КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2007 № 05 (12) (fb2)


Настройки текста:



«НАУКА И ТЕХНИКА» Журнал для перспективной молодежи № 5 май 2007

Колонка главного редактора

Здравствуйте, дорогие читатели!

Вы заметили, конечно же, что формат нашего журнала изменился — он стал клееным, что сразу придало солидности, и позволяет ему постепенно наращивать свою толщину. Вовремя! На улице — заканчивается весна. Кому — Пасха и яйца, кому — Майдан и знамена, кому — Огород и лопата. Каждому свое… Первая пара не требует Веры, вторая — не требует Рассудка, зато третья пара наверняка отнимет все Силы. А вот когда «народ» устанет от религиозных пьянок, скандирований лозунгов и колдований над чахлой рассадой — самое время усесться на диван, взять в руки наш журнал и получить что-то для своего измученного «борьбой за выживание» Разума.

Поразительно смотреть по телевидению, как в XXI веке, когда человек уже побывал на Луне, овладел атомной энергией и занялся клонированием, — этот же человек истово продолжает соблюдать какие-то дремуче-шаманские обряды «пречистого четверга», угадывать погоду на полгода вперед по полету очумелых ворон и панически бояться, что кто-то перейдет ему дорогу с пустым ведром! Мракобесие — да и только. И если научное знание — это Свет, то отсутствие разума ведет к Мраку, от которого бесятся (что и означает это слово). Видать мрачное Средневековье не так уж и далеко ушло от нас… Как не хватает разума в современной Украине…

В этом номере целый ряд статей посвящен проблемам взаимоотношений человека и окружающего его мира — от научно-популярной статьи о вирусах до философской «Теория взаимоотношений планеты Земля и человека». Да-а-а, у почивших в глубине какого-нибудь кембрия или мезозоя, страшноватых на вид гигантских ракоскорпионов неплохо было бы узнать, чем они не угодили матушке-Земле (или теории эволюции)? Пирсингом в своих хвостах? Или неудачным педикюром клешней? Увы, вряд ли когда узнаем. О них, о ракоскорпионах — тоже в этом номере есть «материальчик».

Также представляем вам два материала, с которыми я сам глубоко согласен, ибо он касается Империй. И хотя рассматривается Римская Империя и ее наследница Византия, не могу не согласиться с тем, что объединение народов, пространств, экономик и талантов в одних границах давало всегда колоссальный всплеск развитию человеческого общества. Парад же суверенитетов в последние пятнадцать лет в одной части Земли и процессы объединения и глобализации, параллельно происходившие в другой ее части, убедительно показывают, какая из форм жизни (государственной) более жизнеспособна… Поучиться бы у предков… Да до того ли нам… За Пасхой — Троица, за выборами — перевыборы, за посадкой рассады — прополка огурцов… И пока мир думает переходить на новые принципы математической логики или построения компьютерных сетей, нам приходится объезжать канавы на отечественных дорогах (вспоминая древнеримские «автобаны») и тихо завидовать американским «хайвеям», о которых вы сможете, опять-таки, прочитать в этом номере. Все-таки полезно, оторвавшись от телевизора, в котором длинноногая дикторша мило вам объясняет, что сегодня — какой-нибудь «теплый Макарий» или «студеный Савелий», которые почему-то определяют погоду на ближайшие пару месяцев (причем — в тайне от Гидрометеоцентра!), прочитать в журнале о том, что где-то на Земле еще есть светлые головы, которые думают о «темной материи», о «пространстве-времени» и о тому подобных, малопонятных, но от этого — еще более увлекательных вещах.

В технической части этого номера — прекрасная статья о боевом луке и первая часть о практически неизвестной конструкции среднего танка — потомка прославленного Т-34, так и оставшегося в тени своего славного прародителя. Интересная, хотя и несколько циничная статья о преодолении любой системы ПРО, и краткий материал к целому циклу статей об истребителях 5-го поколения, которые мы будем рассматривать, начиная со следующего номера. Жаль, но украинским авиаторам на таких истребителях, по-видимому, не летать…

И, как всегда, наши постоянные рубрики — «Авиационный каталог» и «Корабельный каталог»!

Ну а после того, как ваш Разум отдохнет от этого суетного мира и подкрепится свежей научной пищей — можно и опять на свои любимые «соточки» (майданчики). Но, все-таки, берегите свое здоровье. И свои силы. Для того чтобы не превратиться из человека разумного в приматов. Или, не дай Бог, — в пушечное мясо.

Встречайте!

НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА

Обломившееся сверло

Спонсор рубрики — ОАО “Трест Жилстрой-1” — современные технологии в строительстве


Удивительный проект крученого 115-этажного небоскреба Fordham Spire претерпел серьезные изменения. Если первоначально он сильно напоминал острое сверло, то теперь у этого сверла обломался наконечник — небоскреб стал “тупым”. И это не единственная перемена. Представляем вам новый, несколько усовершенствованный план, разочаровавший одних и порадовавший других.

О 610-метровой башне, предложенной городу Чикаго испанским архитектором Сантьяго Калатравой (Santiago Calatrava), мы рассказывали в прошлом году (см. «НиТ» № 3 за 2006 г.) и с тех пор следим за ее судьбой — все-таки башня должна стать самой высокой в Америке.

По идее, в марте прошлого года должны были заложить фундамент, а года через 3–4 завершить строительство. Однако все пошло наперекосяк: весной удалось лишь получить все необходимые разрешения и одобрения, после чего от проекта отказалась компания-девелопер Fordham, не потянувшая его по финансовым причинам. Ей на смену пришла ирландская фирма Shelbourne Development, имеющая «в загашнике» на подобные расходы больше $2 миллиардов и без проблем выкупившая участок под строительство “сверла” за $64 миллиона.



Лучше всего внесенные изменения видны, когда применяется схема “было/стало”



Как говорится, найдите 10 отличий


Первое, что сделал новый девелопер, — убрал из названия небоскреба имя предшественника: вместо Fordham Spire здание теперь именуется просто “Чикагским шпилем” (The Chicago Spire). Затем Shelbourne Development вызвала на ковер его главного архитектора — Калатраву (Santiago Calatrava), и предложила сделать проект более жизнеспособным. Архитектор послушался, и 8 декабря прошлого года был распространен пресс-релиз: новый проект готов, и Shelbourne Development официально подаст его для заключительного одобрения городом Чикаго. “Мы взяли все самое инновационное из первоначального проекта и превратили его в кое-что еще более желанное, — объявил исполнительный директор Shelbourne Гарретт Келлехер (Garrett Kelleher). — Теперь мы с нетерпением ждем одобрения городских властей и начала строительства в следующем году”.

“Скульптурная идея чрезвычайно стройного здания, которое скручивается по мере повышения, сохранена. И я полагаю, проект стал более зрелым, он лучше вписывается в городскую инфраструктуру. И этого я смог достичь только в товариществе с господином Келлехером”, — подобострастно уточнил Калатрава, закручивающий здания прямо-таки с маниакальным упорством.

В отличие от начальной концепции “Чикагский шпиль” не будет иметь собственно шпиля, коим являлась антенна. Никакой антенны теперь не будет вообще. А так как изначальная высота не изменилась, возросла этажность: со 115 до 160.

Вместе с тем критики негодуют из-за того, что небоскреб вследствие переделок утратил иллюзию движения: вместо “вращения” на 360 градусов его этажи “закручиваются” ныне лишь на 270.

В небоскребе общей площадью 915 тысяч квадратных метров не предусмотрено места ни для офисов, ни для гостиницы — это будет исключительно жилое здание с 1300 апартаментами стоимостью до $5 миллионов с лишним. В некоторых помещениях обещают 17-метровые потолки и стеклянные стены.

Shelbourne Development утверждает, что подробно обсудила проект с властями, специалистами и общественностью, учла все пожелания, и Чикаго может одобрить новый план, самое раннее, в январе — в общем, все должно быть о’кей.

А вот что пишет местная пресса: “В последней версии проекта Калатравы просматривается стремление архитектора максимально приспособиться к требованиям его нового девелопера Келлехера, что является первым мрачным шагом вниз по тому же пути, который прошел проект зданий на месте башен WTC в Нью-Йорке к его нынешнему состоянию удручающей посредственности, — пишет Chicago Sun-Times. — Было бы перегибом назвать это здание уродливым — оно все же выглядит поинтереснее, чем типичный дом в Чикаго. Но по сравнению с изящным первоначальным проектом это — ужасное разочарование”.



И днем, и ночью шпиль чикагский…


Газета добавляет, что если Fordham Spire был “гигантским красным деревом в лесу чахлых сосен, со статусом невыразимо прекрасного произведения искусства”, а его шпиль “был романтично вдохновенным”, то новый план хорош лишь тем, что предусматривает снос находящегося по соседству гаража, который должен стать многоэтажным подземным.

Однако архитектурный критик Chicago Tribune Блэр Камин (Blair Kamin), с мнением которого многие считаются, выступил весьма сдержанно, ограничившись констатацией фактов в таком духе: да, небоскреб кое-что потерял, но зато из этого можно извлечь пользу.

Тем временем на строительном участке, огороженном забором с табличками Shelbourne Development, уже появились желтые бульдозеры, которые, по официальной версии, “проверяют почву”.

• ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

Ракоскорпионы

Александр Марков


Ракоскорпионы, одни из самых грозных хищников палеозойских морей, иногда выходили на берег. Об этом свидетельствуют их окаменевшие следы, обнаруженные в Шотландии.

Сообщение об открытии опубликовано в журнале Nature. Автор — палеонтолог Мартин Уайт (Martin Whyte) из Шеффилдского университета (Великобритания). След длиной 6 м и шириной 0,90-0,98 м состоит из центральной борозды и двух рядов отпечатков конечностей по бокам. Существо, оставившее эти следы, жило 330 миллионов лет назад (в начале каменноугольного периода) и имело как минимум три пары конечностей, различавшихся размером. Судя по длине «шага» (менее 27 см), ползло оно крайне медленно. Центральная борозда оставлена волочившейся по земле задней частью тела. Изучив структуру борозды, исследователь пришел к выводу, что чудовище, длина которого превышала 1,5 м при ширине около 1 м, продвигалось вперед не плавно, а небольшими рывками. Поскольку животное передвигалось явно с большим трудом и при этом волокло тяжелый хвост по земле, можно с большой уверенностью предполагать, что происходило это на суше, а не в воде. Следы ползания крупных членистоногих, оставленные на дне водоема, выглядят иначе. В этом отношении автор заслуживает полного доверия, поскольку является палеоихнологом — специалистом по ископаемым следам (trace fossils).

Из всех известных науке раннекаменноугольных членистоногих такой след могли оставить только эвриптериды, или ракоскорпионы — представители ныне вымершего отряда членистоногих, родственники дожившего до наших дней мечехвоста (и вовсе не родня обычным скорпионам). Скорее всего, след принадлежит крупному ракоскорпиону Hibbertopterus. Ископаемые остатки этих животных известны из раннекаменноугольных отложений Шотландии.

Эта уникальная находка дополняет наши представления об устройстве древнейших наземных экосистем. В начале каменноугольного периода сложные сухопутные сообщества привычного для нас типа — с деревьями, позвоночными и насекомыми — только начинали формироваться. Наземные позвоночные были представлены только земноводными (в том числе крупными лабиринтодонтами), рептилии еще не успели появиться (не говоря о зверях и птицах). Уже жили на суше многоножки, скорпионы (не путать с ракоскорпионами!), а также немногочисленные примитивные насекомые. Теперь к этой «компании» можно добавить гигантских ракоскорпионов, время от времени выползавших на берег из своей родной водной стихии. Они были так же громоздки, неуклюжи и медлительны на суше и так же привязаны к водоемам, как и современные им наземные позвоночные. Пройдут десятки миллионов лет, прежде чем крупные сухопутные животные научатся бегать и прыгать. Но только ракоскорпионы до тех времен не доживут.



Крупные хищные ракоскорпионы наводили ужас на обитателей моря в течение большей части палеозойской эры



Слева: современный мечехвост (класс Меростомовые, отряд Мечехвосты) — живое ископаемое, доживший до наших дней близкий родственник ракоскорпионов (изображение с сайта macroevolution.narod.ru). Справа: водяной скорпион (класс Насекомые, отряд Клопы)


Некоторые российские СМИ успели сообщить об этой находке, но, к сожалению, ни в одном из найденных нами сообщений ракоскорпион не назван своим подлинным именем. Его называют либо просто «скорпионом», либо «водяным скорпионом» (калька с английского “water scorpion”). В первом случае смешиваются два разных класса членистоногих, во втором — используется название, в русской литературе закрепленное за насекомым — пресноводным клопом. Для прояснения ситуации со «скорпионьей» номенклатурой приводим несколько иллюстраций.



а — след ископаемого ракоскорпиона: стрелкой показан геологический молоток длиной 30 см, помещенный для масштаба; b — прорисовка следа: оранжевым показана центральная борозда, зеленым, синим и желтым — следы самых длинных, средних и коротких ног соответственно; с — реконструкция внешнего вида ракоскорпиона Hibbertopterus



Слева: силурийский ракоскорпион (класс Меростомовые, отряд Ракоскорпионы); видны конечности весловидной формы, явно приспособленные для плавания, а не для ползания по земле. Справа: ископаемый силурийский скорпион (жил в воде, как и ракоскорпионы); класс Паукообразные, отряд Скорпионы

Византия — мертворожденная империя?

Наталья Беспалова


В 395 г. после смерти императора Феодосия Великого Римская империя была разделена его наследниками на Западную и Восточную. С этого момента начинает свое официальное существование Восточная Римская империя, известная нам также под именем Византия. С легкой руки излишне эмоциональных историков это государственное образование имеет репутацию мертворожденного и нежизнеспособного. В школьной программе ее существование подается как гораздо менее значимый факт, чем, скажем, существование империи Карла Великого. В общей картине исторического развития Византия представляется неким рудиментом прошлого, случайно уцелевшим на географической карте. Но так ли это? Давайте обратимся к фактам.

Концом Византии считается 1453 г., дата взятия Константинополя турками-османами. Значит, она просуществовала 1148 лет. Правда, с шестидесятилетним перерывом в XIII столетии, но образовавшиеся на ее месте Никейская и Трапезундская империи сохранили государственные традиции. А теперь вспомним историю классической Римской империи, которая, по общему мнению, является наиболее успешным политическим проектом Древнего мира.

Традиция относит основание Рима к 753 г. до н. э., но считать эту дату началом империи столько же оснований, сколько отсчитывать годы существования России от основания Москвы. Долгое время Рим был лишь мелким небогатым полисом, каких множество в Средиземноморье. О возникновении Римского государства как серьезной политической силы можно, пожалуй, говорить с момента подчинения Римом племен Апеннинского полуострова, которое завершилось в III в. до н. э. Но, поскольку это был процесс постепенный, то пусть будет IV век, мы не жадные. Таким образом, если считать до раскола, Римская империя просуществовала 800 лет, если же до захвата власти в Риме германцем Одоакром в 476 г. — чуть меньше 900. В любом случае у Византии показатели жизнеспособности несколько более высокие.



Собор Святой Софии в Константинополе (ныне Стамбул)


Может быть, все это время Восточная Римская империя влачила жалкое существование на периферии цивилизованного мира и уцелела потому, что, как неуловимый Джо в известном анекдоте, была сто лет никому не нужна? Отнюдь нет. Востоку досталась самая тяжелая часть римского наследства. Если Западной империи угрожали в основном германские племена, переживавшие только период становления государственности, то у Византии под боком оказался старинный враг Рима, Сасанидская Персия — могущественное государство с огромной армией, включающей тяжелую конницу и боевых слонов. Эта древняя и обширная империя была единственным крупным государственным образованием, с которым Риму так и не удалось справиться. Римско-персидские войны регулярно возобновлялись вплоть до самого раскола. Затем эту внешнеполитическую проблему унаследовала Византия. Противостояние с Персией было связано не только с территориальными претензиями, но и с тем, что последняя контролировала торговые пути на Восток и навязывала западной соседке невыгодные условия торговли.

При этом с северо-запада Византии угрожали все те же германцы, с севера славяне, с северо-востока тюркские племена. Тем не менее, пережив потрясения V века, из которых Западная Римская империя не вышла живой, Византия входит в новую блестящую эпоху, связанную с именем императора Юстиниана.

Юстиниановскому периоду присущ ряд специфических черт. Для него характерны активные разработки в области социального устройства и права, такие как преобразования в государственном аппарате и создание кодекса Юстиниана. Правда, не обошлось без осложнений. В 532 г. в Константинополь хлынули толпы крестьян, ремесленников, клириков, жаловавшихся на притеснения, и началось восстание, получившее название Ника, что значит “Побеждай”. Оно продолжалось около недели, превратило в руины центральные кварталы Константинополя, унесло 30 тысяч жизней, и в конце концов, было жестоко подавлено. Хотя восстание лишний раз доказало серьезность положения и необходимость реформ, оно на несколько лет задержало их осуществление. Последовательная реформаторская деятельность началась лишь в 535 г.

Другая важная черта юстиниановского периода — бурный рост строительства, как количественный, так и качественный. К этому времени относится возведение целого ряда укреплений и крепостей, в том числе в таком отдаленном районе империи, как Крымский берег. Тогда же произошел важный скачок в развитии архитектуры, был создан тип крестово-купольного храма, получивший впоследствии развитие в славянском и мусульманском зодчестве.

В юстиниановскую эпоху были возведены такие, вошедшие во все учебники, архитектурные шедевры, как София Константинопольская и церковь Сан-Витале в Равенне.



Император Юстиниан, мозаика от VI в. в храме Виталия в Равена


Еще одна важная черта интересующей нас эпохи — активная внешняя политика, в частности присоединение к Византии Италии. Правда, этот успех был кратковременным, и в конечном итоге привел к политической катастрофе. Воспользовавшись тем, что имперские войска увязли на западе, Персия отхватила ряд восточных провинций. Изнуренная войной на два фронта, Византия вступила в черную полосу. Под угрозу было поставлено само существование империи, и спас ее только поразивший Персию внутренний кризис. Он позволил правившему тогда императору Ираклию не только отразить нападения, но и возвратить Византии ее восточные провинции, правда, ненадолго. Пройдет совсем немного времени, и Восточная Римская империя окажется лицом к лицу с новым грозным противником.

С 610-го по 630-ый год произошла невиданная по стремительности консолидация племен и мелких государственных образований Северной Аравии, связанная с возникновением и утверждением новой мировой религии — ислама. Новое государство сразу же показало свою силу, захватив в середине седьмого века и Персию, и восточные провинции Византии. Арабы не встретили гам серьезного сопротивления, потому что больше отвечали интересам населения, не разоряя его чрезвычайными налогами. Кроме того, хоть это и может показаться нам странным, они проявляли гораздо большую веротерпимость, чем насаждавшие единую религию с исключительной жестокостью византийские власти. Затем арабы захватили византийскую Африку и, обзаведясь самым мощным в Средиземноморье флотом, стали постоянно угрожать Константинополю с моря.

Все это время продолжалось наступление славян на Балканах. В 681 г. там образовалось Первое Болгарское царство, также ставшее противником Византии. Таким образом, в седьмом веке территория империи уменьшилась в 3 раза по сравнению с шестым веком.

Несмотря на все эти трагические события, с точки зрения вклада в мировую культуру VII столетие было довольно значимым. Византия остается духовным центром всего христианского мира. Здесь формируются и развиваются многочисленные еретические учения, вызывающие бурные споры, порой приводящие к весьма серьезным политическим последствиям за пределами империи. К этому же времени относится появление знаменитейшего военно-технического изобретения средневековья — греческого огня, представлявшего собой горючую смесь, которую невозможно было загасить водой. За пределы Византии это изобретение не распространилось, так как являлось военным секретом империи, который погиб вместе с ней.



Византийская империя во 2-ой половине X в. — 1-ой половине XI в.


VIII век— время, когда Византия, подобно фениксу, восстает из пепла. Для того, чтобы новый национальный подъем оказался возможным, потребовались глубокие преобразования всех сфер жизни, не поведшие однако к потере культурной самоидентификации византийцев. Время это известно, как период иконоборчества, но произошедшие тогда перемены отнюдь не исчерпываются церковными реформами. Был создан особый уклад, основой которому служили широкие массы свободного вооруженного крестьянства, так называемое фемное устройство. Слово «фема» имеет двойное значение. Иногда оно употребляется для обозначения крупного военного подразделения, вроде армейского корпуса. Но оно означает также территорию, на которой производится набор этого подразделения, и где оно постоянно размещается в мирное время. Эта территория являлась административной единицей империи, управляемой теми же лицами, что и военное подразделение. Военная и гражданская власть в феме неразделимы. Стоящий во главе фемы стратиг является одновременно и военным командиром и главой гражданской администрации. При этом несущие военную службу граждане империи вознаграждались за это земельным участком определенного размера, который не мог быть продан за долги или отчужден каким либо другим образом, до тех пор пока его держатель продолжал нести службу. При таком положении вещей феодальное в своей основе государство практически не знало крепостного права. Для крестьянина существовала реальная возможность сделать карьеру от простого стратиота до стратига. Таким образом, в VIII веке византийское общество получило уникальный социальный опыт, какого не имело ни одно крупное христианское государство средневековья.

Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры — и коноборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме “древопочитателей” и “костепочитателей”.

Через некоторое время идея союза императорской власти и свободного крестьянства все же исчерпала себя. Власть имущие осознают, что широкие массы — слишком опасный, не всегда предсказуемый союзник и предпочитают консолидацию с представителями старой знати. Стратиоты медленно разоряются и закрепощаются. Идеологические разногласия представителей верхушки общества позабыты, на соборе 843 г. торжественно восстановлено иконопочитание, под него подведена философская база, разработана концепция мистической связи иконы с прототипом. Страна вступила в новую эпоху.

Последующие два столетия вошли в историю под названием Македонское возрождение. Это — время интереса к античному наследию в светской культуре. Пережив период бесплотности в искусстве, византийцы вспомнили о своих греческих предках, создателях искусства реалистического, воспевающего чувственную красоту мира. Имена греческих богов снова звучат в устах византийцев, но теперь как аллегории искусств, ремесел и стихий, покровителями которых являются. С другой стороны, в религиозном искусстве формируются каноны и символика православной иконы, в основных своих чертах сохранившиеся до наших дней.

В политическом плане именно в IX…X вв. сложилась та Византия, какой она осталась в представлении потомков. Образовалось то, что называют классическими формами византийской раннефеодальной государственности. А именно: дробная организация государственного аппарата, основанная на иерархии должностей, подкрепленная иерархией титулов — почетных званий. Возникло 18 классов должностей, объединенных в пяти разрядах. Каждому разряду соответствовал определенный почетный титул, но титулы могли даваться и независимо от должности, были не обязательно связаны со службой. Но в целом византийская феодальная иерархия формировалась как иерархия государственных должностей и званий и сохранила определенную связь с ней до конца существования империи. Обладатель титула получал соответствующие этому титулу денежные пожалования из императорской казны. Кроме того, титул можно было купить, и в этом случае покупатель получал как бы процент на вложенный капитал. Титулы и должности не были наследственными, но титулы — пожизненными.

Особого разговора заслуживает внешняя политика Византии IX…X веков. Она характеризуется активной дипломатической и миссионерской деятельностью, в ходе которой в сферу влияния Восточной Римской империи попадают славянские народы. Происходит это в условиях жесткой конкурентной борьбы с западноевропейскими странами и структурами, в частности, с германской империей Каролингов. Повод для соперничества серьезный. Смотря по результатам, одна из империй должна была получить сильных союзников, другая — опасных соседей. В целом, восточные миссионеры действовали на этом поприще успешнее. Результатом их деятельности стало распространение христианства в Моравии, крещение Болгарского царства и, наконец, Киевской Руси. К слову сказать, именно византийские летописи этого периода являются основным источником сколько-нибудь достоверных сведений о становлении славянской государственности.



Византийская империя и соседние государства в XIII в.


Следующий период византийской истории — Комниновский, названный так по имени правящей императорской династии. Он вновь отмечен многочисленными внешнеполитическими проблемами, которые, однако, решаются довольно успешно. Алексей Комнин, первый и наиболее известный представитель династии, пришел к власти в 1081-ом году, когда взлет могущества Византии, наблюдавшийся в Македонскую эпоху, уже сошел на нет. Империя вновь оказалась в кольце врагов. С востока наступали турки-сельджуки. Говорят, что в первые годы правления Алексей Комнин мог видеть их владения с балкона своего дворца. Проникшие в XI в. в Средиземное море норманны закрепились в Южной Италии и Северной Греции. Имея великолепный флот и неумеренные аппетиты, они постоянно угрожали Константинополю с Запада. На севере, на Балканах, поднимало голову болгарское освободительное движение, принявшее вид религиозной ереси — богомильства. И без того нелегкое положение усугублялось сложными отношениями с европейским Западом. За несколько десятилетий до начала Комниновской эпохи произошел официальный разрыв Восточной и Западной церквей, и набиравшие в Европе силу римские папы плели интриги против Восточно-Римской империи.

Европейцы часто обвиняли Алексея Комнина в коварстве и отсутствии рыцарских качеств. Тем не менее, ему удавалось одерживать победы не только на переговорах, но и на поле боя. К началу 90-х годов Алексей Комнин, умело играя на противоречиях своих врагов, отбил натиск сельджуков, норманнов и печенегов и подавил беспорядки внутри страны. Но только на пятнадцатый год своего правления, ставший также годом Первого крестового похода, ему в полной мере пришлось использовать свой талант политика.

Для Западной Европы XI век стал временем, когда она, наконец, сложилась в единое культурное пространство, временем консолидации и, как следствие, резкого противопоставления себя всему остальному миру, в особенности миру арабо-мусульманскому. Это настроение нашло свое воплощение в испанской Реконкисте и, еще более явно, в крестовых походах в Святую Землю. Идея крестовых походов приобрела большую популярность по многим причинам, кроме уже названых. Не последнюю роль тут сыграло желание дальновидных западных политиков убрать из Европы взрывные (или, как сказал бы Л.Н. Гумилев, излишне пассионарные) элементы, привыкшие жить набегами и грабежами, предоставив им широкое поле деятельности на Востоке. Формально крестоносцы не были врагами Византии, более того, они выступали как союзники против общих врагов — арабов и турок. Но союзники эти были такого рода, что их хорошо было иметь друзьями, но нехорошо соседями. Когда войско крестоносцев проходило через Балканы, чтобы в Константинополе переправиться в Малую Азию, императору было о чем беспокоиться. Значительную часть крестоносцев составляли исконные враги Византии — сицилийские норманны, создатели государства, которое по замыслу римских пап должно было подорвать могущество еретической Восточной Римской империи и занять ее место в Средиземноморье. Первый крестовый поход, помимо прочего, затевался в расчете на то, что ослабленная, нуждающаяся в помощи империя примет невыгодные условия союза и займет подчиненное положение. Западноевропейские политики недооценили Византию. Ее нежелание торопиться с какими бы то ни было обязательствами они приписывали лишь стремлению поторговаться. Когда, прибыв в столицу империи, вожди крестоносцев воочию увидели ее возросшее могущество, это было для них полной неожиданностью. Многие из них стали вассалами Алексея. Задуманный как способ подчинить Византию союз реально послужил к ее пользе. Руками крестоносцев под власть императора были возвращены ранее утраченные восточные территории.

Только в XIII в., на девятом столетии своего существования, Византийское государство проявляет наконец признаки дряхления, неспособность овладеть политической ситуацией. Четвертый крестовый поход приводит к временному прекращению существования империи, ее расколу на более мелкие государственные образования. В популярных источниках историю этого похода обычно излагают следующим образом: направляясь в мусульманские страны, крестоносцы встретили на своем пути богатый город Константинополь и, чтобы не ходить далеко за добычей, разграбили его. Хотя такое изложение вообще правильно передает суть событий, внешне они были оформлены несколько более прилично. Готовясь к походу, германские императоры потребовали от Византии, как от союзника, огромной денежной помощи. Император Алексей III был вынужден обложить все население дополнительным налогом, но буря народного негодования не позволила ему этот налог собрать. Устроители крестового похода оказались лишенными финансовой поддержки и были весьма недовольны своим союзником. Весной 1202 г. к ним явился сын Исаака Ангела, византийского императора, отстраненного от власти в 1195 г. Алексеем III. Новый претендент на константинопольский трон обещал в случае своего воцарения выплатить участникам похода 200 тыс. марок серебром, в течение года содержать их флот и выступить в Палестину с 10 тыс. воинов, а также подчинить византийскую церковь римскому папе. Таким образом, пришедшие в 1203 г. в Византию крестоносцы могли считать себя не чужеземными захватчиками, а союзниками законного императора против узурпатора. Но после воцарения Алексея IV выяснилось, что он не в состоянии выполнить взятые на себя обязательства, что новому императору никто не желает подчиняться. В этих условиях крестоносцы решили прекратить игру в союзников и показать, кто на самом деле хозяин в стране. В марте 1204 г. было принято решение о разделе Византии. 12–13 апреля была разграблена столица. Восточная Римская империя на некоторое время перестала существовать. Православное патриаршество было заменено католическим. Константинополь стал столицей нового государства, которое назвали Латинской империей. Обширные византийские территории не вошли в состав Латинской империи, приобретя самостоятельность. На Балканах образовалась Никейская империя, постоянно угрожавшая существованию империи Латинской. В 1261 году войска никейского императора возьмут Константинополь, и Византия будет восстановлена, но, теснимая со всех сторон, уже никогда не вернет себе ни прежнего могущества, ни прежних размеров. Тем не менее, жизненного потенциала Византии хватит еще на два столетия. Окончательно она падет лишь в середине XV в. под ударами турков-османов.



Византийская империя и соседние государства в XIV в.


Подведем итоги. Восточная Римская империя просуществовала 1148 лет. Все это время перед ней постоянно вставали нетривиальные внутриполитические, военные и дипломатические задачи, порой требующие коренного переустройства всей жизни империи. При этом Византия неизменно оставалась наиболее могущественным и наиболее культурно и технически развитым государством всего христианского мира. Происходящие в ней события имели широкий резонанс в Западной Европе, странах ислама и среди славянских народов. На протяжении всей истории Византии она не испытывала дефицита в талантливых неординарных лидерах. Даже в XV веке Византия не канула в небытие, не оставив по себе следов. Всем известно, что ее культурный потенциал в значительной степени унаследовало Русское государство. Но имеет она и другую наследницу — могущественную Венецианскую торговую республику, одно из самых влиятельных государственных образований вплоть до XVIII в. Нашедшие здесь прибежище жители захваченного врагами Константинополя весьма способствовали ее развитию и процветанию. Так что, дай бог нашему с вами родному государству такой мертворожденности, а нам с вами здорового любопытства, для изучения необыкновенно интересной, динамичной и поучительной истории Византии.



Осада Константинополя

Теория и практика гибели империи

Никонов А.П.



Все империи смертны, но… Но отчего-то падение великих империй отзывается в человеческих душах камертоном высокой трагедии и возникает странное ощущение… Ощущение непонятной утраты. Порой оно появляется, даже если человек в этой империи никогда и не жил. (Или даже был ее прямым врагом!) И особенно трогает душу Древний Рим. Иначе, чем объяснить, что сотни неравнодушных книг и десятки кинофильмов посвящены Риму… Что исследователи придумали массу гипотез для объяснения причин заката этой великой цивилизации, без которой наш сегодняшний мир был бы, наверное, совсем-совсем другим…

В 429 году абсолютно дикие граждане, коих позже назвали вандалами, захватили несколько цивилизованных римских провинций в Африке. Вели они себя очень некультурно. За десять лет провинции были буквально опустошены грабежами, памятники культуры разрушены, вандалы развалили все хозяйство, перебили римскую администрацию. Ослабевшая Римская империя тогда уже была на закате своего могущества и ничего поделать с захватчиками не могла. Но через десять лет вандализма и оккупации случилось странное — вождь вандалов обратился к бессильному римскому императору с просьбой взять его, охламона, в подданство и назначить официальным управляющим в уже захваченных им провинциях.

Казенно выражаясь, вождю вандалов была нужна легитимность. А по сути — он хотел поймать на своем челе отсвет той великой цивилизации, которая царила над миром на протяжении сотен лет до его рождения. Он больше не желал быть деревенским князьком, он захотел приобщиться к великанам. Цивилизация всегда влияет на варваров разлагающе…

Я очень люблю Средиземноморье. Оно все в чем-то похоже само на себя, стандартно: куда бы ни поехал, везде видишь одно и то же — исполинские амфитеатры. Эти следы великой цивилизации, похожие на таинственные памятники Странников (у Стругацких), есть в Испании, в Африке, в Болгарии, Турции… Некоторые из амфитеатров до сих пор действуют — в них проводятся концерты. Бронзовую римскую волчицу можно встретить в испанской Таррагоне, в Бухаресте, в Кишиневе… Потому что они были везде. Римские сандалии омывал атлантический прибой, римские подошвы попирали когда-то камни древнего Вавилона, римский орел простер свои крылья от холодной Британии до тропических лесов Африки. До сих пор рядом с римскими развалинами местные оборванцы продают заезжим туристам из-под полы античные монеты с плохо различимыми латинскими буквами. Можно сказать, это был первый проект объединенной Европы. Сейчас вместо одного государства на месте древней империи 36 разных стран. А когда-то…

Единая финансовая система. Один язык международного общения — латынь. Единая система мер и весов. Единая материальная культура, постепенно превращающаяся из национальной в интернациональную: галльская керамика распространена по всей империи — так же как греческие вина, сирийские ткани… За римскими модами тянутся модницы Александрии и Испании. Единые системы местного самоуправления и судопроизводства, составления юридической и торговой документации. В Римском сенате заседают сенаторы из Галлии и Африки. Все свободные граждане империи обретают полноправное римское гражданство. Римский город в Африке становится похожим на римский город в Германии.



Римская империя в период своего расцвета. III век н.э.


Культурный плавильный котел

…Крохотный городок Помпея, словно нарочно “законсервированный” для потомков извержением Везувия, городок, по своему статусу аналогичный какой-нибудь современной Кашире или Зарайску, имел два театра — на полторы тысячи зрителей и на полтысячи. Археологи их так и назвали — Большой и Малый.

…Романизация (культурная стандартизация на римский манер) древнего мира привела к тому, что почти все европейские языки имеют в своей основе латынь. И до сих пор этот умерший язык ушедшей цивилизации используется некоторыми профессиональными и научными сообществами с той же целью стандартизации, то есть создания единого смыслового поля. Латынь обеспечивает взаимопонимание медиков, биологов, геологов, химиков разных стран.

…Вся современная гражданская юриспруденция имеет в своей основе римское право. Знаменитый наполеоновский кодекс, который прославил Бонапарта не меньше чем наполеоновские войны, на 60 % повторял римские кодексы.

…До появления ракетных войск все армии мира были в той или иной мере слепком с древнеримской манипулярной армии — с основной тактической единицей в виде батальона.

…Почти все крупные современные города Европы были основаны римлянами. Париж, Лондон, Будапешт, Вена, Белград, Орлеан, София, Милан, Турин, Берн… — все это бывшие римские поселения. В Римской империи было 1500–1800 городов. Для сравнения: в России начала XX века — около 700. При гораздо большей территории.

…Население города Рима на пике его могущества составляло миллион человек. После крушения Империи человечеству понадобилось около двух тысяч лет, чтобы выйти на тот же уровень урбанизации — лишь в начале XX века население некоторых европейских городов перевалило за миллион.



Римские амфитеатры стояли во всех городах империи


Огромный город — непростой организм. Ему нужны системы жизнеобеспечения. Город нужно снабжать в первую очередь водой. В современных условиях для этого создают целые водохранилища. В Древний Рим воду подводили 14 акведуков с расстояния от 15 до 80 километров. Далее вода разводилась по городским фонтанам, водосборным бассейнам, общественным баням и туалетам и даже заводилась в отдельные дома зажиточных граждан. Это был самый настоящий водопровод, которого Европа не узнает еще тысячи лет…

Из города нужно выводить нечистоты. Знаменитая римская канализация — Клоака Максима — была столь велика, что обслуживающие ее работники плавали по этому подземному каналу, несущему нечистоты, на лодке. Причем построена Клоака была Тарквинусом Сиербусом еще в VII–VI веках до нашей эры. Можно смело сказать, что, если бы не эта фантастическая канализация, Рим никогда не достиг бы такой плотности населения, никогда не стал бы городом-«миллионником»… После падения Рима в городах цивилизованной Европы канализация появилась только через две тысячи лет. А в Риме она тысячу лет существовала.

Во Франции неподалеку от города Ним тысячи потрясенных туристов рассматривают мост через реку Гар, построенный древнеримскими инженерами двадцать веков назад. Этот мост высотой с 16-этажный дом (про длину и говорить не буду) производит на людей сильнейшее впечатление. И уже можно не слушать слова рассказывающего что-то гида, ибо лучше один раз увидеть… Один только взгляд на это исполинское сооружение сразу дает представление о мощи Цивилизации, которая его построила.

А дороги! Знаменитые римские дороги во многих частях Европы использовались по прямому назначению вплоть до начала XX века. Какую современную дорогу можно использовать… нет, даже не две тысячи лет, а хотя бы пару сотен? Хотя бы 20 лет без ремонта? Чтобы по достоинству оценить цифры, которые я приведу чуть ниже, нужно хорошо представлять себе, что за инженерное сооружение такое — римская дорога. Сначала — роется траншея глубиной примерно метр. Если почва некрепкая, заболоченная, в дно траншеи забиваются дубовые сваи. Края траншеи укрепляются каменными плитами. Затем, как в пироге, выкладываются разные слои — крупного камня, камня помельче, песка, снова камня, извести, черепичного порошка… “Слоеный пирог” заполняет всю вырытую траншею. Сегодня это называется дорожной подушкой. Сверху на подушку кладется собственно дорожное покрытие — каменные плиты, расположенные небольшой горкой, чтобы дождевая вода стекала с центра дороги в боковые дренажные канавы. На римские дороги расходовалось больше каменного материала, чем на дороги современные. На секунду напомню, что экскаваторов тогда не было. И камни обтесывали вручную.



Выход канализация Клоака Максима в реку Тибр



Гардский мост в Ниме, южная Франция


По краям римской дороги стояли верстовые (милевые) столбы в виде аккуратных каменных колонок на квадратных каменных постаментиках. Были и настоящие дорожные знаки в виде каменных колонн выше человеческого роста, на которых обозначалось расстояние до ближайших населенных пунктов и до Рима. А в самом Риме был заложен нулевой километр с памятным знаком. Сердцевина империи, на которую приходили поглядеть досужие древние туристы. Любопытная деталь: вдоль дорог римляне сеяли чернобыльник (artemisia absinthium) — каждый идущий мог сорвать на обочине его листья и вложить в сандалии, чтобы от долгой ходьбы не болели ноги.

Римские дорожники старались не повторять рельеф местности. Если перед ними была впадина, они строили через нее мост. Если гора — прорубались сквозь гору. Римская дорога должна быть прямой и надежной, как римский характер! Неподалеку от Неаполя, например, римляне пробили в скале туннель длиной 1300 метров.

Так вот, общая протяженность дорог в Римской империи (учитывая второстепенные грунтовые) составляла, по разным оценкам, от 250 000 до 300 000 километров. Семь с половиной экваторов! Для справки: в России 1913 года протяженность дорог равнялась всего 50 000 километров, причем практически все они были грунтовыми. А в Риме, если не считать грунтовок, 90 000 километров дорог являлись самыми настоящими магистралями — с твердым покрытием, мостами, туннелями… И — внимание! — из общего количества всех римских дорог только 14 000 километров было проложено по самой Италии, остальные — в провинциях. То есть десятки тысяч километров дорог римляне туземцам просто подарили. Явившись таким образом для тогдашней ойкумены самыми настоящими цивилизаторами. (Мы еще вернемся к этому термину.)

Империя не может существовать без дорог. Строя дороги, римляне строили империю. За дороги в Риме отвечало специальное ведомство (коллегия) во главе с прокуратором — Quattuorviri viarum curandarum. Естественно, на всех магистралях была развернута система почтовой связи — римляне часто писали друг другу письма, поскольку грамотность была поголовной. Через определенное количество километров на каждой дороге была почтовая станция, где государственный служащий или гонец мог заменить лошадей. Скорость доставки срочных, “правительственных” “телеграмм” тогда составляла 150 километров в сутки. Вдоль дорог стояли мотели… ой, простите, постоялые дворы для путешественников и “командированных”. Там продавались специальные путеводители и списки всех дорог Рима.

Для римлян не было ничего невозможного. Они строили дороги на горных перевалах, в пустыне… Древнеегипетский караванный путь, пересекший пустыню от Антинополя до Красного моря, римляне превратили в первоклассную дорогу. В Северной Германии они умудрялись прокладывать брусчатые дороги трехметровой ширины даже через болота. Для этого болото либо осушалось, либо, если мелиоративные работы были невозможны, дорожная подушка изготавливалась другим, не менее монументальным способом. Представьте — длинные дубовые балки, в которых долотом пробивают квадратные отверстия. Через эти отверстия брус крепится к грунту длинными полутораметровыми железными нагелями. Это — основа. Сверху — дерн и камень. Снизу — поперечные лежни, под которыми — фашинник (связанные из прутьев и хвороста маты). В некоторых местах Германии и по сию пору римские болотные дороги тянутся на десятки километров.

К чему подобная монументальность? А к тому, что это были военные рокадные и фронтовые дороги, которые должны были выдерживать тяжелую военную технику — артиллерию и осадные орудия. По некоторым из сохранившихся участков этих болотных дорог и сейчас можно безопасно прогнать полуторку.

Чуть выше я обозвал римские дороги магистралями. И ничуть не преувеличил! Поперечный габарит древнеримской повозки — 1 метр. Знаменитая Аппиева дорога имела ширину до 6 метров, то есть (учитывая зазоры между транспортными средствами) в нашем понимании являлась четырехполосной — по две полосы движения в каждом направлении. Дорога эта была построена в IV веке до нашей эры и сохранилась до сих пор. Она тянется от Рима до Капуи через Понтийские болота. Археологи не поленились откопать и расчистить от вековых наносов примерно 11 километров этой дороги. А могли бы и все несколько сотен.



Аппиева дорога. Начало строительства — 312 г. д.н. э.



Устройство римской дороги


В XIX веке некий Мак-Адам придумал строить дороги, насыпая слой щебня толщиной 0,3 метра на специально разровненную и уплотненную земляную поверхность. Фридрих Энгельс высоко оценил успехи тогдашнего дорожного строительства: “Дороги в Англии в прошлом столетии были так же плохи, как и в других странах, пока известный Мак-Адам не положил начало строительству дорог на научных принципах и не дал этим новый толчок прогрессу цивилизации”. Без комментариев…



Римский акведук в Сеговии, Испания


Да, все империи смертны. Так что же меняется в людских головах? Как и почему это происходит? Только ли ментальность виновата в том, что одна амеба на карте мира пожирает другую? Почему варварами был пожран Древний Рим? В гипотезах нет недостатка. Их разнообразие поражает воображение.

Разруха начинается в головах. Это известно нам, и это было известно нашим предкам. Возможно, поэтому до сих пор столь популярна версия, будто Рим сгубила роскошь. К ней мы еще вернемся, а пока пробежимся вкратце по другим гипотезам, объясняющим гибель Римской цивилизации.

Самые забавные гипотезы — “технологические”. О том, например, что свинцовые трубы, по которым разводилась вода в Риме, а также свинцовая посуда, из которой ели римляне, постепенно-постепенно их отравили. Здоровье римлян от поколения к поколению ухудшалось, ухудшалось, да и ухудшилось совсем до полного нуля.

Аналог — “асбестовая версия”. Римский писатель Плиний Старший упоминал о том, что патриции использовали асбестовые скатерти, которые после пира, заляпанные жиром и вином, бросали в огонь. Асбест, как известно, негорючий. Огонь уничтожал остатки пищи, выжигал пятна, потом рабы отстирывали копоть и снова клали скатерть на стол. Эта версия появилась, видимо, в свете современных увлечений экологией. «Зеленые» полагают, что асбест — вредное для здоровья вещество — постепенно-постепенно сгубил Рим. Непонятно только, отчего “сгубилось” простонародье, скатертей не использовавшее.

— Малярия сгубила великую цивилизацию! — предположили американские ученые из Аризонского университета. В результате раскопок древнего кладбища в 150 километрах севернее Рима они обнаружили, что практически каждое захоронение содержит останки мертворожденных младенцев, новорожденных и просто маленьких детей. Кладбище относится к V веку нашей эры, аккурат тогда империя и почила в бозе. Манчестерский технологический институт, изучив ДНК 50 скелетов, дал заключение: все дети умерли от Plasmodium falciparum — малярии. У беременных, кстати, Plasmodium falciparum действительно приводит к выкидышам. В захоронениях были найдены помимо человеческих скелетики обезглавленных щенков, вороньи лапы, шкурки жаб… Это — жертвоприношения, попытки задобрить богов. Значит, эпидемия была весьма впечатляющей…

Даже на кафедре Древнего мира МГУ нет единой точки зрения на причины падения Рима. Кто-то из историков полагает, будто Рим погубила излишняя товарность экономики: ориентированность сельского хозяйства на рынок, погоня за извлечением максимальной прибыли истощила почвы, привела к упадку сельского хозяйства, обнищанию и ослаблению метрополии и т. д. Вот он, зверский лик потребительской экономики!

Другие придерживаются традиционных воззрений, пришедших к нам еще из XIX века:

— После того, как Римская империя перешла к обороне, прекратила завоевательные войны, иссяк поток рабов, соответственно цена рабов возросла, сделав рабское сельское хозяйство метрополии нерентабельным. Отсюда — упадок.

Да и в оценках свершившегося факта специалисты расходятся. Кто-то считает распад Империи закономерным явлением, как заход солнца… Кто-то горюет, небезосновательно полагая, что падение Рима задержало развитие земной цивилизации почти на 2000 лет…

А кто-то, как, например, доктор экономических наук Владислав Иноземцев (пожалуй, единственный), полагает, что падению Рима нужно не огорчаться, а радоваться. С его точки зрения, это было положительным явлением, потому что те экономические и культурные механизмы, которые наработала Римская империя, попали в дикую Европу, как дрожжи в тесто. Да, действительно, отмечает исследователь, после падения Рима в Европе наступила темная эпоха Средневековья. Но ее темное спокойствие было подобно спокойствию теста, в котором растворили ложку закваски. Казалось бы, вот только что у нас была целая ложка активного материала. И где она? Растворена, поглощена огромным массивом сырого теста. Но поглощена не безвозвратно! Через какое-то «мертвое» время тесго взойдет и начнет переть из кастрюли со страшной силой. Так «выперла» во все стороны из Европы европейская цивилизация, захватив своим «тестом» почти всю планету…

• ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ

Вирусы

Кобринович Юлия. Студентка факультета ракетно-космической техники Харьковского Национального Аэрокосмического Университета им. Н.Е. Жуковского (ХАИ)



Чума, грипп-испанка, СПИД, атипичная пневмония, лихорадка Марбурга и Эбола — эти слова — стали синонимами смерти. Вирусы унесли больше человеческих жизней, чем все войны вместе взятые, они кроят наш генотип под свой «вкус», «выбраковывая» тех, чей организм не может защититься от их атак. Они вызывают мутации, «встраивая» свои гены в ДНК живых существ. Вирусы не только сами эволюционируют устрашающими темпами, но и изменяют всех живых существ на земле — людей, животных, растения и даже бактерии.

Вирусы выделяют в отдельное царство — царство Вира, они непохожи ни на один вид живых существ. Главным образом потому, что на самом деле они не живы — живыми их можно назвать, когда они заражают другой организм, а вне клетки они напоминают кристаллы — статичные и безжизненные.

Изучение вирусов началось в 1892 году, когда Д.И. Ивановский открыл вирус табачной мозаики. Вскоре, в 1898 году, была доказана вирусная природа ящура, а в 1917 году были открыты бактериофаги. Вирусы сначала считали микроорганизмами, а бактериофаги — и вовсе разновидностью ферментов. В 60-х годах благодаря развивающейся молекулярной биологии было введено понятие вириона — единицы вируса, и стало понятно, что вирусы не являются организмами. В 1962 году на 1-м Международном симпозиуме было сформулировано основное отличие вирусов от других живых организмов: генетический материал вирусов — или ДНК, или РНК, а организмы имеют оба типа нуклеиновых кислот. Другое главное отличие — отсутствие у вирусов собственных систем синтеза белка.

Представители царства Вира не только не являются организмами, к ним неприменимы основные таксонометрические единицы биологии: особь, популяция, вид. Сначала казалось, что единица вируса — вирион — белковый кокон с заключенной внутри вирусной ДНК или РНК. Но выяснилось, что один вирион содержит не все гены вируса, а лишь их фрагменты. Синтез новых вирусов начинается в зараженной клетке, когда в нее проникнут вирионы со всеми фрагментами генотипа — их может быть от 2 до 28. Потому нельзя сказать, что вирион — «вирусная особь».

Но даже множество вирионов не образуют вирусную популяцию. Рядом с ними всегда будут так называемые дефектные вирусы и вирусы-сателлиты (вирусы паразитирующие на другом вирусе). Дефектные вирусы размножаются в клетке только при наличии полноценного вируса-помощника (используя его гены, если дефект самого вируса — дефект гена полимеразы, или используя его белки — если у него дефект гена внутренних или оболочечных белков). При смешанных инфекциях генотип одного вируса находится в оболочке другого. Другой тип паразитирующих вирусов — сателлиты. Они используют полноценный неродственный вирус, и при репликации новый сателлит всегда имеет дефект в генотипе, не позволяющий ему самостоятельно размножаться.

Есть разновидности вирусов, которые всегда находятся в клетке — плазмиды, они часто выполняют полезные функции в клетках бактерий (например, синтезируют токсины, убивающие насекомых, или ферменты, разрушающие антибиотики), их репликация обеспечивается клеткой, а их гены не кодируют синтез белков. Прионы — возбудители спогиформных энцефалопатий (болезнь куру, болезнь Крейгцфельда-Якоби) — это результат выхода из-под контроля генов, кодирующих белки, в результате чего поражаются нервные клетки.

От вирусов животных вирусы бактерий — бактериофаги и вирусы растений — вироиды сильно отличаются по структуре. Бактериофаги обзавелись «захватами», чтобы удерживать бактерию, а вироиды очень малы, чтобы проникать сквозь плотную оболочку растительных клеток — это небольшие циркулярные суперспециализированные молекулы РНК. Кроме того вирусы различаются размерами, формой, способом самовоспроизведения и типом клеток, на которых они могут паразитировать.



Разнообразие форм и размеров вирусов. Схематическое изображение некоторых вирусов растений (а), животных (б) и бактериофагов (в)


Происхождение вирусов

Существует три теории происхождения вирусов. Согласно первой вирусы — результат дегенерации одноклеточных организмов. В эволюции дегенерация — отнюдь не редкий процесс, но эта теория не объясняет разнообразие вирусов.

Теория доклеточных организмов, перешедших к паразитизму, и теория дериваты клеточных структур, ставших автономными (гипотеза «взбесившихся генов») — две наиболее популярные теории происхождения вирусов. В пользу теории доклеточного паразитизма говорит существование хвостатых фагов, а в пользу клеточных структур, обретших самостоятельность — R-плазмоиды. Кроме того, гипотеза «взбесившихся генов» объясняет общность дефектных вирусов, сателлитов, плазмидов и прионов. Если она верна — возникновение вирусов не было единичным событием и продолжается постоянно. Тогда должны возникать новые вирусы — абсолютно новые, а не развившиеся из ранее существовавших.

Между вирусами возможен обмен целыми блоками генетической информации, причем эти вирусы могут быть генетически весьма далеки друг от друга. Новые функции у вирусов могут возникать при неожиданном сочетании собственных генов и интеграции генов чужих. Увеличение генотипа вируса за счет неработающих генов может привести к образованию новых генов. Все эти механизмы делают вирусы одними из самых быстроизменяющихся организмов на земле.

Вирусы могут менять «хозяев», на которых они паразитировали веками. Считается, что именно так произошел вирус СПИДа — «переквалифицировавшись» с обезьян на людей, и грипп «испанка», бывший ранее одним из птичьих вирусов.



Основные стратегии репликации и выражения генетической информации у вирусов. В рамку заключена та форма нуклеиновой кислоты, которая присутствует в варионе


Разнообразие вирусов

Внешний вид и размер вирусов зависят от их специализации. В общем случае они имеют вид белковой «сердцевины», в которую «запечатана» ДНК или РНК. Иногда — белковое ядро обволакивает липидная мембрана, с включенными белками и углеводами. Форма вирусов разнообразна и зависит от свойств белка, из которого построен вирус. Чаще всего вирионы представляют собой жгуты (палочки), икосаэдры (20-гранник), вирионы с головкой и хвостовым отростком (фаги), спирали (чаще — вироиды). Размер вирусов так же различен. Один из самых крупных вирионов — вирион натуральной оспы — может быть виден в световой микроскоп как кирпичик размером 450x260x260 нм.

По способу воспроизведения генетического материала вирусы делят на 7 больших групп:

Вирусы с позитивным РНК-геномом содержат матричную РНК (мРНК), с которой сразу после попадания вируса в клетку начинается синтез вирусных белков, а размножение самой РНК происходит позже. Таковы вирус полиомиелита, клещевого энцефалита, вирус мозаики табака.

Вирусы с отрицательным РНК-геномом содержат РНК, комплиментарную мРНК. Они вводят в клетку не саму РНК, а содержащий ее вирусный фермент — РНК-зависимую РНК-полимеразу, с которого синтезируется мРНК, а затем — вирусные белки, в том числе вирусный фермент. Представители этого типа вирусов — корь, вирусы гриппа, вирусы желтой карликовости картофеля. Подобен механизм репликации вирусов, содержащих вместе с отрицательной РНК участки РНК прямой полярности. К ним относятся геморрагические лихорадки — тяжелые заболевания человека.

Вирусы с двуцепочной РНК вводят в клетку одновременно РНК и РНК-зависимую РНК-полимеразу. Благодаря РНК-полимеразе клетка синтезирует мРНК, а благодаря мРНК — белки и РНК-полимеразу, которые вместе образуют двуцепочную РНК для нового вириона. Двуцепочную РНК имеют ротавирусы, вызывающие расстройства кишечника.

Вирусы с двуцепочной ДНК реплицируют в клетке, когда с одной цепочки вирусной ДНК ДНК-зависимая РНК-полимераза клетки создает мРНК (транскрипция), которые синтезируют белки для вируса, а с другой — ДНК-зависимая ДНК-полимераза синтезируют вирусную ДНК (репликация). Так размножаются герпес и оспа.

Вирусы с одноцепочной ДНК могут содержать положительную или отрицательную цепочку ДНК, которая попадая в клетку, превращается сначала в двуцепочную форму, а затем действует в клетке как двуцепочная.

Ретровирусы содержат одну положительную цепочку РНК, но в вирусном геноме ретровирусов закодирован необычный фермент — ревертаза, который обладает свойствами как и РНК-зависимой, так и ДНК-зависимой ДНК-полимеразы. Этот фермент попадает в клетку вместе с РНК и обеспечивает синтез ее копии сначала в одноцепочной, затем — в двуцепочной форме. После этого начинается синтез вирусных белков. К ретровирусам относятся вирусы злокачественных новообразований и ВИЧ.

Ретроидные вирусы состоят из двуцепочной ДНК, с которой сначала считывается вирусная мРНК (это делает клеточная ДНК-зависимая РНК-полимераза), которая служит матрицей для синтеза вирусных белков и ДНК. Синтез ДНК осуществляет фермент, схожий с ревертазой, по схеме ретровирусов. Самый известный ретроидный вирус — гепатит В.

Таким образом, различия между типами вирусов громадны. Например, отличие вируса гепатита А (с позитивным РНК-геномом) от гепатита В (ретроидный вирус) более фундаментально, чем отличие микроба от слона. Гепатиты С и Е, хотя и являются вирусами с позитивным РНК-геномом, принадлежат к разным с гепатитом А семействам, причем гепатит С имеет липопротеидную оболочку. Несмотря на гигантское различие, все они вызывают сходные по симптомам заболевания.

Взаимодействие вирусов с клетками бывает двух типов: продуктивное и соглашательное.

Продуктивное размножение происходит постоянно, независимо от «расписания» клетки. Оно может приводить к гибели клетки — когда исчерпаются ее ресурсы, а может быть медленным, с развитием хронического инфекционного процесса — клетка жива, хотя и не здорова.

Соглашательные вирусы подчиняются внутреннему ритму клетки — их геном включается в состав клеточной хромосомы. При делении клетки вирусы попадают вместе с хромосомами в новую клетку. Вирус может затаиться на определенное время, а после интенсивно размножаться, пока новые вирионы не выйдут из разрушенной клетки, а может постоянно производить новые вирионы, при этом не разрушая клетку. Так поступают ретровирусы, долгое пребывание которых в клетке меняет ее свойства, и она может переродиться в раковую.

Причиной гибели зараженной клетки могут быть три механизма: работа вируса, «истощающая» клетку; защитная реакция клетки, запускающая генетическую программу ее гибели (апоптоз); и иммунная система организма, уничтожающая зараженную клетку.



Слева: Yersinia pestis — возбудители бубонной чумы. Справа: бубонная чума — гравюра 1411 года


Пандемии

Пандемия (от греч. Pandemia — весь народ) — эпидемия, захватывающая значительную часть населения страны, группы стран или континента. Причинами первых пандемий стало одомашнивание животных и как следствие мутация вирусов животных так, что они теперь могли поражать людей, другая причина пандемий — разрастание городов и антисанитария.

Первым массовую эпидемию описал историк Фукидид — в 430 г до н. э. неизвестная болезнь, пришедшая из Эфиопии, за 4 года уничтожила четверть афинян.

«Чума Антониана» уничтожила в Риме в 165–180 годах 5 млн. человек, в том числе двух императоров. Согласно историку Дио Кассио были дни, когда в Риме умирало до 2 тыс. человек. Чума была занесена солдатами с ближневосточных походов.

«Чума Юстиниана» — бубонная чума 541–542 гг. была занесена в Византию вместе с зерном из Египта и быстро распространилась по континенту. Смертность составила 75 %. Всего погибло 40 % жителей Византии и четверть населения Средиземноморья. Именно благодаря чуме была проведена реформа законодательных актов — срочно требовались новые, простые правила вступления в наследство.

«Черная смерть» — бубонная чума 1347–1350 гг. стала одной из самых страшных эпидемий в истории человечества. В Европе погибло 20 млн. человек (четверть населения), в Китае и Монголии — 25 млн. Многие китайские провинции вымерли на 90 %. Переносчиками чумы были крысы и блохи, чтобы остановить распространение чумы в 1666 г. дотла был сожжен Лондон.

Вспышки чумы продолжались до 19 века — но уже локально. В 19–20 вв. миллиарды людей переболели «новыми» болезнями: корью, оспой, холерой, тифом.

Другой напастью человечества стал грипп — первая эпидемия произошла в 1889 году, а вскоре — в 1918 г. — пандемия «испанки» (испанский вирус А Н1N1) унесла более 20 млн. жизней. Следующая пандемия гриппа A (H2N2) в 1957–1958 гг унесла в США 70 тыс жизней. Вирус H2N2 исчез в 1968 году, вытесненный новым штаммом — «гонконгским» гриппом — также группы A (H3N2). Тогда на протяжении года в США погибло 34 тыс. человек.

После первой вспышки вируса А H1N1 было еще несколько локальных эпидемий, и, казалось, что он вытеснен азиатским гриппом 1957-го года (H2N2), но в 1977 году он появился вновь и сейчас распространяется вместе с гонконгским гриппом, получив название «Новая Каледония». Всего, кроме гриппа «Гонконг» и «Новая Каледония», сегодня стоит опасаться их «детей»: вируса «Висконсин» (группа А H3N3) и вируса «Малазия» (группа В).

Новый пандемический штамм вируса А возникает каждые 20–70 лет (штаммы гриппа отличаются набором гемагглютинина и нейраминидазы), за 2–3 года в рамках штамма возникает эпидемический серотип — вариант вируса с другим строением поверхностных белков. Именно он приводит к крупным эпидемиям. Считается, что источником нового пандемического штамма гриппов А являются животные — водоплавающие птицы и свиньи. Причем новые штаммы возникают в сельских районах Китая. Исключением является «Сиднейский» вирус — это австралийский штамм А/Сидней/5/97 (H3N2), вызвавший эпидемию в Восточной Европе в 2000 г.

Согласно Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) ежегодно, кроме пандемических лет, на земле гриппом болеют от 5 до 15 % человек, во время эпидемии поражается 20–40 % населения, из них— 40 % умирают от осложнений.

Сегодня «чумой 20-го века» называют СПИД, но вирус распространяется медленно, и в основном — на территории Африки. Другая «страшилка» — вирусы ящура и птичьего гриппа, а точнее, манипуляции слухами о масштабах поражения говядины и птицы, которые сегодня, к сожалению, стали инструментами политики. Атипичная пневмония и птичий грипп изучены, и если вспыхнет эпидемия нового штамма одного из этих вирусов — масштабы ее будут малы.

Потенциальные убийцы цивилизации 21-го века — это геморрагические лихорадки: лихорадка Ласса, Рифт-Валли, Марбурга, боливийская, вирус Эбола и другие. Они распространяются как воздушным путем, так и кровососущими насекомыми, быстротечны, с высоким показателем смертности. Вспышки эпидемий геморрагических лихорадок сосредоточены в Африке и Южной Америке, они не захватывают больших территорий из-за малой плотности населения в местах вспышек. Наивно считать, что успехи генетики не были проверены на этих вирусах: и СССР и США разрабатывали биологическое оружие на основе вирусов геморрагических лихорадок, особенные надежды ученые полагали на вирус Эбола.

Впервые геморрагическую лихорадку — геморрагический нефрозонефрит — описал А.В. Чурилов в 1941 г. Позже в эту группу были включены ранее описанные лихорадка денге и желтая лихорадка. В ходе болезни поражаются сосуды, и развивается тромбогеморрагический синдром (ТГС) — сгущение в результате коагуляции и расслаивание жидкостей организма (крови, лимфы, межтканевой жидкости) на компоненты разного агрегатного состояния.

В разгар инфекции происходит изменение морфологической целостности крови и нарушается ее микроциркуляция, открываются кровотечения, развивается гипоксия и функциональная недостаточность тканей и органов, нарушается деятельность центральной нервной системы, возникает легочная или другая органная патология, и заболевший умирает, не выходя из коматозного состояния.



Вирус Эбола


Вакцины

Большинство бактериальных инфекций легко лечатся антибиотиками, а удовлетворительных методов лечения вирусных заболевания не существует. Самый простой метод борьбы — иммунопрофилактика (вакцинация).

Первая вакцинация была проведена 14 января 1796 года английским медиком Эдуардом Дженнером — он внес восьмилетнему мальчику в надрезы жидкость, содержащую вирус коровьей оспы. Через месяц ребенка заразили натуральной оспой — он не только не умер, но и не заболел. Метод прививки против оспы — вакцинация (от лат. vaccus — корова) широко распространился: в 1800 г. в Лондоне было вакцинировано 16 тыс. человек, а уже в 1801 г. — 60 тыс.

Антитела, появляющиеся после иммунизации, были открыты в 1890 г. Берингом и Китасо.

Существует разные типы вакцин, некоторые все еще проходят стадию тестирования:

Цельновирионные вакцины — организму прививают живой вирус, но аттенуированный (ослабленный), утративший большинство своих патогенных свойств, или близкородственный слабопатогенный вирус (как это сделал Дженнер). Преимущество живых вакцин в их дешевизне, кроме того, они дают наиболее стойкий иммунитет, активируя все компоненты иммунной системы. Опасность применения этих вакцин в возможности обмена генами с сезонными вирусами и возникновении мутации, у детей и у лиц с ослабленной иммунной системой живой вирус может вызвать тяжелую форму заболевания.

Инактивированные вакцины — препарат убитого патогенного вируса. Риск заражения при вакцинации в этом случае практически отсутствует, инактивированные вакцины проще сохранять. Но инактивированные вирусы вызывают менее стойкий иммунитет, необходимо вводить большие дозы инактивированного вируса с определенной периодичностью, а это может вызвать аллергические реакции. Получение инактивированных вирусов связано со значительными финансовыми затратами — из-за высоких требований к безопасности персонала.

Субъединичные вакцины — набор протективных вирионных белков, выделенных из препарата вирусных частиц, или химически синтезированными пептидами. Такие вакцины применяются против вирусов, которые невозможно вырастить на клеточных культурах или в организмах лабораторных животных (например, вирус гепатита В).

Поливалентные вакцины — живые гибридные вирусы, искусственно сконструированные. Они способны при заражении синтезировать не только свои белки, но и протективные белки патогенных вирусов. Подобные вакцины тестируются на животных — так Швейцария провела масштабный эксперимент: в местах обитания лис были разбросаны приманки, содержащие гибридный вирус осповакцины и вирус бешенства, что привело к радикальному снижению случаев заболевания бешенством в этом районе.

ДНК-вакцины — были предложены Тангом с соавторами в 1992 году: в организм вводится препарат гибридной плазмиды — небольшой двухцепочной молекулы ДНК. Происходящий при этом синтез белка приводит к возникновению полноценного иммунитета. Этот тип вакцин все еще тестируется на животных.

Вирусы — одна из древнейших форм существования живой материи. Относительная простота и быстрая приспособляемость позволяет им выживать в любых условиях — они процветали при динозаврах, процветают и сейчас. Согласно одной из экзотических гипотез новые вирусы приходят на землю из космоса — выпадая с частичками кометного вещества и при прохождении земли сквозь кометные хвосты. Как невероятно ни звучит, но эта гипотеза объясняет вспышки пандемий, которые возникали после появления в небе очередной кометы. С помощью спектральной астрономии в хвостах многих комет были обнаружены органические вещества, а вирусы, как известно, хорошо переносят абсолютный ноль. Другое дело, что высокие температуры, возникающие при вхождении в атмосферу, они переносят хуже.

Сегодня благодаря успехам микробиологии вирусы представляют меньшую опасность, чем во времена римских императоров, но не стоит слишком обольщаться — всегда есть вероятность пандемии, которую просто не успеют предотвратить. Или не захотят.

• АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА

Темная материя и темная энергия во Вселенной

В.А. Рубаков. Акадмик РАН, доктор физико-математических наук, профессор.



1. Введение

Естествознание сейчас находится в начале нового, необычайно интересного этапа своего развития. Он замечателен прежде всего тем, что наука о микромире — физика элементарных частиц — и наука о Вселенной — космология — становятся единой наукой о фундаментальных свойствах окружающего нас мира. Различными методами они отвечают на одни и те же вопросы: какой материей наполнена Вселенная сегодня? Какова была ее эволюция в прошлом? Какие процессы, происходившие между элементарными частицами в ранней Вселенной, привели в конечном итоге к ее современному состоянию? Если сравнительно недавно обсуждение такого рода вопросов останавливалось на уровне гипотез, то сегодня имеются многочисленные экспериментальные и наблюдательные данные, позволяющие получать количественные (!) ответы на эти вопросы. Это— еще одна особенность нынешнего этапа: космология за последние 10–15 лет стала точной наукой. Уже сегодня данные наблюдательной космологии имеют высокую точность; еще больше информации о современной и ранней Вселенной будет получено в ближайшие годы.

Полученные в последнее время космологические данные требуют кардинального дополнения современных представлений о структуре материи и о фундаментальных взаимодействиях элементарных частиц. Сегодня мы знаем все или почти все о тех «кирпичиках», их которых состоит обычное вещество — атомы, атомные ядра, входящие в состав ядер протоны и нейтроны, — и о том, как взаимодействуют между собой эти «кирпичики» на расстояниях вплоть до 1/1000 размера атомного ядра (рис. 1). Это знание получено в результате многолетних экспериментальных исследований, в основном на ускорителях, и теоретического осмысления этих экспериментов. Космологические же данные свидетельствуют о существовании новых типов частиц, еще не открытых в земных условиях и составляющих «темную материю» во Вселенной. Скорее всего, речь идет о целом пласте новых явлений в физике микромира, и вполне возможно, что этот пласт явлений будет открыт в земных лабораториях в недалеком будущем.



Рис. 1. Известные элементарные частицы. Протоны и нейтроны, образующие атомные ядра, сами состоят из кварков, которые сегодня считаются элементарными. В природе существуют также электроны и их более тяжелые короткоживущие аналоги — мюоны (μ) и тау-лептоны (τ). Кроме этого, в природе имеются нейтрино трех типов, ve, и . Нейтрино не имеют электрического заряда и чрезвычайно слабо взаимодействуют с веществом: в качестве иллюстрации, они пронизывают Землю или Солнце практически свободно. На рисунке не показаны фотоны и другие частицы, ответственные за взаимодействия, — глюоны, — и Z-бозоны.


Еще более удивительным результатом космологии стало указание на существование совершенно новой формы материи — «темной энергии».

Каковы свойства темной материи и темной энергии? Какие космологические данные свидетельствуют об их существовании? О чем оно говорит с точки зрения физики микромира? Каковы перспективы изучения темной материи и темной энергии в земных условиях? Этим вопросам и посвящена предлагаемая вашему вниманию статья.


2. Расширяющаяся Вселенная

Имеется целый ряд фактов, говорящих о свойствах Вселенной сегодня и в относительно недалеком прошлом.

Вселенная в целом однородна: все области во Вселенной выглядят одинаково. Разумеется, это не относится к небольшим областям: есть области, где много звезд— это галактики; есть области, где много галактик, — это скопления галактик; есть и области, где галактик мало, — это гигантские пустоты. Но области размером 300 миллионов световых лет и больше выглядят все одинаково. Об этом однозначно свидетельствуют астрономические наблюдения, в результате которых составлена «карта» Вселенной до расстояний около 10 млрд. световых лет от нас[1]. Нужно сказать, что эта «карта» служит источником ценнейшей информации о современной Вселенной, поскольку она позволяет на количественном уровне определить, как именно распределено вещество во Вселенной.

На рис. 2 показан фрагмент этой карты[2], охватывающий относительно небольшой объем Вселенной. Видно, что во Вселенной имеются структуры большого размера, но в целом галактики «разбросаны» в ней однородно.



Вселенная расширяется: галактики удаляются друг от друга. Пространство растягивается во все стороны, и чем дальше от нас находится та или иная галактика, — тем быстрее она удаляется от нас[3]. Сегодня темп этого расширения невелик: все расстояния увеличатся вдвое примерно за 15 млрд. лет, однако раньше темп расширения был гораздо больше. Плотность вещества во Вселенной убывает с течением времени, и в будущем Вселенная будет все более и более разреженной. Наоборот, раньше Вселенная была гораздо более плотной, чем сейчас. О расширении Вселенной прямо свидетельствует «покраснение» света, испущенного удаленными галактиками или яркими звездами: из-за общего растяжения пространства длина волны света увеличивается за то время, пока он летит к нам. Именно это явление было установлено Э. Хабблом в 1927 году и послужило наблюдательным доказательством расширения Вселенной, предсказанного за три года до этого Александром Фридманом.

Замечательно, что современные наблюдательные данные позволяют измерить не только темп расширения Вселенной в настоящее время, но проследить за темпом ее расширения в прошлом.

О результатах этих измерений и вытекающих из них далеко идущих выводах мы еще будем говорить. Здесь же скажем о следующем: сам факт расширения Вселенной, вместе с теорией гравитации — общей теорией относительности — свидетельствует о том, что в прошлом Вселенная была чрезвычайно плотной и чрезвычайно быстро расширялась. Если проследить эволюцию Вселенной назад в прошлое, используя известные законы физики, то мы придем к выводу, что эта эволюция началась с момента Большого Взрыва; в этот момент вещество во Вселенной было настолько плотным, а гравитационное взаимодействие настолько сильным, что известные законы физики были неприменимы. С тех пор прошло 14 млрд. лет, это — возраст современной Вселенной.

Вселенная «теплая»: в ней имеется электромагнитное излучение, характеризуемое температурой Т = 2,725 градусов Кельвина (реликтовые фотоны, сегодня представляющие собой радиоволны). Разумеется, эта температура сегодня невелика (ниже температуры жидкого гелия), однако это было далеко не так в прошлом. В процессе расширения Вселенная остывает, так что на ранних стадиях ее эволюции температура, как и плотность вещества, была гораздо выше, чем сегодня. В прошлом Вселенная была горячей, плотной и быстро расширяющейся.


3. Вселенная в прошлом

Обсудим два этапа эволюции Вселенной, о которых сегодня имеются надежные наблюдательные данные. Один из них, относительно недавний — это этап перехода вещества во Вселенной из состояния плазмы в газообразное состояние. Это произошло при температуре 3000 градусов, а возраст Вселенной к тому моменту составлял 300 тыс. лет (совсем немного по сравнению с современными 14 млрд. лет). До этого электроны и протоны двигались отдельно друг от друга, вещество представляло из себя плазму. При температуре 3000 градусов произошло объединение электронов и протонов в атомы водорода, и Вселенная оказалась заполненной этим газом. Важно, что плазма непрозрачна для электромагнитного излучения; фотоны все время излучаются, поглощаются, рассеиваются на электронах плазмы. Газ, наоборот, прозрачен. Значит, пришедшее к нам электромагнитное излучение с температурой 2,7 градуса свободно путешествовало во Вселенной с момента перехода плазма — газ, остыв (покраснев) с тех пор в 1100 раз из-за расширения Вселенной. Это реликтовое электромагнитное излучение сохранило в себе информацию о состоянии Вселенной в момент перехода плазма-газ; с его помощью мы имеем фотоснимок (буквально!) Вселенной в возрасте 300 тыс. лет, когда ее температура составляла 3000 градусов.

Измеряя температуру этого реликтового электромагнитного излучения, пришедшего к нам с разных направлений на небе, мы узнаем, какие области были теплее или холоднее (а значит, плотнее или разреженнее), чем в среднем по Вселенной, а главное — насколько они были теплее или холоднее. Результат этих измерений состоит в том, что Вселенная в возрасте 300 тыс. лет была гораздо более однородной, чем сегодня: вариации температуры и плотности составляли тогда менее 10-4 (0,01 %) от средних значений. Тем не менее, эти вариации существовали: с разных направлений электромагнитное излучение приходит с несколько различной температурой. Это показано на рис. 3, где изображено распределение температуры по небесной сфере (фотоснимок ранней Вселенной) за вычетом средней температуры 2,725 градусов Кельвина; более холодные области показаны синим, более теплые — красным цветом.



Фотоснимок, изображенный на рис. 3, привел к нескольким важным и неожиданным выводам. Во-первых, он позволил установить, что наше трехмерное пространство с хорошей степенью точности евклидово: сумма углов треугольника в нем равна 180 градусов даже для треугольников со сторонами, длины которых сравнимы с размером видимой части Вселенной, т. е. сравнимы с 14 млрд. световых лет. Вообще говоря, общая теория относительности допускает, что пространство может быть не евклидовым, а искривленным; наблюдательные же данные свидетельствуют, что это не так (по крайней мере для нашей области Вселенной).

Во-вторых, из фотоснимка рис. 3 можно установить, какова была величина (амплитуда) неоднородностей температуры и плотности в ранней Вселенной — она составляла 10-4-10-5 от средних значений. Именно из этих неоднородностей плотности возникли галактики и скопления галактик: области с более высокой плотностью притягивали к себе окружающее вещество за счет гравитационных сил, становились еще более плотными и в конечном итоге образовывали галактики.

Поскольку начальные неоднородности плотности известны, процесс образования галактик можно рассчитать и результат сравнить с наблюдаемым распределением галактик во Вселенной. Этот расчет согласуется с наблюдениями, только если предположить, что помимо обычного вещества во Вселенной имеется другой тип вещества — темная материя, вклад которой в полную плотность энергии сегодня составляет около 25 %.

Другой этап эволюции Вселенной соответствует еще более ранним временам, от 1 до 200 секунд (!) с момента Большого Взрыва, когда температура Вселенной достигала миллиардов градусов. В это время во Вселенной происходили термоядерные реакции, аналогичные реакциям, протекающим в центре Солнца или в термоядерной бомбе. В результате этих реакций часть протонов связалась с нейтронами и образовала легкие ядра — ядра гелия, дейтерия и лития-7. Количество образовавшихся легких ядер можно рассчитать, при этом единственным неизвестным параметром является плотность числа протонов во Вселенной (последняя, разумеется, уменьшается за счет расширения Вселенной, но ее значения в разные времена простым образом связаны между собой).

Произведя расчет и сравнив результаты с наблюдаемым количеством легких элементов во Вселенной, приходим к выводу, что общая теория относительности и известные законы ядерной физики правильно описывают Вселенную в возрасте 1-200 секунд, когда вещество в ней имело температуру миллиард градусов и выше. Для нас важно, что все эти данные приводят к выводу о том, что обычное вещество вкладывает всего 5 % в полную плотность энергии во Вселенной.


4. Баланс энергий в современной Вселенной

Итак, доля обычного вещества (протонов, атомных ядер, электронов) в суммарной энергии в современной Вселенной составляет всего 5 % (при этом вещества в звездах еще в 10 раз меньше; обычное вещество находится в основном в облаках газа). Помимо обычного вещества во Вселенной имеются и реликтовые нейтрино — около

300 нейтрино всех типов в кубическом сантиметре. Их вклад в полную энергию (массу) во Вселенной невелик, поскольку массы нейтрино малы, и составляет заведомо не более 3 %. Оставшиеся 90–95 % полной энергии во Вселенной — «неизвестно что». Более того, это «неизвестно что» состоит из двух фракций — темной материи и темной энергии, как изображено на рис. 4.



5. Темная материя

Темная материя сродни обычному веществу в том смысле, что она способна собираться в сгустки (размером, скажем, с галактику или скопление галактик) и участвует в гравитационных взаимодействиях так же, как обычное вещество. Скорее всего, она состоит из новых, не открытых еще в земных условиях частиц.

Помимо космологических данных, в пользу существования темной материи служат измерения гравитационного поля в скоплениях галактик и в галактиках. Имеется несколько способов измерения гравитационного поля в скоплениях галактик, один из которых — гравитационное линзирование, проиллюстрированное на рис. 5.



Рис. 5. Гравитационное линзирование


Гравитационное поле скопления искривляет лучи света, испущенные галактикой, находящейся за скоплением, т. е. гравитационное поле действует как линза. При этом иногда появляются несколько образов этой удаленной галактики; на левой половине рис. 5 они имеют голубой цвет. Искривление света зависит от распределения массы в скоплении, независимо от того, какие частицы эту массу создают. Восстановленное таким образом распределение массы показано на правой половине рис. 5 голубым цветом; видно, что оно сильно отличается от распределения светящегося вещества. Измеренные подобным образом массы скоплений галактик согласуются с тем, что темная материя вкладывает около 25 % в полную плотность энергии во Вселенной. Напомним, что это же число получается из сравнения теории образования структур (галактик, скоплений) с наблюдениями.

Темная материя имеется и в галактиках. Это опять-гаки следует из измерений гравитационного поля, теперь уже в галактиках и их окрестностях. Чем сильнее гравитационное поле, тем быстрее вращаются вокруг галактики звезды и облака газа, так что измерения скоростей вращения в зависимости от расстояния до центра галактики позволяют восстановить распределение массы в ней: по мере удаления от центра галактики скорости обращения не уменьшаются, что говорит о том, что в галактике, в том числе вдалеке от ее светящейся части, имеется несветящаяся, темная материя. В нашей Галактике в окрестности Солнца масса темной материи примерно равна массе обычного вещества.

Что представляют из себя частицы темной материи? Ясно, что эти частицы не должны распадаться на другие, более легкие частицы, иначе бы они распались за время существования Вселенной. Сам этот факт свидетельствует о том, что в природе действует новый, не открытый пока закон сохранения, запрещающий этим частицам распадаться. Аналогия здесь с законом сохранения электрического заряда: электрон — это легчайшая частица с электрическим зарядом, и именно поэтому он не распадается на более легкие частицы (например, нейтрино и фотоны). Далее, частицы темной материи чрезвычайно слабо взаимодействуют с нашим веществом, иначе они были бы уже обнаружены в земных экспериментах. Дальше начинается область гипотез. Наиболее правдоподобной (но далеко не единственной!) представляется гипотеза о том, что частицы темной материи в 100-1000 раз тяжелее протона, и что их взаимодействие с обычным веществом по интенсивности сравнимо с взаимодействием нейтрино. Именно в рамках этой гипотезы современная плотность темной материи находит простое объяснение: частицы темной материи интенсивно рождались и аннигилировали в очень ранней Вселенной при сверхвысоких температурах (порядка 1015 градусов), и часть их дожила до наших дней. При указанных параметрах этих частиц их современное количество во Вселенной получается как раз такое, какое нужно.

Можно ли ожидать открытия частиц темной материи в недалеком будущем в земных условиях? Поскольку мы сегодня не знаем природу этих частиц, ответить на этот вопрос вполне однозначно нельзя. Тем не менее, перспектива представляется весьма оптимистической.

Имеется несколько путей поиска частиц темной материи. Один из них связан с экспериментами на будущих ускорителях высокой энергии — коллайдерах. Если частицы темной материи действительно тяжелее протона в 100-1000 раз, то они будут рождаться в столкновениях обычных частиц, разогнанных на коллайдерах до высоких энергий (энергий, достигнутых на существующих коллайдерах, для этого не хватает). Нужно сказать, что согласно популярным сегодня гипотезам, частицы темной материи — это лишь один представитель нового семейства элементарных частиц, так что наряду с открытием частиц темной материи можно надеяться на обнаружение на ускорителях целого класса новых частиц и новых взаимодействий. Космология подсказывает, что известными сегодня «кирпичиками» мир элементарных частиц далеко не исчерпывается!

Другой путь состоит в регистрации частиц темной материи, которые летают вокруг нас. Их отнюдь не мало: при массе, равной 1000 масс протона, этих частиц здесь и сейчас должно быть 1000 штук в кубическом метре. Проблема в том, что они крайне слабо взаимодействуют с обычными частицами, вещество для них прозрачно. Тем не менее, частицы темной материи изредка сталкиваются с атомными ядрами, и эти столкновения можно надеяться зарегистрировать.

Наконец, еще один путь связан с регистрацией продуктов аннигиляции частиц темной материи между собой. Эти частицы должны скапливаться в центре Земли и в центре Солнца (вещество для них практически прозрачно, и они способны проваливаться внутрь Земли или Солнца). Там они аннигилируют друг с другом, и при этом образуются другие частицы, в том числе нейтрино. Эти нейтрино свободно проходят сквозь толщу Земли или Солнца, и могут быть зарегистрированы специальными установками — нейтринными телескопами. Один из таких нейтринных телескопов расположен в глубине озера Байкал (рис. 6), другой (AMANDA) — глубоко во льду на Южном полюсе.



Как показано на рис. 7, нейтрино, приходящее, например, из центра Солнца, может с малой вероятностью испытать взаимодействие в воде, в результате чего образуется заряженная частица (мюон), свет от которой и регистрируется. Поскольку взаимодействие нейтрино с веществом очень слабое, вероятность такого события мала, и требуются детекторы очень большого объема. Сейчас на Южном полюсе началось сооружение детектора объемом 1 кубический километр.



Имеются и другие подходы к поиску частиц темной материи, например, поиск продуктов их аннигиляции в центральной области нашей Галактики. Какой из всех этих путей первым приведет к успеху, покажет время, но в любом случае открытие этих новых частиц и изучение их свойств станет важнейшим научным достижением. Эти частицы расскажут нам о свойствах Вселенной через 10-9 с (одна миллиардная секунды!) после Большого Взрыва, когда температура Вселенной составляла 1015 градусов, и частицы темной материи интенсивно взаимодействовали с космической плазмой.


6. Темная энергия

Темная энергия — гораздо более странная субстанция, чем темная материя. Начать с того, что она не собирается в сгустки, а равномерно «разлита» во Вселенной. В галактиках и скоплениях галактик ее столько же, сколько вне их. Самое необычное то, что темная энергия в определенном смысле испытывает антигравитацию.

Мы уже говорили, что современными астрономическими методами можно не только измерить нынешний темп расширения Вселенной, но и определить, как он изменялся со временем. Так вот, астрономические наблюдения свидетельствуют о том, что сегодня (и в недалеком прошлом) Вселенная расширяется с ускорением: темп расширения растет со временем. В этом смысле и можно говорить об антигравитации: обычное гравитационное притяжение замедляло бы разбегание галактик, а в нашей Вселенной, получается, все наоборот.

Такая картина, вообще говоря, не противоречит общей теории относительности, однако для этого темная энергия должна обладать специальным свойством — отрицательным давлением. Это резко отличает ее от обычных форм материи. Не будет преувеличением сказать, что природа темной энергии — это главная загадка фундаментальной физики XXI века.

Один из кандидатов на роль темной энергии — вакуум. Плотность энергии вакуума не изменяется при расширении Вселенной, а это и означает отрицательное давление вакуума. Другой кандидат— новое сверхслабое поле, пронизывающее всю Вселенную; для него употребляют термин «квинтэссенция». Есть и другие кандидаты, но в любом случае темная энергия представляет собой что-то совершенно необычное.

Другой путь объяснения ускоренного расширения Вселенной состоит в том, чтобы предположить, что сами законы гравитации видоизменяются на космологических расстояниях и космологических временах. Такая гипотеза далеко не безобидна: попытки обобщения общей теории относительности в этом направлении сталкиваются с серьезными трудностями.

По-видимому, если такое обобщение вообще возможно, то оно будет связано с представлением о существовании дополнительных размерностей пространства, помимо тех трех измерений, которые мы воспринимаем в повседневном опыте.

К сожалению, сейчас не видно путей прямого экспериментального исследования темной энергии в земных условиях. Это, конечно, не означает, что в будущем не может появиться новых блестящих идей в этом направлении, но сегодня надежды на прояснение природы темной энергии (или, более широко, причины ускоренного расширения Вселенной) связаны исключительно с астрономическими наблюдениями и с получением новых, более точных космологических данных. Нам предстоит узнать в деталях, как именно расширялась Вселенная на относительно позднем этапе ее эволюции, и это, надо надеяться, позволит сделать выбор между различными гипотезами.

Как часто бывает в науке, впечатляющие успехи физики частиц и космологии поставили неожиданные и фундаментальные вопросы. Мы сегодня не знаем, что представляет собой основная часть материи во Вселенной. Мы можем только догадываться, какие явления происходят на сверхмалых расстояниях, и какие процессы происходили во Вселенной на самых ранних этапах ее эволюции. Замечательно, что на многие из этих вопросов ответы будут найдены в обозримом будущем — в течение 10–15 лет, а может быть, и раньше. Наше время — это время кардинального изменения взгляда на природу, и главные открытия здесь еще впереди.

• ГИПОТЕЗЫ

Теория взаимоотношений планеты Земля и человека

(Emails elisere minima — из зол выбирай наименьшее)

Гурьев B.C.


Назначение человека заключается в том, чтобы уничтожить свой род, предварительно сделав земной шар непригодным для обитания.

Жан Батист Ламарк

«Духи земли! Как Вы терпите белого человека. Каждый его шаг оставляет на теле Земли незаживающую рану».

Индейцы племени уинту, Калифорния


Никто из людей, задумывающихся над основами мироздания, не сомневается, что Земля представляет собой живой организм. Но не сразу осознаешь поразительную общность проявлений жизненных процессов таких казалось бы разных структур, как планета Земля и организм человека. Земля, как и человек, движется, дышит, пульсирует и т. д.

Как организм человека невозможно представить без определенного набора микроорганизмов самых разных видов, населяющих его органы и ткани, так и организм планеты населяют множество видов животных и растений (биогеоценоз). Даже соотношение массы тела человека с массой планеты и соотношение массы микроорганизма с массой тела человека сопоставимы.

Мне хотелось бы с микробиологических позиций, на примере взаимоотношений организма человека и всей массы микроорганизмов, обитающих в нем, показать уже взаимоотношения организма планеты Земля (как макроорганизма) и живого мира (как микроорганизмов), населяющего ее (микробный пейзаж).

И здесь мы приходим к неутешительным для человека выводам. Из всех организмов, населяющих планету, один единственный вид — человек — является патогенным для организма планеты Земля (паразитом). Его патогенность величина непостоянная, как у любого микроба.

Человек, как вид, из состояния симбионта (сапрофита) перешел в состояние патогенного микроба не так давно в исторической ретроспективе — где-то триста — четыреста лет назад (эпоха промышленного производства). Возьмем за точку отсчета эпоху великих географических открытий, в дальнейшем вы поймете почему. Еще более значительная веха на этом пути — изобретение огнестрельного оружия (см. Агрессины). Но наибольшей патогенностью он отличается, по данным различных авторов, в последние сто лет. С начала Второй мировой войны его воздействие на здоровье планеты Земля катастрофическое, и только естественный запас адаптационных возможностей планеты пока еще не привели к ее гибели.

Хотя человек классифицируется как один вид, но, как и многие виды микроорганизмов, этот вид можно разделить на определенное количество штаммов.

Все указывает на то, что наибольшей патогенностью обладают люди белой расы, а из них в различные эпохи особо патогенными были представители Запада Европы — испанцы (эпоха завоевания Америки), англосаксы (особо отличились в колониальную эпоху), немцы (первая половина XX века). Русские отличились в эпоху большевизма и построения индустриального общества.

Ситуация во всех случаях абсолютно тождественна — пока патогенные организмы не набирают «критическую массу» вирулентности, они не вызывают патологических изменений. Мы вправе сделать вывод — все объединения людей по идеологическим соображениям, как национальным, религиозным, расовым, политическим и т. п. являются прогностически патологическими для планеты. Объяснение этого простое — энергия индивидуумов рассеивается, а энергия группы людей, объединенных какой либо идеей, потенцируется многократно и представляет собой мощную разрушительную силу (хотя многие идеологи считают ее созидающей).

В настоящее время “вне конкуренции” по негативному воздействию на планету — США. Национализм в любых проявлениях — яркое выражение внутривидового антагонизма микроорганизмов. Империализм также всего лишь проявление внутривидовой борьбы за существование. А разработка США «этнического оружия» — это показатель постоянного усовершенствования внутривидового антагонизма.



Города — новообразования на теле планеты Земля


Возьмем для примера колонизацию Северной Америки. До прихода белых цивилизация североамериканских индейцев представляла собой образец биологических взаимоотношений различных видов флоры и фауны (человек всего лишь элемент фауны). Это признавалось всеми (!) путешественниками и переселенцами. Что произошло с индейцами, бизонами и тысячами других видов флоры и фауны — знают даже не имеющие никакого отношения к науке, культуре, экологии.

Менее известен факт, что до появления англичан Индия не знала, что такое голод. Таков же результат появления белого человека в Африке. Можно провести и более ранние исторические параллели, но это не принципиально. На ранних стадиях развития человечества предлагаемая теория наиболее очевидна.

Факторами патогенности человека являются: как ни странно — это наличие сознания (совместное знание) как особенности, характерной (по видимому) только человеку; агрессивность; непонимание своего места в этом мире (законов биосферы); непонимание космических законов развития мироздания; нежелание извлекать уроки из очевидных пороков цивилизации; продолжительный срок жизни (при малоплодии это важный фактор).

Надо признать, что появление сознания, как эксперимент природы, очень дорого ей обошелся. Возьмем вопиющие примеры: при появлении животного людоеда (тигр, акула и т. д.) сразу же в сознании людей возникает мысль об уничтожении не только конкретно этого животного, но и всех животных этого вида. А как вам история с китайскими воробьями? Акулы нападают на людей не более 150 раз в год, но, даже если бы акулам удалось уничтожить миллион людей, это никак не отразилось бы на человеческой популяции. Отношение людей к акулам общеизвестно. Волк очень осторожное животное, и случаи его нападения на людей крайне редки. Животное это плодовитое, но — где они сейчас? Миллиарды людей, прожив длительную жизнь, ни разу не встретятся с ним, но это не помешало уничтожить волков практически повсеместно. Подобные примеры потерь биологических видов составляют бесконечный ряд.

Промышленное производство — продукт сознательной деятельности, и результаты его, что называется, налицо — отравлена земля, вода, воздух многих регионов планеты. В 70-годах XX века Жак-Ив Кусто сказал: «через 50 лет океан умрет». К сожалению, он оказался прав. Еще 100 лет назад этого не могли представить себе даже фантасты.

Среди изобретений человеческого сознания можно отметить наиболее вредоносные для планеты: огнестрельное оружие, автомобиль, космические системы, компьютер, мобильный телефон. Причем если патогенное воздействие на природу оружия, автотранспорта и космических систем ясно многим думающим людям, то отрицательное

воздействие компьютерной и мобильной связи еще не осознается всеми. Отравив землю, воду, воздух — взялись за энергоинформационное поле Земли — первооснову всего сущего. И последствия технических новшеств конца XX века окажутся “каплей, переполнившей чашу терпения” организма планеты. Трудно представить количество материализованной с помощью компьютеров и мобильных телефонов (более миллиарда телефонов в руках пользователей) интеллектуальной «грязи», выброшенной в энергоинформационное поле Земли. В итоге ноосфера станет элементарной «интеллектуальной помойкой».

Кстати, понятие «ноосфера» появилось, с легкой руки В. Вернадского, всего лишь менее ста лет назад. К концу 20 века это понятие превратилось в реальность. Реальная ноосфера является инородным для планеты Земля образованием и, надо полагать, не сможет существовать в течение сколько-нибудь длительного времени.

Человечество настолько потеряло элементарные представления о своем месте в этом мире, что занялось генетической перестройкой всего и вся, и что выглядит совершеннейшим абсурдом — пересадкой органов. Эти бы средства голодающим. Все болезни организма человека (а в случае болезней новорожденных и малых детей это относится к родителям) — производное его негативного отношения к окружающей среде. Все в этом мире было идеально, пока древним «мудрецам» не пришла в голову мысль об избранности человеческого вида среди остальных, населяющих планету Земля.



Планета пытается избавиться от надоедливого паразита?


С тех пор влияние вирулентности человека на биотические, а затем и на абиотические факторы существования на планете возрастает в прогрессии, немыслимой для любого человека, задумывающегося над проблемами сохранения жизни на нашей планете. Достаточно посмотреть, во что превращены долины таких рек как Днепр (по Геродоту — одна из двух основных житниц Древнего мира, первая — долина Нила) и Волга, регионы Донбасса, Нижнего Урала, мертвый Амур, высохший Арал и т. п. Развал Советского Союза является следствием сокрушающего воздействия на природу промышленного комплекса. По крайней мере, в течение лет десяти этот комплекс фактически не функционировал, и планета получила передышку на довольно большом участке своей поверхности.

Особый вред мировоззрению человека наносит наука (в настоящем виде), потерявшая философскую первооснову, где человек выводится из биосферы (как биологический вид) и ставится над ней.

В мировоззрении подавляющего большинства людей совершенно отсутствует представление, что человек всего лишь один из многочисленного ряда видов, населяющих планету, и имеющий равно такое же право существовать, как и комар, лягушка, бегемот, воробей и т. д. Но, к великому сожалению, такое представление совершенно не укладывается в умах человеческих и это прямо указывает на то, что действия человека запрограммированы всего лишь как у элементарного паразита микроорганизма, готового, выполняя свою функцию, уничтожить своего хозяина и погибнуть вместе с ним. Впрочем, попытки найти нового “хозяина” для паразитирования (как и любой микроб, уничтоживший объект своего существования) люди делают, прикрываясь абсурдными лозунгами (типа в поисках собратьев по разуму), но это всего лишь программа сохранения вида (вряд ли реальная). Другие космические тела, являясь (в определенной степени) замкнутыми системами, не позволят внедрению в свой организм чужеродных образований.



Распространение эпидемии бубонной чумы в Европе


Если мы рассмотрим поведение человека в биосфере, его отношения с другими видами, населяющими планету, ясно показывают, что программа его существования ничем не отличается (принципиально) от программы любого другого микроорганизма-паразита.

За последние полвека количество агрессинов (продукты жизнедеятельности, в основном продукты промышленного производства) возросло до невероятного количества и приняло абсурдный характер (на одного немца еще 15 лет назад приходилось около 10 тысяч вещей, по данным статистики ФРГ). Да и сами продукты промышленного производства становятся все более не приемлемыми для планеты Земля. Большинство произведенных товаров являются ядами для окружающей среды. Особую роль в патологии играют города. Они (в настоящем виде) являются новообразованиями на теле планеты Земля (так же, как бородавки, папиломы и т. п. на коже человека). В последнее время эти новообразования перерождаются в злокачественные (по типу раковых опухолей). Количество городских бытовых отходов умопомрачительное. Световое загрязнение настолько значительно, что в населенных пунктах невозможно увидеть звездное небо. Шумовое загрязнение катастрофическое — 100 % детей Киева к 10-ти годам подвержены той или иной патологии. Куда дальше?!

Организм планеты, используя саногенез (в виде природных катаклизмов и климатических изменений) пытается восстановить свой гомеостаз, и в отдельных регионах планеты происходит очищение (неполное) ее поверхности (последствия цунами, землетрясений, длительных неурожаев и т. п.), но если в давние времена человек обычно покидал такие места, то сейчас он восстанавливает разрушенное.

По логике событий это не может продолжаться бесконечно, и, видимо, планета ищет способы избавиться от надоедливого паразита. По аналогии с человеческим организмом смерть планеты наступит, когда более 60 %(?) поверхности Земли подвергнутся антропогенному воздействию.

История динозавров могла бы приоткрыть завесу, но мы ее не знаем. Динозавры (видимо) были уничтожены, потому что в результате своих биологических свойств (в первую очередь огромной массы тела) оказывали патогенное воздействие на планету — какие защитные механизмы были задействованы Землей, мы до сих пор не имеем представления. Можно предположить, что, согласно закона сохранения энергии энергетическая составляющая живых организмов планеты — величина постоянная, и один вид животных может увеличить свою численность только в результате уменьшения численности других видов. Видимо, энергетический баланс динозавров вступил в противоречие с энергетикой планеты.

Какие же возможности есть у планеты восстановиться?

1. Войны. Да, на протяжении всех предыдущих эпох это были войны. Срабатывал естественный микробный антагонизм, и одна группа людей уничтожала другую группу. Таким образом, популяция, занимая определенный ареал, поддерживала свою численность в приемлемых для организма планеты рамках. В обозримой истории человечества нет периодов, когда бы люди не воевали. Пока люди уничтожали только друг друга, это было в рамках биологических законов. Все изменилось с появлением оружия массового поражения, когда стали страдать многие биологические виды и окружающая среда в целом.

2. Болезни. Болезни, особенно эпидемические, позволяли поддерживать численность человечества в пределах, обеспечивающих здоровье планеты. С развитием медицины положение резко изменилось. Даже две мировые войны, унесшие как минимум 100 миллионов человек, а также падение рождаемости в Европе не смогли серьезно повлиять на демографический взрыв конца XX века. Неконтролируемый рост микроорганизмов всегда заканчивается болезнью макроорганизма.

Интересно, что планета, не желая расставаться с разнообразием видов, необходимых ей для нормального существования, и видя, как они гибнут от рук человека в результате применения оружия массового поражения, каким-то образом предотвратила ядерную катастрофу (и политические лидеры здесь абсолютно ни при чем — они способны только развязывать войны). Сейчас она ищет пути воздействия на непосредственного виновника своей болезни.



Эпидемия в Ашдоде


Проводя исторические параллели можно предположить, что это будут следующие меры:

• изменение (повышение, понижение) температуры атмосферы до величин, препятствующих размножению, а наиболее вероятно и уничтожению человека как вида. В качестве примера — Великое оледенение;

• потоп, как наиболее действенное средство (основная часть населения проживает в прибрежных районах), и прецедент уже хорошо известен в виде Всемирного Потопа;

• изменение состава атмосферы;

• появление новых не известных ранее заболеваний способных в течение непродолжительного времени уничтожить значительную часть населения;

• климатические катаклизмы, вызвавшие массовый неурожай и соответственно голод большей части населения;

• резкое усиление сейсмической активности в результате антропогенного воздействия (по типу зуда у человека).

Но, видимо, будет применено что-то, о чем мы пока не имеем ни малейшего представления.

Что можно было бы предположительно предпринять для изменения столь неблагополучного вектора развития человечества? Скорее всего, решение примет сама планета, так как, к сожалению, судьба мира сейчас находится в руках наиболее агрессивной части человечества — американизма. Его идеи о так называемом «золотом миллиарде» (кстати, яркий пример микробного антагонизма) абсолютно не осуществимы. Китай, конечно, не согласен с такой постановкой вопроса. Да и Индия тоже. Но все же спасение для человека лишь в одном — принципиально изменить свое мировосприятие.

В первую очередь резко снизить рождаемость. Не потому ли в последнее время гомосексуализм принял всеобъемлющий характер? В малочисленных племенах явления гомосексуализма не регистрируются. Отказаться от химического производства и особенно использования химических медикаментов, а также огромного количества товаров, не имеющих жизненно необходимого назначения. Производить товары только из натуральных природных компонентов. Видимо, необходимо вернуться к натуральному ведению хозяйства, с учетом всего предыдущего опыта человечества.

Предложить мировоззрение, в котором центральное место будет принадлежать нашему общему дому — планете Земля. Всем своим существованием мы обязаны Земле, и лишь она должна быть в центре нашего почтения и внимания.

Не менее 80 % земли планеты должны быть заповедными и не использоваться человеком для хозяйственной деятельности.

Никто не отменял закон развития по спирали, и нам необходимо вернуться на этом витке развития к миропониманию североамериканских народностей (индейцев) с учетом всего предыдущего опыта (как положительного, так и в большей степени отрицательного) развития общества.

Potius sero quam nunquam — лучше позже, чем никогда.

Periculum in тога — промедление смерти подобно.


Глоссарий

Абиотические факторы среды — совокупность условий неорганической среды, влияющих на организм. (Химические А.ф.с. — состав атмосферы, морских и пресных вол. почвы и т. д. Физические А.ф.с. — температура, свет, барометрическое давление, радиация, рельеф и др. особенности земной поверхности.).

Автотрофные организмы — организмы, синтезирующие из неорганических веществ необходимые для жизни органические вещества, которые используют гетеротрофные организмы.

Агрессины — продукты жизнедеятельности патогенных микробов, являющиеся факторами их жизнедеятельности и усиливающие их вредоносное действие.

Антагонизм микробов (антибиоз) — взаимоотношения микроорганизмов, заключающиеся в том, что при совместном развитии популяции бактерии одного вида угнетают развитие других, а иногда и полностью их уничтожают. А.м. возможен не только между видами, но и внутри одного и того же вида. Механизм А.м. различен и во многих случаях неясен.

Антропоургические очаги — природные эпизоотические очаги, возникшие в результате хозяйственной деятельности человека.

Ареал — площадь, на которой обитает тот или иной вид организмов.

Биогеоценоз — элементарная часть биосферы, представленная комплексом взаимодействующих живых (биоценоз) и неживых (биотоп) компонентов природы, связанных между собой обменом веществ и энергии. Б. состоит из продуцентов (автотрофов-растений), потребителей (гетерогрофов-животных) и деструкторов (разрушителей — бактерий, грибов и др.).

Биотические факторы среды — совокупность органических факторов, проявляющихся в форме взаимовлияния живых организмов разных видов друг на друга.

Болезнь — процесс, возникающий в результате воздействия на организм вредоносного раздражителя внешней или внутренней среды. Качественно отличающаяся от здоровья форма существования организма.

Вирулентность — степень патогенности данного штамма микроорганизма. В. представляет собой совокупность болезнетворных свойств микроба: инфекционности (заразительности), инвазивности и агрессивности (преодоление защитных барьеров, интенсивное размножение), токсичности (образование ядовитых для организма веществ). В. - не видовой признак микроба и может колебаться в широких пределах у разных штаммов.

Гомеостаз — относительное динамическое постоянство внутренней среды и некоторых физиологических функций организма.

Микробный пейзаж (микрофлора организма) — совокупность микроорганизмов населяющих макроорганизм.

Ноосфера — сфера взаимодействия природы и общества, в пределах которой разумная человеческая деятельность становится главным определяющим фактором развития (синонимы — техносфера, антропосфера, социосфера).

Паразитизм — форма взаимоотношений между организмами, относящимися к разным видам, из которых один (паразит) использует другого (хозяина) в качестве среды обитания и источника пищи. Паразиты часто (но не всегда) приносят более или менее существенный вред хозяину и вызывают различные заболевания. Паразиты — организмы, которые используют другие живые организмы в качестве среды обитания и источника пищи, возлагая при этом (частично или полностью) на своих хозяев задачу регуляции своих взаимоотношений с окружающей средой.

Патогенность — болезнетворность, способность микробов вызывать болезнь. П. возникла в процессе эволюции микроорганизмов в результате длительной адаптации их к паразитированию. Разные штаммы одного и того же вида обладают различной патогенностью, что определяется их вирулентностью.

Популяция — совокупность особей одного вида организмов, длительно населяющих определенную территорию.

Расы — в биологии группа организмов, обособившихся в экологическом или, иногда, в географическом отношении внутри вида или подвида.

Саногенез — комплекс защитно-приспособительных механизмов, развивающийся на протяжении болезни, и направленный на восстановление нарушенной саморегуляции организма.

Сапрофиты — растения и микроорганизмы, питающиеся органическими веществами отмерших организмов или выделениями живых. По типу питания относятся к гетеротрофам.

Симбиоз — формы тесного длительного или постоянного сожительства организмов разных видов.

Симбионты — организмы разных видов, состоящие в длительном, тесном сожительстве.

Штаммы — генетически однородная культура микроорганизмов с одинаковыми морфологическими и биологическими свойствами.

• В МИРЕ ИНТЕРЕСНОГО

Культура, рожденная в гетто

(История развития ХИП-ХОПа)

Чечина Е.А., студентка



Что приходит вам в голову при словосочетании «хип-хоп»? Могу поспорить, что девять из десяти вспомнят только рэп — быстрый речитатив под однообразную мелодию.

В действительности хип-хоп — не просто еще одна субкультура, которой увлекаются подростки. Это огромная лавина из грех составляющих — рэпа, брэйка и граффити, захлестнувшая весь мир и, как ни странно, спасшая беднейшие кварталы городов Америки от кровавого выяснения отношений и борьбы за территорию влияния конкурирующих группировок.

О родине возникновения хип-хопа спорят до сих пор. Большинство считают, что его история началась в Америке, но на самом деле корни культуры находятся на Ямайке — прекрасном острове длиной всего 240 км, и уходят в далекие 50-е годы. Чернокожие ямайские подростки, носившие свободную одежду и смешные прически в виде неопрятных колбасок, — дреды — дабы скоротать досуг, проводили время в клубах. Самые смелые и раскованные ребята — диск-жокеи — стояли за звуковой аппаратурой. Один из приемов, придуманный ими, назывался “toasting” — заключался в наложении произвольного речитатива на уже готовую звуковую дорожку — «бит». Это значительное ноу-хау дало начало триумфальному шествию культуры по миру.

Собственное название культура получила уже именно в Америке. Великий и могучий американский народ не большой любитель сложных терминов, и, не долго думавши, окрестил младенца «hip-hop», что в переводе с английского означает «прыг-скок» (типичная аналогия с понятием «rock’n’roll» — «крутиться — вертеться»). А на американском сленге, в так сказать литературном переводе, означает «выкрутасы». Возник термин непосредственно на танцплощадке, когда в перерыве между фонограммами подростки начинали демонстрировать акробатические элементы.

«Как же занесло рэп в Америку?» — спросите вы. В 1967 году с Ямайки в Нью-Йорк вместе со своей семьей переезжает десятилетний мальчик по имени Клайв Кампбэл, известный современникам под псевдонимом Кул Херк (Cool Herkc). В Нью-Йорке семья поселилась в самом криминальном районе города — Южном Бронксе. Типичный пример черного гетто со своими законами и порядками. Власти и не думали вмешиваться, посему черным гангстерам в зоне их влияния закон был не писан. Жить нормальной жизнью в таком районе было почти невозможно. Ни один вечер не обходился без поножовщины, смертей от передозировки наркотиками прямо под окнами жилых домов или погромов магазинов воинствующими группировками. Казалось бы, надежды нет, но… тут и начинается самое интересное.

Начиная с 1969 года, Кул Херк становится завсегдатаем молодежных вечеринок в клубах. Чтобы выделиться из серой массы, он решил заводить на танцах эксклюзивные пластинки, недоступные большинству аудитории. При помощи своего отца Кул достал редкую по тем временам пластинку легендарного Джеймса Брауна “Sex Machine”, яркий образец вошедшего в моду того времени фанка. Постепенно парень ввел в обиход термин «диджей» (DJ) (сокращенно от «диск-жокей» — управляющий пластинками), а сама деятельность получила название «диджеинг» (dj’ing). Постепенно в лексикон вошло еще одно интересное словечко МС — мастер церемонии (master of ceremony, сокращенно — МС — Эм-Си). Сначала это относилось к ди-джеям, которые не только анонсировали свои пластинки, но и читали под свои биты ритмичные тексты.



Легендарный Африка Бамбаата, «отец» брейк-данса



Нижний брейк


Союз ди-джея и МС превратился в новый вид творчества, названный словом «рэп» (RAP — некоторые специалисты расшифровывают как сокращение от Rhythmical American Poetry) — первая составляющая хип-хопа. А «эм-си» стало синонимом исключительно рэпа уже тогда, когда рэпперами были не ди-джеи, а специальные исполнители, заодно и умеющие двигаться в специальной хипхоповской манере и сопровождать чтение специальными жестами.

После триумфа Херка рэп, словно пандемия, стремительно распространялся по Нью-Йорку. Тинэйджеры вместо того, чтобы вечером, прихвативши пистолет, соваться в разборки, собирали друзей и тренировались в сочинении и чтении текстов. Позже организовывались в музыкальные группы. Выяснение отношений и споры между группировками по-прежнему решались в битвах, но уже не в кровавых, а именно в поединке рифмы против рифмы. Хотя тексты и были переполнены жестокостью, но они сохраняли жизни, и конфликты выглядели теперь вполне мирно. Власти были удивлены явным снижением уровня преступности в самых криминальных районах и начали поощрять новый стиль, организовывая открытые рэп-фестивали с внушительными денежными призами.

Тот, кто не мог проявить себя в искусстве сочинения слова, проявляли себя в исполнении специфического танца названным «брэйк», — вторая составляющая хип-хопа. Брэйк представляет собой на первый взгляд невероятную смесь спорта, танца и восточных единоборств. Он появился спонтанно на танцполах в рэп-клубах. Культовой персоной, популяризовавшей брэйк среди новоявленной хип-хоп «тусовки», стал Африка Бамбаата. Африка ввел состязание по брэйку, что составило значительную конкуренцию рэп-битвам.

Сам брэйк разделяется на нижний и верхний. Нижний или breaking — силовой вариант танца. Исполняется на полу, варианты фигур разнообразные, в основном похожи на сложные акробатические номера: различные стойки на голове и руках, поддержки и балансировки. Верхний или boogie — все элементы выполняются руками в вертикальном положении. Подвидами верхнего брэйка являются: — 1) электрик-буги стайл (electric boogie style) — пластичные движения, имитирующие электрический разряд; 2) робот стайл (robot style) — подобен первому, но отличается пластикой имитирующей движения робота; 3) кинг-тат стайл (king tut style) — «стиль прямых углов»: быстрая работа руками, согнутыми под прямым углом. Стиль похож на ритуальные танцы древних египтян; 4) поп-локинг стайл (pop locking style, в переводе «Рор» — хлопок, выстрел, «locking» — запирание; термин был придуман пионерами брэйка в Калифорнии — группой “Lockers”), — более поздний стиль, в основе которого ритмичное движение корпусом, резкие фиксированные движения руками, прыжки и т. д.

Уже в семидесятые годы брэйк и рэп неразделимо друг от друга составляли в представлении людей культуру хип-хоп. К тому времени он уже был распространен в Западной Европе, и именно в это время в культуру входит новый вид уличного искусства — граффити. Началось все в Нью-Йорке, опять же с обычного американского подростка по имени Тай. Однажды он написал на стене одного дома свое имя и номер квартала, выглядело примерно так — «Тай-183». На следующий день проходящие мимо члены одной группировки, возглавляемые вышеупомянутым Африкой Бамбаата, увидев это, не остались в долгу и оставили странную надпись «Zulu Klan». Бамбаата, свой человек в уличной среде, пошел на интересный шаг. В 1973 году он собрал определенную часть молодежи квартала Южного Бронкса в группировку, которую назвал Zulu Nation. Первоначальным ядром ее была брэйкдансерская группа Zulu Kings. В новую организацию сперва привлекались только черные люди, затем был открыт доступ латиноамериканцам, а позднее— и всем остальным, независимо от цвета кожи. Тогда эта организация стала называться Universal Zulu Nation, первая своего рода хип-хоп «тусовка». Обычные мальчишки стали вооружаться разноцветными баллончиками с краской, пробирались по ночам в депо, где стояли поезда метро, и разрисовывали вагоны, далее перемещались в заброшенные или жилые кварталы и «бомбили» стены в своей манере. Так появлялись различные манеры росписи. Буквально через десять лет самым разрисованным районом мира стал Гарлем. В Нью-Йорке даже был создан специальный отдел полиции по борьбе с граффитчиками. Продажа краски была взята под контроль, но развитие граффити это не остановило, наоборот, опасность быть пойманными подогревала интерес к этому новому и интересному явлению. Представители выставочных галерей были удивлены талантом уличных художников, и некоторые картинки, всем своим видом смахивающие на модный в то время арт-поп, наиболее интересных представителей уличной живописи попали со стен зданий и вагонов метро в арт-галереи Манхэттена, ими заинтересовались специальные издания. Появилась целая индустрия нанесения подобных рисунков на вещи и аксессуары, создав тем самым стиль одежды для поклонников хип-хопа.



Яркие примеры искусства граффити


В 80-е брэйк и рэп начали активно проникать в Европу. Европейские подростки подражали американским собратьям, копировали их поведение и в то же время пытались очистить рэп от грубости. Поэтому европейский хип-хоп с самого начала был более мягок, чем американский, и сразу оказался разделенным на свои составные части: отдельно развивались рэп и брэйк, искусство граффити и философия “прикида” (внешнего вида). Подростки разных стран преломляли хип-хоп через свое сознание, приспосабливая его под свои собственные интересы; всего к 1992 году хип-хоп в Европе поддерживало более 65 % подростков в возрасте от 12 до 17 лет. Франция и страны Скандинавии в основном переняли моду на одежду, Британия — музыку, Голландия и Германия — искусство граффити и брэйк. В Британии рэп как бы растворился в других стилях эстрадной музыки. В Германии, например, в 1990 году Майкл Крету осуществил симбиоз ритмов хип-хопа и монашеских песнопений, создав легендарную группу “Enigma”, а в немецком Нюрнберге возник самый известный ежегодный Европейский Фестиваль танцоров стилей “breakdance”, “hip-hop’, “rythme’n’blues”, “funk” и “jazz”, названный «The Battle of the Year».

Американские тинэйджеры были, мягко говоря, не в восторге. Им не понравилось, что их жизнь передразнивают и воспринимают за подростковый максимализм, а не за реальное описание будней в гетто. Это не нравится им до сих пор: для них хип-хоп был и остается внутренней сутью, а не только внешним выражением. Такой — истинно американский, неприкрыто грубый, грязный на слух хип-хоп исполняется сейчас только в андерграунде.

ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВТОМОТОТЕХНИКА

Автомобильные дороги США. История американских скоростных магистралей



В США хайвеи (highway) появились примерно в то же время, что автобаны в Германии, где их начал строить Адольф Гитлер. Американцы многое заимствовали из германского опыта.

Рузвельт считал, что строительство скоростных дорог, пересекающих страну, улучшит положение дел в экономике США. Строительство хайвеев было начато в разгар «Великой Депрессии», беспрецедентного экономического кризиса, и Рузвельт надеялся, что дорожное строительство позволит снизить уровень безработицы.

В начале XX века автомобили в США были редкостью и привилегией богатых. Обыкновенные американцы довольствовались лошадьми или легкими экипажами, а при нужде дальнего путешествия пользовались поездами. Однако ситуация изменилась после того, как Генри Форд создал автомобильный конвейер. В результате стало возможным производить машины, доступные по цене для большей части населения США. С появлением все большего количества автомашин на дорогах стало ясно, что США критически нуждаются в более развитой системе дорог и магистралей. Лучшие дороги США того времени были вымощены булыжниками. Большинство проселочных дорог и даже общенациональных транспортных магистралей не имели твердого покрытия. В начале 1920-х годов в США строительство дорог резко возросло, и появились более 250 так называемых «именных магистралей», названных в честь исторических личностей и событий и имевших цветовую кодификацию (на телеграфных столбах вдоль дорог закрепляли цветные ленты). Самой известной из этих магистралей был Линкольн Хайвэй, который пересекал всю территорию США: от Нью-Йорка до Сан-Франциско. Однако эти магистрали не имели общего руководства, что стало причиной многих проблем. Дороги строили самостоятельные консорциумы бизнесменов, вступавшие в альянс с властями штатов, графств и отдельных муниципалитетов. Так как генеральный план строительства часто отсутствовал даже на самом низшем уровне, система дорог приобрела крайне сложный и запутанный вид. Многие транспортные артерии дублировали друг друга, они прихотливо пересекались и создавали неимоверно сложные развязки, что создавало огромные неудобства для дорожного движения.

В 1925 году был принят закон о федеральной помощи в строительстве дорог, по которому создавалась новая система скоростных магистралей, подчиняющаяся штатам, а не частным компаниям. Было прекращено использование имен и цветов для обозначения дорог — каждая магистраль получила номерной код. Многие штаты наряду с номерным кодом, однако, предпочли продолжать давать имена различным кусочкам этих шоссе на своей территории, так как бытовало убеждение, что безымянный хайвэй приносит неудачу. Примером такой магистрали может послужить хайвэй имени Джона Кеннеди, который ныне является 100-километровой частью магистрали 1-95, протянувшейся на расстояние более 3 тыс. км, от Флориды до Канады. Этот хайвей находится на территории штата Мэриленд и был назван в честь президента Кеннеди, потому что тот торжественно открыл движение на этом участке трассы. Как выяснилось вскоре, это было последнее появление Кеннеди на официальной церемонии — через несколько дней его убили. В первую годовщину убийства, в 1964 году, магистраль получила имя Кеннеди. За сорок лет интенсивность движения на хайвее Кеннеди увеличилась на 300 %, ежегодно она пропускает 29 млн. автомашин.

В конце 1930-х годов администрация США впервые разработала план создания общефедеральной системы скоростных дорог. Легенда гласит, что на карте США президент Рузвельт нарисовал три линии, пересекавшие страну вдоль и еще три — пересекавшие ее поперек и предписал Бюро общественных дорог немедленно заняться сооружением этих шоссе. В 1938 году был принят Закон о федеральных магистралях, согласно которому Бюро общественных дорог было указано изучить возможности создания сети платных магистралей. Идея состояла в том, чтобы все штаты имели прямой доступ к этой дорожной системе. Бюро порекомендовало построить магистральную дорожную сеть длиной 43 тыс. км. Однако она должна была быть платной только частично, так как были опасения, что из-за экономического кризиса платные дороги могли вызвать массовое недовольство. Предполагалось, что на большей протяженности федеральные хайвеи имели бы четыре полосы движения. Большее количество полос предполагалось построить в районах, где была вероятность более интенсивного движения — более 2 тыс. автомобилей в день (730 тыс. в год).

В 1939 году Рузвельт передал этот отчет Конгрессу США, предлагая принять соответствующие меры по созданию межрегиональной магистральной системы. Однако вскоре США стали готовиться к вступлению во Вторую мировую войну, и строительство магистралей отошло на второй план. В 1941 году Рузвельт создал Национальный комитет по межрегиональным магистралям.

Строительство продвигалось очень медленно из-за недостатка средств. Более того, в 1950 году США вновь оказались вовлечены в войну, на этот раз в Корее. Строительство магистралей приобрело также военное значение для государства. По этой причине в 1952 году, впервые в истории, федеральное правительство США выделило 25 млн. долл. из федеральной казны на строительство этой огромной дорожной сети. Правительство также создало систему дальнейшего финансирования строительства, разделив расходы пополам между федеральным бюджетом и штатами. Уже в 1953 году более 10 тыс. км дорог было построено, что обошлось в 955 млн. долл.

В 1953 году президентом США стал Дуайт Дэвид Эйзенхауэр, который проявил себя как горячий сторонник создания национальной магистральной системы. Причиной этого стало его боевое прошлое. Во время Второй мировой войны Эйзенхауэр оценил преимущества, которые автобаны давали немецким войскам. В результате усилий Эйзенхауэра в 1956 году был принят закон, который поставил все точки над «i». Были окончательно утверждены маршруты основных скоростных магистралей, установлен единый дизайн для шоссе и дорожных знаков. 12-летний бюджет дорожного строительства был увеличен до 25 млрд. долл., из которых 90 % обязались заплатить федеральные власти. В 1990 году в знак признания заслуг Эйзенхауэра тогдашний президент США Джордж Буш-старший подписал закон, согласно которому сеть национальных хайвеев была переименована в Систему Магистралей имени Эйзенхауэра.

Ежегодно жители Соединенных Штатов проезжают более 5 трлн. км по скоростным магистралям. По некоторым оценкам, стоимость всей транспортной инфраструктуры США ныне составляет около 2 трлн. долл. или более 13 % от стоимости всех производственных активов страны.

Закон о доходах хайвеев, принятый в 1956 году, позволил создать специальный федеральный дорожный фонд с целью собрания средств специально для финансирования Национальной системы магистралей. Прямой ответственностью этого фонда является распределение средств, полученных за счет сбора федеральных налогов. Фактически эти дороги финансируются за счет владельцев автомобилей. Существуют особые сборы, включаемые в стоимость автомобильного топлива, покрышек, грузовиков, а также от перевозки крупнотоннажных грузов. С каждых 4 литров бензина, проданных на американской бензоколонке, дорожный фонд получает в среднем 2,5 цента. Средства, получаемые за счет этих сборов, более чем значительны, если учесть, что за год американцы сжигают более 656 млрд. литров горючего. В 2001 году лишь за счет этого сбора дорожный фонд получил более 30 млрд. долл.

По данным Федеральной дорожной администрации, в 2001 году дорожные сборы принесли в бюджет дорожного фонда более 100 млрд. долл., из которых было потрачено более 81 млрд. долл. Из этой суммы почти 60 % было получено за счет сбора налогов на топливо и автомобили, около 4 % — за счет дорожных сборов (многие дороги взимают плату за проезд с каждого автомобиля, — суммы сбора могут колебаться от 2 до 15 долл.), 6 % — за счет частных инвестиций и 9 % от продажи ценных бумаг.

Анализ федеральной программы скоростных магистралей, подготовленный экономистом Уилямом Бучнер при содействии Ассоциации Американских Автодорожников, является последним в серии исследований, показывающих, какие выгоды приобрели США в результате создания магистральной дорожной сети. Ныне по дорогам США перевозятся товары на сумму около 5 трлн. долл. Каждый 1 млрд. долл., инвестированный в строительство транспортной инфраструктуры, приводит к созданию около 35 тыс. рабочих мест. Ныне в США в сфере дорожного строительства заняты около 300 тыс. человек.

Любопытно, что каждый 1 млрд. долл. инвестиций позволил избежать более чем 1,5 тыс. смертельных случаев и 50 тыс. травм и ранений, поскольку качественные дороги значительно уменьшают риск дорожно-транспортных происшествий. Каждый доллар подобных капиталовложений, сделанных за последние 40 лет, позволил американскому обществу сохранить два доллара — за счет экономии, достигнутой в сферах здравоохранения и страхования, за счет снижения уровня безработицы и увеличения производительности труда.



Национальная система хайвеев США

• КОМПЬЮТЕРЫ, КИБЕРНЕТИКА И ИНТЕРНЕТ

“Пиринговый” ветер

Мобильная связь стоит на пороге больших перемен. Еще один шаг (предсказание будущего — неблагодарное занятие, но представим, что он сделан), и мы станем свидетелями самой интересной истории в области техники со времен появления WWW.

Слышали ли вы тихие, вкрадчивые раскаты далекого грома? Всякий раз, когда они раздаются, твердо знаешь: идет гроза. Но она может разразиться прямо над головой, а может и пройти мимо. Все зависит от того, куда ветер дует.

Увидеть, куда дует ветер в современной технике, сложнее. Чтобы хотя бы приблизительно предсказать будущее, нужно внимательно следить за происходящим на рынке. Люди, которые это делают, давно знают: тучи сгущаются над традиционной мобильной связью. Когда грянет буря, изменится все.

За очень короткое время сразу несколько крупных производителей мобильных телефонов обнародовали свои планы по созданию мобильных телефонов с поддержкой технологии UMA — Unlicensed Mobile Access. Среди самых громких имен — Samsung, LG, Motorola и Philips. Компании Alcatel и Nokia также высказались за скорейшее внедрение указанной технологии.

И вот это как раз отдаленные звуки грома.


Поверх IP и всех правил

Мобильная связь радикально отличается от интернета. Сеть устроена анархично, и, в известной степени, именно это позволило интернету стать тем, чем он стал. Мобильная связь устроена иначе. Вся власть принадлежит операторам, а удел абонентов — потреблять и платить. Технология Unlicensed Mobile Access (UMA) добавляет в это уравнение новые неизвестные.

UMA представляет собой средство предоставления услуг мобильной связи посредством технологий, действующих в нелицензируемых диапазонах. Например, посредством Bluetooth или WiFi. Мобильный телефон со встроенной поддержкой UMA может осуществлять звонки не только по обыкновенным сотовым сетям. Если он учует поблизости сеть Wi-Fi, он, по возможности, немедленно перебросит звонок из сотовой сети в интернет и воспользуется крайне дешевой IP-телефонией. Смена канала связи между GSM-сетями, локальными компьютерными сетями и сетями коммутируемой телефонной связи происходит незаметно. Соединение не прерывается, и единственным эффектом оказывается сократившаяся стоимость звонка, — телефонные разговоры через интернет, как известно, обходятся куда дешевле.

Разумеется, общедоступный Wi-Fi есть не везде. Однако в крупных городах сети Wi-Fi уже встречаются достаточно часто. Деловые районы “оплетены” WiFi-сетями, антенны — на каждой крыше. В ресторанах, гостиницах и бизнес-центрах предоставляются услуги Wi-Fi-доступа. И это только начало: реализация крупных проектов по развитию сетей Wi-Fi только начинается. Кроме того, установить точку доступа Wi-Fi в собственном доме или офисе не так уж сложно, особенно если учесть, какую экономию, в конечном счете, она принесет.

В чем польза для операторов? Когда вызов перебрасывается с сотовой сети на сеть Wi-Fi, нагрузка на приемники и базовые станции мобильных операторов (те самые “соты”) снижается. А стало быть, снижаются и расходы на их поддержку. Создание же точек доступа Wi-Fi существенно ниже расходов на строительство базовых станций и доступно даже частным лицам.



Предсказание будущего

Это, конечно, любопытно, но где же обещанное ниспровержение основ и переворот всего и вся? Верно: если бы вся история заключалась в появлении UMA, она не стоила бы такого внимания. Дело в том, что UMA — это только первый шаг, который почти сделан. Второй шаг — дело более отдаленного будущего, но без первого шага он был бы невозможен.

Для общения по сотовому телефону не требуется, чтобы оба телефона находились достаточно близко и могли наладить связь друг с другом — это не рация. Достаточно, чтобы оба устройства могли подключиться к ближайшим базовым станциям сотового оператора, а уж оператор позаботится о том, чтобы связать своих абонентов. Для этого он и нужен.

Можно ли обойтись вообще без оператора связи? Skype, одна из самых популярных в интернете служб IP-телефонии, обходится. Установив на компьютер небольшую программу, напоминающую общеизвестный интернет-пейджер ICQ, можно звонить и разговаривать (голосом!) с любым пользователем такой же программы. Где бы он ни находился, это не будет стоить ни копейки. Можно позвонить и на обыкновенный телефон — за это придется заплатить, но стоимость связи все равно куда меньше, чем при звонке по обычному телефону.

Самое интересное в Skype — то, как он устроен. В нем нет ни серверов-операторов, ни клиентов. Большинство его пользователей и не догадываются, что они не простые потребители, а равноправные члены сети связи Skype. Каждый компьютер, где установлена программа Skype, работает не только на себя, но и на общее благо, коммутируя чужие звонки.

Нетрудно представить сотовую сеть, основанную на тех же принципах. Каждый мобильный телефон будет играть роль маленькой базовой станции. Передавая звонок по цепочке с телефона на телефон, можно наладить связь с абонентом, находящимся на другом конце города. Обычные базовые станции потребуются только там, где концентрация мобильных телефонов не высока.


Троянские кони

Все это кажется фантастикой. Разумеется, когда речь идет о том, что произойдет лишь через несколько лет, так и должно быть. Это и есть фантастика, и останется ею, пока не накоплена критическая масса устройств, нужных для реализации такого сценария — иными словами, до тех пор пока телефоны, которые имеют возможность подключиться к пиринговой мобильной сети, не будут лежать в кармане у каждого. Вот потому так важно появление UMA-телефонов, которые скрывают в себе почти все необходимое для того, чтобы сделать недостающий шаг.

Пока же можно понаблюдать за устройствами, позволяющими устраивать самоорганизующиеся Wi-Fi-сети сейчас. Они уже существуют, и их разработчики осознают, как можно применить открывшиеся возможности. Самое популярное устройство подобного рода — карманная игровая приставка Nintendo DS. В ней есть встроенный модуль WiFi, причем Nintendo DS может обойтись без базовой станции: расположенные поблизости игровые консоли сами объединяются в сеть. Технология DSpeak, которая превращает Nintendo DS в интернет-телефон, работающий через WiFi-сети, уже разрабатывается.

Еще один пример — “интернет-планшет” Nokia 770. Это необычный карманный компьютер, который предназначен для выхода в интернет через Wi-Fi. В новой версии его операционной системы появится поддержка интернет-телефонии. Что получим? Еще один интернет-телефон, работающий через Wi-Fi. И это все, заметим, за очень небольшие деньги — 350 долларов (!).

В конце концов, соорудить импровизированный интернет-мобильник можно и самому, если есть КПК и коммуникатор, работающий под управлением Windows Mobile и имеющий поддержку Wi-Fi.

Есть, впрочем, и другой вариант: крупномасштабную беспроводную сеть может развернуть компания, которая в будущем планирует занять место нынешних операторов связи.

Посмотрите на Google. В сентябре прошлого года стало известно, что Google планирует в порядке эксперимента построить в Сан-Франциско общегородскую бесплатную сеть Wi-Fi. Ходят слухи, что за Сан-Франциско последует и вся Америка. А месяцем раньше эта компания выпустила программу Google Talk — довольно примитивный, по современным меркам, интернет-пейджер наподобие ICQ, но с возможностью полноценного голосового общения. Возможно, конечно, это совпадение. Планы Google известны только ему самому.



“Интернет-планшет” Nokia 770


Нападение и оборона

А теперь представим, что пиринговых телефонов будет не одна-две экзотические модели. Представим, что образуется некая критическая масса пользователей, для которых “пиринговая” телефония стала нормой. Ветер, похоже, дует именно в этом направлении.

Что будет дальше, понятно. С уверенностью можно предсказать скорое начало отчаянного сопротивления компаний, у которых подобные технологии грозят вырвать из пасти солидный кусок — традиционных сотовых операторов. Эти инновации в первую очередь ударят по их карманам. И очевидно, что они скоро это поймут и попытаются принять меры.

У них для этого есть все возможности. Во-первых, в США, по крайней мере, большая часть мобильных телефонов, смартфонов и иже с ними реализуется в качестве дополнения к тарифным планам операторов и по цене ниже себестоимости. И от их, операторов, благосклонности подчас зависит успех того или иного устройства. Каким бы замечательным оно ни было, если оно не понравится операторам (или, упаси боже, окажется опасным для них), его можно будет смело сдавать в музей нереализованных изобретений.

Вспомните историю совместного проекта Apple и Motorola. Безобидный телефон Motorola ROKR, в который можно загружать музыку из интернет-магазина Apple Music Store, не могли выпустить в продажу несколько месяцев. Американские операторы связи были против. Они считали, что он угрожает доходам, которые приносит им торговля рингтонами.

Если уж развлекательной индустрии, где денег крутится куда меньше, чем в телекоммуникациях, удалось продавить через Конгресс США парочку нужных законов, то за операторами связи едва ли заржавеет снаряжение целого крестового похода на Вашингтон. И свары вокруг авторских прав, MP3 и Napster покажутся детскими шалостями.

Так или иначе, распространение интернет-мобильников второго поколения, которым не нужны сотовые операторы, растянется не на один год, и поверьте, это будет самая интересная история в области техники со времен появления интернета. Скучать уж точно не придется.

Глобальная замена глобальной сети

Вацман И. С.


Дэвид Кларк — один из тех, кто руководил исследованиями в области сетей связи в семидесятые годы, и, по сути, один из создателей интернета. Теперь он задумал заменить свое детище чем-то более, на его взгляд, совершенным. Сейчас Кларк работает со специалистами Национального научного фонда США (National Science Foundation — NSF) над новой инфраструктурой для глобальной сети, которая, по замыслу Кларка и его единомышленников, придет на смену существующей.



Дэвид Кларк


На осень Национальный научный фонд запланировал объявление о принятии предложений по абсолютно новой архитектуре (сделанной, как выразился Кларк, с “чистого листа”). Эти предложения будут тестироваться на общенациональной оптической сети National LambdaRail, которую исследовательские объединения используют для экспериментов с новыми сетевыми технологиями и приложениями.

Пока же сам Кларк получил 200 тысяч долларов на разработку своей идеи. По мнению Кларка, нынешняя архитектура интернета, казавшаяся 30 лет назад венцом творения, сейчас играет против самой себя, сдерживая дальнейший рост и препятствуя модернизации.

Новая архитектура откроет путь бесчисленным встроенным беспроводным устройствам связи, сенсорам, повысит степень безопасности электронной коммерции, и, в конечном счете, сверхбыстрые соединения позволят реализовать мечту фантастов — трехмерное киберпространство, “телепогружение”: “Глубина, глубина, я чей?”

Использование же нынешней архитектуры, по мнению Дэвида Кларка, означает, что каждый этап наращивания ее потенциала будет даваться все с большим трудом: “Системы со временем становятся все менее гибкими. Каждое изменение, связанное с наращиванием возможностей, так или иначе взаимодействует со всеми остальными, а значит, каждый шаг будет даваться труднее, чем предыдущий, и через какое-то время соотношение между приложенными усилиями и полученным результатом перестанет удовлетворять кого бы то ни было”.

С другой стороны, даже сам Кларк признает, что большую часть пользователей интернет в своей современной итерации вполне устраивает. Не устраивает он вполне конкретную прослойку пользователей Сети — власть имущих, крупные коммерческие организации (по крайней мере, некоторые из них) и специалистов по страхам рядовых пользователей.

Многие, должно быть, помнят, как Евгений Касперский твердил о необходимости введения правил поведения в Сети и создание некоего контролирующего органа… А сразу после эпидемии пресловутого червя Slammer “Лаборатория Касперского” выпустила пресс-релиз, в котором утверждалось, что эпидемии, подобные той, что вызвал Slammer, будут лишь повторяться. И далее по тексту: “В этой связи наиболее реальным представляется развитие событий, при котором крупнейшие транснациональные корпорации-"локомотивы” современной экономики разрабатывают параллельную сеть и переводят в нее все бизнес-коммуникации, одновременно ограничивая связь с интернет”…

Не один Касперский так думает, это понятно. Так вот Дэвид Кларк, сам того не желая, видимо, оказался в первом ряду мрачного хора, — достаточно ему было упомянуть, про проблемы, связанные с безопасностью, и о том, что новая архитектура, а точнее совсем новая сеть, по-новому выстроенная, помогла бы их вылечить. Просто потому, что решение таких проблем будет заложена в структуру новой глобальной сети изначально, на самом базовом уровне.



Евгений Касперский


Наблюдатели поспешили развить мысль и представить себе, кому может понадобиться такая новая сеть?

Редактор издания «eWeek» Ларри Зельцер предложил довольно стройную версию: “Как только такая новая сеть появляется и возникает несколько демонстрационных сайтов, я уверен, что крупные компании поспешат обеспечить себе присутствие в этой сети, просто для того, чтобы выглядеть прогрессивно и дальновидно». Такие компании, как Sun и Microsoft, вероятно, захотят начать продажи инструментария и программного обеспечения, а заодно, — рекламировать свою собственную продукцию. Некоторые провайдеры сочтут необходимым обеспечить параллельный доступ и к новой сети, и к интернету первой версии".

Но и тут Зельцер оговаривается: “Чего я не представляю себе, так это сколько-нибудь существенных изменений существующего интернета”. И действительно, неужто кто-то из “локомотивов” (по Касперскому) решится на то, чтобы разом самоустраниться из Сети? Слишком много денег вложено, слишком много денег вертится, а что до угрозы исчерпания потенциала, так покуда травка подрастет…

И тут же стоит, вероятно, добавить, что существует т. н. “закон Меткафа”, согласно которому практическая полезность коммуникационной сети приблизительно соответствует квадрату числа ее пользователей. Иными словами, попытки одномоментно заменить интернет чем-то, пускай даже более технически совершенным, — мероприятие, по определению, близкое к бессмысленному…

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ

Аэродром — мировой океан

Раздел выходит под редакцией Мороза С.Г.



Часть I

Аэроплан еще не явился миру, а инженеры, ученые, военные и предприниматели уже обсуждали возможности преодоления с его помощью океанских просторов.

В этих дискуссиях уже тогда были намечены все основные проблемы, которые придется решать, чтобы добраться до другого континента по воздуху, и основной из них была названа дальность беспосадочного полета. Чтобы преодолеть бескрайнюю водную пустыню, на островах предполагалось основать базы для дозаправки по пути следования, а там, где таковых не окажется, держать на дежурстве танкеры.

Большие многомоторные гидросамолеты перестали быть редкостью уже в годы Первой мировой войны, но лишь развитие коммерческих воздушных сообщений превратило этот класс аэропланов в один из основных. Но для этого пришлось изрядно потрудиться, дело оказалось куда сложнее, чем создание многомоторного аэроплана с колесным шасси. Специфика движения гидроплана на взлете и посадке, явления «прилипания» к поверхности воды и жесткого удара о воду на посадке выдвинули ряд задач, решение которых потребовало вложения больших денег в экспериментальные работы. Для поиска оптимальных форм днища лодки или поплавка пришлось строить специальные сооружения гидроканалы, в которых модель двигалась сначала погруженной в воду, а затем «взлетала», или «приводнялась». При этом необходимо было не только очень точно, до граммов, измерить все силы, действовавшие на нее, но и зафиксировать, не заливают ли поднятые брызги моторы или оперение. Гидроканал— уникальное сооружение. При длине в 300 метров и более начинала сказываться кривизна земной сферы, и рельсы, по которым ехала подвеска модели е весами, должны были быть не прямыми, а повторять кривизну Земли. Сделать такие рельсы мог только «мастер — золотые руки». Но и наличие таких дорогих и громоздких установок, как аэродинамическая груба, гидроканал и стенд для прочностных испытаний на удар о воду не гарантировало успеха. Чтобы понять, плох тот или иной самолет или хорош, надо было его построить и испытать. «Процент отбраковки» в гидроавиации оказался куда больше, чем среди сухопутных машин, поэтому так много летающих лодок тех лет, даже попавших в строевую эксплуатацию, остались единичными образцами. Но ради чего все это делалось?



Гидроплан Late 21


В то время «цивилизованный мир» черпал львиную долю потребляемых ресурсов из колоний. К середине 30-х годов только в Африке 33 % территории со всеми природными богатствами принадлежало Великобритании, 38 % — Франции, 14 % — Италии…

Но руду, нефть, сахар, чай и рис надо было еще доставить в метрополию, для этого надо было контролировать морские пути. Но число все дорожавших боевых кораблей приходилось сокращать, и их уже не хватало ни для противодействия перевозкам неприятеля, ни для защиты своих караванов, которые возили из колоний все необходимое для сытой жизни метрополии. Гонка морских вооружений зашла в тупик, был заключен ряд международных соглашений по ограничению тоннажа военных флотов, а заменить недостроенные дредноуты и крейсеры должны были морские бомбардировщики и торпедоносцы. Особую важность гидроавиация имела для Франции, чье влияние на колонии с каждым годом слабело, а морские коммуникации неизбежно попадали под удар в случае конфликта с Германией, Италией, Японией или Великобританией (для всех этих вариантов имелись определенные основания).

Стратегия командования «Аэронаваль» (Aeronavale), морской авиации Франции, заключалась в разделении зон ответственности на прибрежную, где должны были действовать самолеты с более мощным вооружением, способные самостоятельно уничтожить противника, и океанскую, отданную большим летающим лодкам, от которых требовалось лишь обнаружить противника. Им не нужно было сильное вооружение — удар нанесут вызванные по радио линкоры или субмарины, максимум, что нужно — это обозначить цель и, при возможности, задержать ее. Самолеты палубного базирования должны были решать свои специфические задачи, но дебаты по их поводу зашли в тупик, в итоге по авианосцам Франция безнадежно отстала от США, Великобритании и Японии.

Тяжелая летающая лодка— дорогое удовольствие, потому для действий в прибрежных водах стали адаптировать обычные сухопутные бомбардировщики. В 1922 году такую метаморфозу претерпел бомбардировщик-биплан «Голиаф» фирмы «Фарман» («НиТ» № 5, 2006). Обычный сухопутный бомбовоз превратили в гидроплан, установив его на поплавки. Вместо бомб он мог нести торпеду под фюзеляжем.



Гидроплан Late 300


Из-за ограничения военных расходов в связи с прекращением войны F 60 Ну остался опытной машиной. Лишь в 1925 году начался выпуск самолета F 65, который мог устанавливаться как на колеса, так и на поплавки («НиТ» № 5,2006). Это была самая массовая морская модификация «Голиафа». 100 таких машин было передано «Аэронаваль». Но она не имела торпедного вооружения, только бомбы, да и летные данные были слабыми. Следующий «морской голиаф», F168 Тоrр 4, появившийся в 1928 году, снова имел подвеску для торпеды, но радикально улучшить летные качества не удалось, и в большую серию он не пошел.

Многие видели причину неудачи с «голиафом» в слабых двигателях. Этот недостаток собралась исправить фирма «Луар эт Оливье» из Аргентвиля. Ее поплавковый биплан LeO Н257 bis при меньшем взлетном весе имел почти вдвое более мощные двигатели — два новейших звездообразных Гном-Рона G.R. 14Knrs/ Kors по 870 сил против двух «Юпитеров» 9Акх по 480 л.с. на «Фармане». Но результат был удручающим — новый самолет проиграл F168 в скорости на 40 км/ч! Правда, за счет того, что новые моторы имели гораздо лучшую экономичность, без наращивания запаса бензина удалось увеличить дальность полета в полтора раза. Более мощным было и вооружение самолета, но все равно он не удовлетворял запросы «Аэронаваль» полностью.

Двадцатые годы стали периодом расцвета летающих лодок коммерческого назначения, и здесь Франция занимала передовые позиции. В 1926 году акционерное общество «Латекоер» построило на своем заводе в Тулузе удачный самолет Late 21, который мог перевозить четырех пассажиров через Средиземное море. Развитие «типа 21» пошло в двух направлениях. Для трансатлантических перелетов с коммерческой нагрузкой до 500 кг был создан почтовый Late 28. На нем знаменитый летчик в те годы Жан Мермоз (Jean Mennoz) совершил первый в истории беспосадочный перелет в Южную Америку. Самолет Late 32 не имел такой дальности, но его пассажирский салон был значительно увеличен и приобрел признаки комфорта.



Гидроплан Late 301


В 1928 году Министерство авиации Франции объявило конкурс на летающую лодку, способную доставить тонну груза из африканского Дакара в Наталь, Бразилия. «Латекоер» предложил Late 300. Увеличение количества моторов с двух до четырех было отнюдь не главным отличием этой машины от предыдущих моделей, главными козырями были цельнометаллическая конструкция и значительно улучшенная аэродинамика.

Общая схема «типа 21» была сохранена — крыло с мотоустановками возвышалось над фюзеляжем на подкосах. Боковую остойчивость на воде обеспечивали «жабры», но в отличие от применяемых, например, на гидросамолетах «Дорнье» они имели заметно большие размеры, являясь по сути вторым крылом с площадью 50 кв. м (площадь основной несущей плоскости была примерно в пять раз больше). По сравнению с ранними моделями фюзеляж Late 300 стал ниже и шире и приобрел плавные очертания.

Самолет был построен в 1931 году, но затонул, едва начав летать. На подъем и ремонт «утопленника» ушел год, и полеты возобновились лишь в октябре 1932-го. Но дальше все прошло хорошо, эффектным завершением программы испытаний стал рекордный перелет Марсель — Сен-Луис (Сенегал) протяженностью 3679 км. Машину, названную «Южный Крест», передали авиакомпании «Эр Франс», под флагом которой она начала успешные полеты в Африку и Латинскую Америку. Все шло хорошо, однако 7 декабря 1936 года «Южный Крест», совершавший под командованием Мермоза очередной рейс через Южную Атлантику, пропал без вести. Экипаж не был найден…

В 1935 году «Эр Франс» получила первый из трех серийных Late 301. От разработчика потребовали повысить надежность и улучшить управляемость — такой машиной, как Late 300, мог управлять только летчик-ас, в строю же бывают и «средние» пилоты. Конструкцию облегчили, увеличили стабилизатор, а взлетный вес ограничили, пожертвовав дальностью. Практически одновременно аналогичную по планеру машину заказали военные. Морской бомбардировщик и дальний разведчик Late 302 отличался форсированными двигателями Испано-Сюиза H.S. 12Ydrs2 по 930 л.с. (на Late 301 устанавливались H.S. 12Ydrs по 680 л.с. на взлете) и наличием вооружения. Для обороны в носовой установке смонтировали спаренный 7,5-мм пулемет «Дарн», по одному одиночному поставили в двух бортовых окнах и в двух выдвижных башнях, которые в крейсерском полете прятались в консоли крыла. Правда, последние в эксплуатации пришлось снять — за ними образовывались мощные вихревые потоки, вызывавшие бафтинг оперения. Бомбардировочное же вооружение для такой большой машины было чисто символическим — четыре 75-кг бомбы.



Гидроплан S.8 “Calcutta”



Гидроплан Br.521 “Bizerte”


В 1935 году фирма «Латекоер» предприняла попытку построить более мощный гидробомбардировщик, четырехмоторный Late 550. Однако он не был принят на вооружение из-за низких данных — его главным «козырем» должна была стать технологичность конструкции и дешевизна производства, что и погубило проект.

Фирма «Латекоер» не имела достаточно развитой производственной базы и не могла в срок сама выполнять растущие заказы ВМС. Попытки объединить усилия нескольких производителей для крупносерийного строительства какого-либо удачного гидросамолета, как это было сделано с бомбардировщиками для ВВС, были вялыми и не увенчались успехом. Каждая фирма старалась сорвать весь куш большого военного заказа сама, создание такого самолета во Франции тех лет напоминало более всего спортивное состязание.

Не менее чем Франция была заинтересована в развитии гидроавиации и Великобритания, но и там военные вынуждены были пока довольствоваться адаптацией под свои задачи гражданских машин. В отличие от Франции, в Англии большие гидросамолеты принадлежали не флотской авиации, а Береговому командованию Королевских ВВС (RAF Coastal Command), финансирование которого в то время было довольно скудным, и дело поначалу во многом держалось на энтузиазме производителей гидропланов.

Фирма «Шорт», построившая в 1920 году первый английский цельнометаллический самолет «Сильвер Стрик», считала необходимой замену дерева и полотна в первую очередь именно для летающих лодок. «Сильвер Стрик» содержал одну особенность — впервые в мировой практике прочность его дюралевого фюзеляжа обеспечивалась не только силовым набором, но и жестко соединенной с каркасом заклепками обшивкой — сегодня это общепринято, но в то время такой шаг был новаторским. Опыт пригодился при проектировании небольшой экспериментальной летающей лодки S.1 «Кокл», которая стала прототипом двухмоторного морского разведчика S.2, не востребованного, впрочем, военными. Зато на фирму обратила внимание крупнейшая британская авиакомпания — государственный авиаперевозчик «Империал Эйруэйз», заказавший в 1926 году большую летающую лодку S.8 для полетов в Индию.

Большой многостоечный биплан с тремя моторами «Юпитер» Mk. XVF по 485/540 л.с. был построен на заводе братьев Шорт в Рочестере (графство Кент) и прошел испытания в 1928 году. Ему придавалось большое значение, и официальная передача самолета в эксплуатацию прошла с большой помпой. Машина приводнилась на Темзе у Тауэра, на ее борт поднялись члены парламента, руководители Министерства авиации и компании «Империал Эйруэйз». Самолету как типу было присвоено название «Калькутта», однако каждая машина имела еще и собственное наименование, например, первый экземпляр именовался «Александрия».

Было запланировано построить 7 серийных самолетов «Калькутта», но за 1928–1929 годы построили только 4, от остальных заказчик отказался, так как эксплуатационные качества и надежность оказались неудовлетворительными. Одну машину удалось «всучить» ВВС, но военный S.8/2 «Рангун» так и остался единичным самолетом.

Относительно неплохие летные данные «Калькутты» и ее полеты по всему миру заинтересовали французов. Фирма «Бреге» приобрела чертежи самолета, а затем после некоторых переделок на своем заводе в Гавре построила на их основе собственный коммерческий гидроплан Вг.530 «Сайгон». Он, в свою очередь, стал базой для морского бомбардировщика Вг.521 «Бизерта», который уже сильно отличался от британского прототипа, в частности, новой бипланной коробкой, в которой верхнее крыло было заметно увеличено, а нижнее наоборот, уменьшилось. «Бизерта» выделялась очень мощным вооружением — она могла поднять 1200 кг бомб, а оборону обеспечивали 8 пулеметов. Французы построили два гражданских «Сайгона» и одну военную «Бизерту».

Попыткой создать чисто военную летающую лодку стал проект S.5, созданный руководством главных конструкторов фирмы «Шорт» Гоужа и Липскомба (A. Gouge и С. Lipscomb). Опытный самолет, построенный в 1926 году, показал невысокие ТТХ, однако в проект были вложены значительные средства, и он все же был принят на вооружение, а фирме было поручено улучшить ТТХ самолета. Заказ на «Сингапур» Mk.1 ограничили всего несколькими машинами (правда, они дожили в войсках до начала II мировой войны), а «улучшенный» Mk.II (S. 12) и вовсе остался в единственном экземпляре.

Лишь через восемь (!) лет после первого полета прототипа, в 1934 году, фирма «Шорт» удовлетворила в основном требования заказчика, передав на испытания самолет S. 19, который в следующем году был принят на вооружение под обозначением «Сингапур» Mk.III. Его главными отличиями от предшественников стали цельнометаллическая конструкция и силовая установка — четыре V-образных мотора жидкостного охлаждения Роллс-Ройс «Кестрел» Mk.III по 640 л.с. Всего было построено 36 машин Мк. III, причем последние получили более мощные и высотные моторы «Кестрел» VIII.



Гидроплан S.18



Гидроплан А.27 "London”


Самым большим английским гидросамолетом-бипланом стала летающая лодка S.18 «Сарафанд», построенная фирмой «Шорт» в 1932 году. Считалось, что с помощью таких самолетов можно контролировать большие океанские пространства, придав тем самым береговой авиации новые функции. Однако ее моторы Роллс-Ройс «Баззард» (880 л.с.) не отличались надежностью, а отсутствие бомбардировочного вооружения ограничивало круг решаемых задач разведкой. Единственный построенный «Сарафанд» передали в распоряжение экспериментального подразделения гидроавиации RAF на базе Феликстоу, где он и был списан в 1936 году.

Благодаря своим коммерческим проектам фирма «Шорт» стала ведущим английским предприятием по строительству тяжелых летающих лодок, но у нее были сильные конкуренты. Еще в 1912 году свой первый опыт в гидроавиации совершила крупная судостроительная компания «Саундерс-Роу», или «Саро», базировавшаяся в известном своими верфями городке Ист-Коуз. Подход к делу у этой фирмы был гораздо обстоятельнее, чем у других и, начиная проектировать очередной гидроплан, она обычно строила его уменьшенную копию, на которой отрабатывала основные новшества. Считая, что будущее принадлежит цельнометаллическим гидросамолетам, инженеры «Саро» построили экспериментальную летающую лодку А.14, работа над которой стала фундаментом проекта морского разведчика и бомбардировщика А.7 «Северн». Благодаря ажурному и легкому каркасу этот трехмоторный биплан имел самую высокую среди всех английских гидропланов той поры весовую отдачу. Но начавшиеся в 1929 году испытания показали недостаточную прочность — лодку то и дело приходилось «латать», каждый раз в новых местах. Через несколько месяцев полетов на ней живого места не осталось из-за многочисленных ремонтов и воздействия морской воды — фирма не учла, что коррозионная стойкость у дюраля мною хуже, чем у стали, с которой она обычно имела дело.

На устранение недостатков фирме «Саро» потребовалось целых восемь лет. В 1937 году вышел на испытания прототип летающей лодки А. 27 «Лондон». Использование современных 9-цилиндровых звездообразных моторов «Пегас» с приводными центробежными нагнетателями позволило поднять не только высотность, но также скорость и дальность полета. Министерство авиации Великобритании заказало 30 самолетов «Лондон» Mk.II, которые дожили в частях Берегового Командования RAF до 1941 года, но уже к моменту поступления их на вооружение они являлись морально устаревшими и не имели перспектив.

Филиал британского концерна-гиганта «Виккерс-Армстронг», завод «Супермарин», располагавший в пригороде Саутгемптона Вулстон мощным конструкторским бюро, экспериментально-испытательной базой и собственным производством, на основе проекта гражданской летающей лодки «Сван» спроектировал морской разведчик и патрульный бомбардировщик «Саутгемптон». Этот биплан, в конструкции которого преобладали дерево и полотно, имел два двигателя «Лайон» Mk.VA по 505 л.с., что позволяло ему поднимать полтонны бомб при оборонительном вооружении из грех 7,69-мм пулеметов. Первый полет машина выполнила в 1925 году и после непродолжительных испытаний была принята на вооружение RAF. Однако эксплуатация быстро выявила недостатки деревянной «лодки», и машин первой модификации «Саутгемптон» Mk.I было построено всего несколько штук. Основной вариант, «Саутгемптон» Mk.II, имел металлический фюзеляж, что обеспечило ему долгую по тем временам летную службу: последние были списаны в начале 40-х годов. Именно 68 самолетов «Саутгемптон» двух вариантов стали основными гидробомбардировщиками английских ВВС в 30-х годах, продемонстрировав невысокие летные данные, зато добротность и надежность. Велика и их заслуга в подготовке экипажей для начавших поступать на вооружение в конце 30-х годов четырехмоторных летающих лодок Шорт «Сандерленд» и, особенно, командирских кадров гидроавиации.

Фирма «Супермарин» пыталась развить успешный проект, просто заменив устаревшие невысотные моторы «Лайон» новыми, снабженными приводными нагнетателями. Но полумеры успеха не принесли, и проект «Саутгемптон» Mk.HI оказался совсем неудачным. Тогда перешли на полностью металлическую конструкцию, создав вариант «Саутгемптон» Mk.IV. Он был принят на вооружение, однако дело ограничилось постройкой лишь четырнадцати экземпляров новых летающих лодок, которым было присвоено собственное обозначение «Скала» Mk.I. Современные двигатели «Кестрел» Mk.IIIS (по 530 л.с.) не дали ожидаемого роста летных данных (скорость в 227 км/ч в 1935 году уже не могла быть достаточной), и это послужило причиной отказа от заказа. Надежность у новых самолетов была хуже, чем у «Саутгемптона» Mk.II, и их перед войной списали. Лишь в конце 30-х годов Великобритания получила действительно эффективные морские бомбардировщики, тогда как в области гражданских авиаперевозок на морских трассах дела обстояли неплохо.



Гидроплан Supermarine “Southampton” Mk.II



Гидроплан Supermarine “Scapa”


Еще более разительным был разрыв между достижениями в области цивильной и военной гидроавиации в США. Лишь небольшая серия двухмоторных поплавковых торпедоносцев Дуглас T2D-1 поступила в распоряжение американской авиации ВМС в конце 20-х годов. Предпринимались отдельные попытки создать машину, более мощную, чем этот биплан, повторявший основные решения самолетов I мировой войны и морально устаревший еще до рождения. К таковым можно отнести четырехмоторную летающую лодку Халл ХР2Н-1, которая на момент своего создания в 1932 году была самым крупным американским гидропланом, однако «великая депрессия» перегадила путь в серию этой, в общем-то неплохой, но слишком дорогой машине. В ситуации с гидробомбардировщиками в Америке вносил свой негативный вклад и тот факт, что в среде морских начальников отсутствовало единое мнение о стратегии и тактике применения таких самолетов, а упор делался на строительство легких пикирующих бомбардировщиков палубного базирования.

Итак, затратив огромные средства на создание морских бомбардировщиков, привлекая для этого лучших конструкторов, производственников и летчиков-испытателей, Франция, Великобритания и США за весьма существенный период мирной жизни с 1920 по 1935 годы не получили почти ничего стоящего. Жизнь показала, что надежды, возлагавшиеся на летающие лодки, оказались завышены. Основными проблемами были недостаточная мореходность (даже самый большой гидросамолет не мог приводниться в открытом море, ему требовалась укрытая от ветров бухта), а также трудности обслуживания самолетов на воде, спуска их с берегового ангара и подъема на берег после полета. Не были решены в полной мере и вопросы защиты от агрессивного воздействия соленой воды.

Но главное заключалось в том, что «умиротворяющее» воздействие на заморские колонии, стремившиеся к независимости, визит военной летающей лодки оказывал не большее, чем прилет коммерческого гидросамолета, но последний несет владельцу прибыль, а первый — лишь затраты…

Французские военные гидропланы того периода, при всем их техническом совершенстве, так и остались «штучным товаром». Если для учений в мирное время фактор количества не играл особой роли, то в реальных боевых действиях, когда возникла необходимость контролировать огромные водные пространства, дефицит гидропланов дал себя знать сразу.

Самолеты Late 302 были направлены в эскадрилью авиации ВМС Франции Е4, а с началом Второй мировой войны к ним присоединился и последний гражданский Late 301 — борт F-AOIM «Виль де Сантьяго дю Чили» (первоначально именовался Nadir, название Ville de Santiago du Chile лодка получила, когда вышла на трансатлантические линии). Они использовались без особого успеха до весны 1940 года для патрулирования морских зон от побережья Западной Африки до Ла-Манша, пока не были захвачены немецким десантом в Бордо. Далее три из них летали уже под немецким флагом, но в 1941 году к ним закончились запчасти.

Вторая мировая война на море, в отличие от западноевропейского сухопутного ТВД, с первых дней приобрела значительный размах и драматизм. Германия вывела в море свои «карманные линкоры», крейсера и подводные лодки, которые стали топить британские транспорты один за другим. В такой обстановке роль морской авиации, и прежде всего патрульных самолетов большой дальности, могла стать если не решающей, то во всяком случае очень важной. Но сохранившийся к тому моменту значительный парк летающих лодок «Саутгемптон» и «Лондон» Берегового командования Королевских ВВС в силу своего морального старения уже не годился для поиска быстроходных германских рейдеров, не говоря уже об атаках на бронированные и защищенные многочисленной зенитной артиллерией корабли. Гидросамолеты этого типа в мировой войне использовались лишь на начальном этапе и только как вспомогательные машины — спасательные, транспортные и учебные.

Ударные задачи в английской и американской морской авиации пытались взять на себя тяжелые летающие лодки, созданные в Англии и США в конце 30-х годов. О том, как им это удалось, мы еще поговорим.


Наименования, принятые в англоязычной литературе

• Авиационные фирмы:

«Бреге» Societe Anonyme des Ateliers d'Avion Louis Breguet, Франция;

«Дуглас» — The Douglas Aircraft Co., ClUA;

«Латекоер» — Societe Industriclle d’Aviation Latecoere, Франция:

«Луар эт Оливье» — Societe Anonyme des Establisscments Liore-et-Olivier, LeO, Франция;

«Роллс-Ройс» — Rolls-Royce Motor Co., Великобритания;

«Саундерс-Роу» — Saunders Roe Ltd., Великобритания;

«Супермарин» Supermarine Aviation Works Ltd., Vickers-Armstrong Ltd., Supermarine Division, Великобритания;

«Фарман» — Societe de Avions H. ct M. Farman, Франция;

«Халл» — Hall Aircraft Co., США;

«Шорт» Short Brothers. Великобритания.


• Самолеты:

«Александрия» “City of Alexandria”, S.8 № 1, Великобритания (см. «Калькутта»);

«Бизерта» — Br.521 Bizerte, Франция;

«Виль ле Сантьяго дю Чили» — Late 301 F-AOIM (Ville de Santiago du Chile, первоначально Nadir), Франция;

«Калькутта» — S.8 Calcutta, Великобритания;

«Лондон» — A.27 London, Великобритания;

«Рангун» — S.8/2 Rangoon, Великобритания;

«Сайгон» Br. 530 Saigon, Франция;

«Сарафанд» S.18 Sarafand, Великобритания;

«Сван» Swan, Великобритания;

«Северн» — A.7 Severn, Великобритания;

«Скана» Scapa, Великобритания;

«Южный Крест» Late 300 Croix du Sud, Франция.


• Моторы:

«Кестрел» Kestrel, Великобритания;

«Лайон» — Lion, Великобритания

«Пегас» — Pegasus, Великобритания;

«Юпитер» — Jupiter, Франция (разработчик и производитель фирма «Гном-Рон»), Великобритания.



• КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ

Великий флот в «Маркизовой луже»

Спонсор рубрики — NOC international Настоящие подшипники

Павленко С.Б.



Российский флот при императоре Павле I

История Русского Флота неразрывно связана с теми венценосными особами, которым приходилось занимать трон Романовых. И если существование островной Великобритании было просто немыслимо без мощного флота, а французский флот, несмотря на жестокие поражения в конце XVIII — начале XIX веков, возрождался как средство противостояния Англии и обеспечения собственной колониальной политики, то для континентальной России наличие флота, казалось бы, не было столь основополагающим фактором существования. Именно так, абсолютно недальновидно, презрев заповеди Петра Великого, считали некоторые его «августейшие» потомки.

Император Павел I, восьми лет от роду назначенный генерал-адмиралом, был с детских лет привязан к флоту, и при нем за весьма короткий срок (1796–1801) развитию кораблестроения и вообще — флотским делам было уделено большое внимание. В первый же год своего царствования Павел I учредил особый комитет для выработки новых, более отвечающих современности, штатов и положений о флоте. Был определен и необходимый уровень корабельного состава флотов: для Балтийского— 45 линейных кораблей и 19 фрегатов, для Черноморского флота — 15 линейных кораблей и 10 фрегатов. Была впервые установлена тактическая единица эскадры — 4 линейных корабля линии баталии и 1 корабль в резерве, — установленная на основе опыта и введенная в целях удобства управляемости боевого строя. Комитету удалось сократить морской бюджет с 15 млн. рублей до 6,7 млн. рублей. Это сделали за счет упразднения ряда береговых учреждений, упорядочения портового хозяйства, введения в состав флота судов новых типов, позволявших уменьшить численность команды и т. п. Одной из первых реформ Павла I, задуманной очень широко, но неудачно осуществленной, было издание и введение в 1797 г. «Устава военного флота», — взамен Петровского морского устава, во многом уже не отвечавшего современным требованиям. Образцом для него послужил английский морской устав 1734 г., во многих частях переведенный на русский язык почти дословно.

Ввиду ветхости значительного числа судов Павлом I было повелено, продолжая текущий ремонт корабельного состава, строить новые корабли. В его царствование на воду в балтийских и черноморских портах было спущено, не считая мелких, 17 линейных кораблей и 8 фрегатов, а также заложено 5 линейных кораблей и 4 фрегата. При Павле I кораблестроение России сделало значительные успехи. Этому способствовал целый ряд мер: настойчивая борьба с портовыми порядками, допускавшими возможность самых широких злоупотреблений; опыт заграничных (особенно у берегов Англии) плаваний, наглядно выяснивший недостатки и достоинства наших кораблей сравнительно с иностранными; приглашение на русскую службу французских инженеров; передача заготовления корабельного леса от казенных палат Адмиралтейств-коллегий и др. Под воздействием этих причин в наше судостроение понемногу вводилась новая техника этого дела — обшивка судов медью, замена деревянных креплений железными и пр. Но особенно важным нововведением было соединение бака с ютом сплошной палубой, закрывающей шканцы, остававшиеся прежде открытыми. Это нововведение представляло существенные удобства как для управления парусами, так и для более легкого спуска шлюпок и, наконец, давало новую закрытую батарею.



Линейный корабль “Азов”


За короткое царствование императора Павла весьма энергично производились работы по расширению и дальнейшему оборудованию существующих портов, особенно балтийских — петербургского, кронштадтского и ревельского (таллинского). В Петербурге, в конце Галерной улицы, была устроена новая корабельная верфь, давшая этой местности название Нового Адмиралтейства. Устаревшие деревянные постройки в портах постепенно заменялись каменными; новые каменные же здания возводились специально для морских казарм. В целях сосредоточения управления портом в руках одного ответственного лица в портах были учреждены должности главных командиров и особые управления портов.

Черноморские порты (Севастополь, Николаев, Одесса, Керчь и др.), изъятые, как и весь черноморский флот, через 5 дней по воцарении Павла из подчинения екатерининского фаворита — князя Платона Зубова и перешедшие в ведение Адмиралтейств-коллегий, также обстраивались и расширялись. В это же время окончательно потерял свое судостроительное значение, перешедшее к Николаеву и Севастополю, город Херсон.

С первых же дней своего царствования император оказал самое пристальное внимание морскому кадетскому корпусу, выразив желание, чтобы «колыбель флота», как он назвал его, «была близка к генерал-адмиралу». Немедленно же переведенный в Петербург из Кронштадта, корпус явился для государя одним из немногих мест, куда он часто, иногда по несколько раз в день наведывался. В январе 1797 г. во всех портах учреждены особые классы, в которых ежедневно должны были собираться свободные от службы морские офицеры, капитаны и даже флагманы. В этих классах читали «нужные для офицера науки: тактику, эволюцию, навигацию, морскую практику, корабельную архитектуру» и также новый морской устав. Из Петербурга в эти классы стали поступать последние новости военно-морской хроники и известия о различных технических нововведениях. Павлом I был учрежден Особый комитет при Адмиралтейств-коллегии, которому ставилось в обязанности «прилагать всякое попечение об издании полезных сочинений, назначать разные статьи для перевода с иностранных языков, также задавать к решению вопросы касательно кораблестроения, нагрузки артиллерийской должности, разведения и хранения лесов и о прочем».

Беспокойный характер Павла I, его горячность и неуравновешенность, которые иногда так тяжело отзывались на командном составе армии и на ней самой, сравнительно меньше проявлялись в тех случаях, когда дело касалось флота. При нем русский флот значительно окреп.

Но все эти грандиозные реформы и достигнутые вершимы в кораблестроительном искусстве оказались перечеркнуты шелковым шарфом, которым был задушен император Павел I. Наступало время Александра — время небывалых поражений армии и время ее возвеличивания и, наоборот, — время победоносных действий флота и время его крайнего пренебрежения…



Линейный корабль “Три Святителя”.

Литография В. А. Прохорова



Смотр черноморского флота императором Николаем


Российский флот при императоре Александре I

Если при Павле I расцвет флота продолжался — вслед за золотым екатерининским веком, то период правления Александра I (1801–1825), к сожалению, был отмечен двумя противоположностями — «…прославленными деяниями самого флота российского» и показательно-пренебрежительным, даже враждебным отношением к флоту и всему флотскому со стороны самого государя…

По мнению всех современников, Александр I флота не любил, не понимал, судил о нем, как он сам выразился, «как слепой о красках», и в общем итоге его долгое царствование считается самой мрачной эпохой в истории русского флота. Отношение императора к флоту выразилось в назначении председателем «Комитета образования флота», созданного для его очередного «реформирования», графа А.Ф. Воронцова, убежденного противника морской идеи, отрицавшего необходимость для России сильного флота. «По многим причинам, — писал Воронцов, — физическим и локальным, России быть нельзя в числе первенствующих морских держав, да в том ни надобности, ни пользы не предвидится. Прямое могущество и сила наша должна быть в сухопутных войсках; оба же сии ополчения в большом количестве иметь было несообразно ни числу жителей, ни доходам государственным.»

Штаты флота, выработанные Комитетом и введенные в 1803 г., уже исходили из соображений о морской силе соседних держав, причем состав Балтийского флота должен был равняться датскому и шведскому флотам, вместе взятым, а Черноморского — флоту турецкому. Устанавливали новые штаты: для Балтийского флота — 27 линейных кораблей, 26 фрегатов и 189 судов гребного флота; для Черноморского — 21 линейный корабль, 8 фрегатов и 140 судов гребного флота. При дворе просто не предполагали, что когда-то предстоит вести борьбу не с Данией, а с Великобританией и Францией…

Морской бюджет в царствование Александра I был весьма неустойчив. С 1803 по 1825 год он колебался в размерах от 8,7 млн. руб. до 27,2 млн. руб., что конечно же, исключало какую-либо планомерность в развитии военно-морских сил.

В 1800 г. распалась антифранцузская коалиция, в которую входила и Турция. Более того, последняя стала даже вынашивать план заключения союза с Наполеоном, а французские военные специалисты стали постоянными гостями на берегах Босфора, подготавливая турков к грядущей войне со своей извечной соперницей. В этой обстановке Россия вынуждена была еще больше укреплять свои позиции на Черном и Средиземном морях. Возросло значение Республики Ионических островов, созданной Ф.Ф. Ушаковым. Она должна была стать центром оказания помощи национально-освободительному движению балканских народов и базой для действия русского флота и сухопутных войск на Средиземном театре боевых действий.

В сентябре 1805 г. из Кронштадта в Архипелаг отправилась эскадра из пяти линейных кораблей и фрегата. Ее возглавлял вице-адмирал Д.Н. Сенявин, назначенный главнокомандующим всеми морскими и сухопутными силами России на Средиземном море. В январе 1806 г. эскадра прибыла на Корфу, где уже находились две другие балтийские эскадры, а также пехотная дивизия и несколько черноморских корабельных отрядов.

Однако после поражения русско-австрийской армии под Аустерлицем в ноябре 1805 г., оказавшись перед угрозой вторжения Наполеона в Россию, Александр I отдал приказ вернуть из Средиземноморья все русские войска, оставив лишь небольшие силы на острове Корфу. Приказ царя пришел с большим опозданием: лишь в марте 1806 г., когда Сенявин уже развернул активные боевые действия против французов в Адриатике и добился значительных успехов. Свое повеление об оставлении Средиземноморья царь вскоре отменил, и Вторая Архипелагская экспедиция русского флота продолжалась.

Боевые действия эскадры в Адриатическом море под руководством вице-адмирала Д. Н. Сенявина продолжались до конца 1806 г. и оказали существенное влияние на стратегическую обстановку на Средиземном море и в Юго-Восточной Европе, так как не позволили Наполеону захватить Ионические острова и проникнуть в глубь Балканского полуострова.

В конце 1806 г. обстановка на Средиземном море для флота России значительно ухудшилась. Турция под давлением Наполеона 18 декабря 1806 г. объявила войну России, рассчитывая на то, что Франция поможет ей в захвате Крыма и российских владений в Закавказье.

Оставив на острове Корфу часть флота для обороны Ионических островов и действий на морских коммуникациях французов в Адриатическом море, адмирал Сенявин с эскадрой, состоящей из 10 линейных кораблей и одного фрегата, 10 февраля 1807 года направился к Дарданеллам. Учитывая изменившуюся обстановку, Сенявин поставил перед флотом задачу установить блокаду Дарданелл с целью лишить Константинополь подвоза продовольствия со стороны Средиземного моря, принудить турецкий флот к решительному сражению и разгромить.

Для решения поставленной задачи флоту потребовалась новая база в Эгейском море. Такой базой был выбран остров Тенедос, расположенный в 12 милях от входа в Дарданеллы. Заняв этот остров, русский флот 5 марта 1807 года приступил к блокаде Дарданелльского пролива.

Одновременно турецкое правительство потребовало от своего флота более решительных действий. Первые же попытки снять блокаду пролива путем занятия острова Тенедос привели к двум сражениям с русским флотом. Первое произошло 10 мая 1807 года недалеко от входа в пролив, второе — 19 июня у мыса Афон. Таким образом, цель, к которой так настойчиво и последовательно стремился Сенявин, была достигнута. Противник вынужден был выйти в море и принять бой с русским флотом.

Осуществляя ближнюю блокаду Дарданелл, Сенявин знал, что рано или поздно турецкий флот выйдет в Эгейское море и попытается снять русскую блокаду. Поэтому он заблаговременно разработал план предстоящего сражения с турецким флотом и в соответствии с ним готовил свою эскадру к бою.

Сенявин приказал командирам кораблей вести бой на дистанции картечного выстрела, чтобы наиболее эффективно использовать артиллерию, и для первого залпа, имевшего особо важное значение в бою, зарядить орудия двумя ядрами. В приказе обращалось внимание на то, чтобы корабли вели огонь по рангоуту и парусам, если противник будет на ходу, а при стоянке его на якоре — по корпусу.

Адмирал предоставил командирам кораблей право проявлять в сражении разумную инициативу, направленную на лучшее решение поставленных задач.

Закончив приготовления к сражению, Сенявин в начале июня 1807 года демонстративно ослабил свои силы у острова Тенедос. Турки решили воспользоваться этим и с помощью десанта овладеть базой русского флота. 10 июня эскадра вышла из Дарданелл и высадила десант на острове Тенедос. Адмирал Сенявин искусным маневром отрезал пути отхода турецкому флоту в Дарданеллы и 19 июня навязал ему сражение в районе между островом Лемнос и полуостровом Афон.



Линейный корабли "Императрица Мария"


Афонское морское сражение (19 июня 1807 г.)

Соотношение сил в бою было следующим. Русская эскадра включала в себя один 84-пушечный линейный корабль («Уриил»), восемь 74-пушечных линейных кораблей и один 64-пушечный. Всего Сенявин имел 10 линейных кораблей с 740 пушками.

Турецкая эскадра состояла из флагманского 120-пушечного «Мессудие» (капудан-паша Сеид-Али), 90-пушечного «Седель-Бахри» (второй флагман — капитан-бея Бекир-бея), пяти 84-пушечных линейных кораблей и трех 74-пушечных. Всего турецкая эскадра имела в своем составе 10 линейных кораблей, 5 фрегатов и 5 мелких судов. Общее число пушек на ней достигало 1214.

Обнаружив неприятельский флот, русская эскадра по сигналу Сенявина “Назначенным кораблям атаковать неприятельских флагманов вплотную” в 5 часов 15 минут двумя колоннами начала сближение с ним. В левой колонне шло шесть кораблей, предназначенных для атаки флагманских кораблей противника, а в правой — четыре корабля, имевших задачу обеспечить атаку на главном направлении. Около 7 часов, когда головные корабли русской эскадры проходили на дистанцию, с которой противник мог открыть огонь, по приказу Сенявина левая колонна кораблей разделилась на три группы, а правая — на две, как это и было предусмотрено планом атаки. Разделение эскадры на пять тактических групп лишило противника возможности вести по ним сосредоточенный огонь.

Турки открыли огонь с предельной дистанции и вели его рассредоточение. Не отвечая на него, русские корабли продолжали сближаться с турецким флотом на установленную для них дистанцию картечного залпа. В то время как шесть кораблей стремились занять позицию для атаки турецких флагманов, четыре других корабля, учитывая, что неприятельский арьергард начал отставать от своего центра и уже не мог оказывать ему помощь, стали охватывать голову противника.

Около 9 часов русские корабли, действовавшие на направлении главного удара, сблизившись с противником на дистанцию атаки и развернувшись бортом по два корабля против одного турецкого флагмана, произвели по ним мощный залп. Строй русских кораблей был настолько замкнут, что бушприты кораблей лежали на гакабортах впереди идущих. Это свидетельствовало о высокой выучке русских моряков, сумевших под сильным огнем противника осуществить столь сложный маневр. И только линейный корабль “Рафаил”, получивший в момент сближения повреждения в парусах, не смог занять своей позиции. Чтобы не мешать остальным кораблям выполнять сложный маневр, он прорезал строй противника, произведя в этот момент продольные залпы по нему с двух бортов, после чего, исправив повреждения, продолжал вести бой с фрегатами и кораблями авангарда турецкого флота.

В то время как пять русских кораблей с короткой дистанции атаковали флагманские корабли противника, адмирал Сенявин с двумя группами кораблей, охватив арьергард турецкой эскадры, произвел ряд мощных продольных залпов по головному кораблю турок и вынудил его лечь в дрейф. За ним начали ложиться в дрейф шедшие следом корабли противника, что нарушило боевой порядок турецкой эскадры. Правильно оценив обстановку, Сенявин оставил три корабля для продолжения боя с авангардом противника, а сам на линейном корабле “Твердый” поспешил на помощь поврежденному “Рафаилу” и решительно атаковал вышедший из строя флагманский корабль “Седдуль-Бахр”, произведя по нему несколько продольных залпов с носа.

Около 11 часов к месту боя подошел арьергард турецкого флота, чтобы оказать помощь своим флагманам. Сенявин, оставив поврежденный “Седд-уль-Бахр”, всей мощью своей артиллерии обрушился на головной корабль турецкого арьергарда. Нейтрализовав арьергард, он сосредоточил против шести линейных кораблей противника 10 своих линейных кораблей.

Не выдержав решительной атаки, турки около 12 часов поспешили выйти из сражения и, преследуемые русскими, начали отходить к Афонской горе. К 13 часам стих ветер, и обе эскадры приступили к исправлению повреждений. В 14 часов ветер снова задул с северо-западного направления. Оказавшись на ветре, турецкая эскадра, не возобновляя сражения, ушла в Дарданеллы. Преследуя противника, русские захватили флагманский корабль “Седдель-Бахри”. При отступлении турки вынуждены были затопить или сжечь часть кораблей, имевших наиболее серьезные повреждения. Всего турки потеряли в этом бою три линейных корабля, четыре фрегата и один корвет. Потери противника в личном составе составили 1 тысячу убитыми и ранеными. Русская эскадра потерь в кораблях не имела, убито и ранено было около 250 человек.



Линейный корабль “Рафаил” буксирует плененный “Седель-Бахри"


После боя Сенявин пошел на выручку своей базы — Тенедоса, которая героически держалась в борьбе с численно превосходившими силами противника. Турецкая же эскадра 26 июня вошла в Дарданеллы и более уже не выходила из пролива. Русский флот завоевал господство на море.

Непосредственным политическим результатом Афонской победы было обращение турецкого правительства с предложением начать переговоры о перемирии. В августе эти переговоры закончились заключением перемирия.

Поражение на море явилось главным фактором, который вынудил Турцию пойти на перемирие с Россией. Заметим, что эффект от поражения был такой, что даже в 1812 году, когда доселе непобедимый Наполеон напал на Россию — Турция предпочла сохранять нейтралитет (как и Швеция), что значительно усложнило положение Наполеона.

Сенявин одержал блестящую победу над турками. Но заключение Тильзитского мира не позволило русской эскадре использовать результаты своей победы. 23 августа Сенявин получил предписание прекратить военные действия и немедленно передать Ионические и Далматинские острова и провинцию Каттаро Франции, а Тенедос — Турции и возвращаться в Россию. Таким образом, из-за ряда поражений русской армии в Европе, во многом — из-за личного бездарного вмешательства императора Александра в дела генералитета, все завоевания Ушакова и Сенявина, все территориальные приобретения и вспыхнувший луч надежды для славянских народов (которые приносили в своих православных храмах присягу перед Сенявиным «на верность православному царю») были отданы Франции, Австрии и Турции. Достаточно сказать, что за восхитительные победоносные действия флота в Средиземноморье ни один (!!!) офицер или матрос не был награжден орденом Св. Георгия. Этими действиями Александр ясно указывал Флоту на его место — место унижения и постыжения. Современники считали, что таким несправедливым, мягко говоря, отношением к флотскому триумфу Александр просто скрывал свою зависть и обиду за армию, к которой благоволил, но которая терпела в это время поражение за поражением…

Во исполнение нового императорского приказа Сенявин отправил находившиеся в его распоряжении суда Черноморского флота (5 линейных кораблей, 4 фрегата, 4 корвета и 4 брига) и 20 захваченных судов под командованием капитан-командора Салтанова в Севастополь. Эскадре капитан-командора Баратынского, находившейся в Венеции, было приказано идти в Балтику. 19 сентября эскадра Сенявина, в числе десяти линейных кораблей и трех фрегатов, вышла из Корфу для следования в Россию. Сенявин был предупрежден о возможности войны с Англией, которая и разразилась вскоре (1807–1812).

28 октября 1807 г. русская эскадра, выдержав по пути жесточайший шторм, который очень сильно повредил корабли, пришла в Лиссабон. Вряд ли кому-либо из русских адмиралов приходилось бывать в столь сложном и опасном положении, в каком очутился Сенявин во время лиссабонского «сидения». Английская эскадра блокировала Лиссабон с моря. Сам же Лиссабон в конце ноября 1807 г. был занят французскими войсками под командой генерала Жюно. Сенявин оказался между двух огней. Требовалось исключительное дипломатическое искусство, чтобы сохранить русскую эскадру. Наполеон стремился использовать русские корабли для борьбы против Англии. Русский царь Александр I послал указ Сенявину, в котором ему предлагалось исполнять все предписания, «которые от его величества императора Наполеона посылаемы будут». Сенявин, крайне неприязненно относившийся к Тильзитскому миру и к «дружбе» России с Наполеоном, сумел сохранить русскую эскадру от посягательства со стороны Наполеона. Хотя адмирал и имел повеление состоять в полном распоряжении Наполеона, но счел необходимым отказаться от предложения Жюно выйти в море и атаковать английскую эскадру, которая была слабее русской.

В августе 1808 г. английские войска, разбив Жюно, вошли в Лиссабон. Англичане понимали, что русская эскадра на сдачу не пойдет и что предстоит кровавый бой. Не имевшие сведений об истинном состоянии сенявинских кораблей, но хорошо осведомленные о славных победах русского флота, — как за прошедшие два десятилетия, так и о самых свежих, — англичане не «лезли на рожон», хорошо понимая — какую большую цену им предстоит заплатить за «нейтрализацию» российской эскадры. Теперь уже российский флот уступал по количественному составу флоту «владычицы морей», блокировавшего Лиссабон, но подготовка русских моряков в тот момент была на недосягаемой высоте. Да и явно неприязненные отношения между Сенявиным и французами, а также понимание неизбежности будущего антинаполеоновского союза явно охлаждали головы британских адмиралов, в отличие от британского общества, требующего «утопить русских в их крови». Поэтому английский адмирал Коттон вынужден был пойти на переговоры и 23 августа подписать с Сенявиным особую конвенцию. Согласно этой конвенции русская эскадра должна была отправиться в Англию и находиться там до заключения мира между Англией и Россией, после чего возвратиться в Россию. 31 августа 1808 г. эскадра Сенявина под русским флагом вышла из Лиссабона и 27 сентября 1808 г. прибыла на портсмутский рейд. Правительство Англии утвердило условия конвенции, согласившись с доводами и оправданиями Коттона, который по этому случаю писал: «Да будет честь, оказанная русскому флагу перед лицом Британии, повелительницы морей, жертвой признательности англичан русскому народу». Насколько велико было почтение англичан к русской эскадре говорит тот факт, что просьбу— не поднимать свой флаг в британских водах (в состоянии войны, как никак!), Сенявину адресовал лично король Англии!!!



Линейный корабль “Император Александр”



Турецкий линейный корабль “Султан Махмуд”


В навигацию следующего, 1809 г., экипажи судов эскадры Сенявина перевезены были в Ригу на английских транспортах (за английский же счет!!!); а из интернированных англичанами судов только два самых новых («Сильный» и «Мощный») в 1813 г. возвратились в Россию (с орудиями всех кораблей сенявинской эскадры), за остальные же, пришедшие в ветхость, было заплачено по их тогдашней стоимости.

Вопреки такому пренебрежительному отношению к флоту российское кораблестроительное искусство находилось на самом высоком мировом уровне. Даже англичане не брезговали тщательно изучать и копировать удачные решения российских кораблестроителей, которые, в свою очередь, прилежно перенимали опыт и новшества корабелов «владычицы морей».

Так, еще при Павле для практического усовершенствования в морском деле было отправлено в Англию 12 лучших флотских офицеров, а для изучения кораблестроения — несколько корабельных учеников.

Улучшением своей конструкции парусные суда тех времен во многом обязаны русской школе судостроения. При значительных размерах и цельной линии бортов суда российского флота первой половины XIX века постепенно приобретают заостренную форму носа и снабжаются низкой кормовой надстройкой. С 1815 года место якорных канатов занимают якорные цепи. Несколько позже вводятся железные цепи для фалов нижних реев, шкотов и марселей; стоячий такелаж начинают изготавливать из проволочных тросов. Русские корабелы модернизировали рангоут и такелаж, ввели поворотные шпангоуты и новый покрой парусов, а вместо стакселей на грот-мачту поставили триселя. Усовершенствования в парусной оснастке повлекли за собой изменение носовой оконечности судна: теперь княвдигед был наклонен под меньшим углом к горизонту. Не стояла на месте и сама технология судостроения. Многие деревянные элементы конструкции судна заменяются металлическими, а деревянные шлюп-балки повсеместно заменяют железными. Множество изменений в конструкцию линейных кораблей и технологию их строительства внес выдающийся русский кораблестроитель И.А. Курочкин, внедривший множество нововведений мри их строительстве, — начиная от специальных корабельных гвоздей новой формы и устройства водонепроницаемых косяков на нижних деках, и заканчивая размещением дополнительных пушечных портов на шканцах и в кают-компании верхнего дека и устройством вентиляции для удаления порохового дыма во время стрельбы. Но наиболее впечатляющей технической новинкой, прочно обосновавшейся в это время на русских судах, была круглая корма. О ее неоспоримых достоинствах адмирал Лазарев впоследствии писал так: «Главная выгода круглой кормы — они гораздо крепче обыкновенной, ибо старн-тимберсы идут, подобно шпангоутам, от самого киля и соделают оную столь же крепкую, как и самый борт. Кроме того, нет ни одной точки, с которой орудия бы не действовали, и, следовательно, никогда корма не остается без защиты, как бы корабль ни повернулся».

Сделала шаг вперед и судовая артиллерия — им стало появление нового типа корабельных орудий, вместо применявшихся единорогов — крупнокалиберных карронад. Новое орудие, при достаточно большом калибре (24..68 футов) оставалось короткоствольным, легким, истребовало мощного порохового заряда и было удобно в обслуживании. Ствол карронады отливали из чугуна. Наклон карронады по высоте регулировался с помощью винтового механизма. Внизу ствола находилось вертикальное кольцо, соединенное с опорой горизонтальным штырем. Сама опора перемещалась по мощной платформе на деревянных салазках. И даже платформа могла двигаться: она вращалась на штыре, соединявшем ее с набором судна.

Вместе с общей конструкцией пушек совершенствовалась и система запала. В начале XIX в. появляется капсюльная трубка — близкий аналог пороховой гильзы. Горючая смесь в капсюльной трубке воспламенялась от трения или удара. В последнем случае использовался курок со специальным ударником — изобретение американца Хиддена.

Благодаря такому букету ценных качеств карронады быстро получили признание на всех флотах, в т. ч. и на русском, хотя и имели меньшую дальность действия, чем прежние орудия. Чтобы компенсировать этот недостаток карронад, их стали устанавливать на самых нижних деках, вступаемых в бой в последнюю очередь, а на средних деках устанавливали прежние длинноствольные пушки.

Русский флот начинает перевооружаться на корабли новой конструкции. Чертеж чрезвычайно удачного 74-пушечного линейного корабля «Святослав» был использован для строительства на архангельских верфях сразу 15 боевых единиц. Теперь уже на российских верфях первый год только вели заготовку и просушку леса, а затем два года строили сам корабль. Эта технология, хотя и не дотягивала до англо-французских стандартов, все-таки позволила несколько увеличить срок службы для вновь построенных линейных кораблей.

Царствование императора Александра I предельно сузило простор и для деятельности лиц, стоявших во главе морского ведомства. Первым морским министром был адмирал Н.С. Мордвинов (впоследствии граф), с 1801 г. состоявший вице-президентом Адмиралтейств-коллегии: 8 сентября 1802 г. он был назначен на должность министра, 28 декабря того же года уволен с нее. Человек глубоко преданный морской идее, «один из дивных исполинов Екатерины славных дней», как его назвал поэт Рылеев, «сиявший доблестью, и славой, и наукой», по характеристике Пушкина, — Мордвинов не мог работать с комитетом, во главе которого стоял отрицатель флота граф Воронцов, и подал прошение об увольнении от должности. Флот лишился самого подходящего министра, «умного, с обширными познаниями в государственных делах и в морском искусстве сведущего». Преемником Мордвинова на посту министра явился П.В. Чичагов, который в отличие от своего отца, талантливого адмирала В.Я. Чичагова, не блистал большим умом, считая флот «обременительной роскошью для государства». В 1809 г. управление министерством, по болезни Чичагова, перешло к маркизу де Траверсе. Маркиз являлся таким «сторонником» флотских дел и «развития флота», что при нем Балтийский флот не выходил за пределы Финского залива, прозванного «маркизовой лужей», и это — после простора морей, на которых так гордо развевался русский военно-морской флаг! Маркиза де Траверсе в 1821 г. сменил А.В. фон Моллер, опытный и сведущий моряк, у которого было желание поднять из приниженного положения флот, однако при Александре I он был бессилен изменить что-либо к лучшему.



Линейный корабль “Твердый” в Афонском сражении


Многие современники рисуют положение русского флота в эпоху Александра I в очень неприглядных красках. Так, декабрист Штенгель в письме к императору Николаю I от 11 января 1826 г. писал об этом времени: «Корабли ежегодно строились, отводились в Кронштадт и нередко гнили, не сделав ни одной кампании. И теперь — более 4 или 5 кораблей, которых нельзя выслать в море, ибо мачты для сего переставляются с одного корабля на другой. Прочие, хотя число их немалое, не имеют вооружения. Итак, переводится последний лес, тратятся деньги, а флота нет. Но в царствование блаженной памяти родителя вашего в 1797 г. выходило 27 кораблей всем снабженных, а в 1801 г. готовилось 45 вымпелов! Можно сказать, что прекраснейшее творение Великого Петра уничтожено совершенно. Теперь на случай войны некого и не с чем выслать в море».

Полная провальность подобной военно-морской и кораблестроительной политики Александра стала явной сразу после его загадочной смерти. И флот, еще не оправившейся после четвертьвекового периода опалы и разрушения, оказался достоин славы Петра Великого, Ушакова, Грейга. Славу сенявинских эскадр при Афоне и Дарданеллах преумножили корабли эскадры Гейдена при Наварине…

* * *

• «Лейпциг» (Россия, 1816 г.)

Длина — 60,4 м.

Ширина — 15,8 м.

Осадка — 7,2 м.

Вооружение — 110 орудий.

---

Всего построено: 2 («Лейпциг» и «Твердый»)

Заложен 7 августа 1814 в С.-Петербургском Главном адмиралтействе. Строители Г.С. Исаков и В.А. Ершов. Спущен 20.9.1816, вошел в состав Балтийского флота.

В 1822 г. с эскадрой находился в практическом плавании в Финском заливе. Во время наводнения 7 ноября 1824 стоял в Средней гавани Кронштадта, был сорван с места и отнесен на отмель. 15.12 снят с отмели и переоборудован в магазин. Разобран в 1832 г.


• «Азов» (Россия, 1826 г.)

Водоизмещение — 3000 т.

Длина — 54,3 м.

Ширина — 14,6 м.

Осадка — 6,0 м.

Вооружение — 74…80 орудий.

---

Всего построено: 25 («Иезекиль», «Азов», «Александр Невский», «Великий князь Михаил», «Кацбах», «Кульм», «Арсис», «Лесное», «Нарва» (2 корабля), «Бриен», «Бородино», «Красной», «Березино», «Смоленск», «Память Азова» (2 корабля), «Орел», «Остроленка», «Лейпциг», «Ретвизан», «Финланд», «Ингерманланд» (2 корабля), «Сисой Великий»).

Заложен 20 октября 1825 на Соломбальской верфи. Строители А.М. Курочкин и В.А. Ершов. Спущен 26.5.1826, вошел в состав Балтийского флота. В 1826 перешел из Архангельска в Кронштадт. 2 июня 1827 г. во время императорского смотра, проводимого на Кронштадтском рейде, корабль посетил Николай I. 10 июня «Азов» в составе эскадры адмирала Д. Н. Сенявина вышел в море и, зайдя в Ревель и Копенгаген, 28 июля прибыл в Портсмут. 8 августа во главе эскадры под флагом контр-адмирала графа Л. П. Гейдена вышел из Портсмута в Средиземное море. Принимал участие в Наваринском сражении, где стоял в центре союзного флота, сражался с пятью кораблями одновременно. Потопил три фрегата и корвет, вынудил выброситься на мель 80-пушечный «Мухарем-бей» и сжег его. Потери составили: 24 убитых и 67 раненых. Корабль получил 153 пробоины, были пробиты также все мачты, стеньги и реи, прострелены паруса, перебит такелаж. 13 октября «Азов» с эскадрой вышел из Наваринской бухты и 27 октября прибыл в Ла-Валетту (остров Мальта), где встал на ремонт. 22 марта 1828 на «Азове» был поднят Георгиевский флаг, доставленный курьером из России. Вся эскадра салютовала ему 500 выстрелами. Принимал участие в войне с Турцией 1828–1829 I гг. Летом 1830 г. с эскадрой находился в практическом плавании в Финском заливе. Разобран в 1831 г. в Кронштадте.


• «Трех Святителей» (Россия, 1810 г.)

Длина — 55,7 м.

Ширина — 14,8 м.

Осадка — 6,8 м.

Вооружение — 74 орудия.

---

Всего построено: 7 («Трех Святителей», «Мироносец», «Юпитер», «Петр», «Нептунус», «Финланд», «Фершампенуаз»)

Заложен 15.1.1810 в С.-Петербургском Главном адмиралтействе. Строитель И. В. Курепанов. Спущен 30 сентября 1810, вошел в состав Балтийского флота.

Участвовал в Отечественной войне 1812 г. и войне с Францией 1813–1814 г.г. В октябре 1812 в составе эскадры контр-адмирала М.П. Коробки вышел из Кронштадта в Англию для совместных действий с английским флотом против французского и 29 ноября прибыл в Ширнесс. До мая 1814 находился в Англии, выходя в крейсерство вместе с английскими кораблями. Впоследствии принимал участие в перевозке русских войск из Шербура и Любека в Россию. В 1817 г. в составе эскадры контр-адмирала А.В. Моллера крейсировал в Средиземном море. В 1818 г. был продан Испании.


• «Чесма» (Россия, 1811 г.)

Длина — 56,4 м.

Ширина —14,4 м.

Осадка — 7,1 м.

Вооружение — 74 орудия.

---

Всего построено: 2 («Память Евстафия» и «Чесма»)

Заложен 15 января 1809, Строитель И. В. Курепанов. Спущен 24 мая 1811, вошел в состав балтийского флота.

Участвовал в Отечественной войне 1812 г. и войне с Францией 1813–1814 г.г. С 15 июля по 3 сентября 1812 г. крейсировал у Красной Горки, прикрывая Кронштадт с моря. 15 октября в составе эскадры адмирала Е. Е. Тета вышел из Кронштадта в Англию для совместных действий с английским флотом против французского. До июня 1814 г. находился в Англии, выходя в крейсерство вместе с английскими кораблями. 24 июня 1814 г. с эскадрой Е. Е. Тета вышел с Доунского рейда и прибыл в Кронштадт. В 1814 г. в составе эскадры вице-адмирала Р. В. Кроуна перевез русские войска из Любека в Кронштадт. В 1817 и 1821 г.г. находился в практических плаваниях в Финском зал. Разобран в 1828 г. в Кронштадте.


• «Скорый» (Россия, 1818 г.)

Длина — 54,9 м.,

Ширина — 14,5 м.

Осадка — 6,6 м.

Вооружение — 74 орудия.

---

Всего построено: 11 («Анапа», «Мария», «Дмитрий Донской», «Азия», «Лесное», «Максим Исповедник», «бриен», «Кульм», «Красной», «Николай», «Скорый»)

Заложен 16 мая 1816 г. на Херсонской верфи. Строитель М. И. Суровцов. Спущен 8 мая 1818 г., вошел в состав Черноморского флота.

В 1822,1823 и 1826 г.г. в составе эскадр находился в практических плаваниях в Черном море. Участвовал в войне с Турцией 1828–1829 г.г. Участвовал в бомбардировке крепости Анапа с 22 мая до 30 мая 1828. 31 мая отошел от крепости, получив серьезные повреждения (перебит такелаж, 7 пробоин в корпусе). Принимал участие в Бомбардировке Варны с 29 июля и до 2 августа 1828 г. и с 23 по 26 августа 1828 г. От ответного огня противника получил 8 пробоин, 25 повреждений рангоута и такелажа. Разобран после 1830 г.


• «Сильный» (Россия, 1804 г.)

Водоизмещение — 2700 т.

Длина — 54,3 м.,

Ширина — 14,6 м.;

Осадка — 5,9 м.

Вооружение — 74 орудия.

---

Всего построено: 23 («Селафаил», «Сильный», «Орел», «Северная звезда», «борей», «Не тронь меня», «Трех иерархов», «Святослав», «Норд-Адлер», «Принц Густав», «Берлин», «Гамбург», «Дрезден», «Любек», «Арсис», «Кацбах», «Ретвизан», «Трех Святителей», «Святой Андрей», «Сисой Великий», «Прохор», «Князь Владимир», «Царь Константин»).

Заложен 29 августа 1801 г., спущен 28 мая 804 г., вошел в состав Балтийского флота. За постройку этого корабля А. М. Курочкин получил от императора Александра I особую награду — бриллиантовый перстень.

В августе-октябре 1804 перешел из Архангельска в Кронштадт. Участвовал в войне с Францией 1804–1807 г.г., в частности в сентябре 1805 доставил экспедиционный корпус генерала графа П.А. Толстого из Кронштадта в Померанию. 19 августа 1806 г. во главе эскадры вышел из Кронштадта в Средиземное море для усиления эскадры вице-адмирала Д.Н. Сенявина и с которой соединился 1 января 1807 г. Корабль участвовал в войне с Турцией 1806–1812 г.г. 8 марта 1807 г. высаживал десант на остров Тендос. Участвовал в Дарданелльском сражении 10 мая 1807 г. В бою ядром был убит командир И.А. Игнатьев. Участвовал в блокаде Дарданелл с 19 мая по 1 июня 1807 г. Принимал участие в Афонском сражении 19 июня 1807 г. После заключения Тильзитского мирного договора 19 сентября с эскадрой Д.Н. Сенявина вышел в Россию. 30 октября в составе эскадры пришел в Лиссабон. Блокирован с ноября 1807 г. английским флотом (после начала англо-русской войны) в Лиссабоне до августа 1808 г. После подписания Лиссабонского мирного договора 26 сентября 1808 г. прибыл в Портсмут где был сдан англичанам на хранение. В 1813 г. перешел из Портсмута в Кронштадт. Разобран в 1819 г. в Кронштадте.

• ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ

Такое трудное пятое поколение

Нерубасский В. В.


В человеческом обществе поколение — это сорок лет. Старшее поколение за это время может увидеть «детей своих детей». Так было на протяжении тысячелетий, есть сейчас и, надеюсь, будет. Человек, как биологический организм, био-машина, не меняется. Не так обстоит дело во всем том, что относится к поколениям его творений, олицетворяющих его — человеческую, техническую цивилизацию. И один из символов этой цивилизации — авиация. Нас интересует новое пятое поколение военной реактивной авиации.

Каждое поколение техники (самолетов, в нашем случае) зарождалось в «беременных» новыми идеями головах конструкторов КБ, проходило «детский сад» опытных образцов и аэродинамических продувок, сдавало выпускные экзамены на приемо-сдаточных испытаниях, переживало свой «золотой возраст» массового производства и освоения войсками или гражданским воздушным флотом, уходило на «пенсию» боеготового резерва и тихо умирало на почетных стоянках авиационных музеев или под ножом металлоразделочной гильотины. Иногда «смерть» наступала явно преждевременно — как в прошлом году «под нож» поставили последний украинский Ту-22МЗ— грозу промышленных центров и авианосных соединений. И на его «похоронах» плакали те, кто рождал его и выводил «в люди» (т. е. в небо) — конструкторы, летчики, производственники. Не плакали только политики — эти профессиональные гробокопатели. Но это уже лирика…

I. Первое поколение, родившееся в середине-конце 40-х годов, мирно сосуществовало с поршневыми предшественниками — особенно в бомбардировочной авиации (до конца 50-х). От винтовых истребителей конца 2-й мировой войны первые реактивные самолеты отличались, помимо двигателя, большей (на 150–200 километров в час) скоростью, рабочим потолком в 13–15 тысяч метров против 10–11 тысяч, и заметно худшей, чем у винтовых машин, маневренностью. Вооружение и прицельно-навигационное оборудование оставалось-практически таким же, что и раньше — 2–3 пушки или 4–6 крупнокалиберных пулеметов, оптический прицел. Наиболее известными и характерными представителями первого поколения являются истребители МиГ-15 и F-86 «Sabre» (см. «НиТ» № 5 и № 6 за 2006 г.) Дистанции воздушного боя в те времена не превышали нескольких сотен метров, и разгоревшиеся над Кореей сражения, в которых впервые сошлись реактивные машины, практически не отличались от воздушных боев Второй мировой. Со временем характеристики машин становились лучше, и последние образцы истребителей первого поколения — такие, как МиГ-19 или F-100 «Super Sabre» — достигли сверхзвуковых скоростей. Кроме того, ряд машин первого поколения прошел модернизацию, получив радары и управляемые ракеты.

II. Реактивные истребители второго поколения, появившиеся на свет к середине 50-х годов, изначально проектировались как машины превышающие скорость звука в 1,5–2 раза (максимальные скорости достигли значений 1800–2200 километров в час), оснащенные радиолокационными станциями и ракетами “воздух-воздух” с тепловыми (инфракрасными) и радиолокационными головками самонаведения. Ракеты и радар позволили компенсировать возрастание скоростей, увеличив дистанции воздушного боя и сохранив летчику хотя бы минимальное время на принятие решения. В это время с самолетов исчезают пушки — в эйфории “всемирной ракетизации” они повсеместно объявляются устаревшими. Новые самолеты ничего, кроме разнообразных ракет, поначалу не несли. Воздушный бой во время их проектирования сводился к решению математической задачи — перехват скоростной маломаневренной цели еще более скоростной и столь же маломаневренной ракетой. Совершенствование боевых машин идет путем непрерывного наращивания максимальной скорости и потолка полета. Наиболее яркие представители второго поколения — МиГ-21 в СССР, Мираж-III (см. «НиТ» № 7, 2006 г.) во Франции и F-104 «Starfighter» в США — служили в ВВС десятков стран мира долгие годы.

Если первое поколение реактивной авиации прошло очень быстро, охватывая период 40-х — 50-х годов (хотя в Китае или Северной Корее МиГ-17 еще летают!), то второе поколение уже предъявило свои права на долгожительство — МиГ-21 и «Mirage-Ш» до сих пор занимают не самое последнее место в ВВС таких государств как Турция, Индия и многих других, хотя и постепенно сходят со сцены, как и их «сверстник» F-104. Но тот ушел, к радости многих генералов из НАТОвских ВВС, раньше — в конце 80-х и начале 90-х годов, из-за своей непревзойденной аварийности, захватив в мир иной не один десяток летчиков, посрамив все ПВО и всех асов всех антиНАТОвских государств вместе взятых.

III. Не успели машины второго поколения стать массовыми, как из ангаров КБ и авиазаводов выкатили первые истребители следующего, третьего поколения. Рост цен на современные истребители, тогда уже ставший заметным, потребовал сделать реактивные машины многоцелевыми. Именно способность выполнять различные задачи и, помимо завоевания господства в воздухе, атаковать наземные цели с помощью управляемого оружия стала отличительным признаком машин нового поколения. Повышение возможностей истребителей произошло благодаря прогрессу в электронике, появились компактные и мощные радары и оптические системы, пригодные для размещения на самолете. Возросший вес новых машин был компенсирован появлением мощных и вместе с тем экономичных двигателей. F-4 «Phantom II» и МиГ-23, созданные, соответственно, в начале и конце 60-х годов, считаются самыми заметными представителями своего времени, но третье поколение породило и целую плеяду специализированных машин, которые относят к нему из-за наличия мощного и разнообразного прицельно-навигационного оборудования и соответствующего ракетного вооружения. Такими самолетами, например, являются перехватчик МиГ-25, ударные Су-7, Су-17 и МиГ-27, F-111 и F-14. Также к самолетам этого поколения относились весьма интересные (с конструктивной точки зрения) французский «Mirage F.1» и израильский «Кфир».



Истребитель 2-го поколения F-4E Phantom II


Третье поколение создавалось во времена отрезвления после повышенного увлечения ракетным вооружением. Десятилетняя вьетнамская война и арабо-израильские конфликты продемонстрировали всем, что точка зрения об «устаревании» пушечного вооружения являлась ошибочной. И новые конфликты это подтвердили окончательно. Нагруженные боеприпасами многоцелевые “Фантомы” 3-го поколения не могли идти на сверхзвуковой скорости и становились жертвами маневренных МиГ-17 — истребителей 1-го реактивного поколения с традиционным пушечным вооружением. МиГи-21, принадлежавшие ко второму поколению и отличавшиеся за счет мощного двигателя и малого веса изрядной маневренностью и высокой скоростью, стали еще более опасным противником для идущих практически по прямой ударных машин. Хотя, к теме да будет сказано — первые МиГ-21 несли только две ракеты (с жесточайшими ограничениями по применению!), без всяких пушек, и получили в ВВС презрительное название «голубь мира». В боях над Синайским полуостровом и Индокитаем вновь возродился маневренный воздушный бой — МиГ-21, F-4 и «Mirage»-III доказали, что высший пилотаж и пушки рано списали со счета.



Истребитель 3-го поколения МиГ-23



Истребитель 3-го поколения F-14 Tomcat


IV. В результате 4-е поколение реактивных истребителей создавалось на основе компромиссов. Истребитель должен сохранять высокую скорость — не менее двух скоростей звука на большой высоте — и иметь возможность прорыва системы ПВО на сверхнизкой высоте и околозвуковой скорости. Его летные характеристики должны позволить вести маневренные схватки с применением пушек и ракет ближнего боя. Радар истребителя должен иметь возможность одновременного слежения и наведения оружия по нескольким целям вне дистанции прямой видимости. Скоростные и высотные характеристики многоцелевых истребителей нового поколения не возросли, а порой даже несколько снижались. Рекорд скорости остался за специализированным перехватчиком МиГ-31, неприспособленным для маневренного воздушного боя, но причисленным к четвертому поколению за счет мощнейшей РЛС.

Помимо роста возможностей самих истребителей, смена поколений характеризовалась постоянным совершенствованием системы управления воздушным боем. Истребители первого поколения наводились по радио на основе информации наземных РЛС или визуального наблюдения, истребители второго поколения уже имели собственную РЛС и могли наводиться как с ее помощью, так и с помощью наземной РЛС в автоматическом режиме. Истребители третьего поколения получили возможность взаимодействия сразу с несколькими станциями наведения и самолетами дальнего радиолокационного обнаружения. Четвертое поколение расширило эти возможности благодаря многоканальным радарам и взаимному наведению самолетов в группе. Самолет стал частью воздушно-наземного комплекса, ответственного за обнаружение, сопровождение и уничтожение цели.

Самолеты четвертого поколения — это всем известные советские МиГ-29, Су-27, МиГ-31 и их западные «потенциальные» (и реальные— в локальных конфликтах) противники — штатовские F-16, F-15, F-18, французские «Mirage»-2000 и англо-германо-итальянские «Торнадо». Эти самолеты сейчас составляют основу национальных ВВС большинства стран мира и активно принимали участие в военных конфликтах, происходивших на Земле последние двадцать лет. Их «золотой век» заканчивается, открывая дорогу новым творениям инженерно-технической мысли.



Истребитель 4-го поколения Су-27


Военная авиация готовится к новому витку гонки вооружений — появлению истребителей пятого поколения. Каждому из этих поколений соответствовали технологические нововведения, порой революционные, и каждый раз новое поколение, казалось, совершенно зачеркивает все возможности предыдущего. Так считается и теперь. А как на самом деле обстоят дела?

Работа над пятым поколением реактивных истребителей стартовала в начале 80-х годов XX века и сразу уперлась в споры вокруг принадлежности того или иного проекта к пятому поколению. Вопрос скорее философский, нежели технический, но на его решение потребовалось полтора десятка лет. США объявили характерными признаками самолетов пятого поколения пониженную радиолокационную заметность и крейсерскую сверхзвуковую скорость. СССР, а затем Россия добавили к этому списку качеств сверхманевренность. Все участники процесса сошлись на том, что истребитель должен иметь радиолокационное оборудование, позволяющее обнаруживать цели не только в передней, но и в задней полусфере. И, пожалуй, наиболее характерным признаком истребителя пятого поколения является высочайшая степень интеграции машины в состав воздушно-наземного комплекса.

Огромные возможности, которые предоставляет бортовое оборудование машин пятого поколения, могут быть полностью реализованы только при наличии соответствующей информации, поставляемой по различным каналам связи из множества источников — от самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления, самолетов электронной разведки, наземных РЛС, истребителей — соседей по группе и так далее. В отсутствие подобного комплекса, состоящего из десятков воздушных и наземных элементов, значительную часть возможностей машин пятого поколения просто нельзя будет использовать, и деньги, потраченные на закупку столь дорогостоящих истребителей, окажутся выброшенными на ветер. В результате истребители нового поколения будут практически бесполезны для развивающихся стран — невероятно дорогие сами по себе, они потребуют системы обеспечения, которую развивающиеся страны просто не смогут себе позволить.

Итак, характерными чертами истребителей 5-го поколения должны являться:

1. Многофункциональность — способность решать задачи поражения как воздушных, так и наземных целей в любую погоду и время суток.

2. Малозаметность в оптическом, инфракрасном и радиолокационном диапазонах волн.

3. Сверхзвуковая крейсерская скорость и способность взлетать и садиться, используя участки ВПП длиной 300–400 метров.

4. Сверхманевренность — возможность совершать управляемый полет на малых скоростях и больших углах атаки.

5. Интегрированность в единый комплекс вооружения.

Первыми ввели в строй свой истребитель пятого поколения… шведы. Потомки викингов «обскакали» весь мир, приняв на вооружение свой JAS-39 “Grippen”. Впрочем его, как и европейский EF-2000 «Eurofightcr» и французский «Rafale», можно отнести к этому поколению с большой натяжкой — прежде всего из-за несоответствия требованиям по последнему критерию. Они скорее подходят, как и последние «навороченные» модификации Су-27 и МиГ-29, к поколению «4++». Но… Ради спокойствия западноевропейских налогоплательщиков, — согласимся на то, что их «поделки» тоже относятся к пятому поколению.

Но наиболее ярким и амбициозным проектом пятого поколения «властелинов неба» являет собой американский F-22 “Raptor”. О нем — наш рассказ. В следующем номере.

• БРОНЕТЕХНИКА

В тени «тридцатьчетверки»

(Танки Александра Морозова — Т-43 и Т-44)

Шумилин С.Э.



Часть I

Танк Т-44 не выпускался в таком количестве, как БТ, не прошел всю войну, подобно легендарной“ тридцатьчетверке”, не стал основой послевоенных бронетанковых войск, как Т-54/55, но, несомненно, сыграл значительную роль в развитии отечественного и мирового танкостроения.

Можно считать, что история Т-44 началась 14 декабря 1938 года, когда на заводе № 183, бывшем ХПЗ (Харьковский паровозостроительный завод) им. Коминтерна путем объединения трех имеющихся здесь танковых КБ было образовано единое танковое конструкторское бюро — «отдел 520». В его состав вошли: КБ-190 — занимавшееся производящимися здесь легкими танками серии БТ, КБ-35 — обслуживающее серийное производство тяжелого, пятибашенного танка Т-35 (выпуск которого завершался) и КБ-24 — относительно новое подразделение, организованное специально для разработки маневренного колесно-гусеничного танка (результатом его работы стали колесно-гусеничный — А-20, и гусеничный Т-32 — прообраз будущей «тридцатьчетверки»). Первым начальником КБ-520 стал М.Кошкин (под руководством которого и были спроектированы А-20 и Т-32), а его заместителем — А. Морозов. Вновь образованное КБ-520 должно было заняться доводкой и постановкой в серийное производство доработанного танка Т-32 с усиленным бронированием — будущего среднего танка Т-34, знаменитой «тридцатьчетверки», признанной впоследствии военными экспертами по комплексу своих боевых качеств лучшим танком Второй мировой войны.



Легкий колесно-гусеничный танк А-20



Средний танк А-32 (Т-32)


Серийное производство танков Т-34 началось на заводе № 183 в июне 1940 года, до конца которого здесь было выпущено 115 машин. А на 22 июня 1941 года в приграничных военных округах насчитывалось уже 1105 танков Т-34. Новые советские танки — средний Т-34 и тяжелый КВ — стали полной неожиданностью для немецких войск, вторгшихся в СССР. Чтобы эффективно бороться против этих хорошо бронированных танков (у КВ толщина брони составляла 65-75-мм (лоб корпуса), у Т-34 — 45-мм) расчетам наиболее распространенных в тот период немецких противотанковых орудий РаК 35/36 калибра 37-мм, из-за их слабой бронепробиваемости, приходилось подпускать советские танки на очень близкие дистанции — до 30 метров. От брони КВ немецкие бронебойные снаряды вообще отскакивали без видимого эффекта даже при стрельбе с очень близких расстояний. Применение РаК 35/36 оказывалось совершенно не эффективным, за исключением тех случаев, когда немецким артиллеристам удавалось повредить гусеницы или заклинить башню. Единственным немецким орудием, способным бороться с Т-34 и КВ на больших дистанциях, оказалась 88-мм зенитная пушка Flak 18, которую в критических боевых ситуациях применяли для стрельбы по наземным целям. Основные немецкие танки того периода, находившиеся на острие немецкого наступления, также были слишком плохо вооружены, чтобы эффективно бороться с советскими машинами — танк PzKpfW II имел орудие калибра 37-мм, PzKpfw III — калибра 50-мм, a PzKpfw IV — короткоствольную пушку калибра 75-мм.

Однако учитывая отрицательный боевой опыт применения своих 37-мм и 50-мм (имевшихся в незначительных количествах) противотанковых орудий в первые недели операции «Барбаросса», немцы предприняли усилия по разработке новых, более мощных противотанковых пушек, завершившиеся в 1942 году принятием на вооружение мощной противотанковой пушки калибра 75-мм — 7,5 cm РАК 40, а позже и калибра 88-мм — 8,8 cm РАК 43/41. А пока разрабатывались эти орудия, уже во второй половине 1941 года на вооружение Вермахта были приняты подкалиберные снаряды для уже существующих противотанковых и танковых орудий (Panzergranate 40), способные пробивать очень толстую броню. Кроме разработки подкалиберных снарядов немцы искали другие средства борьбы с советскими танками. Так, чтобы артиллерия могла успешно бороться с танками КВ, для пушек были разработаны кумулятивные боеприпасы. Впервые кумулятивные боеприпасы использовались еще в ходе гражданской войны в Испании, но тогда их возможности недооценили. До декабря 1941 года Гитлер вообще не позволял использовать кумулятивные снаряды, желая сохранить этот военный секрет. Однако под влиянием тяжелейшего поражения под Москвой 22 декабря фюреру все же пришлось дать свое разрешение.



Опытный танк Т-43/76 (справа) и Т-34/76 (слева) с литой шестигранной башней. Обращает на себя внимание общность форм корпуса, отсутствие курсового пулемета в шаровой установке и одинаковые люки механика-водителя (у Т-43/76, перенесенный на левую сторону лобового листа).



Опытный танк Т-43 с 76-мм пушкой. Видна ходовая часть, заимствованная у Т-34, трехместная литая башня с расширенным погоном и низкопрофильной командирской башенкой.


Во второй половине 1942 года были доработаны и средние немецкие танки — в серию пошли PzKpfw IV, вооруженные длинноствольным 75-мм орудием с высокой начальной скоростью бронебойного снаряда и увеличенной толщиной лобовой брони (доходящей до 80-мм), а танки PzKpfw III получили длинноствольную танковую пушку калибра 50-мм и бронирование в лобовой части до 70-мм. Это делало их малоуязвимыми от огня наиболее распространенных советских танковых и противотанковых орудий.

Таким образом, применение немцами новых боеприпасов, танков и противотанковых орудий привело к тому, что в 1942 году советские средние и тяжелые танки потеряли свое былое огневое и броневое превосходство и популярность среди солдат. К тому же с фронта начали приходить и другие тревожные известия. Из частей доносили, что маневренность и подвижность советских танков заметно упала, а их максимальная скорость признавалась недостаточной. Из частей поступали также и жалобы на низкое качество сборки, частые аварии и поломки танков. Надо признать, что основания для этого имелись.

Если до начала войны выпуск средних танков Т-34 велся на хорошо оснащенных заводах № 183 в Харькове и СТЗ в Сталинграде, то уже 12 сентября 1941 года в связи со сложившейся военной ситуацией был отдан приказ о свертывании харьковского завода и эвакуации его на территорию Уральского вагонного завода (УВЗ), в Нижний Тагил, Свердловской области. Эвакуация завершилась к декабрю, и уже 8 декабря на Урале заводом № 183 был выпущен первый танк Т-34. Тем не менее, потеря многих заводов-поставщиков комплектующих узлов и материалов создавали огромные трудности для качественного производства танков, особенно в условиях постоянного наращивания их выпуска. Именно наращивания количества выпускаемых танков настойчиво требовало руководство образованного 12 сентября 1941 года, в соответствии с решением Государственного Комитета Обороны (ГКО), Наркомата танковой промышленности (НКТП). Для выполнения этой задачи по распоряжению наркома НКТП — В. Малышева — даже были свернуты работы по модернизации и дальнейшему совершенствованию конструкции Т-34 (модернизированная «тридцатьчетверка» — Т-34М с увеличенной бронезащитой, боезапасом, количеством топлива, торсионной подвеской), и все усилия направлены на увеличение суточного производства освоенных в серии машин. Конструкторы КБ-520 (его руководителем после смерти Кошкина в 1940 году стал А. Морозов), эвакуированного вместе с заводом № 183 из Харькова, были брошены на борьбу за совершенствование технологии производства Т-34, за экономию цветных металлов, резины, броневой стали и даже электропроводов. Эта работа отнимала все силы небольшого коллектива, насчитывавшего в своем составе только 130 конструкторов.

Естественно, что в таких жестких условиях борьбы за количество качество выпускаемых танков неизбежно снижалось, острее проявлялись и изначально присущие «тридцатьчетверке» недостатки — несовершенство коробки передач (скорости переключались очень тяжело — так например усилие, требовавшееся для переключения со второй на третью передачу, составляло более 30 кг), низкая надежность двигателя В-2 (ресурс дизелей выпуска военного времени поначалу составлял менее 100 моточасов).

К тому же уже в декабре 1941 года военные потребовали существенно усилить броневую защиту Т-34 при минимальном увеличении его массы. Утолщение брони должно было повысить защищенность танка от поражения новых боеприпасов, появившихся на вооружении немецкой армии.

Учитывая требования военных, Морозов поручил группе конструкторов под руководством В. Дорошенко (заместителя Главного конструктора) провести проектную разработку улучшенной «тридцатьчетверки». В основу проекта были заложены следующие положения: при сохранении основных механизмов и узлов танка Т-34 и ограничении веса машины 35 тоннами резко увеличить толщину брони — с 45-мм до 75-мм (за счет более плотной компоновки и отказа от четвертого члена экипажа). Намечалось реализовать конструкторский задел, накопленный КБ еще в 1940 году при разработке танка Т-34М. В довоенном проекте танка Т-34М предусматривалось существенно усилить броневую защиту корпуса и башни, доведя ее до 75-мм и 90-мм соответственно. Чтобы компенсировать возросшую массу брони была кардинальным образом переработана ходовая часть — отказались от тяжелой и громоздкой свечной подвески (перешедшей к Т-34 по наследству еще от танка Кристи и БТ). Вместо нее была принята торсионная подвеска, с облегченными опорными катками небольшого диаметра с внутренней амортизацией. Уменьшен на одного человека и экипаж (отказались от заряжающего). В конце 1940 года на Ждановском заводе были даже изготовлены броневые листы для пяти комплектов корпусов Т-34М. Однако большой объем работ по подготовке массового производства «тридцатьчетверки» привел к тому, что работы по танку Т-34М были приостановлены.

Проект улучшенного Т-34 был представлен в НКТП в феврале 1942 года, но утвержден не был. В тяжелой военной обстановке того периода руководство наркомата посчитало, что заниматься новой машиной пока не время, и КБ-520 поручили продолжить работы по улучшению конструкции и технологии производства серийного Т-34.

К проекту нового танка вернулись только во второй половине 1942 года.



Танки Т-34/76 (слева) и Т-43 с пушкой Д-5


Легенда гласит, что в один из дней А. Морозову позвонил лично Верховный главнокомандующий — И. Сталин, и в свойственной ему манере сообщил: «Есть мнение, что сейчас уже пора приступать к работам над новыми танками», и поторопил конструктора. К мнению вождя всех народов было принято относиться как к приказу, и соответственно работа закипела с удвоенной энергией.

Новый танк, получивший индекс Т-43, в основном сохранил форму корпуса, двигатель, трансмиссию и пушку своего предшественника. С «тридцатьчетверкой» было унифицировано до 80 % деталей. Основное отличие заключалось в усиленном бронировании. Толщина броневых деталей корпуса составила 75-мм, а башни — до 90-мм. Конструкция корпуса была упрощена для улучшения условий автоматической сварки. С лобового листа убрали курсовой пулемет в шаровой установке, а люк механика-водителя переместили на правую сторону. Слева, в носовой части корпуса, в броневой выгородке разместили топливный бак (боковые баки из надгусеничных полок убрали). Чтобы обеспечить экипажу необходимое внутреннее пространство и сэкономить вес, конструкторы, впервые на среднем танке, применили торсионную подвеску опорных катков. Она была гораздо более компактной и легкой, чем свечная с вертикальными пружинами. Танк получил новую увеличенную трехместную литую башню с командирской башенкой и диаметром погона 1600 мм. Моторно-трансмиссионное отделение (МТО) осталось практически без изменений — двигатель и трансмиссия устанавливались такие же, как и на Т-34, за исключением новой 5-ти скоростной коробки перемены передач (КПП). Однако из-за возросшей массы максимальная скорость и проходимость снизились. В результате Т-43 имел боевой вес 34,1 т, пушку Ф-34 калибра 76-мм, два пулемета ДТ, двигатель типа В-2 мощностью 500 л.с., удельную мощность 14,65 л.с./т, броню — 75-мм (расположенную под углами 54 градуса и 52 градуса), экипаж четыре человека, максимальную скорость — 48,3 км/час.

С марта 1943 года опытные образцы Т-43 проходили различные испытания, в том числе фронтовые (в составе «Особой танковой роты 100») и пробеговые (на 3 тысячи километров). Башня, как наиболее сложный узел нового танка, испытывалась также с использованием двух «ездящих лабораторий» — доработанных для установки башни Т-43 корпусов «тридцатьчетверок».

Примерно в это же время (февраль-март 1943 года) развернулась лихорадочная деятельность по перевооружению советских танков более мощными артсистемами, инициированная неутешительными результатами испытательных обстрелов захваченного на Тихвинском фронте нового немецкого тяжелого танка PzKpfw VI «Тигр». Его броня (толщиной 100-мм) не пробивалась имеющимися на вооружении Красной Армии танковыми и противотанковыми орудиями. Для исправления создавшегося положения и во исполнение соответствующего распоряжения ГКО была предпринята попытка установки в башню Т-43 пушки Д-5Т калибра 85-мм, при условии размещения в ней не трех, а двух членов экипажа. Однако сделать это в жестко отведенные сроки — до 5 июля 1943 года так и не удалось (из-за неготовности 85-мм орудия).

Тем не менее, 15 июля, в самый разгар боев на Курской дуге распоряжением ГКО танк Т-43 (эталонный) был рекомендован для принятия на вооружение Советской Армии (причем до освоения 85-мм танкового орудия с вооружением из 76-мм пушки Ф-34М). И на заводе № 183 началась подготовка к его серийному производству.

С 19 августа по 5 сентября 1943 года три опытных танка Т-43 были направлены на Центральный фронт в составе «Особой танковой роты 100». Здесь Т-43 довелось участвовать в нескольких боевых столкновениях с немецкими войсками. Так, экипаж младшего лейтенанта Мажорова уничтожил три немецких противотанковых орудия и 2 БТР. От ответного огня немецких войск почти все танки роты получили от 1 до 11 попаданий, но броня их корпусов пробита не была. По возвращении роты ее командир, капитан Г. Волосатое, дал танкам Т-43 самый благожелательный отзыв.

Первый десяток Т-43 должен был быть выпущен к концу августа 1943 года, но изготовление этой серии и вообще подготовка серийного производства Т-43 вскоре были остановлены распоряжением И. Сталина. Что же произошло?



Средний танк Т-34 с 85-мм пушкой — Т-34/85


Дело в том, что переход заводов на выпуск нового танка, хоть и имевшего много общего с Т-34, неизбежно вызвал бы снижение объемов производства, а это сочли недопустимым в канун планировавшихся обширных наступательных операций. В своих воспоминаниях А. Морозов приводит такое замечание Сталина по поводу Т-43: «Товарищ Морозов, Вы сделали очень неплохую машину. Но сегодня у нас уже есть неплохая машина — Т-34. Наша задача состоит сейчас не в том, чтобы делать новые танки, а в том, чтобы повысить боевые качества Т-34, увеличивать их выпуск…». К тому же после Курской битвы появилась настоятельная необходимость вооружить советские танки более мощным орудием, чем 76-мм пушка. Однако если ранее единственно возможным кандидатом на перевооружение среднего танка 85-мм пушкой был Т-43, то после испытаний «ездящей лаборатории» из корпуса Т-34 и башни Т-43 (с погоном 1600-мм) стало ясно, что у Т-43 появился серьезный конкурент. Действительно, ни у кого не может вызвать сомнений тот факт, что проще и быстрее освоить в серии только новую башню, а не целый танк. В результате была разработана, и постановлением ГКО № 5020 от 23 января 1944 года принята на вооружение модифицированная «тридцатьчетверка» — Т-34/85 с пушкой калибра 85-мм, а от производства Т-43, как уже упоминалось выше, отказались. Тем не менее, опытные работы над Т-43 продолжались еще некоторое время — так в 1944 году был все же построен еще один опытный Т-43 с усиленным вооружением — 85-мм пушкой Д-5 в новой башне.

После неудачи проекта Т-43, представляющего собой по существу глубокую модернизацию Т-34, А. Морозову стало ясно, что конструкция новой машины должна обладать значительными резервами для своего дальнейшего развития, а основой для создания более совершенного танка может стать совершенствование его компоновки (т. е. переработка конструкции силового, боевого отделения и отделения управления).

А. Морозов считал, что значительно увеличить пространство боевого отделения можно за счет отказа от размещения двигателя и трансмиссии в корме нового танка или же более плотной компоновкой моторного агрегата и отделения в целом. Еще весной 1943 года группа МТО КБ-520 предложила схему уплотнения компоновки танка Т-34 путем размещения двигателя поперек силового отделения (справедливости ради надо отметить, что такой вариант расположения двигателя был предложен еще Кошкиным в 1940 году для танка Т-34М). Создание нового танка активно поддержал и нарком НКТП В. Малышев, благодаря которому был открыт заказ на его постройку, но также установлены и довольно жесткие сроки готовности к заводским полигонным испытаниям (их должны были провести не позднее 10 января 1944 года).

Проектированием нового танка занялись конструкторы В. Волков, М. Кизин, М. Набутовский, М. Таршинов, Н. Чистяков под непосредственным руководством А. Морозова. Танк получил индекс Т-44 и проектировался под установку пушек калибра от 85 до 122-мм. А. Морозов неоднократно подчеркивал, что Т-44 должен стать машиной абсолютно нового типа, так как по массе он должен был оставаться средним, а по вооружению и бронированию— соответствовать тяжелым танкам того времени. На новой машине применили не только поперечное расположение двигателя, но и целый ряд других технических новинок, которые, будучи внедренными по отдельности, на разных танках, не дали бы ощутимого эффекта, зато в совокупности сделали конструкцию Т-44 такой, которая на десятилетия определила развитие отечественной бронетанковой техники.



Опытный танк Т-44 с 85-мм пушкой Д-5Т. Видна прямоугольная башенка над люком механика-водителя со смотровым люком.

• ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ

Боевой лук: реальность и легенды

Григорий Панченко



«Как ты полагаешь, почему благородные рыцари так ненавидят арбалет? Я бы сказал — в этой их ненависти просматривается что-то личное, нет?..» «Как же, слыхивали: дистанционное оружие — оружие трусов». «Э, нет — тут сложнее. Против луков — заметь! — никто особо не возражает. Фокус в том, что у лучшего лука усилие на тетиве — сто фунтов, а у арбалета — тысяча». «Ну и что с того?» «А то, что лучник может свалить латника, лишь попав тому в щель забрала, в спайку панциря и тэдэ — высокое искусство, надо учиться с трехлетнего возраста, тогда, глядишь, годам к двадцати будешь на что-то годен. Арбалетчик же стреляет по контуру — куда ни попади, все навылет: месяц подготовки — и пятнадцатилетний подмастерье, сроду не державший в руках оружия, утрет рукавом сопли, приложится с сотни ярдов, и крышка знаменитому барону N, победителю сорока двух турниров, и прочая, и прочая…»

К. Еськов «Последний Кольценосец»


Ну, об арбалете см. «НиТ» № 5/2006, а так-то ударения расставлены очень верно. За одним, пожалуй, исключением: «сто фунтов» (килограмм сорок) для современного спортивного лука и лучника-спортсмена мощность вправду запредельная, избыточная: максимальная сила мужских луков достигает 23 кг, женских — обычно колеблется в пределах 14–19 кг. Но для лучника-воина; действующего в русле высокоразвитой многовековой традиции, и это, и даже вышеназванные сто фунтов — совершенно «пацанячий», смехотворно низкий рубеж! Тут автор «Последнего Кольценосца», кажется, не удержался: попробовал «отыграть», сделать мало-мальски постижимой хотя бы одну из реалий лучного боя. И напрасно! Потому что ВСЕ реалии лучного боя средневековых (и ранее) времен на исторических реконструкциях абсолютно не отыгрываются, да и к современному олимпийскому спорту тем более неприложимы. Если уж приводить спортивную аналогию, то Робин Гуд на теперешних чемпионов должен был смотреть столь же отстраненно, как хоккейный вратарь на мастеров фигурного катания. Т. е. меньше ли у них нагрузки — отдельный вопрос; в любом случае все это совсем другой вид состязаний, даром что тоже на коньках.

Усилие на тетиве у мощнейших из боевых луков — не под 40, а за 80 кг. Кстати, и собственный их вес порой составляет килограмм восемь (против 1,4–1,6 кг — у современного спортивного лука). Особенно если мы говорим о крупных цельнодеревянных конструкциях, вроде знаменитых longbow английских йоменов. Это ведь не рейка, а настоящий брус очень плотного (только-только в воде не тонет!) дерева, пусть и зауженный к перехвату посередине и к концам, но зато у основания «рогов» столь объемный, что рукой его там не охватишь.



Вот так стреляли самураи: по дальним целям и на дистанции прямого выстрела


Переведя на воинско-весовые параметры средневековья, получим: лук тянет на полтора «с гаком» очень тяжелых двуручных меча. Или, если брать средние величины — то даже на пару таких двуручников!

В любом случае вес и сила натяжения таковы, что совершенно исключалось «спортивное» прицеливание — с долгим выбором цели, долгим же удерживанием лука на весу, тщательным оттягиванием тетивы с хвостовиком стрелы к углу глаза. Весь процесс осуществлялся в темпе удара в челюсть: вскинул лук, противоположно направленным рывком обеих рук («на разрыв») натянул, пустил стрелу. А пока вы читали эту фразу — вот уже и вторая стрела полетела…

Нагрузки, как видим, тяжелоатлетические. А требующаяся точность — на уровне именно искусства, художественного мастерства.

Так как же целиться? «Элементарно, Ватсон!»: процесс прицеливания происходит в мозгу. Нелегко? А бот для этого и надо учиться с трехлетнего возраста, да еще и талант от природы желательно иметь, как необходим он для минимально приличного уровня, скажем, музыканту.

По меркам самого что ни на есть большого спорта все эти требования — из разряда фантастики. Но вот такими «фантастическими персонажами» и предстают лучники любой из великих традиций: британской, скифской, монгольской (тут, правда, луки сложносоставные, полегче — но все остальное без изменений)…

А вдобавок продолжим аналогию с музыкой: вам, дорогой читатель, не кажется фантастическим персонаж вроде даже не Паганини, а любого профессионала-середнячка? Ведь это же совершенно ненаучно— выделывать ТАКОЕ при помощи клееного дерева и конского волоса (и в космическую эру ситуация не изменилась!), хранить в мозгу ТАКОЙ объем звуковой информации, ТАК упражняться с ТАКИХ малых лет… Представьте себе мир без музыки вообще или хотя бы без Высокой Музыки: кто из тамошних писателей-фантастов вообразит, что пальцы и память их соплеменников достаточны для участия в симфоническом концерте (а его вообразить — сумеют ли?)?

В эпоху Робин Гуда на такое никому бы воображения не хватило: это как раз был мир без Высокой Музыки. Ну, а мы не вполне можем себе представить лучное искусство (да!) того мира.

Дополнительный «музыкальный» вывод: не отыгрывается, кроме искусства стрельбы, и мастерство изготовления луков. Так что все рассуждения реконструкторов о свойствах материала, форме, нагрузке и пр. заведомо передают лишь часть истины. Контуры скрипки Страдивари или Гварнери можно воссоздать до микрона, но звучать она будет как фанерный ящик. Тут требуется великая масса «ноу-хау»: режим и срок сушки (и для скрипки, и для лука — многие десятилетия: шедевр можно создать только из дерева, заготовленного еще при деде!), состав клея… опыт глаза и руки…

Дополнительные выводы придется перечислить кратко и сухо, частью даже опустив аргументацию. Итак:

— Существует устойчивое мнение, будто лучному бою отдавали дань две категории воинов: сверхквалифицированные профессионалы — и, в определенной степени, «неполноценные», «неполноправные» бойцы. На самом же деле этой второй категории лук, как правило, не по силам. Причина ясна: нагрузки тут тяжелоатлетические. Конечно, бывали случаи, когда перестрелку из луков приходилось поручать крестьянскому ополчению, девушкам, подросткам — т. е. тем, кого уж совсем никак нельзя облечь в доспехи и послать в первые ряды. Но такое делалось не от хорошей жизни, а в качестве «жеста отчаянья». И, как правило, ситуацию не спасало…

— С мощными доспехами, «станковыми» щитами и вообще носимым багажом (включая даже по-настоящему большой запас стрел) у лучников порой возникали проблемы. Причина та же. Нет, все это порой имелось — но лишь в масштабе отряда: при наличии обоза, грамотном взаимодействии с «инженерными войсками»*… /* Во время Столетней войны подразделения «аршеров» — так, на французский манер, порой именовали своих лучников даже англичане! — довольно часто оснащались рыцарскими доспехами, несколько измененными для удобства стрельбы. Элитные отряды могли быть облачены в такую броню чуть ли не поголовно, но и у остальных в XV в. командиры нередко обладали латной броней современного покроя, а рядовые бойцы — устаревшими, «списанными», неполными комплектами/

— За чужой лук в бою браться не следовало, да и на «прадедовский» лук из родового хранилища особых надежд лучше бы не возлагать. Очень это индивидуальное оружие, оно вполне может оказаться «не по руке», даже если у лучника будет время и полигон для того, чтобы осуществить пристрелку. К тому же «усталость материала» дает о себе знать: лук, в отличие от меча или скрипки, с годами стареет, теряет упругость.

— Чтобы это старение не проявилось почти мгновенно, лук (особенно сложный!) нельзя хранить с натянутой тетивой. Дополнительный вывод: при по-настоящему внезапном нападении лучнику придется худо — нужны не такие уж малые секунды, чтобы изготовить оружие к стрельбе. И вообще тут возникает масса дополнительных осложнений, особенно если лук: а) мощный; б) малознакомый. Вспомните историю с луком Одиссея, который никак не могли натянуть незваные гости! Натянуть в данном случае означает — надеть спущенную тетиву, а не согнуть уже излаженный к стрельбе лук!

Ну и еще несколько слов о возможностях и, так сказать, невозможностях лука. Тут мне уж точно придется сокращать аргументацию, но поверьте — она есть.



Знаменитые английские лучники времен Столетней войны: как видим, они умело взаимодействуют со своими рыцарями, да и доспехов не чуждаются


Какова максимальная скорострельность? В отдельных случаях и до 19 стрел в минуту, но это не для мощных луков; для них же — не свыше дюжины. Это, конечно, если стреляет мастер. Иногда говорят и о «семистрельном» рубеже— но рубежом он является либо для довольно ленивого «подмастерья», либо… для современного лучника-спортсмена, который сперва медленно и тщательно натягивает свой непристойно легкий лук, а потом, целясь, удерживает тетиву 6-10 секунд.

(Мастера боевого лука восприняли бы это описание как самый неполиткорректный из эстонских анекдотов. Но такие мастера вообще отличались от нынешних спортсменов — даже лучших, чемпионского уровня! — примерно как человек, говорящий на родном языке, отличается от старательного иностранца, выучившего этот язык в студенческие годы.)

Ну, конечно, когда счет шел не на минуты, а на долгие часы непрерывной стрельбы — «расценки» были другие. В этом смысле любопытны самурайские навыки, как отдельное качество формировавшие даже не меткость (да нет, о ней тоже помнили — но это особый случай), а именно «долгоиграющую» прицельную выносливость: многочасовую, вплоть до полных суток включительно! В чистом виде на поле боя или даже при обороне замка так стрелять не получалось, просто условий не было. Но в ходе состязаний — которые суть не спорт, но смесь религиозного действа (храмовых церемоний) с воинской медитацией — вошедшие в особый транс рекордсмены выпускали за сутки по 8-10 тысяч стрел. Правда, из несильных луков; правда, в цель попадало немногим более половины стрел; правда, мишень эта — не «яблочко», а длинная и широкая балка, находившаяся от стрелка в сотне с небольшим метров. Все это правда — но ведь и условия запредельные! В реальном бою это означало, что лучник может за час сделать этак четыре сотни вполне прицельных выстрелов, причем из более мощного лука и на более серьезную дистанцию. Фактически пара-тройка таких супермастеров (пусть даже их прикрывает целая команда щитоносцев: дело того стоит!) способна сорвать серьезную атаку или вести столь «тревожащий» огонь по вражеским укреплениям, что атаки оттуда и не последует.



А это — та же Столетняя война, но лучники не английские, а бургундские. Обратите внимание, как органично их строй сочетается с тяжеловооруженной пехотой и «инженерными сооружениями». А ведь у англичан все это было классом повыше (включая и искусство лучной стрельбы)


В Англии или Монголии такие состязания-медитации не были в ходу — но мастерство лучников экстракласса в боевых условиях уж никак не уступало самурайским вершинам.

А эффективная дальнобойность какова?

Вообще-то стрела порой летит и под (говорят, даже за) 800 м. Современному луку из высокотехнологичных материалов и с массой сопутствующих прибамбасов (включая суперлегкую стрелу из углепластика) под силу и километровая дистанция — но о какой-либо прицельности тут просто не может идти речь, даже для лучника «старой школы». Для нынешних стрелков речь об этом не идет уже на паре сотен метров.

В принципе, стреляя по дуге, «с навесом», в очень крупную цель — вроде вражеского лагеря, битком набитого народом, — можно попасть и на предельной дистанции. В монгольских источниках XIII века зафиксирован выстрел в «335 маховых сажен», что составляет 713,55 м, — нет, не просто на дальность, а в цель! Пусть эта цель была здоровенным валуном, «поражаемая площадь» которого превышала таковую у всадника вместе с лошадью: все равно результат феноменальный до сомнительности!

Даже если это и правда, здесь все феноменально: и выстрел, и лук, и лучник. За пределами же уникальных достижений результаты скромнее. Но попасть во всадника и даже пехотинца на почти полукилометровой дистанции очень хорошему лучнику все-таки по силам. Правда, «мишень» при этом должна проявлять готовность к сотрудничеству, т. е. не ползти по-пластунски и не скакать во весь опор.

И должна она быть лишена брони, даже самой легкой. Стрела на излете ее, мало сказать, не пробьет, но и сама разлетится вдребезги! Дальнобойные стрелы — легкие, тонкие, почти хрупкие; бронебойные куда массивней — а потому их очень редко посылают дальше, чем на 200–250 м.

Вот на таком расстоянии друг от друга обычно и располагаются замковые башни, палисады и пр. Тоже неплохо: дальше, чем прицельно бьет рядовой мушкет («мушкетер-снайпер» с оружием исключительного качества способен поразить цель и на трех сотнях метров). Другое дело, что обучаться такому мушкетеру нужно даже меньше, чем арбалетчику, да и оружие у него «фабричное», массового изготовления, неизмеримо дешевле, чем качественный лук!

Да, ручное огнестрельное оружие в начале пути сильно уступает могучему луку. Лишь в XIX в. пуля всерьез превзошла стрелу. И если бы не супервиртуозность, которая требуется даже не от великого, но от мало-мальски сносного лучника…

Впрочем, не будем торопиться. Ведь кроме оружия наступательного, существует еще и оборонительное: доспехи. А как все-таки у раннего лука обстоят дела с бронебойностью?

И вот тут мы вступаем на наиболее мифологизированную почву. Причем мифы тут прикрывают СЛАБЫЕ стороны даже наиболее сильных луков. Что, разумеется, не в укор самим лукам и боевым школам лучной стрельбы: нет и не будет оружия, обладающего только сильными сторонами!

Что бы ни говорил почтенный Артур Конан Дойл, да и авторы учебников по истории средних веков — но цельнокованые латы надежно держат лучную стрелу (впрочем, как и раннюю пулю). Современные эксперименты показывают, что очень мощные образцы лучных стрел способны на ста метрах пробить стальной лист, толщиной и качеством соответствующую легкому латном у нагруднику (правда, стрела при этом изгибается в буквальном смысле S-образно, а наращивать ее жесткость нельзя: древко попросту сломается при соударении). Это не противоречит тому, что дистанция «бронебойной» стрельбы в средневековье могла и превышать 200 м: теперешние лучники не чета тогдашним. Но дело в том, что защитные свойства латного доспеха много выше, чем у стальной пластины аналогичной толщины. Как арка кирпичного свода выдерживает много больший вес, чем любой из отдельно взятых кирпичей, так и латы устойчивей, чем их собственный материал…

Другие типы доспехов противостоят лучной стреле по-разному. В целом слабее высокоразвитых лат — но куда лучше, чем представляется тем, кто в детстве перечитался «Белого отряда».

Кольчугу стрела пробивает не только вблизи, но при этом изрядно растрачивает энергию. Разного рода пластинчатые наборы не всегда хорошо показывают себя под «ливнем» стрел: уж одна-две капли найдут, куда просочиться. Но такая вот пластинчатая, чешуйчатая и т. п. «безрукавка» поверх кольчуги создает прикрытие, преодолимое лишь для лучших лучников. Особенно при наличии поножей, наколенников, закрытого шлема и щита.

А теперь представьте летящую на вас лавину всадников даже не в латной броне, но в такой вот кольчатопластинчатой экипировке. Стрелять по ним можно… ну, максимум метров с трехсот — иначе, даже при великом мастерстве и мощнейшем луке, эффект будет мизерный. Строго говоря, он и с трехсот метров будет крайне невелик, лишь на двух сотнях ситуация изменится сколько-нибудь заметно. При этом, безусловно, на каждого из таких всадников надо потратить не одну стрелу. То есть кто-то, получивший очень удачное (не для себя) попадание, рухнет сразу — но десятки других будут по-прежнему скакать вперед, со стрелами, торчащими из щитов, отскакивающими от шлемов, неглубоко вонзившимися в доспехи). Выстрелы следуют друг за другом с интервалом — будем щедры — 5–6 секунд.

Ну и за сколько секунд конница, пусть даже тяжелая (зато в галоп коней пустившая только на простреливаемом участке), пролетит эти 300 метров? Очень хорошие лучники успевали пустить по ней 4–5 стрел. При равной численности этого хватало, чтобы нанести наступающим серьезный урон — но все же не могло их по-настоящему остановить…

Все знаменитые победы английских лучников (кстати, только Айзенкур приходится на эпоху лат: и Креси, и Пуатье случились в более раннюю эпоху!), кроме высочайшего искусства стрельбы, имеют в активе еще несколько дополнительных факторов. Полное отсутствие доспехов у самого врага (в Шотландии) или у вражеских коней. Крутой склон. Узкие, раскисшие от дождя дороги между раскисших от того же дождя полей и виноградников. Дебильное командование войсками противника (во Франции — почти всегда). Собственную систему заграждений, хотя бы в виде наспех установленных кольев (тоже почти всегда).

И при всех этих условиях израненные, поредевшие числом, лишившиеся большей части коней французские рыцари успевают прорваться к англичанам вплотную. Но тут их встречают свежие, невредимые английские рыцари, да и сами лучники берутся за мечи.

Лучнику-кавалеристу требовалось не меньшее количество «сопутствующих обстоятельств». Конные лучники обычно встречались с рыцарями на Востоке, причем опять-таки в основном до создания лат. Кавалерийский лук бывает очень силен и даже не обязательно «малогабаритен» — но, как правило, все же и он, и стрела полегче пехотных. Кроме того, в реальных условиях достаточно тряской скачки, при ЛЮБОМ мастерстве дистанция эффективной стрельбы сокращается.

Здорово, конечно, маневрировать, осыпая тяжеловооруженных противников стрелами издали. Особенно лихо это выходит на книжных страницах — но малыми отрядами получится и во взаправдашней степи. А при встрече больших войск… да еще если бесконечно, «по-скифски» кружить нельзя, а надо в конце концов прикрывать свои города, стада, гавани…

Кавалерийское копье панцирного польского гусара достигало порядка 5,5 м в длину: где-то на метр больше, чем у среднеевропейского рыцарского копья. Такой длины, как правило, хватало, чтобы достать пешего пикинера (потому что, вопреки устоявшемуся мнению, 6-метровые копья у этой категории воинов — БОЛЬШАЯ редкость, а 7-метровые — редкость СОВСЕМ большая). Но не только для боя с пехотинцем это копье было предназначено, да и не для одной лишь таранной сшибки с себе подобным всадником. Дело в том, что такой дистанции хватало и чтобы татарин не пускал совсем уж прицельно самую опасную стрелу: тем последним выстрелом, который делается перед вступлением в ближний бой. И чтобы он не метал дротик-джерид или аркан — то есть не вообще (это делается на куда большем расстоянии), но столь же прицельно, хладнокровно, используя последние метры, на которых метательное оружие еще имеет выигрыш перед ударным. Между прочим, длины гусарского копья хватало и для того, чтобы конный казак не мог эффективно пальнуть в «панцирника» из пистолета (либо, на татарский же манер, метнуть аркан или пустить стрелу), — но совершенно не хватало на тот случай, когда пеший казак стрелял из мушкета. Так что, когда такие мушкеты во времена Хмельнитчины распространились достаточно широко… особенно когда к ним, мушкетам, «прилагались» полевые укрепления, союзная татарская конница и где-то пятикратное численное преимущество (трехкратного могло и не хватить)…

Мы отвлеклись. Вернемся из пост-средневекового восточноевропейского мира на настоящий средневековый Восток. В мир, где конные лучники воюют с рыцарями до изобретения огнестрельного оружия.

При таких стычках выясняется, что войну восточная конница выиграть, как правило, может (за счет очень намного большей численности и постоянного восполнения резервов), а вот выиграть битву у нее (тоже при численном преимуществе!) не очень получается. Рыцарь от попавших в него стрел будет похож на ежика, конь его, прикрытый даже не полноценной броней, но хотя бы боевой попоной, — на дикобраза, тем не менее к конным лучникам врага они сумеют прорваться, объяснить им все, что намеревались, и умереть последними. Причем зачастую — много лет спустя, от старости: из десятка истыкавших броню стрел лишь одна достанет до мяса, да и то не очень серьезно. В этом смысле удар стрелы, конечно, гораздо менее эффективен, чем удар копья.



Вопреки распространенному мнению, европейский феодал обычно умел стрелять из лука «в быту» (например, на охоте). Но в бою он этим пользовался нечасто, особенно в бою конном. Впрочем, этот рисунок из французской рукописи начала XIV в. подтверждает: и такое было…



Одна из первых европейских зарисовок… сибирского аборигена: нет, не чукчи, скорее ненца. Могучий сложный лук — и тяжелая стрела с наконечником «обратной стреловидности». Такие наконечники равно пригодны для ближней стрельбы по крупному зверю — или для поражения неодоспешенного врага


Другое дело, что на следующий день рыцарский конь сильно убавит резвость, а через несколько дней таких боев и ранений начнет всерьез сдавать и его хозяин. Так что, если у их противников еще останутся людские, конские, водные, продовольственные ресурсы… В ходе крестовых походов они, как правило, оставались…

А как обстоят дела с охотничьим луком? При охоте на некрупных животных, до пятнистого оленя включительно — очень неплохо. Если есть возможность «по-индейски» раз за разом стрелять с безопасного расстояния по крупной цели, вроде бизона, пытающегося уйти от конных загонщиков — тут тоже особых проблем не предвидится. Но сразу скажем: для опаснейшей охоты-боя с грозным зверем лук пригоден довольно мало. Точнее — не сам лук, а лучная стрела. Даже если мы говорим о ТЯЖЕЛЫХ стрелах, они несоизмеримы с самыми ЛЕГКИМИ дротиками. Иначе полностью нивелируется дальнобойность, скорострельность и прочее, за что ценят лук.



Индеец с луком и несколькими стрелами-гарпунами для охоты на рыбу. Длина каждой превышает 2 м — а диаметр древка, как видим, приближается к толщине лука!


Кроме того, закон сохранения энергии никто не отменял. И при всей тренированности лучника его рывок руками «на разрыв» аккумулирует куда меньше джоулей, чем удар боевым топором с размаха или удар тяжелым копьем — особенно всадническим, на всем скаку.

Как результат — стрела «тормозится» в плоти могучего зверя куда скорее, чем сек ирное лезвие или копейный наконечник. Ее древко тоже гораздо менее способно послужить «рожном, удерживающим медведя» (вепря, зубра, боевого коня), чем древко таранного копья или охотничьей рогатины: оно просто переломится при судорожном движении звериных мышц, не сковав по-настоящему движения. Не всегда стрела одолеет и кость, даже относительно слабую. Скорее уж сама сломается, если ударит в кость не под идеальным углом (та же проблема, что и при попадании в доспехи: тонкое древко в этих случаях испытывает слишком сильные вибрационные нагрузки).

Сходные проблемы возникают и при преодолении стрелой «природных преград» вроде кустарниковой чащи, травяной саванны и т. п. Толща воды тоже служит достаточно серьезной преградой. Например, для лучной охоты на рыбу южноамериканские индейцы используют особые стрелы: двух-, а то и трехметровые. На глубину своего древка такая стрела уверенно пробивает слой воды, отделяющий стрелка от крупной рыбины, и без отклонений попадает в цель. Однако для стрельбы «на воздухе» такая техника лучной охоты (или боя) малоэффективна.



Этот стрелок — не английский йомен (даром что лук у него как раз такого типа), но… немецкий ландскнехт. Причем — из эпохи если еще не мушкетов, то уж аркебуз-то точно: начало XVI в.! Тем не менее время боевого лука еще не прошло


По этой причине с луком не выходят против «крепкого на рану» хищника: тигра, льва, медведя… Нет, если тигр загодя выскочит на открытое место в сотне шагов перед гарцующим отрядом, то его успеют быстро и летально нашпиговать тучей стрел; но во всех остальных случаях… Собственно, и в остальных случаях может сорваться с тетивы десяток-другой стрел; треть из них, несмотря на стремительность тигриного броска, даже в цель попадет. Чего доброго, тигр случайно получит тяжелую рану — глядишь, даже умрет через пару дней. Это, безусловно, послужит стрелявшему в него лучнику (а также полудюжине его товарищей) великим утешением на том свете…

Больше всего в «Двух крепостях-» (фильме) меня шокировала сцена успешной стрельбы излуков — слаабеньких, по полету стрелы видно — в гигантских, с лошадь ростом, и по-хищному вертких гиеноволков. Братья-зрители, актеры, режиссер — вы хоть понимаете, что такая тварь неизмеримо менее уязвима, чем тигр?! Хотя в следующей серии и вовсе появился эпизод, когда Леголас, взобравшись по сплошь утыканной стрелами туше мумака, как по крепостной стене (ха-ха! А ведь в Китае существовал такой метод штурма крепостей — только это были особые стрелы в человеческий рост, выпущенные из станковых арбалетов… Как говорят классики — «совсем другая история»!), занимает «стратегическую позицию» у него на затылке — и… Кто не видел, не поверит: одним выстрелом убивает колоссального мамонтозавра, пустив ему в этот самый затылок хлипенькую стрелу из по-прежнему слабенького и ле-егонького лука.

(Ну да, так, в затылок, убивали погонщики вышедших из повиновения индийских слонов: стальным клином, несколькими быстрыми ударами тяжелого молота. При чем тут стрела? И при чем тут мумак, у которого путь от поверхности затылка до спинного мозга минимум втрое больше, чем у индийского слона: туда пожарный багор отбойным молотком надо забивать!)

Может, стрела была отравлена? Да нет, все равно не выходит. К тому же это слишком особая тема, и мы подступимся к ней в другой раз.

А в этот раз, пожалуй, вернемся на нашу землю. Именно на нашу, т. е. на Русь (допустим, Киевскую). Как у нас обстояли дела со стрельбой из лука?

«…В книге Марии Семеновой ‘"Волкодав”, главный герой которой по всем признакам является нашим идеализированным предком, мы, помимо всего прочего, встречаем описание веннского (читай — славянского) лука: “…высотой до груди стоящему человеку, спряженный добрым мастером из можжевельника и березы, оклеенный сухожилиями и рогом и повитый сверху берестой. Страшное оружие. Из таких вот и пробивают дубовую доску за двести шагов”. Приятно, когда человек знает, о чем пишет. И вдвойне приятно, если написано хорошо…»

(Б. Агрис и Д. Большакова «Снайперы без винтовки. Луки и арбалеты в истории и фэнтези». «Мир фантастики», декабрь 2003)

Ну, кому как. Я, например, приятственных чувств не испытал. Ни при анализе этой вот статьи, ни при чтении «Спаниеля»… пардон, «Волкодава», ни даже при просмотре его недавней экранизации.

Прежде всего, береза — грубоваты и ширпотреб (равно как и оклейка берестой). На изготовление луков эти материалы вовсю шли — но не элитных!

Потом, дистанция двести шагов — это заметно меньше, чем двести ярдов. А двухсотярдовое расстояние у английских longbowmen считалось «кандидатским минимумом» для эффективной стрельбы: с теми, кто на таком расстоянии не пробивает доску, вообще не разговаривали. «Докторская степень» наступала на 400 ярдах. И это, кстати, не предел. Не будем путать дубовую доску со стальными латами!

Так что Пекинесу… то есть Бультерьеру… ну, вы поняли… особенно хвастать нечем. Даже тем, что он, на мой вкус, скорее норманн, чем славянин: фрау Семенофф хронически одержима комплексом неполноценности перед Великим Скандинавским Мифом и всеми силами отчаянно «славянизирует» варягов. Но это, как говорили классики, «совсем другая история».

В любом случае никакому варягу я не посоветовал бы стрелять из такого лука в прыжке с пируэтом, как ухитряется Волкодав. Все-таки лук — не винтовка, у которой для выстрела достаточно нажать на спуск; помимо «разрывного» движения рук в натяжении тетивы участвует все тело, включая (прежде всего!) опорную ногу. Ну и во что же она упирается в момент прыжка?

…В домонгольский период Русь луком на поле боя пользовались эффективно (главным образом — в коннице), но весьма умеренно. Это было вспомогательное оружие начала битвы и «огневой поддержки» натиска тяжелых копейщиков (тоже конных). Из великого перечня зафиксированных в летописях сражений известно лишь два, исход которых во многом определила перестрелка. Видимо, Русь не пошла бы ни по английскому пути, ни по монгольскому. В «доармейский» период лук, как классическое оружие засад, играл несколько большую роль — но к XI–XIII вв. стал постепенно отходить на второй план.

В новгородских краях он долго играл весьма значительную роль и во время пеших сражениях — но это, пожалуй, связано вообще с меньшими, чем в остальных регионах, возможностями применения конницы. Впрочем, даже там лук оставался хотя и достаточно важным, однако все-таки второстепенным средством ведения боя.



Разные способы крепления тетивы к луку



Последняя попытка возродить английский лук как «второе оружие» пикинеров. Время действия — 1625 г. Место действия — именно Англия. Источник — трактат Вильяма Ниде, посвященный тактике действий в боевом строю и фиксировавший не «теоретически желательное», а практически осуществленное. Как видно, в ту уже вполне мушкетерскую эпоху отдельные лучники-практики еще встречались — однако сословие, порождавшее английских лучников, уже сошло на нет…


Вряд ли мы ошибемся, сказав, что основной «вектор развития» был устремлен на создание очень своеобразной, максимально восточной, но при этом европейской по своему типу конницы как основного войска. Нет никаких оснований сомневаться, что на этом пути были возможны столь же впечатляющие результаты, как получились через несколько веков у тех же польских гусар.

Однако вот тут НАСТОЯЩАЯ восточная конница державы чингисидов переломила нашу военную — и не только — историю. Огромную роль в этом сыграл кавалерийский лук. Но, безусловно, не сам по себе (рыцарское копье тоже страшно не само по себе!), а как один из факторов крайне специфической войсковой культуры, общей тактики боя и т. п. Ведь по чисто боевым качествам он не слишком отличался от оружия половцев и крымских либо волжских татар, с которыми вполне получалось воевать до и после монгольской катастрофы…

Вообще, боевой лук очень во многом — атрибут культуры. Хотя бы потому, что лучнику, дабы он состоялся как воин, требуется определенный достаток, досуг (правда, до отказа заполняемый тренировками), да уж и свобода. С другой стороны, уже состоявшийся как воин лучник — не одиночка, понятно, а «сословие» — и сам способен вполне эффективно отстоять эти свои привилегии.

Итак, приходим к выводу: лучников, конных или пеших, как род войск надо использовать грамотно (не правда ли, удивительно свежая мысль?). И тогда, если не требовать от них невозможного, а, наоборот, использовать сильные стороны лучной стрельбы вкупе с сильными сторонами другого оружия, воинской тактики и т. п. — боевой лук вполне способен оказаться одним из козырей, от которых зависит и судьба сражений, и даже (при всей спорности этого утверждения!) контуры цивилизации…

• РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Шесть дешевых и эффективных способов преодоления системы 'ПРО'

В. Краснов


В ответ на выход США из договора по ПРО Российский Президент — Владимир Путин — заявил, что “уже сегодня Россия имеет все средства для преодоления противоракетной обороны”. Это действительно было сказано с абсолютной уверенностью. Но что будет потом, — когда США построят свою систему ПРО, опираясь на самые современные технологии и материальную базу? Смогут ли и тогда российские ракеты “в случае чего” преодолеть американский ядерный зонтик?

Ответить можно утвердительно, даже исходя из того, что Россия не бу дет ничего делать в сфере модернизации своих ракетно-ядерных сил, хотя если она будет осуществлена, то степень уверенности в собственной безопасности у россиян вырастет.

Почему станет возможным любое преодоление американского щита ПРО?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно проанализировать все возможные методы и стратегии ответного ядерного удара, задача которого не столько о уничтожении территории потенциального агрессора, сколько в преодолении его системы защиты.

С первой частью задачи все ясно. Она будет осуществима, если будет осуществима вторая.

Поэтому остановимся на анализе способов обхода и преодоления системы ПРО.

Начать нужно с самой оценки степени готовности ПРО и реальной проработки ее проекта.

Если исходить из тех испытаний, что были проведены США в последние годы, то только половина из них оказались более-менее успешными. Правда, нужно уточнить, что “успешными” они могут считаться только с точки зрения подкрепления теоретических расчетов баллистической основы ПРО. А все потому, что эти испытания проводились в абсолютно благоприятных (или, как говорят, “тепличных”) условиях. Не исключено, что и во время последнего “успешного” испытания американской ПРО они опять, как и в предыдущих случаях, установили радиомаяк наведения на ракету-мишень. Имело ли место это быть или нет, знают только их генералы.

Но оставим их результаты испытаний и подумаем над тем, какую степень защиты ПРО может обеспечить для территории США.

Специалисты считают, что даже по самым оптимистическим оценкам система будет надежна не более чем на 80 %, а чтобы уничтожить территорию США достаточно 3–4 ракет с хорошим набором мегатонного запала. Если прикинуть, что у России, в случае неблагоприятного развития экономики (что сейчас кажется маловероятным) останется не более 1500 ракет, и если 20 % из них преодолеют ПРО, — на американскую территорию будет доставлено около 300 ракет. Уничтожение от такого удара будет полным.

А теперь представим себе невероятное, и предположим, что степень надежности ПРО достигнет 100 %.

Можно ли тогда будет ее преодолеть и что делать в таком случае? Как это ни парадоксально, но поскольку территория США — это не отдельная планета, а часть земной суши, то путей для доставки ракет на ее территорию существует много.



Первый способ. Его уже все давно знают. Это установка на ракеты с одним боезарядом боезаряды с разделяющимися головными частями (с несколькими боеголовками). Степень поражения сразу нескольких ракет, идущих одновременно на разные цели, снижается по мере увеличения их численности.

Если взять технологию системы разделяющихся боеголовок для ракет типа СС-18 или СС-24, существовавшую во времена СССР, и поставить ее на вооружение, заменив одиночные заряды на системах “Тополь-М” (что сейчас и производится), то больших расходов это не вызовет. В этом случае, американская система ПРО окажется бесперспективной.

Подобная технология уже работает на подводных ракетоносцах класса “Акула” (“Тайфун”) и разрабатывается для новых субмарин класса «Юрий Долгорукий». Субмарины “Акула” несут по 20 баллистических ракет с разделяющимися боеголовками индивидуального наведения.

Второй способ может заключаться в подходе: “раз всем помирать, то какая разница, кто умрет быстрее”

Под этим подразумевается ядерный удар по территориям Мексики и Канады, граничащим с США и по водным акваториям вблизи американских берегов. Что это даст? Для начала скажем, что все ракеты дойдут по назначению, поскольку ни у Мексики, ни у Канады собственной ПРО нет. А если развивать систему ПРО еще и на их территорию, то никаких средств даже у США уже не хватит.

Результаты удара по соседним участкам суши и морей вызовут радиационное загрязнение всей территории США, волны цунами от взрывов в морях смоют ближайшую инфраструктуру западного, южного и восточного побережий. Это будет почти то же, что прямая атака этих целей.

Степень эффективности удара можно регулировать, опираясь на метеоданные погоды и направлений движения циклонов над территорией США. Если основная часть циклонов идет с Мексики на США, до удар нужно наносить преимущественно но Мексике, если циклоны идут с Канады в США, то эффективнее наносить удар туда.



Подводный удар с южного направления


Третий способ более гуманный по отношению к другим странам.

Он заключается в том, что основную степень ракетного базирования нужно перенести на мобильные установки и на подлодки. Мобильные ракетные установки “Тополей-М” нужно разместить в центральных районах Западной и Восточной Сибири и направление удара выбрать через Северный Ледовитый океан и Канаду в США.

В этом случае размещение американской ПРО в Чехии и Польше также будет лишено смысла. Заметим, что нынешнее резкое увеличение военного бюджета России связано как раз и с массированными закупками новых мобильных комплексов «Тополь-М».

Подлодки будут нести постоянное дежурство, сменяя друг друга, в Мексиканском заливе. В случае приказа на удар последний будет нанесен с южного направления.

Поэтому, чтобы исключить этот вариант развития событий, США будут вынуждены строить ПРО по всему периметру своих границ, а не только с Запада и Востока. Тут уже проектными 60–70 млрд. долларов не обойтись. Потребуется минимум 200 млрд., которые экономика США может и не потянуть.



Мобильный комплекс “Тополь М”


Четвертый способ более дорогой и состоит в том, что можно перестроить баллистическую систему ракет с космической ориентации на наземную. Это выражается тем, что ракеты, которые обычно уходят в космос, а затем ориентируются на наземные цели, очень легко засекаются радарами. Если же все ядерные боеголовки будут доставляться баллистическими траекториями по принципу полета крылатых ракет, то никакая ПРО их не сможет задержать. Установив низкий потолок полета (ниже 200 м при приближении на 100 км от американской территории), ракеты будут засечены радарами лишь за 1 минуту до подлета к цели, и большая их часть дойдет по назначению (не успеют сбить).

Пятый способ — современную систему взрывающейся головной части баллистических ракет можно модифицировать. Принцип ее работы на текущее время такой: уже после вывода ракеты на околоземную орбиту происходит отсоединение головной части от разгонного блока.

При этом, после отделения боеголовки, оставшаяся часть ракеты разрывается на кучу мелких обломков. Тем самым, создается ощущение массовой атаки множеством ракет.

Совершенно очевидно, что только одна из этой кучи — истинная боеголовка, а все остальные — обманки. Современными системами ПРО уже отлажены технологии уничтожения таких ракет. Они заключаются в том, что антиракета сразу не запускается на уничтожение боеголовки, поскольку еще не ясно, какая из кучи ложных целей истинная. Выясняется это через Я незначительное время (пару минут), когда отследив траекторию обломков с радара, военные вычисляют отклонившуюся цель, которая летит своим курсом на землю. Именно это и есть настоящая боеголовка, и по ней выпускается ракета. Все остальные ложные цели игнорируются.

А теперь представьте себе, что все эти ложные цели вместе с настоящей пойдут одним курсом на землю. Какая из них настоящая? Придется сбивать все. Достигается эта задача довольно просто: перед тем как разорваться на множество обломков, ракета выбирает точный курс на цель и держит его какое-то время. После разделения на множество обломков все они, включая боеголовку, полетят примерно на цель, двигаясь параллельно. Боеголовка дополнительно сориентируется на основную цель лишь за минуту до подлета. Такая модернизация потребует часть дополнительного топлива и изменений в системе наведения.

И получится, что атакующие 1500 ракет превратятся в 150000, а такое количество эффективных антиракет системы обороны США создать никогда не смогут по финансовым соображениям. Но даже если и создадут, то уничтожить одновременно (за 10 минут) 150000 целей — задача нереальная. Для этого необходимо иметь около 45000 независимых радаров космического слежения с обслуживающим персоналом. На это уже точно никаких финансов не хватит.

Если же перевести всю систему слежения США на спутники, то тогда задача преодоления ПРО будет состоять уже из дополнительного этапа, который осуществляется первоочередно — запуск ракет на уничтожение американских спутников. Ориентировка на них осуществляется по излучаемым с них волнам локации (как с радаров). После запуска противоспутниковых ракет через 5 минут стартуют ядерные ракеты, нацеленные на территорию противника. Радары на спутниках будут вынуждены отслеживать траекторию полета баллистических ракет, открывая тем самым себя для противоспутниковых ракет. Поразив спутники (даже их часть), система слежения ПРО будет нарушена, и почти все ракеты достигнут цели.



МБР SS-18 любая ПРО не страшна


Шестой способ заключается в доставке торпед с ядерным боезарядом, размещающихся на подлодках. Этот способ потребует незначительно увеличить численность парка подводных лодок, но зато очень эффективен. Засечь торпеды очень сложно, особенно когда они направлены на атаку берега суши, а не кораблей. Вдоль всего побережья все идущие торпеды не засечешь, да и уничтожить торпеду с берега сложнее, чем с боевого корабля в открытом море.

Ядерные взрывы вдоль всего берега американской территории нанесут повреждения по ближайшей инфраструктуре западного, южного и восточного побережий США. Поскольку большая часть инфраструктуры сосредоточена именно в этих областях, вся экономика будет уничтожена такими ударами, как и сама территория.

Говоря обо всех этих возможностях, нужно понимать, что в любом случае последствия от ядерного взрыва (с солидным мегатонным зарядом) даже 2–3 ракет на территории США или 10–15 на территории России будут таковы, что это положит конец экономикам в этих странах.

Некоторые специалисты даже утверждают, что захоти мы уничтожить мир, то нам достаточно взорвать ядерные бомбы на своей территории, никуда не запуская. И этого будет достаточно, чтобы на Земле наступила ядерная зима, а почти вся планета покрылась ядерными осадками, и вся территория суши оказалась заражена радиацией.

Это понимают в США даже “ястребы” их политического курса.

Зачем же тогда была затеяна эпопея с ПРО?

Скорее всего, американцами двигали больше экономические интересы. Такой миллиардный куш для экономики, которая сильно зависит от оборонного заказа, принесет много пользы. И неважно, под что его выделить. Будет ли это ПРО или “система защиты от возможной агрессии инопланетян”, существенной роли не играет. В США много смежных научных, химических и др. отраслей связаны с военно-промышленным комплексом. Поэтому финансовая подпитка ВПК может вывести экономику США, которая находится в кризисном состоянии, на новый виток роста.

Если рассматривать ПРО с точки зрения эффективности, то реальная отдача вполне может быть достигнута, если учитывать, что ПРО ориентирована против “неблагополучных”, по мнению США, стран — Ирака, Ирана, Северной Кореи. Также есть основания полагать, что инициатива с выходом из ПРО направлена и против Китая, который действительно окажется беззащитным перед США. У всех этих стран нет и в ближайшее время не будет технологий преодоления системы ПРО.

С принятием же в Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) России боевого гиперзвукового маневрирующего модуля с БЧ возможности американской ПРО сводятся практически к нулю, но зато заметно возрастает напряженность в межгосударственных отношениях. Подобный этап нагнетания ракетно-противоракетной истерии цивилизация уже проходила в начале 80-х годов. Стоит ли повторяться?

ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ «Комп-ман»

Куземко Владимир


Они поженились. Потом он включил компьютер и сел напротив.

— На ужин тебе котлеты или сосиски? — спросила жена.

— Котлеты, — ответил он.

* * *

— У нас будет ребенок! — вскоре сообщила жена.

— Назови его Компиком, — предложил он.

Заплакал ребенок, потом он забренчал на балалайке.

* * *

— Сын плохо учится, а ведь 10-й класс — выпускной! — пожаловалась жена.

— Учись хорошо и успешно закончи школу, — потребовал он.

— Ты что, папа, я уже институт заканчиваю! — удивился сын. — Кстати, познакомься — это Люся…

— Здравствуйте! — робко пискнул девичий голосок.

— Здравствуйте, — ответил он, и добавил: — А внука назовите Компиком.

«Горько» на свадьбе сына кричали так громко, что иногда даже заглушали колонки..

Заплакал ребенок, позднее он запиликал на скрипке.

* * *

Однажды за спиной что-то горело и противно выли пожарные сирены.

В другой раз остро запахло лекарствами.

— Простись с мамой! — глухо произнес сын.

— Прощай, — сказал он, и обновил программу.

* * *

Звенели фужеры на свадьбе внука.

Заплакал ребенок.

Затем он же задирижировал с телеэкрана симфоническим оркестром.

* * *

Его уже никто ни о чем не спрашивал.

* * *

Но однажды компьютер сообщил о всемирном переходе на телепатические каналы обмена информации, и монитор погас навсегда.

* * *

Тогда он встал и обернулся. Перед ним в комнате находились абсолютно незнакомые люди, которые с изумлением смотрели на него.

— Кто вы?! — наконец спросил один из них.

— Кто я? — переспросил он, и с надеждой покосился на всезнайку — компьютер.

Но комп безмолствовал.

В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ



Когда важнее постоянство

Как-то раз английского писателя Джорджа Бернарла Шоу (1856–1950) пригласили на выставку часов. Когда после осмотра устроители выставки спросили писателя, какое впечатление произвели на него экспонаты, Шоу ответил в присущей ему парадоксальной манере:

— Не вижу никакого прогресса! Современные часы идут ничуть не быстрее, чем хронометры в годы моей юности.



Клин клином вышибают…

Однажды в компании, в которой находился известный польский композитор Ш. Юровски, зашла речь о знаменитом математике и физике Блезе Паскале, который в детстве, чтобы избавиться от головной боли, занимался исследованием геометрических свойств математической линии рулетты.

— А я, — вдруг рассмеялся Юровски, — поступал как раз наоборот. В школьные годы, чтобы избавиться от занятий геометрией, я придумывал себе головную боль!


«Угодил» начальству

В середине XIX века за Полярным кругом, на Таймыре, в зоне вечной мерзлоты, были открыты месторождения медных руд. Однако медеплавильные заводы долгое время не строились из-за дороговизны строительных материалов и особенно кирпича: слишком накладно было возить в северную даль кирпич. И вот в 1863 году приходит на имя енисейского губернатора от купца Киприяна Сотникова в высшей степени благочестивое прошение о том, чтобы разрешили ему на собственные деньги построить в селе Дудинка деревянную церковь. Ничего, кроме умиления, такая просьба у начальства вызвать не могла, и она тотчас была удовлетворена. Благодетельствуя прихожанам Дудинки, губернское начальство, находившееся за тысячи верст от нее, и не ведало, что там давно уже действовала каменная церковь! Предприимчивый купец, как и обещал, быстро построил деревянную церковь. Затем, не менее деловито, разобрал каменный храм и из его кирпичей сложил в 1872 году шахтную печь для выплавки меди. Так нелегальным путем появилось металлургическое производство. В этой печи, прабабушке Норильского горно-металлургического комбината, было выплавлено немало меди.



Испорченное поколение

Болгарский профессор Пенчо Райков, заведующий кафедрой органической химии Софийского университета, как-то раз заметил, что его лекция нисколько не интересует студентов. Это в конце концов настолько вывело его из себя, что он яростно рявкнул:

— Кому не нравится, может убираться вон!

Но аудитория полностью игнорировала его слова и продолжала заниматься своим делом. Тогда разгневанный профессор обидчиво добавил:

— В ваши годы я бы первым последовал подобному совету.



Смешного мало

Как-то раз великий немецкий патолог Рудольф Вирхов (1821–1902) демонстрировал студентам физиологический опыт. Когда он удалил у жабы часть мозга, ее тельце стало дергаться в конвульсиях. Студенты засмеялись. Желая остановить неуместный смех, Вирхов как ни в чем не бывало объявил:

— Итак, господа, наш эксперимент блестяще подтвердил, как мало мозга надо для того, чтобы развеселилась целая аудитория.



Запущенный недуг

Однажды на прием к известному немецкому врачу и микробиологу Роберту Коху (1843–1910) явилась богато разодетая высокомерная дама.

— На что жалуетесь, голубушка? — приветливо спросил Кох.

— Господин профессор! — возмутилась пациентка. — Что за амикошонство? Вы понимаете, с кем разговариваете? Я привыкла, чтобы ко мне обращались не иначе, как «милостивая государыня»!

— Эту болезнь я лечить не умею! — сухо констатировал Кох и крикнул в приемную:

— Прошу следующего!


«Что ж, подождем!»

В 1826 году за публикацию небольшой статьи, в которой выводился ныне всем известный закон, кельнский школьный учитель Георг Ом (1787–1854) был уволен по личному указанию министра просвещения. Высокопоставленный чиновник придерживался убеждения, что внесение математики в классическую физику — недопустимая ересь. Всем инспекторам он приказал бдительно следить за чистотой натурфилософии и считать в ней главным именно умозрительный подход к явлениям природы. Примечательно, что в Германии к министерскому окрику прислушались не только учителя, но и ученые. Закон Ома восторжествовал сперва в России благодаря работам Б.С. Якоби и Э.Х. Ленца, а затем во Франции и Англии. В Германию он вернулся с более чем десятилетним опозданием. Министерство просвещения упорно не пропускало в учебники мысль о том, что познать законы электричества без математики невозможно. Сама работа Ома откровенно высмеивалась за «болезненную фантазию, принижающую математикой достоинства природы».

Обиделся ли ученый на министра в 1826 году? Отнюдь. Он проработал в немецких школах не один год, преподавал математику и физику, и на собственном опыте убедился, что там царит «беспросветная казенщина». Согласно его наблюдениям, обскурантизм в школьном преподавании занял место логики на 99 %. «Но даже один процент вселяет надежду на продвижение логики вперед, — говорил он друзьям. — Что ж, подождем!» Действительно, Ом на несколько лет отошел от научной деятельности, занимался самообразованием, но зато потом, когда наступил просвет, выпустил ряд блестящих трудов по электричеству, акустике, кристаллооптике, в которых широко применялись математические формулы. Он ввел понятия «электродвижущая сила», «падение напряжения» и «проводимость». В 1839 году, через 13 лет после изгнания из школы, Ом стал членом-корреспондентом Берлинской академии наук.

ПРЕСС-ЦЕНТР



Сделан кардинально новый шаг в архитектуре процессоров

TRIPS встроен в квадратный корпус с поперечником 47 миллиметров. Внизу: небольшой фрагмент нового процессора

Исследователи ив университета Техаса в Остине создали центральный процессор (Lin) весьма необычной архитектуры. Потенциально она может привести к появлению массовых ЦП со скоростью вычислений в триллионы операций в секунду.

Терафлопы уже заявлялись в ряде экспериментальных систем, но данная разработка представляет интерес своим оригинальным подходом к решению проблемы производительности.

Процессор из Техаса называется TRIPS (Tera-op. Reliable, Intelligently adaptive Processing System — терафлопная, надежная, интеллектуальная адаптивная система обработки). Он построен по новой архитектуре, названной EDGE (Explicit Data Graph Execution — явное выполнение графа данных).

В показанном рабочем прототипе TRIPS — два вычислительных ядра. Каждое содержит огромное число одинаковых "плиток", которые, благодаря остроумно продуманным протоколам обмена, способны работать как один процессор. Тут же — память (кэш) с гибким распределением ресурсов между "плитками", хитроумная система формирования и выполнения блоков команд и, наконец, архитектура в целом, позволяющая (на уровне "железа") выполнять не просто последовательность инструкций, а большие графы инструкций, связанных между собой. Причем, что очень важно, графы эти процессор строит автоматически, что и позволяет не менять исходный код программы. Кроме того, каждое из двух ядер TRIPS выполняет по 16 операций за один такт и, к тому же, декодирует "про запас" до 1024 инструкций "на лету" (это, видимо, и нужно для построения графов).

Над TRIPS и архитектурой EDGE Стивен Кеклер. Дyг Бургер, Кэтрин Маккинли и их коллеги работали последние семь лет. Они особо подчеркивают, что принцип построения нового процессора оптимизирован для дальнейшего уменьшения масштаба элементов микросхем.



Первые стереоснимки STEREO показали выбросы с Солнца

Ультрафиолетовая съемка STEREO (здесь показаны небольшие фрагменты не стереоскопических кадров): синий условный цвет — изображение атмосферы Солнца с температурой 1 миллион градусов по Цельсию; красный условный цвет — газ, разогретый до 60–80 тысяч градусов (фотографии STEREO).

Спутники-близнецы STEREO передали первые трехмерные снимки Солнца. Миссия по изучению солнечных атмосферы и поверхности заработала в полную силу, ученые могут в мельчайших деталях и на разных частотах разглядывать грандиозные процессы, происходящие на ближайшей звезде. Стартовавшие прошлой осенью спутники предназначены для беспрецедентного изучения Солнца, особенно — его корональных выбросов, а одной из главных изюминок миссии является возможность создания стереоснимков нашего светила, для чего два аппарата были постепенно разведены на огромное расстояние по своей орбите.

Теперь аппараты передали первые стереоскопические кадры, которые можно увидеть в объеме, если воспользоваться очками с красным и синим светофильтром. Впервые ученые смогли увидеть структуры в солнечной атмосфере в трех измерениях, да еще и в весьма высоком разрешении. Этот взгляд значительно поможет в понимании физики Солнца и влиянии его на космическую погоду.

Съемка в ультрафиолетовом диапазоне, причем по отдельности на нескольких разных частотах, позволила ученым детектировать газ, разогретый до той или иной температуры, а значит, получить представление о различных деталях в солнечной атмосфере.



На Соломоновых островах нашли новых лягушкоротов

По словам Дэвида Стидмэна, птица сохранилась благодаря подходящим для нее условиям на острове Изабел

Новый, доселе неизвестный вид птиц семейства лягушкоротов обнаружили на островах юга Тихого океана орнитологи из музея естествознания Флориды Дэвид Стидмэн и Эндрю Краттер. Интересно, что найденная птица является также представителем нового рода, так что ее открытие — случай чрезвычайно редкий как для этого семейства, так и для орнитологии вообще.

Новый род птиц открывают нечасто — не более раза в год. А лягушкоротов открывают и того реже — до этого события было известно всего два рода. Лягушкороты — семейство птиц, обитающих в Австралии, Океании и на юго-востоке Азии. Они имеют клюв специфической приплюснутой формы, из-за чего и получили свое название.

Свое открытие Краттер и Стидмэн сделали на основе изучения морфологии птиц, которых долгое время было принято ошибочно относить к подвиду Podargus ocellatus. Ряд особенностей строения тела заставил усомниться в принадлежности птиц к подвиду. Так, по словам Дэвида Стидмэна, клювы этих птиц настолько необычны, что не похожи ни на какие другие в мире, даже на клювы представителей этого же семейства. Кроме того, у этих птиц очень мало хвостовых перьев — восемь вместо обычных для лягушкоротов 10–12. Также исследователи отмечают окраску, не похожую на "расцветку" других птиц. Решающим шагом оказался анализ ДНК лягушкоротов этого вида и остальных представителей других родов. Оказалось, что это совсем другой вид, который относится к другому роду, не известному ранее. Род назвали Rigidipenna, а виду дали наименование Rigidipenna inexpectata.



Синтезированы самые яркие флуоресцентные частицы

Смесь флуоресцирующих кварцевых частиц различных форм и окрасок.

Доцент Соколов и его коллеги из университета Кларксона разработали процесс физического захвата большого количества органических флуоресцентных молекул внутри нанопористой кварцевой матрицы.

Свечение этих частиц в 170 раз сильнее, чем свечение любых других частиц того же размера, созданных ранее. Явление флуоресценции применяют во множестве областей, так как свечение легко регистрировать. Созданные же группой ученых микроскопические частицы, которые в 10 раз тоньше человеческого волоса, могут пригодиться, например, в медицине, криминалистике и для защиты природы.

Игорь Соколов утверждает, что изобретение можно использовать в качестве штрих-кода для продуктов (можно создать более 100 триллионов комбинаций таких цветовых штрих-кодов), в виде голограмм для установления подлинности продукта или в качестве невидимых чернил.

Если распылить частицы в воздухе или растворить в воде, то можно проследить за потоками, загрязняющими атмосферу и грунтовые воды. При этом частицы будет легко собрать, так как они очень хорошо видны.

Изобретение можно использовать и в биологии. Уже запатентованы частицы, которые меняют свой цвет в зависимости от температуры окружающей среды. Сейчас исследователи работают над созданием частиц, которые будут менять свой цвет в зависимости от кислотности среды.

В будущем на основе этих исследований можно будет создать "умное лекарство", которое бы боролось, например, с раком. Ткани раковой опухоли имеют большую кислотность, нежели окружающие ткани. Если введенная в организм частица "определит", что кислотность среды повышена, она высвободит лекарство, которое в свою очередь будет бороться с раковыми опухолями.



Австралийцы создали компактное искусственное сердце

Энди Тан осматривает новый двойной насос — вспомогательное искусственное сердце

Портативное искусственное сердце создано группой специалистов во главе с профессором Энди Таном из технологического университета Квинсленда и Института биомедицинских инноваций.

Новый аппарат относится к бивентрикулярным вспомогательным устройствам. Это означает, что новый насос поддерживает одновременно и правую, и левую половины больного сердца. Обычная проблема с такими устройствами — габариты, так как фактически требуется разместить в грудной клетке два отдельных насоса.

Новый "насос противопотока" (counter-flow pump), созданный австралийцами, по их словам, впервые совмещает обе функции в одном механизме. Он обладает двумя рабочими колесами, перегоняющими кровь и вращающимися как одно целое. При этом обеспечивается правильное давление в каждой из половинок сердца.

Тан отмечает, что у больных, которым имплантировали искусственный левый желудочек (такие "половинчатые" вспомогательные устройства пока более распространены), на 47 % снижался риск смерти в течение следующего года. Так что механическое вспомогательное сердце, обслуживающее обе половинки естественного кровяного насоса, еще сильнее повысит шансы пациентов на выживание.

Правда, на данный момент австралийское устройство еще не было испытано на пациентах. Его правильную работу подтверждает лишь компьютерное моделирование.



Установлен мировой рекорд по генерации радиосигнала

Фрэнк Чан уверен, что его генератор сигнала найдет применение сразу в нескольких областях техники

Электронный генератор сигнала, построенный профессором Фрэнком Чаном (М.С. Frank Chang) и его коллегами из школы инжиниринга и прикладных наук университета Калифорнии в Лос-Анджелесе (UCLA Henry Samueli School of Engineering and Applied Science), продемонстрировал рекордную по частоте радиоволну.

Этот рекорд равен 324 гигагерцам. Сигнал, соответствующий субмиллиметровым волнам, был создан в осцилляторе с управлением по напряжению, построенном по технологии CMOS (комплиментарные металл-оксидные полупроводники — широко распространенная разновидность полупроводниковой техники) с техпроцессом 90 нанометров. Новый генератор обладает выходной частотой на 70 % большей, чем предыдущие устройства такого типа, что открывает перед микроэлектронными устройствами новые горизонты. В частности, на базе рекордного генератора возможно построение новых систем дистанционного зондирования космических объектов на субмиллиметровых волнах, а также наземных систем построения изображений, способных видеть сквозь туман или заглядывать под одежду (в поисках оружия, например). Применительно к системам радиокоммуникации новый рекорд означает соответствующий рост полосы пропускания, а значит — рост скорости передачи данных.

Авторы новинки сообщают, что традиционные генераторы сигнала на основе микроэлектронных чипов не могут превысить частоту в 190 гигагерц, поскольку примерно на таких частотах сильно (и нелинейно) растут шумы и падает эффективность усиления сигнала. Однако Чан с сотоварищами нашел способ обойти это ограничение. Они построили специальный осциллятор с базовой частотой в 81 гигагерц и выходами со смешенными фазами (0, 90, 180 и 270 градусов). Создав систему из четырех таких осцилляторов, в которой происходило наложение волн в нужных фазах, ученые получили выходной сигнал на частоте 324 гигагерца. При этом устройство показало высокий КПД преобразования постоянного тока в радиосигнал, а также — очень низкий уровень шумов.

В ближайших планах исследователей — создание аналогичных генераторов, рассчитанных на частоты в 340 и даже 600 гигагерц. Такие частоты особенно интересуют военных, а еще — создателей космических аппаратов. Кстати, для частоты 340 гигагерц земная атмосфера фактически прозрачна, что открывает перед такими радиосистемами заманчивые перспективы.



Умирающие звезды оставляют вихри в кильватере

Вверху — снимок Sharpless 2-188, внизу — ее компьютерная модель

Доктор Уоринг и его коллеги исследовали звезду, находящуюся в планетарной туманности Sharpless 2-188. С помощью суперкомпьютера COBRA они создали трехмерную модель движения этой звезды сквозь окружающий ее межзвездный газ.

Звезда находится на расстоянии 850 световых лет от нас и движется со скоростью 125 километров в секунду. В результате наблюдений обнаружилось яркое свечение в направлении движения и блеклый "хвост", направленный в противоположную сторону.

Согласно данным моделирования, яркая структура представляет собой ударную волну, из-за которой за звездой остаются турбулентные завихрения в виде "кильватерного следа". Эти вихри могут усилить перемешивание материала, выбрасываемого звездой, и межзвездной материи. По мнению Уоринга, эта смесь может играть большую роль в формировании следующих поколений звезд.

Исследователи также отмечают, что умирающие звезды выбрасывают как газ, так и пыль. Этот материал может послужить "стройматериалом" для возникновения новых планет. А так как в этих веществах содержится углерод, то подобная смесь может сыграть некоторую роль даже в формировании ЖИЗНИ.



Открыта невидимая сумеречная зона облаков

Ореол вокруг облаков может быть намного больше, чем их видимый размер

Исследователи отмечают, что при моделировании климата принято различать облачные участки и, соответственно, безоблачные районы атмосферы. От соотношения их размеров зависит куча вещей и, в частности, отражательная способность всей планеты. С одной (нижней) стороны, они отражают излучение, идущее от поверхности земли, и в этом плане работают как утепляющее "одеяло", с другой (верхней) стороны они отражают солнечные лучи, способствуя снижению температуры поверхности.

Прежние модели атмосферы не учитывают важный факт: каждое облако окружено гигантским невидимым ореолом капелек, названным учеными "сумеречной зоной". Это промежуточный пояс формирования и испарения "кусочков" облака и гидратированных аэрозолей. Такая невидимая зона простирается на десятки километров от края облака, пока не заканчивается в районе, где действительно нет облаков. Причем в этих районах атмосфера имеет иные оптические свойства. Тот же коэффициент отражения, измеренный по результатам спутниковых съемок, медленно изменялся на протяжении еще 20–30 километров от края облачного района. Хотя для простого глаза небо там было чистым.

Одно из измерений, которые проанализировали авторы работы, взяв статистику за несколько лет, — это измерения яркости Солнца. Резкое падение уровня света интерпретировалось электроникой как прохождение над объективом облака. Но, посмотрев на данные внимательнее, Корен и его коллеги открыли, что после прохода облака яркость светила возвращалась не совсем к начальному уровню. Полностью она восстанавливалась лишь через час, что говорило о длинном невидимом шлейфе капелек, тянущемся за облаком. Не все облака имеют большую сумеречную зону, добавляют исследователи. Например, ореол может быть сильно ограничен у белых кучевых облаков с резкими краями, формирующихся, когда влажный теплый воздух поднимается вверх и там охлаждается. Но в целом, как показали измерения, эти невидимые области занимают от 30 до 60 процентов от площади неба, традиционно классифицируемого как свободное от облаков. А значит, существующие модели для анализа погоды в разных районах и климата в целом на планете следует пересмотреть с учетом открытия облачных переходных зон.



Создана самая маленькая органическая лампочка

Междисциплинарная команда ученых из Корнелльского университета создала самый маленький в мире органический источник света — излучающее нановолокно шириной всего 200 нанометров, что сравнимо с размером вирусов.

Волокно изготовлено из соединений на основе рутения. Оно меньше, чем длина волны света, которое излучает. Собственно, нановолокно испускает оранжевый свет под воздействием низкого напряжения, приложенного к микроэлектродам.

Вытянуть такое волокно исследователи смогли при помощи метода, называемого электроспиннинг (electrospinning). Говоря упрощенно, он заключается в вытягивании волокна из субстрата, содержащего молекулярный комплекс металла (рутения), смешанного с полимером в некоем растворителе. Между субстратом (который покрывает микроскопические золотые электроды) и наконечником устройства прикладывается высокое напряжение. Оно помогает вытягивать "нить", которая приобретает жесткость по мере испарения растворителя.

Нановолокно, испускающее свет, полагают его создатели, пригодится как в гибкой электронике на основе полимеров, так и в различных иных устройствах, типа зондирующей микроскопии.



В Судане найдено древнее Мегаозеро

Карта Мегаозера Северного Дарфура

Специалисты из центра дистанционного зондирования Бостонского университета, используя новые топографические данные от спутников, установили, что на северо-западе Судана в древности существовало огромное озеро, ныне похороненное под поверхностью земли.

Ныне берега этого водоема скрыты под слоями песка. Однако некогда береговая линия гигантского озера проходила на высоте 573 метра над уровнем моря. Ученым также удалось различить следы русел нескольких рек, некогда впадавших в Мегаозеро. Во время своего расцвета это озеро имело площадь 30 тысяч 750 квадратных километров и содержало 2530 кубических километров воды.

Исследователи не сделали никаких выводов относительно возраста озера, однако размеры водоема говорят о том, что он существовал в течение длительного периода времени, когда для восточной части Сахары были типичны обильные дожди. Авторы работы считают, что значительная часть воды озера просочилась вглубь и ныне составляет обширные горизонты грунтовых вод. Так что данные спутниковых съемок так называемого Мегаозера Северного Дарфура, уверены исследователи, помогут найти на месте новые источники воды.

Ранее исследования Эль-База в Египте показали, что древние озера Сахары ныне оставили следы в виде подземных горизонтов фунтовых вод. Благодаря этим исследованиям в районе, находящемся севернее нового Мегаозера, было пробурено 500 колодцев, ныне орошающих многие гектары пахотной земли.



ВНИМАНИЕ! ПОБЕДИТЕЛИ АКЦИИ

Обладателями подписки на 2008 год стали:

Степанов Т.Л. г. Донецк

Капитоненко Е.А. г. Дружковка, Донецкая обл.

Кузьмин А.И. г. Кривой Рог

Крюков Ю.Б. г. Харьков

Ганин М.М. г. Мариуполь, Донецкая обл.

Човган Н.В. г. Кривой Рог.

Ложечник А.И. г. Червонозаводское, Полтав. обл.

Мещеряков Е.Г. г. Днепропетровск

Дука О.О. г. Волочиськ, Хмельницкая обл.

Решетник Г.А. г. Запорожье


Обладателями подписки на II полугодие 2007 года стали:

Скоблин А.А. г. Чертков, Тернопольская обл.

Шеляг А.Н. с. Головеньки, Черниговская обл.

Лапин А.В. г. Харьков

Лешак Ю.В. г. Киев

Воеводин В.А. г. Запорожье

Загребин Г.В. г. Кривой Рог

Брижатая О.Н. г. Каховка, Херсонская обл.

Славин И.Л. г. Днепропетровск

Скочко Б.Л. с. Уездцы, Ровненская обл.

Андрющенко Ю.В. г. Ладожин, Винницкая обл.


Обладателями подписки на III квартал 2007 года стали:

Степанова Е.Н. г. Днепропетровск

Михайленко М.Т. г. Кривой Рог

Раткевич О.О. г. Яворов, Львовская обл.

Ветрова Л. г. Кременчуг

Самчишин М. г. Кременчуг

Шевчук М.Ю. г. Одесса

Коваль М. с. Маркополь, Львовская обл.

Матушкин М.Г. г. Мариуполь, Донецкая обл.

Чорненко В.П. г. Славянск, Донецкая обл.


Дорогие друзья!

Большое спасибо вам за то, что выбрали наш журнал и поддерживаете его теплыми словами. Журнал будет развиваться, и мы постараемся не обмануть ваши ожидания.

Присылайте отзывы и критические замечания, в которых мы очень нуждаемся. Мы в начале трудного, но интересного пути, и с вашей помощью его обязательно пройдем.

Ваш “НиТ”

* * *

Ожидайте в следующих номерах журнала:

• Сверхстволы и сверхпатроны Гарольда Герлиха

• Подводные авианосцы страны Ямато

• История мер времени на Ближнем Востоке

• Болезни разных народов

• Рыцарские доспехи

• А также наши постоянные рубрики «Морской каталог» и «Авиационный каталог».

* * *

На 1-й странице обложки: Фотография к статье “Темная материя и темная энергии во Вселенной”.



На 2-й странице обложки: Танки-предшественники Т-44. Художник Поляков А.В.



На 3-й странице обложки: Тяжелые бомбардировщики-гидропланы 30-х годов. Художник Чечин А.А.



На 4-й странице обложки: Тяжелый бомбардировщик-гидроплан Brege 530 “Saigon”. Художник Игнатий А.Ф.



Цветная вставка лицо: Линейный корабль «Азов». Художник Поляков А.В.



Цветная вставка обр: Характерные истребители первых четырех поколений реактивной авиации.

* * *

Журнал «Наука и техника» зарегистрирован Министерством Юстиции Украины (Св-во КВ № 12091-962ПР от 13.12.2006)

УЧРЕДИТЕЛЬ и ИЗДАТЕЛЬ — Поляков А.В.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — Павленко С.Б.

Заместитель главного редактора — Барчук С.В.

Редакционная коллегия: Павленко С.Б., Поляков А.В., Кладов И.И., Мороз С.Г., Игнатьев Н.И.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

В журнале могут быть использованы материалы из сети Интернет.

Приглашаем к сотрудничеству авторов статей, распространителей, рекламодателей.

Редакция приносит извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте или в верстке журнала.


Подписка на журнал принимается всеми отделениями “Укрпочты” до 20-го числа каждого месяца.

Подписной индекс по каталогу “Укрпочты” — 95083 (с 01.01.2008 индекс — 98689).

Подписной индекс по каталогу “Газеты, журналы” агентства Роспечати: 21614

Журнал можно приобрести или оформить редакционную подписку, обратившись в редакцию.

Адрес редакции: г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 502. тел. (057)7177-540, 7177-542 Адрес электронной почты: samson@kharkov.ua. Адрес для писем: 61140, г. Харьков, а/я 206.

Адрес в сети Интернет: www.nauka-tehnika.com.ua

Формат 60x90-1/8 Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. лист 9. Зак. № 131 Тир. 5200.

Типография ООО «Беркут+». г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 501, т. (057)7-543-577, 7-177-541

Примечания

1

О масштабности этой задачи свидетельствует такая цифра: обзор SDSS, продолжающийся в настоящее время, уже охватывает более 300 тыс. галактик, для которых измерено как направление, так и расстояние.

(обратно)

2

Обзор Las Campanas, середина 90-х годов.

(обратно)

3

Разумеется, это не относится к расстоянию от Земли до Солнца или расстоянию между звездами в Галактике: Земля удерживается вблизи Солнца силами гравитационного притяжения, и расстояние от нее до Солнца не изменяется из-за расширения Вселенной.

(обратно)

Оглавление

  • Колонка главного редактора
  • НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА
  •     Обломившееся сверло
  •   • ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
  •     Ракоскорпионы
  •     Византия — мертворожденная империя?
  •     Теория и практика гибели империи
  •   • ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ
  •     Вирусы
  •   • АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА
  •     Темная материя и темная энергия во Вселенной
  •   • ГИПОТЕЗЫ
  •     Теория взаимоотношений планеты Земля и человека
  •   • В МИРЕ ИНТЕРЕСНОГО
  •     Культура, рожденная в гетто
  • ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВТОМОТОТЕХНИКА
  •     Автомобильные дороги США. История американских скоростных магистралей
  •   • КОМПЬЮТЕРЫ, КИБЕРНЕТИКА И ИНТЕРНЕТ
  •     “Пиринговый” ветер
  •     Глобальная замена глобальной сети
  • ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ
  •     Аэродром — мировой океан
  •   • КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ
  •     Великий флот в «Маркизовой луже»
  •   • ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
  •     Такое трудное пятое поколение
  •   • БРОНЕТЕХНИКА
  •     В тени «тридцатьчетверки»
  •   • ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ
  •     Боевой лук: реальность и легенды
  •   • РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
  •     Шесть дешевых и эффективных способов преодоления системы 'ПРО'
  • ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ «Комп-ман»
  • В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ
  • ПРЕСС-ЦЕНТР
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики