КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Старшина Империи. Часть первая (fb2)


Настройки текста:



Предисловие автора

Уважаемый читатель. Я рад приветствовать тебя на страницах своего произведения.

В данный момент я опубликовал черновик, над которым ведется редакторская работа. Все основные сюжетные моменты и мысли прописаны, и меняться не будут, как и характер ГГ. Как только редактура закончится, эта запись будет изменена, но я не знаю, сколько времени на этой уйдет.

Главный герой инфантилен, эмоционален, ленив, не логичен. Он рохля, и ему решать, а надо ли стремиться измениться, что бы изменить свою жизнь, и сделать ее лучше.

Я надеюсь, уважаемый читатель, что книга придется тебе по вкусу. В любом случае, я буду признателен за конструктивную критику. На всякий случай, в целях экономии времени, как своего, так и твоего, уважаемый читатель, хочу попросить, воздержаться после прочтения от оценивания возраста автора, возраста читателей, и их умственного состояния. От различных оскорблений, и прочих, некорректных высказываний. Автор прекрасно знает, какой получился ГГ, и что произведение не может нравиться всем. Поэтому, если нет желания, и возможности привести конструктивные доводы к критике, а желание написать комментарий есть, то прошу, ограничиться простым нравится или не нравится. Любая грубость и бестактность будут удаляться. Если же нет возможности сдержаться, можете писать мне личные сообщения.

Благодарю за внимание.

Внимание!

Все события и персонажи вымышлены. Любое сходство с реальными событиями и именами случайно.

Глава 1

После присяги был объявлен выходной день, вернее остаток дня, так как всё действие заняло достаточно много времени, практически до пяти часов вечера. Мы с отцом вернулись в пансионат за его вещами, а потом отправились в космопорт — все посторонние должны были до девятнадцати часов покинуть территорию военной академии.

— Все будет хорошо. — обнял меня он на прощание в зале регистрации полетов. — И не переживай ни о чем, знай, мы тебя любим, и ждем! Служи достойно.

– Спасибо пап. – мне не хотелось расставаться, а еще больше хотелось уехать вместе с ним, и оставить позади все, что произошло. Хотелось вернуться в детство, забыть о тревогах и опасностях, снять с себя ношу ответственности, и плевать на мнение и взгляды окружающих людей…. Но, кто же мне позволит? Все, детство улетело…. Поэтому я поборол в себе минутную слабость и желание прижаться сильнее, что бы почувствовать себя в безопасности. Все, теперь я сам отвечаю за себя, и не только…. Я сам себе защита! Я справлюсь со всем! И точка! Я разорвал объятия и вытянулся по стойке смирно. – Честь имею!

— Честь имею! – отец повторил мои действия, и, широко улыбнувшись, и, подмигнув мне правым глазом, ушел на свой рейс.

Вот и поговорили. Мало, как мало времени было дано нам на встречу с родственниками. Ничего не поделаешь, такие правила, уже завтра у нас начнутся учения, и никому не нужно, что бы курсанты расслаблялись, и теряли настрой. Хотя, какие мы курсанты? Присягу принесли, значит, полноправные военнослужащие. Интересно, банк мне теперь одобрит кредит? О чем я думаю? На кой мне сейчас кредит? Ростислав, возьми себя в руки, хватит предаваться меланхолии, отец уехал, но приезжал же, надо порадоваться, и идти вперед, через несколько месяцев снова увидитесь, когда отпуск будет, а сейчас, тебя ждут дела! Нда, кто бы знал, хотя, о чем я? Каждый знает, наверное….

Подъезжая к пансиону, я вспоминал момент принесения присяги, свои чувства. Бррр…, как же тяжело далось мне присутствие генерал-адмирала. Это просто нечто, фантастика какая-то! Откуда вообще берутся такие люди? Я думал, что полковник Могутов внушал своей силой, но, как я ошибался, земля и небо по сравнению с Меньшовым. Я ощутил себя муравьем, замершим в тени равнодушно поднятой ноги, хозяину которой было все равно, даже не в вопросе раздавить ли, а куда ее поставить, и кто окажется под каблуком сапога. Если я когда-нибудь встречу кого-то подобного на поле боя, то самым лучшим решением будет застрелиться, а потом закопаться в землю, именно в таком порядке, иначе, на первое просто не останется времени. Как вообще воевать против таких монстров?! Воевать еще полбеды, как можно жить, зная, что на твой муравейник может наступить подобное создание, и пойти дальше, по своим делам, даже не заметив, что твой мир разрушен?! Мы как-то разговаривали с Евгением Михайловичем о внутреннем и внешнем контроле своей жизни, но, как можно контролировать такие моменты?!

***

— А это никак не проконтролируешь. – психотерапевт расслабленно сидел в своем кресле, проводя со мной очередной сеанс. — Ты можешь контролировать только то, что зависит от тебя.

– Но как? — воскликнул я. — Вы же сами говорили, что кто-то живет, отдав все на волю случая, а кто-то создает свою жизнь, предпринимает действия…

— Ростислав, понимаю твою озабоченность этим вопросом. — Евгений внимательно на меня посмотрел, и продолжил успокаивающим тоном. — Ты не можешь контролировать других людей и их поступки, не можешь контролировать случайности и внешний мир, только себя. Да, происходят какие-то неприятности, случайности, стихийные бедствия, много чего, что не может зависеть от тебя. Что делать тебе? Давай обсудим присягу, ты ничего странного не заметил?

-- Не пойму о чем Вы. – нервно пожал я плечами. – Дал клятву служить империи, защищать народ, законы.

– Так, – кивнул капитан, – ничто не вызвало вопросов?

– Какие вопросы могут быть? – не понимаю о чем он, обычная присяга, как в древности.

– Клятву императору давал? – уточнил он, и, дождавшись моего отрицательного покачивания головой, продолжил. – А в той же Японии дают, и во многих других империях тоже. Не находишь это странным?

– А что тут странного? – удивился я. – Разве Империя и император не синонимы? В тех воспоминаниях, что у меня есть так всегда было.

– К сожалению нет. – произнес Евгений Михайлович, улыбнувшись одними губами. – В школе это проходят в шестом и седьмом классе на уроках древней истории, ты помнишь что-нибудь?

– Нет. Я как раз восстанавливался после падения, не до учебы было, а на выпускных экзаменах средней школы надо было сдавать новую и новейшую историю.

– Меня, до сих пор удивляет отсутствие у тебя любознательности в этих вопросах. – медленно произнес он. – Ты совсем ничего не знаешь о древней истории Российской Империи?

– Да блин, – всплеснул я руками. – Ну, не интересно мне, какая разница, что было? Древняя – это же две тысячи лет назад, а новая и новейшая – последнее тысячелетие. И так ясно, что мы вернулись к монархии. Во главе император из рода Рюриковичей, есть аристократы, пси сила, и все это где-то там, в центральных мирах, а я на Святогоре живу, у меня падение было, есть семья, Лира и туры. Что такого важного в прошлом, что пригодится мне сейчас?

– С одной стороны ты прав…, – протянул капитан, – хорошо, расскажу тебе сам, а ты подумай, и сделай выводы.

Евгений Михайлович прервался, сделал несколько глотков воды из традиционно стоящего рядом с ним бокала, и продолжил:

– Когда люди освоились с внутренней силой, и научились преодолевать расстояния между системами нашей галактики, началась масштабная колонизация. Войн, как таковых не было, считалось, что места хватит всем. Первые колонии были интернациональными, мы совместно осваивали ближайшие планеты, строили космические станции. За сотни лет человечество достаточно продвинулось в технологиях, но путешествия к соседним системам все еще занимали десятилетия, а то, и больше, поэтому на земле велись научные разработки по получению более мощных источников энергии, благодаря которым люди надеялись увеличить скорость освоения космоса. И такой источник был найден, вернее, он был давно известен – это антиматерия. Известно, что при столкновении материи и антиматерии высвобождается энергия, вот ее и попытались приручить наши ученые. Благодаря внутренней силе интеллект людей увеличивался в соответствии с индексом развития, поэтому ученые, наконец, соответствовали своему званию полностью. Прорывы в разработках следовали один за другим, новые двигатели на антиматерии преодолевали огромные расстояния в десятки раз быстрее, но счет все равно шел на годы. Тогда и произошел самый главный прорыв в науке. Все началось с подтверждения теории о темной материи, что более восьмидесяти процентов вещества во вселенной именно ей и является. Дальше я не особо вникал в научные разработки. – Евгений Михайлович улыбнулся, и развел руками. – Прошу простить меня, уже в школе я интересовался психологией, поэтому не имею глубоких познаний в теории относительности, небесной механике, кривизне многообразий, гравитационном взаимодействии и прочих направлениях науки и физики, которые привели к тем открытиям….

О чем он говорит? Я только о теории относительности Эйнштейна слышал, остальное для меня вообще в новинку. Не знаю, как он интересовался только психологией, но я, когда интересуюсь чем-то, на другие вещи не отвлекаюсь. Может быть, со мной действительно, что-то не так?

– Так что, если захочешь узнать подробнее, обратись к преподавателям, или лаборантам нашего физического факультета, – продолжал капитан. – Тем не менее, все это привело к тому, что были обнаружены слои темной материи, при погружении в которые тело получало значительно большее ускорение, и могло развивать огромные скорости, только для перехода в них необходимо было колоссальное количество энергии. Экспериментально теория подтвердилась, да еще как. – Евгений Михайлович иронично ухмыльнулся. – Эти умники уничтожили землю, утащили ее в глубины темной материи, а затем она вынырнула, но уже абсолютно мертвым камнем.

– Ничего себе! – удивленно воскликнул я. – Евгений Михайлович, со мной действительно что-то не так, я не то, чтобы не читал об этом, даже не знал, и не слышал!

– Ничего страшного Ростислав, эта информация не секретная, но не фигурирует нигде в открытом доступе, кроме учебника по истории. Когда человечество хочет о чем-то забыть, то делает для этого все.

– Кажется, я понимаю…, но какое отношение все это имеет к нашей империи, и ее истории?

– Самое прямое. – ухмыльнулся капитан. – Когда колонии остались без правительственных верхушек, началось смутное время во всем мире. Элиты боролись за власть, правительства сменялись одно за другим, пошли расколы внутри стран, каждый стремился урвать кусок для себя. В нашей федерации начались беспорядки, и произошел раскол на сторонников старого уклада, и тех, кто хотел построить коммунизм. Это было страшное время. За год разразилась масштабная гражданская война, унесшая жизни миллионов людей, и она бы продолжалась, если бы не модное увлечение последних сотен лет среди представителей армии и силовых структур. Как оно зародилось никто сейчас и не скажет, но среди высших офицеров и многих олигархов федерации считалось солидным вывести свою родословную от аристократов древнейшего мира. Взрослые мальчики решили поиграться в благородные сословия, и всем было на это плевать. Денег было много, воевать не с кем, так как ресурсывсех стран были направлены на освоение внутренней силы и космоса, наверное, единственное время в истории, когда несколько веков царил мир, так что, чем бы дитя ни тешилось… . Даже президент федерации состоял в одном из клубов аристократов, и его в шутку именовали Павлом вторым, несмотря на то, что он был обычным чиновником без родословной, и погиб вместе с Землей. – Евгений снова глотнул воды, и продолжил. – Такие «аристократы» были по обе стороны враждующих фракций и среди них были те, кто понимал, что быстро гражданская война не закончится, и принесет только беды. Договориться между собой им не составило труда. Не успели оглянуться, и в гражданскую войну включилась третья сторона, которая имела доступ к руководству, как федерации, так и коммунистов. За одну ночь верхушки и одиозные сторонники развязавших противостояние фракций были уничтожены, без переговоров, ультиматумов, или еще каких дипломатических нот, а утром вся страна узнала, что теперь они империя, нравится людям, или нет, но все должны сложить оружие. Конечно, сразу ничего не получилось, понадобилось несколько лет, для полного мира, но дело было сделано, и на престол взошел наш первый император Светослав из рода Рюриковичей.

– И тут самое интересное. – капитан не дал мне возможности вставить слово в его монолог. – Граждане не стали принадлежать императору, все права и свободы остались на прежнем уровне федерации. Да, были реформы и новые законы, направленные на легализацию аристократов, и возвышение их статуса, вернули табель о рангах, реформировали армию, императора назвали достойнейшим из достойных, десять раз аристократом, первым среди первых, гарантом свободы и независимости страны, а также ее территориальной целостности, но одно осталось неизменным, клятвы и присяги в армии приносились только на верность империи, и ее народу. Странная монархия получилась. У него нет абсолютной власти, кто угодно может его сместить, даже армия присягает на верность империи, потому что там служит много дворян, а у них не может быть господина, должна оставаться свобода. У Рюриковича осталось только традиционное право вето при утверждении законопроектов, и, как гарант территориальной целостности, он должен был утверждать право на владение землей на территории империи. Поэтому аристократия у нас зовется свободной, и Император над ней не властен, только в рамках законов империи, и кодекса дворян, которые разрабатывает законодательный выборный орган, и выбирается он из рядов все тех же благородных.

– Это же потому, что только вместе они смогли прекратить гражданскую войну. – высказал я свои мысли. – Нам это рассказывали в старших классах, правда, без таких подробностей.

– Смотри глубже Ростислав. – ухмыльнулся капитан. – Это обществу преподнесли все в таком виде, и сейчас так учат, а на самом деле никому не нужен был сильный государь на троне, которому надо служить. По сути, это была попытка оставить ту же федерацию, только в ином формате, приписав себе еще больше прав и возможностей. Империя у нас была виртуальной, грубо говоря, с бессильным что-либо противопоставить аристократам императором. Войну прекратили, и принялись за передел сфер влияния, а правителю отвели роль марионетки на троне. Все были в выигрыше, кроме Рюриковича.

– То есть, он не мог никак повлиять на то, что происходит в стране? – удивился я. – Его же назвали гарантом, он же главнокомандующий, как такое могло быть?

– Назвали, да. – кивнул Евгений. – Только его можно устранить и посадить другого человека, который будет гарантом, а армия, она же подчинялась генералам, которые вдруг стали аристократами из различных родов, и влияние государя там было очень маленьким.

– Не понимаю, зачем он тогда полез во все это? Он же оказался бессильным перед лицом тех, кто в любой момент мог его уничтожить, если им что-то не понравится.

– Совсем как ты в твоем вопросе, да? – улыбнулся психотерапевт.

А действительно, в чем-то эта ситуация схожа с моим вопросом о контроле. Светослав был один перед лицом монстров, и не так-то сильно он им был нужен.

– Он хорошо понимал, что не может ничего контролировать, только предлагать, и искать пути для решения огромного количества вопросов, связанных, как с его жизнью, так и с империей. – продолжил Евгений. – Рюрикович, как змея извивался между аристократами, стараясь угодить каждому, делая вид, что его не интересует политика, ни одного вопроса он сам не решал, только с министрами. Со стороны казалось, что Светослав играется в правителя, устраивает балы и парады, развлекается, как может. Такое положение дел сохранялось много лет, но он дождался, когда элиты разделятся на политические фракции по интересам, не будут монолитными в своих убеждениях, а некоторые, даже, станут откровенно враждовать друг с другом, и внес предложение о вассалитете на одном из заседаний аристократической законодательной палаты, которое и было принято большинством с огромным энтузиазмом. Не знаю, о чем они думали, возможно, о собственной выгоде, о надежных тылах, ведь за предательство господина вассалу грозило полное уничтожение, а может о том, что Рюрикович продолжает играть в солдатиков. Много плюсов для дворян было у этого предложения, один минус, кто согласится на вассалитет по своей воле? Но и это нивелировалось тем, что можно было сделать вассалом побежденного в войне родов. Поэтому и противников особенно не было, каждый уже видел, как его враг становится вассалом, а Светослав вносит новое предложение, предлагает каждому аристократу легально разрешить иметь собственную армию, так называемую гвардию рода, но с ограничением – один полк на одного представителя благородной фамилии, отменив тем самым старые законы федерации на частные армии. И снова согласие. Кто же откажется от собственной армии? Тем более, когда в государственной уже никто не уверен, она давно превратилась в личные отряды некоторых дворян и независимых офицеров, слишком многих там по десятку раз перекупили, за страну сражаться будут, а кто защитит личные капиталы аристократов? Сил охранных агентств явно недостаточно. В общем, откроешь учебник, или в интернете найдешь, и прочитаешь о его инициативах, которые были приняты, и несли выгоду благородным. Об одном все забыли, что император тоже один из них, и сами же назвали его десять раз аристократом, не привыкли еще мыслить такими категориями.

Евгений Михайлович прервался на минуту, чтобы смочить пересохшее горло, и продолжил:

– Через десять лет все сильно удивились, когда оказалось, что у Рюриковича сотни вассальных родов, и гвардия размером в целый корпус. Незаметно он стал ощутимой силой, и заявил о себе так, что никто не решился с ним связываться. Произошел очередной передел сфер влияния, особо рьяных уничтожили, исчезла целая олигархическая фракция, которая пыталась противостоять изменениям. Было совершено несколько покушений на Светослава, которые он пережил и додавил всех неугодных.

– Евгений Михайлович, – я непонимающе на него посмотрел. – Но как он один все это сделал? Где он взял столько вассалов, и такую гвардию?

– Почему один? – удивился психотерапевт. – Он договорился с политическими объединениями аристократов, которые были более менее лояльными, что оставит все как есть, права, привилегии, законы, и будет их гарантом, не по воле кукловодов, а по собственной, и теперь сможет их сам гарантировать. Достичь договоренностей ему помогли его вассалы. Откуда их оказалось так много? Тут все просто, именно он мог дарить земли в империи, нужна была только его подпись. В отличие от других дворян к нему с удовольствием шли средние по силе рода, которые сейчас все входят в первую тысячу. Он им предложил зваться не вассалами, а имперской аристократией, выделив их как элиту, обещал множество льгот, нужно было только подождать. Свое дело сделал и, основанный им, тайный боярский корпус, состоявший из людей, приносивших клятву верности лично Светославу, и внедрявшихся в армию и другие структуры государства. Их задачей было обеспечить лояльность вооруженных сил, не допустить, что бы их повернули против императора. Стоит ли говорить, что именно бояре устранили множество ненадежных генералов. А гвардия, тут дворяне виноваты, сами же назвали десять раз аристократом, вот он и прицепился к этой фразе. Десять полков гвардии для него, еще столько же для императрицы, и для своих детей несколько. Получился целый корпус преданный лично императорскому роду.

– И все? – удивился я. – Так просто?

– Я не знаю, что простого ты здесь увидел. – недовольно сказал капитан. – Светослав ходил по краю многие годы, разработал множество планов, провел сотни интриг, не зря его прозвали великим змеем. Ему приходилось доверяться людям, и всегда оставался шанс, что его предадут. Представь себя в его ситуации, и пойми весь ужас и страх, который его преследовал, но он нашел в себе силы и мужество противостоять им. Хитростью он добился своих целей, сам создал свою силу. Император всегда был в шаге от поражения, но шел вперед, потому что знал, либо так, либо просто существовать, всегда бояться, что придет кто-то и все отнимет, по праву сильного. Да, ему тоже приходилось считаться с теми аристократами, с которыми он договаривался, идти им на встречу в их требованиях и условиях, потому что он все равно не выдержал бы войны со всей свободной аристократией. В результате мы имеем сейчас нашу империю, с ее, порой странными законами, с нетипичной вертикалью власти, со свободными дворянскими родами, и их противовесом в виде имперских, с боярским корпусом, который пришлось вывести из тени, и легализовать, с альянсами благородных, с гильдиями наемников, купцов, да много еще с чем, но, главное, с сильным императорским домом, который действительно может гарантировать все, что возложено на него. И все это благодаря тому, что один человек не сдался своим страхам, а делал все, что в его силах, и переломил ситуацию в своей жизни.

– Я понял, к чему Вы клоните. – кивнул я. – Получается, мне тоже надо не падать духом, становиться сильнее самому, найти себе влиятельных друзей, договариваться с ними, заключать союзы, интриговать, хитрить….

– Я ничего не имею в виду, Ростислав, – перебил меня Евгений Михайлович. – Я рассказал тебе своими словами об истории становления нашего государства.

– Но, Вы же сами сказали в начале разговора, что послушай, сделай выводы. – возмутился я, не понимая, почему он отрицает мои слова.

– В том-то и дело, – капитан выглядел немного расстроенным и опечаленным. – Все, что я хотел – это рассказать тебе о том, что было, и как было, что бы ты видел, из-за чего все стало так, как есть сейчас. Ты никак не запомнишь, и не поймешь, что я не могу давать тебе советы, говорить, как поступать, как жить, и, что делать в различных ситуациях, это только твой выбор, и решения, и только ты несешь за них ответственность. Наше общение нужно для того, что бы ты поднимал волнующие тебя вопросы, проводил оценку ситуаций, и сам приходил к нужным решениям, которые изменят твою жизнь в лучшую сторону.

– Извините, – смутился я. – Мне очень неудобно, что Вам раз за разом приходится об этом напоминать мне. Я часто хочу все упростить, жить, и действовать по советам легче…, – он, ведь, и в правду, никогда не говорил мне, как поступать. Это мои выводы из наших разговоров, что надо спрашивать себя, чего хочу я, надо ли мне это, что каждый отвечает за себя, и за последствия своих действий. Так почему я все время жду от него ответов и руководств к действию? Я на мгновение задержал дыхание, как будто поймав озарение. – Я же пытаюсь так уйти от ответственности, сохранить за собой возможность обвинить Вас в своих провалах.

– Все хорошо Ростислав, – тон капитана успокаивал и дарил чувство дружеской поддержки. – Главное, что бы тебе это приносило пользу, а повторяться я могу столько, сколько понадобиться.

– Боюсь, – обреченно начал я, – Вам придется это часто делать.

– Не страшно, – улыбнулся Евгений, – только так все и работает.

Глава 2

Вибросигнал коммутатора ввинчивался в уши противным жужжанием бормашины. Кто названивает в такое время?! Я час, как спать лег, с трудом всплывающее из омута сновидений сознание отметило, что сейчас на циферблате пять минут первого ночи. Не успел я додумать, как по голове ударила сирена военной тревоги. От её звука меня с кровати, как ветром сдуло, моментально и глаза открылись, и в голове прояснилось.

— Что происходит?! — подумал я, а тело на автомате, без участия мозга, подчиняясь инструкциям, влезло в компенсирующий костюм, и повседневную форму.

Одевшись за минуту, я схватил свой коммутатор, прерывая вибрацию, и вывел на экран сообщение: — «Боевая тревога, код двадцать! Номер Т тридцать шесть».

Так, код двадцать — это учебная тревога, приближенная к боевой. В голове тут же всплыли заученные инструкции – явиться на плац в полной боевой выкладке. Блин, мне же еще надо успеть на склад за доспехом и вооружением, и на все у меня меньше часа времени.

Пока я раздумывал, на коммуникатор пришло сообщение, что дежурная машина пройдет мимо моего дома через восемь минут. Ааа, нет времени! Я схватил свой рюкзак и вылетел из комнаты – первым делом на кухню, собрать провизию.

Я ворвался в царство Ирины Викторовны, как ураган, сметая на своем пути все, что плохо лежало. Хотя, о чем я, хорошо лежало! Прямо на обеденном столе находились какие-то свертки, пакетики, контейнеры, несколько фляг.

– Доброй ночи, Ваши высокбродья! — сметая все в рюкзак, гаркнул я пьющим на кухне чай Родиону и Евгению Михайловичу, на что они просто приподняли свои чашки.

Рюкзак готов, за плечи и на выход, до дежурного транспорта оставалась пара минут. Я выскочил на крыльцо пансиона, и метнулся к дороге, мимо неработающего ночью фонтана. Где ждать транспорт? У нас же здесь нет остановки… Мысли еще носились в голове, а я уже видел скользящий над асфальтом гравиавтобус, из которого высовывались другие курсанты, тянули руки, и что-то кричали тем, кто безуспешно пытался догнать его на своих двоих. Не успел я осмыслить почему водитель не остановится, и не подберет отставших, как, прямо на моих глазах, матрос из соседнего пансиона разогнался и распластался в прыжке, пытаясь попасть в дверь. Недолет…. И валяться ему на дороге, если бы те, кто уже был в салоне транспорта, не схватили его за руки, и не втянули внутрь.

– Да Вы издеваетесь! — вырвалось у меня.

Я прикинул расстояние до автобуса, его оставалось критически мало, и начал разбег, по пути его следования. Не закрепленный по правилам рюкзак мотался из стороны в сторону, и ощутимо бил по спине. Блин! Да что же такое! Поспешишь, людей насмешишь, воистину. Сердце оглушающе бухало в ушах, глаза постоянно косились назад, в голове была только одна мысль – лишь бы получилось!

Дежурная машина догнала меня через тридцать секунд, и водитель дал звуковой сигнал. От неожиданности я вздрогнул всем телом, и прыгнул, от испуга не вложившись в прыжок полностью.

— Еп…! – выкрикнул я, видя, что, не то, что бы не успеваю зацепиться за борт, а просто не долетаю.

— Лови…, держу…! — В уши ворвался чей-то голос.

Из открытой двери мне на встречу, практически по пояс, вывалился один из курсантов, протягивая руки, в которые я и вцепился. Рывок, удар ногами об асфальт, больно, блин, и нас втягивают в салон автобуса.

Я лежал на полу, пытаясь прийти в себя, отдышаться, собраться с мыслями, после такой экстремальной погрузки…

— Откатывайся в сторону. — скомандовал кто-то, — нам еще ребят ловить.

Я последовал мудрому совету, а, уже через пару минут встал на ноги, держась за поручень, и обратился к рядом стоящему незнакомому мне капралу:

-- Что за ерунда?! Неужели нельзя остановиться, и подобрать людей?

– Так дежурный транспорт для зацепа, идет без рывков, по графику! – знакомым голосом – это он командовал мне откатиться, произнес курсант. – Скорость низкая, зацепиться можно, но да, ты прав, похоже на издевательство, я сам еще не понял все до конца, нам водитель это объяснял, он в кабине, ржет над нами.

– Для зацепа? – спросил я.

– Ага, – кивнул он, – так мне в пансионе сказали, когда я про доставку спросил.

Ответить было нечего. Наверное, со стороны это и выглядело смешным, но на лицах окружающих меня морпехов я улыбок не находил. А немало ребят смогли попасть в салон, человек тридцать, навскидку.

– Смотрите, еще один! – крикнул кто-то.

Я обернулся к окну, глянуть, как происходит процесс зацепа изнутри автобуса, но реальность внесла свои коррективы. Морской пехотинец легко разогнался, и, когда машина поравнялась с ним, спокойно, без видимых усилий, даже не запрыгнул, а, как будто зашел в двери.

– Господин Лейтенант! – крикнул кто-то, и мы попытались вытянуться по стойке смирно, на что офицер махнул рукой и крикнул в сторону кабины.

– Больше никого не будет, жми на газ! – а затем он быстро окинул нас взглядом, и, покачав головой, добавил, – как много, что ж вы такси не вызвали…

Да они точно издеваются!

***

Водитель втопил на полную, да так, что мы чуть не попадали. Все крепче схватились за поручни, сидений в салоне не наблюдалось, и уставились в окна, было не до разговоров. В окнах замелькали дома нашего городка, пропускной пункт, на пустых улицах иногда мелькали небольшие автогравы, которые нас обгоняли.

Через пятнадцать минут мы были у складов.

– У Вас десять минут, что бы получить снаряжение, Ваши номера отправлены на коммутаторы. – прокричал лейтенант, первым выпрыгивая из автобуса, – затем сразу обратно, нам еще на плац гнать!

Я выскочил на улицу, и помчался к огромному ангару склада мимо таких же автобусов, как и наш, и толп других курсантов. Ого, кто-то уже в доспехе, видимо, успели получить. В склад вели высокие ворота, сейчас распахнутые настежь, а внутри стояли ровные ряды закрытых стеллажей, с ячейками, похожими на шкафчики в раздевалке, только больше, над которыми горели буквы. Так, мне ряд «Т» нужен, тридцать шестая ячейка. Быстро найдя искомое, я положил руку на опознавательную панель электронного замка, что-то пикнуло, и дверца открылась. Мой ЛПДМ гардемарин! Молниеносно влезть в него, проверить все системы, заряд батареи, не забыть захватить запасные, рюкзак на спину, закрепить все положенные лямки и стропы, достать метелицу, через плечо ее, запасные магазины, дополнительный ствол, футляр с оптикой, набор для чистки…. Ого! Гранаты! В специальные отделения на доспехе их. А это что, пули? Целый коробок! Винтовку обратно, снять рюкзак, быстро докидать в него боеприпасы, лишние гранаты, которые не поместились в спецкарманах на доспехе, кейс с электронными приборами для работы с зашифрованными системами, все в рюкзак! Тем временем ожила связь, на визоре шлема высвечивались команды офицеров, побежали строки отчета о состоянии системы, прилетел сразу десяток боевых задач! Ааа, что же за хаос! О, запрос системы на канал связи, введите идентификатор, точно, мне же надо ввести свой текущий идентификатор «Т тридцать шесть», что бы подключиться только к своей группе. Сработало! Тут же пришло сообщение от лейтенанта, осталось две минуты! Ежкин кот, опаздываю! Я не стал разбираться, что еще лежало в моей ячейке, просто сгреб все в рюкзак, что-то, где сходу увидел карабины крепления, просто прицепил к нему, и закинул получившийся баул за спину, быстро все застегнул, схватил своей оружие, захлопнул дверку, ударил ладонью по панели управления, и помчался на выход.

Я успел! За пять секунд до отправки запрыгнул в наш транспорт, а народу-то прибавилось! Только оглянулся назад на толпу морских пехотинцев совершавших броуновские движения на площадке перед складом, как раздалась команда вперед. Да и толпы уже не было, тревожный хаос курсантов рассосался по своим автобусам, и они отправились на плац. Правда, несколько остались стоять пустыми, видимо, дожидались отставших.

– Отлично справились! – по связи раздался голос Лейтенанта. – Через минуту плац, выходим, строимся, слушаем.

И все. Четко, и коротко. Никаких излишеств в деталях.

***

На плацу нас встречал офицерский состав во главе с полковником Могутовым, на фоне огромных, квадратных туш многоцелевых абордажно-десантных катеров. Мы вывалились из своих автогравов, и построились перед офицерами. По моим прикидкам, на плацу находилось не меньше тысячи морских пехотинцев в полной боевой выкладке.

– Бойцы, объявляю начало учений для выпускников первого курса академии! – начал говорить Могута без усиления своего голоса, но так, что его услышали все. – Сейчас Вы погрузитесь на катера, и командиры взводов поставят перед Вами боевую задачу. Успехов!

– Рады стараться, Ваше Высокоблагородие! – прокричали мы в ответ, и, по команде, отправились к космическим катерам.

После того как мы расположились по своим местам на десантной палубе абордажника, наш лейтенант принялся делить нас на отделения.

– Каждому отделению подключиться на дополнительный канал, списки скинул. – передал он по связи.

Я дал команду на подключение к каналу своего отделения, и открыл список личного состава. Так, у меня третье. Старшины Бобров Сергей Геннадиевич и Туров Ростислав Драгомирович; капралы первого класса: Ариафин Фадей Светославович, Гвоздев Анджей Георгиевич, Гусаров Михаил Федорович; капралы второго класса: Бекетов Гадел Аланович, Опричников Иван Иванович, Осокин Любомир Леонидович. О, отлично, мы с татарином вместе, только, откуда он здесь, я его не заметил в автобусе, потом узнаю, читаю дальше. Капрал Агашков Степан Огнеславович, и старшие матросы: Феймахер Хирш Цадокович, Цнаймер Сефф Малхович, Мелконян Левон Артурович, Талицкий Евгений Васильевич, Уманцев Василий Семенович, Ордынцев Ахад Валиевич и Чюватов Рифкат Муратович. Интересно…, ни одного главного старшины, как и мичмана, командира отделения, и вообще, как ребята умудрились за первый курс не подняться выше старшего матроса? Кто у нас в отделении будет командовать?

– Бойцы, слушаем вводную. На орбите идет бой с флотом условного противника, Вы должны взять на абордаж вражеский сторожевой корабль проекта «черная дыра». В захвате будут участвовать два взвода, ставлю задачу: первое отделение – на Вас захват пункта дублирующих систем управления; второе отделение – перекрываете палубу, где размещается личный состав; третье отделение – захватить машинное отделение; четвертное отделение – захват склада вооружения; Мостиком, кают-компанией, рубкой дальней связи и огневой поддержкой займется второй взвод. Связи между всеми подразделениями осуществляется по боевому зашифрованному каналу, позывные обозначены, ознакомьтесь, и имейте в виду парни, никто из обер-офицеров в бой не вмешивается, мы только наблюдатели, все решения принимаете Вы. Всем перевести оружие на слабую мощность, имейте в виду, гранаты и заряды к гранатометам учебные, обладают пониженной мощностью, но, все равно, без героизма.

– Внимание! Борт вышел из атмосферы планеты, – раздался голос пилота. – Расчетное время абордажной стыковки двадцать минут, запрашиваю боевое сопровождение.

Ух, ничего себе время пролетело, мы уже в космосе, и совсем скоро будет бой, а я даже не заметил за инструктажем, как мы взлетали.

– Морпехи, – в голосе нашего офицера послышался металл. – Провести срочную проверку снаряжения, все, что не пригодится в бою, оставьте здесь, готовность через пятнадцать минут!

Я снова запустил диагностику всех систем своего доспеха, еще раз проверил оружие и боеприпасы, и полез в рюкзак, разобраться с тем, что туда в спешке запихал. Так, модули для взлома вражеской сети, и боевых роботов, распихать по специальным отделениям доспеха, ремонтный набор для доспеха оставлю в рюкзаке, хватит и стандартного малого, расширенную аптечку тоже не буду брать. Все системы в порядке. Буквально десять минут, и я готов к встрече с противником, о чем и рапортую. Единственно надо уточнить у командира:

– Господин Лейтенант, разрешите обратиться. – начал я, и, дождавшись его утвердительного ответа, продолжил. – Проверкой АБО заниматься?

– Не надо старшина, они готовы, здесь без нюансов и неожиданностей.

Свет на палубе моргнул и стал красным, на визор пришло сообщение, что до стыковки и абордажа осталось пять минут. Что же, мне идти одному из первых, выводить дроны и АБО, надо согласовывать действия между отделениями, да и со своими поговорить. Насколько помню, у сторожевых кораблей проекта «черная дыра» пункт дублирующих систем управления находится недалеко от машинного отделения, так что нам по пути с первым отделением.

Сначала я вышел на канал связи своего подразделения, где было очень тихо, и на мой вопрос, есть ли среди бойцов еще кто-нибудь, кто может управлять боевыми роботами, мне поступило пятнадцать отрицательных ответов, и снова молчание. Да что же такое, как нам не хватает мичмана, или главного старшины, вспомнилась ситуация с аварийной посадкой на планету. Придется брать командование в свои руки.

– Понятно. – сказал я, – беру командование на себя, отделение, слушай мою команду!

Я вывел на визор список морпехов. И быстро разделил нас на четыре боевые группы. Первая группа во главе со мной: Бекетов, Ордынцев, Мелконян. Вторая группа: старшина Бобров, Опричников, Талицкий, Уманцев. Третья группа: капрал первого класса Ариафин, Гусаров, Феймахер, Цнаймер. Четвертая группа: капрал первого класса Гвоздев, Осокин, Агашков, Чюватов.

– Ознакомиться с делением на группы, идем в порядке присвоенных номеров, четко за моей спиной, командиры групп подключиться к оперативному каналу для координации действий, четвертая группа, на Вас тыловое прикрытие.

– Так точно. – все подтвердили получение приказа, и снова тишина. Нервничают ребята, наверное, да я и сам нервничаю, хоть и участвовал на практических занятиях в абордажах, но самостоятельно его проводить, еще не приходилось.

Так, отставить все сомнения, выхожу на связь с первым отделением. У коллег все оказалось проще, у них в составе был главный старшина Буров, который принял командование на себя. Мы с ним легко договорились о совместном выходе, и продвижении, под прикрытием наших АБО. Стоило решить эти вопросы, как пришел сигнал об абордажной стыковке.

– Внимание, полная боевая готовность! – в динамиках раздался голос лейтенанта.

Мы все подобрались, я провел дистанционное подключение к разведывательным дронам и нашему АБО, активируя их атакующие системы.

– Начали!

***

Маневренные дроны прожили около пяти минут, но этого времени нам хватило, чтобы вывести на позиции наши Т34АП, а самим спрятаться за их монолитными тушами. Огневой мощи двух роботов, нашего, и из первого отделения, хватало, что бы достаточно быстро преодолеть первую палубу, подавив сопротивление автоматизированных систем обороны, и десятка дронов, пока мы не натолкнулись на организованную оборонительную позицию морской пехоты условного противника, которая укрылась за такими же АБО, как и у нас. Патовая ситуация, мы застряли в коридоре, который был закупорен нами и врагом, даже в атаку не пойдешь – уничтожат сразу. Единственная разница между нашими позициями была в том, что мы застряли в середине коридора, а за спиной врага был перекресток, который давал им возможность для маневра или отступления.

– Что будем делать? – главный старшина Буров вышел на связь. – Долго стоять здесь нельзя, могут в спину зайти.

– Надо думать. – я вывел на визор план эсминца, чтобы найти решение сложившейся ситуации, и сразу же увидел один замечательный вариант. – Нам же с Вами расходиться как раз на том перекрестке, нам на палубу ниже, и мы сразу выйдем к машинному отделению, так что можем пожертвовать своим роботом, пустим его, как брандер…

– Так точно, наша цель на этой палубе, а Вам, без робота надо будет еще к спуску вниз пробиться, своего я не отдам!

– Я и не прошу у тебя, там за поворотом есть возможность попасть в межпалубную вентиляционную шахту, надо будет только взломать электронный замок на инженерном люке, а по ней мы попадем вниз, главное, прикрой нас, и все.

– Договорились…

Сказано, сделано. Мы резко ускорились, увеличив плотность огня, а, когда до позиции противника оставался десяток метров я активировал форсаж у Т34АП, робот резко ускорился, влетая точно по середине вражеских машин, выбивая их из коридора, и внося хаос, и сумятицу в ряды живой силы обороняющейся стороны.

– В атаку! – короткая команда, и мы, все тридцать два человека, мчимся вперед, перепрыгивая через баррикаду из столкнувшихся АБО, которые считались уничтоженными.

Я на ходу открыл огонь из винтовки, получая сообщение о попаданиях и уничтожении морпехов обороняющейся стороны. Они просто не успели среагировать на изменившуюся обстановку, и стали легкой добычей. Конечно, в нашу пользу было и то, что их оказалось меньше, только одно отделение.

После нашей победы, мы, выставив охранение, оперативно растащили поверженных роботов, что бы провести АБО второго отделения, и приступили к завершению нашего плана – преодолению инженерного люка, что бы попасть в вентиляционную шахту. Для этого мне пришлось распотрошить свой кейс с гаджетами, и подключить один из них к защитной системе через взломанную панель электронного замка. Никаких переборов паролей, только определение вида системы, типа защиты, и генерирование сигнала на открытие. Все действие заняло от силы пять минут, и мы на месте. Отправив сообщение Бурову, я дал команду на спуск.

Пока все шло успешно, по взводному каналу шли успокаивающие доклады о стремительном продвижении наших сил с минимальными потерями. Из моего отделения никто не погиб, приказы выполняются, никаких лишних разговоров, все сосредоточены на выполнении боевой задачи, даже выход из шахты на нижней палубе прошел без сюрпризов и неожиданностей. Поэтому мы спокойно заняли круговую оборону на перекрестке коридоров, как две капли воды похожем на тот, что находился палубой выше, и я отправил сообщение лейтенанту о нашей позиции.

– Что дальше? – На связь вышел старшина Бобров. – Предлагаю атаковать машинное отделение с двух направлений.

– Наверняка там сосредоточились значительные силы, и нас сейчас явно никто не ждет. – я, в целом, разделял его желание, но…, – но надо перестраховаться, как бы не было жаль времени, надо провести разведку.

– Что разведывать-то, командир? – это капрал Гвоздев, его группа все это время прикрывала наши тылы, и, даже сейчас, он контролировал один из коридоров.

– Согласен с Гвоздем, – снова Бобров, – нас не ждут, внезапная атака, закидаем гранатами, и прорвемся…

– Смотрите, мы в двух шагах от цели, палубой выше на этом месте стояли два робота и шестнадцать человек противника. Здесь же, нет никого, я думаю, что они ждут нас на переходе с верхней палубы, заняв оборону у трапа, – я обвел красным кружком на плане эсминца обсуждаемое место, и отправил его на канал отделения. – Если мы атакуем машинное отделение, то они могут ударить со спины.

– А если их там нет? – что-то Бобров меня начинает напрягать. – Ты здесь не один старшина, и, по моему мнению, все это глупости, тем более самые жаркие бои сейчас идут за мостик и на жилых палубах, только что сообщили, что там задействован целый взвод противника.

Действительно, картина боя стремительно менялась, и наши силы встретили ожесточенное сопротивление. Обычно на сторожевых кораблях такого класса размещалось до двух взводов морской пехоты, а это чуть более ста пятидесяти человек, и сейчас, по оперативным данным, которые, автоматически формировались системами лпдм, и стекались в общую командную сеть, выходило, что сотня морских пехотинцев успешно обороняла капитанский мостик, и выбила наших с жилых палуб. Плюс мы еще уничтожили целое отделение.

– А где тогда остальные, старшина? – я даже повернулся к нему, на автомате.

– Мне откуда знать? – Бобров шагнул мне на встречу, – я знаю одно, что мы равны по званию, и я так же могу отдавать приказы.

Ой идиот! У меня в голове сразу встали на места обмолвки Ерастова позавчера за ужином, а так же отсутствие мичманов в нашем взводе. Так вот, что за стратегия! Командование так определяет среди нас тех, кто достоин продвижения по службе, самых инициативных. Значит, на кону стоит повышение, и Бобров об этом знает, а сейчас, он решил перехватить управление отделением, что бы присвоить себе победу, и заработать плюсы. Заработать тогда, когда осталось совсем чуть-чуть, когда я сделал уже основную работу! Но это же бунт, неужели ему это сойдет с рук? А может он не идиот, а очень хитрый, и знает, что ему за это ничего не будет. Тогда….

Пока я думал, к нам подошли капрал Гвоздев со своей группой, а так же остальные бойцы группы старшины.

– Морпехи, какого хрена Вы покинули свои позиции…? – возмутился я.

– Тише, старшина, – Бобров приободрился и подошел еще ближе ко мне, ты можешь идти на разведку, если хочешь, а мы возьмем машинное, и все будут довольн….

– Граната! – я так и не понял, кто это закричал, зато увидел, как из коридора, который больше никто не контролировал, к нам залетало еще несколько подарков от противника.

Я отпрыгнул в сторону, уходя в кувырок, за спиной раздались взрывы, в то же мгновение к нам на перекресток из двух коридоров повалили вражеские морские пехотинцы, враг не стал дожидаться нашей атаки, и перешел в контрнаступление, воспользовавшись нашей болтливостью. Я видел, как Гадел бросает дымовую гранату, что бы скрыться от прицельного огня, как заваливаются стоявшие в центре бунтовщики, срезанные слабой очередью сразу из множества стволов, видел, как оставшиеся бойцы моего отделения пытались отстреливаться, но падали один за другим, кто-то попытался перейти в рукопашную.

Это было поражение, все, что мне оставалось – это последовать примеру татарина, скрыться в дымовой завесе, и постараться забрать, как можно больше…, не вышло, сразу несколько попаданий, и сообщение на визоре, что я убит. Что ж, мы провалили задание…, я не справился.

***

Захват сторожевого корабля все-таки состоялся, но без нашего участия. После окончания абордажа мы погрузились на свой многоцелевой катер и отправились в расположение на крейсер «Яркий», где для нашего отделения выделили жилой кубрик, в котором мы и будем жить, пока не кончатся учения.

Вся наша ночная прогулка заняла достаточно много времени, и закончилась уже в десять часов утра, так что, по прибытии на место все молча завалились спать, сдав доспехи и оружие на склад. Ни кто не бросался претензиями, не выяснял отношений, но, судя по взглядам старшины Боброва, мне еще предстояло столкнуться с ним в словесной баталии. Ох, не люблю я выяснения отношений, но он реально все испортил, или я, когда не пресек его наглость на корню? Жаль, но никаких разъяснений от лейтенанта мы не получили. Я, конечно, не спрашивал, и не жаловался, но все равно не понятно, ведь они точно все видели, неужели оставили эту ситуацию нам на откуп? Неужели все это психологическая игра? Проверка на прочность и решительность? У меня нет другого ответа на этот вопрос, поэтому буду считать именно так.

С этими мыслями я и уснул, а когда проснулся, был уже вечер. Рядом со мной, на соседней койке с грустным видом сидел Гадел. Кроме нас в кубрике, было еще шесть человек, кто-то все еще спал, а кто-то только недавно встал.

– Дежавю. – улыбнувшись, обратился я к татарину. – Ты всегда будешь сидеть рядом, когда я просыпаюсь?

– Смешно. – хмыкнул он в ответ. – Мы ужин проспали, а есть охота.

– Ты с собой не взял ничего что ли? – удивился я.

– Взял, все взяли, галеты и воду, но этого мало оказалось. – развел руками татарин.

Печаль. Словно услышав его слова, заурчал мой желудок, что делать? Хм, я же еду собирал ночью, надо посмотреть, что мне приготовила Ирина Викторовна. Я полез в свой рюкзак, который достал из-под койки. Как же я люблю Соловьевых, даже не знаю, как им ответить на их заботу обо мне, да тут можно взвод накормить!

– Угощайся. – я выложил на прикроватную тумбочку несколько контейнеров с гарнирами и пару свертков, в которых оказались: копченая колбаса, сыр и хлеб.

Друга дважды упрашивать не пришлось, он с удовольствием принял мое приглашение, а я поймал на себе завистливые взгляды нескольких курсантов.

– Ребята, – улыбнулся я, присоединяйтесь, – только, давайте оставим и тем, кто еще спит.

На первый взгляд провизии было много, но пять голодных ртов сделали свое дело. Для тех, кто все еще спал, мы соорудили бутерброды. Увы, кто проспал – тот опоздал, чем богаты….

Во время нашего позднего ужина, я успел поближе познакомиться с тремя старшими матросами, Мелконяном Левоном, Цнаймер Сеффом и Феймахер Хиршем. Ребята в целом оказались хорошие, посетовали на наше поражение, но никаких обвинений в мою сторону, или в сторону Боброва я от них не услышал.

Мы уже закончили прием пищи, и завернули в свертки бутерброды, когда в кубрик ввалилась толпа наших сослуживцев во главе со вторым старшиной нашего отделения.

– Смотрите-ка, лапотник проснулся. – с ходу начал Бобров, проходя в центр кубрика, и разворачиваясь ко мне. – Ну что, понял, что тебе нельзя доверять командование?

Бойцы за его спиной обидно засмеялись, только один продолжил свое движение к койкам, неся в руках поднос с ужином, не знаю точно, но, кажется, это был или Чюватов, или Ордынцев, определил я по яркой татарской внешности. Но в группе поддержки мятежного старшины все равно оставалось пять человек.

– Будь умницей, Туров, не отсвечивай больше, и у нас не будет проблем. Ты меня понял, пастушок?

– Не разговаривай так со мной. – я встал со своей койки и сделал шаг ему на встречу. – Мне это не нравится, и это не допустимо.

Краем глаза я заметил какое-то движение, но не акцентировался на нем, устремив свой взгляд прямо на старшину.

– Слиха, командир, не наша война. – мимо нас прошмыгнули старшие матросы, с которыми я ужинал. – Кнерек, господа унтер-офицеры.

– А то что? – оскалился Бобров, проводив взглядом отступающих сослуживцев. – Деду пожалуешься? Или отцам командирам? Ты ни на что не способен, а в армии нужны сильные люди, командиры, личности, ты понял? – старшина брызнул на меня слюной от переизбытка чувств, и с негодованием посмотрел за мою спину, видимо, Гадел тоже встал с койки, ни на минуту не сомневался в своем друге, только, что мы можем вдвоем? – Я тебе не Крылов, я барон, и мне плевать на твою родню….

Я его не слушал особо. В голове метались мысли, о том, как поступить в данной ситуации. Что-то вроде этого мы прорабатывали на психотерапии с Евгением Михайловичем, но обидчик не реагировал на предупреждение. Что остается? Развернуться и уйти, разорвать контакт с этим человеком, дистанцироваться от него? Так мне служить с этими людьми, если я так сделаю, то точно потеряю авторитет, о командовании можно будет и не мечтать, а значит, плакали мои планы по поиску Лиры, по достижению хорошего положения в обществе. Вот же гад, я столько сделал, столько покушений пережил, а он все мне рушит, снова! Сначала на корвете, а теперь здесь, и у меня, даже нет аргументов…. Разорвать контакт, ага, сейчас! Во мне волнами поднималась злость, заставляя с силой сжимать кулаки, и чуть ли не скрежетать зубами. Как можно больше контакта, пусть даже нас двое, пусть я буду один….

– Молодец, туровичок, вот так всегда молчи, знай свое место, и мы подружимся, – он попытался похлопать меня по левому плечу….

Как учили, прихват за руку, рывок на себя и удар с правой на встречу. Под кулаком хрустит нос, брызжет кровь, главное не использовать внутреннюю силу! Оттолкнуть его в сторону, чтобы принять на блок удар капрала Гвоздева. Мимо меня с криком проносятся трое морпехов, врубаясь в ряды группы поддержки Боброва, один из них Гадел, остальных не узнал со спины. Поднимается дикий ор и шум!

Скручиваюсь вниз, бью в колено Гвоздю, тут же обратно, что бы выдать ему в бороду, но промахиваюсь – один из татар, подкравшись сзади, кидает его с прогиба между койками, и, кажется, сам приземляется не удачно, потому что не спешит подняться обратно на ноги. Сзади прилетает и мне, сначала удар, а потом захват за шею. Покачиваю плечами, с рывком чужого локтя, и уходом вниз, перекидываю через свою голову Уманцева, тут же добиваю его в челюсть, и выныриваю перед новым противником. А вот и Бобров! С разбитым носом идет в атаку, пытаясь провести классический джеб. Ухожу от удара, в бок прилетает тумбочка, сметая меня на пол, падаю на спину, перекат. На палубе кубрика лежит Осокин с разбитой головой, над ним стоит Гадел, прикрываясь от ударов Агашкова, которого я не преминул быстро подбить под колено, заставляя его покачнуться и открыться…

И снова передо мной Бобров, не успеваю среагировать, и пропускаю удар по зубам, больно, нырок, и в нос, снова в нос, старшина вопит от боли, фронт кик в грудь, и его уносит от меня.

– Отставить! Что здесь происходит!? – разворачиваюсь и вижу незнакомого мне старшего мичмана.

Как по волшебству все стихло. Встаю по стойке смирно, рядом вытягиваются Гадел, капрал Гусаров, и капрал Опричников, который дрался против нас, у всех троих лица в крови, у меня самого разбиты губы, и, кажется, рассечена бровь. Оглядываюсь – с дальних коек, как ни в чем не бывало, вскакивают не принимавшие участие в драке трое старших матросов и капрал первого класса Ариафин. Всё, остальные все лежат на палубе, кто-то легко постанывает, а вокруг бардак: разбитые тумбочки, порванные подушки, одеяла валяются….

– Проводим подготовку личного состава по рукопашному бою в замкнутом пространстве, господин старший мичман! – оскалился я в кровавой улыбке, чувствуя, как меня охватывает лихая бесшабашность.

– И кто победил? – скептически посмотрел на меня обер-офицер.

– Наши, Ваше благородие.

– Хорошо, что наши. – кивнул он. – Раненых в лазарет, и всему отделению наряд вне очереди, драить палубу, и запомните, для тренировок есть спортзал! 

Глава 3

После посещения лазарета, и получения медицинской помощи, мы всем отделением отправились в наряд. Уже знакомый мичман морской пехоты выдал нам ведра и морские швабры, которые он ласково назвал «Машками», и обрисовал фронт нашей деятельности — палуба одного из складских отсеков, до которой мы добирались с пересадками на нескольких горизонтальных и вертикальных лифтах — средствах передвижения на больших кораблях.

Дело в том, что российский космический флот был беден на разнообразие форм: либо кирпичи малых катеров и десантных ботов, либо толстые и длинные сигары боевых кораблей, которые были больше похожи на гигантские подводные лодки, без каких-либо надстроек. Никаких тебе треугольных форм, или красивых дизайнерских решений, как в компьютерных играх, и фантастических фильмах из мира у меня в голове. Так вот, встречались боевые суда длиной более километра, а высотой до нескольких сотен метров, и что бы быстро по ним передвигаться существовали специальные скоростные лифты, в том числе и грузовые, которые могли быть, как в горизонтальном направлении — по всей длине палубы корабля, которые назывались палубными, так и в вертикальном, называющиеся межпалубными.

Конечно, такими габаритами мог похвастаться не каждый крейсер, в основном Линкоры или тяжелые крейсера. Может возникнуть вопрос — зачем такие размеры, тут и команды не напасешься, особенно, если таких кораблей много, да и смысл? Действительно экипаж такого судна редко насчитывает меньше десяти тысяч человек, это не считая морской пехоты, которой могло располагаться до нескольких полков, а это еще от десяти тысяч человек, но мы забываем главное, все крупные корабли являются авианесущими, поэтому львиную долю его объемов занимают космические истребители, просто в огромном количестве. Кроме авиации, на судах располагается множество мощных энергетических установок, и огромное количество вооружения. Такие корабли являются силовой основой любого флота, и решают практически все задачи, как в одиночку, так и в боевых соединениях, которые вокруг них, как раз, и формируются. Что же насчет формы, не знаю, связан ли ее выбор с главным калибром, но на протяжении большей части корабля, прямо в центре сигары, расположен гигантский рельсотрон, скорость и размер снаряда, выпускаемый им, просто поражают воображение.

***

– Да тут работы для целой роты! – возмутился наш самый раскаченный в физическом смысле боец отделения, капрал Агашков, когда увидел несколько сотен квадратных метров отсека, нуждавшегося во влажной уборке.

Я целиком и полностью разделял его мнение. Мы стояли на входе в огромное помещение, которое, судя по навигатору в инфопланшете,служило складом для корабельных запчастей. Подволок отсека терялся где-то на высоте пятой палубы, и был слабо различим сквозь переплетение толстых балок, и множества вантовых конструкций, назначение которых было мне не понятно. Да что нам высота, размеры палубы поражали своей площадью! Возможно, такое впечатление возникало из-за того, что сейчас никаких контейнеров на складе не было, и он был почти пуст, если не считать специальную технику и приспособления для перемещения габаритного груза.

– Ничего, у Вас целая ночь впереди, — я не заметил, что бы наши проблемы вызывали у офицера особое злорадство, но и сочувствующим он не выглядел. – Если не будете филонить, то до утра справитесь, Вам только пол вымыть. Еще и покемарить успеете, перед учениями. Вон там, у стены стоит автоматизированная уборочная система, — он махнул рукой куда-то в сторону противоположной стены – доступ у Вас есть, набираете из нее моющие средства, и драите палубу.

Офицер ушел, и мы остались одни, редко когда через отсек проходил кто-то из флотских по своим служебным делам, с удивлением косясь на нас, прежде чем исчезнуть в нужном ему лифте. Да, не проходное место….

Бойцы отделения рассредоточились по всей палубе. Мыли в молчании, каждый погруженный в свои мысли. Хотя, не стану говорить за всех, но лично я ушел в себя, переживая бурю эмоций от произошедшего. Моему удивлению, и негодованию не было предела. Как так вообще? Это цирк или армия? Допустим, командование хотело выявить лидеров, и бросило нас в бой без всяких установок. Допустим, Боброву тот бунт сойдет с рук, но как быть дальше? Почему за драку в кубрике нас наказывают простым нарядом? Да, каждому в лазарете предложили рассказать свою версию произошедшего, и, при желании, подать жалобу, но это не серьезно! Есть же видеокамеры, ведь не просто так мичман прибежал. К слову, а почему он появился не сразу после начала потасовки, или до нее, предотвращая? Все эти размышления наводили меня на грустные мысли, что учения — это, по сути, огромный эксперимент, но, как-то топорно, что ли…

– Да, цирк уехал, а мы остались… — произнес я вслух, одновременно с этим набирая в ведро моющей жидкости.

— Тоже неприятно? — раздался рядом чей-то голос.

Я оглянулся, и увидел крепко сбитого, зеленоглазого, короткостриженого, рыжего парня среднего роста, чье лицо было сплошь усеяно эфелидами, сиречь веснушками — капрала первого класса Ариафина, который стоял за моей спиной, ожидая своей очереди для доступа к уборочной станции.

— А кому это понравится? -- ответил я, освобождая ему место. – Разве что, Боброву, или таким, как он.

– Согласен. – кивнул капрал, ставя свое ведро в специальный люк уборочной системы. – Поэтому я и не участвовал в Вашей драке, да и до этого, на корвете…. – он скептически ухмыльнулся, и покрутили в воздухе ладонью. – Так что, без обид, хорошо, Старшина? – Он повернулся ко мне, и, немного помявшись, протянул свою руку.

Надо же, а ему совестно, первый раз со стороны наблюдаю, как человеку неудобно в сложившейся ситуации. Обычно, на его месте находился я. Это что же, он меня признает старшим в отделении?

– Командир должен быть один. – как будто прочитав мои мысли, произнес он. – В обычной ситуации мы бы подчинялись старшему по званию, нравится он нам, или нет, но сейчас, когда есть выбор. – он посмотрел мне в глаза, и продолжил серьезным тоном, – ты более разумен, чем твой конкурент, и уже показал себя с правильной, на мой взгляд стороны, поэтому я за тебя. Честь имею.

– Честь имею. – ответил я на его рукопожатие.

Странный тип, вроде бы все правильно сказал, и мне приятно, но какое-то странное послевкусие после общения с ним. Хотя, если подумать, он капрал первого класса, и претендовать на командование не мог никоим образом, так что его позиция ясна, дождаться, когда определится победитель, и поддерживать его. Все равно, надо держать с ним ухо востро, слишком уж он продуманный.

– Командир. – окликнул он меня, когда я уже уходил к своему участку отсека. – на старших матросов зла не держи, пожалуйста. Они люди маленькие, из нетитулованных помещиков, сам понимаешь, им против барона и его клики дворянской идти боязно, но они тоже поддерживают тебя.

– Да ничего, – махнул я рукой, и улыбнулся, сдерживая смех. – Мне ли не понимать, я вообще простолюдин.

***

С нарядом мы закончили далеко за полночь, но, как и сказал мичман, до подъема в шесть утра у нас оставалась пара часов, что бы вздремнуть. Все бойцы моего, а по-другому и не получится теперь назвать, так как большинство морпехов поддержало меня, отделения улеглись по своим койкам, и моментально отключились. Я же не спешил засыпать, и решил потратить свое время с большей пользой, чем простой сон. Да, бессонные ночи – это не хорошо, даже несмотря на развитую внутреннюю силу, но, сутки на ногах, а то и двое, я могу себе позволить без ущерба для здоровья и своей службы. В худшем случае, только завтра, вернее, уже сегодня, к вечеру буду чувствовать себя некомфортно.

Заняться же я решил просмотром файлов личных дел бойцов отделения, что бы познакомиться с ними, хоть и заочно, но поближе. Так-то я их в лицо уже запомнил, и, даже, сделал небольшие выводы о каждом, основанные на моих дневных впечатлениях, но кто, и, что из себя представляет в боевом плане, а так же какими навыками обладает, я все еще не знал, и это было огромным минусом мне, как командиру отделения в первую очередь. Да и чего греха таить, хотелось мне узнать больше: и об их биографии, и покопаться в данных психологического портрета, что бы понимать, хотя бы приблизительно, чего и от кого можно ожидать.

Я подключился через инфопланшет к информационной системе кадрового учета, и, введя свой личный код, и, представившись ИО командира отделения, запросил доступ к личным делам бойцов, который тут же и получил. Начать я решил со старшины Боброва Сергея Геннадиевича – надо знать противника в лицо, а то, что он мой противник по карьерной лестнице, и можно ожидать от него подставу, я не сомневался. Вообще, интересно, это только сейчас, или постоянно будет продолжаться? По идее, после учений должно закончиться наше противостояние, не представляю, что бы в действующей армии боролись за власть со старшими по званию, а там, кто его знает, люди – они же такие….

И так, второй старшина нашего отделения действительно оказался Бароном. Русский по национальности, он проявил себя в учебе прилежным учеником, индекс развития в двадцать пунктов. Целеустремленный, с ярко выраженными лидерскими качествами, он был сторонником прямых атакующих действий. Прошел подготовку по компетенциям: тактика малых групп, в том числе и организация засад; имеет квалификации: штурмовик четвертого и мастер-бронник третьего класса; в наличии так же и водительские права на антигравы. Всё!

Не понял, а где характер нордический, стойкий, или склонность к подлостям и бунту? Я, конечно, не думал, что тут под фото будет и описание его внешности, что он среднего роста, темноволосый, кареглазый, хорошо развит физически, возможно штангист, но все равно, какой-то не полный перечень характеристик получается. Хотя, я же всего лишь старшина, раскатал губу на полное досье, кто бы мне его предоставил? А так, все по делу, четко для понимания, где, и как можно его использовать в составе отделения. Если наложить на эти данные мои впечатления от общения с ним, то все сходится – не особо хитрый, высокомерный, поставил перед собой цель, дождался удобного момента, и постарался все решить силой. Всё, как умеет.

Быстро просмотрев дела его друзей пришел к неутешительным выводам – такая ситуация с информацией везде. Капрал Агашков Степан Огнеславович, дворянин без титула, индекс развития восемнадцать пунктов, подготовка: штурмовик и связист четвертого класса. Капрал второго класса Опричников Иван Иванович, дворянин, индекс в девятнадцать единиц, гранатометчик и полевой медик третьего класса. Старшие матросы Талицкий Евгений и Уманцев Василий, оба штурмовики и мастера-оружейники четвертого класса, с индексами в пятнадцать и шестнадцать единиц.

Выделялся на их фоне только капрал первого класса Гвоздев Анджей Георгиевич, который оказался Графом, и обладал внушительным списком квалификаций: штурмовик третьего класса, картограф четвертого класса, инженер-сапер третьего класса. Прошел снайперскую подготовку и имел индекс развития в двадцать два пункта. Необычно, хотя, гвоздь и внешне выделялся среди них – он был единственным голубоглазым блондином в их коллективе.

В общем, с этими ребятами стало больше ясности, не понятно мне только одно, почему так мало профессий они освоили? Чем вообще занимались на учебе?

Закончить с делами других бойцов мне не дал раздавшийся в кубрике сигнал тревоги, и приказ о выдвижении к летной палубе номер восемь в полной боевой выкладке.

***

Под моим командованием отряд получил снаряжение в оружейном отсеке, и прибыл на место. Бобров молчал, и никак не вмешивался в ход текущих событий – то ли смирился с поражением, то ли решил снова действовать по старому сценарию, приготовив какую-нибудь подлянку на самый ответственный момент, и это меня нервировало. Хотя, мое беспокойство можно было объяснить и тем, что перед входом на летную палубу мы встретили унтер-лейтенанта Крылова, который проводил нас задумчивым взглядом, а я сразу же вспомнил слова безопасников, что он, скорее всего, устроит еще одно покушение во время учений, и на нем они его поймают. Но ни Гривасова, ни Гусева я поблизости не увидел, как не крутил головой, и от этого мое волнение нарастало, мешая сосредоточиться на всем остальном.

На летной палубе рядом с малым десантным катером нас ожидал наш лейтенант, который явно находился не в лучшем расположении духа, и с ходу дал команду на погрузку, и, к моему неудовольствию, обратился не только ко мне, но и к моему конкуренту.

– Старшины, перед Вашим отделением поставлена важнейшая боевая задача, которую необходимо выполнить любой ценой, – он пристально вгляделся в наши лица. – По легенде учений нам необходимо атаковать наземные силы противника, захватить командный центр обороны, и подготовить плацдарм для наступления основных сил…, Туров, что Вы крутитесь постоянно? – одернул меня офицер. – Ваша задача – скрытно проникнуть на объекты врага, обезвредить системы ПВО, обнаружить и уничтожить передвижную артиллерийскую батарею, а так же обнаружить и обозначить командный пункт условного противника, на все это Вам дается тридцать шесть часов.

– Так точно! – Бобров вытянулся по стойке смирно, на что обер-офицер отреагировал раздраженным голосом.

– Я еще не закончил, старшина.

Не скрою, у меня в душе поднялось какое-то злорадное удовлетворение от лицезрения, изменившейся физиономии барона, несмотря на то, что и мне только что досталось.

– Вам на инфопланшетах доступна карта местности, – продолжил тем временем наш командир, выводя её на свой коммутатор. – Радиус учений пятьдесят километров, вот здесь в сопках, по данным космической разведки, находятся неизвестные складские ангары, – он указал пальцем в точку на карте. – А вот здесь, в двадцати километрах от неизвестного объекта, расположен аэродром атмосферной авиации, как видите здесь же и стационарные системы ПВО и ПРО, их надо обезвредить. – его палец уперся в довольно крупное темное пятно, которое при приближении превратилось во взлетную полосу и множество строений. – Мы предполагаем, что командный пункт условного противника находится в этих неизвестных ангарах, они как раз равноудалены от аэродрома и танковой части, которая расположена вот здесь в лесополосе. Вопросы?

– Господин лейтенант – первым начал я, указав на небольшой городок на краю учебного полигона, а также на россыпь непонятных мне строений. – Что это за объекты?

– Это воинская часть, а это, – он указал на ту самую россыпь, – утилизационные склады старой техники. Да, и не забудьте, все объекты подписаны, и Вы сами можете прочитать о них подробную информацию на своих планшетах, как и об условиях учений.

Нда, неудобно получилось, следовало мне догадаться, что все данные от разведки будут пересланы, а роль офицера – обрисовать задачу, и донести до нас выводы штаба.

– Господин лейтенант, – а это уже Бобров. – Как нам обезвредить цели, действительно уничтожать? У нас же учения, вроде как?

– Что за вопрос старшина? – офицер недовольно скосил взгляд на моего сослуживца. – Вы всегда можете захватить пункт управления, и условно его обезвредить.

Нормальный вопрос он задал, не смотря на наши разногласия, я был солидарен с бароном. Как еще нам понимать, что можно, а что нельзя на этих учениях, вообще не пойму, почему лейтенант на нас так явно злится, это же заметно не вооруженным глазом по его манере общения и недовольному тону.

– Если вопросов больше нет, то вперед, на катер, готовьте личный состав к десантированию на индивидуальных парашютных системах. Через полчаса посредники займут свои места, и флот начнет операцию по перегрузке оборонительного контура противника, и Вас из атмосферы сбросят вот в этом квадрате.

Лейтенант уже отошел в сторону, пропуская нас на борт десантного катера, Бобров сделал шаг вперед, а я все никак не мог выкинуть из головы Крылова, поэтому задал вопрос, который меня сильно обеспокоил после слов офицера:

– Господин лейтенант, разрешите вопрос? – дождавшись кивка, я продолжил. – У нас будет время на проверку катера и парашютных систем?

Даже старшина Бобров, обернулся, и удивленно на меня посмотрел.

– Надо верить в своих сослуживцев, Туров. – офицер раздраженно дернул щекой. – Не бойтесь, все проверено, на борт бегом, марш!

***

– Ты что, летать боишься? – язвительно ухмыльнулся барон, когда мы пристегивались ремнями безопасности, заняв свои места, напротив друг друга. – Может тебе сменить род войск, а, Туров?

– Успокойся старшина, я без тебя решу, что мне делать. – огрызнулся я, но мой голос выдал мое волнение, поэтому я постарался отрешиться от своих беспокойных мыслей, и сосредоточиться на деле, но получалось слабо. Я запустил систему диагностики доспеха и парашютной системы, которая автоматически подключилась к моему ЛПДМ, как только уселся в своем кресле.

Как я уже говорил, современные индивидуальные средства десантирования отличались от парашютов моего мира. Больше всего они были похожи на реактивные ранцы, которые у нас только стали появляться в двухтысячных годах, и были широко распространены в фантастических фильмах. Только работали современные системы на принципах антигравитации, и представляли из себя множество плоских пластин с встроенными антигравами, которые крепились к доспеху на разных частях тела. Как итог, мы могли не только свободно парить, но и немного летать, если не перегружать систему сверх меры переносимым весом. К сожалению, долго пользоваться таким устройством представлялось не возможным, так как в каждом элементе системы десантирования был свой сверхмалый источник питания, которого хватало где-то на час работы, и его нельзя было сменить в полевых условиях, а иметь при себе сменный комплект десантных антигравов – удовольствие сомнительное, потому что пришлось бы отказаться от более полезных для боя вещей, да и прыжки в доспехе мы могли совершать не чета тем, что делал обычный человек, благодаря встроенным усилителям.

Более-менее успокоился я только через несколько минут, когда пришел отчет диагностики об исправности и полной готовности всех систем. Ребята о чем-то переговаривались, на визоре доспеха мигало сообщение пилота о скором старте. Блин, со всеми этими переживаниями я отвлекся от главного, а именно от планирования операции для выполнения поставленной задачи. Это лейтенанту хорошо – дал приказы, отправил бойцов на планету, и жди себе, когда они отчитаются, а нам расхлебывать: и уходить от поднятых по тревоге солдат противника, и ориентироваться на местности, прокладывать маршруты, и уничтожать вражеские объекты. Да и Крылов все никак не шел из головы, если сейчас все хорошо, то где может быть засада? Вдруг в том квадрате, куда нас сбросят? И что мне тогда делать? Очевидным вариантом действий кажется смена места десантирования, но у меня же есть старшина Бобров, который возмутится в ответ. Как бы от него вообще избавиться?

Из мучительного раздумья меня вывели разгонный толчок катера, и вид приближающегося голубого шара планеты на палубном мониторе, в голове сразу же прояснилось, и появилось решение. Надо разделиться на подгруппы, тем более, целей несколько, и за тридцать шесть часов мы не успеем выполнить все задачи. Я быстро вернулся к личным делам бойцов отделения, выводя их на визор. Так с друзьями старшины все ясно, у остальных какие военные профессии освоены?

Капрал Ариафин Фадей Святославович – штурмовик, инженер-сапер, права на автограв и тяжелую броне технику, индекс двадцать пунктов. Старшие матросы Феймахер Хирш и Цнаймер Сефф – один из них, помимо прочих общих компетенций, являлся инженером-сапером, другой медиком, индекс по пятнадцать пунктов у каждого. Из трех оставшихся старших матросов: Чюватов Рифкат являлся инженером-связистом, Ордынцев Ахад был мастером-бронником, и Мелконян Левон – мастер-оружейник. Пятнадцать, шестнадцать и четырнадцать пунктов индекса развития соответственно. Мелконян сильно удивил уровнем своей пси силы! Очень интересно, конечно, ведь я себя всегда считал ущербным в этом плане, а сегодня выяснилось, что я больше половины отделения опережаю по своему индексу развития, но в сторону эти размышления! Потом буду думать над этим.

Я даже не смотрел на классы присвоенных квалификаций у бойцов, сейчас это не важно. Мне нужно разделить отделение на три самодостаточные группы, и если с подразделением старшины и так все ясно, то, с кем отправлять Фадея, я пока что не имел ни малейшего понятия.

– Входим в атмосферу! – пришло сообщение от пилота десантного катера.

– Отделение, слушай мою команду! – я ускорился в своих действиях на максимум, ощущая, что на смену волнению приходит чувство всепоглощающего азарта. – Делимся на три группы. Старшина Бобров и капрал первого класса Ариафин, назначаетесь командирами, состав ваших подразделений отправил Вам на коммутаторы. Так же отправил Вам измененные квадраты десантирования. Старшина, идете первыми, Ваша цель уничтожение ПВО и поиск командного пункта, батарею артиллерии возьму на себя. Капрал, у Вас….

– Туров, ты что творишь? – барон открыл свой шлем и возмущенно стал орать на меня. – Какого черта ты меняешь ход плана? Ты кем себя возомнил? Зачем ты распыляешь силы!?

– Отставить старшина! – спокойно произнес я. – Обсуждать приказ команды не было, а если ты помыслишь логически, то поймешь, что я прав, и действуя малыми группами, у нас больше шансов на победу! Лучше готовься к прыжку, я уже отправил новый маршрут пилоту, Вы десантируетесь первыми.

– А то что!? – не успокаивался барон, – снова драться будешь? Ты….

– Если понадобится, Сережа. – я тоже открыл свой шлем, и устремил взгляд в его глаза, надеясь, он увидит в нем решимость, в этот раз сломать ему не только нос. – Заткнись и начинай готовиться к выполнению приказа, в этот раз легкой прогулки за моей спиной у тебя явно не будет.

– Сука ты Туров, – явно сдавая свои позиции, буркнул старшина. – Смотри, сам не облажайся, от тебя, идиота, зависят наши карьеры.

– От меня, и нас, сейчас зависит только выполнение поставленной задачи! А насчет остального мы можем поговорить с тобой после, например на ринге. И так, капрал, – я снова вернулся к Ариафину, но меня прервал сигнал минутной готовности к десантированию, и поднимавшиеся на ноги бойцы подгруппы старшины Боброва.

– Капрал, – продолжил я, когда первое подразделение покинуло борт катера через специальный люк в палубе, – Ваша задача тоже система ПВО, а затем поиск штаба условного противника, все остальное на Ваше усмотрение.

– Так точно! – кивнул Граф, и через несколько минут, по сигналу пилота, десантировался вместе со своей группой.

На транспорте остались только я, Гадел, капрал Гусаров Михаил Федорович и два старших матроса: Феймахер Хирш Цадокович и Чюватов Рифкат Муратович. Что ж, дело сделано. Мне удалось грамотно разделить наше отделение так, что в каждом отряде было минимум два унтер-офицера, и все специалисты первой необходимости: медик, инженер-сапер, мастер-оружейник, инженер-радист. Вызывало сожаление только то, что я был единственным программистом, и мастером-механиком, но тут ничего удивительного, редко кто выбирал эти направления, хоть и встречались случаи с картографами, вспомнил я Гвоздева.

Прозвучал сигнал, и я вместе со своей группой, покинул палубу катера. Не знаю, что приготовил мне Крылов, но никого из нас уже не будет в изначальном квадрате высадки, надеюсь, я смог его перехитрить, и смогу теперь спокойно заняться задачами учений.


Глава 4

Словами не передать, какой это Восторг! После отделение от катера, я лег в горизонт на поток снизу, и, слегка согнув руки с ногами, и чуть прогнув спину, нашел свое равновесие в воздухе, и на несколько секунд отдался во власть свободного падения. Как же я люблю такое десантирование! Бескрайний простор, как будто плывешь в синеве, подчиняя себе небо, и оно откликается на твои желания и действия! Свобода! Даже не смотря на игру в войнушку, и клубы дыма в воздухе.

Шесть секунд! Незабываемые мгновения наслаждения от единения с небом, и на меня посыпались сообщения бойцов, что все они успешно отделились от транспорта, и находятся надо мной в устойчивом падении. Система костюма тоже выдала аналитику данных с высоты птичьего полета, отмечая множество летающих объектов, не только на приличном удалении, но и в ближайшем воздушном пространстве — наши боевые истребители, и беспилотники, которые отрабатывали маневры, и действия по перегрузке вражеского оборонительного контура, занимаясь не только постановкой дымовых завес, но и ведя радиоэлектронную борьбу, и сбрасывая имитаторы ложных целей.

Кроме этого на визор шлема доспеха выводились пометки и направления на объекты условного противника, соотнося рельеф местности с картой, а также предоставлялась информация по возможным маршрутам патрулей, смоделированная из знаний экспертной базы данных, основанной на статистике, и опыте ведения войн человечеством в течение многих веков. Кроме этого, отдельными ярко-красными точками были выделены возможные группы быстрого реагирования, и их предположительные места дислокации. Рядом с каждой такой отметкой появился маленький циферблат, показывающий расчетное время их прибытия в отмеченную мной на карте зону приземления, которое быстро стало стремиться к нулю.

Данные о ГБР имели право на существование в том случае, если личный состав условного противника был поднят по тревоге и нас засекли. Лично мне это представлялось невозможным из-за предпринятых мер для отвлечения внимания от нашего десантирования, да и маскировочный режим доспеха, должен был добавить сложностей, особенно в том хаосе, который творился в небе. Но кто я такой, что бы спорить с инструкциями, особенно в условиях, когда скрытным наш выброс можно считать лишь условно — и ежу понятно, что произошло, и для чего. Так что реагировать противник будет, только не будет знать нашего точного местоположения, поэтому поднимет общую тревогу, и прочешет все квадраты в поисках диверсантов, снимая охранение только за спиной оцепления, а это значит, что нам надо быстрее приземлиться, и найти место, где можно будет пересидеть тревогу, что бы спокойно заняться своими делами. Эх, и почему нельзя было всё провести действительно скрытно? Хотя…, в голове забрезжила одна мысль, как озарение. Почему бы и нет, на все про все у нас тридцать шесть часов, попробуем.

— Бойцы, делай как я! — передал я по связи, которая на высоте еще работала, и вынес руки вперед, поднимая свое тело на заднее сальто, и выходя из него в пикирование, стараясь по максимуму ускорить свое движение к земле. Зачем сальто? Так для красоты!

***

Выход из пике прошел резко, всего в сотне метров над поверхностью планеты. Полностью затормозить, и зависнуть в воздухе мне удалось только на уровне верхушек деревьев хвойного леса. Отказавшись от «мягкого» планирования, я добился того, что мы затратили крайне мало времени на весь процесс десантирования, при этом сэкономив заряд в наших антигравах, которые можно будет использовать при марш бросках по сопкам, и при устройстве засад.

Интересно, как дела у других отрядов? Надеюсь, у них все прошло успешно, и они уже двигаются к своим целям. Мысли об остальных бойцах отделения навязчиво лезли в голову, и сильно отвлекали, поэтому я их задвинул на задний план, сосредоточившись на своей группе, которая уже в полном составе построилась передо мной. Дождавшись от каждого бойца доклада об отличном состоянии всех систем, я, убрав забрало визора, вдохнул полной грудью чистый «сосновый» воздух, и произнес:

– Господа морпехи, связь глушится, поэтому переходим на оповещение голосом. Чюватов, – я посмотрел на нашего не высокого, чернявого связиста, у которого из-за шлема торчали небольшие рожки антенн от мобильной станции, прикрепленной к спине доспеха – на тебе мониторинг радиочастот, постарайся перехватить хоть что-то, нам важна любая информация, доклад каждые двадцать минут, или по ситуации.

— Так точно. – кивнул второй татарин моего отряда. Буду для удобства звать его младший, или маленький, конечно же, исключительно у себя в мыслях.

— Остальным перевести систему в режим обнаружения, и сканировать местность во всех спектрах. Гусаров замыкающий, дистанция следования пять метров, за мной, бегом марш! – я вернул забрало визора в исходное положение, и побежал через лес, выводя направление к нужному мне объекту.

Все-таки наши доспехи — это чудо. Связь не работает? Хорошо, будем переговариваться голосом, как это сделать, если ты в шлеме, и необходим постоянный контакт с системой и поступающей от нее информацией? Да легче простого, со всех сторон, в том числе и сзади, на шлеме имеются защищенные динамики, которые выводят твой голос во все стороны, поэтому тебя хорошо будет слышать даже тот, кто бежит за тобой. А разведывательный режим? Это когда система автоматически сканирует местность не только на движение, или анализ акустических данных, но и в различных спектрах, например в инфракрасном, предоставляя информацию теплового излучения объектов. Потрясающая вещь, незаменимая в хозяйстве.

***

Около часа мы бежали по лесу, отдалившись от места высадки приблизительно на десять километров. Нельзя сказать, что кругом была сплошная тишина. Кроме нашего топота слышалось пение птиц – лес жил своей жизнью, постепенно превращаясь в смешанный. Система доспеха постоянно отмечала движение небольших животных, которые уходили с нашего пути, прячась в траве и под кустами, забираясь на деревья.

Надо сделать привал. Нет, я не устал, да и бойцы не должны были, все-таки встроенный в доспехи экзоскелет, спроектированный по последнему слову нанотехнологий, справляется со своей работой на отлично, но война войной, а обед по расписанию, вернее завтрак, да и осмотреться на местности не помешает. Поэтому я остановился, и, обернувшись к бегущему за мной старшему матросу Чюватову, скомандовал:

— Отдых двадцать минут. Рифкат, доклад.

— Тишина, командир, — ответил он, и растянулся на земле.

— Устал? — я последовал его примеру, устраиваясь поудобнее рядом со стволом высокой сосны.

-- Ни как нет! – он поднял голову, и расстроенно протянул. – Шипение в ушах достало уже.

– Так ты звук отключи, – удивился я его проблеме, – и отслеживай по индикаторам на визоре.

– Нет, командир, – он вернулся в исходное положение, – вдруг пропущу что, а так все слышу, да и на каждой частоте своя тональность, мелодия….

Дела…, что-то наш связист вызывает у меня опасение, тут никаких нервов не хватит постоянно слушать одно и то же, можно умом тронуться. Если что к Евгению Михайловичу его отправлю, а пока присмотрю за ним сам.

– Гадел, – я обратился к подбежавшему следом моему другу. – На тебе визуальный осмотр, выбери дерево повыше, доклад через десять минут, или по ситуации.

Когда до нас добрались капрал первого класса Гусаров и старший матрос Феймахер, татарин уже скрылся в вышине за листвой мощного, и высокого, метров двадцать, дуба.

– Отдыхаем? – спросил Миша, падая недалеко от меня.

На что я просто кивнул:

– Двадцать минут, можно перекусить, если есть желание.

Бойцы полезли за сухпайком в походные рюкзаки гардемарина, которые представляли собой своеобразные бронированные короба, толщиной в десять сантиметров, повторяющие контуры тела, и крепящиеся к спине, а я достал флягу с водой. Есть совсем не хотелось, в голове постоянно метались мысли о том, правильно ли я поступаю, и получится ли у нас выполнить поставленную задачу.

Раздалось легкое шипение, и усевшийся на выступающий из земли корень дерева Хирш, зашуршал упаковкой, открывая консервы. Моментально запахло мясом. Я присмотрелся – матрос разогрел себе плов, мой рот сразу же наполнился слюной. Почему-то именно в этот момент наш лысоватый инженер-сапер с небольшим излишком веса в фигуре показался мне, как две капли воды похожим на Аврума Тамовича Сигала, тот с таким же видом смотрел на меня на переговорах, как сейчас Феймахер на свой завтрак. Всё-таки надо тоже перекусить, хотя бы хлебцы погрызть…, с соленым салом…, и с плавленым сыром, а потом воды попью, с шоколадкой.

– Командир, куда мы сейчас? – обратился ко мне жующий Гусаров. – Как будем искать артиллерию, ведь связь глушится, – он качнул головой в сторону нашего связиста, – Не думаю, что мы их засечем.

– Нет связи. – с набитым ртом подтвердил младший татарин. – Самое обидное, что наши же и глушат, разбросали тут подарков….

– Все правильно, ты в шахматы играешь? – кивнул я капралу, и, дождавшись утвердительного ответа, продолжил. – Мыслим логически, скинули бы нас скрытно, и, как раз тогда, бродить нам по лесам, да горам неделями. Захватить языка? Так обычный солдат и не знает ничего, а обер-офицеры в патрули не ходят, только унтера, как и мы. – делился я с Михаилом своими мыслями, отметив, что и остальные морпехи прислушиваются к нашему разговору. – Нам оставалось бы только выйти на командный пункт, ну и ПВО уничтожить, а дальше? Батарею не нашли, наш десант высаживается, и артиллерия дает по ней залп, накрывая нужные квадраты, ведь её командир действует не только по прямому приказу, но и автономно, вскрывая тревожный пакет с указаниями к действиям, если связи нет. Пока ее обнаружат, пока прорвутся, да и если прорвутся, будет очень много погибших среди морской пехоты. Понимаешь?

– Да, – согласился капрал, запивая крекер водой, – пиррова победа будет.

– Если вообще та победа будет. – я убрал в рюкзак остатки завтрака, и снова взялся за флягу. – Поэтому наши провели имитацию атаки, с постановкой активных помех. Все понимают, что, возможно, прошел сброс разведывательно-диверсионных групп. Связи нет, все кто должен вскрывают пакеты, и начинают выполнение боевых задач, но противника нет на горизонте, не несутся к земле десантные боты, не по ком вести огонь. В то же время, будут проводить поиск разведчиков, прочешут абсолютно все, но, в первую очередь будут отправлены силы для проверки безопасности важных объектов. Охрану на них в любом случае усилят, а так, после проверки они туда больше не сунутся. Это значит, что мы можем проникнуть на один из таких объектов, и там мы будем в большей безопасности, чем в лесу или горах, связи-то все еще не будет. Как раз разузнаем о текущем состоянии дел, да и, возможно, нападем на следы артиллеристской батареи.

– С одной стороны все понятно. – Гусаров тоже спрятал в отделения доспеха использованные упаковки от своего завтрака, и достал флягу. – Но как выходить на след, ты же сам говоришь, что там унтера и простые солдаты, а они многого не знают, да и на какой объект мы так пролезем, если к ПВО у нас отправились две группы, не к танковой части же мы идем?

– Не к танковой – улыбнулся я. – Мы идем к утилизационным складам, там по умолчанию охраны будет минимум, а старшим офицером, максимум мичман, то есть прапорщик. Насчет языка, представь, ты командир батареи, и вскрыл пакет, и тебе надо менять свою позицию для выполнения боевой задачи. Тут даже не играет роли, попытаешься ты выйти на связь, или нет, ты начнешь движение по предписанному приказом маршруту, а вокруг полно своих же солдат, которые ищут диверсантов, и проверяют военные объекты. При чем, что это за солдаты? Вчерашние курсанты, выпускники первого курса, для них встреча с военной техникой событие, если не жизни, то недели точно. Так что, кто-нибудь обязательно, да увидит артиллеристов, и расскажет об этом сослуживцам – свои же, а нам останется только найти тех, кто что-то слышал, или видел, и поспрашивать их, а затем определить вражескую дислокацию, и идти на её захват. Тем более не так уж и много мест, куда она по тревоге может встать на боевую позицию, что бы и её могли прикрыть, и она сыграла свою роль в отражении десанта. Вся суть в том, что мы не знаем, где она будет точно, но сможем отсечь не нужные направления, ориентируясь по слухам.

– Интересно и логично. – восхитился капрал моим планам. – Но не слишком ли все усложняется? Возможно, проще дождаться, когда они найдут все разбросанные нашим флотом глушилки, и связь восстановится?

– Возможно, – согласился я, – но нам все равно надо выходить из оцепления, и где-то надо пересидеть активную фазу, а это часов двенадцать, не меньше. Так что склады наше все. Тем более, не забывай, как только найдут все, как сказал Рифкат, подарки, или у них кончится батарейка, то в небе тут же окажутся сотни беспилотников.

– Нет связи, командир. – отозвался Чюватов, видимо услышал свое имя, и не разобрал в каком контексте.

– Понял, командир, значит, захватим склады. – Михаил убрал флягу и разлегся на земле, заложив за голову руки, и положив в рот сорванную тут же травинку – полежу, что бы жирок завязался.

– Давай, – улыбнулся я, услышав любимую приговорку Лады, старшей из моих сестёр. – Миша, скажи, почему ты за меня полез в драку на корабле, не то, что бы я был против, но не могу понять, тебе это зачем?

Вопрос для меня был важный, особенно в свете объяснений капрала Ариафина, которые мне казались более логичными, чем вера в то, что некоторые морпехи отделения воспылали ко мне любовью и уважением.

– А ты меня не помнишь? – задал встречный вопрос Гусаров, повернув ко мне голову, и прекратив перекатывать во рту стебель.

– Если честно, то нет. – я действительно его не помнил, и даже не мог придумать, где бы мог с ним познакомиться.

– Мы с тобой вместе десантировались, когда произошел взрыв десантного бота, ты меня еще назначил главным по медицине.

– Точно, – я вспомнил его, вот же память дырявая…, – кажется, с нами еще и капрал Осокин был тогда.

– Да, только мы оба были простыми матросами, а унтер-офицерами стали благодаря твоим назначениям. Обязан я тебе, думаю, Любомир так же считает. – он приподнялся на локтях, выплюнул травинку, и посмотрел на спрыгнувшего с дерева Гадела, который направился к нам. – Я считаю, что ты доказал свое право быть командиром, за тобой можно идти, ты надежный, и, не подумай плохо, но с тобой выгодно, а Бобров, он только получать по голове умеет, что сейчас, что тогда, на учениях. – Михаил дернул головой в сторону татарина.

Дела…, подумал я, тоже поворачиваясь к подходившему к нам Бекетову. Оказывается, некоторые ребята были вместе со мной во время той аварии, а я и не помню их. Даже больше того, я с ними и не знакомился тогда, не до этого было, да и быстро все произошло.

– Километрах в двух от нас над дорогой, на север пронеслись три БТРа, обратно еще никто не возвращался. – Гадел плюхнулся рядом со мной, и потянулся, вытянув руки вверх. – Чувствую себя белкой. На востоке тоже видел технику, десятка два, но шла низко, быстро исчезнув за холмами, с запада такая же картина, ушли за лес, километрах в пяти от нас. Небо чистое, пару раз мелькнули самолеты противника. – он быстро вывел карту на коммутатор и показывал сделанные им отметки. – Всё, это все, кто поднимался выше верхушек деревьев, больше ничего не было.

– Спасибо дружище, – я скопировал его пометки на свой планшет, и сверился с часами, – БТРы на антигравах?

– Естественно, а какие еще над деревьями летать могут? – удивился он.

-Понял, это всё я о старой технике никак не забуду, – никак не привыкну, что в любом разговоре подразумевается антиграв. – У тебя восемь минут на прием пищи, а потом снова марш бросок.

Что ж, вот и на склады ревизор пожаловал, как минимум отделение они там оставят, потому что один БТР точно должен вернуться назад с докладом, а без охраны его никто не отпустит, – подумал я, отвлекаясь на карту от доставшего консервы Гадела, – поэтому, скорее всего, обратно поедут два транспорта, главное, что бы по пути мы не встретились с поисковыми группами.

Я обвел взглядом свое маленькой войско. Чюватов лёжа на земле ковырялся в своем коммутаторе, что-то тихо напевая себе под нос, увидев, что я смотрю на него, он покачал головой, дотронувшись до своего уха. Гусаров поднялся на ноги, и проводил легкую разминку, а Феймахер…, ух ты, а Хирш, кажется, умудрился задремать. Ничего, еще несколько минут есть, а потом выступаем. Следующая остановка – склады.

***

Подобраться к складам оказалось не трудно. Уже через полчаса бега мы покинули лес, и оказались на холмистой местности, где в ближайшем распадке сопок и располагались утилизационные ангары. Удивляла беспечность, с которой подошли к охране этого объекта – на холмах не было ни одного постоянного, или, на худой конец, временного наблюдательного пункта. Мы, конечно, таились, как могли, передвигаясь со всеми возможными мерами предосторожности, но все равно, выход на вершину холма за складами показался мне очень легким, на столько, что в голову постоянно лезли мысли о возможной засаде. Заняв позицию с обратной стороны склона, и оборудовав небольшой наблюдательный пункт на гребне холма, замаскировав его в камнях и сухих ветках кустарника, которых во множестве имелось вокруг нас, мы приступили к наблюдению за нашей целью.

Времени было в избытке, поэтому я выделил целый час на разведку, улёгшись на вершине рядом с капралом Бекетовым, и отправив Гусарова с Феймахером наблюдать за лесом, и дорогой. Старший матрос Чюватов же, замаскировался неподалеку на склоне, и продолжал сканировать радиочастоты.

– Четыре ангара, судя по всему, закрыты, только в пятом кто-то есть, один точно выходил наружу. – прошептал Гадел через полчаса, не поворачиваясь ко мне, и убрав забрало визора. – И три патруля по два бойца, что будем делать?

– Смущает меня их малое количество, – повторил я его действия, – ни одного БТРа нет на площадке, а их три было, куда делись остальные пехотинцы, сколько внутри сидит?

– Уехали, пока мы сюда шли? – предположил татарин. – А в помещении еще одна смена может быть, еще человек шесть….

– Возможно, а с ними и командир, и завскладом, и того восемь. – у меня в голове до сих пор были сомнения, но скорее логические, чем интуитивные. – Если это не засада, то они явно не ожидают атаки на склады, как-то все просто, не находишь?

– Это утилизационные склады, кому они нужны? – не думал, что шепотом можно передать свое удивление, но у Гадела получилось.

– Как кому? Мне. – я не удержался, и повернул голову к другу. – Там старой техники и оружия должно быть много, это же, как пещера Али-бабы….

– Ростислав, все это представляет ценность для тебя, как для механика, а для остальных – это хлам старый, который доспехи не пробьет, и взлететь не может. – он тоже повернулся ко мне. – Так что ничего удивительного я в такой охране не вижу.

– Хорошо. – возможно, он прав, но блин, как так-то? – И вообще, не вертись, лучше камеры отметь на плане, надо будет парням скинуть.

– Сам вертишься….

Еще через полчаса ситуация не изменилась, и мы сползли на обратную сторону склона холма к Чюватову.

– Шшшшш, – Рифкат обернулся к нам, и мы замерли, посчитав, что он просит тишины. – Тишшина в эфире, командир.

Блин, напугал. Леща ему что ли дать, мелкому зас…, кхм отставить так думать о своем сослуживце, тем более я сам его просил докладывать каждые двадцать минут. Раздался шорох, и звук скатившихся камней – со своих наблюдательных пунктов вернулись остальные бойцы отряда, и тут же доложили об отсутствии противника.

– Хорошо, тогда атакуем. – начал распоряжаться я. – Примите от Бекетова инфу по расположению камер и нумерации патрулей, подбираемся скрытно используя низины между холмами, и снимаем их. После собираемся у центрального ангара со стороны главного входа, постарайтесь не попасть в объективы. Михаил, ты с Рифкатом, Гадел, ты с Хиршем, я один пойду. Оружие на пониженную мощность, в рукопашке вырубайте пехоту используя внутреннюю силу, главное не перестарайтесь, и не забудьте вытащить из их доспехов батареи.

По лицам ребят я видел, что они сильно нервничают, еще бы, можно сказать первый бой, полностью самостоятельный. Я и сам переживал, но старался не подать виду, что бы лишний раз не накручивать своих бойцов. Наоборот, в голове снова всплыли слова деда, что командир должен быть всегда уверенным в себе, и своих действиях, даже если сам не знает, что происходит. Именно поэтому я иду один, надо зарабатывать репутацию, возможно глупость, но я справлюсь, а парней отправлять в одиночку нельзя.

-Делаем всё тихо, выходим на позиции за тридцать минут, и атакуем одновременно в двенадцать часов. Давайте часы сверим. – продолжил я инструктаж, и решил немного приободрить личный состав, – Парни, мы справимся, это всего лишь планетарная пехота, а мы элита вооруженных сил Российской Империи, сейчас катком по ним пройдемся.

Закончив инструктаж, я дал команду к началу операции. Блин, название забыл придумать, жалко!

***

Обезвреживание патрульных прошло без проволочек, легко и обыденно, как на учебе. Медленно отвернув при помощи телекинеза в сторону от себя одну из камер наблюдения, и спрятавшись от второй за какими-то ящиками, что стояли вдоль центрального ангара, потому что до нее моя сила не дотягивалась, я подкараулил свою пару пехотинцев, и атаковал, когда они непринужденно вышли из-за угла. Ребята совсем расслабились, убрали забрала визоров и разговаривали о чем-то своем. Ну нельзя же так, воины! Открыто лицо, значит, в него и получи. Они не то, что бы оружие вскинуть, даже свою ауру уплотнить не успели, не говорю уже о постановке локальных щитов. Два удара – два тела.

Когда я связывал их тушки, и доставал элементы питания из доспеха, то вспоминал распахнутые от испуга, и моего неожиданного появления глаза парней, оказавшихся обычными рядовыми – и чему их учили целый год, полнейшая безалаберность. Ничего, поваляются безвольными куклами, будет им наука, как нести караульную службу, они бы еще закурили….

Я спрятал тела патрульных среди ящиков, и привел в чувство одного из бойцов.

– Сколько человек внутри? Говори тихо и быстро, тогда будешь жить. – прошипел я ему в лицо, приставив к горлу клинок штатного тесака.

– Ик, – вырвалось у него от страха, еще бы, он даже пошевелить ничем не мог, система ЛПД отключилась, и броня превратилась в неподъемный груз – нне ннадо….

Что бы разговорить рядового пришлось отвесить ему оплеуху, и пригрозить более активными действиями, но это того стоило. Оказывается, не было никакой засады, в ангаре оставалось еще трое пехотинцев, их старшина с сержантом, и хозяин этого царства, обер-офицер, прапорщик Михайлов. Больше никого из людей на объекте не было, а БТРы уехали часа полтора назад, забрав отсюда вторую половину отделения охраны, и какой-то груз.

– Что они там делают? Как вооружены? – я постарался придать своему лицу вид пострашнее.

– Ннникак, – кажется, он сейчас заплачет, не перестарался ли я? – Онни выпивают.

После быстрого допроса я позаботился о том, что бы рядовой оказался в отключке, и занял позицию напротив главного входа в центральный склад, напряженно сканируя его в различных спектрах. Всё сходилось, та скудная информация, которую анализировала система по малейшим шумам, и прочим параметрам, подтверждала слова патрульного пехотинца, в помещении было всего три человека, она даже предположила, что слышала звон бокалов. Не понял, они что, действительно бухают там? Меня начала охватывать дикая злость. Мы тут на учениях, по лесам мотаемся, по холмам ползаем, думаем, как их захватить, а они бухают!? Я уже устал от мыслей о засаде и страхе перед ней же, извёлся весь, все просчитываю наперед, взвешиваю каждое свое решение, а они бухают!? А если бы это не учения были, и вместо нас реальный враг, а они бухают!? Да меня так даже Бобров не бесил, меня просто разрывало от гнева. Ах Вы, сволочи безответственные, сами напросились!

Была у меня мысль не ждать своих, а влететь туда самому и просто их положить, грубо, жёстко, и без изысков, желательно так, что бы на полу остались кровавые следы, и выбитые зубы, но я сдержался. Вдруг это всё-таки ловушка, вдруг патрульный мне солгал, хоть и не похоже было, но вдруг там есть засадный отряд. Обложились фольгой, врубили маскировку на доспехе, и ждут, когда меня бомбанет, и я в праведном гневе ворвусь в их объятия. Эти пехотинцы явный пример нарушения всевозможных уставов, и того, как нельзя делать, так что нет. Всё по плану! Жду своих бойцов, и даю им команду не церемониться с противником. Жаль, что моя техника поискового щупа была еще слаба, и я просто не смогу просканировать весь склад. Хотя, кто мне мешает лишний раз потренироваться. В итоге, к моменту подхода всех сил нашей группы, я всё-таки смог дотянуться до собутыльников, а это целых двадцать метров!

Мы ворвались в помещение склада по всем правилам учебного штурма. Светошумовые гранаты, стрельба по напуганным планетарникам, ну, как стрельба по ним, им под ноги, или рядом. У одного в руке вдребезги разлетелась бутылка, другой так и не успел дотянуться до своего стакана, и подавился закуской, а затем мы вошли в ближний бой. Совсем жёстко не получилось – они были без доспехов в одной только полевой форме, да и встать со стульев не успели, кроме одного в звании прапорщика – все-таки обер-офицер. Вот он и доставил мне удовольствие помериться силами в рукопашной схватке, поставив локальный щит, и отбив мой первый удар без вложения силы.

– Вы кто? Вы что твори…, ааа…! – не успел он выговорить, как зашёлся в крике от боли в сломанной голени, а затем я его вырубил, пробив ему в челюсть сквозь слабую защиту.

– Командир, у меня чисто! – доклад капрала Гусарова.

– И у меня чисто! – отметился Феймахер из дальнего угла ангара.

– Чисто! – Гадел вышел из небольшой каптерки.

– Всё ребята, мы взяли склады. – улыбнулся я им.

– А связи всё нет, командир! – ну куда мы без Чюватова.


Глава 5

Первый облом в моих планах случился через полчаса после захвата складов. Мы затащили в главный ангар всех пехотинцев, но не стали доставать их из доспехов. В условиях обесточенности они превращались в лучшую камеру заключения для наших узников. Нам оставалось только на всякий случай связать им руки и ноги, мало ли, вдруг они найдут способ выбраться из своей брони, а береженого, как говориться, Бог бережет.

— Командир, — подошел ко мне старший матрос Феймахер, когда мы с капралом первого класса Гусаровым заканчивали паковать бойцов противника. — Я все проверил, склады пустые.

— Как пустые?!– удивился я. – В каком смысле?

– В прямом командир. — развел руками Хирш. – Только в центральном ангаре лежат бухты какого-то кабеля, а в остальных пусто.

— Ты уверен? – у меня в голове не укладывалось то, что он мне сообщил. Как так-то?

— На сто процентов. Если не считать нескольких палок копченой колбасы и открытой банки маринованных грибов, везде пусто, хоть шаром покати. – он помотал головой. — Я даже сбегал к каждому ангару, и взломал замки, что бы проверить воочию.

Нет, ну как так? Моему разочарованию не было предела. Я даже не до конца осознавал, как это всё меняет в моих планах. Я ведь, что хотел? Захватить склады, затем найти на них пригодную для транспортировки отряда машину, даже если он была бы не на ходу, я был уверен, что справлюсь с ее ремонтом, и уже на ней уехать отсюда, выяснив хотя бы приблизительное направление к артиллеристской батарее. Всё проще, чем бегать по всей территории учебного полигона. Блин, знал бы заранее, не полез бы сюда, склады же далеко не в центре находятся, нам теперь пешком все и не обыскать, противник может быть и в семидесяти километрах от нас, бегом мы туда точно не успеем…

— Что же, это объясняет, почему охрана была такой малочисленной. — к нам подошел капрал Гусаров, на ходу убирая свой шлем. — Крайнего связал, что дальше делаем, командир?

Да не знаю я! Я буквально закричал у себя в голове от бессилия. Не было никаких мыслей, кроме одной: — «Все пропало!». Что делать?! Ааааа! Вся эта ситуация выводила меня из себя. Собственное бессилие бесило так, что хотелось что-нибудь сломать…. Вдруг по позвоночнику просквозило странное чувство оцепенения, отдавая слабостью в руки и ноги, сводя скулы до ломоты и тупой боли. В голове поселился страх, который динамитом глушил мысли, заставляя всплыть на поверхность все мои сомнения -- у нас ничего не выйдет, я оплошаю, и не выполню задачу.

Удивительно, но смена состояния от гнева к ужасу подействовало отрезвляюще, как контрастный душ, я смог вдохнуть полной грудью, и начать реанимацию собственного разума. Командир всегда должен быть спокоен и создавать видимость уверенности в себе! Повторял я как мантру…. Так говорил Дед. В любой ситуации! А эта ни чем не хуже всех остальных. Мне надо подумать, а для этого нужно время. Надо чем-нибудь занять морпехов, и спокойно все разложить по полочкам.

– Старший матрос Чюватов, – ожил я после минутного ступора, и повернулся в сторону нашего связиста. – Доклад о состоянии связи.

– Связи нет, командир. – Рифкат отвлекся от пары метров кабеля, которую зачем-то вытянул из довольно большой бухты. – Господин старшина, а коннекторов к кабелю нет на складе?

Странный вопрос, на кой они ему?

– Хирш, – я повернулся ко второму матросу.

– В реестре значились, но еще не нашел.

– Командир, разрешите поискать? – и зачем они нужны нашему связисту? Не понимаю.

– Разрешаю.

Я повернулся к Гусарову, и убрал забрало визора. Хорошо, что все это время они не видели моего лица. Боюсь, им бы не понравился вид командира одолеваемого сомнениями и страхами.

– Миша, для начала отдыхаем, а затем, через час, ты сменишь Гадела на наблюдательном пункте.

– Так точно. – кивнул мне капрал. – Пойду заценю паек планетарной пехоты.

– В смысле? – я непонимающе посмотрел на него. – Тебе своего мало?

– Должны же мы насладиться всеми плюсами своей победы. – он лихо оскалил в улыбке свои белоснежные зубы. – Да и Хирш говорил что-то про копченую колбасу с грибами.

***

Пока мои подчиненные были заняты поиском нужных им вещей, и поеданием чужого провианта, я решил заняться изучением информации хранящейся в складском компьютере.

Так, документы об отгрузке сегодня утром восемнадцати километров кабеля за подписью прапорщика А.А. Михайлова мне не интересны. Ну как не интересны, по крайней мере понятно куда делись три бронетранспортера – увезли груз куда-то. Одним вопросом меньше. Отчеты по складскому хранению за последний месяц говорили о том, что техники или древнего оружия здесь уже давно не было. Вообще, ангары преимущественно пустовали уже несколько лет. Так, журнал дежурств, охраны. Хм, единственная движуха только здесь и была, отделение заступило на дежурство, отделение сдало пост, происшествий нет. Из всех записей можно сделать вывод, что здесь никогда не было больше шестнадцати человек охраны под командованием сержанта, а заведующих складом всего двое прапорщиков, которые поочередно сменяли друг друга, заступая на месячную вахту. Сейчас шла середина смены Михайлова Алексея Алексеевича. Так, а это что за папка? Ясно, фильмы и сериалы, а это, кхм, все-таки у триД камасутры, и фильмов для взрослых даже в императорской армии есть свои почитатели….

Больше в системе ничего не было. Печально, списочный состав отделения у меня есть, но ни их характеристик, ни личных дел, ни еще какой информации, которая пригодилась бы при допросе, нет. Хотя, о чем я, у них же у каждого должен быть коммуникатор, а в нем есть зашифрованный аварийный файл. Что это такое? Всё просто, не всегда есть возможность подключить полевой госпиталь к общей сети, и не всегда есть возможность получить базы данных по личному составу. Поэтому у каждого бойца есть персональный аварийный файл данных, в котором содержится личная информация, медицинская карта и тому подобные сведения, которые помогают быстро идентифицировать раненого бойца, и не допустить ошибок при его лечении. Естественно, когда отряд уходит на секретное задание, или в диверсионный рейд, в котором принадлежность бойцов к определенной стране должна остаться в секрете, то эти файлы убираются, но сейчас же обычная ситуация, и всё должно быть на своем месте.

Я быстро прошелся по, начавшим приходить в себя, нашим пленникам, что бы собрать их инфопланшеты, но столкнулся с тем, что с «мертвых» доспехов их просто так не снять, надо, либо обратно вставлять батареи, что чревато возвращением боеспособности противнику, либо вскрывать бронепластины, и выдирать гаджеты с «мясом». Лично моей квалификации на это не хватит, да и не было у нас в отряде мастера бронника. Хотя, Гадел же оружейник, может у него получится лучше?

– Кстати о татарине, надо отправить Гусарова сменить его на наблюдательном посту, как раз время почти подошло. – подумал я, – но, ведь, должны же еще быть коммутаторы офицеров, они же без брони были, и не должны были их убрать далеко от себя.

Так и оказалось. Инфопланшеты прапорщика и унтеров лежали недалеко от них, предусмотрительно снятые Михаилом, когда он их связывал. Я поднял их персональные устройства и поочередно подключил к своему коммутатору через специальный шлейф. В иной ситуации мне бы пришлось запускать профессиональные программы для взлома и дешифровки, но так, как системы были отечественные, и мы, по факту, являлись одной стороной, достаточно было отправить сигнал на аварийный доступ с зашифрованным опознаванием свой-чужой. Практически моментально я получил нужные мне документы, великолепно!

– Эй, ты что там делаешь с моим планшетом?! – сзади раздался хриплый, возмущенный голос.

Обернувшись, я увидел, что офицеры пришли в себя, и сейчас напряженно на меня смотрели. Говорил, судя по агрессивному выражению лица, прапорщик. Собственно на этом он не остановился, и продолжил:

– Вы совсем берегов не видите, моряки? Что Вы себе позволяете?

Не удивляйтесь его вежливым речам, это я так передаю самый главный смысл сказанного, сам же он выражался куда крепче, в лучших традициях армии моего родного мира. Ну вот, снова эти аналогии, как же я подустал от них, когда же ясность будет, попаданец я, или просто сумасшедший, вернее, как говорит мой психотерапевт, личность с замещенной памятью, или выдуманной, в общем, хрен, редьки не слаще. Кхм, отвлекся я на свои мысли, а обер-офицер пехоты продолжал на меня злобно смотреть, и вопрошать гневным тоном, используя короткие многозначные слова.

– Молокососы, да Вы знаете, что бывает за нападение на старшего по званию? – а забавно у него щеточка усов топорщится, когда он орет, еще говор такой странный, как будто язык заплетается, неужели не протрезвел еще?

Ох, какой же он противный, это располневшее лицо, волосы с залысинами, не знаю, но этот Алексей, вызывает у меня агрессию и стойкую неприязнь.

Я взял один из стульев, на которых сидели офицеры во время застолья, и перенес его ближе к орущему прапорщику, усевшись прямо напротив него. Так, что интересного о нем будет написано в аварийном докуенте? Хм, занимательно – возраст сорок четыре года, до выхода в отставку остался месяц, вторая группа крови, индекс развития пятнадцать единиц. Не понял, это как так? Маловато будет, он же обер-офицер, в удивлении я полез в файлы унтеров, и обнаружил, что у них было вообще по двенадцать пунктов внутренней силы. Это вообще что?! Такая картина не укладывалась у меня в голове, да я один мог бы их вынести, даже если бы они были трезвые и вооруженные. У нас в морской пехоте младший офицерский чин не получить, если индекс ниже двадцати, неужели в планетарных войсках все по-другому?

– Слышь, моряк, я с тобой разговариваю, ты, ой, – Михайлов потревожил сломанную ногу и скривился от боли, изогнувшись всем телом, походя в этот момент на ожившую сардельку. – Арххш, – зашипел он, – ты что, глухой, идиот?!

– Морские пехотинцы. – прошептал я.

– Что? – не смотря на боль, на его лице отразилось непонимание.

– Не моряки мы, а морская пехота, говорю, и я тебя слышу, кричи тише, пожалуйста. – я посмотрел ему в глаза, и улыбнулся, специально провоцируя на вспышку гнева.

– Да хоть хрен огородный! – воскликнул он, но затем стал говорить тише, следя за моей ладонью, которую я плавно опустил вниз, словно уменьшая громкость. – Вы что, совсем охренели? Совсем без царя в голове, так травмировать при нападении, это же не война! Это…

– Ты прав, это не реальный бой, а учения. – перебил я его, и продолжил тихим, спокойным голосом – и нет, у нас все в порядке с головой, а вот у Вас не знаю, во время боевой тревоги не то, что без доспехов нести дежурство, но и бухать. Ты говорил, что жаловаться будешь? Жалуйся, я в любом случае рапорт подам, сопровожу его записью с ЛПДМ, и потом посмотрим, кто был прав.

Сказать по правде, ровные интонации давались мне довольно сложно, хотелось тоже наорать, а еще было сильное желание отпинать этого недоофицера, который допустил такие нарушения устава в своей службе. Но я очень хорошо помнил все лекции, и практические занятия на юридическом факультете, и сейчас старался их активно применять, потому что мне была нужна информация, а силовой метод добычи данных…, его точно не одобрят на уровне командования, хотя, если слегка…, так, меня готовили к ведению допроса, продолжаем. По всем признакам передо мной был опустившийся человек, который халатно относился ко всему, что не относилось лично к нему, а судя по его гневным крикам, которые должны были меня запугать, он сам был трусом и проецировал на меня свои страхи. Зачем он это делал? Да все просто, это была бессознательная попытка защиты, к примеру, как у скунса. Только у животного – это встроенный природный механизм, а у человека приобретенный, и не физиологический, а психологический, но есть одна не стыковка, у всех страхи разные, и если они не совпали, то все потуги будут бестолковыми.

Моей задачей было заставить его выдохнуться в своих попытках запугивания, а потом пойти в контрнаступление, тем более он уже сам показал, чего боится, и я ударил в ответ, пригрозив рапортом. Если я правильно составил свое мнение о прапорщике, то он рано или поздно начнет торговлю, чтобы его не выдали, ведь в результате моего рапорта, он точно будет с позором уволен с воинской службы, и близкая пенсия, от которой он в одном шаге, сделает ему ручкой. А если я, все-таки, ошибся, то придется…, нет, не буду пока об этом думать.

– Какой рапорт?! Ты что несешь?! – Михайлов снова сорвался на крик, – совсем оборзели, взял в руки винтовку, и страх потерял?! Да ты у меня под трибунал пойдешь, за сломанную ногу, понял?! Ай! – он снова дернулся всем телом от боли.

– Понял, согласен. – покивал я головой, – ты не дергайся, больно же будет, и не кричи так, отвлекаешь от составления докладной на тебя, – я сделал вид, что набираю текст в своем инфопланшете, – скажи лучше, куда БТРы уехали, они же кабель увезли? Куда? Когда вернутся за оставшимся?

– Не скажу я тебе ничего. – офицер снова неловко дернулся и зашелся в приступе боли. – Дай обезболивающее, ты варвар, что ли?!

Не получается его разговорить, что я не так делаю? Дать обезболивающее? Хм, тогда он точно ничего не расскажет, если рапорт – это мой рычаг давления на него, то лекарства – это то, что ему необходимо, предмет торга. Но почему он требует, а не предлагает. Вот я идиот! – Захотелось хлопнуть себя по лбу. – Рядом же унтера лежат и все слушают, он при них точно не выдаст информацию, и будет храбриться до конца. Надо от них избавиться, и надавить сильнее на прапорщика.

Я огляделся и увидел Гусарова, который неподалеку доедал палку колбасы, и с интересом следил за нашим разговором.

– Капрал, – обратился я к нему. – Господин прапорщик прав, надо оказать медицинскую помощь.

Миша в ответ кивнул, запихал в рот остатки колбасы, и подошел к нам, на ходу вытирая руки о свой доспех, и доставая из «кармана» ЛПДМ небольшой шприц-тюбик.

– Шейшас уколшик шделам. – произнес он с набитым ртом, – и шо бужет хоошо.

– Погоди, начни сначала с рядового состава, – остановил я его, когда он жирными пальцами зачем-то провел по игле, и вознамерился уколоть в возмущении хватавшего ртом воздух обер-офицера. Как будто специально решил развести антисанитарию, что бы поиздеваться над допрашиваемым. – У них, скорее всего, сотрясение мозга, проведи осмотр, дай какое-нибудь лекарство.

– Так точно. – наш отрядный медик наконец-то прожевал, и проглотил трофейную копченость.

– Заодно унтеров оттащи туда же, – я шаркнул ногой в сторону связанных сержанта и старшины. – Они до сих пор молчат, вдруг заболели, а как закончишь, приходи сюда, будем лечить нашего героя. Да, и Феймахера отправь Бекетову на смену, раз уж ты занят здесь будешь.

– Есть! – Миша подцепил валявшихся на полу пехотинцев за воротники, и поволок их вглубь ангара, на ходу подзывая к себе Хирша, который вместе с Чюватовым уже час как затерялся в глубинах склада.

***

После того, как мы избавились от лишних свидетелей, прапорщик Михайлов разговорился. Он подтвердил, что БТРы увезли кабель, и забрали с собой половину охранного отделения, отдав остальным приказ нести службу до вечера. В двадцать часов они должны были вернуться тем же составом боевых машин, что бы загрузить оставшиеся бухты, и забрать всех солдат, для их дальнейшего участия в отражении учебного вторжения на планету.

– Не пойму, а кабель Вам зачем? – вопрос так и просился на язык, пока обер-офицер вел свой рассказ.

– Так он телефонный. – удивился Михайлов. – Вы же связь глушите, и кто знает, будет ли это при атаке, или нет, вот командование и решило перестраховаться.

– Не понял, – я отвлекся от своего собеседника, наблюдая, как вернувшийся Гусаров ставит ему обезболивающий укол, – как Вам поможет телефонный кабель?

– Ну, ты даешь, старшина, – прапорщик возмущенно пошевелил усами. – Хотя, что от Вас, молодежи ожидать. Это защищенный кабель полевой связи, его более простые аналоги в древности использовали для коммуникаций во время боя, ему же всё равно на все Ваши глушилки, и прочие помехи, таким образом, у нас преимущество будет.

– Интересно ты излагаешь, и как же Вы будете его использовать? Протянете между штабом и танковой частью?

– Нет, там уже все готово еще вчера было, как и на аэродроме. – прапорщик покачал головой, – утром забирали для артиллеристов, а вечером остатки заберут для оставшихся мелких объектов, типа наблюдательных пунктов, дзотов, и других наземных укреплений.

– Ну, Вы даете, – я восхищенно покрутил головой, – окопались на славу.

– А то, генерал-майор Воробьев щи не лаптем хлебает. – улыбнулся Михайлов, правда я не понял, то ли он действительно восхищается своим главнокомандующим, то ли лекарство подействовало. – Умный мужик, он на этих учениях собаку съел, а в прошлом году к нам перевелся, так что в этот раз наши точно победят.

– Не будем загадывать наперед, – пожал я плечами, – скажи лучше, где находится штаб?

– Не знаю, честно.

– Хорошо, а кто кабель забирал сегодня утром, кто там за старшего был? – Я, конечно же, знал ответ на этот вопрос из журнала на компьютере, и задал его только для того, что бы проверить прапорщика на лукавство.

– Сержант Николаев, – оправдал доверие обер-офицер. – Он же и вечером приедет.

– Понял тебя господин Михайлов. – я поднялся со стула, и собрался уходить – благодарю за информацию, на этом все, отдыхай что ли, если сумеешь.

– Старшина, постой. – окликнул он меня изменившимся голосом, интонации стали какие-то просящие, что ли. – Ты же не будешь рапорт подавать? Пойми, мне совсем чуть осталось, и здравствуй гражданка, а кому я там нужен? Это Вам, здешним морпехам, хорошо, образование и все такое, а у нас и учебка была так себе, и специальности особо не применишь на гражданке. Единственное вот, программу складского учета освоил, если только завхозом куда возьмут, а так пенсия будет, жить смогу по человечески, может, семью заведу…

– Прапорщик, а зачем ты вообще пил на дежурстве?

– А что еще здесь делать? – произнес он как-то потеряно. – Кабель собран, осталось погрузить. Дел никаких, тоска и скука, всех развлечений только водка, тем более к вечеру все равно протрезвеем, да компьютер, но он надоел.

– Видел я твой компьютер, – мне стало как-то грустно и неуютно рядом с ним. Насколько он опустился, что не может найти себе занятие на службе, даже не могу представить.

Я развернулся и пошел к своим подчиненным: к Гаделу, который с аппетитом уплетал трофейный паёк, перекладывая на столе извлеченные из доспехов пехотинцев коммутаторы; к задремавшему на куче каких-то коробок капралу Гусарову; к матросу Чюватову, увлеченно вертевшему в руках свой кабель, который он уже обжал с одного конца. Возможно…

– Ты просто никогда не сидел целый месяц в этой дыре, и так много лет подряд, без возможности, что-либо изменить…, – неслись мне в спину горькие, полные боли, беспомощности и жалости к своей жизни слова прапорщика Михайлова.

Возможно…, возможно я увидел в нем себя недавнего, себя, который вот уже восемь лет сидел у меня в голове, и считал, что ему далеко за тридцать. Вся жизнь того меня так и проходила в бессилии, что-либо изменить, в страхе перед сильными мира того, в опасении перед стаями шакалов. Но не это главное, значение имеют сомнения в себе, неуверенность в собственных силах, желание легкой жизни, так, чтобы не напрягаться. Отсутствие стремлений к чему-то. Машина старая? Ездит? И так сойдет. Есть с кем разделить постель? Уже хорошо. Нет? Ну и ладно. Зачем мне серьезные отношения, обязательства? Без них легко и хорошо. Главное, чтобы не трогали. Моё болото, мне в нем комфортно, а люди вокруг только и могут, что пользоваться тобой, значит надо так в ответ. Просто не трогайте меня, и всё! Вот какой девиз у меня был. Ты говоришь, что я не сидел годами в дыре? Да вся моя прошлая жизнь дыра! Я и тут её начал вести по накатанной дорожке, благо исходные условия поменялись на более благополучные. Но Лира, всё пошло кувырком после встречи с ней, и…, спасибо ей за это! Как же мне тошно от этого прапора, как мне тошно от того меня, как же мне хочется, что бы я оказался шизиком, тем, кто все это действительно выдумал, насмотревшись сериалов, что бы заполнить пустоту в голове. Не нужна мне эта загадочность, этот ореол таинственности вокруг моей личности, лавры попаданцев и прочее, хочу быть обычным, тем, кем становлюсь сейчас. Может быть, я еще не так силен, как хотелось бы, не так уверен в себе, но я уже лучше своего прошлого, и не хочу назад. Пусть будет сложно, и трудно, в этот раз я приложу все свои усилия, что бы изменить, добиться, что бы жить, а не существовать.

Все возможно, Михайлов, Гуров, но у меня есть цель, а у Вас, её нет, и не было. У Вас есть только тоска и скука, и Вы не захотел с ними бороться….

Глава 6

После допроса мы развили бурную деятельность по подготовке засады на БТРы, которые должны были приехать вечером. Старший матрос Феймахер заминировал площадку перед главным ангаром, установив с десяток взрывных устройств, большинство из которых были учебными, и являлись не чем иным, как простыми взрыв пакетами, предназначенными для обозначения самого факта подрыва. Учения же! А остальные были дымовыми шашками, на всякий случай, что бы, если, что не так пойдет, мы могли скрыться за завесой, и отступить.

На одном из холмов мы организовали временный наблюдательный пункт за дорогой, протянули к нему найденный на складе кабель, с подключенной телефонной трубкой, которую позаимствовали там же. На другом конце провода, в ангаре, будет дежурить один из нас, что бы вовремя принять сигнал о приближающемся транспорте.

Если честно, я сначала скептически отнесся к этой идее, но работало же! И никакие глушилки не помеха! Аж ностальгией повеяло.

План атаки на машины пехоты был прост и не замысловат. В девятнадцать часов старший матрос Чюватов отправится дежурить на холм, сменив кого-то из нас. При поступлении сигнала о подходящем противнике, мы выдвинемся на свои позиции. Феймахер и Гусаров будут находиться по центру, на крыше главного бокса склада. Нашему мастеру-саперу будет необходимо определиться, какие заряды подрывать, и активировать их при помощи взрывной машинки, раз уж по радио сигналу не выйдет. Его задача самая сложная, необходимо четко определить, где будет находиться живая сила пехотинцев, и взрывать так, что бы они не пострадали, а только испугались. Затем он будет нас прикрывать с высоты.

Может возникнуть вопрос, а зачем такие сложности? Определять что-то, осторожности всякие, они же будут в пехотных доспехах, что им эти взрыв пакеты? Отвечаю, все очень просто — как оказалось, у рядового состава планетарной пехоты индекс развития не превышал десяти пунктов, у многих, даже не дотягивал. Я когда-то себя считал ущербным, из-за одиннадцати единиц, а, в действительности, я уже на тот момент превосходил их на порядок. Даже стали ясны мотивы нашего военкома, отправить меня в пехоту или артиллерию, мол, там я достигну успеха, сразу пойду вверх по служебной лестнице. Нда, картина моего мира менялась просто на глазах. Пора уже уяснить, что морская пехота — элита, и требования в ней к кандидатам завышены в несколько раз.

Отвлекся немного, вернемся к нашим планам. После подрыва наших «сюрпризов» капрал Гусаров атакует сверху, его задача захватить один из БТРов, тот, который не будет поврежден, на него ему укажет Феймахер. Мы же с Гаделом, нападем с разных флангов, что бы вывести из строя всех, кто там окажется, а Рифкат, убедившись в чистом небе, атакует с тыла.

По идее, враг должен быть испуган, ну, или, удивлен взрывами. Ключевыми в моем замысле были, конечно же, скорость и превосходство в выучке, и внутренней силе. Если все пойдет по плану, то мы справимся очень быстро, тем более там не должно быть больше пяти человек, по словам прапорщика. А зачем им больше людей? Им еще груз вывозить и оставшихся солдат, и так места мало. Но на всякий случай напоминаю о дымовых шашках. Путь к отступлению я тоже предусмотрел.

В общем, все приготовления к бою мы закончили за пару часов, даже порепетировали несколько раз. Затем, покормив пленных, капрал Гусаров отправился на холм — его очередь заступать на пост была первым, потом его сменит Хирш, ну а дальше Вы знаете. Все остальные бойцы отделения разбрелись по ангару для отдыха, а я уселся рядом с аппаратом связи. Подежурю в ангаре.

— Ростислав, ты уверен, что нам нужен именно силовой вариант? – рядом со мной, выключая запись в системе доспеха, примостился на стул татарин, я бы не сказал, что он был сильно обеспокоен предстоящим боем, но по его лицу, незакрытому визором шлема, было видно, что он слегка нервничает. – Вдруг они не посчитают нашу пиротехнику за угрозу для техники?

Ох, Гадел, я бы мог многое ему поведать о своих переживаниях, сомнениях, и прочих мысленных метаниях, но не думаю, что он пришел именно за этим. Поэтому я спокойно ответил, постаравшись внушить ему уверенность, и унять его тревожность:

– Уверен. — я повторил его действия с камерой, и повернул к нему голову, встречаясь с ним взглядом. – Просто представь, если мы ждем в ангаре, а они не заходят. Стоят и ждут, когда к ним выйдут, атаковать БТРы в лоб? — я улыбнулся. – Или, еще бредовее, заходит один, мы его вяжем, думаешь, остальные будут, как в дешёвом кино, по одному заходить, что бы понять, что происходит?

Татарин покачал головой, и хотел, что-то произнести, но я не дал:

— Нет, друг, они просто наведут орудия на ангар, и скажут, что условно изрешетили крупным калибром его тонкие стенки, кто не спрятался, тот «погибать». – Понимаешь?

— Понимаю, — он, как-то смущенно улыбнулся, и кивнул головой. — Просто неспокойно мне, вроде бы и на учебе были такие ситуации, отрабатывали, а сейчас, всё кажется, как в том кино, про которое ты говоришь, как будто не со мной все происходит, понимаешь? — он неуверенно и робко посмотрел на меня.

Понимаю, очень даже хорошо тебя понимаю! Ты не представляешь, что творится в моей голове, и я до сих пор не догоняю, как Вы этого не видите….

— А ты всегда невозмутим, Рос. Я это еще тогда заметил, на первом прыжке, и запомнил навсегда. По тебе видно, что ты всегда знаешь, что делать. Как у тебя получается?

Молодой ты еще Гадел, поэтому не туда смотришь. Возможно, конечно, мне помогает привычка притворства, навык прокачанный еще дома, что бы сойти за своего с самых первых секунд, как я очнулся на больничной койке. Умение обмана матери и отца, брата, и сестер, Деда, но даже оно не помогло против сбэшника Авнера Световидовича тогда на допросе. Просто ты молод, и не опытен.

-- Дружище, – я легко похлопал его по плечу, и постарался ободряюще улыбнуться, – мы утром совершили успешный налет на утилизационные склады. Мне напомнить тебе, кто подкрался к двум пехотинцам, и вырубил их? Кто обезвредил двух унтеров и целого прапорщика?

– Да это понятно, – татарин, помявшись, поводил головой из стороны в сторону. – Но я же не один был, ты еще….

– Гадел, а ничего не изменилось. Мы всё так же вместе, подготовились, и ждём. Ты мне лучше расскажи, перед присягой Арина и Ярик о его родителях говорили, у них, что, всё так серьезно? – перевел я тему разговора, что бы отвлечь друга от нехороших мыслей.

– Да, как бы давно уже, а тебе Слава, разве, не рассказывал? – удивился Бекетов, а затем очень ярко улыбнулся, – ты, что всё ещё не бросил думать об Арине и отношениях с ней?

– Нет, – ответил я, и тут же спохватился, – в смысле да, – блин, богатый и многогранный русский язык. – Короче, Сарай не рассказывал, о Морозовой давно не думаю, у меня Лира есть, ты же знаешь.

– Да ладно тебе, – рассмеялся татарин, – не стесняйся, Арина видная девушка. Шучу, шучу, – поднял он руки вверх, когда я пристально на него посмотрел. – У тебя есть Лира, я просто пошутил.

– Угу, пошутил, откуда ты вообще об этом знаешь? – нахмурился я. – Сам говорил, что по моему виду ничего не поймешь, да и не было тебя с нами, когда мы познакомились, а догадки тогда откуда? Слава поделился?

– Я со Славой особо и не общаюсь, он, если ты не заметил, слегка презрителен со мной, я только один раз ему звонил, когда на новый год с продуктами на салат попал, но это нельзя назвать общением. – нахмурился Гадел, а затем, неожиданно тепло улыбнулся, и продолжил. – Лена рассказывала, это я не вижу, а девушки все подмечают.

– Да ладно, рассказывала? – я решил не акцентировать наш разговор на негативе, и пропустить часть с Яриком, хотя, справедливости ради, надо сказать, что татарин прав, еще и это прозвище к нему приклеилось с легкой руки Сарая….

– Это в компании она молчаливая, а наедине очень общительная. – Друг окончательно смутился, – ты не подумай, она не сплетница, просто у меня было много вопросов, хотелось узнать Вас лучше.

– Ясно всё с тобой, – я весело подвел итог его словам. – Спросил бы прямо у меня, раз интересно было, а так, зачем графиню мучал вопросами?

– Рос, а сам? – громко рассмеялся татарин. – Сам-то у меня выспрашиваешь!

Вот тут он прав, не в бровь, а в глаз. Ярослав никогда сам не говорил на эту тему, а я не лез, даже не думал об этом, просто принял еще давно, как факт, что они встречаются. Но интересно же!

– Подловил. – рассмеялся я в ответ, и повторил его жест с руками, подняв их вверх. – У Вас с Леной-то, как? Всё хорошо? Как знакомство с родителями прошло?

– Отлично, ты не поверишь насколько её мать милая женщина. Спокойная, уверенная, добрая, я бы сказал. Властная, конечно, но положение обязывает! Ты представляешь, у неё индекс развития пятьдесят два пункта! Но это вообще не ощущается при общении, как с тем же Могутой.

– Ух ты, ей же лет сорок, она же молодая еще очень, как она дошла до таких показателей? – удивился я.

– Ростислав, какие сорок, ты о чем? – раскрылись глаза у Гадела от удивления, – ей восемьдесят лет, и мужу её девяносто пять, и индекс сорок восемь, да они с такими силами, скорее всего, лет до ста пятидесяти доживут, если не больше.

Точно, совсем забыл про эту особенность. У людей с высоким индексом развития и жизнь продлевается, теоретически, достигнув уровня пси силы в сотню единиц, можно жить вечно, но на практике таких людей не встречается, по крайней мере, в открытых источниках и СМИ о них не говорят, а вот долгожители – явление частое. На пример, в школе нам рассказывали об одном адмирале, который умер в двести пятьдесят лет, и индекс у него был в шестьдесят пять единиц, и на фотографиях он был сухонький такой старичок.

– Не боишься, что дочка пойдет в родителей? – поддел я своего друга. А, что? Не всё же ему шутить, и подкалывать!

– Если честно, то есть немного, – помялся Гадел, – в моём роду еще никто не поднимался выше тридцати, но я постараюсь! – Очень твердо он сказал это «постараюсь», не оставив сомнений, что не бросит свою затею, наоборот, сейчас я понял, что он приложит все усилия, что бы достичь этой цели. Одним словом – любовь.

– Уверен, у тебя всё получится, главное с тёщей контакт наладь, она у тебя точно долгожителем будет.

– Хах, это да!

– И когда свадьба? – продолжил я расспрашивать о его личной жизни.

– Что? Не знаю пока. Родители будут договариваться, у нас так принято, да и у аристократов тоже, ты же знаешь….

– Очень хорошо знаю…. – протянул я, – но всё же, если есть желание, и оно обоюдное, то, что тебя останавливает? Сейчас не так ревностно относятся к традициям, как лет триста назад.

– Не знаю, Рос, нам хорошо вместе, она девушка мечты: тихая, добрая, нежная, мечтательная, порой меланхоличная, но чаще весёлая. – он перечислял её достоинства с такой нежностью, что я совсем не ожидал услышать «но», – но она одержима космосом, истребителями, карьерой боевого пилота, она боготворит свою мать, её тянет в бой. Я от неё узнал так много нюансов космических битв, сколько ни в одном учебнике не рассказывается, и я совсем не понимаю, как в ней всё это уживается. Поэтому я не уверен, что ей нужно замужество, и что она согласится выйти за меня.

– Боишься?

– Боюсь. – кивнул он с серьезным видом, – очень! Не знаю, что делать, если откажет.

– Жить дальше, друг, что же еще. – я толкнул его кулаком в плечо, и попытался сделать голос веселее. – Не вешай нос, морпех! Она одержима боем, а у тебя бой в крови должен быть, так иди в атаку без капли сомнения. Удалось – замечательно, поставленную задачу выполнил, а не удалось, так отступи, это же не бегство.

– И как быть после отступления? – грустно посмотрел на меня татарин. – Это же всё, поражение.

– О чем ты, Гадел! Нас же учили, что отступление не равно поражению. – воскликнул я. – Отступил, и выбирай, что дальше: либо задачу другую поставь, либо зайди с другого фланга, либо выжидай удобного момента. Пока ты жив, бой не окончен, понимаешь!?

– Понимаю, – печально вздохнул он, и проводил взглядом Феймахера, который пошел сменить Михаила на посту. – На словах всё легко, а как до дела доходит, не поверишь, поджилки трясутся, вдруг откажет.

– Капрал второго класса Бекетов! – скомандовал я. – Отставить все страхи. Решил – делай, иди до конца, только там ты узнаешь, что, да, как! А гонять в голове эти мысли….

– Знаю, – закивал он головой, – это недостойно мужчины, страх – это плохо, это для девчонок….

– Это нормально, только идиоты не боятся. – он явно не ожидал от меня услышать такое. – Но не позволяй страху управлять тобой, решай вопрос, либо забей, и не думай о нём, а будешь вот так гонять, и бояться женского отказа, превратишься в местного прапорщика, а он тряпка, а не воин.

– Понял, – улыбнулся татарин. – Спасибо тебе, Рос, не знаю, с кем бы еще я мог поговорить на эту тему. Только не всё же так просто, есть ещё её родители, а если им, что не понравится?

– Слушай, ты сам говорил, что встреча прошла нормально, все были добрыми и веселыми, так не переживай, в конечном итоге – это Ваша жизнь, а не её родителей. Скажи, она единственный ребенок в роду?

– Нет, есть старший брат, и еще несколько младших сестер, совсем школьницы ещё.

– Тем более, – улыбнулся я, – есть, кому продолжить традиции, на ней свет клином не сошёлся, так что не переживай, а делай предложение, раз хочешь.

– Хочу, – снова кивнул он головой. Если так и дальше продолжится, то будет похож на китайского болванчика, крупного такого, накаченного, с татарскими корнями. – Еще раз спасибо, ты прав, не надо бояться, надо делать. – он рубанул ребром ладони по воздуху. – После практики и сделаю предложение, и домой её привезу, как невесту законную.

– Так держать, капрал. – поддержал я его намерение, – а теперь вернемся к нашему первому вопросу, так что там у Славы с Ариной?

– Да, всё серьезно у них, они официально обручены, там отцы договаривались, Арина же сюда учиться приехала только из-за него, она сейчас должна быть в столичной академии, а не здесь.

– Не понял? – я внимательно посмотрел на друга, – а он, почему не в столичной? Ты же рассказывал о том, что он очень древнего рода.

– Рос, я же тебе говорил о том, как они лишились своего статуса, по факту род Сараев уже многие столетия изгои в нашей империи. В столичных мирах для них все двери закрыты для реализации в социуме, это наказание им такое от императора, до сих пор расхлебывают.

– Погоди, что-то в голове не укладывается, а как же они живут, и почему его сюда взяли?

– Живут, как обычно, бизнес ведут, где-то успешно, где-то нет, пойми, их тогда почти изгнали, лишили статуса имперского рода, но они решили остаться в империи, а не переходить под другое подданство, и в вассалы они не пошли, сохранив самостоятельность, но им было нелегко. Осуждали их все, да и ослабили на порядок. – Гадел глубоко вздохнул, – Сейчас ими просто пользуются, где позволят, там они могут себе что-то урвать, а где не пустят, тут уж ничего не смогут. Богатства и могущества, как раньше, у них уже нет.

– Тебе это всё Лена рассказала? – удивился я.

– Нет, – с серьезной миной на лице ответил он. – Мы их род в школе изучаем, у нас есть день памяти, когда мы вспоминаем о той трагедии, о них помнят….

– Ты так говоришь, как будто им мстить будете, при малейшей возможности.

– Нет, что ты, дважды за одно и то же не наказывают, а их сильно наказали, их мир просто уничтожили. – татарин поспешил меня уверить в обратном. – Конечно, есть те, кто считает это малой ценой, но поверь, убить – это одно, а заставить жить, без чести, в унижении, без должного пиетета, это страшно для того, чьим смыслом жизни было величие рода. Древнейшие – они все такие, их смысл – это их величие, что бы о них постоянно говорили, восторгались ими. Они на всё пойдут, воспользуются любой возможностью, что бы увековечить своё имя, что бы быть достойными предков, для них это важно. Это тогда Сараи забылись, а им напомнили, кто они такие, и для чего нужны, а главное, что над ними есть кто-то более могущественный.

Он явно на императора намекал. Блин, жесть какая, я даже не думал об этом в таком ключе.

– Так что, всё, что тогда произошло – это трагедия для моего народа, и личная трагедия для рода Сараев. – подвел итог татарин.

– Понятно. – протянул я. – Значит пользуются ими до сих пор, и позволяют, – выделил я интонацией это слово, – существовать?

– Да, – кивнул Гадел. – Именно существовать, а они пытаются поднять свой род, что-то вроде испытания многовекового.

– Поэтому Слава про голодранца говорил тогда? – напомнил я о недавнем разговоре.

– Да, именно поэтому. Морозовы тоже древнейший графский род, очень знатный, они сейчас не так влиятельны, как раньше, упадок у них, и кроме имени, и среднего состояния у них ничего нет, но, сколько таких историй уже было? – татарин развел руками, – поднимутся, никуда не денутся.

– И откуда ты все знаешь? – засмеялся я.

– А это мне Лена рассказывала. – улыбнулся он. – Собственно, им и нужна поддержка Сараев. Они друг другу нужны. У одних репутация и связи, у других сила воли, и умение выживать. Если честно, – он поспешил опередить моё высказывание, – я не знаю, в чем там суть сделки, такие подробности никто в здравом уме не расскажет.

– Понимаю. Цель оправдывает средства, главное вернуть своё положение. – я задумался, всё, что рассказал Гадел, вызывало у меня непонимание, если у Славы слабый род, то как он мог надеяться на победу в войне с моими врагами?

– Не совсем так, но верно. – подтвердил Гадел.

– Скажи, если они настолько слабы, то почему их еще не уничтожили другие рода? – я решил прояснить для себя этот вопрос, но начал издалека.

– Шутишь? – удивился татарин. – Это по меркам древнейших и древних императорских родов они слабые, те, может быть и рады их добить, но им император не велит. А для свободных родов они небожители, боги на огненных колесницах, понимаешь?

– Не понимаю, ты сам говорил про изгоев, палки в колесах, существование, и прочее.

– Это в столичных мирах так. – он принялся терпеливо разжевывать мне ситуацию. – Там всё крутится, все деньги, вся богема и аристократия. Там центр нашей вселенной, там жизнь, и там они персоны нон грата. А на окраинах их принимают, с ворчанием, конечно, но положение обязывает. Он же учится здесь, ведь так? А деньги – они еще на плаву, потому что на окраинах и во фронтире тоже можно заработать, и очень хорошо, главное, что бы были зубы, а этого у них достаточно. – он остановился на секунду, что бы перевести дыхание. – Ты, наверное, не совсем понял, про унижение, и уничтожение. Раньше они в первую половину сотни имперских родов входили. А сейчас потерялись где-то в первой тысяче, и по влиянию, и по силе, но не обманывайся, первая тысяча – это сплошь имперские рода с предками аж от Чингисхана и Рюрика, и слабыми их не назвать. Свободные рода начинаются уже со второй тысячи, и идут вперемешку с менее знатными вассалами нашего правителя. Так что справятся они с любым свободным родом.

– Если честно, – фыркнул я устало, – я запутался во всём этом.

– Понимаю, сам такой – татарин весело ухмыльнулся. – Ты почитай рейтинги родов, там целые аналитические центры их составляют, конечно, они не могут знать всё, есть секреты у аристократов, но статистика выходит на удивление точной, по силе и богатству.

– Спасибо, посмотрю, очень интересно всё это.

– Ростислав, а что ты так силой рода Сараев заинтересовался? – вдруг спросил Гадел.

– Да просто…. – начал я, но в наш разговор неожиданно вмешался еще один человек.

– Вы о тех самых Сараях? – спросил татарин номер два, который как раз проходил мимо, снова держа в руке кусок провода.

– Да, о них, – ответил ему Гадел.

– Не люблю их. – признался Чюватов.

– Это естественно, – я посмотрел на него, понимая, что переубедить особо не смогу, но и обсуждать своего друга и его род с матросом, мне совсем не хотелось. – Но это дела давно минувших дней, и их же наказали, я, конечно, понимаю, что….

– Ты не обязан их любить, Рифкат. – Гадел поднял руку, останавливая мою речь, и продолжил. – Мы всё помним, и скорбим, но жизнь продолжается.

– Этого мало, я вообще не понимаю, как ты с ним можешь общаться, с этим отпрыском вероломных любителей геноцида. – довольно ровно, и сдержанно произнес наш связист, хотя и чувствовалось, что в нём кипят эмоции. – Не хотел прерывать Вашу беседу, приношу свои извинения. – он словно очнулся, и посмотрел на меня. – Командир, связи нет, я вздремну чуток?

Я кивнул, разрешая, и удивленно посмотрел на друга.

– Не говори ничего. – попросил он, когда Чюватов ушёл. – Его предки жили на Шёлковом Остроге, и переубедить таких людей, как он не получится. Только так, как я сказал, это, если так можно выразиться, официальная отговорка, нам её в школе вбивают в подкорку.

– Уф, Гадел…, – я помялся, не зная, как продолжить наш разговор.

– Всё нормально, он еще и эмоции сдержал, уважает нас с тобой, и субординацию, хоть и нарушил её немного.

– Я закрою на это глаза, – понял я, куда он ведёт, – но именно в этом вопросе.

– Большего и не прошу. – одним взглядом поблагодарил меня друг, а затем наклонился к моему уху и прошептал. – Так с чего ты заинтересовался силой его рода? Он пообещал помочь Вам с Лирой?

– Это так очевидно? – я даже немного напрягся от его вопроса.

– Конечно, и я понимаю, почему ты об этом молчишь, будь уверен, дальше меня не уйдет.

– Спасибо. Да, так и есть. – кивнул я. – Но твой рассказ немного меня запутал, до него всё казалось радужней.

– Брось. – татарин придвинулся ближе, что бы говорить еще тише. – Я уже говорил, что такие дворянские рода ухватятся за любую возможность подняться, помощь Вам ему на руку, еще один плюсик в копилку добрых дел, при этом они не возьмутся за заведомо проигрышную ситуацию. На самом деле, я рад, что так вышло, это, наверное, лучший вариант для всех Вас.

– Да, я тоже рад, ты меня успокоил, но всё равно не пойму я аристократов и их мир. Если одни изгои, то почему другие соглашаются на брак с ними?

– Я тоже не совсем понимаю.

– Но ты же тоже аристократ, – удивился я, – почему не понимаешь?

– У нас свободный род, и всего третье поколение, и у Лены моей семья не сильно старше, на пару поколений – ответил он. – А у них тысячи предков, там всё иначе, слово и честь дороже денег ценятся, как мне объяснял отец. В общем, всё сложно, нам не понять, а касательно наших друзей, Лена говорила, что Арина его любит очень сильно, видимо, там такая же ситуация, как и у тебя, и родителям ничего не оставалось, как согласиться на брачный союз, а тут ты должен понимать.

– Согласен, просто много информации, и разом. Каша в голове, если честно. – признался я.

– А то, – улыбнулся Гадел, – понимаю, сам такой же, просто помни, чтобы аристократ не делал – это несёт пользу его роду.

– Да и Ярик любит её, – протянул я, а потом посмотрел на друга, – Гадел, ты говорил, что Лена не сплетница, а вот мы с тобой, кажется, те ещё сплетники.

– А то, – татарин на секунду задумался, – мне кажется, что ты прав, давай заканчивать.

– Давай, ты спать пойдешь?

– Не хочу, если надо, то иди, я на телефоне побуду.

Не скажу, что я заснул сразу же, как улегся на пол – в голове всё крутился прошедший разговор. Я чётко понимал, что жизнь у Славы далеко не сахар, и у его ближайших предков она не была лучше. Даже стыдно стало, что обсуждал его, а, ведь, всего лишь хотел узнать подробности о нём.

Ещё я понял, что Гадел дружит именно со мной, и находится в компании с Яриком, когда девчонок нет рядом, он только из-за меня.

Сон пришел неожиданно, прямо посреди размышлений. Еще неожиданней было пробуждение, казалось, что только минуту назад закрыл глаза, а меня уже будит капрал Гусаров:

– Командир, Время!  

Глава 7

Восьмой час вечера. Рифкат на холме, Хирш с Мишей на крыше ангара, только мы с Гаделом сидим у телефона, и ждём звонка. Разговаривать не хочется, все нервы напряжены до предела. В тот момент мне показалось, что это было самое длительное ожидание в моей жизни, жаль, что я тогда ошибся. В двадцать часов звонка не было, через десять минут у меня не выдержало терпение, и я сам позвонил.

— Небо чистое, командир. — сообщил матрос Чюватов.

Блин, ждём, главное, что бы они за светло приехали, не хочется менять план в спешке. Только через полчаса Рифкат перезвонил и доложил о зрительном контакте, расчётное время прибытия — до десяти минут. Не обошлось и без нюансов, БТРов было всего два. Отдав ему приказ ждать третью машину, мы выскочили на улицу, и заняли свои позиции за какими-то пустыми ящиками и бочками. Была мысль оставить татарина в ангаре, дожидаться сообщения о третьем броневике, но сразу же отказался от неё — ему будет сложнее уходить, если что-то пойдет не так. Поэтому будем уповать на наш резерв в виде Рифката, а нам, главное, сохранить мобильность.

В тот момент я не стал особо задумываться, почему машин меньше чем должно быть, ну мало ли, изменения в графике у них какие, или вырвались вперед, зато напряжённое ожидание закончилось, осталось совсем чуть-чуть, и у нас будет свой транспорт. Надеюсь.

***

Угловатые туши БТРов с гудением перемахнули закрытые ворота, и приземлились перед главным ангаром. Из водительского люка каждого транспорта тут же выскочило по человеку в легком пехотном доспехе, и оба сразу же побежали к входу на склад. Без оружия! Ой беспечные!

– Пацаны! Пацаны, Вы не поверите, мы диверсантов поймали! – кричал на ходу один из них, – бэтрами их в лесу подавили!

— Бум, бум, бум! – ответом ему послужила череда взрывов.

Время замедлилось! Я вошел в измененное состояние сознания, и на полном ускорении мчался к падающим на землю пехотинцам, на ходу открывая огонь из метелицы на слабой мощности.

— БУ-БУМ! –рванул БТР!

— Только бы без жертв! – застучало набатом в голове.

Не было ни секунды для удивления и паники, хватания за голову, и посыпания её пеплом. Всё потом, главное выполнить свою задачу, а после у Феймахера выясню, каким образом его хлопушки уничтожили бронемашину.

На бегу только и успел краем глаза отметить яркую вспышку от взрыва, как Гусаров в полете распластался в горизонте при помощи антигравов, пропуская в считанных сантиметрах под собой…, кажется, это был водительский люк. Видел, как татарин ушел в перекат назад и в бок, уворачиваясь от чего-то, но его снесло взрывной волной, и впечатало в ящики, за которыми он прятался. Заметил и голову Хирша на крыше, вернее мне её подсветила система целеуказания доспеха. Уверен, у него глаза сейчас по пять рублей!

Пехотинцы даже и не думали сопротивляться, они распластались на асфальте рядом друг с другом, и пытались оглядываться, не помышляя о том, что бы встать на ноги. Я налетел на них, как тур во время гона, впечатывая удар кулаком одному из них по шлему, и прижимая коленом второго, при этом разворачиваясь в сторону броневиков, и вскидывая винтовку.

— Чисто командир! — из оставшегося БТРа показалась голова капрала Гусарова. — Больше никого нет!

Замечательно, а теперь допрос, пока этот боец не отошел от шока.

— Сколько людей было в другом БТРе? Отвечай быстро! — я применил проверенный способ -- штатный тесак у горла.

– Никого. – тихо, но быстро отвечал планетарник.

– Где третий БТР?

– Увез захваченных диверсантов на аэродром, к другим.

– Две группы поймали?

– Да, одних утром ещё, а вторых по лесу гоняли, и мы их на дороге встретили….

***

Обошлось без жертв! Никого в машинах не было, только водители, а их мы на улице положили. На этом радостные новости заканчивались. У меня всё замерло внутри, когда я услышал, что остальных бойцов отделения поймали. У нас не было времени на долгие расспросы, поэтому в темпе вальса я узнал, что один наш отряд взяли еще утром недалеко от аэродрома, кто это был, я не знаю, потому что высаживались, что Бобров, что Ариафин на равноудаленных точках от цели. Вторую группу засекли уже днём, и до самого вечера гоняли по лесам, пока они не выскочили на дорогу прямо перед тремя БТРами, которые и ехали к нам. Надо отдать должное пилотам, они не растерялись, и просто прижали морских пехотинцев к дороге, угрожая им крупным калибром. Свою роль сыграло и полуотделение пехоты, которое ехало в третьем броневике. Всё-таки они не решились отправлять машины к складам без боевой группы.

К слову сказать, у наших всё равно не было шансов. Пленный пехотинец не знал всех подробностей, но уже через пятнадцать минут на дороге было несколько сотен вражеских бойцов, и пришли они со всех сторон. Так что ребята точно были в окружении, и рано или поздно их бы взяли. Выполнили они свою задачу, или нет, пилот бронемашины не знал, зато он знал расположение передвижной артиллеристской батареи, так как именно к ней возил бухты кабеля. А самое вкусное, его даже не пришлось заставлять отмечать её позицию на карте – этот разгильдяй внёс её расположение в автономный навигатор БТРа, хоть и нет позиционирования в текущих условиях, но, как карта сойдет, поиграем в пиратов, и поиск сокровищ.

Времени было мало, вдруг вернется третья машина, вдруг кто-то услышал взрывы, поэтому я тут же отдал приказ грузиться в транспорт, посадив капрала Гусарова в качестве пилота. Благо он успел еще во время моего допроса быстро осмотреть второго пехотинца, диагностировать у него легкое сотрясение мозга, вколоть какие-то препараты, и, связав его, оттащить к остальным пленникам.

Быстро спеленав второго пехотинца, и закинув его на склад, мы проложили кружной маршрут к батарее артиллеристов, и стартанули к нашей цели. Правда, чтобы не выделяться на общем фоне, и не вызывать подозрений, ехать приходилось не очень быстро, и по дорогам, пока что, но приблизительно через час мы свернем в лес, и дальше продолжим путь на своих двоих. Главное, мы теперь знаем, куда нам идти, а еще очень не спокойно на душе от осознания того, что мы остались одни, и успех всей операции лежит только на наших плечах, а это колоссальная ответственность, и мне, если честно, было сильно не по себе.

***

– Командир, я не специально! – Хирш начал оправдываться сразу, как мы взлетели, и я повернулся к нему. – Я не хотел!

– Ну, ты дал, Феймахер, ничего себе не специально! – воскликнул Гадел. – Ты что заложил там, что целый БТР разнес?

– Слушай, я сам в шоке, и вообще, это не я. – продолжал оправдываться наш мастер-сапер. – Видимо, детонировала силовая установка, но я понятия не имею почему, у меня реально были обычные хлопушки в рюкзаке.

Мы сидели по двое, друг напротив друга, намертво пристегнутые к креслам, и очень забавно было наблюдать, как он пытался извернуться, что бы посмотреть на сидящего рядом с ним Бекетова.

– Обычные не смогли бы подорвать машину. – отозвался с пилотского кресла Гусаров. – Я вообще, еле увернулся от люка, ты видел, как он ворота пробил? Если бы не антигравы и доспех, меня бы взрывной волной унесло к черту на куличики.

– А разве силовая установка не защищена от попадания снарядов, и взрывов? – задал вопрос неровным голосом старший матрос Чюватов. – Как она могла детонировать от такого? Получается в БТРе не безопасно?

– Отставить панику. Защита предусмотрена даже от прямого попадания! – вставил я свои пять копеек в развивающуюся беседу. – Как механик четвертого класса тебе говорю.

– А что тогда это было, командир?

– Не знаю, но установка точно целая осталась, от её взрыва нас бы размазало по асфальту, как масло по бутерброду. – я снова посмотрел на своего подрывника. – Точно никакой ошибки в устройствах не было? Ты заряды проверял?

– Таки, зачем обижаешь, командир? – Хирш сделал вид, что надулся, – всё до грамма проверил, всё четко, как в аптеке! Ничего лишнего.

– Тогда оставим этот вопрос открытым, пока что, – принял решение я, – потом проконсультируемся у старших товарищей, вообще, повезло, что второй БТР не пострадал, царапины не в счёт.

– Командир, что делать будем дальше? – перевел разговор в другое русло Михаил. – Ребят поймали, а мы и не знаем, обезвредили они ПВО или нет, после артиллеристов туда пойдем?

– Нет. – моментально ответил я, потому что уже думал над этим вопросом, и давно определился с дальнейшими действиями. – Мы будем искать штаб. Он ключевая цель, а времени не так много остается, поэтому мы захватим их главный командный пункт, обезглавим врага, так сказать.

– А как мы его найдем? – поинтересовался Гадел, – тоже будем языка брать? Мы же о нём ничего не знаем.

– Связь появилась, командир! – резко вскинул голову Чюватов, и тут же добавил. – Снова пропала!

– Видимо проехали участок. – Миша немного притормозил наш БТР, – мне вернуться назад?

– Нет, – покачал я головой, – нет смысла на связь выходить, да и пытаться слушать пехоту – только время терять.

– Не нужен нам никто. – я посмотрел на татарина. – Вы к наблюдательному пункту как ходили?

– Скрытно, по распадку между сопками. – ответил за него Гусаров.

– Под ногами ничего не мешалось?

– Да нет, – протянул Бекетов, – если, только кабель! – его лицо озарилось улыбкой от догадки. – Они же его за день протянуть до штаба должны были, мы по нему, как по хлебным крошкам дойдем.

– Так точно капрал. – улыбнулся я в ответ, – и никаких языков не надо.

– Осталось только найти его. – скептически произнес Хирш, а затем добавил, оправдываясь. – Да ладно Вам, ну не закопают же они его.

***

– Закопали! – прошептал я.

– Что? – также шепотом спросил Гадел, явно не поняв, что я имел в виду.

– Кабель, говорю, закопали, – я указал рукой на группу солдат с трудом различимую в сумерках.

Планетарники как раз копошились рядом с передвижным командным пунктом артиллеристской батареи метрах в трехстах от нас, и только благодаря встроенным системам ЛПДМ я их различал, и понимал, что они делают. Сам кабель я, конечно же, не видел, но не трудно догадаться, зачем десяток бойцов орудуют лопатами. Точно не похороны для сигаретных бычков устраивали, не те времена, ситуация не та, да и нет почетного караула и оркестра.

Мы с капралом второго класса пластом расположились на невысоком холме в лесу, и наблюдали за позицией противника. Недалеко от нас, у подножия возвышенности, под ударной дозой снотворного, и под охраной остальных членов нашей группы, посапывали, заботливо укрытые опавшей листвой и сухими ветками, связанные дозорные, у которых мы изъяли сигнальные ракеты, и которые поведали нам, что ждут нас уже давно, с самого утра, как поймали и допросили первую группу лазутчиков.

В общем, парни раскололись, странно это, если честно. Выбор у них был, мы не были обязаны рассказывать всё, что знаем, по правилам учений, и могли отмалчиваться столько, сколько вздумается. Но, не могу их осуждать, не знаю, что у них там было, главное…, да нет, глупости. Никто бы не стал их пытать, это же учения! Хотя, у меня возник вопрос, а понимали это те же пехотинцы, прапорщик не в счёт, у него самого рыльце в пушку. Я о тех, кого мы допрашивали, угрожая им оружием и рукоприкладством? Хороший такой вопрос.

В любом случае о нас знали, и ждали. По словам пехотинцев, командный пункт специально расположили в ложбине, на ближайших возвышенностях находились замаскированные наблюдательные пункты с двумя дозорными на каждом из них, а по склонам оврага расположились многочисленные силы противника, готовые выпрыгнуть, как чёртики из табакерки, и накрыть злостных диверсантов, которые пойдут на захват. Хочется похвалить маскировку нашего условного врага, я на склонах вообще никого найти не мог, а вот дозорных заметил сразу – шевелились слишком часто. А нет, зря похвалил, вижу движение, и пусть оно одно, но засада там точно есть.

Я дал знак отступать, и мы с татарином сползли обратно вниз по склону к остальным бойцам отделения.

– Хирш, ну ты накаркал! – в сердцах прошептал Гадел, обращаясь к нашему сослуживцу. – они кабель закопали.

– Я не специально! – встрепенулся Феймахер, и тоже шепотом стал возмущаться. – Что ты меня постоянно во всем обвиняешь? Таки у тебя претензии ко мне лично, или это потому, что я…?

– Отставить, – приказал я. – Там засада нас ждет, захват командного пункта отменяется.

– Ищем штаб? – кажется, это капрал Гусаров спросил.

– Нет, надо разобраться с батареей. – ответил я, и, предупреждая все вопросы, продолжил, – на месте разберемся как. За мной.

Вся суть моих действий заключалась в том, чтобы подобраться к самим передвижным орудиям, и попробовать их обезвредить. Как это вообще возможно? Да всё просто, одержимое желанием нас поймать, командование планетарных сил передвинуло ПКМ в овраг, но орудия оттуда не смогли бы свободно работать, по всем возможным направлениям, поэтому они их разделили, и сами артиллерийские установки находились рядом на одном из холмов, о чём нам так же поведали горе часовые.

У нас же какая установка была? Уничтожить. А как это сделать на учениях? Лейтенант сказал, что бы мы захватили командный пункт, и условно его ликвидировали. Но если там засада, почему бы мне сами орудия условно не обезвредить? Вроде бы ничто не мешает, он же не сказал нам, что именно ПКМ надо.

Добраться до самих передвижных орудий было просто, в отличие от ПКМ их охраняли из рук вон плохо, видимо, все резервы ушли на организацию засады. Да и находиться рядом с ракетными установками в момент запуска не рекомендовалось по инструкции, а их здесь было несколько, помимо ствольных, автоматических, рельсотронных орудий.

Нам даже не пришлось обезвреживать часовых! Мы с Хиршем скрытно пробрались через охранный периметр, и обрезали все кабели, которые тянулись сюда от передвижного командного пункта. Каменный век! Нет, я, конечно, понимаю, что глушилки, и всё такое, но могли бы еще что-нибудь придумать, хоть я и не знаю, что, но не мне же с этими вопросами разбираться! Всё, дело сделано, сигнал не пройдет, указания целей не будет, запусков ракет и залпов из всех стволов тоже. Пора уходить, пока нас не обнаружили.

– Командир, – дотронулся до моего плеча Феймахер, – всё здорово, но они найдут проблему, и устранят её за несколько минут.

Блин, Хирш, как обычно! Умеет всю малину испортить, но, надо отдать ему должное, он дело говорит.

– Давай тогда всё здесь заминируем. У тебя еще остались взрыв пакеты?

– Да, несколько, – кивнул он, – но я боюсь их здесь использовать, одного раза уже хватило.

Блин, и снова он прав, вдруг, кто-то из часовых подорвется, кто его знает, что у него в пакетах наворочено? Должен же быть выход.

– Может, условно всё заминируем, простыми муляжами? – предложил он.

– Давай, – согласился я, – что там у тебя есть?

Он быстро стал что-то доставать из рюкзака.

– Вот, думаю, это пойдет, – он придвинул ко мне несколько светлых свертков и каких-то коробочек камуфляжной раскраски.

Отлично! Я взял свою часть муляжей и оперативно, ползком, стал передвигаться между вражескими объектами, закладывая устройства под установки. Ну не было у них никаких креплений, что бы расположить на корпусе. Только, что делать со светлыми свертками? Их же в темноте видно будет, найдут. Решение пришло моментально, я их просто запихал в стволы орудий, куда они свободно провалились. По свертку на пушку.

К своим мы вернулись так же легко, как и подобрались к батарее, а затем отправились на поиски вражеского штаба.

***

Закопать провод, противник закопал, но никакой особой маскировки свежевскопанной земли не делал, просто припорошил листьями. За час мы нашли путеводную нить кабеля, и не спеша, по следам на земле, со всеми мерами предосторожности, побежали к финальной части нашего задания.

Стоит отметить, что это была самая легкая часть нашей операции. Просто ночная прогулка по лесу, только под утро мы столкнулись с небольшими трудностями, когда дошли до участка земли, где сходились четыре провода, подключенные в какой-то распределительный блок, который тут же и был закопан. Встал вопрос, куда идти дальше? И тут же был решен нашим находчивым связистом, который, собственно, этот блок и раскопал.

Рифкат достал из своего рюкзака кусок кабеля, с которым полдня возился на утилизационном складе, один его конец он подключил к трубке, а другой в сам распределительный блок, перед этим отключив все провода, кроме одного. Затем он подключил другой провод, отключив первый, и так по очереди с каждым, а после вернул всё, как было, и произнёс:

– Нам туда, командир. – махнул он рукой в сторону второго кабеля.

– Ты это как определил? – не то, что бы я ему не верил, просто интересно.

– Легко, – улыбнулся второй татарин моего отряда. – Я позвонил, там взяли трубку, и сказали, что штаб слушает.

– Ээмм, – я аж растерялся от такого сообщения. – а в другую сторону, тогда кто?

– Танки, командир.

– А на остальные звонил, чтобы следы запутать? Выдал за сбой в оборудовании?

– Так точно!

– Молодец, Чюватов. – у меня больше не было слов, я просто не понимал, что происходит.

– Спасибо, командир. – еще раз улыбнулся он.

Дальше мы двигались в молчании. Не знаю, как остальные, а я в прямом смысле слова обалдел от того, как всё легко и просто складывается. Не учения, а прогулка, какая-то. Моё мнение о планетарных силах упало ниже плинтуса, я категорически не понимал, как!? Как они поймали остальные две группы!? Не пойму, то ли уровень их некомпетентности зашкаливает, то ли нам отчаянно везёт? Спросил бы кого, да навряд ли кто ответит.

***

Видимо генерал-майор Воробьев любил комфорт, или просто не хотел далеко отдаляться от цивилизации – штаб располагался на территории воинской части, той самой, что была расположена на самом краю учебного полигона. А не хило километров мы за ночь пробежали!

Определить нужное нам здание удалось без труда – тот самый кабель вел на небольшую электрическую подстанцию, которая стояла на окраине части, недалеко от жилых офицерских домов. Еще один интересный факт о генерале условного противника – он фанат маскировки! Чего только стоит фокус со связью, но по части штаба, он удивил еще больше – кто будет организовывать его на явном стратегическом объекте? Его же первым будут атаковать, но у нас учения, и взрывать её точно никто не будет, вот он и создал огромную имитацию станции, что бы переиграть противника. Я не знаю, какой он в бою, но на учениях он точно собаку съел, прав был прапорщик.

– Командир! – обратился ко мне старший матрос Чюватов. – Связь появилась, канал стабильный.

– Передавай координаты штаба, быстро! – скомандовал я, и обернулся к остальным. – Так, бойцы, – начал я, – понимаю, что Вы устали, и целую ночь на ногах, но мы уже всё сделали, осталось только обозначить штаб, этим занимается Рифкат, но я предлагаю штаб захватить.

Я обвёл взглядом морских пехотинцев, и увидел улыбки на их усталых лицах.

– А что, – поддержал идею Гадел, – отомстим за остальных.

– Я за, – согласился Гусаров. – Не думаю, что это будет трудно, какие-то они слабые все, не впечатляют.

– У меня еще остались два взрыв пакета, и есть часовой взрыватель. – выразил своё согласие Феймахер. – Заложу под какой-нибудь муляж генератора.

Рифкат же, просто кивнул, подтверждая, что он в деле, и тут же сообщил:

– Связь пропала командир! Но я успел несколько раз….

– Отлично, это главное! – кивнул я, – нам нужно пробраться на подстанцию, всем включить активную маскировку доспеха, и….

– Главное, что бы в штабе не проспали сообщение. – закончил своё предложение Чюватов.

– Не будь, как Феймахер, – похлопал его по плечу улыбающийся Гадел. – Всё они успели.

– А что снова Феймахер? – возмутился Хирш.

Ребята явно выдохнули от окончания нашей миссии, и избавлялись от нервного напряжения.

***

Слушайте, ну это совсем просто, как подключить клавиатуру к системному блоку! Мы проникли на объект мимо редких часовых, так и не вызвав тревоги! Местные планетарники не то, что мух, они мышей не ловят, даже не видят их! Вернулось чувство, что не может всё идти так легко, вдруг это подстава, засада, или еще что-нибудь. Вдруг нас перехитрили, и штаба здесь нет? Но складывающиеся обстоятельства расхолаживали, и заставляли забыть об осторожности, да и я успокаивал себя мыслью, что уже ничего не изменить. Если наше сообщение дошло, то с минуты на минуту начнется атака флота, и отменить её мы не сможем.

Внутри станции мы, наконец-то, встретили несколько пехотинцев, которые охраняли дверь в подвале. Не знаю, насколько оправдан был этот пост, и почему на первом этаже никого не было, но сняли мы их без особого труда, а затем, просунув разведывательный шунт в щель между полом и дверью, я убедился, что там находится множество людей и техники с работающими мониторами – долгожданный штаб. Жаль, не понять, что на мониках отображается.

– Граната! – я закинул в распахнутую дверь магазин от винтовки одного из часовых, и наша группа ворвалась в помещение, беря на прицел всех, кто там находился.

В следующий миг, какая-то могущественная сила впечатала нас в стену, не давая пошевелиться, и выбивая воздух из легких, даже не смотря на защиту доспеха. Нас вытянуло в полный рост, руки прижаты к телу, ноги вместе, а наши винтовки, плавно приземлились на пол в аккуратную пирамиду.

– Гедеон Святогорович, а ты говорил, что это не весело! – Всё-таки засада.

***

– Тебе лишь бы позабавиться, Евстахий Ефимович. – невозмутимо, ровным голосом ответил незнакомому штаб-офицеру наш полковник Могутов.

– Господа, полно Вам пререкаться. – вступил в разговор еще один человек, франт с тонкими усиками «карандаш», одетый в коричневый костюм с приталенным пиджаком, и с повязанной вокруг шеи лентой стильного, полосатого шарфа. – Предлагаю, освободить наших героев, и послушать их рассказ, надеюсь, возражений нет? – он лениво обвел взглядом своих собеседников, остановив его на Могуте, и проигнорировав всех остальных штабистов.

Да кто он такой? Так разговаривать с военными, да тут же нет никого званием ниже штабс-капитана. Я хоть и был вколочен в бетон, как дюбель по самую шляпку, аж чувствовал, как трещат бронепластины доспеха, но всё слышал, и видел. И моему удивлению не было предела. Что здесь делал Могута? Тот, с кем разговаривал наш полковник, высокий, с короткой стрижкой, кардинально не сочетающейся с круглым лицом и маленькими, колючими, кристалликами серых глаз, слегка полноватый офицер, судя по знакам различия, генерал-майор Воробьев. Еще здесь было множество штаб-офицеров званием ниже, особенно много было майоров, и штабс-капитанов, но я заметил и несколько подполковников с полковниками, всего двадцать девять человек. Мамочки, какую же глупость я совершил, решив взять штурмом этот объект! Нельзя, ни в коем случае нельзя, думать о противнике свысока!

– Конечно, Ваше превосходительство. – согласился с франтом Воробьев.

Тут же нас отпустило, и мы мешками шмякнулись на пол.

– Вы уничтожены, учения для вас закончены. – добавил генерал, обращаясь к нам.

– Думаю, они это понимают. – слегка приподняв краешки губ, улыбнулся костюм, а затем обратился ко мне, прожигая рентгеном своих карих глаз – утолите же наше любопытство, старшина, поведайте о приключениях своих людей.

Мне было не по себе от сложившейся ситуации, от этого таинственного господина, и от того, что я каждой наночастицей доспеха ощущал взгляды бойцов своей группы, их страхи, и не уверенность, но при этом чувствовал, что они поддержат любое мое решение. Уверен, даже если кинусь к оружию, они последуют моему примеру. Эта уверенность и их вера придали мне сил.

Да кто ты такой!? Накручивал я сам себя. Морские пехотинцы не подчиняются никому, кроме своего командования! Морская пехота своих не бросает, и не сдаётся! Мы всегда на острие атаки! Мы элита! Мой Дед бы точно не стал пасовать перед этим щёголем! И уж точно не стал бы ничего рассказывать!

– Я жду, старшина. – франт надавил голосом без внутренней силы, но от этого было не легче.

Я обнаружил, что безмолвствую уже целую минуту, а моя психологическая гимнастика помогает не гореть, и не съеживаться под его взглядом. Но надо что-то отвечать, как-то не уважительно молчать, когда к тебе обращается неизвестный, но явно старший по званию офицер. А офицер ли?

– Ваше превосходительство, мёртвые не разговаривают. – на одном дыхании выдал я, убирая визор шлема.

Генерал-майор Воробьев не сдержал смешка от моих слов, некоторые офицеры подняли свои головы от мониторов, и с удивлением посмотрели на меня, как на невиданное чудо-юдо.

– Полковник, – сказал костюм, не отводя от меня взгляда, – Ваш подопечный решил поиграть в морского волчонка, Вы посредник, Вам и карты в руки, не хочется потакать юношескому максимализму, но подыграем, раз он не понимает сути происходящего.

А Воробьев не сдержанный! Снова смешок упустил. Конечно, легко хихикать над простым морским пехотинцем, когда его прилюдно и высокомерно унижают, а он ничего не может противопоставить в ответ.

– Старшина Туров…. – начал Могута.

– Оу, Туров! – не сдержался генерал-майор пехоты. – Это объясняет, почему ты сделал на него ставку, Гедеон Святогорович, но не находишь ли, что вверять судьбу своего повышения в руки этого кадета было опрометчивым? Нельзя было найти кого-то более смышленого?

Да что здесь происходит!? Не понимал я. Неужели это не просто учения…? Получается, я подвел полковника…?

– Позвольте представить Вам его превосходительство, действительного тайного советника Лощенова Виктора Петровича. – то ли мои мысли отразились на лице, то ли Могута решил выразить своё уважение к подчиненным, и показать планетарникам высокий уровень нашей культуры, но он, не обратив никакого внимания на Воробьева, полным достоинства голосом, начал прояснять сложившуюся ситуацию, указав рукой на франта. – Он возглавляет комиссию, контролирующую учения, и будет решать по их итогам, на достаточном ли уровне подготовки находятся морские пехотинцы нашей академии, его мнение так же имеет значение в вопросе, заслуживаю ли я звания генерал-лейтенанта, а также, начальника штаба условного противника, его превосходительство, генерал-лейтенанта планетарной пехоты Воробьева Евстахия Ефимовича, и остальных офицеров штаба. Дело в том, что благодаря проводным камерам слежения Вашу группу обнаружили на границе воинской части, и генерал-майор Воробьев решил заманить Вас в ловушку, убирая с Вашего пути все препятствия. А сейчас, после того, как Вы поддались на эту провокацию, доложите о своих целях, задачах, и их исполнении – это приказ.

Ах, вот что за изображения были на многих мониторах. Приглядевшись к одному из них, я узнал овраг с ПКМ артиллеристов.

– Как-то легко ты обошёлся с ними, Гедеон Святогорович. – снова Воробьеву неймётся. – Я бы за такую глупость разжаловал их в рядовые прямо на месте, и отправил в казармы, переучиваться.

– Всему свое время. – отвечал ему Могутов. – Рубить сгоряча, и скоропалительные решения – не наши методы, так только дров нарубить можно.

– Господа, полно Вам, – снова вмешался Лощенов. – Туров, начинай уже доклад.

– Прошу заметить, Ваше превосходительство, – еще раз влез в разговор Воробьев, не давая мне и рта раскрыть. – тактика использования устаревших технологий принесла отличные результаты, эта хитрость помогла поймать все диверсионные группы, и, будьте уверены, сыграет свою ролью в отражении атаки флота, в чём хваленый полковник Могутов сомневался с самого начала.

– Я помню, Евстахий Ефимович, что от результатов учений зависит и Ваша карьера, и что Вы ни разу не проиграли учений, не переживайте, я всё учту. – отвечал ему действительный тайный советник. – А теперь, послушаем доклад.

Ах вот оно в чём дело! Меня буквально осенило из-за чего весь сыр-бор, на кону учений не только наши повышения, но и руководства, вот почему генерал ёрничает, и норовит всех унизить, нервишки не выдерживают! Да, далеко ему по выдержке до Могуты!

Что же, приказ дан, его надо исполнять. Я принялся детально расписывать наши действия после приземления.

– Изверги! – воскликнул генерал-майор, когда я дошел в повествовании об атаке на БТРы. – Да как вам в голову пришло атаковать утилизационные склады!? Кому они вообще нужны!?

– Видимо, такому же любителю устаревших технологий. – Лощенов оторвал свой взгляд от моего личного дела на планшете, которое он изучал параллельно с моим рассказом.

– Подполковник Сардарян, срочно отправьте туда людей, что бы освободить пленников! Истязатели! Они же сутки связанные лежат, без медицинской помощи! – Воробьев разошелся не на шутку. – Требую наказать этих иродов за жестокое обращение с условным противником, и порчу казённого имущества!

– Всему своё время, Евстахий Ефимович. – отвечал ему ухмыляющийся тайный советник. – Старшина, продолжай.

Я и продолжил, дойдя до момента, когда мы закладывали имитацию мин под ракетные, и артиллеристские установки. На что генерал-майор сразу же приказал выйти на связь с батареей, и устранить все наши художества.

– Извлекли бежевые тряпки из стволов, Ваше превосходительство. – доложил один из майоров. – Больше в них ничего не нашли.

– Замечательно. – обрадовался глава штаба условного противника. – Как только глупости хватило их туда засунуть!?

А я, тем временем продолжал излагать историю наших, как выразился Лощенов, приключений, не обращая внимания на издевательства вражеского командования.

– Значит, вы успели сообщить координаты штаба? – спросил действительный тайный советник, когда я дошёл до этого места.

– Так точно, Ваше превосходительство.

– Видимо, это было в тот промежуток времени, когда глушилки противника отключились, а свои мы ещё не включили. – задумчиво произнес Воробьев. – Это ничего не значит, даже, если сообщение дойдет, у нас неповрежденное ПВО и артиллерия, так что отобьемся. Полковник Сардарян, прикажи стянуть сюда дополнительные силы, и развернуть орудия в наш квадрат.

– Так точно! – ответил, как две капли воды похожий на предыдущего подполковника офицер за одним из столов с монитором.

– Важно то, что штаб они нашли благодаря Вашим устаревшим технологиям, Евстахий Ефимович, Ваша тактика обернулась против Вас. – Виктор Петрович Лощенов подвёл итог нашей эпопеи.

Я попытался продолжить свой рассказ, но в этот момент один из офицеров доложил о начале атаки флота.

– Закончили, старшина. – раздражённо прервал меня генерал-майор, – дальше мы знаем, вели вас. Полковник Длитман, наведение батареи на квадрат, где приземлятся боты, и огонь по команде.

– Ваше превосходительство! – в ужасе воскликнул я, понимая, что они не всё достали из стволов установок. – Тряпки еще не всё, что я туда запихал!

– Отставить старшина, мне не до ваших глупых попыток сорвать нашу победу. – отмахнулся он от меня. – И я не разрешал вам ко мне обращаться, вы нарушаете субординацию! Огонь!

На нескольких мониторах отобразилась яркая вспышка, а затем мы на них увидели заваленный деревьями передвижной командный пункт, и множество пехотинцев в лпд, которые хаотично бегали в разные стороны.

– Что произошло! – закричал Воробьев, – быстро связь с батареей!

– Связи нет, господин генерал-майор, – кричал какой-то подполковник с телефонной трубкой в руке.

– Отключите глушилки, нормальную связь давайте! – на ходу принимал решения Евстахий Ефимович.

А я краем глаза увидел, как на спокойном лице Могутова появилась, и тут же исчезла мимолетная улыбка.

– Батареи больше нет, господин генерал-майор, все установки уничтожены, жертв в личном составе нет! – прокричал кто-то.

– Как!? – Воробьев обернулся ко мне и заорал. – Что ты туда запихал, идиот!? Обычный хлам сгорел бы в разгонной плазме!

А действительно, что!? Я обернулся к Феймахеру, чувствуя, что провал нашей миссии, это еще не конец наших проблем, и основные только приближаются.

– Ттак, батареи ппитанния от доспехов пехоты, ккомандир. – дрожащим голосом сообщил наш мастер-сапер.

– Кретины! Всех под трибунал! – разошёлся начштаба.

Ай да Хирш, да и я хорош, надо было проверить, что в свёртках! Я стоял ни жив ни мёртв. Почему-то вспомнился вчерашний разговор с Мишей Гусаровым, интересно, он всё еще считает, что рядом со мной выгодно находиться?

– Слушаю, Ваше высокопревосходительство! – раздался мощный в своём спокойствии голос полковника Могутова, который вёл разговор с кем-то по личному коммутатору.

– По мониторам видел.

– Батарею артиллерии взорвали, Валентин Севович. – Ох, генерал-адмирал звонит!

– Да, наши ребята, Туров и его отделение.

– Нет, внук.

– Старшина.

– Заминировал стволы элементами питания доспеха…, согласен.

Вокруг суетились штаб-офицеры, что-то кричал Воробьев, весело ухмылялся Лощенов, а я пытался прислушиваться к разговору полковника Могутова, и нервничал, от его ответов.

– Я бы сказал в бешенстве....

– Да, задачу выполнили.

– Согласен, главного старшину мало.

– Так точно, старший мичман обидит генерал-майора.

– Погибли.

– Да, посмертно только награждают.

– Есть, Ваше высокопревосходительство.

– Так точно, сообщу. – полковник отключил коммутатор, и обратился к Воробьеву. – Евстахий Ефимович, наши силы уже высадились, Ваш оборонительный контур перегружен, его высокопревосходительство Валентин Севович рекомендует Вам начать сопротивляться, а то ему с генерал-фельдмаршалом Краевым не интересно наблюдать за происходящим.

– Аррх, – издал какое-то рычание Воробьев. – Сардарян, план Б, доложить обстановку….

– Командир, время! – испуганно перекрикивая общий гвалт, похлопал меня по плечу Феймахер.

– Что ещё за время!? – рёву генерал-майора позавидовал бы пещерный медведь. – Что Вы еще учудили!?

– Ваше превосходительство, Вы меня остановили, и я не рассказал Вам, – я вытянулся по стойке смирно. Попытка не пытка, надо перекладывать ответственность. Ну его на фиг, на мне и так уже куча всего висит. – Мы заложили взрыв пакеты с часовым механизмом под муляжом генератора подстанции, а сейчас время...!

– Идиоты! Кретины! Это настоящий генератор! Быстро все на выход, срочно в резервный командный пункт, надо разминировать…!

Раздался глухой гул, задрожали стены, как полиэтилен парника на ветру, с потолка посыпалась пыль и люстры, стало темно.

Через несколько минут, когда всё успокоилось, в полной тишине чиркнула зажигалка, и на ладони Могуты расцвел яркий огненный шар.

– С почином тебя, Евстахий Ефимович. – поздравил генерал-майора полковник. – Давайте выбираться отсюда, мне уже надоедает держать потолок своими силами.

Всё больше и больше ярких лепестков пламени разгоралось вокруг офицеров, которые стали собираться перед погнутой дверью в подвал, они готовились расчищать завалы при помощи внутренней силы.

– Вот мы и узнали, насколько легко перехитрить глупых первокурсников морской пехоты. – иронично произнес действительный тайный советник. – Штаб уничтожен, поздравляю с победой, Гедеон Святогорович, и с повышением, а Вы, генерал-майор, займётесь приведением в образцовый порядок местной академии планетарных сил. Да, позвольте согласиться с Вами, было весело!


Глава 8

Что это было!? Я непрестанно задавал себе этот вопрос, и находил только один, вполне себе очевидный, ответ — учения. Я был в шоке. Неужели это реальность? Не игра, не сюрреализм, а самая настоящая жизнь? С этими мыслями я возвращался на корабль, затем летел в академию, стоял на плацу, где кое-как выдавил из себя торжественное «Ура», когда слушал поздравительное обращение генерал-адмирала об успешно проведенной учебно-боевой операции, посещал канцелярию. Я настолько глубоко погрузился в свои переживания, что у меня, даже злорадства не было по поводу того, что первой попавшейся группой, был отряд старшины Боброва, который взяли почти сразу после приземления, потому что барон решил на ходу сменить точку высадки, и планировал на антигравах, как можно ближе к аэродрому. Уж не знаю, что это было, паранойя, или принципиальное несогласие с моим решением, но угадайте, кого он винил в своей неудаче? Конечно же, меня. А по-другому я и не могу расценить его многообещающие грозные взгляды, которые он бросал в мою сторону на протяжении всего пути домой. Хорошо, что он со мной не разговаривал, боюсь, тогда бы я не сдержался, и отвёл бы на нём душу по полной программе.

А вот у капрала первого класса Ариафина учения сложились более успешно. Он со своей командой подобрался не замеченными к ПВО, и начал штурм управляющего пункта. К сожалению, ему просто не повезло. Именно в этот момент туда приехал какой-то штаб-офицер с проверкой, который и оказал основное сопротивление. Ребята смогли уйти без потерь, но сбросить с хвоста настойчивого планетарника у них не получилось.

Так что в совершенно поганом настроении, я оказался на поверхности Владивостока, и даже увольнительная на целые сутки не смогла изменить моего состояния. Мне необходимо было с кем-то поделиться своими мыслями и эмоциями, выплеснуть внутреннее напряжение, почувствовать поддержку, да просто услышать, что я не сошел с ума, что это мир вокруг меня такой, как будто обложенный кривыми зеркалами.

***

— Здравствуй, Ростислав. — Евгений Михайлович жестом предложил присаживаться в уже знакомое, и привычное для меня кресло.

Да, я первым делом решил посетить своего психотерапевта. Я не знаю другого человека, который бы мог меня спокойно выслушать, не осуждая, не сравнивая с другими людьми, и объективно воспринять мою картину происходящего, оказав поддержку, и помощь в попытках разобраться в минувших событиях.

— Здравствуйте, – кивнул я, присаживаясь на своё место.

После приветствия воцарилась минутная тишина. В отличие от похожих мгновений при общении с другими людьми, здесь я не испытывал неловкости, или какой-то потребности что-то срочно сказать. Мы просто молчали, мне было очень комфортно, и я спокойно собирался с мыслями, решая с чего бы начать, не хотелось вываливать все одним потоком.

– Я не понимаю, что происходит. – начал с самого главного, на мой взгляд. — Вроде бы я в армии, тут все серьезно, оружие, техника, нас учат сражаться с врагом, да что там, убивать! Меня тренируют использовать свое тело и внутреннюю силу для уничтожения противника, порой, даже на тренировках малейшее отклонение от инструкций может привести к гибели. Офицеры все серьезные люди, жёстко и строго натаскивают, еще жёстче спрашивают за нарушение их приказов, да и трибунал никто не отменял, и тут, на фоне всего этого наши учения. Ладно, планетарники раздолбаи, но и это не укладывается у меня в голове, но, что за цирк происходит у нас в морской пехоте? В отделении нет обер-офицера, даже главного старшины нет, нас просто стравили друг с другом, а дальше… – всё-таки вывалил всё и сразу, не сдержался. Меня захлестнула волна эмоций, тут было всё, и обида, и гнев, и разочарование.

Евгений Михайлович выслушал до конца мой поток сознания, а потом молча протянул мне стакан с водой, который я с благодарностью принял, и с жадностью осушил до дна.

— Еще выпей, только теперь медленно, маленькими глотками. – произнес капитан, пролевитировав к себе откуда-то сзади белую кружку разрисованную ромашками и тюльпанами, и наполнив её из графина, прежде чем передать мне.

— Я правильно понимаю, что ты ожидал чего-то другого от учений? – когда я допил, спросил психотерапевт.

— Да, — кивнул я. — Думал, что всё будет чётко и строго, как в армии. — сказал, и не смог удержаться от смеха, после своих слов.

— Что же, тут всё просто, -- улыбнулся Евгений. – твои ожидания не оправдались, вот и ответ.

– Но почему, Евгений Михайлович, я не понимаю! – растерянно воскликнул я. – Это же безответственность, расхлябанность, ну не может армия быть такой!

– Ростислав, понимаю твоё возмущение. – капитан успокаивающе покивал головой. – Скажи, какой должна быть армия?

– Ну…, не знаю… – протянул я. – В моем прошлом…, в моих воспоминаниях есть образ армии из сериалов, и фильмов, так там была еще большая безалаберность, но это воспринималось, как комедия, как вымысел. – я посмотрел на своего психотерапевта, и он взглядом подбодрил меня продолжать. – Но в других кинокартинах они, солдаты, четко и слаженно действовали в бою, вспомнить хотя бы о Великой Отечественной Войне. Там все было правильно, строго, никакой клоунады, смотришь, и тебя обуревает гордость за предков.

– И никаких отклонений от "нормальности"?

– Нет, конечно, там же война, всякое случалось, и документы потеряют, и командиры самодуры, но не так же, да и герои всегда находили выход из ситуации…

– А ты нашёл свои выходы на учениях?

– Да, и задачу выполнил, но общее окружение…, я не знаю, как объяснить, но складывается ощущение не реальности происходящего.

– Я понимаю, давай попробуем разобраться по порядку, что же нереального.

– Для начала, у нас не было командира. – возмутился я. – Почему?

– Хороший вопрос, – покивал головой Евгений Михайлович. – Какие у тебя мысли по этому поводу?

– Ну…, я много думал об этом. – я немного помялся перед ответом. – Считаю, что так сделали специально, что бы узнать, кто из нас достоин стать командиром.

– Хорошо, и как ты справился с этой задачей?

– Вроде бы стал, по крайней мере, половина отделения признала меня главным, а Боброва я проучил. – Пожал я плечами.

– Результат. – задумчиво покивал головой капитан, – а звание тебе дали?

– Нет, но там другая причина.

– Ты в этом уверен? – Евгений Михайлович посмотрел мне в глаза, – как всё происходило?

– Ну, Бобров подставил меня на палубе сторожевого корабля, попробовал захватить власть, и нас уничтожили, а затем в кубрике, он стал унижать меня, оскорблять, и мне нечего было ему ответить. – Я вспоминал в деталях, как всё происходило, и мои действия уже не казались мне такими уж правильными, но и другого выхода из ситуации я не видел.

– И ты полез в драку.

– А что еще оставалось делать? Не оскорблять же его в ответ, как какой-нибудь школьник! – возмутился я.

– Скажи, если бы тебя не поддержали несколько человек, чем бы все кончилось? – задал вопрос капитан.

– Гадел бы меня точно поддержал…

– Хорошо, ты и Гадел, Вы вдвоем против численно превосходящего Вас противника. – уточнил он, – каков результат?

– Ну…, – задумался я. Нет, мы, конечно же, сильные бойцы, но и в той схватке нам досталось. Блин…! – Мы бы проиграли. – Не приятно было это говорить…

– Хорошо, ты осознал этот момент, а последствия этого понял в полной мере?

– Да, мы бы проиграли, и не был бы я командиром, но всё же по-другому вышло. – Недовольно проворчал я.

– В этот раз да, – кивнул Евгений, держа бесстрастное выражение лица. – В другой раз, так же поступишь? Думай, Ростислав, думай.

– Не знаю я. – мне стало как-то обидно. Зачем он меня мучает, если знает выход, почему не скажет? Ах да, я же сам должен дойти…

– Ты злишься?

– Да. На себя! Я туплю, и не могу понять, как еще можно было повести себя в той ситуации!

– Каким, по-твоему, должен быть командир?

Странный вопрос, в уставе это ясно прописано.

– Невозмутимым, вызывать у подчиненных чувство уважение, веры в его способности, знания и умения. Иметь острый ум, принимать решения по ситуации, быть гибким…, мы же это всё проходили на занятиях.

– Хорошо, а какое чувство ты вызвал у старшины Боброва?

– Эм… – я растерялся.

– Я помогу, вспомни палубу десантного катера, где он спрашивал о том, будешь ли ты снова драться.

– Страх? – неуверенно спросил я.

– Очевидно, что да, при чем, не думаю, что он боялся тебя, скорее боялся снова проиграть на глазах своих сторонников. Как ты думаешь, это уважение?

– Нет. – покачал я головой, – точно нет. Евгений Михайлович, но если я силой вызвал страх, остальные же признали моё старшинство, тот же капрал Ариафин.

– А ты уверен, что это уважение, а не опасение тебя и твоей группы поддержки? Знаешь выражение:– «Я за победителя»?

– Знаю. И что же делать? Как надо было добиваться этого уважения?

– Точно не кулаками, Ростислав. Когда мы переходим к физическому воздействию, значит, у нас закончились аргументы. Да, есть ситуации, когда этого нельзя избежать, но это исключение из правил. Ты сказал, что тебя учат быть инструментом для уничтожения врага, это оправданное применение силы, а также для самозащиты, но избивая своих сослуживцев, ты заработаешь совсем не тот авторитет, к которому следует идти. – Евгений Михайлович отпил воды из своего стакана, и продолжил. – Когда старшина Бобров стал тебя оскорблять, это был обыкновенный буллинг, или травля, он пытался показать своё доминирование, как умел. Тебе надо понимать, что в таких моментах это не что иное, как игра во власть. Он пытался вывести тебя из равновесия, сознательно шёл на конфликт. Целью же ставил подавление тебя, и видел он два варианта действия, ты либо стал бы ему отвечать в его же духе, либо бросился бы в драку, что ты и сделал.

– И победил.

– Проиграл, Ростислав, проиграл. – печально произнес капитан, и, видя моё непонимание, продолжил. – Повышение ты так и не получил.

– Сдаюсь, Евгений Михайлович. – я поднял руки вверх, – мыслей ноль.

– Давай поиграем, – улыбнулся капитан. – Представь, что ты старшина Бобров, а я, это ты. Начинай вести себя, как он, оскорбляй меня, делай нападки, попытайся подавить и добиться своей цели.

– Евгений Михайлович, я…

– Ты сможешь, давай. – Подбодрил он меня.

Как-то неловко. Оскорблять человека старше тебя не только в звании, но и по возрасту. Психотерапевт молча ждал, а я собирался с духом минут пять, ещё раз припомнил, как начинал Бобров, вдохнул полную грудь воздуха, и ринулся в атаку:

– Смотрите-ка, лапотник в кресле сидит! – начал я, и уже набрал воздуха продолжить, как капитан меня перебил.

– О, привет, тоже о лаптях слышал? Очень удобная обувь, особенно в сельской местности. – ответил он спокойным голосом и с легкой улыбкой на лице.

– Эээ… – растерялся я, – пастушок, ты что несешь?

– Слушай, старшина, я так восхищаюсь твоими родичами, они своей службой и любовью к родине заслужили баронский титул, тебе повезло с предками! – Евгений продолжал улыбаться, и расточать вокруг себя доброжелательность.

– Эмс…, спасибо, – и снова я был выбит из колеи, но тут же перешел в наступление. – А тебе не повезло, родился в семье пастухов!

– Да, я простолюдин, это всем известно, – улыбнулся капитан, – но я рад, что могу общаться с такой знатной особой, как ты, надеюсь, многому у тебя научусь.

– Ээ…, так….

– Понимаешь, старшина, – не дал мне продолжить Евгений, – мы с тобой в одинаковом звании, и моё право быть командиром не зависит ни от твоего мнения обо мне, ни от моего социального статуса, оно зависит только от моих способностей, которые были оценены командованием. Ты же не думаешь, что наше руководство раздает звания направо и налево, и допускает глупые ошибки?

– Эм…, нет… – протянул я.

– Вот и славно, что мы пришли к обоюдному решению, а сейчас нам лучше отдохнуть перед второй частью учений. И, старшина, я рад, что служу с таким выдающимся морским пехотинцем, как ты, примером для подражания, ты молодец.

– Эээ…, спасибо? – неуверенно пожав плечами, произнес я.

– А дальше развернулся, и пошел спать. – улыбнулся Евгений Михайлович. – Никакого конфликта, драк, и оскорблений, ещё и приказ отдал.

Нет слов. Это…, что же получается, всё было так просто? Блин, блин…

– А если он в спину бы ударил? – нашёлся я.

– Ты представляешь себе, как бы это выглядело со стороны? – удивился моему вопросу капитан. – Да он бы уничтожил свою репутацию, и поставил бы крест на своей карьере, его бы тут же разжаловали. К Вам тогда старший мичман прибежал, думаешь на шум? Нет, наблюдали за Вами.

– Получается, вместо него, я поставил? – обеспокоенно спросил я.

– Нет, ты пошел в лобовую атаку, и тем самым показал, что еще не готов. На второй части учений, ты себя проявил с лучшей стороны, судя по твоему рассказу, думаю, дадут еще один шанс, так что готовься, Вас и дальше продолжат мариновать, и сталкивать лбами.

– И долго это будет продолжаться?

– Не думаю, если в следующий раз не заявишь о себе, то Вам назначат командира, а Вы оба застрянете в унтерах.

– Но, Евгений Михайлович, как мне так отвечать? Я понимаю, Вы сейчас спокойны, мы играли, но он же в любой момент может начать, а вдруг я не сдержусь?

– Ростислав, твоя задача сформировать собственное мнение о себе. Хочешь быть командиром? Значит надо взрослеть, осознавать себя, и свои возможности. Дай себе право не ориентироваться на мнение окружающих, справедливую критику ты и сам различишь, а всё остальное – позволь словам проходить мимо тебя. Ты знаешь, что ты всё сделал правильно на палубе? Ты подготовлен, и действовал успешно по ситуации, ты согласен?

– Да, согласен.

– Тогда к чему прислушиваться к словам человека, который наоборот привел Вас к поражению? Его слова имеют значение для тебя?

– Да, как бы нет, но мне хотелось бы…

– Что бы он так не делал, и воспринимал тебя серьезно? – спросил психотерапевт.

– Так точно, лучше и не скажешь.

– Он так и делает, видит в тебе противника, поэтому так себя и ведёт. Он чувствует, что ты лучше, понимаешь? И его это злит, но он не умеет действовать по-другому, он не объективен, а ты, если хочешь продвинуться по службе, должен замечать такие моменты, и уметь работать в этих условиях. Старшина наоборот показывает тебе, что он слаб, а ты опускаешься до его уровня, делаешь то, чего он хочет – становишься с ним на равных. Будь выше, пусть он пытается дотянуться до тебя, ведь это его проблема, а не твоя. Не ориентируйся на его мнение, будь спокоен, вежлив, и ты сам говорил, что командир должен быть гибким, это и есть то самое качество – умение приспосабливаться к любым условиям, но при этом стоять на своём, и делать своё дело. Сегодня Бобров так себя ведет, завтра какой-нибудь обер-офицер, и что, ты будешь на каждого бросаться с кулаками?

– Нет, я понял, Евгений Михайлович, просто я этого не умею, надо учиться, боюсь, будет трудно первое время.

– Ничего, Ростислав, справишься, если будет сильно не по себе, то считай до десяти, делай глубокие вдохи, купи себе чётки. В общем, успокаивайся, а затем действуй. Со временем ты научишься.

– Спасибо. – я благодарно кивнул капитану. – Вы очень мне помогли, но что делать с моими ощущениями, что вокруг сплошная пародия на армию? Или это еще один мозголомный эксперимент командования, под каким-нибудь кодовым названием «кривое зеркало»?

– Здесь всё несколько иначе. Ты у себя в голове сформировал образ того, какой должна быть армия, внушил себе что-то, чего не существует, и теперь разочаровываешься. Я не совсем понимаю, что тебя выбило из колеи, но знаю, что в жизни очень часто мы придумываем сами себе образы чего угодно, людей, вещей, ситуаций, а потом разочаровываемся в них, когда понимаем, что они не такие, как мы считали. Здесь тебе просто надо научиться видеть вещи такими, какие они есть, и быть готовым к тому, что всё может измениться в мгновение, нет ничего постоянного.

– Я, вроде бы, понимаю, но всё равно не могу принять, как прапорщик может выпивать на боевом посту во время учений? Почему пехота настолько слабая в индексах развития? Я думал, что нам сначала бдительность усыпляли, что бы мы попались в ловушку генерала Воробьева, но затем и он себя показал не с самой лучшей стороны, даже не выслушал до конца, и, как результат, проиграл учения.

– И снова мы о твоих ожиданиях. Пойми, люди не совершенны. Этот прапорщик просто сдался на волю капризов судьбы, такое бывает, и ты еще много таких людей встретишь, не жди от каждого такой же отдачи, и эмоциональности, которые проявляешь ты. Все люди разные. – улыбнулся Евгений Михайлович. – Ты в этом убедиться можешь, просто посмотрев на своих сослуживцев. Насчет уровня внутренней силы, ты вбил себе в голову, что слаб, хотя давно уже достиг средних показателей для своего возраста, но увы, не всем это дано природой, и не все стараются.

– Хорошо, я понимаю, не всем дано! – воскликнул я. – Но чем выше пункты развития, тем выше наши способности, в том числе и умственные. Я понимаю, если их совсем нет, но, даже с индексом в пятнадцать единиц человек будет гением, и…

– Ростислав, для этого ими надо пользоваться. Вот ты приехал сюда с одиннадцатью пунктами, как так? Почему раньше не использовал свои возможности? Не развивался? Помнишь, что ты ответил, как-то не надо было, вот и у них также. Прими факт того, что никто не совершенен, воспринимай людей такими, какие они есть, тогда ты сам себя не обманешь. И не думай о других свысока, не суди. Тогда никогда не попадешь в ситуацию, как генерал. Он просто не считал Вас достойными противниками, за что и поплатился. Гордыня дорого нам обходится. А ты будь проще. В нашей жизни не главное наличие силы, возможностей, и прочего, главное, что бы ими пользовались, только тогда будет результат, но многие предпочитают довольствоваться тем, что идёт в руки без усилий. Вот и всё.

– То есть, проблема не в окружающих, а в моём восприятии. – подвёл итог я.

– Так точно, старшина, – Евгений Михайлович весело прихлопнул ладонью по своему колену. – Будь гибким, не пытайся конфликтовать с окружающим укладом действительности, тогда у тебя не будет возникать никаких противоречивых чувств.

– Ещё раз спасибо за сеанс, – я снова поблагодарил своего психотерапевта. – Пойду осмысливать полученную информацию. Скажите, Вы на корабле с нами будете? К Вам можно будет на приём прийти?

– Пожалуйста, Ростислав. К сожалению, в этот раз я не отправлюсь на практику вместе с Вами, но я скину тебе контакты своего коллеги, к которому ты сможешь обратиться, если понадобится. – покачал головой капитан, а затем продолжил с откровенной улыбкой, – и поздравляю тебя с получением первых наград.

– Ох, и Вы туда же. Спасибо, конечно, но эти награды – форменное издевательство. – обескуражено пробурчал я.

– Помни о своем восприятии, если ты будешь и дальше так думать, то не будет никакой радости, только силы свои будешь отдавать на негатив, а попробуй принимать награды, как положительную оценку твоих действий, и они тебе принесут море позитива, и сил для дальнейших свершений. Всё у тебя в голове, Ростислав.

– Я постараюсь. – кивнул я. – До свидания.

– До свидания, Ростислав.

***

Легко сказать, научись принимать! Бурчал я у себя в голове, пока шёл в свою комнату. Вот скажите, как можно с позитивом относиться к медали «за отличие в учениях» и значкам: «за отличную стрельбу», «за отличную боевую подготовку», «за отличие в учебе», «отличник рукопашного боя», «отличник военно-космического флота», «отличник морской пехоты», «отличник тактической подготовки», «отличный разведчик», «отличный дознаватель», «отличный штурмовик», и, как вишенка на торте сарказма, не используемый лет пятьсот, знак «отличный минер»!? Да, можно сказать, что вместо новых званий, наш полковник не поскупился на нагрудные знаки для меня и моей группы, так почему я не доволен? А всё потому, что я не считаю, что дотягиваю до отличника хотя бы по одному из направлений, но есть и другая причина – нас наградили посмертно!

– Да какая разница? – можете спросить Вы. – Не всё ли равно, что написано в документах?

Нет! Не всё равно! В вооруженных силах Российской Империи, у любой награды, вручаемой посмертно, колодка обтягивается черной муаровой лентой, и меня эта традиция не обошла стороной. Так что первое, что я услышал в канцелярии академии, было следующее:

– Поздравляю Вас старшина! – произнес неизвестный капитан-лейтенант, который мгновением ранее вручил мне нагрудные знаки, а затем он вытер рукой несуществующую влагу у своих глаз, и продолжил жалостливым голосом, – слёзы наворачиваются, как посмотрю на Вас, такая потеря для флота!

Думаю, я еще ни раз услышу эту фразу.... Агрх! Я даже сменить ленту не имею права! Так, ладно, успокоились, надо работать со своим сознанием, мыслить позитивно. Вот у Боброва нет даже этого, да и вообще, я единственный в империи у кого есть знак "отличный минер"! И если не это повод для гордости, то тогда что!?

Глава 9

Следующий день, который был выходным, я посвятил полностью решением своих дел насущных, и подготовке к предстоящей практике.

В первую очередь я, под косыми взглядами Ирины и Родиона, притащил к себе в комнату поднос с завтраком, и связался со своим поверенным Рэувэном Аврумовичем Сигалом по видео связи, что бы он представил мне отчет о своей работе.

— Господин Туров, я нашел множество композиций музыкальных групп, список которых Вы предоставили при нашей прошлой встрече. — Начал молодой юрист с менее значимых для меня новостей, видимо, об Иллирике он ничего не узнал.

Что же, это ожидаемо, буду надеяться на Ярика. Информация о музыке очень неоднозначная для меня. Я, даже не сразу нашелся, что ответить, поэтому просто поблагодарил его.

— А ещё одна хорошая новость, — продолжал он, – это то, что они все в бесплатном доступе за давностью лет…

Ещё бы, несколько тысячелетий прошло…. Речь, как Вы могли догадаться, шла о привычной для меня музыке, которая была распространена в "моём мире", и, которую я безуспешно искал самостоятельно, когда у меня только появился свой транспорт. Что же получается, я реально псих? Все мои выдумки о возрасте – это самообман? У меня мурашки по коже побежали от осознания таких новостей, а в груди поселился какой-то комок, то ли радости, то ли грусти…. Не знаю, наверное, это из-за того, что я уже смирился с таким положением дел, и просто страшился узнать правду. С одной стороны, если я выдумал всю свою историю, то мой разум болен, хоть Евгений Михайлович и не говорит так, а если не выдумал, то, как-то стыдно за себя вчерашнего становится, очень стыдно.

– Только я не нашёл никаких упоминаний о нескольких солистах. — продолжал тем временем довольный поверенный, не подозревая о моих переживаниях. – Вы уверены, что они существовали?

— Фамилии. – еле прошептал я, ворочая неожиданно пересохшим языком.

— Простите, что? – не расслышал Рэувэн.

— Фамилии пришлите, пожалуйста. — справился я со своей слабостью, благодаря кружке с чаем.

— Да, конечно, отправляю.

Я быстро просмотрел список. Хм, это довольно известные исполнители того времени. Если уж он нашёл информацию о менее популярных музыкантах, то о них точно должно быть что-то известно. По крайней мере, о самом знаменитом бриолинщике всех времен и народов наверняка должны сохраниться сведения, или я путаю, и он представитель рокабилли? Не суть важно, я им никогда особо не увлекался. Но то, что в списке оказался и композитор Вивальди, меня немного шокировало, и вернуло на землю в родное, и привычное состояние неопределённости, я аж почувствовал, как неотвратимая правда о моем бытие остановилась, а затем сделала маленький шажок назад, как бы говоря: — «не сегодня».

Фух, живём, то ли это недоработка поверенного и он не нашёл нужной информации, всё-таки очень тяжело вести поиски людей живших несколько десятков веков назад, то ли их действительно не существовало в этом мире. В любом случае выводы делать ещё рано.

— Благодарю Рэувэн. -- кивнул я в монитор. – Продолжайте в том же духе, и постарайтесь найти людей из списка.

– Хорошо, господин Туров, я продолжу поиски. – молодой человек несколько расстроенно отложил одну стопку бумаг, и взял в руки другую.

– Слушайте, Рэувэн, эти поиски, они же, как археологические раскопки. – я решил его подбодрить. – Вы проделали огромную работу, может Вам к историкам обратиться?

– Я думал об этом. – кивнул он, скромно улыбнувшись. – Но у нас на планете нет специалистов, которые бы занимались той эпохой. Я сделал запрос в академию истории искусств из центральных миров империи, но ответ ещё не пришёл, поэтому пока приходится довольствоваться результатами ручного поиска в интернете, что очень долго и утомительно.

– Надеюсь, из-за бюрократии центральных миров ответ не сильно задержится.

– Не переживайте, господин Туров, если они не уложатся в установленные регламентом сроки, мы их засудим. – Рэувэн посмотрел на меня с серьезным выражением лица, – в таком случае, по закону, Вам будет полагаться семьдесят процентов от суммы полученной компенсации.

А ему палец в рот не клади..., так бы мою Лиру искал….

– Касательно графини Юдиной, вести не столь радостные. – продолжил отчёт Рэувэн, перейдя к самым важным для меня известиям. – Мы смогли узнать, что она отправилась к своей тётке по матери в женский монастырь Варвары целительницы, но в самом монастыре её сейчас нет.

– Где же она?! – воскликнул я, сильно удивленный происходящим. И вообще, что это за тётя такая? Она никогда о ней не рассказывала!

– Не известно, – пожал плечами Сигал младший. – Мои люди смогли узнать только то, что из монастыря она отбыла со своей родственницей в одну из миссионерских экспедиций, а дальше след теряется. Одно могу сказать точно, наши конкуренты в такой же ситуации. Давить на Настоятельницу у них не получится, подкупить тоже.

– Я понял, спасибо Рэувэн, поищу информацию по монастырю в интернете. – я был задумчив, и расстроен тем, что и в этом вопросе нет никакой ясности. И если в ситуации с моими воспоминаниями, я был рад такому повороту, то в истории с Лирой…, хотя, это все же к лучшему. Сейчас я не смогу ничего сделать для неё, но и наши враги не доберутся до моей любимой первыми. Надо обсудить вопрос с Сараем, причём сегодня, пока у него есть возможность связаться с отцом, что будет нереализуемо во время похода.

– Все данные, какие смог собрать, и список всех миссионерских поездок за последние полгода я Вам отправил. – поверенный отвлек меня от тревожных раздумий. – Хочу отметить, что работать стало труднее, и опасней. – продолжил он. – Появилась еще одна группа заинтересованных лиц, и они тоже ищут следы графини Юдиной. С графом Раксой они никак не связаны, но выяснить на кого работают, не представляется возможным, слишком осторожные, а силовой захват не наш профиль.

Видимо, это люди Сараев, других вариантов не вижу. Надо поговорить со Славой, срочно.

– Спасибо Рэувэн, – поблагодарил я Сигала младшего. – Продолжай в том же духе, на рожон не лезьте. А насчёт этих людей не беспокойся, кажется, я знаю, на кого они работают.

– Понял, Господин Туров. – кивнул мой поверенный. – Но мне главное, что они не работают на Вас, поэтому я продолжу свою линию, и есть одно предложение. На меня вышел отряд наемников, силовики, бывшие десантники и военные полицейские из планетарных сил. Их привлекли слухи о том, что я нанимаю людей на работу, и они решили предложить свои услуги. Отряд небольшой, всего два взвода, предлагают контракт за двести шестнадцать рублей золотом на год.

– Кхех… кху… кха, – от неожиданности я закашлялся. – откуда у меня такие деньги, Рэувэн?! Это очень дорого!

– Вы правы, – кивнул он. – Думаю, я смогу сторговаться на сто пятьдесят рублей в год, можно было бы и вдвое, но они участники боевых действий, а это опыт, и очень ценится. А насчёт денег, можно оформить кредит, я смогу подготовить бумаги так, что переплата будет минимальной, а условия достаточно комфортными. С таким отрядом у нас бы открылись возможности силового захвата других соглядатаев, да и….

– Рэувэн, нет. – сказал я твёрдо. – Денег нет, и кредит брать не буду. Придется без них, да и не нравятся мне планетарники. Скажи, а есть отряды из бывших морпехов?

– Конечно, есть, но их услуги стоят в разы дороже.

– Понятно. – ухмыльнулся я. – И ещё, если так сложно что-то узнать о жизни монастырей, откуда у тебя уверенность, что Лиры там нет?

– Это мои догадки, её тётка Аглая Белова полгода назад была назначена игуменьей, эта информация с официального сайта. Значит, её отправят в какую-нибудь миссию от монастыря, потому что прежняя настоятельница осталась на своём месте. Не думаю, что она оставила бы свою племянницу там.

– Понял тебя. – догадки, а говорил, что люди узнали, эх…, выдает желаемое за действительное. – Если это всё, то давай закругляться, у меня еще дела есть.

– Да. – кивнул он. – Как только появится что-то новое, я сразу же с Вами свяжусь.

– Ближайшие три месяца я буду в боевом рейде, так что сам позвоню, как вернусь.

– Понял, Господин Туров. До свидания.

Я попрощался с Рэувэном, и отключил связь. И так, Лира в монастыре, вернее отправилась в миссионерскую экспедицию. Что это вообще такое? Я открыл файлы по монастырю Варвары, и бегло их просмотрел.

И так Варварин монастырь, являлся одной из крупнейших в империи женских монашеских общин – киновией, то есть монастырем общежитского устава. Если бы в православии существовали монашеские ордена, то убежище моей возлюбленной смело можно было бы отнести к ним. Почему так? Да потому, что монахини здесь жили по строгому внутреннему уставу, и специализировались всего на одном направлении, они занимались медициной, и не только, практической, но и различными исследованиями, а также фармакологией. Многие современные лекарственные препараты, и методики лечения различных болезней и недугов, вышли из-за стен этого заведения, что, несомненно, приносило огромный денежный доход, как самому монастырю, так и всей православной церкви Российской Империи. Медицинские и исследовательские лаборатории Варвариного монастыря были расположены в многочисленных подворьях, и множестве пустынь, которые были разбросаны по всей империи, и были прикреплены к главному монастырю, находящемуся не в центральных мирах, как можно было бы подумать, а всего в трех системах от нашей академии, в каких-то десяти световых годах! Это же всего неделя пути! Одновременно и рядом, и так далеко!

Я уже рассказывал, что здесь православная церковь была в почёте, и процентов восемьдесят населения империи были верующими людьми, не важно, к какой конфессии они принадлежали. У меня первое время возникало недопонимание, почему так? Ведь люди овладели внутренней силой за счет использования всех возможностей своего мозга, развивали науку, вышли в космос. Казалось бы, в таких условиях все религии должны были исчезнуть, но, как ни странно, чем больше человечество узнавало нового, тем больше происходило необъяснимых явлений, и чудес, тем больше появлялось неизведанного. Поэтому и религии никуда не делись, они, где-то трансформировались, где-то смогли найти объяснение происходящему, и прочно обосновались в жизни всего человечества, хоть и было время так называемых «войн атеистов», когда казалось, что всё, ничего духовного не останется, только материализм, но сейчас не об этом.

Православная церковь в Российской империи на сегодняшний день являлась настоящей Божьей крепостью, убежищем для любого человека в мятежном мире. Ещё несколько тысячелетий назад первым патриархом всея Руси был взят курс на научные изыскания, и благотворительную работу с населением, что и принесло церкви огромное уважение, которым она пользуется, и по сей день. К чему это я, а к тому, что Варварин монастырь, строго следовал всем устоям и вековым традициям православия, и, кроме медицинских исследований, содержал множество приютов для детей, организовывал миссионерские поездки в отдаленные уголки империи, и свободных систем, где монахини несли свет своей веры, и помогали всем страждущим и нуждающимся. Так же при монастыре существовала медицинская школа и университет, где и обучались послушницы, которых затем отправляли на послушание в клиники и больницы по всей России. А о создании полевых госпиталей, и сопровождении монахинями армий в случаи войны, и говорить нечего, святые женщины! Ощущение, что в фантастику попал, гордость берет за то, что мои родители меня крестили.

Стража монастыря Варвары целительницы формировалась из трудников – бывших военных, и других людей, которые живут при киновии, и, кроме охраны, заняты на различных тяжелых работах. В миссионерских экспедициях же для защиты привлекаются наемники, преимущественно казачьи отряды. Кроме этого Варвариному монастырю покровительствует несколько десятков могущественных аристократических родов, и, даже Её Императорское Высочество Великая Княжна Анна Владимировна, которая сама когда-то была одной из его послушниц.

Вот в таком монастыре и жила до недавнего времени наместница Аглая Белова, тетя моей Лиры, о которой я никогда не слышал. А полгода назад она стала игуменьей, и, в соответствии с уставом киновьи, должна была отправиться возглавлять монастырь третьего класса, пустынь или подворье. Куда она уехала, в какое место, и забрала ли с собой Иллирику, я не знаю. Список миссионерских поездок никак не помогал в этом, потому что пункты назначения не сообщались, и не возможно было проанализировать куда, и зачем они отправлялись. Что же, радует одно, в этом тупике оказались все, и за безопасность Лиры беспокоиться не приходится, если, конечно, из монастыря не выдают по чужой прихоти. Да ну, нет, глупости, её тётя не позволит, всё-таки родная кровь! Так, хватит на сегодня чтения, сейчас надо позвонить Ярику, может у него есть что-то новое, да и сообщу свои новости.

Но Сарай не отвечал, лишь прислал сообщение, что сейчас не может говорить, и обязательно свяжется позже. Поэтому мне пришлось отложить наш разговор, и отправиться в юридический корпус на свидание со знакомыми сотрудниками СБФ. Очень уж мне хотелось задать им несколько вопросов по поводу Крылова, и отсутствию результатов в этом расследовании.

***

Юридически корпус встретил меня столпотворением второкурсников, и нездоровой суетой служащих в коридорах здания. С трудом протиснувшись сквозь толпу, я попал в кабинет Авнера Световидовича, который, к моей радости, оказался на своем месте.

– Заходи Ростислав. – помахал он мне рукой из-за натурального блиндажа на своем столе, образованного папками с какими-то делами. – Зачем пришёл? Неужели, как и остальные, наниматься на временную работу клерком? Или что-то случилось?

-Господин капитан, – удивился я его вопросу, – какая работа? У меня учения прошли, завтра практика начинается, а Крылова ещё не взяли!

– А, ты об этом. – улыбнулся Гривасов. – Сейчас Гусева вызову, пока что он занимается этим расследованием, я же, как видишь, завален срочными делами по горло! Надо до вечера всё это в архив отправить.

– При всём уважении к Петру Фадеевичу, но я сомневаюсь в его способности довести это расследование до нужного мне результата. Ему плевать на моё здоровье, он меня, как живца использует, и хочет только получить повышение! – не удержался я от шпильки в адрес каплея, но он сам виноват, мутит что-то, а толку нет. Пускай выслуживается не за счёт моей жизни!

– Не совсем понимаю, о чём ты? – Авнер Световидович пристально посмотрел на меня

– Я о том, что сообщил ему несколько месяцев назад, что в деле, скорее всего, замешан граф Юдин с моей родной планеты, и Крылов, по всей видимости, его слуга или вассал, и действует по его указке. – выдал я на одном дыхании, не люблю жаловаться, но Гусев сам виноват!

– Ааа, ты о своей неземной школьной любви к графине Иллирике Данактовне Юдиной! – рассмеялся капитан, и снял свои пенсне, что бы протереть его. – И что же ты ожидал от него после своего рассказа? Что он моментально раскроет дело?

– Так Вы знаете?! – удивился я?

– Конечно, Пётр Фадеевич мне доложил об этом сразу по моему возвращении в академию, и я не пойму твоего удивления. – он снова водрузил пенсне себе на переносицу, и весело посмотрел на меня. – Неужели ты думаешь, что он бы утаил эту информацию, для чего? Ааа, вот к чему ты про повышение, хах. – усмехнулся он, – у нас не принято перешагивать через голову начальства, можно и своей лишиться.

– Извините…, – я стыдливо отвёл свой взгляд от него, и уставился в пол. Ну откуда ко мне тогда пришла такая дурость? – Я…, мне очень неловко….

– Замяли, Туров. – сурово произнёс капитан. – Стыд, и румянец на щеках к лицу благородным девицам, а ты морпех! И, раз уж начали на эту тему, твоя версия насчет человека графа подтвердилась, так что успокойся, всё под контролем.

– Здорово, конечно, но я устал уже от постоянного напряжения. – я снова посмотрел на Авнера Световидовича. – На учениях чуть с ума не сошёл в постоянных ожиданиях атаки….

– Нападение было? – прервал меня Гривасов.

– Нет.

– Вот тебе и результат, – он широко улыбнулся, из-за чего его лысая голова стала похожа на злобного колобка с огромным ртом. – Капитан-лейтенант Гусев настолько плотно его обложил, что он затаился, и выжидает. Поэтому оставь все свои сомнения, ты в безопасности.

– Я понял. – кивнул я. – Что мне дальше делать?

– Служить. – ответил Авнер Световидович. – Крылов будет сопровождать практикантов, и он просил его приписал к тому же кораблю, что и тебя. Так что подловим его там, главное не подавай вида, что ты о чем-то подозреваешь, сам его не спугни. Понял!?

– Так точно. – я вытянулся по стойке смирно.

– Ну что, звать Гусева на доклад? – криво ухмыльнулся капитан. – Хочешь услышать подробности досуга своего преподавателя истории?

– Не надо. – я помотал головой, снова стало стыдно.

– Вот и славно, а теперь иди, у меня работы много.

– Ваше высокоблагородие, у меня просьба, – набрался я храбрости у самой двери. – Не рассказывайте Петру Фадеевичу о нашем разговоре, боюсь, он обидится….

– Он боевой офицер, а не барышня, что бы обижаться. – усмехнулся капитан. – Я тебя услышал, и это останется между нами, но больше не повторяй таких ошибок, старшина. Доверие очень сложно заслужить, и легко потерять.

– Так точно! Исправлюсь! – обрадованно выпрямился я.

– Иди уже.

***

Нда, некрасиво получилось. Чуть не спилил сук, на котором сижу. Как бы не говорил Гривасов, но капитан-лейтенант всё же человек, и действительно мог обидеться, а сомнения в чужом профессионализме – это очень серьезное оскорбление. Вот он, урок мне на будущее – надо думать, прежде чем говорить. Фух. Прости меня Пётр Фадеевич, больше не буду сомневаться в тебе! С этими мыслями я топал обратно к себе в пансион, надо было еще завершить множество дел по подготовке к походу. Вокруг то здесь, то там мелькали курсанты, которые завтра, как и я, уходили на практику. Кто-то наслаждался обедом в кафе, кто-то праздно валялся на газоне, принимая солнечные ванны, а что, выходной день, имеют право, но были и те, кто куда-то спешил с деловым видом, на ходу переговариваясь друг с другом, или с кем-то созваниваясь по коммутаторам. Я не обращал на них особого внимания, погрузившись в свои мысли о монастыре, Иллирикие, и предстоящих трёх месяцах своей жизни. Надо книги для учебы себе в инфопланшет накачать, пока я имею доступ в библиотеку, у меня же должно быть свободное время, вот и потрачу его хотя бы на теоритическое изучение тех же техник для внутренней силы. Хотя, на корабле же будет спортзал, так что без практики я не останусь. Надо развиваться, и не тратить время попусту. Как говорил Лесников: – «Будущий результат зависит от сегодняшней работы!».

Звонок Сарая вывел меня из задумчивого состояния, возвращая к реальности. Надо же, я и не заметил, как дошел до своего дома! Как-то неосмотрительно и праздно с моей стороны.

– Привет, дружище, звонил? – раздался из динамиков радостный голос Славы.

– Звонил, – машинально кивнул я. – А ты чего такой весёлый? Удобно разговаривать?

– Ага! – рассмеялся Ярик. – Мы тут с Аришей решили отдохнуть, кино посмотреть, выкладывай скорее, пока рекламная пауза.

– Понял. Есть новости о Лире. – сразу приступил я к делу. – Она в монастыре Варвары целительницы. Ты что-нибудь знаешь об этом?

– Ого. – присвистнул в трубку Сарай. – А её папаша соображает. Нет, мне пока ничего не сообщали, сегодня почту проверю, и расскажу тебе.

– Ясно, – расстроенно протянул я. – Просто мой поверенный сообщил, что появились ещё какие-то люди, которые её ищут, и они тоже вышли на монастырь. Я думал, что это Ваши слуги.

– Скорее всего, так и есть. – поспешил меня успокоить Ярослав. – В любом случае не переживай – это сильный ход, спрятать твою девушку в монастыре. Никто из аристократов в здравом уме, да и откровенные психи тоже, не осмелятся что-либо сделать пока она там. С церковью связываться – себе дороже.

– Слава, она, возможно, уже не там, а в миссионерской поездке.

– Ну, это не сильно меняет ситуацию. – было слышно по голосу, что он отошел от своего коммутатора. – Давай позже созвонимся, как я всё узнаю.

– Хорошо, извини, что оторвал от дела. Привет Арине.

– Ага! От тела! – снова рассмеялся Ярик. – Передам, как из душа выйдет. Пока.

Сарай, как обычно…, открыто и нетактично….

Остаток дня прошёл в сборах, и нервном ожидании звонка Ярослава. Я набрал целый рюкзак провизии, за что спасибо Ирине Викторовне, накачал из электронной библиотеки академии книг, подготовил военную форму. А вечером пришло сообщение от Славы:

– Люди наши, всё круто! При встрече на «Ярком» расскажу, пока ничего срочного нет.

Воистину, слово творит чудеса – всё напряжение, и дурные мысли о том, кто же эти люди, как ветром сдуло. В очередной раз, возблагодарив Бога за то, что у меня есть такой друг, я отправился на ужин, который, как-то буднично, тихо и по-домашнему прошел в узком кругу из семьи хозяина пансиона, и его двух постояльцев, без серьезных разговоров и каких-либо потрясений.


Глава 10

Потрясениями нас встретил первый день практики, и, спасибо Евгению Михайловичу, я был к ним готов.

— Старшины, ко мне, остальные продолжаем движение! — скомандовал командир нашего взвода лейтенант Бажен Благоярович Долидуда, высокий, поджарый, голубоглазый брюнет с правильными чертами лица.

Дело происходило на одной из жилых палуб крейсера «Яркий», где размещались кубрики личного состава морской пехоты. Всех первокурсников еще рано утром погрузили на десантные боты, и отправили по кораблям приписки. В этот раз, хочется отметить, транспортировка на плац была спокойной, подали обыкновенный рейсовый автобус, который, как и положено, останавливался перед ожидающими его людьми, и распахивал створки дверей. Никаких гонок, прыжков, и прочих «юморных» издевательств, как на учениях.

На борту крейсера, прямо в ангаре летной палубы, куда зашел наш бот, представители командования академии построили курсантов, довели до нас приказ полковника Могутова о комплектовании взводов и назначении должностных лиц, а затем, мы стройными рядами отправились в сторону жилых палуб, заселяться, и ожидать дальнейших распоряжений.

Нашему отделению достался уже знакомый по учениям кубрик, и новый лейтенант лет двадцати пяти на вид, который ожидал нас у самых створок входной двери, и, как выяснилось, хотел с нами пообщаться.

— В вашем отделении сложилась уникальная ситуация, нет командира. — Начал он свою речь, дождавшись, когда мы с Бобровым вытянемся перед ним по стойке смирно, а за спиной крайнего матроса, с легким шипением, сомкнутся створки дверей. – Подумаешь, ну нет обер-офицера, не выслужились, такое случается, но и главного старшины у вас нет, а это уже проблема, это понятно? Назначать кого-то из вас двоих на должность командира, я не собираюсь, это понятно? Но и отделение у вас укомплектовано полностью, так что выбирать особо не из чего, и после окончания практики его расформируют, это понятно? Поэтому, как вы будете командовать, меня не касается, хоть по очереди, хоть делитесь пополам, или сами решайте, кто главный. Это понятно? – он немного помолчал, как будто осмысливал какое-то печальное известие, затем довольно сильно выдохнул, и прошептал. – Только вас мне не хватало для полноты счастья, — и тут же повысил голос. – Приказываю! — в одно мгновение он из расслабленного человека превратился в хищного зверя, и пристально вгляделся нам в глаза, сначала Боброву, а затем перевел свой грозный взор и на меня. Даже тембр голоса изменился, на какой-то шипящий, что ли. – Не отсвечивайте, это понятно? От вас не должно быть никаких хлопот и проблем, это понятно? Ведите себя тихо, чтобы мне не пришлось заполнять отчеты или рапорты на вас, это понятно? Если кто-нибудь выкинет какой-то фортель, как на учениях, я лично спрошу с каждого. Это понятно? Я не слышу!

У него глаза потемнели от напряжения, и из голубых стали темно-синими. Интересно, сколько раз он способен повторить фразу:— «Это понятно»? Даже слушать забавно. Не знаю, как мой коллега, старшина Бобров, а я не собирался опускать глаза долу, или отводить в сторону. Тем более я понимал, что это всего лишь представление, что-то вроде обратной психологии, чтобы в очередной раз столкнуть нас с бароном лбами, и подтолкнуть к проявлению лидерских качеств. Не, не дождётся, я больше не хочу играть по этим правилам, я всю ночь думал, как изменить ситуацию в нашем отделении, и, кажется, нашёл решение. Мне не нужно враждовать с другим старшиной, надо сделать его своим союзником, а не соперником. Осталось понять, как это провернуть, особенно, когда нас подталкивают к противостоянию, да ещё и очень активно, добавили вот расформирование отделения в качестве катализатора.

– Так точно. — прошептал Бобров, а лейтенант всё не отводил от меня взгляд.

— Так точно, — произнёс я ровным голосом.

— Не слышу, громче, морпехи! — продолжая смотреть мне в глаза, гаркнул Долидуда.

-- Так точно. – Прокричал барон, я же не собирался подыгрывать обер-офицеру, и продолжал отвечать спокойным голосом.

Лейтенант первым прервал зрительный контакт со мной, переведя свой взгляд на мой китель, и на секунду задержав его на орденской планке.

– Белое на чёрном. – хмыкнул он, – не думай о себе слишком много, Туров, и почтительней относись к старшим по званию. Это понятно? – он снова посмотрел мне в лицо.

– Так точно. – я придерживался выбранной линии поведения.

– Будем надеяться, что так. – послышались чьи-то шаги, и Бажен Благоярович повернулся в сторону приближающегося к нам офицера. – А вот и господин старший мичман пожаловал на балл, – недовольно буркнул он, и тут же продолжил наигранно дружелюбным голосом, – приветствую, Филипп Игоревич, присоединяйтесь к нашей беседе.

– Господин лейтенант. – кивнул головой, подошедший к нам молодой, не старше двадцати лет, невысокий и толстенький обер-офицер, с тонкими усиками над пухлыми губами, которые, ну никак не шли его юному, черноволосому, круглому лицу, украшенному крупным носом картофелиной и большими ушами. – Принимаете кадетов?

– Да, крайнее отделение во взводе, Филипп Игоревич, отсутствует не только мичман, но и главный старшина, ещё одна обуза на наши плечи с Николаем Васильевичем. Сейчас закончу вводную, и сможем заняться Вашим вопросом. – подчеркнуто учтиво произнес лейтенант.

– Благодарю, Бажен Благоярович, – также вежливо отвечал старший мичман. – Кстати, Вы, сегодня в офицерской столовой были?

– К сожалению, еще не успел, думал пропустить. – у них прям светская беседа началась, такая непринужденная и слащавая…, – а что, Павел Иннокентьевич сегодня расстарался, и решил побаловать нас?

– О, – восторженно зажмурился старший мичман, – не то слово: пшённая каша по-старорусски, печёная птица с овощами по-сибирски, и медовые блинчики с творогом….

– Ох, не дразните сударь, – наигранно покачал головой лейтенант, – я же не сдержусь, а дел ещё так много, – он слегка кивнул в нашу сторону.

– Так не мучьте себя, Бажен Благоярович, с кадетами я сам закончу, а, Вы, лучше поспешайте. – расплылся в услужливой улыбке старший мичман, – правильное питание важнее нашей суеты.

– Вы тысячу раз правы, Филипп Игоревич. – активно кивая головой, согласился с ним лейтенант. – Но не хотелось Вас обременять новичками, это не Ваша обязанность.

– Бросьте, господин Лейтенант, какие трудности? – театрально махнул он рукой. – Наоборот, это мой долг помочь Вам. Николай Васильевич занят на складах, а, Вы, и так уже три отделения приняли, нехорошо будет, если пропустите обед.

-Что же, Вы, правы, не буду медлить, оставляю бойцов на Вас. Кадеты, господин старший мичман! – на этих словах он вежливо кивнул нам в знак прощания, и быстро ретировался, через пару шагов свернув в один из поворотов дальше по коридору.

Старший мичман, проводив лейтенанта взглядом, дождался, когда тот исчезнет из вида, и обернулся к нам. Вся учтивость и вежливость слетели с него, как слой пыли с автомобиля под струей из мойки, а глаза так и сочились ехидством и презрением.

– Значит так, скинули свои рюкзаки, и ко мне в каюту. – зло процедил он, сопроводив свои слова мерзкой ухмылкой. – Исполнять!

– Так точно! – мы с Бобровым вытянулись по стойке смирно, от неожиданности такого поворота. Нда, вот, что значит из огня, да в полымя.

***

– Что думаешь по этой ситуации? – спросил я старшину на половине пути в каюту к старшему мичману.

– Что ты, Туров, кретин. – как-то равнодушно бросил Бобров.

– Это я знаю, и моя любовь к тебе взаимна. – улыбнулся я. – а в целом, что скажешь?

– А что в целом? – повернул он ко мне свою голову. – Это из-за тебя всё, из-за твоих дурацких решений на учениях, мы попали к Залесскому….

– Кому? – не понял я.

– Ты совсем тупой и не слышал о Графах Залесских, и их мерзопакостном сыночке? – удивился моему вопросу барон. – Всем известно, что он карьерист, и чихал на всех, поднимается за счет других, топя их в своих проблемах. Вон, даже ББД от него куксится, а он уже несколько лет, как академию закончил!

– Кто?

– Лейтенант Долидуда. – поморщился Бобров. – До встречи с…, а что я тебе всё объясняю? – удивился старшина своим действиям. – Надо было не ерундой страдать на учебе, а связи налаживать, вот сам теперь всё и узнавай, а от меня отстань, не друзья мы с тобой, понял? – закончил он возмущенно.

– Ясно..., – резюмировал я нашу беседу, прогоняя в голове обрывки только что полученной информации.

– Что тебе ясно? – рассердился барон, – то, что ты всем жизнь испортил, и нас записали в расходный материал для продвижения графского сынишки? Да пошёл ты, Туров. Ничего, расформируют, в новом отделении пробьюсь наверх…, – пробурчал он себе под нос.

– Не находишь, что ты такой же? – решил поддеть я своего коллегу. – Чуть ли не бунт устроил, вместо помощи, и поддержки. Нет, Серёжа, за мой счёт подниматься никому не стоит, и хорошо бы тебя это уяснить.

– Пошёл ты, Туров. – устало повторился барон, интересно, куда делся весь его запал, и жажда превосходства. – И вообще, я для тебя Сергей Геннадиевич.

Не знаю, может мы и дальше бы продолжали нашу перепалку, и я смог бы получить ещё немного информации, но мы уже пришли. Каюта обер-офицера была небольшой клетушкой три на два, и не знаю, как в других, а в этой уютом совсем не пахло – кровать, шкаф, рабочий стол с компьютером и стулом, да мягкое кресло, в котором развалился Залесский, вот и вся обстановка.

Старший мичман отложил на стол инфопланшет, на котором я успел разглядеть своё фото, и, криво усмехнувшись, уставился на нас:

– Ну что, унтера, думаю, смысла представляться нет, вы и так обо мне слышали. – самодовольно произнёс граф.

– Так точно. – ответил Боборов.

– Никак нет, господин старший мичман. – ответил я.

А что? Не слышал я о нём, а честность – лучший способ коммуникаций. Но Вы правы, я нарывался, просто не хотелось повторения ситуации, как с Сергеем Геннадиевичем, да и появились кое-какие мысли по реализации моего плана. Я вот о чём подумал, Бобров не будет на пустом месте волноваться, значит, этот Залесский и правда негодяй, да такой, что наш барон его боится, и готов к расформированию, то есть заранее опустил руки. Плюсом ко всему еще, и Долидуда, как он нас тиранил, такой бравый, уставший летёха, и как он елейно общался со старшим мичманом, своим подчинённым, даже не замом! Это о многом говорило. А уж когда Филя настоял на своей помощи, лейтенант, даже не особо сопротивлялся, сбросив нас ему, я уверен, судя по ухмылке мичмана, на растерзание. Значит, он нас будет сейчас ломать под себя, уж не знаю для чего, выслужиться за наш счёт – сомнительная идея, но Бобров его явно опасается, а значит можно на этом сыграть, и попробовать объединиться перед внешним противником. Поэтому я и выбрал такую тактику общения, надо поставить себя, и посмотреть, как далеко готов зайти Залесский.

– Интересно. – задумчиво посмотрел на меня Филипп Игоревич. – Хотя, это лишнее подтверждение твоих умственных способностей, старшина, так налажать на учениях, не каждый бы смог, для этого талант требуется, а ты им не обделён, как я посмотрю.

И чего он замолчал? Ждёт от меня ответа? Да, как бы ни так.

– А ты чего ухмыляешься? – перевёл он взгляд на Боброва. – Я что, смешно выгляжу?

– Никак нет, господин старший мичман! – Серёжа аж подбородок задрал к потолку в попытке вытянуться выше. Вот и тебе досталось, коллега.

– А ты не такая балбесина, в отличие от твоего сослуживца, как я посмотрю. – довольно протянул граф, а затем снова посмотрел на меня.

– Что же, – поняв, что я буду отмалчиваться, через пару мгновений продолжил мичман. – Ко мне обращаться Ваше благородие Филипп Игоревич, я для вас царь и Бог, это всё, что вам надо уяснить. Жить, и служить во время практики вы будете по моему разрешению. – надо было видеть в этот момент лицо старшины Боброва, кажется, он проклял тот день, когда судьба свела его со мной, хотя, при чём тут я? – Даже в личное время я должен знать, где вы, и что делаете. Приходите, и докладываете о своих планах, а я решу, стоит ли вам этим заниматься. Рулить Вашим отделением у меня нет ни времени, ни желания, так что, вы оба несете ответственность за личный состав. Я буду проводить проверки, и любое несоответствие, отвечать будете именно вы. – он обвёл нас каким-то мерзким взглядом, как будто рассматривал новые игрушки. – Меня ваши проблемы не касаются. График дежурств, тренировок, профильных занятий, и прочую ерунду подготовите сами, а я посмотрю, и решу утвердить, или нет. В общем, вся ответственность на вас, салажки, но есть и приятная новость. – лицо мичмана избороздила хищная, как он, наверное, думал, ухмылка, из-за которой его уши забавно шевельнулись, но в целом, выглядело отвратительно. – Я лоялен к тем, кто идет мне на встречу, так что, если хотите избежать проблем, чтобы всё было отлично, то выполняйте мои личные приказы, а я прислушаюсь к вашим желаниям, дам послабления в озвученных правилах, а самого добросовестного назначу командиром отделения. Вам всё ясно, ребятки? – продолжал он ухмыляться, красиво заменив понятие самого услужливого на добросовестность. – Могу на вас положиться? – и закончил, не дожидаясь нашего ответа. – Очень этому рад.

– Так точно. – отвечал вдогонку отворачивающемуся к рабочему столу офицеру Бобров. Не могу назвать голос барона полным радости и энтузиазма.

– Никак нет. – твёрдо и чётко произнёс я.

– В смысле нет? – обернулся ко мне Залесский, он явно не ожидал такого ответа, о чём свидетельствовало его крайнее удивление.

Удивлён был и барон, который посмотрел на меня, как на невиданную зверушку.

– В смысле не всё ясно, и в озвученных предложениях полагаться на меня не можете. – спокойно отвечал я, вытянувшись по стойке смирно, и держа взгляд на уровне своего роста, не глядя на мичмана. И так, опасения Боброва, и мои мысли подтвердились, этот товарищ пытается нас подавить, и сделать послушными своей воле, а значит, действую по своему плану.

– Может ты меня не правильно понял, старшина, но я не предлагал выбор, я сказал, как будет. – гневно процедил Залесский. – А для правильного усвоения, ты, сейчас отдраишь полы в моей каюте, приступай.

Хм, я думал, будет сложнее, всё-таки граф, а он вместо тонкой работы, решил показать силу. Что же, продолжаем.

– Никак нет, господин старший мичман. Не отдраю.

– Ты, что и дальше будешь оспаривать мои приказы? – он резко успокоился, и взял себя в руки. – Туров, ты понимаешь, что в этом случае мы не сработаемся, и нам придётся с тобой расстаться?

– А это был приказ, Ваше благородие? – спросил я.

– Да, старшина, приказ! – бросил он резко. Интересно, он думает, что умеет играть интонациями своего голоса, и его «качели» повлияют на меня? – Так что приступай!

– Никак нет, господин старший мичман.

– Я не понимаю, ты… – начал было он, но я решил прервать его на полуслове, чтобы наша пикировка не зашла дальше, чем следовало.

– Согласно уставу русской императорской армии, а также имперским законам о военной службе, и различным положениям о назначении наказания, проведения хозяйственных работ в армии, в том числе, отдельных положений, касающихся морской пехоты Российской империи – начал я своё наступление на Залесского. – Вы, не имеете полномочий приказывать мне заниматься уборкой Вашей каюты. Жилище офицера – это его лицо, показатель его культуры, дисциплины, и добросовестности, и именно офицер несёт за него ответственность, и самостоятельно проводит все необходимые мероприятии, в том числе и уборку, не привлекая, и не эксплуатируя труд своих сослуживцев, что является превышением полномочий. Понятие «жилище офицера» распространяется на каюту, комнату, дом, квартиру, и иные виды места проживания, даже на офицерскую палатку. – я перевёл дыхание, взглянул на ошарашенного моими словами и поведением графа, и продолжил. – Также Вы не можете назначать кого-то из нас на руководящую должность в отделении, это прерогатива штаба, в нашем случае академии, а на временное исполнение обязанностей может назначить только командир взвода, руководствуясь положениями о порядке назначения должностных лиц в мирное и военное время. Поэтому, Ваши обещания выглядят крайне сомнительными, даже ложными, как, собственно, и все остальные Ваши слова о принятии решений, разрешениях, и прочем. – не только граф смотрел на меня удивленно, Серёжа тоже стоял, выкатив глаза, не веря в то, что происходит. – Как распоряжаться своим личным временем – личное дело военнослужащего, за тренировки, и прочие профильные занятия несет ответственность мичман, командир отделения, и остальные унтер-офицеры, которые способствуют, помогают, и поддерживают рядовой состав, в том числе и подталкивают к совершенствованию своих навыков. Все не боевые задачи, решаются внутри отделения, потому что оно в том числе, должно быть готово к самостоятельному выполнению боевых задач. Офицеры взвода же отвечают за боевое слаживание таких групп, ну и так далее. – решил я закругляться, осталось только добавить, – в обязанности старшего мичмана входят проверки готовности отделения взвода к боевой службе в мирное время, и, по приказу лейтенанта, руководить соединением из нескольких отделений во время боевых операций, а также заведование хозяйственной частью, и снабжением взвода. Грубо говоря, опуская множество нюансов, которые так любят наши крючкотворы, Вы, можете ставить передо мной боевые задачи, или отдавать иные приказы взводного значения, требовать отчета о подготовке личного состава, о состоянии боевого оружия и доспехов. И всё это в условиях отсутствия командира у моего отделения, но приказывать мне мыть полы в своей каюте, или как-то Вам услужить, Вы, не можете. Если Вам захочется более подробно разобраться в законах, на которые я ссылаюсь, то ознакомьтесь с императорским указом номер триста сорок восемь от второго января две тысячи сто пятнадцатого года о ясности в армейской службе. – Фух, всё сказал! Занятия на юрфаке не прошли даром.

Хороший закон, кстати, вопросы по нему мне на экзамене попались. Хотя, он не особо любим военным сообществом, так как предназначен для упразднения излишней бюрократии, кумовства, и не уставных отношений в армии, но, вопреки своему названию, он всё только усложнил. Раньше было как? Кто старше по званию, тот и прав, в любой ситуации, и приказы не подлежат обсуждению. Теперь же, после выхода указа, там огромные зависимости от должностей, допущений в различных ситуациях, и прочее. Если говорить простым языком, то суть сводилась к ужесточению простого принципа, разделяй, и властвуй, ну или, как отделы в офисе на гражданке, у каждого есть свой командир, так что не лезь в чужой огород, как я понял. Но такая модель оказалась не совсем жизнеспособной в армии, хоть и возможностей злоупотребления властью стало меньше, поэтому появилось огромное количество дополнительных указов, правок, и пояснений. Собственно, это и был тот самый не лёгкий хлеб военных юристов, которые должны были разбираться во всём этом, определять пострадавших, и привлекать к ответственности нарушителей, или наоборот, защищать невиновных. Уставы были прозрачны и понятны, а вот во всём остальном без пары ящиков водки не разобраться, да и то не в одиночку, поэтому многие военнослужащие не заморачивались с изучением всего огромного свода законов, а просто ставили подпись, что ознакомлены. А что? Соблюдай устав, служи верно и с достоинством, и будет тебе зарплата, и в обычных условиях это работает, особенно если ты готов к неуставным отношениям, и, даже не подозреваешь, что твои права не соблюдаются, или тебе плевать на это. Но порой, из-за незнания рамок дозволенного, происходят ужасные события катастрофических масштабов, и я сейчас не о мытье полов для какого-то возомнившего о себе идиота. А уж если задета честь офицера, или замешаны аристократические рода со своими играми, а их представителей в армии, каждый второй, то…, да к чему слова? Моя ситуация с Крыловым и его вассалитетом у Юдиных чего только стоит, до сих пор не могут подкопаться, и предпринять какие-либо действия. Так что, работы у военных юристов, будь они из службы безопасности, или из следственного комитета, или прокуратуры и военного суда, всегда много. Пусть она сложная, порой жуткая и противная, но они всегда находят тех, кто не прав, и именно поэтому их мало кто любит. Хотя, всё же стоит отметить, что и СБ флота закрывает глаза на мелкие правонарушения, такие, как те, что пытался провернуть Залесский, особенно, если никто не заявил, и обе стороны расходятся мирно. Иначе они просто потонут в бесконечном потоке жалоб, а привести в порядок всю армию, и заставить абсолютно всех действовать в правовом поле, всё-таки невозможно. Поэтому, чаще всего, защита человека, дело самого человека.

– Ты, что – законник? – с трудом выдавил из себя Залесский, смотря на меня удивленными глазами. – Какой-нибудь долбанный младший помощник младшего следователя?

– Так точно, Ваше благородие! – а он знаток, как точно угадал запись о моей квалификации после заочных юридических курсов. – В личном деле, – я кивнул на его планшет, всё еще валяющийся на полу, – именно так и записано.

Старший мичман офигевал, и это было заметно невооруженным взглядом, а я молча благодарил неизвестного мне человека под ником «капитан», чьи доводы на одном из форумов и привели меня год назад на юридический факультет, и что я раньше был недоволен этим курсом? Польза же есть, да ещё какая! Не думаю, что мой замысел был бы возможен, не владей я этими знаниями.

– Понятно, – протянул Залесский, – всё с тобой понятно, – превратился он в лейтенанта Долидуду, что совместная служба с людьми делает-то, а? – Старшина Бобров, слушай мой приказ, – начал было мичман.

Барон заметно напрягся, его взгляд перебегал с графа на меня, и обратно, а на лице одна за другой сменялись эмоции, от ненависти ко мне, до обреченности перед обер-офицером. Вот к чему приводит неумение отстаивать свои права, и опасение более высокого аристократического положения оппонента. Даже уверен, именно то, что старший мичман является наследником рода Залесских, и заставляет Боброва поджимать свой хвост. Но я не буду смотреть на это равнодушно, и наслаждаться чужими проблемами, не это является моей целью, как, скорее всего, подумал барон. Цель сейчас именно в осаживании удачно подвернувшегося старшего мичмана, что бы он наше отделение за версту обходил, и боялся к нам сунуться, именно поэтому я снова поспешил его прервать, надо приплетать к ситуации Боброва:

– Ваше благородие, то, что я рассказал о Ваших возможностях, относится также и к старшине Боброву. Я думал, мы с Вами поняли друг друга, и наше взаимодействие будет проходить в рамках устава, и правового поля.

И вот тут Залесский Филипп Игоревич вышел из себя, показав, что никакой он не офицер, а обыкновенный злобный шкет, который привык прятаться за именем своей семьи, и гадить тем, кто ниже него. Не могу его винить в этом, закон курятника – закон жизни для многих людей.

– Турров! – прорычал он в бешенстве. – Боевое задание говоррришь! – оу, а он меня слушал, оказывается. – Вот тебе боевое задание. Свали нафиг из моей каюты! И готовься к прроверркам на боеспособность отделения, исполнять!

– Есть, господин старший мичман, – вытянулся я по стойке смирно, и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, скомандовал. – Сергей Геннадиевич, за мной!

– Есть! – поспешно гаркнул Бобров, и браво ломанулся на выход впереди меня.

Во дает, даже не попрощался с Залесским.

***

– А теперь, что думаешь, Сергей Геннадиевич? – спросил я старшину, как только мы оказались в коридоре, и зашагали по направлению к своему кубрику. – И не смотри на меня так зло, не я первый начал этот цирк.

– Ты не кретин, Туров, ошибся я. – как-то обессиленно сказал Бобров, – Ты хуже. Хоть представляешь, какого врага нам сейчас нажил?

– Не нам, а себе, если уж на то пошло, – поправил его я. – но я рад твоей попытке разделить со мной эту ношу.

– Да пошел ты. – кажется, он уже третий раз за утро меня послал. – На проверках всем отвечать придётся, из-за твоего неумения держать язык за зубами.

– Не сцы в сухпай, а то разбухнет, Сергей Геннадиевич, – весело приободрил я его, меня охватило, какое-то радостное настроение, отходняк от напряжённой беседы в действии. – Прорвемся, и вообще, я что-то у тебя самого не заметил энтузиазма подчиняться приказам Залесского, так какого лешего ты меня этим теперь пеняешь? – спокойно продолжал я нашу беседу, надо дать ему возможность выпустить пар, а затем подвести к мысли о совместном противостоянии.

– Туров, ты откуда такой храбрый выискался, – Бобров остановился, и повернулся ко мне, – ты, что – бессмертный, что ли?

– Сюда посмотри. – я широко улыбнулся, и провел пальцем под орденской планкой.

– Он Граф, как ты не понимаешь!? – обреченно опустив плечи, барон продолжил движение к кубрику. – Его род очень могущественный в нашем округе, думаешь, он просто так первый курс окончил в звании старшего мичмана?

– Да ты что? – присвистнул я. – Удивил, думал, он постарше будет….

– То-то и оно, – не правильно истолковал мои слова Сергей. – Теперь понимаешь, в какую кучу ты наступил, и меня за собой потянул? Хотя о чем я? Ты же придурок полный, даже не понял, что с ним и лейтенант связываться не хочет.

– Ты меня не так понял, – поправил я его. – Такое звание, конечно, достижение, но его графский титул, и принадлежность к крутому роду никакой роли не должно играть на службе, и отражаться на наших с ним отношениях, законы почитай.

– Нет, ты точно упоротый. – взвыл барон. – Какие к хренам законы? Это жизнь, Туров, понимаешь? Жизнь, она совсем другая!

– Жизнь, Сергей Геннадиевич, она у каждого своя, – сказал я твердо, убрав свою весёлость, и умудрившись на ходу посмотреть в глаза Боброву. – В моей я не позволю какому-то мажору вытирать о себя ноги, ты тоже это запомни, и заканчивай с оскорблениями, иначе я не буду тебя считать частью отделения, а мои знания юриспруденции, после сегодняшней беседы, тебе явно пригодятся. Как я уже сказал, ты явно не горел желанием быть его подстилкой, и это именно я тебя вытащил.

– Угу, затащил тоже ты.

– Обстоятельства нас туда привели, но никак не я, заканчивай меня во всём винить, что ты, как маленький ребёнок? Нашёл себе вечного крайнего. Давай лучше объединим наши силы перед лицом такого могущественного, как ты говоришь, противника.

– Что сделаем? – Бобров замер в удивлении от моего предложения, и неверяще посмотрел на меня.

– А ты думал, я теперь возьму всё на себя, и пройдусь катком по твоей карьере, как хотел сделать со мной ты? – улыбнулся я ему в лицо. – Нет, Сергей Геннадиевич, дружбы между нами не получится, конечно, но идти по головам я не хочу, тошно. – особенно, как вспомню те ощущения, когда жаловался Гривасову на Гусева. Нет, не для меня такая дорога.

– Что ты предлагаешь? – подобрался барон, как перед прыжком, и впился своим взглядом мне в лицо.

– Лейтенант говорил про расформирование, так что наша задача сохранить отделение, и нам нужен хотя бы главный старшина. Поэтому, делим бойцов, но не пополам. Ты берешь шефство над своей компанией. Гвоздев, Опричников, Агашков, Талицкий и Уманцев. Три капрала, и два старших матроса, раз они тебя тогда в драке поддержали, значит пойдут за тобой, а тебе в зачёт пойдет командование унтерами на практике. – начал я излагать своё видение нашей будущей службы. – Это пять человек, ты шестой, в нормы на главного старшину укладываешься….

– Хитришь, Туров, а ты будешь командовать мной, и метить на мичмана? – прервал меня Бобров, – нет уж, если хочешь договариваться, то всё должно быть поровну. Лишний геморрой в виде пары матросов мне не нужен, забирай остальных себе, но командовать мной ты не будешь, я тоже хочу стать мичманом, у меня очень многое на кону стоит. Так что всё по ситуации, решения принимаем совещательно.

– Ты понимаешь, что мы не штаб, и совещательно, когда нужно быстро реагировать не прокатит? Кто-то заупрямится, и всё, «возможность» будет упущена, как тогда на корабле, и не то, что мичмана, главного старшины никому из нас не видать.

– Хорошо, тогда так, – неужели Бобров ищет компромисс, и у меня получилось? Самому не верится. – Ты не лезешь к моим бойцам, и в мои дела, я полностью сам решаю, что нам делать, и как, все наряды, дежурства, и прочее, всё через меня, совещательно, а если будет боевая задача, и перед отделением появится «возможность», я поддержу твоё решение.

Хм, надо соглашаться, до лучшего варианта мы точно не договоримся, надеюсь, он не замыслил очередную пакость, хотя, нет, не в его интересах, он правильно заметил, что на проверках нам вместе придется отвечать, так что отсидеться в стороне у него не выйдет.

– Хорошо, Сергей Геннадиевич, – я решил принять его поправки к моему предложению. – Только давай без подстав, если взялись за дело, то и спрос соответствующий, никакого нарушения дисциплины, и никаких конфликтов внутри отделения, у меня тоже многое стоит на кону, так что за предательство наших договорённостей….

– Договорились, Туров. – он прямо и открыто посмотрел мне в глаза, и протянул свою ладонь. – Я даю слово, на время практики.

– Ростислав Драгомирович. – поправил я его.

– Договорились, Ростислав Драгомирович. – произнёс он, даже глазом не моргнув, и мы пожали руки.

***

– Не знаешь, чего Бобёр такой довольный? – спросил меня Гадел, как только я следом за бароном зашёл в кубрик, и принялся разбирать рюкзак, раскладывая вещи по полкам своей тумбочки.

Он присел на соседнюю со мной койку, отложив в сторону свой инфопланшет, и стал наблюдть за моими действиями.

– Радуется главенству в отделении. – прошептал я, с натугой запихивая в тумбочку сверток с бельём.

– Чего? – удивленно воскликнул татарин, и обернулся в сторону Сергея, который сидел в другом конце кубрика в окружении своей компании, и что-то им рассказывал. – Как так, Рос?

– Мыы, – последнее усилие, и я протолкнул вещи так, чтобы створки шкафчика смогли плотно закрыться, – фух. Мы с ним договорились о распределении обязанностей. Собери, пожалуйста, остальных ребят, я всё подробно расскажу. Кстати, спасибо, что занял для меня эту койку.

– Да не за что, труда не составило – кивнул мой друг, вставая со своего места, – она всё равно у самой двери, и популярностью не пользовалась.

Через пять минут вокруг меня собрались остальные бойцы отделения, и я быстро довел до них последние новости, и наше со старшиной решение.

– Так что, если будут какие-то непонятные ситуации, сразу ко мне. – закончил я своё повествование. – Главное запомните, никаких нарушений дисциплины, всё чётко по уставу, и мы всерьёз займемся нашей подготовкой, так что настраивайтесь к постоянным тренировкам в свободное от дежурства время.

– У нас будут проблемы с этим Залесским? – спросил Миша Гусаров, после того, как все разошлись, а он, Осокин и Ариафин остались сидеть рядом с Бекетовым напротив меня.

– Понятия не имею. – пожал я плечами. – Но надо быть готовыми к проверкам, в любое время. Так, или иначе, но практика не курорт, так что несём службу. Сейчас расконсервируем мичманскую комнату, затем посетим оружейную для проверки снаряжения, и смены кодов доступа к нему, ну а дальше получим взводное расписание, составим свои списки тренировок, и составим расписание караульной службы в кубрике.

-Ты чего-то опасаешься? – озвучил общий вопрос Гадел. – Тут же камера есть.

– Неважно, опасаюсь или нет, так по уставу положено. – пожал я плечами. – Будем соответствовать.

От дальнейшей беседы меня отвлек звонок моего поверенного.

– Закончили парни. Расходимся. – сказал я, беря в руки инфопланшет. У меня засосало под ложечкой, не люблю такие неожиданные звонки, надеюсь, ничего серьезного не произошло.

– Слушаю, Рэувэн Аврумович.

– Господин Туров, добрый день. – начал быстро тараторить Сигал младший. – Прошу прощения за звонок, надеялся застать Вас до отъезда. Очень рад, что успел.

– Добрый день, Рэувэн Аврумович, Вы успели, – улыбнулся я, хоть он и не мог меня видеть. – Что за срочность?

– Ночью пришло сообщение от моих людей, они выяснили, кто стоит за теми новыми лицам, они…

Фух, слава Богу, ничего серьезного.

– Рэувэн, благодарю за беспокойство, но я уже всё знаю. Сараи, правильно?

– А, э…, – завис он на секунду. – Да…, Вы, уже все знаете?

– Да, я в курсе.

– Ростислав Драгомирович, ты идёшь? – прокричал через весь кубрик старшина Бобров. – Нас ждёт мичманская.

– Да, иду, Сергей Геннадиевич! – ответил я ему под удивлёнными взглядами остальных бойцов отделения, и стал прощаться с Рэувэном.

Нам со старшиной предстояло расконсервировать командирскую каптёрку. Ничего особенного, небольшая комнатка за дверью в дальнем конце кубрика, в которой кроме пары шкафов имеется сейф, холодильник и рабочий стол с персональным компьютером.

– И еще секунду, господин туров. – быстро проговорил поверенный. – Иллирики Данактовны точно нет в монастыре, она уехала с тёткой, её, поднимающуюся на борт шаттла, видел один человек, к которому мы нашли финансовый подход, но куда точно, он не знает. И, по моим данным, кроме нас такой информацией сейчас никто не владеет.

– Благодарю, Рэувэн, работайте дальше. – наверное, это к лучшему, что Лира всё-таки уехала, но времени остаётся мало. Раз люди Сигала младшего смогли кого-то подкупить, то, что говорить о других участниках поиска, рано или поздно и они обо всём узнают…. Лишь бы успеть найти её первым, а там, что-нибудь придумаю.

С этими мыслями я отключил планшет, и заторопился к барону.

***

Активирование мичманской прошло легко и быстро, и мы с Бобровым, следуя нашей договорённости, до самого ужина просидели в ней, занимаясь делами отделения, и прерываясь только для похода в оружейную.

На удивление, работать вместе с бароном оказалось легко, и приятно. Никаких оскорблений, всё чётко и по делу. Оказывается, не такой уж он и раздолбай, когда видит перед собой цель, или я всё это время не так его понимал…. В любом случае, старшина открывался для меня с новой, до этого момента невиданной стороны, надеюсь, так будет и дальше, и никаких сбоев у нас не случится. От Залесского мы так и не дождались никакой реакции в тот день, возможно потому, что я смог его сразу отвадить, но, что более вероятно, потому, что практика только начиналась, а месть – блюдо холодное. Ничего, прорвёмся.

Глава 11

Первый день практики заканчивался. Сегодня после ужина у всех кадетов был свободный от дежурств вечер, не знаю, как остальные, а мы с Гаделом планировали провести его со своими друзьями. Нам хотелось посмотреть на процесс погружения в другие слои тёмной материи через мониторы, расположенные в одной из кают компаний. Я, хоть и прилетел на Владивосток со своей планеты, но раньше за этим действием не наблюдал. Поэтому в предвкушении великолепного, как сказал татарин, зрелища, я стоял в очереди к раздаче горячих блюд нашей столовой, держа в руках поднос с салатом и закусками, которые набрал с фуршетного стола. За моей спиной с Гаделом о чём-то переговаривался Михаил Гусаров, да и остальные бойцы непрестанно о чём-то галдели, создавая уютную, успокаивающую атмосферу в огромном, заставленном стальными табуретами и столами, помещении. Ламповости придавали и несколько мониторов на стенах, на которых сейчас транслировались анимированные заставки с горящим в камине огнём — все условия для душевного спокойствия личного состава.

— А здорово здесь кормят, судя по аппетитному виду блюд и их количеству! — думал я, чувствуя, как меня отпускает напряжение сегодняшнего дня. — Эх, хорошо!

– Не думал, что когда-нибудь увижу таких, как Вы. – чей-то язвительный голос вырвал меня из расслабленного состояния, когда подошла моя очередь у раздачи. – Тем более в столовой.

— Каких таких? – я удивленно перевёл взгляд с матроса с половником в руке, который выдавал порции гарнира, на молоденького мичмана флота, который стоял рядом с ним, и, видимо, был за главного в наряде по столовой. Неужели я столкнулся с любителем предрассудков между родами войск, и он решил пошутить?

— Мертвецов. – моряк ехидно ощерился, и кивнул на мой китель.

А, всё понятно! Блин, всё же, общение с ББД заразно.

— Устало выглядишь, бледный какой-то – мичман никак не мог остановить свой поток красноречия, и продолжал подтрунивать. — Краше в гроб кладут.

— Не говорите, Ваше благородие. — улыбнулся я в ответ. — Командование и мёртвого поднимет, ни минуты не дают полежать спокойно.

Нет, ну а что? Событие произошло, наградили таким образом, что же теперь, расстраиваться из-за каждого косого взгляда, и брошенного с издёвкой слова? Прав был Евгений Михайлович — всё во мне, так что пусть завидуют, это, даже забавно.

-- Мне четыре котлеты, и двойную порцию пюре. – обратился я к матросу.

– Ничего себе. – воскликнул мичман, настойчиво продолжая свою попытку словить лулзы. – Да ты смертельно голодный! А на людей не тянет с таким аппетитом, а, морпех?

– Не то слово, моряка бы съел, – я забрал полный тарелок поднос, и широко улыбнулся обер-офицеру, разворачиваясь к обеденному залу – да диетолог не разрешает, говорит, вредные они.

***

Пикировка с мичманом, как это неудивительно, подняла мне настроение, и я с удовольствием попробовал местную кухню. Действительно, здорово, всё было очень вкусным.

После приема пищи бойцы нашего отделения разошлись по своим делам, по большей части обратно в кубрик, захватив провизию для Ордынцева, который был сегодня назначен в караул по нашему новому дому. А мы с Гаделом отправились навстречу волшебству, или, торжеству науки, тут, как посмотреть.

– Красиво? – толкнул меня локтём в бок Слава, когда погружение завершилось, и мониторы переключились на какой-то художественный фильм.

Мы собрались в одной из малых кают-компаний крейсера, где могло поместиться максимум человек сто, да столько здесь и было, все места заняты. Нас приютили мягкие кресла, и один диван, на котором разместились Елена с Гаделом, на чайном столике, вокруг которого мы сидели, лежали упаковки каких-то настольных игр, а на каждой стене велась трансляция с соответствующего борта корабля. По всей ширине стены! Монитор вместо стены, представляете? Я, конечно, слышал о новых технологиях, но не думал, что встречу их применение в обычной кают-компании крейсера, но не это было предметом нашего разговора, весь антураж зоны отдыха отходил на задний план по сравнению с тем, что происходило за пределами нашего звездолёта.

Вот мы находимся в открытом космосе, наше соединение из двадцати кораблей отошло на край системы Владивостока. Сквозь силуэты военных судов, построенных в тесный походный ордер, с одной стороны проглядывается далекое местное солнце, с другой, еле различимый силуэт одного из двух газовых гигантов системы, а, где-то позади нас, затерялся сам Владивосток. И всё это погружено в чернила открытого космоса, с вкраплением холодного жемчуга далёких звезд.

До ближайшего борта с десяток километров, вроде бы очень много, но ничтожно мало по меркам нашей вселенной. Все боевые суда отчетливо видны благодаря приближению камер высокого разрешения, подсвеченные бортовыми огнями, они казались огромными хемилюминесцентными палочками, расположенными в чётком порядке на полотне великой пустоты. Чужеродные элементы, они вызывали у меня желание убрать их, погасить, стереть с холста, что бы полностью раствориться в обволакивающем всё и вся ничто. И, словно потакая моим мыслям, чернота нехотя стала наползать на сигары силуэтов, постепенно поглощая их, как будто боялась обжечься. В какой-то момент всё померкло, что бы через мгновение заиграть новыми красками. Не было больше абсолютной темноты, вернее она была, но в ней хаотично перемещалось бессчетное количество белых, синих, зеленых, кажется, желтых точек, которые налетали на, мерцающие белоснежными всполохами, капли наших кораблей, и отскакивали от них, разлетаясь на огромные расстояния, теряясь где-то в необозримой дали. Великолепное зрелище, завораживающее! Я не понимал, что произошло, и как, было только осознание, что погружение закончилось, и сейчас мы несемся со сверхсветовой скоростью в межсистемном пространстве. Пусть это не ощущалось, для нас внутри звездолета ничего не изменилось, но сам факт произошедшего, и его масштабность, заставляли оцепенеть, и почувствовать гордость за причастность к великому виду, пусть мы незначительные букашки, жалкие человечишки, но именно нашей воле подчиняются могущественные силы вселенских масштабов. Это многого стоит.

Трансляция закончилась, помещение наполнилось голосами собравшихся в нём людей, которые спешили обсудить друг с другом то, что они увидели, а я вздрогнул от толчка Сарая, который вернул мои мысли обратно на борт крейсера.

– Очень. Я потрясен до глубины души. – повернулся я к нему, подбирая слова в попытках выразить свой восторг, – но, Слава, что вообще произошло? Ты можешь объяснить?

– О, – поднял он палец вверх, и озарил нашу компанию своей улыбкой – об этом лучше спросить Арину, она у нас любит эту тему, милая?

– Если честно, то я не в настроении рассказывать. – произнесла графиня Морозова, состроив строгое выражение лица – извини, Ростислав, но этого в двух словах не объяснить, да и любят некоторые, – она косо посмотрела на своего парня, – всё переиначивать.

– Жаль, – а это Гадел присоединился к нашей беседе, приобнимая прижавшуюся к нему Елену, и сопроводившую кивком его слова. – Нам тоже интересно.

– Тогда я начну, – коварно улыбнулся Ярослав, – а ты, любовь моя, поправишь, если что.

На что Арина устало вздохнула, и возвела очи горе.

– В общем, вселенная состоит на девяносто пять процентов из темной материи. – начал Сарай. – И эта субстанция, как я понимаю, окружает всё в космосе, и является загадкой для человечества. Есть версии, что вселенная плоская, а материя – это, как вода, на поверхности которой плавают планеты, и….

– Хватит, только не это, снова! – Арина сердито прихлопнула ладонью по столику.– Тёмной материи не так уж и много, и ты забыл про тёмную энергию, и давай всё же придерживаться научной точки зрения, а не мифов и сказаний сектантов.

-Да я просто обобщал. – развёл руками Слава, и едко добавил – А наука и половины объяснить не может, если тебе не нравится, то сама рассказывай, а не отказывайся, когда просят.

Кажется, они снова поссорились. Вот, что у них не так? Почему они так часто ругаются? Те же Гадел с Леной, ни разу не видел, что бы ругались, даже отголосков их конфликтов не замечал.

– Хорошо, – успокаиваясь, произнесла Арина, – только без сказок. – на что Ярик только кивнул, и сделал приглашающий жест рукой.

– Ростислав, всё просто. – начала графиня с серьезным выражением лица, а я приготовился внимательно слушать, потому что, когда так говорит Арина, то всё оказывается довольно сложно. – Когда миллиарды лет назад произошёл большой взрыв, то множество частиц, из которых состоит вселенная, разлетелись на огромные пространства. А потом стали собираться вместе в планеты, газо-пылевые облака, звезды…

– Под действием гравитации. – покивал головой Слава. – они притягивались друг к другу

– Да, я ещё не дошла до этого! Не перебивай – возмутилась Арина. – Ты обещал!

– Я обещал без сказок, – оправдался Сарай, но заметив, что у его девушки ноздри раздулись от гнева, поспешил капитулировать. – Хорошо, хорошо, я понял, не перебиваю.

Как будто специально её дразнит, не понимаю его мотивов, что ему спокойно не живётся?

– Так вот, – глубоко вздохнув, и успокоившись, Арина вернулась к своей мысли. – В некоторых местах образовались сгустки тёмной материи, которые под действием гравитации стали притягивать к себе видимые нам частицы. И так образовались галактики, которые существуют и по сей день, а не плавают в бесконечном космосе, всё благодаря гравитации. – она обвела нас взглядом, чтобы удостовериться, что мы внимательно её слушаем, и продолжила. – Если в галактике измерить массу всех звезд, планет, и других видимых объектов, то их суммарная масса будет в десятки раз меньше массы галактики, а, значит, есть что-то невидимое, некая скрытая масса.

– А как измерить массу галактики? – не удержался я от вопроса, представляя в своей голове огромный космический безмен.

– Много способов, от наблюдения за скоростью вращения галактик вокруг общего центра, до гравитационного линзирования, долго объяснять. – ответила она, и вернула свой рассказ в прежнее русло. – Так вот, что-то невидимое даёт большую массу, и это что-то, и есть темная материя. Нам известно, что всё в галактике движется вокруг общего центра масс, а тёмная материя имеет большую массу, и благодаря ей же образовались галактики, значит, есть некое ядро тёмной материи, которое является основой гравитации, удерживающей галактики, но мы его не видим, мы вообще ничего не видим из этого. Так вот, еще тысячи лет назад было известно, что Тёмная материя состоит из нейтрино, барионной и небарионной темной материи. А ещё есть тёмная энергия, которая вообще по всей вселенной распространена, но равномерно, в отличие от той же темной материи. И только после появления индекса, мы смогли что-то узнать об этих явлениях, но и то не полностью.

Я же говорил, что всё не так просто! Я уже запутался, но, буду слушать дальше, очень интересно она рассказывает.

– Так вот. – продолжала Арина. – Вселенная расширяется, и когда она достигнет нужной массы, то начнёт сужаться. Но как может расширяться то, что держится за счет гравитации? – задала она нам вопрос, и тут же сама стала на него отвечать. – Дело в том, что темная энергия подвержена антигравитации, к такому выводу пришли из-за того, что вселенная расширяется с ускорением, а ещё она обладает отрицательным давлением, поэтому её плотность во вселенной не меняется. Получается, одно даёт гравитацию, другое антигравитацию. Это то, что нам известно. – подвела она итог, воздев палец к потолку, – а дальше начинается самое интересное. Человечество изобрело антиграв, вроде бы, ничего особенного, мы им каждый день пользуемся, в том числе и в космосе. Но однажды, при отправлении одного корабля, когда он совершал гравитационный маневр для приращения скорости, на нём произошла авария, и судно исчезло. А через несколько минут появилось совсем в другом месте системы, правда, экипаж был мёртв, никто не выжил, да и от корабля остались лишь обломки. Стали вскрывать чёрные ящики, выяснилось, что, не помню, из-за чего конкретно произошла авария, но перед его исчезновением на полную мощность врубились все антигравитационные установки, которые корабль перевозил в другую систему. Разбирались долго, проводили кучу экспериментов, пока один из объектов не повторил судьбу того судна. Это положило начало открытию такого явления, как гравитационный конфликт, когда в одной точке встречаются равнозначные по силе явления, и сопровождаются мощнейшим электромагнитным полем, и исследованиям, которые привели нас к началу понимания темной энергии и тёмной материи. Почему к началу? Потому что до сих пор мы не понимаем до конца, что это, и всего лишь пользуемся плодами наших обрывочных знаний. – Она перевела дыхание, и продолжила. – Исчезновение судна объяснили тем, что оно «нырнуло» в тёмную материю. Это подтвердилось тогда, когда наконец-то один из экспериментальных кораблей появился обратно, и с него снова появились сигналы. До этого момента, все остальные возвращались повреждёнными. Так наши ученые научились коротким «ныркам», но всё происходило при применении гравитационного манёвра. Записи с наружных камер того и последующих кораблей, показывали совсем другую картину окружающего мира, которая была до погружения, поэтому появился термин тёмного пространства, которое совсем не тёмное, как ты мог убедиться, и является не чем иным, как скрытой массой в галактике. Так вот, было принято решение исследовать, а как можно искусственно создать такой двигатель, чтобы не пользоваться постоянно гравитационной пращей, плюс хотели "нырнуть" на более дальнее расстояние. И стали проводить эксперименты в лабораториях.

– О, тогда и исчезла земля? – я решил похвастаться своими знаниями.

– Да. – кивнула графиня. – Для нужного эффекта требовалось очень много энергии, и это было возможно в то время только на планете. Никто не мог предположить, что полученный эффект будет таким. Земля просто «нырнула», а «вынырнула» мёртвым камнем.

Арина сделала паузу в повествовании, что бы мы прочувствовали этот момент, а затем продолжила:

– Но, нет худа без добра. Это дало огромный толчок к развитию науки. – от её слов Лена покачала головой, и поморщилась. – Земля вернулась на то же место, где и была, и продолжила подчиняться прежним законам нашего мира, а через сотни лет, на ней снова появилась атмосфера. Сделали вывод, что явление гравитационного конфликта не даёт ускорение, а только погружает тело в тёмное пространство, а, раз планета вернулась, то там действуют силы, выталкивающие объекты обратно. Дальше экспериментально подтвердили, что скорость зависит от скорости объекта, то есть для движения достаточно обычного двигателя, но скорость корабля увеличивается в разы в этом пространстве. Чтобы корабль не выталкивало наружу, используется электромагнитное поле огромной мощности. Ведь темная материя не вступает в электромагнитное взаимодействие, поэтому объект просто игнорируется. Но не это главное. Серия экспериментов привела к тому, что была заметна разница между «всплытием» земли, и «всплытием» других кораблей. Конечно, разница масс играет свою роль, но, провели расчеты, и получалось, что корабли такой же массы, как земля, «всплывали» бы быстрее. Родилась теория, что планета «нырнула глубже». Провели эксперименты по увеличению мощности гравитационного конфликта, и выяснили, что в зависимости от его мощности, и правда можно "погрузиться" дальше. Более того, чем дальше погружаешься, тем более мощное электромагнитное поле необходимо, чтобы объект не выталкивало, кстати, оно же служит защитой от воздействия слоев, что бы корабль остался невредим, и тем больше скорость движения в этом пространстве.

Всё, мой мозг отключается. Я снимаю шляпу перед Аришей, вроде бы она и объясняет хорошо, но я запутался во всех этих явлениях, свойствах, и прочем….

– А затем всё классифицировали и стандартизировали, – продолжала тем временем наша подруга. – «Глубину» назвали слоями тёмной материи, или тёмного пространства, или скрытой массы, и стали использовать для перемещения. Наш слой, где мы живём, называется нулевым, Технологии Российской империи позволяют комфортно себя чувствовать на четвертом слое, и передвигаться по нему, а так, можем погрузиться не «глубже» шестого, но там пятьдесят на пятьдесят: либо вытолкнет, либо сплющит, щиты не справляются. Сколько всего слоев – неизвестно, и еще одно, переходить на слои можно, ну, как можно, у нас получается только с нулевого. С первого на второй, к примеру, перейти не получится, при попытках корабль уничтожается и выталкивается. И еще, на разных слоях, хоть друг под другом корабли будут, но друг друга не увидят, на них вообще нет никаких объектов, кроме каких-то неизвестных частиц, которые мы видели на экране, и называем вимпами.

– Круто, – обрадовался я окончанию лекции, и попытался подытожить её слова. – Значит можно поднырнуть под врага, и атаковать его с другой стороны? Или, вообще, не облетать планету, а как бы пройти сквозь нее на другом слое. – мне уже не интересно было научное обоснование, главное, как это можно использовать.

– Можно, но не всё так просто. – тяжело вздохнула Арина, и, с видом мученика, продолжила объяснять. – Все планеты и звезды нашей вселенной находятся на нулевом слое, а на всех остальных, в месте их нахождения, образуют какие-то аномалии, и пройти сквозь них не получается, в случае с планетами и звездами любой объект как будто со стеной сталкивается, и отбрасывается, или уничтожается. Такой эффект называется якорем небесного тела, или фантомом. Помимо этого в каждой системе на слоях скрытой массы действует очень мощная гравитация, и покинуть пределы системы не получится, старт возможен только с её края.

– Именно поэтому очень важна навигация, – вмешался в разговор Слава. – Выполняются только короткие погружения до ближайших систем, между которыми нет препятствий, а потом прокладывается новый курс, и выполняется еще одно погружение. А поднырнуть под флот врага, так он не стоит на месте, а маневрировать на слоях мы пока не научились, только прямое движение. И, кстати, Арина всё это знает, потому что прошла курс звездной навигации, умница моя!

– Спасибо, милый. – улыбнулась девушка, а я, кажется, начал понимать стратегию Сарая.

– Но все равно можно же незаметно пробраться на территорию врага, и атаковать его? – Если я и понял что-то из рассказа, то именно то, что мы передвигаемся в каком-то другом пространстве, и нас никто не видит, поэтому хотелось уточнить этот момент.

– Да, можно. – кивнула Арина. – Но чтобы это предотвратить, на границах каждого государства дрейфует множество пограничных буев. Они "погружаются" на короткое время в различные слои, и анализируют реакцию вимпов, которые реагируют на инородные тела в темном пространстве. На сегодняшний день мы научились с точностью до семидесяти процентов по их поведению определять расстояние, скорость, курс, количество, и тип кораблей, которые движутся в слое.

– Интересная задумка, но их же уничтожить можно?

– Ну, за исключением того, что у них есть дублирующий буй, и что расписание сеансов связи с ними жёстко регламентированно, есть нюанс, что во время нахождения в слое скрытой массы, атака не возможна. Все силы корабля отданы на свою защиту, даже, если запустят торпеду, у нее не будет мощности для своего ЭМ щита, и она будет разрушена под воздействием темной материи.

– А как тогда быть, если тебе прямо по курсу мчится враг? Уничтожить его нельзя, уйти от столкновения тоже. – не унимался я с вопросами прикладного характера. Нет, ну, правда, это как беспокойство Чюватова, что в БТРе передвигаться небезопасно. – И насчет буев. Космос же не плоский, как угадать, с какой стороны идет враг? Нужны же миллиарды этих штук, иначе их местоположение можно вычислить, и обойти.

– Насчёт столкновения, – устало отвечала она. – Только "всплывать", уменьшать мощность щита, чтобы "вынырнуть" на нулевой слой, это происходит почти мгновенно. А насчет буёв, их на самом деле миллиарды, но ты прав, вычислить можно, поэтому они постоянно передвигаются, а не стоят на месте. Система защиты не идеальна, согласна, особенно учитывая, что связи на слоях нет, но не забывай, прыжки на большую дальность нам также не доступны, максимум на десяток световых лет, поэтому вычислять объекты пока еще легко.

– У меня вопрос. – вдруг ожил Гадел, который с задумчивым видом внимательно слушал всё это время. – Я из твоих слов понял, что темная материя окружает нас везде, но Ростислав правильно заметил, нет ни верха, ни низа, но при этом ты сама употребляешь термин «глубина», как будто мы ныряем в воду….

– Я поняла, – перебила его на полуслове Арина, – что ты хотел спросить. Да, вселенная не плоская, не шар, и не другие псевдонаучные варианты. Мы просто не знаем, что такое тёмная материя, уж точно не аналогия с морем, и объясняем всё доступными нам терминами. Каждый слой, возможно, отдельное пространство, но пока нет никакой конкретики, так что, чем богаты …, – она развела руками. – Да и смысл над этим ломать голову, когда не понятно, что это вообще за явление.

– Конечно, сказочный идиотизм, не понимая всей сути явлений, пользоваться ими. – подвела итог нашей беседы Елена. – никогда этого не понимала.

– Да ладно тебе, – улыбнулся Слава, – для того, чтобы кушать, мне же не обязательно знать, из чего приготовлено блюдо, так что, глаза боятся….

– А как быть со временем? – задал вопрос я, вспомнив множество фантастических романов. – Может быть, это….

– Ростислав, ты чем меня слушал? – возмутилась Арина, явно поняв, о чём я, видимо, ей не в новинку вести такие разговоры, и она уже наперёд знает, о чём будут спрашивать. – Это никакие не проколы, сжатие, и прочая ерунда из книжек. Я же говорила, что скорость зависит от скорости самого объекта, просто увеличивается в разы, а время везде одинаковое, в любом слое.

– Понял, благодарю. – поспешил я ретироваться. Всё, пора завершать эту беседу, и возвращаться к приземленным вопросам бытия. Устал. – Блин, у меня башка кипит, если честно. – начал я неудачную попытку отступления.

– Бывает. – кивнул Слава, – у меня от этой темы, несварение начинается, но это мы еще не обсуждали последние новости о тех, кто живёт в темной материи.

Опа, а это что-то новое.

– Неужели ты не слышал о пропавших кораблях, призраки которых появляются в тёмном пространстве, и атакуют тех, кто встречается с их курсом? – зловещим голосом начала стращать Сарай, заметив моё недоумение – А про обитателей глубин неизведанного космоса? Гигантских существ, которые питаются материей?

– Ты еще расскажи про космических дельфинов, которые несутся перед кораблями в слоях, и спасают попавший в бедствие экипаж. – ехидно прокомментировала его слова Арина. – Слава, я же просила без сектанщины!

– А при чём здесь секты? – возмутился Ярик, – это слова тысяч моряков, очевидцев….

– Речь идёт о явлениях оптических иллюзий из-за вимпов, – обратилась к остальным Арина. – Воображение людей дорисовывает им картину, которую они в силах понять. А все случаи с нападением, сущий вымысел, как вы понимаете, очевидцев у них не находилось, кроме пьяных матросов в портовых кабаках.

– Да, как…, – начал было Сарай.

– Милый. – рассердилась графиня, – хватит травить байки. Вот, какова природа вимпов и их свечения в темном пространстве, это загадка, почему мы на любом слое путешествуем со сверхсветовой скоростью, то же, но никак не какие-то призраки, и прочие бредни поехавших моряков.

Слава явно не хотел останавливаться, и, судя по его виду, готов был гнуть свою линию. Возможно, если я правильно понял стиль его нового общения с Ариной, ему в удовольствие дразнить свою девушку, а потом мириться, но не хотелось бы всё это наблюдать лично, поэтому я поспешил разрядить обстановку:

– Знаешь, Арин, – протянул я, пытаясь правильно сформулировать свою мысль. – Я поражён уровнем и глубиной твоих знаний, но только одно до сих пор не даёт мне покоя….

– Почему я, при всём этом, увлекаюсь Галушкиной? – широко улыбнулась графиня. Кажется, мой маневр удался, и она решила подыграть, дождавшись моего кивка. – Ростислав, это вопрос из той же серии, есть ли жизнь после смерти, но я же его тебе не задаю.

– Ну, судя по нам с Гаделом, – рассмеялся я в ответ, – точно есть, и неплохая.

Давно мы так не хохотали всей компанией. Лена сползла куда-то за спину к Бекетову, который от смеха схватился за живот, Ярик молча трясся в своём кресле, закрыв глаза, а Арина…, всё же красивые у неё ямочки на щеках, жаль, редко их наблюдаем.

***

Возвращение к приземлённым вопросам бытия произошло, когда мы с Бекетовым перешагнули порог нашего кубрика. Гадел, как раз объяснял мне, что стены в кают-компании не были мониторами, а трансляция велась через потолочные микропроекторы, которые я не заметил на фоне светодиодных светильников, когда размеренность нашей беседы прервал дикий крик старшего матроса Феймахера:

– Отдай инфопланшет, придурок! Я тебе сейчас по яйкам настучу!

Хирш боевым пончиком прыгал вокруг рослого и накаченного капрала Агашкова, пытаясь дотянуться до его высоко поднятой руки, в которой был зажат коммутатор нашего сапёра.

– Верни, я тебе сказал, детина переросток! – разорялся Феймахер. – Вымахал под два метра, а ума не прибавилось, как школьник себя ведёшь!

– Ещё чего скажешь? – ухмылялся сквозь ржачь Степан. – Ух ты, какая аппетитная толстушка! А адресок её есть?

– Отдай ему планшет! – потребовал старший матрос Цнаймер, рядом с которым стоял Левон Мелконян. Они оба были готовы вмешаться в конфликт, и помочь своему другу, но пока не решались из-за сдерживающего фактора в виде матросов Талицкого и Уманцева, за спиной капрала.

-Ути, какие сердитые! – дразнил их в ответ Агашков. – Попробуйте забрать. Знаете закон, что упало, то пропало?

Вообще, ситуация начала накаляться. Ребята вставали со своих коек и подтягивались каждый на свою половину отделения. Назревала драка. Кажется, вовремя мы появились. На шум из каптёрки вышел старшина Бобров, и удивлённо воззрился на происходящее.

– Капрал, что здесь происходит!? – я решил вмешаться, не дожидаясь кучи-малы. – Верните инфопланшет!

– Господин старшина, – закричал Хирш, услышав, а, затем, увидев меня. – Он мою Сельду отобрал, и не отдаёт! Скажите ему….

Блин, детский сад какой-то. Что еще за Сельда? Он так свой гаджет назвал, что ли?

– Агашков, верни ему коммутатор. – подошёл ближе к эпицентру проблемы Бобров. – Я же просил без эксцессов, что ты здесь устроил?

– Серёг, что сразу устроил? – панибратски улыбнулся ему капрал. – Ты посмотри, какая пухленькая телочка у него на фотках, и что она в нём нашла?

– Капрал, я к Вам обратился. – повысил я голос, и подошёл вплотную к нему. – Тебе оба старшины приказали вернуть чужую вещь, ты будешь нас игнорировать?

– Ой, да ладно! – он швырнул гаджет на ближайшую койку, и пошёл к своей. – Не сильно и хотелось, тем более мне жиробасины не нравятся.

– Как ты её назвал! – Хирш кинулся к нему, но не добежал, повиснув на руках, задержавших его сослуживцев. – Сюда иди орясина! Я тебе твои слова обратно в глотку вобью!

– Да давай! – развернулся Агашков, ощерившись в тупом оскале. Действительно, тупом, интеллекта на лице ноль!

– Отставить! – закричали мы с бароном на пару. – Никаких драк, разошлись! – мы же объясняли им, что соблюдать надо дисциплину и субординацию, и у нас проблем не будет, а они сейчас ставят под угрозу все наши замыслы. В первый же день, блин!

– Командир, при всём уважении, – прохрипел Феймахер, кто-то захватил его за горло, и активно тянул назад, – но это дело чести!

– Серёга, да ну нафиг. – возмущался Агашков, – мы не об этом разговаривали, я не собираюсь терпеть эту пузатую мелочь, сейчас вырублю его, а потом фотки этой бабы досмотрю.

– Хорошо! – гаркнул я, включая свою внутреннюю силу, усиливая голос, и видя, что Бобров кидает на меня беспомощные взгляды. Надо же, получилось! – Хотите драку, будет! – удивлённые взгляды морпехов сосредоточились на мне, кто-то громко ойкнул. – Завтра вечером, в спортзале, турнир для всего отделения. – процедил я сквозь зубы, меня обуревала сильная злость на этих персонажей, в первую очередь на перекаченного идиота. – Феймахер против Агашкова первыми будут.

– А зачем ждать? – ухмыльнулся капрал. – Я и сейчас не прочь.

– Не хочешь ждать? – я подошёл к нему, обуревая клокочущую в груди ярость, и сверля его лицо своим взглядом. – Тогда я к твоим услугам, но готов ли ты?

– Да ладно, я и подождать могу. – Степан явно струхнул. Он быстро развернулся и в два шага разлегся на своей койке. – Тем более отбой скоро.

– Разойтись. – скомандовал барон остальным морпехам, пока я провожал взглядом капрала.

Фух, кажется, пронесло. Но с этим надо что-то делать, нам с Бобровым есть над чем подумать, хотя, уверен, будь в кубрике гвоздь, он бы удержал Степана от этой ситуации. Кстати, а где Гвоздев? И Гусаров с Ариафином? Куда вообще делись все наши капралы первого класса? Этот вопрос разрешился за десять минут до отбоя, когда они вернулись со своей экскурсии по крейсеру. Интересно, видите ли, им было. Ну, да ладно, всё же обошлось, да и время, всё-таки личное.

А Сельда оказалась милой барышней, таких еще называют пышками. Но это нисколько не портило её, наоборот, она выглядела женственной, и нежной. Девушка Хирша в этом году заканчивала одиннадцатый класс школы, и собиралась прилететь к нам в академию, учиться сестринскому делу на факультете военно-полевого госпиталя, а так же для свадьбы с нашим сапером. В общем, нормально всё было, а проблемы, как всегда, происходили из человеческой глупости, комплексов, попытках навязать свои вкусы другим, а главное, самоутвердиться за чужой счёт. Я же говорю: – «Детский сад на выезде!».


Глава 12

На следующее утро мы вскакивали под звуки учебной тревоги, недоспав целый час положенного времени. Быстро натянув на себя компенсирующий костюм и полевую форму, без захода в душевой отсек, мы, встречая по пути других курсантов, мчались в оружейную, что бы облачиться в свои доспехи. Спросонья кожу лица стягивало сухостью, в глаза, как будто песка насыпали, общий дискомфорт усиливался из-за отсутствия привычных утренних процедур. Поэтому, оказавшись около своего ЛПДМ, я первым делом достал флягу с водой, и быстро умылся. Всего две секунды, а какое наслаждение, почувствовать освежающее прикосновение живительной влаги!

— Фууух. — Агашков стоял облаченный в не полностью закрепленный доспех, держась рукой за створку своего шкафа, и с его физиономии сходило, сменяясь облегчением, утреннее напряжение.

По смущенному виду некоторых бойцов было понятно, что капрал не одинок в своих действиях, все-таки доспех предусматривал множество функций по обеспечению комфортом своего пользователя, но только Агашков так открыто ими воспользовался.

— Стёпа! — возмутился его поведением Уманцев Василий, – не так громко же! – оказывается не всем в группе барона по душе его беспардонное поведение.

– Знаешь анекдот, когда у морпеха спрашивают, что было самым сложным в армейской службе, воевать на планете, или штурмовать вражеские корабли? — ответил ему наш верзила, и зашелся дикими хохотом. – научиться гадить на марше!

Не думаю, что нам удастся его перевоспитать, но надо что-то с ним делать, хоть какое-то уважение к коллективу привить, но сейчас лучше проигнорировать, времени на это совсем нет.

Быстро приведя себя в порядок, и, облачившись в полный комплект своего снаряжения, я уже собирался скомандовать выдвижение к одному из внутренних полигонов крейсера, куда нам надлежало прибыть, как ко мне подошел один из наших мастеров-оружейников старший матрос Мелконян, сопровождаемый Феймахером, который что-то подбадривающе ему говорил.

— Командир, – начал он немного неуверенно. — Я понимаю, что времени мало, но мой АКР был неисправен.

– В смысле неисправен? — удивился я. — мы же только вчера проверяли всё снаряжение.

— И вчера всё было в рабочем состоянии, — затараторил Левон, — но сейчас другая картина, я попытался дослать пулю в ствол, и оказалось, что механизм испорчен. Ничего страшного, -- он увидел недоумение на моём лице, и поспешил успокоить, – вопрос решался заменой магнитной перемычки, секундное дело, и совершенно обычное в полевых условиях затяжных боев, но…

– Но у нас не было боестолкновений на износ оборудования, – перебил его Хирш, – я попросил его проверить мой автомат, и там была та же картина, странная ситуация, а ты, командир, говорил, что по всем таким моментам сразу к тебе.

Ох, ё-моё, неужели саботаж? Но как!? Мы же вчера все коды доступа сменили! Залесский не мог, старший мичман не имеет возможности сброса защитного пина, только командир взвода и его зам. И тут меня как будто молнией пронзило, Крылов же унтер-лейтенант, теоритически он имел возможность доступа, но как, если к нашему взводу он не имеет никакого отношения? Так, потом думать буду, надо разбираться с тем, что есть.

– Отделение. – вынырнул я из своих мыслей, – слушай мою команду, бронники и оружейники на вас тщательное обследование доспехов, и оружия личного состава, всем остальным проверить вспомогательное снаряжение, о любой неисправности тут же докладывать, и исправлять.

Ребята с удивленными лицами приступили к своему заданию, а ко мне поинтересоваться происходящим, подошел старшина Бобров, который быстро проникся всей серьезностью ситуации, и занялся своим оборудованием, я же запустил диагностику, поглядывая на часы, и чувствуя, что мало нам не покажется, когда ББД будет отчитывать нас за опоздание. Надеюсь, отделаемся только нарядами вне очереди.

***

Абсолютно у каждого бойца отделения нашлись неисправности в оружии, и доспехах. Радовало только то, что все они были не серьезными, и моментально исправлялись заменой поврежденного модуля или механизма. Еще одним открытием стало то, что всё необходимое у нас имелось в полевых ремонтных наборах, поэтому мы смогли опоздать к сбору совсем чуть-чуть, всего лишь на полминуты.

– Как думаешь, – на бегу когда мы мчались по полигонной палубе, прислал мне сообщение по внутренней связи Сергей, – это Долидуда нам подпортил сбрую, что бы мы провалили предстоящее задание?

И почему я раньше думал, что он глупый? Барон мыслил в верном направлении, и угадал мои мысли, я как-то начал сомневаться, что это происки моих недругов, уж слишком просто всё оказалось. Скорее всего, мы должны были обнаружить проблему в бою, что привело бы, если не к нашему поражению, то к позору точно, ведь какой нормальный морпех идёт в бой, не проверив своё снаряжение? А мы в спешке чуть было так и не сделали, по крайней мере, я считал, что за ночь ничего не могло измениться. Что же, будет мне урок на будущее.

Ответить Боброву я не успел, потому что мы вылетели к ожидающему нас взводу, который, не считая нас, уже в полном составе построился в одну шеренгу перед входом на полигон, и услышали гневную речь Бажена Благояровича:

– Наконец-то вы соизволили явиться на наше мероприятие! – голос лейтенанта разил подобно дворянской рапире, настолько острым и язвительным он был. – Я думал, дамы опаздывают на бал, наряжаясь для своих кавалеров, а для кого прихорашивались вы, морпехи? Для своего противника?

– Так точно! – с ходу ляпнул я, занимая своё место в строю, чем вызвал смешки в рядах бойцов других отделений. Долидуда же, в моих словах не нашел ничего смешного, только зло поджал губы, а я продолжил – господин лейтенант, четвертое отделение прибыло по тревоге, и полностью готово к выполнению боевой задачи, в ходе проверки снаряжения…

– Достаточно старшина, меня не интересуют подробности вашего опоздания! – отрезал лейтенант. – я разберусь с вами позже.

– Старшина Туров доклад окончил. – быстро закруглился я, и принялся ждать продолжения спектакля, потому что ББД только что сам подтвердил, что он в курсе наших проблем с оборудованием, но не хочет, что бы кто-то еще об этом узнал, а значит это часть испытания, которое нам предстоит. Вот если бы он меня не прервал на полу слове…

– Взвод, – обратился к нам наш лейтенант. – Сегодня перед вами стоит боевая задача, пересечь лабиринт полигона имитирующего палубы системного товарняка, и остаться в живых, это понятно? Кроме вас там будет еще один взвод, который является вашим условным противником, при встрече с ними, их необходимо уничтожить, и они не единственное препятствие на вашем пути к финишу, это понятно? Зачет получит тот взвод, который в большем составе достигнет точки назначения, но и кроме этого, мы смотрим на подготовку отделений, через месяц вас ожидает аттестация, по результатам которой будет принято решение о расформировании отделения, это понятно? – на этих словах он пристально посмотрел на нас с Бобровым. – переключите оружие на пониженную мощность, и будьте внимательны. На том конце полигона, вас ожидает унтер-лейтенант взвода Николай Васильевич Аверков, я же останусь здесь, вдруг кто-то из вас заблудится и выйдет обратно. – Долидуда обвел строгим взглядом весь строй, – надо ли говорить, что вернувшимся засчитывается поражение?

На этих словах нашего лейтенанта произошло несколько событий, которые повлияли на дальнейшее развитие ситуации на полигоне. Когда весь взвод, конечно же, согласился, что говорить, и повторять не надо, всё и так ясно, створки двери перед нами разъехались в стороны, и к ББД подошёл неизвестный нам старший мичман. Не успел я подумать, что это наш второй обер-офицер, коллега Залесского, с которым у меня не было времени познакомиться, как за нашими спинами послышались чьи-то шаги, и в поле моего зрения появился сверкающий своей лысиной, и акульей улыбкой капитан Гривасов в безупречно отглаженной форме, в сопровождении капитан-лейтенанта Гусева, который с недовольным выражением лица следовал за своим командиром. Удивительным для меня было то, что Пётр Фадеевич был облачен в полный комплект лёгких доспехов морского пехотинца, а за спиной у него висела штурмовая винтовка, к чему это вообще? Они что, ожидают каких-то проблем? Почему тогда Анвер Световидович без брони?

– Господин лейтенант, старший мичман Петров прибыл в качестве посредника! – вытянувшись по стойке смирно, доложил офицер с полигона.

– Как? – удивился Долидуда, – а где унтер-лейтенант Крылов? Он же должен был быть посредником. – и тут же сам вытянулся, приветствуя безопасников. – господа!

– Лейтенант решил, что он пригодится в поле, а здесь достаточно и меня. – отвечал ему Петров, тут же переводя внимание на других офицеров. – господа!

– Лейтенант, мичман. – кивнул подошедший Гривасов. – служба безопасности флота, мы будем наблюдать за вашими учениями.

– Господин капитан, к чему это? – возмутился Бажен Благоярович. – меня никто не поставил в известность, что вообще происходит?

– Кажется Долидуду решили слить. – прошептал мне стоящий рядом Бобров. – мало того, что в последний момент против нас выпустят опытного унтер-офицера, который участвовал в реальных боях, и ему наш взвод, как семечки, так еще и СБФ привалило.

Понимаю, почему Сергей так подумал. Эх, старшина, знал бы ты, тоже, что и я…. Не думаю, что присутствие Петра Фадеевича в полной боевой выкладке, сделает наше учебное задание менее опасным для меня, но приятно, что я ошибался, и меня, всё же, прикрывают.

– Не надо так волноваться, лейтенант. – усмехнулся Анвер Световидович, – это исключительно в учебных целях. Пётр Фадеевич, займите место в рубке наблюдения, а я здесь постою.

– Так точно. – Гусев скрылся в недрах полигона, а Гривасов встал рядом с Баженом Благояровичем, и, подмигнув мне, принялся протирать своё пенсне.

***

И так, Крылов на полигоне, и может скрываться за любой переборкой, за любым поворотом. Он наверняка постарается меня найти, и окажется, что на его винтовке по чистой случайности будет стоять режим полной мощности, а неопытный старшина сам подставился под выстрел, исключительно по собственному разгильдяйству. Блин, страшно. Нет, не так, меня одолевал ужас, заставляя цепенеть конечности, замедляя реакцию, он уничтожал любые мысли о благоприятном исходе сего променада. Ужас близкой смерти….

Так, стоп, чего я вру-то? Я не боюсь смерти, я примирился с ней еще на обшивке учебной космической станции, да и кто его знает, есть ли она? Может, я в очередной раз окажусь в другом мире. Не хотелось бы начинать всё с самого начала, но, что поделаешь? Хм, как-то я быстро меняю лошадей, то стремлюсь к мысли, вложенной мне Евгением Михайловичем, что у меня произошло замещение личности, то, как дело пахнет керосином, думаю о реинкарнации. Пора бы уже определиться с основной версией. Хотя, зачем мне это делать? Если выберу что-то одно, то стану слабее. Если прав мой психотерапевт, то буду бояться смерти, а если прав я, то буду бояться…, раскрытия и опытов? Кажется, понял, раньше я бежал от мысли кто я, обесценивая её, представляя не важной, оставляя на потом, но всё потому, что подсознательно боялся правды о себе, и мучился от незнания, но сейчас понимаю, что был не прав. Зачем мне отрицать что-то в себе? Я буду одновременно и пришельцем из другого мира, и местным мальчиком, который пережил падение с высоты. Комплексно, так сказать. Я такой, какой есть, и в этом моя сила.

Так, с этим определился, и, надо сказать, как-то сразу особо ничего не изменилось, ничего не щелкнуло, не произошло озарения, не появилось никаких супер сил, хотя, кажется, дышать стало легче, а нет, это сквозняком подуло, мы как раз вышли на перекресток из четырех коридоров.

– И куда нам дальше? – повернулся ко мне старшина Бобров, – есть мысли?

Дело в том, что наш взвод разделился на четыре части на похожем перекрёстке минут десять назад. Наши старшие мичманы решили, что если мы будем идти различными маршрутами, то выше шанс того, что хоть кто-то доберётся до финиша, и мало того, они дали указание при похожих условиях делить отделения на группы. Как по мне, так спорное решение. Если противник так же разделится, то шансы равные, в иных случаях мы будем в невыгодном положении, передавят нас поодиночке и всё. Я, конечно же, пытался воззвать к их разуму, но нарвался на язвительную отповедь Залесского, что это приказ. Единственное, чего добился, это фразы от второго обер-офицера Кузьмы Федоровича Денисова, что мы должны действовать по ситуации. Это замечательное распоряжение означает – делай, что хочешь, мне всё равно, что же, нам подходит.

– Мысль простая, Сергей Геннадиевич, – кивнул я ему, убрав визор шлема, – у нас главная задача одна, пройти полигон насквозь. Уверен, что на боковых ответвлениях будут засады, или минные поля, вон Гвоздь с Феймахером уже несколько растяжек обезвредили на нашем пути. Давай двигаться прямо, как и раньше, и займем центр, как можно быстрее, что бы оказаться там первыми. Ускоряться особо не будем, идём осторожно, но и не тащимся, как черепахи.

– Ростислав Драгомирович, а зачем нам центр? – барон так же убрал забрало своего шлема, и вопросительно уставился на меня. – противник туда тоже выйдет, будет бой, а если они не делились, и их будет больше, чем нас? Что мы тогда делать будем?

– Реализовывать своё преимущество. – улыбнулся я. – Если мы первыми вступим в бой, то велик шанс того, что они столкнутся с теми же проблемами, что и мы в оружейной. У нас будет несколько минут, пока они устранят неисправности снаряжения. Понимаю, – опередил я Сергея, не дав ему возразить, – надежда призрачная, но, наш взвод будет делиться и дальше, по замыслу наших офицеров, а значит, когда мы вступим в бой, то сможем указывать цели для множества мелких групп, а они и с тыла зайти смогут, и с флангов. – а еще там, скорее всего будет Крылов, и наше столкновение может спровоцировать его раскрыться, тогда останется только дождаться Гусева, уж к центру полигона он быстро прибежит, но барону это знать не обязательно.

– Честно, идея так себе. – пробурчал Бобров. – слишком много допущений ты делаешь….

– Ты прав, но не делиться же нам на группы, так мы себя ослабим, да и с центра сможем отступить куда захотим, там нас будет сложнее зажать в угол, но лучше попробовать реализовать прорыв, преследовать не будут, уверен.

– Согласен, – кивнул барон. – альтернативы ещё хуже, выдвигаемся?

– Вперёд!

Сложно быть живцом, ожидать атаки, и не получать её, осознавать риск и всю полноту опасности, но главное, мне надоело ждать, лучшая защита – это нападение. Да, я целиком и полностью отдавал себе отчёт в своих действиях. Я собирался подёргать тигра за усы. Вы можете возмутиться, сказать, что я подставляю остальных, но это не так. Они в равной степени находятся в опасности, потому что мы везде вместе. Даже, когда не было прямого контакта с Крыловым, погибали посторонние морпехи, и если дальше избегать нашей встречи, то он будет бить из-за угла, и кто знает, кто станет его следующей жертвой, если он снова ударит по площади? Лучше уж сейчас, когда бойцы в исправном доспехе, и вооружены, когда каждый воин находится на чеку. Тем более, у нас есть преимущество в виде бронированного капитан-лейтенанта, а это страшная сила!

Кстати, я смог понять из-за чего у меня появляется чувство страха. Я боюсь не гибели своей, а неизвестности, не справиться с поставленными задачами, не найти Лиру, подвести друзей, вот откуда происходит моя слабость. Осознание этого меня приободрило, я не трус, и не за себя боюсь, а беспокойство от неопределённости, что же, дело нормальное, с этим можно жить, главное, понимать, что не надо себя накручивать, надо делать, что нужно, и выкладываться по полной программе.

***

Центральный Коридор товарняка с запаянными дверями кубриков закончился входом в огромный ангар, заставленный большими, пятиметровой высоты, и малыми, всего-то пара метров, не больше, грузовыми контейнерами, которые, расположенные в один ярус, образовывали целый лабиринт. Что же, место для укрытия мы найдем.

– Сергей Геннадиевич, у нас нет разведывательных дронов – обратился я к Боброву, – не хотите ли со своей группой залезть наверх, для осуществления разведки и прикрытия с высоты?

Получив согласие второго старшины, и, дождавшись, когда часть бойцов отделения покинет палубу, мы осторожно двинулись вперёд, протискиваясь сквозь узкие проходы между гигантскими стальными ящиками. По снимку местности, сброшенному бароном во внутреннем канале, стало ясно, что в ангаре находится пятнадцать рядов контейнеров, штук по двадцать в каждом. Плотность расположения контейнеров варьировалась от совсем узких лазов, до небольших пятачков, где можно было бы развернуться для рукопашной схватки, если возникнет такая необходимость.

Сообщений о столкновении с противником на взводном канале не поступало, каких-либо ловушек мы не встречали, даже растяжки закончились, к недовольству Феймахера, который шёл первым вместе с капралом Ариафином. Это убаюкивало, казалось, что наше приключение так и продолжится в спокойном, и размеренном ритме. А потом, когда мы прошли три ряда контейнеров, эфир взорвался. Запестрело множество сообщений о погибших, замигали запросы о помощи с данными о местоположении. За мгновение на флангах вспыхнул бой, и его жар стремительно дошел до нас.

– Контакт на двенадцать часов, пятьдесят метров, восемь человек! – раздался голос барона.

– Контакт на девять часов, двадцать метров, двое! – вторил ему капрал Опричников.

– На восемь часов мины в проходах! – прилетел доклад от Гвоздева с пометками на плане местности.

– Они попрятались! – снова Бобров, – видимо нас заметили, и обнаружили неполадки, атакуем?

Решение требовалось принимать быстро.

– На три часа мины. – Ариафин рискнул, и двинулся на разведку понизу.

– Атакуем по центру, – решился я. – все наверх, и максимальное ускорение в рывке. Старшина, на твоих левый фланг, загоняйте их в заминированные проходы, идём по двое на контейнер!

Максимальное ускорение в рывке – это пятьдесят метров за пять секунд, а ещё повышенный расход энергии, а еще это означает полностью полагаться на системы доспеха. Говорят, при индексе развития за тридцать единиц, даже в таком режиме боец успевает контролировать ситуацию, но это не про нас, пока что.

Мы свалились сверху на суетившихся в широком проходе морпехов, открывая огонь при малейшей видимости противника. Готов поспорить, что лицо мичмана, в которого я всадил три пули, выражало вопрос: – «Какого фига!». А такого, что у вас оказался такой же заботливый лейтенант, как и наш, только вы не опаздывали на построение. Столкновение длилось какое-то мгновение, и отделение соперников прекратило свое существование, конечно же, условно. А затем началось веселье иного рода. В нас полетели гранаты, сплошным потоком, откуда-то с правого фланга, из-за контейнеров, и потери начались уже с нашей стороны. Первыми жертвами стали наши татары, Ордынцев, Чюватов, и, к сожалению, капрал Бекетов, который не нашел иного способа, как отбить их силой, на что получил детонацию, которая накрыла всех троих. Всё, лежать им теперь без движения, в режиме имитации гибели, а нам придётся отбиваться.

– Ариафин, бери Сеффа и Мелконяна, заходите с фланга, – раздавал я команды, спрятавшись в одном из проходов вместе с выжившими сослуживцами, – найдите их, а мы пока займем оборону здесь. Остальным локальные щиты на полную мощность, Осокин, Феймахер наверх, не дайте к нам подойти! Бобёр, нам нужна помощь, что там у вас?

Откуда атакуют не понятно, на канале взвода выскакивали постоянные сообщения о гибели бойцов, которые отвлекали, и не давали сосредоточиться на ситуации, пришлось его отключить. Соображать надо было быстро, ситуация менялась мгновенно, и я не успевал, в какой-то момент я растерялся, и не знал, что делать.

– Гранаты! – раздался крик Феймахера, и уже с другой стороны в нас полетели смертельные гостинцы.

Всё, не уйти, ни спрятаться, крыть не чем, осталась только сила, но она…. И тут я возблагодарил судьбу за то, что свела меня с Лесниковым, а он заставил играть в армейский футбол. Вот же они хрупкие шары с водой! Вот для чего это нужно! Отбивать гранаты! Они настолько чувствительны к преградам, что даже при встрече со слабым коконом защиты будут детонировать, а если их ласково и нежно принимать в объятия своей силы, и отправлять обратно, то…. Мне удалось перехватить несколько снарядов, и вернуть отправителю. Это вызвало секундное замешательство на позициях врага, чем воспользовался капрал Ариафин, и атаковал с фланга, что стало последним его действием на этих учениях. А вот Цнаймер смог отступить.

– Они всё, командир, – пропыхтел он, имея ввиду своих сослуживцев. – человек десять осталось, мы пятерых зацепили. Фадей там заминировал проходы, если погонятся, то …

– Понял! – прервал я его, – старшина, доклад!

– Бобра нет, это Гвоздь, нас трое осталось. – пришёл ответ. – Здесь унтер-лейтенант! Лютый!

– Идём, держитесь…

– Командир, не надо, здесь уже полтора отделения, прорывайтесь по центру, тот офицер он один оттуда давит, мы его отвлечем, пусть хоть кто-то дойдет до финиша.

– Принял, идём. – я получил от Анджея целеуказание, и мы помчались вперёд, оставляя наших троих товарищей отвлекать на себя внимание.

Уже двоих, отметил я краем глаза на визоре шлема, когда исчезла иконка Уманцева. Остались только…, только Гвоздев. Одновременно с гибелью Талицкого мы выскочили на небольшой пятачок между контейнерами, где прятался Крылов. Наше появление для него стало неприятным сюрпризом, ещё бы, кто обрадуется появлению пятерых морпехов со спины. Но на то он и унтер-лейтенант, что быстро сориентировался, и ушел перекатом с линии нашего огня, спрятавшись в щели между двумя малыми контейнерами.

– Гранаты туда! – дал я команду, а сам кинулся к другой стороне прохода.

Ребята не подвели, меткими забросами они выкурили Крылова на меня, и в этот раз он не успел совсем чуть-чуть, я в рывке впечатался в унтер-лейтенанта плечом, отправляя его в полет до ближайшего препятствия, и посылая ему вдогонку небольшую очередь выстрелов. А теперь ходу, иначе нас зажмут, Гвоздев уже лежит обездвиженный, и ничем помочь не сможет.

– Ходу, ходу! – прокричал я, замечая, как гаснет иконка Цнаймера. Да что же такое, откуда?! – гранаты назад и по флангам! Хирш, ты….

– Я сбросил противопехотки! – угадывая мои мысли, отвечал он на бегу, – пару на контейнеры закинул

Это было поражение. Нас осталось четверо, и мы ничего не могли сделать, только рваться вперед, и отплевываться гранатами, да отхаркиваться выстрелами вслепую. А как хорошо всё начиналось, но кто же знал, что остальной взвод нас бросит? Никто так и не пришёл на помощь, предпочтя добраться до финиша. Уже потом, прочитав логи сообщений, я узнал, что практически все они погибли в первые минуты боя, попав в хитроумную засаду проницательного противника, но сейчас мне было не до этого. Уже рядом с входом в коридор осколком от брошенной наугад гранаты зацепило ногу Осокина, и он хотел остаться нас прикрывать, но мы с Гусаровым подхватили его, и потащили дальше, надеясь, что последние противопехотные мины Хирша обеспечат нам достаточное прикрытие. Думаю, что я всё-таки попал тогда в Крылова, и вывел его из строя, и именно поэтому нас не стали преследовать дальше, позволив нам добраться до конца полигона. Четверым из всего отделения! Нда, что же будет, когда мы окажемся в реальном бою? Надо становиться сильнее, мне еще Лиру спасать!

Глава 13

Запыхавшись, и постоянно оглядываясь, мы вырвались с полигона, вывалившись через люк прямо под ноги незнакомому лейтенанту, который со скучающим видом тут же отвернулся от нас, и произнес:

— Николай Васильевич, думаю это последние, и, судя по их виду, зачет по бегу они заработали.

— Согласен с Вами, Аркадий Борисович. — с улыбкой отвечал ему наш унтер-лейтенант, который, к моему удивлению, оказался довольно возрастным дядькой, лет шестидесяти на вид, с седым ежиком волос, и черными, вислыми усами.

Они еще о чем-то поговорили, но я прекратил обращать на них внимание, и прислушиваться к разговору — надо было привести себя в порядок, разобраться с заблокированной ногой доспеха Осокина, и просто подняться с палубы, а то мы расслабленно разлеглись под самым люком, переводя дух после стремительной гонки на выживание.

– Нус, счастливо оставаться, рад был увидеться с Вами, Николай Васильевич. Пойду к своим орлам, поздравлю с победой. – лейтенант заложил руки за спину, и, насвистывая какой-то мотив, скрылся за ближайшей дверью.

Вот же зараза. Он даже не взглянул на остальных, да ладно мы, он проигнорировал и Залесского, который с недовольным видом стоял недалеко от офицеров, и явно был раздражен таким неуважением.

Кроме всех выше перечисленных на финише находились еще два морпеха, старший матрос и капрал первого класса, из другого отделения нашего взвода, с которыми я еще не был знаком. Неужели это все, кто смог пройти полигон? Нда, не густо.

– Ох, кажется у меня доспех болит…, везде. — откинув забрало шлема, и явив миру свои пухлые, бледные щеки, а также намечающийся второй подбородок, произнес Феймахер, а затем озвучил мои мысли. – а что нас так мало?

— Ты пришёл, теперь станет много! – резко и язвительно ответил ему Залесский, который явно искал, куда бы приложить своё злобное настроение.

— Ваше благородие, Вы тоже много весите! – натянув на лицо дежурную улыбку, заступился я за вспыхнувшего пуще помидора Хирша.

— Я не об этом! — одновременно возмущенно и жалобно воскликнул граф, делая шаг назад, и скрещивая руки на груди.

— Бог с Вами, Филипп Игоревич, я про вес в обществе, а Вы о чём подумали? — продолжил я с ним диалог, но он мне не ответил, отвел взгляд в сторону, и сделал вид, что меня здесь нет.

Поняв, что Залесский ушёл в себя, жалеть и гладить застарелую мозоль, а конфликт предотвращен в зародыше, я подошел к унтер-лейтенанту.

— Старшина Туров, -- я вытянулся по стойке смирно. – четвертое отделение взвода прибыло в неполном составе, имеются погибшие и один раненый.

– Вольно, Туров. – широко улыбнулся Аверков, забавно пошевелив усами, – рад приветствовать в наших рядах защитника угнетённых, и грозу наглецов. Я не про сегодня, если что.

Так, кто проболтался? Бобров, или старший мичман? Поймав злобный взгляд графа, понял, что Серёжа постарался. Нет, я, конечно, и не надеялся, что история нашей первой встречи с Залесским надолго останется секретом, но не на второй же день! Ай да Бобер, вот же балабол, и когда только успел? Ничего, месть моя будет страшна, пущу слух, что он лунатизмом страдает, и по ночам грызет всё, что грызётся. А что? Отличное фамильное проклятие для баронов Бобровых.

– Рад стараться, Ваше благородие. – в голову больше ничего не пришло для ответа, да и вообще, хватит светских бесед, это Аверков может в силу возраста заниматься троллингом молодых аристократов, а мне так открыто обсуждать Залесского, всё же не стоит. И вообще, пойду, Гусева проведаю. – Разрешите идти?

Получив в ответ от унтер-лейтенанта кивок головой, я направился в рубку видеонаблюдения. Мне хотелось пообщаться с каплеем на тему Крылова, узнать, не заметил ли он чего странного на полигоне? Лично мне мой враг не показался очень уж сильным и опасным в прямом столкновении. Хоть и длилась наша схватка всего пару секунд, но он же ветеран морской пехоты, у него опыта должно быть немеряно, да и Гвоздев кричал, что он лютый противник, но я этого не почувствовал. Вот же хитрый гад, усыпляет бдительность, и отводит подозрение, но ничего, может Гусев что-то видел, и даст какой-нибудь дельный совет, как его спровоцировать, если сегодня не получилось?

Но всё мои планы полетели псу под хвост, как и настроение, когда я вошёл в рубку, и застал свой засадный полк в лице капитан-лейтенанта, раскладывающего пасьянс на своём коммутаторе, подключив его к одному из мониторов, да и остальные экраны транслировали всё, что угодно, только не то, что нужно. Я видел жилую палубу с кубриками, старт и финиш полигона, каких-то снующих туда-сюда морпехов, матросов и офицеров, расстроенного Долидуду вместе с утешающим его Гривасовым, Аверкова, отдающего какие-то распоряжения Залесскому, который поспешил в сторону рубки…. О, широко улыбающегося Крылова, стоящего рядом со своим лейтенантом. Только я не видел, что бы Гусев за этим наблюдал, и вообще, хоть как-то работал, и я взорвался. А что, имею право, раз пошла такая песня.

– Пётр Фадеевич! – моему негодованию не было предела. – извольте объясниться, чем Вы занимаетесь?! – на одном дыхании выдал я, ударяя кулаком по закрывшейся створке двери. – Это так Вы занимаетесь ловлей на живца?! Я там жизнью рискую, а Вы здесь…!

– Прекрати истерику, Туров. – закрыв окно с игрой, развернулся на кресле каплей, спокойно посмотрев на меня. – Всё в порядке, тебе ничего не угрожало, я всё контролирую.

– Каким образом? Раскладывая пасьянс? Да у Вас, даже камеры не настроены на полигон…. – продолжал кричать я, чувствуя, что нисколько не успокаиваюсь, а наоборот, все мои прежние мысли о его подходе спустя рукава к моему делу только получали подтверждение, что бы там не говорил Авнер Световидович.

– Да с чего ты взял….

– Да логика простейшая, даже после конца учений, пара экранов, но транслировала бы то, что нужно! Нет, я и раньше подозревал, что Вам всё равно на это дело, но такого…, – запнулся я, – такой профанации я не ожидал, а Анвер Световидович меня заверял, что Вы лучший….

– Ты на себя берешь слишком много, старшина. – прервал меня на полуслове Гусев, начав закипать. – не тебе учить меня, как надо работать, а уж тем более давать оценку моим действиям.

– Да я хотя бы говорю прямо и открыто, а не в играх залипаю за закрытыми дверями. – выпалил я, на что лицо Петра Фадеевича покрылось красными пятнами.

Не успел Гусев ответить, как за моей спиной с легким шипением раскрылись створки двери, и послышался голос Залесского:

– Туров, быстро пошёл…, – он запнулся, почувствовав тяжёлый взгляд каплея и царившую в рубке штормовую атмосферу, – что здесь происходит, я требую….

– Растворись в материи, матрос! – прорычал Пётр, кроша подлокотник кресла закованным в броню кулаком. – Мааррш! – он вскочил на ноги.

Я не оборачивался к старшему мичману, и не мог увидеть всю гамму чувств отобразившихся на его лице, но я уверен, что он был в ужасе, потому что объективно это было страшно, когда на тебя кричит здоровенный рыжий мужик в доспехах, с глазами навыкате, и красным от гнева лицом. Гусев ещё и силу вложил в голос. Меня самого эта ситуация отрезвила, вся спесь куда-то ушла, злость уступила место какой-то апатии.

– Это был наследник графов Залесских. – спокойно произнёс я, когда дверь закрылась, и мы снова остались в рубке одни.

– Да мне плевать. – резко успокаиваясь ответил каплей.

– Просто предупредил. – пожал я плечами, – так, на всякий случай. – а затем развернулся, и хотел было уйти, но Пётр меня остановил.

– Ростислав, – начал он. – нам не стоит ругаться, любой разлад между нами будет на руку человеку Юдина. – он глубоко вздохнул, когда я снова повернулся к нему, и посмотрел мне в глаза. – поверь, я всё контролировал, и тебе точно не угрожала опасность, ты сам сломал Крылову два ребра, когда протаранил его в рывке, а он и защититься не мог, потому что его еще в проходе между контейнерами зацепило осколками, и доспех имитировал тяжелое ранение. Его просто вынесло по инерции на тебя, а потом ты его еще и добил двумя попаданиями, так что ему было не сладко.

– То есть, Вы всё же смотрели за мной? – решил уточнить я, прикидывая, как бы лучше извиниться за своё поведение. Да, я раскаивался за срыв, просто жуть, как накипело.

– А откуда, по твоему, я могу знать то, что рассказал тебе? – хмыкнул каплей. – и мне не надо для этого нагружать кучу мониторов, а теперь, иди, догоняй своего Залесского, если он еще не развил световую скорость.

– Пётр Фадеевич. – помялся я, а потом посмотрел на него, выдерживая встречный взгляд, – извините.

– Принято. – кивнул он, – но запомни, больше никогда так со мной не разговаривай. Я могу понять, что ты боишься, и переживаешь за свою жизнь, но криком делу не поможешь. Будет, что сказать, говори.

– Так точно. – кивнул я, – разрешите идти?

– Иди.

***

Старший мичман Филипп Игоревич, избегал моего взгляда на протяжении всего построения после учений, когда все обер-офицеры нашего взвода стояли рядом с лейтенантом Долидудой, который распекал личный состав. Мы стоя смотрели запись боя, слушали едкие комментарии командира, и, молча обтекали. А что поделать, если он прав. Досталось не только рядовому составу, прилетело и Залесскому, и Денисову, а унтер-лейтенант Аверков давал дельные советы, как надо было поступить. В общем, мы получили кучу угроз от нашего лейтенанта, о роспуске отделений, о переформировании взвода, ну и всё в таком духе. Нет, не подумайте, что я игнорировал, и пропускал мимо ушей его слова, ситуация была серьезной, мы показали очень слабую подготовку. Хотя, по поводу именно моего отделения Бажен Благоярович не был столь критичен, всё-таки это мы уничтожили двадцать противников, в том числе и унтер-лейтенанта, но, всё равно, досталось всем. Я же просто устал от ярких эмоций за сегодняшнее утро, поэтому не реагировал остро, а думал о разговоре с Гусевым, о Крылове. Всё-таки каплей удивил, совладал со своим гневом, и сам пошёл на мировую, показал себя взрослым, и рассудительным человеком, а я, как подросток, отдался на волю чувствам. Так, стоп, а я и есть подросток, хе-хе, мне же недавно только девятнадцать лет исполнилось, кстати, я как-то забыл о своём дне рождения. Что же, прощу себе свою сегодняшнюю слабость, но впредь, надо постараться не допускать таких вспышек. Мои размышления продлились до того момента, пока Долидуда не завершил разбор полётов, а затем мы отправились на полигон, проводить работу над ошибками. До самого вечера. Без обеда!

***

– Унтер-лейтенант реально жёсткий был, – делился своими впечатлениями Гвоздев, пока мы всем отделением шли в спортивный зал для проведения нашего турнира. – ты видел на видео, как он за Бобром охотился?

Анджей имел ввиду те моменты, когда Крылов стрелял только в Сергея. Он игнорировал всех остальных морпехов, уходя с их линии атаки, и выныривая с флангов, но всегда при этом открывая огонь только по барону. Мне кажется, он нас просто перепутал, и думал, что это я ему встретился, лица же не видно, а доспех одинаковый, как и знаки различия. Так вот, Крылов воевал, соблюдая все условия по режимам мощности оружия, но его грамотное поведение на поле боя создавало огромную напряженность в рядах наших ребят, в итоге, он всё же подстрелил старшину, но оказался совсем один, без поддержки, и на моём пути. Если бы он не хотел меня убить, я бы мог им восхищаться, но нет, только отдать должное опыту и подготовке. Я в очередной раз убедился, что он опасный противник.

– Конечно. – соглашался я. – но и вы держались до последнего.

– Ага, полминуты. – хмыкнул Бобров. – я вообще не понял, чего он ко мне привязался, но ты классно его боданул, отомстил за нас. – на этих словах он похлопал меня по плечу.

– Не зря он Туров. – поддержал сослуживцев Гадел.

– Чисто Тур, согласен. – покивал головой барон.

– Всегда, пожалуйста. – улыбнулся я.

В спортзале мы долго не задержались. Уровень подготовки выяснился сразу, и он был удручающим. В отделении было всего трое морпехов, кто мог мне составить конкуренцию, и если Гадел с Ариафином уверенно держались, но проигрывали, то с Анджеем мы были наравне, даже, когда использовали внутреннюю силу. Он держался за счёт превосходства в мощи, а я за счёт умений вколоченных в меня Воиславом Доброславовичем. У остальных был примерно одинаковый уровень, который звучал так, нам четверым они не противники, даже Агашков, который вчера пытался казаться этаким мачо.

***

Результаты учений и внутреннего турнира привели к тому, что наше отделение пропало на рутинных тренировках, прерываемых только дежурствами, на целых три недели нашей практики. Почти месяц незаметно пролетел с тех пор, как мы оказались на корабле. Совсем скоро лейтенант Долидуда проведет первую аттестацию взвода, которой он сильно напугал личный состав во второй день нашего путешествия. Его слова вызвали в нас с ребятами сильное недовольство, и мы, во что бы то ни стало, решили не оправдать его предсказание касательно нашего отделения, которое он сделал при первой встрече. Всё это время мы использовали каждую свободную минуту для занятий по стрельбе, рукопашному бою и тактике, не забывали, так же, и о профильных направлениях каждого бойца. Как итог, у нас не было ни капли свободного времени, если день был свободен от караулов и взводного слаживания, то мы шли в тир и на полигоны крейсера, а каждый вечер проводили на матах спортивного зала, где мы с капралом Гвоздевым натаскивали парней в ближнем бою с использованием внутренней силы. Стоит ли говорить, что единственное время, когда мы отдыхали, был сон, отрубало мгновенно. Отсутствие наставничества от вышестоящих офицеров в любых тренировках, привело меня к пониманию, как же мне с одной стороны повезло, что я попал в окружную академию морской пехоты, а с другой, насколько тяжело приходится тем, кто служит в обычных частях, и проходит курс молодого бойца в обычных учебках. Тоскливо, когда никому нет до тебя дела, и никто не заинтересован в твоём развитии, все заняты своими делами. Мысль о том, что кроме себя я никому не нужен, обладала отрезвляющим эффектом, и заставила плотно засесть за саморазвитие. В первую очередь, я доводил до автоматизма всё, чему меня научили за первый курс, а этого уже не мало, скажу я вам.

Конечно, мне негде было оттачивать навыки механика, и умения, почерпнутые на юридическом факультете, хотя, я бы с удовольствием отработал практику полевого допроса на Крылове, ну, или, Залесском, но первый был недостижим, а второй, даже не шутил в нашу сторону. Господин старший мичман выполнил распоряжение капитан-лейтенанта Гусева, и растворился в материи, предоставив нашему отделению решать все вопросы с другими офицерами нашего взвода. Более того, на обеде и ужине в гости за наш столик в столовой стали захаживать унтера других отделений взвода, пообщаться на тему законов, и их противостояния с Филиппом Игоревичем. Так что у графа всё было не очень радужно, как-то постепенно он превратился в изгоя, и, говорят, даже подал прошение командованию о переводе в другой взвод, что само по себе являлось нашей безоговорочной победой. Хотя, он сволочь злопамятная, наверняка эти события его ничему не научат, и он воспользуется подходящим случаем, что бы мне напакостить. Но это не сегодня, и не на практике, сейчас он обезврежен, а до остального дожить ещё надо.

Но вернёмся к моим тренировкам. Помните, я записался на взрывное дело в середине второго семестра? Вот не хотел я экзаменоваться по нему, так, в основах разобраться только, да научиться отличать противотанковую мину от противопехотной, но наши учения на поверхности Владивостока всё перевернули. Если в академии, я уделял этим занятиям не так много времени, надеясь наверстать в будущем, и вызывая у наставника, ведущего факультатив, желание избавиться от меня, чего он не мог сделать, так как зачет мне предстоял только на втором курсе, то на практике я не пропускал ни одного похода бойцов нашего отделения в инженерно-саперную мастерскую. Нет, я не передумал, и не хочу идти в этой профессии до конца, тем более на моем факультативе никто не учит разминированию, но после минирования артиллеристской батареи, и того, во что это вылилось, я посчитал, что понимать, какие действия совершает Хирш, когда готовится что-то взорвать, я обязан, да и знак минёра надо оправдывать. К слову, занимались мы под чутким руководством капрала первого класса Гвоздева, который был самым опытным сапером нашего отряда, аж третьего класса, и который за этот месяц уверенно тянул на свой уровень Ариафина и Феймахера. Вообще, Анджей порадовал, мало того, что кроме саперного дела, он каждый вечер помогал мне подтягивать всех остальных в рукопашке, так он и помог навести порядок в отделении, в частности, то, что после турнира капрал Агашков притих, и стал вести себя тихо, как мышка, его заслуга.

Насчёт ближнего боя отдельная история. Необходимость вывести ребят на более высокий уровень, заставила нас с Бобровым пойти на крайние меры. Пришлось проводить занятия исключительно по вечерам, когда у бойцов должно было быть свободное время. Не всем это пришлось по душе, но нашим доводам, вняли, да и слова лейтенанта никто не отменял. Конечно, за месяц я не смог передать парням всю науку, которую в меня вколачивал Лесников, поэтому пришлось ограничиться основами, главное, чтобы они не ломали себе руки о мощные локальные щиты, и научились, хотя бы за них цепляться, как я тогда на соревнованиях. Но и это было не так легко, ох, теперь я понимаю слова Воислава Доброславовича, что в массе учить тому, что давал мне он, очень сложно. Но, несмотря на трудности, были и успехи, тот же Гвоздев, Ариафин, и, к моему удивлению, Хирш проявляли огромную заинтересованность к моим навыкам, очень быстро осваивая всё, что я мог показать. Увы, Гадел не тянул, ему не хватало тонкого контроля над силой, он полагался исключительно на свою мощь. Ничего, вернёмся в академию, отдам его Лесникову, он быстро переучит. Я же, постоянно пользовался своей внутренней силой. Никакого передвижения по крейсеру без поисковых техник и кокона, постоянно что-то пытался перемещать телекинезом, искал, запоминал узоры, и затирал следы от техник ребят на тренировках, в общем, развлекался по полной программе. Несколько раз, даже технику мертвеца тренировал в тире, представляя, что сижу в засаде, и поджидаю противника. Увы, времени было не много, поэтому дальше пятнадцати минут не продвинулся. Но самое главное, в попытках научить других, мне пришла в голову мысль, а что если локальный щит ставить ребром в своей ауре? Ведь на что он похож? Если по-простому, то на тонкий лист защиты, а что, если его развернуть, и ловить удар на ребро? Конечно, площадь будет меньше и придётся очень точно его подставлять, но глубина защиты увеличится. Интересно, сможет такой щит пробить мне Анджей, или уже нет? Естественно, что без наставника ответить на мои вопросы могла только практика, и я приступил к своим собственным экспериментам.

Кроме всего прочего я с удовольствием поддерживал свои навыки в управлении робототехникой и взломе электронных систем, тем более, что я был единственным в отделении, кто учился по этой специализации, и я банально отдыхал от ребят, и их общества. В общем, загруженность была дикая, честное слово, не знаю, как мы выдержали, но в конце концов результат того стоил!

***

Да, я забыл рассказать об эпическом поединке Хирша и Степана тогда на турнире, ведь только ради них всё и затевалось, ну, почти ради них. О том шоу, которое они устроили, мы вспоминали потом еще долго, благо, кроме нас его никто не видел. Только представьте себе огромного Агашкова, который разделся по пояс, и позировал, показывая свои прокаченные мышцы, в лучших традициях бодибилдеров всех времён, и народов, и круглого малыша Феймахера, который подпрыгивал от нетерпения, и манящими жестами подзывал к себе своего противника.

– Ты видишь, что тебя ждёт? – улыбался Степан, дразня Хирша, показывая свою широкую спину, затем меняя позу, и демонстрируя свои бицепсы. – Это же ждёт твою Сельду, когда мы с ней встретимся. Крепкие, мужские руки, и стальные мышцы непробиваемого пресса, а не твой рыхлый живот.

– Да, да, – подскакивал наш инженер-сапер, – иди сюда уже, хватит болтать, и я тебя отбуцкаю.

Агашков всё продолжал дразнить Феймахера, а мы все, после напряженного дня, просто стояли и смотрели, не было никакого желания вмешиваться в это дело чести.

– Не, Стёпа, конечно, урод, – прошептал Гадел, – но Хирш точно не пробьет его мышечный каркас, не знаю, на что он надеется.

– Впечатляет, правда? – спросил у Бекетова капрал второго класса Опричников. – он с восьми лет занимается.

– Хватит им восхищаться, – вмешался в разговор Цнаймер, – ставки делать будем? Сто к одному на Агашкова.

– Азартные игры запрещены на службе, – одернул я его.

– Да ладно тебе, командир, это условный запрет, все ставят. – оправдывался Сефф, – и вообще, это поединок века, когда еще сойдутся шкаф с антресолькой? Не поставить на такое – грех!

– Он прав насчёт эпичности, – присоединился к разговору Гусаров, – я такого самолюбования мужика самим собой еще ни разу не видел.

И понеслось, кто, сколько, и на кого. Поединщики заметили нездоровую суету, и быстро разобрались в чём дело. Началась реклама того, за сколько ударов они разберутся со своим противником, кто, кого, в какой рог скрутит.

– Ставки закончены! – возвестил Сефф, выходя на маты между бойцами – господа, перед вами два великолепных бойца, два жеребца космических просторов, и сейчас они сойдутся в жестокой схватке, что бы определить, кто же из них сильнейший, и кто достоин любви прекрасной Сельды. Бой – скомандовал он, и отскочил в наши ряды.

– Слушай, Хирш же твой друг, – спросил я Цнаймера, – так почему ты против него такой коэффициент поставил?

– Что бы заработать, командир, смотри.

Подбадриваемый всеобщим вниманием Степан резко рванул к Хиршу, пытаясь…, не знаю, что он хотел сделать, может провести захват, но Феймахер его опередил. Старший матрос нанес классический футбольный удар ногой прямо между ног своего противника, а затем, когда наш накаченный гигант согнулся пополам, Хирш ударил его локтем куда-то в область уха, и, тут же схватив Агашкова за волосы, устроил его лицу встречу со своим коленом.

– Разгон на сто рублей… – протянул Осокин.

– А результат и копейки не стоит. – согласился с ним Гвоздев.

– Я всегда держу свое слово! – Хирш стоял над поверженным противником, который, кажется, пребывал в глубоком нокауте. – Не смей больше трогать мою Сельду!

– Ладно, делимся на пары. – призывал я ребят к организованности. – Только давайте без членовредительства, Миша, посмотри Стёпу.

– Да, давайте уже начинать, и так времени много потратили. – соглашался со мной барон.

Все как-то резко потеряли интерес к прошедшему поединку, и стали расходиться в пары для спаррингов.

– Господа, не расходимся! – метался между нами Цнаймер, – деньги переводите вот на этот счёт!


Глава 14

— Хрум, хрум, хрум — Рифкат Чюватов с упоением лопал чипсы, сидя на кровати Гадела, и уставившись в инфопланшет, компанию ему составил, и Ахад Ордынцев, который не отставал от друга в работе своих челюстей, — хрум, хрум, хрусть! — Наступили долгожданные для ребят выходные.

– Смотри, что она вытворяет! – давясь картофельными крошками воскликнул Чюватов.

– А что за модель гравициркла у неё? — пытался уточнить Ордынцев. – Такой же себе хочу!

-Время котиков! — на весь кубрик восторженно провозгласил Хирш Феймахер, сидя на своей койке, и что-то нажал на планшете, от чего вокруг распространились звуки веселой, и ритмичной музыки.

– Давай, лучше, свежие приколы псиоников посмотрим! — предлагал ему Сефф Цнаймер, который также уставился в его коммутатор.

– А я её хочу, — мечтательно произнес Рифкат, запихивая себе в рот новую порцию нездоровой пищи. — Какие бёдра, а икры, о мой краш!

-Ауф, попка просто манго! — соглашался с ним, подошедший, и заглянувший ему через плечо, Левон Мелконян, и тут же уселся рядом, запустив свою руку в одну из упаковок с чипсами. — А глаза какие, а волосы, иссиня-черные, словно крыло ворона, как блестят!

— Манго? -- спросил я в недоумении.

– Слушай, командир, ты не видел наш манго, – он руками обрисовал довольно крупный арбуз, – сладкий и крепкий, как ….

– Я понял! – поспешил кивнуть я, а то он, как классик, начнет еще про пепино рассказывать.

В это же время, чуть дальше по кубрику, пытался сосредоточиться на чем-то в своем гаджете капрал первого класса Фадей Ариафин, но ему это не удалось, и он достал беспроводные наушники, с недовольным видом косясь на любителей котиков, и экстремальных брюнеток.

Группа Боброва, полным составом, набилась в каптерку, где старшина крутил на мичманском компе какое-то кино. Из открытой двери раскатами далекой бури вырывался дружный громкий смех, и доносились возгласы восторга вперемешку с удивлением, что не укладывалось в голове, так как стоявший в дверном проёме Агашков, перекрывал его полностью.

Михаил Гусаров, и Любомир Осокин играли в шахматы, которые принесли из какой-то кают-компании. Естественно играли на интерес, иначе, проигрывавший уже четвёртую к ряду партию Осокин, остался бы в одних трусах. За их игрой наблюдал Гадел, который постоянно поглядывал на свой коммутатор, нетерпеливо ожидая сообщения от Елены – у нас сегодня намечалась встреча с друзьями. А я решил заняться самообразованием и изучал аристократические рода империи, вернее читал о них, и пытался разобраться в их запутанной иерархии, пока было время. Тем более ситуация с Крыловым так и не разрешилась, и пока резидент затаился, а постоянно мелькающий то тут, то там Гривасов, и следующий за ним по пятам Гусев, вселяли в меня чувство безопасности, надо было каждую минуту проводить с пользой.

Вообще мир аристократов был отдельной вселенной нашего общества. Во время своих поисков я натолкнулся на множество кодексов, сводов дворянских законов и правил, и, к моему удивлению, сотни автобиографических трудов виднейших деятелей знатных родов, которые в общей массе сводились к тому, что повествовали, как быть хорошим аристократом не только на службе государевой, но и в повседневной жизни. Конечно же, на собственном примере авторов. Читать все это, у меня не было времени, и я ограничивался только аннотациями, дав себе зарок, что при возможности обязательно изучу эти труды более детально. Сейчас же я рассматривал самую толстую книгу, фигурально выражаясь, конечно же, ведь она была в электронном виде, но по количеству записей она оставила далеко позади все остальные, Родословную книгу Российской Империи.

Что же, нельзя сказать, что дворян было много, их было очень много. Хотя, смотря с чем сравнивать. Если с населением Российской Империи, то где-то один целый три десятых процента от всех жителей, а это, если быть точным, пять миллиардов сто пять миллионов пятьсот двадцать три тысячи сто шестьдесят девять человек. Так записано в книге. А теперь интересный факт, такое количество дворян приходится на два миллиарда шестьсот пять миллионов сто шесть тысяч родов. Посмотришь, так огромные цифры, и это всё аристократия, голубая кровь нашей империи, её становой хребет, но потом начинаются цифры и подсчёты от контрольной счётной имперской палаты, а это самое интересное, ведь, именно на них основывается дворянский рейтинг.

В своей общей массе всё дворянское сословие обеспечивало работой более пятидесяти миллиардов граждан. У них на службе в родовых гвардиях состояло почти два с половиной миллиарда воинов, а вклад в экономику государства был просто колоссальный, с аристократических родов одних только налогов поступало в казну государства до сорока четырёх процентов от годового бюджета. И на фоне этой информации просто колоссальное удивление вызывал факт того, что в родословной книге основное место занимал список из двух миллиардов шестисот миллионов дворянских родов, которые, в большинстве своём, не имели ничего кроме знатной фамилии. Да там вообще, большинство родов состояли из одного человека, вдов и стариков без наследников. Остальную же часть аристократов составляли небольшие семьи, да люди с личным дворянством на государевой службе, военные, чиновники, или совсем уж мелкие бизнесмены, лишь бы штаны поддержать. Представляете, весь тот огромный вклад в развитие империи вносили всего пять миллионов сто шесть тысяч дворянских родов, и именно их имели в виду, когда кто-то говорил о рейтинге аристократов.

И так, официальный дворянский рейтинг делил эти рода по силе, благосостоянию и влиянию на тысячи, и чем ближе к началу списка, тем больше почет, и уважение, тем выше репутация в обществе. Абсолютно все стремились подвинуть соседа, и пробраться на место повыше – великая родовая гонка, вопрос не столько выживания, сколько престижа и тщеславия. Хотя…. Как я уже говорил, рейтинг делил рода на тысячи, и таких тысяч было довольно много, сами можете посчитать, поделив пять миллионов. Так вот, возьмем, к примеру, какую-нибудь третью тысячу, четвертую и вторую. Те рода, которые находятся в третьей, будут довольно тесно сотрудничать со своими соседями по рейтингу, пытаясь их подвинуть, конечно же, и пробраться выше, при этом они будут довольно презрительно относиться к тем, кто находится в четвертой, и стремиться использовать их к своей выгоде. Если между ними и будут заключаться какие-либо сделки, то никогда на равных, всегда в пользу тех, кто выше. При этом рода из третьей тысячи, будут стремиться, не столько работать с теми, кто во второй, сколько услужить им, что бы те обращали на них внимание, и, как-то за счет этого поднимать свой авторитет, укреплять свое текущее положение, и продвигаться вперед. Надо ли говорить, что тех, кто находится в какой-нибудь пятидесятой тысяче они за равных вообще не будут воспринимать? Лично я не совсем понимаю, как получилась такая ситуация и, что вообще двигает аристократами, но внутри их сословия постоянно идет конкурентная борьба. Хотя, как я прочитал на одном из форумов, встречаются и те, кто доволен своим положением, и просто наслаждается жизнью, а так же те, кто со всеми общается на равных. Эту информацию надо будет уточнить у друзей, не думаю, что дело обстоит только так, и, что конкуренция, и презрение являются неотъемлемыми спутниками дворян.

Для себя же значимость рейтинга я раскрыл, когда ознакомился с военной силой родов. Вот здесь всё было понятно, выше тот, у кого больше пушек. И если в конце рейтинга были дворяне, у которых в гвардии числилось отделение, или взвод, то чем ближе к началу, тем больше встречалось родов, у которых на службе состояли целые полки. В нетерпении, я прокрутил таблицу к первой сотне, и замер, пораженный увиденным. Первое место в списке самых влиятельных фамилий занимал род Графов Шереметьевых, и по данным рейтинга, у них на службе состояло десять корпусов личной гвардии. Обалдеть! Это же огромная сила, сопоставимая с армиями карликовых, независимых государств! Это более трех миллионов бойцов.

На втором месте шел княжеский род Лопухиных, они имели восемь корпусов личной гвардии. Это, это просто нечто! Каким же состоянием надо обладать, что бы содержать такое войско? Не знаю, насчет состояния, но семьи у первых и вторых должны быть гигантскими. Помню, Евгений Михайлович говорил, что на аристократа разрешен полк личной гвардии, а в одном корпусе шестьдесят четыре полка, получается, что у первых, что у вторых, людей в роду должно быть больше полутысячи. Я открыл соответствующий раздел, и убедился, что так оно и есть: шестьсот восемьдесят человек Шереметьевых, и пятьсот шестьдесят Лопухиных. Вот это семьи у них…, многодетные. Надо будет потом поинтересоваться, как так получается!

В общем, просмотр военного рейтинга первой сотни родов производил неизгладимое впечатление, у всех в наличии имелось по несколько корпусов личной гвардии. Нет, не по десять и восемь, как у первых двух дворянских родов, это вообще, единичные случаи, но от двух до шести было абсолютно у каждого, и это на фоне императорского дома, который располагал всего пятью гвардейскими корпусами. Теперь мне было понятно, почему о них с таким благоговением все говорили, ведь на лицо есть всё, что нужно, богатство, влияние, власть и сила. Помню, Гадел рассказывал, что Сараи входили в первую полусотню, а сейчас…, я воспользовался поиском, и нашёл род своего друга, а сейчас они на девятьсот восемьдесят восьмом месте, и в гвардии у них состоит две дивизии, а в роду всего шестнадцать человек. Ничего себе, вот это их потрепало. Просто сравнив первую сотню с их текущим состоянием, становится понятно, что терзали гиганта не только нещадно, как сказал Бекетов, а практически на уничтожение. Теперь многое в поведении Славы становится объяснимым, наверняка его спесь и высокомерие, которые периодически проявляются по отношению к другим аристократам, являются результатом воспитания в старых традициях, помноженных на современные реалии. Блин, не красиво так думать о своем друге, не буду.

Вернемся к рейтингу, уже на середине первой тысячи заканчивались рода гиганты с корпусами в гвардии, и начинались дворяне попроще, так сказать «дивизионные», и продолжались до середины второй тысячи рейтинга, а дальше шли «бригадные». А с шестой тысячи по сто шестую начинались совсем простые рода, где пара полков гвардии дело привычное и обыденное.

А ещё дворянские рода у нас в империи делились на потомственные, пожалованные, древние, великие, старые, были личные дворяне, титулованные, не титулованные, служилые, признанные и так далее. И, если, с великими всё было понятно – они совершали подвиги, и буквально спасали государство от уничтожения на протяжении многих веков, и их авторитет вообще никем не ставился под сомнение, то с остальными статусами я забуксовал. Там было такое хитросплетение всех этих титулов, званий, и этикетов, кто выше, кто ниже, кто, с кем здоровается, за один стол садится, сам представляется, или его должны представить…. А, главное, даже форумы не помогали в этом разобраться, там такие словесные баталии шли между различными слоями знати, и представителями дворянских партий, что я только сильнее запутался. Не пойму, откуда такие сложности, неужели нет чёткой иерархии?

– Привет, звезда моя! – оживился Гадел, отвечая на вызов по инфопланшету, и прерывая мои размышления. – Да! Конечно! И я тебя люблю!

– Ну что, пора? – спросил я, поднимаясь с койки, и дождавшись, когда он договорит.

Но вместо Гадела мне ответил Рифкат:

– Чилить идёте?

– Что? – спросил я.

– Ну, это…, отдыхать. – расшифровал свой сленг Чюватов.

– Вот так и говори в следующий раз! – возмутился я, – а то не понятно ничего. Да.

– Нет. – покачал головой Гадел, – через полчаса только, им с Ариной надо привести себя в порядок.

– А эта Арина красивая? – вдруг поинтересовался Рифкат, но, поймав мой недовольный взгляд, тут же исправился. – или, может быть, у неё подруга есть? Просто я так истосковался по девичьему обществу.

Оставив его вопрос без ответа, совсем стыд потерял, хорошо про манго не додумался спросить, я снова улёгся на койку и взял в руки инфопланшет. Так, у меня есть немного времени, что бы разобраться с нюансами дворянских…. Нет, хватит на сегодня самостоятельной работы, лучше уточню эти моменты у друзей, а пока расслаблюсь, тем более Лена точно выскажет мне своё фи за то, что она не виделась с Гаделом почти целый месяц. Ох, точно выскажет, вот зачем я подумал об этом? Испортил себе настроение. Надо срочно его поднимать обратно, негоже недовольным идти на встречу. Гадость какую-нибудь сделать, что ли? О, точно, а не познакомить ли мне Чюватова с Ариной?

Только от одной мысли о том, как он будет предлагать ей почилить, и, как она будет на это реагировать, мне стало светлее, и радостней на душе. А потом снова пришёл мрак уныния – я представил, как она мне за это отплатит…. Нет, не познакомлю, целее буду.

***

Как только мы с Гаделом разместились за одним столиком с нашими друзьями в уже знакомой нам по погружению кают-компании крейсера, и татарин поцеловал свою возлюбленную, Елена обратила своё внимание на меня:

– Ууу, злыдень, – наигранно строго произнесла она, покачав головой из стороны в сторону, – отпустил наконец-то моего Гаделушку! Целый месяц истязал его тренировками, и голодом морил, судя по его фигуре.

– Не злыдень, а строгий командир, – воздел я палец вверх, говорил же, что своё фи она выскажет. – и всё это для блага….

– Да, да, конечно, для всеобщего блага, – покивала она головой, явно распаляясь, и вспоминая всё, что хотела мне высказать. – слышала я эту песню, хватит уже, что это за благо всеобщее, если я своего парня неделями не вижу? Это же бесчеловечно! Ты…, – надеюсь, она пыталась подобрать менее обидное определение для меня, – ты….

– Кхе, кхм, диктатор, кхм. – Сделав вид, что закашлялась, шепнула Арина, и тут же широко мне улыбнулась.

Вот лиса! Ну, спасибо подруга, я теперь точно Рифката с тобой познакомлю, и плевать на последствия!

– Да, именно! – повелась на подначивание Елена. – Диктатор!

– Лена! – воскликнул Гадел, явно смущенный из-за всей этой ситуации.

– Да – строго посмотрела она на него, полыхая негодованием из своих голубых глаз, которые стали яркими, яркими, как будто сейчас лазерные лучи оттуда выстрелят. – Диктатор! Никакой личной жизни! Устроил на корабле противозачаточный режим, понимаешь ли, я….

Дальше её никто не слушал, наш столик просто потонул в хохоте, к её явному недоумению. Она еще что-то пыталась возмущенно сказать, но затем, когда смеющийся Гадел приобнял её за плечи, и поцеловал за ушко, что-то шепнув, она тоже рассмеялась, снова становясь милой графиней Земной, которую мы все знали и любили.

– Охех…х, Лена, ты чудо. – сквозь смех произнес я, – прости меня, я же не знал, что всё так серьезно….

– Да, Ленусь, прости его, – присоединился к разговору Ярик, – если бы он знал, точно отпустил бы….

– Да ну Вас, – под усилившийся гогот засмущалась графиня Земная, пряча лицо на груди своего парня. – только об одном и думаете!

Казалось, сильнее смеяться уже невозможно, но я ошибся!

– Лена, что ты с нами делаешь, у меня сейчас живот лопнет…. – простонал Слава.

– Мои щечки. – пропищала хохотавшая до слез Арина, – они так болят.

– А Вы, графиня, провокатор. – погрозил я ей пальцем, за которым она могла видеть мою улыбку до ушей. – не ожидал от Вас такого.

– Прости, Ростик, – сквозь смех оправдывалась Арина. – вы бы видели, как она каждый день ходит по кубрику, и гневные речи произносит. Я просто обязана была так поступить, нельзя такое скрывать от друзей, тем более, про режим это еще не самое забавное, там такой накал страстей был, такой заряд эмоций!

– Правильно, – кивнул я, а Лена с укоризной посмотрела на свою подругу – радостью с друзьями делиться надо!

– А что там еще забавного было? – поинтересовался Ярик. – требую продолжения, на бис.

– Не дождётесь, – довольно улыбаясь, отвечала графиня Земная, нежась в объятиях Гадела – я уже разрядилась, и…. Да что вы ржёте!?

***

– Древние рода абсолютно все потомственные и титулованные, – рассказывала Арина в ответ на мой вопрос о статусах аристократических семей. – Главное, для таких дворян, это чёткая, и доказанная родословная к своему основателю, которая должна тянуться глубже двадцатого века. Сейчас таких семей не так много, всего несколько десятков тысяч. И, хотя, многие древние рода входят, и в первую сотню, к примеру: Шереметьевы, Лопухины, Суворовы, Ушаковы, Бестужевы, Головины, Воронцовы, Остерманы, Безбородко, Румянцевы, Горчаковы, Нессельроде, Голицины, и обладают огромным состоянием, властью, и влиянием при дворе, есть также рода, которые ютятся, и в первой, и в других тысячах дворянского рейтинга, например, наши со Славой рода, или такие известные фамилии, как: Орловы, Головкины, Черкасские, Протопоповы, Кульчицкие, Багратионы, и много еще кого. Так что само звание древний, особо ничего не значит, так, всего лишь отметка на шкале времени….

– В смысле? – возмутился Ярик, – как это не значит? Сам статус говорит о том, что мы выше остальных дворянских родов, по своему происхождению….

– Но не положению. – нахмурилась Арина, не любила она, когда её перебивают. – наши рода находятся на самом краю первой тысячи, дорогой, и не забывай, что в третьей сотне есть не только старые рода, но, и новые, например, Ашибулины, и они сейчас намного сильнее нас по экономическим показателям…,

– Эти твои показатели – дело наживное. – яростно возразил Сарай, ох, задела его эта тема за живое. – а по крови, по происхождению мы выше. И это главное, думать по-другому, просто глупость несусветная! Рано, или поздно мы вернёмся на оставленные позиции, и с кем будут иметь дело? С нами, древними родами, или с твоими Ашибулиными? К кому прислушаются в первую очередь?

– Они не мои, – совладав с раздражением, и скрестив на груди руки, спокойно возразила графиня Морозова. – они имперские, и я буду безмерно рада, когда это произойдет, но давай смотреть в лицо фактам, сейчас считаются с ними, а не с тобой. – ох! Это был контрольный выстрел! Слава аж дернулся, и открыл рот, но не вымолвил ни слова, подавив свои эмоции волевым усилием, и замерев в кресле, как будто лом проглотил – Да, существует устаревшее мнение, что древние рода самые честные, успешные, достойные и так далее, но оно, именно, что устаревшее. Сейчас это признак любого уважающего себя аристократа. – продолжала тем временем Арина, как будто только что ничего не произошло. – Дальше идут старые рода, это те, кто появился в империи при первом императоре после появления индекса, и в последующие пятьсот лет. Все они также потомственные, и титулованные. А новые рода, это все остальные, и тут начинается разнообразие видов происхождения. На самой низшей социальной ступени, по мнению консерваторской аристократической партии, – выделила она ехидной интонацией, – находятся те, у кого имеется личное дворянство, даже с титулом. Затем идёт служилое и пожалованное, нетитулованное дворянство, которое может быть наследным, к таким родам в нашей компании относится семья Гадела. – Арина плавно развела ладонями в сторону Бекетова, на что он кивнул с лёгкой улыбкой на лице. – а дальше идёт признанное титулованное дворянство из других стран, но с одним нюансом, всё едино, султан там, или герцог, или шах, они все равны после принятия нашего подданства, за ними следует уже наша титулованная, наследная аристократия, как пожалованная, так и служилая, что по сути одинаково. Порядок титулов снизу вверх следующий: барон, граф, князь, светлый князь. Вот и всё, ничего сложного. – улыбнулась графиня Морозова.

– Ты забыла главное, – хмуро процедил Ярослав, не глядя на свою невесту. –Твой отец никогда не сядет рядом с кем-нибудь из старых, или новых родов на дворянском собрании, и, даже при одинаковых титулах, при спорном решении прислушаются к нему, именно эту роль играет древность происхождения, а если род еще и великий, то и подавно. А рейтинги, на них зациклены, как раз молодые или недалёкие аристократы, которые делят людей на богатых и голодранцев. – да что же такое, Славу явно парит вся эта тема, что он снова вспоминает Аришкиного папу, зачем вообще я завёл этот разговор? Сам бы разобрался при помощи интернета…. – можно много говорить о «отметках на шкале времени», но усидеть на двух стульях ещё ни у кого не получалось, – едко продолжал Сарай, – результат всегда один – серные болота вместо алмазных гор.

– Я мечтаю о том времени, когда ты сядешь рядом с моим отцом в дворянской палате, но мы еще в самом начале этого пути. – ледяным тоном, от которого у меня мурашки по коже побежали, произнесла графиня.

– Главное, – Ярик не уступал ей по градусу холода в голосе, – чтобы он до этого момента стулья не перепутал….

– Крем-брюле! – перекрывая их ругань, и указывая куда-то за спину ребятам, воскликнула Елена, заставив всех посмотреть сначала в одну сторону, где находился буфет, а затем вернуть взгляды на неё. – Хочу пироженку, любимый, сходи с Яриком, принесите нам пару штук.

– Я не буду. – недовольно буркнула Арина, когда Гадел уже встал со своего места, и кивнул Ярику.

– Значит, мне больше достанется, – радостно улыбнулась Леночка, как будто не происходило только что столкновение двух атмосферных фронтов над столом, – ребята, идите уже, и ты, Ростислав, иди с ними, и не забудьте чайничек чая с ромашкой!

– Ромашка тебе зачем? – поднимаясь, съязвил Слава, – гадать будешь?

– Ответы на свои вопросы я знаю, – всё так же улыбаясь, отвечала девушка, – а чай с ромашкой полезен, в том числе и для мозга.

Всё, срочная передислокация, двоих Ярик не вытянет, хотя, я не совсем понял, только ли его одного она имела в виду.

***

К буфету Ярослав подошел в совсем расстроенных чувствах, совершенно не скрывая своего раздражения и недовольства, как будто из него вынули какой-то предохранитель, который не позволял ему выйти из себя при девушках.

– Вот же куррва, – прорычал он, ударяя кулаком по столешнице буфета, слегка морщась от боли, – нет, вы её слышали? – обратился он к нам, не оборачиваясь, и слегка перегнувшись через буфет, запуская за него свою руку. – по больному бьет же, – пожаловался он нам, доставая три бокала, и расставляя их на столешнице. – коньяк будете?

– Не думаю, что стоит так выражаться, всё же невеста. – неодобрительно произнес Гадел, который заказал в автоматическом, буфетном аппарате пирожные с чаем.

– Ну, извини, что задел твои чувства. – огрызнулся Слава, подходя к этому же раздатчику, – моя невеста, как хочу, так и называю, ты закончил? Дай, я выпить закажу.

– Ты сам её мнение глупым назвал. – продолжил Бекетов, отступая в сторону со своим заказом в руках. – так что держи удар, как пристало настоящему дворянину.

Ох, ё моё! Я стоял, и смотрел, как Ярик наливается злостью, и медленно поворачивается к татарину. Он же сейчас скажет что-нибудь такое, что навсегда перечеркнет мои усилия по налаживанию мира в нашей компании! Надо срочно что-то делать!

– Стоять! – выдал я первое, что пришло мне в голову, но, главное, добился того, что оба повернулись ко мне, и замерли в недоумении. – отставить ругаться, как старший по званию приказываю! Меняем тему, кто-то выпить предлагал? Так почему мой бокал всё ещё пуст?

– А чего ты лицо таким страшным сделал? – через несколько секунд молчаливого созерцания меня хорошего, спросил Сарай. – Гадел, он всегда такой, когда командует? И что, работает?

– Сейчас же сработало, я пойду, пирожные отнесу. – произнес Бекетов, и направился к девушкам.

Через десять минут Гадел ещё не вернулся, а мы со Славой уже выпили триста грамм коньяка на двоих, закусывая его какой-то горькой шоколадкой. В отсутствии третьего человека Ярослав почувствовал себя более расслабленно, и, впервые на моей памяти, разговорился, жалуясь на сложившуюся ситуацию.

– Ты понимаешь, – в полголоса рассказывал Ярик подшофе, – она же не такая, когда мы одни. В такие моменты она идеальная невеста: покладистая, смирная, нежная, во всём поддержит. Бывает, конечно, закусимся, но ненадолго, быстро всё проходит, но стоит нам оказаться в какой-нибудь компании, как в ней, порой просыпается жуткая стерва. Начинает вещать, как её папаша, делец не доделанный. Раздражает, что она все его бредни за чистую монету принимала, и отстаивает, как свои, а он, на самом деле, тот еще интриган. Его выгнали консерваторы из своих рядов за то, что заигрывал с аристократами из других партий, поддержку свою продавал фактически, а таких не любят. Он не то, что бы на двух, на нескольких стульях усидеть пытался, но к молодым не пошёл, сейчас ютится в какой-то партии слабых, древних родов. Растерял из-за этого весь авторитет, потерял алмазные копи, я же не просто так про них сказал, сейчас на добыче серы промышляет, а не надо было шутить с древними родами, и играть в темную через молодых, как раз тех же Ашибулиных. Её же сначала за их наследника сватали, вот папенька и промыл ей мозги, насчёт того, что нет ничего зазорного, что бы быть на равных с ними. – Слава прервался, что бы выпить, и продолжил, не давая мне вставить слово, накипело у человека. – А потом всё, у разбитого корыта оказался, никому не нужный, хорошо ума хватило, удержаться в дворянском собрании.

– Нда, любовь зла. – смог я вставить свои пять копеек в его монолог. – не завидный у тебя тесть, как ты только справляешься с этим?

– Дааа, – протянул Ярик, – знал бы ты, что мне пришлось ради неё сделать. Её папаня фактически продал Арину нам, ему плевать было на чувства дочери. Хорошо, у меня отец другого склада, и пошёл мне на встречу, за ценой не постоял, так нас ещё голодранцами обозвали, а решающим, знаешь что стало? До сих пор помню, рассуждения Морозова старшего о древности рода, и его сожалении, что мы статуса великих лишились.

– Слава, я…. – мне было стыдно за свои недавние мысли. Правда! Почему-то я не думал, что всё обстоит именно так, оказывается, он один из последних нормальных аристократов, а вся эта гордость, всего лишь защитный механизм в мире акул. Блин, не знаю, думал ли я уже об этом, но что-то в последнее время мне слишком часто становится стыдно и неловко.

– Да, ты как раз об этом спрашивал, – кивнул он, не дав мне договорить. – у многих аристократов ничего не делается просто так, что бы она ни говорила. Только для выгоды, если это не вопросы чести. Одни древние рода и помнят, что такое быть дворянином, и что такое достоинство. Мельчают нынче аристократы. Давай еще по одной. – он разлил по бокалам коньяк, – а я не сдержан бываю, доведёт меня до белого каления, я и ляпну что-нибудь. Ничего, – улыбнулся он, – твою графиню найдем, ты меня поймёшь.

– Да вот, насчёт этого…, – помялся я немного, и всё же решился рассказать ему о Крылове.

Не знаю, потянуло меня что-то на откровения, какая-то доверительная атмосфера между нами образовалась, и я решил, с кем ещё поделиться, как не с другом? Но я не нарушил подписку о неразглашении, поэтому умолчал о самих покушениях. Так, просто пожаловался на ситуацию, мол, дал ему задание Юдин, а я и не знаю, с какой стороны прилетит, благо последний месяц о нём ни слуху, ни духу, затаился.

– Шикарно. – задумчиво протянул Слава. – значит, человек её отца, этот самый Крылов пытается тебя убить, когда ты пытаешься спасти его дочь?

– Да, – кивнул я. – СбФ в курсе, но результатов ещё нет….

– Сбэшники мышей не ловят, – пьяно поморщился Ярик. – тут надо действовать по-другому, я помогу, только покажи мне его.

– Слава, да не надо, – испугался я его намерений. – я ж не для этого рассказал, а он опасный оперативник….

– Не пугай, – хмыкнул мой друг. – я тебе говорил, что ты со своей девушкой для меня важны, а им не я буду заниматься, неужели ты думаешь, что меня некому подстраховать? Окстись, Ростислав, отпрыски древних родов в одиночку далеко от дома не уезжают.

Язык мой, враг мой, зачем я ему рассказал? Блин, просто поделиться хотел, а его теперь не остановить будет, пока не поможет. Приятно конечно, но, как бы до беды не дошло. Так, надо срочно закругляться с этим разговором, и возвращаться к остальным.

***

За время нашего отсутствия атмосфера за столом изменилась в благоприятную сторону. Я опасался, что возвращение Славы снова накалит обстановку, но он, как и подобает настоящему дворянину, сразу же опустился перед Ариной на одно колено, и принес свои извинения за неподобающее поведение, совсем не обращая внимания не только на нас, но, и на других людей в кают-компании, чем заслужил восхищенный взгляд от Елены, и полное прощение своих прегрешений от своей невесты. Закрепив мир нежным поцелуем, они уселись, держась за руки, в рядом стоящие кресла, а меня от созерцания сего действа потянуло на сантименты. Не буду больше пить, совсем, думал я, сдерживая свои эмоции, и стараясь не впасть в хандру, снова пришли воспоминания о Лире, о том, как мы вместе гуляли под луной….

– У меня пятьдесят лотерейных билетов, – продолжила графиня Земная свой прерванный разговор с подругой. – это мало.

– Надо еще докупить будет, – соглашалась Арина, – как раз до розыгрыша несколько месяцев, должны успеть, – а потом обратилась к нам. – Вы тоже участвуете, три миллиарда разыгрывают.

– Снова Вы о своей лотерее? – не сдержался, и простонал я. – недавно же была, откуда так часто!?

– То была государственная, а это четвертая по популярности, частная дворянская лотерея, – сочувственно произнёс Гадел, – мне уже объяснили, я тебе потом расскажу.

– Правильно, просвети его. – покивала Лена, и хотела что-то добавить, но её прервал низкий мужской голос, разошедшийся по всей кают-компании из динамиков с потолка.

– Старшина Туров, срочно явиться в пятый спортзал. Повторяю, старшина Туров, срочно явиться в пятый спортзал! Третий раз повторять не буду.

И всё бы ничего, но на повторе, на заднем фоне, я отчётливо услышал голос старшины Боброва, который говорил, что понятия не имеет, где я нахожусь. Протрезвев в одно мгновение, я вытащил свой инфопланшет, чтобы найти маршрут к залу, и увидел несколько десятков пропущенных звонков, и сообщений от неизвестных адресатов, такого же содержания, как и голосовое сообщение. Да что же у них произошло?! Надеюсь, все живы! Чувствую, месяц спокойствия заканчивается.

Глава 15

Я мчался по палубным коридорам крейсера, привлекая к себе внимание попадавшихся на моем пути матросов и офицеров. Рядом, отстав от меня на пару шагов, бежали мои друзья. Планшет на автодозвоне набирал не отвечающий номер Боброва, а в голове разворачивались уже с десяток различных версий о случившемся происшествии. От нападения неизвестного, считай Крылова, на мое отделение, до какого-нибудь бытового конфликта с другими военнослужащими. Я, даже не знаю, что лучше. Как ни крути, тут везде проблемы намечаются. Главное, что бы все были живы! Это единственное, что важно, с остальным разберемся, ну не казнят же нас, максимум попрут из армии. Хотя нет, это мне не нужно, пусть всё закончится каким-нибудь нарядом вне очереди, или гаупвахтой, ааа, не знаю я, и неизвестность меня убивает!

— Что там произошло? — спросил Бекетов, когда мы заскочили в горизонтальный лифт, что бы добраться до спортзала. — Я пытаюсь дозвониться до кого-нибудь из ребят, но никто не отвечает.

— Я в такой же ситуации. – отвечал я другу, продолжая прогонять в голове различные сценарии, и пытаясь подготовиться как можно к большему количеству событий.

– Я подмогу вызвал. – шепнул мне на ухо, стоявший за моей спиной, Ярик. — Не очкуй, сейчас со всем разберемся.

– Спасибо. — кивнул я, не оборачиваясь, и набирая номер Гусева. Правильно мыслит Сарай, нужна помощь.

– Туров, я слышал, через пару минут буду там! Конец связи. — быстро ответил мне Петр Фадеевич, не дав мне и слова вставить, но его слова вселили хоть какую-то надежду на благополучный исход, знать бы еще чего.

– Чюватов! — громко произнес татарин, который, наконец-то, дозвонился хоть до кого-то. — Что у вас там происходит, где все? А Бобров? Понял.

— Что там? — не выдержала Елена, которая всё это время не отпускала руку своего парня, даже на бегу.

Я же просто повернулся к Гаделу с вопросом в глазах.

— Отделение полным составом в кубрике, -- сообщил он, – приходили какие-то обер-офицеры, тебя искали, но не нашли, и забрали Боброва, он сказал, что разберется, взял что-то из твоей тумбы и ушел с ними.

– Какие офицеры?! – удивился я, – они представились?!

– Рифкат не сказал, говорит, был какой-то капитан, лейтенант, но не наши.

Да что же такое!? Кто приходил, зачем им Бобров? Бытовые конфликты отметаются, остаётся только версия с Крыловым. Неужели он не один работает? Хотя, чему я удивляюсь, возможен такой вариант. И оружейная далеко, не разжиться по быстрому винтовкой.

Лифт остановился, и я снова помчался по коридору, благо до финальной точки забега было уже не далеко. Поворот, еще один, и я вижу распахнутые двери спортзала, и одиноко стоящего рядом с ними второго старшину моего отделения. Так, приготовиться к любым неожиданностям, противника пока не видно, значит он в зале.

– Девушки назад, Гадел, на всякий случай, к бою. – замедляясь скомандовал я, включая поисковую технику, и отправляя вперед щупальца ауры. Расстояние до двери слишком большое, но за переборкой, в зале очень много людей.

– Он пришёл! – прокричал, кому-то за дверь барон, как только увидел меня, и побежал нам на встречу. – Ростислав, наконец-то, давай быстрее сюда, держи – он протянул мне какой-то сверток, который я взял на автомате, продолжая идти вперед

– Серёга, ты цел? – прекращая сканирование, взволнованно спросил я, как только мы оказались рядом. – У тебя всё в порядке? Что случилось?

– Нормально всё, ты о чём? – странно посмотрел на меня Бобров.

– И года не прошло! – раздался от дверей зала низкий мужской голос, который я слышал из динамиков.

Прямо передо мной стоял высокий, усатый капитан морской пехоты, одетый в полевую форму, и где-то я его видел.

– Туров, давай быстрее, нам пятый в команду нужен. Переодевайся в форму и на поле, отстаивать честь морской пехоты.

Фууух.

***

Я медленно переодевался в раздевалке, слушая знакомого мне, по играм в армейский футбол, обер-офицера:

– Воислав и другие парни на флагмане, а нам флотские вызов бросили. – объяснял он мне всю важность происходящего. – А нас всего четверо, кто регулярно играет. Желающих, конечно много, но нам нужен опытный игрок, всё-таки ящик элитного коньяка на кону. А тут ты в списках личного состава мелькнул, так что на тебе большая ответственность, не подведи!

Ящик коньяка, ответственность, да ты сбрендил капитан! Я такого уже себе надумал, меня до сих пор трясёт от мыслей, с которыми я сюда бежал, а ты…. Так, стоп. Это мои мысли, мои проблемы, как сказал бы Евгений Михайлович. Глубокий вдох, выдох, еще раз. Откуда этот обер-офицер, вот удивительное дело, я его имени до сих пор не знаю, только позывной – Туман, сколько игр вместе провели, а из всех игроков только Лесникова и знаю по имени, и отчеству. Так вот, откуда он мог знать, какие мысли меня будут обуревать, это же мои трудности. С его точки зрения он поступил правильно, нашёл игрока, сначала на планшет звонил, потом в кубрик пришёл, а меня нет, заставил Боброва забрать мою форму, и отправился давать объявление по громкой связи. А вот я себя накрутил, и сделал это капитально, я думал, что барона нашего в заложники взяли, что будет шантаж…, да что угодно, но мне придётся драться за жизнь, его и свою. Да, страсти огромные. А всё почему? Почему, я спрашиваю, я себя так загоняю? Ответ прост – из-за неразрешенной проблемы с Крыловым. И это злит меня, и бесит. Все ноги моей паранойи растут из факта того, что, как сказал Слава, безопасники мышей не ловят. Сколько времени прошло, а результата нет, ещё немного и я начну собственной тени пугаться. Аргх. Всё, хватит, надо брать инициативу в свои руки. Ярик предложил помощь, надо пользоваться, провоцировать, вызывать огонь на себя, и бить на упреждение, только договориться о подстраховке. Иначе, дальше уже не возможно будет нормально жить. Да о чём я говорю, я успокоиться пытался, а только сильнее злюсь.

– Ну что, сдаетесь? – в раздевалке появился еще один обер-офицер, на этот раз флотский, в чине капитана третьего ранга. – А, нашли своего потеряшку-растеряшку, – язвительно протянул он, увидев меня.

– Сам нашёлся. – огрызнулся я, выпрямляясь, и поправляя форму. Надоели мне уже эти шутки про потерю флота. – мне надо размяться, десять минут дадите? – я посмотрел на капитана из своей команды.

– Может тебе ещё чаю принести? – вместо него ответил кап три. – Мирон Германович, это не серьезно, ты зачем этого сосунка притащил? Мы поддаваться не будем, и скидку на малосилка не сделаем.

Ох, как меня задело это его выражение, но ответить я не успел.

– И не надо, – улыбнулся Мирон, – лучше готовь коньяк, Борис Борисович, а парень не ваша забота, вы же не хотели играть против четверых, требовали пятого, или испугались?

– Было бы кого пугаться, – презрительно хмыкнул в мою сторону моряк, – я пошёл, не тяните время, перед смертью не надышитесь.

– Вы чай обещали, – не сдержался я. – Мне черный с лимоном, и два сахара.

Кап три страшно на меня посмотрел, но сдержался от гневных криков.

– У вас десять минут, потом поражение засчитаем по дисквалификации. – процедил он сквозь зубы, и развернулся к двери.

– Ясно, чаю не будет. – протянул я ему вдогонку, начав разминать связки – только одни разговоры.

Представитель нашего противника вышел, не удостоив меня ответом, и, как только за его спиной сошлись створки люка, тело Мирона сотряс смех.

– Ну, ты и дерзкий, Туров. – успокаиваясь произнёс он. – Ясно, почему тебя Воислав к нам на игры привёл, ты реально по краю ходишь.

– Я не хотел. – на выдохе сказал я, разминая плечи. – Он первый начал.

– Конечно, начал, надо же перед игрой покуражиться, и вывести противника из равновесия, думаешь, он не знал, что мы тебя ждем? – разговаривал с моей спиной капитан, пока я отжимался. – Боря хотел тебя морально подавить, а в итоге ты его выбесил, хех, осторожен теперь будь, они тебе пристальное внимание обеспечат, и постараются вывести из игры по-быстрому.

– Я понял. – кивнул я поднимаясь.

– Готов? – уточнил он, когда я закончил с прыжками. – Пошли тогда, знакомиться с остальными.

***

– Лис, ты с Искрой в защите, на ворота поочередно меняетесь, – давал вводную Туман, когда мы всей командой собрались на импровизированном поле спортивного зала. К слову, я всех знал, еще в академии играл с ними, как против, так и в одной команде. – Только делаем хитро, изначально на этой позиции встанет Тур, они считают его слабым звеном, и сделают упор на его нейтрализацию, а вы встанете чуть впереди, когда пойдет игра, оттянитесь за него, отбивая атаку, и делаете передачу на нас с Бромом. Мы потянем немного время, и ты, Ростислав идёшь в атаку, они тебя точно погоняют сперва, так что твоя задача пережить давление и вырваться вперед, а там и гол забьешь. Главное запомни, движение, и еще раз движение, не стой на месте, и работай силой на полную, а потом будешь только видимость атак создавать, отвлекая их. Если всё пойдет, как надо, то у нас будет два быстрых гола, и останется только держаться. Против нас сегодня будет капитан первого ранга, а Воислава в команде нет, так что не до импровизаций. Играем всего полчаса, полный контакт. Как поняли?

– Так точно! – нестройным хором голосов подтвердили мы своё понимание тактики игры, и двинулись на позиции.

Зал был забит людьми под завязку. Мужчины и женщины, матросы и офицеры, все стояли в ожидании хлеба и зрелищ. Уровень шума поддерживался толпой тот еще, я слова Тумана с трудом различал через гул голосов. Вот же скучно людям на службе, особенно во время погружения. Хотя, о чем я, в такие моменты на корабле, даже алкоголь разрешено употреблять, так как считается, что это самое безопасное время, да и сколько надо того спиртного, что бы оно оказало сильное влияние на организм человека с высоким индексом развития?

В самых первых рядах зрителей стояли обер-офицеры, задача которых, кроме лицезрения игры, состояла в том, чтобы вовремя ставить щиты внутренней силы, и отбивать игровые снаряды, если такие полетят в их сторону, а летать было чему! На импровизированном поле длиной в пятнадцать метров, и шириной в десять, на стальном полу, с которого убрали маты, лежало несколько десятков различных гирь, от десяти, до шестидесяти килограммов весом. Здорово, конечно, я ни одну из них поднять не смогу, только отбивать, вот и первый мой минус в команде, ну а второй, заключался в противнике, никого ниже капитан-лейтенанта в их команде не было. А это значит, что они минимум на десять пунктов индекса превосходят меня в силе. Да, мне придётся серьезно попотеть, что бы не попасться, так ещё и песка нет, что бы завесы ставить. Я лишён вообще всех преимуществ. Хотя, а когда было по-другому? Я всегда играл на таких условиях, и уворачивался от кирпичей, и бетонных блоков. Ничего, прорвемся, подумал я, замечая среди зрителей не только своих друзей и старшину Боброва, но и ребят из отделения, которые с восхищением смотрели на меня. С такой группой поддержки, точно справлюсь, не имею права подвести.

– Начали. – раздался чей-то крик, и в меня тут же прилетела гиря, метко пущенная кем-то из противников, а мой мир сузился до размеров поля.

Фух, чуть не попал, я в последний момент успел поставить локальный щит по касательной, который не смог сдержать снаряд, но изменил его направление. А потом закружилось.

Я на грани своих возможностей уходил от снарядов, прыжки, перекаты, кувырки, даже сальто сделал один раз. Мои локальные щиты разлетались вдребезги, но я умудрялся стоять на линии ворот, ну, как стоять, скорее, перемещаться по полу. Команда противника же, в это время удерживала водяной мяч в воздухе, занимаясь перепасовкой, и выстраивая атакующий ордер. Что самое интересное, я на ходу успевал замечать их действия, и понимал, что они будут атаковать издалека, как только меня выбьют, или оттеснят от ворот, вот, что значит опыт. Сбывался прогноз Тумана, всё шло по плану, но мне от этого было не легче. В какой-то момент мне стало совсем не до того, что происходило с остальной командой, и я завертелся перед воротами, словно уж на сковородке, кажется, уже все гири были за моей спиной, и тут противник пошёл в атаку. Лис с Огоньком стали смещаться в мою сторону, имитируя, что их продавливают, и каким-то образом пропустили ко мне Бориса, которого я заметил в самый последний момент….

Кувырок, пропускаю над своей головой очередной снаряд, и ошибка! Внезапно появившийся передо мной кап три наносит удар ногой с разворота мне в грудь. Я ничего не успеваю сделать, только поставить щит, но он не выдержит! Каким-то чудом я ставлю не простой локальный щит, а до автоматизма отрабатываемый в последнее время реберный щит, и.... Объятая желтым свечением силы нога врубается в мою защиту пробивая, и круша новый щит, и останавливается, не дойдя до моего тела каких-то пару сантиметров, а меня относит от инерции удара на несколько метров назад, но я на ногах, цел и невредим! У кап три глаза на выкате, он просто не верит тому, что произошло, да я сам не верю! Но нет времени удивляться, к нему летит игровой мяч, Лис и Огонек оттягиваются назад, и не успевают, но здесь же я! Пока противник не отошел от шока, ускоряюсь к нему, и, вложившись в удар, бью его кулаком в солнышко. Меня встречает локальный щит такой мощности, что мне и не снилась, и я успеваю его прихватить, пригружая своим весом, и, с доворотом корпуса, отправляя Бориса к полу, сопроводив все это действие мотивирующим пинком под колено, есть пробитие!

Не было времени удивляться, я перенаправил мяч Лису, а сам рванул вперед, уходя от очередного снаряда, и оказываясь за спинами противника, обернулся, и, получив мяч от Тумана, легким касанием перенаправляю его в ворота, и тут же ухожу в кувырок от атаки противника. Нога проходит в каком-то сантиметре от моей головы, и попадает по касательной в плечо. Больно! Чую, сейчас мне достанется. Гол! Игра остановилась. Я лежу на полу, а рядом стоит вражеский защитник, злой и недовольный тем, что ему не дали меня добить.

– Вставай Туров. – протянул мне руку Туман. – Ты молоток, красиво всё сделал, ты, когда гранитную защиту успел освоить?

Кого? Что? Какую еще защиту? У меня сердце колотится, сейчас из груди вырвется, адреналин бушует в крови. В голове шумит после удара, а он про гранит!

– Не вышло быстрого гола, Туман. – виновато прошипел я. – Сколько еще осталось, минут десять?

– Ты о чём Ростислав? – удивился капитан, мы три минуты играли!

***

Не скажу, что я блистал и дальше. Моя звездная минута пришлась только на начало матча, а дальше я превратился в мальчика для битья. Спасибо капитану первого ранга, он меня совсем не трогал, видно посчитал это делом бесчестным. Следуя замыслу Тумана, я делал вид, что атакую, и по мне проходились с такой силой, что я чудом оставался цел. Новый щит спасал только от атак с широкой плоскостью, когда били ногой, или локтем, а вот обычные удары, на которые моряки не скупились, и, кажется, старались отправить меня на больничную койку, я не успевал отбивать узкими гранями защиты, приходилось уворачиваться, и сбивать атаки своими ударами. Но полетать по полю мне пришлось изрядно. Наши забили еще один гол, используя меня, как отвлекающий маневр, но мне это дорого далось, я пропустил несколько чувствительных ударов по ребрам, и держался на одной силе воли. С середины матча, я прекратил представлять для противника хоть какую-то опасность, только Борис пытался мне отомстить, и, если бы не прикрытие Тумана, у него бы получилось. А так, последние пять минут игры я находился за спинами игроков своей команды, которые ушли в глухую защиту, и успешно отбивали все атаки противника, в очередной раз доказав, что морская пехота в этой дисциплине превосходит флотских на голову.

***

После матча, спрятавшись в раздевалке от общества, я уминал заботливо принесённый мне Гаделом сухпай, и восстанавливал калории. Выложился я по полной программе, ощущения были, что я израсходовал свою пси силу до конца, никогда еще так не выматывался. Хотя, конечно, это не так, и силы были, я потратил только основной запас энергии, а были еще мышцы, тонкая жировая прослойка, так что, я бы смог еще поиграть немного, за счёт своего организма, скинул бы килограмм десять, но этого, к моей радости не требовалось. А ещё, меня радовал новый щит, который показал себя с самой лучшей стороны. Я понял, почему Туман назвал его гранитным, потому что он был основан на гранях, хотя, моё название нравилось мне больше. Нет, Вы представьте, я сам догадался до него, и сам его освоил, самостоятельно! Чувство гордости меня обуревало из-за этого сильнее, чем от победы в матче. Кстати, насчёт игры, я так понимаю, моя награда – это те довольные похлопывания по плечу от команды, а на коньяк я не претендую, что же, и на этом спасибо, тем более, я получил множество восхищенных взглядов на свою персону, ещё бы, старшина, а смог выстоять в бою против капитана третьего ранга. Кому какое дело, что потом меня валяли все, кому не лень, главное произошло в самом начале. Тот же Серёга, судя по его взгляду, был в полном восторге, и у нас во взводе скоро пойдут слухи о моей крутости. А восхищенные взгляды друзей, и ребят из отделения? Да я просто купался в лучах славы. Очень приятно! Особенно, когда всё уже закончилось, и можно расслабиться с видом бывалого морпеха. Ладно, пора в душ и в кубрик, главное не попасться кому-нибудь на глаза, а то пристанут с разговорами, а я сейчас не настроен на светские беседы – на смену боевой готовности пришла какая-то апатия, захотелось покоя.

***

Совсем незамеченным проскользнуть из раздевалки в душевую у меня не получилось, и кто придумал делать их раздельными?

– Рос, тут про тебя спрашивали, – окликнул меня старшина Бобров, когда я тихой сапой крался вдоль стены.

– Ага, такая красотка! – подтвердил, довольно кивая, Агашков.

– Имя спрашивала, где служишь… – продолжал барон, – я не стал скрывать, ты не против?

– Хорошо, спасибо, – отмахнулся я, исчезая за дверью душевых отсеков, – Всё потом, после.

Я начал снимать с себя форму, сразу же, как оказался в небольшом предбаннике, пока шёл к мужской секции душевых. Хотелось поскорее встать под горячие струи, и смыть с себя усталость вместе с потом, хотелось насладиться тишиной, и журчанием воды, хотелось, просто побыть одному, подумать о чем-нибудь хорошем, например, о доме, Лире.

– Ростислав? – прервал мои размышления приятный женский голос. – Наконец-то ты пришёл.

Обернувшись к женской секции, я увидел высокую брюнетку в завязанном коротком, полотенце, которое своей белизной подчеркивало кремовый загар её тела, и скрывало ниже пояса только самые сокровенные места.

-О нет! Мне нельзя! – подумал я, понимая, к чему это всё, но вопреки голосу разума, у меня моментально пересохло во рту, и я застыл, не в силах шелохнуться, получив от организма твёрдую оплеуху-напоминание, что мне всего девятнадцать лет.

Девушка стояла ко мне вполоборота, немного отставив левую ногу в сторону, демонстрируя моему взгляду очень жаркую картину плавного перехода от идеального бедра к слегка прикрытому тканью полумесяцу ягодицы.

– Ростислав, я здесь! – весело произнесла незнакомка, переступив с ноги на ногу так, что низ полотенца распахнулся на мгновение, погружая меня в мир модных женских стрижек. – Мои глаза наверху. – хихикнув продолжила она, заставляя меня с усилием поднять взгляд выше, что бы увидеть весёлые искорки в карих глазах на её красивом лице.

– Ты в душ? – еще раз хихикнув, повела она плечами, да так, что полотенце, будто лавина со склонов холмов, слегка сползло вниз, приоткрывая розовые ореолы, но сохраняя в тайне общую картину, притягивая туда взгляд, и разжигая страстное желание сорвать эту белую завесу на пути к прекрасному.

– Угму. – промычал я, кое-как махнув рукой в сторону мужской секции, не в силах отвести взгляд от её влекущих округлостей.

– А ты знал, что на флоте все душевые на самом деле общие? – проворковала она, качнув бёдрами, от чего края полотенца разошлись еще сильнее, открывая низ плоского животика с тонкой полоской....

– Если, да, так зачем тебе туда? – продолжала прекрасная незнакомка, кажется, я кивнул, а полотенце сползло еще ниже, открывая ещё больше манящих деталей тела. – Здесь ближе, и есть я. – если она и дальше продолжит, то я за себя не отвечаю!

За спиной раздалось шипение створок двери, и в мир ворвался ещё один смешливый женский голосок:

– Женька! Всё мальчиков пехотинцев пугаешь?! – прошла мимо нас какая-то блондинка. – Уж сорокет разменяла, а все туда же!

– Исчезни, Майя! – прорычала ей в спину гипнотизерша. – Разве я страшная? Ты боишься меня? Не хочешь? – нахмурилась она, вновь повернувшись ко мне.

Мне нельзя! Нет! Лира, дай мне сил, прошу тебя, душа моя!

– Нет, что Вы! – выдавил, пропищал я, – Вы прекрасны!

Девушка улыбнулась, и выпрямилась от моего ответа, да так, что полотенце, казалось, как альпинист без страховки на сильном ветру, сейчас сорвется и произойдет катастрофа.

– Он про сиськи, Женя! – весело донеслось из душевой, разбивая наваждение.

– Да. – кивнул я на автомате, и когда брюнетка гневно развернулась в сторону подруги, собрал все свои силы и постыдно сбежал в спорт зал, как был в одних плавках.

***

– Что, Туров, обратился в бегство от крупного калибра? – в зале, прямо у дверей в душевую, меня встретил хохот стоявшего рядом с Бобровым Крылова. – А тебе не привыкать, что здесь, что на учениях, как до старшины дослужился, диву даюсь, но ты войдешь в историю морской пехоты, как сбежавший от бабы. Слушай, может ты не….

– Да пошёл ты! – не сдержался я.

Да что за день такой! То жути с игрой нагнали, то на поле прессовали, то в душе домогались, а теперь и это! Всё моё спокойствие обернулось в настоящее торнадо эмоций, и они стали изливаться на моего врага. Кажется, я хотел сегодня его спровоцировать? Что же, пойдем ва-банк! Тем более Слава еще не ушел из зала, и уже идёт к нам.

– Достал ты меня! Завидуешь мне? Женщины внимание не уделяют, что ли? – полилось из меня. – Ну, что зенки таращишь? Так и будешь молчать?

– Туров, ты сдурел? Так разговаривать со мной? – опешил от моего напора Крылов. – Да ты понимаешь, с кем говоришь? Да я тебя….

– Знаю! С двуличным мерзавцем и подонком. – прервал я его. – Всё о тебе знаю, и что ты сделал, знаю, и ты ответишь за это.

– Знаешь? – унтер-лейтенант в момент стал белее мела, и, кажется, мелко задрожал. – Откуда? Ты же туп, как твой дед, и слеп, очевидного не видишь, если, только, – он замер на мгновение, и посмотрел на меня с недоверием, – она сама тебе не рассказала.

Ага, догадался про Лиру, негодяй!

– Рассказала, – подтвердил я. – Письмо прислала, и предупредила о тебе, так что всё кончено, я сейчас иду в СБ, и заявлю о тебе.

– Ты ничего не докажешь, Туров. – прорычал бледный, как поганка Крылов. – только твои слова против моих, уверяю тебя….

– Хорошо, тогда я расскажу вообще всем, пусть знают, с кем имеют дело. – зло ухмыльнулся я. Получается! Я его застал врасплох, и сейчас он допустит ошибку, я уверен! – И посмотрим, как ты сможешь действовать не исподтишка, а когда все о тебе знают!

– Ах ты, щенок! – прорычал он. – Ты доигрался, шавка. Дуэль! Здесь и сейчас!

– Идёт! – согласился я, озаренный гениальной мыслью, он же вызывает, значит, я условия назначаю! – Без использования силы, рукопашная, до первой крови, или нокаута.

– Моим секундантом будет старшина Бобров. – кивнул мне серьезный Крылов, и стал снимать китель, подозвав к себе ну очень смущенного этой ситуацией Сергея.

– А моим будет капрал первого класса Сарай. – я натянул на себя штаны, и обернулся к своим друзьям.

Ох и толпа вокруг нас собралась, а я и не заметил, пока ругался, вроде бы не было никого. Я подошёл к ребятам, и первое, что услышал от Славы, это приободряющие слова:

– Ох и идиот же ты, Туров!

Глава 16

Я быстрее! Это я понял сразу после начала нашего боя. И что Ярик так переживал? Крылов двигался, вроде бы правильно, но как-то скованно, медлил на ударах, как будто не знал, что ему делать, даже не представляю, на что это списать. На долгое отсутствие рукопашных схваток, или привычку всегда пользоваться силой? Да, это ему не в спину стрелять с холма, и не бомбы закладывать в десантных ботах. Но всё равно, я не спешил, и прощупывал противника, пытаясь вывести его на атаку, что бы подловить, и развить своё наступление. Прямой удар в голову, боковой, он принимает на жёсткий блок, и отмахивается широким крюком, а я отскакиваю, предлагая ему сделать шаг вперёд, и снова топчемся напротив друг друга. Со стороны мы, наверное, напоминаем боксеров тяжеловесов на каком-нибудь чемпионате. И всё-таки, что Слава был так недоволен, снова ввернул это своё о моей важности, да тут настолько все, как у улиток, что я успеваю думать на посторонние темы. Главное, что бы Сарай и его люди не проворонили момент, когда Крылов включит силу, тогда будет опасно, но именно это и является моей целью, спровоцировать его на убийство при свидетелях, тогда не отвертится, и у Гусева с Гривасовым, наконец-то, появятся доказательства, или, хотя бы повод для задержания, а дальше дело техники.

— Не знаешь, из-за чего дуэль? — услышал я чей-то вопрос среди гомона в толпе.

— Да как всегда, женщину не поделили, Женьку из второго звена. — отвечали ему.

– А я говорил, нечего делать совместные корабли, вон, как в Норвегии надо, подразделения валькирий существуют отдельно….

Кажется, я достаточно отвлёкся на посторонние мысли, и создал видимость своей уязвимости, и противник решил этим воспользоваться. Как бы я подсознательно не готовился, и не хорохорился, но атака Крылова застала меня врасплох. Я как раз неторопливо обозначил двоечку, создавая видимость того, что проваливаюсь вперёд, как он, резко ускорившись, поднырнул под мои руки, и прошел вплотную ко мне, заключив в свои объятия, сомкнув свои руки на моей спине в замок. Ё моё, не ожидал я прохода! Я, даже не успел ничего сделать, как оказался в воздухе, а затем соприкоснулся спиной с матами, от удара выпуская воздух из груди, и клацая зубами, сразу вспомнив обо всех ушибах, полученных во время футбола. Какого-либо шанса на передышку он мне не дал, а тут же оседлал меня сверху, нанося размашистые удары руками по голове.

Я прикрывался от его кулаков, пытался прижаться к его животу, что бы выйти из этого удержания, но он, словно опытный борец, балансировал в недосягаемости, короткими ударами сбивая все мои попытки, а сам не допускал ошибок, и не проваливался в добивании, что бы я не мог захватить его руку. У меня, даже не получалось подкинуть его вверх при помощи своего таза, опытный гад. Оставался только один выход из ситуации, самый рискованный – скручивание. Перекинув левую ногу на правую, я провернулся под ним боком, просовывая между его ногой и своим телом руки, отталкиваясь от них, и продолжая крутиться, я буквально выскочил у него между ног, оказавшись сзади него, и тут же накинулся на его спину, нанося удары ему по голове. Попал по уху, по затылку, он повалился вперед, переворачиваясь на спину, и вот, уже я сижу на нём сверху, он не успевает защититься, и мой кулак ломает его нос, разбивает губы. Кровь хлещет во все стороны, что-то белое вылетает из его окровавленного рта, а я замираю на замахе, не зная, что делать. Я победил?! Мы же до первой крови! Что дальше? И тут меня сносит с него удар чьей-то силы, а по залу прокатывается громогласный крик:

– Отставить! Всем смирно!

Я вскакиваю на ноги, вокруг стоят вытянувшиеся во фрунт зрители и дежурный наряд морской пехоты, в двух метрах от меня неподвижно лежит Крылов, глаза закрыты, грудь еле вздымается при дыхании, а между нами стоит незнакомый капитан, от которого во все стороны расходятся мерцающие золотыми бликами волны внутренней силы.

— Разойтись! – дал он команду, и люди потянулись на выход из спортзала. — Этого в лазарет, а Вы, старшина, в свой кубрик до дальнейших разбирательств.

***

– Как вообще такое могло случиться?! — негодующе восклицал Долидуда, расхаживая по палубе. – Мне из-за тебя выговор впаяли, ты что, совсем из ума выжил, устраивать дуэль на борту корабля во время похода?

Мы находились в кубрике нашего отделения. Все мои бойцы расположились по своим койкам, и жадно внимали происходящему, а посмотреть было на что. Через десять минут, как я вернулся в расположение своего отряда, к нам ворвался разгневанный лейтенант в сопровождении всех обер-офицеров нашего взвода, и принялся отчитывать меня принародно.

— Мало того, он унтер-лейтенанта в госпиталь отправил! — подливал масла в огонь старший мичман Залесский. — А это саботаж! Прямой урон личному составу.

— И это тоже. — соглашался с ним Бажен Благоярович. -- Как такое вообще возможно? Туров, ты стероидов объелся что ли? Николай Васильевич, а, Вы, что молчите?

– А что я, – улыбнулся в усы Аверков, его заместитель по взводу. – Я унтер-лейтенант, мне опасно конфликтовать со старшиной.

– Всё бы Вам шуточки шутить, – поморщился Долидуда, – а ситуация серьезная, Вы же знаете, что я должен составить рапорт о нарушении распорядка и дисциплины, иначе….

– Господин лейтенант, – вмешался в разговор старшина Бобров, – но за что наказывать Ростислава, Крылов сам его вызвал, и вообще, он всю учебу над ним издевался, и оскорблял прилюдно, мы подтвердим. – произнес Сергей, на что все ребята утвердительно замычали, и закивали головами. Не ожидал от барона, что он выскажется в мою поддержку, приятно.

– Да какая разница, старшина! – махнул рукой Бажен Благоярович. – Это было там, и не надо мне это объяснять, у нас есть дисциплинарная комиссия академии, которая будет решать дальнейшую судьбу Турова, я даже знаю, какое решение примут, разжалуют, как пить дать, повезет, если в академии оставят.

– Позвольте, господин лейтенант. – а это в разговор вмешался старший мичман Кузьма Федорович Денисов. – Даже в академии у курсантов есть возможность вызвать на дуэль преподавателя, а тут ситуация совсем по-другому обернулась, старшина мог вообще не соглашаться, без урона для чести, так за что разжаловать?

Ох, и тебе спасибо за заступничество, только не с тем говорите, прав Бажен Благоярович, не он будет наказывать, а дисциплинарная комиссия академии, хорошо еще не военный суд. Возможно, вам будет интересно, а почему я молчу, не отстаиваю свою правоту? Да просто всё, прав был Ярик, когда называл меня идиотом, упустил я несколько нюансов из правовой части, когда на дуэль соглашался. По уставам, законам, и прочим кодексам и положениям я всё сделал правильно, и поймал Крылова в ловушку, но упустил какое-то распоряжение командующего о запрете дуэлей не только в военное время, и в боевой обстановке, но, и просто в походе, да я, даже не слышал о нём! Так что, что меня ждет, прекрасно осознаю. Я как раз продумывал линию защиты, что получалось с огромным трудом, когда к нам Долидуда примчался, и не видел смысла отвлекаться от этого дела, так прислушивался к разговору краем уха, не более. Здесь и сейчас всё завершиться выговором, и рапортом, ну, максимум на губу отправят, хотя, и не должны, а вот Крылов точно там окажется, за вызов на дуэль младшего по званию, и заведомо слабейшего.

– В этом и дело, что мог! – объяснял лейтенант старшему мичману. – Но не сделал этого, тем самым нарушив распоряжение командующего академией, конечно, если звезды сойдутся, то во внимание примут личный характер конфликта, но навряд ли. Скорее показательно накажут, что бы другим неповадно было.

– Бажен Благоярович, а кто у нас в комиссии на корабле? – спросил лейтенанта Залесский.

– Председатель – новый заместитель полковника, совсем недавно назначен, не помню его фамилию, в звании премьер-майора, говорят, боевой офицер, очень строгий к подчинённым. А дальше, в основном капитаны учебных рот. Ваш друг, господин капитан Железнов, точно там. – пожал плечами Долидуда, и скептически посмотрел на графа – А зачем Вам, Филипп Игоревич? Решили замолвить слово за старшину?

– Да так, попробую. – злорадно протянул Залесский, потирая руки. – Попал ты, Туров!

На этой «веселой» ноте и распахнулись створки двери нашего кубрика, впуская в помещение веселого до невозможности Ерастова в форме секунд-майора в сопровождении лейтенанта Абаимова.

– Нет, ты видел, а как он вывернулся…. –как всегда громко вещал Александр Ярославович. – Ростислав! Ай, молодца! Иди сюда, дай я тебя расцелую, сокол мой ясный.

Ерастов, пока все стояли по стойке смирно, троекратно меня облобызал, и отстранился, рассматривая с дивным удовольствием.

– Нет, я в тебе не сомневался, но так! Так! – казалось, он сейчас лопнет от радости. – Весь в отца, согласись, Абаимов!

– Так точно, Ваше высокоблагородие. – подтвердил сияющий, как смайлик лейтенант.

– Но удивил, конечно же, удивил, так лихо поколотить, ты же его в нокаут отправил. Я так не радовался с тех пор, как мне новое звание дали. Так, а вы чего стоите? – он обратил внимание на остальных обер-офицеров. – Вольно, кто такие?

– Разрешите представиться, командир учебного взвода лейтенант Долидуда. – Бажен Благоярович снова вытянулся по стойке смирно.

– Я же сказал вольно, лейтенант. – улыбнулся Ерастов. – Значит твой орел Туров!

– Мой. – потупив взгляд произнес Долидуда.

– Хвалю! Молодец лейтенант, хорошо готовишь кадры. – Александр хлопнул его по плечу. – Благодарность тебе вынесу в личное дело, Абаимов, запиши.

– Да он сам всё, я тут не виноват. – ещё больше смутился лейтенант.

– Всё равно, на то ты и командование, что бы получать плюшки за служивых. – подвел итог Александр Ярославович, и обернулся ко мне. – Ладно, Ростислав, не терпится услышать твой подробный рассказ, запись-то я видел. Пойдем в кают-компанию, там парни притащили ящик французского коньяка, да не республиканского пойла, а имперский эксклюзив. Давай, не стой, а то они сами всё выпьют, а что не выпьют, спрячут.

– Александр Ярославович, – улыбнулся я ему, потому что был рад видеть старого друга моего отца, от него, как будто повеяло тем уютным вечером в пансионе перед присягой. – Нельзя мне никуда, с минуты на минуту ожидаю вызова на дисциплинарную комиссию, линию защиты готовлю.

– Какую еще комиссию? – удивился Ерастов, – ааа, эту! – протянул он, снова улыбнувшись. – Не жди, был я там, ничего интересного, да и прошла она уже, пойдем быстрее, по дороге расскажу.

– Как прошла? – вздрогнул я от неожиданности, а в голове зашумело от волнения. – Меня же там не было! Как такое возможно!?

– Ростислав, ну, что ты, как ребенок, ей-богу? – майор по-отечески приобнял меня за плечи. – С каких пор для обсуждения необходимо присутствие человека? Собрались по-быстрому дружеской компанией, не привлекая внимания, решили, что незачем тебя звать, назначили наряд вне очереди, и всё. Так что забудь, за мной, шагом марш!

– Но это не правильно! – взволнованно влез в разговор Залесский, от возмущения забыв, с кем разговаривает. – Как так, только наряд? Он унтер-лейтенанта избил, нарушил распоряжение командующего академией о запрете дуэлей на корабле! А премьер-майор в курсе? Ему доложили о ситуации?

– Абаимов, на крейсере, что, кроме меня, еще премьер-майор появился? – Александр Ярославович в наигранном удивлении повернулся к своему помощнику.

– Никак нет, Ваше высокоблагородие, но Вы по ошибке старый китель надели.

– Ясно. А ты кто? – Ерастов перевел взгляд на Филиппа Игоревича.

– Старший мичман, граф Залесский. – пролепетал тот.

– Ага. – кивнул чему-то майор, и полез в свой планшет. – Ты то самое распоряжение командующего видел, читал? – не отвлекаясь от коммутатора, спросил он.

– Никак нет. – голос Филиппа Игоревича становился все менее слышимым.

– Потому что нет его. – припечатал Ерастов. – Устное оно, даже в уставе не прописано, а закон относится только к военному времени, юристы постоянно путают. А я видел вот это. – Александр Ярославович развернул проекцию с планшета к Залесскому. – Твоё заявление о переводе?

– Моё. – кивнул тот, закусывая губу.

– Одобрено, и подписано. – улыбнулся заместитель командующего академией, – в шестом отделении, как раз мичмана не хватает. Чего стоишь? Шагом марш, вещи собирать!

Залесский выскочил из кубрика, как пробка от шампанского.

– Не люблю таких. – поморщился майор, а затем улыбнулся, обводя взглядом моих обер-офицеров. – Господа, приглашаю вас с нами в кают-компанию, экзекуции отменяются, будем праздновать.

– Благодарю, ваше высокбродье, но я.... – начал было неуверенно отказываться Долидуда, но его перебил Аверков, хлопнув по плечу.

– Ваше Высокоблагородие, мы со старшим мичманом Денисовым откажемся, дела по взводу, проконтролируем перевод Залесского, а лейтенант составит компанию. – и тут же шепнул только для Долидуды. – Иди Бажен, для карьеры полезно.

***

Погрузиться в атмосферу лихого офицерского разгула у нас не получилось. Уже через десять минут, как мы вышли в коридор, и подошли к горизонтальному лифту, абсолютно всем в нашей компании на планшеты пришло сообщение о запрете распития спиртного. Ровно через двадцать четыре часа мы выходили из погружения в слои темной материи, и должны были оказаться в одной из приграничных систем нашей империи, и, конечно же, все участники нашего похода обязаны были быть готовы к любым ситуациям, и выполнению воинского долга.

– Как не вовремя. – расстроенно протянул Ерастов, прочитав сообщение. – Что же, господа, – он лихо улыбнулся, – кутёж откладывается до лучших времен.

– Разрешите идти? – робко осведомился Бажен Благоярович, и, получив в ответ утвердительный кивок, ретировался куда-то с палубы, не сказав мне ни слова, чему я был рад, так как хотел пообщаться с майором без лишних глаз и ушей, Абаимов не в счёт.

Классная у него способность, прям как ниндзя, раз, и нет его, тоже так хочу уметь. Долго восхищаться способностями Долидуды я не стал, а сразу перешёл к своему вопросу, пока Александр не ушёл по своим делам.

– Александр Ярославович, не подумайте, что я не верю, но я, правда, не нужен был на заседании, и не понадоблюсь вновь? – уточнил я, пытаясь унять какое-то интуитивное беспокойство внутри себя. Неужели всё взаправду так просто, как он описал?

– Это от прослушки, – начал беседу Ерастов, а я почувствовал, как вокруг меня сжимается чужой кокон силы, отсекая все посторонние шумы.

В одно мгновение с майора слетела маска весельчака и балагура, открыв мне лицо серьезного человека с нотками усталости в глазах.

– Ну, ты и выдал, Ростислав, – тяжело вздохнул Александр Ярославович, и посмотрел на меня – в лучших традициях своего отца, или лучше сказать, в традициях Туровых. Такую кашу заварить на ровном месте. – я недоуменно уставился на него, а он продолжил. – Нет, не всё так просто, мне пришлось выдержать тяжёлую схватку с другими офицерами, словесную, естественно, что бы ты и дальше оставался в академии, многие тебя не любят, Ростислав.

– К…как? – удивленно выдохнул я, – но за что? Когда я им дорогу перешёл? – и тут меня озарило. – Неужели они узнали о том случае на складе, из-за которого начались учения? – ох, мамочки, это же всё, труба, там столько офицеров слетело со своих должностей!

– Нет, успокойся. – всё-таки улыбнулся майор, видимо вспомнив о том случае. – Дело не конкретно в тебе, это из-за полковника Могутова, теперь уже генерал-лейтенанта.

– Не понимаю, а причём здесь Гедеон Святогорович? – что-то я не вижу связи, меня то, за что не любить тогда?

– Всё сложно. – поморщился Ерастов, и стал объяснять на пальцах, начав совсем из далека. – Армия уже давно сильно политизирована, мы же служим империи, а не императору, вот и пытаются различные силы проникнуть в наши ряды, и навязать свои порядки. Нет, в целом на обороноспособности это не скажется, но армия – это миллиардные контракты на провизию, оборудование, материалы, одежду, медикаменты и так далее. И у нас это не совсем централизованно, каждый округ сам налаживает связи с местными производителями, и поставщиками, часто обходимся без тендеров, многие хотели бы погреть руки на этом, а для этого нужны свои люди в штабе, понимаешь? Да там много всяких нюансов, начиная пассивной защитой, заканчивая подбором лучших кадров в свои гвардии. А мы, крупнейшая академия в округе, спаянная с боевой частью, у нас потребностей разнообразных много, а бюджет очень лакомый.

– Пассивная, это когда маршруты охранных рейдов, учебных походов и экспедиций составляются в попутном для купечества направлении? – уточнил я, кивая в знак того, что остальное понял.

– Именно так. – хмыкнул Александр Ярославович. – Иногда такие схемы придумывают, что торговый караван просто по пути следования меняет конвои, один за другим, с одной стороны это не плохо, и мы сами официально так делаем, причём бесплатно. Если маршруты стандартные, а миссии не секретные, то к местным негоциантам с предложением о сопровождении обращаются представители флота. Другое дело, когда кто-то влияет на составление самих маршрутов, и, когда использует свои возможности, как козырь в своих делах, как рычаг давления на остальных, как….

– Я понял. – кивнул я. – Для личного обогащения и борьбы с конкурентами.

– В целом да, – подтвердил мои мысли Ерастов. – А потом идёт политика. Поддержка аристократии армией на уровне штаба очень весома для любого уровня переговоров.

– Я понимаю, о чем-то таком я читал в учебниках, и уже слышал. – на самом деле эта ситуация до сих пор вызывала у меня не понимание, как такое возможно? Почему император ничего не сделает. Хотя, ответ я знал, и он мне не нравился. Сама структура нашего общества и его законодательство позволяла это, ещё со времен реформ первого императора, и ничего тут не поделаешь. – Но при чём тут Могутов и я?

– А теперь проще объяснить будет. – наверное, со стороны мы странно смотрелись. Общающиеся между собой на равных штаб и унтер офицеры, которые активно жестикулировали руками, но не издавали ни звука, а рядом стоял лейтенант, который напряжённо зыркал то в одну, то в другую сторону коридора, как будто ожидал нападения любой момент. – Могута участвовал в гонке за должность начальника всей академии, а не только морской пехоты. Округ у нас, хоть и молодой, но богатый, и ставленников различных фракций было навалом в претендентах. И, по сути, неважно было бы кто победит, со всеми договориться можно, только ни с Гедеоном, он у нас боярин, а значит всё по правилам, как император батюшка на бумаге прописал. Без компромиссов. Там ситуация настолько серьезная была, что одна из фракций прислала своего лучшего планетарника генерал-майора Воробьева, который разделывает морскую пехоту на учениях, как семечки, а другие способствовали, что бы Лащенова сделали главой комиссии на учениях, он, хоть и аполитичен, но изрядная сволочь, и с Могутой у него старые счёты. У нас ни шанса на победу не было, а теперь ответь на простой вопрос, кто влетел в кружева этих интриг, и порвал всё в клочья, благодаря чему Гедеон получил повышение и новую должность?

– Я? – меня скрючило, как будто лимон проглотил.

-Нет, царица Датская! – рассмеялся Александр Ярославович. – Конечно ты. Как сейчас помню, предлагаем Могуте отправить в глубокую разведку для проведения диверсий лучших учеников первого курса, а он морщится.

– Всё не то, – говорит, – они шаблонно действовать будут, отличники же, а тут нужны специалисты высочайшего класса, у которых диверсии и разрушение в крови. – потом поворачивается ко мне, и выдает, – выпускай секретное оружие, раз Туровы снова хотят послужить на благо отечества, негоже это игнорировать, надо ловить удачу за хвост.

Не скажу, что мне это не польстило, но, я думал, что меня за успехи в учебе туда отправили, а оказывается из-за фамилии и набора ген от предков. Как-то обидно, немного.

– А ещё его покорили фотографии твоего военного лагеря с частоколом из копий вокруг разрушенного десантного бота. – поспешил меня приободрить Ерастов, видя мою кислую физиономию, и поняв о чём я думаю. – Как видишь, его ставка на тебя оправдалась. Собственно, из-за этого я здесь, а не на флагмане. Специально тебе вредить никто не станет, но при случае сожрут с удовольствием, и пикнуть не успеешь, что бы досадить нашему генералу, особенно, если им за это ничего не будет, а на него тень бросит. И снова, как видишь, его предусмотрительность оказалась вещей.

– Поразительно. – покачал я головой в смешанных чувствах. Я был и удивлен, и немного напуган, и впечатлён масштабами происходящего. – Александр Ярославович, а эта вещая предусмотрительность от индекса развития зависит? Люди с силой от пятидесяти пунктов будущее могут предсказывать?

– Кто его знает, Ростислав. – пожал плечами премьер-майор. – У меня всего сорок три. – кхм, я внутренне аж подавился от зависти. -Может, и могут, только не говорят об этом, они вообще не болтливы, но в твоём случае, предсказывать могут все, кто знает твоего отца, деда, а теперь и тебя. – рассмеявшись, он похлопал меня по плечу. – Главное, будь осторожен, я не всегда смогу оказаться рядом, и прикрыть, не чуди слишком сильно.

– Хорошо, Александр Ярославович. Не буду. – кивнул я, улыбнувшись ему в ответ, всё-таки прав был отец, когда говорил, что никакая беда не страшна, когда рядом с тобой друзья. Я физически ощущал, как меня отпускает напряжение последних часов, а масштабность интриг вокруг академии и моей персоны начинает казаться незначительной.

– Кстати, Ростислав. А из-за чего дуэль была? – мой собеседник и ангел хранитель в одном лице проявил, наконец-то, интерес к причине произошедшего. – Правду говорят, что из-за женщины?

– Да, так и есть. – ответил я, подумав о Лире, и не спеша рассказывать всё в подробностях.

– Точно в отца и деда. – усмехнулся Александр, подумав о чём-то своём. – Но ты их переплюнул, нашёл из-за кого драться, из-за Женьки Восьмизаровой, она же старая, ей за сорокет. Абаимов подтвердит.

– Вы так говорите, потому что она Вам отказала. – повернувшись к нам, и подмигнув мне, сообщил лейтенант. – А так, да, ей сорок один год.

– Ах, ты ж, – шутливо рассердился майор, а я понял, что серьезный разговор закончился. – Береги себя Ростислав, тебе еще жить, и жить, в отличие от некоторых. – попрощался он со мной, покосившись на Абаимова.

***

В кубрик я вернулся в каком-то странном состоянии, не обращая ни на что внимания. Абсолютно ничего не хотелось делать, даже думать. Мне настолько хватило впечатлений и волнений за сегодняшний день, что я хотел только одного – спать! А подумаю обо всём произошедшем завтра. Но прежде, чем я улегся на свою койку, ко мне подошёл старшина Бобров, с каким-то странным выражением лица, заставив меня слегка насторожиться.

– Туров, – начал он. – Помнишь, я говорил, что ты ерундой страдаешь, а надо связи налаживать? – барон на мгновение замер, собираясь с духом. – Я ошибался! Как ты это делаешь?!

Глава 17

На следующий день после дуэли мы готовились к выходу из погружения в приграничной системе империи. Нам на коммутаторы скинули всю необходимую информацию о месте нашего пребывания следующие несколько дней, а так же перечень боевых задач, которые необходимо было выполнить — ничего особо интересного, в основном рутина, выход в открытый космос, отработка абордажа сторожевого корабля, и заброшенной грузоперевалочной станции. Куда интереснее было читать о самой системе под названием ГРДСП-28, которая состояла из нескольких астероидных поясов и шести газовых гигантов, и представляла собой промышленный район космоса, где наша империя вела добычу полезных ископаемых, и различных газов. Из справки следовало, что здесь добывали гелий, аммиак, а так же метан и сероводород. Да они, даже воду умудрялись добывать! Правда, исключительно для собственных нужд, не на экспорт. Но главное, это добыча водорода в огромном количестве, как газообразного, так и жидкого с металлическим, который использовали в различных областях промышленности, в том числе, и для производства сверхпроводников, а жидкий водород, как топливо. Да, технологии шагнули на новый уровень, с освоением холодного ядерного синтеза, и создания реактора антиматерии, но надо помнить, что мы до сих пор используем нефтепродукты в двигателях внутреннего сгорания в отдаленных, и опасных областях галактики, что бы снизить затраты на технику, а также экспортируем их в свободные земли. Такая же судьба постигла и водородные двигатели, например, для взлета с планет в разгонных блоках до сих пор используется водород. Так что эта система является огромной «бензоколонкой».

В системе располагались несколько десятков промышленных космических заводов по переработке ресурсов и очистке газа, несколько судоремонтных доков, газозаправочных станций, и огромная жилая станция, целый космический город, где постоянно проживало до пятнадцати миллионов человек, которые трудились на благо империи, не только на озвученных предприятиях, но, и на мощных планетарных, газозаборных, и буровых установках, а так же пилотами различных добывающих, и транспортных кораблей. Масштабы поражали воображение, ещё больше впечатляла финансовая значимость системы — по данным из свободного доступа в сети, ГРДСП-28 приносила в год около девяноста триллионов рублей золотом. Поэтому и охранялась двумя мощными военными станциями, и десятком сторожевых кораблей, которые в совокупности с сотней минных банок и боевых автоматизированных оборонительных торпедных платформ могли остановить на границах системы средних размеров флот условного противника. Теоритически. А там, как карта ляжет, главное продержаться до подхода ударных сил имперского флота. Но по факту, сюда периодически заходили боевые соединения и патрули, так что их тоже можно было причислить к силам защитников. Стоит ли говорить, что трафик кораблей в системе был просто колоссальный, не считая военные и промышленные суда, здесь постоянно крутились купеческие, и пассажирские звездолеты, для которых система была обязательным пунктом маршрута, бензоколонка же, помните?

В общем, несмотря на маленькое население, система была похожа на муравьиный улей, где абсолютно каждый был занят своим делом, и сновал туда-сюда, создавая хаос из точек на экранах радаров.

***

Для подготовки к выполнению наших боевых задач мне было необходимо попасть в ангар летной палубы для проверки оборудования, с которым придется работать в открытом космосе. Поэтому, после ознакомления с информацией о системе, я, в сопровождении капралов Бекетова и Гусарова, а также старших матросов Чюватова, и Феймахера, отправился на лётную палубу. По пути ребята затеяли осторожное обсуждение вчерашних событий, пытаясь выведать у меня подробности. Я, конечно, понимал их интерес, мне бы и самому было любопытно, если бы что-то подобное произошло с кем-то из моих знакомых, но тут я был главным героем, и, честно говоря, особых восторгов не испытывал, скорее сильную озабоченность в свете слов Ерастова. До меня всё еще не дошло в полном объеме то, что случилось, но один вывод сделал — я чудом разминулся с отчислением, и теперь должен быть крайне осторожным. Поэтому всё, чем я мог поделиться со своими бойцами, так это сетованием, что, если бы тот офицер пришёл позже, всё бы закончилось без последствий, и вообще, как он так быстро узнал о происходящем?

Вот здесь Гадел и шепнул мне на ухо, что это Слава кому-то написал, что бы остановить дуэль, и его поддержали девчонки, да и сам Гадел склонен был согласиться с его действиями, хоть и пытался отговорить Сарая от этой затеи, по крайне мере предупредить меня он должен был. Они же ещё не знали, чем закончится моя авантюра, и сильно переживали за меня, но сейчас он считает, что должен был быть более настойчивым.

Ох и сильно же меня взбесило это известие. Ничего кроме обиды я не ощущал по отношению к Ярику, как он мог, не спросив меня, так поступить?! Это же форменное предательство, пусть и продиктованное благими намерениями. Единственное, что его оправдывало в моих глазах, это то, что он мог не подозревать о возможных последствиях своего поступка. Собственно, как и я, когда решился на дуэль, но всё же! Он мог высказать свои соображения перед поединком, но никак не пытаться помешать мне втихомолку. Определённо, нам со Славой надо пообщаться по этому поводу, расставить точки над и, что бы такого больше не повторялось.

***

В ангаре лётной палубы было многолюдно. Пилоты и технический персонал суетились вокруг истребителей и десантных ботов, пристыкованых к удерживающим тумбам, проводя предполётную подготовку перед выполнением учебных боевых задач. Между звездолетами, в широких проходах двигались малые грузовые платформы с погруженным на них разнообразным оборудованием, от каких-то баллонов и устройств, неизвестного мне предназначения, до торпед, и стволов рельсотронов с огромными магазинами, в которые на автоматизированных станках снаряжались пули из белых квадратов больших ящиков. То здесь, то там сверкали синие или зеленые всполохи сварочных аппаратов, раздавались звуки громких ударов, лязганье метала о металл, слышались крики и возгласы людей.

Несмотря на суету сотен моряков, Славу я заметил сразу, хоть он и был одет в рабочий комбинезон. Так совпало, что его космолёт находился именно в нужном мне ангаре, а раз так, то я решил не откладывать наш разговор в долгий ящик. Тем более Ярослав только что закончил разговор с двумя неизвестными мне офицерами, и отправил куда-то своих техников, и был относительно не занят. Хотя, одного из его собеседников я узнал, именно он вчера прекратил мой с Крыловым поединок, а это служило лишним подтверждением слов Гадела. К тому моменту, когда мы прибыли на лётную палубу, я уже успокоился, и старался сохранять голову холодной, но при виде улыбающегося Ярика, раздражение с новой силой овладело моим разумом.

— Ничего, сейчас я с тобой пообщаюсь! – подумал я, направляясь к своему другу. – Улыбается он, понимаешь, чуть не подставил меня, и улыбается!

Я не знаю, чего я ожидал от нашего разговора, возможно, его извинений, что он осознает, как нехорошо поступил, а может просто хотел выговориться, выплеснуть своё возмущение его поступком, возможно, я хотел понять его мотивы, услышать, как он оправдывается. Не знаю, в тот момент я действовал на эмоциях, меня возмущал сам факт того, что мой друг поступил так со мной, но, в любом случае, всё вышло совсем не так, как я себе представлял.

***

Толи Ярик по моему виду понял, что я буду с ним ругаться, толи наоборот не понял, и не придал значения моему хмурому виду, но, как только мы подошли к нему, то сразу же нарвались на презентацию его нового истребителя, настолько интенсивную, что слова вставить было невозможно. Мне только и оставалось, что провожать взглядом спины уходящих куда-то офицеров, и слушать восторженную речь своего друга.

– Здорова, парни! — радостно воскликнул Слава, обнажая свои белые зубы в улыбке. –Смотрите, что у меня есть! — он резко развернулся указывая рукой на небольшую сигару истребителя длиной около пятнадцати метров, и радиусом около десяти, который на фоне других звездолетов выглядел малышом. – МИГ пять тысяч, новейшая разработка, самый крутой боевой борт малой авиации современности. — гордо провозгласил Ярик. – Меня на него только сегодня перевели!

— И что в нём такого крутого? — спросил Миша Гусаров, как и я смущенный размерами истребителя по сравнению с другими в ангаре, только я был зол на своего друга и стоял молча, хмуро выслушивая его речь.

— Потому что это реальный стелс, благодаря движку на антиматерии, а не обычный горячий пирожок, как у Лены! — гордо продекламировал Слава, посмотрев на подошедших к нам от других космолетов девушек. Он как будто избегал встречаться со мной взглядом, стараясь очень много говорить, и, несмотря на моё внутреннее сопротивление, погрузил нас в мир космических кораблей. Нет, правда, было очень интересно.

МИГ пять тысяч был супер современным боевым кораблем. Благодаря прорыву в технологиях наши ученые смогли добиться того, чтобы столь малый корабль даже внутри системы мог мгновенно погружаться в слои темной материи, пускай и на пару секунд, но за это время он мог оказаться позади строя противника, и нанести неожиданный удар там, где его никто не ждет. А это колоссальное преимущество в бою. Ещё мы узнали, что горячими пирожками пилоты называют абсолютно все космические корабли из-за того, что они всегда видны на радарах из-за гигантского выделения тепла, в том числе и из-за работы двигателей, ведь движутся они, выбрасывая высокотемпературную струю реактивной массы.

— А как же движок на антиматерии? -- вставил свои пять копеек в разговор Хирш.

– А что он? – удивилась Арина, отвечая вместо своего парня. – Его используют для передвижения только в скрытой массе. Если в обычном измерении она пропускает сквозь себя свет, то внутри себя, она его не выпускает. А при реакции в таком двигателе получается огромное количество энергии, в том числе и фотонов, которые, и являются реактивной струей, они проходят сквозь электромагнитный щит, и отталкиваются от темной материи, передавая нам импульс. А так, как их скорость не может быть меньше скорости света, то, и мы двигаемся намного быстрее. – графиня Морозова, оседлала своего любимого конька, и принялась просвещать далеких от космических двигателей морских пехотинцев, получив в их лице благодарную аудиторию. Хотя, я не знаю, из-за интереса ли к теме, ребята так завороженно смотрели на неё, или по другой причине…, особенно Чюватов, он не отводил взгляд от нашей красавицы, ловя каждое её слово, кажется, еще чуть, и у него слюни потекут. Ариша же, тем временем продолжала, – причём поток фотонов должен быть постоянным для поддержания скорости, или наращиваться, для её увеличения. В обычном же пространстве нам неоткуда их отражать, есть, конечно, экспериментальные наработки, которые работают по принципу астронавта, надо отбрасывать от корабля часть, типа ступени, и отталкиваться от нее, будет мгновение, пока она не уничтожится, но какую-то скорость мы получим. Но это всё вопросы будущего, да и ступеней этих не наберешься, она одна по составу будет дороже корабля, наверное…

– Давай отойдём, поговорить надо. – неожиданно раздался у меня над ухом голос Сарая.

– Рос, я тебя уважаю, конечно, ты мой друг, но ты вчера поступил очень безответственно! – начал Слава, как только мы отошли от ребят на несколько шагов. – Мы с тобой договорились, что мой род тебе поможет с твоей девушкой, я тебе помогу с этим Крыловым, а ты берёшь и так глупо подставляешься, он мог тебя размазать по матам, и плакали все наши планы. Ты что творишь, Туров?!

– Но я победил! – не ожидая от него такого напора, я растерял весь свой боевой пыл, и пытался оправдаться. – Ты сам видел, а вот ты взял и вызвал старшего офицера, ты, понимаешь, что меня отчислить могли? Это чуть не поставило крест на моей карьере!

– Да вызвал, – не дал мне договорить Сарай. – И ты спасибо должен мне сказать, подумаешь, могли отчислить, не отчислили же, в любом случае до конца практики тебя бы никуда не дели, а там и на Владивосток бы вернулись, я бы тебя устроил в городе куда-нибудь, и искали бы твою девушку себе спокойно. – У меня аж дыхание перехватило от этих слов, получается, он обо всем знал? – Никто не думал, что ты победишь, и это еще тот вопрос, как так получилось. Всё было за то, что ты проиграешь, и как минимум калекой останешься, в худшем случае, тебя бы убили там, и он бы выполнил своё задание. – продолжал Ярик тоном не терпящим возражений. – А крест на карьере ты сам чуть было не поставил, пустившись в эту авантюру без спроса. Ещё раз, ты важен для меня и моих планов, не я тебе навязался помогать, ты сам попросил! Поэтому будь добр, без геройства и авантюр, согласовывай свои лихие мысли со мной, это важно, понимаешь? – он жёстко посмотрел мне в глаза.

– Слава, я тебе благодарен, конечно, но ты…

– Ты не понимаешь! – припечатал он. – На кону стоит очень много, и, при всём моём уважении, я могу потерять гораздо больше тебя, ты отвечаешь за жизнь пары человек, а у меня целый род с тысячами людей, которые будут гибнуть в войне за твою любовь. Ты меня понимаешь?

– Да. – кивнул я пристыжено, как-то не смотрел я на ситуацию под таким углом, у меня аж мурашки пробежали от осознания масштабов. Одно дело просто говорить о войне аристократов, и совсем другое осознавать, сколько людей в этом участвует.

– Тогда без обид, но дальше никакой самодеятельности, если всё пойдет, как задумано, то мы найдем твою невесту, а мой род возвысится. И не переживай за Крылова, его вопрос будет решен, как только он с губы выйдет, я уже обо всём договорился. – улыбнулся сарай, пробнимая меня за плечи. – Пойдём к остальным, а то там Арина скоро их переделает в специалистов по космическим двигателям.

Я растерялся от его слов, и беспрекословно начал движение в сторону нашей компании. В голове же у меня метались мысли, ускользая от понимания. В смысле без согласования?

-… да и не совсем двигатель на темной материи, а реактор, который дает энергию всему кораблю во время движения на поддержание мощных щитов, и функционирования всех систем. – продолжала тем временем свой рассказ Арина, все её так увлеченно слушали, что, казалось, не заметили нашего с Яриком отсутствия. – Вы думаете, то дикое электромагнитное поле, которое удерживает плазменный щит во время боя, генерируется чем-то другим? Так вот, там нужно просто колоссальное количество энергии, что бы держать абсолютный плазменный щит на водороде в течение минуты.

– Абсолютный щит? – подбросил веточку вопроса в костёр повествования Гусаров.

– Да, это когда весь корабль закрывается коконом из плазмы с температурой в миллион градусов. Как вы понимаете, через него ни одно тело не пройдет, любой снаряд сгорит в секунду.

-И почему они не используются постоянно?

– Есть один нюанс, обычно в таких случаях мощности ни на что не хватает, да, для ведения боевых действий у нас есть резервная система из батарей холодного ядерного синтеза, дублирующий контур, так сказать, да и в системе всегда активен реактор супер термоядерного двигателя, но вы думаете, что изнутри такой щит пробить? Конечно же, нет, он со всех сторон не проницаем. Его обычно используют в безвыходных ситуациях, набрав нужное ускорение, что бы сбежать, но не всегда возможно успеть нырнуть в слои темной материи, после его отключения, особенно большим кораблям. Поэтому, обычно используется стандартный щит, когда плазма нагрета всего до десяти тысяч градусов. Большая часть снарядов уничтожится, или повредится, торпеды, так точно, а что пройдет сквозь него, будет поглощено обшивкой.

– А почему всего десять тысяч? Почему не сто? – кажется, никто не хотел окончания этой лекции, мои парни особенно.

– По кочану! – улыбнулась графиня, – Потому что водорода не хватит, на долгий бой, например за минуту абсолютного щита весь водород на борту крейсера исчезнет, и с чего у тебя будет образовываться плазма для реактивной струи?

– Не понимаю, – снова Хирш со своими вопросами, а Чюватов молчит, как воды в рот набрал, и всё смотрит на Арину. – Почему нельзя использовать электромагнитный щит? Он же будет отталкивать снаряды от себя!

– Хоть один снаряд из металла видел? Их просто нет, а снаряды не из металла, не участвуют в магнитных взаимодействиях. И не следует забывать, что во время активного купола щита корабль становится слепым, поэтому бой ведётся, как во времена парусного флота, развернувшись одним бортом к противнику или, если речь идет о торпедных атаках, по прямому курсу. И защита ставится только с одной стороны, что бы все системы обнаружения, ПРО и ПВО оставались активными.

– Так вот почему появление истребителя в тылу так важно. – протянул Гусаров, – он будет атаковать незащищенный борт противника, а то и корму.

-Именно. – улыбнулась Арина. – Только про корму ты зря сказал, она у каждого корабля неуязвима, там даже щитов не ставят, достаточно реактивной струи. А знаете, почему корабли у нас в виде сигар? – кажется, она сама не хотела заканчивать, всегда замечал, что ей нравиться что-то объяснять другим людям. Ей бы преподавателем подошло работать.

– Это знаем, – кивнул Феймахер. – потому что супер термоядерный реактор построен на основе токамака, тороидальной вакуумной камеры, а она, как бы сказать точнее, напоминает круглую баранку, хотя, не совсем удачное сравнение, в общем, корабль строится вокруг неё, а в сигару можно их несколько установить, как на нашем крейсере. Хотя это не везде принято, например, в некоторых странах используются корабли в виде диска, хотя это старые проекты, там же площадь поражения огромная. А вот чего не знаем, так это, каким образом имея такие щиты, вообще происходит победа одного флота над другим? Ведь даже лазерное оружие, хоть и проходит сквозь высокотемпературную плазму, но не может повредить обшивке корабля, которая покрыта специальным напылением для поглощения излучения. Мы при абордаже сначала, его соскабливаем, а затем уже режем броню, и её там слоев несколько, плюс этот гель, который заполняет все полости, и доставляет кучу проблем для проникновения на борт.

– Что бы подбить корабль, надо перегрузить его оборонительный контур, либо подловить на моментах, когда щит не активирован. Сначала уничтожают системы наблюдения и наведения, различные датчики, сканеры, радары, которые выведены на обшивку, а потом уже, корабль наш, хочешь, долби его из всех орудий, хочешь, на абордаж бери, никуда уже не денется, только достигается такой результат превосходством в боевой мощи. Задача флота простая, выпустить, как можно больше снарядов, и надеяться, что они повредят вражеские корабли, а самим в это время маневрировать, что бы избежать попадания по себе. – отвечала на вопрос Арина, открывая на своем инфопланшете короткий ролик космического боя, и разворачивая его к нам. – Это запись с моего симулятора, видите, сколько истребителей и различных торпедных платформ? Это только с одного авианесущего крейсера, представьте, сколько их, когда идёт бой флотов.

На видео нашим взглядам предстала картина пчелиного роя, который метался по экрану, уничтожая всё на своем пути, даже страшно представить, как оно выглядит в реальности, а ещё, меня поразило хладнокровие, с которым девушки смотрели запись, а ведь они по роду службы должны находиться в самом эпицентре этого хаоса. Кажется, не только меня одного пробрало до мурашек, Гадел как-то тревожно посмотрел на Лену, и его девушка не смогла проигнорировать этот взгляд, решив успокоить нашего капрала второго класса:

– Не стоит пугаться, на самом деле все не так страшно, как выглядит со стороны. – произнесла она, подходя к Бекетову, и легонько прижавшись к нему, взяла его за руку. – У нас стоят мощные системы по расчету траектории полета не только истребителя, но и вражеских кораблей, снарядов, имеется активная защита. Мы находимся почти в самом центре космолета, надежно защищенные, и принимаем решение на основании поступающих данных. Весь наш бой похож больше всего на шахматы, продумал стратегию боя на несколько шагов вперед, и выполняешь её, только успевай анализировать поступающую информацию, и корректировать курс. Мы же редко сражаемся на сверх близких дистанциях, и нам не надо бороться с чудовищной инерцией, как у больших кораблей, поэтому всегда есть время изменить курс, и избежать столкновения с чем угодно. – тихо говорила она, поглаживая большим пальцем тыльную сторону ладони своего парня. – Мы же не атмосферные пилоты, где нужна хорошая скорость реакции, и в одно мгновение может измениться всё вокруг. Тем более мы можем на своих машинах входить в атмосферу, поэтому, и реакция у нас отличная, ты же помнишь, как я водила тот антиграв, когда мы к озеру летали? Ваши бои намного страшнее, вы почти вплотную воюете, и динамика в разы выше, так что я больше за тебя переживаю, сейген кеще. – закончила она свою речь, закрыв глаза, и приподнявшись на цыпочки, что бы поцеловать Гадела в щеку, а затем, опустилась назад, нежно потеревшись носом о его шею, и прижавшись головой к его груди.

Я в жизни не видел ничего более интимного, что бы касалось двоих людей, даже секс мерк перед такой близостью. Казалось, что море любви, ласки, и нежности выплеснулись между двумя людьми за пару секунд. Я не выдержал и отвел взгляд в сторону, одновременно чувствуя смущение, и умиление, а также какое-то щемящее чувство в груди, аж слезы на глаза навернулись, как же я сейчас по-доброму завидую этим двоим! Поймите правильно, я не плакса, не рыдаю от мелодрам, и трогательных моментов, ну, с тех пор, как вырос, а так, в детстве, когда смотрел…, но сейчас я здоровый мужик, морпех, и меня проняло. Переживания и эмоции наложились друг на друга, а мысли улетели к моей ненаглядной. Как мне больно, и тоскливо от того, что рядом нет Лиры, что бы поделиться с ней своей теплотой чувств, почувствовать мягкость её прикосновений, шелк её дыхания на своем лице, что бы разделить с ней безграничную радость за своих друзей. Я в который раз убедился, что всё у них будет хорошо, и они всегда будут вместе, и будут баловать нас еще много десятилетий такими мимолетными мгновениями настоящего проявления любви, показывать, насколько они дорожат друг другом…

Да что же такое, у меня сейчас слезы рекой потекут, ещё не хватало разреветься здесь перед всеми. Соберись Ростислав! У тебя на груди планки наград, а ты нюни распускаешь, как кисейная барышня. Отвернувшись в сторону, я украдкой провел тыльной стороной ладони по своему лицу, и посмотрел на ребят, кажется, не одного меня растрогало произошедшее. Пока Гадел обнимал свою суженую, все остальные так же, как и я, моментом до этого, отворачивались, и тянулись к своим лицам. Кто-то шмыгал носом, у Хирша передернулись плечи, только двое продолжали смотреть на влюблённую пару, Арина, которая счастливо улыбалась сквозь льющиеся водопадом слезы, периодически размазывая рукой по своему мокрому лицу макияж, и Слава, который иронично смотрел на всех нас и чему-то ухмылялся, как его не пробрало, ума не приложу. А, и, конечно же, Чюватов, он продолжал пялиться на графиню Морозову, но, что с него взять? У него, кажется, кумир появился, и он наслаждался его лицезрением.

– Реально морские войска, смотрите, ангар не затопите, мне еще истребитель к бою готовить! – как-то зло и насмешливо произнес Сарай, высказывая своё мнение о происходящем. – Понимаю, Арина, но вы, мужики же, чего нюни распустили, никогда целующихся не видели?

Его слова разрушили все волшебство момента, Лена с Гаделом отстранились друг от друга, на лицах всех читался стыд, как будто мы только что совершили что-то аморальное, не правильное. У меня ощущение было, сопоставимое с тем, как будто кто-то поджег праздничную елку, и чудо красавица, проводница светлого праздника в жизнь, мгновенно вспыхнув, превратилась в обугленный остов, а рот переполнился вкусом горелой гирлянды, противно и тошно!

– Да иди ты, Ярик. – думаю, я выразил общие мысли, но остальные были слишком воспитанные, что бы так ответить, или у них просто не было на это сил.

– Ха ха, – рассмеялся Сарай, – не стоит обижаться на правду, вояки бравые, а теперь сами идите отсюда, мне еще знакомиться с новой техникой. – Не мешайте.

Всегда поражался его беспардонности, и тому, как он нагло, а порой по-хамски себя ведет, но при этом считает, что всё нормально. Он же, даже не обиделся на мои слова, восприняв и свое поведение, и мой посыл, как дружеские шутливые пикировки.

– Рос, если что, я новости сообщу. – крикнул он мне в спину, когда мы отходили от его звездолета.

Говорю же, всегда поражался его стилю общения, и да, он мне не нравится, хоть поначалу я его не замечал.

***

Вечером того же дня, после, оставившей неприятное послевкусие, встречи с Сараем, меня, к себе на ковёр, вызвал Гривасов, который в присутствии Гусева устроил мне выволочку. К моему удивлению, досталось и каплею, за то, что не досмотрел, и допустил дуэль. Я полчаса слушал нотации, которые сводились к тому, что Крылов не идиот, и он теперь знает, что раскрыт. Да, я не говорил ему прямо, что за ним следят, но у него теперь есть повод для подозрений, ведь я заявил, что обо всём знаю, и обязательно расскажу службе безопасности. А он человек опытный, и будет теперь еще более осторожным.

– Ты слеп, и не замечаешь очевидных фактов! – резко оборвал мои мысли вслух Гривасов, когда я пытался указать на то, что легко победил унтер-лейтенанта в бою, и не выглядел он таким уж опытным и проницательным оперативником. – А размышляешь так, как будто повидал сотни агентов за свою жизнь, и щелкаешь их, как орешки. – Он демонстративно щелкнул пальцами правой руки, заставив меня вздрогнуть. – Ладно, ты, но я не ожидал, что и у Гусева в голове опилки! Включи голову, Туров! Перед дракой ты ему сообщил о том, что всё знаешь и расскажешь, разве это причина для вызова на дуэль? Сатисфакции требуют за что-то, например, за клевету, а тут он просто показал тебе свой испуг, и ты повёлся. Благодаря тебе он показал всем, что слаб, взял себе время на размышление, пока находится на губе, и будь уверен, он спланирует новую акцию, учитывая и нас.

Честно, я не знал, что сказать. По всему выходило, что я кругом виноват, и всех подставляю. Я чувствовал себя крайне неуверенно, и вчерашняя дуэль уже не казалась мне превосходным маневром во всей этой истории. Но всё равно у меня в голове не укладывалось, почему нельзя его просто арестовать, ведь мы всё знаем!?

– И обвинения мы ему предъявить не можем, у нас только косвенные улики, и догадки. – как будто прочитав моим мысли отвечал Авнер Световидович. – Очень хитрый и острожный гад, верно, Петр Фадеевич? – обратился он к Гусеву, который всё это время сидел на стуле возле письменного стола своего начальника, и с недовольным выражением лица взирал на нас обоих, кривя свои губы, когда речь заходила о Крылове. Поистине, ни разу не видел его столь эмоциональным, как в тот вечер.

– Так точно. – буркнул он, в очередной раз поморщившись.

– Понимаешь теперь, почему мы в заднице? – снова повернулся ко мне Гривасов. – Он всё рассчитал, взять его сейчас не можем, нет доказательств, только косвенные, даже, если задержим и предъявим обвинение, результаты расследования будут нулевыми. Он сейчас насмехается над нами, сидит в камере, такой доступный, и в тоже время недосягаемый. Значит так! – резко выдохнув, успокоился Авнер Световидович. – Завтра выпускаем Крылова, наблюдение за ним придётся снять, поэтому Пётр Фадеевич будет постоянно рядом с тобой столько, сколько понадобится, пока наш злодей не атакует. – капитан, даже не дождался нашего ответа, а тут же рявкнул, – свободны!

Оказавшись за дверями каюты Гривасова, я ожидал, что и Гусев выскажет мне свои мысли по поводу случившегося, я, как раз приготовился спросить его, а где он был, после того, как я его позвал в спортзал, но каплей решил промолчать, и тут же уйти куда-то по своим делам.

Что-то день сегодня какой-то не такой…, получаю словесные оплеухи, выслушиваю чужое недовольство, как будто я единственный во вселенной, кто косячит. Обидно.

Я вообще не понимаю, что происходит. В свете последних событий и разговоров у меня складывалось ощущение, что я игрушка в чужих руках, некий аттракцион, и все, кто хочет, за умеренную плату подходили, и пользовались мной. У одних борьба за власть, у других за возрождение рода, еще одни пытаются на меня, как на живца, поймать вражеского киллера, при этом с моими интересами почти никто не считается, каждый ведет свою игру, а если что не так, то я же крайним и оказываюсь. А уж если я сам пытаюсь что-то сделать в свою пользу, и как-то сдвинуть ситуацию с мёртвой точки, то получаю выговоры. Если так будет и дальше, то мне нервный срыв гарантирован, и неуверенность в себе. Ох, все эти мысли вызвали во мне сильное желание пожалеть самого себя, да что же такое, почему это со мной происходит, за что? Нет. Надо что-то с этим делать, жалость не выход. Что именно предпринять? Например, сходить к местному психотерапевту, выговориться.

***

Лучше бы я этого не делал! Этот «специалист» даже не выслушал мой запрос, а перебил меня на полуслове, заявив, что корни моих переживаний кроются в детстве, и стал спрашивать о школьных временах, а не о том, что волнует меня сейчас. Когда же я, после такого заявления замолчал и собрался уходить, то стал уговаривать меня остаться, аргументируя тем, что все, кто работает с психотерапевтом, становятся затем более успешными, начинают хорошо зарабатывать! Зарабатывать, народ! Тут бы разобраться в себе, и в отношениях с окружающими, выжить, наконец, а он про заработок. Я вообще не понял, с какой он планеты, и чем занимается. Зато оплата за незаконченный сеанс была снята с моего счёта в полном размере. Ну и пусть! Возможно, меня прошлого это бы и добило, заставив, наконец, под грузом навалившихся событий сложить ручки на груди, и, всё-таки, отдаться поглощающему и беспощадному процессу проявления жалости к себе, но я нынешний, не намерен сдаваться. Сейчас я вернусь в свой кубрик, и займусь самоанализом, мне крайне необходимо разложить события последних дней по полочкам, разобраться со своими чувствами, и эмоциями, и понять, что пошло не так, ведь спасение утопающего – дело самого утопающего, и никак иначе.

Глава 18

— О чём думаешь? — задал вопрос Гадел, слегка повернувшись ко мне. — Тебя что-то беспокоит?

Мы с другом стояли в наряде в одном из залов ожидания транзитной зоны космической станции ГРДСП-28. Всё наше отделение было рассредоточено по парам в углах этого огромного помещения с высоким, десяти метровым, стальным подволоком, а также у закрытых дверей шлюзов, которых насчитывалось четыре штуки, мы перекрывали выходы, а так же контролировали весь периметр зала. Кроме моих ребят с нами дежурил еще один отряд из нашего взвода, их задачей была охрана сотрудников космопорта и службы безопасности, поэтому они стояли рядом или за спинами представителей транспортной кампании, которые осуществляли досмотр багажа, и личных вещей пассажиров с огромного туристического лайнера, пристыковавшегося к станции буквально три часа назад. Длинная змея очереди выстроилась вдоль желтых лент безопасности, определяющих маршрут к рамкам сканеров, детекторы которых были настроены на поиск оружия и запрещенных веществ. После прохождения досмотра людям сообщалось, что они помещены на бессрочный карантин в рамках антиконтрабандной спецоперации, и они перенаправлялись в центр зала ожидания, где могли отдохнуть, сидя на пластиковых скамейках, или перекусить, купив еду во встроенных в стены торговых автоматах. Не скажу, что всем это было по душе, скорее никому, но поделать они ничего не могли, только со страхом, а кто-то и с недоумением оглядывались на вооруженных морских пехотинцев.

Это была не первая партия туристов, поэтому я знал, что через несколько минут их выпустят отсюда, подогнав специальный станционный автобус на монорельсе к одному из шлюзов, на котором они уедут в гостиницу, ожидать, когда закончится проверка лайнера. Да, застряли они здесь на несколько недель, даже жаль их.

А всё из-за того, что системная полиция совместно с флотскими безопасниками вскрыли канал контрабанды оружия, наркотиков и запрещенной техники. Например, одноразовые и предоплаченные инфопланшеты, которыми пользовались многие преступники, для сохранения своей анонимности, а так же обезличенные кредитные карты, необходимые для незаконных финансовых операций, или отмывания денег.

Как выяснилось, в систему контрабандный товар поступал вместе с туристами из-за границы, вернее с челноками, которые под видом отдыхающих сбрасывали свой груз на местные склады, откуда он, в дальнейшем, распространялся в соседние системы. Всех нюансов схемы нам не рассказывали, просто поставили в известность, что местные власти и представители службы безопасности просят оказать содействие в проведении операции, а наше командование решило лишний раз задействовать практикантов, отменив предыдущие задачи.

— А? – непонимающе посмотрел я на друга.

– Ты с самого начала дежурства стоишь с суровым выражением лица, а взгляд такой, будто убить кого-то задумал. – объяснил свой вопрос татарин. — Вон, Бобров, стороной тебя обходит, только взгляды настороженные бросает украдкой. Вот я и спрашиваю, случилось что?

Интересный вопрос, я, даже не знаю, что на это ответить, потому что вариантов очень много, но посвящать Бекетова в них я бы не хотел.

– Снова проблемы с Серёгой? — не успокаивался Гадел в своём желании докопаться до истины, и поддержать меня. – Видел, он позавчера к тебе подходил, претензии какие высказывал?

— Да нет, – пожав плечами, решил ответить я. — Он спрашивал, откуда у меня такие связи, что я сухим из воды вышел в ситуации с дуэлью.

— И что ты ему ответил? — татарин заинтересованно посмотрел на меня, вызвав моё удивление своим вопросом. — Пойми правильно, всё отделение над этим голову ломает, не скрою, почти все приятно удивлены, да, что скрывать, ребята просто в восторге, твой авторитет взлетел выше некуда, но мне задают кучу вопросов, а я ни сном, ни духом, что сказать. — спокойно аргументировал он свой вопрос, даже не попытавшись добавить ноток обиды в интонацию голоса, или ещё каких приёмов манипуляции. Просто спросил.

-- А что тут ответить? – снова пожал я плечами, закованными в боевую броню. – Друзья семьи, связи рода.

– Нда, действительно… – протянул Бекетов, осмысливая эту информацию.

А подумать было над чем. У какого-то рода простолюдинов оказались знакомства более высокого порядка, чем у иных аристократов. Вот барон и пригрузился своими думами, пытается понять, как ко мне теперь относиться, и чего от меня ждать, а вдруг я обиду затаил за его прошлое отношение ко мне, и, как выяснилось, могу ответить ударом на удар. Да ладно я, а вдруг мои «покровители» решат действовать без моей просьбы, просто посчитают, что Бобров перегнул палку. И невдомёк Серёже, что на самом деле я не могу ничего, что связи отцовские, и просто решили прикрыть в благодарность…

– Хорошо, когда есть такие друзья. – подвёл итог нашей беседы Гадел, на что я просто кивнул головой.

Да, «друзья». Только я не уверен в их дружелюбности. Вчера я половину ночи думал над событиями последних двух дней, и пришёл к выводам совсем противоположным, в корне пересмотрев своё отношение к людям. Нет, Ерастов, конечно, мужик открытый, и откровенно радовался моим успехам, и с отцом он дружит, но меня задел его рассказ об учениях. Мол, я секретное оружие, выпускайте тура. Использовали в тёмную, для собственной выгоды, и тем самым подставили под удар. Хотя, справедливости ради, надо отметить, Могутов человек честный, понимал заранее, чем его финт обернется для меня, и решил прикрыть, дав соответствующие указания Александру Ярославовичу. Просто меня не устраивало то, что никто не предупреждал, всё решили на уровне выше. Но, кто я такой, что бы ставить меня в известность? Обычный старшина. Спасибо, что позаботились о защите моих интересов, признали ценным. Так что это не совсем дружба, скорее поддержка нужного актива. И если я был согласен с действиями Могуты, и благодарен ему, что он продумал мою защиту, то позиции Ярика, как моего друга пошатнулись, если не сказать хуже.

Как по мне, так он поступил не то, что бы некрасиво, он поступил недопустимо. Отвлёк меня рассказом об истребителе, а потом отчитал меня, как мальчишку, выставив недалёким эгоистом, будто я подвожу его, и наши договоренности. Только есть один нюанс, не я просил его о помощи, а именно он её предложил, а решение вопроса с Крыловым, вообще свое навязал. А как ловко он выставил всё наоборот, пристыдил меня, сбил с панталыку. Не зря Лена говорила, что космический бой, как игра в шахматы, Ярик всё просчитал, особенно то, что после драки я кулаками махать не буду, съедаемый сомнениями и противоречиями. Отличный пилот, гроссмейстер! Иначе и не скажешь. Но хуже всего то, что он прекрасно осознавал, что меня могут отчислить, и сознательно пошёл на это, поставив свои интересы выше моих. Мало того, он ещё и будущее моё продумал, решил устроить куда-нибудь в городе, а потом что? Место у себя в слугах предложил бы? А что, для него хороший вариант, а мне и деваться некуда было бы, без армейской защиты меня Юдин быстро бы уничтожил.

Вот отсюда и полезли мои размышления, кто же такие друзья, и, что такое дружба. Неужели у всех так, и это крепкое, но одновременно с тем хрупкое явление в человеческих отношениях означает, что люди просто используют других, в обмен на свои услуги, в обмен на то, что бы быть использованными в ответ? У меня в прошлой жизни были друзья, и да, там была такая же модель, мы называли это взаимовыручкой, и сейчас я пожинаю плоды тех привычек, и установок, у меня в голове заел какой-то совестливый диск, с которого постоянно как будто идет трансляция:

– Он помогает тебе, значит, ты должен так же поступать в ответ. Если ты ему поможешь, он будет должен тебе. Если кто-то не откликается, то какой он друг после этого?

Только теперь у меня есть Гадел, а он еще ни разу не просил о каких-то одолжениях, и о помощи. Нет, вру, просил пару раз, развести родителей перед присягой, и продукты перед новогодней ночью. А если бы я отказал в помощи, он бы обиделся? Не думаю. Скорее решил бы, что я не могу, и спокойно решил бы эти вопросы без моего участия. А сам он мне помогал, тогда на рухнувшем десантном боте, на соревнованиях советы давал, он просил что-то в ответ? Кичился своей помощью? Выставлял всё это, как долг? Нет! Если так посмотреть, то он просто проявлял заботу обо мне, о том, кого посчитал своим другом. Достаточно вспомнить, как он звонил, и спрашивал, есть ли у меня планы на Лену, и не против ли я, если он начнет за ней ухаживать! Он ни разу не выставлял меня виноватым, хотя и мог, не ставил никаких условий, не пытался контролировать. Вот и сейчас, он просто интересуется, не случилось ли чего? Предлагает разделить трудности, хочет оказать поддержку, и не просит ничего взамен. И это выводит понятие дружбы на новый уровень, показывает её совсем с другой стороны. И получается, что у нас со Славой отношения такие же, как у меня с Могутой, баш на баш, и не более того, только полковник думает о чужих интересах, а Ярик переживает исключительно о своих. Он, хоть и действует открыто, но ставит рамки, и границы, пытается меня контролировать, даже подставляет, а это точно не дружба.

Как-то тоскливо и пусто вдруг становится на душе, от этого. Общался бы я с ним, если бы он не помогал мне, если бы отказал, сказал, что не получится? Что же, я могу ответить, что да, а если я ему сейчас скажу, что буду действовать по своему, он, скорее всего, свернет свои действия, и самое поганое, что проверять страшно. Страшно и противно от самого себя, потому что он мне нужен, что бы найти Лиру, но и границы я должен выставить. Всю ночь анализировал это, но так и не пришёл к решению, как же мне надо поступить, и это было очень печально, потому что такая дружба меня не устраивает, но как сказать об этом, сохранив его намерение мне помогать, я не знал. Оставалось только подыгрывать ему, делая вид, что всё нормально, и использовать в ответ. Я описать не могу, как мне было тошно от этих мыслей, и в какое противоборство вступили моя совесть, и страх не найти Лиру. Хотелось не то, что бы кричать, хотелось выть от бессилия. Единственным компромиссом, который я для себя нашёл, было то, что я пока оставлю ситуацию такой, какая она есть, и посмотрю, к чему это приведет. Ну, не мог я прекратить дружбу с Яриком, но и прикрываться Лирой в этом вопросе, тоже не хотел.

– Или ты из-за Сарая такой хмурый? – снова прервал мои мысли Гадел, попав в яблочко!

– Да, как-то не по себе мне от того, что произошло, понимаешь? – ответил я Гаделу на его вопрос.

– Понимаю, – кивнул татарин, – я себя в его компании всегда так ощущаю, но стараюсь не воспринимать всерьез, так что забей, это же Сарай, он со всеми такой, даже с Аришей себя ведет хамски.

– Ты раньше об этом не говорил, – печально протянул я, – странная дружба у нас получается?

– А что об этом говорить? – пожал он плечами, и ответил, прекрасно поняв, о чём я говорил. – Я его терплю, а дружу с тобой.

***

Закончив беседу с Гаделом, я решил подойти к безопаснику, у меня накопилось много вопросов по поводу охотника за моей жизнью, и хотелось получить на них ответы, но возможности поговорить, что с Гривасовым, что с Гусевым, у меня давно не было.

Как Вы уже поняли, нам сменили боевую задачу, и мы дежурили в зале ожидания, и в силу вчерашнего распоряжения капитана Гривасова, Петр Фадеевич должен был постоянно находиться неподалёку от меня, что бы прикрыть от Крылова, которого сегодня утром выпустили с губы. К моей радости, Гусев приказ выполнял исправно, именно поэтому я имел возможность подумать о своей жизни, а не стоял в диком напряжении, ежеминутно ожидая атаки, несмотря на то, что меня с самого утра одолевало какое-то смутное беспокойство, но я относил его к своим мыслям о ситуации с Ярославом.

Каплей, в таком же, как и у меня, гардемарине, только со знаками различия обер-офицера, и с АКР1010 за плечом, вместо метелицы, стоял метрах в пяти от меня, прислонившись к стене, и увлеченно ковырялся в своём инфопланшете. Да и пусть, может, он систему наблюдения мониторит, главное, что находится здесь, и никуда не уходит.

Пётр Фадеевич услышал мои шаги, и с задумчивым видом поднял свой взгляд от коммутатора, заодно отключая его. Единственное, что я успел заметить на экране, так это ярко-красный контейнер в окружении его более тусклых, серых собратьев, и какого-то человека копошившегося рядом с ним.

– Заскучал, Туров? – кивнув головой в сторону Гадела, приветствовал меня каплей. – Надоело вести светские беседы?

– Вроде всё спокойно, – пожав плечами, ответил я. – Пётр Фадеевич, поговорить хочу, у Вас найдётся несколько минут?

– Что же, давай поговорим.– согласился он, – только на твоём посту, я вместо твоего напарника постою, а он пусть перекусить сходит. Да, ты же в курсе, что доспех ведёт запись? – поинтересовался он по пути к закрытому люку входного шлюза, около которого мы с татарином дежурили, и затем распорядился – отключай.

***

– Почему мы никак не можем поймать Крылова? – направил я наш разговор в интересующее меня русло, глазами провожая Гадела, который пошёл в сторону нашего унтер-лейтенанта, доложить о том, что каплей его отпустил перекусить, заняв его пост.

Надо было видеть взгляд моего друга, который он бросил на меня, после озвучивания приказа Гусевым. Он одними глазами, как бы восклицал: – «и это тоже твои связи, ну ты даёшь, Туров!» Согласен с ним, по иному и нельзя подумать, ведь, какие дела, по мнению сторонних наблюдателей, могут быть общими у меня и обер-офицера СБФ?

– Да и вчера, вы так ничего и не сказали, когда Авнер Световидович мне разнос устраивал. – добавил я, пока мой собеседник медлил с ответом.

– Повода не даёт. – почти через минуту раздумий произнёс Пётр. – А насчёт второго вопроса, потому что у меня другое мнение, и излагать его в той ситуации было глупо.

– В смысле? – не понял я.

– В прямом, я считаю, что ты правильно всё сделал. Своими действиями расшевелил угли, и подкинул дровишек, так что ситуация сейчас начнёт меняться, а нам именно этого не хватало, очень уж твой злодей осторожный, и терпеливый. – спокойно, даже отстранённо говорил Гусев, обводя взглядом зал ожидания.

– И хитрый, судя по всему. – протянул я, переваривая его слова. – Отличный психолог.

– Верно подмечено. – усмехнулся Пётр Фадеевич, – он для тебя такое представление вчера закатил, что бы усыпить бдительность, и запутать, а ты повёлся, но не бывает худа без добра, ведь так, Ростислав?

– Надеюсь, – поёжился я, от открывавшейся мне с другой стороны картины недавней дуэли, да, недолгим был момент триумфа и восторга. – Думаете, он сегодня нападёт?

-Пока я рядом, нет. – покачал головой каплей, сверившись с чем-то в своем инфопланшете. – Но всё возможно, у него в профиле, как спонтанные атаки, так и детально спланированные, так что всё зависит от места, и времени на подготовку, и наша задача не дать его ему, что бы он совершал ошибки.

– Не понимаю, как мы это сделаем, если он до сих пор ни разу не ошибался? – преследовавшее меня с самого утра беспокойство вдруг переросло в смутное, тревожное предчувствие, что сегодня что-то произойдет, не сильное, так, как будто назойливый комар летает где-то в комнате, а ты пытаешься уснуть. Поэтому слова каплея меня очень заинтересовали, я за любую движуху, даже за голодовку, лишь бы закрыть вопрос с Крыловым раз и навсегда.

– Действием, Ростислав, – улыбнулся Гусев, похлопав меня по плечу. – А также перехватом контроля над ситуацией, и ты уже неоднократно это делал, абсолютно без посторонней помощи.

– В смысле?! – в очередной раз воскликнул я, не понимая, о чём он говорит.

– Вспомни атаку на стрелковом полигоне, думаешь, почему он так подготовился, что взял барабанный карабин? – стал объяснять мне очевидное, по его мнению, капитан-лейтенант. – Дело в тебе, ты выжил после взрыва десантного бота, взял, и пересел на другое место, и вынудил его на спонтанную атаку, а на военной базе анонимно мощным вооружением не разжиться, и ему пришлось использовать то, что было доступно. Отсюда и место нападения было выбрано максимально открытое, и малолюдное. Его подвело то, что он действовал так, будто работает с крупным калибром, и выбрал дальнюю дистанцию, не приняв в расчёт твоего инструктора.

– Знаете, после Ваших слов, я снова сомневаюсь в его профессионализме.

– И очень зря. – Одёрнул меня Пётр от непочтительных мыслей о противнике. – Следующее нападение было чётко спланировано. Посмотри только, какие декорации он расставил, в каком свете случайности всё выставил, загляденье.

– Ощущение, будто Вы им восхищаетесь. – мне стало немного обидно от его слов, меня тут убить пытаются, на минуточку, а он дифирамбы Крылову возносит.

– Нет, я его презираю, – скривив губы буркнул каплей, покачав головой из стороны в сторону, – за то, что он извратил свой долг и присягу, только доказать не могу, но я с этим разберусь. Поверь мне, в обиду я тебя больше не дам.

– Верю, Пётр Фадеевич, – поспешил ответить я, не знал, что он настолько идейный, хотя, какая мне разница, главное, что он за меня. – Я только одного не пойму, почему так долго он не нападал? Почему залёг на дно так, что, даже на учениях никак себя не проявил?

– Всё просто, он хотел завершить дело быстро, нахрапом, но после нескольких провалов контроль над ситуацией ускользнул от него, а там ещё и наша служба подключилась, было очевидно, что дальше будет сложней. – резюмировал Пётр Фадеевич. – Понимаешь, любому было бы непонятно, как возможно, что ты из раза в раз выживаешь, а раз он не засвечен, то начал знакомиться с тобой ближе, собирать более детальную информацию, и выжидать, когда контроль вернётся в его руки.

– Пётр Фадеевич, а….

– Ростислав, давай закончим этот разговор, – прервал меня Гусев, – я не могу рассказать всё, и так уже поделился достаточными сведениями, просто мысли шире, и смотри на вещи с разных сторон.

– Но разве я не стану более полезным, если буду знать больше? – попытался я ему возразить. – Сами видите, на какие действия меня толкает информационный голод.

– Боюсь, тогда ты его спугнёшь. Для своей роли ты знаешь достаточно. – не пошёл на уступки Гусев, – а твои действия, практически все учтены в плане операции, так что не переживай, давай лучше проведем тренировку твоих навыков. Смотри на толпу, и попытайся найти подозрительных пассажиров, это будет более полезным, чем разговоры.

– Хорошо, – пришлось мне согласиться с ним, судя по его непреклонному тону это лучше, чем ничего. – Только постарайтесь быть ко мне ближе, мне так спокойней.

– Не волнуйся, я рядом. – улыбнулся Гусев, – посмотри на того нервного туриста, что ты о нём думаешь? – он взглядом указал направление на голову людской очереди, которая заканчивалась у поисковых детекторов.

***

Средних лет мужчина в сером костюме тройке, не осмелюсь назвать его цену, но по виду, не дешёвый ширпотреб, с таким же серым дипломатом в руке активно жестикулировал свободной рукой, и кричал, что никто не имеет права его задерживать, особенно копаться в его вещах, и, что у него очень серьезные связи, поэтому многим здесь не поздоровиться, когда он сообщит знакомым о творимом произволе. Сотрудники станции же, в ответ на его вопли, непреклонно приглашали его на процедуру досмотра, а наши ребята из третьего отделения моего взвода, на всякий случай, взяли его на мушку.

– Волнуется он сильно, как будто ему есть, что скрывать. Контрабандист? – я вопросительно посмотрел на Гусева.

– Нет, Туров, – улыбнулся капитан-лейтенант, – это обычная истеричка, никому не интересная, ты не учитываешь, что он только что узнал о задержке рейса, и ругается из-за своих порушенных планов. А вон на того посмотри, в бардовой толстовке.

Молодой парень в обычной одежде, не кричащей яркими цветами, постоянно вертел головой по сторонам, и, как мне показалось, пропускал свою очередь, а люди и рады. А ещё он теребил в руках тёмно-синий рюкзак, хотя мог одеть его на плечи.

– Нервничает, паникует, очень молодой, вот и боится. – высказал я свои мысли в слух.

– Для курьера в самый раз по возрасту. – ухмыльнулся Гусев. – Боится быть пойманным, видишь, людей вперёд пропускает, а рюкзак снял, что бы от него избавиться, сбросит в толпе, и пойдет спокойно, но никак не может решиться на это. – капитан-лейтенант что-то быстро набрал в своем инфопланшете, и к юному контрабандисту направились несколько сотрудников станционной безопасности в сопровождении шести морпехов.

– Я себе контрабандистов по-другому представлял. – решил я поделиться своими впечатлениями от произошедшего, когда парня уложили лицом в пол, и надели на него наручники, после проверки рюкзака, который он покорно, с дрожью в руках, отдал представителям власти. – Как минимум по возрасту, да и во внешности. У них татуировки, одноглазые, кожанки со всякими техническими штуками в рукаве, они… на пиратов, что ли похожи больше.

– Хах, времена меняются, – рассмешил нарисованный мной образ каплея. – Да и кино меньше надо смотреть, сейчас корсары встречаются, по виду от аристократа не отличишь, сплошь интеллигенция. Давай, сам найди кого-нибудь интересного, тренируйся.

На мужчину в цветастой рубашке гавайке, который стоял рядом с многодетной семьей, где все дети кричали и галдели, мой взгляд наткнулся только через тридцать минут. Отец с матерью пытались успокоить своих пятерых отпрысков, порой, сами давая волю гневному крику, который совсем делу не помогал, а только подстёгивал мелкоту, никому из мальчишек не было и десяти лет, к ещё большему шуму и гаму. Так вот, привлёкший мое внимание мужчина, стоял в самом эпицентре семейного скандала, и был абсолютно невозмутим. Вроде бы обычный человек, короткая стрижка, немного седины на висках, явно военная выправка, ничем ни примечательное лицо, но что-то меня в нём настораживало, наверное, отсутствие каких бы то ни было эмоций, а нет! Один из мальчишек пролил сок на штанину его черных классических брюк, и взволнованная женщина, мать ребёнка, стала извиняться, и протягивать ему салфетку, от которой пассажир отказался, улыбнувшись. Родительница замолчала, и перестала к нему лезть, а мужчина, будто почувствовал, что его рассматривают, и, неожиданно для меня, повернул голову в нашу сторону, встретившись со мной взглядом. Без понятия, как он почувствовал мой интерес сквозь визор шлема, но меня словно молнией пронзило в этот момент, а по спине пробежал не то, что бы холодок, скорее морозный циклон. Его ледяной, равнодушный взгляд, который больше подойдет убийце, чем беззаботному туристу, в сочетании с какой-то неестественной улыбкой на лице, казалось, клинком штатного тесака мазнул по мне, и тут же, когда он отвернулся, всё пришло в норму, оставив на душе лёгкий налёт ужаса. Увиденное было настолько неестественным и пугающим в своей неожиданности, а мои ощущения настолько яркими, и острыми, что, уверен, я не скоро забуду этот инцидент, а для моих кошмаров нашёлся новый, главный, нет, не герой, это моя стезя во снах, а злодей.

– Брр, – выдавил я из себя, пытаясь отойти от охватившего меня страха, – ну и глаза, а лицо, как будто не живое.

– Что такое? – поинтересовался Пётр Фадеевич, и я указал на испугавшего меня субъекта, рассказав о случившемся.

– Туров, – недовольно произнёс каплей, – смотреть надо как бы вскользь, чуть в сторону, а ты умудрился раскрыться на ровном месте. Чему тебя только учили всё это время. Неужели ты не знаешь, что люди с высоким индексом развития, или с врождённой интуицией, могут почувствовать взгляд направленный даже через оптический прицел.

Конечно, знаю! Сам такой, как выяснилось в академии, пронеслось у меня в голове, а комарик нехорошего предчувствия всё продолжал кружжить недалеко от меня.

– Но через увеличение визора, это нормально? – не хотел я соглашаться, всё еще ощущая отголоски ужаса.

– Значит, пунктов силы у него несколько десятков, и он явно умеет ими пользоваться. – задумчиво протянул капитан-лейтенант. – Интересно, он не может быть рядовым человеком с такими способностями, а лайнер, хоть и первой категории, но относится к вариантам для путешествий граждан среднего достатка.

– Контрабандист? – с надеждой спросил я.

– Вряд ли, – покачал головой Гусев, – но ты прав, подозрительный тип, ему здесь точно не место, отправим ка мы его на проверку, от греха подальше. Пусть его хорошенько помурыжит СБ флота, а то на местных надежды нет, откупится, да и документы у него, бьюсь об заклад, в полном порядке.

Мысль о том, что Пётр Фадеевич присвоил моему подозреваемому высокий статус подозрительности, и им займутся флотские следователи, помогла мне прийти в себя, ну, право же, тигр в клетке, можно не бояться. Пока не засну….

***

Дальнейшее дежурство проходило гладко и спокойно. Вернулся Гадел, принеся с собой несколько бутербродов с копчёной курицей, и целый пакет беляшей, за что мы, с ушедшим на своё место Гусевым, были ему благодарны. Мой друг, как ни в чём, ни бывало, занял свой пост, и, ни когда я ел, ни после, не пытался приставать ко мне с расспросами, тактично предоставив мне возможность самому решать, о чём стоит говорить. Хотя, по его виду было заметно, что его просто распирает от интереса к капитан-лейтенанту.

– Смены караула не будет, там на складах, что-то обнаружили, наших задействовали, так что стоим до вечера. – вот и всё, что он сказал по возвращении.

Я же был ему благодарен за тишину, и размышлял о прошедшей беседе с каплеем.

– Всё же он отличный мужик, – думал я, – зря на него плохо думал, а Крылов точно спалил кого-то из СБешников, именно поэтому осторожничает, так что, зря Авнер Световидович говорил о дуэли так, будто я раскрыл нас перед унтер-лейтенантом.

Думал я и о своей роли в плане поимки, но тут ничего не скажешь, приманка, живец, что поделать, так уж получилось, в охотника самостоятельно превратиться не удалось.

Чтобы не скучать, и не гонять в голове одни, и те же мысли, предложил Гаделу сыграть в наблюдение за толпой, тем более страшного дядьку уже увели из зала ожидания, и в очереди стояли совсем другие люди. Татарин с радостью согласился, и мы довольно интересно провели несколько часов, обсуждая того или иного туриста, отправляя инфу о самых подозрительных персонажах Петру Фадеевичу, который продолжал меня страховать. Правда, всё мимо, повторить наш с каплеем успех мы не смогли.

Где-то за четыре часа до окончания дежурства в зал ожидания станции пожаловал Авнер Световидович. Он подошёл к нам в сопровождении оторвавшегося от стены Гусева, что-то ему объясняя.

– Поспеши, Пётр Фадеевич, понимаю, ты сосредоточен здесь и сейчас, но дело довольно серьезное, кроме тебя некому, а я приму твой пост.

-Так точно, господин капитан. – щелкнул каблуками каплей, и, без видимого восторга на лице, пошёл к выходу из зала ожидания, подмигнув мне на прощание.

Ох, что-то моя тревожность разыгралась, не уходи, Пётр Фадеевич! Предчувствие нападения стало набирать силу, превратившись из комара в назойливую пчелу. Неужели Крылов сегодня всё-таки атакует? Или, я себя накручиваю, и у меня мнительность разыгралась?

– Ну что, бойцы, – капитан напоминал зубастого колобка, когда улыбался, – не устали стоять на одном месте?

– Никак нет, Ваше высокоблагородье. – Мы, с капралом второго класса, вытянулись по стойке смирно.

– Странно, я в молодости терпеть не мог такие дежурства. Видимо, что-то изменилось в мире с тех пор. – улыбка улыбкой, а взгляд серьезный, цепкий, по сторонам шарит, как прожектор в безлунную ночь по охраняемой территории.

-Если, только чуть-чуть. – решил я ему подыграть, хотя, он прав, это утомительно.

– Другое дело, – кивнул он, продолжая изучать окружающую обстановку, в отличие от ушедшего Гусева, Авнер Световидович был без доспеха, в одной только повседневной форме, и, видимо поэтому, был настороже. – Слушай мою команду, Туров. Вашего унтер-лейтенанта я в известность поставил, так что бери еще двоих бойцов, не ниже капралов, и будете сопровождать меня. Надо проверить пару контейнеров на втором складе, имеется одна догадка, после событий на первом, надо разобраться.

-Авнер Световидович, – не удержался я из-за такого поворота событий, и решительно попытался отказаться от сомнительного путешествия из ставшего за день почти родным, безопасного зала ожидания в непонятно куда, и на какие куличики. – Может, не надо, а?

– Не дрейфь, старшина, а то капитаном не станешь. – оскалился в своей фирменной улыбке акулы-людоеда Гривасов, – дело плёвое, моргнуть не успеешь, как мы уже вернёмся, давай, иди уже, а я здесь подожду.

– Что это было?! – оглушающе немой крик застыл в глазах Гадела, метаясь вслед за его расширенными от шока зрачками, пока мы шли к Николаю Васильевичу. Но, даже, если бы он спросил вслух, я бы не услышал, и не смог ответить, всё мое внимание было сосредоточенно на моих внутренних ощущениях, которые уже довольно сердито жужжали, иногда позвякивая взведёнными жалами опасности. Нет, такое игнорировать точно нельзя, это не мнительность разыгралась, но и, что делать, я не знал. Ох, что-то сегодня точно произойдет…, одно радует – за ружьем никого посылать не надо, у меня с собой!

Глава 19

Нагромождённые в несколько ярусов разноцветные, грузовые контейнеры, один за другим, сменяли друг друга вдоль нашего пути. Позади остался не длинный коридор до склада номер два, который мы прошли за пятнадцать минут, а также половина самого склада, которую можно назвать чемоданной, где на входе стоял пост наших, а не местных морских пехотинцев, которые охраняли шлюз в гигантский ангар с высоченным, стометровым подволоком, под которым по балкам ползали могучие тельферы с крюками, или огромными клешнями для захвата груза. На складе, к моему удивлению было довольно многолюдно, тот тут, то там между контейнерами, и разнообразным багажом, сваленным в кучи на автоматических тележках, сновали десятки сотрудников местной службы безопасности в сопровождении охраны. Вооруженные портативными сканерами, они методично досматривали объект за объектом, чемодан за чемоданом, медленно продвигаясь к середине огромного помещения. Нда, работы у них здесь на несколько дней, не меньше.

— Авнер Световидович, у меня к Вам вопрос. — догнал я Гривасова, который всю дорогу, как втопил, так и находился впереди нас, демонстрируя свою спину, и лысый затылок с оттопыренными ушами, тем самым, как будто выражая своё отношение к мнению нашего унтер-лейтенанта насчёт отданного им распоряжения.

Не скажу, что Николай Васильевич, был очень рад приказу капитана, но, хоть и посмотрел красноречиво на безопасника, всё же беспрекословно отправил вместе с Гривасовым отряд из четырёх морских пехотинцев, в который, кроме меня и Гадела, вошли также капралы первого класса Михаил Гусаров, и Фадей Ариафин. По моей логике, всё было правильно, один по основному профилю медик, другой — инженер-сапёр, кто его знает, что там, на этом складе будет, вдруг заминируют контейнер. Свои мысли я озвучил Авнеру Световидовичу, когда доложился о готовности группы, на что он только хмыкнул, скривив свое и без того некрасивое лицо.

— Что, надоело сканировать пространство в поисках засады? – усмехнулся Гривасов, имея в виду мои попытки контролировать окружающее пространство, в том числе и при помощи силы. Я старался найти врага в радиусе двадцати метров, особенно за переборками довольно узкого коридора, при помощи поисковой техники. А что поделать, если моё чувство беспокойства значительно усилилось, заставляя меня нервничать и очень внимательно смотреть по сторонам. – Голова не болит после того, как на склад зашли?

– Нет, — ответил я, – успел отключиться. — а если бы не успел, всё равно бы не болела, он меня совсем за новичка принимает, что ли? Обидно. Я на корабле тренировался, и наличие вокруг множества людей меня уже не пугает, но в первый раз, когда я запустил поисковую технику в людном месте, и не догадался сделать аурные щупы менее чувствительными, и защищенными, я получил такую обратную связь, что врагу не пожелать, голова потом раскалывалась несколько часов. Ведь каждый, кто почувствовал мой интерес, постарался довольно ощутимо пройтись своей силой, по моим поисковым лескам, передавая яркие, порой, даже болезненные ощущения. Конечно, они это сделали, исключительно, в воспитательных целях, ну, что поделать, если на флоте имеется не гласное правило: – «Хочешь тренировать силу на сослуживцах, делай так, чтобы они не заметили, будь профессионалом». К сожалению, Волков в свое время мне не объяснил всех нюансов и тонкостей использования этой техники, решив, что для начала мне бы азы освоить, вот и пришлось расплачиваться. Но сейчас, я уже усовершенствовал свою работу с аурой, сделав её щупальца, даже на близком расстоянии очень тонким, и, когда, или если, кто-то решит «подшутить» надо мной, то канал просто порвётся от не возможности пропустить чужой поток силы в мою сторону. Как плюс моего прогресса, улучшилась не только дальность действия техники, но и её незаметность, поэтому я сильно удивился словам капитана.

— Так Вы заметили? Где я ошибся? – решил я выяснить, где допустил ошибку.

— Трудно не почувствовать, — продолжал усмехаться Гривасов. — Ты, когда стартуешь, делаешь неэкономный выброс силы, как будто выталкиваешь из себя ауру, и, если в десяти метрах твои действия не заметны, то вблизи они ощутимы. Тебе ещё учиться, и учиться тонкой работе.

— Я понял. — что же, приму к сведению, буду оттачивать свои навыки, но я не об этом хотел поговорить с ним. -- Авнер Световидович, Вы тоже считаете, что мне не надо знать всех нюансов операции, чтобы не спугнуть Крылова? – курочка по зёрнышку клюёт, вот и я буду добывать информацию из разных источников. Если Пётр Фадеевич не может рассказать всё, то Гривасов главный в этом деле, он может придерживаться иного мнения.

– Это кто тебе сказал, каплей Гусев? – на ходу повернул ко мне голову капитан. – Пытался с ним общаться на эту тему сегодня? И что он рассказал?

– Так точно, – подтвердил я. – Но он ограничился только общими сведениями, разложил по полочкам прошедшие события, щёлкнул меня по носу тем, что я не внимательный, и должен смотреть на происходящее с разных сторон. Только, если вы с ним всё знаете, зачем мне играть в угадайку? Не лучше ли мне всё рассказать? Разве, не буду я более полезным, если буду знать больше?

– Что же, – задумчиво протянул Авнер Световидович. – Пётр просто не хочет тебя тревожить сверх меры, и я рад этому. Помнишь же поговорку, чем меньше знаешь, тем крепче спишь? Так действительно лучше, для нас всех, а, насчет, спугнуть Крылова, тут он лишку хватил, но насторожить, ты его точно можешь, и уже это сделал. Так что успокойся, и продолжай нести службу, просто доверься мне….

Сигнал общей боевой тревоги прервал его на полу слове. Пронзительно заревела сирена из потолочных динамиков ангара, инфопланшеты зашлись тревожным писком, на визорах шлемов багрово-красным высветился приказ всему личному составу немедленно вернуться на корабли, и код сообщения был таков, что обладал наивысшим приоритетом, отменяя все ранее полученные распоряжения, и применялся только, когда начиналась война.

– …, – громко выругался Гривасов, читая сообщение на коммутаторе, а мои бойцы замерли на полушаге. – Космический ёж тебе в дюзы! – выругался он снова, быстро листая что-то в своем девайсе, а капралы, подняв забрала шлемов, уставились на меня, ожидая приказа к дальнейшим действиям, на их лицах читалась растерянность.

Да я и сам был не в своей тарелке, и не понимал, что происходит, как и служащие станции, которые удивленными взглядами провожали морских пехотинцев, бегом ринувшихся на выход со склада, помещение, несмотря на огромный размер, наполнилось шумом и гвалтом.

– Авнер Световидович, Крылов? – спросил я первое, что пришло мне в голову.

– Какой Крылов? Ты сообщение видел? Война! – выпалил Гривасов на одном дыхании, продолжая читать информационный пакет. На его лице я впервые за всё время замечал растерянность, и, какое-то непонимание происходящего, даже страх. – Только этого не хватало, – прошептал он, и посмотрел на меня взглядом полным ужаса. – Бегом, надо срочно доделать моё задание, а потом на корабль, ответственность беру на себя. Марш! – повысив голос, скомандовал он, и побежал вглубь ангара.

Мне ничего не оставалось, как припустить вслед за ним. Чувство беспокойства усилилось, и я не хотел в одиночку возвращаться на крейсер, опасаясь Крылова, уж он то, точно воспользуется ситуацией, и подловит меня где-то на обратном пути, и суета, которая возникнет при погрузке на десантные боты, будет ему только на руку. Надо держаться капитана, тем более он сам сказал, что вся ответственность на нём.

– А я всё думал, что мне так беспокойно сегодня! – догнав капитана, и озираясь по сторонам, на бегу выкрикнул я. – Думал уже, что мнительность разыгралась, или он нападёт сегодня, а тут война! Авнер Световидович, кто на нас напал?

– Хорошая у тебя чуйка, Туров. – высматривая что-то впереди пробормотал Гривасов, оценив, до сих пор мучавшее меня предчувствие неприятностей, которое по нарастающей, чуть ли не гудком фуры глушило мой разум. – Не на нас нападут, а на систему Туа Метам, это в свободных землях.

– А мы здесь при чём? – что-то я не понимаю происходящего, если нападают на системы во внутренних мирах, какое отношение мы к ним имеем? – Чем она так важна для нас?

– Очень важна, – отрезал капитан, и замер, разворачиваясь на девяносто градусов, и вытягивая вперёд руку, указывая на цель нашего путешествия. – Пришли, открывай вот этот.

Мы стояли на центральном проходе склада, повернувшись к левому ряду серых боксов, а перед нами, находясь в углублении, образуя букву П вместе со своими тусклыми соседями по линии, в окружении гнетущей тишины находился ярко-красный контейнер.

– Ариафин, проверка на мины. – поворачиваясь к своим бойцам, скомандовал я, прежде чем начинать выполнять приказ Гривасова. – Гусаров, Бекетов, контроль прохода.

– На это нет времени. – отменил мои распоряжения капитан, – просто…, – но я его уже не слушал, моё внимание привлёк одинокий морской пехотинец в лпдм, который метрах в двухстах от нас, как ледокол в арктических водах над торосами, возвышался над головами сотрудников станции, и расталкивая их, двигался в нашу сторону. Самое интересное, что моя тактическая сеть никак не могла его идентифицировать, он совсем без опознавательных сигналов шёл, словно призрак, или вражеский солдат.

Как будто в замедленной съёмке его руки стали поднимать АКР в рабочее положение, а у меня в голове пронеслась мысль, что вот оно, дождался!

– Атака, в укрытие! – прокричал я одновременно с выстрелами Крылова, а никто кроме него это и не мог быть. Контрабандисты просто не смогли бы достать такой же гардемарин, какой стоял на вооружении флота, если вы, вдруг, подумали, что это они пытались отогнать нас от своего бокса.

– Ёж! – воскликнул капитан, когда я, разворачиваясь назад, и отпрыгивая к правому ряду боксов, толкнул его вперёд, в сторону контейнера. Надо беречь Гривасова, он без доспеха.

Уже в прыжке, и, когда приземлялся на спину, и перекатывался назад через голову, пластом проскальзывая в узкую щель между контейнерами, я открыл, и вёл ответный огонь на полную мощность из метелицы, краем глаза замечая, как капралы в кувырке уходят с главной линии склада, прячась за стальными коробками. А над тем местом, где мы только что стояли с Гривасовым проносятся еле видимые шлейфы от выстрелов. Один из них, прошёл совсем рядом с ногой летящего от моего толчка капитана.

Время увеличило свой бег, я успел отправить запрос о помощи, как….

– Бууум! – что за нафиг?! Меня приподняло от пола взрывной волной, еле успел рукой зацепиться за угол укрытия, чтобы не протащило внутрь, и не зажало, а над головой, пробивая серые боксы, вонзилась в сталь погнутая ярко-красная дверная створка.

Там же Гривасов! Ужаснулся я случившемуся, как рядом со мной на палубу изломанной куклой шлепнулся Авнер Световидович. От него несло силой, купол защиты мерцал кровавыми всполохами, он был жив, но сильно ранен. Система отмечала близкие хлопки выстрелов – ребята отстреливались, передавая странное целеуказание – враг не приближался, держа дистанцию и поливая нас огнём, особенно мою позицию.

– Это уже слишком. – прохрипел Гривасов, силясь подняться, но у него не получалось. – Убью, ссук….

– Татарин, Арфа, дымовая завеса! Лежите, Авнер Световидович. – кричал я, ползком подбираясь к его телу, и затаскивая его в укрытие, а над головой пули свистят, прошивая борта спасительных коробок. – Помощь уже рядом, минута. – сообщил я капитану информацию из своей сети, наш полувзвод мчался сюда во главе с Николаем Васильевичем. – Гусар, где он? На тебе раненый!

На визор от Миши прилетела позиция Крылова, который, отступая, спрятался за крайними рядами контейнеров, всё так же ведя по нам огонь.

-Уйти хочет, гад, – воскликнул я, прочитав его манёвр, там же недалеко выход со склада. – Прикройте! – я вскочил на ноги, меня охватывала ярость, бешенство пеленой застилало глаза. – Нагадил, и свалил, ну уж нет! – проревел я, и на полном ускорении понёсся по проходу, петляя из стороны в сторону.

Секунда, аналитика тактической системы выдавала, что он уже где-то в ста метрах, за контейнерами, нельзя бежать по прямой, упущу. Секунда, взлетаю на второй, третий, четвертый, секунда, пятый, шестой ярус контейнеров, мчусь по диагонали. Секунда, ещё секунда, передо мной здоровые боксы почти до подволока, крайний ряд, а Крылов где-то напротив, надо пробивать себе дорогу! Вскидываю метелицу, и открываю огонь по борту одной из коробок, дырявя металл, ослабляя его. Секунда, все мощности лдпм на таран! Доспех выдаёт максимальную перегрузку, сила вокруг меня сгущается, превращая ауру тела в копьё. Ох, болеть всё будет! Пробиваю собой бочину стального бокса – повезло, пустой, даже не думал об этом – пролетаю сквозь вторую, вот она, чемоданная секция! А высота аж тридцать метров, а Крылов в пятидесяти, на бегу разворачивается, и смотрит наверх, на меня. На визоре отмечаются попрятавшиеся под платформы с сумками люди, а рядом с ним никого, грех не воспользоваться – Получи гранату, сволочь, вот тебе с пяток! Я падаю, где тут самый мягкий чемодан!?

– Бум, бум, бубубум! – гранаты рвутся, народ кричит, Крылов от взрывной волны летит. И я лечу, нет, падаю, группируюсь, сумки приняли меня, как не своего, разлетевшись в стороны, но приземление вышло мягким.

Перекатываюсь, сменить магазин, вскакиваю на ноги, враг в пятидесяти метрах, огонь, и бежать за ним. Петляем, как два сайгака, между чемоданами, и по ним. Он совсем не отстреливается, только выставляет локальные щиты за спиной, отклоняя выстрелы, силён, негодяй, ух, гранату кинул, там же люди, мерзавец! Рвусь вперёд, и силой телекинеза, в прыжке успеваю её отшвырнуть, хорошо! Без жертв! А Крылов мчится к выходу, поднимая телекинезом завесу из вещей и транспортных платформ, швыряя ручную кладь в меня, да сколько у тебя силы, откуда!! Меня сбивает какой-то сумкой, перекатываюсь, вскакиваю на ноги, и открываю прицельный огонь, рядом, откуда ни возьмись, вырастают плечом к плечу со мной Гадел, Фадей и Михаил, и начинают стрелять, всаживая магазин за магазином по петляющему, как заяц Крылову. Сто пятьдесят метров, не попадаем, двести, двести пятьдесят, триста! Из-за наших спин проносится сотня шлейфов от пуль, пошла ракета! На визоре точками весь наш полувзвод, вот они рядом, уже боковым зрением их вижу, без вопросов встали в одну с нами линию. Как в тире работаем, и всё мимо, Крылов ставит дымовые завесы, разбрасывает тепловые ловушки, мечется из стороны в сторону, растягивая нашу линию огня, рвётся к близким шлюзам выхода.

– Огонь по шлюзам! – даю команду, и все тридцать два морпеха обрушивают на них мощь своего оружия, благо система обнаружения, и тактическая сеть показывают, что через них никто не идёт сюда, в отличие от остальных входов, где отмечены сигналы десятков наших бойцов.

Мощный взрыв где-то в дыму, мы меняем магазины.

– Прекратить огонь! – командует наш унтер-лейтенант. –Рассредоточиться по четыре человека. Либо ушёл, либо кони двинул, ждём, когда дым рассеется.

На склад опустилась тишина, только дым клубится впереди, да полыхает чей-то багаж. Сработала противопожарная система, и из-под потолка пошла пена вперемешку с водой.

– Что вы творите, Ироды! – кричал кто-то из служащих станции, которые стали подниматься из своих укрытий. – Дуболомы, что же вы наделали!

– Всем лежать! – усиленный динамиками доспеха разнёсся по ангару голос Николая Васильевича. – До особых распоряжений! – и уже тише он добавил, подходя ко мне, и сверля суровым взглядом, – мы пришли, докладывай, Туров!

***

– Контрабандисты, говоришь? – задумчиво протянул унтер-лейтенант, глядя на то, как Гусаров, вместе с капралом Опричниковым и старшим матросом Цнаймером, оказывали Гривасову первую помощь.

– Ориентировочно, господин унтер-лейтенант. – отвечал я, вытянувшись по стойке смирно, и пытаясь продумать линию своих показаний, ведь я был связан подпиской о неразглашении, а Авнер Световидович, как назло, потерял сознание, и не мог мне помочь. Очень уж сильно ему досталось от взрыва, видимо, не успел вовремя щиты поставить, или они были не достаточно мощными.

– Туров, докладывай! – к нам подскочил взволнованный лейтенант Долидуда. – Что здесь произошло?

Вокруг уже яблоку негде было упасть от морских пехотинцев, которые подтянулись на мой запрос о помощи. Несколько сотен человек взяли склад под охрану, а в том месте, где мы активнее всего обстреливали Крылова, наш полувзвод вел поиски его тела. Служащие станции в шоковом состоянии сидели прямо на палубе, их укутывали в одеяла, а бойцы с профессией полевого медика вкалывали им всякие витаминки, и различные успокоительные.

– Господин лейтенант, – начал я, но не успел договорить.

– Кто здесь старшина Туров? – к нам подошел незнакомый мне капитан, – жду доклада от него.

Да что же такое, еще и майора какого-нибудь не хватает. Словно услышав мои мысли, раздался голос Ерастова:

– Где Туров? Жив? – он протиснулся сквозь ряды офицеров, и, увидев меня, хлопнул по плечу, – вижу, что жив, не ранен?

– Никак нет, Ваше высокоблагородие. – покачнувшись отчитался я.

– Отлично, докладывай, что здесь произошло, из-за чего весь шум? Или тебе скучно стало?

– Никак нет, – поморщился я от его шутки, и вздохнул, подбирая слова.

– Ваше высокоблагородие, господин премьер-майор, это операция службы безопасности флота. – раздался спасительный голос каплея Гусева, а я выдохнул с облегчением, врать Александру Ярославовичу не хотелось. – Пострадавший, капитан СБ Гривасов, проводил секретную операцию, все подробности можете узнать у нашего начальства. – уверенно и твёрдо отвечал Пётр Фадеевич, выходя вперёд в сопровождении Сергея Боброва из-за спин окруживших нас людей. Оба были чумазы до невозможности, от них несло гарью, и чем-то палёным.

– Да мне плевать, на ваши операции, – вдруг вспылил Ерастов. – Какого лешего здесь мои бойцы делали? Требую немедленного объяснения!

Ну, началось. Извечное противостояние безопасников с флотскими. Как бы не подрались, хотя, не должны, всё же взрослые люди.

– У Вас допуска нет, господин премьер-майор, – присоединился к спору шёпот пришедшего в себя Авнера Световидовича.

– Что значит, нет допуска, Вы за кого меня держите? – из голоса Ерастова можно было вить стальные канаты. – Почему Вы ослушались приказа о возвращении на корабль?

Ох, дело пахнет керосином, и я не знаю чем это закончится. Не представляю, как это видится со стороны, но передо мной сейчас свои же бьются, свои в прямом смысле слова, а я, как бы причина этого.

– Господин унтер-лейтенант. – заметно нервничавший из-за обилия высокопоставленных штаб-офицеров старшина Бобров, путаясь в очерёдности обращений, решился на доклад, и вытянулся по стойке смирно. – Господа, Ваше высокоблагородие, – он отдал честь всем офицерам, – разрешите доложить?

– Докладывай, старшина. – рыкнул премьер-майор, а наш лейтенант просто кивнул.

– Тело злоумышленника не найдено.

– Подтверждаю, – кивнул головой Гусев, – как сквозь палубу провалился, мы всё обыскали.

– Ушёл всё-таки, гнида. – вырвалось у меня, и я испуганно закрыл рот, встретившись глазами с Александром Ярославовичем, взгляд которого просто кипел негодованием. Да и остальные офицеры смотрели на меня, не сказать, чтобы взорами полными фиалок, и обещаниями сладких пирожных к чаю.

– Потом поговорим, – Ерастов моргнул, и несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь. – Жду доклада от вашего начальства, – обратился он к нашим безопасникам. – Подробного! А сейчас, всем срочно на корабль, у нас боевая тревога!

Как быстро народ появился на складе, с такой же скоростью с него и исчез. Толпа морпехов растаяла, словно утренний туман на рассвете, оставив рядом с нами только командиров нашего взвода и Гусева.

– Как же так вышло, Авнер Световидович? – как мне показалось, с напускной учтивостью поинтересовался каплей у капитана.

– Всё благодаря Ростиславу, Пётр Фадеевич, – отвечал Гривасов слабым голосом. – Вовремя он супостата заметил, и спас нас, а я недооценил противника. Старею, наверное, в отставку пора.

– Полно Вам, господин капитан, – не удержался я, – какие Ваши годы, и на старуху, бывает проруха.

– Молодец Ростислав, – похлопал меня по плечу Гусев, – так держать. Давайте поторапливаться на крейсер, я сопровожу Вас в лазарет, господин капитан.

– Не стоит, каплей, – поморщился тот, – лучше сопроводите Турова, заодно опросите его, а я доверюсь этим замечательным полевым медикам. – он стрельнул глазами в сторону бойцов моего отделения. – Исполняйте.

Ух, как он ловко отдал приказ охранять меня, чтобы присутствующие ничего не поняли. Я в восторге.

– Так точно, – кивнул Пётр Фадеевич. – Скорейшего выздоровления.

Мы быстро покинули помещение склада, Гусаров с командой аккуратно утащили капитана на походных носилках в сторону ближайшего десантного бота, а все остальные присоединились к быстро тающей очереди бойцов на погрузку. Всю дорогу до Яркого ребята из взвода кидали любопытные взгляды на меня, и сидящего рядом Гусева, ох, снова напридумывают себе небылиц, а мне потом отнекиваться. А, пофиг, переживу.

***

Через час, на крейсере, стоило только сойти на его палубу, и выйти в коридор, ведущий к оружейной, меня перехватил сияющий, как серебряный червонец Сарай.

– Псс, Рос, – подозвал он меня в сторону от толпы морпехов, воспользовавшись моментом, когда капитан-лейтенант немного отстал, и куда-то делся. – У меня хорошие новости, твоего Крылова подкараулили полчаса назад, и отделали так, что он теперь неделю будет в медотсеке лежать.

Да космический ёж тебе в дюзы! Вот зачем? И как до него теперь добраться? Там же всюду камеры наблюдения и системы доступа.

– Привет от тебя передали. – растянул губы в улыбке Ярослав. – Так что не переживай, не тронет он тебя больше, мы его потом снова в больничку положим, если не поймёт.

– Угу, благодарю. – буркнул я, оглядываясь по сторонам в поисках капитан-лейтенанта.

– Ты чего недовольный такой? – нахмурился Ярик, – Или надо было радикальнее меры принять? Так только скажи, сделаем, как он вылезет из регенератора.

Ух, на что ты меня толкаешь, друже!? Хочешь подловить в должники, мол, я сам просил убрать человека, и ты ради дружбы пошёл на это? Ну, ты и змей, Слава.

– Нет, спасибо. – не выказывая раздражения, спокойным тоном произнёс я. – Не надо этого, спасибо ещё раз за всё, что ты сделал, мне к безопаснику надо, у нас там ЧП произошло на станции. Извини.

– Да ладно, чего уж там, слышал. Бывай. – Ярик исчез так же, как и появился, из ниоткуда в никуда.

Почему я был не рад этой новости? Да потому, что правильно сказал Гривасов: – «Это уже слишком, убью». И именно это я намеревался сделать с Крыловым, и плевать на моральную сторону вопроса. Только для начала надо с Гусевым переговорить на данную тему, думаю, он огласится со своим любимым начальником, который отправился поправлять здоровье. Но как это сделать, когда цель не доступна? Ладно, война, план покажет, сначала разговор с каплеем.

***

Наш разговор состоялся через двадцать минут, когда я оставил своё снаряжение в оружейной комнате, и посетил каюту Пётра Фадеевича, сообщив во взвод, что ушел на опрос к безопаснику.

– О чём поговорить хотел? – уточнил он, так как я не стал вламываться к нему не званным гостем, а послал сообщение на инфопланшет. Кстати, обычная каюта, как у Залесского, я думал, у капитан-лейтенанта хоромы лучше будут.

– Как здоровье Авнера Световидовича? – решил я проявить вежливость, и зайти издалека. Тем более, и я уже причислил капитана в когорту «своих», так что мой интерес не был праздным.

– Нормально. – пожал плечами Гусев, – врачи говорят, что через шесть-семь дней его на ноги поставят, будет, как новенький.

– Крылов тоже госпитализирован, – перешёл я к делу, выдавая инфу стоя перед сидящим за столом офицером. – Его избили мои друзья, предупреждая Ваши вопросы, сразу скажу, в этом офицеры участвовали, от капитана и выше, так что у него шансов не было. Говорят, неделю он точно в медицинской капсуле пролежит.

– Хех. – закусил губу Гусев, и пробарабанил пальцами по крышке стола – зачем?

– Не спрашивайте, я их не просил, сами всё сделали, так получилось.

– А от меня ты чего хочешь?

– Во время нападения Авнер Световидович сказал, что это уже слишком, и, что примет более радикальные меры. Я с ним согласен, но он сейчас мало, что может, а Вы согласны? Поможете мне?

– Кхм, мда. – протянул Пётр Фадеевич, размышляя.

– Ситуация подошла к очевидной развязке, я не вижу другого выхода, силился в десантном боте придумать другой вариант, но, в свете последних событий, их просто нет. Гривасов прямо сказал, что убьет его. – открыл я все карты, на что каплей задумчиво покивал головой. Не знаю, как до него ещё достучаться.

– Прямо скажем, аналитик из тебя совсем никудышный, и вопросы ты задаешь не правильные, но, это дело наживное. – как-то разочарованно произнёс Пётр Фадеевич. – Ростислав, это не повод, что бы…, что бы совершать такое. – начал он осторожно подбирать слова, – фуух, – глубоко вздохнул, и продолжил. – Понимаешь, Крылов, он ведь….

– Вас там не было, Пётр Фадеевич. – прервал я его, начиная наливаться злостью. – Вы обещали быть рядом, но Вас не было, сколько еще ждать? Пока у него не получится? Он уже знает о Вас, чуть Гривасова не уничтожил, мне повезло сегодня, понимаете, просто повезло! – я уже не просто злился, а цедил слова отрывисто, сквозь зубы. Ну, как донести до него, что всё, пора уже глушить рыбу динамитом, а не ловить спиннингом на блесну, к чёрту гуманизм. Да, что скромничать, мои слова были полны еле сдерживаемой ярости! – Сам Гривасов сказал, что убьет гада, а Вы, чего Вы ждёте, когда Вас подловит и ….

Пощечина прилетела смачная, сбивая меня с ног, и отправляя на пол, прямо головой в переборку. Я даже не увидел, как Гусев вскочил на ноги, и дарил. В ушах звенело, перед глазами плыло, но я расслышал:

– Пусть попробует, тогда я его сам убью. – процедил он. – И не надо мне здесь показывать свои зубы! С офицером разговариваешь, веди себя достойно, ты старшина империи, а не какой-нибудь наёмник.

– Простите, Ваше высокоблагородие, господин капитан-лейтенант. – стараясь сказать, как можно твёрже, но не особо получилось, промямлил я, пошатываясь поднимаясь на ноги, и вытирая кровь из разбитой губы. – Больше не повторится.

– Прощаю, все же это лучше, чем истерика. – кивнул Гусев. Пол под ногами слегка вздрогнул, и я рукой упёрся в стену, что бы снова не упасть. – Готовься к войне, мы только что на неё отправились, а с твоим недоброжелателем разберёмся, я приму меры к его выходу из лазарета, и всё сделаю.

– Я с Вами. Я хочу помочь, роль беспомощной жертвы меня достала. – поспешно выдал я, не рассчитывая на его положительный ответ, и готовясь спорить хоть до посинения.

– Хорошо, – неожиданно легко согласился со мной Пётр, – я сообщу тебе, когда всё будет готово, и поделюсь планом. Но без меня, – он с силой надавил голосом, – ничего не делай, мы не убийцы, только не так, в бою, другое дело. Понял?!

– Так точно.

– Тогда иди, и жди. Встретимся через семь дней, – он махнул рукой в сторону двери. – Мне еще отчёт сочинять о твоих приключениях на станции.

И я ушёл. Пристыженный, но довольный тем, что наконец-то добился движения дела с мёртвой точки. А урок Гусева я запомню на всю жизнь, он в двух словах объяснил мне разницу между воином, и убийцей. Только в бою, и никак иначе! Правда, я не совсем понял про вопросы, зато уяснил, что голову всегда надо держать холодной. А оплеуха хорошо мозги ставит на место, оказывается.

Глава 20

Честное слово, никогда не думал, что время может тянуться так медленно. Из-за ожидания часа «икс», или дня «Д», как хотите, так и назовите, минуты превращались в недели, а часы в месяцы. Я уже не говорю о днях, которые были заполнены рутинным заучиванием информации о системе Тау Метам, предоставленной командованием для подготовки к будущим боевым действиям. Даже усиленные тренировки, на которых нас пытались подготовить к любой ситуации, к столкновению с превосходящим по силе противником, не спасали, потому что всё уже было пройдено еще в академии, и выполнялось практически бездумно, механически.

Самое забавное, что всё ожидание было напрасным. Несмотря на мою устремлённость к сегодняшнему дню, я так и не попал на готовившийся Гусевым бал силы, и смерти. Вместо этого я сейчас находился на борту десантного бота, и, в составе своего взвода, ждал отправки на поверхность незнакомой мне планеты, чтобы защищать её население от неизвестного агрессора. А всё потому, что не всё зависит от нас, даже, если ты должен играть главную роль в предстоящем представлении, найдётся сила, которая засунет тебя в массовку другой картины, и ничего с этим не поделаешь, хоть тресни. Особенно неприятно, когда понимаешь, что твой режиссер об этом знал заранее, а я уверен, это наш с Гусевым случай.

В десантном отсеке скучно, делать нечего, и пообщаться не с кем — бойцы отделения улеглись спать, а с остальными морпехами из взвода, банально не о чем разговаривать, как-то не наладил я с ними приятельских отношений за время практики, не до того было. Да и присутствие капитан-лейтенанта Рогожкина, заместителя командира нашей роты, напрягает, какие уж тут разговоры, хоть он, и отключился от всех каналов связи, и, кажется, дрыхнет, но кто его знает, вдруг неожиданно подключится, и подслушивать будет, а потом впаяет наряд вне очереди, за праздную болтовню. Тем более, мы с ним ни разу не встречались ранее, так что он тёмная лошадка для меня. Так чем бы заняться? Повторять инфу о системе Тау Метам? А что там повторять?

Система свободного мира, одна из ближайших к нашим границам, где имеется пригодная для жизни планета с таким же названием, у которой есть два спутника. Кроме этих космических объектов и звезды солнечного типа — желтого карлика, в Тау Метам больше ничего нет. Скудная на ресурсы территория космоса, ни газовых гигантов, ни астероидов, пусто. Интереснее ситуация с самой планетой, молодая, гор практически нет, имея пригодную для жизни атмосферу, и комфортную силу тяжести в девяносто процентов от взятой за эталон земной, она имела крайне агрессивную к человеку флору, и фауну. Именно поэтому она и не представляла в своё время острого интереса для империи. Может, её бы и заселили позже, когда возникла бы нужда, но, к тому моменту, уже отгремели мировые войны, и территория свободных земель была чётко очерчена на карте галактики, а значит ни-ни.

Тау Метам была заселена совсем недавно, почти десять лет назад, набирающей силу во внутренних мирах общиной «Искателей свободной и счастливой жизни», представители которой стремились к образованию своего островка стабильности, и независимости в раздираемых разбоем свободных землях. Пока что у них получалось, в их активах числилось уже две планеты в разных системах. При поддержке РИ они колонизировали Тау Метам, развив на ней довольно бурную деятельность. За десять лет они возвели город, где проживало до трёхсот тысяч человек, основали несколько десятков малых фермерских поселений, и занимались добычей древесины, вырубая местные джунгли, которые занимали почти пятьдесят процентов всей суши. Империя же пустила через систему торговые маршруты, сбывала им устаревшую, колёсную технику, медицинское оборудование, оружие, в общем, поддерживали, как могли, даже построили им космическую станцию для коммерции, а наша церковь пыталась обратить их в православие. Чем община расплачивалась за услуги с империей, подробно отражено не было, только написали, что продукцией натурального хозяйства и др.

Важность системы была в её близости к Империи, и возможности создать в ней нехилый такой плацдарм для атаки. Отсюда существовал, как минимум десяток маршрутов для ударов по нашим границам, именно поэтому РИ старалась не выпускать Тау Метам из своей зоны влияния, но размещать военные силы в ней мы не могли. Защита населенных систем в свободных мирах по законам, установленным после крайней мировой войны, осуществлялась хозяевами территории, наш же максимум, это охрана караванов, и редкие патрули соединений, призванных бороться с пиратством. Были, конечно, лазейки, как, например, договор о защите, но и он исключал возможность размещения крупного контингента войск. Максимум, разрешённый ООГ в таких случаях — пара сторожевых кораблей, никаких военных станций, и прочего. Зато никто не мешал, в случае чего, обрушить всю мощь своей армии на злодея, атакующего подзащитного, если, конечно, она успеет прийти вовремя. Стоит ли говорить, что никто не держит оперативные соединения в постоянной готовности для таких целей, слишком накладно. Нет, обычно щитом служит само имя страны защитника, но это не всегда спасает, особенно, если кусочек уж очень лакомый.

Ну, подумаешь, и что из этого? Пусть атакуют, подойдёт через пару недель, или месяц флот освобождения, и вернёт территорию космоса её хозяину. Но не тут-то было. Законы войны внутренних миров разрешали оказывать помощь подзащитным, только пока система принадлежит им, а на это указывал информационный буй, и, самый защищенный объект на планете — сигнальная станция, из которой постоянно шла соответствующая трансляция. Стоит нападающим её захватить, и отправить свои данные, как всё, флот освобождения уже на чужой территории, и находится здесь не легитимно, удалитесь, или пожалуемся в ООГ, а там и санкции примут, и Ваши действия признают незаконными. Так что нападающие всегда стремились создать себе преимущество, для быстрого, победного наскока, что бы кавалерия просто не успела прибыть вовремя. А там, хоть Российская Империя, хоть Китайская, не важно, сделать уже ничего нельзя, ведь цивилизованным странам запрещено галактическим сообществом в открытую атаковать фракции внутренних систем, в отличие от остальных миров подковы, тут всё осталось по прежнему, захотел, придумал причину, или напал без неё, а дальше, пошла кровавая потеха, пока не надоест, или не сможешь продолжать.

На первый взгляд такие законы кажутся бредовыми, но это только сначала, а как почитаешь резолюцию ООГ за авторством Бритов и ко, становится понятно, что приняты они исключительно из-за человеколюбия, и для защиты мирного населения. Ведь во внутренних мирах обитают варвары, кровожадные изуверы готовые ради обладания планетой устроить тотальный геноцид местного населения. Вот во избежание лишних жертв, им и назначили целью сигнальную станцию, а после её захвата, они обязаны отправить побеждённых, куда глаза глядят, или принять к себе. Вот он, гуманизм во всей красе, пока не взглянешь на ситуацию в третий раз, и не поймешь, что резолюции были приняты, когда РИ с её союзниками потерпели поражение в мировой войне, и были вынуждены с ней согласиться. И истинная цель этих законов, облегчить распространение собственного влияния во внутренних мирах, а люди, да что люди? Как будто кто-то будет созывать комиссию, для проверки оправданности жертв, или на наличие геноцида, всем пофиг. Главное, что бы защитники не успели прийти вовремя, а там, уже ничего не выйдет, не допустим, поможем. Хорошо ещё они не смогли протащить закон о нескольких годах иммунитета от атаки новоприобретённых систем, хоть и пытались, но между собой же не смогли договориться. Да и без этого там хватало хитрых правил, превращающих свободные миры в песочницу политических гладиаторских боёв, и приравнивающих их жителей, по сути, к расходному материалу.

Вот, вкратце, о сложившейся ситуации вокруг Тау Метам, это интереснее, чем перечислять немногие известные виды хищных растений и животных, населяющих поверхность этой планеты, или обсуждать дикие джунгли, и, чуть менее опасные, равнины, а о местных океанах и говорить не стоит, любой рыболовецкий траулер сам станет добычей тамошних рыбок.

Так, чем бы ещё заняться? Времени вагон, целый час до выхода из нырка, есть не охота, наверное, посплю, всё лучше, чем просто так сидеть в кресле, и ждать у моря погоды, тем более, меня мандраж периодически охватывает, первый бой впереди всё-таки, надо привести себя в порядок. Хорошо ещё, что я уже отошёл от злости на Гусева, и смог перевести свои мысли на другое направление. Ну, не мог он не знать, что через семь дней я не смогу принять участие в ловле Крылова, а буду готовиться к десантированию, видимо, именно поэтому и согласился так легко на моё участие, тем самым обманув меня.

***

Видимо я не смог полностью отвлечься от обиды на каплея, потому что мне снился сегодняшний вечер, вечер шестого дня ожидания и предвкушения, во всех красках его эмоциональной составляющей.

Вот, нас из столовой, вместо отправки по кубрикам, дёргают на лётную палубу в полном боевом облачении, чтобы погрузиться на десантный бот, для дальнейшего многочасового ожидания. Стандартная процедура и алгоритм действий, но это нарушает все мои планы, ведь я жду сигнала от Петра Фадеевича. Сверхновой вспыхивают гнев и раздражение, поражая мой разум, и овладевая им. Я понимаю, что он меня обманул, обнадёжил, и выставил дураком. Я бурчу, изливая на всех свой негатив. Особенно достаётся лейтенанту Долидуде, который идёт по коридорам палубы рядом со мной.

– Это приказ, Туров. – не понимая, с чего я завёлся, на ходу, неуверенно отвечал мне Бажен Благоярович.

– И что мы будем там делать всё это время? — не сдавался я, добавляя в голос едкости, – переборку глазами сверлить? Мы же перед ужином, час назад, проверили все системы бота, и загрузили снаряжение, а до выхода из нырка четыре часа, и до планеты потом пилить еще двенадцать.

— Спать, но если не хочешь, ещё раз всё перепроверь. – ББД не знал, как от меня избавиться, я его явно напрягал. — Да, Ростислав, предупреди своё отделение, что на борту с нами полетит заместитель командира роты, капитан-лейтенант Рогожкин Борис Фадеевич, так что сам понимаешь, никаких глупостей в его присутствии, особенно, это тебя касается, успокойся, прошу.

Наяву я ещё немного помучил командира взвода, но сон резко переключился на лётный ангар, как я перепроверяю грузовые отсеки бота, и везде мне мерещится бомба, но её нет, есть только этот раздражающий своим присутствием обер-офицер. Он опередил наш взвод. Когда мы только зашли в десантный отсек, он уже находился на борту, и, разместившись в одном из кресел, наверное, спал, а для чего ещё ему переводить доспех в автономный режим работы, и снимать с руки свой коммутатор, что, вообще-то было нарушением устава. Тоже мне капитан-лейтенант, называется, какой пример он нам подаёт? Ещё и кресло его напротив меня, аргх, бесит! Его звание напоминает мне о Гусеве, и я снова злюсь на каплея, но мне некуда излить свой гнев, приходится молча кипеть, и складывать его в копилочку. Потом достану при встрече с Петром Фадеевичем, и ничего я не злопамятный, просто запасливый.

Снова меняется локация, и мне снится Крылов, спящий в одной из регенерационных капсул медицинского отсека. Он ухмыляется во сне, и что-то неслышно шепчет одними только губами, но я понимаю его:

– Ты не успеешь, время.

Внезапно он открывает глаза, и впивается в меня ледяным, промораживающим насквозь взглядом, а его лицо превращается в равнодушную маску пассажира со станции ГРДСП-28, который, пробив стекло капсулы рукой, хватает меня за горло:

— Год, всего только год, запомни! — оскаливается он, обнажив заостренные иглы зубов.

— А! — с криком проснулся я, в залитом тревожным красным светом десантном отсеке. Чувствуя, как колотится, готовое вырваться из груди сердце.

Фух, ну и кошмар, надо отдышаться, и проверить, из-за чего тревога, вроде, на визоре не было никаких сообщений, неужели я проспал десантирование. Поворачиваю голову к Гаделу, который сидит рядом, в соседнем кресле, но вместо него вижу того подозрительного пассажира.

— Ты её не вернешь! -- он снова хватает меня за горло, – доложи о готовности! – и впивается зубами в щеку, разрывая её, начиная жевать.

– А! – Дикая боль! Рот наполнился кровью, а я задергался в его руках. – Внимание, доложить о боевой готовности, десантирование через шестьдесят минут. Внимание…, – фуух, наконец-то проснулся! Страшно, жутко, блин, как всё это теперь развидеть?

Я стал медленно успокаиваться, изгоняя из головы недавний кошмар.

– Гусар к десантированию, и бою готов! – произвёл доклад Михаил Гусаров по каналу связи отделения, выполняя команду тревожного сигнала.

– Арфа к десантированию, и бою готов! – присоединился к нему Фадей Ариафин.

В след за ними посыпались сообщения от: Бобра, Татарина, Гвоздя, Рифа, Мелконяна, Осокина, да и всех остальных. Только старший матрос Феймахер тянул с докладом, как нельзя кстати, напоминая своим молчанием о забавном случае, произошедшем в начале недели.

***

– Командир, так нечестно! – раздался голос Феймахера, как только я вернулся в кубрик со встречи с Петром Фадеевичем.

– Почему только они? – не прекращал возмущаться он, стоя посреди комнаты, и возбужденно размахивая руками, – я тоже с тобой был в бою на учениях!

В отличие от остальных бойцов отделения, которые с веселыми ухмылками наблюдали за разворачивающимся представлением, я не понимал сути происходящего, и замер, едва переступив порог, затылком ощутив поток воздуха от закрывшихся за моей спиной створок двери.

– Я же такие чудеса с взрывчаткой творил, неужели не заслужил чего-то лучшего!? – не успокаивался наш пухлый инженер-сапер, изображая обиду. – Это ранит меня, очень сильно, я…, я….

– Хирш, стоп! – я решил прекратить этот спектакль, так как до сих пор не понимал, о чём он толкует, и что в этом весёлого нашли остальные ребята, которые, уже не сдерживаясь угарали над своим сослуживцем. – Успокойся, и излагай по порядку, о чём речь?

Что за приколы? Месть Боброва за шутку о родовом проклятии, или ещё что? Мне пришлось насторожиться, не люблю сюрпризы.

– Он о позывных, командир. – побеждая улыбку на своём лице, ответил вместо Феймахера Гадел. –Завидует, что ты нам в бою присвоил личные позывные, а ему нет.

– Что? – какие позывные, о чём он вообще говорит?Ситуация становилась запутанней с каждым новым словом в разговоре.

– Да! – воскликнул Хирш, вскинув руки к потолку. – Он Татарин, Миша Гусар, Ариафин Арфа…, – ах вот он о чём! Блин. – И ладно бы, но я тоже был в бою с тобой, командир, а ты уже и Анджея Гвоздем поименовал, старшину Бобром, а про меня забыл! А они, они…, – начал он задыхаться от возмущения, указывая рукой на сослуживцев.

Я не знал смеяться мне или ещё громче смеяться. Космический ёж, я же просто по старой привычке из прошлой жизни, по фамилиям придумал прозвища для быстроты обращения. Как-то само собой получилось, и ни о каких позывных, даже не думал. Главное парням об этом не говорить, точно обидятся.

– Хирш, – сдерживая смех, начал я его успокаивать. – Всё хорошо, сейчас мы сообща, все вместе придумаем тебе прозвище, и….

– Нет! Я не хочу быть детородным органом! – под дружный гогот морпехов вскричал он, – на большее у этих идиотов фантазии не хватает, любители дешевых шуток ниже пояса!

– При чём здесь…, а, понял, интересный вариант! – протянул я, делая над собой усилие, чтобы не улыбнуться.

– Ничего интересного! Я ХИрш! ХИирш Феймахер! – подпрыгнул он на месте, вскидывая руки над головой, и сжимая кулаки. Ой, не стоило ему так говорить, народ с коек на пол попадал, держась за животы.

– Да, что ты так возбудился-то, успокойся? – а этого не стоило говорить уже мне, у ребят началась просто дикая истерика, а наш инженер-сапёр стал красным, как свёкла, и, надув щеки, уселся на ближайшую койку. Я так понял, что его хорошо потроллили пока меня не было, и конкретно так достали развеселившим всех вариантом позывного, сказав, что раз я не придумал, они сами присвоят, вот он и пристал ко мне.

– Хорошо, хорошо, прости. – выставил я открытые ладони перед собой, – Я придумал тебе другой, хочешь услышать?

– Да. – Феймахер посмотрел на меня с надеждой во взгляде. – только не пончик, или ещё что с лишним весом, пожалуйста.

– Ты говорил о чудесах с взрывчаткой, так какой пончик-то? – пожал я плечами, – будешь феей.

Стоит ли говорить, что и этот вариант ему не понравился, в отличие от остальных ребят, оценивших иронию. Ведь, действительно, когда он закладывал заряды, происходили все возможные чудеса, но только не то, чего мы ожидали. Так что пересмотру не подлежит. Ну, и, раз пошла такая песня, присвоил позывной Рифкату Чюватову, чем осчастливил его на несколько дней. Он у нас стал Рифом. Не думал, что таким мелочам парни придают столь большое значение.

***

Воспоминания помогли избавиться от страха, поселившегося у меня в груди после кошмара. Хотя, последняя часть сна была, что называется к месту, напомнила о том, как я сегодня утром сходил в часовню крейсера, пообщаться с местным священником на тему Лиры, и батюшка охотно ответил на все мои вопросы. Наш разговор не продлился долго, и его результат был неутешительным. Оказывается, в империи человек может стать послушником в монастыре на год, после этого он, либо принимает монашеский постриг, и отрекается от внешнего мира, либо покидает обитель. Как не трудно догадаться, у Иллирики нет выбора, если я её не найду, не думаю, что она сможет уйти одна, да и тётка её не отпустит. И, как назло, у меня не так много времени, если я правильно посчитал,всего три месяца осталось до её пострига, один из которых придётся на практику, да и эта битва за Тау Метам, надеюсь, не затянется надолго, ох, я же до сих пор не знаю, где находится моя возлюбленная. Как же хочется её скорее найти, до того как она станет монахиней, иначе вернуть её будет очень сложно, процедура пострига почти не обратима. Потребуется согласие настоятельницы, а она точно будет против этого.

Да что же меня одолевают воспоминания весь вечер, будто помирать собрался, так, хватит, надо собраться, хватит этих тревожных мыслей, всё будет хорошо!

– Отстыковка и сброс через пять минут! – зазвучал в моих ушах голос лейтенанта, отрезвляя, заставляя собраться.

Я быстро проверил свой инфопланшет, сообщений не было. Не смотря на осознание коварства Гусева, у меня внутри всё еще жила надежда, что я ошибаюсь, но нет. Эх, Пётр Фадеевич, что же ты так…. Ладно, надеюсь, сам всё завершишь, если получится. Злости уже не было, да и обиды, как таковой, тоже. Вдруг, на меня нашло озарение, и я неожиданно понял, что он из добрых побуждений слукавил, оно же к лучшему, дождётся выздоровления Гривасова, и вместе они разработают новый план. Кто его знает, к чему могла бы привести моя спешка. Если бы я знал, что в момент выписки Крылова буду уже на поверхности планеты, то, даже не представляю, каких бы дров наломал. Так что каплея в этой ситуации не ругать надо, а благодарить. От осознания этой истины, мне стало очень стыдно за свои размышления о Гусеве, и я решил написать ему сообщение на инфопланшет, что бы хоть как-то загладить свою вину перед ним за плохие мысли, пусть он о них и не знает:

– Пётр Фадеевич, я десантируюсь. Простите, если Вам икалось последние часов двенадцать, был не прав. Благодарю Вас за мудрость и терпение. Буду ждать встречи с Вами и Авнером Световидовичем, что бы довести наше дело до конца. Кстати передавайте ему привет, и пожелания скорейшего выздоровления. С уважением, Ростислав.

– Не икалось, привет обязательно передам, до скорой встречи. – через минуту пришёл ответ сдобренный после фразы про икоту ржущим смайликом, и подмигиванием после встречи. Не думал, что он ими пользуется, хотя, почему бы и нет.

– Отстыковка и сброс через пять, четыре, три, две, поехали!

Нас затрясло, закружило, а потом мы понеслись к поверхности планеты.

***

Впечатления от десантирования были совсем другими, нежели при самом первом сбросе. Никакой паники, опаски, или чего-то подобного, да и произошло всё на порядок быстрее, чем тогда. Все мысли были о предстоящем бое с противником, который, по сообщениям тактической сети взвода, уже высадился на планете, где-то в джунглях, между столицей, и соединённым с ней трехсоткилометровой дорогой дальним фермерским поселением, в несколько сотен домов.

Все бойцы взвода сосредоточены, никто не переговаривается, даже на мониторы внешней трансляции особо не смотрят, ещё немного, и мы будем на столичной окраине, где ожидается первая атака. Враг определён, это сборная солянка из наёмников и пиратов, довольно хорошо вооружённых, но, по данным от разведки, нам они по оснащению уступают в разы. Зато, в количестве имеют почти десятикратное преимущество, так что будет жарко. Но это ладно, нас будет четыре полка плюс местные силы самообороны, так что должны справиться, даже не смотря на то, что соединение флота не будет прикрывать нас с орбиты – оно ушло в погоню за вражескими кораблями, которые стали отступать от Тау Метам, как только мы появились в этой системе.

Информации очень много, не успеваю ознакомиться со всеми данными, приходится просто пропускать те события, которые произошли, когда я спал, и сосредоточиться на самом важном – на живой силе противника. Уже известно, что у них на вооружении, преимущественно, пороховое оружие, лдп устаревших модификаций, отстающих от наших на десяток поколений минимум, и, по мнению аналитиков, имеются доспехи не у всех, в лучшем случае, у каждого десятого бойца. Главное, имеются данные о сбросе тяжелой техники, а так же координаты какого-то объекта в джунглях, предположительно, военного лагеря, который враги спешно обустраивали.

– Через пять минут будем на месте, приготовиться. – скомандовал Бажен Благоярович, нервно поглядывая на старшего обер-офицера, который до сих пор не подал голоса.

Я же говорю, в этот раз всё быстро произошло, не успел оглянуться, как уже на поверхности оказался. За пару минут до приземления я бросил взгляд на мониторы внешней трансляции, захотелось увидеть, как выглядит город с высоты птичьего полета. Хм, небо, джунгли, поля пшеницы, кукурузы, арбузные бахчи, фруктовые сады, двух этажные коробки домов. Что-то совсем не похоже на столичный пейзаж. Додумать мысль я не успел, меня отвлекла тряска от включения системы торможения транспорта, и ощутимый удар о землю – мы приземлились. Тут же на палубе замигал красный свет, открылись десантные двери, и все бойцы взвода, под предводительством Долидуды устремились наружу.

– Где мой взвод тяжёлой пехоты?! Где лейтенант Петров?! – кричал на улице огромный морской пехотинец в гардемарине в звании капитана, схватив нашего лейтенанта за плечи. – Какого лешего вы тут забыли, кадеты?! Ты старший? – Лица я не видел, он был в закрытом шлеме, но, даже через динамики узнал голос Мирона Тимуровича Туманова.

В двух шагах за его спиной, стояли ещё несколько обер-офицеров, а вокруг царила суета. На огромном пшеничном поле, на окраине деревни, стояли полукругом три десантных бота, не считая нашего, и между ними сновали несколько сотен морских пехотинцев. Кто-то выводил из транспортов боевых роботов, кто-то запускал разведывательных дронов, кто-то уже бежал к домам, что бы занять свои позиции, а со стороны поселения, к нам мчался уазик с вооруженными людьми, который остановили, за сотню метров от ботов, и пассажирам, пришлось бросить своё оружие в автомобиле, и, в сопровождении морпехов, пешком преодолевать оставшееся расстояние. И всё это происходило на фоне густой стены джунглей с одной стороны, и бескрайних равнинных просторов до самого горизонта с трёх других.

– Я не знаю! – растеряно отвечал капитану Бажен Благоярович, трепыхаясь в его объятиях, – приказ, на борту остался капитан-лейтенант, и на связь не выходит, у него спрашивайте!

Действительно, всё произошло так стремительно, что я и не заметил отсутствия замкомроты.

– Бегом к нему, быстро! – скомандовал Туман, и потащил ББД обратно в десантный отсек. – Бром, связь с центром, узнай, что за ерунда происходит!

-Господа, где мы? – обратился наш унтер-лейтенант Аверков к оставшимся обер-офицерам, когда Туманов и Долидуда скрылись внутри бота. – Мы в столице должны были приземлиться.

– В заднице. Причем полнейшей. – по голосу я узнал Лиса, каплея, вместе с которым играл в армейский футбол. – Это дальние фермы, до города триста километров, и у нашей роты приказ эвакуировать местных, а в джунглях больше ста тысяч человек противника, и без взвода тяжёлой пехоты задача практически не выполнимая, так что из-за вас все здесь и поляжем. – гневно закончил он свою речь, как будто мы сами сюда напросились.

– Офигеть. – вырвалось у кого-то из моего взвода. Ребята даже не шевелись, никто не понимал, что происходит.

Не то слово, я бы выразился более ёмко, и ярко, да как же так!? Какого лешего? Открывающаяся перспектива меня не радовала, мне нельзя умирать, надо Лиру спасать.

– Лис не нагнетай. – произнёс третий обер-офицер, незнакомый мне. – накаркаешь ещё.

– Да тут к гадалке не ходи– пробурчал каплей.

– Дела, – грустно протянул Аверков, – ребят жалко, я то уже пожил. – ощущение, что нас уже списали со счетов, и похоронили. Это реально деморализует, блин, да как же так!? Вы что творите?! Всё происходило так быстро и неожиданно, что я просто не понимал, что делать, мысли хаотично метались в голове, путаясь, сбивая с толку.

– Туров! Ко мне. – выглянув из десантного бота, скомандовал Туман, и я, немного заторможено, так как размышлял о сложившейся ситуации, подбежал к нему. – Ты единственный здесь по профилю помощник следака, иди в отсек, взгляни. Бром, что там по связи?

События происходили почти мгновенно, не оставляя времени на то, что бы разложить всё по полочкам, и осознать происходящее. Несколько секунд, и я внутри транспорта, пытаюсь понять, зачем понадобился, вижу только лейтенанта Долидуду, который застыл перед сидящим в кресле капитан-лейтенантом Рогожкиным.

– Господин капитан, – всего пара шагов и за моей спиной раздался голос Брома, – в штабе ошибку допустили, они выясняют, как это произошло, но взвод тяжелой пехоты ушел в столицу, приказывают выполнять поставленную задачу имеющимися силами….

Эпилог

Туман что-то ему отвечал, но я их уже не слушал. Я, вдруг, ясно понял, что никакая это не ошибка, и, что знаю, как это произошло, и кто это сделал, и всё, что мне оставалось, так это выжить, и отомстить. Потому что, передо мной, в командирском кресле, в доспехе с откинутым шлемом, глядя в пространство мёртвыми, остекленевшими глазами, с загнанным по самую рукоять под подбородок засапожным ножом сидел его высокоблагородие капитан-лейтенант СБ флота Пётр Фадеевич Гусев.



Оглавление

  • Предисловие автора
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики