КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2007 № 07 (14) (fb2)


Настройки текста:



«НАУКА И ТЕХНИКА» Журнал для перспективной молодежи № 7 июль 2007

Колонка главного редактора

Здравствуйте, наши уважаемые читатели!

Особое приветствие — читателям из России, которые впервые смогли подписаться на наш журнал. Специально для них сообщаем, что редакция проводит работу по регистрации «НиТ» в Российской Федерации с тем, чтобы цена на журнал была ниже той, которая существует ныне. Редакционная цена журнала для россиян устанавливалась в 30 рублей. Следовательно все, что свыше этой суммы — это «защита» внутреннего российского рынка. Увы, но такие меры по защите собственного медиа-рынка принимают сейчас все правительства на территории СНГ. О том, что когда-то научно-технические журналы (и не только их, естественно) могли читать на территории от Бреста до Петропавловска-Камчатского и от Мурманска до Ташкента — можно только вспоминать. С ностальгией, увы.

Часто в истории человечества разум попирался в угоду идей, демонстрацией чего служит в нашем журнале статья о календарях. Такая простая вещь — календарь. Но в угоду своим принципам, люди и движение звезд и планет умудрялись исковеркать. Но природу не обманешь — и если календарь можно перестроить под себя, как это делали древнеримские императоры, а историю можно переписывать каждый раз заново — чем занимаются большая часть интеллигенции бывших «братских республик», то закончиться это может печально — как для пернатых хищников из нашего земного прошлого. О чем и поведали нам палеонтологи в статье о пернатом хищнике, терроризировавшем континенты во времена кайнозоя. Где он сейчас… Хорошо — если в музее. Но хорошо и то, что человечество иногда выдвигает из среды своей незаурядные личности, которые на самые прописные истины вдруг начинают смотреть так, как никогда никому до этого не приходило в голову. С одним из таких людей редакции посчастливилось познакомиться пару месяцев назад. Его взгляды спорны, нетрадиционны и обескураживающие, но «практика — критерий истины», — и подтверждение его взглядов регистрирует беспристрастная техника. Статья «Медицина будущего» — его творение. В этом номере есть и еще одна статья из медицинской науки. И хотя она не настолько футуристична, как первая, но, если это направление в онкологии удастся довести до жизнеспособного состояния — честь и хвала тем, кто стоит за ней.

Также в научной части журнала — перспективы глобального потепления, применительно к нашему северному соседу (России) и история становления Урала, чьи металлургия и машиностроение сломали хребет гитлеровским ордам, выкованным в Руре. Это — история. Но это — наша общая история. А история, если с ней не обращаются, как с уличной девкой, всегда может чему-нибудь полезному научить. Например тому, что выбранные когда-то мировыми стандартами двоичная логика и 512 кБ (в угоду IBM) не оказались оптимальными с инженерной точки зрения (троичную логику предлагали как раз в «тоталитарном» СССР!). Об этом — тоже в этом номере.

В техническом обозрении — окончание статьи об японских подводных авианосцах и продолжении цикла статей об истребителях 5-го поколения. Что и говорить — французы всегда могли создавать истинно «летающие самолеты»… И горько и смешно слышать в выпусках украинских новостей, что «незалежна Украïна» представила на последнем салоне в Ле-Бурже аж… два (!!!) самолета, корнями уходящих еще в «совковые» 80-е годы прошлого века — и это преподносится как «небывалое достижение»… Ну и как всегда — постоянные рубрики «каталогов» — авиационного и морского. В «морском каталоге» закончилась (наконец-го) история парусных линейных кораблей и им на смену начинают приходить железные, по-своему прекрасные «утюги». А в «авиационном каталоге» мы наконец-то прощаемся с гидробомбардировщиками, отравлявшими жизнь нашему главному редактору последние три номера. В следующем номере уже будут «человеческие», не-земноводные «бомберы». Ну а для любителей «паровозиков» — статья о скоростном электрическом транспорте, выросшем из поделок Стефенсона и Черепановых. Для наших сограждан, потеющих в душных «плацкартных» поездах с запертыми окнами по пути на Черноморское побережье, такие поезда — это из области фантастики. Надеемся, что все-таки реализуемой.

И, плавно переходя в фантастику (Вы заметили, наверное, что эта рубрика у нас пропала? И как вам?), — приглашаем наших читателей поднять свои глаза к Небу. Все познается в сравнении. И безграничная Вселенная. И краткая история человечества. И размеры нашего журнала. Сравнивайте. И встречайте!

Ваш «НиТ».

НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА

Дракон-терминал

Спонсор рубрики — ОАО “Трест Жилстрой-1” — современные технологии в строительстве


Конечно же, именно в Китае самое место крупнейшему в мире и наиболее передовому зданию аэропорта. Тем более, что в 2008 году Поднебесная будет принимать Олимпиаду, и международный аэропорт в Пекине должен встретить спортсменов со всей планеты во всеоружии.

Авторы проекта беспрецедентного по своим масштабам терминала стоимостью $2 миллиарда — британские архитекторы из фирмы Foster and Partners — называют свое творение “воротами в город” передающими “истинный смысл прибытия”

Как сообщает CNN, в конце 1990-х вместо этих ворот “пассажиров приветствовала тесная, заплесневелая структура, которая казалась возвратом к спартанским временам Мао” Новый терминал должен изменить все.

“Его парящая аэродинамическая крыша и подобная дракону форма будут вызывать острые ощущения, передавать поэзию полета и ассоциироваться с традиционными китайскими цветами и символами”, — говорит лорд Норман Фостер (Norman Foster), всемирно известная звезда современной архитектуры.

Терминал накроет собой площадь больше миллиона квадратных метров, а обновленный Beijing Capital International Airport сможет пропускать через себя около 43 миллионов пассажиров в год, а к 2015 году — все 53 миллиона.

Заявлено о “максимальной гибкости, способной справиться с непредсказуемой природой авиационной промышленности” и “решении практически всех проблем, связанных с путешествием самолетом, путем комбинирования пространственной ясности с высокими стандартами обслуживания”.

Для пассажиров это означает полную интеграцию всех, полагающихся аэропорту видов общественного транспорта (например, по железной дороге в центр Пекина можно будет добраться за 11 минут, плюс две платных автострады), максимальное сокращение расстояний, которые люди должны преодолевать пешком, и минимизацию интервалов между полетами.

“Все пассажиры будут наслаждаться полностью остекленным единым высоким пространством, дневным светом, льющимся через крышу, и купаться в цветах от красного до желтого, которые будут изменяться по мере прохождения человека пассажиров через здание”, - сообщает Foster and Partners.



Исполненное на компьютере изображение будущего терминала с высоты птичьего полета. Так он должен выглядеть ночью



А это аэропорт в плане


Кстати, вместе с английскими архитекторами над проектом работали голландские планировщики аэропортов из компании NACO B.V и американские инженеры из фирмы ARUP.

Терминал (номер три) действительно практически прозрачен со всех сторон, кроме крыши, на которой, впрочем, имеются окна, сориентированные на юго-восток, чтобы “извлечь максимальную выгоду от тепла утреннего солнца”.

Этим “‘пассивные экологические концепции проекта” не исчерпываются: “объединенные системы управления сведут к минимуму потребление энергии и выработку углерода”. Здание вообще планируется сделать самым экологически рациональным в мире.

Кстати, возводится оно быстро: в 2003-м был утвержден проект, а в 2007-м терминал будет полностью построен между существующей восточной взлетно-посадочной полосой и будущей третьей ВПП.

Выступая от имени всей команды, лорд Фостер заявил: “Для нас это фантастическая возможность представить аэропорт XXI века, который установит глобальные стандарты в части пассажирского опыта, эксплуатационной эффективности и долговечности. Но новый аэропорт, приветствуя и принимая гостей, также будет символом Китая и единства душ”.

Приведенное выше красочное описание без особых подробностей проекта — это практически все, что сообщается о терминале его авторами и, вслед за ними, СМИ. Однако о том, как сейчас обстоят дела на стройплощадке, все же рассказывает британская пресса: “Пока это все больше походит на средневековое поле битвы, а не на гладкий пузырь из стекла и стали, показанный на блестящих компьютерных картинках Фостера. Это роящаяся армия воинов вокруг гигантских подъемных кранов, их больше ста, напоминающих древние осадные орудия на линии фронта длиной почти 3 километра.

Бригады двигаются как дисциплинированные когорты муравьев-солдат, различаемые по цветам их шлемов. Сегодня на этом участке работают 35 тысяч человек.

Рабочие трудятся на высоких шатких подмостках без каких-либо средств безопасности и получают приблизительно $7 в день — этого недостаточно для поездки на такси назад в город.

Стройка идет семь дней в неделю, в том числе — по ночам. Ничто не останавливает подъемные краны, бетономешалки и сварщиков. Работа здесь замирает только в течение китайского Нового года, когда становится слишком холодно для укладки бетона, и армии возвращаются в свои деревни.

Чтобы гарантировать, что все будет готово к началу Игр, правительство специальным декретом постановило: все подъемные краны в аэропорту, на новом стадионе и других олимпийских объектах в Пекине должны быть демонтированы к концу 2007 года”.



Проект Нормана Фостера не был утвержден вслепую — он победил в конкурсе. Перед вами две работы конкурировавших с Foster and Partners архитектурных коллективов



Февраль 2005 года. Под крылом самолета — стройплощадка нового терминала

• ЭКОЛОГИЯ

Неудобный сценарий потепления

Голубчиков Ю.Я., кандидат географических наук, ведущий научный сотрудник географического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.


Начало нового века показало, насколько разрушительными могут быть климатические катаклизмы. От зимних наводнений 2002 года в Европе погибло около 250 человек. Летние наводнения того же года унесли еще 80 жизней. Жара в Европе летом 2003 года вызвала 35 тыс. дополнительных случаев смертельных исходов. В одной Франции с 1 по 20 августа 2003 года число дополнительных смертей достигло 15 тыс. В Испании за жаркий август 2003 года было зарегистрировано на 6 тыс. смертей больше, чем обычно. В мае 2004 года в США прошло 562 торнадо, что побило все рекорды.

Рисуются картины тропической Великобритании, малярийной Франции, пустынной Испании. Тропические комары смогут существовать в умеренных широтах, из-за чего их жители начнут заболевать доселе им невиданными тропическими болезнями. Прежде невинные виды насекомых превратятся в злостных вредителей. Небывалые засухи вызовут нехватку питьевой воды.

Наряду с повышением температуры это будет способствовать размножению в воде патогенных бактерий и микробов.

Вспыхнут инфекционные дизентерия, холера, тиф, гепатит. По всей планете начнутся войны: уже не из-за нефти и электроэнергии, а из-за пищи и воды.


Сценарий неизвестен

За последние 100 лет средняя температура воздуха у земной поверхности повысилась, по разным оценкам, от 0,3 до 0,7 °C и более. Оценки расходятся, потому что неясно, на основании каких критериев судить о средней температуре планеты. Особенно интенсивно рост температуры пошел с начала 1980-х годов. Последние два десятилетия оказались самыми теплыми с 1860-х, когда начали производиться инструментальные метеорологические наблюдения. Каждый год стал в чем-то аномальным.

Считается, что глобальное потепление климата идет по всей планете, но в России быстрее, чем где-либо в мире, поскольку эта самая огромная континентальная глыба нагревается раза в три с большей скоростью, чем океан. В Восточной Сибири, Приамурье и Приморском крае прирост среднегодовой температуры за 100 лет составил 3,5 градуса. Но насколько предрекает все это катастрофическое глобальное потепление? Что тут может сказать наука?

Наука вообще ничего не может конкретного сказать, что будет, например, с бассейном какой-нибудь речушки, если температура циркулирующей в ней воды изменится хотя бы на один градус. А на два, на три градуса? Вся наука не в состоянии ответить на этот и подобные ему температурные вопросы. Иначе давно бы уверенно предсказывала погоду, хотя бы на несколько дней.

Тем более неизвестен науке сценарий предсказываемого потепления климата. Из-за возрастания площади испарения с освободившейся ото льдов поверхности Ледовитого океана потепление может обернуться столь обильными снегопадами, что завершится страшным оледенением. Оледенелые сектора Арктики как раз и есть самые в ней теплые. Потоки пресной воды, формирующиеся в результате таяния арктических льдов, вполне способны разбить Гольфстрим и обречь Северную Америку и Европу на холодные зимы.



За 60 лет многие горные ледники, как этот, превратились в полноводные озера


Напротив, похолодание климата, в силу возрастания его континентальности, может привести к наступлению леса на тундру. На холодном и континентальном Таймыре, например, леса достигают своих самых северных в мире пределов.

Вовсе неясны и причины потепления. Обычно их связывают с ростом концентрации в атмосфере «парниковых» газов: водяного пара, углекислого газа, метана, закиси азота и целого ряда хлорсодержащих веществ. Без парниковых газов среднегодовая температура у поверхности Земли была бы не 15 градусов, а градусов на 30 ниже. Жизнь замерла бы без них на нашей планете.

Главную и основную долю в парниковый эффект вносит водяной пар.



Так какие все таки выбросы нужно ограничивать? Например, на этой АЭС


При чем тут углекислота!

Чтобы избежать потепления, Евросоюзом в 1997 году был предложен Киотский протокол. Его участники связали причину потепления с ростом концентрации углекислого газа в атмосфере. Они взяли на себя обязательства уменьшить к 2010 году выбросы углекислого газа на 8 % по сравнению с 1990 годом. Каждая из 38 стран, присоединившихся к протоколу, получает разрешение на выброс определенного количества парниковых газов со своей территории. Если какие-то из этих стран превышают свою квоту выбросов, то должны закупать лицензии (квоты] на объемы превышения утех стран, выбросы которых меньше выделенной квоты.

Углекислый газ нужен всем растениям для их роста, тем же деревьям — главными поглотителям парниковых газов и очистителям среды. В воздухе углекислого газа содержится всего 0,037 %. Чтобы его извлечь, растениям приходится прокачивать через себя огромные объемы воздуха. Если углекислый газ перестанет поступать в атмосферу, растения исчерпают его запас всего через 8-11 лет, после чего все живое прекратит свое существование на Земле.

Казалось бы, международные соглашения должны быть ориентированы на снижение выбросов огромного количества сернистого газа, угарного газа, окислов азота, бенз(а)пирена, сажи, тяжелых металлов. Все эти вещества отличаются высокой токсичностью, мутагенностью и канцерогенностью. Их концентрация легко измеряется и связана к тому же с созданием парникового эффекта. Рост концентрации этих вредоносных аэрозолей и должен был бы прежде всего волновать правительства. А углекислый газ тут при чем? Сам по себе он никак не токсичен.

В научном плане, связь между ростом концентрации углекислого газа в атмосфере и глобальным потеплением никак не доказана. Целый ряд видных ученых утверждает, что основной причиной потепления являются периодические колебания температуры Мирового океана. В его поверхностном слое растворено углекислого газа в 57–60 раз больше, чем в атмосфере. Если температура океана хотя бы немного поднимается, то в атмосферу, в процессе испарения воды, высвобождаются гигантские запасы углекислого газа. Суммарные объемы выделения и поглощения океаном углекислого газа в 5 раз превосходят его промышленные выбросы. Возможно, что потепление также связано с ослаблением магнитного поля Земли или повышением светимости стареющего Солнца.

В книге заведующего кафедрой метеорологии и климатологии географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, профессора А.В. Кислова «Климат в прошлом, настоящем и будущем» утверждается, что «несмотря на, казалось бы, очевидный факт роста температуры, вывод о глобальном потеплении делается с некоторым сомнением». Хотя бы потому, что многие гидрометеостанции, изначально находившиеся внутри природных ландшафтов, оказались со временем на городских территориях. Иными словами, можно опасаться, что фиксируемое ими «глобальное потепление» является на самом деле очень локальным.

Подобным образом произошло и повышение температуры в Восточной Сибири и на юге нашего Дальнего Востока. Редкая сеть закладываемых там век назад метеостанций была приурочена к межгорным равнинам и котловинам. Зимой там скапливаются тяжелые «инверсионные» воздушные массы сибирского антициклона. Под их воздействием устанавливается очень морозная и безветренная погода. Со временем сеть метеостанций существенно расширилась. Станции вышли на склоны гор, побережья морей. Зимой там существенно теплее, хотя ветренее и снежнее. Одно такое расширение сети дает существенный прирост среднегодовых температур. Такое вот потепление.


Фокус Киотского протокола

США, Австралия, Китай, Индия пожелали дистанцироваться от Киотского протокола. Он был выгоден в основном странам Евросоюза, потребляющим, а не производящим продукцию электроэнергетики и металлургии. В России уровень промышленного производства снизился по сравнению с 1990 годом. Поэтому было решено, что нам будет выгодно продавать другим странам свою долю на право выбрасывать углекислый газ в атмосферу. Поэтому Россия присоединилась к Киотскому протоколу, возложив на себя выполнение всех предусмотренных в нем обязательств.

Зато если российская теплоэнергетика, газовая, угольная и металлургическая промышленность достигнут уровня 1990 года, а это возможно за пару лет, то страна тут же попадет в жесткие рамки иностранного экологического контроля. Для дальнейшего увеличения производства нужно будет закупать европейское оборудование, предотвращающее выбросы углекислого газа, платить штрафы европейским чиновникам за увеличение выработки электроэнергии. Стоимость электроэнергии существенно возрастет. А ведь половину произведенной энергии Россия расходует на зимнее отопление. В отличие от Испании или Франции, где центрального отопления в домах вообще не предусмотрено, в России оно нужно просто для выживания. Дополнительные выбросы углекислого газа в российских условиях неизбежны.

Главный же фокус Киотского протокола состоит в том, что в случае потепления Россия, по прогнозам, станет колоссальным источником углекислого газа даже безотносительно роста ее экономики. Прежде всего из-за таяния самого большого в мире массива вечной мерзлоты. По оценкам, его площадь из-за потепления может сократиться к середине XXI века на 12–15 %. В течение многих тысячелетий в сибирской вечной мерзлоте были скованы многие тонны метана и двуокиси углерода. В некоторых местах мерзлые грунты до глубины 20 м исключительно высоко пропитаны органическими соединениями. Одни только скованные пока льдом торфяники Западной Сибири содержат, по некоторым подсчетам, 70 млрд. т метана — одну четверть его мирового запаса. Если они начнут таять, то произойдет высвобождение такого количества метана и двуокиси углерода, какое сегодня получается от сжигания всего угля, газа и нефти на планете.

Никаких вышеперечисленных источников углекислоты в Западной Европе нет. Вот и будет она получать гигантские барыши даже при полностью остановленной промышленности России. Киотский протокол, несомненно, станет хрестоматийным примером того, как можно заставить страну платить за воздух.

А что будет потом? Не окажется ли, что содержать огромные сибирские просторы России просто не по карману. Царь Аляску продал и без эмиссии углекислоты. Вот и окажется мудрым шагом следующего руководства освободиться от этих эмиссионных пространств. Продать их, скажем, США или Китаю. Благо к Киотскому протоколу они не присоединились и столь высокой ценой эти пространства им не обойдутся.


Кислородный мираж

Теоретически, Россия могла бы не платить за воздух своих огромных пространств, а сама извлекать из него прибыль. Если бы, к примеру, потребовала квот для стран на потребление кислорода с учетом возможностей его восстановления. Тогда бы мы наступали на Европу, брали бы с нее плату. Ведь именно наши леса и вечномерзлые болота, где все процессы гниения очень замедлены, являются главным поставщиком кислорода планете. Благодаря им и в воздухе России отмечается самое высокое содержание кислорода на планете.

Весь кислород может быть потреблен на дыхание животными и людьми всего за 2 тыс. лет. Вместе с тем, если бы кислород не расходовался на дыхание, то растения и водоросли меньше чем за месяц могли бы наработать его содержание в атмосфере и гидросфере. Атмосферная циркуляция быстро выравнивает его концентрацию. Поэтому проследить истощение земного кислорода приборами не удается, измеряются его очень усредненные значения. Но это не означает, что дело тут в порядке.

Создавать кислород могут только растения в процессе поглощения углекислого газа. Непрерывное уничтожение лесов угрожает человечеству не столько возрастанием углекислого газа, сколько лишением кислорода.

Между тем, вся современная цивилизация целиком зиждется на потреблении кислорода. Ни одно из миллионов различных производств не способно кислород производить.

По оценкам энергетика Николая Ткаченко, за последние 100 лет человечество, в основном за счет сжигания топлива и коррозии, изъяло из атмосферы уже не менее 1013 т кислорода. А его всего там 1,5х1015 т. Иными словами, содержание кислорода в атмосфере уменьшилось почти на процент. Только сжигание газа, нефти и угля ежегодно отбирает из атмосферы 35 млрд. т чистого кислорода. Много его расходуется на коррозию. При условии ежегодного 5-процентного роста потребления кислорода на промышленно-энергетические нужды, содержание его в атмосфере через 180 лет уменьшится на 2/3, а при ежегодном росте на 10 % — это произойдет уже через 100 лет. Все надежды цивилизации на чистейшую водородную энергетику, отмечает Ткаченко, разбиваются о простейшее уравнение горения водорода: 2Н2 + О2 = 2Н2О, из которого следует, что 1 кг водорода при горении безвозвратно уничтожает 8 кг атмосферного кислорода, навсегда связывая его в воду.

Похоже, грозят России не потепления, а те международные соглашения, которые заключаются в связи с ним. А в потеплении чего нам бояться? Ведь разводили же при царе Алексее Михайловиче Романове в Измайлово виноград, дыни, миндаль, финики, пытались выращивать там и тутовые деревья. И ничего, как-то пережили эти лихолетья. Бывало еще хуже. У Пушкина в «Евгении Онегине» читаем: «Зимы ждала, ждала природа, снег выпал только в январе». Так что запугивать нас потеплением — все равно, что голодных бомжей — высококалорийным питанием.



Колебания средней температуры у поверхности земли

• АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА

Карта Вселенной

Комаров С. М., кандидат физико-математических наук


Такая она, Вселенная, все дороги которой ведут в никуда.

Пол Андерсон


Измерения в разлетающемся мире

Нелегко построить карту мира, объекты которого находятся в постоянном движении — одновременно и перемещаются относительно друг друга, и разлетаются в разные стороны. “Не будем забывать, что на межзвездных расстояниях понятие одновременности далеко не очевидно”, — писал в одном из своих рассказах про вольных торговцев Пол Андерсон, и это обстоятельство сильно осложняет жизнь исследователям космоса. Вот, например, как определить расстояние до какой-нибудь далекой звезды? До ближней не очень сложно: нужно посмотреть, как она смещается на звездном небе при наблюдении с разных точек орбиты Земли. Измерив смещение, или, как называют его астрономы, параллакс, несложно рассчитать расстояние до звезды. Только это будет расстояние, на котором звезда располагалась в тот момент, когда она испустила свет, а не когда его поймал телескоп.

События же эти порой разделяют миллионы или миллиарды лет. Собственно, тот самый парсек, которым меряют межзвездные просторы астрофизики и писатели-фантасты, как раз обозначает расстояние, которое приводит к параллаксу в одну секунду дуги небесной сферы. (Астрономы пользуются сферической системой координат, в которой положение объекта задано радиусом сферы и двумя углами — долготой и широтой. Древнейший способ использования этих координат — задать положение объекта относительно звезд какого-то созвездия). В астрономических единицах (а.е.), то есть радиусах орбиты Земли, длина парсека превышает 206 тысяч а.е.; в системе СИ парсек обозначают «пк». А расстояние до дальних звезд приходится высчитывать с помощью хитрых математических фокусов, причем заранее выбрав модель космологии. Изменится модель — и результат расчета может оказаться иным.

Большинство астрофизиков полагает, что мы живем в так называемой Фридмановской горячей Вселенной, которая расширяется из-за Большого взрыва, случившегося 13 с лишним миллиардов лет назад. Поведение такой Вселенной описывают уравнения, предложенные советским физиком А.А.Фридманом в начале 20-х годов XX века, когда он исследовал возможность существования нестационарной Вселенной. Некоторое время физики воспринимали расчеты Фридмана как одну из забавных возможностей описать наш мир. И так было до тех пор, пока в 1929 году американский астроном Эдвин Хаббл не обнаружил странную закономерность: чем дальше от нас находится звезда, тем сильнее в красную сторону смещаются линии ее спектра излучения. Именно уравнения Фридмана для расширяющейся Вселенной давали отличное объяснение этого факта.



NGC 2359 — это замечательная эмиссионная туманность с выразительным названием Шлем Тора. Кому-то может показаться, что из-за похожих на крылья деталей ей больше подходит название “туманность Утка”. Но если бы вы были туманностью, какое имя вы бы выбрали? Как ее ни называй, NGC 2359 — это похожая на пузырь туманность размером около 30 световых лет. Пузырь был выдут мощным ветром от очень горячей звезды, которая видна около центра картинки и относится к звездам Вольфа-Райе. Звезды Вольфа-Райе — это довольно редкие массивные голубые гиганты, скорость звездных ветров от которых достигает нескольких миллионов километров в час. Предполагается, что взаимодействие с близким большим молекулярным облаком является причиной возникновения сложной формы туманности и искривленных структур, характерных для ударных волн. NGC2359 находится на расстоянии около 15 тысяч световых лет в созвездии Большого Пса.


Дальше в историю космологии мы забираться не будем, а обратим внимание на знаменитые уравнения. Точнее, на использованную в них систему координат. Чтобы дать описание странного, летящего и расширяющегося во все стороны мира, ученые придумали так называемые сопутствующие координаты. Хитрость в том, что в такой системе взаимное положение объектов не изменяется, а вот сама система координат расширяется. И это можно описать одним числом — параметром расширения, который зависит от того, сколько времени прошло с момента Большого взрыва.

Следующий математический фокус — связь между параметром расширения и красным смещением объекта. Оказывается, красное смещение какой-либо звезды связано простой формулой с двумя значениями параметра расширения: в тот момент, когда она испустила свет, и в тот момент, когда он долетел до глаза астронома, фотопластинки или ПЗС-матрицы телескопа. Значит, зная это смещение, можно рассчитать, сколь далеко мы заглянули одновременно в пространство и во время: чем больше красное смещение, тем более далекую от нас эпоху мы наблюдаем. Для этого пересчета и нужно задать космологическую модель и узнать параметры Вселенной, например: плотность распределения материи, значение космологического члена, он же — плотность темной энергии, и прочие. Одни параметры поддаются измерениям, другие можно добыть только из теоретических расчетов.

Вот так формула пересчета красного смещения в реальные координаты и оказывается связанной с теоретической моделью Вселенной.

Впрочем, все эти трудности не останавливают астрофизиков. Вот, например, в майском номере журнала “The Astrophysical Journal” за 2005 год группа американских ученых, во главе с одним из пионеров вселенской картографии доктором Ричардом Готтом из Принстонского университета, опубликовала новую редакцию карты Вселенной, которая и послужила основой для этого рассказа. Ученые озабочены, прежде всего тем, чтобы уменьшить искажения, возникающие при проецировании на плоскость разлетающегося трехмерного объекта, и по форме получившихся крупномасштабных структур Вселенной попытаться оценить справедливость той или иной космологической модели. Наша цель проще: показать, как выглядит Вселенная с учетом современного знания.


Масштаб

Изобразить на одном листе бумаги карту со столь большой разницей расстояний очень трудно. Однако в руках человеческих есть мощный инструмент — логарифмический масштаб: каждое новое деление на оси расстояний означает увеличение не на единицу, а на порядок, то есть в десять раз. В результате вдоль оси форма объектов искажается. Например, возникает иллюзия, что центр Млечного Пути сильно сдвинут в направлении от Земли. Но это всего лишь иллюзия, в чем можно убедиться, присмотревшись к значениям расстояний. Обосновывая такой выбор, авторы ссылаются на картину Саула Стейнберга “Вид на мир с 9-й авеню”. На переднем плане картины изображены в полный рост здания, которые стоят на этой улице. Далее расположена река Гудзон. На ее берегу в виде тонкого штриха показан Нью-Джерси. Скалистые горы выглядят небольшими холмами, а ширина Тихого океана не превышает ширины Гудзона. Именно такой геоцентрический вид: изображение все более крупных объектов во все уменьшающемся масштабе по мере удаления от нашей планеты — и получается при использовании логарифмической шкалы.

На карте есть и вторая координата — это угол окружности экватора Земли. Его измеряют в часах: они показывают время на той или иной широте в тот момент, для которого построена карта. А третьей координаты нет: иметь дело с плоскими картами гораздо привычнее, чем с объемными. Авторы карты выбрали для проецирования на плоскость область в 2 градуса небесной сферы вверх и вниз от экватора Земли. Впрочем, иногда они отступают от этого правила, показывая некоторые важные объекты, что лежат вне пределов этого слоя. В качестве даты, которой соответствуют изображенные на карте объекты, выбрали ночь полнолуния 12 августа 2003 года, 4 часа 48 минут универсального времени.


Околоземное пространство

Итак, самый ближний к нам внеземной объект — это Международная космическая станция. Фактически она летит в верхних слоях атмосферы, в пределах ионосферы. Чуть повыше расположен космический телескоп Хаббл. Далее под защитой внутреннего радиационного пояса (пояса Ван Аллена), который возникает из-за взаимодействия заряженных частиц солнечного ветра с магнитным полем Земли, находятся многочисленные искусственные спутники и их обломки. Выше — спутники Глобальной системы навигации (GPS). Их количество велико: на карте появляется заметная линия.

Следующая линия — спутники связи и шпионские спутники на геостационарной орбите, то есть они вращаются с той же скоростью, что и Земля вокруг своей оси.

Всего приземная группировка спутников составляет 8420 объектов, объем же рукотворного космического мусора, по мнению специалистов, может достигать и миллиона кусочков.


Ближний космос

Рукотворные объекты есть и в ближнем космосе. Так, за орбитой Луны в точках Лагранжа системы Земля-Солнце (в этих точках силы тяготения от обоих небесных тел уравниваются и спутник висит в пространстве, не затрачивая энергию) находятся спутник WMAP, который строит карту реликтового излучения, и солнечная обсерватория SOHO. Среди других знаменитых космических кораблей на карте изображены “Вояджеры” и “Пионер-10”, уже вплотную приблизившиеся к гелиопаузе — месту, где солнечный ветер сталкивается с межзвездным полем. За ней уже лежит открытый космос.

Из природных объектов ближе всего к Земле расположена, естественно, Луна, а также объекты, сближающиеся с Землей. В ту ночь, для которой построена карта, ближе всего подошел астероид 2003GY. Астероид 2003YN107 несколько лет был квазиспутником нашей планеты, но в 2006 году он нас покинул. Марс показан почти на самом ближайшем расстоянии от Земли (состояние на 27.08.2003 года).




Вот так выглядела наша Вселенная 12 августа 2003 года


Большая трудность возникает при изображении пояса астероидов: все 218 с лишним тысяч этих малых космических тел сольются в темную полосу. Поэтому на карте показаны только 14 тысяч, которые лежат в пределах 4 градусов небесной сферы вверх и вниз от экватора Земли. С этим связана и странная форма пояса: в геоцентрической системе координат один его край неизбежно оказывается ближе, чем другой, ведь астероиды вращаются вокруг Солнца, а не Земли. Облака астероидов в районе 24 и 12 часов — тоже оптическая иллюзия: плоскость экватора Земли наклонена под углом 23,5 градуса к плоскости эклиптики (в которой расположен пояс), и обе плоскости пересекаются как раз в этих точках. Настоящие облака астероидов расположены около Юпитера, в его точках Лагранжа. Эти астероиды названы Троянами.

Следующее скопление малых небесных тел — пояс Койпера в районе внешних планет. Именно там находится претендентка на звание десятой планеты нашей системы — Седна. Может показаться, что пояс Койпера состоит из чередования плотных и неплотных областей. Это тоже оптическая иллюзия: в одних направлениях поиск таких объектов был более пристальным, нежели в других.

Последняя область, мало-мальски связанная с Солнечной системой, — облако Оорта, то место, откуда к нам прилетают кометы. Его радиус примерно в сто раз больше радиуса гелиопаузы. А дальше начинаются звезды.


Пространство Млечного Пути

“Тысячелетие за бессчетными тысячелетиями бежала эта звезда по своему пути, прежде чем оказалась между Бетельгейзе и Ригелем”, — писал Пол Андерсон. Впрочем, подобную фразу можно встретить во множестве фантастических произведений, посвященных межзвездным путешествиям. Сириус и Бетельгейзе, Вега, Арктур и Процион, Тау Кита и Спсилон Эридана — все они воспеты, и не раз, что не случайно: эти звезды расположены в ближайшей к нам окрестности нашей Галактики. Самая же близкая звезда — Проксима Центавра. Она вместе с ярчайшей звездой земного неба Альфой Центавра и еще одной звездочкой солнечного типа образует тройную звездную систему.

Тело Галактики, точнее, плоскость, в которой сосредоточена основная часть ее звезд, мы видим каждую ясную ночь в форме Млечного Пути. Так и называют нашу Галактику. Скопление пыли и газа в центральной части Млечного Пути мешает наблюдениям: на загалактической части карты Вселенной появляются два белых сектора.

Не прошло еще и десяти лет, как астрономы обнаружили планеты у некоторых звезд; их на карте обозначили кружочками. Первой была нейтронная звезда — пульсар PCR1257+12. Как оказалось позднее, у нее есть целых три планеты земного типа. Из числа звезд с планетными системами 95 принадлежат к тому же типу, что и Солнце. Самые известные из них — 51 Пегаса, 70 Девы и входящая в десятку ближайших звезд Эпсилон Эридана. Планеты у них обнаружили по периодическим изменениям скорости вращения звезды. А вот планету размером с Юпитер у звезды OGLE-TR-56 астрономы впервые сумели разглядеть по изменению ее яркости.

Когда мы смотрим телевизор, то не задумываемся о том, что переносящие сигнал радиоволны свободно проходят сквозь ионосферу и потом блуждают по космосу. А что, если обитатели какого-то дальнего мира поймают эти волны и сумеют их расшифровать? Что они увидят? Оказывается, визитной карточкой Земли будут лица спортсменов: первая телетрансляция достаточной мощности показывала открытие берлинской Олимпиады 1936 года. Другая сторона той же медали — лидеры Третьего рейха, которые присутствовали на трибунах. Этот радиосигнал уже прошел Вегу и Арктур. Среди других интересных объектов Млечного Пути на карте обозначены такие, как Плеяды, остаток сверхновой в виде Крабовидной туманности, глобулярный кластер звезд М13 в созвездии Геракла, черная дыра Х-1 в созвездии Лебедя, туманности Ориона и Орла. По мнению многих астрофизиков, в центре нашей Галактики расположена черная дыра массой в 2,6 миллиона солнечных масс. А за границей Галактики начинается мир галактических скоплений.


На межгалактических просторах

Удалившись на сотни килопарсеков от Земли, уже нет ни смысла, ни возможности разглядывать отдельные звезды — масштаб карты не позволяет. Поэтому речь пойдет о скоплениях галактик и их структурах.

Млечный Путь — обычная спиральная галактика, и, как и прочие миллионы таких галактик, он входит в свое скопление. У нас есть две карликовые галактики-спутницы — Большое и Малое Магеллановы облака. Другие ближние галактики, общим числом 52, составляют Местную Группу галлактик. Для полноты картины, авторы поместили их всех на карту, даже если какие-то и не лежат в пределах рассматриваемого слоя в 4 градуса (их обозначили треугольниками). Самая изученная галактика — Туманность Андромеды, М31.

Галактика М81 — ближайшая из тех, что находится за пределами Местной группы, ее можно наблюдать невооруженным глазом в созвездии Большой Медведицы. Самое большое из расположенных неподалеку скоплений — это сверхкластер галактик в созвездии Девы. В его центре лежит галактика Дева М87, внутри которой, согласно расчету, должна быть черная дыра массой в три миллиарда солнечных масс. Неподалеку обретаются галактики интересных форм; их очень любят фотографировать астрономы: Водоворот, Сомбреро, Антенна. Этот сверхкластер не стоит на месте, но с заметной скоростью перемещается в направлении, так называемого, Великого Аттрактора (он расположен значительно выше рассматриваемой экваториальной плоскости, но для полноты также указан на карте).



Туманность Андромеды — ближайшая к нашей Галактике крупная галактика. Считается, что наша Галактика очень похожа на туманность Андромеды. Наша Галактика и туманность Андромеды являются самыми массивными в Местной группе галактик. Диффузное свечение туманности Андромеды обусловлено сиянием сотен миллиардов населяющих ее звезд. Несколько крупных звезд на изображении, на самом деле принадлежат нашей Галактике и просто попали в поле зрения и наложились на изображение туманности Андромеды. Туманность Андромеды также обозначают М31, потому что она числится 31-й в списке диффузных объектов Мессье. М31 удалена от нас на два миллиона световых лет. И хотя галактику можно наблюдать даже невооруженным глазом, это ее изображение составлено на компьютере из 20-ти кадров, полученных с помощью небольшого телескопа. Нам предстоит еще многое узнать о М31, в том числе объяснить, почему в центре этой галактики содержится два ядра.


А дальше находятся 126 тысяч галактик и 31 квазар, зафиксированные во время самого свежего, так называемого, Слоановского цифрового обзора неба. Этот грандиозный проект начался в мае 1998 года в высокогорной обсерватории Апаче-Пойнт в штате Нью-Мексико (США). Во время обзора, впервые без использования фотопластинок, было получено изображение всех областей неба в пяти спектральных диапазонах, то есть зарегистрировано более 100 миллионов астрономических объектов. Их изображения передаются в память компьютера с ПЗС-матрицы автоматического 2,5-метрового телескопа. Астрономы же со всего мира придумывают способы и программное обеспечение, которые позволяют из всего массива информации добывать полезные данные.

Полученная при обработке результатов обзора часть карты дает возможность разглядеть крупномасштабные структуры Вселенной. Самые примечательные — это две Великие Стены, протяженные объекты из скоплений галактик, которые тянутся на сотни мегапарсеков (Мпк), или сотни миллионов световых лет.

Ближняя к нам структура, протяженностью 216 Мпк, была открыта во время предыдущего систематического обзора неба, в 1989 году. Для наглядности авторы карты изобразили ее в виде линий плотности распределения вещества. В центре этой стены расположено самое большое скопление галактик — Кома, или скопление созвездия Волосы Вероники. Вторая Стена появилась после Слоановского обзора неба. Ее длина в два раза больше.

Интересная структура из двух вытянутых скоплений галактик видна в районе трех часов на расстоянии 200 Мпк; ее называют Пальцы Господни, которые словно указывают на Землю. На самом деле, это очередная оптическая иллюзия. Причина в том, что галактики этих скоплении, помимо участия в расширении Вселенной, еще и довольно быстро движутся друг относительно друга, и это движение вносит свой вклад в красное смещение. Результат — ошибка в расчете расстояния. А вот Великие Стены — не иллюзия. Они на самом деле существуют. Более того, похожие образования возникают во время компьютерных экспериментов, когда астрофизики моделируют образование Вселенной. Такое совпадение экспериментальных и теоретических данных говорит, что наши знания о Вселенной не так уж далеки от действительности.

На самом краю карты расположены два наиболее удаленных известных объекта: галактика SDF Л 32418.3+271455 (красное смещение 6,578) и квазар (красное смещение 6,42). За ними, на расстоянии немногим большем 10 Гпк от Земли, должна быть область, где находятся самые первые звезды Вселенной, но астрономы своими телескопами пока что не смогли пробиться сквозь столь огромную толщу пространства и внимательно рассмотреть, что же там есть. Откуда сейчас могут взяться первые звезды? Не надо забывать, что мы путешествуем не только в пространстве, но и во времени. Значит, объект, ныне расположенный на расстоянии в десяток гигапарсеков от Земли, испустил тот свет, который мы ловим сейчас, много миллиардов лет тому назад. А в то время звезды как раз и начали формироваться. Значит, если мы когда-нибудь увидим такой дальний свет, его источником будут первые звезды, больше, кажется, быть нечему.

Есть еще один интересный парадокс. Казалось бы, если мы будем ждать бесконечно долго, то удастся поймать свет, который пришел от звезды, расположенной на бесконечно большом расстоянии. Ан нет, в расширяющейся Вселенной есть звезды, свет которых мы не увидим никогда: наш горизонт зрения ограничен радиусом 19 Гпк. С другой стороны, многие звезды убегают от нас так быстро, что сигнал, который мы пошлем сейчас, никогда не сможет их догнать. Эти звезды находятся за пределами сферы радиусом 4,74 Гпк или с красным смещением более 1,69. А их свет мы видим, потому что они его излучали очень давно, когда еще не улетели от нас слишком далеко.

• ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

М. Грушевский. Мифы

Селевич Ю. Л.


Более 70-ти лет назад в Кисловодском городской больнице отошел в вечность Михаил Сергеевич Грушевский (17 (29 сентября) 1866 — 25 ноября 1934) — известный ученый, государственный и общественно-политический деятель. Фигура лидера украинского возрождения XX в. по праву привлекает к себе внимание многих исследователей и заслуживает на подготовку фундаментальной биографии. К сожалению, на данный момент еще существует много неверных устоявшихся стереотипов и даже «мифов» о жизни этого ученого. В данной статье будет сделана попытка проанализировать наиболее спорные и дискуссионные моменты в биографии М. Грушевского.



Михаил Сергеевич Грушевский


Основное количество мифов про М. Грушевского было сформировано в период падения коммунистических идеалов и идолов. И этот духовный вакуум стал живительной средой для создания новых мифов, в том числе — и про М. Грушевского. Как реакция на длительную табуизацию его имени, хлынул поток популяризаторских работ, украшенных невероятными дифирамбами в его адрес: «патриарх интеллектуальной Украины», «мир духовного гения», «гарант осознания и осуществления Украиной своей исторической миссии»… Были и мифы, которые достались нам в наследство от украинской зарубежной историографии, например, про Грушевского — президента У HP. Предложенная Д. Дорошенко еще в 1930-х годах легенда на удивление легко была принята на веру и крепко прижилась не только в публицистике, государственном истеблишменте, но и научной литературе. Почти что все, кто писал на эту тему, не избежали величания М. Грушевского «президентом».

Лишь в середине 1990-х годов, когда становится ясным, что документы Украинской Центральной Рады (УЦР) не дают подтверждения данного факта, этот миф начинает развеиваться. Так, в изданной к 130-летию со дня рождения М. Грушевского хронике его жизни, в предисловии и списке событий 29 апреля 1918 г. данные про избрание М. Грушевского президентом не приводятся. Серьезный удар по этому стереотипу был нанесен и на государственном уровне. Ни на стелле, около возведенного в 1999 г. памятника М. Грушевскому, ни в речи президента Украины при его открытии, про его «первопрезиденство» речь не шла.

Очевидно, с формальной стороны, юридической, а значит и научной, М. Грушевский не был президентом У HP. Такой должности в У HP не существовало, не предусматривалась она и одобренной в последний день функционирования Центральной Рады Конституцией. Не известно ни одного акта, созданного М. Грушевским как президентом У HP.

Вместе с тем квалификация М. Грушевского «президент Рады» была тогда очень распространенной, особенно в газетных публикациях. Сам Грушевский использовал визитные карточки с надписью на французском языке «President du Parlament D'Ukraine» (президент парламента Украины), а также позже подписывался «бывший президент Украинской Центральной Рады», хотя в протоколах заседаний Рады он назывался лишь председателем.

Во время работы Центральной Рады М. Грушевский занимал высшую государственную должность УНР, и был если не харизматическим, то уж точно — самым авторитетным политическим лидером в Украине. По очень удачному выражению М. Ковалевского, он исполнял «верховную функцию репрезентанта государства». Самый полный реестр всех, кто все-таки безосновательно титуловал его президентом, составил еще историк П. Усенко в работе «Был ли М. Грушевский президентом Украины?» Однако этот старый миф и сейчас продолжает распространяться через различные СМИ и печатные издания.

К сожалению, создаются и новые стереотипы. Один из них заключается в стремлении изобразить М. Грушевского в сфере государственного строительства более убежденным «самостийныком», чем он был на самом деле. В качестве главного аргумента сторонники таких утверждений приводят принятие 4-го универсала, отказ «от обязательств перед Москвой» и «конец Московской ориентации», которые вовсе не означали его полного отказа от идей федерализма. Развитие международной ситуации, фактическая война со стороны большевистской России, то есть крушение надежд создать на базе бывшей Российской империи федеративный союз демократических республик, подтолкнули Центральную Раду отложить, по словам М. Грушевского, «федерирование до того времени, пока станет ясно, когда и с кем объединяться, сейчас же — твердо стать на принципы полной самостоятельности Украинской республики…» Д. Дорошенко, уже позже, также оценивал провозглашение независимости УНР как неизбежную политическую комбинацию, как вынужденный обстоятельствами акт.

Общий анализ политической и публицистической деятельности в эмиграции 1919–1924 гг. подтверждает, что М. Грушевский оставался убежденным социалистом европейского типа. На наш взгляд именно эта идейная платформа постоянно подталкивала его к компромиссу с советской властью.

Устоявшееся в украинской зарубежной, советской и современной историографии мнение, что среди основных мотивов, побудивших вернуться М. Грушевского в УРСР, были потребность в научной работе и материальные трудности — не совсем верно. На самом деле именно идейно-политические взгляды М. Грушевского, которые ситуационно совпали с обманчивыми перспективами развития только что созданного на основах федерализма СССР, начало украинизации и нэповской либерализации и стали решающим фактором реимиграции ученого. Следует отметить, что именно политический сегмент биографии М. Грушевского является недостаточно изученным и наиболее спорным. Оценка деятельности ученого как политика имеет слишком широкий диапазон. От явно апологетических «великий политик» и «глубоко реалистичный талант» — до убийственных обвинений в причастности к моральной и физической ликвидации украинской аристократии.



Львовский университет


Как правило, истину следует искать где-то посредине между этими полярно противоположными образами. Однако относительно М. Грушевского-политика и среди отзывов его современников, и в нынешней историографии преобладают неодобрительные оценки. Действительно, за период своего проживания во Львове М. Грушевский сменил несколько галицких партий и, по словам известного историка О. Лотоцкого, «.. в роли активного политика он не мог нигде долго выдержать…».

Тем не менее, никто не может отрицать, что М. Грушевский был признанным идейным лидером украинского национального движения. Революционная ситуация, председательствование в Центральной Раде, сделавшая его практичным политиком, — стали для него триумфом и поражением. Именно последнее обстоятельство существенно повлияло на оценку его как политика. Однако деятельность М. Грушевского как ученого, историка — оценивалась всегда высоко. Это способствовало формированию в научной литературе даже некой антагонистической концепции оценки деятельности М. Грушевского: «хороший историк — плохой политик».

Между тем существуют ли основания утверждать, что политическая карьера председателя УЦР сложилась неудачно? Если так, то тогда следует ответить на вопрос: кто из известных деятелей периода украинской революции был хорошим политиком? Винниченко? Скоропадский? Петлюра? Да и могут ли быть хорошие политики среди лидеров революции, потерпевшей поражение, среди политических деятелей, которые допустили утрату государственности.

Казалось бы, что наиболее точные данные о деятельности Грушевского можно было бы почерпнуть из дневников и воспоминаний его ближайших соратников. Но и здесь нельзя полагаться на их объективность. Так, например В. Винниченко, по поводу возвращения в УССР, писал в конце 1923 г.: «Сначала торговался сколько дадут ему в Праге (3250 чешских крон). Очевидно нэпо-чекисты дали больше. Гадко. Противный старый интриган». Годом позднее высказывал, однако, диаметрально противоположное мнение: «Михаил Грушевский и его близкие товарищи ехали на великий самокритичный подвиг, на тяжелую борьбу за достижения нашей революции…»

Теперь про некоторые важные, но не до конца проясненные эпизоды жизни М. Грушевского. Как известно, его арестовали 23 марта 1931 г. в Москве, обвинив в руководстве «Украинским национальным центром». Его перевозят в Харьков, где он, под давлением следователей, полностью признал свою вину и подписал протоколы допросов. Сценарий УНЦ был еще более грандиозным, чем «Союза освобождения Украины».

Однако вдруг события приняли неожиданный и непонятный оборот. М. Грушевского везут снова в Москву и освобождают из под ареста, взяв обещание написать обращение к украинским деятелям в эмиграции. Через десять дней М. Грушевский писем не подготовил и более того — отказался от предыдущих показаний. Но ему позволили проживать в Москве.

Мастерски сфабрикованное чекистами дело фактически развалилось, хотя 50 человек были через год осуждены, но показательного процесса уже не получилось. Вопрос: какая могущественная сила вмешалась в это дело, забрала главного фигуранта, свела к нулю почти двухлетнюю работу НКВД?

Полностью аксиоматичным является то предположение, что указанный поворот в деле Грушевского не мог произойти без согласия Сталина. Никто другой из высшего партийно-советского руководства такую ответственность на себя взять не мог бы. Можно лишь допустить, что кто-то из них похлопотал за Грушевского. Этому есть прямые и косвенные подтверждения. Возможно, это был родственник М. Грушевского по материнской линии Г. Ломов-Оппоков — известный деятель большевистской партии, нарком юстиции в правительстве В. Ленина, а на тот момент заместитель председателя Госплана СССР, член ВКП(б) и ЦИК. М. Грушевский бывал у него дома. Материалы внешнего наблюдения за академиком свидетельствуют про его контакты с секретарем ЦК ВКП(б) Л. Кагановичем, наркомом финансов Г. Гриньком, некоторыми другими московскими высокопоставленными лицами — выходцами с Украины. М. Грушевская в 1939 г., хлопоча об освобождении осужденной дочки Екатерины, в письме к Сталину писала: «Вы знали и ценили научные заслуги моего покойного мужа…». Про определенный интерес Сталина к делу М. Грушевского свидетельствует и тот факт, что телеграмма о похоронах академика была направлена 29 ноября 1934 г. начальнику личной охраны «вождя» — К. Паукеру.

Имеет право на жизнь еще одно предположение: перед советским руководством за М. Грушевского могли похлопотать масоны. Это предположение небезосновательно, но беря во внимание строгую конспиративность этой организации, — оно вряд ли когда-нибудь получит документальное подтверждение.

В принадлежности М. Грушевского к масонам уже никто не сомневается, поскольку об этом достаточно открыто он пишет даже в своих воспоминаниях. Но сведения из дневника касаются только обстоятельств его разрыва с масонами в 1917 г. В исторической литературе сейчас делаются только первые шаги по раскрытию масонской тайны М. Грушевского.

Наиболее вероятно, что он вступил в одну из масонских лож еще в 1903 г. в Париже. Русская высшая школа социальных наук, куда он был приглашен для чтения лекций, была известна как один из заграничных центров масонства, запрещенного царем в России еще в 1822 г. К тому же руководителем этой школы был проф. Ковалевский — фундатор новейшего русского масонства.



Дом Грушевского во Львове


Один из ведущих российских масонов — князь Д. Бебутов — оставил воспоминания про создание в начале 1909 г. в Киеве масонской ложи «Киевская зоря». Мастером-наместником ложи был избран Ф. Штейнгель — кадет и один из руководителей Украинского исторического товарищества, член Товарищества украинских поступовцев (ТУП), депутат первой Государственной думы. Секретарем был избран А. Вязлов — депутат Государственной думы, член ТУП.

Д. Бебутов среди привлеченных в только что созданную ложу М. Грушевского не называет, хотя тот на протяжении января 1909 г. находился в Киеве. Это подтверждает, что М. Грушевский к масонам примкнул еще раньше. А то, что он не возглавил эту киевскую ложу, объясняется его постоянным местом жительства в Львове.

Про принадлежность М. Грушевского к масонским «ветеранам» свидетельствует и тот факт, что именно он, вместе с Ф. Штейнгелем, представлял киевские ложи на всероссийском масонском конвенте летом 1912 г. в Москве. Наличие в России

14…15 масонских лож давало основание для создания собственной организации, наряду с другими Великими Собраниями. Участник этого тайного собрания А. Гальперн позже свидетельствовал, что между российскими и украинскими ложами разгорелась острая дискуссия по поводу названия организации. Преимущественное большинство Конвента отстаивало название «Великое Собрание России», Грушевский же требовал, чтобы слово “Россия” ни в каком случае в названии не фигурировало. В конце концов было одобрено компромиссное название «Великое Собрание народов России». Следует отметить, что Ф. Штейнгель в этой дискуссии поддерживал российскую сторону. Поэтому не случайно он был избран в верховный совет российской масонской организации.

В результате приходим к выводу, что перед началом Первой мировой войны М. Грушевский оставался одним из ведущих лидеров российского масонства. Однако начало войны, его арест и ссылка ослабили его связь с масонами. Исследователи масонства в Украине считают, что ссылка ученого не в Сибирь, а в Симбирск, а затем в Москву не обошлась без заступничества со стороны влиятельных «братьев».

Однако, как свидетельствует сам М. Грушевский, активные попытки снова задействовать его в деятельности киевских масонов были сделаны лишь после того, «…когда я выплыл на такой показательной позиции…», то есть возглавил Центральную Раду. Именно в июне 1917 г. после принятия первого Универсала УЦР его вызвали на заседание, которое состоялось на квартире Ф. Штейнгеля, и «…хотели чтоб я опомнился и не зарывался в украинской политике».

Пробовали в данном вопросе давить на М. Грушевского и через авторитетных петроградских масонов. Планировался даже приезд в Киев патриарха российских масонов князя Д. Урусова. Наконец с этой миссией прибыла солидная делегация Временного правительства (Керенский, Терещенко, Церетели — тоже масоны). В начале октября 1917 г. на заседании верховного совета «Великого Собрания народов России» представители киевских масонов — Д. Григорович, Барский и С. Чебакин снова поставили вопрос про влияние на «украинских сепаратистов», которые имеют намерение полностью отдалиться от России. Сам Грушевский так описывает свой финал отношений с масонами: «Очевидно, меня после этого признали непопутчиком, больше не звали и закрылись перед мною навсегда».

Эти откровенные и довольно редкостные для масонства сведения он изложил в своих воспоминаниях, которые при жизни не были опубликованы, а, следовательно, Грушевский формально не нарушил обет молчания.

И последний спорный сюжет. Обстоятельства и причины смерти М. Грушевского. Осенью 1934 г. во время отдыха в Кисловодске у него образовался карбункул. По этой причине сначала в санатории, а затем в городской больнице ему сделали три операции. Развился сепсис. Переливание крови, взятой у дочери Екатерины, и другое лечение не дало улучшений. Ученый умер.

В украинской литературе утвердилась версия про причастность к смерти М. Грушевского всесильного НКВД, высказанная в свое время многими учеными. В архиве службы безопасности Украины сохранилась история болезни М. Грушевского. Ее содержание проанализировала группа ведущих украинских специалистов-медиков (акад. О. Шалимов, проф. Ю. Щупик и др.), и пришли к выводу, что именно эта болезнь стала причиной смерти ученого.

Однако ни наличие копии истории болезни, ни выводы современных докторов-экспертов существенно не повлияли на устоявшееся мнение про «след НКВД» в смерти М. Грушевского. Исследователь механизмов сталинских репрессий С. Белоконь допускает возможность того, что и история болезни могла быть энкаведистской фальсификацией. По действующим тогда правилам история болезни умершего должна была 25 лет сохраняться в архиве больницы, а потом уничтожаться. Однако оригинал был изъят, а копия передана в соответствующие органы. Это может объясняться присмотром за М. Грушевским как в Москве, так и в Кисловодске со стороны органов НКВД.

И все-таки, на наш взгляд, оставив в 1931 г. М. Грушевского в московской ссылке, изолировав его политически, НКВД в конце 1934 г. не имело достаточно оснований считать его реальной угрозой советской власти, а значит стоящим физической ликвидации.

Итак, мифология, как составляющая часть любого бого- и идолопоклонения, прочно вплелась в «новую историю новой Украины», что и видно на примере исследования биографии М.С. Грушевского. Как и любой другой миф, его мифологизированная жизнь сыграла свою роль в становлении государственной идеологии, и так же как любой миф, с течением времени, был заменен Историей.

Развитие металлургии в России XVIII века

Беспалова Н. Ю.



В XVII ст. металлургическая база России была развита весьма слабо, и страна всецело зависела от экспорта, хотя наличие богатейших рудных залежей на Урале не являлось секретом. Металлургическое производство было здесь издавна представлено так называемыми “мужицкими заводами” — мелкими кустарными мастерскими. Такой “завод” представлял из себя единственную печь, принадлежащую отдельной крестьянской семье, которая обслуживала ее в свободное от земледельческих работ время (в основном 3–4 зимних месяца). Чтобы обслужить печь требовалось два человека, один из которых раздувал мехи, а другой подсыпал древесный уголь. Копанием руды, заготовкой дров, углежжением занимались все члены семьи. Сведения о масштабах деятельности кустарей весьма смутны, установлено, однако, что в конце XVII в. в Кунгурском уезде существовало 45 таких «заводов». Годовая выплавка каждого из них была несколько ниже 50 пудов (0,82 т). Существовали также скупщики полуфабрикатов — необработанных кусков железных криц. Это были такие же крестьяне, державшие на речках специальные вододействующие молоты. В свободное от земледельческих работ время они перековывали крицу в полосное и прутовое железо.

Два первых казенных металлургических завода появились на Урале в 1630-х годах, при Михаиле Федоровиче, первом представители династии Романовых. Ницынский железный завод находился на восточном склоне Уральского хребта, так как обеспечивал в основном потребности колонизаторов Сибири. Пыскорский медный завод расположили на европейском склоне, так как основным потребителем его продукции был Московский монетный двор и казенные литейные мастерские.

Кадры Ницынского железного завода составляли 16 крестьянских семей, насильственно поселенных в новообразованной Рудной слободе. Производство осуществлялось с 1 сентября по 9 мая. В свободное от работы на заводе время заводские рабочие занимались землепашеством, причем были освобождены от обычных крестьянских повинностей. Кроме того, им было положено жалованье — 5 р. в год. Но льготы не привлекали крестьян, и побеги были обычным явлением. По приблизительным оценкам историков среднегодовая выплавка железа на Ницынском заводе должна была составлять 45 т, т. е. немного превышала общую выплавку всех кустарных хозяйств Кунгурского уезда. Археологические исследование показывают, что завод действовал около 50 лет.



Б. В. Иогансон. "На старом уральском заводе"


При постройке Пыскорского завода было совершено множество технических ошибок, что заставляло несколько раз начинать работу сначала. Постройка осуществлялась вольнонаемными людьми. Рабочий с конем получал 12 коп. в сутки, пеший — 6 коп. Среди руководства завода было 15 иностранцев. Рабочие, обслуживающие производство, были двух категорий. Первая категория — местные крестьяне, видимо — вольнонаемные. В источнике употребляется словосочетание «охочие деловцы». Вторая категория — осужденные фальшивомонетчики, присланные из центра, как специалисты по медному делу. Предполагается, что среднегодовая выплавка Пыскорского завода составляла 10 т. Цифра ничтожно малая в сравнении с потребностями страны. В 1656 г. завод был остановлен в связи с мобилизацией всех квалифицированных специалистов на осаду Риги. Как видно, великий государь Алексей Михайлович не считал его функционирование чрезвычайно важным. В 1660-е предприятие было сдано в аренду частным предпринимателям Тумашевым, которые вскоре прекратили производство в связи с истощением месторождений. Однако в XVIII в. завод был восстановлен. Развитие технологий позволило извлекать металл из руды, которая ранее шла в отвалы.

Во второй половине XVII в. наблюдается подъем черной металлургии в европейской части России. Русские предприниматели и голландские концессионеры основывают более 20 железных заводов — под Москвой, под Тулой, в Олонецком и Вологодском краях. Доля русского (не импортного) железа на внутреннем рынке России в это время довольно велика. Урал же более всего интересует правительство, как потенциальный источник цветных и драгоценных металлов. Поиски месторождений всячески поощряются, но пока не приносят желаемых результатов.



Император Михаил Федорович Романов


Первым частным горнозаводчиком Урала стал Дмитрий Тумашев, бывший арендатор Пыскорского завода. В 1669 г., в царствование Алексея Михайловича, он основал завод близ открытого им на р. Нейвежелезного месторождения. Для обеспечения завода рабочей силой Тумашев получил разрешения прикрепить к заводу («прибирать во крестьяне») пришлых и нетяглых людей. Десятую часть заводской выплавки предприниматель был обязан сдавать государству. Тумашевский завод просуществовал около 15 лет. Причины его упадка неизвестны.

В 80-е годы на Урале появился еще один негосударственный завод. На этот раз в роли частного предпринимателя выступал Долматовский монастырь, основанный в этих краях несколькими десятилетиями раньше. Впрочем, монастырский завод имел всего две небольшие печи и мало чем отличался от уже упомянутых нами «мужицких заводов». В самом конце XVII в., уже в петровские времена, монастырская вотчина была секуляризирована, и здесь был основан крупный Каменский завод.

С воцарением Петра вопрос о создании мощной металлургической базы встал необычайно остро. С самого начала своего царствования будущий творец Российской империи поставил перед собой и своими подданными задачу: восстановить связь России с морем. Это означало длительную войну с соседями, закрывающими выход к морским путям. А война предполагает изготовление оружия, и, следовательно, усиленное потребление металла государством. Несмотря на наличие некоторого количества металлургических заводов к концу XVII ст., Россия еще всецело зависела от привозного железа. Добываемая в европейской части страны руда была низкого качества. Существовавшие тогда технологии не позволяли выплавлять из нее высококачественное железо. Знаменитые тульские кузнецы-оружейники предпочитали работать с привозным металлом, а местный — браковали. Ситуация осложнялась тем, что мировым лидером по производству и экспорту железа была на тот момент Швеция — потенциальный враг России в борьбе за Балтику. Шведское железо считалось лучшим в мире, именно его употребляли на изготовление оружия. Насущные интересы России требовали войны с северным соседом, контролирующим балтийские морские пути. Совершенно очевидно, что невозможно было ставить обороноспособность страны в зависимость от шведского экспорта. В связи с этим обстоятельством было принято решение начать активное освоение металлургических ресурсов Урала.

Организация этого важного дела была поручена Андрею Андреевичу Виниусу, сыну первого в России крупного иностранного концессионера-металлурга, ближайшему сподвижнику Петра. После того, как уральская руда прошла испытание на качество, и выяснилось, что железо из нее получается не хуже шведского, верхотурскому воеводе были посланы грамоты с приказанием, искать подходящие места для заводов. К грамотам прилагались подробнейшие инструкции, на какие именно факторы надо обращать внимание при выборе места. Перед государственными людьми стояла весьма нелегкая задача. Ведь ни одна страна в мире еще не имела столь удаленной от центра и основных районов потребления металлургической базы. А заводы надо было обеспечивать не только сырьем и топливом, но и рабочими руками и транспортом, для отправки готовой продукции к месту назначения. Инструкции предусматривали строгий учет имеющегося на месте населения, наличия у него транспортных средств, требовали предоставить сведения о ценах на хлеб и о размерах обычной в этих краях плате за извоз.

Масштабы заводского строительства были не те, что при Михаиле Федоровиче. Только на строительстве Невьянского завода, начатого в 1699 г., было задействовано 1500 человек, в том числе 312 конных рабочих. Кладку доменной печи осуществляли два русских мастера с центральных заводов, по устройству кричных горнов и молотов тоже работали двое русских мастеров. За приспособление воздуходувных мехов отвечал иностранный специалист. Строительство завода обошлось казне в 11887 р. 95, 5 коп. Суточный выход чугуна из заводской печи составил 2 т.

Кроме Невьянского завода в первые годы царствования Петра были заложены заводы: Каменский, Уктусский, Алапаевский. Все эти заводы по размаху своей деятельности соответствовали средних размеров металлургическому предприятию в центральном районе, но железо здесь выходило качественнее. Кроме того, в это время на Урале существовало два мелких частных завода: Мазуевский и Шувакшишский. Но оба эти завода не имели домны и изготовляли железо сыродутным способом. Мазуевский завод специализировался также на ковке, для чего скупалась крица с «мужицких заводов». Крупнейший Невьянский завод был вскоре передан знаменитому Демидову, бывшему тульскому кузнецу-оружейнику. Он сумел наладить производство эффективнее, чем это было сделано на казенных заводах, но государство было его постоянным контрагентом и скупало всю продукцию по твердым ценам.

Годовая выплавка чугуна на Уральских заводах в первую половину петровского царствования оценивается специалистами в 5500 т., в то время как общая выплавка всех крупных заводов страны составляла почти 27 тыс. т. Таким образом доля Урала была около 20 %. Но, как уже отмечалось выше, уральская продукция отличалась исключительно высоким качеством, и одна была способна составить конкуренцию знаменитому шведскому железу на мировом рынке. Впрочем, первоначально, почти все уральское железо шло на удовлетворение военных нужд Российского государства и не поступало ни на внутренний, ни на внешний рынок.

Уральский регион в те времена был заселен чрезвычайно слабо, поэтому на заводах не хватало не только людей имеющих квалификацию, но и людей вообще. Попытки укомплектовать заводы вольнонаемными рабочими, как правило, оканчивались неудачей. Чаще всего кадровый вопрос решался следующим образом: некоторое количество государственных крестьян приписывались к заводу. Меньшая часть из них переводилась в мастеровые и работала на заводе круглогодично.



План Пыскорского завода, 1747 г.


Большая — продолжала заниматься земледелием, но несла в пользу завода ряд трудовых повинностей, которыми заменялись подати причитающиеся государству. Крестьяне должны были заниматься заготовкой дров, углежжением, транспортировкой готовой продукции, часто строительством и заготовкой сена для заводских лошадей. Работы выполнялись не бесплатно. Независимо от характера выполняемой повинности пешему работнику полагалось жалованье 5 коп. в день, а конному — 10 коп в день. Большинство крестьян восприняли вызванную появлением заводов перемену в своей судьбе враждебно, многие бежали из приписных деревень. Но были и такие, которые охотно занимались горными разведками, получая от администрации завода премии за удачные находки. Можно даже сказать, что разведчики и мастеровые составляли особый слой заводской деревни. Часто они встречали недоброжелательное отношение односельчан. Это противостояние порой принимало довольно острые формы, вплоть до жестоких расправ сторонников традиционного уклада над охотниками-рудоискателями.

Категория мастеровых, постоянных заводских рабочих, пополнялась всякого рода нелегальными элементами: беглыми из центральных губерний крепостными крестьянами, раскольниками, уклоняющимися от военной службы рекрутами, наконец беглыми каторжниками. После 1709 г., когда в результате Полтавской битвы было взято в плен 16 тыс. шведов, эти пленные стали важным источник трудовых ресурсов для уральских заводов. Действительно, вольнонаемных рабочих было мало, хотя власти неоднократно высказывались об этом способе пополнения кадров, как о наиболее предпочтительном. Покупные крепостные составляли в этот период небольшой процент.

Ко второму десятилетию XVIII в. Россия полностью обеспечивала собственные потребности в черном металле. На одного жителя страны в год приходилось 2,5 кг чугуна, что приблизительно соответствовало среднеевропейской норме (исключая Швецию, как производителя, и Англию, как потребителя). А вот с цветными металлами положение было катастрофическим. Иллюстрацией того, насколько серьезным был на тот момент медный голод, является знаменитый эпизод со сниманием колоколов с церквей, для переливания на пушки. Медные месторождения Урала еще не были открыты. Государство продемонстрировало свою заинтересованность в скорейшей разработке полезных ископаемых страны образовав в 1719 г. специальную Берг-коллегию и выпустив указ о Берг-привилегии. В указе говорилось: «Соизволяем всем и каждому дается воля, какого бы чина и достоинства не был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях, искать, копать, плавить, варить и чистить всякие металлы, сиречь, золото, серебро, медь, олово, свинец, железо, также и минералов». Согласно Берг-привилегии, помещик имел приоритетное право на разработку месторождений на собственной земле, однако лишь в том случае, если сам проявлял инициативу. В противном случае, он вынужден был терпеть в своих владениях чужие разработки, довольствуясь получением с них 1/32 части прибыли. Утайка месторождения или помехи в ее эксплуатации могли повлечь за собой конфискацию имения, и даже смертную казнь. С точки зрения классического буржуазного менталитета, документ этот может быть оценен двояко: с одной стороны — он безусловно поощряет частную инициативу и поддерживает предпринимателей в ущерб интересам феодальной земельной аристократии, желающей вести хозяйство «по старинке», с другой — нарушает священный для каждого истинного буржуа принцип неприкосновенности частной собственности. Впрочем, настоящей частной собственности в России тогда еще все равно не было.

Разрешение на постройку завода на вновь найденном месторождении давалось после проверки образцов руды казенной комиссией. В ряде случаев государство обеспечивало техническую помощь и давало кредиты, необходимые для налаживания производства. Предприниматель обязывался сдавать в казну десятую часть валовой продукции, но освобождался от этой повинности в первые убыточные годы. При этом гарантировалось право заводчиков на неотъемлемое владение заводом и передачу его своим наследникам. Такой пункт Берг-привелегии, был связан с тем, что ранее развитие горнозаводского дела сильно тормозилось опасением частных предпринимателей, что всякое успешное в этой области предприятие будет отобрано в казну.

Мастеровые люди действующих заводов должны были, согласно Берг-привелегии, освобождаться от податей и военной службы и получать за работу плату. Это был единственный пункт, затрагивающий вопрос о рабочей силе, и его было явно недостаточно, чтобы решить кадровый вопрос, стоящий на заводском Урале чрезвычайно остро. Поэтому, не смотря на все обещанные льготы, медное заводское строительство в течение двух лет не сдвинулось с мертвой точки, пока в 1721 г. не появилось дополнение к Берг-привелегии: разрешение «купецким людям» покупать для заводов крепостных, правда «токмо под той кондицией, дабы те деревни всегда уже были при тех заводах неотлучно». До сих пор владение крепостными было привилегией исключительно дворянского сословия. Сразу отметим, что это первый, но не последний в истории уральского заводского строительства случай, когда судьба этого строительства оказалась в прямой зависимости от тех форм, которое принимало в России крепостничество.

В 1722 г. вышел указ, разрешающий принимать на заводы беглых крепостных, не возвращая их владельцам. Таким образом, правительство явно предпочитало интересы заводчиков, интересам традиционных землевладельцев. Правда в 1724 г. правительство, идя на уступки этим последним, вынуждено было запретить прием беглых и беспаспортных, но уступка не была полной. Квалифицированного рабочего заводчик имел право оставить у себя, уплатив бывшему владельцу установленную правительством стандартную компенсацию — 50 руб. Одновременно вышел указ, приравнивающий трудовую повинность на заводе к воинской повинности: «С приписных слобод и заводов рекрут не брать, а сколько когда по генеральным расположениям надлежит быть с тех слобод рекрут во взятье, то оных определять в заводские работы и обучать всякому мастерству».

Окончание в 1721 г. Северной войны не ослабило интереса русского правительства к развитию металлургической базы страны. В четырехлетие — с 1721 по 1724 гг., на Урале было основано еще 10 заводов, правда 7 из них были медными, 2 — смешанными и только один чисто железным. Некоторое время Берг-коллегия не поддерживала инициативу строительства предприятий черной металлургии. На все запросы отвечали, что нужно стараться заводить серебряные, медные и квасцовые заводы, так как «железных везде довольно». Такая политика продолжалась до 1724 г. К этому времени правительство убедилось, в конкурентоспособности уральского железа на мировом рынке. Еще в 1722 г. через Архангельский порт в Голландию была отправлена первая пробная партия русского железа, по сравнительно низкой, но позволяющей получить прибыль цене — 56 коп. за пуд. Товар был раскуплен очень быстро. На следующий год цена была поднята до 60 коп. за пуд, и торговля вновь прошла успешно. С 1724 г. начинается систематическая отправка за рубеж русского железа по цене 65 коп. за пуд. По своему качеству товар ничем не уступал эталонному, шведскому. С этого момента начинается новый этап развития русской металлургии, связанный исключительно с освоением Урала. Из способа удовлетворить военные нужды государства производство металла превращается в средство извлечения прибыли. Правда, пока еще не частными предпринимателями. Заграничная торговля черным металлом сразу же превратилась в монополию государства. Она продержалась до 1737 г. Медь также являлась предметом исключительно государственной торговли до 1739 г. Нельзя, впрочем, сказать, чтобы частный капитал оставался вовсе в стороне. За период господства государственной монополии было основано более 40 металлургических предприятий, все на Урале, так как лишь уральский металл шел на экспорт, и далеко не все из них были казенными. Кроме Демидова и Строгонавых в 20-е годы на историческую сцену постепенно выходят другие заводчики: Небогатов, Тряпицын, Осокин, Турчанинов, Замощиков. По своему социальному происхождению они являются представителями торговой буржуазии и чиновничества. Всем уральским заводам, в том числе и частным, вменялось в обязанность изготовлять экспортную продукцию, для сдачи государству по твердым ценам. К началу 30-х годов Урал освоен уже настолько, что дает о себе знать конкуренция между частными предпринимателями, борьба за лесо-рудные угодья.

Развитие российского капитализма идет под жестким контролем государства, которое стремится регулировать все стороны производства. В 1725 г. объектом его внимания стали условия работы заводских мастеровых людей, вследствие чего на свет появился первый в нашей истории документ регламентирующий нормы труда. Согласно этому документу продолжительность рабочего дня должна была составлять 11 часов, после первых 7 часов полагался часовой перерыв на обед. Несколько раньше, в 1724 г. были введены единые для всех заводов расценки труда приписных крестьян: «Велено за работу людям и лошадям давать во всех местах равно, а именно: в летнее время мужику с лошадью 10 коп., а без лошади по 5 коп. в день, а в зимнее с лошадью 6 коп., а без лошади по 4 коп. в день». Позже вышло запрещение Берг-коллегии привлекать крестьян к заводским работам в страдную пору. Еще через некоторое время сложилась практика приостанавливать производство на 1… 1,5 летних месяца. В это время обычно производился ремонт оборудования. Работы также приостанавливались в многочисленные церковные праздники. Всего рабочих дней выходило в году 255.

На 1733 г. годовая выплавка чугуна в России составила 40,4 тыс. т., — приблизительно в 1,5 раза больше чем в 1718. Меди производилось 320 т., в то время как в 1718 г такое производство почти полностью отсутствовало. При этом доля Урала в производстве чугуна равнялась 33 % (ранее 20 %), а медное производство почти полностью сосредоточено на Урале. Таким образом говорить об упадке русской металлургии после смерти Петра или хотя бы существенном сокращении темпов ее роста не приходится. Но, хотя в целом темп роста был удовлетворителен, определенные застойные явления в государственном секторе имели место. Годовые нормы выплавки на казенных заводах давали очень большие скачки (на Алапаевском заводе от 29 до 96,5 тыс. пудов в год), тогда как на Демидовских показатели никогда не падали ниже 70 % от максимальных. Лучше здесь обстояли дела и с квалифицированными кадрами. Ряд Демидовских мастеров были непревзойденными специалистами по рафинированию меди. Черновую медь везли для очистки на демидовские заводы даже с Алтая (за 1900 км).

К началу 30-х годов произошло не катастрофическое, но довольно ощутимое снижение доходности казенных предприятий по сравнению с 1726 г. В связи с этим, в правление Анны Иоановны, начало вызревать решение о передаче некоторых казенных металлургических предприятий в частные руки. С этой целью в 1733 г. была создана государственная комиссия. В 1736 г. подчиненная сенату Берг-коллегия была заменена Берг-директориумом, подчиненным непосредственно императрице. Тогда же ряд новостроящихся заводов был передан во владение частному лицу — саксонцу Шенбергу, ставленнику Бирона. В 1737 г. была отменена государственная монополия на экспортную торговлю железом. В 1738 г. вышло решение специальной комиссии о передачи всех действующих казенных заводов отдельным лицам или компаниям, как русским, так и иностранным. Их лишь обязали вносить государственный налог. В 1739 г. отменена государственная монополия на торговлю медью. Дав первоначальный толчок развитию отечественной металлургической промышленности, государство теперь самоустранялось, передавая инициативу частным предпринимателям.



План Каменского завода, 1741 г.



Каменский завод, вид на контору и монастырь


Утвержденный в 1739 г. Берг-регламент, отличался от петровской Берг-привилегии тем, что предоставлял большие льготы землевладельцам. Д. Кашинцев, автор вышедшего в 1939 г. обширного исследования по истории уральских заводов, оценивает происходящее следующим образом: «В классовом аспекте вся эта «проблематика» и политика не что иное, как первая, еще завуалированно-дипломатическая попытка освобождения дворянства от тугого ярма петровского торгово-капиталистического режима и приобщения к выгодам производственных и коммерческих операций». Тут есть один любопытный момент, на который стоит обратить внимание. На данном этапе крупными собствен никами становились в основном представители купечества, т. е. буржуазии классической. Но уже теперь, положено начало политической концепции, которая затем позволила российской аристократии во главе с самодержавием провести преобразования экономики страны и сохранить за собой главенствующее положение. К «выгодам коммерческих операций» стремятся приобщить именно благородное сословие. Пока еще, эта тенденция слаба, но в дальнейшем она разовьется.

После возведения на престол в 1741 г. Елизаветы Петровны ставленник Бирона — Шенберг, был устранен от управления горной промышленностью, а Берг-коллегия восстановлена. В первое десятилетие правления новой императрицы наблюдается определенное снижение темпов заводского строительства, но снижение относительное. За период с 1736 по 1750 гг. было основано 21 металлургическое предприятие. Это конечно в 2 раза меньше чем в предыдущие полтора десятилетия, но все же назвать такой темп застоем язык не поворачивается. Что касается уровня технологий, то в 20-е — 30-е гг. он неуклонно прогрессирует, а в 40-е стабилизируется. Однако говорить о рутине и отставании русской металлургии от западноевропейской не приходится. Особого прогресса в этот период не наблюдается нигде. В начале XVIII в. были выработаны технологические нормы, которые признавались эталонными еще очень долго. Некоторые нововведения в черной металлургии имели место в Англии и Швеции (например — замена прямоугольных горнов цилиндрическими). Но в Германии и в России не спешили вводить эти новшества, что не оказывало решающего влияния на производство. Что до цветной металлургии, то она была поставлена в России на высший европейский технологический уровень.

В 50-е годы XVIII столетия происходит не просто новый подъем, а прямо таки взрыв заводского строительства. С 1752 по 1762 гг. основано 55 новых заводов (в среднем — по 5 в год).

Мы позволим себе еще раз привести буквальную цитату из книги Кашинцева, которая является для нас основным источником информации: «Все авторы, касавшиеся истории русской горной промышленности, начиная от Крамаренкова (1778), и кончая Ю. Гессеном (1926), единодушно выделяют, иногда подчеркивая цифрами, исключительную яркость экономической истории Урала и России 1750-х — 1760-х годов. Этот период, по необычайной интенсивности процесса индустриализации, по роли в нем частного капитала, по конечным результатам (главенство в стране) имеет весьма созвучный аналог в истории русского промышленного капитализма — конец XIX века, с подъемом, расцветом и прочно закрепленным преобладанием угольно-металлургического Юга, комбината Донбасса с Криворожьем.»

Причины подъема Донбасса особых дискуссий не вызывают. Тут все более или менее единодушны: в России, наконец-то избавившейся во второй половине XIX века от ига крепостничества, бурно развивается промышленный капитализм. А вот что вызвало подобный всплеск в XVIII столетии? Может быть, он, как и заводское строительство петровской эпохи был обусловлен военно-политическими причинами и проводился в жизнь при помощи полицейских мер? Ничуть не бывало. Причины в высшей степени интенсивного, прямо-таки революционного развития российской горной промышленности в елизаветинскую эпоху — чисто экономические. В то время набирала силу промышленная революция в Англии. Спрос на металл в этой стране многократно возрос. Но собственная английская металлургия переживала застой. Не хватало лесных ресурсов для обеспечения металлургических заводов древесным углем. Использовать же каменный уголь в металлургии тогда еще не научились. Таким образом, главная металлообрабатывающая страна Европы, оказалась всецело зависимой от импорта металла. Сначала это был импорт исключительно шведский, но зависимость от страны-монополиста начинала тяготить Англию, кроме того, русское железо оказалось дешевле шведского, не уступая ему по качеству. К середине XVIII в. сформировались устойчивые торговые связи между Англией, как потребителем железа, и Россией как производителем. Английский рынок представлялся бездонным. Только в 1750 г. за границу было продано более 20 тыс. т железа. Если вспомнить: что годовая выплавка в 1733 г. составляла в России около 40 тыс. т., а доля Урала составляла 30 %, т. е. около 12 тыс. т., и то, что вывозилось исключительно уральское железо, притом что часть высококачественного металла неизбежно должна была идти на военные нужды государства то, во-первых, динамика прироста в период 1733…1750 гг. получается весьма впечатляющая, и во-вторых — производственных мощностей Урала должно было едва хватить, чтобы удовлетворить спрос 1750 года. Таким образом, дальнейшее развертывание горнозаводского строительства на Урале сулило баснословные прибыли и российские предприниматели оказались на высоте момента. Впрочем, наращивание металлургической базы страны соответствовало и политическим ее интересам: оно подрывало экономику Швеции, которая, несмотря на успешное для России завершение Северной войны, продолжала оставаться опасным соседом. Тем не менее, этот чрезвычайно интенсивный период горнозаводского строительства, прошел совершенно без всякой плановости и надзора со стороны государственных структур. К строительству были допущены представители торговой буржуазии, а после 1754 г. среди владельцев уральских заводов впервые появилась петербургская знать. Петр Шувалов, представитель самой могущественной аристократической семьи елизаветинского царствования получил во владение ряд казенных заводов. По его стопам пошли Чернышев, Ягужинский, Воронцовы (в том числе граф Роман Воронцов, отец княгини Дашковой, знаменитой сподвижницы Екатерины II). Официально, казенные заводы были проданы этим лицам, но расплачиваться они должны были в рассрочку, и деньги эти большей частью не были выплачены. Д. Кашинцев, на которого мы неоднократно ссылаемся в этой главе, расценивает елизаветинскую приватизацию следующим образом: «Было бы ошибкой видеть в переходе большого количества предприятий к титулованному и столичному дворянству проявление органического развития русского капитализма, приобщение к реальному производству нового социального класса. Переход в частные руки 18 государственных металлургических заводов — факт не экономического, не политического, а чисто административного порядка, вполне вяжущийся с господством фаворитизма и повсеместным преобладанием мелких своекорыстных интересов». Но, в отличие от прочих утверждений этого чрезвычайно добросовестного исследователя, последнее не сопровождается никакими дополнительными пояснениями и начисто лишено какой бы то ни было аргументации. Вообще создается впечатление, что это скорее вежливый реверанс в сторону господствовавшей в 30-е годы официальной исторической доктрины, чем серьезный научный вывод. Дальнейшие события показали, что возникший в результате таких вот раздач слой частных предпринимателей, весьма близко принимал к сердцу свои экономические интересы, чутко реагировал на международную торговую коньюктуру, и во многом определял не только внутреннюю, но и внешнюю политику Российской империи, как это и должно быть в нормально развивающемся буржуазном государстве.



Невьянский завод



А. Н. Демидов (1678–1745)

Российский предприниматель, основатель горно-заводской промышленности на Алтае


В 50-е годы началось активное освоение Южного Урала. Здесь строительство заводов встречало враждебный прием со стороны местного населения — кочевников-башкир. Интерес русского правительства к этому району проявлялся и раньше. Но колонизация шла медленно именно вследствие отношения к ней туземцев. Многие заводы здесь еще при основании снабжались оборонительными стенами и пушками, и тем не менее, некоторые из них были сожжены башкирами. В 30-е годы волнения и набеги башкир случались постоянно. В 1740 г. край «замирили» весьма жестокими методами. Конфликт был связан с захватом под рудники и заводы башкирских земель, а не с эксплуатацией населения. Несмотря на острейший дефицит рабочей силы, башкиры к работе на металлургических предприятиях практически не привлекались. Это было вызвано как отсутствием у них квалификации, так и трудностью учета и контроля этих людских ресурсов. Подобные отношения часто складывались у западноевропейских колонизаторов с индейцами — коренными жителями Американского континента. Последние редко привлекались для работы на плантациях. Считалось, что они недостаточно выносливы для такой работы и не приспособлены к ней психологически. Кроме того, находясь в родной среде обитания, индейцы имели шансы на удачный побег и могли организовать серьезное сопротивление. Поэтому в странах Нового Света коренное население часто предпочитали не покорять, используя их труд, а попросту уничтожать, или в лучшем случае, сгонять на бесплодные земли. А для того, чтобы наладить производство колониальных товаров, в страну массово ввозились невольники с другого континента, совершенно беззащитные в незнакомой им части света. Необходимость же войны с индейцами долго осталась важным элементом существования в Западном полушарии. Подобная ситуация складывается в России в процессе освоения Южного Урала. Но не имея заморских колоний, Россия становится «сама себе Африкой». Источником рабочей силы здесь являются центральные губернии.



Домна Нижнетагильского завода. Руду возили на телегах по наклонному мосту


Определенная кадровая политика в отношении Южно-Уральского региона была выработана не сразу. В 1750 г. сенат предписал строить в Оренбургской губернии казенные заводы. Такое предписание мало соответствовало общей тенденции времени, когда даже уже существующие и работающие государственные предприятия стремились передавать в частные руки. Исключение для Южного Урала предполагалось сделать ввиду особой застойности этого района и особой необходимости его развития. Но из-за отсутствия финансирования и трудовых ресурсов постановление сената не было выполнено. А через несколько лет, после того, как укрепились торговые связи с Англией, и правительство окончательно взяло курс на приватизацию казенных заводов, вопрос был решен силами частных предпринимателей. Новое постановление, принятое после долгих дискуссий и при несогласии Берг-коллегии гласило: «Во всей Оренбургской губернии казенных железных и медных заводов… Берг-коллегии не заводить…, а велеть железные и медные заводы размножать одним партикулярным людям, кто оные заводить пожелают». На строительство железных заводов предполагалось давать льготные ссуды. Медные заводчики в гаком поощрении не нуждались, так как прибыли от их предприятий шли фантастические даже в сравнении с тоже немалыми выгодами от предприятий черной металлургии. Из 18 южно-уральских заводчиков 5 принадлежали к высшей придворной аристократии, двое были средней руки чиновниками (один столичный и один оренбургский), остальные 11 были выходцами из купеческого сословия. Но важно отмстить, что купцы, ставшие заводчиками, получили привилегии, традиционно принадлежавшие благородному сословию: право покупать земли и крестьян. Земли под заводы выкупались у башкир, причем часто по неимоверно низким ценам. Тут шли в ход все те же хитрости, которые известны нам из романов об освоении Нового Света. Туземцев спаивали, и в обмен на небольшие подарки получали огромные территории. За 1 коп. можно было купить несколько десятков десятин земли. Бытовали легенды об обмене земли на водку, по полштофа за десятину.

При этом кадровый вопрос стоял здесь куда более остро чем на Центральном Урале, русского населения практически не было. На центральном Алапаевском заводе, где вспомогательные работы были возложены на 5 тыс. приписных крестьян, ближайшая из приписных слобод была расположена в 31 км. от завода, а самая удаленная — в 190 км. Чтобы обеспечить кадрами металлургические предприятия Южного Урала, к заводам приписывали деревни, находящиеся на расстоянии 650…700 км. Уже один этот факт доказывает, что развитие уральской металлургии отнюдь не было явлением локальным, не имевшим особого значения, для других регионов. Обслуживание заводов ложилось тяжким гнетом и на плечи жителей европейской части страны. На переход приписных крестьян от места жительства к месту отработок и обратно уходило до полутора месяцев в году. В течении этого времени крестьянин не был занят ни на заводе, ни в собственном хозяйстве. Правда, переходные дни оплачивались, но, во-первых, не регулярно, и, во-вторых, по мизерным ставкам. Таким образом, система приписывания к заводам все более отдаленных деревень не оправдывала себя в полной мере. Она разоряла крестьян и одновременно была не слишком выгодна заводчикам.

В 1758 г заводчик Твердышев (по происхождению — симбирский купец) добился от Сената специального указа, разрешающего ему покупать крепостных крестьян «в разных уездах селами и деревнями», и переселять их ближе к заводам. Это постановление, весьма оживившее заводское строительство, делает русское крепостничество более похожим на американское рабство, чем на традиционное феодальное крепостное право. Для последнего продажа крестьян без земли совершенно нехарактерна. Получив разрешение Сената, Твердышев купил и переселил на Южный Урал 15 тыс. крепостных. Граф Шувалов купил и переселил из центральных губерний 25 тыс. крестьян. К середине 1760-х русские составляли уже подавляющее большинство населения Южного Урала. В это же время появилась практика продажи крестьян в розницу для укомплектования заводов мастерами. Явление это не имеет ничего общего с классическим феодальным крепостным правом, в рамках которого производственной единицей и объектом сделок является крестьянская семья, прикрепленная к земельному участку. Что до продажи людей в розницу, то оно не всегда характерно даже для рабовладельческих стран Древнего мира, и как правило, возникает в связи с развитием рынка спроса на определенный товар, в производстве которого задействованы рабы. Типичный пример — плантационное рабство в южно-американских штатах, которое могло существовать и быть рентабельным только в условиях повышенного спроса на хлопок. В противном случае расходы на покупку рабов, товара довольно дорогого, просто не окупились бы. А повышенный спрос на хлопок, в свою очередь был вызван бурным ростом промышленного капитализма в Англии. Здесь были изобретены прядильные и ткацкие машины, и текстильное производство приобрело невиданные до сих пор масштабы. Таким образом, наличие рабства в Америке и близкого к рабству крепостничества в России поддерживалось потребностями одного и того же рынка — английского. Рынка самой развитой капиталистической страны мира.



Кочевники-Башкиры


Надо сказать, что русское крепостничество, хоть и эволюционировало в XVIII веке в сторону рабства, полностью этот путь не прошло. После крестьянских волнений практика продажи людей в розницу была запрещена. Русские крестьяне все же не были оторваны от своей почвы, и потому не были столь беззащитны, как африканские невольники. Порой они могли заставить к себе прислушаться.

Тем не менее, крепостное право сохраняло свое значение для развития металлургии, так как обеспечить заводы вольнонаемными рабочими не представлялось возможным. И в таких условиях в 1762 г. выходит закон, окончательно запрещающей покупку крепостных не дворянами. В это время две трети Уральских заводов принадлежали придворной петербургской знати. Одна треть — выходцем из купеческой среды. Сложившаяся ситуация могла бы привести к острому конфликту между дворянством и торговой буржуазией. В истории нередки случаи, когда подобного рода конфликты приводят к буржуазной революции. В России этого не произошло в силу того, что дворянство было сословием открытым, к чему многие Романовы приложили руку. На этой характерной черте российского благородного сословия подробно останавливался Герцен в своем исследовании «О развитии революционных идей в России»: «Не нужно упускать из виду, что созданное Петром дворянство — не замкнутая каста; напротив, непрерывно вбирая в себя все, что покидает демократическую почву, оно обновляется благодаря своей основе. Солдат, получив офицерский чин, становится потомственным дворянином; приказный писарь, прослуживший несколько лет государству, становится личным дворянином; а если его повышают в чине — он приобретает потомственное дворянство. Сын крестьянина, освобожденный общиной или помещиком, после окончания гимназии делается дворянином. Лицо, получившее орден, живописец, принятый в академию, становятся дворянами. Стало быть, под русским дворянством нужно разуметь всех тех, кто не входит в состав сельской или городской общины и является чиновником. Права и привилегии одинаковы для потомков владетельных князей и бояр и для сыновей, какого-нибудь второстепенного чиновника, пожалованного потомственным дворянством». Такое положение вещей характерно как для XIX, так и для XVIII века. Грань между сословиями не была непреодолимой. Например, в петровские времена 14 % офицеров русской армии были выходцами из низших слоев общества. Что касается уральских заводчиков недворянского происхождения, таких как Твердышев, Турчанинов и др., то они не пошли на конфронтацию с дворянством, а попросту слились с ним. С петербургскими аристократами их связывали корпоративные интересы частных предпринимателей, они часто получали от представителей придворной знати персональную поддержку и, в конце концов, добивались дворянского звания. После 1762 г. оно было решительно необходимо, — для занятий крупной предпринимательской деятельностью. Таким образом, третье сословие размывалось, теряя своих наиболее энергичных и дееспособных представителей, а роль буржуазного преобразователя общества закреплялась за определенной частью дворянства.



Граф Петр Шувалов


К 1767 г. на Урале было 119 действующих металлургических заводов. Общерусская годовая выплавка чугуна составляла 82 тыс. т. В этот период Россия стала мировым лидером, по производству черного металла, причем лидировала с большим отрывом. Россия была также одним из первых мировых производителей меди. Таким образом говорить о ней как о стране с аграрной экономикой не приходится. Считать ее сырьевым придатком более развитых капиталистических стран тоже можно лишь с серьезными оговорками. Чугун и железо — это конечно не готовая продукция, но это — один из наиболее высокотехнологичных товаров XVIII столетия. Машиностроение тогда только нарождалось и было прерогативой единственного европейского государства — Англии. Надо сказать, что прогресс российской металлургии осуществлялся отнюдь не только за счет увеличения количества производственных единиц и разработке новых месторождений, но и за счет увеличения средней производительности доменных печей. В 60-е годы на Урале встречаются домны с суточной выплавкой 6…8 т. Знаменитая домна Невьянского завода выдавала 11,5 т чугуна в сутки. Кроме больших размеров, эта печь имела технические усовершенствования: в ней было два фурменных отверстия, дутье подавалось четырьмя мехами, что значительно ускоряло процесс плавки. Из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что российские дворяне, хотя и не создали рая на земле, но с функциями буржуазных преобразователей общества справлялись очень и очень недурно.

В середине 70-х годов XVIII столетия русское общество переживает страшное потрясение, нашедшее свое отражение во всех сферах жизни — Пугачевский бунт (1773… 1775 гг.). Едва ли это восстание, проходившее под монархическим лозунгом восстановления в правах законного государя Петра Федоровича, можно однозначно определить как антифеодальное. Более того, среди причин, его вызвавших, можно назвать некоторые, безусловно относящиеся к признакам буржуазного развития. Как известно, эпицентром восстания стала Оренбургская губерния, область активного заводского строительства. Практически все области, охваченные восстанием были, так или иначе, затронуты заводскими повинностями, так что возмущение крестьян не в последнюю очередь было вызвано их тяжелым гнетом. В разгар восстания в 1774 г. бездействовали 3/4 уральских заводов. Позже многие предприятия были разрушены башкирами. Башкиры были союзниками Пугачева, но к концу 1774 г. этот союз был разорван. Башкирское восстание приняло сугубо антирусский характер. При захвате повстанцами заводских территорий, все, что было построено русскими, и производственные корпуса, и жилища рабочих, предавалось огню.



Стрела-флюгер с датой основания Нижнетагильского завода 1795 г.


По окончанию восстания восстановление уральских заводов и новое наращивание производственных мощностей стало одной из первоочередных задач государства. Всем владельцам разрушенных предприятий была оказана материальная помощь для восстановления. Его темпы были рекордными. К концу 1770-х годов допугачевские нормы продуктивности были достигнуты. У предпринимателей были веские причины, чтобы торопится. Ситуация на международном рынке черных металлов складывалась чрезвычайно благоприятная, чему не в последнюю очередь способствовала политическая драма, развернувшаяся в Западном полушарии — американская Война за независимость. Англия, ведя военные действия против своих мятежных колоний, отчаянно нуждалась в металле и это принесло российским промышленникам большие прибыли, позволившие компенсировать убытки от Пугачевского восстания. Любопытно, что первоначально в планы английских дипломатов, рассматривавших Россию как союзника, входило просить о посылке в Новый Свет двадцатитысячного русского корпуса. Но императрица Екатерина II предпочла объявить о нейтралитете своей державы. Посылка корпуса означала новые рекрутские наборы среди крестьянства, что было на тот момент достаточно сложно и не отвечало интересам дворянства. А вот поставка железа воюющей стране этим интересам отвечала. А после формального утверждения независимости Соединенных Штатов Америки (1783 г.) эта страна также становится постоянным торговым партнером России. Недавние военные поставки враждебной Соединенным Штатам державе никого не смущают. Бизнес есть бизнес, и экономические интересы заставляют быстро менять политические ориентиры.

В 80-е годы, через 10 лет после подавления восстания, уральское заводское строительство сделало новый рывок, в ходе которого вводились многие технические усовершенствования. К концу века на металлургических заводах не осталось ни одной домны соответствующей стандартам 30-х годов. Известно утверждение специалиста, что уральские домны конца XVIII столетия «из всех строившихся до сих пор были самыми большими и самыми лучшими древесно-угольными печами и далеко опередили все остальные, в том числе и английские, по производительности».

Этот новый период развития металлургической промышленности, как и все прочие, ознаменовался появлением ряда правительственных установлений. В 1779 г. вышел манифест по горнозаводскому вопросу, который несколько ограничивал заводские повинности приписных крестьян. Некоторые работы, например углежжение, теперь должны были производиться теми же крестьянами, но по вольному найму. Кроме того, манифест вносил определенные изменения в систему оплаты военных поставок, делая их более выгодными для владельцев предприятий. Манифест 1782 г. ликвидировал установленную петровской Берг-коллегией горную свободу. Отныне частная собственность на землю и все ее богатства объявлялась неприкосновенной. Разведку месторождений на определенной территории можно было вести только с согласия владельца земли. Как видно, последних больше не приходилось убеждать в выгодности подобных мероприятий, а момент требовал укрепления прав частных собственников. Ряд положений вышедшей в 1785 г. Жалованной грамоты дворянству также служили превращению традиционного дворянского земельного держания в полноценную частную собственность.

Большой интерес представляет внешняя политика Российской империи в этот период. После Кучук-Кайнарджийского мира (1774) Босфор и Дарданеллы открылись для русской торговли, а Турция начала импортировать русское железо. В 1783 г, был оформлен коммерческий трактат с Турцией, в 1784 — с Персией, 1786 — с Францией, причем этот последний оговаривал равные пошлины с железа привезенного на французских и русских кораблях. В это же время заключается ряд договоров со странами Южной и Западной Европы, до сих пор бывшими вне сферы внимания. О договоре с Соединенными Штатами Америки уже было сказано выше. В конце XVIII века 2/3 уральского железа шло на экспорт. Рекордная цифра экспорта приходится на 1794 г. (63 тыс. т.). Как видим, Российское государство, возглавляемое императрицей Екатериной Алексеевной Романовой, строго блюло интересы отечественной промышленной буржуазии, бывшей по совместительству землевладельческой аристократией. Все тот же Д. Кашинцев охарактеризовал российскую внешнюю политику этого периода следующим образом: «Дворянское государство в этих договорах выступало энергичным идеологом интересов русских горнозаводчиков-экспортеров, в своем большинстве принадлежавших к правящему классу».

В конце XVIII в. в Англии произошла революция в металлургии. Возможность применять каменный уголь вместо древесного быстро превратила эту страну в крупнейшего в мире производителя черного металла. Россия в лице Англии не только получила сильного конкурента, но и потеряла главного потребителя своей металлургической продукции. Если бы внедрение новых технологий в этой стране произошло несколькими десятилетиями раньше, это могло бы закончится для России глобальной экономической катастрофой, аналогичной той, которую претерпели бы в наше время нефтедобывающие страны, в случае изобретения и внедрения дешевого заменителя нефти. Но в 90-е годы рынок сбыта российской продукции был достаточно широк, и вытеснение русского железа английским происходило довольно плавно. Соответственно и металлургическая промышленность на Урале приходила в упадок постепенно. В первые десятилетия XIX в. еще наблюдается некоторый рост производительности, и только к середине века начинается действительно застой…

Пернатый тиранозавр кайнозоя?

Невероятно огромный череп птицы (и ряд других костей того же животного) был найден неким студентом в местечке Комалло (Comallo, Аргентина) три года назад. Теперь ученые установили, что это останки нового вида плотоядной “ужасной птицы” (Terror Bird), самой крупной из ранее известных и принадлежащей к семейству Phorusrhacidae.

Данное семейство состоит из нескольких подсемейств, родов и множества видов страшных созданий, которые насчитывали (как думали ученые до настоящего времени) от 0,6 до 2,5 метров в высоту. Эти нелетающие птицы были господствующими хищниками Южной Америки в период с 62 по 2,5 миллиона лет назад.

Анализом находки занялись Луис Чиаппе (Luis М. Chiappe), директор института динозавров музея естествознания округа Лос-Анджелес (Natural History Museum of Los Angeles County) и его коллега Capa Бертелли (Sara Bertelli). Результаты своего исследования американские ученые опубликовали на днях в журнале Nature.

Итак, кости, найденные в Аргентине, — это останки самой крупной и самой сильной птицы. Ее череп имеет длину около метра — то есть по размерам голова существа сопоставима с головой современной лошади, а то и больше! Длина клюва — 46 сантиметров, а по форме он напоминал клюв орла. Эта новая птица (название виду еще не присвоено) была трехметровой высоты и являлась, без сомнения, самым опасным хищником Южной Америки кайнозойского периода. А найденные кости, как показал анализ, имеют возраст 15 миллионов лет.



Тот самый череп птицы-рекордсмена. Справа, для сравнения — череп современного калифорнийского кондора



Едва ли какое южноамериканское животное кайнозоя могло избежать клюва этой суперптицы



Птицы-террористы были хозяевами целого континента десятки миллионов лет. Мелкое копытное они могли проглотить, что называется, “не жуя”


Точно неизвестно, как именно ловили свою добычу эти создания, но единственный удар такого массивного черепа, увенчанного столь мощным клювом, “убил бы любое животное немедленно”, как говорит мистер Чиаппе. При этом птица могла, не раскусывая, одним-единственным движением проглотить зверя размером с крупную собаку.

Также пока неясно, охотились ли эти гиганты на своих жертв группами или поодиночке.

Поскольку численность самых крупных видов “ужасных птиц” заметно уступала поголовью их более мелких сородичей, палеонтологам попадалось намного больше окаменелостей Phorusrhacidae, взрослые особи которых достигали высоты всего лишь 0,6–0,9 метра.

Останки же самых крупных видов ужасных птиц не только редки, но и неполны. И потому их конечности ученые восстанавливали мысленно — путем масштабирования костей мелких представителей этого же семейства.

Именно поэтому до сих пор крупные доисторические “террористы” выходили по реконструкции специалистов слишком медлительными и неуклюжими.

А вот в новой находке, помимо черепа, присутствовали и некоторые кости ног, что позволило провести анализ скорости и ловкости существа. И оказалось, что новая разновидность “ужасной птицы” мало того, что была самой внушительной птицей, но при этом — очень быстрой, ловкой и свирепой.



Сравнение вновь открытого монстра и человека


Авторы исследования вычислили. что по скорости она была сопоставима с южноамериканским страусом (Rhea americana), хотя и не дотягивала до показателей африканского страуса (Struthio camelus). Последний, к слову, разгоняется до 70 километров в час. От такой птички не очень-то побегаешь.

Из этого авторы новой работы сделали вывод, что распространенное представление об обратной зависимости между размерами древних нелетающих птиц и их проворством ошибочно.

“Она не походила на крокодила, — говорит Чиаппе о новой птице, имея в виду охотничьи навыки и темперамент. — Она была теплокровной, огромной и очень активной птицей”.

Видимо, разучившись летать в ходе эволюции, эти создания направили свои силы на то, чтобы стать самыми крупными животными континента для своего времени. И это наследникам динозавров блестяще удалось.

Надо заметить, что в Южной Америке тогда существовали и другие хищники, млекопитающие, например. Но они были сопоставимы по размерам с собакой и не могли соревноваться с “птицей-террористкой" в скорости.

Палеонтолог Джон Флинн (John Flynn) из американского музея естествознания (American Museum of Natural History) отмечает интересное сходство в пропорциях частей тела и в способе охоты у данных суперптиц и… тираннозавров (Tyrannosaurus Rex). Та же гигантская голова, длинные ноги, мало для чего пригодные небольшие передние конечности.

Это говорит, конечно, не о близком родстве “ужасного ящера” с “ужасной птицей", но о сходных путях приспособления к одинаковому способу охоты и питания в ходе эволюции этих пожирателей мяса на протяжении миллионов лет.

Можно сказать, что самые крупные представители птиц семейства Phorusrhacidae были королевскими тираннозаврами кайнозоя. Представьте, какой ужас наводили эти создания на других животных южноамериканских равнин, взирая на них с высоты своего 3-метрового роста.



Череп одной из найденных ранее “ужасных птиц”, несколько уступающий по размеру “новичку”



Странная для нас картина: птичка глотает маленькую лошадку. Но когда-то было и так

• ОБЩЕСТВО

Календарные анахронизмы или долой Юлианский календарь!

Просвирнов А. Ю., г. Новочебоксарск



Введение

Несколько лет назад та часть человечества, которая пользуется летоисчислением от рождества Христова, можно сказать, дважды встречала новое (третье) тысячелетие — ошибочно в 2000 году и правильно в 2001 году. Вероятно, свою роль в этом массовом заблуждении сыграла позиция разного рода дельцов, которые дважды состригли купоны на юбилее, но не меньшее значение имело нежелание обывателя, в массе своей, хоть чуть-чуть напрячь мозги и решить эту элементарнейшую математическую “задачу”. И если многие люди не могут самостоятельно разобраться даже в гаком вопросе, не более сложном, чем дважды два, позволяя вешать себе лапшу на уши, то что уж говорить о другой календарной проблеме! Речь идет о том, какой календарь является более точным — григорианский (новый стиль) или юлианский (старый стиль). За последний яростно цепляется Русская православная церковь (кроме нее на новый стиль не перешли только Сербская и Иерусалимская церкви), а россияне благополучно встречают благодаря этому так называемый «старый новый год», причем многие искренне верят, что юлианский календарь действительно точнее. Да что говорить о простых смертных, если даже законодатели не понимают сути различий между календарями! Свидетельством тому — Закон от 13 марта 1995 г. N 32-Ф3 “О днях воинской славы (победных) днях России”. Там ко всем датам по старому стилю дается поправка в 13 дней, верная лишь для XX–XXI веков. Господа депутаты, видимо, даже не вспомнили (хотя бы по дню рождения Ленина — 10 (22) апреля), что для XIX века эта поправка уже 12 дней, для других иная. Более того, государство, живущее по григорианскому календарю, сделало реверанс православной церкви и узаконило (парадокс!) празднование Рождества по-юлиански 7 января.

Попробуем вместе разобраться в этой проблеме. Заранее приношу извинения, что буду время от времени прибегать к расчетам и цифрам, но без них не обойтись.


Время с астрономической точки зрения

С незапамятных времен человечество измеряло время с использованием астрономических явлений, обусловленных движением небесных светил, в первую очередь Земли и Луны. Единицей измерения больших интервалов времени стал год (период обращения Земли вокруг Солнца), поскольку с этой единицей связан цикл изменений в природе; временных промежутков поменьше — цикл смены лунных фаз (синодический месяц), который постепенно трансформировался в используемый ныне календарный месяц.

Вращение Земли вокруг оси относительно звезд определяет звездное время, но собственные движения звезд изучены недостаточно, поэтому звездное время измеряют относительно весеннего равноденствия точки, движение которой среди звезд хорошо известно. Это время необходимо при астрономических наблюдениях, в геодезических измерениях, навигации и так далее. В практической жизни оно неудобно, так как не согласуется со сменой дня и ночи. Поэтому на практике употребляется солнечное время. Запомним это!

Год, напомню, это промежуток времени, близкий по продолжительности к периоду обращения Земли вокруг Солнца. Довольно с высокой точностью его удалось измерить, несмотря на несовершенство тогдашних средств измерений, в Древнем Китае и Древнем Египте. А древнегреческий ученый Гиппарх во II в. до н. э. определил, что год равен “365 1/4 дня без 1/300 дня”, что отличается от полученных в наше время результатов только на шесть с половиной минут. Движение Земли вокруг Солнца — весьма сложная штука, поэтому в разных областях науки и практики существуют несколько отличающихся друг от друга понятий года. Для целей данной статьи достаточно двух — сидерического и тропического.

Звездный (сидерический) год — это промежуток времени, в течение которого Солнце совершает свой видимый годичный путь по небесной сфере относительно звезд. Он равен 365,256360 суток.

Тропический год (365,242196 суток) — промежуток времени между двумя последовательными прохождениями Солнца через точку весеннего равноденствия (точка пересечения эклиптики, проекции земной орбиты и небесного экватора (проекции земного экватора на небесную сферу)); что соответствует периоду, в течение которого на Земле происходит смена времен года. Именно по этим соображениям (а также из-за большей практичности использования солнечного времени по сравнению со звездным, о чем говорилось выше) календари основываются на тропическом годе.



Древнегреческий ученый Гиппарх


Рождение юлианского календаря

Древнеримский юлианский календарь во многом основывался на египетском солнечном календаре, который возник за 4 тысячи лет до нашей эры. Египетские жрецы установили, что ежегодные разливы Нила наступали сразу после летнего солнцестояния (сейчас это 21–22 июня) вместе с появлением в лучах утренней зари “звезды Нила” (гелиакический восход Сириуса впервые после 70-суточного периода невидимости).

Продолжительность наступавшего после разлива хозяйственного года (период между двумя летними солнцестояниями) первоначально была установлена в 360, а затем в 365 суток. Дополнительные пять дней солнечного года не прибавлялись ни к одному из двенадцати 30-дневных месяцев и праздновались в конце цикла как дни рождения детей от союза бога земли Геба и богини неба Нут: Осириса, Гора, Сета, Исиды и Нефтиды. Календарный год получился чуть короче периода между двумя восходами “звезды Нила” (“года Сириуса”, равного 365,25 суток, что лишь немного отличается от тропического года). В результате каждые четыре года летний восход звезды запаздывал на один день календаря. Поправку египтяне не сделали, поскольку их устраивало, что праздники с жертвоприношением богам случались не в одни и те же дни, а постепенно перемещались и таким образом “освящали” все месяцы.

Римляне до середины VIII века до н. э. использовали календарь, в котором год состоял из 10 месяцев (304 дня). Остававшийся промежуток времени на месяцы не разделялся. Люди ждали прихода весны, чтобы опять начать счет по месяцам. Впоследствии календарь реформировался при диктаторе Нуме Помгшлии (около 673 до н. э.). Был введен лунный год в 354 дня (затем — в 355 дней), появились и два новых месяца (январь и февраль). Для согласования счета времени по Луне с Солнцем через год вставлялся дополнительный месяц — мерцедоний (от латинского “marcere” (“увядать”): месяц как бы увядал в конце одного двулетия; по другой версии — от “marces” (“плата”): в мерцедонии заканчивались денежные расчеты по прошедшему году). Средняя продолжительность календарного года составляла 366,25 суток (на сутки больше истинной). Приходилось иногда увеличивать или уменьшать количество дней в мерцедонии. Это право, согласно закону Мания Ацилия Глабриона, с 191 года до н. э. было предоставлено римским понтификам во главе с верховным жрецом. Это породило множество злоупотреблений. Понтифики удлиняли сроки пребывания на общественных должностях для своих друзей или за взятку укорачивали эти сроки для их противников. В сочетании с неточностью определения продолжительности циклов Солнца и Луны и некратностью их целым числам к периоду правления Цезаря календарь существенно деформировался и не совпадал ни с движением Солнца, ни с фазами Луны. К примеру, следуя календарю, праздник жатвы отмечали зимой (в связи с этим Вольтер однажды сказал: “Римские полководцы всегда побеждали, но они никогда не знали, в какой день это случалось”). К этому времени календарь создавал столько путаницы, что превратился в большую проблему, которую и решил Гай Юлий Цезарь, познакомившийся в Египте с тамошним солнечным календарем.

Цезарь поручил создание нового календаря группе астрономов из Александрийской обсерватории во главе с известным ученым Созигеном. Среднюю продолжительность солнечного года приняли равной 365,25 суток. Правда, лет за 75 до реформы греческий астроном Гиппарх, как уже упоминалось, установил, что год на самом деле чуть меньше. Скорее всего, Созиген знал об этом, но из практических соображений пренебрег казавшейся ему незначительной величиной. Однако запомним и ее, ибо в этой малости скрывается разница между юлианским и григорианским календарями!



Гай Юлий Цезарь


Разумеется, календарный год должен содержать целое число дней, поэтому после реформы предписывалось считать в трех из каждых четырех лет по 365, а в последнем — 366 дней. Дополнительный день вводился между 24 и 25 февраля и назывался “bis sextum Kal. Mart” (“дважды шестой до мартовских календ”), поскольку считали дни в месяце в обратном порядке (не “24 февраля”, а “шестой день до мартовских календ”). Год с дополнительным днем получил название “annus bissexlilis” (биссекстилис). Византийские греки произносили “б” как “в”, от них слово пришло на Русь, где превратилось в “високосный”.

Счет дней по новому календарю был начат с 1 января 45 года до н. э„поскольку в этот день с 153 года до н. э. вступали в должность вновь избранные римские консулы. Теперь волею Цезаря 1 января стало началом года. Правда, по упоминавшемся выше причинам календарь



Нума Помпилий


уже ушел вперед от смены времен года на 90 дней, и 1 января календарного года должно было бы выпасть на 3 октября. Из-за этого в предреформенный год вставили три дополнительных месяца: мерцедоний (23 дня) и два безымянных (33 и 34 дня) между ноябрем и декабрем. В итоге “год великой путаницы” (annus confusiosus), как его позже назвали, состоял из 445 дней.

За правильностью счисления времени вновь поручили следить членам высшей жреческой коллегии, которые не то из-за небрежности, не то из-за невежества первое время объявляли високосным не каждый четвертый, а каждый третий год. В итоге с 44 по 9 год до н. э. было введено двенадцать високосных лет вместо девяти. Правильное применение юлианского календаря началось при Августе: чтобы устранить накопившуюся погрешность в три дня, добавочные дни в феврале 5 и 1 гг. до н. э. и 4 г. н. э. не вставлялись.


Адаптация юлианского календаря к христианству

Итак, юлианский календарь вступил в силу, позже (в 325 г.) на Никейском соборе был принят и христианской церковью, однако, до использующейся в настоящее время точки отсчета от так называемого Рождества Христова было еще очень далеко. Не забудем и об этом, ибо не так давно по телевидению выступал некий священнослужитель, который на полном серьезе рассуждал, что юлианский календарь дан богом, а григорианский — человеком. Кстати, этот человек — папа Римский Григорий XIII (о его реформе речь пойдет ниже), который в глазах православной церкви почему-то “проигрывает” по сравнению с язычником Цезарем, так что и в церковных делах налицо пресловутая политика двойных стандартов.

Римляне в разные эпохи пользовались разными эрами. В республике, а потом в империи счет лет шел по консулам, в то время как в средние века (до конца XVII века) часто использовалась датировка от основания Рима. Использовались эры и Августа, и Диоклетиана. В первые века христианства возникло более 200 различных вариантов эры “от сотворения мира” или “от Адама”, из которых наибольшее распространение имели три: александрийская, антиохийская и византийская (отсчет от 5508 г. до н. э.). Последняя использовалась и на Руси от принятия христианства до реформы Петра I.

А в эру Диоклетиана впервые было предложено начать отсчет от рождества Христова (связано это было с подготовкой пасхальных таблиц (пасхалий) на перспективу). Инициатива исходила от некого Дионисия Малого, римского монаха, папского архивариуса, скифа по происхождению. Однако задача Дионисия существенно осложнялась тем, что в Евангелиях и других источниках раннехристианского периода нет точных указаний о дне рождения Иисуса Христа, так что расчеты ученого были довольно эмпирическими, к тому же точно неизвестно, какими соображениями он руководствовался.

Одна из версий такова. Дионисий начинал счет дней в году с 25 марта, когда праздновалось Благовещение Пресвятой Богородицы (фрагмент из Евангелия от Луки: “И… вошед к… Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова…. сказал ей Ангел:… радуйся, Благодатная! Господь с тобою… И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына и наречешь Ему имя: Иисус”). Рождество ("Иисус родился в Вифлееме Иудейском, во дни царя Ирода” (от Матфея); “И родила (Мария) Сына своего первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице; (от Луки)) таким образом состоялось через девять месяцев, то есть 25 декабря. Следует отметить, что в первые века нашей эры в январе каждого года христиане отмечали праздник только “явления и крещения Христа”, а в 354 г. впервые упоминается о праздновании рождества Христова в один из дней солнцестояния — 25 декабря, когда происходит “поворот” Солнца “с зимы на лето”. Некоторые ученые полагают, что праздник ввели для нейтрализации отмечавшегося в то же самое время языческого праздника “рождения непобедимого бога-Солнца”. Так или иначе, но за дату Рождества было принято 25 декабря как момент поворота Солнца на лето, что утверждено церковью и привязано к астрономическому явлению.

В результате сложных расчетов (все-таки оказавшихся ошибочными, из-за того что ученый не располагал всеми данными, в частности, это дата смерти царя Ирода) Дионисий пришел к выводу, что начало предложенной им эры “от Рождества Христова” (1 января 1-го года) пришлось за 283 года до начала эры Диоклетиана на 1 января 753-го года от основания Рима, 43-го года от воцарения Августа, 4-го года 194-й олимпиады (в этот день вступили в должности консулы Гай Цезарь и Эмилий Павл). С 1 марта 1-го года начинался 5509-й год от сотворения мира византийской эры, с 21 апреля — 754-й год от основания Рима, с новолуния 10 июня — 1-й год 195-й олимпиады, с 1 августа — 44-й год от воцарения Августа.

Эра “от Рождества Христова”, введенная Дионисием Малым в 525 году, в начале VII века была апробирована папой Бонифацием IV. В X веке она упоминается в документах папы Иоанна XIII (965–972 гг.), а со времени Евгения IV, с 1431 года, применяется в документах Ватикана регулярно (одновременно в обязательном порядке должен был указываться и год от сотворения мира).

В России, как уже упоминалось, летоисчисление от Рождества Христова было введено в конце 1699 года указом Петра I (год, начинавшийся после 31 декабря 7208 года от сотворения мира, стал считаться 1700 годом от Рождества Христова), так что сейчас, в 2007 г., на дворе 7516 год от сотворения мира византийской эры, или, если угодно, 2761 год эры от основания Рима, 2051 год эры от воцарения Августа, 1724 год эры Диоклетиана.



Православный календарь на 2003–2008 год, именуемый в церкви месяцесловом


От юлианского к григорианскому

Еще раз напомню, что календарной проблемы не существовало бы, если бы Земля, совершив полный оборот вокруг Солнца, одновременно целое число раз повернулась вокруг своей оси. Фактически же наша планета за это время делает 365 полных оборотов и еще примерно четверть. Именно это учитывается юлианским календарем, который складывает эти четвертинки в дополнительные сутки (29 февраля) в високосном году. Однако следующая проблема состоит в приблизительности этой самой “четвертинки” оборота (выше уже упоминались соответствующие расчеты Гиппарха), из-за которой в юлианском календаре за 128 лет появляется погрешность в целые сутки. В результате в XVI веке было замечено, что весеннее равноденствие вместо 21 марта наступало уже 11-го. Впрочем, ошибка отмечалась и раньше, несколько пап собирались ей заняться, приглашали к решению проблемы Коперника, но тог отказался, ибо не располагал всеми необходимыми научными данными. И вот наконец для устранения замеченного календарного дефекта папа Григорий XIII собрал комиссию из знаменитых астрономов, математиков и священнослужителей.

Реформа календаря была проведена на основе трудов университетского преподавателя Луиджи Лилио (Джилио; в латинском варианте Лилиус), который скончался в 1576 году, когда состоялась презентация главного труда всей его жизни (“Новый план возвращения календаря”). План был представлен братом Луиджи Антонио — Лилио самому Григорию XIII. Работа Лилиуса заслужила высокую оценку за точность и простоту и была взята за основу для создания будущего календаря.

В результате Григорий XIII своей буллой “Inter gravissimas” (“Среди наиважнейших”) 24 февраля 1582 г. перевел отсчет на 10 дней вперед и устранил на будущее 3 високосных года каждые 4 века. В булле, в частности, говорилось: “Было заботою нашею не только восстановить равноденствие на издревле предназначенном ему месте, от которого со времени Никейского Собора оно отступило на десять дней приблизительно, и XIV Луне вернуть ее место, от которого она на четыре и пять дней отходит, но и установить также способ и правила, которыми будет достигнуто, чтобы и в будущем равноденствие и XIV Луна со своих мест никогда не сдвигались… А посему с целью вернуть весеннее равноденствие на его прежнее место, каковое отцы Никейского Собора установили на 12-й день перед апрельским календами (то есть 21 марта), мы предписываем и повелеваем касательно месяца октября текущего 1582 года, чтобы десять дней, от третьего дня перед нонами (то есть 5 октября) до кануна ид (то есть 14 октября) включительно, были изъяты”. Не были високосными 1700, 1800, 1900 гг., поэтому в России пришлось в 1918 г» передвигать отсчет уже на 13 дней). Григорианский календарь благодаря этому является очень точным, и ошибка в 1 сутки накапливается в нем только за 3323 года.

Для иллюстрации этого приведу соответствующие простенькие математические выкладки, доступные любому школьнику. Расчеты астрономов (более точные, чем у Гиппарха) показывают (это данные энциклопедических изданий), что “юлианский” год (365,25 суток) длиннее тропического на 11 минут 14 секунд (674 с). За 100 лет накапливается ощутимая разница (674 с х 100 = 67400 с = 18 ч 43 м 20 с), а лишние сутки набегают примерно за 128 лет (3600 с х 24 = 86400 с; 86400 с: 674 с). Итак, мы рассчитали, что в юлианском календаре за 100 лет накапливается разница в 18 ч 43 м 20 с. Это лишнее время учитывается в григорианском календаре тем, что последний год каждого века (если только этот номер не делится на 400) не является високосным. После реформы это 1700, 1800,1900 годы. В юлианском календаре эти годы високосные, поэтому в России разница с Европой увеличилась до 13 дней (а для лиц, родившихся в XIX в., не забудьте, мы прибавляем к дате рождения 12 дней). Но получается, что каждое столетие григорианский календарь отстает от реального (тропического) года на 24 ч — 18 ч 43 м 20 с = 5 ч 16 мин 40 с. За 4 столетия отставание возрастает до 5 ч 16 мин 40 с х 4 = 21 ч 6 мин 40 с. Поэтому годы, номер которых делится на 400, — високосные. Это 2000 г. Теперь мы получим реальную разницу между “григорианским” годом и тропическим. Мы добавили 24 часа, хотя фактически отстали на 21 ч 6 мин 40 с. Таким образом, за 400 лет мы ушли вперед на 24–21 ч 6 мин 40 с = 2 ч 53 мин 20 с = 10400 с. Вот она, неточность григорианского календаря. Но накоплена эта “дельта” за 400 лет. Получается, что на один год приходится лишних 10400:400 = 26 с. Именно эта цифра приводится во всех энциклопедических изданиях. Итак, лишние сутки в григорианском календаре набегут за 86400:26 примерно = 3323 года. Напомню, что в юлианском календаре разница в сутки набегает за 128 лет. Разделив среднегодовую прибавку юлианского календаря (674 с) на аналогичную погрешность григорианского (26 с), мы увидим, что второй точнее первого примерно в 26 раз.

Кстати, уже при утверждении григорианского календаря можно было почти полностью ликвидировать даже эту погрешность (например, 4000 и 8000 годы считать не високосными, а простыми), но для практических нужд необходимости в этом не было и пока нет.


Возражения против григорианского календаря

Попытки ввести григорианский календарь в России до революции не увенчались успехом. В XIX веке новый стиль наряду со старым применялся в международных отношениях, в деловой и научной переписке. В 1830 году Петербургская академия наук предложила ввести в России новый стиль, однако министр народного Просвещения князь К.А.Ливен в докладе Николаю I написал, что реформа календаря — “дело несвоевременное, недолжное, могущее произвести нежелательные волнения и смущения умов… вследствие невежества народных масс выгоды от перемены календаря весьма маловажны, почти ничтожны, а неудобства и затруднения неизбежны и велики”. Соответствующей была и резолюция царя: “Замечания князя Ливена совершенно справедливы”. Не был решен вопрос и в 1899 г., и только после революции Россия наконец-то перешла на григорианский календарь. В декрете “О введении в Российской республике западноевропейского календаря”, принятом на заседании СНК 24 января (6 февраля) 1918 года и подписанном В. И. Лениным, говорилось: “В целях установления в России одинакового почти со всеми культурными народами исчисления времени Совет Народных Комиссаров постановляет ввести по истечении января месяца сего года в гражданский обиход новый календарь”.

Как уже упоминалось, до настоящего времени юлианским календарем пользуются только три православные церкви: Русская, Сербская и Иерусалимская. Тому существует ряд причин, в частности, и привязка Рождества непосредственно к зимнему солнцестоянию, православной церковью, похоже, не принимается во внимание. Видный русский историк Древней Церкви и авторитетный специалист в области церковной хронологии, профессор Санкт-Петербургской духовной академии В.В. Болотов (1854–1900 гг.) на заседании Комиссии Русского астрономического общества по реформе календаря как представитель Святейшего Синода Русской Православной Церкви заявил: “Год рождения Христа лучше исключить из списка тех эпох, на которых Комиссия может остановить свой выбор. Научно год рождения Христа (даже только год, а не месяц и число!) установить невозможно”. Он же тогда заявил: “Думаю, что культурная миссия России состоит в том, чтобы еще несколько столетий удержать в жизни юлианский календарь и через то облегчить для западных народов возвращение к неиспорченному старому стилю”.



В. В. Болотов


А сразу после календарной реформы (1583 г.) появилось соборное постановление в Константинополе при патриархе Иеремии II: “Так как опять церковь старого Рима, как бы радуясь тщеславию своих астрономов, неосмотрительно изменила прекрасные постановления о священной Пасхе, совершаемые христианами всей земли и празднуемой, как определено, — сего ради становится причиной соблазнов… Сего ради мы должны были сказать, что о сем постановлено святыми отцами… Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали семь святых Вселенских Соборов о святой Пасхе и месяцеслове… законоположили нам следовать, а желает следовать григорианской пасхалии и месяцеслову… — да будет анафема, отлучен от Церкви Христовой и собрания верных. Вы же, православные и благочестивые христиане, пребывайте в том, в чем научились, в чем родились и воспитались* и когда вызовет необходимость и самую кровь вашу пролейте, чтобы сохранить отеческую веру и исповедание”.

Остается только подивиться “христианскому смирению”, заложенному в постановление: призыв при необходимости пролить кровь из-за несогласия со способом определения пасхи! И по данному вопросу эти направления христианства имеют немало астрономических разногласий, вдаваться в которые здесь нет смысла, ибо есть реальное обращение небесных тел, а есть порождения человеческой фантазии. Второе должно подстраиваться под первое, а не наоборот.

Но есть еще и сила традиций, о которой говорил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл: “Астрономической даты Рождения Христа не существует — ни в Евангелии, ни в ранней христианской литературе мы не находим никаких указаний на то, в какой день родился Спаситель. Празднуется не день, а — событие… А вот в какой день празднуем мы — 25 декабря или 7 января для дела человеческого спасения не так важно. Русская Церковь не переходит на григорианский календарь, потому что это часть нашей традиции: люди привыкли и никакими декретами, постановлениями традицию народа сломать невозможно. Если какие-нибудь наши далекие потомки примут решение что-то изменить, это будет их дело”



Григорий XIII


Куда больший интерес, чем теоретизирование богословов, представляет гораздо более квалифицированное мнение противника григорианского календаря Андрея Андреева, кандидата исторических наук, кандидата физико-математических наук, доцента Исторического факультета МГУ.

Вот суть его возражений, цитирую: “Папа счел, что Солнце раньше “отставало”, и поэтому решил “подтянуть” равноденствие к 21 марта (о том, зачем он это сделал — чуть ниже). Но как же быть с другими циклами: ведь Луна, остальные планеты, наконец, звезды не перешли по приказу папы в своих орбитах на 10 дней вперед! Относительное их движение “перетянулось” в другую сторону, т. е. привело к ошибке с опережением. Тем самым:

а) нарушилось согласование лунного и солнечного цикла, которое было в юлианском календаре, что привело к большой ошибке григорианского календаря по сравнению с лунным, причем эта ошибка носит неустранимый характер, так как только увеличивается с каждым новым “выкидыванием” дня;

б) значительно запутались астрономические вычисления положения планет на небе. Вся их периодичность расстроилась, т. к. в самом 1582 году оказалось на 10 дней меньше нужного.

в) с позиций небесной механики не очевидны сами преимущества нового календаря и его точность — ведь астрономический звездный год лучше приближается юлианским календарем!”

С пунктом “в” не поспоришь: действительно, юлианский календарь более точен по отношению к сидерическому году (хотя лишь чуть лучше, чем он же по отношению к году тропическому), чем григорианский. Вот эти погрешности:

1) 365,256360 суток (звездный год) — 365,25 (юлианский год) = 0,006360 суток; ошибка в 1 сутки накапливается за (1: 0,006360) = 157 лет (по отношению к тропическому году, напомню, та же ошибка набегает за 128 лет — невелика разница!);

2) 365,256360 суток (звездный год) — 365,2425 (григорианский год) = 0,01386; ошибка в 1 сутки накапливается за (1:0,01386) = 72 года, то есть погрешность в 2,18 раза больше, чем при старом стиле.

Однако, как видим, разница в погрешности двух календарей по отношению к сидерическому году не так уж велика (несопоставима с аналогичными показателями по тропическому году). К тому же, как мы помним, солнечное время гораздо удобнее в практическом применении, чем звездное.

Довольно легко снимается возражение по пункту “6”. Дело в том, что астрономы отсчитывают для своих нужд и звездное, и солнечное время. Это высококвалифицированные специалисты, которые не запутаются в числах, тем более переход на новый стиль произошел четыре с половиной века назад — срок более чем достаточный для приведения расчетов в норму. А риторический вопрос: “…как же быть с другими циклами: ведь Луна, остальные планеты, наконец, звезды не перешли по приказу папы в своих орбитах на 10 дней вперед!” смутно напоминает опасения некоторых членов комиссии при Григории XIII о том, “будут ли птицы (после календарной реформы — А.П.) знать, когда им лететь на юг, чтобы пережить зиму”.

Согласование лунного и солнечного цикла имеет значение только для лун и солнечных календарей, в то время как григорианский календарь чисто солнечный. Впрочем, это важная вещь для христиан при расчете времени пасхи, однако по большому счету разногласия католиков и провославных по данному вопросу (да простят меня верующие за такой вывод) сродни спорам жителей Лилипутии и острова Блефуску по поводу того, с какой стороны правильнее разбивать яйцо. На ум приходит и другой литературный пример: повесть известного американского фантаста Пола Андерсона “Крестоносцы неба”. Там священник Парвус объявил рыцарям и воинам, в силу обстоятельств оказавшихся на другой планете, что все они великие грешники и погибли: “У нас не было возможности отмечать время в путешествии… Как соблюдать Великий пост в Пасху, когда две луны этого мира сбивают все наши расчеты…”


Выводы

Итак, мы видим, что по отношению к тропическому году григорианский календарь точнее юлианского в 26 раз. Юлианский же ближе к году сидерическому, однако звездный год — штука академическая, для ученых, в то время как тропический год, связанный со сменой сезонов и жестко привязанный к явно видимым астрономическим явлениям, куда удобнее для практических целей.

Всякое движение относительно и зависит от выбора точки отсчета. Человечество в массе своей остановило выбор на центральном светиле, а не далеких звездах, и это более чем логично.

Привязка мифа (рождения Христа) к астрономическому явлению (зимнему солнцестоянию) признается одними мифотворцами и отрицается другими. Эти и прочие религиозные разногласия, которые не устраняются в течение веков (вероятнее всего, в силу причин политических) не позволяют достичь полного согласия и в календарном вопросе.

Пока это было внутренним делом отделенной от государства церкви, серьезного практического значения не имело. Но как только государство узаконило православное Рождество, а теперь подтягивает к нему еще несколько праздничных дней — возникла проблема. Мы не живем в изоляции от остального мира, который бурно отмечает рождественские праздники в конце декабря. В это время резко падает активность на внешнем рынке. Если же теперь добавится целая декада новогодних и рождественских гуляний у нас, более двух недель окажутся потерянными для организаций, занимающихся внешней торговлей. Непозволительная роскошь! Праздновать лучше синхронно с остальным миром. Хотя, конечно, праздник — это состояние души, искусственно его не вызвать. Если на Западе весь пыл уходит на рождество, а на Новый год скучают (в каком-то американском фильме герой так рассуждал), то у нас именно на Новый год приходится размах веселья. Ничего, переучимся. Была бы только воля!


Приложение: происхождение названий месяцев

Все ныне использующиеся у нас названия месяцев имеют латинское происхождение (странно, почему церковь против этого не возражала: видимо, для нее это не столь принципиальный вопрос, как с календарем). Часть их — “номерная”. У римлян год начинался 1 марта, но и после календарной реформы названия месяцев не изменились: квинтилис (пятый), секстилис (шестой), сентябрь (седьмой), октябрь (восьмой), ноябрь (девятый), декабрь (десятый).

Первоначально в четных месяцах было по 30 дней (только в феврале 29), в нечетных по 31. После смерти Юлия Цезаря в его честь квинтилис (в 44 г. до н. э.) переименовали в июль. В 8 г. до н. э. в ознаменование заслуг Октавиана Августа секстилис был переименован в август, к тому же месяц получил дополнительный 31-й день (чтобы даже в этом соблюсти равенство с великим предшественником) за счет февраля. Тогда же за компанию один день сентября перенесли на октябрь, ноября — на декабрь, чтобы три месяца подряд не имели 31 дня.



Какая версия Пасхи зависит от календаря или церковной политики?


Почти все остальные месяцы названы в честь богов:

— январь — в честь Януса (римский бог входов и выходов, дверей и всякого начала);

— февраль — имеются две версии:

а) в честь Феба (phoibos — указывает на чистоту, блеск, прорицание) (это эпитет Аполлона, греческого бога света, прорицания, поэзии, медицины, культ которого из греческих колоний в Италии проник в Рим);

б) в честь этрусского бога подземного царства Фебрууса (февраль был последним месяцем года, в его второй половине проводился соответствующий обряд очищения — Februa);

 март — в честь римского бога война Марса;

— май — в честь древнеиталийской богини плодородия Майи;

— июнь — в честь римской богини брака, материнства, женщин и женской производительной силы — Юноны, супруги Юпитера.

А вот относительно происхождения названия апреля (лат. aprilis) существует несколько версий, а полной определенности нет (по крайней мере, энциклопедические издания (БЭС, БСЭ) и вовсе ни одной не приводят):

а) от латинского apricus (согреваемый солнцем) или apertio (раскрытие); в основе данных версий лежит мысль, что в апреле больше солнца, земля раскрывает свои недра, начинается бурный рост растений;

б) от греческой богини любви Афродиты, точнее от aphrilis, ее искаженного имени;

в) от позже забытого бога или героя с именем Арег, или Aprus; основанием этой версии служит то, что до нас дошло этрусское название месяца — Apru.

Есть достаточно правдоподобная теория, что собственные имена первоначально получили те месяцы, в ходе которых продолжительность дня увеличивалась, остальные просто нумеровались (июль и август, напомню, появились позже). Кстати, некоторые из них позже тоже меняли названия (временно, затем все возвращалось “на круги своя”). В правление Тиберия (14–37 г. н. э.) сенат принял решение о переименовании сентября в тибериус, позже, при Антонине Пие (138–161 гг.), — в антонинус, при Аврелии Ком моде (180–192 гг.) — в ком модус (немного жаль, что не сохранилось название, вот уж поупражнялись бы острословы в шуточках на эту тему!). Октябрь при Домициане (81–96 гг.) назывался домицианус.

ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• КОМПЬЮТЕРЫ, КИБЕРНЕТИКА И ИНТЕРНЕТ

Долой двоичную логику

Ричард Сох, инженер по разработке программного обеспечения для встроенных цифровых процессоров.

Бернард Коул, один из руководителей и редакторов сайта iApplianceweb, а также независимый консультант, работающий с хайтек компаниями.


Современные информационные технологии практически полностью базируются на двоичной логике — то есть, все вычисления производятся на уровне нулей и единиц. Будет ли так продолжаться вечно, или уже есть возможность перейти на новый уровень? Есть, считают специалисты.

Двоичная логика компьютеров — естественное следствие физических особенностей полупроводников. Единица (обозначающая заряд) и ноль (обозначающая, что транзистор не пропускает тока) — в настоящее время это основа всех вычислительных процессов в компьютерах и прочих “умных” устройствах.

Согласно закону Мура, количество транзисторов в микропроцессорах удваивается каждые полтора года. Корпорация Intel и другие компании, занимающиеся выпуском полупроводниковых устройств, уже вплотную подошли к манометрическим масштабам; гига- и даже тера-герцевыми частотами компьютерных систем уже никого особо не удивишь и не испугаешь, равно как и мега-, гига- и терабайтовыми вместилищами данных.

Сейчас отрасль стоит на сложном распутье.

С одной стороны, за законом Мура угнаться становится все сложнее: «втискивать» все новые и новые двоичные кремниевые транзисторы на платы становится труднее — и так масштабы уже нанометрические. По мере дальнейшего уменьшения размеров транзисторов обеспечено усложнение технологического процесса и множество других проблем, вплоть до квантовой неопределенности.

С другой стороны, все больше людей в мире понимает, что в пользовательском секторе «гнать гигагерцы» — уже практически бессмысленно. Вычислительные мощности пользовательских компьютеров дошли до той ступени, когда дальнейшее их увеличение просто лишено какой-либо перспективы: все эти плезиозавры народу… может, и нужны, но далеко не всем, не всегда, и затраченных на них средств разработчика просто не оправдывают.

Еще несколько лет Inlel может продержаться на том, что будет заливать в уши производителей компьютерных игр и заядлых игроков мед и мармелад, «толкая» им многогигагерцевые процессоры (в планах — 20 гигагерц до конца десятилетия), но что потом?



Бернард Коул призывает перейти на многозначную логику как можно скорей


Двузначная логика подобна езде по Манхэттену с условием ехать либо только прямо, либо с правым поворотом. Троичная логика способна обеспечить движение и налево, и прямо, и направо. И теперь, мало того, что Вы можете добраться куда-то потенциально быстрее, но и попасть в места, которых Вы вообще не могли достигнуть прежде. В троичной логике мы будем работать с 729 коммутативными функциями в противоположность 8 в двоичной логике. Хотя большинство, вероятно, не всегда будут выгодны.

Один из барьеров на пути троичной и более многозначных логик — то, что для демонстрации их выгоды чаше всего используются арифметические примеры. Это, конечно, очень важно, но много инженеров и не конструируют арифметические цепи вычислений. Лично я обращаю внимание на приложения вроде обработки троичных и многоуровневых сигналов — как на наиболее многообещающую область для таких логик. Если бы я имел время я разработал бы игру вроде Ханойских Башен или Nimh в троичной или четверичной логической схеме и сравнил бы это с двоичной разработкой.

Если выгоды будут притягательны, то сложность троичной логики не будет

решающим фактором на пути ее применения для ведущих инженеров. И я надеюсь, что они снова обратят взгляд в прошлое, на некоторые идеи и концепции уже ранее обсуждавшиеся, но затем незаслуженно отправленные в мусорную корзину при движении по путям, направленным к достижению гигагерцевых тактовых частот и процессоров из многих миллионнов транзисторов. Это не были плохие идеи, но это были лишь идеи, которые не вписывылись в тогдашние потребности рынка. Однако времена меняются, меняются и запросы рынка.

Не так давно в рамках проекта ITRS уже состоялась встреча представителей, на которой был рассмотрен вопрос о различных добавлениях к уже принятому плану 2003 года, вроде совместной договоренности о развитии технологий беспроводного обмена данными. Среди этих добавлений, которые, скорее всего будут одобрены и приняты, как уже говорилось — технологии беспроводного обмена данными, базирующиеся на использовании полупроводниковых кремний-германиевых, арсенид-галлиевых и фосфид-индиевых элементов, которые могут обеспечить работу на тактовых частотах, приближающихся к 100 ГГц. Эти добавления очень важны для будущих беспроводных технологий обмена данными, поскольку это позволит достичь скоростей передачи данных, эквивалентных возможности проводного Интернета или даже превышающих их.

Лично я нахожу упоминание кремний-германиевых элементов наиболее интересным и многообещающим аспектом этого плана, учитывая как они подходят для использования многозначной логики. Помимо улучшения рабочих характеристик, чему в плане уделено наибольшее внимание, наибольшее значение может иметь тот факт, что подобно элементам, основанным на сочетаниях GaAs, GaAsP, InP и других экзотических комбинациях, полупроводниковые приборы, построенные на сочетании SiGe являются гетеропереходными, т. е. органически способными к образованию множества пороговых уровней.

Теоретически, SiGe-элементы могут быть использованы для создания устройств, работающих вне простой бинарной логики — 0/1, включить-выключить. Такие элементы способны создавать несколько легко различимых уровней сигнала. Это может быть использовано для аппаратной реализации 3-мерных, 4-мерных и даже большеразмерных логических функций, что эффективно увеличит информационную плотность устройств без дальнейшего уплотнения транзисторной структуры. Эти перспективы весьма достойны пристального внимания, поскольку на пути уплотнения транзисторной структуры мы сейчас приближаемся к нанометровому диапазону, где уже сталкиваемся с проблемой значительного удорожания технологического оборудования и, что даже более существенно, с квантовыми неопределенностями.

Давно, еще когда промышленность приближалась к геометрии чипов “два на четыре микрона”, большинство ведущих полупроводниковых компаний уже начали исследования в области электрических схем для троичной и четверичной логики, потому что уже тогда они предчувствовали, что требуемый прогресс технологического оборудования для обеспечения все больших и больших плотностей элементов будет слишком дорог.

Те, кто изготавливал, господствовавшие в те времена 16-разрядные микроконтроллеры и микропроцессоры начинали особенно интересоваться многозначной логикой после несложных вычислений в столбик на уголке салфетки. Так например, согласно моим расчетам, 16-разрядная микро-ЭВМ со встроенным запоминающим устройством имеет доступ к не больше, чем 216 битам непосредственно доступной памяти (приблизительно 65 Кбит), в то время как тот тот же самый микрокомпьютер с запоминающим устройством, основанным на троичной логической схеме имел бы прямой доступ к 316 битам или 43 Мбит памяти.

Но были на этом пути и свои подводные камни. Поскольку использовались гомогенные структуры, то производители вынуждены были придумывать множество уловок, чтобы выразить многомерные логические функции через всего лишь бинарные структуры. Тем не менее, какие-то решения были найдены и все ведущие производители — Intel, Fairchild, National Semiconductor, Signetics (теперь Philips), Motorola выпустили на рынок изделия, имеющие внутри себя троичные и четверичные логические схемы.

Приблизительно в то же самое время промышленность, чтобы еще более увеличить тактовые частоты, искала более быстродействующие альтернативы для кремниевых микротранзисторов. При рассмотрении различных комбинаций арсенида галлия и других компонентов, было найдено, что их быстродействие обеспечивается как раз их гетеропереходной природой. Именно тогда и начались самые ранние попытки создать кремниево-совместимые гетеропереходные структуры, которые могли бы обеспечивать требуемые перспективные рабочие характеристики.



Кремниево-германиевый чип производства IBM


Тогда же исследователи из IBM, Motorola, TI и некоторых университетов заметили, что полупроводниковые приборы на гетеропереходах, как на основе кремния, так и прочие, имели другую интересную особенность — все они непременно были мультипороговыми, т. е. способным отличать и генерировать несколько уровней сигнала. И эта способность разрешала некоторые проблемы, возникшие при предшествовавших ранее попытках использования бинарных структур для реализации многомерной логики.

Ранее, чтобы обойти неспособность бинарных кремниевых структур надежно генерировать и детектировать различные уровни сигнала, необходимо было использовать специальные дополнительные логические структуры, которые могли бы воплотить многозначную логику. Но и их разработка была проблематична, потому что возможности технологии в то время были таковы, что хорошо и надежно различались только два логических уровня, и требовалось много усилий для надежного различения трех или четырех уровней.

Теперь же, мало того, что имеются микротранзисторные структуры на основе SiGe, которые органично являются дружественными для многозадачной логической схемы, но и существующие технологии вполне позволяют генерировать и надежно различать множественные уровни значений напряжения и тока.

Но есть, правда, еще и третья проблема, связанная уже не собственно с кремнием, а с готовностью инженеров-пользователей отказаться от мышления в рамках бинарной логики, которая стала уже их второй натурой. Путь, по которому Intel и другие компании обошли в свое время эту проблему, заключался в том, чтобы освободить инженеров от непосредственной работы в системе троичной или четверичной логики путем добавления специальных интерфейсных конвертеров для прямого и обратного конвертирования сигналов ядра, оперирующего многозначной логикой. При технологиях тех времен это было очень дорогостоящее транжирство полезной площади кристалла. При современных же плотностях элементов эти дополнительные затраты уже не представляются столь накладными.

Но все равно — захотят ли инженеры отказаться от столь привычного и безопасного для них мира бинарной логики? — даже если многозначная логика будет or них хорошо сокрыта? Несмотря на то, что все теоретические работы по многозначной логике вполне для них доступны, мы можем оказаться в ситуации подобной той, которую я слышал в старшем классе на уроке антропологии об одном миссионере. Кажется, после года или около того упорных попыток научить аборигенов из глухих джунглей пользоваться десятичной системой счисления этот миссионер потерпел полное фиаско. Его ученики или не понимали, или вообще, даже и не желали понимать его. Когда же он обратился к живущему там же в деревне антропологу, тот объяснил ему, что это специфическое племя имело систему нумерации, которая состояла только из “ноль, один, много". Члены племени в их обыденной жизни до того просто не имели никакой особой потребности в системе счисления, которая бы предлагала им больший выбор вариантов. Они и понятия не имели о всех сложностях нашего бытия, которые требует такой, на их взгляд, изощренной системы нумерации.

В отличие от этих мифических аборигенов. я думаю, что объективные экономические законы экономики компьютерной индустрии побуждают нас распрощаться, наконец, с нулями и единицами.

Мы уже опять рассматриваем и другие старые идеи, ранее было отброшенные в корзину истории, типа КНД-структур (кремний-на-диэлектрике), асинхронной логики, сегнетоэлектрической энергонезависимой оперативной памяти и даже SiGe-элементы для увеличения скорости пропускания сигналов. Не должны ли мы также снова обратиться к многозначной логике?

• ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ТЕХНИКА

Высокоскоростной электрический транспорт

Омельяненко В.И., д. т. н., проф., зав. кафедрой электрического транспорта и тепловозостроения МТУ «ХПИ» Статья любезно предоставлена журналом «Локомотив-информ»


История развития транспорта

Любое транспортное устройство представляет собой совокупность трех систем — подвешивания, движителя и управления:

— система подвешивания воспринимает силу тяжести и обеспечивает направление в пространстве транспортного средства;

— движитель обеспечивает его поступательное перемещение;

— система управления обеспечивает заданные устойчивость и качество движения транспортного средства с определенными массо-габаритными и конструктивными параметрами при оптимальном использовании энергетических и информационных ресурсов.

Оглядываясь на историю развития транспорта, начиная с 1 млн лет до н. э., можно выделить три этапа.

Первый этап — начальный период, длился до конца XVII века. Вначале были только пешеходы и гужевой транспорт — собаки, олени, быки, лошади, верблюды. Этот вид транспорта, хотя и содержит все три вышеупомянутые системы, достаточно сложные и мало изменившиеся до настоящего времени, весьма неэффективен. Первое крупное достижение связано с созданием искусственных систем подвеса — плавающих средств (бревна, плоты, галеры). С изобретением колеса технология подвеса транспортных средств переместилась на сушу. Первым движителем, помимо животной силы, был, по-видимому, парус. Конец начального периода ознаменовался изобретением первого средства управления транспортными средствами — магнитного компаса. Это привело к увеличению дальности перевозок и позволило перейти от местных рейсов к глобальным.

Второй этап — период бурного развития, охватывает XVIII и XIX века. Здесь определяющим в развитии транспортных средств стало изобретение движителей: парового, электрического, а также двигателя внутреннего сгорания. В итоге, в этот период появился пароход с железным корпусом, поезд, автомобили и трамвайные линии в городах. С появлением и развитием средств связи (телеграф, телефон) появились первые диспетчерские системы и началось фактическое управление транспортными потоками.

Третий этап — современный период — начинается в XX веке с изобретения летательных аппаратов. Использование в них реактивных двигателей дало возможность реализовать их в столь широких масштабах, что перевозки приобрели совершенно новые возможности, как с точки зрения расстояний, так и с точки зрения затрачиваемого времени. Современный период развития транспорта характеризуется широким применением в системах управления компьютерных технологий. Характерной чертой рассматриваемого периода является также непрерывное увеличение количества и мощности транспортных средств. И, наконец, вторая половина XX века ознаменована внедрением на железных дорогах высокоскоростных поездов с традиционным подвесом «колесо-рельс», движущихся со скоростями 200–350 км/ч, а также высокоскоростных поездов на магнитном подвесе, достигающих скоростей более 500 км/ч. Поскольку движение этих транспортных средств осуществляется благодаря электромеханическому преобразованию энергии, считаем справедливым его назвать высокоскоростным электрическим транспортом (ВЭТ).



Японский поезд MLX01-1 на электродинамическом подвесе, представленный на выставке ЕХРО-2005


Подытоживая эти исторические наблюдения, укажем:

Во-первых, промежутки времени, в которых происходят сравнимые по важности новые крупные изменения, становятся все короче и короче, изменяясь на много порядков.

Во-вторых, эпохи в области транспорта и составляющих его систем: подвеса, движителя, управления, — являются следствием ряда крупных достижений в технике: колесо, паровая машина, компас и т. д.

В-третьих, в последние десятилетия XX века возникли проблемы, которые в настоящее время в значительной мере определяют деятельность мирового сообщества в области транспорта. Речь идет:

— о безопасности на транспорте;

— о защите окружающей среды и сохранении энергетических ресурсов;

— об использовании земли для транспортных средств.

В-четвертых, развитие транспорта до последнего времени велось экстенсивным путем. Строилось все большее число все более широких дорог, создавались все более и более мощные и дорогие транспортные средства (реактивный самолет на порядок дороже винтового). Но широкое внедрение цифровых вычислительных машин открыло возможность интенсификации транспортного обслуживания. Наступает эпоха, когда улучшение транспортного обслуживания будет обеспечиваться не за счет приложения грубой силы, а за счет применения тонких методов управления, которые обеспечат более умелое использование того, что у нас есть.



Левитационное качество современных видов транспорта


Сравнение различных видов современного транспорта ведется по многим критериям. Однако определяющими здесь являются экономические соображения. Стоимость перевозки определенного груза на заданное расстояние зависит от энергии, затрачиваемой на преодоление сопротивления движению. Свойство различных видов транспорта с такой точки зрения характеризует левитационное качество — отношение подъемной силы FL к тормозящей FD, то есть показатель, оценивающий, какую силу веса способно перемещать транспортное средство при преодолении силы сопротивления движению в один ньютон. Зависимости левитационного качества от скорости для существующих видов транспорта приведены на рисунке. Помимо шкал левитационного качества и скорости в виде наклонных линий дана шкала, показывающая затраты мощности на перемещение единицы массы.

Здесь видно, что на низких скоростях превалирует океанский лайнер, что традиционный железнодорожный транспорт превосходит автомобиль, что самолет берет свое на высоких скоростях, хотя и велики требования к энергопотреблению из-за низкого левитационного качества.

Любопытно отметить, что в интервале скоростей 160–480 км/ч ни один из видов современного транспорта не имеет хороших характеристик. Именно этот интервал и был заполнен в последней половине XX столетия высокоскоростным электрическим транспортом.

Высокоскоростной электрический транспорт представляет собой совокупность подвижного состава, направляющей его путевой структуры и системы электроснабжения. Подвес транспортного средства и его перемещение относительно путевой структуры со скоростью более 200 км/ч осуществляется либо системой «колесо-рельс» в сочетании с управляемым электроприводом на базе ротативных (вращающихся) электрических машин, либо магнитолевитирующей системой в сочетании с управляемым электроприводом на базе линейных двигателей. Первый из перечисленных выше видов будем в дальнейшем именовать высокоскоростным колесным транспортом (ВСКТ), а второй — высокоскоростным магнитным транспортом (ВСМТ). По таким показателям, как скорость и степень использования перспективных технологий, эти два вида транспорта можно условно расположить на двух уровнях.

На первом уровне стоят высокоскоростные колесные поезда. Их скорость — 250–300 км/ч. Это японские Shinkansen, французские TGV, германские ICE. При их создании ничего принципиально нового предложено не было, а лишь доводились до совершенства имеющиеся в железнодорожном транспорте технологии. Но по таким параметрам, как энерговооруженность, массогабаритные показатели, ходовые и энергетические характеристики, последние модели высокоскоростных колесных поездов перечисленных выше типов находятся на уровне изделий современной автомобильной и аэрокосмической промышленности. А по такому показателю, как безопасность, даже превосходит их.

Более высокий уровень занимает высокоскоростной магнитный транспорт. Его скорость — 500 км/ч. Это принципиально новый вид транспорта — фундаментальная новинка в области транспортных технологий. Новизна состоит в том, что подвес, направление и движение поезда обеспечивается здесь не взаимодействием колеса с рельсом, а бесконтактным способом — посредством магнитного поля.



Поезд серии 500 сети Shinkansen на станции в Токио



Поезд серии 700 сети Shinkansen



Поезд TGV Thalys


Высокоскоростной колесный транспорт

Высокоскоростной колесный транспорт состоит в коммерческой эксплуатации с 1964 года. За этот сравнительно короткий интервал времени он утвердился на рынке транспортных услуг таких стран, как Япония, Франция, Германия, Нидерланды, Бельгия, Швейцария, Италия, Испания, Дания, Швеция, Норвегия, Австралия. Сейчас ведутся работы по его внедрению в США, Канаде, Южной Корее, Китае. Здесь коснемся только высокоскоростных поездов Японии, Франции и Германии, так как они в полной мере характеризуют уровень развития этой транспортной технологии.

Высокоскоростные поезда Shinkansen начали курсировать между Токио и Осака, отстоящих на расстоянии 515 км, с октября 1964 года. Сейчас общая протяженность железных дорог Синкан-сен составляет более 2300 км. Термин Shinkansen был определен в мае 1970 года в опубликованном законе «О создании общенациональной сети Shinkansen следующим образом: так принято именовать железнодорожную магистраль, большую часть протяженности которой поезд в состоянии следовать со скоростью 200 км/ч. На магистрали Shinkansen в настоящее время эксплуатируются 11 типов поездов нескольких поколений. Ключевыми являются поезда серий: 0; 300; 500; Е4; 700.

Высокоскоростные пассажирские поезда TGV (аббревиатура французских слов Train a Grande Vitesse — поезд высокой скорости) эксплуатируется на железных дорогах Франции и многих стран Европы, начиная с 1981 года. За это время создано три поколения высокоскоростных поездов TGV. Все эти три поколения базировались на принятой в 1974 году концепции создания поездов постоянной составности сочлененной конструкции (то есть опирание концов смежных промежуточных вагонов на общие тележки) при локомотивной тяге с размещением тягового электрооборудования на концевых вагонах. Это дало возможность уменьшить число тележек и, как следствие, — массу состава, снизить положение центра тяжести вагонов (уровень пола вагона над УГР составил всего 0,9 м), обеспечить жесткое соединение вагонов. Такие технические решения обусловили снижение сил основного сопротивления движению (аэродинамического, сопротивления от внутреннего трения в подвижном составе, а также от взаимодействия состава и пути), и тем самым обеспечили достижение высоких скоростей. Этими мероприятиями были созданы также условия для повышения динамической устойчивости поезда, стабильности хода при высокой скорости и уменьшения динамических воздействий движущегося поезда на путь.

На поездах TGV Atlantique и TGV Reseau были установлены рекорды для железных дорог как максимальной скорости, так и средней скорости движения пассажирских составов.

Первый рекорд (скорость 515,3 км/ч) был достигнут на поезде TGV Atlantique № 325 18 мая 1990 г. в 10 ч. 06 мин. вблизи станции Вандом (166,8 км от Парижа). Серийный поезд бы/i модифицирован. Число промежуточных вагонов было сокращено с 10 до 3.

Рекорд средней скорости движения 305,5 км/ч был установлен 26 мая 2001 года поездом TGV Reseau № 531 при прохождении пути между Кале и Марселем длиной 1067,2 км за 3 часа 29 мин. 36 с.

Уже сейчас более 300 поездов TGV курсируют между столицами и крупными городами Европы. Поезда Eurostar обслуживают перевозки по тоннелю под Ла-Маншем между Францией и Бельгией с одной стороны и Великобританией — с другой. Высокоскоростной поезд Thalys связывает между собой Париж-Брюссель-Кельн-Амстердам (РВКА).

Высокоскоростные поезда Германии ICE (аббревиатура InterCity Express — междугородний экспресс) строит консорциум в составе АВВ-Henshel, AEG, Krupp, Thyssen, Krauss-Maffei и Simens.

Поезда ICE 1 и ICE 2 ввиду высокой осевой нагрузки предназначены для работ только на внутригерманских железных дорогах. Для выхода на железные дороги других стран Европы разработан поезд нового поколения ICE 3.

Поезд ICE 3 имеет два исполнения — односистемный для использования внутри Германии и четырехсистемный для международных перевозок между Германией, Францией, Австрией, Нидерландами и Бельгией.

Нисколько не умаляя значения описанных выше достижений в области создания высокоскоростных колесных поездов, следует признать, что система «колесо-рельс» имеет потолок рентабельности при скоростях более 300–350 км/ч. Наличие в этой системе механического контакта порождает на высоких скоростях проблемы (сцепление, износ, динамические нагрузки), многие из которых сегодня неразрешимы. Устранение этого препятствия мировое инженерно-техническое сообщество начало интенсивно искать в замене системы «колесо-рельс» бесконтактными системами, использующими воздушную или магнитную подушку. Воздушная подушка довольно скоро показала свою неконкурентоспособное™ из-за низких энергетических показателей и множества экологических проблем. Использование же для этих целей электромагнитного поля оказалось весьма перспективным.



Поезд TGV-Duplex



Поезд ICE-1


Высокоскоростной магнитный транспорт

В настоящее время в мире имеются два типа транспортных систем на магнитном подвесе, которые практически доведены до стадии внедрения в коммерческую эксплуатацию. Это германская система Transrapid (производное от двух немецких слов Transport rapid — транспорт быстрый) и японская ML (аббревиатура английских слов Magnetic Levitation — магнитная левитация, или магнитный подвес).

Для обеих транспортных систем общим является то, что движение вагонов вдоль путевого полотна в них обеспечивается за счет использования линейного электрического синхронного двигателя.

Подвес и боковое направление вагона относительно путевого полотна в этих двух системах принципиально различаются: в Transrapid для этих целей применяется электромагнитная система, а в ML — электродинамическая.

Практическая реализация таких систем стала на сегодняшний день возможной благодаря современному состоянию таких высоких технологий, как преобразовательная и микропроцессорная техника, являющихся узловыми в системе электромагнитного подвеса, а также технической сверхпроводимости, без которой невозможно реализовать электродинамический подвес с требуемыми параметрами.

В Германии создан двухвагонный поезд на электромагнитном подвесе Transrapid, прошедший на 46 км полигона в Эмслянде полный цикл испытаний — от ходовых до приемочных. Подготовлен и рассматривается в правительстве закон о строительстве такой системы между Гамбургом и Берлином. Ведутся переговоры между Германией и США о строительстве системы Transrapid. Совместно Германией и Китаем построена и сдана в эксплуатацию 30-километровая линия Transrapid между центром Шанхая и аэропортом Пудонг.

В Японии планируется ввести первую очередь системы на электродинамическом подвесе ML между Токио и Осака параллельно действующей линии Shinkansen. Строительство первой очереди начато с ее середины между городами Оцуки и Цуру префектуры Яманаши, с тем чтобы дальнейшее строительство вести в оба направления — к Токио и Осака. В 1997 году построен двухпутный участок, длиной 18 км, где два поезда MLX (3-вагонный и 4-нагонный) успешно прошли ходовые, функциональные и ресурсные испытания. При испытаниях поездов, движущихся навстречу друг другу, достигалась относительная скорость 1003 км/ч, причем в обоих поездах находились люди.

По итогам этих испытаний весьма авторитетные комиссии пришли к заключению, что на пути внедрения магнитного транспорта в сферу коммерческих услуг сегодня нет никаких серьезных технических препятствий. Однако магнитный транспорт создается в условиях жесточайшей конкуренции на рынке транспортных услуг. Здесь на первый план выходят уже не технические, а экономические, или даже скорее — политические соображения, обусловленные попытками предугадать будущее проблемы, чтобы не оказаться в плену слишком дорогой программы. Поэтому предсказать, как в дальнейшем здесь будет развиваться ситуация, чрезвычайно сложно.



Поезд ICE-3



Поезд на электромагнитном подвесе Transrapid


Цель этой публикации

Несмотря на то, что в настоящее время применение такого транспорта в Украине из-за сложившейся экономической ситуации в стране и в смежных с ней регионах и странах вряд ли может быть реализовано, научно-техническая информация о нем важна, исходя, по меньшей мере, из двух обстоятельств.

Первое связано с перспективой использования такого транспорта. Дело в том, что рано или поздно подобный вид транспорта, так или иначе, займет свое место на рынке транспортных услуг Украины, как сейчас это имеет место в нашей стране со всеми известными в мировой практике транспортными системами, поименованными на графике выше. С позиций критерия дальности поездок, в соответствии с которым по условиям утомляемости пассажира время нахождения в пути не должно превышать 4 часа, на высокоскоростном электрическом транспорте при скорости 200–500 км/ч можно проехать 800-2000 км. Очевидно, что такой транспорт может быть использован в Украине и как внутригосударственный, и как транзитный, межгосударственный в транспортных коридорах «север-юг» и «запад-восток». Поэтому инженерный корпус должен быть подготовлен к восприятию таких перспективных технологий, если пока еще не в плане их создания, то хотя бы в плане их эксплуатации.

Второе обстоятельство связано с влиянием конструкторско-технологических решений, принимаемых при создании высокоскоростного электрического транспорта, на модернизацию и развитие традиционного рельсового транспорта. Дело в том, что высокоскоростной колесный и магнитный транспорт имеют много общего. Здесь, прежде всего, следует обратить внимание на скорости, при которых по поверхности земли в направляющих структурах перемещаются транспортные средства — 200–500 км/ч. Существенное влияние на потребляемую при таких скоростях энергию оказывает аэродинамическое сопротивление. Поэтому форма, массогабаритные параметры, компоновочная схема как отдельных вагонов, так и подвижного состава в целом, выполняются такими, чтобы свести к минимуму затраты энергии на создание тяги. В связи с воздействием на подвижной состав при таких скоростях существенных динамических нагрузок, кузова вагонов должны быть максимально облегченными и в то же время прочными. Понимание этого раздвигает наше представление о возможностях и путях развития традиционного рельсового транспорта, а также способствует накоплению конструкторско-технологического опыта по созданию его отдельных узлов и систем.

• ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ

Медицина будущего

Гурьев В. С.



«Ваша идея безумна. Вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы быть верной.»

Н. Бор

«Наука строится из фактов, как дом из кирпичей, однако нагромождение фактов, не есть наука, так же как груда кирпичей, не есть дом.»

А. Пуанкаре


Учитывая то, что журнал научно-популярный и предназначен для читающей молодежи, предлагаемый материал будет изложен в так сказать “облегченном” виде, так как представление его в чисто научном изложении сделает его неудобочитаемым.

Медицина — система научных знаний и практических мер, объединяемых целью распознавания, лечения и предупреждения болезней, сохранения и укрепления здоровья и трудоспособности людей, продления жизни. Состояние медицины всегда определялось степенью социально-экономического развития общества, достижениями естествознания и техники, общим уровнем культуры.

Медицина как комплекс научных дисциплин состоит из трех групп:

1. Медико-биологические дисциплины

2. Клинические дисциплины

3. Медико-социальные и гигиенические дисциплины

Медико-биологические дисциплины выходят за рамки медицины и являются лишь частью соответствующих биологических наук.

Клинические дисциплины, изучающие болезни человека, их лечение и предупреждение — это именно медицина в обывательском понимании.

Группа медико-социальных и гигиенических дисциплин изучает воздействие внешней среды на организм и меры улучшения здоровья.

Приведенное деление медицины условно.

Техника (от греч. techne — искусство, мастерство, умение) — это совокупность средств человеческой деятельности, создаваемых для осуществления процессов производства и обслуживания непроизводительных потребностей общества. В технике материализованы знания и опыт, накопленные человечеством в ходе общественного развития.

Прочитайте все это, заменив слова «техника» на «медицина» и «производства» на «лечение». Я все это веду к тому, что настоящее состояние медицины трудно назвать наукой — читай Пуанкаре. Современная медицина всего лишь нагромождение фактов, не имеющих пока объединяющей базы. И представляет собой скорее искусство, мастерство, умение врача. О том же говорит тот факт, что, обследовав одного пациента, пять врачей поставят пять различных диагнозов и, соответственно, назначат разное лечение одного и того же организма. К сожалению, в медицине влияние субъективного фактора огромно.

«Трагической задачей медицины все еще остается то, что ей приходится действовать, не располагая достаточными данными», — сказал Клод Бернар.

Мне представляется единственным выходом из создавшегося положения, создание медицины будущего на основе концепции единого энерго-информационного поля всего сущего. И тогда все становится на свои места. Как это я предлагаю осуществить, станет ясно из дальнейшего изложения, тем более, что нечто подобное, я уже излагаю в течение последних 7–8 лет. А первая официальная информация опубликована в 2003 году в журнале «Ветеринарная медицина Украины» № 7.

Чтобы зримо представить ход рассуждений возьмем астрофизику. Астрофизики взяв звезду, расположенную на расстоянии сотен световых лет, снимают ее спектр и разложив его, на составляющие его спектры, по нахождению спектров водорода, кислорода, кремния и т. п. делают вывод о наличии этих элементов в составе звезды, и это является объективной научной информацией.

Этот же принцип положен в основу моих рассуждений. Если мы получим спектр пациента, в котором и заложена вся информация о состоянии организма, то, разложив его на составляющие его спектры, будем иметь информацию, являющуюся объективной.

Поскольку человек является творением природы, то должен находиться в гармонии с ней, постоянно пребывающей в движении и изменении. Вся Вселенная насыщена жизненной энергией, и человек является частью ее энергетической структуры. Свободное течение энергии означает здоровье, целостность, радость бытия. Ее блокирование вызывает болезнь и неполноценность жизни (Вернадский, Казначеев). Энергия выступает регулятором физических процессов.



Спектральный портрет человека есть сумма множества составляющих его спектров



Корреляционная связь между нарушениями функций организма и патологией его клеток: спектры излучений собственных клеток в норме (а), спектры излучений собственных клеток в патологии (б)


Не трудно предположить, что каждый объект во Вселенной обладает определенной, только ему свойственной характеристикой, отличающей его от окружающих объектов. К 2000 году академик РАМН Казначеев сформулировал эту «определяющюю сущность» объекта характеристику как «энергоинформационое поле» объекта. Я, для удобства понимания, называю эту характеристику «спектральный портрет» объекта. Для людей знакомых с эзотерикой — это не что иное, как пресловутая «аура», воспринимать которую так тяжело ортодоксальным медикам.

Кстати, современное медицинское образование находится на совершенно бесперспективном направлении, исповедуя крайнюю степень специализации медиков. Конечно, 30–40 лет назад объем эмпирических медицинских знаний настолько возрос, что содержать их в одной голове практически невозможно. Именно тогда специализация медиков казалась выходом из создавшегося положения. Но результат этого решения, уже к концу XX века, показал полную несостоятельность подобного подхода к медицине. Современные медики разучились представлять организм человека как единую взаимозависимую систему, и, имея представления лишь о патологии систем (пищеварительной, эндокринной и т. д.), или же отдельных органов, которые являются объектом их специализации, с трудом находят взаимозависимость систем в любой патологии. Увлечение бактериологией, например, имело теневую сторону, что проявилось в монокаузализме — направлении врачебного мышления, резко переоценивающего роль бактериальных возбудителей в этиологии и патогенезе заболеваний и поэтому постоянно входившем в противоречия с медицинской практикой.

Выход из создавшегося положения представился с появлением компьютерных технологий. Объем информации заложенной в обычный ноутбук позволит любом врачу, соответствующим образом обученному, обладать информацией по любому разделу медицины. Можно сказать, что в компьютер можно вместить всю информацию о современной медицине.

Когда в 1987 году Гленн Реннельс и Эдвард Шортлиф писали о том, что в будущем компьютеры станут столь же привычными в медицинской практике как стетоскоп, никто не предполагал, что это произойдет так быстро. Сейчас в высокоразвитых странах идет речь уже о медицинской рабочей компьютерной станции, которая позволяет получить прямо в кабинет врача данные анализов, истории болезни, информацию из медицинских библиотек, а также связаться с любым из необходимых коллег-специалистов по тому или иному вопросу и т. д.

Еще в середине 90-х годов XX века были выделены две компьютерные медицинские системы: а) коммуникационная, б) консультационная. Из их названий ясна их суть, поэтому не буду на них останавливаться.

Я еще с 2001 года пытаюсь завершить компьютеризацию медицины созданием чисто медицинской компьютерной системы — курационной (curacio — ведение больного), которая помогает специалисту поставить диагноз, подобрать и осуществить профилактические и лечебные мероприятия относительно выявленных патологических процессов. То есть — помогает вести больного с момента его первого контакта с врачом и до момента выздоровления.

Идеальный вариант — это диспансерное наблюдение за состоянием здорового человека в течение всей его жизни, что позволит своевременно выявлять и корректировать различные патологические процессы в момент их зарождения. Проще говоря, каждый человек, обращаясь в кабинет энергоинформационной медицины периодически (так же как он посещает парикмахерскую), получит возможность не только своевременно выявить возникшую в организме патологию, но и тут же избавиться от нее путем коррекции патологического спектра.

Так вот появление разработки этой сугубо медицинской компьютерной системы и является тем, что я называю — медициной будущего.

Приступаю к описанию предлагаемого метода. Как это уже сейчас осуществляется на практике.

Необходимо оборудование, позволяющее осуществлять запись — спектрального портрета объекта — аппаратно-программный компьютерный комплекс.

С его помощью создается банк спектров:

— возбудителей болезней (от вирусов и до многоклеточных паразитов);

— патологий различной нозологической принадлежности;

— фармакологических средств аллопатии;

— лекарственных средств гомеопатии, фитотерапии и т. п..

Имея вышеперечисленное, мы можем, используя лишь возможности энерго-информационной медицины, контролировать и корректировать состояние организма пациента во всех его проявлениях, в любой момент его жизнедеятельности.

Зафиксировав спектральный портрет пациента, мы проводим его через базу данных компьютера. Компьютер проводит диагностику патологий (что является самым сложным в практической медицине), выявленных в спектральном портрете пациента, относительно всех спектров входящих в базу данного компьютера. Дело в том, что спектральный портрет любого объекта — есть сумма бесчисленного множества составляющих его спектров.

Самое интересное, что когда несколько лет назад я говорил о возможности зафиксировать спектральный портрет вируса, бактерии или гельминта, почти все слушатели очень удивлялись. Мне же казалось это совершенно естественным, так как все возбудители заболеваний являются материальными объектами. Меня поразило, что можно зафиксировать патологический процесс. И только позже я понял, что мы фиксируем не сам процесс, а организм, пораженный патологическим процессом, как материальный объект. А то, что любой другой организм с той же патологией будет соответствовать ранее зафиксированному спектру — это аксиома. Именно это и является основой диагностики состояний организма.

Теперь о коррекции состояний организма. Мы применили термин «коррекция», потому что для многих медиков не понятно, как какой-то прибор может поставить диагноз и провести лечение, в случае выявления патологии. Это объясняется следующим образом. Зафиксировав патологический процесс, как материальный объект в виде спектра, мы имеем возможность с помощью компьютера, работать с ним. Спектр можно увеличивать, уменьшать, сжимать, растягивать, разворачивать в разных направлениях — инвертировать, в общем, работать с ним. Затем, отпуская необходимый спектр пациенту, вызывать в организме соответствующие изменения патологического процесса, соответствующего этому спектру. Волны спектра патологии, испускаемые, больным организмом, вступая в явления резонанса с волнами спектра отпускаемые прибором во время процедуры, ослабляются* и в организме происходит процесс лечения этой патологии. Так просто, скажет наш читатель. Да все гениальное просто. «Очевидное — это то, чего никогда не видишь, пока кто-нибудь не сформулирует это достаточно просто», — К. Гибран. На самом деле, конечно, это не просто, все решит техническое решение проблемы съема спектрального портрета пациента.

Сейчас во всем мире среди врачей и людей, не имеющих прямого отношения к врачебной специальности, идет процесс изменения отношения к традиционным концепциям медицины и лечения. До сих пор традиционная медицина реагировала на эти изменения общественного сознания чрезвычайно медленно и неохотно.

На стыке наук создаются новые медицинские направления. Среди них — энергоинформационные способы и приборы для диагностики, лечения и профилактики и, в частности — спектральная динамическая диагностика и компенсаторная коррекция. Из кибернетики, в частности кибернетического закона функциональных циклов, следует правило, согласно которому все физические, физиологические и психические процессы при всем их разнообразии взаимосвязаны и подчиняются единым законам. Поэтому заболевание нужно рассматривать как следствие нарушений (некий сбой) в работе информационных механизмов и устройств обратных связей.

Хотелось бы отметить, что медицина и ветеринария являются специализированными системами, проявляющими очевидное стремление к глобализации. И в недалеком будущем различные медицинские системы объединятся. Медицинские специалисты уже в настоящее время используют, кроме классических подходов, также и различные, так называемые, нетрадиционные, а в нашем представлении — наиболее традиционные системы народной медицины, сформированные в течение тысячелетий.

Сегодня произошел настоящий разрыв единой системы врачевания человечества на медицину и ветеринарию. Пришло время «собирать камни», то есть максимально скоординировать, а по возможности и объединить медицину и ветеринарию в единую систему. Наши программы разрабатываются, как единые для гуманной и ветеринарной медицины.



Схема работы комплекса спектральной коррекции: спектральный портрет объекта исследования комплекс получает через сенсорный или контактный датчик. Система анализа анализирует спектр и сравнивает его с базой данных симптомов и заболеваний.


Что же практически можно осуществлять в медицине, используя предлагаемую технологию:

— выявлять патологию в организме, включая, ее этиологию и локализацию;

— выявлять возбудителей заболевания и точную область их локализации;

— производить подбор необходимых лечебных препаратов или целевых биокорректоров, пищевых добавок, трав, различных видов диет и методик лечения в строгом соответствии с индивидуальными особенностями организма каждого пациента;

— проверять эффективность подобранного препарата (биокорректора), рекомендовать конкретному пациенту оптимальные дозировки и методику применения препаратов;

— сокращать количество назначаемых фармакологических препаратов с перспективой их полной отмены;

— выявлять и нейтрализовать вредоносные объекты в организме в т. ч. яды, токсины, психотропные вещества, инфекции;

— снимать напряжение и купировать болевые синдромы;

— определять чувствительность человеческой микрофлоры к медикаментозным средствам;

— эффективно оценивать влияние различных видов диет, медикаментов, бытовой химии, стройматериалов и средств агрохимии;

— производить качественную экспертизу пищевых продуктов и добавок, медикаментов, органических и неорганических материалов;

Основные характеристики метода и приборов (медицинских аппаратно-программных компьютерных комплексов — МАПКК), для его реализации:

— безвредность (безопасность) метода для пациента и лечащего врача;

— отсутствие противопоказаний и побочных эффектов;

— бесконтактность — датчик электрода воспринимает сигнал как при непосредственном контакте с телом пациента, так и на расстоянии до 25 см от объекта;

— скорость — время обследования/диагностика занимает 3 секунды;

— амбулаторность метода лечения;

— безмедикаментозность лечения;

— высокая результативность лечения, включающего в себя принципы, как традиционной медицины, так и народной;

— прогнозирование патологических состояний на доклинической стадии;

— снятие и автоматический анализ характеристик тестируемых объектов;

— диагностика заболеваний любой сложности и локализации;

— компенсаторная коррекция организма — процесс устранения хаоса в организме и восстановление энергетики пораженных клеток;

— формирование спектрального «портрета» любого исследуемого объекта, будь то «простое» неорганическое вещество или живой организм;

— устранение, как причины, так и последствий заболевания;

— инертность — прибор фиксирует естественные излучения организма пациента (аналогично приборам для снятия ЭКГ). Также пациенту, не нужно прилагать каких — либо усилий для проведения диагностики и лечения;

— минимизация затрат энергии, комплектующих и сроков окупаемости прибора, а также высокий коэффициент отдачи;

— простота в эксплуатации и высокая эффективность, максимальная индивидуализация;

— экономия денежных средств на лабораторные исследования и закупку лекарственных препаратов;

— компактность — небольшие размеры и вес прибора позволяют легко транспортировать его и использовать в любой точке земного шара (в любых труднодоступных местах) и при любых климатических погодных условиях.

Сфера применения медицинских аппаратно-программных компьютерных комплексов:

— государственные и частные медицинские учреждения;

— различные санитарно-эпидемиологические службы;

— ветеринария и сельское хозяйство;

— фармакологическая, пищевая, парфюмерная, химическая, атомная, металлургическая и другие отрасли промышленности;

— структуры служб безопасности на объектах обслуживания;

— геология и геодезия;

— терминалы аэропортов и вокзалы (для выявления возможно заболевших лиц, прибывших из опасных зон/стран, в которых наблюдается эпидемия того или иного экзотического заболевания);

— для выявления несоответствия предметов и товаров, указанных в декларации (таможня);

— в проведении научно-исследовательских работ с различными веществами и материалами;

— криминалистические экспертизы в системе органов МВД;

— системы контроля и учета в сфере экологии и природоохранной деятельности (контакты с опасными отходами и вредными веществами при их транспортировке и захоронении); контроль здоровья различных слоев населения;

— медицина катастроф (экстремальная медицина);

— аэрокосмическая медицина (наблюдение за состоянием здоровья (диагностика) летного состава, космонавтов), диспетчерские и операторские пункты управления воздушным движением, АЭС, ж/д и др.;

— спортивная медицина;

Кроме научных проблем, перед современной медициной острее, чем когда либо, стоят этические проблемы, касающиеся взаимоотношения врача и больного. Не всякий пациент охотно соглашается на отдельные виды диагностических манипуляций. Особо это касается мусульманского мира, где социальные условности порой препятствуют обследованию и лечению больных, особенно если врач и пациент разного пола. В этих случаях применение предлагаемого метода наиболее очевидно, так как исключает прямой контакт врача с пациентом.

Заканчивая изложение, хочу сказать: мы в начале пути, но медицина в любом случае будет развиваться в направлении, изложенном в данной статье.


Глоссарий:

Астрофизика — раздел астрономии, изучающий физические явления, происходящие в небесных телах, их системах и в космическом пространстве, а также химические процессы в них. Астрофизика включает разработку методов получения информации о физических явлениях во Вселенной, сбор этой информации (путем астрономических наблюдений), ее научную обработку и теоретическое обобщение.

Биокорректор — любой препарат, используемый для коррекции биологического объекта, в нашем случае, организма человека либо животного.

Коррекция патологических состояний организма — изменение динамических (спектральных) характеристик организма (включая системы органов, отдельные органы, ткани, клетки и т. д.) с целью выведения их на параметры физиологической нормы.

Монокаузализм — философское направление, которое объясняет происходящие явления одной причиной.

Патология — учение о болезни

Патогенез — развитие болезни

Спектр — (от лат. spectrum — представление, образ) в физике, совокупность различных значений, которые может принимать данная физическая величина.

Эмпиризм — (от греч. empeiria — опыт), направление в теории познания, признающее чувственный опыт источником знания.

Этиология — наука о причинности заболеваний.

* * *

Идея “праны” дает возможность осознать вешние и совершенность законов природы и живой материи. Прана — божественная материя (энерго-информационное поле), которая пронизывает Вселенную.

В. Гурьев

Я часто задумываюсь над тем, что делает человека открывателем неизвестного. Это сложный вопрос. Многие очень умные люди, гораздо умнее открывателей, никогда ничего не могли открыть. Я вижу объяснение в следующем — открывает тот, кто постоянно доискивается до причин или до смысла всего происходящего.

Ч.Дарвин

Кровь и рак

В. Прозоровский, доктор медицинских наук


В 1628 году английский врач Уильям Гарвей открыл кровообращение, а спустя некоторое время, в 1661 году, итальянский медик Марчелло Мальпиги — мельчайшие сосудики, капилляры, соединяющие артерии и вены у животных и человека. Сегодня наука о сердечно-сосудистой системе, ее функциях, заболеваниях — одна из ключевых в медицине, однако лишь недавно, в конце XX века, ученым пришло в голову, что кровеносные сосуды играют важную роль и в опухолевом росте. Теперь уже никто из медиков не сомневается, что раковая опухоль не может расти без постоянно образующихся вокруг нее новых сосудов.

На протяжении жизни в организме взрослого здорового человека новые кровеносные сосуды и капилляры обычно не образуются. Но после ушиба, пореза, инсульта, ранения и любого другого разрушительного воздействия необходимо восстановить кровоснабжение поврежденных тканей. Вот тогда в организме и «запускается» естественный процесс формирования новых сосудов, называемый ангиогенезом. Во время ангиогенеза эндотелиальные клетки, из которых состоят внутренние стенки сосудов, начинают интенсивно размножаться, и образовавшиеся новые каппиляры прорастают в поврежденные ткани. В организме женщины кровеносные сосуды образуются еще и во время месячного репродуктивного цикла и при беременности.

Хотя post factum, многое представляется само собой разумеющимся, но прошло немало лет, прежде чем медики догадались, что для интенсивного размножения опухолевых клеток нужны кислород и питательные вещества, поэтому быстрорастущая злокачественная опухоль требует крови больше, чем, скажем, липома, доброкачественная опухоль из жировой ткани. А значит, по мере развития раковая опухоль должна прорастать новыми кровеносными сосудами.

В 1971 году появилась статья американского хирурга Джуды Фолкмана, в которой впервые было высказано предположение, что рост опухолей, превышающих в диаметре несколько миллиметров, возможен только в случае формирования и прорастания в них мелких капилляров. В 1982 году американские ученые Ваупель, Каллиновски и Окуниефф показали, что во всех злокачественных опухолях действительно идет интенсивное новообразование сосудов. Верно и обратное — если образование новых сосудов прекращается, то дальнейший рост опухоли становится невозможен.

Оказывается, некоторые ткани организма, да и сами быстрорастущие опухолевые клетки, вырабатывают белковые молекулы, стимулирующие прорастание кровеносных капилляров. Такие молекулы называют факторами роста. Самый важный из них — фактор роста эндотелия сосудов (ФРЭС), более известный под английским названием «vascular endothelial growth factor (VEGF)», — выделил в 1989 году французский медик Наполеон Феррара. Сегодня специалистам известна структура гена, отвечающего за синтез этого вещества, а концентрация ФРЭС в опухоли служит диагностическим показателем скорости ее роста (злокачественности). За прошедшие с тех пор почти два десятка лет ученые открыли множество (около 20) сигнальных молекул, стимулирующих образование новых сосудов.



Эндотелиальные клетки выстилают внутреннюю поверхность кровеносных сосудов. Они жестко связаны между собой и с оболочкой сосуда, которая служит им подложкой


Молекулы факторов роста, в том числе и ФРЭС, связываются на поверхности эндотелиальных клеток, составляющих внутреннюю оболочку сосудов, со специальными белковыми структурами — рецепторами. Рецепторы проявляются под влиянием веществ, которые вырабатывает злокачественная опухоль. На нормальных клетках эндотелия в здоровом организме таких рецепторов нет. Как только молекула ФРЭС связалась с рецептором, инициируется целый каскад биохимических событий: клетки эндотелия начинают интенсивно делиться и «запускают» синтез ферментов — металлопротеаз, которые расщепляют обволакивающий эндотелий внеклеточный матрикс и оболочку сосудов. В образовавшиеся «дырки» эндотелиальные клетки выходят наружу и мигрируют по направлению к опухоли.

Ферменты — металлопротеазы, переваривающие белки, как бы «расплавляют» ткани перед прорастающими сосудами, помогая им продвигаться к цели. Как только кровеносный капилляр окончательно сформировался, активность протеаз падает и ткань вокруг нового сосуда снова «затвердевает». Особенность металлопротеаз состоит в том, что в их активном центре находится атом цинка. Этим опухолевые ферменты отличаются от большинства других природных ферментов, расщепляющих белки, например желудочного пепсина или трипсина поджелудочной железы. Таким образом, ФРЭС и другие факторы роста, взаимодействуя с рецепторами, стимулируют не только рост, но и формирование и продвижение капилляров в глубь опухоли.



Злокачественной опухоли для роста требуются кислород и питательные вещества Клетки опухоли начинают производить белковые молекулы — фактор роста эндотелия сосудов (ФРЭС), которые способствуют росту новых сосудов и капилляров, доставляющих в опухоль необходимое «топливо» Прорастание новых сосудов вокруг опухоли стимулирует ее рост, а также способствует попаданию раковых клеток в кровяное русло с последующим развитием вторичных опухолей — метастазов


Факторы роста совершенно необходимы здоровому организму для восстановления кровотока при различных повреждениях, но их избыток может стать роковым для онкологического больного. Повышение синтеза ФРЭС стимулирует метастазирование опухолей — под воздействием этого вещества раковые клетки выходят в кровяное русло и распространяются по всему организму. С другой стороны, ФРЭС играет и положительную роль — прорастающие в опухоли сосуды формируют в ней своеобразный мягкий скелет, который удерживает клетки на месте, не давая им метастазировать.

Кстати, при недостатке кислорода выработка ФРЭС и других факторов роста усиливается — ведь организму нужно скомпенсировать гипоксию увеличением кровотока. Отсюда можно сделать вывод об увеличении риска онкологических заболеваний при снижении концентрации кислорода в воздухе из-за уничтожения зеленых насаждений, загрязнения окружающей среды и т. д. Также доказано, что молекулы, вырабатывающиеся в организме человека при стрессе, одновременно стимулируют синтез ФРЭС. Этот факт наводит на мысли о пагубной роли нервного напряжения в возникновении раковых опухолей.


Вещества, препятствующие росту новых сосудов

По счастью, помимо молекул, способствующих прорастанию опухоли сосудами, в организме синтезируются и собственные факторы, препятствующие росту сосудов (ингибиторы). В здоровом организме существует баланс между активаторами и ингибиторами роста новых кровеносных сосудов. При многих серьезных заболеваниях организм как бы теряет контроль над поддержанием этого равновесия. Смещение равновесия в сторону избыточного формирования новых сосудов происходит при онкологических заболеваниях, диабете, ревматоидном артрите и т. д. При таких опасных недугах, как заболевания коронарных артерий, инсульт, напротив, скорость роста новых сосудов явно ниже нормы.

Первым известным природным веществом, тормозящим рост новых сосудов, стал гликопротеин тромбоспондин, вырабатываемый различными клетками, в том числе и клетками стенок кровеносных сосудов. Тромбоспондин тормозит размножение и прикрепляемость эндотелиальных клеток, сдерживая таким путем рост капилляров.

Клиницистам-онкологам давно известно, что первичная опухоль сдерживает рост метастазов. Эффективное подавление или хирургическое удаление первичной опухоли ведет к бурному росту опухолей вторичных. Причина этого явления оставалась неизвестной, пока первооткрыватель роли ангиогенеза в опухолевом росте Фолкман не высказал предположение, что первичная опухоль выделяет какое-то вещество, сдерживающее прорастание сосудов в своих «детках», не давая метастазам расти. Гипотеза блестяще подтвердилась. В 1994 году американец Майкл О’Рейли выделил из мочи мышей с привитой карциномой вещество, которое подавляло рост капилляров. Оно представляет собой фрагмент молекулы содержащегося в крови белка плазминогена. Соединение назвали «ангиостатином» (стабилизирующим сосуды). Оказалось, что при удалении первичной опухоли фактор, сдерживающий рост метастазов, исчезает. В результате вторичные опухоли начинают быстро прорастать новыми сосудами и развиваться. В 1997 году тот же О’Рейли при исследовании культуры клеток злокачественной опухоли гемангиоэндотелиомы выделил еще один мощный блокатор формирования кровеносных сосудов — эндостатин. Это вещество является частью молекулы полипептида коллагена. Эндостатин активирует программируемую гибель эндотелиальных клеток и, вероятно, тормозит процесс их активации, размножения и миграции.

Помимо тромбоспондина, ангиостатина и эндостатина в органах и тканях животных исследователи обнаружили множество веществ, которые подавляют рост капилляров. К таким веществам относятся некоторые гормоны, фрагменты гепарина и др. Из известных природных ингибиторов можно назвать интерфероны, которые, кстати, борются и с вирусами. Однако, как названные вещества, так и многие другие свойственные организму продукты обмена веществ обладают многофункциональным действием и из-за побочных эффектов не могут быть использованы в качестве лекарственных препаратов. Тем не менее интерес ученых к этой группе соединений не ослабевает.


«Сосудистый» подход к лечению рака

Долгое время противораковая терапия была направлена лишь на подавление роста опухолевых клеток и усиление иммунного ответа. Сейчас уже ясно, что без формирования новых сосудов не может быть роста злокачественных опухолей. Лишенные возможности стимулировать образование новых капилляров, первичные и метастатические опухоли перестают расти. Поэтому появился новый класс ангиостатиков, то есть лекарств, тормозящих прорастание новых кровеносных сосудов. Такие соединения очень перспективны для борьбы со злокачественными опухолями на любой стадии их развития. Более того, существующие сейчас препараты эффективны по отношению к определенным опухолям, а блокаторы роста сосудов могут стать универсальным средством противораковой терапии, причем тем более эффективными, чем злокачественнее опухоль. Естественно, что первоначально при поиске блокаторов ангиогенеза предпочтение исследователей было отдано природным веществам, присущим организму, поскольку они, как принято считать, не вызывают побочных эффектов. Применение природного ингибитора ангиостатина у животных резко подавляло рост таких опухолей, как меланома, гемангиома, карциномы различной локализации, фибросаркома и др. Ангиостатин переводит опухоль сначала в «сонное» состояние, а затем активирует в ней «клеточное самоубийство» — апоптоз. Особенно эффективно применение ангиостатина в сочетании с обычно используемыми химиотерапевтическими средствами. Введение препаратов сразу после операции существенно снижает риск метастазирования.



На фотографии показано, как природный ангиостатический препарат фумагилдин предотвращает развитие новых кровеносных сосудов на препарате ткани цыпленка (Б). А — контрольный образец


По противоопухолевой активности другой природный ингибитор — эндостатин — сильнее, чем ангиостатин. Уже в малых дозах он предотвращает метастазирование крупных опухолей, а в больших — оказывает мощное тормозящее действие на рост первичных опухолей, таких, как карциномы, саркомы и меланома, вызывая в некоторых случаях их полную гибель. Очевидно, после разработки методов получения ангиостатина и эндостатина в промышленных масштабах эти препараты получат широкое клиническое применение, поскольку существенных побочных реакций при их использовании даже в больших дозах пока не выявлено.

Впрочем, история фармации знает массу примеров, когда вещества, рожденные в пробирке по образу и подобию природных, оказывались и более эффективными, и более безопасными. Если взглянуть назад, то нетрудно убедиться в том, что биологическая и синтетическая химия всегда жили в тесном содружестве. При создании новых лекарственных препаратов ученые работают в трех направлениях: а) получение новых веществ на основе знания молекулярных процессов, в которые требуется вмешаться; б) создание аналогов природных веществ, уже зарекомендовавших себя в клинике; в) скрининг («просеивание через сито») множества веществ, которые просто завалялись на полке и вроде бы должны действовать. Примеры новых ангиостатиков хорошо иллюстрируют эту схему.

Первый класс веществ, которые сейчас испытываются в качестве противоопухолевых препаратов, — соединения, непосредственно блокирующие рост эндотелиальных клеток. К этой категории веществ относится уже упомянутый природный белок эндостатин. Его синтетический аналог комбрестатин А4 — химическая модификация соединения, содержащегося в древесине южноафриканского дерева Combretum caffrum, — проходит клинические испытания. Препарат также проявляет способность подавлять размножение клеток сосудов, стимулируя клеточный апоптоз. В настоящее время большое внимание уделяется созданию веществ, блокирующих размножение уже активированных клеток эндотелия. Из них наиболее удачным по активности и малой токсичности является синтетический препарат TNP-470, прошедший клинические испытания при раке почек, шейки матки и саркоме Капоши.



Американский хирург Джуда Фолкман более 30 лет назад впервые высказал гипотезу о том, что если каким-либо способом прекратить рост сосудов, питающих опухоль, то ее дальнейшее развитие и метастазирование прекратятся


Ко второй группе препаратов, тормозящих рост сосудов, относятся природные или синтетические вещества, так или иначе блокирующие передачу сигнала на рецепторы факторов роста. Как уже было сказано, ФРЭС взаимодействует с эндотелиальными клетками посредством специальных белковых структур — рецепторов. Клетки здорового организма к этим веществам — блокаторам рецепторов нечувствительны. Клинические испытания проходят препараты антител к ФРЭС, которые эффективно блокируют рецепторы ФРЭС, не давая молекуле фактора роста запустить биохимический каскад, приводящий к прорастанию новых сосудов. Уже понятно, что лекарственные препараты на основе антител замедляют опухолевый рост и продлевают жизнь пациентам. Фактически антитела к ФРЭС — пока единственное антиангиогенное лекарство, уже появившееся на мировом фармацевтическом рынке. Ученые также синтезировали несколько молекул — аналогов ФРЭС, блокирующих рецепторы. Эти вещества тестируются в онкологических клиниках.

На стадии клинических испытаний находится и печально известный препарат талидомид. Почти полвека тому назад он применялся в качестве снотворного, но вызывал уродства плода у беременных женщин. Как случайно выяснилось впоследствии, это было связано с нарушением образования необходимых для роста плода сосудов, хотя механизм действия соединения так и остался до конца не выясненным. Талидомид оказался эффективным при лечении больных миеломой, раком простаты и легких, саркомой и ганглиобластомой.

К третьей группе веществ, подавляющих прорастание сосудов, а следовательно, и рост опухоли, относятся блокаторы (ингибиторы) активности опухолевых ферментов — металлопротеаз, которые разрушают внеклеточный матрикс и оболочку сосуда, давая клеткам эндотелия возможность мигрировать в сторону опухоли. В недавнее время созданы вещества, которые блокируют ионы металлов, входящих в активный центр ферментов, выводя ферменты опухоли из строя и тем лишая ее способности расти. Разработка препаратов такого типа действия: приномастата, маримастата и COL-3, — находится на стадии клинических испытаний.

Главное достоинство новых препаратов по сравнению с применяемыми в настоящее время состоит в том, что они не подавляют размножение других быстрорастущих клеток, например клеток кишечника и крови, но действуют избирательно на опухоли, причем именно злокачественные. Имеет значение и их относительная универсальность. Вещества, подавляющие рост сосудов опухоли, приходят если не на смену, то, во всяком случае, на серьезную помощь известным химиотерапевтическим средствам. На сегодняшний день уже более десяти тысяч пациентов прошли курсы лечения ангиостатиками. Но, по-прежнему, многие вопросы остаются без ответа — каких побочных эффектов можно ждать от антиангиогенной терапии, как долго может продолжаться курс лечения и не найдут ли опухолевые клетки какой-либо обходной путь, чтобы «опутать себя» кровеносными сосудами? Ответ на них — лишь вопрос времени.


ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ

Аэродром — мировой океан

Раздел выходит под редакцией Мороза С.Г.



Часть III

(начало в № 5, 6. 2007 г.)


Советский Союз, как и страны Запада, был крайне заинтересован в гидропланах военного назначения, однако побудительные мотивы к этому интересу у СССР были иными.

Помня об иностранной интервенции в годы гражданской войны, советское правительство и командование Красной Армии искали способы усиления обороны морских рубежей. Флот был ослаблен, и восстановить его мощь в обозримом будущем не представлялось возможным. Да и опыт мировой войны показывал, что оборонительная стратегия на море ведет к тому, что неприятель захватывает инициативу и выигрывает, и для решения задач защиты берегов большой флот подходил мало. Для предотвращения морских десантов, как те, что имели место на Севере в ходе интервенции в 1919 году, необходимы были бомбардировщики и торпедоносцы, способные к быстрому развертыванию на любом направлении весьма протяженных морских границ в кратчайшее время. В Заполярье и на Тихом океане это могли быть только гидропланы, да и на обжитых, казалось бы, внутренних морях: Балтийском, Черном и Каспийском — больших аэродромов пока не хватало.

Другой задачей, стоявшей перед вооруженными силами, невзирая на окончание гражданской войны, была борьба с внутренней контрреволюцией. Призрак «уральских республик» все еще маячил в стране, для борьбы с угрозой сепаратизма лучшим способом оказалась постоянная демонстрация силы власти в отдаленных регионах, в том числе и силы военной.

Как и на Западе, у нас в то время развитие тяжелой военной и гражданской авиации шло рука об руку. Стремление соединить в одном лице военные и гражданские функции было характерно и для гидроавиации.

Большие реки были реальной альтернативой дорогостоящему строительству все новых и новых взлетных полос в болотах Восточной Сибири, на скалах Камчатки или средь сопок Приморья. Это также придавало и военной, и гражданской гидроавиации особое значение.



РОМ-1


Попытки создать в России тяжелый бомбардировщик-гидроплан, прерванные гражданской войной, возобновились уже в первой половине 20-х годов. Самолет Дорнье «Валь» мало подходил для ударных задач и использовался у нас как морской разведчик и транспортный. Лишь когда из Германии начались поставки трехмоторных ЮГ-1 («НиТ» № 7 за 2006 г.), к которым было куплено и 12 комплектов поплавкового шасси, такие самолеты появились на нашем флоте.

Самым известным отечественным конструктором гидросамолетов до революции был Дмитрий Павлович Григорович. В отличие от Сикорского, он не покинул Родину, хотя новая власть часто была к нему жестока и несправедлива.

Летом 1925 года Управление ВВС выдало Отделу морского опытного самолетостроения (ОМОС) ленинградского Государственного авиазавода № 3 «Красный Летчик» заказ на гидроплан, способный действовать в открытом море. Главной задачей была разведка (он получил соответственное наименование «морской дальний разведчик — первый», или «разведчик открытого моря»), но самолет должен был иметь 2.. 4 бомбодержателя, механический сбрасыватель СБР-8 и оптический бомбардировочный прицел. Для обороны предусматривались два спаренных пулемета ДА-2.

Под руководством Григоровича был спроектирован полутораплан с двумя моторами «Лорэн-Дитрих» по 450 л.с., установленными в тандем на верхнем крыле. Само оно возвышалось над фюзеляжем на «кабане» из N-образных стоек, а нижние консоли крепились прямо к бортам лодки и оканчивались поддерживающими поплавками. Профилировка днища выполнялась «по мотивам» классического гидроплана Григоровича М-9, но реданы были уже не прямыми, а скошенными, что снизило сопротивление и при движении по воде, и в полете. В дальнейшем это прочно вошло в мировую практику.

Верхнее крыло было деревянным, лодка же и расположенное близко к воде нижнее крыло выполнялись из кольчугалюминия на заклепках, причем в швы для водонепроницаемости прокладывали ленты из байки, пропитанной суриком на олифе. Герметизация получилась простой и надежной, но склепать «мягкий» пакет красиво оказалось невозможно и «товарного вида» лодка не имела. Однако не это оказалось главной проблемой.



РОМ-2 на испытаниях в Севастополе


Когда статический экземпляр самолета поставили под расчетную нагрузку, соответствующую прямолинейному горизонтальному полету, концы крыла прогнулись на 30 см, а при достижении разрушающей нагрузки деформация составила уже 1,5 м. Это означало, что в полете крыло будет вибрировать, а управление может заклинить. И без того пере тяжеленный против расчетного значения каркас пришлось усиливать, и вес пустого самолета вырос на 600 кг.

Опытный РОМ-1 был построен на ГАЗ-З. Весной 1927 года заводской летчик-испытатель Л.И. Гикса выполнил на нем первый полет. Летные данные оказались невысоки, но хуже было другое — машина вышла трудной в управлении. При самом удачном размещении грузов и топлива удавалось доводить чрезмерно заднюю центровку (т. е. положение центра масс относительно носка средней аэродинамической хорды) до 35 % при нормальном значении для такой машины 20…25 %. В случае, когда центр масс смещается за фокус крыла — точку приложения аэродинамических сил — самолет становится сверхчувствительным к воздушным порывам и ошибкам пилота. Летчик Рыбальчук записал в Акте по результатам государственных испытаний РОМ-1: «Самолет не может быть принят на вооружение Красного Воздушного Флота». В 1928 году машина погибла в катастрофе, но на этом неприятности у Григоровича не кончились.

Едва получив назначение на должность Главного конструктора ГАЗ-З, Дмитрий Павлович столкнулся с предвзятым отношением к «старым спецам», к коим относился и он сам, со стороны некоторых чиновников Ленинградского комитета ВКП(б) и губернского ВЧК-ОГПУ. Он добивается перевода в Москву, где обстановка была спокойнее, но это не помогло. Первого сентября 1928 года он был арестован по обвинению в незаконной политической деятельности. Руководить темой самолета РОМ был назначен РЛ. Бартини.

Второй самолет, РОМ-2, проектировали уже в Москве на заводе № 22, но строили его на прежнем месте, в Ленинграде (ГАЗ-З к тому времени стал именоваться «завод № 23»). Аэродинамика и гидродинамика лодки были усовершенствованы, силовой набор продумали более тщательно и весовая отдача возросла с 22,5 % до 37 %. Более мощные моторы

БМВ-VI поставили не друг за другом, а в ряд на крыле, улучшив условия их работы и центровку. Они помимо всего прочего были лучше старых французских еще и тем, что потребляли вдвое меньше масла: двум «лорэн-дитрихам» на 5 часов полета его было нужно 185 кг, а паре БМВ надо было лишь 90.

РОМ-2 был облетан в 1929 году. Летные данные выросли: высоту 3000 м новый самолет набирал быстрее почти в 2,5 раза, потолок увеличился в 1,4 раза, время разбега уменьшилось на 15 %. Улучшились и показатели, к которым при испытаниях РОМ-1 были наибольшие претензии, но для 1930 года, когда проходили официальные испытания РОМ-2, они все равно были недостаточны: скорость у воды выросла с 165 до 180 км/ч, время выполнения виража снизилось с 80 секунд до 50, и все равно осталось больше, чем у поплавкового ТБ-1П, дальность полета увеличилась с 800 до 900 км, но так и не достигла заданного 1000-километрового рубежа. Самолет стал проще в управлении в полете, но на воде даже невысокая волна заливала нижнее крыло, расстояние до ватерлинии от плоскости хорд которого было всего около 30 см. Кончилось все грубой посадкой и аварией. РОМ-2 поставили в ремонт, параллельно проводя его дальнейшее совершенствование. Но доработанный РОМ-2бис на испытания так и не передали, сочтя ожидаемый прирост летных данных не стоящим затрат.



ТБ-1П


В 1927 году, чтобы получить доступ к передовому мировому опыту в области гидроавиации, советское правительство стало искать зарубежных специалистов, которые согласились бы поработать в СССР по контракту. Среди известных конструкторов, которые получили приглашение, был и, например, немцы Рорбах и Хейнкель, но они отказались приехать. К марту 1928 года набралась группа из одиннадцати французов, старшим которой был назначен Поль Эме Ришар, хотя почти каждый его подчиненный считал, что главным конструктором будущего КБ должен быть он сам. В итоге на московский авиазавод № 28 прибыли только трое — Ришар, Лявиль и Оже. Ришар возглавил заводское КБ, статус которого был повышен до «опытного», т. е. занимающегося проектированием новых типов самолетов, а не только решением задач серийного производства. Лявиль стал начальником секции общих видов, а Оже был назначен руководить плазовой секцией.

Новому ОКБ было поручено спроектировать ряд гидропланов самого разного тоннажа — от легкого ближнего разведчика до сверхтяжелой летающей лодки со взлетным весом 200 тонн. Но для выполнения даже самого простого из этих заданий возможностей, которые предоставлял 28-й завод, было недостаточно. Предприятие не имело полного цикла производства самолетов, выпуская лишь отдельные деревянные части по заказам других заводов, а основной продукцией были воздушные винты и аэролыжи. Пока группа «Р», как называлось ОКБ Ришара в СССР, занималось чисто «бумажной» работой, этого хватало. Но как только дело вышло в практическую плоскость, этот недостаток стал ясно виден, и летом 1929 года вышло решение о переводе ОКБ Ришара на самый оснащенный советский авиазавод № 22, на котором, как мы помним, уже трудился коллектив конструкторов, который занимался самолетом РОМ после ареста Григоровича под руководством Бартини. Группу «Р» преобразовали в 4-й опытный отдел ЦКБ, планы работ были пересмотрены, явно нереализуемые и морально устаревшие проекты были отброшены, а главным приоритетом был объявлен двухмоторный цельнометаллический поплавковый моноплан ТОМ-1 — «торпедоносец открытого моря». Машину эту иногда именовали также МТБ-1 — «морской тяжелый бомбардировщик». Вскоре КБ француза Ришара и итальянца Бартини объединили в одну организацию.

На первый взгляд ТОМ-1 имел много общего с бомбардировщиком Туполева ТБ-1, например, силовая установка была такой же (два мотора БМВ-VI, которые производились в СССР под обозначением М-17), но проект Ришара вмещал ряд прогрессивных новшеств.

Его обшивка везде была гладкой, а не гофрированной, как это было принято тогда в ЦАГИ. Аэродинамическое сопротивление удалось снизить, но для обеспечения гладкости панелей и отсутствия «хлопунов» при клепке шаги шпангоутов и нервюр пришлось уменьшить, и каркас получился тяжеловат. Стабилизатор подняли на верхушку киля, максимально удалив его от поверхности воды, что тоже добавило весу. Но наиболее интересным решением было применение выдвижных щелевых закрылков, значительно улучшивших взлетно-посадочные свойства — такая механизация крыла тогда была новинкой, она себя показала с наилучшей стороны и сейчас она применяется повсеместно. ТОМ-1 должен был нести одну 1000-кг торпеду или тонну бомб, а для обороны иметь три пулемета ПВ-1: по одному в носовой установке, на верхней турели в средней части фюзеляжа и в выдвижной нижней «корзине».



МТБ-1 (ТОМ-1).

Фото с архива Приходченко И.В.



МК-1 (АНТ-22)




МТБ-1 (АНТ-27)


Завод N«22 в те годы был единственным советским предприятием, имевшим опыт, а также достаточное технологическое оснащение и станочный парк для постройки больших цельнометаллических самолетов, поэтому он был постоянно перегружен работой, причем главными заданиями были серийные машины ЦАГИ — Р-3, И-4, ТБ-1, ПС-9 и ТБ-3. Тем не менее, опоздание по сравнению с окончательно согласованными сроками сдачи агрегатов самолета ТОМ -1 не превышало двух месяцев, что было неплохо и по нашим, и по зарубежным меркам.

Но в Севастополе, где намеревались самолет испытывать, были явно не готовы к его встрече. Последние агрегаты прибыли на место к 1 января 1931 года, а сборку и регулировку машины закончили только к 1 августа, и в начале месяца ТОМ-1 совершил первый полет.

Летные данные вышли по тому времени неплохими, но произошло одно событие, резко изменившее отношение Заказчика к самолету — контракт Ришара закончился, он не стал его продлять и вернулся во Францию. Сразу после этого тон официальной переписки по самолету изменился с благожелательного на негативный. На первый план были выставлены претензии технологов 22-го и 31-го заводов, прорабатывавших чертежи ТОМ-1, запуск в серийное производство которого был запланирован на 1932 год. Главные замечания сводились к следующему: Планер машины имел высокую металлоемкость, коэффициент использования материала был гораздо ниже, чем на самолете ТБ-1. Это произошло из-за того, что самолет Ришара имел лонжероны, шпангоуты и нервюры со сплошными стенками из листового кольчугалюминия с отверстиями облегчения, тогда как у ТБ-1 это были клепанные фермы или рамы из гнутых профилей. Все отверстия имели по краям отбортовки, для выполнения которых без брака требовались медники самой высокой квалификации, а сам этот процесс не был пока механизирован и был крайне непроизводительным. Но практика показала, что вариант Ришара дает заметный выигрыш в весе, и именно он применяется по сей день, конечно с использованием штампов.

Самолет ТОМ-1 на вооружение принят не был, однако от деятельности «французского ОКБ» польза отечественной авиации все же была: под руководством Ришара зарубежный опыт перенимали знаменитые в будущем ученые: аэродинамик И.В. Остославский и прочнист А.Л. Гиммельфарб, по их учебникам училось несколько поколений студентов авиационных вузов, в том числе и автор этих строк. У Ришара начинали свой творческий путь будущие руководители авиационных бюро по самолето- и вертолетостроению, авиационному вооружению и ракетной технике Н.И. Камов, С.А. Лавочкин, М.И. Гуревич, Г.М. Можаровский и СП. Королев. Среди сотрудников Ришара были и Главные конструкторы КБ, успешно работавших в области гидроавиации — В.Б. Шавров, И.В. Четвериков и Г.М. Бериев. Через несколько лет именно КБ Бериева станет основным конструкторским коллективом страны в области гидроавиации, но пока главные надежды на создание больших гидропланов возлагались на Андрея Николаевича Туполева.

В 1925 году Остехбюро предложило Центральному аэрогидродинамическому институту свой вариант переделки под поплавки еще только строившегося бомбардировщика АНТ-4. Однако все силы ЦАГИ были поглощены испытаниями базового колесного варианта самолета, и расчет его поплавковой модификации Туполев смог представить только после того, как 26 марта 1926 года успешно прошли «официальные» полеты базовой машины. Однако, тем дело пока и ограничилось.

Лишь когда в 1929 году в Таганроге была создана морская испытательная база ЦАГИ, работы по поплавковому варианту АНТ-4 возобновились. Опытный АНТ-4 № 2 был поставлен на поплавки «Юнкере» с удлиненной по рекомендации Туполева носовой частью, скопированные заводом № 22 из комплекта самолета ЮГ-1.

Испытания начались 15 июня 1929 года и завершились в первых числах августа с полным успехом. Закрепить достигнутое решили сверхдальним перелетом Москва — Нью-Йорк, значительная часть которого должна была пройти над Тихим океаном с перестановкой с колес на поплавки. Подготовку головного серийного ТБ-1 № 601 и техническое обеспечение полета на сухопутном участке вел В.М. Петляков, а на морском — Р.Л. Бартини. Экипаж самолета «Страна Советов» под командованием С.А. Шестакова вылетел из Москвы 8 августа, но под Читой вынужден был садиться на лес. Все остались живы, но машина была разбита. Вторую попытку предприняли 23 августа. Число промежуточных посадок увеличили, что позволило снизить запас топлива, и взлетный вес уже не превышал нормальный. На этот раз все прошло гладко и «Страна Советов» № 2 прибыла в Нью-Йорк 31 октября. За 141 ч 45 мин. полетного времени было пройдено 21242 км, из них 50 ч полег проходил над океаном — 8000 км на участке от Хабаровска до Сан-Франциско. Это был первый перелет советского самолета в США и первый наш перелет такой дальности над водным пространством.

Этот полет при общем успехе показал несовершенство поплавков «Юнкере» с сечением, близким к пятиугольнику со слабовыраженной килеватостью и гофрированными панелями обшивки. В октябре 1929 года у английской фирмы «Шорт» было куплено несколько пар поплавков разного объема. Они имели сечения, выполненные плавными кривыми, и развитый киль. Герметизация обеспечивалась так называемыми «полуторными» заклепочными швами: первый ряд заклепок 3-мм диаметра был силовым, работал на срез и имел шаг 37.5 мм, а второй обеспечивал плотность прилегания листов и состоял из 2,3-мм заклепок, поставленных с шагом 12.5 мм. Клепка получалась гораздо качественнее, чем с применением мягких герметизирующих прокладок, да и вес конструкции получался меньше, а главное, конструкция имела малый вес за счет отсутствия герметика и минимального нахлеста листов — всего 15 мм. Такие поплавки были запущены в серию на таганрогском авиазаводе № 31, там же, начиная с 1932 года, было построено 66 поплавковых бомбардировщиков ТБ-1П — довольно большая серия по тому времени. Первые машины комплектовались поплавками, купленными в Англии, далее 31-й завод освоил их выпуск. Однако другие предприятия не смогли освоить «аглицкую вещь» — ширина перемычек между ближними заклепками и от заклепки до края листа была всего 5 мм при допуске менее миллиметра, в противном случае не обеспечивалась прочность и герметичность, и получался трудноустранимый брак.

Комплект поплавков «типа Ж» (так в нашем производстве назывались поплавки «Шорт» 8-тонного класса) весил 816 кг. Как ни странно, скорость ТБ-1П с ними по сравнению с обычным серийным ТБ-1 2М-17 на колесном шасси даже увеличилась на 8 км/ч, зато остальные летные данные упали. Больше всего «пострадала» скороподъемность — время набора высоты 3000 м выросло с 12 до 33,2 минуты. Ухудшилась маневренность самолета, и теперь вираж на высоте 1000 м он выполнял уже не за 26, а за 40 секунд. На 5 км/ч возросла посадочная скорость — с 85 до 90 км/ч. Примерно на 10 % увеличились вес пустого и взлетный, а весовая отдача ухудшилась на 4 %. Возможность устранения этих недостатков Туполев видел в переходе от поплавковых модификаций сухопутных самолетов к летающим лодкам.

Научно-технический комитет Управления ВВС 9 ноября 1928 года утвердил задание на морской тяжелый бомбардировщик-торпедоносец МТБТ. Самолет этот был спроектирован Туполевым в ЦАГИ под обозначением АНТ-11, но построен не был, а нужда в такой машине осталась. В июле 1931 года ВВС составили новые требования на такую машину, причем их новая редакция предусматривала значительное увеличение дальности и скорости полета — требовалось создать «морской крейсер», способный вести дальнюю разведку в интересах флота и действовать против вражеских кораблей самостоятельно.

АНТ-22 проектировался, как классическая летающая лодка, но в таком варианте длина фюзеляжа превышала 50, а высота — 6 метров. Тогда было решено вернуться к компоновке, прорабатывавшейся еще при создании АНТ-11 — двухлодочной схеме по типу итальянского гидроплана Савойя S 55. Правая и левая лодки были идентичны, их нижняя часть имела частый силовой набор, а герметизация швов обеспечивалась прокраской железным суриком на полимеризованном минеральном масле. Она заканчивалась герметичным силовым полом, выше которого конструкция была гораздо ажурнее и легче. Обшивка крыла и стабилизатора оставалась гофрированной, а на лодках и килях она была уже гладкой, правда, по бортам пустили по три внешних силовых балки. Над крылом планировалось установить три тандемных установки с новейшими высотными редукторными моторами М-34РН конструкции Микулина.



МТБ-2 (АНТ-44)


Кабина летчиков, расположенная в обтекаемой гондоле на центроплане, и шесть огневых установок были закрытыми. Вооружение сделали очень мощным — в носовых установках на каждой лодке было по одному 7,62-мм пулемету ШКАС, в хвостовых — по два, а в турелях за крылом поставили по одной 20-мм пушке «Эрликон». По эффективности один ШКАС был близок к двум «Виккерсам» калибра 7,69 мм, а «Эрликон» — к трем-четырем таким пулеметам. В крыле были предусмотрены отсеки для десяти 100-кг бомб, а под крылом — замки для четырех 1000-кг бомб или торпед массой по 1200 кг. Самолету было присвоено военное обозначение МК-1.

Примерно в то же время, в 1930 году, задание на проектирование морского дальнего разведчика и бомбардировщика МДР-3 получил отдел гидроавиации ЦКБ, которым руководил тогда И.В. Четвериков. Самолет, получивший «внутреннее» обозначение ЦКБ-11, был облетан летчиком Б.Л. Бухгольцем 15 января 1931 года. На машину возлагали, как это часто бывает, большие надежды, планировалась постройка большой серии с темпом выпуска 200 штук в год, но летные данные получились слабоваты и заказ вместе с недостроенным вторым экземпляром самолета передали Туполеву. При этом ТЗ было несколько изменено — вместо единой многоцелевой машины планировалось теперь строить три специализированных модификации: тяжелый бомбардировщик МТБ-1, дальний разведчик МДР-4, и 14-местный пассажирский МП-3. Проект в военных вариантах получил обозначение АНТ-27, а в гражданском — АНТ-29.

Облик машины существенно изменился по сравнению с тем, что был сформирован в ЦКБ. Главное заключалось в том, что в ЦАГИ применили свободнонесущее крыло больших размеров вместо подкосного, две тандемные установки с моторами БМВ-VI заменил на три М-34РН, внешние имели тянущие винты, а внутренний — толкающий. Вооружение было более скромным, но все его основные элементы были унифицированы с АНТ-22.

Оба самолета строились Заводом опытных конструкций ЦАГИ в варианте разведчиков. Для МДР-4 использовались готовые агрегаты, конструкция была проще, он «поспел» раньше, и экипаж Т.В. Рябенко поднял его в первый полет 8 марта 1934 года. Но через 8 дней машина разбилась из-за неправильно выбранной методики взлета «с раскачкой», слепо примененной по опыту эксплуатации летающей лодки Дорнье «Валь», имевшей принципиально иную форму днища и жабры для остойчивости, а не поддерживающие поплавки. Среди погибших был и главный конструктор самолета И.И. Погосский.

МК-1 был облетан тем же Рябенко через 5 месяцев — 8 августа. После завершения заводских испытаний на самолет установили вооружение и передали на официальные государственные испытания. Они показали значительное снижение летных качеств при внешней подвеске 4-х 1000-кг бомб (торпед пока не было вовсе), не удовлетворила Заказчика и дальность полета. Не «спас» машину даже мировой рекорд грузоподъемности, установленный 8 декабря 1936 года — летчики Рябенко и Ильинский подняли груз 10040 кг на высоту 1942 м, а на следующий день контрольную нагрузку довели до 13 тонн.

Самолет АНТ-22 получился сложным и «тугим» в управлении, для того, чтобы вытащить его на берег для ремонта и обслуживания требовался 30-тонный кран, да и цена гигантской лодки (а это до сих пор самый большой в мире гидросамолет двухфюзеляжной схемы) была колоссальной.

Осенью 1934 года была закончена постройка дублера АНТ-27бис (МТБ-1 или ДР-4) с усиленной конструкцией, частично полотняной обшивкой и измененным днищем лодки, что должно было впредь исключить опасные ситуации на взлете. 29 ноября 1934 года его летные испытания начал все тот же Рябенко, а 7 апреля 1935 года машину передали Заказчику для испытаний с вооружением. Уже в мае было получено положительное заключение и АНТ-27бис рекомендовали принять на вооружение, а в июле завершились полеты с нагнетательными моторами М-34РН, однако в сентябре и этот самолет разбился, совершая вынужденную посадку. Причиной было вспучивание полотняной обшивки консолей крыла.

Несмотря на это, решение о запуске самолета в производство было подтверждено. Исполнителем заказа был определен таганрогский завод № 31, но его мощностей, к тому же занятых другими важными заданиями, было явно недостаточно и постройку летающей лодки планировали также организовать на заводах № 125 в Иркутске и № 126 в Комсомольске-на-Амуре, которые вошли в строй в 1936 году. Однако работы начал только 31-й завод, а КБ сорвало план передачи рабочих чертежей и в 1936 году сдали вместо 25 самолетов по плану только 5, причем со старыми моторами М-34Р. Высотные М-34РН начали поступать в 1937 году, с ними построили еще 10 машин.

Все 15 серийных МТБ-1 были оплачены Наркоматом Военно-морского флота, но по факту единовременно в эксплуатации в 124-й ТБАЭ ВВС Черного моря находилось не более двух МТБ-1, остальные либо стояли в ремонтах и доработках, либо использовались заводом № 31 и ЦАГИ для продолжения испытаний и различных экспериментальных работ. Было решено считать самолет переходным типом к новой модификации АНТ-27бис с увеличенной дальностью полета МДР-4Р и тяжелому четырехмоторному бомбардировщику МТБ-2 (АНТ-44), проектирование которых уже производилось.

Итогом разработки и постройки самолетов АНТ-22 и АНТ-27 стал вывод о том, что технологический уровень советской авиапромышленности не позволяет пока создавать летающие лодки, приспособленные к длительной эксплуатации в суровых океанских условиях. Было решено приобрести в США проект специализированного завода гидроавиации с полным комплектом станочного парка и технологического оснащения, а также лицензию на современный тип тяжелой летающей лодки.


• КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ

Первая броня

Спонсор рубрики — NOC international® Настоящие подшипники

Павленко С.Б.



Ранним утром 17 октября 1855 года перед изумленным взором гарнизона Кинбурнского укрепления русской морской крепости Очаков происходили весьма необычные перемещения союзного англо-французского флота, намеревавшегося прорваться в Днепровский лиман. И дивиться было чему — вражеская эскадра, вместо того, чтобы прорываться на «пистолетный выстрел» к укреплениям — в надежде высадить десант, одновременно ведя безнадежную дуэль с береговыми батареями, занимала места вдали от русских пушек — на дистанции, с которой огонь вести было бессмысленно. Парусные линейные корабли союзников, став в море на расстоянии километра от берега, взяли на прицел главный форт, а фрегаты, корветы и канонерские лодки — круговую батарею и земляное укрепление. В двух с половиной километрах от берега расположились бомбардирские корабли. И только в 9 часов утра в бой двинулись три необычных неуклюжих корабля. То были первые в мире броненосные батареи «Лавэ», «Тоннант» и «Девастасьон», построенные на французских верфях…

Военно-морские круги союзников понимали, что даже новомодные винтовые корабли не могут сравнять с землей гранитные форты Кронштадта (кстати, материал применяемый для военного строительства в Севастополе были намного хуже), и что попытка сделать что-то подобное приведет только к повреждениям кораблей. Как отмечал британский военно-морской историк Гамильтон: «К счастью, сэр Чарльз (Ч.Нэпир — командующий союзным флотом на Балтике) такой попытки не сделал…». Британское общество было крайне разочаровано результатами кампаний на Балтике и против Севастополя. Мнение же военно-морских кругов было еще менее оптимистичным, чем можно было ожидать. Бомбардировки Севастополя и Свеаборга показали, что, хотя стрельбой с кораблей и можно ослабить огонь укрепленных береговых батарей, то уничтожить их крайне сложно — и что они могут нанести очень серьезный вред атакующим линейным кораблям. Опытные стрельбы по стенам захваченного Бомарзунда были еще более пессимистичными. Они показали, что корабль, ведущий огонь из гладкоствольных пушек но каменному форту, должен подойти к нему — чтобы его разрушить — на несколько сотен ярдов. Выводы были мрачными. Во-первых, атакующий корабль будет терпеть от вражеского огня, пока он будет подходить на такую дистанцию. Во-вторых, многие морские крепости окружены мелководьем, которое не позволит большим кораблям подойти достаточно близко. Кроме того, испытания открыли еще один неприятный момент. Бомарзунд был построен «экономично» — кирпичная кладка, облицованная гранитом. Как было известно, Кронштадт и Свеаборг имели сплошные гранитные стены. Выглядело сомнительным, чтобы флот, состоящий из обычных кораблей — пусть и паровых — смог бы разрушить их стены прежде, чем огонь с фортов не сожжет его дотла.

Это заключение привело союзников к постройке кораблей трех новых типов. Первый представлял собой новый тип блокшивов — пять парусных линейных кораблей — «Пемброк» (Pembroke), «Рассел» (Russell), «Корнуоллис» (Cornwallis), «Гастингс» (Hastings) и «Хок» (Hawke) были зимой 1854-55 годов оснащены 200-сильными паровыми машинами. Своим появлением этот тип корабля обязан Наполеону III, заявившему, что лучше выставлять против гранита старые корабли ценой в полмиллиона франков каждый, чем высылать на убой флот ценой в пятьдесят миллионов. Но, пусть и дешевые, новые блокшивы должны были быть укомплектованы экипажами — по 600 человек на каждый. Моряки слишком дорого стоили, чтобы рисковать ими в столь авантюрной операции, пусть сами корабли и представляли собой не более чем пушечное мясо. К несчастью (для союзников), они мало на что годились, кроме как выступать в качестве самоходных батарей. Вскоре после их ввода в строй два из них были проинспектированы корабельными инженерами, которые сочли, что они развивают под парами слишком малую скорость, не могут двигаться против встречного ветра, и не имеют достаточно парусов, чтобы продолжить плавание в случае поломки машины. Итог был ясен: лес, труд, машины и 100 000 фунтов были потрачены впустую.



Плавучая батарея “Тоннант”


Второй тип кораблей, призванных бороться с морскими крепостями, представлял собой малые винтовые корабли (паровые канонерки), вооруженные дальнобойными орудиями — оказался намного перспективнее. Так, корабли этого типа наилучшим образом проявили себя при бомбардировке Свеаборга.

Появление же третьего типа кораблей перевернуло все мировое военно-морское строительство…

С окончанием тяжелой осады Севастополя, которая не привела к ожидавшемуся общему поражению России, союзники начали искать другие способы оказать давление на нее с тем, чтобы заставить сесть за стол переговоров. Обсуждались несколько возможных вариантов, но Наполеон III, войска которого составляли основу армии союзников на Черном море, решился на самую неожиданную и, в то же время, ограниченную операцию, наметив ее на вторую половину осени. Эта операция была направлена против Кинбурна, и в этой операции новейшее оружие, совершившее революцию в военно-морском деле, впервые показало себя в бою…

Кинбурн располагался между Одессой и Крымским полуостровом, и защищал дельту Буга и Днепра. На Буге располагался важный порт Николаев. До постройки железной дороги, эти две реки являлись важнейшими транспортными артериями в южной России. Укрепления защищались гарнизоном в полторы тысячи солдат под командованием генерал-майора Коконовича, и состояли из трех частей. Основным укреплением был каменный форт с пятьюдесятью пушками, некоторые из которых были расположены в казематах. Также имелись две батареи (по 10 орудий), укрепленные мешками с песком. Тяжелых орудий не было, самыми мощными были стандартные 24 фунтовые пушки, стреляющие чугунными ядрами.

Боевые действия против Кинбурна должны были осуществлять десять линейных кораблей, в том числе шесть английских, 17 английских фрегатов и шлюпов, три французских корвета, 11 мортирных ботов (пять французских и шесть английских), 22 канонерки (12 французских и 10 английских), 10 транспортов имеющих на борту 8000 солдат, и несколько малых кораблей. Эта эскадра направилась к Кинбурну, совершив перед тем ложную атаку против Одессы. Командовали операцией французский вице-адмирал Арман-Жозеф Брюа (Armand-Joseph Bruat) и британский контр-адмирал Эдмунд Лайонс (Edmund Lyons). Но еще задолго до этого — в конце июля — начале августа 1855 года французы отправили три своих новых корабля — броненосных батареи «Лавэ», «Девастасьон» и «Тоннант» на Черное море. Батареи отправились в Черное море на буксире у военных кораблей, и прибыли к месту назначения в конце сентября. Объединенная англо-французская эскадра прибыла к Кинбурну 14 октября 1855 года.



Плавучая батарея “Демологос”



Схема размещения орудий на батарее “Демологос”


Воды перед Кинбурном были разведаны перед боем, глубины промерены. Выяснилось, что линейные корабли могли подойти к Кинбурну на расстояние 1200 ярдов, имея два фута под килем. Операцию начали канонерки, пять английских и четыре французских, которые ночью 14 октября прошли под огнем с Кинбурна и Очакова (оказавшимся, впрочем, малоэффективным) к основанию косы и высадили там 15 октября 8000 солдат под командованием будущего маршала Франции Базена (Bazain). Русский гарнизон оказался, таким образом, полностью отрезан от своих.

Непомерно широкие, лишенные привычных мачт и парусов, необычные корабли медленно приблизились к Кинбурнской косе. Несколько раньше, лейтенант де Раффен (de Raffin) с «Девастасьона», взяв шлюпку, выставил три буя, обозначающих позиции для трех батарей. В ходе этой смелой операции он был убит огнем с форта. По плану, они должны были приблизиться на расстояние 600 метров, но на деле оказалось, что «Девастасьон» стал на якорь в 877 метрах, «Лавэ» в 975 и «Тоннант» — в 1150 метров от русского форта. «Девастасьон» открыл огонь первым — в 9.06, и вскоре к нему присоединились остальные. Преимущество постановки на якорь заключалось в том, что давало дополнительную устойчивость кораблю как орудийной платформе, и позволяло вести более точный огонь. Мортирные корабли, находясь в 2800 футах к югу от форта, также открыли огонь. Заговорили и орудия линейных кораблей.

Броненосные батареи вели огонь в течение четырех часов, выпустив за это время 3177 ядер и бомб по русским укреплениям. Когда русский артиллерийский огонь заметно ослаб, к броненосным батареям присоединились подошедшие к форту с тыла канонерки. Русские батареи Кинбурна, расстреливаемые с короткой дистанции, несли тем временем большие потери. После трехчасовой канонады были уничтожены 29 пушек, повреждены брустверы и казематы, 130 человек ранено и 45 убито. В 12.50 английский линейный корабль «Ганнибал» («Hannibal») занял позицию у оконечности косы, чтобы прикрыть проход французских корветов и английских фрегатов в залив. Его огонь быстро заставил замолчать прикрывавшую косу русскую батарею. Фрегаты и корветы направились в залив, заняли свои позиции и открыли огнь в 13.30, уже непосредственно перед окончанием боя.

В 13.50 Кинбурн капитулировал перед практически неуязвимым противником. Договор о сдаче был подписан в 15.00, и союзники смогли, наконец, занять укрепления. Этот успех, впрочем, не был реализован союзниками до конца и не привел к каким-либо изменениям на театре военных действий — прорыва в Буг, атаке Николаева и т. п.

Но падение Кинбурна (которого и считать-то крепостью было нельзя — это был форт, укрепление) произвело именно тот эффект на который надеялся главный инициатор и организатор первого в истории применения бронированных кораблей — Наполеон III. И эффект был более ощутим, чем падение Севастополя или бомбардировка союзниками Свеаборга — Россия запросила мира. «Намек» был слишком прозрачным — следующей целью для французских броненосных батарей (неуязвимых!) мог оказаться Кронштадт или даже Петербург! И ответить на такой «ход конем» было абсолютно нечем.

Ясно, что именно французские паровые броненосные батареи выиграли этот бой, и что именно они явились острием копья, при помощи которого союзники завладели русскими укреплениями. Другие корабли оказали им помощь, но роль их была исключительно второстепенной. Если бы грозные морские силы, как планировалось, отправились бы в 1856 году на Балтику, чтобы уничтожить русскую крепость Кронштадт, то броненосным батареям вновь бы следовало оставить всему прочему флоту лишь нанести “удар милосердия”.

Насколько велико было потрясение от первого применения брони говорит тот факт, что в России сдачу укрепления не посчитали чем-то унизительным для славы русского оружия — спустя 60 лет один из новейших линейных крейсеров получил название «Кинбурн». К чести русских артиллеристов — стреляли они отлично: «Девастасьон» получил 31 попадание в борта и 44 в палубу, «Лавэ» и «Тоннант» получили примерно по 60 попаданий каждый. Но весь этот меткий огонь оставил лишь десятки полуторадюймовых вмятин в железной броне французских батарей.

Джеймс П. Бакстер, суммируя воздействие огня русских на «Девастасьон», располагавшийся ближе прочих к Кинбурну, и попавший под самый ожесточенный обстрел, отмечал: «Двадцать девять ядер были отражены его четырехдюймовой броней, и тридцать пять пропахали борозды в его мощной дубовой палубе. Одно ядро, тем не менее, проникло внутрь батареи сквозь плохо защищенный люк, и еще два — через орудийные порты, убив двух человек, и ранив тринадцать». Остальные потери союзников в этот день — двое раненых на линейном корабле «Принцесс Ройал».

Флаг-капитан адмирала Лайонса отмечал, описывая воздействие русского огня на французские броненосные батареи, что «бомбы разбивались о них, будто стеклянные», и что французские батареи были «безупречны».

Таким образом, всего два года разделяют Синопское сражение, где миру впервые была явлена мощь бомбических орудий, в мгновение ока аннулировавших могущество деревянных эскадр, и бомбардировку Кинбурна, где огню пушек (орудия Кинбурна не были бомбическими) была впервые с успехом противопоставлена железная броня. Всего два года понадобилось военно-морским деятелям для того, чтобы правильно оценить, воплотить в металл и испробовать в бою идеи тех изобретателей и инженеров, которые они пренебрежительно отвергали на протяжении нескольких десятилетий, предшествовавших Крымской войне. Французский вице-адмирал Брюа писал позднее адмиралу Франсуа Альфонсу Гамелену (Francois Alphonse Hamelin), французскому морскому министру: «Я отношу быстроту, с которой мы достигли победы, во-первых, на счет полного окружения форта со стороны и суши, и моря, и, во-вторых — на счет плавучих батарей, которые проламывали огромные бреши в крепостных валах и которые, благодаря замечательно точному прицельному огню, оказались способны разрушать прочнейшие стены. Многого можно ожидать от использования этих грозных машин войны…»

Другие отзывы также были самыми положительными.

«Паровые линейные корабли отныне явление прошлого. Они уже ушли, и остались лишь воспоминания об их изящных и величавых формах; они были лебединой песней парусного флота». Капитан первого ранга де Баленкур и Пьер ле Конт (Captain de Balincourt, Pierre le Conte).

«То, что плавучие бронированные батареи стали составляющей частью войны на море, следует воспринимать как свершившийся факт, так что чем быстрее Вы устроите, чтобы у Вас было столько же хороших батарей, сколько у французов, тем лучше это будет для Вас». Сэр Эдмунд Лайонс — Первому Морскому Лорду (Sir Edmund Lions to the British First Sea Lord).

«Теоретический вопрос о бронировании кораблей после Кинбурна стал явной необходимостью». Франклин Уоллин (Franklin Wallin).

Бомбардировка Кинбурна нанесла сильнейший удар существовавшей политике развития военно-морских флотов и произвела крупнейшую в истории революцию в военно-морском кораблестроении. Впрочем, революцию прогнозируемую и ожидаемую…

Перевороты в боевой тактике, способах ведения войны, как правило, производят новые средства нападения. Максимальным успехом они пользуются в тот короткий промежуток времени, пока противник не разработал соответствующих средств защиты. Военно-морская история явно противоречит такому естественному ходу дел. Здесь не новое средство нападения, а новое средство защиты — броня, — произвело переворот, разом обесценив мощь огромных флотов, состоящих из многопушечных деревянных линейных кораблей.

«Державы, считавшие себя могущественными на море, вдруг увидели, что они почти совсем беззащитны, если не примут решительных мер к созданию броненосных флотов…», — писал один из современников этого великого переворота.

Секрет такого кажущегося парадокса прост. Чем ближе цель, тем разрушительнее действие снаряда. А поскольку боевой корабль — гармоническое сочетание подвижной платформы и огневой мощи, защиты и нападения, то оказывается, что броня, позволяя броненосцу безнаказанно приближать свои орудия к борту противника, как бы увеличивает поражающую силу снаряда. Эффективность нападения здесь теснейшим образом связана с эффективностью защиты. Именно поэтому появление броненосцев произвело такое ошеломляющее действие на умы военно-морских специалистов.



Плавучая батарея “Пексан”


Однако кораблестроители, которые сто с лишним лет назад решили закрыть железом деревянные борта, едва ли понимали эту зависимость. Они вряд ли догадывались, что осуществление такой идеи в скором времени произведет переворот в военно-морском деле. Для них железная броня была одним из многих изобретений, испытывавшихся тогда на боевых кораблях, не более важным, чем паровая машина, гребной винт и железный корпус. Но именно применение брони оказалось поистине революционным. Броненосцы появились не на пустом месте. Собственно, лишь броня стала тем единственным элементом, который отличал их от прочих военных кораблей, и который сделал их символом эпохи.

К появлению этого нового типа военных кораблей привела целая комбинация событий. Броненосцам потребовалось несколько повивальных бабок, таких как разрушительная мощь бомбических орудий, технические нововведения, позволившие человеку наводить и заряжать тяжелые орудия, появление корабельной паровой машины и особенно винта, технологический прогресс, и техническая революция. Все эти явления оказали свое влияние на появление броненосца.

Попыткам защитить судно от орудийного огня уже несколько веков. Еще в 1557 году капитан Жан де Ла Салль (Jean de La Salle) предложил конструкцию судна с толстыми “деревянными стенами”, способными противостоять артиллерии.

Можно вспомнить и корейские эксперименты 1592 года, когда адмирал Йи-сун (Yi-sun) разработал «корабль-черепаху», имевший железные плиты, покрывавшие его борта и верхнюю палубу для защиты от японских пуль и стрел, а также — благодаря использованному материалу — и от огня. Этот корабль, также предназначавшийся и для тарана, позволил слабейшему корейскому флоту одержать ряд побед над японцами незадолго до начавшейся самоизоляции Японии.

Прочие менее удачные эксперименты продолжались. Один из наиболее известных провалов, случившийся в 1782 году — атака Гибралтара специально построенными испанскими батареями, должными противостоять английским каленым ядрам при помощи насосов, смачивавших их толстые деревянно-пробковые борта. Этот штурм завершился катастрофой, повлекшей за собой большие жертвы.



Плавучая батарея “Арроганте”


Но только появление и массовое применение бомбических пушек вынесло приговор деревянным линейным кораблям и настоятельно потребовало мер по защите кораблей. Хотя бои с их применением случались и до Синопского сражения. Орудия Пэксана были впервые применены в бою в 1838 году — при Вера Круз (Vera Cruz) в Мексике. Далее они применялись в Турецко-Египетской войне 1839–1940 годов. Самый известный из всех имевших место ранее случаев применения бомбических орудий — бой при Экернфьорде (Eckenfjorde) между датским линейным кораблем «Христиан VIII» (Christian VIII) и прусской береговой батареей. «Христиан VIII» погиб в этом бою, но основной причиной его гибели было попадание каленого ядра (ядра, перед заряжанием раскаленного на огне), выпущенного с батареи. Бомбические пушки использовались в этом бою, но их роль была скорее ролью второго плана, хотя время от времени именно им ошибочно приписывают заслугу уничтожения “Христиана VIII”

Слава создания первых броненосных кораблей, как уже упоминалось, принадлежит французскому императору Наполеону III. Но инициатором всех броне-разработок был главный кораблестроитель французского флота Дюпюи де Лом, который еще о 1845 году предложил строить бронированные паровые корабли, вооруженные несколькими тяжелыми орудиями. Небольшое парусное вооружение предусматривалось только как вспомогательное средство передвижения.

В соответствии с проектом де Лома, на полигоне в Венсенне еще до начала Крымской войны испытали стрельбой железные плиты, и именно их благоприятные результаты испытаний в дальнейшем послужили основанием для постройки первых броненосных батарей.

После уничтожения турецкой эскадры русскими, в котором решающую роль сыграли разработанные во Франции бомбические пушки, император Наполеон III понял, что обычные линейные корабли не будут эффективны против береговых укреплений вооруженных бомбическими пушками. Это и побудило его 5 сентября 1854 года отдать приказ о постройке пяти броненосных батарей — «Лавэ», «Тоннант», «Девастасьон», «Фудройян» и «Конгрев», причем вступили в строй только первые три. Наполеон III был осведомлен и о французских экспериментах с броней в 1840-х годах, и о предложенном проекте линейного корабля, несущего 90-мм броню, прикрывающую ватерлинию и машинное отделение. Наполеон, хорошо разбиравшийся в вопросах артиллерии, опасался мощи бомбических пушек, и предполагал, что покрытие корабля железом сможет защитить его. Он предполагал, что мощные плавучие батареи с небольшой осадкой будут тем средством, которое позволит нанести поражение русским. Поторапливаемые Наполеоном, французские конструкторы разработали плавучую батарею с паровой машиной, имеющую небольшую осадку, способную нести мощные пушки и защищенную от бомб и ядер железной броней. Эксперименты с железом в 1854 году показали, что при попаданиях железо само по себе растрескивается и ломается, хотя и может остановить первый снаряд. Но при использовании мощной деревянной подложки удалось получить защиту, непробиваемую имевшимися на тот момент орудиями. В июле 1854 года строительство пяти батарей со 100-мм железной броней пошло полным ходом. Три должны были по завершении строительства быть отправлены на Черное море. Две другие были заложены в расчете на использование их в предполагавшейся на 1856 год кампании на Балтике.

Французы в странном порыве дружеских чувств проинформировали Британское Адмиралтейство о своих достижениях. Они выслали все имеющие значение данные испытаний и оказали англичанам содействие в постройке их собственных батарей. Впрочем, батареи что тех, что других, показали себя под парусами очень плохо.

Это были неуклюжие деревянные корабли, напоминавшие огромные плоскодонные лодки с крохотными парусами и маломощными машинами. Их броневой пояс, равно как и пояс английских батарей, имел толщину 4 дюйма. На каждой было по 16 крупнокалиберных гладкоствольных пушек, причем они все могли вести огонь на один борт. Броня из кованных железных плит прикрывала весь борт, спускаясь ниже ватерлинии. Под парами они могли развить скорость не более 5 узлов. Первоначально предполагалось, что они станут ходить под парусами, а паровая машина с гребным винтом будет использоваться только как вспомогательный двигатель. Однако на испытаниях батареи так плохо слушались парусов, что полное парусное вооружение заменили двумя легкими складывающимися мачтами, а трубы и другие выступающие части сделали убирающимися перед боем внутрь корпуса. По свидетельству лейтенанта Доукинса (Dawkins), служившего на «Глаттоне» (Glatton), паруса были «практически бесполезны». Даже если топки были раскалены докрасна, батареи не могли развить ход более четырех узлов, а их управляемость нельзя было назвать иначе, как отвратительной. Палуба была покрыта полосами железа толщиной 25 мм. Первое появление броненосных батарей вызвало немало насмешек и скептических замечаний. Утверждали, что система искусственной вентиляции не способна эффективно освежать воздух в броневом каземате, и команда погибнет от удушья уже после третьего залпа. Доказывали, что батареи вообще не смогут плавать, а если и удержатся на воде, то окажутся бесполезными в бою. Союзники обменивались информацией об их негативных качествах, но не нашли способа исправить положение. Даже с установленным высоким фальшбортом батареи плохо вели себя в открытом море, когда же они были отправлены к месту боев с русскими, их пришлось буксировать другим пароходам. Только участие броненосцев в бомбардировке Кинбурна положило конец мрачным прогнозам и породило приоритетные споры, в ходе которых выяснилось, что у броненосных кораблей есть долгая предыстория.

Еще во время англо-американской войны 1812–1814 годов (см. «НиТ» № 3 за 2007 г.), когда британские корабли начали совершать безнаказанные набеги на американские портовые города и даже сожгли столицу Штатов город Вашингтон, в Нью-Йорке возникла Ассоциация защиты побережья и гавани. Именно этой организации представил чертежи и модель первого в мире парового военного корабля знаменитый изобретатель Р. Фултон. Предложенная им паровая плавучая батарея «Демологос» («Demologos») приводилась в движение паровой машиной и гребным колесом, установленным в продольном сквозном канале посередине корпуса. Гребное колесо, машина, котел, а также 20 орудий на батарейной палубе были защищены столь мощными деревянными бортами, что ни одно из тогдашних орудий не могло их пробить. Да и не мудрено: в средней части толщина дубового борта достигала 1,5 м!

29 октября 1814 года «Демологос» торжественно спустили на воду, и Фултон приступил к доработке и отладке двигателя. Однако, после заключения мира 24 декабря 1814 года американское правительство утратило интерес к уникальному боевому кораблю, и изобретатель продолжал работы над ним на собственный страх и риск. 4 июня 1815 года плавучая батарея, переименованная в «Фултон-1», совершила пробный переход под парами со скоростью 5,4 узла. После смерти Фултона батарею поставили на прикол на одной из бруклинских верфей. Здесь в 1829 году она погибла от взрыва, при котором 25 человек было убито и 19 ранено.

Применять именно железную броню для защиты кораблей от огня вражеской артиллерии первым предложил уже упоминавшийся французский артиллерист Пексан. В 1822 году он писал: «Необходимы короткие пушки большого калибра, стреляющие с далеких дистанций по деревянному флоту разрывными снарядами с большим разрывным зарядом. Необходима железная броня для бортов военных судов против бомб». Но, удивительное дело: в то время, как первое предложение Пексана — бомбические пушки — быстро принимается на вооружение французского флота, о его второй идее забывают на целых двадцать лет. По мнению некоторых специалистов, это произошло потому, что французский морской министр адмирал Мако, проверив идею Пексана и убедившись в высокой эффективности брони, тщательно засекретил результаты исследований с тем, чтобы в случае войны с Англией внезапно забронировать французские корабли.



Плавучая батарея “Протектрис”


Так ли было на самом деле, установить трудно, но факт остается фактом: интерес к железной броне пробуждается в разных странах лишь в 40-х годах. Первыми здесь были, по-видимому, американцы братья Р. и Е. Стивенсы, которые в 1841 году представили на рассмотрение правительственной комиссии проект броненосной плавучей батареи для защиты Нью-Йорка. Полутораметровую толщу дубового борта, сооруженного Фултоном на «Демологосе», они предложили заменить железными плитами толщиной 102 мм. И это была не единственная перспективная новинка, содержавшаяся в проекте Стивенсов. Разработанный ими корабль при весьма значительном по тогдашним понятиям водоизмещении — 6 тыс. т — должен был развивать скорость 17 узлов, нести броневой пояс и броневую палубу со скосами, орудия на поворотных платформах с паровым приводом, балансирный руль, два винта, котел высокого (3,5 атмосферы!) давления и многоцилиндровые высокооборотные паровые машины. Хотя в 1843 году правительство США заключило с братьями контракт и ассигновало на постройку батареи 560 тыс. долларов, этот уникальный корабль так и не вступил в строй: узнав о результатах испытаний, проведенных в Англии в конце 40-х годов, правительство США отказалось от достройки батареи Стивенсов, и ее корпус многие годы простоял в Хобокене в штате Нью-Джерси. Что же это были за испытания?

«Владычица морей» всегда пристально следила за новинками в военно-морском сооружении, которые могли угрожать ее могущественному флоту. Слухи из США и Франции о броненосцах, способных в мгновение ока свести на нет боевую ценность деревянных линейных кораблей и фрегатов, насторожили англичан. В 1549… 1851 годах они установили на железном судне «Самум» двухслойную броню из 6,4-мм железных листов и обстреляли ее ядрами и бомбами из 163-мм орудий. Эти испытания показали, что ядра, пробивая железный лист, порождают рой губительных для людей осколков весом от 12 гр до 1 кг. Их устрашающий вид и рваные зазубренные края произвели такое впечатление на участников испытаний, что в английском флоте возникло резко отрицательное мнение о ценности брони. «Лучше получить аккуратное пулевое ранение, чем рваные и часто неизлечимые раны, которые причиняют осколки, вырванные из железных бортов», — писал тогда известный британский морской артиллерист Г. Дуглас.

Так, за осколками английские эксперты просмотрели два принципиально важных обстоятельства. Во-первых, даже удар о тонкую броню раскалывал бомбу до того, как она взрывалась, что спасало корабль от разрушительного действия бомбических пушек. А во-вторых, англичане не догадались довести толщину броневых листов до такой величины, при которой ядро оказалось бы не в состоянии пробить их. И вот парадокс: в середине XIX веха Англия — тогда наиболее промышленно развитая страна — отвергает железо как материал для военных кораблей и демонстрирует упорное предубеждение против брони!

И когда сокрушительное действие русских бомбических пушек в Синопском бою сломило это предубеждение, неподготовленность британского флота к броненосному кораблестроению оказалась столь велика, что первыми английскими броненосными кораблями стали точные копии французских батарей. Да и то это стало возможным лишь в силу сговорчивости Наполеона III, приказавшего передать их чертежи извечным соперникам французского флота.

Англичане, по незначительно измененным французским чертежам, заложили пять батарей, но одна была уничтожена пожаром еще во время строительства.

Из четырех построенных во время войны, две — «Глаттон» и «Метеор» — были отправлены на Черное море, а две другие предназначались для кампании в Балтийском море. Британские батареи были несколько быстрее французских, обладали лучшей маневренностью, имели на две пушки меньше, однако оказались построены слишком поздно, чтобы принять участие в сражении при Кинбурне.

Надо сказать, что союзники по Крымской войне Англия и Франция, стали после нее не только двумя главными морскими державами, но и практически морскими «монополистами». Такое положение только подстегивало обе страны, создавшие обширные мировые империи, к дополнительному соперничеству. Франция отставала от «владычицы морей» по боевой мощи линейных флотов, поэтому приход «железной эры» давал ей отличный шанс.

Один бронированный корабль мог успешно выдержать сражение с несколькими «деревяшками» (позднее это успешно продемонстрировал в гражданской войне в США броненосец южан «Вирджиния», более известный под своим первоначальным названием «Мерримак». Он безнаказанно уничтожал эскадру северных штатов до тех пор, пока на выручку не пришел знаменитый «Монитор»). Это означало одно — морское соперничество можно начинать практически с нуля! Прекрасный шанс для «вечно второй» Франции!

И такое соперничество возобновилось с 1858 года — после неудавшегося покушения итальянского националиста Орсини, готовившего свое «дело» на территории Англии. Искра попала на порох.



• Броненосная плавучая батарея «Тоннант» («Tonnante»), Франция, 1854 г.

Водоизмещение — 1825 т.

Длина — 52,5 м.

Ширина — 13,2 м.

Осадка — 2,65 м.

Мощность — 317 л.с.

Скорость — 3,7 уз.

Бронирование (железо): борт — 110 мм палуба — 25 мм.

Вооружение — 18x193 мм.

---

Корабли этой серии были заложены одновременно в Бресте (Brest), Шербуре (Cherbourg) и Lorient, Rochefort в 1854 г. и в 1855 вступили в строй. Принимали участие в Крымской войне и операциях французского флота в Адриатическом море в 1859 г. Выведены из состава флота в 1867…1871 гг.

Всего построено 5: «Лавэ» («Lave»), «Тоннант» («Tonnante»), «Девастасьон» («Devastation»), «Фудройян» («Foudroyante»), «Конгрев» («Congruve»)



• Броненосная плавучая батарея «Демологос» («Demologos»), США, 1814 г.

Водоизмещение — 2500 т.

Длина — 41,5 м.

Ширина — 17,0 м.

Осадка — 3,0 м.

Мощность — 120 л.с.

Скорость — 5,4 уз.

Бронирование — 1500 мм (дерево)

Вооружение —20x163мм.

---

Разработана Р.Фултоном для обороны Нью-Йоркской гавани и заложена в 1812 г. В 1815 г. совершила пробный морской переход. После смерти Фултона и окончания войны поставлена на прикол. Погибла в 1829 г. от внутреннего взрыва.



• Броненосная плавучая батарея «Тандер» («Thunder»), Великобритания, 1854 г.

Водоизмещение — 1825 т.

Длина — 52,5 м.

Ширина — 13,2 м.

Осадка — 2,65 м.

Мощность — 317 л. с.

Скорость — 3,7 уз.

Бронирование (железо): борт — 102 мм палуба —25 мм.

Вооружение — 18x195мм.

---

Всего построено 8: «Глаттон» («Glatton»), «Метеор» («Meteor»), «Тандер» («Thunder»), «Трасти» («Thrust»), «Этна» («Etna»), «Эребус» («Erebus»), «Террор» («Terror»), «Тандерболт» («Thunderbolt»).


• Броненосная плавучая батарея «Палестро» («Palestro»), Франция, 1862 г.

Водоизмещение — 1508 т.

Длина — 47,5 м.

Ширина — 14,1 м.

Осадка — 2,65 м.

Мощность — 150 л.с.

Скорость — 6,7 уз. бронирование (железо): борт — 120 мм каземат — 110 мм.

Вооружение —129x163 мм.

---

Вся серия была заложена на верфях в Армани (Arman) в 1859 г., спущена на воду в течение 1862 г. и вступила в строй осенью 1862 — зимой 1863 гг. Выведены из состава флота в 1869… 1871 гг.

Всего построено 4: «Пексан» («Paixhans»), «Палестро» («Palestro»), «Пихо» («Peiho»), «Сайгон» («Saigon»).



• Броненосная плавучая батарея «Арроганте» («Arrogante»), Франция, 1864 г.

Водоизмещение — 1338 т.

Длина — 44,2 м.

Ширина — 14,8 м.

Осадка — 2,65 м.

Мощность — 490 л.с.

Скорость — 6,7 уз.

Бронирование (железо): борт — 120 мм каземат — 110 мм.

Вооружение:

Первоначально — 9x163 мм.

Впоследствии — 2x163 мм, 4x193 мм.

---

Вся серия была заложена в 1861 г. на верфях в Гуине (Gouin), спущена на воду в течение 1864 г. и вступила в строй летом 1864 — зимой 1865 гг. Выведены из состава флота в 1881…1885 гг.

Всего построено 3: «Арроганте» («Arrogante»), «Имплакабль» («Implacable»), «Опиниатр» («Opiniatre»).



• Броненосная плавучая батарея «Амбускада» («Embuscade»), Франция, 1865 г.

Водоизмещение — 1422 т.

Длина — 39,5 м.

Ширина — 15,8 м.

Осадка — 3,75 м.

Мощность — 440 л.с.

Скорость — 7,5 уз.

Бронирование (железо): борт — 140 мм каземат — 110 мм.

Вооружение — 4x193 мм.

---

Все корабли этой серии заложены на верфи в Армани (Arman) в 1862 г., спущены на воду в течение 1865…1867 гг и вступали в строй в 1866…1868 гг. Выведены из состава флота в 1882… 1889 гг.

Всего построено 4: «Амбускада» («Embuscade"), «Импренабль» («Imprenable»), «Рефюжи» («Refuge»), «Протектрис» («Protectrice»).

• БОЕВЫЕ КОРАБЛИ

Японские подводные авианосцы

Часть II

(начало в № 6. 2007 г.)


В годы войны

Японские авианесущие подлодки были в максимальной степени задействованы в ходе подготовки и для обеспечения удара по главной базе американского Тихоокеанского флота Перл-Харбор в декабре 1941 года. Командование Объединенного флота, остро нуждалось в разведывательной информации, поэтому уже за месяц до нанесения удара на передовые позиции были выдвинуты все имеющиеся на тот момент авианесущие подлодки, во главе с флагманскими — I–7, I-8, I–9. Подводные лодки I-15, I-17, I-19, I-21, I-23, I-25 вошли в состав 1-ой группы подводных лодок под командованием контр-адмирала Сато Цутому и с 6 декабря заняли позиции к северу от острова Оаху с задачей атаковать корабли противника. I–7 возглавила 2-ю группу подводных лодок под командованием адмирала Сигегеру, в которую входили также I–5 и I–6. 2-я группа заняла позиции между островами Молокай и Оаху. 3-ю группу подводных лодок под командованием контр-адмирала Сигееси, патрулирующую океан к югу от Гавайских островов, возглавила флагманская лодка I–8.

Разведывательные самолеты с этих подлодок доставляли командованию японского флота поистине бесценные сведения. Так, например, буквально за несколько часов до японской атаки самолет, запущенный с лодки I–5, прошел над гаванью Перл-Харбора уточнив дислокацию кораблей флота США, информация о которой и была передана ударному соединению адмирала Нагумо (шесть авианосцев и корабли сопровождения).



Мичман Фудзита, который впервые произвел воздушную бомбардировку территории США на самолете E14Y1.


В 1942 году разведывательные операции, проводимые авианесущими подлодками достигли своего апогея. Они бороздили воды Тихого океана, от северных берегов Австралии, до западного побережья США. Так 13 февраля 1942 года подлодка I-17 (капитан Нисино) получила приказ следовать к берегам США. 20 февраля бортовой самолет дважды поднимался в воздух в поисках кораблей противника, а 23 февраля — для выбора объекта на побережье США для артиллерийского обстрела (командир I-17 принял решение провести “акцию устрашения врага”). В результате разведывательных полетов бортового E14Y1, была определена подходящая цель — нефтеперерабатывающий завод недалеко от Санта-Барбары и в ночь на 24 февраля японские снаряды обрушились на американскую землю. На берегу были отмечены пожары, а американская служба ПВО даже объявила воздушную тревогу. Справедливости ради нужно отметить, что I-15 была не первой японской подлодкой обстреливавшей Америку, месяцем раньше район Сан-Франциско из своей единственной 76-мм пушки обстреляла японская подлодка Ro-64. После этих успешных рейдов командование флота приказало всем японским субмаринам наносить артиллерийские удары по береговым объектам (не в ущерб основному заданию), чтобы вызвать панику и оказать психологическое воздействие на противника.

В том же феврале 1942 года, другая авианесущая лодка I-25, под командованием капитана Тагами, была направлена в полуторамесячный поход в южную часть Тихого океана для разведки портов на побережье Австралии. В течение этого похода ее бортовой самолет (пилот — мичман Набуо Фудзита) провел облет Сиднея, Мельбурна, Хобарта и Веллингтона. 7 апреля 1942 года I-25 благополучно возвратилась на базу. В начале августа I-25 была направлена к западному побережью Америки, и 17 августа ее бортовой самолет E14Y1, под управлением шире использовались радиолокаторы, сделало использование подлодками их бортовых самолетов весьма опасным предприятием. Ведь для запуска самолета им приходилось проводить на поверхности моря довольно длительное время. К тому же для новых лодок не хватало уже и подготовленных пилотов. Учитывая эти обстоятельства, бортовой гидросамолет-разведчик постепенно утрачивал свое значение, и с конца 1943 японские подводники практически не использовали свои бортовые самолеты в Тихом океане. В начале 1942 года, убедившись в принципиальной возможности атак американского континента при помощи авианесущих субмарин, морской генеральный штаб выдвинул предложение о постройке подводных лодок, которые могли бы нести полноценные ударные бомбардировщики (один из вариантов их боевого использования предполагал даже атаку Нью-Йорка).



Подводная лодка I-401


В феврале 1942 года командующий Объединенным флотом адмирал Ямомото подписал план строительства подводной авианосной флотилии особого назначения Sen Toku (Sensuican Toku — подводная лодка специального назначения), в составе 18 лодок типа STo или I-400 (по названию головного корабля серии). Лодки этого типа должны были нести по 3–4 бомбардировщика-торпедоносца (с боевой нагрузкой до 1 т), обладать четырехмесячной автономностью, и дальностью плавания до 40000 миль. Ямомото определил и основную цель для этих ударных подлодок — разрушение шлюзов Панамского канала. Если бы удалось блокировать этот кратчайший путь из Атлантического в Тихий океан, то японский флот имел бы шансы сохранить на более длительный период то превосходство, которого он добился на тихоокеанском театре, нанеся неожиданный удар по Перл-Харбору.

Вообще же будучи в состоянии полтора раза обогнуть земной шар, подводные лодки типа STo могли нанести удар по противнику в любой точке мирового океана. Они оставались самыми крупными подлодками в мире до середины 60-х годов, до появления атомных подводных ракетоносцев. Некоторые специалисты считают, что именно японские STo вдохновили военных моряков на постройку послевоенных подлодок несущих крылатые ракеты. Можно сказать, что мичмана Фудзиты впервые произвел воздушную бомбардировку территории США. Залетев на 50 миль вглубь материка, самолет сбросил две зажигательные бомбы в лесном массиве штата Орегон. Такой, оригинальный на первый взгляд, выбор цели был вызван тем, что две 76 кг бомбы (которые только и мог поднять E14Y1) не были в состоянии нанести сколько-нибудь существенный ущерб промышленному объекту или городу, поэтому японцы надеялись вызвать крупный лесной пожар. Возникшая при этом паника, помогла бы добиться серьезного пропагандистского успеха, показав, что японская авиация способна наносить удары по Америке.

В результате этой бомбардировки в лесах Орегона действительно возник обширный пожар. На обратном пути самолет Фудзиты был замечен с проходивших рядом торговых судов, флот и авиация США бросились на поиски субмарины, однако I-25 удалось уйти от преследования, и направиться вдоль западного побережья США на юг.



Ангар для хранения бортовых самолетов на лодке I-400.


В конце сентября — начале октября Ш-25 повторила набег на США. 6 октября ее самолет, пилотировавшийся все тем же Фудзитой (он так и остался единственным японским пилотом, бомбившим территорию США) выполнил два рейса, сбросив четыре “зажигалки” в лесную чащу и благополучно вернулся на борт.

Успешные действия японских авианесущих подводных крейсеров способствовали тому, что их численность в составе флота продолжала наращиваться и достигла своего максимума в середине 1943 года, когда в строю находилось 23 лодки. Однако быстрое усиление авиации и военно-морского флота США, и развитие противолодочной и противовоздушной обороны, в которой к тому же все японцам до практического осуществления этой идеи оставался буквально один шаг. После атаки атолла Улити (в которой были бы потеряны бортовые самолеты — их пилотам было приказано действовать методами камикадзе) лодки 1-й ударной флотилии должны были получить вместо бортовых самолетов реактивные самолеты-снаряды Ока 43А (в авиационном ангаре помещалось по десять самолетов-снарядов вместо трех бомбардировщиков!), т. е STo стали бы первыми подлодками несущими крылатые ракеты.



Погрузка взрывчатки на японские лодки I-400, I-401 и I-14.



Подводная лодка I-400 в море


Разработкой этих сверхбольших субмарин занялись специалисты Главного Морского арсенала в Йокосуке и конструкторы государственной верфи в Куре. Несмотря на всю сложность поставленной задачи, работы продвигались довольно быстро и уже через год первые пять подводных авианосцев (I-400, I-401, I-402, I-403 и I-404) были заложены на верфях в городах Сасебо и Куре. Лодка I-400 была заказана в рамках “Пятой программы по замене кораблей” 1942 года, а I-401, I-402, I-403 и I-404 — по “Модифицированной пятой программе по замене кораблей” 1942 года. Кроме того, по этой же программе предполагалось построить еще 14 аналогичных кораблей, но заказы на них аннулировали в марте 1945 года.


Описание конструкции

Чтобы выполнить требования, заложенные в тактико-техническом задании, конструкторам пришлось применить множество оригинальных технических решений. Прежде всего, это касалось формы корпуса подлодки. При заданном водоизмещении в 50000 т обычная конструкция прочного корпуса цилиндрической формы оказалась не приемлемой из-за слишком большой осадки. Поэтому для него была принята двухкорпусная конструкция — средняя часть прочного корпуса состояла из двух цилиндров соединенных друг с другом боками. Отличительной особенностью данной конструкции являлась продольная прочная переборка, проходившая в месте соединения цилиндров вдоль всех отсеков и герметичная палуба. В поперечном сечении такой корпус имел форму положенной горизонтально восьмерки. Внутри корпус был разделен плоскими переборками на восемь отсеков. Благодаря такой конструкции удалось добиться и достаточной ширины лодки для обеспечения требуемой остойчивости, и снижения осадки, которая, тем не менее, достигала 7 м.

Чтобы сократить длину лодки все четыре дизеля поставили рядом, сгруппировав по два, каждая пара работала на свою линию вала. Через редукторы и разобщительные муфты дизели были связаны с электрогенераторами и компрессорами (расположенными в пятом отсеке). Главные механизмы (дизели, генераторы, электродвигатели и компрессоры) устанавливались на резино-металлических амортизаторах. Имелось устройство для работы дизелей под водой — “шнорхель”.

Пять групп цистерн главного балласта, топливные танки и цистерны авиационного бензина были размещены вне прочного корпуса. Система погружения и всплытия позволяла лодке уйти под воду в течение 70 секунд (чему способствовал и сравнительно небольшой для японского флота запас плавучести).

Ангар для трех самолетов, имевший форму цилиндра (внутренний диаметр 3,5 м, длина 37,5 м) разместили над прочным корпусом (в диаметральной плоскости) в центральной части лодки. Ангар и сдвинутая к левому борту рубка, имели общее развитое ограждение. Спереди ангар герметически закрывался мощной дверью-крышкой, открывающейся в сторону правого борта. Через люк в полу ангар сообщался с прочным корпусом, что позволяло начинать подготовку самолетов к старту еще до всплытия на поверхность. Тем не менее, с момента всплытия подлодки в надводное положение и до подъема в воздух всех трех самолетов (даже при отлично тренированном экипаже и благоприятных метеорологических условиях) проходило не менее 45 минут. Погреб авиационного боезапаса, располагавшийся в четвертом отсеке, вмещал четыре авиационные торпеды, три 800-кг и двенадцать 250-кг бомб.

Бортовой бомбардировщик-торпедоносец для I-400 разрабатывался фирмой Aichi и получил обозначение М6А1 Seiran. Это был поплавковый моноплан с рядным двигателем жидкостного охлаждения. Для размещения “Сейранов” в ангаре были разработаны специальные стартовые тележки, которые могли передвигаться по рельсам, проложенным по полу ангара, а затем по треку катапульты (при открытой двери ангарный рельсовый путь соединялся накладками с рельсовым треком катапульты). Тележка имела встроенный гидравлический подъемник, который позволял опускать самолет при закатывании в ангар и наклонять, придавая бомбардировщику дополнительный угол атаки в 3,50, при установке его на пусковую позицию катапульты. В ангаре тележка фиксировалась на рельсах особыми зажимами, а на стартовой позиции зацеплялась за крюк силового поршня катапульты. Поплавки самолетов хранились под палубой в двух герметичных цилиндрических тоннелях (потри поплавка в каждом). Поплавки крепились на тележках и попарно подавались на палубу по рельсам по мере необходимости.

Перед ангаром в носовой части лодки была установлена специально спроектированная катапульта Тип 4, мод. 10, с длиной трека 27 м (угол возвышения 3 0) и шириной колеи 1,2 м, рассчитанная на запуск самолетов весом до 5 тонн. Она обеспечивала разгон самолета до скорости 34 м/с, и старт с перегрузкой до 2,5 g.

У левого борта был установлен складной 12-тонный подъемный кран (убирающийся в углубление палубы), предназначенный для приема на борт самолетов после их приводнения.

Кроме основного авиационного вооружения, лодка имела восемь носовых 533-мм торпедных аппаратов (запас торпед — 20 штук), кормовое 140-мм орудие и десять зенитных автоматов калибра 25 мм (три трехствольных и одна одноствольная установки). Имелись радиолокационные станции обнаружения надводных и воздушных целей. Чтобы снизить радиолокационную и акустическую заметность легкий корпус лодки покрыли специальным каучуковым составом. Правда, несмотря на все принятые меры (применение резинометаллических амортизаторов, каучуковое покрытие) шумность лодок STo оставалась достаточно высокой.

На корабле были обеспечены хорошие условия обитаемости, запасы пресной воды и провизии соответствовали автономности в 90 суток, хотя по запасам топлива подлодка могла находиться в море более 100 суток (дальность плавания экономическим ходом — 37500 миль). Рабочая глубина погружения составляла 100 метров.


Печальный, но не закономерный финал

Лодки STo строились в условиях чрезвычайной секретности, и принимаемые японцами меры увенчались успехом. Уже после войны американское командование было вынуждено признать, что появление японских подводных авианосцев было для него полной неожиданностью. Первый подводный авианосец — I-400, был передан флоту 30 декабря 1944 года, а 8 января 1945 года был принят и второй — I-401. Третья лодка — I-402 достраивалась в Сасебо, однако в марте 1945 года уже практически готовую лодку вернули в док, чтобы перестроить ее в танкер. Тогда же было прекращено и строительство I-403, на тот момент ее готовность составляла 60 %. В конце этого же месяца заказ аннулировали, и лодку разобрали на верфи флота в Сасебо.



Бортовой самолет Aichi М6А1 Seiran с подвешенной 250-кг бомбой


Не повезло и последнему заложенному подводному авианосцу — лодке I-404. Хорошо замаскированная I-404, находящаяся на верфи в Куре, готовность которой составляла более 95 %, при очередном налете случайно потопила американская авиация.

Подлодки I-400 и I-401 составили основу 1-й подводной ударной флотилии, основной боевой задачей которой была атака шлюзов Панамского LD канала, назначенная на июль-август 1945 года. Кроме лодок типа STo в состав 1-й подводной ударной флотилии были включены и менее крупные лодки-авианосцы I-13 и I-14 (типа AM).

Они были заложены в феврале-апреле 1943 года, из-за опасений, что строительство больших подлодок STo, может затянуться. Проект лодок типа AM представлял собой модернизацию крейсерских лодок типа А2 (лодки ретрансляторы — в их задачу входила ретрансляция радиосигналов управления морского штаба на всей акватории Тихого океана), на которых был установлен ангар на два бомбардировщика-торпедоносца Seiran. Благодаря этому удалось использовать уже имеющийся задел металла и механизмов. Всего было заложено четыре лодки этого типа, I-13, I-14, I-15 и I–1 (которая изначально строилась как авианосец), но достроены только две — I-13 и I-14 (вошли в строй соответственно 16.12.1944 г. и 14.03.1945 г.).

Лодки типа AM имели по сравнению с исходными лодками А2, более широкий корпус, и, соответственно, большую осадку и водоизмещение. Увеличенный ангар для хранения двух гидросамолетов (внутренний диаметр 3,5 м), располагался над прочным корпусом (в одной диаметральной плоскости), а боевая рубка (также в виде горизонтального цилиндра), была смещена к правому борту. На них устанавливалась менее мощная и более экономичная дизель-электрическая установка с устройством работы дизелей под водой (“шнорхель”), однако использование существенно более громоздкого и тяжелого авиационного оборудования, рост запасов авиационного бензина, и численности экипажа (до 108 чел.) привели к тому, что значительно сократилось число топливных танков, и в результате дальность плавания 16-узловым ходом не превышала 21000 миль, существенно ухудшились и условия обитаемости. После всплытия подлодки в надводное положение для подъема в воздух обоих гидросамолетов требовалось не менее 30–35 минут.



Трек катапульты и ангар на лодке I-14 типа AM



Подводная лодка типа I-14



Американская призовая команда высаживается на борт лодки I-400.


К 1-й подводной ударной флотилии был приписан и 631-й авиакорпус (оснащенный самолетами М6А1 Seiran). Уже с осени 1944 года летчики 631-го авиакорпуса (в него были собраны уцелевшие пилоты гидропланов подлодок со всего флота, в том числе и знаменитый “ударник” по Америке Нобуо Фудзита) приступили к освоению нового самолета и комплексным тренировкам. Для ускорения обучения с двух прототипов Сейрана даже сняли поплавки и установили их на колесное шасси, эта учебная модификация получила обозначение M6A1-Ki Nanzan. В горах в северо-западной части острова Хонсю японцы построили макеты изображающие панамские шлюзы, на которых пилоты отрабатывали бомбометание. Учебные катапультирования осуществлялись прямо с лодок, стоящих у причала, при этом с них каждый раз приходилось убирать маскировку (стога сена и даже сенокосилки), скрывавшую лодки от бомбардировок американской авиации, которая уже безраздельно господствовала в небе над Японией. Тренировки крайне осложнялись нехваткой горючего, 1-я подводная ударная флотилия числилась в резерве, а имеющийся на базе флота в Куре небольшой запас топлива предназначался, прежде всего, для боевых подразделений. Поэтому в середине июня I-400 и I-401, были отправлены в поход в китайский Дайрен, чтобы получить необходимое горючее и продовольствие. Однако в Японском море I-401 наткнулась на американскую магнитную мину и получила серьезные повреждения, после чего ей пришлось возвратиться на базу.

К июлю 1945 года 1-я подводная ударная флотилия достигла боевой готовности (потеряв при этом в катастрофах два “Сейрана” вместе с экипажами), был утвержден и план удара по Панамскому каналу — флотилия должна была отплыть с Японских островов на юг, пройти через Индийский океан, обогнуть Африку у мыса Доброй Надежды, войти в Атлантический океан, а затем подняться на север к Карибскому морю, чтобы нанести удар по каналу с неожиданной стороны, не из Тихого океана, где американских флот ожидал нападения, а из Атлантического, где японских кораблей не ждали. Шесть из десяти самолетов флотилии должны были атаковать ворота шлюзов торпедами, а четыре бомбить их с пикирования. Однако в последний момент морской генеральный штаб отложил атаку канала, решив использовать 1-ю ударную флотилию в более насущной с его точки зрения операции, получившей кодовое название “Хикари” (“Свет”) — уничтожению американских авианосцев, находящихся у атолла Улити. Причем для нанесения авианосцам максимального ущерба, летчикам флотилии предписывалось действовать методами камикадзе — “Сейраны” должны были запускаться с лодок без поплавков (посадка не предполагалось) и с заправкой топливом только на путь до цели. Пилот “Сейрана” с I-400, Казуо Такаши (Kazou Takahshi) вспоминает, что за два дня до выхода с базы командир лодки капитан 1-го ранга Аридзуми вручил каждому пилоту персонально самурайский меч (короткий меч Токо) с выгравированной на нем подписью командующего Объединенным флотом адмирала Тойеда в знак того, что теперь они становятся отважными пилотами-камикадзе.



Трек катапульты для запуска бортовых самолетов на лодке I-400.



Левый борт надстройки лодки I-400


Для обеспечения операции “Хикари” 3 июля лодки были I-13 и I-14 отправлены к атоллу Трук (еще удерживаемому японскими войсками), чтобы доставить туда разобранные разведывательные самолеты C6N1 “Сайюн”, которые должны были уточнить дислокацию американских авианосцев. Однако 16 июля I-13 была потоплена самолетами с американского эскортного авианосца Anzio в 500 милях к востоку от Йокосуки.

27 июля 1945 года из Куре вышли основные ударные силы — подлодки I-400 и I-401, имея на борту по три бомбардировщика “Сейран”, и также направились к атоллу Трук. Атака американских авианосцев была назначена на 17 августа, но 15 августа по радио было объявлено о капитуляции Японии, а подлодкам был передан приказ — следовать надводным ходом в ближайший японский порт, подняв черные флаги (сигнал о сдаче в плен, белые флаги совпадали по цвету с национальным флагом Японии), всю документацию и вооружение, включая самолеты приказывалось уничтожить. По воспоминаниям Атсуши Асамуры (Atsushi Asamura) командира звена Сейранов лодки I-401 вечером 22 августа все три “Сейрана” со сложенными крыльями были установлены на катапульты и со сложенными крыльями выброшены в море.

Таким образом, единственная боевая операция, в которой участвовали гигантские японские подводные авианосцы и их бомбардировщики, завершилась, так и не начавшись.

25 августа 1945 года I-400 была перехвачена американским эсминцем “Вивер”, и ее командир Тошиво Кусаки передал лодку высадившейся на ее борт призовой партии. Американский моряк Пол Витмер (Paul Wittmer) участник захвата I-400 вспоминал, как они высаживались на подлодку в полном вооружении, ожидая того, что сейчас в них начнут стрелять, несмотря на то, что эсминец держал лодку под прицелом своих орудий. Японской команде приказали построиться на верхней палубе (раньше японцы поступали, таким образом, когда топили вражеский корабль), при этом пилот Казуо Такаши был уверен, что их всех расстреляют. Однако американские моряки убедили японцев следовать в порт, утверждая, что если они не подчинятся, то американцы отведут лодку сами это был откровенный блеф, так как американские моряки совершенно не разбирались в устройстве I-400. Спустя два дня подлодка вошла в Токийский залив, где и отшвартовалась у борта американской плавбазы.

31 августа в Токийский залив вошла, и I-401, ее командир Рюносуке Аридзуми, не желая сдаваться в плен и считая, что потерю чести императорского флота от сдачи подлодки необходимо смыть кровью ее старшею командира, застрелился, приказав обернуть свое тело военно-морским флагом и сбросить в океан.

В сентябре 1945 года I-400 и I-401 перевели для изучения на американскую военно-морскую базу на острове Гуам (по другим данным на Гавайские острова), где их подвергли изучению американские военно-морские Специалисты. 31 мая 1946 года I-400 и I-401 были затоплены американцами на западных подходах к о. Оаху.

I-402 после окончания войны американцы отбуксировали вместе с другими захваченными японскими подлодками (I-47, I-14, I-58, I-156, I-158 и т. д.) в залив Сасебо на западном побережье страны, чтобы изучить их во всех подробностях. 40 специалистов ВМФ было направлено на I-402, что бы разобраться в ее устройстве. Японскому экипажу пообещали, что как только американцы научатся управлять кораблем, их отпустят по домам, поэтому они охотно сотрудничали с американцами. Однако уже в марте в залив было привезено тысячи килограмм армейской взрывчатки С-2, и в главные механизмы и торпедные аппараты всех японских подлодок заложили взрывные заряды. Так началась подготовка к операции по уничтожению подлодок, получившая кодовое название “Тупик” 1 апреля 1946 года I-402 вместе с другими 23 трофейными японскими подлодками затопили у о. Гото.

Такое поспешное уничтожение американцами трофейных японских подлодок было связано с тем, что на часть японского флота претендовал СССР, а американцы не хотели ни с кем делиться секретами подводных авианосцев, которые были способны наносить удары по территории Соединенных Штатов.

Совсем недавно, когда документы, относящиеся к операции "Тупик" были рассекречены, в Японию направилась экспедиция, возглавляемая Бредом Фансфом (Bred Phaneuf) из Texas А&М Univerrsity. В течение десяти дней экспедиция вела поиски затопленных в 1946 году подлодок, которые увенчались полным успехом. При обследовании морского дна в 200 милях к северо-западу от Нагасаки в точке с координатами (32°34′ North, 129°12′ Ost), на глубине 182 м, экспедиции удалось обнаружить кладбище японских подводных лодок, в том числе и громадную 1-402.

• ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ

Шквал из Франции (истребитель 5-го поколения Dassault «Rafale»)

Нерубасский В. В.


Этот самолет интересен в нескольких аспектах. Во-первых, он может служить наглядным примером независимости Франции в области разработки боевой авиационной техники и ярким доказательством того, что эта страна по праву входит в число лидеров мировой экономики. Во-вторых, «Rafale» является гораздо большим шагом вперед, чем шведский «Gripen», и именно он будет олицетворять собой становление нового поколения истребителей. Есть и третий аспект. «Rafale» — последнее произведение великого мастера, Марселя Дассо (Marcel Bloch, псевдоним — Marcel Dassault, 22.01.1892 г. — 17.04.1986 г.), талантливого авиаконструктора, предпринимателя и основателя одноименной фирмы, принесшей авиационной промышленности Франции мировую известность и заслуженное уважение.



Продукт мировой мастерской

Французы позиционируют свой новый “суперистребитель” как “всецелевой” или универсальный боевой самолет (термин omnirole), в отличие от JAS-39, который шведы называют “истребителем с изменяемыми функциями” (термин swing role). Однако, это не более чем маркетинговый ход для определения хоть какого-то отличия от конкурента и вариация на тему “многоцелевой” (термин multirole) истребитель.

Но «Rafale» — действительно уникальная машина, призванная заменить в вооруженных силах Франции сразу семь типов боевых самолетов: истребитель-бомбардировщик «Jaguar», палубный штурмовик «Super-Etendard», палубный истребитель «Crusader», тактический истребитель «Mirage» F1, перехватчик «Mirage» 200 °C, ударный самолет «Mirage» 2000N/D, “евростратегический” атомный бомбардировщик и разведчик «Mirage» IV. Разнородные задачи, решаемые этими самолетами, необходимость базирования на палубе авианосца, специфические требования к средствам обслуживания и развертывания привели к созданию двухдвигательного истребителя с минимально возможными размерами и массой, может быть и не оптимального, по отзывам некоторых аналитиков, но позволяющего говорить о «Rafale» как о боевом самолете XXI века.

Фирма Dassault в своих рекламных материалах указывает на несколько ключевых особенностей «Rafale». Думаю, читателю будет интересно ознакомиться с этой информацией из первых рук.

Характерной чертой компоновки «Rafale» являются дельтавидное крыло и переднерасположенное горизонтальное оперение (ПГО). Как утверждают специалисты Dassault, их сочетание — это ключ к летным характеристикам самолета: хорошей управляемости на больших углах атаки, высокой вертикальной и горизонтальной маневренности, большой дальности полета.

Продольная устойчивость самолета в меру отрицательная и обеспечивается многоканальной цифровой электродистанционной системой управления (ЭДСУ). Конструктивная независимость между каналами призвана исключить влияние критических отказов на функциональной всей ЭДСУ в целом, в том числе и из-за дефектов в программном обеспечении. Эта уникальная особенность получена после более чем 1 млн. часов стендовых проверок и подтверждена безотказной работой ЭДСУ во время летных испытаний самолетов «Rafale».

Уменьшение радиолокационной заметности также было одним из главных требований при оптимизации планера. Здесь французы, по разным причинам, поступили не так как американцы, предпочитая более простые и дешевые решения. Вся внешняя поверхность самолета была проанализирована на предмет соответствия технике stealth, а проблемные места (створки шасси, передние кромки крыла и оперения) получили характерные пилообразные кромки.

Фирма Dassault имеет давние традиции и огромный опыт в области конструирования военных самолетов, что обеспечивает «Rafale» более чем 30-летний срок службы без конструктивных доработок. Благодаря своему “ноу-хау” в области конечноэлементных расчетов деталей планера, прочность «Rafale» контролируется без использования датчиков. Эта концепция многократно проверена на парке истребителей «Mirage» 2000.

В конструкции широко используются композиционные материалы (КМ), составляющие до 70 % смачиваемой поверхности самолета. Их применение позволило на 40 % увеличить соотношения между максимальной взлетной массой и массой пустого самолета по сравнению с истребителями, построенными из традиционных материалов (алюминий и титан).

Установленный на «Rafale» ТРД-ДФ SNECMA М88-2 является двигателем нового поколения. Он разработан с использованием самых современных технологий, включая малодымную камеру сгорания, монокристаллические лопатки турбин и диски из порошкового сплава. Он также отличается самыми последними достижениями в области уменьшения электромагнитного и теплового излучения.

В целом, М88-2 является очень компактной силовой установкой, имеющей высокое отношение тяги к массе и исключительную управляемость, особенно на переходных режимах. Модульность двигателя обеспечивает высокую ремонтопригодность и низкие эксплуатационные затраты.

Основным и самым важным обзорно-прицельным средством «Rafale» является РЛС нового поколения Thales RBE2. Однако в тех обстоятельствах, когда требуется скрытный подход к цели, самолет может положиться на другие датчики: интегрированную оптикоэлектронную систему, бортовую систему РЭБ и помехозащищенную систему обмена тактической информацией.

Кстати, французы усиленно критикуют американский подход к обеспечению малой заметности по причине снижения его эффективности но мере развития радиолокационных средств обнаружения в будущем. При этом они предлагают свой путь — оснащение самолета бортовыми активным средствами подавления ПВО противника. Такая технология частично реализована в «Rafale», который уже сейчас объявлен «практически несбиваемым».

Основным принципом построения электронного борта «Rafale» является тотальная интеграция всех его элементов в единый комплекс. Постоянный обмен данными между различными датчиками, обработка и анализ информации в реальном масштабе времени, по образному выражению специалистов фирмы Dassault, превращает летчика из “простого оператора систем” в “настоящего тактического эксперта”. Соответствующее представление этой информации позволяет пилоту оперативно реагировать на быстро меняющуюся обстановку в зоне боевых действий и принимать правильные решения.

Ядром увеличенных информационных возможностей «Rafale» является новый, так называемый, модульный вычислительный блок. Он составлен более чем из 18 сменных процессорных модулей, каждый из которых имеет вычислительную мощность в 50 раз большую, чем компьютер типа 2084 XRI, используемый на ранних вариантах истребителя «Mirage» 2000-5. Такая архитектура, а также элементная база из широко доступных коммерческих чипов, обеспечивает высокие способности к модернизации оборудования, а благодаря модульности, можно легко адаптировать новую авионику и вооружение. Все это позволит сохранить боевой потенциала «Rafale» до 2030 г.



Вид кабины пилота истребителя “Rafale”


На борту «Rafale» может размещаться широкой спектр современного вооружения для борьбы с воздушными, наземными и морскими целями общей массой до 9 т. Система управления подвесками с использованием стандартной шины MIL-STD-1760 обеспечивает легкую интеграцию самолета с новыми средствами поражения по желанию заказчиков. Возможности прицельного оборудования и системы управления вооружением позволяют «Rafale» выполнять несколько задач в одном вылете, например, совмещать пуск УР класса “воздух-воздух” по целям за пределами визуальной видимости с прорывом ПВО на малой высоте.

С самого начала проектных работ над «Rafale» министерство обороны Франции выдвинуло жесткие требования по обеспечению надежности, доступности и ремонтопригодности бортового оборудованиям самолета, более высокие, чем у существующего истребителя «Mirage» 2000. В итоге «Rafale» получил уникальный комплекс средств контроля и диагностики, позволяющий обнаруживать до 95 % неисправностей, а также практически все критические отказы. Сами блоки РЭО были спроектированы таким образом, чтобы исключить длительные процедуры калибровки и настройки при замене. Все обслуживаемые

и сменные блоки размещены в легкодоступных местах и не требуют использования стремянок. Обеспечена заправка топливных баков самолета без остановки двигателей. Процедура замены двигателей не требует в конце традиционной газовки.

Были существенно снижены требования к обслуживающему персоналу, а его количество уменьшено на треть. Уменьшено количество необходимого наземного оборудования за счет “самодостаточности” самолета (бортовая ВСУ, генерация кислорода на борту и т. д.). Универсальные крепежные изделия, взаимозаменяемость правых и левых частей (поверхности управления, шасси, приводы, элементы гидросистем) также способствуют упрощению и снижению стоимости технического обслуживания и ремонта. В целом декларируется, что в течение всего срока службы «Rafale» никогда не будет покидать свою оперативную базу по причине обслуживания или ремонта. При этом его годовой налет может составлять до 300 ч.

«Rafale» выпускается в трех вариантах: одноместный для ВВС — «Rafale» С, двухместный для ВВС — «Rafale» В и одноместный палубный — «Rafale» М. Все они имеют на 80 % одинаковую конструкцию, общую компоновку, одинаковый состав оборудования и вооружения. «Rafale» должен стать основным боевым самолетом французских вооруженных сил по крайней мере до 2040 г.



Экспериментальный “Rafale”

Разработка

В начале 1980-х годов Великобритания, Франция, Германия, Италия и Испания попытались договориться о совместной разработке перспективного европейского истребителя EFA. Опыт создания истребителей — бомбардировщиков «Jaguar» и «Tornado» свидетельствовал о возможности такой кооперации. Самым слабым звеном оказалась Франция, не сумевшая отстоять свои требования и в одностороннем порядке покинувшая программу EFA. Это был вполне предсказуемый шаг, следовавший из традиционной политики самостоятельности этой страны в военных поставках.

Франция начала разработку своего собственного истребителя, более полно отвечающего выдвинутым требованиям. Для отработки конструктивно-компоновочных решений и с целью снижения технического риска вначале был построен экспериментальный самолет АСХ (Avion de Combat experimental), получивший обозначение «Rafale» А (читается «рафаль», по-французски — шквал).

Сборка самолета «Rafale» А с американскими ТРДДФ F404-GE-400 была завершена к концу 1985 г. и 14 декабря на аэродроме в Сен-Клу состоялась его торжественная выкатка. На ней в последний раз присутствовал “великий мэтр” — Марсель Дассо. После завершения всех проверок, 4 июля 1986 г., с опережением графика на шесть месяцев, состоялся первый полет, в котором самолет достиг скорости, соответствующей М=1.3. В сентябре 1986 г. самолет «Rafale» А демонстрировался на авиасалоне в Фарнборо.

К весне 1992 г. «Rafale» А совершил 620 полетов. Были достигнуты перегрузки от +9 до -2.5g, угловая скорость разворота 24°/с, максимальная скорость, соответствующая М=2.0 на большой высоте с использованием форсажа и М=1.4 без форсажа. Демонстрировался установившийся полет на малок высоте при скорости 148 км/ч и углах атаки до 32°. Самолет выполнял виражи при углах атаки 20–22° на скорости 648 км/ч с радиусом 400 м.

Высокие летные характеристики, продемонстрированные «Rafale» А, произвели должное впечатление на французское правительство и уже в июне 1987 г. было принято решение о разработке нового боевого самолета на основе экспериментального «Rafale» А. Программа разделилась на две ветви: ACT (Avion de Combat Tactique) для ВВС и ACM (Avion de Combat Marine) для флота. Сами самолеты получили обозначения «Rafale» D (Discreet, т. е. “малозаметный”) и «Rafale» М (Marine, т. е. “морской”) соответственно. В свою очередь для ВВС должны строиться два варианта: одноместный «Rafale» С (Chasseur, т. е. “истребитель”) и двухместный «Rafale» В (Biplace, т. е. “двухместный”).

Вскоре был организован консорциум АСЕ International (ныне — Rafale International) в который вошли Dassault с долей в 60 %, SNECMA с долей в 20 %, Thomson-CSF и ESD (ныне вместе — Thales) с долями по 10 %. 21 апреля 1988 г. министр обороны Франции подписал контракт, предусматривающий постройку пяти летных прототипов. Впоследствии из-за бюджетных ограничений решено было ограничиться только четырьмя опытными самолетами: по два для ВВС и ВМС. Предполагалось, что первые серийные истребители поступят на вооружение в 1995–1996 гг., что означало отставание от планов 1983 г., когда рассматривался проект АСХ, на 3–4 года.

19 мая 1991 г. впервые поднялся в воздух одноместный прототип С01, 12 декабря — палубный М01. 30 апреля и 8 ноября 1993 г. к ним присоединились соответственно двухместный В01 и палубный М02. Обширная программа испытаний предусматривала отработку нового РЭО и вооружения, выполнение взлетов и посадок с палубы авианосцев. Часть испытаний проводилась в США.


«Rafale» снаружи и внутри

Компоновка, планер. Истребитель Dassault «Rafale» выполнен по аэродинамической схеме «утка» с высокорасположенным треугольным крылом с корневыми наплывами. Крыло кессонное многолонжеронное с тремя узлами крепления к фюзеляжу. Профиль крыла переменной по размаху относительной толщины. По всему размаху крыла установлены двухсекционные (трехсекционные на «Rafale» А) элевоны. Закрылки отсутствуют и малая посадочная скорость достигается применением двухсекционных (трехсекционных на «Rafale» А) автоматических предкрылков и ПГО, отклоняемого автоматически на угол 20° носком вверх при выпуске шасси.

Фюзеляж — полумонококовой конструкции, выполнен по правилу площадей. Цельноповоротное ПГО расположено в наиболее широкой части боковых фюзеляжных наплывов выше плоскости крыла вне зоны влияния воздухозаборников. Для повышения аэродинамического качества самолета в полете обеспечено согласованное отклонение ПГО и элевонов. Площадь каждой консоли ПГО — 0.915 м2. Сверху фюзеляжа перед килем расположены два воздушных тормоза (исключены в «Rafale» D/M).

Киль кессонной двухлонжеронной конструкции, крепится к фюзеляжу с помощью двух узлов. Имеется руль направления. В концевом обтекателе киля размещаются УКВ антенны и датчики системы РЭБ.

Доля по массе нетрадиционных материалов в конструкции планера «Rafale» D/M превышает 50 % (в «Rafale» А около 35 %), из которых около половины приходится на углепластик. Из углепластика выполнены элементы крыла (включая элевоны) и киль, передняя часть фюзеляжа и панели гаргрота, элементы отсека БРЭО, руль направления, створки ниш шасси, крышки смотровых люков. Из материала наосновеволокон кевлара выполнены обтекатели антенны РЛС, корневой и концевой частей крыла и киля, зализы, элементы хвостовой части фюзеляжа.

Шасси самолета — трехопорное. Двухколесная (одноколесная на «Rafale» А) управляемая передняя стойка и одноколесные основные стойки убираются вперед с помощью гидросистемы. Все стойки имеют углеродные тормоза с электродистанционным управлением. На «Rafale» D шасси имеет обычную конструкцию, на палубном варианте «Rafale» М применена прыжковая передняя стойка для “вздыбливания” самолета в момент покидания им палубы авианосца, что эквивалентно увеличению скорости самолета на 16 км/ч и позволяет увеличить боевую нагрузку на 900 кг. Шасси «Rafale» М рассчитано на посадку на палубу авианосца с вертикальной скоростью 6.5 м/с (у варианта наземного базирования — 3 м/с) с учетом вертикальной скорости перемещения палубы авианосца 2 м/с в зоне расположения тросов аэрофинишера. «Rafale» М — первый французский палубный самолет, на котором к челноку катапульты крепится носовая стойка шасси (как на американских самолетах) в отличие от предшествующих французских самолетов, где используется буксирный трос с креплением к крыльевым узлам. Это позволило сохранить идентичность крыльев палубного и сухопутного вариантов самолета «Rafale».

Силовая установка. Самолет оснащен двумя ТРДДФ SNECMA М88-2 (статическая взлетная бесфорсажная/форсажная тяга 2х4970/2х 7440 кгс). Двигатель М88 — двухвальный с регулируемым ВНА, трехступенчатым компрессором НД, шестиступенчатым компрессором ВД, кольцевой камерой сгорания и одноступенчатыми турбинами ВД и НД. Лопатки турбины ВД — монокристаллические, охлаждаемые. Масса двигателя — 880 кг, длина — 3.5 м, наружный диаметр компрессора НД — 0.780 м. В САУ используется устройство самотестирования для обнаружения неисправностей и переключения в случае необходимости на исправный процессор. Фактическое время замены двигателя в полевых условиях — 4 ч. Имеется вспомогательная силовая установка Микротюрбо TGA15.

Топливо размещается в интегральных внутренних баках общей емкостью 5325 л. На пяти внешних узлах возможна подвеска сбрасываемых топливных баков (1x1700 л на центральном подфюзеляжном узле, 2x2000 л на внутренних подкрыльевых пилонах, 2x1300 л на внешних подкрыльевых пилонах), максимальный запас топлива — 6600 л. На всех вариантах самолета предусмотрена установка системы дозаправки топливом в полете с фиксированной штангой.

Общесамолетные системы. Система управления полетом — триплексная ЭДСУ с резервной сдвоенной аналоговой подсистемой. Она создана на основе ЭДСУ самолетов “Mirage” 2000 и 4000 и считается системой управления второго поколения. Она связана с системами управления двигателями и вооружением. Предусмотрен встроенный контроль. «Rafale» обладает пониженным запасом статической устойчивости и ЭДСУ обеспечивает хорошую управляемость на больших углах атаки с автоматической защитой от выхода на критические режимы, уменьшение воздействия турбулентности в полете с большой скоростью на малой высоте, а также автоматическое регулирование тяги двигателей при заходе на посадку и посадке. Система может перестраиваться при отказе одного или нескольких датчиков с тем, чтобы обеспечить оптимальное использование оставшихся датчиков и органов управления.

Гидравлическая система состоит из двух независимых подсистем с рабочим давлением 28 МПа (286 кг/см2), обеспечивает привод органов управления, механизации крыла, шасси, воздушных тормозов. Система электроснабжения включает два генератора переменного тока мощностью по 30/40 кВА. Имеется система кондиционирования воздуха в кабине, кислородная система EROS с генерацией кислорода на борту, замкнутая жидкостная система охлаждения компонентов РЭО.

Кабина летчика оборудована катапультным креслом SEMMB/Martin Baker MKF16F (Martin Baker Mk.15 на «Rafale» А), обеспечивающим покидание самолета на стоянке и имеющим спинку с наклоном 29° (32° на «Rafale» А). Фонарь откидывается вправо. Носовая часть самолета отклонена вниз на 1.5° для улучшения обзора из кабины при посадке на авианосец.

Радиоэлектронное оборудование. Самолет «Rafale» оснащен многофункциональной импульсно-доплеровской РЛС RBE2 (Radar a Balayage Electronique 2) консорциума Thales. Эта станция впервые на Западе (после российской «Заслон» на МиГ-31) имеет пассивную фазированную антенную решетку (ФАР) с электронным сканированием, составленную более чем из 1000 приемопередающих модулей. РЛС способна осуществлять поиск воздушных целей на фоне подстилающей поверхности и в свободном пространстве, их опознавание, сопровождение одновременно до восьми целей, автоматическую оценку угрозы, назначение приоритетов и обеспечивать залповый пуск четырех УР MICA. Зона обзора составляет ±70° по углу возвышения и ±60° по азимуту. Дальность обнаружения воздушных целей составляет 55-110 км, возможно обнаружение в нижней полусфере целей с ЭПР до 0.1 м2. В режиме “воздух-земля” обеспечивается возможность прорыва ПВО противника при автоматическом или полуавтоматическом следовании рельефу местности на скоростях до 1110 км/ч. Режим “воздух-море” оптимизирован для выполнения противокорабельных задач и позволяет осуществлять поиск целей на большой дальности, слежение за несколькими целями одновременно, оценку значимости цели и управление оружием.

Второй по значимости обзорноприцельной системой является Thales/SAGEM OSF (Optroniques Secteur Frontal). OSF — первая оптоэлектронная система переднего обзора на французском самолете, появившаяся под влиянием аналогичных устройств на российских МиГ-29 и Су-27. Она способна обнаруживать воздушные цели на дальности 70–80 км и опознавать их на дальности 24 км, обеспечивает точное сопровождение цели и отображение летчику данных о дальности до нее, ее скорости, азимуте и угле места с коррекцией, по требованию, с информацией, полученной от РЛС и системы РЭБ. В ее состав входят И К датчики и лазерный дальномер, размещенные в обтекателях перед кабиной экипажа.

Навигационное и связное оборудование включает КВ/УКВ радиостанции фирм EAS и Saturn, И НС на кольцевых лазерных гироскопах SAGEM Sigma RL90, приемники систем GPS и TACAN, инструментальную систему посадки TLS 2020 фирмы SOCRAT (с интерфейсом к корабельной микроволновой системе посадки для «Rafale» М), радиовысотомер Thomson-CSF/CJNI AHV 17, систему опознавания Thomson-CSF/CNI SB 25А.

В кабине установлены широкоугольный голографический ИЛС Sextant Avionique СТН3022 с полем зрения 30x22° и четыре цветных многофункциональных индикатора на приборной доске: индикатор тактической обстановки с полем зрения 20x20° в верхней части под ИЛС, два жидкокристаллических сенсорных индикатора с размерами экранов 127x127 мм по бокам и индикатор навигационной системы и РЛС в нижней части приборной доски. РУД с малым ходом и боковая ручка управления полетом имеют большое число переключателей и обеспечивают 21 функцию управления бортовым оборудованием (концепция HOTAS). На самолете ограниченно применяется речевое управление некоторыми системами.



Истребитель “Rafale”


Полностью внутри самолета установлена аппаратура комплексной системы РЭБ Thales/Matra/BAe Dynamics SPECTRA (Systeme de Protection Electronique Contre Tours les Rayonnements Adverses) общей массой 250 кг. Эта система может обнаруживать источники электромагнитного излучения и осуществлять их подавление с помощью активных и пассивных, одно- и многоразовых средств. Входящие в эту систему подсистема предупреждения о ракетной атаке VOIR (Veille-Omnidirectionnelle Infra-Rouge) с датчиками DDM способна засекать пуски УР на расстоянии нескольких десятков километров и обеспечивает круговой или сферический обзор. В состав SPECTRA входит также датчик обнаружения лазерного излучения DAI. (Detecteur d’Alerte Laser).

На борту самолета установлен терминал распределенной системы тактической информации MIDS (Multi-functional Information Distribution System), которая обеспечивает высокоскоростной помехозащищенный обмен данными между истребителями, самолетами ДРЛО, наземными и морскими командными центрами.

Вооружение. Самолет «Rafale» оснащен встроенной пушкой GIAT Industries DEFA 791 (калибр 30 мм), установленной в правом воздухозаборнике (в левом на «Rafale» А). Боезапас составляет 125 снарядов. Имеется четырнадцать (тринадцать на «Rafale» М) узлов внешней подвески.

Вооружение класса “воздух-воздух” включает до восьми УР Matra MICA средней дальности с ИК или активной радиолокационной системой наведения. На АПУ, установленных на законцовках крыла, могут размещаются две более старые УР малой дальности класса “воздух-воздух” с ТГС Matra «Magic II». Для борьбы с наземными целями «Rafale» может оснащаться управляемыми авиабомбами типа BGL калибром до 1000 кг, двумя УР AS.30L с лазерным наведением, кассетными планирующими боеприпасами «АрасЬ», тактическим крылатыми ракетами SCALP EG, модифицированными аэробаллистическими ракетами ASMP-A с ядерной боевой частью, а также обычными свободнопадающими бомбами. При действиях по надводным целям на самолете могут подвешиваться противокорабельные УР «Exocet» или более новые сверхзвуковые ANS. Возможна подвеска контейнеров с разведывательным или прицельным оборудованием.


Производство и поставки

Программа самолета «Rafale» претерпела в ходе осуществления два крупных изменения. Планируемое к постройке число серийных самолетов было уменьшено, но ненамного: ВВС Франции требуется 235 (вначале планировалось 250) новых самолетов «Rafale» D, ВМС — 60 (раньше — 86) палубных самолетов «Rafale» М. Однако была изменена последовательность поступления на вооружение сухопутного и палубного вариантов. Если вначале, когда первые поставки были запланированы на 1992 г., приоритет отдавался ВВС Франции, то после задержек с серийным производством первыми должны получить серийные самолеты ВМС, где истребители «Crusader» требовали срочной замены. Второе крупное изменение касалось соотношения одно- и двухместных самолетов для ВВС. Оно было пересмотрено после войны 1991 г. в зоне Персидского залива, где эксплуатация самолетов «Jaguar» выявила необходимость второго члена экипажа при выполнении задач с использованием высокоточного оружия в сложной боевой обстановке на малой высоте и при большой скорости полета. Если вначале из 250 самолетов для ВВС 225 должны были стать одноместными и лишь 25 двухместными, предназначенными для учебно-тренировочных целей, то по новым планам из 235 машин одноместными будут 95 перехватчиков «Rafale» С, а двухместными — 140 ударных самолетов «Rafale» В.

В марте 1994 г. министерство обороны Франции официально заказало первую партию из 13 серийных самолетов «Rafale», предназначенных, в первую очередь, для проведения эксплуатационных испытаний. Первый серийный «Rafale» В (301) впервые поднялся в воздух 24 ноября 1998 г., а первый серийный «Rafale» М (МОЗ) — 7 июля 1999 г. В 1999 г. последовал второй заказ еще на 48 самолетов, а в 2004 г. — третий на 59 машин. Таким образом, к настоящему времени заказано 120 самолетов «Rafale» (38 «М», 44 «С» и 38 «В»), из них около 50 уже поставлено. Планируется, что закупки истребителей «Rafale» для вооруженных сил Франции продолжатся до 2023 г.

Обвальный рост стоимости программы, сложности с доводкой оборудования привели к тому, что самолеты «Rafale» начали поставляться с “урезанным” составом систем и ограниченными боевыми возможностями. Так истребители первой партии FI (France 1) не имели системы OSF и терминала MIDS; система РЭБ SPECTRA была установлена не в полном объеме; радиолокатор RBE2 не имел режимов “воздух-поверхность”; отсутствовала встроенная пушка; было обеспечено применение УР MICA только с радиолокационной ГСН. Таким образом, истребители этой партии могли использоваться только в качестве перехватчиков. Самолеты партии F2 получили полный комплект систем OSF, SPECTRA и MIDS, радиолокатор RBE2 с полным набором функций и встроенную пушку; вооружение было дополнено УР MICA с тепловой ГСН, кассетами «АрасЬ» и крылатыми ракетами SCALP EG. Производство машин, соответствующих стандарту F2, завершится в 2007 г. Начиная с 2008 г. начнется поставка «Rafale» в варианте F3. Эти самолеты получат РЛС RBE2 с активной ФАР, способной сопровождать до 40 целей и совмещать режимы “воздух-воздух” и “воздух-земля”; нашлемную систему целеуказания; новый разведывательный контейнер «Reco NG» с дневным/ночным оборудованием; вооружение будет дополнено тактическим ядерными ракетами ASMP-A, УР класса “воздух-воздух” большой дальности MBDA «Meteor». Рассматривается вопрос об оснащении самолетов партии F3 более мощными ТРДДФ М88-3 и конформными топливными баками. Фактически только вариант F3 станет полноценным многоцелевым истребителем. На стадии изучения находится комплект оборудования для варианта F4.

Первые два истребителя «Rafale» М прибыли на авиабазу Ландивизо флотилии 12F (Flotille 12F) ВМС Франции в декабре 2000 г. 25 июня 2004 г. это подразделение в составе 10 самолетов партии F1, приписанное к новому атомному авианосцу R91 «Charles de Gaulle», достигло начального уровня боеготовности. Освоение истребителей в ВВС Франции началось в декабре 2004 г., когда три «Rafale» В поступили в исследовательскую эскадру ЕС 5/330, размещенную на авиабазе Мон-де-Марсан. Первым боевым подразделением ВВС Франции, освоившим в полном объеме новый истребитель, стала эскадра ЕС 1/7 «Provence». К концу 2006 г. эта эскадра имела в своем составе 20 боеготовых машин партии F2.



Палубный “Rafale” М


«Rafale» уже успел поучаствовать в боевых действиях. Дебют состоятся осенью 2001 г. во время операции Enduring Freedom в Афганистане, когда флотские машины выполнили несколько полетов с борта авианосца «Charles de Gaulle» без применения оружия. Весной 2007 г. три «Rafale» из состава ВВС Франции, базируясь на аэродроме в Душанбе (Таджикистан), и три самолета с авианосца «Charles de Gaulle» выполнили несколько боевых вылетов против отрядов талибов. В последнем случае все самолеты принадлежали партии F2 и были вооружены управляемыми авиабомбами GBU-12.

До недавнего времени экспортных заказов на «Rafale» не поступало, хотя начиная с 2002 г. этот самолет предлагался как минимум семи странам (Бразилии, Южной Корее, Сингапуру, Пакистану, Индии, Швейцарии, Румынии). Прорыв в этой области произошел, когда в январе 2007 г. стало известно о том, что фирма Dassault получила от Ливии заказ на 15 истребителей «Rafale». Сроки начала поставок еще не определены, а стоимость сделки — 2.5 млрд. евро.

Французы могут гордиться своим новым истребителем. И дело тут не в амбициях. Честь и хвала стране с населением в 64 млн. чел., которая имеет возможность самостоятельно разрабатывать и производить для своих нужд в достаточном количестве истребители, пусть не совсем 5-го поколения, но, несомненно, наиболее передовые в мире. А денег это стоит немалых — по разным источникам программа «Rafale» уже обошлась Франции в 20 млрд. евро. Поразительно, но факт — в этом истребителе почти нет компонентов иностранного производства.

Французские летчики-испытатели утверждают, что «Rafale» превосходит по маневренности ранние модификации Су-27. Однако российские авиационные специалисты указывают, что он и близко не подошел к характеристикам маневренности, демонстрируемым МиГ-29УВТ, Су-35, Су-37 и Су-30МКИ с управлением вектором тяги. В чем «Rafale» действительно превосходит российских конкурентов, так это в автоматизации процессов управления и боевого применения. По вооружению класса «воздух-земля» Су и МиГи не уступают французу, а ракеты класса «воздух-воздух» Р-73 и Р-77, на мой взгляд, превосходят MICA. Нашлемная система целеуказания также не является чем-то уникальным, ведь «Щель-ЗУМ» на Су-27 и МиГ-29 используется уже более 15 лет.

В целом можно сказать, что «Rafale» по всем параметрам превзошел своего предшественника — «Mirage» 2000, который относят к 4-му поколению, но на фоне американских машин 5-го поколения смотрится неубедительно. Думаю, что французы, будучи реалистами, к этому и не стремились.

«Rafale» пока не может похвастаться большими экспортными заказами, как, впрочем, и любой другой истребитель 5-го поколения. Но этот самолет обязательно найдет достойное место на рынке вооружений.


Летно-технические характеристики истребителя “Rafale”:

Размах крыла, м… 10.80

Длина самолета, м… 15.27

Высота самолета, м… 5.34

Площадь крыла, м2…45.70

Масса, кг

— пустого («Rafale» С партии F1)… 9060

— пустого («Rafale» В партии F1)… 9400

— пустого («Rafale» М партии F1)… 9800

— боевая (в конфигур. для воздушного боя с 60 % запаса топлива)… 14000

— макс. взлетная («Rafale» М)… 19000

— макс. взлетная («Rafale» В/С партии F2)… 24500

— топлива во внутренних баках… 4500

— макс. нагрузки на внешней подвеске… 9500

Тип двигателя… 2 ТРДДФ SNECMA М88-2

Статическая тяга, кН:

— нефорсированная… 2x49.0

— форсированная… 2x75.0

Скорость, км/ч:

— максимальная у земли… 1390

— максимальная на высоте 10360 м… 2130 (М=2.0)

— захода на посадку… 213

Боевой радиус действия с подвесными баками, км

— в конфигур. истребителя ПВО… 1850

— в ударной конфигур. при полете по смешанному профилю… 1095

Длина разбега в зависимости от взлетной массы, м… 400-600

Максимальный угол атаки в зависимости от взлетной массы… 25°-30°

Максимальная скороподъемность на уровне моря, м/с… 333

Практический потолок, м… 18500

Макс. эксплуатационная перегрузка… +9…-3.2g

В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ



Что самое трудное а научной работе?

Как-то раз 80 время интервью репортер спросил президента Массачусетского технологического института Страттона:

— Скажите, что вы считаете самым важным и самым трудным в вашей работе?

— Самое трудное, — не колеблясь, ответил ученый, — находить способы прекращать некоторые научные работы!


Их Величество Числа

Кому не известны такие огромные числа, как триллион, секстиллион… Естественно, напрашивается вопрос: каким вообще наибольшим числом можно ограничиться при всевозможных расчетах? И вот «абсолютное» число придумали. Его изобрел математик Каснер и назвал гуголом. Гугол — это единица со ста нулями 10100), то есть в нем 101 цифра.

Действительно, при самом различном математическом оперировании, к которому прибегают ученые, с большими числами, чем гугол, они не сталкиваются. Ведь даже элементарных частиц (электронов, протонов, нейтронов, позитронов…) во Вселенной в триллионы раз меньше гугола.

Но в 1983 году математики вторглись в запредельную, «загуголовую» область чисел, развернув в ней поиск так называемых простых чисел. Такими называют целые числа, большие, чем единица, и не имеющие других делителей, кроме самого себя и единицы: 2, 3, 5, 7, 11, 13… Причем в натуральном ряду чисел по мере его возрастания они встречаются все реже и реже. Например, в первой сотне чисел их 25, а в шестой — только 14. В 1882 году уральскому математику И.М. Первушину удалось отыскать самое большое по тем временам простое число: 2305843009213693951 (19 цифр). В течение многих лет оно было рекордным.

В 80-годы прошлого века американские математики, воспользовавшись быстродействующей вычислительной машиной ХМР, нашли простое число, состоящее из 39 751 цифры. В нем цифр больше, чем в гуголе, в 394 раза (!).



«Не имеете права»

Академик Сергей Павлович Королев (1906–1966) был горячим, экспансивным человеком, и, естественно, сильно волновался перед первым запуском человека в космос. Зайдя как-то в монтажно-испытательный корпус, где готовился корабль «Восток», он обнаружил некоторые упущения в работе и разнес в пух и прах ведущего конструктора. Свой визит он закончил словами:

— Я вас увольняю. Вы у нас больше не работаете, слышите, совсем не работаете!

— Ясно, Сергей Павлович, как тут не понять, — миролюбиво согласился конструктор, хорошо зная характер Главного, и продолжал как ни в чем не бывало заниматься подготовкой корабля к полету.

Часа через три Королев опять обнаружил какое-то упущение и предупредил конструктора:

— Я вам объявляю строгий выговор!

На этот раз конструктор хладнокровно возразил:

— А не имеете права.

— Что?! — возмутился Королев. — Я не имею права? Это почему же, хотелось бы мне узнать?

— Потому что я уже не ваш сотрудник. Три часа назад вы меня уволили… Королев долго и строго смотрел на конструктора, а потом первым не выдержал и захохотал.


Все дело — в методе

В 30-х годах, во время очередного экономического кризиса, на американском автомобильном рынке разгорелась ожесточенная конкурентная борьба (как говорится, не на жизнь, а на смерть), победительницей в которой не раз выходила фирма «Дженерал моторс» — в основном благодаря находившим спрос новинкам, разработанным ее исследовательским отделом. Однажды представитель соперничающей компании завистливо спросил руководителя этого отдела Ч. Кеттеринга:

— И почему так получается: вам удается решать проблемы, а наши исследователи бьются над ними безуспешно?

— Все дело в различии методов, — сыронизировал Кеттеринг. — Вы действуете стародавним научным методом проб и ошибок, мы же современным коммерческим — методом проб и находок!



Виндзорские колонны

Внутри здания муниципалитета в английском городке Виндзор стоят четыре мощные колонны, которые… ничего не подпирают. В чем дело? Для чего они были возведены?

Здание это строил знаменитый Кристофер Рен (1632–1723) — архитектор, математик, астроном. В английском зодчестве он был видной фигурой: созданные им разнообразные по формам многочисленные здания — больницы, университетские колледжи, театры, дворцы — отличались тем, что были гармонично связаны с окружающей средой. Главная его постройка — собор св. Павла в Лондоне. Когда построенное здание муниципалитета в Виндзоре принимала комиссия из чиновников и судей, один из «отцов города» вдруг самонадеянно заявил, что архитектор допустил ошибку и что потолок в центральном зале необходимо укрепить, иначе обрушится. «Знатока» подобострастно поддержали его подчиненные. Дабы не спорить с невеждами, Рей кратко ответил: «Хорошо! Сделаю я вам эти колонны». И действительно, скоро красивые массивные колонны украсили центральный зал. Но, по настоянию Рена, строители не довели их до потолка: над капителями осталось пустое пространство. Так и стоят триста лет эти ничего не подпирающие колонны, как памятник мастерству, попирающему невежество.



От «О, Генри!» к О. Генри

От «О, Генри!» к О. Генри В школе, где учился американский подросток Уильям Сидни Портер, физику преподавал горячий энтузиаст науки, увлекавшийся новомодными экспериментами в области электричества. Особенный восторг вызывал у учителя корифей американской науки профессор Джозеф Генри (1797–1878). Лекции об успехах своего кумира физик обычно начинал с восклицаний:

— О, Генри! Он построил мощные электромагниты и электродвигатель!

— О, Генри! Он открыл новое свойство электрического тока — самоиндукцию!

— О, Генри! Он установил, что разряд конденсатора колеблется!

Эти восторженные возгласы так врезались в память Портера, что много лет спустя в качестве своего литературного псевдонима он взял начальное слово каждого из них — «О, Генри». Так появился знаменитый писатель О. Генри (1862–1910), который ныне известен во всем мире даже больше, чем физик Дж. Генри.

ПРЕСС-ЦЕНТР



Создано жидкое лунное зеркало из наноматериала

Опытное серебряно-ионное зеркало в университете Лаваля. Внизу: 3,7-метровое ртутное зеркало.

Жидкость во вращающейся емкости приобретает параболическую форму, так что может сыграть роль главного зеркала телескопа. Если саму жидкость подобрать соответствующую. Собственно такие зеркала уже создавали и не раз. Из жидкой ртути. Эти зеркала легко изготовить, они в 100 раз более дешевы, чем зеркала традиционные, и обладают более совершенной поверхностью, которая будет особенно гладкой в условиях низкой гравитации на Луне.

Однако, если мы хотим создать на нашем естественном спутнике подобный телескоп, возможно, следует подобрать иной материал. Ртуть токсична и тяжела. Только температура на Луне падает до -147 по Цельсию, что намного ниже точки замерзания ртути (-38). Как быть? Борра утверждает, что жидкое зеркало можно сделать из другого материала, и получится оно еще лучше: устойчивее, качественнее и намного легче.

В опытном образце канадские ученые сумели нанести (изготовление шло в вакууме) очень тонкий слой серебра (в виде сомнананочастиц, хорошо отражающих в инфракрасном диапазоне) на миллиметровый слой, сделанный из так называемой ионной жидкости — соли, которая остается жидкой при очень низкой температуре. Ионные жидкости к тому же плохо испаряются, так как если отрицательный ион оставляет ее поверхность, соседние положительные ионы возвращают беглеца обратно, и наоборот. Для Луны это важно, так как в вакууме материалы испаряются гораздо легче, чем а атмосфере. Впервые ионная жидкость была использована для такой цели. В данном случае, как сообщает New Scientist, это был имидазола этилсульфат (imidazolium ethylsulphate), замерзающий при минус 98 градусах по Цельсию. Необычное зеркало отлично показало себя в течение нескольких месяцев испытаний.

По оценке Борры, лунное зеркало на основе ионной жидкости и серебра будет обладать хорошим оптическим качеством и может быть сделано большого диаметра (от 20 до 100 метров), что позволит гораздо дальше заглянуть в прошлое Вселенной. Интересно, что пока жидкие зеркала глядят только вверх, но Эрманно обдумывает, как сделать их наклоняющимися.



Ящерицы выбирают успешную окраску потомства

Два крайних варианта окраски ящерицы и промежуточный образец

Ящерицы-матери заранее выбирают окрас своего потомства в зависимости от его (потомства) будущего поведения и социального окружения. Такую удивительную способность открыли Лесли Ланкастер (Lesley Lancaster) и ее коллеги из университета Калифорнии в Санта-Круз (University of California, Santa Cruz).

Речь идет о пятнистобоких ящерицах (side-btotched lizards). Это род, распространенный в Северной Америке и насчитывающий несколько видов. Дело в том, что ящерицы эти (даже одного вида) демонстрируют различную окраску спинки, которая меняется от ярких продольных полосок, идущих вдоль всей спины и хвоста, до множества полосок поперечных, с наличием у некоторых особей разных промежуточных вариантов. Казалось бы, эта окраска должна просто передаваться по наследству, но выяснилось, что тут задействован куда более сложный механизм, вовлекающий не только гены, но и "желание" матерей дать своему потомству наиболее подходящую окраску в зависимости от условий жизни потомства и даже — от его будущего характера. Последний у данных ящериц передается по наследству и генетически также связан с окраской горла. Например, самцы с желтым горлом трусливы и любят прятаться от хищников (змей), затаившись в траве. Соответственно, они нуждаются в поперечных полосках на спинке, которые хорошо скрывают их. Самцы с оранжевым горлом — смелые и большую часть времени проводят на открытом пространстве. От хищников они предпочитают убегать. А здесь нужнее продольные полосы, визуальный эффект от которых снижает шансы змеи на поимку ящерицы.

Генетическое исследование показало, что гены, отвечающие за характер и за окраску спины — никак не связаны. Соответственно, часть потомства могла бы получать неправильную окраску, скажем, поперечные полосы для смелых ящериц и наоборот. Однако этого не случается. Тут вмешиваются матери. В зависимости от своего социального окружения (преобладания самцов с желтым или оранжевым горлом) они выдают ту или иную дозу гормона эстрадиола своим откладываемым яйцам. А этот гормон регулирует работу генов, отвечающих за окраску спины, причем его действие учитывает наличие "желтых" и "оранжевых" генов, влияющих на поведение потомства.



Новая фотоматрица убирает проблему плохого освещения

Фрагменты снимков, выполненных при плохой освещенности обычной камерой (вверху) и камерой с новой матрицей.

Компания Eastman Kodak представила принципиально новую светочувствительную цифровую матрицу, с появлением которой в недрах серийных фотокамер должны уйти в прошлое темные, а также размытые кадры, получающиеся при съемке с рук в условиях плохого освещения. Новая матрица обладает примерно в 2–4 раза большей чувствительностью по сравнению с используемыми сейчас моделями. И это — без ущерба для качества изображения. Напротив, снимок с новой матрицей будет еще более четким и детальным. Помимо всего прочего новая технология позволяет еще сильнее сократить размер пикселя, в сравнении с существующими матрицами, без ущерба для восприимчивости всей матрицы к свету. Но главный "секрет" новинки заключается в том, что создатели матрицы не наращивали напрямую чувствительность ее отдельных элементов (пикселей), а добавили к классической тройке цветов (красный, зеленый и синий — КЗС) дополнительный панхроматический пиксель, названный компанией также "clear" — прозрачным или бесцветным. Он эффективно воспринимает свет сразу во всем видимом диапазоне. А за счет этого вся матрица собирает гораздо большую долю света, попадающего на нее.

Теперь в цветных матрицах появятся панхроматические чувствительные элементы. Суммарное же повышение чувствительности позволит камерам получать прекрасные снимки при более низкой освещенности. При этом матрица позволит получать и более четкие снимки. Дело в том, что вчетверо большая чувствительность позволит настолько же сокращать время выдержки, а оно критично в случае съемки с рук. Так что должно исчезнуть размывание кадра (снятого на слабом свету), вызванное дрожанием рук.



В Суринаме найдено 24 новых вида живых существ

Лягушка с фиолетовыми пятнами и пропавший на полвека карликовый бронированный сом.

Они обитают в тропическом лесу на отдаленном плато в восточном Суринаме, примерно в 130 километрах от Парамарибо. Научная экспедиция была проведена международной некоммерческой организацией по защите природы Conservation International (базирующейся в США) на средства двух суринамских горнодобывающих компаний, намеревавшихся начать разработку месторождений (золота и глинозема, в частности) в данном регионе.

Среди удивительных существ, найденных в нехоженом лесу — лягушка, принадлежащая роду atelopus, которая имеет отличительную фиолетовую маркировку; шесть новых видов рыб, 12 жуков-навозников и даже одна новая разновидность муравья. Всего ученые описали 467 разновидностей, живущих в данной области. Среди них — 27 видов, которые не живут больше нигде на Земле. Также биологи заново нашли редкого бронированного сома (armored catfish, Harttiella crassicauda), который, как полагали ученые, вымер. Его не видели больше 50 лет.



В океанской впадине найдено неизвестное существо

Этот водянистый на вид хищник удивил биологов формой и некоторыми деталями внутреннего устройства. Однако пока все, что доступно для анализа, — серия фотографий таинственного существа.

Японское агентство по изучению земли и океана (JAM5TEC) опубликовало фотографии таинственного подводного существа, обнаруженного на глубине 7217 метров. Фотографии белесого студенистого существа были сделаны беспилотным подводным аппаратом Кайку (Kaikou) на дне глубоководной впадины Рюкю (Ryukyu). Ученые предполагают, что это создание — неизвестная ранее и весьма странная разновидность гребневиков (Ctenophore — тип морских беспозвоночных). Тело данного загадочного экземпляра, обладающего некоторыми видимыми отличиями от собратьев, насчитывает 10–20 сантиметров в длину и 5–8 сантиметров в ширину. Его задние щупальца имеют размер от 1,5 до 2,5 метров (ими данное существо пользуется как якорями, чтобы зависнуть над дном), в то время как передние (которые ловят добычу) — от 1 до 1,5 метров. Эти интересные кадры были сделаны еще в 2002 году, но лишь теперь, изучив их, японские биологи заявили, что уверены: перед нами неизвестный ранее вид. Однако ничего более точного про него сказать нельзя до тех пор, пока хотя бы один экземпляр данного гребневика не попадет в сети ученых.



Обнаружена ископаемая летающая ящерица с длинной шеей

Вверху: изображение, полученное в результате компьютерной томографии ящерицы. Внизу: реконструкция внешности древних летающих ящериц.

Еще один новый вил ящериц, летавших в древности по воздуху за счет перепонки, растянутой на ребрах, обнаружили палеонтологи из исследовательской группы под руководством доктора геологии Николаса Фрейзера, сотрудника музея естествознания Вирджинии. По его словам, это существо значительно отличается от других летающих рептилий.

Находка была сделана в каменоломне на границе штатов Северной Каролины и Вирджинии. Судя по окаменелым останкам этого существа, у него были длинные тонкие спинные ребра, которые ящерица могла раздвигать в стороны, чтобы натягивать перепонку. благодаря ей животное могло планировать с дерева на дерево.

Фрейзер решил использовать для изучения компьютерную томографию. Как оказалось, у ящерицы (виду дали название Mecistotrachelos apeoros) была очень необычная особенность — удлиненная шея, которая мешала в полете. Длина шеи составляет около 5 сантиметров, что по сравнению с 25-28-сантиметровым телом очень много.

Кроме того, исследователь обратил внимание на необычную форму задних лап. Судя по их строению, зверьки в основном проводили время на деревьях и хорошо карабкались по веткам. Также интересно, что второе и третье ребра у ящерицы утолщенные. Это Фрейзер считает также необычным, ведь для прилета нужны более тонкие, а следовательно, и более легкие "конструктивные элементы". Единственное объяснение, которое есть у ученого на этот счет, состоит в том, что к таким ребрам могли прикрепляться сильные мышцы, помогавшие контролировать полет.



Найдено превосходное кольцо Эйнштейна

Красный объект — лидирующая галактика. Голубое кольцо — изображение линзируемой галактики; если бы не гравитационное линзирование, то ее вряд ли удалось бы заметить. Кстати, благодаря этому явлению астрономы смогли узнать о ней кое-какие подробности. В частности то, что в ней происходит очень интенсивное звездообразование (фото SDSS).

Группа астрономов из Великобритании, России, Испании, Польши, Германии и Франции сообщила об открытии одного из самых полных колец Эйнштейна. Редкая астрономическая находка была сделана с помощью испанского телескопа Исаака Ньютона и российского Большого азимутального телескопа (БТА).

Кольца Эйнштейна представляют собой изображения, возникающие в результате гравитационного линзирования. Они возникают в том случае, если некий источник света, гравитационная линза (какой-либо массивный объект) и наблюдатель находятся на одной линии, поэтому это довольно редкое зрелище. В результате получается картина дугообразной формы, приближающейся к окружности.

Свеженайденный объект назвали Космической Подковой, однако выглядит он намного "лучше подковы": протяженность дуги составляет 300 градусов. Так что это кольцо Эйнштейна — одно из наиболее полных среди известных астрономам. Источник излучения в данном случае — это галактика, находящаяся на расстоянии 10,9 миллиарда световых лет от Земли. Гравитационная линза расположена в 4,6 миллиарда световых лет. Этот объект является сферической галактикой, почти в десять раз более массивной, чем наша.



Астрофизики слили две черные дыры

Некоторые этапы слияния галактик со сверхмассивными черными дырами в ядрах.

Столкновение двух галактик приводит к объединению принадлежащей им материи, состоящей из газа, пыли и звезд. Но что происходит при слиянии сверхмассивных черных дыр, находящихся "в сердце" большинства галактик — этого ученые раньше даже не представляли. Теперь подробности такого грандиозного космического события стали известны благодаря усилиям международной группы астрофизиков под руководством Люсио Майера из технического института Цюриха.

Для этого ученые построили компьютерную модель, главными "действующими лицами" в которой были две спиральные галактики со сверхмассивными черными дырами в центре каждой из них. С ее помощью ученые смогли пронаблюдать формирование структуры нового типа — диска из раскаленного газа в центре объединенных галактик. Его размер может достигать нескольких тысяч световых лет, а масса составлять от нескольких миллионов до миллиарда солнечных масс. По уточнению ученых, это образование с высокой турбулентностью. Что же касается черных дыр, то, согласно построенной модели, они, находясь в центре этого диска, образуют двойную систему, вращаясь вокруг общего центра тяжести. По словам Казантзидиса, после того как эти две черные дыры оказались в "спаренном" состоянии, они могут слиться. Но это возможно, только если они оказываются на достаточно близком расстоянии, сопоставимом с размерами Солнечной системы. Дальнейшее развитие этого “союза" черных дыр будет зависеть от значений углового момента их движения по орбите. От этой величины будет в дальнейшем зависеть, произойдет их слияние или нет.

Как показала модель, слияние становится возможным из-за замедления вращения черных дыр, которое оказывают на них окружающие звезды и газ. Однако что именно — газ или звезды — доминирует в этом процессе — пока неясно. Кроме того, исследователи сказали, что такая система должна быть сильным источником гравитационных волн. А так как для их формирования требуется много энергии, то, в конце концов, черные дыры должны слиться. Это займет относительно небольшое время — не более миллиона лет с начала формирования двойной системы.



Куриные кости опровергли первенство Колумба

Одна из костей, найденных в Эль Аренал.

Полинезийцы открыли Южную Америку на столетие раньше, чем к ее берегам отправились Христофор Колумб. Америго Веспуччи и вообще — европейцы. Об этом свидетельствуют древние кости цыплят, раскопанные на южном побережье Чили, на археологическом участке Эль Аренал. Анализ костей выполнили Лайза Матису-Смит и Элис Стори из университета Окленда.

Новозеландские исследовательницы обнаружили, что ДНК местной разновидности куриц указывает на ее родство с домашними птицами Полинезии, причем — автохтонными (для Полинезии) видами. А ведь раньше считалось, что курицы в Чили (местный вид, называемый Агаисапа) ведет свое происхождение от куриц, завезенных испанскими поселенцами в 1500-х годах. Теперь же выходит, что они прибыли из Полинезии.

"Но цыплята не добирались до Южной Америки своим ходом — их должны были привезти люди", — говорит Матису-Смит. А это бросает вызов теории, что первым Америку открыл Колумб. Радиоуглеродная датировка костей показала, что они гарантированно старше 1492 года (первая экспедиция Колумба). Их возраст был определен между 1304 и 1424 годами. И эти даты соответствуют датировке других предметов, найденных на данном участке. ДНК, извлеченная из этих костей, также была близка к ДНК полинезийской породы куриц, но ни к одной из европейских пород. Полинезийцы, кстати, сами происходят из Юго-Восточной Азии, откуда их предки мигрировали 3 тысячи лет назад. Они продвигались в восточном направлении, но, полагали ученые раньше, никогда не путешествовали далее острова Пасхи, что лежит приблизительно в 4 тысячах километров от берегов Чили.

ДНК, найденная в костях курицы, указывает, что, по крайней мере, одна группа полинезийцев предприняла успешное путешествие через Тихий океан к берегу Южной Америки за сто, или может даже больше, лет до европейских переселенцев.



Создан генератор тока в один электрон

Генератор одного электрона в представлении художника.

Эра квантовых компьютеров стала на один шаг ближе с важным достижением команды физиков из высшей школы Парижа. Они построили устройство, способное выдавать по требованию один электрон. Исследователи продемонстрировали крошечное устройство, которое может испускать одиночные электроны через проводящую среду — двухмерный электронный газ (2DEC). Для построения прибора физики использовали квантовую точку, которая пропускала электроны через 2DEG по одиночке всякий раз, когда получала немного электричества. В зависимости от параметров туннельного барьера, создававшегося между квантовой точкой и 2DEG. период повторения эмиссии колебался от 0,1 до 10 наносекунд.

Поскольку 2DEC позволяет электронам проходить без помех, они могут выступать как квантовые биты, или кубиты. Правда, прежде, чем данное устройство сможет стать частью квантового компьютера. физикам предстоит решить много других проблем, вроде построения детектора одиночных электронов с необходимым быстродействием и разработки технологии надежного контроля за изменением кубитов, представленных отдельными электронами. Зато, в отличие от квантовых устройств на основе фотонов, такой прибор может быть легче интегрирован в традиционную электронику.



Ожидайте в следующих номерах журнала:

• Русский Бисмарк — граф Витте.

• Династия Каролингов. Начало объединения Европы.

• “Катюша” и ей подобные.

• Рыцарские доспехи.

• Телохранитель для… танка

• А также наши постоянные рубрики «Морской каталог» и «Авиационный каталог».

* * *



1. Пассивная фазированная антенная решетка РЛС Thomson-CSF/Dassault; 2. Блоки РЛС; 3. «Флажки» датчиков углов атаки и скольжения; 4. Антенна УКВ-радиостанции; 5. Рулежные фары; 6. Электронное оборудование РЛС; 7. Отсеки с авионикой; 8. Кислородные баллоны высотного оборудования экипажа; 9. Нерегулируемый сверхзвуковой воздухозаборник; 10. Антенна системы радиоэлектронной борьбы BAe SPECTRA; 11. Рулевой привод переднего горизонтального оперения (ПГО); 12. Узел навески ПГО; 13. Передний стыковой узел отъемной части крыла; 14. Посадочная фара; 15. Заправочная горловина подвесного топливного бака; 16. 30-мм пушка GIAT/DEFA М791В; 17. Подвесной топливный бак 2000 л.; 18. Центральный стыковой узел крыла; 19. Узлы крепления внешней навески крыла; 20. Ракета «воздух-воздух» средней дальности Matra Mica; 21. Двухсекционные элевоны; 22. Сотовый заполнитель элевонов; 23. Задний стыковой узел крыла; 24. Командное электронное оборудование; 25. Установщик пассивных помех; 26. Сопло; 27. Блоки системы РЭБ BAe SPECTRA; 28. Руль направления с сотовым заполнителем; 29. Задняя антенна системы РЭБ BAe SPECTRA; 30. Антенна КВ/УКВ радиостанции; 31. Отсек оборудования системы РЭБ BAe SPECTRA; 32. Передняя антенна системы РЭБ BAe SPECTRA; 33. Антенна системы инструментальной посадки VOR; 34. Рулевой привод руля направления; 35. Выхлопное устройство вспомогательной силовой установки TGA; 36. ТРДДФ SNECMA М88-2; 37. Строевой огонь; 38. Многолонжеронный кессон-бак; 39. Комбинированный рулевой привод элевона; 40. Направляющий монорельс предкрылка; 41. Предкрылок; 42. Подъемник предкрылка; 43. Электрическая шина; 44. Отсеки БРЭБ; 45. Переднее горизонтальное оперение; 46. Сотовый заполнитель ПГО; 47. Катапультируемое кресло Martin-Bakera Мк. 10 класса «0–0»; 48. Индикатор отображения информации на фоне лобового стекла СТН3032; 49. Штанга дозаправки топливом в полете; 50. Широкоугольный теплопеленгатор и радиопеленгатор и длиннофокусный тепловизор системы переднего обзора Thomson-CSF ОSF; 51. Лазерный дальномер системы Thomsor-CSF ОSF







* * *

Журнал «Наука и техника» зарегистрирован Министерством Юстиции Украины (Св-во КВ № 12091-962ПР от 13.12.2006)

УЧРЕДИТЕЛЬ и ИЗДАТЕЛЬ — Поляков А.В.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — Павленко С.Б.

Заместитель главного редактора — Барчук С,В.

Редакционная коллегия: Павленко С.Б., Поляков Л.В., Кладов И.И., Мороз С.Г., Игнатьев Н.И.


В журнале могут быть использованы материалы из сети Интернет.

Рукописи не возвращаются и не рецензируются.

Приглашаем к сотрудничеству авторов статей, распространителен, рекламодателей.

Редакция приносит извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте или в верстке журнала.


Подписка на журнал принимается всеми отделениями “Укрпочты” до 20-го числа каждого месяца.

Подписной индекс по каталогу “Укрпочты” — 95083.

Подписной индекс по каталогу “Газеты, журналы” агентства Роспечати: 21614

В случае обнаружения типографского брака или некомплектности журнала просьба обращаться в редакцию.

Журнал можно приобрести или оформить редакционную подписку, обратившись в редакцию.

Адрес редакции: г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 502. тел. (057)7177-540, 7177-542 Адрес электронной почты: samson@kharkov.ua. Адрес для писем: 61140, г. Харьков, а/я 206.

Адрес в сети Интернет: www.nauka-tehnika.com.ua

Формат 60x90-1/8 Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. лист 9,5. Зак. № 177 Тир. 6000.

Типография ООО «Беркут+». г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 501, т. (057)7-543-577, 7-177-541 «Наука и техника», 2007, № 7 с. 1–78


Оглавление

  • Колонка главного редактора
  • НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА
  •     Дракон-терминал
  •   • ЭКОЛОГИЯ
  •     Неудобный сценарий потепления
  •   • АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА
  •     Карта Вселенной
  •   • ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
  •     М. Грушевский. Мифы
  •     Развитие металлургии в России XVIII века
  •     Пернатый тиранозавр кайнозоя?
  •   • ОБЩЕСТВО
  •     Календарные анахронизмы или долой Юлианский календарь!
  • ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • КОМПЬЮТЕРЫ, КИБЕРНЕТИКА И ИНТЕРНЕТ
  •     Долой двоичную логику
  •   • ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ТЕХНИКА
  •     Высокоскоростной электрический транспорт
  •   • ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ
  •     Медицина будущего
  •     Кровь и рак
  • ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ
  •     Аэродром — мировой океан
  •   • КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ
  •     Первая броня
  •   • БОЕВЫЕ КОРАБЛИ
  •     Японские подводные авианосцы
  •   • ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
  •     Шквал из Франции (истребитель 5-го поколения Dassault «Rafale»)
  • В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ
  • ПРЕСС-ЦЕНТР



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке