КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

На пути к высокому хребту (fb2)


Настройки текста:



Владимир Сухинин На пути к Высокому хребту

Ну что за напасть, каждый день!
Приходится решать проблемы.
Они приходят словно тень,
Из необъятной ойкумены.
Из мрачных уголков вражды…
Из зависти, из лютой злобы.
Из темных уголков души
Глядят и давятся в захлёбе.
(Ария героя. Лигирийский императорский театр).

Пролог

Открытый мир. Приграничная станция «Созвездие» 57Т

«Дорогой мой, Штифтан, Ты единственный, кому я могу доверится в создавшихся условиях. Я объясню тебе почему.

Ты предал меня, но потом предал господ из Центрального офиса. Я простил тебя и принял, а они, мой мальчик, тебя не простят. Ты это и сам должен понимать. Надеюсь ты окажешься достаточно осторожным и умным, каким я тебя и считал.

Раз ты сидишь в моем кресле и читаешь это послание, то значит я совершил ошибку и отстранен… Отстранен на время. Тебе предстоит много понять и еще больше сделать. В этом твое спасение и спасение сотрудников всего нашего Управления.

Я начну немного из далека, чтобы тебе была понятна суть моего послания.

Наше Управление АДа было создано с одной единственной целью. Защитить Сектор с магией. Многие бы хотели прибрать его к рукам и тогда вселенной пришел бы конец. Но некоторые влиятельные и очень богатые представители власти АОМ одержимы идеей колонизации этого мира и тянут свои руки к его могуществу. Их не останавливает то, что они могут запустить процессы, способные разрушить привычный нам мир. Их не останавливают возможные миллионы погибших. Для осуществления своих желаний некоторыми людьми из властной верхушки, был создано преступное сообщество – „Синдикат“. Они также пытаются захватить АД в свои руки. Этому противостоим МЫ. Не буду говорить кто. Есть люди, кто понимает, какая опасность таиться в Закрытом секторе. Наши противники приложили большие усилия, чтобы убрать меня с этого места и им это на время удалось. Поэтому за меня остался ты. Сотрудник, чья жизнь неразрывно связана со мной. Я знал, что однажды могу совершить ошибку и она будет стоить мне места и жизни, поэтому готовился. И именно поэтому отправляясь в свой последний рейс, я оставил тебя исполняющим обязанности Начальника управления. Снять тебе они не смогут. Им не позволят наши люди в совете. Но они пришлют тебе куратора, который постарается взять власть в Управлении в свои руки. Им нужен здесь послушный их воле человек. И они попробуют тебя купить. Они будут обещать тебе много. Не верь. Их цель использовать тебя, затем дискредитировать. Они захотят показать твою некомпетентность и предательство. Только так они смогут тебя снять. Я оставил тебе инструкции на все случаи жизни. В подлокотнике моего кресла, там где стерто, находится флешкарта с указание места убежища и кодом доступа. Там ты найдешь аппаратуру связи и инструкции.

Ты читаешь лист бумаги и думаешь, что старый Блюм выжил из ума! Нет. Не пользуйся для хранения этой информации нейросетью. Ее можно про-сканировать, а в твою память заглянуть нельзя. Это простой прием оперативников прошлого. Надеюсь ты понимаешь, почему я принял такие меры предосторожности!

Как только прибудет представитель Центра, отправь по связи сообщение. Кто прибыл и с какими полномочиями. Тебе окажут поддержку. Будь тверд и смел.

Дальше будь готов к тому что они захотят тебя убить. Да, да, мой друг, именно так. Для этого на станцию прибудут специалисты „Чистильщики“. О прибытии их, тебе сообщат заранее. Ты получишь сообщение в убежище. Заходи туда каждый день после работы.

Произведи скрытое задержание прибывших своими сотрудниками. Затем тех кого ты привлечешь к задержанию, „уволишь по собственному желанию“ и отправишь к соседям на торговую станцию Шлозвенга. Там Где появилось Новороссийское княжество. Их там встретят и помогут на время скрыться. Информацию на убытие оправишь по той же схеме.

Верю, сынок, что у тебя все получиться. После прочтения сожми в кулаке этот листок.

До встречи. Блюм Вейс».

Штифтан еще два раза прочитал послание Вейса. Затем скомкал его и сжал в маленький комочек. Лист бумаги в руках Штифтана рассыпался, оставив на коленях серые крошки, похожие на пепел от сигареты. Исполняющий обязанности начальника Управления АДа стряхнул их на пол и надолго задумался. Он не был глупцом и многое из того, что написал ему Вейс он догадывался и сам. Власть и криминал тесно связаны, но доказать это невозможно. Политика. А политики обладают иммунитетом от законного преследования. Там «наверху» действуют свои законы…

Жизнь преподнесла ему еще один сюрприз и единственным шансом выжить, это последовать совету Блюма. Тем более что старик всегда бывал прав. И не так-то легко его «сожрать». Вейс слишком умный и предусмотрительный человек, кроме того за ним стоят люди из власти.

Штифтан потрогал стертую ручку подлокотника кресла, ища то о чем ему написал Вейс и повернув стойку увидел небольшой тайник. Там находился старый коммуникатор, в котором торчала маленькая флешкарта.

«Да! старик действительно о многом позаботился.» – подумал Штифтан. Такие коммуникаторы уже не выпускают. Их использовали до внедрения нейросетей.

– «Ну что ты там мне оставил, старина,» – подумал с мысленной улыбкой благодарности Штифтан. Он принял решение.


Планета Сивилла Снежное княжество

Совет Старших домов начался со скандала. Представитель Дома Опавшего листа, третьего по старшинству среди старших домов потребовал слова.

– Я требую права, высказать мнение своего дома! – Вскочил с началом заседания лер Миру-ил. Сухощавый, непоседливый, с седыми густыми бровями, он был похож на северную сову. Любимым его занятием было устраивать скандалы, используя любой представившийся повод и напомнить о значимости своего дома.

Председатель поморщился, но слово предоставил.

– Вы в своем праве, лер. Говорите.

– Уважаемые старейшины и полномочные представители домов. Сегодня сложилась очень сложная политическая обстановка в княжестве. Вы все знаете, что Малые дома требуют допустить их для принятия государственных решений. Мы на пороге гражданской войны и что мы видим?..

Эльфар обвел взглядом собрание. Все слушали, но каждый был при своих мыслях.

– Мы узнаем, что совет старейшин старших домов, дает разрешение человеку основать свой род в одном из наших домов!

Выступающий помахал в воздухе кулаком. – Вы понимаете к чему это приведет? Это будет открытый раскол. Странна разделится и погрязнет в междоусобице. Я хочу донести до уважаемого Совета мнение Дома Опавшего листа! – Он поднял вверх указательный палец и со значением громко так чтобы его услышали произнес:

– Дом опавшего листа третий по значимости, леры. Прошу помнить что мы внесли существенный вклад в становлении нашего государства.

Выступающий вновь внимательно оглядел лица членов совета. – Наш дом против такого несвоевременного шага.

Закончив, лер Миру-ил сел. Он широко раскрыл круглые глаза и не мигая, стал рассматривать собрание, став еще больше похожим на сову.

– Мы услышали Ваше слово, – произнес председательствующий.

– Кто еще хочет выступить по этому вопросу?

– Дом Зеленой лощины.

Поднялся пожилой и очень высокий эльфар. Широкоплечий богатырь.

– У дома Зеленой лощины тоже есть свое мнение.

– Согласно древним, освященным традициям нашего народа, тот кто спас члена княжеского рода достоин быть принятым в один из домов. Даже несмотря на его происхождение. Мы существуем, пока живы эти традиции. Они как связующий раствор скрепляют наш народ. Они испытаны годами и принесли нам свободу и величие. Стоит поколебать их и тогда нас ничего не будет связывать друг с другом. Придут зеленые поработители и вновь сделают нас рабами. Вы этого хотите?

В зале раздался ропот и выкрики:

– Не бывать такому! Мы не рабы!

– И я о том же, – спокойно и твердо продолжил пожилой эльфар.

– Теперь, что касается вопроса вступления в один из домов, человека. Вы все знаете какие условия он должен выполнить. Найти трех эльфаров, которые подтвердят, что они хотят войти в новый род человека. Вы знаете таких снежных эльфаров?

Пожилой лер улыбнулся и вместе с ним заулыбались все. Все сидящие понимали какое немыслимое требование должен выполнить человек. Разве найдется такой эльфар в трезвом уме и памяти, чтобы отказаться от своего рода, стать по сути отверженным всеми снежными эльфарами и войти в род человека? Тем самым сознательно понизить свой социальный статус, которым так гордились снежные эльфары. Для них как и для лесных эльфаров люди были низшей расой. Мало живущие, продажные и плодящиеся как тараканы. Нет таких глупцов среди них не было.

– И еще, продолжил эльфар. – Вы знаете такой дом, что согласится принять человека к себе?..

В зале раздался приглушенный смех.

– Вот и я не знаю. Поэтому Дом Зеленой лощины считает, что Совет поступил правильно и мудро. Во первых не нарушил наших древних традиций. Во вторых человеку выполнить наши условия невозможно. И малым домам нам есть что сказать по этому поводу.

Эльфар сел.

– Если вопрос с принятием человека в подданные княжества исчерпан, переходим к повестке дня, – повел дальше собрание председатель.


Планете Сивилла. Лигирийская империя. Дворец императора

– Господин военный министр, кратко доложите Нам о ходе подготовки к войне с королевством Вангор.

Император лениво жевал персик и смотрел в потолок. Всем своим видом он выражал скуку. Рядом сидела жена и хмурилась. Она понимала игру мужа и ненавидела его за изворотливый ум и проницательность. Она даже боялась его, несмотря на то что большую часть времени император посвящал своим фавориткам. Но при этом всегда был в курсе всех событий. Вот и сейчас он только делал вид, что ему скучно.

– Ваше Императорское Величество!

Генерал поклонился и раскрыл черную кожаную папку.

– В соседних со столицей провинциях собраны готовые к выступлению войска. Этот 9 легионов. Набраны отряды охотников в количестве десяти тысяч наемников. Построены больше тысячи транспортных судов для перевозки войск по морю к границам степи и Лесного княжества. На границе с лесом под видом защиты территорий от орков расположены 4 легиона постоянной готовности. Для начала боевых действий осталось собрать в необходимом количестве продовольствие и фураж.

План войны следующий…

– Хорошо, генерал, я Вас услышал, – перебил его император. – Надеюсь план хорошо и детально проработан. Иначе…

Он проглотил персик. – Да дорогая? – император посмотрел на жену и та бледно улыбнулась:

– Да Ваше Величество.

Глава 1

Инферно. Нижний слой. Домен Рована

Черная тень пролетела высоко над разрушенным городом, куда вливались беглецы из столицы и пригородов, сделала круг и большой, черный демон спустился на башню, где стоял Алеш.

– Союзник, – пророкотал Курама. – Я оставляю этот домен тебе. Пользуйся. – Затем взмахнул крыльями, подняв старую пыль и взлетев, скрылся высоко в небе.

Алеш ничего не ответил, он проводил взглядом удаляющуюся точку и подозвал вождя сенгуров. – Рован, подойди.

Четверорукий гигант тут же исполнил приказ. – Я здесь Надзирающий. Какие будут приказания?

– Рован, – передаю этот домен тебе. Теперь ты один из князей Инферно. Думай сам как защищать его. И еще… Будь союзником демона, что только что улетел. Вскоре он может стать владыкой всего инферно, а ты его правой рукой. Судьба высоко тебя возносит, будь достоин своего призвания и возрождай сенгуров. Я думаю, что близится война и тебе придется непросто. Чем могу помогу, но надейся на себя. Демонов разбей на десятки, сотни и тысячи. Тысячи объедини в легионы.

Алеш замолчал и задумчиво оглядел город.

«Его надо отстраивать, хватит ли у Рована сил и мудрости? А впрочем какое мне дело до демонов?» – отмахнулся он.

– В пределах домена, – продолжил Прокс расположена база инопланетников. Бывший князь хотел от них избавиться. Это он сделал зря. Их нужно перетянуть на свою сторону, они помогут в войне, потом их надо будет уничтожить. Не давай их кораблям приземляться, пока не получишь их согласие сотрудничать. Пусть повелительницы хаоса сбивают, все что приближается к планете над твоим доменом. Так ты выторгуешь себе хорошие условия. Для начала я тебе помогу организовать их блокаду. Пусть они первыми пойдут на переговоры. Понятно?

Рован кивнул.

– Тогда действуй.

– И в тот же миг краснокожий мутант переродился.

Получив власть, он стал большим и черным. Гораздо больше чем тот, который улетел. Огромные черные крылья взмахнули и ударили по воздуху. По городу прокатился громовой удар, возвещавший о появлении нового владыки домена. Рован взмыл в воздух и показал себя народу. Сразу же все демоны упали на колени.

Сделав круг над городом, Рован приземлился рядом с Алешом.

– Забыл сказать, Рован. – Алеш положил руку гиганту на плечо. – Пусть крысаны живут в подземельях города. Пусть питаются живностью, что там обитает и теми демонами, что стали старые и слабые. Они тебе здорово помогут, как помогли мне.

– Хорошо Надзирающий. Я все сделаю как ты сказал, – пророкотал Рован. – А ты куда пойдешь?

– Пока останусь здесь у тебя в гостях и помогу организовать блокаду пришельцев. Потом удалюсь к себе. Надо помочь Лереи восстановиться. Короче у меня есть свои дела, князь.

Он подмигнул Ровану. Тот широко улыбнулся, показав ряд белых, больших зубов.

– Надзирающий, а что делать с замком прежнего князя? Жалко бросать такую крепость.

– Сам придумай, Рован, – засмеялся Алеш, – теперь ты всему голова.

– Действуй князь, – Алеш вновь стукнул Рована по плечу и взмахнув своими золотыми крыльями взлетел.

Окруженный демонессами он перенесся к базе «Синдиката».

Прокс спрятался за скалой и наблюдал за куполом базы контрабандистов. Он силился понять, как они умудрились поставить защиту и в практически первородном хаосе магических энергий удерживать ее столько времени.

«Рога у них что ли выросли»? – Усмехнулся он.

Вокруг купола на некотором расстоянии расположились новые демонессы – Повелительницы хаоса. Это были сенгурки, и только самые преданные Ровану. Его жены и тени. Они значительно поменяли облик и в тоже время отличались от демонесс пришедших из преисподни. Но главное отличие было в том, что они обладали совсем другим сознанием, чем «властительницы пыток и мук». Им для повышения своей мощи не требовалось мучить и пытать смертных. Они черпали могущество от своего князя, а тот не жалея, черпал силу из домена. Благо энергии здесь было столько, что можно было забирать безгранично. Другие князья ревностно блюли свои интересы, не давая никому возвысится и если какой демон начинал возвышаться, такого выскочу уничтожали. Ровану не было нужды следить за равновесием среди приближенных, его авторитет вождя был непререкаемым. Он вел сенгуров к возрождению. А еще они действовали вместе с Проксом. А Прокс для них стал больше чем Надзирающий. Он был для них воплощением их несбыточной мечты. Он тот кто вывел их из рабства в свободу и даровал им возможность начать свое возрождение. Он был для них почти богом.

Демонессы по команде Прокса направляли потоки неструктурированной энергии на купол. Вокруг базы поднялась магическая буря. Но она не доходя до мутно-белого, непрозрачного словно молоко защитного каркаса, затухала, лишь иногда полизывая его длинными слабеющими языками.

За куполом не было видно никакого движения.

«Ничего, скоро вы проявитесь», – рассматривая сооружение «Синдиката», – подумал Прокс.

Таинственный преступный «Синдикат». Хорошо законспирированная организация бросившая вызов самому могущественному образованию людей – Ассамблеи Объединены Миров. Больше десяти самых развитых государств насчитывала АОМ. Три десятка планет. И на протяжения десятилетия ее спецслужбы ничего не могли сделать с «Синдикатом». Никто не знал кто возглавляет эту организацию, где находится ее штаб квартира. И часто расследования, которые выводили ниточки куда-то дальше отдельных звеньев, обрывались самым непостижимым образом. Исчезали люди нащупавшие эти нити, погибали те, кого удавалось обнаружить. Прокс понимал, что все это неспроста и «там наверху» только делали вид, что борются с «Синдикатом». Но сколько нибудь серьезных расследований не допускали. Агенты при этом тоже исчезали, как мог исчезнуть и Алеш Прокс, копнувший несколько дальше чем следовало.

«Сволочи!» – отстраненно подумал он. «Чистильщики» – спецподразделение АДа работали большей частью против своих агентов, а не против синдиката.

Он прилег на землю и прикрыл глаза. Прокс задумался о молодом парне. «Кем он стал для него? Непонятно.»

Алеш получил от него послание. Как он и предполагал парня захватили спецы АДа. Да и могло ли быть по другому?

Сначала прочитав послание, он решил держаться от Духа на расстоянии. То что он выбрался самостоятельно из ловушки Вейса, Алеш не поверил. Сам парень мог так думать, но не он – опытный полевой агент. Вейс никогда не отпустит того с кем начал работать.

«И что делать? Дух теперь мина замедленного действия. Какая программа заложена в нем? Убить его Прокса? Или Вейс решил разыграть более сложную партию»?

Все зависело от того какие цели у старины Блюма. Краткосрочные или среднесрочные. Для длительных комбинаций Алеш уже не представлял для Вейса никакого интереса. Он дискредитирован и на самом верху принято решение о его ликвидации. В среднесрочной игре он мог его использовать против своих политических противников. Здесь Алеш мог ему пригодится как сборщик информации, добытых у членов «Синдиката». Например разгромить ту же базу и повысить шансы Вейса получить повышение, а значит и политический вес. Ну а если цели простые и нужны для торга со своими оппонентами в политике, то ему нужна только голова Прокса и причем отделенная от тела.

«Остается понять, что они сделали с Духом? – размышлял Прокс, – Перекупить его невозможно. Тот аристократ до мозга костей. Для него честь превыше жизни. Значит могли вложить скрытую установку на ликвидацию. А что должно стать спусковым крючком? Его появление? Нет, не так все просто. В АДе не дураки работают. Профессионалы. Чтобы ликвидировать его, нужна личная встреча. Его смерть нужна сейчас, а не через месяцы. И если Дух будет добиваться ее, значит закладка есть. И приходить на встречу нельзя. Если Дух не будет желать встречи, значит его смерти пока не желают. А от него ждут действий. Это тоже одно из завуалированных посланий, которое Вейс мог ему отправить. Умный поймет. А значит в этом случае возможен торг.

У Духа его невеста и дочь. И что? Да ничего. Им ничего не угрожает. Вейс не знает что он, Алеш сильно изменился и такой рычаг воздействия на своего бывшего агента он даже не будет рассматривать. Он считает, что все люди и нелюди, которые рядом с агентом это всего лишь расходный материал. В понимании Вейса такой опытный агент каким является Демон, по другому мыслить не может. Поэтому о судьбе своих близких он беспокоится не будет.» Проксу остается только подождать и собрать необходимую информацию.

«Что там он еще сообщил? Предлагает поменять нейросеть? Это стоит продумать. Но не сейчас.»

К Алешу, прерывая его размышления, подошла постукивая хлыстом по высоким сапогам Корна. Была она соблазнительно красива. Полуобнажена, выставив на показ налитую грудь. Каждая тень мечтала о Проксе. Но на Алеша ее призывная красота не действовала. Он смотрел равнодушно, думая о своем. Корна поняла это и снизила гормональный фон.

– Алеш, у купола началось какое-то движение, – сообщила она.


Нижний слой Инферно. База контрабандистов

На планетарной базе царило возрастающее напряжение. Сменилось руководство базы и присланные наладить работу в секторе люди со странной враждебностью относилось к старожилам. А те в ответ насторожено отстранились прибывших. В воздухе витали скрытая вражда и страх.

– Что за ерунда? Я ничего не могу рассмотреть! – Исполняющий обязанности Планетарного центра гер Курт Руст постучал по экрану монитора. Поднес руку с коммуникатором ко рту и громко позвал. – Дежурный техник зайдите ко мне в рубку управления!

– Что там демоны задери, происходит снаружи? – спросил он молодого парнишку, в испачканном комбинезоне техника защитных систем.

– Гер Руст. Нас окружили бестии князя и поднимают магическую бурю, поэтому средства наблюдения могут показать картинку только до негаторов.

– А что им нужно? Они что готовят нападение?

Техник неопределенно пожал плечами. – Кто их знает.

– Нет гер Руст, – вступил в разговор старожил базы Людвиг Штерн. Он понимал, что вновь прибывший руководитель базы еще не вошел в курс, но при этом и не особо вникал в дела. Он больше интересовался теми кто остался на базе. Приглядывался, пытался разговорить. Штерн догадывался, что он ищет тех на кого можно возложить вину за провал их миссии.

Они уже больше двух месяцев не отправляли корабли с товаром. А это убытки, огромные убытки. А спросить не с кого. Бывший руководитель их базы своевременно почил отправившись в гости к князю. В домене вообще происходили вещи непонятные для Штерна. По словам осведомителей из демонов, князь своих подданных сотнями клал на жертвенник. И не посчитал важным жизни иномирян. Он казнил их просто по своей прихоти. Возмездие настигло его в виде атомной бомбардировки и вот результат. Их окружили повелительницы хаоса.

– Вы знаете чего они добиваются? – гер Руст обернулся к говорившему.

– Скажем так, гер, я предполагаю. Мы обменялись ударами и князь решил как то уладить недоразумение.

– Ничего себе недоразумение! Этот князь вообще договороспособный?

– Этого я не знаю, гер Руст. Там поменялся Владетель домена и мы его еще плохо знаем…

– Вот и хорошо, гер Штерн, Сходите и узнайте, что нужно этому сумасшедшему князю. Потом доложите.

Исполняющий обязанности отвернулся от побледневшего Штерна.

– У нас в связи с этим штормом могут быть какие-нибудь проблемы? – спросил он техника.

– Вполне возможно, гер. Наши негаторы работают от автономных батарей. В нормальных условиях батареи могут работать столетиями… Здесь же мы меняем их каждые десять дней. Если у нас не получиться заменить батареи, то защита от магии рухнет. Тогда мы вскоре превратимся в огромный термоядерный взрыв. Энергия хаоса проникнет в реактор и он взорвется… Но это пол беды.

– А что еще?

– Запасы батарей нужно пополнять… А пополнения нет.

– Насколько нам хватит наших запасов? – Исполняющий обязанностей руководителя базы помрачнел лицом.

– На три месяца, гер.

– Я так понимаю, что батареи на корабле базе на высокой орбите? Так?

– Все верно, гер Раст.

– Почему не отправляют транспортный бот?

– Этого я не знаю.

– Хорошо, я понял Вас. Свяжите меня с кораблем базой.

– Это невозможно, гер. Магическая буря глушит сигналы передатчика.

– Отправьте послание телепортом. Я что, должен вас учить как организовать связь?

– Мы пытались, гер, но наши послания не доходят до корабля. А если доходят от них нет ответа.

– Хм… Та-ак. Та-ак. Мы получается в осаде. И эти рогатые твари хорошо знают о наших уязвимых местах. Откуда им это могло стать известным? Здесь оказывается есть предатели.

После его слов присутствующая дежурная смена посерела лицами. Прибывший посланник главы Синдиката нашел выход. Теперь их всех пропустят через «мозгоправ», откуда половина выйдет полными идиотами. Они провели здесь в секторе не один год. Набрались опыта, сплотились и понимая какая угроза нависла над всеми ними, со значением переглянулись. «Синдикат» далеко, а они здесь рядом.

– Техник, – небрежно приказал Раст, – отправляетесь сами на корабль и донесите капитану о нашей проблеме.

– Гер, Руст – осторожно начал техник, – это не безопасно. Если не дошли наши послания, то я тоже могу потеряться.

– Вы обсуждаете приказ. – Руст прищурившись, посмотрел на техника.

– Нет, гер. Я просто предлагаю повременить. Запасы у нас еще есть и за это время можно договориться с демонами. Так всегда было…

– Как у вас было! – Резко прервал его прибывший, – я уже видел. – Вы поссорились с князем. И пришлось применять оружие. Понимаю демоны слабаков не ценят, они понимают лишь силу. Вот мы силу им и покажем, а потом будем с этими дикарями торговаться. Но вас это не должно волновать. Отправляйтесь на корабль.

– Гер, – хмуро, но решительно ответил техник. – Смею заметить, что этот приказ я выполнить не могу, он подвергает мою жизнь опасности.

– Понятно, – злорадно усмехнулся Руст. Он поднял руку с коммуникаторам ко рту. – Секция безопасности в дежурную рубку немедленно.

Через несколько рисок в рубку вошли четверо охранников с оружием. Все они были вновь прибывшие с гером Рустом.

– Техника арестовать. – приказал Руст. – Передайте доку мой приказ, чтоб пропустил его через аппаратуру считывания сознания.

Старший из бойцов кивнул технику, чтобы тот следовал за ним. И окружив техника с двух сторон, повели прочь. В рубке установилась напряженная тишина.

– Штерн, – не глядя на него, проговорил Раст. – Не надо пока выходить на переговоры. Мы опробуем наши новые штурмовые дроны. У них есть встроенные негаторы и они покажут этим тварям кто тут хозяин.

– Корф! – приказал вновь по коммуникатору Руст. Он демонстративно не пользовался внутренней связью. – Выводи дроны… Пару хватит. И пусть они атакуют тех кто окажется по близости от базы. И дай мне на монитор картинку.


Инферно. Нижний слой. Рядом с Базой контрабандистов

Прокс выглянул из-за камней и увидел как от купола в право от них двигаются два шара.

– Это роботизированный огневой комплекс или просто дрон огневой поддержки, – произнес Алеш, показывая рукой Корне на шар. – Странно, что они их решили использовать. Передай своим чтобы отступили и ушли в астрал. Ты и еще одна сестра попробуйте атаковать дроны. Но помни, под удары не подставляйтесь.

Алеш наблюдал как над дроном промелькнули две тени. Сейчас они должны были атаковать шары сырым хаосом. Но Шары спокойно выкатились вперед и атаковали разрядом плазмы вслед улетающим демонессам. Щиты ведьм сверкнули и они круто сменили направление, Затем перед шарами поднялся столб земли.

– Молодец Корна, – усмехнулся Алеш. Его наука не прошла даром. Демонесса догадалась, что их атака прошла в пустую и решила действовать опосредовано. Шары спешно вылетели из пыли и стали искать объекты атаки. Но сенгурки подняли целое облако пыли и скрываясь за ним, Корна вдруг спикировала вниз и своим хлыстом полоснула по одному из шаров. Тот завертелся и упал на землю. А следом под ним разверзлась земля и поглотила шар. Через пару мгновений в этом месте стала вспучиваться земля. Она поднялась горбом и… стала медленно опадать. Второй шар словно слепой носился вокруг базы. Его никто не трогал и он никого не мог найти. К Алешу подлетела Корна и встала рядом.

– Они слепые, – сказала она, – дальше двух лаг ничего не видят. Но как то чувствуют нас.

– Скорее всего простой эхолокатор с ограниченным радиусом действия. – высказал свое мнение Прокс. – Это не пехотный, а корабельный дрон.

Шар перестал мельтешить и втянулся в молочный свод.

– Корна, позови сюда десяток крысанов и колпака. Надо достать этот шар. Остальные пусть продолжают поднимать бурю.


Нижний слой Инферно. База контрабандистов

– Ни черта не видно! Демоны их побери! – Выругался Курт Руст. – Я вижу лишь в метре от шара, а потом начинается сплошная пелена помех На экране радара иногда появляются точки и сразу исчезают. Тоже мне инженеры! Не могут создать нечто путное.

– Штерн? – Вы понимаете что происходит.?

– Гер Руст. Я инженер внутренних систем жизнеобеспечения. Вам необходим техник. Но вы его отправили под арест. Хотел бы предупредить, что техник у нас по наружным системам один и отправляя его на считывание сознания вы подвергаете риску всю базу. Я не обсуждаю Ваши действия, но свое мнение доложу в центр.

Раст опасно прищурился. – Я тоже доложу в центр о саботаже моих распоряжения. И посмотрим кого там послушают.

Штерн в ответ лишь пожал плечами.

– Корф, – скомандовал Курт, – возвращай дрона на базу.

– А Вы гер Штерн одевайтесь в защитный костюм и ступайте к этим демонам. Узнайте что им нужно.

– Смею заметить гер Руст. Я просто инженер. А не оперативник. Я здесь по контракту… И команды не относящиеся к моим прямым обязанностям, вправе не исполнять.

– Вы так считаете?

– Да. Я так считаю! – Штерн отвернулся к экрану.

– Вы можете командовать своими людьми. И выход наружу это их работа.

– Корф, – отвернувшись от Штерна, спокойно произнес Курт. – пришли в дежурную рубку, четверых своих ребят.

Вскоре в помещении появилось четверо вооруженных охранников. – Отправьте гера Штерна телепортом на корабль базу, – приказал Руст. Если будет сопротивляться, примените силу. Мне тут бунтовщики не нужны.

Охрана окружила инженера. – Не трогайте меня! – закричал Штерн. Но те с силой схватили упирающегося специалиста, скрутили ему руки и пригнув голову к полу повели к выходу. Штерн кричал и брыкался.

Когда они проходили мимо Курта, он сделал знак конвоирам остановиться.

– Ну что, гер Штерн, вы пойдете к демонам или полетите с черной меткой на корабль базу?

Штерн понял, что попал в ловушку. Если бы не буря, он спокойно улетел бы на корабль и там составил отчет… Но сейчас его просто отправляли на смерть и Курт был в своем праве.

– Да, гер Раст, я пойду к демонам, – преодолевая страх и ненависть прошептал Штерн.

– Ну вот и хорошо, будем считать все происшедшее недоразумением, которое мы разрешили. Жду вашего доклада.


Инферно. Нижний слой. Рядом с Базой контрабандистов

– Алеш! – сообщила Корна. Там люд вышел и машет рукой… Что делать?

– Ну раз вышел, то зови его сюда, – ответил Алеш. Колпаку что стоял рядом, он показал на горб земли. Вон видишь земля вспучилась? Проройте туда ход и вытащите от туда шар. Копать начните вон от тех камней. – Он показал рукой на нагромождение камней, вросших в землю справа от него, в лагах сорока.

– Приступайте немедленно. А ты Колпак дай им команду, а сам останься.

Колпак кивнул и что-то защебетал крысанам. Те покивали мордами и пригнувшись поспешили к камням.

Вскоре подошла Корна с человеком одетым в защитный скафандр. Забрало шлема было закрыто отражающим эффектом, так что Прокс увидел свое отражение. Большая голова с рогами и пылающим взглядом красных глаз.

– Покажите лицо! – приказал Прокс.

И забрало стало прозрачным. За стеклом Прокс увидел испуганное лицо человека.

– Так то лучше. Кто вы и чего хотите?

– Мы тоже хотели бы узнать кто Вы и чего хотите? – ответил человек.

– Мы здесь живем, это наш домен. А вы здесь пришельцы, что нанесли нам потери. Разве это непонятно? – спросил Прокс.

– Ваш князь первым напал на нас. Он убил наших представителей. Он нарушил договоренности…

– Тот князь с которым вы договаривались потерпел поражение и погиб. Теперь тут новый властитель, того уже нет, – ответил Прокс.

– Так у вас очередной переворот?

– Можно и так сказать.

– Тогда мы хотели бы услышать ваши требования? – ответил человек.

Прокс пальцем подозвал колпака.

– Посмотри на него, – показал он тем же пальцем на человека.

Колпак вышел из-за спины Прокса и поднял голову.

Человек увидев странную морду вздрогнул, а затем застыл.

«Готов»! – Понял Прокс.

– Как Вас зовут и что выделаете на базе? – спросил он.

Человек монотонно стал отвечать:

– Меня зовут гер Людвиг Штерн. Я инженер систем жизнеобеспечения. На базе отвечаю за работу и исправность систем жизнеобеспечения.

– Вы член «Синдиката»?

– Нет. Я здесь по контракту с неправительственной организацией «Наука ради жизни» Республики Валор.

– Есть на базе члены «Синдиката»?

– Есть.

– Кто и сколько их. Кто возглавляет?

– На базе 12 человек членов «Синдиката». Оперативники. Вновь прибывшие. Всех я еще не знаю. Главный на базе гер Курт Руст. Он один из топ менеджеров Валорского отделения «Синдиката».

– Зачем создана эта база?

– База создана для изучения закрытого мира и сбора магических ингредиентов. Также здесь проводятся опыты над людьми и демонами, но это закрытый сектор базы.

– Кто возглавляет закрытый сектор?

– Гер Мишич Блаум. Ученый.

– Генетик Блаум?

– Да.

– Какие у вас полномочия на переговорах?

– Пока только узнать, что вам нужно.

– Ваше руководство готово к сотрудничеству?

– Думаю, что готово.

– Что заставляет вас так думать?

– У нас заканчиваются негаторы.

– Они внутри базы?

– Внутри базы лишь запас.

– А где расположены остальные?

– В двадцати метрах от внешнего периметра базы по по кругу в земле.

– Как часто их надо менять?

– Меняют только батареи. Раз в десять дней.

– Отпусти его! – Приказал колпаку Прокс.

Теперь у него было чем торговаться с Вейсом. Он сделал запись всего разговора на нейросеть.

Человек вздрогнул и слабо улыбнулся. Он не помнил разговора.

– Люд. – Продолжил разговор Прокс. – Передай своему главному, что новый князь хочет мира и союза. Он открывает вам свое пространство, вы помогаете ему в предстоящей войне. Ступай. Когда будете готовы к переговорам сообщите этой демонессе. – Прокс указал рукой на Корну.

Он получил, что хотел и теперь знал слабые места базы, он так же понял почему она так долго держится.

«Негаторы значит.» – подумал он, уходя.

Алеш вернулся в город и спустившись в свои апартаменты, отправил Духу сообщение для Вейса.

Демон Духу.

Мой друг, не буду скрывать, я не верю в то что ты смог сам уйти от АДа. Я думаю, что в тебя вложили закладку-команду на мою ликвидацию, поэтому с тобой встречаться не буду. Прошу передать Вейсу мое зашифрованное послание.

Демон.

Ответ он получил практически сразу и от удивления открыл рот.

Дух Демону.

Демон, считаю что ты в своем праве. Встречаться я с тобой не собирался. Живи как хочешь, за девочек не беспокойся. Вейсу твое сообщение передать не могу. Он отправлен в отставку и сослан на Материнскую планету.

Дух.


Открытый мир. Материнская планета

Флаер весело катил по хорошо сохранившейся дороге. Покрытие нисколько не пострадало от времени и войны. Кондиционер исправно работал, создавая уютную прохладу и Вейс закрыв глаза, притворился спящим.

Он делал вид, что спал. А на самом деле его мозг лихорадочно работал. Оказывается он не до оценил противников. И недооценил скорость принятия ими решений. Он хорошо понимал, что за всем этим стоит Оригон – межратор от Пальдонии. Чрезвычайно умный и очень опасный противник. Межратор хорошо понимал, что Вейса спрятали и стремился как можно быстрее устранить своего врага. У его сына ума бы не хватило.

«Да именно врага,» – подумал Вейс. В Межрате – законодательном органе Асамблеи шла невидимая для глаз война. Две парии Консерваторы и Прогрессисты схватились не на жизнь, а на смерть. И камнем преткновения был загадочный мир наделенный магией. Прогрессисты хотели использовать возможности этого мира, а консерваторы утверждали, что это смертельно опасно для всего человечества. Мелкие партии типа Центристов, Потомственных аристократов, Партии сохранения природы и тому подобные политические образования лавировали между ними, не давая возможности чрезмерно усилится ни одной из сторон. Они понимали, что стоит одной из партий получить большинство в Межрате, как их вышвырнут из большой политики. Вход шло все. Подкупы, убийства, шантаж. И каждая из двух самых больших партий ревностно следила за противником. В этой войне была и своя отведенная роль армии, и спец службам. Каждая партия хотела постановить своих ставленников на высокие посты.

Вейс ошибся, связавшись с жителем планеты из сектора, это стоило ему и поста, и карьеры. Но он еще больше укрепился во мнении, что они в свое время правильно сделали, что сектор закрыли.

Но ошибся не только он. Своими действиями он подтолкнул к ошибке и Оригона. Его ход с задержанием «Советника» Оперативным департаментом Центрального офиса, показал понимающим людям, что он пошел по красной черте. Опасной и очень рискованной. Он раскрыл себя и свою связь с «Синдикатом». И Оригон это понимал, но Вейс не оставил ему выбора.

Единственный человек, который это мог доказать, был неугодный ему и его друзьям – Вейс. Вот почему сюда прибыли чистильщики АДа.

«А как находят его?» – задумался Вейс. Это эму стало понятно после работы с сознанием агента – по нейросети. Она была его залогом выживания здесь и в то же время маяком для убийц, по которому спецы вновь выйдут на него.

Как жаль, что запасной вариант приходилось задействовать так рано. От нейросети нужно избавляться и в городок к племени идти нельзя. Нужно уходить на запасную базу. Нужно заметать следы, а по ним пойдут. Обязательно пойдут. Дойдут до Машинного двора и получат информацию. Это они умеют делать. Узнают что некто Щетина убил агентов, а Беер на флаере повез его в племя живущее в городке под странным названием «Ближайший». Хотя что тут странного. Это действительно ближайшее поселение от поселка «Новичков». Потому видимо и название прижилось.

«Нет туда ехать не надо. – решил Вейс. Но как быть с флаером и Беером? Сойти и отпустить толстяка? Так он вернется и расскажет, где нас высадил. Далеко не уйдем. Оставить флаер себе? Взять на прокат? Отвезти Беера к городку и уехать? Было бы не плохо. Не хотелось бы убивать Беера. Но в то же время и Беер и старик – хозяин Машинного двора обречены. Только умирать будут в муках. А главное они будут знать, что Щетина это Вейс. Надо продумать план.

Первое – завладеть флаером и все же убрать толстяка. Рамсаулу, я объясню. Он должен понять, что это было необходимо. Затем вернуться и ликвидировать старика. Отъехали недалеко.»

Вейс открыл карту местности, пред его внутренним взором открылась сетка. Он стал искать космопорт и нашел его, увеличил разрешение.

«Так… Вот военный городок, что стал поселком „Новичков“… Вот дорога к Ближайшему поселку. Где-то тут и мы. Это автомастерская…. Скорее всего. Карта давно не обновлялась, а выходить на спутник нельзя.

Так… Где на карте ближайшее убежище?»

Ад и здесь имел свои схроны и эта информация у Вейса была. Была она и у спецов. Но вот то, что он в свое время лет тридцать назад оборудовал неучтенный бункер, они не знали. Отметка эта была на юге за поселком Новичков в шестидесяти километрах от космопорта.

«Надо направляться туда, – размышлял Шетина, – но до этого нужно заблокировать нейросеть. На первое время ее придется элементарно отключить, так со спутника его определить по излучению не смогут. Но потом все равно вычислят квадрат 10 на 10 километров, где он находился. И начнут прочесывать местность. Поэтому в убежище нужно будет нейросеть поменять или вообще от нее избавиться. Да так будет лучше, тут не так-то много людей с нейросетью, проверят всех.

Теперь Рамсаул. Его можно купить тем, что пообещаю его внука забрать с собой в открытый мир. За внука он пойдет со мной в огонь и воду.»

Что-то решив, Вейс – Щетина долго не думал.

– Беер, останови флаер, – попросил Блюм и открыл глаза.

– Что, благородный дон, решил отлить? – Засмеялся толстяк и плавно затормозил. – Мне тоже не помешает.

Он с трудом втащил грузное тело из кабины флаера и в тоже мгновение игла вонзилась ему в затылок. Толстяк упал как подкошенный.

Рамсаул и глазом не моргнул.

– Ты все таки решил забрать его жизнь, Щетина? – Спросил он как само собой разумеющиеся.

– Рамсаул, нам надо поговорить… – Вейс посмотрел в спокойные глаза старика, потом перевел взгляд на мальчика. Рамсаул прижал голову внука к себе.

– Меня не бойся. – мягким успокаивающим голосом, проговорил Щетина. – Я все сейчас объясню. Если кратко, то я здесь на время спрятался от врагов. Враги могущественные. Но и друзья мои тоже имеют кое какие возможности. Те люди, что пришли за мной, это убийцы и они придут снова. Придут к старику на «Машинный двор» и что ты думаешь они сделают?

– Думаю, вытрясут из старины Морчо все, что он про тебя знает, как выглядишь, как зовут, куда и на чем мы убыл, – сразу отозвался старик.

– Я еще подумал, почему ты не убил их сразу?

– Все верно Рамсаул. – вздохнул Щетина. – Нам надо вернуться и помочь Морчо уйти безболезненно… Потом уехать в одно место.

– Ты знаешь куда? – старик с интересом посмотрел на него.

– Да… знаю. И еще я хочу, что бы ты понял… Ты взялся мне помогать и разделять со мной риск. Я обещаю тебе, что заберу Самсула с собой в мир и позабочусь о нем как о сыне.

Старик онемел от таких слов и широко открытыми глазами, не веря своим ушам, уставился на дона.

– Правда, дон Щетина? Ты меня заберешь в мир людей? – с огромным удивлением переспросил мальчик.

– Заберу, Самсул, если выберусь сам.

– А деда?

– Я не поеду, Самсул… – справившись с ошеломлением от услышанного, отозвался старик. – Мой дом здесь. Что я там буду делать? Гнить на диване?.. А ты езжай вместе с доном. Ты мал еще и та жизнь для тебя будет лучше.

Из глаз старика потекли слезы. Он отвернулся и вытер их грязным рукавом. Затем повернулся и на его изрезанном морщинами лице засветилась улыбка.

– Забирай тело, дон Щетина, садись за руль и поехали обратно. Поможем Морчо принять правильное решение.

Щетина напрягшись с трудом загрузил тело толстяка в багажник и отдуваясь, сел за руль флаера. Машина легко развернулась и покатилась в обратную сторону.

– Старину Морчо убивать не надо, – помолчав, стал рассуждать Рамсаул. Мы объясним ему сложившуюся ситуацию… Он все поймет и, или пойдет с нами, или примет легкую смерть. У него кроме это мастерской ничего не осталось.

– Хорошо, там видно будет, – кивнул Вейс.

Не доезжая пару километров до «Машинного двора», Рамсаул попросил остановится и свернуть в густые колючие кусты. Щетина не споря, свернул с дороги и потихоньку проехав по твердой как камень земле, спрятал флаер за кустарником.

– Что дальше? – обернувшись к старику, спросил он.

– Проверить надо.

– Самсул, – старик обернулся к мальчику. – Пробежись вокруг мастерской и сообщи нам что там и как.

Мальчик кивнул и выбрался из кабины. Пригнувшись, он побежал к видневшемуся вдалеке машинному двору. Самсул бежал и прятался за порослями редких деревьев и кустов. Через пол часа он запыхавшийся вернулся.

– Там тишина. – сообщил он. – Ворота закрыты.

– Можно ехать? – спросил Щетина.

– Наоборот. Там твои враги, дон.

– Как ты это понял?

– Машинный двор стоит на дороге, дон. Он лакомый кусок для бандитов и кочевников. Поэтому Морчо держал псов. Стоит приблизится к забору как они поднимали лай.

– Собаки лаяли? – спросил он мальчика.

– Нет.

– Вот. Собаки молчали. Значит их убили. А если их убили, то они бросились по команде Морчо, защищать его. Ворота закрыты, значит твои враги все еще там. Что думаешь делать?

– Думаю, что надо пробраться в мастерскую. Там должно быть только трое убийц. Но пока не знаю как.

– Я знаю.

Старик и Щетина посмотрели на Самсула.

– Говори. – Разрешил дед.

– Там с обратной стороны гараж примыкает к стене и по ней идет водосточная труба. По трубе поднимемся на крышу, а от туда…. От туда сами решайте, что делать.

Рамсаул посмотрел прямо в глаза Щетине. – Дон, дай мне игольник.

Щетина залез в сумку и протянул старику рукояткой вперед армейский игольник.

– Пользоваться умеешь?

Тот был краток и только хмыкнул. – Хм… Умею.

Взял оружие, отсоединил магазин, снял с предохранителя и произвел контрольный спуск. Поставил на предохранитель и вставил магазин. Щетина смотрел на его действия одобрительно.

Мальчик с завистью посмотрел на деда.

– И мне дай игольник! – заявил он.

– Тебе, Самсул, я дам станер. Вот смотри как им пользоваться. Наводишь на цель, видишь загорелся зеленый огонек, это станер захватил цель. После этого нажимаешь на кнопку. Желтая кнопка это широкополосный режим. Он захватывает больше пространства, но мощность его падает.

– Теперь слушайте оба. Сложный план выдумывать некогда. Вы залезете на крышу гаража и заляжете там. Я зайду со стороны ворот. Как только парни выбегут, ты Самсул применишь станер, а ты Рамсаул стреляй сразу на поражение в голову. Их там будет трое.

– Это, – Щетина протянул им маленькие шарики, – переговорное устройство. Вставьте в ухо. Я буду давать указания, что делать. Понятно?

Оба согласно закивали головами.

– На крышу полезете, когда я дам команду. До этого стойте в метрах двадцати от стены. Теперь проверим связь, вставляете переговорное устройство.

Щетина отошел на пять шагов и шепотом произнес. Рамсаул? Ты первый, это твой оперативный номер по связи.

– Я понял тебя, дон, я первый, – отозвался в ухе голос старика.

– Ты, Самсул, второй. Понял?

– Понял, благородный дон.

– Я десятый, а не дон.

– Принял десятый. – задорно отозвался мальчик.

– А почему десятый? Нас же трое.

– Если случится радиоперехват, пусть думают что на много.

– А – а. Поэтому. Понял, десятый.

– Теперь расходимся и выдвигаемся на исходные позиции. Ждите моей команды.

Щетина дождался, когда спины старика и мальчика замелькали за кустами, и неспешно пошел ко входу в мастерскую. До этого момента он не пользовался сканером нейросети. По ней его отследили бы почти мгновенно. Он был уверен, что такая команда была дана на спутник, но сейчас он намеревался им воспользоваться.

Всего чистильщиков было пятеро. Боевая пятерка. Двоих он убил, осталось трое. Прибыли они с помощью телепортации по координатам.

Корабль на котором Вейса доставили на планету прибыл один и в АДе не знали, что он убыл сразу же по возвращению. Его друзья давали ему фору во времени. Значит на корабле их быть не могло. Больше пятерки сюда бойцов засылать не будут. Операция рискованная и связана с большой опасностью. Но надо отдать должное его противникам, сориентировались они быстро.

А дальше… А вот дальше чистильщики должны были выйти на его след. А кода они вышли на него, то стали добывать информацию. Чем они сейчас скорее всего и занимались «потроша» Морчо.

Кроме того они должны были отслеживать ситуацию вокруг мастерской. И мальчика они заметили, и заметили их подход, но вот кто бродит они не знали. Мало ли бродяг крутится вокруг. Поэтому включение сканера даст им возможность его увидеть. А что они сделают? Сделают согласно изученной тактики. Один останется прикрывать, а двое пойдут на задержание.

Заодно он узнает где они. Кроме того его появление отвлечет агентов от старика и мальчика. Ведь им нужен он, а не местные бродяги. Еще он надеялся на то, что их сочтут неопасным фактором и проигнорируют.

Его план был составлен со множеством если и был авантюрным, но другого выхода Щетина не видел. Сейчас нужно устранить всю пятерку агентов из «Центра». Причем очень быстро, пока доклад о нем не ушел на спутник. Потом он затеряется на планете и найти его будет очень и очень трудно. А это выигрыш по времени, который ему так нужен.

Вейс ставший здесь Щетиной Вепря подошел к воротам и включил сканер. На нём сразу же обозначились синие точки.

«Раз, два, три, четыре. Эти внутри гаража и две точки почти на границе видимости», – подсчитал дон.

Две точки засуетились.

«Ага клюнули»! – напрягся Щетина.

– Первый, второй! Пошли на крышу! – Скомандовал он по связи.

Сразу обозначил три точки красным маркером, это враги. У них нейросети. Две точки зеленым, это друзья. Одна синяя – нейтрал.

«Скорее всего это хозяин мастерской», – решил Щетина.

Две красные точки стали приближаться. Красная осталась рядом с синей. Он отошел и залег в канаву за дорогой. Красные точки замерли на полпути.

«Думают как поступить.» – мысленно усмехнулся Щетина. Зеленые тоже остановились.

– Первый, второй. Огонь на поражение. – прошептал Вейс.

Рамсаул не удивился когда Щетина – новоиспеченный благородный дон убил Беера. Он и сам бы так поступил и был бы в своем праве. Толстяк сам подписал себе смертный приговор, сдав дона. Видимо не до конца поверил в то, что тот из крысы в один день претворился в уважаемого человека.

Но Все оказалось гораздо сложнее. За Щетиной охотились. И охотились люди серьезные.

Старик уже понял, что дон непростой каторжник, а человек с большими связями. И оружие у него есть. И умения. А какой каторжник прибывает на планету с оружием? И кто из них обладает характером бойца и знаниями техники? Таких он не видел. Да и немолод Щетина, значит он большая шишка там на воле.

А в то что Щетина пообещал взять мальца с собой и выполнит обещание, Рамсаул поверил сразу. Поверил и стал предан как пес. Он за мальчика не одного Беера убьет, а десяток таких и если будет нужно то и сотню.

Они с внуком споро забрались по трубе на крышу и на четвереньках подползли к краю. Залегли. Приготовили оружие. Оба были спокойны и уверены. Им живущим на планете, в лицо смерти приходилось смотреть не раз. Привыкли.

Вот двое выскочили из гаража. Один сразу же оглянулся назад и увидев старика и мальчика, отвернулся. Второй смотрел на ворота. Первый, что их увидел, что-то сказал второму, но тот отмахнулся и в этот момент прозвучал приказ:

– Огонь!

Выстрелили одновременно. Оба чужака упали как подкошенные. Рамсаул тщательно прицелился и сделал два контрольных выстрела в голову.

Щетина видел как две красные точки что были ближе к нему, стали серыми. «Молодец старик», – мысленно похвалил Рамсаула Щетина.

– Хорошо сработано, – произнес он в переговорное устройство. – Самсул, открой мне ворота. Ты Рамсаул контролируй ситуацию. Хотя думаю третий не вылезет. Там Морчо внутри и он еще жив.

Вскоре раздался скрежет открываемой калитки и выглянула всклоченная голова мальчика.

– Дон, готово, – тихо позвал он.

Щетина вновь подивился сообразительности мальчика. – «Молодец, не стал кричать.»

Он поднялся и побежал к калитке. Заглянул. В метрах трех от входа в гараж лежало два тела. Лицом вниз. Подойдя ближе он убедился, что оба человека мертвы из их голов обильно вытекала кровь. С крыши ему помахал игольником Рамсаул. Старик довольно улыбался.

– Молодцы! Четко сработали, – передал по связи Щетина.

– Внутри остался еще один и Морчо.

– Щетина лихорадочно размышлял:

«Надо как-то выкурить последнего бойца. И думать быстро. Что бы он не успел передать информацию на спутник».

«Ох и задал ты мне проблем Дух», – Вейс вспомнил о парне со вздохом огорчения и восхищения. – «Такое учудил и удрал. Хотел бы я чтобы ты подох в космосе. Но что-то мне подсказывает, что ты жив и здоров. А вот я…»


Закрытый сектор. Планета Сивилла. Замок Тох Рангор

К замку вела ухоженная дорога. Пели птички. Светило прогревало землю. По обеим сторонам дороги стоял стеной редкий лес. Замок Тох Рангор выглядел сурово и величественно. Вот на донжоне взметнулся мой стяг, ворота замка отворились и мне навстречу выскочил небольшой отряд на конях. Поднимая пыль, понесся ко мне. Я с тоской подумал, что мне вновь придется изображать из себя сюзерена и терпеть торжественную встречу, которую сам же так неосмотрительно придумал.

Отряд быстро преодолел разделяющее нас расстояние и остановился. Лошади разгоряченные бегом храпели и перебирали ногами. Сержант немолодой нехеец соскочил с коня и упал на одно колено.

– Милорд! С прибытием. У нас беда!

У меня тисками сжалось сердце. Челюсти свело тяжелой судорогой.

«Вот так встреча! – набатом ударили тревожные мысли в голове. – Я отсутствовал меньше двух кругов и вот оно… Называется приплыли. Что ж тут вечно все происходит?»

Не зная даже что и подумать, с трудом разжал зубы.

Внешне оставаясь невозмутимым, заставил себя собрать всю свою волю в кулак.

– Говори внятно, сержант, что случилось?

– Пропала льерина Тора-ила, милорд. А тан Жуль и госпожа Лианора сильно ранены.

– Как это произошло? Нападение на замок?

– Нет милорд. Вчера госпожа Лианора, тан Жуль и льерина Тора-ила выехали из замка. Решили проехаться по поселкам. Охрану взяли из двух воинов…. В лесу… Ну в том, милорд, где мы ловили бандитов, когда вы вступили в права во владение баронством на них напали… Битва была страшная. Там кровищи на поляне осталось много. Воинов убили первыми, они прикрывали господ. Потом изрубили тана Жуля и госпожу Лианору. Сильно посекли… думали видимо, что добили, потому и бросили. Своих же убитых нападающие забрали.

– Кто напал, выяснили?

– Выясняют милорд. Тан Черридар с отрядом и тана Чернушка пошли по следу.

– Как нашли раненных?

– Повезло милорд… Если так можно сказать. Местный крестьянин приехал на телеге за хворостом. Он и обнаружил тела.

Я задумался:

«Кто мог напасть на отряд? Бандиты? Нет их мы извели. Они боятся сюда сунуть нос. Пропала Рабе. Значит это дело рук снежков. Интересно как им удалось захватит демонессу? Не иначе какая-то магия».

– Что говорят тан Жуль и Лианора?

– Они, милорд, еще очень слабы и тана Чернушка ввела их в сон.

– Давай коня! – Приказал я и не дожидаясь его ответа, вскочил в седло. Мне нужно было понять, что делать и времени скачки на лошади мне хватило:

«Сейчас приеду, подлечу раненных и узнаю кто напал, а там … А там видно будет.»

Конь почуяв чужого, всхрапнул и встал на дыбы. Я огрел его кулаком и тот дернув головой, присмирел. Ударив его каблуками, заставил скакать во всю прыть. Во дворе замка я соскочил на ходу. Стражникам на воротах кинул поводья.

– Где Тан Жуль и госпожа Лианора? – спросил я.

– Так это… Замялся стражник, ловя поводья, – ваша милость, в лазарете. Наконец он смог ухватит уздечку, удерживая танцующего коня.

– В лазарете? А что у нас тут есть лазарет?

– Есть, ваша милость, госпожа управительница его открыла. Там и дохтур есть.

– Веди, показывай!

Лазарет находился на первом этаже левого крыла замка. Я туда давно не заходил, да и вообще редко бываю в своем замке. Но на этом свое внимание я заострять не стал.

Встретила нас опрятная старушка в белом передничке и белом накрахмаленном колпаке. Увидев меня и сержанта, поклонилась. Но не пропустила. Встала и перегородила нам дорогу.

– Вы кто? – Спросил я.

– Матушка Ванда, ваша милость. Знахарка.

– Дохтур, – прошептал мне сержант. – Строгая.

– Матушка, где раненные?

– Пойдемте, ваша милость, я покажу. А ты стой тут, – она сурово окинула сержанта взглядом. – Ишь сапожищи грязные какие!

Сержант неловко затоптался на месте… – Так я это… только с поиска…

Мы прошли в большую побеленную известью палату. Там на кроватях укрытые белыми простынями, так что видны были лишь руки и лица с плечами, лежали двое.

Выглядели они – краше в гроб кладут. У Жуля через всю голову и правый глаз шел красный большой рубец. Руки в многочисленных шрамах, словно он закрывался ими от рубящих мечей. Выжил он благодаря тому, что лежа в мед капсуле, получил основу знаний выживания. Его организм автоматически перешел в режим поддержки жизни. Все процессы в организме кроме минимального поддержания жизни были отключены. Так он мог продержаться суток трое. У дворфы свой магический запас, который ей помог продержаться. А вот воины видимо приняв первый самый мощный удар, погибли.

Я попросил «дохтура» удалиться и подождав, когда закрылась дверь, приступил к лечению.

Как всегда я начал с ауры. С тонкого тела. Именно оно проецировало процессы на физическое тело. Я убирал непоправимые последствия. Выравнивал энергетический баланс, подпитывал его своей энергией, одновременно поливая тела своим усиленным эликсиром, созданным на структурированной воде из озерца в поместье Овора. Через полчаса тщательной работы, я смахнул пот со лба и уселся на стул. Раненые Жуль и Лианора приходили постепенно в себя, а у меня было время подумать о некоторых странностях этого нападения:

«Ну во первых. Что это было? Просто нападение с целью убить моих приближенных или охота за Торой? В этом нужно было разобраться. За Торой охотились снежки из домов продавшихся лесным эльфарам. А желать убить моих друзей могли все мои враги. А их очень много. Тот же Рок мог оправить сюда своих специалистов.

Во вторых. Как чужаки оказались в моих владениях и о них никто не знал? Большая группа не могла долго находится скрытно. Патрули нехейцев их бы обнаружили скоро. Следы всегда остаются. Значит скорее всего группа прибыла совсем недавно.

Тогда вылезает следующий вопрос. Как они узнали о предстоящей поездке? А они точно знали. Потому что нападение было хорошо организованным и внезапным. Что из этого следует? А то что у меня в замке есть предатель. И он знал, что Лианора выезжает, с кем и когда. Опять же возникает вопрос как предатель поддерживает связь?»

Чтобы сделал я на месте моих противников? Подобраться ко мне и к моим друзьям непросто. В замок не попадешь. А следить за ним нужно. Использовать местных крестьян, подкупив кого-то конечно можно, но это чревато. Крестьянин может проговориться и он не самый лучший источник информации, а нужно действовать наверняка и быстро, второго шанса не будет.

«Значит что? – догадался я. – А значит тут целое осиное гнездо. Осведомитель в замке. Это раз. Он поддерживает связь с тем кто находится недалеко. И это чужак – агент, способный быстро вызвать подкрепление и уйти в случае опасности. Это два. Агент повидимому успел уйти, но предатель остался в замке. Кто же это может быть?»

– Милорд, это вы? Как я рада вас видеть! – голос Лианоры был слаб. Я посмотрел на дворфу с нежной улыбкой. – Я тоже рад тебя видеть, Лия.

– А что со мной? Почему я здесь? – девушка обвела взглядом комнату.

– В лазарете?

– А ты не помнишь?

– Нет, милорд. Я помню что мы поехали с Таном Жулем… Ой… он тоже здесь. А где льерина Тора?

Я вновь посмотрел на ее ауру. Участок отвечающий за память хаотично пульсировал, расширялся и сжимался и там в этом куске я увидел то, что не видел раньше. Подсаженного паразита. Астральный дух закрывал часть ее сознания.

«Вот даже как! – вздохнул я. – Они даже позаботились о том, чтобы дворфа ничего не вспомнила, если чудом выживет или найдется некромант способный покопаться в ее памяти.»

Я присмотрелся к духу. Тот словно комета хаотично носился по своему участку ауры. Помня как я сделал с интурией, решил духа не выгонять, а пересадить. Так я могу не бояться нежелательных последствий операции по удалению астрального паразита. А может он как-то завязан на ее рассудок или даже жизнь. Мало ли чего.

– Сержант! – крикнул я и в палату вбежал старый нехеец.

Вытянулся в струнку.

– Притащи сюда курицу, с птичьего двора… или даже две. И быстро!

В себя пришел Жуль и недоуменно рассматривал обстановку, в которой оказался.

– Что происходит? Где я? – спросил он, рассматривая свои руки. Багровый шрамы пока не исчезли.

– Ты в лазарете, Жуль, – отозвался я. – Тебя почти убили. Полежи пока молча.

Сержант убежал и вскоре пришел с двумя курицами, держа их за ноги вниз головой. Те недовольно кудахтали.

– Дай мне одну курицу и выйди, – приказал я.

Лия и Жуль молча смотрели на мои приготовления.

Я же поднес курицу к голове Лии и стал смотреть на их ауры. Осторожно подцепил нужный мне кусок ауры дворфы и стал сжимать его своей волей, Неспешно стал уменьшать площадь, в которой бесновался дух. Он почувствовал давление и все так же хаотично двигаясь, стал уходить в сторону ауры курицы. В какой-то момент я вышел в ускоренное восприятие и просто подтолкнул паразита в ауру курицы. Проникновение прошло быстро и без эксцессов. Затем мгновенно разорвал контакт двух аур и вздохнул с облегчением.

Позвал сержанта. Передал курицу и приказал убить ее. Но не есть. Лучше сожгите тушку, – распорядился я.

Также поступил и с Жулем. Оба раненых не сопротивлялись и с любопытством наблюдали за моим «колдовством». А то что это было колдовство, они поняли сразу.

Оставшись втроем я начал разговор.

– Теперь каждый расскажите мне, что помните. Давай ты, Жуль, говори первым.

Жуль наморщил лоб.

– Мы, милорд, я рена Лианора и льерина Тора-ила выехали из замка в сопровождении двух солдат. Доехали до развилки в лесу… И тут со всех сторон на нас обрушился магический шквал атак. Щиты снесло сразу. Я выхватил меч и встал в полный рост на повозке. Солдаты были убиты почти мгновенно. А затем меня ударили по голове и все… Больше ничего не помню.

– Так ты не видел нападающих? – уточнил я.

– Нет милорд. Я слышал шум, потом повозка накренилась… Я махнул мечом… и все.

– А Тора-ила что делала? – Спросил я.

– Льерина? Она была за моей спиной.

– Тора соскочила с коляски и скрылась в кустах, – включилась в разговор дворфа, – я видела. Потом я достала арбалет и выстрелила. Но болт отскочил. Тогда я им ткнула и попала в кого-то. Но сразу же сильный удар выбил его из моих рук и дальше меня стали рубить, я успела лишь закрыться руками. Я тоже никого не видела.

– Понятно, – отозвался я. Хотя мне все было не понятно.

– Теперь хочу прояснить следующий момент. Вы двое заранее собрались в поездку? А как с вами оказалась Тора?

– Мы с таном Жулем обсуждали поездку за столом во время ужина, – ответила дворфа. – Договорились, что завтра с утра поедем по поселками искать музыкантов и певцов. Торочка услышала и сказала, что ей скучно и она тоже хочет развеяться. Я была не против. Места у нас спокойные да и охрана была с нами.

– Может служанки слышали разговор? – спросил я.

– Может и слышали, – кивнула Дворфа, – нам прислуживала Крентина.

Я понял, что им нужно рассказать о своих подозрениях. Иначе дело с места не сдвинется.

– Слушайте меня внимательно. Про вашу поездку кто-то знал в замке и этот кто-то сообщил о ней чужим. Значит Здесь в замке есть предатель, который дал весточку нашим врагам. Я полагаю, за замком его ждал некто, кто вызвал подкрепление. Я думаю что охотились за Торой. Но может быть и просто те, кто хочет мне отомстить. Теперь подумайте, кто мог знать о вашей поездке.

Первой прониклась моими словами дворфа.

– Я говорила конюху, он точно знал. И могла слышать служанка. Служанка не выходила из замка… но могла кому-то сообщить, кто выходил. Надо расспросить стражу, кто перед поездкой вечером или ночью выходил из замка.

– Ты, Жуль, кому-нибудь о поездке говорил? – с просил я сына лейера.

– Только Моргану вечером перед поездкой. Мы играли в шахматы, которым ты нас научил. А утром мы уехали.

– А почему Моргана с собой не взял. Он твой оруженосец и телохранитель?

– Э…э я подумал, что он в дороге мне не нужен…

– Я его не взяла, – отозвалась Лианора. – В коляске с нами он бы не поместился, а на коне … Этот оруженосец не умеет ездить, да и коня под него еще надо найти. Он лучше всего за горничными ухаживает… А те от здоровяка без ума.

– Ну ладно. С ним я поговорю. Вам придется лежать здесь до конца дня. Пусть все думают, что вы еще спите.

Я поднялся и вышел из палаты.

– Сержант! Поставить здесь охрану до полного выздоровления раненных. Никого сюда не пускать, о их состоянии никому не рассказывать. Матушка это и вас касается. – Я обернулся и посмотрел на старушку. Та поклонилась. А я пошел прочь в свой кабинет.

«И так – решил я – подозреваемых двое – конюх и служанка. Начнем со служанки.»

Стражнику стоявшему у входа в крыло, я приказал доставить в мой кабинет служанку Крентину. И добавил:

– Передай заместителю тана Черридара мой приказ. Из замка никого не выпускать до особого распоряжения!

Вскоре появилась служанка. Зашла осторожно и поклонилась реверансом. Она стояла напротив меня, а я смотрел и изучал ее. Смазливая. Глазки острые, взгляд бросает быстрый и опускает глаза.

– Ты не из крестьянок?

– Нет Ваша милость, я из рода лавочников. Мой батюшка аптекарь.

– А как в служанки попала?

Девушка на пару мгновений замялась…. – Бывший милорд взял меня служить его дочерям…

– И согревать ему постель. Так?

Девушка зарделась. – Если угодно сеньору…

– Мне угодно другое. Ты хочешь остаться здесь и служить?

– Да, очень, ваша милость!

– Тогда я хочу проверить тебя на честность, ты готова отвечать правду?

Девушка ненадолго задумалась, а затем твердо ответила:

– Готова, ваша милость.

– Скажи мне, Крентина. Ты знала, что госпожа дворфа уезжает объезжать поселки?

– Знала, ваша милость.

– Когда ты узнала об этом?

– Вечером за ужином. Я прислуживала за столом.

– Хорошо. Ты кому-нибудь рассказала об этом.

Нет, ваша милость. А зачем? Кому надо тот и сам знает, а кому не надо тот и знать не должен.

Я смотрел на ее ауру и как на детекторе лжи проверял ее ответы. Пока она говорила правду. Кроме того ее хорошо вышколил бывший барон. Я понял почему ее оставила Лианора и понял, что от нее информация не могла уйти.

– Ты знаешь кто не любит в замке госпожу Лианору?

– Ну… Ее все бояться. Но чтобы не любить? … А зачем ее любить?

«Хороший вопрос.» – Я усмехнулся:

– Ты права о любви разговор не идет, может знаешь кто ее ненавидит?

– Ненавидит?… – Девушка задумалась. – Может конюх Авсей.

– А он тоже как и ты от прошлого барона остался?

– Да, Ваша милость, он лошадник каких поискать… Только гордый очень…

– Ладно, Крентина, вот тебе золотой за правду, иди по своим делам и о нашем разговоре молчок. Поняла?

Девушка живо схватила монету, сунула ее за пазуху и радостно поклонилась.

– Все поняла, ваша милость.

– Ну раз поняла тогда иди. Э э… Постой ты спишь с реном Морганом?

– Я? Нет… – Она засмеялась. – Он такой … огромный… – и тут же добавила с ним спит наша прачка Шильда.

– Она тоже из старых слуг?

– Нет, она из новых.

– Хорошо иди.

Служанка ушла, а я остался в раздумьях:

«Одну версию я отработал. Служанка ни причем. Остался Морган и конюх. Надо выяснить, кто покидал замок вечером после ужина или ночью.»

– Стража! – крикнул я. На мой крик заглянул один из двух стражников, которые выставлялись у дверей моего кабинета, только тогда, когда я был в замке.

– Слушаю ваша милость.

– Заместителя тана Черридара ко мне!

Пришел пожилой сержант в уже вычищенных сапогах и встал у дверей.

– Сержант. Мне нужно знать, кто вечером или в ночь перед нападением на повозку, покидал замок. Сколько тебе нужно времени?

– Не нужно, милорд. Мы уже выяснили это. Замок покидал конюх Авсей и Две пары патрульных стражников. Одна пара до двух ночи, другая до восьми утра.

– А зачем конюх покинул замок?

– Он всегда ночью выводит наших лошадей на водопой к реке, милорд.

– Понятно. Патрульные кого-нибудь видели?

– По их докладам нет, милорд.

Я мысленно вздохнул:

«Что это за патрульные если они не видели чужаков?»

– Слушай меня, сержант, внимательно. В замке прячется предатель. Он сообщил о поездке господ кому-то чужому и патруль никого не видел. Тебе это не кажется странным?

Сержант нахмурился и стал топтаться на месте. Потом поднял на меня свои выцветшие глаза. Его лицо черное от загара и испещренное морщинами стало суровым. Мы нехейцы, милорд… Среди нас нет предателей…

Ох уж эта гордость горцев.

– Предателей может и нет, сержант, а вот ротозеи есть.

– Я все выясню, милорд.

– Не надо. Я сам разберусь. Ты про наш разговор молчи. Ступай и думай. Никого из замка не выпускать! Приведите ко мне конюха.

Я дождался когда в дверь войдет смуглый черноволосый кудрявый крепыш. Лет сорока. Широкий в плечах, среднего роста и с ухоженной бородой в завитушках. На нем была жилетка из синего бархата и до блеска начищенные сапоги. За голенищем была засунутую плетка с красивой резной рукояткой.

«Франт», – разглядывая лошадника, подумал я.

Конюх поклонился. Но с каким-то внутренним достоинством и выпрямился, Встал, потупив взгляд, разглядывая носки своих сапог.

«Он не боится,» – понял я.

– Ты, Авсей, из какого народа будешь? – спросил я.

– Мать лигирийка… с севера империи, отца не помню.

– А как ты здесь оказался? Так далеко от империи?

– Меня выкупил на рынке рабов барон Шарду и дал вольную. С тех пор вот уже десять лет я при конях.

Я сменил тему разговора и спросил в лоб:

– Ты выходил ночью перед поездкой госпожи управительницы из замка?

Я спросил конюха то, что и так знал. Мне нужно было посмотреть его реакцию. Но Авсей совершенно спокойно ответил:

– Выходил, ваша милость. Я каждую ночь вывожу ваших коней на водопой и попастись на травке.

– А с кем встречался?

– Ни с кем.

– А кого видел?

– Видел патрульных.

Что самое странное, конюх говорил правду. Его аура была спокойной без эмоциональных всплесков.

– Ты не любишь дворфу? – спросил я прямо.

– А за что мне ее любить? Она мне не мать, ни невеста.

Авсей даже слегка ухмыльнулся.

– Но ты ее разве не ненавидишь?

– Ненавижу? Нет ненависти я к ней не питаю.

– А как ты к ней относишься? – Ты желаешь ей смерти?

– Если бы я желал смерти всем кто сделал мне больно, то давно бы умер от желчи.

Конюх вновь с чувством превосходства ухмыльнулся.

«Странно, – подумал я. – Авсей разговаривает не как простолюдин.»

– Ты бастард? – догадался я.

И тут невозмутимость конюха дала трещину. Лицо его исказила мимолетная судорога. Но он быстро взял себя в руки.

– Не знаю, – ответил он и отвел глаза. Аура его в районе головы вспыхнула синим всплеском и погасла.

«Врет».

– Почему не сказал о своем благородном происхождении Лианоре?

Конюх скривился. – Чтобы она убила меня как и моего друга?

– А кого она убила?

– А то вы не знаете?

– Я мало бываю в замке. Так кого?

– Шантара птичника.

– Это который плюнул ей вслед? – вспомнил я рассказа Бурвидуса.

– Его самого.

– А он что тоже был из благородных?

– Шантар? – улыбнулся Авсей. – Нет, только притворялся. Вот за это она его и пристрелила, я не хотел повторить его участь.

Странно, но я проникся к конюху симпатией. С этими человеком все было не так как с другими. Он располагал к себе и при этом не использовал колдовство. Я понимал, что он не все договаривает и знает больше чем говорит, но как вывести его на откровенность, не понимал. И нужно мне это было или нет, тоже не понимал. Круг замкнулся. Ни конюх, ни служанка с врагами не встречались, я оказался там же с чего и начал.

– Иди Авсей, – махнул я рукой. И никому о нашем разговоре не рассказывай, вспомнишь что, найди меня. А я подумаю, что могу для тебя сделать. Не гоже когда человек благородного звания служит конюхом.

– Ваша милость! – Неожиданно вскричал лошадник:

– Не забирайте меня от коней! Богами заклинаю! Не нужно мне ничего. Только оставьте с лошадьми!

– Да ты не беспокойся, Авсей. Я просто сделаю тебя не конюхом, а…

Я задумался:

«Кем можно сделать лошадника с примесью благородных кровей? Заведующим конюшней? Старшим конюхом? Конюшим? Черт, не знаю».

– В общем я подумаю, Авсей. От коней я тебя не заберу… Мда. А как ты в рабство попал?

– Я убил обидчика матери, милорд. Забил кнутом.

– Не отца случаем?

– Нет, отчима.

– Мда уж… ладно иди.

Я остался один. Сидел задумчиво, но мое расслоенное сознание ничего не подсказывало. В мыслях был тупик:

«Если конюх не предатель, служанка не выходила, то тогда кто передал известие о поездке?.. А может и не было никакого предателя, – подумалось мне. – Может это я в Шеролока Хомас играю?»

Мысли как-то сами перешли на демоницу.

«И где теперь Рабе»?

За ее жизнь я не беспокоился. Умрет демоница и окажется в своей преисподне, и будет подружкам рассказывать как жила среди людей. Я не стал ругать дворфу и Чернушку за то, что одна взяла, а другая отпустила Тору на прогулку. В конце концов она же не в тюрьме.

– Не в тюрьме, – повторил я. – Так, так.

Что-то проклюнулось в сознание робкой мыслью. Но уловить суть было трудно. Я с раздражением почесал затылок.

«Ладно пойду к Моргану. Может он что расскажет?»

– Где рен Морган? – спросил я стражников, выходя из кабинета.

– Так он, ваша милость, с таном Черридаром убыл на поиски бандитов.

– Убыл значит.

Я остановился.

– Прачку за которой рен Морган ухаживает, вы знаете?

Оба стражника за ухмылялись. Один что постарше подкрутил усы.

– Знаем, милорд.

Я понял их ухмылки.

«Разве в замке что-то можно утаить?.. Хотя как видно можно.»

– Тогда приведите ее сюда.

Я вернулся в кабинет.

«Отработаю и эту версию».

Но что-то мне подсказывает, что тоже напрасно.

Вошла высокая, большая, широкая в поясе женщина, с ручищами как у штангиста. Под стать Моргану. Такая в горящую избу войдет и коня на скаку остановит. При этом красное ее лицо было миловидным.

– Ты спишь с реном Морганом? – спросил я первое, что пришло в голову.

Тетка уперев ручищи в бока оглушительно рассмеялась, Ее живот затрясся как холодец. И этот смех удивил меня.

– Сплю? Нет, милорд, не сплю. Еще не сделаны кровати, что могут нас уместить … И выдержать. Он…так… заходит ко мне в прачечную… А что, прогнать его?

– Нет, – я тоже не удержался и улыбнулся.

– Не надо прогонять, не мое это дело… Он тебе о поездке управительницы говорил что-либо?

– Нет милорд. Мы не разговариваем. – И она снова рассмеялась, тряся своим необъятным бюстом.

– Но ты знала что она собирается уехать?

– Нет, милорд, госпожа Лианора мне не докладывает о своих делах. А она что не довольна моей работой?

– Думаю довольна, – ответил я. – Ступай.

– Ага, пойду я… А звали то чего?

– Хотел просто посмотреть.

– Ага, посмотрели?

– Посмотрел, ступай.

Шильда вышла, протиснувшись сквозь двери.

– Иди, иди, – прошептал я. – У нас не тюрьма.

И тут мое сознание начало работать. У нас не тюрьма, у нас замок. Вот она зацепка! Тору невозможно все время держать за стенами, она от скуки с ума сойдет.

А если… Если так думаю, я то так могли думать и наши противники. Они может быть ждали удобного момента, когда та выедет за пределы замка. Если это так, то не надо искать чужого. Это может быть тот, кто прибыл сюда сразу после того как Тора обосновалась в замке. И это не просто скучающий бездельник проживающий на постоялом дворе…

– А кто это может быть? Это может быть торговец, ремесленник, кому позволили жить и трудится на земле лорда, а позволить могла только дворфа. Если мои рассуждения верные, то придется снова посещать Лианору.

Я встал и стремительно вышел из кабинета.

Размышляя над своими подозрениями, поспешил в лазарет. Сколько бы я не думал, все равно не мог придумать какие либо другие варианты. Я чувствовал что напал на след.

– Лия, – я снова сел на стул возле кровати раненной.

– Вам что-то удалось найти, милорд? – спросила девушка. Рубцы на ее лице и руках побелели.

– Пока нет. Может вы с Жулем что-то вспомнили?

Девушка слегка улыбнулась, – нет не вспомнили. Мы много говорили… Но… Понимаете… Ничего добавить не могу.

Она заплакала:

– Простите меня, милорд! Я так Вас подвела. Лучше бы я не приходила в себя!

И девушка не выдержав, разревелась.

Я не стал успокаивать, просто учитывая ее склад характера, зная что Лианора очень ответственная управляющая и на первом месте у нее всегда стоит долг, пошел другим путем. Строго оборвав плач дворфы, навал говорить совсем в другом ключе:

– Лианора некогда реветь, я пришел по делу. Будешь плакать, когда я уйду.

Дворфа тут же собралась и вытерла слезы рукой.

– Слушаю Вас, милорд.

– Я тут подумал и пришел к мысли, что агентов враги нам могли подсадить сразу как появилась в замке Тора. После того как ее не могли «вызволить» гвардейцы княжеского дома. И это могли быть торговец, трактирщик, ремесленник, кому ты разрешила поселиться по близости и работать. Я хочу знать такие были?

Лианора не медлила ни секунды:

– Были, милорд. К нам пришел алхимик с дочкой и попросил разрешение открыть лавку. Он поселился рядом с трактиром. Очень хорошее место, проходное и налоги платит исправно и дочка у него красавица. Наши молодые парни из стражи постоянно посещают их лавку… Вот.

– Ну ка, ну ка! Теперь по подробнее, кто интересуется девушкой?

И в этот момент я почувствовал, что внутри меня появилось напряжение. Как напряжение тонкой струны, очень тонкой, но ведущей меня как путеводная нить. И я мог ее неосмотрительно оборвать. Где-то я поступил неправильно. И надо было срочно исправляться свою ошибку.

«Где? Где? Где? – подгонял я себя мысленно, – в чем я ошибся»?

В моем сознании возник образ болтливого дворфа.

«Он то тут причем»? – отмахнулся я от набежавшего видения и вдруг окаменел.

– Стой, Лия. – Остановил я дворфу открывшую рот, чтобы, что-то мне рассказать.

– Сюда заходил Бурвидус?

– Эээ… Да, милорд.

– Кто его пустил?

– Милорд! – Девушка ухватила мне за руку.

– Я слышала как мой непутевый жених ругался со стражником и хотел пройти и я приказала его пустить. Я не могла поступить по другому, милорд. Он бы попытался прорваться с силой.

– А что мои приказы здесь уже ничего не значат? – Я опасно прищурился. Страшный, опаляющий огонь ярости стал заливать мою душу и тут же прошел, оставив пепел из моих мыслей и надежд.

– Стража! – закричал я.

Забежал молодой стражник нехеец. – Тут я, Ваша милость!

– Почему Бурвидус прошел в лазарет?

– Милорд, – растерянно проговорил стражник, – его приказала пропустить госпожа управляющая.

– А что тебе велел сержант?

– Никого не пускать. Но…

– Ты уволен. Сдай оружие, снаряжение, получи у сержанта расчет и чтобы к вечеру тебя не было в моих владениях. Если ты не поспешишь, то умрешь с позором.

Ждать, что он будет говорить, я не стал. У меня не было времени. Я чувствовал как натянулась и зазвенела струна. Мне нужно было перехватить Бурвидуса, пока не поздно. Приходилось положиться на интуицию и действовать по наитию. А оно меня никогда не обманывало. Еще не понимая в чем дело. Я телепортировался в казарму. Старый вояка проверял амуницию и оружие бойцов в пирамиде у стены.

– Сержант, постройте свободных людей! – Приказал я.

Тут же раздался тревожный звук рога и в казарму стали забегать свободные от службы стражники.

Когда все построились, я спросил:

– Кого нет?

Сержант сурово оглядел строй из одиннадцати воинов, нахмурился и сквозь зубы доложил:

– Молодого Бринга. Он доложен был отдыхать после ночного патрулирования.

– Где Бринг? – спросил он строй.

– Так он ушел сразу, как только ушел дворф Бурвидус, – отозвался один из воинов.

– Давно?

– Ридок десять назад.

– Как ушел?

– Не знаю.

Воин был растерян.

– Сходите к воротам и спросите: «Выходил молодой Бринг или нет» и доложите! – приказал я тому же воину.

– Что рассказывал дворф? – спросил я оставшихся воинов.

– Что тан Жуль и его невеста пошли на поправку и он Бурвидус обязательно найдет предателя и разорвет его на куски. Спрашивал видали мы каких либо посторонних?

Я чуть не застонал. Болтун Бурвидус не мог сдержать свой радости и не разболтать тайну. Ну не может он держать язык за зубами. Шерлок Хомс недоделанный.

Я вновь закипал от гнева. Если бы сейчас тут появился Бурвидус, то он лишился бы языка. В его положении лучше лишиться языка чем головы. Но на его счастье он был где-то в другом месте.

– Слушайте меня внимательно. – Я уволил стражника, что охранял лазарет. Он пропустил туда Бурвидуса. Если мои приказы будут не исполняться, то каждого кто ослушается, впредь ждет позорное изгнание.

– Сержант! Если провинившийся стражник до заката солнца будет в моих владениях, казнить его как опозорившего своего тана.

– Кто был в патруле вместе с Брингом? Шаг вперед!

– Я был, – вперед на шаг вышел такой же молодой нехеец.

– Как зовут?

– Шангор, ваша милость.

– Шангор, Ты видел как Бринг встречается с девушкой?

– Э-э. Откуда вызнаете?… Простите. Видел, ваша милость.

Почему не доложил по команде, что Бринг вместо несения службы встречается с девушкой?

– Я… Я думал… Думал… Что это не важно… Они любили друг друга и она прибегала к нему всегда когда он был в патруле.

– Не важно! – покачал я головой и уничтожающе посмотрел на воинов.

– И это нехейцы! Не ошибусь если скажу, что сегодня ночью ее не было. Ведь так?

– Не было. – Молодой нехеец опустил голову.

– Вы знаете, – теперь я обратился к строю, – что на управительницу и ее сопровождение напали… Погибли ваши товарищи, а воин, что должен охранять покой живущих в замке, говорит: «Он думал что служба это неважно». А второй рассказал шпионке, о том что утром поедет повозка в сопровождении маленькой охраны… Я вновь сокрушенно покачал головой.

– Как такое могло произойти?…

Вы кто? Нехейцы или беззаботные жители долин? У вас осталась хоть капля чести горца?.

Я резко развернулся и пошел прочь. Время отпущенное мне уходило как вода сквозь песок и я чувствовал это. Все таки враг нашел слабое место. Молодые парни сидящие в замке клюнули на девичью красоту.

«Кто же это мог сделать? Снежные эльфары? Вряд ли. Тут чувствуется рука их старших собратьев из Великого леса. Парня околдовали или опоили зельем», – другого предположения у меня не было. Даже неземная красота не толкнет нехейца на предательство. Но зачем лесным ушастикам помогать снежкам?.. Додумать я не успел, струна лопнула и меня обдало холодным потом.

Буквально выскочив из казармы, телепортами устремился к поселку, что стоял в двух лигах от замка, на перекрестке дорог.

Одна из дорог была оживленным торговым путем и соединяла Северный королевский тракт с провинциями находящимися на востоке. Предки прежнего владетеля этих мест знали где поставить замок. Поселок со временем разросся. Появились трактиры, постоялые дворы и торговые лавки, кузни. Была даже почтовая станция. Содержать которую должен был местный барон, а теперь уже я.

Лавку алхимика я увидел сразу. Приметная вывеска, ухоженный домик. Но сама лавка была закрыта. Я осторожно подошел к двери и подергал ее. Она оказалась закрытой на висячий замок. Выломав его и отворив дери, я увидел, то что в общем то и ожидал увидеть.

Глава 2

Граница между Великим лесом и Снежными горами

Рабе ощутила горький привкус во рту. Голова кружилась и была тяжелой словно наполнена свинцом. Ее тошнило. Перед мысленным взором стояла решетка, через которую она не могла выбраться. Сознание медленно, тягуче, словно неохотно возвращалось к ней. Рядом слышались чьи-то тихие голоса. Они будили ее, заставляли выплывать из тяжелой дремы в боль и муки.

Рабе, не открывая глаз и не шевелясь, прислушалась. Она хоть и с трудом продолжала притворятся, что находится без памяти. Больше всего она хотела забыться и не слышать этот противный вызывающий тошноту и головную боль шепот.

– Долго еще ждать?

Это тихо спросила женщина и в ее вопросе слышалось недовольство.

– Сколько надо столько и будем ждать. – Отозвался мужской, весьма приятный с бархатными нотками голос.

– Ты чего сюда приперлась и не осталась у замка?

– Не могла. Этот молодой дикарь прибежал и предложил с ним бежать, мол граф неожиданно прибыл и узнал, что в замке есть предатель и его ищут. Сказал что граф знает, что кто-то из замка общался с чужими.

– Убила бы его и спряталась.

– Не груби, Радж нур. Мне нельзя было оставаться, второй парень меня видел и знал, что я встречалась с этим дурнем. Там остался По дар. Он спрячется, поменяет внешность и профессию. Его то точно не найдут.

– Так ты ушла одна! – уже более спокойно, отозвался тот, кого назвали Радж нуром.

– Это другое дело.

– Другое дело! – презрительно фыркнула обладательница женского голоса. – Что ты знаешь о моих делах? Лучше скажи почему ты один, где остальные.

– Остальные? – в голосе мужчины послышалась неприкрытая злоба.

– Эта ледяная тварь оказалась отменным бойцом и магом. Убила двоих и ранила еще двоих наших. Невредимыми остались лишь я и Рин кар. Если бы не ловчая сеть убила бы всех…

– Раненных и убитых с собой в лагерь забрал Рин. Скоро он вернется с подкреплением. А пока сидим тихо и ждем. Поняла?

– Поняла.

Рабе стала вспоминать, что с ней произошло. В памяти всплыли картины этого утра…

«Или не этого? – подумала девушка. – Сколько я провалялась без памяти? День, два? Так что же с ней случилось?»

Они утром втроем под охранной двух воинов выехали из замка и направились в другой конец графства на восток. Ехали и весело болтали. Тан Жуль оказался веселым малым. Шутил, пел песни и рассказывал смешные истории. Где только хозяин находит таких странных хуманов? Он словно коллекционер собирает вокруг себя экзотических разумных. Заколдованная дворфа, черная эльфарка, невероятно огромный Морган и вот еще тан… Ну и она демоница в облике снежной принцессы…

«Хозяин»…

От мысли о молодом графе защемило сердце.

«Как она относится к хозяину? Сложно сказать. И ненавидит – он властвует над ее жизнью. И жить без него не может. Готова за него умереть. Странные противоречивые чувства»…

Она усилием прогнала мысли о хозяине. Вернулась к событиям недавнего прошлого.

«Так что там было дальше»?

Они въехали в лес. Их окружили могучие деревья. Влажная тень накрыла повозку, запахло прелой травой и сразу стало прохладнее. А Жуль стал рассказывать какую-то невероятную историю про странный лес и огромного медведя, которого убил хозяин.

На перекрестке лесных дорог она внезапно почувствовала магию, но предупредить не успела. Их сразу же накрыла магическая буря. Человеческая магия для нее как поглаживание перышком. Ждать что будет дальше, Рабе не стала. Она тут же спрыгнула с коляски прямо в кусты. Покатилась за дерево, Затаилась и притихла. Выходить из-за дерева не стала. Она не видела противника. Видела как валялись под ногами коней стражники, не оказав малейшего сопротивления. Как тан выхватил меч и бестолково замахал перед собой. Он закрыл дворфу. Рядом с ней упал возница. Ему стрела возилась в шею. Он добежал и хрипя повалился ей под ноги. Он умирал тяжело.

Рабе приняла демоническую боевую форму и вышла в режим невидимости. Затем без сомнений избавила возницу от мучений, выпила его душу и немного опьянела. Эйфория прошла по ее жилам, обдав сладостным огнем. Она запрыгнула на повозку. Теперь Рабе видела смертных, но это были не люди. Это были лесные эльфары. Первого она ухватила руками, прижала к себе и выпив душу, разорвала ему глотку. Второго, что лез на повозку Рабе приложила в лицо кончиком хвоста и снова прыгнула в кусты.

Выглянув из-за дерева, куда она отползла на коленях, Рабе увидела еще двух эльфаров. Они остановились и стали оглядываться.

«Никого больше! – ухмыльнулась она. – Какие же они сладкие!»

Эта мысль и огромное желание испытать вновь наслаждение, пересилили осторожность.

Молниеносно прыгнув из-за дерева, Рабе сбила ближайшего и хвостом ударила в голову второго. Оба упали и покатились по земле. Один подкатился к ней и она копытом размозжила ему голову, выпила душу и вновь спряталась за дерево.

На месте боя установилась тишина. Рабе проверила чувствами местность. На земле осталось лишь двое раненных эльфаров. Она приняла образ снежной эльфарки, вышла из-за дерева и неспеша подошла к эльфару с выбитым глазом, он лежал и стонал.

Только спустя мгновение, она поняла, что совершила ошибку. Сверху на нее рухнула сеть и рядом приземлились, возникнув прямо из воздуха два лесных эльфара. Рабе дернулась, но сеть словно живая сильно сжала ее, не давая двигаться, а затем спеленала. Удар по затылку оправил Рабе в темноту.

Она наконец поняла, что произошло. Ее приняли за снежную эльфарку и не смогли увидеть в ней демоницу. Еще раз подивилась предусмотрительности хозяина. Он как будто предвидел такую возможность и подменил ею снежную эльфарку. Хотя Рабе испытывала досаду от того что ее просто использовали, она непроизвольно улыбнулась. Она бы тоже так поступила. И это лучше чем быть прикованной к выгребной яме. От перспектив, которые однажды обрисовал ей хозяин, ее передернуло.

– Смотри она еще улыбается, – произнесла девушка.

– Что ей сниться? Как хуман лапает ее?

Рабе открыла глаза. Больше она не стала притворяться спящей. На руках и ногах у нее были оковы гасящие магию. Напротив нее сидела на ветках, заботливо собранных в кучу, молодая очень красивая девушка.

– «Хуманка?… – Нет не хуманка… Берка,» – догадалась Рабе. Метиска человека и лесного эльфара. Она перевела взгляд на лесного эльфара стоявшего у дерева и жующего травинку. Тот тоже на нее посмотрел.

«Почему девушка еще жива?» – удивленно подумала демоница. Она знала как ревностно истинные следят за чистотой своей расы.

– Она пришла в себя! – Чуть громче чем обычно вскрикнула берка.

– Вижу, – спокойно отозвался лесной эльфар.

Рабе окинула взглядом берку. Презрительно сморщилась и произнесла.

– Лапать могут только тебя, грязное животное.

– Ах ты!.. – Берка вскочила.

– Сядь! – окрик мужчины подействовал на девушку как удар хлыста. Берка недовольно сопя, села и с ненавистью посмотрела на Рабе.

– Что вы от меня хотите? Кто вы такие? – Рабе не разыгрывала растерянность. Взгляд ее был насторожен и холоден.

– Кто мы не важно, – выразив голосом презрение фыркнула берка.

– И что хотим тоже. Лежи смирно, ледяшка..

– Ты… Ты берка?

– Какое тебе дело?

– Странно что ты еще жива… – Зачем вы меня захватили? Хотите убить?

Берка фыркнула:

– Радж, а она дело говорит, давай ее убьем. Я сама это сделаю если ты не хочешь мараться.

– Нельзя, – равнодушно произнес лесной эльфар и отвернулся.

– Жрецы Священной Рощи сказали, что нам ее убивать нельзя. Большие беды нагрянут тогда в лес. Боги ополчаться на наш народ. Пусть снежки решают ее судьбу.

Выслушав монолог мужчины Рабе спросила:

– Вы знаете кто я?

– Знаем, – эльфар повернул к ней голову. В его взгляде она увидел полное безразличие к ее судьбе, но будучи существом из преисподни не оставляла надежды соблазнить его:

– Мы можем договориться.

– О чем? – в его глазах появился интерес.

– Когда я стану княгиней, то заключу с Великим лесом договор. Может быть даже вассальный.

– Хороший ход, – кивнул эльфар, – но не мне решать. Я делаю свою работу и только.

– Но ты можешь сообщить о моем предложении тем кто решает, – вкрадчиво произнесла Рабе.

– Замолчи, дуреха, – прервала ее берка.

– Ты ничего не можешь и старшие дома за тобой не пойдут.

– Сама дура! – огрызнулась Рабе. – Почему тебя еще не убили?

Рабе посмотрела на усмехнувшегося эльфара.

– Она берка, убей ее.

Девушка пнула Рабе ногой в ребра.

– Замолчи тварь или рот землей набью, – прошипела она.

Рабе сморщилась от боли. Она поняла, что эти двое лишь посредники и исполнители. С ними разговаривать бессмысленно.

– Такие милые дамы и такие злобные, – рассмеялся лесной эльфар.

– Ты принцесса ничем от нее не отличаешься, ищешь свой пользы и за жизнь готова продать свое княжество. Зря стараешься. Его уже продали до тебя. Он негромко рассмеялся и вновь отвернулся.

Рабе тоже отвернулась. Потрогала руками оковы.

«Если снять их с ног, то она возможно сможет принять свою истинную форму и тогда она им покажет.»

– Мне надо справить нужду, – Рабе вновь повернулась к этим двоим.

– Мочись под себя, – рассмеялась берка.

– Тебя все равно убьют, – не замедлила отозваться Рабе. – Так что сама мочись под себя.

Эльфар перестал смеяться.

– Сними с ее ног кандалы. – приказал он.

– Вот еще!..

– Я могу исполнить ее просьбу… – спокойно и негромко произнес мужчина. – Мне не важно что ты особый агент, – глаза лесного эльфара блеснули огнем бешенства.

Берка спорить не стала. Она опасливо зыркнула на мужчину и подвинулась к Рабе, ключом открыла захваты кандалов.

– Вставай! – приказала она и не удержавшись толкнула Рабе ногой. – Делай свои дела.

Рабе встала, хотя с трудом. Ноги затекли и плохо ее слушались.

– Я не могу… Здесь… При вас, – сказал она.

– Может тебе еще ночной горшок принести и дворец в придачу! Делай давай свои дела!

– Сама делай! Я не могу.

– Отведи ее за кусты и поставь завесу! – приказал лесной эльфар.

Берка опять не стала спорить, поднялась, грубо ухватила Рабе за рукав порванного, измазанного глиной платья и потащила за высокие кусты.

– Если бы не приказ, я бы тебя, сука, удавила, – прошипела она в ухо Рабе.

– Иди в задницу, – огрызнулась Рабе Она сознательно нагнетала конфликт. Еще до конца не понимая, что она хочет, Рабе пустила вход свою демоническую натуру. Если удастся снять кандалы с рук она выпьет первой мужчину, а с беркой позабавиться.

Берка отошла на шаг и взмахом руки поставила непроницаемую для взгляда серую завесу между Рабе и собой. Рабе радостно ухмыльнулась. Она тут же попробовала снять кандалы с рук, но не смогла. Демоница в облике снежной эльфарки растерянно остановилась и отчетливо поняла, что просчиталась. Ведь Рабе надеялась, что перейдя в свой истинный облик, она разрушит заклятие антимагии своей энергией хаоса. Но чтобы принять в свой демонический облик, нужно было снять кандалы. В облике разумного с Сивиллы она не могла разрушить заклятия антимагии. А с ними она не могла вернуться в свою демоническую форму.

– Ты скоро там?

– Скоро, не ори!

В отместку берка убрала завесу и с усмешкой уставилась на принцессу.

Рабе быстро поднялась с корточек и подобрав подол платья, молниеносно в прыжке ударила девушку ногой в живот. Та не успела среагировать и охнув повалилась на траву.

Рабе обозленная своей неудачей стала пинать ее ногами. Закрывая лицо руками берка завопила, – Радж-ж! На помощь!

Рабе замахнулась ногой и в ту же секунду упала как подкошенная. Ноги ее перестали слушаться.

Рядом очутился лесной эльфар.

– Что тут происходит? – закричал он.

– Она… Эта белая тварь!.. На меня напала!

Берка стала подниматься и ногой ударила лежащую Рабе, та ухватила ногу руками и впилась в нее зубами. Берка завопила еще громче. Радж с трудом оттащил берку от Рабе.

– Отпусти меня! – орала и вырывалась их сильных рук берка, я ей зубы выбью! Сука… Напала и укусила! Да отпусти же меня!

– Она первая начала! – Вопила в свою очередь Рабе. – Она подглядывала за мной, сволочь… Извращенка! Хотела убить и опозорить…

– Тихо! – закричал лесной эльфар. – Молчать!

Тут же установилась тишина.

– Ты! – он ткнул пальцем в берку.

– Отошла от принцессы и не подходи к ней ближе чем на пять шагов, пока я не разрешу это сделать!

– Ты! – он указал пальцем на Рабе, – лежи тихо, иначе точно набью твой рот землей. Поняла?

– Поняла, – тихо и безропотно ответила Рабе, но тут же добавила:

– Убей ее! Она позор леса.

– Сама сдохни, сыкуха…

– Хватит!

Лесной эльфар побагровел от гнева.

– Еще раз услышу вашу ругань, обоим землю в рот набью. Скорей бы уж за тобой пришли!

Он плюнул в сердцах себе под ноги.


Королевство Вангор. Окрестности замка Тох Рангор

Зайдя в лавку, я увидел то что и ожидал увидеть. Прямо у порога, лицом вниз лежало тело молодого воина. Из спины торчала рукоятка кинжала. Удар был нанесен быстрый, точный и сильный. Лезвие вошло в спину в области левой лопатки по рукоятку. Рядом натекла лужица крови. Парень был мертв.

Я понимал, что парень был опоен колдовским зельем, таким же каким в свое время опоили Эрну и не имел сил сопротивляться нахлынувшей страсти. Околдовать его не могли, у нехейцев врожденный иммунитет против магии. Сказывается близость диких земель.

Скорбя о глупой смерти нехейца, обошел тело и вошел в лавку. Моему взору предстали две комнаты и прихожая. Уютный половичок из грубой шерсти, чистые, выскобленные полы. Везде порядок и только самое необходимое.

Одна комната жилая, с двумя аккуратно заправленными кроватями. Стол, шкаф, два стула. Печь с полочками для глиняной посуды. Сразу видно здесь жили аккуратисты.

Я подошел к шкафу и открыл дверку. Слегка улыбнулся и подумал:

«Все таки немного удачи мне досталось».

В шкафу висело женское платье и мужской кафтан. Видимо хозяева уходили в спешке и не все забрали с собой.

Что давала мне их одежда? Для мага поисковика отслеживающего кого-то, это давало возможность найти аурный след. Как в воздухе остаются молекулы запаха, так на одежде оставались следы ауры того кто ее носил.

– Шиза, – попросил я, – сними отпечатки аур с женского и мужского платья.

Во второй комнате находилась сама лавка с отдельным входом. Заперта она была изнутри. На полках и столе стояли разные колбочки, пакетики. На стенах висели травы и коренья. Непосвященный человек мог бы подумать, что это действительно лавка алхимика. Но я то был можно сказать специалистом, который кое в чем разбирался и я видел, что это в основном бутафория. Простое прикрытие своей основной деятельности. Поэтому такое прикрытие разведывательной деятельности вполне могло сгодится для несведущих, но не для меня.

Выводы к которым я пришел после осмотра лавки, были самыми неутешительными. В моем графстве можно создать сеть тайных агентов и вести подрывную работу. Стража не обучена работе с таким врагом. А я не позаботился создать здесь свою службу контрразведки. Вот и поплатился. Хотя… Кое-что успел. Вместо Торы к врагам попалась Рабе, а она еще та штучка. Ох как я не завидую тем кому она попалась.

Я вышел из лавки и никуда не торопясь пошел к трактиру, мне надо было хорошо подумать. Иногда такая способность во мне просыпалась.

Понимая что сейчас половина посетителей упадет в обморок, а вторая разбежится, я нацепил на себя иллюзию простого парня.

Сев у окна, я заказал жаренную рыбу, овощи, яичницу, горячий цвар и булочки. Пока приносили заказ я думал:

«Раз мое графство стало ареной тайной войны, то мне нужна „эшелонированная“ оборона. Сначала нужно разобраться со стражниками. Распоясались. Избавится от ненадежных. Дать взбучку Черридару и направить его действия на укрепление службы и дисциплины.

Чернушка как опытный командир и маг должна взять это в свои руки. Надо дать ей задание продумать магическое прикрытие подходов к замку. И наконец вызвать из Азанара Марка Чарого по кличке Уж. Пусть прибудет со своими людьми сюда и организует здесь контрразведку по типу „смерша“… Для усиления им нужно найти мага… Думаю Чернушка и тут подойдет».

Неожиданно мои мысли прервало ощущение «знакомого запаха». Я так задумался, что принял усиление аурного следа за запах. Это мой мозг нашел знакомую ассоциацию и подсказал мне.

Я осторожно скосил глаза и увидел, как мимо меня идет мужчина, лет сорока, в одежде купца или преуспевающего горожанина и этот «запах» шел от него.

«Вот где ты голубчик оказался. Прячешься на виду,» – мысленно усмехнулся я. И действительно очень ловко придумано. Тан Черридар и Чернушка бродят по лесам, ища диверсантов, а преступник сидит под носом у замка.

«Вот наглец»! – восхитился я его находчивости и смелости.

Магическим зрением прощупывать мужчину не стал, он был магом и такое внимание к себе почувствовал бы. Я спокойно дождался заказа и плотно поел. Пришедший скорее всего поменял внешность, наложив иллюзию, потому что подавальщик обслуживающий зал, не признал в нем соседа алхимика.

Он сел за моей спиной тоже у окна и заказал еду.

Расправившись с цваром – местным чаем с булочкой, я вытер рот платком и тут же ушел в боевой режим. Вокруг меня все замерло.

Я посмотрел на мужчину и понял почему его не узнали. это был лесной эльфар под хорошо наложенной иллюзией. Его аура сияла зелеными тонами. Я подошел к застывшему агенту леса, сидящему с открытым ртом и с помощью щупалец малышей вытащил часть его жизненной силы. Подхватил агента за шиворот и телепортом прыгнул в замок. От туда прямо в подвал без выхода, где содержал Бурвидуса.

Оказавшись на месте, вышел из боевого режима. Тело агента безвольно упало на пол.

Я отряхнул руки и присел напротив него на корточки.

Как хорошо иметь таких помощников как малыши. Они поглощают словно лакомство любую жизненную и магическую энергию. Не так много как Лиан и не в такой форме, но мне нужно было именно это их качество – лишить лесного эльфара сил двигаться и магичить. При этом он оставался живым. Лиан же поглощал энергию из других источников и преобразовывал ее в энероны. Малыши просто поглощали энергию человека и питались ею делясь с Шизой. Прямо как вампиры.

– Ну что, «зеленый брат», сознаваться будем? – спросил я его. Эльфар вытаращился на меня и и стал шарить глазами по подвалу.

Я понимал его состояние. Он был в шоке. Только что он сидел в трактире, а теперь оказался в подвале и без сил. Тут любой придет в состояние ступора.

– Узнал меня? – по его глазам и потому как в них вспыхнула ненависть я понял, – узнал.

– Вижу узнал. Ненавидишь. А за что собственно? За то что я отстаивал свою честь. Посмел значит и поэтому Вечный лес объявил мне войну? А почему вам можно иметь честь, а человеку нельзя? Лишь потому что вы считаете себя первородными. А в чем тут ваша заслуга? Её нет. Просто творец создал сначала вас и орков…

При упоминании орков лицо эльфара исказила судорога. Он уже был в своем истинном обличии. Иллюзию поддерживать, магических сил у него не осталось.

– А потом творец наполнил Сивиллу людьми, – продолжил я развивать свою теорию возникновения жизни в секторе, которая только что пришла мне в голову.

– И знаешь почему?

Эльфар упер в меня взгляд, он ждал моих пояснений и я его не разочаровал.

Потому что вы лесные эльфары и орки – ограниченные народы. У вас нет гена цивилизационного развития. Вы тупиковая ветвь, обреченная на вымирание. Поэтому творец создал человека по образу и подобию своему.

Казалось сейчас после моих слов эльфара хватит удар. Он вытаращился, посинел и силился что-то сказать.

– Не трать напрасно свои силы, первородный. Я открыл тебе тайну, которую знают ваши князья, но которую вы простые эльфары не знаете. Поэтому зависть ваших правителей ополчила ваши народы на людей.

– Но понимаешь, мы не истребимы как комары на болоте. Сколько бы вы не пытались нас убивать, мы все равно рождаемся больше, чем умираем. Нас миллионы, вас сотни тысяч. У вас нет будущего. Но тебе честно сказать повезло.

Эльфар до этого лежал с закрытыми глазами и и катал желваки скул. После моих слов открыл глаза и вновь уставился на меня.

– Тебе повезло, – продолжал я нести всякую чепуху. – Ты встретил меня и я из тебя – лесной обезьяны сделаю человека. Чего смотришь, не веришь? Так я тебе раскрою правду. Вот ты не знаешь, что творец за основу создания лесных эльфаров и орков взял обезьян. Вас он делал из лесных обезьян, а орков из пустынных. А когда понял, что вы не хотите развиваться, он взял кусочек своей сущности и создал человека. При этом сказал: – «плодитесь и размножайтесь». Вот так то. А вам он что сказал? Не знаешь?.. Вот. И никто не знает.

Ну теперь ты знаешь правду и тебе придется с ней жить. Запомни лучше горькая правд, а чем сладкая ложь. Но это я рассказал тебя для того, чтобы дать пищу твоему уму. Теперь перейдем к главному.

– Ты убил моего воина у себя в лавке, а твои товарищи убили моих людей и похитили принцессу – снежную эльфарку. Хочу знать с какой целью?

Эльфар некоторое время прожигал меня глазами, а потом просто их закрыл.

– Ты думаешь, что я буду тебя пытать, чтобы выяснить правду? Или сдам королевскому прокурору? Или думаешь, что я убоюсь ваше мести? – засмеялся я. – Нет, лесная обезьянка, я тебя сделаю своим рабом и ты будешь служить мне пока живешь.

За разговорами, я расстегнул его кафтан, кинжалом разрезал белую сорочку и обнажил грудь. Лесной эльфар часто заморгал. Его лоб покрылся капельками пота, потом впервые в глазах эльфара проявился страх.

Под сорочкой у эльфара был накладной живот из кожи животного, который я небрежно выкинул. Затем неспешно приступил к обряду ментального подчинения. Взял в руки кинжал и примерился. Пленник пытался дернуться, но даже не смог пошевелится, он увидев, как опустился кинжал на его грудь, лишь тихо и безнадежно застонал.

Я делал легкие неглубокие надрезы. Рисунок у меня уже выходил быстро и точно. Почти на автомате проделав необходимые манипуляции, надрезал руку себе и втер свою кровь в раны на груди эльфара. Прочитал заклинание и грудь эльфара вспыхнула огнем Он выгнулся, застонал, затем без сил опал как осенний лист и расслабленно остался лежать с закрытыми глазами.

– Ну вот, – удовлетворенно произнес я, – готово. Вставай раб!

Эльфар с трудом поднялся и к моему великому удивлению тут же упал. Когда я к нему наклонился, то с изумлением понял, что он был мертв. Его дух завис над телом и я в сердцах приказал ему войти в меня.

Рассматривая тело, я гадал почему он умер? Единственное, что приходило мне на ум – у него была блокада на предательство. Знал он об этом или нет уже не важно, но когда он поменял хозяина, закладка сработала. После чего лесной эльфар мгновенно умер.

«Как же неудачно! – разочарованно подумал я. Единственная ниточка ведущая к Рабе, которая сама пришла мне в руки, порвалась. – Что за день такой сегодня!»

Я нащупал связь с Чернушкой, потянул нить и почувствовал ее радость смешанную с тревогой.

– Ты где? – спросила она.

– В замке! Возвращайтесь. Напали на принцессу лесные эльфары… Но они уже ушли…

– Ты что творишь!

Это неожиданно взорвалась негодованием Шиза.

– А что случилось? – удивился я. – Не понял. Ты о чем?

– Твой эльфар как только попал сюда, бросился на моего управляющего орка, хотел задушить. Да его перехватил по дороге Лиан. Но новенький укусил дракона за нос и я вынуждена была отправить этого ненормального на пустынный слой. Убирай его немедленно!

– Надо же какой шустрый, – подивился я. – Ну во-первых, он не мой эльфар, а лесной. А во-вторых, ему много чести будет – просто так отправиться за грань. Пусть походит по пустыни как Моисей, может поумнеет. Ну, а если не поумнеет, пусть там и сдохнет без посмертия. Я только не пойму чего ты разоралась? Интересно же посмотреть на своих врагов, изучить их. Духи – они как маленькие дети. И ведут себя также. Имеют частичную память о прошлом, которая со временем исчезает. Короче воспитывайте его.

Шиза раздраженно фыркнула:

– Самонадеянный дурак! Он здесь не может умереть. И не дослушав меня, исчезла.

Вот так она всегда поступает, когда несогласна с моими действиям. Обзовет и спрячется.

«А еще говорила, что не имеет своей воли, – подумал я. – Может как симбиот она и не имеет ее, но как женщина постоянно пытается навязать мне свое единственно верное мнение. И почему она не мужик?»

– Дурак неблагодарный! – вновь прозвучало у меня в голове и тут же появился противный желтый шарик, крутящий пальцем у виска. Я создал иголку и ткнул его под зад. Шарик ойкнул и лопнул.

– То то же. Знай наших! – засмеялся я.

Вечером в моем кабинете собрались главные лица графства. Я, Чернушка Лианора, тан Жуль и тан Черридар. Они с любопытством смотрели на то, что лежало на столе прикрытое простыней.

Совещание я начал сразу после приветствия.

– Всех рад видеть живыми и здоровыми. Но должен сообщить всем пренеприятнейшие известие – мы имеем проблемы.

Я молча обвел суровым взглядом сосредоточенные лица. Каждый считал себя в чем-то виноватым и прятал глаза.

– И так!.. Что мы имеем на сегодняшний день? В графстве под самым нашим носом обосновались вражеские агенты, – начал я говорить спокойно и негромко. – А мы о них даже не знали.

– Они сумели найти осведомителя из среды стражников замка.

– Тан Черридар, – посмотрел я на начальника стражи. – Вам не кажется странным, что они нашли подход к нехейцам?

Тот побагровел, но промолчал.

– Я вижу, что честь горца уже не в почете у молодых воинов. Я понимаю, молодой парень увлекся красивой девушкой и потерял голову. Но его товарищ, который не был околдован, скрывал эту связь. Они встречались во время патрулирования. Я представить себе не могу, что такое могло бы произойти в наших горах! Это, тан Черридар, недоработка сержантов. Обленились они на сытной спокойной службе.

– Так вот молодой воин сообщал девушке обо всем, что происходило в замке. Так они узнали, что принцесса Тора-ила, будет ехать вместе с госпожой Лианорой и таном Жулем по поселкам и устроили засаду. В итоге два стражника погибли, Лия и тан Жуль получили сильные ранения. А снежная эльфарка была похищена. Как я буду выглядеть в глазах короля? Что потребуют от меня снежные эльфары, я даже представить себе не могу? Эта информация пока не дошла до короля и снежных эльфарах. Но уверен скоро об этом будут знать все. А мне останется, что бы сохранить честь, только покончить с собой.

Я оглядел всех. Жуль качал головой. Чернушка усиленно думала, тан Черридар сидел бледный. Дворфа почти плакала.

– Почему стало возможным попрание чести лорда? – продолжил я.

– Слабая дисциплина среди стражи. Сержанты не справляются со своей работой. Один стражник пустил Бурвидуса к Лианоре и тот растрепал всем стражникам, что у нас есть предатель. Тот сбежал предупредить свою девушку, как он считал и его убили. Агенты скрылись. Но одного я задержал. Вот он лежит. Я открыл простыню.

– Он мертв? – спросил Жуль, вытянув шею и разглядывая лесного эльфара.

– Нет спит. – С раздражением отозвался я.

– Устал бегать от тана Черридара и прилег. Конечно он мертв! Покончил с собой.

– Подводя краткий итог скажу всем. Так беззаботно больше жить мы не можем, поэтому слушаете меня внимательно.

– Тан Черридар, рассчитайте сержантов и прогоните их прочь. На их место придут ветераны от тана Овора. Напарника убитого стражника, который покрывал его вовремя патрулирования, прогоните тоже, я не хочу убивать своих соотечественников. Заберите из лавки алхимика тело воина и погребите.

– Вы, тан Черридар, переходите в подчинение таны Чернушки.

– Чернушка, ты командовала пограничными силами. У тебя большой опыт и охраны, и по выявлению разного рода нарушителей. Возьмешь на себя командование стражей и обороной замка. Тан Черридар твой заместитель.

– Стражники подчиняются и выполняют приказы только Чернушки Черридара и сержантов. Запомнили? – Я сурово оглядел сумрачные лица собравшихся.

– Больше никого!

– Теперь ты Лианора. Как мне неприятно говорить, но твой жених своей болтливостью виновен в смерти стражника и бегстве агентов. Ты освободилась от заклятия… В общем можешь забрать своего болтуна, и покинуть пределы графства. Деньги на жизнь, я вам дам.

– Не надо, милорд! – Дворфа сорвалась с места и упала к моим ногам.

– Не прогоняйте меня! Я век буду Вам служить верой и правдой. Вырежьте язык Бурвидусу или казните его. Но не прогоняйте меня! Умоляю!.. Он стала обнимать мои ноги и целовать мои сапоги, заливаясь горькими слезами.

«Ну что тут поделаешь! – мысленно вздохнул я. Не гожусь я в суровые владетели. Сам вижу – мягкое у меня сердце».

Посмотрев с жалостью на рыдающую дворфу, поднял ее с колен.

– Хорошо, Лия я не прогоню ни тебя, ни этого болтуна. И язык ему резать не стану. Я проведу обряд преданности с тобой и Бурвидусом. Сегодня же.

– Теперь встань и можешь идти.

Я поднял дрожащую дворфу с колен и подтолкнул к выходу.

– Тан Черридар, Вы тоже свободны. Идите занимайтесь своими делами. Помните у Вас накопилось много работы.

Черридар поднялся и не глядя мне в глаза, поклонился, и вышел. Я видел как он переживал. Происшедшие события нанесли чувствительный удар его нехейской гордости. За то он теперь с воинов три шкуры спустит. Спать не будет и им не даст. Я проследил взглядом как он вышел и улыбнулся Чернушке.

Мы остались втроем. Жуля я оставил так как он имел лучшие базы выживания, опыт жизни среди деров, а это не мало. Он был способен выуживать информацию по мельчайшим крупицам и по ним анализировать ситуацию. Я даже думаю, что в нем погибал великий сыщик или тайный агент. Кроме того он был предан и осмотрителен.

– Жуль, вы с Морганом должны знать все, что проходит в замке. Кто с кем спит, кто куда ходит и даже какого цвета дерьмо у конюха. Выявите всех неблагонадежных и сообщите об этом тане Чернушке.

Жуль сразу ухватил суть. И согласно кивнул.

– Чернушка. Завтра сюда прибудут специалисты контрразведки, они будут следить за обстановкой в графстве. Их главного будешь знать только ты и Жуль. Для них выдели бывшую лавку алхимика. Ну вот пока все. Жуль можешь быть свободным.

Жуль поклонился и вышел. Когда за ним закрылась дверь, Чернушка бросилась ко мне на колени и крепко обняла.

Она посидела несколько ридок уткнувшись в мою шею носом. Затем отстранилась. Лицо ее черно-эбонитового цвета сияло. Она в своей непосредственной почти детской мягкостью ко мне и решительностью в отстаивании своих интересов мне была очень симпатична.

– У нас будет маленькая дзирда! – радостно сообщила она. У Ганги мальчик у меня девочка. Как это прекрасно!

Я обнял ее крепче и прошептал. – Замечательно. Береги себя и ее.

– Хорошо, пупсик, я буду стараться… Ой прости… Дорогой.

Ее глаза озорно блеснули и она вновь спрятала лицо у меня на шеи.

Я понял что эта плутовка специально назвала меня пупсиком.

Она помолчала, о чем-то думая и не мешая думать мне. Затем отстранившись, спросила:

– Почему ты доверяешь Жулю?

– Потому что он и Морган меня не предадут. И он справится с порученной работой.

– Хорошо, я поняла. Что будешь делать дальше? Привезешь настоящую принцессу?

– Если не получится освободить демоницу, придется, – неохотно отозвался я.

– Почему не дал команду слушаться и твоих приказов?

– Точно – улыбнулся я. – Забыл. Ты им скажи, что мои приказы самые главные.

– Хорошо, Виктóр.

Я вытаращился на дзирду. Откуда она знает мое настоящее имя?

– Чернушка увидев мое замешательство, рассмеялась. – Твоя третья жена об этом рассказала.

– Какая еще третья жена?

– Та что приходила ночью и подменяла меня, когда я отдыхала от твоих ласк. Я закрыл глаза и вспомнил, что иногда из черных глаз моей Чернушки на меня смотрела Шиза и вспомнил неясный шепот:

– «Да Виктóр … Да!» – который я принял за неясный лепет. А утром уже не помнил это. И вот…

«Шиза ты что творишь»!?… – Мысленно возмутился я поступку симбионта. Но ответом мне было лишь молчание.

– Наверное тебе приснился сон, – успокоившись, ответил я. – У меня есть только ты и Ганга.

– И Шиза… неожиданно засмеялась Чернушка, – не надо ее скрывать. Она… хорошая.

– Понял грубиян? Я хорошая, – проявилась Шиза, – и я твоя третья самая близкая жена.

Отгоняя мысль о третей жене, затряс головой:

«Еще мне сейчас не хватало разбираться кто кем является и кто первая, а кто вторая».

– Мне надо отправляться в Азанар. – Перевел я разговор на другую тему. Сюда привезу кое кого. Потом отправлюсь искать нашу принцессу. Что ты намереваешься делать?

– Отравлюсь к дядьке Овору и возьму у него сержантов. Надо послать тана Черридара в ваши нехейские горы и вдвое увеличить стражу. Выставлю посты у деревень на дорогах. Подумаю как улучшить подготовку воинов… С учетом происшедшего, ну ты сам понимаешь. А в начале получу от тебя супружеский долг. Пошли!

Она вскочила и потащила меня к двери.

– Подожди. Вот возьми камень телепорта, – я протянул ей камень скрава.

– Так ты по желанию сможешь мгновенно оказаться в поместье Овора и вернутся с ветеранами. Расскажешь дядьке, что тут произошло, он даст хороший совет.

Чернушка взяла камень повертела его в руках. – Он может меня перенести лишь к Овору?

– Он уже почти разряжен и поэтому его хватит лишь на пару небольших переходов. Не искушай богов, иначе улетишь к демонам, – прижимая ее к себе отозвался я.

– Я до конца не знаю его возможностей. Поэтому будь осторожна.

– Все поняла, не беспокойся, – она прижала камень к груди, счастливо заулыбалась и настойчиво потащила меня из кабинета.

Уже ближе к полуночи уставшая Чернушка, лежа на моей груди, стала вспоминать Рабе.

– Жалко девушку.

– Какую? – удивился ее заявлению.

– Рабе, что притворилась принцессой. Ей там не сладко. Страшно наверное быть одной, без помощи…

– Это похитителей надо пожалеть. – засмеялся я. – У нас был подобный случай.

– Какой?

– Да как то раз украли двое разбойников мальчика и хотели получить за него выкуп от его отца. А мальчик оказался еще тем бандитом, – хохотнул я. – Так им пришлось чтобы вернуть мальца отцу еще и доплатить. Малыш так разошелся, что чуть не угробил разбойников. Он такую им жизнь устроил, что мама не горюй!

– Надо же, какой смелый мальчик, прямо как ты! – засмеялась Чернушка.

– А мама горевала, да?

– Какая мама?

– Мальчика.

– Хм… Да.

– Мальчика вернули, да?

– Да.

– Хорошо, что все хорошо закончилось.


Граница между Великим лесом и Снежными горами

Радж нур пружинящей уверенной походкой прошагал по поляне и скрылся в кустах. Рабе посмотрела ему вслед и заулыбалась. Она исчерпала возможности воздействия на эльфара, но кое чего добилась – вывела из себя несносную хуманку.

Заметив ее улыбку, раздраженная берка не выдержала и спросила:

– Чему радуешься, дура? Придут твои соплеменники и убьют тебя.

– Не убьют, – отмахнулась Рабе.

– Почему ты так уверена в этом?

– Потому что… – Рабе демонстративно отвернулась, но затем выдержав хорошо выверенную паузу, которой хватило чтобы заинтересовать берку, продолжила говорить. Тон ее был нарочито безмятежным.

– Если бы хотели убить, то договаривались бы с вами не брать меня живой. Так что я нужна всем и нужна живой. Для старых домов как знамя, для молодых домов, как послушное орудие их воли. Я объединю их всех и заключу выгодный для Леса договор, в котором отдельным пунктом будет прописано выдача тебе мне.

Улыбка слетела с лица Берки. Она стараясь сохранить независимый безразличный вид, спросила:

– И что ты сделаешь? Убьешь меня?

– Вот еще! Зачем мне тебя убивать? Я посажу тебя в выгребную яму с дерьмом и прикажу приковать. Там ты будешь чтобы не утонуть, вычерпывать это дерьмо всю жизнь… Ну или если захочешь покончить с собой утонешь, захлебнувшись в дерьме.

Рабе зло рассмеялась:

– Не правда ли прекрасная перспектива?

Берка кинула в Рабе маленький камешек и прошипела:

– Заткнись тварь, а не то…

– А что не то? Что ты грязная полукровка можешь мне сделать? Вылезать сапоги, чтобы снискать мою милость? Пожалуй я на это соглашусь.

Разъяренная берка вскочила, подхватила большой камень и замахнулась на Рабе. Та же язвительно засмеялась ей в лицо. Пересилив себя, берка отбросила камень, который подкатился к ногам Рабе.

– Сучка бледнолицая… Ты не до…

Договорить она не успела. Рабе подхватила с земли прикатившийся камень и на глазах обомлевшей девушки с размаха ударила им себя по лицу. Из носа тут же потекла кровь и Рабе не сдерживая себя, завизжала во все горло.

– Помогите! Убивают!

На поляну выскочило несколько лесных эльфаров, с мечами в руках. Радж нур огляделся и обеспокоено спросил:

– Что ту произошло?

– Я… Я…ее не трогала… Она сама… Отходя от орущей Рабе, пролепетала берка. – Она сама..

Рабе подняла залитое кровью лицо.

– Она кинула в меня камнем.

Рыдая и размазывая кровь со слезами по лицу, причитала она.

– Во-от он! – Она подняла камень и кинула его под ноги берки.

– Она сказала что я не доеду до княжества, она меня убьет.

– Врет она все! Это она сама себя ударила! Сука, убью тварь!

И берка в запальчивости, забыв обо всем, бросилась на Рабе. Ударила ее носком сапога, но в тот же момент была отброшена на землю ударом кулака. Она рухнула как подкошенная и схватилась руками за живот.

– Тварь! Я приказал тебе к ней не приближаться! – орал в злобе эльфар и яростно стал избивать девушку ногами. Удары приходились куда попало. В живот, голову и берка не защищалась, лишь слабо стонала.

– Землю заставлю жрать, сволочь нечистая! – распаляясь, орал эльфар.

Его оттащили от девушки двое лесных эльфаров.

– Радж!.. Радж! – кричали они.

– Остановись! Она агент самого князя. Тебя засудят из-за это твари.

Рабе заметила, что берка хоть и живет среди лесных эльфаров, но уважением не пользуется. Ее считают нечистым сосудом и терпят лишь потому, что она агент самого князя Великого леса.

«Надо же! – подумала она. – Какие силы задействовали, чтобы ее поймать. Не зря хозяин спрятал настоящую принцессу… Кто же это сумел войти в договор с самим князем? Ну ничего скоро все узнаю.»

Теперь неожиданно для самой себя Рабе стала орудием хозяина, его агентом в стане врага. Все ее мысли и желания были сосредоточены на то, чтобы как можно больше принести пользы от своего положения пленницы… Любимому хозяину.

При мысли о повелители ее жизни, по ее сердцу прошла сладостная истома.

Наконец Радж нур пришел в себя. Он рывком освободился от рук держащих его, поправил сбившийся ремень и подошел к Рабе. Протянул ей сначала платок, потом склянку с зельем.

– Я сожалею Ваше высочество, – тихо проговорил он и отошел.

Рабе благодарно кивнула и подавив притворное всхлипывание, выпила эликсир. Намочила остатками платок и старательно отерла платком лицо.

– Лицо чистое? – спросила она эльфара. Тот снисходительно посмотрел и молча кивнул. Платок Радж нура Рабе как бы не в значай, спрятала на груди за лифом.

Рабе села на ветки собранные беркой и уставилась себе под ноги. Ей оставалось только ждать, когда за ней прибудут враги снежной принцессы.

Время тянулось медленно. Небо почернело и подернулось звездами. Наступил сумрак и эльфары разложили костер. Берка сидела отдельно и иногда бросала косые взгляды на Рабе Та замечала ее странную заинтересованность, но не подавала виду.

Эльфары подвесили тушку зайца над огнем и стали ее жарить. Ароматный дымок потянулся по полянке. Рабе вдохнув запах жаренного мяса, проглотила слюну. Весь день она ничего не ела.

Готовили зайца лесные эльфары умело. Тушка постоянно вертелась и покрывалась шипящей коричневой корочкой.

Ей дали лопатку, немного пережаренную сверху и посыпанную пряными травами. Дали мясо и берке, но как собаке один хребет. Та молча без возражений взяла свою порцию и ушла с поляны. Больше ее Рабе до отъезда не видела.

Ближе к ночи, когда темнота своим тяжелым удушливым пологом накрыла лес, прибежал молоденький лесной эльфар.

– Едут! – негромко, но возбужденно, сообщил он Радж нуру. – Десять всадников и повозка.

Радж нур легко поднялся и скрылся в темноте леса. Вскоре он явился вместе с двумя закутанными в плащи и накинутыми на голову капюшонами незнакомцами.

Определить кто это, хуманы или снежные эльфары не представлялось возможным. Когда они приблизились к Рабе, то она увидела что лица их скрыты масками. Они передали Радж нуру шкатулку. Тот молча открыл ее, посмотрел, что внутри и отдал им ножные кандалы. Затем незнакомцы подошли к Рабе и грубовато ухватили ее. Один за ноги, удерживая Рабе на земле, другой за руки. Все происходило молча.

– Не делайте мне больно, – попросила Рабе. – Я не буду сопротивляться.

Держащий руки отпустил ее. Другой ловко нацепил кандалы на ноги и защелкнул замок. Ее подняли и понесли на руках.

У повозки они передали девушку в руки еще двоих и те затянули ее вглубь повозки.

В темноте ничего не было видно. В человеческом обличии демоница не могла видеть так же хорошо как в своей истинной форме. Но она почувствовала что ее положили на что-то мягкое.

Скоро повозка тронулась и покачиваясь, покатила шурша по высокой траве.

«Значит ее убивать действительно не собираются. – решила она. Тогда я просто усну.». – Усмехнулась демоница и заснула.

Проснулась Рабе от того, что услышала как гулко отдаваясь эхом, стали стучать копыта лошадей. Словно они ехали в огромной бочке. Вскоре повозка остановилась и все стало понятно. Один из ее спутников создал светлячок и встав с козел, пригибаясь под тентом, направился к ней. Погремел кандалами на ногах и неожиданно снял их.

– Вы можете идти? – хрипловатым голосом спросил он.

– Я попробую, лер… Она специально назвала мужчину лером, чтобы убедиться, что это снежный эльфар, а не кто-либо другой.

– Если Вы мне поможете, – ответила Рабе, изобразив слабость в теле и в голосе.

– Позвольте я обопрусь о вашу руку.

Мужчина не стал оспаривать, что он лер и подал руку.

Демоница за нее крепко ухватилась и стала подниматься. Мужчина первым спустился с повозки и принял на руки Рабе. Осторожно поставил ее на землю.

Рабе мельком осмотрелась. От ее взгляда не ускользала ни одна мелочь. Они находились в огромной пещере. Вместе с повозкой следовало десять всадников. Они уже слезли с коней. А сама повозка, на которой ее везли, остановилась у небольшого озерца. Над головами всадников горело несколько светляков, прогоняя у стен сумрак пещеры. Над озерцом была большая дыра и от туда проникал несмелый рассеянный свет.

«Видимо уже утро, – подумала Рабе. – А это снежные эльфары. Принадлежат молодым домам. Лица прячут, бояться что их могут узнать».

Мастер интриг и обманов Рабе стала незаметно следить за спутниками. Ей нужен был один. Тот кто сможет ей помочь.

Ее мысли прервал голос сопровождающего.

– Идите вон за те камни и справьте нужду, льерина, – он показал на выступ скалы в метрах двадцати от места стоянки.

– В озере можно умыться.

Рабе слабо, словно обессиленная, кивнула головой. Она дала понять, что услышала и хотела вызвать к себе жалость. Она знала, что снежные эльфары весьма щепетильны в вопросах мужской чести и решила этим воспользоваться.

Нетвердой походкой, спотыкаясь, пошла к камням. Несколько раз изобразила почти падение, оступившись на неровностях пола пещеры, но удержалась.

Рабе знала, что сейчас внимание мужчин приковано к ней. Она остановилась, смахнула прялку со лба и оглянулась. Ей нужно было заметить неосознанную реакцию мужчин.

«Ну кто ты, мой будущий помощник»? – мысленно спросила она сама себя.

У повозки возились двое и на нее не обращали внимания.

«Эти не подойдут, слишком упрямые и решительные. Твердые орешки.»

Она быстрым взглядом охватила мужчин расседлывающих лошадей. Ей не нужно было видеть их лица или слышать о чем они говорили. А они посмеиваясь, о чем то переговаривались. И бросали в ее сторону взгляды. Один из тех кто был ближе к ней отмахнулся от другого рядом стоящего и продолжал смотреть на нее, остальные отвернулись и занялись своими делами. Рабе тоже отвернулась и пошла уже более твердым шагом к камням.

Это было импровизированное отхожее место. Всюду хоть и плохо было видно, лежали небольшие кучки старого дерьма. Пахло мочой.

«Эта пещера давно используется как место отдыха», – поняла она.

Не брезгуя, подняла подол платья и села. Поправив платье она вышла из-за камней и направилась к озерцу.

Солнце уже поднялось и его лучи ласково поглаживали мирную гладь воды. Рабе нагнулась и стала снимать сапожки. Затем решительно скинула платье с плеч. Оно соскользнуло на камни, открыв взорам мужчин прикрытое одной белой рубашкой, ее стройное тело. Косые лучи света падая на нее, просвечивали рубашку и Рабе знала, что сейчас все глаза присутствующих мужчин уставились на нее.

Голоса, которые звучали в пещере вперемешку со смехом мгновенно смолкли. Рабе выпрямилась и гордо подняв голову, одарив наглых мужчин презрительным взглядом, повернулась спиной к снежным эльфарам и вошла вводу. Хоть и сделала она все быстро, но успела заметить, что все сразу же постарались отвернуться, лишь один засмотрелся на нее и сильная рука рядом с ним стоящего здоровяка решительно развернула его в другую сторону. Никто не кричал, не возмущался. Значит она сделала все правильно.

Вода была ледяной. Но Рабе заставила себя поплавать и потереться песочком, который она подняла со дна, отбросив мелкие камешки. Грязь тела ее не смущала. Тело не демоницы. А истинное тело никогда не знало воды, но самое главное – оно никогда не пачкалось.

Ей надо было как то поменять ситуацию, что бы эльфары хоть чуть-чуть, но перестали считать ее только пленницей и для этого нужно было сделать нечто необычное, их ряда вон выходящее, что она и сделала, раздевшись почти до гола. Она заставила мужчин отвернуться. Это была ее первая маленькая победа. Рабе проявила свою волю, решительность и отчаянную смелость. Демоница заставила похитителей хоть немного поиграть по ее правилам.

Выбравшись из воды и трясясь от холода, Рабе схватила платье и убежала за камни. Там стуча зубами, переоделась.

Сверху через широкую дыру в скале уже обильно проникал свет. Он весело падал на камни, согревая их своим теплом. Рабе нашла удобное место, выжала рубашку и разложила ее сушиться на камнях. Затем уселась на валун, поджала ноги и стала ждать дальнейшее развитие ситуации. А она была уверена, что та будет развиваться, совсем не так как думали ее пленители.

Эльфары разложили костер. Делая вид, что она просто смотрит вводу, Рабе внимательно следила за всем, что происходило у костра. Ей нужно было чтобы один из них подошел к ней. Это было частью ее плана. Она попробует убедить их стать своей.

Вскоре один из них, тот что дольше остальных на нее смотрел, стал что-то горячо говорить, размахивать руками и показывать рукой на нее. Ему в ответ смеялись и махали руками. Мужчина нерешительно топтался на месте.

«Ну давай, не стой столбом, остолоп, иди ко мне,» – мысленно позвала его Рабе. Его нужно было чем-то зацепить. А для этого она должна быть ему по крайней мере симпатична.

Наконец мужчина что-то для себя решив, направился к ней. Был он по ее наблюдениям несколько тощим по сравнению с другими высокими, широкими в плечах снежными эльфарами. И немного сутулым, что видно было даже под плащом, с ними эльфары не расставались даже в пещере.

Мужчина подошел и остановился в шаге от девушки. Рабе сделала жалобный вид и посмотрела на него. Затем гордо выпрямилась и отвернулась.

Молодой парень, а это было видно даже за маской, замялся, не зная, что ему делать. Он не уходил, но и не обращался к ней. Рабе видела как начали ржать над ним его товарищи, но помогать ему не стала, пусть сам преодолеет свою робость. И он оправдал ее надежды.

– Я вижу, льерина, что вам холодно, идемте к костру, – нерешительно предложил он.

– Спасибо, мне и тут х-хорошо. – гордо вскинув носик, отозвалась Рабе. Она понимала, что должна играть гордую и в тоже время вызывающую жалость эльфарку. Пройти по узкому коридору возможностей и не переиграть ни в одну ни в другую сторону, это было сложной задачей.

– Я вижу Вы вся трясетесь. – не отступил парень. Теперь Рабе посмотрела на него более внимательно.

– Я трясусь от горечи, а не от холода, лер.

У нее навернулись слезы на глазах и она тут же отвернулась. Отвернувшись тихо прошептала:

– Я неудачница. Затем резко повернула лицо к парню. Слезы ее высохли.

– Вы знаете что такое быть неудачницей?

И презрительно покачала головой.

– Да откуда вам знать! Вы двенадцать сильных мужчин держите в кандалах одну слабую девушку. Вам все равно, как я себя чувствую, все мужчины одинаковые гордые себялюбцы. Ничем не лучше грязных хуманов.

Она сказала это, чтобы понять как он относится к людям. Если он равнодушен к ним или положительно относится, то справится с ним будет труднее, а если он их презирает, то у них появится первая точка соприкосновения интересов. Рабе хорошо знала, что ничто так не сближает разумных, как ненависть к кому-то.

– Я не хуман! И я их тоже терпеть не могу, – парень выпрямился и даже стал стройнее.

Рабе уже с явным интересом посмотрела на него. Она попала в точку.

– Правда? – уже спокойно спросила она.

– Правда. Наглые выскочки, что заполнили собой землю. Рождаются как блохи и мнят себя равными нам.

– Как я устала жить среди них, если бы вы только знали! – Притворно вздохнула она.

– За что мне все эти неприятности?… Я так одинока… Присядьте, лер, вы такой обходительный… Она засмущалась и опустила глаза.

Парень оглянулся на своих товарищей, но все же присел.

– Вы же знаете кто я, – утвердительно произнесла Рабе. Парень кивнул.

– Но вы не знаете, что я раба обстоятельств. Когда я была маленькой у меня погибли отец и мать, и меня воспитал дед.

Рабе говорила ту информацию, которую получила от хозяина, не вдаваясь в подробности и избегая точных фраз, она продолжила.

– Я хотела учится, выйти замуж по любви, а меня одни потянули в политику… Захотели чтобы я стала княгиней. А другие захотели от меня избавиться… – Голос ее тихий, чарующий дрогнул.

– В чем я виновата? Почему так не справедливо устроена жизнь? Меня заперли в вонючем замке хуманов. Я жила как в тюрьме, дышала их запахом..

– Бр-р-р как противно… Свиньи, куры… потом меня крадут лесные эльфары… Кстати весьма благородные разумные… Ну не важно… Важно то, что я опять пленница… Только странности заключаются в том что пленница у своего народа. Что вам всем от меня нужно? Не хочу я быть княгиней! Я хочу жить, хочу любить, хочу быть свободна…

Рабе замолчала и разревелась.

Молодой эльфар сидел пораженный откровениями девушки. Он не знал, что сказать и только осторожно стал гладить ее по руке, в надежде успокоить.

– Вы, льерина, не пленница, – наконец произнес он.

– Не пленница? Да? А это что? – она показала наручи блокирующие магию.

– Это… это для вашей безопасности.

– А что мне может грозить в окружении соотечественников?.. Или… Вы не снежные эльфары?

Рабе стала потихоньку отодвигаться от парня.

– Мы снежные эльфары, – в запальчивости вскричал он.

– Тогда почему вы в масках как бандиты? Вы грабители? Вам нужен выкуп?

– Нет, что Вы! Успокойтесь. Никакие мы не грабители! Мы… – парень вконец растерялся.

– Я не могу говорить… Простите…

– Если не грабители и снежные эльфары, то снимите сейчас же эту безобразную маску! – Требовательно заявила Рабе. Она решила проверить насколько парень «поплыл» от их разговора. Тот дернулся, снять маску и остановился.

– Не могу, льерина… Это приказ.

– Кто может отдавать такие глупые приказы? Не понимаю. Вы и дома ходите в масках?

– Я не могу сказать кто дал такой приказ. Но Вам беспокоится нечего, мы привезем Вас домой и с вами поговорят наши старшие. Никто плохого Вам не желает.

– С трудом верится. Я уже привыкаю к тому, что меня все вокруг предают и пытаются использовать в своих интересах.

Рабе демонстративно отвернулась.

Затем резко повернулась. – Вас как зовут! – быстро с командными нотками в голосе спросила она.

– Занда-ил, льерина, из дома… Ой… Я не должен был говорить. Не рассказывайте нашим, что я проговорился, – обескураженно попросил он.

– Не беспокойся, – покровительственно произнесла Рабе. Она плавно перешла на ты.

– Я умею хранить тайны.

Рабе поняла, что начала помаленьку «прибирать паренька к рукам». Она уже сложила впечатление о пареньке. Самый маленький в отряде. На побегушках. Прячет свою гордость и хочет выделится. По жизни неудачник. Не вышел статью и умом. Не уверен в себе, но компенсирует все это спесью и презрением тех кто по его мнению ниже его. Он возвышается в своих мыслях над ними и привык в своих неудачах и винить сложившие обстоятельства или других.

Ей повезло что такой глупец оказался в отряде. С таким работать легче легкого. Теперь осталось влюбить его в себя.

– Вам надо погреться, льерина Тора-ила.

Снежный эльфар впервые назвал ее по имени и Рабе ему благодарно улыбнулась.

– Помогите мне подняться, лер.

Рабе подала изящную ручку и встав, гордо вскинув голову, пошла к костру, величаво покачивая бедрами, словно королева.

На них недоуменно смотрели остальные эльфары. Они посторонились, пропуская девушку, а парня остановили. Здоровяк ухватил того рукой за плечо.

– Ты что ей рассказал? – сурово спросил он.

– А что может рассказать, единственный благородный мужчина среди вас? Пришла ему на помощь Рабе. – О том что вы трусы боящейся одной девушки? Как низко пали нравы снежных эльфаров.

– С чего Вы взяли, льерина, что мы вас боимся? – усмехнулся здоровяк, но плечо парня отпустил.

– Вот с чего!

Она выставила вперед руки.

– Это или трусость или надругательство над честью снежной эльфарки.

Здоровяк уставился на ее наручи.

– Это для ваше безопасности, льерина, – спокойно ответил он.

Рабе презрительно засмеялась.

– Давайте Вам, лер оденем кандалы для безопасности.

– Мне нельзя, я должен Вас защищать.

Все так же спокойно отозвался здоровяк.

– Присаживайтесь к огню, будем завтракать.

«Непробиваемый чурбан», – подумала Рабе и пройдя к костру, уселась на седло снятое с лошади. Подогнула под себя ноги и уставилась на костер. Здесь было тепло и она быстро согрелась.

Занда-ил подал хлеб, ложку и тарелку с кашей.

– Ешьте, льерина. Уж не обессудьте за скромный завтрак, но мы в походе.

– Ничего лер, у хуманов я и ни такое ела.

Она притворно вздохнула:

– Эта каша гораздо лучше, чем изысканная еда у людей. Они такие отвратительные.

Рабе передернула плечами и под удивленными взглядами эльфаров принялась осторожно есть горячую кашу.

Занда-ил посмотрел на здоровяка и как-то неуверенно спросил:

– Может и в самом деле снимем с нее оковы?

– Нельзя! – отрезал тот. – У нас приказ. Довезем ее и пусть старшие разбираются с ней.

Рабе доброжелательно одарила улыбкой Занда-ила:

– Не надо, лер, за меня заступаться. Мы снежные эльфарки сильные женщины, все переносим стойко. И помним как добро так и зло.

Здоровяк посмотрел на нее и опустил голову. Больше он не проронил ни слова.

Весь день Рабе просидела у озера одна.

С наступлением темноты она самостоятельно забралась в повозку, безропотно дала заковать свои ноги в кандалы и улеглась спать.


Королевство Вангор. Провинция Азанар. Город Азанар

Глубоко ночью я прибыл в Азанар и сразу направился к Борту. Стал громко стучать в калитку ворот его мастерской. Мне ответили лаем сторожевые псы.

«Однако хорошо укрепился» – удивился я. В последний раз когда я был у Борта, псов не было. Но могучий устрашающий лай и рык слышались сразу за воротами. Вскоре послышались шаги и мужской грубый голос крикнул:

– Кого нечистая сила носит по ночам? А ну пошли прочь! Иначе псов спущу.

Голос принадлежал не Борту.

Ждать когда незнакомец накричится или спустит псов я не стал, телепортировался в дом к Борту и немного не рассчитав, попал прямо в его комнату.

Кувалда храпел рядом с маленькой женщиной, что стала жить с моим помощником в бандитских делах. Громила осторожно обнимал ее и та несмотря на его храп улыбалась во сне. Я осторожно постучал его по плечу.

Кувалда мгновенно открыл глаза и стал шарить под подушкой. Но увидев меня, хотел вскрикнуть, но я приложил палец к губам.

– Тише, Борт пойдем поговорим.

Тот кивнул, осторожно убрал голову жены со своей руки и встал. Женщина тоже проснулась. Села, оголив небольшие выпуклости на груди и потирая глаза спросила.

– Ты куда?

– Затем увидела в темноте мой силуэт и юркнула под одеяло.

– Собери на стол, – вставая, пробубнил Борт, Он прыгая на одной ноге, натягивавшая штаны пытался другой попасть в штанину.

– У нас гость.

– Не надо, Борт, пусть спит, я не надолго.

В столовой куда мы прошли, Борт зажег лампу. Поставил ее на стол и спросил:

– Что случилось, ваша милость?

– Это я у тебя хочу спросить, Борт, что случилось? Во дворе псы и сторож.

– Ах это?

Он почесал щеку.

– Война у нас Ваша милость.

– Какая война? – Теперь я был удивлен еще больше. – С кем?

Из столицы гильдия воров прислала нового смотрящего за городом. Ветром кличут. С ним тройка ребят очень серьезных прибыла. Был сход… В общем Рыба им чем-то не понравился и его хотели убить. Но он сумел вырваться и скрыться… Одного охранника Ветра он порезал и ушел в окно. Короче, ваша милость я его спрятал… У себя… Вот…

Он испытующе посмотрел на меня.

Я согласился с его решением:

– Правильно сделал. Что дальше?

– На днях ко мне пришли от Ветра. Отчислять я должен в общак в два раза больше чем раньше и звали к Ветру. Ну я их в шею прогнал… «Сказал чтоб шли до ветру». Теперь вот на осадном положении. Молодчики странные появились в округе, наехали на работяг. Ну мы с ребятами их успокоили… Совсем. Теперь вроде как вне закона…

– Почему Ужу ничего не сказал?

– Как не сказал? – удивился Борт. – Уж занимается новеньким. Но сюда не заглядывает, в трактире сиди у идришей. На трактир тоже наехали. Больно круто новый смотрящий берет. Помощники у него появились бывшие ребята медведя. И Туз к ним прилип. Мы многим как бельмо на глазу, по своим понятиям живем, торговцев и работяг не грабим…

– Ясно, с этим я разберусь. Где Рыба?

– У меня в подполе сидит.

– Пригласи его сюда.

Борт ушел и под его шагами жалобно заскрипели половицы. Я смотрел ему вслед на широкую спину и думал:

«Все не слава богу. Кто же додумался послать сюда нового смотрящего? Рок? Только зачем ему опускаться до жизни людишек? Кто же тогда так осмелел? Не зря Ветер так круто нагибает местных бандитов. Чувствует поддержку. И за его спиной стоит кто-то весьма влиятельный. Нужно поспрашивать у мамочки в гильдии убийц. Негоже когда к тому кто стоит за такой могущественной гильдией, приходят качать свои права воры. Это непорядок.»

Вошли Борт и сонный Рыба. Рыба увидел меня и обрадовался.

– Студент здорово! – начал он с порога.

– Знаю Борт тебе уже рассказал что произошло. – Он сел на стул верхом. Я подивился как изменился этот бывший охранник Тихого. Когда-то совершенно непроницаемый для взгляда, внешне холодный и безразличный ко всему хладнокровный убийца, был сильно взволнован.

– Да, – согласно кивнул я, – рассказал. Что, сам-то думаешь об этом?

– Уходит мне надо, Ты я слышал графом стал. Спрячешь у себя?

– Если ты, Рыба, ко мне обращаешься как графу, то я тебя повешу за неуважение моего дворянского сословия.

– Бандит дернулся как от удара. Недоверчиво посмотрел на меня и увидев совершенно спокойный, ледяной взгляд понял, я так и сделаю. Он беспомощно поглядел на Борта. Тот неопределенно хмыкнул. Я же думал, что этот человек будучи раньше частью системы, пусть воровской, был очень уверенным и важным господином. Вершил как ему казалось судьбами людей. А теперь отвергнутый этой системой и преследуемый ею, стал как беззащитный барашек.

Он смотрел на нас обоих, пытаясь понять как ему быть. Я же считал, что мне надо укреплять свои позиции среди систем людей. Есть система богов. Есть королевства. Есть система криминала. Почему я не в системе? Потому что не хочу в ней быть. Мне она отвратительна. Но я могу быть над системой. И тогда это уже другой расклад. Кроме того надо поинтересоваться, кто из хранителей является покровителем воров и убийц. Ведь должен такой быть.

Рыба соображал быстро. Он сполз на пол и на коленях протянул мне перстень с головой змеи. Это отличительный знак воров. Ползает незаметно и жалит как змея.

Я принял Перстень и подумал, что сейчас я похож на итальянского мафиози из книг. Принимаю вроде как присягу верности семье.

– Примите мою верность, господин, – произнес Рыба.

Я взял перстень и спокойно ответил:

– Принимаю.

И вернул перстень.

– Садись, Рыба, и поговорим.

Подождав когда тот вновь сядет на стул, спросил:

– Что ты знаешь о новом смотрящем и главное почему его сюда направили?

– Ветер решал в гильдии щекотливые вопросы смены главарей на местах. Когда грандмастеру, становился кто-то неугодный, он отправлял туда Ветра.

– Это я понимаю. Ты знаешь почему он прибыл именно в Азанар? Чем ты ему не угодил?

Тот пожал плечами и честно ответил:

– Пока понять не могу. Все было как обычно. Я отдавал долю смотрящему и вопросов не было… До прошлой седмицы. Потом. Прибыл Ветер со своими людьми и смотрящий исчез. Нас… Меня и других смотрящих за районами вызвали к Ветру. Я сразу почувствовал что меня ждут неприятности и подстраховался. У дома где разместился Ветер меня ждал экипаж и мои люди. На сходке мне не говоря ни слова, вручили красную метку. Я должен был покончить с собой. Если бы дали черную, то тут же бы убили. Они недооценили меня. Я в лацкане камзола всегда ношу гибкое лезвие. Я сделал вид что заявление Ветра меня сломило и шатаясь пошел к окну. Слава богам, оно было открыто. Рядом очутился один из охранников Ветра. Его я зарезал мгновенно и выпрыгнул в окно, прямо на крышу экипажа и уехал. Погони за мной не было.

Если не было погони, – поинтересовался я. – Почему они пожаловали к Борту?

– Этого я не знаю.

– Борт, кого еще вызывали к Ветру? – посмотрел я на задумчиво стоящего Кувалду.

– Вроде никого, – ответил тот. – У Ужа надо спросить.

– Хорошо спрошу.

Я поднялся.

– Рыба ты будешь смотрящим за этим городом. Это я тебе обеспечу. Создавай свою гильдию и давай мне черную метку для Ветра. Посиди денек здесь, а потом перейдешь в резиденцию смотрящего. Кстати где она?

– На юге, – тут же отозвался Рыба. – Дом возле замка Искореняющих. Мимо не пройдешь, мой господин. Он из розового камня со шпилем. А метка? Любая монета покрытая черной краской.

– Хорошо я свою метку сделаю, – улыбнулся я. – Или у Ветра возьму.

– Опасную игру начинаем, мой господин, гильдия воров могущественна. Но я Вам верю.

– Скоро никого в ней не будет, Рыба. Не беспокойся. Да и вот что еще. Запомни! Мы не знакомы. Я в ваши бандитские дела не лезу. Все вопросы будешь решать через Борта. Я на прощание окинул его взглядом и исчез.

Рыба посмотрел на то место, где только что был молодой граф и поежился.

– Опасный человек наш граф, – произнес он.

Борт неопределенно хмыкнул и добавил:

– Спать пошли, смотрящий.

Ужа я нашел в трактире. Он сидел за закрытыми дверями вместе … С кем бы вы думали? Я бы точно не догадался. Со старшим тайным агентом из столицы реном Аматером.

Увидев меня, возникшем прямо посреди зала. Он выпучил глаза и тыкая пальцем правой руки, схватился за сердце левой. Уж мгновенно, не вставая, обернулся, выхватив боевой амулет. Но тоже разглядев меня, с облегчением вздохнул. Поднялся и поклонился. Следом вскочил мастер слежки.

Это он и его люди ходили за мной и следили по приказу ректора академии. Я тогда учился на первом курсе и был наживкой для врагов Торы-илы.

– О чем разговор ведете? – я подошел и сел за стол.

– Садитесь. Чего застыли? Как столбы, – улыбнулся я. – В ногах правды нет.

– А где она есть? – тут же спросил сыщик.

– Где она есть? Думаю в совести. Если совесть у человека есть, то есть и правда. Двое мужчин удивленно на меня воззрились. Глядя на них, я видел по выражению их лиц:

«Мол какая совесть может быть у благородного? Сила да. Власть да. Но не совесть».

Я их понимал. Но не подал вида.

– Мда…уж, – крякнул с натугой рен Аматер и опустил глаза.

Уж был проще и лучше меня знал.

– Ну, а «чо», – решительно заявил он, – наш милорд…. Ни какой-нибудь там захудалый аристократ. Он… Он короче поступает по правде.

– Я разрежая обстановку, ответил ему с улыбкой:

– Спасибо, Марк. Ты внес ясность в нашу беседу.

И посмотрел серьезно на агента тайной стражи.

– Какими судьбами Вас сюда снова занесло, рен Аматер?

– Я к Вам, ваша милость.

– Ко мне? – удивился я. – Зачем?

– Э-э… Помнится Вы приглашали меня и моих людей к себе на службу… Вот мы подумали и решили… Э-э… Решили принять Ваше милостивое приглашение.

Я не мог скрыть удивление, потому что не помнил этот разговор.

– Да? Я такое говорил?..

Внимательно посмотрел в его побелевшее лицо. «Он меня боится.» – Вот что значит репутация.

– Хм. – задумчиво произнес я, силясь вспомнить этот момент нашего общения. – Может быть.

– Да-а… Вспоминаю наш разговор и подтверждаю свое приглашение.

Я улыбнулся, снимая напряжение и не заставляя рена Аматера чувствовать себя неловко в качестве просителя.

– Мне кстати очень не помешает ваша помощь… Но как же служба в тайной страже? Вас выгнали?

– Нет, что Вы! Наш контракт закончен и господин граф тан Кране, милостиво отпустил нас.

– Интересное дело…

Я подозрительно уставился на сыщика.

– Он, что вот так просто, взял и отпустил со службы одних из самых опытных специалистов?

Сыщик мягко улыбнулся.

– Мы, ваша милость, не самые лучшие специалисты.

– Все равно странно. Королевство наводнено агентами империи, работы непочатый край, а вас отпускают. Странно этот как-то… Не находите рен Аматер.

– Никакой странности нет, Ваша милость. Мы работали в отделе по подданным его величества. Кто с кем спит… Хе-хе – тихо рассмеялся он.

– Кто сколько берет взяток и не делится… Рутина. Контрразведкой занимался другой отдел и нам туда ход заказан. Мы не можем войти к ним, они к нам могут. Считается, что нас могут перекупить… Что мы не достаточно благонадежны… Вот… Вот их отдел разросся. А мы остались не удел. Нам снизили жалование и часто работы не было вообще… Вы хорошо почистили столицу Ваша милость.

– Я? Когда?

– Ну… Сыщик на секунду замялся, – не Вы лично…. – А Мамочка.

Я с интересом посмотрел на рена Аматера. Он открылся мне, сказав что знает о моей связи с гильдией убийц. Хотел видимо показать свою осведомленность.

– А кто еще знает о Мамочке? – нейтральным тоном спросил я.

– Я и моя команда, Ваша милость. Мы, работали по заданию графа Кране, по следам убийств благородных господ… Он замолчал.

– И-и?… – Поторопил его я.

– И нашли, что это всего лишь несчастные случаи, ваша милость. Кто-то упал с лошади, кто-то отравился грибами… Одного убила ревнивая жена…

– Это понятно, – согласился я и подумал:

«Мамочка все сделала как надо».

– А что граф, не пытался связать их смерти со мной?

– Нет ваша милость, у графа Кране появилось много других забот.

– Да-а? Каких?

Многие благородные семейства стали переезжать на юг и путешествовать по империи.

– Бегут? – спросил я и сыщик согласно кивнул. И многих уже перекупили?

– Многих, – со вздохом отозвался рен Аматер.

– Ладно, пусть он с ними и разбирается. Что вы можете рассказать о гильдии воров?

– Мы как раз об этом разговаривали, ваша милость. Гильдию возглавляет грандмастер Эмиль Лекруль, правда с не давних пор. И звали его раньше несколько по другому.

– Уже интересно. И откуда он?

– Он пришел в гильдию из ордена искореняющих, и тут же бывший гранд-мастер куда-то исчез. А через седмицу ее возглавил один из иерархов ордена некто преподобный отец Веймар. Но … он сильно изменил внешность.

– Вот как! И как вам удалось узнать, что это тот самый иерарх?

– Он воспользовался услугами одного нашего осведомителя, поэтому мы знаем, кто возглавил гильдию.

Тут было над чем задуматься:

«Инопланетники проявились вновь и захватили власть в гильдии воров. Зачем?»

В отличи от гильдии убийц которая, не имела своих филиалов в других городах и была закрытой кастой, гильдия воров имела отделения во всех крупных городах королевства. А это широкая сеть осведомителей и агентов. «Хитро, – покачал я головой. – Использовать готовую налаженную сеть по все стране.»

– И как к этому относится граф? Он в курсе?

– Тан Кране давно сотрудничает с орденом и не догадывается ни о чем, а мы не в свои дела не лезем, – отозвался Аматер.

– А в чем это сотрудничество выражается?

– Э-э… – Замялся тайный агент.

– Ваша милость, не совсем понимаю суть вашего вопроса.

– Ну в чем они нашли точки соприкосновения? Насколько я знаю орден давно не ловит демонов.

– Это все так … Но орден богат и имеет влияние в королевстве. Его часто использовали для устранения неугодных дворян… Кто зарвался…

– Объявляли одержимым?

– Совершенно верно и от ордена графу Кране перепадало немного золота. А дальше мы не лезли… Опасно, ваша милость.

– Понимаю. А как Вы думаете, чем вызван интерес нового грандмастера к Азанару?

– Простите, ваша милость, понятия не имею. Мы как раз это и обсуждали с реном Чарым. Но могу сделать предположение.

– Делайте.

– Местный смотрящий, был более самостоятелен чем нужно… И у нового грандмастера могли возникнуть определенные вопросы. Ему нужно показать свою власть.

– Вполне возможно, – согласился я. – Но надо узнать точно. Больно круто забирает посланник главаря гильдии.

Потом немного подумав, принял решение:

– Хорошо, я сам наведаюсь к Ветру и узнаю, что им тут понадобилось.

Уж почесал небритую щеку.

– Ваша милость, только Вечного не убивайте.

– Вечного? – переспросил я. – А это кто?

– Помощник смотрящего по городу, ваша милость. Смотрящие меняются, а лысый Ронда остается. За это ему дали кличку Вечный. Он передает указания смотрящего за гордом по районам. Без него тут такой беспредел начнется… И его слово тверже слова смотрящего.

– Ну хорошо, запомню. А теперь вернемся к нашим не терпящим отлагательств делам.

Глава 3

Открытый мир. Материнская планета

Щетина понимал, что установилась патовая ситуация. Он не может войти в ангар и убить агента, а агент не может выйти, чтобы не быть убитым. Это должен был понимать и последний из пятерки чистильщиков. Обычно это был док. Не самый боеспособный, но очень живучий член команды.

Они могли бы продержать его там хоть месяц и тогда доктор сдохнет от смрада разлагающегося тела Морчо и голода. Но это не устраивало Вейса. Он очень не хотел, чтобы информация, кем он стал здесь на планете, дошла до спутника. Тогда за свою жизнь он не дал бы и половины кредита.

На переговоры агент не пойдет, понимает, что живым его не выпустят. А что-то было нужно срочно предпринять.

Щетина отключил сканер и стал для агента синей точкой. Тот конечно проследит за ним, но и в этой ситуации был вход.

– Рамсаул, – позвал он мальчика. – Подойди.

Мальчик послушно приблизился. Щетина крепко прижал его к себе и сразу отошел в сторону. Теперь чистильщик будет гадать, кто есть кто.

Щетина подошел к телам агентов и стал их обыскивать. Мальчик уселся рядом, поглядывая на ворота ангара гаража.

– У них очень ценная одежда, дон, мы заберем ее?

– Нет, Рамсаул, по ней нас узнают стразу.

– А если ее продать? Торговцы в поселке хорошо заплатят.

– Тогда убийцы через покупателя все равно выйдут на нас.

– Жаль, – разочаровано шмыгнул носом мальчишка, – кому-то даром такое богатство достанется.

– Щетина улыбнулся хозяйственности малыша.

– Пусть уж ищут этих счастливчиков, чем нас, Рамсаул. Запомни главный жизненный принцип – лучше потерять мало, чем все.

За разговорами Вейс грубо вырвал из затылков убитых микрочипы нейросети, пошарил в карманах комбинезонов. Вытащил аптечки, пять гранат, переговорные устройства и грудные униграфитовые пластины защищающие от стрелкового и холодного оружия. Кроме того они имели встроенные аккумуляторы и резонаторы, которые формировали силовое поле отклоняющее физическое воздействие осколков и удары.

– Все, больше ничего брать, не будем, – сказал он мальчику и погрозил пальцем.

Вейс не спешил, но и не хотел опаздывать. Минут двадцать у него есть, а потом если он ничего не придумает, нужно будет идти на штурм.

У стены рядом с воротами в гараж, стояла бочка с бензином, Вейс покачал ее и убедился, что она на половину наполнена.

План начал потихоньку вызревать. Бочку можно закинуть в гараж и попытаться взорвать. Взрыв не навредит агенту. Но отвлечет на пару секунд его внимание. Сразу после этого нужно закинуть в окна гранаты и после их активации идти на штурм.

Кто-то должен осуществлять контроль через окна. Щетина пошел вдоль стены гаража. Небольшие окна забранные решеткой, находились под самой крышей. Если свеситься вниз, то можно увидеть что происходит внутри. Агент конечно учел эту возможность и находится у противоположной стены. Он будет стрелять по любому движению в окнах. Поэтому необходима четкая синхронизация всех действий.

«Первое, закатить бочку в гараж и взорвать ее. Следом сразу же в окна бросить две гранаты. И почти мгновенно ворваться в гараж. Опередить дока и открыть огонь на поражение».

– Получиться ли? – Вейс засомневался.

Ему повезло два раза. И оба раза он действовал неожиданно для противника. Первый раз когда двое пришли в мастерскую, они не ожидая нападения, не активировали щиты. Второй раз парни не учли угрозу со стороны местных и получили разряд станера. Парализованных их добили в затылок. Третий раз так может не повезти. Агент ждет и готов к любым неожиданностям.

– Первый и второй! – предал он команду. – Слушайте и запоминайте. План следующий. Я закатываю бочку с бензином в гараж и взрываю ее. Вы оба кидаете в окна гранаты, которые я вам дам и потом контролируете пространство гаража. Видите противника – открываете огонь и моментально уходите из зоны окна. Я начинаю штурм и вбегаю в мастерскую. План ясен?

– Ясно, дон. Как пользоваться гранатой? – отозвался Самсул.

– Я покажу Рамсаулу. Все в дальнейшем делаем по моей команде.

– Рамсаул, снимаем комбинезоны с трупов.

Они споро раздели убитых.

– Полезешь к деду на крышу и в окнах помашете комбезами. Понял?

– Понял, дон.

– Вот гранаты. Поднимаешь крышку. – Щетина большим пальцем открыл небольшую крышку. В углублении была черная кнопка.

– Давишь на кнопку. Один раз нажмешь, она сработает через две секунды, два раза, через четыре, три раза, через восемь и так далее. – Понял?

– Понял. Сколько раз нажимать?

– Два раза. Потом говоришь один и кидаете гранаты.

– Запомнил?

– Да.

– Тогда забирай гранаты и комбезы, и бегом на крышу. По моей команде начинайте ими махать у окон.

Мальчик подхватив гранаты и одежду, поспешил к деду. Ловко взобрался по водосточной трубе на забор и от туда на крышу.

Щетина откатил бочку и достал светошумовую гранату. Ее должно было хватить чтобы взорвать бочку с бензином. Осталось открыть одну створку ворот и закинуть гранату в бочку, а саму бочку вкатить во внутрь.

Он подошел к воротам и тут же отскочил в сторону. В деревянном полотне ворот появились оплавленные дыры. Агент не церемонился и пустил вход плазмопистолет.

«Понимает, – разглядывая дымящиеся дырки, со злостью подумал Щетина, – что подпускать к воротам нельзя. Что же делать?»

Он озадачено огляделся. Увидел пожарный багор. Обрадовался:

«Ага! Это может помочь!»

Снял его со стены и попробовал подцепить створку. Крюк легко зацепился и створка стала со крипом давно несмазанных петель, открываться. Еще несколько возникших дыр и гарь от огня показали Вейсу, что док не дремлет.

Щетина осторожно приоткрыл ворота. Открыл ровно настолько, чтобы можно было толчком вкатить во внутрь бочку и закрыть створку.

Вейс подложил под створку камень и пошел к бочке. С того места ему была видна стена и окна.

– По очереди размахивайте одеждой перед окнами! – скомандовал он.

Яркие вспышки плазмы от соприкосновения с металлом решетки показали, что док внимательно следит за ситуацией во круг него.

Дон отошел от бочки и примерился. Отмеряя на глаз угол и расстояние, он просчитывал как будет ее бить ногой, направляя в створ ворот и с какой силой. Щетина не торопился. У него быдло время потренироваться. Возраст и кабинетная работа сделали его несколько неуклюжим и он давно позабыл навыки оперативной работы. Да и мышцы уже были не те.

Он разогнался и резко остановился возле бочки. С сомнением покачал головой. Разбег нужно брать больше. Дон отошел еще на шагов пять и вновь стремительно бросился вперед. Но тут возле самой бочки неудачно зацепился носком башмака за каменный невысокий бордюр и падая с охом, растянулся на асфальте. Его руки цепляясь, пытались удержать бочку на месте, но вместо этого только толкнули ее. И она получив ускорение покатилась под небольшим уклоном в открытый створ ворот. Докатилась до полуоткрытой створки, уперлась в нее одним концом и остановилась. Вейс прижался к земле и закрыл руками голову.

Он лежал и с ужасом ждал выстрела агента по бочке. Врыв неминуемо если не отправил бы его в междумирье, то сильно бы покалечил. Но Док на счастье Щетины медлил. Видимо он не понял его замысла и в свою очередь опасаясь ловушки, не стал стрелять.

Щетина поднял голову и тихо выругался. Колени болели от удара, подбородок был разбит в кровь, а в его голове «затикали» часики, отмеряя отпущенное ему время и показывая, что он стоит в шаге от неминуемой смерти.

Дон огорченно огляделся. Выругался. И тут ему в голову пришла шальная мысль:

«А что если погрузить бочку во флаер и запустить машину во внутрь гаража. Морчо уже не поможешь, его сознание наполовину стерто. Но тогда гараж может разлететься на куски. Ну и что! Какое ему дело до Машинного двора? Но за-то он разделается с последним агентом.»

Он вскочил и опрометью, высоко поднимая ноги, бросился вон из машинного двора. Он бежал так как не бегал и в молодости. Ему вслед удивленно смотрели старик и мальчик.

– Дон, ты куда? – первым опомнился Самсул.

– Рам-саул, от-крыв-вай в-ворота в маш-ш-инй двор! – задыхаясь от быстрого бега, прохрипел Щетина.

Он сумел добежать до флаера, вскочил в него и дрожащими руками, тут же завел. Машина дернулась и проламывая кусты, поехала на прямую к дороге.

Щетина остановил флаер у ворот Машинного двора. Не дожидаясь, когда мальчик откроет ворота настежь, задыхаясь, быстро как мог забежал на вышку с огнеметом, ухватил баллон с горючим и открутив крепление к огнемету, потащил баллон вниз.

Он задыхался и натужно с громким сипом горящих бронхов часто дышал. Его бронхи казалось сейчас не выдержат и разорвутся. В глазах Щетины забегали маленькие чертики. Но все равно, почти ничего не видя, обливаясь соленным потом, разъедающим глаза, очень спешил.

– Хр-первый… Бегом… С крыши!.. По…Хр-дальше. – прохрипел он.

– Второй… Уф… в канаву.

Затем напрягаясь всем телом, поднял баллон и поставил его в кабину флаера.

Руки отказывались слушаться. Дрожащими пальцами со второй попытки открыл крышку панели управления и вытащил предохранитель разгона энергосистемы. Поставил движитель на максимальный разгон. Глубоко дыша, дождался когда индикатор перевалил красный сектор и затем откинул баллон на педаль ускорения. Отпустил сцепление.

Машина рванула вперед, а Щетина упал на землю и покатился. Вскочил и со всех ног бросился в след за Рамсаулом. Падая словно подкошенный, почти лишившись сил и теряя сознание, он успел прикрыл собой мальчика.

Он не видел как убежал старик, как флаер протаранил ворота и ворвался внутрь гаража, как док помогая его планам, открыл стрельбу по флаеру. Зато почувствовал как вздрогнула земля, раздался громкий взрыв и следом через несколько долгих секунд ему на голову посыпались мелкие камни и земля.

Щит исправно сработал, отклоняя смертоносные «подарки» с неба.

Щетина поднял голову, отряхнул ее от земли и увидел столб черного дыма, поднимающегося над Машинным двором. Он включил сканер и радостно стал подниматься на дрожащих ногах. Сначала сумел встать на карачки и так полез из канавы на дорогу. Затем хоть и с трудом встал в полный рост. На месте взрыва серели две точки.

«У него получилось!» – он грозя невидимым врагам, потряс кулаком в воздухе и шатаясь, побрел к гаражу.

Гаража не было. Была большая куча битого кирпича исходящая дымом и пылью. Одиноко и страшно торчали обгорелые бетонные стены. Под завалами виднелись чьи-то ноги в пыльных ботинках.

Щетина стал неспешно расчищать место, где торчали ноги. Вскоре к нему присоединился мальчик. Вместе они очистили тело от мусора, добрались до головы. Лица не было. На его месте было кровавое месиво. Подняв голову, Блюм прощупал непослушными пальцами затылок. Хищно улыбнулся. Грязный с почерневшим от копоти лицом с канавками от пота, он выглядел как безумец.

Посмотрев на дона, мальчик испуганно отшатнулся и отбежал.

Щетина вытащил нож, грубо выковырял чип нейросети. Затем пошарив по карманам убитого достал аптечку. Разжав пальцы агента взял миниатюрный плазмомет. Плазмопистолет был оружием одноразовым. И на индикаторе зарядов были видны цифры.

«Восемь», – прочитал щетина. У него осталось всего восемь выстрелов, но это лучше чем ничего.

Разрезав комбинезон, вытащил пластины и с сожалением отбросил их в сторону. Не выдержали они взрыва. Но рядом обнаружил сумку дока. Не заглядывая во внутрь, повесил через плечо.

Услышав шум шагов за спиной, повернулся. К нему Самсул вел под руку окровавленного деда.

– Дон, помоги! – Со слезами в голосе попросил мальчик. – У дедушки голова разбита и говорить не может, наверное челюсть треснула.

Щетина перепрыгивая через нагромождения камней, поспешил к товарищам.

Он внимательно осмотрел старика, ощупал лицо и уложив того на землю, приложил к шеи маленькую аптечку.

Самсул дышавший до этого со стоном и надрывом, стал успокаиваться. Он закрыл глаза и видно было, что боль его отпускает. Мальчик бережно вытирал рукавом залитое кровью лицо деда.

– С ним будет все в порядке? – озабоченно спросил он.

– Да, малыш, через полчаса он будет почти здоров.

И следом огорченно вздохнул:

– Беда только в том что у нас не стало транспорта.

– Это ничего, – рассудительно по взрослому ответил Самсул. За-то враги убиты, мы забрали хороший товар. У нас есть оружие и никто нам теперь не страшен. Мы привыкли ходить пешком и ты, дон, тоже привыкнешь.

– Это да? – Щетина потрепал мальчика рукой по голове.

– Дед пошевелился и не открывая глаз спросил:

– Куда пойдем? В поселок?

– Нет, Рамсаул. В километрах шестидесяти южнее космопорта есть скрытое убежище. Туда пойдем. Это будет нашей базой.

Старик тут же сел. Полазил в своей сумке и достал старую потрепанную карту. Бережно развернул ее и спросил:

– В каком месте примерно знаешь?

Щетина присмотрелся к значкам. Сравнил по памяти с картой, что заложена в его нейросеть и сохранилась в памяти, повел пальцем по дороге.

– Так это дорога ведет к порту. Затем в километрах пяти на развилке уходим на юг. – Палец повернул на право.

– Проходим до реки и тут, – он ткнул пальцем в карту, – в этом месте должен быть мост. Но я его не вижу.

– Есть там мост, – кивнул Самсул и поморщился, потрогал рукой челюсть. – Вернее остатки моста. Вот тут. Но мы по нему не ходим, фонит сильно. Нанимаем перевозчиков… Ниже по течению, вот тут. Или идем дальше к броду.

– Понял, – покивал головой Щетина. – Дальше за речкой есть заброшенный мраморный карьер…

– Есть… Но там обосновались многочисленные банды, дон, – прервал его Рамсаул.

– Пусть, – отмахнулся Щетина, – нам нужно попасть в лес, который рядом. Посреди леса есть озеро, нам туда.

– Знаю я этот лес. Там кругом болото и твари. Очень опасно. Мы не суемся в этот лес… Хотя… что бы что-то спрятать, место самое то. И оружие у нас есть…

Старик задумчиво углубился в чтение карты.

– Пройдем! – уверенно заявил он. – Обогнем карьер стороной. Лишение километры прошагаем, зато избавимся от многих неприятностей.

– Значит так! Прямо, дон Щетина, мы не пойдем. Отсюда свернем вот сюда, – он показал грязным пальцем на ответвление дороги и выйдем к реке. Вот вдоль нее и двинемся. Там…

Его неожиданно прервал шум со стороны развалин гаража. Пыль еще клубилась, разнося по округе запах гари. Щетина повернул голову и увидел как из под завала строительного мусора медленно поднимается человеческое тело.


Открытый мир. Приграничная станция «Созвездие» 57Т

– Рина, – исполняющий обязанности начальника управления АДа по Закрытому сектору майор Эрат Штифтан, вызвал по селектору секретаря Вейса.

– Слушаю, господин Штифтан.

– Зайди пожалуйста.

Вошла девушка, хмуро посмотрела на Штифтана и ожидая указаний уткнулась в электронный блокнот. Она пыталась скрыть свою неприязнь к начальнику Оперативного Директора, непонятно каким образом попавшему в кресло ее начальника. Но при всем своем старании это ей плохо удавалось.

– Рина, – мягко обратился молодой мужчина к девушке.

– Присядь. Предстоит серьезный разговор. Не задействуй нейросеть.

В глазах девушки промелькнуло удивление и тут же погасло. Она села на стул и сложила руки на блокноте. Весь ее вид говорил Штифтану:

«Ну что тебе еще от меня надо?»

– Рина, ты должна знать кое-что. Мне Вейс оставил указания…

Девушка подняла глаза.

Штифтан улыбнулся:

– В них он сообщил, что я могу во всем полагаться на тебя. Просто прими как данное. Я выполняю только его указания и следую только им. Это понятно?

Девушка недоверчиво, но молча кивнула.

– Хорошо, что ты это понимаешь. Дело в том что к нам едет группа специалистов из Центрального офиса. Их задача осуществить перехват управления «Управлением» в свои руки. Мы не должны этого допустить. До возвращения шефа. А он вернется верь в это.

Девушка вновь кивнула. В ее взгляде пропала холодность.

– Думаю что будут «подковерные» переговоры, попытки подкупа и даже шантажа… Возможны угрозы. Надо быть готовым ко всему. Но бояться нечего. Все переговоры и все передвижения инспекторов будут отслеживаться и документироваться. Даже в туалет они не смогут сходить без присмотра. Как видишь я с тобой полностью откровенен и надеюсь на твою помощь.

Услышав последние слова девушка улыбнулась в ответ.

– Конечно, господин Штифтан, Вы можете на меня положиться.

– Очень хорошо. Сообщи эту информацию начальникам Директоратов. Меня на время могут отстранить от управления, поэтому ни один начальник директорий не должен давать сведения о работе агентов в Закрытом секторе и по работе у соседей из конфедерации Шлозвенга. Особенно это касается «Синдиката». Пусть всех кто будет этим интересоваться отправляют ко мне. Не надо говорить, что это мой приказ. Пусть ссылаются на инструкции. У тебя вопросы есть?

– Нет, шеф, – девушка улыбнулась. – Есть шифровка из центра. Принимайте.

Штифтан на пару секунд застыл, взгляд его остекленел и затем он вновь стал способен двигаться.

– Принял, иди работай.

Теперь Штифтан был серьезен.

Согласно шифровке из Центрального офиса, комиссия пребывает завтра утром специальным рейсом вне графика.

«Торопятся», – мысленно усмехнулся он.

Секретарь ушла. А Штифтан стал думать:

«Возглавляет комиссию тот же оперативник, что „работал“ с ним год назад. Не очень умный, но по-видимому обладающий связями, потому что сумел получить повышение и стать старшим специалистом.

Напрямую взаимодействовать с начальниками Директоратов нельзя. Проследят и обвинят в саботаже, – размышлял он. Можно использовать Рину, чтобы она просто сообщала им информацию. Решения каждый будет принимать самостоятельно. Вейс был не дурак и подбирал сотрудников, умеющих все понимать с полунамека. Каждый из них знает, что за Вейсом они как за каменной стеной. Никто не скажет что он использовал административный ресурс и надавил на подчиненных. Он лишь временно исполняющий обязанности начальника управления. Тот на кого „посыпятся все шишки“.

Вейс назначив вместо себя его, этим ходом выводил ребят из под удара. А Штифтан как должник должен отработать свой долг. Все справедливо… Ничего прорвемся». - Хорошо все обдумав, решил Штифтан.

День прошел как обычно и вечером он отправился на конспиративную квартиру. От туда, как оказалось можно управлять многими процессами, о которых он не подозревал раньше. Да, он понял, что Вейс был весьма предусмотрителен. Он хорошо подготовился к любой неожиданности. Штифтана во всем этом неприятно удивила одна мысль:

«Как много сил тратится на скрытую борьбу со своими коллегами из Центрального офиса».

Но он отбросил ее как мешавшую сосредоточится и отослал шифровку по неизвестному адресу. Но этот адрес в списке был единственным и обозначен просто цифрой «один».

Штифтан хоть и впервые, но без сомнений, воспользовался аппаратурой связи.

Через час пришел ответ.

«Будьте осмотрительны. Дейстуйте по указаниям Вейса.

Подписи не было.

Указания на этот счет были простыми – задействовать группу внутреннего слежения.

По другой ветви связи, где было написано „Внутренняя связь“ он вывел команду на консоли искина. Высветилось меню. Одним из подпунктов было – Группа слежения.

Открыв новую вкладку Штифтан написал указание, обозначив цели слежения и задачи. Закрыл искин и немного посидев на стуле, не придумав больше ничего, поднялся, и вышел.

Утром он спокойно стоял на причале станции для ВИП персон и встречал комиссию. Прибыло Шесть человек. Пятеро были специальными агентами. Их выдавала наметанному взгляду Штифтана, профессиональная способность скрывать свои умения и навыки, но эта маскировка не могла обмануть сведущего человека.

Первым шел тот самый старший специалист Оперативного департамента центра, с кем он имел несчастье познакомится в прошлом – господин Брест Кох.

Когда они остались вдвоем в кабинете Вейса, Кох добродушно улыбаясь, осмотрелся.

– Поздравляю, господин Штифтан, удача к вам благоволит. Даже как-то неожиданно… Да… Неожиданно… Что после известных Вам событий, Вы смогли подняться по карьерной лестнице.

Инспектор говорил неспешно, не смотрел на собеседника и несколько рассеяно разглядывая обстановку кабинета.

„Прощупывает, – подумал Эрат Штифтан. Хочет понять, затаил я обиду или нет“.

В том что говорил инспектор не было вопроса и он промолчал.

– А Вам, не кажется это странным, дорогой Штифтан?

– Что конкретно, господин Кох.

– Ну как же? Разве это непонятно? В прошлый мой приезд Вы подставили своего начальника, а он Вас оставил, дал повышение и еще вот назначил ИО…

Кох повернулся к Штифтану и упер в него потяжелевший взгляд. Но Штифтан спокойно выдержал его и только пожал плечами.

– Я, господин Кох, никого не подставлял. Я честно делал свою работу и только. Вы помнится в прошлый раз отразили это в своем докладе. Видимо учитывая мнение выше стоящего руководства, господин Вейс решил повысить меня.

Штифтан говорил спокойно, рассудительно и только проницательный человек, знающий обстоятельства их прошлой встречи, мог заметить в его словах издевку.

Кох не был проницательным человеком, но был опытным аппаратчиком и хорошо понимал, что врага приближают целенаправленно с далеко идущими целями. А то что Штифтан остался врагом для Вейса он не сомневался.

Перестав улыбаться, он брезгливо сморщился:

– Да бросьте Вы, Штифтан. Не стройте из себя дурака. Вы так и не поняли, что Вейс Вас подставил. Он оставив Вас у себя, тем самым вроде бы показал свою беспристрастность. Но поверьте мне опытному старшему товарищу, он имел по отношению к Вам далеко идущие планы. Вот например, что значит, то что Вы стали исполнять обязанности Начальника управления?

И не дожидаясь ответа, напористо продолжил:

– Это значит, что все неприятности, которые последуют за его отставкой, придавят Вас, дорогой Штифтан.

– А господин Вейс уже получил отставку? – нейтральным голосом поинтересовался Штифтан.

– Пока нет. Но это дело времени… Вы же это понимаете.

– Не знаю, не знаю… – Штифтан задумчиво постучал пальцами по столу. Поднял взгляд на своего визави.

– Нам сообщили, что он выполняет задание на Материнской планете, есть даже приказ.

– Приказ! – презрительно фыркнул Кох. – Таких личностей как Вейс отправляют на материнскую планету с одной только целью – чтобы он там и остался. После того как он облажался в Закрытом секторе, у него только один путь – спрятаться на этой забытой планете и не высовываться. А вот вы, Штифтан, получили шикарную возможность сделать головокружительную карьеру. Это место, которое Вы занимаете временно, может само упасть вам в руки… Если конечно Вы прислушаетесь к голосу разума. Как в прошлый раз.

– В прошлый раз, господин Кох, мне обещали место в центральном аппарате…

– А что не так? – Кох сделал вид, что не понимает, о чем говорил Штифтан.

– Мы бы Вас забрали к себе, но вы и так хорошо устроились. Кроме того Вы попали в кадровый резерв и мы дали вам время набраться опыта.

– В кадровый резерв? – переспросил Щтифтан. У меня не было подобного сообщения, как это положено по инструкции.

– Всего лишь мелкое недоразумение. Недоработка кадровиков. Но если Вы хотите я дам Вам свою гарантию…

– Гарантию в чем?

– В том что вас зачислят в кадровый резерв.

– Зачислят?

– Не придирайтесь к словам. Вы должны понимать, что мы ищем преданных, надежных специалистов. Покажите себя таким и ваша карьера стремительно пойдет вверх.

Штифтан несколько мгновений сидел задумчиво. Затем посмотрел на собеседника.

– И что мне для этого нужно сделать? – спросил он.


Закрытый сектор. Инферно. Нижний слой

Факелы вставленные в бронзовые, почерневшие от времени кольца на стенах, освещали пространство комнаты тусклым, мерцающим светом.

Стены из хорошо обработанных огромных камней, были покрыты синим лишайником. Лишайник слегка светился, отражая отблески огня.

Прокс находился глубоко в подземелье разрушенного города. Стояла тяжелая влажная духота. Она ощутимо давила, заставляла часто дышать. Но все это не мешало Алешу с интересом заниматься своим делом. Он привык к сумраку и духоте подземелья. Прокс специально спустился так глубоко, чтобы воздействие энергии хаоса было минимальным.

Он давно заметил, что чем ниже под землю уходили подземелья, тем меньше чувствовался первородный хаос. Здесь хранились его дроны и здесь он разобрал боевой дрон, что выкопали крысаны.

Перед ним на столе из крепкого дерева лежали две половинки шара дрона. Напротив сидела и с интересом наблюдала Корна. Колпак под именем Стоп ты первый, что стал на вроде секретаря и посредника между ним и крысиным королем, суетился за его спиной. Этот колпак больше всех общавшийся с Алешом проявлял больше других смекалку и любопытство. Кроме того он сам стремился быть по ближе к Проксу.

Его нос с усами мелькал то справа, то слева. Он принюхивался и широко раскрывал пасть.

Алеш отодвинул его рукой, чтобы вонь из пасти не мешала ему.

„Так, что мы тут имеем? – размышлял Прокс. – Искин дрона имеет защиту от несанкционированного вторжения. Его программой я воспользоваться не смогу. Он закрыт кодом. Но я могу поменять искин и подключить его“.

Алеш поднялся. Подошел к стоящему у стены старому дрону, найденному на одном из кораблей на верхнем слое Инферно и нагнувшись с натугой поднял его. Притащил к столу и с шумом опустил. Облегченно вздохнув, открыл крышку пульта управления. Затем осторожно вытащил саму панель. Просунув руку, от щелкнул крепления изнутри и тоже снял верхнюю половину дрона.

Внизу на своем ложе находился шар искина. С тех времен ничего не поменялось в методах установки искинов, только они стали меньше.

Алеш провернул нижнюю панель по часовой стрелки и достал ее. Затем повторил туже операцию с дроном захваченным у контрабандистов. Приложил пластиковую панель дрона контрабандистов к панели инженерного дрона и обвел контуры тонким лазерным лучом. Затем усилив мощность луча, тщательно вырезал контур по метке.

Удовлетворенно посмотрел на дело рук и поставил панель из старого дрона на место нового, в дрон контрабандистов. Осторожно провернул, закрепляя его на месте и потер вспотевшие руки. Панель вошла на место просто идеально.

Такие операции он проводил не впервые. Полевой агент должен уметь использовать все подручные материалы и как говорил наставник в школе – „совмещать не совместимое“.

Прокс оглядел дело своих рук и остался доволен.

„Теперь дело за малым, – через свою нейросеть установить нужные программы.“ – подумал он.

Их было не много. Нужно было перевести дрон из автоматического управления в ручное. Он видел, что в автоматическом режиме дрон для его целей был мало полезен, но вот если им управлять в ручную и направлять его на противника в пределах видимости, это будет для того неожиданным сюрпризом.

Алеш готовил дрон для Корны. У нее не было нейросети и поэтому ему нужен был пульт управления. Вот установкой управляющих команд он и занимался. Ручной пульт управления он взял от старого дрона где была предусмотрена такая функция.

Через два часа дрон был готов к испытаниям.

Алеш осторожно положил шар искина на место и подключил батарею. Дрон загудел и искин приподнялся в образовавшемся электромагнитном поле. Ему не нужны были контакты для управления системами дрона.

Алеш включил тестовый режим и стал ждать.

– Корна, – обратился он к демонице, – Это очень мощный артефакт для войны. На него не действует магия хаоса и он может проникать глубоко в ряды противника, уничтожая его. Лучше всего его использовать против магов врага.

Он один может расправиться со всеми ими, он может даже атаковать самого князя инферно. Но только если уметь им управлять. Сейчас я буду тебя учить управлению этим чудом.

Он подошел к демонессе и приложил аптечку к ее шеи. Корна закрыла глаза и отключилась. Теперь нужные знания скомпилированные Алешом в памяти искина военной аптечки, устанавливались ей на подкорку головного мозга.

Ее мозг был больше чем мозг человека и более гибок. Количество синапсов – место контакта между двумя нейронами на тридцать процентов также больше чем у людей. Они служат для передачи нервного импульса между клетками. Хотя такой способ передачи информации демонам, он использовал впервые Алеш надеялся на успех..

Учить демонессу, объясняя, как управлять дроном на пальцах, было делом трудным и по времени затратным. Корна не знала тех терминов, которые использовались среди людей открытого мира, а придумывать новые, он не стал. Передача информации шла зрительными образами.

Через пол часа аптечка перестала жужжать. Зеленый огонек светодиода погас. Алеш отнял аптечку от шеи Корны и та открыла глаза. Недоуменно похлопала длинными ресницами и перевела взгляд с Алеша на дрон.

– Собрать его сможешь? – поинтересовался Алеш.

– Корна облизала высохшие губы и ответила, – попробую.

Она недолго стояла у стола, затем неуверенно нажала кнопку отключения дрона. Тот перестал тихо гудеть и шар опустился в свое ложе.

Уже более уверенно демонесса подняла верхнюю часть шара и установила на место. Сноровисто защелкнула зажимы и аккуратно вставила панель. Дождавшись щелчка. Посмотрела на индикатор. Чем дольше она работала с дроном, тем увереннее становились ее действия.

– Еще идет тестовый режим, – сообщила она Алешу.

Тот согласно кивнул.

– Подождем, – отозвался он.

Стоп ты первый вертел носом и возбужденно попискивал. Наконец он не выдержал и запищал громче:

– Дай мне это чудо и я убью короля!

– Не дам, – отмахнулся Алеш. Он уже привык к тому, что этот колпак, которому он первому из гнезда дал имя, периодически пытался свергнуть с его помощью власть крысиного короля. Такая уж у них природа – править должен был сильнейший.

Короля пытались свергнуть и сожрать много раз, но энергетический щит данный Алешом своему ставленнику и станер делали его непобедимым.

Это устраивало Прокса. Он не хотел каждый раз показывать новому королю свою силу и эту стаю вновь удерживать в узде.

Но этот колпак был сообразительным и хитрым, он привязался к Проксу и когда тот появлялся в городе ходил за ним пол пятам. Он был несколько умнее других и не желал идти с голыми руками на верную гибель против короля. Но при этом не оставлял попыток убрать того с помощью Прокса.

– Чего тебе не хватает? – спросил Прокс. – Мяса? Самок? У тебя все есть.

– Отдай ее! – Колпак показал пальцем с длинным когтем на Корну. Та зло зашипела как масло на сковороде.

– Если надоело жить, возьми, – равнодушно отозвался Прокс.

– Жить хочу. И ее хочу, – не отступал колпак. Любимая самка будет.

Он прищурился и сладострастно посмотрел на Корну. Мгновением позже кончик хвоста демонессы ударил того в лоб и он упал без памяти.

Прокс равнодушно посмотрел на лежащего в прострации крысана и только пробормотал:

– Не убивай, он меня забавляет.

Дрон прошел проверку всех систем и подмигивая Корне, радостно замигал зеленым огоньком на панели. Она закрыла крышку люка и взяла в руки пульт. Пальцы сами знали что делать.

Дрон задрожал, поднялся над столом и поплыл по воздуху. Корна раскрыла лежащий на столе планшет и стала следить через него за дроном.

Тот повисел над столом и полетел в открытую дверь.

Через пару минут разочарованно произнесла она. – Видно только, то что творится в двух лагах от него.

– Это понятно, хаос забивает все, – согласился Прокс.

– Надо действовать в пределах видимости. Выходи на верх и пробуй им управлять.

Через ридок десять они стояли наверху сохранившейся башни, рядом сопел пришедший в себя Стоп ты первый. Он следовал за Проксом как собачка.

Дрон улетел к городской стене и облетал ее следуя ее изгибам. Корна смотрела за дроном, изредка поглядывая на монитор. Вдруг она хищно оскалилась.

Прокс изогнувшись, пытаясь понять что она там увидела, посмотрел в монитор.

У стены среди нагромождения камней копошился крысан. Он тащил держа за шею маленькую демоницу. Та была еще жива, но сильно придушина. Вся одежда на ней была сорвана и Алеш понял, что крысан хочет сначала удовлетворить свою плоть, а потом сожрать ее.

Он пожал плечами. Ему не было дела до демонов. Пусть они сами охраняют своих детенышей. Но Корна придерживалась иных взглядов. Ей живящей ранее под вечным страхом встречи с мутантами, хотелось защитить малышку и отомстить за свои страхами. Она навела курсор на голову крысана и и дала команду на открытие огня. Маленький сгусток плазмы превратило голову крысана в мгновенно расцветший и опавший кровавый цветок.

Малышка какое то время лежала, приходя в себя, потом высвободилась и побежала прочь.

Довольная Корна проводила ее до ближайших развалин, куда девочка и нырнула, спрятавшись ото всех.

Алеш покачал головой:

„Непорядок, демоны пришли в город, живут в развалинах и ничего не делают, а надо этот город отстраивать.“

– Корна, передай Ровану, чтобы срочно мобилизовал демонов, отстраивать город, иначе тут будет полный хаос.

– Хорошо, передам, а ты теперь куда?

– К себе, в Преддверие. Береги дроны. Используй их с умом.

– Я справлюсь, Алеш.

– Вот и хорошо.

Он посмотрел на колпака. Будешь служить ей, как служил мне, понял?

– Поняла Великий. Моя все поняла. Служить этой самке.

– А она мне даст?

– Она тебя не убьет… Может быть. Этого достаточно…

Колпак с опаской посмотрел на Корну.

– Ну прощай, Корна. Проследи за Рованом, подскажи если надо. Он часто опаздывает принимать решения. Корна кивнула.

– Прослежу Алеш. А мне нельзя с тобой?

– Пока нет, потом видно будет.

Алеш достал сердце земляного элементаля и раскрыв окно телепорта, вошел в него.

Вышел он рядом с пещерой, куда его привели в свое время братья старатели и где он нашел дриаду. Та сначала была старой беззубой старухой, пока с нее не спало проклятье и она не обрела свою истинную форму. Там в глубине пещеры лежала Лерея.

Неожиданно к нему пришли отвлеченные мысли:

„Странно, – подумал он. – Я здесь князь. Владыка Преддверия. Его Хранитель. А у меня нет даже дома как у простого демона.“

Он огляделся. Остановил взгляд на огнедышащей горе.

„Там самое место, быть моему дому“ – подумал он и неожиданно для себя, в тот же миг оказался на горе.

В великом удивлении огляделся. Верхушку горы венчала большое плато поросшее сизой, усыпанной пеплом травой. У дальнего края было жерло вулкана и от туда как он знал периодически извергался дым и гул. Но сейчас на горе было спокойно. Алеш хорошо знал, что как только происходит выброс, так аномалии Преддверия меняли свои места и повсюду появлялись новые монстры.

К нему пришло понимание, что эти сполохи дыма сопровождаются выбросом огромным количества энергии, которая словно копье прорывает границы между мирами и из этих миров сюда какой-то непреодолимой силой притяжения затягиваются обитатели этих миров. Но непросто обитатели, а обитатели верхних планов.

„Может закрыть эту дыру, открытую Курамой?“ – подумал Прокс и тут же отбросил эту мысль.

„Стоп! – остановил он себя. – Как я это сделаю? Он то черпал силы из „Сердца мира“ и сгорел. Нет я такой глупости не совершу и кроме того эти монстры обладают ценными артефактами, которые можно выгодно продавать. Только что мне тут делать на этой горе? Дышать смрадом? И как тут строиться“?

Прокс пошел по непримятой траве, оставляя следы от сапог. Подошел к краю вершины и заглянул вниз. От увиденного у него захватило дух. Он видел всю свою вотчину, данную ему Судьей на хранение, словно смотрел из космоса или на большую подробную карту.

Неожиданно для себя решил зрительно приблизить мост через реку. Там шел караван скравов с рабами и увидел как изображение рванулось ему навстречу. Кроме двух скравов и двух десятков рабов, среди которых было три дворфа и один человек, под мостом он увидел засаду. Там спрятался водяной вампир. Теперь он видел его не используя сканер. Вампир лежал на спине под водой, раскинув длинные щупальца вместо рук и ждал караван.

Прокс не спешил вмешиваться. Он хотел посмотреть, что будет.

Став неожиданно для себя хранителем, Прокс до конца еще не понимал своей роли в этом мире. Что он должен хранить и что для этого нужно предпринять?

„Может спросить у Духа?“ – размышлял он, внимательно следя за тем, что происходило у моста.

„Интересно. Неужели они не знают что там сидит Вампир? Через мост ходят много раз за день и кого-то эта тварь уже могла сожрать“.

И точно, пока он думал, перед караваном из-за камня выскочил демоненок и что-то размахивая руками, стал говорить скравам.

Те остановили колонну из рабов, выслушали мальца и схватив человека Вытолкнули его из строя. Подтолкнули в спину. Один из скравов что-то прокричал ему и махнул рукой в сторону моста.

„Ну да. – согласился с их действиями Прокс. Потеря раба человека – потеря не значительная. Люди здесь долго не живут, погибая от воздействия хаоса“.

Человек потоптался на месте, еще не до конца веря что его отпустили, а затем со всех ног бросился бежать к мосту.

На середине он оступился и упал на колени. Прокс видел что вампир поднял свои щупальца и между ними появилась дрожащая невидимая простому глазу прозрачная преграда. Она словно сеть опутала человека и тот упав так и остался лежать на мосту. Вампир выпил его жизнь и ушел на дно.

Откуда то пришло знание:

„Теперь два дня будет спать“.

А колона рабов направилась по мосту дальше. Демоненок получил свою плату и вприпрыжку побежал следом. Прокс глядя вслед маленькому каравану, вспомнил, что хотел посоветоваться с Духом.

Он не знал, есть тут связь или нет, но составил сообщение и отправил его сжатым форматом.

Демон Духу.

– Дух, не буду скрывать, я тебе не доверяю. Но верю что честь ты еще сохранил и мои девочки в безопасности.

– Мы не будем встречаться, но можем поддерживать связь.

– Я хочу спросить тебя, что ты знаешь о служении Хранителя?

Демон.

К его удивлению ответ пришел сразу.

Дух Демону.

– Можешь не доверять. Ты мне не жена, что бы я стремился тебя увидеть.

– Девочки в безопасности.

– Что ты хочешь знать по служению?

Прокс поморщился. Слишком независимо и грубовато ведет себя это парень.

Словно он и не хочет добраться до Прокса и отдать его голову Вейсу. Даже придумал, что Вейс сослан на Материнскую планету. Но при этом он чувствовал, что помимо его воли, ему хотелось парню верить.

Демон Духу.

– Кратко сообщи что знаешь, в остальном разберусь сам.

Демон.

Дух Демону.

– За пару камней скравов, я сообщю тебе информацию.

Дух.

„Вот же скотина“! – восхитился Прокс, – нигде не упускает своей выгоды».

Демон Духу.

– Камни тебя будут ждать в Брисвиле. У хозяина постоялого двора «Большой кулак» Доставлю в течении ближайшего времени. Надеюсь веришь в мою честность?

Демон.

Дух Демону.

– В обще-то нет. Не верю. Но верю в необходимость.

– Слушай. У каждого хранителя есть свои последователи. Они молятся своему покровителю и он получает от них субстанцию под названием «Благодать». Когда ее наберется достаточно, появляется гора, где может жить хранитель и защищать свое служение. Желающих захватить твое место достаточно. Сам наверное видел этих олухов, когда проходил путь.

Строй на ней город, укрепляй, наполняй ее живыми существами или духами. Чем больше благодати тем, больше силы. Чем больше силы, тем больше власти.

Кратко все.

Дух.

«Вот оно как? – задумчиво покачал головой Прокс. – Последователи, благодать. И где ее взять?»

Он еще раз огляделся. – «Гора есть. А благодати нет».

Затем махнул рукой.

«Ладно разберусь».

Прокс решил покинуть гору, но что-то его задержало. Какое-то смутно ощущение недоделанности. Хорошо ему знакомое по опыту работы агентом чувство неудовлетворенности. И этому чувству он привык доверять.

Прокс остановился в шаге от края вершины и почесал щеку.

Затем нагнулся и тут мимо его головы что-то просвистело.

Инстинкты сработали мгновенно. Он упал, откатился в сторону и не думая, что делает, взмахнул крыльями. Золотые крылья ударили по воздуху и он взмыл ввысь.


Планета Сивилла. Провинция Азанар. Город Азанар

Было темно и сыро. С позеленевших стен сочилась вода. Со сводчатого потолка капали редкие капли. Под ногами хлюпала вода и в тишине подземелья гулко слышались шаги подкованных сапог.

Цок, цок. Звуки эхом разлетаясь по туннелю, затухая, терялись в темных глубинах.

Я шагал по подземелью к дому, где находилась резиденция смотрящего за ворами в Азанаре.

Сначала было желание просто зайти с улицы, демонстративно выбив двери ногой и навести там шороху. Но затем благоразумие взяло верх. Зачем мне показывать себя рядом с домом воров, и разносить его по кирпичикам? Слухи разнесутся и дойдут до Гронда, а тот воспользуется этим и что-нибудь у меня отожмет. Поэтому после разговора с Ужом и новым своим подданным господином «сыскарем», поставив им задачи, я спустился в подземелье, где когда-то встретил демонопоклонников и чуть не стал жертвой суккуб.

На мой взгляд эти подземные коридоры были построены в одно время с подземельем, что обнаружил Бурвидус в моем замке. Уж очень они были похожи, как будто их строили по одному проекту. Потом они стали продолжением карьера, откуда брали камни известняка для строительства старого Азанара и окружающих его стен, а еще позже стали скрытым местом сборищ демонопоклонников.

Город разросся и карьер оказался под самим городом, став частью ее канализационной системы. Место не самое безопасное в городе.

Не многие знали, что под городом расположены обширные подземелья и там же обосновались подземные жители – смирты, маленькие зеленые гоблины, чтущие заветы своего спящего учителя иномирца. Но встречаться со смиртами в мои планы не входило.

Шел я уверенно. Выдерживал направление. Обошел стороной злополучную пещеру, где приносились жертвы и проводились дикие оргии. Вошел под низкий свод коридора уходящего вниз по наклонной и неожиданно услышал какой-то посторонний шум.

Я остановился. Прислушался. Слышен был только шум от падающих капель вводу.

Хлюп. Хлюп.

«Может показалось?»

Я постоял, прислушиваясь. Включил сканер и проверил вокруг себя на наличие живых существ.

«Никого».

«Значит показалось,» – решил я и сделал пару шагов.

Но тут же в шум шагов и в улетающее эхо вклинился тихий посторонний звук. Еле слышимый, так что могло показаться что это просто эхо. Но мой чуткий слух различил его и выделил.

«Что за чертовщина? Неужели меня кто-то преследует»?

Понимая, что ничего не увижу, все равно огляделся.

Стены. Потолок над головой и темнота разлитая как чернила по подземному коридору … И все.

Тут еще Шиза проявилась и от ее голоса я вздрогнул.

– Виктор! – прошептала она, напрягая мою нервную систему:

– Мне почему то не по себе. Будь осторожен. Тут кто-то есть.

– Хм. И что? У меня самая лучшая защита, какая только может существовать. Мое тело в один миг может стать смертоносным оружием. Чего нам опасаться? Я голыми руками крушил космический корабль.

– Я не знаю, Виктор… Мне почему-то страшно.

Я вздохнул, хотел сказать что-то смешное и понял, что Шиза своего добилась. Ко мне пришла настороженность, а вместе с ней смутное беспокойство. По мимо свой воли я почувствовал тревогу.

«Черт его знает, что там бродит в темноте? Кто знает, что расплодилось в подземельях? Может какое-то существо сотканное из ужаса и мук казненных. Сейчас как прыгнет… Хе-хе. Прыгнет».

Но не смотря на смешки мне стало не по себе. Не к месту вспомнил, как моя мама боялась темноты. Когда мы оставались вдвоем, а отец уходил на ночное дежурство, она брала меня маленького спать с собой и часто просила:

– «Витя мне надо в туалет, посмотри под кроватью никого нет»?

Я сонный заглядывал и зевая отвечал:

– Никого там нет, мама.

А вот сейчас я вынужден был признаться самому себе, что мне стало страшно от темноты.

– «Ши-за, – мысленно попросил я, – давай верни мне способность рассуждать. А то я забеспокоился».

– Я бы рада, да не могу. Давай уйдем отсюда.

– Что значит не могу? – возмутился я. – Ты всемогущая! Чего ты испугалась? Темноты? Пауков?

– Не знаю.

– Шиза?…

Но ответом мне была только тишина, прерываемая редкою капелью.

Кап! Кап!

И этот звук стал бил по моим натянутым нервам…

Я осматривался, вглядываясь в темноту, затем потекли мысли:

«Здесь небезопасно… Кто-то бродит… И что? – спросил я себя. – Пусть бродит. Я то не маленькая девочка боящаяся темноты. Я не трус, но я … Боюсь.»

Постояв, напряженно вслушиваясь в капель и не услышав постороннего шума, сделал несколько несмелых шагов. Слышны были лишь мои шаги, расплескивающие воду на полу. Она тонким ручейком текла под моими ногами. Успокаиваясь и решив, что мне вся эта ерунда приводилась, я зашагал дальше.

Что бы взбодриться, тихо запел песенку Вини Пуха:

– Куда идем мы с пяточком большой, большой секрет… Хе. Хе.

– Секрет… Хе. Хе – послышалось за мой спиной и совсем близко.

От неожиданности я вздрогнул и резко подпрыгнув, развернулся. Силясь, разглядеть, кто там повторяет за мной, напряг зрение. Но там была только темнота и тишина.

Стараясь унять подступившее волнение, несколько раз глубоко вздохнул и громко спросил:

– Ты кто?

– Ты кто? – громко раздалось в ответ… Но уже с другой стороны.

Сердце ощутимо ухнуло в пятки.

Мгновенно вышел в боевой режим и развернулся. По спине помимо моей воли побежали мурашки. Я запустил светлячок и приготовил «Торнадо».

Светляк подлетел к потолку и в его свете я увидел сгусток колеблющегося тумана. Он перегородил мне дорогу. На вид неопасный, словно пар от испарений поднимающийся от воды.

Я принюхался и ничего не почувствовал. Направил светлячок к туману и туман словно живой отступил, потом рассеялся.

– Что это такое? – прошептал я и за мой спиной совсем рядом прозвучало тихое удивленное:

– Что это такое?

Я ойкнул, в испуге отскочил и резко повернулся на голос.

Туман был уже с другой стороны и совсем рядом. Он колыхался словно под действием ветерка и за ним смутно виделся коридор…

«Но»! – Мои глаза полезли на лоб. С дверью в торце.

Я шел с той стороны и раньше никакой двери там не было. И не было там тупика.

– А ну кыш! – взмахнул я рукой и выпустил небольшой фаербол.

Огненный шар пролетел сквозь туман и просто исчез. Исчез и туман. За ним снова был коридор.

И тут до меня дошло, что он действует с одной скоростью со мной! А я то был в боевом режиме. Вот тут мне здорово стало не по себе. Затравленно оглядевшись, вытер вспотевший лоб:

«Ничего себе! Кто бы это мог быть»?

Не тратя напрасно энергию, вышел из ускоренного восприятия.

Непонимание того что происходит и с чем столкнулся, стало порождать в душе давно забытое чувство страха. Он липкими щупальцами залезал в душу лез в голову и душил словно удав.

– Что тебе надо? – крикнул я, пытаясь отогнать это неприятное чувство и напрягая волю, старался преодолеть этот страх.

И вновь со спины раздался крик. Я услышал самого себя:

– Что тебе надо!

И в этом крике отчетливо звучал страх.

Я вновь резко развернулся.

В ногах почувствовал слабость. Прислонился спиной к стене. Всмотрелся и увидел тот же туман.

– Пугаешь? – Не двигаясь, спросил я.

– Пугаешь? – прозвучало со стороны тумана.

– А что ты мне сделаешь? Ха! Ха! – с нервозным смехом спросил я.

– Пугало!

– Ха! Ха! Пугало!

– Ну держись!

Я рванулся с места и очертя голову бросился к туману. Тот дернулся отступить, но не успел. Я ворвался в него и застрял как в киселе. С усилием сделал шаг, словно шел в воде, загреб руками, помогая себе и рывком вывалился из него. Не удержался и упал на колени.

– Твою мать! – выругался я и услышал позади:

– Твою мать!

Обернулся и не поверил тому что увидел. Я тупо пялился на человека…

Передо мной стоял я сам.

Несколько долгих мгновений смотрел на своего двойника, тот тоже стоял на коленях и смотрел на меня. Было в этом что-то невероятное и пугающее.

«Откуда здесь мой двойник?»

Он так же как и я выглядел растерянным. Шляпа съехала набок и широко раскрытые глаза смотрели ошарашенно на меня.

Не делая лишних движений, поднялся с колен, отряхнул их от воды.

Двойник проделал тоже самое.

Ко мне вернулось спокойствие. Теперь я видел с кем имею дело. Я не знал что это за чертовщина, но по крайней мере я его видел и это вполне могла быть иллюзия.

Зло усмехнулся:

– Вот значит как? Тут значит двойники плодятся. – насмешливо проговорил я. – Прямо из тумана. Вышел ежик из тумана вынул саблю из кармана…

Я говорил вслух, стараясь отогнать не контролируемое чувство страха и разозлить себя.

– И откуда ты такое создание взялось?

Двойник слушая мой голос, наклонил голову. Затем моим же голосом повторил:

– Откуда ты такое создание взялось? Ежик из тумана.

– Передразниваешь? Да пошел ты!

Я решительно направился мимо и рукою сильно оттолкнул странное порождение не известно чего-то. Но вместо того чтобы пройти мимо, отлетел к стене сам и сильно приложился о камень затылком. Мой двойник проделав тоже самое что и я, отбросил меня как пушинку.

– Ну гад! Держись!

Во мне вспыхнула ярость.

– Кем бы ты ни был, но я тебе сейчас морду набью и отправлю туда, откуда ты прибыл.

– Мой двойник как эхо повторил:

– Гад. Я тебе сейчас морду набью.

– Ну попробуй! – заорал я, нагнетая в кровь адреналин и сделал черные руки, превратив их в мечи.

И тут же такие же руки появились у Него.

– Что хочешь сказать, что тоже имеешь Лиана, Урод? Сейчас посмотрим.

Не давая ему повторить слова вслед за мной, мгновенно войдя в боевой режим я атаковал это Нечто.

Мечи расплылись черным веером и неимоверно сильный удары тут же оглушили меня, сбили с ног и заставили застонать от боли.

Я лежал на животе и видел сапоги двойника, он тоже лежал и стонал. Благо не нападал первым. Моя одежда намокла, а кожаная куртка и шляпа превратились в лохмотья. Шляпа сбитая ударами валялась у меня перед носом.

Я с трудом поднялся и оперся спиной о стену.

– Какой же ты гад! – еле слышно проговорил я, накладывая на себя заклинание исцеления.

Вновь смятение накрывало меня как прилив волны и мне было трудно, очень трудно с ним бороться. Мысли скакали не желая зацепится за что-то. Я не понимал что делать дальше.

«Может мимо пройти и удрать? А как же он? Если эта тварь будет жить тут и выйдет на поверхность»?

От этой мысли у меня перехватило дыхание.

«Это колдовское отродье такого натворит!.. Ведь он это я! А если отойти? Может оно развеется. Само».

Я осторожно сделал пару шагов назад. Двойник тоже попятился. Я увеличил дистанцию. Он тоже отошел и вдруг развернувшись пошел прочь. У меня глаза полезли на лоб:

«Это куда, это он?»

– А ну стой, Тварь!

Я рванул за ним. Он шел как ни в чем не бывало, не обращая внимания на мой крик.

Добежав до него, ухватил за плечо и рванув на себя, постарался развернуть его к себе лицом. Тварь повернула голову и неожиданно ударила меня по лицу локтем. Это был мой прием и двойник его откуда-то знал. Я отшатнулся и отпустил плечо. А двойник вновь не обращая на меня внимания, пошел прочь.

– Нет, ты так просто не уйдешь, гад!

Я зарычал и запустил ему в спину ледяные иглы. Сильнейшая боль накрыла меня и удары словно ломом в спину опрокинули меня на пол. Рядом лежал и стонал двойник.

«Что же это выходит, отойдя от шока, подумал я. – Я сам себя атакую? Кто придумал такую шутку со мной? Рок?»

Я подполз к стене и сел. Лечить себя не стал:

«Пусть Он тоже чувствует боль».

– Куда идем мы с пяточком, – усевшись у стены как и я, пропел двойник. Он глядел на меня.

– Ты так просто не уйдешь, тварь, – проговорил двойник. – Какой же ты гад!

В его голосе я услышал ненависть.

– Давай иди сюда. – отозвался я. – Посмотрим кто отсюда уйдет?

Мысли тревожно заскреблись в моей голове:

«Он учится и скоро будет очень похож на меня. Засада! Но его надо как-то остановить. Как?»

– Шиза? Ты где? Можешь отсканировать это «чудо»?

Но мой симбиот, мой ангел хранитель словно впал в спячку. Его не было слышно и видно.

– Лиан, а ты что скажешь? Может вытащить энергию у него?

– Я не могу, – отозвался дракон. – И малышей не пущу… Там смерть.

– Что там? – не поверил я. – Смерть?

Но дракон больше не отзывался.

«Что же делать? Не убивать же себя»!

Я заметался мыслями:

«Думай, Витя, думай»!

Его нужно остановить и остановить как можно быстрее! Он учится и становится сильнее, самостоятельнее.

«Убить его нельзя, иначе убью себя сам, а умереть он может вместо со мной… Со мной»?..

Я не выдержал.

«Почему это со мной происходит? Откуда ты взялся на мою голову?»

Двойник поднялся и не глядя на меня, неуверенной походкой побрел прочь.

«Нет я тебе уйти не дам. – решительно подумал я. – Ты умрешь, даже если придется умереть мне. Смерть это переход из одного качества в другое только лишь всего, я то знаю.».

Я тоже поднялся и поспешил следом. Несколько раз я атаковал его и мы валялись на полу. В последний раз он остался стоять, а я упал. От бессилия мне захотелось плакать:

«Не так! Не так надо!»

Я почти выл от отчаяния. И тут забрезжило.

«А что если»? …

Пришедшая мысль обожгла меня огнем. Я лихорадочно создал иллюзию самого себя и мысленно почти закричал:

– Лиан подселяй в нее духа!

– В кого?

– В иллюзию!

– Какого?

– Не тупи, старый крокодил! Давай того лесного эльфара!

Иллюзия вздрогнула и обрела жизнь. Повела глазами. Увидела «меня», уходящего прочь и помчалась к двойнику. Добравшись, прыгнула ему на спину. И вдруг превратилась в спрута покрытого древесной корой. Двойник остался тем же кем и был – моей копией. Он старалась яростно оторвать от себя сучковатые лапы. Но это ему не удавалось. Древесный спрут сильнее стискивал двойник в своих объятиях. Но вскоре двойник сам превратился в корягу и они стали рвать друг друга на куски. Во все стороны отлетали клочки плоти. Они упали и покатились по полю.

– Убей себя! – скомандовал я. – Умри!

Понимая что нужно спешить, применил слово власти:

– Уйди за грань!

Иллюзия замерла и стала сползать со спины твари. Дух лесного эльфара стал подниматься к потолку и быстро исчез за каменной кладкой А обломанная коряга пытаясь встать, неожиданно пошатнулась. И тоже начала медленно опускаться на пол вслед за иллюзией. Потеряв духа, моя иллюзия развеялась.

Упав, двойник вскрикнул и тоже стал таять. Вскоре от него осталось серое облачко и оно закружилось, взметнулось к потолку, и исчезло.

Я не веря своим глазам, смотрел на то место, куда облачко втянулось в потолок. Двойника не было.

– Он ушел, – пробормотал я. – Хе… Хе…. Он ушел!

И радостно закричал:

– Он исчез!

– Мда, – услышал я голос Лиана. – Как же этому дурню везет.

– Сам дурак. – огрызнулся я.

Я сидел отдыхая, прислонившись спиной к стене. Глаза прикрыты. Столько моральных и физических сил я еще никогда не тратил. Мысли блуждали в поисках ответа:

«С чем же я столкнулся? Что за странное порождение? Из чьих снов или фантазий?».

– Это потусторонняя сущность, – услышал я голос Шизы.

– Я не знаю откуда он тут взялся, но он тебя смог скопировать. Зря ты залез в туман.

– Потусторонняя сущность, – как эхо повторил я. – А что это за сторона?

– Астрал. Кто то вызвал одного из владык астрала и натравил на тебя… Он ушел, но сделал из тебя слепок.

– Сделал слепок? … И что теперь?

– Не знаю… Ты прости, Виктор, мы не могли сражаться с ним. Для нас это означало смерть.

– Ты думаешь это проделки Рока? – спросил я, немного поразмышляв над словами Шизы.

– Скорее нет, чем да, – вздохнула Шиза. – Это не его стиль. Рок действует грубее, больше надеясь на свою силу. Тут поработал мастер астрала.

– Мастер астрала… – вновь повторил я за Шизой, стараясь хоть что-нибудь понять:

– Что мы имеем? На меня напала потусторонняя сущность, которую вызвал сюда и натравил на меня некий мастер астрала. Эта сущность – один из владык астрала и он подчинился некому сильному колдуну. Тварь может копировать объект атаки и потом действовать подменяя оригинал. Убить его можно если только убить себя. Но ты умираешь тут, а он возвращается в астрал и там возрождается. Так Шиза?

– Похоже.

– Да-а, дела-а…

«Почему стоит принять за версию то, что он специально был натравлен именно на меня, а не просто бродил здесь в поисках жертвы? Да потому что, что бы вызвать такую тварь и подчинить ее себе нужно иметь много сил и энергии. А кто это может себе позволить? Рок, Беота… Или тот кого я не знаю? Ох Грехи мои тяжкие!»

Виктор Глухов пригорюнился. Ирридар махнул рукой и радостно сообщил:

– Мы победили, брат, а что будет потом, разберемся.

И действительно мне стало легче. Кроме того оставалась вероятность, что владыка астрала скопировав лесного эльфара запомнил его, а не меня:

– Хе-хе. Деревяшку.

Я поднялся весь мокрый и с раздражением пробурчал:

– Гадость, – я отряхнул колени, – штаны намочил.

– Ты обмочился? – с удивлением спросила Шиза.

– Сама ты… Я в воду упал.

– А-а. А то я уже подумала…

– Вот только не надо думать, – прервал ее я. – Что я испугался и… Ну да испугался и что? А кто такое встретив, не испугается?..

Затем быстро сменил тему. Не хотел чувствовать себя слабым и тем более показывать эту самую слабость… Это задевало мою гордость. Как же, я самый крутой здесь после Рока и Беоты…

Но мысли кружились вокруг мокрых штанов и порванной куртки наподобие котарди: (средневековая верхняя одежда).

«Надо где-то раздобыть одежду».

Я брезгливо взялся за штанины двумя пальцами и оттянул от ног. Посмотрел и махнул рукой:

«Ладно разберусь с ворами и переоденусь».

Идти оставалось недалеко. К этому времени я уже полностью успокоился и был решительно настроен покарать обидчиков. Из-за них я встрял в такую поганую ситуацию.

Вскоре я подошел к нужному месту. Предо мной была загаженная мусором каменная лестница, которая вела к люку в подвал.

Используя короткий телепорт прыгнул в дом и огляделся.

Большое помещение заставленное разным запыленным хламом. Паучьи сети по углам у потолка. Корзины с углем. Дрова сложенные в поленницы. Мешки небрежно сброшенные в кучу, Какие-то ящики. Все это дало мне понять, что я очутился на каком-то складе.

Отряхнув с головы паутину, направился еще к одной лестнице ведущей как я предполагал в жилые помещения.

Вновь применив телепорт, я очутился в темном коридоре.

Заглянул в первую попавшуюся дверь, увидел, что это склад провизии. У потолка на крючьях висели копченные окорока и колбасы. У стен стояли мешки и корзины. В следующей комнате была кухня с большой печью, на которой стоял котел.

Во всем доме царила тишина.

Я прошел по широкому коридору, в торцах которого располагались дери. Одна вела к черному ходу. Через нее приходили слуги, повара, приносили продукты. Другая вела в жилые помещения дома. Все это я видел на сканере.

Открыв ее, неожиданно для себя столкнулся нос к носу с двумя огромными псами. Они негромко рыча, перегородили мне путь.

Меня выбросило в боевой режим и малыши сами без команды вытащили у них жизнь.

Быстрый выход из боевого режима и я увидел как два больших тела безвольно рухнули на пол. Осторожно перешагнув псов, я зашагал дальше.

Находился я в фае дома. Справа была видна входная парадная дверь, украшенная резьбой и цветными стеклами и видимо ее сторожили псы, но почуяв незваного гостя, подошли к выходу в подсобные помещения.

Из фае на верх вела красивая деревянная лестница. Вот по ней я и поднялся на второй этаж. На встречу мне что-то бормоча, шел невысокий пухлый человек в ночной рубахе до пять и колпаке на голове. В руках он держал светильник. Увидел меня, поднял светильник повыше и как-то до странности спокойно произнес:

– Доброй ночи, ваша милость… Собачки померли?

– Померли, – несколько обескураженно ответил я.

– Жаль. Я их долго натаскивал… Это они вас так?

– Нет. Я шел через подземелья, а там такое расплодилось…

– Понимаю, надо будет нанять магов, почистить там.

Удивившись спокойствию толстячка, недоуменно спросил:

– Вы меня знаете?

– Знаю, господин граф. С чем пожаловали?

Теперь я смог рассмотреть этого странного господина. Длинные с проседью кустистые брови виднелись из под надвинутого на лоб ночного колпака. Глубоко запавшие глаза смотрели спокойно, но настороженно. Щегольские подкрученные вверх усики и подстриженная бородка делали его похожим на сказочного героя. На этакого доброго дедушку волшебника, какого художники рисуют на картинках в детских книжках. Но это был не волшебник, это был вор. Может быть даже вор в законе пор местным меркам.

– Разобраться хочу. Что происходит? – ответил я на его вопрос.

– Я так и понял…

Мужчина глубоко вздохнул:

– Убивать меня будете?

– А вы кто?

– Э-э… он немного стушевался: – Меня зовут Ронда. В определенных кругах называют Вечный.

– А-а. Так Вы лысый Ронда, – повторил я. – Нет, Ронда, убивать Вас я не буду. Меня предупредили, что бы я Вас не трогал.

Я почему-то старался обращаться к этому вору на вы.

– Это радует. А то у Вас репутация… Знаете ли…

Он замолчал.

– Какая? – С усмешкой поинтересовался я. – Беспредельщика?

– Ну на вроде того, ваша милость. За вами как я знаю, всегда ходит смерть в подручных. А позвольте полюбопытствовать, кто дал Вам такой совет?

– Кувалда.

– Достойный человек, – кивнул Вечный.

– Так чем я могу Вам помочь?

– Я ищу Ветра и его людей. Хочу узнать, зачем он сунул нос в мои дела?

– Понятно. Я Вас провожу к нему. Идите за мной.

Я включил сканер увеличил радиус действия и он показал, что в доме кроме нас с Вечным находится еще три человека.

– Здесь что нет охраны? – поинтересовался я. Эти трое скорее всего были приезжие из столицы.

– А зачем? – в свою очередь удивился Ронда.

– Нас не грабят. Дому ничего не угрожает. А залетным… Э-э специалистам, наши местные ребята объясняют кто есть кто.

«Ну да! Кто же будет воровать у самого себя, – мысленно усмехнулся я. – Для охраны хватает… и тут же поправился. – Хватало двух псов».

Мы за разговором прошли дальше и попали в большой зал со столами и стульями. Миновав его, вышли в еще один коридор, который вывел нас в другой большой зал с длинным столом, где видимо происходили сходки воров. В конце стола напротив нас сидели трое.

– Ветер, это к тебе. – произнес, входя Вечный и троица хмуро уставилась на нас.

– Это кто? – спросил худощавый с длинными, вьющимися волосами с проседью мужчина. Его тонкий нос нервно подрагивал. Движения его были резкими и порывистыми. Серые сузившиеся глаза Ветра изучая, смотрели на меня. Взгляд был такой словно меня облили ледяной водой.

«Действительно, – подумал я. – Ветер самая подходящая для него кличка».

– Это? – переспросил Ронда и посмотрел на меня.

– Это Студент.

Вид у меня был еще тот и Ветер обратил на него внимание.

– Чего тебе, Студент? – грубо спросил вор из столицы.

– Хочу голову тебе оторвать и засунуть в твою задницу.

Двое вскочили, А Ветер достал амулет.

– Сидеть! – Раздался повелительный голос у меня за спиной и такая властность послышалась в нем, что все трое оторопели.

«Однако Вечный мужик непростой! – понял я. – Ишь как может пользоваться голосом. Ни как ментальный маг. Иначе не понятно, почему его так слушаются»?

– Студент в своем праве требовать ответа, – повелительно произнес Вечный.

– Ты, Ветер, сход не собирал. Все делал на свой страх и риск. Общество недовольно. Отвечай теперь по понятиям.

Ветер набравший до этого в грудь воздух, осторожно и медленно выдохнул сквозь плотно сжатые губы. С ненавистью посмотрел на меня.

– Хорошо, – ответил он. – Что ты хочешь, Студент? Поединок?

– Мне твоя жизнь не нужна, – ответил я. – Она и половина дила не стоит. Я хочу знать, почему ты прибыл сюда и суешь нос в мои дела.

– Вот как? – усмехнулся «гость из столицы».

– Мне скрывать нечего, Студент. Гильдия делает тебе предупреждение. Своевольничаешь много. Грандмастер послал меня. Сказал: – «чтобы я сделал твою жизнь невыносимой и мешал тебе везде, пока ты не обратишь на это внимание». Ты обратил, теперь я уеду. Еще вопросы есть?

– Есть. Теперь когда я обратил внимание, гильдия будет продолжать совать свой нос в Азанар?

– Тебе, студент, с этим вопросом нужно обращаться к Грандмастеру. Пока он тебе черную метку не послал, живи. Все? Это все твои вопросы?

– Мда. – произнес я и подумал:

«С чего бы грандмастеру вышедшему из Ордена искореняющих мешать мне? Где тут собака зарыта»?

Я посмотрел в ставшее непроницаемым лицо Ветра. Он заметив мой изучающий взгляд, принял его за страх, издевательски заухмылялся. Этого спускать было нельзя.

– Нет, Ветер, не все. Но вопросы закончились.

Я говорил кратко:

– Ты приехал сюда. Наехал на меня и просто так уехать не можешь. Меня уважать перестанут. А оно мне надо? Нет не надо. – Ответил я за Ветра.

– Давай откуп сто золотых корон или поединок насмерть.

Ветер поднялся с хищной ухмылкой.

– Откуп говоришь? Сосунок, пугать меня вздумал. Бой на кинжалах.

Он вышел на середину комнаты и вытащил тонкий стелет. Ловко перекинул из руки в руку и встал в боевую стойку. Увидел мои мокрые штаны и заржал как конь:

– Ты студент уже обмочился? Оставшиеся двое поддержали его.

Времени разбираться с наглецом, тем более сражаться с ним у меня не было. Не было и желания. На сражался в подземелье. А нужна была показательная акция. С волками жить, по волчьи выть. Его смерть мне была не нужна. Но оставив Ветра живым я усложнял жизнь Кувалде. Всегда найдется тот кто захочет попробовать «взять его на слабо», хоть тот же Рыба.

Я вышел в боевой режим, черной рукой оторвал голову Ветру и положил на стол. Вышел из боевого режима и под стук падающего тела спокойно пошел прочь. Но затем оглянулся, вспомнив о главном.

Голова Ветра продолжая улыбаться, одиноко стояла на столе как кровавое украшение.

– Вечный, Теперь смотрящий за городом будет Рыба.

– А? Что? – не понял сразу Ронда. Он смотрел на тело без головы.

– Рыба теперь смотрящий за городом, говорю.

– Рыба? Кхм… Понял, – он посмотрел на меня:

– А гильдия не будет против?

– С ней я утрясу эти вопросы.

Я с усмешкой посмотрел на Ронду: – Не веришь?

В первые я видел, как дала трещину невозмутимость Вечного. Он с нескрываемым ужасом посмотрел на голову Ветра из под которой растекалась лужица крови.

– Верю! Верю! – замахал он руками. – Утром же сообщу эту новость обществу. А… А кто будет смотрящим за его районом?

– Мне все равно. Кого Рыба назначит тот и будет.

Глава 4

Планета Сивилла. Столица Вангора

Переоделся я в академии. Надел зеленый костюм, сшитый пред поступлением в академию и через час, я уже был в столице королевства. Следуя указаниям полученным от рена Аматера направился к особняку гильдии воров.

«Надо же! – подумал я. – Везде магистры, а в Гильдии воров грандмастер. Что он лучше всех ворует?»

Извозчик катил меня по ночному городу, а я думал, что сделаю с этим воровским притоном:

«Приду и всех поубиваю. Шуму будет много. Следом мой начальник граф тан Кране начнет против меня войну. А он способен создать мне кучу неприятностей. Нет надо действовать тихо, не выдавая себя».

Гильдия была расположена в подвале публичного дома для господ аристократов, под романтическим названием «Ночная Фиалка». Отличное прикрытие и место сбора различной информации.

Иногда меня посещали мысли:

«Почему во всех известных мне мирах преступность процветает и пользуется неприкосновенностью. Вот тот же граф тан Кране – начальник службы безопасности королевства знает о Гильдиях воров и убийц, но ничего не предпринимает для их устранения? Значит имеет от туда свой гешефт».

«Деньги! Всему виной деньги, – покачал я головой. – Вернее любовь к легким деньгам. За них можно купить кого угодно и что угодно. Везде и всюду деньги решают судьбу человека, если конечно он соблюдает негласные правила. Правила есть везде.

Во первых деньги должны быть большими. Малым мараются те, кто сидит внизу. Это расходный материал. Я тоже жив пока соблюдаю правила. А те кто их нарушает рискует быть отверженным системой и получает наказание».

Я почесал затылок. На уровне подсознания понимал, что мне нужно хорошо подумать, прежде чем лезть в это осиное гнездо.

«Противник мой не грандмастер, а Рок и тут без его участия думаю не обошлось».

Мастер интриг и обманов, он может засунуть мои планы во внутрь своих планов и вести меня как овечку к закланию.

«Но как во всем этом разобраться? – размышлял я. – Как правильно поступить, чтобы не попасть в ловушку? Как понять, что задумал этот властитель Сивиллы?»

Я понимал: «Нужно придумать нестандартный ход. Это всегда меня выручало. Что ждет от меня Рок?» – размышлял я: – «Буйства. Шума. Кровищи. Скандала и войну с влиятельными людьми. Он знает, что я живу среди людей и меня на этом можно зацепить. Я его зацепить не могу. Инициатива всегда у Рока, а я только реагирую на его действия… Пока».

Подумав про пока, засомневался:

«Не слишком ли самонадеянно, я подумал? Замечтался… Надо все таки узнать кто из хранителей опекает воров? Его помощь мне могла пригодиться».

Коляска остановилась у хорошо освещенного богатого особнячка с вывеской на которой красовалась дама в чопорном наряде, закрытая под самое горло спереди, стоящая полубоксом, открывая на обозрение неприкрытый оттопыренный зад.

Я усмехнулся:

«Владелец этого заведения оказывается человек с юмором».

На входе меня встретили два бугая. Два крепких высоких парня с наглыми рожами и с дубинами за поясом. Внимательно меня осмотрели и признав достойным, отворили передо мной двери. От туда на меня хлынули шум веселья, музыка и визги женщин.

Рассказывать об этой обители порока нечего. Как и везде в таких заведениях обитают пьяные мужи и барышни разного возраста с низкой социальной ответственностью. Различаются они лишь разным уровнем роскоши, миловидностью и одеждой.

Ко мне поплыла дама средних лет и средней комплекции. Сильно напудренная. С белым как мел лицом и яркими красными губами. Неосведомленному в женской косметике человеку могло показаться, что из нее вампиры выпили всю кровь.

Стреляя маленькими хитрыми глазками, пряча второй подбородок за веером, она остановилась напротив, томно вздохнула, кокетливо подняла к потолку глазки, а когда их опустила… Меня на прежнем месте уже не было. Она удивленно вытаращилась на место, где я только что стоял и стала оглядываться.

Но я был уже в боевом режиме и под скрытом. Сканером проверил дом и обнаружил тот самый подвал.

Лезть на пролом не стал. Но включив магическое зрение увидел, что вход в подвал, который находился на половине слуг, опутан охранными заклятиями.

У меня было два способа их обойти. Развеять, но тогда могла сработать скрытая защита и подать сигнал. Такое тут научились делать. Или вобрать всю энергию заклятия из спрятанного амулета с помощью малышей и пополнить свой запас.

Пробравшись мимо дремлющих стражей на входе в половину дома для слуг, я остановился у потайной двери. Спрятана она была в шкафу за утварью. Просто нужно было открыть внутреннюю стенку с полками уставленную посудой. Но этого делать я не собирался. Зачем входить в двери, когда можно пройти сквозь стены. Я искал место где не было охранного заклятия. Вход и стены рядом были опутаны ими как колючей проволокой охраняемый объект особой государственной важности.

«А что если… – подумал я, – попробовать попасть в подвал через комнату наверху? Не будут же они весь коридор опутывать заклятием»?

Я телепортировался на верх и столкнулся с голым в стельку пьяным пузаном. Он стоял на полусогнутых тонких ножках, пошатываясь перед кроватью, на которой возлежала и демонстрировала свои прелести женщина лет тридцати. Меня они не видели, но толчок в заднюю точку, опрокинул любителя запретных удовольствий вперед. Он по инерции сделал два неуверенных шага и упал лбом на каретку кровати. И тут же отключился.

Я же перешагнул через него и не обращая внимания на удивленную куртизанку, отправился вниз в подвал.

Все получилось. Я очутился в комнатке, где сидело несколько воров и они с азартом играли в карты.

Я открыл двери и оглянувшись на них, пожал плечами. Воры увлеченные своей игрой, не обратили на скрип двери ни какого внимания. А я пошел дальше.

Подвал был небольшой, но имел несколько подземных ходов ведущих в канализацию. Одно из помещений мне показалось нужным. Из него выходило два рукава скрытых ходов, хотя оно находилось в тупике. Подойдя к комнате я телепортировался во внутрь и увидел сидящего за бумагами человека.

Неожиданно он напрягся и стал медленно поднимать голову.


Планета Сивилла. На границе с Великим лесом

Чигуана – личный агент князя Великого леса, его тайная стража и карающая рука с ненавистью смотрела вслед уезжающей повозке. Поимка принцессы снежной эльфарки было вторым ее заданием в карьере специального агента. Свое дело она сделала и была теперь до времени вызова на новое задание свободна. Она не любила проводить время в Лесу, в лагере для таких же агентов как она. Здесь ей все напоминало о ее страшном детстве. Здесь ее презирали и плевали вслед. Она уходила к людям и жила там, пока не засветится красным огоньком амулет призыва.

Ее душила обида и ненависть не только на «ледышку». Ее мучило положение бесправной рабыни:

«За что ей досталась такая жизнь! В чем она провинилась перед богами?

Чужая среди людей, презираемая лесными господами, она родилась в глубине Великого леса от матери лигирийки и мага друида, в специальном лагере закрытым от всех и тщательно охраняемом. Ее мать была „несушкой“ как с презрением отзывались о таких рабынях сами лесные эльфары. Ее удел был рожать таких как она – чигуан.

Затем в возрасте одного года ее оторвали от матери и отдали в Княжеский интернат для специальных агентов.

Чигуаном мог быть кто угодно – метис от человека, орка, демона, но только не снежного эльфара. Почему? Этого чигуана не знала. Она даже не знала своего настоящего имени. У нее был лишь номер – Триста двадцать третий. Уходя на задание, она получала новое имя и новую легенду.

Воспоминание о интернате были еще свежи и бросали ее в дрожь. Она старалась не возвращаться к ним, но мысли настойчиво пробивали ее защиту и лезли ей в голову.

Забыть это было невозможно. Голод, муки, издевательства и нужно было постоянно притворятся. Притворятся, что боготворишь князя, что обожаешь учителей. Притворятся, что ее наполняет радость от нахождения в интернате, где ее малолетнюю обливали мочей, те кто был постарше. Ее били, отнимали кусок хлеба и за пайку ей приходилось расплачиваться собой. Кто не умел притворяться, учились в карцере или умирали там.

Ее учили, что ее тело и красота это оружие. Что люди как животные подвержены низменным страстям и этим надо уметь пользоваться.

Она прошла через все. Выжила, хотя выживали двое из трех и получила посвящение Человеческому богу. Предательство неминуемо вело к смерти. Своих же детей лесные эльфары посвящали деревьям, которым поклонялись. Они давали магию и силу лесным эльфарам.

Да она жила словно кукла, сама чувствовала пренебрежение к людям воспитанное в интернате, но всегда чувствовала на себе презрение своих лесных хозяев. Даже сегодня ее избили.

Часто подкрадывались мысли:

„А что ее ждет в будущем? И есть ли оно у нее“?

Она не знала куда деваются те из агентов кто состарился, но понимала, что ничего хорошего ее не ждет.

– Это судьба – говорил друид, учитель магии. – Ее стоит принимать как благословение.

И она принимала… Только смирится не могла.

Сейчас в ее сердце горел огонь мщения. Эта мерзкая ледышка ее унизила, Даже она – снежная эльфарка, потомок троллей и людей, потомок рабов лесных эльфаров показала ей, что стоит выше, выше чигуаны.

„Я убью ее! – решила она. – Эта мерзкая девчонка не доедет до своих гор. Принцесса видите ли! Она найдет способ отомстить“!

Триста двадцать третья успокоилась. Она тенью, незаметно для отряда снежных эльфаров, двинулась следом.

Отряд не поехал в сторону Снежных гор. Он свернул на юго-запад и направился к санитарному кордону.

Между Великим лесом и степью был магически измененный лес, полный самых опасных тварей. Его еще называли Проклятым. Проклятый лес узкой полоской в пять лиг отделял места обитания лесных эльфаров от их извечных врагов – орков.

Проход через эту местность был сопряжен с большими опасностями и все равно снежки к ее удивлению поехали туда.

Им предстоит проехать этот лес, потом небольшой участок степи и попасть в предгорья Снежных гор со стороны степи, а не леса.

„Видимо прячутся от своих – подумала Триста двадцать третья. – Ну что ж, для нее это даже лучше. Больше шансов расправиться с выскочкой.“

Девушка свернула с тропинки и углубилась в лес. Там в одном из схронов было ее полевое снаряжение. Она добралась до нужного ей оврага, спустилась до середины, нашла и с усилием сдвинула пень. За ним был лаз. Девушка протиснулась во внутрь и очутилась в небольшой пещере.

Она запустила маленький светлячок и осмотрелась.

Пол был выстлан замшелыми досками. На нем лежал топчан набитый прелой травой, а рядом большой сундук. Она довольно улыбнулась, Здесь было все что ей нужно. Таких схронов в лесу было множество. О них знали тайные агенты и рейдеры пограничников.

Через полчаса одетая в кожаные штаны и куртку, с маской на лице и походной сумкой за спиной выбралась из пещеры. Задвинула пень, подгребла листья, землю, маскируя вход и подхватив лук со стрелами, быстро выбралась из оврага.

Отряд снежных эльфаров она догнала к рассвету. Идти за ними было просто – повозка оставляла глубокие следы. Несколько раз пара конных снежных эльфаров останавливалась и возвращалась.

„Проверяют есть ли за ними слежка“ – догадалась Триста двадцать третья.

Близко она не приближалась и когда отряд добрался до небольшой гряды старых разрушающихся гор и скрылся в пещере, она поняла, что они вновь поедут лишь ночью.

„Однако как они осторожны“! – немного удивилась девушка.

Приближаться к пещере она не стала, отошла на две лиги от предгорья и спрятавшись в низине, развела костер.

Проспав весть день, вечером как только стемнело, она увидела, что повозка громко гремя колесами по камням выехала из пещеры. Подождав, Чигуана двинулась следом.

Дальше дорога шла по дну ущелья, по руслу высохшей реки. Чигуана шла верхом, прячась за кустами и видела, как переваливалась на камнях сбоку набок повозка. К утру отряд покинул ущелье и расположился на отдых на берегу небольшого озера. Снежные эльфары выставили часовых и окружили себя защитой.

Чигуана не торопилась. Она хотела нести удар подальше от леса, в горах снежных эльфаров и тут же скрыться с помощью телепорта.

Для убийства гордой эльфарской принцессы она приготовила стрелы снежных эльфаров, смазанные ядом.

По дороге она подстрелила фазана и выбрав укрытое место под скалой в кустах, разложила в ямке костер. Сев на поваленное ветром дерево, стала ощипывать фазана.

Она больше не думала о своей противнице, не думала что она с ней сделает, когда догонит. Чигуана отстранившись от всех мыслей, бездумно, механически выдергивала перья и складывала их в другую вырытую ямку.

Когда костер прогорел, она обложила тушку птицы большими листьями хлебного дерева и положила на нагретую землю. Сверху насыпала угли. Расстелила плащ и улеглась. Девушка хотела поспать часа три. Она закрыла глаза и провалилась во тьму.

Проснулась Триста двадцать третья от смутного беспокойства. Еще не до конца придя в себя, девушка ощутила присутствие рядом чужого.

Хотела вскочить, но к своему удивлению поняла, что не может двигаться. Ее тело ее не слушалось.

Сердце болезненно сжалось и страх стал пробираться в душу.

– Проснулась? – услышала она приятный мужской голос. – Не притворяйся, я вижу, что проснулась. Опасно, дорогуша, спать без охранного заклятия. Ты понадеялась на то что находишься в своем лесу. Зря.

Чигуана открыла глаза. Напротив нее сидел молодой парень в нелепом для этих мест зеленом бархатном костюме и палкой разгребал угли. К девушке подступило огромное удивление.

„Откуда здесь взялся человек? Он что заблудился? И этот… Его наряд пригодный лишь для светских приемов“.

В парне все было странным, нелепым и неправдоподобным. Слишком молод, слишком самоуверен, слишком празднично одет и разговаривал с ней как с глупой девчонкой. Он был занят тем, что доставал ее фазана из ямы для костра и не смотрел на нее. Она посмотрела на него магическим зрением и удивилась:

„Маг крохобор“? Он что ненормальный? Или самоубийца? Свихнувшийся отпрыск какого-то аристократа, ищущий приключения на свою задницу? Но что он сделал с ней и как мог приблизится … Незаметно?»

– Ты кто? – наконец справившись с первым удивлением, спросила она парня.

Тот весело рассмеялся. – Я человек. Разве это не видно?

– Ты сумасшедший?

Парень пододвинул к себе тушку и стал дуя на пальцы, убирать листья. При этом он с ней разговаривал как ни в чем не бывало.

– Ну некоторые так считают, хотя я придерживаюсь другого мнения…

– Ты знаешь где ты находишься, мальчик? – перебила она его.

– Мальчик? Ну путь буду мальчик, – покладисто отозвался парень.

– Конечно знаю. На краю Великого леса, недалеко от кордона.

– Ты ищешь смерти?

– Почему ты так решила?

– Потому что такая участь здесь ждет всякого чужака. А ты чужак. Что ты со мной сделал? Я не могу двигаться. Освободи меня и я помогу тебе отсюда выбраться. Ты может быть считаешь себя сильным и могучим, но на самом деле ты маг крохобор…

Человек оторвал лапку птицы и впился в нее зубами.

– Ты хорошо готовишь, чигуана. – произнес он с полным ртом и от его слов сердце девушки ухнуло вниз.

«Он знал о существовании чигуан. Кто он?»

Неизвестность всегда таит в себе опасность. А парень до странности не выглядел опасным, но от этого ее пробрал мороз. Чигуана была хорошо подготовленным агентом, но сейчас впервые по настоящему испугалась.

– Ты думаешь кто я такой? Наверное подумала какой-то сумасшедший юнец, ищущий острых ощущений? Отправился погулять в здешних лесах, что бы показать свою крутость и потом хвалиться этим пред друзьями.

Он словно читала ее мысли.

– Не буду долго держать тебя в неведении. Я граф Тох Рангор. Возле замка, которого вы с напарником открыли алхимическую лавку. Соблазнили моего воина и убили его, похитив перед этим снежную эльфарку.

У чигуаны широко раскрылись глаза. Значит все что говорили ей об этом графе правда! Так вот он какой «Личный враг Леса», посмевший убить лесного эльфара на дуэле. Презирающий смерть и опасности, почти сумасшедший нехеец с невероятной удачей, приготовленный к долгой и мучительной жизни, полной несчастья и потерь… Он должен стать лакомым блюдом на тарелке изощренной мести. И вот он как ни в чем не бывало, очень довольный сидит рядом с ней и спокойно ест ее фазана.

«Нет такого не бывает, – подумала девушка и закрыла глаза, – это только сон. Сейчас она проснется и его не будет».

Триста двадцать третья лежала с закрытыми глазами и слышала хруст костей. Это мешало ей сосредоточиться:

«Я не сплю. Мне все это не видится. – подумала она. – Граф настоящий.»

А тот словно вновь прочитал ее мысли и засмеялся:

– Ты думаешь, что я тебе снюсь. Ну, ну.

Чигуана открыла глаза. – Я могу тебе помочь… – Она помедлила, – … Вернуть принцессу.

– А зачем? – Парень облизал жирные пальцы и оторвал вторую ногу фазана. – Пусть ее увозят…

Хрум. Хрум.

– Он разгрызал кости и спокойно их пережевывал.

– Жнаешь? – доверительно произнес он с набитым ртом. – От этих принцесс хлопот много.

Девушка непонимающе уставилась на странного графа и удивленно спросила:

– Тогда зачем ты здесь?

– Правильный вопрос, дорогуша. Я искал тебя.

– Меня? Зачем?

– Ну ты даешь! Вы залезли в мой «огород». Натоптали там, нагадили и ушли не попрощавшись. Такое не спускают.

– Какой огород? О чем ты? Мы не были у тебя в огороде…. И… И не гадили!

Чигуана слушая паренька, терялась. Она не понимала его мотивов. Он нес какой то бред про огороды. Она затравлено посмотрела на парня. Назвать его графом у нее язык не поворачивался.

«Он сумасшедший! Он точно не в себе. Таких как он, ее учили, оберегают боги. Их надо опасаться».

– Ну это образно выражаясь, – ответил сумасшедший.

– Вы провели диверсию на моей земле, я пришел мстить.

– Ты меня убьешь?

– Нет. Я хочу чтобы ты стала моим агентов в лесу.

– И все?

– Да.

– Я согласна.

– Честно?

– Лесом клянусь!

Она была согласна на что угодно лишь быть от этого человека подальше и если этот дурень так легко повелся на ее согласие, то он сам виноват.

– Вот и хорошо, тогда приступим.

Парень крутанул пальцами и они покрывшись искорками стали чистыми. Затем он поднялся с дерева и подошел к ней. Встал на колени и под ее удивленным взглядом уложил удобнее на спину. Затем стал расстегивать пуговицы на ее куртке.

«Он хочет меня изнасиловать и думает таким образом завербовать? – ее прошиб пот. – Животное!»

Девушка смирилась и закрыла глаза:

«Пусть потешит свою плоть. Ей не впервой такое терпеть».

Парень расстегнул куртку. Затем задрал ее исподнюю рубашку до шеи. Она не выдержала и открыла глаза. Девушка хотела увидеть его глаза, похоть в них и запомнить их выражение. Чтобы потом когда она будет их рвать из его глазниц, он плакал и молил о пощаде.

Но парень смотрел равнодушно на ее прелести. В его глазах не было обычной страсти и вожделения. Он достал платок и осторожно вытер капельки пота с живота и между полушариями ее груди. Затем примерился и повертел нож между пальцами.

– Твой мнимый отец умер, – произнес он, разглядывая ее живот и грудь.

– Я не хочу что бы и ты умерла. Мне надо кое-что изменить. От его слов о По даре, что он умер, ей стало стыло. Конечности похолодели словно кровь и жизнь постепенно уходили из нее и она сама стала словно сосулька.

«Как он мог убить такого мага – агента»? Как он вообще мог его вычислить?..

Додумать она не успела. Сумасшедший неожиданно взмахнул ножом и быстро опустил его вниз. Девушка резко выдохнула, ожидая боль и смерть, но вместо этого ей стало щекотно.

Парень водил ножом по ее коже и что-то непонятное бормотал себе под нос.

– Лиан, дружище!.. Как это гуляй лесом?.. И что с того, что я называл тебя крокодилом? Ты например назвал меня дуралеем. Я же не обижаюсь… Что мне надо? Хе. Хе Шоколада. Пудов пять или шесть. Больше мне не съесть… Да я знаю, что у тебя нет шоколада… Да знаю, что ты не знаешь, что это такое. И не важно. Я просто вспомнил детский стишок.

– Мне нужна корова… Нет она не корова, а вполне симпатичная девушка… Есть бык? Бык тоже подойдет… Меня убьют мои невесты?.. За что?.. Ах за эту красотку. Так я ее с собой не потащу. Мне нужно посвятить ее Хранителю степи и снять посвящение Року… Я сумасшедший? Ну пусть будет так. Быка готовь.

Дальше она почувствовала легкую боль и вскоре стала с ужасом понимать, что происходит что-то странное. Ей показалось, что она осталась одна во тьме. Вокруг не было ничего осязаемого кроме темноты и она стала в ней растворятся…

Ее сознание поплыло и как она не старалась сохранить рассудок, связанные мысли, девушка понимала, что риска за риской неумолимо теряла себя по крупицам. Опора на которой она держась, стала рассыпаться под ее ногами и в конце концов она пропала. А Чигуана с воплем отчаяния рухнула в темноту страшной бездны. Она падала, кричала от охватившего ее ужаса и кружилась в вихре.

Это продолжалось мучительно долго, вытягивая у нее все моральные силы. Наконец измученная, почти теряя сознание Чигуана коснулась твердой поверхности и не имея сил стоять, повалилась набок.

Пролежала она недолго. Посторонний шум привлек ее внимание. Девушка с трудом открыла глаза. Вокруг нее разливался кроваво багровый рассвет. Куда не кинь взгляд, везде была каменистая красная пустыня. Песок, камни все было кроваво красным. Неожиданно за ее спиной прозвучал недовольный голос.

– Ты что тут делаешь, рабыня?

С трудом сев и посмотрев за спину, девушка увидела мужичка в серой одежде с всколоченной бородкой и большими залысинами. Он подошел к ней и брезгливо сморщился. Некоторое время изучающе смотрел на нее и произнес словно плюнул:

– Предаешь меня. На выпей и умри. – В его руке был прозрачный бокал с зеленой жидкостью. Девушка безропотно приняла бокал, а мужичок исчез.

– Не пей! – раздалось с другой стороны. Девушка развернулась в сторону голоса и отшатнулась. Там стояло чудовище с тремя головами и шестью руками. Причем четыре руки держали игральные карты. Средняя голова с извивающимся змеями вместо глаз ругалась на две другие головы и била их свободными руками.

– Уроды, – орала средняя голова, – опять жульничаете! Вот я все управительнице расскажу, она вам задаст.

В ответ левая голова обозвала среднюю фиником, а правая плюнула в левую.

– Я не виноват! – заверещала она, – это все он – банан не дозрелый.

Рядом с чудовищем стоял орский лорх.

Из груди чудовища вылезла четвертая голова и она принадлежала сумасшедшему графу.

– Как они мне надоели! – произнесла голова графа.

– Не пей. – обратился он к ней. – Дай выпить корове. Вернее быку.

Чигуана встала и боясь ослушаться, протянула бокал лорху.

– В пасть залей, – помогла ей голова парня.

Девушка вылила содержимое бокала в пасть быку и не выдержав, упала, потеряв сознание.

Просыпалась она медленно. Хорошо отдохнувшая. Улыбнулась спросонья и потянулась. Вспомнив сон, пугливо открыла глаза. Над ней нависала скала, в стороне был виден уголок посеревшего неба. Вечерело. Костер погас, но согревал ее бок своим теплом.

«Какой ужасный сон привиделся ей»! – подумала девушка и села. От затухшего костра тянуло вкусным запахом запеченной птицы. Подступил голод. Она разгребла угли, достала тушку фазана и стала раскрывать горячие листья, дуя на пальцы.

Когда фазан был освобожден от листьев, девушка вздрогнула и прикусила губу. – У фазана отсутствовали две ноги.


Королевство Вангор. Столица – Вангора

Человек медленно поднял голову и посмотрел в то место где стоял я. Я тоже смотрел на него, пытаясь понять что он из себя представляет. Без сомнения это был грандмастер гильдии. Коротко стриженные русые волосы. Гладко выбритое лицо, одутловатые щеки и несколько удивленный, даже растерянный взгляд. В этом человеке ничего не было выдающегося. Встретишь такого на улице и пройдешь мимо, даже не вспомнишь как он выглядел. Но это был опасный человек и сейчас он подобрался готовясь к нападению. Но вместо атаки человек поднял руки и произнес:

– Присаживайтесь, господин граф. Я вас вижу.

– И прошу Вас, повремените меня убивать.

Пришлось теперь мне удивиться и выйти из невидимости. Несколько сбитый столку, подошел к столу, за которым сидел этот человек и сел на стул напротив него.

– Спасибо, что приняли мое приглашение, господин граф.

Он смог удивить меня еще раз.

– По Вашему это было приглашение? – хмыкнул я.

– Вы простите, что потревожил Вас… Таким вот способом. Но Вас же не поймать. Как еще я мог заставить Вас обратить на меня внимание? Вы неуловимы. То неожиданно появляетесь, то также неожиданно исчезаете. А мне очень нужно было с Вами поговорить.

– Ага и Вы воспользовались самым действенным методом. – Залезть в мои дела. Вы были так уверены, что я приду разбираться?

– Ну… Так уж уверен не был, но зная вашу репутацию… Скажем так, смел надеяться.

– А если бы я приступил к действиям?

– Да, риск был, но слава богам, Вы оказались рассудительным человеком. В общем-то я на это и надеялся.

– Ну тогда расскажите, что вы от меня хотите? – вздохнул я.

Как неприятно было это осознавать, но меня в очередной раз просчитали и я поступил ровно так, как хотел этот человек.

«Не слишком ли это становится для меня опасным. И нет ли здесь руки Рока?» – скрывая огорчение и понимая что моя гордость уязвлена, подумал я.

– Позвольте я начну из далека?

– Валяйте.

– Примерно чуть больше года назад из одного поместья, где обитали маги Темного ковена, исчезли два имплантата. Они могли дать своему носителю возможность менять время и искривлять пространство. Точно никто не знал как они действуют. О них знал я, маг ковена и некто Советник. Мы долго искали того кто их забрал и убил при этом всех кто находился в поместье. Он также убил духа хранителя и снял с Места силы бывшего магистра ордена Искореняющих пьянчугу Вальгума Рострума.

«Вот это поворот»! – Мысленно присвистнул я. А человек продолжил:

– Мы искали агента АДа…

– Мы это кто? – перебил его я.

– Члены «Синдиката».

Внешне совершенно спокойно отреагировал человек. Он смотрел на меня располагающе, но настороженно. В нем чувствовалась напряженность, которую он хотел скрыть. Это было заметно по мельтешению ауры и по капелькам пота выступившим на его лбу. Он рисковал. Потому что открыто говорил вещи понятные иноверцу, знакомому с тем что такое «Синдикат» и АД, но не выходцу из Закрытого сектора. Было понятно грандмастер, знал что я чужак и говорил прямо.

«Слишком самоуверен? – подумал я. – Или то что он собирался рассказать было очень важным?»

Спорить и пытаться притвориться, не имело смысла. У меня было два выхода из создавшегося положения и он это понимал или убить его, или выслушать предложения, а потом принимать решение. Ведь зачем-то он меня позвал?… Таким необычным способом.

– Понятно. Что дальше?

– А дальше, мы стали искать агента Ада, но не нашли. Он развел руками. Кто бы мог подумать, что кроме АДа и нас, тут появятся другие…

Потом в организации наступил момент дезорганизации. «Синдикат» в секторе понес большие потери. И я думаю не без вашего участия. Многие члены – те кто давно был задействован на планете, погибли. Из центра прибыл Советник с целью найти виновных в провалах и наказать их.

Я был некоторое время магистром ордена Искореняющих, потом понижен в звании и мне пришлось бежать, чтобы не быть казненным. Материалы по Вам, я забрал с собой. Так что у Ордена нет сведений о Вас. Предвосхищаю, граф, Ваш вопрос… – он не отвел взгляда. – Материалы я уничтожил.

«Навряд ли», – подумал я, но промолчал.

– Следить за Вами, я начал давно и сначала не придал значения вашим успехам, ведь мы искали агента правительства, а у них методы отличные, от того что используете Вы. А потом проявились наши потерянные имплантаты в действии и я обратил на Вас более пристальное внимание. Я знал что любой чужак попавший в сектор, если он не внесен в список разрешенных лиц, будет уничтожен. И на какое-то время упустил Вас из своего внимания. А потом понял простую вещь – вы не АДовец, но вы секретный агент другой организации. Вы не обращали внимание на деятельность «Синдиката» и не поддерживали связь с АДом. У Вас другие задачи…

Затем без всякого перехода сказал:

– У меня к Вам, граф, предложение. Я стану служить Вашему начальству. Могу здесь, могу в любом другом месте. Вы должны меня понять – я хочу выжить.

За мной охотятся спецы «Синдиката» и если у меня не будет прикрытия, меня рано или поздно найдут. Но если Вы поможете мне, более преданного человека вам не найти. И еще. У меня есть информация по «Синдикату». Она может заинтересовать ваше руководство.

Я внимательно слушал бывшего члена «Синдиката», искал лож в его словах и не находил. Естественно жить хочет каждый. Этот человек не исключение.

– А скажите мне, господин Веймар или лучше Эмиль Лекруль, как вы не боитесь оставаться по соседству с «орденом» и заняли такое видное место? Вам не страшно?

Я тоже приоткрылся, показывая, что располагаю сведениями о нем и о Синдикате, и он это понял, когда я назвал его Веймером.

– Я понимаю Ваше недоверие, господин граф, и оценил вашу мудрость. Вы не стали отнекиваться и делать вид, что меня не понимаете. Все просто. Я метаморф и могу принимать несколько обличий, но только людей. И сидеть под носом у своих бывших… Э-э коллег, самый безопасный вариант. – Гранд-мастер улыбнулся.

Я покачал согласно головой. Тут он был прав, если хочешь что-то спрятать – положи на виду.

– Что конкретно вы от меня хотите? – Я еще не до конца понимал, что он хочет.

– Мне нужна защита и я готов ее купить. У меня опыт и информация, которая может поколебать позиции некоторых сильных людей в АОМ. И я хочу убраться с планеты, и получить жительство в вашей стране под чужим именем.

– А если моя страна маленькая, молодая и находится на отшибе?

– Тем более. Я могу быть полезен ей. Если она сумела найти проход в этот мир и заслать агентов, то с ней стоит иметь дело.

– Я передам вашу просьбу, господин Лекруль. Но ничего не обещаю.

Я понимаю, господин граф, и готов в качестве аванса моей службы поделится некоторой информацией. Принимайте пакет.

Я сидел спокойно глядя на него. Шиза сообщила, что остерегаясь скрытой закладки, приняла информацию на пустом слое.

– Вы не хотите принимать его? – несколько удивленно спросил он.

– Я принял ваш пакет, – ответил я. – Но пока не распаковывал. Он зашифрован?

– Нет. Странно что вы…

– Не отключился на мгновение? – спросил я.

– Да.

– Мне не надо.

– О-о. – Пораженно произнес Лекруль. – Спасибо, что уделили мне свое время… Может быть мы с Вами договоримся еще об одном деле?

– Что вы имеете ввиду?

– Может быть Вы нанесете визит в Орден искореняющих и почистите там?

Я усмехнулся. Лекруль хотел избавится от своих бывших коллег, кто его знал и хотел чтобы это сделал я.

«Ну и наглец»! – подумал я. А затем довольно жестко ответил:

– Мы не сотрудничаем с АДом и нам нет дела до «Синдиката», господин Лекруль, до тех пор, пока они не лезут в наши дела.

– Я понимаю Вас, – не огорчился грандмастер. – Может быть после изучения информации, которую я вам переслал, Вы передумаете. И вот еще… Чем-то Гильдия воров может быть Вам полезна? Информация, слежка, компромат?

– Может быть. Я подумаю. А пока пусть не лезет в Азанар.

– Как скажите, господин граф. Я всегда к вашим услугам. Поужинаете?

– Нет, спасибо. Мне некогда.

– Тогда благодарю Вас за то, что выслушали меня и удачи Вам.

– И Вам не хворать, – ответил я и телепортировался на корабль базу.


Планета Сивилла. Великий лес. Он же Вечный

Когда-то давно… Хотя это было давно для меня… После всех моих приключений… А так всего полгода назад по местному времени, когда я начал искать в инфосфере пропавшую Вирону, мне в голову пришла одна мысль:

«Разбить по квадратам всю видимую поверхность планеты. И не просто разбить, но и сделать точки привязки к местности. Это нужно было для того, чтобы свободно и быстро перемещаться по планете.

В мире, где меня окружает множество врагов, где мне приходится реагировать на их выпады, это было неоспоримым преимуществом. Правильность моих действий в этом направлении, я четко осознал после того, как лесные эльфары захватили Рабе, считая ее принцессой снежных эльфаров. И телепортом ушли в Великий лес.

Непонятно было только, зачем она им была нужна? Если только тут не замешаны молодые дома снежных эльфаров. Но для этого союза снежки должны были предложить лесным „собратьям“, что-то существенное. Теперь похитители чувствует себя в безопасности, в полной уверенности, что их не достать. Еще бы! Они понимают, что достать их в лесу – немыслимое дело. Пока на лошадях до леса доберешься, образно выражаясь – уже состаришься. Поэтому мне и нужен был такой козырь. Быстро и точно попадать в нужное мне место».

Я не просто так отправился на корабль базу. Оттуда я мог сразу же переместиться по ближе к тому месту, куда увезли Рабе.

Только после тех передряг, что мне выпали за последние сутки, настроение у меня было скажем так, не важное. А чему радоваться? У меня появился новый противник, которого я не знаю и который способен меня дублировать. Я действую так грубо, что меня «раскусил» один из бывших членов «Синдиката». Пусть человек несомненно умный и деятельный, но он меня вычислил. А еще у меня не было и дня покоя. Меня ждет невеста и свадьба у орков, потом поездка в Снежные горы за получением «Ярлыка на создание дома», а мне приходится решать вопросы, которые возникают словно грибы после дождя, то тут, то там. Я просто захлебывался в неприятностях. И я не понимал как из этого круга выбраться.

Мое настроение заметила Шиза.

– Что грустишь, мой граф прекрасный? – спросила плутовка нежным, чарующим голосом. А мне честное слово захотелось поделиться. Трудно понимаешь, быть всегда сильным, мудрым и умелым. Накатилась какая-то неприятная хандра.

– Ты прям как «лебедь – краса» князю Гвидону говоришь, – Хмыкнул я. – Уж очень похоже… Но я о другом хочу сказать:

– Знаешь, детка! Я вот думаю, почему, когда трудно, все проблемы должен решать я. Вот я на земле кто? Я граф. У меня есть воины и слуги. На Горе – Худжгарх и почти треть степи в моем распоряжении…

– Вот. Понимаешь? А проблемы решаю я сам. С ворами, с агентами. Почему так получается? Я что плохой организатор?

– Поручил бы слугам и воинам, – отозвалась Шиза, – и сидел бы дома, миловался с Чернушкой.

– Кому я поручу? Кто может решить такие проблемы? Ты смеешься?

– Вот ты и ответил на свой вопрос. Ты берешься решать самые сложные проблемы. Только они нарастают и тебе становится все труднее. Ты это понимаешь и не знаешь, как поступить.

– А ты знаешь? – спросил я, соглашаясь с правотой Шизы.

– И я не знаю. У тебя же никогда нет долгосрочного плана. Все решаем на ходу… Хорошо что пока получается… А там… А там посмотрим.

– Вот этого я и боюсь. – проворчал Лиан. – Ладно бы слопать рыбу в шубе, но он такое придумывает… Такое желание выжить…

– Понятно. Ты хочешь чтоб я сдох, а ты аки роза расцвел бы на моем прахе. Не дождешься крокодил недоделанный. Ладно авось как всегда пронесет, – вздохнул я.

Я понимал моих симбионтов и их недовольство моими поступками тоже. Все делал побыстрее экспромтом… И главное не согласуясь с логикой, что ставило их в тупик. Уточню – с их логикой. По мне так другого выхода, я не видел.

«С другой стороны, – размышлял я сам с собой – Ну какие у меня могут быть долгосрочные планы? У меня и целей-то жизненных нет. Все так быстро произошло. Смерть. Вселение в тело. Борьба за выживание. Вот моя жизнь. Я стараюсь выжить и помогаю выжить тем, кто мне дорог. Для многих это глупость и слабость. Пусть так. Но есть то, что в моем понимании отличает человека от мрази. Это общечеловеческие принципы дарованные нам совестью. Если ты слушаешься голоса совести, ты остаешься человеком, если нет, становишься мразью. Почему? Да потому что начинаешь совершать подлые поступки. И не надо ничего усложнять по типу – жизнь штука сложная и что справедливость все понимают по разному. Врут те кто так говорит. Они просто убили свою совесть»…

– А кто такие Гвидон и лебедь-краса? – прервала мои размышления Шиза. Ох уж это ее неуемное любопытство!

– Это? – я почесал затылок. – Это были такие герои.

– Расскажи, – загорелась Шиза. – На Земле, да?

– Говорят да. Эх… - махнул я рукой, – слушай.

– Жил один холостой царь. Король по нашему. И подслушал он однажды разговор трех красавиц сестер.

– Одна говорила, что если бы стала царицей то заготовила бы продукты, организовала бы пир для подданных царя.

– Молодец! – встряла Шиза. – Хороший политический ход.

Я лишь улыбнулся.

– Вторая сказала, что занялась бы производством тканей.

– И эта молодец! – Хозяйственная. А третья?

– А третья сказала, что родит царю сына.

– И все?

– И все.

– Она что дура? Или ленивая?

– Не знаю, – засмеялся я услышав ее интерпретацию сказки Пушкина..

– И кого царь выбрал?

– Третью.

– Что?.. Он так глуп? Первая и вторая тоже родят, но принесут доход в семью и политическую стабильность. Не понимаю вас мужиков, на что вы клюете? На красоту? Так она проходит. Все женщины когда-нибудь становятся старыми и малопривлекательными. И что дальше? Не думаю, что жизнь у них задалась. Царь глупец и ленивая жена. Там должно быть все плохо. Такую гнать надо.

– Ну он и выгнал, правда по навету. Мол родила она ему зверушку. А оболгали ее две сестрицы, что не вышли замуж за царя.

– Да зависть сильная штука, – отозвалась Шиза. – И что дальше?

– Посадили мать и сына в бочку и выбросили в море.

– Жестоко. Видно темные времена тогда были на Земле.

– Может быть, – не стал спорить я.

– Бочку прибило к берегу острова и мать сыном вышли. Но ребенок оказался непростой, он рос по часам, а не по годам и когда ступил на берег был как двадцатилетний юноша.

– Этого не может быть.

– Почему?

– Есть простые вселенские законы, их не обойдешь. Клетка делится с определенной скоростью, тут даже магия не поможет. Ускоренный рост позволит лишь вырастить дебила. Представляешь, взрослый парень с умом грудного ребенка? Его мозг не успеет развиться.

– Не буду спорить, сам не видел. Ну и там он встретил лебедя, что превращалась в девушку.

– Этого тоже не может быть.

– Да почему у тебя все время не может быть?

– Потому что масса тела лебедя и женщины разная. Предполагаю, что она была метаморф. Но куда делась избыточная масса тела? У вас что есть выход в другое пространство, где можно спрятать часть массы?

– А может это был просто гигантский лебедь…

– Ну может, – неохотно согласилась Шиза. – Дальше то что?

– Вот он ходил кручинился и встретил ее.

– Понятно, что кручинился, – высказала свое неожиданное мнение Шиза. – Ходить голым не очень-то радостно. Холодно и мать смотрит.

– Почему голым? – удивился я.

– А что ему в бочку взрослую одежду положили?

– Может на берегу нашел.

– А что там люди жили?

– Говорят жили. Вот она и спросила его:

– Здравствуй, князь ты мой прекрасный! Что ты тих, как день ненастный? Опечалился чему?

– Ух ты! Прямо как ты, – восхитилась Шиза. – Хочешь я буду твоей лебедою?

– Кем?

– Лебедою.

Я рассмеялся:

– Лебеда, Шиза, это трава. Тогда уж… – Я сам не знал как назвать и придумал:

– Лебедушкой.

– Я буду твоей лебедушкой… Когда в замок вернемся и утешу своего прекрасного графа. А пока… А пока расскажи, что ты хочешь сделать с Рабе?

– С Рабе? Ну думаю найти похитителей, набить им морды и забрать демоницу.

– А зачем ее забирать?

– Как это зачем? У меня спросят где принцесса, а что я скажу:

– Украли? Ты представляешь что будет?

– Ни чего не будет. Ты сам посуди, ее не убили. Девушку похитили лесные эльфары. Как думаешь для чего?

– Думаю, ее хотят передать кому-то из молодых домов, тем кто давно имеет связь с лесом. И пляшет под их дудку.

– Это как? – удивилась Шиза. – Зачем им плясать? Глупости говоришь.

– Это образное выражение, Лебеда. – огрызнулся я. – Плясать под чужую дудку это слушаться кого-то.

– Понятно. Только я не Лебеда. – по голосу я понял что она нисколечко не обиделась.

– Судя по всему Ее везут в Снежные горы. Для чего?

– Для чего? – как эхо переспросил я. – Ну думаю для того чтобы попробовать с ней договориться.

– Правильно. Сейчас в Снежных горах затишье. Ни одна из сторон конфликта не имеет преимуществ. Старые дома поддерживаются армией, молодые дома пограничниками и спец службами. А простые эльфары колеблются. Начинать в таких условиях войну за передел власти опасно. А если договорится с принцессой, которую хотят посадить на княжеский трон старые дома, то с ее помощью можно добиться политических перестановок во власти. Если Тору поставят пред выбором позорная смерть или как ты говоришь, начать плясать под дудку молодых домов, трудно сказать что она выберет. Тем более что ее можно опоить, дискредитировать… Короче найти рычаги воздействия. Тогда внешне это устроит всех и старые дома и молодые. Старые дома хотят соблюдение традиций, а значит на троне должна быть Торра. А молодые дома соглашаются с послушной им княгиней.

Только тогда перераспределение власти случится уже через указы княгини, постепенно. Понимаешь?

– Понимаю, но это долгий процесс.

– Эльфары не торопятся. Это люди спешат, они короткоживущие.

– Думаю тут можно разыграть неплохую партию. Они же не знают, что захватили демонессу и разгадать ее не смогут. У нее двойное прикрытие – ее метаморфоза и моя иллюзия. Если они договорятся с принцессой, то поднимать шум и кричать: – «где она» – не будут. Вот если не договорятся и убьют ее. То тогда переложат ответственность на тебя. Они считают, что находятся в двойном выигрыше. Устранят противницу их планов и свалят все на тебя.

– Ты хочешь сказать, что надо приказать Рабе слушаться их, а потом предъявить настоящую принцессу, когда придет время?

– Да именно это и хочу сказать. Когда они согласятся на Тору, как на княгиню, выведут ее на престол, то мы им представим настоящую эльфарку.

– Интересный ход, но опасный, – размышляя, произнес я.

Конца этой интриги я не видел. Чреватый путь, с непредсказуемыми последствиями… Хотя там где мы, там всегда опасно.

– Надо все хорошо продумать шаг за шагом, – произнесла Шиза.

– Да уж, – промямлил я. – Кто только будет думать?

– Посоветуемся с Чернушкой. Дзирды мастера интриг. Может что Ганга подскажет. Она из гГремучих змей, а те всегда плели свои интриги. У тебя есть кому думать, – уколола она меня.

– Я принимаю твое предложение, моя лебедь. Пусть думают мои невесты, не все же им доставлять мне неприятности.

Переложив ношу планирования на женский пол своего рода, я повеселел:

– Давай поищем, где там наша пропажа. Ты пока ищи, а я свяжусь с папашей Брыком.

Брык как помощник капитана корабля был рядом и слушал наш разговор, который мы вели молча. Это он умел.

– Брык, принимай пакет и передай его папаше, пусть тот выяснит кто эти люди и даст информацию Генри. Тот сможет с ней правильно распорядится.

Луковое чучело в военном мундире Новоросии замерло. И исчезло.

– Рабе на границе Вечного леса – сообщила Шиза, – и рядом та, что оставила платье в шкафу.

– Тебя переправлять?

– Переправляй.

Короткий миг темноты, легкое головокружение и я проморгавшись, увидел темную чащу леса. Рядом огромный муравейник. Над головой светило местное солнце. Ниже виднелись верхушки серых, голых, без растительности, уходящих грядой вдаль, невысоких гор.

Сканер показал, что я нахожусь недалеко, в лагах двухстах от владелицы платья, найденного в шкафу алхимической лавки и скорее всего это была еще одна чигуана – специально обученный агент для работы среди людей. Такая же безусловно красивая и опасная как Ринада.

Я вышел в боевой режим и короткими телепортами подобрался к ней поближе. К моему удивлению девушка допустила оплошность. Она не расставила охранные заклятия. Видимо понадеялась на свое знание леса и отсутствие враждебных существ. Такое случается и с опытными агентами. Самонадеянность опасная штука.

Я сел на ствол поваленного дерева рядом с нависающим карнизом скалы и посмотрел, как сладко спала красивая девушка. На вид ей было лет восемнадцать. Блондинка с длинными черными ресницами, прямым строгим носом, на вид такая нежная и беззащитная. Было понятно почему молодой нехеец потерял голову.

Малыши вытянули у нее часть сил и весь магический запас. А я почувствовав запах запеченной дичи, ощутил голод. В углях потухшего костра что-то готовилось. Подобрал палку лежащую рядом с костром и стал разгребать ею угли. Чигуана позаботилась о пропитании.

Вскоре я понял, что красавица проснулась. Но не подавая вида, продолжала лежать с закрытыми глазами.

«Интересно о чем она сейчас думает? – усмехнулся мысленно я. – Сил сопротивляться нет, а рядом чужой. Она же это поняла.»

Видимо не зная, как поступить и ощутив свое бессилие, девушка просто притворялась спящей.

– Не притворяйся, я вижу, что ты уже проснулась, – негромко произнес я и усмехнулся:

– Опасно, дорогуша, спать без охранного заклятия. Ты понадеялась на то что находишься в безопасности. Зря.

В ее ауре я увидел сплошные сполохи.

«Испугалась. Это правильно. – мысленно улыбнулся я. – Врагам меня бояться надо.»

Нужный эффект был достигнут. Но девушка еще не до конца понимала с кем имеет дело. Она открыла глаза и недоуменно стала меня рассматривать. Вскоре на ее лице проявилось удивление. Она не смогла с ним справиться.

«Видимо молодая совсем, не закоренела еще на свое работе, не то что Ринада», – догадался я. Ринада была постарше и актриса, какую еще нужно было поискать. А эта свои мысли спрятать не может. Я любовался красотой чигуаны:

«Ну прямо лебедь – краса, да и только. – А как играет беззащитность! Так и хочется прикрыть ее своей широкой спиной. – Хе-хе.»

– Хе-хе, – я произнес вслух. Сам в это время достал то, что покоилось под углями. Я был голоден и развернув листья, увидел тушку фазана. Пах он очень потрясающе.

Девушка продолжала ошарашено изучать мой бархатный наряд. Сама она была одета в практичный походный костюм. Брюки, сапоги и куртка из коричневой, хорошо выделанной кожи.

«Наверное приняла меня за сумасшедшего? – подумал я. Я бы тоже так подумал, если бы в лесу встретил такого франта. Надо бы переодеться».

И девушка подтвердила мои догадки:

– Ты кто? – наконец справившись с первым удивлением, спросила она.

– Я человек. Разве это не видно?

– Ты сумасшедший?

«Так считает Шиза и Лиан и не скрывают этого», – подумал я и спокойно ответил стараясь еще больше сбить ее с толку.

– Ну некоторые так считают, хотя я придерживаюсь другого мнения…

– Ты знаешь, где ты находишься, мальчик?

– Мальчик? – Удивился я и подумал: – «Насмешила. – Сама то себя видела»?

Но спорить не стал. – Пусть буду мальчик.

Девушка оценив обстановку стала быстро приходить в себя.

«Вот она подготовка чигуан», – держать удар в любой ситуации. Видимо приняв мой наряд за глупость присущую мне как человеку, чигуана не стала пытаться соблазнить меня или разжалобить. Она сразу же перешла в наступление:

– Ты ищешь смерти? – сурово спросила девушка и попыталась ментально на меня надавить.

«Молодец! Неплохо». - оценил я по достоинству ее попытку воздействовать на меня. Но сам спросил:

– Почему ты так решила?

– Потому что такая участь здесь ждет всякого чужака. А ты чужак…

«Прокололась или не стала таиться? – подумал я. – Как она сам тут оказалась? Мимо проходила»?

Но пока я думал Чигуана поняла свой промах и попыталась встать.

– Что ты со мной сделал? Я не могу двигаться. Освободи меня и я помогу тебе отсюда выбраться. Ты может быть считаешь себя сильным и могучим, но на самом деле ты маг крохобор…

Я оторвал лапку птицы и впился в нее зубами.

– Ты хорошо готовишь на костре, чигуана. – ответил я, давая ей понять что притворяться бессмысленно.

После моих слов ее аура просто взорвалась всплесками эмоций.

«Во как ее проняло. – довольно подумал я. – А то мальчик, понимаешь ли. Надо заканчивать это балаган».

Убивать ее не было смысла. Какой мне толк от ее смерти?

– А сможешь? – подначила меня Шиза. Я посмотрел на девушку и честно ответил:

– Не знаю. Я и Ринаду убивать не хотел. Я думаю попробовать ее сделать свой ментальной рабыней. Такой двойной, хорошо обученный агент мог бы мне пригодится.

Шиза мне не ответила. А молчание как известно знак согласия.

Мне нужно было понять, как сделать так, чтобы она не умерла, как умер лесной эльфар. Я надеялся что у нее не было такой сильно блокады как у ее напарника. Все таки она наполовину человек.

Размышляя я пропустил мимо ушей ее предложение помочь вернуть принцессу Тору и предложил ей добровольно стать моим агентом. Я это сделал сознательно, считая, что она не откажется. И у меня получилось. Чигуана клюнула на мою приманку и тут же согласилась. Наивная. Она не понимала, что давала мне в руки оружие и право побороться за нее перед тем, кому она была посвящена.

Чигуана на полном серьезе считала, что меня можно обмануть как простачка и скрыться. Обман это тоже один из приемов агентов. Чигуана виртуозно научилась им пользоваться и применила против моих бойцов. Они попались, но теперь в сеть попалась она.

Примерную схему как действовать я представлял. Прошел подобный путь с дворовой. Мне нужен был дух для замены жертвы. Лиан который распоряжался ими в моей душе, относился к ним как к живым существам и духа разумного навряд ли для меня выделит, но вот корову может дать.

Но противный крокодил решил набить себе цену. Пока я укладывал чигуану на спину, тот словно старый ворчун, выживший из ума, стал меня поучать и торговаться. «Видите ли я был груб и обозвал его крокодилом».

«А кто он такой? Дракон? Ха! Тогда очень маленький дракон, больше похожий на ящерицу. Пусть скажет спасибо, что ящерицей не назвал. Демагог».

В конце концов Лиан уступил и выделил мне лорха. Но при этом я выслушал что со мной сделают мои невесты и он был этому не сказано рад.

Чигуана же подумала, что я буду сейчас ее насиловать. Она покрылась потом и напряглась. Дурочка.

– Тебя как зовут? – спросил я.

– Берта.

Таким именем ты представлялась моему воину из стражи? – спросил я.

– Да.

– Настоящее имя не скажешь?

– У меня его нет… она замешкалась, колеблясь. – Есть номер.

– Ладно пусть будет Берта. – согласился я.

Я водил в воздухе ножом представляя нужный рисунок на ее животе и груди.

Нужна была шестиконечная звезда в круге, но меня это не устраивало. Так я получу мертвого агента. Нужно было придумать как выйти из капкана заклятия. Вернее как подсунуть убийственному заклятию иную жертву.

Звезда это объект. Круг это его жизнь. И эта жизнь была заключена в большей круг. Нить жизни Чигуаны была бледно зеленой. Нить жизни лорха желтой.

«Как же тут все устроить»? А если большой круг чуть сместить? Тогда есть возможность в образовавшуюся брешь подсунуть лорха. Можно, но страшно. Результат не известен.

Я менял линии, причем на свой страх и риск. Затем решившись стремительно опустил нож. Девушка ойкнула, а я не спешил. Тупой стороной лезвия наметил нужный мне рисунок и убедившись, что ничего лучшего не придумаю, сделал надрез. Вычертил звезду, круг со смещением и…

Неожиданно меня выбросило на мою гору. Ко мне с криком и гиканьем помчались трое духов во главе с Рострумом и влетели в меня словно снаряд. Следом с арбалетом бежала моя распорядительница. Я опомнится не успел и что-либо понять, как следом меня рвануло вниз и затянуло куда-то в темноту. И вдруг раздался испуганный вопль Шизы:

– Ты что наделал, полоумный! Смерти ищешь?

Я вновь оказался в пространстве междумирья. Это состояние мне запомнилось на всю жизнь. Оно описывалось простой фразой. – Все прошло!

Прошли заботы, мирская суета, я плыл чтобы раствориться в непонятно в чем и бесследно исчезнуть. Я хотел ответить Шизе, чтобы не беспокоила меня, но не успел. Меня неожиданно вновь грубо вырвало из полета и перевернуло вниз головой. Я ощутил стремительный полет падения, захватило дух и тут же хорошо приложило о твердую поверхность. Было больно и я ридку лежал раскинув руки, немного контуженный.

Я лежал и видел видение. Мастер и Мессир вылезли из моих плеч и как ни в чем не бывало стали резаться в карты, словно ничего особенного не произошло и жизнь продолжалась в прежнем ключе. Между ними закрывая мне видимость носился Рострум и что-то вопил нечленораздельное.

Это мельтешение рук перед моим носом мне надоело и я попробовал встать. Удалось мне это только наполовину. Я встал на на четвереньки. Обзор впереди мне закрывал большой камень. Я тупо на него уставился, обратив лишь внимание на странный багровый свет, что разливался вокруг.

Повертел шеей.

«Слава богу не свернул».

Стал способен мыслить и задал вопрос:

– Куда это я попал? Шиза где мы?

– Это у тебя надо спросить. Как ты умудрился залезть в одну из проекций магического мира? Это его изнанка.

Голос раздался откуда то сзади.

«Даже боюсь подумать, куда она влетела после моего падения». - мелькнули у меня мысли и я осторожно обернулся. Шиза была не во мне.

– Ух пронесло.

А снаружи, Рядом со мной сидела держась за голову моя лебедушка. В короткой маечке и шортиках…

За ней хвостом кверху лежал Лиан, уткнувшись мордой в красный песок. Сверху на нм сидели малыши и потирали разбитые колени. Над ними возвышался лорх и шершавым языком лизал морду дракону.

«Знатно меня приложило» – удивился я.

– Изнанка? А такое разве существует? – спросил я Шизу. – Это не штаны и не рубаха. Это… Это мир.

– До тебя, маг недоделанный, я и представить ничего такого не могла…

Ее возмущение прервал знакомый голос. Я замер так и оставшись стоять на четвереньках, и прислушался.

– Ты что тут делаешь, рабыня?

«Так это же Рок!.. – Узнал я голос. Вот же угораздило! Он то как здесь оказался»?

– Это не Рок, это его проекция. – шепотом сообщила Шиза.

– Изнанка?

– Может быть.

– Мы тоже проекция?

– Конечно! Ты что не понял?

– Нет.

Я кинул взгляд в сторону говорившей и обомлел.

Рострум в это время получал картами по ушам. Били его с двух сторон его же подчиненные.

Картина была настолько неправдоподобная, что я только и смог прикрикнуть на разбушевавшихся духов:

– Цыц! Охламоны. Помолчите!

Махнув рукой на моих не менее чем я ошеломленных симбионтов, осторожно выглянул из-за камня.

В лагах семи сидела на земле чигуана, а рядом стоял Рок и брезгливо на нее смотрел.

– Что происходит? – опять шепотом спросил я. – Мы сошли сума?

– Ты видишь то, что еще не произошло в реальном мире. Это проекция будущих событий, – недовольно прошептала Шиза. – А ума у тебя никогда не было. До сих пор не могу поверить, что ты сюда смог попасть… А главное как отсюда выбраться?

– Рок подошел к девушке: – Предаешь меня? – спросил он довольно равнодушно. – На выпей и умри.

В его руке был прозрачный бокал с зеленой жидкостью, который он подал девушке. Та безропотно приняла бокал, а Рок тут же исчез.

– Рок исчез, – сообщил я своим «ожившим жильцам» и тут же увидев как чигуана подняла бокал и поднесла ко рту, закричал:

– Не пей!

Духи услышав, мой крик, замерли.

– Так нечего пить, командор. – ответил Мастер. – Вы все спрятали. Вот раньше жизнь была…

– Это я не вам, – отозвался я.

Мои спецназовцы увидев, что я не обращаю на них внимания, вновь принялись ссорится.

– Рострум, угомони своих ненормальных, иначе я им головы откручу. – прорычал я. – Нашли врем в карты играть.

Я вышел из-за камня и увидел, что Лорх пошел за мной следом. Мы подошли к чигуане. Она смотрела на нас пустым, безжизненным взглядом.

– Уроды, – неожиданно заорал Рострум, – опять жульничаете! Вот я все управительнице расскажу, она вам задаст.

В ответ Мастер обозвал Мессира фиником, а Мессир плюнул в Мастера и заверещал как заяц пойманный лисой.

– Я не виноват! Это все он – банан недозрелый…

– Как они мне надоели! – произнес я и обратился к девушке:

– Не пей. Дай выпить корове. Вернее быку.

Чигуана встала и боясь ослушаться, протянула бокал лорху. Тот понюхал и отвернулся.

– В пасть залей, – пояснил я.

Она подняла быку голову и влила туда содержимое бокала. Лорх выпил, тряхнул головой и стал растворяться в воздухе. Вскоре его не стало. А девушка без сил опустилась на песок и закрыла глаза, осталась, словно потеряла сознание, лежать без движения. Я сложив ноги по турецки, сел рядом.

Из за камня раздался шепот. – Он здесь?

Я узнал голос Лиана.

– Здесь. Где же ему быть. Сидит рядом со своей новой рабыней.

– Вот знал же, что нельзя соглашаться с ним. Его эксперименты нам дорого обходятся. Что теперь делать?

– Ждать, когда он что-нибудь придумает.

– А он придумает?

– Остается наедятся.

– Ох-хо! Как же с ним не легко… Другой бы уже умер по тихому … А этот…

– Хватит жаловаться! – крикнул я, – Лучше давайте думать, что делать дальше.

– Тетя Шиза, можно мы погуляем?

– Идите, только далеко не отходите.

– Да мы к дяде Виктору в гости и все. Ура! Гуляем!

Из за камня выметнулись малыши. Подбежали ко мне и вцепились в духов.

– Дядь, а дядь, научи в карты играть!

– Ух ты, вот это черви! Дядьке Лиану на рыбалку. Тащи давай. Широкий, помогай! Они извиваются!

– Сейчас, Быстрый, подожди только карты раздам.

Один из малышей с быстротой молнии кружился вокруг нас с Чигуаной, а Рострум орал как резанный:

– Глаза! Мои глаза отдайте. Не вижу!

Он выскочил из меня и стал носится за маленьким сорванцом.

А тот верещал от восторга и просил:

– Тетя, дай мешок, червей собрать!

Рострум отчаявшись догнать Быстрого почти плакал:

– Я отдам вам змей только глаза верните.

«Что за дурдом эта изнанка»? – тоскливо подумал я, глядя на то, как вокруг меня происходит нечто невообразимое. Из-за камня ошалевшими глазами смотрел и боялся приблизится дракон.

Малыш Быстрый бегает вокруг, пытаясь удержать за хвост две большие змеи, в пасти которых были глаза Рострума. Тот словно зрячий обалдуй бегал за малышом и просил, отдать ему глаза. Два картежника играли в карты с малышом Широким, который дурил их по черному.

– Должен будешь дядя Мессир желание, а с тебя дядя Мастер конфеты. Еще играем?…

– Глаза! Глаза Верните!

– Я такое видеть больше не могу! – Дракон спрятался за камни.

Берта пришла в себя, ухватилась за мою руку и в страхе прижалась ко мне.

– Хозяин, мне страшно! – прошептала она.

В это время бегающий и хохочущий Быстрый кинул змей ей на колени.

Девушка в ужасе завизжала, оглушив всех находившихся рядом. Оттолкнула меня. Вскочила. И пытаясь, сбросить с себя змей, стала прыгать на месте высоко задирая ноги.

Быстрый в такт ее танца хлопал в ладоши и напевал:

– Тру ля, тру ля, тру ля ля. А поймали мы кота…

Опа, опа. Израиль не Европа…

Я от такой частушки прибалдел и задумался:

«Откуда у малыша такие таланты»?

Девушка прыгала, подвывала. Змеи обвились во круг ее сапог еще плотнее и не хотели отпускать. Заверещав еще громче, Берта бросилась бежать.

– Куда? Стой! – закричала Шиза и сделала ей подножку. Чигуана упала и кубарем покатилась по песку. Поднялась и прыгая словно цирковая лошадь на арене, попыталась удрать. Быстрый залез мне на плечи и от туда комментировал забег Чигуаны:

– Уйдет. Как есть уйдет… Давай!..

– Лиан, задержи ее! – закричала еще громче Шиза и дракон ухнув, прыгнул, неуклюже маша маленькими крылышками, но что удивительно прыгнул далеко. Раз, другой и в прыжке упав брюхом, подмял под себя девушку.

– Эх не ушла! Раззява, – расстроился малыш. Он мне до боли напомнил «Вождя краснокожих» из рассказа Марка Твена и мне немного стало страшно. Тем более что их было двое. Один искал себе приключений, а второй жульничал и обыгрывал в карты двух шулеров – Мастера и Мессира и те уже были должны ему гору конфет и еще больше желаний.

Змеи приползли к Роструму и вернули ему глаза.

Все что происходило, напоминало сумасшедший дом на выходных. Врачей нет. Санитаров нет. Таблеток успокоительных не дали. Свобода. И буйные вперемежку с тихими вырвались на свободу. Творили, что хотели и радовались.

– Лиан, ты дурак? – это Шиза приступила к дракону, пиная его ножкой:

– Встань сейчас же! Ты ее раздавишь.

Дракон кряхтя поднялся, а я с каким то отупелым интересом приподнял голову и вытянул шею, чтобы посмотреть, не стала ли девушка камбалой, после объятий Лиана.

Нет все было нормально. Она лежала и тихо подвывала.

К ней подошла Шиза и стала поднимать ее, успокаивая:

– Все хорошо, крошка. Змей больше нет, успокойся.

– Широкий раздавая карты, передразнил тетку. – Сю-сю-сю.

Подмигнул мне и спросил:

– Дядь Виктор, играть будете?

Вместо ответа я вслух спросил:

– Если такое происходит на изнанке, то что должно происходить на лицевой стороне? Армагедон?

Рострум притихший и получивший свои глаза назад, проявил инициативу:

– Я сейчас гляну.

Он раздвинул руками пространство и высунулся по пояс. В образовавшемся окне я увидел голубое небо.

– Нет командор тут все тихо. Девушка спит как младенец, а вы пялитесь на ее сиськи.

Он вернулся и окно схлопнулось.

– Вы это видели? – обалдело спросил я Шизу и всех остальных.

– Ее сиськи? – хмыкнула Шиза.

– Какие сиськи! Вы видели как Рострум попал на другую сторону!

– Вальгум как ты это делаешь?

– Да просто, командор. Захотел и посмотрел.

Шиза вместо ответа подвела ко мне дрожащую девушку:

– Твоя рабыня, Худжгарх, забирай ее.

– А что мне с ней делать?

Она пожала неопределенно плечами.

– Ну хотя бы поговори.

– Да-а? Ладно.

– Ты знаешь, – спросил я чигуану, – кто заказал выкрасть принцессу снежных эльфаров?

– Какое-то братство снежков. Я точно не знаю.

– А что они дали взамен?

– Первую часть договора о свободном проходе через их земли, это все что я слышала.

– Первую часть? Хм. Интересно. А что со второй частью?

– Вторую часть договора должны доставить, когда отряд сопровождения эльфарки прибудет в снежные горы.

– Куда доставить?

– В обусловленное место.

– Это какое?

– Там где мы передавали принцессу снежкам. Там роща молодых магических деревьев. Она в округе одна.

– Понятно. Ты отряд сопровождала с какой целью? Проследить?

– Убить хотела зазнайку. Она меня оскорбила.

– А вот этого делать не надо. Уходи отсюда и иди туда, где ты обычно проводишь время до задания. Как получишь новое задание, сообщишь мне. Поняла?

– Поняла, хозяин.

– Тогда усни.

Девушка опустилась на песок и сразу уснула.

– Возвращаемся, – устало произнес я. Хватит жить на изнанке.

– Дядя Виктор давай еще побудем здесь.

Это Быстрый слез с моих плеч и стал канючить. – Ну давай, а?

– Нет малыш, не нравится мне тут.

– Рострум, давай возвращай нас в наш мир.

Глава 5

Планета Сивилла. На границе с Проклятым лесом

Повозка раздражающе-противно, натужно скрипела, словно старый больной организм, который заставили выполнять непосильную работу. Из последних сил она медленно, но неуклонно продвигалась вперед, переваливалась сбоку набок, подскакивала на камнях, падала больно сотрясая ребра Рабе и наконец то остановилась.

«Приехали» – с облегчением подумала Рабе. Она всю ночь не могла уснуть от бесконечной тряски и только под утро усталая, забылась коротким сном.

Ее разбудила тихая перебранка эльфаров. Прислушавшись, поняла – эльфары спорили, где лучше остановиться на привал.

– У озера остановимся. – Рабе поняла что говорил возница. Его хрипловатый голос Рабе хорошо запомнила.

– Лошади устали, – продолжил возница. – Устали тащиться по этому ужасному руслу. Там озеро, вода. На берегу есть трава и и тень от от ив.

Второй настаивал ехать до перевала.

– Надо потерпеть до перевала. Время не ждет. Нам нужно как можно быстрее добраться до наших гор.

– Мы до гор доберемся, а вот лошади нет. Хочешь девку на руках нести? Здесь у озера надо делать привал, – настаивал возница.

Второй видимо понимая, что возница прав, промолчал но все же добавил:

– У Зарка спросим.

Послышались удаляющиеся шаги.

«Как медведи топают» – подумала Рабе.

Вскоре он вернулся и недовольно заговорил:

– Зарк приказал, останавливаться у озера.

– А я что тебе говорил.

К Рабе откинув закрывающий полог вновь пробрался один из возниц и снял с ног кандалы.

– Сами спустится сможете, – спросил он.

«Могу, но не буду» – подумала Рабе и сделав скорбное выражение лица, слабым голосом ответила:

– Помогите, лер, у меня ноги затекли.

Она попыталась встать и полусогнувшись под брезентовым верхом, покачнулась. Эльфар как всегда в маске поддержал ее за руку и пробурчал:

– Подождите, льерина, я позову товарища и мы вам поможем сойти.

Он спустился с повозки и крикнул:

– Эй!.. Молодой иди сюда!

Она услышала как кто-то подошел и буркнул:

– Чего?

– Помоги ее светлость снять. У нее ножки затекли.

– А почему я?

– Ну вы вроде общаетесь, – засмеялся возница.

– Давай залезай и подашь ее мне.

В сером квадрате наступающего рассвета, она увидела Занда-ила. Рабе узнала его по сутулой, щуплой фигуре. Тот недовольно и громко сопя залез в повозку, молча помог ей дойти до края и передал на руки второму.

Когда он вылез следом, возница сказал почти приказным тоном:

– Отведи ее светлость к озеру и покажи место где можно справить нужду.

Зинда-ил дернулся было возразить, но посмотрев на девушку, сжав плотно тонкие невыразительные губы, промолчал.

– Идемте льерина, – сказал он с ссутулившись, словно на него наложили тяжесть, и не оборачиваясь, не смотря, идет за ним девушка или нет, пошел прочь. Рабе двинулась следом. Когда они отошли на приличное расстояние, она осуждающе произнесла:

– К вам относятся не должным образом, лер. Я это вижу. Вы заслуживаете лучшего обращения. Вы не такой грубый как остальные. У вас есть чувство долга и и эльфарская врожденная мужская гордость.

Рабе искала отклик в душе Занда-ила и нашла его.

– Да, Вы правы, льерина…

– Тора. – Прервала она его. – Называй меня Торой.

– Хорошо… Тора-ила. – Парень смущенно посмотрел на девушку.

– Вы верно заметили. Они все стараются меня унизить. Чурбаны. Разве они понимают как должен вести себя кавалер. Эх…Да что там…

– Если бы я имел возможность, я бы вез вас открыто и снял эти кандалы.

– Не переживайте, Зинда-ил. Я помню добро… как и зло. Когда я стану княгиней, я вспомню о вас.

Занда-ил удивленно посмотрел на Рабе.

– А что Вас удивляет, – улыбнулась девушка. – Вы думаете меня везут на казнь или чтобы посадить в подвал, в тюрьму? Не смешите меня. Я нужна и молодым домам и старым. Со мной хотят поговорить и договориться.

Она пошла дальше пожав плечами.

– Глупо отказываться от предложений в моем положении. Вы так не считаете Зинда-ил?

Девушка кокетливо посмотрела на эльфара. Она хотела понять по его ответам или по молчанию верна ли она в своих догадках.

– Вам виднее, – уклончиво отозвался Зинда-ил.

Не обескураженная ответом Рабе продолжила:

– Я молода, красива и не хочу умирать за чьи то принципы.

Единственное что я выторгую для себя это разрешение выйти замуж по любви. Она резко остановилась и развернулась в сторону эльфара. Тот от неожиданности не успел остановится и уткнулся в ее грудь. Смешавшись отступил. Посерев от смущения еле слышно пробормотал:

– Простите льерина…

– Вы верите в любовь, Занда-ил? – горячо дыша, так что ее грудь высоко вздымалась, спросила Рабе?

Эльфар не в силах оторваться от девичьей груди взглядом, промямлил.

– Я? … Э-э… Верю.

– Я тоже.

Девушка вновь отвернулась. Огляделась и глубоко вздохнула. С довольным смехом, грудным, волнующим кровь голосом произнесла:

– Ну показывайте мне достопримечательности этого красивого озера.

У Занда-ила от ее слов, нежного тембра голоса, который заставлял чувства дрожать, перехватило дыхание.

– Достопримечательности? – моргая и теряясь, переспросил он.

– Ну да. Место где я могу побыть одна и искупаться.

– Ах это… Тут не далеко. Вон за теми кустами. – Эльфар показал рукой на заросший густыми высокими кустами берег.

– Вот это достопримечательное место, – сообщил он, заведя ее за прибрежные кусты орешника. – Отставляю Вас одну.

Эльфар ушел, а Рабе довольно облизнулась. Парень поплыл и скоро приплывет в ее сети. Его она выпьет последним.

Рабе огляделась и поморщилась. Берег за кустами был загажен и справив нужду, она отошла на метров сорок к трем ивам растущим у самой воды и купающим свои низко весящие ветви в зеркальной глади.

Встав за дерево, стала раздеваться. Когда она сняла платье, то почувствовал чей-то взгляд. Не подавая вида, что заметила наблюдение, в след за платьем сняла нижнюю рубаху и выставив на обозрение красивое молодое тело, застыла подняв руки под лучами восходящего светила.

Ощущение чужого взгляда тут же пропало.

«Застеснялся», – мысленно усмехнулась Рабе и полезла в воду.

Холодная вода «обжигала». Но Рабе заставила себя смыть усталость дороги. Через десять ридок она вылезла из воды и стала греться под теплым, ласкающим светом, наступившего утра.

Вскоре она оделась и довольная собой, пошла к месту стоянки.

Эльфары распрягли лошадей, стреножили их и пустили пастись на пологом склоне, поросшим травой. Двое возились у костра.

Рабе решительно подошла к ним, посмотрела сверху вниз на то как они готовили завтрак и постучала по плечу одного из них.

Тот оглянулся, недоуменно посмотрел на девушку.

– Пусти меня, – спокойно заявила Рабе.

– Чего? – Не понял тот.

– Отодвинься.

Рабе весьма настойчиво ухватила черпак и стала его вырвать из рук эльфара. – Я приготовлю сама.

Второй крупный и широкоплечий его товарищ, подкидывая ветки в костер, усмехнулся:

– Отдай льерине черпак, пусть готовит.

– Тора быстро разобралась в нехитром скарбе мужчин. В корзинах нашла то что ей было нужно. Сухари, копченное сало, крупу, сухие приправы, соль. Быстро нарезала кусочками сало и высыпала на дно походного котелка. Нарезала лук и отойдя на три шага ножом вырыла несколько крупных корешков. Почистила тряпкой нож и корешки мелко порубила. Засыпала в зажарку, скворчащую на огне.

Из котелка поплыл аппетитный запах. Двое эльфаров зашевелили носами и с интересом стали смотреть на ее действия.

Подав небольшой котелок тому у которого она отбирала черпак, приказала:

– Принеси воды.

Тот быстро вскочил и умчался. Вскоре принес воду и сев на корточки, стал смотреть, что будет дальше.

Рабе из кувшина высыпала в котел с салом мелко рубленное сушенное мясо. Затем долила воды. Проварила ридок десять и высыпала крупу. Затем насыпала приправы и соль.

Когда вода выкипела, а крупа набухала, она все перемешала. Убрала лишний огонь и накрыла варево крышкой.

– Зовите остальных! – с приказными нотками в голосе произнесла она.

– Скоро будем завтракать. Расстелила чистые полотенца и положила на них сухари. Расставила кружки и налила в них заранее приготовленный кипяток. Засыпала сухой травы.

Через пол часа вокруг костра сидело восемь эльфаров и вовсю уплетали кашу приготовленную Рабе. Они ели, быстро стуча ложками по дну тарелок и было видно, что стряпня Рабе им очень понравилась.

Широкоплечий быстрее всех расправился с кашей и неуверенно протянул Рабе свою тарелку и смущаясь спросил: – Можно добавки, льерина.

– Конечно, лер. Вам мужчинам нужно много есть, чтобы быть сильными. Вы ведь вы вдесятером охраняете одну повариху.

Все эльфары словно споткнулись. Перестали стучать ложками и уставились на Рабе.

– Льерина, – начал осторожно широкоплечий, – у нас приказ и мы должны…

– Не оправдывайтесь, лер, – прервала его Рабе, протягивая ему полную тарелку, исходящую ароматным запахом, каши. – Я знаю что такое долг. Делайте свое дело. И пошлите кого-нибудь на охоту, пусть добудут свежего мяса я видел тут фазанов.

Дальше завтрак проходил в полном молчании. Рабе несколько раз накладывала добавку.

После того как все поели в том числе и двое, что стояли на охране, Рабе обратилась к Занда-илу.

– Помогите отнести котел к озеру, лер, я его помою. Теперь Рабе завоевала право управляться «на кухне» Это была ее вторая победа.

Без лишних разговоров Занда-ил подхватил котел и отнес его к озеру.

Рабе долго и тщательно вымывала пригоревший походный котел, терла его песком, так что к обеду он сиял как новый.

Пришли охотники и принесли два фазана.

– Повести их на ветвях – распорядилась Рабе, – чтобы на них падали прямые лучи светила. Так они станут нежнее и мягче.

– Откуда вы все это знаете, льерина? – спросил Занда-ил. У нас не водятся фазаны. И эти корешки…

Рабе лучезарно улыбнулась эльфару и так чтобы слышали остальные, громко произнесла:

– Я долго жила среди людей. Кое чему у них научилась. Их можно презирать за их низменные страсти, за продажность, и несоблюдение чести, но недооценивать их нельзя. Они многое знают, много умеют и они могут быть очень опасны. И самое главное их много.

Она ушла под тень повозки, сопровождаемая удивленными взглядами снежных эльфаров. Обошла ее со всех сторон.

Под повозкой улегся и задремал возница.

– Лер, – обратилась она к нему. Тот открыл один глаз: – Что?

– Тент порвался.

– И что? – вновь спросил он.

– У вас есть дратва и большая игла? Я починю.

Возница перевел взгляд на широкоплечего, тот молча согласно кивнул. Возница кряхтя стал вылезать из под повозки.

– Я понимаю, – уела его Рабе. – Вам чтобы дать мне иглу нужно получить разрешение. А вдруг я ей поубиваю всех вас. Обещаю, никого иглой убивать не буду.

Эльфар бросил на нее недовольный взгляд, но промолчал. Открыл крышку походного сундучка под сидением возницы и достал моток дратвы, потом иглу. Подумал и достал кусок воска, все это протянул Рабе.

До вечера Рабе хлопотала по хозяйству. Починила тент, проверила копыта лошадей, отвела их на водопой и к ужину села чистить фазанов.

Все это время эльфары молча наблюдали за ней. То один то другой беспрекословно выполняли ее мелкие поручения. Так Рабе приручала снежных эльфаров.

После сытного ужина стали собираться в дорогу. Широкоплечий подошел к девушке с ножными кандалами. Постоял в раздумьях и смущаясь обратился к Рабе:

– Льерина, пообещайте, что не будете пробовать убегать. И мы не станем надевать на вас эти кандалы.

– Куда убегать? – рассмеялась Рабе. – Вы оглянитесь, лер. – Она обвела руками окрестности. – Мы находимся на землях лесных эльфаров… Она со смешинкой в глазах посмотрела на еще больше смущенного эльфара.

Рабе тонко понимала, что он чувствует. Ему сказали, что они повезут врага и с ней нужно быть очень осторожной. Но девушка ломала стереотипы и оказалась простой и неприхотливой снежной эльфаркой каких полным полно у них дома. И его решимость точно исполнять приказы, дала трещину. На это Рабе и надеялась, заставляя себя готовить, чистить и проявлять немыслимую для нее хозяйственность.

– Вы уверены, что они за нами не следят? – спросила она.

– Хотя если Вам прибавят уверенности, мои слова, что я не буду совершать глупые поступки, то да, обещаю я не буду убегать.

Эльфар облегченно вздохнул. Он видел, что она говорила правду. И в самом деле куда ей бежать?

– Тогда залезайте в повозку, – после небольшой заминки, произнес он, – и мы тронемся в путь, скоро стемнеет.

– Я могу посидеть рядом с возницей? – поинтересовалась Рабе. Она хотела знать, насколько ей теперь доверяют?

– Широкоплечий не долго думал:

– Можете. Пока не станет совсем темно.

Рабе улыбнулась и забралась на козлы. Посмотрела на разинувшего рот возницу и скомандовала.

– Чего рот раскрыл? – дорога долгая, проверь упряжь. Совсем не следишь за лошадьми!

Возница соскочил и остановился. Растерянно посмотрел на девушку.

– Так это… я проверил уже, – недоуменно отозвался он.

– Проверь еще раз! – настаивала Рабе.

Ей пришел на помощь широкоплечий. Он кратко приказал:

– Проверь!

Недовольный возница обошел коней, подергал на всякий случай постромки и один неожиданно оборвался.

– Эх ты! Надо же! – Удивленно и огорченно произнес он в сердцах – ведь целый был еще утром.

– А говорил проверил. – Рабе сурово посмотрела на возницу. Снежный эльфар под ее взглядом стушевался:

– Так говорю же, целый был.

– Менять есть чем?

– Менять? Нет. Нету чем менять. Я свяжу концы.

– Сам себе конец завяжи, – двусмысленно отозвалась Рабе. И те кто слушал их разговор, тихо прыснули в кулаки.

– Дай сюда, я сошью.

– Странный надрыв, – пробормотал возница, подовая ремень Рабе, – словно кто разгрыз.

Они задержались на полчаса и с закатом тронулись в путь. Возница опасливо косил глазом не строгую эльфарку и не старался завести разговор.

Дорога шла извиваясь змейкой, в гору, на перевал.

С темнотой Рабе без указки стала перебралась в повозку. Сегодня она очень хорошо поработала. Добилась уважения и некоторого послабления. Она немного покомандовала эльфарами и заложила главную основу будущей свободы. Ей стали доверять почти как своей. Хитрая демоница хорошо знала как длительная дорога сближает.

Рабе опустилась на четвереньки, зашуршала коленями по сену, уползая и уперлась головой во что-то мягкое. Подняла взгляд и чуть не вскрикнула. В повозке сидел ее хозяин.


Открытый мир. Материнская планета

В облаке пыли, с грохотом отгребая от себя камни, как из преисподни, кто-то вылезал из по кирпичей. Вид его был страшен. Открытый в немом крике окровавленный рот. Без лица, без глаз, без носа, кровавая маска с выпирающими костями приводила в ужас. Человек под срежет падающих с него камней сел и стал медленно крутить головой.

Уставившись на восставшего из смерти человека, от нереальности происходящей картины все разинули рты.

Щетина опомнился первый и вскочил.

– Дед, вставай! – заорал он. – У нас есть секунд десять.

Он нагнулся, помогая подняться старику, а мальчик спешно выстрелил в человека из станера.

– Бежим! – еще громче закричал Щетина и потащил Самсула из развалин машинного двора.

– Быстрее! – убеждал он с отчаянием в голосе и этот страх в голосе, и ужас на лице, обычно невозмутимого дона, подхлестнули старика. Он вырвался из захвата Щетины и припустил со всех ног. Несмотря на возраст, бежал он впереди него. Прыткого старика обогнал лишь мальчик.

– В канаву… Быстрее… И не дышать! – орал, задыхаясь от быстрого бега дон.

Блюм лет тридцать не бегал столько, сколько он пробежал за последние пол часа. Первыми упали и скрылись в придорожной канаве Рамсаул и внук. Следом упал туда словно сбитый пулей, Щетина. Падая, успел прохрипеть:

– Не дышать!

И тут же в машинном дворе раздался приглушенный взрыв.

Щетина лежал и мысленно считал:

– Один. Два. Три…

На сотый раз он тяжело и сипло вздохнул, а затем с громким хрипом усталых бронхов выдохнул.

Сделал пару вздохов и еле слышно прошептал: – Все… Дышите.

Он уселся в канаве, оперся о стенку земли спиной и положил руку на грудь.

Сердце бешено стучало, отдаваясь стуком в ушах.

«Не дай космос помру», – подумал Щетина.

Затем посмотрел на спутников и нервно рассмеялся.

– Хе… Хе… Мы живы… Это чудо…

Первым пришел в себя мальчик. Он вытер рукавом измазанное землей лицо и несмело спросил:

– Дон, что там произошло?

– Хе… Хе… Что произошло. – повторил дон. – Я же говорю чудо. Сейчас отдышусь и все расскажу.

Через пару минут он успокоился, посмотрел на внимательные лица своих товарищей.

– Значит, слушайте. Я сам поражен… Вот что произошло. Из Дока сделали бомбу с нервно паралитическим газом. Это запрещено конвенцией. Производить и использовать боевые отравляющие вещества и тем более использовать человека в качестве бомбы, это преступление, по которому нет срока давности. И скорее док сам не знал, что из него сделали бомбу. Те кто делал закладку… А это Научный отдел АДа – закрытая структура, надо сказать, перешли все рамки допустимого. За такие дела грозит пожизненное заключение и оправка сюда на материнскую планету… Я им преподнесу еще сюрприз. дай только добраться до базы.

В общем в дока вложили посмертную программу и капсулу с газом. С детонировать она должна, когда наступит физическая смерть. Нам повезло, что док был смертельно ранен, но не убит… И Рамсаул молодец, вовремя применил станер, отсрочив момент смерти на десяток секунд…

– Мои враги предусмотрели многое, в том числе и неудачу группы агентов – чистильщиков. Надо же какое старание! – он покачал головой показывая свое крайнее удивление. – Неужели они думали так замести следы?

Он вновь сокрушенно покачал головой.

– Падает профессионализм. Нет тех старых кадров, на которых держался АД. Одни политики, космос их забери.

Щетина замолчал, уставившись на дрожащие руки. Не поднимая головы, устало продолжил:

– Но если честно… Нам сказочно повезло. Просто невероятно… Сперва чистильщики разделились. Уж очень были уверены в своих силах. Найти и обезвредить одного старика они посчитали плевым делом. Это их и погубило. Тогда я убрал двоих.

Щетина говорил так, словно рассуждал сам собой. – Потом еще двоих с вашей помощью и мы спаслись от неминуемой смерти от дока…

Он сидел, разглядывая, потирая сухонькие руки в коричневых пятнах – сказывался возраст и надолго замолчал. Старик и мальчик не мешали ему и тоже сидели молча.

Затем Рамсаул стал говорить, мягко и рассудительно:

– Я, понимаю, дон Щетина, о чем ты думаешь. Что мы исчерпали свое везение и дальше будут одни неприятности?… Не спорю. Но посмотри на меня. Я стар, беден и скитаюсь по миру. Моя жизнь это полоса одних неприятностей, но они не были для меня фатальны. Я до сих пор жив и воспитываю внука. Многие с кем я начинал, уже почили и стали кормом зверью, и червям. А я жив. И жив, потому что не отчаиваюсь. И потому что стараюсь, быть осторожным. Будь и ты осторожен, не делай так неосмотрительно как эти люди и будешь жить долго. А теперь хватит сидеть. Пошли. Дорога долгая и ночь не должна застать нас на развалинах. Сюда придут хищники за поживой.

Вейс улыбнулся. – Спасибо Рамсаул.

– Не за что, дон. Через это все проходят. Пошли.

– Сейчас, – отозвался Вейс, – посмотрю, что в сумке дока. Он передвинул ее на живот. Простая на вид холщовая сумка, ничем не примечательная. Не привлекающая внимание ни воров, ни грабителей.

Он открыл клапан и стал копаться. Вскоре его лицо прояснилось.

– Тут есть все чтобы не умереть, – довольно произнес он. Закрыл сумку и вернул на свое место на бок.

С кряхтением поднялся.

– Нам долго идти? – спросил он.

– Надо идти быстро! – Не раздумывая, ответил старик. – Через четыре часа начнет темнеть. Мы должны дойти до первого поселка на реке. Это места одного из речных баронов. Заплатим за ночлег или ты починишь им что-нибудь.

Оставаться ночью в голом месте очень опасно.

– Тогда возьмите эти конфеты. – Щетина протянул старику и мальчику по конфете. – Они придадут нам силы и выносливость. На четыре часа точно хватит. Он развернул конфету и положил себе в рот. Подмигнул Самсулу стоявшему с открытым ртом и махнул рукой:

– Пошли. Но сначала я сниму показания с дока. Газ уже неопасен, он не стоек и в прикосновении с воздухом уже разложился без следа.

Щетина вернулся На разрушенный машинный двор. На битых кирпичах раскинув руки лежал док с развороченным животом. Щетина брезгливо поморщился и сделал несколько снимков. Он знал, что специалистам будет понятно, что произошло. Он сделал снимки всех убитых агентов и хищно упер взгляд в небо.

– Скоро вы попляшете у меня. – погрозил он кулаком.

Выйдя с Машинного двора маленький отряд ушел с дороги и направился в сторону пустыря.

– К кочкам не приближайся, – предупредил Рамсаул Щетину. – Там живут прыгучие пауки. Укусят, потом долго место нарывать будет или ноги откажут. Обходи их стороной, а еще лучше следуй за мной по моему следу. Я пойду первым, за мной ты и замыкающим пойдет Самсул.

На пустыре в отдалении стояло отдельно несколько развалин. К ним вели разрушенные от времени бетонные дороги. Но сейчас бетон треснул и частями исчез совсем.

Обходя развалины стороной и петляя, страик вел свой маленький отряд по одному ему известному маршруту к реке.

Обходя одну из высоких кочек, Щетина увидел тело твари похожей на собаку. Ее опутывала толстая паутина и на ней кишели пауки величиной с кулак. Тварь была еще жива, но видимо парализована. Она тяжело дышала и бешено водила глазами по сторонам. Задние ее конечности подергивались.

Щетина быстро отвернулся.

Представив себе, что он мог оказаться такой же случайной жертвой, он передернул плечами от омерзения.

Через минут сорок они покинули пустырь, который раньше по всей видимости был фермерским полем. Они вновь вышли на дорогу и пошли по ней все время уходя влево.

– По этой дороге мы выйдем к реке, – пояснил, притормозив Рамсаул и пошел рядом. Слева пристроился мальчик. Он с интересом разглядывал обертку конфеты.

Щетина скосил глаза на его руки и твердо заявил:

– Бумажку надо выбросить, Рамсаул. Это улики, понимаешь. Таких конфет тут нет. Меня будут продолжать искать и по ней могут вычислить.

Мальчик согласно кивнул, шмыгнул носом и с огромным сожалением на лице выкинул бумажку. Ее подхватил ветер и унес в кусты. Самсул проводил бумажку печальным взглядом.

– Зато у тебя есть станер, малыш, – улыбнулся Щетина, это будет твое оружие. Но его тоже не следует показывать. А тот кто увидел должен умереть. Это понятно?

Мальчик выпрямился, гордо выпятил впалую грудь и важно кивнул.

Щетина вновь улыбнулся.

Дальше шли без разговоров и вышли к реке.

– Вокруг поселков у реки, – стал говорить Самсул, – часто крутятся банды беглецов. Они живут рыбной ловлей и нападением на одиночек. Бывает нападают и на небольшие караваны. Сколько их не истребляют, они появляются вновь и вновь. Будем осторожны, эти «крысы» нападают из засады.

– А чем они вооружены? – спросил Вейс.

– Камнями, дубинами… Да чем придется.

– Как же ты спасаешься? Ходишь всегда один.

Я выясняю, где такую банду накрыли и уже тогда иду той дорогой. Здесь я не слышал чтобы разгромили банды.

– А местный барон? Он что их не ловит?

– Ловит. Но сам понимаешь… Ему все равно. У него отряд – человек двадцать головорезов для сбора дани с поселков, транспорт. От его живодеров банды стараются прятаться. Но часто банды сами исчезают. В реке живут рептилии, быстрые и опасные. Они тоже питаются беглецами.

– А чего их тогда к реке тянет? Если там опасно. – спросил Щетина.

– Еда, дон. На реке можно раздобыть еду. Рыбу, недоеденную тушу животного… И они часто становятся людоедами, ловят таких же одиночек беглецов, что не смогли выжить в поселке новичков, беглых рабов. Слабых едят, сильных принимают в отряд.

– Вон видишь у дороги развалины. – Самсул показал рукой на развалины трехэтажного здания стоявшего слева от дороги. Рядом, с которым стояли более менее целые два одноэтажных здания, смотрящие на мир черными зевами выбитых окон.

– Раньше это была по видимому гостиница и магазины. Место это было курортное. Космопорт рядом и природа… Да-а… В таких местах банды и обретаются. Это место нужно обойти.

Он свернул вправо на пустырь и опять повел цепочкой отряд.

Они обогнули развалины, уйдя в сторону на метров пятьсот. Их никто не потревожил и через километр они вернулись на дорогу.

К вечеру показались серые стены поселка. Где-то каменные, где-то из небрежно сложенные из бревен. Поселок вблизи был похож на крепость. На вышке у ворот стоял часовой. Он окликнул подошедших:

– Кто такие? Зачем пришли?

– Торговцы! – крикнул Рамсаул. – И с нами мастер техник. Он может чинить оборудование. И еще он дон.

– Подождите. Позову старшего.

– Эй, – крикнул он кому то внизу за стеной.

– Там гости прибыли. Чангала позовите.

Постояв с минут пятнадцать и обменявшись последними новостями с часовым, путники дождались, когда заскрипела калитка в воротах и в открытом проеме показался грузный, хмурый человек. Он внимательно оглядел путников.

– Кто такие? – спросил он.

– Мы торговцы – челноки. Вот он. – Самсул показал на Щетину. – Дон Щетина Вепря и мастер по ремонту техники.

– Из новеньких?

– Из них, – спокойно ответил Щетина.

– За постой есть чем заплатить?

– Есть, – ответил Самсул.

– Проходите.

Мужчина посторонился, пропуская гостей.

Войдя, Щетина огляделся. Раньше это был повидимому дом отдыха. Небольшие двух этажные коттеджи располагались справа и слева вдоль широкой, хорошо сохранившейся дороги. У ворот стояло небольшое здание – видимо сторожка, рядом с которым стояло четверо воинов с копьями и щитами. Они с интересом смотрели на путников.

– Следуйте за мной, – равнодушно произнес мужчина и не спеша пошел по дороге.

– Плата обычная, – не оборачиваясь, продолжал говорить встречающий, – товаром или работой. Мы живем тут рыболовством. Сушим, солим и коптим рыбу. Земля принадлежит барону Быку Речному.

По имени Щетина понял, что барон обыкновенный бандит, что сам объявил себя бароном и наложил руку на окрестные поселки.

– Разместим вас в гостинице, – продолжал просвещать гостей встречающий. – Торговать можно с утра на рынке. Ты, дон, пойдешь со мной к старосте. Для тебя есть работа. Справишься, не обидим.

Говорил Чангал сухо по существу, не особо обращая внимание на гостей. Видно было что гости поселка для него обычное дело.

В поселке было оживленно. Ходили по своим делам мужчины, таская ящики, сети, чинили лодки. Рядом с ними дымились чаны со смолой. Женщины развешивали на веревки рыбу, бегали ребятишки помогая матерям. Царила деловая суета. У стен на подпорках высились большие лодки, тут же сохли сети и сушились гирлянды с рыбой. Жизнь тут была налажена.

Их провели в последний из коттеджей. На пороге стояла женщина с пухлым, одутловатым лицом и неприветливым взглядом. Она критически осмотрела прибывших.

– Моя жена Марга, – представил ее мужчина. – Управляющая гостиницей.

– Ты, старик, с мальчиком располагаетесь, а мы с доном пойдем к старосте.

Услышав, что их посетил дон, лицо женщины подобрело.

– Чем платить будете серебром или товаром? – спросила она.

– Посмотрим, – неопределенно отозвался Рамсаул. – может дон отработает проживание.

Женщина кивнула, дождалась когда уйдет муж и предложила:

– Ты, старый, вижу торговец, но бедный, живешь за счет дона. Молодец неплохо устроился. – похвалила она. Глаз у нее был «на метан» и была она далеко не дура. – Если есть, что продать, продавай мне. Местные тебе дадут рыбу, а я серебро или товар на обмен.

– Договорились, – кивнул Самсул. Спорить с женщиной он не стал.

Мужчина повел Вейса к заданию, которое по своим размерам было меньше всех, но возвышалось над остальными высоким обшарпанным шпилем и стояло оно в стороне. По обеим сторонам дорожки росли фруктовый деревья, с плодами.

– Я Чангал, занимаюсь в поселке хозяйственными делами, – прервал молчание мужчина. Ты, дон, давно на планете? Я про тебя не слышал.

– Недавно, – довольно неопределенно ответил Щетина. Понимай как хочешь. Недавно могло быть и год назад и вчера.

– Понятно. – не стал спорить Чангал. – А как доном стал?

– Меня Русар вызвал на поединок, а я его зарезал.

Чангал остановился, недоверчиво посмотрел на Щетину. Вот как? Самого Русара.

Он более внимательно стал рассматривать Щетину. Затем покачал головой.

– По тебе, дон, и не скажешь, что ты знатный боец. У Русара сотни поединков… – Чангал замялся. – Были. И во всех он вышел победителем… Правда с новичками в основном.

– Русар тоже на мой вид купился, – спокойно ответил Щетина.

Чангал понимающе покачал головой и пошел дальше.

– Ты что-нибудь уже чинил? – спросил он, меняя тему разговора.

– Чинил. В трактире в поселке Новичков систему вентиляции и на «Машинном дворе» Морчо флаер.

– О-о. – Уважительно протянул Чангал. Тогда ты с нашей проблемой справишься. У нас насос сломался, он из скважины воду качал. Теперь приходится возить ее с реки. А там сам понимаешь, водичка не совсем чистая. А мы нашу воду из скважины продавали. Барон очень не доволен.

– Посмотрю, что можно сделать, – ответил Щетина.

Они поднялись по высокому крыльцу, прошли мимо двух воинов – стражей, которые равнодушно на них посмотрели и пропустили в хол. К ним поспешил молодой парень.

– Это племянник старосты – Хельмут, – прошептал Чангал. – Вроде секретаря.

– Привет Чанг, – поздоровался парнишка с конопатым круглым как шар лицом. – Кого привел? – Он мельком глянул на спокойно стоящего Щетину.

– Это дон Щетина Вепря, – стал степенно представлять новенького Чангал. Он делал это обстоятельно и неторопливо.

– Он техник. Я предложил ему посмотреть наш насос. Доложи Хургалу.

– Дон и техник? – парень уставился на Щетину. Потом презрительно поджал губы. – Он из новеньких – крыса. Как ты этого не заметил Чанг.

Щетина достал жетон выданный гильдией донов и показал парню. Хочешь чтобы я тебя вызвал на поединок? – не повышая голоса, спросил он.

Но Тут в разговор вступил Чангал. – Хельмут, не пори горячку. Дон прирезал Русара, ты хочешь обмануться как и он.

Парень хотел что-то ответить, но поперхнулся. Вылупил маленькие глазки и стал бормотать.

– Простите, дон… Э-э… Простите еще раз. Обознался. Я сейчас же… Очень быстро доложу о Вас.

– Молодой еще, – глядя ему вслед, усмехнулся Чангал. – Из поселка выезжал пару раз, да и то с дядей.

Вернулся Хельмут, быстро семеня короткими ножками. Подбежал и подобострастно заглядывая в глаза Щетине сообщил:

– Прошу вас, проходите, дядя ждет.

В кабинете кроме самого старосты – крепкого мужика с насупленными густыми бровями, светловолосого, с бородой, в серой холщовой рубахе, из-за выреза, которой выглядывала рыжая поросль волос, был еще один мужчина. Худощавый с тонкими аристократическими чертами лица, орлиным носом в кожаной куртке и шрамом через все лицо, который его не портил, а придавал мужественности. Перед ним на столе лежал короткий меч. Оба с интересом уставились на вошедших.

– Так ты дон? – недоверчиво спросил староста.

– Дон Щетина Вепря, – представился Щетина. Еще техник. Чиню разные устройства.

– Я слышал о тебе, – встрял в разговор второй мужчина со шрамом.

– Ребята вернулись из поселка с рабами и рассказывали, как один старик круто уделал Руссара. При этом обоссав еще. Так вот ты какой значит.

Он недоуменно покачал головой и замолчал.

Староста прищурился:

– Если ты, дон, починишь насос, то ты и твои спутники проживут у нас бесплатно и дадим рыбы на дорогу. – Согласен.

– За работу я возьму два серебряка, – ответил Щетина. – и наше проживание за один день бесплатно. Бесплатная кормежка и дадите копченной рыбы на троих на дорогу по десять штук, на каждого.

У старосты удивленно полезли в верх брови. – А не много ли ты просишь, дон?

– Нет староста. Немного. Если для тебя это дорого, поищи другого техника. Мы за стол и ночлег заплатим.

Староста откинулся на спинку стула и засмеялся:

– Хорошо. Торговаться ты умеешь, дон Щетина Вепря. И расценки знаешь. Я согласен. Когда приступишь?

– Могу прямо сейчас посмотреть.

Староста довольно кивнул.

– Чанг, проводи гостя в гаражи.

Место где был расположен насос находилось в старом гараже, там же на стенах было развешено оборудование от ветряных электрогенераторов. На полу стояли ряды аккумуляторов. По всему поселку таких столбов с лопастями Щетина насчитал пять штук.

– Неплохо жил поселок рыбаков. Богато. Для всяких банд лакомый кусочек, но и дружина в поселке как понимал Вейс была большой. Кроме того он находился под защитой барона.

Насос был древний и потому надежный.

«Можно сказать вечный – как подумал Вейс. – Минимум электроники».

Щетина открыл приборную панель. На ней было несколько кнопок и пара светодиодов. Отдельно находилось реле автозапуска.

Щетина встал и подошел к распределительному ящику на стене. Открыл и усмехнулся.

– Какой-то умник на месте предохранителя поставил гвоздь, поэтому при перепаде напряжения реле по все видимости сгорело.

– У вас был мастер, кто следил за оборудованием? – спросил он.

– Был, – вздохнул Чангал. – Да сплыл. Его жену, красивую Луну забрал барон. А Мирчик, он по наследству занимался здесь всем оборудованием, сбежал за ней. Дуралей. Ну позабавился бы барон с недельку с Луной и вернул бы жену. Чего за ней бегать? Теперь вот не знаем что делать? Умения передавались от отца к сыну. Мирчика научил отец, а отца дед… И так повелось давно.

– Видимо парень сильно обиделся, – усмехнулся Щетина. – Он тут диверсию устроил, чтобы у вас все электрооборудование сгорело. За разговорами достал гвоздь. Затем вытащил реле. Внимательно его осмотрел.

– Чангал, – Щетина посмотрел снизу вверх на стоящего мужчину. – У меня такого реле нет. Где у вас запасные части.

Чангал огорченно поморщился: – Спрятал стервец. Спрятал и сбежал.

– Если нет реле, я могу поставить свою запчасть. Она будет работать лучше реле, но это стоит три серебряные монеты.

– Чини, дон, поселок богатый. Три серебряка я найду.

– Прости, Чангал но я уже имел опыт работы в трактире, когда управляющий отказался платить, поэтому монеты вперед.

Управляющий хозяйством спорить не стал. Достал их кармана мешочек и спокойно отсчитал пять монет. Все они были целые.

– Держи! – протянул он монеты Щетине. – Мы стараемся вести дела честно.

– Клей есть? – спросил Щетина.

– Сейчас посмотрю. Тебе какой быстро действующий?

– Желательно.

– Вот держи. – Чангал заглянул в один из ящиков стола и вытащил тюбик.

Щетина вставил реле на место и намазал торец клеем. Потом приложил маленькую коробочку и подержал пару минут.

На место предохранителя поставил медную тонкую пластину и поднял ручку включения в электрическую сеть оборудования вверх. Сел у насоса и стал ждать.

– Это декодер, – пояснил Щетина, уловив недоуменный взгляд Чангала. – сейчас он уловит электромагнитное поле, подстроится и заработает как реле.

Вскоре насос рыкнул и заработал.

– Декодер снимет все параметры насоса и будет его запускать в штатном режиме. Если нужно будет насос отключить, просто нажмите кнопку «включить/выключить» на приборной панели.

– Спасибо дон Щетина Вепря. – Видно было что управляющий остался доволен работой мастера. – Хочу предложить тебе остаться в нашем поселке. Я вижу ты уже немолод и скитаться в твоем возрасте опасно. Оставайся механиком у нас. Жену тебе найдем. Будешь уважаемым человеком. Отдельное жилье и дополнительные бонусы… Что скажешь?

– Спасибо Чангал, но я бродяга. Не сидится мне на одном месте.

– Понимаю. Есть такие непоседы, что ищут лучшей доли и ищут всю жизнь, видимо ты из них. Дорогу к гостинице сам найдешь или проводить?

– Сам найду.

Рано утром получив три десятка копченных рыб и плотно позавтракав троица вышла в путь.

– Я тут с женой управляющего познакомился… Поближе… – Хихикнул старик, на ходу поправляя заплечный мешок.

– Поторговал. Богатый поселок, продал все аккумуляторы за серебро. Хорошую цену дали.

– Ты у них не был раньше? – удивился Щетина.

– Не был, дон. Такие поселки были для меня не по карману. Работник я плохой, а торговать моим товаром здесь было бы глупо. Так что я обходил его стороной. Я вообще старался к реке не приближаться. Крутился между космопортом, поселком Новичков и «Ближайшим». Еще когда был молод бродил по пустошам. В районе леса куда мы идем. Там раньше была оборонительная полоса и можно было найти разные артефакты. Но со временем там все подчистили… Да-а. Теперь все переменилось.

Он подмигнул Щетине. – с твоим появлением, дон.

За разговорами не о чем шли до обеда. И к полудню им на встречу показалась грузовой электромобиль. Водитель притормозил рядом с путниками и из кабины высунулся тот самый парень со шрамом на лице.

– Садитесь, дон, – улыбаясь крикнул он и показал рукой на кузов, залезайте, барон желает вас видеть. Щетина посмотрел на старика. Тот пожал плечами и тих произнес, – Нам все равно в ту сторону.

Подождав пока путники разместятся в кузове, водитель электромобиля лихо развернулся, так что машину повело на бок и покатил обратно.

Старик незлобно выругался, потирая ушибленный локоть.

Через пол часа машина прибыла к замку барона. Это была бывшая пожарная честь с вышкой, с высоким забором и тремя гаражами закрытыми высокими металлическими воротам. На вышке маячил наблюдатель. На крыше гаражей был смонтирована будка из листового металла. К удивлению Щетины из будки торчало дуло огнестрельного пулемета. За все время пребывания на Материнской планете «огнестрел» он видел впервые. И если бы он не работал в АДе, то даже не знал бы, что это такое.

Машина въехала в спешно открытые ворота и затормозила у входа в здание.

– Слезайте, господа попутчики, – ощерился в неприятной улыбке мужчина со шрамом.

Когда троица покинула кузов. Он небрежно приказал:

– Ты, старый, вместе с мальцом пойдешь вот с этим человеком, – он показал рукой на быстро возникшего из дверного проема молодого парня.

– А ты, дон, – обращение дон на этот раз прозвучало как насмешка. Щетина внутренне насторожился, но не показал вида.

– А ты, дон, пойдешь со мной к барону.

– Мы к барону пойдем вместе, – спокойно, положив руку на плечо Рамсаула и удерживая его, ответил Щетина.

– А че так? – нагло спросил мужчина и усмехнулся. – Чего то боишься?

– Мы компаньоны и переговоры ведет он, – пояснил Щетина. Поэтому мы пойдем вместе. Хочешь ты этого или нет.

Человек со шрамом кинул быстрый взгляд на Щетину, хотел что-то возразить, но заметив его непреклонный спокойный взгляд, расслабился и пожал плечами:

– Как скажешь, вместе так вместе. Пошли.

Поднявшись на третий этаж по загаженной мусором лестнице они попали в коридор. Прошли до конца коридора и остановись у двери в торце. Ее охраняли двое парней с копьями. Сопровождающий открыл двери и показал рукой, чтобы они входили. – Прошу, – сказал он.

За обеденным столом сидел крепкий, широкоплечий человек с бычьей шеей. Он глянул на вошедших и отложил вилку.

– Это кто? – хрипло спросил он сопровождающего.

– Это дон Щетина, он же мастер по ремонту техники с товарищами, господин барон.

– Вижу, – вытерев рот ладонью, пробасил барон. – Ну, а старика зачем сюда притащил?

– Дон не хотел с ним расставаться.

– Какое мне дело до того, что хочет дон или не хочет. Тащи старика к остальным.

– Он ни куда не пойдет, – все также спокойно, не повышая голоса, ответил Щетина.

– Барон сначала сильно удивился, потом от гнева покраснел, но затем громко расхохотался. Отсмеявшись, он спросил:

– Старик, ты понимаешь, что говоришь и куда попал? Здесь мое слово закон, а ты здесь не дон, а лишь козявка. Понимаешь козявка. Повтори кто ты!

– Дон в любом месте дон и ты мне ничего не сделаешь.

Барон положи голову на согнутые руки в локте и упер в Щетину тяжелый взгляд. Долго на него смотрел.

– Почему ты так уверен, что я ничего тебе не сделаю?

– Потому что если ты меня убьешь, среди твоих людей найдется тот кто тебя заложит в поселке новичков Гильдии донов и тогда ты со своими людьми станешь вне закона. Долго ты тогда проживешь, барон?.. Кроме того Самсул и мальчик свободные люди их в рабство брать нельзя. Это карается смертью.

Самсул после слов Щетины стоял ни жив ни мертв. Так говорить с бароном мог только тот, кто приговорил себя к смерти. И пути обратно ему нет. Но к его удивлению барон откинулся на спинку стула. И рассмеялся:

– Ты смел, дон, и я понимаю как ты убил Русара. Твои бесстрашные слова вызывают уважение. Я люблю смелых людей в них есть стержень. Они не предадут и не сдадут назад. Оставайся у меня, будешь замом по технической части. Третьим человеком после меня и кривого Красавчика. Старик оправится в поселок и будет жить на всем готовом. Мальчика можешь оставить здесь с собой, научишь его своей премудрости. Что скажешь?

– Скажу спасибо, но мы скитальцы независимы и больше всего ценим личную свободу.

– Понимаю. Сам был таким… Как знаешь. Тогда у меня для тебя есть работа. Почини вентиляцию в бункере под зданием и можешь быть свободен.

– А мой компаньон и мальчик?

– А что тебе до них?

Щетина понял, все эти разговоры о славном житье на землях барона бандита – пустые слова. Их разлучат, а потом его будут шантажировать их жизнью. Он сам дал им знать, что они ему дороги. Выбора у него не было. Но он хотел потянуть время. Хотел удостоверится в том, что подсказывала ему интуиция. Начинать войну, он не горел желанием.

«Но если его прижмут, то они пожалеют об этом», – размышлял Щетина, внешне спокойно глядя в глаза барона.

– Они мои компаньоны. Вот какое до них мне дело. – ответил он.

– Хорошо, они тоже уйдут с тобой. Подождут пока ты сделаешь свою работу и вместе уйдете.

– Какая плата?

– Плата? – хмыкнул барон. – Ваши жизни. Этого достаточно? – и в глазах барона сверкнул огонек бешенства. Он сжал руки в кулаки и ударил ими по столу.

– Все! Пора! – решил Щетина и выхвалил игольник. Три тихих выстрела прозвучали почти одновременно. Во лбу барона появилась красная розочка. Еще глумливая ухмылка продолжала жить на лице мертвеца, а ствол игольника уже смотрел в лицо побледневшего человека со шрамом.

– Не шуми и дольше проживешь, – предупредил он бандита и приложил палец свободной руки к губам. – Ты Красавчик?

– Тот с ужасом уставившись на ствол игольника, согласно, быстро закивал головой.

– Я, – еле слышно прошептал он.

Хочешь стать бароном? – спокойно как о чем-то будничном спросил Щетина.

– Место как видишь освободилось. А ты был его правой рукой, как я понял.

Красавчик перевел взгляд на мертвого барона, сглотну и выдавил, – хочу?

– Есть тут кто может оспорить твое право?

– Право? – уже более спокойно повторил Красавчик. Вытер вспотевший подбородок рукой. – Есть… Два брата Шортсы. Они давно хотели сместить Быка, да не осмеливались. Сейчас могут поднять бучу среди парней.

– Скажи охране, чтобы позвали их сюда, потом вызови тех кому доверяешь, узаконим твою власть.

Красавчик сразу понял, что надо делать.

Он выглянул за дверь и крикнул:

– Братьев Шортсев сюда и мою пятерку.

Он закрыл дверь.

– Сей час прибегут.

– Рамсаул, положите барона под стол, чтоб его не так заметно было. – распорядился Щетина.

Вскоре вошли два здоровых мужика. Очень похожие друг на друга, звероватого вида, с тупыми упрямыми взглядами.

– Эти не отступят, – понял Щетина. Много силы, мало мозгов и чрезмерно упрямства.

Вошедшие недовольно огляделись и тут же получили по игле в лицо. С грохотом упали на пол.

– Этих тоже оттащите, – показал на братьев дулом игольника Щетина. – Скажем они подрались с бароном и поубивали друг друга.

– Нагибаясь за одним из братьев и хватая его за ноги Самсул тихо произнес:

– С огнем играешь, дон…

Щетина ничего отвечать не стал. Он видел, что их от сюда не отпустили бы, а воевать со всеми было рискованно. Лучше сыграть на противоречиях бандитов. Он не знал всех правил существующих в обществе на планете, но хорошо понимал, что их сделали бы рабами на всю жизнь. Он сражался за свою свободу и сражался так как умел.

«Если предстоит драка – бей первым». – Вот что он хорошо понимал.

Ввалились пятеро бандитов. Округлившимися глазами оглядели место побоища. Красавчик среагировал первым. Он показал рукой на тела братьев.

– Эти уроды напали неожиданно на барона и убили его. Что твориться! – с искренним возмущением воскликнул Красавчик. – Еле отбились от них.

И тут же не давая бандитам подумать, продолжил, но уже сурово и деловито. Предайте парням, что новый барон поднимает жалование на один серебряк и выдает премию по пять серебряных монет, за-то чтобы ребята не горевали. Понятно?

– Ага понятно, – обрадованно загалдели четверо. Только один самый низкорослый заглянул под стол, где лежал убитый барон. Хмыкнул и выпрямился.

– А кто новый барон? – спросил он.

– Я конечно, – невозмутимо ответил Красавчик.

– Ты? – с сомнением произнес низкорослый. И тут же ствол игольника уперся ему в лоб.

– Тебе не нужна премия? – спросил Щебтина? Или ты против моего друга Красавчика?

Низкорослый свел глаза к переносице.

– Я то? – спросил он и облизал губы. – Я то не против, но что скажут остальные? – с небольшим волнением в голосе произнес он.

– А если ты станешь правой рукой барона? – вкрадчиво спросил Щетина.

– Правой рукой барона? Тогда другое дело, я думаю все будут согласны. – уже спокойно ответил низкорослый. Он рукой отвел ствол игольника от своего лба.

– Чего рты разинули? – прикрикнул он на остальных бандитов. Выбросите эту падаль к речке и устроим праздник.

– Господин барон, – низкорослый поклонился красавчику, – разрешите нам тут прибраться. Вскоре помещение было освобождено и сюда пригнали двух молодых девах с ведрами и тряпками.

– Ну пойдем друг, обсудим наши дела. Тут есть рабочий кабинет. – скалясь предложил Красавчик. – Это ты хорошо вставил про друга.

Красавчик насвистывая пошел прочь, но крепкая рука ухватила его за плечо.

– Не спеши, барон. Пойдем рядом.

В кабинете все расселись на стульях.

– Дон, – начал говорить первым Красавчик. – Не знаю какими судьбами вас троих сюда занесло, но ты приносишь удачу. Бык давно всем надоел, круто забирать стал, одного парня расчленил топором из-за девки, а он механиком был в поселке. Дурню хватило смелости прийти сюда и требовать обратно свою жену… И теперь все будут думать, что я пригласил тебя чтобы помочь сместить барона. С твоей пушкой… Я вот что хочу спросить тебя, дон: «Ты что планируешь делать дальше»?

– Хочу попросить нового барона по дружбе, чтобы нас отвезли в поселок Новичков. – ответил Щетина. – И хочу сказать, что новый барон всегда может положиться на дона Щетину Вепря.

– В поселок Новичков? – переспросил Красавчик и лицо его прояснилось.

– Да без проблем, когда?

– Прямо сейчас.

– Хм. Вентиляцию починить не хочешь?

– Решу кое какие дела в поселке и приду. Починю.

– Хорошо, сейчас дам команду. Это правильно, дон, что ты сейчас решил уходить, дон. Не надо ребятам глаза мозолить.

Через двадцать минут тот же электромобиль, на котором они приехали в замок речного барона, выехал из ворот и покатил по дороге.

– Не думаю, что новый барон, нас так вот отпустит, – после недолгого молчания пошамкав губами, произнес старик. – Ты конечно, дон, рисковал, но опять у тебя получилось, фартовый ты. Только теперь нам сюда ходу нет. Убьют.

Сейчас отъедем подальше и пересядем за руль, – отозвался Щетина.

Они проехали минут двадцать и он стал стучать кулаком по кабине. Электромобиль остановился. Водитель высунул голову и тут же получил иглу в лоб.

Спрыгнув с кузова Щетина обратился к старику: – Рамсаул, помоги. Закинем тело в кузов. Он поднял мертвого водителя и подал Рамсаулу. Старик и мальчик молча втянули тело водителя в кузов и бросили на пол.

– В кабину полезайте поедем дальше с комфортом, – довольно улыбаясь, крикнул Щетина и сел на место водителя. Оглядел панель управления и понял как управлять электромобилем.

– Ну тронулись, – ободряюще произнес он, глядя на хмурое лицо старика.

Еще минут десять они ехали вдоль реки. Дорога пошла резко в горку, а потом также вниз. В низине, вдоль дороги стояли домики с полуразрушенными палисадниками. Дома тоже сильно пострадали.

Когда они поравнялись с первыми развалинами мальчик в зеркале увидел большой броневик, показавшийся на взгорке следующий за ними.

– За нами едут! – встревоженно закричал он.

Щетина глянул в свое зеркало и скривился.

«Надо же у бандитов был броневик! Или Красавчик не хотел нападать на них рядом с замком, или броневик отсутствовал в замке. А когда вернулся, то новый барон отправил его в погоню».

И он не уступал в скорости электромобилю.

Как бы то ни было, но надо было что-то делать. Сверху на броневике был установлен огнемет.

Щетина завернул за угол притормозил и выпрыгнул из кабины.

– Поезжайте, а я попытаюсь их остановить. Если получится, ждите меня в лигах пяти от сюда по дороге, если увидите погоню, направляйтесь к поселку новичков… Давайте, не мешкайте.

Он захлопнул дверь кабины. Электромобиль дернулся и быстро набирая скорость, неуверенно вихляя, покатил по дороге.


Планета Сивилла. Приграничный лес

Каким-то непостижимым для меня образом пьяница Рострум, только силою своей фантазии вытащил нас с изнанки мира и вернул в настоящий мир. Эти духи не ушедшие за грань обладают знаниями и способностями неподвластными нам. Может потому что не имеют телесной оболочки и могут перемещаться в разных измерениях? А может для них вообще нет преград. И они могут перемещаться куда-то в будущее и видеть то что когда-то будет. Хотя это вопрос философский, – что есть изнанка? И существует ли она вообще? Может быть это все игры нашего непознанного сознания? Как видения наркомана.

Но в конечном итоге я или вернулся, или пришел в себя и ощутил сидящим у тела спящей чигуаны, в предгорном лесу на границе владений лесных эльфаров.

Те были еще те конспираторы. Обычному человеку попасть в лес было немыслимо. Ушастые владельцы Вечного леса, хорошо хранили свои тайны. Торговлю осуществляли на границе своего леса. Через многочисленные фактории. Вот там можно было селиться и торговать. Множество идришей и дворфов осело в этих торговых поселениях, взяли на себя роль посредников и подмяли всю оптовую торговлю.

Вглубь же территории Великого Леса не пускали без приглашения никого. Даже не спрашивали:- «зачем пришел»?

Пограничные отряды хватали всех кто углубился в лес и что с ними происходило дальше, оставалось только догадываться. Но и глупцов решивших посмотреть священные рощи лесного народа наверное было не так много или вообще не было, ну за исключением вашего покорного слуги. Но про меня многие думают, а другие прямо говорят, что я сумасшедший.

Я мысленно пожал плечами:

«Может быть оно так есть».

Я успокоился и огляделся. Рядом со сладко сопящей во сне девушкой, лежал лук очень похожий на те, что используют снежные эльфары и колчан со стрелами. Я вытащил одну из стрел и увидел, что стрелы тоже «снежков». Оперение было черно белое.

Усмехнувшись предусмотрительности чигуаны, (она решила убийство принцессы обставить как нападение самих снежных эльфаров) прихватил лук и стрелы, встал и быстро направился в то место, где ждали вторую половину договора специальные агенты лесных эльфаров.

Мне в руки сами шли могучие компрометирующие материалы, некоторых снежных владык и я не мог упустить такой случай. И еще – у меня созрел план.

Роща где держали в плену Рабе и где расположился отряд лесных эльфаров находилось в дневном переходе от места стоянки чигуаны. Мне нужно было только вернуться на корабль базу и …

«Нет, решил я, – на корабль я возвращаться не буду. Погуляю-ка я пока по лесу».

В скором времени тут пройдет орда степных волчат. Традиционный набег молодых орков, на своих врагов, что имеют наглость претендовать на первородство, как и клыкастые дети Отца.

Сколько существуют эти расы, столько же, не желая уступить первенство, они и враждуют друг с другом. Но для людей это своего рода спасение, иначе объединившись эти два могучих народа превратили бы людей в рабов повсеместно. И даже Лигирийская империя не устояла бы перед ними. Лигирийцы тоже не «не лыком шиты», понимают какая угроза исходит от этих народов. Поэтому хотят очистить леса от лесных эльфаров. Для этого им нужно захватить их союзника – Вангорское королевство и уже объединив усилия, навалиться на Великий Лес.

А лесные эльфары подвергаясь угрозе с двух сторон – с севера-востока Лигирийская империя, с юга орки, вынуждены были заключить союз с Вангором. И Вангор прекрасно понимая, что в одиночку с империей ему не справится, заключил союз с бывшими хозяевами. В свое время Вангор был доминионом в составе Великого Леса и поставлял эльфарам рабов, но после затяжной войны орков и лесных эльфаров освободился от зависимости Великого Леса, а тем было уже не до людских территорий – восстали снежные эльфары.

Первые короли Вангора действовали быстро и решительно – поддержали снежных эльфаров в их освободительной войне. А затем уже поддержали лесных эльфарах в их недолгой войне с империей. Империя остановила свое поступательное движение, потерпев сокрушительное поражение.

С тех незапамятных времен прошло много сотен лет. Установилось равновесие, которое не устраивало империю а так же Великий Лес, но вполне устраивало Вангор и Снежных эльфаров. Правда от своих создателей «снежки» получили высокомерие и непомерную гордость. Ненавидя своих создателей они с пренебрежением относились к людям, но в силу своей малочисленности вынуждены были считаться с Вангором, заключив с ним договор о дружбе и не нападении. Королевство Вангор процветало, находясь на перекрестке торговых путей. Оно развивало сеть дорог поддерживало торговлю и было знаменито своими магами. Слабым местом этого королевства я считал высшую аристократию. Она готова была продаться кому угодно за свои богатства и привилегии и в этот сложный момент для королевства часть влиятельных семей отправились в империю. Как я полагал предложить свои услуги императору. И как я догадывался им за это ничего не будет. Вся эта элита государства была над законом. Ну только тан Кране, следя за порядком в королевстве нанесет тайные удары по самым наглым, что бы показать остальным и погрозить пальчиком. – Знайте меру.

Все в этом уголке вселенной было в равновесии пока здесь не появился я, (так утверждал Рок). Он сам меня сюда и притащил, чтобы это равновесие пошатнуть. И вот мир на Сивилле покачнулся в сторону всеобщей войны и виною этому говорят стал Молодой бог и только слепой не тычет в меня пальцем. – Вот он злодей, что раздувает пожар войны. Хотя Рок хотел совсем иного. В его игре я занимал место неучтенного фактора, способного вернуть к жизни Кураму, что я и сделал, но при этом нарушил планы самого Рока. Вместо того чтобы Курама усилился и начал мстить сестре Беоте, ослабляя ее, неожиданно в миру появился воплощенный из легенды орков дух мщения – Худжгарх и все пошло «вверх тормашками». Или если выразится более точно с моим появлением, планы Рока стать единоличным правителем Сивиллы пошли коту под хвост. А причина этого в том, что я чтобы выжить всегда действую экспромтом, без плана. Не потому что я такой умный, а потому что по другому не умею.

Но это так отступление. А сейчас по воле судьбы попав в Вечный лес, я хотел, пользуясь случаем посмотреть, с чем столкнутся орки, пройдя по этим местам. Все же я их хранитель.

Из космоса я не наблюдал в этом районе крепостных сооружений. Тогда у меня сразу же возник вопрос – каким образом «лесные братья» собираются строить оборону и сражаться с орками? Что они пустят их вглубь леса? Там окружат и будут уничтожать из-за засад, как уничтожали германцы легионы римлян в Тевтобургском лесу? Слабо верится.

Я посмотрел на небо. День перевалил за полдень. Беззаботно щебетали птахи, но было как-то непривычно пустынно. Вроде лес и птицы, но меня не покидало ощущение какой то странной пустоты.

Включив магическое зрение и дав команду Шизе – отслеживать ситуацию по сканеру, оставил спящую красавицу и быстро «растворился» в лесу. Отойдя на сотню шагов, достал костюм «деревянных человечков», (оставалась у меня еще парочка). Этих воинов одетых как спецназ, я повстречал по дороге к ставке Великого хана, Они меня хотели поймать и я дал им бой. Там же мне «посчастливилось» с помощью Рострума и его команды обалдуев воплотиться в мифического Худжгарха.

«Как же стремительно происходят значимые события, в моей жизни, – отстраненно подумал я. – Не успел умереть, как воскрес и стал почти богом».

Размышляя над превратностями судьбы, быстро переоделся, чтобы «не вызывать вопросов» со стороны лесных пограничников, да и чтобы костюм не портить. После чего побежал трусцой вглубь владений лесных эльфаров.

Лес сначала был редкий с большими полянами. Они возникали тут и там словно проплешины. Кое где высились здоровенные камни, неведомо как оказавшиеся тут и из живых существ лишь птицы. Несколько раз видел токующих фазанов. Но чем глубже я проникал в лес, тем гуще он становился и мне казалось, что я ощущаю исходящую от него враждебность. Деревья поднимались все выше, закрывая кронами небо. Появился хорошо осязаемый удушливый влажный сумрак и возникло странное ощущение пустоты. Даже не так. Появилось ощущение отсутствия жизни. Здесь властвовала смерть.

Не успел, я задуматься над этим непонятным ощущением, как оно стало меняться на ощущение скрытой угрозы. Но ни в магическом зрении, ни на сканере ничего опасного не отображалось. С большой осторожностью, небольшими перебежками, прячась за деревьями, еще с полчаса, я углублялся в лес. Внутри нарастала тревога. Она заставляла напрягать нервы, вздрагивать при любом шорохе и мешала сосредоточится.

В конце концов бороться со своими интуитивными предостережениями, мне стало невыносимо. Пришлось остановился возле высокого дерева, увитого лианами.

Я не мог словами предать свои ощущения и не понимал, что мне делать. Идти дальше опасно, но ничего тревожного я не видел ни в магическом зрении, ни на сканере. Возвращаться – было глупо. Но подсознание сработало само. Я прижался спиной к дереву и замер. Постарался выкинуть всякие мысли из головы.

– Ты чего? – спросила меня Шиза.

– Пока не знаю… тревожно… И… И что-то или кто-то тут есть.

Я закрыл глаза и стал медитировать. Заставил себя успокоится, слиться с лесным фоном и явственно почувствовал его враждебность. Лес как-то чувствовал меня, считал чужим и не хотел принимать. Тогда я стал считать себя камнем и его ненависть стала проходить. Я открыл глаза и чуть не вскрикнул. Напротив в меня стоял серый призрак и смотрел прямо мне в лицо. Он не шевелился. Я же продолжал мысленно твердить:

«Я камень. Я камень.»

Перестал дышать и даже моргать. А призрак равнодушно отвернулся и поплыл прочь.

Как только мог вздохнуть и выдохнуть, мысленно спросил:

– Шиза, это кто?

– Кажется… Вампир.

– Вампир? Он же бестелесный.

– Это похоже астральный вампир. Я вроде таких видела на высоком уровне астрала… Его как-то привязали к этому лесу.

– Он, это… опасен?

– В астрале да, очень. Тут не знаю. Но он голоден.

– Голоден? – переспросил я, глядя вслед уплывающему призраку. – А давай его сожрем. Чего бедолага слоняется тут без дела?

А «бедолага» подплыл к дереву и остановился. Вдруг резко вытянул лапу, рукой это назвать не поворачивался язык. Она была длинной, неестественно изогнутой, словно сломанной в нескольких местах и на конце лапы извивались тонкие щупальца. Омерзительно неприятные на вид, напоминающие присосавшихся длинных пиявок. Призрак вздрогнув, немного потемнел.

С шелестом на землю свалилась большая толстая змея. Она упала и замерла, не шевелясь.

Не раздумывая больше, я прыгнул к призраку, обхватил его черными руками и предвкушая развлечение, широко улыбнулся. И вдруг вместо того чтобы затрястись, испугаться, забиться в моих руках и умереть, между нами вспыхнул и затрещал мощный разряд электрического тока, словно случилось короткое замыкание под огромным напряжением или между нами взорвалась шаровая молния.

Меня тряхнуло и на секунду оглушило, а призрака отбросило на метров двадцать. У меня пред глазами забегали «зайчики», а вампир покружившись на месте, увидел своего обидчика, остановился и устремился ко мне. Я не успел что-либо предпринять и подумать, как он налетел на защиту Шизы и нас вновь ударило разрядом. Меня оглушило, а Вампир отлетел еще дальше и опять закрутился на месте.

Я почувствовал как просела моя энергия. А призрак стал почти черным. Он перестал кружиться и повернулся ко мне свой мордой. На которой не было глаз. Сейчас он походил на… На человека которого облили кислотой и его плоть стала течь. Зрелище было еще то. Тварь оскалила беззубый рот из которого вытянулись десятки щупалец и шевелясь потянулись в мою сторону. И Вампир вновь стремительно меня атаковал.

Внутри у меня раздался вой тревожной сирены. Это Шиза и дракон заорали так словно случился пожар. Их испуг переходящий в ужас оглушил меня на мгновение и затем передался мне. Я застыл столбом, смотря широко открытыми глазами на черного призрака. И первое, что мне пришло в голову вместе с парализующим ужасом:

«Он меня сейчас сожрет».

Обреченность, неизбежность расплаты за самоуверенность, огромное нежелание стать обедом для этой твари, взорвали внутри меня бурю чувств и лишили способности думать, но не лишили способности действовать.

Поэтому второе, что я сделал, когда он подлетел, я в панике, применил слово власти. Я приказал призраку войти в меня. После чего обреченно закрыл глаза. Черная тень налетела на меня и я почувствовал противный мертвецкий холод, чужой лютый голод, дикое торжество безумия. И все это мгновенно прошло. Я остался жив и невредим. А перед моим взором предстала пугающая картина. Черная комета неожиданно возникла в оазисе где жили Шиза и Лиан. Она по инерции пролетела дальше и очутилась над озером. Я оставаясь в ступоре лишь наблюдал происходящее.

Призрак крутанулся, коснулся воды и закричал так громко, что почти оглушил меня. В его крике было столько боли и ужаса и в то же время власти и ненависти, что меня на время парализовало. Вампир задымился и пулей вылетел из озера по направлению к Шизе.

Та сама пришла в неописуемый ужас. Такую Шизу я видел в первый раз. Все ее чувства, страхи и беспомощность отразились на ее лице. Она завизжала во все горло, перекрикивая вампира, как может визжать женщина, которой за шиворот упал жучок. Визг циркулярной пилы заставил меня прийти в себя и поморщится.

У меня так жена Люська орала. Она смертельно боялась всякой ползающей и летающей живности – пауков и жучков.

Затем Шиза вдруг на моих глазах превратилась в огромного паука с головкой красавицы и… неожиданно выстрелила паутиной.

Из низа ее необъятного пуза вылетела липкая сеть. Призрак не переставая оглашено орать и дымиться, успел сменить направление и полетел на дракона.

Лиан к моему великому удивлению… Да что там удивлению. Удивляться я не успевал. Я просто тупо смотрел на то, что проходило внутри меня. А Лиан не стал сражаться как подобает великому дракону. Он присоединился к воплям Шизы и вампира.

Громко икнув, огласил окрестности могучим трубным ревом, неожиданно быстро перешедшим в визг поросенка, которого с младенчества кастрировали. И при приближении вампира, стремительно, очертя голову, бросился вводу, которую боялся как огня. Лиан, не переставая визжать, так быстро перебирал своими перепончатыми лапами, что бежал прямо по воде, поднимая при этом хвостом тучу брызг. Брызги окатили налетающего вампира и он взвыл еще громче. Его вопль пробрал меня до пяток. Наполнил безотчетным ужасом. Казалось сами небеса сейчас не выдержат и лопнут от этих воплей. А черная тварь дымя и шумя как десять паровозов, задрав оплывшую голову к небу, полетела обратно к Шизе, которая к тому времени превратилась в саму себя и просто закрылась руками.

– Все фенита, – подумал я – «кина» не будет.

Шизе грозила неминуемая гибель. Это я понял каким-то восьмым или десятым чувством.

Земля неожиданно под моими ногами разверзлась, я потерял опору и рухнул вниз… И почему-то оказался на пути вампира. Времени у меня не было и секунды! Я лишь успел пожелать, вновь провалится сквозь землю. Видимо успело сработать мое расслоенное сознание. И опять рухнул вниз, но при этом прихватил с собой вампира. Тот не обращая на меня внимания, продолжая вопить и дымить, умчался прочь.

Я устало огляделся. Вокруг расстилалась каменистая пустыня. Высоко на небе висело Светило, опаляя своим жаром бесплодную землю и оставаться здесь у меня не было никакого желания.

«Пора выбираться», – подумал я и глубоко вздохнул.

Выдохнув, я вновь очутился в лесу. Вокруг царила тишина и покой. Высоко в кронах деревьев пели и щебетали птички, «рассказывая друг другу последние новости». Ветер подхватывал их и разносил по округе, шелестел листвой. И листья будучи свидетелями моей неравной схватки с чудовищем, удивлено шептались. Наверное думали: – «Какой герой»!

Я и сам себе казался героем… Ну может быть немного сумасшедшим.

А внутри меня бушевала буря страстей:

– Ты дурак, да? Ну скажи мне, ты дурак? – Это Шиза плакала, размазывая слезы по лицу и задавала мне такие странные вопросы.

«Ну вот, не один я так думаю» – недовольно подумал я.

– А че не так-то? – спросил я немного обиженно. – Этот вампир странный какой-то. Он током бьется. Я испугался… Не скрою. Но справился же… Без вас заметь.

– Зачем ты его в себя принял? Зачем?

– А что мне делать было. Вы орали, вместо того чтобы жрать этого астрального духа…

– Это не астральный дух, это существо из другого измерения. Он нас с Лианом чуть не сожрал, – всхлипывая говорила Шиза. – Как ты мог так с нами поступить? Неблагодарный!

– Неблагодарный? А что я должен был делать, дать сожрать себя? Я тоже испугался и сделал то, что первое пришло в голову. Потом, чего вы орали? Вы видели, как эта тварь горела от «святой воды»?

– Какой еще святой воды?

– Из колодца. У вас ее полное озеро.

– Сволочь ты, – появился в поле зрения Лиан. – Натравил на нас это существо.

– Сам дурак, – незлобливо отозвался я. – Чего ты-то орал?

– Потому что он сожрал бы меня, потом Шизу потом малышей, потом всех кибуцьеров и потом ты стал бы этим существом. Он бы сожрал твою душу.

– Ну не сожрал же. Улетел в пустыню… Как думаете, он от туда вылезет?

– Нет… Сам наверное нет, – немного подумав и уже успокаиваясь, ответила Шиза.

– Ну если появится, облейте его «святой водой» и отправляйте на пустынный слой.

– Да уж, называется повеселились, – проворчал Лиан, наблюдая как по озеру плавает его соломенная шляпа.

Я же почувствовал как неожиданно спало напряжение схватки и навалилась усталость. Подошел и прислонился к стволу дерева.

– А вы знаете? Кажется понимаю, почему тут тихо и пустынно, – осматриваясь, произнес я. – Эта тварь тут всех сожрала.

Я толкнул ногой безжизненное тело змеи. Поднял голову кверху. На меня с нижней ветки смотрел дятел. И смотрел укоризненно, неблагодарный.

– До птичек еще не добралась. – продолжил я. Но вот что интересно! Почему голодая, она не ушла к себе обратно или не пошла дальше в лес, а кружилась здесь?

– Темный ритуал, – отозвалась Шиза. – Ее тут привязали и она ходила свободно на длину поводка.

– А если мы уйдем от сюда, она вылезет из меня?

– Этого мы не знаем, Виктор. Нужно искать место привязки, может тогда она вернется в свой мир… О боги! Как хорошо, что твой мир еще не открыт. Что бы тут стало происходить, если бы вас землян было много, я даже боюсь представить. Я даже не понимаю, почему вы свою планету еще не уничтожили.

– Нормальные мы, – проворчал я. – Земляне им не нравятся…

И следом постарался уйти от скользкой темы.

– Как искать будем место темного ритуала?

– Нужно искать Место Силы, лишь там будет источник силы способный надолго удержать призванное существо. Я чувствую напряжение магических линий в направлении на северо-восток.

– Ну пошли, посмотрим, что там? – согласился я. Отвалился от дерева и пошел уже, не таясь.

«Две такие твари навряд ли вместе ужились, – справедливо подумал я. – А больших хищников вампир успел сожрать».

– Интересно, много ли орков пожрала бы эта тварь? Как думаешь Шиза? – пришло ко мне понимание, зачем он тут был привязан.

– Даже не знаю, но думаю изрядно.

– И много таких стражей лесные эльфары поставили на границе?

– Много не могли, Не везде есть Места Силы.

– Хоть это радует. – вздохнул я. А сам подумал:

«Наверное было глупо, затащить в себя такую опасную тварь».

– Ну да как всегда, – проворчала Шиза, – сначала сделал, потом подумал.

– А у меня было время думать? – справедливо как мне показалось обиделся я. – Вы оба орали, словно вас кипятком ошпарили. Что я должен был делать?.. Стоять и думать, пока она меня жрала бы?.. А?… Молчишь. Думать должна ты, а я действовать. Кто тут мой ангел хранитель? И вообще, где спасибо за то, что я вас спас?

– Тебе просто повезло, – огрызнулась Шиза. – Мог бы телепортироваться на корабль – базу.

– Закон равновесия глубокомысленно изрек Лиан. – Если не хватает ума, помогает удача. Говорят же дуракам везет.

– Хм… Умники нашлись! – вновь немного обиделся я и подумал:

«Почему все время только я дурачок, а они умные»?

В запальчивости огрызнулся:

– Что то, я не видел проявления вашего ума?.. Или удачи… – А че сами это не сделали?

– Мы не можем за тебя принимать решения.

– Не могут они, – проворчал я. – У нас разделение обязанностей между прочим. Вы думаете, я делаю.

– Мы не успеваем за твоими делами.

– Учитесь… Э-э… Мозгами быстрее ворочать. Это вам… Это не мир спасать. Вот. Тут ума много не надо.

За разговорами и пререканиями мы подошли к болоту. Вокруг него стояли высохшие мертвые деревья, словно скелеты-охранники. Под ногами лежала пожухлая, почерневшая трава и само болото было мертвое. Там не было даже жучков и комаров.

Посередине болота стоял остров и мне были видны три дерева. Странные изогнутые и скрученные, словно какая-то невероятно сильная рука закрутила их в спираль. Между ними бил столб зеленого пламени.

– А вот и место силы, – произнес я.

Телепортом перенёсся на остров и увидел то, что в общем-то и ожидал. Я такую картину уже однажды видел.

Из коры деревьев на меня смотрели глаза орков их тела наполовину были вобраны деревьями.

– Человек… Помоги, – прошептал один из несчастных. Убей…

Из пламени вылетел дух хранитель. Он был похож на дерево и на человека одновременно. Этакое неудачное изделие папы Карла. Зло посмотрел на меня.

– Смертный, – проскрипел он. – Ты решил присоединиться к этим несчастным?

– Нет, дух хранитель, я пришел разрушить темный ритуал. Он держит тут тварь из другого мира.

– Дух уставился на меня в немом удивлении. Затем громко рассмеялся.

– Ты, крохобор, хочешь разрушить темный ритуал лесных владык? Хо – хо!

Хотелось бы на это посмотреть. Если справишься, я тебя так и быть отпущу. Мне этот бестелесный жрун самому надоел.

Я только кивнул и посмотрел магическим взором на деревья. От места силы к корням священных деревьев, а это были именно они, шли толстые жгуты энергии. А из крон деревьев в небо устремлялись три луча, которые сходились в один луч и он терялся в вышине.

– А вот и место пробоя. – отозвалась Шиза. Но как его закрыть?

– Мы знаем тебя, человек. – неожиданно прозвучало у меня в голове. Мы тоже страдаем и поможем тебе.

Я оглянулся и осторожно спросил:

– Это кто со мной говорит?

– Мы Мелирионы. Лесной народ называет нас Священными Деревьями. Мы разговаривали уже с тобой, когда ты убивал наших детей… В одной из наших колоний.

– Я? … Ах да-а. Вспомнил. Было дело. Ну помогайте.

– Убей сначала живые организмы, те что поглощает наша плоть.

– Ага. Помочь оркам. Понял.

Я достал стрелу из колчана. Кинжал тратить не захотел. Его все равно придется оставить здесь. Затем совершил акт милосердия с каждым. И вскоре все орки ушли к своему Отцу.

– Теперь что? – спросил я, выкидывая стрелу в воду болота.

– Теперь под местом силы найди камень призыва и убери его. Но тебе придется сразиться с духом хранителем.

– А кем он раньше был?

– Магом – друидом. Глупые лесные жители думают, что мы существуем для них, но мы живем сами по себе.

– Это как?

– Большего тебе знать не нужно, Молодой бог.

– И эти туда же. – усмехнулся я.

– Друид, – обратился я к духу.

– Ну? – настороженно спросил он.

– У тебя в месте Силы лежит камень призыва, мне его нужно убрать. Ты позволишь?

– Не прикасайся к нему. Иначе умрешь смертный.

– Я понимаю твои трудности, но ты тоже меня пойми, чтобы разрушить темный ритуал, что вероятнее всего ты и создал, мне нужно убрать камень. Понимаешь?

– Мои трудности? У меня нет трудностей. Убирайся! – гневно завопил дух.

– Ну если у тебя нет трудностей, – спокойно заявил я, – то я их тебе сейчас создам.

Неожиданно для него я вытянул черные руки и ухватил духа в объятия. Малыши тут же присосались к духу, как к сиське и от удовольствия зачмокали. А дух хранитель неожидавший такой подставы, дернулся, забился, попытался атаковать, но все его силы уходили в никуда. Он не мог ударить даже сырой энергией и понимая, что его жрут живьем и сейчас сожрут окончательно, заверещал:

– Отпусти, господин, я буду тебе служить!

– Оставьте ему жизнь, – приказал я.

Духа неохотно отпустили. Он влетел в зеленый столб и там замер, а я понимая, что зеленая энергия это энергия жизни, безбоязненно вытащил плоский камень с иероглифами. Повертел, не увидел ничего примечательного и размахнувшись, хотел выкинуть его в болото.

– Стой! – остановила меня Шиза. – Ты что удумал?

– Как что? Камень выбросить.

– Оставь, потом разберемся с его механизмом действия.

– Да? – с сомнением переспросил я и все же сунул камень в сумку.

– Что теперь? – мысленно спросил я у деревьев.

– Развей…

– Развеить? Что развеить?

– Развей….

– Хм. Чтобы это значило?..

– А-а! – догадался я. – Надо развеить заклинание.

Я исполнил их просьбу и в тот же миг поток энергии иссяк.

– Теперь ты наш друг, человек, – прозвучало у меня в голове.

Несказанно удивился. – Даже так!

– Слышали, умники? – обратился я к симбионтам. – Я друг леса. А вы все дурак, да дурак.

– Почему ты решил, что ты друг леса? – спросила Шиза.

– Мне дерево это сказало.

– Хо – хо – рассмеялся Лиан. – А говорит не дурак. С деревом разговаривает…

– Да ну вас, – отмахнулся я и обратился к духу хранителю. Тот застыл в столбе зеленного света и блаженно щурился.

– Дух, тебя как зовут?

– Тот посмотрел на меня и задумался.

– Не помню… Давно это было.

– Тогда нарекаю тебя Буратино. Запомни твое имя Буратино.

– Запомнил, хозяин.

– Ну тогда живи, сторожи, а я пошел. И вам не хворать Мелирионы.

Но деревья хранили молчание.

«Да и бог с ними – подумал я. – Небось думают о вечном, недоступном нам коротко живущим».

Я телепортировался на противоположный берег болота и потрусил дальше.

В какой-то момент ощущение пустоты прошло. Случилась так словно бы ты перешел из воздуха вводу. Вроде бы все тоже самое, но мир наполнился жизнью и я это почувствовал. И еще на сканере появились три красные точки. Одна впереди и две по бокам. И они приближались.

«Неужели меня заметили? Кто бы это мог быть»?

Прячась за деревьями, я стал двигаться навстречу тому кто шел на меня. Наконец выглянув из-за дерева, я с удивлением увидел огромного зеленого доисторического ящера динозавра. Может тираннозавра, я в них не разбираюсь. Зеленого с серовато-белым брюхом как у лягушки и на нем сидел лесной эльфар. На Ящере была броня и седло с высокими луками. Эльфар держал в руках копье с длинным, широким лезвием на конце. Он спокойно смотрел в мою сторону.

Пожав плечами:

«А, что я теряю,» – смело вышел на край поляны и остановился, Стал с интересом рассматривать на эту странную парочку. Эльфар тоже удивленно меня разглядывал.

– Кто ты, хуман? И почему на тебе эта одежда?

– Я чигуан, – нагло соврал я.

Из чащи показались еще два верховых эльфара. Вся троица громко рассмеялась. Прорвав смех, говоривший со мной эльфар нахмурился.

– Хуман, – произнес он. – Ты нас заинтересовал. Встань на колени и положи руки за голову и мы оставим тебе жизнь.

«Ага щас, – подумал я. – Разбежался».

Вышел на ускоренное восприятие, достал лук, прицелился и пустил стрелы в каждого. Вспышки щитов показали, что они позаботились о защите, но следующие стрелы стали для них смертельными.

Из ящеров просто вытащил жизнь. Не стал обирать убитых. Пусть те кто их найдет, думают:

«Почему их не обобрали снежные эльфары?»

Чем больше странностей, тем страшнее.

Я оставлял свидетельства наглого вторжения снежков в их «заповедный» лес.

Глава 6

Планета Сивилла. Великий лес

Дальше мне стали попадаться верховые разъезды пограничников чаще. Но я трогать их не стал, Замечал их раньше чем они меня, уходил в скрыт и телепортами огибал патрули стороной.

Наконец добрался до нужной рощи. Ее окружало с десяток Мелирионов.

Один эльфар сидел отдельно в секрете.

«Охранение» – понял я.

Жалеть лесных эльфаров у меня не было никакого желания. Как можно жалеть ядовитую змею, которая напала и готова была укусить?

Прыжок телепортом и малыши высосали всю жизнь из эльфара.

Я почувствовал недовольство Священных деревьев. Им не понравилось то, что я убил разведчика. Почему? Я не знал.

Чтобы как-то сгладить ситуацию, мысленно произнес великую фразу Маугли:

– Мы с вами одной крови!

Ему это помогало.

– С чего ты взял что мы с тобой одной крови? – удивленно спросили они. Нам нет дела до ваших суетных дел, Молодой бог.

– Понимаю, – поднял я со значением палец. – Вы размышляете о великих тайнах вечности. Не буду вам мешать.

– У вечности нет тайн.

– И это хорошо, – согласился я, – Чем меньше тайн, тем проще. Живи себе и живи… Вы не будете против если я тут не много повоюю.

– Мы не любим когда в наших колониях появляется смерть.

– Ага понял… может поможете? Усыпите там коротко живущих?

– Нам нет дела до вас.

– Ну нет так нет, – не стал спорить я.

«Надо как-то выманить, „ушастых“ из рощи».

Заглянул во внутрь себя. Как там обстоят дела? Что то мои товарищи притихли.

– Что скажите, советники? – обратился я к симбионтам.

Оба моих приживальщика сидели на террасе дома за столом и молчали. Дракон жрал. Крошки сыпались из его пасти. Шиза что-то пила из кружки. Лиан услышал меня и невнятно пробубнил.

– Попердела, надо поесть.

– У меня взметнулись брови вверх. Я недоуменно поглядел на Шизу.

Та поперхнулась и густо покраснела.

– Что ты сказал? – переспросил я. – Кто попердела? Шиза?

– Вы что, дураки! – Шиза вскочила со скамейки и умчалась в свое бунгало.

Лиан вытер лапой пасть. – По перёд дела, – назидательно произнес он – надо поесть. А то бегаем как угорелые… И все из-за тебя.

– А че из-за меня-то? Это ты орал, как будто тебе яйца прищемили.

– Я не самка, яйца не несу.

– Ты даже не самец.

– Это почему? – удивился дракон.

– Потому что яйца не носишь.

– Это как, это?

– А вот так. Занимайтесь своим «поперделом», – ответил я и покинул их.

Придется ловить эльфаров на живца.

Я направился к ним, вышел на полянку и увидел пятерых лесных эльфаров что сидели у костра и о чем-то живо переговаривались.

«Вот оно заблуждение, что в своих лесах им не угрожает опасность, – подумал я. – Один часовой дремавший в кустах и тот помер. Надо это запомнить.»

Спорящие эльфары не обращали на меня внимания.

Я усмехнулся и весело крикнул:

– Привет, ушастые.

Если бы появился сам творец или Мелирионы вытащили корни и ушли, то это не произвело бы такого впечатления на эльфаров, как мое появление. Описать их вид невозможно, так как нет таких слов, это надо было видеть.

– Чего рты разинули! – со смехом крикнул я. А ну быстро встали и построились в одну шеренгу!

Надо отдать должное ребятам. Ближайший эльфар дернул смешно ухом и тут же вскочил. Поднял обе руки, показывая что они пустые и крикнул:

– Всем стоять! Хуман, ты кто?

– Конь в пальто, ушастый! – Засмеялся я своей шутке и побежал в лес.

Красные точки на сканере некоторое время стояли на месте, а затем разделились. Две стали обходить меня слева, еще две справа, а одна направилась прямо ко мне. Я отступал вглубь леса уводя свои жертвы подальше от рощи. При этом размышлял:

«А что? Может стать для них ужасом летящим на крыльях ночи? Появляться периодически в их лесах, наводить шороху и скрываться? Надо будет эту идею хорошо продумать».

Меж тем лесные эльфары быстро пришли в себя. Вот один эльфар быстро устремился ко мне, а я телепортом взлетел на дерево и спрятался в густых ветвях. Первый противник, видимо хороший следопыт, выскочил на полянку и пригнувшись, стал осматриваться изучая следы. Они заканчивались метрах пяти от дерева. Верх он не смотрел, встал на колени и как собака принюхался. Потом стал оглядываться по сторонам. Я видел как удивленно исказилось его лицо, он то думал найти меня внизу.

– Он где-то здесь! – громко крикнул эльфар. – Он под невидимостью и стал творить какое-то заклинание.

А я телепортировался к нему. Обхватил его сзади и вышел в ускоренное восприятие, а после ввернулся почти на вершину дерева и уже оттуда, просто отпустил эльфара. Вышел из ускорения и увидел, как ничего не понимающий эльфар полетел вниз.

Он упал вместе с появлением остальных бойцов, выскочивших на поляну с мечами на голо. Они увидели только момент приземления.

Да задал я им задачу из занимательной физики. – Как можно так убиться, всего лишь подпрыгнув?

Эльфар лежал и стонал. Его окружили остальные. Один достал флакон с эликсиром, нагнулся и хотел влить его в рот раненному.

Я вновь вышел в ускоренный режим и сверху как в тире расстрелял из лука остальных четверых. После чего спустился на землю. Упавший эльфар еще дышал. Из его груди вырывались хрип и стоны. Он посмотрел на меня взглядом, в котором можно было прочитать боль и ненависть. Его губы еле слышно прошептали.

– Кто… ты?

– Я, ушастый, Молодой бог.

Я сам не знал, почему так ответил, но эльфар проникся.

– Прости нас, Великий, – еще тише прошептал он и помер. Души убитых повисли над телами. У меня появилось желание захватить их, но тут же пропало.

«Мало мне было мага, который дрался с драконом. Нет уж хватит одного вампира».


Открытый мир. Приграничная станция «Созвездие» 57Т

Штифтан внимательно перечитывал шифровку, полученную от неизвестного адресата. В ней сообщалось:

– Пока Вы действуете верно. Будьте очень осторожны. Инспектор направил в центр сообщение следующего содержания:

«Исполняющий обязанности Начальника управления АДа по закрытому сектору штаб-майор Эрат Штифтан проявил себя как грамотный организатор, способный выполнять возложенные на него обязанности».

Это говорит о том что Вы стали очень неудобным специалистом, мешающим определенным кругам перехватить управление АДом в вашем секторе.

Ожидайте прибытия группы ликвидаторов. В случае ваше смерти Исполняющим обязанности Управлением будет назначен инспектор-куратор.

Еще раз обращаем внимание на то, чтобы вы соблюдали личную безопасность и вычислили прибывших ликвидаторов.

Действуйте по указаниям Блюма Вейса.

Штифтан глубоко задумался.

Всю последнюю неделю у него было скрытое противостояние с инспектором из центра.

Как всегда инспектор напирал своим авторитетом, грубо пытаясь, сломать волю молодого штаб-майора.

И Штифтан стал вспоминать их последний разговор. Он мог многое дать ему для понимания ситуации.

Инспектор ввалился в его кабинет. тяжело сел на стул и уставился на Штифтана. Долго смотрел на спокойного хозяина кабинета, затем не спрашивая разрешения, достал пачку сигарет и прикурил одну из них. Затянулся и выпустив дым, помахал рукой отгоняя вонючий дым.

Штифтан не курил, с трудом переносил сигаретный дым, но и мешать инспектору не собирался. Он уже два дня ждал предстоящего разговора.

– Майор, Вы в курсе что у вас в управлении царит форменный саботаж?

Штифтан сделал удивленное выражение лица.

– В каком смысле, господин инспектор?

– В прямом, Штифтан.

Инспектор Брест глубоко затянулся.

– Я прибыл сюда с группой спецов для оказания помощи Вам и Управлению. Но в первую очередь Вам как молодому специалисту. Вы неопытны, можете совершить непоправимую ошибку, которая может стоить вам карьеры… А она у вас внешне хоть и успешна, но висит на волоске. И что же я вижу? – инспектор вновь с раздражением затянулся и замолчал, делая хорошо выверенную паузу. Штифтан не стал его разочаровывать.

– Что? – переспросил он.

– Я вижу, что Ваши подчиненные отказываются сотрудничать.

– Этого не может быть, господин штаб-полковник, – делано возмутился Штифтан.

– Вы так считаете? А я вам докажу обратное. Я просил Департаменты управления предоставить мне сведения о операциях в закрытом секторе и против «Синдиката». Но мне сказали что таковых нет.

Инспектор раздраженно потушил сигарету о пепельницу.

– Что вы на это скажите?

Штифтан пожал плечами.

– Могу сказать, что управление понесло большие потери из-за предательства Ольги Бруз. Большая часть наших агентов была уничтожена в секторе и при внедрении в корпорацию «Неллея». Вы же знаете какие неприятности преследовали управление в последнее время. По этому Блюм Вейс дал команду отложить все активные мероприятия до пополнения. Но пополнение к нам не прибыло. Поэтому начальники директоратов все сделали верно. Вам сообщили правду.

– Ой ли! – Не поверил инспектор. Тогда почему мне не дают возможность ознакомится с материалами проведенных операций, которые были ранее?

– А у вас есть специальный допуск к этим материалам, господин инспектор?

– Конечно! Я же из Центрального офиса.

– Так в чем же дело предоставьте его и вы получите нужные вам материалы.

– А моего слова вам мало?

Инспектор упер тяжелый взгляд в майора. Казалось он хочет его раздавить и размазать по столу, столько неприязни почувствовал Штифтан в его взгляде.

Мне вашего слова вполне достаточно, – спокойно отозвался он. Но вы должны понимать что есть определенные процедуры…

– Штифтан, – прервал его инспектор, – просто дайте команду своим подчиненным и все. Какие еще могут быть процедуры?.. Не смешите меня.

– Господин штаб-полковник…

– Брест, – вновь прервал его инспектор.

– Что, простите? – не понял Штифтан.

– Зовите меня просто Брест или господин Кох. Давайте без лишних условностей, Штифтан.

– Хорошо, господин Кох. Вы должны понимать, что я как Временно исполняющий обязанности обладаю полнотой обязанностей, но урезанными правами. Все операции, что проводились под руководством господина Вейса, не могут быть вам открыты без специального допуска…

– Штифтан не играйте в глупца, просто дайте указание предоставить для проверки все материалы прошлых операций, большинство из которых провалено вашим начальником. И только. Вас все послушают.

– К сожалению я не обладаю такими полномочиями, господин Брест. Это превышение служебных полномочий и мне ткнут этим в лицо.

– Вы издайте приказ по управлению. Что согласно допуска… Я имею право ознакомится с материалами проведенных операций. Что тут сложного?

– Ничего. – пожал плечами Штифтан. – Кидайте свой допуск на мою нейросеть и я напишу такое распоряжение.

– А мое слово для вас пустой звук, Штифтан?

Глаза инспектора сузились и превратились в щели.

– Брест? – спокойно отреагировал Штифтан, – мы сейчас разговариваем как частные лица или как служащие?

– А это имеет значение? Разве добрые, товарищеские отношения начальника и подчиненного не на благо обоим?

– Ну Вы, Брест, не мой начальник. Вы инспектор. И я получил от Вас предписание, в котором указаны ваши функции: Оказание помощи в текущей работе Управления. Планирование новых операций, при их необходимости и обеспеченности, кадровое восполнение… Я же написал вам перечень необходимых мероприятий… У нас нет начальника Картографического департамента. Во взводе силовой поддержки некомплект десяти бойцов… Из двадцати оперативных сотрудников в наличии только семь и те готовят рапорта на увольнение… Давайте работать над этим. Нам нужна помощь такого грамотного специалиста как вы!

Кох зверем посмотрел на Штифтана. В его взгляде можно было уловить хорошо прослеживаемую мысль:

«Ты что тупой, Штифтан»? Я прибыл сюда не помогать, а развалить.

Но инспектор быстро справился со своими эмоциями.

– Хорошо, майор, я ознакомлюсь с Вашими пожеланиями.

Он поднялся и пошел прочь.

«Значит Кох решил меня убрать как помеху, – понял Штифтан. – Ему не удалось, соблазнить посулами и подвинуть его на должностное преступление. И тогда он сообщил в центр кому-то, кто принимает решение, что со мной надо разобраться. Этого стоило ожидать.

Первое что необходимо сделать это отправить рапорт в службу внутренней безопасности, приложить материалы разговора. Пусть они разбираются в мотивах инспектора. Не все же там предатели, иначе АД давно бы расформировали, как малоэффективный орган. Такие случаи уже были. Расформировали Министерство Внутренних Дел. Службу Космических Приставов. Но АД пока стоит… На страже закона».

Штифтан поглядел на экран монитора. Тот мигал сигнал вызова.

Нажав кнопку приема Штифтан к своему удивлению увидел Вейса, сидящим в том же самом помещении, где сидел и он.

«Запись – догадался он и вытер пот со лба. – Это просто запись».

Он стал слушать:

– Штифтан, сынок. Ты меня не разочаровал. Ты своими грамотными действиями добился того, что тебя приговорили. Надеюсь ты не испугался?

Блюм с экрана улыбался.

– Вся наша служба это непримиримая борьба с преступниками и теми кто рядится под честных служак, таких как мы с тобой, но на самом деле они дерьмо. Продажное дерьмо. Сожалею, но так было и будет.

Сейчас ты наверное хочешь написать рапорт в службу внутренней безопасности. Не делай этого. Тем самым ты подпишешь себе смертный приговор. От ликвидаторов ты избавишься, от мести своих – нет. Не переходи черту и проживешь долго.

Теперь по поводу ликвидаторов. Их задача убрать тебя, а их уберут в свою очередь чистильщики, что прибыли с инспектором. Следи за чистильщиками с ними выйдут на связь члены синдиката.

Предполагаю что это будут вновь прибывшие специалисты по обслуживанию систем базы. Выйдешь отсюда и иди к Мишелю, все ему расскажешь. Он подскажет как надо действовать.

Удачи, сынок.

Штифтан покачал удивленно головой:

«Откуда Вейс мог знать, как сложатся обстоятельства в управлении в его отсутствие и как он вовремя всплыл со своей подсказкой? Или он точно просчитал ходы инспектора и его Штифтана? Вполне в духе старины Вейса. Тогда непонятно, как же тогда он, такой многоопытный специалист, мог проколоться с агентом из местных – „Духом“?

Будучи начальником Оперативного Департамента управления Штифтан знал о агенте под псевдонимом „Дух“. Местный молодой дворянин, которого завербовал „Демон“. Простой спящий агент, каких много по разным планетам. Источник денег и информации. Он вышел на связь с Вейсом, вместо „Демона“, которого „списали“. На сленге оперативников это означило, что агент замечен в подозрительных связях. А проще – предатель и его должны были ликвидировать.

Раньше Штифтан считал что так и должно быть, но теперь он понимал, что не все агенты предатели. А просто они перестарались в своей работе, вышли на слишком больших людей и завладели информацией, за которую и поплатились. Скорее всего так случилось и с „Демоном“. „Демон“ понял, что его могли списать, почувствовал угрозу и вместо себя на встречу оправил Духа. А вот что случилось дальше, было мало понятным. Он только знал, что „Духа“ захватили и он смог как-то бежать. Скорее всего с помощью того же Вейса. А Вейсу не простили того, что он прикрыл „Демона“ и не дал его списать».

Но это были лишь одни догадки.

Штифтан покинул конспиративное, хорошо спрятанное от чужих глаз помещение и направился к командиру взвода силовой поддержки Мишелю Ламье.

Бывший сержант пограничник, ставший теперь лейтенантом АДа, открыл дверь своей квартиры почти сразу, словно стоял за дверью и ждал только сигнал вызова. Он несколько удивленно посмотрел на Штифтана и отстранившись, показал тому рукой во внутрь, приглашая войти.

– Заходите, господин штаб-майор.

Обычно начальника Управления называли шефом. Но Штифтан был исполняющим обязанности и кроме того он был непонятным. Ходили слухи, что с его помощью Вейс разделался с проверяющим, после раскрытия предателя в их управлении, но некоторые считали что он «играет на две стороны».

Штифтан прошел мимо хозяина и зашел в большой хол. Без приглашения уселся на кресло возле столика.

Ламье достал из холодильника сквоч – крепкий напиток и два высоких бокала. Тарелку с незамысловатой закуской, все это молча поставил на маленький столик и сам уселся напротив гостя. Налил на два пальца сквоч обоим и поднял свой бокал.

– За Вейса, – произнес он и выпил первым. Штифтан кивнул и тоже выпил. Закусывать не стал, после последних сообщений он не почувствовал горечь напитка.

– Господин Ламье, я пришел к вам по поручению Вейса, – поставив свой бокал произнес Штифтан.

– Я Вас внимательно слушаю. – Ламье серьезно посмотрел на начальника.

– Какие-то проблемы?

– Да, и нам предстоит решать их сообща… Вы знаете, что у нас в управлении работает инспектор из «Центра». Так вот его план не помогать, а нарушить работу управления, а я ему мешаю. Он пытался силой своего авторитете заставить меня пойти на должностное преступление, обещал работу в Центральном офисе. Хорошую карьеру…. Ему нужны все материалы по работе с «Синдикатом» и в закрытом секторе. Я понимаю что он ищет компромат на нашего начальника и хочет слить информацию на сторону. Это сразу станет известно. Тогда меня с позором снимут и осудят. А он станет начальником управления. Вейс это предвидел и оставил мне кое какие инструкции. Я действуя по ним, не поддался на уловки инспектора…

Штифтан некоторое время молчал. Ламье ему не мешал.

– Поэтому, – гость продолжил рассказ, – он вызвал сюда террористов «синдиката», которые должны меня убрать… А их в свою очередь должны зачистить чистильщики, что прибыли с инспектором. Понимаете?

– Понимаю, – отозвался Ламье и снова разлил своч. – Какие указания оставил Блюм? Мы с ним расстались в порту на базе ССО и после я от него вестей не получал.

– Он предвидел эту ситуацию и оставил инструкцию. По ней я должен координировать свою работу с Вами, Ламье.

Лейтенант кивнул головой, показывая, что понял.

– Все прибывшие из центрального офиса, – сообщил он, – находятся под непрерывном наблюдением. Вы можете предположить примерно, кто прибудет на станцию для вашей ликвидации?

– Я нет, но Вейс считает, что это могут быть новые специалисты по обслуживанию систем базы.

Ламье вновь согласно кивнул.

– Да это обычный их путь проникновения и закрепления на местах. Есть еще что-то, что я должен знать?

– Вейс считает что они выйдут на связь с чистильщиками.

– Не факт, – подумав, ответил Ламье. – Зачем им светиться? Они прибудут, сделать свою работу… Но с другой стороны Вейс может быть прав. Если сторонами договорено, что их «спишут», то это вполне возможно. Так, так, так… Значит нужно узнать были ли запросы от администрации на пополнение или замену специалистов и каких? Если были, то надо будет проследить путь запросов. Куда они ушли? Кто ими занимался? И куда негласно предали эти сведения?

Штифтан и сам понимал все это и согласно кивнул.

– Я узнаю, – продолжал вслух размышлять Ламье, – были ли запросы, передам информацию Вам… Шеф. А вы по своим каналам проследите куда они попали.

Штифтан понял что лед недоверия между ними растаял и успокоился. Теперь не один он будет решать проблему защиты управления от рейдерского захвата.

– Дальше как только они прибудут мы их всех возьмем под наблюдение. А там Вы скажите что делать дальше.

– Я понимаю, Мишель, что ваше предложение правильное, но не забывайте, что могут прибыть и «страховщики». Те, которые попытаются доделать, то что не успели киллеры.

– Согласен, ну это уже пусть ваши оперативники выясняют кто есть кто. Ближайший корабль прибудет через пять дней, вполне возможно что нужные нам люди прибудут на нем. Вы можете, пользуясь своим правом, запросить список пассажиров по гиперсвязи и мы отсеем всех кто нам нужен. Что скажите, шеф?

Штифтан улыбнулся:

– Скажу что, я с Вами согласен, Мишель.

– Тогда еще по одной?

– И с этим согласен, – улыбнулся Штифтан.

Когда они выпили Штифтан задал вопрос, который не давал ему покоя.

– Скажите, Мишель, Вы же были вместе с Вейсом в последним полете…

– Ну да, а что?

– Интересно просто, что там произошло? Обычно мой департамент всегда в курсе предстоящих операций, а тут вы с Вейсом собрались… Внезапно можно сказать. Отбыли в сектор… После чего он срочно отбыл на Материнскую планету. Что там в полете произошло?

– Секрета никакого нет, шеф. Мы полетели за «Демоном», но нам попался другой агент, которого завербовал наш агент – «Дух». Да…

Ламье снова разлил сквоч.

Парень оказался со странностями и невероятными способностями… Но все по порядку. Взяли мы его просто – обездвижели станером и доставили на корабль. Стали сканировать его мозг. А он представляешь, пустой.

– Как пустой?

– А вот так. С его мозга считывались одни сказки. Как понял потом Блюм у парня стояла немыслимая блокада от проникновения в его память. Он вообще обладал сверхъестественными способностями…

– Когда он пришел в себя, то смог завербовать и перетянуть на свою сторону твоего оперативника – Генри. И не только его, но и ассистента дока.

– Это который погиб?

– Погиб, – хмыкнул Мишель. – Если бы. Так мы написали в отчете, чтобы не дискредитировать Управление. Пленник и Генри устроили настоящую войну на крейсере…

Мишель нахмурился от неприятных воспоминаний и налил в два бокала напиток.

– Они положили два десятка космодесантников в боевом снаряжении, а у парня ничего не было, только голый зад. Но твой оперативник откуда то достал ему термитные бомбы и тот швырял их как тире. Прятался, бегая по вентиляционной системе и так ловко, что его не могли поймать.

Ламье поднял бокал и молча выпил. Штифтан заинтересованный рассказом, тоже выпил одним глотком. Лейтенант уставился на дно бокала и Штифтан его поторопил.

– Ну, а дальше что было?

– А дальше случилось массовое помешательство.

Гость удивленно поднял брови.

– Что смотришь, майор, не веришь? Там на крейсере оказалось несколько бригад различных спец служб и все они охотились за этим дикарем. Они устроили настоящую войну между собой. Записки писали и подкидывали к телам убитых и раненных. Одна баба из состава экипажа… Шлюха, так ее вообще считали то мужиком, то бабой и заставляли при всех задирать юбку.

– Зачем? – Штифтан от таких подробностей был явно ошарашен. А Ламье почесал подбородок и скривился.

– Мутное там дело было. Кто-то ее пощупает и говорит, что у нее между ног член. Капитан вызывает ее и заставляет при всех задирать юбку, и снимать трусы, смотрим, а это баба.

– А зачем ей под юбку лезли?

– Так я же говорю шлюха. А Вейс думал, что она шпионка. Из-за нее наши с десантурой подрались.

Ламье вдруг рассмеялся.

– Трансгендер?

– Нет, наверное там был ее брат или двойник очень похожий на нее. Наши схватили ее, и кто-то стал кричать, что это мужик. Она стала отбиваться и звать на помощь. Тут военные появились, смотрят их офицера лапают… Ну и давай с нашими биться, а девка между ног дерущихся пролезла и Вейсу как даст по морде… Простите по лицу…

– Короче там такое творилось, что словами не описать. Экипаж после этого рейса, а также твоих ребят списали и на реабилитацию отправили. А Вейса на материнскую планету. Своих спецов ты скорее всего майор не увидишь. Я же болтать лишнего не стал и сказал, что ничего не видел, меня доктора проверили и отпустили.

– А с иномирцем что?

– А он как то пробрался на корвет, потребовал чтобы отпустили твоего оперативника и вместе с ним улетел.

– Я поверишь, не знал, что твои ребята могут управлять малыми кораблями.

– А они не умеют.

– Ну, а кто тогда управлял корветом, дикарь что ли?

Штифтан пожал плечами.

– Странно все это как-то. В голове не укладывается. Один дикарь не имея представления о современных кораблях, смог долго оставаться не пойманным и умудрился сбежать. Ему помогли.

– Естественно, – согласился Ламье и разлил остатки сквоча. – Блюм тоже так считал. Там такой гадюшник оказался, на этом корабле… В общем дело замяли, так как под ударом находилась репутация Сил Специальных Операций. Представили это дело как воздействие магического фона на мозг человека. Типа всеобщего помутнения разума. Меня это не коснулось и слава АДу…

– Ну я тебе, шеф, так скажу. Парень тот не простой.

Ламье был уже изрядно в подпитии. Он воровато огляделся и приблизившись к Штифтану, прошептал:

– Он бог. Но это, никому. Давай выпьем чтоб он сдох.


Инферно. Преддверие

Это было нападение. Еще не осознавая суть происходящего, Прокс среагировал на одних инстинктах полевого агента. Он взмыл вверх, хлопнул крыльями, каким-то подсознательным чувством, одним усилием воли, с помощью крыльев создал воздушную защиту вокруг себя и как оказалось вовремя. Воздух уплотняясь заструился вокруг него и синее энергетическое копье ударившее в этот вихрь, отклонилось и улетело прочь.

Время сжалось в мгновения. Новое копье сияя смертельной синевой, неслось ему прямо в грудь. Алеш не думая, неожиданно для себя, мгновенно, словно делал это сотни раз, зачерпнул энергию руками, как ковшом зачерпывают воду и сжав ее, сформировал шаровую молнию и кинул на встречу копью. Взрыв на мгновение ослепил и оглушил его. Но помня, что оставаться на одном месте опасно, он взлетел еще выше и в сторону.

С высоты золотой скрав увидел, как из земли вырастали в вихре пыли и травы два земляных великана и еще два стояло за ними, и они держали в своих могучих лапах камни. За их спинами, стеной мерцало дымчатое марево. Два ближайших великана размахнулись и швырнули камни в Прокса. И тут же из пелены вылетело новое энергетическое копье. Но Прокс был уже настороже. Он немного сместился в сторону, пропуская опасное жало мимо.

Большие камни, каждый величиной с его голову словно снаряды пущенные катапультой, описав дугу, тоже пролетели мимо. И вот уже в лапках других элементалей оказались такие же камни. И вновь раздался громкий свист, это камни пущенные сильными лампами земляных созданий устремились к Проксу. Увернуться он не успевал, чудовища действовали необычайно молниеносно. Булыжники попали в вихрь кружившийся во круг Алеша, прогнули его, но отклонились, не причинив Проксу вреда. Он понял:

«Так они могут швыряться снарядами до бесконечности».

Он не стал ждать очередной атаки, махнул рукой и запустил искрящийся шар в первых тварей. Ударил по воздуху крыльями и от него пошла мощная волна воздуха. Она врезалась следом за взорвавшейся шаровой молнией в тела земляных созданий и они рассыпались пылью, разлетелись по округе, накрывая серым покрывалам пожухлую траву.

В лучах Светила сверкнули камни.

«Да это сердца земляных элементалей? – удивился Прокс. – Вот кто напал»!

А камни тут же стали быстро обволакиваться землей. Элементали вновь поднимались из земли.

Не давая им времени, окончательно собраться, Прокс сам того не понимая, как это у него получалось, опять зачерпнул энергии и создав одним мысленным желанием воздушный ураган, направил его в то место где формировались фигуры элементалей.

Тугая, воздушная волна смяла не оформившиеся тела, разбросала землю, но сердца словно привязанные к земле чей-то непоколебимой силой, стали вновь собирать вокруг себя землю, закручивая ее в спираль и вихрем поднимаясь из земли.

«Сердца! – понял Прокс, – он должен завладеть сердцами».

И не долго думая, ринулся вниз. Ворвался в земляной смерч, ухватил два ближайших сердца и разметав хлопками золотых крыльев комки земли, взмыл вверх. Спрятав сердца в сумку, он вновь почерпнул полные пригоршни энергии и швырнув воздушный ураган пред собой, опять нырнул вниз. Он не стоял на одном месте и старался сбить прицел неведомому противнику. Тот периодически методично обстреливал его синим жалом копья. И хотя оно пролетало мимо, но все ближе и ближе подбиралось к нему.

«Скоро он пристреляется, – подумал Прокс, уворачиваясь от очередного копья. – Нужно менять тактику».

Разрушительный порыв созданного им ветра уничтожил не успевших сформироваться элементалей, ударил в стену мерцающую за ними, прогнул ее, но не прорвал. Марево побледнело и сквозь муть, показалась смутно различимая фигурка, но непонятно кто это был. Противник хорошо маскировался за пеленой. Колдун, а это несомненно был маг, стоящей за ней, быстро восстановил ее прочность и вновь она стала сильно мерцающей.

Алеш стремился к сердцам. Но подхватить камни не успел, ему навстречу из марева ринулось синее копье.

Прокс сам не понимал, как сумел уклонится от этого острия. Он действовал на инстинктах, перевернулся в полете на спину, изогнулся, пропуская жало копья мимо и со всего маха упал на землю. Тут же превратился в дикого хищника.

Длинные покрытые чешуей руки с острыми как бритвы когтями, стали плести заклинание, На голове сформировался костяной панцирь закрывший лицо. А все тело окружила магическая защита. Он сложил крылья и они превратились в броню.

Словно таран прошел он сквозь тела быстро формирующихся элементалей, отбил рукой коварный удар энергетического копья и встал напротив марева. За ней суетилась еле различимая фигура. Только непонятно кто был. Человек? Демон? Или другое какое существо?

Между рук Алеша засверкала шаровая молния. Это самое быстрое колдовство, которое Прокс мог сплести. Он не раздумывая, бросил ее в мерцающую преграду и тут же сформировав новую, также швырнул ее. Алеш действовал настолько быстро и делал это так просто, словно всегда черпал энергию, преобразовывал ее в то что хотел и бросал. Бросал в марево, не давая тому кто спрятался за ней собрать элементалей или атаковать. Противник еле успевал подправлять защиту. Алеш видел, что его противник замельтешил, стал размахивать руками, штопая дыры в защите и наконец не выдержав… Вдруг к удивлению Алеша провалился сквозь землю.

Марево мгновенно пропало. Кучи земли от не успевших сформироваться элементалей, застыли оползающей горкой за его спиной.

Алеш продолжая находится в горячке боя, резко повернулся в одну сторону, потом в другую, огляделся в поисках новых противников и убедившись, что больше никого нет, стал возвращаться в свою обычную форму. Только теперь он понял, что в его преобразовании участвовала новая часть его естества – скрав с крыльями.

Такого раньше не было. Он смог одним усилием воли заставить измениться форму скрава в боевую форму метаморфа. Если раньше его оружием были сила, когти и кости становившиеся прочными как сталь, то теперь он смог использовать магию.

«Но как? – удивленно подумал он. – Как и откуда он мог брать столько энергии»?

У него не было поклонников для выработки благодати. Он брал мягкую, податливую, отличную от жесткой неорганизованной энергии хаоса, субстанцию и делал из нее все что хотел.

«Что это было? – подумал он. – Откуда здесь столь необычно структурированная энергия?»

Горячка схватки отпускала. Она отступила и дала способность снова осмысленно думать.

Прокс автоматически перешел на магическое зрение, чего не умел делать раньше и увидел как вокруг него по вершине горы разливается море эфирной энергии и она словно туман, клубами прокатывалась по плоской верхушке горы и улетая за края, терялась там. И выходила она из той дыры, что пробил в свое время Курама. Ее было много, бесконечно много. Но вот что делать с ней он не представлял.

«Надо же! – удивился Алеш. – Сколько дармовой энергии! А как ее использовать?.. И куда она девается»?

Он прошел пару шагов. Разгреб ногой кучку земли и достал сердце элементаля. Положил в сумку и подобрал второй. Отряхнул его от земли и внимательно рассмотрел.

«Как же ты создаешь элементаля?» – произнес мысленно он. Повертев его в руке и ничего не придумав, положил в сумку.

– Космос задери! – пробурчал он:

«Кто же это был и что ему нужно? И как этот нėкто мог оказаться на горе хранителя этой территории»?

На мысленные вопросы неожиданно пришло понимание того, что хотел его неведомый противник. Это было такое сильное откровение, что Алеш даже вспотел от осознания причин атаки и того что могло произойти если бы незнакомец добился успеха. Алеш вытер лоб рукой.

– Однако! – покачал он головой.

Незнакомец хотел скинуть Алеша с горы. Если бы ему это удалось, он занял бы место хранителя, а Алешу был бы заказан проход сюда в Преддверие.

«Неизвестный противник хотел сам стать хозяином Преддверия. Он выждал удобный момент и напал с помощью элементалей», – догадался Прокс.

У него не получилось совсем не много. Алеша спас случай. Он нагнулся и камень пролетел мимо, но если бы попал то, не только бы снес его с горы, но и мог бы покалечить. Элементали запускали камни словно катапульты демонов. Сильно и быстро.

– Оказывается и здесь небезопасно, – недовольно проворчал Алеш.

«И как быть? – размышлял он. – Оставлять за спиной такого опасного врага, что нападает из под тишка со спины, было неблагоразумным решением». Он это понимал.

«Но где его искать»?

Алеш вновь перешел на магическое зрение и подошел к месту, где исчез незнакомец. На лице Прокса заиграла хищная улыбка. Он увидел магический туннель уходящий вниз.

«Надо поспешить! Иначе тот скоро схлопнется», – пришло знание откуда-то из подсознания. Но он уже не удивлялся этому своему новому состоянию.

Прокс просто стал доверять этим откровениям. Он знал как пройти в этот туннель, но не задавался вопросом:

«Откуда он это знает?» – Алеш размышлять не стал. Не стал думать и о том, что его ждет там внизу, опасно ли это и как он выберется, а просто шагнул в туннель.


Планета Сивилла. Приграничный лес

Рабе, чтобы не закричать, от неожиданности и страха, зажала рот рукой. Не верящим взглядом уставилась на молодого хозяина.

«Откуда он здесь?.. И как… Смог?»

– Вы?… Вырвалось у нее.

Тот прижал палец к губам. Приказал ей не кричать. Подгреб ее к себе своими сильными руками и мысленно приказал:

– Сиди и слушай!

– Хорошо, хозяин, – также мысленно ответила Рабе.

– Ты будешь представлять из себя принцессу снежных эльфаров до тех пор, пока я не прикажу тебе обратного. Думаю ты уже поняла, что они принимают тебя за Тору-илу. Веди себя как она. Ты могла за ней наблюдать и это тебе не составит труда. Тебя привезут к руководителям некого «Братства» – лидерам молодых домов, рвущихся к власти и буду склонять действовать по их указкам. Торгуйся и соглашайся. Не убивай никого из снежных эльфаров. Когда будет нужно, я тебя найду. Поняла.

– Поняла! – произнесла вслух демоница, а хозяин поморщился.

– Вы с кем там разговариваете, льерина? – послышался голос второго возницы и в повозке загорелся светлячок. Эльфар заглянул в повозку.

Рабе злясь на свою невоздержанность, прикусила губу. Но в повозке кроме нее никого уже не было.

– Ни с кем, – ответила она. – Спать укладываюсь.

Эльфар подозрительно оглядел повозку и принюхался.

– Тут чужой запах, – пробормотал он.

– Ну тогда ищи, – сонно отозвалась девушка, укладываясь на бок. Свернулась калачиком, зевнула и усмехнулась:

– Не забудь на крыше посмотреть.

Эльфар потушил светлячок и выбрался из под тента.

Для Рабе теперь все было просто и понятно. Она получила приказ хозяина и готова была выполнить его совсем своим старанием. Успокоенная и умиротворенная, демоница впервые за все время поездки крепко уснула.

Вечером она проснулась от тревожных выкриков эльфаров. Не подавая вида, что уже не спит, прислушалась.

– Там… Там… Огромный змей… Сумир-ил… О боги! На помощь! – громко почти истерично кричал сутулый недоносок Занда-ил.

– Что ты орешь? Что случилось?

– На нас… На нас напал змей! Огромный!.. Толстый! Во такой!.. Как бревно. Он схватил Сумир-ила…

– А ты что, не пришел ему на помощь??

– А я что?… – захлебываясь от крика и глотая слова, отвечал Радзи-ил. – Что я мог сделать? … Он такой…. Такой!.. Я поскакал вас звать на помощь…

– На помощь он позвал. – грубо перебил причитания парня требовательный, решительный голос.

– Быстро обратно!.. И показывай, где это было. Трус.

Послышались удаляющиеся шаги. Рабе приподнятость и вылезла из под тента повозки. Посмотрела на возниц.

– Что за шум? Что-то произошло? – спросила она.

Тот только скривился:

– Не знаю, льерина… Малыш струхнул и прискакал просить помощи…. Подождем.

Он посмотрел на девушку.

– Вам лучше спрятаться в повозку.

– Я маг и лекарь, могу быть полезна.

– Разберемся, – отозвался возница и отвернулся. Рабе огляделась.

Вокруг повозки столпились конные эльфары. Кони тревожно фыркали и нервно переминались на месте.

– Кони чувствуют опасность. – тихо произнесла она.

– Вижу, – также тихо отозвался возница.

Они прождали с полчаса и из темноты леса вернулись ушедшие с Ра-ил двое эльфаров. На руках они несли тело.

– Останавливаемся на стоянку! – резко и зло приказал широкоплечий эльфар.

– Сумир-ил сильно ранен. Разожгите костры вокруг стоянки. По одному не ходите. Тут полно разных тварей. Немного отдохнем и двинемся днем, ночью идти опасно.

Рабе вылезла из повозки и подошла к раненному, лежащему на плаще у колес. Осмотрела его. Быстро пробежала тонкими пальцами по телу.

Раненный был без сознания и тяжело дышал, с хрипом, надрывно. Изо рта сочилась струйка крови.

У него сломаны ребра, – сообщила Девушка. – И одно ребро вошло в легкое. Так же сломан шейный позвонок. Он может скоро умереть. Эликсир тут не поможет.

Она вопросительно посмотрела на стоящих вокруг эльфаров:

– Кто тут есть из магов?

– Я, – неохотно ответил широкоплечий. Но я боевой маг.

– Как же вы отправились в путь без лекаря? – удивилась Рабе.

– Мы думали, что эликсиров хватит… Путь не сложный.

– Да уж… Думали они. – Рабе презрительно поглядела на старшего команды снежных эльфаров. Тот под ее взглядом стушевался и опустил глаза.

– Помогите мне. Наложите на меня благословение! – приказала Рабе.

Эльфар исполнил ее приказ беспрекословно.

Девушка наложила руки на раненного. Но сила из нее не выходила, ножные кандалы блокировали магию.

– Снимите ножные кандалы, – попросила она, я не могу лечить.

Широкоплечий замялся и переглянулся с другими эльфарами. Впервые Рабе увидела в его глазах сомнения.

– Ну же! – уже требовательно прикрикнула она.

– Снимай Зарк, – отозвался один из эльфаров. – Сумир-илу нужна помощь.

Широкоплечий достал ключи и присев рядом с девушкой, осторожно приподнял подол платья. Рабе ему помогла и сама приподняла платье почти до колен. Делала она это специально, но как бы невзначай, сильно смущая парней.

Смущенный Зарк быстро отстегнул кандалы и не зная что с ними делать, встав с корточек, стал вертеть их в руках.

Рабе вновь присела рядом с раненным. Наложила заклинание исцеления и отобрав эликсир у одного из эльфаров стала вливать в рот раненному.

Она стала свободна и могла принять свой демонический образ. Тогда эльфарам не поздоровилось бы, но приказ хозяина запрещал ей это делать.

«Как жаль, что свобода наступила так поздно», – отвлеченно подумала Рабе. Но сразу же отогнав не нужные мысли, она приказала:

– Дайте мне перевязочный материал и кусок кожи. Возница засуетился, бросился к своему ящику на повозке и вскоре притащил все нужное. Растерянно протянул Рабе.

– Вот, – сказал он.

Рабе не глядя на него, взяла кожу и положила под голову, затем осторожно перевязала шею, Закрепив ее в одном положении. Рабе использовала свои умения восстановления и наложила шину на шею пострадавшему. Туго перебинтовала грудь.

Раненный пришел в себя и поморщился от боли.

– Дышать больно… – прошептал он.

– Молчи! – Рабе положила руку ему на голову.

– Потерпи немного, скоро будет легче.

У эльфаров с собой не было сильного зелья исцеления. Оно стоило баснословно дорого и они в походе обходились малым зельем лечения.

– Дайте ему сонного зелья, – распорядилась она, вставая с колен. – И положите своего товарища в повозку. До приезда на место, он уже встанет на ноги.

Она посмотрела прямо в глаза Занда-илу:

– Это кто его так?

– Змей… Огромный змей. Он упал на него с дерева, сбил с лошади и обхватил. Я… Я…

– Понятно, – прервала его Рабе. – Вы его убили?

– Да, но с трудом, – ответил за Занда-ила Зарк. – Живучая тварь. Магия его не брала, мечами изрубили.

– Понятно, – еще раз повторила Рабе. – Тут много опасностей и кони это чувствуют.

Она проследила как положили раненного на ее место в повозку, подоткнула ему под спину соломы и вернулась.

– Можете надевать ваши кандалы, – сказала она, обращаясь к Зарку.

– Не стоит льерина, – хмуро отозвался Зарк, – просто дайте обещание не убегать и не вредить.

– Обещаю.

А затем как ни в чем не бывало принялась командовать:

– Ты, – она ткнула пальцем в Занда-ила разожги костер.

– А ты Зарк возьми парочку бойцов и сходите, принесите ту змею что вы убили.

– Э-э… – удивленно переспросил Зарк. – Зачем?

– Я приготовлю завтрак…

– Почему я должен выполнять приказы?… Непонятно кого… – возмутился сутулый Занда-ил.

Ему было неприятно от того, что девушка увидела его слабость. Она могла подумать, что он струсил. Он гордо выпрямился, задрал нос кверху и стал похож на задиристого петушка.

– Почему непонятно кого? – с достоинством ответила Рабе. – Вашей будущей княгини. Или ты сомневаешься в этом, Занда-ил?

Все эльфары застыли с открытыми ртами.

– А вы что думаете, – повернулась она к ним. – Вы меня везете на казнь? Или в заточение?

Первым опомнился Зарк.

– Быстро разжег костер. – приказал он Занда-илу. – И спрячь ноздри, сопли видно.

Тот сразу сдулся и стал ниже. Ссутулился, словно взвалил на себя тяжелый груз и не глядя на Рабе, пошел собирать сушняк.

– Вы двое, – продолжал распоряжаться предводитель, он показал на ближайших эльфаров, – принесите сюда змею.

– И голову не забудьте! – крикнула им вслед Рабе.

Вскоре весело трещал костер, два эльфара притащили большую зеленную змею.

«Перламутровый дракон, я так и знала», – мысленно улыбнулась и похвалила себя Рабе.

Тело змеи небрежно бросили к ногам девушки, туда же полетела голова.

– А голова Вам зачем? – не выдержал и спросил Зарк.

– Хочу чтобы вы мне ее подарили, – отозвалась Рабе, споро разделывая удава.

– Забирайте, – пожал плечами старший отряда.

– Вы не против? – спросил он остальных.

– Нет.

– Нет.

– Не против, – послышались голоса стоявших во круг эльфаров.

Когда куски мяса были нанизаны на ветки и стали жариться на углях, по поляне поплыл манящий аромат мяса. Свободные от дежурства эльфары столпились вокруг костра.

– Вкусно пахнет, – проглотив набежавшую слюну, произнес Занда-ил.

Выложив мясо на плетенный поднос и обложив его сухарями, Рабе разрешила:

– Ешьте.

А сама принялась за голову. Демоница столовым ножом разжала челюсти удаву и стала вытаскивать его прозрачные зубы.

«Хозяину пригодятся» – довольно размышляла она.

Все перестали есть, увидев, какие зубы она доставала.

– Вот это да-а! – присвистнул Занда-ил. Сколько же они стоят?

– Они бесценны, – спокойно ответила Рабе. – Я девушка уже бедная и это мое приданное.

– Да уж! – ошеломленно проговорил Зарк.

– А мы и не знали… Такие зубы есть только у… Вернее были у нашего бывшего князя. А Вы, льерина, молодец, – одобрительно продолжил он.

– Ловко вы…

Он хотел сказать:

«Провели нас», – но понимал, что Эльфарка никого не обманывала. Она просто пользуясь их неосведомленностью, попросила себе голову удава.

– Я просто знаю немного больше чем вы, леры, – ответила улыбаясь девушка. – Я более предприимчива. Потому и буду вашей княгиней… Она сделала удивленное выражение лица:

– А вы что против?

– Что бы вы были княгиней? – Зарк впервые улыбнулся. – Лично я не против.

– А вы? – он обратился к товарищам.

– Не против, – вразнобой ответили те хором.

Неожиданно их привлек шум сверху. Эльфары подняли голову и увидели на дереве над ними, на нижней ветке большую белку. Она смотрела на жаренного удава и наклонив голову прислушивалась к разговору.

Занда-ил свистнул и поманил белку пальцами. – Кыс. Кыс. Ути, ути.

– Это что тебе, кошка что ли? – засмеялся один из эльфаров или утка?

– На, – он кинул кусок мяса белки.

– Белки мясо не едят, – недовольно поморщился Зарк.

Но белка ловко на лету подхватила кусок и стала жадно его есть.

– Ничего себе! – воскликнул Занда-ил. – едят и еще как едят.

Он встал, взял еще один кусок и поднес белке к морде. Та облизнулась и молниеносно ухватила зубами кусок.

Занда-ил истошно закричал и разбрызгивая вокруг себя кровь, замахал рукой. На его руке не было двух пальцев. Первым опомнился Зарк. Он выстрелил в белку ледяным копьем. Но синее жало просто рассыпалось искорками об ее окровавленную мордочку. А белка неожиданно зарычав как пещерный медведь, прыгнула на ближайшего эльфара. Она вцепилась ему в голову и разинув пасть, откусила огромный кусок вместе с черепом.

Занда-ил перестал кричать и отпрыгнул в кусты. Эльфар которому белка прокусила голову разбрызгивая кровь и мозги упал в костер. Запахло паленым. Какой-то эльфар первым выхватил меч и рубанул белке по спине. Но лезвие отскочило как от стальной болванки, а разъяренная белка оставив жертву, повернулась к обидчику. Показала острые клыки и стремительно прыгнув к нему вцепилась в подставленную в последний момент руку и откусила запястье вместе с мечом. Теперь уже орал раненный эльфар. Остальные быстро отступили. Кто-то вы тащил меч, кто-то подхватил копье, а несколько эльфаров применили магические амулеты.

«Столб огня», «Снежный буран», «Огненная стрела», обрушились на белку и лежащего ничком в огне костра товарища.

Но вся эта магия рассыпалась искрящимися огоньками, не причинив вреда белке.

– Она нейтрализует магию! Не бейте ее! – крикнула Рабе.

Белка повернулась на голос и посмотрела на девушку. Та не стала ждать нападения, а швырнула в нее голову удава, Сама же шустро нырнула в кусты.

Белка не надолго задержалась с головой. Она поймала ее, понюхала и отшвырнула в сторону. Ее больше привлекала живая кричащая добыча с горячей кровью. Поэтому рыкнув, белка бросилась за девушкой в кусты. Но там ее ждала уже демоница в своем истинном облике и под невидимостью. Белка потеряв девушку, остановилась. Запрыгнула на дерево, ухватившись за ветку дерева одной лапой и удивленно за озиралась. Дичь внезапно пропала и это ей не понравилось. Она закрутила головой и возмущенно засвистела. И тут же почувствовала как ее схватили за шею. Попыталась вырваться, но не смогла. Впервые из охотника она превратилась в добычу. Забилась в крепких руках демоницы, попыталась закричать, но только захрипела. Жизнь быстро утекала из нее. А Рабе забыв обо всем на свете, с наслаждением стала поглощать ее. Если от магии Сивиллы у белки была защита, то сопротивляться магии хаоса белка не могла. Вскоре из нее выпили всю жизнь и она повисла безжизненной тушкой в руках Рабе.

Опьяненная Рабе пребывала в эйфории. Ее шатало как пьяную. Но все же смогла, услышав шум в кустах, быстро принять образ эльфарки.

В кусты словно быки с шумом вломились Зарк и возница с мечами на перевес.

Увидев Рабе с тушкой белки они замерли. Остановились в двух шагах от этой странной парочки. Неуверенно потоптались на месте, не решаясь приблизится.

– Вы ее поймали? – удивленно спросил Зарк. – Но как?

Рабе сделала два шага к ним и пошатнулась. Она была пьяна.

Ее подхватил под руку возница.

– С вами все в порядке? – озабоченно спросил он.

– Да… Я… Я просто… устала.

Девушка кинула тушку белки Зарку, а он отшатнувшись, отбил ее мечом и та улетела дальше в кусты.

– Как вам удалось ее убить? – не веря своим глазам, спросил он.

– Не знаю, лер, я ее задушила. Так испугалась…

– Испугалась и задушила? – ошарашенно повторил возница.

– Вот это я понимаю княгиня! А что будет, Зарк, если она своими ручками схватит без испуга? Хе-хе, – он нервно рассмеялся:

– Испугалась и задушила. Ха-ха.

Они втроем вышли к остальным эльфарам. Те образовали круг, встав спина к спине. Увидели своих и раненный эльфар, зажимая рану, спросил:

– А где белка?

– Умерла, – отозвался Зарк и тоже нервно рассмеялся:

– Льерина ее от страха задушила. Эльфары вытаращились на девушку, а та огляделась и вроде как не к месту произнесла:

– Кони не храпят.

– Да и что? – прислушавшись, спросил Зарк.

– Опасности больше нет, – вместо девушки отозвался возница.

Глава 7

Планета Сивилла. Верхние планы бытия

Перед возвращением в свой замок, я решил навестить «Град на горе». Хотел оставить там, сбежавших ко мне спецназовцев – обормотов и картежников, что без ссор не могли прожить и дня, а заодно поговорить с Авангуром о мастере астрала:

«Может он что знает»?

К своему удивлению я очутился не как обычно на крепостной стене, вернее на площадке с фонтаном, где до недавнего времени жила моя русалка крула. А в высоких палатах, украшенных белым мрамором, резьбой и скульптурами. Присмотревшись, я узнал в них самого себя в разных одеждах и как бы совершающих подвиги. То повергаю дракона и стою с гордо поднятым над головой копьем, то…

В общем я только усмехнулся, покачал головой и дальше смотреть на это великолепие не стал. Культ моей личности процветал во всю, даже в художественных формах. Видимо Мата моя новая управительница, решила, что без этого ни как. Подданные должны видеть мои подвиги и благоговеть.

Осмотрев убранство большого зала, увидел вычурный трон, подошел и сел на него. По все видимости это был мой дворец.

Тут же «материализовалась» девушка управляющая.

Чинно вошла в тронный зал и поклонилась. Следом вбежали воины и девушки в красивых нарядах. Воины встали возле трона, а девушки с опахалом за ним. Все красавицы как на подбор. Я только с опаской посмотрел на лесных эльфарок.

«Что можно от них ждать? На прыгнут сзади и вцепятся в горло».

Но те вели себя спокойно, не выделяясь от остальных девушек.

– Господин, – хорошо поставленным голосом проворковала Мата, – ваш народ рад приветствовать Вас в Вашем замке.

И тут же грянула музыка, и неизвестно где находящийся хор красиво затянул:

– Славься Град на горе…

Из меня полезла неразлучная троица и то же затянула псалом.

– Пошли вон! – тихо приказал я им.

А то удумали махать руками и змеями пред моим сиятельным лицом.

Пока хор прославлял «Град», появились Рохля и Авангур. Они встали в сторонке и ждали окончания приветствия.

Я понимал, что здесь существуют свои правила и как говорила моя бабушка:

– Не нами придумано, не нам отменять.

Поэтому терпеливо ждал окончания хорового пения. Как только он закончилось, управительница уперла руки в бока, ну точно как Лианора и нахмурила брови.

– Вы, трое бездельников! – обратилась она к спецназу духов. – Подошли сюда и рассказали, где шлялись. Троица тут же юркнула за трон. И Рострум громко зашептал мне в ухо:

– Господин… Спасите!.. Это не женщина, это управомучительница.

– Сами, сами, – отмахнулся я. – Все сами решайте.

И тут же раздался приглушенный писк Мастера. Это стража выпихнула их пред управительницей. Мастер при этом споткнулся и упал.

– Это все он, – произнес Мастер и решительно показал пальцем на Мессира.

– И ни че ни я, – отрезал тот и ткнул пальцем в Рострума. – Это все он.

У Рострума затряслись колени. А змеи выпрыгнули из глаз и извиваясь устремились прочь унося его глаза.

– Глаза! Мои глаза! – заорал он. – Я ни причем! Это все он! – и ткнул пальцем в меня.

От неожиданности я даже растерялся. Как то странно замкнулся круг на мне. И я ничего лучшего не придумав, ответил, честно глядя в глаза управительнице:

– Он врет. Это не я.

Хотя сам не понимал, что не я, почему не я и в чем собственно меня обвиняют? Просто попадая в ситуацию когда тебя непонятно в чем обвиняют, я поступил как ребенок и ответил первое, что пришло в голову.

Управительница поклонилась и сурово произнесла:

– Я разберусь, господин.

В этой фразе я услышал приговор несчастному и не только я это услышал.

А так как меня никто здесь наказать не мог, то от ее слов мне стало легче. А два бездельника изобразили сильное стремление помочь Роструму и заорав в две глотки:

– Держи их! – Бросились прочь из зала.

«Каждый раз когда я попадаю на свою гору, происходит что-то невообразимое» – подумал я и покачал головой:

«Надо же! Я испугался своей управительницы»!

Подошли Авангур и следом Рохля. Рохля со странной опаской поглядывал на девушку.

Та зыркнула на него и произнесла, – не задерживайся, у тебя много работы.

– Да, дорогая, конечно, – пролепетал он.

Я посмотрел на хранителя, который съежился под ее взглядом и удивленно спросил:

– Дорогая?

Авангур расхохотался:

– Наш Рохля влип. Еще глядишь и женится.

Рохля еще больше ссутулился и пряча глаза проблеял:

– Командор, спасите… Отправьте меня на мое служение…

– А что так? – удивился я. – Сам пойдешь, без нас?

И поглядел на стоявшую в стороне, и смотревшую на нас девушку, которая сузила глаза и ими расстреливала Рохлю. Мне даже показалось, что увидел в этом взгляде смертельный приговор для слабохарактерного хранителя:

«Еще слово и я тебя расстреляю»!

– Пойду, командор! – живо отозвался Рохля. – Только отпустите!

Я посмотрел на него, потом на управительницу и подумал:

«Я тебя здесь не держу. Сам остался… Но что-то ты сделал неправильно».

И ко мне пришла мысль поразившая меня.

«Рохля соблазнил Мату. А та девушка хваткая своего не упустит. Заявила на него права. Теперь он хочет удрать».

Мне стало смешно:

«Не хорошо, парень, обманывать девушек, а потом убегать от них».

– Я думаю, что ты один не справишься, Рохля, – сделав вид, что думаю, ответил я. – Тебе нужен помощник.

– Я согласен, – сразу же ответил он. – возьму Рострума и его команду.

– Ну это вряд ли, – покачал я головой, отметая его устремления. Они мне здесь нужны, да и помощники они такие, что скорее в гроб сведут. А возьми вон мою управительницу. Эта никому спуску не даст.

– Ты как? – обратился я к девушке, – пойдешь с Рохлей помогать ему в его служении?

– Пойду! – твердо и решительно словно жена декабриста, отозвалась девушка.

Рохля от такой постановки вопроса разинул рот. Он глотал воздух, словно рыба вытащенная из воды, силясь что-то сказать, но я опередил его:

– Не благодари, брат, – похлопал его по плечу и подтолкнул к девушке.

– А ты, – я с улыбкой посмотрел на довольную, словно объевшаяся сметаной кошка, девушку, – найди себе замену.

Рохля не в силах произнести даже одно слово, мог только моргать и переводил взгляд с меня на девушку и обратно. По его виду можно было подумать, что жизнь хранителя в один момент рухнула и злая судьба ударила по голове, лишив дара речи. Но все же он смог собраться.

– Почему-у?… – еле слышно прошептал он.

– Потому что, я обещал тебе помощь, Рохля, и держу обещание, – ответил я. – Вы начнете, а мы с Авангуром как освободимся, придем укреплять твое служение. Ну иди, не стой столбом, – похлопал я его по плечу и подтолкнул. – Я верю в тебя мой названный брат.

И понимая, что он сей час может сорваться, обратился к управительнице: – Мата, забирай своего нового господина и отправляйтесь совершать его служение. И помогай ему во всем.

Девушка словно только этого и ждала. Она решительно подошла к обомлевшему от такой несправедливости хранителю, поправила на нем заботливо рубашку и погладила по спине и проворковала:

– Пошли, дорогой. Тебя ждут великие дела.

Рохля уперся, но девушка только прикрикнула:

– Я кому сказала.

И будущий хранитель гномов шмыгнул носом и поплелся прочь.

– Интересно, – спросил я вслух, глядя им вслед, – как они нашли друг друга? Она же просто дух. И как жить будут.

– Нормально жить будут, – отозвался Авангур. – Мата девушка с характером мужчины, умная, решительная. Она его направит. Беоте мало не покажется.

– Но она же неживая… Она дух неушедший за грань. Без… Плоти.

– И что? Он хранитель. Даст ей новое тело.

– Такое возможно? – удивился я.

– Возможно, брат, – засмеялся Авангур. – Как твои дела? Не видел тебя в степи.

Я почесал подбородок, размышляя, как рассказать Авангуру о своем приключении в подземелье Азанара. Он еще сбил меня с мысли своим обращением – брат.

«Как к этому отнестись? Положительно, но что тогда за этим последует? У братьев совсем другой уровень отношений, а оно мне надо, так приближать покровителя пророков? С другой стороны они такие родственники, что живьем друг друга в могилу закапают. Да еще и плюнут сверху и гору камней насыпят, чтоб не вздумал вылезти».

– Как дела? – переспросил я, оторвавшись от своих мыслей. – Вопросы у меня к тебе есть.

– Вопросы? Интере-есно. С тобой не соскучишься. Задавай.

– Ты слышал что-нибудь о мастере астрала?

– Мастер астрала? – первый раз слышу.

– Жаль, – ответил разочарованно я. – Думал ты мне поможешь. Ладно пойду, дела есть.

– Подожди, – поднял руку Авангур. – Ты мне проблему расскажи, может я и помогу.

– Да понимаешь было дело так. Шел я недавно по подземелью под Азанаром. И вдруг услышал шаги. Оглянулся, а там такая плена повисла, где я прошел, как туман и по туннелю стелется, и шаги слышны были из нее. А потом меня стали передразнивать… Я сунулся в пелену, посмотреть кто там, а из нее вышел мой двойник…

Я помолчал, собираясь с мыслями.

– Это не мастер астрала, – произнес Авангур и поджал губы. – Что дальше было?

– Дальше? Дальше, я стал драться с этим двойником. Я бил его, он бил меня…

– Он ушел?

Даже не знаю ушел или нет И как это обозвать?

– В смысле? Он бродит вместо тебя по городу?

– Нет, на него напал лесной эльфар и он принял образ лесного эльфара… Если кратко – я убил лесного эльфара и тот двойник вновь стал туманом, и втянулся в свод подземелья. Больше я его не видел.

– Подожди, – Авангур поднял голов кверху и зашевелил губами. – Так это не то, это тоже не то… Он делал так, как будто листал книгу.

– Вот, – он опустил голову и посмотрел на меня. Я же наоборот поднял ее, силясь рассмотреть то, что увидел там он. Но видел только синее небо в облачках.

– Что вот? – посмотрел я на Авангура.

– Тебе повезло, брат. Страшно повезло, что рядом оказался лесной эльфар. Он что тоже за тобой охотился?

– Почти, уклончиво ответил я, ты знаешь что это такое.

Если просто объяснять, то ты верно знаешь, что есть мир живых и мир за гранью, куда уходят души умерших и потом растворяются в эфире. Но часть душ – те кто не хочет окончательно умереть, сбиваются вместе и потом притягивают других и так образуется такой плотный сгусток тех кто не хочет растворятся. Они словно гроздь винограда повисают над гранью. Тут появляется колдун – ловец душ. Он заклятием тащит эту гроздь к миру живых и начинает управлять этой сущностью. Я не знаю даже как ее обозвать. Но просто так эту сущность в мир живых не протащить. Нужна точка призыва. Место где сильны эманации смерти. Вот…

– Эманации смерти? – переспросил я. – Есть там такое место.

Я передернул плечами от воспоминания встречи с суккубами.

– И как ты думаешь, – спросил я, – что стало с этой … Гроздью?

– Не знаю. – Авангур отвел глаза.

«Что-то знает, но не хочет говорить» – догадался я.

– Думаю он потерял тебя.

– Кто он?

– Твой двойник. Вернее он теперь двойник лесного эльфара.

«Или пня» – подумал я.

– Но в любом случае тебе нечего беспокоится, – произнес Авангур.

– А ты случаем такого колдуна не знаешь? – поинтересовался я.

– Нет. Не знаю. Это должен быть тот кто занимается некромантией… И кто хочет навредить тебе.

– Ты намекаешь на Рока? – в лоб спросил я.

Авангур засмеялся:

– Нет, это не работа Рока. Он до такого не опустится. Ему нужна яркая победа, чтобы все видели какой он молодец. А тот кто притащил эту сущность из-за грани – тихушник, он прячется. И сразу предупрежу, не думай о тех, кого ты вывел из лабиринта. Они связаны договором.

«Тихушник значит, – стал размышлять я. – колдун способный вытащить из-за грани души, не желающих превратится в ничто. Хотя почему в ничто – в информацию, которой потом пользуются живые, получая ее из инфослоя в виде откровений и открытий».

Авангур помолчал, присматриваясь ко мне и спросил, прерывая мои раздумья.

– Почему не переходишь сам сюда, как Рок или Беота. Живи в покое здесь и управляй смертными.

– Да о чем ты говоришь, я тут со скуки умру! Да и друзья у меня там внизу и невесты…

– Забери их сюда… Правда они все равно рано или поздно умрут, но ты им дашь новые тела … Ты же почти бог.

– Вот как? Новые тела? – удивленно переспросил я, – Я как то об этом не думал.

«Хотя если следовать законам мироздания, то я же учил в школе закон сохранения энергии и материи. Как там? Энергия переходит в материю, а материя в энергию. Что верно для изолированной системы. А эта система изолированна и свойства благодати как энергии позволяют воплощать ее желанием того, кто может управлять этой энергией, в материальные структуры, А я могу. Так почему же не создать из нее тело и вселить туда духа»? – подумал я.

– Ладно, спасибо – улыбнулся я Авангуру, – присмотри тут за делами, а я отправлюсь на грешную землю.

– Ты ставишь меня старшим над всеми? – спросил Авангур.

– Ну уж нет, – ответил я и рассмеялся. – Оставь кошку сметану сторожить и та ее слопает. Остаешься смотрящим за ситуацией.

Авангур рассмеялся, – не доверяешь?

– Нет – ответил я и исчез.

Через корабль-базу, прыжками телепортов добрался до замка и сразу в свой кабинет.

Там обложившись бумагами, сидела и что-то писала Чернушка. Я стараясь не пугать ее, хлопнул дверью изображая, что как будто вошел через нее. Она подняла голову и увидев меня, с визгом радости бросилась мне на шею. Минуту обнимашек и лобзаний я выдержал. Потом усадил ее себе на колени и стал спрашивать о делах.

– Появился Фома с белыми дзирдами и девочкой человечкой, – сообщила она.

Чернушка ни как не могла привыкнуть называть эльфаров эльфарами. Для нее снежные эльфары были белыми дзирдами, а лесные эльфары просто выродками.

– Лия разместила их в гостевом крыле замка. Приходили от тебя люди, я с ними поговорила и отдала дом алхимика. Они приступили к работе.

– Бурвидус отправлен Лианорой на медный рудник, повышать производительность. Дядька Овор сам приезжал и привез с собой десять ветеранов, теперь они тренируют воинов… Как ты говорил… – она на ридку запнулась, – В хвост и в гриву…

– Как ты справился со своими делами? Надолго прибыл?

Я обнял девушку.

«Да, она отличалась от Ганги неистощимой нежностью и желанием помогать, – подумал я, прижимая радостную Чернушку к себе. – Ганга более скупая на чувства и более решительная. Она излишне самостоятельна и не выносит власти над собой. Она как дикая кобылица с норовом. И при этом они все таки нашли общий язык и доверились друг другу».

– Ночью убуду. С делами вроде справился. Но есть еще. Надо ехать к великому хану в степь и потом в снежное княжество. Заберу Фому и эльфаров с собой. Хотел забрать сокурсников но передумал. Как прибудут, просто размести их в замке пусть отдыхают.

– Тогда пошли в твою спальню! – Она вскочила и потащила меня за собой.

Вышли мы только к ужину. Чем удивили всех. Черридар хлопал глазами и силился задать вопрос, но сего уст слетало только одно слово:

– Как… Как?

– Не беспокойся, тан Черридар, – успокоил его я.

– У меня есть свои тайны. И вины твоей, что меня прозевали, нет.

За ужином я сообщил эльфару и Фоме, что ночью мы убываем. Невесту молодого Радзи-ила, тоже заберу с собой. После чего ушел в ускоренный режим и долил кому надо снотворного. Я должен был действовать быстро, потому что мое расслоенное сознание подсказывало, что в степи созревает что-то малоприятное для меня. А мои спутники не должны были видеть корабль-базу.

После ужина ко мне подошел лер Саму-ил.

– Тан, – обратился он ко мне на человеческий манер. – Вы могли бы уделить мне немного своего времени?

– Да конечно, пройдем те в мой кабинет.

Когда мы уселись, эльфар не на долго замялся.

– Вы понимаете… Я хочу поговорить о той девушке Керти, что мой сын считает своей… Э-э невестой.

Я молча смотрел на смущенного аристократа, не испытывая желания, помогать ему. Пусть сам выскажется, что об этом думает.

– Я считаю, что эльфару не пристало связывать судьбу с простолюдинкой. Такой мезальянс не принесет ничего хорошего… Понимаете?

Я холодно посмотрел на него и ответил:

– Пока нет.

– Ну… эта не та партия, которая нужна моему сыну.

– Вот как? – отозвался я. – А у вас есть на примете снежная эльфарка, что согласится стать женой вашего сына?

Лер, бывший посол, отверженный из своего народа, гонимый своим домом и ставший позором своему роду, заморгал глазами.

– Нет… Но все может в скорости переменится. У нас будет свой дом… Влияние и тогда…

– А от меня Вы что хотите, лер? Я их не сватал.

– Вы как глава дома имеете право разрешить или запретить такой брак. И я прошу Вас запретить ему женится на этой девушке.

Я в упор посмотрел на эльфара.

«Никакое новое дело не обходится без сложностей, – подумал я. – Всего учесть невозможно. Вот и мои первые проблемы со „снежками“ настигли меня. Сын привязался к девочке из людей. Общая беда свела их вместе. Отец не хочет одобрить выбор своего сына». Я мысленно вздохнул, не показывая своего раздражения:

«Условности, предрассудки, глупые принципы и гордость – все это накладывается на реальность и становиться помехой в реализации планов. Главное чтобы эти помехи не стали непреодолимыми».

– А что хочет Ваш сын, лер? – прервав молчание, спросил я.

– Он хочет женится на бывшей рабыне. Но он еще молод и потому совершает ошибки.

– Ошибки, лер, совершают не только в молодости, но и в зрелом возрасте и старости.

И прямо спросил его. – Какую ошибку совершили Вы, лер?

Эльфар явно растерялся, это было видно по тому, как он часто заморгал глазами.

– Я не понимаю, о чем Вы спрашиваете, тан?

– Лер Саму-ил, раз уж мы с Вами связаны такими узами и необходимостью, мы можем наверное и более доверительно друг к другу относится. Не так ли?

– Совершенно верно, тан.

– Тогда расскажите мне, как случилось, что Вы посол Снежного княжества лишились дома, службы и стали изгоем, а ваш сын стал рабом у орков, а ведь он был наследником князя снежного княжества?

– Я не знаю, тан… Эльфар пришел в смятение. – Это был приказ князя перед смертью. Чем он был вызван, не могу даже предположить.

– Можете.,- жестко произнес я. – Только не хотите. В этом секрета нет для сведующих. – грустно улыбнулся я. – А вы несомненно сведущий.

– Я не внимаю сплетням и слухам, – гордо поднял голову эльфар.

– Ну тогда я расскажу Вам причину Ваших бед, лер Саму-ил… Жаль что Вы не пошли на откровенность. Ну да ладно.

Причину этих событий знаю не только я, но и знают в спец службе лесных эльфаров и в «Братстве» молодых домов. Ну а ваш тан случайно узнал это, когда спасал внучку князя льерину Тору-илу. Вы хотите узнать почему такое случилось с Вами?

– Хочу, – несколько помедлив с ответом, ответил эльфар.

– Только предупреждаю, эта информация Вам очень не понравится, – уперев тяжелый взгляд в своего визави пояснил я. – И если Вы попробуете усомнится в моих словах, я вызову Вас на дуэль и убью. Мне не нужен подданный, который не верит своему сюзерену.

Эльфар не надолго остолбенел. Затем взял себя в руки.

– Тан, чтобы вы не сказали, я не позволю себе усомнится в Ваших словах. Ваша репутация сама за себя говорит. Вы человек чести.

– Тогда слушайте. Вы совершили ошибку, когда женились на племяннице Великого князя. Она была женщиной недальновидной и развращенной праздным образом жизни, вниманием мужчин и тем что вы ей потакали в ее прихотях. Любила балы, увеселения. Она не поехала с Вами в империю, а осталась в княжестве. И вы позволили ей это.

– Почему?

Лер Самуил нахмурился:

– К чему вы клоните?

– Просто ответьте на вопрос.

– Она не хотела ехать к людям и хотела воспитать сына приверженцем наших традиций.

– А вот и нет, лер Саму-ил. Все было не так. Она не захотела ехать потому что у нее был любовник. И сыном она не занималась. Он жил в вашем поместье, а она в своем. Дело в том что на ее поведение обратили внимание предатели и шпионы Вечного леса и воспользовались этим.

Пользуясь ее слабостями шпионы лесного княжества, подкупили обслугу и опоили приворотным зельем. А помогали им агенты спец службы княжества входящие в «Братство».

Это была многоходовая операция Великого леса и предателей снежных эльфаров, рассчитанная на длительный срок и ведущая к смене княжеского дома и на снижение влияния старших домов. Скука, любовь к интрижкам и не разборчивость в связях привела вашу жену в постель к лесному эльфару. От которого она родила дочь. Девочку прятали от всех, а ваша жена стала послушным орудием в руках предателей. Она боялась огласки. Но пришло время когда тайное могло стать явным и девочку продали работорговцам, после чего она очутилась на Острове Магов.

Затем ее любовником стал ваш секретарь, которого вы к ней так неосмотрительно направили…

Эльфар замер внимая моим словам словно окаменевший, он даже не дышал.

– Су – снежная эльфарка невеста Фомы – дочь вашей жены от лесного эльфара. Ее спас Фома и привез сюда. Есть еще одна девочка снежная эльфарка, которая обладает даром видеть прошлое, ее продали демонам и я ее вытащил из нижнего слоя инферно, и прячу. Так вот она может рассказать о прошлом того кого видит…

Я не надолго замолчал, давая леру Самуилу время осмыслить сказанное.

… - Как-то информация о связях вашей жены дошла до князя. – продолжил я. – Он вызвал к себе племянницу и та повидимому во всем созналась. Князь понял, что за этим последует. Связь матери наследника с лесным эльфаром откроется. В глазах всех снежных эльфаров это немыслимое преступление, усугубленное прелюбодеянием. Он сразу понял, что на весь его род, на весь дом Великого князя ляжет вечный несмываемый позор. Этот дом просто сотрут с лица земли, проклянут и вычеркнут из памяти. Воспользовавшись этим малые дома возьмут власть в свои руки и заключат союз с лесными эльфарами и через предателей, лесные эльфары будут править Снежным княжеством.

И тогда князь пожертвовал собой, племянницей и прихватил тех кто знал о проступке вашей жены. Он унес это все с собой в могилу. Вас пощадил и просто лишил родины. Он не допустил позора дома и вырвал козыри из рук предателей. Теперь уже ничего не докажешь. С мертвых не спросишь. Вот так вот. Таковы, лер, ужасные последствия вашей ошибки, как мужа, позволить жене жить отдельно, – жестко произнес я. – Ошибки вашего сына не идут ни в какое сравнение с Вашими…

– Как… – С трудом выговаривая слова, – Вы узнали, – спросил бывший посол княжества.

– Мне это открыла девочка провидица. Она может заглянуть в прошлое. Я могу вас с ней познакомить, она много расскажет про Вас.

– Не надо. Я Вам верю, – одними губами прошептал эльфар. – Как же князь узнал про связь?…

– Могу только догадаться, – уклончиво ответил я, не желая говорить, что приложил к этому руку. – Где-то враги допустили ошибку и князю донесли верные слуги.

– Да, вполне возможно, – проговорил эльфар.

– Теперь, что касается этой девочки Керти. Она бросилась на смерть ради вашего сына, она подверглась жесточайшим мукам и она не предаст его. Что касается ее статуса, то я сделаю ее своей приемной дочерью, наделю землею и она станет баронессой. Графиней ее сделать не могу потому, что признаются графами только рожденные дети в законном браке. И я понимаю, что хоть доказательств преступной связи вашей жены уже нет, но остались сплетни, слухи, домыслы и не один дом не отдаст за вашего сына даже девушку из обслуги. Сожалею лер, но это так. Вы это понимаете не хуже меня. Поэтому лер Саму-ил, Вам лучше принять выбор сына, а я помогу им быть достойными друг друга и нового дома. У меня есть кое какие возможности.

Эльфар поглядел на меня пустым взглядом, молча кивнул и встал.

– Простите, тан, – сухим тоном произнес он, – что побеспокоил Вас.

«Не дошло до него, – с легким огорчением подумал я. – Ох уж эти гордецы эльфары».

Глядя вслед ссутулившемуся леру Саму-илу, я понял, что мне еще предстоит испытать с ним не одну проблему.

Он ушел к себе и скоро уснул.

Ночью я собрал у себя в комнате всех троих. Фому, эльфара и Керти. Перенесся с ними на корабль базу.

Девочку уложил в медицинскую капсулу и запустил универсальную программу адаптации. Встанет она уже не рабыней, а баронессой с манерами аристократки и способностью выживать трудных условиях. Надо еще позаботится о ее матери, что осталась в своем родном городе Грановерде. Здесь ей делать нечего. Сам полежал час в капсуле и отдохнувший вместе со спящими Фомой и снежным эльфаром переместился на «Град на горе». От туда уже попал в шатер Ганги в лагере Грыза. Спутников оставил досыпать и под скрытом вышел.

Гангу я нашел в шатре Грыза, который принимал вождей племен. Она сидела по правую руку от него.

«Надо же! – усмехнулся я. – Какой рост! Она уже руководит разведкой. Послушаем что тут обсуждают»

… - Вождь Грыз, – степенно говорил самый старый мураза из троих присутствующих вождей. – Мы прибыли, что бы засвидетельствовать тебе свою верность. После того как по нашим землям прошли ревнители старой веры, наши рода оскудели, много воинов погибло, скота стало меньше. Мы стали легкой добычей для других племен, нас выгонят с наших пастбишь.

– Мы, – он поглядел на двоих сидящих орков и те кивнули головами. – Хотим войти в воинство Худжгарха и принять твою веру.

Грыз кивнул, показывая, что услышал старика.

– Хорошо Тыркай мураза, Я принимаю вас под свою руку и не дам другим племенам позарится на ваши земли, А вы примите в свои племена пророков Худжгарха. Вы должны знать, что наши юноши в поход на лес не пойдут, они стали воинами в священной войне с еретиками. И вы своих не отправляйте они пойдут в набег на империю.

– На империю? – Старик выпрямился и расцвел. Это дело. Давно пора потрясти жирных людишек. Мы сделаем как ты говоришь, вождь. Только ответь, – Он зыркнул из под лохматых седых бровей на спокойно сидящую Гангу. – Почему по правую руку от тебя сидит женщина.

Грыз не смущаясь ответил:

– Она посажена здесь Худжгархом. Что бы вы мужчины видели, что стали тряпками, а не воинами. Все женщины жены свидетелей Худжгарха вышли сражаться с еретиками. А где были вы и ваши мужчины? Прятались по лощинам и оврагам. Она же убила главного шамана воинства ревнителей старой веры и стала достойна этого места. Старики опустили головы. Что они могли ответить? Грыз говорил суровые, но справедливые слова.

Жизнь в степи круто менялась. Племена орков разделились по вере и начали кровопролитную войну.

По своей сути орки были не только кочевниками скотоводами, но и грабителями. Уступить сильному и забрать у слабого, было в порядке вещей. Поэтому ослабленные нашествием орды ревнителей старой веры, племена приходили под руку Грыза, чтобы не исчезнуть и не растворится в других племенах. А он всем показал, что может постоять за себя.

Пристыженные муразы встали и оставив бунчуки своих племен на местах где сидели, вышли.

Такие уж у них были традиции, коли пришли просить защиты, то отдавали такому вождю право голоса в совете вождей и он приходя на Великий совет показывал эти бунчуки и говорил от имени всех этих племен.

Я проявился и спокойно налил себе в чашку Ганги гайрат. Орчанка увидев меня ойкнула и схватилась за сердце. Грыз лишь в улыбке оскалил клыки.

– Привет всем, – поздоровался, отхлебнув напиток. – Как дела? Докладывайте.

Грыз хлопнул в ладоши. Заглянула его жена, увидела меня и тут же спряталась. Грыз взял чашку, из которой я пил, выплеснул остатки себе за спину и налил мне новый гайрат. – Уважение проявил и показал, что он считает меня старшим. Забежала его жена с дымящимся блюдом полным варенного мяса обложенного лепешками.

Ганга отломила лепешку обернула ею кусок мяса и подала мне. Пока я не поем, они говорить не будут. Пришлось есть. Я вытер руки о кошму, показывая, что насытился и посмотрел на молчаливую парочку.

– Обстановка… – начал Грыз.

– Ты надолго? – одновременно с ним спросила Ганга и испуганно заморгала.

– Говори ты, Грыз, – разрешил я.

– Хм. – он еле заметно усмехнулся. – Обстановка сложная. К нам прибывают племена, которые были подвержены нападению «ревнителей» и теперь под моими знаменами 19 племен 23 тысячи воинов. Сила немалая. А что с ними делать, я не знаю. Не прогонять же их. Вот беру под свою защиту. Разведчики приносят вести, что по степи слухи пошли, что я собираю войска и скоро пойду смещать великого хана…

– Нас много, – вздохнул он, – но где мы будем пасти наш скот?

– Хорошо Грыз я тебя услышал. Отдаю свидетелям Худжгарха эти земли, от предгорий Снежных гор до Великого леса и Лигирийской империи. На этих землях вас не победить. Ни в «Лес», ни в Снежные горы не лезьте. Места тут обширные. Много воды, пастбища обильные. Живите. Принимай всех кто захочет присоединится. С Великим ханом я недоразумения утрясу. И вот что еще. Пошли по кочевьям пророков Худжгарха, пусть говорят, что Грыз на место Великого хана не рвется. Он опора его и всегда придет с воинством его поддержать. Еще подготовь мне пять повозок с провиантом и выдели сына с его отрядом в тридцать воинов. Верховному шаману скажи чтобы выделил десять учеников, которых учил орк с синими волосами. Они будут охранять орскую принцессу в путешествии в Снежные горы. Поведет нас Гради-ил. Кстати он здесь? Не пропал?

– Здесь он, – ответил Грыз. – Где еще ему быть?

– Хорошо. Я встречусь с Великим ханом и скоро вернусь. А ты Ганга собирайся и следуйте к месту нашей стоянки, откуда ушли с Гради-илом.

Я не смог сдержаться и усмехнулся, – спасать меня.

– Там нас ждут Су и Радзи-ил. И захватите Фому с отцом Радзи-ила они спят в твоем, Ганга, шатре.

– Когда выступать? – спросила Ганга.

– Сегодня и выступайте и ждите меня там. Ждите и никуда не уходите. – пригрозил я пальцем.

– Старшим в мое отсутствие назначаю Гради-ила. Грыз передашь.

– Ты, Ганга, слушаешь Гради-ила и самостоятельно решения не принимаешь. Все. Исполняйте.

Не успела моя невеста и слова сказать, как я исчез. До меня долетели отголоски ее мыслей:

«Опять пропал! Когда же это закончится. Я любви хочу, ласки»…

Появился я на своей «Горе» и тут же в образе простого орка очутился в столице Великого хана на торговой площади. Хотел послушать, что говорят в «народе».

Рынок был наполнен шумом и бойкой торговлей.

– Рабы! Молодые рабы!

– Речная рыба, свежая…

– Кожи! Хорошо выделанные кожи!

– Почем?

– По серебряку за кипу.

– Да ты сума по видимому сошел. Где это видано, ломить такую цену?

– Я? Ломлю цену? Побойся Отца! А то ты не знаешь, что сейчас все подорожало. Бери сегодня, завтра будет дороже.

– Это еще почему?

– Так война скоро. Придут Свидетели Худжгарха и все отберут. А нас орков сделают рабами.

– Кто тебе такое сказал?

– Сказали люди верные, что из северной степи вернулись. Там орки образ свой потеряли и жрут других орков, особенно любят детей и женщин. Так будешь брать?

– Буду.

«Во как! Детей едят? – удивился я. – Информационная война в самом разгаре».

Я пошел меж рядов.

– Почем ячмень?

– Две кипы шкур. Или серебряк за десять мешков.

– Дорого.

– Дешевле уже не будет. Оседлые не продают зерно, к войне готовятся. Сказывали… – говорящий перешел на шепот. – Когда оседлые вернулись так такое по рассказывали, что видели.

– И что видели?

– Голод в северной степи. Орки орков едят. Еретики свободных орков в рабов обращают.

– До чего дожили! – Покупатель сокрушенно покачал головой.

– Да уж, – поддержал его продавец. – Тяжелые времена. Не знаешь что завтра будет.

– А знаете кем стали эти свидетели? – Встрял в разговор сосед продавца.

– Кем? – Я сделал вид, что мне тоже интересно.

– Они теперь демонам поклоняются. Мой свояк рассказывал, что они вызвали демонов, скормили им младенцев и те набросились на истинных детей Отца.

– Брехня, – отмахнулся я.

– Почему брехня?

– Так можно говорить, если не веришь в Отца, – ответил я. – Как Отец мог отдать победу демонам. Не верю я в это.

– Ну и не верь. Покупать что будешь?

– Нет.

– Тогда иди отсюда. Не мешай торговать.

Общую картину я уловил. Рок оказался хитрее, чем я думал. Не сумев справится со Свидетелями Худжгарха силой, он стал немедленно распускать слухи и чем нелепее они были, тем правдоподобнее звучали.

Узнав что мне нужно было, я пошел на холм к ставке хана. Но дорогу мне преградили воины из стражи.

– Сюда нельзя, – оскалился один из них.

– Ты что, морда клыкастая, не узнаешь меня? – удивился я.

– Узнаю, люд, – равнодушно отозвался он. – Но у меня приказ никого в ставку не пускать.

– А то что я лекарь Великого хана и сидел по левую руку от него, уже ничего не значит?

– У нас приказ, люд. Иди отсюда.

– Иди отсюда? Кто дал такой приказ?

– Не твое дело. Ступай по доброму.

«Так, – понял я. – Нити заговора дотянулись до охраны Великого хана».

– Сообщите «Правой руке», что прибыл посол Вангорского короля. – приказал я.

Воин, просто ткнул меня пяткой копья. – Пшел вон! Не до тебя.

Я не стал спорить, развернулся уходить и исчез. Проявился уже у входа в шатер Верховного шамана и без разрешения вошел.

Старик пил гайрат и ел мясо.

– Приятного аппетита, – дружелюбным тоном произнес я. – Можно мне войти, дедушка?

Старик поперхнулся. Поставил чашку и вытер бороду.

– Заходи, раз пришел. Чего на это раз надо?

– Хочу с Великим ханом поговорить.

– А я на рыбалку сходить, – ответил старый шаман. Да удочки нет.

Я не считаясь с правилами, не спрашивая разрешения, сел напротив него.

Из горла кувшина попил гайрат.

– Зачем тебе, дедушка, на рыбалку ходить? Прикажи и рыбу принесут ученики.

Поставил кувшин на место.

– А тебе зачем к хану? Вспомнит тебя и сам позовет, – не остался в долгу старик.

– Передать весточку хочу.

– Мне передай.

– У меня, дедушка, все хорошо. Я жива здорова, – спокойно начал говорить я. – Скоро поеду к снежным эльфаром. Привет тебе и желаю крепкого здоровья, не болей и будь осторожен, а то отравить могут и ты не погуляешь на «моейной» свадьбе.

Старик вылупился на меня. – Ты что несешь?

– Так я передал Вам весточку от внучки, как Вы, дедушка, хотели, а хану весточка другая.

– У всех зятья, как зятья, а у меня дурень шальной. И зачем ты на мою голову навязался.

– Сами заставили им быть. И чем я вам как зять не нравлюсь? Все остальные претенденты вонючие и с клыками. Спят на шкурах, пердят за столом и мочатся в углу, а я граф. Молодой, умный красивый. Они вас три раза продадут и купят, а я верный.

– Красивый, – проворчал старик. – Кому нужна твоя красота?

– Как кому? Вашей внучке. Так к хану отведете?

Зачем?

– Так лекарь я.

– И что?

– Посмотреть хочу, не отравили ли опять? Может поздно?

Дед подобрался. – Что-то знаешь?

– Думаю самое время хана травить.

Старик смотрел на меня, не скрывая изумления, но молчал. Опытный интриган, понимал, сам расскажу.

– По степи слухи бродят, – небрежно произнес я, – что Грыз на место хана метит. Что свидетели Худжгарха детей едят. Охрана хана служит не ему. А кому то другому. Так что самое время поменять хана. А если с Великим ханом что-то случится, все свалят на Свидетелей Худжгарха, а я от них весточку принес.

– Так чего ты сразу не сказал, пустомеля? Пошли.

– Я все сразу и сказал, да Вы слушать не хотели. Если бы, дедушка, подумали… Если конечно осталось чем думать. То задумались бы, а чего это человек зачастил? И когда приходит то всегда с важными новостями. Хотя мир в степи вижу для вас и не очень важен, – притворно вздохнул я.

– Ладно, я понял, зятек, пошли.

Мы вышли.

– А что ты говорил про стражу? – шагая рядом, спросил он.

– Менять ее надо вместе с начальниками, против хана они служат. Предадут.

– Точно знаешь?

– Говорю, что думаю. – ответил я. – Фактов нет, а ощущения есть.

– Ощущения посланника Духа мщения это тоже не мало, – тихо проговорил старик. – Тут многое поменялось. Совет вождей решил охранять хана поочередно. Великий не стал спорить. У южных племен большая сила накопилась. Объединились они с оседлыми. Не все… Но их хватает. Поэтому Великий ведет осторожную политику. Сам должен понимать. С приходом Худжгарха, многое поменялось.

Мы подошли к шатру хана. Два воина преградили нам путь.

– Что я тебе, дедушка, говорил! – повернулся я к старику. Тот щелкнул пальцами и воины упали на землю. Старик поманил пальцами своего ученика.

Подбежавшему ученику тихо сказал:

– Передай Быр Караму, чтобы поменял всю охрану в ставке на своих и собери здесь всех учеников. В шатер хана кроме Правой руки никого не пускать.

Мы вошли в шатер. Хан сидел в окружении двух девушек человечек.

«Красивые чертовки, – подумал я. – Своих зеленых девок, лапать ему зазорно. Людских баб подавай. При этом мнят себя выше людей. Как же первородные они. Как там было у Крылова? – А сало русское едят»…

Хан увидел нас и приподнялся с подушек. Старик махнул рукой девушкам чтобы убирались, но те ухватились руками за хана.

– В паучих превращу, – прикрикнул старик. И в голосе применил власть. Двух полуголых соблазнительниц словно ветром сдуло. Остался только дурманящий аромат духов.

Хан молча указал рукой на подушки.

Молчаливые рабы принесли гайрат и фрукты в меде.

– С чем пожаловал, – спросил хан, видя что я ни к чему не притронулся.

– Надо Быра подождать, – проскрипел дед.

– Надо, подождем, – спокойно отозвался хан.

– Какие новости в Вангоре?

– Готовятся к войне, но не верят, что она будет.

– А она будет?

– Будет.

Хан молча кивнул.

– Как здоровье Его величества?

– Думаю лучше Вашего.

Хан приподнял брови:

– Что ты имеешь в виду?

– Его Величество охраняют свои гвардейцы.

– Ах это? – хан немного успокоился. – Такое решение принял совет вождей.

Мы молчали и ели.

Через некоторое время вошел хмурый Быр Карам.

– Что произошло? – спросил он с порога.

– Да вот гости у нас, – хан показал рукой на меня.

– Вижу.

Быр Карам прошел на свое место и сел.

– Воины волнуются, – сообщил он. – Я охрану поменял. Скоро надо будет ждать вождей.

– Послушаем, что скажет посланник Худжгарха, – отозвался хан. – Ведь ты от него прибыл? – проявил он прозорливость.

– Да. От него.

Я поставил чашу на низкий столик.

– Худжгарх говорит, что Свидетели его встанут на защиту хана. Грыз не претендует на ханское место. Он кочует на севере между Снежных гор и Империей. Эти места Худжгарх отдал своим воинам. Под его началом 19 племен и 23 тысячи всадников. Он поддержит Великого хана во всем. Три орка не смогли скрыть удивления.

– 23 тысячи, – проговорил Быр Карам, – это немалая сила. Что еще есть сказать?

– В степи рождаются слухи, что скоро будет война, что Свидетели Худжгарха едят детей и предались демонам. Кто-то очень умело распускает слухи. Этих орков нужно выловить и прекратить распространение лжи. Пустить другой слух, что Свидетели поддерживают хана и что у них более тридцати тысячи воинов, готовых встать на защиту хана.

– И еще. Скоро будет поход молодых волчат. Как всегда часть войска пойдет набегом через империю, а часть на пролом прямо в лес. Так вот на пролом в лес идти нельзя. Мало кто дойдет до поселений лесных эльфаров. Там все утыкано магическими ловушками. У меня есть карта.

Я вытащил из сумки карту и развернул. Все трое склонились над ней.

Вот тут начинается лес. И он полон разных тварей, что нельзя убить магией и честным железом. Это место надо обойти. Вот я нарисовал примерный маршрут, как нужно идти.

Быр внимательно изучил карту. – Сведения верные? – спросил он.

– Сам проверял.

– Понял. Карту могу у себя оставить?

– Забирай.

Хан откинулся на подушки. – Почему ты нам помогаешь? – спросил он.

Я честно посмотрел ему в глаза:

– Так мы же родственники! Этого мало?

– Нет, – ответил хан. – Достаточно. Ты мою пайзцу не потерял?

Я достал из сумки серебряный жетон, который он дал мне вначале нашего знакомства, Пайзца позволяла мне двигаться беспрепятственно по степи и проходить вставку, но я ни разу им не пользовался.

– Дай сюда, – хан протяну руку.

Я спокойно отдал. Он взял ее и снял с пальца кольцо. Протянул мне.

– Теперь ты мне как сын, – сказал он. У меня в руках было свидетельство того, что я принадлежу к роду самого Великого хана.

– Сможет ли Грыз прислать мне тысячу своих воинов для охраны ставки? – спросил хан. – И прибудет ли он на совет?

– Сможет и прибудет. – кратко ответил я.

– Хорошо, – кивнул хан. Я не готов еще объявить себя последователем Худжгарха. Но буду оказывать им покровительство. У тебя все?

– Нет, избавьтесь от этих девушек человечек.

– Быр, – хан посмотрел на советника. – Продай их и займись слухами.

– Теперь все, – улыбнулся я. – Разрешите откланяться. Меня ждут в снежном княжестве.

– Если торопишься, ступай, – разрешил Хан.

И я исчез.

– Молодой бог укрепляется, – проговорил после исчезновения человека, хан. – Он хочет иметь союзников в степи и выбрал нас. Нам не избежать противостояния. И нужно выбрать правильную сторону.

– А чего ее выбирать? – проворчал старик. – Старые боги тебя отвергли и готовят переворот. Молодой бог это знает и хочет помочь. Здесь в степи он теперь главный. Но он хочет нанести удар нашими мечами по людским землям, там где старый бог еще силен. Молодой бог готовит нападение. Он после победы своих свидетелей уверился в своих силах. Да поможет нам Отец.

– Да поможет. – отозвались хан и Быр Карам.

Правая рука склонился над картой.

– Всех убедить идти через империю кружным путем мы не сможем, – подумав проговорил он.

– Всех не надо, – спокойно отозвался шаман. – Пусть наши и те кто нас поддерживает пойдут через империею и поведешь их ты Быр.

– Я? почему я? – изумился орк.

– Потому что в лес пойдут племена наших противников и в это время Империя нападет на Вангор. Мы двинем орду на империю, Ты дождешься нас и присоединишься. А в лесу сгинут те, кто нас не поддерживает.

Быр Карам пощелкал ногтем по клыку.

– Это как-то подло, – произнес он. – Ты не находишь старый?

– Нет, Быр, – спокойно отозвался старый шаман. – Я так не считаю. В степи разгорается междуплеменная война. Она обязательно случится. И пусть наши враги будут ослаблены. Они, Быр, нас не пощадят. Это всего лишь военная хитрость. Ты предложи всем пойти через империею и все не наши откажутся сами. Ты там нужен чтобы наши волчата не спешили. А воинами они станут в набеге на людишек.

Шаман усмехнулся:

– И я уверен, ты там встретишь нашего нового родича.


Открытый космос. Материнская планета

Щетина спрятался за полуразрушенной стеной здания. Он слился с ней, застыл. Напряженно вглядываясь в приближающийся броневик, отбросил все мысли.

Был он и враг, которого нужно было убить во что бы то ни стало.

Сейчас все зависело от его меткости и сноровки. Вся их жизнь, его и жизни спутников, была поставлена на карту. И нити своей судьбы, тонкие непрочные, готовые оборваться от струи огнемета, он держал в подрагивающих руках. Блюм потной ладонью сжимал предпоследнюю гранату. Он чувствовал боль от острых углов камней в своих коленях, но терпеливо ждал. Ждал возможности, кинуть гранату под колеса броневика.

Злобно урча мотором и дымя клубами черного дыма броневик спускался с холма.

Блюм уже мог разглядеть оскаленную физиономию человека прильнувшего к огнемету. Он что-то говорил тем, кто находился в броневике.

Щетина губами отсчитывал секунды:

– Один. Два…

Он должен был точно рассчитать момент броска и время срабатывания гранаты. Не позже и не раньше.

Он поднял крышку. Лоб от напряжения вспотел. Тонкие струйки заливали глаза и мешали видеть. Быстро вытерев лоб предплечьем руки, в которой сжимал гранату… Нажал на кнопку два раза.

«Пора!» – решил он и тут же несильно бросил гранату под колеса броневика. Он даже от волнения подумал, что не докинул. Но смертоносное железное яйцо ударилось о полотно дороги и покатилось прямо под днище броневика.

Щетина упал за стену и мысленно продолжал считать:

«Три, четыре…» Сразу после этого раздался громкий взрыв. Блюм вскочил и выглянул из-за стены.

Он успел. Граната разорвалась прямо под машиной и броневик с неприятным визгом закрутился на дороге с порванными шинами. Человек у огнемета что-то громко кричал.

Броневик тонко скрежеща, разрывая нервы, боком скользил по покрытию дороги, прополз метров пять и заглох. Щетина выхватил пистолет-плазмомет и не целясь, на бегу стал стрелять по стрелку Он израсходовал весь боезапас, но попал. Тело стрелка безвольно стало сползать вниз, во внутренности броневика.

Не давая возможности остальным выбраться, Щетина выхватил последнюю гранату и размахнувшись закинул ее во внутрь. После чего со всех ног припустился бежать прочь. В метрах тридцати от него раздался приглушенный взрыв и он оглянулся.

Блюм тяжело, но радостно дышал. Из чрева броневика повалил густой дым, а потом вылетело пламя огня.

Понимая, что опасности больше нет, он вытер лоб. На его грязном от пота и пыли лице появилась довольная улыбка.

Прихрамывая на ушибленную ногу, он побрел прочь.

«Да уж, – подумал он, – вот не думал, что на старости стану вытворять такие вещи. Ох барон, барон. Не зря тебя завербовал Демон. Умеет он подбирать себе помощников».

– Вот если встречу тебя, барон, – Щетина стал мысленно вести разговор с невидимым собеседником. – Встречу вновь, то сразу убью. Убью и все. Так и знай.

Ему навстречу катил электромобиль. Остановился и Блюм увидел довольные лица своих спутников.

– Здóрово ты их, дон, – радостно прокричал мальчик.

– А вы чего не спрятались? – залезая в машину спросил Щетина. Залезал он в кузов.

– А мы хотели тебе помочь, – все также радостно проговорил Рамсаул.

– Ну тогда и дальше помогайте, – устало ответил Щетина. – Я в кузове полежу.

Он чувствовал, что его нервная система была на приделе своих возможностей. После того как бронетранспортер взорвался, из Вейса будто бы вытащили стержень, который держал его эти дни. Он как-то сразу обмяк, почувствовал навалившуюся непреодолимую усталость. С огорчением понял, что в отличии старика и мальчика, жить в таком стремительном темпе долго, он не сможет, не выдержит. А с другой стороны Вейс считал, что большие проблемы ему пока не грозили.

«Нужно просто прилечь и отдохнуть», – убедил он себя.

Блюм поудобнее устроился на деревянном полу грузовичка, закрыл глаза и тут же уснул.

Ему снился он сам. Молодой крепкий. И он шел по слегка освещенному рассеянным светом коридору.

Эту дорогу он знал и иногда выбирался сюда, когда нужно было получить ответ на вопрос, ответа которого он не знал. Это были глубины его подсознания.

Вейс был скрытым интуитом и верил, что все необходимые знания скрыты внутри него. Только добраться до них не просто. Они спрятаны за нагромождением человеческого сознания, его жизненного опыта и веры в разум. Ум человека отрицает то, что не видит и не может почувствовать. Ему нет опоры для выводов. А интуит не опирается на ум, когда тот пасует, он углубляется в себя и ищет ответы в своем подсознании. Он словно исследователь углубляется в самого себя и как старьевщик отбрасывает ненужный мусор мыслей, говорящих ему, что ответа нет и искать не надо.

Вейс давно научился им не верить.

Он брел по коридору. Слева и с права от него находились двери. Но он ни разу их не открывал. Блюм каким-то седьмым или восьмым чувством чувствовал, что от туда он может не вернутся. Он просто потеряет дорогу обратно. Потеряет самого себя. И хотя к нему подступало врожденное любопытство, хоть одним глазком заглянуть в одну из дверей, он усилием воли сдерживал себя. А сейчас он с ужасом понял, что не может противостоять сильнейшему желанию открыть дверь. Он даже остановился напротив одной. Потер похолодевшие руки и замер.

– Открывай, не бойся, – кто-то шептал ему на ухо. – Тебя ждут. Давай смелее.

Вейс с сомнением протянул руку и тут же резко отдернул.

– Ты боишься самого себя, – послышался негромкий смех. Ну ты же хочешь знать, что стало с тем молодым парнем, которого ты хочешь убить. Я вижу, хочешь. Открой и узнаешь.

Голос искусителя звучал негромко и мягко ему хотелось верить, он был таким добрым и ласковым, как голос отца. Блюм запомнил этот голос на всю жизнь. И хотя отец ушел из его жизни, когда он был совсем маленьким, и он его не помнил, но этот голос который звучал в его ушах, был голосом приносившим в его душу покой и умиротворение.

– Ты так часто суда приходишь чтобы спросить у меня совета, а теперь боишься. Ха-Ха.

Вейс оглянулся. За его спиной сидел на стуле он сам, но сейчас он не прогонял Вейса, а лишь тихо смеялся.

– Что там? – спросил Щетина.

– Это ты можешь узнать если откроешь дверь, – отозвался сидящий Вейс.

Затем потерял интерес к гостю, поднялся и шаркующей походкой старика побрел прочь. Его фигура размылась и растворилась в воздухе.

Блюм решился. Он протянул руку, взялся за ручку и осторожно приоткрыл дверь. За дверью была степь. Высокая трава колыхалась под натиском ветра. Высоко в небе летали большие птицы. К нему из норы сунулся маленький зверек. Зверек заметил чужака, недовольно свистнул и вновь исчез. По степи, по воздуху шел гул, словно что-то большое и могучее двигалось по ней. Щетина пододвинулся поближе к двери, почти вошел в нее и тут из-за высоких кустов загораживающих ему видимость, выскочил полуголый дикарь на большом животном с рогами. Дикарь увидел Щетину, оскалился, показав большие клыки и неожиданно размахнувшись, запустил в Щетину копье.

Блюм тут же отпрянул, присел, пропуская копье над собой. Бросил взгляд на дикаря, который был уже в метре от него и доставал топор на длинной рукояти. Действовал дикарь невероятно быстро. Он замахнулся над головой Блюма и тот прикрыв голову руками, в страхе зажмурился, ожидая смертоносный удар. Но дикарь медлил.

Блюм открыл глаза. У его ног лежал дикарь, а над ним возвышался барон. Он осуждающе смотрел на Щетину. Затем толкнул его ногой и закричал:

– Вейс! Бегите отсюда.

И перед самым носом Блюма закрыл дверь.

Щетина стал приподниматься и в этот момент в дверь что-то тяжело ударилось. Дверь открылась и сильно стукнула Блюма по рукам, которые он успел инстинктивно подставить. Щетина сбитый ударом, покатился по полу. Попытался подняться, но пол качнулся и Блюм покатился в другую сторону. Больно ударился головой и увидел борт машины.

– Дед! Дед! В право рули. В право! – Во все горло кричал Самсул.

И машина сделала резкий поворот. Блюм вставший на четвереньки, снова упал набок и покатился к другому борту. Не понимая, что происходит, он пополз к кабине. Ухватился за борт и удержался на ногах. Машина то увеличивала скорость, то резко тормозила и при этом сильно виляла из стороны в сторону.

– Что случилось? – закричал он и застучал кулаком по кабине.

В открытом заднем окошке появилось бледное, испуганное лицо мальчика.

– Дон, на нас напали!

И в подтверждении его слов, пробив брезентовый тент грузовичка в кузов влетело копье. Оно просвистело рядом с лицом Щетины и воткнулось в борт. Блюм инстинктивно отпрянул.

– Кто напал? – успел спросить он.

Но вместо ответа мальчик закричал:

– Дед, пригнись, они нас окружили. К камням… К камням выруливай.

Вейс пробрался к заднему борту, выглянул наружу и увидел, что к ним бегут несколько людей с копьями. Он понял почему машина так вихляла, их поймали в ловушку и закидывали копьями. Спереди и сзади дорогу перегородили стволы деревьев. Старый Расаул кружился по дороге, не давая противникам прицелится.

Наконец он выбрал направление и помчался к нагромождению камней. Лежащих на обочине.

Преследователи отстали и Щетина вытащив игольник, стали расстреливать нападавших.

Стрелять метко в машине, которая подпрыгивала и виляла из стороны в сторону, было трудно. Но он сумел попасть в одного. Потом улучив момент во второго и преследователи замедлили свой бег. Они поняли, что добыча огрызается.

Щетина повернулся и шатаясь побежал на полусогнутых ногах к кабине. В окошко он видел кабину. Напряженно сидящего Самсула, крутившего руль, подпрыгивающего на сидении мальчика и дальше сквозь ветровое стекло камни. Старик остановил машину.

И тут из-за камней поднялась рослая фигура, человек с яростным криком запустила копье прямо в ветровое стекло машины. Блюм не целясь, почти мгновенно, выстрелил несколько раз. Фигура взмахнула руками упала под колеса электромобиля. А копье пробив стекло, вонзилось в плечо старика.

Дед! Что с тобой! Не умирай! Пожалуйста.

Вейс выстрелил еще раз и попал в следующего дикаря, вскочившего на камни. Блюм выскочил из машины, подбежал к двери, открыл ее и подхватив копье, резко его выдернул. Поймал упавшего в его руки Рамсаула и потащил к камням. Свой игольник кинул на сиденье.

– Прикрой! Приказал он Самсулу.

Положил раненного между камнями и колесами автомобиля. Быстро достал и вколол обезболивающее. Разорвал рубаху на плече. Вновь поискал в сумке и достал маленького жучка величиной с половину пальца, приложил ее го кране. Жучок зажужжал и стал ползать. Он покрывал рану слоем пены и сшивал лапками края. Затем нырнул во внутрь и исчез. На плече старика образованность твердая корочка кроваво-желтого цвета. Старик лежал без движения и казалось спал.

Мальчик запрыгнул на капот автомобиля и стрелял иглами куда-то назад.

Блюм достал игольник старика.

– Самсул! – крикнул он. – Прикрой меня со стороны камней и присмотри за дедом.

Сам переместился на место мальчика.

На дороге лежали четыре тела нападавших. Еще пятеро мелькали вдали, не решаясь приблизиться. Вейс оглянулся и посмотрел за камни. Там тоже маячили в метрах ста с пяток фигур, они то появлялись, то исчезали за деревьями.

«Грамотно обложили», – подумал Вейс.

– Самсул? Где мы?

– Не далеко от брода, дон. Это бандиты из заброшенных шахт. Что делать будем?

В голосе мальчика звучало спокойствие и оно передалось Щетине.

– Они попытаются напасть ночью, – отозвался он но мы их постараемся упредить.

– Ждать ночи нам не с руки, дон. Они позовут других бандитов и тогда их будет много. Автомобиль желанная добыча.

– Ну значит будем действовать до наступления ночи. Главное чтобы твой дед пришел в себя. Втроем мы справимся. Ждем пару часов.

Враги не приближались, но и не уходили. Через час вперед вышел один из бандитов и маша тряпкой пошел к ним. Вейс с интересом смотрел на него.

Одет в топорщащиеся кожаные штаны плохой выделки и в меховую куртку мехом наружу, подпоясанный широким ремнем на котором висело мачете. На ногах плетенные сандали.

– Эй! Речники! – подойдя на расстояние ста шагов, закричал бандит. – Отдавайте авто и валите куда хотите, вы нам не нужны!

– Давай поторгуемся! – закричал Щетина.

– Дон, не верьте им они обманут. – быстро и негромко заговорил мальчик.

– Я знаю, – отозвался Щетина. – Нам нужно выгадать время, пока твой дед проснется. Если они навалятся скопом, мы не отобьемся.

– О чем тут торговаться, старик, – засмеялся бандит, оставляйте машину и уходите.

– Мы уйдем, уважаемый, но у нас раненный и нам нужно сделать перевязку, дайте нам часа два, полтора и мы уйдем. Забирайте себе электромобиль и не преследуйте нас. Предупреждаю мы будем сопротивляться и многие из вас погибнут зря.

– Хорошо, старый, ты меня уговорил, даю два часа и потом уходите.

Бандит ушел.

– Как будем прорываться? – открыл глаза Рамсаул.

– Быстро же ты пришел в себя, – изумился Щетина.

– Рана пустяковая. Мясо пробито, а кость не задета, – ответил старик. Глаза мальчика радостно блеснули.

– Ну ты дед меня и напугал, я думал тебе все, конец. Копье вон какое большое.

– Главное чтобы заражения не было, – тихо но вполне твердо заявил старик. – Но думаю, наш дон позаботился об этом. – Он с вопросом в глазах посмотрел на Щетину.

– Встать можешь? – вместо ответа спросил Щетина.

– Могу.

– А идти?

– Идти тоже могу. Я крови немного потерял.

– Тогда лежи еще пару часов, а потом залезешь в кабину. Мы с мальцом сделаем вид, что убегаем. К машине бросятся те что сзади, ты их расстреляешь, мы оставим тебе станер. Поставишь на широкий диапазон, подпустишь ближе и обездвижишь, мы сделаем круг и вернемся. На машине сдадим назад и уберем бревна с дороги. Объедем засаду. Главное чтобы онм подмогу не вызвали.

– Не вызовут. Эти падальщики делится не захотят. Вот если бы ты, дон, не согласился на их условия, тогда да, вызвали бы.

– Ну хорошо, тогда ждем, – кивнул Блюм. – Самсул, марш на капот и наблюдай за обстановкой.

Время пролетело быстро. Щетина помог старику подняться и усадил в кабину.

– Мы уходим! – закричал он. – Оставляем вам деда. Делайте с ним что хотите, он уже не жилец.

– Держись за моей спиной, малыш, – приказал Щетина, – не подставляйся.

Он первый вскочил на груду камней и бросился бежать в сторону. В спину ему заулюлюкали бандиты. Он вдруг неожиданно сменил направление и помчался прямо на тех, кто прятался за деревьями. Двое диковатого вида мужиков выскочили ему навстречу и метнули копья Щетина не уклонялся, он знал, что защита сработает и копья пролетят мимо. На ходу он выхватил игольник и пятью выстрелами уложил этих двоих, что оказались самыми смелыми. Трое других увидев как бежавший на них старик, расстрелял их товарищей, дожидаться своей участи не стали и побросав копья, бросились бежать прочь.

Щетина остановился, присел на одно колено и прицелившись, поразил бегущих. На дороге за его спиной разыгралась своя битва. Блюм слышал вопли нападавших, а потом жалобный вой обманутых людей. Он быстро вернулся. Но помогать уже было не нужно шестеро бандитов лежали на дороге плотной кучкой, а Самсул словно в тире расстреливал обездвиженных бандитов.

– Победа! – запрыгал от радости мальчик.

– Нет малыш, – поправил его дед. – Еще не победа. Эти твари нас в покое не оставят и будут преследовать. Двое сумели убежать. Надо быстрее перейти брод. Машину оставим здесь. Может они не станут нас преследовать. Да и не проедем мы на ней далеко.

– Ты считаешь, что взяв трофей и увидев потери, они поостерегутся? – спросил Щетина.

– Да, дон.

Вполне может быть, – согласно кивнул Блюм.


Инферно. Поход в преисподню

Алеш решительно шагал по извилистому спуску в недрах горы. Темноты не было. По стенам шершавым, неровно вырубленным, как показалось Алешу нарочито небрежно, змейками светились красным светом широкие прожилки. Они-то и освещали кроваво красным светом спуск.

Прокс знал, что его противник находится впереди. Он чувствовал его присутствие и даже ощущал запах страха исходящий от незнакомца. Этот запах повис в воздухе.

Уходить и оставлять у себя за спиной такого хитрого врага Прокс не собирался. Ловкий, магически сильный, способный проникать на его гору и проделывать проходы под ней, он внушал серьезные опасения. Такого нужно уничтожить или на худой конец попробовать договориться. Но оставлять его за спиной было верхом глупости.

Дорога плавно вела вниз и через пол часа неспешной ходьбы Алеш очутился в небольшой пещере.

Ему дорогу перегородили два огненных элементаля.

«Ну да, – не удивился Прокс, – что еще можно ожидать от того кто ими может управлять».

– Ты слишком примитивен, – мысленно обратился он к убегающему незнакомцу. И тот услышал его. Страх и злоба пробежали легким ветерком по чувствам хранителя Преддверия и он довольно усмехнулся:

– Дрожишь!

Элементали нарезающие круги по пещере, заметили его, закружились огнями и создав два огненных шара запустили в Прокса. С гулом сильного пламени полетели шары в его сторону, но встретив ледяную преграду, мгновенно созданную Алешом, развалили ее и исчезли наполнив пещеру паром.

Золотой скрав действовал, не задумываясь. Использовав ту энергию, которую мог черпать неограниченно, он пожелал и воздвиг ледяную стену. Пожелал и двух элементалей окружили ледяные тески. Затем ледяные оковы треснули и исчезли вместе с элементалями. Ждать их возрождения Прокс не стал. Он быстро подошел к их сердцам и подняв, убрал в сумку.

– Ты думаешь, что можешь меня так задержать? – мысленно обратился Прокс к неизвестному противнику. И получил отголосок его ненависти.

– Злись. Злись, – подзадорил его Прокс.

Еще через два перехода и одну пещеру побольше, его встретил отряд демонов. За их спинами маячили две демонессы. Они яростно хлестали по полу пещеры своими хлыстами.

– Пошли прочь! – крикнул Алеш и не дожидаясь ответа, кинул себе под ноги два сердца земляных элементаля.

Перед ним стали подниматься каменные великаны.

Увидев их демонессы завизжали.

– Вперед, твари! – закричали они в один голос. – Убейте его!

И орда демонов с воплями бросилась в атаку.

Прокс расправил крылья и хлопнув ими, направил энергетическую волну навстречу мчащимся демонам. Они врезались в нее и увязли, а два великана образовав камни в своих могучих лапах, стали закидывать ими демонов.

Отряд противника таял на глазах. Погибшие от камней демоны падали сраженными и тут же исчезали.

Демоницы попробовали атаковать магией, но невидимые оковы стиснули и, сжали, и под их безудержные вопли раздавили.

Головы их лопнули, забрызгав стены кровью и они тоже исчезли.

– Однако тебя, неведомый недруг, слушаются демоны Преисподни. Кто же ты такой?.. Хранитель преисподни?

Ответ он не услышал.

Еще полчаса и появилась новая пещера. В ней его ждали две суккубы. И как не был Прокс готов к любой неожиданности, но атаку соблазнительниц он пропустил.

Его тело взорвалось непреодолимым желанием. Сильнейшая всепоглощающая страсть, вышвырнула все мысли из головы, кроме одной. Он хотел этих прелестниц больше всего на свете. Его воля была смята и разорвана в клочья. Он шел с пустыми глазами навстречу двум фуриям и по дороге срывал с себя одежду. Он видел манящих прекрасных дев, готовых подарить ему неземное наслаждение. Он жаждал их и пылал сладострастным огнем.

Девы приблизились к Проксу и приобняли его с двух сторон, слегка поглаживая нежными руками. От этих прикосновений Прокс почти сходил сума.

– Утоли нашу жажду, господин! – шептали их губы, а его руки жадно ловили ускользающие тела и он стараясь поймать их, шел следом за ними.

Он видел красиво убранное ложе. Ковры на полу, по которому мягко ступали красивые ноги прелестниц. Одна из них обняла его сзади и укусила за шею. От ее прикосновения, которое приносило боль и мучительное наслаждение, Прокс в экстазе застонал. Вдруг та что держала его сзади охнула и отпустила. Мимо Алеша что-то пронеслось и врезалось в красавицу, бесстыдно стоявшую на ложе на четвереньках к нему спиной и она повернув к нему свою прелестную голову, призывно смеялась. Вихрь сбил девушку и она жалобно закричала.

Наваждение, в котором прибывал Алеш прошло. Он удивленно увидел у своих ног убитую суккубу, а в углу пещеры, кто-то яростно сражался. Он понял что произошло – его успели околдовать и уже непреодолимая ярость захватила его самого. Мгновенно очутился рядом с дерущимися. Могучей рукой ухватил бьющий из стороны в сторону хвост и дернул на себя. С воем боли из схватки вырвалась суккуба и забилась в его руках. На нее яростно наседала Листи. Она когтями выцарапала демоницы глаза и шипела словно разъяренная кошка. Улучив момент Листи схватила сукубу за горло и вырвала его.

Тело соблазнительницы из преисподни упало на пол и стало растворятся в воздухе.

Прокс смотрел на Листи и не мог поверить своим глазам.

– Листи… тихо позвал он и протянул руку, чтобы удостоверится, что она ему не показалась. Он ухватил ее руку и та повернула к нему лицо пышущее огнем схватки.

– Что Алеш?

– Ты же … Ты же… Погибла.

– Да погибла… – отозвалась взволнованная сенгурка и с не меньшим удивлением спросила:

– А что тут делаешь ты? И как смог сюда попасть?

– Ты мне снишься? – Алеш все никак не мог справиться с удивлением.

– Нет не снюсь. Ты верно забыл или не знал, что демоны за грань не уходят. Наше место в преисподне. Только те демоны, что жили на поверхности отсюда выйти не могут.

– А как… Ты оказалась здесь?

– Я почувствовала твое присутствие сразу, как только ты попал сюда. Потом почувствовала, что тебе грозит беда… Я прорвала барьер…. Любимый…

Она уже успокоилась, прижалась к Алешу и прикрыла глаза.

– Твой запах… Он все такой же.

Листи прижалась к его груди лицом.

– Я буду наказана. – произнесла она. – Меня развоплотят.

Листи подняла взгляд на Прокса. Печально улыбнулась.

– Но я не могла оставить тебя погибать. Понимаешь…

Она не отрываясь смотрела ему в глаза, а он не в силах выдержать ее взгляда, отводил свой взор.

– Кроме того, – вздохнула Листи, – после того как я вновь тебя увидела… Я не могу больше жить… спокойно. Я знаю что ты рядом и не могу с тобой соединиться. Это… Ты, моя большая боль, Алеш. Для меня лучше уйти в забвение.

Листи говорила спокойно с легкой печалью на лице.

– Прощай, Алеш, за мной пришли.

Она обхватила его руками и крепко, крепко к нему прижалась всем телом. Две тени закружились вокруг них, подхватили ее и она сама стала превращаться в тень.

– Я любила тебя, Алеш… Всегда…Только тебя…

Голос девушки становился слабее:

– Помни-и это…. Не заб….

Тени и Листи исчезли.

Прокс стоял окаменевший. В его зачерствелой душе шевельнулась жалость и он почувствовал горечь потери.

– Листик, – прошептал он одними губами, – я не забуду… Прости…

– Я простила тебя, любимый… И ты прости….

Он остался один. Только сейчас Алеш обратил внимание, что в пылу пагубной страсти околдованный суккубами, разорвал на себе одежду. Он стоял полуголый и был отвратителен себе.

– Вот твари! – выругался он. И набрав воздух в грудь закричал:

– Слышишь ты, Враг! Я найду тебя! И не проси пощады!

Хлопнув с раздражением крыльями, Прокс восстановил свою одежду и решительно зашагал дальше.

Он шел низко пригнув голову, готовый к встречи с тысячами суккуб, решительный и непреклонный в своем стремлении добраться до врага. Но суккубы больше не попадались.

В мыслях царила чехарда, встреча с сенгуркой выбила его из равновесия. Он чувствовал незнакомое ранее чувство стыда, горечь потери и ноющая боль острыми когтями рвала его душу. Старое казалось забытое им прошлое, настигло его. Где-то далеко промелькнула и спрятались мысль:

«Как агент он уже профнепригоден».

Пребывая в мрачном настроении и в смятенных чувствах, войдя в очередную пещеру, он остановился.

Алеш ожидал всего что угодно, но только не того, что он увидел. Прокс растеряно затоптался на границе пещеры, не зная что ему делать и верить тому что он увидел или нет.

«Час от часу не легче» – подумал он.

В метрах десяти от него прикованный к столбу, висел распятый Дух. Юноша безвольно опустил голову, но был жив. В своей обычной одежде – простой и удобной, но сейчас мокрой и рваной. Грудь еле заметно вздымалась.

– Дух, – осторожно позвал его Прокс. Юноша поднял голову и посмотрел на Прокса.

– И откуда ты здесь взялся? – еле слышно произнес парень. Он усмехнулся, а затем неожиданно для Прокса запел:

– Куда идем мы с пяточком… Хе – хе… Вышел ежик из тумана, вынул саблю из кармана…

Прокс осторожно вдоль стены стал обходить распятого парня.

«С ума сошел» – подумал Прокс.

– Уходишь? – глядя на Прокса, произнес Дух.

А затем злобно крикнул:

– Нет, ты так просто не уйдешь, гад!

Прокс остановился и затоптался на месте.

– Как ты тут оказался, Дух, – не приближаясь, спросил Алеш.

– Это ты меня сюда повесил. Забыл?

– Забыл? Я ничего не забыл и тебя сюда не вешал. Ты видел здесь кого нибудь? Тут должен был пройти некто.

– Некто, – повторил парень и с болью в голосе выкрикнул. Тут ни кто не ходит.

Алеш попятился.

– Какой же ты гад! – почти плача произнес парень. Затем неожиданно поднял голову прислушиваясь.

«Здесь небезопасно… Кто-то бродит…» – произнес он и тут же крикнул в темноту:

– А что ты мне сделаешь? Ха! Ха! Пугало!

Посмотрел на Прокса и зло ухмыльнулся:

– Ничего не забыл?

Прокс подошел по ближе.

– Ты не помнишь, как сюда попал? – спросил он.

– Как попал? – переспросил Дух. Он тяжело вздохнул и опустив голову, тихо прошептал:

– Тут должен был пройти некто.

«Бредит, – понял Прокс. – Как же его угораздило, сюда попасть? Приключений захотел или опять спасал девицу?.. А что если на него напали также и как на меня? Только он оплошал».

Прокс не знал что и думать. Он хотел уйти, но совесть. Та самая совесть, что была усыплена в интернате для метаморфов и разбуженная появлением Листи, не давала ему найти в себе силы уйти.

«Сколько еще раз я буду предавать»? – спросил он сам себя.

– Как мои девочки? Живы, здоровы? – давая себе время, чтобы принять решение, задал вопрос Прокс.

Дух через силу поднял голову и кивнул:

– Девочки живы и здоровы, – и вновь обессиленно опустил голову.

Прокс не зная, что делать, потер рукой подбородок. Он хотел пройти мимо. Мало ли кто мог быть в обличии духа. Но упоминание о его невесте и приемной дочери рассеяли все сомнения.

«Ради них придется парня спасать, – подумал он. – Кто-то же должен о них позаботиться, пока он вдалеке от них. Да и не будет Дух устраивать такое представление, чтобы добраться до него. Не в его это силах. Здесь Инферно, а не Сивилла.»

Прокс подошел к парню и создав клинок, двумя ударами разрубил удерживающие пленника на кресте цепи.

Обессиленный узник упал на колени. Прокс вздохнул, покачал головой.

«Придется видимо тащить его с собой».

Он нагнулся и ухватил парня под руки. Осторожно поднял и вдруг у того вместо рук появились узловатые ветви. Парень потек, меняя очертания. Ветви крепко ухватили Прокса. Из тела Духа полезли новые ветви и они спеленали Алеша. Туго сжали, выдавливая из него воздух. А сам парень превратился в пень с корнями.

Последнее что Алеш услышал перед тем, как неожиданно потерять сознание:

– Убей себя! Умри! – Уйди за грань!

Глава 8

Планета Сивилла. Степь. Предгорье снежных гор

Отряд снежных эльфаров усталый и не выспавшийся наконец-то выбрался из проклятой лесополосы – участка Вечного леса на границе со степью. Этот пограничный островок леса, клином подступающий к степи лесные эльфары с помощью магии превратили в труднопреодолимую часть своего места обитания. Хищные животные, ядовитые растения, густая чаща исковерканных деревьев и колючих кустов была смертельно опасна для любого кто попадал сюда.

Двигался отряд осторожно, под магическим прикрытием. Им за глаза хватило встречи с плотоядной белкой. Но к удивлению членов отряда, нападений больше не было. За то двое коней погибли от уколов ядовитых кустарников и теперь безлошадные бойцы ехали в повозке вместе с Рабе и раненным товарищем.

Рабе сидела рядом с возницей и внимательно следила за местностью. Она в отличии от снежных эльфаров видела ауры животных и растений. Могла определить опасный куст или нет, а так как кусты сплошным ковром покрывали весь лес, они петляли по чаще согласно указаниям демоницы. Передовые всадники вели коней под уздцы, вырубали мечами и выжигали магией себе дорогу. Для этого эльфарам пришлось спешиться.

– Стой морда! – прикрикнула она на возницу. – Объезжай эти кусты. Возница несмотря на грубый окрик, поспешно натянул поводья и стал разворачивать повозку.

– Дети демонов, – ругался он. – Это ж надо, так загадить лес! Шагу ступить нельзя и не напороться на что-нибудь ядовитое. Чтоб им в преисподне гореть и лизать раскаленные сковородки.

Рабе искоса посмотрела на возницу что понукал лошадей.

– С чего ты взял, – спросила она, – что лесные эльфары попадают в Преисподню.

– Так мне бабка моя рассказывала. А она многое знала. У самого главы дома «Сиреневого тумана» поварихой была. Так вот она мне в детстве…

– А ну пошли, снулые! – постигнул возница лошадей. – Но-о, ленивые.

– Так вот, – продолжил возница обрадованный, тем что может поболтать с грозной и решительной принцессой. А ее в отряде уже побаивались. Обладала она сильным характером, мужеством и гибким умом. И возница в ее присутствии стал робеть.

– Настоящая княгиня, – похвалил ее старший группы Зарка-ил..

– Моя бабка говорила, что лесные эльфары поголовно попадают в Преисподню в силу своего поганого характера и лютой ненависти ко всему живому. И там лижут раскаленные сковородки. И я Вам, льерина, скажу, что по другому и быть не может. Вон как лес изгадили. Что не шаг, то засада. Из белки хищника сделали и слава Хранителю, что она была одна, а то бы и не доехали.

В Преисподне им самое место, льерина, это точно. Поганый народ.

– Если они такие поганые, – равнодушно спросила Рабе, – Почему же вы с ними якшаетесь?

Возница запнулся.

… - Гхм… Ну… То, льерина, не мое дело, то старшие пусть думают. А мое дело сидеть на козлах.

– Ты наверное и думаешь тем местом на чем сидишь, – ответила Рабе и сидящие в повозке эльфары негромко рассмеялись.

Некоторое время ехали молча. Наконец впереди показался просвет. Лес закончился неожиданно, резкой границей искореженных деревьев, словно чья та непреодолимая воля не давала лесу разбрасывать семена и двигаться дальше в степь.

– Фу-у! – вздохнул с облегчением возница. – Выбрались.

Степь встретила дурманящим запахом горьких трав, теплым светом Светила, легким ветерком и вольным необозримым пространством. Только далеко на горизонте поднимались стены родных для эльфаров гор.

Лошадки пошли веселее, настроение путников улучшилось. Возница стал тихо напевать одному ему известный мотив. Рабе прикрыла глаза и казалось уснула. Рядом с повозкой в трех лагах позади ехали на лошадях два снежных эльфара. Один из них поравнялся с Рабе и откашлялся. Она открыла глаза и увидела улыбающегося Занда-ила.

– Вырвались – довольно произнес он. Парень красовался на коне и она понимал что он хочет произвести впечатление.

«Что это с ним? – подумала Рабе. – На колючку напоролся?»

– Как Ваше самочувствие, льерина?

Рабе ответить не успела. Ее опередил возница. Он подхлестнул своих коней и сердито буркнул:

– Ступай на свое место, ротозей. Прикрывай нас с сзади.

– А че там прикрывать? – небрежно отмахнулся худой парень и гордо вздернул нос. – Из леса мы вышли, а тут степь.

– В том-то и дело что степь, – огрызнулся возница. – Орки могут появится.

– Подумаешь орки. Их здесь днем с огнем не сыщешь. Пограничники отучили их здесь ставить стойбища. А появятся…

Он выхватил меч и размашистым ударом рассек воздух.

– Мы им покажем.

– Покажет он, – вновь забрюзжал возница. – Ты орков-то хоть раз видел?

Перебивая готовый сорваться с уст парня ответ, впереди раздались тревожные крики.

– Орки! Орки!

К каравану маша рукой спешил разведчик.

Занда-ил побледнел и тихо выругался:

– Накаркал.

Задержал за уздцы лошадь и сдал назад.

Рабе привстала и стала всматриваться вперед и вдаль.

– Что там? – тревожно спросил возница.

Рабе видела, как на них скачут размахивая копьями десятка два орков на лорхах. Им на встречу понеслись снежные эльфары.

– Куда они помчались! – всплеснула руками Рабе. – Дурни! Это ловушка! Давай разворачивай обратно в лес!

– Куда в лес, – опешил возница.

– Куда! Куда! Сам посмотри. Там можно защищаться.

Возница встал и охнул. Справа и спереди скакали на могучих быках орки. Помчавшиеся на встречу оркам отряд охранения, оставил повозку без прикрытия и на них с радостным улюлюканьем мчалось еще с десяток орков.

Возница не садясь, хлестнул лошадей и стал их разворачивать. Двое эльфаров лишившихся коней, выпрыгнули из повозки и встали на пути орков. Один конный эльфар маячил за их спинами, а второй, в котором Рабе узнала Занда-ила, гнал лошадь в сторону леса.

Возница тоже его увидел и нахлестывая коней сплюнул:

– Вот сволочь, струсил.

Кони развернулись и набирая скорость, потащили повозку обратно в лес. Рабе обернулась и увидела, что орки налетели на пеших эльфаров, но просто снести их быками не смогли, те применили боевые амулеты. Огненные шары и ледяной голем остановили их натиск и они разделившись, стали обходить эльфаров с боков. Конный обстреливал орков из лука и довольно метко. Трое орков то ли убитых, то ли раненных уже висели на шеях быков.

Вдали во всю кипела битва и что там происходило, понять было трудно. кони и быки поднимали пыль, всадники носились друг за другом. Сверкали магические вспышки.

Но к повозке на встречу им стремительно приближались еще четверо орков. Они шли широко друг от друга, дугой, пытаясь, отсечь повозку от леса. Это были лучники они на ходу натягивали луки и пускали стрелы. Повозка неслась прямо на них.

Возница не зная что делать, стал притормаживать лошадей.

– Не спи, гони прямо на них! – закричала Рабе. Возница вздрогнул и подхлестнул лошадей, но замедление бега лошадей не прошло даром.

Одна стрела попала вознице в голову сверкнул щит и стрела сгорела. Вторая стрела попала ему в шею. Он захрипел и, не выпуская поводьев, завалился, упал на козлы, отчаянно замахал рукам, затем теряя силы, свалился на траву. Лошади потащили его, но вскоре приученные слушаться вожжей, стали замедлять бег.

У Рабе не оставалось выхода. Если она хочет выжить и выполнить приказ господина, она должна принять истинную форму.

Демоница на ходу спрыгнула на землю, упала в траву и туже превратилась в демоницу. Стоя на четвереньках, огляделась.

Повозка продолжала катиться дальше. К ней скакали с воплями орки. Они радостно размахивали луками, предвкушая добычу. Слева шла яростная схватка двух оставшихся в живых эльфаров. Конный прикрывал пешего, но их окружили четверо орков на лорхах. Занда-ила не было видно.

Рабе ушла в невидимость и побежала за повозкой Первый орк самый ближайший к повозке натянул поводья. Он оглядывался, ища эльфарку.

Рабе заскочила ему за спину, жадно обхватила руками и выпила его жизнь до дна. От сладкой пищи она пришла в экстаз и столкнув тело орка, погнала лорха к другому орку. Лорх попытался взбрыкнуть, почуяв чужого, но демоница больно сжала его ногами и напустила страх. Лорх присмирел.

Орк не обратил внимание на скачущего быка без всадника и хотел запрыгнуть на повозку, но сильная рука демоницы ухватила его за шиворот и он на глазах удивленных товарищей, дергая ногами, повис в воздухе. Вскоре он сморщился и безвольно повиснув, упал на траву.

Рабе действовала быстро. Она прикончила двоих и сильно опьянев, ринулась на третьего. Когда она до него добралась В его грудь вонзилась стрела. Орк покачнулся и упал ей на руки. Полежал и сполз на траву под ногам лорхов. Неожиданно лорх, на котором сидела Рабе заревел и взбрыкнулся. Демоница опьянев от выпитых душ, потеряла над ним контроль. И следом пришло возмездие. Рабе не удержалась и совершив кульбит через голову, полетела на землю. Встала она, совершенно не заботясь о невидимости и, тут же отрезвела, увидев широко раскрытые глаза и рот снежного эльфара, что находился раненным в повозке, а теперь вылез и стрелял из лука. Эльфар держал в руках натянутый лук и приготовился стрелять. Но вид демоницы его остановил.

Она вновь ушла в невидимость и отбежав за спину последнему орку оставшемуся без быка, подхватила с земли топор и опустила тому на голову.

Рабе выругалась:

– Чтоб у тебя глаза повылазили, глазастый.

После чего приняла образ снежной эльфарки.

Орк упал с раскроенной головой, а Рабе еле успела увернутся от стрелы, пущенной опомнившимся эльфаром. Он стрелял в орка, но тот уже упал мертвым.

Рабе погрозила ему кулаком и огляделась. Ближайшие орки были убиты, эльфары, что прикрывали повозку, тоже валялись среди тел орков. Одинокий конь стоял возле павшего хозяина. Занда-ил увидев, что схватка закончилась сделал круг и стал возвращаться. Он пришибленно посмотрел на Рабе, но та подойдя к нему, прошептала:

– Мне надо будет с тобой поговорить или я расскажу как ты струсил.

Занда-ил втянул голову в плечи.

Она подошла к повозке.

– Ты что недоумок, – спросила она, наступая на раненного, – Хотел меня убить?

В руках она продолжала держать окровавленный топор.

– Нет. Что Вы, льерина! Я… Я стрелял в орка, я не знал что за ним были вы. И вообще мне померещилась демоница.

– Демоница? – переспросила Рабе.

– Ну да… Красивая такая с рогами и хвостом.

– Тут или шаман рядом или ты бредишь, – Рабе покачала головой.

– Занда-ил! – приказала она. – Проверь есть ли среди наших раненные. Орков добей.

– Может я лучше Вас поохраняю, – не смело отозвался молодой эльфар.

– Живо! – Рабе возвысила голос до крика.

Занда-ил опасливо потрусил к месту боя.

Впереди битва тоже прекратилась. Трое орков увидев, что все нападавшие убиты, развернули быков и умчались прочь в степь. А к повозке возвращались двое снежных эльфаров. Они не стали преследовать врагов.

Зарк и еще один снежный эльфар имени которого Рабе не знала, остановились у повозки. Зарк обреченным взглядом смотрел в спину Занда-ила.

– Все полегли, – проговорил он и отвернулся.

– Хватит сопли распускать, воин! – сурово отозвалась Рабе. Осмотрите всех наших, может кто выжил. Вернемся в лес и ночью двинемся к горам. Убитых предадим огню. Всех коней поймайте, возьмем с собой. Если орки увидят следы, пусть думают что нас много.

Мужчины как будто ждали, что кто возьмет командование на себя и тем самым ответственность. Ее уверенность и командный тон приободрили снежных эльфаров. Они тут же принялись исполнять ее приказ.

– И ты не стой столбом, – Рабе оглянулась на раненного. – Здоров уже. Садись на место возницы.

Эльфары дрались до конца никто не отступил и все они погибли. Их сложили в одно место и Рабе с помощью огненных шаров сожгла тела.

– Соберите пепел, – распорядилась Рабе.

– Зачем?

Рабе повернулась к говорящему. Конечно это был Занда-ил.

– Передадите прах родственникам и скажите, что они бились храбро, защищая свою принцессу. До конца… И не отступили. Они достойны уважения. И это самое малое, что мы можем для них сделать. Почтить их память.

Зарк молча опустился на одно колено.

– Примите мою верность, Ваше Высочество.

Он коснулся губами ее руки.

– Я понимаю Ваши чувства лер Зарка-ил, но это преждевременно. Вы служите своему дому и если я стану княгиней, то вспомню о Вас. А пока Ваш долг принадлежит вашему роду.

Зарк смущенно поднялся. Рабе успела заметить злой взгляд, который на него бросил Занда-ил.

День провели за густым кустарником, скрывающий отряд со стороны степи. А вечером с наступающей темнотой тронулись в путь.

Зарка-ил и второй эльфар, что оказался его братом, и звали его Зунда-ил. Уехали на лигу вперед. В отряде братьев называли кратко – Зарк и Зунд.

Раненный управлял повозкой, а Рабе и Занда-ил ехали на лошадях позади повозки и привязанных к ней лошадей.

– Занда-ил. – Рабе не поворачивая головы, стала говорить с молодым снежным эльфаром. – Ты проявил себя недостойно, как трус, но об этом знают только я и ты.

Занда-ил втянул голову в плечи и еще больше ссутулился.

– Помнится ты говорил, что покажешь этим орка и показал им спину. Я могу тебя раздавить и предать суду чести… Но могу возвысить. Что ты желаешь?

– Э-э… Льерина… я не понимаю…

– Ты что тупой? – Рабе повернула к нему голову. – Не понимаешь?

– Простите, я все понял, – залепетал эльфар. – я буду верно служить Вам.

– Я хочу чтобы ты стал предан мне как собака, Занда-ил, и делал все что я прикажу. Для тебя это путь наверх. Ты недостойный червь и в твоем роду это понимают. Ты никогда самостоятельно не поднимешься среди своего рода до высот, о которых мечтаешь. Но я могу сделать тебя более знатным чем глава твоего дома. Но мне нужна твоя клятва преданности… Готов ты ее принести?

Глаза парня жадно блеснули:

– Готов, моя госпожа, и приношу Вам свою клятву преданности. Что вы желаете?

Пока ничего. Просто расскажи откуда вы и почему за мной охотились.

Занда-ил уговаривать себя не стал.

– Мы члены «Братва»…

– Что это такое, «Братство»?

– Братство это союз двенадцати самых больших Малых домов. Во главе организации стоит Старший брат – глава дома «Каменистой долины» лер Шумар-ил. Наши братья везде.

Занда-ил гордо выпрямился.

– В пограничной страже, в службе безопасности. Правда на должностях младшего и среднего офицерского состава. Есть так же в армии на штабной работе. Вот.

– И что хочет это ваше «Братство»?

– Мы хотим справедливости. Хватит Старшим домам управлять нашими судьбами. Они привели нас упадку, к союзу с людьми и мы давно уже находимся в стадии стагнации. Снежный народ достоин большего, а это возможно в союзе с лесными эльфарами – нашими старшими братьями.

Вместе с ними мы покорим орков, а потом и людишек и будем править миром вместе с лесными братьями. Мы достойны этого.

– Понятно, – спокойно ответила Рабе. Ей было все равно кто тут правит. Люди или снежные эльфары на пару с лесными. Они были для нее всего лишь пищей.

– А от меня что нужно «Братству», ты знаешь?

– Я… Я подслушал… – Он воровато перешел на шепот:

– Вы нужны чтобы скомпрометировать Вас или заставить выполнять волю «Братства». Кроме того нужно наказать человека, что захватил Вас и не отдал полку гвардии. Он еще претендует на то чтобы войти в один из родов нашего народа и мы не должны этого допустить. Это позор!

– И это понятно, – кивнула Рабе. – Я скажу, что ты храбро меня защищал. Служи верно и не прогадаешь.

Эльфар преданно кивнул.

«Значит я была права и хозяин тоже, – стала размышлять Рабе. – Принцессу хотят использовать как пешку против политики старших домов. И планы у „Братства“ весьма амбициозные. Нелегко будет хозяину. Ну ничего, я ему помогу. Мы это „Братство“ переиграем».


Планета Сивилла. Предгорье снежных гор

Я вернулся к месту нашей прежней стоянки во время спора отряда незнакомых орков и Ганги. Рядом с ней стояли бойцы отряда сына Грыза Шыргуна и скалились. Им доставляло удовольствие смотреть на перебранку их предводительши, на которую они смотрели свысока. В их взглядах читалось снисходительное:

«Женщина, что с нее возьмешь?»

И они не вмешивались.

– Женщина, закрой рот и дай поговорить мужчинам, – хмуро рассматривая ее отряд из молодых воинов, говорил огромный орк. За его спиной в окружении других орков были Сулейма и сын бывшего посла в Лигирийской империи.

Их как-то странно, словно защищали, подпирали два орка и даже пытались как будто прикрыть своими телами. Молодой орк взволновано оглядывался. А тот что постарше крепко сжимал в руках топор. Внешне очень похожие, они напряженно смотрели на молодых бойцов.

Не видно было чтобы Су и ее спутник были в плену и беспокоились. Сулейма равнодушно грызла ногти и сплевывала на землю.

– С какими мужчинами ты, недоумок, хочешь поговорить? – Шипела оскорбленная моя невеста. – Оставляй нам снежных эльфаров и катись отсюда пока жив.

– Я тебе еще раз говорю, женщина, исчезни из глаз моих и не позорь тех, кто стоит за твоей спиной. Ты нам не указ. Мы ждем Шамана.

– Какого еще шамана, поедатель травы! – я знаю этих снежков и они мои.

– Лучше отойди женщина. Не доводи до греха. Я могу и рассердиться.

Молодой эльфар хотел что-то сказать, но Сулейма положила ему руку на плечо и отрицательно покачала головой.

«Вот негодница! – понял я, – она развлекается».

Пришлось вмешаться. Проявился я рядом с Гангой и встал между ней и орком.

Я понял что это отряд, который нанял Фома, для охраны моих новых подданных.

– Какого Шамана ты ждешь? – спросил я.

Орк на мгновение опешил. Недолго с удивлением смотрел на меня.

– Ты кто такой? – Придя в себя, спросил он. – И как тут оказался?

– Это прыщ на заднице, – громко проговорила Су. – Он вечно суется не в свои дела. Задай ему.

Ганга широко раскрыла глаза и стояла пораженная ее словами. Никто не смел так разговаривать с ее мужчиной.

– Бледная пиявка! – тихо, но с угрозой проговорила моя невеста. Я заставлю тебя лизать ему сапоги.

– Попробуй только! – Су воинственно подняла кулачки.

«Вот же неугомонная, – покачал я головой – Так и хочет, что бы ее выпороли».

Понимая, что сейчас может случится драка всех против всех и виноватой в этом будет снежная эльфарка со своим несносным характером, я напустил ментально страх, который поплыл по воздуху, влезая в души всех присутствующих. Он сковывал волю и приводил в смятение. Я видел, что всех пробрало. Они не понимая, что происходит и чего нужно бояться, стали осматриваться, а я словно удав Каа прошипел:

– Все-ем стоять!

Всех в том числе и Гангу парализовало.

– Так ты называеш-шь меня прыщ-щем, гадкий утенок? – Все также тихо спросил я.

Су побледнела еще больше. Рот ее раскрылся, губы и руки в страхе задрожали. Она силилась, что-то сказать, но не могла.

Я повернулся к командиру орков.

– Ты был нанят худым маленьким орком. И хочешь влиться в ряды свидетелей Худжгарха. – не повышая голоса все также тихо произнес я.

– Иди к Грызу и передай ему, что ты оказал услугу Худжгарху и он тебя благословил стать его пророком.

Орк не посмел ослушаться. Молча кивнул и пошел прочь на негнущихся ногах. За ним к своим лорхам пошли орки его отряда.

– Вы – я посмотрел на отца и сына, – служите тому маленькому орку, которого называете Шаманом. Можете оставаться. И дождитесь его.

А ты, – я перевел взгляд на сына Грыза, – если еще раз подставишь небесную невесту, изгоню с позором и отберу мечи.

Посеревший Шыргун склонился.

– Прости, командор, такое больше не повторится.

– Хорошо, – сменил я гнев на милость и развеял страх. – Располагайтесь здесь лагерем. И скажите мне где Фома с Гради-илом?

– Они ушли, – испуганно и растерянно ответила Ганга. Она как и все ежилась, не понимая, почему ей стало страшно.

– Как ушли? Куда?

– Гради-ил сказал, что он не доделал одно дело, а Фома сказал, что должен ему помочь.

– Опять двадцать пять, – обескураженно вздохнул я. – Когда это прекратится? У всех неожиданно появляются дела!

Но понимая, что делать нечего, махнул рукой: – Ну, будем ждать этих дельцов.

– А вы лер Саму-ил, не хотите пообщаться с сыном? – посмотрел я на бывшего посла, что стоял столбом, глядя на молодого эльфара и не решаясь к нему подойти.

– Я думаю Вам о многом стоит поговорить.

– Шыргун, бери лагерь под охрану.

– Вы оба, – ткнул я пальцем в двух орков, – найдите себе место и сидите до прихода Шамана тихо.

– Су, займись хозяйством.

– Ганга, пошли поговорим, – я ухватил невесту под локоть и повел ее к ручью.

– А почему я? – Услышал я возмущенный возглас Сулеймы, потом звук шлепка и вскрик: – Ой!

Который тут же прервался шипением:

– Я тебе клыкастый руки оторву. Постой только Фома появится и считай, что ты труп.

– Сулейма, – это уже Радзи-ил, – хватит постоянно ругаться и на всех нападать, имей совесть.

– А ты молчи… прихвостень зеленомордого.

Я остановился и повернулся к снежной эльфарке.

– Когда Фома придет, он тебя выпорет. И будет пороть пока ты не образумишься, а не образумишься, будешь в моем новом доме свиней пасти.

Су замерла с открытым ртом. Она знала, что я слова на ветер не бросаю. Девушка прикусила губу и из ее глаз потекли слезы.

– Почему я такая несчастная! – запричитала она.

– Потому что дура, – ответил ей один из орков. И правильно что Шаман придет и тебя выпорет. Иди готовь еду.

Я вновь пошел с Гангой под руку.

– Что случилось? – спросил я. – Почему Фома и Гради-ил куда-то отправились?

– Гради-ил заметил, что за нами следили и решил узнать кто это. Ему на помощь отправился Фома.

– Понятно.

Я прижал ее к себе и поцеловал. Ганга ответила страстным, горячим поцелуем, но тут же стала меня отпихивать.

– Ты чего? – я не понял.

– Ты…Ты спал с Чернушкой? Спал. Я чувствую на тебе ее запах. И я знаю что она понесла…

Я думал, что она устроит сейчас сцену ревности, но ее глаза радостно заблестели.

– Как это славно. У нас будут дети!.. И ты уже не сможешь бегать от нас. Нам нужна защита и внимание.

Она крепко ко мне прижалась.

– За Сулейму не беспокойся, я ее усмирю, – тихо проговорила она Присмотри за Саму-илом. Странный он. Всю дорогу молчал.

– Хорошо присмотрю. Как там наш ребенок?

– Растет. Что ему сделается. – она беззаботно махнула рукой.

– Какие новости из дома?

– Тору похитили и везут в горы.

– Тору? Как? Когда?

– Несколько дней назад.

– И что, ты позволишь ее просто так увезти? – она недоверчиво посмотрела на меня. – На тебя это не похоже.

«Сказать, не сказать, – размышлял я. – Чернушка знает, чего тогда скрывать от Ганги. Она не болтлива»….

– Ты почему молчишь, – не отступала орчанка.

– Они украли не эльфарку.

– Не эльфарку?… А кого?

– Демоницу. Рабе.

– Так это была Рабе? О боги я даже не заметила этого. Ну ты и хитрец. – Ганга покачала головой, – как мой дед.

Наш разговор прервал топот копыт. Мы повернулись на шум и увидели Фому и Гради-ила.

– Вернулись пропащие, – проворчал я. Дождался когда они подъедут и спросил:

– Где были? Докладывайте.

Гради-ил, после того как его спасли молодые орки, пребывал в лагере Грыза и без дела слонялся по стойбищу. Делать ему было нечего и он чтобы не скучать, пристроился к походной кузне. У свидетелей Худжгарха тоже были рабы – люди. Они были кузнецами, портными, пастухами. Только в отличии от других племен орков рабов щадили. Так велел Худжгарх.

Рабы в жизни орков занимали важное место. Это были в основном ремесленники. Кузнецы, оружейники, шорники, портные, гончары, сыровары. Дети чистили берега речушек от нечистот и пасли мелкий скот.

Орки на снежного эльфара не обращали внимания. Бродит себе и пусть бродит, раз так повелел Грыз.

Но деятельная натура эльфара не давала ему покоя и он вспомнив себя в рабстве, пришел к оружейникам. Оглядел груду побитых доспехов, скривившись, посмотрел как ее лениво чинят люди и принялся раздавать команды.

С ним не спорили. Он был свободным. Вскоре в лагере уже знали, что эльфар отменный бронник и ему несли заказы со всех мест.

Эльфар из рабов организовал артель и разделил работу по принципу у кого что лучше получается. Кто-то хорошо клепает стальные пластины к кожаному основанию, кто-то лучше работает с кожей, кто-то лучше чинит шеломы. Разделив их на группы, он в разы ускорил процесс. А после битвы с ревнителями старой веры этой брони валялись большие кучи.

Пришел Грыз, посмотрел и удовлетворенно хмыкнул:

– Молодец, бледнолицый. Только оставь после себя того, кто сможет также организовать работу.

– Рабы не будут сами так делать, – усмехнулся Гради-ил. – Ты вождь поставь сюда, старика, что будет смотреть за работой, я его научу. Уже через час вместе с разведчиком ходил и учился управлять артелью старый орк.

В свободное время Гради-ил рассказывал Ганге о обычаях своего народа.

Странностей в понимании Ганги у снежных эльфарах было много. Они не имели рабов и считали рабство большим грехом. Все слуги в Домах были снежные эльфары. Уборщики, конюхи, повара, хлеборобы. Этим занимались рода, которые не проявили себя в войне и которые с самого начала занимались этим трудом. Те же рода, что были воинами, поднялись по социальной лестнице и стали править. Между родами что правили и родами, что работали, не было социальной напряженности. Это была одна из традиций снежных эльфаров, а традиции они чтили как закон.

Молодые дома появились, когда народ снежных эльфаров размножился и на прежних местах обитания мест уже всем не хватало. Тогда приняли решение, что вторые сыновья уйдут с частью молодых эльфаров и образуют новые дома. Шло время и Снежные горы заселялись молодыми домами. Пока они крепли и обживались на новых местах, старые дома правили страной и это тоже стало традицией. Как произошло, что среди его соотечественников созрели планы предательства, Гради-ил как выходец из старых домов, но не знатного рода, не понимал. У него это не укладывалось в голове. Но из того, что он рассказал, Ганга поняла, что в снежных горах их ждет совсем неласковый прием. И зачем понадобилось ее жениху образовать свой род в этих суровых горах, среди чужих и враждебно настроенных «ледышек», орчанка не понимала. У него в ее понимании было все. Положение в человеческом обществе. Признание как равного среди орков. Он богат и имеет двух невест. Они родят ему кучу детишек. Живи себе спокойно и наслаждайся жизнью. Так нет…

Ее мысли прервал шепот Гради-ила:

– Ганга за нами следят.

– Кто? – услышала она вопрос Фомы.

– Мне кажется недобитые лесные эльфары, что за мной охотились. Не нужно чтобы они проследили за нами. Я на время отлучусь.

– Я с тобой, – тут же среагировал Фома. – Если за нами следят, то давай переберемся в повозку и скрытно вылезем вон за теми камнями. – Он показал на небольшую скалу впереди отряда.

– Согласен.

Ганга махнула рукой:

– Делайте что хотите. Я тут не главная.

«Ревнует», – усмехнулся мысленно разведчик.

Грыз предал ему наказ милорда, что в отряде он главный. В отряде кроме него, Ганги и Фомы был лер Саму-ил, который за все время не проронил ни одного слова. Он замкнулся как дверь на замок и ни с кем не общался. Были еще тридцать молодых воинов, что спасли его от лесных эльфаров. Молодые, но уже повидавшие битвы. С уверенными взглядами и отточенными движениями. Понимали они друг друга с полуслова и действовали слаженно как единый механизм, что на орков не было похоже. Им соответствовали десять учеников шамана. Эти парни быстро сошлись с охраной и тоже выделялись спокойствием и уверенностью бывалых воинов. Умел милорд подбирать помощников.

«Этого у него не отнять» – подумал Гради-ил.

Они с Фомой под равнодушные взгляды орков залезли в последнюю повозку и когда та скрылась за скалой, вылезли. Тут же не сговариваясь, исчезли из поля зрения отряда.

Гради-ил не видел Фому, но знал что он здесь.

– Разделимся, – предложил он. – Я буду приманкой. Они обязательно клюнут. Ты, Фома, следи за обстановкой и поможешь мне их прикончить. Учти они могут вызвать тварь из другой вселенной. Очень живучая тварь и они используют ловчую сеть. Знаешь что это такое?

– Знаю.

– Хорошо. Я выдвигаюсь.

– Принял. – отозвался орк. – Связь по амулету.

Гради-ил снял слияние и пригнувшись, двинулся вперед. Его должны будут заметить. Он прошмыгнул в кусты и залег. Теперь оставалось только ждать.

Где были рейдеры, он не знал, но чувствовал их присутствие.

Время медленно тянулось. Рейдеры были очень осторожны и не выдавали себя. Это была игра нервов. Разведчик открыл себя и показал им, что он знает о их присутствии. А рейдеры хотели убедится, что он один. Они тоже не горели желанием попасть в ловушку. Однажды этот снежный эльфар уже показал себя очень опасным противником и Гради-ил, понимая ход их мыслей, терпеливо выжидал.

Фома находился под скрытом и внимательно, чувствами, как учил учитель, прощупывал местность. Магию он не применял. Но его чувства были чрезвычайно обостренны.

Шло время. Рейдеры не подавали признаков жизни. Но между камней в лагах трех ста вспорхнула птица.

«Они там, – догадался Фома. – Или один из них. Скорее всего один. А где же второй»?

– Один вправо на час от тебя за двумя небольшими камнями в трех ста лагах, – сообщил Фома Гради-илу. – Думаю он там один, второго не наблюдаю.

– Принял. Смотри в право от скалы, где сидишь. Видимо обходит меня за пределами видимости. Хочет зайти со спины. Жди его к себе «в гости». Это их излюбленная тактика. Второй специально себя раскрыл. Отвлекает.

– Хорошо. Принял.

Фома переместился к другому краю скалы.

«Где же ты бродишь»? – размышлял Фома и тут же уловил еле слышный звук. Хруст камня. Кто-то неосторожно наступил и остановился. Фома прижался спиной камню и не вставая, замер. Никого не было видно. На слух он определил, что звук раздался за скалой в шагах двух от него.

«Прячется, – догадался Фома. Хочет узнать нет ли тут ловушки».

Фома применил амулет телепорта и оказался на скале. Он не беспокоился, что его заметят. Срыт скрывал его от глаз противника, но вот с помощью магии его могли заметить. Стоило только тому кто сидит за скалой применить заклинание «Развеять». Но тогда он тоже себя выдаст.

Оба выжидали. Наконец рейдер не выдержал. Он двинулся в обход скалы. Фома даже вздрогнул от неожиданности. Противник не применял невидимость, но двигался совершенно безшумно словно тень. Готовый тут же атаковать он держал в руках кинжалы.

«Обоюдорукий, – понял орк. – Опасный противник».

Фома не спешил, он ждал развитие событий.

Рейдер остановился. Он убедился, что за скалой никто не прячется и двинулся дальше. Обойдя скалу с другого края, он выглянул, помахал рукой и спрятался.

«Пора»! – решил Фома и применил станер. Он не стал применять магию и тем самым выдавать себя, а воспользовался оружием Учителя. Спрыгнув вниз, он очутился у обездвиженного рейдера. Отвернул его голову, чтобы он не смог увидеть своего убийцу и хладнокровно перерезал горло.

– Один готов, – сообщил он по амулету.

– Принял, ждем второго.

Второй рейдер не особо скрывался. Его задача была отвлечь Гради-ила от засады со спины. Но он тоже сделал неожиданный ход. Недалеко от места, где прятался Гради-ил прямо из воздуха появились две большие кошки. Они упали на лапы, присели, выискивая жертву и стремительно понеслись к кустам.

Первая тварь в громадном прыжке опустилась на куст. Но жертвы там уже не было. Гради-ил не медля откатился и оказался в двух лагах от кустов.

Прыжок на встречу, Гради-ил уже не скрывался и его меч опустился ей на шею.

Вторая кошка увидела жертву и присела на лапах, припав животом к земле. Фома все это видел краем глаза. Он не остался на месте, а мелкими телепортами приближался к рейдеру, сидящему за камнями. Он увидел его, как раз в тот момент, когда тот доставал свиток. Чтобы помешать ему, Фома выстрелил из двух амулетов ледяными иглами. Первая игла снесла щит, а вторая впилась лесному эльфару в бок. Рейдер выронил свиток и откатился в сторону.

Еще один телепорт и Фома вновь уже с близкого расстояния открыл стрельбу. с двух рук, на них были браслеты ледяных игл. Рейдер успел активировать амулет защиты и не стал ничего другого делать и только вызвал третью тварь. Она упала напротив Фомы, зашипела и прыгнула на невидимого противника. Но кошка была еще в полете, когда орк прыгнул коротким телепортом в сторону рейдера ей за спину. И прыжок кошки запоздал. Она в ярости развернулась. Но за спиной лесного эльфара возник Гради-ил. Он молниеносным взмахом меча снес тому голову. Но рейдер успел активировать свиток телепорта. Тело его растаяло в воздухе, а голова осталась лежать у ног снежного эльфара.

Прыжок кошки вновь пришелся на пустое место, а следом она лишившись призывателя, жалобно мяукнув, тоже исчезла.

Я выслушал рассказ Гради-ила и признал, что он был прав. Таких шпионов нужно уничтожать, а не оставлять у себя за спиной.

Есть несколько проблем, – сидя на берегу ручья в отдалении от всех произнес я.

– Первая это Сулейма. Девочка никак не может понять, что она теперь не на острове, а в обществе и надо вести себя достойно. Она Фома выказывает пренебрежение своему лорду. За это или казнят или изгоняют. Честно скажу тебе девочка просто ходячая бомба. И может сильно нам навредить в дороге, и Снежном княжестве тоже.

Фома внимательно слушал, не перебивая.

– Для начала ты ее выпорешь и выпорешь прилюдно.

Фома спокойно кивнул, но все же спросил:

– Прилюдно это как?

– А вот так. Обездвижишь станером и при всех высечешь. Твоя невеста, ты и разбирайся с ней.

– Понял. Могу идти выполнять? – спросил Фома.

– Можешь. Но сначала скажи, с молодым сыном лера Самуила проблемы были?

– Нет, небыли. Он немного замкнулся, когда узнал о своей матери, но потом быстро пришел в себя.

– Понял, иди.

Фома ушел.

– Не слишком ли круто, так жестоко поступать с девочкой? – с сомнением в голосе спросила Ганга.

– Может и жестоко, – согласился я. – Но у меня два пути. Или она меняется сама, или я ее сделаю ментальной рабыней, чего мне делать очень не хочется. Посмотрим как справится Фома. Девочка позволила себе высказаться обо мне как о прыще.

– Что Гради-ил говорят ваши законы по поводу оскорбления главы дома или рода его членом?

– Его изгоняют, милорд. И всякий может отступника преследовать. Он становится вне закона. Обычно по его следам уходит отряд мстителей, чтобы кровью смыть позор. Так было с молодым Радзи-илом и его отцом.

– Вот так то, Ганга, считай у нее последнее предупреждение. Представь что она такое выкинет при снежных эльфарах. Я боюсь даже представить, что тогда произойдет. Слишком много поставлено на эту поездку, чтобы одна соплячка все испортила. Порка это самое малое что она заслужила…

Из лагеря раздался визг Сулеймы.

– Фомочка, родной, миленький не надо-о. Ой! Гад! Ой! Я тебе руки оторву скотина. Ой! Ой! Не надо. Миленький! Ой! Убью… Дай! Ой!.. Встать… Убью! Ой! Я больше не буду-у! Отравлю гада! Ой! Не буду больше-е.

– Не смиряется, как видишь, – повернулся я к Ганге. – Грозит. А она сможет выполнить свое обещание. Возьмет и отравит.

– Я ей отравлю! – взвилась моя невеста. – Сама еще выпорю.

Фома не ленился и вскоре Сулейма просто рыдала и просила прощение, но не грозила.

– Есть еще одна проблема, – потерев щеку, на которой пробивалась черная щетина, произнес я. – Это лер Саму-ил. Он не хочет, чтобы сын женился на девочке Керти. Я обещал сделать ее приемной дочерью, баронессой и дать земли в приданное, но его гордость это не оценила. Он узнав о предательстве жены замкнулся и я не знаю, что от него ждать. Как думаешь Гради-ил, что он может нам преподнести?

– Трудно сказать, милорд. Выбор сына его не обрадовал. Но при этом он должен понимать, что ни одна эльфарка не пойдет за Радзи-ила замуж. Для лера Саму-ила, лучший выход если он вообще не женится. Но парень столько пережил, его сломали и выбили нашу эльфарскую спесь. Отец этого не понимает. Чтобы понять сына, нужно чтобы он сам побывал в шкуре раба. Я думаю, что он помогать Вам, милорд, не будет. Отстранится. Вы как я понял, не стали мешать выбору его сына, раз решили сделать ее приемной дочерью. Это его оскорбило. Но и предавать Вас он не будет.

– Ну уже и это хорошо, – кивнул я, показывая, что мнение разведчика услышал.

– Без его помощи как-нибудь обойдемся. А по поводу рабства и воспитания я подумаю.

Оба на меня косо посмотрели, но промолчали.

– Знаю, – продолжил я, – что в орских племенах есть рабы снежные эльфы мужчины и женщины, немного, но десятков восемь наберется. Если я их выкуплю, как думаешь, Гради-ил, присоединятся они к нашему дому или нет?

– Не знаю милорд. С каждым надо разговаривать отдельно. Кто-то захочет, кто-то нет. Наш народ очень гордый. Попасть в рабство не считается позором, а переход в другой дом, где присутствуют люди и орки, для них может статься неприемлемым. Но если выкупить моих соотечественников и разрешить им вернуться в свои дома, это было бы хорошим делом и было бы оценено по достоинству.

– По достоинству? – переспросил я, несколько удивленный, такой постановкой вопроса. – Почему сами дома в таком случае, не спасают своих подданных.

– Не принято, – пожал плечами эльфар. – Традиции милорд. Если ты попал в рабство значит прогневил судьбу. Но если тебя спас инородец, значит ты в глазах Судьбы обрел милость, а на инородца его боги положили свою печать.

Мы снежные эльфары не верим ваших богов, в Отца орков и в деревья лесных эльфаров но мы верим что есть Судьба. К каждому она может быть милостива или наоборот.

А кто такие смертные, чтобы спорить с судьбой? Вот так думают мои соотечественники, милорд.

– Понятно. – кивнул я. – Значит если я освобожу снежных эльфаров и отпущу, мне зачтется, как проводнику божье воли. И какие выгоды я могу из этого извлечь?

Благорасположение тех домов, чьи родственники вернутся.

– Ну уже не мало. Значит начнем собирать твоих соотечественников.

– Теперь по поводу долга чести. Я готов помогать его исполнить, Гради-ил.

Снежный эльфар поднялся и поклонился. – Я принимаю Вашу помощь, милорд.

Ганга подозрительно на нас посмотрела.

– Какой еще долг чести? – спросила она. – Разве у нас не посольская миссия.

– Ну почти, – улыбнулся я. – Заодно Авгиевы конюшни почистим.

– Какие еще конюшни?

– Ну это так говорится. – Отмахнулся я. – Решим попутно несколько отложенных дел.

– Я участвую?

– Скорее нет, чем да. Это тайные операции, а ты дипломатическое лицо нашей миссии.

– Опять сбежишь?

– Нет.

Ганга успокоилась.

– Теперь по поводу места нашего обитания в снежных горах. Нам выделят северную часть гор. Там где Высокий хребет. Вот на нем мы и будем строить свою базу.

– Гради-ил помолчал, обдумывая сказанное, затем покачал головой: – Суровый край. Там никто не селится. Дорог нет, одни тропы, а крепость строить надо. Вы уверенны, милорд, что справитесь за год?

– Ты имеешь ввиду строительство крепости? – спросил я.

– Да милорд.

– Думаю, я сумею с этим справиться.

Я развернул карту сделанную со снимков из космоса. Вот смотри, – показывал я пальцем. – Тут есть большое плато с озером. На берегу озера будем строить мой замок. По возвышенности змейкой проложим дорогу. Вот тут в десяти лигах проходит тракт, к нему дорогу и выведем. Так что места много. Приглашу дворфов, наберу крестьян… Другое дело, что там нужно будет держать гарнизон, а с этим я пока не знаю как быть. Орков там не посадишь…

– Это не проблема, наберите нехейцев, им горы привычны.

– А что, в крепости можно оставлять жить иноплеменников? – удивился я.

– Конечно, у вас же смешанный дом.

– Хорошо, Гради-ил, учту. Но я хотел тебя попросить еще вот о чем. Хочу поставить тебя на моих землях в Снежных горах управляющим. Ты как, согласишься?

– Сочту за честь, милорд. А лер Саму-ил не будет против? Он более знатный по рождению.

– А это в настоящих условиях имеет значение? – в свою очередь спросил я.

– В вашем случае нет, милорд. Но…

– Лер пусть приходит в себя. Захочет помогать, приставим его к делу. Сулейму и сына его используй.

– Спасибо за доверие, милорд.

– Не за что Гради-ил. Не на прогулку тебя направляю, на трудный участок и мало тебе не покажется. Еще переведу к тебе но попозже дриаду с девочкой.

Тут встрепенулась Ганга.

– Какая еще дриада? Ты нашел лесную эльфарку? Служительницу культа? Тебе что нас Чернушкой мало?…

– Угомонись.

Я приобнял орчанку за плечи и привлек к себе.

– Это невеста и дочь моего… я замялся не зная как обозвать Демона. – Короче одного человека, который меня спас. Иначе я стал бы кормом для крыс. Я прячу его семью.

– Кормом для крыс? – недоверчиво переспросила Ганга. – Это когда было?

– Когда я за Торой ходил в инферно. Меня там крысы поймали… но непростые крысы. Здоровые такие твари, ростом как человек и разумные. Они подловили меня и нанесли ментальный удар, обездвижив. А тот … демон ими командовал…

– Ты вообще заврался. То человек, то демон. Как демон может иметь невестой дриаду?

– Как-нибудь побывай в Брисвиле и ты поймешь, – не споря, ответил я.

– А что там?

– Там живут метисы людей и демонов.

– Так он метис? – она допрашивала сурово и непреклонно.

– Послушай, Ганга, ты же невеста, а не штандартенфюрер гестапо. Я тебе все рассказал.

– Не все.

– А что еще?

– Кто такой штандрен… Тьфу. Язык сломаешь, гестапо?

– Я поднял глаза к небу.

«Язык мой, враг мой».

– Это ужасные люди, что пытают других людей, чтобы добыть информацию.

– Я тебя не пытала… обиделась Ганга и отвернулась.

«Все, придется ночью мириться» – понял я.

За нашими спинами послышались шаги. Я обернулся. К нам приближался хмурый лер Саму-ил. Я поднялся, встречая его.

– Лер… – начал он и сбился. – Простите, мой тан, но не гоже так оскорблять снежную эльфарку…

– Вы о чем лер Саму-ил? – вежливо переспросил я.

– О порке девушки Сулеймы. Хм…. И имя, что вы ей дали не наше имя. Мне Фома рассказал, что имя для нее придумали Вы.

Я с интересом и более внимательно стал разглядывать снежного эльфара. Он немного приоткрылся и этим нужно было воспользоваться.

– Ну на счет имени, я просто его переиначил. Девушка называла себя Сучкой. Я пожал плечами, – хотите оставьте это имя.

Эльфар отшатнулся.

– Нет что вы ни в коем случае, пусть уж будет Сулейма. Но так жестоко поступать со своим новым подданным….

Я не дал ему развить свою мысль и перебил:

– Лер Саму-ил. Я понимаю Ваше негодование. Но критиковать и что-то делать это как вы тоже понимаете это совершенно разные вещи.

Эльфар прислушался, ожидая продолжение и желая понять к чему я веду.

– Я даю Вам задание. И можно сказать поручаю важное дело. Раз уж эта ваша соотечественница не знает элементарных правил приличий, то научите ее манерам высшего света…

– Высшего света? – переспросил эльфар. – Это как?

– Делайте что хотите, но сделайте из нее благородную эльфарку, какой она по сути и является.

Леер Саму-ил с достоинством поклонился. – Благодарю Вас, милорд за доверие. Я с радостью выполню ваше поручение. Разрешите откланяться.

Да идите, – разрешил я.

– Высший свет, – проговорил лер Саму-ил. – Хорошо сказано милорд, нужно будет запомнить.

Он еще раз слега наклонил голову и пошел прочь. Ему в спину скептически глядел Гради-ил.

Я перехватил его взгляд.

– Думаешь не справится?

Гради-ил лишь косо усмехнулся. – посмотрим.

– Мы долго тут простоим? – сменил он тему разговора.

– Дня три, четыре, – ответил я. – Будем проводит боевое слаживание отряда. Дорога длинная, полная опасностей и я должен знать, на что способны члены моего отряда. Потренируемся двигаться, вести разведку и отбивать нападения.

– А зачем нам тренироваться? – не выдержала Ганга. – Выставим переднее и заднее охранение и двинемся, кто нападет тех убьем.

– Переднее, заднее, – передразнил я. – Нападать будут снежные эльфары и нам убивать их противопоказано.

– Кем противопоказано?

– Жизнью Ганга и обстоятельствами. Ты едешь в снежные горы и хочешь убивать снежных эльфаров. Нас потом представят как агрессоров, мол мы напали и убили. И ни кто не будет слушать наших оправданий. Сделают виноватыми и все.

– Да-а? Ты так считаешь? – удивилась моя невеста.

– Град-ил, – повернулся я к разведчику. – Поясни Ганге.

– Госпожа Ганга. Мы едем получать право на дом в горах снежных эльфарах. Для многих домов это неприемлемо и они будут стараться всеми силами этого не допустить. На нас будут нападать отряды противников из моих соотечественников и если мы будем их убивать, а я знаю как это может делать милорд, то вся дорога будет выстлана трупами и когда мы приедем в столицу, то нас встретят не как гостей, а как преступников и просто казнят.

– Тогда зачем мы едем в эти демоновы горы?! Чего твоему милорду не хватает? Званий, денег, знатности, славы?

Она не обращалась ко мне, боясь вызвать гнев, но не смогла сдержаться. Я молчал, ожидая, что ответит Гради-ил.

– Госпожа Ганга, милорд заложник чести и долга. Его по жизни ведут боги, а не прихоти. Это великая честь и большая ответственность. И Вам выпало счастье жить и помогать такому человеку. Избранному.

– Да уж счастье, кинув на меня косой взгляд, пробурчала Ганга. – Будем защищаться, нас казнят, не будем, нас убьют по дороге. Вот оно какое счастье оказывается. Я и не знала.

Ганга встала и ушла.

Гради-ил и я проводили ее взглядами.

– Как думаете поступить? – поинтересовался Гради-ил.

Я улыбнулся:

– Обычно, мой друг, я не думаю, а действую, но тут ты прав. Нужно подумать.

Мы просидели минут десять, молча обдумывая ситуацию. Если честно признаться, я вообще не думал, а старался уловить решение из подсознания, но оно или спало или ему было все равно, что будет со мной.

Первой молчания не выдержала Шиза. Она давно со мной не разговаривала. Видимо не могла простить того, что я впустил в себя чудовище из другого мира.

– Нужно дорогу подчищать, – сказала она и мое подсознание проснулось от спячки.

– Точно! – хлопнул я себя по лбу и Гради-ил было задремавший, вздрогнул.

– Что-то придумали милорд?

– Придумал Гради-ил. Мы с тобой и Фомой будем зачищать дорогу и окрестности перед отрядом. И будем под иллюзией лесных эльфаров. Там не осталось тел, где вы почистили местность от рейдеров?

Гради-ил широко раскрыл глаза. – Хороший ход, милорд. Одно тело с головой, одно без головы осталось лежать тут не далеко. Я сейчас отправлюсь туда с Фомой и заберу тела.

– Не надо брать Фому. Покажи на карте это место, вместе пойдем.


Открытый мир. Приграничная станция «Созвездие» 57Т

Каждый вечер Штифтан стал проводить на конспиративной явке Вейса, помещении больше похожим на штаб квартиру подпольной организации. В этом скрытом от всех любопытных глаз месте было все, что нужно для связи с внешним миром, для организации оперативной работы «невидимок» – агентов под прикрытием и проведения анализа возникшей ситуации. Мощный искин, аппаратура гипер связи и многое другое, что нужно для полноценной скрытой от всех деятельности.

Проверяющий из центра оставил его в покое и проводил время в свое удовольствие, забросив дела «Управления». Он вызывал к себе девочек из эскорта, просиживал с ними в ресторанах на самых престижных уровнях. Катал девочек на яхтах по астероидным полям. А в «Управление» даже не заглядывал. Из этого Штифтан сделал правильный вывод, что жить ему осталось несколько дней. А жить он хотел. Поэтому он трудился по ночам как проклятый. Запросил по гипер связи список всех пассажиров приближающегося лайнера и их визуальное отображение. Через два часа он смотрел данные, в которых значилось восемьдесят четыре человека. Половина из них по мнению Штифтана, у которого разыгралось воображение, подходили под приметы наемных убийц. Посидев с полчаса, рассматривая визуальны изображения и читая анкеты тех, кто мог его убить, он скрепя сердцем решил сделать отсев тех кто, наименее подходил для этой неблагородной по его мнению миссии.

Начальник Оперативного Директората Управления АДа по Закрытому сектору штаб-майор Эрат Штифтан не был бесстрашным человеком. Он часто сомневался в своих решениях, сам себя считал человеком слабовольным, но при этом обладал гибким умом, мог идеально планировать операции и… Он «Очень» хотел жить. Штифтан понимал, что ему надо на что-то опереться, данных для анализа и выводов было мало и он решил взять за основу доводы Вейса.

Эрат преодолевая сомнения, отсеял тех, кто возвращался из отпусков. Осталось сорок пять человек. Посидев еще, он «скрепя сердцем», удалил тех кто не мог пройти без пропуска сектор, где жил и работал Штифтан. Хотя краешком дрожащей души Штифтан понимал, что получить временный пропуск любой из них мог. Но он решил доверится чутью и опыту Вейса. В итоге осталось двадцать четыре человека. Последний отсев он сделал по специализации, оставив лишь специалистов из систем технического обслуживания станции. Эти имели допуск во все секторы и к ним он приплюсовал двух девушек флористов – специалистов по дизайну ландшафта биосистемы космических станций. Это парки, озеленение, цветочные клумбы. Эти тоже имели бы допуск в его сектор, где был разит небольшой парк с кустами и цветочными клумбами. Что там нужно было менять, он не понимал. Но компания «Био-Фрея», которая занималась озеленением станции, выписала этих специалистов с двух разных планет. Проверяя куда ушли запросы на этих специалистов, он заметил, что компания подбирающая кадры для «Био-Фрея» этот запрос адресовала по другому адресу и система выдала ответ – ошибочный адрес. Это конечно могла быть ошибка системы или оператора, но этот факт насторожил Штифтана. Всего в списке осталось двенадцать человек.

Два специалиста по ландшафту. Бармен в ресторан. Повар в тот же ресторан. Четыре специалиста «мусорщика». Они занимались утилизацией и переработкой мусора станции. И в их ведении были все мусоропроводы, мусоросборники и по ним можно было добраться в любой уголок станции. Два новых диспетчера внутрисистемных сообщений, И два переселенца из одной перенаселенной центральной планеты. Они прошли переподготовку на техников двигательных систем малых кораблей и хотели открыть на станции ремонтные мастерские. Ничего необычного в этом не было, кроме одного – их приезд совпал с предполагаемым покушением на него самого и исключать он их не стал.

«Итак двенадцать человек, – размышлял Штифтан. – Кто же из них»?

Посидев и подумав, он решил воспользоваться анализом искина. Только ему нужно было ввести крит