КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Остроухий скиталец (fb2)


Настройки текста:



noslnosl Остроухий скиталец

Глава 1

Линаэль немногим более тысячи лет назад родился эльфом. Более того, ему повезло родиться с золотой ложкой во рту.

У эльфов в процессе эволюции в одном случае из ста рождается магически одарённый ребёнок. Исторически так сложилось, что маги в эльфийском обществе заняли место аристократии по праву рождения и наличия сверхъестественных способностей.

Однажды на мир эльфов напали сильные враги – орки. Их поддерживали духи с божественными силами, которые наделяли своих последователей-шаманов сверхъестественными способностями.

Обычный скромный маг-природник был призван на военную службу и наравне с прочими собратьями боролся с орочьей напастью.

В результате очередного рейда против основных сил орков отряд Линаэля нарвался на особенно сильного божка. Погибая под действием заклинаний эльфийских магов, божок умудрился отомстить своим обидчикам, до которых сумел дотянуться своей силой. Он вырвал из тел эльфов души и отправил их в иную вселенную, где запер в телах людей, которые находились в состоянии клинической смерти и уже лишились душ.

Месть оказалась ещё более жестокой, чем кажется на первый взгляд. Божок орков умудрился запечатать части душ эльфов, лишив их магии и бессмертия. Но не это было главным. Он использовал их души в качестве маяка для более слабого духа, который сумел просочиться в мир людей на Землю начала двадцать первого века. Этот дух быстро нашёл себе шамана и через него увеличил свою паству, споро набирая силы, которыми по привычке делился с некоторыми своими последователями, превращая их в псиоников.

Линаэль ассимилировал знания человека, в теле которого оказался, после чего стал считать себя этим человеком, но в душе он всегда оставался эльфом. Он узнал об орочьем боге и собирался ему противостоять, но не срослось. Его более старший и опытный соратник, командир эльфийского спецназа, также попавший на Землю, занял тело высокопоставленного сотрудника спецслужб в той же стране, в которой оказался маг-природник, лишённый доступа к привычной с детства магии.

Ардель, так звали сотника элитных рейнджеров, имел свои планы и взгляды на жизнь. Он использовал младшего собрата с целью вернуть себе бессмертие. Когда же он добился своей цели, выяснилось, что в планы Арделя не входило уничтожать орочьего божка. Более того, он использовал это могущественное существо в своей основной цели – обретении невероятной власти.

Когда Линаэль осознал, что бывший командир использовал его словно портовую шлюху, а в скором будущем собирался от него избавиться, то он по здравому размышлению решил, что такое ему совершенно ни к чему. Очень достоверно инсценировав свою смерть, маг с помощью созданного им технического оборудования переместился в параллельный мир, в который прихватил с собой целый ряд приборов и приличный запас различных вещей и продовольствия.

Поначалу после попадания в тело человека он выглядел не лучшим образом, поскольку тело досталось ему далёкое от идеала. Алкоголик и инвалид, хромающий на левую ногу, и с кучей иных проблем со здоровьем. Но маг, владеющий народной эльфийской магией на основе жизненных сил, справился с этой напастью.

Сейчас Линаэль в теле мужчины в возрасте сорока лет выглядел максимум лет на тридцать. В этом немаловажную роль сыграли косметические процедуры и целебное зелье, принятое им. От хромоты не осталось и следа. Тело спортивное, с хорошо очерченной мускулатурой. Средний рост, бледно-серые глаза. Единственное, что сильно выделялось, – его волосы. Короткий седой ёжик странно смотрелся на голове мужчины, который выглядел довольно молодо.

Своей оригинальной причёской он обязан ритуалу, с помощью которого в невероятно короткие сроки удалось заполучить знания по физике, инженерии, микроэлектронике и программированию. Ноосфера, откуда он «закачивал» себе в сознание знания, особо не разбирала вселенные, откуда бралась информация, поэтому Линаэлю досталась солянка из знаний населённых людьми параллельных миров, которые находятся на уровне двадцать первого века или даже ушли далеко вперёд.

С помощью научных знаний Линаэль, который привык к своему человеческому имени (Карпов Дмитрий Васильевич), собирался вернуть себе магические способности и бессмертие. Нет, не абсолютное бессмертие, а присущее эльфам долгожительство.

Эльфы не стареют, но и вечно не живут. Своей смертью они никогда не умирают, но от убийства или несчастного случая никто из них не застрахован.

И вот Карпов оказался в мире, который он считал диким. Тихо, спокойно, на ночном небе прекрасно видно звёзды, и ни одного блеска от искусственных спутников.

В качестве места своего проживания он выбрал огромный тропический необитаемый остров. Необитаемым он был лишь с точки зрения проживания разумных – от них тут не было ни единого следа. Животных, птиц и насекомых тут хватало с избытком. Имелся источник пресной воды в виде огромного озера в центре острова. Беглеца окружали экологически чистый воздух, голубой океан, пальмы и белоснежный песок, и никаких тебе агрессивных божков, старых эльфийских интриганов, истеричных человеческих и эльфийских девиц – в общем, красота.

Хотя он был искренним с собой и думал, что иногда женщин не хватает. Линаэль был охоч до любовных утех. С любвеобильными людьми-ловеласами не сравнить, но по меркам эльфов он ещё тот Казанова. Но стоит учитывать, что скорости жизни и её восприятия у человека и эльфа разные. Если для человека сменить три-пять девушек за пятьдесят лет не так уж и серьёзно, для эльфа это покажется жутким распутством, как если бы партнёрша менялась каждый день.

Карпов после небольшого отдыха приступил к работе, которой был непочатый край.

Он запустил расчёт молекулярной печати деталей для создания первого прототипа сканера различных энергий.

В прошлом мире с вычислениями было всё намного проще. Мощные сервера на процессорах последнего поколения, объединённые в гигантский суперкомпьютер, позволяли относительно быстро рассчитывать новые детали. Но у Карпова в наличии имелось лишь несколько стоек серверов – всё, что он умудрился незаметно умыкнуть. Вычислительные ресурсы едва тянули на пять процентов от прежних, оттого любые расчеты для печати на молекулярном 3D-принтере занимали огромное количество времени.

Попытка позаимствовать оборудование в одном из параллельных миров оказалась провальной. Тамошние компьютеры работали на другом программном обеспечении. Чтобы их состыковать с имеющимся оборудованием, уйдут месяцы, если не годы. Такая же проблема была с другими мирами. А в той вселенной, откуда Карпов сбежал, лучше ничего не красть. Способ, которым он экспроприировал технику, сразу же даст знать спецслужбам о том, что он жив. А там куча псиоников, учёных и созданные руками Дмитрия приборы, с помощью которых можно научиться перемещаться в параллельные вселенные.

По показаниям программы, обсчёт всех деталей займёт более трёх месяцев.

Просто так сидеть на попе ровно можно, но сложно. Это же новый неизведанный мир!

Вот и Карпов не усидел на месте. Он решил исследовать планету, на которую его занесла судьба. Но не пешком же отправляться в путь? Так максимум получится обойти остров, который он и так прочувствовал через транс и примерно представлял, какие и где обитают животные.

С помощью телепорта Дмитрий некоторое время открывал порталы в параллельные вселенные, подбирая различные гармоники. Он искал развитый мир и нашёл такой. В этом мире царило начало двадцать первого века, и там жили люди.

Посещать лично планету он не стал, а через портал перебрал знакомые координаты со складами. И некоторые склады, по счастливому стечению обстоятельств, располагались там же, где и в том мире, откуда он сбежал. Вот только продукция немного отличалась, как и торговые марки.

Он натаскал себе различной техники: квадроцикл, внедорожный электровелосипед, морской катер и речная моторная лодка, вездеход и мотодельтаплан. Для разведки набрал дронов-квадрокоптеров на радиоуправлении. Не забыл Карпов и об оружии и боеприпасах. Этого добра он набрал с запасом.

В принципе, техника для дальних перемещений ему была не особо нужна, поскольку с этим прекрасно справляется установка телепорта. Возврат на базу можно осуществить с любой точки планеты с помощью техномагического маяка-активатора. А вот исследовать местность после дальнего перемещения лучше на мобильном внедорожном транспорте. Поэтому и выбор техники был несколько специфичным.

Для путешествия порталами необходимо иметь координатную привязку к местности. В развитом мире с этим было просто, там люди сами создали систему координат, провели картографирование планеты. Тут же эту проблему пришлось решать самому.

За отсутствием спутников, Дмитрий нашёл оригинальное решение. Он открывал порталы в различных точках на орбите Земли и проводил съёмку с помощью высокоточной фотоаппаратуры.

Затем на компьютере фотографии континентов были объединены в карту. Произведена привязка к широте и долготе.

Очертания и расположение континентов отличались от прежнего мира. Так, наверное, располагались континенты на прежней Земле сто миллионов лет назад.

Южная Америка начала отделяться от Африки, а Антарктида с Австралией поплыли на Южный полюс. Где-то между этими двумя кусками потерялся Индостан, который уже лишился Мадагаскара. Южная Америка начала своё слияние с Северной. А Австралии не понравилась идея Антарктиды жить на самом полюсе, и она откололась. Лавразия в этот момент начала собирать из множества островов современные Северную Америку, Азию и Европу.

Кусочек карты получался не цельным. Для более полной информации Карпов засел за пульт управления телепортом и открыл портал на низкой орбите. Он сделал ряд фотоснимков, но внезапно обнаружил странное явление.

– Инверсионный след? – изумлённо распахнул он глаза. – Да неужели?!

Линаэль стал корректировать положение портала, и в объектив попал быстро движущийся объект. Траектория его полёта совершенно не была похожа на астероидную: слишком пологая.

Пока он наводил объектив, пока увеличивал изображение, неопознанный летающий объект приземлился на континенте. Дмитрию удалось локализовать место приземления с точностью до области размером около десяти квадратных километров. Большой квадрат, но если подумать, то с его аппаратурой получилось даже излишне точно.

Глаза недоэльфа загорелись исследовательским энтузиазмом, а в мягком месте появился авантюристский зуд, присущий молодым неугомонным эльфам в возрасте лет эдак до трёх тысяч.

Значит, на этой планете есть разумные, которые пользуются летательными аппаратами. Это странно и будоражит разум.

Ему захотелось немедленно отправиться на место приземления НЛО, чтобы узнать, кто это.

Облачившись в комбинезон из адамантиевых нанотрубок, сверху он надел кевларовую куртку с тонкими адамантиевыми пластинами, вставленными в специальные кармашки, как на бронежилете. На голову водрузил шлем с аналогичной защитой, обшитый сверху кевларом. Во внутреннем кармане куртки он закрепил табличку-маяк для телепорта. На спину повесил небольшой рюкзак с военным сухим пайком на сутки, запасом патронов для автомата и несколькими оборонительными гранатами. Сам автомат, классическую модель АК-47, он повесил за ремень на плечо. Ходить по незнакомому миру без оружия не самая лучшая идея. А современные автоматы под патрон 5,45 миллиметра не обладают такой же поражающей способностью, как старый добрый Калаш под 7,62 миллиметра. На поясе свои места заняли фляжка с водой, нож с адамантиевым клинком и бинокль.

Портал доставил Диму в дремучий лес. Его окружала буковая роща. Высота деревьев достигала тридцати метров, диаметр стволов доходил до пары метров. Стволы буков гладкие, покрытые тонким слоем серой коры. Листья простые, крупные, насыщенные яркой зеленью, цельнокрайние либо с редкими зазубринами, овальные либо овально-продолговатые.

Травы вокруг и в помине не было. Землю устилала прелая опавшая листва.

Зимы в этих краях давно не бывало, тысячи, даже миллионы лет. Но в густых кронах буков верхние ветви настолько затеняют нижние, что последние, не имея нужного для фотосинтеза доступа к свету, постепенно отмирают и опадают.

Внизу из-за густых ветвистых шапок царили полумрак и повышенная влажность. Солнечные лучи едва пробивались через листву.

Уши Карпова в состоянии транса, который усиливает восприятие от всех органов чувств, улавливали шорохи мелких животных и крупных насекомых. А эти твари тут действительно были огромными, например, гигантские комары. Лишь благодаря астральным вибрациям, которые испускала душа эльфа, кровососущие твари облетали стороной столь желанную добычу.

В области доступного восприятия чувства леса Дмитрий ощущал всех крупных животных. Несколько из них были невероятных размеров гигантскими ящерами. Но он искал кое-кого помельче и пока не мог обнаружить. Зато на краю восприятия удалось заметить нечто странное. Местность, которую покинула живность. Именно туда Карпов и устремился.

Можно было бы телепортироваться на небольшое расстояние, но он не стал этого делать. Опасаясь, что разумные, летающие на НЛО, окажутся чрезмерно агрессивными и не захотят вступать в контакт, Линаэль собирался взглянуть на аборигенов издалека. И лучше всего это сделать, неспешно и осторожно сокращая расстояние, а не прыгая порталом им под нос. Даже почти бесшумный электровелосипед для разведки не годится. Слишком много шума он создаёт, в отличие от пешего эльфа.

Благодаря эволюции энергетика эльфов приспособилась выпускать особые вибрации, которые настраивают многих обычных животных на позитивный лад. Эльфа в лесу не тронет ни один простой зверь, кроме некоторых магических хищников. Но в этом мире такие если и водились, то пока на пути авантюриста не попадались. В общем, животные не трогали Карпова и не пугались его, воспринимая в качестве пейзажа. Оттого его путь был лёгок.

Двигаясь мягким шагом эльфийского рейнджера, он бесшумно и довольно быстро перемещался по лесу. Казалось, будто передвижение по дикому лесу не доставляет ему никаких проблем. Так оно и было, ведь любой маг во время обучения в академии проходит через тренировки лесных рейнджеров. Конечно, маги сильно уступают профессиональным рейнджерам, но пара столетий подготовки не проходит даром. Каждый эльфийский маг чувствует себя в лесу как дома, прекрасно умеет обращаться с луком, может метать ножи, топоры, копья и выживать в дикой природе.

Линаэль обратил внимание на то, что в ту же сторону, что и он, привлечённый звуком приземления НЛО, неспешно продвигался огромный хищный ящер. По прикидкам они прибудут к месту одновременно с разных концов: он справа, а ящер слева.

На всякий случай Карпов ускорился и стелющимся шагом побежал.

Чем ближе Линаэль приближался к аномалии, тем лучше воспринимал окружающую картину. Ещё за пару километров до цели он почувствовал кого-то другого и прямоходящего, спешно удалявшегося от каменного плато. За километр он понял, что этот некто по физическим параметрам сильно похож на низкорослого худого человека. Вот только бегун был неуклюжим и при передвижении создавал много шума.

Когда же Карпов пробежал ещё полкилометра, он выскочил на открытую поляну, на которой росли яркие цветы: фиолетовые, розовые, белые. Их бутоны были разнообразных размеров. Они росли как на земле, так и на небольших кустиках.

Ему открылся вид на огромного двуногого хищного дракона. ГИГАНТСКОГО! В его большой пасти зубы были небольшими для хищника такого размера, всего около четырёх сантиметров, но они были загнуты внутрь, не позволяя добыче вырваться.

Этот хищный дракон стоял на двух массивных ногах. Верхние лапы у него были совсем коротенькими. На широкой приплюснутой голове выделялись рожки, находившиеся над глазами. Вряд ли рога несли практическую пользу, скорее всего, они являлись признаком самца и играли роль в брачных играх с самками, как у оленей. Кожа у ящера имела коричнево-песчаную расцветку с темными полосами, в целом делая зверя менее заметным на фоне земли и песка.

Дракон был длиной около шести с половиной метров и высотой три метра. По примерным прикидкам он весил не меньше полутора тонн.

Линаэлю с первого взгляда стало понятно, что этот дракон заточен на мелкую добычу. Маленькую относительно его размеров, а так человек вполне вписывался в его рацион, как мышка для кошки. С его строением позвоночника и головы при схватке с крупной добычей он с высокой вероятностью свернет себе шею.

Затаившись в кустах, Дима направил бинокль туда, где чувствовал прямоходящего гуманоида. Увидев на ветке бука на высоте семи метров девочку примерно четырнадцати лет, он с грустью вздохнул.

С виду девочка была сильно похожа на хумана, если бы не её кожа нежно-салатового оттенка и слегка заостренные уши. Не такие, как у эльфов, скорее, как у квартеронов от связи человека и эльфа. Её одежда имела современный, даже футуристичный вид. Чёрный комбинезон в обтяжку, напоминающий нательную броню Дмитрия, но не из металла, а из какой-то незнакомой ткани и явно практичного свойства, о чем говорили крепления, расположенные повсюду. На этих креплениях были, как на военной разгрузке, подвешены различные тканевые кармашки.

А вздыхал он оттого, что дракон (это был карнотавр – динозавр эпохи среднего мелового периода, но поскольку Линаэль совершенно никак не разбирался в динозаврах, знать он этого не мог) учуял добычу и кружил именно под тем деревом, на которое забралась застывшая в ужасе и мёртвой хваткой вцепившаяся в широкую ветку девочка. Он твердо осознал, что не сможет пройти мимо попавшего в беду ребёнка, тем более похожего на эльфа. А значит, придётся вмешаться.

Вся сложность заключалась в том, что на дракона не получалось никак воздействовать эльфийскими способностями. Ящер не реагировал на потуги Карпова своей астральной частью души повлиять на него. Такому огромному зверю это всё равно, что слону дробина. Для воздействия к нему потребуется приблизиться вплотную и даже произвести тактильный контакт. Вот только вряд ли это получится. Дракон сожрёт смельчака раньше, чем удастся взять контроль над зверем.

Поняв бессмысленность таких действий, Дмитрий стянул с плеча автомат и выставил флажок на стрельбу одиночными. Медлить было нельзя, хищник собирался своей тушей сотрясти ствол дерева и стряхнуть с него добычу словно перезрелую грушу. И у него были все шансы на успех. Так что телепортироваться на базу за более убойной пушкой некогда.

«Если бы я знал, что тут водится такая херня, без крупнокалиберной пушки и носа за пределы острова не показал бы», – подумал Карпов, целясь дракону в уязвимое место. А поскольку ящер был повёрнут к нему спиной, то уязвимым у него в этот момент было только одно отверстие под тем местом, откуда рос длинный, толстый и подвижный хвост.

Два месяца до этого Дима усиленно тренировался в снайперской стрельбе из огнестрельного оружия. Нельзя, умея стрелять из лука, взять в руки ружьё и внезапно научиться попадать в мишень. Тренировался он для того, чтобы эпично пристрелить своего двойника, инсценируя свою смерть. Автомат был пристрелян. Поправки на скорость ветра и баллистическую кривую учтены. Между вдохами он плавно нажал на спусковой крючок.

По округе разнёсся грохот выстрела. Пламегаситель не позволил цели выдать лёжку снайпера.

Ящер громко взревел и присел на полусогнутых лапах. Он поджал хвост, резко дёрнул им и бодро развернулся назад в поисках врага. Его глаза налились кровью, а пасть извергла громкий рык.

По изумлённой морде дракона можно было прочитать всё, что он думает о подлом наглеце, покусившемся на святое.

Пуля попала именно туда, куда целился Дмитрий, о чём говорили кровь, льющаяся из-под хвоста, и выпученные изумлённые глаза дракона, которому будто неожиданно запихнули в жопу дилдо. Двести пятьдесят метров является большой дистанцией лишь для криворуких солдат, которые недавно взяли в руки автомат, но не для эльфа в человеческом теле, находящегося в состоянии транса.

Карпов с помощью чувства леса узнал обо всех уязвимых местах на теле дракона. Стоит отметить, что таких мест было очень мало.

«С этими драконами столько сложностей! – мысленно пожаловался незнамо кому он. – У ящера нервная система децентрализована. Эту сволочь сложно убить, даже если попасть в мозг, который для такой огромной туши кажется совсем маленьким, размером с собачий. Его организм неплохо скроен: мощные рёбра дают хорошую защиту от выстрела в сердце, туловище и лапы повредить тоже почти невозможно. Эта тварь будет очень медленно истекать кровью и долго подыхать. На неё разве что с гранатометом охотиться или хотя бы с крупнокалиберным пулеметом».

И всё же он попробовал.

БАХ! БАХ!

Два выстрела прозвучали быстро, как один. Пули вошли по очереди в левый и правый глаз дракона. Обе если и повредили ему мозг, то незначительно.

Ящер грозно взревел и замотал головой, будто это могло вернуть ему зрение. Он рычал, топтался на месте, сотрясая землю, но подыхать не спешил.

«Что и требовалось доказать, – грустно вздохнул Карпов. – Да сдохни ты уже, орочья блевотина!»

Злой… Очень злой… Обалдеть, какой яростный карнотавр использовал для ориентирования в пространстве тонкий нюх, по которому ударил резкий запах пороховых газов, а также не пренебрёг паршивым слухом. Раскачиваясь, как пьяный матрос после шторма, он двинулся в сторону засады.

– Да ну нахер! – вырвалось у напуганного охотника.

Поймав на прицел правую мощную ногу дракона, Карпов открыл огонь одиночными по коленной чашечке.

БАХ! БАХ! БАХ! БАХ! БАХ! БАХ! БАХ!

Выстрелы звучали один за другим, сливаясь в канонаду. Все пули ложились точно в цель. Кое-какой результат был достигнут: дракон начал хромать на правую ногу, стараясь на неё меньше опираться. Его скорость и мобильность сильно снизились, но он был всё ещё жив и бодр.

– Да не-е-е-т! – с разочарованием протянул Дмитрий. – Эволюция, ты сволочь! Как можно было создать такую машину для убийств?!

Громкие злобные рыки ящера звучали оглушающе. Его топот сильно сотрясал почву. Несмотря на относительно медленную скорость передвижения, он уже сократил разделяющее расстояние до снайпера вполовину.

Испуганная девочка замерла на ветке бука и даже не думала спускаться. Она с надеждой смотрела в сторону, откуда раздавался звук выстрелов.

Дима вновь открыл огонь, на этот раз выбрав целью левое колено дракона. Отстреляв все патроны в рожке, он добился того, что ящер стал сильно хромать на обе лапы и постоянно заваливался. Пару раз он упал, сильно сотрясая почву, но каждый раз упорно поднимался на лапы и продолжал путь напрямую к лёжке охотника.

– Жёваные драконы! Ненавижу драконов!

С щелчком Дима вставил новый магазин с патронами и передёрнул затвор.

На этот раз он целился вновь по глазам, стараясь повредить небольшой мозг. Пробить черепную коробку такого ящера из автомата Калашникова практически нереально. Остаётся уповать на везение.

Он стрелял, попадая по глазам восемь из десяти раз, поскольку ящер яростно мотал головой. Несколько пуль точно повредили мозг, но карнотавр всё ещё был жив. Ящер быстро побежал в направлении звука выстрелов. Карпов чуть было не наложил в штаны, но продолжил стрельбу. Когда на тебя несётся многотонная махина, сложно сохранять хладнокровие и не двигаться с места, но он сумел пересилить первобытный ужас.

Динозавр не добежал до охотника каких-то пятнадцать метров. Его лапы подогнулись, и он с тихим рыком рухнул на землю. От падения такой туши землю сильно тряхнуло, отчего Диму подбросило на месте.

Карнотавр судорожно загребал землю мощными нижними конечностями. Длинный хвост бил по земле, вздымая в воздух облака земли и комья почвы.

– Не жилец! – с облегчением выдохнул Линаэль.

Вот только приближаться к дракону он даже не думал. Помирать тот может ещё долго, и это будет сопровождаться судорогами, попытками встать на ноги, размахиванием конечностями. Если бы нашелся глупец, который решил бы подойти к помирающему динозавру, у него были бы все шансы на получение премии Дарвина, которая вручается за самые глупые смерти.

Обойдя тушу беснующегося ящера по большой дуге, Дима направился к дереву, на котором залегла девочка.

Глава 2

Остановившись под деревом, Карпов задрал голову и крикнул на русском:

– Слезай. Дракон сдох, тебе ничто не угрожает.

Автомат у него висел на ремне, задвинутый за спину, соседствуя с рюкзаком. Руки он держал на виду и тепло улыбался, демонстрируя мирные намерения.

Девочка большими от ужаса глазами смотрела вниз на своего спасителя. Она что-то прокричала на совершенно незнакомом рубленом языке, который своей манерой речи чем-то напоминал немецкий, но был очень далёк от него. По тону мужчина понял, что девочка не может слезть, видимо, боится высоты.

В состоянии аффекта люди порой совершают невообразимые поступки. Например, могут, как девочка, залезть на высоту семи метров по гладкому стволу, а потом удивляться, как они там оказались.

– Эх, – вздохнул Дмитрий, – сейчас помогу.

Отойдя на десять метров назад, он взял разгон и взбежал по стволу дерева. В последний момент, когда бежать по вертикальной поверхности дальше было невозможно, он оттолкнулся от ствола, выстреливая своим телом немного назад и вверх. Этого хватило, чтобы зацепиться руками за прочную ветку. Подтянувшись, он забрался на неё, а затем перебрался на соседнюю толстую ветку, на которой лежала девочка.

Вблизи она оказалась красивее, чем при взгляде через бинокль. Салатовая кожа ничуть не вызывала отвращения, она странным образом гармонировала с кучерявыми чёрными волосами. На лице выделялись тёмно-зелёные губы. Глаза девочки были большими и жёлтыми с вытянутыми, как у змеи, зрачками. Она мёртвой хваткой обняла ветку.

– Привет, – встал рядом с ней Карпов. – Малышка, отпусти ветку, я помогу тебе спуститься.

Девочка что-то пробормотала, даже не думая разжимать руки.

Дмитрий сел рядом, в двадцати сантиметрах от головы аборигенки, и снял рюкзак. Покопавшись в нём, он достал смотанный крепкий, но тонкий шнур. Такими пользуются альпинисты, которым важно сочетание нескольких факторов: прочности, надёжности, лёгкости и компактности. Ходить в поход без верёвки юных эльфов отучают с начала обучения в магической академии.

– Десяти метров должно хватить. Не дёргайся, малышка, я сейчас обвяжу тебя верёвкой.

Кажется, она поняла, что собирается делать её спаситель, поскольку приняла активное участие в обматывании себя шнуром. Когда нужно было, она приподнимала туловище, чтобы можно было пропустить под ним верёвку.

Карпов обмотал девочку особым образом, пропустив шнур под мышками, между ног и вокруг пояса, чтобы нагрузка распределялась на всё туловище. Конец шнура он обмотал вокруг ствола и крепко намотал на руку. После чего нежно, без силы, лишь обозначая действие, стал отгибать пальчики спасаемой.

Девочка поняла, что от неё требуется. Она сама разжала ладони и, убедившись в прочности шнура и обвязки, до побелевших костяшек вцепилась в верёвку.

Карпов неспешно и аккуратно опустил девочку на землю, после чего скинул вниз шнур. Сам же он прыгнул вниз и помог себе снизить скорость недавно инициированным телекинезом, которым он ещё не научился особо пользоваться, но инстинктивно был способен на некоторые действия.

Девочка сильно удивилась тому, как плавно спланировал вниз её спаситель. Она внимательно разглядывала его одежду, словно искала что-то конкретное, какой-то прибор или что-то вроде того.

На земле он помог спасённой развязать верёвку, которую смотал, как было, и убрал назад в рюкзак.

– Ты меня понимаешь? – перешёл Карпов на певучий эльфийский. Видя по глазам, что его не понимают, он продублировал фразу на орочьем и на английском.

В ответ девочка что-то сказала на разных языках.

– Непонятно… Значит, мы оба друг друга не понимаем. – он прислонил к своей груди ладонь и представился: – Дима-Линаэль.

– Олани джа, – повторила жест девочка. – Джа нэ Олани.

– Угу. Значит, ты Олани. Оля.

– Олани. Де Дима… Ка-а… – последняя фраза звучало задумчиво, словно русское «э-э». – Лэйнейли…

– Линаэль. Но лучше зови меня Дима. Дима! Не люблю, когда моё благородное имя коверкают.

– Дима?

– Да, Олани. Дима.

Он приподнял правый рукав и с грустью полюбовался браслетом из фиолетовых полусфер.

– Орочья отрыжка! Похоже, придётся снова потратить ману. А ведь так не хочется…

Девочка по интонациям поняла, что светлокожий мужчина ругается на что-то, но не на неё. Она всё ещё испытывала шок, поэтому вяло воспринимала реальность, словно через слой ваты. Когда же её спаситель стал чертить что-то на почве, она подумала, что он таким образом пытается с ней общаться. Но рисунки… Они были непонятными. Её разум никак не мог интерпретировать символы, похожие на незнакомые знаки алфавита. Вот два больших круга в виде восьмёрки ей были понятны. Таким образом на её родине обозначали единение и бесконечность. Когда же мужчина завёл её в один из кругов и жестами приказал стоять на месте, а сам встал в центре другого круга восьмёрки, она вообще перестала понимать, что происходит.

Но вот взор Олани оказался прикован к правой руке мужчины. Он сплёл пальцы. И ладонь на мгновение засветилась лёгким голубым сиянием. Он коснулся ладонью своей головы, а затем направил в её сторону. От изумления глаза девочки снова поползли на лоб. Их головы будто объединил голубой луч. Она хотела дёрнуться от испуга, но ни боли, ни неприятных ощущений не было. Поэтому она осталась на месте.

А вот Карпов зажмурился и поморщился. Ему пришлось принимать большой пакет информации.

Через минуту сияние пропало, а Дмитрий сел в позу лотоса и закрыл глаза. Он нырнул в чертоги разума. Там почти ничего не изменилось – всё та же библиотека со знаниями из родного мира, пещерка справа с неполными воспоминаниями человека, чьё тело он невольно занял, подвальный этаж с научными знаниями, полученными в ходе ритуала познания. Лишь на полу библиотеки добавилось книг. Так представлялись знания нового языка. Расставив эти книги по полкам, он вернулся в реальность.

– Ты меня понимаешь?

– Ой! – Олани поднесла ладошку к губам. – Вы всё же говорите на всеобщем?

– Значит, понимаешь. Это хорошо. По поводу языка – я его только что выучил. Это обошлось мне недёшево – пришлось потратить тридцать накопителей на активацию ритуала изучения языка. Чтобы ты понимала, этого хватило бы, чтобы убить нескольких подобных драконов.

У девочки от изумления челюсть устремилась навстречу земле.

– То есть, ты вот так просто, без медицинской капсулы и нейросети, сумел за пару минут выучить всеобщий?! Круто! Ты псион?

– Да, я псион, – Карпов не хотел вдаваться в подробности о магии. Раз девочка спрашивает, значит, среди аборигенов встречаются люди со сверхспособностями.

– Так вот как ты левитировал с дерева без антиграва! – воскликнула она. – А я-то думала, что ты прячешь какую-то новую сверхмалую модель антиграва под одеждой.

– Судя по твоим словам, ваша цивилизация использует технологии и у вас есть псионики.

– Псионы, мы их так называем. Да, а твоя цивилизация разве не такая?

– Это сложный вопрос. Видишь ли, я гость на этой планете. Моя цивилизация использует биотехнологии, основанные на особых видах энергии, которыми может оперировать каждый сотый житель. Но до этого в силу некоторых причин мне пришлось жить среди людей в чисто технологическом мире.

– Биотехнологии? Как у эльдар? То есть ты тоже с другой планеты? – с надеждой посмотрела на мужчину Олани. – Класс! У тебя же есть звездолёт?

– Тоже? – удивлённо приподнял брови Карпов. – К-хм… То есть ты не местная жительница?

– Нет, конечно! Я же хлорави. Разве это не очевидно?

– Извини, но мне это ни о чём не говорит. Я издалека, так что с местными реалиями незнаком. Пояснишь?

Девочка задумчиво нахмурилась.

– Ты не слышал о хлорави? Это моя раса. Ты вообще о Галактическом Союзе что-нибудь слышал?

– Олани, с грустью вынужден констатировать, что впервые слышу о таком Союзе.

– Великая мать Хлора! Из какой ты глуши?! – от удивления девочка отшагнула назад.

– Издалека. Сильно издалека…

– С другого конца галактики?

Карпов на это не стал отвечать, он вопросительно приподнял правую бровь и спросил:

– Так кто такие хлорави?

– В Галактическом Союзе проживает несколько рас. Хлорави, мои сородичи. У нас продолжительность жизни в среднем пятьсот-семьсот лет, если ориентироваться по оборотам этой планеты вокруг звезды. Эльдары – они живут до тысячи-полутора тысяч лет. Титы – они живут в среднем, как и мы, сильно похожи на людей, но выше ростом, и у них много псионов. И люди – самая многочисленная раса в галактике. Я тебя сразу за человека приняла, разве это не так?

– Похож?

– Сильно похож. У людей, нам рассказывали в школе, оттенки кожи бывают разных цветов, а живут они, бедняги, всего лишь до ста пятидесяти-двухсот лет.

– Бедолаги… – согласился с ней Дмитрий. – Олани, ты упомянула школу. Сколько же тебе лет?

Кожа девочки на щеках стала более насыщенного зелёного цвета.

– Ка-а… Мне тридцать девять лет.

– С твоих слов, представители твоей расы живут лет пятьсот. Выходит, ты очень молодая.

– Ка-а… Да. Я ещё школьница. У нас совершеннолетие наступает в пятьдесят лет. У эльдар в сто. У людей… Хи-хи-хи! В двадцать один год! Ты можешь себе такое представить? У нас в этом возрасте дети только в среднюю школу начинают ходить.

– Да уж… Но что поделать, если жизнь у людей скоротечна?

– А тебе сколько лет?

– О! Я очень молод, по меркам моего народа. Академию всего семь циклов назад закончил.

Он не стал уточнять, что у эльфов циклом считается столетие. Девушка же подумала на свой лад, будто цикл равен году. Она вначале сомневалась, но теперь уверилась в том, что человек перед ней примерно её ровесник, а то и младше неё. От этого она почувствовала себя легче, стала более раскрепощённой. Ведь с ровесником в её возрасте общаться проще, чем со взрослым.

– Спасибо тебе, что спас меня от того жуткого ящера! – искренне и широко улыбнулась она, немного отойдя от пережитого стресса. – Боюсь, мне долго придётся после такого ужаса принимать ультрафиолетовые ванны, чтобы восполнить уровень хлорофилла в крови.

– Кстати, Олани, я же не просто так тут оказался. Я заметил в небе летательный аппарат и отправился исследовать область его приземления. Это же твой аппарат?

– Ка-а-а… – замялась она. Её щеки побледнели до нежно-салатового оттенка. – Это была спасательная капсула.

– Спасательная капсула? – слегка нахмурился Карпов. – Неужели твой звездолёт попал в катастрофу? Мне кажется странным, что школьница в одиночестве разгуливает по опасной планете, на поверхности которой обитают гигантские хищные драконы.

– Дима, видишь ли, меня похитили, – потупила щелевидные глазки Олани. – Это были космические пираты.

– Так-так! А с этого места поподробней. Зачем пиратам похищать обычную школьницу?

– Я не совсем обычная школьница, – гордо приподняла подбородок девочка. – Мой папа – князь Ариольского княжества Хлоравийской Империи.

– Ого! То есть ты целая княжна?

– Нет, я всего лишь семнадцатая дочь, поэтому нахожусь далеко в очереди наследования. Я лепс-княгиня. Максимум, что мне светит, это какая-нибудь должность при дворе императора или офицерская карьера в космическом флоте. Но вообще-то я в науку собиралась податься.

– Так, малышка, ты далеко отошла от темы. Пираты – вот, что меня сейчас интересует.

– Пираты… – её личико погрустнело. – Я вместе с другими школьниками летела домой на каникулы из школы-интерната, которая находится на другой планете. На наш звездолёт напали пираты и захватили всех школьников в заложники.

– Зачем им в заложниках ученики?

– Выкуп, – с таким видом, словно это очевидно, поведала Олани. – В нашей школе учится элита: дети аристократов, богатых хлорави и высокопоставленных чиновников. Пираты прилетели в эту далёкую, необитаемую и ничейную систему, чтобы отсидеться тут в ожидании выкупа. Я смогла сбежать из каюты и пробраться к спасательным капсулам.

– А тебя разве не будут преследовать?

– Не знаю, – пожала она плечами. – Пятьдесят на пятьдесят. Могут преследовать, а могут забить. Зависит от того, какой выкуп они собирались за меня получить и знают ли о том, чья я дочь.

Новость о том, что сюда могут заявиться космические пираты из высокотехнологичного общества, Линаэлю совершенно не понравилась, и это мягко сказано. Мало было потратить почти половину оставшихся запасов маны на изучение местного языка, тут ещё это.

– И на что ты надеялась, если знала, что это дикая планета?

– Я неплохо разбираюсь в технике, ведь я собираюсь стать учёным. Спасательная капсула при приземлении на планету подаёт гиперпространственный сигнал о спасении. То есть мне всего-то и нужно, что продержаться месяц до прилёта спасателей. На это запасов пищевых концентраторов в капсуле хватит. Я надеялась, что пиратам неизвестно о моём статусе. Вполне вероятно, что меня посчитают обычной школьницей, дочкой чиновника, с которого много кредитов не вытянуть. В таком случае им проще быстрее сбежать из этой системы, чем дожидаться прилёта спасателей. Я же не знала, что эта планета настолько опасная.

– Олани, просвети меня, почему пираты могут испугаться спасательного корабля?

– Как же?! – удивлённо округлила глаза девушка. – Спасательные корабли всегда оснащены отличным вооружением. Обычно под спасателей переделывают устаревшие боевые звездолёты. И это не те лоханки древнего второго-третьего поколений, на которых летают пираты. Это вполне себе мощные корабли пятого-шестого поколений.

– В таком случае нам стоит убраться отсюда подальше.

– А как же спасательная капсула? У меня там еда. Туда прилетят спасатели и будут меня искать.

– Это вряд ли.

Карпов задрал голову к небу и нахмурился. Олани тоже посмотрела вверх, и на её лице отразился ужас. На небе был виден инверсионный след, который быстро приближался в их направлении.

– Это пираты, – дрогнувшим от страха голосом прошептала она.

– Ничего не бойся и следуй за мной.

Карпов активировал маяк. Через считанные секунды в метре от него появилось окно портала, через которое было видно помещение его лаборатории. Девушка с любопытством рассматривала портал, пока Дмитрий не схватил её за руку и не потянул за собой. Пара шагов, и они оказались в бетонном бункере. Портал исчез по команде оператора.

Олани с интересом разглядывала всё вокруг.

– Портал! Великая Мать! У тебя есть портальная установка! Я думала, это выдумки и ничего такого в галактике не существует.

– В мультивселенной всякое бывает.

– Нет, это что-то с чем-то! Как можно быть таким спокойным? Ведь мы переместились ПОРТАЛОМ!

– Я так сто раз делал, – равнодушно отозвался Карпов.

Девушка стала ощупывать оборудование. Особое внимание она уделила шумной серверной установке, в которой завывали кулеры системы охлаждения.

– Ты меня разыгрываешь? – с недоумением посмотрела она на Карпова.

– Почему ты так решила?

– Это какая-то жуткая древность. Тут ни одного искина. Это что?

Девочка уткнула свой палец в стойку сервера.

– Электронная вычислительная машина на двоичной логике.

– Ха-а! Я так и думала. Я такие штуки только на картинках о древнейшей истории видела. Ты где откопал ЭТО?! Это даже не музейный экспонат. Какая у всего этого вычислительная мощность?

– Около пятисот терафлопс.

Все значения и названия, обозначающие длину, вес, количество операций с плавающей запятой и прочее, естественно, у жителей этой галактики были своими. Карпов в уме быстро переводил знакомые понятия на местный манер. Назвал он другое число и обозначение.

– Какой примитив при таком размере, – презрительно скривила личико Олани. – Мой планшет мощнее.

– Он у тебя с собой? – загорелись исследовательским азартом глаза Дмитрия.

– Нет. Пираты отобрали. Я не понимаю, ты держишь эту штуку в качестве экспоната или реально ею пользуешься?

– Пользуюсь за неимением лучшего.

– У меня в голове не укладываются телепортация и примитивные технологии. Как вообще подобное возможно?

– Мультивселенная полна загадок. Я бы не отказался от более мощного вычислителя.

– Ой, да в любом магазине электроники можно купить наручный искин мощностью в сотни зеттафлопс. Я уж молчу о полноценных искинах. Вот смотрю на эту древность и сразу начинаю верить, что ты действительно издалека. Ты разведчик, да?

– Нет. Учёный-исследователь. Я сам по себе. Можно сказать, занимаюсь исследованиями на личном энтузиазме. Выбрал этот тихий необитаемый мир, чтобы спокойно заняться разработкой лекарства от одной серьёзной болезни. А тут оказалось слишком оживлённо.

– О! Так мы коллеги… В будущем. Наверное, у тебя странная страна. Я буду права, если предположу, что космического корабля у тебя нет, а на эту планету ты прибыл с помощью портала?

– Поразительная проницательность.

– Так ведь я гений! У меня интеллект выше двухсот пятидесяти единиц, – девушка испуганно прикрыла рот ладонью. – Ой!

– Что?

– Ты же никому не расскажешь? Это секрет.

– Почему? Разве информация об уровне интеллекта может быть секретной?

– Да, конечно! – с серьёзным видом кивнула Олани. – Гений с таким показателем интеллекта рождается один на сотню миллиардов жителей Союза. Мой папа специально выбрал в жёны маму, поскольку она тоже гений. Я, как и мои сестры, ещё на моменте бытия яйцеклеткой прошла через генетическое преобразование, чтобы с максимальной вероятностью родился гений. Из всех сестёр повезло лишь мне, но родители скрывают ото всех показатели моих ИЕ.

– ИЕ?

– Интеллектуальные единицы.

– Не понимаю, в чём же ценность? Ну гений, ну редкость. И что с того?

– Это значит, что мне можно будет поставить самую лучшую нейросеть и импланты и довести уровень ИЕ до лучшего значения. Я смогу быстрее других изучать специальности, а значит, стану лучшим учёным, чем десятки посредственностей. То есть смогу в перспективе серьёзно продвинуть науку вперёд, разработать новые приборы и принести любой корпорации гигантские прибыли. За гениями охотятся. Их охотно покупают нечистые на руку корпорации, которые имеют прикрытие в правительстве.

– У вас есть рабство?

– В некоторых странах рабство узаконено. Но в большинстве стран Галактического Союза оно официально запрещено, но существует долговая кабала и прочие способы законного рабства. Корпорация сделает вид, будто выкупила из лап пиратов девочку, а в ответ заставит отработать долг за выкуп, сумма которого будет очень большой. И до тех пор, пока не откупишься, будешь под полным контролем.

– Но у тебя же влиятельный отец. Разве нельзя с ним как-то связаться, если попадёшь в долговое рабство, и попросить тебя выкупить или деньги перевести?

– Контракт. Даже если так сделать, то связаться можно лишь после добровольно-принудительного подписания контракта. А по договору нужно будет не только выплатить определённую сумму, но и отработать определённый срок. Плюс штрафы и прочее. Если сбежать, то станешь всегалактическим преступником. Поймают и снова продадут, только на этот раз официально. И устроят более плотный контроль, как за преступником. Поэтому гениям приходится тяжело. Лучше, если о том, что я гений, никому не будет известно.

– Хорошо. Я никому не скажу.

– И ты… – с подозрением посмотрела на него Олани. – Разве ты не хочешь продать меня какой-нибудь корпорации?

– Нет. Зачем?

– Ради кредитов.

– Мне не нужны кредиты. Разве что искин бы не помешал. Но не продавать же ради такой мелочи милую малышку в рабство.

– Ты странный человек…

– Ты не представляешь, насколько права. Я очень странный «человек». Раз уж пошли такие откровения, то я думаю, что пираты знали, кого похищают.

– С чего бы это? – не согласилась Олани. – Тогда за мной на звездолёте следили бы более тщательно.

– Это объяснимо, если предположить, что пиратам в руки попала информация, будто среди школьников имеется гений. Но кто этот самый гений – они не знали. Поэтому они и захватили в плен всех. А сюда, как понимаю, в жуткую глухомань, по меркам Галактического Союза, они прилетели не только, чтобы дождаться выкупа, но и дабы в спокойной обстановке выявить гения. Для этого же есть способы?

– Да, конечно, – задумчиво прикусила губу девушка. – Любая медкапсула покажет результат… – Внезапно её осенило. – Ну конечно! Медкапсула! Нас же в школе перед отлётом тестировали, но тестирование проходили мы всей группой одновременно, а личные данные шифруются. Но у медиков наверняка высветилось, что кто-то гений. Кто-то из медицинского персонала школы мог продать данные пиратам.

– А почему пираты сразу не проверили всех школьников с помощью медкапсулы? Или это какое-то громоздкое оборудование, которое невозможно установить на звездолёте?

– Нет, что ты?! Медкапсула компактная. Но у пиратов корабль старый. На нём максимум имеется два десятка древних тормознутых капсул, а школьников тысяча. До меня просто не успела дойти очередь. Я ведь подозревала что-то такое, что меня обследуют и поймут, что я гений. Поэтому и приняла решение бежать. Иначе я просто дождалась бы выкупа папиными спецслужбами.

– Как же древний корабль сумел взять на абордаж ваше судно? Что-то мне не верится, будто детей высокопоставленных родителей будут перевозить на каком-нибудь обычном транспортном звездолёте.

– Ты прав. Наш звездолёт был отличным – бывший военный крейсер пятого поколения. Но пиратов было много. Они взяли количеством. Один крейсер ничего не мог противопоставить полусотне фрегатов. Тогда, во время нападения, я не понимала, почему атака настолько масштабная. Но теперь понимаю. Если им было обо мне известно… Точнее, они знали о гении, то куш оправдывал средства.

– Гении настолько дорогие?

– Ка-а-а… – протянула Олани. – Последнего гения продали лет пять назад за миллиард кредитов. На эти деньги можно купить целый флот. Для сравнения, один фрегат третьего поколения, такой, на которых летают пираты, стоит в районе двух-трёх миллионов.

– Ого! Действительно, цель оправдывает средства. Малышка, ты словно специально меня склоняешь к киднеппингу.

– Ка! Нет! Я не это имела в виду… – всплеснула руками она и взбледнула. – Просто я… Не знаю, зачем я тебе это сказала… Наверное, потому что мне никогда нельзя было никому об этом рассказывать, а ты мне показался хорошим человеком. Ты меня спас.

– Малышка, не стоит столь безоговорочно верить первому встречному, спасшему тебя от дракона. На моём месте мог оказаться не такой честный «человек». Уверен, мой бывший командир уже строил бы планы, как лучше всего тебя реализовать.

– Твой командир? Ты был пиратом или военным?

– Я был обычным биологом-медиком, специализировался на лечении животных и выращивании растений, их модификации. Но у нас случилась война с инопланетными захватчиками, пришлось немного повоевать. Так что можно сказать, что я был военным, правда, недолго. На войне я от врага получил смертельную болезнь. Но не пугайся, она не заразная.

– Ох! – по глазам девушки было видно, что она сочувствует и сопереживает своему спасителю. – А что делает эта болезнь?

– Она сильно сокращает срок моей жизни.

– Насколько сильно? – закусила нижнюю губу Олани.

– На несколько порядков…

– Это ужасно! Так ты… Ты собираешься найти лекарство от этой болезни?

– Именно.

– Я могу помочь тебе. Попрошу отца… Если получится до него добраться.

– Так и стал твой отец помогать непонятному человеку с окраины галактики, – саркастичная насмешливая ухмылка искривила лицо Карпова.

– Поможет! Ты же спас меня. Как минимум, на нормальное оборудование и личную лабораторию, а не это древнее подобие, ты можешь рассчитывать.

– Что ж, прелюбопытные перспективы, – задумался Карпов. – Осталась малость – придумать, как доставить тебя к отцу. Что-то мне подсказывает, что пираты так просто тебя не отпустят и вряд ли отсюда улетят. Скорее, позовут полсотни своих подельников и прочешут гребёнкой всю планету.

Глава 3

– А ты разве не можешь открыть портал на мою планету? – с надеждой в глазах Олани взглянула на Дмитрия.

– Не-а. Даже если бы я знал, где располагается твоя планета, с моим вычислительным оборудованием максимум, что я могу – открыть портал на соседнюю необитаемую планету в этой звёздной системе.

– Печально…

Девушка прошлась вдоль рядов массивной аппаратуры.

– А это что за прибор? – ей было интересно всё.

– Генератор на антиматерии.

– Хи-хи-хи! Отличная шутка!

– Я не шучу.

– Быть того не может! – с уверенностью заявила Олани. – Самый маленький генератор на антиматерии в Союзе диаметром около десяти километров. А тут маленькая установка.

– Ну да, маленькая. Но и мощность у неё небольшая, как и коэффициент полезного действия. Большая часть энергии уходит на замедлитель реакции, чтобы тут всё не взорвалось к орочьей матери.

– Нет, ты серьезно? – глаза Олани стали круглыми, словно она снова увидела карнотавра.

– Я такими вещами не шучу. Так что если у тебя вдруг появится идея самоубиться, вскрыв генератор, пожалуйста, вначале предупреди меня, чтобы я переместился на другую сторону планеты.

Девочка сглотнула вязкую слюну и медленно на несколько шажков отступила от генератора.

– Это какое-то безумие! Я в очередной раз не понимаю, как? КАК могут сочетаться примитивные технологии и ТАКОЕ?! Ваша цивилизация ненормальная!

– Нормальная у меня цивилизация, – стало обидно за эльфов Линаэлю. – У нас вообще техники нет, лишь биотехнологии и энергоконструкции, соединённые с обыденными предметами. Это всё я у людей из далёкого мира позаимствовал. Что-то своими руками создал, к примеру, генератор, преобразователь материи и молекулярный принтер.

– Преобразователь материи?! – девочка стала напоминать жабу, такая же зеленая и с выпученными глазами.

– Ну да. Закидываешь туда любую материю и получаешь на выходе любое другое вещество. Только КПД низкий, поэтому выгодно трансмутировать лишь редкие элементы.

– Так, стоп, – тряхнула кудряшками Олани. – Вот эта малюсенькая штука, ты утверждаешь, способна преобразовать любую материю?!

– Ага.

– ВОТ ЭТА ШТУЧКА РАЗМЕРОМ С ФЛАЕР?!!!

– Да, она. А у вас что, таких штук нет?

– Почему же, есть… – девочка взяла мхатовскую паузу, дождалась пика напряжённого молчания и продолжила: – Преобразователь материи в нашей Империи занимает огромный научно-исследовательский комплекс на космической станции. Он диаметром пятьдесят километров, питается от генератора на антиматерии и выдает максимальный КПД около десятой доли процента. Эта штука жутко убыточная и её всё время порываются прикрыть. Она существует до тех пор, пока идет финансирование со стороны императора.

– Ум… Понятно.

– Что тебе понятно? – зрачки девочки сузились до тонких вертикальных полосок.

– Восемь процентов КПД трансмутатора на моей установке на фоне вашего прибора смотрятся неплохо. А то я думал, что это я такой тупой, что не сумел больше выжать…

– Восемь?! – голос Олани охрип от крайней степени изумления. – К-ха, к-ха, к-ха… – закашлялась она. – Это же в восемьдесят раз лучший показатель, чем у наших лучших учёных… Я… Погоди! Ты говоришь, что это ты создал эту штуку?

– Да. У меня были сведения о работе таких устройств. Я и сделал прототип. Пришлось вначале первый прибор делать с помощью «энергетических» костылей, а потом редчайшие элементы появились, с помощью которых получилось сделать всё без подпорок.

– А они меня называют гением… – тихо, на грани слышимости, себе под нос прошептала девушка.

Карпов направился к столу с компьютером.

– Эй, девочка-гений, хочешь взглянуть на своих похитителей?

– Это возможно? – Олани присоединилась к Дмитрию, встав рядом с ним. – Ты оставил там следящую аппаратуру?

– Не совсем.

Мужчина по последним координатам создал микро-портал и включил камеру, замаскированную тканью-невидимкой. Изображение с видеокамеры вывелось на монитор.

Плавно перемещая портал, удалось осмотреть всю поляну. Неподалеку возле туши динозавра, которая до сих пор конвульсивно дергалась, стояли трое гуманоидов в черных бронированных скафандрах. В руках они держали какие-то футуристичного вида орудия с длинными стволами. На поясах у них висели небольшие пушки, напоминающие пистолеты.

– Олани, это они?

Девочка от испуга вздрогнула и схватилась за плечо Дмитрия.

– Уж точно не спасатели! – с сарказмом выдала она. – Устаревшие военные автоматические бластерные винтовки в руках, парализаторы в кобурах и лёгкие пехотные скафы третьего поколения человеческого производства. У спасателей оборудование будет шестого поколения.

– Я в вашей технике не разбираюсь.

– Ка-а… Дима, мы можем услышать, о чём они говорят?

– Попробовать можно.

Карпов стал колдовать с микрофоном, включая шумоподавление, выкручивая частоты и увеличивая громкость.

За забралами шлемов на экране монитора можно было различить печальные суровые лица.

– Девчонки нет.

– Да ну? – сыронизировал средний боец. – А я думал, что это она, просто не накрашенная, – ткнул он бластером в сторону туши динозавра.

– Этот ящер мог её сожрать, – заметил его товарищ, стоящий по левую руку.

– Отлично! – притворно-бодрым голосом произнес центральный. – Сол, посмотри в ящере!

– В смысле «посмотри в ящере»?! – удивлённо уставился на центрального стоящий слева Сол.

– В смысле, открой его.

– Ящера тебе в зад, Керникс! Это не пакет пайки, чтобы открыть его! Это, сука, гигантский ящер! Как я в нём посмотрю?

– Парни, – окликнул товарищей правый, – этого ящера грохнули из кинетического оружия. Думаю, нет смысла смотреть его внутренности. Тут одно из двух: или у девчонки каким-то чудом появилось оружие, которого на нашем корабле нет, и она завалила ящера, или на этой планете есть кто-то помимо нас, и этот некто спас девчонку.

– Или девку сожрал ящер, – глумливо сказал Керникс. – Поэтому вы, выблядки, сейчас же вскроете ящеру брюхо и скажете, что он только что жрал!

Прежде чем резать пузо, пираты изрешетили динозавра из бластеров. Лишь когда его туша превратилась в опаленный дуршлаг и прекратила дёргаться, Сол виброножом провёл экспресс-вскрытие. Зрелище было не из аппетитных. Девочку от такого чуть не стошнило. Она прикрыла рот руками и отвернулась.

– Тут полупереваренное мясо, но это вряд ли девка, – крикнул Сол приятелям.

– Точно нет? – спросил Керникс.

– Точно. На мелкого ящера похоже.

– Ящера вам в задницы! – выругался Керникс. – Ищите эту мелкую зелёную мокрощелку, и чтобы без неё мне на глаза не попадались! Если мы её не найдем, заказчик нас по головке не погладит.

– Да ладно тебе, Керн, – беспечно поднял прозрачное забрало шлема и сплюнул на землю правый, – подумаешь, одной школьницей меньше… Их у нас и так почти тысяча осталась.

– Ты уверен, – вперил злобный взор в правого Керникс, и с нажимом добавил: – что эта мокрощелка не та, кто нам нужна? Вот на сто процентов уверен?

– По статистике…

– В жопу засунь свою статистику! – разъярился Керникс. – Док уже половину этих зеленокожих выблядков проверил, а гения так и не нашёл. Найдите эту дрянь, и чтобы она была живой! Вы поняли?

– Иди в жопу, – тихо прошипел правый.

– ЧТО-О-О?!

– Я говорю, – громче сказал он, – мы тебя поняли. Если мы будем искать, то что ты будешь делать?

– То же, что и всегда, – важно надул щеки Керникс, – руководить вами, остолопами! Ну и, конечно, устрою засаду на зеленошкурую.

– Корн, неужели ты думаешь, что она вернётся к капсуле? Мы же там всё облазили, её там нет.

– Она обычная школьница, остолоп! Конечно, она может вернуться к капсуле. Интересно, чем она думала, когда угоняла капсулу?

– Рассчитывала на спасателей, – усмехнулся Кос.

– Ха-ха-ха! – громко заржал правый. – Вот зелёная дуреха! Мы же сразу на запрос спасательной службы отбрехались, что всё нормально. Типа техник из младшего персонала обдолбался, решил, что мы «тонем» и поэтому ему нужно срочно сбежать с корабля…

Карпов оторвался от монитора и посмотрел на спутницу.

– Олани, а у этих ребят хорошая броня?

– В каком смысле?

– Например, автоматные пули пробьют их скафандры?

– Нет, – однозначно заявила Олани. – Даже у старых военных скафов хорошая кинетическая защита. Боюсь, что твоего кинетического оружия будет недостаточно для нанесения сколь-нибудь значимого урона.

Карпов покинул место за компьютером и подошел к неприметной дверце в стене. За ней оказалась кладовка забитая разнообразными средствами убиения.

– А вот этой штуки хватит?

Олани с уважением оценила размер здоровенного ствола. Он был выше её роста.

– Этого может хватить, – с лёгкой неуверенностью в голосе произнесла она.

– Надеюсь, что да. Лучше этого пулемета КОРД у меня ничего нет.

Карпов распечатал цинк с патронами и неспешно снарядил ленты бронебойно-зажигательными пулями.

– Дима… Ты же не собираешься воевать с пиратами?

– Почему нет? Тебе их что, жалко?

– Нет, не жалко. Но ты можешь пострадать. У тебя ни брони, ни нормального оружия. Хотя… – она вновь покосилась на пулемет. – В последнем я не уверена. Но пиратов много и у них есть бластеры.

– А мне запасы маны нужно восстановить, – невозмутимо пожал плечами Карпов. – Проблемы киднеперов мага не волнуют.

– Ка-а-а-а… – задумчиво почесала макушку Олани, ненадолго зависнув подобно древней ЭВМ.

– Кстати, ты же слышала слова пиратов?

Девушка скорчила грустную моську и печально вздохнула.

– Слышала… Спасатели не прилетят.

– Ты об этом не думала?

– Я… – Олани выглядела растерянной. – Я решила подумать об этом потом. Надеялась, что планета окажется обитаемой и получится спрятаться. Но уже при входе в атмосферу я не нашла ни одного космодрома и приземлилась, как Великая Мать пошлёт.

– С этим понятно. Что можешь рассказать по средствам обнаружения у пиратов?

– Наверняка у них в скафах имеются биосканеры. Они определяют крупную живность в радиусе полукилометра.

Карпов после слов девчули полез в кладовку и стал прилаживать на пулемет оптический прицел.

– Ещё что-то? – полуобернулся он.

– Нет, вряд ли. Разве что на шаттле. Да, точно! На шаттле есть радар, но он должен быть настроен на крупные металлические цели. Минимум дроидов.

– Хм…

Мужчина ушёл в соседнюю комнату, где полностью разоблачился. С грустью смотря на защитный комбинезон, способный его демаскировать, он натянул хлопковый маск-халат осенней расцветки. Поскольку в этом мире травы нет, то проще сливаться с местностью в цифровом камуфляже коричнево-желтых оттенков. Разгрузку он подобрал в тон одежде.

– Что ты можешь рассказать о связи и функциях скафандра? – спросил Карпов.

– В скафандрах имеется связь. С помощью них можно поддерживать канал со звездолетом. А ещё там должна быть встроена аптечка.

– Через сколько примерно пиратам может прийти подмога?

– Где-то через полчаса.

– Олани, сможешь управлять порталами?

– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Если покажешь, научусь.

– Присаживайся на моё место за компом. Положи правую ладонь на манипулятор. Подвигай им. Видишь, на дисплее двигается курсор?

– Да.

– Наводишь курсор на ярлык. Двойной клик левой клавишей манипулятора открывает программу. Нажатие на крестик в правом верхнем углу закрывает программу. Чёрточка – окно сворачивается. Квадрат – окно разворачивается на весь экран.

– Великая Мать! – закатила глаза она. – Какой примитив! Я не устаю поражаться… Ручное управление программами…

– Не нуди, как старуха. Ты же подросток с гибким сознанием, к тому же гений, должна легко учиться новому.

– Да чему тут учиться? Всё же предельно просто, – Олани навела курсор на ярлык, изображающий установку телепорта. – Вот сюда же нужно нажать, чтобы активировать портал?

– Именно. А теперь…

Примерно час Карпов объяснял Олани, как работать с советским компьютером. Всё осложняло незнание девушкой русского языка и арабских чисел. Но числа хотя бы она визуально запомнила, сложного в них ничего нет. А вот с текстом проблема. Поэтому она использовала программу по наитию, ориентируясь на заготовленные шаблоны и визуальные значки.

– Так, места расположения контрольных точек ты запомнила?

– Запомнила, – устало вздохнула Олани. – Я всё запомнила.

– Повтори порядок действий.

– Я держу рядом с тобой открытым микро-портал. Когда ты подаёшь знак, я растягиваю портал до полноценного. Как только ты проходишь через него, тут же его закрываю и открываю портал в следующую контрольную точку, если не получаю от тебя иных указаний.

– Умничка, – Дмитрий нежно погладил девушку по голове, отчего она удивлённо посмотрела на него. Затем он протянул ей шоколадку. – Возьми сладенького, моя хорошая.

– Что это? – её щёки от прилива крови сильно позеленели. Она вертела в руках упаковку с шоколадом.

– Вкусная сладость.

– А мне можно такое есть?

– Можно, – с уверенностью кивнул Карпов.

– Откуда такая уверенность? – с подозрением сузила зрачки Олани.

– Поверь опытному доктору. Я чувствую твой организм и примерно представляю, что из продуктов нанесет тебе вред, а что нет.

Как развернуть обёртку девушка быстро разобралась. Она отколола половинку дольки и с осторожностью положила её на кончик языка. Почувствовав вкус шоколада, она зажмурилась от удовольствия.

– Ум-м… Вкуснятина! Похоже на императорские сладости. Спасибо, Дима.

– Кушай, хорошая девочка, – вновь погладил он её по волосам, отчего снова заполучил взор полный изумления.

– Ка-а-а-а… – прозвучало из уст ошарашенной Олани.

– Что-то не так?

– В нашей культуре, – её щёки в очередной раз налились тёмно-зелёным румянцем, – только близкие хлорави гладят друг друга по голове… Папа, мама… муж… – последнее она тихо прошептала, склонив голову к клавиатуре.

– Какие интересные у вас обычаи. Извини, малышка, не знал таких подробностей. Включай телепорт к нулевой точке.

Олани смотрела на Карпова и гадала, почему он странно «вооружился». Не сдержав любопытства, она спросила:

– А лопата тебе зачем?

– Копать, – сказав это, Карпов шагнул в портал, отметив про себя, что общество у местных хоть и технологичное, но лопата хлорави знакома.

Из портала он вышел там же, где и в прошлый раз, примерно в десяти километрах от точки приземления спасательной капсулы. Тут ему приглянулось одно деревце.

Выбрав здоровенный бук, он начал его окапывать по кругу, создавая знаки эльфийского алфавита. Копалось легко и споро, отчего он управился всего лишь за час. После чего подал уставшей от наблюдений за монотонной деятельностью девице. Она в тот же миг отреагировала, расширив ему портал.

Олани тут же закидала его градом вопросов:

– Зачем ты окапывал дерево? Что за знаки там ты вырезал на почве? Это твой алфавит? Буквы не похожи на те, что в компьютере.

– Погоди, – движением ладони Дмитрий прервал поток красноречия, после чего прислонил лопату к стеночке. – Где сейчас пираты?

– Главнюк засел внутри спас капсулы, – тут же доложила Олани. – А парочка прочесывает лес. Ближайшие точки вне поля зрения биосканеров у главнюка два, три и пять. У Коса семь и девять. Последний пират удалился далеко от всех точек.

– Портал на точку два.

Девушка незамедлительно выполнила команду. Карпов, пройдя через червоточину, оказался в семистах метрах от спасательной капсулы.

Чувство леса ему подсказало расположение ближайших животных. Ящер размером с собаку ничуть не испугался эльфа в шкуре человека. Даже когда Карпов приблизился к покрытому костяными пластинами ящеру, тот лишь проявил любопытство.

Схватив зверя за морду, Дмитрий заглянул ему в глаза и стал гипнотизировать.

– Беги в том направлении. Привлекли внимание «этого зверя», – передал он образ пирата, засевшего в небольшом летательном аппарате. – Быстро!

Издав звуки, похожие на хрюканье, ящер ломанулся напрямую через лес в сторону спасательной капсулы. И пока он бежал, Карпов забрался в крону самого высокого бука и приготовил к стрельбе пулемет. Весьма непросто было закрепить тяжёлый Корд на прочной ветке, да так, чтобы отдача минимально влияла на стрельбу. Из рюкзака он достал зелёную маскировочную сеть и накрылся ею, чтобы не демаскировать себя осенним камуфляжем, надетым для лежек на земле.

Ящеро-кабанчик добежал до продолговатого корпуса спасательной капсулы и принялся с разбегу кидаться на дверь, громко долбя в неё.

Громкие удары по корпусу летательного аппарата привлекли внимание пирата. Дверь в спасательную капсулу отворилась и оттуда с бластером наперед выскочил Керникс. И тут же застыл в ступоре, увидев того, кто стал причиной шума.

– Ящер? Мелочь, ты совсем космодромы попутала?!

Грозно похрюкав, ящер подскочил к пирату и впился зубами ему в левую ногу. Керникс ничего не почувствовал, броня скафа не давала зверушке нанести хоть какой-нибудь вред. А вот обалдел он прилично. Смотря из-за забрала шлема огромными глазами, как зверушка пытается отгрызть ему ногу, он разъярился и направил на ящера бластер. Но выстрелить не успел.

Ноги Керникса прострелила жуткая боль. Нейросеть завопила о серьезном ранении. Скафандр активировал аптечку и принялся вводить в организм лекарственные препараты, в том числе обезболивающее.

Вместе со вспышкой боли до ушей пирата издалека донёсся громкий грохот. Тактический компьютер скафандра выделил на карте область, откуда исходил шум.

Что-то предпринять, находящийся в шоковом состоянии Керникс, не успел. Его прострелянные ноги подкосились, он рухнул на землю. Затем сначала правую руку прострелила такая же жуткая боль, а потом то же самое произошло с левой рукой. Бластер он выронил.

Лёжа на спине, пират ничего не мог поделать. Даже сквозь лошадиную дозу обезболивающего он ощущал отголоски боли. Мысли были ватными, конечностями невозможно пошевелить. Во-первых, скафандр зафиксировал конечности медицинской пеной, предотвращая кровопотерю и смещение раздробленных костей. Во-вторых, мышцы его не слушались. В-третьих, шевелится с такими серьезными ранениями противопоказано.

Лекарственные препараты сделали своё дело. На мгновение сознание пирата прояснилось, и он завопил на всех частотах, передовая сообщение одновременно и на корабль, и двоим напарникам.

– Нападение! Меня ранили из кинетического оружия. Спасите меня, выблядки! Я сейчас сдохну. Эвакуируйте меня на корабль…

Внезапно накрывшая его тень привела Керникса в ступор. Он с усилием приподнял голову и встретился глазами с человеком в тканевом камуфляже. Его лицо было спрятано за тряпичной маской с отверстиями для глаз и рта. На спине у него висели рюкзак и огромное черное кинетическое оружие.

– Привет, мана!

– Ты кто, мать твою?!

Керникс специально громко кричал, не выключая связи, чтобы все поняли, что происходит. В последний момент он догадался активировать видеотрансляцию.

Больше неизвестный ничего не сказал. Он одной левой подхватил пирата за ремень скафа, предназначенный для навесного оборудования, а дальше и вовсе началось нечто невообразимое. Прямо перед ними возникло огромное «окно», которое вело в густой лес.

Карпов занёс свою добычу через портал к дереву с заготовленным ритуалом и, не слушая грязной ругани Керникса, он голыми руками свернул тому шею. В тот же миг вырытые в грунте линии засветились красноватым сиянием, а тело пирата иссохло и превратилось в мумию, которая будто пролежала в скафандре несколько тысячелетий.

На самом деле Дмитрий не был настолько сильным, чтобы вместе тяжелого мужика в скафандре одной рукой. И шею свернуть нереально, с учётом некоторых «мелочей». Он активно использовал «чит-код», которым выступал телекинез, заодно и тренировал эту свою недавно приобретенную способность.

Огромный бук будто расправил ветви. Его листва налилась более насыщенным зелёным оттенком. Но на этом все не закончилось.

Карпов вытянул правую руку в сторону бука и иссушил пять накопителей маны, которая впиталась ритуалом.

Для создания мелорна нужно три составляющих: мана (магическая энергия), прана (жизненная сила) и души разумных, от которых священное дерево будет получать божественную силу. Все три компонента уже заполучило вполне обычное дерево, но этого мало для становления мелорном.

Чтобы у дерева зародилось собственное магическое ядро, которое будет вырабатывать ману и прану, нужно гораздо больше жертв. Тысячи человек. Пока же это лишь суррогат, временное хранилище магической и жизненной энергии, а также временная тюрьма для душ.

На мостике пиратского фрегата весь офицерский состав в компании с капитаном квадратными глазами через визоры скафа наблюдали за тем, что случилось с Керниксом. Даже по меркам космической цивилизации подобное превращение человека в мумию было чем-то безумным и нереальным.

– Чё это было?! – спросил обалдевший капитан. – Вы видели то же, что и я?

Все настолько были шокированы, что никто не мог дать ответа. Челюсти мужчин грозили пробить нижнюю переборку и очутиться на нижней палубе. Лишь через некоторое время пилот произнес:

– Э-э-э… Если вы имеете в виду, что какой-то гуманоид без каких-либо усиливающих облачений, ни капли не напрягаясь, одной рукой тащил сто пятьдесят килограммов, а потом свернул шею Керниксу… Не снимая шлема! Вместе, сука, со шлемом!!! С намертво закрепленным бронированным блядским шлемом!!! То да, я это видел.

– Кажется, необитаемость этой планеты сильно преувеличена… – протянул охреневший в край старпом. – И похоже на то, что на наших парней открыли сезон охоты…

– И какого ящера вы тут стоите?! – яростно прошипел капитан. – Быстро отправить на планету абордажную команду!

– Э-э-э…

Капитан и старпом обернулись в сторону пилота, который издал этот звук.

– Чё?! – резко спросил капитан.

– Вы должны это слышать…

Пилот вывел сигнал со скафандра Сола.

– А-А-А-А-А! Меня подстрелили! А-а-а! У меня прострелены руки и ноги…

На миг вопли Сола затихли, был слышен лишь шорох трущегося по земле скафандра. Но вскоре Сол вновь разразился громкими криками, в его голосе легко различался панический ужас:

– Ты кто, мать твою?! Нет! НЕТ! Не подходи ко мне… А-а-а! Куда ты меня несёшь? Да ты знаешь, кто я?! Ты знаешь, что с тобой сделают мои кореша?! Отпусти меня, сраный вуплекс!

– Какая шумная мана…

Этот голос был знаком мужчинам, находящимся в рубке пиратского фрегата. Они его недавно слышали через скаф Керникса. И вновь прозвучало то самое незнакомое слово «мана».

– НЕ-Е-Е-Т!!!

После этого крика воцарилась тишина.

– Всё! – констатировал пилот. – Комп скафа Сола передает, что пользователь не подаёт признаков жизни…

Капитан прямоугольными глазами посмотрел сначала на пилота, затем молча перевел взор на старпома. Никто не произнёс и звука. Внезапно лицо капитана исказила гримаса понимания и сильной обеспокоенности.

– Предупредите Вурдо, чтобы бежал к шаттлу!

Пилот на мгновение прикрыл глаза, после чего изобразил скорбную и грустную мину:

– Э-э-э… Капитан, поздно.

Не дожидаясь вопросов, он вывел звук со скафандра Вурдо.

– Дружище, не надо… – проскулил он. – Отпусти меня. Я заплачу! Сколько хочешь? Я отдам всё до последнего кредита. Дружище…

– Не друг ты мне, гнида инопланетная!

Спокойный тон пришельца заставил всю троицу на пиратском фрегате почувствовать, как у них по спинам пробежали табуны мурашек размером с кулак. На лбу старпома выступил холодный пот.

– Что ты дела… – начал было Вендо.

Громкий хруст ломающегося шлема скафандра и шейных позвонков совпал с сообщением о смерти пирата.

У пилота от непередаваемого ужаса пересохло во рту.

– Что это за м-монстр? – прошептал он хриплым и дрожащим голосом.

– Не знаю, кто это или что, – зло прорычал капитан, – но штурмовики должны поймать эту гниду и показательно выпотрошить! Саймон, – вперил он взгляд маленьких злобных глаз в пилота, – у тебя есть данные о местонахождении скафов?

– Нет, – мотнул головой пилот. – Я и сам удивлен. Сигнал связи проходит, но в той области творится какая-то демонщина. Маяки словно что-то глушит. Я могу лишь примерно определить область. Это вытянутая эллипсом область в двадцать квадратных километров от места посадки шаттла. Центр аномалии расположен на месте стоянки шаттла.

– А вам ничего не показалось странным? – передёрнул плечами старпом.

– Да там странность на странности сидит и странностью погоняет! – нервно воскликнул пилот.

– Ты что конкретно имеешь в виду, Жендо? – обратил взор на старпома капитан.

– Портал! – в глазах старпома плескался ужас.

– Портал? – вскинул брови капитан.

– Да, портал, вашу мать! Этот демон открыл портал, не пользуясь никакими приборами. Он мгновенно перемещался от одного разведчика к другому, хотя их разделяли километры. Вы знаете, кто так умел?

– Кто? – брови капитана и не думали занимать прежнее положение, так и зависнув в области лба.

– Да, кто?! – устремил любопытный взгляд на старпома пилот.

– Древние! – с дрожью в голосе высказался старпом. – Мифические Древние, мать вашу! Лишь они, по мнению учёных Союза, были настолько могущественными псионами, что могли силой воли открывать порталы…

В рубке повисла гробовая тишина. Мужчины переглядывались друг с другом.

– Нет, но этот гуманоид же пользовался кинетическим оружием! – нашёл аргумент капитан. – Как-то в голове не укладывается мифический Древний, псион вне рангов, и кинетическое оружие…

– Босс, – как на душевнобольного посмотрел на него старпом, – а что тебе известно о Древних? Может быть, у них хобби такое – охотиться на людей с историческим оружием, чтобы градуса веселью добавить. Прикинь, что у тебя дохрена сил – ведь не прикольно будет всего лишь подумать, после чего твои жертвы умрут? Тем более, вы видели, во что превратились парни. Возможно, он специально заставляет свои жертвы страдать… Может, ну его? Свалим в другую систему…

Капитан не на шутку задумался над предложением старпома. Почесав в затылке, он с трудом пересилил постыдное желание сбежать. Мотнув головой, он твёрдо произнёс:

– Нет! Свалить мы всегда успеем. Заказчик должен прилететь на встречу с нами в эту систему, не хотелось бы его расстраивать. Пусть абордажники возьмут боевых дроидов и экипируются в лучшую броню. Если и с ними… Кхм… В общем, свалим на полном форсаже.

Глава 4

После убийства последнего из трёх пиратов Карпов, как бы ему ни было жалко дерево, посылом капельки праны активировал то, что уничтожит недомелорн. Сразу же запустился экстренный режим, предназначенный на самый крайний случай. Но это в нормальных мелорнах он экстренный, тут же так и было задумано изначально.

Внутри бука начали происходить процессы, которые сложно назвать гуманными. Забурлила смесь праны и маны; подобно наждаку, этот гремучий коктейль начал обдирать запертые в стволе души пиратов. Ободранные оболочки душ превращались в ману.

Дмитрий обнял ствол и начал впитывать в себя эту ману, сразу же направляя её в накопители.

Раньше он не делал подобного, поскольку имелись альтернативные методы собрать магическую энергию, не требующие человеческих жертвоприношений. Хотя однажды он убил ради маны пятерых матёрых беглых уголовников, но их души не пострадали, поскольку на именно такой ритуал нужно было использовать помимо жертв ману, которой у него тогда не было.

Дерево от таких процессов, происходящих в его стволе, начало активно разрушаться. Древесина трескалась, листья осыпались, ветки стремительно высыхали и обламывались, а под конец ствол и вовсе превратился в труху.

Души пиратов были обглоданы ритуалом не полностью. Как только закончился «коктейльчик», их перестало насильно удерживать в этом мире, и они отправились в колесо Сансары.

Пожертвовав тремя похитителями детей и магической энергией из пятнадцати накопителей, Карпов зарядил тридцать три накопителя. Если переводить на язык экономики, то он получил прибыль в размере ста двадцати процентов, что весьма недурно.

Довольный, он поспешил вернуться в бункер, где его выпученными глазами встретила изумлённая Олани.

– Ты выглядишь бледной, – заметил Карпов. – Когда я уходил, ты была зеленее. Это норма для хлорави?

– Ну как сказать… – Олани старалась держаться бодрячком, но было заметно, как у неё дрожали кисти рук. – Я хоть и смотрела кучу голофильмов: боевики и ужасы, но в реальности впервые наблюдала такие кошмары. Одного не пойму, неужели плохих парней нельзя было просто… Ка-а… Просто убить?

– Нет, конечно. Во-первых, мне нужно было ману восполнить, а это непросто в данных условиях. Во-вторых, нам нужно отвлечь и напугать пиратов до усрачки. Они должны забыть об обследовании детей и выслать для мести команду.

– Зачем? – не поняла девушка.

– Олани, скажи, возле этой планеты много космических кораблей?

– Ка-а… Нет. Только один – звездолёт пиратов.

– Вот! – многозначительно поднял вверх указательный палец Дмитрий. – Раз корабль один, а ты хочешь попасть домой, то остаётся одно – позаимствовать звездолёт. Кстати, ты умеешь управлять звездолётом?

Олани напряглась и замотала головой.

– Нет.

– А из школьников кто-нибудь может уметь управлять звездолётом?

– Нет, не может. У нас ни у кого не стоит нейросеть, поскольку её устанавливают только совершеннолетним, а для управления космическими аппаратами, за исключением спасательных капсул и редких моделей флаеров, нужны нейросеть и базы пилота.

– Плохо…

Линаэль глубоко задумался. Задача оказалась сложнее, чем представлялась на первый взгляд. Вскоре он отогнал лишние мысли, мотнул головой и направился к подопечной. Угостив её неожиданно возникшей в руке шоколадкой, он тепло улыбнулся и сказал:

– Умничка. Ты всё сделала замечательно. Лучшего оператора порталов у меня не было. А теперь, Олани, можешь расслабиться и отдохнуть. У тебя сегодня был тяжёлый день. Пошли, покажу, где ты будешь спать.

Страх и напряжённость постепенно покидали девушку. Шоколад ей понравился, похвала тоже оказалась приятна, и она была не в силах отказаться принять ни то, ни другое от своего спасителя. Она невольно выпустила на свободу ответную улыбку.

Олани неплохо выспалась. Проснувшись, она покинула свою небольшую комнату и стала искать парня. Девушка обнаружила его в лаборатории с оборудованием. Он сидел за столом, на котором лежали части разобранных парализатора и бластера.

– Что ты делаешь? – поинтересовалась она.

– Пытаюсь понять, как эти пушки работают. У меня они не стреляли. Похоже, вот эти два блока как-то связаны с блокировкой оружия.

Олани рассмотрела две детали и кивнула.

– Скорее всего. Это оружие имеет привязку к отряду и будет работать лишь в руках пиратов. Оно определяет допущенных к исполнению владельцев по списку внесённых опознавателей нейросетей.

– То есть без нейросети эти пушки не сработают?

– Да.

– Перепрошить можно?

– Наверное, – пожала плечами девушка. – Но для этого необходимо быть хакером и иметь специальное оборудование. И это противозаконно.

– Прискорбно. У толпы пиратов, прибывших на место гибели корешей, броня покрепче и куча роботов. С Корда их, к сожалению, не перестрелять.

– Ты даже с нормальным оружием с толпой хорошо вооружённых абордажников не справишься, – состроила грустную моську Олани. – Они убьют тебя, а я останусь одна, и меня сожрут хищные ящеры.

– Не убьют, если смерть к врагам будет прилетать непонятно откуда. Например, если я буду стрелять из микропортала.

– Ка-а… – у девушки от ступора расширились зрачки. – Ты и так можешь?!

– Могу.

– Но почему тогда не перестрелял так тех пиратов?

– Резонный вопрос. Олани, я уже говорил тебе, что нужно было навести на пиратов ужас и выманить их. Но всё же не стоило их пугать настолько, чтобы они сбежали, оставив нас без звездолёта. Один псион с древним оружием – это страшно, но не настолько, как непонятно откуда прилетающие пули. Так что пришлось изобразить спектакль одного актёра. А броню новых десантников моё оружие не пробьёт. Ладно, это сейчас неважно. Ты голодна?

– Угу, – стеснительно кивнула девушка.

– Я так и знал. Пойдём завтракать.

В импровизированной столовой с небольшим столиком на двух человек и парой складных стульев зеленокожая девица с подозрительностью рассматривала новые для себя блюда.

– Что это? – понюхала она содержимое тарелки.

– Это продукт из муки, полученной из растения с высоким содержанием клетчатки, и консервированное тушёное мясо травоядного животного. Блюдо называется «макароны по-флотски». Для тебя оно безвредное.

Еда Олани понравилась. Вкус был для неё необычным. Выпитый после основного блюда травяной напиток под названием «чай» немного взбодрил.

И вроде всё было хорошо, она находилась в защищённом месте с надёжным человеком, но внезапно девушку охватила такая тоска, что захотелось выть на облака. Грустное лицо спутницы не ускользнуло от внимания Карпова.

– Олани, я понимаю, что тебе тяжело. И хоть я совершенно не разбираюсь в психологии хлорави, но, в целом, разумные гуманоиды мыслят схожим образом.

– Увижу ли я родителей и сестёр? – печально вздохнула она. – Почему? Почему эти нехорошие люди так поступают? Что мы им такого сделали?

– Ничего. Они просто жадные и беспринципные сволочи. Такие мыслящие встречаются среди любых рас. Жажда наживы и чувство безнаказанности, вместе с отсутствием совести, толкают их на ужасные поступки. Но тебе не о чем переживать, ведь я рядом.

Девочка не сдержала накопившихся эмоций и заплакала.

– Мне плохо… Мне страшно… Мне не хватает ультрафиолета. Ты только посмотри на мою кожу – она же побледнела!

– Эту малость исправить легко. Можно выйти на улицу и позагорать под лучами солнца. Вряд ли пираты нас обнаружат на одном из множества необитаемых островов.

После истерики Олани стало полегче. Словно вместе со слезами с неё смыло весь негатив от последних дней пережитого ужаса.

– Дима, я же попаду домой? – с надеждой посмотрела она на своего спасителя.

– Конечно. Я же обещал доставить тебя домой.

Твёрдый голос спутника зародил в душе девушки уверенность в том, что так и будет. Дима, пусть и человек, казался ей надёжным и заботливым. С ним она ощущала себя как за бронированными переборками боевого линкора.

Олани всмотрелась в лицо мужчины. Поймав себя на мысли, что оно кажется ей симпатичным, она смутилась, отчего щёки украсили тёмно-зелёные пятна.

«Как можно так думать? – подумала она. – Это нехорошо. Он же человек, а я хлорави… Это противоестественно…»

Но мысль о том, что ей приятно находиться в обществе своего спасителя, укоренилась в голове юной девушки.

– Олани, если я захвачу пиратский корабль, мы сможем запросить помощь спасателей или стражей порядка?

– Боюсь, что нет. Звездолётом управляет искин. Он не будет подчиняться никому, кроме членов экипажа. А взломать искин сумеет только хакер высочайшего уровня с крутым оборудованием. Да и как ты собираешься в одиночку захватывать фрегат? Там пиратов не меньше полусотни, считая абордажников. Плюс защитные корабельные системы: потолочные бластеры, переборки, которые изолируют отсеки.

– Я что-нибудь придумаю.

Карпов основательно задумался. Чем больше он узнавал, тем сложнее казалась задача, за которую он взялся. Но большее количество информации позволяло лучше продумывать план дальнейших действий.

У эльфов в качестве транспорта выступали ездовые животные и порталы. Ни о каких космических аппаратах и речи не шло. В Советском Союзе Линаэлю максимум приходилось летать на самолёте, и то пассажиром. Ему даже представить было сложно, как угнать звездолёт, да ещё которым, кроме пиратов, некому управлять.

Со слов девчонки выходило, что даже сигнал о помощи сложно будет подать. Но…

Дмитрий вполне обоснованно считал, что на космическом фрегате спасательных капсул должно быть больше, чем одна. И раз с таким устройством однажды справилась девочка-подросток, то и второй раз сумеет.

Следовательно, для спасения юной хлорави нужно полностью обезвредить экипаж пиратского корабля, запустить в сторону планеты спасательный модуль и ждать спасателей.

Если же пиратов не обезвредить, то последний пункт плана становится бесполезным. Ничто им не помешает вновь связаться со спасателями и соврать про очередного обдолбанного техника.

То есть, по сути, всё сводится к тому, что и было задумано изначально – избавиться от похитителей детей. А этим Карпов уже занимается. Как он и говорил Олани, тут главное не напугать звёздных корсаров до той степени, когда они плюнут на девчонку и сбегут. И тут кроется основная сложность.

Нормального оружия для противостояния людям с высокотехнологичными бронёй и вооружением нет. Время поджимает. Добраться до фрегата проблематично.

И что из этого вытекает? Лишь одно – сила тут не поможет. Только умом и хитростью, ну и немного магией, возможно достичь успеха.

Олани загорала, лёжа на шезлонге. Восполняла недостаток хлорофилла в организме. Одной ей было страшно, и Дмитрий, понимая это, крутился в поле зрения девчули, занимаясь своими делами.

Юная хлорави поправила купальник, напечатанный для неё на 3D-принтере, и направилась к мужчине.

– А что ты делаешь? – заинтересовали её непонятные манипуляции с растениями.

– Готовлю сюрприз нашим недругам.

– Сюрприз? Неожиданный подарок?!

– Да, именно. Очень неожиданный подарок. Совершенно бесплатно. Даром, как приманка в ловушке для грызунов-вредителей.

Карпов продолжил вырезать знаки эльфийского алфавита на коре дерева гинко.

– А как связан сюрприз и порча дерева? – с любопытством наклонила голову Олани.

– С помощью магии я вытяну из дерева жизненные силы в накопитель. Дерево большое, могучее.

– Дима, ты уже не первый раз упоминаешь эту «магию». Что это? Какая-то разновидность псионики?

– Вроде того. Можно сказать, что в этой «разновидности псионики» сильны мои сородичи.

– Но разве можно забрать чью-то жизненную силу? Что это вообще такое?

– Это сложно объяснить разумному из технологического общества. Это энергия, благодаря которой всё живое может жить, которая является одновременно частью физического тела и частью души. Проще говоря – это источник жизни.

– И зачем тебе источник жизни дерева? Как он вообще может помочь в борьбе с пиратами?

– Олани, у каждого существа свой оттенок праны – она же жизненная сила. Если внедрить человеку немного древесной праны – он сильно заболеет и может погибнуть. Если чужеродных жизненных сил будет много, то смерть неизбежна. Если вблизи людей произвести резкий концентрированный всплеск праны, то она, подобно радиации, облучит их души. И тут никакие скафандры не спасут. Возможно, смогут защитить какие-то энергетические поля, но обычная броня бессильна. Прана людей на некоторое время станет отравленной. Им станет плохо, очень плохо. Сражаться они точно будут не в состоянии.

– Ум… Понятно. Я до этого никогда не встречала псионов. Я слышала о них, как и многие, но слышать и видеть в реальности – совсем не то. О псионах знают все, но считают их способности сильно преувеличенными. Я же теперь понимаю, что их способности даже приуменьшены.

– Неужели псионы настолько редки? – на мгновение Карпов оторвался от вырезания очередного знака.

– Очень редки. Не как гении, их рождается раз в сто больше.

«Один на десять миллионов», – отметил в уме Дмитрий.

– Я слышала, – продолжила Олани, – что псионов берегут, как зеницу ока. Так же, как и гениев, их с самого детства кабалят контрактами и сажают в «золотые клетки». Их тоже похищают и продают. Живут они хорошо, очень даже хорошо, как и гении, но…

– Их никуда не отпускают? – Дмитрий продолжил вырезать знаки на коре.

– Точно! – кивнула девчуля. – Особенно телепатов. Их, я слышала, особенно сильно контролируют. Поэтому тебе в Галактическом Союзе нужно быть настороже. Лучше скрывать то, что ты псион. Понимаешь? А то тебя ждёт такая же участь, как и меня.

– Спасибо за беспокойство. Как уровень твоего хлорофилла?

– Немного поднялся, – довольно прищурилась Олани. – Тут довольно солнечно. Ещё недельки две пофотосинтезирую, и к коже вернётся нормальный цвет.

Закончив вырезать последний знак, Карпов широко улыбнулся и произнёс:

– Отлично! Олани, мне нужна твоя помощь.

– Я готова. Что нужно делать?

– Следуй за мной.

Заинтригованная девушка пошла следом за Карповым. Пройдя метров двадцать, они остановились возле большого дерева гинко.

– Обними ствол. Вот так.

Дмитрий показал пример. Олани повторила за ним. Они оба крепко обняли ствол, прижавшись к нему телами с разных сторон. Карпов взял ладони девушки в свои руки и прикрыл глаза. Он потянул из гинко капельку густой и вязкой праны, которую перелил в тело помощницы.

Олани часто задышала и разжала ладони.

– Что-то мне нехорошо, – пошатнулась она.

– Можешь отойти от ствола.

Карпов принялся астральными вибрациями изучать тело спутницы. Олани штормило, как после стакана водки натощак.

– Что это было? – спросила она.

– Прана дерева. Я влил в тебя буквально капельку.

Девушка отступила на пару шагов и испуганно выпучила глаза.

– Ты… Ты хотел убить меня?

– Нет-нет, что ты. Такая капелька и со всеми предосторожностями не нанесёт особого вреда даже человеку. Плохо будет некоторое время, не более того. Тебе же, смотрю, очень даже хорошо.

– Я словно пьяная…

– Вижу.

– Но зачем? – Олани пребывала в полном недоумении. – Ты же говорил, что это вредно и опасно!

– Для людей. А ты хлорави. Я заметил, что твоя прана отчасти имеет сходство с растительной. Совсем отдалённое, но всё же оно есть. Нужно было проверить, не будет ли прана гинко ядовитой для хлорави. Не хотелось бы ненароком убить тысячу твоих однокашников.

– Ставить эксперименты на принцессе негуманно! – возмутилась Олани. – И вообще, на разумных гуманоидах эксперименты никто не ставит!

– Если под контролем опытного специалиста и без вреда для здоровья, то можно, – подмигнул Дмитрий. – А уж если кроме принцессы никого иного под рукой нет, то можно и на ней испытать.

– Что за дикое у вас общество?! Это возмутительно! А если бы я… – девушка чуть не споткнулась, но Карпов успел поймать её и придержать. Она уже менее задорно продолжила возмущаться: – Ты мог хотя бы предупредить меня…

– В следующий раз постараюсь предупредить, если не забуду.

– Хорошо…

Некоторое время Олани спокойно шла рядом с Димой, держась за его плечо. Но до её опьянённого мозга дошло, что он сказал. Она резко застыла на месте и гневно посмотрела на него.

– В следующий раз?! То есть ты собираешься продолжать ставить надо мной эксперименты?

– Если это понадобится для нашего выживания – да. Или у тебя внезапно нашёлся звездолёт с личным пилотом?

– Какие же вы люди невозможные, – тихо пробормотала Олани, поняв, что спорить и возмущаться бесполезно. – Для тебя вообще есть что-то святое? Обращаешься со мной, как с простолюдинкой.

– Ну-ну, знаешь ли, я у себя на родине был аристократом по праву рождения. Мог на равных говорить хоть с принцессой, хоть с Главой Дома – аналогом вашего князя. Так что это не обращение, как с простолюдинкой, а общение на равных. Чувствуешь разницу?

– Вот оно что… – ненадолго Олани погрузилась в размышления. – То-то мне что-то показалось странным. Обычно, когда кто-нибудь узнаёт, что я лепс-княгиня, сразу начинают лебезить, подхалимничать, набиваться в друзья. Противно! Я же вижу, что всё их поведение притворное. Словно вонючий жук, который ползает по рукаву, а ты его не можешь сбросить и раздавить.

– Ты сейчас описала обычное общество аристократов. Кругом одни вонючие и ядовитые жуки. Заденешь хоть одного – вони будет столько, что за сто лет не отмоешься. Поэтому я старался держаться подальше от столицы и поближе к народу.

– Мне приёмы тоже не нравятся, – пробормотала девушка.

Стоило Олани добрести до шезлонга, как она сразу приняла горизонтальное положение, а вскоре уснула с довольной улыбкой во весь рот.

«Занимательный эффект, – полюбовался спящей девушкой Карпов. – Я предполагал, что от растительной праны хлорави вреда здоровью не будет, но чтобы действие было схожим с алкогольным опьянением… Любопытная реакция».

Юной хлорави солнце неспособно причинить вреда. Человек мог бы получить солнечные ожоги, а на представителей зеленокожей расы ультрафиолетовые лучи оказывают положительное воздействие. Их кожа «от загара» приобретает более насыщенный зелёный цвет, и никаких негативных последствий.

Карпов оставил девушку фотосинтезировать, а сам отправился изводить самые крупные деревья на острове. Для его задумки требовалось много нестабильных накопителей праны.

Сами накопители он изготовил на принтере из сплава синтезированных с помощью трансмутатора мифрила и орихалка, руны нанёс сразу в процессе печати. Лишь для активации всех нестабильных накопителей ему нужно было потратить один накопитель маны.

В итоге пришлось высушить дюжину огромных гинко, запечатав их прану в трёх шариках размером с мячики для пинг-понга. Достаточно небольшого посыла маны, чтобы дестабилизировать их и вызвать взрывную реакцию высвобождения концентрированной жизненной силы.

Ритуал запечатывания праны деревьев не сильно отличался от такового с жертвоприношениями животных. Только знаки ритуала наносить нужно было на стволы деревьев.

К моменту окончания возни с накопителями Олани проснулась. Вид у неё был как с жуткого бодуна. Глаза покраснели и могли вогнать в ужас обывателя с Земли. Мало того, что они жёлто-красные, так ещё и с вертикальным зрачком. Волосы вздыблены, на лице отпечаток от доски лежака.

– Ох, мамочка, роди меня обратно… – простонала она, держась руками за голову. – Что же мне так плохо?

– Похмелье, милочка. Что называется, почувствуй себя взрослой.

– Убей меня-а-а… – простонала девушка.

– Давай обойдёмся без крайностей. Мне и так при виде твоего опухшего лица становится стыдно за «спаивание» малолеток. Лучше попей сока.

Шатаясь и шоркая ногами, словно свежеподнятая зомби, юная хлорави медленно прошла мимо Дмитрия в сторону бункера в поисках сока. Бездарный маг последовал за ней.

Пока Олани приходила в себя и проклинала взрослую жизнь, а в частности её вытекающие последствия в виде похмелья, Карпов за компьютером управлял миниатюрным порталом.

Используя наработки прежнего мира, точнее, привязку портала не к определённым координатам, а к объекту, он, найдя десантный шаттл пиратов, привязал положение микропортала к его поверхности.

Рядом с ним с грохотом поставила раскладной стул Олани. Она успела надеть свой потрёпанный чёрный комбинезон. Грузно сев, она с грохотом водрузила на стол пивную кружку, наполненную яблочным соком. Со стороны могло показаться, что там пиво, поскольку цвет жидкости был похожим. Довольно сюрреалистично смотрелась зелёная девочка, на вид лет четырнадцати, с похмельной рожей и пьющая «пиво». Вперив мутный взор в монитор, она спросила:

– Что делаешь?

– Жду.

– Чего ждём?

– Когда космические корсары осатанеют носиться по лесу, как угорелые, изредка отстреливаясь от драконов, и вернутся на фрегат.

– Ка-а-а… Понятненько… А что дальше?

– Дальше ты наденешь защитный комбинезон, который сейчас печатается на 3D-принтере, и приготовишься отправиться в гости.

– Угу… – взор девушки говорил лучше неё самой о крайней степени усталости. – Моё светлейшество изволит почивать. Лепс-княгиню не кантовать…

Залпом выпив все пол-литра сока, Олани с грохотом опустила кружку на столешницу и поплелась в свою спальню.

* * *

По рубке пиратского фрегата нервно расхаживал старпом. Замерев, он вызвал по связи командира абордажной бригады.

– Буч, что у вас? Вы уже сутки на этой гипером проклятой планете! Где результаты?

– Босс, ничего, – виноватым тоном хрипло ответил Буч.

– Ничего? – зло переспросил старпом.

– Ну, типа того. После того, как мы обнаружили скафандры с остатками тел поисковиков, удалось найти огневые точки, с которых стрелял снайпер. Про гнилое дерево, рассыпавшееся в труху, я уже докладывал. На псиона и девчонку никаких намёков.

– Совсем никаких? – подвигал челюстью раздражённый старпом.

– Ну как… Возле останков гигантского дохлого ящера мы нашли следы девчонки и какого-то гуманоида. Анализатор показал, что это мог быть кто-угодно: хлорави, человек, эльдар.

– Тит? – слегка дрогнувшим голосом спросил старпом.

– Нет! Нет, не тит, слава гиперу! Если тит, то подросток. Следы небольшие, принадлежат гуманоиду среднего роста весом около девяноста килограммов. Но…

– Договаривай, отрыжка чёрной дыры!

– Босс, следы в огневых точках такие же, но вес гуманоида меньше. По крайней мере, так показал анализатор. Всего восемьдесят килограммов. Местами его вес больше, но, судя по отпечаткам, это из-за переносимого груза. Наверное, пушка у него тяжёлая, около двадцати пяти килограммов. Мы думаем, что или гуманоидов несколько, и у них одинаковая обувь, или это один и тот же тип, но, когда он встретился с девчонкой, то был в броне.

– То есть на наших парней этот псион охотился без брони?

– Типа того.

– Вот сволочь! – проскрежетал зубами старпом. – Он словно в издёвку снял броню и вооружился допотопным оружием.

– Ну, мы так с парнями и подумали, – хрипло ответил Буч.

– Что вы там подумали, охламоны?!

– Ну-у… Типа этот урод охотился на парней, как на диких зверей. Словно издевался. Они ведь ещё живы были, когда он их того… У всех простреляны руки и ноги. Босс, парни боятся. Мы тут уже сутки, на нас трижды нападали гигантские хищные ящеры, которых проблематично убить даже из наших пушек. Эти твари не хотят подыхать, пока их не изрешетишь из крупного калибра. А ещё все боятся, что неведомый псион откроет на нас сезон охоты. Он будто специально тянет время, чтобы застать нас врасплох. Парни боятся ложиться спать, все едва держатся бодрячком на стимуляторах. Нам бы вернуться на корабль, хотя бы отоспаться.

– На корабль? – старпом задумчиво поскрёб щетину на подбородке. – Вы прям не команда матёрых абордажников, а девки низкой социальной ответственности на выезде… Ладно, охламоны, возвращайтесь на звездолёт. Всё равно от сонных вас никакого толка.

– Всё, вылетаем! – в хриплом голосе Буча только глухой не расслышал бы нотки облегчения.

Глава 5

Планету абордажная команда покидала на двух шаттлах. Усталые корсары радовались полету на фрегат, как дети новогодним подаркам. Всё время находясь на поверхности планеты они пребывали в сильном нервном напряжении, из-за каждого куста ожидая неожиданной атаки неизвестного псиона. Лишь во время полёта расслабились и дали волю эмоциям. Мат стоял такой, что от него уши сворачивались в трубочку.

Пираты травили друг другу байки о своих похождениях. Если их послушать, то можно подумать, будто их атаковали стада тираннозавров, которые бегали со скоростью метеора и были неуязвимы, словно терминатор из жидкого металла. С каждой байкой количество тираннозавров росло в геометрической прогрессии, словно все эти ящеры сбежались в место высадки корсаров со всей планеты.

– И вот они прут на меня, целая дюжина. Зубы по локоть, размером с шаттл, если поставить его вертикально, а у меня села батарея в бластере. Я достал нож и попёр на них…

– Да это фигня! Вот на меня вообще напал ящер размером с фрегат. Я в него стреляю из большого бластера, а ему плевать. Шкура, как броня у крейсера! Ну, я схватил плазменную гранату, увернулся от пятиметровых когтей и запихнул гранату ему в задницу!

– Себе ты в задницу гранату засунул!

В ответ на подколку раздался громкий смех.

И такие разговоры происходили в пассажирских отсеках обоих шаттлов. Пираты расслаблялись после нервного напряжения. Они предвкушали, как напьются дешёвого пойла по возвращении на фрегат и уснут сладким сном.

Многие из них, да что уж там, почти все они сильно хотели утех с девушками, а некоторые с мальчиками. И вроде бы всё для этого располагало. На борту корабля тысяча пленников, юные, сочные и такие желанные, пусть и зелёные ксеносы. Но глаз видит, а зуб неймёт. Капитан строго-настрого запретил портить товар. За порченых рабов, во-первых, заплатят меньше, во-вторых, влиятельные ксеносы наверняка попытаются жестоко отомстить.

Так-то похищение разумных с целью выкупа не столь уж редкая практика в Галактическом Союзе. И на пиратов даже не особо активно охотятся, если они придерживаются некоторых рамок. Так, например, сексуальное насилие к пленникам неприемлемо. Убивать пленных тоже нежелательно. Конечно, если никто не узнает, то можно, но не в том случае, когда планируется получить выкуп.

Стоит властям узнать о жестоком обращении и убийствах, на нарушивших негласный кодекс пиратов откроют сезон охоты все страны Союза. Смерть нарушителей будет жестокой и мучительной.

Жизни разумных считаются самой большой ценностью в галактике. Допускается убийство в целях самообороны, ибо защита себя – святое право любого разумного. Кража, грабёж, воровство, мародёрство, торговля наркотиками и контрабанда – всё это пустяки. За эти преступления в некоторых странах можно откупиться. Но убийство с целью совершения преступления и насильственные действия караются показательно без права на снисхождение со всей строгостью закона.

Поэтому пираты, если захватывают звездолёт, предпочитают пожертвовать несколькими спасательными капсулами, отпустив на них пленных. Хоть спасботы и стоят денег, но тогда есть шансы выйти сухим из воды и не получить никакого наказания. Или же продают пленных в рабство, если есть такая возможность.

Кабальные рабы нужны всем странам, ибо это дешёвая рабочая сила. Вот и повод преследовать пиратов лишь для виду. Но когда потенциальную рабочую силу уничтожают или делают неспособной выполнять труд в результате моральных травм, то какая тут прибыль? Сплошные убытки. Сегодня у одной страны уничтожили разумный ресурс, а завтра придут гадить к тебе – так думали правители космических государств. Оттого и завидная солидарность в защите жизни и морального здоровья в Галактическом Союзе.

Через некоторое время после стыковки шаттлов с фрегатом, когда абордажники разбрелись по звездолёту, разбились на группы и начали бухать, внезапно одновременно всем людям стало плохо.

Недомогание заключалось в том, что на всех пиратов навалилась жуткая слабость. Тела отказывались слушать их обладателей, одеревенели, будто от паралича. Сердца еле бились в груди, лёгкие с трудом прогоняли воздух, кровь медленно текла по венам и артериям. Поднять руку или ногу казалось чем-то невозможным. Их нейросети били в набат, сообщая о неизвестной болезни, вред от которой они не могли нейтрализовать.

С юными хлорави случилась иная напасть. В тот же миг они все до одного почувствовали признаки сильного опьянения, при том, что дурманящие вещества никто не принимал. Молодёжь вела себя по-разному. Кто-то начал буянить, но быстро успокоился или его успокоили товарищи. Кто-то уснул. Некоторые начали делиться историями из жизни и попросту трепали языком. В общем, обычное поведение под дурманом, схожим с алкогольным.

Пираты паниковали. Некому было им помочь. Тупые дроиды и сильно ограниченный рамками корабельный искин без приказа члена экипажа ничего не предпринимали. Язык не ворочался, мысли текли вяло. Это как когда хочешь дать остроумный ответ на подколку, а он приходит в голову через неделю. Каждый член экипажа желал получить медицинскую помощь, но максимум, что они могли, – кое-как через нейросеть приказать дроидам о перемещении себя в медицинский отсек. Вот только даже помещение в медкапсулу было бесполезным, да и капсул на всех не хватило.

Всё упиралось в массу искусственных ограничений, которыми окружили себя мыслящие Галактического Союза. Ни один прибор не работает как должно без приказа квалифицированного специалиста, который находится в здравом сознании. Без сертифицированного медика обычная медкапсула максимум способна поддерживать жизнедеятельность помещённого в неё гуманоида. А медики попали под раздачу вместе со всеми и такого приказа отдать не могли.

Точнее, там всё запутано. С одной стороны, у медиков осталась возможность управлять техникой с помощью нейросети. С другой стороны, срабатывала защита «от дурака». Медкапсула получала сообщение от нейросети медтехника о том, что тот находится в неадекватном состоянии, после чего защитный протокол блокировал все команды.

Мало ли, вдруг обдолбанный медик решит лечить пациента, но вместо этого сделает только хуже.

То же самое происходило с корабельным искином. Он получал массу приказов от капитана и старпома, но все команды блокировались.

Единственные приказы от неадекватного командующего, которые имел право выполнить искин – вызвать службу спасения или стражей порядка или поместить членов экипажа в спаскапсулы. Но этих команд ему никто не отдавал.

Всё это привело к панике. Парализованные люди испугались так, как никогда в жизни не боялись. Лёжа там, где их застал паралич, или в медкапсуле, если повезло, и в ней досталось место, люди молили кого угодно, мысленно ругались, вопили о помощи и просто захлёбывались от волн ужаса.

В рубке пиратского фрегата на полу лежали старпом и капитан. Они стали свидетелями пришествия незваных гостей. Вначале прямо в центре рубки совершенно неожиданно появились два гуманоида. Один среднего роста, второй низкий, словно подросток. Оба были облачены в чёрные свободные брюки и плотные куртки, которые визуально делали их шире. В просвет под воротником куртки можно было различить фиолетовый комбинезон. На головах у них были надеты глухие фиолетовые шлемы с чёрными забралами.

Тот, что повыше, навис над капитаном и спокойным мужским голосом произнёс:

– Как говорили в одном городе, в котором я был проездом, здрасте вам. Я имею вам кое-что сказать…

Капитан мысленно обматерил визитёра и послал в чёрную дыру, но ничего иного не мог поделать, а ведь так сильно хотелось пожать гаду шею.

– Вы наверняка думаете, что с вами произошло? – спокойно продолжил Карпов, а это был он в компании Олани, которая получила приказ молчать. – Всё просто. Вы отравлены. Да-да, все вы отравлены с помощью особого яда, противоядие от которого имеется только у меня. Для людей этот яд смертельно опасен, от него не спасёт никакая медкапсула, а противоядие будет синтезироваться дольше, чем вы проживёте. Но не стоит беспокоиться. На хлорави яд действует, как алкоголь на людей.

В ответ на это капитан мог лишь злобно вращать зрачками. Действие яда на зеленокожих в настоящий момент его волновало меньше всего.

– Наверное, вам тяжело от мысли, что сейчас на вашем звездолёте находится тысяча пьяных подростков? Это целое стихийное бедствие. Пьяные школьники способны разнести не только космический корабль, но и орбитальной станции не поздоровится. Или нет, вас это не беспокоит?

Посмотрев на бешено крутящего зрачками капитана, Карпов продолжил:

– Ну, конечно, нет! Вас наверняка больше беспокоит именно ваша судьба, а не похищенных детей… Понимаю, так со всеми преступниками. Товарищ, вы готовы к конструктивному диалогу? Без угроз, попыток навредить нам и прочих глупостей. Если да, то поведите зрачками влево.

Капитан подумал, что какие бы цели ни преследовал этот странный тип, лучше с ним поговорить, чем лежать в виде куска мяса. Он стал усиленно косить глаза влево.

– Рад, что вы готовы к диалогу. Сразу предупреждаю – отбросьте глупые мысли. Во-первых, правильно использовать противоядие умею лишь я. Во-вторых, у меня с собой лишь немножко противоядия, чтобы поговорить с кем-то, кто готов пойти на контакт. Эта доза рассчитана на небольшой промежуток времени и лишь частично заблокирует действие яда, а потом эффект вернётся. Полноценное противоядие хранится в другом месте, о котором вы никогда не узнаете. Ну и главное – если с нами, – показал он рукой на себя и спутницу, – что-то произойдёт, вы все подохнете. Так что единственный шанс выжить – договориться с нами.

«Только отпусти меня, сволочь, я с тобой потом расквитаюсь! – подумал капитан. – Пока же поиграем по твоим правилам».

Карпов сел на четвереньки и принялся освобождать тело капитана от комбинезона. Капитан яростно завращал зрачками, выражая негодование.

– Не напрягайся, дружище, – дружелюбным тоном произнёс Дмитрий. – Без этого никак, так что потерпи.

Отложив в сторону ручной бластер, парализатор, вибромеч и комбез главного корсара, который остался в одном нижнем белье, Карпов достал из кармана куртки небольшой пульверизатор с обычной водой и брызнул им в лицо лысого здоровяка, делая вид, словно распыляет противоядие. Затем он простимулировал пальцами нервные окончания, заставляя прану быстрее течь по телу.

Капитан почувствовал, что ему стало лучше. Мышцы всё ещё были деревянными. Конечностями с трудом удавалось шевелить. Драться или как-то сопротивляться он не в состоянии, но с усилием сумел выдавить из себя слова:

– Кто ты такой? Что тебе нужно?

– Хорошие вопросы. Дружище, расслабься. Если мы договоримся, с тобой всё будет в порядке. Я всего лишь выполняю взятые на себя обязательства. Чтобы ты понимал, я телохранитель ребенка одного влиятельного хлорави, которого ты, совершив огромную ошибку, похитил.

– Телохранитель? – тихий голос капитана выразил насмешливое недоверие. – Если ты телохранитель, то я добрый благотворитель! Я видел сотни телохранителей, они не такие, как ты.

– Я очень дорогой телохранитель с о-о-очень широкими способностями и возможностями. Дружище, не теряй зря время, у нас есть всего десять-пятнадцать минут, чтобы договориться, прежде, чем яд снова подействует.

– Телохранитель, давай договоримся. Забирай своего подопечного и вали куда подальше!

– Я бы с радостью, мой хороший, но не для этого я потратил на вас крайне дорогие штуки. Ты молодец, что не создаёшь мне проблем. Все бы были настолько адекватными.

– Ты не понимаешь, на кого напал! У нас такая крыша…

– Дружище, веришь-нет, но мне плевать на вашу «крышу». Сейчас у меня одна задача, в которой, надеюсь, ты мне поможешь. Ведь ты поможешь? Ты же хочешь жить?

– Аргумент! – нервно и тихо рассмеялся капитан. – Все хотят жить. И чего ты от меня хочешь?

– Ничего сложного. Всего лишь прикажи искину связаться с представителями правопорядка сектора хлорави.

– Ты издеваешься? – как на идиота, уставился на Карпова капитан. – Нас же арестуют!

– Дружище, а что ты хотел, похищая того, кого не должен был? Ты в жопе. Вы все в полной заднице с того самого момента, когда я взялся за свою работу. У вас по сути выбор небольшой. Первый вариант – вы все погибнете. Второй – ты выполнишь мои требования и останешься жив. Да, получишь какое-то наказание, но оно явно не настолько ужасное, как перестать дышать, наслаждаться вкусной пищей и прочими прелестями существования в теле человека.

– Не держи меня за идиота! – капитан попытался приподняться на локтях, но у него ничего не вышло. Руки были словно чужими. Прекратив нелепые попытки, он опустил голову обратно на пол и продолжил: – У тебя нет своего звездолёта! Иначе ты просто улетел бы отсюда, забрав своего подопечного. Неужели ты думаешь, что я облегчу тебе задачу и добровольно сдамся в лапы копов?

– Да. У тебя нет выхода.

– Это у тебя нет выхода! – с твёрдой уверенностью заявил капитан. – Ха-ха-ха! – его смех звучал натужно и ненатурально. – А к нам на встречу скоро прилетит целая флотилия во главе с боевым крейсером! И тогда ты пожалеешь, что родился на свет.

– Ах, нет, – грустно вздохнул Карпов. – Дружище, так не пойдёт. А ведь изначально ты мне показался адекватным человеком. Подумаешь, флотилия… Тебе-то она чем поможет? Ты же просто сдохнешь.

– Зато за меня отомстят, – капитан в этом не был уверен.

– Ой, глупости! – весёлым тоном ответил Карпов. – Мы как переместились на ваш звездолёт, так и свалим. Никакая флотилия нас в жизни не найдёт. Ты думаешь, почему я с тобой говорю?

– Потому что у тебя нет других вариантов свалить из этой звёздной системы! – капитан чувствовал, что ему становится тяжелее говорить, а конечности снова начинают наливаться большей тяжестью. Он начал паниковать, но старался не подавать вида. – Давай так: мы довезём вас до ближайшей обитаемой системы, высадим и разойдёмся, словно не знали друг друга никогда.

– Нет.

– Я тебе заплачу. Миллион кредитов! Соглашайся!

– Нет, товарищ. Так не пойдёт. Мои условия ты слышал.

– Да вы никогда не выберетесь из этой дыры в галактической заднице! – настойчиво продолжил уговоры капитан. – НИКОГДА! Потому что, если бы ты мог взломать искин, ты бы это сделал. Да, мы подохнем, но вскоре прилетит наша крыша, и вам кранты!

– Ах, товарищ, не держи меня за идиота. У меня вариантов свалить отсюда выше обшивки звездолёта. У тебя осталось три минуты. Если мы за это время не договоримся, я сажаю детей в спасательные капсулы и лечу на планету, где спокойно дожидаюсь спасателей. А вас оставляю помирать от яда, беспомощных, способных лишь думать о неизбежно приближающейся смерти и постепенно сходящих с ума. Кстати, большая часть из вас свихнется раньше, чем помрёт. Или…

– Что «или»? – напрягся капитан.

– Или мне стоит попробовать договориться с твоим помощником? Возможно, у него жажда жизни окажется сильнее твоих нездоровых суицидальных наклонностей?

– Тварь! – злобно оскалил зубы капитан. Он прекрасно знал своего старпома, этот гад ради спасения своей шкуры пойдёт на всё.

– О! Вижу, ты полон негодования. И каков будет твой положительный ответ?

Поняв, что телохранитель хлорави не шутит и торговаться не настроен, капитан твёрдо уверился, что выбор у него небольшой. Возвращающийся паралич поднимал в его разуме волну паники. Становиться кабальным рабом на какой-нибудь планете-руднике ему не улыбалось, но жить хотелось больше.

– Гипер с тобой! – едва слышно прошептал он, еле шевелящимися языком. – Искин, приказываю связаться с правоохранительными органами хлорави.

– Вот и славно. Верный выбор.

Одна стена, противоположная той, в которой располагались двери в рубку, превратилась в гигантский экран. С экрана на рубку взирал хмурый взрослый зеленокожий мужчина в строгом чёрном мундире. Обозрев помещение, он задержался взглядом на голом капитане.

– Дежурный космической полиции империи хлорави на связи. Надеюсь, у вас был серьёзный повод связаться с нами.

– Добра вам, дежурный, – начал Карпов. – На полу вы можете наблюдать капитана пиратского фрегата. На борту звездолёта находятся тысяча недавно похищенных школьников-хлорави.

Вид дежурного тут же сменился на напряжённый. Он мгновенно переменился в лице, став абсолютно серьёзным.

– Кто вы? – жёстко спросил он.

– В настоящий момент я выполняю обязанности телохранителя одного из похищенных подростков.

– Передайте данные своей нейросети!

– Не выйдет, товарищ дежурный. У меня по определённым причинам в настоящий момент нет нейросети. Олани, пожалуйста, сними шлем и поговори с товарищем дежурным.

Девушка, всё это время с немым восторгом наблюдавшая за происходящим, медленно потянулась руками к шлему. Ей казалось, словно она стала героиней крутого боевика. То, как Дима говорил с пиратами, как он держался, было восхитительным. Он напоминал ей мужественного и благородного героя киноэпопеи, этакая помесь Джеймса Бонда, Крепкого Орешка и Джона Мэтрикса из фильма «Коммандос». А она принцесса, которую он спасает от пиратов.

Сняв шлем, Олани продемонстрировала своё лицо дежурному хлоравийской космической полиции.

– Я лепс-княгиня Олани Ариольская. Мой телохранитель говорит правду. Нас похитили пираты, а он всех спас. Прошу вас, прилетайте поскорее.

– Действительно, похожа, – протянул дежурный, вглядываясь в черты лица девушки.

– Товарищ дежурный, – обратил на себя внимание Карпов, – нам некогда вести светские беседы. Со слов капитана пиратского фрегата, в этот сектор скоро прилетят его покровители на боевом крейсере в сопровождении флота.

– Гонять флот ради горстки детей? – недоверчиво удивлённым тоном произнёс дежурный.

– Возможно, он соврал, но тут на борту корабля находятся дети из элитной школы. Ради такого куша и флот можно пригнать. В любом случае, я не хочу проверять, прав он или нет. Лучше всего, если вы прибудете в этот сектор как можно скорее.

– А что с пиратами? – взгляд дежурного был направлен на капитана.

– Временно парализованы.

– У вас, должно быть, хорошая команда, раз смогли обезвредить банду пиратов, – с уважением заметил взрослый хлорави. – Надеюсь, дети не пострадали?

– Эм… Товарищ дежурный, дети не пострадали, но вы немножко неправы. У меня нет никакой команды. Я действую в одиночку. Так что даже если подельники пиратов не прилетят, есть другие проблемы. Мне нужно как-то уследить за этой оравой и прокормить их. В целях безопасности, на звездолёте я их оставить не могу. Конечно, какое-то время я смогу прокормить толпу подростков, но чем раньше вы прилетите, тем лучше.

– Погодите, – глаза дежурного поползли на лоб, а кожа пошла тёмно-зелёными пятнами, – у вас, что, нет своего звездолёта? Как вы вообще смогли в одиночку обезвредить пиратов?

– У меня много талантов… Извините, но это профессиональные секреты, которые я не имею права разглашать. А космического корабля, к несчастью, нет. Пиратская же посудина нам неподконтрольна. К тому же, если сюда действительно наведается целый флот корсаров, увы, я мало что смогу им противопоставить.

– Ждите, – поняв, что ситуация нестандартная, дежурный не стал докапываться и выяснять, что да как. – Продержитесь три недели. Мы направим к вам ближайший патруль. Где вас искать?

– Мы будем на поверхности планеты. Просто дайте знать, когда прилетите, а уж мы о себе сообщим.

Экран неожиданно потух. Карпов резко обернулся и посмотрел на капитана. За небольшое мгновение он успел заметить хитрый блеск глаз лысого мерзавца. Это он прервал связь, отдав команду через нейросеть.

– Дружище, – склонился над ним Карпов, – уверен, это ты сделал. Мелкая подлость. Нехорошо мешать общаться культурным разумным.

Если бы капитан мог ответить, он бы послал Дмитрия в чёрную дыру. Глазами он давал понять, что не против продолжить диалог, на что Карпов лишь ухмыльнулся, но за забралом шлема этого никто не увидел.

– Олани, милая, пожалуйста, освободи от одежды старпома. А мне нужно наведаться в больничное крыло и обезвредить остальных пиратов. С их стороны было очень любезно собраться в одном помещении.

О том, что именно так и будет, Карпов узнал до начала операции. Перед этим у него состоялась очень продолжительная беседа с юной хлорави, чтобы выяснить всевозможные нюансы, о которых может быть известно инопланетной школьнице. Так что операция в истинно эльфийском стиле была просчитана до мелочей.

Даже такой двоечник в немагических предметах, как Линаэль, мог дать фору многим людям. Всё же у эльфов весьма специфическое образование, точнее, у магов, которые все поголовно являются аристократами. Обывателей в эльфийском обществе, за исключением некоторых специалистов наподобие элитных рейнджеров и служащих тайной стражи, естественно, ничему вроде интриговедения, планирования и искусства мести не учили.

И хотя всё прошло без сучка и задоринки, Карпов не выглядел довольным. Его лицо отражало всю печаль мироздания. Обезвредить всех похитителей на звездолёте? Пустяки! Договориться с главным пиратом о добровольной сдаче в лапы правосудия? Ерунда! А вот обойти весь космический корабль длиной триста метров с десятком жилых палуб и телепортировать толпу парализованных пиратов и подростков, которые к тому моменту все уснули – вот это уже задачка. Сложностей доставляло то, что дети были заперты в каютах, а открыть двери могли лишь члены экипажа. Облегчали задачу эльфийское чувство леса, которое позволяло ощущать местоположение всех живых существ поблизости, и личная установка телепорта, позволяющая перемещаться, не обращая внимания на стены и прочие препятствия.

Так ведь пиратов ещё нужно раздеть, а это без малого семьдесят человек! Дистанционно, через следующий за Димой микропортал, навести на каждого корсара метку и переправить на необитаемый остров. Затем аналогичную процедуру по транспортировке, но уже на свой остров, следует повторить с одурманенными детьми. И словно этого мало – уложиться нужно в десять часов.

Дмитрий блефовал, как заправский игрок в покер. Отравление растительной праной не смертельно. Конечно, если схватить большую дозу, то можно умереть. Но если человек сразу не помер, то его жизненная сила постепенно размывает привнесённую прану. В итоге часов через десять паралич спадёт, а через сутки пираты будут чувствовать себя паршиво, но смогут вернуться к нормальной жизнедеятельности.

Но даже не авральная беготня по всему звездолёту делала Карпова печальным. Тысяча подростков… Огромная толпа детей, с которой ему предстоит провести следующие три недели на своём острове. Толпа неуправляемых школьников с жуткого бодуна, внезапно очутившихся в незнакомом месте – вот что действительно страшно!

Глава 6

С тысячей спящих подростков не так просто управиться. Телепортировать их недостаточно. Нужно обеспечить им хоть какие-то условия жизни. Поэтому у Карпова даже после освобождения пленных работы лишь прибавилось.

Он в знакомом параллельном мире на военных складах позаимствовал вещевое имущество: армейскую одежду, палатки, маскировочные сети, спальные мешки, посуду, полевые кухни и многое другое. Всё то, чем обеспечивается любой солдат во время полевых выходов. Пришлось ему раздобыть и еды.

Дмитрий рассчитывал обеспечивать продовольствием только себя. Ему припасов хватило бы на несколько лет. Но для тысячи хлорави весь его продовольственный склад на один зубок.

Почти всех пиратов он отправил на далёкий большой остров, который располагался в тысяче километров от его базы. Из одежды у них осталось лишь нижнее бельё. Ни инструментов, ни припасов. Ещё чего! Тратить ресурсы на преступников. Территория острова позволяла обеспечить питанием всю эту толпу головорезов примерно на месяц. Палки и камни – вот их оружие. Гигантских драконов там не водится. Так что до прилёта полиции выживут. А если они опустятся до каннибализма – их проблемы. Меньше станет преступников.

Но одного пирата Карпов прихватил с собой. Это был молодой парень в белом комбинезоне. В такой одежде, как выяснил Дмитрий из бесед с Олани, ходят медики.

Линаэль старался подстелить себе соломки. Мало ли, что там девчонка наговорила. Она несовершеннолетняя, а значит, всё будет так, как решат её родители. Вдруг папаша лепс-княгини решит, что мутный человек с забытой ноосферой планеты ему не нужен? А искин Карпову необходим. Поэтому он решил до прибытия полиции хлорави реализовать запасные варианты.

Сваренный из местных цветочков отвар отправил пирата в страну грёз. Так что после того, как паралич спадёт, он ещё некоторое время не принесёт Дмитрию неприятностей.

Единственным минусом оказалась нейросеть. Против облучения жизненной силой деревьев она ничего поделать не могла. А вот с нейтрализацией снотворного неплохо справлялась. Поэтому пришлось напоить медика ударной дозой отварчика и простимулировать особые точки, чтобы древесная прана вымывалась дольше.

В делах и заботах быстро подкрался момент, когда подростки начали пробуждаться и с удивлением обнаруживать себя на пляже. Вместо тесной рубки звездолёта – песок, свежий воздух, море и облака над головой. Куда ни глянь, повсюду стонущие мальчики и девочки, которые выглядели на человеческий возраст от двенадцати до семнадцати лет. Если же быть объективным, то этим детишкам было от тридцати до сорока девяти лет.

При взгляде на пляж наблюдателю открывалось страшное зрелище. Со стонами с песка, подобно зомби, поднимаются «люди» в состоянии старого огурчика – такие же зелёные и вялые. Сходство с нежитью добавляли красные глаза и стоны, только если вымышленные людьми из прошлого мира зомби говорят: «Мозги-и», то эти нелюди стонали: «Воды-ы».

Когда же школяры обнаруживали на берегу большие синие бочки с заветной жидкостью, они целеустремлённо направлялись к ним. Возле бочек имелись стальные кружки, чтобы черпать воду.

В основном, лишь напившись, юные хлорави обращали внимание на табличку с текстом. Хотя были некоторые особенно внимательные индивидуумы, которые вначале читали текст, а потом уже пили. Но это скорее оттого, что к выбранной ими бочке выстраивалась очередь.

Таких табличек имелось по числу ёмкостей с водой. Текст везде был одинаковый.

Юный хлорави, внимательно прочти текст и следуй инструкциям!

Тебя спасли от пиратов.

Ты находишься на необитаемом острове на дикой планете.

Помощь прибудет в течение месяца.

Твоё паршивое состояние – результат действия спецсредства, использованного ради твоего спасения. Терпи! Попей воды. НЕ пейте морскую воду!

Через сто метров от берега лежат вещи. Выбери себе один комплект одежды по размеру, одну пару обуви, два комплекта постельного белья, четыре комплекта нательного белья, один рулон туалетной бумаги, палатку, спальный мешок, котелок, нож, ложку, флягу, раскладную кровать и ОДИН пакет сухого пайка. ОДИН!!!

Одна палатка рассчитана на проживание десяти хлорави.

Объединитесь в отряды по десять хлорави для проживания в палатке.

Выберете себе командира-десятника.

Соберите палатку.

После того, как палатки будут размещены, десять ближайших отрядов должны провести собрание и избрать командира-сотника.

Десятник отвечает за порядок и поведение юных рейнджеров в своём отряде.

Десятники обязаны подчиняться приказам сотников.

Рядовые обязаны подчиняться своим командирам: десятникам, сотникам.

Сотник отвечает за свою сотню. Он не должен допускать конфликтов между отрядами. Обязан распределять задачи между группами, назначать дежурных по своей части лагеря.

Сотник не может занимать должность десятника.

Дежурные будут заниматься приготовлением пищи на свою сотню, уборкой территории своей части лагеря и поддержанием порядка на этой территории.

Еда, вода – всё будет.

Плохое состояние организма к вечеру пройдёт.

Ваш спаситель устал и спит. Если найдётся идиот, который его отыщет и разбудит, он будет наказан!

Для тупых поворотная информация!

Не ищите того, кто вас спас, я вас сам навещу. Следуйте инструкциям.

Дети были дезориентированы, напуганы, плохо себя чувствовали и не понимали, что происходит. А тут чёткие указания.

Вначале были брожения и шатания, много разговоров. Шум на пляже стоял такой, словно на рок-концерте.

В итоге подростки начали собираться в группы по десять человек, выяснять иерархию. В каждой группе появился лидер.

Юные хлорави нашли вещи из инструкции. Живые мозги молодых хлорави быстро помогли разобраться в назначении предметов, большинство из которых они видели впервые. Например, советский армейский котелок многих ввёл в ступор. Или большая российская армейская палатка. Разобраться, как её поставить, оказалось очень непросто. Некоторые справились, но у многих получились кривые и кособокие временные жилища.

К вечеру уже все школьники разбились на десятки, были облачены в цифровые камуфляжи российской армии и имели тканевую крышу над головой. С сухими пайками тоже все разобрались. Самочувствие ребят улучшилось, дошло до выбора сотников. Без драк, споров до хрипоты и скандалов не обошлось.

И вот, когда иерархия сформировалась, на пляже появились двое: неизвестный мужчина-человек в сопровождении девочки-хлорави.

Человек напугал многих подростков, ведь их похитители тоже были людьми. Но прежде, чем поднялась паника, мужчина через громкоговоритель приказным тоном сказал:

– Сотники, ко мне! Всем остальным заниматься своими делами.

Любопытство толкало подростков пойти на пляж и узнать, что это за мужчина, но они опасались ослушаться. Многие остались на месте, но нашлись смельчаки, в основном мальчишки, которые подобрались близко к пляжу и наблюдали с почтительного расстояния за новой парой действующих лиц.

Вскоре к Карпову подошли десять хлорави старшего возраста. Из них была лишь одна девушка, остальные парни. Выглядели они неуверенно, смотрели на Дмитрия с опаской.

– Итак, рад вас приветствовать, – начал мужчина. – Я тот, кто вас спас. Меня зовут Дима. Представляю вам вашего главного командира – тысячника Олани Ариольскую. Представьтесь, ребята.

Что удивительно, первой переборола страх и робость единственная девушка-сотник.

– Я Калиби Ведир, дочь адмирала Ведир. Простите, а как мы тут оказались?

– Калиби, на этот и другие вопросы вам ответит непосредственный командир.

– Что это вообще за игра в армию? – с возмущением спросил черноволосый крепкий парень.

– Представься, юный хлорави.

– Лепс-барон Адин Форенский! – с гордостью вздёрнул подбородок парень.

– Адин, вас много, а я один. Как ты себе представляешь возможность присмотреть за всей этой толпой детей? – глазами обвёл любопытных подростков-наблюдателей Карпов. – Вы взрослые ребята. Молодцы, что взяли на себя ответственность. Ведь власть нужна не для утешения собственного эго. Чем больше власть – тем больше ответственность. Я вас спас. До прилёта полиции едой, одеждой и крышей над головой обеспечил. Но если это буйное стадо не привести к порядку, то дети поубиваются!

– Как, один? – опешил лепс-барон. – Разве такое возможно?

– Если действует кто-то вроде меня, то да, возможно.

– А кто её назначил тысячником? – продолжил Адин, с возмущением глядя на Олани.

– Я, – ухмыльнулся Карпов и строгим взором обвёл десяток почти взрослых хлорави. – Кто-то против?

– Дима, может, не надо? – с мольбой посмотрела на него Олани. – Я не хочу быть тысячником…

– Надо! – сказал, как отрезал, Карпов. – Итак, раз никто не против, то у нас образуется строгая иерархия. Тысячник – лепс-княгиня Олани. Вы – десять сотников-офицеров под её командованием. Каждому из вас подчиняется десять отрядов под непосредственным руководством десятников.

Адин, как услышал титул Олани, тут же сдулся. Подчиняться лепс-княгине для него было незазорно.

– Допустим, – с осторожностью произнесла Калиби. – Вы упомянули полицию. То есть нас эвакуируют отсюда?

– Да. В течение месяца вас должны отсюда забрать. Так что считайте, что попали в лагерь юных лесных рейнджеров. Пока же вам, как офицерам, придётся поднапрячься.

– А что нам нужно делать? – в голосе дочки адмирала появилась уверенность, она расправила плечи и стала более собранной.

Карпов обратил внимание, что все сотники смирились с навязанной волей и приготовились внимательно слушать. Похоже, что Калиби успела завоевать авторитет среди сверстников, поскольку её никто не спешил перебивать.

– Всё просто. Ваша основная задача заключается в том, чтобы все дети дожили до прилета полиции.

– Ка-а-а… – протянула опешившая Калиби.

За ней подобные звуки выдали остальные сотники.

– Да-да, чтобы дожили! Мне тут не нужны свернувшие шеи детишки. А без присмотра и контроля, смертей и травм будет много. Кстати, травмы тоже старайтесь не допускать, поскольку медкапсулы у нас нет, а единственный медик – я. Медикаментов для лечения хлорави тоже нету, поэтому лечить буду иглоукалыванием!

– КА-А-А?! – округлила глаза ошарашенная Калиби.

И не только она. Олани и ребята тоже смотрели на мужчину большими глазами.

– Дима, разве можно лечить хлорави уколами иголок? – спросила Олани.

– Иглоукалыванием лечить можно всех! – излучал уверенность Карпов.

– Не хотела бы я заболеть, – тихо пробормотала себе под нос адмиральская дочь.

– А если опустить варварские методы лечения, – начал Адин, – то что прикажете делать нам? Сухие пайки скоро кончатся.

– Молодец, сотник Адин, – одобрительно посмотрел на юношу Дмитрий. – Твоя забота о подчинённых радует. Внимательно слушайте инструктаж. Первое – тысячник выдаст вам цветные ленты. Каждый член вашего отряда должен будет приколоть ленточку определённого цвета к груди с левой стороны, чтобы вы могли отличить своих. Так же вам выдадут красные повязки для дежурных, которые нужно будет повязывать на правую руку. Так вам проще будет контролировать дежурных, по крайней мере, вы будете знать кто дежурный, а кто нет. Ещё вам выдадут знаки различия сотников, десятников и рядовых. Обычные значки, приколите их к мундиру на груди. Понятно?

– Пока да, – кивнул Адин.

– Вот и славно. Второе – Олани вам покажет, где находятся полевые кухни и продовольственный склад. Она же вам выдаст переведённую на общий язык инструкцию по использованию полевых кухонь и рецепты, следуя которым, можно приготовить еду. На каждый день назначайте по десятку дежурных на каждую сотню, которые будут заниматься приготовлением пищи и уборкой подконтрольной вам территории. Для поддержания порядка нарушителям дисциплины назначайте взыскание в качестве внеочередного дежурства. Так у вас и дисциплина наладится, и лишние руки у дежурных появятся.

Сотники слушали внимательно, будто перед ними выступал их учитель, а не впервые увиденный незнакомец. Карпов продолжил:

– Самое главное правило хорошего командира: чем бы рейнджер ни был занят, он должен быть зае… К-хм… Уставшим! Чтобы в головах у рейнджеров даже мысли не появлялось сотворить какую-нибудь самоубийственную глупость. В остальном же я полностью полагаюсь на вас. Для начала можете вытравить лишнюю энергию у ребят, заставив их поставить палатки правильно. А лучше всего, если палатки будут стоять по ниточке на одинаковом расстоянии друг от друга. Тогда рейнджеры точно зае… устанут.

Тут он вспомнил о действительно главном и добавил:

– Но первое, что вы должны сделать – выкопать ямы для отхожих мест! Иначе вскоре так загадите лагерь, что жить тут будет невозможно. Олани вам покажет, где лежат строительные материалы и инструменты, с помощью которых нужно будет построить туалеты. И, кстати, сотникам полагаются отдельные палатки по одной на четверых. Но поскольку среди вас лишь одна дама, а десять на четыре не делится, то Калиби будет жить с Олани, а вы уж как-нибудь разделите три палатки на девятерых.

Никто из школяров не стал возражать насчёт того, что десять на четыре разделить нельзя. Они были уверены, что можно, но только в математике. Когда же делят людей, то дроби недопустимы. А то получится, к примеру, что в каждую палатку нужно заселиться по два с половиной хлорави. И что? Половина тела в одной палатке, половина в другой? Нет уж!

Тут инструктаж был прерван воплями детей, которые наблюдали за беседой издалека. Обратив внимание, куда они смотрят, сотники, Олани и Дмитрий задрали головы к небу.

– Великая Мать! – испуганно охнула Калиби. – Какой огромный летающий ящер!

По небу парил гигантский птеродактиль с размахом крыльев в десяток метров. Он летел настолько низко, что можно было рассмотреть когти на его кожистых крыльях.

– Нашли чего испугаться, – усмехнулся Карпов. – Вы разве не видите, что это за дракон?

– Он же может нас сожрать! – испуганно произнёс Адин.

– Исключено, – Карпов излучал уверенность. – Посмотрите на его клюв. Там нет зубов. Этот дракон питается рыбой. А его строение? Он настолько большой, а перепонки настолько тонкие, что дракон должен быть невероятно лёгким для полётов. Голова у него, конечно, большая, с клювом не меньше метра, но весит она как бумажная. Он даже при желании не сможет закусить гуманоидом вроде нас.

Олани верила Диме, но всё же переспросила:

– Точно?

– Конечно. На счёт этого дракона не переживайте. А вот в океан никому не следует лезть! Я видел там гигантских морских драконов. Вот они-то запросто перекусят сочным хлорави. Поэтому допускается купаться в озере, которое располагается в центре острова, или поплескаться на мелководье.

– А далеко до озера? – спросил парень с пшеничными длинными волосами до середины спины. – Меня Валес зовут, – поспешил представиться он.

– До озера не больше полутора километров.

– Простите, – подал голос скромно держащийся, худой и высокий юноша с коротким ёжиком фиолетовых волос, – меня зовут Декос, моя мать управляющая орбитальной станцией в системе Оливия. А на этой планете безопасно находиться?

– На этой планете? Нет, конечно! Это дикий мир. На континентах водятся гигантские драконы. Если интересно, Олани вам расскажет об одном таком. Океан кишит хищными гигантскими монстрами. Но на этом острове серьёзных опасностей нет. Мелкие хищные ящеры вам не страшны, но при встрече с такими лучше иметь в руках палку или камень. Да и ходить по острову нужно хотя бы в компании из двух хлорави. Так что проследите, чтобы поодиночке никто не шастал!

– А мы так и будем жить в диких условиях? – продолжил Декос.

– Да, ребята. Я не вездесущий, ресурсы мои не бесконечные. Конечно, кое-что могу раздобыть, но в пределах разумного.

– Извините, пожалуйста, – обратила на себя внимание дочка адмирала. – Дима, видите ли, какое дело. Я не знаю, как вы, но большинство ребят впервые оказались в таких сложных условиях. Никто не умеет пользоваться всеми этими примитивными штуками. Мы как-то привыкли больше к пищевым синтезаторам и цивилизации. Откровенно говоря, я и сама никак не пойму, чего, куда и зачем, хотя мы с отцом иногда ходили в походы в дикую природу. А у многих ребят и такого опыта не было.

– Хм… – Карпов задумчиво почесал макушку. – Это проблема. У меня на родине детей с раннего возраста приучают жить на природе. Придётся мне провести вам мастер-класс юного рейнджера. Значит так, ребята! С завтрашнего утра мы начинаем тренировки. Каждое утро по два часа я буду учить вас, тысячника и сотников, навыкам использования древних инструментов и выживания в дикой природе. Затем вы будете передавать эти знания десятникам своих отрядов. Они, в свою очередь, научат каждый свой отряд. Я бы и рад приставить к каждому десятку по взрослому инструктору, но сами понимаете, это из разряда несбыточных фантазий. Иначе тысячу хлорави никак не научить.

Загрузив инструкциями старших ребят, Карпов оставил инопланетных подростков играть в рейнджеров и вернулся к отложенным делам.

* * *

Сэм Корсак очнулся в странном помещении. Серые стены, пол и потолок, как будто каменные, но явно искусственного происхождения. Лежал он на мягкой раскладной кровати допотопного вида из ткани и серого металла, который напоминал алюминий, при этом спальное место выглядело новым.

Из одежды на нём оказалось лишь нательное бельё. Укрыт он был спальным мешком с застёжкой-молнией. Таких спальников он ещё ни разу не встречал, даже самые дешёвые из них оснащались магнитной застёжкой.

Небольшое помещение освещалось потолочной лампой. Окон не было. Лишь имелась дверь, причём из какого-то паршивого качества белого материала, похожего на пластик.

Стоило Корсаку встать на ноги, как ступни обожгло холодом. Но Сэм заметил тумбочку без дверцы. На ней стоял прозрачный стеклянный графин с водой и гранёный стакан, а внутри тумбы лежали его одежда и обувь.

Сэм потрогал стены – они тоже были холодными. Дверь оказалась заперта.

Одевшись, он стал громко колотить по двери.

– Эй! Эй, есть там кто-нибудь? Я в туалет хочу. Выпустите меня!

Корсак услышал гулкие шаги за дверью. Затем раздался щелчок механического замка, и дверь отворилась. Напротив него в дверном проёме стоял среднего роста седой, но молодой с виду мужчина-человек.

– Привет, дружище, – добродушно улыбнулся он. – Пошли, провожу тебя в туалет. Иди вперёд.

Карпов подтолкнул пленника, задавая ему направление к санузлу.

– Где я? – Сэм вертел головой, осматривая коридор. Стены, потолок и полы были сделаны всё из того же искусственного камня. – Парень, ты кто? Где наш звездолёт?

– Хм… Много вопросов. Не волнуйся, делай свои дела, после мы спокойно пообщаемся.

Сэм, оказавшись в уборной, панически пытался сообразить, что произошло. Это место напоминало ему тюрьму, но до неё не дотягивало. В настоящей тюрьме всё более надёжно и современные технологии встречаются повсеместно. Например, где это видано, чтобы унитаз не утилизировал продукты жизнедеятельности, а смывал их с помощью воды? Это же безумная трата ценной в космосе жидкости! А странные лампы? Такие Сэму никогда видеть не доводилось, слишком большие.

Голова Корсака безумно раскалывалась от мигрени, в теле всё ещё ощущалась слабость. Последнее, что он помнил, это как внезапно его настиг паралич, потом дроид поместил его тело в медкапсулу, и он уснул. Проснулся же тут, непонятно где, но точно не на пиратском фрегате. Значит, его похитили? Неужели этот парень?

Он вышел обратно в коридор и обнаружил того же мужчину.

– Так, где я?

– Тебя как зовут, приятель?

– Сэм.

– Сэм, можешь звать меня Дима. Пойдём, я тебя накормлю.

Карпов привёл пленника в столовую. Сэма поразила миниатюрность помещения, словно на древнем космическом корабле, на котором активно экономили пространство. За небольшим раскладным столиком двум мужчинам едва удалось разместиться. Ещё больше в ступор его ввело то, что Дмитрий не пользовался пищевым синтезатором, да его тут и не было. Он выставил на стол натуральные продукты.

На тарелках из тонкого белого пластика лежали нарезанная колбаса, сыр, фрукты, хлеб. В носу Сэма засвербело от резкого дурманящего аромата горячего чёрного напитка в стальной кружке. По запаху было похоже на каф, но немного не то.

– Ого! – удивлённо вскинул брови Корсак. – Неужели еда натуральная?

– Самая натуральная.

Сэм набросился на еду, заглушая чувство дикого голода, словно он ничего не ел целые сутки. Скорее всего, так и было, поскольку нейросеть показывала, что почти сутки он провёл без сознания. Утолив первый голод, он с удовольствием отхлебнул горький напиток, который действительно был похож на каф, но это словно небо и земля. Искусственный каф казался помоями на фоне этого божественного напитка.

– Ох, – откинулся он на спинку стула, – давно я не ел натуральной пищи. И всё же, где я? Что произошло? Это не похоже на тюрьму, там меня бы не стали кормить натуральными продуктами.

– Нет, Сэм, это не тюрьма. Можешь считать, что ты у меня в гостях. И так будет продолжаться, если мы договоримся.

– Договоримся? О чём? Дима, не темни, скажи уже нормально, что произошло?

– Вы выбрали не ту звёздную систему, чтобы устраивать свои тёмные делишки. Из-за вас нарушились мои планы. А я, Сэм, этого не люблю. Поэтому я захватил ваш фрегат. Все твои коллеги по цеху, эти мерзкие похитители детей, сейчас голые, без еды и оружия высажены на необитаемый остров. Вначале я хотел вас всех убить, но пока решил повременить с этим.

– Э-э-э…

Сэм квадратными от шока глазами посмотрел на Карпова. У него в голове не укладывалось, как один человек сумел справиться с целой командой пиратов. То, с каким спокойствием была подана информация, приводило в трепет и ужас. А ведь он помнил, что паралич разбил не только его, но и других членов пиратского фрегата. Помнил тот ужас от невозможности управлять медицинской капсулой.

– КАК? Как тебе это удалось?

– Это вам ещё повезло, что я действовал с выдумкой, а не использовал все свои способности, – высокомерно ухмыльнулся Карпов. – Если твою голову посетила глупая мысль сбежать, лучше выброси её куда подальше. Я скручу тебя, как младенца, и ни капли не запыхаюсь.

– Парень, слушай, я ни в чём не виноват! Я обычный медтехник. Когда я устраивался работать на этот корабль, то не знал, что его экипаж промышляет пиратством. А потом стало поздно, я замарался в их делишках, хотя не хотел этого. Но с такого звездолёта можно уволиться только без скафандра в открытый космос.

– Сэм, я даже готов сделать вид, что верю тебе. И даже не отправлю тебя к коллегам. Более того, я даже не сдам тебя копам… Если ты согласен со мной сотрудничать.

– Копам?! – Сэм не знал, что больше пугает его, то ли отправка на необитаемый остров к толпе оголодавших головорезов, то ли полиция и тюремный контракт. – А-э… Что от меня потребуется?

– Самая малость. Тебе, Сэм, всего лишь придётся выполнять свои обязанности медтехника. Ну и ответишь на мои вопросы, покажешь кое-что, немного поможешь.

– Всего лишь? А долго мне этим заниматься?

– Нет, недолго. Три-четыре недели. Потом можешь отправляться на все четыре стороны.

– Ум… – Корсак задумчиво помассировал виски в надежде, что головная боль отступит. Но это не помогло. – Мне бы в медкапсулу. Башка раскалывается!

– Это можно организовать. Ну, так что, ты согласен помочь мне?

– Д-да… – с неуверенностью начал он, но затем более твёрдо произнёс: – Да, согласен! Лучше месяц бесплатно поработать, чем потом десять лет гробить здоровье на тюремных рудниках.

– Здраво размышляешь, Сэм. Только давай без глупостей. Без моей помощи ты точно попадёшь в лапы копов. И убраться из этой системы ты не сможешь без меня. Понимаешь?

– Понимаю… – кивнул Корсак. – Я что-то не замечал тут космодрома. Ты же подбросишь меня до цивилизации?

– Легко!

Широкая ухмылка на лице Карпова заставила Корсака занервничать.

– Точно? – прищурился Сэм.

– Да точно-точно! Я слов на ветер не бросаю. Если что-то обещаю, то выполняю.

– Давай под договор! – Корсак с ожиданием уставился на Карпова.

– Извини, – развёл руками Дмитрий. – Не выйдет.

– Почему?

– У меня из-за некоторых обстоятельств отсутствует нейросеть.

– Как нет нейросети? – сделал большие глаза и приоткрыл рот изумлённый Корсак.

– Да вот так. Нет, и всё. Сэм, да ты не дрейфь, я своё обещание выполню. Конечно, если ты не будешь выкидывать фокусов.

– Нет, я не буду делать ничего такого, – замотал головой в стороны Сэм. – Обещаю! Да и зачем мне это? Я ведь действительно не хочу возвращаться к пиратам. И в тюрьму мне не хочется…

«Конечно, он мне поможет, – подумал Карпов. – Я же не зря на него извёл свой фирменный отварчик и три накопителя маны на ментальные внушения. Правда, нейросеть добавила сложностей, поэтому пришлось не лезть напрямую в мысли, а ограничиться программированием эмоций по отношению к себе. Не так надёжно, как полноценная промывка мозгов, но лучше, чем обычные уговоры. По крайней мере, Сэм будет ко мне относиться как к старому другу. Капелька позитива от общения со мной, граммулька положительных эмоций при виде моего лица, отвращение и депрессия при мыслях о предательстве… Эх… Нужно было учиться на менталиста!»

Глава 7

Карпов взял свою кружку кофе, отхлебнул и произнёс:

– Итак, Сэм, раз мы стали партнёрами, расскажи мне, что ты знаешь про «крышу» своей команды?

– Об этом знают лишь старшие офицеры, – пожал плечами Сэм. – Я же медтехник, со мной такими сведениями никто не делился.

– Но что-то ты знаешь? Слухи же какие-то по кораблю курсировали?

– Ну… Я кое-что слышал об этой операции. Капитан обещал, что мы все разбогатеем. Его крышевали какие-то серьёзные люди то ли из военных, то ли из какой-то крутой корпорации. Среди похищенных школьников-хлорави должен был находиться гений. Старпом приказал мне после того, как гений найдётся, добровольно-принудительно установить ему какую-то дорогую нейросеть, вынудив согласиться на цену в пять раз выше реальной. И тогда гений был бы закабален. И даже если с заказчиком что-то произошло бы, гения можно было бы продать по цене долга, что многократно окупило бы всю операцию.

– Нейросеть, говоришь. Значит, она у тебя есть?

– Нет, что ты! – открестился Сэм. – Я всего лишь медтехник, мне бы никто не доверил на хранение такую дорогую штуку. Если она и имеется на фрегате, то только у капитана.

– А где капитан мог её хранить?

– Хм… – Сэм задумался. – Наверняка в капитанском сейфе, который находится в рубке управления. Обычно все ценности на корабле хранятся там, поскольку это самое защищённое место. Там же за толстым слоем брони спрятан не только сейф, но и корабельный искин. Вот только без капитана нейросеть не достать. Если только искин перепрограммировать, но для этого нужно иметь хакерские базы знаний в шестом ранге. А такие базы есть разве что у спецслужб…

– Толщина брони известна? – заинтересованно разглядывал медтехника Карпов.

– Это же стандартный фрегат-тройка, все схемы на него давно выложены в общий доступ, – как само собой разумеющееся, поведал Корсак. – Даже я, далёкий от инженерного дела человек, знаю о таких вещах. Броня там, что у сейфа, что у искина, метровая из сверхпрочного композита, который даже резаком не прожечь. Точнее, прожечь можно, но неделю придётся ковырять, чтобы не повредить содержимого.

– И хорошая нейросеть?

– Ну, так! – кивнул Сэм. – Конечно! Самая лучшая. Иную гению ставить бессмысленно. Какая именно модель, не знаю, но её реальную цену слышал – тридцать миллионов. Столько может стоить лишь бионейросеть производства эльдар. Такая сетка даёт плюс сто процентов к ИЕ. При том, что лучшие индивидуальные сетки хлорави и людей дают прирост максимум девяносто процентов.

– То есть, на гения должны были повесить долг в сто пятьдесят миллионов?

– Больше! – отрицательно качнул головой Сэм. – Ещё я должен был сразу установить лучшие импланты на интеллект. В эльдаровской сетке должно быть девять мест для имплантов. Гению обычно ставят три-четыре стопятидесятки на интеллект и две стопятидесятки на память, иначе семиранговая база знаний в сетку не поместится. Итоговый долг должен был вырасти до двухсот пятидесяти миллионов.

– Откуда такие дорогие вещи у пиратов, летающих на старом звездолёте, который стоит в разы меньше?

– Я могу лишь предполагать, – пожал плечами Корсак. – У нашего капитана точно денег на покупку таких дорогих игрушек не было. Он либо у кого-то занял деньги на покупку под неприлично высокие проценты, что маловероятно, либо заказчик подстраховался и передал сетку с имплантами под договор.

– Это нормальная практика?

– Не то, чтобы нормальная, но весьма распространённая схема, – Сэм не отказал себе в удовольствии скушать кусочек вкуснейшей натуральной колбасы, после чего продолжил отвечать на вопрос: – Так можно выкупить контракт на законных основаниях. Допустим, прилетает заказчик под видом «мимо летел», а тут ему «неожиданно» передают сообщение с предложением выкупить контракт гения. Он с радостью соглашается, и вроде как перед законом чист, ведь он никого не похищал, ни к чему не принуждал, а всего лишь выкупил контракт. Знать о том, что всё нечисто, он «не мог», нужная сумма в обезличенных картах у него оказалась с собой совершенно случайно, так что идите все гипером…

– Сэм, а почему вообще гении настолько ценные?

– Как же? – удивлённо взглянул на Карпова медтехник. – Ты что, не знаешь? Это же общедоступные знания.

– Сэм, если я спрашиваю, лучше ответь.

– Хм… Ладно. Гений хорош тем, что его интеллект даёт ему огромное преимущество в изучении баз знаний. Природный теоретический максимум для гуманоидов составляет пятьсот пятьдесят ИЕ. Гениями считаются те, у кого показатель ИЕ выше двухсот пятидесяти.

– Это я понял. А не проще поставить нейросеть обычному человеку и забить все слоты имплантами на интеллект?

– А смысл? – Сэм с удивлением посмотрел на Карпова, ведь такие вещи должен знать любой житель Галактического Союза. – Это бесполезно. Имплантами можно прокачать инту максимум на сто процентов от базовых ИЕ плюс прирост от сетки. То есть, допустим, у гения показатель – двести пятьдесят ИЕ. С сеткой станет пятьсот. Четыре импланта добавят столько же. Итого получим тысячу ИЕ, и в сетке останется много места для других имплантов.

– А обычного человека со средним интеллектом, получается, нельзя довести до того же показателя?

– Бесполезная трата денег, – согласился Сэм. – Смотри, Дима, средние ИЕ – сотка. Если взять самую дорогую сетку от эльдар, которую непросто купить, то получим двести. Плюс пара имплантов на интеллект – в итоге получаем максимум четыреста единиц. Того же, даже лучшего результата гений добился бы просто с индивидуальной сеткой производства людей или зеленошкурых. А ещё им ставят специализированные импланты. Каждый имплант даёт определённое преимущество.

– Какие преимущества? – въедливо спросил Карпов.

– Например, гений становится учёным. А обычно так и происходит. Ему ставят имплант для аналитики, сопроцессор-помощник – дорогой универсальный модуль, с помощью которого можно управлять научным оборудованием и дроидами наравне с лучшими инженерами. Ну и дальше в зависимости от специальности, если остаются свободные слоты. Зачастую это универсальные импланты. Чем больше имплантов – тем шире возможности.

– Так-так, это я понял. Одного не могу понять, что вообще даёт этот интеллект? Человек начинает лучше соображать?

– Что?! – выпучил глаза Сэм, будто услышал несусветную ересь. – Да ладно! Ты прикалываешься? Невозможно соображать лучше! Это или дано, или нет. Чем выше показатель ИЕ, тем быстрее мозг обрабатывает информацию. Изучение баз знаний происходит быстрее. Особенно актуально это с базами знаний высоких рангов. Там, где человек с соткой будет базу-пятерку без разгона учить двести восемь суток, гений с тысячей инты усвоит ту же базу за двадцать дней. А уж когда заходит речь о базах седьмого ранга, там и вовсе разрыв колоссальный. Представь себе, что такую базу с интой-соткой придётся учить пятьдесят семь лет, а тому же прокачанному гению понадобится шесть лет, а в реальности и того меньше. Периодический разгон сознания в медкапсуле сократит это время до пары лет!

– Хм… Вон оно что. Выходит, гений не тот, кто умный, а тот, кто быстрее обрабатывает информацию…

– Как правило, это одно и то же.

– Сэм, кроме быстрого обучения и возможности управлять техникой нейросеть что-нибудь ещё полезное даёт?

– Конечно! Сетка выступает идентификатором и существенно продлевает жизнь носителю, примерно в два раза.

– Каким образом она продлевает жизнь? – не на шутку заинтересовался эльф, которому по превратности судьбы пришлось стать человеком. Вопрос продления жизни его сильно беспокоил.

– Сеть контролирует гормональный баланс носителя, следит за общим состоянием здоровья. На ней завязано всё: счета в банках, договора и договорённости. Данные с неё выступают в качестве алиби или доказательством в различных разборках с привлечением правоохранительных органов. А ещё с помощью неё можно смотреть развлекательный контент.

– Только развлекательный?

– Нет. В принципе к любой информации можно получить доступ в инфосети. А вообще там много функций, всех не перечислить. Есть множество программ вплоть до дополненной реальности, – уставший от разговора медтехник помассировал виски. – Помнится, ты мне обещал медкапсулу…

– Да, без проблем. Подожди немного, сейчас всё организую.

Карпов оставил Корсака на кухне, заперев дверь на ключ, после чего отправился на поиски Олани.

Пока он шёл через лагерь, разновозрастные подростки-хлорави бросали свои дела и с нескрываемым любопытством рассматривали мужчину. Те, что помладше, даже тыкали в него пальцами.

Карпов поморщился при виде криво установленных палаток.

«Надеюсь, завтра это исправят, – подумал он. – И нужно будет добавить в тренировки подготовку по маскировке от вида сверху: бездымные костры, маскировочные сети, сокрытие во время тревоги. Эх… Рейнджеров из детишек быстро не сделать, тем более через третьи руки, но, надеюсь, хоть что-то уляжется в их головах».

Самое печальное зрелище открылось ему на краю лагеря. Настолько кривых сортиров по типу «будка на свежем воздухе» ему ещё видеть не доводилось. Хорошо хоть запахов до лагеря ветер не доносил, а то ведь могло кому-то прийти в голову построить туалет поближе. Но с этим нужно будет что-то решать, причём желательно в самое ближайшее время.

В таких условиях развивается антисанитария. Нужно обеспечить детям не только телепортацию питьевой воды, но и что-то придумать с гигиеной. Нужно хотя бы установить душевые и рукомойники.

Мимо Карпова с визгом и шумом пронеслась толпа детей помладше, играющих в догонялки. Проводив ребят взглядом, он подумал:

«И с досугом нужно что-то решать. Даже если взрослых ничем не занимать, они начинают чудить, бухать. С любопытными подростками, переполненными кипучей энергией, всё намного серьёзней. Если их ничем не занять, они поубиваются. Причем занятия должны быть интересными: соревнования, игры, пляски у костра».

Карпов в мыслях дошёл до того, чтобы выдернуть из параллельного мира людей с навыками воспитательной работы и заставить их поработать месяц. Естественно, за вознаграждение. Уж что им предложить, имея под рукой телепорт, всегда найдётся. Вот только есть одна серьёзная проблема – языковой барьер. Учить пришельцев местному языку с помощью магии выйдет чрезвычайно накладно. У Дмитрия попросту нет такого количества маны. Да и не готов он тратить драгоценную магическую энергию по пустякам. Чтобы наполнить один малый накопитель, у него уходит две недели. А для обучения языку одного человека нужно тридцать таких накопителей.

Девушка обнаружилась в компании адмиральской дочки, они завершали установку офицерской палатки. По всей видимости, им кто-то помог, поскольку поставить такую очень непросто, особенно двум хрупким девушкам. Офицерская палатка при размерах три на три с половиной метра весит целых шестьдесят килограммов. Самое тяжёлое там – наружный тент, его вес составляет десять килограммов, но при этом он большой и натягивать его неудобно. Да и внутренний бязевый намёт, почти вдвое меньше весящий, натянуть тоже непросто. А ведь сначала нужно грамотно разместить стойки. В идеале, палатку должны собирать десять солдат, но и четверо справятся, пусть и не столь быстро. Вдвоём её даже крепким парням поставить тяжело, что уж говорить о девушках.

– Олани, мне нужна твоя помощь.

– Дима? – обернулась она и вопросительно приподняла брови. – Чем я могу тебе помочь?

– Тем же, чем и в прошлый раз. Идём.

Олани последовала за Дмитрием. Она спросила:

– Мне опять нужно будет управлять порталом?

– Да. У меня появились дела на пиратском фрегате. Только учти, что на этот раз я буду не один, поэтому общение будет односторонним.

– Ка-а… В прошлый раз я так устала… Лучше бы я сама раздевала пиратов, чем за пультом сидела.

– Ну, одного ты раздела, – ухмыльнулся Карпов и хитро взглянул на девушку. – Понравилось?

– Да ну тебя! – её щёки налились тёмно-зелёным румянцем. – Ничего подобного! Просто пиратов ты раздел семьдесят, а порталов мне пришлось наводить и открывать около полутора тысяч! И это с помощью допотопного оборудования. У меня от щелчков манипулятором палец до сих пор болит. Кто вообще придумал такую ужасную конструкцию для управления?

– Нормальный манипулятор. Дело в привычке. Там, где я компьютер позаимствовал, люди сутками за ними проводят время.

– А я всё про тебя поняла! – внезапно заявила лепс-княгиня.

– В смысле «всё»? Я тебя не понимаю.

– Можешь не притворяться. Я знаю, кто ты!

– И кто же я? – правая бровь Линаэля изогнулась дугой.

– Никакой ты не псион!

– А кто же я тогда?

– Ты ассасин! Секретный разведчик-невидимка.

– Вот как… Хм… И как ты это поняла?

– Ка-а-а… Мы с Калиби поговорили, и она мне открыла глаза!

– Ах, с Калиби… Понятно. И как же вы это поняли?

– Всё просто! – гордо приподняла подбородок Олани. – Нейросети у тебя нет, потому что она оставляет слишком много цифровых отпечатков. К тому же без неё очень удобно маскироваться и можно внедриться в любое государство людей под видом дикаря, похищенного пиратами. Идеальная чистая легенда с почти мгновенным внедрением.

– Хм… Умно. Продолжай, мне интересно послушать твои доводы.

Олани приосанилась, на её губах заиграла победоносная улыбка.

– Это всё на поверхности. У тебя где-то в системе или даже на этой планете спрятан стелс-звездолёт. Он слишком маленький, скорее всего, одноместный, поэтому ты не мог меня просто отвезти к отцу, затеял освобождение пленников и организовал вызов полиции. Ну и, наверное, ты никому не хотел бы показывать секретный космический корабль.

– Ха-ха-ха! – добродушно рассмеялся Карпов. – Звучит отлично. Вы ещё до чего-то додумались?

– Ага! – Олани лучилась самодовольством. – Как я и сказала, ты не псион! Как и телепортацией ты пользуешься с помощью неизвестных в Союзе технологий, так же применяешь и нечто, внешне имитирующее псионику. А твои технологии специально замаскированы под несуразно древние, чтобы сойти за дикаря. Это чтобы любой, кто увидит твои приборы, подумал, будто они примитивные и ни на что непригодные. Чтобы они такие: «Великая Мать, что за хлам? Кому он нужен? Такое только на металлолом можно сдать, но вывозить с планеты себе дороже». И никто в жизни не подумает, что эти приборы способны на то, на что не способна ни одна техника в Союзе. Это гениально!

– Ага… – пребывая в состоянии прострации, пробормотал Карпов. – Да уж, гениально… И как вы только догадались?

– Это всё Калиби меня надоумила, – чуть сдулась Олани. – Она как услышала о наших приключениях, сразу фыркнула и сказала: «Дикарь?! Не смеши меня! Дикарь не может в одиночку, да ещё с помощью девчонки-школьницы, вынести пиратов на целом звездолёте! Это звучит бредово!». Я и сама не верю, что у нас получилось это сделать. Поговорив с Калиби, я всё поняла. Ты крутой разведчик из какого-то отдалённого человеческого государства. И ваша страна ещё не вступила в Галактический Союз, а пока только присматривается к нему. Ты проводишь разведку. Но я никому об этом не скажу.

– Ты не скажешь, а Калиби?

– Она… – Олани закусила губу. – Думаю, она тоже никому не расскажет…

– Угу… – в этом звуке слышался отменный скепсис, который выражал Карпов. – Ты с ней сколько знакома? Час, два? И уже растрезвонила мои самые большие секреты про телепорт и псионику?

– НЕТ! – громко воскликнула Олани. – Про это я ничего не говорила. Я же знаю, каково это – жить с тайной. Я не рассказывала ничего про телепорт и про то, что ты вроде как псион, просто пересказала наши приключения, упуская эти моменты. Ну и во время беседы с Калиби меня озарило.

– Язык – враг разведчика. Поменьше используй его…

Карпов заметил блеск в глазах девицы и понял, что зря упомянул «разведчика» в своей речи. Теперь девчуля лишь окрепла во мнении, что её догадки реальны.

– Олани, – решил он сменить тему, – раз уж я и так знаю, что ты гений, скажи честно, какой у тебя показатель ИЕ?

Девушка пару секунд задумчиво пожевала губу, после чего с решительным видом посмотрела на Карпова и произнесла:

– Двести восемьдесят шесть.

– Насколько я понял – это сильно, – без иронии заметил Карпов. – Ты пришла к интересным выводам…

– Дима, – во взгляде Олани появилась тревога, – я боюсь, что полиция тоже догадается, что ты шпион. Нужно что-то делать. Я… Я… Я думаю, что тебе нужна другая легенда. Эх… Если бы тебе поставить нейросеть…

– Допустим, поставлю я нейросеть, что от этого изменится?

– Тогда можно сказать, что ты, например, потерпел крушение на этой планете.

– Хе! – вырвалась у Дмитрия усмешка. – Как ты там говорила? Одиночка, потерпевший крушение, справился с толпой пиратов… – он добавил в голос сарказма: – Ну-у, совсем не подозрительно! Совершенно обычный человек в сложном положении. Да такое ведь сплошь и рядом случается, что обыватель после кораблекрушения освобождает пленных подростков. А ещё у него неожиданно оказывается куча одежды, палаток, еды, чтобы прокормить все эти рты…

Олани нахмурила лоб и поджала губы.

– Если так посмотреть на ситуацию и не знать о том, что у тебя есть портал, то можно посчитать, словно ты специально готовился к постановочному спасению. Если бы я лично не участвовала в этой операции, то посчитала бы, что ты с пиратами в сговоре. Кстати, а откуда все эти вещи? Ты же их со своей родины перенёс? Уж больно всё одинаковое, словно это армейское имущество.

– А если я скажу, что с помощью портала украл эти вещи с другой планеты, ты поверишь?

– Но погоди, – зрачки Олани при пристальном взгляде на Карпова сузились, – вначале ты утверждал, что не можешь путешествовать с помощью портала на другие планеты. А теперь говоришь, что с другой планеты украл вещи.

– Ага. Всё верно. Я не могу путешествовать на планеты «Галактического Союза», потому что у меня нет их координат. Но у меня есть координаты планет, на которых я побывал. Туда я портал открыть могу. Но если ты думаешь, что это моя Родина, то ты заблуждаешься. Эти планеты находятся лишь в начале космической экспансии, там, по меркам вашей цивилизации, живут дикари. Потому и вещи простые, без наворотов космической цивилизации.

– Тогда я тебе поверю. Таких планет много, но посещать их запрещено законом. Вступать в контакт с неразвитыми цивилизациями считается преступным. То есть ты в любой момент можешь переместить нас на такую планету?

– Легко. Но вас там сразу растащат по лабораториям и вскроют ещё живых.

– Дикари! – ужаснулась юная хлорави.

– Не такие уж они и дикари. Просто на планете проживает всего лишь одна раса – люди. Хлорави с вашими отличительными чертами внешности будут слишком выделяться. Всё странное и подозрительное у людей вызывает агрессию и желание уничтожить, а перед этим изучить, чтобы в будущем лучше знать, как уничтожать. Те же эльдары или твои сородичи до выхода в космос, уверен, поступили бы точно так же.

– Как всё сложно, – тяжело вздохнула девушка, взлохматив свои кучерявые волосы. – Дима, я думаю, что тебе вообще нельзя контактировать с полицией. Тебе следует где-то затаиться, когда они прилетят сюда за нами. Да, точно! Это будет самым лучшим решением.

– Кое-кто обещал мне награду за своё спасение, – с намёком посмотрел на девушку Карпов.

– Я свои обещания держу, не будь я лепс-княгиней! – напустила в голоса лёгкого возмущения Олани. – Как только я прилечу домой, то поговорю с отцом. Уверена, он пожелает тебя наградить и пошлёт за тобой звездолёт.

– Больше князю делать нечего, чем награждать подозрительных субъектов.

– А ещё папе будет интересно пообщаться с разведчиком нового государства, у которого есть такие крутые технологии. Уверена, он будет готов заплатить огромные деньги или предоставить любые товары нашего княжества в обмен на ваши технологии или готовые портальные установки.

– Я в этом не сомневаюсь. А ещё меня могут пленить и пытками заставить поделиться всеми своими знаниями. Или мысли прочитают и выведают все секреты. Ведь как-то же вы получаете базы знаний для нейросетей? Предполагаю, что вы каким-то образом считываете мысли и на основе их формируете обучающие базы.

– Да, это так и происходит. Но читать мысли, кроме как для создания баз знаний, строго-настрого запрещено законами Галактического Союза.

– Вряд ли это мешает спецслужбам и нечистым на руку гуманоидам втайне читать мысли нужных им разумных. А раз подобное запрещено, да ещё строго-настрого, то от таких разумных после этого бесследно избавляются.

– Ты говоришь ужасные вещи! – Олани была шокирована от подобных предположений. – Я не верю, что такое может произойти в реальности.

– Как раз в реальности это наверняка имеет место быть. Я знаю, как работают спецслужбы моей родины. Они совершенно не гнушаются читать мысли, хотя подобное считается аморальным. Тайные службы повсюду одинаковые. Для них нет святого, прав мыслящих и иных преград. Если нужно, они пускают в ход запрещённые яды и прочие грязные приёмы, некоторыми из которых погнушаются воспользоваться даже отъявленные преступники.

– Я не допущу, чтобы с тобой так поступили! – с уверенностью заявила девушка. – Клянусь честью аристократа!

– Олани, я тебе верю. Если у вас честь аристократа ценится не меньше, чем на моей родине… Надеюсь, что ты не станешь рассказывать полиции или кому-то, кроме своего отца, правду. Только постарайся обойтись без своих выдумок. Я не разведчик. Как и говорил с самого начала, на самом деле я учёный, который всего лишь старается вернуть себе былые возможности организма.

– Понимаю, – с серьёзным видом произнесла она, – ты не хочешь, чтобы кто-нибудь узнал о твоём секрете. Я никому не скажу о том, что ты разведчик! Даже папе не скажу.

Карпов хотел выполнить интернациональный жест «рука-лицо».

– Точно не скажу! – клятвенно заверила Олани. – Но ты и сам же понимаешь, что раз догадалась я, то в службе безопасности или в полиции тоже догадаются!

– Да ёкарные орки! – тихо пробормотал Карпов. Поняв, что переубеждать девушку бесполезно, он уже серьёзно обычным тоном продолжил: – Действуем, как в прошлый раз. Я говорю тебе, где и куда открыть портал, ты наводишь и открываешь. Только предупреждаю тебя, не пугайся. Мне пришлось завербовать для операции одного пирата. Естественно, от этого он не стал белым и пушистым, поэтому держись с ним настороже.

– Пирата? – была поражена юная хлорави. – Дима, как ты можешь сотрудничать с этими ужасными людьми?

– Милая, иногда нам приходится делать не то, что хочется, а то, что положено. Это медтехник, и мне он нужен. Лично мне! Даже если ты не веришь, у меня действительно проблемы со здоровьем.

– Прости, я… – Олани растерялась. – Я не думаю, что ты врал о своём здоровье. Всё действительно так плохо?

Карпов замер и стал внимательно изучать лицо девушки. Он решился сказать часть правды:

– Представители моей расы живут не меньше, чем вашей. Во время войны я был молодым юношей, по меркам своей расы. У меня впереди должна была быть долгая жизнь. А в итоге осталось прожить жалкие сорок лет.

Олани с жалостью посмотрела на Дмитрия. В уголках глаз у неё заблестели капельки слёз. Казалось, она вот-вот заплачет, настолько она переживала за своего спасителя.

– Мы чуть меньше в школе учимся, – тихо, почти шёпотом, произнесла она. – Это ужасно! Дима, я могу тебе чем-то помочь?

– Конечно. Я надеюсь, что поможешь. Ты же обещала. Без искина мои исследования могут затянуться надолго. Поэтому я хотел бы провести исследование своего организма и, возможно, поставить себе нейросеть. Я слышал, что нейросеть продлевает жизнь.

– Да, это действительно так. Но-о… Дима, неужели ты доверишь установку нейросети пирату?!

– Другого медтехника у меня под рукой нет. Но я не собираюсь пускать всё на самотёк, – подмигнул он спутнице. – Ты же меня подстрахуешь?

– Да! – с энтузиазмом ответила Олани, но сразу же поникла. – Но, если быть откровенной, я не справлюсь со взрослым мужчиной.

– Я дам тебе пистолет. Ещё попросим помочь пару крепких ребят. Уж втроём-то и с оружием с одним безоружным пиратом вы справитесь. Тем более, это не боевик, а обычный медтехник.

После этих слов девушка приосанилась.

– Это другое дело. А где же ты достанешь нейросеть?

– От медтехника мне стало известно, что на звездолёте пиратов имеется как минимум одна неплохая нейросеть. Вот её-то я и хочу себе поставить.

– Так это же отлично! Дима, я буду рада, если установка нейросети хотя бы немного продлит тебе жизнь.

– А уж как я рад буду…

Глава 8

Сэм в компании Дмитрия был телепортирован прямиком в медицинский отсек фрегата, который лишился всего экипажа.

Вместе с ними на звездолёте оказались трое наиболее взрослых и крепких парней-хлорави. Телепортация происходила не из бункера. Олани навела телепорт на улицу. Всё выглядело так, словно перенос произошёл непостижимым образом. Предупреждённые подростки всё равно были изрядно впечатлены, а Сэм, которого никто и не думал предупреждать, пребывал в шоковом состоянии.

– Это как? – спросил он, квадратными глазами смотря на Карпова. – Это ты сделал? Это же телепортация, да?

– Много вопросов, – сделав лицо кирпичом, произнёс Карпов. – Вот медотсек, можешь пока воспользоваться медкапсулой. Парни, – взглянул он на зеленокожих ребят, – присмотрите за нашим помощником.

– Не сомневайся, Дима, – сказал переставший удивлённо крутить головой Пэн Джигли, светловолосый крепыш-десятник синего отряда. – Мы присмотрим за ним.

Джигли показательно положил ладонь на воронёную рукоять пистолета и недобрым взглядом дал понять нервно вздрогнувшему Сэму, что с ним шутки плохи.

– Партнёр, – покосился на Дмитрия медтехник, – ни к чему такие меры. Ну, серьёзно, мы же договорились, зачем ты отвлекаешь этих детей от их занятий?

– Эти дети старше тебя, Сэм, – Карпов излучал спокойствие. – Доверяй, но проверяй. Я уверен, что ты славный парень, Сэм. Но к этим парням у меня всё же больше доверия. Вот докажешь делом, что ты нормальный парень, которому можно доверять, тогда другое дело. И разве тебе не было настолько плохо, что ты рвался к медкапсуле?

– Ладно, – сдулся Корсак. – Я понимаю… Бывшему пирату сложно доверять… Но обидно.

Он начал ковыряться в настройках медкапсулы, чтобы подлечить себя.

Карпов кивнул парням-хлорави, напоследок оценил их решимость и серьёзный настрой, после чего сказал:

– Ребята, не переусердствуйте. Посидите в уголке перед выходом из отсека, пожуйте сухой паёк, – затем он вслух высказался для Олани: – На мостик!

Через несколько мгновений все четверо сопровождающих с удивлением наблюдали за тем, как Карпов исчез, словно его и не было.

Оказавшись на мостике, он обошёл помещение и нашёл место, где должен располагаться сейф.

– Бронеперегородка мешает, – словно в пустоту произнёс он.

Олани его правильно поняла. Секунд через двадцать она навела портал на бронеперегородку сейфа и на метровую глубину открыла большой проход. Карпову предстало нутро большого сейфа размером с кладовку. Он начал выгребать оттуда пару небольших чемоданчиков и прямоугольные кусочки пластика, которые, как он понял, являются обезличенными хранилищами валюты. Как и банкноты, они выступают аналогом наличных, но сумма, как и на дебетовой карте, прописана на них на электронном чипе в особом зашифрованном виде. Такими обезличенными картами предпочитают пользоваться пираты и прочие околокриминальные личности, а ещё они в ходу в отдалённых регионах фронтира и странах третьего мира.

В одном чемоданчике лежали чёрные капсулы: одна овальная, похожая на куриное яйцо, и шесть в виде небольших кубов. По количеству сходилось с нейросетью и имплантами.

Закрыв чемоданчик и рассовав по карманам карты с деньгами, Карпов выгреб из сейфа приборы, похожие на массивные наручные часы. Таких тут имелось штук тридцать. Раз они тут лежат, значит, представляют какую-то ценность.

Открыв второй кейс, Дмитрий обнаружил там тридцать уже знакомых сфер и семьдесят кубов.

Больше в сейфе взять было нечего. Для такого большого хранилища там лежало подозрительно немного предметов.

С добычей Карпов телепортировался в медицинский отсек.

Сэм неподвижно лежал в капсуле. Парни-хлорави ели шоколад из российских офицерских индивидуальных рационов питания и запивали разведённым в стаканчиках адаптовитом.

– Как у вас? – обратился к ребятам Карпов.

– Всё нормально, – ответил крепыш Свен, обладатель роскошной пшеничной шевелюры – длинные и прямые волосы у него были перехвачены в хвост. – Этот пират ещё минут десять будет лечиться.

Карпов выложил на столик, которым воспользовались ребята, свою добычу.

– Парни, оцените, что это?

– Это? – Свен взял в руки браслет с «часами». – Неплохие коммуникаторы человеческого производства. Стандартный считыватель для кристаллов с базами знаний, модуль связи. Похоже на военные модели шестого поколения. Такие тысяч по тридцать стоят.

– А тут что? – раскрыл Карпов второй кейс.

Кен, третий хлорави, выделяющийся на фоне своих товарищей большим горбатым носом и тёмно-синим ёжиком волос, с любопытством заглянул в нутро кейса.

– Нейросети и импланты, – сказал он. – Точнее можно сказать, если воспользоваться считывателем. Можно, я возьму коммуникатор?

По горящим глазам ребят, которыми они рассматривали браслеты, Дмитрий понял, что все они не откажутся от коммуникаторов.

– Берите все по одному, – кивнул он.

Парни с восторгом на лицах взяли по браслету, и тут же каждый из них надел себе свой трофей на левое запястье.

Пэн с грустью вздохнул и сказал:

– Жаль, что нейроинтерфейса в комплекте нет. Так бы можно было пользоваться коммом как нейросетью. Две трети функций теряется.

– Сейчас!

Кен сорвался с места и убежал вглубь бокса. Вскоре он вернулся назад, держа в руках десяток электронных планшетов, которые своим внешним видом не сильно отличались от аналогичных устройств в Советском Союзе.

– Я видел тут несколько планшетов, – поведал он, выкладывая на стол все устройства. Почти все. Один планшет он оставил у себя и уставился на его экран. – Ага! Тут нейросети третьего поколения для пилотов и техников. Дешёвые импланты. Думаю, что это резерв на случай, если придётся набирать новый экипаж.

– Ну да, – согласно кивнул Пэн. – Обычно на звездолёте должны быть резервные нейросети на экстренный случай. Только к ним должны ещё иметься базы знаний хотя бы до третьего ранга, чтобы быстро подготовить новых членов экипажа.

– Возможно, они где-то есть, – сказал Карпов, закрывая кейс. – У меня не было времени обыскивать корабль.

Надевая себе один из коммуникаторов и беря один из планшетов, он размышлял, стоит ли искать базы знаний, и если да, то где?

– Этот набор дорого стоит? – посмотрел он на Пэна.

– Ка-а-а… – задумчиво поскрёб в затылке тот. – Прилично… За такой чемоданчик можно выручить миллион двести тысяч кредитов. Так-то по отдельности всё недорогое. Сетки где-то по двадцатке, импланты по десятке. Но в целом этот кейс стоит как половина такого фрегата.

– Спасибо, ребята. Отдыхайте пока.

– Прости, Дима, – не сводил с него восторженного взора Свен, – а ты псион?

– Хм… Допустим, да, Свен. Это что-то меняет?

– Нет, просто… – Свен стыдливо потупил взор. – Я считаю, что это круто! Я тоже хотел бы быть псионом. А что ты с этими трофеями будешь делать?

– Продам, если получится. Или есть предложения?

– Ка-а… – задумчиво протянул Свен. – Я подумал, мы же можем не ждать полицию. Можно поставить нейросети кому-нибудь из нас, изучить базы знаний и отправиться в полёт.

– Идея хорошая, парень, – одобрительно похлопал его по плечу Дмитрий, – но есть маленький нюанс – искин нам не подчиняется.

– Ка… – взгляд Свена был хитрым, словно он знал что-то такое, и этим чем-то хотел поделиться. – А что, если заставить капитана «переписать» корабль на кого-то из наших? Нам нужны коды доступа…

– Как вариант.

У Карпова даже мысли не появилось о каких-то моральных терзаниях. Он знал тысячу и один способ заставить капитана передать в чужую собственность фрегат в добровольно-принудительном порядке. Вот только раньше это было бесполезно, к тому же пришлось бы тратить ману, да и не знал он о том, что такое реально провернуть. В свете же новых перспектив можно пересмотреть план спасения или оставить этот вариант в качестве запасного. Или же…

Появилась у Линаэля одна мысль, в которой ни один хлорави не фигурировал. Но эту идею он придержал при себе. Вслух же он озвучил вопрос:

– Ребят, а сколько будет длиться изучение этих самых массивов информации третьего ранга?

– Массивов?! – усмехнулся Пэн. – Баз знаний! Дима, ты что, дикий?

– Ага. Дикий. Самый дикий, – без иронии серьёзным тоном произнёс он. – Разве по мне не видно?

– Да какая разница, кто он, – влез Свен. – Если бы не Дима, мы бы все были пленниками пиратов. Дима, а по базам много нюансов. Если взять самую простую нейросеть и среднестатистический стандартный интеллект в сотку, то третий ранг баз усваивается чуть больше пары суток. Это минимум, с которым допускают до работы. Специалиста третьего ранга можно подготовить очень быстро, и он даже кое-как, но будет справляться со своими обязанностями.

– Понятно. Спасибо, Свен.

– Народ, – привлёк к себе внимание Кен, – капсула пирата прекратила работу.

– Отлично.

Карпов дождался, когда Сэм выберется из капсулы и облачится в свой комбинезон, после чего подошёл к нему.

– Ну что, Сэм, готов?

– Да, я чувствую себя намного лучше. Что от меня требуется?

– Вот, – продемонстрировал открытый кейс Карпов, – установи мне сетку и импланты.

– ЧТО-О?! – глаза Сэма жадно заблестели. – Да тут товаров на пятьдесят миллионов! Дима, не глупи! Зачем тебе такая сетка? Давай лучше продадим. Я знаю, где всё это можно толкнуть. Мне хватит десяти процентов, как посреднику.

– Сэм, – Карпов, глядя в глаза медтехнику, отрицательно качнул головой, – нет. Ты поставишь мне эти игрушки: сетку, оба импланта на память и столько имплантов на интеллект, сколько их нужно, чтобы довести мои ИЕ до максимума.

– Да как ты не понимаешь?! – у Сэма от нервного напряжения подрагивали руки. – Это же сетка эльдар! Зачем обычному человеку такая нужна? Да тебе, если ты не гений, а это маловероятно, даже в самом лучшем варианте хватит обычной сетки-восьмёрки. Продадим за полтинник всё это, купишь восьмёрку за пятерку лямов, на сорок лямов останешься в плюсе.

– Сэм, успокойся. Ты же даже не выяснил, какой у меня интеллект, а уже строишь далеко идущие предположения. В любом случае, ты мне поставишь эту сетку. Зачем мне что-то далёкое и недоступное, когда у меня уже есть лучшее?

– Ты псих, – у медтехника нервно подёргивало правый глаз, а голос предательски дрожал. – Безумец! Сумасшедший! Ставить себе сетку за тридцать лямов…

– Тц! – приложил указательный палец к своим губам Карпов. – Делай своё дело.

Из капсулы Карпов выбрался через пять часов. У него слегка кружилась голова и его немного мутило, но, в целом, самочувствие было отличным, словно после использования заклинания исцеления.

Обстановка в зале была напряжённая. Молодые хлорави недобро посматривали на медтехника. Сэм выглядел жутко недовольным и расстроенным. Его лицо отражало нереальную печаль. Острый взор Карпова заметил вдали на стене царапину, которой раньше там не было.

– Как всё прошло? – спросил он.

Первым ответил Пэн:

– Этот пират не хотел тебе ставить нейросеть. Нам пришлось угрожать ему оружием. Я даже для острастки выстрелил. Лишь после этого он начал устанавливать тебе нейросеть.

– Варвары, – грустно всхлипнул Сэм. – Такую сетку чёрной дыре в дар…

– Сэм, прекращай… Молодцы, парни, – кивнул он троим зеленокожим ребятам.

Карпов вылез из капсулы и надел свой комбинезон из адамантиевых нанотрубок. Сверху надел российскую военную форму, нацепил на руку коммуникатор.

Взглянув на кислое лицо медтехника, он продолжил:

– Что интересного поведаешь?

– Интересного тебе захотелось? – раздражённо посмотрел на Карпова пират. – Ну, слушай! Не знаю, кто ты и откуда, но у тебя была куча застарелых травм. Следы от переломов костей, неправильно выращенная левая коленная чашечка, словно лечили военной аптечкой в походных условиях. Ещё следы от инсультов, повреждения печени и внутренних органов. Причем всё очень странно. Такое ощущение, что тебя пытались лечить в глючной медкапсуле и не долечили. Или же военная аптечка поработала, а последующего лечения ты не получил.

– Хм… Интересно. А сетка как встала?

Сэм от злости скрежетнул зубами и бросил на Дмитрия гневный взгляд.

– Нормально, – выдавил он сквозь зубы. – Идеально всё установилось, что б тебя гипер забрал! Вон, глянь на свою карту…

У Карпова пиликнул коммуникатор. Чтобы посмотреть сообщение, ему пришлось взять в руки планшет и немного повозиться, разбираясь в его меню с помощью метода научного тыка. В итоге он развернул сообщение с данными своей карты состояния тела и интеллекта (СТИ).

Была в карте СТИ и иная информация, например, об изученных базах данных, которых на данный момент было ноль. Или, к примеру, приписка, что данный субъект является псионом ранга «А5». Много это или мало – сложно сказать, поскольку Линаэль в местных иерархиях не разбирался. Но с учётом того, что, как телекинетик, он довольно сильный, хоть и неумелый, то это должен быть весьма высокий ранг. А поскольку на Земле в прошлом мире обитания встречались псионы и посильнее, то число пять могло означать, что он где-то серединка-наполовинку. Были в этой вселенной зубры и покруче. Естественно, никому кричать о том, что он псион, Дмитрий не собирался, хотя и так об этом было известно практически каждому, с учётом того, что свою телепортацию он старался замаскировать под псионику. А уж медик точно читал его данные, но это как раз ерунда. Если пойдёт по плану, то Сэм никому в этом мире больше ничего не расскажет.

– Хм… – приятно удивился он. – Двести сорок единиц интеллекта?

– А то ты не знал… – пробурчал Сэм. – Сволочь… Почти гений… Я всё про тебя понял!

– Да? – правая бровь Карпова изогнулась дугой. – И что же ты про меня понял?

– Ты охотился за нами, – ноздри медицинского техника широко раздувались. – Не знаю, откуда у тебя эта информация, но ты знал о том, что у нас на корабле имеется дорогая сетка. Наверное, ты следовал за нами по пятам на небольшом корабле-разведчике, а операцию по захвату звездолёта подготовил заранее. И всё ради этой сетки и имплантов!

– Неплохая версия, – не стал спорить и что-то доказывать Карпов.

– Неплохая? – криво усмехнулся Сэм. – Да это единственный адекватный вариант. Как иначе в забытой гипером системе оказался бы одинокий человек с оборудованием для захвата звездолёта, а так же с кучей вещей и жратвы для зеленошкурых?! Даже конченому дебилу понятно, что ты всё заранее спланировал и подготовил! В том числе, спланировал и спасение этих зелёных уродов!

– Слышь! – набычился Пэн, положив ладонь на рукоять пистолета. – За языком следи, бледнокожий!

– Сэм, тебе действительно стоит вести себя более осмотрительно и проявить капельку толерантности, – мягким тоном произнёс Карпов. – Как бы то ни было, есть лишь факты. Да, я спас этих ребят и обзавёлся неплохим устройством. Было это запланировано или нет – какая разница? Лучше скажи, почему я не чувствую изменений? Сетка же должна себя как-то проявить.

– Проявит… – пробормотал медтехник. – Через сутки запустится. И ещё месяц сетка с имплантами будут разворачиваться. Лишь дней через тридцать они выйдут на свой максимум. По прогнозам, твои итоговые ИЕ составят девятьсот тридцать.

– Почему не девятьсот шестьдесят?

– Потому что я не стал тебе ставить последний имплант на интеллект, – с вызовом посмотрел на пациента медтехник. – Тратить имплант за пять миллионов, если хватит и за сто тысяч – это идиотизм. Предлагаю хотя бы его продать.

– Что ж, разумный довод.

Линаэль задумался, откуда у него такой высокий показатель ИЕ? Гением он никогда не был, даже близко себя таковым не считал. Если только это действительно показатель того, с какой скоростью разум обрабатывает информацию. Тогда понятно. Ведь все маги долгое время тренируют свой разум. Каст заклинаний требует развитого сознания. Но это не значит, что все маги умные. Вернее сказать, они быстро соображают.

– Сэм, мы возвращаемся. Но, если хочешь, можешь остаться на корабле. Я вернусь сюда завтра или послезавтра.

– На корабле? – удивился медтехник. – А так можно?

– Можно.

– Тогда я остаюсь.

Как бы Сэм ни старался, Карпов различил промелькнувший в его глазах алчный блеск.

– Парни, подойдите ко мне, – подозвал Дмитрий троицу ребят-хлорави. Когда они встали рядом с ним, он скомандовал: – Домой!

Пока Олани наводила портал, пока активировала телепорт, прошло секунд двадцать. Вскоре вся четверка стояла на свежем воздухе на том самом месте, откуда они перенеслись на звездолёт.

– Парни, большое вам спасибо за помощь!

– Да ладно, – смутился Кен.

– Пожалуйста, – ответил Пен.

– Спасибо, что ты спас нас, – искренне произнёс Свен. – Это меньшее, что мы могли для тебя сделать. И, Дима…

– Да?

– Мне плевать, даже если ты специально охотился на этих пиратов, чтобы украсть дорогую нейросеть! – выдал Свен. – Ты хороший человек.

– Мне тоже плевать, – поспешно вставил Пен Джигли. – Если нужна будет ещё помощь, зови. Мы с парнями поможем!

– Это точно, – кивнул Кен. – Ка-а… Дима, а можно пистолет оставить у себя?

– А вы не поубиваете друг друга? – прищурился Карпов.

– Нет! – клятвенно заверил Кен.

Двое товарищей активно кивали, соглашаясь с ним.

– Что ж, думаю, можно. Вы с оружием обращаться умеете, технику безопасности сдали. Только чтобы никаких убийств хлорави!

– Нет-нет, никаких! – как болванчик, закивал Кен. – Это от зверья обороняться, если что.

– Смотрите у меня! И чтобы за оружием следили, как за детородным органом! Не дай ноосфера, младшим детям в руки попадёт. За каждый ствол отвечаете головой.

Стоило Дмитрию дойти до пункта управления телепортацией в бункере, как его встретила взволнованная Олани.

– Великая Мать! О чём ты думал, оставляя пирата на звездолёте?!

– Ты считаешь, что это опасно?

– Да! Конечно! Несомненно!

– И что может сделать обычный медтехник? – уголки губ Карпова слегка изогнулись вверх. – Не ты ли мне говорила, что управлять звездолётом или получить доступ к дальней связи сможет только пилот, капитан или старпом?

– Это так, но, Дима, ты не понимаешь – у медтехника есть доступ ко многим помещениям на космическом корабле.

– И что с того?

– Он всё обыщет! Понимаешь? Этот мерзкий человек обыщет все доступные ему помещения. Он вооружится. Да что там! Я уверена, он притащит к себе всё оружие, которое найдёт, все ценности!

– Это же отлично, – Карпов подмигнул девушке. – Так и задумано. Мне не придётся лазить по всему кораблю в поисках ценностей.

Олани даже после этих слов осталась хмурой.

– А ничего, что в следующий раз он тебя встретит в тяжёлом бронескафе и с нацеленным бластером?

– Пусть хоть танк пригонит, плевать. Олани, не стоит так беспокоиться. Иди, отдохни. А то ты и так проторчала в бункере шесть часов. Твоя кожа наверняка нуждается в ультрафиолетовых ваннах.

– Эх… – девушка тяжело вздохнула. – Дима, ты самый странный человек, которого я встречала. Скажи честно, парни правы? Ты на самом деле выслеживал пиратский корабль ради нейросети?

– Я тебе уже сказал правду. Нейросеть – приятный бонус от тех неприятностей, в которые я влез после неожиданной встречи с тобой. Если бы не это, я бы спокойно сидел в своём бункере и занимался исследованиями в поисках лекарства от своего недуга. Надеюсь, ты не против, что я позаимствовал сетку, явно предназначенную для тебя?

Олани фыркнула и нервно рассмеялась.

– Нет, мне сетка такой ценой не нужна. Папа мне купит не хуже. Или ты думаешь, что у княжеской семьи нет денег?

– Наоборот, я считаю, что у семьи правителя звёздного сектора должно быть очень много денег. Раз ты не в обиде, значит, всё хорошо. Спасибо за помощь.

– А ты не сказал, что там будет такая сетка, – заметила Олани.

– Несущественная мелочь, – не поддался на провокацию Карпов. – Ты же управляешь установкой телепорта, не зная, как она работает. Или мне нужно было тебе пару лет читать лекции, чтобы ты знала всё досконально?

– Это разные вещи…

– Возможно, но суть одна. Для операции эти данные были неважны. К тому же, я в приборах Галактического Союза ничего не понимаю, в их ценности особо не ориентируюсь. Эта сетка лежала отдельно, поэтому я посчитал её самой лучшей. С такой же лёгкостью мог бы выбрать одну из других сеток. Я же правильно понимаю, что любая из нейросетей продлит жизнь одинаково?

– Это так, но ведь главное – скорость изучения баз знаний.

– Кому как. Мне важно подольше прожить. Так что любая нейросеть устроила бы. Но если имеется возможность выбрать лучшую, почему нет?

– Логично, – не нашла, что возразить юная хлорави. – Порой мне кажется, что ты намного взрослее, чем выглядишь…

Олани отправилась в сторону своей палатки, а Дмитрий спустился вниз на склад растительных ингредиентов и приступил к варке своего фирменного отварчика, который его уже несколько раз выручал.

Затем он сел за компьютер в зале с телепортом и навёл портал на остров, на который он высадил пиратов.

Около часа пришлось просидеть за монитором, перемещая миниатюрный портал, пока искомый не был найден. Капитан космических корсаров обзавёлся накидкой из листьев папоротника и копьём с каменным наконечником. Он сидел перед костром возле небольшого шалаша, который был сделан из веток и покрыт всё теми же листьями папоротника.

Капитан не успел удивиться, когда внезапно телепорт перенес его в комнату бункера. Лишь обнаружив смену обстановки, его глаза поползли на лоб. Он крепко стиснул древко копья.

– Пей!

Карпов держал нацеленным на пирата пистолет, а левой рукой подвинул по столу в его сторону бокал с отварчиком.

– Не буду, – глаза капитана сузились, желваки заходили ходуном от ярости, копьё он и не думал опускать. – Хочешь отравить меня?

– Как хочешь, – пожал плечами Карпов.

Капитан внезапно обнаружил, что не может пошевелиться. Руки и ноги будто сковало могучим прессом. А вот говорить он мог, чем и воспользовался, с ужасом глядя, как Карпов с напряжённым лицом приближается к нему.

– Убери нахер свои псионские штучки! Я тебе кишки выпущу, отрыжка гипера! Нет! Стой! Не подходи ко мне!

– Да заткнись ты и выпей.

Карпов поднёс стакан с отварчиком ко рту пирата.

– Не буду я пить, – пытался тот всё время убрать рот подальше от стакана.

Дмитрий убрал пистолет в кобуру, переложил стакан в правую руку, а левой зажал нос пирата, слегка запрокинув ему голову назад.

Некоторое время пират держался, но воздух в лёгких у него кончался – ему пришлось распахнуть рот. Этим моментом воспользовался Карпов, залив ему в глотку жидкость, после чего надавил ему снизу на челюсть и накрыл губы ладонью, чтобы тот ничего не выплюнул. Капитан старался отплеваться изо всех сил, кое-что у него даже вышло, но из-за недостатка воздуха пришлось сделать глотательные движения и проглотить часть отвара. Он закашлялся, чуть не захлебнувшись.

– Этого хватит.

Продолжая удерживать телекинезом главного корсара, Карпов брезгливо поморщился и достал платок. Всё с тем же брезгливым выражением лица он принялся оттирать руку от слюней капитана.

– Какой проблемный хуман. Жаль, что по-хорошему ты не станешь сотрудничать, а пытки я с войны не люблю. Ещё более жалко тратить на такую падаль мою прелесть, – с нежностью потёр он фиолетовый браслет на правом предплечье.

– Ты так говоришь, словно и не человек.

Капитан смачно сплюнул на пол. Если бы не телекинез, он постарался бы расстаться со всем содержимым желудка. Но без рук ничего не мог поделать.

– Нет, не человек. Я родич ваших эльдар.

– Вот как? – пират нахмурился. – Не похож. Пластика?

– Пришлось поменять родное тело на это.

Капитан поверил в эти слова, от этого ему стало дурно. Побледнев белее снега, он дрогнувшим голосом спросил:

– Зачем ты мне это рассказываешь? Если ты шпион, которому ради операции даже пришлось сменить тело… – его кадык сделал глотательной движение. – Ты убьёшь меня? Погоди, не стоит! Я знаю, когда начинают рассказывать такие тайны, то точно не собираются оставлять пленника в живых. Больше не нужно секретов. Клянусь, я никому не расскажу!

– Я сохраню тебе жизнь, но…

– Но-о? – с надеждой протянул изрядно напуганный капитан, растерявший весь гонор.

– Ты поделишься со мной кодами к искину своего фрегата, шаттлов и прочей техники. Так, словно я у тебя всё это купил. Хотя, почему «словно»? Ведь на самом деле я это у тебя куплю. И цену дам самую лучшую. Твою жизнь.

– А если я не скажу?

– Скажешь. Либо сейчас, либо через десять минут. Если бы ты не выплюнул половину отвара, то уже говорил бы.

– Это была сыворотка правды? Какая-то особенная модификация, да?

– Примерно. На самом деле это сыворотка, которая облегчает работу псиона с мозгом человека. Я выверну твои мозги наизнанку и в любом случае всё узнаю.

– Нейросеть не позволит, – в голосе капитана слышалась неуверенность. – Да! Ты врёшь! Нейросеть защищает от ментальных вмешательств.

– Плохо защищает. Я на вашем медтехнике опробовал. С отварчиком всё работает. Читать мысли не проблема. Вот внушить что-то сложновато… Естественно, если делать это, стараясь не повредить сознание. Но ты же мне живой не нужен!

– Если я живой не нужен, то ты меня в любом случае убьёшь, – капитан посерел от ужаса. Его мышцы стали ватными. Если бы не телекинез, который держал его, он бы упал.

– Мне всё равно, что убить тебя, что на другую планету отправить. Предлагаю следующее: я отправлю тебя в цивилизованный мир, населённый людьми, но от него до Галактического Союза очень далеко. Моё предложение действует ровно минуту. Время пошло.

– Ты меня туда телепортируешь? – с надеждой спросил Капитан. – Так же, как перенёс с того острова сюда и как с корабля на тот остров?

– Да, телепортирую.

– Я согласен! – не стал дальше думать капитан, надеясь хотя бы так сохранить свою жизнь. – Запоминай коды…

Карпов хоть и обладал отличной памятью, но, на всякий случай, снял весь допрос на видеокамеру. По окончании разговора он открыл портал в одну из параллельных вселенных человеческого мира начала двадцать первого века, после чего пинком под зад отправил туда капитана корсаров. Портал тут же был закрыт.

– Отварчик только зря перевёл, – вздохнул Линаэль. – Зато ману сэкономил.

Глава 9

Как и планировал, Карпов с раннего утра собрал сотников и тысячника своего лагеря юного рейнджера и стал учить их жить в походном лагере.

По-хорошему, следовало погонять молодёжь по курсу рейнджера, но не до жиру. После такого у молодёжи не хватило бы сил передать науку по цепочке. К тому же имелись более важные вещи, которым нужно было их научить. Например, правильно разводить бездымные костры, пользоваться ручными инструментами, нормально готовить, маскировать и правильно обустраивать лагерь.

Перед старшими офицерами была поставлена задача: в кратчайшие сроки замаскировать лагерь и научить всех хлорави правильно скрываться. Не исключено, что к пиратам действительно прилетит заказчик и решит поискать школьников на планете. А для этого нужно уметь скрываться от поиска с неба.

Начало было положено. Карпов надеялся, что за пару недель получится вбить в головы подростков важность маскировки и хотя бы преподать им самые основы. Конечно, спрятать тысячу школьников непросто, но хотя бы свести демаскирующие проявления к минимуму должно получиться.

Когда одиннадцать старательных учеников отправились передавать науку Карпова по цепочке, Дмитрий вернулся в бункер и настроил портал на известный ему параллельный мир.

Маяк, с помощью которого можно вернуться порталом обратно из любой точки земного шара, был до этого испытан в условиях иных миров. Он работал так же эффективно. Магия, завязанная на ноосферу, способна на то, на что не способна техника. В теории, телепорт должен сработать в любой точке вселенной, в которой находится маяк, то есть расстояние не преграда. Но есть исключения – в местах аномалий и в некоторых параллельных вселенных маяк не будет работать, следовательно, оттуда вернуться невозможно. Но к проверенному миру это не относилось – маяк и телепорт там исправно работали. Поэтому Дмитрий смело шагнул в портал.

Мир встретил его осенней прохладой и запахом смога. Карпов вышел не по тем же координатам, иначе попал бы прямиком в океан. Портал вёл на окраину жилого района Волгограда.

Именно в этом городе неподалёку от этой местности не так давно Карпов похитил своего двойника, которому не повезло с поглощением памяти человека, в тело которого вселилась душа эльфа. В результате этого местный Дмитрий сошёл с ума, спился и стал бродягой без гроша за душой и крыши над головой. Он жил в подвалах многоэтажных домов, пил дешёвый алкоголь и представлял собой удручающее зрелище. Жаль было его убивать, но свою жизнь Линаэль ценил больше, чем двойника-неудачника.

Пройдясь по пустырю, он вскоре вышел на выщербленный асфальт. Миновав гаражи, он вскоре очутился возле серых девятиэтажных домов.

Редкие хмурые прохожие старались держаться друг от друга на большом расстоянии. У некоторых из них на подбородке можно было рассмотреть голубые тряпичные медицинские маски. Редкие из них носили маски на лице.

«В этом мире за пару месяцев ничего не поменялось, – подумал Дмитрий. – Интересно, что же за катаклизм тут произошёл? Впрочем, не столь важно. Сейчас остро стоит вопрос, где и как быстро найти и завербовать людей?»

В прошлый раз, посещая этот мир, Дмитрий приготовился. С помощью телепорта он обеспечил себя местной валютой, которая отличалась от советских банкнот, но тоже называлась рублями. Для этого он выбрал самый простой способ – похитил в столице банкомат и распотрошил его.

Так что местными рублями он был обеспечен. А вот купленный в прошлый раз телефон он перед возвращением выбросил в мусорный бак.

Первым делом он собирался снова обзавестись смартфоном. Ему необходим был доступ в местную информационную сеть «Интернет». Именно через эту сеть можно получить не только доступ к информации, но и найти людей, способных помочь выполнить его задачу в максимально короткие сроки.

Местность ему была относительно знакомой, хоть и посещал он её всего однажды. Оттого он сразу направился в сторону концентрации магазинов.

Через двадцать минут он вышел к большому перекрёстку. Тут концентрация людей в масках была наибольшей. Компактно расположились магазины, торгующие различной продукцией. Слева за строящейся новостройкой на первом этаже пятиэтажного бежевого дома притаился бело-красный продуктовый универмаг с названием «Магнит». Самая большая концентрация магазинов была справа. Наверху четырёхэтажного потрёпанного белого здания с облупившейся краской большими буквами прямо на доме было написано «ПОЛИЦИЯ». Перед ним расположилась одноэтажная большая постройка крытого рынка. Следующее небольшое строение с красочной вывеской с изображением мясной продукции сообщало всем, что там находится «Мясная лавка». Но внимание Карпова сосредоточилось на противоположной стороне дороги. Там одноэтажное здание было разделено на два магазина с разными входами. Слева «Рубль бум», все окна которого были обклеены плакатами с надписью «низкие цены каждый день». Справа «Билайн». Именно там он в прошлый раз покупал себе смартфон. Туда-то он и пошёл.

Тут, в районе большого перекрёстка, целая толпа людей в масках на лицах ожидала разрешающего сигнала светофора.

В магазине на посетителя обратили внимание оба продавца. Молодой парень и девушка. У обоих на лицах были чёрные тканевые маски, а на руках тканевые перчатки. Девушка стояла в общем зале, который не отличался большим простором. За стеклянными витринами лежали телефоны, планшеты и прочая мелкая техника. Парень сидел за компьютером, отделённый от посетителей высокой стойкой.

– Добрый день, – обратился к ним Карпов. – Мне смартфон нужен.

– Извините, но без маски и перчаток не обслуживаем, – произнёс парень.

– Хм… А где мне можно раздобыть маску и перчатки?

– В аптеке через дорогу, – отозвался продавец. – Только без маски вам там ничего не продадут.

– Это как? – опешил Дмитрий. – То есть, чтобы купить маску, мне нужно иметь маску? А если её нет, то я никогда её не куплю?

На это ответила девушка:

– Можно воспользоваться респиратором или хотя бы обмотать лицо косынкой.

– Удивительно, – покачал головой Карпов. – Наверное, мне лучше было посещать этот город в скафандре. Товарищи, скажите, что случилось-то? Почему все ходят в масках?

– Вы из какой глуши? – вытаращил на посетителя глаза парень-продавец.

– Я долгое время жил в лесу, только сейчас в город выбрался, а тут чуднó… Словно ядерная война или химическая атака.

– Пандемия у нас! – поделилась девушка, с не меньшим удивлением рассматривая Карпова. – Вирус. А нас штрафуют, если обслуживаем кого-то без маски.

– Прямо за каждый случай штрафуют?

– Да, – кивнула девушка. – В офисе сидит человек, который камеры просматривает и штрафует продавцов. А уж если потребнадзор зайдёт с проверкой, то и покупателя оштрафуют, и фирме такой штраф выпишут, что мало не покажется, а нас поувольняют.

– Понятно. Спасибо за информацию. Нужно было действительно скафандр надеть.

– В скафандре мы вас обслужили бы, – рассмеялся парень-продавец.

– Сейчас вернусь.

Карпов покинул магазин и перешёл через дорогу, направившись к аптеке. Но туда он не дошёл, а был остановлен полицейским в чёрной форме.

– Гражданин, почему без маски? – суровым тоном спросил полицейский.

– Здравия желаю, – обозначил кивок Карпов. Мельком скользнув взглядом по погонам, он нашёл сходство со званиями из прошлого мира. – Товарищ сержант, я как раз собирался приобрести себе маску.

– Предъявите документы, – пристально уставился на него полицейский.

С документами у пришельца были проблемы. Это не та вещь, которую можно найти и телепортировать к себе. У его местного альтер эго паспорта давно не было, да и не нужен он был бомжу. Единственный документ, который у неправильного эльфа имелся – красная корочка капитана Комитета государственной безопасности (КГБ) из Советского Союза Народных Республик (ССНР). Тут же страна называется иначе, милиция носит другое название, так что предъявлять такой документ может быть чревато. По-хорошему, нужно было бы выложить удостоверение, но Дмитрий попросту запамятовал о нём и поленился проверить карманы старого костюма.

– Извините, товарищ милиционер, я не захватил с собой документы.

– В таком случае вам придётся пройти со мной в отделение. Будем устанавливать вашу личность и составлять протокол.

– Что поделать? – развёл руками Карпов, держа лицо кирпичом. – Раз нужно, придётся потерять время.

– Чтобы не терять время – нужно носить маску! – тоном строгого учителя, отчитывающего провинившегося ученика, сказал сержант.

– Так я только из глуши, товарищ сержант. Жил в далёкой деревне без телевидения и интернета, в город меня товарищ на машине подвёз. А тут смотрю, словно какой-то апокалипсис – все в масках ходят. Я уж было думал, что война. Мне только что сказали, что эпидемия, я сразу и пошёл маску покупать.

– Оставьте эти сказки для идиотов, – в голосе сержанта прорезалось раздражение. – Вперёд идём, – подтолкнул он Дмитрия в сторону отделения полиции.

Карпов пожал плечами и пошёл. А что ему оставалось? Устроить бучу? Он этого сержанта одним тычком может отправить в страну грёз, но повсюду камеры видеонаблюдения. Ему придётся покинуть этот мир и искать другой.

Кроме русского, других языков этой планеты он не знал, а действовать в России, считаясь преступником, будет сложно. Тем более, тут вполне может жить копия его эльфийского командира-интригана, от которого он нахлебался проблем в прошлом мире, и его внимание лучше к себе не привлекать. Найти же другой мир дольше, чем оформить штраф.

Задержанного завели в кабинет. За столом сидел мужчина в возрасте около сорока пяти лет в форме капитана полиции.

– Петренко, ты кого привёл? – оторвал он взгляд от ноутбука.

– Без маски в общественном месте находился, – Петренко кивнул в сторону Карпова. – Говорит, что без документов. Личность нужно установить.

– У-у… – протянул капитан и внимательно принялся рассматривать нарушителя. – Сейчас пальчики откатаем и всё выясним. Гражданин, выкладывайте из карманов всё на стол.

– К-хм… – недовольно поджал губы Дмитрий. – Я может и далёк от работы милиции, но всё же хотелось бы выяснить кое-какие нюансы. Разве досмотр не должен происходить в присутствии понятых? Или у вас всё иначе?

– Шибко умный, да? – нахмурил лоб капитан. – Часа три в камере посидишь, пока мы понятых найдём, тогда по-другому запоешь!

«Значит, и тут понятые нужны, – подумал Дмитрий. – Не ошибся».

– А почему вы со мной так грубо общаетесь? – приподнял он правую бровь. – Я что, совершил какое-то уголовное преступление? Всего лишь шёл по улице без маски. Установите мою личность, составьте протокол, поставьте себе галочку о задержании «хулигана» и помашем друг другу ручками. Если же вам нужно меня досмотреть – действуйте по закону. Зачем придумывать сложности, угрожать камерой?

– Петренко! – гневно раздув ноздри, уставился на сержанта капитан. – Веди понятых…

Петренко вышел за дверь и вернулся буквально через минуту в сопровождении двух мужчин в штатском. Вот только их рожи буквально кричали, что они сами работают в органах. Да и время, за которое были найдены понятые… На улице их так быстро найти невозможно. А вот в соседнем кабинете запросто. Но тут уже без адвоката не подкопаешься. Под пристальными взорами четверых мужчин Карпову пришлось выложить всё из карманов. Когда на стол легла красная корочка, у капитана широко распахнулись глаза. Когда же рядом примостилась толстая пачка пятитысячных банкнот, глаза его стали ещё шире.

Капитан взял в руки удостоверение и раскрыл его. Усмехнувшись, он с сарказмом спросил:

– Гражданин, а вы знаете, какой светит срок за подделку документов?

Карпов ничем не показал своего волнения.

– Какая же это подделка? Вы посмотрите на страну, которая там указана. Мы сейчас находимся где?

– В Российской Федерации, – поскучнело лицо капитана. – Ну да, и КГБ давно уже нет. Но документ у вас есть.

– Да это шуточная писулька, – с каменным лицом ответил Карпов. – Товарищ недавно вручил.

– А деньги? – прищурился капитан. – Откуда у вас такие деньги?

– На шабашках заработал. Прибыльное дело, но работа тяжёлая.

– Ладно… – капитан даже не прикоснулся к банкнотам. – Присаживайтесь. Понятые свободны.

Товарищи в штатском расписались в бумаге и удалились. В кабинете остались лишь сержант, капитан и Карпов. Сержант подпирал спиной дверь, капитан сидел на стуле за столом, а Карпов расположился на стуле для посетителей боком к нему. Офицер начал что-то печатать в ноутбуке, тихо клацая клавишами клавиатуры.

– Итак, имя, фамилия, отчество, дата рождения, место проживания? – начал он со стандартных вопросов.

– Карпов Дмитрий Васильевич. Восьмидесятого года рождения. Первое декабря. Без определённого места жительства.

Капитан на мгновение перестал печатать и поднял взгляд на задержанного.

– Без определённого места жительства? – в его взгляде читалось удивление. – И с такой суммой в кармане?

– А что, законом запрещено не иметь собственного жилья? Дом я продал. На новый не накопил. Недвижимость дорогая.

– Хм… – капитан вернулся к печати протокола. Дописав, он сказал: – Петренко, отведи гражданина Карпова откатать пальчики.

Процедура снятия отпечатков пальцев была стандартной. Задержанному прокатывали по ладони валиком со специальной краской, затем он прикладывал ладонь к листу бумаги. После этого ему вручали влажные салфетки, а лист отправлялся на сканер.

Хотя проще было бы сразу использовать устройство для сканирования ладоней, как это делали в ССНР. По всей видимости, то ли финансирование правоохранительных органов тут было не самым лучшим, то ли с техникой проблемы. Хотя последнее сомнительно.

Когда Карпов вновь оказался на стуле перед капитаном, офицер произнёс:

– Что ж, гражданин Карпов, ваша личность подтвердилась. Три месяца назад у вас был привод в полицию за мелкое хулиганство. И до этого были приводы. Мне кажется подозрительным, что у недавнего бомжа появилась такая крупная сумма. Признайтесь, откуда деньги?

– Я же сказал уже – на шабашках заработал. Надоело мне вести жизнь бродяги, к нормальной жизни решил вернуться.

– Карпов, я ведь могу тебя в камере закрыть до выяснения! – с угрозой привстал капитан.

– И что это решит? – и бровью не повёл Дмитрий. – Ничего нового вы не выясните. Криминалом я никогда не занимался. Даже в худшие времена лишь на помойках собирал и сдавал вторсырьё. Деньги честно заработанные.

При желании, страж порядка может докопаться до чего угодно. Широкое трактование закона позволит задержать даже невиновного. Но было заметно, что капитан хотел взять задержанного на понт. Скорее даже, он просто прощупывал его, внимательно отслеживая реакцию. В ответ же, получив лишь непоколебимое спокойствие, он засомневался. Нет, не в криминальном происхождении денег. Сомнения вызвало то, что получится докопаться до истины и что-то доказать. Выбирая между головной болью и готовым протоколом, он склонялся к последнему.

– Подпиши, – протянул он распечатанный на бумаге протокол.

Внимательно прочитав и не обнаружив подвоха, Карпов расписался. После этого он получил назад свои вещи. Деньги он не пересчитывал, поскольку был уверен, что все они на месте. По глазам полицейских было видно, что взять чужое они, может, и хотели бы, но не желали. Видимо, от этого у них может быть больше проблем, чем выгоды. Да и не важны ему эти бумажки. У него в другом мире таких ещё много, а при желании можно раздобыть ещё больше.

Получив штрафную квитанцию, Дмитрий покинул отделение полиции.

Покупка медицинской маски не задалась с самого начала. Фармацевт сразу с порога заявила Карпову:

– Без маски и перчаток не обслуживаем.

От такого Дмитрий слегка психанул. Ему хотелось много чего высказать, но он справился со шквалом негативных эмоций. Удалившись от аптеки в сторону строящейся многоэтажки, он зашёл за угол забора, которым была обнесена стройка. Во дворе ни единой души, камер видеонаблюдения вроде не наблюдалось. И он активировал портал.

Резкой походкой Дмитрий добрался до кладовки и надел на голову противогаз, а на руки тактические перчатки. Он даже порывался позаимствовать на звездолёте какой-нибудь скафандр, но это слишком демаскировало бы его. Так же быстро он вернулся через портал обратно.

Прохожий, пожилой мужчина с тростью, которого минутой ранее тут не было, обернулся на шорох и дёрнулся при виде Карпова в противогазе. Перекрестившись, старик что-то матерное пробурчал себе под нос и продолжил идти по своим делам.

На этот раз в аптеке без проблем удалось купить упаковку медицинских масок. Вот только цена Диме показалась высокой. Не то чтобы он хорошо ориентировался в этом мире, но отдать две с половиной тысячи рублей за упаковку с полусотней масок, при том что за эти деньги можно купить простой смартфон, ему казалось чем-то безумным. Словно никакого контроля ценообразования со стороны государства не было и в помине.

Даже эльфу из другой вселенной цена на простой кусочек ткани казалась излишне завышенной. Это было подобно пиру во время чумы, когда одни люди наживаются на других, пользуясь своим положением и всеобщим несчастьем.

Всё ещё в противогазе он вернулся в салон сотовой связи. Глядя на такого посетителя, продавцы улыбались и старались не засмеяться в голос.

– А теперь вы меня обслужите?

– К-хм… – подавил смешок парень-консультант. – Да.

– Чем могу помочь? – вежливо спросила девушка.

– Мне нужен добротный шустрый смартфон с подключением к интернету.

– На какую сумму рассчитываете?

– Товарищ продавец, просто дайте такой смартфон, о котором сами мечтаете.

– Вот.

Девушка подошла к витрине и показала на самую дорогую модель. Сзади на серебристом корпусе телефона было оттиснуто надкусанное яблоко. Такой смартфон Карпову был знаком по миру Советского Союза. Он заимствовал похожие телефоны в Североамериканских Соединённых Штатах (САСШ) из параллельного мира ради совершения сомнительных сделок.

– Сойдёт.

После этих слов покупателя глаза девушки загорелись небывалым азартом. Её лицо светилось от счастья, словно она выиграла джекпот в лотерею.

– А возьмите чехольчик.

– Хорошо.

– А ещё у этого телефона в комплекте не идёт зарядки. Вот, она вам понадобится.

– Хитрые жиды те, кто это придумал! – возмутился Карпов. – Это же нужно додуматься продавать смартфоны без зарядки! Товарищ продавец, может, вы нормальный телефон мне дадите? К чему мне эти извращения? Лучше сразу с самой мощной батареей.

– О, что вы! Это лучший смартфон. Вы не пожалеете. Можно взять неоригинальную зарядку всего за тысячу.

– Ладно, давайте. Модуль для интернета не забудьте.

– Конечно, сим-карту мы тоже посчитаем, – от уха до уха улыбалась девушка. – А наушники…

– Нет, – прервал её Дмитрий. – Наушников не нужно. Сколько с меня?

– Возьмите ещё защитное стекло, – настойчиво произнесла продавщица.

– Тоже не надо.

– Дайте, пожалуйста, ваш паспорт, – попросил парень, которому девушка вручила коробку с телефоном и прочие сопутствующие товары.

– Паспорта нет.

– Тогда мы вам не сможем оформить сим-карту, – с грустью произнёс продавец.

– Сколько с меня?

– Сто тринадцать тысяч.

Карпов положил на стойку сто двадцать тысяч и пристально посмотрел в глаза парню.

– С сим-картой, пожалуйста. Мне нужен только интернет. Без него смартфон не куплю.

Парень пересчитал наличность и посмотрел на Дмитрия.

– Тут больше.

– Вы обсчитались, – спокойно поправил Карпов. – Там всё правильно.

Продавцы переглянулись друг с другом. Девушка лёгким движением подбородка обозначила кивок. Парень некоторое мгновение размышлял, после чего достал сим-карту и установил её в телефон.

– Через минуту сможете пользоваться интернетом, – произнёс он, с широкой улыбкой на лице продвигая коробку покупателю. – Спасибо за покупку.

Интернет заработал только через три минуты после перезагрузки смартфона. Карпов сразу нашёл несколько полезных приложений и загрузил их на свой телефон. С завода уже было установлено приложение для геолокации с хорошими картами.

На карте он нашёл ближайшие кафе. Выбор был небогатым. Детское кафе сразу отпало. Второе заведение оказалось местной рыгаловкой для алкашей. В приложении у него стояла оценка три с половиной звёзды, судя по отзывам, обслуживание там ужасное, публика ещё хуже, а высокие оценки ставили за интересный дизайн и дешёвое пиво. Такое даже неприхотливого Линаэля не особо привлекало. А вот третье место оказалось чем-то новым для него. Антикафе с названием «Ларек с фуриками». Понятие для Карпова незнакомое.

Ему пришлось поискать в интернете, что вообще собой представляет антикафе. Получалось, что это заведение, основной характеристикой которого является оплата в первую очередь проведённого времени, в стоимость которого входят различные угощения, развлечения и мероприятия. В данном случае это просто чья-то квартира. Отзывы были исключительно положительные, не считая осуждения скудного выбора еды и напитков, но это диктует специфика заведения. Идти всего пять минут спокойным шагом, поэтому выбор был очевиден.

Как ожидалось, антикафе располагалось в самом обычном с виду пятиэтажном доме в трёхкомнатной квартире на третьем этаже. Стоило нажать на дверной звонок, как вскоре дверь открыла симпатичная молодая девушка. Среднего роста, с короткими, покрашенными в розовый цвет волосами.

– Добрый день, – широко улыбнулась она, пропуская внутрь Дмитрия. – Меня зовут Аня. Вы в первый раз у нас?

– Аня, здравствуйте.

Карпов заметил обилие обуви и разулся. На крючок для одежды он повесил мешок с противогазом и в кармашек положил перчатки.

– У вас тут можно где-нибудь в тишине посидеть?

– Да, конечно. У нас пребывание стоит двадцать рублей в час. На кухне можете попить чай, кофе. Единственное правило – алкоголь запрещён. Извините, но какая-то существенная еда за деньги. Бесплатно могу сделать бутерброды с колбасой и сыром. В большом зале сейчас ребята играют в настольные игры. Там большая компания.

О том, что народу собралось много, можно было узнать и без слов Анны. Из зала доносились голоса веселящейся молодёжи.

Аня продолжила:

– В комнате слева ребята рисуют мангу. Вам больше подойдёт дальняя комната. Там всего двое парней играют на приставке. Что-нибудь будете пить?

– А какой у вас кофе?

– Растворимый.

– Аня, а можете сварить хороший кофе? Я оплачу. И если найдётся что-нибудь сладенькое, тоже в долгу не останусь.

– Могу предложить шоколадку, – быстро сориентировалась Анна. – И кофе могу сварить. Вам это обойдётся в двести рублей.

– Хорошо.

Девушка отправилась на кухню, а Дмитрий проследовал в рекомендованное помещение. Минуя зал, он через открытые двери заметил около дюжины девушек и парней, которые расселись возле двух столиков, играли в настольные игры и рисовали.

В дальней комнате, которая не блистала большими размерами, едва уместилось два дивана и пара небольших журнальных столиков. Напротив диванов на стене висел большой плоский телевизор. На тумбочке под ним стояла чёрная игровая приставка, а на полочках нашли пристанище диски с играми.

Двое молодых ребят в возрасте от восемнадцати до двадцати лет сидели на одном из диванов с джойстиками в руках. На экране телевизора управляемые ими персонажи сошлись в смертельной драке с использованием мощных ударов и сверхспособностей.

– Добрый день, товарищи. Я вам не помешаю?

– Нет-нет, – нажал на паузу один из них, высокий блондин с кривым, когда-то сломанным и неправильно сросшимся носом. – Я Виталик, а это Макс, – показал он на русоволосого полного товарища, который ко всему прочему был низкого роста. – Присоединяйся.

– Спасибо, ребят, но не сейчас. Меня Дмитрий Васильевич зовут. Я тут посижу в уголочке, делами позанимаюсь.

– Окей, – ответил Виталий, после чего вернулся к игре.

Парни потеряли интерес к Дмитрию. Он сел на дальний край второго дивана ближе к окну и уставился в смартфон.

Макс взглянул на телефон Карпова и удивлённо распахнул глаза. Он ткнул в бок локтем товарища, который посмотрел в ту же сторону, и тихим шёпотом сказал ему:

– Ничего себе! Ты видел, чтобы в антикафе ходили с последним айфоном?

– Да какая разница? – равнодушно пожал плечами Виталий. – Кстати, ты проиграл!

– Эй, Вит, это нечестно! – возмутился Максим. – Я же отвлёкся!

– Не будешь щёлкать забралом! – ощерился в широкой улыбке Виталий.

Некоторое время Карпов искал местные рекрутинговые агентства, читал о них отзывы. Отобрав несколько из них, он набрал первый номер. На том конце телефона ему ответил приятный женский голос:

– Агентство «Василёк». Добрый день, меня зовут Марина. Как к вам обращаться?

– Марина, здравствуйте. Обращайтесь ко мне Дмитрий Васильевич. Скажите, пожалуйста, я могу заказать у вас срочный подбор рекрутов для особенной работы?

– Эм… Да, конечно. Расскажите подробнее, что именно вас интересует?

– Мне нужны умные молодые люди для очень специфической работы. Тестовые полёты в космос на частном космическом корабле. Оплата очень высокая. Но ребятам придётся подписать документы о неразглашении информации, поскольку наш проект пока что секретный. К тому же это вахта. Нужно будет поехать в удалённый лагерь для космонавтов минимум на месяц. С нашей стороны обучение, полное медицинское обеспечение на самом передовом оборудовании, вещевое обеспечение, питание и все сопутствующие расходы.

– Э-э-э… – Марина зависла, будто неисправная ЭВМ. – Простите, что?

Парни на соседнем диване поставили игру на паузу, замерли, подобно ослеплённым сусликам, и превратились в слух.

– Я говорю, у нас частный космический корабль. Нужны молодые люди, которые полетят на нём.

– Вам нужны космонавты? – полным изумления голосом спросила Марина. – Но для этого же требуется специальная подготовка. Думаю, таких людей будет сложно найти.

– Марина, никакой подготовки не нужно! Достаточно, если соискатель не будет идиотом, а то с такими персонажами слишком накладно работать. Лучше всего молодёжь, умные студенты или недавние выпускники университетов. Обучение и подготовку мы берём на себя.

– Э-э… – Марина с трудом могла переварить подобные требования. – Извините, просто к нам до этого никогда не обращались с подобными просьбами. А какая зарплата будет у соискателей?

– А какая средняя зарплата по городу?

– Ну, честно говоря, пятнадцать-двадцать тысяч рублей. Есть и более высокооплачиваемые должности, но они редкие.

– Я понял вас, – в уме Карпов прикинул размер зарплаты, ради которого местные жители готовы будут рискнуть жизнью. – Мы готовы платить миллион рублей в месяц.

– МИЛЛИОН?!

Карпов отодвинул телефон от уха и поковырялся в нём мизинцем.

– Марина, прошу вас, больше не кричите. Да, миллион. Что вас удивило? Это же не совсем обычная работа.

– Но-о… Дмитрий Васильевич, вы знаете, что наша фирма берёт за привлечение рекрута сто процентов от его месячной зарплаты?

– Хорошо. Мне нужно двадцать человек. Значит, я заплачу вам двадцать миллионов. Правильно?

– Д-а-а-а… Эм… Дмитрий Васильевич, такие вопросы по телефону не обсуждаются. Приезжайте к нам в офис, заключим с вами договор. Вы знаете, где мы находимся?

– Если информация в интернете правильная, то знаю.

– Да-да, в интернете всё правильно. Мы вас ждём.

Глава 10

Созвездие Паруса. Тридцать шесть световых лет от Солнечной системы.

В просторном помещении, обставленном оборудованием, которому сложно найти описание в человеческих аналогах, один человекоподобный серокожий ящер подошёл к другому. Второго ящера от первого отличал более высокий рост и тёмно-серое пятно на лбу. Оба были одеты в чёрные обтягивающие комбинезоны.

Мелкий ящер щёлкающими звуками сказал:

– Главный познающий, мы зафиксировали аномалию.

– Что за аномалия, младший познающий? – прощёлкал главный.

– В нуль-пространстве зафиксирован многомерный сигнал, который фонит на всё нуль-пространство. Он исходит как в нашу вселенную, так и в иные. Эта аномалия, по нашим предположениям, напоминает многомерный маяк. Недавно нами уже был зафиксирован схожий кратковременный всплеск в нуль-пространстве, но он быстро пропал.

– Это не может быть природная аномалия? – задумчиво прощёлкал главный познающий.

– Вероятность этого не исключена. Мы впервые сталкиваемся с подобным. Но многомерный сигнал слишком хорошо структурирован, чтобы иметь природное происхождение. С наибольшей вероятностью, аномалия искусственного происхождения.

– Значит, в нашей вселенной появилась искусственная аномалия, созданная кем-то, кто способен настолько глубоко работать с нуль-пространством? Мы должны немедленно изучить эту аномалию!

– Я тоже так думаю, главный познающий. А ещё это может быть попыткой вторжения неизвестной цивилизации из многомерных отражений вселенной.

– Я немедленно обращусь к главному руководящему, чтобы к аномалии была послана исследовательская экспедиция, – прощёлкал главный познающий. – Где находится аномалия?

– Совсем близко, главный познающий, – прощёлкал младший. – Всего тридцать шесть годовых перелётов светового потока. Если нам для экспедиции выделят нуль-звездопрыги воюющих, то мы окажемся на месте очень быстро.

Большой ящер поправил металлизированный комбинезон и когтистой лапой поскрёб пятно на лбу.

– И что там находится? Что-то не припомню.

– Там находится система с обитаемой планетой, на которой живут дикие теплокровные гуманоиды, совершающие робкие попытки выйти в космос, главный познающий. Иногда познающие дикарей навещают эту систему и под видом теплокровных в биомаскировке проводят социальные исследования.

– Думаю, главный руководящий ради такого выделит нам нуль-звездопрыги. Младший познающий, готовьтесь к экспедиции.

* * *

Параллельный мир. Россия. Волгоград. Антикафе.

Толстячок Максим беззастенчиво пялился на Карпова. Его челюсть готова была пропахать обивку дивана.

Виталик разглядывал Дмитрия с любопытством. Он обратился к нему:

– Простите, Дмитрий Васильевич, а то, что вы говорили про работу, правда?

– Да. А что, есть желание стать космонавтами? Условия работы замечательные, оплата высокая.

– Я не совсем понял, – продолжил Виталик, – это не шутка? Просто звучит странно. Обычно у крупных компаний есть свой отдел кадров. Единственная фирма с частным космическим кораблем, известная мне – это «Спейс Стар».

– Парни, никаких шуток, – Карпов понимал, что любые слова будут восприняты со скепсисом, поэтому решил пойти ва-банк. – Вы фантастику читаете?

– Да, – кивнул Виталий.

– Ага, – вторил ему Максим.

– Я не из этого мира, – признался Дмитрий.

Лица ребят тут же выразили отменный скепсис.

Карпов продолжил:

– Понимаю, звучит бредово, но это правда. Я из параллельного мира. Там я капитан КГБ из Советского Союза Народных Республик. Там группой учёных был придуман способ путешествовать в параллельные вселенные. Я отправился испытывать портальную установку и попал в мир, в котором люди и другие расы освоили космические путешествия и организовали некое подобие порядка под названием Галактический Союз.

Максим и Виталик смотрели на Карпова словно на сумасшедшего. Казалось, скажи он хоть ещё одно слово, они поспешно выбегут из комнаты и постараются покинуть территорию антикафе, чтобы находиться как можно дальше от безумца.

– Там у меня появился свой звездолёт, – ухмыльнувшись, продолжил Дмитрий. – Но есть один небольшой нюанс – на него нет экипажа. Вижу, вы не верите. Что ж, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

После этого он активировал портал. Глаза парней поползли на лоб. На месте глухой стены образовался большой круглый проём, который вёл в бетонное помещение, уставленное различной аппаратурой.

– Прошу, товарищи, – сделал приглашающий жест Дмитрий. – Можете пройти осмотреться. Это моя походная лаборатория с портальной установкой. Оттуда я вам могу открыть портал на звездолёт и показать, что он действительно существует.

– Э-э-э… – толстячок Максим забавно пучил глаза и тыкал пальцем в сторону портала, от шока он не мог выдавить из себя иных звуков.

– Да ну на хер! – на лице Виталика отобразилась непередаваемая смесь эмоций. Там были и восторг, и удивление, и лёгкий страх, а в целом он выглядел испуганно-восторженно-изумлённым.

– Товарищи, уверяю, вам нечего опасаться. Я не собираюсь вас похищать или причинять какой-либо вред. Мне не нужны люди, работающие из-под палки. Просто покажу всё наглядно, чтобы доказать, что я не сумасшедший и мои слова правдивы. Клянусь, после экскурсии я верну вас сюда же.

– А-э… – до сих пор не мог сладить с речевым аппаратом Максим.

– АХУДЕДЬ! – с восторгом протянул Виталик. – ДА ЛАДНО! Это что, всё по-настоящему?!

– Да, Виталий, всё взаправду. Прошу.

– Макс, пошли!

Виталик схватил друга за локоть и потащил за собой в сторону портала. Тот, подобно овечке на привязи, которую пастух вёл на бойню, с обречённым видом безропотно последовал за другом.

Чтобы показать, что переход через портал безопасен, Дмитрий первым переступил через черту и дождался парней в лаборатории. Когда они прошли следом за ним, Карпов закрыл портал.

– Вау! – Виталий кинулся ощупывать приборы, словно старался убедиться в их реальном существовании. – А техника похожа на нашу. По крайней мере, сервак я узнаю, как и комп. Обычный монитор.

– В том мире, откуда я сюда переместился, развитие научно-технического прогресса находится на том же уровне, что и у вас.

– А-а… – Максим собрался с мыслями и выдал более осмысленную речь: – А вы правда капитан КГБ?

Карпов молча достал из кармана удостоверение и протянул Максиму. Тот придирчиво разглядывал красную корочку. Затем передал её другу.

– Прикольно, – сказал Виталик, возвращая удостоверение владельцу, – но почему вы ищите людей в нашем мире, да ещё в Волгограде?

– Так вышло, что пока я не могу открывать порталы в родной мир, – с видом самого честного человека ответил Карпов. – Это сложная научная фиговина, объяснять слишком долго. Проще говоря, я на некоторое время застрял в этой вселенной. Но у меня есть звездолёт, на него нужен экипаж, и я свободно могу открывать порталы в ваш мир. А поскольку из земных языков я знаю лишь русский, то где ещё, кроме России, мне искать будущий экипаж?

– Эм… – протянул толстячок. – Понятно.

– А мне не очень понятно, – начал Виталий, – как вообще несколько студентов способны управлять инопланетным космическим кораблем?

– Это просто объяснить, – одарил тёплой улыбкой парней Карпов. – У местных людей и инопланетян есть специальная технология. В голову имплантируется устройство, состоящее из нанороботов – нейросеть. На неё закачивают готовые профессиональные навыки. На подготовку из любого из вас готового специалиста уйдёт всего трое суток или чуть больше.

Лица ребят вытянулись, а у Виталия ещё и глаза блестели от жадного восторга, будто у человека с игровой зависимостью, который раз за разом выигрывает на рулетке и даже не думает покидать казино.

– Но это не всё. После окончания работы в качестве бонуса нейросеть останется у вас. Она увеличит срок вашей жизни в два раза и улучшит здоровье. Мне всего-то и нужно отогнать звездолёт и слетать за кое-какими покупками. Так что надолго вам от привычной жизни отрываться не придётся.

– Да ладно! – воскликнул Виталий. – Реально нейросети? Прямо как в фантастических книгах? Да я знаете, сколько таких книг прочёл?! А можно будет тут остаться?

– Если пожелаете, то без проблем.

– Нет, ну если жить дольше… – с задумчивым видом пробормотал Максим. – Я бы всё же хотел получить обещанный миллион в месяц и вернуться домой. А сколько по времени нужно будет работать? А то я думаю, что на бэху было бы неплохо накопить.

– От месяца до полугода, – пояснил Карпов. – Точно не скажу, как пойдёт.

– Эм… – Максим задумчиво взъерошил волосы. – За полгода я даже на новую бэху накоплю. Все тёлки будут мои!

– Простите, Дмитрий Васильевич, – обратился к нему Виталий, – если вы из параллельного мира, то откуда у вас наши деньги?

– У меня есть золото, – расплывчато ответил Карпов.

– А золотом зарплату получать можно? – продолжил интересоваться Виталий. – Или в местной валюте?

– Как пожелаете. Хотите, могу платить местной валютой, золотом или любой валютой вашей планеты: доллары, юани, зулусские тугрики…

– Вит, нахрена тебе местные бабки? – уставился на друга Максим. – Или золото? Его же потом продать сложно.

– Макс, ты не понимаешь, – взор Виталия был полон энтузиазма, – это же космическая вселенная! Передовая медицина, новые бесконечные знания, космические путешествия… Какая в задницу БМВ, когда можно купить свой космический корабль?! О таком у нас можно только мечтать! А тут всё это есть. А рубли – нахрена они? В стране хрен знает что происходит. За этот год столько всего случилось: кризис, пандемия, карантины, нашествия саранчи, засуха, потопы, пожары, войны, революции. Рубль колбасит, как эпилептика, его курс неуклонно падает, подобно Пизанской башне. Если и возвращаться домой, то хотя бы зарплату брать долларами или золотом. Вот только я хрен вернусь, когда открываются такие перспективы!

– Какой энтузиазм! – порадовался Дмитрий, садясь за компьютер. – Ну что, готовы побывать на звездолёте?

– Да! – тут же откликнулся Виталий.

– Ага, – кивнул толстячок.

Позади парней открылось портальное окно, ведущее на капитанский мостик.

Карпов подошёл к порталу и пригласил ребят:

– Прошу.

Вскоре два волгоградца с любопытством разглядывали главное помещение звездолёта. Лицо Виталия поскучнело.

– Футуристично, но как-то не то. А можно приборы активировать, ну там, на космос полюбоваться?

– Вот станете членами экипажа звездолёта, тогда и сможете полюбоваться, чем пожелаете. Пока же никак. Корабль пока де-юре числится на другом человеке, и у нас нет доступа даже двери открыть.

– Нет доступа? – грустно посмотрел на кудесника из КГБ Виталий.

– «Пока» нет доступа, товарищи. А теперь нам пора вернуться в антикафе.

– А не лучше нам остаться и сразу установить нейросети? – с надеждой во взоре взглянул на работодателя Виталий.

– Нет. Мне нужно двадцать человек. Минимум пятнадцать. Вы уже всё видели и знаете. Так что поможете мне найти космонавтов среди знакомых.

– А зачем нам это? – вдруг оживился Максим. – Вы, Дмитрий Васильевич, той девушке из агентства двадцать миллионов за рекрутов готовы были заплатить. А мы этим бесплатно заниматься будем?

– Не вопрос, – губы Карпова зазмеились в насмешливой улыбке. – За каждого найденного и завербованного вами сотрудника выплачу премию по миллиону.

– Вот! – на этот раз жадным блеском глаз мог похвастать толстячок. – Другое дело! Это мы мигом. Чего стоим, кого ждём? Скорее возвращайте нас назад, деньги сами себя не заработают.

Проходя обратно через портал, Максим с крайне довольным видом, словно кот, объевшийся сметаны и закусивший свежей рыбкой, тихо пробормотал:

– Новый икс пять возьму. Хотя… Нахрена он мне? Икс шестой куплю – он круче. Или нет… Икс шестой эм-серии!

Несмотря на то, что говорил он больше сам с собой, друг всё слышал. Он хлопнул товарища по плечу и с сарказмом заметил:

– Ага! Взять тачку за десять миллионов, чтобы убить её на наших дорогах, а потом искать деньги на запчасти и бензин. Отличный бизнес-план, дружище! Да ты просто гений маркетинга и планирования!

– А что ты предлагаешь? – потускнела улыбка Максима.

– Требовать оплату золотом или в инопланетной валюте и покупать звездолёт!

– Ну ты скажешь, Вит… Нахрена мне звездолёт? – надул щёки Максим. – На нём телок не закадришь. Лучше скажи, как думаешь, какую машину мне взять?

– Тебе? Жигули. Потому что ты тачку разложишь о первый же столб, а жигу не жалко. А после разбитой бэхи ты сделаешь себе сэппуку.

– Эх, – потянуло от Димы ностальгией. – Вот у меня был УАЗ Рекс. Шикарный полноприводный микроавтобус. Я на нём отъездил немного, всего один раз масло поменял. Тачка – огонь!

– И что, сгнил? – шутливым тоном вопросил Виталий.

– Нет. Почему? Новый советский УАЗ в жизни не сгниёт, если в аварию не попадёт. Там металл фарфоровым покрытием от коррозии обработан. Движок японский. Я завещал авто зятю – брату сестры. Всё же в другую вселенную отправился, совершенно не зная, что тут и как. А тут на планете гигантские драконы, в космосе звездолёты и толпы инопланетян, ещё и в другие миры приходится мотаться… В общем, соскучиться не успеваю.

Виталий едва сдержал смех, в уголках глаз у него выступили слёзы. Он поспешил поделиться с окружающими своими мыслями:

– Космические корабли, инопланетяне, драконы, порталы в другие вселенные – это всё ерунда… Мир, в котором УАЗики не гниют – вот это настоящая фантастика!

Непродолжительной отлучки двух любителей консольных игр и одного мутного посетителя почти никто не заметил. Почти… Анна, владелица этого шалмана, оказалась изрядно изумлена. Когда она принесла кофе и шоколад в дальнюю комнату, то не обнаружила там никого. В других помещениях она троицу тоже не нашла. Стоило ей выйти в коридор, чтобы посмотреть на запертую дверь, которая по идее должна была остаться открытой, если кто-то ушёл, как сзади она услышала звук открываемой двери из той самой пустой комнаты. Оттуда вышла вся троица, которой там только что не было.

– Куда вы пропали? – большими глазами уставилась она на посетителей. – Я только что была в той комнате, там никого не было!

– Извините, Аня, – мило улыбнулся Карпов. – У нас была экскурсия. Вы мне кофе сделали?

– Да, вот ваш кофе, – часто моргая, удивлённая Аня направилась к странному посетителю и вручила ему кофе с шоколадом.

– Спасибо, – принял он ароматный напиток и сладость. – Парни, – обратился он к спутникам, – мне вас долго ждать?

– Дмитрий Васильевич, – Виталик покосился в сторону большого зала, – вам же непринципиально парень или девушка будет на вас работать?

– Мне всё равно.

– Мы тут с ребятами поговорим, – продолжил Виталий. – Мы тут всех знаем. Вы, если что, сможете им провести такую же экскурсию?

– Да, без проблем.

– Отлично! – обрадовался Виталий. – Макс, работаем.

Парни направились в зал, а Карпов пошёл на кухню, чтобы за столом попить кофе. Следом за ним отправилась Анна.

– Аня, возможно, мой вопрос покажется вам странным, а что за болезнь, из-за которой пандемия? Я просто в глуши живу, только сегодня в городе оказался.

– Ох, вы не слышали? – удивлённая, она села напротив Дмитрия.

– Нет.

– Вирус из Китая. Он уже год ходит по планете и постоянно мутирует. Поражает лёгкие. От него высокий уровень смертности. Вы не боитесь заразиться?

– Не боюсь. У меня есть средства противостоять болезням.

Линаэль в любой момент мог пожертвовать несколькими накопителями маны и сделать исцеляющее зелье, которое справится с любой вирусной инфекцией. И в целом, его организм за счёт постоянных тренировок, включающих упражнения по ускорению циркуляции жизненной силы, обладал завидным иммунитетом. За время жизни в теле человека он ни разу не болел какой-либо инфекцией, хотя недуги не обошли его стороной, но это травмы, от которых никто не застрахован.

– А вы не опасаетесь во время пандемии собирать у себя людей?

– А куда деваться? – развела руками Анна. – Кушать всегда хочется. Мой бизнес и так едва держится на плаву.

– Если не секрет, сколько удаётся заработать?

– Немного, – девушка не делала из своих доходов тайны. – Сами понимаете, специфика заведения. За день удаётся заработать от ста рублей до двух тысяч. До пандемии, бывало, в лучшие дни удавалось до пяти тысяч заработать. Это чистая прибыль. Так-то выручка выше, но приходится тратиться на еду, напитки и новые игры.

– Негусто.

– Согласна, но для нашего города это неплохие деньги.

– Анна, у вас есть желание устроиться на вахтовую работу за миллион рублей в месяц?

– Я проституцией не буду зарабатывать! – резко скрестила руки на груди девушка.

– Упаси ноосфера! Никакой проституции. Мне нужны космонавты на частный космический корабль. Пройдёте обучение, немного полетаете по космосу и вернётесь домой с солидным прибытком.

– Ха-ха-ха! – смех Ани звучал натянуто. – Вы сами слышите, насколько бредово это звучит?

Карпов приподнял правую бровь, хитро ухмыльнулся и подал команду на открытие портала.

Анна широко распахнула глаза и уставилась в точку за спиной Дмитрия.

– А-э-а… – хватала она ртом воздух, будто рыба, выкинутая на берег. – А где мой кухонный гарнитур? Где мой холодильник? Где моя стена?!

– Не беспокойтесь. Вся ваша мебель и техника на месте. Это портал. Он ведёт на другую планету. В том мире у меня имеется звездолёт, на который срочно нужен экипаж. Есть технология, позволяющая закачать знания по профессии прямо в мозг. Всего через три дня вы станете разбираться в выбранном направлении. На звездолёте гравитация, равная земной. Питание, лучшее медицинское обслуживание, проживание в отдельной просторной каюте, одежда – вам всё будет предоставлено. Вы даже не почувствуете разницы с обычным морским лайнером, точнее, на космическом корабле даже более комфортабельные условия. Через полгода вернётесь домой с шестью миллионами рублей на руках. Могу заплатить долларами или золотом по официальному курсу.

Анна застыла в ступоре и пыталась переварить услышанную информацию. Если бы ей сказали об этом чуть раньше, она бы ни за что не поверила, подумала бы, что псих какой-то. Но её взгляд был прикован к помещению, которое оказалось на месте её кухонного гарнитура.

– Портал?! – перевела она растерянный взгляд на Карпова.

– Да. Портал.

– А вы кто? Зелёный человечек?

– Нет. Но в моем временном подчинении есть зелёные человечки. Вот.

Он вручил девушке удостоверение. Она прочитала раз, потом второй, затем третий, словно никак не могла вникнуть в написанное.

– Вы шутите? – протянула обратно она удостоверение. – КГБ давно не существует!

– В вашем мире не существует. В параллельном мире существует. Я родом из другого мира. Но туда я пока вернуться не могу, лишь в вашу вселенную могу путешествовать. Иначе в конторе мне бы предоставили надёжных людей, профессионалов своего дела.

– Погодите, – Аня прикрыла глаза и потёрла подушками пальцев виски. – Вы хотите сказать, что вы пришелец из параллельного мира, который находится в другой вселенной?

– Вы очень проницательны, Анна. Всё верно. И в этой другой вселенной я завладел звездолётом, который нужен для того, чтобы слетать к людям-инопланетянам и купить у них некоторые технологии.

– А технологии вам нужны для вашего родного мира?

– Как минимум не помешали бы…

– Это безумие, – прошептала девушка. – Наверное, это опасно?

– Ничуть. Анна, посмотрите на меня. Сколько вы мне дадите лет?

– Двадцать пять, максимум тридцать, – с лёгкой неуверенностью протянула она.

Карпов вернул раскрытое удостоверение девушке.

– Посмотрите на дату моего рождения.

– Эм… Восьмидесятый год? – подняла Анна на него удивлённые глаза. – Серьёзно? Вам сорок лет?

– Как видите. Технологии космической цивилизации позволяют продлить жизнь и слегка омолодиться. Полагаю, такой очаровательной девушке захочется подольше побыть молодой?

– По живому режете, – нахмурила лоб Аня. – Бесплатный сыр бывает только в мышеловке!

– Где же вы халяву видите? – изогнул брови Карпов. – Я бесплатно ничего не предлагаю. Обычные трудовые отношения. А высокая зарплата диктует необычность условий труда. Не знаю, как в вашем мире, но у нас в Советском Союзе космонавты зарабатывают очень хорошо.

– Боюсь, что не справлюсь, – с сомнением протянула владелица антикафе. – Наверное, это сложно… Инопланетная техника же…

– Не сложнее, чем управлять кофеваркой, – слегка слукавил Карпов.

На самом деле, Дмитрий совершенно не представлял, просто или сложно будет освоиться землянам. Но если верить тому, что он услышал от инопланетян, то нейросеть и базы данных способны творить чудеса.

– Тем более, я же не говорю, что вам обязательно нужно стать пилотом. Есть же должности техника, интенданта, медтехника. Вас всему научат.

– А… – Аня задумалась. – Инопланетян среди экипажа не будет?

– Нет, только люди. Исключительно земляне и ваши соотечественники. Я не хочу видеть на своем звездолёте посторонних, тем более инопланетян. Да вы не бойтесь, Анна, на самом деле, в том мире проживают, в большинстве своём, люди. Такие же люди, как мы с вами, только считают себя более цивилизованными.

– А разве это не так?

– Я так не думаю. Для примера возьмём бушмена и жителя вашего города. И тот, и другой люди. Просто у них разное воспитание и своё понимание цивилизации. Отправь русского ребенка в Сахару, а маленького бушмена сюда. Из первого вырастет очередной бушмен, только светлокожий, из второго темнокожий россиянин.

– Вы хотите сказать, что вся разница в воспитании?

– Да. Воспитание. А так те же люди. Хотя некоторые из них могут иметь зелёную кожу и острые уши.

Карпов дал команду на закрытие портала. Анна с облегчением вздохнула когда увидела родные стены, холодильник и кухонный гарнитур.

– Анна, что-то ребята расшумелись. Давайте навестим их.

Аня прислушалась. Из зала действительно доносились громкие голоса о чём-то спорящих посетителей. Она поспешила за клиентом из параллельной вселенной.

Стоило двери в зал распахнуться, как все замолкли и устремили взоры на дверной проём, в котором застыл Карпов. В комнате повисла тишина.

Зал был битком набит молодыми людьми в возрасте от восемнадцати до двадцати двух лет. Парней и девушек тут было примерно одинаково. Всё выглядели разгорячёнными.

– Дмитрий Васильевич! – обрадовался Виталик. – Покажите им, а то не верят!

– Прям тут? Ну, если просят…

Своё чувство юмора Линаэль считал непревзойдённым. И судя по широко распахнутым глазам всех собравшихся в зале молодых людей, впечатление он произвёл неизгладимое. От него одни ожидали портала, другие непонятно чего, но явно не руки, тянущейся к молнии ширинки.

Как бы то ни было, но обстановку эльф в теле человека своей неординарной выходкой разрядил.

Он только собирался обратить шутку в шок для всех, раскрыв очередное портальное окно, как произошло нечто неожиданное.

Здание накрыла гигантская тень, будто на небо набежали свинцовые тучи и превратили яркий солнечный день в сумерки. Глаза Карпова оказались прикованы к окну и полезли из орбит.

Молодёжь начала оборачиваться назад, к оконному проёму. В тот же миг на их лицах восковыми масками застывали лики полнейшего и бесповоротного изумления. Высокий плечистый блондин широко распахнул рот. Миниатюрная брюнетка сложила пальцами правой руки щепоть и перекрестилась. Грузный толстяк с жидкими каштановыми волосами крякнул от удивления. Сутулый и худой юноша с большими очками на лице настолько сильно выпучил глаза, что они стали казаться в два раза больше обычного. Остальные люди затаили дыхание и застыли в шоке.

– Дмитрий Васильевич, – прошептал Виталий, – это ваш космический корабль?

Тень, которая накрыла всё вокруг, создавал гигантский звездолёт в форме летающей тарелки. Он был настолько огромным, что накрыл своей тушей несколько кварталов. Даже по самым скромным оценкам, диаметр неопознанного летающего объекта был не меньше семисот метров.

– Нет, – так же тихо прошептал шокированный Карпов. – Это не наш звездолёт…

Максим истеричным голосом взвизгнул:

– Да японский городовой! Мало нам в этом году было неприятностей… Только пришельцев в Волгограде не хватало!!!

Глава 11

Появление гигантского звездолёта стало большим сюрпризом для всех. Не сказать, что этот сюрприз был приятным, но неожиданным – точно.

Карпов застыл в ступоре вместе с другими людьми. Он пытался сообразить, кто это такие и что они тут делают? Могут ли это быть инопланетяне из Галактического Союза, которые каким-то образом выследили его и умудрились прилететь в параллельную вселенную? Или же это местные пришельцы? И если второе, то что они тут делают?

Можно было допустить, что посещение этого мира Карповым совпало с одновременным налётом местных инопланетян. Но не в тот же самый город и не в тот же квартал, где находился гость из параллельной вселенной.

В самом деле, какой смысл в случае инопланетного вторжения первым делом нападать на какой-то там Волгоград? Что там важного? Тракторный завод, химический комбинат, металлургический завод и гидроэлектростанция?!

Это ещё Дмитрий не знал, что в этой вселенной из перечисленных им объектов химкомбинат и тракторный завод развалились, металлургический завод работал на треть мощности и по большей части тоже развален. То есть, единственное, что тут было важного – гидроэлектростанция.

Конечно, подобный инфраструктурный объект, вырабатывающий электричество, имеет несомненную важность. Но тогда пришельцы и летели бы туда. Отсюда же до ГЭС сорок километров. Обычный спальный район, в котором нет ничего примечательного. Кроме одного – здесь и сейчас находится пришелец из параллельного мира.

Все факты указывали на то, что инопланетный корабль оказался тут из-за Карпова. Вот только он никак не мог сообразить, каким образом наследил. Порталы? Так вроде они не должны оставлять следов.

Из раздумий Дмитрия вывел дрожащий голос Виталия:

– Дмитрий Васильевич, это точно не ваш космический корабль?

– Точнее не бывает. Это ваши местные инопланетяне.

В своём утверждении Карпов не был уверен на сто процентов, но вероятность такого варианта была наибольшей. У него оставались серьёзные сомнения в том, что в Галактическом Союзе успели узнать о нём. Да и уровень их технологий, хоть и со слов школьницы, он примерно представлял. Их звездолёты летали через гиперпространство, порталы считались чем-то мифическим. А вот о местных обитателях космоса ничего не было известно.

Внезапно для всех со стороны большой летающей тарелки вылетела маленькая тарелочка, по крайней мере, она казалась таковой на фоне носителя. Всего каких-то десять метров в диаметре. И это летающее блюдце полетело прямиком к дому наблюдателей за невиданным зрелищем.

– Надо бежать! – первым сообразил Карпов.

Он тут же открыл портал на месте дверного проёма. Все посетители антикафе оказались заперты в зале. У них оставалось для отступления всего два пути: окно и портал.

– Быстро в портал! – громко гаркнул Дмитрий.

Народ ещё не отошёл от вида летающих тарелок. Словно толпа баранов, они тупо стояли на месте и смотрели в окно. Более того, они все сгрудились у окна.

На окрик все обернулись, обнаружили портал, но сил ещё сильнее удивляться у них не было. Куда уж больше? И так все были в полном шоке.

Карпов нахмурился, поскольку никто даже не подумал бежать к порталу. То ли опасались, то ли, что более вероятно, проявляли излишний интерес к наблюдению за НЛО.

– Дебилы! – выругался сквозь зубы Дмитрий.

Тут толстячок Максим отмер и бочком стал протискиваться через толпу любопытной молодёжи в сторону портала.

Виталий стоял рядом с Карповым, он заметил маневр друга и тоже решил прислушаться к мнению специалиста. Как он считал, опытный разведчик глупости не посоветует. Инопланетяне, конечно, это очень интересно, но он ещё успеет на них насмотреться в другой вселенной.

– Чего замерли?!

Карпов подтолкнул парней в сторону портала. Виталик и Макс преодолели сомнения и шагнули в параллельную вселенную.

Карпов после всех приключений учёл недоработки своей брони. Комбинезон из адамантиевых нанотрубок второй версии обзавелся сплошным капюшоном и перчатками. В обычном состоянии они были скатаны и визуально выглядели, словно уплотнения в районе предплечий и воротника. Он оперативно раскатал запасные элементы и вскоре был полностью защищён. Голову накрыл капюшон-маска, полностью закрывающий её, кисти защитили перчатки. Единственным слабым местом комбеза является область в районе глаз. Она выделялась серебристым блеском металла на фоне фиолетовой маски. Проблема в том, что адамантий не пропускает магию и его не получается сделать прозрачным. Поэтому область в районе глаз была сделана из мифриловых нанотрубок, которые удалось зачаровать на одностороннюю прозрачность. Снаружи все видели металл, а изнутри носитель смотрел на мир через стекло.

Дмитрий давно сбежал бы через портал, но лень заставила его задержаться – ему не хотелось заново искать космонавтов. Он искренне надеялся, что пришельцы не умеют путешествовать в параллельные вселенные. Поэтому и ждал, когда до людей дойдёт их глупость и они повалят через портал. А там у них не останется и шанса отказаться от работы.

Летающее блюдце зависло прямо напротив окна в квартиру. До него, казалось, было рукой подать, всего каких-то тридцать метров. Лишь тогда чувство любопытства у молодёжи сменилось на страх.

Из летающей тарелки вырвался ярко-голубой луч, который угодил прямиком в стену зала, после чего стена исчезла.

Вот тут-то страх молодёжи сменился на панический ужас. С дикими воплями они рванули в сторону портала. Карпову оставалось лишь сделать шаг в сторону, чтобы его не затоптали. Он пожалел, что не взял с собой никакого оружия. Ему было страшно до дрожи поджилок, но мысли об адамантиевой защите дарили хоть какое-то подобие уверенности в том, что почти любую энергетическую атаку он переживет.

Пока молодёжь, напуганная до открытия в штанах и юбках кирпичного завода, неслась гурьбой к порталу, активно мешая друг другу и создавая толчею, летающее блюдце подлетело вплотную к исчезнувшей стене. У него сверху распахнулся люк, откуда выскочил двухметровый здоровяк в футуристичной броне, которая придавала ему массивности.

Броня была похожа на боевые скафандры пиратов, те самые хорошо бронированные военные модели, в которых корсары рассекали по лесу в поисках пропавших товарищей. Отличия имелись, но, в целом, несильные.

Через прозрачное забрало первого десантника Карпов смог разглядеть лицо инопланетянина. Это была морда ящера. Вертикальные зрачки, серая кожа фактурой, как у драконов, вертикальные щелки ноздрей.

Десантник-ящер наставил правую руку в сторону Карпова. На предплечье у него имелся какой-то нарост, в котором Дмитрий распознал оружие неизвестного действия. Конец этого нароста начал набирать сияние.

Проверять свою защиту Линаэль не стал. Он мощным толчком телекинеза, направленного через единственное слабозащищенное место своего комбеза в районе глаз, отправил ящера в полёт. Того, несмотря на броню и подобие гравитационных фиксаторов, благодаря которым он спокойно стоял на поверхности летающего блюдца, снесло к какой-то там бабушке. Следом за ним в полёт отправился второй ящер в точно таком же скафандре, который следующим выскочил из нутра НЛО. Затем та же история в считанные мгновения повторилась ещё с тремя ящерами, которые успели покинуть нутро своего летающего аппарата.

Ящеры, сбитые телекинезом подобно кеглям в боулинге, с щелкающими звуками, которые по эмоциональному окрасу можно было принять за мат, красиво улетели вдаль. К огромному сожалению Карпова, эпичного падения ни разу не произошло. У скафандров имелись слабые антигравы. Десантники один за другим плавно приземлились метрах в ста от места парения летающего блюдца. После чего все пятеро бегом устремились к дверям подъезда.

Тем временем из летающего блюдца продолжали лезть серокожие ящеры в космической броне. Вот только дальше Карпов ждать не стал. Мало ли, пальнут чем-нибудь убойным.

В японском метро работают специальные люди, которые трамбуют людей в вагоны. Именно такую профессию опробовал на себе Дмитрий, только вместо вагона выступал портал. В отличии от трамбовщика людей, он пользовался не руками, а всё тем же телекинезом. Все люди, не успевшие перейти в другой мир своими ногами, внезапно потеряли опору для ног и быстро полетели в межмировой проход. Последним рыбкой в портал запрыгнул Карпов и в тот же миг отдал команду на закрытие перехода.

За ним следом успели пролететь три синих луча. Один пролетел над головой и врезался в стену. Второй луч попал в хмурого парня плотного телосложения, лицо которого было испещрено шрамами от прыщей, словно следами от оспин. Третий же луч всё же угодил в самого Дмитрия.

Парню с рябым лицом не повезло – он рухнул на пол и остался лежать без движений. Карпов даже не почесался. Защитная одежда справилась со своими функциями. Луч неизвестного инопланетного энергетическое оружия попросту развеялся, стоило ему попасть в цель. А целью оказалось мягкое место, на которое Карпов садится.

Поднявшись, он отряхнулся и обвёл взглядом паникующую толпу.

Шум и гам в помещении стояли такие, что нельзя было разобрать отдельных слов.

– Молчать!

Громкий возглас владельца бункера заставил всех умолкнуть.

Карпов склонился над рябым парнем и попытался почувствовать его состояние, чему препятствовал комбез. Пришлось снять перчатки и капюшон.

– Он мёртв? – спросил Виталик, подобравшись близко к Диме.

– Жив. Без сознания. Эти ящеры хотели нас взять живыми. Они использовали какое-то парализующее оружие.

Карпов сознательно слукавил. Теперь он был полностью уверен, что инопланетные ящеры охотились именно за ним. Люди их не интересовали.

– Ящеры? – спросил Виталий.

– Ага, – Карпов отвечал рублеными фразами. – Инопланетные ящеры с серой кожей. Разглядел через забрало скафандра.

– Моя квартира… – всхлипнула Анна. – Они разрушили мою квартиру.

– Ничего страшного, – поднял на неё взор Дмитрий. – Аня, не стоит переживать, я вам компенсирую стоимость имущества. Купите новую квартиру. Конечно, если пожелаете вернуться в мир, в который на гигантских НЛО прилетели инопланетные ящеры.

– Э-э-э… – Анна зависла. На её лице отобразилась активная умственная деятельность. Судя по напряжённым чертам, она думала о том, что возвращаться обратно – не лучшая идея.

Такие же задумчиво-напряжённые лица стали у всех присутствующих. Даже Максим, мечтавший о БМВ, пробормотал:

– Что-то меня не тянет возвращаться на захваченную инопланетянами Землю. Нет уж! Нафиг!

– Так, все сейчас отправятся на звездолёт! – не терпящим возражений тоном заявил Дмитрий, пробираясь к компьютеру.

Он открыл портал прямо в медицинский отсек звездолёта и столь выразительно посмотрел на будущих космонавтов, что они испугались и без споров поспешили пройти через портал.

Последним с чемоданчиком в руке на фрегат перешёл сам Дима. Там он обнаружил занимательную картину. Люди замерли подобно статуям с поднятыми руками. Стоило повернуть голову направо, куда испуганно смотрели все присутствующие, как обнаружилась причина такого поведения. Медтехник Сэм, облачённый в массивный боевой скафандр, направил в их сторону здоровенный бластер. Впрочем, ничего неожиданного. Именно такое поведение предсказала Олани. Если бы не криворукое ментальное вмешательство лишённого магии эльфа в теле человека, то Сэм уже открыл бы стрельбу на поражение, а так стоял с направленным бластером, мучаясь от сомнений.

Портал закрылся за спиной Карпова, который быстро оценил обстановку, приветливо махнул рукой и сказал:

– Привет, Сэм. Классные железки. Опусти пукалку, тут все свои. Для тебя есть работа.

– Стой на месте, – напрягся Сэм, беря на прицел Дмитрия.

– Ой, не глупи! – картинно закатил глаза Карпов. – Чего ты истеришь, как эльдарская шлюха, не получившая оплаты за бурную ночь?

– Я сказал замри, грёбаный псион! – зло сверкнул очами из-под забрала Сэм. – Не знаю, что ты сделал со мной, но я бы никогда не посчитал другом урода, который захватил меня в плен и заставил на себя бесплатно работать. Только попробуй применить свои псионские штучки, я разнесу тебя на молекулы!

– Я тебя умоляю! – закатил глаза Карпов. – Чем разнесёшь?

Сэм только хотел сказать чем, но оружие со скрежетом вырвалось у него из рук. А поскольку держал он бластер очень крепко с помощью экзоскелета скафандра, то за этим последовали иные неприятности. Руки обожгло болью от резкого разгибания пальцев. Сервоприводы скафандра, приводящие их в движение, вышли из строя, отчего пошевелить пальцами стало невозможно. Рывок был настолько сильным, что скафандр вместе с его пилотом рванулся вперёд и, пролетев несколько метров, с грохотом упал на пол. А дальше, какие бы усилия ни предпринимал Сэм, насколько бы он ни напрягал сервоприводы, встать не получалось. Будто сверху скаф придавило многотонной плитой.

Карпову такое усилие далось непросто. У него на лбу выступили градины пота.

– Сэм, отключи скаф, иначе я вместо брони сдавлю твоё сердце.

Вкрадчивый голос Дмитрия пробился через шум в ушах и дошёл до сознания Сэма. Испугавшись, он выполнил требование.

Последним усилием Карпов перевернул телекинезом скафандр на спину. Две половинки спереди разъехались в стороны, и в медотсек выбрался напуганный корсар.

– Что за глупости, Сэм? – насмешливо смотрел на него Карпов. – Мы разве не договорились о сотрудничестве? Или ты наивно полагаешь, что я сохраню жизнь человека, который бесполезен и покушается на мою жизнь?

– Я… – глаза медтехника бегали в стороны, словно он не мог придумать, что соврать.

– И чего ты этим хотел добиться?

– Прости, дружище, – еле выдавил на лицо напряжённую улыбку Сэм. – Я просто решил пошутить.

– Врать ты не умеешь, парень. Ладно, на первый раз прощу. Ещё одна такая выходка, и я посчитаю нашу договорённость недействительной. В следующий раз ты даже не отделаешься высылкой на необитаемый остров. Докажи, что ты полезен, Сэм.

– Конечно, – руки медтехника подрагивали. – Что я могу сделать?

– Тащи инфокристаллы и установи этим дикарям нейросети. Мне нужен полный экипаж для этого звездолёта, насколько можно сделать из этой толпы.

– Какие инфокристаллы? – с придурковатый видом спросил Сэм.

– Не делай вид, будто не знаешь, – Карпов смотрел на него, как на пятилетнего ребёнка, который неуклюже врёт о том, что это не он съел конфеты. – Те самые кристаллы с базами знаний, чемоданчик с которыми ты вытащил из роскошной каюты. Или ты думаешь, что за тобой никто не следил?

Сэм испуганно выпучил глаза и тихо произнёс:

– Но я не заметил никакой слежки. Как?!

– Сэм, не тяни время. Я не собираюсь открывать тебе тайны мироздания. Делай свою работу.

– Это мой трофей! – попытался возразить медтехник.

– Нет, дружочек, – отрицательно качнул головой Карпов. – Всё, что на этом звездолёте, включая сам корабль, – это мой трофей. Просто ты сэкономил мне время на обыск фрегата, найдя кучу ценностей. Давай, работай! Или ты передумал сотрудничать?

Выражение лица медтехника было настолько обескураженным, будто у ребенка, которому вручили гору подарков, внезапно всё отняли и сказали, что это предназначено не ему.

Шаркая ногами, он поплёлся к своему пленителю, взял в руки кейс с нейросетями и открыл его. Его лицо стало ещё более кислым.

– Босс, но тут же сеток на гору кредитов, – поднял он печальные глаза на Диму. – Ты реально хочешь поставить их дикарям?!

– Ага. Мне нужны два пилота, медтехник и весь штат техников для обслуживания фрегата. Как можно быстрее необходимы. И здоровье им поправь. Сколько тебе понадобится времени?

– Часов шесть-семь.

– Я подожду!

Землянам надоело изображать из себя молчаливых зрителей. Виталик первым начал:

– Дмитрий Васильевич, о чём вы говорите? Кто этот человек? Что это за язык?

– Виталик, это местный общий язык. Мужчина – местный медик. Он сейчас вам поправит здоровье и поставит нейросети. Видите вокруг капсулы? Раздевайтесь и полезайте в них.

– Прямо сейчас? – спросил Валерий.

– Да, сейчас.

– А если кто-то не хочет? – спросила Анна.

– Я верну его или её обратно на Землю, – ухмыляясь, обвёл землян насмешливым взором Дмитрий. Судя по их кислым лицам, никто не хотел возвращаться на планету, захваченную, как они думали, инопланетными ящерами. – Раз возражений нет, то прошу всех занять капсулы.

Бурча и тихо обсуждая друг с другом последние происшествия, народ стал разбредаться по медотсеку, выбирая себе капсулы.

Виталик и Максим задержались возле работодателя. У их ног лежал оглушённый рябой.

– Простите, Дмитрий Васильевич, – продолжил Виталик, – а какую мы получим профессию?

– Всё будет зависеть от ваших склонностей, – соврал Карпов.

На самом деле ему было плевать, кто какую должность займет, лишь бы звездолёт мог летать из точки «А» в точку «Б».

– Идите, – повелительно махнул он рукой, – и контуженного захватите.

Максим пожалел о своём решении остаться с другом. Ему пришлось с Виталиком тащить тяжёлого Василия из строительного техникума. С ним они были шапочно знакомы, но не дружили. Да и вообще с ним из-за угрюмого вида и вредного характера никто не дружил, лишь приятельствовали и терпели его общество. Вася был завсегдатаем антикафе, но всегда приходил один. Слова из него нужно было вытягивать клещами, шуток он не понимал, а на подколки обижался. Судя по тому, что о нём все забыли, разбежавшись искать себе медкапсулы, можно представить, насколько он нравился окружающим. Максим же и вовсе его терпеть не мог.

– Сэм?

– Что, босс? – тихо ответил грустный медтехник.

– Тот белобрысый будет капитаном, – Карпов кивнул в спину Виталика. – Подбери ему наиболее подходящую для этой должности нейросеть и базы знаний.

– Да чтоб гипер тебя побрал! – едва слышно прошептал Сэм.

– Ты что-то сказал? – напустив на лицо холодное выражение, изогнул дугой правую бровь Карпов.

– Д-да… Я говорю, что всё сделаю, босс.

Максим держал Василия за ноги. Натужно пыхтя, он тихо сказал:

– Тяжёлый, урод! Отожрал задницу, что хрен поднимешь… Вит, а ты не в ахуе?

– Я в полном ахуе, Макс, – пропыхтел в ответ товарищ, поудобней перехватывая Васю под мышки. – От всего в ахуе! Ты что-то конкретное имеешь в виду?

– Нет, я, конечно, от всего в шоке… – Максим выронил ноги пострадавшего из ослабевших рук. Громко сопя, он продолжил: – Давай чуточку передохнем.

– Ну, давай, – бережно опустил на пол будущего пациента медкапсулы Виталик.

– Параллельный мир, пришельцы и всё такое, – повертел ладонью Максим. – Ладно, хрен бы с ним, но ты видел? Никто, блин, и слова не сказал этому капитану, – его голос опустился до тихого шёпота. – Никто! И все сделали вид, словно ничего не произошло. А он того типа с пушкой одним взглядом, не напрягаясь…

– Потому все и молчали, – ответил нахмуривший лоб Виталик. – Может, ты не заметил, но я первым прошёл через портал и видел, как этот «капитан КГБ» раскидывал телекинезом инопланетян. А они в скафандрах, как по мне, весили не меньше трёх центнеров! Плюс с этим типом он разделался запросто, даже не напрягаясь. У нас совсем уж идиотов нет, чтобы возражать такому…

– Мне показалось, Вит, или ты сделал акцент на «капитане КГБ»?

– Тебе не кажется, – Виталик бросил украдкой взгляд в сторону о чём-то общающихся на неизвестном языке Дмитрия и Сэма. – Я сильно сомневаюсь, что он из Советского Союза. Скорее всего, это просто легенда для таких простаков, как мы. А мы, как дураки, уши развесили.

– А как же удостоверение?

– Макс, ты башку-то включи, а не только ешь в неё! – одарил приятеля скептическим взглядом Виталий. – Даже у нас умелец с принтером тебе напечатает любое удостоверение. Что уж говорить о космических технологиях.

– Думаешь, он нам не заплатит? – Максим с опаской покосился в сторону нанимателя.

– Да нет, – пожал плечами его друг. – Думаю, что заплатит и даже домой вернёт по завершении контракта. Вот только захочешь ты возвращаться туда?

Максим передёрнул плечами и начал нервно разминать кисти.

– Блин, Вит, умеешь ты расстроить. Чёт мне неохота назад в Волгоград. Там хрен знает что.

– Вот и я о том же! Вот тебе, Макс, и вторая причина, почему все молча выполнили его распоряжения. Никому не хочется попасть в рабство инопланетных ящеров. А тут хорошо оплачиваемую работу предлагают. Попробуй залупиться – сразу домой пинком назад отправишься. А там инопланетяне, пандемия, кризис.

– Но, Вит, почему ты думаешь, что Дмитрий Васильевич не может быть сотрудником КГБ?

– Ты много видел людей, владеющих телекинезом? – усмехнулся Виталий. – Макс, ты как ребёнок! До меня хоть только сейчас, но дошло, что это всё спектакль.

– И нападение пришельцев? – с надеждой спросил Максим.

– А вот это вряд ли. Я видел, как «он» удивился. Так сыграть сумеет только великий актёр. Но мы многого не знаем. А вдруг эти пришельцы кто-то вроде космических копов? А наш наниматель кто-то наподобие контрабандиста. Чёрный хедхантер.

– В смысле, убийца? – ужаснулся Максим.

– Нет, блин! Я имел в виду рекрутёр. Ну, тот спец, который ищет людей для работы. Только этот тип занимается этим незаконно и в другой вселенной. И вот прикинь, некие пришельцы, которые следят за порядком на нашей планете, замечают портал и гонят туда патрульную летающую тарелку.

– Это одна из версий. Но всё может быть не так.

– Может, – кивнул Виталий. – Впрочем, мне по пояс, что там и как. Я давно мечтал стать попаданцем в космос. Теперь же, когда мои мечты осуществляются, мне по пояс, кем является наш наниматель. Лишь бы не кинул.

Тут Виталий заметил большие глаза Максима и как друг ему семафорит руками. Он замер. Сердце пропустило удар, кожа побледнела. Медленно парень обернулся назад и выпученными глазами уставился на Карпова.

– Вы всё слышали? – убитым голосом спросил он.

– У меня отличный слух, – Карпову даже не пришлось подкрадываться к парням. Увлеченные беседой, они не заметили его. – Зря сомневаетесь, товарищи. Я самый настоящий капитан КГБ. В нашем мире научились искусственно пробуждать псионику у людей, которые имеют к этому склонность. Процедура сложная и дорогая, поэтому сверхспособности получают лишь некоторые сотрудники КГБ. У наших заокеанских коллег вообще псионов дохрена. Не переживайте, я честный парень, так что всё без обмана. Скажу больше – я и в КГБ работать стал не по своей прихоти, а из-за склонности к сверхспособностям. До этого я вообще ветеринаром и трактористом был и жил в деревне.

– Ах, вот оно как… – Виталик хоть и продолжал сомневаться, но склонен был поверить Карпову. – Понятно.

– Не парься, капитан, – дружески похлопал его по плечу Дмитрий. – Всё будет хорошо. Я своих людей в обиду не дам никому. Надо будет, даже орочьему божку жопу порву.

– Божку? – переспросил Максим.

– Орочьему? – вытянул любопытную моську Виталий.

– Да была у нас проблема из-за порталов… – Карпов смущённо улыбнулся и сделал вид заговорщика, который делится тайной. – В мой родной мир через портал поперли орки. А у них верховодили разожравшиеся на вере и жертвах духи с божественными силами. Пришлось нам с ними повоевать. Божки наделяют некоторых своих последователей сверхспособностями. В североамериканских штатах правительство нашло общий язык с одним божком. С тех пор драный дух, эта орочья отрыжка, стал штамповать псионов для ЦРУ. Потом один наш учёный нашел способ инициации псионов.

– А нас вы можете инициировать? – с жаром в глазах подался вперёд Виталий.

– Виталик, ты за кого меня принимаешь? – весело ощерился Карпов. – Думаешь, полевых агентов посвящают в такие секреты?

– Жаль, – опечалился Виталий. – Простите, а вы не знаете, почему пришельцы напали на нашу планету?

– Извини, но нет. Виталик, возможно, ты прав, и это действительно из-за меня. Но вряд ли эти ящеры добрые копы.

– И вам не стыдно, что так получилось? – Виталик лишь после заданного вопроса понял, что чересчур осмелел. Он поёжился, будто от холода, осознав, что зря спросил. Но на удивление ответ получил, хоть и не ожидал.

– Товарищи, конечно же, я расстроен. Но если пришельцы прилетели из-за меня, то они улетят. Если же так совпало, к примеру, и это было вторжение на Землю, а инопланетян заинтересовали мои перемещения, то какая разница? Мне нечего стыдиться. Пострадала лишь стена квартиры Анны. Ей я неудобства компенсирую. А на нервы обывателей мне плевать, как, полагаю, и вам… Если отдохнули, донесите всё же своего товарища до капсулы.

– Ага.

Парни подняли Василия и продолжили тащить нелёгкую ношу.

– Простите, – Виталий окликнул уже собравшегося уходить Дмитрия. – А почему вы меня назвали капитаном?

– Потому что ты самый сообразительный, поэтому я назначу тебя капитаном звездолёта…

Глава 12

Все земляне заняли места в медицинских капсулах. Сэм начал ходить от одной капсулы к другой и настраивать их, загружать в приёмные устройства нейросети.

– Босс, – нервно покосился он за спину, – ты так и будешь ходить за мной?

– Мне интересно, как ты работаешь, – с иронией ответил Карпов.

Сэм понял, что ему не доверяют. Оно и понятно, он бы и сам не доверял человеку, который наставил на него бластер. Ему оставалось лишь смириться с присутствием Карпова, следующего за ним по пятам.

Краем глаза наблюдая за медтехником, Дмитрий размышлял, что же могло вызвать внимание инопланетных ящеров? В теории, при большом желании и умении можно отследить портал. Сложно, но можно. Но для этого цивилизация должна обладать огромными познаниями о метрике пространства в целом и о порталах в частности. Или быть магами и получать данные напрямую из ноосферы. Но оба эти варианта маловероятны. Да и к тому же тогда бы его отследили и та гигантская летающая тарелка уже была бы тут, а её нет.

Что остаётся? Разве что маяк…

«Точно, маяк! – осенило Линаэля. – Я же делал его максимально надёжным, следовательно, очень мощным, чтобы работал почти повсюду в мультивселенной. Опытные маги могут вычислить подобный маяк. Зачастую технологии на высокой стадии развития ничем не отличаются от магии. Так что ящеры могли засечь маяк, а с помощью магии или техники – не столь важно».

Проблема с маяком решалась просто. Достаточно поместить его в короб из адамантия.

Сам маяк был сделан из адамантиевой пластины, но поскольку этот материал инертен к мане, то пластина выступала лишь в качестве прочной основы вроде текстолита электрической схемы. На её поверхность в углубления были мифрилом, серебром и орихалком нанесены эльфийские магические письмена. Если же маяк полностью изолировать – он перестанет фонить.

Хочешь открыть портал? Достань пластину из кейса. До тех пор маяк никто не засечёт. Но и портальная установка не будет его видеть. Поэтому в любой момент открыть портал не выйдет.

С самим телепортом проблем нет. Там используется аналогичная магическая часть, но лишь в качестве приёмника. Что в физике, что в магии, излучатель отследить можно, а приёмник нет.

Неожиданно для Карпова у него пробудилась нейросеть. Вначале это вызвало у него ступор. Ощущения довольно странные. Понимаешь, что у тебя в голове компьютер, видишь перед глазами значки и надписи.

Первым делом сетка попросила себя настроить. На это ушло примерно три часа, ибо меню и настройки у сетки весьма обширные. Зато Карпов хотя бы приблизительно ознакомился с возможностями устройства, добровольно установленного себе в голову.

– Сэм.

Медтехник дернулся. Он уж было надеялся, что его оставят в покое, и тихо нажирался пойлом, которое выгреб из кают более неудачливых коллег-корсаров.

– Чё ещё? – повернул он хмурое лицо в сторону Дмитрия.

– Где базы знаний?

– На стол положил, – кивнул он в сторону выхода, где имелся столик и стулья. Именно там сидели трое юных хлорави в то время, когда Карпову ставили нейросеть. На столике лежал небольшой серый металлический кейс.

Дмитрий не поленился дойти до чемоданчика. Раскрыв его, он обнаружил ровные ряды мутно-белесых кристаллов с огранкой с одной стороны и в виде полусферы с другой.

Проведя левой рукой с надетым на предплечье коммуникатором над кейсом, Дмитрий получил сообщение:

Кейс с базами знаний. Желаете посмотреть список содержимого?

«Удобно, – подумал он, после чего мысленно отдал команду: – открыть список».

У него перед глазами развернулся текстовый документ с перечислением баз знаний. Ознакомившись со всем списком, Дмитрий не был особо впечатлен, хотя и испытывал небольшой пиетет перед возможностью в кратчайшие сроки изучить профессию.

Как он понял, чтобы узнать, какая база записана в кристалл, нужно его вставить в считыватель. Специальный кейс для хранения и переноски инфокристаллов служит ещё и как простейший считыватель. То есть в данном случае для того, чтобы выяснить, где и какая база, не нужно брать по одному камню и вставлять в коммуникатор.

Все базы знаний были не выше третьего ранга. Их тут имелось ровно столько, чтобы под минимальные требования обучить тридцать специалистов для работы на небольшом звездолёте. Минимальный экипаж десять человек. Штатный – двадцать. Нейросетей и баз хватало, чтобы полтора раза перекрыть штатное количество персонала или три раза по минимуму. Ничего лишнего.

– Сэм…

– Ну?

– Сэ-э-э-м… – Карпов с укором посмотрел на медтехника.

– Чё тебе, отрыжка чёрной дыры?

– Осмелел? С чего этого ты в край оборзел?

– Не сношай мне мозг! – резко ответил Сэм. – Думаешь, я не знаю, что ты меня отправишь мусорный реактор, как только перестанешь нуждаться в моих услугах?

– Ты обо мне плохого мнения, Сэм. Я обещал сохранить тебе жизнь и свободу, и своё обещание стараюсь выполнить. И что же ты делаешь, парень?

– Что же я делаю?! – с сарказмом переспросил он.

– Ты лезешь ко мне в карман, Сэм. Ты же вскрывал каюты своих коллег, я знаю. Думаешь обмануть меня и припрятать базы данных и прочие ништяки?

– Всё-то ты знаешь… – Сэм громко заскрежетал зубами. – Ну, прихватил я мелочевку, подумаешь. И чё, ты у меня всё заберёшь?

– Ты мне всё сам отдашь, дружище, или я отпущу тебя с голой задницей, в которой предварительно поковыряюсь, ища твои заначки. Я обещал тебе свободу, а не подарить своё имущество.

– Это всё не твоё!

– Было чужое – стало моё. Давай так договоримся, я тебе разрешу взять немного оружия и своё имущество и завтра же займусь твоей переправкой в цивилизацию, минуя встречу с представителями правоохранительных органов Галактического Союза.

– Ну очень щедрое предложение! – голос Сэма сочился сарказмом. – И почему же я не пляшу от радости от твоей щедрости?!

– Как хочешь, – с равнодушным видом Карпов пожал плечами. – Голым, так голым!

– Эй! – до Сэма дошло, что это может быть ни разу не шутка. – Постой! Я согласен. Всё отдам. Но хотя бы свои вещи я могу себе оставить?

– Без проблем. И ещё, Сэм, можно ли ускорить разворачивание нейросети?

– Можно, но нежелательно. Когда сетка разворачивается сама, то встаёт лучше. При экстренном разворачивании в капсуле возможны побочные эффекты, к примеру, уменьшение прибавки к интеллекту. По крайней мере, на таком старье третьего поколения. На капсуле-шестерке и выше без проблем, там даже рекомендуют развернуть сетку быстрее, поскольку никаких побочек не будет, а кредов можно с клиента слупить больше.

– Понял. А можно просто оставить «дикарей» в капсулах до запуска нейросетей?

– Да, конечно, это возможно, но тогда ресурс картриджей будет расходоваться. Немного, но всё же.

– Пускай. А с пользой для пациентов это время реально как-то использовать?

Сэм, недолго думая, ответил:

– Я могу вживить диким имеющиеся антигены к болезням. Но они же денег стоят.

– Сделай доброе дело, Сэм.

Медтехник на некоторое время прикрыл глаза, отдавая команды медкапсулам. Закончив работать с нейросетью, он произнес:

– Всё. Теперь они очнутся через двадцать семь часов с рабочими сетками и антигенами.

– Спасибо. А теперь прогуляемся к твоему хранилищу ништяков…

Каюта Сэма напоминала пещеру Али-бабы. Он, словно потомственный Хомяков (был в жизни Карпова вороватый председатель колхоза с такой фамилией), тащил в свою каюту всё, что дорого-богато, при этом занимает небольшой объём. Тут обнаружились обезличенные карты с кредитами, инфопланшеты, бластеры, станеры, комбинезоны и главное, за чем шёл Дмитрий – инфокристаллы. Последние были свалены без разбора кучей в походный вещь-мешок.

Кристаллы и наличку Сэм провожал со слезами на глазах.

– Да уж, дружочек-пирожочек… – протянул впечатлённый Карпов. – Нехило ты разошелся! И как ты всё это добро планировал с собой утащить?

– Как-нибудь, – огрызнулся Сэм. – Там были и мои карты на полмиллиона. Ты обещал оставить мне моё имущество.

– Не ври. Ты же понял, что я псион, верно?

– Это сложно не понять, – лицо Сэма было хмурым.

– А псионы ведь умеют чувствовать, когда им лгут…

– Ладно, – устало опустил плечи медтехник. – У меня семьдесят тысяч было. Ты доволен?!

– Я был бы доволен, если бы ты вёл себя нормально с самого начала. Тогда мы могли бы договориться на полноценное сотрудничество. Ты сам себя переиграл, Сэм, так что нечего на меня дуться.

– Хочешь сказать, что ты бы мне платил? – недоверчиво протянул Сэм.

– Скажу больше – я бы тебе очень хорошо платил и закрыл бы глаза на маленькие грешки. Но теперь поздно. Ты не прошёл проверки, Сэм, так что не обессудь. С такими людьми я не работаю, если есть выбор.

Карпов разобрался с обезличенными картами без подсказок. Ещё когда он собирал их по нычкам Сэма, пронося мимо наручного коммуникатора, заметил, что прибор с них может считать поверхностные данные, то есть сумму, которая там хранится. Сами же карты были похожи друг на друга, единственное отличие по цвету. По дефолту белые на пять тысяч, желтые – десять, зелёные – пятьдесят, синие – сто. Но в действительности сумма могла быть иной вплоть до нуля на синей.

Он достал пачку синих карт и стал по очереди подносить их к коммуникатору, пока не нашел ту, на которой числилась сумма семьдесят тысяч двести сорок кредитов.

– Держи.

Сэм вцепился в свою наличность цепкими пальцами. Он недоверчиво провёл картой по коммуникатору.

– Действительно моя карта, – говорил он это с недовольством, ещё и лицо скривил такое, будто выпил стакан чистого лимонного сока.

Карпов с улыбкой посмотрел на медтехника. От этой вроде бы доброй улыбки по спине Сэма пробежал табун мурашек.

– Босс, ты чего?

– Сэм, дружище, тебе нужно отдохнуть, здоровье поправить…

– Э-э-э?! – взор Сэма выражал непонимание.

– Говорю, ложись в капсулу на двадцать семь часов. Меня ждут дела. Я не собираюсь в следующий раз ожидать удара в спину.

Плечи Сэма поникли. Намек он понял и оспаривать такой приказ не собирался. Он до жути боялся этого странного псиона, поэтому даже не думал юлить с настройками капсулы. Добравшись до медотсека, он забрался в одну из свободных капсул и настроил её на продолжительный восстановительный отдых.

Карпов лишь после этого прихватил с собой все инфокристаллы и местные деньги, после чего порталом вернулся в бункер. Там его поджидала взволнованная Олани. Сходу она его огорошила:

– Дима, там срочно нужна помощь медика. Один мальчик сломал ногу!

– Я рад за него, – недовольно поджал он губы. – Только один?

– С переломом да, но есть и другие пострадавшие с ушибами и царапинами. Эти примитивные инструменты такие травмоопасные!

– Эх! – из груди Карпова вырвался печальный вздох.

Он знал, что так и будет, поэтому был готов. Не пришлось шариться через порталы по аптечным складам, в одной из кладовок уже лежал приличный запас медикаментов и средств реабилитации. Прихватив пару больших рюкзаков с изображением красного креста и костыли, он пошел на выход.

– Олани, милая, передай по цепочке командирам, чтобы пинками гнали ко мне больных. В качестве госпиталя придется использовать твою палатку. Пацана с переломом аккуратно несите на носилках.

– Но, Дима, у нас нет носилок.

– Используйте вместо них раскладушку. Всему вас учить нужно. У вас толпа пацанов, уж шесть-восемь ребят одного пациента донесут, – он замер перед своей комнатой, положил рюкзаки и зашёл туда. – Так, где-то у меня тут был набор для иглоукалывания…

Олани испуганно округлила свои и так большие глаза.

– Так ты не шутил про лечение иглами?

– Нет. Я в этом спец, так что отбрось страх перед медициной моей родины.

– Дима, а тебе до этого приходилось лечить хлорави?

– Нет. Я вообще ветеринар, если что. Но у меня такой огромный опыт, так что мне без разницы, кого лечить.

– Ветеринар…

Девушка оказалась впечатлена квалификацией своего спасителя. Так подумал Линаэль, глядя на её затуманенный взгляд и обречённо подрагивающие губы. Она была настолько восхищена его медицинскими навыками, что тихо пробормотала:

– Бедные ребята…

– Это ничего, что бедные… Я денег с них за лечение не возьму, хоть это и не в моих принципах. Но не оставлять же зверю… эм… деток без лечения…

Олани совершила личный подвиг, заставив себя промолчать. Ей многое хотелось высказать о варварских методах лечения уколами иголок. Для неё это было чем-то сравнимым с кровопусканием или ампутацией головы ржавым тупым топором из-за царапины на щеке. Но других медиков в ближайшем обозрении не наблюдалось.

Первым в палатку занесли на раскладушке тридцатилетнего пацана, который выглядел как двенадцатилетний мальчишка. Его лицо было перекошено от боли, он стонал.

К этому моменту Карпов уже подготовился: разложил медикаменты, хирургические инструменты и иглы для акупунктуры, замочил гипсовые полосы для наложения гипса.

– Всем покинуть помещение, – сурово посмотрел он на мнущихся школьников. – А вас, Олани, я попрошу остаться.

Носильщики пулей выбежали из палатки. Лишь Олани, было дернувшаяся, осталась наедине с Карповым и пациентом.

Первым делом Дмитрий тычком иглы в нервное окончание обезболил ногу. Нужно было видеть глаза пациента и лепс-княгини, когда он втыкал иглу в ногу. Настолько вытянутых вертикальных зрачков Карпову видеть не приходилось.

– Ой! – прислушался к своим ощущениям мальчишка. – Я больше не чувствую боли.

– Это временно. Сестра, ножницы, – протянул он назад руку.

Олани не сразу поняла, что обращаются к ней, но вскоре она сориентировалась и в руку Диме легли ножницы, которыми он разрезал штанину.

– Угу-угу… Перелом со смещением… Хн… Будем вправлять.

Когда раздался жуткий хруст, Олани от страха закрыла глаза. Мальчишка громко завопил.

– Чего кричишь? – недовольно посмотрел на пациента Карпов. – Ты же боли не чувствуешь!

– Да, не чувствую, но страшно же! – тонким дрожащим голосом ответил мальчик.

– А нечего ноги ломать. Я вас предупреждал, что медкапсулы нет и не предвидится, – Дмитрий протянул назад руку. – Сестра, тазик с гипсом!

– Ка-а-а… – протянула девушка тазик. – Дима, а зачем это?

– Зафиксирую кость. Пару месяцев, пока кость будет сращиваться, пациент попрыгает с гипсом на костылях. Или месяц, пока его в капсулу на лечение не положат.

– А у тебя нет никакого регенератора? – спросила она же.

– Олани, милая, похоже на то, чтобы у меня имелся склад с современными медикаментами?

– Понятно, – погрустнела её мордашка. Она с сочувствием посмотрела на пациента и добавила: – Бедняжка…

Вскоре пацан ускакал на костылях, а его место занял сорокалетний мальчик с распоротой левой рукой. Царапина была глубокой.

– Хм… – внимательно разглядывал рану Карпов. – Это где ты так?

– На дерево неудачно залез, – сжимая зубы, чтобы не заплакать от боли, ответил пацан.

– Сестра, перекись водорода и тампон.

– А что это такое? – стала крутить головой Олани.

– Большой флакон из белого пластика.

Девушке понадобилось время, чтобы найти тампон и перекись. Мальчик поморщился, когда ему промывали рану.

– Сестра, иглу для иглоукалываний…

– А-А-А!!!

– Пациент, не вопим. Это всего лишь игла.

– Но она торчит у меня из плеча наполовину!

– Ой, какие мы нежные, как младенец! Тебе уже сколько, сорок?

– Ага, – в уголках глаз пациента выступили слёзы. Он прикусил нижнюю губу.

– Такой большой, а кричишь. Терпи рейнджер, тысячником станешь…

– Я терплю… А можно мне в медкапсулу?

– Можно!

– Правда? – с надеждой и радостью посмотрел на Карпова мальчишка.

– Конечно, мой хороший! Как найдёшь медкапсулу, тогда в неё и можно…

Поняв, что это ирония, пацан поник.

– Сестра, иглу и хирургическую нить.

– Ка-а-а… – девушка с недоумением смотрела на гору медикаментов.

– Ладно, я сам.

Когда Карпов достал большую изогнутую дугой иглу со вставленной в неё нитью, глаза пациента и девушки стали квадратными, а рты широко распахнулись.

– Ка, простите, – дрогнувшим голосом начал мальчишка, – вы же не собираетесь на самом деле меня зашивать, словно подворотничок?

Ребята уже научились пришивать подворотничок к воротнику, ибо это было одно из первых, чему научил сотников Дмитрий, так что удивительного в таком вопросе ничего не было.

– Такую рану лучше зашить, иначе до гангрены может дойти, а в наших условиях это лечится только ампутацией руки. Так что выбирай: сейчас зашить или потом руку отрезать.

– Да ну в гипер! – испуганно пропищал мальчишка. – Шейте!!! – зажмурившись, он застыл бледно-зелёной статуей.

После этого пациентов было ещё много, но в основном с ушибами или диареей. Серьёзных травм в этот день больше не было. Но слухи о варварских методах лечения Дмитрия разошлись по всему лагерю и обросли выдуманными подробностями. В итоге он превратился чуть ли не в садиста наподобие доктора Менгеле. Это породило у подростков огромное желание избегать травм или хотя бы отказаться от лечения, если травмы несущественные вроде синяков и лёгких ушибов. Это дома они привыкли чуть что, бежать в медотсек, где их с помощью капсулы подлатают в считанные минуты. А тут лучше потерпеть, чем, как утверждают слухи, в тебя будут втыкать иглы длиной по локоть.

На самом деле иголки небольшие, но народная молва способна из мухи сделать слона. А то, что иглоукалыванием Линаэль стимулировал движение потоков праны, в два-три раза ускоряя выздоровление, или обезболивал, поскольку медикаментов для снятия боли у хлорави у него не имелось, разве это волнует детей? Они видят лишь плохую сторону, не замечая положительных моментов.

Когда приём пациентов закончился, Карпов обратился к ассистентке:

– Олани, расскажи мне всё о заключении договоров…

После непродолжительной беседы с лепс-княгиней, выяснив многие нюансы по заключению договоров с помощью нейросетей, Карпов отправился в бункер и стал перебирать добычу.

Поскольку чемоданчик под инфокристаллы у него имелся всего один, а мешать уже рассортированные базы знаний он не хотел, то пришлось каждый кристалл по отдельности вставлять в считыватель и муторно их сортировать. Каждый проверенный кристалл оборачивался в бумагу, на который сверху была написана база знаний и её ранг.

Чудес Дмитрий не ожидал, они и не случились. Почти… Почти все базы знаний были низких рангов (второго-третьего) и боевой направленности: рукопашный бой, тактика боевых действий, использование оружия и тому подобное. Это объяснялось контингентом космического корабля. Пираты покупали инфокристаллы для личного пользования, а им становиться учёными, инженерами и прочими специалистами не нужно было.

Среди горы этого хлама нашлась парочка кристаллов четвертого ранга военных специальностей: абордажник и диверсант. Судя по дате выпуска этих стекляшек, базы устарели лет на пятьсот. И если все предыдущие базы были, скажем так, вырванными из контекста, то есть учили отдельным навыкам, а не профессиям, то эти были созданы для подготовки военных специалистов уровня младших офицеров. Каждая база включала в себя от сорока (абордажник) до пятидесяти пяти подбаз с различными направлениями.

К примеру, диверсанту следовало изучить разведку, контрразведку, методы диверсионной работы и действий в тылу врага, инфильтрацию, чтение по губам, сапёрное дело, методы разработки и проведения спецопераций и методики работы разведок и спецслужб. Помимо этого офицеру-диверсанту нужно было обладать навыками спасателя, слежки и её выявления, немного разбираться в компьютерном взломе и программировании, допросах, психологии и уметь выживать на планетах. Конечно же, не обошлось и чисто без военных навыков вроде рукопашного боя, ножевого боя, владения современным оружием и фехтования. А ещё сюда же входил курс ксенопсихологии и ксенолингвистики.

Навыки абордажника отчасти дублировали диверсанта, но лишь в боевом направлении. В остальном же весь курс обучения был заточен на проникновение в звездолёты и их захват. То есть взлом различных систем звездолёта, дроидов, тактика действий в условиях замкнутого пространства и тому подобное – всё тут имелось.

В общем, базы очень ценные для Дмитрия. Даже удивительно, что кристаллы с ними обнаружились на фрегате. Вероятно, кто-то из пиратов умудрился прикупить списанные или краденные устаревшие военные базы, но не успел их изучить. А причиной, скорее всего, стало то, что владелец инфокристаллов уже учил какую-то базу знаний. Да и куда ему было спешить? Стекляшки лежат себе, кушать не просят. Может, он вообще хотел их перепродать.

Карпов, недолго думая, сразу установил в считыватель «диверсант» четвертого ранга. После того, как информация была скопирована на нейросеть, кристалл осыпался пылью. Сработала защита от копирования информации.

«Да уж, оригинальный подход к защите от копирайта, – подумал Дмитрий. – Вот так… Нет носителя информации – нет и попыток повторного считывания».

Памяти в его нейросети хватало с избытком. Она была рассчитана на одну базу шестого ранга, пятиранговых могла вмести десяток, а уж четвертого ранга и вовсе сотню, и это без учёта имплантов расширения памяти. Поэтому «абордажник» тоже был скопирован на сетку.

Но самым ценным приобретением Карпов всё же считал совсем другую базу знаний. Этот кристалл отличался от всех светло-голубым цветом. Он, как оказалось, был многоразовым и содержал в себе знание общего языка и минимальный курс про Галактический Союз наподобие школьной программы. База не имела ранга, но нейросеть Димы выдала, что на её изучение потребуется четыре часа десять минут. С учётом его нынешнего ИЕ, при стандарте в сотку, освоение должно занимать десять часов, что больше второго, но меньше третьего ранга. По всей видимости, такие кристаллы предназначены для обучения «дикарей» минимальным сведениям, достаточным для коммуникации. Что-то наподобие начального школьного образования до пятого класса, когда учат читать, считать и дают минимальные сведения об окружающем мире: дорогу переходите на зелёный свет, автобус обходите сзади, а трамвай спереди, пальцы в розетку не суйте и так далее.

«Абордажника» он сразу поставил в очередь после общеобразовательного курса, а за ним определил «диверсанта». Такой выбор был обусловлен тем, что первая база давала обобщённые знания о строении различных звездолётов с их слабыми местами. Дмитрий считал, что в его ситуации неплохо знать хотя бы примерно, какие космические корабли существуют в Галактическом Союзе, точнее, существовали пятьсот лет назад. Но учитывая, что поколения сменяются не чаще, чем в сто-двести лет, то эти знания более-менее актуальные.

После сортировки кристаллов началась проверка обезличенных карт, как добытых в капитанском сейфе, так и экспроприированных у Сэма. Итоговая сумма могла порадовать, если бы Дима представлял, что на эти деньги можно купить. Три миллиона двести девяносто тысяч. У каждого пирата имелись какие-то накопления наличными, у кого-то больше, у кого-то меньше, а четверть этой суммы была взята в сейфе.

Общеобразовательный курс принес больше сведений, чем удалось выяснить из разговоров с Олани. Карпов стал примерно представлять финансовые и юридические взаимоотношения гуманоидов в Галактическом Союзе. Плюс получил более полные данные о работе с нейросетью, чем после метода тыка, словно прошёл краткие курсы пользователя.

После разгребания добычи он приступил к подготовке выживания школьников на необитаемом острове вне зависимости от его присутствия или отсутствия. Для этого ему пришлось надолго засесть за управление порталом. Он натаскал из параллельного мира еды, вещей, аптечек и баков с водой с расчетом на пару месяцев проживания тысячи голодных ртов. В итоге всё пространство было усеяно паллетами с продовольствием и большими бочками с водой от армейских автомобильных водовозов. Детей пришлось припрячь сооружать временные хранилища из больших палаток и таскать туда добычу, укрывать палатки маскировочными сетками. В общем, как минимум на следующие пару дней у подростков нашлось занятие.

Утром он продолжил гонять тысячника и сотников. На этот раз он сделал упор на оказание первой медицинской помощи, используя медикаменты и инструменты людей двадцать первого века.

К моменту выхода из медкапсул будущего экипажа звездолета Дмитрий поджидал молодежь в медотсеке фрегата. Каждому из них он приготовил комплект одежды из запасов корсаров в виде удобных комбинезонов.

Сам же он расположился за столиком перед выходом из медотсека, разложив на столе коммуникаторы и раскрыв кейс с инфокристаллами.

Удобно было то, что из капсул будущие члены экипажа звездолета вылезали с разницей в несколько минут. Этого времени хватало, чтобы человеку одеться, получить свой кристалл с профессией и заключить договор под протокол. Первой стала Анна.

Бывшая владелица антикафе, будучи обнажённой, чувствовала себя неуютно. Стыдливо прикрывая попу рукой и косясь в сторону Карпова, она старалась как можно быстрее облачиться в комбинезон. После этого она почувствовала себя чуть более уверенно и, заметив приглашающий жест работодателя, она направилась к столу и села на стул напротив него.

– Здравствуйте, – робко произнесла она.

– Рад снова видеть вас, Анна. Вы готовы заключить контракт?

– Да, готова, – в её голосе слышалась неуверенность. – Что я должна сделать?

– Говорю под протокол. Анна, вы согласились на установку принадлежащей мне нейросети третьего поколения стоимостью тридцать тысяч кредитов. Плюс я вручаю вам инфокристалл с базой знаний третьего ранга по профессии медтехник стоимостью пятнадцать тысяч и наручный коммуникатор за десять тысяч. Плюс комбинезон за тысячу. Итого вы должны мне пятьдесят шесть тысяч кредитов. Вы согласны с этим?

– А если я откажусь?

– Глупый вопрос. Анна, в таком случае мы просто с вами распрощаемся.

Девушка передернула плечами, представив себе, как её выкидывают в открытый космос.

– Нет, спасибо, я согласна на долг. И что дальше? Об этом вы не предупреждали.

– Не переживайте на этот счёт. Это обычные юридические условности для Галактического Союза. Зарплату я вам буду выплачивать, как и договаривались. Итак, под протокол, после завершения обучения вы обязуетесь отработать на данном фрегате шесть месяцев. В случае досрочного расторжения контракта с вашей стороны вы обязаны выплатить мне долг в размере пятидесяти шести тысяч кредитов. За время работы на звездолёте вам будет выплачиваться ежемесячная зарплата в размере десяти тысяч кредитов либо миллион рублей на выбор. Можно получать оплату в смешанной валюте по курсу один кредит равный ста рублям. Вы согласны?

– Да, согласна, – чуточку расслабила напряженные плечи Анна. – То есть, я могу получить, например, пять тысяч кредитов и пятьсот тысяч рублей?

– Да. А теперь наденьте на предплечье коммуникатор, вставьте в отверстие голубой кристалл и скопируйте с него информацию на свою нейросеть.

Карпов внимательно проследил, чтобы девушка выполнила инструкции.

– И что дальше? – внимательно посмотрела она на него.

– Кристалл положите на стол. Когда изучите общую базу данных, начните изучать профессию с этого кристалла, – протянул он ей базу знаний медтехника. – Пока же посидите где-нибудь тут. Пока я всех не трудоустрою, выход будет заблокирован. И не по моей прихоти. Просто звездолёт без капитана категорически отказывается подчиняться приказам на открытие дверей. Потом вам выделят личную каюту, а после обучения будете работать в этом отсеке.

И таких бесед у Дмитрия за час состоялось ещё пятнадцать. Последним стал Виталий. Он ожидал тех же слов, которые говорились остальным, но Карпов прищурился, хитро улыбнулся и произнес:

– Виталий, вы ведь хотели заполучить собственный звездолёт?

– Эм… – опешил он. – Да. А что?

– Предлагаю вам вместо банальных денег взять в качестве оплаты своих услуг этот космический корабль. Его стоимость оценивается от двух до трёх миллионов кредитов, что примерно соответствует зарплате капитана за четыре-пять лет.

– С чего такая щедрость? – взгляд Виталика стал подозрительным.

– Мне всего-то и нужно, что посетить несколько мест. Так что в звездолёте нуждаюсь исключительно в виде транспортного средства на некоторое время. Думаю уложиться в полгода, максимум год. Так что всё просто. Под протокол. Я вручаю вам в собственность этот фрегат, а вы год возите меня в качестве пассажира и мой груз туда, куда я попрошу.

– А топливо, еда? – нахмурил брови Виталий. – Ведь космический корабль нужно заправлять, экипаж кормить.

– Оплату зарплаты экипажа за первые полгода и заправку звездолёта я беру на себя. Потом вы освоитесь, найдете способы дополнительного заработка, к примеру, будете перевозить попутные грузы, пассажиров.

Виталик надолго погрузился в размышления, но в итоге встряхнул головой, словно отбрасывая пустые мысли, гордо поднял подбородок и посмотрел Карпову в глаза.

– Под протокол. Я согласен принять в собственность этот фрегат. В ответ обязуюсь на протяжении года возить в качестве пассажира сидящего передо мной человека туда, куда ему потребуется.

– Вот и славно. Виталий, единственная проблема, у меня нет специализированных баз знаний для капитана звездолета. Поэтому вам пока придется ограничиться навыками администратора третьего ранга. Думаю, этого будет достаточно для командования, пилотировать и обслуживать фрегат всё равно есть кому. Ну и осталась последняя формальность. Я вам сейчас надиктую коды, которые вы попросите нейросеть запомнить. И когда мы окажемся в рубке управления, вы через нейросеть передадите коды управляющему искину.

Глава 13

Когда фрегат принял коды от Виталика, напряжение покинуло Дмитрия. До последнего он переживал, что ничего не получится. И вот случилось – звездолёт в полном распоряжении Виталия.

– И что дальше делать? – спросил он.

– Вит, я же могу тебя так называть?

– Да, конечно, – кивнул новоявленный владелец космического фрегата. – Меня так все друзья называют.

– Распорядись, чтобы всех, кроме Сэма, включили в список членов экипажа. Сэму присвой временный гостевой идентификатор с доступом только к его каюте. А меня обозначь искину как арендатора звездолета на ближайший год с неограниченным доступом ко всем помещениям. И пусть ребята вынесут из каюты Сэма всё имущество, за исключением его личных вещей, если он сумеет доказать, что они его.

– Понял.

Прикрыв глаза, Виталик долго разбирался с системой корабельного доступа через нейросеть. Ему было сложней, чем Карпову, пользоваться сеткой. У Дмитрия имелось время, чтобы хотя бы немного поработать с сеткой, а Виталий только что изучил общеобразовательную базу знаний. Без этого поход к искину был бесполезной тратой времени, поскольку парень даже всеобщего языка не знал и не сумел бы найти общий язык с умной машиной.

– Дмитрий Васильевич, я всё сделал. Теперь двери на корабле будут открываться. Кстати, я всё хотел спросить, а кто этот Сэм? Почему он нас так странно встречал?

– Космический пират. Я угрозами заставил его поставить вам нейросети. Сам я в этом не силен.

– Погодите… – Виталика озарило. – Кажется, я догадался – это пиратский звездолёт?

– Ага.

– И вы его у них угнали?

– Нет, что ты, Вит. Я пока ещё не умею угонять звездолёты. Просто спасал похищенных пиратами инопланетных школьников, попутно пленил всех пиратов и принудительно-добровольно получил звездолёт в подарок от его бывшего владельца.

– Ну ваще! – Виталик выпал в осадок. – Чему вас там в КГБ учат?

– Разному…

– И что нам дальше делать? – поинтересовался капитан звездолёта.

– Учите базы знаний, отдыхайте, осваивайтесь. У вас есть неделя, чтобы усвоить профессии и немного освоиться с управлением кораблём. Я пока же загружу кое-какой груз и можно будет улетать отсюда. Кстати, Вит, у тебя какой показатель интеллекта?

– Сто тридцать. Не знаю, хорошо это или плохо.

– Это неплохо, скажем так, выше среднего. Но бывает и лучше. Так, это всё лирика. Вит, выдели мне ангар для груза и я, наконец, займусь делом.

– Хорошо, секунду…

Карпов покинул звездолёт, переложив всю головную боль по возне с персоналом на плечи Виталика.

Он старался как можно меньше оставлять следов и подставляться. Поэтому корабль отдал другому человеку, а сам вроде как ни при чём.

Следующие несколько дней он был сильно занят. По утрам он занимался с юными хлорави, уча их по программе молодого рейнджера. По готовым шаблонам шла печать установки телепорта и генератора. Затем с их помощью всё научное оборудование перекочевало из бункера в ангар фрегата.

Чтобы не оставлять ни следа от техники, Карпов уже в ангаре собрал назад установки и телепортировал из бункера новые генератор и телепорт. В бункере из старой техники не осталось ничего, даже компьютера. На своих местах остались лишь оружие, еда, лекарства, средства реабилитации вроде костылей на случай очередных переломов и прочий шмурдяк.

Телепорт, подключенный к серверу, продолжил работать уже в ангаре космического корабля.

Пластину маяка теперь Дмитрий носил с собой в плоской коробочке из адамантия, которая больше напоминала конверт для письма и помещалась в тот же карман на комбинезоне, где раньше хранился маяк. Коробочка была распечатана на 3D принтере, расчётов для столь простой конструкции требовалось мало, поэтому все заняло немного времени.

Когда же все земляне выучили местные профессии и у него появился свой медтехник, Сэм был отправлен в тот же мир, что и предыдущий капитан фрегата. Карпов, как и обещал, позволил корсару взять с собой деньги, пару бластеров и личные вещи. Парень был нагружен баулами, как ишак. Он даже не подозревал, что кредиты ему не понадобятся.

Дмитрий, конечно же, мог отобрать карту с деньгами, но он привык выполнять свои обещания. Если уж и нарушать свое слово, то не за жалкие семьдесят тысяч.

Через три дня все земляне полностью изучили профессии и приступили к работе. Вначале неуверенно знакомились с обязанностями. Ещё через три дня пилоты уже довольно уверенно управляли звездолетом, пока летая по системе.

Вообще пилотов было двое. Оба летали с уверенностью пилота-новичка, то есть с опаской, медленно, постоянно сверяясь с инструкциями. И всё же, корабль был готов отправиться в гиперпрыжок.

Сам же Дима к этому моменту изучил профессию абордажника, причем в более высоком ранге, в котором объём знаний в десять раз больше, чем в третьеранговой базе. Сразу стала видна наглядная разница между уровнями интеллекта и поколениями сеток. У Карпова лучшая нейросеть и самые топовые импланты, каждый день они немного разворачиваются и увеличивают скорость обработки информации мозгом. Но и без этого он даже с сеткой-тройкой лишь за счёт долгого развития разума с помощью магических практик раза в два шустрее изучал бы профессии, чем земляне.

Сразу же после этого он поставил на усвоение базы «диверсанта». Затем погрузился в транс и нырнул в чертоги разума.

Подсознание изменилось незначительно. Всё та же библиотека с его знаниями из жизни эльфа. Справа пещера с обрывочными воспоминаниями человека, чьё тело он и невольно занял и чьим именем пользуется. Внизу подвал с хаотично расставленными научными данными, которые были получены из ноосферы в результате ритуала познания. Единственным изменением стало увеличение библиотеки. Появились новые книги: свежие, будто только вышедшие из-под пресса. Но имелось то, что заставило лоб Линаэля нахмуриться. Над новыми полками сверху на крыше имелись смотровые окошки с форточками.

На самом деле любому понятно, что окна в разуме не могут существовать. Так отображались ментальные прорехи, через которые можно получить доступ к разуму: внедрить новые знания или считать их.

Карпов долго изучал новообразование. Менталист из него плохой, о чём можно судить по поведению Сэма. По идее, пират-медтехник должен был вести себя, как послушная собачонка. А на деле он даже напал на Карпова. Ну… Попытался напасть.

В итоге маг сделал вывод, что «окна» необходимы для того, чтобы можно было внедрить базы знаний, сделать оттиск «книги» и через специальные приборы посмотреть на усвоенные базы знаний «издалека». Например, для подтверждения рангов изученных данных. А «форточка», это что-то вроде тайного лаза, этакая незадокументированная лазейка для более углубленного ментального считывания.

Перед магом встала задача: как сделать так, чтобы взор «считывателей» падал лишь на «новые шкафы», при этом ничто через «форточку» не пролезло. То есть мельком посмотреть можно или знания внедрить, а всю память увидеть нельзя.

В итоге чертоги разума преобразились. Окошки на потолке обзавелись адамантиевыми решетками и прозрачными мифриловыми бронированными дополнительными окнами, которые невозможно открыть и обзор из которых ограничен новыми шкафами.

Из медитации Карпова выдернул входящий сигнал нейросети. От столь резкого покидания чертогов разума у него стрельнуло болью в висках, из-за чего он поморщился.

Звонок он принял. Связь походила на видеозвонок, только перед глазами пользователя эмулировалось голографическое изображение собеседника. То есть другие люди не могли видеть собеседника, за исключением случаев конференции с несколькими участниками. Не было камеры, которая вела бы съёмку. Эмуляцию осуществляла нейросеть, если в ней был встроен модуль связи (у Линаэля была именно такая сетка), или же этим занимался коммуникатор (у любого из землян с сетками-тройками). Можно было использовать что-то наподобие виджетов, которые улучшали или изменяли внешность, но по умолчанию шла эмуляция настоящей внешности, которая выглядела на сто процентов реалистично.

Проще говоря, перед взором Дмитрия появилась полноценная фигура Виталия в полный рост в его чёрном комбезе и с растрёпанными волосами. Капитан фрегата в свою очередь мог лицезреть Диму, словно тот стоял перед ним, болезненно морщил лицо и потирал виски.

– Дмитрий Васильевич, с вами всё в порядке?

– Надеюсь, Вит, у тебя что-то важное, – в голосе Карпова прорезалось раздражение. – Так резко выходить из транса больно…

– Простите, но я действительно по важному делу. В нашу систему из гиперпространства вылетел звездолёт. Это невероятно огромный корабль – аж полуторакилометровый!

Виталий повернул голову направо с таким видом, словно прислушивался к чему-то. Кивнув, он вновь обратил свой взор на Карпова.

– Пилот мне подсказывает, что это переделанный военный крейсер пятого или шестого поколения. И эта штука реально опасная. Данный звездолёт летит в нашем направлении.

– Для полиции слишком рано, – тихо произнес Дмитрий. – Хм… Они пытались выйти с нами на связь?

– В том-то и дело, что да, – Виталий волновался и не знал, куда деть руки. – С крейсера нам прислали какие-то коды. Я не пойму, что это и что с ними делать?

– Скорее всего, это что-то вроде запроса свой-чужой.

– Мне им нужно как-то ответить? – спросил Виталик.

– Ни в коем случае! Вит, вообще ничего не предпринимайте. Притворитесь дохлыми.

– Не понял? – Виталик слегка приподнял брови. Его лоб прорезала напряжённая черта. – Это как?

– Просто. Ни на какие сигналы не отвечайте, движки и щиты не включайте, реактор выведите на минимальную мощность. В общем, изобразите покинутый или неисправный звездолёт.

– Зачем?

– Вит, ты не захочешь этого знать.

– Вообще-то хочу. Это, чёрт побери, огромный военный крейсер на несколько поколений новее, который, блин, летит к нам!

– Вот именно, Вит. Это крейсер, а у нас фрегат. Как бы мы ни дергались, он превратит нас в плазму при любых вариантах. Поэтому нам следует придерживаться тактики опоссума, то есть притвориться мертвым звездолётом.

– Дмитрий Васильевич, – еще более взволнованным тоном продолжил Виталий, – а кто это может быть? Вы упоминали какую-то полицию.

– Я упоминал вполне конкретную полицию хлорави, которую я вызвал. Если помнишь, я говорил о спасённых инопланетных школьниках. Их должны забрать с поверхности планеты.

– Так может, это они? – с надеждой спросил Виталик.

– Нет. Я более, чем уверен, что это наниматель пиратов. Тот самый, который заказал похищение детей.

– Они же нас убьют! – колени Виталия стали отплясывать сальсу.

– Молод ты для капитана, – с грустью вздохнул Карпов, – слишком много нервничаешь и мало думаешь. От переживаний мысли путаются. Вит, не будь тряпкой – возьми себя в руки! Я беру эту орочью отрыжку на себя.

– Но как? Как можно справиться с целым крейсером?! Пилот говорит, что это невозможно!

– Заткни пилоту рот, чтобы меньше болтал. И сам меньше тряси языком. Вит, в твоих интересах, чтобы экипаж фрегата ни о чём не знал. Нам паника на корабле ни к чему. И вообще – если я сказал, что решу эту проблему, значит решу! Сидите на попе ровно и не дергайтесь.

– Но я должен что-то сделать…

– Вит, единственное, что ты должен сделать, выполнить мои предыдущие приказы. И ещё, дай мне доступ к системе наблюдения за космическим пространством.

После завершения разговора, Карпов, несмотря на то, что говорил с уверенностью, был сильно взволнован и напуган.

Фрегат стал пристанищем его аппаратуры, без которой он как без рук. Сам-то он может спастись порталом, даже может спасти экипаж. Но не приборы. Лишившись их, он надолго застрянет в том месте, куда сбежит. Если это будет местная Земля, то всю технику придётся восстанавливать исключительно с помощью магии, что с его запасами маны растянется на долгий срок. Конечно, на крайний случай можно всем пожертвовать, но очень не хотелось этого делать.

Первым делом он через корабельные пассивные системы нашел отметку звездолёта. Недавно изученная профессия абордажника позволила определить модель космического корабля. Это был малый разведывательный крейсер шестого поколения производства республики Зулу – небольшое человеческое государство. Небольшим она было по космическим меркам пятьсот лет назад, поскольку база знаний Диме досталась устаревшая – каких-то жалких тридцать звёздных систем. На тот момент это был один из лучших крейсеров-разведчиков человеческого производства.

Без сомнений – этот крейсер догонит и перегонит фрегат-тройку, как стоячего. От него невозможно удрать, а жаль. Это было бы лучшим решением.

Как-то сопротивляться такой махине бесполезно. Надеяться взять на абордаж тоже бессмысленно. На таком звездолёте по регламенту должно находиться не меньше сотни членов экипажа и трёхсот антиабордажников. Даже если допустить, что сейчас это судно сугубо мирное и убрать защитников, там хватит дроидов, чтобы, не вспотев, взять на абордаж мелкую посудину.

С ротой хорошо вооруженных и оснащенных абордажников Карпов мог бы рассчитывать на захват крейсера, но при условии, что там не будет антиабордажников. После длительной подготовке он мог бы захватить крейсер по той же схеме, что и с фрегатом. Но вот с нахрапа в одиночку его максимум спрятаться где-нибудь в технологической нише и пролететь на крейсере зайцем.

Но он не отчаивался. Эльф очень не любил терять своё имущество и впустую тратить время. Восстанавливать с нуля всё, что имеется – это может затянуться на год. Поэтому он стиснул зубы и направился к новому генератору Хиггса. Вскрыв обшивку прибора, он начал копаться в его внутренностях, что-то переделывать и перенастраивать.

По канонам местной военной науки крейсер должен будет подойти на расстояние уверенного поражения своих орудий, при этом оказаться дальше зоны поражения хиленьких орудий фрегата. До этого момента оставалось по самым оптимистичным прикидкам около двух часов. Карпов закончил переделку генератора Хиггса за полтора часа. После этого он засел за компьютер, управляющий телепортом.

Найдя в нейросети программу для математических расчётов, он стал активно пользоваться ею, быстро пересчитывая систему координат корабля в систему координат портальной установки.

Делая упреждения, он начал открывать микропорталы, пытаясь подловить шустрый звездолёт. Это оказалось весьма непросто, ведь скорость движения крейсера невероятно огромная.

На каждую попытку у него уходило около тридцати секунд. Лишь с сорок третьей попытки у него вышло открыть портал внутри крейсера. Тот тут же был перепривязан от координат к объекту.

Теперь осталось лишь передвигать портал внутри корабля, пока он не оказался внутри реакторного отсека. В этот момент до выхода к точке уверенного поражения крейсерских орудий изрядно сбросившего скорость звездолёта оставалось не больше трёх минут.

В нейросеть Карпова уже минут пять добился вызов от Виталика. Он сподобился принять входящий звонок.

– Ну чего ты звонишь, как оглашенный?

Капитан фрегата был взбудоражен и выглядел напуганным.

– Дмитрий Васильевич, пилот говорит, что крейсер вот-вот подойдёт к нам слишком близко. Мы уже на прицеле его пушек! С крейсера постоянно идут вызовы. Если вы что-то собрались делать для нашего спасения, то сейчас самый лучший момент!

– Ох уж ты и суетливый… У меня всё под контролем.

– Не понимаю, как вы можете оставаться таким спокойным?!

– Поживи с моё, и сам станешь непробиваемым. Ладно, Вит, принимай сигнал и переведи его на меня. Сам слушай, но не светись и в беседу не лезь!

– Понял…

По Виталику было видно, что вряд ли он что-то понимает в происходящем, он даже не старался скрывать охватившего его ужаса. Тем не менее приказ он выполнил. Через мгновение на нейросеть Карпова пришел входящий вызов, который он принял с улыбкой на лице.

Виталик в это время безмолвным наблюдателем следил за происходящим через проекцию перед глазами, которую видел лишь он один. Для него будто прямо в капитанской рубке появилось две фигуры, стоящие друг напротив друга. Спокойный, уверенный в себе и улыбающийся Карпов в своём неизменном классическом костюме-двойке, под который был фиолетовый комбез. Напротив же стоял раздражённый гигант двухметрового роста.

Виталик ожидал увидеть инопланетянина, будто сошедшего с телеэкрана, этакое бурное порождение фантазии сценаристов голливудских фильмов. Но нет. Его удивила вполне обыденная внешность человека. Да, высокий, плечистый, с повышенной мускулистостью. А так всё обычное: массивный подбородок, черные глаза, такого же цвета волосы и смуглая кожа. Облачен тот был в чёрный с серыми вставками комбинезон. Разве что, в отличии от землянина, на комбезе имелся пояс, на котором висели бластер и меч.

– Ты кто такой?! – прорычал гигант, вперив темные глаза в проекцию Дмитрия.

– Приветики, – издевательски протянул в ответ он, махнув правой рукой. – А ты кто?

– Гр-р! – вырвался громкий яростный рык из глотки гиганта. – Червь, я спрашиваю, кто ты такой? Где капитан Торкс?

– Капитан Торкс отправился в лучший мир, я за него. Меня зовут Бонд. Джеймс Бонд. А к тебе как обращаться?

Здоровяк крепко сжал челюсти и недовольно вытянул губы.

– Г-хм… Значит, Торкс сдулся. Понятно. Я Торвин. Слушай сюда, Бонд, у нас с Торксом были дела. Мне плевать на ваши внутренние разборки – кто кого и в какие щели, но раз ты теперь за него, то передашь мне то, что должен был передать Торкс. Я доступно изъясняюсь?

– Всё понятно, Торвин! – в голосе Карпова промелькнула легкая насмешка. – Ты же за школьниками?

– Мне насрать на школьников! – с рычащими нотками громко произнес Торвин. – Мне нужен один конкретный зеленошкурый. Ты же понимаешь, о чём я говорю?

– Ты о гении?

– Значит, ты в курсе… Г-хм… А тогда почему на коды не отвечаете?

– Извини, накладка вышла. Все, кто знал ответные коды… К-хм… В общем, они вне зоны доступа.

– Варповы выкидыши! – чуть не сплюнул от злости Торвин, но в последний момент удержался. – Ненавижу дилетантов! Слушай сюда, Бонд. Сейчас к вам на посудину прилетят мои парни. Отдашь им гения. Ты меня понял?

– Не так быстро, Торвин. Торкс говорил, что за этот кусочек счастья вы должны отвалить миллиард. Вечером деньги – утром товар. То есть деньги вперёд.

– А Торкс не сказал, что я ему сотню лямов предоплатой выдал? – прищур Торвина обещал собеседнику все кары ада.

– Без проблем, я всё понимаю. Девятьсот миллионов, и гений ваш.

– Ящеров хер тебе, а не деньги! – нагло ухмыльнулся Торвин. – Бонд, ты выкинул из бизнеса моего давнего партнёра. Мы просто прилетим, заберём своё, а в ответ сделаем широкий жест – не станем превращать ваше корыто в плазму.

– Нет, дружище, так не пойдёт, – в ответ Карпов натянул на лицу такую улыбку, будто он не на фрегате, на боевом линкоре последнего поколения и держит на прицеле надоедливое насекомое. – Давайте так: вы платите деньги, а я, так уж и быть, не стану развеивать на кварки вашу консервную банку! Добрый я сегодня, раз решил устроить этот аукцион невиданной щедрости…

Торвин от такой наглости застыл и с удивлением уставился на Карпова. Затем его грудь затряслась от беззвучного смеха.

– А ты забавный парень, Бонд. Давно меня так никто не смешил. Я попрошу парней тебя приволочь ко мне живым – будешь моим шутом.

– Здоровое чувство юмора – прекрасное качество любого разумного, – лёгкая снисходительная ухмылка не сходила с лица Карпова. – Торвин, предположим, чисто гипотетически, что у меня в системе висит невидимый линкор последнего поколения. Представь себе, что его главный калибр нацелен на вашу древнюю лоханку…

– Линкор-невидимка? – на этот раз Торвин заржал в голос. – Ох, – смахнул он слезу, выступившую от смеха в уголке правого глаза, – точно будешь моим шутом! Надо же выдумать такую чушь… Всё, Бонд, жди гостей. И не вздумайте дёргаться, я держу ваше корыто на прицеле.

– Нет-нет, это вы не дергайтесь. Стоит вам совершить хоть что-нибудь, от вас не останется даже праха.

– Мне надоел этот фарс, – стал суровым Торвин. – Я лично вырву у тебя ливер, наглец!

На этом он оборвал связь. Но тут же перед Дмитрием появилась проекция напуганного до грязного комбеза Виталика.

– Это твой план? Ты нас подставил! Они же нас убьют!

Карпов посмотрел на парня свысока, как может смотреть эльфийский аристократ на дикого хумана. Виталик, заметив этот взор, замолк и отшатнулся назад.

– Отставить панику, курсант! Слушаться командира! Подумаешь, горстка орочьих выкидышей… И не таким рога обламывали. Лучше доложи обстановку.

– У них крейсер! – с паническими нотками воскликнул Виталик.

– Чем больше туша, тем громче падает.

– У них там сотни солдат! – продолжал паниковать капитан фрегата.

– И хорошо, что нам не придется их всех хоронить, иначе устали бы, – спокойно ответил Дмитрий. – Курсант, я жду вашего доклада!

Виталик всё же сподобился посмотреть на действия противника. Его кожа стала белее мела. Тихим хриплым голосом он сказал:

– С крейсера к нам вылетел десантный бот… Нам конец!

Дмитрий сам взглянул через систему наблюдения за космосом и убедился, что да, действительно в их сторону летит стометровый десантный бот. Такой бот способен перевозить до нескольких тысяч десантников. Но с учётом штатного количества солдат развед-крейсера, там вряд ли находится больше трёхсот человек. Другое дело, что это триста обученных воевать головорезов с хорошим оружием, в бронированных скафандрах и с боевыми дроидами.

– Плохо, но не критично. Вит, врубайте реактор и щиты на полную!

– Вряд ли это поможет…

– Вит! Делай, что я сказал.

Карпов прервал связь и тяжко вздохнул.

– Гражданские! Вечно они вместо выполнения приказа рассусоливают… Такие первыми попадают на стол к оркам.

Он размял пальцы, его глаза зло блеснули.

– Не хотите по-хорошему, будет по-моему…

Через тридцать секунд в реакторном отсеке крейсера внезапно появился массивный прибор – переделанный на скорую руку генератор Хиггса. От него исходил низкочастотный гул, амплитуда которого всё нарастала.

– Пять… Четыре… Три… Два… Один…

Стоило Карпову закончить обратный отсчет, как крейсер превратился в облако космической пыли и плазмы. Это облако быстро расширялось.

Генератор Хиггса работает на принципе расщепления материи. Это даже не ядерный распад, а более глубинный процесс с выделением огромного количества энергии. Без сделанного из адамантия замедлителя генератор превращается в сверхмощную бомбу.

В топку генератора обычно отправляются тысячные доли грамм вещества, максимум граммы. По крайней мере, в столь компактную установку, которая размерами не превышает легковой автомобиль. Дмитрий же мало того, что оставил болтаться замедлитель на соплях, но и в топку одномоментно отправил пару килограммов вещества, часть из которого превратилось в антивещество. В результате этого мощность взрыва составила сорок три мегатонны в тротиловом эквиваленте. Это лишь немногим меньше самой мощной на Земле водородной бомбы (пятьдесят восемь мегатонн). Этого хватило, чтобы полностью уничтожить полуторакилометровый звездолёт.

Глава 14

Шок – это по-нашему… В рубке фрегата воцарилась гробовая тишина. Пилот, которым стал пухляш Максим, и его друг – капитан корабля, молча пялились на панораму космоса, которая транслировалась им на нейросети. Их рты были широко распахнуты, глаза казались стеклянными, а лица выражали максимальную степень изумления.

– Э-э-э… – протянул пилот, не находя слов, чтобы выразить свои эмоции.

– Это что сейчас было?!

– Это я должен был спросить, Вит, – произнёс пилот. – Что, блин, это было?!

– Крейсер исчез…

– Исчез? – воскликнл Максим. – Исчез?! Исчез, мля?!!! Да он взорвался! БАМ!!! И всё… Нет его больше. Вит, ты понимаешь? Корабль длиной полтора километра превратился в облако плазмы!

– Макс, не шуми, – Виталика начало понемногу отпускать. – Нет его, и ладно – нам же легче.

– Но кто-то же его взорвал!

– Кто-кто… – пробурчал Виталий. – А то ты не знаешь, кто…

– Вит, ты же не думаешь, что наш наниматель сумел вот так запросто взорвать огромный звездолёт? Он же не бог!

– Не бог, – согласился Виталий. – Но у него действительно может иметься личный линкор… И вообще, Макс, что ты знаешь о нашем работодателе?

– Ну… Он капитан КГБ, псион, имеет личный телепорт…

– Телепорт! – воскликнул Виталик. – Точно! Как я мог забыть о телепорте. Он мог просто телепортировать на крейсер атомную бомбу.

– Хе-хе! – у Максима вырвался нервный смешок. – Ну конечно, атомная бомба, – его голос сочился сарказмом. – Как я мог не догадаться? Это же так просто. У них же там, в Советском Союзе, наверняка можно запросто зайти в магазин и купить атомную бомбу…

– Макс, не тупи, – с укором посмотрел на друга Виталик. – Он же сотрудник серьёзной конторы, агент в ином мире. Конечно же, ему могли выделить атомную бомбу на крайний случай. Почему нет? Это же параллельный мир, в котором люди воевали с орками, и у них в Северной Америке живёт самый настоящий бог, дарующий сверхспособности. К примеру, агентам выдают тактический ядерный заряд во избежание новой войны, как с орками. Допустим, оказался агент в мире с агрессивными аборигенами, сбежать обратно не может. Чтобы врагам не достались секреты – подрывает заряд.

– Хм… Вит, если тебя послушать, то наличие у нашего работодателя ядерной бомбы уже не кажется чем-то фантастичным. Вот только было бы неплохо если бы у него оказалась вторая бомба.

– Вряд ли, – отрицательно качнул головой Виталий. – Одну бомбу ещё можно объяснить, а вот две… Маловероятно.

– Тогда нам писец!

Виталик перевёл взгляд туда, куда был направлен взор его друга. Там в космосе передвигалась подсвеченная точка десантного бота.

– Чёрт! – выругался он. – Десант… Макс, мы можем от них улететь?

– В пределах системы нам от них не удрать. У них бот шестого поколения, а у нас фрегат третьего. Они быстрее. А уйти в гиперпространство мы не успеем, они нас нагонят раньше.

– А расстрелять ты их можешь?

– Вит, наши корабли по боевому потенциалу примерно равны, но мне ли тебе говорить о моих навыках пилотирования? Я только сел за баранку этого пылесоса и едва научился трогаться. Это всё равно, что соревнования водителя-новичка и профессионального гонщика. Может, ты поговоришь с ДВ? Вдруг у него ещё есть пара козырей в рукаве?

– Придётся, – глубоко вздохнул Виталий, активируя вызов начальника.

– Вит, если ты по поводу наших гостей, то я решаю эту проблему, – тут же отозвался Карпов, образ которого появился перед глазами Виталика.

– Д-да… Вы и их взорвете?

– Хотелось бы, но нечем, – с лёгкой грустью ответил Карпов.

– А-а… Понятно. Я могу помочь?

– Да, Вит. Организуй мне связь с ботом.

Капитан фрегата выполнил пожелание Карпова, затем на пару секунд заглушил связь и сказал другу:

– Я был прав, но лучше бы ошибся. У него была всего одна бомба.

– А я говорил!

– Это я говорил, Макс.

– Какая разница…

Виталий прекратил бессмысленный разговор и стал вызывать бот. Звонок он перевёл на Карпова, сам же остался невидимым наблюдателем.

На десантном корабле сразу приняли входящий вызов. И вновь капитан фрегата имел честь наблюдать за разговором двух людей. Дмитрий ничуть не изменился за недолгое время, единственное отличие – теперь он источал холодное спокойствие, его взгляд был острым, как лезвие.

Собеседник с бота выглядел монументально. Двухметровый чёрный скафандр прибавлял ему массивности. Из-за откинутого за спину шлема его голова казалась непропорционально маленькой на фоне ширины плеч скафа. Рыжие вихрастые волосы средних лет бойца были растрёпаны. Взгляд ярко-зелёных глаз пытался передать безмятежность, но слегка дернувшиеся вниз уголки губ говорили о том, что мужчина нервничает. Больше ничто не выдавало в нём волнение.

Он первым начал холодным ровным тоном:

– Бонд?

– Бонд, – ответил Карпов. – Джеймс Бонд. С кем я говорю?

– Командир десантной группы крейсера «Стремительный» Ред Фар.

– Мило… Только нет больше вашего крейсера. Мы не смогли договориться с вашим начальником. Он не поверил, что у меня есть линкор-невидимка… Что ж, его право заблуждаться.

У Фара нервно дёрнулось правое веко, хотя он сохранил на лице маску спокойствия. Не заметить взрыв огромного звездолёта было невозможно.

– Какие ваши требования? – спросил он.

– Всё просто, дружочки, – снисходительно смотрел на собеседника Карпов. – Вы стыкуетесь с фрегатом, складываете оружие, снимаете скафы, поднимаете лапки вверх и дружно следуете к нам на борт в одних комбезах. Если не будете глупить, я обещаю сохранить вам жизни.

– Понятно. Нам нужно подумать. Я перезвоню через пять минут.

– Что ж, через пять минут жду вашего положительного ответа.

После завершения беседы Виталий пересказал другу содержание разговора. Они остались нервничать и ожидать ответа.

В это время Карпов продолжал попытки навести портал на бот. Поскольку бот летел медленнее крейсера, портал наводить получалось быстрее, но из-за меньшего размера попасть в него оказалось сложнее. И всё же у него вышло с третьей попытки – дал знать о себе опыт.

Он навёл микропортал на рубку управления ботом и привычным образом через монитор принялся наблюдать за происходящим там. Он попал на разгар спора между четырьмя мужчинами.

Всего в небольшой рубке бота находилось пять человек. Один из них пилот – в споре не участвовал. Второй – Ред Фар. Третий был похож на него – такая же рыжая шевелюра, только ростом чуть ниже и помоложе. Четвёртый – красавчик-брюнет. Его лицо было настолько идеальным, что складывалось ощущение неестественного происхождения этой красоты. Том Круз в молодости, прошедший через руки лучших пластических хирургов и стоматологов. Его сияющей белоснежной улыбке могли позавидовать голливудские звёзды. Последним в этой компании оказался низкий, но очень широкий и массивный мужчина с густой бородой-лопатой, которая была покрашена в зелёно-жёлтые чередующиеся полосы. При этом его голова была до блеска выбрита. Из-за массивных надбровных дуг он напоминал сверхсерьёзного карлика-неандертальца, а по сути, увидь его кто-то из землян, тотчас принял бы за гнома.

– Да это бред! – громко воскликнул Том Круз. – Вы и сами прекрасно понимаете, что не бывает линкоров-невидимок. Это слишком дорого. Вот в маленький невидимый торпедоносец я бы поверил.

– Согласен с Керном, – басовито отозвался гном. – Нас разводят, как дикарей на кредиты. Думаю, там и торпедоносца не было. Максимум несколько торпед с антивеществом. А то и вовсе одна торпеда. Иначе нас бы уже распылили на атомы вслед за крейсером.

– Не скажите, – не согласился брюнет. – Бот денег стоит, как и наши скафы, оружие. За всё добро на боте можно выручить минимум двенадцать миллионов. А если пираты и нас в рабство продадут, то ещё пару миллионов сверху.

– Брат, – обратился к командиру второй рыжий парень, – как по мне, то лучше рабский контракт отработать, но остаться в живых, чем сдохнуть, как на крейсере.

– Лучше умереть в бою, чем стать рабом! – гордо выпятив вперёд разноцветную бороду, сказал гном.

– Итак, у нас мало времени, – подытожил Ред Фар. – Нужно принимать решение.

– Командир, – Керн повернул ангельское личико в сторону Реда, – мы поступим, как ты решишь!

– Я без боя не сдамся, – сурово нахмурил брови гном.

После некоторых раздумий командир произнёс:

– Я согласен с Фидо. Наверняка у пиратов имелась одна или парочка торпед-невидимок с антиматерией. Если бы у них был линкор, он бы уже показался, чтобы мы точно не дёргались. Первую торпеду они использовали на крейсере – это понятно. Без неё у фрегата нет шансов. А вот дальше…

Он задумчиво пожевал губу и продолжил:

– Либо Бонд блефует и никакой торпеды у них нету, либо торпеда есть, но её не хотят использовать, потому что дорогая штучка. А пираты всегда были скрягами, которые за каждый кредит удавятся. Если мы пристыкуемся…

– Командир, ты гений! – громогласным басом чуть не оглушил собеседников гном Фидо. – Ни один псих не будет взрывать возле своего корабля торпеду с антиматерией. Есть она у них или нет – плевать! Стоит нам только пристыковаться, как мы этих гноллов размажем по переборкам ровным слоем!

– Решено! – обвел оценивающим взором соратников Ред. – Я говорю этому ублюдку, что мы согласны сдаться, а потом…

Широкий оскал позволял домыслить, что ничего хорошего это «потом» не несёт.

Через мгновение Виталик перенаправил Карпову входящий вызов с бота. На этот раз он принял звонок, сидя в кресле. Его локти упёрлись в столешницу, пальцы переплелись в замок, а на лице застыла маска безмятежности.

– К-хм… – начал Ред Фар. – Бонд, мы согласны сдаться в плен.

– Замечательно, – не подал вида Карпов о том, что знает планы абордажников. – Только вынужден вас предупредить – любая попытка нападения приведёт к тому, что на вас будет использовано новое парализующее оружие, которому плевать на все ваши защиты. Не хотелось бы напрягать техников, заставляя выковыривать вас из скафандров.

Правый глаз командира абордажников дёрнулся.

– Не верите? – ухмыльнулся Карпов. – А зря. Кстати, если добровольно сдадитесь в плен – в рабство вас никто продавать не будет. Обещаю, что освобожу вас на ближайшей населённой планете. В случае сопротивления, вы уж извините, но придётся поступать жёстко. Люди, которые не держат своего слова, достойны лишь пойти на компост. Надеюсь, вы услышали и поняли мои слова?

– Мы поняли, – стараясь говорить ровно, ответил Фар. – Никакого сопротивления не будет…

– Что ж, стыкуйтесь к главному шлюзу.

Стоило связи прерваться, как Карпов устремил взор на экран монитора. А там гном Фидо усмехнулся.

– Ха! Полный наивняк! Верить на слово врагам… Как эти пираты вообще в бизнесе столько прожили?

– Брат, может, не надо? – протянул Фар-младший. – Я склонен поверить Бонду. А что, если у них действительно есть такое оружие? Он же обещал сохранить нам жизнь и свободу.

– Больше никогда не буду брать в команду родственников, – закатил глаза Ред. – Вис, лучше заткнись. Парни, дуйте к своим сотням, готовьтесь к абордажу.

Каждый из троицы собеседников Реда оказался младшим офицером, командующим сотней абордажников. Дмитрий прекрасно представлял действия противников, поэтому дальше тянуть не стал.

Конечно, лучше бы бот пристыковался, и тогда уже глушить нападающих. Но стоит ему пристыковаться – начнётся полный швах. И если использовать свой аргумент в этот момент, то зацепит и членов экипажа фрегата. Тогда некому будет выковыривать врагов из скафов.

Он достал из адамантиевой шкатулки последний из трёх шариков с древесной праной. На захват фрегата у него ушло лишь два из трёх приготовленных нестабильных накопителей.

В тот же миг шарик был активирован и закинут в портал.

На мониторе он увидел, как округляются глаза Реда при виде неожиданно появившегося прямо в рубке управления ботом небольшого шарика, который с хлопком разлетелся пылью. Через мгновение его тело сковало параличом. Скафандр не дал ему упасть, он так и застыл в стоячем положении. Пилот откинулся на спинку кресла и с выражением недоумения застыл статуей.

Управляемый искином бот продолжил полёт по намеченной траектории.

Карпов сразу связался с капитаном фрегата.

– Вит, пусть Макс стыкуется с ботом.

– Там же…

Карпов оборвал поток красноречия Виталика:

– Там все парализованы, бот следует заложенной программе полёта. Так что стыкуйтесь скорее. Мобилизуй всех техников. Пока паралич действует, нужно обезвредить всех нападающих.

Не дожидаясь стыковки, Дмитрий облачился в боевой скафандр, лучший из того, что удалось найти на фрегате. С собой он взял набор абордажника для взлома корабельных систем. Фрегат был пиратским, поэтому такого добра тут хватало с избытком. После чего он телепортировался на бот в технический отсек и приступил к взлому бортовых систем.

Взломать искин не в его возможностях, а вот обезвредить хиленькую систему обороны от проникновения чужих он сумел даже раньше, чем у Максима получилось заарканить бот. Затем Дима проник в реакторный отсек и отключил питание двигателей. Остановить звездолёт ведь можно, не только взломав искин, но и старым добром обесточиванием. Двигатели не работают – корабль не летит. Нет, конечно, по инерции он продолжал лететь, но уже не как космический аппарат, а подобно астероиду.

У неопытного пилота на стыковку ушло два часа и пять попыток. Он лишь после отключения движков умудрился состыковаться, и то, вспомнив об искине. Этот любитель компьютерных игр пытался управлять космическим кораблем вручную! Если бы Карпов узнал об этом, то приложил бы ладонь к лицу.

В Галактическом Союзе ручное управление используют исключительно в аварийных ситуациях, полагаясь на искины. На звездолёте пилот нужен, только чтобы вовремя отдавать приказы компьютеру. Поэтому для пилотирования трёхсотметровой махины достаточно баз знаний третьего ранга. Имей искин больше свободы воли, он и вовсе был бы способен обойтись без пилота. Но местные мыслящие с большой осторожностью подходили к свободе воли искусственного интеллекта. Проще говоря, искины обкладывали таким количеством ограничений, что без мыслящего с допуском они и лишней мысли не могли допустить.

В принципе, вообще вся местная техника могла бы работать без специальных навыков оператора. Это как с бытовой техникой двадцать первого века – не нужно иметь специального образования, чтобы пользоваться микроволновкой, телевизором, холодильником и прочим. Но все приборы имели в своём нутре модули для подключения нейросети и систему опознания по уровню изученных баз знаний.

По сути, если убрать из конструкции ограничивающий модуль, то любой обладатель нейросети сможет управлять чем угодно. К примеру, обыватель может отдать приказ роботам-ремонтникам починить те или иные приборы, кораблю приказать лететь по нужному маршруту и так далее.

Карпову казалось, что он начал понимать логику, по которой живёт Галактический Союз. Это рыночные отношения, построенные на потреблении. Стоит убрать из Союза базы знаний и нейросети – он развалится, как карточный домик.

Галактика настолько густо населена, что мыслящих очень много. Любой коммерсант стремится к удешевлению производства. Идеальный завод полностью автоматизирован. Но если все будут производить товары автоматически без участия рабочих, то где мыслящим работать? Нет работы – нет денег – некому покупать продукцию. Триллионы людей, хлорави, эльдар и прочих разумных. Всех их нужно куда-то пристроить и обеспечить приемлемым уровнем жизни. И вот он выход – быстро учи, приставляй к делу, воспитывай в гражданах потребительское отношение к жизни, чтобы обеспечить финансовый круговорот. Человек – придаток к дроидам и искину. Лишь учёные занимаются полезным делом, в остальных отраслях можно было бы обойтись и без присутствия человека.

Техники были в шоке. Капитан фрегата и пилот тоже тихо обтекали, когда увидели в десантных отсеках сотни парализованных парней в боевых скафандрах, увешанных оружием по самые уши.

Для техников начался десятичасовой аврал. Именно столько им понадобилось на вскрытие трёхсот двух скафов. Первые несколько скафандров они сломали, но потом набили руку и стали вскрывать их, как орехи, оставляя невредимыми.

Помимо техников, пришлось привлечь к работе и весь остальной персонал фрегата. Пока техники занимались вскрытием скафандров, другие занимались упорядоченным мародёрством. То есть рыскали по всему боту в поисках ценных вещей и с помощью дроидов переносили все находки на фрегат. В том числе, они забирали скафандры, от которых освобождали абордажников. В итоге на десантном боте не осталось ничего ценного, что не было прикручено или приварено, и то не везде.

Пленные в одном исподнем лежали штабелями в одном из шести десантных отсеков бота. Усталые техники поплелись отдыхать. Вслед за ними корабль покинули остальные земляне, которые выглядели не менее усталыми.

Вскоре сюда с некоторым интервалом вначале пришёл Виталий, затем Дмитрий. У молодого капитана фрегата под глазами залегли тёмные круги, а кожа побледнела. Карпов, в отличие от него, выглядел бодрым и свежим, поскольку успел выспаться, принять душ и плотно позавтракать.

– Отличная работа, – оценил Дмитрий штабеля абордажников.

– И что теперь с ними делать? – спросил двадцатилетний капитан.

Карпов заметил опаску во взгляде Виталика, с которой тот на него смотрел. Несложно было просчитать реакцию тепличного мальчика на то, что хотел сотворить с пленными эльф.

Изначально он собирался пустить их на ману, сделав неполноценный мелорн, с помощью которого с высоким коэффициентом полезного действия можно наполнить накопители. Но это точно породит негатив у Виталика, а вместе с ним и у всего экипажа. Эти рафинированные хуманы, не нюхавшие орочьих проклятий, его не поймут и посчитают безумным и жестоким маньяком. При этом уничтожение крейсера вроде как нормально. Ну да – двойные стандарты. Они что у людей, что у эльфов, всегда были, есть и будут.

С одной стороны, казалось бы, какое дело эльфу на мнение и отношения хуманов? Но если только от этих людей не зависит твоя жизнь. Негативно настраивать против себя экипаж звездолёта Карпову было не с руки. Поэтому ему, скрипя зубами, пришлось отбросить самый эффективный вариант решения проблемы.

Всё это он обдумал ещё до завтрака, поэтому приготовился заранее. Ничего не говоря, он улыбнулся и подмигнул спутнику, после чего по его команде открылся большой портал.

Телекинезом он подхватывал и забрасывал в зев портала пленных. Когда последняя партия отправилась в окно, портал закрылся. На полу остались лежать лишь пять человек: пилот бота, Ред Фар и офицеры.

– И что это было? – спросил ошарашенный Виталий. – Ты куда их отправил?

– На остров к их подельникам. Доживут до прилёта полиции – хорошо. Нет – я грустить не стану. Или у тебя есть другие предложения?

– Эм… Нет. Честно говоря, я даже не представляю, куда нам деть такую толпу пленных. А они живы?

– Паралич спадёт через девять часов. На острове крупных хищников нет. Так что всё в их руках.

– А эти мужики тебе зачем? – пристально посмотрел на оставшихся пленных Виталий.

– Допросить.

– Будешь пытать?

– Нет, зачем. Пока вы тут занимались мародёрством, я доработал отварчик, который мы использовали для допроса орков. Так что эти орочьи прихвостни запоют жар-птицами.

Открыв портал в свое логово на фрегате, Карпов прихватил телекинезом пленников. Не успел он дойти до портала, как его окликнул Виталий.

– Товарищ капитан, а что нам делать с десантным ботом?

– Пока отдыхайте. Я выясню коды доступа к искину, тогда и отгоните его в укромное место.

Ред всё видел, но его разум был затуманен, мысли текли вяло, а тело не слушалось. Сознание немного прояснилось, и он обнаружил, что может говорить. Он был в одном нижнем белье прикован наручниками из фиолетового металла к прочному металлическому стулу, прикрученному к полу. Из верхней части туловища торчали иголки.

До прояснившегося разума дошли воспоминания о том, как его, парализованного, вытаскивали из скафандра, затем по воздуху несли через, подумать только – портал! А затем он оказался в таком положении. Отчего-то нейросеть не реагировала на сигналы мозга, словно её отключили или приказы до неё не доходили, а самочувствие было таким, словно его накачали наркотиками.

Напротив на вполне обычный стул присел «Джеймс Бонд». Он посветил фонариком в глаза, рассматривая зрачки. Чем-то удовлетворившись, он начал:

– Привет, дружище. На кого ты работаешь?

– Я… – Ред не хотел говорить, но слова помимо воли вырывались у него изо рта: – Я работаю на корпорацию Зуланд.

– Что за корпорация?

– Зуланд расположена в империи Зулу. Это корпорация галактического уровня, которая занимается добычей ценных ископаемых в основном во фронтире.

– И зачем корпорации Зуланд гений?

– Руководство корпорации собиралось выйти на новые рынки. Уже несколько лет идет разработка медицинского оборудования. Им не хватает учёных для создания конкурентных товаров.

– Допустим. Но откуда какой-то рудодобывающей корпорации стало известно о гении-хлорави? Это же человеческое государство.

– У нас сильная частная армия. Без этого работать во фронтире невозможно. У службы безопасности Зуланда имеется обширная агентурная сеть по всей галактике. Информацию нам слили из галактической службы безопасности. Кто именно – я не знаю, не тот уровень допуска. Я всего лишь командир абордажной бригады.

– Интересно. Значит, даже в международной СБ без грызунов-вредителей не обошлось… А там откуда узнали о гении?

– Этого я не знаю. Могу лишь догадываться, что это кто-то из сотрудников школы. Вероятней всего, мелкая сошка.

– Если у вас такая богатая корпорация, почему же они прислали крейсер шестого поколения?

– Шестёрки – максимально доступные для покупки гражданскими корпорациями в Империи Зулу. Максимум у нас на верфях производят звездолёты восьмого поколения. Восьмёрки и семёрки находятся исключительно на службе государства.

– Понятно. У вас отсталая страна. Странно. Пятьсот лет назад Зулу выпускала самые передовые космические корабли.

– Только военные, – поправил Ред. – В то время Зулу ещё не была империей и вкладывала все средства в развитие военно-промышленного комплекса. Постоянные войны хоть и позволили сильно расширить границы империи, но истощили бюджет. В итоге в настоящее время наша страна немного отстаёт от передовых центральных человеческих стран. Там уже начинают выпускать технику девятого поколения, а у нас к этому лишь готовятся. Нашей корпорации нужен гений, чтобы как можно скорее разработать и выпустить медицинское оборудование девятого поколения и получить госзаказ. Это должно принести сверхприбыли, поэтому руководство корпорации сильно заинтересовано в гении.

– Понятно… Скажи, товарищ, после пропажи вашего звездолёта за вами сюда не прилетят?

– Прилетят хотя бы для того, чтобы проверить, что произошло и куда пропал крейсер.

– Как скоро можно ожидать их визита и какими силами?

– Точно сказать не могу. Предположительно, неделю от нас будут ждать ответа. Пока в бюрократической волоките разберутся, ещё минимум неделя пройдёт. Отправить должны крейсер со стандартной звездой поддержки: два торпедоносца, два штурмовых фрегата и фрегат-носитель седьмого класса с истребителями. Лететь они будут не меньше месяца.

Звездолёты подразделяются на классы, которых всего десять. В основном, разделение идёт по размеру космического корабля. Так, фрегат первого класса может быть в длину сто пятьдесят-двести метров, а десятый класс уже практически крейсер под километр. Там уже сложно различить малый крейсер или большой фрегат. Семёрка – это почти крейсер, примерно семьсот метров в длину.

Таким небольшим флотом можно устроить локальный военный конфликт и при удаче завалить средний крейсер аналогичного поколения, а это пятикилометровая махина с огромным количеством разнообразных пушек.

Карпов прикинул, что корпоранты прилетят позже полиции, и на этом успокоился. Сейчас они ему были не страшны.

После он продолжил допрос, вытягивая всю интересующую его информацию обо всём, связанном с корпорацией. Так продолжалось до тех пор, пока действовал фирменный отварчик по переработанной рецептуре. После этого Ред категорически отказался говорить, а тратить на него новую порцию отварчика было жалко, ведь своей очереди на допрос ожидал пилот, который должен был поведать коды к десантному боту.

Глава 15

Приземлившийся на временно обитаемом острове угловатый и похожий на перевернутое корыто десантный бот длиной в сотню метров, не заметил бы только слепой хлорави. Тем более, бот заходил на посадку плавно, казалось даже, что показушно. На самом деле им просто управляла второй пилот фрегата Светлана Кузнецова. В недавнем времени студентка первого курса Волгоградского государственного университета факультета филологии. Миниатюрная блондинка с внешностью куклы на деле оказалась обладательницей самого высокого показателя интеллекта из землян – сто семьдесят две единицы. Такому сокровищу даже жалко было устанавливать нейросеть третьего поколения. Местные её бы с руками оторвали, опутали по макушку долгами и уболтали бы поставить сетку-пятёрку, а то и шестерку или даже семёрку. И ждала бы её карьера инженера или хорошего медика, привязанного к фирме-работодателю шестой базой знаний и непомерным долгом. Не самая элита, но уже не рабочий класс, с доходом от пяти до пятнадцати раз выше.

Для Светы это был первый опыт посадки космического корабля, оттого она сильно волновалась. К тому же девушка сделала типичную ошибку, на которой уже обжёгся Максим – она управляла ботом вручную.

На улицу она вышла вся мокрая от пота с подрагивавшими руками, при этом дарила миру безумно-радостную улыбку.

– Я жива! – пробормотала она, упав на колени и с восторгом прикоснувшись к почве. – Земля! Я смогла посадить космический корабль…

– К-хм, – привлёк к себе внимание Карпов, сошедший с бота на землю. – Светлана, дорогой мой товарищ пилот, я стесняюсь спросить, что вам мешало воспользоваться автопилотом? У бота довольно неплохой искин для своего класса, аварийной ситуации не наблюдалось. Или же вы решили отточить свои навыки ручного пилотирования?

Карпов почувствовал направленную на себя волну негодования. Девушка-пилот смотрела на него настолько выразительным взором, что, даже не имея степени в менталистике, можно было по лицу прочитать её мысли:

«А что, так можно было?! И почему ты мне раньше об этом не сказал? И почему я сама об этом не вспомнила?!»

Дальше продолжать беседу не позволили хлорави, которые сбегались в сторону посадки бота со всего лагеря.

Света встала и замерла, выпучив буркала на колоритных инопланетян. Она даже потерла глаза и поморгала, но не развидела солдатиков в форме российской армии, но с зелёной кожей, вертикальными зрачками и жёлтой радужкой.

Подростки нерешительно замирали в небольшом отдалении от космического аппарата и с искренним любопытством рассматривали бот и людей. Вскоре через толпу протолкались все одиннадцать старших офицеров.

– Дима? – вопросительно взглянула на него Олани.

– Дмитрий Васильевич? – большими глазами с другой стороны смотрела на него Светлана. – Скажите, что у меня не глюки!

– А что ты видишь? – спросил у Светы Карпов.

– Солдат… Наших солдат, многие из которых дети, но… Чёрт побери! У них у всех зелёная кожа и змеиные глаза! Прямо воинство Воландеморта…

– Дима, откуда у тебя бот? – насела на него лепс-княгиня. – Кто эта девушка-человек?

– Знакомьтесь, Олани, лепс-княгиня какого-то там княжества Хлоравийской Империи. Светлана, мой пилот.

– Так у тебя есть звездолёт?! – обрадовалась Олани.

Лица сотников украсили улыбки, их глаза выражали надежду.

– Хлорави? – протянула Кузнецова. – Это одна из рас Галактического Союза, ведь так?

– Да, – кивнул Карпов пилоту. – Ребята, – обратился он к хлорави, – этот бот я оставлю у вас. Через три недели, не раньше, активируйте аварийный маяк.

– Постой, – кажется, что-то начала понимать лепс-княгиня. – Дима, ты же не собираешься нас тут бросить и улететь?

– Олани, ребята, – кивнул он сотникам, – давайте поднимемся на борт бота, поговорим.

Одиннадцать хлорави и один человек поднялись на борт космического аппарата следом за Дмитрием. Он рассадил всех в первом ряду сидений, предназначенных для перевозки десантников, после чего начал речь:

– Товарищи хлорави, я прекрасно понимаю ваше желание поскорее покинуть планету. Но, к своему огромному сожалению, я не могу вас забрать с собой.

– Почему? – в сердцах вырвалось у Олани.

– Хороший вопрос, Олани. Мы с тобой уже обсуждали эту тему. Для начала успокою вас. Полиция вашей страны уже летит к вам на выручку. Они прилетят в течение двух-четырех недель и увезут вас к цивилизации.

Осмотрев погрустневшие лица подростков, он продолжил:

– У вас есть еда, вода и все необходимые предметы для выживания. Я вас научил, как не убить себя приготовленной едой и инструментами. Так что, ребята, вы спокойно дождетесь спасателей, не мучаясь от голода, жажды и холода. Да, условия не курортные, но вполне терпимые.

– Ну если тут поставить современные домики… А так, да, не курорт, – хмыкнула дочка адмирала. – Дима, я присоединяюсь к вопросу Олани. Почему бы тебе не забрать нас с собой?

– Всё просто, дорогие мои. Во-первых, ко мне могут появиться нездоровые вопросы со стороны ваших правоохранительных органов. Уже этого достаточно, чтобы постараться избежать с ними встречи. Во-вторых, корабль, который у меня появился, ранее принадлежал пиратам, которые вас похитили. Если я на нём повезу похищенных школьников, то могу попасть в ещё большие неприятности. Пока разберутся, если вообще кто-то станет заморачиваться этим, будет поздно.

– Но мы скажем, что ты нас спас! – воскликнула Олани, и её кивками поддержали товарищи.

– Есть ещё одна причина, о которой я не хотел вам говорить, чтобы не напугать. Видимо, придётся. Из допроса пиратов стало известно, что они действовали по заказу. Вчера в систему прилетел крейсер заказчика, и мне пришлось немного повоевать. Этот бот всё, что осталось от крейсера.

– Заказчик? – вопросил один из ребят. – Кто он?

– Корпорация Зуланд. И они пришлют сюда звездолёты для проверки, чтобы узнать, куда подевался их крейсер. Но они прилетят минимум на пару недель позже полиции, так что к тому моменту вас тут не будет. На борту устаревшего фрегата вы будете в большей опасности, чем тут.

– Дима, откуда ты знаешь о том, кто заказчик? – спросила адмиральская дочка, подозрительно прищурившись.

– Допросил офицеров с крейсера. Кстати, я оставил в рубке бота координаты острова, на котором сейчас находятся выжившие пираты и солдаты Зуланда. Передадите данные полиции. Ну, всё. На этом я с вами прощаюсь.

Олани вскочила с кресла и бросилась к Карпову. Она вцепилась в его пиджак.

– Дима, не бросай меня. Что я… мы будем без тебя делать?

– Ну-ну, деточка, не реви, – нежно погладил он по голове лепс-княгиню. – У вас найдётся, чем заняться. За всё время жизни на острове я вам ни разу сопли не подтирал, но как-то же вы жили… Ещё несколько недель проживете как-нибудь. Воспринимай это, как экстремальный туризм. Многие богачи за такой туризм платят огромные деньги, вы же получили массу впечатлений совершенно бесплатно.

– В чёрной дыре я видела такой туризм! – всхлипнула Олани.

Парни, заметив на её лице слёзы, отвернули головы в стороны, делая вид, что ничего не видят. Обе девушки, наоборот, с интересом следили за разворачивающейся на их глазах драмой между мужчиной-человеком и девушкой-хлорави.

– Олани, я вам в няньки не нанимался. Думаешь, раз я вас спас от пиратов, обеспечил припасами и вещами, потом ещё раз спас, то теперь всё время обязан с вами возиться, словно с родными детками? Вы все уже взрослые хлорави. Всего-то и нужно, что спокойно, без суеты, в относительно комфортных условиях тропического острова дождаться звездолёт, который отвезёт вас домой.

– Мы ещё увидимся? – с надеждой посмотрела Олани в глаза Дмитрию.

– Возможно, – шуточно щёлкнул он девушку по носу. – Кое-кто обещал мне награду за своё спасение…

– Я обещала, – кивнула она. – Я своё слово сдержу, не будь я лепс-княгиней! Дима, ты только прилетай ко мне на столичную планету Ариольского княжества. Клянусь честью, тебе там ничего не грозит!

– Постараюсь. Всем пока…

Светлана, словно завороженная, вместе с хлорави, провожала взглядом спину Карпова, который с гордым видом удалился через окно портала. В этот момент он ей напоминал героя эпичного боевика, который в конце киноленты, победив кучу врагов и спасши принцессу от дракона, пафосно уходит в закат. Она тихо прокомментировала на всеобщем:

– Он улетел, но обещал вернуться…

Никто её отсылки не понял, но все взгляды обратились к ней. Внезапно голос Карпова заставил девушку вздрогнуть.

– Светлана, мне вас долго ждать?

– Ах, да! – вскочила она, как ужаленная, и рванула в сторону портала.

* * *

До ближайшего обитаемого сектора на задворках фронтира фрегату нужно лететь двадцать девять суток и совершить два прыжка. И это ещё стоит поблагодарить пиратов за то, что на звездолёте стояли хорошие двигатели, по характеристикам близкие к четвертому поколению. Видимо, корабль по части силовых агрегатов был серьезно модернизирован. Максимальная дальность прыжка для такого фрегата до двадцати световых лет. За четверо суток корабль преодолевает расстояние равное пяти световым годам.

Современные корабли намного шустрее. Чем больше звездолёт, тем мощнее двигатель, и тем дальше он может совершить прыжок. О самой современной технике последних поколений Карпову ничего не было известно, но лучшие крейсера-шестерки прыгали на расстояние до ста световых лет. Те же пять световых лет они преодолевают всего лишь за двенадцать часов.

Исходя из этих сведений, можно сделать вывод, что современные звездолёты быстрее в разы и могут прыгать дальше.

То есть, раз корпорации Зуланд нужен всего лишь месяц, чтобы долететь до Солнечной системы на кораблях шестого поколения, то они расположены относительно недалеко. И раз хлорави летят на кораблях последних поколений, а у полиции всегда лучшие звездолёты, наверняка не меньше восьмого поколения, и им требуется три недели, значит, их страна находится довольно далеко.

Впрочем, этим голову Карпов особенно не забивал. Он и так перевыполнил личный план по добрым делам на ближайшее столетие. Не то, чтобы он верил в карму, но как магу, ему было точно известно: любые серьёзные поступки накладывают свой отпечаток на астральной части души. По этим отпечаткам маг может понять, насколько хороший или плохой перед ним эльф (человек или иной разумный).

Например, у орков души выглядели мерзко, ибо они не знали такого понятия, как хорошие дела.

Эльфийские маги, то есть, по сути, вся аристократия, считала хорошим тоном содержать астральную часть души в равновесии. Линаэль на этом фоне выделялся светлой «аурой». Всё же основную часть жизни он совершал лишь хорошие поступки: лечил животных, помогал обычным эльфам, улучшал растительные культуры. Лишь на войне его астральная часть души пришла в равновесное состояние, даже немного замаралась. Запачкаться намного проще, чем отмыться. Обидно семьсот лет делать хорошие и добрые дела, и всего за несколько лет перечеркнуть все достижения. И ладно бы, если преступлениями – не так печально. Но он же убивал врагов-захватчиков, которые ни разу не были похожи на пушистых травоядных зверушек!

Уже две недели длился полёт. За всё это время у Карпова ни разу не получилось открыть портал. Гиперпространство мешало работе установке телепортации, что не прибавляло хорошего настроения. О гиперпространстве Дмитрию ничего не было известно, поэтому он мог лишь строить теории о влиянии этого пространства на технику и магию.

Поскольку делать на корабле ему особо было нечего, он занимался своими делами. В первую очередь воссоздал на 3D-принтере несколько копий генератора Хиггса и один телепорт. Такие приборы в хозяйстве никогда не будут лишними. А ещё он учил базы знаний, проглатывая их со всё возрастающей скоростью.

«Диверсанта» четвертого ранга он изучил меньше, чем за шесть суток, что при аналогичном объеме информации, как у «Абордажника», было примерно на сутки быстрее.

Но и этого ему показалось мало. Поэтому он запустил загребущие лапы в чемоданчик с резервными базами для управления фрегатом. Эти знания он усваивал с невероятной скоростью. С каждым днем на следующую базу уходило всё меньше времени. За трое с половиной суток он полностью усвоил весь десяток профессий, необходимых для полноценного управления и обслуживания звездолёта: все направления техников, включая медтехника, пилотирование малых космических аппаратов (фрегаты, боты, шаттлы) и даже администрирование. Впрочем, всю кучу простеньких баз знаний из запасов пиратов для личного просвещения он проигнорировал. Там для него не было ничего нового, а то, что имелось, не представляло ценности для задач, которые ставил перед собой эльф в шкуре человека.

При желании и необходимости теперь Линаэль сможет в одиночку управлять звездолётом наподобие фрегата, поменять неисправные запчасти, но не починить их, оказать первую медицинскую помощь с помощью медкапсулы. Конечно, надолго заменять десяток членов экипажа его сил не хватит, но один-два перелёта в безвыходной ситуации ему по плечу. Если же раздобыть одно-двухместный небольшой звездолёт, который не требует большого экипажа, тогда другое дело. На таком космическом аппарате можно полетать в своё удовольствие.

Для лучшего представления разделения рангов знаний можно провести аналогию с компьютерами.

Первый ранг – это как пользователь компьютера, который слышал о том, из каких компонентов он состоит.

Второй ранг – продвинутый пользователь, способный поменять видеокарту или жесткий диск и удалить вирус без вызова мастера.

Третий уровень – начинающий эникейщик, умеющий переустанавливать операционную систему, диагностировать неисправности, но весь ремонт у него будет заключаться в замене неисправных комплектующих на рабочие.

Четвертый ранг – это продвинутый ремонтник, который может перепаять конденсаторы.

Пятый ранг – это уже отличный системный инженер, который может диагностировать неисправности отдельных компонентов компьютера: блока питания, видеокарты, материнской платы. Он может перепаять хаб и сокет, восстановить дорожки, поменять смд-компоненты и мосфеты, восстановить информацию с убитого жесткого диска. В общем, человек, который воскресит комплектующие, которые первые две категории ремонтников признали неисправными.

Шестой ранг – продвинутый инженер, который не только всё починит, но и модернизирует комплектующие.

Седьмой ранг – это уже инженер-разработчик, который может воплотить в «железе» новые комплектующие следующего поколения.

Вызов по сетке застал Диму врасплох в том месте, куда короли ходят без охраны. Принимая звонок, он отключил визуализацию.

– Вит, что-то случилось?

– Дмитрий Васильевич, вы могли бы подойти в кают-компанию? Требуется ваше присутствие.

– Скоро буду.

Карпов думал, что назрели какие-то проблемы, но не настолько серьёзные, чтобы сразу информировать его. И всё же поспешил пройти в кают-компанию.

Там за большим столом для офицеров собрались четверо: Виталик – капитан фрегата, Евгений – слегка полноватый-брюнет, работающий техником-энергетиком, угрюмый мусорщик Василий и второй пилот Светлана.

– Что случилось? – с порога спросил Карпов. – Чего у вас рожи угрюмые?

Ответил ему Виталий:

– Дмитрий Васильевич, у нас тут драка.

– И что? – правая бровь Карпова метнулась вверх.

Он сел напротив капитана с другого торца стола. Вася сидел слева и злым взглядом сверлил Женю, который расположился напротив рядом со Светой.

– Вы меня дёрнули из… из-за драки?! – продолжала ползти вверх бровь Дмитрия.

– Да, – кивнул Виталий.

– Ты шутишь? Меня, и из-за драки?! Вит, а ты тут нахрена? Ты же капитан, главный в этом шалмане, вот и руководи.

– Но я подумал, что в такой ситуации вы должны поучаствовать, – оправдывающимся тоном сказал он.

В ответ Виталик получил настолько красноречивый взгляд от Дмитрия, что ему стало стыдно.

– К-хм… – кашлянул он. – В общем, Женя с Васей подрались. Нам со Светой пришлось их разнимать. Итак, кто мне скажет, из-за чего вы подрались?

Красноречиво посмотрев на Василия, первым ответил Евгений:

– Этот псих на меня ни с того, ни с чего накинулся. Я лишь дал сдачи.

– Он меня спровоцировал! – воскликнул Василий, продолжая исподлобья сверлить злым взором оппонента.

– Да? – поёрзал на стуле Виталий. – И как же спровоцировал?

Василий направил указательный палец в сторону оппонента и с нескрываемой злобой продолжил:

– Он специально кряхтит, когда проходит возле моей каюты!

– Женя, зачем ты это делаешь? – посмотрел на него капитан корабля.

У Евгения глаза удивлённо округлились. Он с недоумением смотрел на Васю.

– Слышь, ты псих что ли? – вопросил он, затем перевел взор на капитана. – Я ничего такого не делал. Да он мне вообще не сдался. Я просто шёл по коридору мимо его каюты, тут этот псих внезапно выпрыгнул в коридор, перегородил мне дорогу, и как завопит: «Не делай так больше!».

– Да, – сжал губы и набычился Вася. – Не делай так больше!

– Вот, – ткнул в него пальцем Евгений. – Именно так этот придурок и сказал! А я не понял, чего он от меня хочет. Спросил у него: «Чего не делать?». А он мне заявляет: «Не провоцируй меня – не кряхти!». Я сразу понял, что у него кукушка набекрень. Я вначале пытался объяснить, что никогда не кряхчу и тем более даже не думал никого провоцировать. А он молчит, зенки пучит, пыхтит, как бык перед тореадором. Я попытался его обойти, а он на меня с кулаками кинулся.

Выслушав версию Жени, Виталий посмотрел на мусорщика.

– Василий, почему ты набросился на Женю?

– Он меня спровоцировал, – тихо пробурчал Вася, продолжая исподлобья со злобой глядеть на Женю. – Ходит, кряхтит специально, чтобы меня позлить!

– Дмитрий Васильевич, а что вы скажете? – обратил на него внимание капитан.

– А что я скажу? – пожал он плечами. – Я не специалист по человеческой психиатрии. Если бы это был единорог, я бы предложил его заколоть. Но! Поскольку это наш единственный мусорщик, отселите его на уровень абордажников. Там никто не живёт, бросаться ему будет не на кого.

– Никуда я не хочу переезжать! – заявил Вася. – Вот пусть он и проваливает на нижний уровень! – направил он корявый палец в сторону Жени.

– Меня всё устраивает, – отрицательно качнул головой Евгений. – Если кого-то что-то не устраивает, пусть тот и валит жить подальше от нормальных людей.

Лицо мусорщика пошло красными пятнами. Он заскрипел зубами и заиграл желваками, словно вот-вот готовый наброситься на кого-угодно, будто бешеный пёс.

– Меня много чего не устраивает! – начал он. – Почему я один работаю ежедневно, а другие посменно?

– У нас мало людей, – попытался объяснить Виталий.

– И ничего не один ты такой! – наконец, подала голос возмущенная Светлана. – Мы с Максом ежедневно по двенадцать часов на мостике дежурим. Все техники точно так же сменяются двенадцать на двенадцать. Анька одна в медицинском крыле двадцать четыре на семь на стрёме. Виталик за двоих отдувается по ненормированному графику, ведь старпома не имеем. Завхоз и вовсе отсутствует, так что Виталик ещё и за эту должность отдувается. Так ещё ему с дебилами всякими приходится возиться, когда кораблем управлять нужно. А ты чем занят? Работаешь, как и прочие техники – половину суток. При этом всего лишь следишь, чтобы дроиды мусор мимо зева реактора не кинули! Вот уж «сложная работёнка», – в последнюю фразу она вложила тонну сарказма.

– Заткнись, шалава! – прикрикнул на девушку Василий.

От такого его поведения все опешили. Никто из парней не мог себе позволить вот так запросто наорать на девушку и оскорбить её, тем более, когда она говорит дельные вещи.

Карпов невозмутимо заметил:

– В принципе, можно и заколоть. У нас осталась одна база знаний техника-мусорщика, можно кого-нибудь обучить…

– Я за, – без раздумий высказался Евгений. – Мало ли, что этому психу в голову взбредёт… Сегодня он кинулся с кулаками, наслушавшись своих тараканов, а завтра начнет вырезать нас во сне!

– Я от тебя ничего иного не ожидал, – через губу мерзким тоном произнес Вася. – Что б ты сдох, тварь! Вначале провоцируешь, а потом хочешь меня убить. Я понял твой план. Ты изначально хотел от меня избавиться!

– К-хм… Минутку тишины! – Виталий дождался, когда на него все посмотрят, и продолжил: – Мы сейчас посмотрим запись с камеры видеонаблюдения.

Он сбросил всем присутствующим в кают-компании запрос на объединение нейросетей в подобие общего чата. После получения разрешения от всех, Виталий запустил воспроизведение ролика. Все словно оказались в пустом коридоре, по которому молча спокойно шагал задумчивый Женя. Внезапно из боковой каюты выпрыгнул Вася. Складывалось ощущение, будто он специально ждал именно этого момента, прислонив ухо к двери. А дальше было всё точь-в-точь, как описывал Евгений.

После просмотра видеозаписи четыре пары недоумевающих глаз сошлись на виновнике собрания. Василий молчал.

– Вася, – начал капитан фрегата, – мы все видели ролик. Что ты скажешь?

Он молчал, лишь втянул голову в плечи, насупился и опустил глаза к полу.

– Василий, мы слушаем, – с укором смотрел на него капитан. – Ты же понимаешь, что это ненормально? Вася, я к тебе обращаюсь! Ответь.

А он не отвечал, молчал, крепко сжав челюсть. Все услышали зубовный скрежет.

– Что ж, Василий, – хлопнул ладонью по столу Виталий, – раз так, то ты должен съехать на уровень абордажников. Я запрещаю тебе доступ на уровень проживания экипажа и в прочие помещения, кроме непосредственного места работы. И я ставлю тебя на карандаш. Ещё один такой косяк, и мы будем искать нового мусорщика. Ты меня понял?

И тишина, лишь скрип зубов и громкое сопение были ему ответом, отчего молодой капитан начал злиться.

– Ты меня понял, больной ублюдок?! Ответь, блядь! К тебе капитан фрегата обращается, а не хрен собачий!

Вася порывисто вскочил и в сердцах воскликнул:

– Да пошли вы!

После этого он бегом рванул на выход из кают-компании. Стоило за его спиной закрыться двери, как вновь дал о себе знать Карпов:

– Я всё же предлагаю бешеную зверушку усыпить. Или порталом домой вернуть, как только из прыжка выйдем.

– Мы посмотрим на его поведение, – решил сгладить углы Виталий. – Дмитрий Васильевич, извините, что побеспокоил вас. В следующий раз я сам буду решать проблемы с персоналом.

– Раз с Василием решили, у меня вопрос, – продолжил Карпов, – когда мы выйдем из прыжка?

– Через час плюс-минус лапоть, – ответила Светлана. – Кстати, мне пора сменить Макса. Мальчики, не покройтесь мхом, чао! Постараюсь сильно не растрясти ваш ужин.

Светлана удалилась. С места поднялся Евгений.

– Ну, я тоже пойду. Меня сменщик заждался и наверняка уже кроет великим и могучим.

– Жень, – сказал ему капитан фрегата, – сменщик подождёт. Зайди в медотсек, пусть Аня тебя подлатает. Мне на корабле аварии из-за травм не нужны.

– Как скажешь, капитан, – кивнул Евгений. – Только, ты это, не забудь тому психу доступ в наш сектор заблокировать. И если можно, следите за ним. Я хочу долететь живым и комплектным. Мало ли, что этому дебилу в бошку стукнет… Решит диверсию устроить или ещё чего. Вспомните о психах, которые детей в школах расстреливали…

– Я уже приказал искину следить за Василием, – отозвался Виталий. – Иди уже.

Вскоре в кают-компании остались лишь Карпов и Виталий.

– Дмитрий Васильевич, я при всех говорить не хотел, но нам нужно искать нового мусорщика. Так не пойдёт. Как найдем и обучим, вы сумеете вернуть Васю на родину?

– Смогу, не волнуйся. Ладно, Вит, я тоже пойду. Нужно аппаратуру подготовить. Хочу проверить, как поведет себя телепорт при выходе из гипера.

Глава 16

Собранные данные по работе портала в разных условиях дали Карпову пищу для размышлений. Он настолько глубоко погрузился в улучшение портальной установки, что не замечал ничего вокруг.

Внезапный толчок отправил Дмитрия в полёт. Отчасти восстановившаяся физическая форма и подготовка рейнджера вкупе с недавно изученными местными военными навыками позволили ему сгруппироваться, перекатиться через плечо и не получить травм.

А вот оборудование не могло похвастать целостностью. Новенькая, только что из 3D-принтера деталь в результате падения хрустнула и пришла в негодность. Карпов заметил это, после чего зал огласила певучая матерная конструкция на эльфийском.

Успокоившись, он тихо сказал:

– Ладно-ладно… И хорошо, что эта гравицапа сразу сломалась. Буду знать, что её нужно сделать прочнее. Адамантиевый корпус, думаю, самое оно… Хотя, чего мелочиться? Всё, что можно, буду делать из адамантия, чтобы точно не сломалось. Заодно и лишние излучения заблокирую.

Его словоизлияния прервал входящий вызов по сетке. Стоило принять звонок, как перед его взором появилась проекция капитана.

– Дмитрий Васильевич, у нас ЧП!

– Я «счастлив»! – со смесью иронии и сарказма ответил он. – Я-то наивно полагал, что корабль решил сплясать ламбаду! А у нас, оказывается, чрезвычайное положение…

– Ситуация серьёзная, – Виталий держался неплохо, говорил чётко и без паники. Опыт на руководящей должности делал своё дело, закаляя его характер. – Мы вывалились из гиперпространства на середине пути. Поблизости нет ни одной звезды, чтобы разогнаться за счёт её гравитации, а на системных двигателях мы будем лететь до ближайшей около трёх лет, прежде чем сумеем использовать её для разгона. Вот только вряд ли нам хватит топлива, ещё раньше закончится еда.

– Вит, не пугай ежа голой… К-хм… В смысле, чего бояться тем, у кого есть телепорт? На Землю мы всегда успеем вернуться. Ты лучше займись поисками причины, из-за которой мы оказались в этой орочьей западне!

Виталик ненадолго прикрыл глаза, знакомясь с какой-то информацией с нейросети. Распахнув глаза, он с раздражённым видом поджал губы.

– Дмитрий Васильевич, искин только что доложил причину аварии. Неисправны энерголинии гипердрайва, причём обе: основная и резервная.

– Вот так вот, ни с того ни с сего вышли из строя обе энерголинии? – Карпов вопросительно вздёрнул брови.

– Не просто… Это всё мусорщик. Он десантным вибромечом перерубил оба энерговода.

– И как только у него силёнок хватило? – спросил обескураженный Дмитрий.

– А он делал это в скафандре. Там же усиливающий экзоскелет.

– Так, с этим понятно. Другой вопрос. Вит, вот скажи, как мусорщик сумел добраться до энерголиний гипердрайва? Ведь ты при мне запретил ему доступ ко всем важным помещениям.

– Я уже знаю, как, – Виталий нахмурил лоб. – Его в реакторный отсек провела Ленка Вострикова, одна из техников этого сектора. Сама Лена сейчас без сознания находится в том же отсеке. Там же оказался заперт этот псих Василий. Честно говоря, я не знаю, что делать.

– Что делать… – пробурчал Карпов. – Я тебе скажу, что делать! За ноги и в космос этого придурка! Он же решил нас угробить.

– Я уже и сам не против такого решения, – не стал спорить Виталий. – Вот только этот придурок вооружён вибромечом и у него заложница, а у нас никакое оружие не хочет работать, кроме тех же мечей, но мы ими пользоваться не умеем.

Карпов печально вздохнул. Он осознавал, к чему ведёт парень. Кроме него с этой проблемой никто на звездолёте не справится. Точнее, справятся, но без жертв не обойдётся. Экипаж может противопоставить безумцу его же оружие, то есть скафандры и мечи. И хотя на фрегате имеются боевые дроиды (немного), но даже владелец корабля не может воспользоваться ими, поскольку для управления дроидами нужны специальные базы знаний. И единственный, у кого эти знания и допуск имеется – Дмитрий. Но и он не может их активировать, поскольку нет кодов доступа к боевым дроидам. То есть их ещё нужно перепрошить. Базы абордажника давали лишь способы сломать и отключить таких роботов. Возможно, в более высоком ранге и имеется информация по перепрошивке дроидов, но не в четвёртом.

– Вит, я тебя понял. Обезвреживание мусорщика беру на себя. Ты пока отвлеки его, мне нужно время на подготовку.

– Хорошо, – взволнованно взъерошил он волосы, – я постараюсь.

Карпов не стал терять времени даром. Он достал из кармашка комбинезона плоский металлический футляр фиолетового цвета, затем из него такого же цвета табличку, испещрённую серебристыми эльфийскими письменами. После мысленной команды появился портал в ангар, который Дима экспроприировал под свои нужды.

Вместо того, чтобы пафосно облачаться в боевой скафандр, коих на фрегате после захвата абордажников корпорации Зуланд хранилось изрядное количество, он засел за компьютер. Пока Карпов вводил данные, через нейросеть он создал прямую линию с Виталием и краем глаза наблюдал за происходящим в реакторном отсеке.

Там за створками дверей в коридоре столпились трое парней-техников в скафах, и к ним спешно приближался капитан. Никто не решался зайти внутрь, боясь спровоцировать мусорщика.

Виталик начал диалог со свихнувшимся техником через громкую связь.

– Василий, это говорит капитан корабля. Я знаю, что ты там.

Вася нервно расхаживал по свободной площадке, крепко сжимая в руке вибромеч. Спиной к кожуху запасного реактора в сидящем положении была прислонена Елена. Её светлые волосы окрасились кровью. В отличие от облачённого в скафандр мусорщика, на ней из одежды имелся лишь обтягивающий серебристый комбинезон, который гармонично подчеркивал роскошный бюст третьего размера.

– Идите к чёрту!

– Вася, не глупи! – капитан от волнения до побелевших костяшек сжимал и разжимал кулаки. – Скажи, зачем ты это сделал?

– Я вас ненавижу! Вы поняли, сволочи? НЕНАВИЖУ! Я хочу, чтобы вы все сдохли!

Техники, молодые парни, ещё недавно бывшие студентами, прекрасно представляли последствия выхода из строя гипердрайва. Они угрюмо хмурились и недобро косились на дверь, готовые голыми руками справиться с безумцем.

– Но, Василий, – Виталик постарался придать голосу твёрдости, – ты же тоже погибнешь. Ты будешь вместе с нами мучительно умирать от голода в безбрежной космической пустоте. Или, что более вероятно, задохнёшься, когда у нас кончится горючее и нечем будет топить реактор. Система жизнеобеспечения отключится, и ты будешь парить в невесомости, мёрзнуть и задыхаться. Ты и себе такой участи хочешь?

– Мне плевать! – Вася для храбрости пару раз взмахнул мечом, у него нервно подёргивались веки. – Лишь бы вы все сдохли!

– Но почему?

Капитан корабля заметил, что парни хотят ворваться в реакторный отсек. Вскинутой рукой он показал им притормозить и медленно покачал головой в стороны. Техники замерли, а он продолжил:

– Мы же не сделали тебе ничего плохого.

– Вы все хотели меня убить! – голос Василия сорвался на фальцет. – Я всё слышал! Вы даже при мне не стеснялись обсуждать способы убийства. Хрен вам! Теперь вы все сдохнете!

– Да, конечно, – на удивление техников, спокойным голосом продолжил Виталий. – Мы все умрём. Кто-то раньше, кто-то позже. Это закон природы. Но тебя никто не собирался убивать. Ты слишком близко к сердцу воспринимаешь обычные шутки.

– Шутки?! – разъярился Вася так сильно, что его лицо пошло красными пятнами. – Ничего подобного! Я знаю, что вы все давно меня ненавидите. Вы надо мной издевались. За это я теперь вам всем отомщу!

– Издевались?! – лицо капитана фрегата выражало искреннее недоумение. – Василий, ты ври, да не завирайся. Что-то я не припомню, чтобы кто-либо из нашей компании над тобой издевался. Все с тобой общались ровно.

– Вы со мной не хотели говорить и игнорировали! – вновь сорвался на почти девичий визг голос мусорщика.

– Ну, знаешь ли, – Виталий упёр руки в бока, словно стоял прямо перед дебоширом, – это уже ни в какие рамки не входит. Чтобы с кем-то общаться, нужно для начала начать диалог. А из тебя слова не вытянуть. Да и о чём с тобой говорить? Начинаешь про аниме – молчание. Про машины говоришь – ты лишь сопишь. Про компы, фильмы и музыку ты тоже беседу поддержать не можешь. С таким же успехом можно говорить со стеной или с уличным котом. Хотя нет, зря обижаю милое животное… С котом интересней! Он хотя бы иногда может мяукнуть в ответ.

Василий с опаской смотрел на дверь. Он нервно притопывал левой ногой и помахивал мечом. В этот момент Елена с трудом распахнула глаза и с ужасом уставилась на меч в руке мусорщика. Она вжала голову в плечи, постаравшись стать как можно меньше и не привлекать к себе внимания, но Василий заметил, что она шевельнулась, и обратил на девушку горящие безумием глаза. Направив в её сторону меч, он повернул голову к двери и громко воскликнул:

– Не вздумайте войти, иначе я убью её!

– Господи, Вася, что тебе Леночка-то сделала? – Виталий старался говорить беспечным тоном, но крепко сжатые до впившихся в ладони ногтей кулаки говорили о его сильном волнении. – Она же добрейшая девушка, всем помогает. Даже тебя зачем-то пустила в реакторный отсек.

– Она шалава, – обратил пристальный взор на испуганную девушку Василий. – Знатная давалка! Я знаю, что она переспала со всеми завсегдатаями антикафе. А меня послала на хер!

– Хочешь, я тебе дам? – хриплым испуганным голосом спросила Лена, при этом её глаза не отрывались от кромки меча. – Лучше выеби меня, но не убивай!

– Вот как ты заговорила, – сделал угрожающий шаг в её сторону мусорщик, отчего девушка сильнее вдавила спину в стенку реактора. – Да чтобы я переспал с такой шлюхой? Не дождёшься!

– Вася! – понимая, что в реакторной происходит что-то нездоровое, Виталий попытался отвлечь мусорщика на себя. – Слышал я об этой истории. Знаешь, ты, похоже, пересмотрел порнухи. Так, как это сделал ты, с девушками не знакомятся. Их не хватают молча за сиськи и не заталкивают в ванную, сверля похотливым взором. Такое бывает только в дерьмовом порно, и то, это вполне конкретно называется изнасилованием! Лучше скажи спасибо, что тебя послали на хер и вовремя вмешались, иначе ты бы отправился топтать зону. А там таких не любят. Дали бы тебе дырявую миску и был бы ты там лучшей петушиной шлюхой!

– Заткнись! – вновь сорвался на фальцет мусорщик. – Заткнись, тварь! Пошли вон! Вы слышите? Пошли вон, иначе я отрублю этой шлюхе голову!

– Всё-всё, Вася, – Виталик взглянул на парней, которые злыми взглядами сверлили дверь, еле сдерживаясь от того, чтобы ворваться в реакторную. Ему пришлось снова сделать успокаивающий жест. – Мы уходим. Ты только не глупи. Не трогай Лену, ей и так досталось. Если в тебе осталась хоть капелька сострадания, подумай о том, что так поступать с людьми негуманно. Представь, что тебе хотели бы отрубить голову. Тебе бы этого хотелось?

Лена дрожала от ужаса. Безумец навис над ней, пыхтя, подобно паровозу, он похотливым взглядом пожирал её сексуальную фигуру и угрожающе поигрывал мечом.

Внезапно Лена увидела, как Василий провалился под перекрытие. Вот просто взял и ухнул вниз, словно под ним не было пола. На мгновение громкий визг мусорщика заставил её поморщиться от головной боли. Девушка с изумлением успела заметить, что дыра, в которую провалился Василий, вела вовсе не на нижний уровень. За ней находилась чёрная бездна космоса. Девушке показалось, что на неё дыхнуло могильным холодом. Она моргнула и вроде бы сразу распахнула глаза, но никакой дыры там больше не было. Всё тот же пол. Вот только мусорщик бесследно сгинул.

– Так, парни, – вскинул правую руку вверх капитан фрегата, – тихо. Дмитрий Васильевич, я вас слушаю.

– Вит, я отправил психа туда, куда он хотел – в космос подыхать без еды, воды и кислорода. Можете зайти в реакторный отсек и помочь пострадавшей.

– Хорошо, я вас понял. Эм… Вы воспользовались своей штукой?

– Своей штукой я в последний раз пользовался давно… Нет, это был портал.

– Я его и имел в виду, – напряжение начало отпускать Виталия, а ответ Карпова заставил уголки его губ поползти вверх. Повернув голову к напряжённым парням, он сказал: – Всё нормально. Дмитрий Васильевич обезвредил сумасшедшего. Заходим и скорее помогаем Лене.

Когда парни аккуратно несли Лену в больничное крыло, она тихим, наполненным отчаяньем голосом спросила:

– Мы теперь умрём? Простите… Я не хотела…

– Ленусик, спокойно, ты ни в чём не виновата – это всё из-за психа-мусорщика, – старался источать уверенность Виталий. – Ничего страшного. В крайнем случае, Дмитрий Васильевич всех нас телепортирует обратно на Землю. А энерговоды мы починим.

* * *

В столь сложном положении девять из десяти человек отступили бы, вернулись бы на Землю, но Линаэль лишь выглядел человеком и отчасти мыслил аналогично, но всё же в душе был эльфом. Он не поддался на простейшее решение, поэтому никакой эвакуации не объявлял. Ситуация пока ещё не критичная, в запасе масса времени. Еды и топлива хватит на год, да и столь ли важно это, когда под рукой телепорт?

Другое дело, что договорённости предполагали найм экипажа на полгода-год, а лететь на системных двигателях три года. И времени терять не хотелось.

Карпов недолго искал выход из положения. У него, по сути, есть всё для решения проблемы: знания, молекулярный принтер и телепорт. Конечно, мощностей имеющихся установок недостаточно для перемещения фрегата, но масштабирование никто не отменял. Единственный минус – расчётные мощности всё ещё оставляли желать лучшего, а из искинов имеется лишь тот, который управляет космическим кораблём. Но как его перенастроить под свои нужды – Дмитрий не знал. Поэтому он просто масштабировал детали уже имеющихся установок и начал их печать.

Масштабирование – не лучшее решение. Оно, конечно же, даст солидную прибавку мощности генератора Хиггса и телепорта, которых хватит, чтобы создать портал, через который сможет пролететь звездолёт. Но грамотно разработанная модификация намного увеличит коэффициент полезного действия, а следовательно, и мощность.

Это как с двигателями внутреннего сгорания. На заре развития с двигателя объёмом семь литров путём сгорания большого количества топлива снимали полсотни лошадиных сил. Современный однолитровый мотор с турбокомпрессором может выдать сто пятьдесят лошадиных сил, и это не предел, при этом бензин он будет просто нюхать.

Недостаток материи для принтера решался с помощью телепорта, которому было плевать на расстояние. Главное – знать координаты места, откуда брать материю. С этим как раз проблем не имелось. Земля даже не почувствует утраты нескольких тонн воды из океана.

Генератор решено было не делать. Поскольку гипердрайв пока бесполезен, решено было запитать телепорт от корабельного реактора. Для этого были мобилизованы все техники. Они из запасных энерговодов проводили новую временную магистраль на тупой прямоугольный нос звездолёта.

Работы хватало всем с избытком, поэтому рефлексировать ни у кого не оставалось ни сил, ни времени. Даже медтехник была полностью загружена работой.

После вылетов в космос, которые были неизбежны при частичном прокладывании энергетической магистрали снаружи фрегата, техники сильно уставали и испытывали нешуточный стресс.

В свободное время, которого было немного, Дмитрий наблюдал за лагерем юных хлорави. Через неделю болтанки вне гиперпространства он застал момент прилёта спасателей. Да, это были именно спасатели – такие же зеленокожие хлорави, только взрослые.

На борту десантного бота скрывался неприметный техномагический маяк для телепорта. Так намного проще было открывать портал. Этот самый бот спасатели экспроприировали, из-за чего у Карпова появилась возможность осмотреть космическое пространство. И оно кишело звездолётами.

Видимо, хлорави сильно обеспокоились пропажей школьников, поскольку неподалёку друг от друга болтались малый полицейский и аналогичного класса спасательный крейсера, картину дополнял пятикилометровый средний военный крейсер – гигантский звездолёт, на борту которого расположились корабли поддержки: торпедоносцы, истребители и штурмовики.

Солнечная система стала весьма оживлённым местечком. Пожалуй, за всю свою историю она не видела столько звездолётов, сколько сейчас курсировало по ней. Группы небольших космических истребителей мелькали то тут, то там, коршунами вились, патрулируя системное пространство.

На острове заключения пиратов и солдат заказчика выжило не больше двух третей человек. Пираты погибли практически все. Те пленные, которые выжили, в большинстве свихнулись, поскольку жрать после пиратов на острове было нечего, а есть хотелось… В общем, каннибализм там процветал, а такой рацион цивилизованному человеку капитально сносит башню. Это в каменном веке в подобном не было ничего предосудительного. «Чужак» зачастую равнялось двум понятиям: враг и мясо. Впрочем, Линаэлю на состояние душевного здоровья бандитов было плевать. Врагов он разучился жалеть ещё до войны с орками, а уж после и подавно.

Зато у детишек всё было хорошо. Здоровые, окрепшие, позеленевшие (у хлорави при долгом нахождении на ярком солнце кожа становится более тёмного оттенка – это положительно сказывается на их здоровье). Конечно, не все были совсем уж здоровы. Пятеро передвигались на костылях, трое были с загипсованными руками, а значит, Олани научилась накладывать гипс, ассистируя Дмитрию, и нашла склад средств реабилитации, ну а детки продолжали ломать себе конечности. Главное, все школьники-хлорави остались живы – это Карпов записал в свои достижения. Всё же справиться с такой толпой, обеспечить её всем необходимым для жизни, научить основным навыкам выживания в походных условиях – ой как непросто. Мало кто с таким справился бы. А уж без телепорта и вовсе беда.

Убедившись, что со школьниками всё в порядке, Карпов потерял к ним интерес и с головой ушёл в решение текущих проблем.

После того, как энерголиния была проложена, на носу звездолёта по самопальному проекту Карпова, который делался на коленке и больше по наитию, техники начали приваривать к обшивке металлическую конструкцию для закрепления телепортационной установки. Крепёж делался с изрядным запасом прочности, чтобы, не дай ноосфера, новую деталь не снесло в космос.

Через две недели аврального труда все подготовительные работы были завершены, в том числе Карпов из деталей собрал более масштабную модель телепорта, которую для большей надёжности он поместил в корпус из адамантия. Ещё двое суток шёл монтаж оборудования.

Для управления Карпову пришлось занять кресло навигатора, который отсутствовал на фрегате, поскольку аварийное управление подразумевает минимальный экипаж.

Рядом по обеим сторонам в креслах расположились Светлана и Виталий.

Дмитрий на полную катушку использовал приборы звездолёта и искин для вычисления координат и траектории полёта. С помощью нейросети уже проверенным методом он корректировал координаты под привычную систему. Когда все приготовления были завершены, он вывел обратный отсчёт.

– Света, портал появится через десять секунд предположительно в ста метрах от носа звездолёта. Малым ходом пролети через него на ручном управлении.

– Я готова, – Светлана была собрана и взволнована.

Ровно по завершению обратного отсчёта впереди звездолёта, совсем близко от него по меркам космоса, открылся гигантский зев портала. Хотя большим он может показаться только для человека. На самом деле, червоточина всего в два раза превышала ширину корабля в самом широком месте. Для полёта через такое кольцо требуется филигранное управление. Это как на фуре заехать в небольшой гараж, проём которого расположен на пару ладоней от зеркал.

Защитные системы звездолёта стопорили космический корабль, не позволяя ему залетать в подозрительные червоточины. Будь у пилота подтверждённый пятый ранг, в таком случае, искин не саботировал бы его приказы, но для третьего ранга активировались всевозможные защиты от дурака. Возможно, оно и правильно, но не в данной ситуации. На автопилоте пролететь через портал было бы проще.

Со Светланы сошло семь потов. Её лицо было красным и мокрым, но при этом губы широко изогнулись в радостной улыбке.

– Ура! – воскликнула она. – Мы сделали это! Ноль одна светового года за одно мгновение. Это невероятно!

– Круто! – с облегчением выдохнул Виталий. Он до конца не верил, что у них получится. – Господи! Дмитрий Васильевич, где вы этому научились? Или у вас каждый сотрудник КГБ может на коленке собрать телепорт?

– Не каждый. Просто так вышло, что именно я собрал первый советский телепорт на базе подземной РЛС.

– Вы?! – удивлённо округлил глаза капитан фрегата.

Светлана с уважением и интересом посмотрела в сторону Дмитрия. Она призывно улыбнулась и выдала ресницами очередь, от которой у ботаников из её вуза запотевали очки. Не получив в ответ реакции, она недовольно поджала губы, а затем обратилась к нему:

– Дима, а где у вас учат делать телепорты?

– Раньше нигде не учили, сейчас не знаю – давно не был дома. Но если ты имеешь в виду, где я учился, то в физтехе.

– А мне вы говорили, что трактористом были, – заметил Виталий.

– Был, – кивнул Карпов и расправил невидимые складки на комбезе. – Я много кем был. Но это мне не помешало поступить в физтех и закончить его.

– Димочка, – вновь стала призывно стрелять глазами Света, – если не секрет, какой у тебя интеллект? Вот у меня сейчас уже двести двадцать один.

– Блин, а у меня всего сто восемьдесят пять, – грустно вздохнул Виталий. – И всё же, Дмитрий Васильевич, а у вас как?

– Проверка показала двести сорок, – не стал скрывать Карпов, чем ввёл спутников в священный ступор.

– Э-э-э… – стараясь подобрать челюсть, протянула Светлана. – Изначально?! Да у меня после полной развертки нейросети меньше! Ты же гений!

– У местных гениями считают тех, у кого инта выше двухсот пятидесяти. Так что я не гений. К тому же, у меня все коллеги такие.

Карпов имел ввиду в качестве коллег эльфийских магов. Тем волей-неволей приходилось развивать скорость мышления.

– Все?! – у Виталика глаза столь широко распахнулись, что готовы были вылезти из орбит. – Охренеть! Хотя… Если вы там все псионы… То логично – высокий интеллект и склонность к пси-способностям, наверное, взаимосвязаны.

– Эх… Если бы это был тот интеллект, который мы подразумеваем, – Карпов краем глаза отслеживал работу искина по вычислению следующих безопасных координат, – то я был бы рад. А так, это всего лишь скорость обработки информации. Такое любой человек может натренировать… лет за тысячу, если столько проживёт!

– Ха-ха-ха! – засмеялся Виталий. – А я уж думал, что вы откроете нам секретные техники саморазвития для прокачки интеллекта… Хорошая шутка. Столько люди, насколько я понял, даже в Галактическом Союзе не живут.

– Ага, не живут, – из груди Карпова вырвался грустный вздох. – Так, у меня готовы координаты нового прыжка. Готовность тридцать секунд!

– Есть тридцать секунд, – отозвалась Света. – Если так и дальше пойдёт, то мы за пару часов долетим до точки, в которой возможен разгон.

– Накинь ещё час сверху, – произнёс Карпов, что-то прикинув в уме. – Я же не робот, чтобы без перерыва на чай и туалет только и делать, что считать!

– Ага, – саркастично усмехнулся Виталий, – и ещё пару суток накинь на ремонт энерговодов, а то мы все силы на монтаж телепорта бросили.

– Мальчики, а может, мы порталами до места назначения допрыгаем?

– Нет, Светлана, – вперёд капитана ответил Дмитрий. – Нас после столь эпичного появления местные на атомы разберут, чтобы завладеть такой технологией. Тише едешь – дальше будешь.

– Но мы можем хотя бы сократить путь, – Кузнецова говорила столь убедительным тоном, что могла уговорить кого угодно. – Долетим порталами до ближайшей к точке прибытия системы, а оттуда уже на обычном гипердвигателе за трое суток доберёмся. Только подумайте: пять дней в пути или десять? Мы и так из-за того психа потеряли кучу времени.

– Обычный гипердвигатель! – усмехнулся Виталий. – Услышь я такой перл месяц назад, поржал бы от души. Но если серьёзно, мне эта идея нравится.

– Мне тоже, – Карпов не обращал внимания на ужимки Кузнецовой, а она то томно потянется, то грудь выпятит, и всё это, с интересом поглядывая на него. – Так и поступим.

Глава 17

Через десять часов напряжённых расчётов и перелётов через порталы на короткие расстояния, максимально возможные с учётом мощности корабельных сканеров и искина, звездолёт вылетел к ближайшей звёздной системе от обитаемого сектора, откуда мог совершить гиперпрыжок.

Карпов и Кузнецова отправились отдыхать, чего нельзя сказать о техниках. Им приходилось посменно работать в поте лица круглые сутки.

На следующий день Дмитрий решил занять руки, заодно обеспечить свою безопасность в среде инопланетян. Для этого он притащил в свою импровизированную лабораторию офицерский скафандр шестого поколения, снятый с командира абордажников корпорации Зуланд. Несколько изученных баз знаний техников различного направления дополнялись знаниями абордажника, поэтому разобрать скафандр хоть и было в первый раз сложно, но Дима справился. Тем более, он всего лишь снял бронеобшивку, не трогая всего остального.

Обшивка была отсканирована с помощью коммуникатора. То есть была создана её трёхмерная модель. С помощью какой-то там эльфийской матери, через слово поминая орочью родословную, переведя эту модель в компьютер, на что ушла большая часть времени, Карпов распечатал на принтере такие же элементы из адамантия.

Он не обращал внимания на происходящее на звездолёте. Тем временем техники починили энерговоды. Капитан принял решение продолжать путешествие по намеченному маршруту.

К моменту выхода фрегата из гиперпрыжка Карпов как раз завершил сборку скафандра, о котором эльфы могли лишь мечтать во время войны с мерзкими орками. Скафандр по прочности брони ничуть не уступал советским боевым роботам, которые были в два с половиной раза массивней. Естественно, по технологичности начинки и функционалу скаф превосходил больших человекоподобных роботов, производимых на опытных предприятиях ССНР начала двадцать первого века. Советские БЧР получили право на существование исключительно благодаря знаниям Линаэля из параллельных миров будущего Земли и редким материалам: сверхпрочный адамантий, сверхпроводники и прочее, что позволяет с помощью примитивных технологий делать боевых роботов.

Внешне тот выглядел всё так же – обычный военный офицерский скафандр шестого поколения производства Зулу. Вот только расцветка вместо матово-чёрной стала благородной фиолетовой. Любой эльф за такую чудесную броню готов был продать душу. Да что там! Тысячи душ… Естественно, орочьих, а не своих! Адамантий был редкостью, его синтезировали алхимики в небольших количествах. Этот металл шел исключительно в качестве напыления на клинки элитных рейнджеров. Даже тончайший слой напыления позволял сделать мономолекулярную заточку клинка и придавал оружию невероятную прочность. К тому же адамантий позволяет игнорировать магические и духовно-божественные щиты. А тут целая броня, которую ни один шаман не покарябает. В таком скафе можно в одиночку выходить против целого орочьего стана под руководством среднего божка.

Пока звездолёт летел в сторону единственной местной космической станции, Карпов переключился на стандартный офицерский абордажный вибромеч. Клинок был заменён на адамантиевый с мономолекулярной заточкой. Для ношения такого оружия пришлось дорабатывать ножны специальными креплениями.

Чтобы свыкнуться со скафандром, он облачился в него и отправился на капитанский мостик. Забрало он оставил открытым, на пояс повесил модернизированные ножны с мечом.

– Вит, Макс, привет, – взмахом руки поприветствовал он пилота и капитана.

– Дмитрий Васильевич, – с любопытством осмотрел его скафандр Виталий, приветственно кивнув.

Во взгляде Максима было больше интереса. Он осмотрел обновку и сказал:

– Прикольно. Покрасили скаф?

– Вроде того.

Карпов обратил взор на монитор. Лететь до станции оставалось недолго.

– Тоже фанатеете от Евы? – продолжил Макс.

– Не понимаю, о чём ты. Это что-то из религии? У нас всех попов в семнадцатом году того… – Карпов размял кисти, синхронизируя движения сервоприводов. – Вит, что по обстановке?

– Дмитрий Васильевич, стоило нам залететь в систему, как с нами сразу связался диспетчер. Если вкратце, интересовался, кто такие и за каким хреном припёрлись. Я не стал вас беспокоить по таким пустякам. Сказал, что мы торговцы.

– Что вообще тут за система? – Карпов продолжал тестировать системы скафандра, дойдя до связи и тактического помощника.

Виталик поудобнее устроился в капитанском кресле и начал просвещать работодателя:

– Как мы поняли, тут небольшая аграрная колония. Это одна из самых отдаленных колоний во фронтире, считайте, самая задница Союза. Станция у них небольшая.

– Хех! Небольшая… – Максим иронично усмехнулся. – Добрый десяток километров металлических конструкций, висящих в точке Лагранжа* возле единственной обитаемой планеты и её спутника.

– По местным меркам это одна из самых маленьких космических станций, – недовольно зыркнул на друга Виталик. – По классификации нашего искина – второе поколение, то есть ужасное старьё. Терминалы рассчитаны максимум на средние фрегаты. У станции припарковано всего десяток звездолётов примерно нашего класса. Скорее всего, это местные вооруженные силы, которых дай бог, хватит, чтобы отбиться от небольшой группы залётных пиратов.

– Судя по тому, как с нами говорил диспетчер, – снова перебил капитана Максим, – местные нас приняли за пиратов.

– Ну да, он говорил с опаской, – на этот раз Виталий вмешательство в беседу друга воспринял благосклонно. – Нам сходу пригрозили, мол, если что, мы вам покажем Кузькину мать! Так что торгуйте, но не балуйте.

– Дырища… – констатировал Карпов. – Весьма печально, но может, оно и к лучшему. Нужный мне искин тут вряд ли получится купить, но для знакомства с Союзом, наверное, один из лучших вариантов.

– Дмитрий Васильевич, тут такое дело… – Виталик немного помялся, прежде чем продолжил. – Народ за время пребывания на звездолёте начинает кукухой ехать. Не так, как мусорщик, но… В общем, им нужен отдых. Хотя бы пара дней, но лучше дней пять.

– Не вопрос, пусть будет пять дней отдыха, – Карпов из закромов достал обезличенные карты, которые приготовил для покупок на станции. Путем недолгих манипуляций он оставил по десять тысяч на пятнадцати из них и тридцать на одной. – Это зарплата за месяц. Выдашь ребятам. А это тебе, – протянул он Виталику карту с самым большим номиналом.

– О! – обрадовался Максим, пожирая глазами карточки. – Денежки – это хорошо! Это замечательно! А то я было начал думать, что мы тут на халяву пашем.

– Макс, разве ты не хотел на БМВ накопить? – ехидно вопросил его друг.

– Успею ещё, – легкомысленно отмахнулся пухляш. – А вот космическую станцию и другую планету, когда ещё удастся посетить?!

Виталий с удивлением на лице крутил в руках свою карту. Посмотрев на шефа, он произнес:

– Но мы вроде как договаривались немного о другом… Я не думал, что мне будут платить зарплату.

– Это не зарплата, – Карпов принялся расхаживать по помещению, калибруя системы экзоскелета скафа. – Вит, считай это подъёмными. Согласись, очень странно будет смотреться на планете капитан звездолёта, у которого нет денег. К тому же без финансов ты не попадешь на планету.

– Изначально я не собирался туда… – по смущению Виталика было понятно, что он сильно желал посетить первую в жизни другую планету, но смирился с тем, что в ближайшее время этого не сможет себе позволить.

– Придется, Вит. Уверен, все твои приятели захотят посетить планету. Я хочу, чтобы ты присмотрел за ними, чтобы никто не попал в неприятности.

– Я сделаю это! – лицо Виталия засветилось от счастья.

– К тому же, Вит, – Карпов принялся присаживаться, после чего резко распрямляться и становиться на носочки, продолжая калибровать скафандр, – проконтролируй, чтобы твои люди не потратили все деньги на фигню. Помни, что вам необходима разная бытовая мелочевка, сменная одежда. Всё же изо дня в день пользоваться одним и тем же комбинезоном – такое себе.

– Я как-то не подумал об этом, – вновь смутился молодой капитан.

– Ничего страшного, зато я подумал, – во взоре Дмитрия промелькнула легкая снисходительность. – И ещё… Вам не помешает гражданство. Это легализует вас и автоматом позволит завести банковский счёт. Гражданство заштатной аграрной колонии, даже формальное, намного лучше, чем его отсутствие. Так вы в более цивилизованных местах сойдете за местных колхозников, а не дикарей-нелегалов, следовательно, избежите проблем с законом.

– Хм… – Виталик провёл ладонями по бокам, словно разглаживая складки, которых на комбезе не было и в помине. – Это будет сложно… Наверное… Но это не точно.

– Ничего сложного. Чисто формальное гражданство, по моим сведениям, в таких колониях может получить любой. В крайнем случае, заплатите по нескольку сотен кредитов с носа.

– Эй! – воскликнул Максим. – Я не собираюсь свои деньги тратить на какое-то гражданство!

Виталик с неодобрением посмотрел на друга, затем констатировал:

– Это может стать проблемой… Многие из наших могут отказаться тратить деньги на гражданство.

Карпов глубоко вздохнул и закатил глаза.

«Хуманы! – подумал он. – Даже в другой вселенной они за копейку удавятся».

Молча он извлёк из кармана ещё одну карту и протянул Виталию.

– Это на представительные расходы: взятки, покупка гражданства и прочее.

Виталик поднёс карту к коммуникатору и удивлённо распахнул глаза.

– Сто тысяч?

– На всякий случай, – Карпов пристально посмотрел в глаза капитана. – Но это не значит, что ты можешь потратить все деньги на ерунду. Это действительно на важные расходы. Не на личные траты.

– Я понял, – с серьезным лицом кивнул Виталий.

После стыковки земляне шумною толпой повалили прочь со звездолёта на станцию. Они громко галдели, с любопытством вертели головами и в целом вели себя подобно туристам из страны третьего мира, которые не видели ничего, кроме африканской деревушки, и внезапно оказались в современном аэропорту.

Последним корабль покинул Карпов. Он единственный из землян был в скафандре и при оружии, если за таковое можно считать вибромеч. Из юридических баз, которые в урезанном виде входили в комплексы обучения военным специальностям, Дмитрию известно, что полтысячелетия назад мечи и ножи за оружие не считались. По крайней мере, ни в одной стране Союза на них не требовалось разрешение, в отличие от всего, что стреляет. Вряд ли за это время что-то изменилось.

На любое оружие дальнего поражения почти во всех странах требуется разрешение, которое в большинстве случаев автоматом дают подтвержденные базы знаний по использованию носимого оружия. Но в некоторых местах военное оружие на станциях и планетах запрещено, какие бы базы ни были изучены. Нелетальное – пожалуйста, носи гражданские парализаторы и электрические шокеры где хочешь (почти). Исключением являются места обитания правителей.

Земляне рванули к чиновникам. Общее представление о Союзе они имели, так что их выбор понятен. Желающие посетить планету должны пройти регистрацию и посетить медиков, где им введут антигены к местным болезнетворным микроорганизмам и дадут допуск к спуску. Либо же следует всюду ходить, не снимая скафандра.

Карпов не собирался никуда лететь, поэтому оторвался от коллектива. Шел он уверенным шагом, словно чётко знал, куда и зачем направляется. И на самом деле это было так. Офицеру-абордажнику прекрасно известны планы стандартных станций, где и что там располагается.

Станция была настолько стандартной, насколько это возможно. Поэтому неудивительно, что Дима добрался до кабинета управляющего станцией без проблем. Там его встретил ростовой терминал, похожий на поставленный вертикально плоский телевизор с двухметровой диагональю.

На терминале при приближении посетителя появилось изображение миловидной мулатки с тёмными волосами и карими глазами.

– Приветствую вас, уважаемый посетитель. Назовите цель вашего визита.

– Передай управляющему станции, что у меня к нему деловое предложение. Имею предложить ручное оружие и скафандры-шестерки.

– Уважаемый посетитель, – вежливо улыбалась виртуальная мулатка, – пожалуйста, ожидайте ответа.

Ждать долго не пришлось. Всего через полминуты на экране появилась та же мулатка, которая вежливо произнесла:

– Уважаемый посетитель, вы можете зайти. Управляющий готов вас принять.

Карпов ожидал увидеть на столь важной должности мужчину, оттого слегка удивился, обнаружив идущую ему навстречу темнокожую девушку. Стройная и высокая, она двигалась с грацией хищника. Выглядела она молодо, не старше двадцати пяти лет, но глаза выдавали, что она намного старше. Чёрные курчавые волосы ниспадали на лопатки. Ещё более изумительным был её гардероб. Абсолютное большинство встречных на станции были облачены либо в комбинезоны, либо в скафандры, а на девице было надето длинное чёрное платье с разрезами по бокам до верха бёдер и с глубоким декольте, открывающим вид на подтянутую грудь, от которой сложно отвести взгляд. Два пышных холмика размеренно вздымались от дыхания.

– Добрый день, – Линаэль почувствовал себя неуютно в скафандре. Перед такой эффектной девицей хотелось выглядеть на все сто из ста, а не мужланом в броне. – Позвольте выразить вам своё почтение. Дмитрий, для вас просто Дима.

– Приветствую вас на моей станции, дорогой друг, – грудным голосом, от которого готовы были подняться даже волосы, произнесла она. – Карен. Просто Карен. Вам удобно в скафандре?

– Спасибо, удобней некуда, – на лице Карпова не отобразилось испытанного им намека на смущение, наоборот, он вежливо улыбнулся. – Рад знакомству, Карен. Симпатичное платье, тебе идёт.

– Мило, – лицо Карен украсила мягкая улыбка. – Обычно от мужчин не добьешься оценки утончённого вкуса. У тебя тоже… хм… интересная раскраска скафа. Присаживайся.

Карпов с осторожностью умостил пятую точку на диване, боясь его поломать, но мебель выдержала немалый вес мужчины в подобном облачении.

Карен через нейросеть подозвала кресло, которое подъехало к ней на колесиках, и села напротив посетителя, положив ногу на ногу, попутно демонстрируя стройные ножки.

– Искин доложил, будто у тебя есть интересное предложение.

– Должно быть интересным. У меня есть двести восемьдесят скафов-шестерок производства Зулу в отличном состоянии. Три из них офицерские. Ещё двадцать немного покоцаны неумелыми техниками. Плюс триста комплектов вооружения космодесанта того же уровня в хорошем состоянии. Всё с кодами.

– Странно, что ты предлагаешь такой ходовой товар мне, – Карен словно невзначай поправила платье в районе декольте, на мгновение продемонстрировав нежные тёмные холмики в выгодном ракурсе. – Ты мог бы выставить всё на аукцион.

– А смысл? Говоря откровенно, у вас захолустная система. Тут никому не нужны боевые скафандры и оружие. Фермеры с большим удовольствием купят сельхозтехнику. Единственные, кому это нужно – силы самообороны системы. Зачем посредники в виде аукциона, если товар всё равно купите вы?

– Твои рассуждения звучат разумно, – девушка плавно переложила ногу на ногу. Настолько медленно, что позволила разглядеть нижнее бельё. При этом она призывно поглядывала на посетителя. – Да, разумно. Соглашусь – наша колония действительно не в топе привлекательности для переселения. Мы готовы купить у тебя всё. Я даже не буду спрашивать, откуда у тебя всё это.

– А есть смысл спрашивать? Тут и так понятно, что нашёл…

– Да-да, многим во фронтире «везёт на находки»… – в голосе девушки прорезалась ирония. – Предлагаю перейти к конкретике – сколько хочешь за весь товар?

– Гнуть цену не буду, отдам всё по стандартной таксе для ближнего фронтира.

– Хм… Щедро, – Карен задумчиво помассировала большим пальцем ямочку на подбородке. – Значит, одиннадцать с половиной миллионов?

– Именно.

– С чего такая щедрость? – с любопытством, за которым скрывалась подозрительность, поинтересовалась управляющая станцией. – Ты бы мог выручить минимум двенадцать миллионов, а то и больше.

– Карен, ты весьма прозорливая девушка. Приятно, когда ум гармонично сочетается с красотой. Мне нужно несколько незначительных услуг.

– Интересно, – оживилась Карен, став менее подозрительной, – чем же тебе может помочь начальник станции колонии, расположенной в галактической заднице?!

– Гражданство мне и ребятам с корабля. Они наверняка уже подали запрос на формальное гражданство, но я знаю чиновников фронтира. Там, где экономят на искинах, работают люди, а они злоупотребляют. Да и зачем формальное гражданство, когда можно получить полное?

– Всего лишь?! – не сумела скрыть радости Карен. – Без проблем. Будет вам гражданство без лишних вопросов и волокиты. Что-то ещё?

– Хотелось бы оплату наличными.

Мордашка темнокожей начальницы погрустнела.

– А вот с этим сложно… У нас попросту нет столько наличных. Возможно, тебя устроят какие-то другие варианты?

– Можно и другие варианты. Бартер. Меня интересуют базы знаний высоких рангов, можно устаревшие, и научный искин. Хотя последний вряд ли у вас найдется.

– Это точно, – глаза девушки весело заблестели. – Последнее, о чём думают колонисты: «А не прикупить ли мне с собой научный искин?!».

– Ясное дело. А что насчёт обучающих баз?

– С этим проще. Я могу с двадцатипроцентной скидкой приобрести в представительстве Нейросети любые базы до пятого ранга. Но сам понимаешь, у нас аграрная колония, отсюда специфичность баз, которые привезли сюда корпоранты. Нет того же обширного выбора, как в других местах.

– Базы-шестерки или семёрки?

– Нет, – отрицательно качнула головой Карен. – Совсем нет.

– Точно нет? Даже какой-нибудь древней базы в глубокой заначке?

– Точно нет! Такие обучайки в колониях вроде нашей можно найти с той же вероятностью, что и случайно встретить в космосе дредноут предтеч. Так что тебя интересует?

– Огласите весь список, пожалуйста.

– Принимай.

На нейросеть Карпова пришёл список товаров местного отделения корпорации Нейросеть. Обучающие кристаллы были новыми (почти), но список профессий не впечатлял. В основном аграрные специальности. Да и цены кусались. Со скидкой начальника станции ценник лишь равнялся ближнему фронтиру. Денег, за которые продавался скарб абордажников корпорации Зуланд, хватало всего на сорок обучающих кристаллов пятого ранга, по крайней мере, тех профессий, которые заинтересовали Дмитрия. Сельскохозяйственных специальностей можно было купить в два раза больше.

– Мне эти.

Отметив в списке заинтересовавшие его базы знаний, Карпов переслал его Карен. Девушка пробежалась глазами по списку, после чего кивнула.

– Сойдёт. Теперь понятно, почему ты обратился ко мне. Военные базы тебе никто не продал бы, – на губах управляющей заиграла хитрая улыбка. – Интересная подборка: диверсант, разведчик, сапёр, абордажник, оружейник, военный программист, кибернетик, ксенопсихолог… Уж не знаю, на что ты рассчитываешь, но в центральных мирах такими знаниями лучше не светить.

– Это на продажу, – держа морду кирпичом, соврал Карпов. – Сама же сказала, что в свободной продаже такое не встретить, для покупки нужно разрешение. Для себя и гражданских баз выше обшивки.

– За такие обучайки многие люди на долгие годы влезают в кредиты, к тому же нужно иметь соответствующую нейросеть, – с намёком продолжила Карен. – Впрочем, это не моё дело. Заключим договор?

– Договор, – кивнул Карпов. – Под протокол…

В итоге Карпов вроде как продал военные трофеи на полмиллиона дешевле, но выгадал намного больше. Он получил на руки кристаллов на двенадцать миллионов семьсот тысяч, то есть фактически продал скарб дороже его реальной цены на семьсот тысяч.

Карен оказалась хитрой штучкой. Она намекнула, что неплохо было бы продать товар за «двенадцать миллионов», при этом не откажется от подарка в виде пары обучаек пятого ранга, которые добавила в список. В итоге она получила откат в виде пары кристаллов общей стоимостью полмиллиона, а Дмитрий забрал свой кейс с сорока обучайками и позволил рабочим станции вынести с корабля трофеи. Теперь у него имелось полноценное гражданство колонии под колоритным названием Яма.

Земляне радовались быстрому получению полного гражданства, причем «бесплатно». Они и не подозревали, что за всё уплачено с лихвой. Молодёжь дружной и шумной гурьбой на ближайшем рейсовом шаттле отправилась на поверхность планеты, распространяя вокруг себя крепкий спиртной духан. На радостях они, словно туристы, летящие в Турцию, набрались по самые брови местным дешёвым синтетическим пойлом.

Карпов собирался повысить свои шансы на выживание в этом мире. За неимением магии приходилось использовать то, что доступно – знания.

Обучайки работают довольно оригинальным образом – знания всплывают в голове после полного изучения каждого ранга, будто позабытые воспоминания. Мало того, ещё и рефлексы появляются. Это как кататься на велосипеде, если этого давно не делал. Вначале едешь неуверенно, а потом быстро восстанавливаешь былые навыки.

Вообще Дмитрий хотел заполучить научные знания местных по энергиям. Но высокие ранги недоступны к свободной продаже и в захолустной системе такое не продается вовсе. Поэтому навыки военного старшего офицера показались ему сейчас наиболее важными. Они давали прекрасное представление о мире в целом и методах выживания в нём.

Был небольшой подвох в приобретённых военных специальностях. Во-первых, они устаревшие на сотню лет, хотя считаются современными, так что это не страшно. Во-вторых, они несколько урезаны, поскольку предназначены для частных военных компаний вроде вооружённых сил корпораций. Впрочем, и этот минус несущественный. Принципы службы и там, и там одинаковые, просто глубина практического обучения отличается от ранее освоенных военных специальностей.

Первым на очередь Карпов поставил кристалл с профессией военного программиста – то, чего ему не хватает. В этой профессии в большей степени делается упор на взлом вражеской техники. Следующей должна стать кибернетика. Обе эти специальности позволят Дмитрию понять, какое оборудование ему следует искать, а если ещё и изучить инженерное дело, то будет ясно, как подружить местные искины с его приборами. На изучение этих трёх профессий в пассивном режиме должно уйти шестьдесят семь суток. Но так долго ждать он не хотел, поэтому решил попробовать ускориться.

Вернувшись на звездолёт, Карпов погрузился в чертоги разума и начал «вручную» затягивать через «окно» информацию с нейросети. «Книги» быстро формировались у него в руках, а затем занимали место на полках, предназначенных для них.

В трансе Дмитрий пробыл целых десять часов. Организм настойчиво напоминал о себе усталостью, головной болью, чувством голода и противоположными потребностями. Но результат того стоил – первая база пятого ранга была записана почти полностью, оставались неизученными всего семнадцать процентов. Это значит, что скорость обучения по ментальной методике эльфийских магов происходит в сорок четыре раза быстрее. И это при том, что лучшая медкапсула под управлением медика высокой квалификации способна разогнать обучение в двадцать раз.

На самом деле это не лучший результат. Всю память человека, в которого божок запихал душу Линаэля, пусть и местами воспоминания отсутствовали, он усвоил за считанные часы. То есть, в теории он мог бы и быстрее усваивать информацию, но ограничением выступала пропускная способность нейросети, то есть тот самый размер «чердачного окна» в чертогах разума.

Такие успехи способны вызвать головокружение у кого угодно. Карпов попался на типичную удочку Галактического Союза, он подсел на халявные знания. Можно возразить, мол, они же стоят денег, причем немалых, но достаются они без труда. Просто загрузил информацию в голову, немного подождал, и сработало «волшебство» – вскоре ты специалист.

Такая же беда с теми эльфийскими магами, которые подсаживались на получение знаний с помощью ритуалов и заклинаний из ноосферы. И ведь об этих магах и опасности халявных знаний Линаэлю прекрасно известно, но как это обычно бывает: в чужом глазу соринку найдешь, в своём бревна не заметишь.

Он загорелся небывалым энтузиазмом. Сразу после еды Карпов отправился в медицинский отсек фрегата, где настроил медкапсулу на поддержание жизнедеятельности и автоматическое лечение, после чего залёг туда на следующие сутки. Вместо привычного для местных ускорения сознания он погрузился в чертоги разума и по проверенной методике начал с максимально доступной скоростью усваивать знания.

Когда он выбрался из капсулы, совсем немного не хватило, чтобы добить пятый ранг кибернетики. Программирование же полностью усвоилось и воспринималось, как давний опыт, полученный в прошлом.

Едва Дмитрий успел отмыться от медицинского геля, как ему на нейросеть поступил входящий вызов. Образ Виталика отображал состояние звонившего, откровенно говоря, оно было незавидным: лицо помятое, комбинезон словно жёваный.

– Ну и рожа у тебя, Шарапов! – ухмыльнулся Карпов.

– Дмитрий Васильевич, не до шуток, – взволнованно ответил Виталик. – У нас проблема…

Глава 18

Услышав такое заявление, Карпов хотел приложить себя ладонью по лицу.

– Вит, почему я не удивлён?

– Дмитрий Васильевич, мы не виноваты!

– Не части́. Вначале объясни, что у вас за неприятности?

– Макс… – у Виталика от волнения перехватило горло.

– Что, Макс? Подрался, нарвался на бандитов, попал в тюрьму?

– Нет, хуже – его похитили эльфы!

– Э-э-э?! – от крайнего изумления лицо Линаэля вытянулось, а глаза без всякой пластики и смены тела на родное по размеру приблизились к эталонным эльфийским. – Эльфы? Эльфы?! ЭЛЬФЫ, БЛЯ?! Откуда они тут?!

– Ну, местные эльфы, в смысле эльдары.

– А-а… – протянул Карпов. Чтобы успокоиться, он начал глубоко дышать, прикрыл глаза и помассировал переносицу. – Эльдары… Понятно. Так бы сразу и сказал, а то я оху… К-хм… До глубины души был впечатлён. Вит, как можно перепутать благородных перворождённых и каких-то смертных эльдар? Ты думай, что говоришь.

– Ну простите, – огрызнулся парень, – для нас они эльфы. Мы как их увидели…

– Погоди, – оборвал поток красноречия Дмитрий. – Ближе к теме. Во-первых, откуда тут, на забытой ноосферой колонии, эльдары? Во-вторых, за каким хвостом единорога им понадобилось похищать обычного хумана? Моего, орочья отрыжка, человека!

Проекция Виталика пожала плечами.

– На первый вопрос я не могу ответить, а на второй… Эм…

– Не мнись, как шлюха на морозе! – начал раздражаться Карпов. – Говори чётко – как это произошло? Я не поверю, что эльдары с бухты-барахты решили похитить Максима. Наверняка этому что-то предшествовало.

– Тут такое дело… – Виталий смущённо почесал макушку. – В общем, мы всей компанией отправились на экскурсию за город.

– Там разве есть на что смотреть? – вздёрнул правую бровь Дмитрий.

– Нам местные сказали, что там находятся какие-то археологические раскопки, на которые можно посмотреть. Мы арендовали глайдер наподобие микроавтобуса и полетели туда.

– Хм… – Карпов задумчиво потирал подбородок. – Раскопки, говоришь…

У него зародились подозрения, что эльдары не просто так находятся на этой планете. Даже из того небольшого курса ксенопсихологии, который даётся младшим офицерам, он знал, что эльдар палками не загонишь в человеческие колонии. Их должно было заинтересовать что-то ценное. После упоминания археологических раскопок картинка паззла начала складываться.

Тем временем Виталик продолжил:

– Да, раскопки. На самом деле, нас на территорию лагеря археологов не пустили охранные дроиды. Абориген за сотню кредитов провёл нас до ям, которые остались от прежних раскопок, но там не было ничего интересного. В итоге мы расстроенные завалились в бар, расположенный в небольшой деревушке неподалёку.

Пока история не выглядела из ряда вон. Обычные туристы где-нибудь в другой стране ведут себя аналогично.

– В баре мы хорошо накушались.

– Вит, говори прямо, вы нажрались до поросячьего визга?

– Примерно так и было, – виновато опустились уголки губ Виталия. – Некоторые были пьянее, некоторые трезвее. Макс как раз напился сильнее всех. А тут в бар зашла она…

– Она?

– Эльфийка. В смысле девушка-эльдар. И у Макса кукуху сорвало. Он решил с ней познакомиться.

– Ты его не остановил? – нахмурился Дмитрий.

– Нет, – тяжело вздохнул Виталий. – Теперь жалею об этом. Тогда мне не казалось нужным его останавливать. Подумаешь, парень решил познакомиться с девушкой. Ну и что, что она другой расы, а он пьяный? Не мальчик уже. Я тогда думал, что максимум она Макса отошьёт.

– Что этот «великого ума» человек сделал? – хмуро сверлил собеседника тяжёлым взором Карпов.

– Да ничего такого, клянусь! Дмитрий Васильевич, отвечаю, Макс себя вёл идеально. Я бы даже сказал, слишком идеально для того количества алкоголя, который плескался у него в крови. Скорее, у него по венам тёк алкоголь с небольшой примесью крови.

– Не отходи от темы. Что он сделал?

– Ничего! Честно. Он просто сел за столик и поговорил с эльфийкой… – заметив, как скривилось лицо Карпова, Виталий поправился. – С эльдаркой. Мы не слышали, о чём шёл разговор, но судя по тому, как внимательно девушка слушала Макса, она не была против его общества. Потом она кивнула ему, встала и покинула бар, а грустный Макс вернулся к нам.

– Когда и как он был похищен?

– Мы на ночь арендовали дом у одного местного жителя. Там продолжили пить, жарили шашлыки. Внезапно к дому подлетел флаер. Оттуда выскочили люди в скафандрах и с оружием. Они наставили на нас оружие и приказали не двигаться, затем выстрелили в Макса из станера, схватили его, запихали во флаер и улетели.

– Ты сказал, что его похитили эльдары, а теперь говоришь, что люди.

– Эльдары это были! – повысил голос Виталий. – Сначала мы подумали, что это люди, но потом рассмотрели у пилота острые уши и смазливую эльфийскую рожу.

– Вит…

Смотря на хмурую физиономию Карпова, Виталий напрягся и спросил:

– Что?

– Ещё раз при мне оскорбишь эльфов, я тебе рог единорога в жопу запихну!

– Да где вы его найдёте? – усмехнулся Виталий, приняв это за шутку, но заметив, что Карпов ничуть не улыбается, его радость утихла.

– Ради такого я создам и выращу единорога. Не путай благородных эльфов и каких-то там эльдар! Ты меня понял?

– Дмитрий Васильевич, вы чего? – лицо Виталия выражало недоумение. – Вы серьёзно?

– Да.

– Э… Ну, ладно. Постараюсь.

– Постарайся. Это сбережёт твою задницу от анальных кар! А теперь продолжим о нашем герое-любовнике. С чего вы взяли, что это похищение, а не своеобразное приглашение на оргию со стороны эльдарки, к которой Макс подкатил?

– Но как же?! – всплеснул руками Виталик. – А вооружённые эльдары, станер, утаскиваемое во флаер тело…

– Может, у Эльдар обычаи такие? Как у кавказцев похищают невест, так и у них похищают женихов.

– Да ну?! – широко распахнул глаза капитан фрегата. – Быть того не может! Какой жених?! Это точно было похищение, а не приглашение на свадьбу.

– Кто-нибудь заснял на сетку момент общения Макса с эльдаркой?

– Нет, – мотнул головой Виталий.

– А похищение засняли?

– Тоже нет.

– Вы в правоохранительные органы обращались?

– Да-а… – с грустью протянул молодой человек. – Они как узнали про эльдар, сразу же послали нас на три буквы. Вежливо, но послали. Сказали, что эльдары в своём праве, и хрен что копы могут им сделать. Что-то наплели про дипломатию, неприкосновенность и тому подобное…

– А про то, что у эльдар во время экспедиций обычно поблизости болтается крейсер минимум восьмого поколения, они не сказали? – голос Карпова был переполнен ехидством.

– Нет, не говорили.

– Тогда я скажу, – ухмыльнулся Дмитрий. – Если с эльдарами на планете по вине людей что-то случится, боевой крейсер эльдар за считанные минуты расправится со всеми древними фрегатами колонии, расхреначит космическую станцию и за несколько часов уничтожит все поселения на планете. Поэтому правительство Ямы и пикнуть в их сторону не посмеет, даже если эльдары будут в центре города пытать и поедать людей.

– То есть Макса не спасти? – на лице Виталика проступил ужас.

– Почему же, спасти можно, но боюсь, это ему очень дорого будет стоить.

– Вы предлагаете найти наёмников? – с надеждой уставился на Карпова Виталик.

– Нет-нет, Вит. Видимо, ты меня плохо слушал. С эльдарами ни один человек в такой глухомани не захочет связываться. А если и найдётся такой отморозок, то запросит цену за свои услуги больше, чем стоит наш фрегат.

– Тогда не понимаю. Макса можно спасти? Что для этого нужно? Деньги? Если да, я готов заплатить за него.

– Интересно, чем ты будешь платить?

Виталик достал обезличенную карту с подъёмными.

– Тут осталось пятнадцать тысяч…

– Вит, на эти деньги можно лишь обмыть освобождение твоего друга, – прикрыл глаза Карпов.

– Дмитрий Васильевич, я не понимаю… Объясните мне русским языком, что нужно?

– Мне нужен наручный искин. Хороший, даже отличный. Лучше всего военный тактический искин для спецподразделений. Только есть несколько проблем: он стоит от миллиона до бесконечности и его в такой дыре вряд ли можно найти в продаже.

– Погодите, – вдруг оживился Виталий, словно что-то вспомнил. – А разве вы не можете вытащить Макса телепортом?

– Могу. Скажу больше – я вытащу его. Но только тогда, когда узнаю, где его прячут.

– Да что тут думать?! – возбуждённо всплеснул руками Виталик. – И так понятно, что эльдары утащили Макса к себе.

– Куда к себе?

– Эм… – молодой человек сконфуженно замолк. На несколько секунд повисла неловкая пауза.

– Вит, вы сейчас же дружной толпой направитесь в космопорт и ближайшим шаттлом подниметесь на станцию. Слышишь меня? Немедля возвращайтесь на корабль! Я не хочу вместо одного идиота разыскивать на незнакомой планете целую толпу землян.

– Понятно, – поникли плечи парня. – А как же Макс?

– Я вытащу его задницу из того капкана, в который он её засунул, но он отработает каждый потраченный на его спасение кредит!

Виталик с надеждой взглянул на Дмитрия, собрался с духом и выдал:

– Если что, я отработаю! Под протокол говорю: обещаю отработать каждый кредит, потраченный на спасение Максима!

– М-да… – с сочувствием посмотрел на капитана корабля Карпов. – Молодой ты ещё, горячий… Так и теряют друзей.

– Как? – не понял Виталий.

– Когда между друзьями встают большие деньги – дружбе приходит конец. Так что ты погорячился, парень. Возвращайтесь, но сначала скинь мне координаты бара, в котором вы встретили эльдарку.

Как и ожидалось, в сети колонии не нашлось ни одного предложения по продаже наручного искина. Штука дорогая и специфическая. Поэтому пришлось действовать по старинке.

Во время хождения по станции Карпов приметил расположение магазинов, которые встречались ему по пути. Поэтому найти аналог секонд-хенда не составило труда. Там он приобрёл простенький комплект одежды, популярный у местных фермеров, техников и авантюристов. Комплект состоял из штанов-полукомбинезона на подтяжках, водолазки и тонкой куртки. Всё болотного цвета, слегка поношенное, сделано из прочного и износостойкого материала.

Расставаться с любимым комбезом из адамантиевых нанотрубок было мучительно больно, но пришлось. Экранирующий конверт с пластиной-маяком для телепорта занял место в нагрудном кармане полукомбинезона. В нагрудный карман куртки отправилось несколько обезличенных карт. На широком поясе разместилась кобура с видавшим виды подержанным гражданским парализатором, который вышло приобрести в оружейной лавке на обратном пути к фрегату.

В таком виде Карпов выглядел типичным колонистом, который живёт на Яме не первый месяц.

Вскоре Дмитрий через портал вышел неподалёку от посёлка, в котором столь неудачно погуляли земляне. Сразу же его плечи пригнулись к почве, на тело навалилась непривычно увеличенная сила тяжести в полтора G. Опыт диверсанта позволил быстро адаптироваться.

Деревенька состояла из сотни однотипных одноэтажных домов. Они напоминали большие стальные контейнеры, которые переделали под жилища.

Через двадцать минут к единственному на весь посёлок бару плавной походкой эльфийского рейнджера подошёл типичный местный то ли фермер, то ли техник, то ли беспечный авантюрист. Беспечный оттого, что нормальные авантюристы без охотничьего оружия по планете не разгуливают.

Бар ничем не выделялся по дизайну от иных построек, за единственным исключением: он состоял сразу из трёх соединённых вместе домов-контейнеров.

Бармен, кряжистый чернокожий мужчина, полусидя-полулежа расположился у торца стойки в адаптивном анатомическом кресле. При усиленной гравитации такие кресла пользовались у местных повышенной популярностью, они снимали нагрузку на спину и могли сделать массаж, убирающий напряжённость мышц. Тут люди ходили пешком и стояли на ногах лишь по надобности, большую же часть времени старались проводить в таких креслах.

Стоит отметить, что несмотря на простоту интерьера, от которого складывалось ощущение, словно находишься внутри металлического ангара с низкими потолками, у каждого столика стояли адаптивные кресла, пусть и самые простенькие.

Внутри не наблюдалось ни одного посетителя. Время для них не то. В деревне живут в основном фермеры, а поздним утром они все работают. Вот рано с утра они могут заглянуть позавтракать или опохмелиться. В обед могут заскочить. А уж вечером тут наверняка не найти свободного места. Но в перерывах между завтраком и обедом, а также обедом и ужином, тут пусто. Так что время Дмитрий подгадал правильно.

Карпов с видом усталого человека плавно и с осторожностью присел за ближайший к выходу столик, будто у него не было сил искать иное место.

Бармен скользнул по посетителю скучающим взглядом. Он даже не оторвал головы от уютного подголовника. Ему было настолько плевать на клиента, что он даже без стеснения широко зевнул и сомкнул веки. Карпов был готов поклясться, что через считанные секунды до его ушей донёсся храп.

«Талант. Нет, талантище! – подумал он. – Одно из двух: или бармен уснул, или притворяется. Но чтобы так быстро уснуть или столь качественно притворяться, нужно обладать невероятным талантом».

От стойки отделился маленький сервисный дроид, который напоминал круглый мусорный бак с овальным верхом, к которому приделали гибкие металлические манипуляторы с тремя пальцами на конце и поставили эту конструкцию на колёсную платформу. Корпус дроида был помят в нескольких местах. Размером он был по пояс среднему человеку. Колёса при передвижении издавали жуткий скрежет, словно о смазке ходовой части владелец никогда не задумывался.

Подкатив к столику посетителя, дроид механическим голосом, что сразу говорило о том, что владелец сильно сэкономил на вокодере, произнёс:

– Что будет заказывать уважаемый посетитель?

– Тащи дежурное блюдо и хрючку.

Хрючка – местная самогонка, которую умельцы синтезируют из почти любого растительного сырья с помощью перепрошитых пищевых синтезаторов. По вкусу похоже на водку, а качество пойла в меньшей степени зависит от сырья и в большей от того, насколько хорошая использовалась прошивка синтезатора.

Дежурным блюдом оказалось подобие картофельного пюре с жареным мясом. Естественно, всё ненатуральное, да ещё и сделанное на дешёвом синтезаторе, отчего и мясо, и гарнир отдавали резиновой подошвой.

Зато хрючка оказалась отличной. Ничуть не хуже лучших марок земной водки.

Карпову стоило больших усилий пить алкоголь, не морщась от отвращения. Он делал это исключительно ради дела, а в действительности водку терпеть не мог. Всё из-за того, что его душу угораздило угодить в заядлого алкоголика. Линаэлю пришлось приложить немало усилий, чтобы исправить вред, нанесённый здоровью предыдущим владельцем тела.

Когда стандартная понюшка на сто пятьдесят миллилитров была приговорена, а тарелка освобождена от дешёвой бурды, к столику Карпова под аккомпанемент храпа бармена вновь подкатил поскрипывающий ведроид.

– Уважаемый посетитель, с вас сорок кредитов.

– СКОЛЬКО?!

Громкий возглас резко оборвал заливистую руладу храпуна. Бармен дёрнулся, приподнял голову и устремил на посетителя угрюмый взор.

– Что-то не нравится?

– Слышь, чё так дорого? Да за сорок кредо можно вчетвером такой бурды пожрать!

– Такие у меня цены. Не нравится – проваливай, только заплатить не забудь!

Бармен с угрожающим видом положил ладонь на рукоять парализатора, висящего на поясе справа.

– Погоди, – примиряющим тоном произнёс Карпов, демонстрируя пустые ладони. – Давай без пустых угроз. Дружище, понимаешь…

– Нет! – резко оборвал его бармен. – Ты заплатишь! Меня не волнуют твои отговорки.

– Да я бы с радостью, вот только у меня осталось всего пятнадцать кредо. Я как-то привык к «нашим» ценам, не ожидал, что дежурное блюдо и понюшка хрючки будут стоить так дорого.

Бармен медленно начал вытягивать из кобуры парализатор.

– Постой! – изобразив испуганное лицо, воскликнул Дмитрий. – Постой, дружище, я отработаю. Я техник, а у тебя, смотрю, ведроид совсем хреново себя чувствует. Давай я починю тебе дроида, а ты простишь мне долг и ещё проставишься на пару понюшек хрючки.

На мгновение на лице бармена проступила жадность. Он плавным движением задвинул парализатор обратно в кобуру, после чего брюзжащим голосом сказал:

– Иж, чего удумал – хрючева ему! Ты долг отработай. Тут как раз на починку дроида.

– Да ты чего, хрючки перебрал? – недовольно выпятил подбородок Карпов. – Ремонт дроида стоит намного дороже! Тройная порция хрючки и закусь в придачу, иначе я даже жопу от кресла не оторву.

– А если из станера приголублю? – прищурился бармен.

– Да хоть из станера! Тогда все узнают о твоей жадности. Я скрывать ничего не буду, на всех форумах напишу, как есть!

– Не горячись, паря, – пошёл на попятную бармен. – Так и быть, починишь дроида, прощу долг и с меня ещё пару хрючек и закусь.

– Под протокол?

– Под протокол, – скривив лицо, словно нюхнул навозное амбре, согласился бармен.

– Другое дело! – продемонстрировал идеальную улыбку Карпов. – Где у тебя инструменты?

– Тебе ещё и инструменты нужны? – возмутился владелец бара.

– Ну-у… – с хитрым видом Карпов посмотрел в сторону выхода. – Я могу и за своим инструментом сходить. Тут мне недалеко до глайдера идти…

Судя по напряжённому виду бармена, тот подумал, что клиент под предлогом сходить за инструментами собирается сбежать без оплаты счёта.

– Никуда ты не пойдёшь! – резко произнёс он. Затем уже спокойнее добавил: – Есть у меня инструменты. Пошли, покажу.

За пару часов Дмитрий перебрал дроида. Выправил корпус, смазал ходовую, заменил некоторые запчасти из имеющегося ЗИП-комплекта.

Бармен был доволен, как мошенник, который обвёл вокруг пальца простака. Не имея знаний техника, он не заметил, что Дима во время технического обслуживания скопировал себе на нейросеть дамп памяти дроида.

Сервисные роботы ведут постоянную видеозапись, которая хранится определённый срок, а потом перезаписывается. Срок записи зависит от установленной памяти. Этот дроид был очень старым и дешёвым, поэтому его памяти хватало на месяц хранения информации с сенсоров. Карпова интересовали лишь крайние сутки, но на всякий случай он «взял» всё.

Бармен честно выполнил уговор. Он искренне полагал, что только что сэкономил минимум тысячу на услугах техника, поэтому выставить клиенту на стол дешёвых закусок и триста миллилитров хрючки ему казалось очень дешёвой платой.

Дроид больше не скрипел и выглядел более презентабельно. И всё же владелец бара пробурчал:

– Ты не доделал работу. Теперь на местах бывших вмятин краска облупилась.

На это Карпов пожал плечами и равнодушно ответил:

– Ты слишком много хочешь. Не нравится – купи баллончик с краской и покрась. Уж с этим любой справится.

– Ладно, – понял, что взял лишку бармен. – Отдыхай, дорогой гость.

На этом темнокожий оставил посетителя и занял любимую позицию полулёжа в удобном кресле, где практически мгновенно захрапел.

Карпов, не обращая внимания на редких обеденных посетителей, как и они на него, изображал человека, сильно ушедшего в себя и увлечённого выпивкой. На самом деле, он просматривал видеозапись вчерашнего дня с момента, когда земляне завались в бар.

Казалось, что новый человек в небольшом посёлке должен привлечь внимание, но нет. Это место облюбовали редкие туристы, желающие посмотреть на места раскопок. Поэтому местные привыкли к незнакомцам, которым некуда было пойти, кроме бара. Ну и аборигены неплохо зарабатывали, сдавая в аренду свои домики-контейнеры.

К сожалению, аудиосенсоры дроида оказались крайне паршивыми. Различить речь с точки обзора робота было невозможно, но Дмитрия выручали навыки чтения по губам, которые получают офицеры-диверсанты.

На видео он дошёл до момента, когда Максим поднялся из-за трёх сдвинутых вместе столов землян, покачнулся, и походкой пьяного моряка направился к столику одинокой эльдарки.

Девушка среднего роста, светлокожая, с платиновыми волосами и ярко-синими глазами. Утончённые черты лица, маленькая грудь и гордая осанка – ну прямо эталонная эльфийка. Вот только наряд был типичным для этого мира – серебристый металлизированный комбинезон, который выгодно подчёркивал стройную фигуру, а на поясе висело оружие.

Она даже бровью не повела, когда напротив неё на кресло опустилось грузное тело пухляша-человека.

– Привет, красавица, – начал заплетающимся языком молодой пилот. – Давай знакомиться. Я Макс, а тебя как зовут?

Эльдарка одарила юношу презрительным взором, поморщилась, словно аристократка в обществе вонючего бродяги, но ничего не ответила. При этом любой по её лицу и позе понял бы, что ему тут не рады. Любой, но не пьяный в хламину землянин, у которого хрючка снесла все ограничительные барьеры и отключила чувство самосохранения.

– Ты чего такая холодная? А я знаешь, кто?

– Ну и кто? – сквозь зубы процедила эльдарка.

– Я мегакрутой пилот! – Макс громко икнул, отчего эльдарка поморщила носик.

Парень не обращал внимание на невербальные сигналы, которые посылала ему девушка. Если бы он был немного трезвее, наверное, понял бы, что его мимикой шлют на три волшебных буквы, но Максу в таком состоянии море было по колено, а космос полон кислорода.

– На самом деле у меня интеллект за триста, только т-с-с… – поднёс он указательный палец к губам.

Эта фраза вызвала у эльдарки презрительную усмешку. Карпов хоть и не слышал беседы, лишь читал по губам, но был готов поклясться, что дальше она говорила с сарказмом:

– Да ну? Прямо за триста? А что же ты пилотом работаешь, раз такой весь из себя гений?!

– Это долгая история, – картинно вздохнул Максим. – Я дикий! Один чувак завербовал меня на работу в космосе. И прикинь, оказалось, что у меня крутой интеллект. Если бы я раньше знал, насколько это круто… Но ничего, вот отработаю контракт, и сразу устроюсь, как белый человек. Крошка, – похабно подмигнул он, – не упусти свой шанс! Прикинь, как будешь жалеть, что не стала встречаться с гением? Я вскоре разбогатею. А пока же, – печально вздохнул он, – приходится работать пилотом. А куда деваться? Контракт.

«Вот дура-а-а-к! – Карпов не выдержал и выполнил международный жест рука-лицо. – Это же надо быть таким идиотом?»

Макс на себе поставил клеймо и нарисовал мишень на лбу. Даже если эльдарка думала, что Максим врёт, она не могла упустить гения, пусть шанс на то, что он говорил правду – микроскопический. Капелька сомнений всегда остаётся – вдруг хуман не соврал? Да любой на её месте похитил бы этого болвана хотя бы ради того, чтобы убедиться, что не упустил миллиард кредо. Это всё равно, что подойти к незнакомцу на улице, потрясти перед ним мешочком, не открывая его, и откровенно заявить: «Чувак, у меня с собой мешочек бриллиантов на сотню миллиардов долларов. Если ты со мной что-то сделаешь, тебе за это ничего не будет». Естественно, даже самый честный человек задумается над тем, а не тюкнуть ли мне этого товарища по маковке, чтобы присвоить себе такое гигантское состояние? А если это эльдары, которым за похищение человека ничего не будет, то сама ноосфера велела проверить болвана».

Глава 19

Карпов продолжил изображать забулдыгу и напряг нейросеть на сортировку видеозаписей с сенсоров дроида. Вскоре была готова выборка за весь месяц с посещениями бара эльдарами. Не так уж и часто они ходили сюда, но и не редко – раз в неделю в один и тот же день.

Три раза та самая эльдарка приходила одна и тихонько с аристократичным видом пила каф. Видимо, этот напиток в баре разительно отличается от всего прочего. Не хрючку же пить девушке. Но однажды к ней за столик подсел высокий и худой как жердь эльдар-брюнет. На их беседе Дмитрий сосредоточился, но всё тщетно. Эльдары общались на своём языке. Единственное, что было понятно из уст парня – имя девушки – Астриан.

Проблему перевода удалось решить через инфосеть. Недолгие поиски привели Карпова на сайт, на котором оказывали платные услуги искина-переводчика. Пришлось перевести с карты на банковский счёт, который автоматически появился вместе с гражданством, тридцать тысяч. Из них десять ушли на оплату искина по переводу с движения губ эльдарского на субтитры всеобщего, с чем он справился в считанные секунды. Ещё тысячу стоила месячная подписка на использование местной инфосети.

Сам разговор был неинтересным – двое коллег обсуждали рабочие моменты. Но из беседы удалось сделать полезные выводы. Эти эльдары кто-то вроде археологов. Они активно ведут раскопки и вроде бы близки к нахождению чего-то ценного. Живут они возле места раскопок, того самого, куда не пустили землян. То есть недалеко от этой деревушки.

Оставалось дело за малым – с помощью портала найти Максима и вытащить его из лап эльдаров. Вот только Карпова поджидал сюрприз, не сказать, что приятный, но точно неожиданный. В пределах деревни порталы не открывались, сколько бы он ни активировал маяк.

Первое, на что подумал Дмитрий – телепорт сломался или отключен. Но на всякий случай он повторил обратный маршрут, постоянно пытаясь активировать маяк.

О чудо! В полукилометре от деревни портал открылся.

На борту звездолёта стало ясно, что всё оборудование полностью исправное и к нему никто не прикасался. Даже в ангар никто не заходил, хотя все земляне, за исключением одного пилота, недавно вернулись на борт фрегата. Молодежь поголовно страдала от жуткого похмелья, из-за чего расползлась по каютам. Одна хитрюга Анна залегла в медкапсулу.

Подозрительно, когда всё работает, но порталы не открываются. Значит, что-то препятствует сигналу маяка.

Карпов погрустнел. Ещё сильней его опечалили попытки открыть портал в лагерь археологов. Все они оказались провальными, будто нечто препятствовало этому.

О том, как заблокировать возможность открывать порталы, Карпов знал. Он лично собирал установку подобного типа, чтобы защититься от слежки. Но то, что об этом известно эльдарам, для него стало очередным неприятным сюрпризом. А на то, что это именно местные остроухие, так сильно похожие на его сородичей, препятствуют пространственным перемещениям, намекала область помех, которую удалось установить опытным путем. Это шарообразная область диаметром пять километров, то есть она действует и в воздухе, и под землёй. А эпицентр расположен как раз в лагере археологов.

Теперь Линаэль больше, чем спасти Макса, хотел выяснить, что именно выступает в роли блокиратора пространственных перемещений. Имелась небольшая вероятность, что это не эльдары такие продвинутые, а то, что они пытаются откопать. Но это маловероятно. Всё указывало на то, что ушастые выяснили у Максима о том, что Дмитрий умеет открывать порталы, вот и защитились.

Люди говорят: любопытство сгубило кошку. На самом деле любопытство сгубило ни одного эльфа и человека. Особенно этим страдают маги. Тут же целое комбо – эльфийский маг в человеческом теле.

Пришлось Карпову устроить мозговой штурм, напрячь все извилины, чтобы родить план. Как и большинство его планов, придуманных на скорую руку, он был немного безумный, рискованный, наглый и… В общем, сплошная авантюра, но с учётом знаний диверсанта и опыта эльфа операция имела высокие шансы на успех.

Первым делом дешёвая одежда колонистов претерпела изменения. В качестве подкладки к ней была приделана ткань из адамантиевых нанотрубок.

Из оружия Карпов оставил гражданский станер и закрепил на поясе ножны с адамантиевым ножом. То есть внешне Дмитрий продолжил выглядеть этаким обывателем-колонистом минимальной степени опасности. В таком виде он вышел из портала в туалете заштатного бара на окраине города, расположенного неподалеку от космопорта.

В туалетах общественных заведений не принято устанавливать системы слежения – это считается аморальным, чем и воспользовался Дмитрий. Он с непринуждённым видом покинул бар и, ориентируясь по карте, которую вывел в виде изображения дополненной реальности в нижнем правом углу зрения, как в компьютерных играх, направил стопы в сторону концентрации магазинов.

Через два часа, ушедших на подготовку, Карпов летел на подержанном дешевом пятиместном глайдере в сторону археологических раскопок. На заднем сиденье лежала корзина с огромным букетом цветов и бутылкой хорошего вина. Над его головой парили три шарика-дрона размером с теннисный мяч. Это были видеокамеры на антигравитационном приводе. В прямом эфире шла трансляция видео в инфосеть на аналог анонимного ютуб-канала, который был недавно зарегистрирован Дмитрием на имя Джеймса Бонда. Камеры снимали всё вокруг, кроме лица блогера.

Глайдер был приобретён бродягой, которых тут хватало с избытком, за тридцать тысяч у торговца подержанными летательными аппаратами. Бродяга с радостью пошёл на такой шаг за символические десять тысяч и, естественно, деньги на летательный аппарат. Мозги глайдера были взломаны. Точнее, Карпов отключил его сенсоры, фиксирующие данные водителя и заставил мозги аппарата работать, не обращая внимания на неисправности. Но из-за этого аппаратом приходилось управлять вручную.

– Всем привет, – комментировал он на камеры. – Я решил показать вам изнутри нюансы различных профессий, на которые можно устроиться на работу с базовой нейросетью. Сегодня я работаю курьером, и у нас первая доставка. Клиент, который решил остаться анонимным, заказал доставку цветов и вина понравившейся девушке…

Карпов на отвлеченные темы мог трепаться бесконечно долго. Он из психологии людей знал, что им интереснее смотреть видео, на которых много говорят, чем просто съёмки местности.

Удивительно, но канал, созданный в качестве прикрытия операции, начал с огромной скоростью набирать аудиторию.

Вообще блогеров в Галактическом Союзе хватает. Это официально считается профессией. Но основная тематика каналов направлена на подачу новостей и развлекательный контент. А такого, чтобы люди, хлорави и эльдары просто снимали бы видео о своей работе, тут отчего-то не распространено. Карпов сделал ставку на самую многочисленную аудиторию – людей с базовыми нейросетями. Так мало того, ещё и тему выбрал злободневную. Для обладателей базовой нейросети наиболее остро стоит вопрос – кем пойти работать? Вот у них в «предложке» и всплывала ссылка на видео на интересующую их тему. К моменту прилёта к лагерю эльдар-археологов трансляцию Джеймса Бонда смотрели семнадцать миллионов разумных и с каждым мгновением количество просмотров росло. Большинство зрителей были из других стран и колоний, ведь трансляция велась на всю обжитую галактику.

Камеры продемонстрировали огороженную энергетическим забором территорию, вдоль которой курсировали боевые дроиды.

Карпов, отлично отыгрывая удивление, прокомментировал:

– Вот это неожиданность! Не думал, что первая же доставка окажется такой непростой.

К его глайдеру подъехал дроид на гусеничной платформе. Типичный дешёвый ведроид, на которого сверху навесили бластерное орудие и позади горб генератора.

– Нарушитель, эта запретная зона. Немедленно покиньте охраняемую территорию или я вынужден буду открыть огонь на поражение.

– Обалдеть! – воскликнул «Бонд». – Нет, вы видите это? Я в шоке и напуган. К такому меня жизнь не готовила!

Внезапно количество просмотров начало расти с огромной скоростью. Всего за десяток секунд зрителей прибавилось вдвое и просмотры продолжали так же быстро увеличиваться.

– Нарушитель, у вас есть минута, чтобы удалиться, иначе я начну стрелять, – невозмутимо продолжил дроид.

– Эй, жестянка! Ты не имеешь права в меня стрелять, потому что я не нарушитель, а курьер. У меня важная доставка лично в руки госпоже Астриан. Передай эту информацию своим хозяевам.

– Нарушитель, покиньте охраняемую территорию, – продолжил талдычить дроид.

– Да стальной хер тебе под реактор! – настойчиво воскликнул «Бонд». – Я курьер, ржавая твоя башка! Курьер! Не нарушитель. Пока не доставлю посылку, никуда не уйду. А если ты меня убьёшь, то пожалуйста. Только знай, я популярный блогер и в настоящий момент веду онлайн-трансляцию на весь Галактический Союз. Неимоверную жестокость в отношении людей со стороны эльдар увидят все. Хрен вы отмоетесь от такого громкого акта расизма по отношению к людям и простым рабочим, которые выполняют свой долг!

Просмотры трансляции продолжали расти, как на дрожжах. Количество зрителей уже перевалило за пятьдесят миллионов и стало увеличиваться ещё более стремительно.

Как ожидалось, дроиды действовали не автономно. Ими управлял искин. Он проанализировал ситуацию, сделал вывод, что она выходит за рамки его компетенции, после чего приостановил привычную для охранных дроидов схему действий и передал запрос эльдару-безопаснику.

– Ожидайте, стойте на месте, не делайте попыток проникнуть на охраняемую территорию, – бездушно произнес дроид. – Ваше заявление передано командованию и находится на рассмотрении.

– Жду. Стою… – на камеры он добавил: – Дорогие зрители, вы видите без прикрас и монтажа, с чем приходится сталкиваться курьерам во время рядовой доставки посылки. Всё это происходит в реальном времени в колонии Яма. С вами Джеймс Бонд, смотрите дальше, чем закончится эта доставка. Честно говоря, мне и самому интересно, что будет дальше. Это так волнительно. Нейросеть отмечает у меня повышенный ритм сердцебиения. Я сильно изумлен. Чтобы на рядовой аграрной колонии обычному курьеру угрожали убийством боевые дроиды – это ситуация из ряда вон.

Из него изливался словесный понос, чтобы поддерживать достоверный образ блогера.

– Оставайтесь смотреть трансляцию, и вы вместе со мной узнаете, что будет дальше. Надеюсь, что доставка пройдёт без проблем. Ладони потеют от волнения. Направленный на меня бластер дроида заставляет сердце трепыхаться в груди. Кто, чёрная дыра побери, вообще додумался выставлять тут такую охрану? Напоминаю, что это всего лишь обычное место археологических раскопок, которые ведут светлые эльдары.

Карпов комментировал всё, что снимают камеры.

– Вот вы можете видеть, как кто-то летит в нашу сторону на глайдере-кабриолете с открытым верхом. Кажется, я уже могу разглядеть пилота. У него острые уши, светлая кожа и каштановые волосы. Это светлый эльдар. А ещё с ним в глайдере находятся трое вооруженных бластерами неизвестных гуманоидов в боевых скафандрах девятого поколения производства эльдар. Предположительно, они тоже являются представителями этой расы. Хех! Ну что могу сказать, с такой помпезностью курьеров ещё никто не встречал. Что дальше? Пригонят крейсер последнего поколения, чтобы забрать посылку с заднего сиденья?!

Силовой щит забора был отключен. Между столбами, которые формировали барьер, прошли выскочившие из кабриолета бойцы в скафах. Они застыли статуями на расстоянии пяти метров и направили в сторону Карпова бластеры.

К нему приблизился водитель глайдера – эльдар в серебристом металлизированном комбинезоне. Смерив человека презрительным взором, он через губу процедил:

– Это ты курьер?

– Да, я курьер. А вы ещё кого-то видите? Бонд. Джеймс Бонд. У меня доставка госпоже Астриан.

– Можешь отдать посылку мне, я передам.

– Ну уж нет! – уперто ответил Дмитрий. – Мне приказали вручить посылку лично в руки госпоже Астриан. А вы на неё ну никак не похожи. Возможно, глаза меня обманывают, я даже готов признать, что не особо силен в распознавании эльдар, но что-то мне подсказывает, что вы не госпожа Астриан. Более того, вы вообще не дама, а мужчина!

– Ты что, идиот? – гневно раздул ноздри эльдар. – Давай посылку и проваливай!

– Нет! – подобно барану упёрся рогом Карпов. – У меня доставка лично в руки госпоже Астриан. Нас сейчас смотрят сто миллионов зрителей. Как я им в глаза буду смотреть, когда отдам посылку не тому, кому указано, а какому-то левому незнакомцу?

Эти сто миллионов зрителей могли лицезреть перекошенное от злости лицо эльдара и прекрасно расслышали его тихое гневное шипение:

– С-с-с-ш… Тупой манкей!

– Тупой или нет – не ваше дело! – с видом гордым и придурковатым подбоченился Карпов. – Я просто выполняю свою работу, а вы мне в этом препятствуете.

– Госпожа Астриан занята, – процедил эльдар.

– Надеюсь, она не в медкапсуле лечиться от серьезной болезни? – с сарказмом спросил Карпов. – В противном случае, какая бы ни была занятость, выделить минуту свободного времени для получения посылки может любой, кто претендует на звание разумного существа. Я даже министру сельского хозяйства вручал посылку лично в руки, и ничего, он даже не поморщился, потому что человек понимающий, хоть и крайне занятой. Не то, что некоторые, которые рожу кривят. Пусть госпожа Астриан соизволит оторвать задницу от кресла и либо прилетит сюда и заберёт свою посылку, либо проводите меня к ней. Это знаете-ли, неуважение к чужому рабочему времени.

От такой наглости эльдар опешил. У него нервно дёрнулось правое веко. Он покосился на летающие над головой шары-камеры. По его лицу было видно, насколько сильно он желал наказать наглого манкея. И он бы сделал это, если бы не эти чёртовы камеры и трансляция в инфосеть, наличие которой подтвердил искин, отвечающий за охрану периметра. К таким ситуациям его базы знаний не готовили.

– Ладно, – процедил злой эльдар. – Ты принесёшь посылку госпоже Астриан, раз того желаешь. Только выключи камеры.

– Не-а! Ни за что! Ещё чего? Мои зрители должны видеть все нюансы работы курьером. Да и мало ли, что со мной может произойти? Уверен, вы милые и пушистые, пока камеры включены.

– Проверьте, – приказал эльдар бойцам в скафах, показав рукой на глайдер.

Двое из них подошли к летательному аппарату Карпова и просветили его весь сканерами, встроенными в скафандры. Особое внимание они уделили посылке на заднем сиденье. Один из них обернулся к главному и доложил:

– Всё чисто. Там цветы и вино. Ядов, взрывчатки и чего-то опасного не обнаружено.

– Бонд, – сверля Карпова грозным взором, произнёс главный эльдар, – сдай оружие.

– Да пожалуйста.

С беспечным видом он передал эльдару станер и нож. Остроухий хотел было приказать одному из бойцов залезть в глайдер Карпова, но посмотрел на старый летательный аппарат и с грустью осознал, что туда гуманоид в боевом скафандре не поместится.

– Я полечу с тобой, – с омерзением выдал он. – Без глупостей, манкей, я слежу за тобой!

– Как пожелаете, – равнодушно пожал он плечами, после чего забрался в глайдер на место водителя.

Эльдар сел рядом на переднее пассажирское сиденье.

– Лети следом за глайдером охраны, манкей.

Эльдар с омерзением покосился на зависшую позади левого плеча видеокамеру. Ещё две камеры летали снаружи глайдера.

После непродолжительного полета показались домики. С виду они были похожи на передвижные полевые жилища контейнерного типа, но больше и красивее тех, что в деревушке колонистов.

– Приземляйся и выметайся наружу!

– Ага…

Карпов с видом оптимиста, то есть с лицом незамутненным интеллектом, принялся выгружать заднего сиденья корзину с цветами. С видимой натугой он едва приподнял её от земли и просеменил в сторону самого большого домика, к которому резкой походкой подошёл сопровождающий эльдар.

Видимо, тот отправил девушке сообщение через нейросеть, потому что стоило ему приблизиться к двери, как та распахнулась и на улицу подобно эльфийской принцессе с аристократичной осанкой и презрением ко всему миру на лице выплыла Астриан.

– Госпожа Астриан, – вежливо кивнул ей эльдар, – вам посылка.

– Вы, госпожа Астриан? – спросил пыхтящий от усилий Карпов.

– Да.

– Это просили доставить вам.

– Поставьте на землю, – девушка холодным взглядом пробежалась по цветам. – Кто послал мне это?

Карпов бухнул корзину на землю и смахнул со лба пот.

– Кто? Хм… – задумчиво он помассировал пальцами подбородок. – Дайте подумать… Наверное, ваш поклонник. Извините, но он решил остаться анонимным. Кстати, а это правда, что вы похищаете людей? А то мне тут по пути к вам компания молодых туристов поведала, что вы похитили их приятеля. Это нормальная практика для эльдар или этот человек понравился лично вам и вы решили взять его в сексуальное рабство? Вам нравятся пухлые люди?!

Глаза Астриан широко распахнулись от сильнейшего изумления. Она настолько опешила, что не нашла, что ответить. У сопровождающего Карпова эльдара несколько раз нервно дернулось правое веко.

– Да как ты смеешь, грязный манкей?! – с угрожающим видом дёрнул из кобуры бластер сопровождающий эльдар.

Троица бойцов в скафах наставили на него бластеры.

Астриан покосилась в сторону дронов-камер.

– Будет вам, Перкиль, – успокаивающим тоном обратилась она к эльдару. – Не обращайте внимание, это всего лишь курьер. – Затем она посмотрела на Карпова и продолжила: – Нет, это всё ложь. Не знаю, кто сказал вам это, но он обманул вас.

– Да? Правда? – с глупым видом вопросил Карпов, полностью игнорируя направленные на него стволы. – Это же главный корпус? Там у вас находятся медкапсулы? А можно посмотреть в домике? Пусть мои зрители убедятся, что это всё обман, так сказать, воочию увидят, что вы не прячете в медицинской капсуле похищенного человека. А то придумают тоже глупость, будто Эльдары настолько обнаглели, что ведут себя в человеческих колониях, словно им всё можно и за это им ничего не будет. Ведь глупость же? Давайте развеем этот миф!

У Перкиля на протяжении всей речи Дмитрия подергивалось веко. Он крепко стиснул рукоять бластера, его палец подрагивал на спусковом крючке.

Да что там, после такого спича даже у Астриан нервно дернулся глаз. А ведь Линаэль был одним из худших в группе магической академии по урокам риторики. Будь на его месте более правильный эльф, тот бы сумел вывести из себя и довести до нервного срыва кого угодно гораздо быстрее.

– А чего вы такие дёрганные? – невозмутимо продолжил Дмитрий. – А-а, понятно! Точно медкапсула занята, вот вы и не можете поправить нервы. Это плохо. Вы тогда человека оттуда вытащите и сами ложитесь лечиться, а то нервные клетки сами по себе очень долго восстанавливаются.

– Ты зашёл слишком далеко, манкей! – щеки Перкиля от сильнейшего гнева покрылись красными пятнами.

По его команде, отданной через нейросеть, троица бойцов в скафах расстреляла дроны-камеры.

– Не хотите по-хорошему? – ухмыльнулся Карпов, будто не ему в сердце целился разъяренный Перкиль. – Что ж, тогда будем играть по моим правилам.

Никто ничего не успел понять или сделать. В корзине с цветами раздался тихий хлопок, после чего все живые существа в эльдарском лагере почувствовали, как их тела мгновенно парализует, мысли начинают течь вяло, подобно патоке. Те, кто были в скафандрах, остались стоять на месте. Те же, кто в скафы не облачился, оседали на землю прямо там, где их застал паралич.

Карпова тоже парализовало вместе со всеми, но он справился с параличом за десяток секунд, разогнав загустевшую прану по телу.

Зачем придумывать что-то новое, если есть проверенные надёжные методы? Карпов думал так же, поэтому для операции приготовил нестабильный накопитель с концентрированной жизненной силой растений. Для этого пришлось уничтожить несколько хороших деревьев-великанов, но оно того стоило.

Весь лагерь был обезврежен в мгновение ока. Эльдары неспособны отдавать приказов, искины без их команды ничего не предпримут против того, кто помечен как гость охранного периметра, если только Дмитрий не начнёт убивать хозяев, а он этого не сделает.

После прекращения игры в туповатого и упорного курьера Карпов разительным образом преобразился. Лицо кирпичом, холодный и расчётливый взгляд, плавная хищная походка, аристократичная осанка. Он наклонился над телом Перкиля, забрал у него нож и станер.

– Это моё. Я возьму, если вы не возражаете, – с иронией произнёс он.

Затем Дима подхватил на руки эльдарку, причём, в отличие от корзины с цветами, которая весила намного меньше, сделал он это легко и непринуждённо, и это при полуторной от земной гравитации. При взгляде на замутненные синие глаза девушки, его уста распылились в теплой улыбке.

– Я извиняюсь, леди, что пришлось так поступить. Если бы вы похитили любого хумана, я бы и слова не сказал. Но вы похитили МОЕГО хумана! А это куда серьезней. Не люблю, когда кто-либо покушается на то, что принадлежит мне.

Он неспешно и аккуратно понёс Астриан к большому строению.

– А ты красивая. Очень похожа на мою первую любовь, – накатила на Линаэля ностальгия. – Да, очень похожа. Такие же черты лица, рост, фигура и милые заострённые ушки. Мы были молодыми и горячими, не думали о будущем. Она принцесса, а я обычный аристократ. Нам говорили, что мы не пара, но нам, стопятидесятилетним юнцам море было колено.

При приближении девушки, несмотря на то, что её несли на руках, дверь отъехала в сторону. Система доступа явно была настроена на Астриан. Без неё вряд ли двери открылись бы.

– Да, мы были так молоды… – продолжал предаваться приятным воспоминаниям Линаэль. – Казалось, наш роман будет длиться вечность. Но из-за придворных интриг он оказался слишком скоротечным. Но я ничуть не жалею – это были лучшие тридцать лет моей жизни. С тех пор я всем сердцем возненавидел интриги. Терпеть их не могу. Наверное, поэтому я невзлюбил все эти аристократические уроки по интриговедению, риторике и прочей мути. Так что прошу меня простить за костный простецкий язык.

Карпов не забывал оглядываться. Он быстро составил в голове план помещения и направился в сторону, где предположительно находится медицинский отсек.

– С тех пор я зарёкся встречаться с принцессами. Я не хочу сказать, что принцессы недостойны моего внимания. Нет, конечно. Многие из них замечательные девушки, холодные снаружи и горячие внутри. Но все эти придворные реверансы, лживые улыбки, вечные интриги, покушения…

Он обнаружил нужное помещение. Назвать небольшой кабинет медицинским отсеком было сложно. Тут имелась всего одна медкапсула, которая занимала треть комнаты. Остальная часть была выделена под кабинет с массивным письменным столом из натурального дерева и лучшим из имеющихся в продаже адаптивным креслом с системой антигравитационного гашения. То есть в области возле кресла образуется комфортная для пользователя гравитация.

Внутри капсулы через прозрачное стекло было хорошо различимо расслабленное лицо Максима, погруженного в медицинский гель.

– Ого! – восхитился Карпов. – Капсула девятого поколения! А неплохо вы устроились.

Он аккуратно усадил девушку в кресло и постарался придать ему такую форму, чтобы Астриан не упала.

– Так-то лучше, – он несколько секунд продолжал любоваться лицом эльдарки. – Великая ноосфера! Я не перестаю поражаться, как ты на неё похожа. Словно сёстры-близнецы или клоны. Если бы у тебя ещё были зелёные глаза, я бы подумал, что ты и есть моя первая любовь. Какой же многогранной бывает мультивселенная. Порой она подкидывает странные сюрпризы. Надеюсь, Астриан, что ты всё же не принцесса…

Карпов еле нашёл в себе силы, чтобы оторваться от любования девушкой. Он направился к медкапсуле и стал вручную вводить команды на пробуждение пациента. Процедура должна занять пару минут, поэтому он оставил Макса в покое и вернулся к Астриан.

– Да, милашка, если бы не дела и не внешность хумана, я бы за тобой приударил. И не потому, что ты похожа на неё… Наверное… Да нет – точно не из-за этого! Ты чертовски хороша, хотя вначале складывается впечатление, будто холодна. Но это ерунда. Сколько тебе? Двести? Триста лет? Наверное, да. Просто ты ещё не научилась жить полной жизнью, берешь пример со старперов, которые уже устали от жизни, пытаешься их копировать. Мне ли не знать? Я сам таким был в этом возрасте. Теперь со смехом вспоминаю того себя, напыщенно-холодного. Глупо же! Нужно жить в радость, получать от жизни удовольствие и быть самим собой. А устать от жизни успеется и тогда не придется прилагать усилий, чтобы выглядеть унылым куском гов… К-хм… В общем, выглядеть уныло.

Карпов прикипел взглядом к столу. До этого он не особо разглядывал интерьер, но кое-что казалось странным. Серебристая пирамидка стояла на столе девушки.

Вначале Карпов принял пирамидку за что-то вроде пресса для бумаг или оригинальное украшение, но… Бумагами тут не пользуются и он готов был заложить телепорт, если это не сплав орихалка с какими-то другими металлами.

Дмитрий протянул руку и взял пирамидку. На астральном уровне от неё исходило чувство древности. Это точно не новодел, такой бы без магии Линаэль даже не почувствовал, предмету десятки тысяч лет, раз он имеет столь глубокий астральный «вкус».

– Интересная вещичка, – посмотрел он на эльдарку. – Древняя. Явно не эльдарского производства. Эльдары с каменными топорами по лесам бегали, когда эта вещица появилась на свет. Вы это тут откопали?

Естественно, девушка не могла ответить. Она соображала с трудом и скрипом, информацию не воспринимала. Астриан может узнать, о чём ей говорил Карпов, лишь позже из записи нейросети, если та ведётся, что маловероятно.

Интуиция подсказывала, что задерживаться тут не стоит. Карпову неимоверно хотелось найти устройство, блокирующее пространственные перемещения, но для этого придется всюду по лагерю таскать Астриан и изучать все незнакомые приборы. На это уйдет слишком много времени. Можно нарваться на отлучившихся за пределы лагеря эльдар, которые не попали под паралич и могут вызвать подмогу и активировать систему охраны. А это полный провал со смертельным исходом.

Привести кого-нибудь в чувства и допросить слишком опасно. Даже если использовать фирменный отварчик, не факт, что он подействует на эльдар так же, как на людей. А дальше тревога, подмога, смерть. Риск слишком превышает желание удовлетворить любопытство.

– Дмитрий Васильевич?

Удивленный голос Максима, севшего на край медкапсулы и с отвращением стирающего салфетками с себя гель, вырвал Карпова из размышлений. Он запихнул пирамидку в карман фермерской куртки и со скепсисом осмотрел обнаженную фигуру Максима, который под таким пристальным вниманием смутился.

– Где мы?

– Там, куда тебя, пьяного идиота, похитили эльдары! Это же надо было совершить такую глупость – трепать о том, что ты якобы гений?! Цена гения на чёрном рынке миллиард кредитов. Ты был словно увешанный золотом чудик, прогуливающийся по криминальному району города в тёмное время суток.

– Вы пришли меня спасать? – обрадовался вначале испугавшийся Максим. – Спасибо! А есть во что одеться?

– В шкафу глянь.

Небольшой шкаф для одежды в том или ином виде присутствует там, где есть медкапсула. Пациенту же где-то нужно складывать свои вещи. Тут такой шкафчик тоже имелся. Максим обрадовался, обнаружив там свои аккуратно сложенные вещи. Он поспешно облачился, то и дело косясь в сторону Астриан.

– Кажется, я где-то видел эту бабу?

– Видел? – иронично процедил Карпов. – Да ладно! Правда, что ли?! – добавил он в голос сарказма. – А ничего, что из-за попытки распустить хвост перед этой юной леди у тебя начались неприятности? Следовательно, они появились и у меня, поскольку ты мой человек.

– Эм… – Макс осознал, что сейчас лучше промолчать, а то его «случайно» могут забыть тут или тюкнуть по башке и сказать, что так было.

– Иди за мной, герой-любовник! Будем выбираться отсюда…

Глава 20

В это время в городе Нью-Керк вблизи космопорта на планете Яма дежурный страж порядка по имени Кевин от скуки включил инфопланшет и стал копаться в инфосети в поисках интересных новинок. В предложку ему вылезла ссылка.

Горячие новости Ямы.

Эльдары похищают людей!

«Да крендель печатный! – мысленно взвыл коп. – Я же этим придуркам объяснил, чтобы не связывались с эльдарами! А они средства массовой информации привлекли».

Кевин прошёл по ссылке и обнаружил смонтированный короткий ролик, на котором седой курьер-человек по имени Джеймс Бонд проник на территорию лагеря археологов-эльдар и стал их обвинять в похищении людей, после чего остроухие вывели из строя его видеокамеры.

Дальше выяснилось, что это была длинная онлайн-трансляция, на которую вела ссылка под коротким роликом. Эту трансляцию просмотрели более ста миллионов разумных и прямо сейчас смотрят три миллиарда жителей Союза.

Шум в инфосети поднялся знатный. Люди поливали эльдар отменными органическими удобрениями и требовали поставить на место зарвавшихся остроухих ублюдков. Доходило до требований объявить войну эльдарам, ведь где это видано, чтобы средь бела дня похищать простых работяг прямо в прямом эфире?!

Кевин схватился за сердце. При мыслях о том, что их звёздная система может стать ареной сражения людей и эльдар, его чуть не хватил удар. И это всё из-за какого-то вшивого курьера.

На рефлексию не оставалось времени. Он резко вскочил и побежал в сторону кабинета начальника службы безопасности Нью-Керка, а по сути всей небольшой колонии. По пути он шефу на нейросеть послал выжимку происшествия.

К моменту, когда Кевин ворвался на пятый этаж в кабинет начальника, шеф полиции сидел неподвижно в кресле со стеклянным взором и всклокоченными волосами.

Когда начальник просмотрел материалы, его взгляд стал осмысленным.

– Что за херня, Кевин?!

– Господин полковник, это всё новые граждане…

– Что за граждане? Докладывай по порядку.

– Сегодня рано утром ко мне обратилась толпа молодых пьяных колонистов, которые несколько дней назад получили гражданство Ямы. Они все работают на частном фрегате. Капитан фрегата заявил, что их пилота похитили эльдары. Ну я им популярно объяснил, что они должны быть рады, что не их похитили и лучше бы им валить куда подальше и забыть о пилоте, иначе у них могут возникнуть серьезные проблемы. А они, похоже, не успокоились.

– Ну? – поторопил подчинённого яркой мимикой шеф.

– Они, похоже, нашли отмороженного блогера – этого самого Джеймса Бонда, и рассказали всё ему. А этот придурок ради раскрутки популярности под видом курьера полез к остроухим и стал узнавать у них о похищенном ими пилоте! Понятное дело, что эти надменные твари не стали подобного терпеть – привыкли, что им всё сходит с рук. Вот только всё происходящее транслировалось в инфосеть. Когда эльдары подстрелили камеры блогера, в инфосети поднялись волны органических удобрений.

– Это жопа, Кевин. Ты понимаешь? Огромная, жирная задница! Нужно срочно что-то делать.

– А что я могу? – с виноватым видом развел руками Кевин. – Я же не могу полететь к остроухим тварям и потребовать выдать похищенных людей. Вы и сами знаете, чем это закончится.

– Раз не можешь сделать этого, тогда придумай что-нибудь, чтобы нашу колонию не распылили на кварки!

– Эм… – коп задумчиво почесал в затылке. – А если мы объявим пилота и Бонда преступниками? Мол, они совершили серьёзное преступление против эльдар и те были в своём праве пленить нарушителей, чтобы судить по своим законам.

– Отлично! – обрадовался хоть какому-то решению полковник. – Действуй. Снаряди группу переговорщиков, пусть летят к эльдарам и объяснят нашу позицию. Пусть скажут, что мы претензий не имеем, но пусть они хотя бы для видимости придерживаются той же версии.

– Ну хорошо, пойду, объявлю эту парочку тупых человек террористами и вышлю к остроухим флаер.

* * *

Ловелас-неудачник последовал за Карповым на выход из здания. Изнутри двери открывались без присутствия эльдарки, поэтому выйти наружу не составило труда.

Оба погрузились в глайдер. Карпов полетел в сторону выхода с территории лагеря, но сразу столкнулся с десятиметровой проблемой в виде силового забора, который вполне себе функционировал.

Глайдер парит над землёй на высоте от полуметра до пары метров. Древний аппарат, купленный у старьёвщика, когда-то мог летать на высоте до полутора метров, сейчас же рыскал на семидесяти-восьмидесяти сантиметрах – никак не выше. В общем, перелететь через такой забор нереально даже на новом глайдере, не то, что на старье.

От флаеров лагерь эльдар защищает система противовоздушной обороны, но она не страшна Карпову до тех пор, пока он числится гостем. А он будет таковым пока находится на территории лагеря или пока хозяева не отдали приказа искину, или пока он не попытался убить хозяев.

То, что всех хозяев парализовало, искин не мог интерпретировать, как попытку убийства. Все живы, здоровы, а гость ничего не делал. А то, что всех парализовало, конечно странно и подозрительно, но к протоколам не пришьешь.

– И как мы выберемся наружу? – спросил Максим. – И почему вы не откроете портал?

– Если ты такой умный, то сам ответь, почему я не открою портал?! – огрызнулся Карпов.

– Эм… – пухляш пожал плечами. – Не знаю. Наверное, не можете…

– Молодец, догадался! А теперь держись.

– Зач…

Максим прикусил язык и крепко схватился за подушку сиденья. Всё из-за того, что глайдер вопреки конструкции и логике, резко взмыл вверх, будто подброшенный рукой великана-невидимки.

Пухляш взглянул на лицо Дмитрия, по напряженному лбу которого катились крупные градины пота. Макс заподозрил, что глайдер взлетел не просто так. Вряд ли тот был переделан под флаер. Скорее всего, виновник быстрого взлёта сидит за рулём.

Глайдер взмыл на дюжину метров над уровнем почвы и заскользил вперёд, быстро снижая высоту. Ему хватило разгона, чтобы преодолеть забор. Он так быстро снижался, что почти ударился днищем об землю. Но старенькие антигравы справились. Летательный аппарат подобно резиновому мячику отскочил и начал набирать высоту, затем снова снизился и вновь поднялся. Он так продолжал лететь около полукилометра, постепенно снижая амплитуду и выравнивая полёт-скольжение.

От такой качки Максиму стало плохо. Он поспешно опустил окно и с громкими хрипами избавился от содержимого желудка.

Вытирая рукавом губы, он с завистью посмотрел на Карпова, лицо которого было безмятежно спокойным.

– Это что, псионика?

– Ага.

– А иначе нельзя было выбраться? – недовольно пробурчал Максим.

– Можно. Могу вернуть тебя обратно и выбирайся удобным для тебя способом.

– Э-э-э… – испуганно выпучил глаза Максим. – Нет-нет, что вы, не стоит! Это я так, просто бурчу. Всё отлично!

– Точно?! – иронично прищурился Карпов.

– Точно-точно! – клятвенно заверил Максим. – И вообще, мне понравилось. Вы божественно водите, Дмитрий Васильевич, и… – наткнувшись на насмешливую ухмылку, он тише добавил: – Всё, молчу, вы пилот – я пассажир!

Глайдер быстро пожирал расстояние. Через минуту он преодолел два с половиной километра от лагеря археологов. Карпов вынул из конверта маяк, отдал команду на открытие портала и ничего. Это было неожиданно.

Портал не открылся ни через сто, ни через двести метров, ни даже через километр.

Линаэль начал догадываться, что насколько далеко он бы ни улетел, портал не откроется. Поэтому остановил глайдер на обочине дороги, запустил руку в карман куртки и достал пирамидку.

– Что это такое? – с любопытством уставился на предмет Максим.

– Это проблема…

И действительно пирамидка породила проблему колоссальных масштабов. Карпов понял, что это из-за неё невозможно открытие порталов. Казалось бы – выкинь вещицу, отлети на два с половиной километра и вали себе на звездолёт. Но нет. Эльфийское любопытство переплелось в густом коктейле с жадностью и осторожностью. Такую опасную вещицу не хотелось оставлять в чьих-то руках. Кто знает, вдруг она существует в единственном экземпляре и позволит тем же эльдарам раскрыть секрет нуль-путешествий и поиска межмировых путешественников? К тому же ему самому хотелось изучить, каким образом происходит блокировка и почему такое маленькое устройство, в котором не чувствуется ни грамма магии, способно блокировать довольно приличную область?

В общем, проблема заключалась в том, что Карпов ни в какую не желал расставаться с древней пирамидкой. При этом нужно было без портала поскорее попасть на звездолёт.

– Э-э-э… – задрав голову к небу, протянул Максим. – Нет, думаю, ВОТ ЭТО проблема!

Карпов проследил за его взглядом. По небу в их сторону быстро приближался полицейский глайдер, корпус которого сиял красно-синими огнями.

– Действительно, это ещё одна проблема… – согласился Карпов. – Макс, садись за руль.

Карпов ловко перебрался на заднее сиденье. Максим лишь на мгновение замешкался, но быстро сориентировался и перепрыгнул на место водителя.

Флаер службы безопасности колонии завис в тридцати метрах над глайдером. Через громкоговоритель хриплый мужской голос проорал:

– Немедленно покиньте глайдер, сложите оружие и поднимите руки вверх!

– Что делать? – вопросил испуганный Максим.

– Гони в лес, Макс. Петляй, как заяц.

Максим крепко сжал челюсти и резко газанул. Глайдер сорвался с места и быстро нырнул в лес, который проходил по обочинам дороги. Флаер копов сорвался следом, он следовал буквально по пятам за петляющим между стволов деревьев безумным гонщиком, более того, висел прямо над ним. Вот только флаеру приходилось держаться над макушками деревьев, отчего стражи порядка не могли открыть огонь из бластерных орудий, чтобы не вызвать лесного пожара.

Максим полностью сосредоточился на управлении. Такой безумной гонки у него не было даже в компьютерных играх. Ему некогда было бояться, всё внимание сконцентрировалось на пилотировании. Одна ошибка – глайдер расшибётся в лепешку о многолетний древесный ствол. И всё же на мгновение он умудрился посмотреть в салонное зеркало заднего вида. А там Карпов снимал с себя водолазку.

– Эй! – изумлённо воскликнул пилот. – Ты что делаешь?! Мы вообще-то от ментов удираем. Ты решил бороться с ними с помощью эксгибиционизма?

– Точно подмечено, – иронично ответил Дмитрий. – Не отвлекайся.

Лишь на мгновение Макс отвлекся, и чуть не врезался в гигантский ствол. Хотя слово «чуть» тут не совсем уместно. Он передним правым крылом снёс толстую ветку. Раздался противный скрежет металла. Крыло сильно смяло, ветка хрустнула и полетела вниз. Глайдер сильно дёрнуло, но пилот выровнял полёт.

– Остановитесь! – продолжал надрываться громкоговоритель. – Заглушите двигатель! Сдавайтесь, иначе мы вынуждены будем открыть огонь на поражение.

Карпов тем временем заворачивал пирамидку в водолазку. Затем этот комок стал укутывать в куртку. Но и этого ему показалось мало, ведь портал по-прежнему не открывался. Он начал стягивать с себя штаны.

– Псих! – поделился своим несомненно важным мнением Максим о том, что думает о действиях своего работодателя. – С голой жопой против космических копов… И на кого мне только приходится работать?

Терпение копов лопнуло. Они открыли огонь, пока стараясь не убивать «преступников». И это им удалось, ведь их флаер оснащен пусть и простеньким, но всё же тактическим искином. Они подстрелили заднюю часть глайдера, разворотив багажник и повредив часть антигравов.

Глайдер клюнул носом вверх. Корма опустилась к земле и стала чиркать по почве, собирая гнилую листву. Пассажиров сильно тряхнуло и слегка контузило. На месте задней части летательного аппарата свободно гулял горячий воздух, который раскалялся от оплавленного металла.

Максим запаниковал, не справился управлением и глайдер направился прямиком в огромный древесный ствол. Вырулить пилот не успевал. Единственное, что он сумел – начать экстренное торможение. Нос летательного аппарата всё равно встретился со стволом. Раздался жуткий скрежет. Пассажиров бросило вперёд. Салон заполнила полезшая из всех щелей аварийная пена, которая практически мгновенно заполнила весь объем салона и спасла жизни пассажиров. Через пару секунд пена растаяла, освободив из плена пассажиров и превратившись в лужицу на полу. К этому моменту глайдер лежал на земле искореженной кучей металлолома.

Флаер службы безопасности Нью-Керка больше никуда не спешил. Копы считали, что контуженные беглецы никуда от них не денутся, поэтому не спешили совершать экстренное десантирование, а ждали, когда пилот найдёт место и посадит флаер.

Пока Макс пытался прийти в себя и сфокусироваться, Дмитрий, лишь только освободившись от пенного плена, продолжил плотно укутывать пирамидку в штанины полукомбинезона. Причем делал он это уже на ходу. Он выскочил из покореженного флаера на мокрую податливую лесную подстилку из прелых листьев.

– Макс, вылезай!

– А?!

Максим медленно повернул голову в сторону шефа. У него в голове шумело, мысли путались. Нейросеть пыталась привести организм в адекватное состояние путём стимулирования выработки нужных гормонов, и это играло положительную роль.

– Живо вылез! – командным тоном продублировал Карпов.

– Да-да, сейчас.

Пухляк вывалился из салона глайдера и покачнулся, утвердившись на ногах. Он с непониманием осмотрел шефа и никак не мог сообразить, отчего же тот разделся до трусов и ботинок? И зачем он сворачивает свою одежду в плотный комок? И что за фиолетовая пластина с серебристыми письменами зажата у него под мышкой? Немного удивительным было увидеть украшения на конечностях Карпова. Коммуникатор на левом предплечье – понятно. А вот то, что его шеф носит на правом предплечье и на обоих лодыжках браслеты с фиолетовыми бусинами – было странно. Мужчина с фигурой Аполлона, в красных семейных труселях с изображением белых перекрещённых серпа и молота, с седыми волосами и с какими-то фенечками – это казалось полным сюрреализмом.

– Макс!

– Да? Что?

– Забери с заднего сиденья мой нож.

– Хорошо, Дмитрий Васильевич, – Максим заглянул в салон и обнаружил на заднем сидении нож в специальных магнитных ножнах. Схватив его, он обернулся к шефу. – И что нам делать? Ждать? Сдаваться?

Карпов на краткий миг зажмурился, вытянул левую руку в сторону дерева, над которым завис флаер, после чего его губы расплылись в хищной улыбке.

Максим широко распахнул рот, наблюдая за тем, как с ладони Карпова сорвалось голубое сияние, а затем ствол дерева затрещал. Его ветки стали быстро увеличиваться и двигаться подобно рукам. Они вытянулись и оплели полицейский флаер. Раздался громкий и противный металлический скрежет. Корпус флаера плющило, как пластилиновый. Пластины антигравитавов, расположенные под днищем, погнулись и вышли из строя. Двери перекорежило так, что их намертво заблокировало. В итоге флаеры остался неподвижно висеть на высоте тридцати метров, накрепко опутанный ветвями дерева.

– Пора валить домой! – воскликнул Дмитрий.

В следующий миг перед ними появился круг портального перехода. Карпов схватил за плечо опешившего Максима, толчком отправил его в портал и сам запрыгнул туда.

Стражи порядка Нью-Керка были шокированы. Даже не так – они были в полном охренении. Преступники, казалось бы, загнанные в угол и беззащитные, внезапно исчезли.

– Э-э-э… – протянул здоровенный чернокожий пилот полицейского флаера. – Ущипните меня! Кажется, я сплю и мне привиделось, что только что ожило дерево, сломало и пленило наш флаер, а преступники сбежали с помощью нуль-перехода…

– Тебе не показалось, – задумчиво пялясь в опустевший лес, произнёс хмурый командир группы, отправленной договариваться с эльдарами и обнаруживший сверху в их лагере лишь кучу тел. – Это ещё большая жопа, чем предполагал шеф… Эльдарам противостоит кто-то более продвинутый, чем они, и всё это у нас на планете…

* * *

Максим поднялся с пола уже в ангаре звездолёта. Морщась, он потирал ушибленные колени.

– Это было круто! – поднял он большой палец вверх. – Хотел бы я тоже владеть псионикой… Спасибо, Дмитрий Васильевич.

– Спасибо? – Карпов чуть прищурился и хитро улыбнулся. – Спасибо в карман не положишь. С тебя триста тысяч двести семнадцать кредитов.

– Эм! Простойте, за что?! – ошарашенный Максим застыл изваянием.

– За своё спасение. Эта сумма была потрачена на реквизиты, чтобы вытащить тебя из лап эльдар. И скажи спасибо, что я счёт на услуги спасателя не выставил.

– Но я не просил! – возмущенно воскликнул Макс.

– Знаю. То есть хочешь вернуться? Там тебя скорее всего убьют, перед этим выпотрошив из головы всю информацию и превратив в овощ. Могу тебя вернуть назад.

Максим задумался. Он недовольно хмурился и переминался с ноги на ногу.

– Нет, назад не хочу… Но почему так дорого?

– Дорого? – вздернул правую бровь Дмитрий. – Ты считаешь, что спасение твоей жизни обошлось дорого?! Ты совсем не ценишь свою жизнь? Если хочешь я могу тебе переслать отчет о каждом потраченном кредо.

– А давайте! – набравшись смелости, заявил Макс.

– Держи…

На нейросеть пилоту пришёл отчёт. Он принялся его изучать.

– Цветы? Серьезно?!

– Цветы. Я тебе добавил ссылку на ролик – посмотришь на досуге и поймёшь, на что мне пришлось пойти для твоего спасения.

– Услуги бомжа?! – глаза Максима поползли на лоб.

– Бомжом был куплен глайдер.

– А вино? – громко возмутился Макс. – Вино за двести тысяч кредитов как вы объясните?

– Думаешь, меня бы пустили в эльдарский лагерь, если бы привез коробку мармеладок?!

На это Максиму нечего было возразить. Он тяжко вздохнул и тихо без былого задора сказал:

– Но у меня нет столько денег.

– Отработаешь. Итак, под протокол, Максим, ты согласен отработать или вернуть долг за своё спасение в размере триста тысяч двести семнадцать кредитов?

Максиму не хотелось превращаться в овощ и помирать, поэтому он кивнул и тихо ответил:

– Под протокол, я согласен.

– Вот и славно. А теперь, Макс, бегом в рубку и готовь фрегат к экстренному отлету. А то думается мне, что нам тут не рады.

– А разве не Светка сегодня дежурит?

– Света мается от похмелья, а тебя эльдары в капсуле подлечили. Так что без лишних слов дуй на мостик.

Макс поспешил к рабочему месту. Дима в это время занял кресло за компом и принялся в программе для 3D-моделирования делать чертёж сейфа. Рассчитать столь простую конструкцию из однородного материала даже земному серверу было несложно.

Звездолёт, что удивительно, без всяких препон спокойно покинул орбитальную станцию. Ни попыток остановить фрегат, ни намека на преследование. Казалось, будто и не было преследования копами.

На самом деле Карпов это считал подозрительным. Он-то как раз ожидал хоть каких-то действий со стороны службы безопасности колонии. Поэтому и спешил сделать сейф. Сейчас их звездолёт был как никогда уязвим. При малейших движениях комка одежды с подложкой из адамантиевых нанотрубок, в которые была завернула пирамидка, порталы переставали работать.

И вот небольшой фиолетовый сейф из адамантия был готов. Дмитрий поместил в него древнюю пирамидку, после закрытия герметичной двери которого все порталы заработали, как положено.

Через некоторое время ему пришёл вызов на нейросети от пилота.

– Дмитрий Васильевич, я начал разгон, вот только забыл спросить, а куда мы летим?

– Прыгай к ближайшей звезде.

– К любой?

– К любой, кроме нейтронной звёзды, чёрной дыры и прочих опасных объектов.

– Понял.

– И на трети пути вываливайся из гипера, – с абсолютным спокойствием добавил Карпов.

– Э? Дмитрий Васильевич, я вас правильно расслышал? Вы хотите, чтобы наш звездолёт вывалился из гипера и мы снова застряли в обычном космосе вдалеке от звёзд?

– Да, именно это я тебе и сказал.

– Но это опасно.

– Не опасней крейсера эльдар восьмого-девятого поколения, который будет тут максимум через десять часов и нагонит нас в любой системе, как стоячих. И вообще, Максим, ты что – от армии откосил? Что у тебя за дурная привычка обсуждать приказы командира? Сказали вывалиться из гипера – ты должен ответить «так точно» и выполнить приказ, а не трепать языком, как орочья шлюха!

– Ну… – парень смущённо потупил глаза. – Я не служил. Но я же студент… Был им до того, как вы меня в космос выдернули.

Карпов медленно приподнял правую бровь и слегка дёрнул левым уголком губы.

– Понял-понял, – отозвался Макс. – Так точно, товарищ командир. Есть вывалиться из гипера!

– Так-то лучше.

В момент, когда фрегат уходил в прыжок, за ним пристально наблюдало руководство колонии. Управляющий – полный пожилой чернокожий мужчина с лицом, напоминающим сухофрукт. Его дочь Карен и вместе с тем управляющая орбитальной станцией. Руководители внутренней и внешней службы безопасности, то есть начальник полиции и командир небольшого космического флота.

Последний был крепким мулатом, хмурился и нервно покусывал губы.

– Мы так и отпустим их?

– Да, – ответил руководитель колонии.

– Но эльдары… – протянул командир микрофлота.

– Всего лишь эльдары, – сухо сказал управляющий Ямой. – А там как минимум один могучий псион, владеющий нуль-переходом. Вам напомнить, кто владел такими способностями и технологией?

– Предтечи, – за всех ответила Карен. – Я считаю правильным отпустить их. На это намекает тот факт, что эти ребята летают якобы на корыте третьего поколения, но при этом их главный принёс мне на продажу почти нетронутый полный набор брони-шестерки абордажников малого крейсера. Вы понимаете, о чём я?

Карен пристально посмотрел на командира космических сил. Тот судорожно сглотнул и ответил:

– Понимаю… Если они на крейсер-шестерку болт клали, то наш москитный флот им на одну понюшку. И всё же, что с эльдарами делать будем?

– А что с эльдарами? – прищурился управляющий колонией. – Мы тут ни при чём. Это их разборки с этими «людьми». Так и скажем – мы в ваши дела не лезем…

Глава 21

Яма. Лагерь археологов-эльдар.

Принцесса Астриан вместе с другими эльдарами очнулась десять часов спустя после прилёта странного курьера. Первым делом она обнаружила пропажу недавней находки артефакта предтеч. В этот момент она сильно пожалела о том, что решила изучить пирамидку и не убрала её в сейф.

К ней ворвался растрёпанный и в грязном комбинезоне начальник охраны. Перкиль внимательно осмотрел девушку.

– Принцесса, вы не пострадали?

– Я в порядке, но у нас пропал артефакт предтеч и… – Астриан покосилась в сторону открытой медкапсулы. – И манкей исчез.

– Я уже вызвал подмогу. Принцесса, мы найдём воров и непременно накажем.

– Не сомневаюсь, хотя… – девушка посмотрела на показатели нейросети. – Я ничего не помню с момента паралича, но у меня есть запись.

Астриан вывела голографическое воспроизведение происходящего с ней во время паралича и начала просмотр вместе с начальником охраны. После этого она имела крайне задумчивый вид.

– Отвратительно! – скорчил лицо Перкиль. – Какой-то грязный манкей посмел прикоснуться к принцессе и рассуждать на тему отношений с ней! Я убью эту мерзкую манкей!

– Не спешите, Перкиль, – принцесса имела глубоко задумчивое выражение лица. – Вам ничего не показалось странным?

– Странным? Лишь то, что манкей сумел обмануть нас!

– Угу, понятно с вами всё… – многозначительно хмыкнула принцесса. – А мне всё кажется жутко странным. Для начала то, что этот… курьер вообще сумел к нам попасть. Ловко, как по мне. Думаю, что наш пленный был специально нам подослан для разведки. Каким-то образом он передавал данные. Ты заметил, что курьер знал о том, где находится наглый манкей?

– Да, но… – Перкиль не желал признавать, что не обратил на это внимание, как и на многое другое.

– И очень удачно он появился у нас, – продолжила вслух рассуждать Астриан. – Заметь, ни раньше и ни позже, чем я достала артефакт предтеч для изучения. Но и это не всё.

– Вы что-то ещё заметили, госпожа Астриан?

– Конечно, – с гордым видом кивнула она. – Этот человек вовсе не человек. Он намного старше, чем кажется. Он больше похож на моего старшего брата – такой же немолодой, но при этом беспечный авантюрист. И… Перкиль, много ли ты знаешь манкей, способных хотя бы примерно угадать возраст эльдар?

– Таких можно по пальцам пересчитать.

– А этот курьер угадал, что мне немногим больше двухсот лет. И что я принцесса тоже угадал. Я сомневаюсь, что в имперской службе безопасности нашёлся шпион, который сливал бы информацию манкеям. А кроме папиной СБ и ближайшего окружения обо мне никому неизвестно. Для всех я официально обычная сирота с высоким интеллектом, которой по счастливой ситуации досталась хорошая нейросеть и профессия.

– Простите, госпожа Астриан, мне поступила информация от местных манкеев.

Глаза Перкиля затуманились – он знакомился с данными, которые ему передало правительство Ямы. После ознакомления с этой информацией у него был крайне задумчивый вид.

– Что там, Перкиль? Ты выглядишь пришибленным.

– Этот курьер… Его зовут Джеймс Бонд. Он прилетел на фрегате, пилотом которого является похищенный нами наглый манкей.

– И что тебя так поразило?

– Бонд псион. Он умеет управлять растениями – именно так он обезвредил флаер местных копов. А ещё он владеет нуль-переходом. И открыл нуль-переход он практически голышом, то есть с высокой вероятностью не пользовался никакими приборами. Госпожа, вам это ничего не напоминает?

– Напоминает, – теперь задумчивой стала девушка. – Очень даже напоминает. Упоминание сильных псионов встречается в легендах предтеч. Древние! Они могли открывать нуль-переходы, в том числе в иные вселенные, силой мысли манипулировали ДНК, способны были управлять растениями… Но… Да быть того не может! Не мог же нас навестить Древний?! Они все давно уже вымерли.

– Плевать, кто он! – выдал Перкиль. – Хоть Древний, хоть предтеч. Я уже вызвал на помощь малый флот. Мы найдем этого псиона и выясним у него все тайны.

– Сомневаюсь, – отрицательно качнула головой Астриан. – Перкиль, давай посмотрим на факты. Этот псион сумел парализовать всех эльдар в лагере, причем так, что я до сих пор не могу понять, как он это сделал. Я просмотрела отчёт искина о побеге Бонда. Он с помощью псионики перебросил глайдер через забор. Потом управлял деревьями. Но знаешь, что самое жуткое?

– Что?

– Он открыл нуль-переход!

– Я понимаю, что это считалось невозможным, но теоретически псионы с такой способностью могут существовать.

– Перкиль, – усмехнулась принцесса, – ты сейчас похож на младенца, который обсуждает ремонт реактора. Не знаешь ничегошеньки по теме, а пытаешься умничать.

– Так поясните, госпожа Астриан.

– ОН ОТКРЫЛ НУЛЬ-ПЕРЕХОД!

– Ну да, открыл, – пожал плечами Перкиль.

– Артефакт предтеч… – как на идиота смотрела на начальника охраны принцесса. – Пирамидка блокирует возможность взаимодействия с гиперпространством. В поле её действия не работают гипердрайвы и теоретически невозможно открывать нуль-переходы. Даже будь он хоть Предтечем, хоть Древним – это невозможно. А ты утверждаешь, что он сделал это.

– Это не я утверждаю, а местные манкеи.

– Не важно, – отмахнулась Астриан. – Я опасаюсь, как бы нам хуже не было. Связаться с псионом, который клал болт на законы физики, я бы никому не пожелала.

– Не беспокойтесь, госпожа Астриан, наши военные – лучшие в галактике, у нас лучшие звездолёты и вооружение, сильных псионов у нас тоже хватает. Даже если это каким-то чудом уцелевший Древний, он нам не соперник!

* * *

Фрегат летел в гиперпространстве двое суток, после чего аварийно вывалился в обычный космос. Всё это время Карпов провёл в медкапсуле, погруженный в чертоги разума, где в ускоренном режиме изучал базы знаний.

Невероятно, но факт – обучайку пятого ранга он усваивал чуть меньше, чем за пять с половиной часов. К моменту выхода из гиперпрыжка он успел добить кибернетику, изучить профессию инженера и семь военных специальностей разного профиля – всё на уровне старшего офицера.

Голова пухла от халявных знаний. Дмитрию казалось, что он что-то забыл, но некогда было размышлять об этом. Он поспешил на мостик, где был встречен жизнерадостной Светланой.

– Йо! – приветливо махнула она рукой. – Чё-как, босс?

– И я рад видеть тебя, Светлана. Вита нет?

– Капитан отдыхает. Если срочно нужен, могу его позвать.

– Не нужно беспокоить парня, у него и так работы хватает. Что скажешь?

– А что сказать? – пожала плечами девушка. – Мы снова в заднице между двух звёзд. Я бы переживала, если бы не знала о порталах. Куда полетим, бро?

Карпов плюхнулся в кресло рядом с пилотом.

– Света, тебе не идёт образ своего парня. Я, может, и пень в понимании девушек, но не мог не заметить твоего интереса к себе.

– Раз заметил, почему не ответишь девушке взаимностью? – обворожительно улыбнулась Светлана.

– Товарищ Кузнецова, ты, бесспорно, красивая девушка, но я не люблю заводить служебные романы.

– Фи, как официально, – недовольно сложила губы куриной гузкой Светлана. – И вообще, в нашем мире давно никто никому не товарищ. Все господа и граждане.

– Не бывает такого, чтобы все были господами, – ухмыльнулся Карпов. – С того самого момента, как появилась иерархия, люди разделились по социальным классам. Есть правящая элита – господа. Есть пролетариат – граждане. Но что мне нравится в советской доктрине – все могут быть друг другу немного товарищами вне зависимости от класса элитарности. Потому что всех советских граждан объединяет принадлежность к единому обществу, к одной великой стране. Все товарищи: от рядового до маршала, от простого работяги до генерального секретаря. А у вас – господа и граждане, которые словно нарочно разделены барьерами. Разделяй и властвуй – старая, как мир, модель правления. В советах объединяют республики и народы, стараются размыть границы между национальностями. А у вас?

– А у нас республики давно отделились. Нет, так-то к нерусским мы терпимо относимся…

– В смысле, к нерусским?

– Ну там кавказцы, казахи, узбеки…

Карпов с изумлением изучал лицо Светланы, словно надеясь найти признаки шутки, но ничего подобного. Девушка была уверена в том, что говорит.

– О чём я и говорю. Разделяй и властвуй. Только вряд ли это выгодно власти вашей страны. Скорее поверю, что тут постарались ваши враги. У меня язык не повернется назвать перечисленных тобой людей нерусскими. Как же так?! С каких пор кавказцы, узбеки и казахи успели ими стать, если уже долгое время все они были русскими?! Уму непостижимо – как великая страна превратилась в множество мелких княжеств?

– Не знаю, – равнодушно ответила Светлана. – Я родилась намного позже развала Советского Союза, и мне норм. Не понимаю ностальгии стариков по временам СССР. Нормально же живём: у всех телефоны-смартфоны, компьютеры, телеки, автомобиль почти у каждой второй семьи. Питаемся и одеваемся неплохо. За границу, опять же, иногда удается слетать. А в Советском Союзе разве всё это было?

– В моем ССНР всё перечисленное тобой есть, только зарплаты у работяг минимум в четыре раза выше ваших, плюс преобладание отечественной техники и льготные кредиты на отечественные автомобили и ипотеку вплоть до нуля процентов.

– А вот это был удар ниже пояса, – поджала губы Кузнецова. – С ипотекой у нас… М-м… Как бы помягче сказать? Рабство? Кабала? В общем, лучше сдохнуть, чем связаться.

– Мы куда-то не туда зашли, – Карпов перевел взор на приборную панель. – Я же пришёл, чтобы полететь.

– Куда полетим?

– Секундочку…

Кузнецова получила маршрут, проложенный практически напрямую.

– Это сотня с лихвой световых лет. Если будем прыгать, как под конец в прошлый раз и с отдыхом, то за трое суток доберёмся. А что там?

– Свалка.

– Свалка?

– Ага. В Галактическом Союзе постоянно кто-то с кем-то воюет. Но раз в сто-двести лет происходит масштабная война, в которой уничтожаются десятки тысяч звездолётов. По всей галактике за время мировых войн накопилось множество кладбищ звездолётов.

– Эм… Дима, ты хочешь их разграбить? Это не опасно?

– Очень опасно. У местных поставлен на поток бизнес по разбору на металлолом и полезные ништяки таких свалок. И если бы всё было просто, то ни одной свалки не осталось бы. Там всё же в основном военные звездолёты, часть из которых может продолжать частично функционировать и применять оставшееся вооружение. Но нам боятся нечего – у меня есть портал. Так что близко соваться не придётся.

– А что мы вообще забыли на свалке звездолётов?

– Мне много чего нужно, а после выходки нашего второго пилота лезть в центры цивилизации смерти подобно. Поэтому придётся лазить по космическим помойкам.

– А откуда ты знаешь о местных помойках?

– Военные базы знаний. Ты готова?

– Готова.

– Поехали!

* * *

К моменту, когда звездолёт вылетел на окраине системы, в которой произошло глобальное космическое сражение, Карпов вспомнил, о чём забыл. Пирамидка! Он как отправил её в сейф, так и не вспоминал о ней увлеченный то изучением баз знаний, то работой штурмана. А ведь ради этого артефакта пришлось пойти на конфликт с эльдарами. Вряд ли они простят пропажу подобного устройства.

Карпов решил, что пирамидка ещё подождёт. У него появилась идея, как лучше её изучить. Для этого придется потратить ману или прану, если найти и отловить крупных зверушек. Ритуал познания тут подойдёт лучше всего, но, чтобы не спалить мозги, нужно информацию закачивать в некий буфер, в качестве которого сгодится местный искин.

А ведь ради искина он и прилетел на эту опасную свалку. Так что дело за малым – найти и добыть нужное устройство.

Слабенькие сканеры фрегата позволяли различить лишь контуры отдаленных туш звездолётов, которые двигались по звёздной системе подобно метеоритам. Чтобы выяснить их целостность и модели следовало приблизиться на расстояние десятой части светового года, а это опасно. Если там, на крейсерах или линкорах, которые там тоже имелись, уцелело вооружение и работают реакторы, то ближе двух десятых светового года приближаться опасно.

Всё это прекрасно понимали капитан фрегата, пилоты и сам Дмитрий.

В кресле пилота на этот раз расположился Максим. Виталий в столь важный момент тоже находился на рабочем месте. Карпов сидел между двух парней.

– Я не могу подлететь ближе, – заметил Макс. – Сейчас до скопления судов ноль три световых года. Что будем делать?

Виталий и Максим устремили взоры на Карпова. Их лица замерли в ожидании ответа.

– Вам пока ничего делать не придется, – ответил он. – А я пойду готовиться.

Подготовка заключалась в том, что корабельные дроиды стащили со всего звездолёта весь хлам: неисправных дроидов, запчасти и ЗИП-комплекты от торпед, спутников и космических разведывательных дронов.

Обладая навыками военного программиста, кибернетика и инженера пятого ранга, Карпов неплохо разбирался со всем техническим барахлом. Он сделал несколько небольших маяков на основе маломощных гиперпередатчиков от развед-дронов.

Затем он через телепорт разбросал получившиеся устройства по космосу, ориентируясь почти на глазок. Это не космический корабль, где для перемещения требуется ювелирная точность, плюс-минус миллион километров погоды не сделают.

В итоге дюжина маяков были разбросаны вокруг скопления туш звездолётов, образовав неправильной формы эллипс. Они работали подобно спутникам, посылая ненаправленные пучки сигналов гиперзвязи. Эти сигналы отражались от других маяков и туш звездолётов. Искин фрегата принимал данные от маяков и рассчитывал расстояние до объектов. В итоге, получая информацию с двенадцати точек, корабельный мозг сумел построить более точную картину карты космической свалки. А поскольку гиперсигнал проходит практически мгновенно, а не как радиосигнал, которому понадобились бы месяцы, то и карта свалки была готова всего через сутки нахождения в системе. И что более важно, охранные системы покорёженных звездолётов не срабатывали на столь незначительно малые объекты и такие слабые гиперсигналы.

Карпов внимательно изучал получившееся трехмерное изображение области космического пространства. Останков звездолётов тут было действительно очень много – десятки тысяч остовов и сотни тысяч обломков. Некоторые космические аппараты находились в настолько хорошем состоянии, что казалось, садись на борт и хоть сейчас на них улетай. Но, конечно же, сделать это сложно.

Карпову приглянулся двенадцатикилометровый линкор пятого поколения. А тут вся техника была четвертого-пятого поколений, поскольку битва произошла довольно давно. Вот только имелась маленькая проблема – линкор выглядел излишне целым. У него лишь повреждены двигатели, при этом всё остальное цело. Следовательно, реактор тоже может работать, как и оружейные системы. Более того, Дмитрий был уверен, что именно из-за линкора эту свалку до сих пор не растащили на металлолом.

Это был звездолёт класса дальней разведки производства хлорави. Если где-то и имеется необходимое Карпову оборудование, то лишь там. Конечно, в каком-нибудь крейсере может иметься специализированный искин. Но лишь может. На борту линкора-разведчика он наверняка есть. А ещё там имеется охранная система, которой сложно что-то противопоставить.

Благодаря самодельным маякам Карпову стали известны точные координаты линкора. Открыть по ним портал и скорректировать его положение не представляло труда.

Одурманенный наркотиком халявных знаний Линаэль почти забыл о том, кем изначально является. Он маг! Да, магии у него с гулькин нос, но ведь маг же. При этом он в последнее время упорно использует технику для решения проблем. А ведь решение проблемы с линкором, казалось бы, лежит на поверхности.

Можно было бы попросту телепортировать основной искин и три дублирующих, окирпичив гигантский звездолёт, после чего на его борту можно смело действовать. Но ведь есть более элегантное решение.

Что такое искин? По сути это искусственный кристалл с сильно ограниченным разумом. Чем он больше, тем мощнее. Чем новее поколение, тем большую вычислительную мощность можно получить с меньше поверхности кристалла. А эльфийские маги давно изобрели и активно использовали чары для переподчинения артефактов и ментальные заклинания для вмешательства в сознание. То есть по сути всего-то и нужно, что подчинить искин, как это происходит с артефактами.

Зачем вообще эльфам подчинять артефакты, если они же их создают? Так ведь у них существует множество конкурирующих правящих Домов. Кражи дорогостоящих артефактов в их среде распространены. А там, где есть воровство, имеется и защита от воров, системы ограничения доступа. Вместе с ними появляются способы получить неправомерный доступ. Вот и учат в магической академии стандартным методам взлома артефактов и противодействия этому. Нестандартные способы известны лишь магам-артефакторам, но Карпов был уверен, что ему и стандартных самых простых чар хватит, ведь у искина нет главного свойства артефакта – магической защиты!

Он с грустью посмотрел на правое предплечье, на котором покоился браслет с накопителями. Несколько из них пришлось потратить во время спасения Максима, чтобы задержать флаер стражей порядка. За всё время путешествий Дима позабыл заряжать накопители маной, отчего готов был рвать волосы на голове. Как он мог? Маг, который забыл о магии – это нонсенс!

Стоило его взору задержаться на кейсе с инфокристаллами, как его укололо осознанием. Вот оно! Сам же недавно в прежнем мире вспоминал об опасности подсесть на халявную информацию из ноосферы, а чем лучше инфокристаллы? Те же яйца, только в профиль.

А ведь он понимал, что, распробовав этот способ обретения знаний и навыков, уже не может от него отказаться. Каждое существо стремится к экономии энергии и ищет наиболее простые способы решения проблемы. Если можно пройти напрямик – зачем тратить время и силы, идя в обход? Вот и тут так. К чему тратить десятилетия на изучение наук по-старинке, если достаточно нескольких часов в медкапсуле и чертогах разума?

Карпов вынужден был констатировать, что он стал информационным наркоманом. С каждым разом ему нужна всё большая доза: выше ранги баз знаний, интересней профессии, а причин для этого он готов найти множество. Легко же убедить себя, что лучше взять из кейса кристалл и изучить очередную базу знаний, чтобы… А дальше начинаются надуманные причины, например, чтобы заполучить искин.

А если подумать, то так ли ему нужен искин? Он ведь изначально собирался в тишине и спокойствии потратить несколько лет на создание сканера, провести ряд экспериментов и в итоге максимум за пять лет вернуть себе магию. Жалкие пять лет – мгновение для эльфа. А он летает по галактике, собирая на свои вторые девяносто новых врагов и неприятности.

Но линкор – вот он. До него рукой подать, особенно, когда можешь открыть портал в любое место на звездолёте. Так не хочется обесценивать свои усилия, признаваться, что всё было зря, что достаточно вернуться обратно на Землю и продолжить исследования, как и было изначально запланировано.

В итоге Карпов убедил себя, что это в последний раз. Вот точно! Точнее не бывает. Лишь найдет искин, и сразу же вернётся назад.

Убедить себя просто, если хочешь этого. Это как толстяк, который обливается слюнями на пирожное и говорит себе: «Это последнее пирожное в моей жизни. Я его съем, а завтра обязательно сяду на диету». И ведь он сам знает, что обманывает себя – не сядет на диету и пирожных у него будет ещё очень много, он не может остановиться.

Итак, вся подготовка свелась к тому, что Карпов зачерпнул Ману из десятка накопителей, открыл портал в святая святых линкора – прямиком внутрь бронированной капсулы с основным искином и направил чары подчинения артефактов на огромный матово-белёсый кристалл, мысленно задавая себя в качестве владельца. На остатках маны он успел почувствовать, что заклинание сработало.

Последний этап был самым волнительным. Несмотря на облачение в виде офицерского скафандра шестого поколения с адамантиевой броней, Карпов испытывал нешуточный мандраж. Открыв портал в огромную основную рубку управления линкора, которая в десять раз превышала размерами аналогичное помещение на фрегате, он сделал шаг и казался по ту сторону портала.

Секунда прошла, но турели не думали выезжать из потолочных ниш. Две секунды – дроиды не ломились из стенных ниш уничтожить нарушителя. На третьей секунде искин дал о себе знать.

В паре метрах от незваного гостя соткалась голограмма в виде очаровательной зеленокожей девушки-хлорави. Роскошная брюнетка в одном лишь раздельном купальнике, который не скрывал от взоров едва прикрытых кусочками ткани прелестей.

– Ожидаю ваших приказов, адмирал, – грудным сопрано произнесла она, смотря на Дмитрия преданным взором жёлтых глаз с вертикальными зрачками.

В этот момент Карпов с облегчением выдохнул. Получилось! Жалкое заклинание среднего уровня, только и способное на подчинение простых артефактов, смогло переподчинить главный мозг гигантского звездолёта.

«Против мага нет приема, если нет другого мага! – с ликующим злорадством подумал Линаэль. – Как же уязвимы чисто техногенные цивилизации против магов…»

– Адмирал Дмитрий Васильевич Карпов, – вслух представился он. – Слушай мою команду: сделать полный допуск на линкор для этих людей, – данные экипажа фрегата были переданы искину через нейросеть. – И выдай мне отчёты о происшествиях, повреждениях, наличном ресурсе и список вещевого имущества на борту, включая личное имущество погибших членов экипажа.

Ворох данных со стороны искина линкора забил канал приёма-передачи нейросети. Информации было настолько много, что она была сформирована в базу знаний первого ранга. Карпов сразу поставил её на изучение, что даже без погружения в чертоги разума с его показателями интеллекта заняло всего три с половиной минуты. После этого ему стало известно многое. Очень многое!

Линкор оказался совсем непрост, впрочем, простых линкоров дальней разведки в принципе не существует. Слишком дорогие такие летательные аппараты как в постройке, так и в эксплуатации. Поэтому используют такие звездолёты с максимальной пользой.

Данный звездолёт выполнял особо важную задачу. Тысячу лет назад он исследовал дальние регионы в поисках новых пригодных для жизни систем, но обнаружил нечто более ценное – базу Древних! Даже не предтеч, а их более могучих предшественников-прародителей.

Данные об этой находке вскоре разлетелись по всей галактике, несмотря на строжайшую секретность. Видимо, среди хлорави нашлись предатели, иначе утечку информации невозможно объяснить.

Из-за этой находки тогда, тысячу лет назад, развязалась крупномасштабная космическая война, в которой участвовали хлорави, люди и эльдары.

Вначале каждый был сам за себя, но хлорави не сдавали позиций. В итоге люди объединились с эльдарами, чтобы хотя бы что-то урвать себе, и напали на флот хлорави, который охранял систему с базой Древних. Зеленошкурые в ответ на это погрузили на линкор те ценности, которые не успели вывезти и которые смогли вынести с базы, после чего, поняв, что проигрывают, уничтожили оплот Древних, чтобы он не достался никому. Затем хлорави дали врагам последний бой.

В этой системе собралось три больших флота. Несмотря на численное превосходство объединённого флота людских государств и технологичное превосходство эльдарских звездолётов, зеленошкурые сражались подобно загнанным в угол крысам. Когда кончались боеприпасы, они шли на таран и подрывали реактор. В ход шло всё: камикадзе на истребителях с термоядерным оружием на борту, которые вполне успешно подрывали вражеские крейсера и фрегаты; самоубийственные атаки лоб в лоб; подрыв реактора в случае проникновения вражеских абордажников на борт.

Не ожидавшие такого отпора люди испугались, дрогнули и разлетелись. По сути их флот напоминал войско феодала, где каждый отряд был сам за себя, то есть старался не лезть в гущу сражений и получить больше профита. Поэтому их отступление объяснимо.

Малочисленный, хоть и более технологически продвинутый флот Эльдаров, оставшись в одиночестве, ничего не мог поделать с остервенелыми хлорави. Ушастые пытались сохранить артефакты, но не знали, на каком они корабле. Поэтому стреляли аккуратно, стараясь повредить двигатели и реактор. Хлорави этим ограничением не были связаны. Так что большинство уцелевших звездолётов на этой свалке их производства.

Использовав всех от техника до адмирала, хлорави смогли уничтожить флот эльдаров. При этом не выжил никто из хлорави и эльдар.

Судя по данным мониторинга пространства, люди на протяжении тысячи лет постоянно залетают в этот сектор и предпринимают попытки пробраться на более-менее уцелевшие корабли. Зачастую они погибают от орудий продолжающего функционировать линкора. Но иногда у искателей получается добиться своего – разграбить корабль с краю свалки. До линкора же пока ещё никто ни разу не добрался, потому что искатели летают максимум на больших фрегатах четвертого поколения, но в большинстве случаев на таких же лоханках, на которой прилетели Карпов с землянами, а то и хуже.

Другое дело, почему хлорави сюда не залетают, если у них тут остались ценности? Коллизия заключалась в том, что адмирал зеленокожих перед своей героической гибелью на торпедоносце, пошедшем на таран вражеского фрегата, активировал на линкоре систему самоуничтожения и доложил руководству, что всё, амба, линкор тю-тю, артефакты иже с ним. Но линкор не взорвался, поскольку эльдары напоследок умудрились запустить в его систему хитрый компьютерный вирус. Пока искин боролся с вирусом, приказ о подрыве был стёрт. После победы над вирусом искин перешёл в боевой режим, то есть палил во всех, кто не передаст правильный код свой-чужой. Это были последние артефакты Древних в этом секторе, базу подорвали, в центр доложили, что артефакты и весь флот уничтожены, система находится относительно Хлоравийской империи у чёрта на куличиках, а больше ничего интересно тут нет. Поэтому линкор на остатках горючего и дождался своего визитера спустя почти тысячу лет.

Поняв, что на линкоре до сих пор хранятся артефакты Древних, Карпов связался с фрегатом:

– Я на линкоре. Со мной всё в полном порядке. Некоторое время я буду недоступен, так что ждите.

– Дмитрий Васильевич, у вас точно всё хорошо? – с волнением спросил Виталик.

– Точно. Я лишь взгляну кое на что и вскоре вернусь. Готовь весь экипаж, им предстоит трудиться в поте лица в три смены, чтобы вынести отсюда кучу ништяков. Отбой. Следующая связь через три часа.

– А если вы не выйдете на связь через три часа?

– Тогда подождите сутки и летите обратно к Земле. Но зря надеетесь, я ещё вас всех переживу!

– Удачи, командир! – искренне пожелал Виталий. – Ждём вас живым и здоровым.

Разорвав связь, Дмитрий направился вглубь линкора. Гигантский звездолёт не предполагает пеших прогулок. Он настолько огромен, что внутри поместится небольшой человеческий город. Один лишь уцелевший остов без двигателей длиной двенадцать километров. По полтора километра корабль в длину и высоту. Этакий огромный вытянутый кирпич с сотнями протяженных ярусов.

Реактор работал всего на десяти процентах мощности. Система жизнеобеспечения и гравитация были отключены. Лишь с появлением «адмирала» искин направил остатки энергии на активацию освещения, гравитации и жизнеобеспечения.

Вначале Карпову приходилось неуклюже передвигать ноги, держась за поверхность пола с помощью магнитных подошв скафандра и освещая путь яркими фонарями, встроенными в шлем, но вскоре с появлением притяжения он смог спокойно шагать по освещённому широкому коридору.

Перед рубкой управления на парковке стояло множество колёсных тележек на электродвигателях. Примитивные механизмы отличались повышенной надёжностью и использовались для передвижения по уровню.

Одна из тележек была запитана от батареи скафандра, поскольку за тысячелетие все аккумуляторы давно разрядились.

Доехав до ближайшей шахты лифта, Дмитрий оставил тележку на лифтовой парковке и спустился на средний уровень, где в научно-исследовательском отделе должны храниться артефакты Древних.

Тут он проделал ту же операцию с тележкой – кабелем подключил к ней скафандр и поехал.

Чем ближе он подъезжал, тем большее волнение ощущал. Магия! Он чувствовал ману. И это было очень странно и волнительно. Чем ближе к хранилищу артефактов, тем более чётко ощущалась мана. От предвкушения у Карпова подрагивали ладони.

«Что же там такое? – думал он. – Такое чувство я в последний раз испытывал неподалёку от самых могущественных и сложных артефактов. А ещё эти пьянящие нотки маны, смешанной с праной… Нет! Такого попросту не может быть. Это же иная вселенная. Такого тут точно не может быть!»

Глава 22

Линаэль с ошарашенным видом застыл перед артефактами Древних, которых было ровно два. Всего два, но зато каких!

Один маленький, крошечный, малюсенький – с человеческий кулак. Другой здоровый, размером с легковой автомобиль.

Именно от них исходило чувство магии (от большого) и концентрации маны в смеси с праной (от маленького).

Карпов застыл перед этими предметами и не мог поверить своим глазам, чувствам, сверхчувствам и вообще сомневался в реальности происходящего. Ему казалось, будто он до сих пор валяется где-то там в орочьем стане, а всё происходящее наведённые иллюзии.

– Да быть того не может! Это как?!

Оба артефакта Древних были окружены молочной плёнкой прекрасно знакомого Линаэлю заклинания остановки времени или стазиса. Это высшие чары – вершина магии времени. Более того – это именно эльфийское заклинание стазиса, поскольку использована старинная школа плетения чар. Линаэль хоть сейчас не пользовался магическим зрением, но, будучи опытным магом, даже без этих костылей ощущал упорядоченные магические потоки и чувствовал, за какую «ниточку» следует потянуть, чтобы распутать заклинания, то есть деактивировать их.

Теперь он был уверен, что внутри малого кокона стазиса покоится семечко мелорна. Больше ничто во вселенной не могло настолько густо фонить смесью концентрированной маны и жизненной энергии. А вот что в большом коконе – под вопросом.

Артефакты Древних были перетащены на фрегат, после чего Карпов дал отмашку десанту земных «хомяков». Он организовал им постоянный портал на линкор и сбросил миниатюрную базу знаний, чтобы они тоже ориентировались, что где лежит. Особо он отметил научный сектор и приборы, которые следует там демонтировать и найти в первую очередь.

Ему пришлось лично ещё раз вернуться на гигантский звездолёт, чтобы открыть капитанский сейф и выгрести оттуда ценную мелочёвку. Как и на любом военном звездолёте, там хранились резервные базы знаний для восполнения членов экипажа звездолёта в экстренных случаях. Учитывая, что это линкор, кристаллов там было порядочно и базы знаний варьировались от третьего ранга для рядовых, до пятого для старших офицеров. Профессий было много, перекрывая весь штат специалистов, служащих на таком большом корабле.

К тому же там обнаружились нейросети от третьего до пятого поколений равнозначно базам знаний. Понятно, что чем выше поколение нейросети, тем для более важного хлорави она предназначена. Но и человеку такую сетку запросто можно поставить.

Нашлись в сейфе и импланты, да непростые, а военные. Вот это была, пожалуй, наиболее ценная находка. Количество имплантов превосходило численностью нейросетей и инфокристаллов вместе взятых.

Если посчитать стоимость всех инфокристаллов, нейросетей и имплантов, то получившаяся сумма по нынешним расценкам будет девятизначной, а уж в те времена и вовсе всё это добро стоило целое состояние, соизмеримое с ценой линкора последнего поколения. С учётом того, что базы знаний устарели на целое тысячелетие, возможно, ценность кристаллов несколько ниже, но всё равно немаленькая.

Семечко мелорна Дмитрий даже не думал лишать стазиса. После этого его следовало максимально быстро посадить в почву. А вот большой кокон не давал магу покоя. Он решил вскрыть его с пользой для дела.

Для этого он начал подготовку с изготовления на 3D-принтере большого накопителя маны.

Стазис такого масштаба накладывали сразу несколько сильных магов, поэтому там должно быть колоссальное количество маны.

Карпов из распечатанных на принтере серебряных элементов собрал портативный ритуальный круг, по периметру которого разместил три больших накопителя и все браслеты в общей сложности на сто пятьдесят накопителей. Имеющейся маны в одном из браслетов хватило на активацию заклинания.

Для работы с маной пришлось отстегнуть от скафандра перчатки, отчего Дмитрий чувствовал себя неуютно, поскольку лишился большей части защиты. Но весь скафандр он и не думал снимать.

Из кокона началась откачка маны. Через десять минут с начала ритуала все накопители были заполнены. Оставшуюся ману Карпов начал втягивать в себя. Тут же он активировал магическое зрение и мир расцвел радужными красками.

Теперь он точно видел, что это классическое эльфийское заклинания стазиса. Но не было времени любоваться, нужно срочно действовать.

Он потянулся к чёрному кокону, оплетающему его душу, и резкими ударами концентрированной магической энергии начал расширять крохотное отверстие к магической части души. Полученных остатков маны хватило, чтобы в три раза расширить прореху, после чего ритуал закончил своё действие, полностью сняв стазисное поле.

Дмитрий вернулся к реальности, с удовлетворением отмечая увеличившийся поток маны от своего магического начала. Раньше ему нужно было потратить две недели на заполнение малого накопителя, теперь же достаточно четырёх суток, что намного лучше, хотя далеко от идеала.

Затем его внимание приковал саркофаг. Он был сделан из священной древесины мелорна и покрыт орихалковым напылением. А внутри… он чувством леса ощущал наличие жизни.

Набрав полную грудь воздуха, Карпов шагнул в центр ритуального круга и плавным движением сдвинул крышку саркофага. От увиденного внутри у него глаза поползли на лоб.

В саркофаге лежал старый эльф. Именно старый, а не древний. Его лицо было похоже на сморщенную курагу, кожа желтая и сухая. Но самым удивительным оказалось то, что лицо старика ему было знакомо.

Дедок распахнул глаза и пронзительными блеклыми глазами уставился на Карпова.

– Ректор Ириэль?! – изумлённо на певучем эльфийском воскликнул Дмитрий.

– Кто ты, воин в адамантиевой броне?

Голос ректора магической академии был сухим и хриплым. Он даже не предпринял попытки встать.

– Это я, Линаэль, – поспешно снял шлем скафандра он.

Старик прищурился и с невероятным изумлением в голосе произнёс:

– Хуман, который говорит на языке перворожденных?! Ох, ноосфера, чего только на старости лет не померещится…

– Да нет же! Я Линаэль, маг-природник, учился у вас на кафедре общей магии со сто семьдесят тысяч семисот семнадцатого года по девятьсот семнадцатый.

– Хн?! – старик прищурился и активировал магическое зрение. Его глаза распахнулись не меньше, чем у Карпова. – Ох тыж! И правда эльф. Но что с тобой сотворили орочьи демоны?! Почему ты в шкуре хумана?

– Это долгая история, ректор Ириэль. Если вкратце, то орочий божок во время развоплощения закинул мою душу в тело хумана из параллельной вселенной. Но я не думал, что с того момента прошло так много времени. Для меня миновало лишь несколько лет. Более того, я даже не подозревал, что это мой родной мир. Я попал в него случайно, так же случайно обнаружил ваш саркофаг.

– Ох-хо-хо, – прокряхтел Ириэль, принимая сидячее положение. – Таких случайностей не бывает. Тебя вела интуиция мага…

Карпов поспешил к старику на подмогу. Он подсобил ему выбраться из саркофага и усадил в свое кресло, сам же поспешно покинул скафандр и занял менее удобное кресло для посетителей.

Старик бегло осмотрелся и печально вздохнул.

– Не вышло…

– Что не вышло, уважаемый ректор?

– Ничего не вышло, – ещё более грустно произнёс Ириэль. – Линаэль, я умираю. У меня остались считанные часы. Поэтому выслушай мой рассказ.

– Умираете?! – застыл в ступоре Карпов. – Как же так? Я могу…

– Не можешь! – твердо сказал старик. – Более опытные маги пробовали, но не смогли, и ты не сможешь. К сожалению, мой организм полностью исчерпал все резервы, мне уже ничего не поможет. Погружение в стазис было последней отчаянной попыткой магов спасти самых достойных и опытных коллег. Тысяча самых сильных и умелых магов, которым оставалось жить совсем недолго, была погружена в стазис в надежде, что потомки сумеют найти способ избавиться от проклятья орочьих демонических отродий!

– Проклятье? – с ужасом прошептал Карпов.

– Да, Линаэль, такое же проклятье, которое лежит и на твоей душе.

– Но как так вышло?

– Война с орками шла на истощение. Нам пришлось прибегнуть к крайнему способу – использовать заклинания последнего шанса. Эльфы-смертники одновременно нанесли удар и начали уносить на тот свет целые орочьи станы, уничтожая души орков и развоплощая мерзкие духовные отродья – их покровителей. Именно божки были основной целью, поскольку без них поганые орки ничто не могут нам противопоставить. Но божки не собирались погибать просто так. Перед своей окончательной гибелью они использовали силы своих разрушаемых душ и объединённой мощью наложили на всех эльфов от мала до велика своё мерзкое проклятье. Наши души были оплетены коконом, из-за которого вся наша раса лишилась магических способностей и бессмертия.

– Но… – Линаэль опустил плечи, он чувствовал себя так, будто на него взвалили гигантский валун. – Почему вы не сняли проклятье? Даже я, всего лишь тысячелетний природник, придумал несколько способов избавиться от этой мерзости. Мне только не хватает маны.

– Не обольщайся, малец, – прохрипел Ириэль. – Мы тоже думали, что избавиться от проклятья просто. Но оказалось, что стоило начать отдирать чёрные нити, как они резко вырывали от души обе части: магическую и бессмертную. В результате получался инвалид, обладающий лишь шестью частями души вместо восьми. После такого ритуала эльфы начинали стареть с ужасающей скоростью.

– Это ужасно, – ещё сильнее поник Линаэль. – А вы не пробовали действовать иначе?

– Конечно пробовали! – в голосе Ириэля прорезались нотки раздражения. – За кого ты нас держишь, юнец? Я учил студентов ещё когда твоих дедов в планах не было!

– И как?

– Как видишь, магия при мне, – грустно вздохнул старый эльф. – Да, Линаэль, нам удалось создать ритуал, с помощью которого возможно сохранить хотя бы одну часть души – магическую. Бессмертие при любых раскладах не получалось сохранить. При попытках сделать это, проклятье опутывало всю душу и убивало эльфа. В итоге все маги предпочли хотя бы сохранить магические способности.

– А обычные эльфы?

– С ними проще. После того, как маги обрели прежние возможности, мы провели масштабный ритуал, который освободил всю нашу расу от проклятья. Но вместе с ним ушло в небытие бессмертие. После этого продолжительность жизни эльфа стала составлять жалкие тысяча-полторы тысячи лет. Но это у молодежи. Эльфы, которым перевалило за пять тысячелетний, быстро старели. Нам пришлось подпитываться напрямую от мелорнов.

– Праной? – с ужасом спросил Линаэль.

– Праной, – сухо кивнул старик.

– Ох, орочьи портянки! Вы стали мелорновыми наркоманами…

– Да, к сожалению, маги и старшие перворождённые оказались привязаны к нашим священным деревьям. К счастью, с обычными эльфами подобного не случилось. Но даже прана мелорнов не способна продлевать жизнь бесконечно долго. Наши тела изнашивались и дряхлели, мы старели, будто какие-то хуманы. Тридцать циклов (три тысячи лет – один цикл равен столетию) – это максимум, который возможно продержаться на пране. Я полностью истощил все ресурсы своих организма и души. Мне больше ничем не помочь. Нам предстоит последняя беседа, и я рад, что смогу напоследок поговорить с достойным первородным и своим учеником.

– Но если вы так говорите, то к чему было погружение в стазис? Разве вы не говорили о надежде?

– Это всё ерунда, – отмахнулся Ириэль. – Мы согласились на погружение в стазис лишь бы успокоить более молодых магов. Я, как и другие старые маги, прекрасно понимал, что никто не найдет лекарства от старости. Бессмертия не вернуть назад. Часть души ни отрастить, ни пришить, а без неё все трепыхания бесполезны. Конечно, у каждого до последнего теплилась надежда на чудо, но на то она и надежда, что помирает последней. Хе-хе-хе! – смех старика был хриплым и натужным, напоминая воронье карканье.

Карпов от таких новостей начал впадать в отчаяние.

– Погодите, ректор Ириэль, я встречался с теми, кто называет себя эльдарами. Они смертные и не владеют магией, по крайней мере те из них, которые попадались мне на глаза, хотя внешне они точь в точь перворожденные. И продолжительность жизни у них около тысячи лет.

– Видимо, это наши дальние потомки. К этому всё и шло.

– Хм?! – Линаэль вопросительно приподнял правую бровь.

– Простые эльфы при поддержке некоторых магов решили пойти особым путём. В поисках решения проблемы маги начали проводить ритуалы, выкачивая знания из ноосферы. В первое время было много несчастных случаев, многим эльфам спалило мозги, но результаты не замедлили проявить себя. Нам стали доступны знания технических цивилизаций иных миров.

– И вы начали развиваться технически?

– Развиваться? – усмехнулся Ириэль. – Вернее сказать – мы стали копировать то, что было изобретено в параллельных вселенных. Изначально всё было задумано с благими целями – с помощью техники вернуть нашей расе магию и бессмертие. Но…

– Но?!

– Всё пошло не так… Ты же знаешь