно течет Евдохинский ключ.

Алексей поднялся, еще раз обошел заросли, потрогал кол в плетне - загорелась мысль повесить что-то такое приметное, чтобы Кэт ночью огороды не перепутала, - а потом улыбнулся и направился в сторону дома. Не сделал и десяти шагов, как его громко окликнули.

Оказывается, рядом через огород Конон подкапывал на ужин картошку. «И как я его не заметил, как будто из-под земли появился. Возможно, он за мной приглядывал и о чем-то догадывается?» - подумал Алексей, зная любопытство мужика. Хотел прибавить шагу, но корневщик уже почти догнал его.

- Щедрый урожай нам Боженька отмерил. Он видел, какой мы труд в землю вкладываем - от малого до старого всю весну и лето на огородах. Вы только посмотрите: три куста подкопал - ведро картошки. Да такая крупная! Возьмите часть себе на ужин. - Конон нагнулся, отобрал из ведра самые крупные клубни и положил на крыльцо дома Назарию. Как ни хотелось тому остаться одному, мужик, расположенный к беседе, продолжал: - Хотел сходить к Архипу, чтобы мою душу полечил. Уж больно она у меня расплакалась после того, как я с Медянок этого несчастного привез и разных там страстей насмотрелся. Болеет… С Божьей помощью живым доставили. А сегодня заглянул в баню - оба (и мой, и тот, что сам пришел) лежат, и мне показалось, что русский умирает. А тут как раз Варвара появилась и меня увидела. Хотел ей о своей боли поведать, а она как накинется на меня с руганью, ну чистая тигрица, и Надюшке, своей помощнице, наказала гнать всех от бани подальше. Тоже мне, командирша!

Назарий нахмурился, даже с лица сменился:

- Варвара права. Ходить туда, Конон, не следует: возможна инфекция. Забыл, как тиф буйствовал на Дальнем Востоке? А что было в армии? Полки в считаные дни из строя выбывали. Так что, - продолжал он, - с этим не шутят. А чтоб душу свою растревоженную успокоить, позови-ка Варвару Никитичну.

Вскоре лекарша сидела в единственном, как его называли, «почетном» кресле. Конон присел на лавку рядом с Назарием.

- Как там наши больные?

- У архангельского Григория запущенная язва желудка, но на моих травяных настоях через десяток дней почувствует облегчение. Обострение у него временное. Держится хорошо, строго соблюдает все мои предписания, да и Надюшка с него глаз не спускает. - Варвара продолжала: - Китаец на пасеке пролежал пятнадцать дней. Сейчас же лежа что-то рисует. Видать, талант есть.

Казалось, беседа закончилась, но тут Варвара потребовала:

- Объясните людям, пускай не ходят в мою баню. Это лазарет! Там лежат тяжелобольные, и их беспокоить я никому не позволю. И вот ему, - лекариха кивнула в сторону виновато поникшего Конона, - запретите туда шастать. Привез беднягу - спасибо за это, остальное дело за мной. Я за них в ответе.

Назарий слушал Варвару и думал: «Как хорошо, что я в кругу хороших людей, как с ними интересно и как быстро летит время. Через три часа будет темно, и у меня встреча с Кэт».Поблагодарил Варвару за ее неусыпные заботы. Она попрощалась и ушла с приподнятым настроением. Назарий спросил Конона:

- Ну как, душу твою подлечили?

- Да-да, стало легче и спокойней. Но все-таки язва эта Варвара, - мужик попрощался и пошел домой. По дороге думал: «Когда Назария громко окликнул, тот аж с лица сменился, видимо, я его от какой-то особо важной мысли отвлек или он просто оробел от неожиданности». Махнул рукой: кто перед Богом не грешен…

Назарий торопился. Он принес дров, растопил баню и стал готовить ужин: стол надо приготовить побогаче. Пригодился и картофель Конона. Но долго стоял над крупными клубнями. Они напоминали о какой-то неожиданной неприятности. «А если словоохотливому Конону известно о вещмешке, может, он и нашел его и через Кольку Брусенцова передал мне? А вдруг так и было? Завтра же весь хутор знать будет. А то еще и на встречу придет и где-нибудь в кустарнике заляжет. Чтобы потом на своих сходках мужики зубы скалили…». Все-таки забрал картошку и поставил вариться в мундире, ведь в Китае это очень распространено. Принес из сеней какие-то банки, полез в погреб за свежими грибами, сушеной малиной. Соседка Клавдия, подоив корову, принесла крынку парного молока.

Уже стемнело, а молодежь то где-то далеко, а то и совсем рядом громко разговаривала, смеялась. Строгие матери уже покрикивали: «Настя, домой!», «Николай, идем ужинать, кончай гулянки, завтра рано на корчевку пойдем!». Постепенно наступала ночная тишина, только на другом краю хутора кто-то гремел цепью, набирал к утру колодезную воду.

Назарий вышел из дома и сел на завалинку, осматриваясь по сторонам, нет ли кого поблизости. Опять вспомнился Конон. Сердце еще пуще забилось; видимо, пора идти, но он продолжал сидеть в незаметном месте. Все нервы на пределе. Затем быстро встал и пошел по меже своего огорода, отодвинул звено плетня, вышел на поляну, где он убрал сухие ветки. Назарий внимательно всматривался в черные заросли орешника, но никто не выходил. Он уже решил обогнуть маленькую рощу, как ему навстречу со стороны осинника двинулось что-то черное. Оно быстро приближалось. Это была Кэт! Широко раскинула руки, они обнялись. Оба молча плакали, не в силах сказать друг другу ни единого слова. Потом на миг отдалились друг от друга, и Назарий каким-то приглушенным от слез голосом сказал:

- Ну здравствуй, Кэт.

- Здравствуй, Алеша, я нашла тебя!

Они опять тесно прижались друг к другу, совсем тихо стали говорить какие-то ласковые слова. Женщина глубоко вздохнула:

- Так долго, тяжело и с таким риском я искала тебя, и вот мы, наконец-то, вместе.

- Я тосковал до безумия, хотел послать кого-нибудь на поиски тебя, но это было невозможно. Моя любовь к тебе стала еще крепче и горячей. Ты моя любимая и единственная! Это проверено временем, трудными испытаниями. Теперь мы не расстанемся никогда! - торопливо шептал Назарий, широко распахнув перед вновь обретенной женой дверь. - Вот и наш дом, теперь у меня есть супруга, хозяйка этого большого дома. Здесь места хватит и нам, и нашим детям. - Они сели на широкую лавку. На столе с угощением горели три свечи. Кэт прижалась к мужу, положив руки ему на плечи. Ей стало хорошо и уютно. - А сейчас после длительной и тяжелой дороги в баньку с березовым веником, я уже все приготовил, а потом - к моему холостяцкому столу.

Он еще что-то говорил о хуторе, спрашивал о делах в Харбине, но Кэт его не слышала, а крепко спала на плече дорогого человека. Уложив ее на свою кровать, сам улегся на широкой лавке, где они только что вместе сидели.

Для Кэт это была первая спокойная ночь под крышей. Ее поход в Россию длился более трех месяцев, и вот настал конец. Начинается семейная жизнь с давно любимым человеком Алексеем Павловым.

Алексей, так и не сумевший заснуть в эту ночь после пережитых волнений прошедшего дня, встал с петухами, оделся и, стараясь не скрипеть половицами, тихо прошел на другую половину избы, осторожно заглянул за занавеску. Кэт крепко спала, укрытая пуховым одеялом. Длинные черные волосы веером рассыпались по подушке. Он внимательно всматривался в такие родные знакомые черты, и сердце его заныло от жалости к такому, как ему казалось, слабому, беззащитному существу. Осунувшееся бледное лицо Кэт, тем не менее, не потеряло привлекательности: все тот же маленький, чуть вздернутый носик, изящный изгиб слегка выгоревших на солнце бровей, пухлые губы. Вот только щеки потеряли свою былую округлость, да еле заметные морщинки вокруг рта выдавали тяжесть прожитых нелегких лет.

Непреодолимое желание схватить и прижать ее к себе, как бы защищая от всех невзгод, заставило его сделать несколько шагов к спящей женщине, но он вовремя опустил уже протя нутые руки, понимая, что лишь крепкий сон может восстановить ее не только физические, но и душевные силы.

Назарий вышел из избы и через десять минут уже сидел у постели больного старца, рассказывая ему о неожиданно свалившемся счастье.

Архип слушал его молча и, как показалось Алексею, даже не очень удивился его рассказу, как будто заранее знал или предполагал, что все так и будет. Опираясь на подушки, он тяжело поднялся с кровати и уселся на топчан, свесив худые босые ноги.

- Правильно, Назарушка, что спозаранку на свежую голову пришел ко мне посоветоваться. Надо хорошенько подумать и принять правильное решение. Да и народу толково объяснить, чтобы не роптали на нас, да не шушукались по углам. Веры-то у вас разные, а жить будете вместе, коли она тебе женой доводится, да к тому же китаянка она. А наши строгие религиозные порядки ты не хуже меня знаешь.

Назарий сидел на лавке, опустив голову, только изредка поглядывая на старца. Ему почему-то вспомнился недавний разговор с Арсением, когда он с убежденностью праведника призывал юношу отступиться от любимой девушки. «А ведь он боролся за любовь, - с запоздалой горечью подумал Алексей, - хоть и не сказал об этом ни слова. Потухшие растерянные глаза и без слов говорили об охватившем парнишку отчаянии. А теперь вот и сам попал в водоворот жестких общинных устоев».

- Мы с женой не нарушаем никаких канонов нашей веры, - глухо сказал он, - а если что-то в наших отношениях и не укладывается в узкие общинные рамки, то греха большого, я думаю, в этом нет. Помыслы наши чисты, и грехом душа не изъедена.

- Нет-нет, - слабо взмахнул рукой старец, - я не о том. Не с этого надо начинать. Разве тебе непонятна моя мысль? Как вместе жить-то будем? Видимо, надо объяснить людям, что вы полюбили друг друга в Китае и там поженились. Судьба разлучила вас, но жена ради тебя решилась на все, даже собственной жизнью рисковала. Сначала застрелила японскую охрану, чтобы спасти тебя, потом вот исходила сотни километров таежных троп, чтобы встретиться с тобой, и Бог вознаградил ее. Теперь вы вместе. Наш народ знает цену таким поступкам, смелые и преданные люди нужны любой общине, - голос Архипа окреп. - Даже если она другой национальности и веры, но будет чтить наши порядки, люди примут ее. И Бог простит, что поднимала оружие, ведь она спасала человеческие жизни от извергов. Вот так и надо объяснить нашим братьям и сестрам. - Старик устал от долгого говорения и умолк, привалившись к стене. Но вот снова заговорил, переведя дух: - А ведь ты, Назарушка, еще ничего не сказал мне о ваших душевных отношениях. Совместимы ли ваши души, сможете ли вы вместе долгое время жить, соблюдая наш суровый таежный образ жизни?

- Мы любим друг друга, - тихо ответил Алексей, - и вместе прошли много суровых испытаний. Может, потому и живы остались. - Он помолчал, а потом, глядя прямо в глаза старцу, добавил: - Я прошу благословить нас на совместную жизнь.

Старик заерзал на топчане, пытаясь спуститься на пол. Назарий двумя руками обхватил щуплое дряхлое тело и легко поставил его на пестрый мягкий половичок из козьей шерсти. Решив, что он мало и неубедительно рассказал о своей дружбе с Кэт еще с юности, Алексей продолжил:

- Вы в курсе, что наши родители работали вместе на КВЖД, и мы жили рядом на маленьком полустанке. Кэт была мне как родная сестра. Повзрослев, я окончил офицерскую школу, работал в охране железной дороги. Кэт подавала большие надежды как музыкант. Закончив консерваторию, ездила с гастролями по Китаю. Дружба переросла в любовь, и, чем реже мы встречались, тем сильнее тянуло нас друг к другу. Но трудности с жильем, вторжение японцев и многое другое ломало наши планы, не давая возможности жить нормальной семейной жизнью. Вы ведь знаете причину моего срочного ухода в российские леса. Мы с женой и друзьями создали подпольную организацию для борьбы с оккупантами, провели несколько крупных диверсионных операций. Японцы объявили нас в розыск, их агенты до сих пор рыщут по таежным хуторам, разыскивая Алексея Павлова, но, благодаря вашей мудрости, я стал Назарием, что по сей день спасает меня. Хотя по той же причине и жене нелегко было меня найти.

Архип рассеянно потеребил бороду и остановился напротив Назария.

- Удивительная женщина твоя жена, - сказал он. - Прямо следопыт какой-то. Это надо же, искать Алексея Павлова - да с такой фамилией ни одного человека в округе нет - и найти! Вот что значит сила любви, теперь и я это понял. Бог все видит, он помог вам соединить любящие сердца.

Старец опустился на колени перед иконой и истово перекрестился несколько раз, что-то бормоча себе под нос. Назарий подхватил его под мышки и посадил на топчан.

- Да, есть такие женщины, которые для достижения своей цели и иголку в стоге сена найдут, - подытожил старик и пытливо спросил: - Значит, ты говоришь, что твоя Кэт хорошо говорит по-русски?

- Да-да, она с детства жила среди русских, поэтому знает русский язык не хуже китайского.

- Это хорошо. Хуторянам проще будет с ней общаться, да и ей к нашей жизни легче привыкнуть. Я сейчас не только благодарил Бога за помощь, но и просил благословения для вас. Господь велел не препятствовать вашей совместной жизни в нашем хуторе. Живите в мире и согласии! В свою веру насильно ее тянуть не будем, но и отшельницей она быть не должна. Мы здесь как одна семья, значит, сообща и будем решать все дела. Ты для хутора сделал немало, люди ценят тебя, значит, должны уважать и твой выбор.

Архип еще раз перекрестился, шепча молитву во славу Господа, и устало махнул рукой, когда Назарий бросился благодарить его.

- Богу спасибо скажешь. А теперь ступай к своей благоверной, она тебя, наверное, уже потеряла.

Чувствуя необыкновенную легкость от свалившегося с души груза, Алексей широкими шагами направился к дому. Ему хотелось петь и беззаботно смеяться, но здесь он был Назарием и не имел права давать волю чувствам.

Осторожно отворив дверь, чтобы не потревожить спящую, Алексей ощутил приятный запах жареных овощей, вареной картошки и еще чего-то до боли знакомого и домашнего, что всегда для него было связано с детством. Он даже зажмурился - не сон ли это? На жарко истопленной печи шипели, булькали и скворчали казаны и сковородки, а посередине, улыбаясь, стояла Кэт, отдохнувшая, румяная от печного жара, с туго заплетенной и аккуратно уложенной вокруг головы косой. Все скрываемые доселе чувства сжатой пружиной выплеснулись из Алексея наружу, и он схватил Кэт на руки, кружа, смеясь и целуя, не обращая внимания на летевшую на пол кухонную утварь.

- Погоди ты, сумасшедший! - заливалась счастливым смехом Кэт. - Мы же разнесем всю твою кухню.

- Нашу кухню, Катюша, нашу! - ставя ее на пол, сказал Алексей. - Это наш дом, и ты, моя любимая жена, будешь жить здесь, вместе со мной. Долго и счастливо. Теперь я тебя никуда не отпущу, - прижимая к себе Кэт, твердил он.

Супруги сели завтракать. Алексей засыпал жену вопросами. Он хотел знать о ней все, желая хотя бы мысленно разделить с ней все горькие дни разлуки, испытать тяжесть и опасность тернистых дорог к нему. Кэт отвечала односложно, не желая омрачать радость встречи. Да и не в ее характере было жаловаться на судьбу.

- Это потом, - сказала она, обнимая его, - у нас еще будет время наговориться. Лучше скажи, куда это ты ходил спозаранку. Уж не к молодухе ли? - игриво подняла бровь.

- Да кто ж от такой жены на сторону-то пойдет? - в тон ей улыбнулся Алексей и уже серьезно добавил: - У старца я был. Благословения для нас испрашивал.

- Ну и?… - подалась вперед Кэт.

- Благословил. У Бога на коленях просил милости к нам. Господь внял, взял нас под свое крыло.

Убрав посуду и выполнив по пути массу мелких работ, по которым соскучились ее женские руки, она прошла в горницу и села напротив мужа.

- А теперь, Алексей, о нашем общем с тобой деле. Как председателю нашего комитета, который ушел в глубокое подполье, могу доложить, что задание организации выполнено. Мною приведен в исполнение приговор предателю Артуру Сереброву. Он тайный агент, провокатор и пособник японцев. Серебров выдал «Братство свободы», и по его доносам были убиты, повешены и брошены в тюрьмы десятки граждан СССР, Китая и Монголии. Нашими ребятами была разработана операция - забросить меня в лагерь Артура вместо японской шпионки китайского происхождения, у которой мы конфисковали золото, предназначенное для белогвардейского таежного отряда, документы и пароли, забрали оружие. Представившись японским связником, я заманила Артура в тайгу, и в лесу из разговора с ним выяснила, что Серебров примерно знает о твоем местонахождении, что ты в одном из староверских хуторов, и в случае приказа из Маньчжурии он сможет найти и расстрелять тебя. Так что я не промахнулась. А золото, от которого у него просто дрожали руки, - усмехнулась Кэт, - закопала в галечнике, на берегу пересохшего ручья. Место я хорошо запомнила, найду, если потребуется.

- Так вот каким негодяем оказался Серебров, а ведь я считал его человеком чести! - нахмурился Алексей.

А Кэт продолжала:

- Когда уходили из Китая, в Шуфанском лесу еще лежал снег. А теперь уже лето на исходе. Все это время после ухода из таежного лагеря я, выполняя задание комитета, искала тебя. Ночевала в лесу, в стогах сена, да и просто в открытом поле. Иногда от безысходности впадала в тоску, и тогда хоть пулю в лоб. Но я знала, что не имею права этого делать, сердцем чувствовала, что ты жив, что ты ждешь и я обязана тебя найти. Потом вспомнила случайную обмолвку проводника Шена, что он вел какого-то человека в Три Ключа как раз в это время, когда ты исчез.

Слезы стояли в глазах Алексея, когда он слушал Кэт.

- Господи, да за что же ты ниспослал моей жене такие суровые испытания? - не выдержав, воздел он, потрясенный, руки. - Я-то считал, что ты сразу из Китая сюда пришла, а тебе столько еще скитаться да мытарствовать пришлось!

- Это Бог нашу с тобой любовь на крепость проверял, - просто ответила Кэт. - За все надо платить, а иногда, может, и жизнь на кон ставить.

- Я думаю, - тихо сказал Алексей, - ты одна сполна заплатила за наше счастье. Я всегда буду в долгу перед тобой!

Они еще долго вспоминали юность, старых друзей, рассказывали, как жили в разлуке.

- Конечно, - говорил Алексей, - нет будущего без прошлого. Но сейчас мы начинаем новую жизнь, спокойную и счастливую. Прошлое не должно следовать за нами мрачной тенью. Мы будем жить среди хороших, трудолюбивых людей, рожать и воспитывать детей, работать и молиться на благо нашей общины. Но если японцы доберутся и до нашего хутора, мы, как и прежде, возьмем в руки оружие. Но все равно будем вместе! - Алексей помолчал и спросил: - Скажи, почему моя фотокарточка оказалась разорванной? Я уж черт знает что подумал.

- Меня могли схватить японские агенты, белобандиты, наконец, советские власти. Я не хотела наводить их на твой след, а поэтому заранее написала веткой лимонника о месте встречи и разорвала снимок. В случае опасности я бросила бы клочки на ветер, и он разнес бы их по всей тайге - найди их попробуй! Или доверила бы их быстрому течению реки.

Павлов с восхищением смотрел на жену.

На следующий день после встречи Алексея с Кэт по хутору поползли разные слухи о том, что в доме Назария откуда-то появилась женщина. Правда, горластая Морозиха с горячностью убеждала баб у колодца, что это неправда, что де, мол, она собственной персоной уже на закате солнца заходила к нему, делилась бедой по поводу своей козочки. Назарий был один. В доме никого постороннего, вот те крест, не было.

- Душевный человек наш Назарий, - заключила Морозиха, - может успокоить человека. Ушла я от него с легким сердцем.

Однако старая начетчица Бурманиха, которая невесть как всегда первой узнавала все новости, уже разнесла по всему хутору, что к Назарию вернулась жена из Китая, и шепотом добавляла: «Инородица!». Последние слова вызывали особенно бурную реакцию староверок.

- Этого нам только не хватало! - возмущались одни. - Еще посмотрим, что старец на это скажет.

Другие были менее категоричны:

- Жалко Назария - молодой, а бобылем жизнь коротает. Конечно, жениться на чужеземке - это тоже грех по нашей-то вере. Но разве он не заслужил снисхождения Бога? Он столько для общины делает. Архип-то совсем стар да немощен. А Назарий внимательный, заботливый, ведь не зря старец передал ему все хуторские мирские дела.

Морозиха все еще кипятилась, не желая отдавать первенства в добыче новостей, но последовавшие известия заставили ее закрыть рот и обиженно поджать губы. Соседка Назария Аграфена, осеняя себя крестом и приговаривая: «Разрази меня гром, если я вру!», утверждала, что спозаранку собственными глазами видела женщину в огороде Назария, которая рвала укроп и петрушку, да не украдкой, а ничуть не таясь от посторонних глаз. Аграфена аж порозовела от всеобщего внимания.

- Я - хату на колотушку - и к Домне, думаю, она-то уж точно знает, кто к Назарию в гости приехал. Подхожу, а она мне навстречу со двора, видать, уже корову подоила, старца парным молоком напоила - он ведь чуть свет встает - и сразу к крынке с молоком, а уж завтрак потом, как положено. Я к ней с вопросами, мол, так и так, не знаешь ли, что за человек в огороде у Назария гуляет. А Домна так гордо отвечает: «Знаю. А ты что, испугалась? К нему жена из Китая пришла. Назарий сейчас у старца, они уже час, как беседуют».

- Так и старец уже знает? Жена! - ахнули бабы.

- Нашел супругу, - прошамкала беззубая бабка Матрена, - китайка - она и есть китайка, ее хоть нашим хлебом корми, хоть рисом с чесноком. Но в то же время, какие они пельмени делают - пальчики оближешь! А пампушки какие красавицы! Так и лезут сами в рот!

- А разговаривать с ней как, на пальцах? - усмехнулась тетка Фаина, поддевая коромыслом наполненное ведро.

- Да что вы раскудахтались - не зная человека, судите-то о нем? - рассердился подошедший кузнец Терешкин и, наслушавшись бабьих пересудов, строго сказал: - И вообще это не вашего ума дело. Архип разберется.

Женщины постепенно разошлись от колодца по хатам, обсуждая, каждая на свой лад, услышанные вести.

Вечером Архип созвал в моленную мужиков - всех семейных старшин. Те уже знали, о чем пойдет речь, поэтому не задавали больному старцу лишних вопросов. Архип понимал всю важность предстоящего разговора, ведь от общего решения зависели не только судьбы двух людей, но возможно, и всего хутора, потому как он прочил Назария в свои преемники.

- Все вы уже знаете, что к Назарию приехала, а вернее сказать, пришла жена из Китая, - без предисловий начал он. - Она китаянка, но воспитывалась среди русских и хорошо говорит по-русски. По профессии музыкантша, закончила консерваторию, весьма искусна в своем деле. Но не белоручка: что и как растет на земле - знает не хуже нашего, учить этому ее не надо, из трудовой семьи. Зовут ее Кэт, по-нашему - Катерина, имеет китайскую фамилию. Она законная жена нашего Назария, значит, и к ней мы должны относиться с должным уважением. В свою веру насильно мы ее тянуть не будем, но соблюдать наши порядки она обязана. Своим женам и взрослым детям накажите, чтобы не приставали к ней с ненужными вопросами, не требовали безупречного выполнения всех наших обрядов и порядков. Более того, я бы просил всех пособить ей побыстрее освоиться в нашей общине, ведь теперь она такая же, как мы, хуторянка.

Мужики заерзали, каждый хотел высказать свое мнение.

- А не увезет ли она нашего Назария в Китай? - высказал свое сомнение Порфирий, кряжистый мужик с широкой, как лопата, бородой.

- А она… того… не японцами подослана? - засомневался Пан телеймошка, щуплый мужичонка, имеющий, тем не менее, уже третью жену (двое померли при родах) и с десяток щекастых ребятишек и потому в шутку прозванный Султаном.

- Тебе, Султан, везде японцы мерещатся, - ухмыльнулся самый молодой из мужиков, зубоскал Гаврила. - Ты по ночам не спишь - не до того тебе, а днем самураи с кинжалами перед глазами прыгают, - под гогот мужиков добавил он.

Старец хотел что-то сказать, но лишь молча махнул рукой. Было видно, что он устал. Все заторопились, стали дружески прощаться, кланялись и желали ему выздоровления.

Шагая по двору, мужики еще высказывали мнения по поводу прибытия иностранки, смеялись над нелепыми страхами Султана. Конечно, староверы - народ осторожный, и случись такое с простым хуторянином, дело могло принять совсем другой оборот. Но Назарий в их глазах стоял высоко, и поддержка его старцем сняла колебания о том, впускать ли в свой замкнутый круг чужачку.


ГЛАВА XXII

НОВЕНЬКАЯ

Алексей опасался, особенно в первые дни, что Кэт отвыкла от людей и домашней жизни, что трудно ей придется в оторванном от большого мира хуторе, и он предложил жене получше познакомиться с женщинами Трех Ключей, расхваливал их отзывчивость и трудолюбие. - Это они только на первый взгляд замкнутые, - говорил Алексей, - а как разговорятся - не остановишь. Только, единственное, надо иметь ввиду, что они - глубоко верующие люди…

Китаянка молча слушала, согласно кивала и говорила:

- Не беспокойся, Алеша. Только не надо торопиться, постепенно все наладится.

Она как-то уверенно находила свое место в доме, целыми днями топилась баня, шла стирка, сортировка и просушивание одежды Алексея, мылись полы и стены запущенного жилья. По ее заказу Лаврентий привез ручную швейную машинку, и женщина с увлечением перелицовывала старые, но еще добротные вещи. Однако бабьи разговоры о чужеземной супруге Назария не умолкали в их хуторе. Чужих здесь почти никогда не видели, а потому любопытству не было предела. Встречаясь, женщины с удовлетворением рассказывали друг другу обо всех шагах новенькой. Они так ее и прозвали. Как-то бабка Морозиха пошла к Таисии Половинкиной на новорожденного внука хоть одним глазком глянуть. А там Варвара, что роды у невестки принимала, чаем балуется с хозяйкой. И лекарша сразу:

- Вот ходишь каждый день по этой улице и не замечаешь перемен, а пора бы и заметить. Глянь в окошко на дом Назария. Видишь, какие красивые занавески с ручными разноцветными выделками? А ведь совсем недавно были черные, измятые, сикось-накось висели. А вот сюда глянь! Все проходы во дворе очищены, и канавки для сгона воды ровные, как по шнурку сделанные. А это что около входной двери?

- Да я как-то не обратила внимания, - говорит Морозиха, - что появилось новое коромысло, и, главное, висит на своем месте у входной двери.

- Вот-вот, правильно говоришь, Пелагея Панкратьевна, - продолжала Варвара. - Как у хорошего хозяина - каждая нужная вещь свое место знает. И что ты думаешь, ведь не Назарий коромысло делал, а она сама под свое плечо подогнала. На днях Ерофей Тимошин мне рассказывал, что видел ее с большим лесным топором в ивняке и вначале понял, что она какую-то жердину вроде оглобли вырубила и с нее кору снимает, а это, оказывается, заготовка под коромысло. Вот тебе и Новенькая, и китаянка, а какие дела делает, а мы всякие несуразицы судачим.

Тут Таисия, хозяйка дома, к разговору присоединилась:

- Не знаю, правда ли, нет, хоть и не верится. Охотники ее видели аж на дальних откосах с ведром и лопатой. Красную глину копала. Мы-то редко ею пользуемся, только к празднику полы промазываем. И как это она одна не боится в такую даль ходить? Ведь со зверем можно встретиться. И смогла же сама найти эту красную глину. Я до сих пор дороги туда не знаю. Только диву даешься: когда она успевает все делать? Может, она вовсе и не музыкантша?

- Нет, бабы, она точно на музыку училась, - тихо сказала Варвара, отойдя от окошка, - А хорошо было бы, если бы вспомнила о своем ремесле. И нам веселее было бы…

Оно, может, нам-то, старухам, уж все равно не в пользу, а молодежи надо, - поддакнула Морозиха.

Алексей с особой лаской относился к своей жене, пораньше освобождался от хуторских забот. Каждый раз, приходя домой, он заставал Кэт в хлопотах и, целуя ее, приговаривал:

- Оставь ты эти хлопоты! Ведь жил я в этих немытых стенах, и еще проживем. А зачем глину из такой дали носишь, зачем тебе новое коромысло, ведь все равно я за водой хожу к колодцу. Отдохни, еще много будет дней. Вот зима начнется, и у меня дел по хутору поменьше будет, вместе будем наводить порядок.

Но Алексею нравился их новый быт. Окна с узорными ровненькими занавесками веселее смотрятся, двор стал чище. И, когда Кэт покрасила глиной черные от времени бревенчатые стены в желтый, а полы в светло-красный цвет, в доме сразу стало уютнее. Даже казалось, что комнаты просторнее стали.

Кэт, радуясь приходу мужа, встречая его у порога дома, показывала ему, как улучшилось их жилище.

- Ведь мы, Алеша, долго мечтали о своем дома, и он у нас есть. И я хочу любить тебя и также любить свое жилище. Ты ведь хорошо знаешь наши китайские обычаи: жена - хранительница домашнего очага.

Алексей встряхивал головой и еще крепче прижимал к себе маленькое, худенькое тело своей любимой.

…Проснувшись рано утром, когда муж еще спал, китаянка подошла к окну и увидела, как мимо их дома бабы по одиночке или группами с коромыслами и ведрами потянулись к колодцу, что находился посреди хутора. Кэт быстро умылась, слегка причесав волосы, взяла еще с вечера приготовленные деревянные ведра, новенькое, только что сделанное самой беленькое коромысло с лыковыми веревочками на концах и тоже пошла за водой. Так она впервые встретилась почти со всеми хуторянками. Она поздоровалась на чистом русском языке и сказала, что звать ее Кэт.

- Но это нерусское имя, плохо запоминается, поэтому зовите меня Катериной.

Все поставили на землю ведра, внимательно смотрели на Новенькую. Федосья Шумилина громко спросила:

- Ну как, Катерина, вам нравится в нашем хуторе?

Китаянка заметно заволновалась и сказала, что она бывала и в других хуторах, но этот - самый лучший. Домики к сопочке прижались и очень красиво смотрятся.

- А можно ли с вами еще раз встретиться и поближе познакомиться, ведь живем-то вместе?

Женщина, задавшая вопрос, улыбалась, и все другие были в хорошем настроении.

- А почему же нельзя, конечно, можно. Я вас всех приглашаю к себе домой, там и продолжим знакомство, - ответила Кэт.

В разговор вмешалась лекарша:

- Не слишком ли много вопросов для первой встречи - и сразу в гости? Это потом, сейчас у нее и так дел невпроворот, а мы тут набиваемся. Мне кажется, это слишком быстро. Хотя бы пусть немного обживется. Но собраться, конечно, вместе надо.

Все затихли, а Варвара скомандовала:

- Ну, кто поближе? Антонина, крути колесо, а мы по ведрам разливать будем. Первой нальем Новенькой за первую встречу. Давайте, Катерина, ведра, - отстранив хуторянок, лекарша приблизилась к китаянке. - Сюда ставь, не стесняйся, все свои.

Когда ведра были заполнены, Кэт уверенно подцепила их концами коромысла, попрощавшись с женщинами, спокойно пошла домой. Бабы прекратили крутить колесо, все повернулись в сторону уходящей жены Назария и смотрели ей вслед, пока она не зашла в калитку.

- Ну вот и познакомились. Простая, но, чувствуется, деловая. Я думаю, уживемся, - закончила разговор Варвара.

Женщины с шутками и смехом заполняли водой свои деревянные ведра и расходились по домам, разнося по хутору вести о том, что Новенькая очень приветлива и не сторонится людей.

Назарий услышал из спальни, как жена разливала по кастрюлям воду, тянуло теплом от растопленной печки.

- Вот, Алеша, я и познакомилась со многими соседками. Пошла к колодцу за водой - они там все поутру собираются. Меня хорошо приняли, никто не задавал дурных вопросов. Я их просила, чтобы меня называли Катериной. Хотят повстречаться еще и поближе познакомиться. Я думаю, ты не будешь возражать, если мы соберемся в нашем доме, места всем хватит. Уж очень энергично одна женщина меня от лишних вопросов оберегала. Такая маленькая, но еще верткая старушка, - с увлечением рассказывала Кэт. - Мне даже показалось, что она самая главная на хуторе, и все ее с полуслова слушаются.

- Это, видимо, наша лекарша Варвара, - с улыбкой догадался Алексей. - Она, действительно, большой вес на хуторе имеет, умна, в медицине разбирается: при Колчаке в госпитале санитаркой работала, читает всякие лечебники, в травах толк знает. Все жители Трех Ключей, от малого до большого, - ее пациенты, и пока на нее никто не жалуется. А вся молодежь с Варвариной помощью на свет появилась. В общем, боевая старушка. До сих на лошадях верхом гоняет. Крепкая здоровьем, а, считай, весь поход с белой армией совершила, от Урала до нашей тайги.

…Домна, войдя в теплые сени с парным утренним молоком, почувствовала запах горящей лампадки и негромкий голос Архипа. «Это с кем же он в такую рань разговаривает?» - подумала женщина. Вошла в комнату, огляделась, но никого из посторонних не увидела. Старец сидел на полатях, свесив ноги, обернутые в большой женский платок из белой козьей шерсти. Домна протянула мужу большую деревянную кружку молока.

- Выпей, батюшка, пока тепленькое, только сейчас от коровки, да и пар еще держит.

- Спасибо, матушка, - Архип, сделав несколько глотков, поставил кружку подле себя, - а то я давно проснулся и лампадку зажег, чтобы не скучно было, уж больно плохие сны за последнее время посещают… Не зря в Писании сказано: «Господь вразумляет молодых через поучения, а стариков - через сны». Вот и сижу, толкую знаки, что привиделись мне.

Домна посочувствовала, а потом громко запричитала:

- Уж когда эта зима закончится, ночь-то совсем день обокрала (как тут страшный сон не увидишь), да и солнышко нас стороной обходит, снег да бураны верх взяли, а морозы как заладили, только рождественские кончились, как крещенские подступили. Уж больно гулко, особенно ночью, треск бревенчатых срубов отдается. Раз да еще раз как ударят, кажется, вот-вот наши домишки развалятся. Утром выйдешь во двор - все на месте, тепляки крепость держат и морозам не уступают. А лес каким-то черным стал, - продолжала старуха, подойдя совсем близко, чтобы муж лучше слышал, - а тут еще Лысая сопка тьму подолгу задерживает.

Архип, пока Домна говорила, второй раз приложился к кружке и протянул ей пустую посудину.

- На все Божья воля! - вздохнул он. - Ничего, как-нибудь переживем и морозы, зимы-то совсем мало осталось, не успеешь к ней привыкнуть, как Евдохин ключ лед сбрасывает, весь в движении, а там и весенние дожди начинаются, того и смотри - огородину затопит. - Старец заметил, что Домна засобиралась куда-то уходить, и сказал: - Помнишь, на днях к нам Варвара в гости заявилась, пихтовую мазь мне для ног тогда еще принесла? Уж о больно интересном мне рассказала. Оказывается, совсем недавно хуторские бабы сговорились и, пользуясь тем, что мужики на охоте в зимниках ночуют, пришли в гости к жене Назария. Вот сороки любопытные! И что они увидели? Все в удивление пришли! Чистота, полы промазаны красной глиной, стены помыты и забелены… В доме стало красиво, уютно. - Старец помолчал, отдыхая от длинной речи, и продолжил: - Но, самое главное, они договорились в назарьевой избе классы устроить, чтобы учить ребят светской грамоте. И еще они решили за деньги общины купить китаянке скрипку, коль она ею владеет, и пусть обучает детей музыке. Вот и хотелось бы мне узнать о всех этих затеях поподробнее. Кто же будет детей учить? Придумали собираться вместе. Неужели им дома дел мало? Я не во всем поверил Варваре, она ведь может кое-что и прибавить, мы-то ее хорошо знаем. Сходи, Домнушка, в дом к Назарию, разузнай все пообстоятельней, поинтересуйся, что там за учителя объявились. Переговори с китаянкой, она женщина приветливая и тебе многое расскажет. А ты потом уже и меня просветишь. Спрашивать занятого Назария как-то неудобно, но хотел бы я знать: почему тебя на этот бабий сбор не пригласили? Видимо, знали, что ты мне сразу все доложишь, Может, боятся, что осужу их?

- Не сомневайся, сделаю, батюшка, - сказала жена и добавила: - Да, о беде Брусенцовых чуть не забыла тебе рассказать.

- А что случилось? - насторожился старец.

- Когда ихний Егор возвращался домой с охоты, с ним было три собаки. Наткнулись на секача, выгнали его из орешника. Кабанище в силе, и Егор не успел на выстрел подойти, чтобы помочь собакам. И зверюга двоих псов на клыки натянул, и любимца семьи Космача сгубил. Сыновья до сих пор слезами исходят. Ведь восемь лет собака преданно служила, да и хозяин в тайге с ним никакого зверя не боялся.

- Да, жаль, конечно, хорошего охотника. Не простой пес был - дед Егора Космача еще щенком на теленка выменял на ярмарке, - совсем тихо сказал старец. - Но собаку уже не вернешь, а нам-то жить надо.

Домна ушла. Старик в раздумье походил по избе, присел к столу, полистал Библию. Неспокойно было на душе наставника: что там затевают бабы, как бы какого изъяна вере отеческой не принесли. Надумали - ребят учить, а старухи-начетчицы для чего? С основания Трех Ключей такой грамотой обходились. А кого в учителя думают поставить? Китаянку? Так она, чего доброго, всех в свои обычаи перетянет. А чего Назарий ее не остановит? Что ни говори, а с появлением сначала китайца Цзоу (этот хоть на выселках живет), а потом Кэт как-то незаметно, но меняется хуторская жизнь. Эх, пришел бы старец Варнава, он помог бы разрешить сомнения.

Но заявился другой странник - Пахомий. Только заикнулся старец про бабьи мечтания о классах - сразу раскричался, стал грозить огнем геенным. Промолчал Архип, недолюбливал он этого трудника Христова, излишне борзого в своих поучениях. Но после беседы с Пахомием еще больше растревожился.

Прибежала жена с новостями. Новенькая приняла ее честь по чести, чаем угостила, о бабьих намерениях рассказала. Точно, хотят класс завести, детишек обучать, в учителя зовут архангельского старовера Григория - он все науки превзошел. Одно плохо: он может заниматься с ребятами только зимой, так как по ранней весне у него с китайцем начинается какое-то «поле».

- Это они с Цзойкой Измайловскую падь так называют, - объяснил Архип, - земли у ручьев ковыряют, хотят общине нашей за свое спасение и гостеприимство богатое месторождение подарить. Мне Устюгов говорил, что, по всем приметам, золото там есть. Только ты об этом, матушка, в хуторе не молви.

- Как скажешь, Архипушка, - согласилась Домна.

Полегчало немного на душе старика: Григорий нашей веры, мужик надежный, худому ребят учить не будет.

- Слушай-ка, батюшка, чего я заметила, - прервала Архипову думу жена. - Когда я к Новенькой-то зашла, она на машинке шитьем занималась. И знаешь, что шьет? - Домна помолчала и выпалила: - Чепчик маленький и детские распашонки! Будет в семье у Назария пополнение!

- Ну и слава Богу, - перекрестился Архип. - Если он не дал нам с тобой детушек, пусть хоть племянник порадуется.

Через неделю в избе горбатого Серафима объявился Христов трудник и молитвенник перед Господом Варнава. Он снял с хуторского старца тяжесть последнего сомнения:

- Дело сие Богу угодное, - сказал он. - Доброе учение - свет. Кто знает, как жизнь повернется, какие изменения в тайгу при дут. Ученому человеку легче приспособиться. А Пахомку не слушай. Он за всякую малость адом грозит. Для него Бог - не любовь и милосердие, а одна кара жестокая. Страдальцам - вечная благодать! Но не мученики полезней миру, а делатели!

- Вот и я к тому склоняюсь, - обрадовался Архип. - Самые крупные промышленники и купцы из старообрядцев, что на Севере, что на Волге и Урале, ведали грамоту.

Так в Трех Ключах появилась маленькая школка. Всю зиму полтора десятка ребятишек учились у Григория чтению, письму, арифметике. А еще рассказывал им архангелец о богатствах российской земли, о разных народах, населяющих страну, о достижениях техники: автомобилях, самолетах, поездах. И жизнь шире раскрывалась перед мальцами, уже не одна тайга владела их крепнущими любознательными умами. Поначалу старухи-начетчицы возмущались, но, узнав, как к новшеству относились Архип и Варнава, приумолкли, тем более, что без работы и харча не остались: хуторяне отдавали детей в обучение и Божьему слову.

Пришел положенный природой срок, и лекарка Варвара протопила в назарьевском дворе баньку, бережно увела туда Катерину, а хозяину дома наказала спокойно сидеть и ждать, на суетиться, не мешать ей в столь серьезном деле. Скоро истерзанный тревогами за жену Алексей услышал за банной дверью то ли писк, то ли плач. Новый человек пришел на землю и заявил о своем появлении! Не выдержал мужик, подбежал к низенькому строению:

- Кто - сын или дочь? Как жена чувствует себя?

С сердитым взором вышла из бани Варвара, плотно прикрыла за собой дверь; недовольна она, что беспокоят роженицу, но, увидев расстроенное лицо отца, сменила гнев на милость. Засветилось доброй улыбкой старушечье лицо в лукавых морщинах:

- Слава Богу, все хорошо. С дочкой тебя, Назарушка! А Катюша твоя молодец. Редкая баба так твердо себя при родах держит.

- Спасибо тебе, голубушка! - мужик обнял лекарку.

- Туда тебе пока хода нет, - сурово добавила Варвара. - Катерине покой нужен.

- Варварушка, милая, хоть на минуточку, хоть одним глазком… - умоляет счастливый отец.

- Хорошо, - соглашается лекарка, - только стой около двери, близко не подходи, а то еще заразу какую-нибудь занесешь.

На широкой чистой лавке в скудноватом свете широкого окна Алексей увидел бледную улыбающуюся Кэт, бережно прижавшую к себе белый сверток, из которого выглядывало крохотное личико с черными глазенками.

- Алеша, ты посмотри, какая красавица, - прошептала, сияя счастливыми глазами, молодая мать.

- Спасибо, родная! - задыхаясь от радости, воскликнул Назарий. - В честь тебя мы назовем дочь Катериной.

Всю неделю толпились бабы у Назарьева дома, гости шли, не переставая. На них сурово покрикивала Варвара, зорко оберегая здоровье ослабевшей матери и новорожденной. Класс, по общему согласию, перевели в дом Григория и китайца Цзойки, и ребятишки теперь бегали на уроки за два километра - на выселки. Особо обрадовались хуторяне, когда Кэт дала согласие окрестить дочь. Накануне у нее состоялся разговор с Алексеем. Начала его она сама.

- Знаешь, Алеша, - проговорила в раздумье жена, - я согласна, девчушечку мы назовем в честь меня, но она наполовину русская. Кто ведает, как все сложится, может, ей придется до старости в России жить. Надо по дедовским обычаям крестить Катеринку.

Алексей согласно кивнул и благодарно обнял свою понятливую и чуткую супругу.

Святой обряд попросили сотворить старца Варнаву, что тот с радостью и сделал. Надел на рабу Божию святой крестик, опоясал маленькое тельце оберегом - «светиленками», плетешком из льняных ниток. При этом молвил:

- Пусть не отпускает тебя от себя вечный круг жизни!

Потом, сидя за щедрым столом и глядя в деревянный ковшик с золотистой медовухой, гудел зычным басом:

- Всякому человечку Господь рад. Он его надежа и защита. Пусть счастливо проживет век раба Божья Екатерина Павлова!

И снова текли дни и месяцы над Тремя Ключами. Тайга и земля кормили старообрядцев, не скаредничая. Поля приносили хороший урожай, плодился скот, без кабаньих и оленьих окороков не сидела ни одна семья, общинная пасека, благодаря заботам Митрофана Дружинина и его сына Арсения, радовала янтарным ароматным медом. А тут еще кое-кто из мужиков, прежде всего, старовер с Севера Григорий и приблудный китаец Цзойка, принесет Назарию пробы на золото - совсем рядом с хутором. И власти пока не добрались до затерянных в самой глубине лесных дебрей Трех Ключей, ничем не стеснили свободолюбивый народец, основавший богатый хутор.

Маленькая Катеринка росла, уже встала на ножки, первые осмысленные слова стала выговаривать. Назарий дивился, какой заботливой и умелой матерью оказалась Кэт.

Все хорошо, вот только из большого мира идут вести одна черней другой. Сначала у Хасана кровопролитные бои шли, теперь на юге Монголии с японцами Россия столкнулась. Место то называется Халхин-Гол. Как бы большой войны не было. Но, даст Бог, минует народ напасть такая!

Алексей и Кэт не могли нарадоваться, впервые вкусив полнокровной, спокойной жизни. Слушали лепет своей девчушки, смеялись над новыми ее словами, не очень понятными. И вдруг жестокий двадцатый век ворвался в их благополучное бытие. Уже почти ночью постучал в их калитку китаец Цзойка.

- С той стороны человек только что пришел. Просил позвать Назария и Кэт.

Острая боль кольнула сердце женщины. Почувствовала недоброе. Но делать нечего, надо идти. Сбегала к Дружининым, которым доверяла больше других, - попросила посмотреть за дочерью, пока на выселки сходят. Вызвался с охотой Арсений. Он полюбил девчушечку, и она постоянно на шее у него виснет.

В новой, пропахшей смолой избе архангелогородца Григория и китайца Цзойки, что всем хутором бедолагам, решившим не уходить из Трех Ключей, рубили, Павловы встретились со старым знакомым. Шен обрадовался встрече, особенно привет ливо кланялся Кэт, - благодарил ее за спасение от страшного Черного Линя, помнил, как смело вела она себя во взбунтовавшемся лагере Артура.

- С чем, уважаемый Шен, пожаловали? - спросила китаянка. - Какие новости принесли?

Пожилой проводник снял куртку, взял нож и распорол шов, извлек из него скатанный в жгут кусок шелка, протянул крохотную посылку Назарию:

- Вот, просили вам передать.

Тот развернул кусок материи и, увидев, что она испещрена иероглифами, протянул послание жене:

- Прочитай, Катеринушка!

Кэт при свете керосиновой лампы углубилась в начертанные тушью знаки. Потом спросила:

- Шен, я вижу, комитет вам доверяет. Вы с нами?

- В моей деревне японцы расстреляли людей, сожгли мой дом, убили моего лучшего друга старосту Лун Сяна. Сегодня нет у самураев большего врага, чем я.

Назарий пожал руку китайца.

- Так что пишут? - спросил он Кэт.

- Комитет после разгрома встал на ноги, имеет много организаций. К нему обратилось командование НОА с просьбой помочь грамотными людьми для политической работы. Бойцов много, а образованных кадров в армии остро не хватает.

- Читай дальше.

- Мне приказывают вернуться с Шеном в Китай и отправиться в Особый район. Твое решение - на твое усмотрение, - замолчала, грустно поникла головой, но твердо сказала: - Я, Алеша, пойду, позаботься о Катеринке.

Алексей внимательно посмотрел на жену и понял: ее решение непоколебимо.

- Неужели, думаешь, отпущу тебя одну? Пойдем вместе.

- А дочь?

Павлов подумал и сказал:

- Мир не без добрых людей. Да и мы не на век уходим. Вы-полним задание и вернемся, надо полагать.

Приняв решение, подробно расспросили Шена. Он может ждать лишь два дня - сроки назначены жесткие.

- А как ты решился в столь опасное время переходить границу? - спросил Алексей.

- Впервые шел безбоязненно: у комитета хорошая связь с советскими пограничниками - они открыли мне «окно», - доверительно молвил проводник.

- Хорошо, через два дня будем готовы, а пока отдохни, дорогой. Что тебе принести?

На другой день Алексей долго и обстоятельно беседовал с Архипом. Тот поначалу отговаривал племянника от ухода в Китай, но, видя его решимость, согласился.

- Одно скажу тебе насчет дочери, - грустно проговорил старец, - на нас с Домной надежа плоха: стары, хвори одолевают, того и гляди, Бог приберет. Но, пока живы, о Катеринке попе чение будем иметь.

- Хочу попросить соседей Дружининых взять девочку в свою семью. Люди они надежные. А Арсений - уже сейчас ее лучший друг.

- Правильное решение, - одобрил наставник. - А мы с Домной, чем можем, Дружининым подсобим…

Под вечер Павловы постучали в калитку соседей. Присели к столу. Подробно изложили непростое свое дело. Обстоятельства заставляют уходить в Китай. А как Катеринка? Архип и Домна - родная кровь, но, сами знаете, - на ладан дышат.

Встрепенулась мать, добрая и работящая Прасковья:

- Не ломайте головы. Оставляйте девчушечку у нас. Заместо родной дочери будет. За ней и Василиса, и Арсений присмотрят.

- Архип, пока жив, помогать обещал, - сказал Назарий.

- Что ты, что ты, батюшка, - возразил Митрофан, - силы еще у нас есть, не обеднеем. А Катеринка нам в радость…

До земли поклонился мужик Дружининым. Кэт со слезами бросилась на грудь Прасковье.

- Спасибо, родные, мы вернемся…

Через два дня тайком из выселок ушли три человека.. Провожающий их Арсений, с которым Назарий имел накануне серьезный разговор и которому передал нарисованную от руки карту с золотым кладом, что может пригодиться общине в час испытаний, поклонился путникам.

- Все обещанное выполню. А за Катеринку не волнуйтесь, она нам ближе, чем родня.

Кэт еле сдержала подступившие рыдания. Алексей крепко пожал парню руку. Проводник Шен, хотя и поджимало время, не решился на этот раз торопить свою группу.



ГЛАВА XXIII

ЮРКА ПАНАРИН - АС ПРИМОРСКОГО НЕБА

Юрка Панарин - рыжий, глаза навыкате - был известный в авиаотряде ругатель. Он вихрем залетел в маленький кабинет Фе дорова: какого, мол, черта, Иван Петрович?!

- Вот что, Юрей, брось выражаться, - осадил молодого пилота начальник авиаотряда. - Все-таки я тебе командир. И опять же по годам не ровня. Тебя еще под небом не было, а я уже с самим Уточкиным летал.

Невысокий, кряжистый Федоров, приподняв словно посыпанную солью голову, вопросительно взглянул на парня.

- Где мой борт? - спросил Юрка, чуть поостыв. - Где номер двести пятый? Опять Семенов на нем улетел? После его рейсов не машина, а расстроенная балалайка…

- Срочное задание было. Вот и пришлось послать Семенова, - рассудительно объяснил начальник. - Ты же в военкомат уехал. Кто знал, когда вернешься.

Панарин, еще не остывший от ругани в приемной, а потом с военкомом, который, взяв его заявление с просьбой о направлении в военное летное училище, велел ждать повестки, еще больше расстроился из-за того, что на его «У-2» улетел кто-то из других летчиков. Он мысленно вернулся к недолгой беседе с майором в военкомате.

- Ждать, ждать! Вы что не понимаете - война началась, и она не ждет. Из меня за месяц можно сделать истребителя. Давайте направление в школу!

- Я-то понимаю, - усталый комиссар хлопнул по толстой пачке заявлений. - Не один ты герой. Видишь, сколько за один день пожелало идти в действующую армию. А что касается тебя, не беспокойся. В тылу не засидишься. На вас, сталинских соко лов, нынче спрос особый. Ждите повестки.

«Ждите, ждите! - мысленно ругался Юрка. - Там уже жгут «юнкерсы» и «мессера!» Он, неисправимый двоечник, два года сидевший в шестом классе, заболев авиацией, окончил семилетку, пошел в авиаклуб. В отряде, ругаясь со всеми, был лучшим другом авиатехников. Мог часами вместе с ними ковыряться в самолетных моторах. Его мечтой стало получить специальность истребителя.

- Поскольку ты остыл, получай задание, - сказал Федоров. - Оно ответственное, прямо оттуда, - старый авиатор ткнул паль цем вверх (для него все поручения, исходящие от власти, были с неба - будь то от командования, будь то от крайкома или от самого Господа Бога).

- Куда лететь? - перебил начальника Панарин.

- Смотри, - Федоров развернул планшет.

Юрка, всмотревшись в карту, поднял на Федорова свои зеленые глаза.

- Так тут сплошная тайга. Ни одного аэродрома. Туда мы никогда не летали. Что мне делать в медвежьем краю?

- Вот то-то, что не летали, - четко сказал старый авиатор. - Потому тебя и посылаю. Предположительно в этом квадрате находятся три селения. Живут там староверы. Дорог к ним, кроме звериных троп, нет. Телефон… Сам понимаешь… - начальник авиагруппы махнул рукой. - Найдешь - и над каждым селением сбросишь вот эти листовки. Прочитай - все наши люди должны знать, какая опасность нависла над страной. Война касается всех. Просвети, дорогой, и этих таежных бородачей.

Панарин, прочитав листовку, сказал:

- Понял задание. На чем лететь? Ждать Семенова?

- Как на чем? А «Як»? - с опаской ответил Федоров.

- Что?! На этом, мать твою так, старом примусе лететь над тайгой?

- На нем и полетишь. Другой машины у меня нет. А задание, сам понимаешь, фронтовое, - Федоров, сам не замечая, вдруг перешел на язык, который вскоре станет общим для всей страны.

- Это я понимаю, - жестко сказал Юрка. - Так этот примус ты не списал как раз ради такого случая? Да он развалится уже на взлетной полосе.

- Не развалится. Еще послужит, - неуверенно ответил начальник отряда и успокоил. - Боевая машина, из «Дальневосточного ультиматума», в двадцать девятом громила белокитайцев в Мишань-фу. Оружие у тебя есть? Сам понимаешь, - внизу тайга, бездорожье. Проверь, чтобы и ракетница была на месте.

Панарин подошел к штабному «Яку», зло оглядел его, что-то подтянул веревкой, свесившейся с фюзеляжа.

- Мать-перемать, Иван Петрович! - закричал он. - Да ему давно пора на свалку!

- Ох Юрей, - вздохнул Федоров, - давно бы я списал тебя из отряда за великие хулы на начальство, если бы ты не был авиатором от Бога. Летаешь ты классно, как Чкалов, а язык у те бя поганый. Через него и прозябаешь.

Через полчаса пилот уже был в воздухе. Поднявшись, Юрка становился совсем другим человеком. Небо словно счищало с него всю злость, неистовство языка, делало его своим сыном. И Панарин чувствовал эту поддержку, уверенно вел этот старый «примус», довольно ощущая, как машина слушается каждого его жеста. Он увидел внизу парящего коршуна, высматривающего добычу.

- Что, брат, летаешь? А я выше тебя забрался на небо. И ты не знаешь, каких высот я еще достигну, - в душевном благодушии проговорил Панарин. Здесь, в беспредельном просторе, он любил всех, даже этого въедливого Федорова, который хвастался своим знакомством с Уточкиным. - Подождите, будет время - и летчики завтрашнего дня станут гордиться знакомством со мной - Юрием Павловичем Панариным. А пока надо выполнить это задание и обязательно поступить в школу истребителей. Тогда держитесь все «мессеры»!

Выполнять задание Панарин решил с самого трудного - с самого дальнего угла карты. Там, среди сплошной таежной глухомани, закрашенной на планшете густой зеленой краской, разряженной коричневыми горами и прорезанной синими извилистыми линиями рек и ручьев, должна быть какая-то чертова Комаровка. На карте - недалеко Медянки, но под их обозначением стоит «нежилое». Итак, здравствуй, Комаровка!

Юрка пролетел над нестройным рядом домов. Ишь куда забрались, черти рваные. Прошел над селением, по второму кругу сбросил две пачки листовок и с наслаждением убедился, что похожие на белоснежных голубей листки усеяли главную улицу деревеньки. Но что это - ни людей, ни собак, ни какой-либо живности, которая при таком необыкновенном «дожде» должна была как-то проявить себя. Снизившись, Панарин внимательно всмотрелся. Что за черт, деревня словно вымерла. Снизившись как только можно, оглядел хутор. Так и есть, никаких признаков жизни. Кладбищенскую неподвижность мертвой деревни подчеркивали густо заросшие дикой зеленью огороды. Развернув самолет, Юрка пролетел над селением, на карте обозначенным как Змеинка. И тут никаких признаков жизни.

«Сволочи! Не знают, что делается на собственной земле! Селения, селения! А тут никакой жизни, - зло заключил Панарин и внимательно рассмотрел карту. - Чертовы начальнички, не знают, что есть, а чего нет в родном крае!

Следующую деревушку обнаружил сразу. Видел, как местные ребятишки взмахами рук приветствовали посланца неба. С удовольствием сбросив большую пачку листовок, убедившись, что за ними кинулся кто-то из юных обитателей неведомой властям деревни, Панарин, настроение которого улучшилось, подумал: «Получайте новости. Собирайтесь в путь-дорожку, таежные черти. И вас это касается - война!» Подумав так, Юрка направил свой самолет, который, как и предрекал начальник, служил исправно, в ту часть таежного простора, где лежал хутор Три Ключа. «Долгой мороки не будет. Только бы обнаружить это пристанище лесных чудаков. Сверившись с картой, Панарин понял, что он над целью. Помня опыт Комаровки, он несколько раз пролетел над домами, увидел, как выбегают из них встревоженные шумом мотора люди.

Позаботившись о том, чтобы ветром не разнесло листовки, он снизился и, решив пройти над деревушкой на минимальной высоте, развернул машину над лесной опушкой. Что это? Панарин почувствовал какой-то удар, потом еще один. Взглянув вправо, он с ужасом увидел, что вся плоскость расползается у него на глазах. Поток воздуха срывал с крыла последние клочья обшивки.

«Говорил этому черту Федорову, что его лимузин никуда не годится. Вот и получил! Старый «примус» рассыпается на гла зах», - зло подумал летчик.

Юрка еще не знал, что двое парней из Трех Ключей, отправившиеся на охоту и привлеченные грохотом самолета, решили расправиться с невиданной птицей. Перезарядив отцовские двустволки медвежьей картечью, они дружно выстрелили в низко летящий самолет. Оба нацелились в правую плоскость. По тому, как машина легла на борт, парни поняли, что не промахнулись (да им, потомственным охотникам, бьющим белку в глаз, было бы трудно промахнуться).

- Кажется, есть, - сказал Поликарп Седых. - Не будет летать, где не надо.

Ободранная плоскость уже не могла опираться на воздушную подушку, и биплан резко наклонился вправо. Все попытки Панарина убрать опасный крен ни к чему не привели. «Елки зеленые, того и гляди сорвусь в штопор! - зло подумал молодой летчик. - Амба, Юрий Павлович, надо идти на вынужденную». Его внимательные зеленые глаза высмотрели подходящий луг, и, не теряя времени, Юрка направил самолет на посадку.

Все жители Трех Ключей, высыпав на улицу, дивились, как большая рукотворная птица, пролетевшая над селением, а потом сделавшая над ним круг, сейчас, запав на одно крыло, быстро неслась в сторону поскотины.

- Расшибется, дьявол! - охнула какая-то старушка.

- Туда ему и дорога, - угрюмо молвил ее сосед. - Ишь моду взяли - гонять по небу и людей на земле пужать.

А самолет тем временем сильно ткнулся шасси в зеленый покров и с бешеной скоростью помчался по выгону. Перепуганные коровы и овцы разбегались в разные стороны, разле тались клочья сена из сшибленных копешек. Наконец машину вынесло на берег ручья, и тут она, подняв облако пыли, оста новилась.

Отплевываясь от песка и ругаясь на чем свет стоит, из кабины вылез Юрка. Обежав вокруг покалеченного самолета, он внимательно осмотрел растерзанную плоскость. От нее остался только деревянный остов.

- Мать-перемать, что это? - Панарин заметил застрявшие в верхней плоскости биплана кусочки свинца. - Пули! Значит, старый «примус» не сам рассыпался в воздухе, значит, его подбили. Сволочи! Ну я им покажу! - Увидев в отдалении собравшуюся толпу, Юрка гневно выхватил пистолет: - Не подходи! Враги народа! Вредители! - Он с остервенением дважды выстрелил в воздух. Мужики, бабы и ребятня, отпрянув, с криками бросились врассыпную.

- Всех перестреляю, негодяи, - хрипло орал Юрка, щедро рассыпая мат. Перепуганные бабы крестились и закрывали уши.

- Господи Исусе! Кто на нас наслал этого беса?

Разогнав толпу, парень сел на землю. Из глаз невольно брызнули злые слезы. Вытирая их сдернутым с головы шлемом, он с отчаянием думал о том, что загублена машина, которая могла еще служить, что он не выполнил задания.

Старец Архип, изнемогавший от слабости и возрастных болей во всем теле, лежал на топчане в своей избе, когда туда ввалилась возбужденная толпа односельчан. Перебивая друг друга, мужики и бабы рассказывали о необыкновенном происшествии.

- Из пугача палит, - говорила одна старуха. - Все время бегает вокруг своей махины и непотребно ругается. Ну прямо чистый дьявол.

Архип, подумав, сказал:

- Летчик в беде. Поговорить с ним надо. Попробуйте вы, Степан и Михаил, подойти к ему. Узнайте, в чем дело.

Юрка опять заметил толпу.

- Что, сволочи бородатые, радуетесь? - Панарин для убедительности в том, что легко его не взять, выстрелил из ракетницы. Увидев рассыпавшиеся в небе искры, толпа отпрянула. Немного погодя от нее отделились два бородатых мужика и нерешительно стали приближаться. Панарин вытащил пистолет и стал ждать.

- Слышь-ко, парень. Не бесись, поговорить надо, - издалека крикнул один бородатый.

- Ладно, подходите, черти косматые, - разрешил Юрка. - Только без баловства у меня.

Парень помахал пистолетом. Степан и Михаил с опаской приблизились.

- Что за беда у тебя? Может, помочь в чем требуется?

- Хороши гады! Еще спрашивают, - взревел летчик. - Сами подбили боевую машину. К вам как к людям, а вы… - Панарин протянул на ладони два кусочка свинца.

- Медвежья картечь, - рассмотрев их, определил Степан. - Кто бы это мог напроказить?

- Хороши шуточки! - опять взорвался Панарин. - Да по законам военного времени знаешь, что за это полагается?

Спохватившись, что за всеми своими неприятностями он забыл о главном, что жители таежного поселка еще ничего не знают, Юрка выпалил:

- Война, мужики! Немец наступает! А вы по своим картечью палите…

Вытащив из кабины две пачки листовок, летчик протянул их Михаилу:

- Грамотные есть? Читайте. Если вы темные, то я с вами политинформацию проведу.

Оглушенные новостью мужики растерянно крутили в ручищах пачки белых листков. Потом Степан спросил:

- С машиной-то что?

- Что, что?! - заругался Юрка. - Вся плоскость к черту! Меня, может, уже в военкомате ждут, а я сижу в вашей медвежьей берлоге.

Мужики, осмотрев поврежденное крыло, потерев в пальцах лохмотья брезента, спросили:

- А если материей какой обклеить? Старый мед лучше любого клея. Тогда можно будет тебе помочь.

- А что, - загорелся Юрка, - может, и получится. Давайте, земляки, пошевеливайтесь. Некогда мне здесь рассиживаться - война! Война!

Спустя два часа Панарин командовал целой артелью мужиков, отбирая для ремонта крыла принесенные домотканые холсты, мешковину, а то и просто полотняные простыни. По его указанию ловкий парень Арсений густо мазал их темным от времени медом и аккуратно размещал на самолетной плоскости.

- Н-да, не шибко прилично для Красного воздушного флота, - важно говорил Юрка, критически оглядывая работу.

- Но ничего, сойдет. Полетит как миленький. - Потом, одобрительно глянув на Арсения, добавил: - А ты мужик подходящий. Здоров и силен, как Поддубный. И чего сидишь в этой барсучьей норе? Сейчас стране бойцы требуются. Война, парень, всякому свой счет предъявляет. Вот меня, к примеру, в школу истребителей берут, - хвастливо заявил Панарин. - Сам военный комиссар сказал: «Тебе, Юрий Павлович, в пехоту нельзя. Ты кадр специальный - летчик».

Когда работу закончили, Юрка намеревался немедленно улететь, но мужики сказали, что нужно время и солнце, чтоб их первобытный клей намертво схватил материю на поврежденном крыле. Пилот, подумав, согласился: не надо рисковать, а то поток воздуха и скорость оборвут всю эту дерюгу, а внизу тайга.

- Слышь, гражданин пилот, пошабашили, теперь и перекусить надо. Милости просим, пойдем подкрепимся чем Бог послал, - пригласил Панарина Степан, считавший себя главным по приказанию старшего.

Давно проголодавшийся Юрка все же возразил:

- Не могу бросить доверенную мне машину. Уйду, а какие-нибудь ваши мародеры-недоумки ее раскурочат.

- Не боись, караул поставим, - Степан оглядел собравшихся. - Арсений, возьми двух ребят, и охраняйте ероплан, пока товарищ летчик отдыхать будет. Да потом нам всем обчеством поговорить с ним надо.

Панарин, посмотрев на ладного и старательного Арсения и чувствуя к нему доверие, согласился:

- Только без оружия на таком посту нельзя. Свое же доверить не могу. Есть какое-нибудь ружье?

Вскоре появилась старая берданка, которую притащил кто-то. Юрка, осмотрев ружье и боезапас к нему, кивнул:

- Годится! Принимай, Арсений, пост. Головой отвечаешь за государственную машину. Никого не подпускай ближе, чем на сто метров, - и, махнув рукой мужикам, бросил: - Пошли, подкрепиться действительно надо.

В просторной избе собралось чуть не все население Трех Ключей. Двое мужиков под руки бережно привели немощного Архипа, согласившегося встать со своей болез ной лежанки ради такого небывалого случая, а еще больше - из-за тревожной вести, которую поведал нежданный гость и о коей сообщалось в переданных им бумагах. Старец помнил прошлую войну с германцами и все беды, связанные с ней.

- Рассказывай, уважаемый, что ты знаешь об этом, - Архип ткнул порыжевшим от старости крючковатым пальцем в листовку, лежащую перед ним.

Панарин, умывшийся, пригладивший свою огненную шевелюру, сидя за столом с обильными закусками, почувствовал себя не просто рядовым членом авиаотряда, а представителем того большого мира, в котором он живет:

- Удивляюсь я вам, граждане староверы. Спрятались куда-то в чертовы заросли и живете, не зная, что вся страна строит новый мир. А теперь вот эти мерзавцы фашисты хотят помешать нам, в рабов превратить.

- Ты, дорогой, сделай милость, не ругайся. У нас так не принято. А по порядку изложи, чтобы люди поняли, - нерешительно заметил Степан.

- А порядок теперь один - война со злейшим врагом, - вразумлял собравшихся летчик. - Будете здесь, как зайцы, в тайге прятаться, он и до вас доберется, не пощадит. Немцы уже всю Европу покорили, теперь на Советский Союз замахнулись.

- Господи! - запричитали бабы, осеняя себя крестным знамением. - Беда-то какая…

- Вы, гражданочки, в панику не ударяйтесь, - обратился Панарин в сторону заревевших баб. - Вот тут, - он помахал листовкой, - сказано: «Приграничные части дают мужественный отпор наступающему врагу». Скоро мы этим сволочам зубы обломаем. Месяца не пройдет, как Красная Армия выбросит фашистов с нашей территории. Малой кровью, могучим ударом!

Юрка еще не знал всех размеров бедствия, нависшего над страной, и честно говорил то, что считал единственной правдой, то, в чем было тогда убеждено большинство его сверстников. Но по угрюмым лицам многих таежных жителей было видно, что далеко не все разделяли оптимизм молодого оратора. Заметив это, Панарин сказал:

- Вы, мужики, не сомневайтесь. У нас сейчас такие боевые машины есть, против которых не устоять ни одному «мессершмиту». Вот я, например, у вас здесь вынужденно теряю время, а меня уже ждет направление в училище истребительной авиации. Буду бить врага в небе. И вы вылезайте из вашей норы - Родина зовет!

Долго в тот вечер судачили в избе. Панарин, как умел, старался обстоятельно отвечать на все вопросы. Молодые девки с восхищением смотрели на приосанившегося нежданного посланца неизвестного мира, скрытого от них сотнями километров.

- А японец не полезет ли сейчас на нас? - спросил Михаил, потирая для смелости бороду.

Панарин, подумав, ответил:

- После Хасана и Халхин-Гола пыл этих вояк поостыл. А если и полезут, то докладываю вам: решением правительства уже на всякий случай создан Дальневосточный фронт. Неожиданностей не будет.

- Слышь, парень, - обратился к гостю хозяин избы, - мы-то не употребляем по причине своей веры, а для тебя медовуху найдем.

Юрка, помедлив, решил:

- Если по норме и за нашу победу, то можно. А что насчет религиозных предрассудков, то нет сейчас ни вашей старой веры, ни новой. Все должны дружно думать об одном - как одолеть врага, одним кулаком ударить.

Собрание промолчало. Старухи истово перекрестились.

- Ладно, уважаемые граждане, - сказал Панарин, - почувствовав навалившуюся за тяжелый день усталость, - завтра подъем в шесть ноль-ноль. Некогда мне здесь прохлаждаться. Не то нынче время. И вы думайте!

Однако, прежде чем он добрался до предложенного ему ночлега, состоялся еще один разговор. Когда все ушли, в комнате остался Архип.

- Просьба есть к вам, гражданин летчик, - обратился к Юрке старец. - Человек ты душевный. Так уж там, у себя, не настраивай власти на нас из-за этого случая. Мы сами найдем и накажем тех, кто стрелял в тебя. А то нам беды не оберечься. А тут, сам говорил, война… Будь уверен, дорогой товарищ. И у себя в городе скажи, что мы в стороне не останемся.

Помолчав, Панарин махнул рукой:

- Ладно, главное, борт в порядке.

- Спасибо тебе на этом, парень, - Архип поклонился. - Не беспокойся. Не Россия нас гнала и преследовала - беспощадные правители ее. Сегодня же гроза над всей матушкой-Русью нависла. Это мы понимаем.

Утром Юрка, окруженный большой толпой, шагал к самолету. Проверил надежность залатанной плоскости. Потом поднялся от берега ручья на луг, вымерил его шагами, приказал убрать несколько копешек сена. Ткнув пальцем в землю, приказал:

- Сюда выкатывай!

Под напором мужиков машина, оставляя глубокие колеи в песке, медленно поползла на твердую травяную поверхность поскотины. Когда все распоряжения летчика были выполнены, он обратился к провожающим:

- До свидания, черти лохматые! Помните о войне. Спасибо за хлеб-соль и помощь.

Заметив в толпе Арсения с берданкой в руках, обратился к тому по-армейски:

- Благодарю за службу. Уверен, что еще встретимся!

Совершая прощальный круг над Тремя Ключами, Юрка вынул из кармана два злополучных свинцовых кусочка и решительно бросил их вниз. В целом ему понравился этот таежный люд. Нормальные человеки, хоть и староверы. Зная, с какой беспощадностью звучат слова о вредительстве, Панарин твердо решил выполнить просьбу Архипа, чтоб не навлечь беду на затерянное в дебрях селение. Тем более, что эту старую этажерку давно пора списывать.


На аэродроме Панарина ждали с беспокойством. На поле выбежали к «Яку» все во главе с командиром отряда. Приняв независимый вид, словно не замечая возбуждения товарищей, летчик доложил о выполнении задания.

- Ты что, Юрей, задержался так? - спросил его Федоров.

- Черт возьми, хорошо, что башку не сломал, Иван Петрович, на твоем любимом драндулете! - разозлился Панарин. - От старости вся гнилая плоскость над Тремя Ключами полетела. Если бы не мужики - народные умельцы у староверов, - не знаю, сколько бы куковал там. На такой технике только кадры гробить…

Федоров осмотрел отремонтированное крыло, покачал головой и неуверенно сказал:

- Ладно, не лайся. Будем списывать, тем более, моторесурс уже весь израсходован.

Но Юрка, войдя в обычное настроение и передразнивая обычный жест своего командира, ткнул пальцем в небо:

- Что там у вас за начальник сидит? Не знает, что Комаровка давно не жилая? Сейчас там наши листовки читают только муравьи да мыши. Ни одного человека. Все заросло бурьяном. Вот проверенные данные, - летчик протянул начальнику планшет. - Передайте, чтобы больше не гадали, как бабы на бобах.

- Хорошо, хорошо, Юрей, доложу кому следует, - Иван Петрович решил утихомирить летчика. Но того уже трудно было остановить. Увидев, что его двести пятый борт опять отсутствует, он зло спросил:

- Где мой У-2? Опять Семенов?

На этот раз всегда спокойный начальник вышел из себя:

- Прекрати крик! Двести пятый уже не за тобой. Пошли в кабинет. Там получишь предписание и завтра явишься в военкомат. Ты зачисляешься в военно-воздушные кадры и направляешься в училище пилотов-истребителей.

Всю злость, все раздражение из Юрки словно ветром выдуло. Он заулыбался и растроганно произнес:

- Иван Петрович, дорогой мой учитель, спасибо тебе сердечное за это!

Подобревший Федоров взволнованно обнял Панарина: - Что я… Не меня благодари, а военкомат, командование (он по обычаю ткнул пальцем в небо) и эту проклятую войну. Ты, Юрей, будущий ас, я всегда это говорил. Летай и бей без пощады фашистских гадов! Если бы не мои годы, вместе бы летали…

Несколько дней после отлета самолета Три Ключа находились в сильном возбуждении. Мужики, обсуждая новость, приходили к выводу, что теперь и в тайге не спрячешься.

- Такая война грянула - всех мужиков подчистую подберут и поставят под ружье, - рассуждали бывалые люди.

Молодежь была настроена идти служить. Бабы, крестясь и вытирая зареванные глаза, предвидели смертную напасть. Передавали друг другу вести о недобрых знамениях: то звезда какая-то зеленая с неба сорвалась, то закаты кровью налились, то во дворе старой Матрены Пряхиной курица стала орать по-пету шиному.

Арсений молча слушал все деревенские пересуды, перечитывал оставленную рыжим летчиком листовку, и в голове крепла мысль, не оставляющая его с момента встречи с летчиком. С утра придя на пасеку и выбрав подходящее время, он обратился к отцу:

- Прости, батя, и не гневайся, но я решил пойти в армию. Сейчас весь народ об одном заботится, а мы тут…

Митрофан было рассердился, хотел уже бежать за вожжами, чтобы проучить неслуха, но, взглянув на сына, который как-то незаметно вырос здоровенным, самостоятельно думающим мужиком, остыл. Поразмыслив, сказал:

- Знаю тебя - весь в меня пошел. Если решил, не остановишь. Ну что ж, вам, молодым, еще жить да жить. Каждому человеческому колену - своя дорога. Держать не стану. - Отец положил тяжелую руку на плечо сына: - Вот только сомнение у меня. Как тебя возьмут в службу: документов-то у нас нет никаких. Это на хуторе нас как Дружининых знают, а в миру…

- Возьмут, - уверенно сказал Арсений. - Не с пустыми руками явлюсь, - и парень поведал отцу доверенную ему Назарием тайну: перед уходом из Трех Ключей тот передал Арсению начертанную от руки карту: «Видишь крестик у ручья? Тут закопана посудина с золотом. Большое богатство. Мне оно ни к чему, но и не для тебя предназначено. Возьмешь его, если какая беда над общиной нашей нависнет или что другое серьезное случится. Парень ты умный, сам сообразишь, когда срок придет».

- Вот так новость, - проговорил ошарашенный Митрофан. - Думаешь, пришло время?

- Пришло, батя. Явлюсь к властям. Выложу на стол золото и скажу: «Это от всех жителей Трех Ключей на оборону России. Стройте на него самолеты». Тогда и власть на нас, староверов, по-другому смотреть будет.

- Разумно рассуждаешь. А где это место? Далеко ли?

- Я уже там бывал. Помнишь, из Медянок мы погибающего Григория привезли?

Дружинин-старший что-то прикидывал в голове:

- Одному туда отправляться опасно. Поедем вместе. Скажем, за новыми дикими роями отправились. А за пасекой пока посмотреть попросим старика Рогожина.

Арсений не ожидал от отца такой поддержки. Он с благодарностью молвил:

- Спасибо, батя!

На другой день, взяв ружья, запас продуктов, старший и младший Дружинины на двух лошадях отправились в тайгу. Об истинной цели их поездки не знали даже родные.

…Декабрьским днем сорок второго года лейтенант Панарин и его постоянный напарник младший лейтенант Головин находились на боевом дежурстве в воздухе, получив приказ перехватывать идущие на последний оставшийся у немцев аэродром «юнкерсы», доставляющие окруженной группировке боеприпасы и продовольствие. Погода была солнечной, и Юрий мог бы быть всем доволен (он стал истребителем, на его счету несколько сбитых вражеских самолетов, вчера ему вручили орден Красного Знамени, и новая машина хороша - американская «кобра» с мощным вооружением - пушка и два пулемета. Правда, по заокеанской инструкции несколько отстает от «мессеров» в скорости, но Панарин, как и все наши летчики, плюнув на ре ко мендации союзников, форсирует работу мотора, достигая тем самым превосходства над противником).

Однако настроение старшего лейтенанта все больше ухудшалось от вида внизу. Там, под таким светлым небом, лежала покалеченная, искореженная сталинградская земля. Ее зияющие раны не мог скрыть даже снег, потемневший от пороха. Развалины, сгоревшие селения, свежие черные ямы воронок, разрушенные укрепления. Тела погибших, застывшие в разных позах. Некоторые вытянули руки к небу, словно прося у Всевышнего прощения.

- Что сделали, сволочи! - ругается Панарин, по привычке наливаясь злостью. Заметив выскочившие тем временем из облаков шесть «мессершмидтов» (немцы уже опасались летать в одиночку), он смело ринулся в схватку. С хвоста его прикрывал Валентин Головин, на которого и кинулись три самолета с крестами. Развернувшись, Юрий увидел падающую машину друга и белый купол парашюта. Один хищник делал круги вокруг медленно спускающегося младшего лейтенанта, расстреливая его из пулемета.

- Ну гад, погоди! - Юрий быстро атаковал «мессер», поймав его в прицел, обрушил на него всю мощь огня из пулемета. Вражеская машина развалилась на глазах. Это было последнее, что видел Панарин. Выручая боевого товарища, он невольно подставился под удар уцелевших немецких истребителей. Его сильное тело прошил свинец, кровь залила глаза. Понимая угасающим мозгом, что его счет сбитым врагам закрыт навсегда, Юрий Панарин автоматически увеличил его еще на одного фашиста, который вторгся в наше небо, чтобы нести смерть.


ГЛАВА XXIV

С ЗОЛОТОМ НА ВОЙНУ

Арсений вышагивал по тайге последние километры перед городом и вспоминал, чтоб не вышло какой промашки, последний разговор со старцем Архипом. Тогда они с отцом, вернувшись из тайги с найденной посудиной с золотом, сообща решили, что без главного в селении им в этих трудных делах на обойтись. Старик выслал всех из горницы, предвидя серьезный разговор, дал знак Митрофану начинать. Старший Дружинин подробно рассказал о завещании Назария, о том, как добирались до Медянок, искали клад, нашли его. Комаровка и Медянки по-прежнему брошены. Рядом - какие-то ямы и пещеры, на земле встречаются человеческие кости. Место гиблое и нехорошее.

- Откуда богатство, я тоже не знаю, - сказал, задумавшись, старик. - Только предупреждал меня Назарий перед своим уходом, что в тяжкую пору придет ко мне его доверенный человек. Выходит, это ты, Арсений. Спасай Отечество, а тебя оградит от напастей Господь! - старик двухпалым знамением осенил се бя и парня. - Година, действительно, наползла на нас лютая. Твое решение правильное, угодное Господу. Сейчас прятаться от властей - смерти подобно. Иди, служи на благо России, отдай это золото на оборону (только бумагу об этом возьми), скажи - от всей общины. Если у тебя все сложится нормально, вслед за тобой пойдут все наши парни старше восемнадцати лет.

- С такой поклажей, учти, в одиночку идти нельзя: мало ли каких лихих людей можно встретить, - выдохнул старец. - На окраине города увидишь дом, ворота крашены бордовой краской. Постучись и скажи: «Тебе, Божий человек, от Архипа благословение». А там тебе помогут.

…На закате солнца, оставив позади лес и отца, Арсений вышел по песчаной дороге к городу. К ночи увидел на окраине большой дом. Ворота в большой крытый двор были красно-коричневыми. Они! У калитки Арсений постучал большим кольцом на деревянном с украшениями полотне двери. Залаял цепной пес. Потом кто-то с крыльца прикрикнул на собаку, тотчас умолкшую, вопросил:

- Чего стучишь? Что за человек?

- Старец Архип шлет вам благословение, - заученно сказал Арсений. За воротами, помедлив, поинтересовались:

- Откуда?

Парень не растерялся:

- Из Трех Ключей.

На это последовало:

- Входи, добрый человек. Будь гостем.

Через полчаса Арсений сидел за обычным староверским столом под темными иконами и, утоляя голод, рассказывал хозяину, Ефрему Каргаполову, мужику довольно расплывшемуся, с сальными редкими волосами на черепе, все, что дозволил ему говорить посторонним старец.

- Так-так, значит, Архип разрешил вам идти в армию, - заметил по ходу беседы хозяин. - Вот и мой Митька, стервец, не получив родительского согласия, записался в действующую, - проговорил он. - Неисповедимы пути Господни! Сейчас ступай на сеновал, сидор свой можешь здесь оставить, а завтра укажу тебе дорогу в вертеп дьявольский - военкомат. Иди и пропадай.

- Спасибочки, - сказал отдохнувший после долгой дороги по лесному бездорожью Арсений. - Только мешок свой я возьму с собой. Уж больно он ладен под голову класть. У меня там отруби - запас на всякий случай.

- Ну, это дело хозяйское, - ничего не подозревая, отозвался Ефрем. - Спи спокойно. Завтра выведу тебя в твой поганый военкомат. Против Архипа ослушаться не могу, - завершил он вечернюю беседу.

Утром они уже шли по улицам города. Арсений не очень дивился еще не виданному им. Те же Три Ключа, только во много раз больше. Хотя встречаются дома в два-три этажа, но во дворах за ними такие же, как в его родном хуторе, огороды. Много телег и кошевок, запряженных лошадями. Изредка, отравляя воздух синими выхлопами, проносятся какие-то черные колесницы. Ефрем объяснил: «Автомобили, сами движутся». Потом пошли здания покрупнее. Провожающий остановился:

- Видишь вон тот дом? Тебе, Арсений, туда. Я же далее не пойду. Где меня искать, знаешь. Не заблудишься: прямо по этой улице до самого конца.

Простившись с парнем, хозяин повернул назад, а тот, с непривычки замирая от страха, вошел в широкие двери под казенной вывеской.

- Если с заявлением о добровольчестве, то на второй этаж, - благодушно сказал ему человек, стоящий у входа.

И Арсений, поднявшись по скрипучей лестнице, оказался в большой комнате, набитой людьми. Он было пошел прямо к дверям, возле которых толпились такие же, как он, молодые мужики, но его остановили: «Куда прешь, видишь очередь? Стой и жди!». Дружинин забился в угол и осмотрелся. Народ говорил о войне, кто-то курил, от начальника вышла зареванная старуха, сразу туда ринулся с бумагой в руках здоровенный парень… Временами откуда-то сбоку словно вкатывалась в приемную объемистая, нарумяненная баба в синем пиджаке и резким металлическим голосом приказывала: «Не курить, соблюдать очередь, не плевать!»

Часа через два подошел и черед Арсения. Хмурый военный с двумя шпалами в красных петлицах протянул руку:

- Давай!

- Чего «давай»? - не понял парень.

- Как чего? Заявление, - ответил начальник.

- Какое заявление? - удивился Арсений.

- Вот народ! - рассердился военком. - Зачем пришел? Если в армию, то давай заявление.

- Мне бы поговорить… - начал парень, но его остановил жесткий голос:

- Некогда разговоры разговаривать. Видишь, сколь людей надо пропустить. Иди в приемную и пиши заявление.

Арсений, помявшись, вышел. Его место сразу занял какой-то молодой мужик и заорал:

- Я же просил в танковые войска! Разве нельзя просьбу лучшего тракториста МТС уважить?!

Растерявшийся от многолюдства и не имевший возможности объясниться, молодой старовер сунулся, было, в другие двери, но всюду с него требовали документы и какое-то заявление и посылали к военному комиссару. Помаявшись, Арсений спустился по лестнице и черным входом выбрался из здания, оказавшись на огромном дворе, запруженном людьми. У распряженных лошадей, равнодушно хрумкающих сеном, - бабы, ребятишки, молодые парни. Кто-то ревет, кто-то зовет какого-то Степана, другие поют. Присев на валяющееся бревно, прижимая к себе сидор, таежник осмотрелся, прислушался. Красивый, хмельной женский голос выводил:


- В Красной Армии штыки, чай, найдутся.

Без тебя большевики обойдутся…


«Ишь ты, не боятся, черти, такое распевать», - подумал Арсений. Ему больше понравилась другая песня, несущаяся из противоположного угла обширного двора. В ней душевно рассказывалось, как девушка Катюша ждет любимого со службы и шлет ему сердечный привет. Парень невольно вспомнил Наташу, обещанную пришлому жениху, и вздохнул. Община перечеркнула его мечту о семейной жизни с желанной, и это еще сильнее укрепило решимость идти в армию. Но на службу-то оказалось не так легко попасть.

Приглядевшись, Арсений стал понимать, что этот многоголосый дворовый мир живет по каким-то своим правилам. Время от времени приходили военные, оглашали списки, строили людей и группами уводили. Пока же не было команды, семейные, расположившись у телег, нагруженных снедью, пили и закусывали, вели свои разговоры. Некоторые в хмельном забытьи валялись на траве. К парню на бревно подсел кто-то с бутылкой в руках и предложил:

- Выпьем, землячок, последний вольный день живем.

Арсений отрицательно покачал головой. Подошедший, обидевшись, пошел искать себе другую компанию. Среди призывников и провожающих хуторянин выделил инвалида на деревянной ноге. Он по-хозяйски хромал по двору, подходил к телегам и строго спрашивал:

- Посуда, граждане, пуста? Прошу не захламлять территорию, сдавайте мне.

Потом забирал порожние бутылки, складывал их в кошелку, относил в дальний закуток. Там уже высилась целая стеклянная куча. Обойдя в очередной раз двор, строгий инвалид сел передохнуть на арсеньево бревно. Ему явно хотелось по говорить. Рассматривая на свет поллитровку, он обратился к уединившемуся парню:

- Ерунда, конечно, копейки стоит, если сдать в водочный магазин. Но еще год-два такого призыва - и я на это стекло дом крестовый себе поставлю… А ты чего пригорюнился?

И Арсений, обрадованный человеческим участием, доверился неожиданному собеседнику: пришел вот из тайги поступать на службу, а от него требуют документы и какую-то бумагу. Нет их у Арсения, и объясниться ни с кем не может.

- Ничем, паренек, тебе не могу помочь. Я только здесь, на территории, командую. Кстати, зовут меня, как Фрунзе, - Михал Васильич. Ногу потерял на гражданской войне, да и Георгий есть, но сейчас на кресты не мода. Майор наш меня хорошо знает, вот и взял старого бойца сюда на службу. Но к нему в такое горячее время не пробиться. Там всем заправляет эта Таиска. Видел, наверное, бабищу как комод? - Мужик раздраженно плюнул и передразнил: - Ведь на войну мужики едут, можно и помягче. Она: «Не курить, не плевать на пол, не сорить! Приходите в приемные часы».

Арсений сразу вспомнил толстую тетку из приемной. Старик занялся махорочной самокруткой. Прошло несколько томи тельных минут. Вдруг инвалид толкнул его в бок:

- Лови удачу. Видишь военного? Комиссар наш. Дуй к нему. Хоть он и в чинах, но всех выслушивает да утешает.

Арсений сорвался с места, побежал к военному, на ходу сдернув картуз.

- Дяденька!

Плотный, низкорослый командир весело и удивленно обернулся и, увидев рослого молодца, остановился:

- Во-первых, я тебе не дяденька, а батальонный комиссар Варфоломеев. Во-вторых, надень шапку - я не барин и не архиерей. В-третьих, если есть разговор, то пошли. Ты что, из леса, что ли, сюда такой заявился?

- Точно, из леса. Из Трех Ключей.

- Ну и ну! Тогда пошли, расскажешь все подробно.

Поднялись по знакомой лестнице, в приемной военный властно раздвинул толпу, провел парня в свой кабинет.

- Садись и докладывай!

- Сейчас, сейчас, - засуетился парень. Дрожащими от волнения руками развязал мешок, погрузил руки в отруби, извлек оттуда тяжелый сверток и, сняв с него полотенце, поставил на стол перед начальником какую-то испачканную в отрубях посудину, похожую на вазу. - Вот…

- Что это? Какое-то подношение? За взятку хочешь от фронта увильнуть? - рассердился батальонный комиссар.

- Золото…

- Что?! - ошарашенно спросил начальник. - Какое еще золото?

- На оборону, на самолеты от Трех Ключей, от всей нашей старообрядческой общины, - сказал Арсений и попросил: - Только вы мне бумагу дайте, что я сдал золото честь по чести.

- Да ты кто такой? Почему в военкомат пришел, а не в отделение Госбанка обратился?

- Так я, гражданин начальник, в армию пришел записываться, доброволец…

Заглянув в посудину, тот взялся за телефонную трубку:

- Николай Захарович, тут, пожалуй, такое необычное дело… Знаю, что занят, но зайди - не пожалеешь.

Вскоре необычному посетителю и его подарку удивлялся и военный комиссар. Расспросив Арсения и выяснив, в чем дело, начальники посовещались и решили:

- Тут без Орлова не обойтись.

Спустя минут десять-пятнадцать к ним присоединился еще один, как понял парень, очень важный чин. Заставили Арсения снова повторить свой рассказ. В то время, как парень подробно излагал свою историю, в кабинет заглянула толстая тетка. «Таиска, о которой рассказывал инвалид», - решил Арсений.

- Николай Захарович, там из райкома звонят…

- Сейчас я занят, свяжусь, как только освобожусь.

Пораженная тем, что какому-то призывнику из деревни уделяется такое внимание, секретарша недовольно закрыла дверь. Она еще больше удивилась, когда в кабинет, где находились ее руководители и начальник районного отдела НКВД, а с ними вместе этот неизвестный мужик простецкого вида, заявились представители райкома и работники Госбанка. Туда же из горного округа вызвали специалиста.

После необходимых действий Арсению выдали бумагу, свидетельствующую о том, что от него принято в Фонд обороны четыре килограмма золота - дар жителей хутора Три Ключа.

- В наше время, товарищ Дружинин, в армию попасть - не проблема, - сказал, отвечая на вопрос парня, Орлов. - Сейчас же пойдем в столовую перекусим, а потом у меня подробно побеседуем.

Уже в другом здании Арсения подробно расспрашивали о карте Назария, о месте, где он нашел золото, о Комаровке и Медянках, рядом с которыми тот видел какие-то ямы и откуда пять лет назад староверы привезли в Три Ключа истощенного человека. Помня совет Архипа, не особенно запирался, честно рассказывал обо всем.

- Слушай, дорогой, - спросил Орлов, - а вы случайно не встречали в тайге молодую женщину, китаянку?

- У Назария жена была из Китая, вместе с ним ушла из Трех Ключей.

- Так-так, - задумавшись, побарабанил пальцами по столу начальник.

Вот уже длительное время его и коллег из Владивостока интересовала эта фигура. Но тайна так и не рассеялась.

- Ладно, а где служить хочешь?

- Не знаю, мне бы воевать…

- Ишь вояка. А что умеешь? Оружие в руках держал?

Арсений усмехнулся:

- Да я белку в глаз бью, чтоб шкурку не испортить.

- Ну, это ты брось. Хвастаешь, наверное.

Парень возмутился:

- Это кто, я хвастаю? Могу поспорить.

Орлов подзадорил собеседника:

- Спор так спор. Наверняка проиграешь.

- Жалко, что ружья нет, и белки в тайге.

Развеселившийся от горячности Арсения и явно заинтересовавшийся, начальник сказал:

- Это не проблема. Ладно, верим тебе, ведь в тайге живешь, и метко стрелять - рядовой атрибут вашей жизни. Молодец, таежник! А теперь иди к военкому товарищу Пермякову и оформляйся в армию, - проводив Дружинина, Орлов снял телефонную трубку: - Слушай, Николай Захарович, ты этого нашего золотого героя можешь смело призывать. Мы с тобой ищем пополнение в погранвойска, а оно вот рядом - таежник, прекрасно ориентируется на местности, снайпер: белку в глаз бьет. Конечно, политически с ним надо поработать, но это не проблема (полковник употребил свое любимое слово). Направляй этого богатыря в пограничную школу, - и, выслушав собеседника, в добавил: - Ты прав, надо вытаскивать молодежь из Трех Ключей и других таежных берлог. Это крепкие парни.

Скоро удивленные жители района прочитали в газете заметку: «Патриотизм таежников»: «На днях в отделение Госбанка от жителей селения Три Ключа поступило значительное количество золота в Фонд обороны. Доставивший драгоценный металл из тайги в районный центр тов. Дружинин добровольно вступил в ряды защитников Родины. Он направлен для службы в погранвойска». Рядом красовалась фотография Арсения в военной форме.

Сообщение попало на краевое радио и вызвало живой отклик в приморских селах - вот тебе и староверы!

…Полковнику Кейдзи принесли радиоперехват. Он внимательно прочитал информацию. Посмотрел на карту, на которой, сверяясь с данными агентов, помечал селения старообрядцев. Так и есть! В хуторе живут раскольники. Профессиональная гордость специалиста по Дальнему Востоку была задета. Разведчик, считавший, что давно постиг загадочный русский характер, впервые усомнился в своих знаниях. Не упустил ли он чего? Почему люди, гонимые и преследуемые почти три века, вместо того, чтобы мстить, идут на помощь власти? Когда ему доложили, что среди убитых китайских партизан деревни Дун-И оказался молодой старовер, он счел это за непонятный казус, нервный срыв одиночки. А теперь раскольники добровольно идут в Красную Армию. Да, непроста ты, русская душа. Решив, что большинство старообрядцев никогда не изживут в себе вражды к официальной церкви, безбожным порядкам в России, Кейдзи успокоил себя: достаточно первых побед германских войск - и эти люди повернут оружие в нужную сторону.


ГЛАВА XXV

ВРЕМЯ ЗАБЫТЬ РАСПРИ

Леонид Семенов, посадив, как всегда классно, машину, резво выпрыгнул из кабины и четким шагом пошел докладывать начальнику авиаотряда о выполнении задания.

- Ну как, Леонид? - нетерпеливо спросил Федоров. Но подтянутый, какой-то всегда чистенький летчик не торопился. «Ишь строгий какой. Все ему надо по форме, по уставу, - внутренне рассердился Иван Петрович. - Дисциплинирован. И летает хорошо, но служака…». Старший авиатор даже побаивался порой Семенова, словно тот - командир, и это ему надо рапортовать о делах.

- Ориентируясь по полученной от вас карте, нашел два отмеченных селенья и выбросил туда по двадцать газет, докладывал Леонид. - Убедился в том, что их подобрали…

- Почему не все, как договаривались? - начальник приподнял от стола седую голову. - Там что скажут?

Семенов хорошо знал, что сейчас старик будет показывать пальцем в потолок, имея в виду высокие власти. Он подождал, пока знаменитый федоровский жест последует, и, будто не заметив его, продолжил:

- В радиусе пятидесяти километров от Трех Ключей я обнаружил еще три не обозначенные на карте селения от пяти до тридцати домов. Посчитал возможным для себя часть газет сбросить над ними. Все три поселка обозначил на планшете.

Леонид передал сумку с картой начальнику авиаотряда.

- Так-так, - Федоров внимательно рассмотрел испещренный топографическими значками лист под слюдяной пленкой. - Ишь сколько кержаков в тайге укоренилось. И как это Панарин про пус тил? Да, у него ведь была авария и вынужденная посадка. А вы, Семенов, молодец. Благодарю за службу.

- Разрешите обратиться, - Семенов по-военному вытянулся перед своим гражданским начальником.

- Давай, - по-простецки, в своей обычной манере разрешил старый авиатор.

- Когда я получу ответственное задание?

- А это вам что, привет от кумы?

- Это, товарищ начальник, работа почтальона, а не настоящего летчика. Я вижу, как ребята ценные грузы, секретную корреспонденцию, наконец, деньги на дальние рыбалки доставляют. А тут газеты над лесом разбрасывать…

Федоров серьезно взглянул на летчика.

- Эх молодежь, молодежь! Работаешь, работаешь с вами, а вы! Нет, Юрка Панарин политически перерос тебя, потому уже и направлен в военную авиацию.

Леонид внешне ничем не выдал, как больно ударил его по душе такой упрек, а еще сильнее сравнение с соперником. Спокойно обратился снова:

- Прошу разъяснить, в чем моя политическая отсталость?

Иван Петрович мысленно поругал себя за неосторожное слово, поняв, что обидел парня. Еще жаловаться пойдет. И в свою очередь спросил:

- А ты читал те газеты, что доставил по таежным адресам? Нет? Я так и подумал. А, между прочим, в них фронтовая сводка. Между прочим, есть там и одна важная заметка. Знаешь ли, что староверы, эти лесные жители, оторванные от большой земли, из Трех Ключей, сдали в Фонд обороны много золота и уже начали добровольно идти в армию? - Федоров помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил: - Вот ты говоришь, другие деньги возят. Но бывают времена, когда газета подороже денег. Война! Весь народ поднимать надо. И этот таежный люд не должен в стороне оставаться. Там, - начальник ткнул пальцем в потолок, - это лучше нас с тобой понимают.

Леонид опустил долу глаза. Воспользовавшись этим, старый авиатор и сподвижник Уточкина строго сказал:

- Слушайте приказ. Каждую неделю будете доставлять газеты и другую корреспонденцию во все обнаруженные таежные селения. Одновременно вести разведку новых староверских хуторов. Задание оттуда… - Федоров хотел было поднять палец, но, спохватившись, просто махнул рукой. - Можете идти.

Когда за Леонидом, переживающим сложные чувства злости и стыда, захлопнулась дверь, Иван Петрович почесал в затылке и удовлетворенно произнес:

- Ишь форсун какой выискался. Надо будет, и почтарем, голубчик, станешь. Время такое - война!

…По-разному восприняли в Трех Ключах посылку, сброшенную Семеновым. Видя летящие с самолета какие-то сверкающие листы, перепуганные бабы бежали в избы и плотно затворяли двери. Старая Матрена, у которой недавно курица закричала петухом, застращенная дурным знаком, совсем опростоволосилась. Самолет оказался над ее головой, когда она на лугу привязывала к вбитому в землю колу свою козу Маньку.

- У-у… повадились, варнаки, летать. - Женщина, перекрестясь, погрозила черной машине пальцем. И вдруг увидела, что с крылатого чудища прямо на нее спускается какая-то белая штука. Вообразив, что нежданный и неугодный гость решил наказать ее за непочтение, со всех ног бросилась в сторону и, на ткнувшись на стог прошлогоднего сена, с удивительным проворством закопалась в него.

Мужики, как им и положено, отнеслись к подаркам с неба хоть и с опаской, но спокойно. Одни пацаны с криками удивления встречали каждую газету. Они подбегали к ним, но прикоснуться к неведомой штуковине не решались.

- Вот так дождичек небесный! - Степан обратился к соседу, вместе с которым ремонтировал телегу. - Что делать-то будем? Эй, Петька! - окликнул он сына. - Быстро сигай к Архипу и расскажи ему, что с неба опять какие-то листовки сбрасывают.

Скоро из избы старшего вышел хмурый Лаврентий, который и после ухода Назария оставался доверенным главы общины. Он окликнул мальчишек, мрачно спросил:

- Где? А ну показывайте.

Собрав газеты, перекрестил их на сякий случай двумя перстами и унес Архипу.

По случаю чрезвычайного происшествия старец поднялся с лежанки и, кряхтя, усаживался за стол.

- Ну и что там? Что за подарки?

- Вести бесовские. Газеты, - за свою беспокойную жизнь Лаврентий многое повидал, и печатные издания были ему не в новинку.

- Интересно, зачем нам их послали. Сделай милость, Лавруша, подай мне с полочки очки.

Архип сильно ослаб глазами, и Лаврентий принес ему из города стекла в металлической оправе. Первые не подошли, старец в них ничего не видел, вторые оказались впору. Внимательно осмотрев все четыре страницы, Архип углубился в чтение. На одной заметке с фотографией он надолго задержался. Потом улыбнулся.

- Нет-нет, брат Лаврентий, не от врага человеческого тут весточка. Смотри - парсуна нашего Арсения и статейка о нас. Вот послушай-ка.

Архип прочитал своему помощнику и домашним информацию о золотом вкладе в Фонд обороны, сделанном жителями хутора Три Ключа, о том, что их посланец Дружинин зачислен в русское воинство.

Старая Домна перекрестилась. Лаврентий буркнул:

- Мало нас гоняли. Теперь сами к ним на службу идем.

Вскоре весь хутор знал новость. Женщины молчали, мужики чесали затылки и неопределенно тянули:

- Ну, конечно, война. Эх, забреют всю нашу половину.

Несколько парней позавидовали Арсению, поспорив с отцами, попросили разрешения у Архипа поговорить с ним. Совет старшего нужен. Выслушав их, старец махнул рукой:

- Пока идите, отроки. Думать буду - дело-то непростое.

А ведь она, матушка-Русь, на всех одна - будь то старообрядец, будь то никонианец или просто безбожник, как эти, которые себя называют большевиками, - тяжко размышлял старец. Пришло время забыть междоусобные счеты…

Через два дня Лаврентий созвал в избу Архипа всех взрослых мужиков. Они уже подробно знали о содержании газет. Кроме новости из Трех Ключей, их родного хутора, особенно волновала сводка о военных действиях.

- Не пойму, какие-то направления. Оставили, что ли города? - рассуждал въедливый Павел Грачев.

- Значит, отступают наши. Прет германец. Похоже, силы у него много, - объяснял ему Степан.

Архип, тяжело опираясь спиной на подушки, сделал знак:

- Правильно Степан разобрался. Чужеземцы уже на нашей земле. Но на войне случается всякое. Давайте вспомним: вон татар было тьмы и тьмы. В полон взяли Русь - а она как была, так и стоит. Поляки в Москве сидели, а где они теперь? Господь Бог всегда давал нашим предкам мощь для победы. И ныне так будет: кто с мечом к нам явится, тот от меча и по гибнет. Христос так сказал. - Старец поднялся и продол жил: - Не только о нашем хуторе и парне есть весточка в этой газете. Вот тут прописано, что ко всем православным обра тились прихожане храма Святого Покрова. Они собирают средства в помощь русскому воинству. Мы уже внесли первую лепту, и власть отметила это, через поощрительную заметку зовет нас на общее дело.

Собравшиеся внимательно слушали. Кто-то согласно кивал головой, кто-то задумался, глядя в пол. Когда Архип сказал о том, что желает объяснить обществу, откуда появилось золото, отправленное с Арсением в казну, все заметно оживились.

- Его спрятала в тайге жена Назария. Перед своим уходом он доверил тайну младшему Дружинину, наказал хранить ее до решительного нужного часа. И час сей пробил.

Общество подивилось, но потом вспомнило, что Арсений всегда близко стоял к Назарию и что парень он серьезный. Кто-то крикнул:

- А нам что делать? Многое ли можем здесь, в тайге?

Архип откликнулся мгновенно:

- Будем делать то, что нам по силам. Шестерых ребят, которые ко мне приходили, отпустим в армию. В город пойдут с нашим общим письмом. Чем мы хуже прихожан храма Святого Покрова? Зимой Фонд обороны будем пополнять пушниной. Появится нужда - на исцеление раненых мед пошлем - лучшее лекарство.

- Правильно! Верно! - заговорило большинство.

Но староста снова овладел общим вниманием, сказав:

- Главное же не это. Золото всегда воинскую мощь подпирало. Есть у меня переданная Григорием, которого мы спасли, карта богатейшего месторождения. Не так далеко от нас. Создадим артель. Умельцы этого хитрого дела у нас есть. Две десятины намытого возьмем себе на прокорм (время наступает скудное, все - мука, соль, порох и прочее - обойдется нам вдесятеро дороже), остальное - на воинские государственные нужды.

Прикинув в уме, собравшиеся согласились с Архипом. Видя, что час уже поздний и хворый старец заметно ослабел, решили с утра подробно обговорить все об артели, стали прощаться друг с другом и хозяином избы.

Боясь потерять много времени, когда можно мыть золото, тянуть с созданием артели не стали. Архип поручил знающему дело Григорию Устюгову и Степану Коловратову отобрать пять сведущих в добыче металла мужиков и через два дня, обговорив, как они будут связаны с хутором, напутствовал собравшихся в дорогу. Попрощавшись с зареванными семьями, мужики ушли в тайгу.

Еще на шестерых человек, молодых ребят, уменьшилось число насельников Трех Ключей. Получив благословение старца и родителей, они отправились стежкой, проложенной Арсением.


…Редактор районной газеты «Новая жизнь» Константин Александрович Амелькин позвал к себе литсотрудника Евгения Елизарова.

- Из военкомата звонили. Там у них что-то интересное из тех же Трех Ключей. Давай быстро - одна нога здесь, другая там. Может, в номер успеем.

Через час молодой журналист, листая свой потрепанный блокнот, докладывал редактору:

- Из тайги от староверов Трех Ключей прибыло в военкомат шестеро ребят. Вот их фамилии…

- Эти детали потом, - махнул рукой редактор. - Суть, суть давай, не рассусоливай.

- Все добровольцы. И не просто добровольцы, а выбранные и направленные в армию всем хутором. Вот и письмо от односельчан принесли. Хорошее, патриотическое. Обращаются ко всем таежным жителям-единоверцам. Надо срочно печатать, Константин Александрович, - Евгений положил на стол перед своим начальником исписанные листки со многими подписями. - Крестики рядом - согласие неграмотных односельчан.

Редактор сквозь толстые стекла очков стал внимательно читать необычное послание, беззвучно шевеля губами. Затем отложил письмо, схватился за лоб и задумался.

- Да, материал, конечно, серьезный, если над ним поработать. Но… Понимаешь, Елизаров, мы уже напечатали материал о староверах из Трех Ключей. Теперь опять они. Что читатели скажут? Разве одни эти сектанты идут служить? А где передовики производства, наша интеллигенция?…

- Так ведь они обращаются ко всем единоверцам, - заспорил Евгений. - Это важно очень. А потом, сколько мы уже опубликовали заметок о стахановцах, добровольно идущих на фронт. - Амелькин хотел жестом добиться молчания литсотрудника, но тот не остановился: - Между прочим, писатель Мельников-Печерский в своих романах о заволжских сторонниках старообрядчества другого мнения. Он был царским чиновником, сначала сам закрывал скиты, а потом понял, что при определенных условиях староверы могли бы стать одной из опор России.

- Ну ты, конечно, все лучше всех знаешь. Как же, закончил КИЖ, молодой талант, надежда литературы, - рассердился редактор. - Но тут же сам говоришь, что твой Мельников - царский чиновник. Понимаешь, царский! А мы в какую эпоху живем? Иди! Я буду с райкомом советоваться.

Недовольный Евгений, считая себя правым, отправился в свой закуток, сел за обшарпанный, залитый чернилами стол и стал с хорошей завистью к автору читать корреспонденцию с фронта в «Правде».


…Через час к тоскующему Елизарову с шумом вбежал ответсекретарь Горышин.

- Женька! Чего мух ловишь, вот срочное задание в номер. Быстренько наведи правку. - Валька положил перед Евгением рукопись. Перед литсотрудником лежали знакомые листки с корявыми подписями жителей Трех Ключей.

…В очередной раз отправляясь с газетами для таежных жителей, Семенов внимательно изучил номер. «Лихой народ в этих Трех Ключах, - подумал летчик, - вот ко всем староверам Приморья обращаются. Все готовы отдать для победы. Молодцы!» - По своей инициативе

Леонид увеличил пачку газет, которую сбросил над знакомым селением. Проследил, чтобы посылку подобрали, потом в качестве личного привета покачал крыльями самолета и полетел к другим староверским хуторам.

О гибели товарища и соперника Юрки Панарина он узнает уже в авиаполку. Ему напишет об этом старый военлет Федоров. Сам Леонид, дважды раненный, трижды сбитый и горевший в истребителе, доживет до победы. До конца дней своих боевой генерал-майор будет с благодарностью вспоминать и Юрку Панарина, и доброго Ивана Петровича, который хвалился тем, что летал рядом с легендарным Уточкиным, и необычное гражданское задание - обеспечивать «просвещение» приморских лесных кержаков.

…Через месяц в районе стало известно о какой-то артели, направившей в Фонд обороны посылку с золотом. О ней заговорили во всех руководящих кабинетах. Что за предприятие? Когда и кем оно основано? Какой у него план? Кто руководитель? - ни на один вопрос не было ответа. Запросили геологов: на каком месторождении работает? В геологоуправлении пожимали плечами. Наконец, раздался гневный голос большого начальства:

- Ваша партия в том районе третий год копается, результат - ноль. У вас же под носом успешно трудится и добывает богатое золото какая-то неведомая артель. Выяснить и доложить! Узнать, какие там запасы, Может, бросим туда новые мощности. Стране нужен драгоценный металл.

Как мы помним, Арсений при разговоре с полковником Орловым чистосердечно сообщил ему о карте с крестиком, полученной от Назария. Этого оказалось вполне достаточным, чтоб по всей округе пошла гулять легенда о какой-то таинственной староверской карте - ключе к огромным богатствам недр.

…В погожий день уже закатного лета, когда в таежной зелени пробивается, как ранняя седина, первая желтизна, предвестник скорой осени, к Лаврентию с заимки примчался встревоженный Зиновий.

- Беда! Чужие люди идут прямо на наш хутор.

- Кто такие? Сколько их?

- Двое. С лошадью. Оба вооружены. К вечеру здесь будут. Я их обогнал, потому как напрямки побежал. Они же тропой следуют.

- Военные?

- Кажись нет, но с карабинами.

Лаврентий не стал мешкать:

- Пошли к Архипу. Ему доложишь.

Выслушав, старец потер лоб и отрешенно сказал:

- Чему быть, того не миновать. Надо было ждать гостей после первого самолета и письма нашего. Только лишнего не бол тать. Сначала узнаем, какое у них намерение. Ты, Лаврентий, пока скройся. Встретит гостей Зиновий. Пошлешь кого ко мне, если разузнаешь что. А там видно будет.

Прикинув по удлинившимся теням от деревьев, что пора встречать незнакомцев, Зиновий вышел за ворота и сел на скамейку возле них. Его дом стоял на улице вторым с краю, так что никто, входящий в хутор, не минует его. Предупрежденные односельчане попрятались по избам. Ребятишек, бегающих где попало, также загнали под крыши.

А вот показались и гости. Впереди шел молодой остроглазый парень, за ним тянул груженную вьюками лошадь пожилой. Они удивленно оглядывали словно вымершее селение. Кругом ни души. И вдруг с радостью заметили сидящего на скамье перед домом бородатого мужчину и направились к нему.

- Здравствуйте, товарищ, - громко сказал молодой. Его спутник учтиво кивнул.

Зиновий встал.

- И вам доброго здоровьица, граждане хорошие.

- Скажите, это Три Ключа? - спросил востроглазый.

- Есть, есть тут ручьи, - прикинулся непонимающим старовер, - может, три, а может, четыре.

- Я о названии селения спрашиваю, - уже строже сказал молодой. - Как оно называется?

- А кто его знает, - придуривался Зиновий, - может, и по-вашему. Раньше прозывалось Кабаньими лужками…

- Вы что, нездешний? - начал выходить из себя первый незнакомец. - По карте это Три Ключа.

- Дак охотники мы…

- Тогда тем более должны знать эти места. Нам нужна контора золотодобывающей артели. Где она?

- Какая контора? - опять прикинулся дурачком Зиновий. - Дак это, наверное, в городе…

Молодой рассвирепел:

- Ты что, издеваешься над нами?!

Однако тут вмешался пожилой. Он не раз встречался со старообрядцами, и, зная недоверчивость их к посторонним, разгадал хитрость бородача.

- Подождите, Сергей! - Подошел к скамье. - Давайте присядем, - он вытащил из кармана аккуратно сложенную газету: - Вот тут напечатано письмо жителей вашего селения. Мы геологи. Посланы к вам в помощь.

Попросив пришельцев подождать, Зиновий вошел в дом и велел сыну огородами бежать к старцу, сообщить ему, что пришедшие - геологи, и принести ему указание Архипа. Вскоре прибежал сын и что-то шепнул отцу. Зиновий встал:

- Вот что, гости дорогие, идемте со мной.

- Куда? В контору? - спросил Сергей.

- Все там будет. И контора будет, - усмехнулся бородач.

Архип встретил пришельцев на крыльце своего дома. Познакомились. Пожилой оказался главным - Борис Петрович Боровиков. Его молодой помощник - Сергей Герасименко. Расспросив гостей, старец распорядился разместить их в пустовавшей после смерти бобыля Игнатьева избе, предварительно послав туда женщину для тщательной уборки. О деле говорить Архип пока отказался:

- Через день придет один наш человек, тогда и обсудим…

Старший в хуторе как раз ждал Степана Коловратова, возглавлявшего хуторских приискателей. Когда беседа состоялась, многому удивились гости. Артель, которая переполошила все начальство, оказалась просто небольшой группой старообрядцев.

- Да вы, дорогие товарищи, - восторженно восклицал Сергей, - на богатстве сидите, а черпаете чайной ложечкой.

- Скажите, уважаемый Архип Иванович, - осторожно начал Борис Петрович, - ходят разговоры о какой-то карте…

- Карта? - старец прищурился. - Степан, доставай.

Геологи жадно рассматривали лист, испещренный знакомыми им знаками.

- Так-так, понятно. Наши были правы, настаивая на этом направлении. Но нет же, поверили московскому авторитету. Архип Иванович, когда можно будет на место попасть?

- А вот завтра Степушка и поведет вас. Карту же забирайте себе. Дарим всем обществом ради нашей победы.

Так начинался прииск «Победный», уже через год давший самую крупную добычу золота. Предприятие хотели назвать «Красный старовер», да власти не посоветовали.


ГЛАВА XXVI

ЕФРЕМОВА МЕСТЬ

Ефрем Каргаполов не находил себе места, беспокойно шагал по комнате из угла в угол, чесал затылок в сальных волосах. Время от времени вытаскивал из кармана измятую газету, под ходил к столу и, сев на лавку, наверное десятый раз перечитывал заметку о своих давних знакомых из Трех ключей. Потом, при щурившись, всматривался в фотографию Арсения. Печать была не очень четкая, но узнать недавнего постояльца не составляло труда. «Ишь, орясина, выпятился. То-то он со своим мешком возился, как Маланья с ящичком. И ни слова не обронил, шельмец! - ярился хозяин дома с бордовыми воротами. - И я-то хорош! Не мог взять в толк, зачем он в военкомат прется с мешком, полным то ли муки, то ли отрубей. Столько золота! Целое богатство! Если Архип такую часть выделил, чтобы задобрить власть, то сколько же у них еще припрятано? - Мужик вскакивал и снова начинал бегать по горнице. Потом садился и опять перечитывал скупые газетные строки о вкладе староверов в Фонд обороны. - Вот, значит, чем занимались мои едино верцы многие годы - мыли золото! Сидят, барсуки, на таком богатстве! И ни крупинки мне! А уж не я ли, Ефрем Каргаполов, служил им верой и правдой, давал приют всем посланцам из Трех Ключей? Разве не через меня шло снабжение хутора мукой, солью, красным товаром? И этот зверовидный бес Лаврентий, - хозяин дома перекрестился, прося прощения у Бога за невольное прегрешение словом, - чем со мной рассчитывался: то кабаньим или медвежьим окороком, то бочонком меда, то оставит из закупленного мешок муки. А у самого за пазухой киса от золота лопается! На-де, Ефремушко, от Божьих щедрот!»

Обида и никогда не утихающая алчность захлестывали сознание мужика, и он снова мерил шагами скрипящие половицы, снова садился к столу и хватался за газету.

- Чего ты, батюшка, суетишься, - с тревогой спросила его жена, - чего маешься? Иль беда какая? Не заболел ли?

- Обокрали нас, мать! - зло выпалил Каргаполов.

- Господи Исусе! - Евдокия перекрестилась. - Амбар на замке, куры и свиньи на месте. Я с утра все проверила…

- Вот тут пропечатано, - Ефрем ткнул пальцем в газетный лист, - Архип и Лаврентий многие лета в золоте купаются. А мне за верную службу им - на, мол, тебе, Боже, что нам не гоже!

Ночью Ефрем ворочался с боку на бок, словно его заели блохи, кряхтел, в уме подсчитывал, сколько скопил бы золота, если бы каждый раз ему платили драгметаллом за многочисленные услуги, которые он оказывал хуторянам, рискуя попасть в немилость властей. Горестно вздыхал…

Ефрем давно жил в городе. Когда-то он, собрав правдами и неправдами кое-какой капиталец, уж совсем было выбился в купцы третьей гильдии, но тут началась вся эта заваруха со сменой властей. Деньги обесценились. Всего-то богатства ефремового хватило только на то, чтобы приобрести этот дом да обзавестись кое-какой живностью. А потом большевики вообще запретили свободную торговлю, и все мечты мужика рассыпались в прах. Но желание стать хозяином лабазов и лавок не оставляло Ефрема. «Интересно, немцы на захваченной территории разрешают свободную коммерцию?» - думал Каргаполов, сам ужасаясь страшной мысли. Жил он тихо, не лез вперед, не показывал своей приверженности старой отеческой религии. Да и как-то постепенно, захваченный делами суетной жизни, все меньше задумывался о правилах и делах. С единоверцами в городе почти не общался. А вот когда его нашел Лаврентий и предложил превратить каргаполовский дом и двор в перевалочную базу, Ефрем согласился, предвидя несомненную выгоду. И ему немало перепадало от Трех Ключей, особенно в голодноватые годы. Но обидная мысль, что его обманули, не захотели делиться богатством, преследовала мужика до тех пор, пока сон не окутал его сознание. Последнее, что горестно промелькнуло в его голове: «Не бывать шикарной вывеске «Торговый дом Е. П. Каргаполов и сын…». Сын… Где теперь их Митька, вопреки желанию отца ушедший записываться добровольцем? «Тоже мне Аника-воин!» - зло подумал Ефрем, но уже через минуту его истеричный храп раздавался в горнице, пугая проснувшуюся Евдокию, всегда покорную своему мужу.

Утром Ефрем проснулся с дурной головой. Мысли об утекшем мимо него богатстве снова нахлынули на него. «Ничего не поделаешь, придется ждать Лаврентия, - подумал мужик. - Но я уж потребую у него свою долю».

Когда простенькие ходики с гирей показали десять часов, Ефрем поднялся из-за стола, надел приличный пиджак и полотняную кепку и, взяв из угла толстую отполированную палку, сказал Евдокии:

- Пойду справлюсь о базарных ценах. Да, может, в какой лавке соли найду. Ноне этот товар в цене будет наравне со спичками и мылом. Война, будь она неладная.

Городской колхозный, как его по-новому называли, рынок был гордостью местных властей. Здесь стояли два дощатых павильона - один для торговли мясом и рыбой, другой - для молочных и прочих продуктов. За этими строениями была небольшая площадь с коновязью. Тут, по распоряжению базарных начальников, должны торговать с возов мукой, овсом, пшеницей и разными крупами. Недалеко приткнулись деревянные, без крова, прилавки для продажи овощей и прочей огородной мелочи. Народу на рынке, как заметил Ефрем, было уже немало. И подвоз сегодня не подкачал: стояло несколько телег с мешками. «Последняя предкарточная дань рынку», - подумал бывалый мужик.

Он направился к крайней телеге. Мужик, не по-летнему одетый в телогрейку, и баба в старом, видавшем виды мужском пиджаке продавали на вес и большой кастрюлей пшеницу. Дождавшись своего череда, Каргаполов справился о цене, запус тил руку в мешок и, вытащив пригоршню зерна, внимательно рассмотрел его, потом покачал головой:

- Слышь, хозяин, а зерно-то щупловато, не набрало нужного веса. А ты цену ломишь.

Мужик в телогрейке обозлился:

- Вот что, милый человек, сам ты щупловатый. Смотри - элита, что ни зернышко - маленький бочонок! Ты или покупай, или проваливай. А хаять добрый товар нечего!

Ефрем презрительно хмыкнул, бросил обратно в мешок горсть пшеницы и направился к другому возу. Здесь продавали гречку и торговали довольно бойко, судя по порядочной очереди. Протолкавшись в голову хвоста, Каргаполов, злой и невыспавшийся, не удержался от язвительности (сегодня все было не по нему).

- Мусора много, и опять же плесень, - вынес он свой приговор товару.

- Где ты видишь мусор и плесень? - встрепенулась хозяйка телеги. - Ты что, ослеп? Ходят тут разные, только покупателей смущают. Давай проваливай, инспектор хренов.

Мужик побрел к другому возу. Там охаял овес как не кондиционный, на следующей телеге - початки кукурузы молочно-восковой спелости, якобы наполовину пустые. Всюду его про кли нали, гнали прочь. А Ефрем еще больше обозлился. Плюнув в сердцах, он направился в молочный павильон, решив больше не разговаривать с базарным людом. Но, проходя мимо тол стущей, поперек себя шире, бабищи, Ефрем услышал ее слова, утопающие в смехе товарок:

- А вот и мой любовник пожаловал!

- Очумела, дура-баба! - только и мог, ошарашенный наглостью торговки, промолвить Каргаполов. - Совсем стыд потеряла! Замолчи, шалава! - Ефрем стукнул палкой о дощатый пол.

Не знал он, с кем связывается. Галка Говорухина была большой насмешницей и завсегдатайкой рынка. Здесь, в павильоне, она царствовала. Торгуя каждый день молоком, сметаной и творогом, которые она брала на комиссионных основах у трех городских кварталов, на базаре чувствовала себя хозяйкой. Баба не была злобной по природе, уважительно относилась к своим соседкам. У нее всегда можно было перехватить взаймы небольшую сумму, найти мелочь на сдачу покупателю, взять недостающий килограмм творога. Ее кто-то любил за веселый нрав, кто-то считал выгодным быть с ней в хороших отношениях. Над своей толстущей фигурой Говорухина сама смеялась:

- У меня всего много. Какому-то дураку достанется.

Покупателей-мужчин она часто поддразнивала, но не трогала женщин, в которых угадывала многодетных матерей и тружениц. Наоборот, охотно отпускала им молоко, сбавив гривенник или пятачок.

- Ладно, дядя, не хочешь быть моим любовником - не надо, - миролюбиво сказала Галка. - Не так уж ты и казист. Вот вся борода в седине. Гуляй пока.

Ефрем, кипя злостью, пошел вдоль рядов. Осмотрев все товары, он вдруг ощутил сильную жажду. Надо было чего-то выпить. Молока не хотелось. Как на грех, только у этой нахальной бабенки на прилавке стояли крынки с ряженкой под золотистой пенкой. А Каргаполов с детства любил этот вкусный напиток. Помешкав, пораздумав, он вернулся к Говорухиной. У той уже прошла охота задираться. Получив деньги и поставив перед мужиком коричневую посудину, она продолжила разговор с соседками. А речь шла о серьезных делах, и Каргаполов прислушался.

- Тяжкое время пришло, за всем надо стоять в очередях, - вздохнула пожилая женщина рядом с Галкой.

- Не говори, подружка. Трудные дни наступают, - раздумчиво проговорила Галка. - А этот супостат все прет и прет. Уж Минск наши оставили. А другие города…

Слушая разговор баб о соли и сахаре, уловив вздохи толстой торговки о каком-то Минске, что находится где-то там, на краю страны, уставший от мучительных раздумий об уплывшем от него богатстве, да просто в силу своего мухоморного характера, Ефрем произнес те необдуманные слова, о которых многие годы будет жалеть:

- «Минск, Минск», раскудахтались! Что вы, куриные мозги, понимаете? Скоро и Москву сдадут. Силища-то какая прет. Еще поживете под германцем. Будет вам, дурам, тогда соль и сахар. И танцевать будете под Штрауха, да и немцев подхваливать!

Говорухина растерянно взглянула на покупателя. Замолчали окружающие ее женщины. Недолгая тишина прервалась Галкиным криком:

- Да как ты смеешь, гад! Фашист! Гитлер! Там наши ребята головы кладут, а ты тут насмехаешься, ряженку, отъевшаяся харя, пьешь! Вон - морда шире банного окошка!

Сырое полотенце, которым торговка вытирала руки и отпотевшие посудины, резко хлопнуло Каргаполова по лицу, кто-то ударил его в скулу, цепкая бабья рука ухватила за седую бороду и стала больно трепать ее. Он увидел налившееся кровью лицо Говорухиной, ее полные кулаки маячили около его глаз. Пару раз он ощутил жгучие удары.

- Бейте, бабы, этого паникера! - кричала Галка - Што за разговоры про страуса и его музыку?!.

Ефрем отмахивался от наседавших женщин палкой. Снова увидев разъяренное, изуродованное злобной гримасой лицо Говорухиной, он ткнул в него своей тростью.

- Ах гад! - заорала та от боли. - А ну, подружки, проучим этого диверсанта!

Кто-то опрокинул на него горшок с молоком. Озверев от боли, а еще более от унижения, Ефрем, ослепший от белой густой жидкости, не знал, как освободиться из клубка окруживших его тел. И вдруг лес рук, бивших его, таскавших за бороду, исчез. Все метнулись на свои места при повелительном окрике:

- Разойдись! Прошу не нарушать порядок!

Перед Говорухиной с заплывшим от кровавого фонаря глазом и всклокоченным, облитым молоком мужиком стоял, как грозный судия, участковый, младший лейтенант милиции, гроза базарных хулиганов и скандалистов Константин Трофимович Селивестров. На подопечной ему территории, куда входил и колхозный рынок, он знал почти всех.

- Так, значит, это ты опять, Говорухина, - грозно сказал он. - Сколько можно тебя, Галина, предупреждать? Ну а вы, - страж порядка обернулся к Ефрему, - а, да это гражданин Каргаполов! Стыдно, стыдно… Такой почтенный товарищ - и нарушаете. И в какое время, - Селивестров покачал головой. - Вас, Говору хина и Каргаполов, прошу пройти со мной. А вот вы и вы, - милиционер ткнул пальцем в трех покупательниц, видевших всю сцену драки, - будете свидетелями. Давайте за мной!

Вскоре все сидели в тесной каморке директора рынка. Селивестров, старательно поплевывая на стержень химического карандаша, писал протокол о драке и нарушении порядка. Напрасно Говорухина пыталась объяснить, из-за чего возник скандал. Уловив в ее словах какое-то обвинение второго задержанного в сомнениях в нашей победе, Константин Трофимович сразу почувствовал опасность. Он много лет прослужил в органах, знал жестокие порядки, укоренившиеся там в последние годы, и не хотел, чтобы по его вине возникло политическое дело.

- Вот что, Галина, я тебя много лет знаю, - сказал Селивестров. - Помню, когда ты по улице босоногая бегала. Твой характер давно изучил. Постоянно задираешься, сама лезешь на скандал. Заплатишь штраф - может, поумнеешь.

Выложить денежки на штраф пришлось и Ефрему. Пораскинув умом, он понял, что это лучший выход. Если разобраться, то из-за своей обиды на единоверцев из Трех Ключей, из-за взрывчатого характера он мог угодить в большую беду. Хорошо, что этот старый служака, не вдаваясь в подробности, все свел к обычной базарной драке.

- Свалил старый черт все на меня, - зло проговорила Говорухина, выходя из комнатушки. - Это что ж получается: всякий фашист в открытую может болтать, что угодно, а ты слушай да помалкивай? Нет, оба эти сыча у меня получат. Не на ту напали! Я-то уж не буду плясать под немца!

В тот же вечер, вырвав из ученической в косую линейку тетради лист, Галка написала жалобу на участкового Селивестрова, который, не разобравшись, оштрафовал ее за то, что она призвала к порядку паникера, сеявшего сомнения в победе советского народа. Женщина перечитала письмо, посетовала на свои крупные каракули (она так и не научилась писать красиво), махнула рукой:

- Кому надо - прочитают…

Утром, до своего обычного похода на рынок, она забежала в милицию и отдала письмо дежурному:

- Только передайте самому начальнику. А то этот Селивестров увильнется, как уж. Я его давно знаю.

…Полковник Орлов, получивший от Владивостокского начальства нагоняй за свой рапорт, в котором он просил отправить его в действующую армию, уныло перебирал на своем столе свежую почту. «У нас тут тоже фронт, - вспомнил он слова своего прямого начальника. - Утройте бдительность. Возможны проявления паники, распространения провокационных слухов, да и из-за кордона могут появиться гости. Вот так-то, Орлов, навоеваться успеешь. Ты у себя там порядок держи. Территория у тебя сложная - тайга. Не так уж давняя история в районе Медянок и Комаровки многому нас учит. Куда подевались остатки банды Сереброва? А время - самое такое для их активизации. На Забайкальском участке границы японцы снова используют белогвардейское охвостье. А у тебя староверских хуторов в дебрях как блох на дворовой собаке. Смотри, Орлов!». Отодвинув от себя бумаги, подполковник достал из ящика стола карту северной части огромного района. На ней он, по донесению авиаторов и других возможных источников, отмечал старообрядческие селения. В центре листа, залитого зеленым цветом, находились Три Ключа. Ни в одном хуторе не было сельсовета, ни другого какого органа, с помощью которого можно контролировать население, туда не проходили дороги, оттуда годами не имелось никаких вестей. Но ведь там живут люди, кто они, чем дышат? Хорошо, если они заодно со всем народом. Это была какая-то совсем другая страна, неведомая, таинственная, отдающая глубочайшей древностью. С кем она будет в страшном противостоянии, что развернулось в европейской части Советского Союза?

Орлов сложил по сгибам карту и вернулся к текущим бумагам. Ага, милицейская суточная сводка происшествий. Посмотрим, чем там занимается наша уголовка. Полковник когда-то в молодости сам начинал свое служение в рядах Рабоче-Крестьянской Красной милиции и до сих пор сохранил уважение к ее не легкому, изматывающему бытовухой, но такому нужному труду. Так-так, в окрестностях Черемуховой пади бродит старый тигр, похоже, людоед. Жители села просят отстрелить хищника. В Ермолаевке ограблен сельповский магазин. Неужели сформировалась банда - в одиночку подобной кражи не совершишь: вывезено двадцать мешков муки, десять сахара, пять ящиков хозяйственного мыла, четыре бочки керосина. Надо будет помочь ребятам из милиции. А это что? Драка на районном колхозном рынке. Граждане Говорухина и Каргаполов, поскандалив, нанесли друг другу легкие телесные повреждения. В скандал втянуто много окружающих лиц. Виновные оштрафованы и предупреждены участковым Селивестровым. Зачем такую чепуху заносят в сводку? Время настоящих драк, с увечьем, смертоубийством, когда окраинная Заканава дружно выходила на городских, давно прошло. А тут баба и мужик подрались в торговом павильоне. Небось, не сошлись в ценах. В общем, ерунда.

Однако что это вдруг заставило его, начальника отдела госбезопасности огромного района, снова и снова обращаться мысленно к обыденному факту? Полковник задумался, и, как всегда бывает в такие напряженные минуты, память высветила фамилию - Каргаполов. Не тот ли это обладатель большого дома на окраине, о котором дважды в агентурных сводках сообщалось, что хозяин двора время от времени принимает у себя людей из тайги? Да-да, это он! Нужно все тщательно проверить. Орлов поднял телефонную трубку и попросил соединить с начальником милиции.

- Слушаю, Реутов.

- Привет стражам порядка, - бодро сказал Орлов. - Слушай, что это за драку ты учинил на колхозном рынке? И даже сообщаешь о своей победе высокому начальству.

На другом конце провода шутку оценили, поняли, что их бумагу внимательно прочитали. Майор Реутов хохотнул.

- Не зря, нет, не зря занес я это побоище в сводку. Тут такое дело. Сегодня я получил письмо от этой самой Галины Говорухиной. Весьма любопытное. Разреши зайти?

- Давай, жду.

Здание милиции находилось рядом, и через три минуты Реутов уже стоял перед Орловым.

- Прибыл по вашему…

- Садись, садись, дорогой. Давай без чинов. Что у тебя за грамота?

Взяв из рук майора сложенный вчетверо листок из школьной тетради, Орлов углубился в аршинные каракули Галки.

- Ну, статья 58-10 у нас уже в руках. Этого Каргаполова, паникера и распространителя слухов, мы берем на себя, - твердо проговорил полковник.

- Рад помочь, - ответил Реутов. Он, прочитав письмо, сразу понял, что тут без госбезопасности не обойдется.

Пять дней следили за домом и двором с бордовыми воротами. Осторожно опросили всех соседей. Да, временами к Каргаполову приходили или приезжали какие-то люди, кто именно - неизвестно, порой из двора выводят несколько лошадей, тяжело навьюченных. Сам хозяин ни с кем близкого знакомства не водит. Жена его, Евдокия, - женщина добрая, никогда никому не откажет, если в доме неожиданно обнаружится недостаток соли, муки или какой крупы.

Боясь обнаружить себя, решили на шестой день брать хозяина. Блокировав все возможные подступы к дому, четыре человека, следуя за соседкой, которая должна была позвать Евдокию и попросить у нее стакан сахара, тихо с помощью ломика открыли калитку и встали перед тяжелыми дверями дома. Услышав женский голос, ничего не подозревающая жена Ефрема отбросила со скоб несколько запоров. Группа, отшвырнув в сторону Евдокию, ворвалась в дом. Старший грозно крикнул:

- Гражданин Каргаполов, вы арестованы. Вот ордер прокурора. Извольте ознакомиться.

Ефрем, находясь не в себе со времени происшедшего на рынке, вяло опустился на дубовую скамейку и погрузился в невеселые мысли. Напрасно ахала перепуганная жена, пытаясь смягчить служителей закона. Каргаполов безучастно смотрел, как военные заглядывали за каждую икону, ощупывали перины и подушки, простукивали стены дома. Когда молодой парень вылез из подпола и поставил перед старшим небольшой чугунок, откопанный им в погребе, а лейтенант сорвал с посудины тряпку и высыпал на стол кучу золотых монет, только тогда Ефрем выдавил из себя:

- Пропади все пропадом! Вот и пришла Божья кара.

И после этого он не промолвил ни одного слова. Молча взял мешок, который Евдокия наскоро собрала ему из кухонных припасов, не говоря ни слова, вышел из дома и сел в черную машину, между двумя конвоирами. В тюрьме он уже никак не реагировал на все обыски и процедуры. Опомнился Ефрем только в камере, где находилось человек тридцать.

- А вот и пятьдесят восьмая объявилась, - шутовски приветствовал его мужик с лисьей мордой. Каргаполов не понимал, что такое «пятьдесят восьмая». Зато в камере уже знали, за что арестован новый узник.

- Добро пожаловать, враг народа, к друзьям народа, - с ехидцей обратился к нему некто с постным выражением лица. - Да он, никак, принес гостинцы. Ленечка, посмотри, что там.

Молодой парень подошел к Ефрему и вырвал из его рук мешок. Скоро вся эта свора уже жрала сало, коржики и остатки морковного пирога, что успела впопыхах положить ему в дорогу Евдокия.

- Почему, гад, в сале мало чесноку? - подступил к новоприбывшему другой арестант. - Ты что, нас не уважаешь?

Мужик толкнул Ефрема на нары.

- Да тебе, дядя, сапоги жмут. Давай меняться.

Парень проворно стянул с Каргаполова добротные, хорошо подкованные сапоги, а вместо них бросил ему свои изодранные опорки. Невыспавшегося, избитого и обобранного Ефрема утром привезли на допрос. Зайдя в кабинет и увидев за столом молодого человека в форме лейтенанта, Каргаполов вежливо откашлялся и хрипло выдавил:

- Здравствуйте!

Лейтенант внимательно посмотрел на вошедшего белесыми глазами.

- Коли так, здорово, сволочь! Что это за чучело ко мне привели, что за оборванца? Еще вшей тут натрясешь.

Ефрем был окончательно подавлен таким приемом. И решил молчать.

- Значит, фашист, колоться не будешь? - спросил следователь. - Тогда пеняй на себя.

Каргаполов не знал, что мало кто из арестованных не раскрывался на допросах у этого белесоглазого крепыша.

- Иди и до завтра подумай, - сказал он с усмешкой. - Там у тебя компания подходящая.

Прежде чем вызвать конвой, Лобов подошел к безучастному Каргаполову и неожиданно ударил его кулаком в бок живота. Мужик скрючился и чуть не упал на пол.

- Заберите арестованного. Ему внезапно стало плохо, - сказал следователь вошедшему красноармейцу с винтовкой. - В ту же камеру, что и вчера.

Новая ночь в неволе - еще большая мука для Ефрема. Опять его терзала уголовная шпана, опять он получал тычки и зуботычины от взрослых сокамерников. Второй день он ничего не ел и не надеялся, что у него хватит сил пойти на новый допрос.

Когда окончательно измученный Каргаполов на другое утро был доставлен к Лобову, неожиданно он увидел в кабинете толстущую торговку с базара.

- Узнаете? - спросил следователь. - Галина Поликарповна, повторите перед этим забывчивым гражданином все, что вы рас сказали мне.

- Мне таиться незачем, - громко сказала Галка, - этот тип радовался, что Красная Армия сдала Минск и другие города, и говорил, что скоро все мы будем под германцем. У, вражина с поганым языком! Мало тебе досталось от нас, честных баб.

Ефрем, до этого отрицавший все, растерялся, но решил не сдаваться:

- Сдурела, баба? Накинулась на меня, потому как сказал, что у тебя ряженка прокисшая, и подружек науськала…

- Ах ты вражина! Бабы не собаки, чтоб их науськивать. Не за ряженку - за поганый язык лупили тебя всем миром. Да я сейчас тебе так дам по сусалам, - раскрасневшаяся от гнева Галка замахнулась на арестанта пухлым кулаком.

Каргаполов едва успел отскочить в сторону, ища защиты, посмотрел на следователя. Но тот стоял к нему спиной, что-то внимательно рассматривая в окно. Казенная обстановка кабинета заставила Говорухину унять гнев.

- Товарищ следователь, чистую правду говорю. Болтал этот тип невесть что, радовался фашистским успехам. Все бабы, что рядом со мной торгуют, подтвердят. И пусть скажет, под какого страуса мы танцевать при немце будем, - успокоившись немного, проговорила Галка.

- Все ясно. Спасибо, Галина Поликарповна, оформлять очную ставку не будем, вы свободны, давайте подпишу пропуск. Лобов протянул руку за маленьким листочком, лежащим на столе. Дождавшись, когда за женщиной закроется дверь, уперся матовым взглядом в лицо Ефрема: - Ну как, колоться будешь или весь рынок сюда вызывать? Смотри, отягощаешь

кару, - и, видя, что мужик упорствует, зло бросил: - Ничего, не таких раскалывали. Иди. В камере тебя веселая компания дожидается. Будешь завтра опять в молчанку играть - пеняй на себя. - Лобов многозначительно сжал кулаки, внимательно рассматривая их, словно впервые видел.

У Ефрема еще сильнее заныла болевшая с первого допроса печень. Лейтенант усмехнулся и вызвал конвойного.


ГЛАВА XXVII

ОПЕРАЦИЯ «СТАРОВЕР»

На очередной допрос мужик еле-еле тащился. Уже ничего хорошего от белоглазого следователя он не ждал. «Все, покатилась жизнь в пропасть, - думалось ему, - видать, живым отсюда не выберусь». К своему удивлению, Ефрем увидел в кабинете за столом не коренастого крепыша с мутным взглядом, а пожилого, хмуроватого мужчину, который спокойно глянул на вошедшего.

- Проходите, Каргаполов, садитесь, - не повышая голоса, сказал тот и представился: - моя фамилия Николаев. С сегодняшнего дня ваше дело веду я. - Капитан окинул наметанным взглядом измученного, в растерзанной одежде арестанта, отметил синяки и следы крови на его лице: - М-да… Вижу, сокамерники хорошо поработали над вами. Тюрьма у нас старая, еще с царских времен. Одна на весь север края. Вот и собирается здесь вся шпана и воровская сволочь. Трудно, но я постараюсь вас перевести в более спокойное место.

Мужик не верил своим ушам. Он приготовился к ругани, может быть, побоям, а услышал спокойную человеческую речь и даже обещание избавить его от мук общения с уголовниками. А следователь между тем продолжал:

- Ваше отрицание того, что произошло на рынке, не имеет никакого смысла. Вот несколько свидетельских показаний. - Николаев приподнял со стола стопу листков. - Нам же предстоит выяснить, насколько сказанное вами в присутствии стольких людей отражает ваши подлинные взгляды, кто вы - советский человек или враг нашего общества?

Каргаполов молчал. Следователь не торопил его. Он даже придвинул к арестованному пачку «Беломора»:

Под воздействием такой резкой перемены в обращении с ним, арестованный решился заговорить.

- Никакой я не враг. Просто бес попутал. Свой поганый язык вырвать готов. Обозлился на баб - раскудахтались, как куры, вот и сболтнул, чего не следовало. Прощения просим.

- Допустим, так и есть. Но тут кое-какие вопросы возникают. Откуда у вас золото, обнаруженное при обыске?

«Вот-вот, начинается, плакали мои денежки, - горько поду мал Ефрем. - Эх, да чего там! Тут бы голову уберечь», - и ответил, боясь рассердить этого вежливого капитана:

- Часть от родителей, часть наторговал при НЭПе. Каюсь, припрятал на черный день.

- А не от таежных ли гостей? Нам известно, у вас постоянно бывают хуторские староверы. Что у вас за дела с ними?

- От них дождешься! - злость вскипела в Ефреме, всколыхнулась прежняя обида, и, потеряв всякую осторожность, мужик решил не щадить единоверцев, столько лет обманывавших, обиравших, как считал он, его. «Мне все одно теперь пропадать, а они там жировать будут», - мстительно думал арестант. - Пишите! Ничего не утаю. В Трех Ключах давно золото моют. Где прячут - не знаю, но схороны там от богатства ломятся. А все сокровища им привалили через карту, полученную от японцев через Григория Устюгова. Его привезли из Медянок. Я ненароком слышал, как об этом рассуждали приходившие ко мне мужики. Этот геолог и еще один китаец и сейчас рядом с хутором на выселках живут.

Начав говорить, Ефрем уже не жалел единоверцев. Следователь внимательно слушал, быстро записывал неожиданные показания арестованного по такому простому делу, как распространение вредных слухов. Николаев только изредка направлял речь мужика наводящими вопросами. Много чего содержал протокол допроса - и неопровержимых фактов, и предположений и догадок, и просто домыслов сломленного арестом и унижениями, отравленного ядом обиды мужика. А он старательно перечислял всех, кто приходил к нему из тайги, вспоминал даты посещений, называл их цель.

Сразу всплыл в памяти Лаврентий, заправлявший всеми денежными делами и снабжением хутора. Ефрем раскрыл всех поставщиков, через которых доставалась мука, крупы, соль, мыло, ткани, порох. Это, как правило, были заведующие базами, директора магазинов. Они отпускали нужное староверам через черный ход.

- Кто такой сам Лаврентий?

- В гражданскую воевал на стороне белых, потом долго жил в Китае, лет десять, как пришел на хутор из-за кордона.

- Кто верховодит в Трех Ключах?

- Старец Архип, человек преклонных лет и больной. Делами же там занимается его родственник Назарий. По всему видать, бывший царский офицер, также объявившийся из Маньчжурии. Три или два года назад к нему пришла жена - китаянка. Обычно караван ведут и передают друг другу проводники - охотник с Земляничной заимки Зиновий, рыбак и еще один промысловик. Они же - дозорные староверов и вовремя сообщают в хутор обо всех незнакомых людях в его близи.

- Бывал ли сам Каргаполов на хуторе?

- Да, бывал несколько раз.

- Хорошо ли помнит дорогу?

- Не так уж хорошо, но на лошадях верхами можно проехать.

- Есть ли связь с другими поселениями в тайге, в частности, с Комаровкой и Медянками?

- Эти хутора, по слухам, брошены староверами из-за какой-то обосновавшейся там банды. Но, говорят, несколько лет назад из Медянок приходил китаец. Он долго лечился в Трех Ключах. С другими, не очень дальними селениями, сообщение поддерживается.

- На сегодня достаточно, - сказал следователь, пододвинув уставшему от долгих допросов Ефрему протокол, - подпишите и идите отдыхать.

Впервые за последние дни Каргаполов смог спокойно отдохнуть. В небольшой камере кроме него находился только один арестованный - тихий, робкий человек в очках.

- По какой статье, товарищ? - спросил он Ефрема.

- Чего? - не понял мужик.

- За что попали сюда?

- А! За дурь собственную и язык свой разнузданный, - вздохнул Ефрем и растянулся на койке.

Спал он спокойно. Только однажды проснулся, словно в сердце что-то кольнуло. Огромность беды, которой он способствовал и которая, несомненно, навалится на Три Ключа, затуманила на миг его сознание. Выговорившись у следователя, он уже не чувствовал прежней злости. Ему даже стало жаль единоверцев, к чьему постоянному присутствию в своем доме он привык. Но он прогнал это минутное чувство, твердя про себя, что его обокрали…

- Что, Николаев, за проблемы? - Орлов приветствовал вопросом и своим любимым словечком вошедшего в кабинет капитана.

- Проблем тут, Николай Иванович, вагон и маленькая тележка, - следователь протянул начальнику папку с допросом арестованного Каргаполова.

- Ну-ка, ну-ка, почитаем, - полковник раскрыл папку и погрузился в текст. По мере того, как он перелистывал страницы, выражение его лица становилось все серьезнее. - Что ж, профессионально, очень профессионально, Александр Петрович. - Почему же Лобов докладывал, что дело примитивное? Есть тут над чем подумать, и без доклада начальству не обойтись. А Лобов, кстати, переводится на оперативную работу.

С этого дня местный отдел НКВД словно превратился в штаб сложнейшей армейской операции. Ефрем уже потерял счет своим встречам со следователями. Те дотошно допытывались до любой мелочи, уточняли даты и фамилии, подробно расспрашивали об уже известных и вновь открывающихся фактах. Усталый Каргаполов не хотел злить начальников, от которых зависела его судьба, и старательно отвечал на вопросы.

В доме Ефрема устроили засаду, но пока никто туда не приходил. Выписав из протокола допроса фамилии всех поставщиков староверческого хутора, через финансовые органы начали проводить ревизии на снабженческих базах и в магазинах. Улов ожидался крупный.

После очередного доклада Орлова в Хабаровск сообщили, что в район направляется группа краевых работников для координации действий.

- Да, жители Трех Ключей прогремели на весь край, послав на службу добровольцами свою молодежь и сдав в фонд обороны много золота. Но нельзя исключить и того, что это всего лишь уловка, чтобы отвлечь внимание органов от другой деятельности таежных староверов. Первый вопрос: откуда столько драгоценного металла и сколько спрятано его в Трех Ключах? Налицо незаконная добыча золота. А потом - разговоры о какой-то японской карте. Это следует проверить самым тщательным образом. Как показывает арестованный Каргаполов, среди жителей хутора занимают лидирующее положение бывшие белогвардейцы, а также бывают иностранцы, перебравшиеся через границу.

Полковник долго перечислял аргументы в пользу того, что в такое тревожное время, когда идет война и когда возможно выступление Квантунской армии, оставлять за спиной это антисоветское гнездо нельзя. Надо привлечь в помощь чекистам отряд из резерва НКВД с опытными следопытами, чтоб упредить возможного противника.

Орлов потер ладонью начавшую лысеть голову. Начальство хотя и отметило оперативность отдела и быструю разработку мер по оздоровлению обстановки в таежных поселках, все же попеняло на то, что поздновато занялись вопросами, которые давно назрели. «Вот тебе и проблема, - про себя усмехнулся Орлов, - хлопот теперь не оберешься. Будем готовить Каргапо лова в качестве проводника».


…Обложив хутор кругом и оставив заслоны со стороны огородов, чтобы ни один человек не скрылся, отряд вошел в Три Ключа сразу с обеих сторон улицы. Сопротивления, которое не исключал кое-кто из начальства, не последовало. Все закры лись по домам. Только дворовые собаки заходились в необычно свирепом лае. Для Лобова, возглавлявшего операцию, которой в управлении присвоили название «Старовер», неприятные неожиданности начались сразу - с избы старца. Там вооруженных пришельцев встретили лежащий на столе труп Архипа, накануне окончившего земное служение Богу и людям, огоньки поминальных свечей, монотонное чтение молитв по покойнику, всхлипы и слезы по дорогой утрате. Главный хранитель староверских секретов замолк навсегда и унес в могилу немало тайн, весьма интересовавших людей в военной форме из большого и грешного мира. Лобову, обычно несдержанному, несмотря на охватившую его досаду, хватило ума промолчать в доме умершего. Зато он не стеснялся в других хатах.

- Где Назарий? Куда подевался Лаврентий? Где баба из Китая? - кричал разгневанный неудачей лейтенант. - Ничего, бар сучьи рыла, вы у меня расколетесь! Привыкли в тайге, как шкодливые кошки, отсиживаться!

Испуганные мужики и бабы смиренно отвечали сердитому начальнику, что Назарий и его жена из Китая уже давно покинули хутор, что Лаврентий, как говорили, ушел в город и с тех пор его никто не видел. Когда военный спрашивал о какой-то карте, народ делал изумленные глаза и божился, что никогда о такой не слышал.

- Где ваш золотой рудник? - кричал начальник. Люди только разводили руками.

Понимая, что предпринятая операция, сулившая возможность отличиться, ожидаемого успеха не дает, Лобов приказал обыскать все дома и дворы. Искали золото, оружие, отобрали все бумаги и старопечатные божественные книги, которые могли содержать антисоветскую пропаганду. Старинных фолиантов насобирали целую гору, нашли несколько охотничьих ружей и ножей, а вот драгоценного металла в рассыпном виде или в самородках и следа не обнаружили.

- Не может такого быть! Ищите. Золота тут должно быть много! - кричал на подчиненных начальник экспедиции.

В особо затруднительных случаях, когда хозяева домов отказывались говорить, лейтенант подзывал Каргополова, и тот помогал ему разоблачать молчунов. «У, Иуда, погоди, накажет тебя Господь за грехи твои смертные», - ворчали тихо старухи. Мужики же только презрительно глядели на отступника. Ведь столько лет они его кормили!

- Каргаполов, где тут могут быть тайники? - спросил Лобов арестанта. Тот, еще больше озлобленный отношением к нему хуторян, охотно перечислял:

- В подполе, ниже картофана, в сусеках под зерном, на скотных дворах, по чердакам, внутри тыкв…

- Что, внутри тыкв?! Ну и мудрецы! Вот они, оказывается, где золотишко прячут Я бы и не догадался! - Он рассмеялся и приказал во всех домах срочно изрубить огромные огородные шары.

Всюду валялись желтые тыквенные куски и семечки. Но только один раз раздался крик солдата: «Есть!». Однако находка оказалась корнем женьшеня, заложенным в бахчевой плод на хранение. Солдаты, повыбрасывав картошку и другие овощи из погребов, перекапывали в них землю, поднимали половицы, обшарили лари с зерном, мукой и крупами. Выгнав на улицу скотину, железными штырями обследовали места под соломенной подстилкой и навозом. Облазали чердаки. Золота не было!

- Так куда же оно делось? - Лобов, потеряв уже всякое терпение, со злобой в упор смотрел на Каргаполова. Тот даже забоялся, что Лобов опять его ударит.

Наконец, желая угодить начальству, Ефрем прохрипел:

- Не иначе как в тайге схоронено. Всем тут заправлял Лаврентий. Вот если б его заловить, уж он-то бы показал, под каким кедрачом золотишко спрятано.

Нескольких хозяев домов в хуторе не оказалось. На вопрос, где они, следовал однотипный ответ: в тайге на промысле.

- Каргаполов, где может скрываться Лаврентий? - вопрошал Лобов у раскаявшегося в душе за свое предательство мужика. Тот, ожидая худшего: печенка опять разболелась, - пожал плечами:

- Тайга велика, а он в ней что волк вольный.

Лейтенант еще больше наливался злостью. Убедившись, что Назария и китаянки действительно в Трех Ключах нет, начальник отряда не терял надежды взять главного снабженца и разведчика хутора. «Тот еще, вражина, белогвардеец, бандит, - думал он, - нельзя, чтобы он свободно разгуливал по нашей земле. Ничего, голубчик, перехватим тебя на границе». В том, что Лаврентий попытается уйти за кордон, Лобов не сомневался.

Однако осуществиться планам честолюбивого служаки было не суждено. Никто из староверов Лаврентия больше не видел, не объявился он и в Китае. Но охотники из хутора Кабаний, возвращаясь в конце зимы с промысла, в глухой пади обнаружили объеденный зверями труп, человека невозможно было уже опознать. Невдалеке от него лежала туша медведя-шатуна с длинным ножом в горле.

- Что-то нож знаком, - проговорил один мужик, рассматривая костяную ручку кинжала. - Вроде как у Лаврентия его видел. Неужто это он сложил здесь свою буйную голову? Лихой был человек, царство ему небесное.

В конце операции чекистам все же повезло. К Лобову привели Григория Устюгова и китайца Цзоу. Поняв, что это те самые люди из лагеря вблизи Медянок, о которых на допросах рассказал Каргаполов, старлей мысленно поздравил себя с удачей и, обращаясь к геологу, спросил:

- Где карта? Сам знаешь, какая. Нам все известно.

- Карта месторождения «Измайловское» передана нашей старообрядческой общиной геологам из местного управления Боровикову и Герасименко в июле, чтоб помочь в их работе.

О других материалах, полученных от японцев, Устюгов сказал, что они по приказу старца Архипа давно сожжены. ведь уже сколько лет прошло.

- Вы что, дураки!? Уничтожить такую ценную информацию о японцах! - закричал начальник.

- Старец решил, что держать ее в хуторе опасно, - спокойно объяснил Григорий.

- Вы за это ответите! - бушевал Лобов. - За одно это вас рас стрелять надо!

В избу забежал сержант.

- Товарищ старший лейтенант, на подходе к хутору задержан подозрительный. Вот его документы.

Лобов развернул ветхие бумажки. Из удостоверения 1919 го да следовало, что гражданин Калитин, он же старец Варнава, при надлежит жеребячьему племени, однако, будучи за мир на земле, отпускается на все четыре стороны.

- Черт знает что! - сказал лейтенант и приказал бойцам: - Этого увести, - мотнул головой в сторону Устюгова. - А того, из жеребцового сословия, - сюда!

Через минуту перед командиром стоял худощавый старик в зипуне и валенках, с узкой рыжей бородой, сильно затуманенной сединой. Он охотно рассказывал: пришел в Три Ключа со словом Божьим к братьям-староверам, живет подаяниями ради имени Христова, решил помолиться за упокой души раба Господнего - дружка своего Архипа. При вопросах же о других староверческих хуторах старец невозмутимо отмалчивался, ссылаясь на незнание.

- Ты у меня, разносчик суеверий, как начнем кости ломать - сразу расколешься, не первый ты и не последний, - пообещал Лобов, не случайно прозванный колуном.

Пять дней хозяйничали в хуторе незваные гости, внеся в его жизнь небывалые доселе сумятицу, обыски и угрозы расстрела. Пять дней Григорий, всего неделю назад справивший свадьбу с лечившей его когда-то помощницей Варвары Надеждой, китаец Цзоу, Варнава и пятнадцать мужиков, нужных для следствия по делу о староверском золоте, какой-то таинственной карте и вообще о старообрядческой антисоветской организации, сидели под охраной в моленной. Накормить их Лобов разрешил лишь несколько раз, авось заговорщики поумнеют. Круглые сутки перед хозяйством горбатого Серафима, который, к счастью, ушел накануне напасти к знакомому ремесленнику за нательными крестиками, стояли бабы и дети с узелками и корчажками в руках. Они ревели, умоляя стражников передать пищу арестованным и протопить холодное помещение. Но их отгоняли. Пару раз пришлось, оттесняя от дома толпу, выстрелить в воздух. Перед уходом отряд чуть ли не по бревнышкам раскатал избу уже похороненного Архипа. Но опять неудача: ни золота, ни карты. А сидельцы в моленной, прося Бога о спасении, спрашивали Варнаву, за что кара такая от властей. Тот смиренно отвечал:

- Это как слуги антихристовы решат. На моей памяти наших единоверцев арестовывали и казнили и за укрытие хлеба от продразверстки, и за какой-то тракцизм, и за невступление в колхозы. Последнее время, правда, все больше сажают за агитацию, то есть злословие, против властей. Что сейчас придумают, Бог весть. Но был бы старовер, а статья найдется.

Сначала отправили в город арестованных, а следом за ними всех ребят, чей возраст подходил для службы в армии.

Красноармейцы и согнанные жители спешно расчистили от снега луг, где когда-то сделал вынужденную посадку самолет Юрки Панарина, и на примитивную площадку приземлился аэроплан, доставивший какого-то большого чина и неприметного человека со странным названием «финагент». Начальник провел в опустевшей избе Назария собрание, объяснил, что безвластия на хуторе теперь быть не может, что отныне их селение входит в состав ближайшего (за сто верст) Красноимского сельсовета, и до того, как состоятся предусмотренные Конституцией выборы, распоряжаться всем будет какой-то уполномоченный. А финагент за день успел обежать все дома, составил быстро непонятные списки, описал все имущество, и вскоре хозяева дворов узнали, что они теперь не просто жители Трех Ключей, а единоличники, которые должны платить в казну все причитающиеся с этой категории населения налоги.

Уполномоченным оказался старший сержант сверхсрочной службы Федор Бабкин, черный, как жук, с не по годам морщинистым лицом. С двумя бойцами он поселился в доме, где когда-то жил Назарий. Опасаясь за свою жизнь, новоселы ходили по хутору всегда втроем и с оружием, и только в светлое время; на ночь закрывали изнутри сколоченными из досок щитами окна, придвигали стол к дверям, по очереди дежурили во избежание нападения.

С глухой тоской встретил осиротевший хутор первую воен ную зиму, снежную, с сильными морозами. Из хутора никто не выезжал, он оказался полностью отрезан от Большой земли. Женщины ходили грустными, заплаканными. Все ждали весточки от сыновей с фронта, да надежда на возвращение кого-то из мужей из тюрьмы робко тлела в их сердцах. Тянулись долгие декабрьские ночи. Свечей не зажигали: экономили к Рождеству и Крещению. И вдруг неожиданно в хутор приехали двое верховых. Увидев у колодца толпу баб, они приблизились к ним и представились солдаткам как военные почтальоны. Открыв большую кожаную сумку, один из них стал зачитывать длинный список фамилий и пофамильно под роспись выдавать конверты со штемпелем военной почты.

- Наконец-то и наши весточку подали! - Все крестились, радостно подбадривая друг друга: - Бог послал нам этих почтальонов, значит, живы, живы!

По фамилиям назвали только шестерых, но радовались все, каждому было интересно, что ребята пишут, как им воюется. Получившие письма тут же вскрывали конверты со слезами радости. А там красненькая бумажка…

- Что это? А где же письмо?! Варвара, Варвара, прочти, одна ты у нас грамотная, - совали ей все женщины свои бумажки.

Военные же, исполнив свои дела, быстро развернули лошадей и уехали. Лекарка прочла одну, молча опустив голову, отошла в сторону и, сделав еще несколько шагов, упала в снег, обливаясь слезами. Женщина к ней, а та слова сказать не может.

- Что с тобой, Варварушка, что же там написано, расскажи.

Лекарка протянула руки, бабы дружно подхватили ее под руки, отряхивая от снега, но она все еще молчала.

- Ну что, мои родненькие, наша доля такая, и Бог повелел все перенести. Это же, бабоньки, похоронки военные привезли. Женщины побросали ведра и тоже с громкими рыданиями рухнули в снег, суча ногами. Детвора, услышав плач родительниц, бежала к колодцу, крича:

- Что случилось, маманя?

- Гришеньку убили!

- Коленьки больше нет, погиб на фронте!

Больше всех убивалась Степанида Коршунова. Обхватив руками голову, она ходила вокруг колодца, громко причитая:

- Где же вы, мои мальчики, зачем я вас на свет породила? Чтобы в одночасье погибнуть моим двойняшкам?…

Со стонами несчастная мать быстро пошла в сторону леса; женщины с детьми побежали за ней:

- Куда же, куда ты, Степанидушка, ведь мы все вместе, так легче перенести это горе!

Плакали все, сочувственно обнимая тех, кто получил похоронки. Детвора со слезами забирала своих матерей и медленно отводила домой. Хутор погрузился в темноту, только плач и стоны были еще долго слышны в каждом доме.

В конце декабря приехали геологи. Два маленьких трактора с блестящиси шпорами на колесах, сцепленные толстым тросом, тащили длинные сани с маленьким домиком с дымящей трубой, доверху нагруженные каким-то оборудованием, бочками и тросами. Варвара распорядилась, как наказывал покойный Архип, поселить их на два дня в дом Назария. Геологи благодарили староверов за гостеприимство. Лекарша рассказала им о получении сразу шести похоронок. Хутор еще не оправился от постигшего его горя. Бригадир геологов Сергей Степанович Некипелов на следующее утро распорядился выдать каждой пострадавшей семье пять литров керосина и по три банки американской тушенки. Геологи разошлись по домам, выражая женщинам глубокое сочувствие в утрате сыновей, разливали керосин в домашние емкости, раздавали тушенку и по несколько кусков рафинада. Это внимание еще вчера совсем незнакомых людей, под ставивших плечо в беде, внесло оживление в жизнь хуторян.

Перед отъездом Некипелов отозвал в сторону Варвару:

- Когда мы сюда ехали, нас сопровождали стаи волков, как бы они вам скот не порезали. Возьми эту бердану и сумочку с бое припасами. Мне известно, что Лобов вас без оружия оставил. Поручи старикам, пускай хутор оберегают. Откуда только столько волка расплодилось…

Прошло Рождество, заканчивались и святки. Никто уже не собирался послушать Божье писание. Хуторяне горевали о молодых парнях, которые полегли на поле боя, вспоминали о забранных в лагеря мужиках. Часами молились перед иконами на коленях, прося прощения и защиты у бога. Даже синие дымы из труб не вздымались к небушку, а горьким туманом стелились по снегу, медленно плывя в сторону Евдохинского ключа. Однажды детвора гурьбой ввалилась в дом лекарши:

- Тетя Варвара! Вы поглядите, сколько гостей к нам приехало, и среди них фининспектор и два милиционера аж на трех подводах. В доме Назария располагаются. А с ними уполномоченный, тот черный дяденька, все в тулупах, видно, облаву опять делать будут.

Варвара быстро оделась - и в дом к Назарию.

- Ой, сколько вас!

Из толпы вышел уполномоченный Федор Бабкин:

- А вы что обеспокоились, Варвара Павловна? Мы-то не за вами приехали.

- Мы с вами уже знакомы, - представился главный фининспектор, худой, длинный, - Моя фамилия Кравченко. То, что начали в прошлый приезд, будем исполнять. Думаю, вы помните: за хутором неуплата налогов и недоимка за прошлые годы. Мы описали тогда у ваших постояльцев имущество и скот, и есть решение сельсовета пустить ваших бывших овец под нож, а потом и за крупный скот возьмемся. Для этих целей мы прихватили специалистов по забою скота с районной бойни. А это, - показал он на милиционеров, - наша охрана во избежание недоразумений.

- Ох уж вы и времечко выбрали с нашим хутором счеты сводить! - возмутилась Варвара. - Ведь и месяца не прошло, как шесть похоронок на наших ребят привезли, Женщины еще не оправились от этой трагедии, а вы - скот забирать, малых детей голодными оставляете! Мало Лобова - и вы туда же, добивать приехали!

- Передайте наше глубокое соболезнование вашим женщинам, - вздохнул Кравченко, - но это не дает нам права приостановить взыскание недоимок. В районе, к вашему сведению, похоронок больше двухсот. Судьба Москвы решается, на ее защиту брошено все, и что, давайте все плакать? Так что сейчас перекусим и начнем с первого сарая.

Бабкин и Кравченко знали, с кем разговаривать. Через полчаса о предстоящем был оповещен уже весь хутор: Варвара заходила в каждый дом с сообщением, что приехали забивать описанных баранов в счет долгов. К ее удивлению, все семьи без тревоги отнеслись к недоброй вести. Люди заявляли:

- Пусть режут, небось подавятся. Да пусть все заберут, лишь бы сыны да отцы на фронте были живы!

Сняв тулупы, Бабкин с двумя милиционерами прохаж