КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2006 № 07 (7) (fb2)


Настройки текста:



«НАУКА И ТЕХНИКА» Журнал для перспективной молодежи № 7 декабрь 2006

Колонка главного редактора

Здравствуйте, дорогие читатели!

Вот уже и заканчивается 2006 год — год рождения нашего журнала. «Младенец» заметно вырос в размерах (с 64 до 72 страниц!) и похорошел (цветность увеличилась почти в 2 раза!). Появились постоянные читатели, которые с нетерпением ждут выхода следующего номера и «бомбят» редакцию тревожными звонками и письмами: «Не закрылся ли журнал?» Нет, и Слава Богу, — за полгода количество наших подписчиков удвоилось. И хотя в абсолютных цифрах мы уступаем глянцево-рекламным изданиям, нас радует, что журнал находит своего читателя (или читатель находит журнал). И если вокруг «НТ» смогут сплотиться думающие и ищущие люди, то мы будем считать первую часть своей миссии выполненной. Какова задача? Библейская, — отделить зерна от плевел, дать возможность образованным и неординарным людям почувствовать себя востребованными для общества. Горько наблюдать, как целые ряды на базарах занимают кандидаты наук, доценты и аспиранты, вынужденные поднимать экономику других стран, вместо того, чтобы служить обществу своими знаниями. Великий Наполеон во время своего Египетского похода, издал потрясающий приказ: «Ослов и ученых — в середину каре!» Предводитель Великой Армии понимал — КАК много значит ученый (т. е. наученный) человек.

Работники медийного и рекламного бизнеса нас часто упрекают за «совковость». Выслушивая их предложения по изменению имиджа журнала и его содержания, ты понимаешь, что их идеал — это «Максим», «Натали» или «Популярная механика». Так вот, дорогие наши читатели, мы НИКОГДА не будем такими! Ни одного плохого слова в адрес этих (и многих других) изданий! Возможно, в будущем журнал будет печататься на более “благородной” бумаге, но мы ориентируемся на тех, кому важна не обертка, не фантик от конфетки, а НАЧИНКА! Мы всегда ставили, ставим и будем ставить СОДЕРЖАНИЕ во главу редакторской политики.

В этом номере рекомендуем Вам статью «Мозг и сознание». Мы стали в тупик, когда пытались достойно проиллюстрировать ее! Но, — каково содержание! Также не пожалеете, если прочитаете статью «Клонофобия…». Это критический ответ на статью о генетических войнах, опубликованную в № 5. Редактору, как дилетанту в этом вопросе, было интересно проверить себя — а не попался ли и он на те «страшилки», которые обсуждают достопочтенные авторы? Проверьте и вы себя…

И, наконец, в этом номере две больших статьи, косвенно перекликающиеся друг с другом — о наградах Российской Империи и об Отечественной Войне 1812 года.

И конечно, поздравляем всех читателей с наступающим 2007 годом. Желаем Вам добра, счастья, мира и спокойствия. Желаем Вам жить в тихой, благополучной стране, и чтобы этой страной была наша Украина.

До встречи в Новом Году!

Ваш “НТ”

НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА

Новое чудо света восходит пальмой в Персидском заливе

Заявленные как “восьмое чудо света”, крупнейшие в мире проекты по мелиорации земли — с созданием очень непростых искусственных островов — близятся к завершению в Объединенных Арабских Эмиратах. Размах поражает воображение. Такого на нашей планете еще никто никогда не делал. Однако не все с этими островами идет гладко.

Широкомасштабное строительство самых больших искусственных островов на Земле, которое стало возможным благодаря широкому континентальному шельфу и относительно небольшой глубине Персидского залива, ведет принадлежащая властям Дубая компания Nakheel. Многие удивляются, как такой не слишком опытный разработчик, пусть и с помощью иностранных фирм, в частности, голландских, более-менее сносно справляется со столь сложными проектами.

И тем не менее: как сообщает Associated Press, в настоящее время 14 тысяч чернорабочих, живущих на пришвартованном на расстоянии от берега судне, трудятся день и ночь, завершая возведение первого из трех имеющих форму пальмы островов. Основополагающих работ осталось месяца на четыре.

Вообще же, “трилогия” Palm, расположенная недалеко от побережья Дубая, имеет цель показать главное предназначение города — глобальный центр туризма.



В прошлом году астронавты с МКС сфотографировали возводимую “Пальму Джамейра” из космоса



Цифрой 1 помечена заканчиваемая “Пальма Джамейра”, 2 — “Пальма Джебель-Али”, 3 — “Пальма Дейра”, 4 — архипелаг “Мир”. Остальные цифры для нас сейчас значения не имеют. Просто оцените будущий внешний вид всего этого, посмотрите, как всё расположено относительно друг друга и вообще.



Примерно в таком состоянии первый искусственный остров пребывает в настоящее время


Когда все острова будут закончены, береговая линия Дубая увеличится в общей сложности на 520 км. Здесь будет больше 100 роскошных гостиниц, 10 тысяч эксклюзивных вилл, 5 тысяч квартир, пристани, водные парки, рестораны, торговые центры, спортивные сооружения, курорты и гак далее.

А пока рабочие, в течение 5 лет сваливавшие в воды Персидского залива миллионы тонн песка и камней, заканчивают подражающую финиковой “Пальму Джамейра”, чтобы сдать ее 1350 потенциальным жильцам под ключ 30 ноября. Хотя, на самом деле, должны были сделать это для 4 тысяч человек еще в прошлом году.

Как бы там ни было, первые жители в конце года разместятся в огромных бетонных зданиях на 17 “ветвях” пальмы. Остальные 2650 квартир — в 20 высотных зданиях на “стволе” — сдадут, по-видимому, только в 2007-м.

Да, а причиной годичной задержки открытия был в буквальном смысле провал: часть новой земли опустилась, поэтому пришлось привезти еще песка и воспользоваться вибрирующими уплотнителями, причем не только на этом, но и на всех других строящихся искусственных островах.

Однако в ноябре будет закончено меньше половины строительства острова — на 100 % “Пальма Джамейра” стоимостью примерно $14 миллиардов будет готова лишь к 2010 году — если все пойдет по плану.

Вот тогда это будет, как задумано, быстро развивающийся город с 60 тысячами жителей, стремящийся конкурировать с Сингапуром и Гонконгом как деловой центр и превзойти Лас-Вегас как столицу отдыха и развлечений.

Прессу компания Nakheel на “Пальму Джамейра” пока не пускает, но люди, побывавшие на острове, описывают увиденное без особого восторга: построенные впопыхах дома смотрятся дешево, и установлены они как-то странно близко друг к другу.

Кроме того, и так перегруженные дороги на побережье, как ожидается, забьются еще больше, когда люди двинут на остров, соединяющийся с “большой землей” единственным мостом (впрочем, эта беда, скорее всего, надуманная: 3 августа был открыт новый мост длиной 360 метров).

Самый большой и сложный искусственный остров “Пальма Дейра” будет готов через пять лет, а то и позже.

Кстати, помимо того, что счастливым владельцам жилья на “Пальме” — а это иностранцы, среди которых больше всего англичан — в течение еще нескольких лет придется жить фактически на стройплощадке, в дальнейшем их ждет еще и массированный приток туристов (20 тысяч посетителей в день). Не слишком ли суровые испытания при ценах от полутора до $10 миллионов?



Вот такой обещают построить на “Пальма Джа мейра” город-сад



Восьмое чудо света?


Заметим, многие наблюдатели полагают, что лихорадочное строительство в Дубай скоро опередит спрос, произойдет это через полгода или год. Но Nakheel такая перспектива не смущает. В случае чего она за десятки миллионов долларов распродаст пустые острова кому-нибудь под застройку.

Тем временем на подходе два других острова — “Пальма Джебель-Али” (тоже финиковая, но на 50 % больше “Джамейры”) и “Пальма Дейра”, наибольшая из трех, с 41 “ветвью” — чьи сроки тоже сдвинулись по ряду причин за 2008 год.

Еще у Nakheel имеется почти законченный четвертый архипелаг “Мир” (The World), названный так из-за формы, повторяющей карту мира. Эта группа из 300 маленьких островов изначально привлекла немного покупателей и до сих пор по большому счету нераспродана.

Вместе с тем непохоже, чтобы финансовые проблемы кого-то в ОАЭ, где денег куры не клюют, волновало: горнолыжный курорт Ski Dubai открыли, самый высокий в мире небоскреб Burj Dubai строится полным ходом. Так что вполне возможно, Эмираты нам не только восьмое, но и другие чудеса света покажут. И девятое, и десятое.

• ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ

Мозг и сознание

С.В.МЕДВЕДЕВ, член-корреспондент РАН, директор Института мозга человека РАН



Что такое мозг человека?

С одной стороны, это кусок студенистого вещества, часть которого — и частью которого — мы видим. (Подсказка для тех, кто не учил анатомию — и эмбриологию: видящая и видимая часть мозга в обиходе называется глазом.) С другой стороны, это невероятно сложный, практически самый сложный во Вселенной объект. Десятки миллиардов нейронов, про которые не напрасно говорят, что каждый из них столь же неисчерпаем, как и мозг, — и совсем уже невообразимо сложная сеть связей между ними. Согласно некоторым концепциям, именно связи определяют уровень работы мозга.

Однако всего этого человек не видит. Вообще, представление о том, что мы думаем именно мозгом, в истории познания возникло далеко не сразу. Главным кандидатом на роль вместилища души было, пожалуй, сердце — орган куда более “симпатичный”: и необходимость его для жизни понятна, и удары в грудной клетке хорошо слышны, и на сильные чувства оно явно реагирует, в отличие от вышеупомянутого студня.

Впрочем, и нам, знакомым с достижениями современной науки, бывает трудно осознать и до конца поверить, что именно студенистая масса в черепной коробке обеспечивает все богатство нашего внутреннего мира, все разнообразие нашего поведения. Поэтому и возникают различные мифы о мозге и его возможностях. Проще представить, что идеальный внутренний мир — мысли, эмоции и т. п. — существует вне и независимо от мозга. Мифотворчество провоцирует и еще одна косвенная причина: в отличие от механизмов обеспечения сенсорных функций (зрения, слуха и т. д.), которые достаточно хорошо изучены и более-менее понятны, мозговое обеспечение высших видов умственной деятельности — все еще тайна за семью печатями. А раз мы не знаем как, то, может быть, ничего этого и нет.

Одна из основных задач, стоящих перед Институтом мозга человека, состоит именно в том, чтобы установить, как соотносится идеальное (мысль) и материальное (процессы в мозге, обеспечивающие мышление). И нами, и многими другими учеными показано, что каждому психическому явлению — принятию решения, восприятию, речи — соответствуют вполне определенные перестройки в активности нейронов и связей между ними. Причем это соотношение между психикой и материальным ее обеспечением — так сказать, дорога с двусторонним движением. С одной стороны, активность нейронов организуется мыслью, а с другой — изменения в активности нейронов могут вызывать изменения в поведении и мыслях человека. Пример первого: мы можем произвольно менять поведение, думать об одном или другом, и это изменяет активность нейронов. Пример второго: изменение активности нейронов, скажем, под воздействием алкоголя приводит к явно выраженным изменениям поведения и психики. Таким образом, мы видим не просто корреляцию, а взаимодействие идеального и материального.



Мозг человека и представляет собой орган, в котором происходит это взаимодействие.

В идеальной сфере мозг руководствуется законами логики, которые допускают далеко не любые операции. Логика, впрочем, тоже бывает разной: существует не только женская и мужская логика, но также классическая (булевская) и небулевская логика. Законы идеального ограничивают нас не слишком строго: мы способны себе представить очень многое, включая самые невероятные вещи и явления. (Хотя даже в безумии, как хорошо известно психиатрам, есть своя логика.) Существенно более строго ограничивают деятельность мозга его физические и физиологические свойства.

Материальная природа мозга накладывает некоторые жесткие и до сих пор до конца не изученные ограничения на процесс мышления. Компьютер не способен делить на ноль: он останавливается и выдает сообщение об ошибке. Точно так же существуют некоторые действия, которые противны человеческому мышлению не с точки зрения логики, а из-за некой биологически зашитой программы. Однако, в отличие от более просто устроенного компьютера, мозг не останавливает процесс мышления, а пытается преодолеть противоречие, уходя в невроз или в выдуманный мир, либо просто избегая думать о неприятном.

Из этого, в частности, следует, что реакция человека на одно и то же воздействие определяется не только этим самым воздействием и его местом в логической структуре психики, но также физическим состоянием мозга и тела человека. Наполеон объяснял свое поражение под Ватерлоо насморком, который мучил его в день битвы. Даже его мозг — мозг если не гения, то, безусловно, выдающегося человека — в ответственную минуту не смог справиться с заложенным носом. При всей кажущейся забавности это объяснение правдоподобно: исход битвы тогда был совсем неочевиден, а Наполеон славился неожиданными смелыми решениями. Вот пример того, как чисто биологическое явление существенно воздействовало на ход истории. Следовательно, мы вправе говорить не только о взаимодействии биологического и социального, но и, в более общем случае, о биологии и цивилизации.

На приведенном примере видно противоречие между огромной интеллектуальной мощью мозга и его зависимостью от состояния тела. В принципе, интеллектуальная мощь настолько велика, что влиянием биологического фактора часто вообще пренебрегают. Человек нездоров, но, превозмогая себя, он берется за работу и выполняет ее. Действительно, в большинстве случаев усилием воли можно подавить и движения тела, и движения души. Даже ребенок, когда хочет конфету, не берет ее без разрешения: происходит самоограничение не только рефлексов, но и безусловных инстинктов. Именно из-за недооценки биологического и посмеивались над насморком Наполеона.

Однако пренебрежение к биологическому аспекту не сразу, но приводит к тому или иному срыву. Ребенок, которому не дают конфет, рано или поздно дорывается до них и объедается шоколадом до аллергии и высокой температуры. Подавление естественных биологических желаний приводит к неврозам, гипертонии и многим другим неприятностям.

Здесь я хотел бы немного отвлечься. Процессы в мозге не тождественны психическим функциям. Любовь (здесь и далее я буду приводить примеры на ее основе, поскольку это переживание знакомо многим читателям) — не специфическая активность определенных участков мозга, точно так же, как музыка — не колебания воздуха и не магнитные домены на пленке. Музыка становится музыкой, когда ее воспринимает человек, иначе говоря, в сфере идеального. Однако без этих колебаний и доменов музыки просто нет. Приблизительно так же соотносятся высшие функции человека и процессы в его мозге. Они не идентичны, они взаимообусловлены и взаимодействуют. Любовь — великолепное чувство, неизбежно сопровождающееся определенными процессами в мозге. (Разумеется, сказанное справедливо и для злобы.) Непонимание этого факта рождает мифы.

Утверждения, высказанные в таком контексте, кажутся очевидными. Однако почти в каждом конкретном случае мы забываем об этом. Хотя большинство людей знает о связи мозга и мышления, но, как уже говорилось, до конца в это не верят не только обыватели, а и многие ученые. Кто-то попросту не задумывается над этим, кто-то не может принять, что все богатство человеческой психики заключено в полутора литрах студенистого вещества, а кого-то смущает, что законы функционирования мозга по-прежнему не полностью ясны.



Три основных орудия нейробиолога (символическое изображение) — это микроскоп, избирательное окрашивание нервной ткани и микроэлектрод. На рисунке приведена световая микрофотография нескольких окрашенных по Гольджи нейронов в срезе ткани мозга из зрительной коры обезьяны; длинная игла — кончик микроэлектрода, расположенного как бы для записи электрических импульсов, которые генерирует одна из клеток.


Против природы не попрешь

Из того, что было сказано о влиянии физического на умственное, следует важный вывод: законы общества должны соответствовать биологическим законам, не вступать с ними в жесткое противоречие. Простейший пример: если запретить плотскую любовь, то общество вымрет. Казалось бы, это очевидно. Однако, проанализировав сложности, с которыми сталкивались в ходе своей истории различные государства, можно сделать заключение, что сложности эти зачастую были вызваны противоречием между писаными или неписаными правилами поведения и биологическими особенностями человека.

Общую схему этого процесса можно представить таким образом: с появлением некоторой внешне заманчивой идеи или, к примеру, сверхдоходов, освобождающих обладателя от каждодневной борьбы за выживание, возникает новая система взглядов или взаимоотношений, которые внутренне конфликтуют с инстинктами. В отношения вносится иная логика.

В качестве примера, к сожалению, уже набившего оскомину, вспомним прошлое столетие в нашей стране. Сразу отмечу, что Советский Союз не будет единственным отрицательным примером, далее мы рассмотрим и другие страны. Можно сколько угодно говорить, что советский режим был жестоким или экономически неэффективным. Однако возьмем для сравнения Византийскую империю: трудно представить себе более жестокий и несправедливый режим. Тем не менее, это государство просуществовало тысячу лет и не рухнуло под собственной тяжестью, а было завоевано. Значит, причина развала — не в жестокости режима.

Я не экономист и не политолог, поэтому буду рассматривать только биологическую сторону проблемы. В Советском Союзе не социализм как экономическая система, а идеология шла вразрез с основными биологическими инстинктами среднего человека. (Будем говорить именно о среднем, так как гений может иметь даже инвертированные инстинкты.) В норме каждый человек любит отца и мать больше, чем первого секретаря обкома. Нас же воспитывали на примере Павлика Морозова, предавшего собственного отца. Примат общественного (то есть ничьего) перед личным считался важнейшим качеством настоящего советского человека.

Средний человек хочет быть богатым: даже не столько богатым, сколько обеспеченным, чтобы создать хорошие условия для своей семьи и для продолжения рода. Это так же естественно, как и любовь к родным. Однако провозглашается борьба против богатых — не только кулаков, но и середняков. Подобные примеры можно приводить бесконечно.

Полагаю, что истинной причиной распада страны был именно этот антибиологический курс. Не собственно социализм, проявлений которого теперь пруд пруди даже в Америке, а “твердый и последовательный” курс Политбюро, запрещавший все попытки заинтересовать производителя материальных благ в результате труда. Средний человек работает, чтобы жить, как животное идет на охоту, когда голодно, и сколько бы вы ни объясняли ему, что работать надо не ради жены и детей, а ради торжества всемирного коммунизма, он на биологическом уровне этого не поймет.

Если бы эти противоречия возникали в компьютере, то мгновенно случился бы сбой программы. Однако в человеческом обществе благодаря колоссальной устойчивости мозга, его гибкости и изменчивости (которые, собственно, и позволили выжить человеку как виду) этот конфликт успешно подавляется и преодолевается — по крайней мере, внешне. Тем не менее, он не исчезает и рано или поздно дает о себе знать. Это может проявиться и в виде необходимости жестоких репрессий для сохранения статус-кво (вспомните красный террор), и в виде захлестывающей общество волны насилия и неповиновения, и, наконец, в виде резкого ухудшения здоровья людей, увеличения числа неврозов и самоубийств.

Мозг человека — предельно тонко сбалансированное и при этом великолепно защищенное образование. Он рассчитан на долгую жизнь и обладает чрезвычайной надежностью — пока работает в штатном режиме. При выходе из этого режима сперва идет компенсация: довольно долго мы не замечаем никаких изменений. И только используя достаточно тонкие методы (такие, как разработанные в нашем институте методы слежения за так называемыми сверх медленным и процессами головного мозга и организма), можно заметить, что режим работы — уже не штатный, а аварийный. Рано или поздно происходит декомпенсация, зачастую резкая и внешне необъяснимая: на пустом месте возникают скандал, истерика, гипертонический криз. Нравится нам или нет высказывание, вынесенное в название этой главки (кстати, его приписывают Нернсту), но бороться с собственной природой и остаться в выигрыше невозможно.

Разумеется, из всякого правила есть исключения. Гений способен без чрезмерного напряжения показывать результаты, далеко превосходящие средний уровень, зато дурак, как правило, невероятно устойчив в неблагоприятных условиях. Однако даже у дурака есть и эгоизм, и привязанность к близким, и понимание приоритета семьи.

В начале эры электронно-вычислительных машин отмечалось так называемое бешенство программистов: тихий спокойный математик хватал стул и запускал им в монитор ЭВМ. Оператор не выдерживал диалога с искусственным интеллектом. Проявлялась как бы психологическая несовместимость. ЭВМ вела себя как чрезвычайно занудный, строгий и не обремененный хорошими манерами фельдфебель: “Не положено, и все!” Вполне закономерно появлялось желание ответить агрессией на хамство. Этот пример интересен тем, что с бешенством программистов быстро научились справляться. Программы диалога стали подчеркнуто вежливыми, дружественными, подсказывающими возможные выходы из тупика.

Все это хорошо понимают исследователи психологии оператора. Эта область психологической науки, образно говоря, занимается тем, чтобы работник на атомной станции не сошел с ума от перенапряжения и груза ответственности, а пилот истребителя-бомбардировщика чувствовал себя удобно и комфортно, наводя ракеты с напалмом. В Америке полицейский, убивший даже заведомого негодяя, маньяка-убийцу, проходит длительный курс психологической реабилитации. Всем очевидно, как важно в экстремальной ситуации соизмерять вероятные нагрузки с возможностями человека. Однако, когда дело касается всей системы взаимоотношений в обществе, об этом не думают.

Примат идеологии над биологией, искусственной морали над первичными инстинктами до сих пор неявно постулирован. Гражданин обязан подчиняться правилам социальной жизни, иногда достаточно сложным. Хорошо, если они не противоречат биологической норме. Если же противоречат, то, как говорилось выше, в обществе нарастает напряженность.

Здесь важно подчеркнуть два обстоятельства. Первое — очень долгий период компенсированного развития заболевания, когда болезнь уже началась, но внешне не проявляется. Исчерпание резервов заметно только при специальном исследовании. Второе — болезненные реакции могут проявляться даже при небольших сдвигах равновесия в обществе. Когда на площади стоит толпа, достаточно легкого толчка, чтобы начали бить либо правых, либо левых.

Я не философ и не историк, поэтому прошу прощения за возможные неточности в формулировках, но, мне кажется, основной причиной неурядиц в России во все времена была загадочная русская душа. Высокая духовность нашего народа — и всего народа в целом, и отдельных его представителей — во имя торжества идеи побуждала выстраивать системы отношений, которые приводили к сложностям как экономического, так и политического характера.

Впрочем, это характерно не только для нашей страны. С учетом всего сказанного выше очевидно, что США сейчас идут к серьезному кризису в обществе, который наступит не скоро, но неминуемо. Американское общество пытается создать систему морали, антибиологичность которой очевидна. Вспомним фильм “Солдат Джейн”: девушка, которую играет Деми Мур, хочет стать десантником и ни в чем не уступать крутым парням. Смотреть этот фильм физически неприятно — но это одна из американских героинь. Между тем мужчина и женщина биологически не могут быть равны. Разумеется, они должны иметь равные социальные права и т. п. Но пропаганда идентичности, взаимозаменяемости полов — предвестник кризиса именно в силу своей полной антибиологичности. Удивительно, что еще не создано американское объединение мужчин, кормящих грудью. Богатая Америка может долго компенсировать кризисные явления, но если их не устранить, то произойдет декомпенсация.



Американская героиня Деми Мур — женщина естественно приятной наружности



Та же Деми Мур — вызывает отвращение. (Кадры из фильма “Солдат Джейн”)


В благополучной Швеции, где уровень социальной защиты почти освободил людей от страха потерять рабочее место, у граждан появляется множество хобби и снижается интерес к работе. Все большее распространение получают браки без регистрации, без каких-либо взаимных обязательств — брак как экономический институт становится ненужным. Появляются демографические проблемы — бездетность уже не синоним беспомощной старости.

Человек работает, повторим еще раз, во имя биологически обусловленной цели: выживание и комфорт для себя и семьи. Эту цель можно отобрать у человека многими способами. Можно показать ему, что, как бы он ни старался, все равно честным трудом денег не заработает. А можно, наоборот, поставить его тому, что мы спонсируем чужое развитие, а не свое. Мало кому нравится служить в армии — но общество, которое не кормит свою армию, будет кормить чужую.

Можно сказать, что мораль — это отражение и физиологии человека, и уровня производительных сил, и в условия, когда безбедное существование обеспечено вне зависимости от того, работает он или нет. (Во многих странах пособие по безработице выше, чем минимальная зарплата, и если потеряешь работу, то тебя защитит масса программ.) Отсутствие же цели неизбежно приведет к криминализации общества, наркомании, сексуальным расстройствам, то есть к девиациям.

Так что же, культурных людей неизбежно будут побеждать варвары, которые руководствуются грубыми инстинктами? Будь то соперничество между странами, внутри страны или внутри одного человека — неужели духовность обречена на проигрыш в борьбе с инстинктами?

Очевидно, правильный ответ на этот вопрос: “Да”. Но если вдуматься, это совсем не грустно. Зачастую, когда мы говорим о бездуховности или аморальности, мы смешиваем два разных понятия: отсутствие этих качеств — и “другие” духовность и мораль.

На самом деле в нынешнем мире побеждает не общество грубых солдат и варваров, а общество, в котором наиболее гармонично сочетаются система человеческих отношений и морали, их “физиологичность” и уровень развития производительных сил.

Грустно, что почти все вкусные продукты малополезны и при любом обращении к врачу, как правило, выясняется, что именно от вкусных блюд придется отказаться. Аналогичным образом многие привлекательные особенности общества ослабляют его. Насыщение рынка импортом приводит к структуры социальных отношений. Причем мораль, как правило, запаздывает в своем изменении по сравнению с тем, что она отражает. Изменение всей системы семейных отношений — это прямое следствие появления феномена работающей женщины и изобретения посудомоечной машины. С одной стороны, у женщины есть деньги, которые она зарабатывает, с другой, малая механизация и полуфабрикаты дают ей время. Но предпосылки появились относительно давно, а терпимое отношение к разводам — относительно недавно.

Мы привыкли считать, что высокие и чистые моральные принципы одинаковы для всех. Но очевидно, что это не так. Мусульманин сохраняет полную респектабельность, имея до четырех жен, и удивляется распутному поведению европейцев. Между тем физиологически многоженство вполне оправдано. Наше предубеждение против него коренится, скорее всего, в европейском пути развития, в нашей истории. Когда в перестроечные времена я начал выезжать за границу, то сделал массу ошибок, поскольку, как и все советские люди, имел абсолютно смещенное представление об американцах. И только в середине девяностых я начал внутренне принимать их образ мышления. Может быть, не в последнюю очередь наши политические противостояния связаны именно с непониманием стиля мышления. Скажем, в некоторых странах указать на кого-то рукой или спросить о жене — страшное оскорбление. Сознательно не привожу примеров, так как избегаю политики. Но сколько мировых конфликтов обусловлено не объективными причинами, а исключительно оскорбленным самосознанием!

Законы мозга допускают различные идеологические или моральные реализации. Они не допускают только то, что им противоречит.

Я настроен оптимистично. Сейчас, понимая и резервы мозга, и соотношение между идеальным и биологическим, можно избежать напряжения, декомпенсации. Существуют простые и эффективные приемы сохранения работоспособности и избегания нервного истощения для отдельно взятого человека-оператора. Такие же меры должны быть разработаны и для общества. Кстати, некоторые подобные приемы давно известны, например спортивные зрелища. Кроме того, и это очень важно, многие идеи, в том числе капитализм и социализм, допускают различные реализации, среди которых есть и такие, которые не конфликтуют с биологическим “каркасом”. Задача политиков и ученых — находить именно такие реализации. Возможно, в этом поиске помогут дальнейшие исследования мозга человека.


Любовь по заказу

Как я уже говорил, нельзя смешивать идеальную функцию — мысль или чувство — и соответствующий им процесс в мозге. Но, повторяю, они неразрывно связаны. А из этого следует, что, воздействуя на процесс, можно воздействовать и на функцию. Разберем это на примере любви.

В нормальных условиях любовь возникает в сфере идеального и в этой же сфере развивается, хотя испокон веков люди знали о приворотных зельях, которые могли ее стимулировать. В настоящее время механизм действия некоторых из этих зелий понятен и даже описан в научной литературе. Тем не менее при некоторых физиологических особенностях организма любовь не возникнет никогда. С другой стороны, направленное воздействие на определенные структуры или механизмы мозга может ее уничтожить или создать.

Если не вставать на позиции поэтические, а говорить с профессиональной точки зрения, то любовь — это восхитительный невроз. Налицо все клинические признаки, в первую очередь неспособность объективно оценивать свое и чужое состояние, а также сам предмет страсти. (Чтобы понять красоту Лейлы, надо смотреть на нее глазами Меджнуна, писал Фирдоуси.) Но если это заболевание, то его можно успешно лечить. А можно и спровоцировать. Ситуация несчастной любви описана, наверное, миллионы раз, от древнегреческих трагедий до современных кинофильмов. Герой или злодей любит женщину, а она его нет. Начинается борьба за нее, и если предусмотрен хеппи-энд, то герой добивается женщины, а злодей — нет. Разумеется, злодей — понятие относительное, он может быть даже симпатичным, но по закону жанра он обязан остаться на бобах.

А что делать в реальной жизни, когда взаимности добиться не удается? Если даже счастливая и взаимная любовь подпадает под определение невроза, то тем паче — безответная страсть. Ты хочешь Таню, а она любит Ваню. И что бы ты ни предпринимал, думает о нем, а на тебя не смотрит. Если отвергнутый не хочет с этим смириться, он ищет радикальные пути воздействия. Например, в средние века, да и позднее, было популярно физическое уничтожение соперника. Иногда это давало нужный эффект, но бывало и так, что желанная цель уходила в монастырь или утешалась с кем-то еще.

А нельзя ли как-нибудь понадежнее и попроще? Чтобы без уголовщины, а просто — раз-два, и она полюбила меня, как я ее. В те же самые средние века люди отправлялись к ведьме или колдуну за приворотным зельем или заговором на любовь. Говорят, многим помогало.

Мы, люди образованные, в колдовство и привороты не верим. Однако невротик, измученный проявлениями болезни, хватается и за соломинку. Иначе не процветали бы современные колдуны, “с гарантией” возвращающие любимых и устраняющие соперников, — откройте полосу рекламы в газете, наверняка увидите десятки подобных объявлений. Что интересно, и в наше время иногда помогает, не хуже, чем в средневековье. На самом деле помогает. Это не сказки, не шарлатанство — это понимание того, как работает мозг человека.

Любовь и ненависть, презрение или восхищение соответствуют конкретным изменениям в работе нейронов. Но нельзя сказать, что любовь — это и есть перестройка работы мозга или, как говорят ученые, появление определенного паттерна (рисунка) нейронной активности. Любовь — это великое чувство в сфере идеального, которое сопровождается неотъемлемыми изменениями в мозге. Здесь ключевое слово “неотъемлемые”.

Это означает, что и любовь может вызвать изменение состояния: подумали о Ней — и сразу кровь прилила к лицу. Но и обратное верно: изменение состояния может вызвать охлаждение или разогрев чувств. Выпил рюмочку коньячку, страстно возжелал Ее. Но не остановился на одной рюмке — и к концу второй бутылки уже не можешь вспомнить, как Ее зовут.

Как возникают эмоции? В мозге выделяются определенные вещества, которые, собственно, и являются материальными носителями эмоций. Это так называемые эндорфины. эндогенные (произведенные в организме) аналоги морфина. Морфин продуцирует положительные эмоции потому, что похож на эти самые эндогенные вещества. Но в организме они синтезируются в небольших физиологических количествах. А морфин мы вводим в немалых дозах. Поэтому, если при естественной эмоции нормальный человек, как правило, не теряет голову, то при инъекции морфина он не справится с эйфорией.



Действие отворотного зелья или просто поел чеснока на ночь?


Это сильнейшее воздействие. Однако кроме морфина есть и другие вещества, модулирующие процессы в мозге и организме человека. Есть, например, так называемые афродизиаки — вещества, стимулирующие половое влечение.

Теперь представьте себе, что некая народная целительница дает женщине порошок. Та подмешивает его в питье предмету своего вожделения. (Во имя политкорректности сразу уточним, что женщина и мужчина в подобных историях могут меняться ролями.) И неожиданно этот человек ощущает себя сексуальным гигантом (действие афродизиака) и при этом запредельно счастлив (действие вещества, вызывающего положительные эмоции). Это еще не любовь, но женщину, с которой человек пережил подобное, он запомнит.

Скорее всего, колдуны и ведьмы, а также целители и маги эмпирически нашли пути направленного воздействия на процессы в мозге. Это звучит очень научно, хотя на самом деле несложно. Тот же самый алкоголь меняет поведение человека. Вспомните рассуждения из “Троих в лодке” Джерома К.Джерома: после рюмки бренди возникает одно настроение, после стакана пива другое. Направленное изменение поведения в чистом виде! Рассмотрим вопрос с теоретической точки зрения. Как же все-таки происходят приворот и отворот? Каков механизм и каким, следовательно, должен быть оптимальный порядок действий?

Много лет назад в одном из ленинградских институтов, где лечили тяжелейшее заболевание (болезнь Паркинсона) с помощью введенных в мозг электродов, ученые заметили, что при положительных эмоциях происходило понижение одного из физиологических показателей в некоторых областях мозга, а при отрицательных — повышение. И наоборот: воздействие на электроды с лечебной целью попутно приводило к изменениям в настроении человека.

Оказалось, что в определенных областях мозга, ответственных за организацию эмоций, все время протекают разнонаправленные процессы. Условно говоря, повышение так называемого уровня постоянного потенциала связано с отрицательными эмоциями, а понижение с положительными. Если в одной точке потенциал пошел наверх, то в другой он опускается. В норме разбалансирование этих процессов невелико. Так, легкая веселость или легкая грусть. Сильные эмоции — сильная разбалансированность. При неврозе, образно говоря, колебания зашкаливают.

…Это была одна из первых больных, которую лечили новым методом. Больная тяжелейшая, годами прикованная к постели. После операции женщина-врач начала лечебные электрические стимуляции. Они чудодейственно помогали: уже через две недели эта больная бегала по коридорам клиники, помогала медсестрам и санитаркам. Электрические стимуляции давали ей прилив сил, положительные эмоции и т. п. Но случайно, поскольку тогда еще многого не знали, замкнулась связь — и пациентка перенесла эти положительные изменения на человека, который делал эти лечебные процедуры. Возникла любовь женщины к женщине (ничего общего с лесбиянством). Напрямую вызванная любовь. Сейчас эту опасность — возникновение нежелательных эмоций — хорошо знают и с подобными осложнениями легко справляются, именно потому, что поняли, чем был вызван первый случай.

На основании этих результатов еще в 1974 году в солидной научной монографии (“Нейрофизиологические аспекты психической деятельности” Н.П.Бехтеревой) и было дано объяснение механизмов работы приворотных и отворотных зелий.

Итак, я люблю его девушку, а она любит его. Что делать? Шаг первый: разрушить их любовь. Известная история (как все подобные истории, очевидно, приукрашенная) иллюстрирует метод. В одном провинциальном городке жили она и он, которые любили друг друга страстной любовью. И хотели пожениться. И было им по четырнадцать лет. Грубые и жестокие родители совершенно беспочвенно препятствовали их счастью. Влюбленные были культурными, знали о Ромео и Джульетте и решили тоже вместе умереть, так как ждать до восемнадцати лет и соединиться глубокими стариками было нереально. Они пошли к аптекарю и, объяснив ситуацию, попросили яд посильнее. Аптекарь дал им яд и объяснил, что для полноты эффекта необходимо закрыться в комнате и выбросить ключи з окно… Яд оказался сильнейшим слабительным, и, когда влюбленных через четыре часа освободили, они сидели спиной друг к другу в разных углах комнаты. И больше их друг к другу не тянуло. Яд убил любовь. Собственно, это и есть отворот. Перед тем, как она идет к нему, надо давать ей вещество, вызывающее неприятные эмоции. Через два-три раза она с удивлением обнаружит, что он совсем не так симпатичен. Более того, от него у нее портится настроение — или даже как в только что рассказанной истории. И тут вы делаете следующий шаг: приглашаете ее вместе посмотреть телевизор, выпить чая или просто пойти погулять. Даете ей выпить другое зелье, которое резко улучшает настроение и, возможно, вызывает приятные сексуальные эмоции. Вы не ведете себя агрессивно, вы просто нежны. Никаких поползновений и нескромных намеков. И она с удивлением замечает, как ей с вами хорошо Два-три вечера, и она ваша. Причем это будет настоящая, хотя и не вечная любовь. Не вечная — потому что на самом деле она может не переносить ваш храп, или запах, или ваши отвратительные привычки, и в конце концов через какое-то время они подействуют как аналог того же отворотного зелья Но так или иначе, задание выполнено Она ваша.



Действие приворотного зелья или просто любовь?


Самое сложное в этом методе — отбить девушку. Если сразу начать с приворотного зелья, то она побежит за усилением эффекта к сегодняшнему любимому. Есть еще опасность: вы дали приворот, вас позвали к телефону, а она запала на официанта, бармена или вашего приятеля. Придется все начинать сначала. Вспомните историю о Тристане и Изольде. Король не поехал за невестой сам, отправил Тристана, тот оказался рядом с ней, когда по ошибке был выпит “напиток любви” — вот и не принесла королю счастья женитьба.

В принципе ничего необычного здесь нет. Известно, например, что если девушку слегка подпоить, то отношения выстраиваются легче. Механизм такой же: небольшая доза алкоголя вызывает положительные эмоции, ей с вами становится легко и приятно Можно воздействовать не алкоголем, а приятной музыкой и легким вкусным обедом или ужином. Любое ухаживание в конечном итоге сводится к желанию выглядеть лучше и доставить партнеру удовольствие. Кстати, способы ухаживания тоже зависят от страны и морали. Где-то я читал, что на одном из тихоокеанских островов возлюбленную завлекают приблизительно в таких выражениях (если дать смягченный перевод): “Приходи ко мне в рощу, и там я сделаю так, что ты будешь визжать как поросенок, которого режут”.

Но если алкоголь и ужин при свечах — это мягкое и ненавязчивое влияние, то наше гипотетическое зелье — лом, против которого нет приема. А приема “против” действительно нет. Потому что это прямое воздействие на мозг, можно сказать, вызывание невроза в эксперименте. Какая бы сильная воля у вас ни была, вы не преодолеете расстройства желудка, вызванного слабительным. Ни один разведчик не сможет сохранить секрет, будучи накачанным психотропными веществами.

Однако не торопитесь бежать в аптеку. Во-первых, если вы угостите ее слабительным, а не фирменным отворотом (которого в аптеках не продают), то не совсем уж глупая барышня легко свяжет боль в животе именно с вами. Во-вторых, от лошадиной дозы афродизиака она, может быть, и прыгнет на вас прямо в ресторане, но утром-то проспится — и все поймет. И в том, и в другом случае о любовных мечтаниях можете забыть. Потому я и рассказываю об этом, не ожидая, что сексуальная ситуация в стране резко переменится.

И последнее. Манипуляция сознанием — это всегда страшно еще и потому, что для нее необязательно фармакологическое воздействие. Доктор Геббельс, располагая только радио и газетами, за короткий срок изменил сознание нации. Здесь важно вовремя распознать манипулятора. А для этого есть верный признак: если умный человек вдруг начинает делать глупости, это или психическое расстройство, или манипуляция.

Итак, резюме. Взаимодействие между мозгом и сознанием, между материальным и идеальным — это дорога в обе стороны. Как нельзя укусить локоть, так некоторые поступки или психические явления запрещены устройством мозга. А воздействие на его состояние неизбежно изменит и поведение.

Клонофобия как главная опасность клонирования

Александр Чубенко



В статье “Грядут ли генетические войны?” (см. «НиТ» № 5) её автор, психотерапевт Сергей Выгонский, рассмотрел потенциальные негативные последствия клонирования человека. Я согласен с единственным положением этой статьи: “Предвидеть отдалённые последствия любых фундаментальных вмешательств в природу человека нужно уже сегодня”.

Как физиолог человека по основному образованию, дилетант — то есть, не профан, а “продвинутый чайник” — в психотерапии (хотя никого не пытался лечить, не считая мелких грехов молодости) и, в последние годы, редактор интернет-журнала “Коммерческая биотехнология”, я считаю, что всё остальное статье С. Выгонского продиктовано клонофобией — иррациональным страхом — в той же мере, как если бы в статье о проблемах межнациональных отношений автор начал цитировать в подтверждение своих рассуждений “протоколы сионских мудрецов”.

“Рационализация — это процесс, посредством которого действительному поведению даётся обоснование, которое не только его оправдывает, но и маскирует его истинную мотивацию, поведение представляется и объясняется таким образом, что выглядит вполне разумным и оправданным. Предлагаемая аргументация при этом не является логически обоснованной и часто не выдерживает никакой критики” (Карвасарский и др., «Психотерапия»).

Это, упаси Боже, не личный выпад. Моя критика выдвинутых автором положений не является неуважением лично к нему.

Я считаю, что война с клонами человечеству не грозит. Психология клонированных людей, когда они появятся, не будет принципиально отличаться от психологии обычного человека. На неё могут повлиять и телесное нездоровье, особенно если из-за несовершенной техники клон окажется болезненным, и звёздная болезнь, если вместо соблюдения врачебной тайны и тайны усыновления клона превратят в ярмарочную диковинку, и обычная избалованность — но не искусственное происхождение клона само по себе.

Опасности клонирования человека в массовом сознании и, тем более, в сознании отдельных людей неоправданно преувеличены. Во многом это объясняется непониманием того, что такое клонирование, и смешением понятий получения химерных гибридов, клеточной терапии, терапевтического клонирования, репродуктивного клонирования и генной инженерии.

Давайте сначала отделим клонирование от технологий, с которыми его часто путают.

Выращивание химерных животных с тканями и органами, пригодными для пересадки человеку — не лучший путь для трансплантации. Такие работы, несомненно, имеют большую научную ценность и не менее аморальны, чем средневековые попытки переливания человеку крови животных или нынешнее использование для трансплантации органов, полученных у человеческих трупов (пересадка органов от живых людей, даже небезвозмездная, не вызывает такого отторжения — этот феномен нетрудно истолковать с точки зрения психотерапии). А если кто-то считает, что пересадить человеку сердце от химерного поросёнка — это аморально, пусть попробует убедить в своей правоте десятки тысяч людей, которые умирают каждый год, не дождавшись подходящего донора.



Иногда клонов представляют себе именно так!


Клонофобия — не повод для прекращения исследований или ужесточения законодательных ограничений на все виды клонирования. Эти ограничения достаточно строги даже в самых либеральных законах, а страх перед клонированием во многом подогревают статьи, написанные некомпетентными журналистами с целью пощекотать нервы публике. Кстати, мало какая публикация СМИ по вопросам клонирования не обходится без пересказа бредней сектантов и не подтвердившихся заявлений врачей-шарлатанов. По-моему, не стоит делать мракобесам пиар. Моральные и медицинские проблемы в близкой и отчасти перекрывающейся с клонированием области применения эмбриональных стволовых клеток и фетальных тканей усиливают настороженное отношение к терапевтическому клонированию и клеточной терапии в целом. (Эмбриональные стволовые клетки — стволовые клетки, выделяемые из ранних эмбрионов на этапе бластоцисты или из полового зачатка 5-ти недельных эмбрионов. Уникальное свойство эмбриональных стволовых клеток — тотипотентность, то есть способность дать начало, по меньшей мере, 350 различным типам клеток, а также внеэмбриональным тканям (плацента, эмбриональные оболочки) и эмбриону в целом. Фетальные стволовые клетки получают из абортивного материала на 9-12 неделе беременности. — Прим. ред).

Для исследований и разработки клеточных технологий применяют линии эмбриональных стволовых клеток, полученные или из абортивного материала, или из оплодотворённых яйцеклеток, оставшихся невостребованными после экстракорпорального оплодотворения (искусственное оплодотворение — это не совсем то же самое. Его широко применяют в ветеринарии и от естественного оно отличается только используемым инструментом).

Строгие ревнители морали считают, что эти зародыши или клетки следует выкинуть на помойку, а ещё лучше — не производить ни кощунственного оплодотворения в пробирке, ни богопротивных абортов. Без абортов, конечно, лучше, хотя их делают и будут делать. Но если кому-то угодно считать греховным экстракорпоральное оплодотворение — это его личные убеждения, а врачи и пациенты имеют право на собственные.



Под микроскопом видно, как тонким инструментом происходит внедрение соматического ядра в яйцеклетку


Абортом на ранних сроках заканчивается каждая четвёртая беременность — девушки часто называют это задержкой. Чаще всего, ранний самопроизвольный аборт является следствием летальных мутаций, но если в руки исследователей попадает здоровый абортированный эмбрион, он может хотя бы принести пользу науке, а возможно, и больным людям. Немного жутковато, особенно для не-медиков, выглядит терапия фетальными клетками, полученными из эмбрионов на достаточно поздних, до нескольких месяцев, сроках развития. Но попробуйте объяснить это паркинсонику, которого может спасти пересадка нейронов эмбриона, которого не просто спустили в унитаз, а сначала использовали его ткани для лечения больного человека.

К счастью, моральные терзания в этом вопросе отходят в прошлое: терапия фетальными клетками и малоэффективна, и опасна для пациентов. И эмбриональные стволовые клетки в медицине практически не применяются, прежде всего, потому, что они склонны к злокачественному перерождению и отторжению организмом реципиента. Через год после получения первых линий человеческих эмбриональных стволовых клеток были переоткрыты мезенхимные стволовые клетки. (Мезенхимальные стволовые клетки, которые регенерируют практически все органы и ткани, получают из костного мозга. — Прим. ред.)

Думаю, что именно они окажутся самым подходящим материалом и для клеточной трансплантации, и для терапевтического клонирования. Уже показана возможность восстановления с их помощью функции сердца в случаях, когда единственной альтернативой является ожидание материала для пересадки — с большой вероятностью не дождаться тканесовместимого донора или жить после операции плохо и недолго. Из мезенхимных стволовых клеток уже сейчас напрямую, без клонирования, делают первые “протезы” тканей. Их же, скорее всего, будут использовать для терапевтического клонирования, которое не имеет никакого отношения к репродуктивному, которое и является основным источником клонофобии.

Для терапевтического и репродуктивного клонирования на начальных этапах используют один и тот же метод — внедрение соматического ядра в яйцеклетку. Терапевтическим клонированием принято называть не выращивание химер из клеток разных видов животных, а выращивание эмбриональных стволовых клеток с цитоплазмой яйцеклетки и ядром соматической клетки.

Кроличьи (коровьи и прочие) яйцеклетки с человеческими ядрами — это всего лишь эксперимент. Отчасти работы с такими химерами вызваны желанием избежать экспериментов на чисто человеческом материале — но в обычном человеческом восприятии это выглядит ещё более аморальным. Возможно, когда-нибудь кто-нибудь и попытается имплантировать такую яйцеклетку в матку (скорее всего, всё-таки животного), нарушив писаные законы и моральные нормы. Но из-за этого возможного “когда-нибудь” нельзя закрывать или ограничивать исследования, которые могут дать человечеству не меньше, чем внедрение в медицинскую практику антибиотиков.

И аналогии с палкой о двух концах, которой, несомненно, является пенициллин и его потомки — не аргумент. В конце концов, некоторые сектанты отказываются и от переливания крови — желающие могут отказаться и от антибиотиков, и от электричества.

Для терапевтического клонирования, как и для производства клонированных овечек, ядро соматической клетки внедряют в яйцеклетку самки того же вида (в случае медицинского применения — вида Homo sapiens). На этом сходство с репродуктивным клонированием кончается. Задача терапевтического клонирования — получить культуру клеток, способных, как эмбриональные, превращаться во все типы тканей и свободных от их недостатков. Такие клетки гарантированно приживутся в организме “хозяина” клеточного ядра. Их биологический возраст будет таким же, как у остальных клеток. К озлокачествлению они будут склонны не больше ваших собственных. Чужих инфекций вы с ними не получите. И по поводу их применения можно найти дополнительный аргумент в споре со строгими блюстителями морали: внедрение в яйцеклетку соматического ядра — это не оплодотворение. Хотя споры в вопросах веры — дело бессмысленное. Эти клетки можно будет использовать и для “просто” клеточной терапии, и для выращивания вначале тканей (это уже делается на животных и на людях), и простых по строению органов.

Методика получения таких клеток уже достаточно отработана, и появления первых (первых, а не совершенных!) искусственных органов, а не костей или участков мягких тканей, можно ожидать через несколько лет. Зубы и волосы уже на подходе. А в целом о достижениях клеточной трансплантологии написано много — повторю только одну избитую фразу: это новая эра в медицине.

Теоретически можно не прекращать развитие такого эмбриона на стадии нескольких десятков клеток и не выращивать эти клетки в виде недифференцированной культуры, а имплантировать в матку. Тогда это будет то самое репродуктивное клонирование, которое вызвало так много споров задолго до того, как стало реальностью, и о котором в сознании обывателя существует столько страхов. По большей части эти страхи иррациональны, как боязнь темноты или мертвецов.

Миф об искусственном бессмертии человека — компетенция психотерапевтов, если не психиатров. Или, в лучшем случае, соцпсихологов и религиоведов — специалистов по культам и сектам. Ни один учёный не может всерьёз говорить о личном бессмертии за счёт терапевтического и репродуктивного клонирования — разве что под сильным давлением малограмотного журналиста. В полном соответствии с законами природы клон кого бы то ни было (в том числе, полученный из моих личных стволовых клеток, уже второй год лежащих в жидком азоте) будет новорождённым младенцем. Под влиянием факторов внешней среды мой клон будет отличаться от меня по внешнему виду (первая клонированная кошка по кличке Копирка и исходная особь похожи не больше, чем родные сестры). Его личность будет формироваться в совершенно других условиях. А о переносе информации (личности, памяти, души) в нейроны клона сейчас могут компетентно (или очень некомпетентно) рассуждать только фантасты. Для научного анализа такой проблемы у нас недостаточно данных. Теоретически когда-нибудь можно будет заранее сделать копию человека на запчасти — но это обойдётся намного дороже, чем выращивание запасных органов по отдельности. Такие органы, как минимум, не придётся десятилетиями кормить, поддерживать в них физическую форму и выносить за ними судно, и их можно будет выращивать прямо на месте, не подвергая пациента опасностям, связанным с пересадкой.

За прошедшие с рождения знаменитой овечки Долли годы методы репродуктивного клонирования не достигли совершенства. Долли действительно родилась старушкой и болела, пока её не усыпили — но это же было самое первое в мире настоящее, а не полученное с помощью перевязки икринки, клонированное животное! Делать из плохого здоровья Долли вывод о том, что клонированием нельзя создать полноценный организм — то же самое, что, посмотрев на аэроплан братьев Райт, говорить, что летательные аппараты тяжелее воздуха никуда не годятся. К тому же мыши, кошки, овцы, приматы и так далее — это разные таксоны со своими биологическими особенностями. Клонирование лабораторных мышей, да ещё и с заданными изменениями в хромосомах, давно перестали быть чем-то уникальным. Первые линии таких мышей живут уже десятое мышиное поколение. Дело идёт к тому, что через N лет клонированных мышек или меченых зелёным флуоресцентным белком медуз, будут делать третьекурсники на практикуме по молекулярной биологии. Скорее всего, рано или поздно возрастные изменения в хромосомах исходного организма научатся восстанавливать, как минимум, при клонировании, например, наращивая теломеры — концевые участки хромосом, определяющие способность клетки к делению, или другими способами вмешиваясь в механизмы регуляции функции генов.



Схема репродуктивного клонирования и терапевтического клонирования на примере животного и человека


Но это — дело достаточно отдалённого будущего, и человечество сумеет решить связанные с этим проблемы, как тысячи лет решало проблемы, связанные с научно-техническим прогрессом — лишь бы не было Третьей мировой.

История генной инженерии началась с добровольного моратория, который авторы метода предложили и вместе с коллегами со всего мира соблюдали, пока не выработали правила техники безопасности при создании трансгенных организмов. Образ безумного профессора, готового ради удовлетворения собственного любопытства или личных целей выпустить из бутылки любого джинна — голливудский штамп. Настоящие, а не киношные учёные поставят любое необходимое количество опытов на мышках, кошках и обезьянках, прежде чем переходить к первым осторожным опытам на людях.

До сих пор в подавляющем большинстве случаев учёные поступали именно так. А если кто-нибудь в погоне за сомнительной славой рискнёт провести на человеке эксперимент с неизвестными последствиями — это не нашествие клонов, враждебных всему человеческому, которых представляет себе запуганный обыватель. Хотя я уверен, что на самом деле у среднестатистического обывателя достаточно здравого смысла, чтобы не воспринимать страшилки о клонах всерьёз, и достаточно других забот, кроме опасностей тотального клонирования. Другое дело — агрессивный и общественно активный обыватель, канализирующий своё либидо в борьбу с чем угодно.

С. Выгонский пишет, что “у детей, рождённых посредством искусственного оплодотворения, возрастает риск появления генетических уродств”. Неплохо бы получить несколько ссылок на полный текст статей, в которых это описано. Желательно из профильных журналов. Я могу вспомнить только одну статью, переводную из какого-то зарубежного СМИ, с пересказом исследования, показавшего, что здоровье “детей из пробирки” похуже, чем у обычных детей — но недостоверно. Недавно первому “искусственному” ребенку исполнилось 25 лет, в мире их десятки тысяч, и если бы вероятность наследственных аномалий (и, тем более, уродств) у них была заметно выше, чем у обычных детей — это было бы так же общеизвестно, как болезненность и ранняя смерть незабвенной Долли. И даже если чуть выше — известно, что все болезни от генов, кроме тех, которые от нервов. На экстракорпоральное оплодотворение люди идут не от хорошей жизни, а по состоянию здоровья. И наследственность у их детей может быть похуже средней. Возможно, здоровье первых клонированных людей будет хуже среднего — и это надолго отодвинет широкое внедрение клонирования.



Атака клонов…


И уж совсем категорически я не согласен с мнением, что “клонирование может привести к генетическим войнам: безжалостные и ущербные клоны будут бороться за выживание с обычными людьми… раннее старение клонов, генетически обусловленные уродства, необратимые нарушения биологического ландшафта, морально-этические вопросы религиозного характера… по своему душевному складу человеческие “клоны” будут существенно отличаться от людей, появившихся на свет обычным путём”. Раннее старение — или преодолимо, или сделает нецелесообразным производство клонов. Уродства — или преувеличение, или, опять же, заведомый брак — кто станет плодить уродов, и зачем? На биологический ландшафт (очевидно, наследственность человека как вида) не повлияет ни “чистое” клонирование, ни даже методы лечения наследственных болезней. Таких методов разрабатывается сотни, хотя практически пока вылечили только дюжину детей с тяжёлым комбинированным иммунодефицитом, из них у двоих в виде побочного эффекта развилась лейкемия.

Пересказ расчётов безопасности генотерапии для генофонда займёт слишком много места, а прочитать об этом можно, например, в учебнике Б. Глика и Дж. Пастернака “Молекулярная биотехнология” (М., “Мир”, 2002). Морально-этические вопросы уже решены и категорическим запретом на репродуктивное, а в ряде стран — и на терапевтическое клонирование, и единодушным осуждением попыток клонирования человека, и неодобрительным отношением к любым видам терапевтического клонирования всеми конфессиями.

Но если всё же людей начнут клонировать — будут ли они теми монстрами, которыми их представляет общественное бессознательное?

“Во-первых, клонирование лишено атмосферы взаимного влечения друг к другу будущих родителей ребёнка, из-за чего он появится на свет, лишённый внутриутробного опыта любви… людям из “пробирки” будут присущи эмоциональная холодность, черствость, неумение налаживать контакты с окружающими”. Личный опыт внутриутробной любви до зачатия будущего носителя души — это, по-моему, перегиб. Однажды в беседе о психосоматических болезнях я спросил свою знакомую, неглупую даму и дипломированного психотерапевта: “Так что, все пассажиры “Титаника” купили билеты под действием мортидо”? Разгорячённая спором, она сказала: “Конечно, да!” — и долго пыталась убедить меня в том, что мой вопрос — не доведение до абсурда, а попадание точно в яблочко. Проблем с родительской любовью у клонов будет не больше, чем у детей, усыновлённых во младенчестве.

“Во-вторых, у такого ребёнка будет отсутствовать опыт внутриутробного общения с матерью, психологически крайне важный для человека. Известно, что при этом мать общается с ребёнком через сны, поскольку видит вместе с ним одни и те же сновидные сюжеты” Выражение “дети из пробирки” — это просто поэтический термин. Оплодотворение маминой яйцеклетки папиной спермой (или, при клонировании, введение в яйцеклетку соматического ядра) при этом происходит действительно в чашке Петри, но после нескольких делений комочек из нескольких десятков клеток внедряется в стенку обычной матки и с этого момента может видеть мамины сны — если такой совместный просмотр снов также не является поэтическим преувеличением. Сны зародыша — не более достоверное научное явление, чем воспоминания о прошлых воплощениях души. Производство клонов в искусственной матке — фантастика очень дальнего прицела, и если до этого дойдёт, будущие клоноводы научатся транслировать таким зародышам самые фрейдистско-юнговские сны. Так что с точки зрения внутриутробных контактов за психику клонов можно не беспокоиться.

“В-третьих, такие личности не пройдут через опыт родовой травмы… в памяти этих людей не останется специфических переживаний, полученных в момент сжатия матки и момента самого рождения… искусственно воспроизведённые индивиды не смогут воспользоваться целительными возможностями религиозных переживаний” Смотрите выше. И воспроизвести из резины родовые пути, сокращающиеся в схватках, нетрудно. А без религиозных переживаний легко обходятся миллиарды нормальных людей.

“В-четвёртых, наличие… уродств… генетических расстройств внесёт свой вклад в формирование у таких личностей затаённого чувства внутренней ущербности. Дополнительным поводом к этому станет и то, что природа позаботится о снижении у клонов возможности к сексуальной жизни, поскольку такого рода действия не имеют для них эволюционного смысла. Подобный комплекс неполноценности, скорее всего, будет компенсирован беспочвенным ощущением своей технологической “чистоты” и превосходства над “дикими”, природными людьми” Плодить уродов? Какому безумному учёному придёт в голову такая мысль, и какой в этом смысл? Имеет смысл производство клонов, умственно и/или физически превосходящих среднего гражданина, клонируя выдающихся людей и/или изменяя гены. Во всяком случае, одна из основных (в перспективе) задач клонирования животных — выведение более совершенных пород. И то, что евгенику пропагандировали фашисты, не отменяет её благой и недостижимой на практике цели — хотя клонирование этому вряд ли поможет. Психологические проблемы клонов могут быть связаны скорее с действительно обоснованным чувством превосходства над обычными людьми — но о предотвращении этого позаботятся их родители и воспитатели. Если немодифицированные клоны появятся на свет, в эволюционном смысле они окажутся ничем не хуже нас с вами: основа эволюционного процесса — гены — у них будут наши до последнего нуклеотида. И каким мистическим образом Природа позаботится о сексуальной жизни клонов и обеспечит их стерильность?



Итак, конфликт неизбежен?


Социальные, психологические, технические и прочие проблемы, связанные с клонированием, не раз описали фантасты (из современных мне нравится, как это делают Лукьяненко и Буджолд). Писатели разбираются в инжиниринге человеческих душ не хуже психотерапевтов. Злобных, ущербных клонов, о которых говорит С. Выгонский, я не припоминаю. Иногда (но очень редко) фантасты описывают недоброжелательные к человеку генетически модифицированные виды рода Homo. Но для войн или хотя бы серьёзных беспорядков нужно много условий — в том числе достаточная численность клонов, знание ими того, что они получены необычным путём, понимание своих отличий от обычных людей и материальные предпосылки для конфликтов. Таких предпосылок хватает и у обычных людей — и вероятность развязывания клонами войны даже ниже обычной. Для войны и революции нужно государство или партия, объединённая какими-то интересами. Отличные от общечеловеческих особенности и интересы могут быть не у обычных клонов, а у выведенных генной инженерией рас и видов, но это отдельная история. Не допустить таких отличий у обычных клонов — это Первое Правило Клонотехники.

Наследственность и среда примерно в равной степени определяют психологические особенности, умственное и физическое развитие. Психологический портрет каждого конкретного клона будет определяться наследственными характеристиками исходной личности и особенностями воспитания. Скорее всего, репродуктивное клонирование человека не будет носить не то что массового, а сколько-нибудь заметного характера. Представителей высшей расы, Ломоносовых, Шварценеггеров, Паваротти и так далее можно получить куда более простым и дешёвым способом, чем клонирование. Преданных или запуганных рабов, злобных фанатиков или, наоборот, умных и добрых людей можно воспитать обычными способами, клонирование для этого не нужно. От клонирования нельзя ожидать ни выгоды, ни удовольствия, и, удовлетворив своё научное любопытство, люди оставят его — разве что за исключением каких-то особых случаев, и наверняка сумеют получить от этого больше пользы, чем вреда.

Итак, человечеству действительно грозит множество разных опасностей, и в самом конце этого списка, среди опасностей маловероятных и при этом небольших (а то и вовсе надуманных) находится клонирование.

• ПРИРОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Молния — карающая рука богов

Николай Звонарев



Сначала — определим некоторые понятия, которые мы будем употреблять в этой статье:

Линейная молния — гигантский электрический искровой разряд в атмосфере между облаками или между облаками и земной поверхностью, напряжением миллионы вольт, длиной несколько километров, диаметром десятки сантиметров и длительностью десятые доли секунды.

Шаровая молния (ШМ) — светящийся сгусток горячего газа, изредка появляющийся в грозовых погодных условиях.

Гроза — это электрические разряды в мощных кучево-дождевых облаках, сопровождаемые вспышкой света (молнией) и резкими звуковыми раскатами (громом).

В день летней грозы многих и теперь, как в древние времена, охватывает страх и ощущение опасности. Сколько раз за лето каждый из нас видит вспышку молнии на небесах, и всякий раз ее огонь кажется таинственным. Да и ученый мир подтвердит, что, как ни прытка наука, познавшая все от атомов до созвездий, перед феноменом молнии — электрического разряда, возникающего между грозовой тучей и поверхностью Земли — долго пасовала и она. В этой области исследований еще не прошел описательный период.

Молнии рассекают атмосферу не только Земли, но и Венеры, Юпитера, Сатурна. Так, в конце января 2006 года межпланетная станция “Кассини” наблюдала за самой мощной грозой на Сатурне за всю историю наблюдений и сфотографировала эту космическую бурю.

К Земле же огненные стрелы молний летят со скоростью всего в двадцать раз меньше световой. В среднем вспышка молнии длится 30 миллисекунд. Ее мощность в это мгновение достигает 1012 ватт, то есть в тысячи раз превосходит мощность небольшой АЭС. В канале молнии воздух разогревается до 30 тысяч градусов — в пять раз горячее, чем на поверхности Солнца. Разогретая плазма моментально расширяется и порождает мощную звуковую волну — гром.

Физика процесса достаточно известна — заряженные частицы в атмосфере появляются, когда капли дождя и ледяные кристаллы сталкиваются в грозовом облаке в сильных воздушных потоках и теряют или приобретают электроны. Отрицательно заряженные частицы собираются в нижней части облака. Когда накапливается большой заряд, происходит его разряд либо в облаках, либо между облаком и землей.

Изучение молний — достаточно сложный и дорогостоящий процесс. Год назад в Австрии стартовал крупный международный проект, в котором участвуют специалисты из 18 стран-членов ЕС, а также России, Украины, США, Японии и Канады. Возможно, нам откроются новые тайны молний.

Так, лишь недавно подтвердилось, что удары молний сопровождаются всплесками рентгеновского и гамма-излучения (впервые подобная гипотеза была высказана лет 80 назад). Мощное напряжение возникает не только между грозовой тучей и землей, но и между тучей и лежащими выше слоями атмосферы. На высоте от 20 до 80 километров может генерироваться напряжение до 20 миллионов вольт. Электроны, мчащиеся ввысь, порождают цепную реакцию. Сталкиваясь с молекулами воздуха, они вызывают их ионизацию. Постепенно возникает лавина электронов, летящих в сторону разреженной ионосферы. Там происходит все меньше соударений, и скорость электронов приближается к световой. Если они все же сталкиваются с другими частицами, то наблюдается излучение в рентгеновском или гамма-диапазоне. С 2002 года с околоземной орбиты ведется наблюдение за слабыми источниками гамма-излучения на нашей планете. Их активность длится от 0,2 до 3,5 миллисекунд. По некоторым оценкам, за сутки может появляться до полусотни таких источников.

По условиям развития грозы разделяются на внутримассовые и фронтальные.

Внутримассовые грозы над материком возникают в результате местного прогревания воздуха от земной поверхности, что приводит к развитию в нем восходящих токов местной конвекции и к образованию мощных кучево-дождевых облаков. Поэтому внутримассовые грозы над сушей развиваются преимущественно в послеполуденные часы. Над морями наиболее благоприятные условия для развития конвекции наблюдаются в ночные часы, и максимум в суточном ходе приходится на 4–5 часов утра.

Фронтальные грозы возникают на фронтальных разделах, т. е. на границах между теплыми и холодными воздушными массами и не имеют регулярного суточного хода. Над материками умеренного пояса они наиболее часты и интенсивны летом, в засушливых районах — весной и осенью. Зимние грозы возникают в исключительных случаях — при прохождении особенно резких холодных фронтов.

Грозы на Земле распределены неравномерно: в Арктике они возникают раз в несколько лет, в умеренном поясе в каждом отдельном пункте бывает несколько десятков дней с грозами. Тропики и экваториальная область являются самыми грозоопасными районами Земли и получили название «пояс вечных гроз», у них свой «полюс» — район Бютензорга на острове Ява: здесь грозы буйствуют 322 дня в году. В пустыне Сахара гроз вообще почти не бывает. К слову, по данным трехлетних наблюдений сотрудников Национального института космических исследований Бразилии, разряды молний над мегаполисами происходят почти в два раза чаще, чем над их окрестностями, но и этот вывод требует подтверждения.



Формирование молнии

Наиболее часто молния возникает в кучево-дождевых облаках, тогда они называются грозовыми; иногда молния образуются в слоисто-дождевых облаках, а также при вулканических извержениях, торнадо и пылевых бурях.

Обычно наблюдаются линейные молнии, которые относятся к т. н. безэлектродным разрядам, так как они начинаются в скоплениях заряженных частиц. Это определяет их некоторые, до сих пор необъясненные свойства, отличающие молнии от разрядов между электродами. Так, молнии не бывают короче нескольких сотен метров; они возникают в электрических полях значительно более слабых, чем поля при межэлектродных разрядах; сбор зарядов, переносимых молнией, происходит за

тысячные доли секунды с мириадов мелких, хорошо изолированных друг от друга частиц, расположенных в объеме несколько км3. Наиболее изучен процесс развития молнии в грозовых облаках, при этом молнии могут проходить в самих облаках — внутриоблачные молнии, а могут ударять в землю — наземные молнии. Для возникновения молнии необходимо, чтобы в относительно малом (но не меньше некоторого критического) объеме облака образовалось электрическое поле с напряженностью, достаточной для начала электрического разряда (~1 Мв/м), а в значительной части облака существовало бы поле со средней напряженностью, достаточной для поддержания начавшегося разряда (~0,1–0,2 Мв/м). В молнии электрическая энергия облака превращается в тепловую.

Кстати, средняя длина молнии составляет примерно 2,5 км. Некоторые же разряды простираются в атмосфере на расстояние до 20 км!


Наземные молнии

Процесс развития наземной молнии состоит из несколько стадий. На первой стадии в зоне, где электрическое поле достигает критического значения, начинается ударная ионизация, создаваемая вначале свободными электронами, всегда имеющимися в небольшом количестве в воздухе, которые под действием электрического поля приобретают значительные скорости по направлению к земле и, сталкиваясь с молекулами, составляющими воздух, ионизуют их. Таким образом, возникают электронные лавины, переходящие в нити электрических разрядов — стримеры, представляющие собой хорошо проводящие каналы, которые, сливаясь, дают начало яркому термоионизованному каналу с высокой проводимостью — ступенчатому лидеру молнии.

Движение лидера к земной поверхности происходит ступенями размером в несколько десятков метров со скоростью ~50000 километров в секунду, после чего его движение приостанавливается на несколько десятков микросекунд, а свечение сильно ослабевает; затем в последующей стадии лидер снова продвигается на несколько десятков метров. Яркое свечение охватывает при этом все пройденные ступени; затем следуют снова остановка и ослабление свечения. Эти процессы повторяются при движении лидера до поверхности земли со средней скоростью 200 000 метров в секунду.

По мере продвижения лидера к земле напряженность поля на его конце усиливается и под его действием из выступающих на поверхности Земли предметов выбрасывается ответный стример, соединяющийся с лидером. Эта особенность молнии используется для создания молниеотвода. В заключительной стадии, по ионизованному лидером каналу следует обратный, или главный, разряд молнии, характеризующийся токами от десятков до сотен тысяч ампер, яркостью, заметно превышающей яркость лидера, и большой скоростью продвижения, вначале доходящей до ~100 000 километров в секунду, а в конце уменьшающейся до ~10 000 километров в секунду, температура канала при главном разряде может превышать 25 000 °C. Длина канала молнии может быть от 1 до 10 км, диаметр — несколько сантиметров. После прохождения импульса тока ионизация канала и его свечение ослабевают. В финальной стадии ток молнии может длиться сотые и даже десятые доли секунды, достигая сотен и тысяч ампер. Такие молнии называют затяжными, они наиболее часто вызывают пожары.

Главный разряд разряжает нередко только часть облака. Заряды, расположенные на больших высотах, могут дать начало новому (стреловидному) лидеру, движущемуся непрерывно со скоростью в тысячи километров в секунду. Яркость его свечения близка к яркости ступенчатого лидера. Когда стреловидный лидер доходит до поверхности земли, следует второй главный удар, подобный первому. Обычно молния включает несколько повторных разрядов, но их число может доходить и до нескольких десятков. Длительность многократной молнии может превышать 1 сек. Смещение канала многократной молнии ветром создает так называемую ленточную молнию — светящуюся полосу.



Внутриоблачные молнии

Внутриоблачные молнии включают в себя обычно только лидерные стадии, их длина колеблется от 1 до 150 км. Доля внутриоблачных молний растет по мере смещения к экватору, меняясь от 0,5 в умеренных широтах до 0,9 в экваториальной полосе. Прохождение молнии сопровождается изменениями электрических и магнитных полей и радиоизлучением, так называемыми атмосфериками. Вероятность поражения молнией наземного объекта растет по мере увеличения его высоты и с увеличением электропроводности почвы на поверхности. Если в облаке существует электрическое поле, достаточное для поддержания разряда, но недостаточное для его возникновения, роль инициатора молнии может выполнить длинный металлический трос или самолет — особенно, если он сильно электрически заряжен. Таким образом, иногда «провоцируются» молнии в слоисто-дождевых и мощных кучевых облаках.


Молнии, бьющие ввысь!

В начале мая 1974 года два самолета-истребителя типа “МиГ-21” совершали тренировочный полет в сложных метеоусловиях над побережьем Черного моря. Самолеты уже возвращались на аэродром, когда в месте посадки погода резко ухудшилась — прошел грозовой фронт. Синоптики предупредили, что высота грозовых облаков достигает 12 километров.

Обойти фронт не представлялось возможным, и поскольку “потолок” у “МиГ-2Г был существенно выше, летчики взяли на себя ручки набора высоты. Указатель высотомера прошел 12 километров, 13 и лишь на 14-ти истребители оказались над облаками. И тут паре летчиков открылось необычайное зрелище, — справа и слева от трассы полета в черное вечернее небо упирались две светящиеся оранжевые колонны, вершины которых терялись где-то в глубинах космоса! Было ясно, что обойти колонны истребители не успеют — им надо было сделать слишком крутой вираж. Оставалась единственная возможность — проскочить между колоннами! Поскольку все произошло слишком быстро, пилоты не успели ничего сообщить на землю. Проскочили благополучно.

Примерно в это же время с аналогичным явлением пришлось столкнуться одному американскому пилоту. Его полет проходил на высоте 12–15 километров, гроза была очень сильной, а вершины отдельных облаков достигали высоты 15–18 километров. В некоторые моменты вспыхивали одновременно до десятка молний. По наблюдениям пилота, из сотни молний одна-две били вверх из облака на высоту около 40 километров. Эти молнии напоминали толстые красные световые столбы, причем — без ответвлений.

Первые сообщения метеорологов о молниях, бьющих из облаков не в землю, а в космос, появились еще в 20-х годах, но были признаны ошибкой наблюдений. Впервые инструментальное подтверждение существования таких молний получили исследователи в 1957–1958 годах во время Международного геофизического года. Были зарегистрированы радиолокационные отражения от молний, идущих из облаков на высоты более 20 километров. Но и это не убедило скептиков.

Положение резко изменилось лишь в 70-е годы, после запуска спутников, снабженных специальной оптической аппаратурой для регистрации интенсивных световых вспышек. С одним из них вышел конфуз, чуть не вызвавший международный скандал. Спутник был предназначен для обнаружения и регистрации испытаний ядерного оружия. Почти сразу же после запуска спутник доложил, что неизвестные злоумышленники проводят атомные испытания в Южной Атлантике. Подозрение, естественно, пало на ЮАР, не скрывавшую своих ядерных амбиций. ЦРУ срочно направило туда самых надежных агентов, а руководство США начало готовить ноту протеста. Однако спустя некоторое время такие же сигналы поступили из Центральной Атлантики, экваториальной Африки, из некоторых районов Индийского океана. К счастью для ЮАР, специалисты быстро разобрались в природе этих сигналов. Оказалось, что их источником являются интенсивные молниевые разряды — так называемые “сверхмолнии”, энергия которых на несколько порядков выше энергии обычных молний. Причем часть этих “сверхмолний” направлена вверх, в космос.

К этому времени с помощью ракетных измерений было установлено, что кроме ионосферных слоев (на высотах 80-200 километров) существует электропроводящий слой и на высоте 30–40 километров, названный электросферой. Как оказалось, молниевые разряды, направленные в космос, а точнее, в электросферу, не ошибка наблюдателей. Стали ясны и условия их возникновения: для появления подобных разрядов грозовое облако должно находиться выше тропосферы, то есть его вершина должна достигать высот более 12–15 километров, что характерно, в основном для гроз над тропиками. С энергетической точки зрения облаку становится более выгодно разряжаться вверх, а не вниз.

Разряд на землю носит искровой характер, можно сказать, что обычная молния — это гигантская искра. Разряд в электросферу происходит в иных условиях. Воздух на таких высотах существенно разрежен и искровой разряд переходит в другую форму тлеющего разряда. Теперь это уже не короткоживущая молния, а достаточно длительно существующий разрядный столб. Так возникают эти таинственные световые колонны над грозовыми облаками. А в летные наставления теперь внесены уточнение о том, что над вершинами очень высоких грозовых облаков полет может быть не менее опасен, чем под ними — мощность сверхмолнии иногда достигает миллиона и более киловатт.



Молнии за пределами атмосферы

В 1989 году были впервые сфотографированы “спрайты” — слабо светящиеся молнии, вспыхивающие на доли секунды в верхних слоях атмосферы, примерно в 65–80 километрах от Земли. Эти молнии, окрашенные в синий или красный цвета, сверкают под аккомпанемент необычного — инфразвукового — грома. Наблюдения за ними удобно вести с околоземной орбиты. На снимках, сделанных из космоса, видны невероятной величины огненные столпы. Их диаметр порой достигает 90 километров, но сила свечения невелика, а потому с поверхности Земли их не видно. Спрайты нередко сравнивают со сполохами полярного сияния. Но если те возникают при проникновении из космоса высокоэнергетичных протонов и электронов, то для спрайтов источником энергии становятся грозовые разряды. Очевидно, при вспышке молнии распространяется электромагнитный импульс, возбуждающий слабое свечение молекул воздуха. Многочисленные исследования показали, что спрайты почти всегда сопровождают грозу.


Шаровая молния

Физическая природа ШМ до сих пор не познана, а ее способность внезапно возникать и исчезать, проникать сквозь стекла и стены вызывает «к жизни» множество гипотез.

Обычно она представляет собой матовый шар оранжевого, желтого или красного цвета, светящийся как лампочка в 60 ватт, имеет размеры около 20–50 сантиметров и передвигается со скоростью 0,5–1 метр в секунду, и что ее наблюдают от десятка секунд до минуты.

Шаровая молния является интенсивным источником электромагнитного излучения вплоть до сверхвысокочастотного. Именно последнее проделывает разные “шутки”: испаряет кольца у людей прямо с пальцев, выводит из строя телефоны, радиоприемники, телевизоры, в общем всю технику, где есть катушки и трансформаторы. Низкочастотные излучения могут воздействовать и на психику человека, С вызывая галлюцинации, головную боль, чувство страха.

Скупые рассказы очевидцев да горстка фотографий — вот все, чем располагает наука. Как пессимистично заявил один из ученых, мы знаем о ШМ не больше, чем древние египтяне ведали о природе звезд. Что же касается ее природы, то на сегодняшний день имеется более ста гипотез, претендующих на объяснение физической сути шаровой молнии. Однако ни одна из них не подтвердилась с достаточной степенью надежности. Кто говорит, что шаровая молния — это облачко плазмы, кто видит в ней миниатюрную черную дыру, а кто — стянутое в узел энергетическое поле. Исследования шаровой молнии ведутся уже несколько веков, впрочем, без особых результатов.



Вопросы и загадки

Можно сформулировать несколько вопросов, ответы на которые должна дать полная теория шаровой молнии: Почему шаровая молния столь устойчива? Ведь если это газообразное образование, то при таких температурах этот газ или плазма тут же перемешается с окружающим воздухом. Что препятствует такому перемешиванию

Откуда берется такая устойчивость формы? Это должно означать наличие довольно сильного поверхностного натяжения на границе, отделяющей ШМ от окружающей атмосферы. Неужели такое возможно на границе раздела двух газов?

Почему ШМ не всплывает? Ведь облако горячего газа должно всплывать под действием силы Архимеда!

Как ШМ умудряется существовать в течение такого длительного времени? Ведь если внутри нее плазма и если нет подпитки энергией извне, то почему плазма моментально не рекомбинирует? Может быть, есть внешняя подпитка энергией, невидимая глазу?

Откуда в ШМ такие запасы энергии (а ведь по оценкам, типичная шаровая молния содержит десятки и сотни килоджоулей)?

Как ШМ умудряется обходить препятствия, протекать сквозь небольшие отверстия? Ведь если это просто заряд, то он должен притягиваться к окружающим телам. Почему здесь не проявляются простые законы электростатики?


Некоторые гипотезы о природе шаровой молнии

Даже если считать только предположения, опубликованные в серьезных научных журналах, то количество теоретических моделей, которые с разной степенью успеха описывают явление и отвечают на эти вопросы, составляет десятки. Перечислим некоторые из них.

Например, гипотеза великого П.Л. Капицы: между облаками и землей возникает стоячая электромагнитная волна, и когда она достигает критической амплитуды, в каком-либо месте (чаще всего, ближе к земле) возникает пробой воздуха, образуется газовый разряд. В этом случае шаровая молния оказывается как бы “нанизана” на силовые линии стоячей волны и будет двигается вдоль проводящих поверхностей. Стоячая волна тогда отвечает за энергетическую подпитку шаровой молнии.

Принципиально другую гипотезу предложил в 1993 году Б.М. Смирнов, занимающийся проблемой шаровой молнии много лет. В его теории ядро шаровой молнии — это переплетенная ячеистая структура, нечто вроде аэрогеля, которая обеспечивает прочный каркас при малом весе. Только нити каркаса — это нити плазмы, а не твердого тела. И энергетический запас шаровой молнии целиком скрывается в огромной поверхностной энергии такой микропористой структуры. Термодинамические расчеты на основе этой модели, в принципе, не противоречат наблюдаемым данным.

Автор еще одной теории, озвученной в 1998 году, — Д.Ж. Тернер — объясняет всю совокупность наблюдаемых явлений термохимическими эффектами, происходящими в насыщенном водяном паре в присутствии сильного электрического поля. Энергетика шаровой молнии здесь определяется теплотой химических реакций с участием молекул воды и их ионов. Автор теории уверен, что она дает четкий ответ на загадку шаровой молнии.

В 2000 году журнал “‘Nature” представил работу новозеландских химиков Джона Абрахамсона и Джеймса Динниса. Они показали, что при ударе молнии в почву, содержащую силикаты и органический углерод, образуется клубок волокон кремния и карбида кремния. Эти волокна медленно окисляются и начинают светиться — вспыхивает огненный шар, разогретый до 1200–1400 °C. Обычно шаровые молнии бесшумно тают, но бывает, что и взрываются. По мнению Абрахамсона и Динниса, такое случается, если начальная температура клубка чересчур высока. Тогда окислительные процессы протекают ускоренно, что и приводит к взрыву. Впрочем, эта гипотеза не может описать все случаи наблюдения шаровых молний.

В 2004 году российские исследователи А.И. Егоров, С.И. Степанов и Г.Д. Шабанов описали схему установки, на которой им удавалось получать шаровые разряды, названные ими “плазмоидами” и напоминавшие шаровую молнию. Опыты вполне можно было воспроизвести, вот только существовали плазмоиды не более секунды.

Какая из теорий достоверна — проверить нетрудно: критерием будет служить эксперимент. Пусть хоть какая-нибудь теория сможет четко сказать, как именно можно создать шаровую молнию в лаборатории.

Кстати, а знаете ли вы, что на Земле постоянно существуют от 100 до 1000 шаровых молний, но вероятность увидеть шаровую молнию хотя бы раз в жизни составляет всего 0,01 %?


Береженого Бог бережет

На Земле происходит около 32 миллиардов ударов молний в год, ущерб от которых оценивается в 5 миллиардов долларов. Только в США от молний ежегодно страдает около 1000 человек, двести из которых гибнет. Интересно, что 86 % жертв — мужчины. То ли у них физиология особенная, то ли они бывают на свежем воздухе чаще женщин, проводящих большую часть жизни дома.

Главным громоотводом Москвы без сомнения является Останкинская башня. Если в среднем по Москве и Московской области в один квадратный километр попадает одна молния за год, то в Останкинскую башню их попадает 40–50. Несмотря на установленную молниезащиту, удары молний продолжают изредка выводить из строя размещенную здесь радио- и метеорологическую аппаратуру. По статистике, молнии попадают в самолеты, в среднем, три раза в год, но в наши дни это редко приводит к серьезным последствиям. Современные авиалайнеры теперь достаточно хорошо защищены от удара молнии. Самая тяжелая авиационная катастрофа, вызванная молнией, произошла 8 декабря 1963 года в штате Мэрилэнд, США. Тогда попавшая в самолет молния проникла в резервный бак горючего, что привело к воспламенению всего самолета. В результате этой катастрофы погибло 82 человека.

Со времен Бенджамина Франклина мы научились защищаться от прямых ударов молний с помощью громоотвода. Но и в наши дни по их вине порой выходят из строя трансформаторы и подстанции, а уж попадание молнии в склад химикатов или боеприпасов может привести к непоправимой катастрофе.

Так 22 апреля 2005 года на юго-западе Китая произошел взрыв на химической фабрике, производящей взрывчатые вещества. Она располагалась на окраине одного из крупнейших городов страны Чунцина. В результате было полностью разрушено 3-х этажное здание предприятия, обломки разбросало в радиусе 80 м от эпицентра взрыва. Погибло 19 человек, легкие ранения получили 10 человек. Причина катастрофы — попадание молнии.

Если же непогода застала вас, например, за городом, где нет никакого укрытия, избегайте холмов и одиноко стоящих деревьев — лучше спрячьтесь в ложбинку или канаву, присядьте на корточки, плотно сомкнув ноги. К слову, часто люди становятся жертвами молний, когда гроза стихнет и кажется, что можно покинуть укрытие. На самом деле, опасность поражения молнией сохраняется еще минут десять после того, как пройдет ливень. Конечно, вероятность угодить под молнию чрезвычайно мала, но все же она выше, чем, например, шансы выиграть главный приз, предлагаемый организаторами различных лотерей. Лучше всего в грозу сидеть дома, жевать поп-корн и наслаждаться видом того, как потемневшее небо режут вкривь и вкось золоченые лезвия молний.

Американцы, подарившие в свое время миру молниеотвод, уже давно стали выпускать “детекторы молний” — приборы размером с мобильный телефон, которые, зафиксировав характерные электрические шумы в радиусе 60 километров, подают громкие сигналы, сообщая, что надо искать укрытие. Все-таки — существенный прогресс по сравнению со Средневековьем, когда церковные звонари своими колоколами пытались оградить город от «разящих молний», нередко становясь их жертвами (колокольня, как правило, — самое высокое здание в средневековом городе). Нам же, жителям независимой Украины, не имеющих в своем распоряжении таких приборов, не грех предупреждать своих детей о древнем, как мир, правиле — под деревом во время грозы прятаться нельзя!



Шаровая молния — один из немногих снимков.

• ГЕРАЛЬДИКА И НУМИЗМАТИКА

Ордена Российской империи

Папкин Ю.И., ст. науч. сотрудник «Научно-методического центра охраны культурного наследия». Предводитель и Герольдмейстер Харьковского дворянского собрания, действительный член Российского дворянского собрания.



При своей жизни Петр I учредил два ордена. К 1917 году в Российской империи существовало восемь орденов, десятки медалей и комплекс коллективных наград, которыми награждались воинские подразделения за особые отличия, проявленные на поле брани. Все орденские знаки изготовлялись на средства государственного казначейства из благородных металлов.


Награждение орденами. Общие положения

Награждение орденами производилось в порядке постепенности. Сначала младшим, потом старшим орденом. Дважды одним и тем же орденом (одного достоинства) не награждали. Возможность получения ордена связывалось с классом чина.

Высшие ордена могли давать лишь чинам I–III кл. Орден Белого Орла, Св. Владимира 2-й ст., Св. Анны 1-й ст. — чинам не ниже IY класса. Ордена: Св. Станислава 1-й ст., Св. Владимира 3-й ст., - чинам не ниже YI кл. Орден Св. Георгия 1-й ст. только фельдмаршалам и полным генералам, 2-я ст. только генералам, 3-я ст. — генералам и полковникам.

К середине XIX в. сложилась следующая иерархия в порядке убывания старшинства.

1. Орден Андрея Первозванного (с алмазами и без них).

2. Орден Св. Георгия 1-й ст.

3. Орден Св. Владимира 1-й ст.

4. Орден Александра Невского (с алмазами и без них).

5. Орден Белого Орла

6. Орден Св. Георгия 2-й ст.

7. Орден Св. Владимира 2-й ст.

8. Орден Св. Анны 1-й ст. (с алмазами, под короной, и без них)

9. Орден Св. Станислава 1-й ст.

10. Орден Св. Георгия 3-й ст.

11. Орден Св. Владимира 3-й ст.

12. Орден Св. Анны 2-й ст.

13. Орден Св. Станислава 2-й ст.

14. Орден Св. Георгия 4-й ст.

15. Орден Св. Владимира 4-й ст.

16. Орден Св. Анны 3-й ст.

17. Орден Св. Станислава 3-й ст.

18. Орден Св. Анны 4-й ст.

Однако военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия не входил в систему старшинства российских орденов, так как он давался офицерам за особые подвиги в военное время или за выслугу лет в офицерских чинах. В отношении ордена Св. Георгия приведенную иерархию нужно рассматривать как последовательность в расположении при ношении на мундире.

Орденские знаки состояли из трех главных элементов: креста, звезды и ленты. Кресты разных орденов были покрыты соответственно синей, красной или белой эмалью. В центре креста помещался круглый медальон с изображением святого, вензелей или двуглавого орла (кресты орденов Андрея Первозванного и Белого Орла расположены на фоне двуглавого орла). Орден Андрея Первозванного имел косой крест с изображением распятого святого.

Кресты дополнялись двуглавыми орлами между лучами, накладывались на перекрещенные мечи (за боевые подвиги), дополнялись императорской короной. За гражданские заслуги мечи переносились на них сверху креста и звезды — для старших степеней орденов.

В зависимости от степени орденов различались способы ношения крестов. Первые степени носились на бедре, на ленте через плечо. Вторые и третьи Георгия и Владимира — на шее. Низшие степени орденов — 3-й и 4-е носились в петлице, на левой стороне груди или на холодном оружии.

Звезда означала высшую степень ордена. Исключение — звезды орденов Георгия и Владимира, обозначавшие 1-ю и 2-ю степень. Звезды носились на левой стороне груди, кроме Аннинской, которая носилась на правой. Все звезды были восьмилучевые, кроме звезды Георгия — равноугольного ромба (4-е луча) и Владимира из наложенных друг на друга квадратов — золотого и серебряного.

Для орденов первых степеней (кроме ордена Иоанна Иерусалимского) полагалась широкая — 10 см лента, которая носилась через плечо — правое. Для орденов Белого Орла, Александра Невского, Анны — через левое плечо. Концы ленты скреплялись орденским знаком — крестом на противоположном бедре. Кресты на шее и в петлицах носились на узких лентах.

Для участия в орденских праздниках и церемониях кавалерам российских орденов Андрея Первозванного, Екатерины, Александра Невского и Анны были установлены особые одеяния. В 1833 г. такие же одеяния получили кавалеры и официалы ордена Георгия. Одеяния становятся излюбленным атрибутом парадного портрета.

Ордена являлись, прежде всего, знаками принадлежности к орденской корпорации, означали наличие особого титула — кавалера орденской корпорации. Качественно отличало от наград в виде подарков: денежных выдач, поместий, кубков, шуб, дорогих кафтанов, перстней, табакерок и нагрудных портретов, а также от наградных и памятных знаков, в частности медалей. Получение орденских знаков в быту иногда называлось получением “кавалерии”.

Со времен Екатерины II в обиход вошло награждение золотым холодным оружием с надписью “За храбрость” — редкая награда. С 1807 г. она приравнивалась к орденской, а награжденные вносились в общий орденский список.

С 1855 г. для отличия орденских наград “За военные подвиги” от прочих знаки первых орденов (кроме орд. Георгия) дополнялись изображением накрест лежащих «мечей в середине креста и звезды. При получении старших степеней за гражданские заслуги мечи переносились сверху креста и звезды. В 1870 г. это было отменено в связи с разрешением носить ордена с мечами низших степеней вместе с высшими без мечей.

Первоначально все ордена давали награжденным право потомственного дворянства, но 30 октября 1826 г. были введены ограничения, и купцам пожалование ордена предоставляло лишь личное дворянство. С 1832 г. — только потомственное почетное гражданство. 22 июня 1845 г. был изменен статут ордена Св. Анны, после чего лишь первая степень стала давать потомственное дворянство, а прочие степени — личное дворянство. 28 июля 1855 г. аналогичные изменения коснулись ордена Св. Станислава; а с 1900 г. ордена Св. Владимира, который также стал давать право потомственного дворянства не с 4-й степени, а с 3-й степени.

В порядке убывания их старшинства ордена при ношении располагались в последовательности, указанной в «сложившейся иерархии». Ордена, как и чины, давались не только за конкретные отличия, но и за выслугу установленного числа лет, а для военных также и за участие в военных кампаниях. В большинстве случаев орденами награждались в порядке возрастания степеней. Для получения ордена необходимо было определенное соответствие между чином и классом должности награждаемого. Например: для получения ордена Белого Орла следовало занимать должность не ниже IV класса и быть в чине как минимум III класса; для ордена Св. Анны 3-й степени следовало иметь чин и должность не ниже X класса и служить в этой должности не менее 12 лет.

В связи с постоянным увеличением числа кавалеров Александр I 24 апреля 1816 г. постановил, что собственноручно императором подписываются только грамоты на пожалование орденов: Св. Андрея Первозванного, Св. Александра Невского, Св. Георгия и Св. Владимира первых двух степеней и Св. Анны 1-й степени. На пожалование остальных орденов Капитулом орденов выдавались печатные грамоты. С присоединением в 1831 г. орденов Белого Орла и Св. Станислава императором собственноручно стали подписываться также грамоты орденов Белого Орла, Св. Станислава 1-й степени и Св. Станислава 2-й степени со звездой и без лент, жалуемый иностранным подданным. Грамоты на пожалование ордена Св. Екатерины подписывались императрицей.

С конца XVIII в. у некоторых орденов начинают появляться подчиненные им наградные медали или кресты для награждения «нижних чинов». Пример в этом, как и в создании солдатской медали вообще, подала Россия. Павлом I 12 ноября 1796 г. была утверждена солдатская медаль при ордене Св. Анны. По форме она представляла собой позолоченный диск диаметром около 25 мм, в верхней части которого имелось изображение короны, а в центре — эмалевый коричнево-красный крестик, помещенный в такого же цвета кольцо. На оборотной стороне медали, также в кольце, гравировался порядковый номер. Медаль носилась на аннинской ленте. С учреждением «Знака отличия Военного ордена» медалью стали награждать унтер-офицеров и солдат за выслугу 20 лет.

22 декабря 1813 г. была учреждена серебряная медаль на андреевской ленте для награждения всех строевых чинов армии и флота, принимавших участие в боевых действиях в Отечественной войне 1812 г.

Большинству русских орденов были присвоены специальные торжественные одеяния, которые постепенно утратили обязательность и надевались только в дни орденских праздников. Кавалеры каждого из орденов возглавлялись особыми орденскими думами. Заведование всем орденским «хозяйством», в частности выдача их, возлагалось на специальный орган — Капитул российских императорских и царских орденов, который возглавлялся канцлером. В состав Капитула входили обер-церемониймейстер и церемониймейстеры отдельных орденов.

Все российские ордена имели форму крестов. Это объясняется тем, что они, как и ордена многих европейских стран, берут свое начало от крестов, которые нашивались как отличительный знак на одежды членов духовных и светских орденов, например, Мальтийского и Тевтонского орденов. Точные размеры российских орденских знаков — крестов и звезд — статутами орденов не регламентировались, и поэтому при их изготовлении различными фирмами, фабриками и частными мастерами-ювелирами допускались многочисленные отступления, как по размеру знака, так и по его цвету.

С 9 августа 1844 г. при награждении лиц нехристианского вероисповедания изображения святых заменялись государственным гербом.

В XVIII — начале XIX в. полагалось носить только один (высший) знак каждого ордена, снимая знак низшей степени и возвращая его в Капитул. Правила ношения орденов много раз менялись и окончательно были установлены и утверждены Александром III для военных — 5 декабря 1889 г. и для гражданских чиновников — 31 мая 1890 г.

На широкой ленте через плечо у бедра обычно носили один старший орден.

На шее могли висеть на узких лентах несколько крестов первых трех степеней, один над другим по старшинству, а при одежде закрытого типа только старший, а остальные выпускались из-за борта. Кресты и медали, соединенные на общей колодке и порядке старшинства, носились на левой стороне груди


Орден Андрея Первозванного


Знак и цепь ордена Андрея Первозванного



Звезда ордена Андрея Первозванного


Первый Российский орден. Основан Петром I.

“Благороднейшие и к чести и славе стремящиеся души обыкли предпочитать уважение, характер и публичное возвышение, и знаки монаршей милости, отличающие их от их прочих, многим другим награждениям, имениям и подаркам”. Число кавалеров ордена было ограничено, “дабы от великого множества кавалеров не пришел сей Орден в презрение”. (Всего при Петре I в кавалеры Ордена было пожаловано 24 российских подданных и 14 иностранцев). Все они должны были быть “благородного, знатного графского или княжеского звания”

Это был орден коронованных особ и первых лиц государства, в связи с чем все кавалеры ордена считались «в третьем классе чинов, хотя бы по службе находились ниже сей степени».

Точная дата утверждения ордена неизвестна. Предполагается, что это произошло между 1697 и 1699 г. Выбор патрона ордена объясняется церковной легендой о проповеди христианства на русских землях апостолом Андреем. Статут 1720 г. называл главой ордена царя, но сам Петр I был только шестым по счету кавалером ордена и принял его в награду в 1703 г. за взятие шведских судов в устье Невы из рук первого кавалера 1699 г. генерал-адмирала Ф.А. Головина. Пожалование ордена Св. Андрея Первозванного делало награжденного также кавалером орденов Св. Александра Невского, Белого Орла и первых степеней Св. Анны и Св. Станислава.

С появлением Табели о рангах кавалеры Ордена были приравнены к ее III классу (к генерал-лейтенантам). Орденская “казна” составлялась из вступительных взносов кавалеров (при “пожаловании… по двести червонных”), доходов от пожертвованных Ордену и унаследованных им поместий и капиталов. В случае смерти кавалера надлежало “отослать орденский знак к казначею ордена” или оплатить его стоимость.

Знаком кавалеров Ордена было изображение святого Андрея, “распятого на синем” косом кресте, с двуглавым орлом на тыльной стороне. Носился на шее либо у бедра с левой стороны, на голубой ленте, перекинутой через правое плечо. Серебряная восьмиконечная звезда с крестом на золотом поле в центре носилась на левой стороне груди. Девиз изображался на орденской цепи. Полагалась особая орденская одежда.

День орденского праздника — 30 ноября.

После Екатерины II все великие князья получали орден Андрея Первозванного при крещении, а князья императорской крови, имеющие титул «высочества» — по достижении совершеннолетия.

В 1797 году были введены к ордену бриллиантовые украшения, как знак его высшей степени. Этот орден, единственный из всех российских орденов имел золотую с разноцветными эмалями цепь, на которой крест ордена носился кавалерами в особенно торжественные дни. Количество звеньев в цепи не было урегулированным, но она всегда должна была состоять из трех чередующихся элементов в виде медальонов: Российского государственного орла, Андреевского креста на красном фоне и «Вензелевого имени» Петра I с воинскими атрибутами. Окончательный внешний вид орденских знаков был закреплен Установлением Павла I от 5 апреля 1797 года.

В 1855 г. на крестах ордена помещали мечи сверху под короной, а на звездах так, чтобы средний щит покрывал перекрещение мечей.

Канцлер назначался из числа кавалеров, а с 1844 г. канцлер признавался кавалером ордена.

Орден Св. Андрея Первозванного остается и в настоящее время высшим династическим орденом Дома Романовых. Известно лишь несколько случаев пожалования этого ордена Великим Князем Владимиром Кирилловичем главам европейских владетельных домов и представителям высшей аристократии. В 1976 г. его получил за многолетнюю службу Романовым в изгнании начальник походной канцелярии Великого Князя Владимира Кирилловича — граф Вуич.


Женский орден Св. великомученицы Екатерины


Знаки ордена Св. Екатерины



Звезда ордена Св. Екатерины


Был задуман Петром I вскоре после окончания неудачного Прутского похода (1711 г.) и первоначально назван орденом Освобождения. Он должен был увековечить заслуги Екатерины Алексеевны, способствовавшей тому, что окружение, в которое попала армия Петра, не закончилось полной катастрофой. Петр вынужден был заключить мир на весьма невыгодных для России условиях. Это спасло царя и его 38-тысячное войско от плена, а за драгоценности Екатерины, полученные в виде взятки визирем, командовавшим турецкой армией в 188 тысяч человек, последнему пришлось вскоре поплатиться головой.

24 ноября 1714 г. Петр I в торжественной обстановке возложил орденские знаки на Екатерину. Статут предусматривал принятие в орден, кроме принцесс царской семьи, 12 дам большого креста и 94 кавалерственных дам малого креста, но до самой смерти Петра I Екатерина оставалась единственной обладательницей ордена и первые пожалования произвела после вступления на престол.

Орден носился на белой ленте (после 1797 г. — на красной ленте с серебряной каймой). Над знаками ордена обеих степеней лента образовывала большой бант, на котором были вышиты слова девиза «За любовь и Отечество». Они повторялись и на звезде, принадлежащей старшей степени ордена.

Всего орден был выдан 734 раза, в том числе и одному мужчине — сыну князя А.Д. Меншикова Александру за слишком застенчивый «женский» характер. Известен его портрет, на котором он изображен с орденом.

На овальном медальоне в центре креста была изображена сидящая святая, держащая перед собой белый крест; на перекрестие наложен маленький бриллиантовый крестик, а в углах помещены буквы DSFR (Domine, Salvum Рас Regem, т. е. «Господи спаси царя»). На оборотной стороне изображена чета орлов, истребляющая змей у подножья руин башни, на которой находится гнездо с птенцами. В верхней части медальона надпись «Aequanl Munia comparis» («Трудами сравнивается с супругом»).

Орден Св. Екатерины и ныне сохраняется как династический орден Дома Романовых. Его главой (великим магистром), в соответствии с традицией и статутом, является Великая Княгиня Леонида Георгиевна — вдова Главы Российского Императорского Дома Романовых Великого Князя Владимира Кирилловича.


Орден Белого Орла


Знаки ордена Белого Орла



Звезда ордена Белого Орла


Старейший польский орден Белого Орла, по преданию, был учрежден в 1325 году королем Владиславом Коротким. В связи с часто менявшейся политической обстановкой награждение этим орденом то прекращалось, то возобновлялось вновь. Орден восстановлен 1 ноября 1705 г. королем польским и курфюрстом саксонским Августом II во время свидания со своим союзником — русским царем Петром I. Первыми награжденными стали немногочисленные магнаты, еще сохранявшие верность Августу II, в то время уже фактически лишенному власти в Польше, которая перешла к ставленнику шведов Станиславу Лещи некому.

При одной из следующих встреч с русским царем (в Мекленбурге 30 ноября 1712 г.) Август II возложил на Петра I знаки ордена Белого Орла в ответ на пожалование ему ордена Св. Андрея Первозванного. В XVIII в. ордена Белого Орла были удостоены многие русские вельможи.

После разделов Речи Посполитой и присоединения королевства польского к Российской империи орден Белого Орла был в 1815 г. официально восстановлен Александром I для награждения жителей Царства Польского, находившегося в династической унии с Россией.

После Польского восстания 1830–1831 гг. император Николай I включил орден в состав российских орденов.

Новый российский статус не был обнародован. В порядке старшинства орден занял место вслед за орденом Св. Александра Невского. При этом на орденском знаке польская корона была заменена российской, и орденский крест с белым одноглавым орлом помещен на двуглавом орле. Основанием знака ордена стал красный крест, на котором был помещен двуглавый орел, а под ним мечи и корона. Звезда ордена золотая с медальоном голубого цвета, с изображенным на нем маленьким белым крестом и девизом «Pro Fide, Rege et Lege» («За Веру, Царя и Закон»). Лента ордена темно-голубая.

Орденский крест полагалось носить на ленте через плечо. Если кавалер имел более высокую награду, это правило заменялось другим. Кавалеры ордена Св. Александра Невского на мундире и вицмундире звезду Белого Орла не носили, а орденский крест надевали на шею, ниже крестов Св. Георгия 2-й и 3-й степени, но выше Владимирского креста 2-й степени. Андреевские кавалеры должны были носить крест Белого Орла на груди, левее орденов Св. Георгия и Св. Владимира 4-й степени.

Орден Белого Орла стал последней наградой героя Крымской войны П.С. Нахимова, возглавившего после смерти В.А. Корнилова оборону Севастополя в 1855 году.


Орден Св. Александра Невского


Знаки ордена Св. Александра Невского



Звезда ордена Св. Александра Невского


Был также задуман Петром I еще в 1724 г, когда состоялось перенесение из Владимира в Александро-Невскую лавру в С.-Петербурге мощей великого русского полководца и государственного деятеля Александра Невского. Но он не успел осуществить свои намерения, и первые пожалования состоялись 26 мая 1725 г., в день свадьбы цесаревны Анны Петровны с герцогом Голштейн-Готторпским Карлом-Фридрихом. Екатерина I щедро награждала орденом гостей, пожаловавших на свадьбу дочери Петра — Анны.

Поскольку статут ордена не был обнародован, то в начале жаловался в качестве монаршего благоволения. Из первых персон, пожалованных Екатериной I, большинство имело чин генерал-майора. Один из них Иван Лихаре был в чине бригадира. Он стал единственным за всю историю ордена кавалером столь невысокого чина (5 кл.).

Знаки ордена — золотой крест, красная муаровая лента и восьмиконечная звезда.

На медальонах креста находились изображения святого на белом коне, благословляемого выходящей из облаков рукой, и вензель святого SA.

Девиз «За труды и Отечество» помещался на восьмиконечной звезде такого же вензеля. Лента ордена красная, одноцветная.

В центре звезды, на серебряном поле — золотой латинский вензель SA под княжеской короной. Внизу две золотые лавровые ветки, залитые зеленой финифтью.

Крест ордена золотой, покрытый с обеих сторон красной финифтью.

Такой вид был регламентирован в 1876 г. Между концами креста располагались золотые двуглавые орлы под императорской короной и с распущенными крыльями.

К кресту и звезде, за военные подвиги с 1855 г. присоединялись два скрещенных меча. Знаки ордена, как и орден Св. Андрея Первозванного, жаловались и с бриллиантовыми украшениями. Это была высшая степень награды. Такими знаками пожалован адмирал Ф.Ф. Ушаков за взятие крепости Корфу, М.А. Милорадович за Бородино, генерал-лейтенант Кологривов за сражение при Аустерлице.


Орден Св. великомученика и победоносца Георгия


Звезда ордена Св. Георгия


Орден Св. Георгия 4-х степеней был учрежден 26 ноября 1769 г. Екатериной II и давался только как награда за военные подвиги.

Небесный покровитель ордена — Св. Георгий, о жизни и подвигах которого существует немало легенд и сказаний, среди них и о знаменитом освобождении царевны от злого дракона. Георгий Победоносец был чрезвычайно популярен в Западной Европе во времена крестовых походов, а в Киевской Руси святой почитался патроном великих князей и покровителем русского воинства. Изображение всадника с копьем, мужественного воина, готового защитить свою землю от врагов, появившееся на гербе Москвы, постепенно в сознании людей слилось с образом Георгия Победоносца.

В статуте ордена указывалось: «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражении раны не принимаются в уважение при удостоении к ордену Св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается единственно тот, кто не только обязанность свою исполняет во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя в пользу и славу Российского оружия особенным отличием».

Знаки ордена подразделялись на большой крест (1-й и 2-й степеней) и малый (3-й и 4-й степеней). Белый эмалевый крест с расширяющимися концами и незаполненными углами имел на медальонах Московский герб (на розовом фоне святой на коне, поражающий дракона) и вензель из букв СГ (Св. Георгий).

Получение ордена Св. Георгия любой степени делало награжденного потомственным дворянином

В 1869 г. к ордену Св. Георгия было приравнено Золотое оружие «За храбрость» с георгиевским темляком (лентой) и Георгиевским крестом на эфесе, введенное для награждения генералов, адмиралов, штаб и обер-офицеров. Позднее такое оружие получило наименование Георгиевского.

Орден имел четыре степени, предназначался “единственно” для воинских чинов и давался преимущественно за боевые подвиги. Претендовать на орден могли и те, “кои в полевой службе 25 лет от обер-офицера, а в морской 18 кампаний офицерами служили”. С 1855 г. выслуга лет в армии стала отмечаться орденом Св. Владимира.

В 1782 г. учреждена орденская дума с правом предварительного рассмотрения представления к награждению орденом 3-й и 4-й степеней. Предельное число кавалеров не устанавливалось.

Орденская корпорация имела свои помещения, церкви, казну. Для кавалеров ордена назначалась пенсия. С 1833 г. для кавалеров устанавливались особые одеяния, как и для официалов ордена.

Орден Георгия 3-й степени давался только генералам и полковникам. 2-й степени — только генералам, 1-й степени — фельдмаршалам и полным генералам. Право на дворянство кавалеров низших степеней ордена под сомнение не ставилось. Кавалеры орденов низшей степени “как при дворе…, так и во всех публичных местах и торжествах имеют вход вместе с полковниками, хотя бы состояли в чинах и ниже полковника”.

Знаками ордена были белый эмалевый крест с изображением в центре святого Георгия на коне, лента и четырехконечная вызолоченная звезда с изображением Георгия в центре и девизом вокруг. Крест 1-й степени носился на ленте через плечо, 2-й, 3-й ст. — на шее. Две старшие степени дополнялись звездами. Крест 4-й степени носился в петлице или на левой стороне груди.

Первая степень Георгиевского ордена была награда чрезвычайная, которую имели 25 человек (менее, чем орденом Андрея Первозванного). Вторую степень ордена получил 121 человек, в том числе за 1-ю мировую войну — 4 военоначальника. 3-й степенью награждено 638 человек. Четыре степени ордена имели четыре фельдмаршала: Голенищев-Кутузов, Барклай-де-Толли, Паскевич, Дибич.

С 1849 г. имена Георгиевских кавалеров отмечались на мраморных досках в Георгиевском зале.

В 1807 г. был введен “знак отличия Военного ордена” святого Георгия, давался нижним чинам “за заслуги боевые, за храбрость против неприятеля оказанную”. Знак имел форму серебряного креста, в центре которого изображен на коне святой Георгий, носился на георгиевской ленте в петлице. В 1856 г. знак отличия военного ордена разделен на четыре степени (золотой, серебряный золоченный, серебряный и посеребреный кресты). Награда сохранялась при получении ордена Георгия 4-й степени и прочих. Нумерация знака отличия велась с 1856 г. по каждой степени.

В 1878 г. была учреждена номерная медаль “За храбрость”, в 1913 г. переименованная в Георгиевскую. Медаль носилась на георгиевской ленте. 1-я и 2-я степени были золотые, 3-я и 4-я — серебряные. Медалью награждались солдаты, матросы и гражданские лица, проявившие отвагу в военное время. Число награжденных медалью превысило 1510 тыс. чел.

Первым кавалером ордена Св. Георгия 1-й степени стал генерал — аншеф граф П.А. Румянцев-Задунайский. Орден Св. Георгия 2-й степени одновременно получили генералы: Ф.В. Заур, Г.П. Племянников, кн. Н.В. Репнин. Первым кавалером 3-й степени стал полковник Ф.И. Фабрициан за взятие Галаца, кавалером 4-й степени стал премьер-майор Р. Паткуль.

Положением об ордене предписывалось: “Сей орден никогда не снимать, ибо заслугами оный приобретается”.

Существовали особые знаки отличия, близкие к ордену Св. Георгия, которыми жаловали российских офицеров. Пять золотых крестов, учрежденных для награждения участников штурмов Очакова, Измаила, Праги, Базарджика и сражения при Прейсиш-Эйлау, представленных к ордену Св. Георгия или Св. Владимира 4-й степени, но не награжденных. Награжденным золотым крестом убавлялось три года из числа положенных 25 лет для выслуги ордена Св. Георгия 4-го класса. По прошествии срока за выслугу по ордену Св. Георгия он жаловался не как за выслугу лет, а как за воинский подвиг. На ордене не делалось надписи «25 лет». Кресты носились на Георгиевской ленте.


Георгиевский крест


Знаки отличия ордена Георгиевский крест


1-й и 2-й степеней золотые, 3-й и 4-й степеней серебряные.

Знак отличия Военного ордена (Георгиевский крест) всех 4-х степеней, который жаловался нижним чинам, не снимался при производстве в офицеры и носился на мундире при всех без исключения орденах, левее ордена Св. Станислава 3-й степени и правее всех медалей.

Знак учрежден 13 февраля 1807 года. В 1856 году был разделен на четыре степени.

Награжденные нижние чины армии и флота никогда не рассматривались как кавалеры ордена Св. Георгия; они лишь числились при ордене. Однако награждение крестом давало ряд преимуществ и льгот (повышение жалования, «изъятие от телесных наказаний», исключение из податного сословия и т. д.). В 1913 г. «Знак отличия Военного ордена» был переименован в Георгиевский крест.

«Знак отличия Военного ордена» в период русско-французских войн получили свыше 41 тысячи человек, в том числе 6783 человека за Отечественную войну 1812 г. В период Крымской войны 1853–1856 гг. были награждены 24150 человек, в русско-турецкую войну 1877–1878 гг. — 46 тысяч человек, русско-японскую войну 1904–1905 гг. — 37 тысяч человек.

В октябре 1916 года принимается решение о замене золота и серебра недрагоценными металлами. На обратной стороне знаков ставили обозначение «ЖМ» и «БМ» на крестах 3-й, 4-й степеней. К 1917 г. число награжденных Георгиевскими крестами всех степеней превысило 1370 тыс. человек. В 1917 году офицеры получали Георгиевские кресты с «веткой», по представлению нижних чинов.

В далекие времена, когда особенно отличался полк, в роты выделялось несколько крестов. Офицерский совет решал, кто более других достоин знака солдатской доблести, но иногда право выбора предоставлялось солдатам. Так получили свои награды за Бородинское сражение Иван Якушкин, Матвей и Сергей Муравьевы-Апостолы.


Орден Святого Владимира


Знаки ордена Св. Владимира



Звезда ордена Св. Владимира


Орден Святого Равноапостольного князя Владимира. Звезда и знак ордена 1-й степени с мечами.

В честь 20-летия правления Екатерины II, в сентябре 1782 г. учрежден Орден Святого Равноапостольного князя Владимира. Орден имел 4 степени.

Знаки ордена: золотой крест, покрытый красной финифтью с черной каймой по краям. В середине круглый черный щит с изображением на горностаевой мантии под Великокняжеской короной вензеля СВ. С другой стороны дата учреждения ордена.

Звезда — восьмиконечная, образованная двумя лучистыми и повернутыми один относительно другого квадратами с золотыми и серебряными лучами. В середине на круглом поле изображен золотой крест и буквы С.Р.К.В (Святой Равноапостольный Князь Владимир), окаймленный девизом “Польза, Честь и Слава”.

Вторая степень — крест меньшего размера и звезда.

Третья и четвертая степень имели малый крест, носились на шее и в петлице. Лента черно-красная.

С 1789 г. до 1855 г. военным полагалась 4-я степень ордена с бантом.

Орден 4-й степени с надписью “35 лет” с 1782 г. служил знаком выслуги в гражданских чинах.

Орденом Св. Владимира награждали как военных, так и гражданских чинов «за ревностную и усердную службу, прилежание, труды и беспорочность в отправлении должности».

Во время русско-турецкой войны 1787–1791 г. Екатерина II, желая подчеркнуть отличие орденского знака 4-й степени за воинские заслуги от прочих, установила в первом случае присоединять к знаку 4-й степени бант из орденской ленты. Первым этой награды удостоен будущий адмирал, а в то время капитан-лейтенант Д.Н. Сенявин.

С пожалованных орденов взыскивался единовременный денежный взнос. Из взносов составлялся капитал каждой степени ордена, использовавшийся на богоугодные и благотворительные цели. От взносов освобождались пожалованные за 25-ти и 35-ти летнюю службу, за участие в 18-ти, а позднее в 20-ти морских кампаниях и иностранцы, состоящие на службе.


Орден Святой Анны


Знаки ордена Св. Анны



Звезда ордена Св. Анны


В 1797 г. император Павел I ввел в число российских орденов орден Святой Анны.

Ранее орден учрежден в 1736 г. герцогом шлезвиг-гольштейнским, отцом Петра III, в память супруги Анны, дочери Петра I.

До 1797 г. русские подданные награждались этим орденом, но официально он считался иностранным.

Девиз ордена — “Любящим правду, благочестие и верность”. В 1797 г. орден разделен на три степени, с 1815 г. добавлена четвертая.

Знаки ордена: золотой крест, покрытый красной финифтью с изображением Святой Анны в середине, в круглом щите. Золотая восьмиконечная звезда с красным крестом посередине, обрамленная девизом.

Первая степень обозначалась крестом на ленте через левое плечо и звездой. Вторая степень — крестом меньшего размера на узкой ленте на шее. Третья малым крестом на узкой ленте в петлице. Четвертая — красный финифтевый медальон с крестом и короной на рукоятке холодного оружия и называлась иногда “клюквой”. С 1829 г. на шпаге делалась надпись:

“За храбрость”, а темляк изготовлялся из орденской ленты.

В 1828–1874 гг. высшее достоинство ордена обозначалось императорской короной. В 1828 г. крест для орденов 3-х степеней за военные подвиги дополнялся бантом из орденской ленты. С 1797 г. две высшие степени ордена могли жаловаться с алмазными украшениями, обозначавшими “особенную степень награждения”.

В настоящее время династический орден Дома Романовых-Голштейн-Готторпов, изредка жалуется, например: 10 марта 1992 г. Глава Российского Императорского Дома Великий Князь Владимир Кириллович пожаловал орден Св. Анны 2-й степени председателю Историко-Родословного Общества в Москве С. В. Думину за генеалогические труды, а также за воссоздание столь известного в прошлом общества.


Орден Святого Станислава


Знаки ордена Св. Станислава



Звезда ордена Св. Станислава


Орден Святого Станислава учрежден в 1765 г. польским королем Станиславом Августом Понятовским.

После раздела Речи Посполитой пожалование было прекращено.

Орден имел статусы 1815 г., 1839 г., 1845 г. Девиз ордена: “Награждая, поощряешь”. В порядке старшинства следовал за орденом Св. Анны.

Согласно Польского статута ордена получить его могли лишь те лица, которые имели официальные доказательства своего благородного происхождения в четырех восходящих поколениях по отцу и по матери.

Император Александр I, с 1815 года взявший под свое покровительство все польские ордена, издал манифест, согласно которому разделил орден на 4-е степени. До этого времени орденом награждали только выходцев из Польши. В 1831 году орден был высочайше сопричислен к российским орденам, как императорский.

Николай I в 1839 году издал новый статут ордена. Орденом мог быть награжден любой подданный Российской Империи и Царства Польского. Четвертая степень ордена упразднялась. Пожалование 3-й степени давало потомственное дворянство. В связи с возможностью легкого пути приобретения потомственного дворянства статуты орденов Св. Анны и Св. Станислава были пересмотрены в 1845 году. Пожалование прекратилось. В 1855 году пожалование восстановлено, но право потомственного дворянства жаловалось теперь первой степенью орденов Св. Анны и Св. Станислава.

Знак ордена — золотой крест под красной эмалью и восьмиконечная звезда.

Каждый из четырех концов креста разделен надвое (форма мальтийского креста) и имел в завершении золотые шарики. На каждом из четырех концов креста раздвоенные части соединялись рифлеными дужками, располагавшимися ниже шариков. В середине креста и звезды, на круглом щите белой финифти по краям шла золотая двойная кайма. В середине на круглом белом щитке помещался красный вензель Станислава (сдвоенная буква S) под зеленым венком. Между ветвями креста находились четыре накладных золотых двуглавых орла.

Крест носился на муаровой ленте с двойной белой каймой по краям.

Серебряная звезда с восьмью лучами имела в середине белый круглый щит, обведенный зеленой полосой, с вензелем Святого Станислава, украшенным вокруг лавровыми золотыми ветвями.

Крест 1-й степени носился у левого бедра, скрепляя ленту. Крест 2-й степени меньшего размера, носился на шее. Возвышенное достоинство этого креста — под императорской короной. Крест 3-й степени, меньшего размера носился в петлице. В 1839 г. 4-я степень упразднена. С 1857 г. бант добавлялся к ордену 3-й степени с мечами, если они были получены военными чинами.

В случае награждения иностранцев 2-я и 1-я степень имели звезду.

Первой степенью ордена с мечами удостоен генерал Скобелев за мужество при переправе через Дунай 14–15 июня 1877 года. При штурме крепости Карс в ноябре 1877 года отличился штабе — капитан Брусилов. Ему пожалован орден Св. Станислава 2-й степени с мечами.

Орден мог даваться за благотворительную деятельность, за учреждение мануфактур, за полезные открытия в земледелии, торговле, науке, искусстве и ремеслах.

При Временном правительстве золотые двуглавые орлы стали изображаться с опущенными крыльями и без императорских корон. Или же вообще без орлов и императорских корон. В этом случае поступали проще — их выламывали.

• ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

Бородинская битва — апофеоз славы русской армии или тактическая победа  Наполеона?

Ю. Селевич



Война 1812 г. породила обширную историографию. В советской исторической литературе безапелляционно существовало мнение о том, что «Бородинское сражение было выдающейся победой России, еще раз продемонстрировавшей все превосходство русской армии над французской и военного искусства Кутузова над военным искусством Наполеона». Зарубежная историческая литература признавая безусловно вклад России в победу над Наполеоном, оценивала исход Бородинской битвы — генерального сражения войны 1812 г. не так однозначно. Поэтому в данной статье мы попытаемся объективно взглянуть на исход Бородинского сражения, опираясь на мнения современных историков в этой области, и проанализировать социально — экономическую и политическую ситуацию в России, которая ему предшествовала.

Следует заметить, что если во Франции практически никто не хотел войны с Россией и ближайшие советники Наполеона предрекали ее ужасные последствия для страны, то в России реваншистские настроения были очень сильны. В августе 1811 г. на дипломатическом приеме в Париже, обратившись к русскому послу А.Б. Куракину, Наполеон сказал:

«Я не хочу войны, я не хочу восстановить Польшу, но вы сами хотите присоединения к России герцогства Варшавского и Данцига… Пока секретные намерения вашего двора не станут открытыми, я не перестану увеличивать армию, стоящую в Германии!» После этой сцены уже никто в Европе не сомневался в близкой войне.

Накануне начала войны Франция заключила союзы с Австрией и Пруссией, а Россия подписала мир с Турцией и союз со Швецией. Вскоре русский посол был отозван из Парижа, а 10 июня 1812 г. французский посол в Петербурге Лористон подал ноту с уведомлением о прекращении своей миссии, поскольку «просьба кн. Куракина о выдаче ему паспортов означала разрыв, и его императорское и королевское величество с этого времени считает себя в состоянии войны с Россией». Два дня спустя французские войска переправились через Неман и вторглись на территорию Российской империи.

Каковы же были расстановка сил, планы и намерения сторон в начале кампании? По этому поводу в литературе встречаются весьма противоречивые сведения и суждения. Так, некоторые историки утверждают, что Наполеон собирался расчленить Россию, отторгнув от нее ряд территорий и передав их Австрии и герцогству Варшавскому. Другие полагают, что он рассчитывал одним ударом расправиться с русской армией в генеральном сражении, подобном Аустерлицу, после чего заключить мир, превратив Россию в своего «послушного вассала» (Е.В. Тарле). Приводятся слова Наполеона о намерении вести войну в течение трех лет с захватом Москвы в 1813, а Петербурга в 1814 г., а также его крылатая фраза о том, что Москва — это сердце России, которое он намерен поразить. С другой стороны, существует точка зрения» согласно которой Наполеон с самого начала надеялся достичь с Россией компромисса и не собирался вторгаться далеко вглубь российской территории.



Наполеон I Бонапарт (Napoleon Bonaparte) (1769–1821)


Анализ свидетельств разного рода, а также собственно действия Наполеона после начала войны указывают, что, скорее всего, прав был А.З. Манфред, писавший, что «Наполеон, с величайшей тщательностью подготавливая огромную, могущественную, казалось бы неотразимую армию вторжения, внимательнейшим образом продумав дислокацию корпусов отдельных частей громадной военной машины, странным образом не имел столь же отработанного и ясного для него самого плана последующих военных действий».

Во Франции ожидали, что Россия первая начнет военные действия, вторгшись на территорию Польши. Не случайно в обращении к армии Наполеон писал: «Солдаты! Вторая польская война началась!» Действительно, повеление готовиться к походу было отдано Александром I еще в октябре 1811 г., но планы царя нарушил отказ Пруссии от союза с Россией и заключение союза с Францией. Таким образом, Наполеон мог полагать, что наносит России упреждающий удар, который сам по себе будет столь силен, что Александр вынужденно запросит мира. Но он просчитался. У России в отличие от Франции был заранее разработанный и утвержденный императором план военных действий на случай войны, рассчитанный на борьбу до победы.

Историкам в настоящее время известно несколько десятков проектов, составлявшихся в русских военных кругах в период подготовки к войне, однако, по мнению большинства, в конечном счете императором был принят план военного министра М.Б. Барклая де Толли. В основу этого плана была положена идея о необходимости, уклоняясь как можно дольше от генерального сражения, заманить французскую армию вглубь российской территории. Это привело бы к растягиванию французских коммуникаций, распылению сил огромной армии на большой территории и удалению основной массы войск от продовольственных баз. Подобное решение было подсказано, прежде всего, действиями самого Наполеона, который во всех своих войнах стремился как можно скорее разгромить противника в генеральном сражении. В пользу такого решения свидетельствовал и опыт кампании 1805 г., осуществлявшейся Кутузовым, но сорванной по вине Александра I. В 1807 г. Барклай де Толли в беседе с немецким историком Б.Г. Нибуром заявил: «Если бы мне довелось воевать против Наполеона в звании главнокомандующего, то я избегал бы генерального сражения и отступал бы до тех пор, пока французы не нашли бы вместо решительной победы другую Полтаву».

Подобные же идеи высказывали в это время и некоторые другие военные и государственные деятели. Однако сам план русского командования, разработанный к весне 1812 г., держался в такой строгой тайне, что в него не были посвящены даже крупнейшие военачальники. Остается лишь удивляться, что основная идея этого плана не была разгадана Наполеоном, и он фактически дал заманить себя в ловушку. Впрочем, столь же распространенной была в России и идея контрнаступления, и еще за месяц до начала войны Наполеон полагал, что, как только он форсирует Неман, русские войска вторгнутся на территорию Польши, дойдут до Варшавы, где и будут окружены и разбиты.



Барклай-де-Толли, Михаил Богданович, (1761–1818)



Михаил Илларионович Кутузов (1745–1813)


Невиданная по мощи армия Наполеона, подготовленная к вторжению в Россию, насчитывала свыше 600 тыс. человек, из которых непосредственно в начале войны принимали участие около 450 тыс. Русская армия насчитывала в это время 320 тыс. человек, из которых на западной границе было сосредоточено около 220 тыс. Слабой стороной наполеоновской армии было то, что в значительной степени она состояла из войск стран, входивших в антироссийскую коалицию. В собственно же французских полках было много новобранцев, поскольку одновременно Наполеон вел войну в Испании, и там ему приходилось держать 300-тысячную армию. В техническом отношении противники были примерно равны: французы обладали лучшим стрелковым и холодным оружием, русская же артиллерия, модернизированная под руководством Аракчеева, превосходила французскую.

К началу войны на западной границе России были расположены три армии. 1-я Западная армия, самая большая (главнокомандующий — военный министр М.Б. Барклай де Толли; более 120 тысяч при 550 пушках) стояла на перекрестке дорог на Петербург и Москву, между Вильно (Вильнюсом) и верхним течением реки Неман, занимая линию обороны в 180–200 км. 2-я Западная армия Багратиона (около 45 тысяч при 180–200 пушках) обороняла линию в 100 км южнее 1-й армии. Предполагалось, что она будет закрывать дорогу на Москву и Киев, действуя во фланг армии Наполеона. 3-я Западная армия А.П. Тормасова (около 45 тысяч при 170 орудиях) стояла много южнее, в 200 км от армии Багратиона в районе Луцка на Волыни. Ее главной задачей была защита Киева от возможного вторжения австрийских войск. Историки нередко обращают внимание на слабость русской позиции, на значительную растянутость фронта за счет незакрытых пространств между армиями. Объясняется это, однако, тем, что русское командование получило достоверные сведения о направлении первого удара французов на Вильно лишь в начале июня 1812 г.

После перехода французских войск через Неман армия Барклая начала отступление, тем самым сразу нарушив планы противника, надеявшегося быстро окружить русскую армию и разбить ее в одном сражении. Приказ об отступлении был дан и 2-й армии с таким расчетом, чтобы, отступая, обе армии соединились. Отступление при этом велось с арьергардными боями, которые сильно изматывали противника. Причем Наполеон и его маршалы нередко принимали такие заградительные бои, прикрывавшие отход основных сил, за начало генерального сражения. Первое, по-настоящему значимое сражение, произошло под Смоленском.

Смоленское сражение проходило 4–6 августа 1812 г. Наполеон во главе 180-тысячной армии переправился на левый берег Днепра с целью выйти в тыл русским войскам, овладеть Смоленском и отрезать русские армии от Москвы. Упорная оборона отряда Д. Неверовского задержала французов на сутки и позволила к вечеру следующего дня соединиться 1-й и 2-й армии. Особое мужество и героизм проявили войска, оставленные для обеспечения безопасного отхода основных сил русской армии — 7-й корпус Н. Н. Раевского, 6-й корпус Д. С. Дохтурова, дивизии Д. П. Неверовского и П. П. Коновницына. Потери наполеоновской армии в Смоленском сражении составили свыше 20 тыс. чел., русской — 10 тыс. чел.

К моменту объединения. 1-й и 2-й русских армий под Смоленском значительно усилились разногласия в русском военном руководстве. Во-первых, сказывалось отсутствие единоначалия. Вопреки встречающимся в литературе утверждениям, Барклай де Толли, хотя и занимал пост военного министра, не являлся главнокомандующим всеми вооруженными силами и формально имел в своем подчинении лишь 1-ю армию. Александр I медлил с назначением главнокомандующего.

Условия соблюдения секретности не позволяли Барклаю указать, что он действует по плану, утвержденному царем. Александр же, в свою очередь, тоже молчал, видя, что отступление вызывает осуждение в обществе. Во-вторых, сложность ситуации обусловливалась самой личностью Барклая и его взаимоотношениями с другими генералами и влиятельным петербургским высшим светом.



А. Шепелюк. “М.И. Кутузов на командном пункте в день Бородинского сражения”



В. В. Верещагин. “Наполеон I на Бородинских высотах”


Михаил Богданович Барклай де Толли был назначен военным министром в 1810 г. Его деятельность на этом посту способствовала значительному укреплению и увеличению боеспособности русской армии. Однако для «придворной камарильи» Барклай оставался чужаком, человеком без связей и покровителей, таким же выдвиженцем Александра I, как Аракчеев и Сперанский. Сравнительно быстрая карьера Барклая вызывала раздражение и зависть среди генералитета. Наиболее активными противниками его были такие влиятельные генералы, как П.И. Багратион и А.П.

Ермолов, пользовавшиеся в обществе большой популярностью и имевшие крепкие связи при дворе. Положение усугублялось тем, что Багратион, как и некоторые другие генералы, оказавшиеся под началом Барклая, был старше его службой, т. е. служил в армии дольше, и, следовательно, по нормам того времени имел больше прав на занятие командной должности. Как уже говорилось, отступательные маневры Барклая вызывали большое недовольство и в самой армии, и вообще в русском обществе; Барклая несправедливо обвиняли в предательстве, трусости, отсутствии какого-либо плана действий. С раздражением воспринимали холодность и сдержанность полководца, которые трактовали как равнодушие, акцент в его речи, нерусское имя. Вдобавок ко всему этому Барклай для придворных кругов был одним из символов либеральных увлечений императора, и уже поэтому свалить его представлялось очень заманчивым. В армии большей популярностью пользовался Багратион, окружение которого немало интриговало в его пользу.

Однако было бы неверным связывать перипетии судьбы Барклая лишь с интригами двора. Гораздо важнее был тот национальный характер, который очень скоро приняла война. Практически около двух сотен лет, со времен Смуты, на русскую землю не ступала нога иностранного завоевателя. Вторжение Наполеона вызвало подъем патриотических чувств, породило порыв к национальному единению. Из районов, оставляемых русской армией, жители уходили, сжигая свои селения, уводя скот, оставляя неприятелю выжженную пустыню. Уже в июле 1812 г. и стихийно, и по указанию Барклая де Толли стали формироваться партизанские отряды, наносившие французам большой ущерб.

«Смоленская губерния весьма хорошо показывает патриотизм, — с восторгом писал Багратион в августе, — мужики здешние бьют французов как свиней, где только попадаются в малых командах…»

В условиях, когда, по выражению историка А.Г. Тартаковского, возникло «чувство общности национальной жизни, единения перед лицом смертельной опасности людей самых разных состояний», когда в сознании людей война стала отечественной, т. е. войной за Отечество, отступление, поражение естественно воспринимались как трагедия, а их виновник — как предатель. Страна жаждала получить истинно народного вождя, который повел бы ее к победе и уничтожил ненавистного врага.

Накопившиеся разногласия со всей очевидностью проявились на собранном Барклаем в Смоленске военном совете. Практически все участвовавшие в нем генералы, среди которых был и брат царя великий князь Константин Павлович, высказались за сражение, в то время как Барклай не считал возможным рисковать судьбой армии, численно явно уступавшей противнику.



Н. Самокиш. “Атака лейп-гвардии Литовского полка”



В. Келлерман. “Атака гвардейских егерей и матросов”.


К тому же и сам Александр I в это время начал также высказываться за прекращение отступления. Обстановка была накалена до предела. Багратион обвинял Барклая в бездеятельности и предательстве; так же думало большинство русских генералов. Не понимая глубины замыслов Барклая, общественное мнение требовало смены главнокомандующего. 20 (8) августа император Александр, после трехдневного колебания согласившись с предложением Чрезвычайного комитета, подписал указ о назначении главнокомандующим М.И. Кутузова, а также назначил его членом Государственного совета и пожаловал титул светлейшего князя. Это решение было с восторгом встречено всей русской общественностью и армией.  Кутузов сразу же включился в работу.

Показательно, что и после передачи командования Кутузову Барклай оставался командующим 1-й армией, в качестве которого принял участие в Бородинском сражении. Один из биографов Барклая писал:

«…Среди ужасов и смерти удивлял всех своим хладнокровием, присутствием духа… лично вел войска, ехал впереди их в полном генеральском мундире. Вряд ли осталось в центре опасное место, где он не распоряжался бы, полк, не ободренный словами и примером его. Под ним убито и ранено пять (!!!) лошадей, из адъютантов и офицеров его весьма немногие уцелели… В Бородине общее мнение решительно склонилось на его сторону…»

От наступления на Петербург Наполеону пришлось отказаться. Не овладев Ригой, нельзя было осуществить наступления вдоль побережья; Киевское направление потеряло смысл после того, как Турция отказалась выступить против России. Оставался единственно возможный вариант- наступление на Москву.

Наполеон произвел перегруппировку своих войск и утвердил новое операционное направление Варшава-Минск-Орша-Смоленск-Москва.

И русские, и французские историки солидарны в том, что «…коренной из всех ошибок Наполеона была ошибка, происшедшая от полного незнания и непонимания русского народа. Не только он, но и буквально никто в Европе не предвидел, что русские крестьяне обратят весь центр своей страны в сплошную выжженную пустыню, но ни за что не покорятся завоевателю. Все это Наполеон узнал слишком поздно...»

Однако вопрос, которым задавались многие историки, заключается в том, было ли бы сопротивление русских крестьян таким же мощным, если бы Наполеон объявил об отмене крепостного права? Сам Наполеон впоследствии сокрушался, что не сделал этого, полагая, что тогда сумел бы одержать победу. Действительно, не следует думать, что все крестьянство участвовало в борьбе с Наполеоном. Более того, историкам известны случаи, когда крестьяне, в особенности в Литве и Белоруссии, приветствовали приход французов, вместе с ними совершали набеги на помещичьи усадьбы, ловили своих бывших хозяев и выдавали их завоевателям. Но все это были скорее отдельные исключения из общего правила. Мотивируя отказ Наполеона объявить крестьян вольными, историки говорят обычно о том, что император французов давно отбросил свои революционные убеждения и превратился в защитника феодально-монархических устоев. Однако освобождение крестьян отнюдь не стало бы актом антимонархическим и вполне укладывалось в буржуазные представления того времени, в русле которых Наполеон действовал во всех завоеванных странах. Другое дело, что в самом начале войны, надеясь на заключение скорого мира, он вовсе не собирался менять политический строй России.

Позже, когда ему стало ясно, что война будет вестись до окончательной победы той или иной стороны, предпринимать какие-либо шаги было поздно.



Н. Самокиш. “Атака Шевардинского редута”.



В. Келерман. “Московские ополченцы в боях на Старой Смоленской дороге”.


А тем временем русские войска продолжали отступать. Успешные действия атамана Платова и генерал-майора Г.В. Розена позволили войскам отойти к Дорогобужу. 27 (15) августа обе армии снова соединились у Царева-Займища, где была выбрана позиция для генерального сражения. К вечеру в армию прибыл Кутузов; войска встретили его с необыкновенным воодушевлением. Каковы же были планы нового главнокомандующего? Единой точки зрения на этот счет у историков нет.

Так Е.В. Тарле писал:

«Кутузов знал, конечно, что Барклай прав, что Наполеона погубят (если вообще что-нибудь его погубит) отдаленность от базы, невозможность длительной, годами или даже долгими месяцами длящейся войны в нескольких тысячах километров от Франции, в пустынной, скудной, враждебной громадной стране, недостаток продовольствия, непривычный климат. Но еще более точно Кутузов знал, что отдать Москву без генеральной битвы не позволят и ему, несмотря на его русскую фамилию, как не позволили сделать это Барклаю. И он решил дать эту битву, ненужную, по его глубочайшему убеждению… Излишняя стратегически, она была неизбежна морально и политически».

Знаменитая фраза Кутузова: «Будут они (т. е. французы) у меня лошадиное мясо есть!» — ясно показывала, что стратегия планомерного отступления и выматывания сильнейшего противника, предложенная Барклаем, продолжала планомерно реализовываться.

Старый вояка, любимец Суворова, высоко оценивал военное дарование Наполеона и его маршалов, а также боеспособность французских войск. Но Кутузов рассчитывал компенсировать превосходство французов искусной организацией сражения на заранее избранной позиции. Бородинская битва нужна была, прежде всего, для поднятия духа армии и изменения настроений в обществе. Вспомним из Лермонтовского «Бородино»:

«Мы долго молча отступали,
Досадно было — боя ждали,
Ворчали старики:
Что же мы, на зимние квартиры?
Не смеют что ли командиры
                            чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

Слава победоносных армий «чудо-богатырей» Суворова, Румянцева и того же Кутузова взывала к битве! И битву решено было дать. Прибыв к армии, Кутузов осмотрел выбранную Барклаем позицию у Царева-Займища и, не одобрив ее, 19 августа отдал приказ о продолжении отступления, которое было остановлено через три дня в 110 верстах от Москвы близ села Бородино, недалеко от Можайска. Выбрав неплохую с тактической точки зрения позицию, он создал боевой порядок, достигавший 4-х километров в глубину, и выделил сильные резервы. Здесь и состоялось сражение, сыгравшее столь важную роль в исходе войны.

Русское войско перекрыло обе Смоленские дороги, и, имея на флангах труднопроходимые для конницы леса и (на правом фланге) реку, лишило французов возможности фланговых ударов. Наполеон был вынужден атаковать русскую армию во фронт. Его замыслом было — прорвать центр русского воинства, выйти в его тыл, и, прижав его к Москве-реке, уничтожить. Ожесточенный бой 24 августа за Шевардинский редут позволил Кутузову разгадать замысел Наполеона.

Общая численность русской армии составляла 154,8 тыс. чел., включая 11 тыс. казаков и 28,5 тыс. ополченцев при 640 орудиях. Когда же всем стало ясно, что сражение действительно будет дано, что отступление кончено, русские войска стали готовиться к сражению. Они решили умереть, но не пропустить французов к Москве. Офицеры просили разрешения Кутузова одеться для боя в парадные мундиры. Солдаты чистили и точили оружие, приводили в порядок обмундирование и снаряжение, переменяли белье. Героическая русская армия готовилась к последнему грозному параду.

Перед русской позицией располагался Шевардинский редут, имевший характер передового укрепления. За ним пролегал весь левый фланг русских, где у д. Семеновское возводились укрепления. 24 августа состоялся бой войск генерала М.Д. Горчакова с основными силами Наполеона за д. Шевардино. До самой ночи русские сдерживали атаки французов, дав тем самым Багратиону время укрепить свои позиции.

После жестокого боя 24 августа русские заняли линию Маслово-Бородино-Семеновское-Утица. Французы начали развертывание для атаки на фронте западнее Бородино, Алексинки, Шевардино и южнее. 25 августа обе стороны готовились к сражению, заканчивалась рекогносцировка и отдавались окончательные распоряжения. Французы провели ряд боевых действий (разведок) севернее Бородино и южнее Утицы, которые подтвердили уже сделанную Наполеоном оценку местности на этих направлениях: она была непригодна для действия крупных масс войск. Судя по имеющимся данным, 25 августа оба полководца — Наполеон и Кутузов — в результате боя за Шевардинский редут и рекогносцировок приняли следующие планы боя.



Н. Богатов. “Эпизод Бородинского сражения”


ПЛАН НАПОЛЕОНА. Массированным ударом пехоты и конницы при поддержке мощного огня артиллерии прорвать боевое расположение русских на участке Семеновские флеши — Курганная батарея. Вслед за этим ввести в прорыв резервы, направить удар на север во фланг группировки русских, прикрывшей Новую Смоленскую дорогу, прижать ее к реке Москве и уничтожить. Одновременно на флангах против Бородино и Утицы нанести вспомогательные удары, из которых особенно важное значение должен был иметь удар на Утицу, содействовавший с юга прорыву у Семеновских флешей.

ПЛАН КУТУЗОВА. К вечеру 24 августа Кутузов достаточно точно определил направление главного удара французов. В связи с этим он произвел 25 августа частичную перегруппировку, усилив свой левый фланг. В окончательном виде план Кутузова сводился к тому, чтобы упорным сопротивлением ограниченных сил нанести противнику возможно большие потери на направлении его главного удара и расстроить его. В то же время сохранить полную свободу маневра своих резервов, расположив их во время сражения вне досягаемости противника. Соответственно этому Кутузов расположил большой контингент войск, надежно прикрыв Новую Смоленскую дорогу.

Само сражение началось ранним утром 26 августа. Правый фланг и центр позиции русских войск занимали войска 1-й армии (М. Б. Барклай-де-Толли), левый фланг силы 2-й армии (П. И.Багратион).

Решающая битва между французской армией Наполеона Бонапарта (135 тыс. при 587 пушках) и русской под командованием М. И. Кутузова (ок. 120 тыс. при 640 пушках), которое произошло 25 августа в районе с. Бородино (110 км к западу от Москвы). Сражение началось еще накануне 24 августа у д. Шевардино, где русский авангард задержал продвижение французской армии, дав основным силам создать укрепления и батареи на Бородинском поле. На рассвете 25 августа Наполеон двинул войска в атаку. Сражение отличалось чрезвычайным ожесточением и кровопролитием. “Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой”, — писал позже Наполеон. Ценой огромных потерь французы потеснили русские войска, но решающего успеха не получили.

Противники разошлись, оставив на поле боя горы трупов и раненых. Различные источники называют совершенно разные цифры потерь обеих сторон. По мнению историка А.А. Васильева, проанализировавшего французские документы, потери Великой армии Наполеона при Бородине составили 30…35 тыс. человек. Потери русской армии он оценивает в 38…44 тыс. человек. Другие историки аргументировано ссылаются на то, что после бегства наполеоновской армии из России на Бородинском поле было сожжено 58 520 человеческих трупов в французской униформе и 35 478 конских трупов. Недаром Бородино было названо современниками “могилой французской кавалерии”

В любом случае, Наполеон не сумел добиться главного — разгрома русской армии.



Л. Кившенко. “Совет в Филях”


1 (13) сентября 1812 г. в подмосковной деревне Фили Кутузов провел совет для решения участи Москвы. После Бородинского сражения русская армия из-за больших потерь отошла к Москве, и на Воробьевых горах была избрана оборонительная позиция для новой генеральной битвы с войсками Наполеона. Формально на совете обсуждался вопрос — давать или не давать новое сражение? Но, по существу, решалась судьба первопрестольной русской столицы. Совет проходил в обстановке секретности без ведения протокола, поэтому неизвестно количество участников (от 10 до 15 человек). Точно установлено, что присутствовали: М.И. Кутузов, М.Б. Барклай де Толли, Л.Л. Беннигсен, Д.С. Дохтуров, А.П. Ермолов, Н.Н. Раевский, П.П. Коновницын, А. Остерман-Толстой, К.Ф. Толь. На основании некоторых свидетельств современников можно лишь предполагать, что среди участников были М.И. Платов, К.Ф. Багговут, Ф.П. Уваров, П.С. Кайсаров и B.C. Ланской.

Барклай де Толли первым аргументированно обосновал точку зрения о необходимости в создавшейся ситуации оставить город для спасения армии и победного исхода кампании. Его главным оппонентом выступил Беннигсен, настаивавший на проведении сражения для защиты Москвы во избежание негативного морального воздействия на армию и общество в целом. Среди генералитета также высказывалась мысль о встречном атакующем движении против армии Наполеона, но эта мысль после высказанной критики не получила поддержки. В результате поименного голосования по двум первым предложениям мнения участников совета разделились примерно поровну. Окончательное и нелегкое решение принял Кутузов. Он приказал оставить город и сберечь армию для будущих боевых действий, ибо, по его словам, «…с потерей Москвы не потеряна еще Россия!»

Русские войска, совершив фланговый марш-маневр на юг, остановились у д. Тарутино. Сам же Кутузов, хотя и подвергся резкой критике со стороны ряда высших военачальников, был произведен императором в звание генерал-фельдмаршала.

Вопрос о том, кто победил в Бородинском сражении, вот уже более полутораста лет вызывает споры.

В тактическом плане, несомненно, победу одержали французы — основные укрепления (батарея Раевского, Багратионовы флеши) были взяты, а русские войска отступили. Вполне очевидно, что Кутузову не удалось ни разгромить наполеоновскую армию, ни остановить ее наступление. Более того, французы сохранили свои резервы (гвардию) численностью примерно 20 тыс. человек, не участвовавших в сражении, а на следующий день получили подкрепление — свежую дивизию в 6 тыс. человек. Резервы же русской армии на тот момент были практически исчерпаны. Именно по этому Кутузов на совете в Филях высказался за оставление Москвы.

А стратегически? В какой мере каждой из сторон удалось выполнить поставленные накануне сражения задачи? Наполеону не удалось ни уничтожить русскую армию, ни заставить ее командование просить о мире. Затягивание боевых действий было для его армии — с растянутыми тылами, на чужой территории (с партизанами), оторванной от центров комплектации, — смерти подобным. И русская и французская армии потеряли почти четверть своего личного состава (25 % и 23 % соответственно). Но, несмотря на тяжелые потери, русская армия была боеспособна и могла продолжать кампанию. На подходе к русским были внушительные резервы. Ну а главное — многочисленные источники свидетельствуют о том, что сам Наполеон был поражен мужеством и стойкостью русских солдат, их явной готовностью скорее умереть, чем отступить. Моральный же дух наполеоновского воинства стал стремительно падать. По меткому выражению одного из современников: «На Бородинском поле погиб сам дух Великой Армии». Оказалось, что выиграть сражение и выиграть войну — это не одно и то же. Бородинская битва, если и оказалась победой для Бонапарта, то уж точно «пирровой победой»[2].



В. В. Верещагин “Поджигатели. Расстрел в Кремле”


Мнение историков об исходе Бородинской битвы.

Ж. Мишле:

«Наполеон, который так сильно желал большого сражения, думая, что оно положит Россию к ногам его, выказал себя перед Москвой колеблющимся, нерешительным, как отзываются все историки. Победа его была неполная, он очень мало воспользовался ею, не преследовал сильно ослабленных русских… Русские ушли и потом подкрепили свои войска и привели их в боевой порядок. Наполеон, следуя рутинной системе своей, воображал, будто выиграл все, взяв столицу».

М.Н.Покровский:

«…Результаты Бородинского боя были несравненно ниже того, на что позволяли надеяться имевшиеся в распоряжении Кутузова данные. Он достиг только того, что не был разбит наголову… К вечеру все наши позиции были в руках французов; неприятель имел двадцатитысячный совершенно нетронутый резерв, тогда как из русских армий вторая не существовала вовсе, а первая была почти совершенно расстроена… На другой день боя Наполеон оказался вдвое сильнее Кутузова…

Е.В. Тарле:

«Когда Кутузову представили ночью первые подсчеты, и когда он увидел, что половина русской армии истреблена в этот день, 7 сентября, он категорически решил спасти другую половину и отдать Москву без нового боя. Это не помешало ему провозгласить, что Бород и но было победой, хоть он и был удручен. Победа моральная — была бесспорно. А в свете дальнейших событий можно утверждать, что и в стратегическом отношении Бородино оказалось русской победой все-таки больше, чем французской».

С.Б. Окунь:

«Бородинское сражение было выдающейся победой России, еще раз продемонстрировавшей все превосходство русской армии над французской, и военного искусства Кутузова — над военным искусством Наполеона. Бородино еще не означало полного разгрома наполеоновской армии, но это было поражение, которое его в значительной мере подготовило».

А.З. Манфред:

«То была победа нравственная, но еще оставалась нерешенной задача материальной победы над вторгнувшейся в Россию армией. Бородино не дало решающего перевеса ни одной из сторон и потому в сложившейся обстановке не могло предотвратить оставления Москвы русской армией».

П.А. Жилин:

«Бородинское сражение — генеральное сражение войны 1812 года. Но оно не дало ярко выраженного успеха ни той, ни другой стороне».

Н.А. Троицкий:

«Действительно, с точки зрения материальной, Наполеон был вправе объявить себя победителем — он захватил все основные пункты русской позиции… после чего русские отступили с поля сражения, а затем и оставили Москву. Но все же главную свою задачу — разгромить русскую армию — Наполеон при Бородине не решил. Более того, Бородино надломило моральный дух наполеоновской армии, пошатнуло в ней былую уверенность в победе, ослабило ее наступательную активность. Не в материальном, а в моральном и даже в политическом отношении (если учитывать последующий ход войны) Бородино — безусловная победа России».

Б.С. Абалихин:

«Чья это победа? На мой взгляд, ничья. Ни Наполеон, ни Кутузов не добились главных целей. Французский полководец намеревался разгромить русскую армию и заставить Россию заключить выгодный для него мир. Кутузов ставил задачу отстоять Москву. Наполеон прекрасно понимал ситуацию, видел то ожесточение, с каким сражались солдаты русской армии, поэтому он и не ввел в сражение свою гвардию».

А.А. Васильев:

«Для меня здесь нет вопроса. Конечно, это была победа Наполеона, тактическая победа «по очкам»… То, что французы не разгромили русскую армию при Бородине, — неудивительно. При том соотношении сил, какое сложилось перед сражением, Наполеон вряд ли мог рассчитывать на какой-либо иной результат. Его войска ценой огромных усилий сумели отбросить русскую армию с ее первоначальной позиции, захватить большинство полевых укреплений противника и причинить последнему тяжелые потери. Но у них не было сил для широкого маневрирования, для обхода или окружения армии Кутузова».

Почему Наполеон не ввел в бой свой резерв? Этот вопрос долго мучил историков последние 200 лет. Но ответ на него давно дал сам Наполеон. Когда его маршалы приступили к нему с требованием ввести в действие резерв, тот раздраженно ответил: «За полторы тысячи лье от Парижа я не могу рисковать своей гвардией!»

Вероятно, что наиболее объективна следующая оценка Бородинской битвы (приписываемая Наполеону!): «Французы доказали свое право быть победителями, но русские стяжали право остаться непобежденными!».

Спорным остается и еще один вопрос — кто поджег Москву? Этот вопрос всегда волновал и современников событий, и историков. Французы утверждали, что город был подожжен по приказу губернатора Москвы Ф.В. Ростопчина; обвиняли в этом и русское военное командование. Русские, наоборот, в сознательном поджоге города обвиняли французов.

Позднее в советской историографии сложилась версия о том, что основной причиной пожара была неосторожность грабивших город французских мародеров. При этом, правда, признавалось, что русскими были подожжены военные и продовольственные склады, а в условиях сухой погоды и деревянной застройки пожар мог легко распространиться на весь город.

Анализ документов в целом подтверждает сложившуюся в литературе точку зрения. Действительно, у Ростопчина существовал план поджога Москвы и уничтожения города в случае его сдачи, причем поджечь город он собирался еще до входа в него неприятеля. Однако реализовать этот план ему удалось лишь отчасти, поскольку Кутузов до последнего момента не сообщал о своих намерениях. Именно поэтому первые пожары возникли только в ночь на 2 сентября. Существенно при этом, что по приказу Ростопчина из города были вывезены средства пожаротушения, в результате чего французы при всем желании не могли остановить распространение огня. Когда же огонь захватил практически весь город, и сам Наполеон вынужден был покинуть Кремль и переехать в Петровский дворец, грабившие город, часто пьяные, но, главное, деморализованные французские солдаты и офицеры, уже понявшие, что в Москве они не найдут ни долгожданного мира, ни теплых зимних квартир, конечно, также могли из чувства мести поджигать еще не охваченные пламенем здания. Известно, что французские власти, пытавшиеся бороться с поджигателями, ловили и расстреливали не только русских, но и французов.

Пожар Москвы стал своего рода символом войны 1812 г., символом самопожертвования русского народа, готового в борьбе с захватчиком идти до конца. В Москве Наполеон окончательно понял, что победа ускользнула из его рук.

Дождавшись ухода французских войск из Москвы, Кутузов точно определил направление их движения, преградил им путь у Малоярославца, и, выиграв сражение под его стенами, вынудил отступать Наполеона по разоренной Смоленской дороге.

Отступление наполеоновской армии из Москвы началось вечером 6 октября. Наполеон решил отходить на Смоленск через Калугу, где рассчитывал захватить крупные склады продовольствия и фуража, намереваясь в дальнейшем удержаться на рубеже рек Западная Двина-Днепр, чтобы оттуда начать новый поход в 1813 г. Установив, что на Малоярославец идут главные силы Наполеона, главные силы русской армии вечером 11 октября выступили из Тарутинского лагеря, чтобы прикрыть путь на Калугу. В сражении принимало участие более 25 тыс. человек с каждой стороны, а сама битва носила ожесточенный характер: город 8 раз переходил из рук в руки. Потери французов — 5 тысяч, русских — 3 тысячи человек. С подходом главных русских сил (90 тысяч против 70 тысяч у французов)

14 октября Наполеон приказал отступать.

Организованное затем постоянное преследование отступавшего противника привело к полной дезорганизации и фактической гибели французской армии. Так, только при переправе через р. Березину французы потеряли более 25 тыс. человек!

Все попытки Наполеона начать переговоры с русским правительством не увенчались успехом, т. к. Александр I поклялся, что не успокоится до тех пор, пока хоть один вражеский солдат останется на русской земле. Окончательно это произошло 25 декабря 1812 г., когда император Александр I известил манифестом народы России об окончательном изгнании захватчиков с территории страны.



В. В. Верещагин. “Ночной привал Великой Армии”

• В МИРЕ ИНТЕРЕСНОГО

Почему люди идут на Эверест? Потому, что он существует

Мальцев С.Н.



Пятьдесят три года назад (29 мая 1953 года) человек впервые вступил на высшую точку планеты: новозеландский альпинист Эдмунд Хиллари и Шерп Тенцинг Норгей поднялись на Эверест.

За сто лет до того, в 1846–1850 годах, британские топографы, работавшие в индийской Геодезической службе, производили съемку вершин непальских Гималаев и выяснили, что одна из них является самой высокой в мире: 8848 метров! Ранее вершиной “первой величины” считался потухший вулкан Чимборасо в центральной части эквадорских Анд — 6310 метров.

Так и не выяснив местного названия горы, полковник Эндрю Воу, руководивший Геодезической службой, решил дать ей имя в честь своего предшественника — известного исследователя полковника Джорджа Эвереста, двадцать лет возглавлявшего службу. И только в начале следующего века выяснилось, что тибетцы издавна называют эту гору Чомо Лунгма, или Джомолунгма: — “Богиня — мать снегов”.



Покорить Эверест люди пытались на протяжении нескольких десятилетий. Почему? “Because it’s exist” (“Потому, что он существует”), — ответил восемьдесят лет назад легендарный английский альпинист Джордж Меллори. Через год — в 1924 году — Меллори и Эндрю Ирвин погибли при восхождении на Эверест: связка не вернулась назад с вершины. Через девять лет — в 1933-м — на высоте 8450 метров нашли ледоруб Ирвина, а в 1999 году — тело Меллори, отлично сохранившееся. Но до сих пор остается загадкой, погибли они при восхождении или уже при спуске, став первыми покорителями вершины…

Об экспедиции на Эверест начали мечтать еще в позапрошлом веке — первым в 80-е годы XIX столетия, ее планировал англичанин Юлиус Беренс. Но замысел так и остался на бумаге. Затем, в 1892 году, в журнале — “Девятнадцатое столетие” была напечатана статья Клинтона Дента “Можно ли покорить Эверест?” Автор отвечал: да, можно! Наконец, в 1899 году вице-король Индии лорд Керзон пытался получить разрешение правительства Непала на восхождение на Эверест, но безуспешно.



Памятник первому покорителю Эвереста Эдмунду Хиллари


В двадцатом столетии попытки участились. Непал по-прежнему оставался “закрытой зоной”, - и вершину решают штурмовать с севера, со стороны Тибета. До 1952 года экспедиции организовывают только англичане, а первая из них — по сути, разведывательная — проходит в 1921 году. На следующий год попытка повторяется — и оказывается достаточно успешной. Вершины достичь, конечно, с первого раза не удается, но 21 мая 1922 года Дж. Меллори, майор Э. Нортон и доктор Т. Сомервелл поднимаются на высоту 8235 метров: впервые человек оказывается выше “зоны смерти” — 8-километрового рубежа.

Еще через год проходит третья экспедиция. 4 июня майор Нортон поднимается до высоты 8570 метров без кислородного аппарата, — этот рекорд остается непревзойденным вплоть до 1978 года. А затем 8 июня Меллори и Ирвин выходят из лагеря на высоте 8145 метров, и в последний раз друзья видят их в бинокль на высоте около 8540 метров…

Начиная с 1949 года для европейцев “открывается” Непал, — и Эверест начинают штурмовать с юга. Теперь в штурме участвуют не только англичане, но и канадцы, датчане, американцы. Но самыми успешными оказываются швейцарцы: 28 мая 1952 года Раймон Ламбер и сирдар (старшина) шерпов-носильщиков Тенцинг Норгей (будущий покоритель Горы) бьют рекорд высоты: 8600 метров!

Впоследствии Тенцинг вспомнит о Ламбере, что он “не только видом напоминал медведя, но и работал за десятерых”, притом не имея пальцев на обеих ногах: много лет назад он попал в ураган в Альпах и сильно обморозился. Несмотря на это, Ламбер был одним из лучших альпинистов мира и совсем немного не дошел до вершины Эвереста: помешал начавшийся муссон.

“Мы могли бы идти дальше, — напишет потом Тенцинг в своей знаменитой книге “Тигр снегов”, - возможно, даже смогли бы дойти до вершины. Но спуститься уже не смогли бы. Продолжать — значило погибнуть. И мы не стали продолжать. Мы отдали все силы — но этого оказалось мало. Мы молча повернули и молча медленно-медленно пошли вниз…”

И все же “время Эвереста” наступило. В 1953 году англичане организовывают очередную — пятнадцатую по общему счету — экспедицию под руководством полковника Джона Ханта.

В состав экспедиции вошли лучшие альпинисты Великобритании, а также двое новозеландцев: Эдмунд Хиллари и Джордж Лоу.



После долгих колебаний соглашается участвовать в экспедиции в качестве сирдара и Тенцинг, для которого восхождение на Эверест было старой мечтой, но он предпочел бы идти не с англичанами, а со швейцарцами. “Швейцарцы и французы относились ко мне как к равному, — напишет он в своей книге, — что невозможно для англичанина, для которого всегда существует невидимая черта между сагибом и носильщиком…” Однако очередь швейцарцев (правительство Непала разрешало только одну экспедицию в год) должна была наступить лишь в 1956 году — после англичан и французов, и сирдар понимает, что Гору могут взять без него…

Решающий момент экспедиции наступает, когда 20 мая 1953 года она разбивает лагерь под Южным седлом Эвереста (7980 метров высоты), и 23 мая первая “связка” Чарлз Эванс — Том Бурдиллон выходит на штурм. Сил у альпинистов хватает лишь для того, чтобы взойти на Южную вершину Эвереста (8765 метров): до цели — главной вершины — остается совсем немного. Но точно так же, как Ламбер и Тенцинг годом раньше, они решают повернуть назад, понимая, что холодная ночевка на спуске означает неминуемую гибель.

28 мая — ровно через год после кульминации восхождения с Ламбером — Тенцинг и Хиллари начинают свой бросок к вершине. Их задача существенно легче, чем у Эванса и Бурдиллона: до отметки 8500 метров их сопровождают Лоу, английский альпинист Фредди Грегори и шерп Анг Ньима, которые несут кислородные баллоны, палатку и продукты. На этой высоте разбивают самый высотный из всех существовавших прежде альпинистских лагерей, и Хиллари с Тенцингом остаются вдвоем. Переночевав, в 6 часов 30 минут утра 29 мая они выходят на последний штурм. Единственный груз — 14-килограммовые кислородные аппараты. В девять часов утра альпинисты достигают Южной вершины, и до цели остается лишь сотня метров. Последнее препятствие — 12-метровая скальная стенка, — и только пологий снежный откос отделяет их от самого высокого места на Земле…

То, кто из них первым вступил на вершину, потом было предметом, как выражается Тенцинг, “множества глупых разговоров”. После восхождения альпинисты даже подписали заявление о том, что “достигли вершины почти одновременно”. Сам по себе этот вопрос действительно абсурден: каждый, кто ходил в горы, знает, что альпинистская “связка” есть единое целое. Но его упорно продолжали задавать. Пока наконец сам Тенцинг не ответил на него. Вот что он напишет в своей книге: “Нас разделяло не более двух метров. Я не думал о “первом” и “втором”. Я не говорил себе: “Там лежит золотое яблоко. Сейчас оттолкну Хиллари в сторону и схвачу яблоко первым”. И вот мы достигли вершины. Хиллари ступил на нее первый, я за ним. Вот он, ответ на “великую загадку”. Знаю, многие мои соотечественники будут разочарованы. Они ошибочно придавали большое значение тому, чтобы я был “первым”. Если это позор для меня, что я оказался на шаг позади Хиллари, — что ж, буду жить с этим позором. Однако сам я это позором не считаю…”

На часах альпинистов было 11.30 утра, когда человек впервые взошел на Эверест. Это была седьмая попытка Тенцинга подняться на Джомолунгму, — и она стала счастливой. А на шее у него был шарф его друга Раймона Ламбера, подаренный год назад со словами: “Держи, может быть, пригодится”. Надевая его перед последним штурмом, Тенцинг совершенно точно знал, для чего он пригодится…



Дорога смерти. Эти покорители Эвереста остались тут навсегда


За следующие пятьдесят лет будет еще множество восхождений. На Эверест поднимутся швейцарцы и американцы, китайцы и японцы, австрийцы и поляки, канадцы и немцы, французы и чехи, испанцы и норвежцы, индийцы и итальянцы. В 1975 году на Эверест впервые всходит женщина — японка Юнко Табэй; в том же году англичанин Мик Берк впервые совершает одиночное восхождение; в 1978 году легендарный Рейнхольд Месснер (впоследствии в одиночку покоривший все 14 “восьмитысячников” планеты) и Петер Хабелер впервые поднимаются на вершину без кислородных аппаратов.

Советский Союз не мог остаться в стороне. В 1982 году на Эверест впервые поднимается советская экспедиция по нестандартному маршруту. А именно: было совершено первопрохождение Юго-Западной стены, считавшейся ранее непроходимой. Первыми на вершину в 2 часа 30 минут дня поднялись Владимир Балыбердин и Эдуард Мысловский. Последние 348 метров они прошли за 8 часов, т. е. по 45 метров в час. Еще труднее оказался спуск. Им угрожала холодная ночевка, а это верная смерть! На помощь вышли Сергей Бершов и Михаил Туркевич. В 9 вечера они встретили первовосходителей, дали им кислородные маски, согрели пуховиками, чаем, едой. Бершов и Туркевич менее чем за час также совершили восхождение, став первыми в мире покорителями Эвереста в ночное время.

В 1985 году на вершине одновременно стояли восемь участников норвежской экспедиции. А в 1988 году японцы вели с вершины прямую телетрансляцию…

Всего же на вершине Эвереста побывали около 1200 альпинистов из 63-х стран. Конечно, не все попытки окажутся удачными — Гора почти каждый год будет отнимать человеческие жизни, число которых приближается к двумстам.

Но пока будет стоять Эверест — человек будет стремиться его покорить.

Просто потому что он существует.




Последние метры

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ

Летающие дредноуты ВВС Красной армии

Раздел выходит под редакцией Мороза С.Г.



В 1923 году Особое техническое бюро по военным изобретениям запросило в Совнаркоме (правительстве) РСФСР большую сумму в валюте для заказа в Англии большого самолета, который должен был стать носителем для разрабатываемых этой организацией образцов химического оружия, тяжелых авиабомб, морских мин и торпед. Несмотря на победу над интервентами и внутренней контрреволюцией, советское правительство в безопасности себя не чувствовало и согласилось, но когда свои услуги в этом деле предложил отечественный Центральный аэрогидродинамический институт, запросивший цену ниже английской, передало контракт ему

Главным конструктором самолета был назначен А.Н. Туполев. Сейчас это имя знакомо каждому, а тогда он построил лишь один самолет — деревянную авиетку АНТ-1, цельнометаллические одномоторные АНТ-2 и АНТ-3 только задумывались, и решение отдать такой заказ не имеющему практического опыта коллективу было рискованным. В Институте не было даже помещения, где можно было собрать отдельные агрегаты большого самолета, не говоря уже о его окончательной сборке. Для этого «национализировали» трактир неподалеку от самого ЦАГИ в центре Москвы.

Когда в 1923 году перечислили аванс, был установлен срок передачи бомбардировщика на испытания — девять месяцев. Но окончательно Заказчик смог определиться с требованиями к самолету лишь в 1926 году и все время, пока машина строилась, менял «условия задачи». Проектирование было начато 11 ноября 1923, года и в тот же день на верстаках появились первые заготовки — выполнение чертежей и строительство шли параллельно, конструктор часто брал в руки молоток, рабочий подсказывал ему, где удобнее пустить профиль или склепать листы металла.

Схема биплана пока обеспечивала наиболее высокие летные данные, но у нее были очевидные недостатки — дополнительное аэродинамическое сопротивление создавали многочисленные стойки и растяжки, которые придавали бипланной коробке прочность и жесткость. Это сопротивление вместе с лобовым сопротивлением самих крыльев, оперения, шасси, фюзеляжа и мотогондол составляет так называемое «вредное» сопротивление самолета. Но кроме него есть еще и индуктивное сопротивление, причиной которого является сама подъемная сила крыла — разность давлений над и под крылом стремится выровняться, что приводит к образованию вихревых течений, тормозя летящий самолет. Кроме того, было уже известно, что потоки воздуха, обтекающие все агрегаты, взаимодействуют, вызывая дополнительное сопротивление интерференции. Особенно значительный вклад в эту составляющую сопротивления могли вносить крылья биплана, если конструктор выберет неудачное их взаимное расположение.



Пассажирский металлический моноплан G-24


Считалось, что главным является лобовое сопротивление, пренебрежение индуктивной составляющей стало причиной неудач со многими проектами той поры, например, с самолетом КОМТА. Теоретики ЦАГИ определили схему, которая должна была обеспечить самолету наивысшие летные данные: свободнонесущий (т. е. без поддерживающих крыло стоек, растяжек) низкоплан с расположением моторов на крыле. Каркас был ферменный из стальных и дюралюминиевых труб и гнутых профилей. Он воспринимал всю нагрузку от веса агрегатов, бомб, бензина и т. п., обшивка же, как считалось, лишь передавала на него распределенную по всему самолету силу давления воздуха в полете и была минимальной толщины. Полотняная обшивка «держала воздух» за счет натяжки, образующейся при высыхании аэролака, металл же для жесткости делали гофрированным, что почти вдвое увеличивало вес 1 м2 листа и его «смачиваемую поверхность», т. е. его реальную площадь с учетом гофра, которая определяла еще одну составляющую сопротивления самолета — сопротивление трения.

Строго по заданию 11 августа 1925 года все основные части АНТ-4 были готовы, Комиссия нашла их годными, и через разбитую стену при большом стечении зевак их спустили на улицу Радио и оттуда вывезли на Ходынку. Но пока агрегаты стыковали, устанавливали моторы (английские Нэпир «Лайон»), регулировали управление и ставили приборы, настала глубокая осень, и только 26 ноября летчик А.И. Томашевский поднял самолет в воздух. Именно эту дату можно считать настоящим днем рождения советской тяжелой авиации и конструкторского бюро Туполева, основного поставщика тяжелых бомбардировщиков для Красного Воздушного Флота.

Испытания первого самолета были закончены 10 июля 1926 года. Несмотря на общий успех, было решено строить второй опытный самолет и внести в него все изменения, желательность которых показали испытания первого. «Дублер» получил крыло меньших размеров, фюзеляж стал длиннее, а вместо моторов «Лайон» (англичане передумали их продавать) поставили новейшие немецкие BMW Viz, выпуск которых налаживался на заводе № 24 в Москве. Строительство «дублера» и отработка на нем усовершенствований было долгим и дорогим делом, но это позволяло решить многие проблемы до начала серийного производства и эксплуатации самолета, и в дальнейшем было принято в СССР безоговорочно. На «дублере» впервые поставили полный комплект вооружения (3 спаренных «Льюиса» (Levis), 730 кг бомб), аэрофотоаппарат и даже радиостанцию, редкость по тем временам. Экипаж Михаила Громова облетал его в начале 28 года. Государственные испытания самолета начались 15 августа 28-го и закончились 26 марта 29-го года. АНТ-4 был принят на снабжение ВВС РККА под наименованием «тяжелый бомбардировщик — первый», ТБ-1.

В то время у нас был всего один завод, способный строить металлические аэропланы — ГАЗ-22 в Москве. В свое время это предприятие было отдано в концессию немецкой фирме «Юнкере», которая обязалась строить серийно сразу несколько типов самолетов из дюраля, военных и гражданских. Такая вольность (слыханное ли дело — сдать социалистическую собственность в аренду капиталисту!) была возможна во времена НЭПа, но в 1926 году было решено разорвать концессионное соглашение после того, как на заводе появится достаточное количество своих рабочих и инженеров, умеющих строить самолеты из металла. Когда в 27 году ГАЗ-22 запустил в серию туполевский металлический разведчик и легкий бомбардировщик АНТ-3, «дни Юнкерса в Москве» можно было считать закончившимися. НЭП «сворачивал манатки», в то время из официального названия авиазаводов исчезло слово «государственный», ведь больше не могло быть заводов частных.

Головной ТБ-1 сдали в июле 29-го. Оборудование его было упрощено, поставили менее мощный (зато серийный) вариант BMW VI (сначала — немецкого производства, но вскоре пошли наши М-17) и «Дегтяревы» вместо «льюисов», тоже спаренные, ДА-2. Бомбовую нагрузку довели до тонны, Заказчик проявил понимание (ведь это был первый отечественный самолет такого класса) и отказался от первоначально требуемых 2-х тонн. К концу 29-го года сдали еще один ТБ-1, в следующем — уже 66, в 31-м — 146, и в первых декадах 32-го последние два. Самолеты начали поступать в строевые части в 1930 году, заменяя устаревшую иностранную технику.

Старые «Муромцы» закончили свою службу с окончанием гражданской войны, и чтобы сразу заменить их советское правительство купило 4 самолета «Голиаф» во Франции, но далее искало более современный бомбовоз. В то время немцы, связанные пусть и слабыми путами Версальского договора, запрещавшего военную авиацию, готовы был продать что угодно и кому угодно. Гуго Юнкере предложил русским бомбардировщик на базе своего нового пассажирского металлического моноплана G 24 и в 1925 году получил заказ на три бомбардировщика по 228 тысяч рублей золотом за каждый (в то время это было эквивалентно примерно 65 тысячам долларов США).

У нас «юнкерсам» был присвоен индекс ЮГ-1 (JuG-1). Трехмоторный моноплан был вполне современным по тому времени, хотя и несколько громоздким, унаследовав фюзеляж от 10-местного авиалайнера. Всего в Германии было куплено 23 ЮГ-1 в военном варианте, первый прибыл в мае 1925, последний — в январе 1928 года. Из-за малочисленности и низких темпов поставок они не играли какой-то стратегической роли в том раскладе сил, который сложился в противостоянии Восток — Запад в 20-х годах. Но их наличие позволило к моменту появления массового тяжелого бомбардировщика ТБ-1 иметь подготовленный летный и технический состав тяжелобомбардировочной авиации.



Бомбардировщик ЮГ-1


В 20-е годы, когда советская авиация была еще малочисленной, основой ее штатной структуры была эскадрилья. Бомбардировочная АЭ имела всего 4–8 самолетов. Но формирование даже такой небольшой войсковой части оказалось непростым делом и завершилось только в конце 20-х годов, но уже тогда началась концентрация стратегической авиации. В 1929 году в Воронеже на базе вооруженной старыми «Голиафами» и новыми ЮГ-1 55-й ТБАЭ (тяжелобомбардировочной авиационной эскадрильи) началось формирование 11-й ТБАБ (бригады), первого соединения такого рода в ВВС РККА. Вскоре ее перебазировали на аэродром Кречевицы в районе Новгорода, Ленинградский Военный Округ, где в ее состав влилась и 57-я ТБАЭ из Троцка (Гатчина). Процесс этот ускорился с началом поставок самолетов ТБ-1, но промышленность уже готовила еще более мощные тяжелые бомбардировщики. Бригада примерно соответствовала бомбардировочной группе ВВС Франции, состоявшей из трех эскадрилий по 6–8 самолетов в каждой.

Когда ТБ-1 поступил на вооружение, несмотря на наименование, согласно окончательным техническим требованиям он считался уже не тяжелым, а средним бомбардировщиком, что, по сути, было верно. Эта метаморфоза произошла еще в 1926 году, одновременно Остехбюро выдало задание ЦАГИ на новый самолет, уже четырехмоторный. Он должен был проектироваться как модификация большого транспортного самолета, над которым уже полгода шла работа, и ЦАГИ получил аванс в 100000 рублей. Главным конструктором машины снова стал Туполев, он видел новый АНТ-6 как развитие АНТ-4, но тот пока сам был не готов, на его проектирование и постройку были брошены все силы, и работа над АНТ-6 пошла в полную силу лишь в 1929 году. Заказчик согласился с такой задержкой.

К тому времени ЦАГИ обзавелся уже солидной производственной базой: вошел в строй Завод опытных конструкций (ЗОК, ему впоследствии присвоят номер 156). Первый опытный самолет с моторами Кертисс «Конкуерор» ЗОК начал строить в октябре 1929 года и закончил через год; 22 декабря 1930 года экипаж Громова выполнил на АНТ-6 первый полет. С освоением выпуска моторов М-17 было решено отказаться от закупки лицензии на мотор Кертисса, и машину переделали под BMW Vie, а на «дублере» поставили уже М-17 нашего производства.

Трудностей на испытаниях АНТ-6 было много, но в целом самолет был оценен положительно. Особенно военным понравилось вооружение: на предельную дальность он брал до тонны бомб, по целям средней дальности — 2 т, а при работе по фронтовым целям мог поднять 5 тонн. В состав вооружения вошли химические бомбы и выливные приборы ВАП, способные принять до тонны жидкого яда, один миллиграмм которого мог мгновенно убить человека или сделать его инвалидом на всю жизнь. Для обороны вначале поставили 5 пулеметов ДА, которые затем заменили спаренными ДА-2. Обеспечили прострел и нижней полусферы, установив специальные установки типа «штаны» (их так назвали из-за свисающих вниз ниш для ног стрелка) под крылом.

Выпуск самолета-гиганта (размах его крыла был 39,5 м, длина — 24,4 м, а вес превышал 17 т) вначале думали поручить немецкой фирме «Рорбах», но инспекция показала, что производственная база фирмы слаба для такого изделия и разбросана по нескольким европейским странам, что добавляло проблем с таможней. Тогда решили использовать для этой цели московский авиазавод № 39, однако выпуск АНТ-6, который получил военное обозначение ТБ-3, все же развернули на заводе № 22, хотя тот был загружен планом строительства ТБ-1.

В 1932 году 22-й завод закончил с ТБ-1 и смог сдать уже 155 ТБ-3. В том же году строительство самолета начали и на 39-м заводе, но там делу помешало одно обстоятельство.



ТБ-3 в качестве военно-транспортного самолета


В 1926 году Авиатрест, высший управляющий орган авиапромышленности СССР, решил сконцентрировать проектирование и опытное строительство самолетов всех типов в единой системе, получившей наименование Центральное конструкторское бюро, ЦКБ. Руководителем 1-го отдела ЦКБ (ОПО-1, сухопутные самолеты) был назначен Н.Н. Поликарпов. Когда в 1927 году было принято решение о ликвидации частного сектора в советской промышленности, в корне поменялись и методы управления. Коллегиальные органы (советы директоров, тресты и т. п.) уступали место органам жестко структурированным, административным, где все руководители не избирались коллективом, а назначались. Это вызвало активное сопротивление со стороны ряда видных деятелей авиапромышленности, в том числе конструкторов Поликарпова и Григоровича. Они были обвинены в антисоветской деятельности (так называемое «дело Промпартии»), но были и другие обвинения, подкрепленные доказательствами: в растрате государственных средств и срыве планов разработки и выпуска авиатехники. Но инженеры-арестанты не пошли по этапу на Колыму, для них «оборудовали КБ» сначала в печально известной Бутырке, а затем организовали «внутреннюю тюрьму» на территории завода № 39. И хотя полные сроки они не отсидели и в 1931 году были освобождены, ОГПУ получил дополнительные функции контроля над промышленностью «с целью пресечения саботажа и вредительства». Завод № 39 был превращен в базу курируемого ОГПУ ЦКБ и его основной задачей стала постройка опытных образцов самолетов. Планы серийного строительства ему заметно сократили, и 39-й завод построил за три года всего 50 ТБ-3, еще 6 в 1934–1935 годах сдал воронежский завод № 18, а базовый 22-й дал стране 763 ТБ-3. Этот самолет, выпущенный тремя заводами в общем количестве 821 экземпляр, был самым массовым советским четырехмоторным самолетом до появления Ан-12.

В ЦКБ также проектировали свой тяжелый бомбардировщик. Самолет получил обозначение ЦКБ-8 или ТБ-5, его Главным конструктором был Д.П. Григорович. ЦКБ-8 тоже был монопланом, но имел верхнее расположение крыла, а конструкция была смешанной с преобладанием традиционного дерева. Вначале на него предполагали поставить два мотора ФЭД-5 по 1100–1250 л.с. с редукторами и воздушными винтами большого диаметра. Но моторное отделение ЦКБ ОГПУ не справилось с задачей, и вместо двух ФЭДов установили четыре серийных М-22 (лицензионная копия французского Гном-Рон 9Aq, который в свою очередь представлял собой английский Бристоль «Юпитер» VI французского производства). Этот мотор строился серийно на заводе № 29 в Запорожье.

Поскольку в крыле уже были заложены силовые нервюры, пришлось пойти испытанным путем, даже зная его недостатки: моторы объединили в тандемы и закрепили не непосредственно на консоли, а подвесили под ними на фермах. Еще одной особенностью машины было управление с сервокомпенсатором в канале курса (стабилероном) по типу английских бомбардировщиков «Болтон-Пол». В таком виде самолет был построен заводом № 39, и 30 июня 1931 года летчик В. Бухгольц выполнил на нем первый полет. Устойчивость и управляемость ЦКБ-8 были в норме, военные отмечали более рациональное размещение оборонительного вооружения — 4 стрелковых точки со спаренными пулеметами ПВ-1 давали более полное перекрытие сферы обстрела, чем 5 точек самолета АНТ-6. Главным преимуществом бомбардировщика смешанной конструкции перед цельнометаллическим была низкая себестоимость, и было решено построить войсковую серию из 5 машин. Но в очередном испытательном полете 29 мая 1932 года разрушилась рама одного из задних моторов и, хотя М.М. Громов произвел нормальную посадку, самолет так и не восстановили.

В то время уже началось массовое пополнение советской авиации самолетами ТБ-3. В 1933 году тяжелобомбардировочные бригады начали сводить в бомбардировочные авиационные корпуса, которым ставятся задачи как поражения важных тыловых объектов, так и обеспечение наступательных операций сухопутных фронтов. В 1936 году в СССР формируются авиационные армии особого назначения, АОН, включавшие 250 самолетов всех классов, в т. ч. не менее 150 ТБ-3.

Дислокация ТБ-3 четко указывала два вектора внешних угроз: большинство их было сосредоточено на западных границах, в Западном (Белоруссия), Киевском (Украина) и Ленинградском особых ВО. Эти приграничные округа именовались особыми. Самолеты ТБ-3 поступили и в части ВВС, базировавшиеся на территории Забайкальского и Особого Дальневосточного ВО.



Опытный ТБ-5


Особенно неспокойно было в Приморье, назревал прямой вооруженный конфликт с Японией. Советский Союз в 1937 году направил военную помощь, в том числе и летчиков-добровольцев в Китай, который подвергся японской агрессии, а летом 1938 года вспыхнули бои с японцами у озера Хасан на границе с Кореей, которая также была в те годы под властью Японии. Страна Восходящего Солнца заявила о территориальных претензиях к СССР и, недолго думая, перешла к делу.

В боях на Хасане приняла участие и оперативная группа тяжелых бомбардировщиков, имевшая 60 ТБ-3. 6 августа 1938 года совместно с фронтовыми бомбардировщиками СБ под прикрытием истребителей она выполнила массированный налет на позиции неприятеля. Но плохая погода в дальнейшем препятствовала прицельному бомбометанию, и ТБ-3 в основном занимались транспортными и санитарными перевозками.

Поражение не остановило агрессора, и через год отношения с Японией снова обострились. На сей раз война началась на территории Монголии, нашего союзника в то время, у реки Халхин-Гол. Почти все время погода была летной, и авиация применялась гораздо интенсивнее, но наличие у противника современных истребителей И-97 (Ki 27) не позволяло использовать ТБ-3 днем, и 23 самолета, сведенные в отдельную авиагруппу, летали ночью, производя беспокоящие налеты группами от одной до трех троек, каждая машина брала 20 бомб ФАБ-100 либо 8 ФАБ-250.

Участие ТБ-3 в войне с Финляндией зимой 1939–1940 годов было еще более ограниченным, а в освободительных походах в западные районы Украины и Белоруссии, а также в Бессарабию эти устаревшие гиганты уже использовались только как транспортники.

Так что же, промышленность ничего не делала, чтобы улучшить основной советский бомбардировщик?

В 1931 году в Центральном авиамоторном институте (ЦИАМ) под руководством А. Микулина был построен первый мощный авиамотор советской разработки М-34. На номинале он развивал 750 л.с., конструкторы же обещали поднять мощность до 1000 л.с. В 1933 году М-34 установили на один ТБ-3, однако рост мощности не вылился в рост летных данных. Причиной оказалось толстое крыло, его высота была ненамного меньше диаметра винтов, что снижало их КПД и тягу. Но просто увеличить диаметр воздушного винта нельзя, т. к. при этом скорости концов лопастей превысят скорость звука, и это тоже вызывает падение КПД. Микулин знал об этой проблеме и одновременно с ЦАГИ предложил установить на моторы редукторы, понижающие обороты на выходном валу, и можно будет поставить винты диаметром 4,1 вместо 3,18 м, дающие значительно большую тягу. За счет этого удалось на 2 т увеличить взлетный вес, взяв больше топлива, и получить дальность полета 2500 км с двумя тоннами бомб. Такого бомбардировщика тогда не было ни у кого.

Тем временем в ЦИАМ для М-34 спроектировали приводной центробежный нагнетатель, повысивший высотность, и в 1934 году редукторный нагнетательный мотор М-34РН пошел в серию и начал устанавливаться на серийных самолетах ТБ-3. Одновременно удалось облагородить форму мотогондол, снизив их сопротивление.

С освоением отечественной промышленностью выпуска авиашин большого диаметра переделали шасси ТБ-3, вместо громоздких двухколесных тележек установив обычные амортстойки с одиночными колесами. Улучшили аэродинамику самолета, увеличив размах крыла, установив в зоне стыка плоскостей с фюзеляжем зализы и переделав носовую часть фюзеляжа. Наконец, открытые турельные установки заменили экранированными (закрытыми прозрачными колпаками). Вместо пулеметов ДА-2 установили новейшие скорострельные ШКАСы конструкции Шпитального и перекомпоновали их. Теперь по одному пулемету стояло в носу, в верхней (средней), хвостовой и фюзеляжной люковой («кинжальной») установках, обеспечивая лучшую защиту, чем 3 спаренных и 2 одиночных «Дегтярева».

Совершенствуя ПЦН, конструкторы смогли увеличить взлетную мощность М-34 на 46 %, а номинальную — на 30 % по сравнению с исходным образцом. При этом за счет пересмотра всей конструкции мотора его надежность и ресурс не только не ухудшились, а наоборот, возросли. С 1936 года часть ТБ-3 поставлялась с новыми моторами М-34ФРН или высотными М-34ФРНВ. Это позволило улучшить скороподъемность самолета, увеличить запас топлива и бомбовый груз, но его скорость и высотность все равно была уже недостаточной для того, чтобы выполнить боевую задачу днем при противодействии истребителей-монопланов и крупнокалиберных зениток.

В 1933 году руководство завода N«22, базового предприятия по выпуску ТБ-3, предложило Военно-Воздушной Академии изложить свой взгляд на то, каким должен быть тяжелый бомбардировщик. Академия имела свое КБ, но оно было скорее общественной организацией, не соответствующей профилю военного ВУЗа, тем не менее, небольшой коллектив под руководством В.Ф. Болховитинова сделал проект такого самолета, и в 1934 году он был построен на заводе № 22.

На первый взгляд машина мало отличалась от ТБ-3 — металлический моноплан с четырьмя М-34РН повторял размеры АНТ-6, но скорость его получилась почти на 100 км/ч выше, а дальность выросла почти вдвое. Новый самолет имел гладкую работающую обшивку, что снизило сопротивление трения, носовая и верхняя огневые точки были экранированными, а кабина — закрытой, крыло и оперение имели скругленные законцовки и зализы, колеса поджимались и закрывались щитками (полуубирающееся шасси), что также снижало сопротивление. Все 2 тонны бомб подвешивались в закрытый отсек. Балансировочные нагрузки в системе управления, которые на ТБ-3 были все же великоваты для среднего летчика, снижались триммерами. Для улучшения взлетно-посадочных данных на крыле установили закрылки. 2 мая 1935 года летчики Кастанаев и Моисеев выполнили на бомбардировщике, названном ДБ-А («дальний бомбардировщик — Академия»), первый полет. После вполне успешных испытаний и ряда мировых рекордов было решено запустить самолет в серийное производство. Но из заказанных 16 самолетов войсковой серии было достроено лишь 12. «Академический» тяжелый бомбардировщик оказался недостаточно надежным, было несколько аварий, а затем в августе 1937 года загадочно исчез совершавший перелет в Америку первый опытный ДБ-А. Но главное — Туполев предложил ВВС принципиально новый бомбардировщик АНТ-42, который будет летать на высотах, и вовсе недоступных вражеской ПВО. Самолеты ТБ-3 уже в середине 30-х годов начали передавать в транспортную авиацию, в таком качестве несколько машин на рубеже 40-х годов были даже проданы в Китай.



ДБ-А


В 30-е годы Советский Союз именно благодаря своим тяжелым бомбардировщикам вошел в число ведущих мировых держав. СССР располагала самым большим в мире флотом тяжелых бомбардировщиков, его структура, стратегия и тактика применения была самой совершенной, а экипажи и командный состав имели уникальный опыт, накопленный в учениях и малых войнах 30-х годов.

Однако эти обстоятельства породили чувство самоуспокоенности, и когда Германия напала на СССР, сил, способных наносить массированные прицельные удары по тыловым объектам противника, не оказалось: все двухмоторные дальние бомбардировщики были задействованы в ударах по наступавшим вражеским войскам, новые четырехмоторные ТБ-7 были малочисленны, их боеспособность снижалась обилием дефектов. Но использовать ТБ-3 по своему изначальному назначению противник, господствуя в воздухе, не позволил, попытки сделать это сопровождались тяжелыми потерями. Командование приняло единственно возможное в тех условиях решение, перейдя к ночным действиям тяжелой авиации. В них приняли участие и ТБ-3, но постепенно «сталинские гиганты» все же уходили на второй план, переходя к транспортным задачам. Как ночной бомбардировщикТБ-3 использовался до начала 1943 года, а как транспортный — до конца 1944-го. Но век сталинских гигантов неумолимо катился к своему концу, ведь небо уже бороздили скоростные и высотные, напичканные автоматикой и электроникой «летающие крепости» принципиально нового поколения.


Наименования, принятые в англоязычной литературе:

Авиационные фирмы:

«Болтон-Пол» — Boulton & Paul Aircraft Ltd., «Кертисс» — Curtiss-Wright Aeroplane Div., США «Нэпир» — Napier Motor Co., Великобритания «Рорбах» — Rohrbah G.m.b.H., Германия «Юнкере» — Junkers G.m.b.H., Германия

Самолеты: «Голиаф» — Goliath

Авиационные двигатели: «Лайон» — Lion, «Конкуерор» — Conqueror

Авиационное вооружение: «Льюис» — Levis


• КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ

Абукир и Трафальгар

Раздел выходит под редакцией Павленко С.Б.



Солнце клонилось к закату, но суета вокруг кораблей огромной эскадры, застывшей на якорях в Абукирской бухте, расположенной в устье Нила, и не думала прекращаться. Шлюпки суетливо сновали между берегом и кораблями, выгружая различные припасы и снаряжение для сухопутных войск. Часть команды была отпущена на берег… Флот «революционной Франции», несколько дней назад доставивший в Египет армию генерала Бонапарта, чувствовал себя в совершенной безопасности под защитой береговых батарей… И вдруг, как гром среди ясного неба, сразу на двух кораблях взвились сигнальные флаги: «Неприятель в виду» и затем «Неприятель приближается и держит к заливу». Началась суматоха: шлюпки стремились вернуться к своим кораблям, на берегу отчаянно жестикулировали брошенные матросы и офицеры, на береговых батареях к орудиям стали собирать прислугу, к флагманскому кораблю поспешили капитаны кораблей… Но время было упущено. И французский вице-адмирал Брюэ это понимал лучше всех. Время было упущено уже давно…

Опустим политическую обстановку на Европейском континенте в это время. Это было время бесконечных войн, союзов и перемирий. Совсем недавно закончилась война за независимость США, в которой французский флот действовал вполне достойно, если не сказать больше. Но это было и время Французской революции, которая породила Наполеона с его маниакальным желанием всемирного владычества. Миром правят деньги. Деньги — это торговля. Мировая торговля осуществляется морем. Море контролировала Великобритания. Вызов революционной Франции всемирному британскому владычеству еще не был даже оформлен, но англичане вовремя осознали надвигающуюся угрозу.

Англия объявила очередную войну Франции в 1793 году, и с этого момента борьба этих двух стран стала основным и могущественнейшим фактором всех международных отношений на последующие 22 года.

Эта борьба со стороны Англии имела две специфические особенности. Во-первых, ее правящие круги, верные традиции, стремились переложить тяготы войны против Франции на других, создавая для этой цели различные коалиции. Во-вторых, островное положение Британии и ее крайняя заинтересованность в расширении старых и приобретении новых заморских владений предопределили важную роль английского флота в военных операциях.

К концу 1797 года окончательно развалилась первая коалиция, созданная Англией против Франции. Одна за другой подписывали мир с победоносной Францией Пруссия, Испания, Голландия. Успешный поход генерала Бонапарта в Италию закончился захватом почти всей страны. В октябре 1797 года Австрия — последний союзник Англии — подписала мир с Францией, уступив ей Бельгию и владения на левом берегу Рейна; Венецианская республика прекратила свое существование, поделенная между Францией и Австрией. Ионические острова стали достоянием Франции. Английскому флоту пришлось уйти из Средиземного моря.

Затишье конца 1797 года было тревожным. Премьер-министр Уильям Питт-младший, упорный и настойчивый организатор борьбы против Франции, гадал со своими советниками, куда теперь враг двинет войска, в каком пункте будет нанесен удар. Доходили слухи, поступали агентурные данные, донесения консулов о том, что в Тулоне и других средиземноморских портах Франции идет энергичная подготовка к какой-то экспедиции с участием и флота, и сухопутных частей. Английский консул в Ливорно доносил: французское правительство собрало до 400 судов в портах Прованса и Италии; этот транспортный флот готовится сопровождать военная эскадра; вскоре поспешно снаряжаемые суда смогут доставить сорокатысячную армию в Сицилию, на Мальту или в Египет. «Что касается моего личного мнения, — писал консул, — то я не исключаю, что флоту дадут это последнее назначение. И если французы имеют намерение, высадив войска в Египте, соединиться сТипу-Султаном (правитель южно-индийского княжества Майсур, ведший вооруженную борьбу против английских колонизаторов), чтобы ниспровергнуть английское владычество в Индии, то их не остановит опасение потерять половину армии при переходе через пустыню». В общем, сигналов было много, но в инструкциях Адмиралтейства только об одном Египте не было ничего сказано. Думали о Неаполе, о Сицилии и Португалии и даже об Ирландии — не подумали только о Египте. Очевидно, что при таком различии предположений командующий британским флотом на Средиземном море адмирал Горацио Нельсон мог полагаться только на свои собственные соображения…

Нельсон решил «прочесать» все Средиземное море и уничтожить противника любой ценой.

8 мая 1797 года Нельсон с тремя линейными кораблями, двумя фрегатами и корветом вышел из Гибралтара и двинулся к южным французским портам. Он не знал еще, что в это же время Бонапарт прибыл в Тулон. Через несколько дней англичане захватили французский корвет и от его команды узнали о прибытии Бонапарта, о том, что 15 французских линейных кораблей, находящихся в Тулоне, готовы к выходу в море, что командует ими адмирал Брюэ, держащий свой флаг на 120-пушечном «Ориенте», что большое количество войск готово к погрузке на транспорты. Это было ценно и важно, но не менее важно было Нельсону знать, когда и откуда направляется эта грозная армия. Экипаж корвета об этом ничего не мог сказать.

Напряжение и нервозность Нельсона нарастали, он плохо владел собой. Контр-адмирал днем и ночью жил только предстоящим сражением с французами. Он вынашивал планы битвы на все возможные случаи, вызывал капитанов и обсуждал с ними свои замыслы. Через некоторое время капитаны уже прекрасно знали, как их командующий поступит d любой ситуации, знали и свои задачи. Это превратило эскадру в единый организм, способный четко действовать и мгновенно реагировать на все маневры противника. В свою очередь, капитаны в походе вели непрерывные учения по стрельбе, неустанно тренируя офицеров и матросов.

Экспедиция же Бонапарта прибыла в египетскую Александрию и спешно, но вполне благополучно высадилась. Началось завоевание Египта. До появления Нельсона Бонапарт уже успел разбить мамелюков в сражении при Пирамидах. Адмирал Брюэ между тем отвел французскую военную эскадру в Абукирский залив (в 15 милях от Александрии). Французский адмирал нарушил приказ Наполеона о том, чтобы флот укрылся в порту Александрии или на острове Корфу, где он мог находиться под защитой сильных прибрежных батарей. Произошло это потому, что Брюэ никак не ожидал появления английской эскадры…

Брюэ собрал военный совет. Решили ожидать подхода англичан на месте, ибо не хватало людей, чтобы одновременно вести бой и управлять парусами. Шлюпки с командами отозвали с берега, но большая их часть была не в состоянии вовремя прибыть на корабли. Приготовления к бою велись нерешительно. Французы надеялись, что 13 кораблей, из них один 120-пушечный и три 80-пушечных, построенные в боевую линию в глубине залива, защищенные отмелями и разместившейся на берегу батареей, смутят англичан, к тому же время близилось к вечеру, и Брюэ думал, что на ночь глядя, не зная рейда и подходов к нему, Нельсон не начнет сражение. Эта расхлябанность французов дорого им обошлась… Нельсон, ни минуты не колеблясь, принял решение немедленно атаковать. Тактика Нельсона при Абукире состояла в том, чтобы атаковать превосходящими силами часть кораблей неприятеля, уничтожить их, а затем всеми наличными силами обрушиться на остальные и тоже уничтожить или захватить их. Когда приходилось вести сражение, Нельсон старался разместить свои корабли так, чтобы три из них имели против себя один французский. Впоследствии эта тактика — разбиение более сильного флота по частям флотом слабейшим — стала классикой военно-морского искусства.



• «Буцентавр» («Bucentaure»), Франция.

Водоизмещение — 1630 т.

Длина — 51,0 м.

Ширина — 14,0 м.

Осадка — 6,0 м.

Вооружение — 80 орудий.

Экипаж — 840 чел. (с десантной партией).

---

Был флагманским кораблем вице-адмирала Вильнева в Трафальгарской битве 21 октября 1805 г. Сильно пострадал от продольных залпов британской «Виктории» (197 убитых и 85 раненых). После трех часов ожесточенного боя был захвачен англичанами. На следующий день французский экипаж поднял мятеж против британской призовой команды и вернул судно Франции, но 23 октября 1805 г. искалеченный корабль погиб во время шторма.



• «Агамемнон» (Agamemnon) Великобритания, 1781 г.

Водоизмещение — 1406 т.

Длина — 48,8 м.

Ширина — 13,5 м.

Вооружение — 64 орудия

Экипаж — 490 чел.

---

Заложен во время американской войны за независимость, но вступил в строй уже после ее окончания. Принимал участие во многих сражениях английского флота: при Leeward Islands (1782) и при осаде Кальви (Calvi) на Корсике (1794). В это время кораблем командовал (и потерял свой глаз) прославленный Г. Нельсон. 22 июля 1805 принимал участие в сражении с объединенным франко-испанским флотом, следовавшим из Вест-Индии. 21 октября 1805 года прекрасно показал себя при Трафальгаре, а в 1806 году — в сражении при Сан-Доминго (San Domingo). 20 июня 1809 г., во время шторма в районе River Plate, погиб, натолкнувшись на риф.



• «Беллерофон» (Bellerophon), Великобритания, 1786 г.

Водоизмещение — 1643 т.

Длина — 51,2 м.

Ширина — 14,3 м.

Осадка — 5,9 м.

Вооружение — 70 орудия

---

Bellerophon был построен на частной верфи Graves Yard в Фринсбэри (Frindsbury) в составе большой серии 74-пушечных кораблей, разработанных сэром Томасом Слэйдом (Sir Thomas Slade). Современники считали этот проект, совмещавший хорошую мореходность и мощное вооружение, наиболее удачным из британских проектов последней трети XVIII века. Bellerophon участвовал во многих сражениях, в том числе в Абукирском и Трафальгарском сражениях. После выдающейся военной карьеры корабль был списан и превращен в 1815 году в плавучую тюрьму. Продан на слом в 1836 году


Абукирское сражение

На кораблях Нельсона было 1012 орудий и 8 тысяч матросов. У адмирала Брюэ — 1183 орудия и 10 тысяч человек. Французский флот имел 13 линкоров 4 фрегата, британский — 14 линкоров.

Французская эскадра стояла растянутой кильтватерной колонной в заливе у берега по линии направления ветра. Французы и мысли не допускали, что противник рискнет вклиниться между ними и берегом. Ведь это означало почти наверняка посадить корабли на мель. Однако головной корабль английской эскадры прошел в узком пространстве между берегом и французским кораблем, за ним последовали еще четыре корабля и бросили якоря против находящихся впереди судов эскадры Брюэ. Из всех английских кораблей только один «Куллоден» сел на мель и не смог до двух часов ночи принять участие в сражении. Все остальные суда, включая два из них, подошедшие в темноте, благополучно заняли свои места против кораблей противника. Одновременно свои остальные суда Нельсон поставил так, что они разместились вдоль противоположных бортов вражеских кораблей. Таким образом, французский авангард и центр оказались под огнем с двух сторон, а арьергард, которым командовал адмирал Вильнев, из-за неблагоприятного направления ветра не смог подтянуться и поддержать корабли Брюэ. В результате семь французских кораблей вынуждены были противостоять тринадцати английским. Французы тут же обнаружили еще одну свою оплошность. Батареи левых бортов их кораблей, обращенные к берегу, оказались загромождены множеством хозяйственных предметов и не могли в полной мере вести огонь.

Первыми залпами противники обменялись в тот момент, когда солнце уходило за горизонт. Затем, как было условленно, когда темнота сгустилась, англичане подняли по четыре фонаря, закрепленные в горизонтальном положении, чтобы можно было отличить своих от французов.

Французы оказались зажатыми между двух огней и сразу же стали нести большие потери. Через полчаса два передовых французских судна уже были выведены из строя. В восемь часов был ранен Нельсон. Через полтора часа прямым попаданием ядра был убит Брюэ, дважды раненый до этого. Еще через полчаса наступил перелом. Взорвавшийся «Ориент» увлек в глубины Абукирского залива не только бездыханное тело Брюэ, но и 600 тысяч фунтов стерлингов в золотых слитках и бриллиантах, которые французы изъяли у Швейцарии и римского папы для финансирования восточной экспедиции Бонапарта. На дно ушли и сокровища, реквизированные французами у мальтийских рыцарей.

Битва продолжалась до утра, замирая временами. Рассвет увенчал полную победу английской эскадры. Французы потеряли свыше 6 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Потери англичан равнялись примерно тысяче человек.



• «Кайзер» («Caesar»), Великобритания, 1801 г.

Водоизмещение — 1991 т.

Длина — 55,2 м.

Ширина — 15,3 м.

Осадка — 6,7 м.

Вооружение — 80 орудий

---

Заложенный в Плимуте еще в 1793 г. сэром Эдвардом Хантом, «Кайзер» был спущен на воду только в 1801 г. Первоначально проектировался по чертежам трофейных французских кораблей как 74-пушечный корабль, но был достроен уже как 80-пушечный. Конструкция корабля, хотя и обещала большую огневую мощь, но оказалась неудачной из-за слабой устойчивости корпуса на изгиб. Б 1803 г. корпус был, в связи с этим, усилен. Большую часть своей карьеры служил флагманским судном. Под командованием контр-адмирала сэра Джеймса Сомейрза (Sir James Saumare) принимал участие в сражении с франко-испанским флеом у берегов Алжира в июле 1801 года. Участвовал в потоплении двух судов противника и в захвате еще двоих.

По окончании войны в 1814 году «Кайзер» был переоборудован в плавучий склад, и, наконец, разобран в 1821 г.



• «Каледония» (Caledonia), Великобритания, 1808 г.

Водоизмещение — 2616 т.

Длина — 62,5 м.

Ширина — 16,3 м.

Осадка — 7,0 м.

Вооружение — 108 орудий

---

Заложен в Плимуте в 1796 году сэром Уильямом Рьюлом, спущен на воду и вступил в строй Королевского флота в 1808 году. В связи с долгим строительством, этот самый мощный британский корабль той эпохи не успел принять участия в морских сражениях эпохи Наполеоновских войн. Служил флагманским судном эскадры, осуществлявшей блокаду французского побережья.

Конструкция «Каледонии» отразила общую тенденцию к увеличению размеров кораблей и усилению их вооружения. «Каледония» был на 6,5 метров длиннее «Виктории» и на 440 тонн тяжелее. Оказался очень мореходным кораблем с превосходными скоростными качествами. На нем, впервые в британском флоте, вместо стандартных 12-фунтовых орудий на квартердеке были установлены 32-фунтовые каронады.

Удачная конструкция «Каледонии» послужила основой для строительства серии 120-пушечных линкоров типа «Нельсон» («Нельсон», «Хоук» и «Сент-Винсент»), которые, однако, не оказались столь же удачными. Постройка двух других кораблей серии («Британия» и «Принц Регент») не была завершена из-за окончания войны. «Каледония» почти пол века находился в боевом строю и был списан только после Крымской войны (1854–1856 гг.). Разобран в 1875 году.



Взрыв линейного корабля Orient в ходе битвы при Абукире.


Для Наполеона это была катастрофа. Отрезанный от связей с метрополией, лишенный поддержки припасами и резервов он, несмотря на всю свою гениальность, был обречен. Еще целых три года длился его Египетский поход, но, в конце концов, потеря Египта стала реальностью. Англия же победой Нельсона обезопасила свои восточные (в первую очередь индийские) владения. В очередной раз «владение морем» позволило владеть «ресурсами Земли и ею самою».

Самое обидное в этом поражении для французов было то, что уровень французского кораблестроения был отнюдь не хуже английского, если не сказать более! Французские корабелы в то время были на «пол-корпуса» впереди коллег из «туманного Альбиона» по части проектирования корпусов линейных кораблей, особенно — их подводных частей. Первыми французы взялись и за такую сложную техническую задачу, как увеличение прочности кораблей. Корпус деревянного корабля, составленный из большого числа отдельных частей со слабой связью между ними, не обладал достаточной продольной крепостью. С течением времени, особенно после продолжительного плавания на волнении, последовательные прогиб и перегиб корабля вызывали расшатывание соединений, показателем чего являлись просачивание воды в трюм и характерный скрип в связях корпуса. Это обстоятельство препятствовало увеличению длины и, следовательно, числа пушек на корабле. В середине XVIII в. для увеличения продольной крепости корабля французские кораблестроители стали ставить поверх внутренней обшивки железные диагональные полосы или располагать доски этой обшивки не продольно, а по диагонали. Доски палубной настилки в средней трети ширины корабля располагались продольно, а в бортовых частях диагонально Достигнутое благодаря этим нововведениям усиление продольной крепости кораблей позволило французам увеличить их размеры, усилить артиллерию и расположить ее более удобно. Несколько французских кораблей с такими креплениями были захвачены англичанами, и это дало повод англичанам ввести в 1806 г. новые правила и целый ряд конструктивных изменений в постройку корпуса корабля.

Также поступательно и планомерно совершенствовали французы и корабельную артиллерию. В 1779 г. появились новые пушки, названные каронадами. Это были небольшой длины крупнокалиберные пушки, стрельба из которых на близких дистанциях производила большие разрушения корпуса вражеского корабля. Французы вооружали свои корабли каронадами для стрельбы на ближних дистанциях и обычными пушками — для стрельбы на более дальних дистанциях.

Но в победе «при Ниле», как Абукир называют англичане, сыграли основную роль отнюдь не инженерные изыскания или конструкторские просчеты. Англичане выиграли не техникой, а искусством. Более многочисленная французская артиллерия давала, в лучшем случае, один залп в три минуты, — англичане управлялись ровно в три раза быстрее. Младший флагман французов — адмирал Вильнев — просто позорно бросил своего флотоводца и увел свои корабли от места битвы. Заметим, что ни один из капитанов французских кораблей ему не противодействовал. Подготовка французских моряков была откровенно хуже. К тому же сказались «революционные настроения» команды дисциплина оставляла желать лучшего. И, наконец, Нельсон был гением, а все талантливые французские морские офицеры закончили свою жизнь в 1793-94 годах под ножом якобинской диктатуры. «Кадры решают все» — и вождям революционной Франции в этом пришлось убедиться. Из вполне приличного офицерского состава королевского флота только 1/4 осталась на флоте времен Республики, причем эта геройская четверть постоянно подвергалась унижениям и издевательствам, нередко переходящим в самосуд. Даже такой талантливый флотоводец как Д’Альбер де Рион, сподвижник великого Сюффреня, был вынужден оставить флот.

Мэхен писал: «Если разумные, заявляющие о себе существа — люди — были в таком пренебрежении, то неудивительно, что с нуждами безгласных кораблей совсем не считались. Трудно сказать, что было причиной частых аварий во флоте в начале войны: дурное ли управление кораблями или плохое вооружение их. Факт ухода шести линейных кораблей, под командой адмирала ван Стабеля, от эскадры лорда Хоу в 1793 году приписывали превосходству их мореходных качеств и лучшей установки мачт на них (сыграла свою роль лучшая конструкция французских кораблей). В следующем году депутат Конвента Жан Бон С. Андре, сопровождавший большую океанскую эскадру, старался объяснить те частые аварии, которые случались даже и в хорошую погоду, последствиями проявлявшегося будто бы в прошлое царствование предумышленного намерения уничтожить французский флот. Между тем хорошо известно, что Людовик XVI обращал особенное внимание на материальные нужды флота и его развитие. Нет необходимости объяснять печальное состояние кораблей, — корпус и все вооружение которых так легко подвергаются порче при небрежном уходе за ними, — чем-нибудь иным, кроме общего беспорядка, характеризовавшего пять последних лет царствования короля, лишенного власти. За это время жалобы и хорошо обоснованные указания на недостаток материалов для ремонта и вооружения кораблей усиливаются. В этом недостатке скорее, чем в небрежном отношении к своему делу портовых чиновников в Бресте надо видеть причину жалкого состояния эскадры, снаряженной в Ирландскую экспедицию 1796 года. Это и неудивительно, гак как, приняв во внимание, что господство англичан в море затрудняло торговые сношения, нельзя было ожидать, чтобы к тому времени недостаток своевременных заготовлений не сказался еще сильнее, чем сказывался ранее. Рангоут ломался, такелаж лопался, паруса рвались… А на некоторых кораблях между тем совсем не было запасных парусов».

В 1798 году снаряжение в Тулоне экспедиции Бонапарта в Египет встретило величайшие затруднения. Флот отплыл для неведомого ему назначения почти без запасных рангоута и такелажа, и три из тринадцати кораблей его были совсем непригодны для морского плавания. Два были признаны таковыми еще за год перед тем, а на третьем не решились поставить надлежащего артиллерийского вооружения. С такими кораблями и с такими экипажами победить Нельсона было просто нереально.

В январе 1801 года вышла из Бреста под командой адмирала Гантома эскадра из семи линейных кораблей, получившая весьма важное назначение — доставить в Египет пятитысячный отряд солдат в подкрепление действовавшей там армии. Войдя в Средиземное море, адмирал пришел в отчаяние от состояния кораблей своей эскадры и повернул к Тулону, где и стал на якорь после 26-дневного плавания. Вот донесение его о состоянии эскадры в течение и после этого короткого крейсерства: «Индивисибле» потерял две стеньги, и у него не осталось ни одной запасной; лонг-салинги на грот-мачте треснули так, что не могли держать новой стеньги. На «Дессайкс» треснул бушприт. «Конститьюон» и «Жан Бар» были в таком же положении, как и «Индивисибле», так как ни на том, ни на другом нечем было заменить потерянные грот-стеньги. «Формидейбл» и «Индомитейбл» в ночь выхода эскадры в море подрейфовали на якорях, и им пришлось обрубить якорные канаты. Вследствие случившегося при этом столкновения между ними они оба получили повреждения бортов у ватерлинии, которые нельзя было исправить в море. Наконец, на всех судах был недостаток такелажа, заставлявший крайне тревожиться за последствия: мы вышли из Бреста, не получив ни одной запасной бухты троса, а тот такелаж, который пришлось употребить на скудное вооружение нашей эскадры, был так плох, что мы в каждый момент могли оказаться в опасности».

Экономическое состояние британского корабля той эпохи также было крайне стеснительно: он снабжался всем необходимым в обрез, должен был рассчитывать каждую мелочь и мог лишь очень скудно пополнять израсходованные материалы. При таких условиях находчивость командира и офицеров играла большую роль в обеспечении боевой готовности корабля. И хотя с комплектованием личным составом британского флота дела обстояли ничуть не лучше французского, но, по крайней мере, офицеры на британском флоте могли не опасаться закончить свою жизнь на гильотине! Дисциплина на британских кораблях поддерживалась неукоснительно!

Конечно, все эти революционные беспорядки во Франции не замедлили сказаться в морских сражениях.

Британский 74-пушечный корабль «Александр» в течение двух часов выдерживал бой с тремя французскими кораблями одинаковой с ним величины; притом средняя потеря, понесенная каждым из последних, равнялась всей потере противника.

В июне 1795 года двенадцать французских линейных кораблей завязали бой с пятью английскими. Французы управлялись плохо, но все-таки пяти их кораблям удалось обстреливать три неприятельских корабля в течение нескольких часов. В результате у англичан было только тринадцать раненых и ни один корабль не пострадал настолько, чтобы его могли взять в плен.

Несколько дней спустя та же французская эскадра встретилась с британской, несколько большей силы. Вследствие слабого ветра и других причин завязались только незначительные схватки, в которых участвовали восемь британских и двенадцать французских кораблей. Вся потеря первых ограничилась ста сорока четырьмя убитыми и ранеными, тогда как из французских кораблей три спустили флаг при выбытии из строя в их командах шестисот семидесяти человек (!); остальные девять кораблей, бывшие в сфере огня очень мало, потеряли двести двадцать два человека убитыми и ранеными.

Приведенные примеры не подобраны нарочно для доказательства, что французская морская артиллерия рассматриваемой эпохи была крайне слаба, а служат только иллюстрациями этой истины, хорошо известной современникам. «Из сравнения этой войны с Американской (война за независимость США) — говорил сэр Говард Дуглас, — видно, что в последней потери английских кораблей в сражениях с равносильными им французскими были гораздо значительнее, чем у противника. Во времена же Наполеона огонь целых батарей линейных кораблей французов наносил врагу не более вреда, чем наносили бы два орудия, хорошо направленные».

К началу эпохи наполеоновских войн морская боевая сила англичан состояла из ста пятнадцати линейных кораблей, а такая же сила французов — из семидесяти четырех линейных кораблей; при этом на первых было 8718 орудий, а на вторых — 6002. Вследствие большего калибра французских орудий вес бортового залпа всего флота — представляющий несомненно самую правильную меру сравнения силы артиллерии — во французском флоте был только на одну шестую меньше, чем в английском, так как в первом случае этот вес, в английских фунтах, составлял 73 957, а во втором — 88 957.

Испанский военный флот состоял тогда из семидесяти шести линейных кораблей, пятьдесят шесть из которых были в хорошем состоянии. Прямых и подробных сведений об их вооружении не имеется, но на основании многих данных, рассеянных в морских летописях Испании, можно безошибочно заключить, что действительная боевая сила ее на море была много ниже, чем говорит о ней упомянутый численный состав. Портовая администрация разделяла общую вялость разлагавшегося королевства. Офицеры не имели ни опыта, ни знаний. В ее командах было очень мало хороших матросов, и они были набраны большей частью с улиц, если не прямо из тюрем. «Испанцы в ту эпоху, — говорит Ла Гравьер, — уже не были серьезными противниками. В Сент-Винсентском сражении на каждом из линейных кораблей едва насчитывалось от шестидесяти до восьмидесяти сносных матросов. Остальная часть команды состояла из рекрутов, которые впервые видели море и были завербованы для службы во флоте лишь несколько месяцев назад из деревенского населения внутренних областей или из отбывавших наказание в тюрьмах. Английские историки сообщают, что когда этим рекрутам приказывали идти в море, они падали на колени, крича со слезами, что скорее хотели бы быть убитыми на месте, чем найти верную смерть в такой опасной службе». «Доны, — писал Нельсон в 1793 году, после посещения им Кадиса, — умеют строить прекрасные корабли, но не могут подготовить для них людей. Теперь у них в Кадисе отбывают кампанию четыре первоклассных корабля. Суда эти превосходны; команда же на них ужасная, хотя что касается самих кораблей, то я должен сказать, что никогда не видел лучших военных судов». Наполеон в 1805 году приказал адмиралу Вильневу считать два испанских корабля равносильными одному французскому; а между тем последний не мог выдержать сравнение с английски м того же типа. Впрочем, справедливость требует сказать, что, говоря о сражении у Кальдеры, Наполеон заметил, что испанские моряки сражались, как львы.

Но сам Наполеон не учитывал такого отчаянного положения дел в своем флоте. Став Первым Консулом, а затем — и Императором, одержав множество блестящих побед на суше и подняв воинскую славу Франции на недосягаемую для потомков высоту, он не придумал ничего лучшего как поставить во главе флота адмирала Вильнева. Того самого, который позорно бросил своего флагмана при Абукире. Недаром говорят: привычка — вторая натура. Вильнев в ПРИНЦИПЕ не верил в возможность победы над англичанами на море. И судьба флота была решена…

Решив «убить врага в его собственном логове», Наполеон задумал гигантскую десантную операцию на Британские острова. Союзником Франции (а вернее — вассалом) в это время была Испания. Уж что-что, а испанцы свои корабли строить умели, что ни говори! И хотя оба союзных флота за прошедший век были многократно биты англичанами, решимости взять реванш им было не занимать. Но! Наполеон, сам бывший офицером артиллерии, не был флотоводцем и не понимал тонкостей морской службы. Ему, горячему апологету «стрелять сильно и точно», не пришло в голову поднять уровень боевой подготовки комендоров на флоте. Те стреляли по-прежнему в три раза медленнее британских. Испанцы же, как мы помним, никогда не любили огневого боя, отдавая предпочтение абордажу.

Британцы решили не искушать судьбу в открытом сражении с лучшей армией Европы на своих ухоженных газонах, а решили встретить врага там, где были наиболее сильны — на море.


Трафальгарское морское сражение (21.10.1805)

Встреча противников произошла утром 21 октября на параллели мыса Трафальгар, в 10 милях от Кадиса. Франко-испанский флот шел на юг со скоростью 3–4 узла. Адмирал Вильнев, обнаружив на горизонте английскую эскадру, в 8 часов повернул на обратный курс, чтобы в случае неудачного исхода сражения иметь возможность укрыться в Кадисе. Поворот союзной эскадры продолжался около двух часов. Из-за слабого ветра и плохой подготовки командиров кораблей строй кильватерной колонны после поворота нарушился, и это в дальнейшем не позволило многим кораблям использовать свое оружие в бою.

В момент обнаружения франко-испанского флота английская эскадра шла в двух колоннах. Разгадав намерение Вильнева уклониться от сражения и укрыться в Кадисе, Нельсон принял решение немедленно атаковать противника, тем более что погода вполне благоприятствовала этому: дул слабый вест-норд-вест и с запада шла крупная океанская волна. Английские корабли, сближаясь с противником почти под прямым углом, шли более полным ветром, чем корабли союзников, которые к тому же принимали крупную океанскую волну бортом, что затрудняло управление кораблями и ведение прицельной стрельбы. В свою очередь, движение английских кораблей, сближавшихся с противником под курсовым углом, близким к 90 градусам, ставило их в чрезвычайно невыгодное положение, так как они почти лишались возможности использовать свою артиллерию в период сближения, тогда как неприятель мог поражать их продольными залпами. Это было особенно опасно для флагманских кораблей “Викторий на котором держал свой флаг Нельсон, и “Ройал Соверен”, где находился адмирал Коллингвуд, шедших в голове колонн. Только слабая артиллерийская подготовка союзных кораблей не позволила им воспользоваться своим благоприятным положением для нанесения эффективного удара по англичанам на этапе сближения.

В 12 часов Нельсон поднял сигнал начать сражение. Флагманский корабль Коллингвуда “Ройал-Соверен” первым сблизился с противником вплотную и около 12 часов 30 минут прорезал его строй под кормой 16 корабля с конца колонны. Вслед за ним со значительными интервалами по времени поочередно стали прорезать строй союзного арьергарда и остальные корабли его колонны. При прорезании строя английские корабли с дистанции нескольких десятков метров давали с обоих бортов продольные залпы, причиняя кораблям противника серьезные повреждения в корпусе и нанося большие потери в личном составе. Английские комендоры вели огонь по противнику опять примерно в три раза быстрее, чем союзники. Но, несмотря на создавшиеся благоприятные условия намечавшееся планом сосредоточение превосходящих сил английского флота на направлении главного удара (15 кораблей против 12 союзного арьергарда) из-за просчета адмирала Коллингвуда в маневрировании не удалось. Вследствие ошибки в маневрировании 15 английским кораблям, действовавшим на главном направлении, пришлось вести бой с 16 союзными кораблями. Кроме того, англичане не смогли добиться и одновременности атаки. Их корабли вступали в бой поодиночке и с большими промежутками по времени, что ставило их в чрезвычайно невыгодное положение, так как противник получал возможность сосредоточивать против них превосходящие силы. Однако союзники умудрились не использовать и эту возможность.

В 13 часов вступила в бой колонна Нельсона. Первым прорезал строй линейный корабль “Виктори”, который прошел за кормой флагманского корабля Вильнева “Бюсантор” и дал по нему продольный залп. Вслед за ним один за другим вступили в бой и остальные корабли колонны, давая продольные залпы по союзным кораблям. После прорезания строя флагманский корабль Нельсона подвергся ожесточенному артиллерийскому и ружейному обстрелу одновременно с нескольких кораблей противника, окруживших его.

В этот период боя адмирал Нельсон был смертельно ранен. С этого момента боевые построения кораблей окончательно нарушились.

Командиры по своему усмотрению выбирали корабли противника и вели с ними артиллерийский бой на предельно коротких дистанциях, исчисляемых десятками метров, а иногда несколькими метрами. В этих условиях превосходство английских комендоров и скорострельность артиллерии имели решающее значение для исхода сражения.

К 15 часам, когда бой достиг наибольшего напряжения, англичане успели ввести в действие только 14 кораблей против 23 кораблей противника. Несмотря на то, что англичане к этому времени добились известного успеха, захватив в плен несколько союзных кораблей, все же положение их было трудным. Многие английские корабли получили настолько серьезные повреждения, что уже не могли продолжать бой. Если бы авангард союзной эскадры вовремя пришел на помощь своему центру, а арьергард, где в основном находились испанские корабли, проявил бы больше упорства и настойчивости в достижении поставленной цели, то неизвестно, как бы закончилось сражение. Но этого не произошло. Авангард союзного флота, несмотря на неоднократные сигналы Вильнева повернуть на обратный курс и идти на помощь центру, фактически не выполнил этого приказания и подошел к месту боя с частью своих кораблей уже после того, как исход сражения был решен в пользу англичан. Одиннадцать кораблей арьергарда союзного флота, воспользовавшись ошибкой Коллингвуда, направившегося со своими кораблями навстречу приближающемуся с севера авангарду противника, вышли из окружения и вместо оказания помощи своему флагману ушли в Кадис.

К 17 часам 30 минутам сражение закончилось полной победой англичан. Союзники потеряли 18 кораблей (из них 1 был уничтожен и 17 взято в плен) и около 7 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Англичане потеряли до 2 тысяч человек, а их корабли были настолько повреждены, что не смогли привести в свои базы захваченные в плен союзные корабли. Некоторые из них затонули, а другие на следующий день были отбиты французами.



Схватка французского линейного корабля Redoutable с английской "Викторией” в ходе Трафальгарской битвы.



Трафальгарская битва. Прохождение “Виктории” через порядки французской эскадры.



74-х пушечный линейный корабль Belleisie в ходе Трафальгарской битвы, 1805 г.



Сильно поврежденный Redoutabe в разгар Трафальгарской битвы


Победа английского флота в Трафальгарском сражении объясняется, опять-таки, как и при Абукире, отнюдь не техническим совершенством английских кораблей. Опять победили «кадры»! Англичане имели хорошо подготовленные экипажи, особенно комендоров; во главе флота стоял опытный и энергичный командующий, который хорошо знал слабые стороны франко-испанского флота и умело использовал их для достижения победы; разработанный им план сражения основывался на применении новых, более решительных способов атаки и тактических приемов использования корабельной артиллерии; командиры кораблей пользовались в бою широкой инициативой.

Разгром флота Вильнева положил конец наполеоновским планам высадки на Британские острова. Не в силах победить Британию на море, Наполеон, непобедимый на суше, смог навязать всем европейским государствам (в т. ч. и России) так называемую «континентальную блокаду» — т. е. доступ британских товаров на рынки Европы был закрыт «изнутри». Но и эта вынужденная мера не смогла поставить Англию на колени.

Победа при Трафальгаре обеспечила Великобритании почти столетнее господство на море, которое никто не смел оспаривать. Хотя, ради истины, стоит конечно же сказать, что у Наполеона был шанс. Но этим шансом великий полководец, всегда ценивший науку и ученых («Ослов и ученых — в середину каре!» — его знаменитый приказ во время Египетского похода) не воспользовался. Этим шансом был пароход, который его изобретатель, Фултон, предложил Наполеону в качестве транспортного средства, не зависящего от ветра, для высадки на Острова. Проиграв при Абукире, Наполеон потерял возможность обескровить Англию экономически. Потеряв весь флот при Трафальгаре, Наполеон потерял возможность победить Англию военным способом. Но упустив Фултона, уехавшего в Америку, Наполеон потерял все.

• ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ

Истребитель "Мираж" III в Израиле



Александр Анатольевич Чечин и Николай Николаевич Околелов — выпускники ХВВАИУ, всю свою жизнь посвятили службе в военной авиации. преподаватели Харьковского университета Воздушных Сил, известные историки авиации. Знакомы читателям по публикациям в журналах: «Моделист-Конструктор», «Крылья Родины», «Авиация и время».


Сорок восемь лет назад, 18 ноября 1956 года, в воздух поднялся опытный образец французского истребителя «Мираж», которому было суждено стать одним из самых знаменитых самолетов мира. Феноменальный успех этой машины до сих пор продолжает удивлять специалистов и людей, увлеченных авиацией. Чего стоит только тот факт, что сверхзвуковой «Мираж» был разработан усилиями лишь 55 инженеров, 50 чертежников и 95 квалифицированных рабочих. На выполнение всей задачи, с момента подписания контракта до первого полета, фирме Дассо потребовалось 13 месяцев. Правительство Франции поддержало проектирование, разработку и производство истребителя, вложив в нее приблизительно 277 миллионов франков. Спустя 10 лет после первого полета экспорт самолета принес доход в сумме 5,979 миллиардов франков.

Одной из стран, куда поставлялись эти знаменитые машины, был Израиль, находящийся в состоянии перманентной войны с соседними странами. Там и состоялось боевое крещение истребителя «Мираж». Основным противником израильских машин были советские истребители разных типов.

ВВС Израиля заказали французские истребители в 1959 году. В 1961 году первоначальный заказ на 24 самолета израильтяне увеличили до 72 машин. Первые «Миражи» прибыли на авиационную базу в Хазор (Hazor) 7 апреля 1962 года, где из них сформировали 101-ю истребительную эскадрилью (в Израиле ее называли «первая истребительная»). В июне 1962 года новая техника поступила в 117-ю эскадрилью в Рамат-Давиде («первая реактивная»), а в марте 1964 года перевооружилась 119-я эскадрилья «Аталеф» (Atalef — летучая мышь) в Тэль-Нофе. Израильские «Миражи» получили наименование «Шахак» — (Shahak) небеса. Во всех трех подразделениях имелось пять учебных машин «Мираж» IIIB для тренировок личного состава. Израиль также получил два разведывательных самолета «Мираж» ШСКК), которые попали в 119 эскадрилью.



«Мираж» IIICJ из 119-й эскадрильи ВВС Израиля


Боевое крещение израильских «Миражей» состоялось 19 августа 1963 года во время так называемой «Войны за воду». Эта вяло текущая конфронтация с Сирией, которую израильтяне обвиняли в попытках повернуть в другую сторону реки, текущие в Израиль, шла с 1960 года. Очередная эскалация конфликта началась после того, как два израильских солдата попали в засаду и были убиты. В этот день пара патрульных «Миражей» из 117 эскадрильи столкнулась с восьмеркой МиГ-17 и сумела сбить один сирийский самолет.

В ноябре 1964 года израильтяне начали наземные операции против сирийских войск на Голландских высотах. 14 ноября пара «Миражей» перехватила сирийский МиГ-21. Впервые в истории ближневосточных войн реактивные самолеты выпустили друг в друга ракеты “воздух-воздух”, но они прошли мимо, и противники вернулись на свои аэродромы.

Очередные воздушные схватки произошли в июле 1966 года, после того, как израильские солдаты подорвались на сирийской мине. 14 июля «Миражи» из 101 эскадрильи вылетели на прикрытие штурмовиков. Обнаружив 4 истребителя МиГ-21, израильтяне бросились на перехват. Капитан Порам Агмон (Yoram Agmon) сбил один самолет противника огнем из пушек. Это была первая в мире победа, одержанная летчиками на самолете «Мираж» и одновременно первая боевая потеря для арабских МиГ-21.

11 ноября 1966 года три израильских солдата подорвались на минах около Иорданской границы. Ответ израильтян не заставил себя долго ждать. Командир 119 эскадрильи огнем из пушек сбил иорданский истребитель «Хантер».

29 ноября в воздушное пространство Израиля вторглись два египетских истребителя МиГ-19. Один из них стал жертвой «Миража», выпустившего ракету R.530. Эта победа стала первой «ракетной» победой в ВВС Израиля.



Истребители «Мираж» IIICJ патрулируют небо над Израилем


7 апреля 1967 года сирийские войска нанесли артиллерийские удары по израильским поселениям и пограничным постам. В полдень этого дня пять эскадрилий ВВС Израиля поднялись в воздух для нанесения ответных бомбоштурмовых ударов по сирийским позициям. В боевых порядках летели «Миражи» из 101 и 117 эскадрильи. На подходе к цели в воздухе появились истребители МиГ-21, и израильские ударные самолеты повернули назад, а часть группы прикрытия, «Миражи» из 101 эскадрильи, вступила в бой. Один МиГ был сбит. В это же время истребители из 117 эскадрильи заметили большую группу МиГ-21 над морем и пошли на перехват. По заявлениям израильтян, сирийские самолеты уклонились от боя. После обеда артобстрел израильских поселений возобновился и «Миражи» совершили второй боевой вылет, в котором им удалось сбить один МиГ-21. Победу одержал летчик из 119 эскадрильи. Примерно через час после этого шестерка израильских истребителей, патрулируя над севером Израиля, обнаружила четыре МиГ-21. Летчики сумели сбить три МиГа. Таким образом, за один день сирийцы потеряли шесть самолетов, а израильтяне ни одного.

Победы истребителей «Мираж» в ходе «Войны за воду»:

1 МиГ-17,9 МиГ-21, (Сирия)

1 «Хантер» (Иордания)

2 МиГ-19 (Египет)

Наибольшую известность израильским «Миражам» принесла операция «Мокед» (Moked) — Центр, более известная, как «Шестидневная война» 1967 года.

Предыстория этой войны такова. В начале 1967 года Сирия заявила о том, что Израиль сосредоточил 16 моторизованных бригад на северной границе и готовится к нападению. Израиль категорически отвергал эти обвинения и даже пригласил советского посла в Сирии, чтобы он посетил пограничные районы и убедился в отсутствии войск. Но все эти усилия оказались тщетными. Сирия обратилась к Египту, с которым у нее был договор о взаимной помощи, и президент Египта Насер распорядился сосредоточить войска у южной границы Израиля для демонстрации силы и единства арабских государств. В конце мая к антиизраильской коалиции примкнула Иордания, выдвинув к границам две бронетанковые бригады.

С каждым дней на Ближнем востоке нарастало напряжение. 30 мая король Иордании Хусейн подписал соглашение о военном сотрудничестве с Египтом и передал армию под египетское командование. Через пять дней к образовавшейся антиизраильской коалиции примкнул Ирак. Шансов остановить приближающееся нападение мирным путем у Израиля не осталось, и его генеральный штаб приступил к планированию операции «Центр», которая заключалась в нанесении превентивного внезапного удара.

В распоряжении Израиля находились 180 реактивных боевых самолетов: истребители «Ураган», «Мистер», «Супер Мистер», «Мираж» и легкие бомбардировщики «Вотур». У ВВС Египта числилось 420 самолетов: истребители МиГ-15;17;19;21, «Вампир», «Хантер», бомбардировщики Ту-16 и Ил-28. Они размещались на аэродромах, 4 из которых были на Синайском полуострове, 3 около Суэцкого канала,

6 в районе дельты Нила и 5 в Верхнем Египте. Сирийские военно-воздушные силы имели около 100 самолетов, Иорданские — 24 истребителя «Хантер», а Иракские ВВС имели 98 боевых машин. Очевидно, что превосходство в авиационной технике было на стороне арабских государств. По аналогии с советской авиацией того времени, большинство арабских самолетов не имело камуфляжной окраски и находилось на открытых стоянках своих аэродромов. Для захвата превосходства в воздухе в первые шесть часов кампании израильтяне решили нанести внезапные штурмовые удары по аэродромам противника всеми наличными самолетами. В первом заходе атакующие должны были сбросить бомбы на ВПП и рулежные дорожки, предотвращая взлет истребителей, во втором заходе — нанести удар по стоянкам самолетов. Для прикрытия стратегических объектов израильтяне оставили в резерве 12 истребителей «Мираж».



МиГ-21 в прицеле у «Миража». Огонь из пушек достигает цели.



Звено «Мираж» IIICJ выполняет боевое задание в ходе “Шестидневной войны”


По плану, удары по 11 египетским аэродромам наносились в первом вылете. «Миражи» нацеливались на самые ответственные и опасные цели — аэродромы Ту-16 и МиГ-21. «Ураганы» работали по ближним целям на Синайском полуострове, а «Вотуры» под прикрытием «Миражей» летели к самым дальним целям в Верхнем Египте. Каждой ударной группе прокладывался отдельный маршрут, в основном на малой высоте (не более 100 м), и устанавливались жесткие временные рамки выхода на цель. Инженерно-технический состав израильских авиабаз тренировался быстро проводить подготовку к повторному полету. Спецслужбы Израиля распространяли ложные слухи о неготовности вооруженных сил к войне, роспуску резервистов домой, мирных инициативах правительства и т. д.

5 июня 1967 года, в 7 часов 45 минут утра, когда египетские летчики отправились в столовые на завтрак, ударные группы вышли на цели. В первом вылете было уничтожено более 180 самолетов на стоянках, в том числе и большинство Ту-16, разрушены все аэродромы на Синае. Израильтяне потеряли 8 самолетов от зенитного огня, и один «Вотур» числился на счету МиГ-21. В результате второго вылета Египтяне потеряли еще 94 самолета. В третьем вылете, в 12:45, авиация обрушилась на Иорданию и Сирию, уничтожив 53 самолета. Налет на Иракские авиабазы закончился не так гладко. Иракцы смогли сбить несколько «Вотуров» и «Миражей» (у авторов нет точных данных). Общие потери арабских государств за первый день войны составили 375 самолетов, а за последующие пять дней боевых действий еще 76 самолетов. Израиль потерял всего 40 машин.

Победы истребителей «Мираж» в ходе «Шестидневной войны»:

29 МиГ-21, 16 МиГ-19, 9 МиГ-17,

4 Су-7, 2 Ил-28 (Египет);

1 «Хантер» (Иордания);

3 «Хантер», 1 Ту-16 (Ирак);

1 «Хантер» (Ливан).

Конец шестидневной войны не принес мира на Ближний восток. 4 июля 1967 г. египетские ВВС нанесли несколько ответных ударов по целям на захваченном израильтянами Синайском полуострове, и потеряли один МиГ-17. 8 июля «Мираж» из 119 эскадрильи сбил египетский разведчик МиГ-21 Р. На следующее утро над Синаем появилась пара Су-7, которые летели на большой скорости и малой высоте. Израильтянам не удалось их перехватить. Очередной разведывательный полет последовал после обеда. На этот раз в воздухе дежурило звено «Миражей», и один Су-7 был сбит. 15 июля летчик «Миража» впервые добился победы с помощью управляемой ракеты «Шафрир». 20 июля египтяне ответили хорошо организованным ударом по объектам израильской ПВО, уничтожив батарею зенитных пушек и ЗРК «Хок».

Очередная эскалация войны началась с обстрелов израильских позиций 8 сентября 1968 года. Израильтяне ответили бомбардировками, доказав, что с захватом Синая они могут «доставать» до любой точки на египетской территории. Египет реорганизовал свои ВВС и постепенно восстанавливал силы за счет поставок авиатехники из СССР. Израильтяне построили целый ряд укреплений по Суэцу, которые стали называться «Линией Бар-Лев» (Bar-Lev) и предназначались для задержки египетских войск в случае их наступления на Синайский полуостров, до проведения мобилизации и перегруппировки основных израильских сил. 8 марта 1969 года группа египетских самолетов вылетела для удара по израильским позициям на Синае, но была перехвачена «Миражами». В результате воздушного боя «Миражи» сбили два МиГ-21. Один из египетских пилотов катапультировался и был взят в плен. Через несколько часов египетская артиллерия открыла массированный огонь по линии «Бар-Лев», и президент Насер объявил по радио, что начата “Война на истощение.

В июне 1969 года израильтяне провели демонстрационный полет четырех «Миражей» над Каиром, показав слабость ПВО египтян. В июле прошли несколько воздушных боев, в которых был сбито 9 МиГ-21 и один МиГ-17. Израильтяне потеряли один «Мираж», сбитый 26 июня.

В 1969 году США начали поставки в Израиль 48 штурмовиков А-4 «Скайхок» (Skyhawk) и 44 истребителей F-4E «Фантом» (Phantom). По некоторым данным, американцы выступили посредником между Израилем и Францией, и на самолетах С-5 доставили в Тель-Авив из Франции 50 «арестованных» «Мираж» V в разобранном виде. В конце 1969 года самолеты собрали на фирме IAI (Israel Aicraft Industries) и представили их как самолеты собственной постройки под наименованием «Нешер» (Nesher). Одновременно ЦРУ или Моссад проводили операцию прикрытия, выдав швейцарским властям некого инженера, который якобы продал документацию на «Мираж» V Израилю. Потом американцы помогли израильтянам в 1973 году в разработке «Кфира» — «Миража» с двигателем J-79. Ведущим конструктором был американец Джон Сельвей (Gense Salvay).



«Мираж» IIICJ в полете


Слабость ПВО противника израильтяне демонстрировали не один раз. Например, истребитель F-4E из 201 эскадрильи совершил 118 боевых вылетов, проникая в глубину Египта. Кроме этого, «Миражи» IIICJ(R) совершили разведывательный полет, засняв на пленку все египетские аэродромы. На фотографиях обнаружились признаки советского присутствия. И действительно, в Египте работали советские советники и военнослужащие, налаживая ПВО. И вскоре ситуация несколько изменилась. Самый известный бой того времени произошел 30 июля 1970 г., когда «Миражи» и «Фантомы» сбили три МиГ-21, при этом потеряв три «Миража».

7 августа 1970 года между противниками было заключено перемирие. В итогах «Войны на истощение» значатся чуть более 100 потерянных египетских самолетов и 16 израильских. В составе ВВС Израиля оставалось около 40 исправных «Миражей», а 101 эскадрилья была полностью перевооружена самолетами «Нешер» (Nesher).

В 1973 году началась «Великая освободительная война», как называли ее арабы, или «Война судного дня», как называли ее израильтяне. В субботу 6 октября, когда в Израиле начался большой еврейский религиозный праздник Йом Кипур (Yom Kippur), Египетские и Сирийские войска; которые насчитывали около 1400 танков и 80000 солдат, начали широкомасштабные боевые действия. Активную помощь наступающим оказывали: Ирак, Саудовская Аравия, Кувейт и Иордания. Необходимые для планирования операции разведывательные данные добывались с помощью советских самолетов-разведчиков МиГ-25РБ.

За несколько часов войны израильские войска на Синае и Голландских высотах были смяты и разгромлены. К вечеру 7 октября казалось, что Израиль стоит в одном шаге от гибели. Но на следующий день израильские войска предприняли контратаку и отбросили египетские части. К югу от Исмаилии они пересекли Суэцкий канал и двинулись в сторону Каира. Аналогичная ситуация разыгралась и на Голландских высотах. Израильские моторизованные части ударили по сирийцам и двинулись на Дамаск. 24 октября, благодаря вмешательству ООН, было заключено очередное перемирие.

Такой неожиданный финал «Великой освободительной войны» говорит о прекрасной осведомленности израильского генерального штаба о планах арабских государств. Разведданные им передавали американская разведка, которая опиралась на фотоснимки с самолета SR-71.

В начале войны «Миражи» патрулировали израильское воздушное пространство. В ходе одного из таких полетов пилоту «Миража» удалось сбить крылатую ракету КСР-2, запущенную с борта египетского Ту-16.

После перехвата инициативы израильская авиация переключилась на поддержку своих наступающих войск и завоевание превосходства в воздухе. Воздушные бои велись с большим ожесточением, и потери с обеих сторон были большими. Анализируя тактику группового боя израильтян, можно заключить, что их основной целью было подставить противника под ракетную атаку. Именно для этого выделялась демонстративная группа, которая, выполняя роль приманки, увлекала арабские истребители за собой и подставляла их под атаку ударной группы, летящую на 1000 м ниже и «невидимую» на фоне земли. Резервная группа предназначалась для ликвидации внезапно появляющихся или ранее незамеченных самолетов. От маневренного воздушного боя с применением пушек израильтяне не уклонялись, зная о преимуществах «Миража» над МиГ-21 в радиусе виража. Наиболее известным израильским летчиком, летавшим на «Миражах», стал Гиора Эпштейн, сбивший 17 самолетов противника, причем 12 самолетов он сбил всего за одну неделю боев, с 18 по 24 октября.

За весь период войны 1973 года Израиль потерял в воздушных боях только 12 «Миражей». Оставшиеся самолеты продолжали использоваться в ВВС до 1982 года и даже были подготовлены для участия в операции «Мир для Галилеи», но в бой их уже не послали. Последний пригодный к полетам «Мираж» IIICJ с бортовым номером 59 находится в музее ВВС Израиля. Именно на этом самолете сбили сирийский МиГ-21 в июле 1966 года.


ЛТХ самолетов «Мираж» и их основных противников



ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Дела "Восточные"

(продолжение)



Николай Иванович Игнатьев окончил ХАИ в 1962 г., после чего 5 лет работал в авиапромышленности.

В течение последующих 33 лет работал в КБЭ «Электроприборостроения» (ныне АО «Хартрон»), принимая участие в создании систем управления ракетно-космической техники.


Наступил день 12 апреля 1961 года, среда. Ведущий конструктор «Востока» Олег Ивановский и слесари-сборщики — Володя Морозов и Коля Селезнев — в 4 часа утра (местного времени) поехали на старт, прихватив у медиков контейнер с продуктами питания для космонавта. На лифте поднялись наверх. Морозов снял с люка № 1 заглушку, уложил продукты. Стали ждать «хозяина шарика».

3.00 по московскому времени (местное время 6.00).

Всем службам космодрома объявляется готовность семь часов!

Одновременно с заправкой топливных баков начались заключительные проверки всех систем корабля и носителя, систем связи и т. д., система управления — настраиваться на выполнение программы выведения. Поскольку в баках ракеты происходит испарение компонентов топлива, постоянно идет их подпитка и дренаж. Ракета на старте как бы окутывается клубами пара.

Предпусковое заседание Государственной комиссии проходило недалеко от стартовой площадки «в длинной темноватой землянке, которую именовали несколько странно: «банкобус». Оказывается, на первых пусках предстартовые обсуждения и совещания проводились в старом автобусе. А так как разговоры часто были довольно долгими (в авиации это называется «держать банк»), то автобус называли «банкобусом».

На этот раз доклады участников заседания были короткими. Предложение Королева: «Просим комиссию разрешить пуск» — принимается без обсуждений.

В это время в специальном помещении МИКа Гагарина и Титова облачали в космические одеяния. Сначала Титова, чтобы Гагарину меньше париться. Датчики для записи физиологических функций им прикрепили еще накануне вечером.

Гагарин полулежал в технологическом кресле, над ним «колдовали» Федор Востоков и ведущий инженер по скафандру Виталий Сверщек. Кресло представляло собой копию штатного с системой вентиляции скафандра, «без которой человек за время между одеванием и посадкой в корабль, конечно, весь изошел бы потом».

Когда до назначенного времени выезда оставалось минут пятнадцать-двадцать, Н. Карпов, ткнув пальцем в гермошлем Гагарина, сказал:

— Надо бы тут чего-то написать. А то будет приземляться, подумают люди, что это еще один Пауэрс какой-нибудь опустился.

И В.Т. Давидьянц сделал последний штрих — нарисовал на шлеме красные буквы «СССР». Без них теперь представить себе одеяние первых космонавтов просто трудно.

Вскоре специально оборудованный автобус ЛАЗ-695Б направился к стартовой площадке. Кроме «виновников» торжества, находившихся под неусыпным контролем Е.А. Карпова, ехали Г.Г. Нелюбов и А.Г. Николаев, главный конструктор СЖО С.М. Алексеев и его помощники: Ф.А. Востоков, В.И. Сверщек, Г.С. Петрушин, Ю.Д. Килосанидзе. Были в автобусе врач Д.Г. Головин и два кинооператора В.А. Суворов и А.М. Филиппов.

6.50. Автобус подъехал к подножию ракеты. Первым из него выпрыгнул врач, помог выйти Гагарину. Карпов и Попович помогли Титову. Попрощавшись с Гагариным, он вернулся в автобус.

«Сутулый и большеголовый» Гагарин прошел несколько метров, неуклюже поднес руку к гермошлему:

— Товарищ председатель Государственной комиссии, летчик-космонавт старший лейтенант Гагарин к полету на первом в мире космическом корабле-спутнике «Восток» готов!



В двух шагах от старта



Снимок сделан за 4 часа до старта. Надписи на шлеме еще нет.



Снимок сделан за 2 часа до старта.


А стоял перед Королевым.

Потом он обнялся с каждым из находившихся около ракеты, и Ивановский, поддерживая под локоть, повел его к лифту. Поднявшись на площадку перед лифтом, Гагарин остановился, обернулся и «приветственно поднял вверх руки, замер на несколько секунд».

Не звучало над стартовой площадкой заявление, потом многократно транслировавшееся по радио и опубликованное в газетах. Юрий Гагарин прочитал его перед микрофоном в радиокомитете 3 апреля. По словам О. Ивановского, были записаны заявления Германа Титова и Григория Нелюбова. С одинаковым текстом.

7.12. Поддерживаемый Востоковым с одной стороны и Ивановским с другой, Гагарин сел в кресло и принялся за проверку радиосвязи и скафандра, переключил линию радио на телефоны гермошлема.

7.50. «Готовность два часа!»

Морозов с Селезневым накинули крышку люка № 1 на замки, затянули гайки тарированным ключом, но не сработала сигнализация о нормальном закрытии крышки люка. А времени на повторное открытие-закрытие не предусматривалось. В считанные минуты Ивановский и два его помощника устранили неисправность. Тревога оказалась ложной: прозевали сигнал операторы пульта.

8.45. «Объявляется готовность пятнадцать минут! Дежурному расчету покинуть старт! Отвести фермы обслуживания!»

От ракеты медленно отошла ферма с площадками обслуживания и лифтом, легла на опоры.

8.50. Закончились все предстартовые работы. Генерал Каманин объявил 10-ти минутную готовность.

Последняя небольшая группа людей с красными нарукавными повязками уходит со стартовой площадки. Это С.П. Королев, «стреляющие» А.С. Кириллов и Л.А. Воскресенский, К.П. Феоктистов направились в командный пункт под толщей железобетона, откуда велось управление запуском.

Пуск ракетного комплекса был возложен на двоих. Они и заняли места у перископов: «пускающий» А.С. Кириллов и Л.А. Воскресенский. Там он стоял при старте первой «семерки», оттуда видел старт ракеты, уносившей Первый искусственный спутник Земли в космос.

В полутора километрах от «единички» на смотровой площадке собрались ученые, конструкторы, инженеры. Были там В.П. Глушко, В.И. Яздовский, О.Г. Газенко, Е.А. Карпов. Скромно и незаметно стоял М.К. Тихонравов.

9.02. «Всем службам космодрома объявляется минутная готовность!

ГОТОВНОСТЬ — ОДНА МИНУТА!»

Следует отметить, все команды по громкой линии связи звучали «не всегда в строгом соответствии правилам элементарной арифметики». Так, например, команда «Готовность пятнадцать минут» совершенно не обязательно следовала ровно через час сорок пять минут после объявления «двухчасовой готовности». Безусловно, не ранее этого срока! Ну а позднее сколько угодно….

9.03. — КЛЮЧ НА СТАРТ!

Оператор центрального пульта Борис Чекунов повернул блокировочный ключ в положение «СТАРТ» — ввел в действие программно-временное устройство. Включились цепи, обеспечивающие одновременный запуск двигателей и время старта с точностью до сотых секунды.

9.03’06” — ПРОТЯЖКА ОДИН!

Подключились средства телеметрического контроля обстановки на борту ракеты-носителя и космического корабля, выполнена протяжка лент для записи телеметрических данных.

9.03’16” — ПРОДУВКА!

Азот под давлением устремился по топливным трубопроводам, удаляя из них остатки влаги: окислитель (жидкий кислород) мигом может превратить ее в лед, а тот — перекрыть путь топливу в камеры сгорания.

9.03’51” — КЛЮЧ НА ДРЕНАЖ!

Закрылись дренажные клапаны баков окислителя ракеты-носителя. Начался наддув топливных баков, обеспечивающий безкавитационную работу турбонасосного агрегата.

9.05’51”. Прозвучала короткая, как выстрел, команда «ПУСК!»

Это еще не старт, а лишь сообщение о готовности к нему.

С этого момента счет времени пошел в обратном порядке:…10, 9, 8, 7… секунд.

9.06’41” — ПРОТЯЖКА ДВА!

Автоматика включила все средства измерения на старте.

9.06. — КОНТАКТ ЗЕМЛЯ-БОРТ!

От ракеты отвалилась кабель-заправочная мачта. Бортовые системы перешли на автономную работу. Ракета удерживается на опорах стартового сооружения только за счет собственного веса.

— ИНЖЕКТОРЫ!

Мощные водяные струи встают на пути еще не забушевавшего пламени.

9.06’51” — ЗАЖИГАНИЕ!

В камеры сгорания двигателей ракеты самотеком брызнули фонтанчики горючего и окислителя.

Пирозажигающие устройства создали в камерах сгорания факел пламени. Стартовое сооружение окуталось бурым облаком.

— Предварительная!

Начинается раскрутка турбонасосного агрегата. Главный клапан еще закрыт.

— Промежуточная!

— Главная!

Открывается доступ топливу в камеры сгорания. Двигатели набирают тягу.

— ПОДЪЕМ! — выкрикивает оператор центрального пульта пуска.

На пульте управления высвечивается транспарант «СТАРТ».

Опоры пусковой установки резко раскинулись в стороны. Это тяга двигателей превысила вес ракеты-носителя. Она приподнялась и медленно пошла вверх, сотрясая грохотом спавшую до этого пустыню.

Гагарин уходил в легенду!

Время старта ракеты (9 часов 07 минут) выбиралось из условия наилучшего освещения датчиков системы ориентации, которая должна была сработать где-то над Африкой. Исходя из печального опыта полета первого корабля-спутника, на ЗКА № 3 решили обойтись без инфракрасного построителя вертикали, применив систему одноосной ориентации на Солнце. Это ограничило время старта несколькими часами.

В книге «Дорога в космос» гагаринские летописцы присочинили немало красивостей, которые искажают многое из того, что связано с первым полетом в космос. Читатель невольно приходит к выводу, что у Гагарина накануне старта никаких проблем со здоровьем не возникало. Оказывается, «перед самым полетом у него начался гнойный гайморит, и ему, с трудом уговорившему врачей, было сделано пять проколов из носа в гайморову пазуху».

За завесой секретности скрывались и не такие «мелочи»: скрывались мужество, проявленное в экстремальных ситуациях космонавтами, их просчеты и ошибки конструкторов, управленцев, изготовителей. Лишь «ИНОГДА» возникали драматические ситуации, но о них старались много не говорить.

И полет Гагарина проходил не просто.

Как и положено, на 120-й секунде полета пироболты нижнего силового пояса центрального блока разорвали стержневые связи. Отвалили «боковушки».

Напряженно ожидали включения двигателя третьей ступени, начинать работу ему предстояло в безвоздушном пространстве. От него зависело, выйдет корабль на орбиту или нет.

Вот отработали и двигатели второй ступени. И сразу же голос Гагарина: «Косберг включился!» Двигатель РО-7 (8Д719) конструкции ОКБ С.А. Косберга сработал отменно. Но система управления «перестаралась» — возникла ситуация, которая сейчас кажется пустяшной, но могла бы привести к печальным последствиям. Дело в том, что автомат управления движением (АУД) не выдал команду на отсечку двигателя третьей ступени по достижении скорости, обеспечивающей расчетную орбиту. Из-за неустойчивой работы преобразователя питания радиокомплекса команда на выключение двигателя по радио не была выдана. «Косберг» был выключен по сигналу интегратора автономной системы управления. Параметры получившейся орбиты оказались таковы, что в случае отказа ТДУ (тормозная двигательная установка) Гагарин оставался бы в космосе более 50 дней. А СЖО и все необходимые запасы рассчитывались максимум на 10 дней.



Спускаемый аппарат после приземления


9 часов 18 минут 07 секунд.

Корабль «Восток» отделился от носителя. Перегрузки закончились. На космодроме ожидали сообщения ТАСС: Гагарин скоро будет садиться, а радио молчит!

10 часов 02 минуты.

«И стало тесно голосам в эфире,

Но Левитан ворвался как в спортзал»:

«Внимание, говорит Москва! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза, передаем СООБЩЕНИЕ ТАСС о первом в мире полете человека в космическое пространство:

… в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник «Восток» с человеком на борту.

Пилотом-космонавтом… является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик майор ГАГАРИН Юрий Алексеевич.

Старт космической многоступенчатой ракеты прошел успешно… корабль-спутник начал свой полет по орбите вокруг Земли…»

Передача сообщения состоялась через час и шесть минут после того, как прозвучало гагаринское «Поехали!». А научный советник Джона Кеннеди о старте с полигона «Тюра-Там» докладывал своему шефу через 23 минуты. Для Кеннеди запуск не был неожиданностью, его информировали о подготовке старта. В Белом доме было заранее заготовлено послание на имя Н.С. Хрущева:

«Народ Соединенных Штатов разделяет удовлетворение народа Советского Союза в связи с благополучным полетом астронавта, представляющим собой первое проникновение человека в космос.

Мы поздравляем вас, советских ученых и инженеров, сделавших это достижение возможным.

Я выражаю искреннее пожелание, чтобы в дальнейшем стремлении к познанию космоса наши страны могли работать вместе и добиться величайшего блага для человечества».

10 часов 09 минут 15 секунд.

Корабль стал рыскать — система ориентации приводила его в исходное положение, а ТДУ не подвела и, отработав положенные 40 секунд, «столкнула» корабль на траекторию спуска.

Гагарин ожидал разделения корабля через 10…12 секунд после выключения ТДУ. Оно произошло позже. Это был не сбой в работе системы, а баллистики провели коррекцию.

Видимо, она была связана с тем, что «Восток» совершал полет по нерасчетной орбите.

СА, войдя в плотные слои атмосферы, окутался плазмой, обгорели антенны, радиосвязь с Землей прервалась. На космонавта навалилась десятикратная перегрузка.

ПАО (приборно-агрегатный отсек), войдя в атмосферу, подобно метеору не достиг поверхности Земли.

Вот перед глазами космонавта засветился транспарант «Приготовиться к катапультированию». Закрылось остекление шлема скафандра, подтянулись плечевые ремни, включился кислородный прибор. На высоте около 7 км отстрелилась крышка люка № 1, и автоматика «выкинула» кресло с космонавтом «из горячего тесного «шарика» в простор весеннего неба». Когда до поверхности Земли оставалось 4 км, ввелся в действие стабилизирующий парашют, после отделения космонавта от кресла раскрылся основной. Скорость космонавта упала до 5…6 м/с. Отделился запасной парашют, но не раскрылся. НАЗ должен был повиснуть на фале длиной 15 метров (для уменьшения скорости приземления космонавта), но оторвался. Немного позже запасной парашют все-таки наполнился, и Гагарин стал опускаться на двух парашютах. Такой вариант применили для повышения безопасности приземления космонавта. Обычно введение в действие запасного парашюта предусматривалось при отказе основного.

На «шарике» отстрелился люк № 2 и увлек за собой вытяжной парашют.

На высоте 4 км сработал тормозной, а затем основной.

10 часов 55 минут. Обгоревший СА упал на левом берегу Волги, на поле колхоза «Ленинский путь», в тридцати километрах юго-западнее города Энгельса, в полукилометре от деревни Узморье. Оставив круглую ямку на вершине пригорка, он прокатился и остановился метрах в 8…10 от крутого склона.

Гагарин приземлился минут через пять, километрах в четырех от спускаемого аппарата, в шести километрах от Волги, в полутора от деревни Смеловка Энгельского района, Саратовской области. Место, где он опустился, приподнято над поймой. Метрах в десяти-двадцати начиналась вязкая низина, а дальше — Волга.

Его никто не встречал. Самолет Ан-12 с группой поиска вылетел через 20 минут после старта «семерки», место приземления Гагарина им было сообщено после того, как сработала ТДУ корабля.

С трудом поднявшись и освободившись от парашютной системы, Гагарин сделал первые шаги, и метрах в восьмистах увидел женщину с девочкой. Это была Анна Акимовна Тахтарова с внучкой. Встретила она

Гагарина настороженно. Уж больно странно выглядел пришелец, к тому же интересующийся, откуда можно позвонить в Москву.

Вскоре подбежали механизаторы с ближайшего полевого стана. Диковинно одетый человек представился старшим лейтенантом Гагариным, чем сбил с толку мужиков.

Понять их недоумение нетрудно, они только что слышали, что майор Гагарин пролетает над Африкой, а перед ними — старший лейтенант с такой же фамилией.

Тут подоспел на ЗиЛ-151 майор А. Гасиев с солдатами, находившимися на полевых занятиях в этом районе. И через минуту-другую тягач мчался в обратном направлении. В военном городке Гагарин не смог связаться с Москвой, но поговорил с командующим войсками Приволжскою Военного округа генералом-полковником А.Т. Стученко, тот заверил, что немедленно доложит о благополучном приземлении космонавта.

Потом был митинг. Был первый снимок. В центре кадра улыбающийся Гагарин и мальчонка в шапке — сын майора Гасиева.

Вскоре тягач мчался по направлению к дороге Ровное-Энгельс. Перед поворотом на нее увидели вертолет Ми-4. Гагарин понял: за ним.

Едва колеса вертолета коснулись поверхности поля, его пассажиры бросились к Гагарину. Время торопило, и вертолет взял курс на аэродром воинской части в районе Энгельса. Вышел Гагарин из вертолета в фуражке артиллериста — подарок Гасиева. Провели его в кабинет генерала И. Бровко, где имелись все виды связи с Москвой и Куйбышевым.

Первым за Гагарина «взялся» спортивный комиссар И.Г. Борисенко, после уточнения личности рекордсмена и места его приземления по карте стал оформлять документы, необходимые для регистрации рекорда.

С.П. Королев был категорически против указания в заявке на рекорд о раздельном приземлении пилота и СА. Главный конструктор боялся, что условия ФАИ поставят под сомнение достижение Гагарина — мировые рекорды регистрировались лишь в случае, если пилот стартовал и до самого приземления находился в кабине летательного аппарата.

В отчете спортивного комиссара появилась расплывчатая фраза, что Гагарин вроде бы приземлился в кабине корабля. Эту версию «озвучил» Гагарин на пресс-конференции в Доме ученых 15 апреля 1961 года, так рассказал он журналистам С. Борзенко и Н. Денисову для своей книги «Дорога в космос». Не случайно процесс приземления описан ими расплывчато, без подробностей.

Дело о рекордах Ю.А. Гагарина было вручено делегацией Центрального аэроклуба СССР президенту ФАИ. При обсуждении заявки долго не могли прийти к соглашению, но, в конце концов, члены Астронавтической комиссии сдались. 18 июля 1961 года достижения летчика-космонавта Юрия Гагарина «единодушно» утвердили в качестве абсолютных мировых рекордов: в частности, наибольшую высоту, достигнутую в орбитальном полете вокруг Земли — 327 км 70 м.

А вокруг СА корабля происходили события совсем не предусмотренные программой.

Первыми подъехало на «газике» местное начальство. Но им было невдомек связать этот обгоревший и почерневший шар с только что прослушанным по радиоприемнику Сообщением ТАСС. Не успели они отъехать, чтобы сообщить «куда следует», как подкатил на мотоцикле колхозный механик Анатолий Мешанин. Его оставили охранять, он не утерпел и решил «поизучать» контейнер с запасами питания. Военные из службы поиска явились, можно сказать, к шапочному разбору. Сняли с «поста» Мешанина, поблагодарили его, но тубы с питанием все-таки потребовали вернуть.

Группа поиска — специалисты предприятия-изготовителя корабля — во главе с Арвидом Палло приземлилась на аэродроме, куда почти одновременно привезли Гагарина. К спускаемому аппарату их доставили вертолетом. Они отыскали элементы СА, сброшенные на землю при катапультировании космонавта, утром 13 апреля упаковали «шарик» в транспортировочную сетку с тросовыми подвесками. СА в тот же день вертолетом Ми-6 доставили на местный аэродром, погрузили в Ан-12, и он вернулся туда, откуда начал свой путь на космодром. Теперь он — экспонат музея НПО «Энергия» имени С.П. Королева.

В лунке от первого касания «шарика» врыли деревянный столбик с табличкой.



Вот оно — место первого касания СА с Землей спускаемого аппарата


12.04.61 10 ч 55 м моск. врем.

Дополнительно решили оставить «записку». Зубилом по очереди выбили на ломе дату «12.IV.61» и одно слово — «ГАГАРИН». Затем железное письмо кувалдой загнали в землю.

А вот с НАЗом случился конфуз. Нашли его мужики ближайшего села, на всякий случай припрятали. Но появился «серьезный» капитан и объявил, что если через полчаса НАЗе вернут, он арестует все село. Жалко было возвращать заядлым рыбакам надувную лодку, свалившуюся с неба.

Во второй половине дня серебристый Ил-14 с бортовым номером «02» («генеральский салон») и экипажем во главе с капитаном В. Барановым доставил Гагарина в Куйбышев. Поселили в обкомовской даче, на высоком берегу Волги, под неустанным контролем медиков.

13 апреля. 10 часов.

В небольшом каменном доме собрались члены Государственной комиссии, ученые, конструкторы, командование военного округа, партийные лидеры области.

Майор Гагарин подробно доложил о полете.

Магнитная лента и небольшая папка с этикеткой: «Доклад тов. ГАГАРИНА Ю.А. от 13 апреля 1961 г. на заседании Государственной комиссии после космического полета» под грифом «СОВ. СЕКРЕТНО» тридцать лег пролежали в закрытых фондах ОКБ-

1. Усилиями энтузиастов материалы были рассекречены и доклад опубликован в журнале «Известия ЦК КПСС» (№ 5 за 1991 год).

14 апреля.

12 часов 30 минут. Внуково.

Над головами собравшихся проносится Ил-18 «СССР-75583» в сопровождении семерки реактивных истребителей. Сделав круг над Москвой, самолет коснулся бетонки аэропорта.

Под звуки марша «сталинских соколов» Юрий Гагарин спустился по трапу и, размахивая соскочившим с крючков ботинка шнурком (о чем потом много писали), четко и размашисто зашагал к трибуне.

Более двадцати лет — ежегодно 12 апреля — на экранах кинотеатров и телевизоров Гагарин спускался по трапу самолета, делал шаг-другой по красной ковровой дорожке и… ликующие демонстранты приветствуют его, уже стоящего на трибуне Мавзолея.

И лишь 26 октября 1987 года многие — целое поколение — впервые увидели, как Гагарин, сойдя по трапу, «преодолел путь до трибуны, остановился перед микрофоном, вскинул руку к козырьку и отрапортовал, глядя прямо в счастливые глаза Хрущева»:

— Товарищ Первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, Председатель Совета Министров СССР! Рад доложить Вам, что задание Центрального Комитета Коммунистической партии и Советского правительства выполнено.

Первый в истории человечества полет на советском космическом корабле «Восток» двенадцатого апреля успешно совершен. Все приборы работали четко и безупречно.

Чувствую себя отлично.

Готов выполнить любое задание партии и правительства.

Майор Гагарин.



Юрий Гагарин и "отец советской космонавтики" на трибуне Мавзолея.


Растроганный «отец космонавтики», оттеснив локтем оказавшегося первым перед Гагариным «первого маршала», снял шляпу, обнял и по старинному русскому обычаю трижды расцеловал Юрия.

А потом кортеж машин мчался в Москву. На переднем открытом автомобиле ЗиЛ-111 в окружении семнадцати мотоциклов Юрий и Валентина Гагарины рядом с Хрущевым.

Машина человека, благодаря мужеству, твердости и таланту которого состоялся полет Юрия Гагарина, шла в хвосте, после министров и маршалов. В Кремль машину Королева не пустили, сам он к трибуне не пробился.

От края до края заполнили Красную площадь пришедшие на митинг. Открыл его член Президиума ЦК КПСС Фрол Романович Козлов и сразу дал слово Первому космонавту планеты.

Речь Гагарина со словами благодарности правительству, ученым, инженерам, техникам и рабочим, создававшим корабль, закончилась словами:

«… Слава Коммунистической партии Советского Союза и ее ленинскому Центральному Комитету во главе с Никитой Сергеевичем Хрущевым».

И в ответ на краткое выступление Гагарина Никита Сергеевич «произнес речь в пять раз длиннее».

Вот главное:

«… Мы гордимся, что первый в мире космонавт — это советский человек, Юрий Алексеевич рос и воспитывался в советской школе, принимал деятельное участие в общественной жизни, был активным комсомольцем. Он — коммунист, член великой партии Ленина. (Бурные аплодисменты).

Мне приятно сообщить, что Президиум Верховного Совета СССР присвоил Вам высокое звание Героя Советского Союза. (Бурные, продолжительные аплодисменты, возгласы: «Ура!», «Слава герою Гагарину!»).

Вам первому присваивается также славное звание «Летчик-космонавт СССР». (Бурные аплодисменты)».

18 часов.

В Большом Кремлевском Дворце открылся прием в честь подвига ученых, инженеров и рабочих, обеспечивших успех полета человека в космическое пространство, в честь ПЕРВОГО в мире космонавта Юрия Гагарина.

В Георгиевском зале Кремля состоялась церемония вручения наград космонавту. Огласили Указ Президиума Верховного Совета СССР, и Председатель Президиума Верховного Совета СССР Брежнев прикрепил к мундиру летчика-космонавта орден Ленина и Золотую Звезду Героя (советского Союза № 11175.



На приеме в Кремле 14 апреля 1961 г. На переднем плане: Никита Сергеевич, Валентина и Юрий Гагарины, Нина Петровна Хрущева, Сергей Хрущев, Галина Шумова, Елена Хрущева


«Отзвуки торжеств долго еще рокотали в прессе, по радио и телевидению. В десятках министерств составлялись и визировались длинные наградные списки.

Награждали всех — от министров до техников».

18 июня газеты опубликовали Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении второй золотой медалью «Серп и Молот» семи видных ученых и конструкторов — Героев Социалистического Труда, о присвоении звания Героя Социалистического Труда 95 ведущим конструкторам, руководящим работникам, ученым и рабочим, о награждении орденами и медалями СССР 6924 человек.

Без опубликования фамилий.

«Анонимными» Дважды Героями Социалистического Труда были С.П. Королев, М.В. Келдыш, В.П. Глушко, Н.А. Пилюгин, В.И. Кузнецов, М.К. Янгель.

Золотые медали получили Председатель Госкомиссии К.Н. Руднев и руководители из королевского ОКБ-1.

Не был забыт и Михаил Клавдиевич Тихонравов — кого по праву следовало бы называть Главным теоретиком практической отечественной космонавтики. Ведь это он «уговорил» С. Королева на создание искусственного спутника Земли. Это его идея «пакета» превратила в реальность полет человека в космос, идея, блестяще реализованная С.П. Королевым.

Наградили и не летавших космонавтов. Заочно и досрочно Орденом Красной Звезды.

Герману Титову Хрущев распорядился дать орден Ленина.



На телевидении.


По словам Я.К. Голованова: «На приеме в Кремле Никита Сергеевич поинтересовался, чем награждена жена первого космонавта. Ему сказали, что Евгений Анатольевич Карпов, у которого она работает лаборанткой, представил ее к медали «За трудовую доблесть».

— Это в корне неверно! — страшно закипятился Хрущев.

Валентине Ивановне был вручен орден Ленина.

Надо отдать должное скромности Валентины Ивановны и представлениям о собственных заслугах: она не надевала этот орден ни разу в жизни…».

Орден Ленина получил и Е.А. Карпов.

В те же дни появилось сообщение о награждении «отца космонавтики»

Н.С. Хрущева орденом Ленина и третьей золотой медалью «Серп и Молот» «за заслуги по созданию ракетной промышленности, науки и техники и успешное осуществление полета ракетного корабля «Восток», открывшего первые страницы в освоении космоса»[1]. Разве мог Гагарин взлететь без его забот, как и без забот кураторов ракетно-космической программы Д.Ф. Устинова, награжденного второй золотой медалью «Серп и Молот», и Л.И. Брежнева — ему присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Массу слухов и домыслов породила полудостоверная информация о деталях полета или вовсе скрытая о посадке Первого Космонавта планеты. Число слухов и мифов многократно возросло после его гибели.

Возможно, умолчание о гибели самого молодого из «Гагаринского набора» кандидата в космонавты дало повод разгореться молве, не имеющей ничего общего с действительностью: «Гагарин был не первым, до него в космосе был и погиб при возвращении на Землю Валентин Бондаренко».

В США, например, сразу после полета Гагарина появилось сообщение, что за несколько дней до 12 апреля в космосе погиб человек, а Юрий Гагарин играет на Земле его роль.

На орбиту клеветы было «выведено» и имя летчика-испытателя Героя Советского Союза Владимира Ильюшина. Называлась даже дата его полета на космическом корабле «Россия» — 7 апреля 1960 года. Воспользовались тем, что он пострадал в автомобильной катастрофе и находился в Китае на лечении.

И здесь было причиной умолчание. Дело в том, что 8 июня 1960 года автомобиль В. Ильюшина протаранила «Волга» с пьяной компанией — на него наехала первая бригада Коммунистического труда.

И, несмотря на все это, Юрий ГАГАРИН в космосе был.

Из людей Земли там до него никого не было.

ПЕРВЫМ стал ОН, и остается ПЕРВЫМ!!!



Юрий Гагарин с семьей


Через 120 дней после 108 минут Юрия Гагарина были 25 часов 18 минут Германа Титова.

Все было хорошо, до четвертого витка.

Затем Титов почувствовал головокружение, подступила тошнота. После приема пищи появилась рвота. Это проявилось воздействие невесомости на организм.

Но завершение полета не принесло неожиданностей.

На 17-м витке автоматика обеспечила спуск и приземление Германа Титова в заданном районе, около Саратова. Он еще раскачивался в воздухе на парашюте, а кабина корабля уже была на Земле. Приземление Титова прошло относительно нормально, если не считать, что ему пришлось протащиться за куполом парашюта по сжатому полю метров пятнадцать.

Первыми космонавта встретили труженики полей, помогли снять скафандр, подвезли к кабине корабля — до нее было около пяти километров.

«Востоков» было шесть.

Их полеты сопровождались оглушительной пропагандистской трескотней. Была такая слабость у «отца кузькиной матери и космонавтики». Вряд ли была в ней необходимость: на Западе даже те, кто не относил полеты «Востоков» на счет «великих преимуществ» социалистического строя, искренне рукоплескали Стране Советов.

Здравомыслящих людей не ввели в заблуждение все приукрашивания правды, в которой «так много не придуманного величия». Они все понимали, что освоение космоса — вовсе не фейерверк успехов, что бывают неудачи, бывают и трагедии: отказывает техника, гибнут люди.

А мы на экранах телевизоров видели неизменно бодрых, молодцеватых Героев Советского Союза, заверявших очередного генсека в отличном состоянии «безотказной советской техники» и в готовности «выполнить любое задание партии и правительства».

Но им, в особенности первым, часто было тяжело, приходилось искать выход из безвыходных положений.

Всякое было при запусках кораблей «восточной» серии.

И нервотрепка, устроенная Валерию Быковскому 12 и 13 июня 1963 года вдруг разбушевавшимся дневным светилом, когда он усаживался в корабль, но по сигналу «службы Солнца» пуск откладывался; и задержка старта его корабля 14 июня, когда выскочил «бобик» в системе управления «Востоком», и «на ходу» (уже после заправки ракеты) менялся блок пироприборов.

Не потому ли «Восток-5» Быковского летал дольше всех «Востоков» — 119 часов 7 минут 2 секунды (81 виток «накрутил» он за это время).

Была нервотрепка из-за непонятного поведения Валентины Терешковой в полете по околоземной орбите на последнем «Востоке». Не вдруг же сказал С. Королев фразу: «Чтобы я еще когда-нибудь с бабами связался!»

Но это были триумфы, настоящие — и на грани блефа.

Он погиб 27 марта 1968 года, и, увы, — это установленный факт. Погиб через семь лет после того апрельского дня, когда старший лейтенант ВВС стал самым знаменитым человеком планеты, почти легендарным, в свои двадцать семь лет.

Он первым ощутил безмолвие космоса, открыл дорогу, по которой пошли другие. Всем памятны взволнованные слова не менее легендарного человека, первым ступившим на поверхность Луны, Нейла Армстронга: «Он всех нас позвал в космос!»

ОН — это ГАГАРИН.

В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ

Современная робинзонада


Кто в детстве, зачитываясь романом Даниеля Дефо «Робинзон Крузо», не мечтал о дальних странах, удивительных приключениях, необитаемых островах. Однако мечтать одно, а попробовать самому — другое. Видимо, так думал и молодой голландец Антон Вонлер Ватер, когда, прихватив с собой набор инструментов, мешочек семян, многозарядный карабин и любимую книгу (конечно, Дефо!), «водворился» в начале 1965 года на одном из островов Карибского моря. Новоявленный «Робинзон», не привыкший к лучам тропического солнца, получил сильнейшие ожоги кожи и только чудом был спасен.

Неудачей кончилась попытка уединиться английского студента Майкла Свифта. Капитан яхты, доставивший его на необитаемый атолл в Тихом океане, не утерпел и проговорился о своем необычном пассажире. Слухи дошли до новозеландских таможенников, и они немедленно прибыли к пришельцу. Выяснив, что у студента нет визы, его отправили восвояси.

48-летний британский журналист Джеральд Кингсленд, дабы поселиться на маленьком островке Туин у южных берегов Австралии, вынужден был срочно жениться согласно тамошним законам. В то время как «Робинзон» наслаждался первобытной идиллией, «Пятница» изнемогала от тягот нецивилизованного обитания. С провизией у островитян было неважно. Попытки выращивать овощи не увенчались успехом, да и пресной воды оказалось маловато. Чашу терпения Люси Ирвин переполнили укусы многочисленных насекомых и зловещее курсирование голодных акул и ядовитых рыб вокруг острова. В конце концов она возвратилась в Англию и написала книгу под названием «Ева и мистер Робинзон», которая стала бестселлером и разошлась тиражом в 400 тысяч экземпляров.

Если некоторые одиночеством зарабатывают деньги, то другие от денежных проблем бегут в одиночество. Так поступил, например, мюнхенский автомеханик Фридрих Текстор. Впав в отчаяние от очередного повышения пен и квартирной платы, он решил покинуть мир суеты и удалиться в необитаемые дали. Сумев уговорить филиппинских чиновников, он снял на 99 лет за Б тысяч марок маленький островок. Этот «Робинзон» живет в хижине из бамбука и по сей день. Выращивает фрукты и овощи, держит около полусотни кур, ежедневно обходит свои владения, раскинувшиеся на пять квадратных километров, и изредка… смотрит телевизор. Тяга к общению все-таки дает о себе знать, и Текстор время от времени приглашает гостей — жителей расположенного в пяти километрах острова Палаван.


Вершки и корешки

Как-то раз известного французского зоолога Жоржа Кювье (1769–1832) спросили, с чего он начинает разработку научной проблемы, которая привлекает его внимание.

«Прежде всего я обдумываю, разрешима ли в принципе задача, — ответил тот. — Если, по здравом размышлении, она видится мне неразрешимой, я берусь за нее сам. Если же сразу вижу пути достижения цели, то поручаю это дело своим ученикам. И строгое следование такому правилу ни разу меня не подвело!»


Место ученого


Французский ученый Симеон Дени Пуассон (1781–1840) был известен своей фантастической привязанностью к занятиям математикой и ее преподаванием, что и было должно оценено коллегами Пуассона. Один из них — знаменитый Жозеф Луи Лагранж — однажды сказал ему: «Я стар, и бессонными ночами развлекаюсь числовыми сравнениями. И послушайте, что у меня получилось. Гюйгенс был на 13 лет старше Ньютона. Я на 13 лет старше Лапласа, а Лаплас на 32 года старше вас…»

Комментируя этот разговор, другой великий ученый — Доминик Франсуа Араго восклицал: «Можно ли деликатнее похвалить Пуассона, причислив его к семье великих геометров? Великий Лагранж, назначив Пуассону место между Гюйгенсом, Ньютоном и Лапласом, выдал ему свидетельство на бессмертие!»


Женатому не привыкать


Основоположник науки о сельскохозяйственных машинах, академик Василий Прохорович Горячкин (1868–1935) отличался горячим, а иногда и вспыльчивым характером, что давало друзьям повод шутливо обыгрывать не только его фамилию, но и отчество — между собой они ласково называли ученого «наш Порохович». Однажды академик Василий Робертович Вильямс (1863–1939) порекомендовал ему на работу своего знакомого, инженера Крешатикова.

— А он женат? — полюбопытствовал Горячкин.

— Был, да вот развелся…

— Нет, тогда не подойдет.

— Отчего? Разве холостые или там разведенные хуже женатых? — недоуменно спросил Вильямс.

— А вдруг я не выдержу, накричу на него, конечно, по делу? Женатый труднее поддается эмоциям, он спокойно, семь раз обдумает мои упреки, прежде чем привести свои резоны. Излишняя запальчивость тут ни к чему!


Бутылочная почта


В феврале 1493 года, когда жесточайший шторм грозил погубить каравеллы, Христофор Колумб приказал выбросить за борт бочонок, в котором был уложен завернутый в ношеную парусину пергамент с выпиской из судового журнала. Он надеялся, что если экспедиция и погибнет, то волны и течения донесут до цивилизованного мира его сообщение об открытии кратчайшего морского пути в Индию, оказавшуюся Америкой…

Хотя послание великого мореплавателя и затерялось в просторах Атлантики, но послужило толчком к развитию бутылочной почты. В 1560 году английская королева Елизавета даже учредила должность «королевского откупорщика океанских бутылок», который только и имел право прочитывать эту корреспонденцию.

С бутылочной почтой связан уникальный случай, ставящий в тупик специалистов в области теории вероятностей. В 1882 году моряки бразильского сторожевика «Арагуари» выловили бутылку с запиской, взывавшей о помощи: «На борту шхуны «Си Хоро» бунт…» В ней были приведены и координаты места, куда направилось судно. Сторожевик устремился к указанному пункту, и вскоре его команда взяла на абордаж английский корабль «Си Хоро». Но каково было изумление бразильцев, когда они узнали: бунт только что начался, и никто никакую записку не посылал. Оказалось (как выяснилось на суде), за 16 лет до этого некий Дж. Пармингтон, написав роман «Си Хоро» («Морской герой»), в рекламных целях выпустил в море 5 тыс. бутылок с выдержкой из своего произведения. Одна из них попала на сторожевик.

ПРЕСС-ЦЕНТР



Эта монструозная конструкция и есть первая в мире искусственная пищеварительная система

Британские ученые во главе с Мартином Уикхэмом из Института исследований пиши рассказали о том, что ими построен первый в мире аппарат, моделирующий человеческое пищеварение.

Это запатентованное устройство состоит из двух частей. Вверху располагается воронка, в которой смешиваются пищевые продукты и необходимые для пищеварения кислоты и энзимы. По мере развития в этой смеси химических реакций она переходит в затемненную емкость в нижней части аппарата.

Программное обеспечение, управляющее процессами “пищевом тракте", позволяет установить основные параметры, возможные гормональные реакции, а также возраст человека, который мог бы обладать таким пищеварением.

Аппарат Уикхэма умеет воспроизводить физические элементы пищеварения, в частности, мышечные сокращения тракта, которые "размалывают" пищу и перемешают ее внутри системы.

Машина настолько реалистична, что, может моделировать такие явления, как рвота.

На проект было истрачено порядка $1.8 миллиона. Около десяти компаний пищевой промышленности уже выразили заинтересованность в использовании этого аппарата для тестирования "удобоваримости" своей продукции.

Кстати, интерес к новинке проявляют не только предприниматели, но и ученые. Так, одна исследовательская группа хочет с помощью аппарата узнать, что происходит в пищевом тракте, когда дети проглатывают что-нибудь несъедобное, например, частицы почвы. Разумеется, раньше такого рода эксперимент провести было нереально, но теперь у исследователей есть такая возможность.



Красными точками на этом снимке обозначены места падения метеоритов, произошедших за период с ноября 2005-го по ноябрь этого года

Как сообщил Бил Кук, руководитель программы NASA мониторинга столкновений космических объектов с Луной, метеориты падают на Луну намного чаще, чем астрономы полагали совсем недавно.

К этому выводу Кука подтолкнули последние наблюдения двух столкновений метеоритов с лунной поверхностью, случившихся две недели назад во время прохождения метеорного потока Леонидов.

Как утверждает Билл Кук, за время мониторинга, продолжающегося всего год, он вместе с коллегами пронаблюдал 11 или 12 столкновений. "Это примерно в четыре раза больше, чем было предсказано нашей компьютерной моделью", — добавил астроном.

Комментируя некоторые из этих данных, ученый сказал, что зафиксированные во время прохождения Леонидов вспышки были вызваны метеоритами размером 5–8 сантиметров. “Энергия их столкновения с лунной поверхностью составляла 0,3–0,6 гигаджоулей, — сказал Кук. — Проще говоря, это эквивалент 75-150 килограммов тротила".

Интересное сравнение: аппарат SMART-1, разбившийся о Луну, ударился с энергией в 150 килограммов тротилового эквивалента. То есть ее значение такое же, что и при столкновении всего двух крошечных метеоритов. Но это не удивительно: как пояснил Кук, метеориты летят со скоростью порядка 65 километров в секунду и поэтому обладают высокой энергией.

Эти данные заставляют специалистов NASA серьезно задуматься об очевидных проблемах освоения Луны. К примеру. необходимо разобраться, насколько безопасен выход астронавтов во время метеоритного потока, какой толщины должна быть зашита для лунных космических кораблей, мест проживания и так далее.

Кроме того, ученым еще предстоит выяснить почему частота наблюдений так сильно расходится с теорией.



Этот телефон может сесть только после долгой работы в темноте

Телефон, который никогда не потребует зарядки, представила на своей выставке японская компания NTT DoCoMo. Эта очень компактная модель-раскладушка была показана японскими инженерами вместе с другими перспективными разработками в области сотовой связи на выставке в Токио.

Верхняя крышка аппарата оборудована небольшой солнечной панелью, благодаря которой владелец такой трубки будет беспокоиться лишь о балансе на своем счете, но не об уровне зарядки аккумулятора — пока есть свет, телефон будет оставаться на связи.

Никаких подробностей о новинке не известно, так же, как не сообщаются сроки ее запуска в серию.

Тут надо заметить, что в мире уже давно продаются различные карманные солнечные батареи, предназначенные для зарядки сотовых телефонов, плееров и КПК (вот лишь один из давних примеров такой батареи, а вот — “зарядная куртка"]. Однако на этот раз перед нами телефон, который сам оборудован такой солнечной панелью и не нуждается в зарядном устройстве вообще.



Создан механический насос на основе клеток сердца

Насос работал при нормальной температуре тела (37 градусов), получая энергию из раствора питательных веществ

Ученые построили механический насос, приводимый в движение живыми сердечными клетками. Это маленькое чудо создали Такехико Китамори из университета Токио и его коллеги из японского министерства науки и техники.

Основа насоса — полая полимерная сфера диаметром 5 миллиметров, с подходящими к ней тефлоновыми капиллярами диаметром 0,4 миллиметра. Сфера была покрыта слоем культивированных клеток сердечной мышцы крысы, которые обеспечили пульсирующие сокращения полой камеры.

Для работы насоса не требуется никаких батарей, зато нужны питательные вещества для клеток. Во время испытаний насос проработал непрерывно 6 дней.

Правда, пока в него не добавлены клапаны, так что направленного передвижения жидкости не получалось. Однако в дальнейшем в этом устройстве появятся микроскопические клапаны.

Исследователи говорят, что такие крошечные насосы, наполовину механические, наполовину биологические, когда-нибудь смогут обеспечить передвижение жидкости в миниатюрных биочипах (биологических анализаторах) или небольших медицинских имплантатах, способных порциями выдавать человеку лекарства.



Установлен мировой рекорд эффективности солнечной батареи

Батареи с мультисоединением — светлая перспектива солнечной энергетики

Сенсацию принес пресс-релиз американского министерства энергетики: новая солнечная батарея, созданная компанией Boeing-Spectrolab, установила мировой рекорд по КПА преобразования солнечного света в электричество.

Теперь наибольший КПА солнечных фотоэлектрических батарей равен 40,7 %!

Напомним, что у самых распространенных солнечных батарей КПА составляет 13–22 %.

В новой солнечной батарее использован так называемый феномен мультизоны или гетеропереход — это несколько тончайших слоев различных полупроводников, способных захватывать фотоны разных длин волн, а при взаимодействии друг с другом перекрывать более широкий спектр излучения, чем обычные солнечные батареи.

Как сказано в релизе, "это крупное достижение может привести к фотоэлектрическим системам ценой всего $3 за ватт, которые будут производить энергию по стоимости 8-10 центов за киловатт-час, что сделает солнечное электричество более конкурентоспособным".



Черную дыру застали за поеданием звезды

Три основных периода в жизни. Так в представлении художника массивная черная дыра слопала звезду

Астрономы впервые наблюдали в ультрафиолетовом диапазоне, как черная дыра съела звезду — в реальном времени, от начала и до конца. Редкие данные удалось получить американскому спутнику Galaxy Evolution Explorer — CALEX.

Орбитальный ультрафиолетовый телескоп CALEX уловил сначала мощную вспышку, а потом — медленно спадающее ультрафиолетовое излучение, которое генерируется падающим на черную дыру веществом от разорванной силами гравитации звезды.

Ранее такие события ученые наблюдали в виде вспышек рентгена, причем считанные разы, а теперь — в виде ультрафиолетовой вспышки.

“События этого типа происходят очень редко, и, таким образом, мы получили возможность изучить весь процесс с начала и до конца", — пояснил Суви Гезари из Калифорнийского технологического института, ведущий автор работы.

"Это поможет нам оценить число черных дыр во Вселенной и лучше понять, как они кормятся и растут в своих галактиках-хозяевах", — добавил другой автор исследования, Кристофер Мартин, тоже из Калифорнийского технологического.

Тут нужно пояснить, что речь идет о супермассивной черной дыре, живущей в центре галактики. В данном случае — галактики, расположенной на расстоянии 4 миллиардов световых лет от нас, в созвездии Волопаса. Масса черной дыры, только что съевшей на обед звезду, оценивается в десятки миллионов масс Солнца.

Сейчас эта дыра делает последние "глотки", а первая вспышка, сигнализировавшая о начале обеда, произошла пару лет назад. По космическим меркам — только что.

За эти два года ученые собрали массу данных (например — спектр излучения) о процессе поглощения звезды черной дырой. "Яркость и температура излучения, кривая вспышки превосходно согласуются с теоретическими предсказаниями для приливного разрушения звезды и обеспечивают самое сильное эмпирическое свидетельство такого события на данный момент", — пишут авторы исследования.

Предположительно, в центре каждой типичной галактики есть огромная черная дыра. Такой объект находится и в центре Млечного пути. По расчетам астрономов, раз в 10 тысяч лет какая-нибудь звезда подходит к этой черной дыре настолько близко, что погибает, будучи разорванной и поглощенной массивным монстром.



Пересмотрена теория возникновения Аппалачей

Земля примерно 420 миллионов лет назад. Вверху: прежняя версия. Внизу: новая версия

Исследования крупного скального обнажения в Мексике — Акатлан — выявили, что этот комплекс сформировался на дне океана и что он гораздо моложе, чем полагали геологи ранее. "Это изменит взгляд геологов на Мексику", — говорит автор работы Аамиан Нанс (Damian Nance) из университета Огайо (Ohio University), добавляя, что это открытие также бросает вызов общепринятой теории возникновения Аппалачей.

Ранее ученые думали, что 420 миллионов лет назад Земля имела два главных континентальных массива, разделенных большим пространством океана Рея. На юге лежала Гондвана, суперконтинент, состоящий из будущих Южной Америки, Африки, Индии, Австралии и Антарктиды. На севере — Лавразия, составленная из будущих Северной Америки, Гренландии, Европы и частей Азии.

Согласно общепринятому мнению, комплекс Акатлан был когда-то частью Гондваны, но приблизительно 500 миллионов лет назад откололся от суперконтинента и, наряду с несколькими другими кусками земли, дрейфовал к северу. блокировав существовавший тогда между континентами океан Япетус. Акатлан столкнулся с Северной Америкой и создал (как бульдозер) складки Аппалачей.

Новый анализ Акатлана показал, что он когда-то располагался на дне другого океана — Реи, а не Япетуса, так что Аппалачи сформировались на 120 миллионов лет позже, чем думали ученые до сих пор.

По новому сценарию, Акатлан оставался частью Гондваны, и весь суперконтинент в целом врезался в Северную Америку. Благодаря этому сформировался новый суперконтинент — Пангея, которая позже (225–200 миллионов лет назад) раскололась на существующие ныне континенты.



Генетически модифицированный хлопок может решить проблему голода

Это растение, выращенное в чашке Петри, может стать родоначальником культуры, способной накормить миллионы людей

Неожиданное решение проблемы нехватки пищи в бедных странах предложил доктор Кирти Ратор из Техасской экспериментальной агрономической станции. Он создал съедобный хлопок, выключив в нем определенный ген.

Семена хлопчатника могли бы стать источником богатой белками пиши для 500 миллионов человек, если бы не одно препятствие — эти семена очень ядовиты. Они содержат соединение госсипол — клеточный, сосудистый и нервно-паралитический яд.

Это неприятное обстоятельство и сумели устранить Ратор и его коллеги, вырастив хлопок, в семенах которого уровень содержания госсипола был снижен до безопасного предела, позволяющего употреблять эти семена в пищу.

Интересно, что госсипол содержится во всех наземных частях хлопкового растения. Ратор подчеркнул: красота проекта состоит в том, что содержание госсипола было уменьшено только в семенах, где содержится много белка, но не в остальной части растения, где этот ядовитый состав служит защитой против насекомых и помогает хлопку противостоять болезням.

"Очень немногие знают, что на каждый фунт хлопкового волокна это растение производит 1,6 фунта семян, — говорит Ратор. — В мире производится 44 миллиона тонн семян хлопчатника ежегодно. А они содержат приблизительно 22 % белка, и это — очень высококачественный белок". Таким образом, получается, что хлопковая отрасль могла бы поставлять на стол человечеству примерно 10 миллионов тонн белка в год.

Несколько десятилетий назад ученые из Калифорнии и Техаса создали модификацию хлопка, вообще не содержащую госсипола. Но эти растения никого не заинтересовали — они оказались восхитительным лакомством для вредителей.

Хотя на дальнейшие испытания и развитие коммерческой версии нового типа хлопка потребуются годы, он может совершить настоящий прорыв в сельском хозяйстве.



Биологи создали настоящую пшеницу

Пшеница обеспечивает приблизительно 20 % всех калорий, потребляемых человечеством

Пшеница до "приручения" ее человеком содержала в своих зернах заметно больше питательных веществ. Такую пшеницу теперь можно вернуть на поля благодаря генетическому исследованию, проведенному Хорхе Аубковски из университета Калифорнии в Дэвисе и его коллегами из министерства агропромышленности США и университета Хайфы.

Аубковски идентифицировал ген, который контролирует содержание в зерне белка, цинка и железа. Ученый объясняет, что этот ген в процессе окультуривания пшеницы, увы. перестал функционировать. Однако его правильная, работающая версия, как установил исследователь, сохранилась в родственнике культурной пшеницы — дикой двузернянке или диком эммере.

Используя обычные методы размножения растений. Дубковски сумел перенести этот ген в культивируемые разновидности пшеницы и утверждает, что такую улучшенную пшеницу можно успешно выращивать.

По данным Всемирной организации здравоохранения, примерно 2 миллиарда человек испытывают дефицит цинка и железа в рационе, а свыше 160 миллионов детей в возрасте до 5 лет — недостаток в белковой пище.

Остроту и той, и другой проблемы могла бы снизить "содержательная" пшеница, выращиваемая либо в бедных странах, либо в развитых — специально для поставок в качестве гуманитарной помощи. При этом ведущий автор работы говорит, что новая пшеница, конечно, не решит проблему голода в мире, но является "шагом в правильном направлении".

Вкус новой пшеницы по сравнению с привычной нам не изменился, а вот содержание белков и микроэлементов в зерне выросло на 10–15 %. А поскольку в создании новой разновидности пшеницы использовалась не генная инженерия, а лишь скрещивание. Хорхе считает, что его детище скорее будет принято обществом.



Интеллектуальная поддержка:

 Национальный Аэрокосмический Университет им. Н.Е. Жуковского (ХАИ)


Ожидайте в следующих номерах журнала:

• Цена сверхвозможностни мозга.

• Танк Т-62.

• Тектоническое оружие.

• Бегство от умирающего Солнца.

• Петр I. Колосс Российской истории.

• А также наши постоянные рубрики «Морской каталог» и «Авиационный каталог».

* * *

На 1-й странице обложки: 50-и пушечный Леандер (Leander) в битве при Абукире.



На 2-й странице обложки: Истребитель Мираж IIICJ ВВС Израиля.



На 3-й странице обложки: Бомбардировщики ВВС РККА 1930–1938 г. г. Художник Поляков А.В.



На 4-й странице обложки: Бомбардировщик ДБ-А, СССР 1938 г. Художник Игнатий А.Ф.



Цветная вставка, 1 стр.: Ордена Российской империи.



Цветная вставка, 2–3 стр.: Линейный корабль “Royal Louis” (Франция). Художник Поляков А.В.



Цветная вставка, 4 стр.: Ордена Российской империи.

* * *

Журнал «Наука и техника» зарегистрирован Государственным Комитетом телевидения и радиовещания Украины (Св-во КВ № 10947 3.02.2006)

УЧРЕДИТЕЛЬ — Поляков А.В., издатель ООО “Беркут+”

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — Павленко С.Б.

Заместитель главного редактора — Барчук С.В.

Редакционная коллегия: Павленко С.Б., Поляков А.В., Кладов И.И., Барчук С.В., Мороз С.Г., Игнатьев Н.И.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

В журнале могут быть использованы материалы из сети Интернет.

Приглашаем к сотрудничеству авторов статей, распространителей, рекламодателей.

Редакция приносит извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте или в верстке журнала.


Журнал можно приобрести или оформить редакционную подписку, обратившись в редакцию.

Адрес редакции: г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 502. тел. (057)7177-540, 7177-542

Адрес электронной почты: samson@kharkov.ua. Адрес для писем: 61140, г. Харьков, а/я 206.

Адрес в сети Интернет: www.nauka-tehnika.com.ua

Формат 60x90-1/8. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. лист 9. Зак. № 462 Тир. 5200. Типография ООО «Беркут+». г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 501, т. (057)7-543-577, 7-177-541 «Наука и техника», 2006. № 7 с. 1–72

Примечания

1

16 апреля 1964 года Н.С.Хрущеву присвоено звание Героя Советского Союза «за исключительные заслуги в борьбе с гитлеровскими захватчиками».

(обратно)

2

После победы эпирского царя Пира над римлянами (474 г. до н. э.) тот, узнав о количестве своих потерь, в ужасе вскричал: «Еще одна такая победа — и мы погибли!»

(обратно)

Оглавление

  • Колонка главного редактора
  • НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА
  •     Новое чудо света восходит пальмой в Персидском заливе
  •   • ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ
  •     Мозг и сознание
  •     Клонофобия как главная опасность клонирования
  •   • ПРИРОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ
  •     Молния — карающая рука богов
  •   • ГЕРАЛЬДИКА И НУМИЗМАТИКА
  •     Ордена Российской империи
  •   • ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
  •     Бородинская битва — апофеоз славы русской армии или тактическая победа  Наполеона?
  •   • В МИРЕ ИНТЕРЕСНОГО
  •     Почему люди идут на Эверест? Потому, что он существует
  • ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ
  •     Летающие дредноуты ВВС Красной армии
  •   • КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ
  •     Абукир и Трафальгар
  •   • ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
  •     Истребитель "Мираж" III в Израиле
  • ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
  •     Дела "Восточные"
  • В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ
  • ПРЕСС-ЦЕНТР
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики