КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2006 № 06 (6) (fb2)


Настройки текста:



«НАУКА И ТЕХНИКА» Журнал для перспективной молодежи № 6 ноябрь 2006

Колонка главного редактора

Здравствуйте, дорогие читатели!

Появление нового номера журнала — всегда знаковое событие для редакции. Это как рождение ребенка — все пристально рассматривают «новорожденного» — красив ли, ладен ли, не подвела ли типография, не ошибся ли верстальщик и т. п. И как бывает горько, когда труд всей редакции перечеркивается одним-единственным разгильдяем… Но как же радостно видеть, если «дитя» удалось, да еще когда Ваши отзывы, дорогие наши читатели, подтверждают это. Поверьте, мы ОЧЕНЬ внимательно относимся к Вашим замечаниям, предложениям и пожеланиям относящимся к журналу. И без «обратной связи» мы, как редакция, просто не можем существовать! Вот, например, в прошлом номере появился познавательный кроссворд — хорошо ли, плохо ли? Нужен он в журнале, вписывается в лоно интересов наших читателей или нет — это только Вы сможете оценить. Поэтому — пишите, звоните, отправляйте электронные письма и голосуйте на сайте журнала — это все позволит сделать «НТ» лучше! Мы все еще ищем свое Лицо.

С удивлением столкнулись с фактами «языковой» оценки нашего журнала. Это когда распространители и оптовики начинают отказываться от распространения «НТ», несмотря на ранее достигнутые договоренности, только потому что журнал издается на русском языке. Поразительно было узнать, что руководители некоторых бизнес-медиа-структур «пишаються тим, що ïx dimu нерозумiють росiйську». Мы — вне политики. Но мы — коммерческое издание, которое вынуждено считать дебит-кредит, искать спонсоров и т. п. И издавать журнал на двух языках мы просто не можем по финансовым причинам. Если какая-нибудь украинофильская организация будет спонсировать украиноязычное издание «НТ», то со стороны редакции, поверьте, Вы не встретите никаких препонов. Наука и техника, по своему содержанию, интернациональны, а лучше — наднациональны.

С радостью сообщаем Вам, что «НТ» становится толще и красочнее. Если Вы заметили, то по сравнению с первым (майским) номером мы «набрали в весе» целых 8 страниц и планируем в ближайшем будущем разрастись до 96 страниц! Нас интересует Ваше мнение в таком пикантном, даже, можно сказать, интимном (в редакционном смысле) вопросе — сколько должен стоить такой 96-страничный журнал? По-честному! Ведь не хочется и отпугивать читателей завышенной ценой, но и «хорошее дешевым не бывает» — это мы тоже помним. А, может быть, и не стоит увеличивать страничность «НТ»? Такой вариант также вполне возможен… Одним словом — ждем Ваших оценок, пожеланий и, само собой, — конструктивной критики.

Ваш “НТ”

НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА

Turning Torso. "Закручивающееся туловище"



“Отец” Turning Torso Сантьяго Калатрава.


Постмодерн позволяет архитекторам вытворять со своими произведениями что угодно: создавать их огромными, гнуть, скручивать, выворачивать наизнанку, использовать необычные материалы, даже поселять в них людей. Правда, долгое время никто не пытался сделать это всё сразу. Любое постмодернистское произведение — как бы оригинально оно ни выглядело — всегда копирует известные или малоизвестные образцы искусства. Этот общепринятый искусствоведческий тезис почему-то часто вызывает обиду у многих современных художников. По крайней мере, немногие готовы сказать, что же их вдохновило.

А вот известный архитектор Сантьяго Калатрава (Santiago Calatrava) вряд ли обиделся бы на какие-нибудь сравнения. Одну из своих скульптур он назвал “Закручивающееся туловище” (Twisting Torso, 1991 год), признаваясь, что создал её под впечатлением движения поворачивающегося человеческого тела. Непосредственным источником вдохновения, наверняка, было что-то из античности.

Прошло несколько лет, и эта скульптура в одном каталоге случайно попалась на глаза Джонни Орбаку (Johnny Orback), руководителю компании HSB из шведского да Мальмо. Тогда ему пришла в голову идея построить здание в форме этой скульптуры. Вскоре он отправился в Цюрих, где предложил Калатраве свой безумный архитектурный проект.



“Закручивающееся туловище” Калатравы: набросок и сама скульптура



Для заливки фундамента потребовалось 850 грузовиков с бетоном! Процесс продолжался непрерывно трое суток…



Уже в процессе строительства творение Калатравы производило сильное впечатление



В изогнутом доме — изогнутые окна. Справа: В таком ракурсе дом немного напоминает скрученную газету, которой отгоняют мух.


Новую программу было решено назвать немного скромнее: “Поворачивающееся туловище” (Turning Torso) — жилое здание как-никак. Правда, составленное из набора блоков-призм, каждая из которых немного повёрнута относительно соседей.

В 2001 году началось строительство, но в проект были внесены некоторые изменения. Для того, чтобы плоскость верхней призмы была повёрнута относительно нижней на 90 градусов — так же, как и у скульптуры, пришлось сделать призмы пятигранными, а не четырёхгранными.

Центральная несущая конструкция сделана из железобетона. Внутри неё расположены лифты, лестницы, коммуникации. Также для большей устойчивости у здания есть каркас — но только он расположился не внутри, а снаружи.

Основа каркаса — стальная колонна, которая также обеспечивает прочность конструкции. Благодаря её применению удалось уменьшить амплитуду колебаний вершины при сильном ветре всего до 30 сантиметров.

Устойчивость фундамента обеспечивается, в первую очередь, за счёт того, что он углублён в землю на 18 метров, три из которых закреплены” в скальном основании.

Каждый из отсеков (их авторы и проектировщики по старой привычке, оставшейся от скульптуры, называют “кубами”) состоит из пяти этажей плюс промежуточный этаж под каждым из “кубов” — всего 54 этажа, которые составляют 190 метров головокружительной башни. Сейчас это второе по высоте жилое здание в Европе (оно уступает только комплексу “Триумф-Палас” в Москве).

Нижние два блока отведены под офисные помещения. В отсеках, находящихся выше — 147 жилых квартир. Верхние два этажа последнего “куба” отведены под роскошные конференц-залы. Turning Torso уже полюбился горожанам: для них он заменяет собой в городском ландшафте Мальмо прежнюю зрительную доминанту — Kockumskranen — огромный 138-метровый судостроительный кран на верфи, демонтированный в 2002 году.

Что касается инфраструктуры, то у этого дома, который, надо полагать, относится к классу элитного жилья, есть всё необходимое: от автостоянки до спортзала и прачечной; а в подвале есть даже винный погреб!

Ну, а если неожиданно нагрянувших гостей оказалось больше, чем можно было предполагать, то для них всегда найдутся гостевые комнаты, которые легко можно заказать заранее. Здание располагает автономными источниками энергии; это местная ветровая электростанция, расположенная поблизости в заливе, и солнечные батареи.

Turning Torso — универсальное и безупречное здание. И это особенно удивительно, если вспомнить, что всё начиналось со скульптуры, которую Калатрава когда-то сделал просто для забавы, экспериментируя с пластичными визуальными формами твёрдых материалов. А пока остаётся только догадываться, какой архитектурой он займётся, если вдруг надумает “поиграть”, например, с лентой Мёбиуса.



Вид становится ещё внушительнее, когда темнеет и включается внешняя светодиодная подсветка. Причём её цвет может варьироваться.



На вкус и цвет в вечернем Мальмо товарищи всегда найдутся!

• МЕТЕОРОЛОГИЯ

Зимнее и летнее время

Материал предоставлен Международной общественной организацией “Наука и техника”(www.n-t.org)

Виктор ЛАВРУС


Переход на летнее время осуществляется в последнее воскресенье марта (в 2006 году — 26 марта в 03:00 в Киеве и в 02:00 в Москве).

Переход на зимнее время осуществляется в последнее воскресенье октября (в 2006 году — 29 октября в 04:00 в Киеве и в 03:00 в Москве).

Человек стремится вставать с рассветом, чтобы максимально использовать световой день. Отсюда берет начало идея летнего и зимнего времени, по которому сейчас живут во многих странах мира. Совмещение времени бодрствования со светлыми часами суток позволяет экономить потребление электроэнергии: весной стрелки часов, идущих по поясному времени, переводят на час вперед, а осенью ставят опять по поясному времени.

Разделить всю Землю на часовые пояса по 15 градусов в каждом, а за нулевую линию взять Гринвичский меридиан — середину нулевого пояса — предложил Канадский инженер-связист С. Флеминг. Внутри пояса время принимается всюду одинаковым, а на границе переводят стрелки на час вперед или назад. В 1883 г. идею Флеминга приняло правительство США. А в 1884 году на международной конференции в Вашингтоне 26 стран подписали соглашение о часовых поясах и поясном времени. На конференции были и представители России. Новый счет времени не понравился по той же причине, по какой Россия упрямо держалась за версту и пуд: любое изменение представлялось «потрясением основ» и толчком к «народному брожению».

После Октябрьской революции, 8 февраля 1918 г., поясное деление было введено декретом Совета Народных Комиссаров «в целях установления однообразного со всем цивилизованным миром счета времени в течение суток, обусловливающего на всем земном шаре одни и те же показания часов в минутах и секундах и значительно упрощающего регистрацию взаимоотношений народов, общественных событий и большинства явлений природы во времени». Декретом правительства от 16 июня 1930 г. стрелки всех часов на территории Советского Союза были передвинуты на час вперед. Образовалось декретное время, введение которого позволило сэкономить электроэнергию. Срок действия декретного времени был установлен «впредь до отмены» (просуществовало до 1981 года). Постановлением Совета Министров 1 апреля 1981 года стрелки часов перевели еще на час вперед. Таким образом, летнее время оказалось уже на два часа впереди поясного. В течение десяти лет на зимний период стрелки часов отводились на час назад по сравнению с летним временем, а летом вновь возвращались на место. В марте 1991 года декретное время было отменено. Опережение на два часа вперед было упразднено. Мы перешли на систему отсчета летнее — зимнее время. Теперь зимой используется поясное время, а летом часы переводятся на 1 час вперед. Такова вкратце история изменений отсчета времени.



Изменение светлого и темного времени суток в течение года


Мы отсчитываем время по средним солнечным суткам, поделенным на часы, минуты и секунды. Т. е. по среднему арифметическому длительностей всех истинных солнечных суток за год (разница между длительностью истинных и средних суток достигает 15-ти минут из-за некруглой орбиты нашей планеты).

На рисунке показано изменение светлого и темного времени суток в течение года для широты 50° (широта Киева). Границей между светлым и темным временем принято считать начало или конец так называемых гражданских сумерек, то есть времени, когда Солнце опустилось за горизонт на 6°. По вечерам к этому моменту на улицах города следует включать освещение. На графике указано солнечное истинное время (истинное солнечное время начинается и заканчивается в полдень, т. е. когда светило проходит через меридиан и стоит максимально высоко).

Среднестатистический человек встает в 7 утра и ложится в 23 часа по местному времени. На графике время бодрствования такого человека отмечено двумя горизонтальными пунктирными линиями. Начиная с марта, он встает после рассвета. Переводя часы вперед, его заставляют вставать раньше (сплошные горизонтальные линии). Это оправдано тем, что он будет вставать в светлое время суток, и расходовать меньше электроэнергии на освещение.

Возвращение на зимнее время в октябре к экономии электроэнергии не приводит. Как оказалось, это делается исключительно для того, чтобы зимой люди не вставали много раньше восхода Солнца. Поэтому переход на зимнее время представляется неоправданным.

С точки зрения здравого смысла рационально вернуться к декретному времени, отказаться от ежегодного перевода часов и жить при неизменном отсчете, который будет отличаться на один час вперед в сравнении с поясным временем. Такой ритм жизни, с биологической точки зрения, наиболее благоприятен для человека.

От редакции. Остается добавить, что ранее (во времена СССР) на территории Украины, Белоруссии и Прибалтики действовало „московское” время. С приобретением независимости почти сразу было введено “украинское” время — стрелки часов были передвинуты на один час назад. Делалось это скорее по политическим мотивам (чтобы в Украине — да московское время?!), нежели по экономическим расчетам. Это привело к тому, что летом восход Солнца на востоке страны приходится на 3 часа (утра? ночи?), т. е. добрую четверть светового дня народ (в частности — бизнес), попросту говоря, “просыпает”! А заходит Солнце, даже в самые длинные июньские дни, в районе 21:00. Получается, как минимум, два-три часа в течение которых в домах зря “горит свет” Зимой же, соответственно, ночь наступает в четыре часа дня! К каким перерасходам электроэнергии это приводит — разъяснять нет необходимости… К слову, в Казахстане, в котором введены экономически обоснованные часовые пояса, утро зимой наступает в районе 8:00 (к началу занятий в школах), а летом ночь вступает в свои права в 10:30, когда большая часть работоспособного населения „отходит ко сну”. Может быть, правительству стоит обратить внимание на эту проблему и вернуться к “московскому” времени, экономя средства и топливо? И не обращать внимания на прогнозируемые вопли о “наступлении времени Москвы и попрании независимости Украины”.

Материал предоставлен Международной общественной организацией “Наука и техника”(www.n-t.org)

• ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ

Альтернатива антибиотикам

Антибиотикотерапия, десятилетиями используемая для лечения бактериальных заболеваний, порождает всемирное распространение и засилье антибиотикоустойчивых штаммов. На смену традиционным профилактическим и лечебным методам химического воздействия приходит фаготерапия — уничтожение вредоносных бактерий естественными средствами.

Спектр бактериальных заболеваний чрезвычайно разнообразен: от поражения кожи и слизистой оболочки кишечника до нервного паралича конечностей и головного мозга. Немногим более полувека назад антибиотики произвели революцию в медицине, превратив такие смертельные недуги, как туберкулез, в обыкновенное инфекционное заболевание, которое удается вылечить без проблем с помощью доступных и недорогих медицинских препаратов. Однако со временем бактерии под действием антибиотиков генетически изменяются, приобретают устойчивость к яду, и последующее химическое воздействие становится неэффективным.

Со времени первого упоминания о фагах прошло около ста лет. В 1896 г. Ханкин, изучая сильное антибактериальное действие вод индийских рек Ганга и Джумны, впервые описал агент, который легко проходит через запретные для бактерий мембранные фильтры и вызывает лизис (разрушение) микробов. В 1917 году французский бактериолог Феликс Д’Эрль из Института Пастера предложил для найденных агентов название «бактериофаги» — пожиратели бактерий. А в 1921 году Брайон и Мэйсон впервые описали успешный способ лечения кожных заболеваний с помощью стафилококкового бактериофага. Некоторое время фаги пытались использовать для лечения различных заболеваний, но с открытием в 40-е годы эффективных антибиотиков внимание исследователей и врачей полностью переключилось на химические препараты. Бактериофаги оставались невостребованными медициной вплоть до последнего времени, когда последствия применения антибиотиков полностью не изменили свойства заразной микрофлоры.



Строение бактериофага и болезнетворной клетки.



Взаимодействие бактериофага с болезнетворной клеткой.


И до сих пор основным средством лечения бактериальных заболеваний остаются химические препараты. В любой аптеке вам предложат широкий выбор существующих на настоящее время антибиотиков, а вот о бактериофагах подчас не знают даже фармацевты. Впрочем, ситуация быстро меняется, и ныне ведущие инфекционисты Запада, как, например, Элизабет Картер и Карл Мерил, прогнозируют, что в скором времени фаготерапия станет настоящим прорывом в борьбе с инфекциями. Налаживание производства фагов идет на Западе ускоренными темпами. Западные аналитики полагают, что через десять лет производство бактериофагов станет одной из лидирующих отраслей в фармацевтической промышленности.

Ныне установлено, что бактериофаги представляют собой разновидность вирусов — микроскопических неклеточных образований, состоящих из нуклеиновой кислоты (ДНК или РНК) и белковой оболочки, иногда содержащей липиды. Все вирусы видоспецифичны и способны размножаться только в живых клетках-хозяевах. Наряду с вирусами растений и животных существуют и вирусы бактерий. В отличие от антибиотиков, специфические бактериофаги способны оказывать действие на определенные патогенные микробы, не нарушая естественного баланса нормальной микрофлоры высшего организма. Их выборочное влияние обусловлено природой взаимодействия с бактериями: контактом белков-сенсоров фага с белками-рецепторами (или характерными липидами) клеточной стенки бактерии. Проникнув внутрь болезнетворной клетки, фаг переключает генетический механизм роста клетки на воспроизводство себе подобных фагов. Последние, вдоволь размножившись, разрывают оболочку клетки-хозяина и лавиной атакуют другие микробы. Весь процесс от начала атаки одиночных фагов до воспроизводства целого полчища из десятков тысяч новобранцев занимает около тридцати минут. Полное освобождение от паразитов в организме происходит за считанные часы. При этом, разрушая определенный вид бактерий до последнего представителя, фаги не атакуют и не разрушают другие виды, широко представленные в организме и выполняющие полезные функции.

Фаголизис — разрушение бактерий — происходит в пораженных бактериями тканях и органах и естественным образом, в ходе самостоятельного выздоровления. Но собственных сил организма (его иммунной системы) для того, чтобы справиться с болезнью, может не хватить. «Специализированных санитаров» привлекают не только для лечения, но и для профилактики опасных инфекций. Бактериофаги не токсичны, не имеют противопоказаний к применению, их можно использовать в сочетании с любыми другими лекарственными препаратами. Бактериофаги назначают беременным, кормящим матерям и детям любого возраста, включая недоношенных детей. Основным условием их успешного применения является проверка выделенной культуры на чувствительность к соответствующему фагу. Отмечена удивительная закономерность: в отличие от антибиотиков, чувствительность клинических штаммов микроорганизмов к бактериофагам стабильна и имеет тенденцию к росту, что можно объяснить обогащением лечебных препаратов новыми расами фагов.

В силу небольшой автономной генетической составляющей, фаги, как и другие внутриклеточные варионы (плазмиды, транспозоны), являются идеальным объектом для генетических манипуляций. Современные средства генной инженерии позволяют создавать фаги с новыми свойствами, чувствительные к таким мощным паразитам, как сап, чума, сибирская язва. С помощью фагов можно конструировать направленные изменения в геноме хозяйской ДНК.

Не последнее место в исследовании бактериофагов принадлежит и России, где уже выпускаются мази и кремы на основе бактериофагов для стоматологии и косметического ухода за кожей. Бактериофаги добавляют в йогурты и другие кисломолочные продукты. Своевременные инвестиции в производство медицинских препаратов на основе разработанных в России бактериофагов могли бы дать существенную фору российским производителям перед западными фармацевтическими компаниями.

Россия в последние годы находилась в стороне от бурных событий в фаготерапии, но, в отличие от многих стран, не забросила ее совсем. При помощи бактериофагов у нас успешно лечили многие инфекции, гнойно-воспалительные осложнения у онкологических больных, некоторые урологические заболевания.

«В свое время пенициллин и другие антибиотики вытеснили все другие методы борьбы с бактериями, но со временем выявились и слабости антибиотиков, — считает специалист по генетике бактериофагов Владимир Крылов, ведущий научный сотрудник ГНИИ генетики и селекции промышленных микроорганизмов. — Большинство природных бактериофагов очень специфичны: они поражают только определенный вид бактерий и довольно быстро могут вызвать у него устойчивость, поэтому надо постоянно искать новые штаммы. Сами фаговые смеси подбирают индивидуально для каждого пациента.»

Радужные надежды ученые связывают с генно-инженерными бактериофагами, которые менее специфичны, чем природные аналоги, и вводят в клетку гены, кодирующие много убивающих белков. Устойчивость к генно-инженерным фагам у бактерий развивается медленнее, чем к природным фагам, поэтому их не приходится так часто заменять.

Есть в фаготерапии и немало вопросов, на которые наука пока не может дать четкого ответа. В обычных условиях фаги не часто встречаются с человеком, а в условиях терапевтического применения в его организме могут оказаться миллиарды различных фаговых частиц. Как они будут взаимодействовать с клетками человека, с полезными для него микроорганизмами, наконец, друг с другом? Наверняка непросто. Но этих сложностей можно избежать, если использовать не живые фаги, а их действующие вещества, убивающие бактерии, — бактериоцины. Цинотерапия имеет и то преимущество, что активные вещества можно получать в очищенном виде. Первые генно-инженерные фаги для лечения распространенных инфекционных болезней, вероятно, появятся на рынке уже через 2…3 года.

• ПАЛЕОНТОЛОГИЯ И КРИПТОЗООЛОГИЯ

Вечная тайна динозавров

И. Лалаянц. Кандидат биологических наук



Они царствовали на Земле 160 миллионов лет. Для сравнения — история человека едва ли превышает 1 миллион лет. Они торжественно маршировали по нашей планете длительный промежуток времени даже по астрономическим понятиям. И исчезли практически мгновенно. Пришедших им на смену отделяло от этих монстров такая пропасть времени, которую трудно себе представить биологическому виду. Но вопрос о том, что стало истинной причиной исчезновения динозавров, будоражит умы не только публики, но и ученых, поскольку, как ни удивительно, разрешение этой загадки имеет самое непосредственное отношение к эволюции и происхождению млекопитающих, а значит, и к человеку.


Немного истории

В 1979 году французская исследовательница Адриен и Мейор, занимающаяся классическим фольклором и мифотворчеством, во время путешествия на греческий остров Самос впервые увидела знаменитое кладбище слонов. Так местные жители называют высохшее русло реки, где часто находят гигантские кости и черепа. Слоны для них — самые большие животные, поэтому и древние кости приписывали слонам. На другом острове, Лесбосе, местные крестьяне тоже постоянно выкапывали гигантские кости. Под влиянием этих находок в мифотворчестве самых разных народов появились драконы и гигантские чудища, а на вазах Коринфа — явно черепа динозавров. Адриенн Мейор описывает 23 места палеонтологических находок в современной Греции и Турции. Почему в восточном Средиземноморье? Да потому, что его постоянно “трясет” и раскалывает на части, в результате чего кости сами выходят на поверхность. Например, одиннадцать тысяч лет назад землетрясение прорвало Босфор, и в Черное море хлынула вода, затопив прибрежные села и города (археологи-подводники видят теперь их остатки на дне). А семнадцать тысяч лет назад мощное землетрясение оторвало от нынешней Турции остров Самос, где Мейор впервые натолкнулась на мифические (в прямом смысле этого слова) останки динозавров.

Римский император Август, сменивший Юлия Цезаря, был не чужд увлечения древностями и учредил первый самый настоящий палеонтологический музей. Для него в Вечном городе построили специальный дом, в котором хранились останки морских чудищ и вымерших гигантов, при этом часть экспонатов была доставлена из Греции. Древние хроники доносят до нас легенды, что огромные кости принадлежали героям и титанам, боровшимся безуспешно с самим Зевсом.

Рим пал от нахлынувшего потока вандалов, и через многие века европейской науке пришлось открывать динозавров заново.

В Средние века кости динозавров принимали за останки драконов, которые были повержены рыцарями. И лишь в XIX веке, когда зародилась современная наука, стало ясно, что нашу планету заселяли существа, о которых человек не имеет ни малейшего представления. Гигантские рептилии получили имя от двух греческих слов — “дейнос” (ужасный) и “заурос” (ящерица). После 160 млн. лет безраздельного господства динозавры исчезли с лица Земли 65 млн. лет назад. Исчезло 250 видов ящеров — травоядных и хищных, морских и наземных, весящих как 20 слонов и размером с кошку. По геологическим меркам это произошло мгновенно.

В трагическом и славном для России 1812 году французский зоолог Жорж Кювье, интересовавшийся сравнительной анатомией в большей степени, чем военными успехами Наполеона, опубликовал в Париже труд, в котором описал способы восстановления облика животного по сохранившимся частям скелета. “Человек, который достаточно опытен в законах органической структуры, может реконструировать целое животное по одной кости, принадлежавшей некогда этому животному”, - писал Кювье. Именно изучение останков вымерших животных и попытки реконструировать их облик натолкнули Кювье на мысль об обрушивающихся время от времени на биосферу Земли гигантских катастрофах, после которых она вынуждена развиваться чуть ли не с нуля. Так родился “катастрофам” — теория, в которой катастрофы играют роль движущей силы развития, эволюции (в переводе с латыни — “разворачивания”) жизни на нашей планете.

Известный английский палеонтолог Ричард Оуэн был более сдержан: “Палеонтология, как считается, способна по взаимозависимым частям вывести необходимое следствие”. Но эти слова сказаны им на закате жизни, а в 36-летнем возрасте, в 1841 году, Оуэн стал знаменитым после того, как прочитал в Плимуте на заседании Британской ассоциации науки доклад, посвященный древним костям, которые издревле находили на Британских островах. Именно в том докладе он дал описание игуанодона — “с зубами, как у игуаны” — и мегалозавра, которых позднее объединил вместе с другими ископаемыми ящерами в род Dinosauria — “ужасных ящеров”.

Кювье возражали сторонники градуализма, то есть постепенного изменения живых форм. Сначала выступил Жан-Батист Ламарк с оригинальной гипотезой о том, что движущей силой эволюции является стремление организмов к совершенствованию.

Но окончательный как тогда казалось — удар катастрофизму нанес Чарльз Дарвин, предложивший теорию естественного отбора и сделавший слово “эволюция” приемлемым и респектабельным в чопорной викторианской Англии. Удивительно, что взгляды Дарвина восприняли даже генетики, которые, по идее, должны были быть его первыми противниками: как можно конструировать эволюцию, не зная ничего о гене! Однако попытки создать спасительную синтетическую теорию, объединяющую скачкообразные изменения гена (мутации) и постепенность изменения живых форм, не увенчались успехом и по сей день. Вот почему проблема вымирания динозавров, которых Дарвин, кстати, “просмотрел”, остается животрепещущей для науки и сегодня.



Жан Батист Ламарк (1744–1829)



Оуэн Ричард (1804–1892)



Чарлз Роберт Дарвин (1809–1882)


Птеродактиль не курица, но гриппа боится

По одной из гипотез, зловещую роль убийцы динозавров приписывают покрытосеменным растениям, пришедшим на смену голосеменным. Растения, привлекая насекомых пыльцой, быстро размножались и завоевали всю планету. Папоротники, хвощи и плауны отступали. Динозаврам требовались сотни килограмм растительной пищи в день, и пожирали они все подчистую, но цветковые растения спаслись благодаря высокой репродуктивной способности. Рацион динозавров сделался скудным, что привело к вымиранию. К тому же цветковые растения, в отличие от голосеменных, содержат алкалоиды и никотин, которые динозавры поглощали в чудовищных количествах. Все равно что выкуривать 100 кило табака в день и запивать это 100 ящиками пива.

Версий о гибели самых крупных из когда-либо населявших нашу планету существ множество. Есть сторонники гипотез о том, что к катастрофе привело перемещение материков, таяние полярных шапок, землетрясения, неуловимость первых юрких млекопитающих, которые прожорливо уничтожали яйца динозавров и быстро убегали от преследования. В последнее время под влиянием птичьего гриппа родилась еще одна версия о том, что гигантских рептилий, некоторые из которых сносно, лучше курицы, летали, погубил вирус наподобие птичьего гриппа.



Птерозавр



Птеродактиль


Внеземной иридий в толщах земли

Четверть века тому назад в составе геологической экспедиции, проводившей исследования в ущелье близ итальянского городка Губбио, что в 150 км к северу от Рима, работал американский исследователь Уолтер Альварес. Коллеги подтрунивали над молодым геологом, который не захотел пойти по стопам своего знаменитого отца Луиса Альвареса, нобелевского лауреата 1968 года по физике.

Как-то Уолтер разговорился с палеонтологом Изабеллой Сильва из Миланского университета, которой не давала покоя тонкая прослойка глины, резко выделявшаяся на фоне мощных известняковых отложений ущелья. В этом глиняном слое толщиной всего 1 см совсем не было останков микроскопических живых существ — фораминифер, в изобилии присутствовавших в нижнем известняковом слое. Выше глиняной прослойки следы жизни снова появлялись, но прежнее биологическое разнообразие свелось к одному-двум видам. Было очевидно, что слой глины залегает как раз точно на границе между последним меловым периодом мезозойской эры и началом эры кайнозоя — знаменитая граница К/Т (критский (меловой)/третичный). А это как раз граница вымирания динозавров, а вместе с ними и двух третей существовавших в те времена видов животного и растительного мира!



Амониты



Тектиты


Различные методы датировки дают для границы К/Т близкие результаты — примерно 65 млн. лет назад. Но как долго продолжался период вымирания? Какому промежутку времени соответствует сантиметровый слой глины? Чтобы выяснить это, Уолтер Альварес отвез образцы пород с глиняной прослойкой в Калифорнию, в университет Беркли, и исследовал их методом нейтронного активационного анализа. Метод основан на обстреле атомов потоком нейтронов. При захвате нейтрона ядром возникает короткоживущий изотоп, который при распаде выделяет присущую только данному элементу энергию. Оказалось, что в глине из Губбио концентрация иридия повышена в 30 раз по сравнению с соседними слоями известняка. Иридий, химический элемент платиновой группы, довольно редко встречается в земной коре (менее одной части на миллиард частей), но богато представлен в метеоритах, особенно в углистых хондритах, где его содержание в сотни, а то и в тысячи раз выше.

В 1980 году отец и сын Альваресы опубликовали в журнале “Science” статью, в которой выдвинули предположение о падении астероида как причине иридиевой аномалии. Расчеты, проведенные Луисом Альваресом, показали, что на поверхности планеты отложилось 500 млрд. тонн внеземного вещества с высоким содержанием иридия. Диаметр такого тела не меньше 10 км, а энергия, выделившаяся при падении, — порядка 110 мегатонн, что в 10 тысяч раз больше накопленного землянами ядерного потенциала. Было сделано предположение, что древние рептилии вымерли в результате ударной, или шоковой, зимы, которая сродни ядерной.



Примерно так может выглядеть столкновение Земли с другим небесным телом.


Палеонтологи, естественно, обрушились на геолога и физика, которые осмелились разгадать загадку, мучившую не одно поколение уважаемых специалистов. Однако вскоре оказалось, что глинистый слой с избытком иридия существует не только в Губбио, но и в местечке Стевенс-Клинт в Дании, а также в других уголках планеты. Иридиевые аномалии обнаружены и в отложениях, которые относятся к геологическим границам, принадлежащим другим периодам массового вымирания.

Да, рассматриваемое массовое вымирание динозавров — это далеко не единственное массовое вымирание в истории планеты. Такие события происходили 200, 245, 360 и 420 млн. лет назад. Причем вымирание 245 млн лет назад было самым беспощадным — из жизни ушло 96 % существ, населявших планету.

В середине 1980-х годов Э. Андерс из Чикагского университета обнаружил удивительное совпадение распределения углеродных частиц в геологических отложениях Дании и Испании, а также Новой Зеландии: на границе К/Т концентрация частиц возрастает в 10 тысяч раз! Это ли не свидетельство вселенского пожара, возникшего в результате удара небесного тела и выделения огромной энергии? Он также подсчитал, что удар метеорита должен был привести к образованию воронки-кратера диаметром не менее 100 км.

Температура и давление, возникшие в результате взрыва, вероятно, были настолько велики, что привели к образованию на границе К/Т мельчайших алмазиков размером от 3 до 5 нанометров (напомним, что 1 нм равен 10-9 м). Такие алмазы часто находят в так называемых углистых хондритах, прилетающих к нам из космоса. Алмазики, естественно, отсутствует выше и ниже границы К/Т. Они настолько мелкие, что их приходится выискивать с помощью рентгеновских лучей.

Довольно неожиданное подтверждение метеоритной гипотезы нашлось в Испании. Там, в Бискайском заливе, на границе с Францией, белые известняковые утесы достигают высоты 200 м. Американский исследователь Питер Уорд занимался отнюдь не динозаврами, а аммонитами, названными в честь бога Аммона, символом которого была голова барана со спирально закрученными рогами (у аммонитов спирально закручены раковины диаметром от сантиметра до метра). Вблизи границы К/Т в отложениях известняка были обнаружены “кладбища” моллюсков: с лица Земли, вернее, со дна океана одновременно и очень быстро исчезли 22 вида аммонитов, обитавших в те далекие времена в водах нынешнего Атлантического океана.

В подтверждение теории отца и сына Альваресов внесли свой вклад и французские ученые, изучившие тектиты-микросферы, образовавшиеся под действием тектонических сил удара метеорита, — из гаитянского местечка Белок. Шарики диаметром 1–8 мм находят здесь в изобилии в слое вблизи границы К/Т. Внутри тектиты черного цвета, а сверху покрыты желтым слоем кальцитного стекла, содержащего до трети оксида кальция. Такая “накрутка” могла произойти в случае испарения расплавленных карбонатов (известняка), из которых образованы острова в океане. Напомним, что тот же мел представляет собой мириады мельчайших карбонатных панцирей морских организмов, некогда живших на Земле.

Датировка, основанная на соотношении изотопов серы и стронция, дала те же 65 миллиардов лет. Лабораторное моделирование в муфельных печах помогло оценить температуру образования гаитянского кальцитного стекла: 1300 °C. Характер образования двухслойного стекла позволил также утверждать, что падение метеорита произошло в радиусе 200 км от Гаити. Высокие температуры привели к испарению больших количеств серы и стронция.



Фуллерен


Все эти данные получены в начале 90-х годов. Но вот недавно новыми свидетелями метеоритных ударов стали фуллерены, наносферические частицы, составленные из нескольких десятков атомов углерода (наиболее известный фуллерен С60 состоит из 60 атомов). Оказалось, что фуллерены способны удерживать внутри углеродной оболочки атомы инертных газов, в частности гелия, а изотопный состав гелия свидетельствует о его внеземном происхождении (повышенное содержание 3Не). Внеземные фуллерены и метаморфизированные железоникелевые микрочастицы с кремниевыми вкраплениями выявлены в Западной Австралии, в местечке Пилбара у города Перт, а также в зеленом поясе Южной Африки — Барбертоне.


Окаменевшие растения — свидетели катастрофы

Американские геологи, изучившие мезозойское озеро в штате Вайоминг, который славится богатыми “запасами” костей динозавров, проанализировали состояние ископаемых растений и пришли к выводу, что метеоритный удар пришелся на весенне-летние месяцы. У растений, когда-то росших в пруду, листья пожухли и претерпели структурную деформацию поверхностной кутикулы, как если бы наступили неожиданные заморозки. Выше границы К/Т было обнаружено большое количество спор папоротников. Это свидетельствует о вымирании более высокоорганизованных растений. Кроме того, папоротники — индикатор известного экологического процесса “суксцессии”, то есть нового заселения. Подобное ученые наблюдали на атолле Бикини после испытаний там водородной бомбы.

Д. Бирлинг из Шеффилдского университета (Великобритания) и его американские коллеги, исследуя листья ископаемых растений, подошли к границе К/Т с совершенно неожиданной стороны, а именно… количества устьиц. Устьица представляют собой отверстия в ткани листа, через которые тот поглощает необходимый для фотосинтеза диоксид углерода. Естественно, что, чем углекислого газа больше, тем меньше устьиц требуется листу на единицу площади. Подсчет показал, что до границы К/Т парциальное давление углекислого газа составляло 0,035-0,05 % по объему, а затем за какие-то 10 тысяч лет, что в геологическом и палеонтологическом смысле представляет собой “мгновение”, возросло до 0,23 %! Такое резкое возрастание СО, в атмосфере могло произойти только в результате выброса огромного количества углерода — по оценкам, около 4600 гигатонн. Вероятно, этот углерод был выброшен из карбонатов литосферы — попросту говоря, из осадочных известняковых пород, испарившихся после страшного удара. Ученые также подсчитали* что земная поверхность после удара повысила свою температуру на целых 7,5 °C.



Кто после этого может выжить?


Свистят они, как пули у виска

14 июня 2002 года мимо Земли, между нашей планетой и Луной, буквально “просвистел” некий болид ПТ7, который увидели по задним “габаритным огням*’ — отсвету падающих солнечных лучей — лишь через два или три дня. Крупный метеорит упал в Иркутской области в конце сентября 2002 года. Можно вспомнить многочисленные кратеры, разбросанные по разным частям света, и Тунгусский метеорит.

За последние 3,5 млрд лет четыре огромных болида бомбардировали Землю. Выбросы из кратеров распределялись по всей поверхности планеты, а сгенерированные цунами многократно обходили Землю. Так что иридиевая аномалия, возникшая в результате последнего удара, не является уникальной. Просто раньше в распоряжении ученых не было таких чувствительных методов определения различных отклонений от фона, которые к тому же за миллиарды лет успели сгладиться.

И все же в столь неожиданную причину исчезновения динозавров было трудно поверить. Без дымящегося дула в “преступление” не верилось, хотя на него и указывало множество косвенных улик и данных экспертиз. В далекие 1960-е специалисты мексиканской нефтяной компании “Пемекс” в ходе геологоразведочных работ заподозрили наличие гигантского кратера диаметром порядка 200 км на самом севере полуострова Юкатан, вдающегося в Мексиканский залив. Кратер получил название “Чиксулуб” по имени местечка на берегу залива. В 1981 году геофизики Глен Пенфилд и Антонио Кармарго определили параметры кратера. Еще через 10 лет журнал “Science” в номере от 23 ноября 1990 года указал на Чиксулуб как на наиболее вероятное место удара небесного тела, который привел к гибели динозавров.



Кратер Чискулуб. Обработанное компьютером фото из космоса.


Данные геофизиков свидетельствовали о наличии гигантской подземной чаши глубиной 1 км и диаметром 60 км. Дно кратера было усеяно брекчиями (от англ. “брейк” — ломать, крушить) и стеклом ударного происхождения. Над остекленевшими породами лежали осадочные известняковые породы третичного периода, то есть уже “нашего” кайнозоя.

Но откуда осадки явно морского отложения? Дело в том, что метеорит упал на материковый шельф, то есть в море. И лишь затем море отступило в результате подъема берега из-за “наползания” Южной Америки на Северную. А в меловом периоде глубина моря в районе кратера составляла 200–300 м.

Интерес к Чиксулубу вновь резко повысился в начале 2002 года, когда были опубликованы данные, полученные при глубоком бурении периферии кратера. Бурение началось в декабре 2001 года и проходило под руководством Филиппе Клаеса из Свободного университета в Брюсселе. В распоряжении науки оказался керн диаметром 7,6 см и длиной 1112 м.

Изучение керна показало, что первой жизнью после удара были папоротники. Расплавленные породы подтвердили датировку в 65 млн. с точностью до 100 тысяч лет. Диаметр кратера составляет 170 км, а толщина осадочных пород, обогащенных железом, — 1,1 км. Железо “выплавилось” под действием повышенной температуры после удара. Ударная волна привела к образованию кварца с явно ударными трещинами.

Расчеты показали, что одновременно в атмосферу было поднято 200 тысяч км3 пород. Испарение известняка привело к выбросу гигантских количеств СО, и появлению парникового эффекта. Сернокислый кальций “выдал на-гора” миллионы тонн серного ангидрида и сульфатного аэрозоля, что резко уменьшило количество проходящих солнечных лучей. Результатом стали первоначальное похолодание и последующие кислотные дожди. Теперь весь “сценарий” в распоряжении ученых представлен в качестве конкретных прямых доказательств.

Приятно получить через 10 лет подтверждение того, о чем писал как о гипотезе и догадках. А в 2002 году специалисты британской нефтехимической компании “Бритиш петролеум” с помощью геофизического сканирования обнаружили новый кратер, названный “Силверпит” — “Серебряная чаша”. Кратер был открыт довольно случайно, когда компания попросила Фила Аллена посмотреть геофизические данные дна Северного моря, полученные при поисках подводных месторождений газа.

Кратер расположен в 140 км к юго-востоку от Ньюкасла, имеет диаметр 3 км и глубину 300 м. Он мог быть образован при падении астероида диаметром 200–500 м и имеет возраст 65 млн. лет. Вполне возможно, что это “осколок” большого небесного тела, ударившего в Чиксулуб. Воронка кратера представляет собой несколько концентрических окружностей, а в центре заполнена “обратным” выбросом пород, что очень характерно для места удара того же артиллерийского снаряда.

Итак, гипотеза о катастрофическом вымирании динозавров вроде бы документально подтверждена, хотя я уверен, что грядут новые научные открытия, стимулированные последними достижениями. К примеру, недавнее открытие в Китае удивительного пушистого грызуна, который жил с динозаврами дольше, чем млекопитающие без них, рисует нам несколько иную картину смены “господствующих классов” животного мира.



Кратер в Аризоне. Космические шрамы Земли.


Слабость этих монстров в их силе

Для палеонтологов нерешенным остается важнейший эволюционный вопрос: почему динозавры развивались в сторону гигантизма и почему они, добившись столь явных успехов, столь безропотно вымерли? Да, крупные размеры популяции дают преимущества перед врагами, однако в эволюции динозавров тенденция привела к явным излишествам. Вероятно, сыграли свою роль устойчивая температура и обилие растительного корма. Межвидовая и внутривидовая конкуренция и естественный отбор привели к порочному кругу, ведущему к гигантизму.

В прежние эпохи ящеры переживали гораздо более значительные смены условий и были способны адаптироваться к ударам судьбы. Но излишняя специализация и чудовищные размеры сделали их беззащитными к экологическим сдвигам такого масштаба.

У динозавров мозг был с детский кулачок, и вряд ли их можно заподозрить в великой прозорливости, которая позволила начать готовиться к падению метеорита за десятки миллионов лет до этого события. Как говорит директор Палеонтологического института РАН Алексей Розанов, к концу мелового периода динозавры настолько ослабели, что стояли на грани вымирания по естественным филогенетическим причинам. Из нескольких сотен родов, украшавших земные ландшафты, к моменту падения метеорита осталось всего несколько — динозавры, как дистрофики, таяли прямо на глазах.

История динозавров подтверждает суровые законы эволюции, которая не знает исключений ни для кого. Все, что развивается, когда-нибудь начнет деградировать. Вслед за расцветом наступает увядание. Сила динозавров стала их слабостью. Впервые в природе появились суперхищники, у которых не было конкурентов. Динозавры в мезозойскую эру подавили прочие виды, намного превзошли всех в размерах.

Но они не могли охотиться на мелких млекопитающих, всяких опоссумов и мышей.

В итоге динозавры оказались замкнутыми сами на себя — такие системы в биоценозе оказываются слабыми, неустойчивыми. Диктатура динозавров стала их могилой, — они не научились бороться за жизнь, приспосабливаться. Тот факт, что динозавры строем ушли с планеты, как считает директор Палеонтологического института РАН Алексей Розанов, экстравагантная гипотеза космической катастрофы служит всего лишь красивой и романтической ширмой естественному вымиранию вида, зашедшему в своем гигантизме в эволюционный тупик, потерявшему способность адаптироваться к изменяющимся условиям обитания.

Какие животные сейчас идут путем динозавров, кто на краю вымирания? Это те виды, которые занесены в Красную книгу и в зоопарках пользуются самой большой любовью: львы, слоны, тигры, носороги, жирафы. Их беда в том, что на эволюционной лестнице они дошли до гиперспециализации. Универсалам вроде пиявок, мышей и комаров, как в мезозойскую эру, никакие коллизии не страшны.

В любом случае катастрофа, приведшая к окончательному вымиранию динозавров, высвободила ресурсы плацентарных млекопитающих, которые пережили краткую “ударную зиму” в глубокой спячке. Выжили и сумчатые Австралии. Этот континент, “мигрировавший” от Антарктиды, был далеко от Чиксулуба и Силверпита, поэтому катастрофа затронула его флору и фауну меньше.

После вымирания динозавров млекопитающие получили эволюционный простор для генерации видов и родов. Вполне возможно, что рассмотрение космических катаклизмов поможет нам лучше и глубже понять те факторы, которые привели к возникновению человека. Так что решение проблемы исчезновения динозавров имеет к человеку самое непосредственное отношение. Не мешает задуматься и о том, как хрупко экологическое равновесие. Нарушить его может не только прилетевшее издалека небесное тело, но и наше неразумное поведение, которое проявляется в бездумном сжигании органики, что ведет к парниковому эффекту и глобальному потеплению. Грозит ли вымирание человеку? Он похож на динозавра — все подмял, все в кулаке. Человек — новый суперхищник. По многим расчетам антропогенное давление на биосферу, геосферу, гидросферу достигло критического уровня. У человека по сравнению с прежними властителями планеты есть преимущество в виде разума. Однако не известно, сумеет ли человек распорядиться им с толком.



Хозяева Земли на протяжении 150 млн. лет



Человек пришел на Землю спустя 50 млн. лет после таинственного ухода этих исполинов.


От редакции. Найденный в конце прошлого века прекрасно сохранившийся отпечаток человеческих ног среди отпечатков лап стада динозавров вызвало шок в научном мире. Эту научную находку пока стараются не комментировать, или комментировать очень осторожно, — иначе с таким трудом сколоченная теория кометно-астероидной катастрофы рухнет в одночасье. Так, может быть, причиной «удаления» динозавров с поля стало элементарное браконьерство? Или библейский Потоп? Когда-нибудь узнаем.

• ПРИРОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Загадка песков

Гилес Райт (Giles Wright)


Дюны Большого Песчаного Моря стоят подобно горам под яростным напором могучего горячего ветра Хамсина, продувающего Египетскую Сахару. Они окутаны легендами: здесь под песками погребены древние армии, а баснословные сокровища потерянных городов еще ждут своих открывателей.

Но в 1930 г. эти мифы оказались под угрозой. Пришли исследователи со своими верблюдами, машинами, непрочными бипланами и исколесили пузырящиеся пески вдоль и поперек в поисках легендарного оазиса с названием Зерзура. Они так и не нашли Зерзуру, зато Патрик Клейтон, инспектор Египетского Геологического Обозрения, натолкнулся на нечто почти столь же фантастическое.

В декабре 1932 г., когда Клейтон трясся на своей машине вдоль дюн по направлению к высоким обветренным красным скалам плато Саада, он почувствовал, что под колесами машины захрустели стекла. Это было невероятно чистое, желто-зеленое стекло, которое сверкало на ярком солнце как бриллиант. В течение последующих нескольких лет он возвращался с экспедициями, чтобы собрать образцы этого странного материала. В память о своем последнем визите в 1934 г. он нацарапал несколько строк простенького сообщения, вложил его в пустую бутылку и оставил среди стекла.

Почти полвека спустя итальянский исследователь и археолог Джанкарло Негро набрел на бутылку Клейтона, когда выбирал свой путь через ту же местность. “Было забавно увидеть бутылку из-под виски, полную песка, с торчащей из нее запиской" — вспоминает он. Экспедиция Негро 1985 г. была первой из серии экспедиций, организованных интернациональными командами ученых с целью раскрыть тайны этой местности.

Картина, которая стала складываться с тех пор — и удивительна, и таинственна. Эти сверкающие осколки представляют собой чистейшее силикатное стекло, когда-либо найденное человеком. По-видимому, более 1400 тонн этого материала рассеяно по огромной площади пустыни. Некоторые обломки содержат маленькие пузырьки, соломинки белых вкраплений и клубящиеся узоры черного цвета. Все это указывает на их бурное происхождение. Откуда на Земле взялось это стекло?



Красным кружком отмечено местоположение россыпей стекла пустыни


Маленькие кусочки силикатного стекла довольно часто встречаются в природе. Когда вулканическая лава быстро охлаждается — например, раскаленная докрасна магма вливается в море, — молекулы силиката застывают случайным образом, образуя аморфную массу, которая напоминает битое стекло. Но такое вещество содержит самое большее 75 процентов аморфного силиката. Стекло пустыни совершенно другое: “Это самое чистое природное стекло в мире,” — говорит Виченце Де Мигеле, хранитель минералов в Миланском музее Естественной Истории, — “с содержанием силиката до 98 процентов.”

Эта чистота дает пустынному стеклу некоторые замечательные свойства. Геохимик Петер Хорн из Мюнхенского Университета обнаружил, что можно нагреть этот минерал до 1700 °C, прежде чем он начнет плавиться. Это на 500 °C больше, чем для других природных стекол. “Можно изготовить из стекла пустыни прекрасные жаровни", — говорит Хорн: “Его можно бросать в холодную воду, даже когда оно раскалено докрасна, и оно не треснет. Оно почти такое же хорошее, как наилучшие высокотехнологичные стекла."

Прогуляйтесь по пустыне, — и вам будут попадаться большие куски стекла. Некоторые из них больше, чем шары для игры в кегли и весят до 26 килограммов. По сравнению с ними образцы природного стекла, найденные в других местах — просто карлики. По местности также разбросаны кучи острых осколков стекла — отходы доисторических мастерских, встречаются и древние стеклянные орудия, такие как ножи и топорики — свидетельство раннего интереса к силикатному стеклу.

Геологи нафантазировали несколько весьма странных теорий для объяснения происхождения этого замечательного вещества. Например, Ульрих Джакс, геолог из Кельнского Университета в Германии, предположил, что силикатное стекло могло образоваться на дне теплого вулканического озера. В течение миллионов лет вода, сочившаяся через горячие подземные каналы около вулкана, могла вымывать силикат из окружающих скалистых пород. Когда эта теплая богатая силикатом вода собралась в озерах и остыла, чистое силикатное стекло начало выпадать в осадок.


Внеземные ключи к разгадке

Человек, которого не убедила теория Джакса — это Роберт Рочия из лаборатории окружающей среды во французском национальном агенстве научных исследовании в Гив-Сур-Иветте. В 1996 г. он и его коллеги из полдюжины других французских лабораторий изучили молекулярную структуру пустынного стекла с использованием инфракрасной спектроскопии. Они искали следы ионов гидроксида, которые обычно находят в аморфном силикате, образовавшемся при низких температурах. Но в пустынном стекле их не обнаружили.

Кроме того, по датировке геологов пустынному стеклу 28.5 миллионов лет. Тогда как высохшие остатки древних озер, которые Джакс нашел около “стеклянной” местности, оказались гораздо моложе — им было всего лишь 9000 лет.

Если не вулканические озера, то как насчет раскаленной докрасна лавы из доисторических вулканов? В этом районе по крайней мере два древних вулканических кратера, — говорит Рочия, — но они на расстоянии сотен километров от места, где встречается стекло, возможно, слишком далеко для того, чтобы играть какую-либо роль. Кроме того Хорн и Кристиан Кеберл, геохимик из Венского Университета, идентифицировали белые вкрапления в стекле как минералы кристобалит и бадделеит, которые формируются при температурах гораздо выше той, что имеется в вулканической лаве.

Наилучший ключ к разгадке происхождения стекла связан с клубящимися черными знаками, которые напоминают чернильные капли и наблюдаются в некоторых образцах пустынного стекла. Рочия бомбардировал эти образцы нейтронами, чтобы вызвать гамма-излучение элементов, находящихся внутри. Энергия этих гамма-лучей позволяет отождествить элементы, которые содержатся в стекле даже в очень маленьких количествах. Они сделали интригующее открытие: “черные образцы очень богаты иридием," — говорит Рочия. Высокий уровень иридия характерен для внеземных тел, таких как метеориты и кометы. Пропорции обилий других элементов, таких как рутений, кобальт и железо, тоже указывают на внеземное происхождение. Единственное объяснение, — говорит Рочия, — состоит в том, что стекло образовалось, когда з пустыне упал метеорит.

Это предположение весьма разумно. Местные Нубийские пески богаты силикатами, и если бы вы захотели расплавить тысячи тон этого материала, нет способа лучше, чем использовать большой метеорит, который мчится со скоростью несколько километров в секунду. Ударься он в Землю, — и чудовищный взрыв испарит огромную область в пустыне, расплавит скалы, песок и легко нагреет их до достаточно высоких температур, при которых образуются минералы типа бадделеита. Когда расплавленная порода остынет, он превратится в чистое стекло желто-зеленого цвета.


Стройная теория, но тоже не без проблем: искусственные спутники

Лэндсат и Дискавери не обнаружили никаких следов ударного кратера в нужном районе. Место было исследовано и спутником НАСА, имеющим специальный радар, и аналогичным спутником Европейского Космического Агенства. На этот раз микроволны проникали под поверхности песка. Эти поиски тоже ни к чему не привели, — говорит Фэроук Ел-Баз, глава центра дальнего обнаружения в Бостонском Университете.

Имеется и другая проблема. Пустынное стекло слишком чисто и прозрачно для того, чтобы быть результатом монументального удара. Стекло, которое находят около мест соударений с метеоритами, таких как Вабар в Саудовской Аравии, почернелое и разбито вдребезги из-за огромных напряжений и температур, сопровождающих гиперзвуковой удар. Такие фрагменты часто включены в матрице оплавленной и расколотой горной породы, которая называется брекчия. Кроме того, места метеоритных ударов обычно посыпаны маленькими железными фрагментами метеорита. Большое Песчаное Море, однако, на удивление чисто от подобных обломков. “На Земле мы имеем изобилие ударных кратеров” — говорит Кеберл, — “но такое стекло встречается только в одном месте на всей земле. Почему оно образовалось здесь и нигде больше?”

Де Мигеле и Романо Серра, астрофизики из Университета Болоньи, думают, что они знают ответ. Во время их экспедиции в 1996 г. Серра и Де Мигеле подробно исследовали местность и обнаружили, что стекло сконцентрировано в двух районах: один из них имеет овальную форму, а второй представляет собой кольцо с поперечником 21 километр и шириной около 6 километров. Область центра кольца свободна от стекла, — говорит Де Мигеле. Так как геологические процессы не могли бы создать такую мелкую структуру, Де Мигеле и Серра придерживаются другой теории.


Мягкий удар

Представим себе, что метеорит хондритного типа — хрупкий ком из камня и органического материала размером примерно с дом — вторгается в атмосферу с энергией десяти тысяч курьерских поездов. Трение и возникающая ударная волна сжимает и нагревает атмосферный воздух. В результате хрупкий метеорит разлетается вдребезги в воздухе. Тепло от этого взрыва прожарит нижележащие горные породы и песок. Ученые назвали такой гигантский взрыв “мягким” ударом, и большинство верит, что нечто подобное произошло в сибирской тайге в 1908 году, когда Тунгусский метеорит повалил лес на огромной территории.

Мягкий удар как раз может объяснить, почему центр кольца в пустыне свободен от стекла: “Участок земли мог упруго прогнуться под действием ударной волны и после выпрямления оставить кольцо и центральный пик, который впоследствии подвергся эрозии," — говорит Де Мигеле. По вычислениям Серры метеорит взорвался на высоте 10–12 километров.

Де Мигеле особенно впечатляет размер стеклянных обломков: “Это указывает на толстый слой стекла и, следовательно, на огромное количество тепла,” — говорит он. — “Расплавленный силикат очень вязкий. Тем не менее полоски в некоторых образцах указывают, что расплавленная масса текла как река.”

Согласно Марку Бослоу из национальной лаборатории Сандиа в Нью-Мексико, метеорит с поперечником 30 метров может вызвать взрыв, сравнимый со взрывом трехмегатонной водородной бомбы, и выделить достаточное количество тепловой энергии, чтобы расплавить тысячи тонн песка.

А когда этот метеорит попадает в атмосферу, струи воздуха выбрасываются в околоземное пространство подобно брызгам от падения скалы в воду. Когда этот выброс возвращается обратно, его кинетическая энергия согревает воздух до температуры выше 2000 °C, — говорит Бослоу. При такой температуре горячий воздух излучает инфракрасные лучи, и нижележащий песок в пустыне плавится как сахар под газовой горелкой.

Серра верит, что такое термическое одеяло могло сохранить кипящее при тысячах градусов стекло более недели.

Не всякий соглашается с таким видением событий. “Чисто атмосферный взрыв не подходит," — возражает Кеберл. “Чтобы расплавить сотни километров пустыни, требуется большое тело. Но большое тело не взрывается в воздухе, если не делать нереалистичных предположений о его плотности и составе. Оно ударяется о землю.” И так как стекло загрязнено метеоритным веществом, — говорит он, — это наводит на мысль, что метеорит имел контакт со стеклом.

Кеберл думает, что большой метеорит вторгся в земную атмосферу под очень малым углом, скользнул по поверхности Сахары и отскочил, как отскакивает брошенный камень от поверхности пруда. В течение времени, пока метеорит касался пустыни, из-за трения выделилось достаточное количество тепла, чтобы расплавить горные породы и песок. Таким образом можно создать гораздо больше расплавленного силиката, чем при прямом ударе метеорита о землю. И это не оставит глубокий кратер: “ В течение 28 миллионов лет может произойти множество отложений и осадков,” — говорит Кеберл, — “может быть кратер там же и находится, покрытый сотнями метрами песка.”

Но существует простой способ обойти возражения Кеберла против теории мягкого удара и тем не менее объяснить огромное количество расплавленного стекла в местности. Согласно вычислениям Бослоу, большое количество тепла может дать столкновение, которое состоит из многократных мягких ударов — когда несколько фрагментов метеорита вторгаются в атмосферу и взрываются. Нечто подобное произошло в 1996 г., когда обломки кометы Шумейкера-Леви обрушились на Юпитер. “Близкие многократные мягкие удары приводят к плотному пламени и генерируют более высокие температуры,” — говорит он.

Даже без кратера, Рочия предпочитает придерживаться теории жесткого удара. Исследователи нашли крупинки кварца внутри силикатного стекла со следами ударного метаморфизма, — говорит он, — “не похоже, что они произошли из-за атмосферного взрыва.” Но спор, похоже, продолжается: Рочия планирует вернуться в Большое Песчаное Море и поискать следы своего кратера. В это время, Серра посвящает большинство своих усилий изучению Тунгуски в надежде упрочить теорию высотного взрыва.

Даже если мы никогда точно не узнаем, что создало прекрасное пустынное стекло, оно помогает понять, насколько уязвима наша планета метеоритным ударам. “Такие или подобные Тунгусскому события происходят гораздо чаще, чем раньше думали,”— говорит Серра. На самом деле оценки указывают, что удары объектов с поперечником от 30 до 40 метров происходят один раз в одно или два столетия. Более мелкие события, вызванные объектами 10–20 метров в поперечнике, могут происходить один раз в месяц, — говорит Серра. Но мягкие удары не оставляют следа в геологической истории и легко остаются незамеченными. Эта ситуация может поменяться, так как все больше и больше сенсоров на спутниках летают вокруг Земли в ожидании свирепых проявлений таких взрывов.

Но это замечательное стекло может рассказать и другую историю. В 1996 г. Негро и Де Мигеле бродили по Египетскому музею в Каире. Их внимание привлек маленький скарабей с резьбой — часть сокровища, найденного Ховардом Картером в гробнице Тутанхамона. Согласно запискам Картера он был вырезан из минерала кварца с названием халцедон. Но для Негро и де Мигеле желто-зеленый минерал был очень похож на их таинственное стекло пустыни.

В октябре 1998 г. они имели все необходимые разрешения на руках и вернулись для изучения драгоценного камня. Сопровождаемые толпою официальных лиц и солдат, они нервно открыли витрину и измерили оптические свойства скарабея. Эти свойства почти полностью совпали со свойствами образцов силикатного стекла.

Доисторические стеклянные орудия, сделанные почти 100 000 лет назад, разбросаны по пустыне. Но до обнаружения скарабея, — говорит де Мигеле, — никто не думал, что древние Египтяне знали о стекле пустыни, или что они путешествовали так далеко в пустыне — почти 700 километров. Скарабей остается единственной драгоценностью из силикатного стекла, обнаруженной среди сокровищ древнего Египта. “Может быть, они почитали его как большую редкость, — говорит Негро, — вероятно думая, как Клейтон, что он является космическим сокровищем."



Нагрудное украшение Тутанхамона. В центре — загадочный желто-зеленый минерал

• ОБЩЕСТВО

Нужна ли человечеству наука?



Вячеслав Сергеевич Малышевский, доктор физико-математических наук, профессор Ростовского государственного университета.


Вопрос может показаться странным, а ответ на него напрашивается банальный, как колесо — ну, конечно, наука современному обществу нужна! Но давайте подойдем к ответу на этот вопрос не по привычке, а рассмотрим проблему со здравой и, может быть, несколько циничной точки зрения.

Прежде всего, определимся с терминологией. Говоря о “науке”, я буду иметь в виду только “систему знаний о закономерностях развития природы, общества и мышления”. За скобками оставляю технику и высокие технологии, которые не формируют новую “систему знаний”, а лишь эксплуатируют существующую.

Тезис, который я попробую здесь обосновать, состоит в том, что развитие науки в классическом и ортодоксальном понимании этого слова, а именно, как формирование “системы знаний”, сегодня современному обществу не нужно.

Оно общество тяготит. Оно отвлекает ресурсы от решения задач по выживанию огромных сообществ людей. Оно не в состоянии решить (хотя наука и не должна этого решать) глобальных проблем человечества, решение которых требуется “здесь и сейчас”.

Я имею в виду, прежде всего, проблемы производства и потребления энергии, проблемы обеспечения целых континентов продуктами питания и пресной водой, проблемы загрязнения окружающей среды, и многие другие, о которых пишут каждый день газеты, говорят умные и продвинутые телеведущие.

Как это ни печально, но сегодня наука нужна только тем, кто в ней работает (в том числе, простите, и мне). Но и это лишь потому, что она пока дает возможность получать за свой ненужный (а точнее, нужный для очень узкого круга коллег), но очень изнуряющий труд маленький кусочек от общего пирога, испеченного законопослушными гражданами-налогоплательщиками.

Меня самого эта мысль не вдохновляет, и я бы с ней не согласился, если бы не объективные реалии современной жизни, которые каждый раз ее подтверждают. Но давайте об этом и о другом по порядку.


Немного истории или зачем генералам знать массу нейтрино?

Занятия науками было всегда уделом богатых. Сначала богатых людей, затем богатых мегаполисов, а сегодня — богатых государств.

Только состоятельные люди в богатом обществе могли себе позволить размышлять “О природе вещей”, а не думать о хлебе насущном.

Занятие науками было при этом личным выбором, а вовсе не социальным заказом. Могущественные короли содержали при своих дворах звездочетов и алхимиков не для формирования “системы знаний”, а для предсказания судьбы и добычи “философского камня”.

Первые учебники по мирозданию были написаны, по-видимому, Птолемеем. В своих книгах по астрономии, географии и оптике он дал обобщенный свод знаний своего времени.

Александрийская научная школа, ярким представителем которой и был Птолемей, перестала существовать после 640 года, когда во время завоевания Александрии арабами сгорела знаменитая Александрийская библиотека.



Птоломей Клавдий, (ок. 90 — после 161 н. э.)


В 1428 году великий внук Тимура, правитель Самарканда и глава династии Тимуридов, Улугбек построил лучшую по тому времени обсерваторию. Обсерватория просуществовала всего лишь 21 год, и после убийства Улугбека религиозными фанатиками была разрушена ими до основания.

А через сто лет король Фридрих II по ходатайству датского астронома Тихо Браге построит первую в Европе обсерваторию “Ураниборг”. На строительство обсерватории король израсходует “больше бочки золота” (это около полутора миллионов долларов).

Но и эта обсерватория не долго просуществует и будет сожжена вместе со всеми астрономическими инструментами во время боевых действий.



Улугбек Мухаммед Тарагай (1394–1449)


Эти небольшие исторические примеры, на мой взгляд, наглядно демонстрируют то, что формирование “системы знаний” (читай — развитие науки) всегда происходило вовсе не по заказу общества, а вопреки нему.

Общество в лице королей, а сегодня — президентов, министров и различных фондов не заказывают, да и не в состоянии заказать то, что неизвестно — новые знания.

Формирование заказов на научные исследования происходило и происходит сегодня по порочной, но единственно возможной схеме — они (государство и общество) финансируют научные программы и разработки, а мы (ученые) выдаем внедренный в народное хозяйство результат.

В описанных исторических примерах внедренным результатом был долгосрочный астрологический прогноз вместе с. рецептом получения “золота из навоза”.

А сегодня для обозначения такого результата даже термин специальный появился — “инновационный потенциал научной разработки”, который на русском языке просто означает возможность немедленного внедрения результата научной работы в хозяйственную деятельность и получение прибыли.



Браге Тихо (1546–1601)


Все это хорошо и даже замечательно, но к формированию “системы знаний” не имеет абсолютно никакого отношения. Формирование “системы знаний” происходит как бы между прочим и является побочным и невостребованным (конечно, до поры до времени, но об этом чуть ниже) продуктом “инновационных исследований”.

И противоречие здесь неустранимое, на уровне фундаментальной закономерности — научные исследования, проводимые небольшими коллективами, всегда опережают развитие интеллектуального потенциала остальной части общества, и именно поэтому остаются невостребованными.

А представители научного сообщества, оформляя заявки на финансирование, лукавят, так же как лукавил Тихо Браге, советовавший Фридриху II построить обсерваторию якобы для более точных астрологических прогнозов, но на самом деле понимавший, что эта обсерватория нужна для получения новых знаний об устройстве мира.

Не думаю, что Фридрих II спал бы спокойней, став приверженцем гелиоцентрической системы.

Что такое наука сегодня? Времена великих одиночек, таких как Ломоносов, Фарадей или Максвелл, прошли давно. Современная наука сегодня — это огромные коллективы, оснащенные масштабными установками и оборудованием, пожирающими из бюджета своих государств немалые ресурсы.

Многим достижениям в формировании современной “системы знаний” мы обязаны совместным вкладом бюджетов нескольких стран в научный поиск. Масштабность и энергетические затраты на получение новых знаний не по силам уже одному государству.

Можно привести анекдотичный пример, когда ученые в 1980-х годах получали громадное финансирование на разработку систем связи между атомными подводными лодками с использованием потоков нейтрино (нейтрино — это такая элементарная частица, предсказанная Паули и открытая в 1930-х годах, которая может свободно пройти сквозь Земной шар).

Специалистам понятно, что сделать это невозможно — слишком слабо взаимодействует нейтрино с веществом. Но ученым надо было определить, есть ли у этой частицы масса, или она точно равна нулю. От этого зависела судьба создаваемой тогда картины мироздания.

Так вот, генералам, определяющим финансирование проекта, и была предложена “инновационная идея” о создании приемо-передающих устройств, работающих не на радиоволнах, а на нейтрино, которые свободно проходят сквозь Земной шар, например, из Тихого океана в Атлантический.

Устройство, понятное дело, не сделали, а вот массу нейтрино померили. Ресурсы были отвлечены немалые, ученые любопытство свое удовлетворили и сказали генералам, что масса у нейтрино если и есть, то очень маленькая, меньше чем 10-32 граммов. Но к тому времени, и президент поменялся, и генералы на пенсию ушли.

И вот здесь возникает разумный вопрос — а так уж нам необходима такая наука, для того чтобы строить пароходы, летать в космос и разговаривать по мобильному телефону (в том числе и из подводной лодки)?

Так уж необходима такая наука обществу, для того чтобы создавать новое оружие для защиты не совсем понятных ему интересов своих “государств”? И так уж необходимо обществу сегодня тратить колоссальные средства на расширение “системы знаний о закономерностях развития природы, общества и мышления”, знать особенности субатомного мира и открывать новые законы природы, которые по силам понять лишь самим открывателям?

Зачем генералу платить свои генеральские за то, чтобы узнать массу нейтрино?


Правило “100 лет”

Легенда гласит, что после доклада в Лондонском королевском обществе в 1813 году об открытии закона электромагнитной индукции Майклу Фарадею одним из сэров был задан вопрос: “А какой толк для нашего общества от вашего открытия?”

На что умудренный Фарадей ответил: “Подождите, пройдет сто лет, и вы мое открытие обложите налогами”. Сегодня мы не мыслим нашей жизни без электроэнергии, производство которой основано на “системе знаний”, установленной Фарадеем.



Фарадей Майкл (22.09.1791 — 25.08.1867)


Мы немало платим за нее, а ее производители платят налоги на полученную прибыль. Предсказание не только сбылось, а констатировало существующую закономерность во взаимоотношениях науки и общества во времени — правило “100 лет”!

Действительно, можно привести аналогичный пример с открытием Антуаном Анри Беккерелем в 1896 году явления радиоактивности, без которого сегодня (опять-таки через сто лет) немыслимо существование целых отраслей народного хозяйства (медицина, атомная энергетика и прочие) практически во всех странах и на всех континентах (и которые тоже платят налоги).



Беккерель Антуан Анри (1852–1908)


Сегодняшние достижения в разработке квантовых компьютеров и нанотехнологиях целиком и полностью обязаны той самой “системе знаний” — квантовой механике, которая была создана тоже почти сто лет назад совершенно небольшой группой ученых, имена которых можно пересчитать по пальцам одной руки.

Американским физическим обществом и Юнеско прошедший 2005 год был объявлен годом физики. Ровно сто лет назад, в 1905 году, появилась первая статья одного человека, которая называлась “Zur Elektrodynamik der bewegter Korper” (“К электродинамике движущихся тел”), и которая перевернула существовавшие представления об устройстве мира, о времени и пространстве. Имя этого человека — Альберт Эйнштейн. Сегодня, то есть через сто лет, “система знаний”, начало которой дал Эйнштейн, не только пополняет бюджеты разных стран в виде налоговых отчислений, но и стала просто мировоззрением большинства.

Фарадей был нрав. Подождите сто лет. Но подойди мы в его время с сегодняшней меркой оценки эффективности научных разработок, “инновационный потенциал” во всех этих примерах был бы просто равен нулю.

Теперь, зная это правило “100 лет”, я смею утверждать, что сегодняшнему, озабоченному проблемами выживания, обществу не нужна "система знаний”, которая, может быть, будет востребована через сто лет.

И только богатое общество (а какое общество сегодня богато?), имеющее у своего руля просвещенных руководителей (а бывают ли такие?), может потратить свои ресурсы на неизвестную еще “систему знаний”.

Но в условиях существующего системного кризиса и нерешенных глобальных проблем, упомянутых выше, богатого общества сегодня нет ни на одном континенте.

И в ближайшие сто лет ситуация вряд ли изменится, если только “золотой миллиард” нашего земного населения не узурпирует окончательно доступ остальных к жизненным ресурсам планеты, и исключительно для себя и своих потомков займется пополнением “системы знаний”.


Перепроизводство в “системе знаний”

Быстрое развитие науки уже привело к отрицательным последствиям. Это и нагромождение неиспользуемой информации, и большой разрыв между тем, что делается в научных лабораториях и тем, чему учат в школе, и появление нового типа профессионального ученого-карьериста, ставящего науку на службу собственным интересам, и очень малая эффективность в исправлении вреда, нанесенного природе неумелым “научно-техническим прогрессом”.

Налицо все черты кризиса перепроизводства “системы знаний”. Откройте современные школьные учебники по естествознанию. Вы не увидите там ни слова о “системе знаний”, которая формировалась несколько десятилетий назад. Структура микромира, “великое объединение” взаимодействий в природе, квантовая телепортация и достижения в астрофизике. Старый и добрый учебник Перышкина по физике в трех томах сегодня более современен, чем нынешние. Логика проста — нет “инновационного потенциала” у этой “системы знаний”, и нет нужды забивать этим голову детям. А детям этих детей жить через сто лет на нашей земле. Общество не хочет их готовить к жизни в соответствии с правилом “сто лет”. Потому что у него нет времени, и оно не может (хотя, возможно, хочет) ждать сто лет.

А вот у астрологических предсказаний “инновационный потенциал” сегодня как никогда высок. На все лады колдуют, привораживают и отвораживают, снимают порчу всякие маги и экстрасенсы. Можно назвать это кризисом разума. Наш главный враг сегодня — поразившая общество болезнь невежества из-за перепроизводства “системы знаний”, которая более не воспринимается обществом. Напрашивается аналогия со ступором при сильном эмоциональном возбуждении — торможение нервной системы на поступающий поток информации.

Уроки истории и добывавшиеся в течение веков знания забываются. Ученые и профессионалы уходят и замещаются дилетантами, у которых не было за душой какой-либо теории или выстраданного учения. Развитие общества не поспевает за формированием новой “системы знаний”. Возникает громадный провал между меньшинством, формирующим эту самую “систему знаний”, и остальным большинством, которое не в состоянии воспринять ее. В отличие от объективных обстоятельств, о которых я сказал в предыдущем разделе, это является мощным субъективным фактором, отторгающим общество от науки.



Эйнштейн Альберт (1879–1955)


О нравственности и духовности

Попробую ответить еще на один важный вопрос — способствует ли само по себе занятие наукой воспитанию нравственных качеств, гак важных для развития общества, для его просвещенного структурирования?

Смею утверждать, что история развития науки и общества не дает возможности установить какую-либо связь между этими двумя категориями — наукой и нравственностью. Да и вообще сомнительно, чтобы существовали профессии, способные лишь фактом своего существования переделывать чертей в ангелов и ведьм в монахинь. А подлецов и мошенников в научной среде не меньше, чем, например, в банковской или жилищно-коммунальной.

Наш замечательный писатель Лев Успенский (создавший когда-то вместе с Я. Перельманом в Ленинграде известный Дом занимательной науки) говорил, что лишь профессии палачей и проституток были (и остаются) такими, да и здесь существует дилемма о причинно-следственной связи — либо профессия началась с порока либо порок с профессии. То есть, и здесь сегодняшняя наука не в состоянии ни на что повлиять.


Кладбище динозавров

Первооткрыватель крупнейшего из известных кладбищ динозавров в пустыне Гоби, писатель Иван Ефремов в одном из давних интервью “Литературной газете” сказал, что уже сегодня существуют основания для прекращения научных исследований. “Усложнения научных исследований, особенно в физике и химии, поглощают значительную часть общественного дохода. Чтобы не превратить науку в экономическое бедствие, вероятно, надо соразмерять ее вклад в достижение счастья людей со средствами, потраченными на нее. Это трудно, но достижимо, если наука сумеет вновь заслужить доверие, которое она уже начала терять именно в вопросе человеческого счастья”

Не могу согласиться с этой мыслью в части человеческого счастья. Счастья от науки в том понимании этого слова, которое я очертил выше, придет к нам не раньше чем через сто лет — нас уже не будет в этом мире. Не прибавится человеческого счастья и от понимания природы вакуума, и от открытия новых элементарных частиц. Счастливы будут лишь те немногие, которые достигли очередного понимания устройства мира, но таких единицы. И счастливы они будут лишь потому, что в силу своей генетической предрасположенности не могут жить без ощущения понимания природы. Таких, повторюсь, единицы, и они будут появляться всегда, пока существует человечество.

А обществу надо прилагать усилия для более эффективного использования существующей “системы знаний”, для решения на ее основе своих проблем.

Пусть не будут построены новые и дорогие ускорители и коллайдеры для раскрытия тайн микромира, пусть будут сняты с орбиты дорогие телескопы для наблюдения за далеким космосом. Трагедии не произойдет. А вот если будет утеряна “система знаний”, которая формировалась последние сто лет, тогда и произойдет трагедия. И вполне возможно, что через миллион лет (а может и раньше) представителями следующей новой цивилизации будет открыто другое кладбище, но уже не динозавров.

И задача общества сегодня сохранить (я не говорю приумножить — это обществу сегодня не под силу) во имя своего собственного спасения то, что сделали его лучшие представители.



Иван Антонович Ефремов (1907–1972)

• ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

Правление Павла I

«непросвещенный абсолютизм», или «военно-политическая диктатура»?

Селевич Ю. Л.



В ноябре 1796 г. после смерти Екатерины II на российский престол взошел император Павел I. Началось короткое, но чрезвычайно важное и насыщенное событиями царствование одной из самых загадочных и противоречивых фигур русской истории. Чтобы понять и правильно оценить происходившее в течение четырех с половиной лет павловского царствования, необходимо помнить, что к моменту восшествия на престол императору было уже 42 года, т. е. он был зрелым человеком со сложившимся характером, устоявшимися политическими убеждениями и представлениями о нуждах России и наилучших способах управления ею. Характер же и политические взгляды императора складывались в весьма непростых и необычных условиях.

Рождение Павла в 1754 г. было встречено при дворе его бабки Елизаветы Петровны как долгожданное событие, поскольку императрица крайне тревожилась о продолжении династии. Сразу после рождения ребенок был унесен в покои Елизаветы, куда его родителей допускали лишь по ее специальному разрешению. Фактически вплоть до переворота 1762 г. Павел воспитывался без участия родителей, не зная толком ни матери, ни отца. Последний и вовсе был к нему равнодушен. Показательно, что в манифесте о восшествии Петра III на престол ни Павел, ни Екатерина даже не упоминались. С 1761 г. главным воспитателем Павла был назначен Н.И. Панин.



Императрица Елизавета Петровна (1709–1761)



Императрица Екатерина II (1729–1796)



Граф Н.И. Панин (1718–1783)


Со временем он искренне привязался к своему воспитаннику. Сам сторонник Просвещения, он мечтал воспитать из Павла идеального государя для России. И действительно, по воспоминаниям современников, молодой Павел был хорошо образованным романтическим юношей, верившим в идеалы просвещенного абсолютизма.

Его готовили к государственному поприщу, и он рос с сознанием, что ему предстоит управлять Россией.

Однако чем больше он сравнивал усвоенную теорию с реальностью, тем больше находил несоответствий и постепенно начинал критически относиться к политике матери. Между тем Екатерина не только не собиралась уступить сыну престол, но даже и не мыслила делиться с ним властью. При этом она знала, что и при дворе, да и в целом в стране было немало людей, которые предпочли бы сына — матери. Быть может, если бы тщеславие Павла не подогревалось различными интриганами, постоянно напоминавшими ему о правах на престол, его отношения с матерью сложились бы иначе. Но на протяжении нескольких десятилетий имя великого князя постоянно всплывало в различных политических процессах, по стране распространялись слухи о его восшествии на престол, к нему, как к «сыну», взывал Пугачев. Все это заставляло Екатерину относиться к Павлу с настороженностью и подозрительностью, и она делала все, чтобы не допускать его к политике. В свою очередь, в Павле росли раздражение и неудовлетворенность. Годами он, неглупый и энергичный человек, мучаясь бездеятельностью, вынужден был издали наблюдать за делом, которое по праву считал своим. Уже тот факт, что в руках фаворитов императрицы оказывалось больше власти, чем у него, законного наследника престола, воспринимался им как обида и унижение. К этому добавлялись насмешки и язвительность матери, считавшей юного Павла слишком наивным и чувствительным и тем самым ожесточавшей его. Постепенно характер великого князя изменился: он стал нервным, вспыльчивым, подозрительным, желчным, деспотичным.

В 1773 г. Павел женился на принцессе Вильгельмине Гессен-Дармштадтской, которую при крещении в православие назвали Натальей Алексеевной. Только что вышедший из-под опеки учителей и воспитателей юноша без памяти влюбился в молодую жену, но счастье было недолгим — спустя три года Наталья Алексеевна умерла во время родов. Через несколько месяцев Павел женился вновь на принцессе Софии Доротее Вюртембергской, получившей в православии имя Марии Федоровны. В 1777 г. родился их первенец — будущий император Александр I, а в 1779 г. — второй сын Константин. Их обоих забрали у родителей и воспитывали под присмотром бабки. В 1781–1782 гг. Павел и Мария Федоровна совершили путешествие по Европе, где произвели благоприятное впечатление на европейские дворы. Но во время поездки Павел вел себя неосторожно, открыто критикуя политику Екатерины и ее фаворитов. По-видимому, это стало известно императрице, которая по возвращении сына постаралась удалить его от двора, подарив ему Гатчину, где Павел и проводил отныне большую часть времени. Как когда-то Петр I в Преображенском и Петр III в Ораниенбауме, Павел создал в Гатчине собственную небольшую армию и с увлечением занялся муштрой, взяв за образец прусскую военную систему. Дисциплина, порядок, определенный аскетизм как бы противопоставлялись им роскоши и беспорядочной жизни петербургского двора. Он наслаждался беспрекословным подчинением своих солдат, мечтая о времени, когда вот так же ему будет подчиняться вся Россия. Он считал, что для истинного самодержца Екатерина была излишне, по-женски, мягка и либеральна.



Гатчина. Дворец Павла I



Парадный выход Павла I в Гатчинском дворце



Императрица Мария Федоровна, жена Павла I (1759–1828)


С годами у него сложилась определенная система взглядов, согласно которой, дабы избежать революции, следовало при помощи военной дисциплины и полицейских мер на возможно более долгое время сохранить (законсервировать) существующий режим, удалив из него все разлагающие элементы. По мнению Павла, это, прежде всего, касалось различных проявлений личной и общественной свободы и выражалось в образе жизни и поведении дворян, в пренебрежении государственной службой, в элементах самоуправления, в излишней роскоши двора, в относительной свободе мысли и самовыражения. Причины разложения Павел видел в ошибках политики Екатерины. Как отмечает современный английский историк Р. Мак-Грю, «ко времени смерти Екатерины он (Павел) был совершенно слеп к ее достижениям и равнодушен к ее целям… Его намерение было совершить революцию, дабы предотвратить еще худшую».

Просвещенческим идеалам гражданской вольности Павел противопоставлял идеалы средневекового рыцарства с его представлениями о благородстве, верности, чести, храбрости, служении государю. Это была «рыцарская» консервативная идея наперекор «свободе, равенству, братству». Рыцарство против якобинства, т. е. облагороженное неравенство против «злого равенства»

И, наконец, 6 ноября 1796 г., когда умерла императрица, Павел получил долгожданную корону и власть. Очевидцы событий единодушны в их описании.

«Тотчас во дворце приняло все другой вид, загремели шпоры, ботфорты, тесаки, и, будто по завоевании города, ворвались в покои «…везде военные люди с великим шумом».

Дух военщины изменил облик двора и столицы:

«В эпоху кончины Екатерины и вступления на престол Павла — Петербург был, несомненно, одной из красивейших столиц в Европе… Так как полицейские мероприятия должны были исполняться со всевозможной пышностью, то метаморфоза совершалась чрезвычайно быстро, и Петербург перестал быть похожим на современную столицу, приняв скучный вид маленького немецкого города XVIII столетия».

Уже первые шаги Павла-императора продемонстрировали его намерение действовать во всем наперекор политике матери. Этим стремлением окрашено, по сути, все его царствование, в результате чего «самые лучшие по идее предприятия испорчены были положенной на них печатью личной вражды». Так, конечно же, совсем не либеральными симпатиями объясняются освобождение Павлом Новикова, Радищева, Т. Костюшко, а с ним и других поляков, смена многих высших должностных лиц по обвинению в коррупции. Новый император пытался как бы зачеркнуть предшествующие 34 года русской истории, объявить их сплошной ошибкой.

Во внутренней политике Павла выделяется несколько взаимосвязанных направлений — реформа государственного управления, изменения в сословной политике и военная реформа. На первый взгляд, осуществленная Павлом реформа государственного управления, так же как и политика Екатерины, имела целью дальнейшую централизацию власти, однако решалась эта задача иначе. Так, если при Екатерине особенно усилилось значение генерал-прокурора Сената, в ведении которого оказались многие государственные дела, в том числе вся финансовая политика, то при Павле генерал-прокурор превратился как бы в премьер-министра, сосредоточившего в своих руках функции министров внутренних дел, юстиции и частично финансов.



Император Павел 1 (1754–1801)



Парадный портрет Павла I


Дальнейшее изменение функций Сената в целом, которому Екатерина в своих позднейших проектах готовила по существу роль органа высшего правового надзора, связано с реорганизацией центрального и местного управления. Еще в 80-е годы был ликвидирован ряд коллегий и оставлены лишь три — Военная, Адмиралтейская и Иностранных дел. Связано это было с тем, что, декларируя свободу предпринимательства, Екатерина полагала возможным передать минимально необходимый контроль за развитием экономики в руки местных властей. Павел восстановил некоторые коллегии, считая, однако, необходимым преобразовать их в министерства, т. е. заменяя принцип коллегиального правления единоличным.

Во-первых, были ликвидированы должности наместников, пользовавшихся, по мнению нового императора, слишком большой самостоятельностью. Во-вторых, были закрыты приказы общественного призрения, управы благочиния; городское сословное управление было слито с органами полиции, городские думы ликвидированы. Реформе подверглась и созданная Екатериной судебная система: ряд судебных инстанций был ликвидирован вовсе, а палаты гражданского и уголовного судов слиты в одну. В связи с этим вновь усилилась роль Сената как судебного органа.

Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают централизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, проявлялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

Наступление на дворянские привилегии, узаконенные Жалованной грамотой 1785 г., началось практически с первых дней павловского царствования. Уже в 1797 г. был объявлен смотр всем числящимся в списках полков офицерам, и те, которые не явились на смотр, — были уволены в отставку. Считается, будто эта мера была связана с тем, что при Екатерине существовал обычай записывать в полк малолетних дворянских детей, чтобы к совершеннолетию они уже имели офицерские чины. На самом же деле число таких «офицеров» было ничтожно мало, а гораздо больше их числилось больными, в отпусках и пр. Кроме того, многие высшие сановники государства наряду с должностями в государственном аппарате имели генеральские чины и числились в различных, как правило гвардейских, полках. Поэтому на первый взгляд предпринятая Павлом мера выглядела вполне разумной и справедливой, но за нею последовало ограничение привилегий и неслуживших дворян. Запросив в августе 1800 г. списки таких дворян, Павел распорядился большую их часть определить в военную службу. До того с октября 1799 г. был установлен порядок, согласно которому для перехода с военной службы на гражданскую требовалось специальное разрешение Сената. Другим указом императора неслужащим дворянам запрещалось занятие выборных должностей.

В 1799 г. были упразднены губернские дворянские собрания, ограничены права уездных и, наоборот, усилено право губернаторов вмешиваться в дворянские выборы. В 1797 г. дворян обязали платить специальный налог на содержание губернской администрации, причем в 1799 г. взимаемая сумма была увеличена. Историкам известны и случаи применения в павловское время отмененных Екатериной для дворянства (как и для некоторых других групп населения) телесных наказаний. Хотя в целом было бы ошибкой считать политику Павла антидворянской. Скорее в ней прослеживается явное стремление превратить дворянство в рыцарское сословие — дисциплинированное, организованное, поголовно служащее и преданное своему государю.

Павловское царствование, как и предыдущее, отмечено массовыми раздачами крестьян в качестве награды за службу. Причем за четыре года Павел умудрился раздать почти столько же крестьян, сколько его мать за 34 (около 600 тыс.). Однако разница была не только в количестве. Если Екатерина дарила своим любимцам либо имения, оставшиеся без хозяина, либо поместья на вновь завоеванных территориях, то Павел раздавал прежде всего государственных крестьян, тем самым значительно ухудшая их положение. Объявив в начале царствования, что каждый подданный имеет право подать жалобу лично ему, Павел жестоко пресекал подобные попытки со стороны крестьян.

С другой стороны, появился и ряд законодательных актов, объективно способствовавших ослаблению крепостного гнета. Так, в феврале 1797 г. была запрещена продажа дворовых и безземельных крестьян с молотка, в октябре 1798 г. — украинских крестьян без земли. Впервые за много лет при вступлении Павла на престол крепостные крестьяне должны были принести присягу новому императору наравне с вольными. В декабре 1797 г. с крестьян и мещан была снята недоимка в подушном сборе, отменен назначенный еще Екатериной рекрутский набор. Наиболее известен так называемый Манифест о трехдневной барщине, изданный Павлом наряду с другими важными документами в день его коронации 5 апреля 1797 г.



Павел в облачении магистра Мальтийского ордена



Герб Мальтийского ордена


Обращает на себя внимание то, что основной смысл манифеста связан с запретом работы в воскресные дни, т. е. подтверждает юридическую норму, существовавшую еще в Соборном уложении 1649 г. Об ограничении же барщины тремя днями в манифесте говорится скорее как о желательном, более рациональном распределении рабочего времени земледельцев. Неясность манифеста повлекла за собой и неоднозначную его трактовку как современниками, так и историками. Крестьяне восприняли манифест как облегчение своего положения и пытались жаловаться на помещиков, не исполнявших его. Известны случаи, когда помещики действительно подвергались за это взысканиям и наказаниям.

Некоторые историки все же считают, что: «Манифест 1797 г. имел большое значение: это была первая пытка ограничения повинностей крепостных крестьян, и наше правительство смотрело на него как на положительный закон, несмотря то, что он не исполнялся».

Однако факт неисполнения манифеста сбрасывать со счетов все же не следует. Более того, в некоторых районах страны, например на Украине, где барщина ограничивалась двумя днями в неделю, манифест, наоборот, ухудшил положение крестьян. Неясность манифеста скорее всего была нарочитой.

Во-первых, Павел, опасаясь крестьянских восстаний, пытался предотвратить их популистскими мерами, во-вторых, приобретал еще один инструмент давления на дворян. В-третьих, открыто ослабить крепостной гнет он тоже не мог, поскольку зависимость трона от дворянства была велика, да и намерений таких у него скорее всего не было.

Более определенной выглядела политика Павла в отношении армии, на которую он решил перенести прусские военные порядки, столь успешно применявшиеся им в Гатчине. Реформа началась с введения новой формы, полностью копировавшей прусскую: длинный мундир, чулки и черные лаковые башмаки, напудренная голова с косой определенной длины. Офицерам вручили палки с костяными набалдашниками для наказания провинившихся солдат. В декабре 1796 г. был издан новый устав, в котором главное внимание уделялось обучению солдат шагистике. Поскольку основой его послужил прусский устав 1760 г., то никакие новые достижения русской военной мысли, проверенные на полях сражений в период екатерининского царствования, в нем отражения не нашли.

Бесконечные парады, муштра в сочетании с жесткими мерами по отношению к офицерству — увольнениями в отставку, ссылками и даже арестами — вызывали в армии большое недовольство, причем не только в столице, но и в провинции. Так, уже в 1796–1798 гг. в Смоленской губернии существовал антиправительственный кружок, в который входили офицеры нескольких расквартированных там полков, чиновники местных учреждений, а также ряд отставных военных.

Говоря о внутренней политике Павла I, следует упомянуть о некоторых его нововведениях, связанных со статусом государя и царской семьи.

В день коронации Павел опубликовал указ о престолонаследии, устанавливавший передачу престола по наследству строго по мужской линии. Указ продолжал действовать в России вплоть до 1917 г. Новым было и создание уже упоминавшегося Министерства уделов, что означало фактическое заключение личного хозяйства царской семьи в сферу государственного ведения. Будучи убежден в божественном происхождении царской власти, Павел немало сделал для организации внешних проявлений монархической идеи. Он был большим любителем различных церемоний и обрядов, которые проводились скрупулезно, с соблюдением мельчайших деталей, отличались необыкновенной пышностью и длились по много часов. Всей жизни двора была придана строго регламентированная обрядность, еще более усилившаяся с провозглашением Павла в 1798 г. великим магистром Мальтийского ордена. Надо, однако, заметить, что вся эта европеизированная обрядность была чужеродной для России, да и в самой Европе уже воспринималась как архаичная, а потому у большинства современников вызывала лишь усмешки, никак не способствуя целям прославления монархии, которые ставил перед собой император. Из записок современников видно, что «Все это невольно принимало характер театрального маскарада, вызывало улыбки и у публики, и у самих действующих лиц, исключая только императора, вполне входившего в свою роль».



Павел на маневрах лейб-гвардии Кирасирского полка


Мелочная регламентация распространилась и на повседневную жизнь подданных. В частности, специальными указами предписывались определенные фасоны и размеры одежды, запрещалось носить круглые шляпы, башмаки с лентами вместо пряжек и пр. Некоторые запреты касались внешности (нельзя носить бакенбарды и широкие букли) и поведения на балу (нельзя танцевать вальс). Характерно, что все эти ограничения касались не только российских подданных, но и иностранцев.

Так, поверенный в делах Сардинии в России был выслан из Петербурга за ношение круглой шляпы.

В политике Павла явно прослеживается стремление к унификации всех сфер жизни, к исключению многообразия мнений, суждений, возможности выбора образа жизни, стиля поведения, одежды и пр. В самой этой возможности Павел видел революционную опасность. На борьбу с проникновением революционных идей было направлено и введение цензуры, и запрет на ввоз книг из-за границы.

Вполне возможно, что, если бы преобразования Павла касались лишь сферы административно-полицейского управления и проводились осторожно и последовательно, его судьба сложилась бы иначе. Но общество, уже вкусившее плодов «просвещенного абсолютизма», не желало расставаться с той, пусть минимальной, свободой, которую оно обрело в екатерининское царствование. К тому же порывистый, вспыльчивый, непостоянный и непредсказуемый характер императора создавал обстановку неуверенности в завтрашнем дне, когда судьба русского дворянина оказывалась зависимой от случайной прихоти или смены настроения того, в ком видели лишь самодура на троне. Причем если в подготовке предшествующих переворотов XVIII в. решающая роль принадлежала гвардии, то теперь недовольство охватило фактически всю армию. Обрести опору в каком-либо социальном слое Павлу не удалось.

Судьба Павла была, таким образом, предрешена.

Заговор созревал фактически с самого начала его царствования, и замешаны в нем (или, по крайней мере, осведомлены о нем) были многие сановники, придворные, высшие офицеры и даже наследник престола великий князь Александр Павлович. Роковой для Павла стала ночь на 11 марта 1801 г., когда несколько десятков заговорщиков ворвались в покои императора в недавно выстроенном Михайловском замке и убили его. Императором всероссийским был провозглашен Александр I.



Император Александр I, сын Павла (1777–1825)


Историки, как уже упоминалось, оценивают павловское царствование по разному. Одни называют его «непросвещенным абсолютизмом» (Н. Я. Эйдельман), другие «военно-полицейской диктатурой» (М. М. Сафонов), равно сходясь во мнении, что продолжение существования павловского режима задержало бы социально-политическое развитие России. Есть и точка зрения (Ю. А. Сорокин), согласно которой политика Павла соответствовала интересам абсолютной монархии, а избранные им средства поставленной цели. Новейший биограф Павла I американский историк Родерик Мак-Грю пишет:

«Петр, а еще более Екатерина были новаторами, стремившимися изменить Россию, сделать ее иной и лучшей, чем она была. Павел, столкнувшийся с эрой кардинальных перемен, использовал свою власть для сохранения и совершенствования того, что уже существовало».

Историческое значение павловского царствования этот автор видит в следующем:

Хотя многие русские, особенно при дворе и в армии, имели все основания забыть о Павле, фактически то, что Павел совершил за четыре года и три месяца своего правления, оказалось основополагающим для России в первой половине XIX в. Его реформы создали строго централизованную систему управления, сфокусированную на царе, военизировали нарождающуюся бюрократию, изменили армию и военное управление, урегулировали проблему престолонаследия, формально узаконили статус царской семьи и нанесли смертельный удар екатерининским новациям в местной системе управления.

Справедливость такой оценки во многом подтверждается событиями начала XIX в., царствования Александра I, ставшего новой эпохой в истории России. Ибо с убийством Павла завершилась российская история XVIII столетия.

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ

Легендарный МиГ-15

(Истребитель МиГ-15)



Александр Анатольевич Чечин и Николай Николаевич Околелов — выпускники ХВВАИУ, всю свою жизнь посвятили службе в военной авиации, преподаватели Харьковского университета Воздушных Сил, известные историки авиации. Знакомы читателям по публикациям в журналах: «Моделист-Конструктор», «Крылья Родины», «Авиация и время».


Часть II

12 апреля 1953 года командир эскадрильи 913 ИАП 32 ИАД капитан С.А. Федорец одержал победу над самым результативным американским пилотом Джозефом М. Макконеллом, одержавшим к концу войны 16 побед. Капитан Федорец закончил войну с 7 засчитанными победами, и как минимум еще три не были подтверждены данными ФКП. По результатам боев в Корее, Семен Алексеевич стал самым результативным летчиком не только полка, но и всей 32-й дивизии. Представлялся он и к Звезде Героя, но награду так и не получил. Возможно, виной всему был его непростой характер. Семен Алексеевич всегда говорил все, что думает, никогда не пресмыкался перед начальниками и, наверное, по этому вышел на пенсию в звании подполковника. Таким, высоко принципиальным и честным человеком, он и оставался до конца своих дней.

Последнюю свою награду за Корею ветеран получал в торжественной обстановке, в клубе Харьковского института летчиков. Семену Алексеевичу вручили медаль, к которой он был представлен правительством КНДР еще в 1953 году. Непривычно было видеть в глазах волевого человека проступившие слезы.

В 2000 году делегация американских ВВС, посещавшая Харьковский институт летчиков, остановилась около одного из стендов, вывешенного в коридоре учебного корпуса, и стала что-то оживленно обсуждать. Стенд рассказывал о С.А. Федорце. Им стали давать пояснения. Когда американцы узнали, что этот человек одержал в Корее 7 побед над “Сейбрами”, их снисходительное выражение лиц сменилось на уважительное. А когда им указали на случайно проходившего мимо Семена Алексеевича, вся делегация пришла в восторг. Все стали уважительно жать руку ветерану. Делегация сфотографировалась с советским асом и одарила его массой сувениров. Вражда осталась в прошлом.



Командир эскадрильи 913 ИАП 32 ИАД капитан С.А. Федорец


По причине отсутствия специализированного реактивного истребителя с РЛС, МиГи привлекались и к борьбе с ночными В-29 и В-26. Особенно остро этот вопрос встал после полного перехода В-29 к ночным полетам. Большая скорость позволяла быстрее сближаться с В-29, что очень важно в условиях небольшого светового поля прожектора. Имело огромное значение и мощное вооружение, позволявшее с первой атаки уничтожать В-29.

С апреля 1952 года на МиГ-15 пересели летчики 351-го ИАП. К ночным действиям привлекались также по одной эскадрилье из состава 224-го, 535-го ИАП и 147-го ГвИАП.

10 июня 1952 года, отражая налет В-29, летчикам 351-го и 147-го полков удалось сбить три и повредить один бомбардировщик противника. Отличились заместитель командира 351-го ИАП капитан А.М.Карелин, который сбил два и повредил один бомбардировщик и командир 147-го ГвИАП майор М.И.Студилин, уничтоживший еще один В-29.

В ночь с 14 на 15 июля очередной В-29 сбил командир звена 147-го ИАП капитан Ф.С. Володарский.

3 июля Карелин записал на свой счет очередную ночную победу, сбив стратегический разведчик RB-50.

В ночь на 12 сентября американцы опять понесли потери. 29 “Крепостей” были атакованы большой группой МиГов. В результате боя авиация ООН не досчиталась трех самолетов.

Рост потерь В-29 в ночных налетах заставил американцев ввести в бой ночные истребители с бортовыми РЛС и самолеты РЭБ. В-29 начали стараться появляться в районах целей в облачную погоду.

На МиГ-15 воевали и китайские летчики. Не имея запрета на полеты над морем и за 38-й параллелью, они старались использовать фактор неожиданности и атаковать противника над морем, у его аэродромов на взлете и посадке. Такая тактика, в большинстве случаев, приносила положительный результат. Возрастало и мастерство китайских летчиков, что сказывалось на росте их побед. Так пилот Дун Вен одержал 10 побед, Шао Бао Тун и Ван Хай по 9, Ли Хан, Лу Мин, Фан Ван Шу — по 8, Сунн Шеен Ку — 6 побед.

Участие советских истребителей в корейском конфликте можно считать вполне успешным. Они сражались с противником на равных, а в период с апреля 1951 г. по февраль 1952 г., в зоне своей ответственности, обладали превосходством в воздухе.

В Корее почти одновременно появились как МиГ-15, так и МиГ-15бис. Полки, прибывавшие на МиГ-15, перевооружались через один-два месяца на “бисы”. Сравнивая свои МиГи с их основным противником — F-86 “Сейбр”, советские летчики отмечали их примерное равенство.

По их мнению, преимуществом МиГ-15бис являлось более мощное оружие — три пушки: одна 37-мм и две 23-мм, что ни в какое сравнение не шло с 6-ю крупнокалиберными пулеметами “Сейбра”.

Правда, в условиях скоротечного боя реактивных самолетов проявлялась недостаточная скорострельность наших пушек. Множество нареканий вызывали прицел АСП-ЗН и фотокинопулемет С-13. При энергичных маневрах сетка прицела не успевала реагировать и уходила из поля зрения летчика, срывая прицеливание. МиГи были легче “Сейбров”, обладали лучшей скороподъемностью и лучшими характеристиками на больших высотах.

“Сейбры” быстрее набирали скорость на пикировании и обладали лучшей горизонтальной маневренностью. Плюсом американского истребителя было и его оснащение прицелом с радиолокационным дальномером и аналоговым вычислителем, учитывающим поправку на ветер. Однако, прицел А-1СМ, стоящий на F-86 до середины 1952 года, отличался низкой надежностью и сложностями в обслуживании. Только на F86F-10 появился прицел А-4, который снял предыдущие проблемы.

Но эта модификация самолета появилась в небе Кореи только летом 1952 года. Существенным моментом являлось и то, что летчики F-86 пользовались противоперегрузочными костюмами, что облегчало действия пилота в воздушном бою.

Оба истребителя обладали достаточно высокой живучестью, хотя и тут первенство было за МиГом. Способствовала этому более толстая обшивка и то, что на МиГе устанавливался двигатель с центробежным компрессором, который лучше “держал удар” снарядов и пуль. В общем, это были примерно равные по своим летным характеристикам машины и, в конечном счете, победа зависела от квалификации пилотов.

Наглядным примером этому может служить такой случай. Как-то, уже после завершения испытаний трофейного МиГ-15, американский летчик-испытатель Чак Егер провел два показательных боя, поочередно занимая кабину МиГа и “Сейбра”.

Один из свидетелей этого так описал его: “В наш последний день на Окинаве произошел забавный инцидент между Чаком и двумя военными летчиками, перегнавшими из Кореи обычный “Сейбр”, который мы использовали для сопровождения. Один из них, подполковник, спросил Чака, почему мы не провели воздушный бой между МиГом и F-86. Егер ответил, что результат боя в большей степени зависит от пилота, чем от характеристик самолета. Подполковник не поверил. Тогда Чак спросил, не хочет ли он поучаствовать в поединке на МиГе, а он, Чак, полетит на “Сейбре”. Тот согласился. Чак проинструктировал его в кабине, и они взлетели. Чак легко сел на хвост МиГу и как будто приклеился. Они приземлились и поменялись самолетами. Все повторилось, Чак немилосердно “полировал хвост” своему “противнику”. После посадки подполковник выглядел очень сконфуженным. “Я никогда не думал, что так много зависит от летчика”, - сказал он. Чак с улыбкой ответил: “Более опытный пилот всегда начистит вам хвост независимо от того, на чем вы летаете — это же так просто”.

Оценивая итоги боев в Корее, правильнее будет с большим доверием относиться к советским данным и не принимать на веру американские данные. Причин тут несколько.

Первая из них состоит в том, что американцы с самого начала конфликта стали публиковать свои данные, и в пропагандистских целях занижали свои потери, а потери противника завышались.

Как уже говорилось, в свое время в официальные данные военных не верили даже конгрессмены США.

Вторая состоит в том, что победы американцы фиксировали только по пленке ФКП и докладам летчиков. Существует очень много подтверждений того, как янки “штамповали” свои победы, заходя по несколько раз на один поврежденный самолет. Об этом рассказывают большинство из воевавших в Корее советских летчиков. В свою очередь пленка ФКП фиксирует попадание в самолет противника, но не всегда является доказательством победы.



МиГ-15 на испытаниях в США.


В отличие от американцев, у многих советских летчиков имелись не засчитанные (неподтвержденные) победы. В частности, от 1-й до 3-х таких побед было у Сутягина, Федорца, Пепеляева и других. Кроме пленки ФКП, пилот МиГа должен был представить подтверждение наземных частей о падении самолета. Как правило, со сбитого самолета снималась табличка с заводским номером. Американцы же, получив повреждения в воздушном бою, всегда тянули в сторону моря, под защиту своего флота или старались упасть в районе, контролируемом своими войсками.

Советские данные о результатах Корейской войны стали доступны только сейчас. Распался “великий и могучий”, так что скрывать истинные потери и победы большого смысла нет. Поэтому наши данные можно считать более объективными

По советским данным, за время боевых действий летчики 64-го корпуса выполнили 63229 боевых вылетов. Проведено 1683 воздушных боев днем и 107 ночью. Нашими летчиками сбито 1106 самолетов противника.



В их числе: 651 F-86, 186 F-84,121 F-80, 32 F-51, 35 “Метеоров”, 3 В-26, 69 В-29. Свои потери составили 120 летчиков и 335 самолетов.

Истребители Объединенной Воздушной Армии (КНР и КНДР): провели 366 воздушных боев, в которых сбили 271 самолет противника, в том числе 181 F-86, 27 F -84, 30 F-80, 12 F-51, 7 “Метеоров”. Свои потери составили 231 самолет и 126 летчиков.

До сих пор американцы не могут смириться со своим фактическим поражением в Корее и продолжают поддерживать миф о превосходстве F-86 над МиГ-15. По телеканалу Discovery не один раз показывались документальные фильмы со сравнением этих двух истребителей, в которых «Сейбр» оказывался самым лучшим, что, мягко говоря, не соответствует действительности. Особенные чувства вызывают американские рассказы об отсутствии на МиГ-15 какого-либо серьезного оборудования и отрицание наличия в его системе управления гидроусилителей. Поэтому авторы решили описать конструкцию нашего истребителя, используя техническое описание, датированное 1952 годом, с сохранением стиля и терминологии его авторов.



МиГ-15 и F-86 Sabre во время авиашоу в США.


Описание конструкции МиГ-15бис

МиГ-15 — реактивный истребитель с двигателем ВК-1 конструкции лауреатов Сталинской премии А. И. Микояна и М. И. Гуревича представляет собой одноместный фронтовой реактивный истребитель с оборудованием для слепой посадки по упрощенной схеме. Самолет имеет стреловидное крыло и вооружен тремя пушками (1x37мм и 2x23мм). На самолете имеется герметическая кабина. Шасси трехстоечное с носовым колесом.

Самолеты МиГ-15бис с оборудованием ОСП-48 предназначены для выполнения боевой работы днем, ночью и в сложных метеорологических условиях. Самолет МиГ-15бис по своим летно-техническим характеристикам может быть использован как истребитель многоцелевого назначения.

Герметическая кабина и большой потолок при хорошей скороподъемности позволяют эффективно использовать самолет в качестве перехватчика, действующего на больших высотах. При подвеске под крыло двух бомб калибра 100 кг самолет МиГ-15бис может применяться как легкий пикирующий бомбардировщик, при этом бомбометанию способствует наличие тормозных щитков. Мощное пушечное вооружение при большой скорости самолета позволяет использовать самолет для штурмовых операций по наземным целям. Самолет МиГ-15бис с подвесными баками 2x600 л по своему назначению — истребитель сопровождения (имеет специальное обозначение — МиГ-15С бис). Самолет МиГ-15бис с ВК-1 в специальном варианте с установкой фотоаппарата АФАБ-40 по своему назначению — фоторазведчик (имеет специальное обозначение — МиГ-15Р бис).

Фюзеляж самолета представляет собой тело вращения обтекаемой формы. По конструкции фюзеляж относится к типу полумонокок. Каркас фюзеляжа состоит из поперечного набора — шпангоутов и продольного набора — лонжеронов и стрингеров. Гладкая работающая обшивка связывает каркас в целую жесткую конструкцию. Материал, из которого выполнен фюзеляж, в основном дуралюмин, метод соединения — клепка. Для удобства эксплуатации фюзеляж разделен на две части: носовую и хвостовую, стыкующиеся между собой в плоскости шпангоута № 13 болтовыми соединениями, позволяющими осуществлять быстрый разъем двух частей фюзеляжа.

В носовом отсеке фюзеляжа размещается два туннеля, подводящие воздух к компрессору двигателя. Туннели эллиптического сечения, идут вдоль боковой обшивки фюзеляжа и огибают кабину летчика с правой и левой сторон. В пространстве между внутренними стенками туннелей в носовом отсеке вверху размещается различное оборудование, включая фотопулемет С-13, аккумулятор, баллон с кислородом, а также элементы радиоэлектронного оборудования. Снизу расположена ниша носовой стойки с механизмом уборки. В центре в верхней части фюзеляжа размещена герметическая кабина летчика, а под ней отсек вооружения и агрегаты оборудования — радиовысотомер РВ-2, преобразователь МА-250, приемник радиополукомпаса АРК-5.

В хвостовой части фюзеляжа размещаются: двигатель ВК-1 со всем вспомогательным оборудованием, выхлопная труба, второй керосиновый бак, тяги управления рулями, тормозные щитки с механизмом синхронизации, блок ракетниц, топливный перекачивающий насос ПЦР-1. На нижней съемной панели люка расположены маркерный приемник МРП-48П и рамочная антенна АРК-5.



МиГ-15 ВВС ЧССР


Крыло самолета — стреловидной формы в плане, состоит из двух отъемных консолей с разъемом у бортов фюзеляжа. Размах крыла — 10,08 м. Двигатель ВК-1 имеет двухступенчатый центробежный компрессор, 9 камер сгорания, одноступенчатую турбину. Максимальная тяга достигалась при 11560 оборотах в минуту. Топливо размещается в двух фюзеляжных баках общей емкостью 1410 л. Передний резиновый бак на 1250 л располагается между шп. № 9 и № 13, задний металлический, емкостью 160 л. находится между шп. № 21 и № 25. Под крылом могли подвешиваться два ПТБ емкостью по 400 л. Порядок выработки топлива не изменял центровки самолета.

Вооружение самолета состояло из одной пушки Н-37 или Н-37Д калибра 37 мм с боезапасом 40 снарядов и двух пушек НР-23 калибра 23 мм с боезапасом по 80 снарядов на ствол. Прицеливание на МиГ-15 осуществлялось автоматическим оптико-гироскопическим прицелом АСП-ЗН. Самолет мог нести две бомбы калибра 50, 100 или 250 кг, подвешиваемые под консолями крыла на универсальных замках Д4-50 вместо ПТБ.


• СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ

Прицельные приспособления стрелкового оружия

Рубрика выходит под редакцией Барчука С.В.



Часть II

В первой части мы рассмотрели основные типы механических прицелов, применяемых со стрелковым оружием. Здесь мы познакомимся с оптическими и коллиматорными прицельными приспособлениями. Напомним, что первые из них подразделяются на прицелы с постоянной и переменной (панкратические) кратностью, которые в свою очередь могут снабжаться автоматическим вводом углов прицеливания. Коллиматорные же прицельные приспособления делятся на открытые, закрытые и голографические.

Для того, чтобы лучше понять принципиальное устройство оптических и коллиматорных прицелов, необходимо рассмотреть такие понятия, как поле зрения, глазное расстояние и светосила. Ознакомимся с этими терминами последовательно.


Поле зрения

Полем зрения называется пространство, видимое одновременно через прицел. Измеряется поле зрения или углом, под которым видны две крайние точки поля зрения, или отношением видимого пространства к расстоянию, на котором оно находится. Например, при наблюдении участка местности протяженностью 12 м на расстоянии 100 м получим поле зрения 12°. Иногда величину поля зрения выражают отвлеченным числом, показывающим то же отношение. Причем расстояние обычно берется в сотнях единиц. Так, если сказано, что поле зрения 10, то это означает, что на 100 м будет виден участок местности протяженностью 10 м, а на 1000 м соответственно 100 м и так далее.

Угол, под которым крайние точки поля зрения видны невооруженным глазом, называют истинным полем зрения. А угол, под которым видны изображения этих же крайних точек через оптический прибор, называют кажущимся, или окулярным, полем зрения. Понятно, что кажущееся поле зрения во столько раз больше истинного поля зрения, во сколько раз увеличивает данный оптический прицел. Так, при четырехкратном увеличении и истинном поле зрения 6° кажущееся поле зрения будет равно 4 x 6 = 24°. В современных ружейных оптических прицелах кажущееся поле зрения не превышает 25°.

Представим себе, что через отверстие в картоне мы смотрим на ряд удаляющих мачт (рис. 1).



Рис. 1. Поле и угол зрения


Пусть диаметр отверстия в картоне 36 мм, глаз расположен от него в 80 мм. Высота мачт 45 м. Интервалы между ними 100 м. Наблюдение ведется с расстояния 100 м от ближней мачты. Глядя через отверстие, мы увидим, что ближняя мачта как раз перекрывает его сверху донизу, то есть занимает все поле зрения. Нетрудно подсчитать, что истинное поле зрения этого отверстия, или угол, под которым видна ближняя мачта, составит 25°. Вторая мачта занимает половину отверстия и, следовательно, видна под углом зрения 12,5° и так далее.

Вставим теперь в отверстие в картоне оптический прицел с двукратным увеличением и диаметром окуляра 36 мм так, чтобы окуляр оказался на месте отверстия в картоне. Такое устройство увеличит (приблизит) все мачты вдвое. Вторая мачта окажется на месте первой и займет все видимое через окуляр поле зрения. Но действительный угол, под которым видна вторая мачта, равен 12,5° — значит, при двукратном увеличении истинное поле зрения уменьшится вдвое.

Если в отверстие в картоне поместить оптический прицел с трехкратным увеличением и тем же диаметром окуляра, то третья мачта займет место первой, и истинное поле зрения составит уже третью часть первоначального, и гак далее. Таким образом, простой расчет показывает, что при данном диаметре окуляра и определенном глазном расстоянии (расстояние от глаза до окуляра) величина истинного поля зрения уменьшается пропорционально размерам увеличенного поля. Иначе говоря, во сколько раз больше увеличение прицела, во столько раз меньше его поле зрения.

Наличие большого поля зрения не играет значительной роли при ведении огня на дальние дистанции по малоподвижным целям, например, при целевой стрельбе по неподвижным мишеням. Наоборот, в полевых условиях на охоте большое поле зрения является одним из наиболее ценных качеств оптического прицела. Оно позволяет наблюдать значительное пространство, облегчает быстрое нахождение целей. При стрельбе по движущимся целям нужно быстро найти цель и не упускать ее из виду во время прицеливания. Эта задача может быть успешно решена только при достаточно большом поле зрения оптического прицела. Взаимоисключающая связь между увеличением и полем зрения заставляет при выборе прицела руководствоваться главным образом тем, для каких нужд он применяется.


Глазное расстояние

Если направить объектив[1] оптического прицела на источник света, а перед окуляром поместить большой лист белой бумаги и постепенно приближать и удалять его, то при определенном положении на бумаге получится светлый, резко очерченный кружок, называемый выходным зрачком. Выходной зрачок представляет собой даваемое окуляром уменьшенное изображение объектива, который в свою очередь называют входным зрачком. Для того, чтобы лучи от всех точек поля зрения попали в глаз, зрачок глаза стрелка должен быть совмещен с выходным зрачком. При приближении или удалении глаза от выходного зрачка лучи от крайних точек поля зрения не попадут в зрачок глаза, и видимое поле зрения уменьшится. При смещении глаза в сторону лучи от одного края поля зрения также не попадут в зрачок, и размеры видимого поля зрения сократятся. При этом с той стороны, куда отклонился глаз, на краях окуляра появятся лунообразные тени.

Для того, чтобы при прицеливании глаз легче находил правильное положение, на конец трубы, где помещается окуляр, надевается резиновая трубка. Она закрепляется так, чтобы ее задний обрез совпадал с плоскостью выходного зрачка оптического прицела. Резиновая трубка очень желательна при ночной стрельбе, в противном случае в незащищенном окуляре появляются отражения местных предметов, которые находятся сзади стрелка, а это сильно затрудняет прицеливание.

Расстояние от выходного зрачка до задней (обращенной к глазу) поверхности окуляра называется глазным расстоянием. Для получения большего поля зрения желательно иметь возможно более короткое глазное расстояние. Увеличение глазного расстояния влечет за собой пропорциональное уменьшение поля зрения и потому является весьма невыгодным. Однако наличие отдачи, а иногда и конструктивные особенности оружия не позволяют сильно сокращать глазное расстояние. В настоящее время для ружейных оптических прицелов общепринятым считается глазное расстояние 80 мм. На таком удалении от окуляра и следует держать глаз при прицеливании в оптический прицел.


Светосила

Светосилой называется сравнительная освещенность предметов, рассматриваемых невооруженным глазом и через оптический прицел. Она показывает, во сколько раз предмет, рассматриваемый невооруженным глазом, кажется освещенным больше, чем при рассматривании через оптический прицел. Зрительное восприятие освещенности зависит от количества световых лучей, попадающих на сетчатку глаза через зрачок. Чем больше зрачок, тем больше световых лучей попадет в глаз. Так как зрачок представляет собой круглое отверстие, то его площадь пропорциональна квадрату его диаметра.

Количество световых лучей, выходящих из оптического прицела, пропорционально площади выходного зрачка. Следовательно, светосила оптического прицела определяется отношением квадрата диаметра выходного зрачка к квадрату диаметра зрачка глаза. Но диаметр глазного зрачка — величина не постоянная. Он может значительно изменяться в зависимости от освещения.

При сильном свете зрачок сужается, уменьшаясь до 2 мм, наоборот, при слабом освещении он расширяется до 6–7 мм. Вследствие непостоянства размеров зрачка глаза принято характеризовать светосилу оптического прицела только по квадрату диаметра выходного зрачка. Так, если диаметр выходного зрачка равен 7 мм, то говорят, что светосила оптического прицела равна 49. Обычно зрачок глаза расширяется в темноте до 6 мм, поэтому светосилу, равную 36, считают нормальной. Однако это справедливо лишь в том случае, когда центр зрачка глаза совпадает с оптической осью прицела. Такое совмещение получить не всегда удается.

Для того, чтобы при небольших отклонениях от оптической оси глаз все же не терял возможности наблюдения, выходной зрачок у оптических ружейных прицелов делают не меньше 7–8 мм. При таких размерах выходного зрачка, то есть при светосиле 49–64, обеспечивается наилучшая видимость при любых условиях наблюдения, как днем, так и в сумерки или в лунную ночь. Все прозрачные тела при прохождении через них световых лучей часть света отражают и часть поглощают. Стекло в этом отношении не представляет исключения. В оптическом прицеле имеется ряд линз, поглощающих и отражающих свет. Поэтому при любых условиях в оптическом прицеле, как и во всяком оптическом приборе, происходит потеря света, и из оптического прицела всегда выходит меньше световых лучей, чем входит в него.

Для уменьшения потерь свёта в оптических прицелах употребляются особые стекла, отличающиеся большой прозрачностью, а поверхность линз тщательно полируется. В последнее время стали покрывать поверхность линз тонким слоем особого вещества и получили так называемую просветленную (голубую) оптику, значительно сокращающую потери света. Покрытие это не отличается большой стойкостью, и потому голубая оптика требует особенно бережного обращения.

При наблюдении в оптический прицел невольно сравнивается видимое изображение с картиной, наблюдаемой невооруженным глазом. Но, поскольку изображение видно более отчетливо, создается впечатление, что оптический прицел не только увеличивает размеры наблюдаемых предметов, но и усиливает их освещенность. Такое представление, конечно, не является правильным. Однако оптические прицелы позволяют охотиться в условиях меньшей освещенности, нежели механические.


Оптические прицелы

С постоянной кратностью

Оптический прицел представляет собой зрительную трубу, предназначенную для наблюдения удаленных предметов. Внутри трубы расположена оптическая система, состоящая из нескольких оптически соосных линз. Объектив, обращенный в сторону цели, строит в своей фокальной плоскости изображение цели. Оно получается перевернутым вокруг горизонтальной и вертикальной оси, поэтому частью оптической конструкции прицела является оборачивающая система, возвращающая изображение к нормальному виду.

Изображение цели, пройдя через оборачивающую систему, формируется в фокальной плоскости окуляра. Окуляр дает возможность рассмотреть увеличенное изображение. Основными преимуществами оптических прицелов по сравнению с механическими являются: возможность более тщательного прицеливания при стрельбе на дальние дистанции; увеличенные шансы обнаружить и правильно идентифицировать цель среди окружающего ландшафта; способность стрельбы в сумерки и темное время суток (при наличии яркой луны или городской засветки). Кроме того, стрелку не нужно фокусировать взгляд на разноудаленных предметах, что, несомненно, сказывается на результатах стрельбы.

В оптическом прицеле присутствуют прицельные нити, марка или сетка. Прицельные нити представляют собой тонкие проволочки, припаянные концами к краям круглого отверстия рамки. Они видны при прицеливании, как черные линии, перекрывающие цель. Прицельная марка представляет собой изображение «перекрестия» на прозрачной пленке и служит тем же целям, что и прицельные нити. Сетка имеет к тому же и дальномерную шкалу. Большинство современных оптических прицелов имеет специальный механизм для перемещения прицельных нитей вверх и вниз, то есть для придания оружию углов прицеливания, соответствующих дистанции стрельбы. Такие механизмы могут быть разными. Один из них изображен на рис. 2.



Рис. 2. Механизм для перемещения прицельных нитей


Этот механизм состоит из стального корпуса, внутри которого находится рамка с припаянными к ней прицельными нитями. Рамка вдоль наружных сторон имеет пазы. В пазы входят укрепленные в корпусе направляющие выступы, по которым рамка скользит, двигаясь в заданном направлении.

Движение рамки вверх и вниз производится при помощи поворота микрометрического винта, таскающего за собой рамку. Верхняя часть винта пропущена через корпус, и на ней укреплен маховик, или высотный лимб, облегчающий вращение винта. На маховик надето кольцо с нанесенной на него дистанционной шкалой. Для установки нужной дистанции следует совместить соответствующее деление дистанционной шкалы с неподвижным указателем на корпусе. При вращении маховика по часовой стрелке рамка поднимается вверх. Если в то же время следить за прицельными нитями через окуляр прицела, то можно видеть, как они перемещаются вниз.

На оптических прицелах, кроме высотного лимба, имеется также и боковой лимб. Устройство его аналогично устройству высотного (рис. 2). С помощью него рамка с прицельными нитями перемещается вправо и влево, что облегчает пристрелку и дает возможность быстро производить поправки на ветер. Шкала на боковом лимбе часто наносится в гак называемых тысячных долях дистанции (в прицелах иностранного производства в четвертях угловых минут). Следовательно, при повороте лимба на одно деление точка прицеливания перемещается при дистанции 100 м на 10 см, при дистанции 200 м — на 20 см и так далее.

Нужно иметь в виду, что практически все оптические прицелы имеют мертвый ход как высотного, так и бокового лимба, вследствие чего получаются ошибки при установке шкалы на нужное деление. Для устранения вредных последствий мертвого хода следует подводить требующееся деление шкалы с указателем всегда с одной стороны; тогда он не будет сказываться на точности работы прицела. Например, если высотный лимб стоит на делении 6 и требуется его перевести на деление 4, то нужно повернуть маховик до деления 3 и затем, постепенно поворачивая, подвести к делению 4. Если с 4-го нужно перевести на 3-е, то вначале следует повернуть до 1 или 2-го, а затем так же плавно подвести к делению 3.

Размещение прицельных нитей (а также марки или сетки) возможно в фокальной плоскости объектива или окуляра. Размещение прицельной марки в фокальной плоскости объектива характерно для оптических прицелов европейского производства, а в фокальной плоскости окуляра — для американских. Для прицелов с переменной кратностью существенно, в какой из фокальных плоскостей находится прицельная марка. Считается, что правильнее располагать прицельную сетку в фокальной плоскости объектива, в этом случае при изменении кратности сетка также будет менять свой угловой размер.

Существует много образцов прицельных марок, некоторые из них показаны на рис. 3А.



В старых образцах оптических прицелов большое распространение имели прицельные нити в виде полного перекрестья. В дневное время пользоваться прицелом с перекрестьем можно вполне успешно, но в сумерки и особенно ночью тонких нитей почти не видно. Полное перекрестье из толстых нитей лучше видно в условиях плохого освещения. Но оно имеет тот существенный недостаток, что на дальние дистанции, закрывая верхней частью креста довольно широкое пространство, затрудняет не только прицеливание по мелким целям, но и наблюдение за ними.

В настоящее время чаще других встречаются прицельные нити в виде неполного креста, разорванного в середине. Получающийся нижний отрезок вертикальной нити носит название прицельного пенька. Вершина его, обычно имеющая форму конуса, доходит до верхнего уровня боковых нитей и служит прицельной точкой. Отрезки горизонтальных нитей называются боковыми выравнивающими; они помогают избегать сваливания оружия при прицеливании.

С помощью марки типа «Mil. Dot» (рис. 3Б) и ей подобных можно определять расстояния до удаленных предметов, что значительно помогает при выборе дистанции стрельбы.



Система легка в использовании. Точки на перекрестии отстоят от центра с возрастанием на 1 миллирадиан (отсюда и название). С помощью формулы, основанной на размере объекта, можно создать таблицу. Таким образом, для определения дистанции необходимо поместить объект между точками, замерять его и, по таблице, опираясь на размер объекта, определить дистанцию.

Увеличение, или кратность — основная характеристика оптического прицела. Видимым увеличением называется отношение величины цели в оптическом прицеле к ее величине, видимой невооруженным глазом. Увеличение цели через оптический прицел воспринимается стрелком как приближение, при этом дистанция до цели уменьшается на величину, равную кратности. Кратность оптического прицела обозначается знаком «х». В настоящее время выпускаются прицелы с увеличением от 1,5х до 40х.


Панкратические (с переменной кратностью)

Панкратические прицелы позволяют плавно изменять кратность и наблюдать за целью непрерывно — от ее поиска при малом увеличении и большом поле зрения до детального рассматривания — при большом. Непрерывное изменение увеличения прицела достигается за счет применения объектива с переменным фокусным расстоянием или оборачивающей системы с переменной кратностью. При стрельбе в движении лучше применять прицелы с 2-6х оптическим увеличением и диаметром объектива от 24 до 30 мм. При засадах и диверсиях применяются оптические прицелы с 6-12х увеличением и большим объективом, от 56 до 63 мм в диаметре, иногда с подсветкой прицельной марки. Прицелы с переменным увеличением сочетают в себе качества прицелов высокой и низкой кратности. Их лучше всего использовать в меняющихся условиях освещенности.

Прицелы с изменяемой кратностью имеют преимущество перед фиксированными своей универсальностью, особенно при использовании одной и той же винтовки в различных условиях. Например, при стрельбе на длинную дистанцию при хорошей освещенности или на малую при недостатке освещения, а также при всех прочих промежуточных вариантах условий стрельбы, включая различные положения, из которых приходится стрелять: лежа, стоя и так далее. Но такой прицел имеет большее количество движущихся частей, что сказывается на его надежности не лучшим образом. Оборачивающая система с подвижными линзами особенно критична к точности и качеству изготовления.


Панкратические с автоматическим вводом углов прицеливания

Некоторые модели панкратических прицелов позволяют определять дистанцию и автоматически вводить необходимый угол прицеливания при стрельбе по целям с известными параметрами. Их действие основано на использовании определения дальности по расположению базы на цели. Подготовка к выстрелу и прицеливание при работе с такой оптикой заключается в следующем: в поле зрения попадают две горизонтальные линии, одна из которых перемещается в вертикальном направлении при изменении кратности. В технических документах указывается размер базы, используемый для данного прицела, пусть это будет величина 1,8 метра. Обнаружив цель с такими размерами, например — человека, изменяют кратность таким образом, чтобы линии прицела разместились возле верхней и нижней границ тела. Таким образом, будет достигнут нужный прицельный угол.


Коллиматорные прицелы

Коллиматорные прицелы (в англоязычной литературе — red dot sight или reflex sight) — относительно новый и самостоятельный тип оптических прицелов. Они применяются в тех случаях, когда необходимо иметь возможность перемещения головы и глаза в больших пределах, не теряя из вида прицельную марку и цель. Со времен второй мировой войны в авиации применяют именно такой тип прицельных устройств, которые и сегодня установлены на истребителях всех стран мира. В последние годы коллиматоры можно все чаще видеть на различных охотничьих ружьях, пистолетах, пейнтбольных маркерах.

Коллиматор — оптический прибор, формирующий пучок параллельных лучей (см. рис 4), создающих бесконечно удаленное изображение марки. Коллиматор содержит объектив и расположенную в его фокусе светящуюся марку (расстояние между объективом и маркой — фокусное расстояние).



Рис. 4. Принципиальное устройство работы коллиматорного прицела


В большинстве коллиматорных прицелов в качестве объектива используется тонкая линза, установленная под небольшим углом к прицельной линии, а прицельную марку освещает светодиод. Лучи, отраженные от светоделительного покрытия на вогнутой поверхности тонкой линзы, формируют изображение прицельной марки. Светоделительное покрытие позволяет одновременно с прицельной маркой наблюдать через тонкую линзу внешние объекты и цели, без искажения и увеличения. Прицелы, построенные по такой схеме, отличаются простотой, минимальными габаритами и массой.

Можно отметить их основные особенности, обеспечивающие удобство, быстроту и точность прицеливания. При использовании коллиматорного прицела можно смотреть на цель двумя глазами. При этом в поле зрения одного глаза находится объектив, через который без искажения и увеличения одновременно резко видно светящуюся прицельную марку, находящиеся за ним цель и часть окружающего пространства. В поле зрения другого глаза — те же цель и окружающее пространство. За счет объединения изображений от двух глаз стрелок воспринимает прицельную марку, цель и все окружающее пространство целостно, объемно, без ограничения и искажения. Так при стрельбе по подвижной цели легко делать упреждение.

При вскидывании оружия стрелок сразу видит прицельную марку (рис. 5), которую сразу можно совместить с целью и выстрелить, потому что зона видимости прицельной марки имеет форму близкую к цилиндру (диаметром 20–30 мм). Прицельная марка будет хорошо видна, даже если установить прицел на конце ствола, так как нет необходимости располагать глаз вблизи прицела, а во время прицеливания можно свободно пользоваться очками.



Рис. 5. Вид цепи через коллиматорный прицел


Изображение прицельной марки формируется параллельными лучами, и пока ствол оружия не изменит направление, прицельная марка останется неподвижной относительно цели при перемещении глаза в пределах зоны ее видимости. Поэтому стрелок может выполнять прицеливание, когда зрачок его глаза попал в любое место зоны видимости прицельной марки.

Светящаяся прицельная марка обеспечивает прицеливание как днем, так и в условиях недостаточной освещенности, когда обычные прицельная планка, мушка с целиком или прицельная сетка большинства оптических прицелов не видны.

Можно выделить два варианта конструкции коллиматорных прицелов: закрытого и открытого типов. У первого варианта (рис. 6) корпус выполнен в виде трубы, внутри которой размещены оптические детали и элементы регулировки.



Рис. 6. Коллиматорный прицел закрытого типа


Его достоинства — защищенность всех компонентов, эстетичный внешний вид и крепления, аналогичные оптическим прицелам. Недостатки — существенное затенение зоны прицеливания, возможность запотевания его внутреннего объема, потери света на защитных стеклах трубы.

Второй вариант открытый, у которого объектив имеет тонкую оправу, практически не затеняющую зону прицеливания. Это самое главное его преимущество. Он обычно легче, имеет собственные узлы крепления, не имеет недостатков первого, но хуже защищен от дождя и снега, имеет менее привычный вид.



Рис. 7. Коллиматорный прицел открытого типа


Коллиматорные прицелы обычно обозначаются как, например, 1x30, где 1 — увеличение, а 30 мм диаметр объектива и зоны видимости прицельной марки. Прицельная марка может иметь вид точки, «птички» или перекрестия. Точка — самый технически простой и дешевый вариант, но ее сложнее заметить на фоне цели, так как она закрывает точку прицеливания. В этом плане прицельная марка в виде перекрестия с разрывом лучше заметна, позволяет оценивать дальность до цели по соотношению угловых размеров цели и перекрестия.


Голографические прицелы

Голографический прицел[2] (рис. 8) — это электронно-оптическое устройство, которое является разновидностью коллиматорного прицела.



Рис. 8. Внешний вид голографического прицела


Особенность такого прицела состоит в том, что в стекле его выходного окна записано голографическое изображение прицельной марки, которое проявляется под воздействием луча лазера. Прицельная марка голографического прицела может иметь самые разные формы, в том числе быть трехмерной. Если линза обычного коллиматорного прицела из-за наличия на ней отражающего покрытия не пропускает волны определенного спектрального диапазона и потому может изменять цвет предметов, с голографическим прицелом ничего подобного не происходит.

Лазер располагается перед окном объектива, и его луч формирует виртуальную прицельную марку, изображение которой, согласно литературным данным, находится на значительном удалении (около 450 м) от стрелка. Голографическое изображение четко видно при любой освещенности, оно всегда располагается по центру прицела и выглядит четким независимо от угла, под которым его рассматривают. В состав прицела обычно включают систему индикации состояния источника питания и систему автоматического или ручного изменения яркости прицельного знака.

Обычно голографические прицелы существенно дороже своих коллиматорных аналогов, поскольку голограмма может быть получена в результате дорогого и сложного технологического процесса. При несоблюдении технических требований голограмма может искажать и разлагать в спектр яркие объекты, наблюдаемые через нее. Необходимо оберегать голограмму от механических воздействий и нагрева.

Прицельная марка у голографических прицелов крупная (обычно — в размер человека, находящегося на удалении 100 м) и прозрачная, чтобы не загораживать и не перекрывать цель, поэтому скорость стрельбы из оружия, оснащенного им, значительно выше, чем при стрельбе с обыкновенным оптическим прицелом. Так как выходное окно прицела плоское, значительно уменьшается вероятность того, что противник заметит отблеск линз.

Следует указать, что голографические прицелы имеют однократное увеличение, к тому же все имеющиеся на рынке голографические прицелы принадлежат к прицелам «открытого» типа. Такой прицел позволяет стрелку пользоваться во время стрельбы обоими глазами, а поскольку в прицеле отсутствуют какие-либо части, загораживающие обзор, стрелок беспрепятственно может контролировать все, что происходит вокруг него.

Еще одна особенность голографического прицела состоит в том, что информация, необходимая для реконструкции изображения прицельной марки записана в каждой частице выходного окна прицела. Даже если прицел будет почти полностью забрызган грязью, залеплен снегом, залит дождем или даже разбит, светящийся зрачок будет четко виден в оставшейся незакрытой части окна (рис. 9).



Рис. 9. Вид прицельной марки в голографическом прицеле при нормальных и экстремальных условиях


Как и в случае коллиматорного прицела светящийся зрачок марки виден только стрелку и совершенно незаметен снаружи. Конструкция прицела позволяет использовать его совместно с приборами ночного видения.

Голографический прицел может располагаться на произвольном расстоянии от глаза, его можно устанавливать на любые типы пистолетов, ружей и винтовок. Поле зрения остается полностью открытым: обод голографического экрана практически незаметен, что дает стрелку возможность смотреть обоими глазами и оптимально контролировать ситуацию во время выстрела. Прицельный знак, окружающая местность и цель всегда находятся в поле зрения, обеспечивая непрерывность наблюдения при поиске и обнаружении цели, а также между выстрелами.

Расположение изображения прицельного знака и цели в одной плоскости полностью исключает параллакс и позволяет производить выстрел при наведении прицельного знака на цель независимо от угла наблюдения цели и положения стрельбы. Эта особенность голографического прицела дает возможность пользоваться им как целеуказателем, когда выстрел производится при совмещении прицельного пятна и цели, при произвольном положении стрелка или оружия.

Голографический прицел — новый шаг в развитии стрелкового дела, позволяющий повысить скорость, уверенность и точность выполнения различных стрелковых упражнений. Сегодня этот тип прицелов еще находится в процессе своего развития.

• КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ

Птенцы гнезда Петрова

Раздел выходит под редакцией Павленко С.Б.



К моменту окончания Северной войны с Швецией за выход к Балтийскому морю и последующей безвременной смертью Петра I российский военно-морской флот по праву считался самым современным и технически оснащенным флотом в мире, к тому же — укомплектованным талантливыми офицерами и матросами, имеющими опыт победоносной войны с сильным противником. На верфях новой столицы находилось в разной степени готовности множество кораблей, своими техническими данными ни в чем не уступавшие британским или французским аналогам, а в некоторых — и превосходившие их. Недаром Петр подчеркивал, что «приемыши» (корабли иностранной постройки) находятся в походе «завсегда позади». «Лебединой песнью» царя-корабела стал линейный корабль «Петр I и И». Этот красавец-гигант относился к классу 100-пушечных кораблей — впервые в практике отечественного кораблестроения. К чести Петра, дотошно изучившего «заграницу», — он всячески способствовал тому, чтобы количество иностранных военно-морских специалистов (во флоте) и корабельных мастеров (на верфях) неуклонно уменьшалось. Все большую и большую роль начинали играть отечественные кадры или, как их назвали впоследствии историки, — «птенцы гнезда Петрова». Увы, слепое преклонение перед Западом (как это и сейчас актуально!) много раз приводило к забвению отечественных талантов и проектов…

Со смертью Петра в отечественном кораблестроении наступил упадок. Новые корабли практически не закладывались, были закончены лишь пять линейных кораблей и фрегат, заложенные Петром I. Флот гнил на якорных стоянках кронштадтского рейда. Выходы в море стали редки, т. к. было приказано: «Существующие корабли сохранять, но в море не выводить». Было оставлено «на ходу» лишь пять малых кораблей для обучения команд. Сказалось и то обстоятельство, что петровские корабли строились из невыдержанного леса — за 15 лет службы громадный флот-победитель просто сгнил (почти 30-летняя активная служба «Петра I и II» — исключение). Сгнил даже «Ингерманланд», который Петр завещал сохранить в «назидание потомкам». Впрочем, наследникам престола память о Петре была ни к чему…

Продолжалось лишь строительство галер. При Анне Иоанновне в 1730 году было решено возобновить строительство кораблей, т. к. спохватились, что галеры без поддержки «настоящих кораблей» будут легко уничтожены противником. Было решено привести флот к положенному составу — 27 линейных кораблей и 6 фрегатов. Единственный боевой эпизод русского флота в то время — поход в составе 14 линейных кораблей и 5 фрегатов для поддержки войск, осаждавших Данциг, отличался нерешительностью из-за неподготовленности команд и ветхости кораблей.

В 1735 г. началась новая война между Россией и Турцией. Для содействия русским сухопутным войскам были созданы Донская и Днепровская флотилии. Начиная с 1733 г., в Таврове для Донской флотилии строились 15 прамов, 35 галер, 59 ботов и шлюпок. Суда Днепровской флотилии, главным образом дубель-шлюпки, строились в Брянске на р. Десне. Они вмещали до 100 человек и вооружались 6-фунтовыми фальконетами. В составе флотилии было также несколько прамов и галер. Все эти разношерстные «военно-морские силы» не могли оказать существенного влияния на ход боевых действий с турками, имевшими первоклассный линейный флот.

Летом 1736 г. 28-тысячная Донская армия при поддержке Донской флотилии осадила Азов и вскоре овладела им. Днепровская группа русских войск во взаимодействии с силами флотилии штурмом взяла Очаков. По Белградскому мирному договору 1739 г. Россия получила Азов, но без права иметь на Азовском и Черном морях военный и торговый флот. Черноморская проблема для России опять осталась нерешенной. Турецкому флоту, выпестованному усилиями Англии и Франции, опасавшихся усиления России, и господствующему на Азовском и Черном морях, могли противостоять только сильный военно-морской флот, включающий в себя главные силы — линейные корабли, которых тогда у России на Черном море не было. Отсутствовали и базы судостроения и стоянки судов. Даже во времена Петра Азовский флот выглядел намного внушительнее.



Линейный корабль “Святой Андрей” на Кронштадтском рейде


Некоторое оживление пришло со сменой владелицы престола. Придя к власти, императрица Елизавета Петровна наряду с общим укреплением государства в соответствии с петровскими заветами принялась и за восстановление когда-то могучего петровского флота. Так, в 1743 году во время шведской войны в Кронштадте был собран флот из 17 линейных кораблей, 5 фрегатов и 48 галер, хотя в боевых действиях ему и не пришлось принять участия. Во время Семилетней войны 1756–1763 гг. русский флот «наглухо» блокировал побережье Пруссии и содействовал сухопутным войскам во взятии ее приморских городов. Флот также постоянно крейсировал в море, решал задачу недопущения британского флота в Балтику.

Важнейшим опорным пунктом противника на побережье Балтийского моря была крепость Кольберг. Ее осада продолжалась, с перерывами, почти полтора года. Важнейшую роль в осаде и взятии крепости сыграл флот, поддерживающий осадный корпус генерала П.А. Румянцева. Корабли вели массированный обстрел крепостных бастионов, высаживали многочисленные десанты. Корабельная артиллерия обрушила на крепость более 1500 трех- и пятипудовых бомб, свыше 11 тыс. ядер и других снарядов. В осаде Кольберга впервые были применены универсальные орудия “единорог”, стрелявшие не только ядрами, но и бомбами, а также зажигательными снарядами (брандскугелями), что значительно повышало эффективность артиллерийского огня. Падение Кольберга решило исход борьбы за Померанию в целом и создало благоприятные предпосылки для успеха в войне с Пруссией. Летом 1757 г. русские войска, поддерживаемые со стороны моря восемью кораблями Балтийского флота, взяли Мемель (Клайпеда), в начале следующего года — Кенигсберг, а затем была занята вся Восточная Пруссия. В сентябре 1760 г. войска генерала З.Г. Чернышева вступили в Берлин.

По штату 1757 года было определено содержать в составе флота 1 — 100-пушечный корабль, 8 — 80-пушечных кораблей (1 ранг), 15 — 66-пушечных кораблей (2 ранг), 3 — 54-пушечных корабля (3 ранг), 6 — 32-пушечных фрегата и более 150 других кораблей и галер. Это была сила, которой возможно было удержать господство на Балтике и с которой приходилось считаться всем европейским флотам.

К началу царствования Екатерины II (1762 год) военный флот состоял из 31 линейного корабля, 11 других кораблей и 99 галер. Однако состояние флота не соответствовало тем грандиозным задачам, которые ему предстояло выполнять. Желая быть “второю после первого Петра”, Екатерина II прилагает усилия к тому предприятию, которое не удалось довести до конца на Азове великому реформатору. "Значительное усиление России немыслимо без действий Русского военно-морского флота” — эти слова Екатерины II блестяще подтвердила история. Императрица привлекает к управлению Морским ведомством в свои помощники по вопросам флота опытных адмиралов С.И. Мордвинова и Г.А. Спиридова. Срочно были приняты меры по восстановлению флота в виде подготовки личного состава и строительства новых кораблей. Для повышения уровня командного состава императрица, по примеру Петра Великого, посылает ряд морских офицеров за границу. Сознавая значение военно-морской силы, Екатерина II считала необходимым иметь на Балтике флот, не только равносильный каждому из соседних флотов, но чтобы по линейным кораблям “оные и превосходить мог”

Во второй половине 18 века Россия начала вести ожесточенную борьбу за выход в Черное и Средиземное моря, а также продолжала укреплять свои позиции на Балтийском море. Поэтому численный состав флота в этот период его развития в основном определялся двумя факторами: угрозой со стороны Турции на Черноморье и Швеции — на Балтике. В законодательном порядке количественный и качественный состав флота определялся Штатным положением, разрабатываемым Адмиралтейств-Коллегией и утверждавшимся главой государства.

Осенью 1768 г. Турция, подстрекаемая Францией и Австрией и воспользовавшись незначительным пограничным инцидентом с запорожскими казаками, снова объявила войну России.

Для облегчения действий сухопутных войск на Дунайско-Крымском театре войны, а также с целью оказания помощи балканским народам, восставшим против турецкого ига, Екатерина II послала пять балтийских эскадр в Средиземное море. Это была первая морская экспедиция из трех, вошедших в историю под названием «Архипелагских экспедиций» русского флота.

Общее руководство российскими морскими и сухопутными силами в этом районе осуществлял граф А.Г. Орлов. Успешные действия кораблей и высаженных с них десантов позволили овладеть несколькими турецкими крепостями и оказать существенную помощь поднявшим восстание грекам и албанцам.

24-26 июня (5–7 июля) 1770 г. произошло крупное сражение в районе Чесменской бухты между объединенными русскими эскадрами и турецким флотом.



«Ягудиил», Россия, 1715 г.

Длина — 51,75 м.

Вооружение — 52 орудия.

---

52-х пушечный линейный корабль "Архангел Ягудиил" заложен летом 1713 года на Соломбальской верфи с однотипным линейным кораблем "Архангел Уриил". Строился корабельным мастером В. Геренсом. Послужил прототипом для большой серии 52-х пушечных линейных кораблей архангельской постройки, так называемых "архангелов". Представлял из себя дальнейшее развитие малого линейного корабля типа "Предестинация".

24 августа 1715 г. в составе отряда вышел из Архангельска в Балтийское море, но из-за течи был вынужден вернуться. После устранения вышел в море 17 октября, но у берегов Скандинавии вновь открылась течь. Зашел в Рамзунд (Норвегия) для ремонта. В мае 1718 г. вместе с датской эскадрой перешел из Копенгагена в Ревель. В июле-сентябре 1718 г. в составе эскадры крейсировал в Финском заливе. 15 мая 1719 г. в составе отряда капитана 2 ранга Н.А. Синявина вышел из Ревеля на поиск отряда шведских судов. 24 мая, во время Эзельского сражения, вместе с «Рафаилом» преследовал шведский флагман «Вахмейстер» и после боя вынудил его сдаться. С 22 июня по 23 августа 1719 г. с эскадрой крейсировал в Финском заливе, прикрывал переход гребного флота. В 1720 г. в составе отряда крейсировал в Балтийском море. 2 февраля 1721 г. вышел из Ревеля в Голландию для конвоирования купленных судов. 9 февраля у берегов Дании был поврежден льдами. 28 февраля пришел в Копенгаген, где был отремонтирован. В мае 1721 г. выходил к о-ву Борнгольм на поиск шведского флота. В ноябре 1721 г. пришел в Амстердам, при осмотре «оказался гнил, негоден к плаванию». Продан в Амстердаме в июне 1722 г.



«Св. Андрей», Россия, 1716 г.

Длина — 47,87 м.

Ширина — 13,61 м.

Осадка — 5,63 м.

---

Закладка корабля «Св. Андрей» состоялась на Адмиралтейской верфи 3 апреля 1716 г. в присутствии губернатора Петербурга А. Д. Меньшикова. Строителем судна был назначен англичанин Р. Рамз, который годом раньше принял русское подданство и до конца своих дней содействовал развитию корабельного дела в России.

В феврале 1721 г., когда должны были начаться переговоры в Ништадте, Петр 1 потребовал немедленного спуска судна на воду. Противиться высочайшему повелению никто не решился, а вот «воды», на которую полагалось спускать корабль, не было — Нева была скована льдом. Прислали на верфь роту солдат, которые пилили, кололи, взрывали пороховыми зарядами лед, и спуск судна «с торжествием» все же состоялся.

Судно успешно прошло ходовые испытания на Красногорском рейде 7 июня 1721 г. и показало хорошие ходовые качества, но оказалось вне поля зрения царя.

«Св. Андрею» везло с командирами. Первым, начиная еще со стапельного периода, был великолепный морской офицер Н.А. Сенявин, прошедший путь от солдата бомбардирской роты Преображенского полка до вице-адмирала. Н.А. Сенявин — один из первых русских морских офицеров, получивший образование не за рубежом, а на родине. В 1719 г. корабль, которым командовал Н. А. Сенявин, встретил гамбургское конвойное судно. Когда его капитан отказался салютовать, потому что «не знает русского флага», Н.А. Сенявин приказал сделать выстрелы из трех пушек по вымпелу обидчика.

Проплававшего положенные 15 лет в составе Практической эскадры, карьера "Св. Андрея" завершилась в 1736 г. в Кронштадте — его разобрали на дрова.


Чесменское морское сражение 1770 года

Чесменское сражение между русским и турецким флотами является одним из крупнейших сражений эпохи парусного флота. Оно делится на два этапа: первый этап — бой в Хиосском проливе 24 июня; второй — уничтожение турецкого флота в Чесменской бухте в ночь на 26 июня.

К началу сражения русская эскадра состояла из 9 линейных кораблей, 3 фрегатов и 18 вспомогательных судов с общим вооружением около 740 орудий. Турецкий флот, которым командовал Ибрагим Хасан-паша, насчитывал 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и около 50 вспомогательных судов с общим числом орудий свыше 1400. Таким образом, неприятельский флот имел двойное численное превосходство в силах. Он был построен в две дугообразные линии. В первой линии находилось 10 линейных кораблей, во второй — 6 линейных кораблей и 6 фрегатов. Вспомогательные суда стояли за второй линией. Построение турецкого флота было чрезвычайно тесным, полностью могли использовать свою артиллерию только суда первой линии.

Правильно оценив обстановку, в частности слабые стороны боевого построения турецкого флота, адмирал Г.А. Спиридов предложил следующий план атаки. Линейные корабли, построенные в строй кильватера, пользуясь наветренным положением, должны были под прямым углом подойти к противнику и нанести удар по авангарду и части центра первой линии. После уничтожения кораблей первой линии удар предназначался по кораблям второй линии. Таким образом, план атаки, предложенный Спиридовым, был основан на принципах, не имеющих ничего общего с линейной тактикой западноевропейских флотов. Вместо равномерного распределения сил по всей линии Спиридов предложил сосредоточить все корабли русской эскадры против части сил противника. Это дало возможность русским уравнять свои силы с численно превосходящим турецким флотом на направлении главного удара. Вместе с тем выполнение этого плана было связано с известным риском, заключавшимся в том, что при подходе к противнику под прямым углом головной корабль русской эскадры до выхода на дистанцию артиллерийского залпа попадал под продольный огонь всей линии неприятельского флота. Однако адмирал Спиридов, учитывая высокую подготовку русских и слабую выучку турок, считал, что неприятельский флот не сможет причинить серьезного вреда русской эскадре в момент ее сближения.

Утром 24 июня русская эскадра вошла в Хиосский пролив и по сигналу главнокомандующего Алексея Орлова, находившегося на линейном корабле “Три Иерарха”, построилась в кильватерную колонну. Головным шел корабль “Европа”, за ним — “Евстафий”, на котором держал свой флаг командующий авангардом адмирал Спиридов. Около 11 часов русская эскадра в соответствие с ранее разработанным планом атаки повернула влево и почти под прямым углом начала спускаться на противника. Чтобы ускорить выход на дистанцию артиллерийского залпа и развертывания сил для атаки, русские корабли шли в сомкнутом строю. Для первого залпа орудия были заряжены двойными зарядами и двумя ядрами.

Около 11 часов 30 минут, когда головной корабль русской эскадры подошел к противнику на дистанцию 650 м, турки открыли огонь, который, однако, не причинил особого вреда русским. Продолжая движение на противника, русский авангард в

12 часов 00 минут сблизился с ним на дистанцию около 100 м и, развернувшись влево, произвел мощный залп из всех орудий по заранее распределенным целям. Вслед за авангардом в бой вступили и корабли центра. Бой принял чрезвычайно напряженный характер. Особенно ожесточенное сражение разгорелось между флагманскими кораблями противников — турецким «Реал-Мустафа» и российским “Евстафием”. Русский корабль причинил турецкому ряд серьезных повреждений, а затем сцепился на абордаж. Отчаянный рукопашный бой на палубе “Реал-Мустафы” закончился победой русских.

Характеризуя действия линейного корабля “Евстафий” в Чесменском сражении, Орлов в донесении Екатерине II писал: “Все корабли с великой храбростью атаковали неприятеля, все с великим тщанием исполняли свою должность, но корабль адмиральский “Евстафий” превзошел все прочие. Англичане, французы, венецианцы и мальтийцы, живые свидетели всем действиям, признались, что они тогда не представляли себе, чтоб можно было атаковать неприятеля с таким терпением и неустрашимостью”. И далее Орлов добавляет: “Свист ядер летающих, и разные опасности представляющиеся, и самая смерть, смертных ужасающая, не были довольно сильны произвести робости в сердцах сражавшихся с врагом россиян, испытанных сынов отечества…”

Вскоре после захвата неприятельского флагманского корабля на нем возник пожар, который затем перебросился на “Евстафий”; когда огонь достиг крюйткамеры, оба корабля взорвались. Адмирал Спиридов перед взрывом успел покинуть горящий корабль и перейти на другой. Гибель турецкого флагмана окончательно нарушило управление неприятельским флотом. В 13 часов турки, не выдержав атаки русских и боясь распространения пожара на другие корабли, поспешно начали рубить якорные канаты и отходить в Чесменскую бухту под защиту береговых батарей, где были заблокированы русской эскадрой. Таким образом, в результате первого этапа сражения, продолжавшегося около двух часов, погибло по одному кораблю с каждой стороны; инициатива целиком перешла к русским.

На военном совете 25 июня у графа Орлова был принят план Спиридова, заключавшийся в уничтожении турецких кораблей в собственной базе. Учитывая скученность кораблей противника, исключавшую для них возможность маневра, адмирал Спиридов предложил уничтожить турецкий флот комбинированным ударом корабельной артиллерии и брандеров, причем главный удар должна была нанести артиллерия. Для атаки противника 25 июня были оборудованы 4 брандера и создан специальный отряд под командованием младшего флагмана С.К. Грейга в составе 4 линейных кораблей, 2 фрегатов и бомбардирского корабля “Гром”. Замысел атаки, разработанный Спиридовым, сводился к следующему. Корабли, выделенные для атаки, пользуясь темнотой, должны были в ночь на 26 июня скрытно подойти к противнику на дистанцию около 500 м и, став на якорь, открыть внезапный огонь: линейные корабли и бомбардирский корабль “Гром” — по кораблям, фрегаты — по береговым батареям противника.

В полночь, когда все приготовления к бою были закончены, по сигналу флагмана корабли, назначенные для атаки, снялись с якоря и направились в указанные для них места. Подойдя на дистанцию примерно в 370 м. (2 кабельтовых), русские корабли заняли места по установленной для них диспозиции и открыли огонь по турецким кораблям и береговым батареям. “Гром” и некоторые линейные корабли вели огонь главным образом брандскугелями. За линейными кораблями и фрегатами в ожидании атаки были развернуты 4 брандера.

В начале 2-го часа на одном из турецких кораблей от попавшего брандскугеля возник пожар, который быстро охватил все судно и начал перебрасываться на соседние корабли противника. Турки пришли в замешательство и ослабили свой огонь. Это создало благоприятные условия для атаки брандеров. В 1 час 15 минут 4 брандера под прикрытием огня линейных кораблей начали движение на противника. Каждому из брандеров был назначен определенный корабль, с которым он должен был сцепиться. Три брандера по различным причинам не достигли поставленной цели, и только один — под командованием лейтенанта Ильина выполнил поставленную задачу. Под огнем противника он подошел к 84-пушечному турецкому кораблю и поджег его. Команда брандера вместе с лейтенантом Ильиным села в шлюпку и покинула горящий брандер. Вскоре на турецком корабле произошел взрыв. Тысячи горящих обломков разлетелись по всей Чесменской бухте, распространив пожар почти на все корабли турецкого флота. В это время бухта представляла собой огромный пылающий факел. Турецкие корабли один задругим взрывались и взлетали на воздух. В четыре часа русские корабли прекратили огонь. К этому времени почти весь турецкий флот был уничтожен. Из 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и 50 вспомогательных судов уцелели и были захвачены русскими в плен лишь один линейный корабль “Родос” и 5 галер. Русский флот потерь в кораблях не имел.

Таким образом, Чесменское сражение закончилось полным уничтожением турецкого флота, на который возлагалось много надежд. Оценивая это сражение, адмирал Спиридов в донесении президенту Адмиралтейств-коллегии писал: “…Честь Всероссийскому флоту! С25 на 26 неприятельский военный флот… атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили а сами стали быть во всем архипелаге… господствующими”. Это был триумф, который вверг в шок англичан и французов — главных строителей и учителей турецкого флота.

Чесменское сражение представляет собой ярчайший пример уничтожения неприятельского флота в расположении его базы. Победа русского флота над вдвое превосходящими силами противника была достигнута благодаря правильному выбору момента для нанесения решающего удара, внезапности атаки в ночное время и неожиданному для противника применению брандеров и зажигательных снарядов, хорошо организованному взаимодействию сил, а также высоким морально-боевым качествам личного состава и флотоводческому искусству адмирала Спиридова, который смело отказался от шаблонной линейной тактики, господствовавшей в то время в западноевропейских флотах. По инициативе адмирала были применены такие решительные приемы боя, как сосредоточение всех сил флота против части сил противника и ведение боя на предельно короткой дистанции.

Победа русского флота в Чесменском сражении оказала большое влияние на дальнейший ход войны. Благодаря этой победе русский флот серьезно нарушил турецкие коммуникации в Архипелаге и установил эффективную блокаду Дарданелл.



«Пётр 1 и 2», Россия, 1727 г.

Длина — 55,1 м.

Ширина — 15,5 м.

Осадка — 5,5 м.

Вооружение — 100 орудий.

---

Назван в честь первого российского императора Петра I и его внука Петра II, вступившего на престол в 1727 г.

Заложен 29 июня 1723 г. в Санкт-Петербургском адмиралтействе. Строители: начат Петром Михайловым (Петром I), после его смерти достраивался всеми корабельными мастерами под руководством Ф.М. Скляева. Спущен 29 июня 1727 г., вошел в состав Балтийского Флота.

Участвовал действиях флота под Данцигом в 1734 г. в качестве флагманского корабля адмирала Т. Гордона. 26 мая у Пиллау прикрывал выгрузку с транспортов осадной артиллерии, затем крейсировал у Пиллау, блокируя Данциг с моря. После капитуляции крепости 13 июня с эскадрой ушел в Ревель, а 2 июля прибыл в Кронштадт. С мая по август 1736 г. с эскадрой находился на Кронштадтском рейде. 23 августа, во время грозы, молния ударила в грот-мачту; погиб часовой на салинге, мачта загорелась. Экипаж начал тушить пожар, но в грот-мачту ударила вторая молния. Ввиду невозможности потушить пожар мачту срубили со всем такелажем. «Пётр 1 и 2» больше в море не выходил. 19 августа 1744 г. Адмиралтейств-коллегия издала указ о сохранении корабля в память о Петре I. Корабль был введен в специально построенный плавучий док, но разобран (по ветхости) в 1752 г.



«Трех Иерархов», Россия, 1760 г.

Длина — 47,4 м.

Ширина — 12,5 м.

Осадка — 5,5 м.

Вооружение — 66 орудий.

---

Построен в 1766 году в Санкт-Петербурге на верфи Главного Адмиралтейства по проекту опытного корабельного инженера Ламбе Ямеса и назван в честь епископов-богословов первых веков эпохи христианства Василия Великого, Григория богослова, Иоанна Златоуста.

Совершенные формы корпуса корабля гармонично сочетались с красивым декором. Носовая фигура представляла собой воина в римских одеждах. Корму украшала композиция из четырех фигур нимф и кариатид, соединенных между собой завитками затейливого орнамента. Весь изящный борельеф был позолочен и хорошо смотрелся на фоне голубой решетки балкона.

Во время русско-турецкой войны 1768–1774 годов корабль в составе эскадры адмирала Г. А. Спиридова участвовал в Хиосском, а затем в Чесменском морских сражениях 24–26 июня (5–7 июля) 1770 года. На корабле «Трех Иерархов» держал кайзер-флаг главнокомандующий русскими морскими и сухопутными силами в Архипелаге генерал-аншеф граф А. Г. Орлов, получивший за беспримерную победу в Чесменском бою титул Чесменского. С. К. Грейгу присвоен был чин контр-адмирала.



«Слава Екатерины», Россия, 1783 г.

Длина — 48,77 м.

Ширина — 13,5 м.

Осадка — 5,8 м.

Вооружение — 66 орудий.

---

Генерал-цейхмейстер (командующий артиллерией) Черноморского флота И.А. Ганнибал 26 мая (6 июня) 1779 года заложил на Херсонской верфи два первых 66-пушечных линейных корабля. Головным из них стал «Слава Екатерины». Предположительно проект нового линейного корабля разработал корабельный мастер А. С. Катасонов. Строил его инженер И. А. Афанасьев.

Вместо полагавшихся по штату 30-фунтовых пушек посчитали возможным обойтись имевшимися в наличии 24-фунтовыми, которые «столь малую имеют разность, что с таковою же пользою в действии употребляемы быть могут». Строительство корабля шло медленно, лишь 16(27) сентября 1783 года в торжественной обстановке судно было спущено на воду. Боевая служба «Славы Екатерины» пришлась на русско-турецкую войну 1787–1791 годов. Переименованный в 1788 году генерал-фельдмаршалом Г.А. Потемкиным в «Преображение Господне», корабль участвовал во всех крупных операциях русской эскадры, в том числе в победных морских сражениях под руководством адмирала Ф. Ф. Ушакова.



«Евстафий», Россия, 1762 г.

Длина — 47,5 м.

Ширина -14,5 м.

Осадка — 5,8 м.

Вооружение — 66 орудий.

---

Корабль был построен в 1762 году на верфи Главного Адмиралтейства в Санкт-Петербурге корабельным мастером Ульфом.

Принимал участие в 1-й Архипелагской экспедиции русского флота в середине июли 1769 года под командованием адмирала Г.А. Спиридова. Являлся флагманским кораблем. В первой фазе Чесменского сражения оказался в самом центре боя. Самая жаркая схватка разгорелась с турецким флагманским кораблем «Реал-Мустафа». Во время отчаянного абордажного боя начался пожар на турецком корабле, и его горящая грот-мачта упала на русский флагман. Когда Г. А. Спиридов убедился, что спасти «Евстафий» невозможно, он перенес свой флаг на линейный корабль «Три Святителя». Вскоре «Евстафий» взорвался, а сразу вслед за ним взлетел на воздух и «Реал-Мустафа». Взрыв обоих кораблей и ураганный огонь русской корабельной артиллерии вызвали панику на судах противника. Они спешной в беспорядке отступили в Чесменскую бухту, где были заблокированы русской эскадрой и полностью уничтожены на следующий день.



«Св. Павел», Россия, 1784 г.

Длина — 54,9 м.

Ширина — 15,3 м.

Вооружение — 66 орудия.

---

Героический путь линейного корабля «Св. Павел» неразрывно связан с деятельностью выдающегося адмирала Ф.Ф. Ушакова.

Принимал участие во всех сражениях русско-турецкой войны. В сражении при Фидониси в 1788 г. в составе эскадры Войновича был флагманским кораблем авангарда и возглавил решительную атаку на флагманский турецкий корабль «Капудание» и потопил турецкую шебеку, а также вызвал на турецких кораблях два пожара.

В составе эскадры под командованием контр-адмирала Ф.Ф. Ушакова корабль участвовал в сражениях в Керченском проливе (8 июля 1790 г.). А спустя двадцать дней в составе той же эскадры участвовал в сражении у острова Тендра. Спустя год, 31 июля 1791 г., корабль принял участие в героической битве при мысе Калиакрия.


Активные боевые действия происходили и на побережье Азовского и Черного морей. На Дону вновь создается Азовская флотилия. Ее корабли под командованием А.Н.Сенявина эффективно противостоят турецкой эскадре, обеспечивают господство в Керченском проливе и в дальнейшем оказывают действенную поддержку армии. В район Архипелага за период 1769–1773 гг. было направлено более 50 кораблей. Победы, одержанные на суше и на море, заставили Турцию в 1774 г. подписать выгодный для России Кучук-Кайнарджийский мирный договор. Турция отказалась от своих прав на Крым и Кубань, уступила Азов и Керчь, пространство между Днепром и Бугом. Россия, наконец, получила право свободного плавания по Черному морю и прохода торговых судов через Босфор и Дарданеллы.

После заключения 10 июля 1774 года Кучук-Кайнарджийского мирного договора с Турцией отпала необходимость в дальнейшем увеличении численного состава флота, т. к. “число плавающих кораблей превосходило назначенное по большому военному комплекту”. Поэтому с 1775 г. интенсивность строительства линейных кораблей в России начинает падать и вскоре прекращается вообще. Лишь в 1779 г., перед началом очередной войны со Швецией, началась достройка кораблей, находившихся на стапелях. Перерыв в строительстве флота был использован русскими кораблестроителями и моряками для дальнейшего совершенствования корабельной архитектуры, повышения боевых и мореходных качеств военных кораблей. Так, еще в 1766 году на кораблях «Исидор» (74-пушечный) и «Ингерманланд» (66-пушечный), вооруженных по новым пропорциям такелажа, парусов, мачт, стеньг и реев, были проведены испытания. Автором новых пропорций являлся вице-адмирал С. К. Грейг. По результатам вышеуказанных испытаний Адмиралтейств-коллегия приняла решение: “… впредь корабли вооружать так, как были вооружены корабли «Исидор» и «Ингерманланд». Был принят «Промежуточный регламент 1777 года», который с учетом артиллерийского штата 1805 года лег в основу второго Корабельного Регламента 1806 г., продолжившего традиции русской кораблестроительной школы.

Количественный состав флота продолжал наращиваться на Балтике и Севере, за время с 1772 по 1782 г. было построено: в Петербурге — 7 линейных кораблей и 3 фрегата, в Кронштадте — 1 линейный корабль, 2 бомбардирских судна, в Архангельске — 18 линейных кораблей и 14 фрегатов, мелкие корабли строились в Олонце и Сердоболе. Корабли строились по утвержденным образцам. Был построен лучший русский боевой корабль того времени — 100-пушечный линейный корабль «Ростислав», а также корабль «Победоносец», прослуживший 27 лет. Чугунные пушки, применявшиеся ранее, стали заменяться на медные. К войне со Швецией 1788 года флот был достаточно подготовлен.

Воспользовавшись тем, что главные силы русской армии были сосредоточены против Турции, шведский король Густав II, подстрекаемый Англией, Францией и Пруссией, снова начал военные действия против России. Он планировал перебросить морем и высадить в район Ораниенбаума 20-тысячный десант, овладеть Петербургом и принудить русских возвратить шведам Финляндию, а туркам — Крым. Путь к Кронштадту шведской эскадре, состоящей из 16 линейных кораблей и 12 фрегатов, у о-ва Гогланд преградил русский Балтийский флот под командованием адмирала С.К. Грейга в составе 17 линейных кораблей и 8 фрегатов. Шведы потерпели поражение и были вынуждены уйти в Свеаборг, где они и были заблокированы. Надежды шведского короля на возврат Финляндии не оправдались. Последующие сражения также были неудачны для шведов, и в 1790 году был заключен мир. Этим заканчивается долголетнее соперничество Швеции и России на Балтике — Швеция была устранена с мировой политической арены как государство с сильным флотом.

На юге после присоединения Крыма появляется необходимость в защите южных морских границ. В 1779 г. Россия возобновляет строительство линейных кораблей на Черном море с целью замены “пришедших в негодность по ветхости своей”. За последующие четыре года было построено 8 линейных кораблей и 6 фрегатов. В 1778 году основывается порт Херсон, ставший центром русского кораблестроения в Причерноморье. Здесь уже в 1783 г. был спущен первый черноморский линейный 74-пушечный корабль “Слава Екатерины”. В 1783 г. основан Севастополь, сделавшийся главной базой Черноморского флота, и началось строительство его портовых сооружений, причалов, адмиралтейства, мастерских и береговых укреплений. По штату 1785 года состав Черноморского флота определен в 2 — 80-пушечных, 10 — 66-пушечных линейных корабля, 20 фрегатов и ряда вспомогательных судов. В 1789 году основан город Николаев с корабельной верфью.

Не желая примириться с результатами русско-турецкой войны 1768–1774 годов, Турция в июле 1787 года ультимативно потребовала от России возвращения Крыма, отказа от покровительства Грузии и согласия на осмотр проходящих через проливы русских торговых судов. Не получив удовлетворительного ответа, турецкое правительство 12 августа 1787 года объявило России войну. В свою очередь, Россия решила воспользоваться ситуацией, чтобы расширить свои владения в Северном Причерноморье за счет полного вытеснения оттуда турков.

Несмотря на блестящие победы русской армии под Кинбурном (1787), Очаковым (1788), у Фокшан (1789), на реке Рымник (1789) и даже взятие Суворовым неприступного Измаила (1790), противник не соглашался принять условия мира, на которых настаивала Россия, и всячески затягивал переговоры. Причиной был сильный турецкий флот на Черном море, постоянно усиливаемый кораблями из Средиземного моря.

В войну 1787–1791 годов Черноморский флот вступил в составе 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и 68 вспомогательных и гребных судов. Одержав ряд убедительных побед под Фидониси (18 июня 1788 г. 36 русских кораблей против 49 турецких), у Керченского пролива (8 июля 1790 г. 32 русских против 54 турецких), у о-ва Тендра (28 августа 1790 г. Россия: 5 линкоров и 11 фрегатов. Турция: 14 линкоров и 8 фрегатов) российский Черноморский флот тем не менее не мог в полной мере осуществить полный контроль над морем в его классическом понимании. Турция намеревалась нанести решительный удар России, чтобы принудить ее к заключению выгодного для Турции мира.



Линейный корабль “Евстафий” в начальной фазе Чесменского боя



Линейный корабль “Трех Иерархов” в боевой линии Черноморского флота



Разгар Чесменского боя


Султан призвал на помощь флот из африканских владений, прославившийся под предводительством алжирца Саид-Али. Саид-Али хвастливо пообещал виновника недавних поражений Турции контр-адмирала Ушакова привести в Константинополь в цепях. Предстояло генеральное сражение; это сознавалось всем флотом. “Молитесь Богу! — писал князь Потемкин Ушакову. — Господь нам поможет, положитесь на Него; ободрите команду и произведите в ней желание к сражению. Милость Божия с вами!” Командующий российским флотом адмирал Ф.Ф. Ушаков был уверен в победе. Во-первых, сам Ушаков обладал даром мгновенно оценивать обстановку и видеть слабости вражеской позиции. Во-вторых: экипажи его кораблей были прекрасно обучены владению парусами и артиллерией. В-третьих: Ушаков хорошо знал противника, его привычки, психологию и приемы боя. Ему было хорошо известно, что турецкие адмиралы требуют от своих капитанов абсолютно точного исполнения распоряжений, дававшихся сразу на весь бой. Значит, стоило разрушить намеченную противником схему боя, как неприятельские капитаны не знали, что им делать и, как правило, выбирали «достойное бегство». В четвертых: Ушаков знал, что главным в тактике турков считался абордаж (как у испанцев), артиллерия же предназначалась только для подготовки абордажного боя. Поэтому Ушаков смело вел корабли на противника и с расстояния 50…70 метров картечью уничтожал турков, сгрудившихся у борта для абордажного броска. И последнее, Ушаков поставил под сомнение незыблемость линейной тактики, господствовавшей в головах всех адмиралов мира. Он смело «ломал строй», внося сумятицу в ряды врага. Кстати, насколько «свято» оберегалась эта линейная тактика, говорит тот факт, что в Англии адмирала, «сломавшего строй» в сражении, вешали!

Генеральное сражение произошло 31 июля 1791 года у мыса Калиакрия.


Морское сражение у мыса Калиакрия

31 июля на подходах к мысу Калиакрия (северо-восточнее Варны) Ушаков обнаружил турецкий флот (18 линкоров, 17 фрегатов, 43 вспомогательных корабля), стоявший в линии на якоре под прикрытием береговых батарей. Появление русской эскадры (16 линкоров, 2 фрегата, 16 вспомогательных кораблей) было для турок полной неожиданностью. Ушаков, несмотря на явное неравенство сил, пользуясь неразберихой в стане неприятеля, принял изумительное по находчивости решение — повел свой флот между турецкими кораблями и беспрестанно палящей береговой батареей, отрезая корабли от берега и «захватывая ветер». При этом Ушаков не стал терять время на перестройку из походного порядка 3-х кильватерной колонны в боевой порядок, — в одно-кильтватерную колонну, и тем самым сократил время нахождения кораблей под огнем береговых батарей. Турки, не ожидавшие такого поворота событий, в спешке стали рубить канаты и, не дожидаясь возвращения с берега матросов, праздновавших религиозный праздник, ставить паруса. Их охватила паника. При этом несколько кораблей, не справившись с управлением на крутой волне при порывистом ветре, столкнулись друг с другом и получили повреждения.

Пока турецкий флот в беспорядке отходил, Ушаков успел перестроить свои корабли в боевую линию и нацелил свой флагманский корабль «Рождество Христово» на флагман Саида-Али.

Бой разгорелся с потрясающей силою. Боевая линия турок была разбита, их корабли были настолько стеснены, что били друг в друга, укрываясь один за другого. Ушаков на флагманском корабле "Рождество Христово” погнался за пытавшимся уйти Саидом-Али и, сблизившись с ним, атаковал его. Первым же ядром с русского флагмана на алжирском корабле вдребезги разнесло фор-стеньгу, щепа от которой отлетела в Саид-Али, тяжело ранив его в подбородок. Окровавленный алжирский предводитель, не так давно похвалявшийся пленением Ушакова, был унесен с палубы о каюту. По рассказам участников сражения, Саид-Али и Ушаков видели друг друга, т. к. их корабли сблизились до 80 метров. Русский адмирал крикнул: «Саид, бездельник! Я отучу тебя давать такие обещания!» Турецкий флот был «совершенно уже разбит до крайности» и в очередной раз бежал с поля боя. Наступившая темнота, пороховой дым и перемена ветра спасли его от полного разгрома и пленения. Весь турецкий флот, лишившийся двадцати восьми судов, разбросало по морю. Большая часть экипажей была перебита, в то время как на русских кораблях потери были незначительны. А в Константинополе, не имея известий о происшедшем морском сражении, праздновали Курбан-Байрам и радовались; но вскоре “сверх чаяния сия радость обратилась в печаль и страх”, вызванные появлением у крепостей Босфора остатков эскадры “славного алжирца”. Вид пришедших пяти его линейных кораблей и пяти других малых судов был ужасен, "некоторые из оных без мачт и так повреждены, что впредь служить на море не могут”; палубы были завалены трупами и умирающими от ран; в довершение всего корабль самого Саид-Али, войдя на рейд, стал на виду у всех тонуть и пушечными залпами просить о помощи… Потрясение стамбульцев было так велико, что никто не оказал кораблю помощи и тот затонул на глазах всего города.

“Великий! Твоего флота больше нет”, - доложили турецкому султану. Тот был настолько напуган увиденным зрелищем и известием о сокрушительном поражении своего флота, что немедленно поспешил заключить мир с Россией.



29 декабря 1791 года в Яссах был подписан мирный договор. Российское государство, укрепив свои позиции на юге, “твердою ногою встало на завоеванных им берегах Черного моря”. В сражении у мыса Калиакрия Ушаков впервые в военно-морской истории часть кораблей выделил в резерв (4 корабля), сыгравший решающую роль в разгроме флагманских кораблей турков. И это несмотря на общее двухкратное превосходство противника в кораблях! Своего логического завершения достигла и излюбленная тактика Ушакова — нанесение главного удара по флагманскому кораблю, навсегда ставшая аксиомой военно-морских сражений. Ну а ушаковский гениальный маневр — отсечение вражеского флота, находящегося в гавани, от берега с «захватом ветра» — спустя семь лет использовал Нельсон, почитаемый спасителем Англии, — при Абукире.

Итак, в период царствования Екатерины II русский флот переживал свое лучшее время. Россия опять вышла на второе место в мире по количественному составу флота. На верфях Петербурга, Кронштадта, Архангельска, Севастополя и Херсона строятся все типы кораблей того времени, в т. ч. 100-пушечные, закладывается Николаевское адмиралтейство, возводятся город и порт Одесса, ставшая вскоре базой постройки и ремонта транспортных судов. О большом внимании императрицы к проблемам флота свидетельствует ее письмо к Г.А. Потемкину в 1791 г., в котором Екатерина II писала, что она «… всегда отменным оком взирала на все флотские дела».

Значительно возросшая морская военная мощь вынудила опытнейших моряков-англичан признать Россию “морским государством очень почтенным”.

Восшедший после смерти матери на престол Павел I, при всей неоднозначности его краткого царствования, продолжал уделять флотским и армейским делам самое пристальное внимание. Более того, именно при нем флот стал орудием большой российской политики.

В 1797 г. основным объектом агрессивных устремлений бонапартовской Франции становится Средиземноморье. Наполеон захватил Ионические острова, Мальту, оккупировал Египет. Создалась реальная угроза Константинополю, Черноморским проливам и Северному Причерноморью. Обеспокоенная экспансией Наполеона, Россия присоединилась к антифранцузской коалиции. Павел I подписал указ, определяющий цели похода русского флота в Средиземное море. Ближайшей задачей флоту ставилось освобождение оккупированных французами Ионических островов.

В состав эскадры, вышедшей из Севастополя 12 августа 1798 г., входили 6 линейных кораблей и 7 фрегатов, на вооружении которых находились 792 пушки. Эскадра насчитывала 7400 человек личного состава. К этим силам присоединилась турецкая эскадра, состоявшая из 4 линейных кораблей и 6 фрегатов. Объединенную эскадру возглавил адмирал Ф.Ф. Ушаков. В результате успешно проведенных десантных операций Ионические острова были освобождены от французов.

Наиболее ожесточенными были осада и штурм флотом крепости Корфу, считавшейся неприступной. В этих боях было пленено около 3 тыс. человек, в том числе 4 генерала. Трофеи эскадры составили: 54-пушечный линейный корабль, 32-пушечный фрегат и 14 других судов, а также 636 орудий и мортир. Суворов, сам величаемый во всем мире за свой беспримерный Итальянский поход, получивший за него звание генералиссимуса, воскликнул: «Ура русскому флоту! Ну почему я не был при штурме Корфу хотя бы мичманом!»

В мае 1799 г. Ф.Ф. Ушаков освобожденный Архипелаг провозгласил Республикой Ионических островов.

Эскадра Ф.Ф. Ушакова оказывала содействие и объединенным русско-австрийским войскам, возглавляемым А.В. Суворовым. Русские моряки участвовали в освобождении от французов Неаполитанского королевства. 30 сентября 1799 г. русский десант в составе 820 гренадеров и 200 матросов, а также неаполитанские войска, вступили в Рим после капитуляции находившихся там французов.

Это был самый конец уходящего XVIII века — века славы и расцвета русского флота. Впереди был новый век, век Аустерлица и Бородина, век Наварина и Синопа. Последний век парусников…


• РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Стратегическое лазерное оружие

Кобринович Ю. О.


Толчком к развитию лазерного оружия и лазерных средств наведения и слежения стала стратегическая оборонная инициатива США. Среди диковинных проектов оружия «звездных войн» лазеры стали едва ли не самыми разнообразными. Однако, как и большинство других «звездных» видов оружия, лазерное в восьмидесятые оставалось оружием на грани фантастики. Спустя двадцать лет положение изменилось.


Стратегическая оборонная инициатива (СОИ)

23 марта 1983 года президент США Р.Рейган впервые обратился к своему народу с идеей СОИ. Целью программы стало создание средств обороны, способных перехватить и уничтожить баллистические ракеты противника прежде, чем они достигнут территории США. Теоретики СОИ построили принципиально новую систему ПРО — с расчетом обеспечить уничтожение советских ракет на всех участках их траектории, начиная с момента старта и до подлета к намеченной цели. Для решения этой задачи оружие будущей ПРО должно размещаться не только на Земле, но главным образом в космическом пространстве.



Проект орбитального лазера, подготовленный корпорацией "Мартин-Мариетта"


В настоящее время система противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки (ПРО США) (английское название — National Missile Defense NMD) создается, согласно заявлениям американской администрации, для защиты территории страны от ракетного удара со стороны так называемых стран-изгоев, к которым США относят, в частности, КНДР, Иран, Сирию и Ливию (ранее также Ирак).

23 июля 1999 года президент США Билл Клинтон подписал законопроект о создании Национальной системы противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки. Закон уполномочивал Пентагон (Министерство обороны США) разместить элементы системы противоракетной обороны (ПРО) для защиты всей территории Соединенных Штатов Америки от баллистических ракет вероятного противника тогда, когда это будет “технически возможно”.

В состав создаваемой системы ПРО планируется включить боевые лазеры воздушного базирования. Эскадрилья самолетов, оснащенных этим вооружением, должна быть рассредоточена по всему миру вблизи потенциально опасных с точки зрения ракетной угрозы стран и находиться в постоянной готовности к взлету для перехвата и уничтожения стартовавших баллистических ракет еще до момента отделения от них боеголовок.



Орбитальный лазер “в действии”


Для уничтожения боеголовок противника «противоракетный щит» должен состоять, по меньшей мере, из трех-четырех эшелонов, размещенных в космосе и на Земле. Согласно одним оценкам, предполагаемая надежность каждого эшелона ПРО могла бы быть не более 80 % (Джон Пайк — руководитель Федерации американских ученых), согласно другим — не более 60 % (генерал Джеймс Абрахам).

Первый эшелон ПРО должен был обеспечить перехват МБР на участке разгона и в период разведения боеголовок. Основой первого эшелона должны были стать высокоэнергетические лазеры — эксимерный и на свободных электронах. Они должны были базироваться на Земле, а их излучение — направляться на атакующие ракеты противника с помощью космических зеркал. Лазеры также входили в информационно-разведывательную систему ПРО. С помощью инфракрасных и ультрафиолетовых лазеров предполагалось определять данные о цели и характере ее поражения.

Второй эшелон — перехват МБР на среднем участке траектории. Кроме наземных лазеров и лазеров наведения должны были также использоваться УФ-лазерный локатор. На этом участке полета ракет происходит разведение боеголовок и ложных целей. УФ-лазерный локатор должен был произвести селекцию: получая изображения целей — сравнивать их с эталонами боеголовок и ложных целей противника. Выделенные цели атакуются кинетическим оружием космического базирования — электромагнитной пушкой. Лазерный локатор должен иметь разрешающую способность не менее 1 м, а система кинематического оружия иметь точность с отклонением до 1 м.

Средства наблюдения третьего эшелона также призваны обнаруживать боеголовки на фоне ложных целей. В качестве метода селекции предусматривался нагрев летящих объектов при помощи лазера с большой частотой следования импульсов. Расчет в этом случае делался на выделение по различающемуся уровню теплоемкости и повышению температуры боеголовок и ложных целей. Другой метод основан на принципе определения приращения скорости под воздействием лазерного или проникающего излучения, величина которого у боеголовки и ложной цели будет различна. Для обнаружения, сопровождения и наведения средств перехвата предполагалось использовать орбитальную систему из 25 спутников, расположенных на высоте 1000 км. Для перехвата боеголовок на этом участке должны были использоваться антиракеты.

Четвертый эшелон противоракетной обороны должен был обеспечить перехват МБР на конечном участке траектории и защитить особо важные объекты с помощью противоракет ближнего перехвата. Предупреждение об атаке обеспечивается спутниками на высоких орбитах, а выделение боеголовок — в результате фильтрации в атмосфере, так как, начиная с высоты 120–130 км, легкие ложные цели могут быть обнаружены по яркости, мерцанию и торможению при входе в атмосферу. Для решения задачи селекции считалось целесообразным использовать лазерные и радиолокационные датчики воздушного базирования. В диапазоне высот 120-75 КхМ средства наведения должны были навести на каждый отдельный объект перехватчик.

В Советском Союзе ставка в ПРО была сделана на ракеты и пушки сверхточной наводки. Тем не менее, когда в США шли лихорадочные работы по программе «Восьмая карта» — созданию боевого лазерного луча, в местечке Сары-Шаган — в нынешнем суверенном Казахстане — была построена лазерная установка «Терра-3». На «Терре» был создан мощный квантовый локатор для зондирования космического пространства, способный определить не только дальность до цели, но и ее размеры, форму, траекторию движения.

В 1984 году ученые предлагали «пощупать» им американский корабль «Шаттл» на орбите. Но разрешения от политического руководства на эту авантюру получено не было.


Лазеры — ударное космическое оружие «Звездных войн».

Для поражения ракет на участке разгона специалисты США рассчитывали прежде всего на использование различных видов лазеров. Работы над их созданием велись широким фронтом, и одновременно разрабатывались четыре типа лазеров: химический, эксимерный, на свободных электронах и рентгеновский лазер с ядерной накачкой, который, впрочем, так же относится к ядерному оружию третьего поколения.

Лазерное оружие способно наиболее эффективно поражать объекты с тонкостенной оболочкой: топливные баки ракет, корпуса самолетов и вертолетов, хранилища нефти и газа и т. п. Лазерные лучи в космосе распространяются беспрепятственно, но атмосфера с минимальными потерями пропускает только излучение с длиной волны от 0.3 до 1 мкм, что соответствует оптическому диапазону, и некоторые длины волн, лежащие в инфракрасной области.


Химические лазеры

Химические лазеры наиболее перспективны для боевого применения. У лазера на фтористом водороде источником энергии накачки является энергия химической цепной реакции между фтором и водородом. В результате этой реакции образуются возбужденные молекулы фтористого водорода, которые, находясь в неустойчивом состоянии, освобождаются от излишней энергии, испуская инфракрасное излучение с длиной волны 2.8 мкм. Но излучение такой длины волны активно рассеивается молекулами воды, содержащимися в виде пара в атмосфере.



Тактический химический лазер. На испытаниях сбивает небольшие прямолетящие цели на высоте до 5 км



Выстрел химическим лазером MIRACL по второй ступени ракеты “Титан-1» показал, что за несколько секунд можно уничтожить баллистическую ракету на активном участке ее траектории.


Был разработан лазер на фтористом дейтерии, работающем на длине волны излучения около 4 мкм, для которого атмосфера почти прозрачна. Однако, удельное энерговыделение этого лазера примерно в полтора раза ниже, чем на фтористом водороде, а значит, требует больше топлива.

Работа над химическими лазерами как возможным средством космического оружия ведется в США с 1970 года. К лазерному оружию предъявляются высокие требования по скорострельности, оно должно затрачивать на поражение каждой цели не более нескольких секунд. При этом потребуется большая плотность излучения, и сама лазерная установка должна иметь источник энергии огромной мощности, устройства поиска, целераспределения и наведения на цель, а также контроля за их поражением. Для одного выстрела фторводородному лазеру потребуется около 500 килограмм химического топлива. Зеркала для фокусировки излучения должны иметь диаметр около 5 метров, и их поверхность должна быть обработана с высокой степенью точности, порядка долей микрона. Стоимость каждой лазерной установки, выведенной на орбиту, будет составлять сотни миллионов долларов. Для доставки на орбиту топлива для этих лазеров необходимы десятки полетов транспортных кораблей типа «шаттл», каждый из которых сможет вывести в космос за один полет около 30 тонн полезного груза. А для работы в рамках программы СОИ необходимо около 100 орбитальных лазерных станций, оснащенных 25-мегаваттными лазерами.



Химический лазер среднего инфракрасного диапазона MIRACL.


Эксимерные лазеры

Эксимерные лазеры генерируют излучение меньшей длины волны, чем. химические, и оно слабее поглощается атмосферой. Активной средой в них являются нестабильные соединения инертных газов, находящиеся в возбужденном состоянии. Существенным недостатком эксимерных лазеров является низкий коэффициент полезного действия, потому и необходимы более мощные энергоустановки. Увеличение мощности ядерного луча может быть достигнуто сложением излучений большого числа эксимерных лазеров.

Существует несколько проектов глобальной лазерной системы космическо-наземного базирования. Главная идея в том, что сами лазерные станции со всем оборудованием находятся на Земле, а отражающие и фокусирующие зеркала — в космическом пространстве. Эксимерные лазеры большой мощности работают в импульсном режиме и находятся на горных вершинах. Это снижает влияние плотных слоев атмосферы на расходимость и ослабление яркости лазерного излучения.

Каждый такой лазер генерирует мощное импульсное излучение и направляет его на 5-метровое зеркало, находящееся на геостационарной орбите, которое переизлучает энергию на «боевые» зеркала. Эти вторичные зеркала расположены на полярной орбите на высоте около 1000 км и последовательно перенацеливают излучение на ракеты противника, нанося им поражение. Для того, чтобы постоянно держать под прицелом всю территорию СССР, было необходимо около 400 таких зеркал.

Энергетические затраты для накачки системы таких лазеров превысят мощность 300 электростанций по 1000 мегаватт каждая, что составит 60 % мощности всех электростанций США. Стоимость такой энергетической системы оценивалась в 1985 году в сумму более 100 млрд долларов.

Первая успешная попытка перехвата ракет с помощью лазера была проведена в 1983 году, лазер был установлен на летающей лаборатории ABL. В другом эксперименте с самолета А-7 были последовательно выпущены пять ракет «Сайдуиндер» класса «воздух-воздух». Инфракрасные головки ракет были ослеплены лазерным лучом и сбились с курса.

Эксперимент с переотражением излучения от зеркала, выведенного в космическое пространство, был проведен в июне 1985 года. В ходе очередного полета корабля «Спейс шаттл» космонавты смонтировали призматическое зеркало диаметром 20 см на иллюминаторе входного люка. Наземная лазерная установка, расположенная на острове Мауи, послала лазерный луч, а размещенный там же приемник фиксировал его отраженное излучение.

Наиболее впечатляющим экспериментом стал взрыв использованной второй ступени ракеты «Титан-1», прожженной за 12 секунд фторводородным инфракрасным лазером «Миракл» мощностью 2.2 МВт. Тогда, в сентябре 1985 года, это испытание было рассчитано на привлечение внимания общественности, а программе СОИ — телезрителей и конгрессменов. Ступень ракеты была установлена на расстоянии одного километра от лазера, на нее нанесли окраску и маркировку советских ракет, а бак ракеты был надут сжатыми газами значительно выше нормы. Под действием лазерного луча и сжатых газов мишень потеряла устойчивость и взорвалась, обеспечив зрителям красочное шоу.



"Демонстрация возможностей" боевого зеркала, каким его видят военные стратеги за океаном.


Рентгеновский лазер

Рентгеновский лазер с ядерной накачкой является прежде всего ядерным оружием третьего поколения, у которого благодаря специальной конструкции достигается направленное выделение значительной части энергии ядерного взрыва в виде мягкого рентгеновского излучения. Место рождения этого лазера — Ливер — морская радиационная лаборатория.

Впервые об этом лазере заговорили в 1983 году, до этого работа над ним считалась государственной тайной. Военные специалисты активно создавали «паблисити» рентгеновскому лазеру, его называли самым действенным из вооружений по программе «звездных войн». Тем не менее, многие специалисты считали создание рентгеновского лазера вообще невозможным, так как рентгеновские лучи проникают в материал без отражения и преломления.

В простейшем виде рентгеновский лазер можно представить в виде боеголовки, на поверхности которой укрепляются до 50 лазерных стержней, направленных в разные стороны. Эти стержни имеют две степени свободы и как орудийные стволы могут быть направлены системой управления в любую точку пространства. Внутри боеголовки размещается мощный ядерный заряд, который должен выполнять роль источника энергии накачки для лазеров, а также система управления. Телескопические стержни длиной несколько метров имеют вдоль оси тонкую проволоку из плотного активного материала, состав которого секретен.

Согласно тактике применения рентгеновского лазера ядерно-лазерные боеголовки размещались на ракетах атомных подводных лодок. Эти подводные лодки занимают боевые позиции, при поступлении сигнала производится запуск ракет. Система управления боеголовки с быстродействующим компьютером производит наведение стержней на ракеты противника. Как только каждый стержень займет положение, при котором излучение сможет попасть точно на цель, компьютер подаст сигнал на подрыв ядерного заряда. Энергия, выделяющаяся при взрыве в виде излучений, переведет активное вещество стержней (проволоку) в плазменное состояние. Через мгновение эта плазма, охлаждаясь, создаст излучение в рентгеновском диапазоне, распространяющееся на большое расстояние в направлении оси стержня. Сама ядерная боеголовка через несколько микросекунд будет разрушена, но до этого она успеет послать мощные импульсы излучения в сторону целей.

Поглощаясь в тонком поверхностном слое материала ракеты, рентгеновское излучение вызывает его взрывообразное испарение, приводящее к образованию ударной волны и разрушению корпуса. Так как мягкое рентгеновское излучение имеет малую длину волны и эффективно поглощается в атмосфере, ядерно-лазерные устройства целесообразно применять на высоте более 110–120 км.

Рентгеновский лазер предполагалось применять при отражении массовой атаки ракет противника. Чтобы сорвать атаку около полутора тысяч МБР, находящихся в то время на вооружении СССР, необходимо было вывести в космос 30 боевых станций, оснащенных боеголовками с рентгеновским лазером.

Подземные ядерные взрывы на полигоне «Невада» должны были проложить путь к созданию этого космического оружия. Первое испытание под кодовым названием «Дофин» в ноябре 1980 г. показало, что выход рентгеновского излучения явно недостаточен для поражения ракет противника. Серия подземных взрывов «Экскалибур», «Супер-Экскалибур», «Коттедж» преследовали главную цель — добиться концентрации излучения энергии в определенном направлении. Успешной фокусировки излучения добились методом «скользящего отражения» в ходе испытания в декабре 1983 года под кодовым названием «Романо».

В день второй годовщины рейгеновского выступления, посвященного программе СОИ — 23 марта 1985 года — было проведено очередное испытание и было объявлено, что на этот раз удалось получить небывалую яркость излучения. Однако, вскоре выяснилось, что это фальсификация с целью заручиться поддержкой президента и конгрессменов на продолжение испытаний.

Последующие подземные взрывы были проведены в декабре 1985 года («Голдстоун») мощностью 150 килотонн и в апреле 1986 года («Майти оук»).

Подписание в 1997 году Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний серьезно осложнило планы США в отношении создания лазера с ядерной накачкой. Трудности в связи с созданием рентгеновского лазера оказались чрезвычайно велики, и для их преодоления необходимо проведение большого количества ядерных испытаний, порядка сотни. Возможно, одним из побудительных мотивов для отказа США ратификации ДВЗЯИ как раз является намерение зарезервировать в будущем возможность проведения таких взрывов.


Лазеры на свободных электронах

Эти лазеры работают на принципе использования магнитотормозного излучения ускоренных частиц (синхротронный эффект, наблюдаемый при изменении направления их движения).

Для получения лазерного излучения пропускают пучок высокоэнергетических монохроматических (обладающих одинаковой энергией) электронов через специальное устройство — «магнитную гребенку», или «вигглер», заставляющее электроны совершать синусоидальные колебания с заданной частотой. «Магнитная гребенка» представляет собой набор магнитов, создающих переменное магнитное поле. Попадая в поперечное магнитное поле, электроны в результате «тормозного эффекта» испускают излучение определенной длины волны. Длина волны излучения зависит от энергии электронов и характеристики «магнитной гребенки». Изменяя эти параметры, можно получить на выходе излучение с разной длиной волны.

Этот лазер может обладать высоким коэффициентом полезного действия — 20 %, но из-за большого веса и габаритов ускорителя электронов, создающего электронный пучок, лазерная установка будет размещаться на Земле. Длина волны излучения может быть выбрана в диапазоне 0.5–0.6 мкм, т. е. внутри «окна» прозрачности атмосферы. Излучение должно переотражаться орбитальным зеркалом на ракету на участке ее разгона.

Основные трудности в создании лазерного оружия на свободных электронах связаны с необходимостью получения большой мощности излучения.

Сейчас испытания такого лазера проводят в Ливерморской лаборатории на линейном ускорителе длиной 77 метров. Фирмы «Боинг» и TRW подключились к проведению опытно-конструкторских работ, подписав контракт с Пентагоном.


Airborne Laser

С 1996 года разрабатывается проект под названием Airborne Laser (ABL). Лазер, созданный в рамках проекта, должен будет уничтожать баллистические ракеты средней дальности.

Основные участники программы ABL: Boeing (главный подрядчик, отвечающий за координацию работ, поставку самолетов-носителей этого оружия, а также интеграцию всех систем), Northrop Grumman (создатель лазеров, в том числе — основного), Lockheed Martin (комплекс наведения), американские ВВС (USAF) и Агентство по противоракетной обороне (MDA).

По замыслу разработчиков, группа самолетов Boeing 747–400 с мощнейшими лазерами на борту в процессе дежурства должна выполнять “восьмерки” выше облаков. На достаточном удалении от границ потенциального противника, чтобы не слишком опасаться его ПВО, но в то же время достаточно близко, чтобы иметь возможность сбить взлетающие межконтинентальные ракеты еще на стадии разгона.

То есть — дежурство предполагается в радиусе нескольких сотен километров от расположения ракетных установок. Самолет с системой ABL определяет старт баллистических ракет по раскаленному выхлопу их двигателя при помощи россыпи инфракрасных датчиков.

Разработка лазера несколько затянулась, а ассигнования вместо первоначально запланированных 3,7 млрд. долларов США достигли 5 млрд. долларов. Впрочем, свертывать проект пока никто не собирается. Более того, Агентство по противоракетной обороне Министерства обороны США выделило на проект еще 1,7 млрд. долларов. После завершения стендовых испытаний начнется подготовка системы к испытаниям в воздухе.

13 ноября 2004 года на авиабазе Эдвардс (Калифорния) Northrop Grumman провела первое испытание боевого лазера воздушного базирования YAL-1A. Пока испытания прошли только на земле — лазер включился всего на долю секунды, однако работоспособность оружия была доказана. Любопытно, что лазер для тестов смонтировали не просто в здании, а в списанном фюзеляже от Boeing 747–200, чтобы все системы COIL взаимодействовали и размещались именно так, как они будут работать в воздухе — на борту модифицированных 747-х, которые станут носителями нового оружия.

Поскольку на борту самолета нет возможности разместить достаточно мощный генератор, в проекте Airborne Laser используется химический лазер, где фотоны возникают в результате химической реакции. В данном случае конструкторы сделали выбор в пользу иодно-кислородного лазера (Chemical Oxygen Iodine Laser — COIL). Для его работы на борту лайнера имеется целая батарея баков с химическими реагентами, которые мощные турбонасосы в момент залпа прогоняют через систему. В реакционную камеру подаются сразу несколько реагентов. Вначале в камере распыляется жидкий пероксид водорода, к которому затем добавляются гидроксид калия и газообразный хлор. При взаимодействии реагентов возникает крайне активный синглетный дельтакислород, который, взаимодействуя с газообразным йодом, ионизирует его. Возвращаясь в нормальное состояние, атом йода испускает фотон с длиной волны 1,315 мкм. Эти фотоны и формируют лазерный луч, длина волны которого хорошо подходит для военных целей, так как такой луч хорошо преодолевает облачность. Предполагаемая длительность каждого выстрела — 3–5 секунд. Целью лазера является топливный бак ракеты противника — в доли секунды луч разогревает его до высокой температуры, в результате чего бак взрывается. Человеческий глаз луча даже не увидит — длина его волны находится за пределами видимой части спектра. Включение лазера на высотах до 12 км не разрешается.




Boeing 747–400 с лазером на борту атакует взлетающую баллистическую ракету. Пока что это фантастика, но что будет завтра?


Точные параметры своего чудо-лазера Northrop Grumman не сообщает, но в пресс-релизе о его наземном испытании в ноябре 2004 говорит, что лазер для системы ABL “относится к мегаваттному классу”. То бишь, с мощностью порядка мегаватта в луче. Это один из самых мощных лазеров в мире и самый мощный из тех, что люди когда-либо пытались “поставить на крыло”. Сам лазер является, вообще-то, связкой из шести одинаковых лазерных модулей, расположенных в форме V6, словно шестицилиндровый двигатель какого-нибудь гигантского грузовика. Только “на вал” тут выводится не вращение, а луч. В тестах лазер показал мощность, составившую 110 % от требуемой для уничтожения ракеты.

Общая компоновка выглядит примерно так — на вершине фюзеляжа экспериментального самолета устанавливается углекислотный лазер, с помощью которого машина определяет расстояние до цели. Приемник этой системы также помогает другим датчикам в определении ее координат. Далее в действие вступает поворотная шаровая башня на носу лайнера, где раскрывается окно с 1,5-метровой (в диаметре) оптической системой. Через эту систему в сторону цели будет направлен боевой лазер, но сначала, через нее же, на цель направляют еще два вспомогательных лазера (сами они спрятаны в середине самолета) умеренной мощности. Отражения этих двух разных лазеров от цели (так же, как и ее изображение) поступают в многочисленные датчики системы. Электроника удерживает прицел шара на ракете, а также по возвратившимся сигналам определяет параметры атмосферы, чтобы скорректировать оптику, управляющую боевым лучом.

Система наведения оружия также включает еще один твердотельный лазер — Tracking Illuminator (TILL), который отвечает за сопровождение цели в процессе стрельбы. И он также отправляется в путь через главную оптическую систему.

Так что в ABL и “дуло”, и прицел, и система наблюдения — это один узел, составляющий самую характерную деталь внешности переоборудованного Boeing. Вообще, электроника, механика и оптика, способные точно удерживать луч на маленькой цели, удаленной километров на 300, притом, что и цель, и оружие — движутся — особая гордость разработчиков.

Как только все настройки выполнены, — самолет стреляет по ракете главным лазерным лучом.

Испытания всего комплекса наведения: управляемой оптики, BILL и TILL на борту первого самолета, оборудованного этим оружием (там уже есть много чего, за исключением самого боевого лазера) — это главная задача всей программы ABL на 2006 год. Когда же для всей этой затеи наступит момент истины? По плану, в 2008 году готовый комплекс ABL должен в полете сбить реальную баллистическую ракету.

Если не собьет — ничего из ряда вон выходящего не случится. Военно-промышленное лобби в США обладает неограниченным влиянием, и следует ожидать новых многомиллиардных денежных вливаний в «вечно перспективную» технологию с рекламно-демонстрационными «операциями прикрытия». Если же, не дай Бог, собьет — мир станет свидетелем небывалого по напористости движения военных баз США к территории России, против которой, собственно, это все и разрабатывается. Ну, не для защиты от полумифического северокорейского или иранского ядерного оружия тратились ТАКИЕ деньги! Это и покойному Рейгану понятно было…



Та самая поворотная шаровая башня, в которой скрываются все оптические системы нового чудо-оружия

• АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ

Золотой век, или долгий путь в никуда

Раздел выходит под редакцией Мороза С.Г.



Часть 2

Италия. Итальянское «Акционерное общество Пьяджио и компания», с 1916 года участвовавшее в строительстве бомбардировщи ков «Капрони», в 1923 году приступило к проектированию собственных тяжелых самолетов. Но летные данные четырехмоторного биплана Р.З, выпущенного в том же году, оказались слабоваты, и заказа не последовало.

Вместо него Королевские ВВС Италии приобрели серию самолетов Капрони Са.82, двухмоторных бипланов, характерными особенностями которых были фюзеляж лодочного типа (машина была сухопутной) и то, что верхнее крыло было гораздо меньше нижнего, причем нижнее крепилось к верху фюзеляжа, а верхнее возвышалось над ними на стойках.



Са.73


Самолет был облетан в 1924 году в пассажирском варианте под названием Са.73, но вскоре превращен в бомбардировщик Ca.73ter и так принят на вооружение. Его ТТХ оказались на крепком среднем уровне и заинтересовали заграничных покупателей. Одну машину купило польское землячество в США для выполнения перелета через Атлантику, но он не состоялся по причине гибели в то время другого польского экипажа на подобной акции. В дальнейшем было выпущено еще несколько модификаций Са.73 — типы «88», «89» и другие, они стали наиболее массовыми сухопутными тяжелыми самолетами в ВВС Италии в конце 20-х годов.

Но Джани Капрони не удовлетворяло это обстоятельство, он хотел сделать более тяжелую и мощную машину. В 1925 году он построил четырехмоторный Са.66, а в 1929-м выпустил в полет сразу два тяжелых бомбардировщика — Са.79 с четырьмя «Ассо» по 500 сил и Са.90РВ, который имел 6 таких же моторов, но предельно форсированных — до 1000 л.с. каждый. Тип «90» в то время был самым большим бомбардировщиком в мире — размах его крыла был почти 50 метров! Он нес 8 тонн бомб, а оборону обеспечивали 7 пулеметов. На Са. 90 было установлено несколько мировых рекордов высоты полета, в т. ч. с грузом 10000 кг, но в серию он не пошел. Каковы бы ни были амбиции Италии, где к власти пришел фашистский режим Муссолини, реалии заставили внести коррективы в планы строительства ВВС, которые, как и в остальном Западном мире, готовились к колониальным войнам — Дуче объявил о намерении воссоздать Римскую империю вокруг Средиземного моря, «нашего моря», как он говорил.



Са.90


США. Те же имперские устремления, которыми озаботилась фашистская Италия, обуревали и Америку. США в то время проводили две «миротворческие операции», воюя с повстанцами и утверждая во власти верные себе режимы в Центральной Америке и Карибском море, а также на Филиппинах, и на всех этих горячих точках чувствовалась нехватка авиации. Она подчинялась штабу сухопутных войск и именовалась Авиационный Корпус Армии США (USAAC, потому говорить о «ВВС США» того периода можно лишь условно). Такое положение определяло остаточный характер финансирования, заказывались только двухмоторные тяжелые бомбардировщики, их характеристики из-за примитивной конструкции были настолько низкими, что о дневном использовании не могло быть и речи. В начале 20-х годов в США средние бомбардировщики были разделены на два полкласса — ночные ближние, их обозначали NBS, и дальние NBL. Существовали и дневные бомбардировщики DB, но это были легкие одномоторные машины.

Первым серьезным опытом конструкторской работы для ныне знаменитой фирмы «Гленн Л. Мартин и Ко» стал средний бомбардировщик МВ-2 (NBS-1). Задуманный как модификация лицензионного варианта британского самолета Хендли-Пейдж 0/400 под 400-сильные «Либерти-12», он стал полностью новым самолетом, сохранив лишь немногое от прототипа. При значительно меньших размерах МВ-2 нес мощное оборонительное вооружение — 5 пулеметов. А сила его бомб была испытана в уникальном по тем временам эксперименте — бомбардировке трофейного германского броненосца «Остфрисланд».



МВ-2


На глазах у армейского и флотского начальства, журналистов и просто зевак огромный стальной корабль был уничтожен хрупким фанерно-полотняным аэропланом. Эта история кончилась скандалом. Воспользовавшись успехом, молодой офицер USA АС Джимми Дулиттл имел наглость публично заявить, что штаб Армии США не в состоянии сам умно распорядиться оказавшейся в его руках воздушной мощью, а флот просто потерял свой смысл. Иными словами армейская авиация должна быть выделена в самостоятельный вид вооруженных сил и стать главенствующей в военной машине Америки. За свои слова Дулиттл по решению суда понес наказание и был уволен из армии.



XNBL-1


Мартин МВ-2 стал основным американским бомбардировщиком, к его постройке подключилась и фирма «Кертисс» с более мощной производственной базой, но конструкторы уже предлагали еще более мощные машины. Фирма «Уитмен-Льюис» под руководством Вальтера Берлинга (того самого, который проектировал самолет-гигант для английской фирмы «Тарант») построила огромный, размах крыла более 36 м, триплан XNBL-1 с четырьмя «Либерти», форсированными до 420 л.с. Самолет нес 7 «Льюисов» винтовочного калибра и 2268 кг, но этот «дальний» ночной бомбардировщик имел крохотную дальность — всего 274 км, потому военным не подошел.



В-2 Condor


В 1927 году совершил первый полет средний бомбардировщик «Кертисс» ХВ-2. Задуманный как увеличенный вариант NBS-1, этот самолет также стал практически новой машиной с более объемистым фюзеляжем, остекленной кабиной штурмана и оригинальными стрелковыми установками в хвостовых частях мотогондол. В конце 20-х годов как В-2 «Кондор» он был принят на вооружение USAAC.

Кроме средних, американская концепция военной авиации предполагала и тяжелые бомбардировщики, обозначавшиеся индексом НВ, но фактически такие самолеты в войсках отсутствовали. В 1927 году фирма «Хафф и Даланд» построила опытный ХНВ-1, но он оказался легче и слабее средних NBS-1 и В-2. Причиной была ставка на оригинальную силовую установку в составе одного сдвоенного мотора Паккард 2А-2540. Фирма выбрала минимальные размеры машины, но наличных 800 л.с. все равно оказалось мало, и скорость получили лишь 174 км/ч. Вооружение также было слабым — 900 кг бомб и 2 пулемета. Непонятно, что должен был делать на борту экипаж из четырех человек там, где хватило бы и двоих.



В-4


Неудачи и депрессия в экономике привели «Хафф и Даланд» на грань краха. Чтобы спасти дело, пришлось даже сменить вывеску, и с 1927 года фирма стала именоваться «Кистоун». Ее конструкторы обратились к более традиционным схемам бомбардировщиков, взяв за основу «бессмертный» NBS-1. Два его потомка, В-4 и В-6, были приняты на вооружение. Последний служил до 1937 года, став последним бомбардировщиком-бипланом USAAC. К тому времени его создатели уже обанкротились и закрылись, не выдержав конкуренции. После В-6 в Америке бомбардировщики-бипланы строились только на экспорт. Здесь можно вспомнить, например, военную модификацию известного транспортного самолета ТС-32 фирмы «Кертисс».



В-6


Россия. Весной 1919 года, в самый трудный период гражданской войны, в Советской России был поставлен вопрос о воссоздании тяжелого самолетостроения, и в Петрограде при Главвоздухфлоте, органе, который тогда руководил и промышленностью, и Воздушным Флотом РККА, была создана специальная комиссия. Но она осилила лишь составление задания на самолет, работы возобновились только осенью, зато появилось сразу два проекта. Первый представил только что созданный Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), а второй — летчики и техники Дивизиона Воздушных Кораблей «Илья Муромец» (ДВК). Было решено объединить усилия, взяв за основу проект ДВК, но работу возглавил начальник ЦАГИ Н.Е. Жуковский. В работе активно участвовали В.А. Архангельский, В.П. Ветчинкин, Б.Н. Юрьев и другие будущие конструкторы и теоретики советской авиации. Они вошли в Комиссию по тяжелой авиации, КОМТА.



Бомбардировщик "КОМТА"


Самолет КОМТА строили в Сарапуле, в мастерских ДВК, а окончательную сборку провели в Москве на заводе «Авиаработник». Самолет строился как триплан минимальных габаритов с использованием решений, опробованных на «Илье Муромце». В фюзеляже были установлены 10 пассажирских кресел и одновременно 2 пулеметные точки, правда, сами пулеметы и замки для бомб предполагалось смонтировать на 2-м этапе испытаний. В марте 1922 года командир ДВК В.М. Ремезюк попытался взлететь на КОМТе, но после короткого подлета машина опустила хвост и плашмя стукнулась о землю, сломав хвостовой костыль. Причина была ясна — задняя центровка. До конца 1922 года самолет переделывали, но тщетно. Опытный летчик А.И. Томашевский, имевший в отличие от строевого пилота Ремезюка опыт испытателя, с трудом справлялся с норовистой машиной. Наряду с ним летал и Борис Кудрин, молодой, но талантливый пилот. Это был его дебют как испытателя, в его летной книжке далее будет еще не один самолет «с тяжелым характером», но и он не смог «приручить» триплан-неудачник. Летом 1924 года первый советский тяжелый самолет передали в Серпуховскую авиашколу стрельбы и бомбометания («Стрельбом»).

В 1924 году московский Государственный авиазавод № 1 построил опытный бомбардировщик-биплан. Его проектировали Л.Д. Колпаков-Мирошниченко и А.А. Крылов. Это была вполне современная машина с двумя 240-сильными «Фиатами», но единого мнения о ее дальнейшем использовании пока не было. Ее называли Б-1, или «бомбовоз первый» (формулировка главного конструктора ГАЗ-1 Поликарпова, который не любил слово «бомбардировщик»), и ТБ-1, «тяжелый бомбовоз», но сами конструкторы считали свое детище легким бомбардировщиком.



Б-1


Несмотря на то, что тема Б-1 была утверждена ВВС с 1923 года, приоритетной она не была. Военные хотели иметь машину, которую с равным успехом можно было использовать и на суше, и на море, в том числе для сброса разработанных Особым техническим бюро НТО ВСНХ высокоточных торпед калибра 1000 мм. В 1922 году

Остехбюро переоборудовало под серийную 454-мм торпеду «фиумского типа» трофейный «Хендли-Пейдж», а теперь заказало КБ ГАЗ-1 четырехмоторный «самолет особого назначения» (СОН), носитель новых тяжелых торпед. Но ГАЗ-1 не имел опыта металлического самолетостроения и завалил задание. Пытаясь спасти положение, Поликарпов предложил переделать оставшийся не у дел Б-1 под новые 450-сильные моторы «Лорэн-Дитрих», но против этого неожиданно резко выступил Колпаков-Мирошниченко, и Поликарпову пришлось самому делать проект модификации машины.



АНТ-4 (ТБ-1)


Поскольку ЦАГИ был заказан бомбардировщик с таким же наименованием ТБ-1, действительно отвечавший определению «тяжелый», самолету ГАЗ-1 был присвоен новый индекс ЛБ-2ЛД, «легкий бомбардировщик с 2 моторами «Лорэн-Дитрих». Летом 1926 года переделку завершили, и летчики К.К. Арцеулов и Я.Г. Пауль начали его испытания. Они докладывали, что машина плохо управляется, и в конце концов полеты прекратили, а ЛБ-2ЛД поставили на статические прочностные испытания. Разрушение самолета началось, когда нагрузка превысила 115 % от расчетной.

26 ноября 1925 года совершил первый полет первый бомбардировщик нового поколения — цельнометаллический свободнонесущий моноплан АНТ-4, двумя неделями раньше было заключено соглашение с фирмой «Юнкере» о строительстве в Москве трехмоторных бомбардировщиков-монопланов. Но их дороговизна, дефицит кольчугалюминия, дюраля советского производства, заставлял думать и о традиционных аэропланах из дерева и полотна. ГАЗ-1 получил заказ на новый тяжелый биплан под 3 или 4 мотора отечественного производства (немецких BMW VI пока не хватало для АНТ-4), было сделано несколько проектов самолетов ЗБЛ или 4БЛ (3- или 4-моторный бомбовоз с моторами «Либерти», он же М-5 в нашем производстве), но они не строились, как и следующие более мощный 2БР-2 с новейшими американскими Райт «Торнадо» по 600 л.с. или легкий Л2-2М-5.

Описанные события происходили на фоне важнейших перемен в советской стране. Эпоха НЭПа отходила, оборонная промышленность концентрировалась, коллегиальный стиль руководства сменялся жестким администрированием. В октябре 1926 года конструкторы ГАЗ-1 были переведены в состав так называемого Центрального конструкторского бюро, куда предполагалось включить все советские авиационные КБ поголовно.

Запад реагировал на перемены в СССР нервно, дипломатическими нотами, особенно жестко звучали заявления МИД Великобритании в феврале 1927-го. Результатом ажиотажа стали новые оборонные заказы, среди прочих получило задание на новый тяжелый бомбардировщик и ЦКБ.

Проект был подписан Поликарповым в августе 1927 года, но неразбериха в ЦКБ тормозила дело, и постройка машины завершилась лишь летом 1930 года, когда производство АНТ-4 (ТБ-1) уже шло полным ходом и строился первый четырехмоторный АНТ-6. И хотя летные данные последнего советского тяжелого бомбардировщика-биплана ТБ-2 были лучше, чем у первых монопланов Туполева, судьба его оказалась предрешена.

Развитие тяжелых бомбардировщиков-бипланов продолжалось с момента окончания I мировой войны и до второй половины 30-х годов, то есть более 15 лет. За это время было создано множество типов самолетов, однако темпы роста их характеристик существенно замедлились по сравнению с периодом мировой войны. Если с 1914 по 1918 год скорость и потолок тяжелых бомбовозов выросли в 1,5 раза, а дальность вдвое, то за 15 послевоенных лет прирост основных летных данных по сравнению с уровнем 1918 года составил те же 1,5 раза по скорости (со 180–200 до 250–300 км/ч), в 1,25 раза улучшился потолок (с 6000 до 7500 м, причем многие аэропланы развивали наибольшую скорость именно на малой высоте), а дальность менее чем в 2 раза (с 1000 до 1800–2000 км).

Для тяжелых бомбардировщиков времен империалистической войны была характерна нагрузка на мощность порядка 7-13 кг/л.с., а для средних — 6–9, послевоенные же машины имели лучшую энергетику, на каждую лошадиную силу их моторов приходилось уже по 5–7 (а иногда и меньше) килограмм веса. Удельная нагрузка на крыло поначалу была такой же, как у самолетов 1914–1918 годов, 40–50 кг/ кв. м, но к 30-м годам увеличилась на 10–15 кг, что изменило баланс составляющих в силе аэродинамического сопротивления и позволило слегка выиграть в скорости.

Хотя бомбардировщик оказался самым консервативным классом военных аэропланов, конструктивно он все же улучшался, и его весовая отдача выросла с 27–35 % в 1918-м до 40–50, а иногда и до 60 %. Это было особенно ценно и потому, что при росте доли полезной нагрузки прочность и надежность самолетов-бомбардировщиков также улучшились.

А вот мощь вооружения, как оборонительного, так и бомбардировочного, практически не увеличилась. Прогресса удалось достичь пока лишь в создании новых прицелов, учитывающих скорость самолета, а для подвижных пулеметов — и направление стрельбы относительно набегающего потока. Появившиеся закрытые кабины штурманов-бомбардиров и стрелков пока вызывали больше нареканий, чем восторгов, летный состав к ним просто еще не был готов.

Подводя итог истории тяжелого бомбардировщика-биплана, повторим, что темпы его развития сильно отставали от бипланов других классов, что и обусловило столь раннее появление монопланов-гигантов. Пусть пока они были слабее своих предшественников с двумя и более крыльями, однако за ними было большое будущее.


ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Дела «Восточные»



Николай Иванович Игнатьев окончил ХАИ в 1962 г., после чего 5 лет работал в авиапромышленности. В течение последующих 33 лет работал в КБЭ «Электроприборостроения» (ныне АО «Хартрон»), принимая участие в создании систем управления ракетно-космической техники.


Запуски искусственных спутников Земли ПС-1 и ПС-2 придали уверенность С. Королеву, и зимой 1957/58 года в отделе М.К. Тихонравова приступили к проектированию аппарата для суборбитального полета человека. Но из опасения, что Соединенные Штаты окажутся первыми, разработку этого варианта прекратили. Перед проектантами была поставлена другая задача: «Создать пилотируемый спутник, который после выведения на околоземную орбиту мог бы совершить полет от одного витка до нескольких суток и возвратиться на Землю. На борту должен находиться человек с тем, чтобы провести исследование его самочувствия и работоспособности в условиях космического полета, а ему выполнить некоторые научные наблюдения».

Расчеты показали, что ракета Р-7А с дополнительной ступенью обеспечит выведение на околоземную орбиту пилотируемого спутника массой 5–5,5 тонн. Приступая к его созданию, знали, что при возвращении перед аппаратом в плотных слоях атмосферы возникнет плазма с температурой 6-10 тысяч градусов.

При первых пусках МБР Р-7 ее головная часть входила в атмосферу почти с первой космической скоростью и разрушалась. В ОКБ-1 нашли материал для теплозащитного покрытия (ТЗП) на основе асбестовой ткани, пропитанной бакелитовой смолой. В потоке раскаленного газа он не плавится, а испаряется, унося огромную часть тепла. Но материал этот не из легких.

Анализ вариантов компоновки показал — если приземлять спутник целиком, масса ТЗП превысит все разумные пределы. Возникла идея разделить его на спускаемый аппарат (СА), где должен находиться космонавт и все необходимое для спуска с орбиты, и на приборно-агрегатный отсек (ПАО), в котором должно быть все необходимое для жизни космонавту на орбите, но без чего он может обойтись при возвращении на Землю. В этом случае ТЗП нужно только спускаемому аппарату.

О форме СА спорили долго. «Примеряли» конус, обратный конус, цилиндр с закругленными торцами, зонт. Выбрали шар.

«Дело не только в том, что сфера имеет минимальную поверхность… а значит, и близкий к минимальному вес тепловой защиты при выбранном объеме. Любая другая форма спускаемого аппарата потребовала бы серьезных… исследований. Сфера же была экспериментально и теоретически обследована, что называется, вдоль и поперек. Существовали практически все необходимые аэродинамические характеристики и данные для тепловых расчетов. Можно было лишь опасаться, что точность баллистического спуска окажется невысокой. Однако расчеты показали, что рассеивание точек посадки можно получить порядка плюс-минус 100 км, что мы сочли приемлемым» — вспоминает Константин Феоктистов.

Американцы при создании своих аппаратов знали о «чудесных свойствах» шара, но и мечтать не могли о такой форме СА при ограниченных возможностях ракетоносителей Atlas D и Titan II. Их характеристики (как и ракеты Р-7) определялись весом боезаряда, заказанного физиками. «Заказ» у американцев по весу был легче. Сфера снимала многие проблемы, но баллистический спуск предъявлял свои — большие перегрузки при торможении в атмосфере. Возник вопрос: «Выдержит ли человек?» Расчеты обнадежили: при входе в атмосферу под углом 1…3 градуса они не превысят 9…10 единиц и будут действовать не более минуты. Здоровые люди такие выдерживают.



Схема приземления спускаемого аппарата с катапультированием космонавта и спуском его на парашюте


Много споров вызвал конечный этап полета. В идеале хорошо приземлять космонавтов в аппарате. Но для отработки такой системы посадки требовалось время. Существовал и «весомый» аргумент — вес парашютной системы. Решили космонавта и «шарик» приземлять раздельно. Каждого на своем парашюте.

Остановились на этом варианте еще из опасения, что после приземления, находясь в раскаленном «шарике», космонавт может погибнуть в случае «запаздывания» группы поиска. В объявленном (естественно, «закрытом») конкурсе победил проект, предложенный Гаем Севериным. Космонавт в положении удобном для перенесения перегрузок, располагался в катапультируемом кресле, которое могло служить средством спасения в случае аварийной ситуации на старте. Оно оснащалось пороховыми двигателями с целью увода кресла из опасной зоны на высоту, достаточную для надежного срабатывания парашютной системы космонавта.

К осени 1959 года была закончена рабочая документация. И в конце года бывший пушечный завод имени М.И. Калинина (в подмосковном Калининграде) изготовил первый реальный корабль. Термин «космический корабль» родился именно тогда. Кто-то предложил так назвать пилотируемый спутник. Название понравилось, и сейчас просто невозможно представить себе иное.



Белка и Стрелка готовятся к старту


16 апреля 1960 года при запуске очередной межпланетной станции «Луна» до команды «Зажигание!» все было нормально. После сообщения «Подъем!» «семерка» ринулась вверх, но одна из «боковушек» отстала, упала в лоток газоотвода и взорвалась, выведя из строя стартовое сооружение. «Некомплектная ракета» ушла в сторону, теряя остальные боковые блоки, упала и тоже взорвалась. В МИКе и административном корпусе выбило окна, обрушило штукатурку, перекосило дверные проемы и т. п. Было повреждено стартовое сооружение и смонтированное на нем оборудование. Все произошло без жертв, но это было одно из первых предупреждений.

Накануне 1 мая старт был восстановлен, МИК отремонтирован. Тогда же на космодром прибыл новый космический аппарат. Старт модифицированной «семерки» 15 мая 1960 года завершился выведением его на околоземную орбиту под названием «Первый корабль-спутник». На борту живых существ не было. Поэтому не было и систем жизнеобеспечения (СЖО). Отсюда и обозначение корабля — 1КП («Первый конструкторский, пустой»). Вместо установки системы аварийного подрыва (АПО) сняли ТЗП в надежде, что СА сгорит в плотных слоях атмосферы. Так что возвращение его не предусматривалось, намечалась проверка систем, обеспечивающих полет корабля и его сход с орбиты. Для имитации веса человека, компенсации массы теплозащиты и сохранения момента инерции корабля внутри СА разместилили железные бруски.



Таким был скафандр для первого полета в космос


После четырех суток полета с Земли была выдана команда на включение ТДУ. Но подвела система ориентации из-за отказа инфракрасного построителя вертикали, и спутник ушел на более высокую орбиту. Прекратил свое существование 1КП за счет естественного торможения. 5 сентября 1962 года он вошел в атмосферу Земли и сгорел. Кое-какие железные бруски долетели до поверхности. Один из них разрезали, провели исследование состава. Оказалось, что это был чугун. По болту с метрической резьбой, попавшему на срез, определили происхождение «метеорита». Американцы были в недоумении — зачем русские запускали в космос «железные кирпичи».

Второй пуск корабля серии 1К, но уже с обитателями, состоялся 28 июля 1960 года. Предусмотрели все, чтобы не допустить ошибки при выдаче команды на спуск с орбиты. Но собачкам Чайке и Лисичке не суждено было побывать в космосе и вернуться. Взрыв двигателя одной из «боковушек» носителя через 28 секунд полета привел к их гибели. Никаких сообщений в прессе не появилось.

А к полету готовили третий корабль-спутник (в сообщениях ТАСС он стал «Вторым КС»). Был он из серии 2КА (для запуска с живыми существами). СА имел теплозащиту и «пассажиров», которым перед полетом дали имена — Белка и Стрелка. Кроме них в кабине находились две белые крысы, 28 белых и черных мышей, семена различных растений. Основной задачей запуска была проверка систем обеспечения жизнедеятельности человека, безопасности его полета и приземления.

Все закончилось благополучно, хотя были моменты, которые заставили поволноваться: отказала инфракрасная вертикаль. Но на Земле уже знали, как действовать, и посадку произвели, используя резервную систему ориентации на Солнце.

Московские дворняги стали первыми землянами, вернувшимися из космоса в целости и сохранности.

Потом у Стрелки появились щенки. Одного из них подарили жене Президента США.

Из записки в адрес ЦК КПСС «О подготовке к запуску космического корабля «Восток» с человеком на борту» (по результатам полетов кораблей-спутников 15 мая и 19 августа):

Сов. секретно. Особой важности.

Экз. № 1

…Анализ данных телеметрических измерений, полученных в процессе полета «Восток-I», показывает возможность создания нормальных жизненных условий для существования человека при космическом полете.

… нами вносятся следующие предложения по плану работ в области освоения космического пространства на ближайший период:

2. После пуска одного-двух объектов «Восток-1» в октябре-ноябре и двух объектов «Восток-ЗА» в ноябре-декабре осуществить полет человека в космическое пространство на объекте «Восток-ЗА» в декабре 1960 г.

Подготовку пилотов-астронавтов завершить к 1 декабря 1960 г….

Просим одобрить наши предложения по осуществлению первого полета человека в космическое пространство на корабле-спутнике как задачу особого значения…»

Документ подписали 10.09.1960 г. председатели Государственных комитетов и главные конструкторы (Д. Устинов, В. Рябиков, Р. Малиновский, К. Руднев, С. Руденко, В. Калмыков, П. Дементьев, Б. Бутома, М. Неделин, М. Келдыш, С. Королев, В. Глушко, М. Рязанский, Н. Пилюгин, В. Бармин, В. Кузнецов).

С «космической скоростью» последовала ответная реакция.

Из постановления Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР от 11 октября 1960 года:

Сов. секретно. Особой важности.

Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЮТ:

1. Принять предложение… о запуске космического корабля (объекта «Восток-3А») с человеком в декабре 1960 г., считая его задачей особого значения.

Следующий полет планировался на ноябрь. Но стартовали в космос собаки Пчелка и Мушка 1 декабря. Через сутки полета по команде с Земли ТДУ заработала, но выключилась преждевременно. Корабль начал снижение по нерасчетной траектории. Дабы во враждебные руки не попали «государственные тайны», штатно сработала система АПО, и СА превратился в тучу обломков. Собаки погибли.

Через три недели при очередной попытке запуска другого корабля-спутника на участке выведения двигатель третьей ступени носителя не сработал по норме, и корабль на орбиту не вышел. «Шарик» упал в глухой тайге, за Енисеем. Поисковая группа нашла его в районе Туры, что на берегу Нижней Тунгуски. Собаки Шутка и Комета вернулись на Землю, совершив суборбитальный полет. Вероятно, эти неудачи стали причиной отмены полета человека в космос в декабре 1960 года.

Не могла не повлиять и катастрофа 24 октября того же года на 41-й площадке НИИП-5 МО СССР при подготовке к пуску новой ракеты 8К64 (SS-7 Saddler — по американско-НАТОвской классификации). В результате 54 гроба опущены в песок на аллее города Ленинска. Три гроба — на городском кладбище № 2 города Харькова: на одинаковых обелисках, расположенных рядом, одна и та же дата смерти усопших. Такие же даты на шести обелисках в Днепропетровске, на двух в Киеве, пяти в Москве, одном в Загорске (ныне Сергиев Посад).

Наряду с решением о разработке космического корабля, 5 января 1959 года вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 22-10сс «О медико-биологической подготовке человека для полета в космос». Встал вопрос: «Людей какой профессии отбирать в группу космонавтов?» По мнению одних, отряд космонавтов следовало бы формировать из моряков подводного флота, они способны переносить неудобства ограниченного пространства. Предлагали искать кандидатуры среди альпинистов или полярников. Королев убедительно разъяснил, это — летчики-истребители. Они универсалы: и пилоты, и штурманы, и бортинженеры.

Мнение С. Королева оказалось решающим. В августе главком ВВС К.А. Вершинин поручил Центральному военному научно-исследовательскому авиационному госпиталю (ЦВНИАГ) отобрать в частях ВВС кандидатов для космического полета. С конца 1959 по март 1960 года искали летчиков «для работы на новой технике». Наряду с критериями, заданными проектантами ОКБ-1 (возраст — до 30 лет, вес — до 70 кг, рост — до 170 см) и идеальным здоровьем, в учет принималось и рабоче-крестьянское происхождение. Кандидату медицинских наук П. Буянову и подполковнику медицинской службы А. Пчелкину поручено было провести отбор на Черноморском, Балтийском и Северном флотах. Начали они с Северного. В числе тех, кто откликнулся на заманчивое предложение, был Юрий Гагарин.

Начальнику испытательного отдела Е.А. Карпову достался Борисполь-Кременчуг-Одесса-Киев. Из его находок «в дело пошел» лишь один Алексей Леонов.



Первый отряд космонавтов.

Слева направо: сидят П.Попович, В.Горбатко, Е.Хрунов, Ю.Гагарин, С.Королев, Н.Королева с дочерью Попович Наташей, 1-й нач. ЦПК Е.Карпов, Н.Никитин, нач. отдела ЦНИИАК Е.Федорсв.

Средний ряд: А.Леонов, А.Николаев, М.Рафиков, Д.Заикин, Б.Вольнов, Г.Титов, Г.Нелюбов, В.Быковский, Г.Шонин.

Верхний ряд: В. Филатьев, И. Аникеев, П. Беляев


А вообще по «Теме № 6» — так официально именовался отбор кандидатов для полетов в космос — «были рассмотрены личные дела, летные и медицинские книжки 3461 летчика; для первичной беседы отобрано 347 человек; к медицинской проверке в ЦВНИАГ допущено 206 человек. Но 52 человека отказались, и в ЦВНИАГ прибыли 154 кандидата». Отбраковывали безжалостно. Лишь 29 человек благополучно прошли «медицинское сито». Центральная врачебная комиссия 27 февраля отобрала двадцать — таков был приказ! Их наставником и руководителем назначили генерал-лейтенанта авиации Каманина Н.П.

На основании того же Постановления началось формирование Центра подготовки космонавтов (ЦПК) ВВС. На должность начальника ЦПК никто не рвался: дело новое, хлопотливое. Выбор пал на 38-летнего полковника, специалиста в области авиационной медицины. И Евгения Анатольевича КАРПОВА назначили начальником всего того, что стало потом Центром.

7 марта 1960 года первых 12 кандидатов (И. Аникеев, В. Быковский, Б. Волынов, Ю. Гагарин, В. Горбатко, В. Комаров, А. Леонов, Г. Нелюбов, А. Николаев, П. Попович, Г. Титов, Г. Шонин) принял главком ВВС. Каждому из них было предписано рассчитаться в частях и прибыть в Москву 14 марта. Место обитания и проведения первых занятий было определено — небольшое двухэтажное здание спортбазы ЦСКА, на Ходы иском поле.

На организацию быта дали всего один день — день приезда. Время торопило.

Е.А. Карпов провел первые вводные часы, детально ознакомил с программой подготовки, с расписанием занятий, обозначил основные курсы лекций. Затем их читали ученые и инженеры: К.Д. Бушуев, Б.В. Раушенбах, К.П. Феоктистов, О.Р. Макаров, В.И. Севастьянов. Занятия по космической медицине проводил В.И. Яздовский. Курс «Механики космического полета» и основы конструкции космического корабля и его систем вел М.К. Тихонравов.

Обитали на Ходынке будущие космонавты до тех пор, пока не подыскали место для ЦПК, в 40 километрах от Москвы, рядом с поселком Чкаловский. Сюда в июле 1960 года переселились те 20, которых позже стали называть «Гагаринским набором».

Из них потом выросли генералы, летчики-испытатели, просто пенсионеры.

И только один остался старшим лейтенантом, навсегда самым молодым из них. Ходили слухи, что Валентин Бондаренко был первым, побывавшим в космосе. Но он стал первым погибшим из «двадцатки». Не в космосе погибшим, на Земле из-за трагической случайности 23 марта 1961 года. Похоронили Валентина на родине, в Харькове, на городском кладбище № 10, на Филипповке. До очерка Ярослава Голованова, опубликованного в номерах газеты «Известия» от 3 по 6 апреля 1986 года, ни в одной советской книге, газете, ни в одном журнале даже не упоминали его имя.



В.В. Бондаренко


Подготовка «двадцатки» шла трудно, медленно. Тогда инструктор-методист Марк Галлай предложил отобрать самых «малогабаритных», готовить их ускоренно. Выделили группу: Валентин ВАРЛАМОВ, Юрий ГАГАРИН, Анатолий КАРТАШОВ, Андриян НИКОЛАЕВ, Павел ПОПОВИЧ и Герман ТИТОВ. Им в первую очередь шили скафандры, первыми отправляли на различные испытания и тренировки.

Но скоро состав группы изменился. После центрифуги с восьмикратной перегрузкой на спине Карташова врачи обнаружили точечные кровоизлияния. На последующих тренировках они появились вновь. Приговор медиков был неумолим. Нелепая случайность выбила из группы и другого кандидата в космонавты — Варламова. Однажды он неосторожно прыгнул в воду с берега и ударился головой. Пошел в госпиталь. Диагноз: смещение шейного позвонка.

В передовую «шестерку» вместо Карташова был введен Григорий НЕЛЮБОВ, вместо Варламова — Валерий БЫКОВСКИЙ. После экзаменов по устройству, эксплуатации и навыкам управления объектом «Восток-ЗА», по специальным теоретическим курсам каждому из «ударной шестерки» было присвоено звание «КОСМОНАВТ».

А космическая техника готовилась принять на борт кого-то из них.

Первые запуски кораблей серии «Восток» подтвердили принципиальную возможность полета человека в космос, но решение этой задачи зависело от надежности систем ракеты-носителя и корабля. Ведь участие человека в управлении полетом было как РЕЗЕРВНОЕ. Все штатные операции по ориентации, торможению, спуску и приземлению проводились автоматикой корабля и по командам с Земли.

12 февраля 1961 года из Калининграда (ныне город Королев) на полигон выехала бригада, сопровождая «Объекты ЗК», уже приспособленные для полета человека — космические корабли ЗКА № 1 и N«2.

Первый из них был выведен на орбиту 9 марта 1961 года. В катапультируемом кресле СА восседал антропометрический манекен. Шутники его быстро окрестили «Иваном Ивановичем». На нем — ярко-оранжевый костюм, белый гермошлем, перчатки, высокие ботинки на шнуровке. Все его тело было покрыто синтетическим материалом, обладающим прочностью и эластичностью человеческой кожи, его вес и положение центра тяжести были «человеческие». В «грудной клетке», полости «живота» разместили черных, серых и белых мышей, крыс, морских свинок, пресмыкающихся, растения, семена, микробы, образцы кожи человека. «Лицо» закрыли куском поролона с надписью — «Макет». В контейнер, предназначенный для продуктов питания и воды, поместили станок для подопытной собаки. Это место занимала Чернушка. Бортовая аппаратура во время полета передавала запись биений человеческого сердца, а «Иван Иванович» пел песню в исполнении хора имени Пятницкого.

Через 1 час 55 минут СА корабля вернул на Землю Чернушку и прочую живность. «Иван Иванович» после катапультирования из «шарика» опустился на парашюте. Команда спасателей быстро обнаружила «закоченевшего» космического путешественника. Специалисты скрупулезно проанализировали информацию о результатах полета ЗКА № 1. Ракетно-космический комплекс сработал безотказно, но Государственная комиссия по испытаниям приняла решение провести запуск еще одного беспилотного корабля-спутника.

Для ознакомления с процессом испытаний корабля и ракеты-носителя, со стартовым комплексом и службами обеспечения полета 16 марта на полигон прибыла «ударная шестерка». Гагарин, Титов и Нелюбов тренировались в надевании скафандра, усаживались в кабину корабля. Когда ракету вывезли на стартовый комплекс, Гагарин и Титов (в скафандрах) провели тренировку по подъему на лифте к люку корабля. Общение испытателей с ними было сведено до минимума: все о космонавтах держалось в секрете.

25 марта в компании с мелкими животными в космос отправили дворняжку светло-рыжеватой масти. До этого существовала она с именем Удача. Когда приблизился момент лететь ей в космос, «кто-то высказал мысль, что слово «удача» в превратном свете отражает корни наших успехов в области космических исследований». И Удача стала именоваться Звездочкой. После одновиткового полета Звездочка вернулась в «шарике». «Иван Иванович» был катапультирован.

О том, что этот пуск — генеральная репетиция, мало кто знал. Но все, кто имел какое-то отношение ко всем этим делам, понимали: на очереди — ЧЕЛОВЕК!

29 марта на заседании Государственной комиссии Королев доложил об итогах пуска кораблей. Сделал вывод, что ракета-носитель, корабль, средства связи и поиска готовы. К этому времени из семи кораблей 1К и ЗКА два не вышли на орбиту из-за аварии PH на участке выведения и два не полностью выполнили программу полета. Надежность пусков желала быть лучшей. Но все были за полет человека. На заседании было решено снять с корабля систему АПО. Возражал один — заместитель Председателя КГБ П. Ивашутин: соблюдение секретности для него было главным делом.



Тренировки космонавта на центрифуге


Это может показаться бесчеловечным, если не знать, что ОКБ-1 на основании совершенно секретного Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 569–264 от мая 1959 года начинало разработку автоматического спутника-разведчика. В документе указано, что создание ИСЗ для разведывательных целей и навигации считается неотложной оборонной задачей. Королеву не без помощи Келдыша и Руднева удалось в него вписать: «… а также спутника, предназначенного и для полета человека».

Проектирование спутника-разведчика началось раньше, но работы по второму проекту продвигались успешнее. Объединение двух различных задач привело к унификации основных конструктивных элементов будущих кораблей «Восток» и фоторазведчиков «Зенит». И всего через три с половиной года после первого пуска МБР Р-7 космический корабль был спроектирован, построен и подготовлен к полету человека в космос. Это была спешка. Она может сейчас вызвать (и вызывает) недоумение, но в то время воспринималась вполне естественно. Главной причиной было желание быть ПЕРВЫМИ. Всюду хотелось успеть немедленно.

Из докладной в адрес ЦК КПСС:

СОВ. СЕКРЕТНО

Экз. № 1

В соответствии с Постановлением… от 11 октября 1960 года о подготовке и запуске космического корабля с человеком к настоящему времени закончены все необходимые работы по обеспечению полета человека в космическое пространство.

Результаты проведенных работ… позволяют… осуществить первый полет человека в космическое пространство.

Для этого подготовлены два корабля-спутника «Восток-ЗА». Первый корабль находится на полигоне, а второй подготавливается к отправке.

К полету подготовлены шесть космонавтов.

Запуск корабля-спутника с человеком будет произведен на один оборот вокруг Земли с посадкой на территории Советского Союза на линии Ростов-Куйбышев-Пермь.

При выбранной орбите корабля-спутника, в случае отказа системы посадки корабля на Землю, обеспечивается пуск корабля за счет естественного торможения в атмосфере в течение 2–7 суток, с приземлением между северной и южной широтами 650.

Кроме десятисуточного запаса пищи и воды в кабине космонавт снабжен носимым аварийным запасом пищи и воды, рассчитанных на 3 суток, а также средствами радиосвязи и передатчиком…, по сигналам которого будет определяться место приземления космонавта.

Запуск первого советского корабля-спутника с человеком намечается осуществить между 10 и 20 апреля сего года.

В сообщениях ТАСС кораблю-спутнику предлагается присвоить название «Восток».

Просим разрешить пуск первого советского корабля-спутника с человеком…

30.111.61 г.

К документу были приложены три варианта Сообщения ТАСС.

Ответ последовал незамедлительно.

Из Постановления Президиума ЦК КПСС от 3 апреля 1961 г.:

Строго секретно. Особая папка

1. Одобрить предложения т.т. Устинова, Руднева, Калмыкова, Дементьева, Бутомы, Москаленко, Вершинина, Келдыша, Ивашутина, Королева о запуске космического корабля-спутника «Восток-ЗА» с космонавтом на борту.

2. Одобрить проекты сообщения ТАСС о запуске космического корабля с космонавтом на борту спутника Земли…»

Претенденты на космический полет были готовы — 4 апреля Главком ВВС Вершинин подписал удостоверения пилотов-космонавтов Гагарину, Титову и Нелюбову.

На рассвете 5 апреля «с одного из подмосковных аэродромов» взлетели три Ил-14. Их встречали в аэропорту «Крайний» СП. Королев, М.71. Галлай, вылетевшие раньше из Внуково. Съезжались «виновники» и участники предстоящего пуска, члены Государственной комиссии, руководители ОКБ и НИИ, кинооператоры и журналисты.

Приехал М.В. Келдыш, которого в газетных очерках того времени называли Теоретиком космонавтики.

Приехал Главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза Москаленко К.С.

Космонавтов разместили в гостинице на «десятке», в 20 с лишним километрах от «единички». Технический руководитель программы осуществления ПЕРВОГО полета пилотируемого космического корабля, Главный конструктор устроился, как обычно, в домике сразу у въезда на «двойку», то есть в непосредственной близи от технического комплекса космодрома.

Ракета-носитель 8К72К находилась в МИКе. Заканчивались комплексные испытания корабля ЗКА № 3, заправка его тормозной двигательной установки топливом, баллонов системы ориентации газом, проверка герметичности отсеков и проводилась стыковка с последней ступенью ракеты-носителя.



Из событий 6 апреля основным было техническое совещание, на которое собрались главные конструкторы двигателей, систем связи, оборудования, управления. Прямо с аэродрома прибыл председатель Государственной комиссии Константин Николаевич РУДНЕВ — многоопытный и высокообразованный человек. Обсуждался доклад о готовности СЖО космического корабля ЗКА № 3, сообщение о результатах испытаний скафандра, кресла космонавта, парашютной системы и автоматики приземления спускаемого аппарата.

Через два дня было рассмотрено и утверждено полетное задание будущему летчику-космонавту: «Одновитковый полет вокруг Земли на высоте 180…230 километров продолжительностью 1 час 30 минут с посадкой в заданном районе. Цель полета — проверить возможность пребывания человека в космосе на специально оборудованном корабле, проверить оборудование корабля в полете, проверить связь корабля с Землей, убедиться в надежности средств приземления корабля и космонавта». Под этим документом стоят подписи К.Н. Руднева, С.П. Королева, М.В. Келдыша, Н.П. Каманина. Оставил свою подпись и А.М. Исаев.

Тогда же приняли порядок аварийного катапультирования космонавта — «… до 40-й секунды полета команду на катапультирование выдают Королев или Каманин, после 40-й секунды космонавт катапультируется автоматически».

На закрытом заседании обсуждали: «КТО ПОЛЕТИТ?». Одинаково хорошо были подготовлены все шестеро космонавтов. Требовалось выбрать двух. Комиссия одобрила предложение Н.П. Каманина и решила объявить кандидата на полет и запасного космонавта в торжественной обстановке.



Заседание «породной» Госкомиссии 10 апреля 1961 г.



Гагарин облачается в полетный костюм


«Ритуально-торжественное» заседание Государственной комиссии состоялось 10 апреля в конференц-зале МИКа, операторы кино своей съемочной аппаратурой и осветительными приборами придали некоторую праздничность.

За столом разместились: председатель Государственной комиссии К.Н. Руднев, С.П. Королев, М.В. Келдыш и кто-то из руководителей. Вдоль стола справа сели Н.А. Каманин с космонавтами, Е.А. Карпов, В.И. Яздовский, О.Г. Газенко, слева — В.П. Глушко, Н.А. Пилюгин, А.М. Исаев, М.С. Рязанский, К.Д. Бушуев, заместители и помощники Королева.

Открыл заседание Руднев и предоставил слово Королеву. Впервые все увидели его при галстуке. Главный конструктор подвел итог людей: «В соответствии с намеченной программой закончена подготовка многоступенчатой ракеты-носителя и корабля спутника «Восток».

Прошу Государственную комиссию разрешить вывоз ракеты-носителя с кораблем на стартовую позицию для продолжения подготовки и пуска 12 апреля в 9 часов 07 минут по московскому времени».

После доклада генерала Каманина о готовности космонавтов фиксируется решение: «Утвердить предложение товарища Королева о производстве первого в мире полета космического корабля «Восток» с космонавтом на борту 12 апреля 1961 года…Утвердить первым пилотом-космонавтом Гагарина Юрия Алексеевича, запасным — Титова Германа Степановича».

Вечером на открытой веранде у Сыр-Дарьи члены Государственной комиссии, руководство космодрома, космонавты пригубили «на посошок» шампанского и пошли прогуляться по берегу реки. Впереди Королев и Гагарин, остальные за ними.

Работы по стыковке ЗКА № 3 с ракетой-носителем 8К72К закончились к утру 11 апреля. На стартовой площадке все было готово к их приему.

5 часов утра. Распахнулись ворота МИКа. Сверкнули золотом на солнце сопла двигателей ракеты, постепенно появляющейся из ворот. ЗКА № 3 уходил на стартовую позицию, чтобы через некоторое время стать всемирно известным космическим кораблем «Восток».

Писали, что ракету сопровождал Королев до самой стартовой площадки. Провожай он ее недолго. Метрах в двухстах от ворот МИКа рельсы поворачивают на «единичку». Там, на шоссе, Главного поджидала машина.



Монтаж космического корабля "Восток" на последнюю ступень ракеты-носителя



Сборка спускаемых аппаратов кораблей серии “Восток


Вот транспортно-пусковой агрегат медленно подплыл к пусковой системе, нависшей над котлованом-лотком, и остановился. Передав ракету опорным фермам, установщик опустил свою стрелу и отъехал.

Все произошло точно по расписанию.

Н.П. Каманин представил стартовой команде старшего лейтенанта Гагарина. Он и Титов после этой встречи в гостиницу уже не вернулись: на оставшееся до старта время их поместили в одном из двух деревянных домиков, при въезде на «двойку». Допуск к ним был строго ограничен. Навещать их могли только С.П. Королев, Н.П. Каманин, Е.А. Карпов, В.И. Яздовский и А.Н. Бабийчук. В другой комнате этого домика расположился врач Андрей Викторович Никитин, прикрепленный к космонавтам.

Все обещало на завтра хорошую погоду…



Монтаж двигательного отсека


Что собой представляет ракетно-космический комплекс «ВОСТОК»?

Главные его части — трехступенчатая PH 8К72К («Ракета 8К71+Блок Е») и под головным обтекателем космический корабль ЗКА «Восток», предназначенный для полета человека по околоземной орбите.

Ракетно-космический комплекс получил наименование по названию корабля.

Стартовая масса PH с кораблем ЗКА № 3 — 287 тонн; общая длина PH (с обтекателем) — 38,36 м; масса корабля ЗКА № 3 — 4725 кг; длина корабля (без учета антенн) — 4,4 м; максимальный диаметр корабля — 2,43 м.

Корабль состоит из двух отсеков, соединенных между собой с помощью металлических лент и замка.


Спускаемый аппарат

Масса — 2460 кг; диаметр — 2,3 м.

Корпус сварной из листового алюминиевого сплава толщиной 3 мм.

Диаметр по наружным обводам достигает указанного значения за счет слоя ТЗП (толщиной максимум 110 мм в лобовой части и минимум 40 мм в тыльной части).

В верхней части СА — три люка диаметром «в свету» 1 м. Люк № 3 — в ногах космонавта, служит для проведения различных сборочно-монтажных операций. Через люк № 1, расположенный напротив, устанавливается кресло, производится посадка космонавта в корабль и катапультирование его на участке спуска с орбиты или при аварии PH на старте и участке выведения. Под крышкой люка № 2 в контейнере находится система парашютов для СА: вытяжной, тормозной и основной.

СА имеет три иллюминатора, два из них расположены на крышках люков № 1 и № 3.

Центральное место в «шарике» занимает космонавт в катапультируемом кресле. На всех этапах полета он находится в скафандре с системами вентиляции и кислородного питания.

Внешняя оболочка скафандра служит для восприятия внутреннего избыточного давления. Внутри — герметичная и теплоизолирующая оболочки. Поверх всего — декоративный костюм-чехол оранжевого цвета с надувным воротом.

Основной парашют космонавта располагается в верхней части кресла в контейнере, а запасной — на спинке кресла, в нижней части которого размещены НАЗ и кислородный прибор.

Внутри кабина покрыта теплозвукоизоляцией (поролоном) в сочетании с декоративной обшивкой.


Приборно-агрегатный отсек

Масса — 2265 кг; максимальный диаметр — 2,43 м; длина — 2,25 м.

Он представляет собой два соединенных основаниями усеченных конуса. Их оболочки из листового алюминиевого сплава толщиной 2 мм.

Со стороны СА имеется сферическая вмятина, с противоположного торца — ниша для размещения ТДУ с запасом топлива на 45 секунд работы.

В районе стыка ПАО с СА укреплены 16 шаровых баллонов с азотом для системы ориентации и кислородом для СЖО.

СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ и электропитания включает командно-логические и коммутационные приборы, аккумуляторные батареи и преобразователи тока. Выключение двигателя третьей ступени и подача команды на отделение космического корабля производится ею после достижения скорости, необходимой для выведения корабля на заданную орбиту. Циклограмму работы бортовой аппаратуры корабля задает ПРОГРАММНО-ВРЕМЕННОЕ УСТРОЙСТВО.

СИСТЕМА ОРИЕНТАЦИИ И СТАБИЛИЗАЦИИ обеспечивает в процессе полета автоматическую (на Солн-це) и ручную (на Землю) ориентацию корабля. Исполнительными органами являются газовые сопла, входящие в состав двух автономных систем (по 8 сопел в каждой), работают на азоте.



Испытание узлов и систем


СИСТЕМА ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ поддерживает в СА атмосферу, близкую земной.

Запас пищи, воды и емкости для сбора отходов рассчитаны на 10 суток полета. Весь рацион космонавта хранился в алюминиевых тубах и пакетах из полимерных пленок.

Кондиционирование и температурный режим в кабине обеспечиваются блоком системы регенерации воздуха с поглотителем влаги и вредных примесей, холодильником-конденсатором, состоящим из теплообменника, вентилятора, регулятора температуры и др.

Надперекись калия при контакте с влажным воздухом, поглощая углекислый газ, выделяет кислород.

Осушка воздуха осуществляется осаждением влаги на поверхностях теплообменника холодильника-конденсатора и поглощением ее регенеративным веществом.

Радиотелефонную связь с наземными станциями обеспечивала УКВ и коротковолновая аппаратура. ТВ система с двумя передающими камерами позволяла вести наблюдение за состоянием космонавта.

Данные о работе бортовых систем, контроль и регистрация параметров, характеризующих состояние человека, конструкции корабля во время полета, передавались на Землю.



PH “Восток” в монтажно-испытательном корпусе (МИК) Байконура



Установка PH “Восток” на стартовый стол

КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ «У каждого дерева своя птица»

(окончание)

Сергей Другаль



Верг пришел в себя, услышав собственный стон. Он с трудом разлепил веки, увидел низкое синее небо и ощутил боль сначала в шее, а потом всей обожженной кожей лица. Он сидел в кресле пассажира, откинувшись на спинку, и дышал влажным туманом со знакомым запахом мюрадола. Протянулась мысль: видимо, сработала автоматика, тележка включила защиту, и оживляющий аэрозоль поступает в легкие. Тележка неподвижна, а, следовательно, Лейтера нет. Будь Лейтер здесь, тележка уже везла бы их к катеру.

Верг повернул голову, ощущая, как лопается на ней воспаленная кожа, и сунул руку в медицинский отсек на пульте. Дальше робот-медик все проделал сам: взял данные для анализов, определил программу лечения и ввел в вену коктейль из лекарств и обезболивающих веществ.

Через пару минут полной неподвижности Верг нажал кнопку снятия защиты и слез с тележки. Лейтер лежал возле гусеницы вниз лицом. Передняя панель пульта управления отекла каплями застывшего металла. Смертельно раненое животное еще корчилось серой бесформенной кучей в облачке пара. Верг перевернул охотника, смахнул с груди и живота хлопья оплавленного костюма и уложил на тележку.

Потом он вытянул из отсека медика, бросил его на живот Лейтеру и сел рядом. Медик маленьким спрутом ползал по Лейтеру, то хлюпая присосками анализаторов, то извергая из себя пенистую зеленоватую жидкость. Он ловко оттянул книзу челюсть охотника и погрузил щупальце в рот. Затем медик ввел иглы в вены на руках, угнездился на груди и покраснел. Пластиковое тельце робота ритмично сокращалось. Иногда он сплевывал в сторону шлаки, вымытые из тела.

Верг вздохнул, протянул руку, погладил медика. Свободное щупальце обвилось вокруг руки и выдохнуло густое облачко аэрозоля. Лейтер лежал почти голый. Вместе с обожженной кожей медик смыл и остатки костюма. Верг, как и каждый пилот, знал о чудесных возможностях медика, но вот так вплотную наблюдал его работу впервые. Он с изумлением смотрел, как затягиваются раны на животе охотника, и образуется свежая ткань, сначала розовая, затем быстро бледнеющая. Медик старался вовсю. Наконец он вытащил щупальце изо рта, убрал иглы и застыл в неподвижности. Лейтер сделал вдох, открыл глаза.

Лицо его было почти не тронуто ожогом. Не меняя позы, он шевельнул мышцами и улыбнулся:

— А вы загорели, пилот.

Взгляд его был ясен и чист. Он уловил ситуацию, и объяснений не требовалось. — Что это за дрянь на мне сидит, такой вонючий и скользкий?

Верг осторожно снял медика, положил в отсек, посмотрел на шкалу — почти на нуле, — уселся в кресло за пультом и вдавил в гнездо красную кнопку.

Тележка тронулась, получив команду на движение к катеру по кратчайшему пути.

— Остановите экипаж, пилот. Надо забрать добычу.

Верг даже не повернул головы. Его охватило омерзение к этому человеку. Омерзение и усталость. — Вы пожалеете об этом. Корпорация будет знать о вашем поведении. Вы забыли условия контракта — пока мы на планете, командую я. И я давно отвык повторять приказания.

Пока на планете… Если бы так. Лейтеры командуют везде.

— Ну, хорошо, — после паузы заговорил Лейтер. — Я ошибся, признаю… Надо было удвоить силу заряда. В конце концов, я вам даже благодарен, хотя понимаю, что вы не меня, вы себя спасали. Но сейчас ваше поведение алогично. Ведь все кончилось благополучно.

— На вашу реанимацию медик израсходовал все лечебные ресурсы. Сейчас он пригоден разве что для синтеза микстуры от кори. Вы это понимаете? Случись что — и нам конец.

— Ерунда, что может случиться?

— Все! Все что угодно. — Верг услышал просящие нотки в своем голосе и отвернулся. С самого начала он избегал смотреть в глаза Лейтеру, что-то мешало ему еще там, на базовом корабле. Он знал за собой это свойство — избегать взгляда человека, вызывающего антипатию, но приписывал это застенчивости. Сейчас это прошло, и Лейтер увидел глаза пилота. Без ресниц и бровей, с красными прожилками от частых перегрузок, невыразительные и почти светлые на потемневшей воспаленной коже лица. Толстые губы едва шевелились, и вздрагивал подбородок с детской ямочкой посередине. Лейтер усмехнулся про себя: толковать об охоте типу с такой вегетарианской внешностью. Не зря у него репутация пилота, который всегда возвращается. Риск ему определенно противопоказан.

— Что угодно, — повторил Верг. — Думаю, вы это знаете лучше меня. Здесь у каждого дерева есть своя птица. Вы убили птицу, и засохло дерево, срезали дерево, и погибли птицы. Эту связь нельзя не уловить. Для меня она очевидна. Планета нас впустила, не зная, что мы убийцы. Потом она подумала, вот именно — подумала, что эти убийства случайны, но предупредила нас. Перестроить структуру травяного покрова — это сильное предупреждение, Лейтер. Теперь она защищается, и вы это почувствовали на своей шкуре. Но еще одно убийство — и она прикончит нас.

— Разверзнутся небеса, и молния поразит нечестивца. Что может пробить нашу защиту, пилот? Только наведенное поле той же природы, но с обратным знаком. Вы полагаете, что планета может синтезировать поле?

Вспыхнувшая было надежда убедить Лейтера, угасла. Верг отвернулся. Тележка бежала по холмистой с редкими кущами деревьев равнине, и в свете полуденного солнца уже виднелся вдали купол катера. Если им никто и ничто не встретится, то они сумеют попасть на катер и больше не будет охотничьих экспедиций. Эта в его биографии последняя.

— Ох уж эти мне экологические суеверия. Она подумала, что предупредила… Это пустая планета. Для кого ее беречь, если здесь нет человека? Мне на Земле осточертело платоническое любование природой. Я заплатил за то, чтобы держать ее плоть в руках и зубах, и мне плевать на ваши эмоции, Верг. Кстати, дайте мне вашу куртку. — Лейтер коротко хохотнул. — Полагаю, неприлично, когда Лейтер гол, а Верг одет. Я не благодарю, вы об этом могли догадаться сами. И нажмите кнопку "стоп". Вот так. Я должен оглядеться.

Верг молча подчинился. Его не затронул оскорбительный тон приказаний. Пилот привычно выделял в своем сознании главное в обстановке на данный момент и так же непроизвольно оставлял з стороне второстепенное. Оскорбление — сейчас это не существенно. Важен сам Лейтер — в нем источник опасности, а нейтрализовать его он, связанный дисциплиной, не в силах.

Верг почувствовал, как расслабляются мышцы, почти инстинктивная реакция на близкую опасность. Обод выкатился из-за кустов, маленький, диаметром не более метра. Со стороны, противоположной солнцу, он был беззащитен, и Лейтер, целясь в середину, выстрелил, не слезая с тележки. Белое пламя взрыва разметало линзу. Обод, уже пустой внутри, еще катился по инерции, когда Верг, перегнувшись на сиденье, сбросил с пульта локоть охотника и нажал кнопку обратного хода.

Тележка качнулась, словно споткнувшись, и попятилась. Верг еще не убрал с пульта руку, как впереди вздыбилась почва. Верг не почувствовал этого мгновения — когда изменился рельеф, — он уловил его подсознанием и действовал, подчиняясь неведомой логике: мысль остановить тележку сверкнула в момент взрыва линзы и была неотделима от поступка.

Зверь серым ужасом возникал из глубины, с его тела сваливались пласты дерна. Низкий сокрушающий рев осязаемо заполнил пространство и оборвался стоном. Потом зверь прыгнул. Лейтер в немом оцепенении видел, как в полете изменялась форма тела: мышечная масса перегруппировалась в переднюю часть и вытягивался, утолщался черный бивень на груди. Зверь обрушился на тележку сверху. На долю секунды он завис, удерживаемый защитой, — совсем рядом шевельнулся болотной мутью огромный глаз над бивнем, — и зверь отлетел в сторону, отброшенный силовым полем.

— Вот он, гнев планеты! — прошептал Верг.

Лейтер оскалил зубы, сощурившись, он проводил взглядом зверя и передвинул на максимум регулятор заряда.

— Поменяемся местами, пилот. — Он даже не пригнулся, когда зверь вторично с рокотом рухнул на тележку и снова был отброшен. — Сейчас, когда опять сработает защита, снимите на секунду поле, чтобы я успел выстрелить.

Зверь упал на хвост и снова в высоком прыжке бросился на тележку. Верг физически ощутил напряжение поля и выключил его, пока зверь еще был в воздухе. Лейтер стрелял с непостижимой скоростью, почти очередью. Взрывы, любой из которых способен был разнести гранитную скалу, слились в сплошной грохот. Чудовище исчезло в бушующем пламени, и только широкая воронка да вывороченные из грунта глыбы камней остались на месте его падения.

Наступившую звенящую тишину нарушил Лейтер. — Вы неплохо вели себя, пилот. — Он слегка хрипел. — У вас завидная реакция. И мы убедились, что защита воистину непробиваема. Что вы опять молчите? — Взгляните, — Верг кивнул на шкалу силового поля. — Судя по расходу энергии, масса зверя более десяти тысяч килограммов. При его сравнительно небольших размерах это означает…

— Нет! — Лейтер почти кричал. — Двух форм жизни на одной планете быть не может. Это общий закон для Вселенной…

— Дело в том, — тихо произнес Верг, — что с органикой вы справляетесь успешно. — И что отсюда следует? То, что планета выставила против нас свою защиту. Она синтезировала неорганический организм — зверя разового пользования, чтобы разделаться с нами. Лейтер уставился на пилота, тряхнул головой.

— Этого мне только не хватало. Вы что, впали в мистику? Или просто с ума сошли от страха?

— Нет, Лейтер, просто я не потерял способность рассуждать.

Рвущий барабанные перепонки рев заставил замолчать пилота. Зверь, невредимый, ворочался на краю воронки, как в бредовом кошмаре. Разрывая почву, он поджал под себя широкий плоский хвост, заменяющий задние конечности, и, неуловимо быстро оттолкнувшись, кинулся на тележку…

Верг почти равнодушно рассматривал зверя, наросты на боках и животе, вспухали в прыжке и опадали, когда зверь, вновь и вновь отбрасываемый полем, падал, сотрясая окрестности. Он брал защиту лобовой атакой.

Лейтер не сводил остекленевшего взгляда с указателя напряженности поля, который неуклонно приближался к нулю.

— Вы были правы, — проговорил Верг в минутное затишье.

— Планета не может синтезировать поле. Она нашла другой выход, она обессиливает наше поле. Это тоже решение.

— Сделайтечто-нибудь! — взвизгнул Лейтер. — Вы же пилот, который всегда возвращается!

— Поздно. Была возможность — связать вас. Я упустил ее.

…Казалось, нет конца этому пути. Верг, спотыкаясь, брел по каменистой долине. Иногда красный туман застилал сознание, и тогда он останавливался, качаясь. Лейтер лежал на руках, голова его вздрагивала в такт шагам. Верг однажды перекинул его через плечо — так было легче идти, — но Лейтер задергался в судорогах рвоты, и пилот опять понес его перед собой. Он смутно помнил, как смятое, разорванное поле смело их с тележки, как он, сжавшись в комок, катился по горящей траве, и вскочил на ноги, и упал, и снова встал. Зверь, недвижимый, лежал на тележке, и дым с отвратительным запахом горелых шкур окутывал его. Лейтера он нашел в широкой борозде и, заслоняя одной рукой лицо — от зверя шел нестерпимый жар, — другой оттащил охотника за воротник куртки в сторону, подальше от дыма и огня… Верг почувствовал холод в ногах и остановился посередине покрытого мелкой галькой русла неширокой речки. Он стал на колени, положил охотника и прилег рядом. От холодной воды стало легче, сознание прояснилось. Лейтер застонал. Пилот приподнялся: в километре, не дальше, четко виднелся катер.

Верг осмотрел охотника — переломов нет, только ссадины и ушибы, пульс замедлен, но прощупывается. Похоже, Лейтер в шоковом состоянии от удара. Верг вытащил охотника на берег, набрал в горсть воды и вылил ему в рот.

Он долго наблюдал, как корчится в кашле Лейтер, прислушиваясь к нарастающей боли в спине. Лейтер, наконец, перестал кашлять и сел. Он дышал с хрипом и все растирал себе грудь, размазывая кровь: она сочилась и капала из широкой царапины на скуле.

— Вы можете встать? — Что-то похожее на сочувствие прозвучало в голосе пилота. Лейтер всхлипнул и поднялся. — Идемте, уже недалеко.

Охотник двинулся следом за пилотом, преодолевая слабость. Он часто садился, и тогда Верг возвращался и молча ждал, пока он поднимется.

— Вы же несли меня, — сказал Лейтер. Дурнота подкатывала к горлу и рывками стучало сердце. Я могу потерять его в любую минуту, — с паузами сказал Лейтер. А без меня вы даже на катер не попадете.

Верг плюнул ему под ноги и ушел, не оборачиваясь. Коричневые от запекшейся крови лохмотья комбинезона прилипли к его спине. Лейтер смотрел вслед, ощущая, как проходит боль в мышцах и яснеет голова. Злоба всегда ободряла его, придавала алертности. Он тихо пожалел, что у него нет резака, чтобы ударить огнем в эту спину и услышать крик. Презрение пилота, которое чувствовалось в каждом его слове, породило эту бессильную ненависть. Бессильную пока.

Когда он добрался до катера, Верг уже сидел на покатой плоскости трапа и глядел на озеро. Это было спокойно — глядеть на озеро. Раскачивались белые чашечки цветов, выпрыгивали из воды и с шумом плюхались обратно трепещущие монстры, возникали и исчезали маленькие водяные вихри — у озера была своя жизнь. Обожженная при посадке трава уже поднялась неровными хлопьями. А сейчас подойдет этот мерзавец, который убивает, вложит грязную руку в гнездо замка, и откроется люк, и тогда он поднимет катер, и трава опять будет сожжена при старте.

Лейтер, не глядя на пилота, влез на трап, подошел к люку. Из глубины полированной поверхности выглянуло изуродованное, незнакомое лицо, опухшее, с глянцевой кожей и щелочками глаз. Он повернулся. Вдали догорал пожар, там, где погибла вся его добыча и откуда его, спасая свою шкуру, вынес Верг.

Лейтер засмеялся. Взгляд его сочился ненавистью и безумием. — Я еще вернусь сюда, Верг. Вернусь не один. И мы разделаемся с этой планетой! Она будет голенькая лежать у меня под ногами. Как в первый день творения. Я постараюсь, чтобы вы увидели это.

— Будет лежать под ногами… — тускло повторил пилот.

Он встал, морщась от боли в спине, схватил Лейтера и поднял над головой. Он услышал, как хрустят, ломаются под ладонями ребра охотника, и отбросил его от себя…

КРОССВОРД «Дирижабль»

Кроссворд составил Панасенко Б. А.



Вопросы по горизонтали:

1 — немецкий граф; 3 — все элементы конструкции ее поддерживают; 11 — не пассажиры; 13 — он всех держит; 14 — шикарная кабина; 15 — синоним двигателя; 17 — главный успокоитель; 18 — ох, и хорошо же горит; 20 — сгоревший водород; 21 — бывает Гордиев, морской, но на дирижаблях — причальный; 22 — тип конструкции, омоним свиному хозяйству; 23 — тоже идет вдоль, но слабенький; 24 — отвечает за направление.

Вопросы по вертикали:

2 — устарелое название воздушного винта; 4 — придает форму; 5 — родной брат флюгера; 6 сама гибкая, а крепит намертво; 7 — сколько ни думали, а вечного не придумали; 8 — непосредственное вместилище газа; 9 — средний между князем и бароном; 10 — лодка итальянского происхождения; 12 — здесь гуляют ученики, удаленные из класса; 16 — материал, из которого делаются расчалки; 19 — более или менее изолированное помещение.


Справка для любознательных

Первым заметных успехов добился Сантос-Дюмон на третьем управляемом аэростате своей конструкции. С бензиновым двигателем мощностью 3,5 л.с. аэростат “Сантос № 3” совершил удачный полет 13 ноября 1899 года. Расчетная скорость была около 25 км/ч (6,9 м/с). Аэростат № 5 имел уже 4-цилиндровый мотор в 12 л.с. На нем 19 октября 1901 года было выполнено требование приза 100000 франков миллионера Дейч де ла Мёрта за облет вокруг Эйфелевой башни в Париже за полчаса.

Фамилия графа Цеппелина стала нарицательной, так как он сразу же взял курс на создание корабля, способного держаться в воздухе много часов, поднимать большой запас топлива, достаточный экипаж и боевые припасы. Последнее обстоятельство в конечном итоге обеспечило поддержку военных.

Предварительные работы велись примерно с 1892 по 1895 годы. Объем газовых баллонетов составил 11000 м3. Команда — 5 человек, первый полет продолжительностью 17 минут состоялся 2 июля 1900 года. Дирижабль Z-4 имел уже объем 15000 м3 и два мотора по 110 л.с. Блестящий двенадцати часовой полет над всей Швейцарией был выполнен 1 июля 1908 года. Так было положено начало развитию жестких дирижаблей, которые даже успели принять участие в первой мировой войне.

Ответы на кроссворд смотрите в следующем номере

* * *

Ответы на кроссворд “Воздушный шар ” в № 5 “НТ”:

По горизонтали:

1 — кольцо, 6 — балласт, 8 — Монгольфье, 10 — Лана, 12 — гондола, 13 — клапан, 14 — пояс.

По вертикали:

2 — оболочка, 3 — Шарль, 4 — стропы, 5 — водород, 7 — аппендикс, 9 — гелий, 11 — газ

В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ



Однажды репортеры расспрашивали английского микробиолога Александера Флеминга (1881–1955) о том, как он открыл пенициллин.

— В жизни мне всегда не везло, — тяжело вздохнув, начал ученый — В детстве я много болел и мечтал стать врачом, но у моих родителей — бедных фермеров — не было денег, чтобы осуществить мою мечту. Потом они и вовсе разорились, и мы переехали в Лондон…

— И там ваша мечта осуществилась: вы поступили в университет?

— Да, но меня приняли только потому, что я был хорошим пловцом. Из-за постоянных соревнований времени на учебу почти не оставалось, и самое большее, что сулило мне будущее, — это скромная должность в каком-нибудь провинциальном городке.

— И тут ваши таланты были оценены?

— Да, но профессор Уайт пригласил меня в свою лабораторию только потому, что ему нужен был физически сильный помощник. Профессору понравился не мой талант, а мой рост.

— И в его лаборатории вам удалось сделать выдающееся открытие?

— Да, но помогла очередная неудача. Когда я делал опыты, подул сильный ветер, распахнулась форточка, и сквозняком в мои пробирки занесло споры плесневого гриба, естественно, эксперимент был испорчен, и мне грозили крупные неприятности. С отчаяния я решил повнимательнее присмотреться к непрошеным «гостям» и открыл пенициллин…

— И вот тут-то вам, наконец, повезло.

— Да, но сначала коллеги окрестили пенициллин «сомнительным снадобьем», а меня — «средневековым алхимиком». Лишь во время второй мировой войны в полной мере выявились прекрасные лечебные качества нового препарата…

— И к вам пришла заслуженная слава?

— Да, но когда? Пенициллин был открыт мною в 1929 году, и к окончанию войны все уже забыли, кто это сделал. Так что меня с трудом разыскали, чтобы вручить Нобелевскую премию…



В июле 1681 года в английский корабль «Куин» ударила молния, почти полностью уничтожившая мачты, оснастку и парусное вооружение. Ночью обнаружилась еще одна неприятность: сравнив показания трех судовых компасов с положением звезд, моряки установили, что два вместо севера указывают на юг, а последний на запад. В январе 1786 года фрегат «Гизба» недалеко от Англии попал в сильную грозу. От удара молнии в грот-мачту загорелись паруса и оснастка, была также повреждена и фок-мачта. Корабль потерял все парусное вооружение. В 1813 году молния ударила во фрегат «Клоринда», и его грот-мачта разлетелась на куски…

В 1829 году англичанин В. Гаррис составил сводку данных о поражении судов молниями с 1799 по 1815 год. За этот период молния причинила урон 150 кораблям британского флота. В обшей сложности было уничтожено около сотни мачт. Каждый восьмой из ударов молнии завершился пожаром оснастки и парусов. В десяти случаях корабли были полностью выведены из строя и покинули свои позиции в самые критические моменты континентальной блокады, объявленной Англией Франции.

Учитывая эту печальную статистику, Гаррис предложил устанавливать на кораблях громоотводы — медные полосы, которые должны были крепиться к мачтам и соединяться с частями корпуса, находившимися ниже ватерлинии. Лорды адмиралтейства обдумывали его идею целых пять лет, на протяжении которых молния нанесла ущерб еще 47 английским кораблям. Лишь после этого началась установка громоотводов, что не замедлило сказаться на безопасности судов. Скажем, в январе 1850 года молния ударила в фок-мачту английского корабля «Гангес». Ослепляющий пучок света распространился до половины ее высоты. Однако корабль не пострадал. Его защитили врезанные в рангоут громоотводы…



Каждый из нас со школьной скамьи знает повесть «Бедная Лиза». И что скрывать, гораздо меньше осведомлены мы о других сочинениях Николая Михайловича Карамзина (1766–1826) — этого замечательного писателя и историка, энциклопедиста, широко образованного человека.

Вот, например, «Письма русского путешественника». Материалом для них послужили впечатления юного Карамзина от поездки по Европе в 1789–1790 годах. Любознательного путешественника интересовало буквально все: история государств, их география, литература, культура, наука, техника, архитектура, климат, особенности национального характера, состояние торговли, мастерство ремесленников. Он ищет встреч с писателями, поэтами, проповедниками, философами, учеными. И что примечательно: особенно сильное впечатление на него произвел французский химик Антуан Лоран Лавуазье (1743–1794), один из основоположников современной химии.

«Лавуазье, — писал Николай Михайлович в своем путевом дневнике, — есть гений химии, обогативший ее бесчисленными открытиями и (что всего важнее) полезными для жизни всех людей. Быв перед революцией генеральным откупщиком, имеет, конечно, не один миллион, но богатство не прохлаждает ревностной любви его к наукам: оно служит ему только средством к размножению их благотворных действий. Химические опыты требуют иногда больших издержек: Лавуазье ничего не жалеет… Товарищ мой Бенкер не может без восхищения говорить о Лавуазье, который дружески обласкал его, слыша, что он ученик берлинского химика Клапрода. Я всегда готов плакать от сердечного удовольствия, видя, как науки соединяют людей, живущих на севере и юге, как они без личного знакомства любят, уважают друг друга. Что ни говорят мизософы, а наука — святое дело!» И далее, уже с улыбкой, Николай Михайлович добавляет: «Слава Лавуазьерова пристрастила многих здешних дам к химии, так что года за два перед сим красавицы любили изъяснять нежные движения сердец своих химическими операциями».



Любопытна история открытия антабуса (известен и как тетурам, дисульфирам) — широко популярного лекарственного средства. Блокируя фермент ацетальдегидоксидазу, он нарушает процесс окисления алкоголя в организме. И пациенты, принимающие этот препарат (естественно, под врачебным контролем), испытывают весьма неприятные ощущения — у них вырабатывается «иммунитет» даже к малой дозе спиртного.

В начале 50-х годов группа датских ученых приступила к изучению антабуса на предмет употребления его против цестодов — ленточных глистов, которые, паразитируя в кишечнике и других органах животных и человека, вызывают заболевания — цестодозы. Опыты на морских свинках завершились удачно, и исследователи, следуя давней традиции, опробовали новый препарат на себе. Не почувствовав какого-либо болезненного эффекта, они поспешили отметить свой успех в местной пивной. И вот тут-то, после первого же глотка, ученые и сделали настоящее открытие!

ПРЕСС-ЦЕНТР



После вмешательства генных инженеров аденовирус вместо того, чтобы нести человеку болезнь, сам стал “доктором”.

Южнокорейские учёные создали вирус, который набрасывается на раковые клетки и уничтожает их, не затрагивая при этом здоровых клеток. Этот впечатляющий эксперимент продемонстрировали учёные из университета Йонсей (Yonsei University).

В качестве убийцы раковых клеток авторы работы выбрали банальный аденовирус, нередко вызывающий простуду в холодное время года. Но для того, чтобы он смог сыграть в организме иную роль, учёные добавили ему новый фрагмент генетического кода — человеческую АНК, кодирующую синтез гормона релаксина.

При введении в раковую опухоль этот вирус активно размножался в ней и убивал раковые клетки. При этом для здоровых клеток модифицированный вирус не представлял опасности.

За 60 дней после ряда инъекций в мозге, печени, лёгких и матке подопытных мышей исчезло больше 90 % раковых клеток, утверждают экспериментаторы из Южной Кореи.

Вскоре они намерены перейти к клиническим испытаниям новинки.



Астрономы смогли заглянуть внутрь квазара

Изображение квазара RXJ1131-1231, усиленное гравитационной линзой. Кстати, галактика-линза — это красная точка в центре, а четыре ярких пятна (три вверху и одно внизу) — изображения этого квазара, “размноженные” из-за искажения гравитационным полем галактики. Оптический диапазон (фото Ohio State University).

Астрономы Синьюй Аай (Xinyu Dai) из университета Пенсильвании (Pennsylvania State University) и Кристофер Кочанек (Christopher S. Kochanek) из университета Огайо (Ohio State University) сделали то, что совсем недавно невозможно было представить: они заглянули внутрь квазаров, рассмотрели их структуру и смогли подтвердить наличие чёрных дыр в этих объектах.

На протяжении десятилетий квазары оставались загадкой для учёных. Их природа стала более-менее понятной лишь тогда, когда сформировалось представление о том, что квазар — не что иное, как активная галактика, в центре которой находится массивная чёрная дыра.

Однако эти космические "инь и ян", в которых смешались самые яркие и самые что ни на есть чёрные объекты, долго ставили под сомнение правильность существовавших идей.

К тому же, хотя квазары испускают очень сильное излучение, они так далеки (на расстоянии миллиардов световых лет), что даже в самых мощных телескопах выглядят точечными источниками света. Проблема в том, что увеличить изображение не так просто: как известно, каждое дополнительное устройство создаёт отклонения, а совершенствование такой техники — отдельный вопрос, требующий времени и средств.

Этих недостатков нет у "природного" метода гравитационного линзирования, которым воспользовались Аай и Кочанек для исследования квазаров RXJ1131-1231 и 02237+0305.

Интересно, что изображения, которые в этом исследовании получились благодаря линзируюшим галактикам, оказались настолько информативными, что, по словам учёных, удалось даже рассмотреть внутреннюю структуру каждого квазара и увидеть, где в них находятся чёрные дыры.

Чтобы выяснить эти подробности, учёным пришлось провести математическую обработку данных (сведений, полученных в оптическом и рентгеновском диапазонах) с помощью программного обеспечения, которое разработал Кочанек. Этот этап работы проводился на 48-процессорном компьютере, и вычисления для каждого квазара продолжались около недели.

Кстати, по словам исследователей, ни RXJ1131-1231, ни 02237+0305 ничего необычного как квазары не представляют — кроме того, что они хорошо увеличены гравитационными линзами.

Между прочим, учёный и его группа собирают данные по двадцати таким же образом "линзированным" квазарам, которые уже взяты на заметку. Так что вскоре, возможно, мы узнаем новые подробности, связанные с этими мало изученными объектами.



На инфракрасных снимках обнаружилось доселе неизвестное пылевое кольцо в центре галактики, возникшее в результате сильного гравитационного взаимодействия с М32.

Галактика Андромеды, наша соседка, пережила почти лобовое столкновение с карликовой галактикой М32. Как сообщают учёные Гарвард-Смитсоновского астрофизического центра в публикации в журнале Nature, это драматическое событие произошло около 210 миллионов лет назад.

На одном из последних снимков, сделанных инфракрасным телескопом Spitzer, астрономы обнаружили пылевое кольцо в центре галактики Андромеды. Эта находка как бы дополняет предыдущее открытие большего кольца. Оба они могли возникнуть только в результате столкновения. По оценкам астрономов, причиной такой катастрофы была карликовая галактика М32, находящаяся неподалёку.

"Эти пылевые кольца — как рябь на поверхности пруда. — говорит руководитель исследования астроном Аавид Блок из университета Витватерсранда в Йоханнесбурге. — Киньте камень в воду, и вы увидите разбегающиеся круговые волны. Или столкните маленькую галактику лоб в лоб с большой — и получите последовательность расходящихся газопылевых колеи, возникших в результате мощнейшего гравитационного взаимодействия".

Чтобы восстановить ситуацию удара, исследователи построили компьютерную модель. Как показали расчёты, М32 прошла сквозь диск галактики Андромеды вдоль полярной оси.

В результате столкновения М32 потеряла свыше половины массы, а потери галактики Андромеды оказались ещё больше.

Астрономы уверены, что галактике Андромеды, находящейся в 2 миллионах световых лет от нас, предстоит ещё одно столкновение — но уже с нашей галактикой, которое ожидается через 5-10 миллиардов лет.



Стрателлит приступил к тестам

Если присмотреться, под стрателлитом можно заметить людей, дающих представление о масштабе конструкции. Внизу: десяток-другой таких машин могут закрыть своей зоной действия все Штаты или, к примеру, Европу (фото и иллюстрация Sanswire Networks).

Американская компания Sanswire Networks начала испытания рабочего прототипа высотного беспилотного аэростата Stratellite.

По замыслу Sanswire, крупный гелиевый аппарат с большими солнечными батареями на спине должен висеть в одной точке на высоте 20–21 километр, удерживая себя электромоторами от сноса в сторону, и нести под брюхом телекоммуникационное оборудование. способное обеспечить огромную зону покрытия для различных типов телефонных и компьютерных сетей. Название аппарата, к слову, намекает, что это "стратосферный спутник", конкурент традиционным спутникам связи.

О стрателлитах компания сообщала ещё два года назад и тогда же обещала, что запуск первых таких машин состоится в 2005-м. Однако выполнение: обещания затянулось. И вот теперь мы видим рабочий прототип высотного автоматического дирижабля — Sanswire 2А, плавающий посреди ангара компании. Аппарат уже приступил к испытаниям, пока — вблизи Земли.

Компания утверждает, что по конструктивным особенностям это едва ли не самый совершенный аппарат такого типа. В частности, новые композитные и полимерные материалы обеспечивают ему очень хорошую герметичность и долгое время сохранения гелия внутри. По самым передовым технологиям сконструированы энергетическая и двигательная системы, навигационное и телекоммуникационное оборудование, а также автопилот этого высотного "кита".

Пока инженеры компании проверяют поведение стратостата в воздухе и работу его электронных систем. О постройке серийных машин ничего не сообщается.



В древности Амазонка текла в обратном направлении

Три основных периода в жизни Амазонки. Сверху вниз: Мел, Миоцен и наши дни. Показаны горные хребты и направление сбора и потока воды в бассейне реки.

Великая река, кажущаяся неизменной, как сам континент, во времена динозавров несла свои воды в Тихий океан, а не в Атлантику. Это установили Рассел Мэйпс и Дрю Коулман из университета Северной Каролины (University of North Carolina at Chapel Hill), а также их бразильские соавторы Альфонсо Ногуэйра и Анхела Мария Легисамон Вега из Федерального университета Амазонки (Universidade Federal do Amazonas).

Исследователи пересекли 80 % бассейна Амазонки и собрали множество образцов осадочных материалов, остатков горных пород, вымытых некогда дождями и перенесённых рекой на новое место. А в них авторов работы интересовал циркон — минерал, помогающий проводить датировку скал, которые послужили источником осадочного материала.

"Это было удивительно, поскольку я совершенно не знал, чего ожидать", — говорит Мэйпс. А удивительным оказалось вот что: в средней части бассейна знаменитой реки Мэйпс нашёл минеральные зёрна от древних пород, ведущих своё происхождение с восточной части страны, от давно уже разрушенных гор. Если бы Амазонка всегда текла к Атлантике, в средней части реки можно было бы найти лишь гораздо более молодые минеральные зёрна, происходящие из Анд.

Мэйпс объясняет, что эти отложения были вымыты водой из горной области, которая сформировалась на восточном берегу континента в Меловый период, между 55 и 145 миллионами лет назад, после того, как южноамериканские и африканские литосферные плиты разделились. Это нагорье отклонило поток вод на запад, направив осадочный материал, состоящий из пород возрастом 2 миллиарда лет, к центру континента.

Позже в центральной части Южной Америки вырос относительно низкий горный хребет

— Арка Пуруса (Purus Arch). Он протянулся с севера на юг, разделив пополам поток Амазонки, которая в восточном направлении направилась к Атлантике (как и теперь), а вот с западных склонов Арки побежала к молодым и низким Андам.

К концу Мела и Анды начали расти, заставляя воду бежать обратно к Арке Пуруса. В конечном счёте, осадок от гор, содержащий минеральные зерна моложе 500 миллионов лет, заполнил бассейн между Андами и Аркой.

Ранее учёные уже находили небольшие следы течения Амазонки на запад в очень давние времена. Но это — первое масштабное исследование такого рода.



Чудо-жидкость останавливает кровотечение за секунды

Авторы работы Ратледж Эллис-Бенке и Геральд Шнайдер. На мониторе — печень грызуна, разрез в которой "запечатан" прозрачным гелем.

Лейкопластырная повязка в доме и тампоны в операционной могут уйти в прошлое благодаря удивительному изобретению группы учёных из Массачусетского технологического института (MIT) и университета Гонконга (University of Hong Kong).

Они создали жидкость, состоящую из определённого набора пептидов. При попадании на поверхность открытой раны эти пептиды автоматически собираются в гель, который надёжно закрывает повреждение. Опыты на хомяках и крысах показали, что кровотечение прекращается менее чем за 15 секунд.

При этом со временем гель разлагается на аминокислоты, которые используются организмом для восстановления повреждённого участка ткани.

Исследователи успешно опробовали эту жидкость для быстрой остановки кровотечения при открытых ранах на коже, мозге, печени, спинном мозге и кишечнике подопытных животных. Почти во всех случаях удавалось быстро остановить кровотечение.

Эта жидкость, естественно, пригодится людям. В частности, с её помощью можно останавливать кровотечение во время полостных операций, не вызывая при этом никаких побочных повреждений органов. "Время проведения операции может быть сокращено на 50 %", — утверждает ведущий автор исследования Ратледж Эллис-Бенке.



Пылевые бури могут успокаивать ураганы

На этом спутниковом снимке видны облака пыли, сдуваемые ветром с запада Сахары в океан.

Пылевые бури Сахары могут значительно уменьшать силу ураганов Атлантического океана. Об этом говорят результаты исследования, проведённого группой Амато Эвана (Amato Т. Evan) из университета Висконсина-Мэдисона (University of Wisconsin-Madison).

Занимаясь проблемой формирования штормов. Эван с коллегами изучили сделанные в 1982–2005 годах спутниковые снимки африканской пыли, "сдувавшейся" в Атлантический океан, и сопоставил их с тропической штормовой активностью.

Учёные установили, что в те годы, когда в Африке были сильные пылевые бури, тропические штормы случались редко, и наоборот — когда бурь почти не было, штормы оказывались сильными. И хотя зависимость казалась очевидной, определить её характер было весьма затруднительно.

Однако исследователи смогли предложить три основных варианта действия пылевых бурь на штормы:

1) попадание пыли в шторм; создаёт нисходящие потоки, что; тормозит восходящие, которые необходимы для развития шторма;

2) ветры, несущие пыль со стороны Сахары, дуют на средних; высотах, что ограничивает движение восходящих потоков воздуха, а значит, и их превращение в ураган;

3) пыль поглощает тепло, что стабилизирует состояние воздуха, в результате чего, опять-таки, прекращаются восходящие потоки.

"Хотя мы не смогли продемонстрировать, как именно пыль взаимодействует с ураганом, связь между ними очень сильная", — сказал Джонатан Фоли; (Jonathan Foley) из университета: Висконсина-Мэдисока.

Учёные подчёркивают, что их работа не окончена и характер действия пылевых бурь на шторм; ещё будет исследоваться в дальнейшем.



Учёные официально объявили об открытии 118-го элемента

На этой компьютерной модели схематически показаны атомы элемента 118, перемещающиеся в ускорителе по направлению к детектору частиц.

Сотрудники Ливерморской национальной лаборатории (Lawrence Livermore National Laboratory — LLNL) и их российские коллеги из Объединённого института ядерных исследований (ОИЯИ) объявили об открытии 118-го элемента в публикации в журнале Physical Review С.

Чтобы создать интересующие их атомы, учёные обстреливали ускоренными ионами кальция вращающуюся мишень из калифорния. Этот эксперимент проводился в Дубне на циклотроне Y400 в феврале и июне 2005 года.

В ходе опытов исследователи смогли зафиксировать альфа-распад 118-го элемента, приводивший к возникновению элемента 116 (что и являлось подтверждением синтеза элемента 118), а после — элементов 114 и 112.

По словам руководителя ливерморской группы Кентона Муди, (Kenton J. Moody) характер распада полученных изотопов показывает, что в своих экспериментах учёные очень близко подошли к так называемому острову стабильности элементов.

О физических и химических свойствах элемента 118 судить трудно, так как вещество получено в очень малых количествах — всего три атома. Однако физики предполагают, что оно должно вести себя как благородный газ.

Этот элемент. согласно сложившейся у физиков традиции, называют унуноктиум (ununoctium), что с латыни переводится примерно как "один-один-восьмой". Официального названия у элемента пока что нет.

В будущем коллективы из ОИЯИ и LLNL планируют продолжить сотрудничество с целью изучения изотопов в районе острова стабильности. 3 частности, в 2007 году учёные планируют заняться синтезом элемента 120, бомбардируя плутониевую мишень изотопами железа.



Ожидайте в следующих номерах журнала:

• Клонофобия. Страхи напрасны?

• Новые российские локомотивы.

• “Миражи” в небе над Израилем.

• Бегство человечества от умирающего Солнца.

• Барклай де Толли — забытый победитель Наполеона.

• А также наши постоянные рубрики «Морской каталог» и «Авиационный каталог».

* * *

На 1-й странице обложки: Столкновение Земли с другим небесным телом. Фантазия художника.



На 2-й странице обложки: Схема применения боевого лазерного оружия в системе ПРО США. Художник Поляков А.В.



На 3-й странице обложки: Бомбардировщики ВВС Франции и России 1925–1935 г.г. Художник Поляков А.В.



На 4-й странице обложки: Бомбардировщик А.Н. Туполева ТБ-1. Художник Игнатий А.Ф.



Цветная вставка, 1 стр.: Истребитель МиГ-15. Художник Игнатий А.Ф.



Цветная вставка, 2–3 стр.: Линейный корабль “Трех Иерархов” (Россия). Художник Поляков А.В.



Цветная вставка, 4 стр.: Ракетно-космический комплекс “Восток”. Художник Поляков А.В.

Характеристики ракетно-космического комплекса «Восток»

Стартовая масса PH с кораблем ЗКА «Восток» — 287 тонн;

Общая длина PH (с обтекателем) — 38,36 м;

Масса корабля ЗКА «Восток» — 4725 кг;

Длина корабля ЗКА «Восток» (без антенн)) — 4,4 м;

Максимальный диаметр корабля — 2,43 м;

Масса спускаемого аппарата — 2460 кг;

Диаметр спускаемого аппарата — 2,3 м.

Ракета-носитель с космическим кораблем ЗКА «Восток»

1 — головной обтекатель; 2 — спускаемый аппарат; 3 — толкатель; 4 — рулевое сопло блока Е; 5 — ферма-переходник; 6 — приборный отсек блока А; 7 — антенна; 8 — бак окислителя блока А; 9 — кронштейн; 10 — силовой конус; 11 — бак окислителя бокового блока; 12 — бак горючего бокового блока; 13 — двигатель РД-107; 14 — двигатель РО-7.

Космический корабль ЗКА «Восток»

1 — антенны системы связи с Землей «Заря»; 2 — приборный отсек; 3 — жалюзи системы терморегулирования; 4 — сопла ориентации ТДУ; 5 — антенны системы «Сигнал»; 6 — тормозная двигательная установка; 7 — антенны телеметрии; 8 — солнечный датчик; 9 — космонавт в катапультируемом кресле; 10 — иллюминаторы; 11 — телекамера; 12 — ручка управления ориентацией; 13 — приборная доска; 14 — антенны командной радиолинии; 15 — спускаемый аппарат; 16 — баллоны со сжатым газом системы ориентации.

* * *

Интеллектуальная поддержка  Национальный Аэрокосмический Университет им. Н.Е. Жуковского (ХАИ)

Информационная поддержка:

РЕКЛАМНЫЙ ПРОЕКТ «ГОРОДСКАЯ РЕКЛАМНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА»

 (057) 717-65-84; (057) 717-65-82; т/ф (057) 719-11-12

Техническая поддержка:

 Офсетная печать любой сложности на почтовых конвертах

т. (057)7-177-541

* * *

Журнал «Наука и техника» зарегистрирован Государственным Комитетом телевидения и радиовещания Украины (Св-во КВ № 10947 3.02.2006)

УЧРЕДИТЕЛЬ — Поляков А.В., издатель ООО "Беркут*”

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — Павленко С.Б.

Заместитель главного редактора — Барчук С.В.

Редакционная коллегия: Павленко С.Б., Поляков А.В., Кладов И.И., Мороз С.Г., Игнатьев Н.И., Барчук С.В.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

В журнале могут быть использованы материалы из сети Интернет.

Приглашаем к сотрудничеству авторов статей, распространителей, рекламодателей.

Редакция приносит извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте или в верстке журнала.


Журнал можно приобрести или оформить редакционную подписку, обратившись в редакцию.

Адрес редакции: г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 502. тел. (057)7177-540, 7177-542

Адрес электронной почты: samson@kharkov.ua. Адрес для писем: 61140, г. Харьков, а/я 206.

Адрес в сети Интернет: www.ttauka-lehnika.com.ua

Формат 60x90-1/8. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. лист 9. Зак. № 396 Тир. 5200.

Типография ООО «Беркут+». г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 501, т. (057)7-543-577,7-177-541 «Наука и техника», 2006, № 6 с. 1–72

Примечания

1

Объектив — обращенная к объекту часть оптической системы или самостоятельная оптическая система, формирующая действительное изображение объекта. Это изображение либо рассматривают визуально в окуляр, либо получают на плоской (реже искривленной) поверхности (фотографического светочувствительного слоя, фотокатода передающей телевизионной трубки или электронно-оптического преобразователя, матового стекла или экрана). Конструктивно объективы могут быть разделены на три класса: наиболее распространенные линзовые; зеркальные; зеркально-линзовые. По назначению объективы делятся: на объективы зрительных груб и телескопов, которые дают уменьшенное изображение; объективы микроскопов — увеличенное изображение; а также фотографические и проекционные объективы, дающие в зависимости от конструкции и способа применения уменьшенное или увеличенное изображение.

(обратно)

2

В 1948 году венгерский ученый Денис Габор предложил метод получения изображения, основанный на интерференции волн, за что в 1971 году был удостоен Нобелевской премии. Для своего метода Габор придумал термин «Голография», что в переводе с греческого означает «полная запись» (от греческого holos — весь, полный и grapho — пишу).

Чтобы понять принцип работы такого прицела, можно провести аналогию с фотографией. Свет, отраженный или рассеянный фотографируемым объектом, собирается при помощи объектива на светочувствительном материале. Фотография дает плоское двухмерное амплитудное изображение, поскольку на ней фиксируется величина отраженного от объекта света (амплитуда отраженного света) и нет информации о расположении объекта и его частей в пространстве (фазе отраженного света). Но если направить на снимаемый объект, а также на светочувствительный материал, на котором фиксируется изображение, излучение от одного источника, то волновое поле от объекта и опорное волновое поле от источника взаимодействуют между собой — интерферируют, образуя пространственную интерференционную картину, которая и регистрируется на светочувствительном материале голограммы. В этой интерференционной картине заключена амплитудная и фазовая информация об объекте. Устройство для получения голограммы представляет собой фотопластинку, на которой не видно никакого изображения, если ее не осветить опорным излучением, которое использовалось при записи. При соблюдении данного условия можно увидеть трехмерное, объемное изображение объекта, практически не отличимое от оригинала. В настоящее время голография получила широкое распространение в различных областях науки и техники.

(обратно)

Оглавление

  • Колонка главного редактора
  • НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА
  •     Turning Torso. "Закручивающееся туловище"
  •   • МЕТЕОРОЛОГИЯ
  •     Зимнее и летнее время
  •   • ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ
  •     Альтернатива антибиотикам
  •   • ПАЛЕОНТОЛОГИЯ И КРИПТОЗООЛОГИЯ
  •     Вечная тайна динозавров
  •   • ПРИРОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ
  •     Загадка песков
  •   • ОБЩЕСТВО
  •     Нужна ли человечеству наука?
  •   • ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
  •     Правление Павла I
  • ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
  •     Легендарный МиГ-15
  •   • СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ
  •     Прицельные приспособления стрелкового оружия
  •   • КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ
  •     Птенцы гнезда Петрова
  •   • РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
  •     Стратегическое лазерное оружие
  •   • АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ
  •     Золотой век, или долгий путь в никуда
  • ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
  •     Дела «Восточные»
  • КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ «У каждого дерева своя птица»
  • КРОССВОРД «Дирижабль»
  • В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ
  • ПРЕСС-ЦЕНТР
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке