КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Свободный клан 2 (fb2)


Настройки текста:



Евгений Алексеев Свободный клан 2

Пролог

— Ну что же, можно считать, что наша гипотеза о провидце подтвердилась. Теперь понятно почему некоторые шаги Чинхва кажутся нелогичными для большинства аналитиков, он оперирует данными, которые еще не случились!

— Магистр, что заставило вас увериться в этом? Он опять что-то выкинул?

— Нет, это просто накопительный эффект того, что собрали аналитики. Слишком нестандартная игра на бирже, покупка предприятий которым все пророчили крах… Но самое главное, конечно, знания о месторождениях. Десяток из них наши люди аккуратно перепроверили, ни он, никто-либо другой однозначно не проводил там исследований. Чхоль Чинхва просто знал где и что лежит. Других вариантов у нас нет.

— А может какие-нибудь артефакты или записи древних, плетения…

— Оган, он не маг, да и все что дошло до нас из эпохи ушедших имеет, как бы это сказать, массовый характер. Если бы была возможность обнаружить ископаемые дистанционно о ней бы уже знали. Могли не иметь артефакт, но знали бы… Версия с провидцем более вероятна.

— Британца зашевелились.

— Думаю их ждет неприятный сюрприз. Чинхва явно это предвидел и то, во что он превратил Мангышлак может поразить кого угодно.

— Магистр, как вы думаете, он видит нас?

— Безусловно, я не думаю, что Чхоль Чинхва всевидящ, но то, что попадает в его поле зрение явно рано или поздно находит отклик в его даре. Знать бы только может ли он управлять им, или это видения, посылаемые ему спонтанно? Но у меня ощущение, что, как бы то ни было, нас он видел.

— Значит он ждет от моей армии каких-то действий?

— Делай что должен, не зацикливайся на даре Чхоля Чинхва, провидец сам найдет как извлечь пользу от наших решений, самое главное мы ему не враги. И в свете этой информации, надо прекратить все попытки манипуляции им и его окружением, только искренняя поддержка и участие.

— А как же наша цель?

— Я думаю, он справится с задачами Ордена гораздо лучше нас, Видящий такого уровня априори не может ошибаться.

Глава 1 Политическая

— Сабом-ним, на той стороне явно готовятся к силовому решению вопроса, — поделился своими опасениями Сон У.

— Жаль, мне показалось, что Лорд Грейсток разумный правитель. Но, очевидно, он заложник ситуации и вынужден действовать так, как диктует ему система. А она у британцев умеет решать вопросы только одним способом… Что нас ожидает?

— Полномасштабная война, сабом-ним, британцы бросят на нас всю авиацию, бронетехнику и многочисленную пехоту Коканда, численность армии оценивается в пятьдесят тысяч бойцов, но если метрополия поддержит их сипахами и пуштунами то мы скорее всего будем иметь дело с семидесятитысячной войсковой группой, — Сон У был не на шутку встревожен предстоящими перспективами, хотя Чинхва за год стали намного сильнее, все же война с целым государством пусть и зависимым от Британии совсем не то что воевать с кланами.

— Господин, — вмешался Джун Хи, параллельно с основной деятельностью исполняющий обязанности главного разведчика, — самая большая проблема их техника. Имея статус государства и поддержку метрополии Кокандцы сумели собрать парк из двухсот довольно приличных танков, это конечно списанные машины пятидесятилетней давности, но они в хорошем состоянии, имеют неплохое вооружение и частично модернизированы. Потом на нам придется воевать против нормальной авиации, это два десятка бомбардировщиков и столько же истребителей, ко всему десяток военно-транспортных самолетов и тридцать ударных вертолетов.

— Есть самоходная и буксируемая артиллерия, силы ПВО и даже ракетные войска, — дополнил нерадостную картину Сон У.

— В принципе ожидаемо, мы давно готовились к противостоянию с государством, — приободрил я своих соратников, — если это все сюрпризы что приготовил нам противник, мы выстоим. Самое главное помним, все начнется не раньше, чем мы объявим о месторождении нефти, а это мы сделаем позже того, как откроют судоходство по Каналу. Так что думайте, планируйте и ищите.

На самом деле Чинхва могли сильно не переживать из-за нападения даже такого сильного противника как Коканд. За прошедший год к нам Степь переехало более трех десятков кланов. Помимо этого, шли одиночки, семьи, роды, воодушевленные идеей возрождения древней державы. Как правило это были люди имели авантюрный склад характера, независимые, голодные до работы и фанатично преданные. Из-за этого наши вооруженные силы неуклонно росли и если говорить о пехоте, то численно степное войско уже давно превосходило кокандцев.

Другое дело боевая техника. Но Чинхва в принципе уже собрали больше танков и самолетов чем все ближайшие соседи кроме Китая и России. Помимо вооружения, которое в европейской буферной зоне скупал Лорд Квинси, к нам попало немало единиц техники списанной Российской армией. При этом снабженцы старались брать сразу полнокомплектные подразделения с мобильными мастерскими, подвозчиками топлива и боеприпасов. Пусть техника и не совсем новая, зато за счет хорошего уходя и наличия оригинальных запчастей она могла дать фору многим современным образцам.

К первым двадцати бразильским «Джокерам» мы приобрели еще полсотни этих замечательных машин. Сухопутные монстры с огромной грузоподъемностью, маневренностью и просто запредельным для этого класса машин вооружением, ко всему были весьма неприхотливы и в силу того, что эксплуатировали довольно старые технические решения были дешевы и не сложны в ремонте.

Вертолетный парк был полностью переоснащен сотней японских «Кавасаки» — крепкие универсалы, имеют мощную ударную силу: двадцатимиллиметровые пушки, пулеметы и ракетное вооружение, а также могут выступить в качестве транспорта. Дополнительно увеличился и парк нашей военно-транспортной авиации уходящей корнями еще в войну с кланом Асукабэ.

Но это не самое важное, больше всего меня воодушевил приезд давних союзников. Мой школьный друг Чек Пэ и его дед, гранд воздуха Фо Лю Бай с армией воздушно-десантных сил, с кучей самолетов и вертолетов переехали ко мне из Кореи. На родине все было плохо, Пхеха перекраивал страну, готовя клановую олигархию к абсолютной монархии, кланы роптали, но помня о судьбе четырех Великих Чеболей не решались на открытый конфликт.

Растущая конфронтация между императором и кланами отрицательно сказалась на экономике страны. Чеболи перестали инвестировать в новые проекты, переносили бизнес и финансовые ресурсы за рубеж. Вместо развития корпораций кланы, предчувствуя новые проблемы, спешно вооружались. Целые производства обменивались на батальоны бронетехники, тяжей, ударные вертолеты и боевые корабли.

Помимо внутренних проблем снежной лавиной нарастали угрозы со стороны соседей. Кланы Китая и Японии стали пробовать на прочность ослабевшие корейские Чеболи. Без защиты Четырех Великих противопоставить что-то монстрам вроде Ямагути из Токио или Ванам из Сычуаня было нечего. До масштабной войны пока не дошло, но соседи активно прощупывали ситуацию.

Закопанные тысячи лет назад «топоры войны» были извлечены из тени. Нашлось много желающих предъявить кланам Кореи старые обиды, а заодно и оттяпать кусок пожирнее. Слабых в этом мире не любят. Причем все понимали, что это только начало большой игры, Гэндзи терпел довольно долго и был готов предъявить прежние претензии своего рода на земли корейского полуострова.

Император Поднебесной хоть и числился в друзьях Пхеха, но никакие моральные нормы не помешают ему воспользоваться ситуацией если сосед споткнется на своем непростом пути. Все замерли в ожидании, если Император Коре малой кровью сумеет подчинить себе всю страну, то в мире появится очередной военный монстр. Однако кровавое начало уже сильно расшатало оборону Страны Утренней Свежести, и малейшая ошибка могла ввергнуть Корею в хаус междоусобицы, а на огонек обязательно заглянут или японцы, или китайцы. Чего уж там даже русские оттяпали кусок земли вдоль реки Туманной, и, если увидят возможность пойдут и дальше.

Вся эта неразбериха была мне сильно на руку. Во-первых, Пхеха явно было не до остатков Чинхва, ему бы со своими проблемами справится. Во-вторых, поток беженцев ко мне тек если не рекой, то довольно бурным ручьем. В первые месяцы это были в основном осколки четырех Великих Чеболей, но в последнее время стали прибывать представители и других кланов.

Население быстро беднело и как водиться тут же появились преступники, жадные до чужого добра. Это в свою очередь опять приводило к новому витку недовольства и причинам не заниматься бизнесам. Образовался порочный круг, и те, кто хотел из него вырваться уезжали за рубеж. Большая часть в Новый Свет, Юго-Восточную Азию ну и совсем отчаянные ко мне в Степь.

Кстати, со дня на день жду старых школьных друзей Кена из Джунбу и Чон Су из Ыйбанов, ребята прибудут с целью глубокой разведки на предмет вложений клановых денег в Степь. Слухи о моих успехах достигли даже Кореи. С одной стороны это радует, с другой — ну его на фиг лишнее внимание. В-третьи, если вдруг Импераратор Поднебесной, а скорее всего Гэндзи решатся на войну с Кореей это может изрядно ослабить Пхеха, а то и вовсе уничтожить его род.

Однако до выполнения глобальных задач пока еще рано, в первую очередь надо разобраться с местными делами. Хоть время и поджимает, но выполнять поставленные цели следует с позиции силы, а здесь и сейчас у меня слишком шаткое положение и пока Чинхва не докажут всем окружающим, что способны править на этих землях говорить о следующих шагах плана слишком рано.

За прошедший год сделан просто невероятный объем работы. Введен в строй первый пусковой комплекс теплоэлектростанции, получены партии железорудных окатышей в Сарбае, на полную мощность вышел Пашковский металлургический комбинат. Все это стало возможным благодаря огромным инвестициям и привлеченным кланам. Построены десятки километров железнодорожных путей, сотни километров высоковольтных линий электропередач, дороги, жилые поселки и даже небольшие города.

Модульное строительство, композитные материалы…, технологии привлеченные из Коре позволили нам держать высочайший темп строительства и ввода предприятий. Сейчас освоение Степи начинало переходить во вторую фазу. Имея электроэнергию, металлопрокат и развитый строительный трест я мог покусится на строительство Электролизного завода для производства товарного алюминия прямо у угольного месторождения, медеплавильного комбината близ озера Воркаш, завод хромовых соединений близ Актобе, уран…

Планов громадье, тем более после памятного курултая желающих инвестировать и переезжать в Степь было хоть отбавляй. Даже до самых оголтелых скептиков стало доходить насколько масштабное дело мы затеяли. Эти огромные территории было малопривлекательны из-за враждебно настроенного населения, бедных в плане земледелия земель и в силу полного отсутствия инфраструктуры.

Но то количество полезных ископаемых, которое я обещал своим будущим партнерам просто поражало воображение. Запасы урана, серебра, хрома, меди, никеля, цинка, золота были так значительны, что входили в десятку крупнейших в мире. А это сулило огромные прибыли, особенно в свете того, что скоро у этой земли появиться морской путь в Индийский и Атлантический океаны.

При этом в принципе мог пренебречь даже долями в новых месторождениях ведь я практически ничего в них не вкладывал, лишь выдавал информацию о местоположении и возможной конфигурации будущего производства. Однако на первых порах геологоразведка и должна была быть самой большой инвестицией, так что я мог претендовать минимум на треть. Потом строить комбинаты было бы попросту не из чего, или пришлось бы везти материалы втридорога из соседних стран. А Чинхва могли обеспечить сталь, бетон, строительную и карьерную технику. Да и доставку специализированного оборудования проще сделать через терминалы Тузтау и Тенгиза.

Сейчас был недалек момент, когда мои партнеры поймут почему, я так легко согласился на двадцать процентов от доходов с трафика по каналу Каспий-Оманский залив. При том что был автором проекта, легитимным владельцем земель по которым прошел канал, да еще и полностью взял на себя расходы по его строительству. Мое согласие на такой низкий процент буквально ослепило переговорщиков Российской и Персидской империи.

Они предполагали, что Чинхва будут настаивать, как минимум на трети и планировали добиться согласия на четверть. При этом готовились к требованиям по возмещению инвестиций за счет тарифа в первые два-три года и прочим вариантам. А тут бах, и мы соглашаемся всего на одну пятую, если честно я был готов согласится и на десять процентов, но это неизбежно вызвало бы настороженность и партнеры стали бы вдумчиво копать зачем мне это понадобилось.

А пошли мы на такие беспрецедентные уступки лишь для того, чтобы пропихнуть пункт о бесплатном проходе кораблей и товаров клана Чинхва или его вассалов, причем как в Оманский залив, так и в Балтийское море. На тот момент чиновники России и Персии закономерно решили, что даже один отвоеванный процент стоит бесплатного трафика товара из Степи. А что оттуда возить? Если и найдут что-то Чинхва, то пока товар добудут в дичайших условиях, пока до побережья его дотянут по бездорожью, да среди враждебных аборигенов, пока его погрузят… там цена такая получится, что Свободный клан и сам откажется от такой затеи.

Но шутка юмора заключалась в том, что мне и вовсе не надо было ничего, никуда тащить. Нужно было просто протянуть совсем небольшой по длине нефтепровод до терминала, а танкеры уже стояли в портах Мангышлака и Тенгиза в ожидании своего часа. Причем дабы защитить свои самые значительные инвестиции мы с Джун Хи проработали и осуществили отличную «дымовую завесу».

Юрматы за год освоили и ввели в строй десяток небольших месторождений вокруг Тенгиза, так называемых нефтяных «пузырей» должно было хватить надолго. Правда себестоимость и трудности логистики там не на высоте, но учитывая, что были совсем халявные месторождения, где нефть залегала почти на поверхности проект был все равно выгодный. Так что терминал на Тенгизе и Танкеры в его порту были прекрасно залегендированы. Порт в основном для погрузки продукции сталелитейного производства ну и немного нефти.

А вот основной нефтеналивной флот сосредоточился вокруг Мангышлака. Там мы разработали месторождение близ местечка Жанаозень. Довольно крупное и перспективное если конечно не сравнивать с Тенгизом. Сам полуостров был неплохо защищен при Аскерзаде, но сейчас мы превратили его в осиное гнездо. Бастионы, укрепрайон на перешейке, огромная войсковая группировка, все это должно было убедить наших противников, в том, что самое ценное здесь и атаковать надо именно Мангышлак, тем более он вообще-то прямо граничил с Кокандом.

*****

— Лорд Оукленд, что у нас с планом операции? — генерал-губернатор пристрастился к индийскому чаю, чудесный напиток успокаивал нервы и дарил ясность мысли, поэтому к самому непростому вопросу на вверенных территориях он предпочел подойти именно на чаепитии, а не в деловой обстановке.

— Мы готовы как никогда, ваше превосходительство, — уверенный тон вечно скептически настроенного Оукленда вселял надежды. Старый служака редко проявлял оптимизм после того, как его прежний руководитель свел счеты с жизнью именно из-за того, что проиграл Чхолю Чинхва.

— Что же замечательно, осталось подождать, когда они откроют чертов Канал и вся правда вылезет наружу. Кстати, я думаю, что партнеры Чинхва не очень-то и обрадуются тому, что Свободный клан станет продавать нефть. Что Россия, что Персия и сами могут обеспечить потребителей черным золотом, лишний конкурент им не к чему.

— Да это может вызвать определенный дисбаланс. Сейчас рынок поделен достаточно четко, акватория Индийского океана за Персией, Атлантика — за Россией, ну это если брать во внимание только участников проекта. А вот Чинхва внесут в сложившийся порядок дисбаланс и явно нарушат равновесие на рынке.

— Хмм… надо обмозговать как мы сможем этим воспользоваться.

— Лорд Грэйсток, откровенно говоря, у Свободного клана тут достаточно маневра, на юге есть клиенты Саудитов, Нигерии, Бахрейна…, а на севере нефть помимо Российской Империи хорошо продают норвежцы, Новый свет, те же Саудиты… Если Чхоль поставит цель не конфликтовать с партнерами по проекту, а он это сделает, у него все равно будет достаточно рынков сбыта. Потом у него есть стальной прокат, уголь, и черт знает что еще они накопают в этой Степи…

— Нда… богатые оказались земли, туда бы инфраструктуру и лояльное население… Все-таки я склоняюсь к мысли что решение вопроса с Чинхва как это не печально лежит в силовом поле.

— Да, ваше превосходительство, других действенных рычагов у нам пока нет, а промедление может привести к еще большим проблемам. Степь слишком сильно и самое главное быстро усиливается, и куда будет завтра направлена эта растущая мощь понятно всем. Российская Империя слишком сильна, да и к тому же с Чинхва их связывают партнерские отношения, Поднебесная — родина его невесты, да к тому же там просто-напросто нечего захватывать, турфанцы бедны, а внутренний Китай не по зубам даже русским. Остается только Коканд.

— А почему мы уверены, что Чинхва решится воевать?

— Слишком огромная армия, она уже съедает больше, чем могут принести все проекты Свободного клана и количество солдат растет не переставая. Если армия не прокормит сама себя, то она сожрет клан, и Чхоль не может этого не понимать. Тем не менее не предпринимает никаких шагов для ее сокращения.

— А это значит он планирует войну, — закончил за своего подчиненного Лорд Грейсток, эти выводы они уже не раз повторяли друг другу, но какие-то сомнения все же оставались.

Глава 2 Брифинг

Задолго до объявленного времени совещания в просторном холе силового ведомства Коканда стали собираться представители крупнейших кланов. В большинстве случаев это были пары или тройки суровых бактрийцев, глава клана плюс специалист по военным вопросам. Группы людей приветствовали друг друга, делились слухами и гадали о причине общего сбора. В принципе все понимали, что основной вопрос на сегодня это ситуация на Сервере, но деталей предстоящего совещания не знал никто.

Особняком держались надменные офицеры британской армии, четверо мужчин и одна довольно приятного вида девушка. Они демонстративно встали посреди холлы, заставляя курсирующих туда-сюда кокандцев осторожно обходить довольно свободно ведущих себя представителей Большого Брата. Британцы, в отличие от кокандцев шепчущихся по углам, говорили громко, жестикулировали и частенько в голос смеялись. При этом местные испуганно вздрагивали, боясь, что смеются над ними или наоборот зло исподлобья буравили спины слишком вызывающе ведущих себя иностранцев.

Бдение в холле закончилось с появлением высокого, широкоплечего англосакса в форме полковника пехоты британской сухопутной армии. Офицер шел в сопровождении министра обороны Коканда и ряда высших чиновников министерства. Однако все эти «ряженые» генералы заглядывали в рот простому полковнику. Коканд давно и прочно зависел от благосклонности и воли Британии, а ее полки в Пуштуне и Индии гарантировали покорность тюркских кланов. Само же правительство и органы местного самоуправления по факту были бутафорией и просто передавали команды британцев, выдавая их за свои.

После того как в зал совещаний прошли высокие гости, были приглашены и те, кто ожидал в холле. Правда британцев позвали минут на пятнадцать раньше и после небольшого совещания разрешили войти остальным. Эта демонстративное пренебрежение местной знатью показало, как «высоко» колониальные власти оценивают бактрийских воинов. Вообще говоря, это был бич британской политики, Великая Держава имела проблемы почти в каждой колонии и крылись они в этих самых мелочах. Метрополия считала британского майора выше по положению нежели туземного генерала, не все народы хотели мирится с таким положением дел.

Аристократия Коканда тщательно скрывала свои обиды, но они были. К тому же их настроения подогревали изменения в Степи, там родственные тюрки начали жить если не лучше, то точно перспективнее кокандцев, которые еще год назад задирали нос перед «дикими» собратьями. Товары из Индии, Австралии, Нового Света, а иногда даже и из Британии служили поводом похвастаться. Но что стоили «стеклянные бусы» дикарей в сравнении с тем, что Чхоль Чинхва дал тюркским кланам? Отныне многие из них стали вровень с цивилизованными соседями: имеют богатые месторождения сырья, заводы, коммуникации…

Вождей тюрков ждали все, кто вошел в конференц-зал ранее. Во главе овального стола восседал полковник, вокруг него довольно свободно расположились британские офицеры. Чиновники министерства жались в одном из углов, сидели зажато, выпрямив спины и не позволяли себе тени эмоций. Вошедшим пришлось рассаживаться на места, обращенные спиной к входу, только они и остались свободными. Интересно знали ли британцы, что это самое непочетное место за столом? Обычно его занимает молодежь или совсем уж никчемные родичи.

— Господа, я советник Маккейн, полковник британских сил специального назначения в отставке, — с ходу представился широкоплечий британец, — Я и мои люди, по рекомендации генерал губернатора Британских Индийских Колоний Лорда Грейстока и с согласия коалиции кланов Коканда, будем курировать разработку плана военной операции армии Коканда против Свободного клана Чинхва. Позвольте представить моих специалистов, — господа чьи имена называл полковник привставали и кивали собравшейся публике, — Майор Томпсон — разведка, майор Линдеман — специалист по операциям с массированным применением бронетехники, капитан Харрис — авиация, капитан Глот — военно-морские силы, лейтенант Дадли, прошу любить и жаловать единственную девушку в нашей команде, будет отвечать за правильное освещение нашей компании в СМИ.

— Рады приветствовать…

— Рады приветствовать…

— Рады приветствовать… — словно китайские болванчики, склонялись в поклоне главы кланов.

— Я думаю, начнет сегодняшний брифинг майор Томпсон, от его сведений будут зависеть наши дальнейшие планы. Вы согласны господа, — ответом полковнику были очередные неэмоциональные кивки азиатов, — Ну что же раз никто не возражает, майор…

— Кхм… кхм… полковник, господа — британец кивком поприветствовал аудиторию, — позвольте представить сводный отчет нашей резидентуры в Степи. Клан Чинхва занял позиции клана Адай и не сильно заморачиваясь повторил их структуру обороны.

— Еще бы, проектировали то ее британские инженера, и даже крепости строили из индийских материалов, — самодовольно прокомментировал полковник, намекая на то, что лучше уже ничего не придумаешь.

— Таким образом у Чинхва три крепости, как верно подметил полковник Маккейн, британской постройки: основная база Тенгиз, и две второстепенные на Мангышлаке и в Актобе. Укрепления были разработаны техническим бюро Ливерпуля, как типовой форпост сухопутной армии британских колониальных войск на враждебной территории. Понятно, что паспортные характеристики фортификационных сооружений не отражают текущее состояние крепостей, но общее понимание с чем нам придется столкнуться есть.

— Как распределены силы противника?

— Основная масса пехоты на Мангышлаке — это граница с нашими владениями и там Чинхва надеются остановить нашествие, пользуясь фортификационными сооружениями на перешейке полуострова и восстановленной крепостью Тузтау.

— Майор, но в этом же нет логики, — недоумевал полковник, — что мешает нам просто блокировать Мангышлак и ударить по их основной базе? Или даже провести десантную операцию?

— Командир, мы задались тем же вопросом. Аскерзаде мог допустить такой тактический просчет, у кочевников маловато опыта использования современных средств доставки и для них возможно Мангышлак стал бы непреодолимой преградой. Но Чинхва, по нашим сведениям, довольно успешно пользуется современными технологиями, а значит не мог допустить такой ошибки. Тем более дело касается стационарной обороны, над которой у него и у его военспецов было время подумать.

— Так в чем тогда дело?

— Мы думаем, что Тенгиз не ключевое место для свободного клана иначе объяснить такой дисбаланс в обороне просто невозможно. Семьдесят процентов клановой пехоты и единственный ЗРК «Перун» расположенный на фрегате Азов защищают Мангышлак.

— То есть вся это возня вокруг Тенгиза…

— Дымовая завеса, — уверенно прервал полковника майор Томпсон, — мы долго не могли докопаться до истины, учитывая что рядом с ментатом довольно непросто проводить разведывательные мероприятия, а имея лишь косвенные данные такого уровня «игру» не расшифровать. Но нам помог случай и это был не просчет спецслужб Чинхва, а действительно ряд непредвиденных обстоятельств.

— Интересно, интересно, Томпсон, сделайте более подробный экскурс, чтобы нам были понятны ваши резоны, а то уж слишком сильно ваша версия расходится с тем, от чего мы все это время плясали.

— Если вы помните одной из гипотез того, зачем Чинхва явились в Степь, было обнаружение ими гигантского месторождения углеводородов. Весь этот каменный уголь, железо — не стоили тех материальных и финансовых затрат, которые понес клан. А вот версия с нефтью могла все объяснить. В эту версию укладывался сверхсекретный объект близ Тенгиза, куда за все это время так и не смог попасть ни один разведчик Британской Империи, более того мы предполагаем, что даже русские и китайцы не смогли внедрить туда своих людей. По слухам сам Чхоль Чинхва проверяет людей, работающих на таинственном объекте.

— Разве такая секретность объекта не указывает на его важность для Чинхва? — осмелился спросить один из кокандцев.

— Мы тоже так думали, — кивнул головой майор, — но как я уже говорил нам помог случай и анализ документов транспортного департамента Чинхва, к одному из специалистов которого резиденты сумели подвести женщину, в постели он рассказал столько сколько не смогли собрать наши лучшие агенты.

— Майор избавьте нас от грязного белья, — недовольно насупился полковник, его такие истории всегда раздражали, то ли в прошлом им точно так же воспользовалась какая-то красотка, то ли неясные слухи о нестандартной ориентации офицера имели под собой почву.

— Эээ… наши люди обратили внимание на интервью светской львицы, фотомодели Гоги Юрматы, в миру Асель Юрматовой дочери главы башкирского клана, того самого что присоединился к Чинхва и начал разработку нефтяных месторождений в прикаспийской низменности. Так вот эта девица поведала журналистам что вскоре их клан вознесется так высоко, что аж до неба достанет. Но это все лирика, а вот начавшие копать в этом направлении разведчики нашли вот это фото, — майор продемонстрировал на экране фото, где была запечатлена полуголая азиатка на фоне скалы.

— И что здесь такого? — почему-то раздраженно спросил полковник, ему явно не нравились красивые женщины, остальные, например завороженно замерли рассматривая прелести восточной красавицы.

— Вот здесь, — майор поспешил увеличить изображение в нужном месте, — мы заметили нефтяные вышки, уходящие за горизонт, а вот эта скала оказалась знакома одному из адайцев работающих на нас. Это Мангышлак, и, судя по всему, огромное месторождение нефти ради которого Чинхва все это затеяли находится немного северо-восточнее Тузтау. Как только мы приняли эту версию как рабочую, все нестыковки в поведении Свободного клана стали на свои места.

— Хмм… может ли это быть дезинформацией?

— Слишком много случайностей. Провернуть такое сложно лучшим спецслужбам мира, но не надеясь на это мы перепроверили факты. Сделали несколько снимков со спутника, отправили легкие дроны, все разведывательные БПЛА сбивались ЗРК «Перун», а вот «Москиты» сумели прорваться. Там действительно качают нефть, много нефти!

— Однако это не исключает секретный объект в Тенгизе, есть ли данные, подтверждающие вашу версию?

— Только косвенные полковник, но их накопилось довольно много. Во-первых, защита Мангышлака гораздо сильнее чем Тенгиза, в разы. Во-вторых, мы отправили дроны на секретный объект, действовали с рыбацкой шхуны, страшно рискуя. Там нет нефтяных вышек, все закрыто темной пленкой, это скорее производственный объект, возможно нефтехимический комбинат. В-третьих, я упоминал о болтуне из транспортного департамента, так вот мы верифицировали его данные, у Мангышлака танкеров в пять раз больше, чем у Тенгиза.

— Похоже на рабочую версию, — решил подытожить полковник Маккейн, — что у нас получается? Чинхва обнаружили сведения о перспективном месторождении на Мангышлаке, скорее всего купили кого-то в окружении Аскерзаде, а то все эти россказни про его дар попахивают мистикой. В эту логику укладывается захват Мангышлака, иначе зачем было штурмовать абсолютно неудобный регион, в котором не было ни добычи, ни приличных земель.

— Возможно Чинхва хотели завершить разгром клана Адай?

— Это вполне могли провернуть Уйсуни с Аргынами, тем более им эти земли пригодились бы гораздо больше. Зачем мараться Чинхва, тем более тогда, дружественные кланы стали бы щитом против Коканда. Нет Чхолю Чинхва нужен был именно Мангышлак, — окончательно убедил сам себя Маккейн, — Более того, один из самых гениальных тактиков современности не мог не понимать уязвимость Мангышлака для Коканда. И тогда они разработали план. Наши силы, время и люди отвлекаются на Тенгиз, сколько мы потеряли там людей?

— Почти пол сотни, — мгновенно отреагировал Томпсон.

— Вот. Значит не зря Чинхва все это затеял, заодно и завод построил и мути нам нагнал. Думаю, это тщательно спланированная ловушка. Чхоль мастер заставлять противников работать по его правилам и на удобной ему территории. Что будет если мы атакуем Тенгиз? Наши коммуникации растянуты, трудно перебрасывать резервы и боеприпасы. Самый удобный путь — море, но там у Чинхва одна из самых сильных эскадр в Каспийском море, нам им попросту нечего противопоставить. А вот Мангышлак уязвим, вплотную прилегает к нашим границам, щита из союзников нет, море так тщательно ограняемое Чинхва нам не помеха.

— Но перешеек, — вновь робко встрял кто-то из Кокандцев.

— Британская армия не будет атаковать укрепленные позиции в лоб. У нас достаточно штурмовиков, чтобы подавить ПВО противника. Дальше понятная схема, ударные вертолеты и бомбардировщики сровняют укрепления Чинхва с землей, военно-транспортная авиация осуществит высадку двух бригад воздушных десантников прямо на Мангышлак. Бойцы спецподразделений порежут коммуникация и ударом с тыла обеспечат прорыв основных сил через перешеек… — Маккейн в одиночку набрасывал план будущей операции… Капитан Харрис, мой план не звучит через чур оптимистично?

— Сэр, наше авиакрыло априори сильнее того, что сумели собрать Чинхва, нам будут противостоять пара десятков устаревших Джокеров, списанных бразильскими ВВС, против наших Харрикейнов из Пуштуна и Еврофайтеров с Фьюриоуса им нечего противопоставить. ЗРК Перун может быть проблемой, но учитывая место его базирования я думаю мы сможем решить эту задачу.

— Что скажет по этому поводу капитан Глот? — обратился полковник к единственному в зале совещаний флотскому офицеру.

— Если дипломаты сделают то, что обещали, мои ребята размажут недофрегат Азов за несколько минут, — кратко отрапортовал бывалый морской волк.

— Хмм… майор Лидеман, дополнения, пожелания?

— Пустыня — это то, на чем специализируются мои ребята, если авиация обеспечит выход на оперативный простор мы сломаем любую пехоту противника.

— В принципе все довольно ясно, с учетом того, что для нас по настоящему важным стал только один объект задача значительно упростилась, тем более атаковать предстоит пограничный район. Тем не менее господа я прошу не расслабляться, Чхоль Чинхва неоднократно доказывал, что пренебрежение его способностями смертельно опасно. Мне нужен детальный проект операции по разгрому сил Чинхва на Мангышлаке…

— Какова роль кланов Коканда в этой компании — довольно робко поинтересовался матерого вида тюрк, получилось, что весь брифинг местные аристократы просидели в качестве слушателей.

— Мы рассчитываем, что вы сможете купировать действия Союза кланов Уйсуней и Аргынов. Нам не нужен захват их территорий, достаточно гарантировать отсутствие их войск у нас в тылу. Но если что-то удастся захватить никто не будет против, ха-ха-ха… — полковник пребывал в отличном настроении, вырисовывался неплохой план операции, гарантирующий несомненный успех, а это награды и карьерный рост в будущем…

— Полковник, а что по поводу освещения компании? — очаровательно переставив сексуальные ножки, выставленные напоказ, капризным тоном спросила лейтенант Дадли, привыкшая к повышенному вниманию со стороны офицеров. Однако сегодня женские чары не сработали, определенно у Маккейна были какие-то проблемы с женщинами.

— На данном этапе лейтенант Дадли ваша основная функция меньше болтать и согласовывать любой ваш чих со мной. Я понятно объясняю?

— Да сэр, — обиделась красотка неожиданно грубому тону полковника, но армейская дисциплина есть дисциплина, даже для таких парадных офицеров как лейтенант Дадли.

— Вы сегодня здесь, чтобы позже нам не пришлось рассусоливать и объяснять мелочи. Конспектируйте, запоминайте и думайте как вы расскажите британской общественности о профессионализме армии стоящей на защите Родины…

Глава 3 Подготовка

Назначили день торжественного открытия Каспийского Канала, уже точно известно, что на церемонии будут первые лица Российский Империи, Поднебесной, ряда стран Юго-Восточной Азии, представители стран Юго-Восточного побережья Черного Континента и само собой Падишах в сопровождении чуть ли не всего Дивана.

Пригласили Мамлюков, которые естественно отказались от участия в церемонии, но понятно, что персы решили немного потроллить конкурентов, да и лишний инфоповод в СМИ закинуть. Новостные агентства любят скандалы, а лишнее упоминание о Канале дает дополнительный пиар. Но помимо Мамлюков ожидали гостей от ближайших соседей: Османская Империя, Ширван, Саудиты, Оман… А вот Британская Империя приглашена не была, даже из вежливости, что само по себе уже породило кучу кривотолков.

Мероприятие обещало стать грандиозным, если не общемировым, то точно регионального значения событием. Политики помимо простого появления нового торгового пути прогнозировали заключение ряда экономических, а возможно и военных союзов. Появление в водах, традиционно контролируемых Роял Нави, сильной эскадры Русского Императорского Флота явно нарушало привычный баланс сил, а если Поднебесная и Россия, традиционно близкие партнеры, договорятся о совместном контроле акватории Индийского Океана, то тут может произойти все что угодно.

Для меня же это было не просто очередной карьерной вехой, все же быть пусть младшим, но партнером таких лиц — дорогого стоит. Политический вес Чинхва вырастет в разы, вновь после поражения в Корее возвращая нас на мировую арену. Но меня, откровенно говоря, такие бонусы пока особо не радовали. Открытие Канала должно было стать спусковым крючком к событиям, который ждет любой Свободный Клан. Проверка на прочность, вызов согласно Кодекса Кланов…

Если сейчас для окружающих соотношение благ на территории Свободного Клана и свинца в столах клановой пехоты было не очень привлекательным, то ввод в строй Канала все менял. Любая война, исключая месть или эмоции, требовала получения выгоды. И все, кто подумывал бросить вызов Чинхва, в первую очередь задумывались о стоимости такой операции.

Добраться даже небольшой компанией очень трудно, а перекинуть сюда армию вообще неприлично дорого. Сам свободный клан после войны с Аскерзаде и операции в Персии мало кому мог показаться легкой добычей, а потом крепкие союзники в лице Дулатов и Каракесеков вообще отбивали охоту ввязываться в бой. Но в принципе все эти вопросы можно решить, Чинхва то на Каспии тоже далеко не старожилы, но тут во всей красе вставал вопрос: «А зачем?».

До сих пор это отлично защищало Свободный Клан Чинхва, особого смысла тратить деньги, время и жизни своих солдат не возникало ни у кого. К тому же по-настоящему сильных кланов способных сковырнуть нас отсюда и при этом достаточно непрочно сидящих у себя на родине были считанные единицы, к слову, мы их постоянно мониторили и исподволь собирали информацию.

Но открытие Канала меняло все. В первую очередь сюда станет легко прийти. Морской транспорт дешев, а препятствовать проходу через Канал не получится, Кодекс Кланов превыше всего. При таких раскладах на Каспийское море можно хоть авианосец загнать. Потом, именно к открытию Канала я подгадал первую отгрузку каспийской нефти. Это конечно не станет сразу приманкой для всех, но чем больше я начну возить, тем более заманчивыми станут эти земли для потенциальных захватчиков. И среди них есть такие монстры, что мне даже сейчас, на пике могущества просто не вытянуть.

Точнее говоря вместе союзными тюрками, мы, конечно, справимся, только вот потери, откинут меня от намеченной цели на годы, если не десятилетия назад, а это просто нельзя допустить. Поэтому Чинхва тщательно готовились к тому моменту, когда откроют канал. Мы были одновременно рады тому, что одна из ступенек Плана покорена и жутко боялись того, что за этим последует. В этом мире нельзя было двигаться вверх, каждый раз не получая все более и более сильного противника.

Одним из вариантов решения этого трудного вопроса была демонстрация. Чинхва должны были показать миру, что лучше не соваться на их земли. Ко всему было не лишним разделить ответственность между десятками тюркских кланов. Так, чтобы все понимали хочешь драгоценное сырье — будешь воевать с целым народом. Это должно сработать, стая волков всегда опаснее даже самого сильного одиночки.

Пехота Чжэнфэй уже давно переместилась в Степь, сейчас ее место заняли бригады Российского иностранного легиона, а небо закрыли более совершенные собратья моего Перуна, но уже четвертого поколения. Корабли, подаренные дедом Анабель, вместе с двумя тысячами морской пехоты и баржей-ракетоносцем ждали своего часа в Оманском заливе. Как только канал откроют они станут его первыми клиентами.

В целом мои войска, за исключением агентурной сети покинули Персию, и то, чтобы лишний раз не раздражать Диван пришлось оставить самый минимум, контролировать-то канал мне как-то надо. Особенно трафик, на тот случай если ко мне решит сунуться кто-то по-настоящему грозный. Кстати по российской ветке канала такое провернуть было нельзя, у русских была куча законодательных заморочек и часть их канала не подпадала под морское право и действие кодекса Кланов, так что если русские не захотят, то военные корабли из Балтики в Каспий никогда не попадут.

Однако в этот раз в Персию брать с собой целую армию я не планировал. Количество иностранных делегаций и соответственно охраны первых лиц было просто запредельным. При таких делах только форменный безумец рискнул бы на какой-то силовой акт. Это вам не охоту за лидером клана устраивать, а неуважение к силам, которые вершат судьбу мира. Так что я обошелся простой ротой Джун Хи, без всяких там кочевников и Пустынных Ястребов.

Наоборот, сейчас нужны только профессионалы, сдержанные, опытные и не способные случайно спровоцировать конфликт, на такую работу годились только вышколенные еще отцом телохранители. Конечно, до места событий меня сопровождала немаленькая эскадра, а в десантных отсеках бдели верные поморы. Но это так на случай конфликта на море, на суше в этот раз все должно быть в порядке.

Тем более мой уровень как бойца вселял все больше и больше оптимизма. Радикального прорыва не случилось, но я чувствовал, что в шаге от него. И впервые за время моего появления в этом мире это было не связано с способностями карателя. Хоть мне и не удалось овладеть Посохом Силы, но я еще раз смог вызвать его, при этом находясь далеко от юрты, а это значит этот могучий артефакт все-таки «завязался» на меня и теперь всегда где-то рядом. Только научиться бы его вызывать осознано, тут о применении говорить рано, как в руки-то получить не знаю.

Однако другие дела шли заметно лучше. Мечи после обработки менталом стали работать гораздо эффективнее против магической защиты. Ключ к управлению «Вскрывателем» и «Младшим» дала юрта и Посох, я увидел, как работают артефакты магии разума и перенес этот опыт на два клинка. Не скажу, что они на раз вскрывают щит мастера, но теперь в ближнем бою это грозное оружие.

Правда непонятно как мои предшественники пользовались такими сложными инструментами, хотя, возможно, я делаю что-то не так? Лично мне приходилось собирать сложный, трехмерный конструкт из магии разума. Причем от точности построения и запитки каждого элемента строго выверенным объемом ментальной магии зависела эффективность оружия. То-то я сам не мог допереть, да и никогда бы и не допер. Кто эти люди что придумали такие артефакты? И люди ли?

Ладно со мной то понятно, за меня конструкт держали кластеры, они же и рассчитывали его параметры с точностью до сотых градуса, а чем обходились древние? И как таких скоростей-то достигали, ведь мечами еще надо было махать, а значит постоянно менять положение магического конструкта в пространстве, а он зараза одной целой гирляндой не двигался, надо было каждую точку синхронизировать с линией движения меча, точнее в моем случае двух мечей. У любого другого разумного мозг должен был явно сломаться от перегрузки в первые секунды боя. Может я делаю что-то не так?

Но это все нюансы, самое главное у меня появилось эффективно оружие ближнего боя против одаренных, ну а простых бойцов «Вскрывателем» и «Младшим» можно было крошить аки капусту на зимнюю закваску. Но как говориться плюшки на этом не закончились. Я после первого успеха с дисками реанимировал оба звена боевых модулей. Теперь меня везде сопровождала шестерка вечно крутящихся как тарелки инопланетян дисков.

В состоянии покоя диски органично парковались на моем доспехе усиливая его и без того неслабую защиту. В бою модули разлетались в стороны и контролировали все вокруг меня. Разведка с ними или дистанционная атака достигали просто поразительных результатов. Я, конечно, не мог вскрыть щит мага за секунды, но удары так быстро просаживали щит одаренного, что даже Джун Хи пасовал в поединке со мной один на один. Тем более я мог вообще не появляться на виду у мастера стихий.

Диски также отлично помогали и в ближнем бою, служа защитой. Если шестерку ставить за спиной, то можно было смело биться так как будто у меня позади монолитная стальная стена. А в случае, когда враг окружил и предстоит принять бой на всех направлениях вокруг меня, словно я Сатурн или Юпитер, с бешенной скоростью начинали вращаться аккреционные кольца. Бой в городе, бой внутри здания стали моими коньками, ведь при помощи функции разведки я видел все что твориться этажом выше или ниже, видел, что делает враг за очередным поворотом, и более того мог его дистанционно атаковать и обезвредить.

При этом я в очередной раз удивлялся предшественникам, работающим с такими артефактами. У меня два кластера занимались мечами, шесть дисками. Можно было, конечно, управлять боевыми модулями скажем тремя параллельными сознаниями, но с значительной потерей эффективности, однако, чем обходились ушедшие? Я помню о каком-то управляющем девайсе, но тогда какой мощи был тот суперкомпьютер? И как он интегрировался в сознание? Иначе то никак, у нас тут ментальное управление. Но все эти вопросы пока остались без вразумительного ответа.

Но на этом мой арсенал не заканчивался. В браслете в стазисе ждал вечно готовый к схватке Иль Бо. Вместе с Анабель нам удалось решить вопрос с его подпиткой, и привязкой. Теперь Иль Бо фактически бессмертен в этой ипостаси, пока цел браслет. Анабель может подпитывать голема дистанционно через парное украшение, а если Иль Бо критически терял запас магической энергии, то мог на автомате втянуться обратно и там переждать.

Был еще и механизм подпитки големов, встроенный в браслет. Такой же, ментальный, но я пока не мог с ним разобраться. Усиление за счет плененных душ, да еще и дружественных было не самой лучшей идеей, так что это путь в никуда, поэтому я был доволен и Иль Бо для которого излишка сил, сливаемых Анабель каждый день, хватало за глаза.

Хотя был слух о Джине в пустыне Дешт Кевир, где мы построили канал, там не по легенде, а согласно документально зафиксированных фактов раз лет в сто появлялся неизвестный Дух Пустыни, уничтожал караваны, редкие кочевья, и убивал все живое. Иногда даже само существование Дешт Кевир приписывали Духу. Дескать тут раньше леса росли, а за тысячи лет дух все пожег.

Но легенды легендами, а Дух точно есть и его действия явно укладываются в модель поведения Огненного Голема, созданного по принципу Иль Бо. Только вот будет ли он пригоден для моего браслета? Сущность явно растеряла остатки рассудка за прошедшие тысячелетия, о чем свидетельствует постоянная агрессия и отсутствие попыток как-то наладить контакт с смертными. Но может быть я просто об этом не знаю? Тем не менее пользоваться безумцем достаточно нетривиальная идея.

Однако не смотря на всю эффективность всех моих девайсов, как новых, так и старых: ножей на цепях, доспеха и матрицы управления, все эти «костыли» не сильно меня радовали. Ну помните я ведь каратель, надеющийся на способности исключительно своего тела и разума. Артефактов можно легко лишиться, ведь как-то они оказались в моих руках, а вот способности всегда при мне. До четвертого ядра было пока далеко, показатели скорости, силы и интеллекта хоть и возросли кратно, но все же не дотягивали до нужных параметров. Тем более я слишком часто использовал таланты не для саморазвития, а для спасения собственной шкуры.

Однако этот мир открыл мне истинный дар — ментал. Юрта, Посох, и контуры ментальной силы хоть и остались пока неразрешенной загадкой, но все же дали огромный материал для работы. За полгода допилил алгоритм вскрытия артефактов против магии разума, не скажу, что всех, но как опытный медвежатник я скупал все что было на рынке, классифицировал и пробовал взломать.

Это было как решение головоломки, универсального ключа наподобие того, что был в юрте, не получилось. Видимо для этого все же нужна громоздкая стационарная структура, но вот набор отмычек я получил. Теперь пусть не сразу, но довольно быстро мог проникнуть в мозг, защищенный артефактом. Возможно есть те, что мне не поддадутся, но такие пока не попадались. И кстати тот чей девайс я взламывал это однозначно понимал, так что аккуратно проникнуть в мозги правителей не получится.

Другое дело в бою, рано или поздно есть шанс взломать врага, а зная его мысли можно легко победить. Еще бы мочь брать под контроль или уметь внушать… Но с одаренными, как и раньше это не сильно работает, по мелочи споткнуться, сбросить каст… — это можно, а вот полноценно управлять как я это могу с простыми смертными не получается. Еще бы Посох Силы приручать, этот девайс явно можно не причислять к костылям, он ведь всегда со мной и чую таит в себе мощь нереальную, хе-хе, но пока недоступную.

Однако даже без посоха я становился тем еще читером. Артефакт каждый по отдельности особо никакого бы не впечатлил, учитывая какие монстры обитали в этом мире. Стихийные маги, заряженные родовыми артефактами с успехом, могли показать фокусы и по сильнее, я не говорю уже о грандах, но вот все мои плюшки вместе взятые могли просто измотать замордовать любого самого замечательного мага. Такой арсенал, да по нужному месту… а бить по яйцам меня жизнь научила!

Ну и вишенкой на торте стала моя работа с Барсиком. Я научился использовать ментальную магию котенка, которая вообще-то больше походила на стихийное бедствие. Поначалу пробовал это бедствие контролировать, но вся история человечества показала, что недоумки пытающиеся оседлать бурю как правило становились ее жертвой, но вот просто направить ее в нужное русло, подтолкнуть…

Наша с Ирбисом связь росла, блин даже приходилось отключать канал с ним во время близости с Анабель, извините за интимные подробности. Мы становились не одним целым, но имели как бы общее ментальное поле, и через него я смог вызвать нужный эффект. Сам Барсик рос бешенными темпами, все же он генетически выведенная химера.

Теперь это не милый пушистик, а вполне себе статный, тяжелый хищник, уже сейчас он весил добрых пятьдесят килограмм, и все еще продолжал расти. Шкура Ирбиса держала удар меча по касательной, возможно могла бы справиться и с пулей, но мы на такой эксперимент не пошли. Однако инженеры Чинхва подняли старые разработки и собрали для котенка гибкую композитную броню на основе углеродного волокна, керамики и металлов. В таком облачении бронекот мог точно держать пулю, а его скоростью и силой он становился опаснейшим врагом.

Боевой стиль Ирбиса был органичным сочетанием физической силы и ментальной мощи, котенок вполне умело использовал, как и то, так и другое, но особенно ему удавались комбинировать оба своих дара, смесь получалась убойная.

Глава 4 Дипломатическая

Решил взять Ирбиса с собой в Персию. Снежный Барс не перестал быть верным другом и соратником по проказам с Еши, но все же центром его преданности был я. Друзья по-прежнему часто играли и развлекались вместе, но будущий гранд все больше и больше втягивался в тренировки. Клановые учителя давал ему как магию, физику, так и стрелковое, саперное дело, разведку, работу с электроникой… В общем у Еши стало очень мало времени, да и я впряг Барсика в работу.

Так что малыши хоть и расставались с неохотой, но отнеслись с пониманием к тому, что в Персию со мной поедет только Ирбис. Анабель с Еши оставались в Тенгизе, брать всю семью в чужое государство было бы слишком опрометчивым и неосторожным поступком. А вот Снежный Барс, работая в паре, мог усилить меня на порядок. Он же как Посох Силы, только тот давал энергию мне, а Ирбис отнимал ее у врагов!

К Персам двинулись привычным ордером, Азов в качестве флагмана, несколько сторожевых кораблей, переделанный из баржи десантный корабль и пара ракетоносцев Пахомыча. На Каспии нам пока мало кто мог угрожать, но надо отвыкать от такого положения дел. Канал многое поменяет, в том числе и расклады в этой песочнице. Тот же Ширван явно начнет усиливать свой флот. А что, теперь это имеет смысл, выход в океан появился, а значит и возможность отправить свои товары на новые рынки. Да и не все гости с Оманского залива придут с мирными, торговыми целями. Хотя иные торговые караваны бывают хуже пиратской эскадры из Сомали.

Но пока Каспийское море относительно безопасно. Мы спокойно достигли берегов Персии, а там я уже привычно отправился в собственное поместье. До начала церемонии оставалась неделя. Прибыл заранее, так как строил и финансировал проект полностью самостоятельно, а значит по сути являюсь пусть и формальным, но хозяином Канала. Понятно, что Падишах повелитель этих земель и он тут явно важнее, а без русского Императора смысла в канале убавится как минимум вдесятеро, но и роль Чинхва никто не недооценивал. Мы инициаторы, застрельщики, люди, взявшие на себя весь риск и удачно завершившие начатое, за это почет, уважение, лавры, ну и зависть, не без этого.

Так что, несмотря на свою возросшую крутость, я был образцово осторожен и без охраны никуда не выезжал. Попытку устранения, несмотря на завершение проекта, исключать было нельзя. Я бы вообще заперся в своем поместье до начала церемонии, но без участия Чинхва такое мероприятие не провести. Конечно, основную нагрузку по подготовке важного события взяла на себя служба протокола Шах-ин-шаха и посол Российской Империи в Персии, но технические вопросы были на Чинхва.

В этом мире, с учетом развитой магии можно было обставить открытие Канала куда как зрелищней чем в моем прежнем. Как обычно это происходит, ленточка, шлюз открыли… А может и вовсе Канал уже готов, а высоким гостям и зрителям показывают шеренги проплывающих судов, желательно военных, так зрелищней. Но мы легких путей не ищем, тем более такое событие бывает нечасто, да и элементы шоу на открытии Канала будут дополнительной его рекламой. Если постараться, СМИ об этом будут говорить несколько месяцев, да и потом будут вспоминать при каждом удобном случае.

Так что мы пригласили модное пиар-агентство из Лондона, что уже само по себе пикантно, учитывая, что британский лидер не был приглашен, наняли бригаду затейников из Москвы ну и до кучи целую мехколонну из Персии. По итогу силами магов, могучей колесной техники и руками рабочих были построены зрительские трибуны, защищенные климатическими щитами, несколько палаточных городков с шведскими столами для фуршета, ну и пара-тройка развлекательных комплексов, чтобы приглашенная массовка чувствовала себя хорошо и создавала положительный эмоциональный фон.

Лица счастливых людей, получивших бесплатную еду и развлечения, сделают каналу куда большую положительную рекламу, нежели напряженные, скучающие госслужащие, нагнанные Диваном. Нужно учитывать, что кадры и видеоролики сегодняшнего мероприятия разойдутся по всем новостным каналам, и от того, что они там покажут, будет зависеть отношение к проекту. Поэтому отдельно были наняты люди сопровождающие СМИ, журналисты получат внимание как наследные принцы.

В их распоряжении рабочие зоны, мобильные кабинеты, доставка еды, и прочие радости жизни, вплоть до эскорта на время мероприятия. Согласитесь делать репортаж куда приятнее, если в перерывах между интервью тебе делает массаж приятного вида молодая девушка. Не вульгарная проститутка, а начитанная интеллектуалка, которая и беседу поддержит и скрасит тяжелые рабочие будни.

Помимо этого, была куча техномагических задач, которые надо было решить в кратчайшие сроки. Потом службы охраны первых лиц предъявили море требований к мету проведения мероприятия, причем у каждой страны был свой список, а учитывая что ожидалось прибытие как минимум двадцати лидеров держав… Сами мы бы конечно не справились, тут большую часть вопросов решал Диван и Посольство Российской Империи, но часть технических вопросов бумерангом ложилась на Чинхва.

Где-то было нужно построить маленький дворец, где-то разбить прохладный шатер, кому-то потребовался рукотворный земляной вал… Требований было столько, что можно было смело нанимать подрядную организацию сравнимую по численности с строителями канала, но слава богам опытные международники лихо отсекали восемьдесят процентов просьб, сосредотачиваясь только на самом необходимом и важном. Но худо-бедно к началу церемонии все было готово.

Гости стекались со всего мира, прилетая в Сузы за день-два до даты официальной церемонии. Это был удобный повод провести встречи, получить аудиенцию, решить сложный вопрос. Диван был похож на разворошенный улей, служащие носились по коридорам с невероятной скоростью, не иначе как разгадав секрет открытия ядер, а ответственные секретари держали в голове столько вопросов об обеспечении встречи, что мне с кластерами можно было убиться от зависти.

Падишах все это время, кажется, даже не спал, гости прибывали в разное время и многих, очень многих этикет требовал принять лично. Даже Петр Иванович Романов, точно не имеющий ни секунды свободно времени, прилетел в Персию на два дня раньше, что уже само по себе стало сенсацией. Двухстороння встреча Императора Российского и Шах-ин-шаха проведенная за закрытыми дверями и без традиционного коммюнике для персы вызвала еще больший ажиотаж.

Но дальше начались и вовсе неожиданные сюрпризы. Буквально за день до церемонии в аэропорту Сузов приземлились мощный лайнер Германского Кайзера в сопровождении двух групп суперсовременных истребителей «Хаймаштауцер», а следом приземлился борт номер один Императора Франции, который охраняли не менее грозные перехватчики «Леклерк». Боевые самолеты чуть ли не коснулись друг друга крыльями описывая круги над садящимися подопечными. Смысла в этом конечно было немного, учитывая ПВО столицы, усиленную русскими ЗРК пятого поколения, но шуму наделало не мало.

А дальше новый раунд двухсторонних встреч, а потом и совместная работа всех четырех лидеров. И все это опять за закрытыми дверями. Тут уже даже самый слепой политик должен был понять, что дело явно не окончится лишь простым открытием Канала. Но видно, чтобы развеять последние сомнения в Сузы прибыл Император Поднебесной. Его сопровождение было не менее впечатляющим чем у французского или германского лидера, тут даже самый ленивый репортер мог догадаться кто и куда прибыл. Истребители личной охраны Правителя Китая трудно было с чем-то спутать.

С прибытием китайского коллеги ранее обосновавшиеся в Сузах лидеры, кажется, воспряли новыми силами. И где их только берут, не иначе как родовая магия. Встречи и работа над сверхсекретными документами понеслась по нарастающей, хотя кажется даже сами дипломаты не ожидали нового витка безумной работы. Люди просто валились с ног и спали прямо в коридорах, но видно оно того стоило.

За всем этим, прибытие лидеров Дании, Таиланда, Норвегии, Филиппин, Швеции, Вьетнама, Нигерии, Саудовского королевства и многих других осталось без должного внимания. Точнее внимание было уделено, но на фоне властителей супердержав выглядело довольно блекло, хотя имело возможно даже большее значение, ведь впервые за тысячи лет удалось собрать в одном месте правителей стран Востока, Юга и Запада.

Новостные СМИ пестрели зажигательными статьями, политические обозреватели строили различные предположения и давали противоречивые прогнозы, но вопрос у всех на устах был один: «Что происходит?». И если для простых обывателей это был предмет любопытства, то для британских дипломатов происходящие события стали одним сплошным комком боли. Сейчас спросить работников Форин Офиса мнение о саммите в Сузах было равносильно тому, что пройтись ржавой пилой по оголенному нерву. По крайней мере именно такие гримасы возникали на лицах британцев.

Потеря всей агентуры в Персии не могла не сказаться на качестве и объеме информации, поступающей в центр. Да и высылка дипломатов, половина из которых совмещала штатскую специальность с службой в Ми 6, тоже не способствовала улучшению ситуации. А тут такая оплеуха, ни британцев, ни их сателлитов не пригласили на Саммит, который, по сути, собрал все заинтересованные стороны, оперирующие в Индийском Океане. Индийском! А где мать его Владычица Морей? Или на худой конец всякие там Новые Зеландии и Австралии?

Как все эти люди собрались обсуждать что-то важное без британцев? Еще неделю назад такое непотребство никому и в голову не могло прийти. Однако вот, все это происходит наяву, и совсем не похоже на сон. Император рвал и метал, гордость не позволяла ему проявить публичный интерес, но по слухам на Малом Совете он так вздрючил руководителя Форин Офиса и Ми 6, что те вывалились из кабинета едва ли не ползком. Властитель Британии если не сдерживал эмоции давил магией в реальном плане, без плетений выжимая подчиненных досуха, родовой скилл, однако.

Британцы копали изо всех сил, но видно в подготовке соглашений, которые будут озвучены буквально на следующий день учувствовали только самые доверенные лица и ни один даже самый маленький факт наружу не просочился. Так что Императору Британии сюрприза уже не избежать, а будет ли он приятный покажет время, хотя состав участников явно указывает на то, что готовится очередная пакость. Окрепшим государствам не дает покоя лидерство Островной Империи в океане и скорее всего это очередная попытка его подточить.

На фоне всей этой заварухи мои интересы вдруг стали так незначительны и неинтересны, что я даже немного за переживал. Тут как бы из-за моей авантюры мировая война не случилась, оно ведь так и начинается: одного не пригласили, другой слишком резко высказался и понеслась… Мои муки совести были прерваны весьма неожиданным приглашением, лидеры Персии и России хотели обсудить с третьим партнером результаты проекта. В принципе все логично, но на фоне тех, кто стоял в очереди на прием это было мощно! Одним своим участием в доверительной, кулуарной беседе я становлюсь если не вровень с правителями мира, то оооочень рядом!

Встреча проходила за закрытыми дверями. Как бы дразня публику Его Величества провели небольшую пресс-конференцию, были оба лидера ну и смущающийся я. Прессе просто дали знать, что мы собрались для важного совещания и оставили смаковать короткий бессодержательный релиз в пустом зале. Ну а мы втроем удалились в покои Падишаха, где за чашечкой кофе просто и довольно доверительно побеседовали о будущем Каспийского Канала и церемонии, связанной с его открытием.

Низкий чайный столик, довольно простой без вычурной персидской роскоши сервиз, неимоверно вкусный чай и бесподобные сладости. Эти мелочи сами по себе настраивали на добродушный лад, но чертовы психологи Падишаха добавили тонкий запах свежеиспеченной сдобы, пахнули домашним уютом и теплом, блин вот как можно добиться нирваны без применения галлюциногенов, травок и грибов. Персы знают толк в удовольствиях и дадут в этом фору всем остальным народам мира.

— Рад видеть вас молодой человек, хочу поздравить вас с тем, что вам удалось выжить и закончить начатое дело, — Шах-ин-шах говорил словно добрый дедушка.

— Спасибо, ваше величество, — я был сдержан и старался не произносить лишнего.

— Неплохо ты нас обыграл с грузами, — с хитринкой в уголках глаз подколол Романов.

— Ваше величество и не думал, — сделал я искреннее лицо.

— Шельмец, но прав, ты нас нигде не обманул, а просто взял свое, и скажу тебе очень удачно взял. Просто мы с коллегой, — Петр Иванович коротко взглянул на Падишаха, видно они этот вопрос уже обсуждали, — никак не могли предположить, что ты окажешься таким шустрым.

— Спасибо, ваше величество, — я придерживался выбранной стратегии, максимальная вежливость, минимум слов.

— Все что ты получил — это только твоя заслуга. Когда кстати свадьба? Мы от коллеги из поднебесной слышали у тебя невеста есть? — интересно Романов что-то пробивает или просто ведет вежливую беседу?

— Есть неоконченное дело, ваше величество, после которого мы заключим с Анабель Чжэнфэй брак.

— Дело хорошее. Наш восточный друг в курсе ваших планов и насколько я знаю полностью их одобряет, — Оооо… отличные новости, да еще чуть ли не из первых рук, значит Император Китая препятствовать нашему с Анабель браку не будет. Не то что бы я за это переживал, Кодекс Кланов в данном случае выше воли правителя, но все же одной проблемой меньше. При этом раз слово правителя сказано при другом, значит оно будет выполнено в любом случае, иначе урон чести и потеря репутации.

Дальше потекла обычная, дружеская беседа, никаких тайн закулисных мировых кукловодов. Некоторое время мы даже посвятили обсуждению сладостей. Что это, собственно говоря, было? Естественно, у людей такого уровня просто бесед быть не может. Там в любом случае было накручено несколько слоев. И говорить о том, что беседа была нецелесообразно потраченным временем было бы глупо.

Во-первых, Падишах и Русский Император явно показали друг другу, что я действительно нейтрален. Мою тушку просканировали целой батареей скрытых артефактов, что-то я почувствовал на уровне интуиции, а что-то мне явно показали. Что это была за проверка не понимаю и даже не слышал о таком упоминаний, однако тесты явно устроили обе стороны.

Во-вторых, правители создали одной простой беседой кучу проблем для противников, никто ведь и подумать не мог, что мы просто попили чай. Но сколько усилий бы не прикладывали агенты союзников и врагов, они слышали только ответ про милое чаепитие, что сеяло сомнения в агентах и служило началом новых более масштабных копаний. Все хотели знать зачем два Императора позвали Чинхва.

В-третьих, в какой-то мере это был тест моих ментальных способностей, и, наверное, моих моральных качеств. Уверен если я попробовал бы взломать артефакты правителей, это тут же было бы обнаружено, причем скорее всего я бы даже об этом не догадался, за ментальной стеной меня бы жал ворох ненужных воспоминаний, а я бы окончательно выпал из круга лиц, с которыми можно иметь дело.

Помимо всего прочего одной своей аудиенцией правители резко вознесли репутацию Свободного Клана на недосягаемую высоту. Почти равный, а учитывая, что некоторые главы государств не получили даже двухсторонней аудиенции, а Чинхва побывали на трехсторонней встрече, это был знак. Знак окружающим, что клан-партнер немного больше чем просто спаянная кучка независимых родов, или имеет сильный потенциал стать большим. Сигнал четкий, с мощным таким посылом, это однозначно большой плюс.

Скорее всего были и еще какие-то подводные камни этой встречи. Даже больше я уверен, что Император России и Падишах достигли каких-то личных целей: кого-то уязвили, кому-то намекнули… Хорошо вершить судьбы мира, каждый твой чих или невовремя оброненный платок может быть истолкован, обсосан и притянут к какому-то мудрому решению.

Глава 5 Церемония

Церемония открытия канала для меня лично началась еще поздно ночью. Трибуны, палатки для фуршета, обзорные площадки… все это требовало тщательной проверки. Но это делали специально обученные люди, моя же роль сводилась к сканированию, широкополосному сканированию всех служащих, агентов иностранных спецслужб, прессы… Для простых посетителей мероприятия было одно требование — отсутствие артефактов против магии разума. Но это не касалось аристократов, дипломатов и служащих иностранных государств, за их благонадежность отвечали службы протокола и СБ Падишаха Персии.

Такое солидное собрание однозначно привлекало всякого рода авантюристов, энтузиастов, людей желающих попиариться на той или иной проблеме, их отсекали еще за несколько десятков километров. Дальше проникала пресса, но и она пропускалась через частое сито. Труднее всего было с аристократами, клан угодный Падишаху Персии, мог выкинуть что-нибудь в отношении французских Ренье, или русские Голицыны лет сто как враждовали с германскими Клаусами. Все эти нюансы учитывались при рассадке гостей, планах по маршрутам их передвижений.

Гости не должны были случайно столкнуться за бокалом шампанского или у пирамидки галет с сливочным маслом и белужьей черной икрой из Каспия. А если такое и случится, именно здесь должен находиться усиленный состав агентов, переодетых в штатское, причем таких матерых, чтобы могли без вреда для окружающих скрутить одаренного высокого ранга. В общем заморочек в планировании и организации было более чем достаточно. А как иначе? Саммит грозил превратиться в крупнейший за несколько десятков лет.

К девяти часам утра, пока безжалостное персидское солнце еще не достигло пика своей активности, начали съезжаться гости. Процесс рассчитан на целый час, вельможи занимали закрытые ложа, зрители рассаживались на трибуны. Европейские строгие костюмы и галстуки, персидская парча, азиатская вышивка золотом… сегодня в центре пустыни Дешт-Кевир собрались представители почти половины населения планеты.

Первым взял слово хозяин мероприятия Император Персии, Шах-ин-шах, правитель Гиркании, Мидии, Фракии, Парфии… властитель тысячи народов, Падишах династии, правящей этими землями более семи тысяч лет. Сегодня он выглядел как никогда величественно, Персия когда-то входящая в число сильнейших государств мира давно не учувствовала в чем-то масштабном, довольствуясь незавидной ролью малозначимой в большой политике страны. Но сегодня Персия по праву встала в один ряд с Великими, напомнив всем о миллионах бойцах, когда-то покорявших все народы вокруг!

— Уважаемы гости, главы держав, друзья, соратники! Я Падишах Персии рад сообщить Вам о завершении величайшего проекта в истории Евразии. Вот уже почти как тысячу лет как прерван Шелковый Путь, народы нашли обходные пути и продолжили многовековую торговлю, но память, память о дружбе, союзе и взаимной выгоде осталась в веках! И сегодня все мы участники исторического события! Новый путь между Европой и Азией открывает свои двери для всех желающих. Мы гарантируем безопасность, скорость, удобство и экономию, что сделает ваши товары конкурентными. По нашим прогнозам, этот путь увеличит товарооборот между странами участниками вдвое в ближайшие пять лет, что принесет взаимную выгоду всем, кто воспользуется каналом Оман-Каспий-Балтика.

— Урраааааа!!! — дружно взорвались трибуны, не без помощи отрепетированных заранее команд.

— Друзья мои, — Падишах успокаивающе поднял руки, — перед тем как мы соединим воды Индийского океана и Каспийского моря я бы хотел дать слово человеку чья воля и сила сумели притворить в жизнь наши общие замыслы. Клан сумевший за один год сделать то, во что многие даже отказывались верить, достоин стоять здесь и сейчас, рядом с нами. Мой друг, Чхоль Чинхва!!!

— Уррраааааа!!!

А вот это явно не по сценарию, мне конечно предполагалась пара слов, но в плане-мероприятий это было где-то довольно далеко, после лидеров Франции, Германии… и уж точно не перед Романовым. Старики — разбойники явно что-то затеяли, без их ведома такие изменения в протоколе немыслимы, вот же конспираторы могли и предупредить меня на приватной беседе. Но особо тушеваться я не стал, тем более речь была заготовлена заранее, а на память с учетом восьми кластеров жаловаться не приходилось.

— Уважаемые главы государств, гости, для Чинхва это честь стоять рядом с лидерами сильнейших стран мира. Честь что нам доверили эту ответственную работу и приняли как партнера. Мы сделали все, чтобы этот проект стал самой удобной, самой безопасной, короткой и выгодной дорогой из Азии в Европу и обратно. Во имя дружбы, партнерства и сотрудничества!

Я специально лупил как можно более нейтральными и безадресными предложениями. Моя речь на фоне спичей Императоров должна быть максимально блеклой, здесь и сейчас место для скромности. О достижениях Чинхва говорит одно то, что я стою на одной трибуне с лидерами не самых последних держав мира. Я, итак, вызвал кучу желчи и зависти у многих, добавлять к этому раздражение хвастовством явно не стоило. Так что больше дифирамбов партнерам, будущим клиентам канала и стандартные пожелания всем бобра, удачи и здоровья. Ну как-то так.

А вот то, что произошло дальше, не побоюсь этого слова, взорвало умы большей части населения планеты. Если простые обыватели не сразу восприняли такие новости, то вот всякие политологи, дипломаты и аналитики тут же взорвались мириадами обзоров, ток-шоу, интервью с «специалистами», в общем продемонстрировали горячий отклик и беспокойство о грядущих последствиях. Виной всему стала речь Перта Ивановича Романова, который взял слово после меня. Знал бы, о чем он будет говорить, я вообще мог хоть джигу станцевать, в любом случае о том, что я выступал забыли буквально через несколько секунд после того, как Российский Император стал вываливать на слушающих свои широчайшие планы.

— Дорогие друзья, мои коллеги и партнеры по проекту немного поскромничали, — сразу сделал неожиданный ход Романов, а толпа тут же замерла, все ведь рассчитывали на дежурный спич, — Канал для Азии и Европы — это не просто очередной торговый путь для товаров, это еще и дорога для партнерства, экономического, политического и даже военного сотрудничества. И мы не стали бы собирать вас всех здесь ради очередного экономического проекта. НЕТ! Мы здесь чтобы навсегда изменить МИР, как бы пафосно это не звучало.

— Оууу…

— О чем он?

— Что происходит, — трибуны всколыхнул шепот недоумения, а Романов как опытный кукловод сделал небольшую паузу, давая людям слегка выпустить пар.

— Первым совместным шагом Российской Империи и Персидской Империи будет подписание союзного договора! — ошарашил всех Петр Иванович, а его персидский коллега согласно закивал, подтверждая свое участие.

— Да будет так, во веки веков! — все же не сдержался Падишах и прокомментировал своего теперь уже союзника.

Новость была не то, чтобы непредсказуемой, наличие российского контингента вдоль границы с Британскими колониями как бы о многом говорило, но все ждали что анонс этих событий сделают позже и не так демонстративно, все же новый союз довольно сильно менял расклад сил в регионе и обычно такое проворачивалось более завуалировано. Однако, до большинства тут же дошло, что на этом новости только начались, что вызвало новый шквал недоуменных шепотков.

— Близ первого шлюза Канала будет построена современная база Российского Императорского Флота, которая станет домом для вновь сформированной седьмой эскадры во главе с авианосцем «Астрахань», но это не все! — прервал Император начавшиеся аплодисменты, — На острове Диего-Гарсия начато строительство еще одной базы для восьмой эскадры, которую возглавит авианосец «Ростов». Таким образом, Российская Империя сможет обеспечить безопасность торговых караванов практически всей акватории Индийского Океана.

Однако Петр Иванович не по-детски отжег. Одним выступлением он застолбил целых две базы флота в водах, где традиционно доминировали британцы, что уже само по себе было вызовом. А отсылка к безопасности, ставила под сомнение возможности лайми контролировать морские маршруты в Индийском океане, кстати небезосновательные.

Эти места были традиционно известны частыми пиратскими нападениями на незащищенные сухогрузы и танкеры. Пиратов с Черного Континента и Юго-восточной Азии было так много, что выловить всех было непосильной задачей даже для четырех британских флотов. Тем более морские разбойники обычно использовали для захвата мирных кораблей чуть ли не рыбацкие лодки, поймать такую цель, да еще и доказать ее причастность к пиратам было непростой задачей. Так что русские формально имели право и повод побеспокоиться о безопасности своих инвестиций в Канал Оман-Каспий-Балтика. Однако как оказалось на этом сюрпризы совсем не закончились. Слово взял очередной правитель — Кайзер Германской Империи.

— Господа, я присоединяюсь к своему российскому коллеге и хочу внести свою маленькую лепту в общее дело. Германия объявляет о строительстве базы Кригс Марине в Танзании, отныне пять субмарин будут нести постоянный дозор в Индийском океане. Я думаю, это будет способствовать повышению безопасности на торговых путях между Востоком и Западом, — если раньше публика делала попытки аплодировать, то сейчас большая часть гостей была явно не в своей тарелке, слабо понимая, что происходит. Однако сюрпризы сегодняшнего дня на этом не закончились, следом слово взял Император Франции, Валуа.

— Мои друзья, Франция не может молчать, когда говорят наши давние партнеры. Но буду краток. Мы объявляем о начале строительства базы ВМФ на острове Мадагаскар. Уже сейчас туда прибыли два десантных корабля и пятитысячный корпус Французского иностранного легиона. В течение года численность боевых кораблей классом не ниже фрегата будет доведена до пятнадцати вымпелов, а контингент сухопутных сил вырастет до пятидесяти тысяч пехоты. Ко всему будет построена современная авиабаза, рассчитанная на военно-транспортные самолеты и до сотни Еврофайтеров!

Но убил всех Император Российский, который терпеливо выслушав коллег, а надо сказать, что помимо французского и немецкого лидеров выступили еще ряд правителей, каждый из которых озвучил нечто подобное что и предыдущие ораторы, разве что в более скромных размерах. Дания тащит пару фрегатов и арендует часть базы у немцев, Бельгия прибьется к Французскому легиону, даже греки и сербы попросили в аренду часть базы Российского Императорского Флота. Что это мать его такое? Крестовых поход что ли? Но Петр Иванович Романов все объяснил парой фраз, оно и не трудно умеючи-то.

— МЫ объявляем о заключении военного и экономического союза стран участников сегодняшнего саммита. Общие положения новой международной организации уже согласованы большинством стран. Ключевое здесь — это взаимная военная помощь, против любого агрессора, который попытается нарушить развитие мирной торговли между Западом и Востоком. Мы здесь чтобы сделать народы наших стран благополучнее, счастливее, а самое главное безопаснее в любой точке планеты! — Петр Иванович гвоздил конкретно, а исходящая от него аура силы заставила людей склонять головы в почтении.

Кстати, этому влиянию не подвергся только я и Кайзер Германии, внимательный взгляд которого чуть не прожег во мне дырку. Хмм… вроде я ни на чем не спалился? Подумаешь голос бансина на меня не произвел впечатление. А должен был? Все-таки надо было от греха пригнуться и прикинуться веником, а не пялится вокруг, но сделанного назад не вернешь.

А вот тема, поднятая Самодержцем российским — это сурово, походу грядет долбанный передел колоний, иначе зачем сюда сунулось столько европейцев? Ситуация в самом деле назревала давно. Запад Африки европейские державы худо-бедно поделили, а вот Восток Черного Континента, пользуясь тем, что Королева Морей занята Индийскими колониями и при этом препятствует всем остальным державам, пока сохранял независимость.

Посудите сами, Суэцкий канал и Гибралтар контролируют британцы, там военный флот и пехоту не протащить. Если идти вдоль Черного Континента, то вообще лажа получается, коммуникации растянуты, толковых портов по пути нет, а всяких пиратов с древними плетениями и команд магов воды будет достаточно чтобы сделать поставки оружия и боеприпасов полным геморроем.

От того Восток Африка, небедный, густонаселенный так и не пал жертвой одной из сильных держав. Британцам Индию бы удержать, да и то, что они хапнули севернее. Сейчас им явно не до новых колоний. Но как рачительный и скупой хозяин они сюда никого не пускают. Никто ведь и не докажет, кто завалил транспорты французов и немцев, аборигены или британские боевые пловцы.

Но Канал менял все расклады. Теперь при поддержке России базы немцев, французов, голландцев, датчан… смогут спокойно нарастить боевой потенциал в Индийском океане, получат надежные коммуникации и возможность в любой момент перекинуть на этот театр военных действий хоть десять, хоть сто дивизий. А это, а это означает начало освоения дикой восточной части Черного Континента. Британии остается только наедятся что планы вновь созданной коалиции не распространяются немного дальше, чем было озвучено.

Хотя наличие в союзе Китайской Империи возможно подразумевало обмен. Поднебесная пустит жадных до колоний европейцев к себе в подбрюшье, туда, где окапались британцы и заменит одних колонизаторов на других. А в обмен получит доступ к некоторым территориям Черного Континента. Выгодно всем, правда совсем опасно для британцев, мировой гегемон получил знатную оплеуху!

Но как бы тут полномасштабная войнушка не случилась, это совсем не вписывается в мои планы. Однако пока такой нестандартный ход от российской дипломатии обещал превратиться в золотой дождь для собственников Канала. Проход боевых судов, десантных кораблей, сухогрузов с танками и пушками, это большие деньги, причем во время войны их мало кто считает. А потом награбленное и добытое как водится повезут домой в метрополию, и опять начнут лить золотой дождь на пусть и частично, но мою мельницу. Деньги прямо просились в карман.

Однако, жизнь показала, что ни только Чинхва умеют играть в два, а то и в три слоя. Я-то наивный полагал, что просто замечательно «обул» пару Императоров и протащил проект канала, который мне необходим. Думал буду сырье возить и не тужить. Ну а Российский Император и Персидский Падишах получат свою долю в трафике.

Ан нет. Этим волкам доля в трафике, что слону дробинка, приятная, но мелочь. А вот затеять передел мира, буквально вручную поменяв его географический ландшафт, а как иначе называть превращения Каспийского озера в море, это пожалуйста. Тут если честно по большому счету «обули» меня. Если бы Канал начала строить или Персия или Россия, то явно был бы иной уровень противостояния, да и британцы отнеслись бы ко всему намного серьезнее. А то стыдоба, генерал-губернатор и Морской лорд проворовались, а это показатель слишком халатного отношения, и такого не было бы, если бы стройку не доверили заштатному Свободному клану, которому ко всему еще пару месяцев назад накостыляли на родине.

Меня использовали, но тут без обид. Было бы плохо если бы я со своей стороны не воспользовался бы ситуацией, а так мы квиты. Император и Шах-ин-шах достигли своих целей, а я своих. Правда в свете новых событий стоит переоценить реакцию и возможные меры противодействия со стороны лайми. Все-таки для нарождающегося Военного союза самым слабым звеном пока является Канал, есть риски, что горячие головы с той стороны попробуют доказать, что ни Россия, ни Персия не смогут обеспечить нормальной, безопасной работы водной артерии. А это значит новая проверка на прочность. Моим то партнерам полегче будет, это все-таки страны, а вот мне… Бить будут по самому слабому месту, это я знаю точно, сам так всегда делаю.

Глава 6 Новые реалии

После таких ошеломительных новостей остаток церемонии прошел довольно скомкано. Затеянное мной шоу, когда маги воды и земли довольно эффектно соединили два ответвления канала, символично смешав воды Каспия и Оманского залива, вызвало довольно жидкие хлопки. Народ думал явно не о Канале, умы захватили новые перспективы в регионе. Очевидно, что рано или поздно полыхнет война за колонии, кланы рванут получать свой кусок пирога.

Сейчас был самый удобный момент заключать союзы, просить покровительства сильных и сбивать коалиции. Британия слишком долго держала первенство в этом регионе, слишком медленно осваивала земли вокруг. Все это сохранило тут лакомые куски, которых на планете становилось все меньше и меньше. Богатый ресурсами Черный Континент, с технологически отставшим населением манил авантюристов всех мастей.

При этом все понимали, что русские, французы и немцы прорубят широкие просеки в рядах крепких кланов восточной Африки и возьмут лучшее, но шанс поживиться будет у остальных. Кто знает какими сюрпризами богаты малоизученные недра Черного Континента? Маги здесь мощные, и ходит много слухов о древнем королевстве, скрытом в глубине непроходимых джунглей, так что веселья хватит на всех. Британцы что-то пытались сделать в Африке, но у них в этом регионе было больше более рентабельных и менее зубастых целей.

Лично я сразу решил, что Чинхва в этом празднике жизни участвовать не будут, нам бы Степь освоить, там на ближайшие лет сто работы хватает, это не говоря уже о Плане. Поэтому предстоящая движуха на фуршете была даже потенциально опасна, могут ведь быть предложения, где неправильно воспринятый отказ вполне имеет шансы перерасти в ненужный сейчас конфликт. С другой стороны, увидеть столько представителей сильнейших кланов в одном месте вряд ли удастся еще когда-либо. А тут честно сказать были представители многих семей, с которыми я бы хотел сотрудничать в будущем.

По итогу решил работать. Сейчас хороший момент, многим интересны Чинхва как один из весомых участников проекта. Надо пользоваться неожиданно свалившейся популярностью. Благо наметки с кем и о чем поговорить у меня были. Кстати, мы с Джун Хи головы ломали, просматривая списки гостей и удивлялись зачем тут столько кланов связанных с добычей полезных ископаемых и развертыванием первичного цикла переработки. Как будто для наших нужд подгадали, а оказывается они все наметились на Черный Континент.

Но этим людям еще предстоит отвоевать свой кусок пирога, а сейчас они вполне могли обменять свое оборудование и технологии на тяжи Чинхва, ставшие весьма популярными на рынке вооружения или на точную информацию о месторождениях Восточной Африки. Ведь драка за землю будет происходить вслепую, и по итогу любой из кланов может получить просто кусок безжизненной саванны или землю с ценными недрами.

Тут обычно работает вариант — бери большую площадь, бери горы и будет шанс на месторождение, в крайнем случае фрукты и овощи можно выращивать. Но я мог предложить отличный вариант, это ведь просто золотой козырь в торговле. Клан может отвоевывать участок поменьше, по силам и при этом вытянуть счастливый лотерейный билет в виде россыпи золота или залежей ванадия. Думаю, за это мне продадут или подарят, что угодно, а кое-какую репутацию провидца-рудознатца я уже заслужил.

Был у меня огромный соблазн оттяпать что-то себе, тем более Черный континент таил такие богатства, что могли сделать меня монополистом в добыче ряда материалов. Но драка там будет такая, что даже если весь клан Чинхва переедет в Африку, бросив земли Адай можем так умыться кровью, что будет не до природных ресурсов.

Вообще изначально подбирая место для будущего Свободного Клана, я первым делом обратил внимание на Черный Континент. Было там просто нереально богатое месторождениями место. Представьте себе относительно небольшую территорию, на которой располагались крупнейшие в мире месторождения золота, платины, ванадия, хрома и марганца. Причем не просто самых больших, а по платине, хрому и ванадию больше половины всех мировых запасов, по марганцу так и вовсе почти девяносто процентов. Это не считая угля, алмазов, цинка, меди…

Небольшая территория, трудный ландшафт, легко оборонять, легко прятаться. Но это было одновременно плюсом и проблемой данного места. Земли эти имели крепкого хозяина, который пользуясь месторасположением, древней магией и храбрыми воинами вот более пяти веков не пускал в свою страну ни одного европейца. Король Зулусов Чака, покорил многочисленные племена банту и умнейших косу.

Зулусу издревле воевали, это был один из самых воинственных и многочисленных народов Черного Континента, который наряду с Масаями, Бушменами и другими кланами продолжали сохранять некоторые территории Африки от вторжений воинственных европейцев и азиатов. Сейчас под рукой Короля Чаки Седьмого было не меньше одного миллионов бойцов. Причем тут трудно было говорить о том, что это несовременная и слабая армия.

Да у зулусов было откровенно плохо с танками и самолетами, да что там говорить у них, и автоматическая винтовка была не самым распространенным оружием. Но это не от малого ума или бедности, нет. Зулусы как некоторые народы Нового Света развивались немного другим путем, по крайней мере в военном плане. Авиацию Королю Чаке заменяли аэронавты и маги воздуха, вместо танков выступали големы земли и огня, за спецназ — химеры. Много, очень много артефактов, знаний и тайн сохранили зулусу. И пока эта система работала.

Могучая Британия смогла основать на этих негостеприимных землях лишь несколько форпостов на побережье. Выступ материка был удобен для баз военно-морского флота, но дальше продвинуться лайми не удалось. Более того как только линкоры выходили из порта и лишали крепости огня своих главных калибров, несметные полчища аборигенов вырезали несчастных английских солдат. Это борьба с переменным успехом продолжалась уже несколько столетий, и никто не мог заявить о том, что Королева Морей могла удержать кусок земли зулусов более полувека.

Учтя все эти трудности, я от идеи захватит кусочек Африки отказался, хотя там был удобный морской путь и несравнимо богатые залежи полезных ископаемых. Но как говориться кусок мог оказаться больше, чем мы могли проглотить. И потом, британцы вовсю копали алмазы в пустыни Намиб и не было гарантии, что однажды эти пески не станут плацдармом для колониальных войск.

Но сейчас все поменялось, коалиция России, Франции, Германии и Китая начнет осваивать Восток Черного континента. Современные танки, установки залпового огня, ударные вертолеты и бомбардировщики пусть и небыстро, но рано или поздно приведут к покорности независимых зулусов, воинственных масаев и странноватых бушменов. А заодно и снимут вопрос с британской колониальной армией. Так что со временем можно и вернуться к вопросу освоения территории короля Чаки.

Причем если я сумею захватить хотя бы месторождение хрома, то стану практически монополистом в мире, а это контроль рынка феррохрома и нержавеющей стали, что, учитывая Пашковский комбинат и Сарбайское месторождение сулит просто огромные прибыли. Но сейчас этот проект надо отложить подальше на «полку».

Пусть смелые французы с Мадагаскара или немцы из Танзании обломают свои зубы о войско Короля Чаки, там скорее всего Британцы подтянутся, пехотой рисковать не станут, а вот оружия и инструкторов подкинут, что еще больше затянет военный конфликт. А я тем временем освою не менее богатую Степь.

Но надо выжать максимум из создавшегося положения, и я уже мысленно составлял план сегодняшнего вечера. Придется превозмочь на фуршете, наметил несколько месторождений золота, меди, угля, железа, свинца… Определил основные направления, по которым неизбежно двинутся войска колонизаторов, и начал собирать слухи о том, какой клан куда собирается отправить свои армии. Понятно, что аристократы будут действовать по согласованию со своими сюзеренами, но какую-то свободу они тоже будут иметь. Императорская армия даже той же России в одиночку такую компанию не вытянет, по ряду юридических и политических причин.

*****

Церемония открытия Канала плавно перетекла в фуршет, гости поднимали бокалы шампанского за будущее проекта, а пили уже за союз колониальных сил на Черном Континенте. Когда я вошел в бурлящий разговорами комплекс шатров, там можно было выделить три основные группы.

Русские генералы брали на себя север, оно и понятно если смотреть с географической и политической точек зрения. Ближайший союзник Персия — недалеко, до новой базы флота рукой подать, ну и с рядом государств Севера Черного континента у Российской Империи давние экономические связи. Однако с точки зрения полезных ископаемых не самый лучший выбор. Но Петр Иванович Романов даже не удосужился сообщить мне о своих планах, так что претензий ко мне быть не должно. Хотя кое-что раздобыть тут можно. Надо теперь определиться с кем из кланов посотрудничать.

Китайцам повезло еще меньше, чем русским. Их направление от Сомалийского рога и дальше вглубь на запад. Более бедных полезными ископаемыми территорий я не знал. Хотя, возможно, бойцам Поднебесной достаточно захватить жизненного пространства? Ведь для этой перенаселенной страны даже просто плодородная земля и пастбища для скота являются бесценным ресурсом. Тут мне выторговать что-то существенное не удастся, информация о залежах калия или угля, причем не самых больших и трудно извлекаемых много дивидендов не принесет.

А вот французам и немцам реально повезло. Войска Кайзера двинутся от Танзании в сторону Конго, а там неминуемо подсекут «Медный пояс» — огромное, богатое месторождение, тянущееся на добрые пятьсот километров. Там помимо меди немало и других залежей. Один клан такое не потянет, но я могу представить все в виде ряда нескольких крупных рудных тел и продать все по отдельности.

Однако немцы неминуемо столкнуться с пигмеями, самым загадочным и малоизученным народом Африки. Но все, кто пытались с добрыми или плохими намерениями изучить территорию подвластную Черным Карликам или мбути, как они называли себя, сами бесследно исчезали в бескрайних джунглях Конго. При этом пропадали как небольшие экспедиции, так и настоящие колониальные войска.

Древние греки потеряли тут десятитысячную армию гоплитов. Ксеркс, первый Падишах Персии отправил сюда тридцатитысячный корпус парфян и так и не дождался вестей об одном из лучших своих подразделений. Хотя ходят слухи хитрый правитель так избавился от непокорных воинов, грозивших его власти. Мамлюки, британцы, саудиты и даже китайцы… Никто и никогда не смог увидеть Конго и вернуться назад.

От этого земли пигмеев обрастали невероятными слухами и мифами. Тут однозначно было чего опасаться. Современные армии не знали куда бить. Снимки со спутников, самолеты-разведчики не находили тут и следа человеческой деятельности. Жалкие поселения аборигенов, мало отличающиеся от хижин прошлого тысячелетия, ни мостов, ни ухоженных полей, ни карьеров…

Но когда я искал информацию о тех, кто ответили на зов моего Зверя, тогда, когда впервые на озере Айнаколь была разбужена Тварь, живущая во мне… Так вот те крохи информации что удалось найти указывали, что если Лев, свитый из потоков энергии и существует, то он обитает где-то рядом с загадочными Мбути. И, возможно, именно он сжирает армии пришельцев желающих получить богатства Черных Карликов.

Французы же пойдут от Мозамбика на запад в Замбию, Зимбабве и Ботсвану. Это самое «жирное» направление, по богатству уступавшее разве что тому, что я наметил для себя. Однако тут ценные ресурсы были расположены менее кучно и не имели таких общемировых масштабов. Ко всему проживавшие здесь банту считали себя вассалами Короля Чаки, так что французам на Востоке должно достаться не меньше, чем англичанам на Юге. Джунгли Черного Континента плохо влияют на здоровье всех захватчиков.

Все эти факты я прокручивал перед тем, как бросится в омут высоко светских разговоров, одновременно подбирая информацию о месторождениях, которые можно продать, данные о кланах присутствующих на Саммите и том, что у них можно попросить взамен своих ценнейших сведений. При этом мне приходилось отделять то, до чего в ближайшее время колонизаторы не дотянутся и сохранять в секрете ту информацию, которая может невольно навести на припрятанные мной лакомые кусочки.

Большинство кланов, присутствующих здесь, имели серьезный потенциал для колонизации: ресурсы, технику, деньги и солдат, других сюда и не приглашали. Организаторы мероприятия провели неплохую подготовительную работу. Но не все мне подходили. Кто согласиться поверить в мистические способности какого-то азиата? Кто при этом рискнет вложить немаленькие деньги только в обмен на координату на карте? Кто в конце концов будет покупать то, что еще даже не завоевано?

Эти вопросы резко сужали круг моих интересов. Однако в первую очередь мне нужно поговорить с французским кланом де Бриенов, переехавших из родной Шампани в Квебек, с немецким кланом Фуггеров и русскими Беклемишевыми. Этим трем мне однозначно есть что предложить, а самое главное обменять на что-то ненужное им…

*****

Глава Форин Офиса был в ярости, через несколько часов ему предстояло сделать доклад перед Императором. А как оправдать политическую слепоту ведомства, отвечающего за внешнюю политику Британской Империи? Проворонить такой союз — это не просто фиаско, прошлый разгром агентурной сети в Персии теперь уже кажется малозначащим событием, на фоне таких-то потерь. И все, потому что кто-то слишком халатно отнесся к политическим изменениям в регионе.

— Лорд Грэйсток, кто-нибудь может сказать мне что происходит? Через час у меня аудиенция у Его Императорского Величества, и я точно знаю зачем я понадобился сюзерену!

— Лорд Хоксбери то, что твориться в Персии навряд ли входит в компетенцию вверенного мне генерал-губернаторства. Те державы, что принимают сейчас участие в Саммите способны сохранить свои планы от такого маленького человека как я. Меня больше беспокоит что северные тюрки сбили крепкую коалицию и собираются прирезать к своим владениям земли Коканда…

— Все с вами понятно, лорд Грейсток. А какая позиция у Адмирала Бишопа? Как поживает Шестой авианесущий? Уютно ли вы себя чувствуете в Индийском океане?

— Лорд Хоксбери, ваш сарказм неуместен. Наша позиция по поводу происходящего была и будет неизменной, Канал Каспий-Оман надо разрушить. Хоть и прошлый лидер Роял Нави ушел из жизни, но даже его не совсем правильные действия были направлены на купирование того, что мы наблюдаем сейчас.

— Нда… А что в принципе мы теряем с приходом русских, немцев и французов? Гегемонию в регионе? Ну так мы властвуем в этих вода почти пять веков, ловим пиратов, подавляем бунты, а что в итоге?

— Индийские колонии?

— Ну так они останутся при нас, Коалиция дала ясный сигнал, что владения Британии ее не интересуют, все усилия направлены на Черный Континент.

— Но это же наша сфера влияния?

— Да ну бросьте, у Королевы Морей нет столько пехоты, чтобы пройти вглубь континента, тем более преодолевая сопротивление чертовых аборигенов. Я думаю, все еще можно обернуть нам на ползу, пусть немцы, французы, китайцы и русские сполна хлебнут колониальной войны в непроходимых джунглях. А мы черномазым немного поможем, оружия продадим, малых пиратских катеров реализуем, списанные пушки, ракеты опять же.

— Лорд Хоксбери, это несомненно действенные меры, но не вызовет ли это нападки на наши колонии в Индии?

— Если будем действовать осторожно и системно, то это может сработать. Диверсии на канале, война в Степи, вооруженное сопротивление на Черном Континенте… И потом надо попробовать разделить союзников.

Глава 7 Фуршет

Палатку для фуршета мы воздвигли воистину умопомрачительную, все как в лучших фантазиях самых мощных любителей потусить. Размер огромный, к тому же к центральной зале примыкают ряд второстепенных помещений. Часть утилитарного характера: кухня, помещение для обслуги, другая — для удобства гостей. Есть несколько альковов для кулуарных бесед, десяток кабинетов, где можно уединиться, мини-конференц залы если есть необходимость собрать короткий брифинг на тридцать-сорок человек.

Все защищено от прослушки мощными артефактами, везде поддерживается комфортная температура, в десятке зон стоят столики с легкими закусками, крошечными пирожками, фруктами и напитками. В прочем по залу ходят официанты, которые подносят еду в любую точку огромного шатрового комплекса. Кстати, сегодня кухня пользуется особым спросом, на таких массовых приемах не часто балуют осетриной и паюсной черной икрой, однако мы не могли не похвастаться богатствами Каспия на мероприятии посвященном его открытию.

Так, для начала я хотел поговорить с де Бриеном, он для Чинхва сейчас интереснее всего, но первым на глаза попался Александр Беклемишев, тоже не последний в моем списке потенциальный партнер. Молодому главе клана едва исполнилось тридцать лет. Старинный русский род, славные предки, огромное богатство нажитые за века благополучия.

Беклемишевы издревле славились своей удачей в делах. Чем бы не занимался клан, все процветало в умелых руках его лидеров. Тысячу лет назад они имели большие сельхозугодия и поставляли пшеницу на Юг. Лет пятьсот назад включились в добычу и обработку природного сырья. Причем славы металлистов или добытчиков минерального сырья не сыскали. Брались за все подряд, не были первыми ни в чем, но тем не менее неплохо преуспели.

Беклемишевы умели правильно инвестировать, они предпочитали небольшие месторождения, но с каким-нибудь преимуществом: высокое содержание металла в руде, большая концентрация в одном месте, возможность добычи открытым способом… Специалисты клана выискали что-то особенное и на этом зарабатывали. Как только это преимущество исчерпывалось, Беклемишевы искали новый источник дохода.

Естественно, с такой специализацией они стали одной из лучших кандидатур для освоение Черного Континента. Кто знает, что будет найдено в недрах этой страны? А у Беклемишев опыт в разработке чуть ли не десятка видов полезных ископаемых от металлов до залежей соды, от нефти до разработки мрамора. Ко всему огромное, развитое крыло геологоразведки. Самое оно то на неизведанных землях.

— Александр Иванович, доброго дня, все ли в порядке? — я начал беседу с дежурного вопроса.

— Чхоль Чинхва, замечательная церемония, — доброжелательно улыбнулся Беклемишев.

— Вы не могли бы уделить мне несколько минут?

— Безусловно, мне самому интересно побеседовать с тем, кто начал такой масштабный проект, — русский вельможа и вправду был положительно настроен, я не мог прочитать его мысли из-за артефакта, но вот эмоции почему-то закрыты не были.

— Ну я даже не предполагал, что это выльется во что-то настолько глобальное.

— И все же? — удивился Беклемишев.

— Нет. Конечно, я предполагал, что политические расклады в регионе поменяются, но не так стремительно, — не стал я разочаровывать возможного партнера.

— А это да, Романовы любят удивлять. Какие у вас дальнейшие планы, будете участвовать в освоении Черного Континента? — все правильно оценил Беклемишев.

— Скорее нет, чем да. У клана достаточно нерешенных вопросов, чтобы ввязываться в новую авантюру.

— Понятно. Жаль. Жаль, что столь креативный союзник не будет рядом в нашем походе, — искренне посетовал русский.

— Поверьте, с удовольствием бы присоединился, но обстоятельства. Тем не менее, Александр Иванович, у меня к вам предложение. Я готов предоставить информацию о ряде месторождений в интересующем вас регионе, в обмен на кое-какое оборудование.

— Хмм… интересно. Мы на продажу выставили два комплекта оборудования: медеплавильный комплекс и завод по производству минеральных удобрений, что вас заинтересовало?

— Оба, и еще мы бы хотели купить ваши права требования на оборудование электролизного завода, если слухи о том, что вы решили отказаться от проекта соответствуют истинному положению дел.

— Даже так! — удивил я собеседника, — Хмм… вы не находите что одной информации за целых три комплекса будет как бы сказать, хмм… маловато…

— Я соотношу стоимость геологоразведочных работ, которые вам предстоят и мои расчеты показывают, что вам даже придется доплатить.

— Молодой человек, здесь есть место, где мы бы могли обсудить этот вопрос без лишних ушей?

— Конечно.

С Беклемишевым я немного рисковал, у Чинхва абсолютно не было гарантий того, что русские не решат освоить территории тюрков, если узнают о несметных богатствах недр Степи. Им сделать это было бы гораздо легче, учитывая общую границу. С другой стороны, Российская Империя относительно недавно переварила кланы башкир, татар, хакасов, бурятов… и добавлять к этому население Степи было довольно рискованно.

Потом кочевники были вооружены лучше жителей Черного континента и всегда могли перейти на сторону Китая или Британии. Так что статус этих территорий, по моим прогнозам, должен был продержаться еще минимум пол века. А там глядишь экономика региона подрастет, чтобы защищать сама себя. Тем более самое большое богатство этих земель — это нефть, и если Чинхва удастся ее удержать, то удержим и все остальное.

В конце концов, после долгих споров и нещадной торговли я за информацию о нескольких месторождениях в глубине континента выторговал себе два производственных комплекса, которые отработали у Беклемишев несколько лет и были в неплохом состоянии и один еще даже не сошедший с конвейера. Там клан Александра Ивановича ошибся с собственными запасами сырья, и не смог выиграть в конкурентной борьбе за новые месторождения. Тут было два варианта или продавать начавшие приносить убытки заводы или идти на кабальные услуги с кланами-монополистами в отрасли. Беклемишевы выбрали сделку с Чинхва.

*****

Следующими мне попались опять не де Бриены, но Фуггеры. Немецкий клан мне отчаянно не нравился, уж слишком кровавая была репутация у них. Рэкетиры, скупщики краденого, ростовщики, и наконец банкиры, безжалостные акулы финансового бизнеса. В принципе нормальная карьера для большинства банковских домов. Но меня пугало не это.

Фуггеры были не просто банкирами, они были инвестиционными банкирами. То есть специализировались не на кредитовании и обслуживании, а на управлении капиталами и инвестициях. Этот клан сам активно искал пути обогащения, а при этом имел практически неограниченные финансовые ресурсы своей банковской группы. Жуткое сочетание силы и денег, надо с этими людьми быть предельно осторожным.

Банковский дом мне был интересен тем, что когда-то финансировал ряд крупных производственных проектов. Часть перспективных фабрик разорилась, а оборудование неликвидным грузом легло на баланс финансового учреждения. При этом технологии для продвинутой Европы устаревали каждый год, и желающих приобрести залоговое имущество было все меньше и меньше. Причем если здания и земля ушли с молотка в первые годы реструктуризации, то вот технику и машины аккуратные немцы собрали, и законсервировали до лучших времен.

Мне там приглянулся почти новый цементный завод, полу гражданское производство броневиков, и еще ряд предприятий меньшего масштаба. Был соблазн прикупить еще и ряд горнодобывающих комплексов, но не у Фуггеров, эти только получат намек и сразу попытаются оторвать кусок побольше. Глава Фуггеров был человеком немолодым, ему давно перевалило за семьдесят. Однако мужчина он энергичный, и его обманчивая дряхлость и лишний вес не раз вводили противника в заблуждение. За личиной доброго дедушки скрывался стремительный, жестокий воин.

— Якоб фон Фуггер, не могли вы уделить мне толику внимания?

— Джа, герр Чхоль Чинхва, кто откажется говорить с человек, который знает свой дела так корошо? И я думаю ты можешь звать меня дядюшка Якоб, мне уже давно семьдесят… — Фуггер привычно отыгрывал добренького Санта Клауса, но я-то знал, что это прагматичный делец, акула и был настороже.

— Спасибо, дядюшка Якоб, я бы хотел обменять информацию… — начал я, но был мягко прерван собеседником.

— О месторождениях западной Танзании на некоторое оборудование, находящееся у меня в залоге, я ведь прав, мой мальчик? — Фуггер показал мне что его служба безопасности не зря ест свой хлеб и давно связала интерес ряда европейских фирм с Чинхва, а аналитики банковского дома убедились в том, что я могу предложить достоверные сведения о недрах. Что же, это несомненно облегчало заключение сделки.

— Я восхищен работой ваших специалистов! — я решил немного польстить, ходят слухи это единственный ключ к Якобу фон Фуггеру.

— Мы уже довольно долго занимаемся деньгами, это накладывает определенные обязательства, — позволил себе немного заслуженного самодовольства представитель крупнейшего в Европе Банковского Дома, — Здесь есть место, где мы могли бы обсудить детали?

— Конечно, герр Якоб, прошу вас идти за мной.

Иметь дело с Фуггерами несмотря на все риски было довольно приятно. Четкий, деловой подход. Минимум эмоций, максимум трезвых аргументов. Договор мы составили просто образцовый, договорились обо всем ясно и предельно однозначно, без формулировок, позволяющих двойного толкования. Если сравнивать немца с Беклемишевым, то это был ордунг во всех деталях, а мое соглашение с русскими выглядело на этом фоне этаким «братанским зуб даю», где все шероховатости будут сглажены за счет «братан, я отвечаю».

*****

После того как мне удалось практически без перерыва поговорить с Беклемишевыми и Фуггерами, меня постигла череда неудач. Я настойчиво преследовал главу клана де Бриенов, но тот либо был занят или вовсе отсутствовал в главной зале, или в самый нужный момент меня перехватывал кто-нибудь из гостей. Сказать, что все беседы были бесполезны, значит погрешить против истины.

Ряд кланов из Италии, Дании, Китая и Франции предложили довольно выгодные вещи. Но обе стороны только прощупывали почву и не были готовы к сделкам, поэтому конечного результат мы не достигли. Я не знал, что просить, а обращающиеся тоже толком не представляли, чего хотят от Чинхва. Все это отнимало драгоценное время, и я уже реально рисковал упустить де Бриена. Но под конец вечера удача все же улыбнулась мне.

Пятидесятилетний Латур де Бриен, типичный француз, утонченный, следящий за собой мужчина, к тому же облаченный в безупречный, по французики элегантный костюм. Однако несмотря на свой лоск и налет цивилизации это был сильный, отнюдь не паркетный воин, мастер огня в расцвете своей мощи. Вообще французы сильно отличались от медведеподобных русских или угловатых, грубых немцев. Однако они все же могли быть по-настоящему сильны, ведь не даром в свое время полки французов завоевали почти всю Европу. Одним из таких воинов был де Бриен.

— Латур де Бриен, позвольте представиться, я глава клана Чинхва, Чхоль Чинхва, — уже отчаявшись провести деловой разговор, я неожиданно столкнулся с французом, спокойно поедавшим бутерброды с икрой у одного из фуршетных столиков, к слову, изрядно проголодавшись за день, я пришел туда за тем же.

— Я думаю здесь не осталось тех, кто не мог бы узнать одного из участников проекта, — широко улыбнулся француз, ни на секунду, не отрываясь от своего увлекательного занятия.

— Да, Чинхва получили сегодня свою толику славы, — я неспеша стал намазывать тост сливочным маслом, в это время мой собеседник уже густо накладывал на свою заготовку горку черной икры.

— Это прекрасно когда слава заслужена, — сделал мне комплимент де Бриен, поднимая бутерброд с икрой немного вверх, словно предлагая тост. Я не стал разочаровывать француза и отсалютовал своим бутербродом, едва не раскидав икру по столу.

— Я хочу приобрести комплекс по переработке хрома, — ошарашил я француза уже успевшего откусить солидный край от своего бутерброда.

— Кхмммм… — чуть не подавился от неожиданности де Бриен, — а что заставляет вас думать, что этот комплекс не понадобиться нам самим? — задал резонный вопрос де Бриен, едва успев прожевать кусок хлеба с икрой.

— Месторождение в Нунвауте, на которое вы рассчитываете окажется не столь большим как вы предполагаете, — еще раз удивил я француза.

— Хмм… и насколько? — к чести де Бриена, он не стал задавать вопрос об источнике моей информированности, либо уже поверил в мои способности, либо просто трезво предположил, что глава клана не станет говорить попусту.

— Раз в двадцать меньше, — правильно понял я вопрос своего собеседника.

— Нда… печально, вы понимаете, что я должен все перепроверить?

— Конечно, я даже готов указать места для проверочных шурфов, чтобы более полно обрисовать рудное тело…

О планах де Бриенов я знал как только они появились в списке приглашенных. Да они и не скрывали, что нашли огромное месторождение хрома на севере от Квебека. Однако в этом мире практически полностью повторилась история моего мира, когда богатая компания была мистифицирована геологоразведчиками, сделавшими не полный цикл исследования, и поспешила выдать предварительный результат за окончательный. А потом череда случайностей, боязнь наказания и развернувшееся компания послужила тому, что де Бриены инвестировали в проект куда больше, чем это было необходимо для такого месторождения.

В том числе был заказан современный обогатительный комплекс производительность которого была раз в сто больше той, что была необходима, если вообще имело смысл такой комплекс строить. Де Бриены рисковали потерять не только на закупке оборудования, но и на строительстве здания, коммуникаций и закупе технике. Однако я успел вовремя, французский клан пока только сделал авансовую оплату за оборудование, остальное планировалось внести лишь на следующий год.

Для меня это был идеальный вариант. Оборудование я мог приобрести с большим дисконтом, де Бриенам в любом случае его дорого не продать, слишком специфичный товар. А заказ нового — это потеря времени и денег. Тем более что с французским кланом я собирался рассчитываться совсем не деньгами. По итогу договор мы заключили. Однако случился весьма выгодный день!

*****

Вечер подходил к концу. Вельможи довольные плодотворными переговорами, кухней и выпивкой стали по одному выходить на улицу. Ну как улицу, площадку перед анфиладой шатров, расположенных на холме, закрыли климатическими щитами, и здесь в отличии от пустыни было прохладно, и напрочь отсутствовал вездесущий, назойливый песок. Так что выходящие любовались прекрасным закатом, водной гладью нового канала, который гротескно смотрелся в тысячелетнем царстве песка.

К этому времени я запланировал лазерное шоу и фейерверк, на фоне которого по каналу должна была проплыть парусная яхта, снаряженная Русским географическим обществом. Курсанты Морского кадетского корпуса сдавали на этом корабле предэкзаменационную практику и не без содействия Лопухина прибыли сюда, чтобы одними из первых пройти из Оманского залива в Каспийское море, а потом вернуться домой на Балтику.

Причем для кадетов это было весьма завидное путешествие. В пути от Балтики до экватора будущие адмиралы и капернаги успели хлебнуть штормов, недельного штиля и нудной палубной работы. Экзотические порты и заморские неприступные барышни уже наскучили, а тут такая возможность. Вместо тяжелых и однообразных будней морского путешествия обратно от экватора до Балтики, кадетов ждало плавание по внутренней провинциальной России.

Хлебосольные российские губернии, дворянские балы, милые сердцу барышни и податливые девицы… У многих курсантов вдоль канала были поместья, а это значит радушные встречи, роскошные столы и ночевка в нормальных кроватях, а не в тесном кубрике… Яхта построенная по проекту семнадцатого века сразу привлекла внимание зрителей своей грацией и неповторимой красотой, а выстроенные на палубе кадеты в форменных курточках в унисон грянули гимн…

Но я смотрел совсем в другую сторону…

Глава 8 Дух Пустыни

В кабинете генерал-губернатора Индийских колоний лорда Грейстока тревожно звонил телефон. Иначе воспринимать сигнал правительственной связи было нельзя. Если звонили оттуда, значит случилось что-то экстраординарное, иначе просто присылали письма. Хуже был только вызов в метрополию или приезд спецпредставителей сюда.

— Лорд Грэйсток, с вами желает говорить лорд Хоксбери!

— Я на проводе.

— Грэйсток, у меня мало времени, к вам прибудут специалисты с деликатным поручением. Им надо оказать максимальное содействие, но сделать все скрытно, ни одна живая душа не должна связать их действия с Британией.

— Где будет проходить операция, на Канале?

— Да.

— Как мои люди тогда уберут исполнителей?

— То, что они разбудят, убьет их само…

*****

Сумерки в пустыне начинаются рано. Отряд пуштунов скрытно перебрался через границу Персии еще несколько дней назад. Если раньше сделать это было довольно просто, то после разгрома агентурной сети британцев, стало, наоборот, архисложно. Граница на замке, и под плотным контролем армии Падишаха. Тем более пуштуны шли не налегке, а волокли за собой пленных. В основном детей, но одаренных, а с ними несмотря на возраст надо держать ухо в остро.

Маленьких магов постоянно обкалывали снотворным, иначе проснувшийся одаренный вполне мог оказать сопротивление или выдать местоположение отряда многочисленным патрулям Стражей Персии. Сейчас, когда проводится церемония открытия Канала, воины Шах-ин-шаха особенно бдительны. Патрули на границы утроены, а секреты и боевые группы перекрыли пустыню на десятки километров вглубь. К тому же несколько бригад русских раскинули свои дозоры, а к этим воинам хоть и непривычным к пустыне нельзя относится свысока. Их выучка, дисциплина, техническая подготовка и оснащение всегда на высоте, что доказывалось многочисленными военными конфликтами.

Но пуштуны шли за кордон не просто так. Артефакты скрыта, собственные родовые техники позволили относительно небольшой группе тайно проникнуть сквозь границу. Правда тут помогла сама природа, сильная песчаная буря облегчила переход на вражескую территорию. Даже такой огромной армии, которой располагал Падишах, было мало, чтобы перекрыть Дешт-Кевир. Песок, поднятый порывами ветра, уменьшал обзор, заставил оставить на земле дроны, засыпал автоматические камеры. Да и люди вместо того, чтобы смотреть в бинокль, спряталась от вездесущего песка. А как иначе? Бывало, что песок стирал кожу до мяса, как наждачной бумагой проходя по неприкрытым участкам тел несчастных.

Но магам земли, под покровом артефактов было плевать на бушующий снаружи шторм. Пуштуны двигались подобно «Пустынным ястребам» под переваливающимися барханами и несли свою ношу. Откуда появились эти несчастные дети не знал никто, оно и к лучшему, их участь была незавидна. Британцы распорядились скормить малюток Пустынному Духу. Причем человек отдавший такой приказ, дал точные координаты и инструкции как выманить голема и направить его в нужную сторону.

Предполагаемых жертв расставили цепочкой от места обитания Джина по направлению к Каналу. Около каждого ребенка активировали артефакт, что говорило о том, что кто-то из британцев прекрасно осведомлен о природе Огненного голема, и если не умеет управлять им, то вполне может направить Духа в нужном направлении…

Однако, когда пуштуны направили плетение в сторону логова Джина, то вместо слабого существа, которое нужно накормить энергией в небо взметнулся огромный столб пламени, и те, кто думал, что контролируют ситуацию пали первой жертвой разъяренного духа. А дальше огненный голем пошел по оставленным смертными следам…

*****

В программе вечера предполагалось современное лазерное шоу. Ну вы понимаете всякие там летающие в небе драконы, взрывы, огненные смерчи, предполагалась инсталляция из смеси современных попыток создать объемную голографию, пиротехники и магии. Результат, судя по тому, что я видел в миниатюре должен быть впечатляющим.

Однако, как только я вышел на пандус, подставляя лицо прохладному воздуху, наведенному магией климатических артефактов, то заметил странноватое зарево огня на другом берегу канала. Там насколько я помню должны были расположиться батареи пиротехников, но немного левее, того места, где сейчас разгорался пожар.

Твою мать! Неужели Джин? И тут мои самые плохие предположения подтвердились. Засуетились агенты персидских спецслужб, легко узнаваемые по строгим костюмам и гарнитурам в ушах. Следом волнение передалось охране находящихся здесь глав государств. Профессионалы действовали без особой суеты, но общее напряжение разлилось в воздухе, и публика заподозрила что-то неладное.

— Джун Хи, что происходит? — мой главный телохранитель сейчас работал со своими персидскими и российскими коллегами в центре управления безопасностью сегодняшнего мероприятия. Поэтому если кто и имел точные сведения о происходящем, то только Джун Хи.

— Сабом-ним, это предположительно магический голем километров в тридцати на юго-востоке от объекта, — не выдавая волнения коротко рубанул Джун Хи.

— Тридцати!?! Так какого он размера? — удивленно воскликнул я.

— Он большой господин, судя по описанию просто огромный! Это столб огня, движущийся, уничтожающий все на своем пути и самое главное разумный.

— Твою мать, откуда столько энергии?

— Мы не знаем, но тварь явно питается одаренными, чем больше слуги Падишаха сопротивляются, тем громаднее становится голем.

— Сколько у нас времени?

— Господин, он движется очень быстро, эвакуация гостей уже начата, но, если его не задержать, он догонит основную часть магов на полпути в Сузы. Мы не можем забрать всех вертолетами, часть уходят на машинах, а там есть участок пути, засыпанный песком…

— Хмм… и что будет когда он сожрет столько одаренных? — этот вопрос я по большей части задал сам себе.

Конференция, сулившая глобальные изменения в мире, грозила выполнить эти самые изменения даже быстрее чем задумывали ее участники и явно не в том ключе что предполагалось. Гибель лидеров стольких стран мира грозила хаосом на огромной территории, но в даже это меркло перед возможностью создать чудовище, которое не сможет остановить и весь мир.

Голем, если сумеет догнать и сожрать как минимум, сотню мастеров и огромное количество низко ранговых одаренных станет столь силен и стабилен на нашем плане, что после такой подпитки я даже не видел способа его уничтожить. Дальнейшие перспективы были еще более жуткими, после сытной разборки с правителями и их охраной Джинн мог поглотить Сузы, что выводило его на уровень если не Демиурга, то младшего бога. А высшая сущность, да еще и на земле, да еще и без мозгов, а только с позывом жрать, грозила не просто глобальными изменениями, а вполне могла обернуться внеочередным апокалипсисом.

При этом даже намеков на то, как его остановить не было. Исторические записи свидетельствуют, что голем уничтожал все живое, бродил по пустыне и если никого не мог встретить, то создавал убежище и прятался в него до следующей побудки. Местные племена давно усвоили урок и даже не пытались магичить или воевать против Джина, они просто бежали, а если не успевали уйти от погони, то вначале убивали всех одаренных, а потом и сами сводили счеты с жизнью, чтобы не давать шанса усилиться древнему духу.

Но в нашем случая такая схема не работала, слишком сильным и быстрым стал Джинн, и слишком много одаренных собралось сегодня в Дешт-Кевир. Были надежды на то, что канал задержит голема, но по опыту Духи не боятся чужеродной стихии. К тому же я сам озаботился строительством нескольких переходов с одного берега на другой.

Чисто теоретически, если аппроксимировать на Джина результаты моего столкновения с Иль Бо, его должны остановить кинетические удары современного оружия, ну или по крайней мере лишить части магии. Однако в отличии от Дитя Моря, Дух Пустыни сделан по какой-то более совершенной схеме, он поглощает энергию разумных не только в процессе ритуала создания, а может это делать прямо в битве. Кто были те сумасшедшие маги что создали такое? Они на самом деле «выпустили Джина из бутылки». Иль Бо мог питаться за счет энергии окружающего мира, но поглощать души?

Такой голем может сам себя неограниченно подпитывать за счет жертв. И тут расклад не в пользу современной армии. Допустим сосредоточим на нем огонь пушек и ракет, а он будет жрать стрелков. Что в итоге, в чью пользу будет баланс? Что-то мне такими подсчетами заниматься резко расхотелось. Но кинетические удары это один способов борьбы и его надо использовать.

Поехали дальше, чисто теоретически маги стихий могут с ним бороться с Джином, но как обойти поглощение душ? Значит только дистанционные атаки, стихийные щиты и артефакты против магии разума. Ну и последнее с Иль Бо мы тогда разобрались не в последнюю очередь при помощи ментала, что мешает повторить нечто подобное, тем более со мной Барсик, а вместе мы сила!

— Джун Хи, мне нужны все ракеты доступные вам, подвесьте вокруг этого чучела дроны-наводчики, ну и по максимуму используйте снаряды с наведением на тепло.

— Сабом-ним, а он не усилиться т такого?

— Думаю нет, его может усилить магия огня или души, кинетический удар и взрывная волна должны отнимать энергию, по крайней мере в теории.

— Понятно, господин. Мы можем поднять в воздух десять ударных вертолетов, есть немного БПЛА с ракетами, вторым эшелоном задействуем РСЗО, у нас две установки на этом берегу. Потом есть ракеты на тяжах и ПТРК у пехоты.

— Последнее отставить, только огонь с максимальной дистанции, минимум два километра до цели. Лучше подключите артиллерию персов, но с условием что стрелки по команде бросят пушки и отступят. Главное не дать голему пополнить запас сил.

— Понял командир, а поддержку ударных перехватчиков запросить?

— Однозначно, ракеты воздух-земля будут кстати. Потом надо собрать на нашем берегу одаренных с возможностью дистанционных атак. Канал на какое-то время даст им фору, и мы сможем пощипать Джина. Предпочтительны маги воды, огневиков исключить. Это касается и вас Джун Хи, всех адептов вашей стихии надо срочно эвакуировать.

— На Канале сейчас эскадра Александра Ивановича, мы Азов подтянули чтобы дополнительно прикрыть неба от атаки со стороны Британский Индийский колоний…

— Это хорошо, пусть Пахомыч готовит Гунунги. Все данные с дронов выводить на мониторы ЦУПа, обстрелом буду руководить я сам.

*****

Во время разговора с Джун Хи я уже несся на немыслимой скорости к командному пункту своей небольшой армии. Чинхва не зря считались кланом, свободно использующим высокотехнологичные девайсы во всех сферах жизни, оно и понятно с таким развитым блоком электронной промышленности, которая до сих пор приносит девяносто процентов денег клану. В одной из палаток был оборудован суперсовременный командный пункт, на мониторы которого собиралась информация со всех точек оборонительной системы отвечающей за безопасность Церемонии.

Сейчас я убрал на задний план все лишнее и сосредоточил на основных панелях данные о големе. Скоро над ним повиснут десятки дронов с камерами и датчиками наведения, что послужит сигналом к началу операции. Командиры вертолетных звеньев, РСЗО, Гунунгов отчитывались о своей готовности. Мы ждали подтверждение от артиллеристов Падишаха, но тем требовалось время чтобы привести пушки в боевую готовность, то же самое касалось и перехватчиков, как назло, в воздухе не было ни одной машины, но сейчас они спешно снаряжались и готовились к вылету. В самый неподходящий момент меня отвлек зумм личного кома. Этот звонок я не мог проигнорировать, черт!

— Чхоль, что у тебя? — в трубке прозвучал властный бас Российского Император.

— Ваше Величество, я попробую остановить голем.

— Хмм… мои специалисты говорят, что лучшая тактика с такими тварями артефакт, которого у нас нет с собой, или изоляция от возможных жертв.

— Это так, ваше Величество, но по нашим расчетам Дух Пустыни слишком силен и он нагонит кортеж в любом случае, а это даст ему море энергии. Что будет потом и вовсе грозит концом света, но до столицы Джин не должен добраться, любой ценой!

— Понятно, какая помощь от нас требуется?

— Мне нужны ракеты и пушки, имеющие возможность работать по заданным координатам с максимальной дистанции. И четкое понимание со стороны исполнителей, что лучше бросить оружие, чем послужить кормом Джину.

— Это будет. Что-то еще? — блин, я даже зауважал Романова, понимает, что сейчас не до него, времени много не отнимает, говорит сжато и только по делу.

— Одаренные с артефактами против магии разума, причем те, кто предпочтут умереть нежели до конца биться с големом, конечно, исключая адептов огня.

— Даже так! Они у тебя будут. Чхоль, ни пуха не пера!

— К черту, — машинально и чисто по русски ответил я. Хмм… что это было? Очередная проверка или просто эмоции, но сейчас не до этого.

На пульте управления начали появляться первые данные. Изображение чудовищного по мощи Голема Огня просто завораживало. Столб пламени высотой под сотню метров, веретенообразная форма схожая с Иль Бо, только в этом случае вместо вращающихся ледяных щитов и панциря гудела сплошная стена плазмы. Гигант с огромной скоростью двигался от точки к точке, при этом было установлено, что на каждой из них он останавливается на несколько минут и усиливается.

Черт! Там жертвы, заранее подготовленные жертвы. Именно так его натравили на нас. Просто и изящно, выложили для чудовища дорожку из кусков «дичи», кровавые следы, которые приведут Джина прямо к нам. Может можно прервать этот путь? Поздно! Сеть беспилотных аппаратов уже висела над всем предполагаемым маршрутом голема. Тепловизоры обыскивали всю пустыню, правда не с целью найти жертв Голема, а для того, чтобы предупредить и эвакуировать тех, кто возможно задержался в Дешт-Кевир.

Голему явно скормили одаренных, такое усиление невозможно при поглощении простых смертных, причём я предполагаю, что это скорее всего были дети. Вот же твари безжалостные, британцы, а это явно было их рук дело, совсем слетели с катушек. Видно, новости о флоте Коалиции в Индийском Океане выбили и из колеи кое-кого в Лондоне. Чую трений не избежать, надо готовиться к нападению на Мангышлак.

— Сабом-ним, мы обнаружили еще жертвы! Всего три точки, каждая с интервалом пять километров. Они в стазизе поэтому тепловизоры их не видят.

— Черт, сколько до них?

— От нас пять километров.

— Голему?

— Пять до ближайшей.

— Вертолеты к двум ближайшим к нам. Жертвы эвакуировать. К первой точке вылетаю я, машина около ЦУПа как раз собирается на взлет.

— Сабом-ним, но этот геликоптер не вооружен.

— Я не воевать еду, Джун Хи, все данные перевести на мой личный комм, стрелять только по моей команде.

— Принято.

Я бросился к винтокрылой машине на ходу проверяя личное вооружение. Пара мечей-артефактов, диски, доспех, ножи на цепях, Иль Бо в браслете, рядом верный Ирбис, вроде ничего не забыл. Еще бы Посох Силы призвать вот было бы круто, но будем работать с тем, что есть. Пока летели сделал ревизию ментальным «отмычкам», кто знает, может придется покопаться в сознании Огненного Голема.

В это время один из кластеров, взяв управление телом на себя, стал выгадывать нам время. В первую очередь ударные вертолеты дали неслабый залп по Духу Пустыни. Одновременный удар десятков ракет потряс даже эту махину. Гигант, судя по изображению стал прямо по-человечески недоуменно оглядываться, но найти врага он явно не мог, вертолеты били с максимальной дистанции, находящееся вне зоны досягаемости Голема.

Однако Огненный Истукан, будто нарочно, решил развеять мою уверенность. Тварюга буквально выплюнула в небо десяток болидов. Сгустки первородного пламени унеслись в ночь, а эфир наполнили крики пилотов винтокрылых машин. Три из десяти ударных вертолетов пали жертвой снарядов Духа Пустыни. Ничего себе джин! Он что в своей заднице имеет систему наведения? Ударные вертолеты били с максимальной дистанции и так эффективно ответить? Мы чего-то явно недопонимаем в технологиях древних!

Глава 9 Битва духов

Следом по моей команде стартовали волны ракет с РСЗО. Там расстояние было запредельным, и я надеялся, что ответ Голема не будет столь фатальным. Но все же после залпов машины спешно меняли местоположение. Судя по картинке Дух Пустыни стал терять энергию, столб пламени просел процентов на пять-десять, и уменьшил интенсивность свечения. Хотя кто его знает может просто какую-то пакость готовит?

Дальше по схеме били беспилотники, Гунунги Пахомыча с его запредельной везучестью я оставил на крайний случай. Каждая волна ракет заставляла Голем уходить в глухую оборону, огненная стена перед ним уплотнялась, а сам Джинн становился меньше в размерах. Это не могло не радовать. Вертолеты мы больше не применяли, боясь потерять дорогие машины, но вместо них в работу включилась артиллерия, пушки били не так точно, зато артиллеристы Падишаха от щедрот своих отвесили столько снарядов что с лихвой окупали невозможность точечного удара. Да не ювелирная работа, но иногда удар кувалдой работает лучше, чем укол шпагой.

И тут видно до туповатого Джина дошло что так он растеряет всю накопленную силу, и он неожиданно рванул вперед. Я координировал залпы, но количество попаданий ожидаемо снизилось, а голем на невероятной скорости приближался к жертве. Но поздновато геликоптер уже снижался в районе подсвеченным одним из дронов. Долго искать мне не пришлось, хотя будущая батарейка для Джина была надежно спрятана, но в ментале я ее четко видел. Точнее не ребенка, отданного на заклание, а странноватый артефакт магии разума рядом с ним.

Так, анализ структуры плетения. Артефакт магии разума, что-то вроде призыва. То-то для меня он горит как звезда в безоблачном небе. Значит так голему дают знать, что тут есть чем поживиться. Это может сработать. Забираю ребенка, тщедушное тельце девчонки лет семи-восьми, вот же ублюдки бездушные, долг неизвестного врага передо мной растет. Гребаный артефакт как-то завязан на ребенка. Просто так его не снять, или девочка погибнет, как только я уберу девайс с нее, или мне придется таскать все вместе.

И тут как водится случилось самое худшее, голем огня выплюнул в нашу сторону снаряд. Огненный болид преодолел несколько километров и снопом пламени обрушился на вертолет. Я в это время колдовал над артефактом и бессознательным телом ребенка, Ирбис ушел на разведку, но держал со мной плотный ментальный контакт, а пара бодигардов контролировала окрестности вокруг. По итогу мы остались без геликоптера и пилотов на расстоянии чуть меньше трех километров от разъяренного Духа Пустыни.

Моя чуйка предчувствовала полный абзац, но тут она ничего экстраординарного не сообщила, даже бодигарды и те догадались, что дела плохи. Нет, можно было, конечно, бросить ребенка и рвануть на север, или на юг, но мы же легких путей не ищем. Телохранители получили задание тащить несчастную девочку к каналу. Я вместе с питомцем, налегке, буду отсекать преследователя, если так, конечно, можно сказать о моих намерениях, слишком уж неравный противник в этот раз.

Двух остальных детей вертолеты на всех парах уносили на запад, там или они выйдут за переделы действия артефакта призыва, или мы покончим с Джином. Чуйка кричала о том, что так легко в этот раз не отделаться. Был вариант вернуть ближайший к нам вертолет, но рисковать остаться наедине с джином и двумя батарейками для него не стал.

При этом все это время двигающегося к нам Огненного Голема пытались остановить артиллерийскими снарядами и ракетами. Однако умная тварь быстро училась и показывала невероятные способности. Часть ракет она сбивала! Твою мать сбивала ракеты в воздухе! Часть брала на щиты. Причем энергии на такую защиту тратилось совсем немного. Неплотная завеса огня каким-то образом детонировала все снаряды, в том числе и артиллеристские. То немногое что проходило сквозь защиту совсем незначительно замедляло Джина.

Мы бежим, сейчас спасет только скорость. Я забрал девочку у бодигардов и понесся вперед. Телохранители пока не отстают, но, если вдруг появится угроза того, что они попадут Духу Пустыни живыми, они покончат с жизнью, или помогут сделать это друг другу. Сейчас любой ценой нельзя допускать усиление Голема Огня. Вновь меня отвлек зумм, но можно говорить и на бегу, я же трехжильный.

— Сабом-ним, мы выслали вам вертолет, — в гарнитуре раздался тревожный голос Джун Хи.

— Черт! Отзови его обратно… — неужели они не поняли, что Голем научился засекать дальние цели.

— Кхррр… — в коме раздался скрежет, скорее всего связь с пилотами вертолета была включена на динамики. И да, вертолета уже нет.

— Джун Хи, дальность его техник около пяти километров, рассчитайте его скорость и время подлета, лучше сбросьте мне багги, для троих взрослых, Барса и ребенка. Только с гарантией, не надо слишком близко, мы дотянем.

— Сабом-ним, все сделаем. Почему Джин не стреляет в вас?

— Он хочет использовать жертву для усиления, поэтому пока у него будет шанс нас поймать, Голем даже не подумает применять дистанционные техники. А вот если он поймет, что мы ускользнули…

— Господин, что мы еще можем сделать?

— Маги на западном берегу готовы?

— Да, господин.

— Отведите подальше эскадру поморов, учитывайте его способность вести ответный огонь. И продолжайте бить дальнобойной артиллерией и ракетами.

— Сделаем, сабом-ним.

— Все отбой.

Мы бежим, голем старательно обходит нас своим в вниманием в виде огненных подарков, но фаерболы время от времени кометой взмывают вверх и пролетают у меня над головой. В кого пуляет этот неуемный Джин? Или так дорогу решил нам подсветить? Время от времени с нашей стороны летят ракеты и бомбы, разрывы слышны пока далеко за спиной, но расстояние неумолимо сокращается.

Сейчас мое состояние можно описать математической задачей из учебника младшей школы. Три человека бегут со скоростью семь-восемь километров в час, за ними движется Огненный Голем только в несколько раз быстрее. На вопрос как скоро он нас догонит и какой будет конец неискушенный математик тут же ляпнул бы: «да там полная жопа».

Но по факту все было довольно прилично, мощная бомбардировка пушками и частые ракетные удары делали свое дело. Да большая часть снарядов детонировала на щитах, да из-за того, что тварь стремительно движется, эффективность наводки падает, но тут начал работать закон больших цифр. Тонны снарядов, сотни ракет замедлили Джина просто своей динамикой и энергией взрывов, от физики не убежишь. Я не знаю, что там у Духа пустыни с резервами магии, но скорость мы ему просадили.

И все же безумный бег по пустыне стал тем еще испытанием. Это с высоты шагающего по ухоженной парковой дорожке пять-семь километров так себе расстояние, а вот бег по песку, когда нога проваливается по щиколотку и кажется, что бархан не хочет тебя отпускать, скатывание кубарем по склону и тяжелый подъем наверх… Боги, даже для меня с «системой» и нанитами это стало испытанием.

Кластеры просчитывали каждый мой шаг, улучшенное зрение давало всю доступную информацию о мельчайших деталях почвы, на которую ступала нога, наниты накачивали мускулы коктейлем энергии, но все же это было нелегко. Чего уже говорить о бодигардах, ребята спеклись на втором километре, дикая доза стимуляторов подарила еще два. А вот последний километр стал адом. Матами и пинками я протащил всю троицу еще метров пятьсот. Мог бы быстрее, но телохранители двигались слишком медленно.

Одному Снежному Барсу было все нипочем, его лапы мягко перебирали песок, а глаза ночного хищника видели даже лучше, чем мое модифицированное зрение. Ирбис в любой момент мог скрыться от противника, да и к битве отчаянный зверь был готов на все сто и мысленно недоумевал, почему хозяин бежит от священного поединка. И как я не пытался втолковать питомцу, что при таких раскладах получится не поединок, а барбекю из пяти разумных, кот остался при своем мнении и лениво бежал рядом со мной.

Я задержался на пару секунд, чтобы взглянуть на огромное веретено, движущееся за нами. Зрелище было потрясающее. Столб огня, окруженный крутящимися вихрями пламени, периодически становился ярче, когда «умные» снаряды попадали в его броню. Голем, несомненно, потерял в росте и массе, ему переход тоже не дался легко, но я все еще не видел для нас шанса победить огненное чудовище.

Я оценивал обстановку стоя на вершине бархана, с девочкой на одном плече и Барсом около бедра. Телохранителей столкнул вниз по склону, теперь предстояло спуститься и поднять двух бедолаг на следующий бархан. Но я уже видел смутные очертания машины, сброшенной Джун Хи, до нее оставалось совсем немного, и мы скоро помчимся от Джина на четырех колесах при помощи доброй сотни лошадиных сил!

Бах-Бах… Щибаль! Вот же черт! Придурки хреновы! Да пошли вы в задницу! Ублюдки малодушные! Я орал в голос, потому что два идиота которых тащил эти километры сделали себе по выстрелу в висок. Черт! Почему не забрал у них пистолеты? Почему не взял под контроль разум? В смерти этих людей виноват я, лично! Щибаль! Логика бодигардов понятна, они стали обузой, они стали угрозой спасения господина и возможностью усилиться для голема, и решили уйти. Но как не вовремя. У нас был шанс добраться до багги впятером, маленький, но был.

Хотя кому я вру? Наступил голевой момент. Дух Пустыни приблизился к нам слишком близко, чтобы мои помощники могли стрелять без боязни попасть и по нам. Поэтому разрывов бомб становилось все меньше и меньше, а это значит, что на последнем участки погони Джин будет гораздо быстрее, а охранники становились медленнее и ребята, все правильно рассчитав, решили достойно уйти из жизни, спасая своего господина. Слава! Слава людям на деле поставившим долг выше собственной жизни!

Времени на рефлексию не было, и я взвинтил темп. Мне осталось совсем немного до спасительной машины и до конца кропотливой работы, которую все это время делали кластеры. По пути мои Альтер эго не сидели без дела, а разбирали паутину ментальных связок, плотно окутавших сознание ребенка. Черт, кажется, артефакт изначально делали так, чтобы развязать жертву и «маяк» было невозможно.

Мешанина плетений и наростов была такой плотной, что поначалу я вообще боялся что-то трогать. Тем более ментальные нити так тесно переплелись с разумом ребенка, что любое неосторожное действие могло привести к необратимым последствиям. По-простому говоря, я вполне мог спасти тело, но в итоге получил бы бессознательный овощ.

Но потратив уйму времени на анализ паутины, это если учитывать, что думал, как минимум в восемь раз быстрее, нашел способ избавить девочку от артефакта призыва. Нудный, топорный, но способ. И в течении безумного забега по пескам распутывал связь между артефактом и ребенком. И сейчас, когда мы добрались до машины, у меня получилось их разделить.

Круто, конечно, но пока что-то делать с этим нельзя. Попытаюсь выкинуть артефакт, голем может прихлопнуть нас просто для профилактики, подумав, что его цель в другом месте. Так что пока все было, как и раньше: я бегу, ребенок спит на моем плече, а барс идет немного впереди. Вот и багги, отличная машинка, даже пулемет есть позади, будь нас трое я бы точно сел за гашетку и прошелся бы длинной очередью по кровожадному Джину.

Машина завелась без проблем, бак полный, а мне всего ничего до водной преграды, где нас точно так же ждет катер, а там и до спасения недалеко. Водная преграда и маги на той стороне должны притормозить чудовище, а может быть мы сможем и уничтожить Ужас Дешт Кевира? Рассчитал скорость и двинулся. Надо немного оторваться от Джина, иначе было слишком рискованно, однако совсем разрывать расстояние не стоило, вдруг Джин в отчаянье решит сжечь ускользнувшую от него батарейку. Но чем больше километров между мной и Огненным големом, тем спокойнее и эффективнее будет работать артиллерия и ракеты.

Но умная тварь тоже умела делать выводы и как только я стал разгонять багги Джин ускорился, более того он стал посылать в сторону машины плетения огня, слава богам не масштабные техники, а точечные удары, но тем не менее пришлось ломать маршрут, делать резкие повороты и использовать не самые удачные пути дороги в угоду безопасности и возможности скрыться от прямого обстрела противника.

К слову, Джин к этому моменту уменьшился чуть ли не вдвое и был уже не так грозен, как в начале, если дела пойдут так же хорошо и дальше у меня есть отличный шанс спасти ребенка и собственную задницу. За Барсика не беспокоюсь, Ирбис мог уйти в любой момент. Я как обычно сглазил, неожиданно Дух Пустыни скастовал стену огня и пустил ее по следу багги.

У меня оставались считанные секунды, фронт слишком широк чтобы его обойти по краю, да и понятно, что Джин в таком случае окажется слишком близко. Давлю на газ, но плетение явно быстрее, остается один шанс. Останавливаю машину, и мы вновь бежим, только теперь снаружи Иль Бо. И как только стена позади нас взрывает полные бензином баки, так недолго прослужившего мне стального коня, Дитя Моря ставит вокруг меня, девочки и Барсика щит воды.

Уффф… стена огня прошла, мимо не причинив вреда, но теперь я снова бегу на своих двоих, а ребенок на моем плече. Иль Бо прикрывает тылы, бороться с огненным Големом ему рановато, но вот защитить группу от неожиданной плюхи вполне. Понимая, что теперь впереди километры песка, а новое багги Джун Хи не успеет поставить, да и навряд ли Джин даст на нем поездить, я на ходу вколол несколько боевых коктейлей, глотнул капсулы с металлом и начал загодя жевать протеиновые батончики, сейчас нанитам нужно море энергии.

Если честно я бы не вытянул, уж насколько мое тело было неприхотливым, но бездушная тварь за спиной и вовсе не знала усталости. Да голем становился меньше и слабее с каждым попаданием ракеты, но его размер был все еще велик для меня. Столб с добрых ста метров высоты, скукожился до жалких тридцати, но всей моей честной компании и этого было много. Потом уменьшившись в размерах Джин стал резвее и менее уязвим, все же у маленькой мишени есть свои плюсы.

Но нас спасло две вещи. Первая это Пахомыч, помор ничтоже сумняшеся, трезво рассудив, что меня или сожжет Дух Пустыни или его ракеты, взял и долбанул со всей мощи своих гипертрофированных Гунунгов. А дури там было о-го-го. Наплевав на мореходность, перегруз и элементарные меры безопасности Пахомыч вооружил свои катера так, что они серьезно рисковали утонуть от собственного залпа. Столько ракет, кажется, не нес на себе даже полноценный фрегат. Так что залп двух Гуннугов был просто чудовищен.

Мои корейцы так не смогли бы. Рискнуть жизнью своего господина, оооо… Азиаты лучше бы дали мне сгореть в пламени битвы и сами бы примчались умирать рядышком, чем сделали то, что сделал Пахомыч. Сонмы ракет пролетели так рядом, что мне показалось я могу пощупать их хвосты, а жар от сопл вроде как обжег мне макушку, хотя есть вероятность что это просто самовнушение.

В результате этого поистине блистательного залпа Гунунги в один момент потеряли весь свой боезапас, а Дух пустыни измельчал еще на треть и сильно сбавил в скорости. Мы с за это время получили немалую фору и шанс добраться до восточного берега канала. Однако Огненный Голем почти догнал нас второй раз.

Положение спас теперь я сам. И даже благодарить никто не будет, все же свою шкуру выручал. Если, честно отчаявшись я просто приказал Иль Бо при помощи плетения запульнуть артефакт куда подальше. Мой друг из браслета с задачей справился на ура, и подхваченный копьем льда артефакт унесся в синие дали, а точнее говоря в ночь просто с невероятной скоростью. Джин на автомате рванул за артефактом призыва, а мы вновь оторвались.

Разъяренный Дух Пустыни догнал нас уже на берегу канала…

Глава 10 Битва духов, финал

Я загодя наметил немаленькую яму, видно оставленную ковшом экскаватора. Чудо, кстати, учитывая вечно плывущие пески. Ну и вместо того, чтобы необдуманно садиться в катер мы нырнули в овраг. Уже из которого я дал команду стихийным магам атаковать Голема. Если бы мы с ходу прыгнули в катер, то оказались бы меж двух огней, получалась отличная мишень для Духа Пустыни и закрытый сектор обстрела для сборной солянки стихийников.

Совместный, судя по всему, заранее отрепетированный удар магов был страшен. Чего только не прилетело огненному истукану: ледяные копья больше похожие на столы секвои, глыбы земли размером с морской сорокафутовый контейнер, хотя кажется это и были контейнера из-под оборудования, наполненные землей. Воздушники тоже чем-то отметились, но их было прискорбно мало, а действия незаметны на фоне более яркой магии адептов земли и воды.

Дух Пустыни ушел в глухую оборону. Щиты приобрели яркий, темно оранжевый окрас и гудели как гигантский трансформатор под напряжением десять тысяч вольт. Имели ли техники эффект? Пока было не ясно, все эти ледяные скалы и каменные глыбы в буквальном смысле сгорали в пламени. А что происходило внутри совсем неясно. Однако Голем уменьшался в росте. Это значит энергия все же покидала врага. Надо нажать!

К празднику жизни добавились ракеты, пушки, бившие прямой наводкой и даже, кажется, противотанковые ружья и снайперские винтовки. Все эти укусы незначительные каждый по отдельности в совокупности дали неплохой результат. Если бы мои люди не боялись зацепить меня, то Джинну досталось бы куда как больше, но и так вышло неплохо.

Залп пехота и маги держали долго, без перерыва таранили щит плетениями, ракетами, снарядами и пулями. Но самовар, на который сейчас походил Джин, должен был взорваться. И он рванул, еще как рванул! На что это было похоже? Представьте себе РСЗО, которое вдруг окутывается пламенем стартующих ракет, помножьте это на сто и получите примерную картину произошедшего.

Мириады относительно небольших плетений огня ударили по широкому фронту на другой берег канала. Однако там технику ждал интегрированный щит, около трети магов не учувствовали в нападении на голем, а занимались только защитой, и такой подход себя оправдал. Плотная стена плетений воды, земли и воздуха хоть и с трудом, но выдержала натиск Джина.

Возможно, свою роль сыграло то, что Дух огня выпустил сразу много мелких плетений, по совокупности удар был чуть ли не уровня гранда, а вот каждое плетение в отдельности оказалось совсем слабеньким. Но все же были пострадавшие, магия Джина сильно отличалась от стихийной классики, это все равно что сравнивать бомбу семнадцатого века и современный кумулятивный снаряд с урановым сердечником.

Его стрелы огня имели несколько слоев, каждый из которых отвечал за свой участок работы: вклинивался в структуру магического щита за счет удара, прожигал брешь и взрывался внутри купола. Если бы сводный отряд магов не знал, что их ожидает, то большая часть пала бы уже после первого удара. Но участники из разных стран, понимая, что на кону жизнь, щедро делились друг с другом знаниями, поэтому был центральный защитный купол, были купола на сектора, а следом индивидуальные оболочки щитов.

После неудачного залпа у голема наступил ожидаемый откат, маги коалиции оправлялись после удара и готовили ответ, самое время для нас с Барсиком. Не в смысле воевать, а в смысле делать ноги. Но операцию спасения самих себя надо прикрыть, иначе никак, иначе могут и задницу подпалить, а это урон чести и достоинства, как я с такими ранами невесте покажусь?

Особо высовываться не стали, с таким противником это себе дороже. Правда я при помощи комма активировал стрелков и ракетометчиков, парни видно немного замерли, впечатленные магической войной. Наши с Барсиком потуги никто и не заметит, никаких спецэффектов. Я просто настроился на волну Ирбиса, ну или он на мою. Кот даванул силой, а я оформил поток сырой энергии в некий ментальный удар. Правда сколько мы не старались бить у нас получалось только по площадям.

Со страху или от куража Ирбис вложил в магию разума столько силы, что я еле смог ее обработать. И едва успев, выпустил ментальную волну в мир, впервые было ощущение, что если передержу, то меня размажет в тонкий блин. Но, итак, придавило так, что даже мне самому пришлось пригнуть голову. Однако я ошибался, думая, что наши плетения никто не заметит! Шарахнуло так, что маги на другом берегу растеряли всю концентрацию.

Стихийный щит рухнул, а в мой комм послышались едва сдерживаемые маты всех, кто был со мной на связи. Ни чего себе, это как же далеко бахнуло? Я даже слегка испугался того, что мог невольно стать причиной гибели огромной армии одаренных. Если Дух Пустыни выдаст сейчас плетение хотя бы вполовину такое же мощное, как было в первый раз, то всем магам коалиции случится полный и окончательный абзац! Но не случился!

Зловредному Джинну было не до того, его броня превратилась в бесформенный наплыв и больше не вращалась, а впечатляющий столб пламени, рвущийся вверх, стал больше походить на огарок свечи, темный и совсем неяркий. Время вдарить. Не думайте, что решился по геройствовать, просто отдал приказ усилить огонь. От магов сейчас толку мало, они в страхе восстанавливают щит стихий и даже не помышляют об атаке, но вот современная техника отработала на ура: высокоточные ракеты, противотанковые ружья, ПТРК… Голем просто скрылся за облаками взрывов.

Я с ребенком на руках и Барсик рванули к катеру. Ирбис следовал за мной неотступно, хоть его и возмущало бегство, храбрец хотел битвы, а хозяин тащил его от оппонента. Но я трезво рассудил, что если мы затеем войнушку с Джинном, то тут неизвестно кто больше пострадает Голем или наши маги. И это несмотря на то, что у них щит против магии разума и огромное расстояние, между нами. Все-таки у Ирбиса какая-то странная сила. У меня даже сомнения возникли о том, кто в нашей паре главный.

Моторы завелись с пол оборота, Джун Хи лажу не подсунет. И катер подобрал отменный, знакомая мне конструкция — астраханская байда. С тремя моторами, только немного доработанная, все три двигателя запускаются одной кнопкой у руля. И когда только успели сделать? Или нашли удачный вариант по месту? Я рву не прямо на магов, а наискосок по течению, так несмотря на расстояние потрачу примерно одинаковое время, а заодно быстрее освобожу для магов сектор обстрела.

Мы успели преодолеть едва ли половину канала как дуэль между группой магов и упертым Големом возобновилась. Я вытащил на свет Иль Бо и он тут же накрыл катер щитом, ибо Джинн про жертву не забыл и попыток нас достать не оставлял. Но чем дальше мы уходили от восточного берега, тем больше у нас появлялось шансов на спасение. Тем более по моей команде ударили истребители Персидских ВВС, к которым присоединились звенья немецких «Хаймаштауцеров», французских «Леклерков» и русских «Витязей».

Самолеты из охраны Императоров были особенно хороши. Суперсовременные боеприпасы, которые они обрушили на Голем были просто убийственной мощи. К тому же как только мы ушли на воду, стала полноценно работать полевая артиллерия и даже минометы. Хотя Джин продолжал довольно эффективное маневрирование, скрыться от такого огня ему было некуда. Площадь, покрываемая взрывами, просто не оставляла Духу Пустыни ни единого шанса.

Щибаль! Когда жизнь вроде наладилась подкрался очередной облом. Долбанные гардемарины российского императорского флота на парусной яхте «Елизавета» заложив лихой галс, встали напротив места, где мочили Пустынного Духа. Идиоты-романтики совершили сразу две ошибки. Во-первых, они перекрыли сектор обстрела магам, а во-вторых, с борта яхты в воду посыпались морские десантники, они же сука будущие батарейки для Огненного Голема.

Выхода нет, сейчас эта тварь сожрет моряков, а среди офицерского корпуса ВМФ Российской Империи это поголовно дворяне и одаренные, а значит Джинн наберет столько силы, что наши салки со смертью начнутся по новой. Надо рисковать, я закладываю обратный курс, а довольный Ирбис готовит новую волну ментала.

Мы вдарили немного раньше, чем достигли берега. Постарались сделать это максимально точно и аккуратно, гардемарины в любом случае попадали под удар, и скорее всего артефактов против магии разума у них нет. Но даже если часть идиотов и погибнет не жалко, будет меньше батареек для Духа Пустыни. Моряки в это время вовсю били водными плетениями, кто бы сомневался, но против совершенной защиты древней твари куцые способности юных магов явно не играли, и гардемаринов ждал жестокий ответ.

Но ментальный удар разрушил коварные планы Голема, его опять выбило из сознания и погрузило чуть ли не в стазис. Щит оплыл, а огненное веретено перестало вращаться. Но дальше-то тупик. Что делать? Гардемарины повалились без сознания, а может и хуже — превратились в овощей или погибли, но оставлять их Джину нельзя.

Потом ни маги на том берегу, ни артиллеристы не могут бить по Джинну пока я и моряки тут. Вытащить такую ораву не могу, может перебить и бежать? Опять не могу, хоть и нерационально, но не могу. Сотня молодых парней, и я вижу по загорающимся огонькам разума, после моего с Барсиком удара выжили почти все и при этом остались в полном разуме. Не могу! Надо пробовать уничтожить голема. Тем более сейчас он сильно уязвим.

Один. Диски сорвались со своих гнезд на доспехе. Шесть боевых модулей вгрызлись в пассивно висящий щит Огненного Голема. Кинетические удары и режущие кромки из чудесного металла неплохо справлялись со своей работой. Тем временем я вытащил «Вскрыватель» и «Маладшего» и дал Иль Бо приказ действовать самостоятельно. Дитя Моря стало заходить справа, Барсик слева.

Два. Стазис Джина стал понемногу проходить, застывшее пламя вновь набирало цвет, а веретено пока медленно, но закрутилось. В это время я взял под контроль одного из моряков, усадил его на катер и отправил на тот берег спасать ребенка. Следом поднял еще парочку и заставил собирать своих товарищей на яхту и как можно быстрее бежать.

Три. Голем взвыл разъяренной сиреной, шесть дисков вгрызлись в огненное веретено и видно причиняли чудовищу страшную боль, если оно может такое испытывать. Но вой явно указывал что может, это радует. Джинн стал бессистемно метать вокруг себя комья огня. Я на скоростях уворачиваюсь а вот морякам вроде попало, но те маги воды пока справятся, а не успеют сбежать сам начну их убивать.

Четыре. Гардемарины, видно, получили поджопник откуда-то из канцелярии Петра Ивановича Романова. Потому, что вместо безмозглых попыток воевать с Духом Пустыни стали осознано собирать более пострадавших товарищей и в темпе грузиться на яхту. Это хорошо, а то уже думал брать грех на душу.

Пять. Все, мне не до гардемаринов, чертов Джин очухался раньше, чем я думал. Мы с Ирбисом пока не готовы повторить свой ментальный удар, после двух раз подряд наши резервы почти исчерпаны, нужно накопить сил. Э-хе-хе, придется побегать. Диски продолжают грызть тело Голема, а я как-бы это не было страшно начинаю сближаться с разъяренной огненной стихией.

Шесть. Мечи начинают кромсать внешний щит Духа. Пара артефактов работает на удивление эффективно, видимо мои железяки сделаны именно для такого врага. Вплетение ментальной магии крушит броню Голема, и я догадываюсь почему. Тварь является сплавом ментальной и стихийной магии, причем ментал — это каркас плетения, а стихия огня его наполнение. Нет каркаса и сегмент брони с пшиком выпускает из себя живое пламя.

Семь. Я практически прорубил путь к телу Джина, но чуйка громко орет, что эти успехи слишком хороши. И правда, коварная тварь готовила ответ. Не размениваясь на мелочи Дух запустил в меня стену огня. Анализ! Бежать бессмысленно, принять огонь на себя? А переживу? Отзываю диски к себе и формирую из них щит, скукожившись прячусь за него. Раскаленные языки пламени уже около меня, но тут на меня падает линза воды, Иль Бо выручил.

Восемь. Барсик прыгнул на Пустынного Духа со спины. Его когти рвут тело врага, а неосознанные ментальные удары раз за разом прошивают мозг твари. Я, успешно переждав стену огня, вновь отправляю боевые модули грызть Голема. Следом с мечами на перевес бросаюсь в атаку, при этом наношу одновременно удары мечами и менталом. С другого боку в бой бросается Иль Бо. В месте, где встречается магия огня и магия воды вверх с шипение поднимается столб пара.

Девять. Мы слабее, но нас трое. Он хочет вырваться и пополнить запасы энергии телами русских гардемаринов, но как только пытается уйти в одну из сторон, на него начинают сыпаться мощные удары. Голем пробует сосредоточиться на ком-нибудь из нас, но я уже вижу его тягучие, медленные мысли и легко купирую все попытки врага вырваться.

Десять. «Вскрыватель» с конструктом магии разума уже кромсает само тело Голема. Сочетание силы артефакта и плетения ментала просто убийственно для противника, он становиться все меньше и меньше и уже практически сравнялся с нами в росте. Иль Бо со своей стороны давит голой силой магии воды, а Барсик несмотря на жар рвет тело голема когтями и продолжает глушить менталом. Если бы не наши постоянные атаки его мозга, Дух пустыни мог бы реализовать тысячу способов спасения, но его замутненный разум не видел даже самых очевидных решений.

Одиннадцать. Я проник в его сознание, а точнее остатки того, что было. Голем явно утерял свою индивидуальность, личность, это скорее сплав инстинктов самосохранения, жажды убийств и жестокости. Такое чудище нам не нужно. Но память магического конструкта полна секретов, собранных за тысячелетия жизни в Дешт-Кевир, быстро скачиваю в себя все, что там лежит, особо не разбираясь.

Двенадцать. Мы с Барсиком созрели для новой, пусть небольшой, но атаки. И я не упустил эту возможность, наш ментальный удар вбил сознание Голема в землю, сохранять жизнь такому нельзя, и мы втроем добиваем уже несопротивляющегося врага.

После всего я устало откинулся на землю, рядом прикорнул Ирбис и с удовольствием гладил шелковистую шерстку питомца. Барс жмурился и потешно мурлыкал от счастья. Битва и хорошая рыба, что еще нужно воину-барсу? Вы спросите откуда рыба? Иль Бо после битвы пошел окунуться в воду и вытащил несколько рыбин, уже заплывших в канал. Их питомец и поедал, время от времени отрывая от жирных тел огромные куски. Только один вопрос не давал Ирбису покоя: «Когда мы пойдем на ментальную рыбалку?». С того путешествия котенок любил приманить в море косяк рыбки побольше и заставлять ее прыгать на палубу корабля.

*****

— Коллеги, как вы оцениваете потенциал ментата? — спросил Петр Иванович Романов, сидя в удобном персидском кресле.

— Он не слишком силен, но как это не парадоксально сумел зайти намного дальше, чем его более талантливые предшественники, — задумчиво высказал Кайзер Германской Империи.

— Опасен ли Чинхва? — суетливо спросил император Персии, он чувствовал себя довольно неуютно в окружении лидеров сильнейших держав, хотя и формально являлся хозяином сегодняшнего приема.

— Пока нет, — спокойно изрек Император Поднебесной.

— Хмм… с его удачей возможно он скоро станет серьезной проблемой? — задал вопрос в никуда Император Франции.

— Удача — капризная девка, — весомо бросил Романов, — если ментат зависит от нее, значит до настоящей силы ему далеко. Посмотрите бой с големом он выиграл только за счет массированной бомбардировки и армии магов. Честно сказать эти силы при грамотном управлении справились бы и без ментата.

— И все же, я сторонник того, что проблемы надо устранять до того, как они выльются во что-то серьезное, — Император Поднебесной был невозмутим, но, по существу, предлагал уничтожить Чхоля.

— Чинхва не враг нам, — возразил император России, — он отлично отработал против Британии, я бы не хотел терять такой инструмент.

— Что же, эта точка зрения мне понятна, — выразил свою позицию Кайзер.

— От него больше пользы если он жив и наш союзник, чем от мертвого, — вступился за Чинхва Повелитель Франции.

— Решено, — подвел итог Романов, пятый голос Падишаха пока был не в счет, все решали Императоры четырех сильнейших держав.

Глава 11 Сокровище Али-Бабы

В приемной Императора сильнейшей в мире державы царило уныние. Его Величество последние месяцы был сильно не в духе. Крупные потери в Европе, назревавшая война за колонии в Новом Свете, а теперь утрата доминирующей роли в Индийском Океане. Владычица Морей затевала много войн и всегда выигрывала за счет чужих штыков: сталкивала Францию с Германией, выступала на стороне голландцев против Испании, пользовалась обидой пуштунов против Персии или сепаратистскими настроениями Кавказа в противостоянии с Российской Империей.

Но веками отлаженная схема стала давать сбой. Намечавшаяся война кланов Поднебесной и России на территории Дальнего Востока решилась мирным договором. В Европе два извечных противника — боши и лягушатники — заключили неожиданный союз и собрали мощную коалицию. В Новом Свете при поддержке Кайзера и Валуа испанцы затеяли войну на юге. А теперь вот такая мощная оплеуха в Индийском Океане.

Британия уже смирилась с потерей претензий на Восточную Африку, но ведь четверка мощнейших государств мира вполне может перенести интерес на Азиатский Треугольник и Юго-Восточную Азию. А если учесть, что аборигены Австралии еще сопротивляются, равно как и Мауи с Новой Зеландии, то все может стать намного грустнее.

Все эти отнюдь невеселые расклады были сейчас на уме у большей части сотрудников Форин Офиса, которых вызвали на прием к Императору во главе с лордом Хоксбери. Опытные чиновники предчувствовали просто очешуительный разнос и заранее готовились к публичной порке. Двор долго терпел, делал поблажки, давал время исправиться, а по итогу получал результат хуже нежели предыдущий.

Обычно главу Форин Офиса пропускали без томительного «маринования» в приемной, как лицо особо приближенное и обличенное высшей степенью доверия. Но сегодня ситуация поменялась коренным образом, лорд Хоксбери стоял в зале около получаса. Причем именно стоял, так как для ожидающих аудиенции иных опций не было: ни кресел, ни диванов.

Чего уж там, даже пройтись туда-сюда было непозволительно, стоять на вытяжку как верный солдат Империи, вот и весь выбор. А для довольно тучного сановника, к тому же страдающего подагрой это было невыносимо мучительно. Император прекрасно знал о недуге своего министра, так что это явно осознанная оплеуха, так сказать разогрев перед мордобоем. Томительное и тревожное ожидание подошло к концу, двери зала приемов открылись и лорд Хоксбери, наконец предстал перед Повелителем.

— Ваше величество, — склонился в глубоком поклоне глава Форин Офиса, сейчас он был без команды своих замов, которых оставили в приемной.

— Лорд Хоксбери, я недоволен вами! — гневно высказался Император Британии.

— Ваше величество, я верой и правдой служу…

— Молчать! Провалы в вашей работе привели к тому, что Империя как никогда близка к потери своего положенияв мире! — в этот раз сюзерен был просто взбешен.

— Ваше Величество, но вопрос с Чинхва…

— Хоксбери, вы идиот? Вы собрались обсуждать со мной действия сельского клана? У вас враждебный союз в акватории Индийского океана, холодная война с Европой, реальный конфликт с испанцами… А вы сосредоточились на как там Хи…? Чи…нхва?

— Ваше величество, они ключевой…

— Хоксбери во имя нашей школьной дружбы, закрой свой рот! Ты и в учебе был туповат, но старателен, но сейчас этого мало. Соберись! Есть хоть один успех? Что там с тем щекотливым делом? — тон правителя немного потеплел, все же Хоксбери его товарищ по детским играм и просто хороший друг.

— Все прошло идеально ваше величество! — глава Форин Офиса воодушевился тем, что наконец-то расскажет о своих успехах, да и почувствовал расположение Императора.

— Хоть что-то… Как все приняли главы государств?

— Как и ожидалось, они спровоцировали молодого Чинхва на ненужный героизм, — голос Хокбери был полон энтузиазма.

— Ты уверен? — нахмурился правитель.

— Абсолютно, в охране Русского Императора, и Владыки Поднебесной были соответствующие специалисты и артефакты, способные решить данную проблему. Ну и ход с яхтой русских был однозначно срежиссирован. Безусловно моряков использовали в темную, но сам факт их такого несвоевременно появления говорит о многом, — быстро зачастил лорд, боясь вызвать очередной гнев сюзерена.

— Логично…. Есть какие-то намеки на раскол?

— Думаю мы только посеяли зерна сомнения. Император Китая безусловно голосовал за немедленное уничтожение ментата, он имел самый печальный исторический опыт столкновения с магами разума. Возможно, колебался французский Валуа.

— Но Романов все перевесил?

— Безусловно, двор Российского лидера славится своими экспериментами в этой области.

— Я слышал, что у них не получилось каких-либо определенных результатов?

— Это так, но их ученые полны оптимизма и эксперименты с евгеникой продолжаются даже с большим энтузиазмом, это если судить по размерам ассигнований.

— Что же исследования исследованиями, но на этом можно сработать. Пошевелите эту болячку, если ментат успешно отразит все наши атаки — это будет повод для Китая решить вопрос радикально. Если не отразит, значит одним врагом Империи будет меньше.

— Исполним, Ваше Величество.

— И помни Хоксбери твоя цель не Чинхва, менатат лишь инструмент. Используй этот фактор, столкни наших врагов… Понял? Человек, род или даже клан не может угрожать Империи!

*****

Несмотря на скомканный конец, оценка Саммита была на высоте. Самые важные его участники, как оказалось, довольно спокойно достигли столицы и устроили afterparty в одном из роскошных дворцов Падишаха. При этом сильных мира сего ни капли не беспокоил вопрос с Духом Пустыни и с теоретическим концом света. У меня появилось стойкой ощущение театральности произошедшего, но подтвердить свои сомнения было не на ком. Лица в чем-то осведомленные закрыты щитами, а остальные знают меньше меня.

С нашей стороны потерь почти не было, если забыть о сбитых вертолетах и их экипажах, но на фоне масштабов трагедии это было не так-то и много. В итоге мы спасли одного ребенка, девочку, которую забрал я, и двух подростков: странноватые парни, азиаты, на вид лет по шестнадцать, но довольно крепкого телосложения. И самое интересное я их не видел в ментальном плане, при том, что артефактов при них не обнаружили. Но с этим можно разобраться позже.

Сейчас кластеры в бешенном темпе перебирали скачанную память голема. Я сортировал сведения по ранжиру их важности и возможности применения здесь и сейчас. Есть пара довольно приличных кладов с золотом серебром и драгоценными камнями, несколько схронов с артефактами, утерянная библиотека, склад предметов искусства… Голем судя по воспоминаниям заставал людей, прячущих добро в пустыне, и сжигал.

Истукану было все равно на ценности, но они иногда привлекали новые жертвы, поэтому Дух Пустыни такие места запоминал и периодически их навещал. С учетом такой охраны все ценности были в порядке и ни одна монета не попала в чужие руки. Эта территория за века стала табу для всякого рода авантюристов и искателей кладов, но надо поторопиться, слухи о гибели Джина разойдутся быстро, а желающих разбогатеть найдется ой как не мало.

Пока везде царил хаос и неразбериха, я под предлогом поиска следов тех людей, что натравили на нас голема, разослал в пустыню партии поисковиков. Причем на основные точки рванули вертолеты, в них погрузили тяжей, которые были приспособлены для выполнения земляных работ и магов земли. Задача моих людей тривиальная — грабеж. Будем откапывать клады и возить их на корабли. Кстати, со стороны эскадры также выдвинулись морпехи для поддержки операции.

Я сам с Джун Хи, его учениками, тремя аэронавтами и рыцарями на двух геликоптерах отправился в центр владений Духа Пустыни. Там было то, во что я не мог поверить. И это, понимая, что информация получена как бы из первого источника. Несмотря на чуждость сознания Огненного Голема я в конце концов сделал вывод, что это не спятивший с ума отголосок человеческого разума а, «Иной»! В отличии от Иль Бо Джин не был плодом ритуала или артефакта, это было живое существо. Безумно древнее и абсолютно чужое.

И это существо пыталось мать его размножаться. Все эти нападения, сжигание целых кочевых поселений — были попыткой набрать энергию необходимую для процесса почкования. От так сказать основного тела, отделялся крохотный огонек, который имел шансы подрасти. Но за многие тысячи лет Джину ни разу не удалось сохранить нормальное потомство.

В седой древности виной тому были охотники из числа людей. Персы крали маленьких големов, и использовали в войнах, что не в последнюю очередь и стало источником могущества армии Падишаха. Резкое же снижение поголовья Духов Пустыни привело со временем к поражению от объединенной армии греческих Полисов, которые, кстати, были величайшими магами воды.

Много позже, размножатся не получалось из-за каких-то болезней если так можно выразиться по отношению к Джинам. Потомство появлялось, какое-то время боролось за жизнь и погибало. Численность Джинов катастрофически быстро уменьшалась, и в вскоре остались лишь немногие представители этого вида, самые сильные и живучие. И они, защищая себя от людей, жгли все вокруг. Это в свою очередь вызвало новый виток ответных мер от людей, пока само существование Джинов не стало легендой.

Неумолимое время стерло даже память о древних существах и способах взаимодействия с ними. И вот один из «иных» встретился на моем пути, а перед смертью оставил информацию о своем потомке. Кстати, до меня начало доходить, что Джин вполне мог унести свои тайны с собой и лишь надежда на то, что я смогу дать жизнь последнему заставила его раскрыться. Хотя кто его знает, может это хитрый ход и коварный Дух Пустыни заманивает пищу к своему ребенку?

Но не пойти я не мог, единственно предпринял меры предосторожности взяв с собой бойцов и питомца. Не слишком много, чтобы не насторожить соглядатаев, но достаточно чтобы помочь в случае неприятностей. Логово Джина пряталось в сети пещер в центре неосвоенной части Дешт-Кевир. Несколько песчаных барханов, торчащие из толщи песка зубья скал и абсолютная пустота. Все вокруг выжжено безжалостным персидским солнцем, а то, что уцелело пало жертвой Огненного Голема.

Мои люди распределились вокруг входа в пещеры, внутрь я вошел только с Барсом. Остальные могли послужить пищей голему. Если Дух Пустыни передал мне настоящие воспоминания, то меня ждет переход по сети пещер, зала, скрытая в лабиринте переходов, в центре которой установлен магический конструкт, внутри которого словно в теплице растет небольшой язычок пламени.

Без сторонней помощи этому «ребенку» не выжить. Дух Пустыни потерял за свою долгую жизнь около сотни своих детей. Вырождение его рода привело у тому, что самостоятельно потомство не могло пересечь десятилетний рубеж существования. Да и все это время малейшая случайность приводила к гибели молодых Духов. Только специальное плетение могло хоть как-то сохранить жизнь потомства.

В прошлом десяток «детей» погибли из-за животных, так или иначе нарушивших покой огонька. Джин истребил все живое вокруг. Растения, прораставшие даже в пустыни, погубили еще десяток потомков и голем сжег все в глубину на десятки метров. Остальные просто медленно угасли. Выжил лишь один, тот кого однажды забрал человек, мощный менталист не в пример мне. Подозреваю это был Хан Ханов, и он играючи совладал с тем, с кем мы сегодня превозмогали при помощи не самой маленькой армии, и даже не стал убивать Пустынного Духа, оставил на размножение.

Мой предшественник был вооружен дисками, мечами, на его руке браслет, на теле доспех… есть еще какие-то артефакты, но в целом я оказывается собрал многое из того, что принадлежало Хану Ханов. Эта картина стала решающей в моем желании попытаться забрать маленького Джина. Смог он, смогу и я!

В реальности было все как в воспоминаниях Пустынного Духа. Зала освещенная едва теплящемся «Огоньком», живущим как комнатное растение под колпаком магии. Я взглянул на него менталом. Пусто! Ничего, совершенно ничего. Черт! Барсик сел неподалеку, недоуменно фыркая, но он получил от меня приказ не мешать, а потому улегся на прохладный пол и задремал.

Я как бы это было не смешно сел помедитировать. Честно сказать всю жизнь относился довольно скептически ко всем этим практикам, но мир показал эффективность некоторых, казалось бы, шарлатанских приемов. Я принял удобную позу, сосредоточился и выпустил наружу как бы туман магии разума. Тонкая сеть ментала покрыла всю пещеру и осела инеем там, где прятались жгуты силы.

О-го-го! Колпак над «огоньком» был совсем не прост. Жилы силы, вплетенные в каркас пещеры, струной натягивали защиту над мальцом. Забери я кадку с ребенком Духа Пустыни, и пещера тут же рухнет, погребая нас под толщей породы. А вот и ловушка от Голема. Хотя… зачем? Месть, желание истребить… нет «Иной» мыслил другими категориями, чуждыми человеку.

Это больше похоже на тест. Если я покажу достаточный уровень ментальной магии, значит смогу сохранить жизнь потомку Джина. Ну а на нет, спроса нет. Будем относиться к этому так, но не забывая возможность очередной пакостной ловушки. Кластеры загудели от напряжения, перебирая рисунок плетения. Ответ лежал на поверхности, но простой смертный для вычисления всех векторов сил и сверки результатов засел бы тут как минимум на год, это и то имея под рукой суперкомпьютер. Однако Джинн отжег!

Решение было изящно. Одно вкрапление в рисунок и контур поддерживающий свод и другой отвечающий за колпак начинали действовать независимо друг от друга. Любая, малейшая ошибка, и все тут накроется тоннами камня. Хмм… значит «Иные» предпочитают не силу, но разум. Интересный расклад, учитывая, что Джинн лупил нас как полоумный отморозок. Хотя кто его знает, может это было осознанное самоубийство? Тысячи лет одиночества, отчаянье, враги кругом…

Я как надежда возник у него перед смертью, тогда, когда менять что-либо было поздно, да захотел бы один из тех, кто когда-то правил миром, смотреть как его потомок служит? Смириться мог, выбрать как путь сохранения вида мог, но сам жить с этим? Да похоже на то, если я что-то понял в логике Джинов. Как жаль, такой учитель магии разума мне бы не помешал. Хотя в скачанных воспоминаниях было несколько закрытых «сундуков», возможно там собрано то, что я ищу.

Так с ловушкой вроде разобрались. Но как сохранить жизнь «огоньку», он и вправду очень нестабилен, любой перенос или нарушение внутреннего баланса в колпаке грозят ему смертью… Еще раз выпускаю туман, но теперь уже целенаправленно, только на «огонек». Вроде как рентген, и то приходится дозировать силу, а вдруг ненароком наврежу ребенку.

Так, что тут у нас? Черт! Структура явно нежизнеспособна, каркас плетений сложный, но явно видно множество хрупких мест, как будто короед постарался, и самое паршивое просто менталом тут дело не исправить. Основная жила — огонь, сильна, на нее и опирается весь основной конструкт. Но вот ребра каркаса выполнены из плетений всех стихи и ментала! Черт надо внимательнее посмотреть на Иль Бо.

То есть все стихии соединены в одно целое, скреплены менталом. А направление магии указывает наиболее ярко выраженная жила. Здесь может помочь только маг универсал, обладающий всеми четырьмя стихиями и менталом в придачу. Таких я точно не знаю. А если объединить менталиста и магов? Не получится, образно за видение отвечает ментал, за действие — стихия. Как объяснить тому же Джун Хи, куда какой жгутик силы подсунуть, тут и зрячему то будет трудно, а слепому — невозможно. При этом иногда нужно вплетать ментал и стихию вместе…

Я решил попытаться сам. Вытащил наружу Иль Бо и попробовал манипулировать с его самым тонким жгутом силы. На удивление получилось! Раньше для меня работа со стихиями была табу. Но как оказалось с дружественной силой и в микроскопических объёмах я могу управлять. А именно это и нужно для такой тонкой работы. Я что-то вроде ткача или мастерицы с парой спиц и мотком водяной жилы. Начал понемногу вплетать синие жгуты в каркас «Огонька».

Сука! Сука! Долбаный самонадеянный ублюдок! Ну куда я полез? Каркас перекосило и стало в буквальном смысле ломать. Щибаль! Я же косорукий идиот, который впервые увидел столь сложную структуру, впервые увидел жгут силы, впервые смог им манипулировать и тут же полез решать проблему, которую Дух Пустыни не мог решить несколько тысяч лет. Твою мать!

Глава 12 Вызов!

Идиот, гребаный идиот! Я начал стабилизировать Голема Огня водной стихией. Щибаль! Огонь — водой! Что делать? У меня в охране есть маги земли, одаренных со стихией воздуха нет. Да и смогу ли я пользоваться их силами? Магия Иль Бо она как бы родная что ли. Какая-то трансформация происходит со спасенным мной Големом воды, наш с Анабель артефакт роднит его магию со мной. Но я связывал это с тем, что подпитка идет от невесты… А теперь появилась мысль о том, что может быть браслет как-то помогал ментату осваивать магию стихий?

Решил, что «чужая» магия мне не поможет, я силу Иль Бо то еле использую, а тут такая тонкая работа. Судорожно пытаюсь выплести жгуты воды, которые с таким трудом ввел в каркас, но становиться только хуже. Структура начинает разрушаться еще быстрее. Мое внутреннее время замедленно, все восемь кластеров работают в бешенном темпе в поисках решения. Пробую ментал, пытаюсь манипулировать стихиями, ищу жилы земли, буквально раскладываю на молекулы воздух…

И вдруг меня охватило знакомое чувство. Сила стихий подхватила с земли и подняла над полом. Приятная тяжесть легла на плечи, а в руках возник Посох. Раааааа!!! Я пытаюсь обуздать огромную мощь, но это мне не под силу. А может делаю что-то не так? Зачем контролировать силу? Я пропускаю ее через себя и… приятный поток бугрит мои мышцы, наполняет бодростью каждую клетку…

Я выхватываю из потока пучок сил и начинаю вплетать жгуты в каркас. Одно за другим меняю ребра в каркасе «Огонька». Работа идет быстро, но хитросплетений много, и я кропотливо восстанавливаю сантиметр за сантиметром. И вот работа закончена, потомок «Иного» стабилизирован, с облегчением откидываюсь на спину.

— Привет, — звучит в моей голове чужая мысль.

— Ну здравствуй, — тут же ответил я, понимая кто говорит.

— Тебя прислал родитель?

— Да

— Значит он ушел?

— Да.

— Он говорил, что так будет и предупреждал, что ты меня заберешь.

— Именно поэтому я и пришел.

— Я вижу своего собрата, он живет в твоем хранилище?

— Да, так он всегда со мной и может получать силу.

— Замечательно, я займу соседнюю с твоим другом ячейку.

На этом мыслеречь прекратилась, а на моем браслете стало на один свободный слот меньше. В пещере больше не было ничего ценного, в обиталище Джина ступала нога только одного человека — Хана Ханов. Кстати, он бы мог использовать эту пещеру как надежное место для схрона. Хотя в те времена Джинн не был такой уж большой проблемой для сильных магов или обладателей артефактов. Просто в Дешт-Кевире такие встречались редко и совсем не интересовались Пустынным Духом.

Я оглянулся вокруг и с удивлением увидел, что Барсика нет рядом, а внутренние часы показывают, что прошло три дня! Я занимался «Огоньком» без малого семьдесят часов. Неудивительно что Ирбис вышел наружу, наверное, проголодался. Я встряхнулся, оглянулся вокруг и быстрым шагом выбрался наружу. В лагере ждал верный Джун Хи, а из тени радостно мурлыча тут же выскочил Барсик.

Котенок и вправду проголодался и с удовольствием поедал любимую рыбу. Выхватив его мысли, я понял, что верный питомец дважды выходил поесть и утолить жажду и неизменно возвращался в пещеру, никого, не подпуская ко мне. Тем временем в моих руках чудом возникла гигантская тарелка с кучей еды, Джун Хи привык к своему подопечному и знал, что мне нужно в первую очередь.

Огромные куски мяса, тушеных овощей и риса исчезали с невероятной скоростью, равно как и несколько литров соков, капсулы с микроэлементами и витаминами. Несмотря на то, что сегодняшнее приключение обошлось без травм и увечий, сил и энергии я потерял не меньше, чем после боя с грандом. Но самое главное — дело сделано, а восстановиться смогу в два счета, только дайте побольше еды. Когда первый голод был утолен, я обратил внимание на встревоженное лицо Джун Хи. Стоп! Он явно беспокоится не за мое состояние.

— ???

— Сабом-ним, у нас неприятности, — тут же ответил на мой невысказанный вопрос телохранитель.

— Что случилось?

— Коканд бросил вызов Свободному Клану…

*****

Штаб наступающей армии Коканда находился в трехстах километрах от Мангышлака. В пустыне буквально за несколько недель выросла современная база. Противовоздушное прикрытие осуществляли два суперсовременных ЗРК «Фридом». По большому счету в один комплекс входило три дивизиона ракет земля-воздух на базе гигантских траков, шесть пушечно-ракетных комплексов на гусеничном ходу, звено разведывательных БПЛА, радиолокационный комплекс и целая куча служб обеспечения.

В принципе одна такая система надежна закрывала от ударов с неба всю территорию на километры вокруг, но два ЗРК, перекрывая сектора ответственности, могли решить практически любой вопрос, связанный с угрозой с неба. Возможно, кто-то посчитал бы такую защиту избыточной, но полковник Маккейн, помнящий как русские бомбардировщики смешали дивизию гуркхов в северной Африке, твердо усвоил, что средств ПВО много не бывает.

На земле база в принципе не нуждалась в защите. Это был центр огромной атакующей армии Коканда, которая в свою очередь являлась лишь прикрытием основной операции. Более ста тысяч клановой пехоты тюрков, бактрийцев, пуштунов и даже несколько кланов из Индии были готовы атаковать пределы Уйсуней, Аргынов и Свободного клана Чинхва. Давно это земля не знала столь масштабного вторжения. Лорд Грейсток после знатной оплеуху полученной Британией в Индийском Океане с легкостью получил разрешение на полномасштабную операцию.

Раньше политики долго переливали из пустого в порожнее, оценивали риски, взвешивали позиции Китая и России, прогнозировали потери в случае неудачи и в конце концов запретили бы операцию. Но сейчас Королева Морей спешила доказать всему свету, кто мире хозяин. И такой мощный удар мог показать колеблющемся, что Британский Лев все еще силен и ни Восточный Дракон, ни Северный Медведь не соперники разъяренному Царю зверей!

Клановые армии не могли действовать одной сплоченной армией. Но это и не требовалось, силы на той стороне были так же разобщены и не имели одной монолитной армии, связанной единым центром управления. Задача захватчиков была простой. Треть армии, в основном тюрки Коканда должны были ударить на востоке. Каракалпаков было опасно использовать против их соотечественников, засевших на Мангышлаке, а вот против Уйсуней, старых врагов их вполне можно задействовать.

Центр взяли на себя бактрийцы, там они по прогнозам столкнуться с армией Аргынов стянутых сюда с Севера. Эти племена редко пересекались друг с другом, общей границы у них никогда не было. Здесь сложностей не ожидалось, дисциплинированные бактрийцы выполнят любую волю своих господ — британцев.

На западе атакуют лучшие силы кланов: воинственные Пуштуны и сильные в магии индийские кланы. Эти воины уже несколько веков перенимают опыт британкой армии, они лучше вооружены, обучены и тактически грамотны. Танки, броневики, артиллерия, поддержка ударными вертолетами и авиацией делают эту группу самой опасной в предстоящем противостоянии, если не считать войска напрямую подчиненную полковнику Маккейну.

А вот полковник собрал под своей рукой настоящую элиту, пятьдесят тысяч пехоты, состоящей из матерых ветеранов. Гуркхи — верные псы британцев, в бой на Мангышлак пойдут лучшие из кланов Непала: Гурунги, Шерпы и Таманги. Все непальцы в обязательном порядке проходили парашютную подготовку, могли без бронетехники и тяжелого вооружения на равных противостоять полноценным армейским подразделениям. Это были идеальные десантники, штурмовики укреплений, войска для работы в тылу противника.

До начала операции оставались считанные дни, но полковник Маккейн все же проклинал нерешительность лондонского командования, атаковать нужно было сейчас, когда все противники упиваются триумфом в Сузах, а самоуверенный мальчишка Чинхва увел единственную ЗРК от Мангышлака, оставив полуостров беззащитным от атак с воздуха. Но пока трусишки Форин Офиса не убедились в том, что русские и китайцы в очередной раз их нагрели, ждать отмашки было бесполезно. Главное, чтобы потом не было бы поздно!

— Майор Томпсон, есть изменения в диспозиции противника?

— Полковник Маккейн, все по-старому. Они, конечно, зашевелись, наши приготовления трудно не заметить, но ничего радикального сделать не успеют. Более того сейчас самый удобный момент, фрегат «Азов» далеко от Мангышлака и для атаки нам даже не нужно привлекать помощь Форин Офиса.

— Ты же знаешь, майор, наверху любят потянуть, чертовым пиджакам невдомек, что минуты их промедления оборачиваются тысячами жизней верных сынов Британии. Но это все лирика, давайте к делу. Майор Линдеман, как скоро вы присоединитесь к Гуркхам?

— В течении недели, быстрее вскрыть линию обороны будет тяжеловато.

— Не быстро, но мы можем подгадать наше выступление, так что непальцы будут без брони пару дней.

— Было бы прекрасно сэр, вы же знаете брать укрепления впопыхах это слишком большие потери.

— Это понятно, капитан Харрис, что у вас?

— У нас лучшие полетные карты, спутниковая система отработала на все сто. Штурманы транспортов изучили маршруты, они доберутся до цели даже с закрытыми глазами. Ударная авиация готова бомбардировать позиции Чинхва хоть круглосуточно.

— Отлично, капитан Глот, а чем вы нас порадуете?

— Все готово, ждем только одобрения Форин Офиса. Но мы полагаем операция станет возможной только после того, как лидеры стран покинут Сузы.

— Ну что же, господа, мы сделали все что могли, осталось только ждать.

*****

Моя Эскадра пока шла по каналу, до выхода в Каспийское море было несколько часов. Я давно ждал нападения со стороны Коканда, даже определенным образом провоцировал британских сателлитов на атаку. Вызов от возможных оппонентов был неизбежен. Свободный Клан не имеет защиты государства, а потому войну мне могут объявить не только кланы, но даже страны.

Поводов конфликтовать с Чинхва до сих пор было немного. Сильные союзники, бедные земли и сложная логистика. Но со строительством Канала все эти аргументы против войны резко сошли на нет. До меня стало легко добраться морем, открытие месторождений сделало земли Чинхва достаточно привлекательными, а союзники казались сильными лишь на фоне соседей, а вот возможные противник со всего мира превращали и этот фактор в ничто. Так что ждать можно было кого угодно, и я, трезво оценивая силы клана, не мог полагаться на случайность.

Тенгиз был самым уязвимым местом Свободного Клана. Потеря крупнейшего месторождения нефти или просто инфраструктуры грозила лишить Чинхва доходов не неопределенное время. А нет денег — нет мощной армии. Нужно продержаться как минимум год, лучше два и тогда финансовые потоки за вырученное черное золото позволят надежно защитить всю территорию Свободного Клана.

Я и мои военные аналитики понимали, что самыми первыми нанесут удар Британцы, тут и общая граница, и сложные отношения, и жажда реванша… Кланы Шантигара из Российской Империи или бойцы Китайской Империи перед таким конфликтом должны будут в любом случае узнать позицию своих сюзеренов, а она могла быть и резко отрицательной, все же я постарался стать удобным союзником. Хотя если будет шанс заменить чужих Чинхва на свой клан, кто устоит перед соблазном?

Понимая все это я решил разыграть первый конфликт по своим правилам. Мы заманим противника туда, где нам удобнее всего воевать и где мы даже в случае неудачи не понесем серьезных потерь. Эти радужные планы я рисовал исходя из невеликой численности войск Коканда и возможной не очень щедрой поддержки Британцев, которые с большой неохотой позволяли своей армии учувствовать в наземных конфликтах.

Но вести полученные Джун Хи в корне меняли все. Вместо пятидесяти тысяч кокандцев и пары дивизий британских сухопутных сил противник собрал более ста пятидесяти тысяч бойцов и грозил вообще захватить всю Степь. Видимо я сильно недооценил тихого и спокойного лорда Грейстока и, конечно, не мог предусмотреть оплеуху, нанесенную Коалицией Британскому Императору. Все эти факторы привели к тому, что мной же спровоцированное нападение грозило перерасти в катастрофу.

Данные разведки поступали на «Азов» в режиме реального времени. Мы спешили к Мангышлаку, чтобы хоть как-то минимизировать последствия первого авианалета. Вздох облегчения вызвало то, как британцы распределили свои силы. Если бы они тридцатитысячным корпусом блокировали силы Дулатов и Каракесеков, и навалились бы основными войсками на Чинхва, то шансов достичь своих целей у нас не осталось бы.

Мои союзники безусловно атаковали бы противника, но далеко от дома они не смогут оперировать всеми силами, часть войск придется оставить для охраны родных кочевий. Тогда у Кокандцев на Мангышлаке был бы решающий перевес в людях и технике. Но самоуверенные лайми отправили почти половину своих войск на захват восточных и центральных земель тюрков, а это давало мне шанс притворить в жизнь первоначальный план.

*****

В бескрайней степи тревожно пахло порохом, бензином и потом тысяч людей. По бездорожью маршировали стройные полки клановой пехоты Коканда, с редкими вкраплениями бронетанковых частей. Армия вторжения не отличалась большой численностью или экстраординарным оружием, тем не менее недооценивать полнокровные дивизии совсем не стоило.

Поднебесная Империя, получив данные от разведчиков не предприняла никаких мер. Разве что усилила пограничные части в Турфане. Китайцы по привычке привыкли не к активным действиям и риску, а предпочли дождаться, когда противники погубят себя сами. В этот раз даже ВВС северо-западного округа осталась равнодушна к конфликту, хотя ранее эти ребята не упускали возможность погонять кочевников по Степи, весело расстреливая подвернувшиеся юрты и крупные скопления аборигенов.

Три десятитысячных корпуса кокандцев первыми вступили в войну. Дивизии атаковали Уйсуней на рассвете. Прекрасно вооруженные отряды специального назначения вырезали передовые дозоры и углубились вглубь территорий независимых тюрков. Немногочисленные танки и БМП громыхая броней торили путь для пехоты. Войска шли без артиллерийской подготовки, обоснованно полагая что у Уйсуней нет серьезных укреплений или большого количества техники. Вышколенные британцами полки работали как часы захватывая километр за километром.

Однако дальше так удачно начавшаяся атака по неведомым причинам стала захлебываться. Авангард столкнулся с турдахаудами Дулатов, а это были страшные противники. Воины возникали из ниоткуда, наносили удар и вновь исчезали. При этом это были не одиночные «супермены», а тысячи солдат с современным оружием и неслабой магией.

На своей земле элита клановой пехоты устроила агрессорам кровавую баню. Минные ловушки, меткий и своевременный огонь минометов, небольшие, но удачно расположенные колонны бронетехники — Дулаты воевали по-новому, дикари легко и непринужденно применяли современные боевые машины, показывали чудеса слаженности и взаимодействия.

Отличная связь, огневая поддержка и немаленькая численность завели офицеров армии Коканда в тупик. И когда вроде бы выход из него был найден, треть корпуса перешла на сторону Дулатов. Это были кланы, изначально не хотевшие братоубийственной войны с тюрками. Умело проведенная работа нашей разведки и предложенные земли с богатыми недрами, сыграли решающую роль.

Кокандцы, атаковавшие укрепленные позиции Дулатов, итак-то, не имели подавляющего преимущества, а после удара в спину от своих же соотечественников оказались и вовсе в тяжелой ситуации. Тем временем Дулаты получили помощь от Каракесеков и сами перешли в атаку. За считанные часы поредевший корпус кокандцев был вначале взят в клещи, а потом и вовсе окружен. Образовавшийся котел некому было прорывать извне, а солдаты, попавшие в окружение были полностью деморализованы и сдались в течении нескольких дней.

Глава 13 Война!

Я наконец достиг командного центра армии Свободного клана, организованного между Мангышлаком и Тенгизом. К нашему удивлению британцы довольно спокойно пропустили «Азов», хотя разведка прогнозировало прорыв границы Персии и разбойничий налет на судно, особенно уязвимое в относительно узком Канале. Лишить нас защиты против налета с воздуха, как мне казалось, было основной целью нападавших, хотя если хорошо подумать…

Четыре ЗРК Перун, стоящие на страже в Тенгизе были на одно-два поколения старше «Дыхания Дракон», а по документам и вовсе проходили как старье чуть ли не середины прошлого века. Причем визуально отличить старую и относительно новую систему было невозможно. Дополнительная покупка пушечных и ракетных комплексов убедила потенциальных противников в том, что Чинхва пытаются склеить оборону Тенгиза из допотопного старья.

Так что наши четыре Перуна, которые в совокупности стоили одного ЗРК «Дыхание Дракона», а то и двух таких систем, были списаны со счетов. Но они в принципе и не должны принимать участие в предстоящем сражении. До того, как случился Саммит, я считал, что вооружения, поставленного рядом с Мангышлаком с лихвой хватит для отражения любой британской угрозы. Но понимание того, как Канал поменял расклад в регионе, может толкнуть лайми на отчаянные меры.

В целом пригонять на бой с Чинхва объединенную армию Коканда, Пуштунов и Непала было уроном чести для британцев. Победителей не судят, но, если такие силы потерпят поражение это будет полное фиаско. В принципе Лорд Грейсток заранее подстелил соломки, нападение на Уйсуней и их союзников Аргынов как бы намекало на то, что битва шла три на три. При этом лайми сосредотачивали против Чинхва свои самые боеспособные подразделения: гуркхов и пуштунов.

Кокандцы отправленные на Восток и бактрийцы, ударившие в центр, по сути, были дымовой завесой. Удар эти армии наносили по пустынным землям и в идеале должны были «отвоевать» никому не нужные нейтральные земли, закрепиться и оттянуть на себя силы Дулатов и Каракесеков. Главная задача — не дать экспедиционным корпусам этих кланов присоединиться к Чинхва. Я со своей стороны планировал примерно то же, только в наших мечтах турдахауды и каскыры должны были ударить по Коканду и оттянуть на себя часть британской армии.

Но Королева Морей пошла на репутационные риски и привлекла к операции на Мангышлаке слишком много сил. В принципе Британия уже проиграла. С той армией, которую собрал Свободный клан, да еще и в обороне мы в любом случае размажем британцев. А такое поражение, когда огромная Британия, напрягая все свои силы не смогла разбить всего лишь Свободный клан — позор. Более того авантюристы, рыцари, наемники и романтики всего мира, узнав о таком, начнут пробовать на прочность земли находящиеся под протекторатом Империи, а это может стать началом конца, как когда-то произошло с Священной Римской Империей.

Вопрос только в том, чтобы данная победа не стала пирровой для Чинхва. Цена виктории может стать слишком высокой, а для меня сейчас потеря даже трети сил клана неприемлима. Время поджимало, набрать достаточную мощь для реализации замыслов Чинхва я после такой войны не уже не успею. Нужно срочно менять тактические наработки, без мощного фокуса не обойтись.

Сейчас Чинхва были на пике своего могущества. Тридцать тысяч клановой пехоты сформированы еще в Корее. Это закаленные боями, прекрасно оснащенные, опытные люди. Каждый из них абсолютно предан Чинхва, бойцы выросли с мыслью о том, что их жизнь посвящена клану. Если у клана все будет хорошо, то и клан позаботится о своих детях. Общее превыше личного, вот девиз рядовых членов почти любого клана, по-другому такие структуры бы не выжили.

Помимо костяка из тридцати тысяч клановой пехоты было десять тысяч Морских Драконов. Чжэнфэй ничем не уступали Чинхва, также мотивированы, так же отлично вооружены и обучены. При этом что корейцы, что китайцы имели в своих частях танковые части, РСЗО, БМП, современную артиллерию. Пехота насыщена индивидуальным тяжелыми вооружением: крупнокалиберными пулеметами, гранатометами, противотанковыми ружьями, ПТУРсами, ПТРК…

А в случае с Чинхва мы довели численность тяжей до невероятной тысячи единиц, такой армии шагающих машин в этом мире еще не видели. Ко всему у Чинхва было более двадцати процентов от численности личного состава бойцов в экзоскелетах, а это больше пушек, пулеметов и ракет на каждое подразделение. Что делало два взвода Чинхва равными по огневой мощи как минимум простой роте.

Помимо элиты клановой пехоты у нас были армии Адай, Шекты и Табын, более двадцати тысяч Каракалпаков, две тысячи «Пустынных Ястребов», десантники клана Фо, флот поморов с морской пехотой, и флот Чжэнфэй в Оманском заливе. К тому же из беженцев из Империи Коре были сформированы полки, вполне боеспособные части, если учесть, что там было довольно много бойцов из кланов Тхэбон, Бохай и Пенхва. Костяк этих сил возглавил Тэсо и сейчас там собралось более пятнадцати тысяч бойцов. Так что я мог выставить до ста тысяч солдат и офицеров, современную авиацию, бронетехнику и артиллерию, таких сил точно хватало для того, чтобы размазать армию Лорда Грэйстока.

Однако, если изначально я рассчитывал на нестойких и довольно слабых кокандцев, то сейчас против нас были гордые Пуштуны и просто невероятно стойкие Гуркхи. Пуштуны зарекомендовали себя упорными, умелыми и дерзкими бойцами. Их держава сотни лет противостояли разным захватчикам, поэтому воины этой бедной, горной страны были одними из самых опасных в мире.

Что же касается гуркхов… Это элита, люди считающиеся себя бойцами от бога. Непальцы выступают в качестве карающего меча Островной Империи уже несколько сотен лет. Самые горячие точки планеты, самые опасные битвы, самые безнадежные военные конфликты, гуркхи тянули на себе то, что французы отдавали на откуп Иностранному Легиону, а русские Казакам. Это прирожденные воины, солдаты готовые умереть и покрыть свое имя славой. Такие просто так не отступят, а значит впереди тяжелый бой.

Это-то меня и пугало, приведи британцы сюда двести тысяч бактрийцев и мы все равно смогли бы обратить их в бегство, а вот пуштунов и особенно гуркхов придется убить. Но время для боя, когда ярость дерется против ярости, честь не позволяет сделать и шага назад, а гордость и смелость бойцов столь запредельна… это время еще не наступило. И весь мой штаб пытался изобрести способ отбиться от британцев и не потерять слишком многое.

Мангышлак был превращен в огромную ловушку. ЗРК «Дыхание Дракона», который по мнению всех ждал перебазирования в Оманском заливе уже давно тайно перемещен к Мангышлаку. Секрет, о том на каком корабле Морской Дракон отправил подарок своей внучке, уже был секретом Полишинеля. Все спецслужбы мира знали, что неприметное судно обеспечения в составе боевого флота Поднебесной и есть место базирования грозной ЗРК. Но по факту сейчас на сухогрузе стояли лишь элементы какого-то старья, а само судно лишь отвлекало внимание противников. Более того мы ждали диверсии.

Вокруг Мангышлака сосредоточили перехватчики, бомбардировщики и около семидесяти тысяч пехоты: вся клановая Чинхва, Чжэнфэй, сборная солянка из Кореи, морская пехота поморов, «Пустынные ястребы», воздушные десантники клана Фо и немного адайцев. Последние, по сути, должны были сыграть роль приманки и оттянуть на себя пехоту Коканда, чтобы подставить под удар элиты моего клана.

Часть каракалпаков остались охранять Тенгиз, а вот армия из основной части воинов клана Мангыт, бойцов независимых родов Табын и Шекты численностью до двадцати тысяч вклинилась вглубь нейтральных территорий плато Устюрт. Эти войска должны были ударить в тыл силам Британии, втянувшимся в сражение.

Кочевники с одной стороны слабые в прямом столкновении из-за отсутствия тяжелого вооружения и неумения им пользоваться, были с другой стороны идеальными исполнителями для работы по тылам наступающей армии. Они прекрасно знакомы с этими местами, умеют и любят воевать в условиях пустыни, мобильны, дерзки и весьма эффективны в налетах, которыми по большому счету и занимаются всю жизнь.

Ударил и отступил прекрасная тактика для таких вооруженных формирований. Единственным условием для успешности такого плана должно быть отсутствие проблем с авиацией, но у нас были планы как этот вопрос решить. Однако все это касалось кокандцев, а вот как будут двигаться пуштуны и гуркхи совсем непонятно. Непальцы так вообще считались чуть ли не экспертами в войнах, где армия работала без тылов и без прослеживаемой логистики, а это ломало все планы.

К тому же бактрийцы рвущиеся в Степь между территориями Чинхва и Дулатов могли нарваться на наш резерв и разрушить замыслы об ударе в тыл. Это конечно зона ответственности турдахаудов и усиливших их каскыров, но при таких масштабах исключать возможность случайного столкновения не стоило. Тем более в пустыне довольно трудно спрятать такую армию.

Но первую битву в этой войне выиграли мы. Сработала наша заготовка с кланами Коканда. Правда готовили мы ее для Мангышлака, но и так получилось неплохо. Тюрки, тайно согласившиеся на переход в Степь, нанесли удар в спину вчерашним повелителям, а объединенная армия Уйсуней и Аргынов довершила разгром. Теперь на восточном фронте над британской колонией угрозой нависла пятидесятитысячная армия кочевников, которая уже начала захватывать земли вдоль Ферганского хребта. И уже недалек был тот час, когда огромная армия возьмет перевалы и огненной лавиной хлынет на плодородные земли внутреннего Коканда, а там и до владений Пуштунов рукой подать.

*****

Боевые пловцы Роял Мэри по праву считались подразделением номер один в мире. Операции «Вспышка ярости», «Главный шанс», «Танкерная война» и другие были вехами в славной, многовековой истории специальных сил Британского Флота. Маги воды издревле пользовались страшной славой у всех флотов мира, действуя из морских пучин, незаметные, бесшумные они меняли расклады сил в крупнейших морских сражениях.

Мастер стихии в порту мог уничтожить целую эскадру, а подразделению учителей по силам потопить современную атомную субмарину. Новые технологии, мины, акваланги, оружие лишь увеличили возможности таких подразделений. Конечно, были артефакты, маги, специализирующиеся на противостоянии именно боевым пловцам, но все же это была грозная сила, один из столпов британского могущества.

Этой ночью тройка элитных бойцов была сброшена прогулочной яхтой «Кремовая Пышка» в десятке километрах от базирования флота Чжэнфэй. Спецназ работал под действия клана или какой-нибудь второстепенной слабенькой державы вроде Египта. Поэтому сухогруз «Шэнь» было решено утопить банальным способом: несколько мощных мин ниже ватерлинии и все, просто и без затей.

Сейчас мастеров воды способных тайно уничтожить огромный корабль было не так-то и много, а вот дураков с аквалангом и минами хоть пруд пруди. Правда мало кто из них мог подобраться незамеченным к флоту Морского Дракона, напичканного сторожевыми артефактами, но мало ли какие древние артефакты могли оказаться у египетских мамлюков или сомалийских пиратов? Так что во взрыве корабля-носителя ЗРК «Дыхание Дракона» можно было обвинить добрый десяток стран.

Тройка спецназовцев, состоящая из мастера воды и двух подмастерьев без особых проблем, преодолела огромное для простого человека расстояние. Можно было подбросить боевых пловцов поближе, но британцы, зная протоколы Морского Дракона, который любое судно в радиусе десяти километрах считал базой морских пловцов или шипматкой мини субмарины решили перестраховаться, тем более для трех одаренных это было не расстояние. Родная стихия как будто сама проложила для своих адептов высокоскоростное шоссе.

Эхолоты, датчики скорости, артефакты обнаружения жизни… все это британцы умели преодолевать, оставаясь невидимыми для самых навороченных систем обнаружения, профессионалы экстракласса не могли облажаться в скрытном проникновении к такому заурядному объекту как сухогруз. Тем более часть его боевых собратьев вышла в тренировочный рейд, а в порту оставалось лишь пара незначительных сторожевиков, причем между боевыми кораблями флота Чжэнфэй и сухогрузом успели вклинится ряд танкеров и транспортов.

В гавани, в ожидании открытия Канала, было довольно тесно, сотни кораблей прибыли для того, чтобы пройти в ранее закрытое Каспийское море одними из первых. Поэтому Чжэнфэй не смогли настоять на том, чтобы между их боевыми кораблями и транспортом поддержки не было чужих судов. Тем более китайцы все еще пытались уверить остальной мир в том, что это не чем не примечательный сухогруз, а не база для суперсовременного ЗРК.

Так что охрана вокруг «Шэня» была не на высоте. Возможно, экипаж базы «Дыхания Дракона» и подготовлен лучше, чем команда обыкновенного сухогруза, но этого прискорбно мало для того, чтобы противостоять тройке элитных боевых пловцов, которые мало того, что были одаренными, так еще и прекрасно владели современными средствами подводной войны.

Десять километров преодолены за счет практически не оставлявших следа артефактов, которые давали пловцам что-то вроде движителя, скорость небольшая, зато незаметно и бесшумно. Пришлось потратить целых два часа на весь путь, долго, нудно, зато безопасно и китайцы так и не смогли никого обнаружить.

Дальше три мины с нулевой плавучестью, которые бойцы во время движения держали перед собой, надежно примагничены ко дну сухогруза «Шэнь». Таймер взведен заранее, оставалось лишь дать ему старт. Британцы предусмотрительно оставили в запасе четыре часа: два на то, чтобы достичь «Кремовой Пышки» и еще два, чтобы успеть под крылышко Шестому авианесущему флоту Роял Нави.

Время подобрали оптимально, за четыре часа Морские Драконы навряд ли обнаружат мины, тем более большая часть экипажа по данным разведки получила сегодня увольнительную. Моряки как водится много времени проводили в портовых кабаках, а как иначе удержать две тысячи матросов в чужом порту? Только учения и бодрящие увольнительные с выпивкой и продажными девками спасали положение, именно этим Морские Драконы и занимались. Фрегаты и катера в море, экипажи сторожевиков и судов поддержки в барах.

Это небрежность дорого обойдется Чжэнфэям, понадеявшемся, что ничего серьезного на время проведения Саммита не произойдет. Но насколько знал руководитель операции, там и сам Саммит не обошли вниманием, поэтому до скромной диверсии в порту никому не будет дела. Можно, конечно, еще пару судов потопить, но оно того не стоило, оставшиеся в порту сторожевики были добычей явно недостойной таких охотников.

Когда тройка пловцов больше похожих на космонавтов в своей высокотехнологичной, обтекаемой броне с кучей непонятных, но грозного вида предметов, однозначно являвшихся оружием, взмыла из воды и приземлилась на палубе «Кремовой Пышки» у ее капитан Итана Барлоу отлегло от сердца. Моряк давно возил команды боевых пловцов на дело и за годы его службы случалось всякое: то ребята прибудут мрачные, не в полном составе, то и вовсе не вернуться, а иногда на палубу приземлялись и те, кто пришел по координатам вытащенным из британцев, да бывало и такое… Но сегодня все в порядке, прибыли свои, все трое и целехонькие.

— Сэр Уильям, как все прошло? — капитан держал в руках поднос с коньяком, сладким кофе и шоколадом, традиции встречи боевых пловцов были неизменны от Арктики до экватора, почему-то рыцари глубин всегда выныривали из воды продрогшие и голодные.

— Все хорошо, желтомордые макаки даже не проснулись, — с некоторой долей неуверенности ответил мастер воды.

— Вас что-то беспокоит? — Итан чутко улавливал оттенки настроения своего давнего соратника.

— Слишком гладко все прошло, старина Барлоу, слишком гладко. Ты же знаешь я этого не люблю, — задумчиво ответил руководитель операции, до сих пор чем-то обеспокоенный.

— Командир, просто вы привыкли к более сложным целям, а тут сухогруз, пусть и носитель ЗРК, но все же переделанный гражданский корабль. И потом они целый год торчат в этой бухте, тут немудрено и расслабиться.

— Есть резон в твоих словах, но все же Саммит и прочее…

— Так Саммит в километрах трехстах от берега, тем более я слышал там Ми6 устроили веселье намного занятнее нашего тихого мероприятия.

— Умеешь ты находить нужные слова, Итан. Что там у тебя, — расслабился мастер и позволил себе взять с подноса стакан, давая сигнал своим подчиненным, которые только того и ждали. Марш-бросок в двадцать километров под толщей воды все же не самое простое испытание и натруженные мышцы требовали алкоголя, калорий и отдыха…

Глава 14 На море

В персидском порту неожиданно взлетел на воздух китайский сухогруз. Очевидцы увидели подброшенное вверх огромное судно, зарево пожаров и скорую гибель корабля. По счастливой случайности большая часть экипажа находилась в увольнительной на берегу. По предварительным данным из более чем пятидесяти членов экипажа погибло человек пять, не больше. Хотя более осведомленным чиновникам было известно, что с корабля вытащили больше тел, правда это были не китайцы, а какие-то европейцы.

— Командир Ляо, сухогруз «Шэнь» взорван в порту.

— Кто-то из экипажа пострадал?

— Нет, мы увели людей заранее.

— Это были не профессионалы? — недоумевал командир Ляо, убрать людей вовремя не вызывая подозрений было трудно. Как предугадать, когда британцы совершат дивизию? А на судне кто-то все-таки должен находиться. Спасти всех можно было только в одном случае, когда диверсанты будут обнаружены заранее. Но это возможно только в случае, если нападение совершат не самые лучшие бойцы. А это могло говорить о том, что цели операции не достигнуты.

— Нет командир, это высококлассные бойцы, просто в качестве средства уничтожения они использовали мины, притом довольно старого образца, засечь получилось их.

— Как они поверили в то, что корабль обитаем?

— Мы разместили на нем британцев, пойманных на шпионаже в зоне ответственности Поднебесной Империи.

— Понятно, а обратный путь боевых пловцов отследили?

— Боевых пловцов мы без мин тут же потеряли, но ранее в десяти километрах от порта встала в дрейф прогулочная яхта «Кремовая Пышка», после предполагаемого сброса пловцов она продолжила плавание, но через два часа легла на обратный курс. Мы просчитали время необходимое пловцам для пути в порт и обратно и пришли к выводу, что яхта и есть судно обеспечения.

— Неплохо, вы что отслеживали все подозрительные корабли?

— Да, командир, нам дали доступ с к спутнику, который подвесили над Персией на момент визита Императора в страну.

— Понятно, что предприняли в отношении судна обеспечения и боевых пловцов?

— Через десять минут их остановят наши корабли, возвращающиеся с учений. К слову, яхта идет к Шестому авианесущему флоту, нам придется прибегнуть к самым решительным мерам.

— Выполняйте, оно того стоит. Давно не удавалось захватить боевых пловцов Британской Империи.

— Не факт, что они не уйдут.

— Не факт, но судно обеспечения и экипаж скорее всего удастся взять. Но и для пловцов я так понимаю есть несколько сюрпризов.

*****

На «Кремовой пышке» царило праздничное настроение. Операция по уничтожению шипматки грозной ЗРК «Дыхание Дракона» прошла успешно. Личный состав приняв законные сто грамм отличного французского коньяка на этом решил не останавливаться, тем более командир был не против расслабиться. Что-то не давало ему покоя, а хороший коньяк позволил расслабиться и отдохнуть после несложного, но выматывающего задания. Неспешный, ленивый разговор прервал встревоженный чем-то капитан корабля. Итан Барлоу заметно нервничал и даже забыл отдать честь.

— Сэр Уильям, поступил запрос от эскадры Чжэнфэй, — голос старого морского волка дрожал от нехороших предчувствий, а интуиции Барлоу стоило доверять, он не раз спасала жизнь самому капитану, его команде и пассажирам.

— Это нейтральные воды, игнорируйте их, сколько осталось до Фьюриоса? — подобрался боевой пловец, предчувствуя неприятности.

— Четыре часа ходу, — печально проинформировал Барлоу.

— Радируйте контр-адмиралу Джобсу, пусть высылает перехватчики, надо охладить пыл этим молодчикам. И держите курс на Шестой флот, в эфире с китайцами не звука, — голос мастера воды внушал уверенность и надежду. Британцы не привыкли к тому, чтобы им кто-то мог угрожать на море.

Когда Итан вышел из каюты, боевые пловцы, не сговариваясь отложили коньяк и закуски. Моряки стали облачаться в свои костюмы. Каков бы ни был исход столкновения с эскадрой Чжэнфэй, маги воды сумеют ускользнуть, ибо еще не придумали боевого корабля способного остановить человека-амфибию. Но вот экипажу «Кремовой Пышки» придется несладко если дело дойдет до пушек, яхте нечего противопоставить фрегатам Поднебесной.

Китайцы не стали миндальничать, одна предупредительная очередь поперек курса, чисто для протокола, а потом сразу удар главным калибром. Тянуть время Чжэнфэй не собирались, понимая, что скоро тут могут показаться самолеты лайми. От мощного залпа несчастную яхту, кажется, распылило на атомы. Не ожидавший такой прыти сэр Ульям по итогу потерял одного из своих соратников. Взрыв десятка снарядов в непосредственной близости смертелен даже для одаренных.

Оставшаяся в живых пара боевых пловцов была сильно дезориентирован, но все же сделав правильные выводы устремилась на дно. Следом последовала ожидаемая серия взрывов глубинных бомб. Вертолеты и пушки кораблей не поскупились, эскадра накрыла чуть ли не квадратный километр. Если сэр Уильям решил бы уходить в сторону, а не вниз, то их неминуемо зацепило бы взрывами, итак-то, неслабо поболтало.

Однако сюрпризы от китайцев на этом не закончились. Под водой боевых пловцов ждали, так сказать, коллеги, только было их раза в три больше, и они с ходу стали разряжать в двойку противников могучие артефакты. Вода вспенилась от техник и ударных волн магии. Все произошло слишком быстро и неожиданно, а когда мастера Уильям откинулся с трезубцем засевшем глубоко в плече, а подмастерье закрутился, запутавшись аж в трех сетках, британцам осталось либо умереть, либо сдаться. Лайми ожидаемо выбрали жизнь.

— Командир Ляо, мы взяли сэра Уильяма и одного из его учеников. Одаренных обкололи наркотиками и готовят к отправке.

— Они должны быть у господина Чинхва как можно быстрее, погрузите их на самолет. Но маршрут проложите подальше от зоны боевых действий, западный берег Каспия самое оно то. Следом Астрахань, а уже потом люди Чинхва сами решат, как доставить пленных до повелителя.

— Будет исполнено.

*****

Поверенный осторожно вошел в кабинет генера-губернатора. Однако после серии неудач, сегодня британцы достигли кое-какого успеха. Правда гибель команды, осуществившей подрыв, немного смазала радость победы, но цель достигнута, а Британия найдет себе еще много верных солдат взамен павшим воинам.

— Лорд Грейсток, зенитно-ракетный комплекс «Дыхание Дракона» уничтожен! — бодро отрапортовал поверенный, хорошие новости всегда легко приносить.

— Прекрасно! — не сдержал эмоций счастливый генерал-губернатор, знавший что чуть ли не половина успеха операции на Мангышлаке зависит от результата действий боевых пловцов, — нужно обязательно представить сэра Уильяма и его учеников к награде!

— А вот с этим будут проблемы, лорд Грейсток, сэр Уильям, равно как и его помощники пропали без вести, то же самое касается и команды яхты обеспечивавшей доставку группы до побережья Персии, — как будто прожевав лимон сказал поверенный, а вот такие новости он бы предпочел не доводить до руководства.

— Версии? — лорд по понятным причинам был резок и немногословен.

— Есть уверенность, генерал-губернатор, — выложил свои соображения повереный, — «Кремовая Пышка», так называлась яхта обеспечения, перед исчезновением радировала на «Фьюриоз» о проблемах с эскадрой Чжэнфэй и даже просила поднять в воздух ударные самолеты.

— И что в итоге?

— Контр-адмирал Джобс поднял в воздух дежурное звено Еврофайтеров, но они не нашли даже обломков, атаковать эскадру Чжэнфэй без доказательств ее нападения на британский корабль наши летчики не решились.

— Нда… но по большому счету это мы первыми взорвали их корабль обеспечения, китайцы имели право на такую реакцию, а то, что наши не смогли уйти чисто… это вопрос. Сделайте доклад в Ми-6 возможно у нас утечка, не вижу другого способа отследить тройку боевых пловцов.

— Будет исполнено, лорд Грейсток.

— И дайте знать полковнику Маккейну, что кроме фрегата «Азов» с устаревшим «Перуном» его больше ничего не держит, теперь операция полностью в его руках.

— Да, лорд Грейсток.

*****

История с «Дыханием Дракона» сработала на все сто. Армия британцев была дезинформирована касательно наших возможностей по обороне воздушного пространства, а это уже половина успеха. Более того мы спровоцировали британский флот на активные действия, и они не заставили себя ждать.

Часть эскадры, состоящая из боевых кораблей, блокировала флот Чжэнфэй в акватории Оманского залива. Формально между флотом клана и боевыми судами целой державы не могло быть разногласий, и такое поведение британской эскадры должно быть осуждено мировым сообществом, но, когда это волновало Владычицу Морей?

Разъяренные уничтожением своего корабля обеспечения британцы придумали сотню формальных поводов чтобы удержать корабли Чжэнфэй в порту, в котором они застали врасплох китайскую эскадру. Под предлогом расследования гибели своих соотечественников лайми всячески третировали и провоцировали подданых Поднебесной.

Формально Роял Нави морское право не нарушали, в этом они были доки. Воспользовавшись своими крючкотворами, лайми затеяли формальное, безнадежное дело в одном из европейских судов. Но цель была не победа в судебной тяжбе, а получение полу легитимной возможности блокировать корабли Чжнфэй в порту.

Однако все эти действия были абсолютно бесполезны с точки зрения общепринятой военной логики. Эскадра Чжэнфэй могучая для аналогичного флота любого из кланов мира была, по сути, ничем в сравнении с «Шестым авианесущим флотом», а большая половина его состава отвлекалась на блокаду. А сам флагман — авианосец «Фьюриоуз» так и вовсе исключался из игры при таком раскладе.

Но британцы не зря были самой сильной морской державой в мире, да и глупыми их адмиралов очень трудно назвать. Разгадка странного поведения прозвучала для всех громом среди ясного неба. Что-то много последнее время стало сенсаций вокруг Канала. Британская Империя официально обнародовала передачу авианосца «Фьюриоз» и фрегата «Корнуолл» в аренду Коканду.

Для таких действий есть определенные ограничения по водоизмещению, передавать уж очень мощные флоты в поддержку сателлитов нельзя, неписаное правило Кодекса Кланов. Ни одна держава в мире не рисковала отдать в аренду авианосец с таким куцым сопровождением, но в случае с Каспийским морем для британцев сложились просто идеальные условия.

Восточный берег Каспийского моря не был закреплен ни за одной из держав, а значит признавался открытым морем, то есть британцы формально могли спокойно ходить вдоль побережья Мангышлака и Тенгиза, даже не участвуя в войне. А будучи сданными в аренду Коканду так и вовсе имели право делать в моих водах все что угодно.

В любом другом случае авианосец в Каспийском море мог разве что рассмешить. Такой дорогой корабль пал бы легкой жертвой в ограниченном пространстве, имея всего два выходя из естественной «бутылки». Материковая авиация, ракеты, а в некоторых случаях и береговая артиллерия с легкостью могли уничтожить такой уязвимый в тесном пространстве корабль.

Но сейчас выступить против фрегата и авианосца в Каспийском море было некому. Даже если русские пойдут на конфронтацию и попытаются помочь своим протеже Чинхва передачей корабля, то именно в данный момент у них нет ничего способного завалить не то, что авианосец, но даже фрегат. Эскадра поморов же придется перехватчикам «Фьюриоуза» на один зуб. При этом укороченная британская флотилия разом решала все вопросы армии Коканда. Положение могли и должны были спасти корабли Чжэнфэй, которые надолго стали бы гегемоном в акватории Каспийского моря, но они блокированы на неизвестное время и вряд ли успеют к раздаче «слонов».

Еврофайтеры авианосца получат возможность действовать в непосредственной близости от шипматки. А это увеличенный боезапас под крылом и большее время в воздухе и конечно частота взлетов. Этот ход сразу ставил под угрозу воздушной атаки и Мангышлак, и Тенгиз, при этом британский фрегат сразу выводил из игры наш «Азов», а при поддержке самолетов лишал нас возможности оперативной переброски войск как по морю, так и по суше. Кстати, весь флот поморов так же выходил из игры.

При этом вопрос о перемещении «Фьюриоза» и его сопровождения по Каналу Каспий — Оман был решен сразу, как только главы держав подписали соглашение, присваивающее ему статус международного. Согласно морскому праву, владельцы Международных каналов должны были обеспечить равный доступ военных и торговых судов всех держав. Блин я был против такого пункта в соглашении, но партнеры в лице Российской Империи и Персии резонно аргументировали, что отсутствие такого пункта отвернет как минимум половину клиентов в пользу Суэцкого Канала, который такую формулировку в свой устав включил.

«Канал должен всегда оставаться свободным и открытым как в мирное, так и в военное время для всех торговых и военных судов без различия флага. Право свободного прохода через канал имеют во время войны также и военные корабли воюющих держав. В канале, в его выходных портах и в водах, прилегающих к этим портам на протяжении 3 миль, запрещаются всякие действия, могущие создать затруднения для свободного судоходства. Блокада канала признается недопустимой».

Сука! Британцы умыли нас нашим же соглашением о Канале. Они не блокировали вход в Оманском заливе, а лишь притормозили эскадру Чжэнфэй в порту, при этом сам порт был вне трехмильной зоны от устья Канала. Сами лайми спокойно воспользовались своим правом и переместили авианосец и фрегат на Каспий, в одну секунду поменяв весь расклад сил на внутреннем море, ранее считавшемся песочницей Российской Империи.

Я проделывал кучу действий: выбивал корабли у будущего тестя, скупал боевой флот у Российской Империи, наивно полагая что эти меры обеспечат мне превосходство в Каспийском море на годы вперед. И вправду кто сунется сюда большой эскадрой, которую легко можно разгромить с суши. А вот если мериться «москитным» флотом, то равного эскадре поморов при поддержке Чжэнфэй на Каспии еще долго не будет.

Но кто мог подумать о таком изящном ходе со стороны Туманного Альбиона? Одним росчерком пера все потуги Чинхва, многомесячный титанический труд и огромные финансовые вливания были по большому счету слиты в унитаз. Откровенно я ждал чего-то подобного, и готовился к битве на Каспии, но при этом мне грезилось что под рукой будут корабли Чжэнфэй, а противник не рискнет ничем большим кроме фрегатов и корветов. Однако жизнь в очередной раз показала, что может предвосхитить все самые смелые фантазии.

На суше если не абзац, то близко к тому, на море так вообще фиаско, фига себе я спровоцировал британцев! Кажется, это может оказаться последняя провокация в моей недлинной карьере главы клана. Все-таки сильно не хватает Дю Кюна и его ребят. Если клановая пехота перешла ко мне со всей структурой управления: штабами, офицерами, младшим командным составом, то вот от разведки Чинхва остались лишь жалкие кусочки, которые я все это время пытаюсь склеить.

Есть немало резидентов, но что они без внутренних служб? В Сеуле сгинули целые департаменты, наработанные годами связи, а самое главное аналитический центр, который умел сделать правильные выводы из собранной информации и худо-бедно спрогнозировать реакцию противника. Этого всего клан лишился в войне, а такие вещи за два-три года не восстановить, от того и ошибки в управлении и такие вот невероятные сюрпризы от британцев.

До сих пор нас спасал класс противников. Кочевники, кланы с периферии не могли противостоять даже тем немногим разведчикам, что остались у Чинхва. Полевой армейской разведки и нескольких штатских агентов вполне хватало, чтобы собрать оперативную информацию. Но сейчас, когда нам противостоят профессионалы сильнейшей в мире державы изо всех щелей показались наши слабые мета.

Скорость, наглость и неординарность ходов пока вводила противника в заблуждение, а потом неясные возможности ментата… Но с каждым разом британцы будут видеть все больше и больше прорех в обороне, а если потеряем инициативу — сожрут. Чинхва при любом раскладе должны победить в текущем конфликте, у меня всего один шанс на то, чтобы выполнить волю Клана.

Глава 15 Разгром

От отрогов Гиндукуша до скрывающихся за облаками вершин Памира когда-то простиралась Бактрия, сильнейшая из сатрапий Персидской Империи. Бактрийцы составляли четверть населения крупнейшей в прошлом страны, а ее воины были самыми боеспособными в войске Падишаха. Значение этого народа было столь велико, что наместниками сюда назначались вторые лица государства: наследные принцы или родные братья Шах-ин-шаха.

Бактрия — опора трона, и в то же время источник непокорства. Слишком сильна и независима была эта страна, не раз бактрийцы претендовали на первые роли в Персидской Империи, не раз становились участниками восстаний и мятежей. Но тогда Балх держал под рукой согдианцев, маргианцев и, собственно, бактрийцев. Однако, сейчас эта некогда гордая держава скукожилась до микроскопических размеров и полностью зависела от своих покровителей — британцев.

Именно поэтому лучшие сыны Бактрии, ее воспетые в легендах воины глотали пыль в далекой Степи. Тысячи лет назад даже Падишах Персии не рисковал отправлять сюда свои многочисленные войска. А после прихода Хана Ханов эта область вообще стала табу для завоевателей. Только Великие Империи рисковали идти войной на Степь. А сейчас ведомые волей Британского Императора и бактрийцы вступили в войну с грозным соседом.

Тридцатитысячная армия бактрийцев осторожно пересекла границу тюркских владений и тому были причины. Мрачная слава турдахаудов гремела сотни лет. Эти отморозки вырезали захватчиков с особой жестокостью. Нередко агрессоры находили свои передовые дозоры с собственными яйцами в зубах, а убить по-тюркски, сведя за спиной руки и ноги несчастного у них было вместо приветствия.

А их союзники каскыры так и вовсе считались людьми с удовольствием, пьющими кровь из горла еще живых жертв. Цепные псы клана Каракесек своей жестокостью могли удивить даже видавших виды бактрийцев. Единственным утешением было то, что турдахаудов и каскыров в составе кланов становилось все меньше и меньше, да и некогда грозные бойцы пасовали перед современной техникой и автоматическим оружием.

Разведчики бактрийцев на баги и мотоциклах разошлись по степи широким веером. Оптика, камеры, дроны — технических средств было в избытке и все они тщательно просеивали песок плато Устюрт в поисках противника. Дальнюю разведку осуществляли звенья БПЛА. Командующий армией бактрийцев чувствовал, что до столкновения с силами противника остались считанные часы.

По замыслу полковника Маккейна армия должна была при первом столкновении с передовыми частями Дулатов и Каракесеков выдвинуть вперед сторожевые полки и под их прикрытием начать строить укрепленные позиции. Для этого бактрийцам придали огромную по местным меркам инженерную часть.

Были реквизированы экскаваторы, бульдозеры и самосвалы. В огромных фурах везли маскировочные сети, мины, пулеметные турели, сборные пункты наблюдения и даже отдельные сегменты будущего укрепленного района. Был разработан проект развертывания такого комплекса прямо в поле в условиях огневого контакта с врагом.

Тем самым бактрийцы оттянули бы на себя огромную часть кочевников и даже если бы те попытались помочь Чинхва, зажатым на Мангышлаке, то неминуемо столкнулись бы с крепостью, а взять такие укрепления с кондачка было нереально. Учитывая цели вторжения, было подобрано и вооружение этой группы войск.

У бактрицев практически полностью отсутствовало наступательное вооружение, крен был сделан в сторону пушек, станковых гранатометов, даже пулеметы подбирались со станинами и щитками в надежде на стационарную установку. Все строилось с расчетом на установку в траншеях и бастионах будущей крепости.

— Господин командующий, разведчики обнаружили дозоры противника, — начальник штаба невольно допустил в своем тоне нотку облегчения. Всем надоело таскаться по выжженной солнцем пустыне, где кроме песка и сухого ветра ничего не было.

— Наконец-то, — точно также облегченно вздохнул генерал, — командуйте выдвижение сторожевых полков, а инженерные войска пусть начинают строительство линии укреплений. И да, в первую очередь разверните батареи, пушки против дикарей будут лучшим оружием.

— Командир, разведка нащупала два крупных соединения: на Западе располагается от пятнадцати до двадцати тысяч бойцов противника, на востоке группа из десяти тысяч, но похоже, что за ними есть еще какие-то войска.

— Хмм… ну с востока понятно, это Уйсуни или Аргыны, а что по западу?

— Наши дроны фиксируют знаки кланов Мангыт и Адай.

— Даже вот как! Спешно разворачивайте строительство крепости, мы должны задержать эти войска здесь. И доложите полковнику Маккейну, особенно надо отметить то, что у Чинхва на Мангышлаке на двадцать тысяч меньше пехоты чем мы полагали изначально!

— Будет исполнено, господин командующий.

Бах-Бах-Бабах….

— Что черт побери происходит?

*****

В двадцати километрах от разворачивающейся базы бактрийцев находился укрепленный лагерь объединенного войска клана Мангыт и родов Шекты и Табын. Эмир Мирзали — глава клана Мангыт — по праву возглавлял армию. Как в старину кочевники разделились на части. Левое крыло состояло из воинов рода Шекты возглавляемой мырзой Салибаем, правое было отдано мырзе Султанбеку и его верным Табынам. Двадцать тысяч бойцов, огромная по степным меркам армия.

Аскеры точили сабли на выступающие на плато Устюрт порядки пуштунов и даже возможно страшных своей неизвестностью и мрачной славой гуркхов, однако противник пришел откуда не ждали. На юго-востоке показались передовые отряды бактрийцев, смешавшие все планы Эмира. Что делать? Ввязаться в битву с новым противником? Но тогда без поддержки окажутся части засевшие на Мангышлаке. Отойти в сторонку? Но как оставить за спиной такую армию?

Эмир Мирзали давно держал связь с расположившимися неподалеку пограничными отрядами кланов Каракесек и Дулат, но тех было всего десять тысяч и переложить на их плечи армию бактрийцев по меньшей мере имевшей под ружьем тридцать тысяч бойцов было невозможно. Но связаться с соседями надо, заодно и определиться с планами.

— Это Эмир Мирзали, Свободный клан Чинхва.

— Я командир пограничной стражи союза Уйсуней и Аргынов, мырза Карамай.

— Сосед, баурым, вы знаете о тридцати тысячах бактрицев?

— Да, гонцы уже спешат за помощью. В течении двух дней нас будет двадцать тысяч, и еще десять тысяч прибудут до конца недели.

— О, хорошие новости, а то нашим войскам скоро выступать против пуштунов, бактрийцы в наши планы не входили.

— Мы знаем о вашей миссии ага, если вы подстрахуете нас день-два, то мы сами решим вопрос с обнаглевшими дехканами, — кочевник презрительно высказался о бывших землепашцах, которых местные воины никогда не держали за хороших воинов.

— Думаю пару дней у нас есть…

Бах-Бах-Бабах….

— Что черт побери происходит? — в руках эмира неожиданно зазвонил его личный телефон.

— Эмир Мирзали?

— Да, кто это?

— Я мастер Огран, союзник Чхоля Чинхва, хотел предупредить вас, сейчас мы уничтожим армию бактрийцев. Одна просьба не путайтесь под ногами, — довольно нагло и высокомерно заявил говоривший.

— Что же мастер Оган, мы с удовольствием понаблюдаем за вашими действиями, — с усмешкой ответил Эмир Мирзали, он в любом случае ничего не терял. Если неизвестные уничтожат бактрицев — отлично, если случится наоборот, то противник в любом случае будет потрепан, а нагловатый союзник получит заслуженный урок. Только одна мысль не давала покоя Эмиру Мирзали, а где все это время пряталась армия, начавшая громить несчастных бактрийцев?

*****

Перед порядками бактрийцев рябью взорвалось само пространство. Буквально из ниоткуда на незащищенные позиции посыпались бомбы, ракеты и мины. Массированный залп пришелся на войска скучившиеся на относительно небольшом пространстве. Колонны пехоты только разворачивались для того, чтобы начать окапываться, а боевая техника откатывалась назад, освобождая место инженерным войскам, приступившим к строительству капониров.

А следом из пространства, подернутого рябью на нестройные ряды бактрицев напали воины в футуристического вида броне. Причем пехоту поддерживали фантастического вида танки, боевые машины пехоты, а в небе появились ударные вертолеты. Техника и люди до начала сражения явно находились под действиями мощнейших артефактов скрыта, что позволило орденцам застать бактрийцев врасплох.

Орден атаковал противника с южной стороны, то есть в тыл. При этом наиболее боеспособные части бактрийцев как раз переместились назад, освобождая место инженерным войскам, и тут их застал массированный артиллерийский огонь. При этом канониры ордена переносили свои залпы с юга на север по мере того, как в разгромленные пушками ряды бактрийцев врезались воины ордена. Элитные бойцы, облаченные в непробиваемую броню, органично использовали как огнестрельное, так и холодное оружие. При этом даже одаренные не моги ничего поделать с невероятно быстрыми и умелыми солдатами.

Удар ордена страшен. Давно бактрийцы не сталкивались с противником, вооруженным мечами и кинжалами. Кровь, отсеченные конечности… только немногие мастера сабли служили очагом сопротивления, но даже приверженцы древних традиций ничего не могли поделать с мастерами меча к тому же защищенными композитной броней. Орденцы не брезговали вписывать в рисунок боя стрельбу из пистолетов, дробовиков и короткоствольных автоматов, что поднимало их эффективность на небывалую высоту.

Армия бактрийцев таяла с ужасающей скоростью, командный состав погиб одним из первых. Воины в доспехах-хамелеонах оставались невидимыми даже после того, как покидали странную аномалию, в которой прятались солдаты ордена. Эти невидимки загодя подобрались к штабу, офицерам и даже сержантам. И как только основные силы начали атаку, они вырезали всех офицеров противника.

Без должного управления и координации между частями бактрийцы превратились в избиваемое волками стадо. Нападавшие ударили мощно, слаженно и весьма прагматично. Противник мог бежать только навстречу силам Чинхва или пограничникам Дулатов, то есть по факту несчастные оказались в полном окружении. Был зазор между западной и восточной группами кочевников, но прорываться дальше на север?

Тридцатитысячная армия буквально за первые минуты боя потеряла едва ли не треть, а остальные солдаты были так деморализованы, что стали бросать оружие на землю, поднимать руки вверх и вставать на колени. Для полного разгрома огромной армии воинам Ордена потребовалось совсем немного времени. Да если бы кто-то фиксировал результат столкновения это определенно был бы мировой рекорд.

Переоценить значение неожиданного разгрома бактрийцев было невозможно. Это событие практически полностью меняло ситуацию на фронте. Теперь помимо огромной армии Дулатов и Каракесеков на востоке начавшей грабительский набег на предгорья Ферганской долины, под угрозой оказался и весь центр Коканда.

Высокотехнологичная армия ордена, которая как оказалось имела еще, и современные истребители-невидимки насчитывала без малого три дивизии отборной пехоты. Подразделения были обильно насыщены артиллерией, танками, средствами ПВО и многим другим. Черт, мои люди иногда даже не знали для чего предназначено то или иное вооружение, рядом с этими ребятами даже Чинхва выглядели парнями из прошлого века, а кочевники вообще смотрелись немногим лучше солдат с кремниевыми ружьями.

Теперь дождавшись подкрепления со стороны Каракесеков и Дулатов общая численность войск на плато Устюрт достигла семидесяти тысяч и между этой армией и центральными провинциями Коканда не было ни одного серьезного подразделения противника. Ничто не мешало огромной орде кочевников совершить набег на богатые города зарафшанской равнины, а там и рукой подать до родины пуштунов. Немыслимо, еще недавно гонимые тюрки, получили возможность вернуть себе огромные территории Коканда, а может и дойти до Индии.

При этом вся группа войск британцев, нацеленная на Мангышлак, оказалась в тяжелом положении. Открытая с фланга для удара со стороны объединенной армии Ордена и кочевников, она уже не могла безоглядно атаковать укрепления полуострова. Даже захват крепости Тузтау не давал гуркхам решительного преимущества. Что с того, если по итогу победители окажутся в кольце врагов, а их база, аэродромы и магазины с припасами будут захвачены жадными до добычи кочевниками.

Тотальное превосходство на море давало какое-то преимущество британцам, но численный перевес Чинхва на суше сводил на нет все плюсы, полученные британцами от рискованного ввода «Фьюриоуса» в Каспийском море. Пуштуны уже завязли в обороне перешейка Мангышлака, а танковый кулак майора Линдемана стоял за спиной верных вассалов Империи.

Операция вступила в завершающую стадию и полковнику Маккейну оставалось лишь разгромить укрепления Чинхва на Мангышлаке, подавить хиленькие средства ПВО и высадить огромный десант гуркхов. Но после потери двух огромных армий решиться на такой сумасбродный поступок было немыслимо.

Но что оставалось британцам? Отступать имея на плечах клановую пехоту Чинхва, причем отступать на порядки армии, которая за несколько часов разбила тридцать тысяч бактрийцев, все это неминуемо грозило полным окружением и скорой расправой. Что же делать? Полковник Маккейн разослал повсюду сотни БПЛА в поисках ответа на вопрос: «как спасти свою шкуру, а заодно и одну из перспективных колоний Британской Империи»

*****

— Что черт побери происходит? — гневно выговаривал полковник Маккейн своим офицерам, — майор Томпсон, кто на кого здесь охотится?

— Командир, мы отмечали в своем докладе, что ни бактрийцам, ни кокандцам не нужно атаковать пределы Степи. В задачу этих подразделений входило обозначение угрозы, строительство укрепленного лагеря и сковывание сил противника.

— Томпсон, как бы эти крохотные части смогли сковать те огромные армии, что вы проворонили? Мать твою, майор, вы докладывали о тридцати-сорока тысячах на востоке и о двадцати тысячах в центре! — полковник от бешенства брюзжал слюной, буквально заплевывая лицо майора. Маккейн имел привычку орать, приставив свое лицо почти вплотную к собеседнику. А зловонные слюни, вылетающие из его рта, многие воспринимали как преднамеренное наказание.

— Полковник, так и было на момент нашей разведки, я не знаю откуда взялось столько сил! — растеряно ответил майор.

— Вы идиот, Томпсон? Вы хотите уверить меня в том, что не заметили семидесятитысячную армию в центре и еще пятьдесят тысяч на востоке? Мы отправили шестьдесят тысяч бактрийцев и кокандцев против вдвое большего числа врагов! Да над нами будут смеяться все профессионалы, работающие на Империю. Это черт побери не просто прокол, это нахрен мать и отец всех проколов, это чемпион среди эпических обломов, когда-либо случавшихся с британской армией за всю историю ее существования!

— Но командир на востоке было сорок тысяч, просто предатели…

— Ага и еще десять тысяч предателей, прекрасно, — гневно прервал подчиненного полковник, — А что вы скажете по поводу центра, как мать вашу двадцать тысяч превратились в семьдесят?

— Командир мы предполагали что Чинхва попытаются переместить к нам в тыл какую-то часть своих войск, но максимум рассчитывали на две дивизии, а с сорока тысячами бактрийцы должны были справиться, тем более у них было сильное инженерное крыло и работая от обороны они вполне могли справиться с любой задачей, — отчаянно пытался оправдаться майор Томпсон предчувствуя наказание от своего босса. Маккейн зарекомендовал себя как справедливый, но предельно жестокий к непрофессионалам лидер.

— Откуда тогда взялись тридцать тысяч странной пехоты? И куда черт побери она опять исчезла? КАК ТЫ МОГ УПУСТИТЬ три дивизии на голом плато Устюрт!?!

— Я не знаю, — окончательно поплыл майор, сгорая от стыда перед обожаемым командиром и коллегами, которых так круто подвел.

Глава 16 Место встречи изменить нельзя

Лорд Грейсток лично вылетел в Пенджаби для брифинга с полковником Маккейном и его людьми. Ситуация требовала экстренного решения, а такие вопросы по видеосвязи не решить. Несколько дней на раздумье у армии все еще были, но положение на фронте ухудшалось каждую минуту. На востоке все было просто отвратительно. В центре особых движений пока не было, но эта пауза была видимо связана с притиркой подразделений противника друг к другу. Очевидно, что как только они выработают общую позицию, то атака на центральные провинции Коканда не заставит себя ждать.

Брифинг собрали в здании местной администрации. Маккейн с его людьми прилетели военным транспортом, а лорд Грейсток прибыл на Джете прямо из Нью Дели. Минимум людей, минимум церемоний, все отдано в угоду скорости принятия решения. Генерал-губернатор не стал бы настаивать на личной встрече, понимая сложность ситуации, но он хотел предложить весьма смелое решение, и должен был своими глазами увидеть реакцию на такой план. Ведь от убежденности исполнителей зависит его будущий успех.

Маккейн взял с собой только капитана Харриса, отвечающего за авиацию и капитана Глота, осуществляющего взаимодействие с авианосцем «Фьюриосом» и фрегатом «Корнуолл». Именно так потребовала администрация генерал-губернатора. Странный выбор, сейчас все решала разведка и бронетанковый кулак майора Линдемана. Ну черт с ним с майором Томпсоном, он так облажался, что воспринимать его мнение всерьез никто не будет, лучше сделать наоборот, но танки то в данной ситуации самое главное. На равнине только они могут оказать существенное влияние на расклад в войне. Но их штатских не поймешь, хотя говорят Грейсток не так уж и плох…

— Полковник Маккейн, господа офицеры, — лорд Грейсток кивнул собравшимся стремительно входя в зал для совещаний. Офицеры прибыли немного раньше генерал-губернатора, в Нью-Дели неожиданно разыгралась непогода и вылет пришлось отложить на целый час.

— Ваше превосходительство, — дружно ответили военные, вставая с кресел и отдавая честь. Маккейн уже начал нервничать, ведь в его отсутствие сумасшедшие Чинхва у которых оказалось в три раза больше войск чем они думали вполне мог разбить гуркхов и пуштунов, так же как до этого были уничтожены армии Коканда и бактрийцы.

— Господа, буду краток, у нас есть огромные вопросы касательно происходящего на севере. Наша операция по купированию действий Свободного клана Чинхва обернулась угрозой для Коканда и возможно Пуштуна, — Грейсток говорил резко, напористо, — Что вы намерены предпринять для исправления ситуации?

— Ваше превосходительство, — взял слово полковник Маккейн, — мы в трудном положении, продолжить атаку на Мангышлак не представляется возможным, а отступать, имея на плечах армию Чинхва и угрозу удара кочевников в фланг, очень опасно.

— К тому же куда вы будете отступать? — неожиданно вставил генерал-губернатор, — Я думаю, что к тому времени как вы с боями достигнете Ферганской долины вас там будет ждать пятидесятитысячная армия кланов Каракесек и Дулат.

— Ваше превосходительство, вы прекрасно ориентируетесь в ситуации, это облегчит разговор, — тяжело вздохнул неимоверно уставший за эти дни полковник Маккейн, — Мы сможем. Поставим несколько заградительных отрядов и остановим Чинхва, будем контратаковать танками. На встречных курсах наша бронетехника должна показать лучшие результаты. Если сумеем оторваться, то потеряв до двух дивизий ворвемся в ферганскую долину и разгромим Дула…

— А что потом? — резко прервал полковника губернатор, — вы сами озвучили что потеряете четверть бойцов в своем отступлении, минимум столько же погибнет в столкновении в Коканде, а дальше? Больше ста тысяч воинов Чинхва все еще будут маячить у вас за спиной, это если они не догонят вас по пути.

— Но у нас авиация…

— Полковник, я не спорю, но даже вы согласны, что доведете до Пушиуна не более сорока тысяч бойцов, Коканд вы не отстоите, это весь результат нашей операции?

— Лорд Грейсток, я пытаюсь что-то спасти, Чинхва оказались слишком сильны…

— У меня есть довольно неординарное решение, только поэтому я вас сюда вызвал. Мне нужно искреннее мнение о том насколько такой план осуществим. Господа, я прошу вас быть предельно откровенными, без поправок на титулы и положение.

— Ваше превосходительство, не всякий вельможа просит о таком, мы благодарны вам за оказанную честь, — сделал реверанс полковник Маккейн.

— Что же время не терпит, приступим, — Лорд активировал карту над столом, которая показывала интересующий регион, — мое предложение следующее: вы продолжите атаку на Мангышлак, гуркхи захватят богатые нефтяные месторождения, а Пуштуны возьмут перешеек. Таким образом по итогам компании мы выполним свою цель: месторождения нефти будет захвачено, а полуостров подпадет под юрисдикцию Британской Империи.

— Ваше превосходительство, но мы ведь окажемся, по сути, в большой ловушке, Чинхва останется лишь плотно закупорить перешеек…

— И что? Вам мало места на полуострове? На вашей стороне авианосец Фьюриоус и Канал Каспий-Оман, отрытый Чинхва, ха-ха-ха. Мало ли у Британии таких колоний? Гонконг, Сингапур, Макао… Мы в окружении врагов, но выход в море и совершенное британское оружие, наоборот, превращают это в преимущество. Мангышлак легко оборонять, достаточно десяти тысяч, чтобы закупорить перешеек, а при условии нашего превосходства на море и в воздухе…

— Но тогда мы потеряем Коканд, — возразил Маккейн.

— Во-первых, полковник, мы его теряем в любом случае, только по вашему варианту в придачу к Коканду вы лишитесь сорока тысяч солдат, техники, кучи снаряжения и нефтяного месторождения Мангышлака. А во-вторых, что значит теряем? Пусть кочевники перережут друг друга, усиливая ненависть между Степью и Кокандом, по итогу Британии достанутся пустые земли, которые мы сможем заселить верными индусам.

— Хмм… интересный план, а как же угроза Пуштуну? — все еще сомневался полковник.

— Я формирую стотысячный экспедиционный корпус сипаев, первые дивизии будут в Пуштуне через пару недель, в течении месяца-двух армия вторжения будет готова, и мы вернем Коканд обратно под сень Империи, — внутренне восхищаясь сам собой провозгласил лорд Грейсток.

— Черт! Это гениально, у меня вылетело из головы, что мы можем использовать британские войска для возврата Коканда, — поддержал босса умный Маккейн, хотя чего греха таить, план и вправду был хорош.

— Именно, одно дело конфликт со Свободным Кланом, где мы должны придерживаться формальных правил цивилизованной войны и Кодекса Кланов, другое дело оборона собственных владений.

— То есть Коканд окончательно войдет в состав Империи? — подлил масла на очаг тщеславия генерала-губернатора Маккейн.

— Именно, русские сделали то же самое с землями Шантигара, что мешает нам? — пафосно ответил потомок Грейстоков.

— Тем более там некому будет сопротивляться после того, как Чинхва и его союзники огнем и мечом пройдут по кланам Коканда. Круто!!! — не сдержал восторгов капитан Харрис.

— Не забывайте, мы еще получим Мангышлак с его нефтью! — поддержал коллегу капитан Глот. Теперь становилось понятным зачем здесь представители авиации и флота, весь план был построен именно на превосходстве на море и в воздухе.

— Ваше превосходительство, вы гений стратегии, Чинхва со своими тактическими уловками просто не способен понять всю красоту этого замысла. Признайтесь вы давно готовили такой финт? — Маккейн из полевого командира стремительно превращался в придворного льстеца. А как иначе? Только что изворотливый ум чиновника спас его многоопытную военную задницу из, казалось бы, безвыходного положения.

— Это был план «Б», на случай если у вас не получится. Настоящий политик должен находить выход из любой ситуации! — польщенный Грейсток распустил хвост словно павлин, чертовски приятно утереть нос всем этим воякам, показывая, что аристократия не зря сидит в высоких кабинетах. Если все удастся на олимп взойдет новая Звезда. Такие деяния, несомненно, поставят Грейстока в один ряд с влиятельнейшими политиками Британской Империи.

План и вправду выглядел конфеткой, создавалось впечатление, что британцы заранее знали обо всех уловках Чинхва. Под удар подставили самые боеспособные части Кокандцев, формально не являющихся вассалами Британии и изредка поднимающих бунты. Да и потеря бактрийцев под таким соусом не выглядела чем-то особенным, кто знает может лайми тем самым ослабили элиту Бактрии, которая не раз была замечена в вольнодумстве и ностальгии по прошлым временам.

А вот верные пуштуны и элитные гуркхи значительных потерь в результате операции не понесут. При этом возьмут под свою руку богатый нефтью Мангышлак. Ну и последующее изменение статуса Коканда, который из союзного государства минимальными усилиями превратится в колонию, закрепит ошеломительный успех. При этом все это будет достигнуто почти без потерь, ведь бактрийцев и кокандцев за своих никто не считал. И чем больше варваров падет в междоусобице, тем больше жизненного пространства освободится для верных сынов Британии!

— Господа, осталось согласовать план вчерне. Пусть каждый выскажется, может я что-то упустил, — продолжил генерал-губернатор.

— Думаю, наша атака на Мангышлак неприятно удивит Чинхва. Пехота на позициях и кроме вынужденной паузы на фронте ничего не изменилось, мы готовы продолжить план в любой момент. Единственно, есть риск не удержать базу, а там особо ценные дивизионы ЗРК «Фридом». Но они мобильны и будут перемещены в лагерь Пуштунов. Позже после захвата Мангышлака «Фридомы» станут надежной защитой новой колонии, — высказал свои мысли полковник Маккейн.

— «Харрикейны» базируются в Пуштуне, поэтому временная потеря Коканда никак не повлияет на их боеспособность, — подхватил эстафету капитан Харрис, — При этом «Еврофайтеры» «Фьюриоса» за счет близкого расположения смогут противостоять любой авиации Чинхва. Больший боезапас, большее полетное время, больше вылетов… мы сомнем всех!

— Маккейн, а что вы скажете по бронетанковым частям?

— Лорд Грейсток, у нас двести тяжелых «Челенджеров» и пятьдесят разведывательных «Сейбров», мы не видим сил способных остановить наш бронированный кулак, — полковник в отсутствии майора Линдемана, отвечал за все наземные силы.

— В море я так понимаю у нас абсолютное превосходство?

— Безусловно, лорд Грейсток, — уверенно подхватил капитан Глот, — даже фрегат «Корнуолл» сам по себе является сильнейшим кораблем в Каспийском море, устаревший Азов, тем более переделанный под носитель ЗРК «Перун», конкуренции ему не составит. Но авианосец «Фьюриоус» просто доминирует в этой луже, ни Чинхва, ни даже русским в обозримом будущем нечего противопоставить Роял Нави.

— Ну что же, господа офицеры, подводя итог брифинга, я объявляю начало операции по захвату полуострова Мангышлак!

*****

В командном центре Чинхва царило безудержное веселье. Так часто бывает, когда ситуация от безнадежной вдруг неожиданно меняется до восхитительной. Причем для этого нам не пришлось делать никаких усилий, все совершилось как будто по волшебству. Чуть ли не половина сил британских наймитов разбита, а войска наших союзников уже вовсю захватывают земли Коканда.

Да и армия нападающих, которая поначалу так меня напугала оказалось под угрозой окружения. И плевать на Фьюриоус, у нас тут самая сухопутная точка в мире и победа на земле гораздо важнее чем превосходство в море. Я собрал военный совет для того, чтобы решить, как действовать дальше. Понятно, что противник найдет способ блокировать наши армии и отступить в сторону ферганской долины, однако стоило подумать над тем, как зажать их в клещи и попробовать окружить.

От армии кочевников на вертолете прибыл Абулхаир Адильбекович, его коллега Таир Мансурович сейчас веселился в Восточном Коканде во главе пятидесятитысячной армии тюрков. Западная группа в большинстве своем состояла из каракесеков и воинов кланов начавших переселяться в Степь, поэтому ее командование логично легло на отца Адии.

С моей стороны на совещании присутствовали Эмир Мирзали как командир отдельной группы войск, Сон У — возглавлявший клановую пехоту Чинхва, Тэсо Пенхва под командованием которого находился сводный отряд беженцев из Кореи, Александр Иванович — адмирал нашего флота, гранд воздуха Фо Лю Бай со своим внуком Чек Пэ, как командующий ВВС, Джун Хи который возглавил специальные силы таких как двух тысяч «Пустынных ястребов» и других элитных отрядов.

Прибыл и таинственный Мастер Оган, с которым до того я общался лишь несколько раз. Именно этот человек стоял за моим спасением от покушавшихся на меня мастеров стихий. Он невольно помог ученым Чинхва в разработке химических составов против одаренных, и он же стоял за обучением подчиненых мне ритуалом телохранительниц. Все действия Ордена пока шли мне на пользу, но неясные мотивы и закрытость организации мешали нашему более тесному сотрудничеству.

Возможности Ордена немного пугали, если вначале я думал, что это организация вроде ассаинов, то сейчас после демонстрации довольно большой армии, да еще и вооруженной по последнему слову техники я не знал, что и думать. За такой организацией должна стоять как минимум одна из сверхдержав или сообщество сопоставимое по мощи с таким государством.

При этом странный интерес ордена ко мне и «бескорыстная» помощь слегка напрягали. Тем более у меня были косвенные свидетельства того, что орден пытался как-то обойти печать подчинения у моих телохранительниц. Что не есть хорошо для партнеров, у товарищей явно свои цели и пока нам по пути их можно использовать, но надо держаться настороже, а то оглянуться не успею как стану чьим-то слугой.

— Господа, надо скоординировать наши планы по группе войск Британской Империи, и выработать наиболее приемлемый способ уничтожения противника, — открыл я сегодняшнее совещание.

— А стоит ли это делать, может проще выдавить врага за пределы Коканда? Будет меньше потерь с нашей стороны, а британцы навряд ли попытаются закрепиться, у них слишком мало сил, — высказал неожиданную мысль Абулхаир Адильбекович…

Однако обсудить этот нестандартный ход у нас, к сожалению, не получилось. В зал совещаний в буквальном смысле ворвался вестовой. Новости оказались достойны того, чтобы прервать военный совет. Как оказалось британцы все же решились напасть на Мангышлак. Вот же изворотливые ублюдки, я, конечно, такого варианта не исключал, но вероятность его реализации была весьма незначительной. Однако жизнь часто преподносит самые немыслимые сюрпризы.

Изначально Мангышлак и задумывался как огромная ловушка. Британцы должны были обломать на полуострове свои зубы. Но в моем плане не был предусмотрен «Фьюриоус» и две ЗРК «Фридом», а успех операции был возможен только при тотальном превосходстве Чинхва на море и в воздухе. И как бы я не ломал голову совсем уж безболезненно решить вопрос с авианосцем и ЗРК, расположенными в центре укрепленного лагеря, никак не получалось. Тем более разгром бактрийцев и кокандцев до недавнего времени избавил меня от этих проблем.

Однако, теперь придется приступить к их решению заново. По «Фридомам» вроде появился неплохой шанс. По данным разведке британцы логично решили покинуть свой укрепленный лагерь. А как они его удержат если пуштуны заняты осадой перешейка, а гуркхи в полном составе собрались на Мангышлак? Это уже неплохо, а значит группа Эмира Мирзали и его союзников стала приносить пользу только одним своим существованием.

То есть ЗРК «Фридом» будут находится в непосредственной близости от оборонительных систем перешейка. С другой стороны, мои войска, бойцы таинственного ордена и возможно люди клана Каракесек могут ударить в тыл пуштунам и зажать их между двух огней. Как интересно пуштуны справятся с такой ситуацией? У них явно есть на этот случай какой-то финт.

Возможно, они попробуют укрепиться на перешейке и защитить себя с двух сторон? В пользу этого варианта говорило то, что вместе с «Фридомами» в сторону пуштунов отправились фуры с переносными укреплениями, оборудованием и прочим скарбом, снимаемым с крепости британцев. Значит вопрос с ЗРК я в принципе могу решить, но вот что предпринять в отношении авианосца???

Глава 17 Диверсант

По «Фьюриоусу» был один безумный вариант, мы его рассматривали чисто гипотетически, но видно пришло время превращать теорию в реальность. Однако для его реализации требовалось время, так что сейчас самое основное — это уничтожение ЗРК «Фридом». Естественно, поймать в пути эти системы не удалось.

Противник предпринял все меры безопасности, чтобы время и способ перемещения огромных ракетных комплексов осталось в секрете. А учитывая, что доступа в основной лагерь британцев, защищенный артефактами у нас, не было, я и не надеялся на такую удачу. Одно то, что «Фридомы» скоро окажутся в лагере пуштунов, стало уже нереальным подарком.

Как только разведка доложила о том, что ЗРК «Фридом» прибыли на позиции пуштунов я дал себе команду на старт операции. Ну себе и Барсику, ибо на задание мы шли вдвоем, если не считать шесть полу разумных дисков. Черт эти кругляши меня самого пугают, есть ощущение что они самообучаются и от операции к операции становятся все самостоятельнее и независимее, это при том, что каждый из них контролируется отдельным кластером.

Теперь понимаю как мои предшественники управляли этими артефактами. Они ими нифига не управляли! Тут вообще спорный вопрос кто кем управлял. Два звена мощных боевых модулей, да еще и с зачатками самостоятельного мышления… не это ли было причиной падения ментатов прошлого? Шучу, конечно, но факт есть факт, диски оказались теми еще умниками.

Ну так вот, я Барсик, шесть жестянок вот и вся команда. Брать кого-то в тридцатитысячный лагерь пуштунов было весьма неразумно. Шуму будет много, а результат так себе. Британцы недооценивали возможности нашей авиации, но тем не менее ЗРК берегли, и я достоверно знаю, что системы были всегда на боевом взводе и люто охранялись. Причем две роты охраны, состоящие из ветеранов-гуркхов, следовали за «Фридомами» постоянно.

Это было установлено при попытке застать британцев врасплох. Подмывало меня разбомбить лагерь гуркхов, но «Фридомы»… Причем вначале с ротой охраны в лагере пуштунов оказался один зенитный ракетный комплекс, и как только он встал в боевое положение, стали перемещать второй. Нда… богатые британцы, тут и одного «Фридома» за глаза хватало, а они сразу два поставили, так оказывается не просто так, а вот на такой случай. Группа войск лайми ни на одну секунду не оставалась без прикрытия в воздухе.

Так вот, я решил по-простому пройти в лагерь пуштунов, заминировать оба «Фридома», взорвать все к чертям и вернуться домой. На первый взгляд очень самонадеянно, но это если не принимать в расчет мои возросшие способности ментата. Сейчас я вполне уверенно мог заставить окружающих тупо не смотреть в мою сторону ну или внушить, что в этом конкретном месте никого нет. То есть я по большому счету становился невидимкой, ну а Барсик видно умел так от рождения, только осуществить такой фокус смог относительно недавно, видно тоже должен был немного подрасти.

Так что мы отправились вдвоем, из снаряжения все как обычно, только рюкзак с взрывчатки за спиной. По идее все довольно просто, заходим, минируем и уходим. Но есть несколько проблем: системы видеонаблюдения я не обману, если оператор рядом увижу и погашу его сознание, а если сидит в паре километрах? Но тут в принципе кластеры мне в помощь. Можно заранее засечь и рассчитать углы камер, выделить мертвые зоны и вперед. В безвыходной ситуации один из боевых модулей может просто закрыть диском объектив камеры. Не самое изящное решение, но почему бы нет.

Но помимо технических средств наблюдения, которых я на самом деле не опасался были враги и пострашнее — маги с артефактами против ментата. Этих не обмануть, и раствориться посредине лагеря я не смогу. Здесь можно рассчитывать на то, что таких индивидуумов все-таки не так много, ну и я последнее время весьма поднаторел в взламывании артефактов разума. Грубо, заметно, но тут особого выбора нет, придется работать грязно и ускоряться.

К позициям Пуштунов добирались на одном из багги разведчиков. Бойцы клана Адай постоянно мониторили положение противника на плато Устюрт и юркие разъезды кочевников уже примелькались и не должны вызвать подозрений. На одной из таких машин я в сопровождении пары местных бойцов и мага из «Пустынных Ястребов» преодолел большую часть пути.

Меня с Фарой, подмастерьем песка, именно так именовали себя маги «Пустынных Ястребов» оставили в нескольких километрах от лагеря пуштунов. Кстати, одаренные наемного отряда по факту плохо владели стихией земли за исключением одной ее ипостаси — работы с песком, вот в этом они были мастера. Фара должен был сэкономить мне силы и исключить вопрос с возможным обнаружением меня техническими средствами.

На участке пять-шесть километров от лагеря оборона пуштунов была насыщена современными средствами наблюдения, камеры, дроны, всевозможные датчики… Пройти я мог, учитывая, что операцию начали глубоко за полночь, но силы мне понадобятся в огромном лагере пуштунов. Тем более, что ЗРК «Фридом» располагались в центре довольно хаотичного расположения британских наймитов.

В целом лагерь пуштунов трудно было назвать крепостью в том понимании как ее строили Чинхва или британцы. Это было скорее продуманное скопление родовых и клановых войск, каждое из которых строило свою защитную систему, при этом отдельные бастионы и крепости перекрывали друг друга, создавая гармоничную систему обороны. Несмотря на презрительное отношение британцев к дикарским ухваткам, структура обороны пуштунов была весьма эффективной.

Другое дело что армям цивилизованных стран такими приемами не воспользоваться. Для взаимодействия разрозненных групп была нужна довольно сложная система управления, учитывать всякие роды, кланы их многовековую вражду, дружбу, иерархию… ну или это нужно было впитать с молоком матери и не учить в школе и институте ничего кроме межродовых отношений, как это собственно и было у пуштунов.

И где-то в мешанине расположения родовых и клановых войск надежно спрятаны ЗРК «Фридом». Мне предстоит пройти лагерь противника от края до края. Чтобы достичь своей цели… По данным разведки лагерь противника несмотря на всю свою хаотичность можно было условно разделить на три круга. Внешнее кольцо — небольшие родовые армии. Разрозненные, слабо вооруженные, но при этом безудержно храбрые и рвущиеся к богатству и почету за счет жизней своих воинов.

Второе кольцо заполнили армии четырех кланов: хазарейцы, белуджи, гарзаи и гуджары. Эти лучше первых, имеют технику, в основном трофейную, отличное стрелковое оружие, более дисциплинированы чем солдаты независимых родов, многочлены, спаяны общими интересами, и в целом являются опорой войска пуштунов. Каждый из четырех кланов возглавляет вождь — малик, как правило матер стихии, его поддерживает совет старших — это маги в ранге мастера или подмастерья.

И центр пуштунов занимает войско сильнейшего клана — Абдали, по праву считающимися лидерами вот уже тысячу лет. Клан Абдали имеет образцовую армию: много магов, современное британское оружие. Танки, БМП, артиллерия. Внешнее кольцо насчитывало пятнадцать тысяч бойцов, среднее — десять тысяч, центр — всего пять тысяч. ЗРК «Фридом» располагались между центром и вторым кольцом, причем в диаметрально противоположенных точках.

По моему плану, мне нужно достичь границ первого кольца. Там проскользнуть между укреплениями двух независимых родов. Следом вклиниться во второе кольцо, опять постаравшись миновать его по нейтральной полосе между двумя кланами. Дальше минирование ближайшего ЗРК, а потом переход между центром и вторым кольцом до второго «Фридома».

*****

В лагере гуркхов царила деловая суета. После возвращения полковника Маккейна из Пенджаби военная машина британцев заработала с новой силой. Первым делом были перебазированы ЗРК «Фридом». Инженерные войска, строившие укрепленный лагерь, разбирали все что можно и перевозили к пуштунам. Им в будущем предстоит воздвигнуть аналогичные бастионы на перешейке, чтобы горцы смогли какое-то время продержаться против адайцев на западе и Чинхва на востоке.

Основная задача пуштунов встать на перешейке и закрыть вход на полуостров. Второстепенная закрытие неба над Мангышлаком от авиации противника, гуркхи не могли взять с собой громоздкие «Фридомы», десантная операция, планируемая частично с моря, а частично по воздуху перевозку такой техники не предусматривала.

При этом ждать, когда гуркхи укрепят плацдарм на Мангышлаке, не имело смысла. Планировалось что подопечные полковника Маккейна до полной победы над Чинхва не будут иметь стационарного лагеря. Спецназ без тяжелого вооружения, с минимальным количеством бронетехники и артиллерии будет воевать за счет мобильности, скорости и натиска.

Поэтому сейчас полковник Маккейн скидывал все лишнее. Оборудование, боеприпасы, снаряжение и прочее перевозились к пуштунам, позже, когда гуркхи переместятся на полуостров, они первым делом ударят в тыл войскам клана Адай на перешейке, соединятся с пуштунами и получат доступ к своим складам.

Этот план на первый взгляд, конечно, был дерзок, самонадеян и в высшей степени рискован. Но на самом деле за всем этим стоял точно выверенный расчет и глубоко проработанный детальный сценарий боевых действий. Да у британцев не было доступа к Мангышлаку, разведчики, посланные на полуостров, бесследно исчезали, но для тех, кто собирался захватить полуостров это было не принципиально.

Гуркхи славились как специалисты скоротечных боев, штурмовики укреплений, мастера ночных битв… Отсутствие тяжелого оружия на самом деле с лихвой компенсировалось фрегатом «Корнуолл», пушки которого были готовы в любой момент поддержать верных псов британской империи. Учитывая, что большая часть укреплений адайцев находилась на побережье практически в любом сражении гуркхи, могли опираться на огневую поддержку, равной которой у Чинхва не было и быть не должно.

А ко всему были истребители-бомбардировщики. Если авиация, базирующаяся в Пуштуне, не могла постоянно присутствовать в небе Мангышлака, то Еврофайтеры «Фьюриоуса» обещали круглосуточные вылеты и бесперебойную бомбардировку Чинхва. Получалась весьма эффективная схема, тяжелые Харрикейны пусть редкими, но точными атаками прекрасно дополнят легкие, модифицированные под авианосец Еврофайтеры. На последние ляжет разведка боем и вскрытие противовоздушной обороны, а Харрикейны подавят то, что будет не по силам авианосцу.

Ну и пятьдесят тысяч мобильной пехоты серьезный аргумент в любом конфликте, если гуркхи смогут в короткие сроки захватить основные узловые точки обороны полуострова, то развернув «Фридомы», закупорив перешеек крепостью и при тотальном превосходстве в воздухе и на море они смогут продержаться тут сколь угодно долго. А принимая во внимание сто двадцатитысячную армию сипаев, которая в кратчайшие сроки вернет Коканд законным владельцам компания обещала быть интересной и совсем не трудной!

Для одной из крупнейших десантных операций в истории человечества все давно было готово. На первом этапе военно-транспортные самолеты сбрасывали на Мангышлак батальоны элитных частей гуркхов. В задачу воздушных десантников входило нахождение удобных для высадки с моря участков побережья, развертывание оборонительных рубежей и обеспечение прибытия основных сил.

Самолеты стартовали ночью. Понятно, что предварительно были заброшены взводы спецназа, которые установили радиомаяки для своих собратьев. Сотни транспортов, при поддержке истребителей и двух «Фридомов» отработали как часы. Десант высадился практически идеально, гуркхи не вступили в огневой контакт ни с одной с крупной военной частью, за исключением мелких стычек с патрулями адайцев.

Десантники раскинули передовые отряды и направили крупные разведывательные подразделения в стороны южного побережья, именно туда, минуя перешеек прибудут основные транспорты. «Фьюриоус» и «Корнуолл» переместились сюда же чтобы прикрыть морскую часть операции. Захват полуострова Мангышлак вступил в решающую фазу.

*****

Я с Фарой медленно передвигались, преодолевая под толщами песка расстояние до первого кольца обороны пуштунов. Интересный опыт, за исключением ощущения тесноты и духоты в целом получилось приемлемое путешествие. Безопасно, пули у виска не свистят, иди себе да иди. Хотя моему напарнику, довольно тучному Фаре, эта прогулка так легко не далась, маг определенно работал на пределе своих сил, тут и расстояние немаленькое, и ответственность.

Хотя «Пустынные Ястребы» перемещались довольно большим числом, да еще и тяжи с собой таскали, но тут видимо длинна маршрута крыла энергию, затрачиваемую на размер купола из песка. Зашли мы с дальнего от перешейка края. По логике я заминирую первый «Фридом» и потом перемещаясь с востока на запад достигну ближайшей к перешейку точки. За это время Фара переместится туда же передохнет и будет ждать моего отступления.

Все хорошее кончается, и мы остановились практически вплотную к укреплению пуштунов. Не прощаясь с напарником, я с Барсиком вышел из рукотворного бархана и растворился в ночи. Впереди был самый простой в преодолении рубеж обороны пуштунов. Пятнадцать родов делили немаленький периметр. Отсутствие единого командования и неизбежные прорехи в обороне в принципе делали это кольцо преодолимым даже для одиночки и без моих талантов.

В принципе этот оборонительный комплекс и не был рассчитан на остановку мелких групп противника. Ну вклинится внутрь два-три разведчика, что они увидят за бастионами окружающими каждый род и клан? Сведений ценных не добудут, а вот чем ближе к центру, тем больше вероятность нарваться на патруль. Внутри периметра между укреплениями отдельных подразделений в хаотичном порядке бродили тройки или пятерки пуштунов.

В отсутствии системы патрулирования и была ее эффективность, предсказать или предугадать, когда появиться тот или иной отряд горцев было попросту невозможно. Я сам немного понаблюдал за меняющимися группами охранников. Довольно часто появлялись бойцы двух родов между укреплениями которых мы с Барсиком собрались пройти, но к моему удивлению сюда заглядывали и солдаты четырех кланов, и даже воины Абдали, что делало пространство между укреплениями каким-то бульваром для боевиков, где вооруженные автоматическими винтовками пуштуны бродили как им заблагорассудится.

Так ничего полезного и не подметив мы нырнули в проем. По факту я выбрал путь ближе к одному из укреплений, идти посередине между двумя фортами было менее безопасно, там и пересекающийся сектор сразу двух систем видеонаблюдения и любимое место встречи для патрулей разных родов, которые в своем ночном бдении любили остановиться и обменятся новостями коротким гортанными возгласами.

Я модифицировал зрение и потому прекрасно видел все вокруг. Кластеры просчитывали маршрут на несколько сотен метров, и я гарантированно не попадал в обзор ни одной из камер. А если какой-то прибор и мог зафиксировать мое присутствие, то преодолевал опасный участок ползком, прятался за валуны или наоборот пробегал по гребню бархана. Первая сотня метров прошла без особых приключений, и тут появился первый патруль.

Вот и возможность испытать свои способности в боевом режиме. К моей радости в ментале появилось три огонька, равно как и мои глаза увидели трех бойцов. Это значит, что в патруле нет никого с артефактом против магии разума. Разминуться в узком месте с тройкой пуштунов не представлялось возможным. Подмывало попробовать пройти внаглую, опираясь только на силу внушения. Но эксперименты показали, что так мой дар работает хуже. Пришлось затаиться и аккуратно отвести взгляд от себя, так мои противники и меня не заметят, и чего-то неладного не заподозрят. Но на всякий случай диски я приготовил…

Глава 18 Лагерь Пуштунов

Ничего сложного, слиться с тенью, внушить троим пуштунам что тут никого нет и идти дальше. Я не раз проделывал этот номер в тренировочных ситуациях, и неоднократно ставил эксперимент в условиях приближенным к боевым: это когда никого не предупреждая, осуществлял скрытное проникновение на защищенные объекты Чинхва и своих союзников.

Но как водится в этот раз неоднократно отработанная схема дала сбой. И причиной тому была череда нелепых случайностей. Одна из камер, движение которой я тщательно отслеживал, вдруг забарахлила и вместо того, чтобы завершить разворот, поменяла направление движения. Я рассчитывал, что не попаду в ее объектив еще как минимум пол минуты. За это время патруль должен был пройти мимо меня, а я благополучно перетечь в мертвую зону.

Но сбой в электронике отнял у меня восемнадцать секунд. В принципе не критично и пусть с натяжкой, но я все же успевал. Однако в следующий момент споткнулся один из воинов Гарзаи, патруль именно этого клана шел мне навстречу. Это съело мой и без того скудный резерв времени. Вероятность одного такого события была невелика, и у меня был солидный запас, чтобы нивелировать такую случайность.

Но две проблемы одновременно ставили крест на моей маскировке. Теперь у меня два варианта: подставиться под объектив камер или рискнуть и пойти навстречу патрулю. Камера может дать противнику слишком много. Даже если они не заметят меня сейчас, то в будущем, анализируя записи, сопоставят все факты и найдут способ противодействия ментату. Даже не найдут, а просто выкопают из архивов наработки предков. И потом, если кто-то сидит за экраном — это полный провал дела.

Так что пришлось сделать выбор в пользу прогулки навстречу тройке пуштунов. Нет я, конечно, не попер в лоб, между бастионами двух родов было довольно прилично места. Только вот мой маршрут был далек от прямого пути, чтобы двигаться в мертвых зонах приходилось петлять как зайцу и перемещаться не только слева направо, но и иногда и отступать назад. Кластеры учитывали движение десятков камер, в том числе и подвижных и выдавали мне готовый маршрут, а тут еще и тройка воинов Гарзаи.

Я двинулся вперед, при этом старался идти плавно, вроде так это не вносит в головы моих оппонентов резкий диссонанс. Хотя с менталом еще работать и работать, чтобы правильно понять на кого и как действуют его приемы. Первые шаги дались довольно трудно, уж очень непривычно было идти навстречу противникам, так как будто я не существую. Но потом вроде втянулся и стал выполнять разработанный кластерами алгоритм.

Тут в коридоре добавился еще один патруль, но и его я слышал загодя и рассчитывал свои эволюции учитывая вновь прибывших. Ситуация была изначально просчитана и управляема. Я как заправский гипнотизер перетекал от одной точки к другой оставаясь незамеченным для камер, а шесть пуштунов шли по «коридору» на расстоянии сотни метров друг от друга и не видели меня в упор.

Как-то я даже вошел во вкус этого занятия. А что? Ощущение всемогущества, божественной силы… Черт! Сглазил. Мне не давала покоя камера вышедшая из строя, и эта сука дала о себе знать, еще раз проскрипев механизмами она в очередной раз сменила вектор движения, а за ней как будто заразившись заскрипели еще две, более того на горизонте показалась бригада ремонтников. Чего им не спиться? Занялись бы починкой следующим утром.

Щибаль! Каждое из этих событий по отдельности ничем мне не угрожало, но сейчас я был где-то в середине пути, а узкое место заполнили три группы людей, всего одиннадцать человек. Ко всему барахлящие камеры не давали мне возможность правильно рассчитать маршрут, а ближайшая точка, в которой я мог затаится была как раз за спинами пятерых ремонтников, которые только показались в том месте, где я должен закончить первый этап своего пути.

Что делать? Как вариант можно вернуться обратно и попробовать в другом месте. Расчет. Не получается будет два момента, когда я окажусь в объективах камер. А это вполне может поставить крест на всей операции. Что тогда? Прорыв? А ведь это вариант, да вся база будет поднята по тревоге и начнутся интенсивные поиски. Но при таком раскладе мне будет легче обходить камеры и есть возможность затеряться среди пуштунов. Естественно, боевая готовность гуркхов может сыграть злую шутку, ну так про них говорят, что они всегда готовы на сто процентов, так что по большому счету у охраны «Фридома» ничего не должно поменяться. Решено!

Один. Боевые модули обманчиво медленно открепляются от моего костюма. Вжих… Вжих… шестеро патрульных мертвы, несколько секунд спустя без звука валится пятерка ремонтников так и не успевшая ничего разглядеть в темноте. Один из дисков срезает несколько камер наблюдения, это однозначный сигнал на командный пункт, но я, итак, уже достаточно наследил, а патрульных в любом случае скоро хватятся.

Два. Ускоряюсь, теперь нет нужды оглядываться на камеры и патрули. Диски срезают электронные глаза один за другим, если в лабиринте бастионов появляются тройки пуштунов, то они почти мгновенно уничтожаются боевыми модулями. Я сейчас как некоторые маги моего прежнего мира, которые управляли зверьми. Диски как стая волков, идут впереди меня и зачищают все вокруг. Хмм… только иногда такие анимаги могли подчинить тысячи зверей…

Три. Первое кольцо пройдено, теперь мне нужно свернуть направо, вдоль бастиона клана Гарзаи, а дальше проскочить между ними и лагерем клана Гуджаров. В конце маршрута меня ждет рота гуркхов и ЗРК «Фридом». Двигаюсь, не снижая скорости, несомненно противник уже обнаружил следы работы диверсанта и предпринимает меры. Вокруг стало больше людей, света прожекторов и мудреных пуштунских сигналов. Но пока меня спасает скорость, я успеваю покидать зоны, поднятые по тревоги до того, как они наглухо перекрывают пути к центру лагеря.

Четыре. А вот и первая трудность. Я еще не миновал бастионы Гарзаи обращенные к первому кольцу как навстречу мне выметнулась группа пуштунов. Нестандартный патруль, чуть более десятка воинов. Но это не проблема для дисков за исключением мага. Причем одаренного с артефактом против магии разума. Он видит меня и недоуменно оглядывается на товарищей. Те громко смеются, видно обвиняя коллегу в белой горячке или страхе…

Пять. Диски справляются с простыми солдатами без осечек, но маг… одаренный держит щит, и пытается выдать что-то атакующее, однако четыре боевых модуля в буквальном смысле грызут его щит. Оставшаяся пара продолжает срезать камеры видеонаблюдения, одновременно несясь навстречу патрулю, который вот-вот выйдет из-за поворота.

Шесть. Пока маг пуштунов сосредоточился на диске, я взломал его защиту. Ключ оказался прост, и универсальная отмычка, сделанная на основе плетения из юрты сработала на ура. Гашу сознание одаренного, а боевые модули завершают начатое. Из-за спешки мы идем без разведки, это надо исправлять. Теперь та пара что встретила патруль на повороте идет метров на сто впереди. Четверка вокруг меня, враг может прийти с любой стороны.

Семь. Я в коридоре между укреплениями клана Гирзаи и клана Гуджар. До местоположения ЗРК «Фридом» остался последний рывок. Но это клановые крепости, к тому же уже поднятые по тревоге. Новость о том, что сквозь построения пуштунов идет диверсант или группа диверсантов, несомненно, распространилась по лагерю противника. Много людей, а кое-где слышны запускаемые двигатели бронетехники, чувствую скоро этот невеликий зазор намертво перекроют. Может перебраться через стену и пройти внутри лагеря?

Восемь. Идея неплохая, но пока здесь все же меньше людей чем внутри лагеря. Как вариант можно было бы притаиться в одной из палаток противника, но чем больше я тяну, тем сильнее будет кольцо противников перед укреплениями гуркхов. Так что вперед! Я взвинтил темп, путь свободен от камер, а немногочисленные патрули не имеют в составе одаренных. Так что беспощадно вырезаю клановую элиту Гирзаи и Гуджар. Нда… что в итоге подумаю пуштуны? Если смотреть со стороны, то тут поработала банда средневековых ассасинов. А что? Раны только от холодного оружия, отсутствие шума и сплошь и рядом профессиональные удары по горлу. Это боевые модули так работают, шуму меньше, результат налицо.

Девять. Так не могло продолжаться долго. Маги вышли на ночную охоту. Если первый мной встреченный пуштун был максимам учителем и быстро сдался, то сейчас впереди замаячила как минимум пара подмастерьев. Хотя трудно судить по изображению, передаваемому дисками, но опыт работы с одаренными у меня немаленький, думаю не ошибся.

Десять. Сейчас они для меня не противники, но время отнимут, а там набегут… Все-таки придется нырять в лагерь. Барсика отправляю прежним путем, его не засекут. А я взмываю по стене из биг-бэгов, классно все-таки британцы придумали. Мешков привезли, техникой грунта внутрь накидали вот тебе и стена, в метра два толщиной, а по высоте сколько мешков поставишь, столько и будет. В моем случае четыре метра где-то. Мог бы запрыгнуть и сам, но диски услужливо создают лестницу, причем энергии хватает чтобы держать мой вес.

Одиннадцать. Так, камер однозначно меньше, а людей в разы больше. Но есть плюс все куда-то бегут и чего-то тащат. Чем я хуже? Содрал с трупа пуштуна плащ и тюрбан, теперь в потемках от местного меня не отличить. Вы спросите откуда труп? Ну был тут один не вовремя проснувшийся. Хватаю оружие, короб с какой-то фигней и деловито несусь, изображая из себя расторопного служаку, посланного с ответственным поручением большим командиром. На меня мало обращают внимания, а я лишь стараюсь оставить магов за спиной. Пара дисков осталась на той стороне, и они дадут мне знать когда я проскочу одаренных и смогу вернуться обратно на прежний путь.

Двенадцать. Нарвался на группу техников, кто-то из них видно признал коробку и стал что-то быстро говорить. Пользоваться менталом поздно, бросаю на пол уже ненужный реквизит и работаю. Пока возился с мечами диски прикончили восемь человек, я успел разобраться только с четырьмя. Все пора возвращаться обратно за стену, одаренные давно миновали это место и спешат в сторону первого кольца. Поднимаюсь на стену точно так же, как и до этого. О, ко мне присоединяется довольный Ирбис, соскучился видно. Несемся на всех парах вперед.

Вот и расположение гуркхов. Рота горцев оборудовала свои позиции по всем правилам военного искусства. Наблюдательные посты, огневые точки, секреты. Руку даю на отсечение вторым эшелоном идут снайперы, и расчеты минометов. Оборонительный рубеж весьма эффективен, имеет достаточную глубину и плотно насыщен стрелками.

Если учесть минные кластеры, колючую проволоку, противотанковые ежи и прочие инженерные сооружения, то это просто идеальная защита ЗРК «Фридом» от атаки стрелковой или бронетанковой части. Тем более тут не проскочит сколь угодно крутая группа диверсантов, ну разве что гранд с учениками или тройка мастеров с родовыми артефактами, и то не факт!

Но вот для одинокого ментата с питомцем тут вагон и маленькая тележка лазеек. Современная оборона не рассчитана на противостояние одиночке. Никто не принимает в расчет столь малые силы, ну проберутся, пройдут один-два рубежа, а дальше понятный результат. Но я с Барсиком спокойно минуем брустверы и бастионы гуркхов.

Расположение минных полей, проходов в рядах колючей проволоке, пароли, все это добывается прямо из голов элиты британской армии. Честно сказать я даже немного разочарован. Легенды спецопераций, непальские тигры, лучшие войска специального назначения в мире оказались совсем не на высоте. И магов у них почему-то мало, а мне говорили, что одаренные заменяют гуркхам пушки и танки.

Я бегаю вдоль грозного лагеря непальцев вдоль и поперек. Оно и понятно, ЗРК «Фридом» это чертова дюжина машин, траков, РЛС и прочих вспомогательных комплексов. Минирую все, но пока не приближаюсь к самому главному, в центре лагеря два из трех ракетных траков, командный пункт и два тягача с вспомогательным оборудованием: резервные генераторы, шкафы вычислительной техники…

Но там как оказалось собрались все маги гуркхов и их было совсем не мало для сотни бойцов. Мастер, два подмастерья и учитель держат над техникой стихийный щит. Он появился, как только я начал свою бурную деятельность в лагере понятно, что при минировании техники пришлось попутно уничтожать грозных горцев. Кстати, для боевых модулей они были ничуть не более круты чем пуштуны.

Однако мастера и основную цель я приберег напоследок. К таким товарищам надо подходить осторожно. Пара боевых модулей аккуратно кружили вокруг расположения магов в поисках слабых мест, но пока ничего не находили. С основными проблемами я закончил, нужно раскачивать мастера и его учеников.

В голову особо ничего не приходит. Разбирать магов по одному, подбирая ключ к их разуму слишком долго. Каждый из них имеет артефакт, а это значит потеря времени, да и как только одаренные поймут, что против них работает ментат начнутся площадные техники и прочие заморочки стихийных магов, а это мне сейчас ни к чему.

Решил попробовать наш с Барсиком фокус. Ирбис стал накапливать энергию, а я направил сырой поток магии в сторону центра лагеря гуркхов. Волна у нас получается каждый раз все мощнее и мощнее. В этот раз радиус удара был столь велик, что по моим ощущениям накрыло как минимум станы кланов Гарзаи, Гуджары и Абдали.

Что касается четырех магов, держащих щит стихий, то их просто на просто смело. Одаренные потеряли контроль, учитель и один из подмастерьев и вовсе выпали из реальности. В сознании остались два защитника ЗРК «Фридом», на мастера бросился я с дисками, подмастерье достался Ирбису. В таком состоянии волшебники были нам не соперниками. По итогу заминировал оставшиеся машины и рванул в сторону лагеря Абдали.

*****

В палатке главы клана Абдали несмотря на поздний час шло экстренное совещание. Дерзкое нападение на лагерь, которое до сих пор не смогли остановить элитные бойцы пуштунов не на шутку напугало верхушку Союза Канов. Неизвестные диверсанты чувствовали себя в сердце военной базы слишком свободно. Шли куда хотели, по пути уничтожали отряды, посланные на их поимку, и до сих пор продолжали терроризировать боевую армию!

— Великий Малик, группа диверсантов движется по нашему лагерю. Они уничтожили больше двух сотен бойцов, и мы пока не можем остановить этих людей, — начал доклад комендант лагеря.

— Как такое возможно?

— Повелитель, мы предполагаем, что это группа высокоранговых одаренных, с артефактами и химерами, возможно участие рыцарей и аэронавтов.

— Химерами? Аэронавты? Рыцари?

— Часть убитых имеет раны, нанесенные зверем. Свидетели видели, как один из диверсантов буквально взлетал в небо, а все раны, нанесенные нашим людям — это дело холодного оружия, так эффективно им могут пользоваться только рыцари…

И тут всех присутствующих накрыла ментальная волна, пуштуны не носившие артефакты магии разума, а их было подавляющее большинство, в буквальном смысле слова скрючились от невыносимой боли. Матерые вояки блевали, ползали на четвереньках и бились головой об столешницу. Те, кто имел артефакт перенесли волну гораздо легче, но и они на время выпали из реальности.

Простые пехотинцы, охранники, радисты и вовсе потеряли сознание, а некоторые наиболее чувствительные погибли, так и не приходя в себя. Плетение затронуло как минимум треть лагеря, а количество жертв достигло нескольких сотен. Но не успели люди толком разобраться в произошедшем, как серия взрывов вновь потрясла едва очнувшихся людей.

Причем если вначале это были легкие хлопки, то позже рвануло так что во многих местах пошатнулись стены из биг-бэгов, а кое где взрывной волной снесло огневые точки. Следом лагерь озарило огромное зарево пожара, на фоне которого застрекотали автоматные выстрелы и забухали частые взрывы. И не понять то ли диверсанты ведут огневой контакт с гуркхами или это последствия подрыва склада боеприпасов…

— Выясните мне куда стремятся эти люди! — в бешенстве взревел глава клана Абдали.

Глава 19 Лагерь Пуштунов, продолжение

Суматоху я поднял знатную. Пройти теперь как планировал раньше по окружности вдоль укреплений клана Абдали к диаметрально противоположенной точке однозначно не получится. Рассекать по открытому пространству, которое пристреляно пушками и пулеметами, было верхом сумасбродства. Оставался один вариант — рвануть напрямую через лагерь главы пуштунов.

Ни секунды не сомневаясь, наметил участок стены в линии обороны клана Абдали и взмыл вверх. При этом, чтобы по максимуму отвлечь от себя внимание, совместил свое проникновение во внутренний периметр с взрывом ЗРК «Фридом». Это конечно не так сильно поразило публику, как выданная накануне ментальная волна, но в свете зарева растущего пожара на меня никто не обратил внимания. А те, кто должен был заметить, были отвлечены фейерверком взрывов и звуками так похожими на петарды китайцев, видно начали взрываться цинки с патронами.

По лагерю двигался со всеми предосторожностями. Наш с Барсиком ментальный удар прозвучал как объявление о том, что всем срочно надо вытаскивать из загашников артефакты и выходить на охоту за магом разума. Так что вскоре нужно было ждать групп одаренных, с артефактами, оружием и настроенных меня могучего ловить. А так как мы с Барсиком в самом центре вражеского лагеря такой интерес можем и не пережить.

Сейчас большинство отрядных палаток были пусты. Бойцов подняли по тревоге и отправили искать таинственных диверсантов. Исходя из этого я принял зрелое решение по этим палаткам и продвигаться. Максимум что там могло угрожать — это пара дежурных, оставленных в помещении для порядка. Стройные шатры тянулись практически непрерывными рядами от одного края лагеря до другого. Вырезая аккуратные, незаметные отверстия в матерчатых стенах казарм-палаток поближе к земле можно было даже не оставить явных следов своего пути. Тем более старался, чтобы мои лазы оставались прикрытыми солдатскими кроватями или предметами мебели.

Шесть или семь палаток прошел вообще без проблем. В большей части даже дежурных не увидел, те по уставу торчали в тамбуре или и вовсе вышли наружу чтобы поглазеть на разбуженный, похожий на пчелиный улей лагерь. Снаружи громыхали гусеницами танки и БМП, натужено ревели двигатели грузовиков, скрипели механизмы разворачиваемых орудий и ракетных установок. Короткие, четкие команды заставили огромные массы солдат двигаться, искать, бдеть…

В паре палаток мне попались солдаты: в одной несколько лентяев, уклонившихся от прямого приказа, с ними отделался легким внушением, а вот в другой нарвался на дежурных. Парни были настороже и держали курки на взводе, пришлось действовать резко. Оба остались живы, но я кажется с испугу перестарался и выжег парням мозги, а это след. Дознавателям останется найти разрезы входа и выхода, чтобы сделать выводы о продвигающемся под носом отряде диверсантов.

Теперь надо ускорятся, может быть парней хватятся минут через двадцать, а возможно по моим следам уже идет боевая группа. Но как гласит китайская мудрость: «Выбрав дорогу, чтобы уйти от судьбы, мы именно там её и встречаем». Я хотел уклонится от противника и как можно быстрее пересечь периметр лагеря и, как назло, в спешке нырнул в палатку полную спящих людей.

Что мешало отправить боевой модуль на разведку? Что мешало прислушаться к звукам за матерчатой стеной? В конце концов почему я не увидел десятки ментальных огоньков? Ведь я напряжен, кластеры мониторят ситуацию… Однако позже анализируя произошедшее пришел к выводу, что это не могло быть простым стечением обстоятельств. Скорее всего подразделение, несомненно элитных бойцов, имело какие-то артефакты скрыта, древние, широкого поля деятельности, они отсекли звуки, ментал, запах…

Расчет. В помещении восемьдесят девять спящих бойцов, в тамбуре еще трое. Магов всего двое, оба подмастерья. Одаренные безмятежно спят, а впечатляющие наборы артефактов покоятся на кистях и шеях спящих. Это какой-то спецназ, явно побывавший на опасном задании, иначе как объяснить почему рота спит, когда основная масса войск ищет диверсантов?

Один из дисков отправил разобраться с тройкой бойцов в тамбуре, остальные пять замирают в ожидании, чтобы начать кровавый путь вдоль солдатских раскладушек. Боевым модулям нужно совсем немного времени, чтобы расправиться со спящими людьми, но как бы я не старался, шума не избежать, поэтому прежде всего нужно нейтрализовать одаренных.

Со спящими мне легче работать. Первой мыслью было подобрать ключи к артефактам разума, но у одного мага его не было, а второй выставил его напоказ, узнал по характерному клейму. Я подошел ближе к магам и рубанул «Вскрывателем» по руке того, кто озаботился защитой своего сознания. Следом нанес два удара, «Вскрыватель» и «Младший» впились в свои жертвы с упоением забирая жизни и души.

Дальше короткая команда боевым модулям, и вся казарма стала похожа на декорации к фильму ужасов, кровь фонтанами, отсеченные головы, конечности, приглушенные стоны людей… Диски расправились с целой ротой, пусть и спящих солдат, неимоверно быстро. Ну и я с Ирбисом немного помогли, к тому же в опасные моменты брал под контроль тех, кто имел шансы пошуметь…

Однако теперь никто не будет сомневаться в том, кто посетил лагерь пуштунов. Мой фирменный стиль, отработанный еще в Сеуле, явно проглядывается. К слову, я уничтожил роту спецназа буквально в паре шагов от шатра Малика клана Абдали. Нагло получилось и ведь никому не скажешь, что случайность. Спецназ расположили рядом с шатром главы клана не в последнюю очередь из-за соображений использования его для защиты Малика. Хмм… а ведь мои намерения можно расценить как попытку уничтожить главу пуштунов! А может того?

Но тут я наткнулся на образ в голове очередной жертвы. Тщательно сканировать убиваемых не было времени, но выхватывать хотя бы поверхностные сведения о лагере сам бог велел. И вот, сканируя угасающее сознание одного из них, нарвался на интересную информацию… Надо сказать, что, двигаясь ко второму «Фридому» я даже не имел представления, что делать.

Сейчас, когда все настороже и примерно представляют какой атаки ждать меня будут привечать совсем иначе чем в первый раз. Исполнительные гуркхи выбьют магов с артефактами, организуют загонные команды, а при случае и вовсе площадными техниками вокруг себя разбросаются. При этом никто не отменял минометы и пушки на подступе к ЗРК «Фридом». Перед ними ведь не зря сделали полосу отчуждения, явно готовили для горячей встречи, чтобы своим не навредить и чужих от души угостить, свинцовыми подарками.

При всем этом мы с Барсиком в ближайшее время вторую волну не выдадим. Можно было бы затаиться, по лагерю покочевать, в кладовушках дня на два схорониться, бдительность усыпить, резерв магии разума восстановить и повторить все как в первый раз. Но где гарантия что за время паузы ЗРК «Фридом» не перевезут, или не вызовут из Непала специальную команду охотников? А еще хуже могут ведь и то, и другое осуществить. И тогда мечты о легкой победе можно смело выкидывать на свалку истории…

Нет, надо рвать когти сейчас и передо мной кажется забрезжил более или менее нормальный вариант. Для этого я развернулся на девяносто градусов и стал двигаться не на восток, а на север. Там буквально в трех палатках от меня располагался дивизион полковых гаубиц. Причем эти ретивые артиллеристы тренировочными болванками пристреляли все направления полосы отчуждения вокруг ставки Абдали. Был там отмечен флажком и лагерь гуркхов. Точнее оба лагеря, но меня-то интересовал только последний, уцелевший.

*****

— Кто во имя богов скажет мне куда запропастились эти диверсанты? — гневно распекал подчиненных Малик Абдали, — Как можно потерять группу противника в центре тридцатитысячного войска? Эй шакалы, вы что потеряли свое чутье?

— Господин, разреши сказать, — склонил голову простой армейский капитан, случайно попавший в шатер главы. Обычно придворные лизоблюды оттесняют настоящих вояк от правителя, но в минуты отчаяния находится место и им.

— Говори, — рыкнул Малик, не узнавая своего вассала.

— В составе отряда нападавших — маг разума, — неуверенно начал офицер, не привыкший выступать перед такими важными людьми…

— Мы знаем это, — грубовато высказался один из приближенных Малика, ревностно относившийся к любой угрозе его положению при главе пуштунов.

— Зияз, дай парню сказать, — холодно отреза лидер клана Абдали.

— Господин, в казарме в пятистах метрах отсюда обнаружены двое дежурных. Парням похоже выжгли мозг, они живы, но ведут себя как младенцы, бедняги разучились ходить, говорить и ухаживать за собой…

— Что ты мелешь, о каком уходе речь? — вновь взъелся Зияз-бек, затаивший на пехотного офицера обиду.

— Они ходят под себя, уважаемый бек, — не полез за словами в карман офицер, — но не это важно. Это след! Некто, вместе с химерой движется от лагеря гуркхов к этому шатру!

— Да что ты себе возомнил… — опять вскрикнул неугомонный Зияз, но замолчал остановленный повелительным жестом Малика, в палатку вбежал начальник службы охраны…

— Повелитель, вы должны срочно эвакуироваться, отряд рода Фарах полностью вырезан, их казарма в десяти метрах от этого шатра.

— Как такое возможно? Поднять щиты, активировать артефакты… К бою шакалы!!! Абдали не покажет спину врагу в центре собственного лагеря, уничтожьте ублюдков!!! Принесите мне их головы!!!

*****

Три палатки промелькнули как московский Арбат ранним утром. Людей немного, дорога ровная, хорошо освещенная, гуляй, да и только. Я этот путь преодолел даже с комфортом, бывает и на моей улице праздник. К позициям артиллеристов вывалился практически сразу. Они свои пушки далеко от казармы возить не стали. Тем более тут как раз был немаленький пустырь, видимо предусмотрительно оставленный для нужд батареи.

В казарме пушкарей пришлось устранить всех постовых. Да и в целом многовато было артиллеристов, столько я контролировать не смогу. Сейчас основной состав под командованием офицера крутился около четырех гаубиц. Канониры что-то там проверяли, носили снаряды, крутили непонятные механизмы и громко обсуждали происходящее в лагере.

Маг был один и как нетрудно догадаться это офицер от инфантерии. Молодой паренек и без всяких там артефактов. Умный парнишка и потенциально опасный, поэтому найдя в голове его помощников таблицу пристрелки, безжалостно уничтожил одаренного. Если бы он так хорошо не обучил своих подчиненных, пришлось бы повозиться, а так нет мага — нет проблемы.

Оставшихся проредили диски, самых нужных я тут же взял под ментальный контроль, остальные стали работать под дулами винтовок своих товарищей и опасливо оглядываться на парящие в воздухе грозные боевые модули. Гаубицы навели по заданным координатам и дали залп. Народу было достаточно, так что ребята продолжали непрерывно смешивать лагерь гуркхов с замелей еще чуть ли не пол часа. Я даже отправил один из дисков туда, чтобы корректировать огонь.

К слову, второй ЗРК «Фридом» мы разнесли к чертям. И виной тому были сами гуркхи. Парни решили лишний раз перестраховаться и боясь метата прекратили все общение с верхушкой пуштунов, обоснованно боясь, что их может взять под контроль коварный маг разума. Поэтому гуркхи решили не выполнять приказы Абдали и защищать вверенный ЗРК по своему разумению.

В итоге, пока они восстановили связь, пока искали тех, кто гвоздит бедную роту непальцев мощными фугасами, от «Фридома» остались рожки да ножки. Мой диск показал, что все три ракетных трака уничтожены, а боеприпасы сдетонировали, ко всему полностью разбита система РЛС, ну и по мелочи досталось всему остальному комплексу.

Я, кстати, из жадности подумывал о том, как затрофеить ЗРК, это было бы классное подспорье к «Дыханию Дракона». Но пообщавшись со специалистами от этой идеи отказался. Там протоколы вшиты чужие, есть возможность управления ракетами из командного центра британцев, есть система свой-чужой, ну и боеприпасы к таким вещам абы, где не купишь. К тому же надо обучать людей, тренироваться… Так что захват был исключен, а вот полное уничтожение «Фридомов» одобрено и осуществлено. Ура мне могучему!

Ага могучему. Сейчас мне с Барсиком вполне могут что-нибудь нежное и чувствительное прищемить. Следов оставлено о-го-го, а за периметр лагеря сунуться боязно, народ сейчас нервный, вначале накрывает огромную площадь плетениями, следом полирует залпом снарядов и ракет, а уж потом спрашивает: «Кто идет?». Правда если есть у кого спрашивать. А таких как вы понимаете — нема.

Вот и я, так сказать, подсыкиваю прямо сейчас домой бежать. Но и хорониться в лагере Абдали как-то странновато. Охрана Малика явно нервничает, землю носом роет, неровен час найдут меня и устроят битву не на жизнь, а насмерть. Им то можно, их много, а на моей стороне я да Барсик… Решил немного отлежаться. Палатки больше не резал, двигался украдкой.

Нашел склад с боеприпасами, на посту два охранника, оба не маги. Прошел прямо, взяв парней под ненавязчивый контроль. Внутри помещения выбрал уголок потемнее с снаряжением не пользующимся особым спросом, установил это по слою пыли на ящиках. Прикрывшись парой ящиков, оборудовал схрон, и затаился.

Диски снаружи исправно дают информацию. Если неведомыми путями или посредством каких-нибудь мудреных артефактов меня найдут, то боевые модули дадут знать, что дескать окружают, беги и так далее… Сейчас мне нужно подождать пока все упокоится. Цели в принципе достигнуты, а если враг думал, что я пришел за жизнью Малика, то вскоре поймут, что это или ошибка, или узрев его нереальную охрану маг разума позорно сбежал, правда попутно взорвав два «Фридома».

Потом потихоньку перемещусь к Белуджи или Хазарейцам, а там и до пограничной зоны недалеко. С магом «Пустынных ястребов» Фарой мы такой сценарий предусмотрели, так что он будет ждать меня столько сколько нужно, равно как и разъезды адайцев на багги, будут сменятся один за другим, постоянно держа неподалеку несколько машин для моей эвакуации. Тем более, как только стемнеет, я при помощи диска пошлю своим весточку.

*****

Когда полковнику Маккейну доложили, что у него нет больше двух современных ЗРК «Фридом», каждый из которых обошелся казне его величества чуть ли не в пол миллиарда фунтов, сказать что он был в ярости, значит ничего не сказать. Маккейн был так зол всего два раза в жизни, один раз, когда неизвестные преступники ограбили и убили его родителей и второй сейчас.

За такую потерю наемника по головке не поглядят. Ладно бы ЗРК сгинули в мощном сражении, сбив десятки вражеских перехватчиков. Но так бездарно слить мощнейшие ракетные системы, даже не успев сделать из них ни одного выстрела… Черт! Даже проигрыш во всей компании не бил так по репутации его отряда, как эта потеря. Одно дело проиграть сильному противнику в противостоянии армий, политики, интриг…, другое — всухую слить долбанный миллиард!

В принципе потеря ЗРК вроде никак не влияла на расклады будущей операции. По данным разведки у противника было всего три десятка устаревших «Джокеров», купленных у ВВС Бразилии, которые никак не могли составить конкуренции эскадрильям Харрикейнов и уж тем более авиакрылу «Фьюриоуса». Тем обиднее была утрата, лучше было отказаться от этих дорогих игрушек. Их то и брали из расчета возможной угрозы со стороны русских, не стрельбы ради, а так побряцать оружием и дать знать кто тут хозяин, а вон оно как обернулось.

Теперь у полковника один выход: надо победить любой ценой, причем победить оглушительно, так чтобы все забыли об обидной ошибке. Выгода от захвата Мангышлака должна затмить потери на фронте. Но ведь Чинхва не зря нагнали сюда чуть ли не сто тысяч бойцов, куш явно огромный и если в конце концов он достанется Британии, то все прегрешения будут списаны: «Победителей не судят!».

А вот главу клана Абдали стоит наказать. Этот индюк так испугался за свою шкуру что проворонил диверсанта прямо в центре тридцатитысячного лагеря. Безумие, один воин смог пробраться сквозь многотысячные заслоны, вырезал около батальона живой силы, уничтожил батарею гаубиц, несколько складов с боеприпасами и два особо охраняемых ЗРК «Фридом». При этом ракеты не спасли отдельно выделенные элитные роты гуркхов, а этим ребятам частенько доверяли охрану наследных принцев! Значит смутные слухи из Кореи о Звере Чинхва совсем не врут!

И все-таки, зачем он с таким упорством рвался к «Фридомам»? Ведь это никак не поменяло расклад сил вокруг Мангышлака…

Глава 20 Возвращение блудного меня

Лежать пришлось изрядно. Враг не дремал и часа через три после того, как я решил схорониться, по палаткам двинулись поисковые отряды с магами, защищенными артефактами. Тут бы моей скромной маскировке наступил бы кирдык, если бы не мое параноидальное чувство самосохранения. За время паузы передвинул один из стеллажей, предварительно сгрузил с полок тяжелые ящики с оружием и боеприпасами. Потрудился мощно, стеллаж немаленький и ящиков пуштуны припасли изрядно.

Земляной пол на складе был накрыт рифлеными металлическими листами, подняв один, я при помощи дисков выкопал довольно большой схрон, вынутую землю раскидал между рядами, получилось незаметно. Свод будущей землянки укрепил найденными тут же швеллерами, дальше мы с Ирбисом залезли в погреб, а мои жестянки с натугой вначале водрузили сверху лист, потом стеллаж, следом вернули на полки тяжелые ящики с оружием.

Выполнять эти операции при помощи боевых модулей оказалось тем еще удовольствием. Но кластеры, и умные железяки справились. Тяжелые ящики брали вшестером, загоняя под дно боевые лезвия, а потом поднимали груз в воздух. Так варварски эти артефакты, наверное, еще никто не использовал. Но у меня особого пиетета к оружию не было, если надо могу и меч вместо лопаты использовать, только не очень это удобно.

Получилось хорошо. Кому придет в голову, что диверсанты могли закопаться, а потом сами над собой водрузить целый шкаф с оружием? Идея простая и надежная. При этом диски, закрепившись по лагерю, исправно поставляли мне информацию. Днем не летали, во избежание, зато ночью проникали в самые укромные места. Один даже протиснулся к штабному шатру Малика, и я хоть и не видел, зато слушал все разговоры местных вояк.

Поисковые операции продолжались часов двенадцать. Первое время очень интенсивно и рьяно, позже просто так — для отвода глаз. Учитывая, что у меня была информация из первых рук я узнал о завершении поисков даже раньше самих исполнителей. Но пришлось выждать еще часов десять, так как на складе днем полным ходом шла работа: что-то выдавали, что-то принимали… При таких условия выкапываться было неразумно.

Барсик стойко держался почти целые сутки. Я, слившись с его сознанием, замедлил метаболизм тела и погрузил питомца в сон. У меня же наоборот были горячие часы, когда еще смогу проникнуть на совещание к главам кланов Пуштунов. Кластеры слушали, анализировали… диски перемещались и поставляли все новую и новую информацию. Помимо этого, читал мысли тех, кто посещал склад. По большей части это был шлак, но иногда информация довольно четко ложилась в выстраиваемую систему.

Пуштуны, как и догадывался, оказались неоднородны. Но само по себе это знание не давало ровным счетом ничего. А вот когда посредством шпионажа поглубже проник в расклады местных аристократов, то появились разного рода зацепки и планы. Причем чтобы подтвердить те или иные версии, я отправлял по следам интересных мне людей своих металлических шпионов.

Жаль, что качество связи и управление боевыми модулями падает на расстоянии, иначе можно было, не выходя из кабинета получать самые свежие и точные новости из стана врага. Если бы не готовящаяся операция на море и скудный запас еды и воды, я бы полежал в этом гробу еще пару дней. Но как только Малик отдал приказ отменить поисковые мероприятия, уверившись в том, что диверсанты покинули лагерь Абдали, я стал готовиться к возвращению на Мангышлак.

Уходил глубоко ночью. Делал все аккуратно, засыпал яму и устранил следы своего прибывания на складе. Хотя это была конечно избыточная предосторожность, покидая это место заминировал все, причем использовал позаимствованные тут же боеприпасы. Да еще и с собой в рюкзак взял, так сказать для будущих подвигов. Так что будущий взрыв, итак, должен был скрыть все свидетельства присутствия диверсанта на складе, но мало ли.

У меня был четкий план что делать, не зря же под землей почти сутки валялся. Чтобы не навести на след, минировал склады, палатки-казармы, боевую технику по всем направлениям. Пострадают только Абдали, если бы я еще оставил гостинцы Хазарейцам или Белуджи, то стало бы понятно направление моего бегства, да и лагеря этих кланов не успел изучить подробно.

Можно было обойтись и без ночного фейерверка, и скрыть свое вынужденное сидение в лагере противника, авось в будущем бы пригодилось. А то меня в следующий раз будут искать более тщательно. Но, во-первых, как не воспользоваться удобным случаем? Во-вторых, я мог нарваться на врага и позже, путь то предстоял не близкий, два кольца преодолеть. Ну и в-третьих, случись что взрывы в лагере Абдали отвлекут внимание от моей персоны и дадут шанс прорваться. Так что я решил пакостить по-крупному.

Обратный путь потребовал усилий даже больших, чем при проникновении в лагерь Абдали. Из логова Малика выбрался легко, благо склад находился совсем недалеко от периметра. А вот дальше не заладилось. Коридор между Белуджи и Хазарейцами оказался напичкан патрулями с магами защищенными артефактами. Ну такой приказ мелькал в коридорах главы пуштунов, но я надеялся, что артефактов у них немного. Обломался!

Пришлось опять ломится через территорию лагеря, выбрал Белуджи. Там и вправду патрули с одаренными были реже, только вот по палаткам как в прошлый раз не пройдешь, большая часть солдат спит, а в такой массе пехоты просто так не походишь. Но худо-бедно я лагерь Белуджи проскочил, правда наследил изрядно, пришлось уничтожить несколько патрулей и не вовремя выбравшихся на свежий воздух солдат. Значит не зря минировал Абдали, о моем ночном вояже все равно станет скоро известно.

Дальше проще оставался последний рывок сквозь укрепления независимых родов. Тут и охрана была пожиже и с дисциплиной намного хуже. К тому же я нажал волшебную кнопочку и несколько объектов на территории главенствующего клана пуштунов взлетели на воздух. Фейерверк получился внушительный, склады с боеприпасами дают зрелищную картинку, мощный звук и долгоиграющий эффект. Когда еще бомбы перестанут детонировать?

Воспользовавшись общей суматохой, я проскочил последнее кольцо обороны и рванул к неприметному песчаному холму. Диски уже давно отыскали убежище Фары и гадать мне не пришлось. Там путешествие под защитой магией «Пустынных Ястребов», встреча с мобильной группой адайцев и я, наконец, у себя. Однако мои вылазки все чаще обходятся без жертв для любимого организма, что не может не радовать!

Надо отметить, что свой уход я обставил политически и стратегически грамотно. Клан Абдали несмотря на свое главенствующее положение не пользовался особой популярностью в Пуштуне. Когда-то не самый богатый, не самый сильный и не самый древний он сумел подняться за счет безоговорочной поддержки британцев. То есть по факту предал тогдашнего правителя и возвысился за счет грабежа собратьев, а это не забывается. Хоть сейчас и весь Пуштун в вассальной зависимости от Императора Британии, но первый склонивший голову перед захватчиками всегда будет втайне ненавидим и презираем.

В этом отношении Белуджи и Гарзаи наоборот числились в истинных патриотах независимого Пуштуна. Древность родов, богатство и сила не позволили исключить эти кланы из большой политики. Но британцы не обличали их доверием, а значит не давали выгодных контрактов, равного с Абдали доступа к оружию. Кланы потихоньку хирели и все больше зависели от милости британцев, а это не могло не вызывать тихий ропот, тем более Малик частенько своим высокомерием и пренебрежением подбрасывал щепки в огонек ненависти старых родов к выскочкам-предателям.

В этом свете все мои экзерсисы смотрелись весьма и весьма подозрительно. Что получается? Через территорию клана Гарзаи проникает неизвестная группа диверсантов, причем без потерь, к слову, и сами Гарзаи обошлись почти без жертв. Далее есть попытка покушения на лидера Абдали, есть подрыв двух ЗРК «Фридом» за которые перед британцами опять-таки отвечают Абдали, а теперь вот серия взрывов, уничтожившая склады с боеприпасами, пехоту, технику и многое другое у главенствующего клана.

А что в итоге? Диверсанты до того устилавшие свой путь кровью опять практически безболезненно уходят по зоне ответственности клана Белуджи. Что там они потеряли? Человек десять никчемных патрульных, разве это потери на фоне сотен погибших Абдали? А где были маги с артефактами, где были усиленные патрули? Почему вся эта свора не задержала ночных разбойников?

И во что тут верить? Что таинственный диверсант проник в лагерь Абдали со стороны недовольных режимом Гарзаи, накуролесил, затаился, потом опять натворил дел и ушел теперь уже в сторону Белуджи, по совпадению так же недовольных британцами. Причем работал без следов, один, и трупов сообщников даже не оставил. При том что должен был в одиночку вырезать целую роту!

А может это просто группа Гарзаи вначале уничтожила первый «Фридом» и предательством уничтожила роту рода Фарах, кстати давнего кровника Гарзаи. А потом и Белуджи пользуясь доверием, заминировали объекты ненавистных им Абдали, а теперь пытаются свалить все на мифических диверсантов, якобы бежавших по территории их клана. Есть тут над чем подумать, нестыковок в версии с диверсантом слишком много, а вот соучастие Гарзаи и Белуджи многое объясняет.

В общем я помимо того, что уничтожил кучу оружия и людей, сильно ослабил правящий клан и вбил клин в отношениях Малика с двумя сильнейшими кланами Пуштуна. Сейчас в разгар военной операции эффекта от таких действий будет немного, но если я еще несколько раз подыграю Белуджи или Гарзаи, то в будущем это может вызвать раскол в лагере Пуштунов. Тем более поводов там и без меня более чем достаточно, надо лишь немного подтолкнуть горячих горцев, и они вцепятся друг другу в глотки.

*****

Маккейна опять отвлекли новости из лагеря Пуштунов. Но пол беды были бы они хорошими… Сейчас, когда операция по переброске гуркхов на Мангышлак вступила в завершающую фазу, британским офицерам было совсем не до проблем вассалов. Но пуштунам отводилась весьма важная роль в предстоящем противостоянии и от успеха их деятельности зависел успех всей компании. Если горцы не смогут удержаться, то перекрыть перешеек будет в разы труднее. Так что Маккейн хоть и нехотя, но вынужден был прислушиваться к нытью Малика клана Абдали.

— Малик, что у вас там? — полковник был раздражен и не старался скрыть своего дурного настроения, чертовы Пуштуны приносят новости одна другой хуже.

— Поковник Маккейн, я уверен это происки Гарзаи и Белуджи, моя армия сильно ослаблена новыми диверсиями: взорваны склады с боеприпасами и ценным военным имуществом, взорвана боевая техника, сожжены тонны горючего, сверх того я потерял много людей. А эти шакалы, Гарзаи и Белуджи, только ждут удобного момента, чтобы вцепиться мне в глотку, — глава Абдали был встревожен не на шутку и его опасения передались руководителю операции.

— Черт! Только ваших местечковых дрязг не хватало. Ну что вы за люди? Дикари!

— Помогите, полковник, иначе я не смогу удержать в узде родовое войско, а вы сами знаете сколько там бунтарей и вольнодумцев, эти твари до сих пор грезят Великим Пуштуном, ничтожные мечтатели! — взмолился правитель Пуштунов, апеллируя к своей верности британцам в противовес радикально настроенным Белуджи и Гарзаи.

— Ты же знаешь резервов почти нет! Все силы уходят на Мангышлак, — раздраженно бросил Маккейн, но потом что-то решив продолжил уже более мягким тоном, — Хмм… выделю тебе батальон гуркхов и немного техники. Хватит?

— Спасибо, дорогой, я твой должник, — искренне обрадовался и этому теряющий власть глава клана Абдали, в его положении даже соломинка могла спасти клан от гибели. Сейчас для правящей партии внутренние враги были страшнее Чинхва. Последние могут только победить объединенное войско, а вот первые способны вырезать весь клан Абдали, до последнего человека.

Этот батальон был бы не лишним на полуострове, кто знает сколько там Чинхва? Свободный клан навряд ли легко отдаст месторождение нефти, ради которого примчался сюда аж из Империи Коре, так что вскоре каждый солдат будет на счету. Но и рисковать перешейком Маккейн не мог, а потому буквально от сердца оторвал пол тысячи верных гуркхов и передал правителю Пуштунов, его власть держалась только на британских штыках, так что надо поддержать угодного императору лидера.

*****

С одной из двух самых важных проблем предстоящей компании я разобрался, теперь было необходимо устранить вторую. Причем сделать это надо было с минимумом потерь, чтобы по итогу получить реальное преимущество на море и в воздухе, а не вялый паритет между силами Свободного Клана и Британией.

Пока я отлеживался в лагере Пуштунов Александр Иванович готовил придуманный мной безумный план. Однако со временем мой авторитет у подчиненных достиг таких высот, что они спокойно принимали самые дурацкие идеи. С одной стороны это безмерно радовало, но с другой немного пугало. А вдруг я облажаюсь, и даже никто не поправит.

Сейчас в Каспийском море царил этакий вооруженный нейтралитет. Авианосец «Фьюриоус» вместе с фрегатом «Корнуолл» вполне могли расправиться с флотом поморов, но занятые обеспечением десантной операции гуркхов они на рожон не шли, а только бдели чтобы не попасть под неожиданную атаку моего москитного флота.

Александр Иванович, следуя инструкциям тоже уклонялся от прямого столкновения. Да и что дало бы морское сражение десятка катеров с фрегатом и стаей современных истребителей-бомбардировщиков? Итог тут предсказуемый и однозначный. Какую-то лепту неожиданности могли внести ракетные катера Пахомыча, но сейчас ставить на удачу было еще рано, тем более у нас был сносный план, который не требовал в случае удачи больших жертв.

Сейчас драка с флотом британцев вполне могла окончится нашей победой, но Чинхва при этом опять потеряли бы огромные силы, а они мне будут нужны очень скоро, так что Александр Иванович готовился привести свою эскадру к победе малыми силами и с минимальными потерями. Жаль, что корабли Чжэнфэй все еще блокированы британцами… мне бы пару фрегатов и не пришлось бы придумывать всякие фокусы.

*****

Все это время в лагерь Чинхва в Астрахани прибывали все новые и новые силы. Люди стекались ото всюду, но было два основных источника пополнения. Самый большой — беженцы из Империи Коре, меньший — бойцы из Европы. Гранд Квинси стабильно направлял к нам людей, которые нанимались к нему в городке Кросно. Кстати, как правило, это были толковые и весьма дефицитные специалисты.

В этот раз на военном транспорте прибыл сам лорд Квинси. Британец, восстановивший честь своей семьи в рамках моего клана, стал с потрохами моим. Его деятельность в Европе приносила огромную пользу, земли Чинхва вокруг Кросно росли, а противники старались обходить стороной грозную армию, которую частенько водил в бой гранд земли.

В этот раз Квинси привез новые образцы техники, которую нам с завидной регулярностью продавали австрийцы и подданые Кайзера. Русское оружие мы в Европе не брали, дорого, да и не самые лучшие образцы там продают. Проще было купить при посредничестве клана Лопухиных, там если и предлагали старье, то с достойной скидкой и в полном комплекте.

Однако сейчас Чинхва пылесосом скупали все доступное оружие. Армия росла не по дням, а по часам, поток беженцев из Кореи и не думал иссякать, Пхеха в своем желании установить абсолютную монархию совсем потерял осторожность и вытеснял кланы один за другим. Не знаю понимал ли император, что тем самым ослаблял собственную страну? Хотя и его позиция имела свою логику, монолитное государство всегда сильнее группы аристократов, каждый из которых имеет свою позицию.

Но Императору только предстояло такое государство создать. Причем на осколках прежней разрушенной клановой системы. А вот дадут ли ему это сделать, большой вопрос. Гэндзи и кланы Поднебесной уже точат мечи на страну Утренней Свежести, волки чувствуют запах крови и обязательно придут, чтобы урвать себе кусок пожирнее…

Глава 21 Битва за небо

После того как я уничтожил ЗРК «Фридом» вопрос о превосходстве в воздухе фактически решился в мою пользу, правда британцы этого еще не знали, но в нужный момент у Чинхва будет достаточно весомых аргументов. Не знаю смогли ли они пронюхать про то, что я купил вторую партию бразильских модифицированных «Джокеров», но после ментоскапирования боевых пловцов я точно знал, что противник считает ЗРК «Дыхание Дракона» потерянным на дне Оманского залива.

В итоге у меня было семьдесят «Джокеров» наземного базирования, которые после глубокой модернизации и монтажа дополнительного оборудования, приобретенного в Российской Империи, по характеристикам превосходили палубные «Еврофайтеры» «Фьюриоуса» и немного не дотягивали до «Харикейнов». Но последние будут добираться до нас из Пуштуна, а значит вынуждены иметь полные баки и меньшее количество ракет под крыльями, что в итоге сравняет их по возможности с авиацией Чинхва.

При этом истребители противника будут работать в условиях полного контроля воздушного пространства над Мангышлаком ЗРК «Дыхание Дракона», к которой мы присоединим ЗРК «Перун», базирующийся на фрегате «Азов». Будь у британцев «Фридомы», то туго пришлось бы и той и другой стороне, а так часа весов явно перевесила в пользу Чинхва.

Ко всему у нас было две эскадрильи привезенные Фо Лю Баем. Фанату неба удалось приобрести десять китайских JM2000. Эти современные машины были монстрами по сравнению даже с «Харикейнами», а «Еврофайтеры» в палубной вариации им были на один зуб. Все эти факторы в принципе давали Свободному клану полную уверенность в победе.

Можно было в нескольких схватках уничтожить самолеты противника, а потом взяться и за его флот. Но такой путь опять грозил потерей ресурсов, а надо было четко понимать, что если я выйду из конфликта сильно потрепанным, то новые враги не заставят себя долго ждать. Желающих добить Чинхва и захватить богатое месторождение нефти будет немного, но те, что решатся могут и камня на камне не оставить от клана.

Значит надо добить флот без больших потерь, тогда противник разом решится преимущества на море и в воздухе. Так что впереди у нас сильно мной нелюбимые морские сражения. Только вот для успеха операции надо выманить «Фьюриоус» и «Корнуолл» на оперативный простор, а то мне бы не хотелось срывать их десантную операцию, проще будет разобраться с гуркхами на Мангышлаке, чем ловить их от Коканда до Непала.

О «Фьюриосе» нам было известно почти все. Чего уж там общие сведения об авианосце были даже в сети, слишком заметная фигура в мировых раскладах. Как бы не хорохорились поморы — это настоящий монстр. Треть километра в длину и чуть меньше семидесяти метров в ширину, почти сто тысяч тонн водоизмещения, ядерный реактор. Немного оружия, ракетное и пушечное, но это так, ведь «Фьюриоус» защищают «Еврофайтеры». Хотя и этих пушек было вполне достаточного для моего скромного флота.

Касательно авиакрыла, то тут все стандартно. Полсотни универсальных истребителей-бомбардировщиков «Еврофайтеров», неплохие самолеты, но базирование на авианосце вносило свои коррективы. Плавающий аэродром не мог позволить себе бомбардировщики и истребители, поэтому брали только крепких универсалов. Все бы ничего, ведь сейчас большая часть ударных самолетов строилась по такому принципу.

Но из-за длинны взлетной полосы и особенностей авианосца пришлось радикально уменьшить вес крылатых машин. А это не могло не сказаться на их характеристиках. Чуть хуже вооружены, менее маневренные, меньшая скорость набора высоты, меньше ракет… все эти незначительные в отдельности изменения вместе оказались фатальны для качества Еврофайтеров.

Но Британские ВВС обычно бомбили державы вроде Зимбабве или работали при значительном перевесе в количестве машин и средств противовоздушной обороны, так что недостатки штурмовой авиации никто особо не замечал. Тем не менее пятьдесят боевых машин были грозной силой в регионе, где тройка истребителей могла гонять целые кланы.

Помимо этого, в авиакрыле было два самолета радиоэлектронной борьбы, столько же самолетов дальнего радиолокационного обнаружения, эти эскадрильи давали британцам существенное преимущество перед туземной авиацией. Лайми видели все, глушили все и выглядели этакими полубогами в небе. Однако на стороне Чинхва была стационарная сеть наземных РЛС и подразделения РЭБ, также включающие в себя специализированные самолеты.

Помимо прочего на «Фьюриоусе» присутствовали восемь противолодочных вертолетов и два транспортных самолета, четыре плавающих танка Арчер, и шесть гусеничных машин-амфибий морской пехоты. Всю эту армаду обслуживало более трех тысяч членов экипажа, а численность авиакрыла составляла две с половиной тысячи пилотов и техников.

«Фьюриоус» был настоящим монстром, если британцы смогли бы перевести в Каспийское море субмарину, пару фрегатов, и крейсер нам бы наступил полный абзац. Но и сам по себе этот слон внушал уважение, а в связке с «Корнуоллом» и тяжелыми перехватчиками из Пуштуна они были почти непобедимы. К слову, на авиабазе в Мазари-Шарифе было как минимум полсотни «Харикейнов».

Я против всей этой армады помимо неплохой авиации мог выставить лишь десяток пушечных катеров береговой охраны, которые своими зубочистками даже не смогут поцарапать композитную броню «Корнуолла», не говоря о стальной шкуре авианосца, два довольно эффективных, но печально маленьких ракетоносца Пахомыча, недофрегат «Азов» с устаревшей для Еврофайтеров ЗРК «Перун» и два гражданских сухогруза, один из которых мы переделали в десантный корабль. Нда… и смех и грех, у британцев военно-транспортные самолеты на «Фьюриоусе», а у нас речные баржи, гордо именуемые сухогрузами.

Из козырей небольшая армия тщательно собираемых мной аэронавтов. Но сведения об их наличии я хотел сохранить в тайне любой ценой и поэтому они в боевом столкновении принимать участие не будут, по крайней мере если не станет совсем уж плохо. Покажу разве что тех троих, что уже засвечены в моей охране. Еще один козырь — ЗРК «Дыхание Дракона». Эта система могла радикально поменять расклад сил в сражении.

Кстати, из-за подарка моей невесты у меня появился боевой пловец. Мастер Уильям пытавшийся уничтожить «Дыхание Дракона» прошел процедуру подчинения. Правда пришлось принести в жертву его коллегу, ритуал требовал немало магических сил. Но и с той мразью, что пряталась за спиной стихийного мастера я бы никогда не стал работать, равно как и сам Уильям, которому этого человека навязали сверху, так что туда ему и дорога.

*****

Старт партии в игре за Мангышлак дали британцы. Они наконец закончили свою грандиозную десантную операцию. Надо отдать лайми должное перекинуть морем и по воздуху пятьдесят тысяч пехоты дорогого стоит. При этом делалось все с расчетом на сильное противостояние со стороны аборигенов полуострова. Гуркхи выдвигали вперед батальон, прощупывали наши силы, потом наращивали силы до полка и, если все шло нормально, могли перебросить и дивизию.

Летучие отряды пехоты разбрелись по огромному полуострову как тараканы. Спецназовцы совершали смелые, опасные рейды, пытались навязать бой, но нигде не встретили сопротивления. В принципе это не сильно насторожило полковника Маккейна. Он и сам бы поступил точно также, зачем биться лицом к лицу с сильным противников на открытом месте? При том, что британцы при малейшей опасности могут вызвать авиаподдержку и подавить любое сопротивление.

Адайцы и Чинхва сосредоточились в двух крепостях: на перешейке и в Тузтау. Вполне логично, первая — старые катакомбы, там и от авиации можно схорониться и долго сопротивляться пехоте врага, особенно если у той нет нормальной артиллерии. Ну а Тузтау совершенная крепость британской постройки, единственным ключом к которой может быть только авиация, ну и как оказалось ментат. Хотя если на стены поставить макак, от коих воины Аскерзаде по мнению Маккейна далеко не ушли, то и без авиации и ментата можно взять укрепления.

Учитывая все это, гуркхи, разделившись на три группы, планомерно зачищали полуостров пока старательно обходя основные скопления противников. Двадцать тысяч Гурунгов вместе полковником Маккейном и его штабом шли вдоль южного побережья. Шерпы частой гребенкой прочесывали центр Мангышлака. Эти два клана общей численностью в тридцать пять тысяч штыков должны сойтись около Тузтау и осадить крепость. К этому времени туда подойдут «Корнуолл» с «Фьюриусом» чтобы оказать поддержку при штурме.

Пятнадцать тысяч Тамангов пройдут вдоль перешейка и осадят находящихся в нем Чинхва, таким образом пуштуны с одной стороны, а гуркхи с другой возьмут силы противника практически в кольцо, это если не считать изрезанные скалами побережья, но учитывая превосходство британцев на море, можно считать кольцо абсолютно полным. А в «котле» враги долго не живут.

Но сейчас до штурма двух крепостей пока далеко, три клана гуркхов старательно зачищают полуостров от диверсантов, расставляют узловые точки будущей обороны по всем канонам современной военной науки, ведут разведку местности и даже сопровождают взятые с собой в рейд партии геологоразведчиков. Прежде всего лорд Грейсток желал убедиться в том, что нефть — не очередная хитроумная выдумка Чхоля Чинхва.

Забегая вперед, надо сказать, что геологи нефть нашли. Да и не специалисты вполне могли обнаружить стройные ряды нефтяных вышек, качающих черное золото. Каким бы Чинхва не был мистификатором, такое подделать нельзя. На Мангышлаке точно были немалые запасы этого ценного природного сырья, а объем добычи, который не останавливался несмотря на войну обещал огромные дивиденды. О чем обрадованный Маккейн тут же доложил генерал губернатору Британских Индийских колоний.

Понимая, что скоро начнется штурм, а миссия по доставке десанта на Мангышлак успешно завершена «Фьюриоус» и «Корнуолл» проложили курс вдоль побережья полуострова, чтобы подойти поближе к Тузтау и начать бомбардировку крепости, при этом из этой же точки «Еврофайтеры» будут громить перешеек, чтобы ускорить соединение Пуштунов и Тамангов, гуркхам скоро понадобится складское имущество оставленное на хранение союзникам.

Напряжение росло, вот-вот должен начаться кровавый стремительный штурм, в котором гуркхи считались признанными экспертами. И когда аналитики и разведчики сошлись во мнении, что этой ночью без предварительной бомбардировки, чтобы вернее застать солдат Чинхва врасплох, кланы Непала начнут штурм, я дал старт своей операции.

Лайми работали на расслабоне. Самолеты ДРЛО даже не взлетали в воздух, я не говорю уже о паре крылатых машин с РЭБ на борту. Что уж там даже двойки «Еврофайтеров» не бороздили небо. На «Фьюриоусе» уповали на весьма хиленькую корабельную РЛС. Видно, так низко оценивали Свободный клан, но нам так проще, проще преподать зарвавшимся врагам урок использования авиации.

Двадцать «Джокеров» стартовали с аэродрома в Тенгизе, перехватчики сегодня исполняли роль бомбардировщиков. Самолеты под завязку нагружены бомбами и ракетами воздух-земля. Цель — лагерь пуштунов, в своем рейде я, конечно, не смог взорвать огромные склады гуркхов, полные переданным на хранение снаряжением. Но координаты запомнил, а кое где и оставил маячки.

Так что у бразильских самолетов были довольно четкие ориентиры. При этом средств ПВО у Пуштунов изначально было немного, а потом они и вовсе отдали то немногое что их защищало гуркхам, ведь взамен небо над ними закрыли целых два «Фридома». Кстати, из-за них и пятьдесят тысяч непальцев были бедны на ракетные системы. А зачем? Фридомы нивелируют любую угрозу с воздуха, ну могли это сделать пока их не взорвали.

«Джокерам» стоило опасаться только «Еврофайтеров», наши РЛС точно определили, что «Харрикейнов» в воздухе нет, и даже если они немедленно будут подняты по тревоге, то застать хищников за разбоем не успеют. А вот самолеты с «Фьюриуса» вполне могли стартануть и попробовать перехватить «бразильцев», ну или наказать на обратном пути домой после бомбежки.

Имея столь четкие ориентиры и достаточное количество «умных» боеприпасов, «Джокеры» не могли подвести. И по факту они свою задачу выполнили, средства объективного контроля зафиксировали множество взрывов и пожаров на территории военной базы Пуштунов. Горело дорогое снаряжение, взрывались боеприпасы…

С авианосца ожидаемо стали стартовать «Еврофайтеры». Немного поздновато, но оно и не удивительно, чтобы обмануть РЛС «Фьюриуса» эскадрильи «Джокеров сделали круг и заходили с востока, максимальное время оставаясь незаметными для локаторов британцев, так что атака перехватчиков свалилась Маккейну как снег на голову.

*****

Полковник рвал и метал. Как? Как долбанные идиоты могли пропустить атаку целых двадцати самолетов. Да, Чинхва чуть ли не все свои самолеты отправил в бой! Сколько там он купил? Двадцать-тридцать устаревших «Джокеров». Вроде там была вторая партия, но она по данным разведки проходила как запчасти, самолетов десять целыми, а остальное хлам. Видно, корейцы совсем отчаялись получить свою авиацию раз купили кучу хлама в надежде собрать из него боевые истребители. Такое по силам только крупным державам!

Но тем не менее эти сволочи сумели и таким малым числом нанести ощутимый удар. Горят огромные склады, в которых лежит все для штурма. Пусть гуркхи и не привыкли к долговременным операциям, но боеприпасов, еды и медикаментов на пятьдесят тысяч надо припасти совсем немало. А теперь у контингента на полуострове осталось обеспечения максимум на неделю. Ну тем больше резонов будет у солдат быстрее покончить с врагом, а там подойдут транспорты из Индии со всем необходимым для организации новой колонии Британской Империи.

— Сарпом вилсон, поднимите чертовы летающие локаторы и эти как их там РЭБ! — срывал свою злость на дежурном офицере «Фьюриоуса» Маккейн.

— Будет исполнено, командир, — по-военному четко ответил морской офицер.

— А что там по преследованию? — желание мести не давало разозленному Маккейну успокоится, только кровь коварных врагов могла примирить его с текущей ситуацией.

— Они не успели, а потом противник ведет активную радиоэлектронную борьбу с наземных станций. Наши пилоты не смогли пробиться сквозь море помех…

— Черт! Откуда у них такая техника? Русские, конечно, — сам же себе ответил полковник, — И где они сейчас?

— Возвращаются на «Фьюриоус», у них кончилось топливо.

— Поднимайте новых, пусть найдут мне аэродром этих тварей. Разбомбите его, если не можете наведите туда «Харикейны».

— Будет исполнено командир.

В воздухе подвисла пара самолетов РЭБ, следом взлетали самолеты ДРЛО. Обычно поднимали только по одному борту, следующие готовились к смене, чтобы обеспечить непрерывно работу локаторов и защиты от авиации врага. Ребята, как правило, не сильно были заняты в такие операции. Туземцы редко имели хиленькую авиацию, а такие вещи как РЭБ и вовсе были для них откровением.

Но сейчас пришлось вкалывать за двоих. Маккейн обещал расстрелять каждого десятого техника, если до заката солнца не будет найден и уничтожен вместе с «Джокерами» аэродром противника. Сейчас на смену пяти эскадрильям «Еврофайтеров» стартовали новые пятерки и все они ждут подсказки от самолетов ДРЛО, чтобы умчаться за горизонт и наказать наглых аборигенов.

С минуту на минуту ждали звеньев «Харикейнов» стартовавших из аэропорта Мазари-Шарифа. Тяжелые перехватчики должны разделаться с устаревшими машинами Чинхва. Британия таких обид варварам не прощает, после таких потерь это теперь дело чести вогнать Свободный клан в каменный век, а потом отправить к первобытным дикарям цивилизованных солдат, чтобы они доходчиво объяснили туземцам, кто в этом мире хозяин!

Глава 22 Битва за небо, продолжение

В это время на фрегате «Азов» ревели сирены боевой тревоги. Нет корабль не вступал в сражение, морской хищник готовился к схватке в воздушном океане. Пассивные системы слежения засекли старт самолетов ДРЛО и РЭБ с авианосца «Фьюриоус», и пока глаза и электроника британцев только набирали высоту, нужно было птичек сбить.

От ракет ЗРК «Перун» «Еврофайтеры» вполне могли увернуться, а вот громоздкие, маломаневренные, напичканные электроникой машины обеспечения разведки и радиоэлектронной борьбы были отличной мишенью. Правда такие самолеты можно было сбить только на старте, пока они не исчезли с радаров окутавшись облаками магических щитов. Но налет «Джокеров» выполнил сразу две задачи: разбомбил склады британцев и выманил их авиацию под удар ракет Чинхва.

— Александр Иванович, цели захвачены.

— Дублирование?

— По самолетам РЭБ двойное, по ДРЛО тройное, они взлетели раньше, у нас было больше времени на отслеживание.

— «Джокеры» на подходе?

— Да командир.

— Уничтожьте самолеты обеспечения противника, сразу же меняйте местоположение корабля и готовьтесь к охоте!

Огромные сигары ракет стартовали с палубы относительно небольшого фрегата. На таком расстоянии и застав самолеты обеспечения британцев на старте, со «спущенными штанами» промахов быть не могло. Устаревшие, но все еще надежные ракеты Российской Империи поразили самолеты РЭБ и ДРЛО, оставив «Фьюриоус» без «глаз» и радиоэлектронного оружия.

*****

На капитанском мостике авианосца «Фьюриоус» царила непривычная суета. На флоте Его Величества давно не было потрясений. Причем давно — это как минимум лет двести. Британия доминировала на море и прочно держала в своих руках все четыре океана. Да были незначительные потрясения, обидные поражения, но все они канули в лету, а мощь огромного флота, который превосходил флоты Поднебесной, Российской Империи, Франции, Германии и Японии вместе взятые ни у кого не вызывала сомнений.

А на одном из столпов мощи — громадном авианосце, гордости Британии, олицетворении ее инженерного превосходства и передового оружия до сегодняшнего дня царила атмосфера показного, холодного равнодушия и снобизма. Офицеры императорского флота с высокомерными полуулыбками отдавали приказы бомбить масаев на Черном Континенте или Ирокезов в Новом Свете. Современные истребители несли в мир справедливость и цивилизацию так как это понимал Император Британии!

Однако сегодня день не задался. Впервые с того момента как гордый «Фьюриоус» сошел со стапелей Лондонской верфи у него случились боевые потери. Нет авианосец и раньше терял людей, но это были катастрофы при посадке или взлете, просто вывалившиеся за борт пьянчуги или придавленные, плохо закрепленным снарядом, бедняги. Согласитесь это трудно считать боевыми потерями. А вот сегодня куча людей погибла в воздухе и не от того, что двигатель отказал, а от самой боевой причины, случилась несовместимая с жизнью встреча боевого самолета и ракеты земля-воздух.

— Капитан мы потеряли самолеты ДРЛО и РЭБ, — старпом Вилсон говорил как всегда невозмутимо, только вот вещи, которые он произнес звучали как сценарий к фантастическому фильму.

— Что? Гарри Вилсон, ты опять перепил вчера? Если это шутка старпом, то ей сейчас не место и не время! Не забывайте это мостик авианосца флота Его Величества! — веско бросил капитан корабля, думая, что это очередной розыгрыш от любителя виски, балагура и души компании старины Гарри Вилсона. Но взглянув на своего старпома офицер начал догадываться, что все не так весело, как он полагал.

— Сэр, мы на самом деле потеряли оба самолета радиоэлектронной борьбы и дальней радиолокационной разведки, — бедняга Вилсон побледнел, ведь позорная потеря случилась именно в его смену. Такие вещи на флоте случаются весьма редко и помнят о них долгоооо… А это значит конец неплохой карьере и списание на берег, без почета, уважения и нормальной пенсии.

— Твою-то мать, Вилсон, как это произошло? — бешеным быком взревел пораженный в самое сердце капитан, вены на его шее вздулись жгутами, а тучное лицо приобрело багровый оттенок.

— Капитан, их подстерегли на старте, это чертов фрегат «Азов» со своим ЗРК «Перун», — жалко проблеял старпом, хотя даже он понимал, что старт по протоколу должны были обеспечивать дежурные звенья «Еврофайтеров». Но половина истребителей гонялась за «Джокерами», а вторая еще не была готова. И была куча вопросов к летунам, из сорока восьми «Еврофайтеров» добрый десяток вообще был не на ходу. Однако это не снимало вопрос обеспечения безопасности разведки на старте.

— Где смолоты майора Дадли?

— Сэр, они возвращаются на «Фьюриоус», — вмешался один из офицеров присутствующий на мостике как связной от авиакрыла.

— Я, молодой человек, и сам знаю, что они возвращаются, мне нужен четкий доклад! В скольких километрах от «Фьюриоуса» эти придурки? Кто обеспечит безопасность их посадки? А то сейчас «Перун» их как уток на пруду пощелкает! Это понятно?

— Да сэр, — хором ответили старпом и офицер ВВС.

— Радируйте «Корнуоллу» пусть ищет чертов «Азов», мне нужно чтобы люди, сбившие наших ребят, сегодня же пошли на корм рыбам! И поднимайте в воздух следующую партию перехватчиков.

*****

Мы создали британцам цейтнот. Половина истребителей безуспешно гонялась за «Джокерами», но опоздав со взлетом просто сожгла топливо. Теперь эти звенья должны были вернуться на палубу авианосца для дозаправки. При этом, понимая угрозу со стороны противника, «Фьюриоус» особенно после потери четырех самолетов разведки, поднимал в небо дежурные двойки перехватчиков. А если учесть те машины, что не могли подняться в небо из-за поломок то британцы на данную минуту не имели резервов.

При этом капитан авианосца все еще не воспринимал угрозу всерьез. Поэтому подмога из Мазари-Шарифа не была вызвана. Сейчас пара эскадрилий «Харикейнов» могла решить исход дела. Но кто в здравом уме будет рассказывать о своих страхах и вызывать тяжелые перехватчики, из-за такого слабого противника? Это же смешно просить помощь для борьбы с жалкими туземцами. При том что в руках все ресурсы одного из сильнейших военных кораблей мира.

Но были бы у «Фьюриоуса» самолеты ДРЛО в небе, британцы заранее знали бы о старте пятидесяти «Джокеров» с Тенгиза. Сейчас эта армада подбиралась к ничего не подозревающим «Еврофайтерам», у которых для воздушного боя оставалось совсем немного горючего. А помочь им было некому… Зато у летчиков Чинхва был козырь, и сейчас наступил удобный случай им воспользоваться.

Для ЗРК «Дыхание Дракона» была построена целая база. Охрану комплекса осуществляла дивизия пехоты Чинхва. Эти силы могли противостоять любой угрозе и в случае, если противник имел преимущество, такая армия могла дать необходимое время для эвакуации ценного ракетного комплекса.

Специалисты из Китая, уже неплохо поработавшие в Персии, готовились собрать богатую жатву. Такое количество истребителей-бомбардировщиков в одном месте и без самолетов РЭБ и ДРЛО, было крупным подарком. Пусковые трубы огромных ракет взведены в боевое положение, РЛС работает пока в пассивном режиме, чтобы раньше времени не обнаружить себя. «Еврофайтеры» ведут наземные службы Чинхва, но те и не стараются совершать какие-то маневры, а идут по прямой строго на «Фьюриоус», преступная беспечность!

В штабном кунге удивительно высокий китаец принимал сообщения от всех служб. Для операторов «Дыхания Дракона» сегодня был трудный день, предстояло много работы. Всю последнюю неделю техники отлаживали механизмы громадного ракетного комплекса, проверяли блоки управления, тестировали системы передачи данных… Не сидели сложа руки и боевые расчеты. Ракетчики имитировали тренировочные захваты целей, оттачивали до автоматизма навыки запуска снарядов… Хорошо тренированная и вышколенная команда была полностью готова.

— Командир Мун, мы готовы к стрельбе, — сделал доклад совсем еще молодой офицер.

— Хорошо, у нас будет совсем немного времени, потом эти крысы разбегутся в стороны. Вы должны захватить как можно больше целей и произвести массированный залп, — майор повторил все, что бойцы, итак, знали, но в таком деле лучше перебдеть.

— Будет исполнено.

— Потом, мы не будем делать обязательное перемещение ЗРК, а рискнем ударить второй раз с этой же позиции. Думаю «Еврофайтеры» будут заняты «Джокерами» и не смогут уделить нам должного внимания.

*****

Двадцать пять «Еврофайтеров» возвращались домой несолоно хлебавши. Пилоты в принципе понимали, что не успеют. Слишком неожиданно произошло нападение и группа внушительная. Чтобы уверено преследовать два десятка «Джокеров» британцам нужен был перевес. А чтобы поднять столько самолетов с палубы «Фьюриоуса» требовалось слишком много времени.

Но обида, глупая потеря сверх дорогих ракетных систем и жажда реванша толкнули пилотов на безнадежное преследование. Поймать давно ушедших противников, конечно, не удалось и сейчас с опустевшими топливными баками целый полк «Еврофайтеров» понуро возвращался на родной корабль. Вдруг почти все без исключения пилоты получили сигналы бортовых систем об обнаружении неопознанных самолетов…

— Командир обнаружены множественные цели, судя по сигнатурам сигналов это «Джокеры»!

— Я в захвате…

— Черт, не могли они появиться немного раньше у меня баки почти пустые!

— Это не те «Джокеры», которые мы преследовали…

— Командир, их вдвое больше, чем нас!

— Они атакуют!

— Прекратить болтовню в эфире. Работаем парами, расходитесь в стороны, в бой!

— Ребята, это «Фьюриоус», продержитесь, скоро все «Еврофайтеры» будут в небе.

— Черт, фиксирую множественный запуск ракет земля-воздух, у них здесь ЗРК!!!

— Подтверждаю, кажется, это «Дыхание Дракона»…

То, что дальше произошло в небе над Мангышлаком не иначе как избиением не назвать. Ракеты земля-воздух выпушенные ЗРК «Дыхание Дракона» били «Еврофайтеры» с пугающей точностью. Для наземной системы были созданы идеальные условия, множественные низко маневренные цели, отвлеченные нападением с воздуха, да еще и с ограничением по топливу…

В первые секунды боя британцы потеряли как минимум треть самолетов. Но дальше начался и вовсе ад. Пятьдесят «Джокеров» с максимальной дистанции произвели невозможно щедрый для таких самолетов залп ракет воздух-воздух. Не могли эти списанные старички нести под своими крыльями такой боезапас. Или они решили вложить все в один удар?

Но действительность оказалась гораздо хуже, чем предположения лайми. Модифицированные «Джокеры» были загружены под завязку и самое главное могли это себе позволить. Сотни ракет на полтора десятка выживших «Еврофайтеров» хватило с избытком. Но на этом драма для авиакрыла еще не закончилась.

В попытке хоть как-то переломить ход сражения в бой были брошены дежурные группы, висевшие над авианосцем после потери самолетов разведки. И это стало еще одной фатальной ошибкой. Фрегат «Азов» и не думал никуда уходить, а оставался совсем недалеко от места событий. А когда с «Фьюриоуса» стартовали «Еврофайтеры» их ждал новый залп ЗРК «Перун».

— Что мать его происходит? — если после потери разведчиков капитан ревел, то сейчас у него хватало сил только на невнятный, прокуренный сип. Будь возможность у врача присутствовать на мостике, он бы констатировал предынфарктное состояние еще недавно пышущего здоровьем офицера, слишком много всего свалилось в этот день.

— Мы потеряли больше двух третей «Еврофайтеров», корабль остался без воздушного прикрытия.

— И как скоро нам ждать «Джокеров»?

— Они ушли на перезарядку, капитан, но с аэродрома в Мазари-Шарифе должны стартовать «Харикейны», возможно они смогут решить вопрос.

— Они предупреждены о том, что воевать придется в условиях противодействия ЗРК «Дыхание Дракона»?

— Да, капитан, в их составе вторым эшелоном идут самолеты РЭБ, они подавят РЛС противника, а сами «Харикейны» зйдут не с юга, а с востока, и пройдут по краю эффективной зоны работы «Дыхания Дракона».

— Хмм… действуют как профи, ни то, что наши идиоты! Я так понимаю у них есть шанс застать большую часть Джокеров в воздухе?

— Да, командир, если все сложиться ребята из Мазари-Шарифа посчитаются за нас.

— Дай-то бог, дай-то бог… Иначе нам придется срочно уходить из Каспийского моря, свора этих списанных самолетов вполне может покусится и на Фьюриоус.

— Капитан, есть хорошие новости, «Корнуолл» нашел фрегат «Азов», — принес радостные вести офицер связи.

— Не прошло и полгода, — в сердцах бросил капитан, — пусть топит эту лохань, она слишком дорого нам сегодня обошлась.

*****

Фрегат «Корнуолл» был образчиком того, почему Британия вот уже несколько сотен лет считается королевой Морей. Прекрасное судно, быстрое, отлично вооруженное, причем замечательно сбалансированное как по ракетному, так и по пушечному вооружению. Это полноценный многоцелевой, универсальный корабль, в отличие от того же «Азова» который пришлось сильно ухудшать ради установки ЗРК.

Сейчас в Каспийском море такой корабль вполне мог потягаться со всеми судами, что по данным разведки имел Свободный клан. Большая часть пушечных катеров просто не имела возможности достать судно такого класса. Что-то можно было ожидать от прославившихся в Корее ракетоносцев, но «Корнуолл» не какой-то там списанный старичок, а вполне себе современный, боевой фрегат и его противоракетное вооружение на небывалой высоте.

Что кстати было тут же подтверждено. Русские, а именно они стояли за Чинхва, а их поморы управляли флотом Свободного клана, по своему обычаю решили пойти ва-банк. Четыре противокорабельные ракеты стартовали с двух вражеских катеров, а это насколько помнил капитан «Корнуолла» составляло весь боезапас излишне разрекламированных ракетоносцев.

Курам на смех, создать такой однобокий корабль можно только при условии жуткой нехватки денег, низкой культуры производства и полного отсутствия инженерной мысли. Вообще поделки северных варваров были весьма уродливы и однобоки. Что за мания выпирать только одну сильную сторону? Тот же «Азов» монстр в противостоянии с самолетами, но выпусти его в океан, и он тут же отстанет от флота, который должен защищать, да еще и спокойно падет жертвой какого-нибудь захудалого корвета.

А ракетоносцы? Вообще уроды! Две гигантские, по сути, одноразовые трубы ракет. Куцая система РЛС, никакой защиты, такой катер можно смело брать на абордаж при помощи резиновых лодок с моторами. При одновременном запуске двух ракет утонуло больше этих нелепостей, чем погибло в бою. И сейчас эти насмешки над кораблестроением выплюнули в сторону «Корнуолла» свои медлительные, тяжелые и морально устаревшие ракеты.

Противоракетные системы британского фрегата тут же поймали метки стартовавших громадин и четко как на учениях поразили вражеские снаряды. Было желание немного выпендриться и сбить ракеты противника из пушек, но взвесив все риски капитан «Корнуолла» решил вопрос классическим способом. Экипаж действовал штатно, цели уничтожены и теперь предстояло лишь подобраться немного ближе к «Азову» и уничтожить.

Бить ракетами в корабль оснащенный ЗРК «Перун» особого смысла не было, поэтому «Корнуолл» подбирался на расстояние короткого для морских сражений удара. Это было немного рискованно, ведь основное преимущество современных фрегатов — ракетное вооружение, но учитывая имеющиеся у флота Чинхва смешные пушечные катера боятся было особо нечего.

Капитан предполагал, что его будет встречать целая делегация. Однако рядом с «Азовом» вопреки ожиданиям дрейфовала только одинокая груженая чем-то сыпучим баржа. А где чертова дюжина мелких пушечных катеров? Где лодки с пулеметами, которые так весело лопаются при попадании в них снарядов главного калибра? Так по крайней мере было с сомалийскими пиратам. Неужели все струсили и покинули свой флагман? Может они за баржей спрятались?

Глава 23 Битва за море

На «Азове» тщательно готовили ловушку для своего формального «одноклассника», хотя по факту «Корнуолл» имел значительное превосходство в пушках и ракетах. Сейчас британский фрегат был единственным препятствием между флотом поморов и «Фьюриусом». Действуя в связке с немногими оставшимися на палубе авианосца «Еврофайтерами» он все еще мог если не доминировать, то по крайней мере обеспечить достойное отступление британцев с Мангышлака. А нас такой расклад совсем не устраивал.

Пушечные катера по сумме залпа вполне могли если не перекрыть «Корнуолл», то составить ему серьезную оппозицию, только вот пол сотни противокорабельных ракет нивелировали это преимущество на нет. Катерам в отличии от Азова защищаться от современных боеприпасов было нечем, да и много им не надо, пойдут на дно после первого попадания. А подойти на расстояние артиллерийской дуэли британец им, конечно, не даст.

Другое дело «Азов», он конечно успешно атаковать «Корнуолл» не сможет, но и враг своими ракетами крейсер русской постройки не достанет. Как бы не устарел ЗРК «Перун», но атаку противокорабельных ракет он остановит на раз. А это значит, что двум фрегатам придется сойтись на фехтовальной дистанции. Лайми будут сводить дело к артиллерийской дуэли, в которой поморы откровенно слабы. Но мы в этом сражении сделали ставку совсем не на пушки…

Можно было, конечно, пригнать «Джокеров» и устроить веселую карусель с «Еврофайтерами», но учитывая защитные системы фрегата вся эта катавасия обошлась бы нам весьма дорого. Пушечные катера близко не подвести, фрегат достаточно быстр, чтобы уйти от невыгодного ему сражения. Казалось бы, безвыходная ситуация и вопрос можно решить только при помощи нашего увеличивающегося превосходства в воздухе, но мы как водится придумали финт.

Как только «Корнуолл» нащупал своими РЛС «Азов» сразу выдвинули ему навстречу баржу. Британец должен был убедиться, что мы не прячем за ее высокими бортами пушечные катера, иначе ближе он не подойдет. При этом у любого офицера возник бы закономерный вопрос: а зачем тут баржа? В чем подвох?

И тут простой выбор. Можно потратить несколько ракет чтобы утопить сухогруз или не обращать на него внимания. Мы поставили на то, что лайми пожадничают, либо попробуют утопить, но поняв, что это не такое уж простое занятие оставят баржу в покое. Тем более она на самом деле не производила впечатления, старая, тихоходная и безоружная.

Но британец «обжегшись на молоке дул на воду». С вражеского фрегата стартовал единственный вертолет. Винтокрылая машина облетела вокруг сухогруза, чтобы убедиться в том, что за его корпусом ничего не прячется. Сделала несколько заходов над палубой, правда тут же получила несколько очередей от пулеметов «Азова» и ретировалась. Потом геликоптер полетал над округой в поисках пушечных катеров, но картинка с радара полностью повторяла реальность, сейчас на конкретном морском участке было всего три корабля: «Корнуолл», «Азов» и баржа.

*****

В рубке британского фрегата собрались самые доверенные члены экипажа. Капитан, старпом, офицер связи, командир десантного отделения и ряд доверенных офицеров. Командование не могло разгадать ребус заданный Чинхва. Радость от того, что они сумели найти так сильно испортивший сегодняшний день «Азов», омрачала неразрешимая загадка с баржей. Зачем здесь это судно, и почему оно не покидает зону боевых действий двух фрегатов? Не хитрая ли это ловушка от Чинхва?

— Лейтенант Флетчер, что вы думаете по поводу этой старой лохани, — капитан фрегата обратился за советом к самому бывалому члену экипажа, который в свое время обучил большую часть офицеров «Корнуолла».

— У меня на этот счет есть мысли, капитан, — степенно ответил старый морской волк, — я думаю это могла быть просто случайность, судно обеспечения или наоборот «Азов» устроил досмотр какому-нибудь несчастному торговцу.

— Но тогда почему он идет таким странным курсом? — резонно заметил старпом, числившийся любимым учеником у Флетчера и потому иногда позволявший себе усомниться в словах учителя. Тот, к слову, глупости не прощал и мог так резко прокомментировать собеседника, что многие офицеры не могли отделаться от шуточек и метких фраз по полгода, а некоторые сравнения или клички и вовсе прилипали до конца службы. Так что эскапада старпома была тем еще риском!

— Это загадка, возможно поморы захватили баржу и приготовили на нам какой-то фокус? Но я ума не приложу, что затевают эти дикари. Абордаж — несмешно, мы десять раз успеем потопить эту лохань до того, как она до нас дойдет, а даже если не потопим, то просто не дадим сблизится, — начал рассуждать старик Флетчер, — а может быть там какое-нибудь оружие?

— Да нет, что они могли такого на баржу смонтировать? Да и если она будет придерживаться прежнего курса, давайте просто ее утопим? — предложил офицер связи.

— Тратить ракеты на мирное судно? — задал законный вопрос прижимистый интендант.

— Потратишь, — веско бросил капитан, а интендант пожал плечами перекладывая ответственность на командира, — захочешь шкуру спасти так и все ракеты отдашь!

— Может там орудие какое внутри? — высказался комендор фрегата.

— И что? Ну засунули они туда пару пушек, пусть и мощных, а системы наводки? А скорострельность? Да и если так, врежем десятком ракет по барже и забудем о проблеме, — нашелся еще один контраргумент у капитана. Пока импровизированный мозговой штурм не приносил никакого результата.

— А может эти идиоты решили поиграть в абордаж или вспомнили про брандеры? — сделал предположение лейтенант десанта.

— Хмм… нормальную версию вы изобразить не можете, — сделал логически обоснованные выводы капитан, — может быть что угодно: десант, орудие, магнитная бомба, которая оставит нас без электроники… Какие общие выводы? Не надо дать этой лохани к нам приблизиться, но и тратить дорогостоящие боеприпасы не будем. Тем более в крайнем случае мы либо отплывем от баржи или выпустим по ней пару противокорабельных ракет. Так что ждем, когда сухогруз достигнет зоны уверенного поражения нашими пушками и топим. Все согласны?

— Да капитан…

— Разумно…

— Целее будем, — поддержал капитана нестройный хор его подчиненных.

В это время фрегат «Азов» медленно дрейфовал в противоположенную от сухогруза сторону, таким образом «Корнуоллу», чтобы приблизиться к носителю ЗРК «Перун», нужно было значительно ускориться и сблизиться с непонятной баржой. А русский фрегат планомерно отходил к огромному камышовому полю, которое покрывало тридцатиметровую полосу побережья. В этих зарослях ориентировались только местные браконьеры, и тут можно было спрятать хоть весь шестой авианесущий флот.

Однако диким кочевникам видно было невдомек, что для РЛС современного британского корабля камыши не помеха. Пока многочисленная эскадра москитного флота Свободного клана дрейфовала, заглушив двигатели, их было трудно обнаружить, но как только десятки кораблей взревели запущенными дизелями, «слухачи» «Корнуолла» стали наперегонки докладывать об обнаружении противника.

— Капитан, в двадцать седьмом квадрате обнаружены многочисленные отметки, это флотилия Чинхва. Уверенно опознаются пушечные катера, сторожевые корабли береговой охраны и моторные лодки. Последние, возможно, готовят абордаж, — офицер связи был возбужден, говорил много и быстро, нарушив все неписаные правила. Но капитан, обрадованный ясной картиной, совсем не заметил бестактности.

— Ну хоть что-то проясняется, готовьте ракеты, надо уничтожить этих крыс! — бодро отдал команду офицер.

— Капитан, на севере обнаружено звено самолетов, предположительно это «Джокеры».

— Черт! Сколько их?

— Вижу четыре метки!

— Капитан, на западе множественные быстроходные цели, это скоростные десантные катера, это ловушка.

— Твари, жалкие твари думают справиться с фрегатом Роял Нави при помощи лодок? Серьезно? — бывалого морского волка возмутила такая бездарная попытка, сколько бы не нагнали эти дикари лодок до фрегата они не доберутся!

Суда побольше станут жертвой противокорабельных ракет, мелочь возьмут на себя автоматические пушки. Четверых «Джокеров» уже взяли в захват ракеты корабль-воздух, которых на «Корнуолле» было не меньше, чем противокорабельных ракет. Морские силы Чинхва повели себя как дилетанты, ловить такого зверя надо было охотниками большего размера.

Давно прошли те времена, когда сотня каноэ аборигенов могла взять на абордаж сто пушечный парусный корабль. Медленные пороховые пушки, их низкая точность давали шанс нецивилизованным туземцам ценой больших жертв захватить большой фрегат. Но сегодня совершенные пушечные автоматы, реактивные огнеметы и самое главное «умные» ракеты стали непреодолимой стеной.

Расчеты противовоздушной обороны без команд подготовили ракеты к запуску, надежно захватили цели и произвели мощный залп. «Джокеры» Чинхва резко отвернули, ожидаемо отстрелили ложные тепловые цели и стационарные генераторы пульсирующих помех… Сбить никого не удалось, но своих целей команда «Корнуолла» достигла, истребители в спешке сбросили висящие на крыльях бомбы и отвернули назад.

Залп в сторону эскадры, спрятанной в камышах, еще готовился, а катера, заходившие с запада, решили подпустить поближе и расстрелять из пушек. За всеми этими событиями британцы упустили из вида злосчастную баржу. В рубке царил настоящий хаос и каждый из офицеров тянул одеяло на себя. Комендор готовил канониров, спешно отдавая приказы. Он считал катера главной угрозой фрегату и делал все чтобы не допустить абордажные команды до борта, хоть и сам не верил в реальность такого.

Ракетчики, напротив, твердили об опасности целого десятка относительно немаленьких судов. И вправду сумей они подойти на расстояние артиллерийского залпа случится катастрофа, «Корнуолл» если и выйдет из этой дуэли победителем, то явно не обойдется легкими потерями. Следящие за небом продолжали тревожно вглядываться на экраны локаторов, они знали, что у Чинхва огромное количество бомбардировщиков, а эти самолеты могли сильно попортить нервы.

На фоне всех этих перипетий младший офицер, которому было поручено отслеживать баржу, просто отчаянно боялся подать голос. Робкий от рождения сейчас в этой боевой суматохе он и вовсе растерялся, боясь, что его одернут, обсмеют и скажут, что настоящим морским волкам не до гражданских сухогрузов. А баржа за это время набрала ход и опасно сблизилась с фрегатом. Когда сухогруз пересек некую критическую черту, которую для себя отметил офицер, он все же решился сделать доклад, в рубке как раз наступила короткая пауза.

— Капитан, сэр… я хотел сказать, — робко начал молодой человек.

— Что вы хотите Аткинс? Не мямлите! — раздраженно бросил отвлеченный от расчетов капитан.

— Сэр, баржа уже подошла на расстояние пушечного залпа.

— Что? Черт! Спасибо Аткинс. Я и вовсе забыл об этом несчастном судне. Господин комендор уничтожьте сухогруз!

— Есть, командир!

Пушки «Корнуолла» отрывисто рявкнули, отправляя в полет сразу несколько тупоголовых тяжелых снарядов, комендор справедливо посчитал, что этих боеприпасов будет достаточно для того, чтобы уничтожить несчастный сухогруз. Однако беззащитная баржа вдруг окуталась магическими щитами. При этом, чтобы выдержать залп такой силы нужно было применить очень мощный артефакт, даже самые могучие маги не могли выдержать килотонны взрывной мощи современных снарядов.

— Капитан, баржа защищена магическими щитами!

— Твою мать, что на ней? Машинное отделение, полный назад. Приложите эту коварную тварь ракетами! — капитан частил, сейчас была дорога каждая секунда, тут и последний новичок понял, что баржа неспроста сближалась с боевым кораблем, коварный Чинхва явно нашел способ уничтожить боевой корабль.

Однако в момент, когда машины сменили реверс, двигатели вдруг натужено зачихали, а вместо бурунчиков воды, поднятых современными двигателями вдоль кормы, всплыло облако машинного масла. Кто-то или что-то повредил винты или силовую установку фрегата. Сейчас поданным Британской Империи было трудно догадаться, что причиной неполадки стал их бывший соотечественник мастер воды сэр Уильям.

Против ритуала подчинения не поспоришь, и маг исполнил свой долг. Одаренному его уровня ничего не стоило приблизится к фрегату под водой и несколькими плетениями уничтожить винты и часть передаточных механизмов силовой установки. Корпус «Корнуолла» защищенный артефактами и неплохой броней поразить было в разы труднее, а вот обездвижить вполне…

В целом корабль был неплохо защищен от магии воды, часто используемой в морских сражениях. Поэтому боевые пловцы не могли эффективно работать против кораблей такого класса, особенно в открытом море. Чудо что сэр Уильям смог добраться до судна и нанести повреждения двигающемуся с такой огромной скоростью судну, сил на это потребовалось немало. И это был огромный успех. Обездвижить «Корнуолл» — стоило половины дела!

— Старпом, что у вас, почему мы стоим? — взревел разъяренный так не вовремя случившимися неполадками капитан.

— Это диверсия, командир, — растеряно ответил старпом.

— Диверсия, уроды, всех расстреляю если выберемся, комендор добавьте к пушкам ракеты, кто бы у них там не засел такое они не выдержат.

И действительно две противокорабельные ракеты из шести выпущенных смогли преодолеть нереально мощный щит и взорвались где-то в корпусе огромной баржи. Но над той неплохо поработали на астраханской верфи. Сухогруз вместо вместительных нижних уровней имел непотопляемые отсеки, современную газодинамическую систему вытеснявшую поступающую из-за борта воду и поэтому без видимых усилий перенес попадание двух ракет. Сразу стало понятно, что «Корнуолл» потопить баржу не успевает, тем более часть ракет перехватывает «Азов».

Огромная баржа неумолимо приближалась к обездвиженному, но все еще вооруженному до зубов боевому кораблю, неся непонятный сюрприз главы клана Чинхва…

*****

На военном аэродроме Британской Империи в Мазари-Шарифе один за другим готовились к вылету тяжелые перехватчики «Харикейны». Громадные, тяжеловооруженные боевые машины предполагали дальний рейд. Как только стало известно о фактическом разгроме авиакрыла «Фьюриоуса» пятьдесят крылатых убийц поднялись в небо.

Машины загрузили боеприпасами и топливом под завязку, ведь «Харикейнам» предстояло работать довольно далеко от базы, да еще и против превосходящего численностью противника. И все это в условиях противодействия совершенной китайской ЗРК «Дыхание дракона». На авианосце, конечно, осталось несколько «Еврофайтеров», так что перевес Чинхва мог и не быть таким значительным. Тем более один «Харикейн» объективно стоил двух «Джокеров».

Изначально было принято решение дойти до Мангышлака и там связать противника воздушным боем. При этом звено перехватчиков выделялось для подавления ЗРК «Дыхание Дракона», тем более на авианосце вроде бы нащупали местоположение китайской ракетной системы. Но когда план был нанесен на карту и рассмотрен со всех сторон, стала ясно, что такая тактика не гарантирует уверенной победы над врагом, а попусту размениваться с Чинхва британцы уже не могли.

И тут один из аналитиков накопал возможное местонахождение аэродрома Чинхва. Всех путало то, что «Джокеры» уходили на восток от Мангышлака, от чего было мнение, что аэродром расположен на территории Дулатов. Были слухи о том, что союз Уйсуней готовит себе базу для авиации и они стройно ложились в версию о том, что «Еврофайтеры» громили не сами Чинхва, а их союзники. Тем более у Свободного клана должно было быть не больше трех десятков истребителей, а по факту оказалось чуть ли не сотня.

Однако, въедливый аналитик нашел информацию о покупке с аукциона ВВС Британской Империи мобильного аэродрома и его транспортировке куда бы вы подумали? В Астрахань! А бенефициаром оказался давний номинал клана Чинхва. Лот прошел как списанное гражданское оборудование, хотя все понимали, что сборную металлическую полосу можно использовать и в военных целях…

Глава 24 Битва за море, продолжение

Тот же талантливый аналитик накопал контракт на монтаж этого аэродрома близ местечка Тенгиз. Бинго! Незначительные просчеты в финансовых операциях с головой выдали местоположения логова врага. У британцев появился шанс посчитаться с Чинхва. Тем более можно было добраться до Тенгиза с восточной стороны лишь немного попадая в зону поражения «Дыхание Дракона».

«Харикейны» шли двумя эскадрильями по двадцать четыре самолета, плюс командирская машина. Особо не заморачиваясь, перехватчики рассредоточились на два эшелона. За построением шли самолеты ДРЛО и РЭБ. Задача разведки — обнаружить РЛС аэродрома или «Джокеры» противника. В целом пилоты рассчитывали не на воздушный бой, а на операцию по бомбежке наземных объектов. Но и к встрече с истребителями «Харикейны» были готовы на все сто.

Общая цель вылазки — уничтожение авиации противника. Сейчас как это не фантастически звучало судьба «Фьюриоуса» висела на волоске. Уничтожение его авиакрыла, и доминирование «Джокеров» в небе над Каспием грозило Империи потерей одного из самых сильных своих кораблей. Причем подобного еще не случалось в истории. И генерал-губернатор не собирался становиться первым политиком Британии, чьи ошибки привели к таким потерям.

Поэтому, когда поступил запрос от «Корнуолла» о помощи в морском сражении Мазари-Шариф ответил отказом, сейчас в приоритете было восстановление статус-кво британской авиации и важнее задачи быть не могло. Тем более распылять силы перед схваткой с таим сильным противником было бы слишком опасно. Все-таки как ни крути перевес в количестве был на стороне «Джокеров»

Возможно, тактически полковник Маккейн был и прав, когда сосредотачивал усилия на уничтожении авиации Чинхва. Но в стратегическом плане это была еще одна крупная ошибка. Если бы «Харикейны» помогли своему фрегату расправиться с флотом Чинхва, то это сняло бы угрозу на море, а значит и обезопасило «Фьюриоус». Одними самолетами, да еще и при активном сопротивлении «Еврофайтеров» его просто так не утопить, но если подключится москитный флот…

И у авиакрыла из Пуштуна была возможность подловить настырных поморов, но лавры скорой победы над «Джокерами», которые с таким мощным перевесом разбили палубную авиацию затмили глаза командирам небесных эскадрилий. И послушные им боевые крылья единим организмом понеслись к Тенгизу. Учитывая скорости современных машин, времени до решающей схватки осталось совсем немного.

*****

В это время в море разворачивался последний акт «Корнуолльской драмы». Непотопляемая баржа приближалась все ближе, лишенный винтов фрегат долбил по сухогрузу из всех пушек, но стихийный щит исправно держал удар, а даже если пропускал что, то снаряды как будто падали в землю. Хотя почему как будто? Они ведь и в самом деле пробив ржавый корпус древнего корабля зарывались в землю, которой были наполнены все трюмы.

У Чинхва в клане было целых два гранда, Фо Лю Бай — гранд воздуха и лорд Квинси — гранд земли. Дедушку Чек Пэ можно было безоговорочно использовать в битве с самолетами противника, но у нас там, итак, был неплохой перевес в средствах ПВО и паритет по самолетам, так что тут маг был где-то даже избыточен. А вот на воде все было очень грустно.

Чинхва по большей части были адептами стихии земли. Дед, отец, большая часть клановых магов относились к одной стихии… ну а я так и вовсе бездарь. Земля и битва на море были, мягко говоря, несовместимы. А тут у меня «завалялся» целый гранд. При этом было понимание, что атаки этой стихии будут неожиданны, а большинство судовых артефактов скорее всего заточены на противодействие магам воды.

Попытки использовать магов земли на воде были, но здесь самой основной проблемой была не атака, а возможность подвести одаренного на расстояние эффективного удара. Корабли могли уйти от слишком медленного и мощного судна противника, а легкое и быстрое пушки, ракеты или маги воды разобьют до того, как оно сумеет подобраться к «Корнуоллу».

Тогда мы стали решать задачу от обратного. Что нужно, чтобы использовать гранда земли в битве с британским фрегатом? Первое — снизить скорость корабля или вообще его обездвижить, что мы с успехом сделали. Гранду для битвы нужно много земли, и доставать ее со дна пусть и неглубокого Каспия это неоправданная трата сил, которая поставит гранда вровень с мастером воды.

Значит нужен большой сухогруз, в который можно погрузить много земли. То, что он медленный и неповоротливый — не помеха, «Корнуолл» вообще будет лишен маневра. И последнее как тихоходу добраться под огнем пушек и ракет до вожделенной цели? Здесь пришлось пойти на блеф и применить все искусство инсценировки, на которое были способны поморы.

Выставили приманку в виде Азова, которого противокорабельными ракетами не взять, а значит надо подойти ближе, по факту подходя к барже. Затуманили головы вражеским офицерам ложными попытками подвести армаду пушечных катеров и десантных ботов. Все это позволило барже с лордом Квинси на борту преодолеть практически две трети расстояния вообще без щита.

Ну а когда осталось совсем немного и на фрегате поняли, что дело запахло керосином, артефактов и сил гранда земли с лихвой хватило, чтобы выдержать кратковременный натиск пушек «Корнуолла», а большую часть ракет взял на себя ЗРК «Перун», что в целом позволило лорду Квинси подойти на расстояние удара к обездвиженному, но все еще могучему кораблю Роял Нави.

С лордом Квинси мы предварительно рассмотрели моральный аспект, чтобы не было конфликта интересов, ведь вассалу предстояло драться против своих бывших соотечественников. Но британец к Туманному Альбиону особо теплых чувств не испытывал. Империя использовала его род. Прожевала и выплюнула.

Когда дела семьи пошли под откос и друзья, и партнеры быстро отвернулись от Квинси. Конечна, львиная доля вины на безалаберных членах рода, но страна показала, что ничего не должна роду, значит и род чист перед Британией. Так что гранд шел на задание без угрызений совести, и душевных мук. Топить британский фрегат? Надо, значит надо!

Когда сухогруз доковылял до «Корнуолла» его корпус имел немало дыр от прошедших щит снарядов и ракет. Однако внутри стального тела гранд земли сотворил еще один слой, только из земли, причем плетение само восстанавливало пробоины, забирая материал из трюмов полных обычным грунтом.

Немногочисленный экипаж давно спрятался в недрах корабля и ждал эвакуации, а вот Квинси одиноко стоял на палубе, готовясь к схватке. Сегодня ему предстояло преподнести сюрприз морским волкам, которые навряд ли готовились встретить адепта земли в своей родной стихии. Магическую дуэль начал капитан фрегата — мастер воды, огромная ледяная сосулька рванула вперед, грозя развалить ржавую баржу надвое, но это плетение было остановлено.

*****

Капитан стоял на палубе своего корабля в окружении двух учеников. Все простые смертные попрятались в трюмах или закрылись в орудийных отсеках. Там, где начинался магический бой неодаренным было не место. Морские волки творили запредельную для многих магию. Для полноценного круга было нужно собрать как минимум десяток, одаренных рангом не ниже подмастерья.

Резонировать силы могло и меньшее количество магов, но только каждый из них должен был быть классом выше — мастером, лучше грандом. Ситуация, когда три волшебника, один из которых мастер, а два подмастерья, причем один едва преодолел эту планку пару месяцев назад создали плетение, предназначенное для круга, считалась невозможной.

Тем не менее британские моряки, выходцы из одного древнего рода. применив несколько стабилизирующих артефактов, покусились на заклятие такого уровня. Конечно, у них не получился аркан силы, как в круге магов, который впитывает в себя море энергии и выдаст на-гора меняющее реальность плетение, нет. Но вот значительно усилить свои заурядные резервы они смогли.

После первой ледяной иглы, которая по неизвестным причинам буквально аннигилировалась в пути, капитан сделал логичные выводы о том, что его оппонент маг воды и поэтому готовил убойное плетение, которое должно было прошибить любой щит водной стихии. Тройка собрала невероятное количество силы, теперь нужно удержать магию, сформировать из нее атакующее плетение и отправить в полет.

Эта была самая рисковая часть операции, допусти один из учеников ошибку, и вырвавшаяся на свободу стихия уничтожит фрегат, а если ориентироваться на уровень самого слабого, то в итоге получиться пшик, а не мощное плетение. Соблюсти баланс силы, досконально знать возможности своих партнеров, не поддаться соблазну набрать мощи, не передержать… такое могли провернуть только виртуозы своего дела…

Плетение гудело, как будто это была не мягкая вода, а бушующее пламя. Напряжение нарастало постепенно, но стремительно превращалось в лавину, и когда капитан увидел на лице своего ученика безмолвную мольбу, он аккуратным толчком отправил «Длань Океана», точнее его уменьшенную копию в сторону несчастного сухогруза.

Волошба получилась то, что надо. Дивный аркан должен довольно быстро добраться до судна и высосать всю энергию воды из одаренных, водоворотом вовлекая ее в воронку. А после вся эта мощь обрушится на баржу, которую уже не будет защищать щит стихий. Ну и артиллеристы обещали под аккомпанемент дать пару точных залпов, оно лишним не будет. Без магической защиты от бомб будет совсем другой эффект.

Лица магов светились простым человеческим счастьем, только что они сделали хорошую работу. Чуда не сотворили, но выложились на двести процентов и такой удар должен был разом решить исход дела и избавить «Корнуолл» от непонятной угрозы. Но времени не было, и капитан, уверенный в результате удара, увлек учеников к мостику, нужно было спешно что-то решать с двигателями и готовиться к отражению атаки москитного флота Чинхва. Однако один из магов, не отрывая взгляда от происходящего удивленно открыл рот.

— Что черт побери происходит? — забыв о субординации потрясенно произнес один из молодых подмастерьев.

— Терри, нам сейчас не до наблюдений! — не оборачиваясь бросил сквозь зубы капитан, голова которого уже была полностью погружена в новые проблемы.

— Капитан, оно исчезло… — потрясенно проблеял ученик.

— Что ты мелешь? — резко осекся мастер и обернувшись потрясенно замолк. Общий труд троих неслабых магов, при том применивших несколько родовых артефактов для координации и удержания плетений, выжатых едва ли не до дна, не дал абсолютно никакого видимого результат. Грозная воронка, задачей которой было забрать силу у вражеских магов воды свернулась с невнятным пшиком, а последовавший удар стихии и вовсе не достиг цели, остановленный каким-то каменным щитом. Каменным!?!

— Там маг земли! Тварь!!! — взвыл обманутый капитан, сейчас все силы были потрачены на бесполезное плетение и оставались лишь жалкие крохи для защиты фрегата. Бежать нельзя, защититься нечем, да помилуют нас боги.

И тут на нос злосчастной базы вышел стройны маг, облаченный в цвета земли, и судя по знакам на одежде это чертов гранд! Маг нарочито спокойно сплел кисти в атакующем заклятии и на фрегат обрушился каменный дождь, первыми жертвами которого и стал капитан «Корнуолла» с учениками, так и не успевший покинуть палубу.

Но даже если бы и успел, это не спасло бы моряков от последовавших за дождем глыб спаянной в камень земли. Веретенообразные пики буквально прокалывали броню несчастного корабля, а если попадали на верхнюю палубу, то играючи сносили все надстройки и оружейные башни. Струи земли вздымались из недр бездонной баржи и формируясь плетением просто избивали беззащитный перед стихией фрегат.

Капитан, которого от немедленной смерти спас родовой артефакт был уже не жильцом. Кровь толчками вытекала из оторванной руки, а позвоночник был перебит, обездвижив тело. Но мозг еще жил, пронзаемый ужасной болью. И тем не менее в последние секунды жизни мастер воды думал о своем противнике. Немыслимо, морского хищника, поймали в море на магию земли! Не зря говорят про главу Чинхва, что коварство и хитрость этого азиата не знает равных! Только один вопрос не давал покоя умирающему: как маг земли развеял первое плетение?

Ответ был прост. Сэр Уильям, мастер воды изящно расправился с первой иглой льда. Грубую поделку маг его уровня мог развеять буквально за мгновения, распутав магический конструкт, который каркасом держал физическое тело. И как только боевой пловец потянул за ниточки лед в буквальном смысле испарился в воздухе, пополнив воды Каспийского моря.

Чинхва предложили обреченному судну сдаться. Без двигателей, окруженный противниками и без защиты от магии «Корнуолл» не имел шансов. Но британцы упрямились, моряки ждали помощи от «Фьюриоуса» и самолетов из Пуштуна. И она могла в принципе прийти, что в конечном итоге опять ставило Свободный клан в патовую ситуацию.

Поэтому, взвесив все плюсы и минусы, мы утопили британский фрегат. Польза от такого трофея могла быть огромной, все-таки современный боевой корабль, с оружием, ракетами и дорогущей электроникой. Но по протоколу Роял Нави часть секретного оборудования самоликвидируется при сдаче, и судя по упорству британцев в команде достаточно патриотов, чтобы провернуть такое.

Потом, чем дольше упирались моряки, тем силнее гранд калечил фрегат. Уже, итак, снесены орудийные башни и разбиты камнями ракетные шахты. А как иначе? Каким бы сильным не был лорд Квинси, но стоять под дождем вражеских снарядов он не мог. Поэтому первым делом уничтожил угрозу для себя и баржи. А это сразу же уменьшало ценность корабля чуть ли не вдвое. А усчитывая покореженный корпус и самоуничтожившуюся электронику нам могла достаться лишь голая стальная скорлупа.

По итогу морского сражения авианосец «Фьюриоус» остался без защиты с моря, а до того и вовсе лишился большей части своего авиакрыла. Теперь москитный флот Чинхва, во главе с фрегатом «Азов», еще одной баржой, на которую пересел гранд Земли двинулся в сторону Мангышлака, чтобы блокировать гордость британского флота и попытаться взять его на абордаж. А один из неприметных катеров подобрал сэра Уильяма, боевому пловцу предстояло повторить успех по обездвиживанию вражеского судна.

Только вот в этот раз задача была намного сложнее. Легко разобраться с винтами такой громадины вряд ли получится, они явно были защищены от магии и скорее всего имели встроенные артефакты. Да и их размер, громадные пятилопастные винты достигали в радиусе восьми метров, а вес и толщина стали могли напугать сколь угодно сильного мага. Но сэр Уильям имел по этому поводу кое-какие соображения, да лорд Квинси обещал при случае помочь.

В принципе обездвиживать авианосец было не обязательным, но мы хотели как можно дольше продержать его в зоне действия ЗРК «Дыхание Дракона» на случай сражения в воздухе. А если «Фьюриоус» сумеет уйти в море или хуже отступить в сторону канала, Чинхва теряли все преимущества и рисковали упустить вражеский корабль.

Хотя если «Джокерам» удастся поймать перехватчики из Мазари-Шарифа, то возможно все эти финты нам не понадобятся. Авиация станет самым весомым аргументов в борьбе с гигантским кораблем. Без должной защиты против ракет и даже простой бомбардировки этот колосс на глиняных ногах долго не продержится.

При этом понимая, что план удался на восемьдесят процентов мы отдали приказ пехоте, сосредоточившейся вокруг пуштунов с восточной стороны, начинать выдавливать войско Малика Абдали прямо под пушки оборонного комплекса адайцев. Десантные корабли, которые раньше готовились эвакуировать гарнизон Тузтау и пехоту с перешейка, наоборот стали завозить в крепости клановые полки Чинхва…

Глава 25 Решающая схватка

Воздушная армада из Мазари-Шарифа сделала немалый крюк и приблизилась к Тенгизу с востока. Самолеты ДРЛО фиксировали взлетающие в бешенном темпе «Джокеры», но противник явно не успевал поднять в воздух все эскадрильи, около сорока самолетов все еще находились на земле. ЗРК «Дыхание Дракона» далеко на северо-западе, так что можно не опасаться ракет земля-воздух, тем не менее два самолета РЭБ прикрывали это направление. «Харрикейны» решили начинать атаку, более выгодных условий трудно было представить.

Мощные перехватчики, разделившись на пары начали свободную охоту за спешно взлетающими «Джокерами», те огрызались и совершали маневры. Но никто и не ждал что противник сдастся без боя, сейчас главное отогнать истребители Чинхва подальше, для того чтобы часть «Харикейнов» могла спокойно обрушить бомбы на аэродром. Причем не обязательно даже попадать во вражеские машины, спрятанные в подземных ангарах, просто повреждение взлетной полосы уже выключало из битвы тех, кто не успел взлететь. А это огромное преимущество!

Оставшись немного позади от основной группы самолеты РЭБ заняли позицию недалеко от границы действия «Дыхания Дракона». В их задачу входило подавление средств ПВО, китайская ЗРК была мобильной и вполне могла, поменяв положение, вмешаться в начинающийся воздушный бой. В принципе успеть что-то сделать за время скоротечного столкновения современных истребителей было нереально, но подстраховаться стоило.

Капитан, выбирая что подавить — древние русские системы ПВО, по данным разведки, стоящие на защите Тенгиза, или «Дыхание Дракона», выбрал последнее. «Харикейнам» и ЗРК Перун не был особо страшен, а уж его предшественника можно не принимать в расчет, а вот китайскую новинку стоило опасаться, тем более она уже показала свою эффективность в бою с «Еврофайтерами».

— Барри как у тебя? — капитан самолета РЭБ связался со своим коллегой.

— Пока все спокойно, Джон, нет даже намека на облучение РЛС, они видно в пассивном режиме сидят.

— Похоже на то, только бы не находились в дороге, не дай бог пронюхали про намечающуюся атаку и хотят подловить наших, — засомневался всегда пессимистично настроенный Барри.

— Да это нереально, капитан сам не знал, что будем атаковать Тенгиз, все до самого вылета думали, что идем на помощь ребятам с «Фьюриооса», — резонно возразил Джон.

— Оооо… ты слышал, что самолеты РЭБ там подловили на старте?

— Да жаль ребят, я ведь когда-то летал с лейтенантом Армстронгом.

— Да ты что, и я тоже, это когда ты успел? — Барри искренне удивился тому, как тесен мир.

— Да сразу после учебки, я тогда совсем зеленый был, Армстронг многому меня научил, а ты? — Джон всегда не жалел добрых слов для своих учителей.

— А я совсем недавно, в прошлом году с ним летал, на больших армейских учениях.

— А, это когда всех пилотов перетасовали. Вроде как в условиях приближенных к военным.

— Да, веселое было время…

— Черт, Барри, что твориться в западной полусфере? — прервал собеседника донельзя встревоженный Джон, что-то заметивший на мониторах…

Но как-то отреагировать пилоты уже не успели. Две пятерки суперсовременных китайских JM2000 заходили со стороны Каспийского моря. Истребители последнего поколения сделали небольшой крюк и наткнувшись на пару самолетов РЭБ, оставленных без прикрытия, легко расправились с безоружными британцами. «Харикейнов» было не так-то много, чтобы выделять отдельную пару в охранение, так что капитан британских ВВС рискнул и как оказалось зря.

Самолеты ДРЛО постигла та же участь, только там работали аэронавты. Даже самые современные системы обнаружения не могли засечь магов в древних артефактов. Так что аэронавты не зря имели заслуженную славу охотников на самолеты-локаторы. Тройка бойцов из моей личной охраны двигалась в верхних слоях атмосферы и как только они засекли цели, то хищными птицами бросились вниз, сжигая магическими конструктами самолеты из Мазари-Шарифа.

В это же время в небе над Тенгизом неожиданно для заходящих на атаку «Харикейнов» активизировались РЛС сразу четырех ЗРК «Перун». Может быть одна такая система была бы не слишком эффективной против современных британских перехватчиков: малозаметных, высокоскоростных и имеющих богатый арсенал противоракетной обороны, но четыре ЗРК, с пересекающимися секторами, выдали такую гору ракет земля-воздух, что несчастные британцы просто не знали куда уворачиваться. Казалось, само небо горит вокруг агрессоров.

Можно было подавить коммуникации ПВО Свободного клана, можно было засечь десять современных JM2000, ударивших в спину, но средства РЭБ и ДРЛО сбиты, а времени на маневры не осталось. Британскую авиацию купили, показали почти все «Джокеры» на аэродроме, и они бросились в атаку. Но у Чинхва оказалось почти в два раза больше самолетов чем предполагалось. В начале столкновения все думали, что их не более тридцати, после бойни «Еврофайтеров», оказалось, что у азиатов около полусотни боевых машин.

Однако теперь выяснилось, что на самом деле их почти под сто, особенно учитывая, что JM2000 объективно стоил двух, а то и трех «Джокеров». Так что помимо аж четырех ЗРК «Перун» несчастным «Харикейнам» пришлось иметь дело с двумя пятерками китайских истребителей последнего поколения и тремя десятками «Джокеров», уже находившихся в небе. А они продолжали взлетать с земли с огромной скоростью, у дикарей было несколько современных взлетных полос. И это в такой глуши!

Но даже того, что было в воздухе хватало для полного и безоговорочного разгрома. «Перуны» сняли богатую жатву с беспечных перехватчиков, принявших на себя роль бомбардировщиков, а потому неуклюжих и неповоротливых. Да и фактор неожиданности сыграл большую роль. Так что, когда в игру включились «Джокеры» и JM2000 все преимущество было на стороне Свободного клана.

Британцы разбитые и потерявшие до двух третьих своей авиации несолоно хлебавши бежали в Мазари-Шариф. Но на самом деле операция на этом не закончилась. Те сорок истребителей-бомбардировщиков, что «Харикейны» застали на аэродроме, на самом деле взлетали не для того, чтобы включиться в битву, а группировались для атаки на Пуштун. Такой дерзости от Свободного Клана никто не ждал. Вторгнуться на территорию Британских Индийских колоний?

Но де-юре и де-факто первыми в войну Коканда и Чинхва вмешались пуштуны, им и отвечать за свой опрометчивый поступок. Сорок «Джокеров» вошли в воздушное пространство Британских Индийских колоний на плечах, убегавших «Харикейнов». Средства ПВО в Пуштуне отсутствовали как класс, вообще-то безопасность обеспечивали те самые два ЗРК «Фридом» которые я подорвал.

«Харикейны» сделали огромный крюк, чтобы попасть в злосчастный Тенгиз с востока, затем приняли скоротечный, но жаркий бой, а потом позорно бежали на домой. Поэтому большая часть пилотов шла с на остатках горючего и особо не оглядываясь буквально падала с неба на родной аэродром. И эта поспешность обернулась очередной катастрофой, сорок «Джокеров» как на параде, сбросили свой смертельный груз на британскую базу…

*****

«Фьюриоус» несмотря на почти полную потерю своего авиакрыла все еще оставался крепким орешком, а в паре с «Корнуоллом» вполне мог причинить нам немалые неудобства. При этом надо понимать, что наш кратковременный успех может вполне скоро накрыться подкреплением из Британии в виде сотни боевых самолетов. Долететь от базы скажем в Нью Дели до нас — дело одного дня.

Поэтому-то мы постарались разгромить взлетные полосы аэродрома в хлам, чтобы на максимальное время отложить перебазировку новых истребителей в Пуштун. Там, конечно, были альтернативы британской базе, но куцые, неприспособленные, с меньшим количеством взлетных полос, в любом случае на восстановление прежней былой мощи потребуется время.

Но вот вариант с перекидкой палубных машин на «Фьюриоус» и фрегата взамен потопленному «Корнуоллу» никто не отменял. И пока над авианосцем реет британский флаг, все может быть отыграно обратно. При этом мы теряли все козыре, наши системы ПВО пусть и таким дорогим путем, но вскрыты, резервы авиации посчитаны, а новых у Чинхва в ближайшее время не будет. Просто денег нет. К тому же пехота на Мангышлаке в случае восстановления флота и авиации противника окажется в незавидном положении.

Так что нам нужно было любой ценой уничтожить или захватить «Фьюриус» в ближайшие двадцать четыре часа. Британия — это большой бюрократический аппарат, пока доложат, пока найдут кого переправить в Коканд, пока согласуют и примут решение, может пройти и гораздо больше времени. Но надо не исключать волю отдельных упорных товарищей вроде лорда Грейстока, который мог смазать бюрократическую машину, чтобы спасти свою задницу. Так что мы поспешили.

Сейчас для операции я мог задействовать весь флот поморов: фрегат Азов, десяток пушечных катеров береговой охраны, два ракетоносца Пахомыча, десантные боты, и баржу с лордом Квинси, к которому присоединился мастер Уильям. Потом десять JM2000, три десятка «Джокеров», три аэронавта и полсотни ударных вертолетов наземного базирования.

Силы немалые, только вот будет ли их достаточно? «Фьюриоус» только по численности персонала был равен всем нашим военно-морским силам, там пять тысяч бойцов и даже такни с БМП есть. Еще восемь противолодочных вертолетов, ну и какое-то количество «Еврофайтеров» явно выжило, плюс была информация, что часть самолетов изначально не смогла подняться в воздух из-за поломок, ее скорее всего при таком-то стимуле уже довели до кондиции и смогут применить в бою.

В целом нашей задачей было либо нанести авианосцу повреждения, чтобы он не смог выполнять свои функции, или попытаться его захватить. Последнее вообще чемпион среди мечт. В моем мире, если бы кто-то выдвинул идею взять авианосец на абордаж, я бы только покрутил пальцем у виска. Но здесь и сейчас сложилась уникальная ситуация. «Фюриоус» остался без авиакрыла и поддержки сопровождающих кораблей и субмарин. И потом у нас были маги, которые могли сделать невозможное возможным.

Как брать на абордаж судно чей борт вздымается над морем на высоту двадцатиэтажного дома? Лесенки приставить? При том что «Фьюриоус будет двигаться и наши десантные корабли тоже не будут стоять на месте. В общем задача у нас обхохочешься, и это при тотальном дефиците времени. Но Чинхва все же не могли не попытаться, сорвать такой куш можно лишь раз в жизни. И дело даже не в цене авианосца, которая по слухам переваливала за семь миллиардов полновесных фунтов, а если добавить авиакрыло, бронетехнику и прочее, то и вовсе превращалось в астрономическую сумму, дело в том, что клану такой корабль никто не продаст.

Уверен в мире нашлось бы немало кланов, которые могли себе позволить купить и содержать «Фьюриоус» даже за двойную цену. Только вот сложилось так, что лишь сверхдержавы могли такой корабль построить, а продавать даже списанные никто из них не торопился. В мире вообще всего примерно тридцати таких кораблей, больше всего у Британии, в разы меньше у России и Китая, и по одному-два у некоторых стран Европы, Азии и Нового Света. У Империи Коре, да что там даже у Гэндзи не было ни одного авианосца. Так что мне сам бог велел подергать удачу за хвост, тем более трофей, полученный при таких обстоятельствах, никто даже оспаривать не будет.

«Фьюриоус» все еще находился с северной стороны Мангышлака, почему авианосец не ушел южнее? Скорее всего ждал исхода охоты «Корнуолла» на «Азов», и на судне были свято уверены, в своей победе. К тому же ждали атаки «Харикейнов» на ЗРК «Дыхание Дракона» и готовились поддержать коллег остатками «Еврофайтеров». А когда стало ясно, что ни фрегат, ни перехватчики больше помочь в войне с Чинхва не могут, бежать было поздно.

Цепь наших катеров береговой охраны и два ракетоносца перекрыли путь на восток, прижимая авианосец к побережью. А маячивший позади «Азов» обещал крупные неприятности любым воздушным судам, которые попытались бы стартовать с палубы «Фьюриоуса». Баржа с лордом Квинси и мастером Уильямом была тут же. Боевой пловец готовился повторить свой подвиг с обездвиживанием корабля, но это крайний случай, я хотел получить авианосец с минимальными повреждениями, особенно винтов, силовой установки и всего того, что нам отремонтировать будет не по силам.

Пока же вся армия готовилась к плану «А». Первым делом авианосец атаковали ударные вертолеты. Действовали ювелирно, часто используя только крупнокалиберные пулеметы и автоматические пушки, ракеты — исключительно для подавления сильных очагов сопротивления. Попытки «Еврофайтеров» взлететь жестко пресекались ЗРК «Перун» и висящей в небе дежурной сменой, состоящей из десятка истребителей. Самолеты менялись, уходя на аэродром, поэтому над «Фьюриусом» на время операции несли дозор пять боевых пар.

*****

На капитанском мостике «Фьюриуса» царило уныние. Вертолеты противника безнаказанно утюжили палубу несчастного корабля, круша так и не взлетевшие в небо «Еврофайтеры» и противолодочные вертолеты. Налет был слишком массированным и неожиданным, чтобы достойно отреагировать. Пара героев сумела поднять свои машины в небо, несмотря на плотный огонь. Но все зря, ЗРК «Перун» и дежурившие на высоте шакалы из авиации Чинхва били сынов Британии пока те не успели набрать высоту.

— Чего они хотят? Почему не используют ракеты и бомбы? — задал вопрос в никуда растерянный капитан. У него не осталось сил даже на злость, отчаянное положение лишило командира воли и инициативы. Отличный служака и прекрасный администратор в мирное время или на войне против дикарей, при настоящей угрозе вдруг сдался и престал пытаться выправить ситуацию.

— Они пойдут на абордаж, — сквозь зубы процедил разозленный командир десантной секции. И непонятно что больше злило бравого офицера, дерзкое нападение Свободного клана или поведение капитана «Фьюриоуса».

— Что? Вы думаете эти несчастные решили брать штурмом авианосец? — капитан даже оживился от нелепого, по его мнению, предположения, ведь немыслимо пытаться захватить корабль такого размера, ведь только его экипаж насчитывает пять тысяч человек. При этом у Чинхва численность матросов на всех кораблях в сумме едва ли превышала эту цифру.

— Они стараются не повредить авианосец, зачем? Хотели бы уничтожить или причинить наибольший ущерб, то использовали бы ракеты и бомбы, — резонно возразил командир десантной секции.

— Хмм… а давайте возьмем вашу версию за рабочую. Сейчас мы двигаемся в сторону канала, до устья около четырнадцати — шестнадцати часов хода. Если они не будут применять тяжелые бомбы или ракеты, то остановить их нас нечем. Тут или мы войдем в канал и ускользнем от Чинхва, или нас встретят суда, посланные на помощь, — немного ожил капитан.

— Им же по максимуму затруднят проход через канал? — резонно возразил старпом.

— Само собой, но будем наедятся на британских дипломатов, Форин Офис делает все возможное. Но даже если мы не дождемся помощи, у нас есть все шансы отбить штурм и положить кучу пехоты Чинхва. Господа офицеры, какие предложения? — капитан аж взбодрился и вновь стал похож сам на себя, деятельный, властный, и куда только девался тюфяк пять минут назад сидевший на этом стуле?

— Надо готовить оборону по периметру, — предложил один из офицеров.

— Угу, а как это сделать, пока эти бомбят нашу палубу? — в голосе капитана звучал понятный скепсис.

— Давайте попробуем сосредоточить ударные группы в трюме, и как только начнется штурм, будем контратаковать.

— У них в любом случае будет пауза. Можем успеть оборудовать несколько точек с ПЗРК и преподнести неприятный сюрприз, если сделаем это организованно, то можем крепко осадить противника.

— Да и надо под шумок проверить средства ПВО на палубе, все они зачистить не могли, что-то да работает.

— Хмм… похоже на план, а я попробую вызвать из Нью-Дели истребители, много они тут не навоюют, но возможно вспугнут противника.

Глава 26 Абордаж!

Огромная туша «Фьюриоуса» стремительно для таких размеров разрезала негостеприимные воды холодного Каспийского моря. Несмотря на свой грозный вид и гигантские габариты морской хищник бежал, трусливо поджав хвост. И как бы это было не смешно его загоняла стая крохотных пушечных катеров и десяток устаревших «Джокеров».

Авианосец отчаянно пытался уйти из зоны поражения вертолетов Чинхва, чем дальше от базы, тем труднее будет возвращаться винтокрылым машинам, которые без устали несли смерть и огонь на палубу корабля. Больше времени передышки — возможность подготовить позиции перед уже неизбежным штурмом. Подумать только это первый абордаж авианосца, а за всю историю их существования и команда несчастного гиганта пыталась сделать все, чтобы он не завершился сдачей.

Уже стало понятно как враг собирается попасть на судно. Десантные боты под защитой пушечных катеров подплывали к высоченному борту. Дальше маги пытались навести пандусы, но длина такого моста была такой впечатляющей, а угол наклона столь острым, что пока ни один противник до палубы «Фьюриоса» не добрался. Да и вообще попытки были не совсем удачные, слишком хрупкие мосты, слишком легко их разрушали защитники и даже волнение на море могло переломить магические конструкты.

Но британцы понимали, что это лишь репетиция, на авианосце уже знали о роли неприметной баржи, идущей рядом с фрегатом «Азов», в гибели «Корнуолла». И когда гранд земли установит мост до «Фьюриоса» то по нему на палубу хлынут сотни, а то и тысячи морских пехотинцев. А потом, когда судно облепят солдаты врага, они сожрут его как муравьи съедают тушу обессиленного слона в Джунглях Черного Континента.

Сейчас это была разведка боем. Установили мост, проверили как реагирует команда корабля, выявили огневые точки, места скопления пехоты, вызвали вертолеты, которые бомбами и пушками зачищают потенциально опасные места. Но пока на «Фьюриоусе» верили, что отобьют штурм, высокий борт, численное преимущество и прекрасное вооружение давали все шансы на победу. Еще бы избавиться от назойливый вертолетов…

— Контр-адмирал Джобс, мне нужна поддержка с воздуха, — капитан авианосца связался с руководителем Шестого авианесущего флота, который остался на линкоре «Лайтнинг» в персидском порту. Тогда считали, что задача по блокировке флота Чжэнфэй более важная, чем проходная операция в Каспийском море. Кто бы знал…

— Капитан Тейлор… Джимми, неужели все так плохо? — Контр-адмирал Джобс и Джеймс Тейлор были старыми друзьями, и когда пришлось разделять флотилию доверить командование каспийской операцией он мог только ему.

— Да, Кэмерон, я потерял почти все самолеты и вертолеты, хотя даже не почти, мне нечего поднять в небо. «Фьюриоус» уходит на максимальной скорости к каналу, но сам понимаешь не с моими скоростями бежать от своры катеров, — не стал ничего скрывать капитан авианосца.

— Что они пытаются сделать? — не на шутку встревожился контр-адмирал, старый друг был явно в отчаянье, а это так непохоже на редко унывающего Джимми.

— Они пробуют установить каменные понтоны со своих судов, с ними маги земли. Но я так понимаю это разведка боем, выявляют узлы обороны, бомбят… Больше всего я боюсь того момента, когда в дело вступит их гранд.

— Чертов ренегат! Его манор в Британии будет разрушен до основания!

— Что ему, Кэмерон, его предки давно проиграли поместье в карты, молодой Квинси даже ни разу не был в своем родовом гнезде.

— Нда… какие прогнозы?

— Штурмом они меня не возьмут, но как только поймут, что «Фьюриоус» сможет ускользнуть, то обрушат на нас всю мощь своей авиации. Боюсь от гордости британского флота мало, что останется. Средства ПВО в руинах, на палубе живого мета нет.

— Хмм… значит абордаж у них не получится, — задумчиво бросил контр-адмирал.

— На сто процентов, Камерон. У меня пять тысяч бойцов, мы сломали несколько переборок и смогли вытянуть на палубу танки и БМП. Морская пехота подготовила мощные позиции, причем они хорошо защищены от бомбардировок. Даже если Чинхва удастся добраться до палубы «Фьюриоуса» они умоются кровью, — довольно браво доложил капитан.

— Похоже на то, но ты учел, что у Свободного клана много шагающих машин?

— Да, Камерон, даже если они переправят сотню машин им не пробиться. Даже если они смогут контролировать палубу, то в узкие переходы им пути нет. Большая часть коридоров слишком малы для них.

— Что же понятно, когда тебе нужна помощь с воздуха?

— Сейчас и все время пока я буду идти к каналу.

— Джимми, ты же понимаешь, что это нереально?

— Да, но прошу сделать все возможное, Камерон, потеря «Фьюриоуса» — это потеря всего шестого флота.

— Я понимаю это как никто другой, мой старый друг. Мы сделаем все возможное.

*****

— Лорд Грейсток, это контр-адмирал Джобс.

— Я вас слушаю, — голос генерал губернатора был доброжелателен.

— Лорд Грейсток, у нас большие проблемы, авианосец «Фьюриоус», потеряв сопровождавший его фрегат «Корнуолл», уходит к каналу. Чинхва пытаются взять его на абордаж.

— Насколько серьезна угроза? — коротко рубанул генерал-губернатор.

— Штурм завершиться неудачей, но нас больше пугает, что, выяснив несостоятельность своих планов, Чинхва подвергнут корабль массированной бомбардировке. А потеря такого…

— Я все понял, — контр-адмирал, нетерпеливо перебил Грейсток, — Что Британские Индийские колонии могут сделать?

— Нам нужны самолеты, понимаю, что работать на таком удалении очень трудно, но хотя бы на время отпугнуть Чинхва надо.

— Как скоро потребуется помощь?

— Думаю, что события достигнут кульминации завтра утром. С этого времени необходима интенсивная помощь, там и «Фьюриоус» будет гораздо ближе к нашим авиабазам в Индии. А учитывая, что он также удалится от базы Чинхва, мы сможем эффективно противостоять «Джокерам».

— Понятно, на вас выйдет полковник Хеймитч, он обеспечит авиаподдержку, детали операции обсудите с ним. Что говорит Форин Офис по проводке судов в Каспийское море?

— Персы тянут, теперь у них есть основание. Акционеры канала и клиенты довольно дружно обвинили Британию в нарушении принципов мирной торговли. И пока будет идти разбирательство британские военные суда будут лишены возможности прохода из Оманского залива в Каспийское море, — высказал наболевшее контр-адмирал.

— Хмм… этого и следовало ожидать, наша эскапада с «Фьюриоусом» должна была вызвать хоть и запоздалые, но меры противодействия. И кто знал, что они не будут такими уж запоздалыми? В этом свете, что вы думаете про группу войск полковника Маккейна?

— Считаю, что у него достаточно сил и средств, чтобы продержаться до того момента как мы вернем себе позиции на море и в воздухе. Территория там большая, а сил у Маккейна более чем достаточно. Тем более полуостров Мангышлак — это, по сути, огромная природная крепость.

— Ну да, ну да… восемьдесят тысяч пехоты просто так со стола не смахнешь… Но возвращаясь к нашим делам, контр-адмирал, я выбью любую необходимую вам поддержку, однако «Фьюриоус» должен быть спасен. Любой ценой! Иначе, этим вопросом заинтересуется лично Его Императорское Величество, и боюсь его внимание нам не понравится!

— Я понимаю, сделаю все возможное!

— Сделайте невозможное контр — адмирал, иначе грош нам цена!

*****

Я прекрасно осознавал, что как только «Фьюриоус» отойдет от Мангышлака на несколько сотен километров наше преимущество в воздухе станет весьма эфемерным и как только лорд Грейсток решится использовать британскую авиацию над Каспийским морем, будут потеряны все шансы не только захватить авианосец, но и его уничтожить. А генерал-губернатор Британских Индийских колоний показал себя человеком весьма решительным, да и административный ресурс клана Грейстоков явно играет свою роль.

Так что, чтобы спасти «Фьюриоус», сановник с немалым влиянием при дворе сотню истребителей точно найдет. Тем более над операцией дамокловым мечом висела угроза прохода ударных кораблей и субмарин Шестого авианесущего флота в Каспийское море. Сколько там мировое сообщество сможет сдерживать гегемона неизвестно, но есть все шансы увидеть собратьев «Корнуолла» прямо перед собой, а фокусов у Чинхва осталось совсем немного.

Учитывая, что в кольцо авианосец был взят ближе к вечеру, штурм нужно было проводить в сумерках или даже ночью. Но это Свободный клан это не смущало, тем более у нас был если не железный, то весьма неплохой план, как захватить «Фьюриоус». Меня часто удивляло, что местные довольно бездарно используют одаренных. По сути, большая часть магов выполняла функции больших пушек, мобильных крепостей…

Но люди своей волей буквально меняющие законы реальности способны на большее. А сильнейшие из них — гранды, и вовсе совершали невозможное! И я в очередной раз обратился к их мощи. Только теперь ведущую скрипку в боестолкновении будет играть не стихия земли, а воздух. Операция по захвату «Фьюриуоса» будет не совсем абордажем, скорее это будет высадка воздушных десантников Фо Лю Бая на палубу движущегося корабля, да еще и ночью.

Если бы кто-то в прошлом мире предложил бы мне такое… ну вы знаете, палец у виска и все такое. Однако Фо Лю Бай время зря не терял, он начал подготовку своего полка воздушных десантников еще в Корее. Разделенные на усиленные роты бойцы имели в составе пару тяжей, десяток бойцов в экзоскелетах и весьма редких магов воздуха. Именно они могли обеспечить невероятную точность и мягкость высадки.

Только магия могла правильно соотнести скорости самолета, десантников и движущегося судна. Понятно тут применялись специальные конструкции парашютов, долгим, упорным трудом разработанные плетения, причем таких, доселе не было. Магия стагнировала и пользовалась лишь старыми наработками. Если говорить о ударных техниках, то действительно придумать что-то новое невероятно сложно, а вот касательно прикладных вещей было где разгуляться. Изменились скорости, техника, возможности…

Три десятка военных транспортов несли в своих вместительных тушах спецназ клана Фо. Перед началом операции геликоптеры Свободно Клана снизили давление. Это не насторожило противника, спускающиеся сумерки должны были стать препятствием для пилотов заштатного клана. Хотя наши спокойно могли работать и ночью, но сейчас подыграли команде «Фьюриоуса».

Авианосец засыпал. Уставшие за вечер моряки радовались появившейся паузе. Атаки вертолетов, бесконечные попытки магов земли установить мост на палубу, пожары, и каждый раз оканчивающиеся неудачей взлеты «Еврофайтеров» и противолодочных вертолетов. Пилоты пытались спасти положение, но в итоге пали жертвой русского ЗРК и «Джокеров», постоянно кружившихся в небе над «Фьюриоусом».

Работники нижних палуб тоже не сидели на месте. Корабль постепенно превращался в плавучую крепость. Моряки заваривали часть проходов, строили баррикады, оборудовали пулеметные гнезда. Кают компании превращались в накопители для ударных взводов морской пехоты, отсюда командиры планировали контратаковать абордажников. Особое внимание уделили машинному отделению, капитанскому мостику и радиорубке. Подходы к этим жизненно важным точкам корабля защитили особенно тщательно.

Уставшие от отчаянья и поражений офицеры и простые матросы наконец обрели надежду. Сделанная работа вселила в людей уверенность в том, что корабль удастся отстоять. А утром командование обещало помощь из дома. Все понимали, что Роял Нави не пожелает терять один из столпов своего могущества на море, и сделает все возможное, чтобы выручить «Фьюриоус» из огромной ловушки, в которую превратилось Каспийское Море.

И когда большую часть уставших людей отпустили по каютам, а дежурные яростно терли сонные глаза, на широкую палубу корабля бесшумно, один за другим стали приземляться десантники в темной броне, а вслед за ними громыхая сочленениями спустились огромные тяжи и их собратья поменьше — воины в экзоскелетах. Ночь осветилась вспышками одиночных выстрелов, длинными трассами пулеметных очередей и взрывами гранат.

Когда капитан «Фьюриоуса» приказал осветить палубу прожекторами и контратаковать дерзких десантников, то пораженному командованию корабля, собравшемуся в рубке, спрятанной в глубине тела авианосца, предстала страшная картина. Несколько тысяч бойцов полностью контролировали взлетною палубу, очаги сопротивления подавлены, а немногочисленные защитники уничтожены.

Контратаковать при таком раскладе не имело смысл, команда только потеряет своих лучших бойцов в невыгодных для себя условиях. Теперь защитникам авианосца оставалось не дать десанту прорваться во внутренние помещения корабля. Хотя один удар британцы все же нанесли…

— Тедди, все готово? — офицер шепотом задал вопрос за полошенному механику, который устранял течь в боевой машине, подъем по трюмам нелегко дался не только людям, но и даже стальной броне.

— Капитан все в порядке, можете начинать, — измазанный маслом по самую макушку техник сделал все что мог.

Именно от его работы зависел успех сегодняшней операции. Головная машина танкового взвода, как назло, встала из-за пробоины полученной во время подъема, а обойти ее в узком коридоре не было никакой возможности, так что сейчас три остальных танка и бесполезным грузом торчали в тылу и ждали чуда. И оно случилось, техники сумели оживить машину. Долго двигаться не будет, но оно и не нужно по взлетной полосе сильно не разгуляешься.

*****

Я с Барсиком попал на «Фьюриоус» так же, как и большая часть десантников, упал с неба. Единственно наш феерический, не побоюсь этого слова, полет сопровождал лично Фо Лю Бай, ну и приземлились мы во второй волне, когда взлетная палуба была зачищена, а системы наблюдения, прожектора и прочие сюрпризы противника полностью обезврежены. Кстати, питомец изрядно испугался и клятвенно обещал мне, что если я еще раз возьму его с собой в прыжок, то он ухайдакает ментально всех вокруг, чтобы неповадно было сбрасывать Ирбисов с такой высоты.

В моем штабе все прекрасно понимали, что ждет десантников на «Фьюриоусе»: лабиринт коридоров, подготовленные огневые позиции, куда даже тяжа с собой не взять, и самое главное цейтнот по времени. Скорее всего капитан корабля, как только поймет, что дело безнадежно проиграно, вполне может отдать приказ на самоуничтожение. Чтобы предотвратить такой сценарий событий и ускорить штурм понадобился глава Свободного клана, потомок Хана Ханов, в общем великий я, и трусливый котенок в придачу.

Шшш… Щибаль! Забыл, что с Ирбисом у нас на двоих почти общее сознание, снежный барс, вымахавший уже до размеров взрослой овчарки, жестоко отомстил мне за «трусливого котенка». Когтистая лапа зверя прошлась по моим штанам и даже слегка оцарапала… Черт! Но как я теперь почти с голой задницей буду штурмовать британцев! Это же какой урон чести! Хотя хрен с ним, бывало и хуже, работаем!

На слове «работаем» мой оптимизм и вера в собственные силы куда-то потерялись. Сам я весь из себя такой смелый и нереально улетный вдруг подумал: «А хорошо, что штаны порваны, это на случай, если обделаюсь совсем даже неплохо!». Причиной такой резкой смены настроения был рев мощных двигателей чуть ли не прямо подо мной.

Следом, срывая двери на палубу как черт из табакерки из двух широченных проходов, по которым раньше видимо подавали истребители с нижней палубы стали вываливаться британские танки и БМП. Они тут что побоище решили устроить? За танками рысила пехота и с ходу стала включаться в бой.

Но в отличии от меня спецназ Фо Лю Бая ничуть не растерялся. Кремень, а не ребята, тяжи мгновенно отреагировали на новую и угрозу и из ПТРК споро, почти в упор поразили всю бронетехнику противника, та даже толком пострелять не успела. А ведь сумей они продержаться хоть минуту, то смогли бы намотать добрую половину наших бойцов на гусеницы, им бы даже особо стараться не пришлось, бежать то с корабля некуда.

И все же времени и людей было потеряно не мало. Часть задавили, часть пострадала от первых выстрелов британской бронетехники, ну пехота противника оказалось не самой простой — элитные британские морпехи. Но против двух тысяч выступило не больше роты, и атака быстро захлебнулась. Будь капитан «Фьюриоуса» немного решительнее и все могло кончиться гораздо хуже. А теперь пора действительно работать!

Глава 27 Абордаж, продолжение

Времени рассусоливать после неожиданной атаки британской бронетехники не было. В ходе боя мы взяли немало пленных и получили если не подробную схему защиты авианосца, то по крайней мере узнали о всех сюрпризах что нас ждут. Хмм… а британцы неплохо успели подготовиться, идти тем путем который наметили Чинхва, значит начать кровавый размен, а сил и времени на такую тактику у нас просто нет.

Бой в трюме огромного корабля может занять от нескольких часов до нескольких суток. Причем последнее наиболее вероятно. Там такие катакомбы, да еще и пять тысяч вооруженных матросов, техников и самое главное морских пехотинцев. Профессионалов не так-то много, но в тесных помещениях человек хорошо знающий корабль может и с монтировкой натворить дел как заправский спецназовец.

Учитывая все это, в размен решили не идти. Воздушные десантники стали имитировать атаку по всем направлениям, чтобы держать защитников корабля в напряжении и растащить оборону, а я сформировал ударное ядро, по сути, состоящее из моей личной охраны и рванул в атаку. Количество солдат в таком бою сильно не играло, за нами шли десантники, они будут занимать узловые точки обороны, но моей задачей был как можно быстрее добраться до командования.

Две другие группы используя нашу атаку как таран, позже должны были отойти в машинное отделение и радиоузел. Причем мы изначально выбрали не самый короткий путь, так как ментоскопирование пленных морских пехотинцев показало, что основные направления враг довольно плотно перекрыл, причем в обороне самой большой проблемой были не люди, но завалы, мины, заваренные проходы и прочие физические препятствия.

Если бы не это, я бы, без ложной скромности, взял «Фьюриоус» в одиночку. Посудите сами, диски идеальное оружие для такого боя. Небольшие, неуязвимые и смертельно опасные, они шли впереди меня, позади и просматривали все ответвления коридоров. Ментал исправно снабжал информацией о будущих проблемах. Солдатам в экзоскелетах идущих впереди меня даже не пришлось стрелять.

Зашли нестандартно. Зачем долго и нудно отстреливать головы и конечности засевшим в узком проходе морпехам? Хотя я мог, конечно, отправить диски… Но там мины, завалы металлического хлама, в общем куча работы. Саперы заминировали кусок палубы и направленным взрывом снесли кусок потолка в коридоре за спинами защитников. Вот туда я диски и бросил…

Брр… получилась та еще мясорубка. Кругляши, разлетевшись по коридорам, устроили там знатную расчлененку, действовали без особой фантазии только скорость и функционал. В общем минуты две, и я с бойцами прыгаем в опустевший коридор. А мои ментальные отражения как тарелки инопланетян мчатся вперед.

За спиной уже пыхтели воздушные десантники Фо. Саперы ушли к коридору, а бойцы ставили блокпосты, чтобы сделать это место опорным пунктом атакующих сил, крепкие тылы наше все. Дальше безумный лабиринт коридоров и нагромождение узлов обороны. Своим нестандартным началом мы отыграли кучу времени. И сейчас главное не потерять темп.

Один. Впереди меня отделение воинов в экзоскелетах. Парни в прямом смысле этого слова — живой щит. Первые двое тащит громадного размера и толщины титановые щиты, для команды авианосца все это выглядит как бульдозер, несущийся по узкому коридору и сносящий все с таким трудом построенные баррикады. Противник постреливает, но диски продолжают свою кровавую жатву и о какой-то долговременной перестрелке даже и речи нет.

Два. Мы идем слишком быстро. Морпехи не успевают ставить узловые точки обороны. Враг по боковым коридорам предпринял несколько контратак. И сейчас моя группа, по сути, в окружении, тем не менее ломимся вперед на всех парах. Я исправно режу врагов, заранее нахожу обходные пути в случае, если проходы слишком плотно заминированы или основательно загорожены металлическим хламом.

Три. Кто-то на той стороне явно координирует действия обороняющихся. Нашу группу целенаправленно отрезают от тылов и попытки десантников клана Фо восстановить систему узловых точек натыкаются на яростное сопротивление. Морпехи британцев как оказалось имеют яйца, или они по ходу дела их отращивают? Надо бы поймать пару экземпляров, для изучения с научной точки зрения.

Четыре. Я же мать его божественен. Вижу на сто метров вокруг себя, шесть дисков стремительными молниями носятся по коридору и просто на просто выкашивают всю живую силу противника. Да и неживую тоже, пару турелей и дроидов поддержки они просто насквозь пропилили. Что это как не всесилие? Я велик и сильномогуч!

Пять. Я сильно полагался на свою способность читать мысли. Первый раз они пытались взорвать целую секцию, минируя уровни под нами. Титаническая работа, десятки мин направленного действия, но я туда своих ребят не повел. Второй раз решили забросать нас телами, морпехи одновременно ринулись из нескольких коридоров, металлические щиты, какие-то оружейные установки на колесах и с защитой… Я умело, почти под носом увел свою команду от этой напасти, планомерно двигаясь к своей цели…

Шесть. Эйфория и излишняя самоуверенность до добра не доводят. Британцы готовили глобальную ловушку. А я, уверившись в своих ментальных способностях и вездесущих и все уничтожающих дисках, ломился вперед ка лось во время гона. А кто-то там внутри огромного авианосца с трудом, но просчитал причину того, что все попытки остановить полсотни бойцов заканчиваются неудачей.

В мой отряд вошли Дужун Хи с учениками, десяток рыцарей, два десятка бойцов в экзоскелетах и столько же простых бойцов. Последние были нужны как специалисты — саперы, электронщики, инженера, связисты, медики… При этом все они были бойцами выше среднего уровня. Впереди двигался десяток солдат в экзоскелетах с щитам, замыкали строй такие же десять бодигардов. В центре я с магами, между нами, отделение специалистов.

Этого количества было вполне достаточно, чтобы уничтожить намеченные цели и не слишком много для стремительного броска. За нами и впереди нас шли подразделения воздушных десантников, но первых очень быстро выбили или увели в сторону, а тех, кто обеспечивал тыл отрезали.

Но солдаты Фо Лю Бая, были изначально разделены на самодостаточные, независимые подразделения. Их огневая мощь, арсенал и боеприпасы позволяли вести автономный бой. В итоге внутри корабля появилось несколько десятков блуждающих и очень опасных групп. Мы были готовы к такому развитию событий, а вот команда «Фьюриоуса» большая часть которой состояла из техников и матросов, которые автомат то толком в руках держать не умели. Вместе с командирами и морпехами все получалось совсем неплохо, а вот когда стали воевать все против всех, и группы то ваших, то наших стали носиться по коридорам наступил полный хаос.

Все это вкупе сильно меня расслабило, а противник как оказалось подготовил глобальную ловушку. Следующие минные постановки и контратаки увели нас в сторону от основной цели, но незначительно и это меня не обеспокоило. В головах, нападавших были ровно те указания, что они выполняли и речи о каком-то большом плане не было и в помине. Видимо командование, понимая, что им противостоит ментат, использовало своих людей в темную.

В итоге моя колонна оказалась примерно на минус третьем уровне в той части авианосца, где у нас не было особого маневра. При этом сопротивление на какой-то период стало досочно формальным, и мы быстро двигались к ближайшему лестничному пролету чтобы спуститься ниже и уйти в нужную нам сторону. Однако диски напоролись на непреодолимую преграду, узкий коридор перекрыл щит мастера воды. А дальше начался сущий бедлам.

Семь. Из боковых кают выкатились щиты льда. Магические конструкты разделили наш отряд на несколько групп. Джун Хи не сильно заморачиваясь стал выжигать кристаллическую пластину перед нами, а его ученики делали тоже самое позади. Однако плетение воды было неплохо скастовано и тяжело поддавалось магии огня! Это уже как минимум настораживало.

Восемь. Диски, в ста метрах и закрыты двумя ледяными конструктами, бессильно грызли щит мастера, и я отдал им приказ уничтожить покрытие пола и по нижнему ярусу возвращаться ко мне. Бойцы в экзоскелетах томились в коридоре окруженные с двух сторон глыбами водной стихии. Парни приняли круговую оборону прикрыв строй титановыми щитами. Тыловая группа попала примерно в туже ситуацию. Вроде бы все неплохо, но чуйка кричала «Аларм!».

Девять. Боевые модули появились подо мной как раз вовремя. У Джун Хи и его учеников совсем не получалось пробить лед и я, недолго думая, отдал приказ дискам прорубить ход на нижний ярус. При этом всеми тремя группами занимались по паре артефактов. Едва успели, мастер спереди и мастер с тыла начали двигать ледяные глыбы, пленившие нас. Первыми под пресс должны были попасть воины в экзоскелетах, и они даже не могли толком применить свои пулеметы, боясь рикошета в узком коридоре. Знал бы что так будет вооружил бы своих огнеметами.

Десять. Мы вовремя успели вывалиться на ярус ниже, но без потерь не обошлось, пара замыкающих пала жертвой ледяной ловушки. Теперь вроде ничего не мешало продвигаться дальше, как вдруг коридор ощерился ледяными шипами. Если бы не Джун Хи, державшийся настороже, всем неодаренным тут же пришел бы конец. И дернул же меня черт спуститься к магам в тесное пространство. Ведь только в таких местах я лишен своих преимуществ. Хотя ментал…

Одиннадцать. Ищу мага, тот по всей видимости скрыт артефактов, я вижу только пустоту, ни огонька чужого сознания. Ситуация патовая, иглы не могут пробить пузырь Джун Хи, но и мы не можем двигаться так как в противостоянии магов наступило шаткое равновесие. Но время работает против нас, очевидно, что сюда спешат те, кто атаковал нас уровнем выше, да и простых солдат стоит ожидать.

Двенадцать. Попробовать уровень ниже? Нет в этот раз магия охватывает весь долбанный коридор, стены, потолок и пол. Да кто этот одаренный? Неужто целый гранд? Хотя может и мастер, заряженный артефактами или применивший секретную родовую технику. Что-то читал про такое, вроде как в средневековых войнах применяли коридор смерти против штурмующих замки. Тогда как помочь Джун Хи? Первым делом отправил боевые модули на разведку, если не я, то мои «глаза и длинные руки» должны найти противника. Сам вошел в сознание Ирбиса, кажется, пора нам задать всем тут жару.

Тринадцать. Вместе с питомцем увеличили свой потенциал кратно. Весь авианосец осветился огоньками разумных. Сейчас на «Фьюриоусе» порядка десяти тысяч человек. К десантникам Фо Лю Бая контролирующим палубу непрерывно прибывало пополнение, вертолеты и транспортные самолеты подвозили людей и боеприпасы, с кораблей по специальным тросам поднимались боевые отряды поморов. На секунду мне показалось, что я могу прочесть или погасить любой огонек. Яркие — простых смертных, матовые, тусклые — одаренных и совсем черные, сливающиеся с космосом, тех кто имеет артефакт.

Четырнадцать. Миг сладчайшего всесилия пролетел быстрее, чем я его осознал. Бац! И картинку выключили. Нет я все еще продолжал видеть всех вокруг, но ту чувство, когда ты можешь менять реальность своей волей, к сожалению, исчезло. Однако и этого было достаточно. Засек противника, мастер воды, работал из соседнего помещения. Черт! Кажется, это и есть то место куда мы стремимся, а маг, преградивший нам путь — капитан «Фьюриоуса».

Как это возможно? Ведь ментоскопирование показало, что командный пункт находится совсем в другой стороне. Скорее всего это резервный пункт, и как только стало понятно куда мы стремимся, офицеры «Фьюриоуса» сменили местоположение. Но почему тогда ловушка привела прямо в их логово? А привела ли? Просто мы своим нестандартным ходом со сменой яруса сломали все планы.

А так, прорываясь вперед к прежней командной рубке, наша группа ушла бы ниже, а потом не найдя противника и вовсе рисковала блуждать по авианосцу пока он не достиг бы берегов Персии. А тут счастливая случайность и мы в попытке сбежать оказались прямо перед своей целью. Только вот последний рубеж оказался нам не по зубам, уж очень коварным оказалось родовое плетение капитана Джемса Тейлора.

Пока Джун Хи и его ученики сдерживали ледяные шипы я с Барсиком стали прощупывать ментальную оборону врага. Выдавать волну сейчас опасно, мы могли навредить прежде всего своим защитникам и тогда ничем не сдерживаемые ледяные шипы пронзят наши тела. Что тогда? Нащупываю артефакт капитана корабля.

Пробую отмычки, сделанные на основе плетений юрты. Одна за другой они не приносят результата, артефакт капитана слишком мудрен. Пробую грубый натиск, мои волны бесследно для щита Тейлора проходят мимо. Стоп! Вокруг десятки огоньков, это офицеры авианосца. Большая часть из них имеет артефакты против магии разума. Но в уголке сидит один из младших офицеров. Он не одарен и его разум полностью открыт!

Один. Беру парня под контроль. Одновременно диски начинают резать стену. Бронированный колпак им не взять, а вот переборку стены вполне, она хоть и усилена, но не столь монументальна как дверь. Офицер почти не сопротивлялся, но я, стараясь сделать все незаметно, вначале оглушил моряка, а потом подчинил.

Два. У парня только пистолет, а этого маловато. Есть ощущение что мастер воды тратит на шипы в коридоре все свои резервы, но хоть какой-то щит маг должен был себе оставить. Хотя зачем он ему в помещении, закрытом сейфовой дверью? Но рядом с подконтрольным лежит кое-что получше, автоматическая винтовка. Незаметно ее беру, с невозмутимым видом проверяю магазин, ствол… Огонь!

Три. Параллельно предупреждаю Джун Хи о возможных изменениях, а диски уже прошли половину пути, скоро в рубку ворвутся мои убийцы. Джеймс Тейлор теряет контроль. Плетение такого уровня требует предельно высокой концентрации, а очередь из автоматической винтовки прямо в лицо от своего ученика и адьютанта концентрации явно не способствует. Шипы исчезают, одновременно с этим к моему подконтрольному летит ледяная игла…

Четыре. Будь младший офицер в своем сознании то неминуемо бы пал жертвой своего босса. Но сейчас сознанием управляю я и примерно представляя, что последует после очереди, бросил тело адьютанта вбок. Этим маневром сбил рядом стоящего бойца и подставил под удар иглы радиста. В каюте бедлам, одаренные активируют щиты и начинают подвешивать плетения.

Пять. Адъютант под столом и пока в относительной безопасности. А я в это время ищу следующего реципиента. В помещении из трех десятков офицеров есть еще пара неодаренных и пять магов без артефактов. Сдается мне я этих ребят займу по самое не хочу. Им точно будет не до нас. Заставляю второго не мага открыть огонь из дробовика по соседям. Хмм… не очень удачно получилось маги были уже готовы и в момент превратили несчастного в подушечку для игл.

Шесть. Мой первый реципиент поступил очень хитро. Ну а как иначе это же я им руковожу. Адъютант открыл огонь снизу прямо по ногам коллег. Одновременно с этой креативной и весьма результативной работой взял под контроль самого перспективного офицера. Девушка, если верить ее мыслям довольно симпатичная, а рядом с ней совсем не женский агрегат — «миниган», явно готовилась бить по дверям если они все-таки откроются.

Семь. Немало одаренных просто попадали от огня адьютанта. Щит выстрел, конечно, держал, но удар тяжелой пули по опорной ноге вполне мог опрокинуть неудачно стоящего человека. А таких было немало. Падающие в свою очередь получали теперь тяжелые пули прямо в удачно подставленные головы. И две из них лопнули спелыми арбузами, разбрасывая кровавые ошметки по комнате. Однако успехи моего первого и пока самого результативного реципиента окончились, кто-то из упавших запустил в него целое копье льда, увернуться от такой дурынды адьютант уже не смог. Но у меня еще была девушка и я параллельно подбирал следующую жертву.

Глава 28 Абордаж, финал

Восемь. Уже мертвый адъютант все еще нажимал на курок винтовки, когда офицер связи начала, не глядя, палить из «минигана». В таком тесном помещении и таким оружием можно было особо не целиться. Маги не стояли на месте, их щиты постоянно соприкасались друг с другом, металлические переборки рикошетили пули. Авиационный пулемет мог выпускать три тысячи пуль в минуту или пятьдесят каждую секунду. Вокруг воцарился ад, при этом я уловил в мыслях офицеров нерешительность, многие из них не могли убить девушку…

Девять. Пулеметчицу убил рикошет, оно и не мудрено. Моя подопечная за то немногое время что ей было отведено использовала немаленький короб патронов в ноль. Хмм… рекорд адьютанта однозначно побит, женщина сделала больше, чем двое мужчин до нее. Четверо одаренных убиты, еще двое ранены, у остальных видимо стихийные шиты посильнее или родовые артефакты. Но самое главное я посеял сомнения в головах людей, они с большой опаской поглядывают друг на друга.

Десять. Светлая мысль о том, что я могу брать под контроль только неодаренных едва забрезжила в головах офицеров британского флота, когда я сумел взять под контроль одного из магов. А дальше начался форменный бедлам. Маги как пауки в банке стали метать друг в друга мощные заклятия. И уже было непонятно кто враг, а кто друг, кто находится под контролем ментата, а кто просто слишком рьяно защищает свою шкуру. В разгар этого веселья в рубку врезались боевые модули…

Дверь мы даже не стали открывать, смотреть на кровавое побоище, учиненное дисками, я лично не захотел и отсоветовал остальным. В живых в тесном командном пункте никого не осталось. Дольше всех продержался капитан «Фьюриоуса», но и его резервов, изрядно подточенных магией шипов, не хватило, чтобы уцелеть в бойне.

*****

— Гарри, посмотри, что там мелькает в коридоре, — дозорный отряд, сформированный из членов ремонтной бригады машинного отделения, патрулировал дальние подступы к святая святых авианосца — сердцу его двигательного отсека.

— А почему я-то? — военной дисциплины у ополченцев не было и в помине, даже служба не военном корабле не приучила техников к армейскому единоначалию, и это была большая проблема.

— Цыц! Не пререкайся с командиром, мы тут не в игрушки играем, — резонно возразил назначенный руководителем патруля старший механик.

— Тоже мне командир, ты хоть сам-то знаешь как из винтовки стрелять, — острый на язык коллега часто оспаривал первенство механика в работе и теперь был недоволен своей ролью подчиненного, в военном деле он полагал себя лучшим специалистом.

— Поговори мне идиот, поболее твоего умею. В отличие от некоторых у меня и боевые награды есть.

— Ага медаль за сидение на толчке, ха-ха-ха, — подчиненный явно нарывался и, если его не наказать отрад из двух десятков рабочих пойдет вразнос.

Однако война не место для местечковых конфликтов и нормальный боец, как только увидел мелькнувший силуэт должен был или отступить или занять оборонительную позицию. Механики не сделали ни того, ни другого, так и толпились в коридоре, одни споря, а другие развлекаясь бесплатным зрелищем. Однако начавшуюся перепалку, к которой подключились сторонники формального командира отряда и неформального лидера разрешил невероятно быстрый человек в средневековых доспехах.

Рыцарь вломился в толпу спорящих механиков как волк в стадо овец. Стрелять в тесном коридоре и по своим никто так и не решился, хотя возможно это и был единственный шанс нанести хоть какой-то ущерб стальному монстру. Невероятная скорость, точность и запредельная пробивная мощь мечей-артефактов. Иной удар разрезал пополам автоматическую винтовку, бронежилет, кости и плоть… несколько секунд и в живых из несчастного отряда не осталось никого.

Примерно тоже самое происходило в соседних коридорах. Рыцари зачищали путь к машинному отделению, хоть как-то сопротивляться могли лишь редкие патрули морских пехотинцев, но их было совсем немного. Самые боеспособные подразделения полегли в первые минуты штурма на верхних ярусах авианосца, там элите морских сил пришлось столкнуться с воздушными десантниками, которые по выучке ничем не уступали британцам, а количественно в разы превосходили.

Двери машинного отделения были наглухо заварены, а изнутри завалены металлическим хламом. На предложение сдаться, капитан морпехов лишь усмехнулся. Его взвод получил задачу отстаивать это место до прибытия в британский порт и ни под каким предлогом не допускать сюда чужаков. Еды и воды было запасено вдоволь, механики хоть и служили на флоте выполняли лишь гражданские обязанности все вопросы безопасности решали профессиональные бойцы десантной секции.

Тук… тук… Бабах… Бабах… штурмующие ожидаемо произвели подрыв прохода. Хлам разметало мощной взрывной волной и теперь между бойцами «Фьюриоуса» и захватчиками больше не было надежной преграды. Но морпехи не унывали, их позиции прекрасно оборудованы, а стволы верных «Стерлингов» и «Бренов» уверенно смотрят в образовавшийся проем.

Бабах… Бабах… Черт, враг подорвал боковую стену теперь надо перестраивать всю систему обороны, а ведь сектора обстрела четко разделены, пары прикрывают друг друга… Но было уже поздно в помещение проскользнули несколько стремительных теней. Пули, выпущенные почти в упор по касательной, уходили вдоль щитков магической брони, а мечи все так же легко пробивали современные бронежилеты как когда-то резали доспехи. Рыцари в ближнем бою — самое страшное что могло приключиться с пехотой, заточенной на дистанционный бой.

Десяток рыцарей из моей охраны взяли под контроль машинное отделение, а три аэронавта захватили радиоузел. Понятно, что бойцы Джун Хи действовали в тесной связке с десантниками клана Фо, но телохранители обеспечили интенсивность, скорость и основную результативность штурма. Огромный авианосец был остановлен, а потом и вовсе развернут в сторону Мангышлака.

*****

Кормовая часть авианосца с начала штурма была спокойной гаванью. Захватчики сверху покидали гранаты. Обозначили, что палуба за ними, а дальше не пошли. Теперь на нескольких уровнях сосредоточилось до тысячи британских солдат, создав этакое ощерившееся во все стороны стволами осиное гнездо.

В зоне ответственности действовала рота морпехов и сводные отряды летчиков. Последние были неплохо подготовлены, а часть и вовсе имела профиль военной охраны аэродромов. Получился некий парадокс, не самые боеспособные части в итоге создали один из самых хорошо защищенных участков корабля. При этом особо важных узлов управления «Фьюриоусом» тут не было, и десантники клана Фо пока ограничились лишь блокировкой этой территории до лучших времен.

Осажденные бойцы постепенно привыкли к канонадам вне своей территории и даже немного успокоились. Солдаты ходили в дозор, определили буферную зону, и те места, где можно было расслабиться и убрать палец с курка. Но все понимали, что долго так продолжаться н может и с тревогой ждали в какую сторону качнется весы. И тут абсолютно все члены команды поняли, что наступили изменения и, к сожалению, они не предвещали ничего хорошего для команды корабля.

— Джек, кажется, мы остановились, что черт побери происходит? — испуганно спросил патрульный почувствовав постепенную остановку огромного судна, машины явно прекратили работать, а авианосец двигался лишь по инерции.

— Вилли, мне самому хотелось бы это знать. И почему нет вестей от командования? — командир дозора также недоумевал, вроде бойцов достаточно, а бои не так уж и интенсивны, тогда почему черт возьми корабль замедляет ход?

— В любом случае это плохой знак, мы должны уходить из чертова Каспийского моря, а не ждать пока дикари разгромят «Фьюриоус».

— Согласен со всем кроме одного, Вилли, это совсем не дикари.

— Так-то да…

Диалог двух парней из Манчестера, судьбой занесенных в далекое Каспийское море прервал полет двух стальных дисков. Парни даже не поняли, что умирают, просто вместо фраз их горла забулькали кровавые фонтаны, а в глазах поселился предсмертный ужас. Такая же участь постигла весь патруль, шесть боевых модулей расправились с дозором в мгновение ока.

Я шел во главе своих людей нагло, не скрываясь. Противник не успел реагировать на появляющиеся вдали силуэты врагов, ведь невидимая смерть уже была между ними и резала бойцов, не давая шанса на спасение. Ко всему, тренируя ментал, бил по площадям волнами ужаса, которые в буквальном смысле валили простых смертных с ног. Те, кто посильнее бежали, слабые в ужасе замирали.

Мы прошли позиции противника вдоль и поперек, уничтожая дозоры, расстреливая кают компании полные матросов. Слухи о страшном походе неуязвимого Зверя Чинхва поползли по кораблю. Смерть, кровь и ужас вот и все что ждало сопротивляющихся и люди в отчаянье, несмотря на угрозы офицеров стали выходить на верхнюю палубу, бросая оружие и поднимая руки вверх в древнем жесте подчинения сильному!

Бои внутри судна длились еще долгих шесть часов. Противник предпринял несколько контратак с целью вернуть себе контроль над ходовой установкой судна и радиоузлом. Самые активные британцы пытались заставить «Фьюриоус» сменить курс на прежний и скоординировать свои действия с командованием Шестого авианесущего флота. Но засевшие в обороне десантники Фо за счет тяжелого вооружения и опыта смогли подавить атакующих.

Потеряв централизованное управление и отчаявшись переломить ход сражения морепхи стали сдаваться. Навязанные им бои на всех уровнях выявили слабость местных солдат. Профессиональных вояк тут было едва ли десять процентов, а остальные специалисты хоть и знали с какой стороны браться за винтовку, все же не были приучены к длительному, интенсивному бою. У них раньше заканчивались патроны, чаще погибали раненые, они реже в сравнении с врагом попадали в цель…

Все эти мелочи в конце концов сложились в значительный перевес штурмующих над британцами. Ну и потом неясные слухи о судьбе командования, с которым лично расправился Зверь Чинхва заставляли даже бывалых вояк трижды подумать о принятии предложения о сдаче. По итогу гордость британского флота, один из мощнейших кораблей в мире достался нам практически неповрежденным!

Сказать о том, что мы получили кучу трофеев как-то даже слабовато для того, что представлял собой имущественный комплекс атомного авианосца «Фьюриоус». Энергореактор способен проработать без профилактики еще лет двадцать пять. На нижней палубе мы нашли десять «Еврофайтеров» в разной степени ремонтопригодности, но техники Чинхва уверенно заявили, что все машины могут быть введены в строй. Ко всему было немало разбитых, но сумевших сесть на палубу истребителей, правда они пострадали от наших вертолетов, но из них по самым скромным оценкам можно было собрать еще три-пять боевых машин.

Уцелело три из восьми противолодочных вертолета, подлежали восстановлению два плавающих танка и три гусеничные десантных машины-амфибии. Часть орудийных башен и средств ПВО была безнадежна утрачена, но взамен как минимум четверти поврежденных огневых точек в трюме нашлись новые в заводской смазке орудия и скорострельные зенитки. А боеприпасов естественно было как на полный комплект.

Но это только самые крупное и ценное имущество, настоящая сокровищница пряталась на складах и в арсеналах. Авианосец нес с своем чреве обмундирование, гранаты, стрелковое оружие, пулеметы, ПЗРК, ПТРК и минометы в количестве достаточном для развертывания целой дивизии. Это явно был груз для вооружения туземных частей. Тем не менее все было добротного качества, новое и солидным запасом ремкомплектов и боеприпасов. Как раз для того, чтобы обеспечить автономную деятельность армейского подразделения как минимум на год.

Помимо прочего склады были забиты всем необходимым для обеспечения автономного плавания пятитысячного экипажа корабля, а это… это просто умопомрачительная гора снаряжения, провианта, постельного белья, бытовой химии, блин одних тарелок и ложек были десятки тысяч. Вроде бы мелочь, но приобрести такой объем товаров и такую номенклатуру было делом огромной армии снабженцев, логистов… А нам все это досталось здесь и сейчас.

Особенно мы были рады прекрасно оборудованной мед секции, хотя какой к черту секции, когда это был практически полностью оборудованный госпиталь с аппаратами КТ, МРТ, рентгеном и лабораторией! Техническая секция также была укомплектована по высшему разряду: поверочные стенды, испытательные комплексы, развитый станочный парк от простой фрезеровки до самых навороченных роботизированных станков, сварочные автоматы, пресса… перечень этого добра, прятавшегося в плавучей крепости можно было повторять до бесконечности.

Но вишенкой на торте были специалисты. Самые ценные — обслуга ядерного реактора, не менее редкие специалисты машинного отделения. Тут вроде ничего сложного, кроме гигантских размеров, которые требовали особых навыков в обслуживании и эксплуатации. Помимо этого, в плен попало много моряков и офицеров, без которых даже поморы с управлением этого гиганта не смогли бы справиться.

Показная жестокость при штурме корабля принесла свои плоды. Многие британцы безропотно сдались и выполняли все наши требования без попыток саботажа. Все пленные невероятным образом были осведомлены о том, что произошло с командованием, но людей пугала не кровавая расправа с капитаном и его офицерами, пугал способ. То, что проверенные бойцы перестреляли друг друга, подчиненные чужой воле вызывало священный ужас. Люди боялись не то, что говорить, но и даже думать о побеге или сопротивлении. Угроза ментоскопирования висела над каждым дамокловым мечом.

Так что мы отняли у Британского Льва не только ценное имущество, но и незаменимые кадры, а вместе с ними технологические секреты самой развитой державы мира. В головах специалистов было немало информации о реакторах, кораблестроительстве и вооружении. Неуставные комплекты конструкторской документации, которая бы вроде не положены механикам авианосца, а ты попробуй починить эту махину без нее. Все это стоило возможно даже больше захваченного корабля, но интеллектуальную собственность довольно трудно оценить и все же…

Только когда я подбил предварительные итоги до меня стало доходить какие проблемы Свободный клан получил. Потеря такого корабля, а точнее говоря имущественного комплекса это не просто удар по репутации Британской Империи, это долбанная красная тряпка для разъяренного быка. Нужно срочно уводить «Фьюриоус» под защиту ЗРК «Дыхание Дракона». Британцы могут сгоряча попробовать если не отбить, то уничтожить корабль. При этом достать нас сейчас по силам только штурмовикам и то на пределе своих возможностей или стратегическим бомбардировщикам.

Пока над нами продолжали дежурить «Джокеры». Которых стало в два раза больше, на аэродром вернулись те, кто улетал с миссией в Мазари-Шариф. Кстати, еще одна плюха британцам, что-то многовато я им отвесил, и главное в кратчайшие сроки. А с другой стороны, не мы их, так они нас! Кто к нам с мечом придет, тот сам себя под гипнозом и задушит, ибо нефиг поднимать тапок на ментата. Это я так себя подбадриваю, честно сказать ссыкотно от подвигов своих нереальных.

Для завершения операции нам остались сущие пустяки. Ну это на фоне тех свершений, что добились Чинхва сегодня. На Мангышлаке заперты представители трех непальских кланов: Гурунги, Шерпы и Таманги. Грозные воины слов нет и численность немаленькая, целых пятьдесят тысяч бойцов, а если добавить к ним еще и тридцать тысяч пуштунов, то получится и вовсе страшенная армия.

Только колос то на глиняных ногах. Тылов нет, достаточного количества боеприпасов, артиллерии и бронетехники тоже нет. Склады с имуществом мы с Барсиком пожгли, а «Джокеры» добили. А расчет на снабжение морем стремительно накрывался медным тазом. Сейчас пушечные катера Чинхва частой гребенкой пройдутся по гаваням полуострова и в ноль разгромят все десантные боты и сухогрузы, которыми пользовались гуркхи для переправы на Мангышлак.

Ловушка захлопнулась…

Глава 29 В шаге от победы!

— Контр-адмирал Джобс, что вообще происходит? — лорд Грейсток был взбешен и только отточенное веками умение держать себя в руках не позволяло генерал-губернатору грязно выругаться. В этой среде слишком долго неосторожное слово оборачивалось дуэлью, как правило, смертельной.

— Лорд Грейсток, Коканд потерял «Фьюриоус», — излишне спокойно отреагировал контр-адмирал.

— Коканд? Да вы спятили? Это Роял Нави потерял гордость Шестого авианесущего флота! — Грейсток уже еле сдерживал себя.

— Прошу меня простить, генерал-губернатор, но корабли официально были переданы дружественному государству. Кокандский Каганат подписал с адмиралтейством соглашение об аренде, — ледяным тоном чеканил морской офицер, явно решивший свалить все неудачи на сухопутную армию.

— Черт побери, Джобс, я хоть и не Морской Лорд, но все же генерал-губернатор Британских Индийский колоний. Имейте уважение! Не вы ли не далее, как вчера просили меня о помощи и уверяли что Чинхва не возьмут «Фьюриоус» на абордаж! — продолжал кипятиться разъяренный сановник.

— Это так, ваше превосходительство, — все так же холодно и учтиво продолжил контр-адмирал, как будто не замечая ярости собеседника, — но помощь не пришла.

— Мы договаривались на утро! — припечатал Грейсток.

— Уже десять утра и ни один одного самолета над «Фьюриоусом» еще не было, — в том же тоне продолжал невозмутимый Джобс.

— Да что вы мелете? — сорвался на крик Грейсток, — авианосец развернулся к Мангышлаку, не пройдя и половины пути, а к пяти утра уже был в зоне гарантированного поражения ЗРК «Дыхание Дракона».

— Хмм… ваш тон, лорд Грейсток, абсолютно недопустим, но я сделаю скидку на ваше эмоциональное состояние, — нарочито поучительно вел свою линию хитроумный Джобс, сейчас он явно хотел вывести аристократа из себя, — хочу заметить команда авианосца продержалась до шести часов утра, а обещанной помощи так и не получила!

— А! Так вот вы к чему, — прозрел генерал-губернатор, беря себя в руки, поколения предков за спиной быстро вернули чиновника в русло дворцовых интриг, на этом поле флотскому не переиграть потомка Грейстоков!

— К чему же, лорд Грейсток? — безуспешно продолжал гнуть прежнюю линию контр-адмирал. Он пытался вывести из себя руководителя операции, чтобы иметь формальный повод обвинить того в некомплектности, несдержанном поведении и свалить все неудачи в Каспийском море на почти штатского сановника.

— Ха-ха-ха, Джобс, а вы как оказалось тот еще интриган, — неожиданно сменил гневный тон лорд Грейсток, — что же ваша позиция мне понятна, а запись сегодняшнего разговора прекрасно дополнит предыдущие. Скажу вам одно, контр-адмирал, ваша отсылка к отсутствию помощи с материка слаба. Полковник Маккейн захватил богатый нефтью Мангышлак, а вот флот при абсолютном преимуществе на море слил один из самых мощных кораблей Роял Нави.

Этот телефонный разговор запустил то, из-за чего гибли империи прошлого. Ее верные сыны вместо того, чтобы объединить усилия против врагов Британии, принялись подставлять друг друга. Каждый хотел переложить вину за неудачу с «Фьюриоусом» на другого. Флот и сухопутная армия, итак, жили как кошка с собакой, тем более что сам Император такую ситуацию поддерживал, боясь объединения двух своих самых сильных военных партий. Но сегодня обе фракции начали лоббировать свою версию событий.

Адмиралтейство давило на то, что генерал-губернатор вовремя не поддержал авианосец, заодно прошлись по слабой разведке упустившей ЗРК «Перун» в Тенгизе. Сухопутная армия обвиняла Роял Нави в неудаче с ЗРК «Дыхание Дракона», которая в итоге привела к гибели всего авиакрыла «Фьюриоуаса» и стала следствием потери всего авианосца. Ну и бесславная гибель «Корнуолла» неплохо ложилась в эту логику.

По итогу Морской Лорд и Премьер-министр схлестнулись в подковерной борьбе, забыв о виновнике всех проблем Британской Империи. Чего уж там, чтобы не допустить успеха операции полковника Маккейна Роял Нави затянули, а где-то даже саботировали проход кораблей в Каспийское море. Флоту как это не парадоксально было выгоднее не поддержать сухопутную операцию. В случае ее успеха виновником потери «Фьюриоуса» бесспорно будет назначен Морской Лорд.

Генерал-губернатор рвал и метал, пытаясь подержать оставшихся без складов пуштунов и гуркхов. У захвативших Мангышлак соединений оставалось боеприпасов на пять-семь дней интенсивных боев. При этом вся компания строилась на поддержке операций пехотных частей пушками фрегата «Корнуолл» и ракетами штурмовой авиации «Фьюриоуса».

Теперь оставшись без тяжелого вооружения и достаточного количества боеприпасов, полковник Маккейн не мог выбить адайцев с перешейка и взять Тузтау. Были надежды на ночной штурм, но решиться на него в условиях дефицита снаряжение расчетливый наемник пока не мог. Тем более Нью-Дели обещали скорую поддержку…

*****

Захват авианосца и последовавшие за ним разбирательства полностью сфокусировали внимание британских лордов на проблеме Мангышлака. Однако генерал-губернатор Британских Индийских колоний больше всего был обеспокоен военной операцией тюрков в Коканде. По первоначальному плану предполагалось слегка проредить элиту кланов Коканда, а потом при помощи ста двадцати тысяч верных сипаев выдавить варваров обратно в их степи. А возможно и зайти дальше.

Отчаянное положение полковника Маккейна и усиливающееся противостояние с командованием Роял Нави заставили лорда Грейстока задуматься о решении деблокады Мангышлака силами сухопутных частей. Однако разведка принесла в штаб довольно неутешительные новости. Группировка клана Дулат насчитывающая более пятидесяти тысяч бойцов подчинила все провинции Коканда восточнее Ферганского хребта. Более того к завоевателям примкнули местные кланы и усилили Дулатов еще двумя дивизиями пехоты.

Сейчас это огромная армия взяла под контроль все перевалы и более того, практически не встречая сопротивления выдвинулась на линию Ош-Андижан-Наманган. При этом Дулаты не то, что не слабели, а наоборот прирастали числом. Тут и речи не было о том, что вечно враждующие тюрки вырежут друг друга. Они объединялись и грозили перейти в атаку. Огромной армии осталось сделать лишь шаг, чтобы перейти к осаде древнего города Коканда. При этом плодородные орошаемые равнины — источник благополучия кокандцев, уже контролировались летучими отрядами чужаков.

Но это только цветочки, дела на Западе были еще хуже. Около сорока тысяч Каракесеков и тридцать тысяч членов какого-то странного ордена стремительно прошли пустынное плато Устюрт. Причем Гиркания, вдоль границ которой двигалось это гигантское войско, удивительно щедро снабжала чужую армию провиантом и водой. После бесславной гибели Атабека гирканцы пытались доказать делом свою преданность Падишаху Персии и всячески помогали его союзнику Чинхва.

Единственной защитой Бухары и Навои, а значит и стоящего за их спинами Самарканда была пустыня. Суховеи, полное отсутствие дорог, вязкий как болото и в то же время сыпучий песок, а самое главное тотальный дефицит воды веками хранили эти земли от захватчиков с Севера и Запада. Но сейчас семидесятитысячное войско преодолело естественную преграду в рекордные сроки. И остановить его было абсолютно некому.

Каракалпаки издревле населявшие эти земли увидели в рядах Каракесеков своих соплеменников. Это были вестники Мангытов и других кланов, признавших власть возрожденного Великого Хана. А учитывая страшные слухи о его деяниях и реальные потери, понесенные британским экспедиционным корпусом сплетни, обретали пугающую силу. Грозные и многочисленные бактрийцы сгинули в степи, а пуштуны и элитные гуркхи по слухам окружены и тоже скоро будут уничтожены.

На этом фоне кланы Каракалпакии массово переходили на сторону противника, усиливая и без того многочисленную армию. В итоге уже сейчас на территории Коканда оперировала ста тысячная армия тюрков и она продолжала расти. Костяк этой армии был на удивление прекрасно вооружен, а захваченным после разгрома бактрийского и кокандского воинства оружием завоеватели щедро делились с теми, кто присоединялся к войску.

Откровенно говоря, потеряв авиацию в Мазари-Шарифе и потратив все резервы на захват Мангышлака, генерал-губернатор стал сомневаться в возможности возврата Коканда в лоно Империи имеющимися силами. А если честно возникли большие страхи и за Пуштун. Малик и большая часть боеспособной армии Пуштуна сейчас на плато Устюрт, и кто при этом будет защищать горные деревушки? Местное население сипаев издревле ненавидело и войска лорда Грейстока вполне могли оказаться между двух огней. При таких делах планировать наступательную операцию было не слишком разумно.

*****

Как только «Фьюриоус» обогнул Мангышлак и встал напротив Тузтау под надежную защиту ЗРК «Дыхание Дракона» и «Джокеров», наши пушечные катера взялись за патрулирование побережья Мангышлака. Все суда, начиная от рыболовецких шхун и заканчивая британскими десантными ботами были потоплены метким артиллерийским огнем. Сейчас выбраться с полуострова можно было только через перешеек.

А там клан Адай получил морем пополнение и вытеснить их ни Пуштунам с востока, ни Тамангам с запада не представлялось возможным. Тем более Пуштунов в свою очередь окружил сводный отряд вассальных Чинхва мангытов, который усилили тридцатитысячным корпусом клановой пехоты. Наши пока не давили, но ощутимо сузили маневр для вассалов Малика Абдали.

Тузтау стал плацдармом, на котором под прикрытием укреплений накапливались пехотные части Свободного клана. Бойцы прибывали с Тенгиза и занимали заранее подготовленные позиции насыщая и без того сильную оборону крепости. Сейчас чтобы взять штурмом несколько десятков тысяч бойцов, засевших за железобетонными редутами, нужно было как минимум трехкратное превосходство в живой силе или поддержка мощной осадной артиллерии, но ни того, ни другого у полковника Маккейна не было.

А дальше началось то, чего опасался любой мало-мальски грамотный военспец. Чинхва получив тотальное превосходство на море и в воздухе, немедленно его реализовали. Имея практически под боком базу своих «Джокеров», они стали планомерно громить лишенные средств ПВО пехотные части гуркхов и пуштунов.

Первым делом британские наемники потеряли всю бронетехнику, сосредоточенную в лагере пуштунов, потом была выбита немногочисленная артиллерия. А дальше начался кромешный ад. Штурмовики стали бомбить позиции пехоты. Солдаты пытались что-то сделать, но рассчитывать сбить современный истребитель из ПЗРК было довольно наивно. Тем более те старались работать в верхних эшелонах и в основном скидывали на укрытия пуштунов и гуркхов тонны дешёвых, но весьма эффективных против вырытых в земле убежищ бомб.

Запасов этого добра в Тенгизе было хоть отбавляй, интенданты специально скупали старье со складов Российской Империи как раз на такой случай. А когда даже ручных средств ПВО у британцев почти не осталось к веселье присоединились вертолеты и военные транспорты, приспособленные под бомбардировщики. Количество бомб, пушечных снарядов и пулеметных пуль сразу же кратно возросло. А когда в дело вступили корабли, пушки и ракеты которых доставали далеко вглубь полуострова, то захватчикам стало тесно на негостеприимной адайской земле.

Блокада перешейка скукожилась до узкой полосы между северным и восточными берегами Каспийского моря. Находиться рядом с водой сейчас для гуркхов было очень опасно. Да и пустынная суша, ровная как стол, стала идеальной ловушкой. Негде скрыться, ни деревца, ни гор, ни ущелий. Открытое всем ветрам пространство. Пилотам Чинхва достаточно просто пошире открывать глаза, чтобы найти свою цель, это, не говоря уже о всяких новомодных датчиках обнаружения, разведывательных БПЛА, дронах и прочих новомодных фишках.

Солдатам под таким массированным прессингом с воздуха по боевому уставу полагалось рассредоточиться, что тамнги, гурунги и шерпы и сделали. А вот пуштунам стиснутым между адайцами и мангытами разгуляться было негде. Горцы, конечно, сразу покинули стационарные лагеря, но на узком клочке земли без единого укрытия им это мало помогло. Силы таяли с каждой секундой, а часть отчаявшихся бойцов была готова переступить черту и сдаться.

Тем более сами пуштуны за время осады и после моего феерического визита в их лагерь больше не были одним целым. Малик, опираясь на штыки батальона непальцев совсем потерял берега и старался так или иначе зацепить верхушку кланов Белуджи и Гарзаи. Между этими группами шла холодная война, усугубляемая тем, что Хазарейцы и Гуджары заняли демонстративно нейтральную позицию.

Из-за этого независимые роды, численность бойцов которых составляла половину всей армии, и вовсе потеряли свою монолитность. Вспыхнули буйным цветом старые ссоры, кровавая месть… Современная армия стремительно скатывалась к подобию феодальной вольнице средних веков. Теперь чтобы заставить что-то сделать главу клана, нужно было учесть мнение десятков других вассалов, а то и вовсе все сделать самому. Абдали стремительно теряли контроль над ситуацией и лишь иллюзия всемогущества гуркхов поддерживала слабого Малика.

И я совсем не удивился, когда к нам перебежали посыльные от кланов Белуджи и Гарзаи. Два мага пересекли буферную зону ночью. Выбор был понятен, мои солдаты стреляли без особых церемоний, а послы все-таки должны были выполнить свою миссию или по крайней мере донести ее до меня. Пассивные щиты и отсутствие сопротивления привлекли внимание старшего смены, и когда пуштуны прошли сито контрразведки клана Чинхва, перебежчиков связали со мной.

После короткого разговора предложение двух кланов в общих чертах стало понятно. Однако, чтобы убедиться в том, что это не ловушка нужно было заглянуть в головы парламентеров. Это не давало стопроцентной гарантии, ведь людей могли использовать втемную, но других вариантов не было. При этом сеанс ментоскопирования и мог быть целью двух магов. А что получить доступ ко мне и решить вопрос одним ударом.

Поэтому Джун Хи организовал встречу со всеми предосторожностями. Я даже не появился перед пуштунами. Магов посадили в закрытое помещение, предварительно избавили от одежды и всех украшений, просветили в аппаратах МРТ и сделали рентген-снимок, кто знает где и какие артефакты могли спрятать эти затейники.

Парни оказались чисты, и все же я препарировал их воспоминания сидя за стеной, не искушая магов прямым контактом. Причем процедура проходила с каждым магом по отдельности, а рядом дежурил мастер Джун Хи с учениками. В итоге версия, озвученная парламентерами, полностью подтвердилась, но как теперь исключить возможность использования одаренных в темную?

Гарзаи и Белуджи выразили готовность поддержать нашу атаку, ударив Абдали и его союзникам в тыл. При этом два мятежных клана грозились привлечь на свою сторону чуть ли не половину пуштунов. Все это конечно не могло не радовать, но требовалось решить сразу несколько проблем доверия. Во-первых, главы Белуджи и Гарзаи ожидаемо требовали личной встречи, где хотели обсудить будущее своих кланов и пуштунов в целом. Но как это провернуть? Как удостовериться, что это не ловушка коварного противника?

Во-вторых, западней мог быть и сам план. Завлекли наши силы в нападение и неожиданно ударили. Но возможные минусы и риски с лихвой перекрывались плюсами такой операции. Так что я был склонен принять предложение Гарзаи и Белуджи. Хотя в принципе можно было добить лишенные тяжелого оружия части пуштунов и без этих ухищрений, просто времени это займет больше и возможно добавит нам потерь.

Появилось и решение как разобраться с гуркхами. Слава британских псов из Непала шла впереди этих воинов и ждать белого флага от измученного бомбардировками, но не сломленного воинства не приходилось. Что же, так только хуже для непальцев. Мы плевали на их гордость и репутацию, Чинхва и не таких противников осилят! Впереди нас великие дела, клан встал на путь Чести и Славы!

Завтра мы дадим бой во имя Чинхва!

Эпилог

— Сука, это ведь все он!

— Что опять на тебя нашло, мясо крабов не то?

— К хренам крабов, я теперь их ненавижу, столько копать ради куска консервированной клешни! Я про то, что это он тогда нас подбил на чертов ритуал.

— С чего бы это?

— А кто говорил, ничего страшного, так между нами будет больше доверия…

— Хмм… ну припоминаю…

— Вот, а не был ли это хитрый ход, может его ритуал никак не коснулся?

— Да какая разница? Прошлое не изменить, надо двигаться вперед!

— Ты уверен, что они успеют? У вас ведь почти никого не осталось из старой гвардии.

— Если это в человеческих силах, мы получим помощь.

— Хотя какой у нас выбор? С помощью или без нам придется рано или поздно отсюда выбираться.

— Продолжаем копать?

— К чему там еще стремиться, наверху? Ветчина? Ростки папоротника?

— Не к чему, а к кому!

— Чтоооооо???


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1 Политическая
  • Глава 2 Брифинг
  • Глава 3 Подготовка
  • Глава 4 Дипломатическая
  • Глава 5 Церемония
  • Глава 6 Новые реалии
  • Глава 7 Фуршет
  • Глава 8 Дух Пустыни
  • Глава 9 Битва духов
  • Глава 10 Битва духов, финал
  • Глава 11 Сокровище Али-Бабы
  • Глава 12 Вызов!
  • Глава 13 Война!
  • Глава 14 На море
  • Глава 15 Разгром
  • Глава 16 Место встречи изменить нельзя
  • Глава 17 Диверсант
  • Глава 18 Лагерь Пуштунов
  • Глава 19 Лагерь Пуштунов, продолжение
  • Глава 20 Возвращение блудного меня
  • Глава 21 Битва за небо
  • Глава 22 Битва за небо, продолжение
  • Глава 23 Битва за море
  • Глава 24 Битва за море, продолжение
  • Глава 25 Решающая схватка
  • Глава 26 Абордаж!
  • Глава 27 Абордаж, продолжение
  • Глава 28 Абордаж, финал
  • Глава 29 В шаге от победы!
  • Эпилог



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке