КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2006 № 05 (5) (fb2)


Настройки текста:



«НАУКА И ТЕХНИКА» Журнал для перспективной молодежи № 5 октябрь 2006

Колонка главного редактора

Здравствуйте, дорогие читатели!

Вот и увидел свет наш очередной — октябрьский номер журнала. Многих ввело в заблуждение то, что на обложке прошлого, сентябрьского номера, было написано «Сентябрь-октябрь», в связи с чем нам пришлось выслушивать немало упреков. Нет, четвертый номер не был «двойным», все дело в реализации журнала. По старой советской привычке почта принимает журнал к рассылке до 25-го числа текущего месяца, т. е. сентябрьский номер рассылается подписчикам 25 сентября. Именно на эту дату и ориентируется редакция, выпуская свежий номер. Но журнальные оптовики и посредники упорно считают, что появившийся неделю назад (в конце сентября) журнал уже безнадежно устарел, если на календаре 1 октября — и начинают возвращать журнал, изымая его из торговой сети. Так что название «сентябрь-октябрь» предназначалось именно для реализаторов, а отнюдь не для почты (которая воспротивилась нашей «новации») или для вас, дорогие читатели (которые, надо думать, тоже не в восторге). По логике событий, следующий номер должен был быть «октябрь-ноябрьским» и т. д. Ну да ладно, постараемся процесс выпуска журнала ускорить, чтобы, в конце концов, и подписчики и покупатели могли получать наш журнал в начале месяца.

У нас появился свой сайт: www.nauka-tehnika.com.ua. Каждый из вас может зайти на него и оставить свое мнение о журнале или пообщаться с нашим главным редактором в разделе «Гостевая книга». Также вы можете проголосовать в разделе «Архив» за лучшую, по вашему мнению, рубрику журнала. Темы опросов будут регулярно меняться, — так что заходите почаще!

В этом номере вас ждет новинка — интеллектуально-познавательный кроссворд по авиационно-воздухоплавательной тематике (что поделаешь, Харьков — очень «авиационизированный» город!). Рубрика эта — новая, и как она придется вам по вкусу — мы пока не знаем. Оценивайте. Мы будем продолжать экспериментировать с содержанием и оформлением журнала, ну а вы высказывайте свое мнение на нашем сайте, пишите нам и звоните нам. Вместе мы сможем сделать «НиТ» интереснее, красочнее и… влиятельнее. Не удивляйтесь этому. Все-таки хочется, чтобы Власть, какого бы цвета она ни была, сознавала, что будущее Украины, — это передовая Техника и фундаментальная Наука, соединенные высокими Технологиями, которые немыслимы без прогрессивного Образования. И что въехать в XXI век на «глечиках», вышиванках с шароварами и «пасекою» можно только пятясь — задом.

Для тех, кто не хочет (и не привык) передвигаться таким «рачьим» способом — наш пятый номер. Напоминаю — ОЧЕРЕДНОЙ, октябрьский номер.

Ваш “НиТ”

НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА

Небоскребы тянутся ввысь


И вроде бы не становится небо ближе или дальше, но строители, желающие скрести его крышами многоэтажных зданий, забираются все выше и выше. Международное соревнование с условным названием “Самый высокий небоскреб в мире” неутомимо продолжается.

По сообщению агентства France Press, еще 26 декабря 2002 года мэр столицы Южной Кореи (Сеула) Ли Мюн Бак (Lee Myung Bak) объявил о подписании с FORCA (Korea Foreign Company Association) меморандума, согласно которому в новом корейском деловом центре под названием Seoul Digital Media City (DMC) будет построен самый высокий в мире небоскреб.

Надо сказать, что этот Digital Media City — весьма амбициозный проект. Этот город должен стать одним из главных деловых и медиа-центров мира, а для начала — Азии. Тут и цифровой мир, и все для блага человека, и Мекка. Так-то. Разумеется, самому высокому небоскребу здесь самое место.

Итак, в этом 110-этажном, включая 10 подземных уровней, здании будет располагаться Международный бизнес-центр. Точную высоту небоскреба назвать сложно: по одним данным — 540 метров, по другим — 522, а по третьим — 520 метров.

Так или иначе, сеульский небоскреб будет выше нынешних рекордсменов — башен-близнецов Петронас (Petronas Twin Towers). Это 88-этажное сооружение построено в Куала-Лумпуре (Kuala Lumpur), что в Малайзии, а высота его 452 метра.



Башни-близнецы Петронас (Petronas Twin Towers).


Начать строительство корейского небоскреба планировалось уже в 2003-м, а завершить, по разным данным, то ли в 2007-м, то ли в 2008 году. Внутри высотного здания найдется место и под офисы, и под отель с магазинами — общая площадь 369 тысяч квадратных метров. FORCA — ассоциация, консультирующая в основном иностранные компании, делающие бизнес в Корее, — готова вложить в это дело 1,4–1,6 триллиона вонов (около $1,5 миллиардов). Чтобы финансировать проект, FORCA сформирует консорциум из иностранных и корейских компаний, фирм и банков.

Впрочем, сумма не кажется такой уж запредельной. Городским же властям необходимо будет уговорить южнокорейское Минобороны и другие правительственные структуры повысить “потолок” — в настоящее время высота зданий в Сеуле ограничена 410 метрами. И будто бы из-за этого лимита было “зарублено” строительство 555-метрового отеля, которое в августе 2002-го задумал корейский гигант Lotte Group. Таким образом, нынешняя инициатива — не первая (и не последняя) южнокорейская попытка установить новый “небоскребный” рекорд.

Тем временем, в борьбе за первенство в высоте зданий у Сеула масса конкурентов. Пока Южная Корея “раскочегарится”, ее могут обойти другие страны-претенденты.

Достаточно вспомнить то, что предлагается построить в Нью-Йорке на месте ВТЦ — и там немало предложений возвести что-нибудь эдакое самое высокое в мире. В одном из проектов называется цифра 541 метр.

Кроме того, свои амбиции время от времени предъявляет Китай, где среди прочего собираются отгрохать башню высотой более километра.

А 6 января 2003 года ВВС сообщила, что в столице Тайваня к концу 2006 года достроят 500-метровое здание Taipei 101, в котором будут и офисы, и магазины, и так далее.



500-метровое здание Taipei 101 в Тайване возможно достроят к концу текущего года


Нельзя не вспомнить и индийский проект — Center of India Tower — это 224-этажная пирамида высотой 677 метров! Тут тоже поговаривают о 2008 годе.

И напоследок. Вполне возможно, кто-то до сих пор считает самым высоким зданием в мире CN Tower в Торонто или Останкинскую вышку. Или что-нибудь еще. Так вот, отдаем себе отчет, что тема “Самый высокий небоскреб в мире” — вообще для многих больная и нередко политически значимая.

Понимая эту проблематику, американский совет по высотным зданиям и городской среде (Council on Tall Buildings and Urban Habitat — CTBUH) пошел на компромисс и определил 4 категории для измерения высотных сооружений:

— По расстоянию от земли до структурной или архитектурной вершины;

— По расстоянию до самого верхнего этажа;

— По расстоянию до вершины крыши;

— По расстоянию до вершины антенны.

Таким образом, удалось развести строения: здания — отдельно, телекоммуникационные вышки — отдельно.

Ну и наша северная соседка — Россия — также приняла участие в этой “пузомерке”. И размеры газпромовского «хмарочеса» уже не устраивают москвичей, вознамерившихся «обставить» всю Европу. Башня «Москва-сити», выдержанная в традиционно-кремлевском стиле, должна «вписать» Белокаменную в список стран-обладателей самых-самых зданий. Учитывая и то, что Останкинская телебашня до сих пор является второй в мире по высоте.



Такими темпами небоскребы росли с 1890-го по 1998-й годы



Проект 94-этажного World Financial Center в Шанхае



А так может выглядеть 677-метровая пирамида в Индии



Проект башни «Москва-сити»

• ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

Пограничные линии южных границ России

Палкин Ю.И., ст. науч. сотрудник «Научно-методического центра охраны культурного наследия». Предводитель и Герольдмейстер Харьковского дворянского собрания, действительный член Российского дворянского собрания.



Несколько слов об укреплениях, линиях и их истории

Россия до императора Петра охранялась от внешних вторжений отдельными укрепленными пунктами и сторожевыми линиями.

Укрепленные пункты в летописях и официальных актах назывались: город, городок, острог и острожок.

Город, как жилое место, окружался от неприятельских нападений земляным валом, деревянной венчатой стеной или каменной оградой. Важнейшие города были обнесены двумя и более оградами, разделявшими внутренность на части, которые тоже носили названия городов. К примеру, ограды Москвы имели названия: Кремль, Китай-Город, Белый Город, Земляной Город.

Образование оград проходило не одновременно, а по мере роста народонаселения. Предместья обносились временными оградами, носившими названия загородья, перегородья. Иногда им давали названия оплота, плота.

В пригородах, состоявших из нескольких оград, наружные назывались: окольным градом, охабнем, городом кромным или Кромом. Внутренние ограды назывались днешним градом, или Детинцем, а в последствии Кремлем. (Эти названия и обозначения можно встретить в Лаврентьевской, Ипатьевской, Троицкой, Новгородской и др. летописях и документах.) В дальнейшем окольными городами стали называть окрестные города.

Из всех оград детинцы и кремли занимали по важности в оборонительном отношении первое место. Название детинца может происходить от слова “дети”. Очень может быть, что детинец происходит от слов “девать”, “деть”, “поместить”, означая также обеспеченное убежище для детей.

Сторожевыми охранными линиями назывались непрерывные линии укреплений, протяженные в длину.

Они были двух родов. На местах открытых состояли из земляного вала и рва впереди, называясь валом или чертою. В лесистых местностях они образовывались из густых лесных завалов деревьев, непроходимых для войска, конницы и обозов. Это засеки или засечные линии.

По протяжению линий располагались города, городки, остроги, острожки. Города и острожки устраивались в тех местах, где проходили главные дороги, пересекающие линию. Непрерывность в расположении линии составляла необходимое условие.

Основываясь на Лаврентьевской и Софийской летописи, можно сказать, что построение Владимиром Великим городов вокруг Киева можно рассматривать как древнейшую сторожевую линию.

Собственно, образование сторожевых линий возможно при единодержавии, когда не осуществляются препятствия от других удельных княжеств.

Грабежи и насилие, составлявшие принадлежность военных действий тех времен, как и распри великих и удельных князей с начала образования Русского Государства приводили к необходимости обороны населенных пунктов.

С 17 века употребляется понятие «крепость» в широком и узком смысле. В наказе царя Алексея Михайловича 1656 года Хотмышскому воеводе Арсеньеву по случаю построения новых укреплений сказано «…вообще же острог укрепить всякими крепостями, так чтобы было безопасно и надежно воинским людям в приход и в осадное время».


Южная граница

При великом князе Иоанне III и царе Василии Иоанновиче южная граница примыкала к Крымской Орде, отделенная Землей Донских Казаков, с другой стороны она доходила до Литвы. Из Крыма и Земель Запорожцев по степным местам пролегал путь, известный под названием Муравский шлях, имевший направление на Тулу. Через другую часть границы, от Литвы, проходит на Тулу Бакаев шлях, который мог служить путем для татарских набегов. Литва не останавливала татар, а тайно им способствовала.

Первой оборонительной линией, которая могла удержать неприятеля от нападения на Москву, была река Ока с укрепленными на ней городами: Перемышлем, Калугой, Тарусою, Алексиным, Каширою. Город Тула выдавался за линию и составлял ее передовой пост.

При Иоанне III, после удачной войны с Литвой, Россия приобрела несколько городов, продвинув вперед южную границу по Бакаеву шляху и укрепив города Путивль, Городенск, Мценск, Болохов.

Путивль, при р. Семи, принадлежал к числу древних городов России. Город разделялся на нижний и верхний. Верхний город огибал острог окружностью 254 сажени, нижний — земляной вал с оградой протяженностью 1998 сажень. В оградах каждого города находилось 6 проезжих и 12 глухих башен.

В 1531 г. к Московскому княжеству присоединено княжество Рязанское вместе с г. Зарайском, имевшим каменную ограду.

При царе Иоанне IV линия при р. Оке получила укрепление в Перемышле, Серпухове, Михайлове, Пронске, Шацке, проведена Тульская Засека, оконченная при Федоре Иоанновиче. Засека проходила через Тулу и тянулась на 125 верст, оканчиваясь в г. Одоеве и Веневе.

Сооруженные укрепления линий в течение трех царствований не обеспечили защиту границ в должном виде, т. к. находились на близком расстоянии от столицы. Это побудило перенести линию обороны на значительное расстояние от центра России.

Тенденция переноса линии обороны обозначилась при Федоре Иоанновиче, получив развитие в следующих царствованиях. Построены новые города Елец, Кром, Дивен, Воронеж, Оскол, Курск, Белгород. Воронеж, один из древних городов, исправил и обновил стены и башни в 1593 г. Оскол основан в 1593 г. построением острога с башнями на вершине. Разоренный Батыем Курск возобновлен

в 1597 г. Белгород, на левом берегу р. Донца, заложен в 1597 г., а существовавший город на правом берегу, на меловой горе, окружен валом со рвом. В царствование Михаила Федоровича оборона южной границы была улучшена правильным и систематичным распределением средств. Обращено внимание на усиление существующих оборонительных линий, увеличение круга действия каждого из укрепленных пунктов. С 1636 г. построены города: Чернавск, Тамбов, Козлов, Верхний и Нижний Ломов, которые образовывали внутреннюю оборонную линию с ранее построенными Кромами, Ливнами и Ельцом.


Белогородская линия

На значительном расстоянии от внутренней оборонной линии в 1636 г. была заложена Белогородская черта, начало которой положено еще при Иоанне IV устройством поселений по р. Дон в укрепленных городах, где уже встречаем среди укрепленных пунктов г. Чугуев и г. Данков. Линия эта шла между реками Ворсклой и Доном, протяженностью 300 верст, состоя из земляного вала, немногих засек и опорных пунктов: Вольное, Хотмыжск, Короча, Карпов. Линия строилась в период 1636 по 1640 г.г.

Принимая Белогородскую черту за передовую оборонительную линию предшествующего царствования, находим, что при Алексее Михайловиче она была усилена построением новых городов: Ольшанска, Коротояка, Нового Оскола, Верхоосенска, перестройкой Хотмыжска и Острогожска.

Впереди этой черты заложены города: Харьков, Валки, Лебедин, Богодухов, Краснокутск. Позади их Сумы, Обоянь, Белополье, Костенск, Воронеж, Урыв, Усмань, Борисоглебск.

Ольшанск — укреплен в 1645 г. деревянной рубленой стеной с башнями.

Харьков — основан для обеспечения первых поселений Малороссиян в этом месте. Около 1650 года ограда состояла из земляного вала с раскатами в исходящих углах.

Валки — в 1646 году окружен земляным валом со рвом.

Лебедин — окружен острогом, протяженностью 350 сажень с четырьмя проезжими и 8 глухими башнями.

Богодухов — окружен в 1667 году земляным валом.

Обоянь — на правом берегу р. Псел, основан в 1650 г. Окружен деревянною рубленою стеною с башнями.

Краснокутск — на правом берегу р. Мерла. Окружен земляным валом в 1667 г.

Сумы — на правом берегу р. Псел и на реках Сумы и Сумки. В 1653 году окружен земляным валом и имел внутри земляную цитадель.

Белополье — в 1672 г. обнесен земляным валом.

Новый Оскол, Верхне-Сосенск — основанные в 1648 году небольшие города, детали оборонительных оград которых не известны.

При царе Федоре Алексеевиче южная граница не получила никакого особенного изменения. Протяженность Тульской засечной линии увеличилась до 532 верст. Все оборонительные меры ограничивались перестройкой или укреплением и исправлением городов. К замечательным сооружениям этой границы принадлежат построение новых оград городов: Воронежа, Епифани, Изюма, Костенска.

Оборона южных границ в царствование Петра должна рассматриваться отдельно до и после Прутского договора.

Завоевание Азова упрочило благосостояние Империи, расширило торговые сношения России. Возник Таганрог, гавань и крепость. Близь устья р. Миус, при крепости Семеновской, возникла укрепленная линия, состоящая из трех крепостей. Далее граница шла по берегу Азовского моря, упираясь в р. Днепр, недалеко от Каменного Затона (построенного в 1704 году) и Самары-Богородицкой крепости 1688 года. Переволочино и Переяславль с 1709 г. были обнесены валом с бастионами.

В промежуток между первым походом на Азов и Прутским договором на границе возникли укрепленные пункты: Тавров, Ново-Павловск, Новохоперск.

По договору, заключенному в Пруте (1711 г.), Россия уступила туркам северный берег Азовского моря, отодвинув границу по Днепру за р. Самару. Крепости Азов, Таганрог, Каменный Затон, Самара были снесены.

Роль Ново-Павловской крепости возросла, но ее сил было мало, так же как и оборонительных мер, что привело к возведению Царицынской линии протяженностью в 60 верст между Волгой и Доном. В дальнейшем юго-восточные границы требовали содержания корпуса войск численностью до 22 тыс. человек для защиты от нападения воинствующих племен и по причине их отдаленности от центра России, включая побережье Каспийского моря.



Михаил Федорович Романов (1596–1645). Царствовал с 1613 по 1645 год.



Алексей Михайлович Романов (1629–1676). Царствовал с 1645 по 1676 год.


Украинская пограничная линия — памятник казачеству слобожанщины

Около 12 населенных пунктов Харьковской области сохранили до нашего времени земляные валы. Эго остатки старинных фортификационных сооружений пограничной укрепленной линии, построенной на южных окраинах русского государства между реками Днепром и Северским Донцом с целью не допущения набегов крымских татар. На территории современных районов Харьковской области существуют остатки крепостей укрепленной линии: в Балаклеевском — 1, в Барвенковском — 1, в Лозовском — 1, в Первомайском — 3, в Нововодолажском — 2, в Красноградском — 2, в Зачепиловском — 2.

Слобожанщина страдала более всех областей тех времен от набегов татар. Масла в огонь добавляли внутренние междоусобицы с гетманом Орликом[1]. Уйдя с Мазепой в Турцию, после его смерти Орлик провозгласил себя гетманом Украины, составил договоренность с крымским ханом о походах на Украину. Результатом договора Орлика с татарами было выступление татар для захвата и грабежа Слобожанщины. В дальнейшем план Орлика предусматривал принудительное переселение Украинского населения на правобережье Днепра.

В 1709 году, когда шведы грабили и разрушали Красный Кут и другие Слободские города, тут же появлялись татары. Следующие 1710–1712 года также были очень тяжелые для Слобожанщины — татары и агенты Орлика не давали покоя. Пострадали Новая Водолага, Коломак, Огульцы и другие города (об этом упоминает Филарет в «Описании Харьковской епархии»). Опасности от татарских набегов, хищнических разорений резко возросли и далее, во второй четверти 18 века.

Существовавшая ранее — в 90-х годах XVII столетия пограничная линия от «Белогородских татар» потеряла свое значение. Украинским и русским жителям Слобожанщины ценой огромных усилий и людских жертв довелось строить далеко на юге от «Белогородской черты» т. н. «Украинскую линию».

(Первый начальник русско-казацких пограничных войск 1697 г. на днепровских берегах по защите от Белогородских татар — полковник охочекомонных полков И.Ф.Новицкий — один из предков автора).



Солдат Бутырского полка И.Ф. Новицкий


Поступивший на российскую службу богемский генерал, граф Вейсбах, подал в 1730 году императрице Анне Иоанновне проект об укреплении южных границ, для защиты империи от татарских набегов, линией или цепью крепостей.

Официальным документом о возведении укрепленной линии служит указ Военной Коллегии на имя генерал-майора от фортификации Дебриньи от 25 мая 1730 г., которым предписывается ему осмотреть места между реками Орелью и Северным Донцом, с целью построения там крепости или линии для охраны южных пределов от набегов крымских татар. Очень может быть, это поручение было следствием представления проекта графа Вейсбаха. 15 января 1731 года инструкция Правительствующего Сената на имя сенатора генерал-майора Тараканова и генерал-майора Дебриньи говорила о формировании в Украине 20 полков, для образования из них поселений. «…А для лучшего охранения той Украины между речками Северским Донцом по Берестовой, Орели речками и по Северскому Донцу сделать линию и, усмотря, где опасные места к проходу неприятельскому, сделать крепости и поселить из тех же украинских полков, где сколько будет возможно, при тех местах в близости…» Местность на всем протяжении, где должна проходить линия, представляла обширную равнину, пересеченную множеством речек и ручьев, протекавших в оврагах.

Линия по проекту должна была состоять из непрерывного вала реданного расположения, усиленного 16 крепостями и 142 редутами.

Строительство Украинской линии началось весной 1731 года, и до октября линия уже была выведена на 120 верст, считая по прямой. Она насчитывала десять крепостей — от Донецкой-Петровской до 10-й Белевской включительно, а также 24 редута.

Однако в октябре 1731 года линия, крепости и редуты не имели еще надлежащего вида и планируемых размеров. В 1732 году по диспозиции Военной коллегии предписано было окончить всю работу предшествовавшего года. И после того трассировать кольями часть линии от 10-й Белевской до Днепра и определить места для последних шести крепостей.



Фузелер пехотного армейского полка 1732 г.



Солдат Бутырского полка


Изначально не было надлежащих указаний, касающихся общих вопросов расположения линии и ее частного устройства. Такую инструкцию находим только в 1732 году, когда половина линии была заложена, и предписанные правила могли быть применены только к оставшейся части. Дополнения 1734 года говорят о конструкциях и конфигурациях мостов и дорог.

Строительство линии начато при неблагоприятных условиях. Набеги крымских татар производились с большим чем когда-либо ожесточением, что было одним из главных факторов замедления работ. Другими фактороми были нехватка инженерных офицеров[2], неопытность и непривычка рабочих, болезни и высокая смертность при большом скоплении людей, непринятие должных мер санитарии и хорошего содержания помещений.

Назначенными малороссийским и полками украинского корпуса и слободскими полками — всего 20 тысяч малороссийских казаков — командовал киевский полковник Антон Танской.

(Отец Антона Танского — Василий Михайлович Танской (1678–1763), переяславский полковник — один из предков Н.В. Гоголя. Прим. авт.)

Уже в 1732 году призваны были как казаки, так и помещичьи крестьяне в равных долях — численностью по 15 тысяч человек. При работах находился Прилуцкий полковник Игнатий Галаган, а строительством всех укреплений линии руководил майор Дербенев. Естественно, что на всю линию этого было недостаточно.

Георгий Кониский в «Истории Руссов» говорит: «Линия сия работана многие годы и посыланы туда ежегодно по 20 тысяч казаков и по 10 тысяч посполитых свободных войсковых, так называемых лопатников… работа сия похитила многие тысячи народа, безвременно погибшего от тяжестей, зноя и климата…»

Украинская линия, построенная в том периоде, служит изображением пограничных линий конца их существования в России. Недостатки этого способа очевидны: огромные затраты при возведении и поддержке должного состояния и, как следствие протяженности, ненадежный оплот от неприятельских вторжений в местах, где находится мало войск.

Построив мощную и широко разветвленную укрепленную линию, русское государство вынесло свои границы значительно ближе к Крыму. Этим в значительной степени обеспечивалась защита слободской Украины от нападений крымских татар. Несмотря на ряд существенных недостатков, укрепленная линия сыграла свою положительную роль в обороне края, положив на алтарь защиты силы строителей, и утратила свое значение через 38 лет, в 1770 году, после сооружения Днепровской линии.

Укрепленная линия протяженностью 285 км от крепости святого Петра на Северском Донце и до устья реки Орель состояла из непрерывного земляного вала и рва. При строительстве укреплений были использованы удобные для обороны природные препятствия: реки, озера, болота, холмы, чащобы, леса.

Вдоль линии, около важных переправ, на определенном расстоянии одна от другой были построены 16 крепостей. Восемь из них находились на территории будущей Полтавской губернии. Ныне 12 из 16 крепостей находятся на территории Харьковской области.

Более 200 редутов усиливали линию. В них помещались форпосты, а также блокгаузы. Блокгаузы — закрытые помещения для войск — располагались с внутренней стороны линии и использовались как опорные пункты.

Все крепости укрепленной линии строились по единому образцу и плану. Они имели вид бастионных четырехугольников. Перед лицевой стороной крепости, обращенной к реке, сооружалось укрепление треугольной формы — равелин.

Внутри каждой крепости помещались казармы, пороховой погреб, провиантский магазин, цейхгауз и колодезь. Слободы, возникавшие около крепостей, под их защитой дополнительно укреплялись.

Между собой крепости соединялись сплошным валом — реданом, вдоль которого на расстоянии до 3-х км строились редуты.

От Петровской крепости начинался вал со рвом и тянулся в сторону ближайшей Тамбовской крепости. Таким образом, все крепости между собой соединялись. Остатки этих 12 крепостей сохранились до наших дней.

Одновременно со строительством крепостей (1732 г.) была создана Украинская ландмилиция. Ее организовали из солдат и офицеров украинского ландмилицейского корпуса, существовавшего с 1723 года, и русских крестьян — однодворцев, переселенных сюда вместе с семьями из Белоруссии и Воронежской губернии.

Таким образом, для защиты линии было создано 20 ландмилицейских полков: 16 конных полков (Рыльский, Путивльский, Курский, Севский, Белгородский, Брянский, Старооскольдский, Валуйский, Новооскольдский, Ливенский, Елецкий, Воронежский, Орловский, Козловский, Тамбовский и Ефремовский) и 4 пехотных полка (Ряжский, Борисоглебский, Слободской и Белевской). Всего — 22 тысячи человек при 220 орудиях.



Профиль линии



Блокгауз — вид с фасада



Блокгауз с внутренними помещениями



План Алексеевской крепости



План Петровской крепости



Алексеевский крепостной вал



Остатки Алексеевской крепости



Карта размещения крепостей


Одной из первых крепостей, среди построенных шестнадцати, в укрепленной линии была крепость св. Иоанна. В ее строительстве активно участвовали казаки Слободских полков.

В июле 1731 года Белгородская канцелярия переслала Слободским полкам указ Сената о необходимости выделения людей для строительства линии. Ахтырский полк направлялся к устью реки Берестовенька. Он должен был послать 520 человек, Сумской — 457, Острожский — 400, Харьковский — 340, Изюмский — 283, а всего — 2 тысячи человек.

Каждый из строителей должен был быть обеспечен топором, лопатой, заступом, мешком для переноски земли, а на случай нападения — оружием.

По указу военной коллегии от 1734 года на территории между крепостями св. Иоанна и Десятой был поселен Белевской ландмилицейский полк. По этой причине Десятая крепость была переименована в Белевскую.

Крепость представляла собой административный центр, в котором находилось управление линией, а в 1776–1778 годах — резиденция губернатора Азовской губернии.

В 1784 году утратившая свое значение крепость была упразднена, город, выросший вокруг крепости, переименован в Константиноград.

С течением времени крепости переименовывались. Так, Михайловская или крепость св. Михаила до 1738 года называлась Кисель, Ефимовская до 1738 года называлась Троицкой, Тамбовская до 1738 года называлась Бузовой-второй, Алексеевская — Берецкой, крепость св. Федора — Крутояцкой, Козловская — Дриецкой, Петровская до 1738 года называлась Донецкой.

Таким образом, наименования и последовательность соединения крепостей после первых лет существования линии сложились следующим образом: Петровская, Тамбовская,

Слободская, Михайловская, Алексеевская, Ефимовская, Параскевы, Орловская, Ивановская, Белевская, Федоровская, Козловская, Ряжская.


Цареборисовская крепость

Это было одно из первых поселений Харьковщины, построенное в 1600 г. по приказу Бориса Годунова и названное в его честь. «Служилые люди» под руководством воеводы Б.Я Вельского и С.Р. Алферова построили на высоком берегу реки Оскол крепость, названную Цареборисовской. Это был важный опорный пункт того времени среди русских пограничных укреплений. После большого пожара жители оставили крепость, перебравшись в Валуйки и Белгород. В середине столетия начинается переселение вольных черкас на оставленное городище. По документам, в 1656 г. все «вольные люди» были записаны в службу, укрепления восстановлены, а крепость заново отстроена.

Крепость строилась из соснового леса. Длина стен составляла 379 сажень. Вдоль стен сооружено 9 башень — три проезжие и 6 глухих. Вокруг двойной четырехсаженной крепостной стены находился вал и ров, выкопанные по чертежам Ф. Чулкова и И. Михнева.

За валом в сторону речки Оскол шли слободы стрельцов, казаков и пушкарей, обнесенные острожною стеною. Колодезь в специально построенном тайнике обеспечивал водой гарнизон и население в случае осадного положения.

В семи верстах от города, в поле были установлены деревянные надолбы для защиты города и посевов от нападений крымских татар.

В годы польско-шведской интервенции, когда Москва не могла дать помощь крепости, она обезлюдела и была разорена татарами при нашествии 1612 года. Жители крепости поддержали восстание Брюховецкого в 1668 году. В 1670 году население крепости принимало активное участие в восстании Степана Разина, за что подверглось жестокому наказанию. Археологические раскопки, проведенные в 2004 г. в различных местах Слобожанщины научно — исследовательской археологической лабораторией ХГПУ им Г.С. Сковороды и опубликованные материалы к.и.н. В.В. Колоды и ст. научного сотрудника И.В. Голубевой образуют ниску монет, найденных в Цареборисовской крепости. Это монеты Сигизмунда III Вази, Карла XI, Ивана Грозного, Бориса Годунова, Алексея Михайловича, Михаила Федоровича; предметы быта, оружие, украшения, ножи, подковы, пуговицы; предметы гончарного искусства.



Монета, найденная в Цареборисовской крепости


Киевские укрепления

Говоря о линиях, нельзя обойти Киевские укрепления.

Укрепления Киева до императора Петра I состояли из ограды, окружавшей старый Киев, и временных земляных окопов вокруг Печерского монастыря, построенных во время войны с турками 1679 года под наблюдением гетмана Самойловича.

Старый Киев был окружен земляным валом неправильного начертания, имевшим во многих местах малые и тесные бастионы. На южной оконечности ограды находились два горнверка, на близком расстоянии между собой. По взятии турками Чигирина в 1684 году сама ограда была несколько исправлена и усилена известным генералом Гордоном.

Император Петр, считая невозможным в силу обстоятельств того времени оградить весь Киев новой, сильной оградой, ограничился сооружением новой крепости в виде цитадели около Печерского монастыря. Местность представлялась более выгодной в обороне, чем та, на которой были расположены укрепления старого Киева. Крепость могла быть атакована только с юга и запада, так как с севера примыкала к недоступным берегам Днепра, а с востока — к таким же крутым скатам возвышения.

15 августа 1706 года, в присутствии Петра I, происходила торжественная закладка Печерской крепости. Для производства работ было назначено малороссийское войско под начальством гетмана Мазепы. В помощь ему был дан полковник Гайзен. Вместе с закладкой крепости князю Ромодановскому было дано повеление об отсылке в строящуюся крепость 136 пушек с 150 ядрами на каждую.

Шел разгар Северной войны, а, следовательно, и неблагоприятное для крепостных работ время. Несмотря на все усердие в исполнении повелений Петра, возведение крепостных верков шло медленно. Предлогом для уменьшения рабочей деятельности послужило удачное окончание войны 1709 года и перенесение театра военных действий далеко от Киева. Старая Киевская крепость находилась тогда в полуразрушенном состоянии.

Неудачи на р. Прут и неприязненные отношения с Турцией побудили Петра обратить особое внимание на усиление Киева. Город был назначен главным опорным пунктом армии графа Шереметьева.

В письмах Петра к Шереметьеву этого периода говорится, что вместе с постройкой укрепленной линии необходимо провести значительные работы по усилению Киевской крепости, которая, как доносил фельдмаршал, «…во многих местах обвалилась, палисаду, пушек и других к отпору вещей нет…». Петр предписал, через сенат, продолжать постройку Киево-Печерской крепости, что и было исполнено.

• АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА

Путешествие среди черных дыр

(продолжение, начало в "НТ" № 4 2006)

Кип Стивен Торн


Гаргантюа

И вот через 39 лет и 11 месяцев ваш звездолет тормозит в окрестностях Гаргантюа. Над головой вы видите квазар 8С 2975 с двумя ослепительными голубыми струями, выбрасываемыми из его центра, а под вами простирается черная бездна Гаргантюа. Переходя на орбиту вокруг нее и выполняя свои обычные эксперименты, вы убеждаетесь, что ее масса действительно составляет 8∙1012 Мслн и что дыра вращается очень медленно.

Из этих данных вы определяете длину ее горизонта — около 16 св. лет. Вот, наконец, та черная дыра, чью окрестность вы можете исследовать без невыносимых приливных сил или немыслимого ускорения ракетных двигателей! Перед тем, как начать свой спуск к горизонту, вы тщательно фотографируете гигантский квазар над вами и триллионы звезд, вращающихся вокруг Гаргантюа, а также миллиарды галактик, разбросанных по небу. Особенно тщательно вы фотографируете черный диск Гаргантюа под вами, размеры которого близки к размерам Солнца, наблюдаемого с Земли.

На первый взгляд кажется, что этот диск полностью закрывает собой свет звезд и галактик, расположенных за ним. Однако, присмотревшись, вы замечаете, что гравитационное поле черной дыры действует подобно линзе, отклоняя световые лучи вдоль края горизонта и фокусируя их в тонкое яркое кольцо на окружности темного диска. Там, в этом кольце вы видите несколько изображений каждой из загороженных диском звезд: одно, образованное лучами, отклоненными к левому краю диска; другое — лучами, отклоненными к правому краю; третье — лучами, совершившими полный оборот вокруг дыры и затем вышедшими в направлении на вас; четвертое — лучами, совершившими два оборота вокруг дыры…

В результате возникает весьма сложная кольцевая структура, которую вы фотографируете во всех деталях для подробного изучения в будущем.

Завершив фотосъемку, вы начинаете спускаться к горизонту. Но нужно запастись терпением: дыра настолько огромна, что, ускоряясь и замедляясь с ускорением 1 g, вы будете вынуждены потратить 10 лет по вашим часам, чтобы достичь цели — приблизиться к горизонту настолько, чтобы длина вашей орбиты составляла 1,0001 длины горизонта.

Спустившись, вы фотографируете изменения, видимые на небе вокруг вас. Сильнее всего меняется диск под вами: постепенно он вырастает все больше и больше. Вы ожидаете, что он прекратит увеличиваться, когда закроет все небо под вами, оставив верхнюю часть неба чистой, как на Земле. Ничего подобного! Черный диск продолжает расти, поднимаясь по краям вашего звездолета и оставляя лишь непрерывно уменьшающееся отверстие над вами, через которое вы можете наблюдать внешнюю Вселенную. Это выглядит так, словно вы вошли в пещеру и продвигаетесь все глубже и глубже, так что вход представляется светлым пятнышком все меньших размеров.

В панике вы снова обращаетесь к компьютеру за помощью: «Неужели я неверно рассчитал траекторию? Не провалились ли мы сквозь горизонт? Неужто мы обречены?!»

«Тише, тише, — успокаивает он. — Мы в безопасности, мы все еще снаружи от горизонта. Темнота охватывает почти все небо лишь из-за сильной фокусировки световых лучей, вызванной гравитационным полем черной дыры. Посмотрите на этот «указатель» почти над головой — это галактика ЗС 295. Перед тем, как вы начали спуск, она была на горизонтальном луче зрения от вас, в 90° от зенита. Но здесь, у горизонта Гаргантюа, гравитационное поле черной дыры действует на световые лучи, испущенные ЗС 295, столь сильно, что они изгибаются, делая кажущееся положение этой галактики вместо горизонтального почти вертикальным, так что ЗС 295 оказывается почти над головой».

Успокоенный объяснениями компьютера, вы продолжаете свой спуск. На панели перед вами скачут цифры, указывая, сколько всего вы пролетели и длину каждого витка. На начальном этапе каждый километр спуска уменьшает длину вашей орбиты на 2л = 6,2832… км, в соответствии с формулой Евклида для длины окружности. Но вблизи горизонта с каждым пройденным километром сокращение длины орбиты становится все меньше и меньше: 6,2517… км при длине орбиты, равной 100 длинам горизонта; 5,9608… км при длине, превышающей длину горизонта в 10 раз; 4,4429 км при длине, превышающей длину горизонта в 2 раза; 1,9869 км — при длине, превышающей длину горизонта в 1,1 раза; 0,6283 км — при длине, превышающей длину горизонта в 1,01 раза. Такие отклонения от формулы Евклида возможны лишь в кривом пространстве — вы воочию наблюдаете кривизну, которая, в соответствии с предсказаниями ОТО Эйнштейна, должна появляться в сильном гравитационном поле черной дыры.



Образованием “черной дыры”, после взрыва “сверхновой” заканчивается жизненный цикл массивных звезд


На заключительном этапе спуска вы вынуждены все больше увеличивать тягу двигателей, чтобы замедлить падение. Наконец, вы останавливаетесь, оставаясь на орбите, длина которой составляет 1,0001 длины горизонта. Последний километр пройденного пути уменьшил длину вашей орбиты всего лишь на 0,0628 км. С трудом двигая руками из-за причиняющего мучительную боль притяжения, превосходящего земное в 10 раз, вы готовите телескопы и камеры для длительных и детальных съемок. За исключением слабых вспышек вокруг от нагретого при столкновениях падающего газа, единственный доступный съемке источник излучения — это светлое пятно над вами. Оно невелико, его диаметр составляет всего 3°, т. е. лишь в 1,5 раза больше размера солнечного диска, если смотреть с Земли. Но в этом пятне сконцентрированы изображения всех звезд, обращающихся вокруг Гаргантюа, и всех галактик во Вселенной.

В самом центре пятна расположены галактики, которые находятся над вами точно в зените. На расстоянии, составляющем 55 % радиуса пятна, сосредоточены изображения галактик типа ЗС 295, которые находились бы в горизонтальной плоскости (в 90° от зенита), если бы не эффект гравитационной линзы черной дыры. На расстоянии, составляющем 85 % расстояния от центра пятна до его края, находятся изображения галактик, которые, как вы знаете, на самом деле расположены с противоположной от вас стороны черной дыры. Во внешнем кольце (15 % расстояния от края пятна) присутствует второе изображение каждой галактики, а в самых внешних 3 % — третье такое изображение.

Одинаково необычные, цвета всех звезд и галактик сильно искажены. Галактика которая, как вам известно, излучает в зеленом диапазоне спектра, кажется испускающей мягкое рентгеновское излучение; длина волны ее электромагнитного излучения уменьшилась с 500 до 5 нм за счет гигантского гравитационного притяжения мерной дыры, находящейся под вами. А ядро квазара 8С 2975, которое в действительности испускает преимущественно инфракрасное излучение с длиной волны 0,05 см, кажется испускающим зеленый свет с длиной волны 5∙10-5 см.

После тщательной регистрации всех деталей светлого пятна над вами вы обращаете внимание на то, что происходит внутри звездолета. Вы почти уверены, что здесь, столь близко от горизонта черной дыры, законы физики тоже изменяются, и изменения повлияют на вашу собственную физиологию. Отнюдь. Вы смотрите на своих спутников и спутниц — они выглядят обычно. Вы ощупываете друг друга — все нормально. Вы выпиваете стакан воды — за исключением влияния ускорения в 10 g, которое вы можете устранить, если решитесь нырнуть под горизонт, — вода льется нормально. Вы запускаете аргоновый лазер — он испускает такой же яркий пучок зеленого цвета, как и всегда. Вы берете импульсный рубиновый лазер, зеркало, детектор излучения и высокоточные часы; включая и выключая лазер, вы измеряете время прохождения импульса от лазера до зеркала и обратно к детектору, вычисляя из результатов экспериментов скорость света. Полученная величина в точности совпадает с теми, что измерены на Земле или в свободно падающей лаборатории: 299 800 км/с.

Все в звездолете выглядит нормально: так, словно вы стоите на поверхности планеты Гиперион, где сила притяжения вдесятеро больше земной. Если не смотреть через иллюминаторы звездолета наружу и не видеть странного пятна над головой и всепоглощающей темноты вокруг, нельзя понять, где вы находитесь: возле горизонта черной дыры или на поверхности Гипериона. Кривизна пространства, обусловленная черной дырой, естественно, сохраняется и внутри корабля, так что, располагая достаточно точными инструментами, вы сможете обнаружить ее здесь. Но в то время, как кривизна пространства чрезвычайно важна в масштабах орбиты длиной 2∙1013 км, ее проявления ничтожны в масштабах вашего корабля, размеры которого порядка 1 км: эффекты, обусловленные кривизной, порядка 10-26 — далеко за пределами точности ваших инструментов.

Вы ищете добровольцев для самоубийственного спуска в дыру. Робот R4D5 с его пристрастием к приключениям и опасности вызывается с готовностью. В спускаемом аппарате вместе с ним находится импульсный лазер, зеркало, фотодетектор и часы: робот будет измерять скорость света по мере своего падения и передавать результаты измерений на корабль с помощью лазерных импульсов.

R4D5 покидает звездолет и начинает измерения. Модулируемый лазерный пучок сообщает вам: «299 800; 299 800; 299 800… 299 800». Лазерное излучение превращается из зеленого в красное, инфракрасное, микроволновое, радиоволны, но сообщение остается неизменным: 299 800. А затем пучок пропадает: R4D5 ныряет под горизонт. Но ни разу в процессе своего падения он не регистрирует никаких изменений скорости света внутри спускаемого аппарата и не отмечает никаких отличий от физических законов, управляющих работой его электронных систем.

Результаты этих экспериментов очень радуют вас. Еще в 1907 г. Эйнштейн выдвинул гипотезу (базирующуюся в основном на философских соображениях), согласно которой законы физики должны быть одинаковы во Вселенной всюду и всегда, и это утверждение вскоре стало фундаментальным положением, получившим название «принципа эквивалентности Эйнштейна». В дальнейшем этот принцип не раз подвергался экспериментальной проверке, но никогда она не была столь наглядной и тщательной, как в вашем эксперименте в окрестностях горизонта Гаргангюа.

Устав от десятикратных перегрузок, вы приступаете к подготовке следующего, завершающего этапа своего путешествия — к возвращению в свою Галактику — Млечный Путь. Вы передаете детальный отчет о своих исследованиях в окрестностях Гаргантюа, и поскольку вскоре намереваетесь двигаться со скоростью, близкой к скорости света, ваше сообщение поступит в Млечный Путь менее чем на год раньше вас по земным часам.

По мере удаления звездолета от Гаргантюа вы с помощью телескопа ведете тщательные наблюдения за квазаром 8С 2975. Его струи — длинные тонкие столбы горячего газа, выбрасываемые из ядра квазара, — имеют огромную длину (3 млн св. лет). Направляя телескопы на ядро, вы видите источник энергии, обеспечивающей существование струй: толстый горячий «бублик» из газа размером около 1 св. года с черной дырой в центре. Изучив орбитальное вращение этого «бублика», вы определяете массу черной дыры — 2∙109 Мслн, т. е. примерно в тысячу раз меньше, чем масса Гаргантюа, но гораздо больше массы любой черной дыры в Млечном Пути. Наблюдая вихревое движение газа вблизи дыры, вы приходите к заключению, что эта дыра, в отличие от тех, которые встречались вам прежде, вращается весьма быстро. Энергия, поддерживающая существование струй чудовищной длины, отчасти обусловлена вращением черной дыры, а отчасти — движением газового «бублика». Различие между Гаргантюа и 8С 2975 поразительно: почему Гаргантюа, масса и размеры которой в 1000 раз больше, чем у квазара, не захватывает вращающийся газовый «бублик» и гигантские струи?

Дальнейшие исследования подсказывают ответ: один раз в несколько месяцев какая-либо звезда, обращающаяся вокруг черной дыры, входящей в состав квазара, подходит к дыре слишком близко и разрывается на части приливными силами черной дыры. Вещество из внутренней части звезды — газ массой около 1 Мслн — выбрасывается наружу и распределяется вокруг черной дыры, после чего постепенно опускается, группируясь в окружающий дыру «бублик». В результате он всегда заполнен газом, несмотря на постоянные потери — падение вещества на черную дыру и выброс в струях.

Звезды подходят близко и к Гаргантюа. Но из-за ее больших размеров приливные силы снаружи от горизонта слишком слабы, чтобы разорвать звезду на части. Поэтому Гаргантюа «заглатывает» звезды целиком, без выбросов вещества из внутренней части звезды в окружающий ее газовый «бублик». Не имея такого «бублика», Гаргантюа не может образовать струи или другие атрибуты квазаров.

Пока ваш звездолет выбирается из гравитационной ловушки Гаргантюа, вы строите планы возвращения домой. К тому моменту, когда вы достигнете Млечного Пути, Земля станет на 2,4 млрд. лет старше, чем во время вашего старта. Изменения в человеческом обществе будут настолько велики, что вы не испытываете особого желания возвращаться на Землю. Вместо этого вы и команда звездолета решаете освоить пространство вокруг какой-нибудь подходящей вращающейся черной дыры. Ведь именно энергия вращения дыры в квазаре 8С 2975 позволяет квазару «проявить себя» во Вселенной, поэтому энергия вращения дыры меньших размеров может стать источником энергии для человеческой цивилизации.



“Черная дыра” — туннель в иные измерения



“Черная дыра” в газопылевом облаке


«Электростанция» на черной дыре

В туманности Орион, входящей в Млечный Путь, в то время когда вы покидали Землю, существовали две звезды массой около 30 Мслн, вращавшиеся одна вокруг другой. Аккуратные вычисления на бортовом компьютере предсказывают, что каждая из этих звезд должна была взорваться, пока вы путешествовали к Гаргантюа, образовав невращающуюся черную дыру массой около 24 Мслн (общая масса выброшенного при взрыве газа составляет примерно 6 Мслн). Обе черные дыры должны теперь вращаться одна относительно другой, испуская в процессе вращения гравитационные волны. Эти волны будут передавать слабый импульс отдачи черным дырам, вызывая их чрезвычайно медленное, но неумолимое сближение по спирали. Небольшая коррекция ускорения звездолета позволит вам прибыть туда на последней стадии этого взаимного сближения: через несколько дней после прилета вы сможете наблюдать, как сливаются невращающиеся горизонты обеих черных дыр, и как в результате образуется одна быстро вращающаяся дыра. Две родительские дыры были непригодны для поселения, поскольку не обладали заметным моментом количества движения, но новорожденная, быстро вращающаяся дыра представляется идеальной для поселения.

Итак, спустя 39 лет 11 мес. ваш звездолет, наконец, тормозит в той области Млечного Пути, где, по расчетам компьютера, должны находиться две черные дыры. А вот и они, точно на месте! Измеряя траектории движения межзвездного водорода, падающего на дыры, вы убеждаетесь, что они не вращаются и масса каждой составляет около 24 Мслн в соответствии с предсказаниями компьютера. Длина горизонта дыры равна 440 км, дыры отстоят на 60 тыс. км и вращаются одна вокруг другой, совершая полный оборот за 14 с. Подставляя эти значения в формулы Эйнштейна (определяющие отдачу при испускании гравитационных волн), вы заключаете, что черные дыры должны слиться через три дня. Этого времени как раз достаточно для подготовки телескопов и съемочных камер к регистрации всех деталей события. Фотографируя искажения, вносимые гравитационной линзой в распределение звезд, расположенных за дырами, вы без труда проконтролируете их движение. Светлое кольцо сфокусированного излучения звезд, окружающее диск каждой черной дыры, обеспечит вам превосходный фотоснимок.

Вам бы хотелось быть поблизости, чтобы видеть все отчетливо, но при этом достаточно далеко, чтобы не испытывать беспокойства из-за приливных сил. Подходящим расстоянием, решаете вы, будет орбита, в 10 раз длиннее той, по которой обращаются черные дыры.



Колоссальная сила тяжести образующейся “черной дыры” навсегда “запирает”любой вид излучения внутри гипотетической сферы, ограниченной радиусом Шварцельда


В течение трех следующих дней дыры постепенно сближаются и ускоряют свое орбитальное движение. За день до слияния расстояние между ними уменьшается с 60 до 46 тыс. км, а орбитальный период — с 14 до 9,3 с. За час до слияния они находятся на расстоянии 21 тыс. км друг от друга, а их период составляет 2,8 с. За минуту до слияния расстояние между ними 7400 км, а период 0,61 с. За 10 с до слияния расстояние 4700 км, период 0,31 с.

А затем в последние 10 с вы и ваш звездолет начинаете сотрясаться, сначала слабо, а затем все сильнее и сильнее. Все происходит так, словно гигантская пара рук схватила вашу голову и ноги и стала поочередно сжимать и растягивать вас все сильнее и сильнее, быстрее и быстрее. А затем еще более внезапно, чем началась, дрожь прекращается. Все спокойно.

«Что это было?» — бормочите вы, обращаясь к компьютеру, и голос ваш дрожит.

«Тише, тише, — успокаивает он. — Это были гравитационные волны от финальной стадии сближения черных дыр и их слияния. Вы привыкли к тому, что гравитационные волны настолько слабы, что зарегистрировать их могут лишь сверхчувствительные приборы. Но при слиянии черных дыр они необычайно сильны — будь ваша орбита в 50 раз меньше, звездолет могло разорвать на части вызванной ими тряской. Но сейчас вы в безопасности. Слияние завершилось, и волны прошли. На своем пути во Вселенной они расскажут удаленным наблюдателям о происшедшем здесь событии».

Направляя телескопы на источник гравитационного поля, вы обнаруживаете, что там, где недавно были две дыры, сейчас всего одна, причем она быстро вращается — вы видите это по вихрям падающих атомов водорода. Эта дыра станет идеальным генератором энергии для вас, вашей команды и тысяч поколений ваших потомков.

Аккуратные измерения параметров орбиты звездолета свидетельствуют, что масса образовавшейся дыры составляет 45 Мслн. Поскольку суммарная масса родительских дыр равнялась 48 Мслн, три солнечных массы должны были превратиться в энергию и унестись гравитационными волнами. Нечего удивляться, что вас трясло гак сильно!

О вращении дыры свидетельствуют не только возникающие вихри атомов водорода, падающих в дыру, но и форма окруженного светлым кольцом темного пятна на небе под вами: это пятно сплющено из-за вращения дыры, как сплющена из-за вращения

Земля. Более того, пятно выпячивается с одной стороны. Как объясняет компьютер, горизонт черной дыры захватывает световое излучение звезд легче, если они движутся вдоль его левого края, против направления вращения, чем при движении вдоль правого края, по направлению вращения[3]. Определяя форму пятна и пользуясь формулами ОТО, вы заключаете, что момент количества движения составляет 96 % от максимального значения, допустимого для дыры такой массы. Зная же момент и массу, вы вычисляете другие свойства черной дыры, включая скорость вращения ее горизонта и длину ее экватора.

Вращение дыры заинтересовало вас. Никогда прежде вы не имели возможности вблизи исследовать вращающуюся дыру. Поэтому вы вновь отыскиваете добровольца, робота R4D4, вызвавшегося исследовать окрестности горизонта. Ему даны четкие инструкции: спуститься, зависнув в нескольких метрах над горизонтом, и там, включив ракетные двигатели, удерживаться неподвижно точно под звездолетом. Таким образом, двигатели должны препятствовать как силе гравитационного притяжения, так и вихревому увлечению пространства. Жаждущий приключений R4D4 спускается вниз, форсируя двигатели сначала едва, а затем все сильнее, чтобы преодолеть вращение пространства и остаться точно под звездолетом. Когда он достигает орбиты, на 56 % больше длины горизонта, лазерный луч приносит сообщение: «Я не могу преодолеть увлечение», и он неумолимо захватывается на круговую орбиту, вращаясь вместе с дырой.

«Не беспокойся, — отвечаете вы. — Насколько сможешь, препятствуй увлечению и продолжай спуск, пока до горизонта не останется 100 м».

По мере спуска R4D4 увлекается все быстрее и, прекратив спуск в 100 м над горизонтом, вращается с такой же частотой, как и горизонт черной дыры, — 270 об/с. И как ни пытается он тягой двигателей препятствовать вращению, ему это не удается.

«Попробуй изменить направление тяги, — советуете вы. — Если не можешь вращаться медленнее, постарайся двигаться быстрее».

R4D4 изо всех сил пытается форсировать двигатели, но скорость его орбитального движения почти не меняется. Вы по-прежнему видите его совершающим 270 об/с вокруг черной дыры. А затем топливо иссякает, и он начинает падать внутрь. Его лазерное излучение становится инфракрасным, затем превращается в радиоволны, но мерцает все с той же частотой, свидетельствующей о том, что нет никаких изменений в его вращательном движении. Он ушел в глубь черной дыры, нырнув в неистовую сингулярность, которую вы никогда не сможете увидеть…

Через три недели, посвященных экспериментам и наблюдениям, вы и ваша команда принимаетесь, наконец, за строительство. Доставив материалы с далеких планет, создаете рабочее кольцо вокруг черной дыры. Оно имеет длину около 5 млн км, толщину 2 тыс. км и ширину 4 тыс. км и вращается с постоянной скоростью, совершая оборот за 36 мин, чтобы центробежные силы препятствовали гравитационному притяжению черной дыры в центральном слое кольца, в 1000 км от внутренней и внешней поверхностей. Размеры кольца тщательно выбраны, так что люди, предпочитающие жить при земной силе тяжести, могут построить свои дома у внешней или внутренней поверхностей кольца, а те, кто выбирает более слабое притяжение, могут поселиться ближе к его осевой линии. Эти различия в силе тяжести целиком обусловлены приливной силой черной дыры, или, в терминах ОТО, — кривизной пространства-времени.

Электроэнергия, необходимая для обогрева и освещения вашего «кольцевого» мира», берется от черной дыры: 20 % массы дыры запасено во вращении пространства вблизи ее горизонта. Превратившись в энергию, эта величина в 100 тыс. раз превзойдет энергию, которую Солнце испускает в виде тепла и света до конца своих дней!

Ваш преобразователь действует по тому же принципу, что и квазары, принципу, впервые открытому в 1977 г. английскими астрофизиками Р. Блэндфордом и Р. Знаеком. Вы внедряете магнитное поле под горизонт дыры и удерживаете его, несмотря на то, что оно стремится улизнуть, с помощью гигантских катушек. Поскольку дыра вращается, ее вращательный момент взаимодействует с магнитным полем; в результате образуется гигантский электрический генератор, в котором магнитные силовые линии работают как линии передачи энергии от черной дыры. Электрический ток течет от экватора черной дыры (в форме потока электронов в обратном направлении) по магнитным силовым линиям в ваш кольцевой мир, а затем от него (по другому набору магнитных силовых линий) вниз, к северному и южному полюсам черной дыры. Меняя напряженность магнитного поля, вы можете регулировать выходную мощность «электростанции». По мере того, как вы отбираете энергию, дыра замедляет свое вращение, но время, в течение которого вы сможете черпать из этого огромного энергетического резервуара, практически бесконечно*.

Изложенные выше истории звучат как фантастика. Отчасти это действительно так: я не могу гарантировать, что существует черная дыра с массой 10 Мслн вблизи Веги или массой 100 тыс. Мслн — в центре Млечного Пути, так же как и то, что черная дыра с массой 1,5-1012 Мслн найдется вообще где-нибудь во Вселенной. Это все, конечно, вымысел. Точно так же я не могу обещать, что человек когда-нибудь добьется таких успехов в развитии техники и технологии, что станут реальностью межгалактические или хотя бы межзвездные полеты и конструирование кольцевых миров вокруг черных дыр.

С другой стороны, я с полной определенностью могу гарантировать (точнее, с почти полной — такой же, как уверенность в том, что Лос-Анджелес завтра не будет разрушен землетрясением), что черные дыры существуют в нашей Вселенной и обладают в точности теми свойствами, о которых рассказывалось. Если вы окажетесь в звездолете непосредственно над горизонтом черной дыры массой 1,2-1012 Мслн, я могу утверждать, что законы физики внутри вашего звездолета будут такими же, как на Земле, но что если вы обратите свой взор на небо вокруг вас, то увидите всю Вселенную в виде блестящего маленького диска над головой. Я могу с уверенностью утверждать, что если вы отправите робота-исследователя к горизонту вращающейся черной дыры, никакая сила тяги его двигателей не позволит ему вращаться быстрее или медленнее, чем сама черная дыра. Я гарантирую, что быстро вращающаяся черная дыра запасает 29 % своей массы в виде энергии вращения и что если вы окажетесь достаточно сообразительны, то сможете извлечь эту энергию и использовать ее для своих нужд.

Почему я могу говорить обо всем этом с такой уверенностью? Ведь я никогда не видел черной дыры. И никто не видел. Астрономы лишь обнаружили косвенные данные, подтверждающие существование черных дыр, но до сих пор нет никаких наблюдений, свидетельствующих об их свойствах столь определенно. Почему же я так смело берусь утверждать весьма многое о них? По одной простой причине — законы физики предсказывают эти свойства черных дыр и предсказывают их вполне недвусмысленно, не оставляя место сомнениям. Из законов физики можно вывести все свойства черных дыр (снаружи от горизонта).

Но почему я так доверяю законам физики? Потому что они оказались весьма плодотворными в предсказании и объяснении результатов сотен и тысяч экспериментов и наблюдений на Земле и в Солнечной системе.

А что позволяет мне думать, что те законы, которые так замечательно «работают» в Солнечной системе, будут действовать в межзвездном пространстве и даже в межгалактическом? Я убежден в этом, ибо астрономические исследования нашей и других галактик (весьма детальные исследования) никогда не свидетельствовали о нарушениях физических законов, известных нам.

Последние 20 лет я принимал участие в теоретических поисках, которые создали наше сегодняшнее представление о черных дырах, а также занимался поисками предсказанных проявлений черных дыр в астрономических наблюдениях. Мой личный вклад в это дело невелик, но вместе с моими коллегами — физиками и астрономами — я наслаждался восторгом поиска и был восхищен способностью человеческого разума проникнуть в суть таких явлений.



Финал. Смерть звезды, поглощенной “черной дырой" в двойной звездной системе

• ЭНЕРГЕТИКА

Малая энергетика — высокая цена независимости

Ханин В.А.


Как только человек произошел от обезьяны, его потребности в энергии сильно выросли. Теперь ему нужно было не только добыть пищу, но и приготовить ее, обогреть себя, сделать орудия труда. В первую очередь в качестве энергоносителей человечество освоило то, что буквально лежало под ногами, недаром классическим способом получения огня считается трение друг о друга разнообразных деревянных конструкций. Помимо дров, в ходе истории использовались (и используются сейчас) уголь, торф, масло, парафин, а также многое другое — все, что горит, чем можно запастись и использовать для отопления, освещения, приготовления пищи.

Нужно заметить, что все источники энергии на земле, кроме, разве что, ядерных — результат работы солнца, естественного термоядерного реактора. В процессе эволюции Земли эта энергия была накоплена растительностью и за сотни миллионов лет превратилась в привычные для нас уголь, торф, нефть, газ. Эти энергоносители, в основном, и взяла на вооружение энергетическая промышленность. Но сжигание угля сильно вредит экологии, нефть и газ могут закончиться уже в обозримом будущем, а торф или другая биомасса низкокалорийны и идут на нужды населения. Успешно работают мощные гидроэлектростанции, но плата за это — непоправимый ущерб рекам, на которых они расположены и сельскому хозяйству в их поймах. Впоследствии вошли в строй атомные электростанции, которые при безаварийной работе почти не загрязняют окружающую среду. Однако, как показал опыт, авария на АЭС чревата серьезными последствиями.

Современный человек ассоциирует энергию прежде всего с электричеством. Электрическая энергия — это то же тепло от сгорания газа, угля или урана в ядерном реакторе, только преобразованное в удобный для транспортировки и использования вид. То, что мы сейчас относим к альтернативной энергетике, уже давно было освоено: вспомните ветряные и водяные мельницы, парусные суда или обыкновенные бочки с водой, стоящие на даче в летний солнечный день. Поэтому деление источников энергии на традиционные и альтернативные во многом условно. Альтернативные источники энергии считаются таковыми прежде всего потому, что их в балансе мировой энергетики гораздо меньше, чем традиционных, как правило не более 30 % у самых развитых в этом отношении стран.

Основными направлениями в альтернативной энергетике считаются использование энергии солнца, ветра, гидроэнергетики малых рек, энергии биогаза, энергии приливов и геотермальной энергии. Последние два способа получения энергии уже давно и успешно используются, поэтому подробнее расскажем лишь о тех, которые могут быть интересными для мелких и домашних хозяйств, и прежде всего в аспекте получения электрической энергии.


Солнечная энергия

Есть место, где энергия светового излучения солнца занимает лидирующие позиции. Это космос. Здесь солнечным батареям не мешают ни погода, ни короткий солнечный день. В открытом космосе около Земли на один квадратный метр полупроводниковой солнечной батареи приходится приблизительно 1,4 кВт световой энергии солнца. Это и позволяет сотням искусственных спутников бесперебойно выполнять свои разнообразные задачи. Если же с этими батареями опуститься на землю, то придется считаться с рядом факторов, которые существенно понизят их отдачу, а в некоторых случаях вообще сделают их использование невозможным. Прежде всего, часть световой энергии солнца поглотит даже самая чистая атмосфера. И чем ниже солнце над горизонтом, тем больший путь проходят в атмосфере его лучи и тем меньше их остается нам. Это делает малоэффективной установку солнечных батарей в высоких широтах, несмотря на то, что там полгода длится полярный день.

Особенности климата заставляют применять солнечные батареи в тех местах, где больше солнечных дней в году, конечно, если речь идет о промышленном получении энергии этим способом. Для мелких хозяйств, скорее всего, такая энергетическая установка будет невыгодна, за исключением случаев, о которых будет сказано дальше.

Солнечные батареи чаще всего выпускаются в виде плоских панелей (рис. 1), которые удобно устанавливать, например, на крышах домов.



Рис. 1. Вид панелей солнечной батареи


Они состоят из плоской основы, на которой закрепляются фотоэлементы. Один такой элемент дает довольно низкое напряжение, поэтому несколько элементов соединяются последовательно или параллельно для увеличения соответственно напряжения или тока. Фотоэлементы таких батарей чаще всего изготавливаются из кремния. Дороговизна таких панелей подтолкнула к тому, что появился другой их вид: здесь сам генерирующий элемент выполнен на поверхности трубки, а солнечный свет концентрируется на них с помощью отражателей, называемых концентраторами. Концентратор может быть параболической или другой формы (рис. 2).



Рис. 2. Солнечные батареи с концентратором


В этом случае на фотоэлементе создается очень большая плотность излучения, и трубка нуждается в постоянном охлаждении, для чего через нее пропускают воду или другое охлаждающее вещество. Сам фотоэлемент изготавливается уже из других материалов, способных работать при мощных излучениях. В солнечных батареях с концентраторами сам фотоэлемент имеет меньшую площадь, чем в плоских панелях, а потому при одинаковой мощности такая батарея будет иметь меньшую стоимость. А возможно и наоборот, использование более дорогих и эффективных фотоэлементов в солнечных батареях с концентраторами обеспечит большую мощность при той же цене.

Эффективность обычных плоских солнечных панелей заметно повышается, если снабдить их устройством слежения, которое направляет их точно на Солнце. Батареи с параболическими концентраторами вообще без такого устройства работать не будут.

Преимущество солнечных батарей состоит в том, что они превращают свет непосредственно в электрическую энергию, здесь нет ни нагрева воды, ни движущихся элементов, если не считать относительно простых устройств слежения, они бесшумны и не выбрасывают вредных веществ. Однако с их экологической чистотой можно поспорить: для изготовления материалов солнечных элементов требуется напряженная работа химической промышленности.

Другим недостатком полупроводниковых солнечных батарей является их низкий коэффициент полезного действия, порядка 10–15 процентов, остальная энергия солнечного света либо отражается, либо уходит на нагрев элемента, а нагрев в свою очередь еще больше понижает КПД. Различные фирмы и группы ученых сейчас заявляют об изобретении новых материалов для солнечных батарей с более высоким КПД (более 30 %), но в массовом производстве они пока не замечены.

Наряду с непосредственным преобразованием солнечного света в электричество есть огромное количество проектов, где на солнце нагреваются вода или воздух, например, в одном из таких проектов предлагается часть пустыни Сахара покрыть крышей, под которой будет сильно нагреваться воздух, затем он будет выходить через огромной высоты трубу. При этом в трубе должна возникать мощная тяга, которая сможет вращать турбину. Это, конечно, сложнее обычных плоских панелей, но такие проекты могут быть гораздо выгоднее и экологически чище, к тому же их можно разместить в тех местах, которые могут быть непригодными для других видов хозяйства, например, в той же Сахаре или зоне радиоактивного заражения чернобыльской АЭС. О том, как солнце используется для нагрева воды, умолчим, ведь любой сельский житель об этом знает.


Энергия ветра

Также довольно широко используется, поскольку считается относительно дешевой. Целые леса ветрогенераторов можно встретить в Европе и Америке.

Возможность установки ветрогенераторов также зависит от климата, а конкретнее — от средней скорости ветра в данной местности. Трудно спрогнозировать, каковы будут скорость и направление ветра в определенный момент. Но если рассматривать большие временные промежутки, соизмеримые со сроком эксплуатации ветряка, то можно довольно точно сказать, что, например, в течение года в месте его установки будет 4000 часов со скоростью ветра более 4 м/с, что обеспечит гарантированную генерацию, условно говоря, 1000 КВт-ч в год. В частности, у нас средняя скорость ветра составляет около 5 м/с, что вполне пригодно для получения ветровой энергии, так как рекомендуемая скорость ветра для этих целей 4 м/с и более.

Для ветрогенератора с длиной лопасти три метра при скорости ветра 5 м/с полученная энергия составит 2280 Ватт-с, энергия при той же скорости ветра в течение часа — 2,28 КВт-ч. Однако воздушный винт ветрогенератора никогда не уловит всю эту энергию, поэтому реальная его мощность будет меньше в два-три раза.

Самый традиционный ветрогенератор изображен на рис. 3.



Рис. 3. Вид традиционного ветрогенератора


Конструкция установлена на мачте, высота которой в зависимости от типа и мощности генератора может составлять от нескольких до нескольких десятков метров. Под действием ветра приходит во вращение воздушный винт. Внутри корпуса находится сам генератор, редуктор, повышающий обороты, и другие элементы, обеспечивающие работу генератора. Он может вращаться на мачте, подстраиваясь под изменяющееся направление ветра. Генератор дополняется модулем, где располагается электронное оборудование, которое служит для создания стабильного напряжения, пригодного для питания всевозможных бытовых приборов, а также обеспечивает зарядку аккумуляторной батареи.

Если говорить о ветровой энергетике для сельского подворья или дачи, то средняя мощность такого ветряка может быть равной одному киловатту. Это позволит включить несколько ламп, холодильник и телевизор, но для нагревательных приборов энергии может уже не хватить.

Недостатки ветряных электростанций — слабая отдача энергии при низких скоростях ветра и шум. Поскольку мощность ветрогенератора пропорциональна кубу скорости ветра, при ее уменьшении в два раза мощность уменьшится в восемь раз. Мощные же ветроэлектростанции излучают инфразвуковые волны, которые не слышны, но действуют отрицательно на человека, прежде всего, на его нервную систему, приводя к повышенной утомляемости и другим расстройствам.

Поскольку ветер дует не всегда, для постоянной работы ветровой энергетической установки нужны мощные аккумуляторы, которые накапливают энергию в ветреное время и отдают ее во время штиля. Это же касается и солнечных батарей.


Энергия малых рек

Существует огромное множество прудов, созданных для разведения рыбы. Многие из них из-за невыгодности уже не используются по своему назначению. Они уже перегорожены плотинами, поэтому весь возможный ущерб природе здесь уже причинен и ничто не мешает установить на этих плотинах гидротурбины небольшой мощности. Правда, этому, как всегда, мешает недостаток денег, но при правильном расчете эти затраты обычно окупаются. Несмотря на относительно малую мощность, от единиц до десятков киловатт, у такой энергетической установки будут преимущества перед солнечной батареей или ветряком. Поток воды через нее достаточно стабилен во времени, что позволит отказаться от мощных аккумуляторных батарей.

Отдача от такой электростанции зависит от расхода воды в реке и от высоты падения воды.

Ее недостатками могут быть трудности работы зимой и при спуске воды в водоеме, а также повышенный шум.

Чтобы не тратить больших денег на приобретение водяной турбины, ее подобие вполне можно построить силами, скажем, местной МТС. Малая гидроэлектростанция, наверное, не покроет всех потребностей в электроэнергии, но сама себя окупит и послужит небольшим (а, возможно, и большим) подспорьем хозяйству.


Получение биогаза

Эго по сути альтернативный способ сжигания топлива биогенного происхождения, то есть древесины, соломы и просто бытовых отходов. Сейчас проектами получения биогаза интересуется промышленность, а использование его частными лицами и мелкими хозяйствами — большая редкость.

Биогаз получают в специальных реакторах, где отходы под действием бактерий разлагаются с выделением смеси метана и углекислого газа. Иногда не требуется даже постройка реакторов: отходы можно насыпать в большую яму, покрыть слоем грунта, не забыв при этом сделать устройства для вывода газа. Затем образовавшийся газ можно накапливать и сжигать на электростанциях как обыкновенный природный газ.

Плюсы такого альтернативного сжигания — получение относительно дешевого топлива, уменьшение вреда экологии, частичное решение проблемы бытовых отходов, ведь после откачки газа оставшуюся массу можно использовать в качестве удобрений, конечно, если она содержит в себе только биогенные отходы без токсичных компонентов.


Практические варианты

Многим хотелось бы иметь у себя на даче солнечную батарею или, например, ветряк и не зависеть от энергетических компаний с их все повышающимися тарифами. Но в каждом конкретном случае, в зависимости от климата, возможностей и целей, нужно выбрать самый выгодный вариант. Если нужна большая мощность, например, для обогрева дома зимой, больше всего подойдет ветровой генератор, при этом аккумуляторы могут вообще не понадобиться. Если нужен резервный источник тока, то наоборот, главное — аккумулятор, а чтобы обрести некоторую независимость от энергетических компаний, придется комбинировать солнечные батареи с ветряками и аккумуляторами, а если есть возможность — обратить внимание на местный пруд, объединиться с соседями и установить миниатюрную гидроэлектростанцию.

Промышленные ветрогенераторы, скорее всего, будут дороги для простого сельского жителя, а чтобы получить сколько-нибудь значительную мощность от солнечных батарей, придется выложить почти астрономическую сумму денег. Небольшой ветряк можно изготовить и самостоятельно, подавляющее большинство ветряков на личных подворьях — самодельные. Как правило, в них используются генераторы от тракторов или грузовых машин. Эти генераторы рассчитаны на напряжение бортовой сети — 12 вольт, кроме того, оно будет зависеть от скорости ветра, поэтому чтобы от ветряка могли питаться стандартные бытовые приборы, генератор обязательно должен быть дополнен преобразователями напряжения и стабилизаторами.

При этом, правда, чаще всего полностью обеспечить себя собственным электричеством не получится, а если и получится, то это электричество может оказаться дороже, чем казенное.

Приведем пример: стоимость самодельного ветряка, если основные детали купленные, может составить 1000 грн., без учета затрат на ремонт в течение срока эксплуатации. Срок эксплуатации — 5 лет. Среднегодовая выработка электроэнергии — 1000 КВт-ч, или 5000 КВт-ч в течение всего срока эксплуатации. Цена одного киловатт-часа составит 20 копеек. Цифры эти весьма приближенные и оптимистические, так что можно сказать, что для получения более дешевого электричества, чем в промышленности, нужно будет сильно потрудиться. Все-таки в промышленной энергетике достигаются более высокие КПД, ее работа точно рассчитана, научно и экономически обоснована. Если же упомянуть ветряки заводского изготовления, то при той же мощности их цена будет раз в десять выше, а срок эксплуатации — всего раза в три. Соответственно, и цена киловатт-часа будет выше в три раза.

На сегодняшний день проекты постройки малых электростанций, работающих на энергии воды, ветра и солнца, могут быть выгодны главным образом в тех районах, куда трудно или невыгодно проводить линии электропередачи. Но если промышленность начнет массовый выпуск недорогих мини-электростанций, население сочтет их приобретение выгодным, а цены на традиционные энергоносители будут и дальше повышаться ударными темпами, у миниатюрной энергетики есть реальные шансы найти свою нишу.

• ОБЩЕСТВО

Война клонов

Сергей Выгонский — психиатр, член Союза журналистов России



Человечество стоит на пороге новых потрясений. На этот раз вызов исходит от клонирования — нового направления генной инженерии. Напомню, что различается две разновидности этого метода биотехнологии — репродуктивное и терапевтическое клонирование.

В первом случае речь идет об искусственном воспроизводстве живых существ, включая человека. Во втором — о выращивании отдельных органов и видов тканей в донорских и фармацевтических целях.

Безусловно, подобные новшества затронут многие сферы человеческой жизни. И мне, как психоаналитику, хотелось бы рассмотреть те психологические сложности, которые могут возникнуть в обозримом будущем.


Взлеты и падения овечки Долли

Эта проблема привлекла к себе внимание в 1997 году, когда исследователь Ян Уилмут из Рослинского института методом клонирования создал овечку Долли.

Для этого осуществил пересадку ядра клетки вымени, принадлежавшего биологической матери будущей знаменитости, в яйцеклетку другого животного.

Особенностью примененного способа было то, что в результате эксперимента с половой клеткой-носителем была соединена частица обычного биологического материала.



Ян Уилмут и Долли


Институт получил от Всемирной организации по охране интеллектуальной собственности патент на этот метод сроком до 2017 года, а видеозапись этого животного была распространена средствами массовой информации по всему миру.

В конце того же 1997 года состоялось еще одно сенсационное открытие. Научные журналы сообщили о рождении овечки Поли, которая в некотором смысле была уже мутантом-кентавром.

В ее организме присутствовал человеческий ген фактора IX, участвующего в процессе свертывания крови.

Декларировалось, что этот кровеостанавливающий белок будет использован для лечения людей, больных гемофилией (несвертываемостью крови). А спустя два года все в той же Великобритании были выведены поросята, имеющие человеческие сердца.

Ожидалось, что эти открытия дадут мощный толчок развитию трансплантологии — науке, изучающей пересадку человеческих органов и тканей. Заговорили о подходах к искусственному бессмертию человека.

Однако уже в 1999 году в этой пасторальной картинке наметилась трещина — ученые заметили, что биологический материал овечки Долли был более старым по сравнению с аналогичными пробами, взятыми у ее сверстниц, которые родились обычным способом.

А в 2003 году грянул гром — знаменитость пришлось усыпить из-за неизлечимого заболевания легких. Это известие послужило толчком к распространению клонофобии — массовому страху перед возможным риском, связанным с применением таких биотехнологий.

Позже ученые подтвердили, что у детей, рожденных посредством искусственного оплодотворения, возрастает риск появления генетических уродств.


Секты и люди: клонирование скандала

У этой истории обнаружился еще один скандальный аспект, связанный с религией. С 1997 года активно заявила о себе секта раэлитов, созданная бывшим французским автогонщиком и спортивным журналистом Клодом Ворилоном (Claude Vorilhon).

По некоторым данным, в этой организации состоит более 55 тысяч членов из 84 стран. Согласно декларациям ее духовных лидеров, человечество должно прийти к бессмертию, используя метод клонирования.

В 2002 году Бриджит Буаселье, являющаяся руководителем компании Clonaid, близкой к секте, сообщила о том, что на свет появился первый клон — девочка по имени Ева (Eve).

Однако убедительных доказательств существования клонированного ребенка научной общественности представлено не было. Вместе с тем, это заявление весьма широко обсуждалось в прессе.

Добавлю к этому, что в ряде стран, среди которых была и Россия, наложен запрет на клонирование человека. В обществе развернулась широкая дискуссия о перспективах развития этого научного направления. Ее участниками стали не только видные ученые, но и авторитетные деятели, представляющие наиболее многочисленные религиозные конфессии мира.

В большинстве случаев традиционалистские круги общественности выступали с осуждением подобной практики. В числе прочих обвинений — нарушение биологического разнообразия, ведущее к негативным последствиям для окружающей среды.



Клод Ворилон, точнее — Раэль


Психологический портрет идеального клона

Итак, раннее старение клонов, генетически обусловленные уродства, необратимые нарушения биологического ландшафта, морально-этические вопросы религиозного характера — исчерпываются ли на этом проблемы, связанные с развитием и распространением обсуждаемого биотехнологического метода?

Отнюдь нет. Представляется, что джин уже выпущен из бутылки, и основные трудности у человечества еще впереди.

Эту ситуацию усугубляет и то обстоятельство, что по своему душевному складу человеческие “клоны” будут существенно отличаться от людей, появившихся на свет обычным путем. На мой взгляд, психический портрет клонов определят следующие факторы.

Во-первых, клонирование лишено атмосферы взаимного влечения друг к другу будущих родителей ребенка, из-за чего он появится на свет, лишенный внутриутробного опыта любви.

При этом подразумевается, что договаривающиеся стороны должны были обладать способностью к эмоциональному сопереживанию. Нетрудно заметить, что естественный отбор направлен в сторону накопления чисто человеческих качеств, позволяющих строить с другими людьми отношения.

Напрашивается вывод о том, что людям из “пробирки” будут присущи эмоциональная холодность, черствость, неумение налаживать контакты с окружающими.

Во-вторых, у такого ребенка будет отсутствовать опыт внутриутробного общения с матерью, психологически крайне важный для человека. Известно, что при этом мать общается с ребенком через сны, поскольку видит вместе с ним одни и те же сновидные сюжеты.

Подобным способом будущий младенец приобщается к общечеловеческой или архетипической памяти, отражением которой являются мифы и сказки. Не имеющий опыта таких переживаний клон едва ли будет способен в минуты воодушевления пережить нечто поэтическое и ощущать свою причастность ко всему человечеству.

Поэтому мы вправе констатировать наличие у клонов чувства тотального одиночества, отчуждения, замкнутости.

В-третьих, такие личности не пройдут через опыт родовой травмы, описанный С. Грофом в качестве своеобразных психологических матриц, соответствующим второй и третьей стадиям родового процесса.

Иначе говоря, в памяти этих людей не останется специфических переживаний, полученных в момент сжатия матки и момента самого рождения. По словам американского психотерапевта, этим переживаниям соответствуют инициирующие ритуалы “смерти и возрождения”, весьма распространенные в архаичных обществах, что подчеркивает их важность для духовного развития человека.

В-четвертых, наличие каких-либо больших или малых уродств, риск возникновения генетических расстройств внесет свой вклад в формирование у таких личностей затаенного чувства внутренней ущербности.

Дополнительным поводом к этому станет и то, что природа позаботится о снижении у клонов возможности к сексуальной жизни, поскольку такого рода действия не имеют для них эволюционного смысла.

Подобный комплекс неполноценности, скорее всего, будет компенсирован беспочвенным ощущением своей технологической “чистоты” и превосходства над “дикими”, природными людьми.


Глобальные вызовы генетики

Перечисленные черты, включая эмоциональную холодность, будут способствовать формированию у клона таких качеств, как особая жестокость, усиливаемая расчетливостью и повышенным прагматизмом, проявляемым по отношению к другим людям.

Я вполне допускаю, что уже через поколение после массового появления клонированных граждан наш менталитет разделится на два противоположных и изолированных друг от друга психических типа.

Для первого из них будет характерна мягкость и непоследовательность (люди, рожденные естественным путем). Для второго — безжалостность и расчетливость, усугубляемая внутренней ущербностью (личности искусственного происхождения).

Итак, в чем же суть этой проблемы? А в том, что, с одной стороны, намечается тенденция к расслоению общества по биологическим признакам. С другой — такие эксперименты могут привести к созданию явно ущербных существ, внутренняя организация которых весьма существенно будет отличаться от человеческой.

Налицо все условия для возникновения масштабных социальных конфликтов совершенно нового типа.

Психологическая подоплека последних — бескомпромиссная эволюционная борьба за собственное выживание. Именно поэтому я всячески приветствую усилия тех законодателей, которые хотят оградить нас от безответственности отдельных ученых.



Клонирование может привести к генетическим войнам: безжалостные и ущербные клоны будут бороться за выживание с обычными людьми


Подчеркну, что мой обзор — это всего лишь гипотеза. Однако внедрение научных открытий в нынешнюю социальную действительность протекает подчас весьма драматично.

Предвидеть отдаленные последствия любых фундаментальных вмешательств в природу человека нужно уже сегодня.

• ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАУЧНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Мирный термоядерный синтез. Откуда ноги растут?

Барчук С.В.


В наше время достаточно остро стоит вопрос энергоресурсов. Эта проблема актуальна вследствие того, что сегодня энерговооруженность (количество энергии, вырабатываемой на душу населения) той или иной страны во многом определяет ее экономический потенциал, валовый национальный доход, уровень благосостояния ее населения и уровень развития технологий.


Проанализировав данные таблицы и учитывая то, что на нашей планете продолжается демографический взрыв (население увеличивается ежедневно примерно на 270 000 человек), очевидно, что темпы роста энергопотребления будут только возрастать. Даже для сохранения уже имеющейся ситуации с энергоснабжением необходимо ежедневно вводить в эксплуатацию электростанцию мощностью 500 МВт.

Однако мощности можно наращивать не безгранично, и естественным ограничением (кроме экологического фактора) является содержание энергоресурсов на нашей планете. Основными источниками энергии сейчас являются уголь, нефть, газ и тяжелые радиоактивные изотопы. Конечно, человек использует также энергию ветра, движущейся воды и излучения солнца, однако их суммарный вклад незначителен и, кроме того, они не могут удовлетворить потребности в энергии на сегодняшний день. Более того, так называемые альтернативные источники энергии также имеют естественные границы наращивания мощности, определяемые природоохранными нормами.



Не для кого не секрет, что запасы угля, нефти и газа на нашей планете ограничены. Если еще несколько десятилетий назад их количество казалось огромным, а возможности их добычи практически неиссякаемыми, то сейчас их залежи оцениваются следующими цифрами: уголь — 1000 млрд. тонн; нефть — 950 млрд. баррелей; природный газ 120 000 млрд. куб. метров. В соответствии с прогнозируемыми темпами роста производства энергии запасы нефти будут израсходованы ориентировочно за 40–50 лет, газа — за 60–70 и угля примерно за 200 лет. При этом не следует забывать, что перечисленные ресурсы являются также сырьем для химической промышленности и используются не только для получения энергии. То есть из них получают современные конструкционные материалы, различные смазки, лекарства и многое другое. Причем человек уже не представляет себе жизнь без всего этого «набора» искусственных материалов. Хотя, конечно же, на такое производство уходит относительно малая (по сравнению со сжигаемой) доля энергоносителей.

Все более и более развивающаяся атомная энергетика также не сможет обеспечить долгосрочных потребностей человечества, по оценкам специалистов ядерного «топлива» хватит примерно на 300 лет.

Итак, мы выяснили, какие возможности имеет человечество для выработки энергии и почему производство последней так важно для него. Теперь естественно было бы задать вопрос по поводу того, что делать сейчас для того, чтобы обеспечить энергонезависимое будущее своим потомкам. Какие источники энергии смогут в относительно недалеком будущем обеспечить потребности растущего человечества. Оказалось, что такие источники существуют, и одним из самых перспективных среди них является утилизация энергии продуктов реакции термоядерного синтеза ядер легких элементов.

Еще в 1929 году астрофизики Р. Аткинсон и Ф. Хаутерманс высказали предположение о термоядерном происхождении звездной энергии. Примерно через десять лег X. Бете, Л. Кричфилд и Г. Гамов рассмотрели два цикла термоядерных реакций, которые могли бы протекать в недрах Солнца и звезд: протонно-протонный и углеродно-азотный. В обоих циклах должно было синтезироваться ядро гелия с выделением энергии более 25 МэВ на каждое ядро. В настоящее время предположения Р. Аткинсона и Ф. Хаутерманса полностью подтвердились.

В дальнейшем выяснилось, что наиболее перспективной для производства энергии на Земле является реакция синтеза, в которой участвуют ядра изотопов водорода — дейтерий (D) и тритий (Т). Схема такой реакции изображена на рис. 1.



Рис. 1. Термоядерная реакция синтеза ядер дейтерия (D) и трития (Т): кружочками с буквой р внутри условно обозначены протоны, с буквой n — нейтроны.


Процесс синтеза противоположен процессу деления, но также приводит к высвобождению ядерной энергии. Для того, чтобы исходные ядра могли слиться, они должны иметь относительную скорость, достаточную для преодоления барьера электростатического отталкивания. Так как высота этого барьера растет с увеличением зарядов взаимодействующих ядер, то для синтеза и выбираются ядра с минимальным зарядом, то есть изотопы водорода (их заряд минимален, так как ядро водорода и его изотопов включает в себя только один протон, а нейтрон электрического заряда не несет).

В 1949 году О. А. Лаврентьев предложил плазменное[4] решение проблемы синтеза легких ядер в виде электростатической ловушки, однако на тот момент плазма оказалась наименее исследованным состоянием вещества и каждый раз преподносила новые «сюрпризы». Как правило, эти неприятные «подарки» представляли различного рода неустойчивости, приводившие к срыву необходимых режимов работы установок. Осуществление в 1951 году неуправляемой термоядерной реакции в земных условиях в ходе испытательного взрыва водородной бомбы стимулировало проведение исследований, связанных с управляемым термоядерным синтезом (УТС), как источником энергии. Систематические исследования проблемы УТС начались примерно одновременно в Англии, СССР и США в обстановке глубочайшей секретности, так как предполагалось, что их результаты могут найти применение в военных целях. Такие исследования, постепенно приближая решение задачи УТС, привели к развитию целого ряда «побочных» плазменных технологий, которые используются сейчас повсеместно.

Рассмотрим теперь основные проблемы УТС, которые интересовали физиков «плазмистов» в 1950-х годах.

Первая проблема — «горючее». Имеются фактически неисчерпаемые запасы дейтерия, однако тритий в естественном виде не существует, он распадается с периодом полураспада примерно 12 лет. Значит, его надо производить в самом реакторе, наиболее приемлемой в таком случае будет реакция распада ядра лития, бомбардируемого нейтроном, на ядро гелия и трития с выделением 4,8 МэВ энергии при каждом акте распада. Запасы лития в земной коре оцениваются примерно в 1 млрд. тонн и, кроме того, он содержится в морской воде (примерно 0,17 г/куб. метр). То есть, по оценкам специалистов, его запасов хватит для выработки достаточного количества трития, чтобы сделать УТС реальной альтернативой современным методам получения энергии.

Вторая проблема — нагревание горючего до температуры (отметим, что при необходимых температурах вещество находится в плазменном состоянии), при которой будет иметь место самоподдерживающаяся термоядерная реакция. Для определения такой температуры ученые исходили из следующего условия: выделяемая за счет термоядерной реакции мощность должна быть как минимум достаточной для поддержания условий этой реакции. При этом учитывались два основных эффекта: уносимая нейтронами энергия не должна учитываться, так как она не рассеивается в плазме; потери энергии в области горячей плазмы, где идут термоядерные реакции, будут происходить посредством излучения самой плазмы. Ясно, что при учете указанных эффектов условие самоподдержания будет выполнено, если выделяемая за счет реакций термоядерного синтеза мощность будет превосходить излучаемую. Такие оценки дают температуру порядка 45 млн. °С.

Третья проблема — удержание и термоизоляция «горючего». Очевидно, что нельзя рассчитывать на удержание вещества такой температуры материальными стенками. Однако горючее представляет собой плазму, то есть состоит из заряженных частиц, следовательно, можно надеяться на использование схем электромагнитного удержания (таких схем, в которых электромагнитными нолями уравновешивают давление плазмы). Следует также отметить, что кроме всего прочего, система удержания должна обеспечивать устойчивое равновесие удерживаемой плазмы и препятствовать проникновению внутри водородной высокотемпературной плазмы примесных частиц, чтобы минимизировать потери на излучение.

Таким образом, в результате рассмотрения самых общих соображений мы проследили ту логику, на основе которой была выработана первоначальная концепция термоядерного реактора и обоснована целесообразность использования термоядерной энергии как таковой.

К настоящему моменту выделилось два основных направления установок, в которых проводятся исследования УТС и которые, возможно, станут основой термоядерных реакторов будущего (в них получены наиболее приемлемые результаты) — это токамак и горсатрон. Идея первых была предложена выдающимися советскими учеными Сахаровым и Таммом, а вторых американским астрофизиком Лайманом Спитцером Младшим. И те и другие схематически представляют собой обширную тороидальную («бубликоподобную») камеру, внутри которой с помощью магнитных полей удерживается плазма. Собственно говоря, системой создания этих полей они и отличаются.

На настоящий момент принципиальные проблемы, приведенные выше, уже фактически решены, и ученые идут по пути рационализации различных инженерных решений. То есть на планете Земля уже идут термоядерные управляемые реакции, длящиеся десятки секунд (а это совсем не мало). Однако возник целый ряд других задач. Одной из наиболее трудно решаемых на данный момент является так называемая проблема первой стенки. Она заключается в том, что в результате осуществления дейтерий-тритиевого синтеза образуются высокоэнергетичные нейтроны, которые вследствие своей нейтральности не могут удерживаться электромагнитными полями. Они бомбардируют стенку кожуха установки, приводя к радиокоррозии последней. Причем скорость разрушения стенки такова, что уже через год прогнозируемого использования реактора начнется процесс блистиринга[5], совершенно недопустимый в плазменных установках.

Следует отметить, что многие скептики называли и называют (хотя в последнее время все реже и реже) управляемый термоядерный синтез самой дорогостоящей авантюрой в истории человечества. Что ж, действительно, стоимость отдельно взятых установок и обслуживания достигает подчас миллиардов американских долларов. Общая же сумма, затраченная на это направление, колеблется в районе десятков-сотен миллиардов и превышает затраты на развитие любого другого альтернативного источника энергии, при этом нет еще ни одного реактора, который бы работал в промышленном режиме (и вряд ли он появится в ближайшее десятилетие). В разработку и создание устройств УТС вовлечены десятки тысяч ученых и инженеров. Поистине масштаб этого мероприятия грандиозен. Да и сама задача кажется фантастической, ведь по сути, фигурально выражаясь, люди хотят запрячь звезду в телегу своих потребностей.

Однако, несмотря на все это, физика плазмы уверенно движется к осуществлению УТС на Земле. И то, что еще двадцать лет назад казалось невозможным, сейчас уже является нормой. Кроме того, физика плазмы дала начало развитию множества современных технологий, которые можно увидеть, глядя на цветной экран собственного мобильного телефона.


ТОКАМАК

Основным отличительным свойством токомаков является наличие тока плазмы внутри тора. Ток в системе кольцевых проводников создает тороидальную составляющую магнитного поля (см. рис. 2а).



Так называют составляющую, которая направлена параллельно касательной к кольцевой оси тора в любом меридианном сечении. Тороидальный ток плазмы создает так называемую полоидальную составляющую магнитного поля, направленную параллельно касательной к контуру, который возникает в меридианном сечении тороидальной поверхности. Грубо говоря, тороидальная составляющая является продольной, а полоидальная охватывает кольцами ток в торе. Диаграмма сложения векторов (рис. 2б) относится к одной выбранной точке и может быть распространена на другие точки наблюдения.



В результате мы получим суммарную линию, объединяющую направления вектора магнитного поля и представляющую собой спираль. Таковой вкратце есть принципиальная схема удержания плазмы в токамаке. Более подробное рассмотрение необходимости наличия винтового магнитного поля в тороидальных установках является темой отдельного разговора и в данном изложении будет опущено.

Устройства типа токамак появились в Советском Союзе в Институте атомной энергетики имени Курчатова в 1950-х годах. В 1969 году Л.А. Арцимович продемонстрировал жизнеспособность таких установок, сообщив на Международной конференции в подмосковной Дубне результаты, достигнутые на токамаке Т — 3. На mom момент это были фантастические цифры (температура плазмы — 10 млн. градусов Кельвина). Такой успех обусловил фактически триумфальное движение идеи токомака по всему миру. Это направление подхватили в США, Великобритании, Франции, ФРГ, Японии и так далее.


ТОРСАТРОН

Придать силовой линии магнитного поля вид спирали можно также при помощи внешних по отношению к плазме токов. Если такие токи имеют винтовую структуру (а этого можно достичь, пропустив ток по винтовым проводникам, «намотанным» на тор), то и линии магнитного поля имеют такой же характер. Схема, приведенная на рисунке 3а, близка к действительности.



Спиральную обмотку составляют два винтовых проводника (двухзаходная винтовая обмотка), каждый из которых замыкается на себя после трех оборотов вокруг тора. Вообще количество проводников и число оборотов вокруг тора могут быть и другими. Так установка «Ураган-3» (Харьковский физико-технический институт) имеет трехзаходную обмотку. На приведенной схеме один проводник отмечен желтыми стрелками, а другой красными. По ним можно проследить намотку проводников и направление тока в каждом из них. Винтовой ток можно представить в виде суперпозиции полоидального и тороидального (см. рис. 3б). А, следовательно, как и в токамаке, мы получим силовые линии магнитного поля в форме спирали.



Идея возможности создания плазменной ловушки с однонаправленными токами в винтовых проводниках принадлежит В.Ф. Алексину (Харьковский физико-технический институт). В 1961 году он изучал вопрос о существовании магнитных поверхностей в таком устройстве. В 1968 году эта идея была переоткрыта во Франции К. Гурдоном (С. Gourdon) с коллегами, а также независимо японцем К. Уо (К. Uo).

• ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

Бироновщина как историографический миф

Селевич Ю.Л.



Период российской истории с 1730-40 гг. при котором страной руководила императрица Анна Иоанновна, широко известен в советской исторической литературе под названием Бироновщины (по имени фаворита Анны — Бирона). Для историографии характерно несколько штампов в определении этого периода, и их вполне точно отразила заметка в Советском энциклопедическом словаре: «Бироновщина — реакционный режим в России 1730-40 гг. при императрице Анне Иоанновне, по имени Э. И. Бирона. Засилье иностранцев, разграбление богатств страны, всеобщая подозрительность, шпионаж, доносы, жестокое преследование недовольных». Однако многие современные исследователи этого периода не разделяют данную точку зрения. В данной статье мы попытаемся вкратце охарактеризовать личность императрицы и развеять несколько самых распространенных мифов, связанных с временем ее правления.

Приход к власти бывшей курляндской герцогини Анны Иоанновны был полной неожиданностью для всех, в том числе и для нее самой — слишком ничтожно было ее значение в придворной борьбе группировок в предшествующую эпоху. Однако, став в результате февральского (1730 г.) переворота императрицей, уже без всяких условий (имеются ввиду специальные «кондиции», подписав которые перед восшествием на престол, ее власть была бы существенно ограничена), она приобрела гигантскую власть российского самодержца, которой могла распоряжаться по собственному усмотрению.

Анна была совершенно не подготовлена к роли правительницы гигантской страны: для этого у нее не было ни данных, ни образования, ни охоты чему-либо научиться. К моменту воцарения Анне исполнилось 37 лет. Н. Б. Долгорукая, сосланная императрицей в Сибирь вместе со всей семьей Долгоруких, вспоминает о ней так: «Престрашнова была взору, отвратное лицо имела, так была велика, когда между кавалеров идет, всех головой выше и чрезвычайно толста».

Близко знавший императрицу граф Эрнст Миних — сын фельдмаршала — постарался выразиться более деликатно: «Станом она была велика и взрачна. Недостаток в красоте награждаем был благородным и величественным лицерасположением. Она имела большие карие и острые глаза, нос немного продолговатый, приятные уста и хорошие зубы. Волосы на голове были темные, лицо рябоватое и голос сильный и пронзительный. Сложением тела она была крепка и могла сносить многие удручения».

На непривлекательность внешнего облика, мужеподобные черты, грубость обращают внимание и другие мемуаристы. Действительно, Анна не была красавицей, как ее преемница Елизавета Петровна, да и жизнь ее была несравненно труднее, чем у веселой дочери Петра Великого. Анна родилась в 1693 г. в семье царя Ивана Алексеевича — старшего брата (соправителя) Петра Великого и царицы Прасковьи Федоровны. В 1696 г. Иван умер и царица Прасковья вместе с Анной и ее сестрами — старшей Катериной и младшей Прасковьей — поселилась в подмосковной усадьбе Измайлово, где и прошли первые детские годы царевен. В 1708 г. семья покойного царя была переселена Петром в Петербург, а в 1710 г. Анна была выдана замуж за курляндского герцога Фридриха Вильгельма. Однако жить вместе молодоженам пришлось недолго: в январе 1711 г. герцог неожиданно умер. После некоторого размышления Петр отправил молодую вдову в Митаву, столицу Курляндии. И вот в бедности, в полной зависимости от Петербурга, в чужой, часто враждебной ей обстановке Анна провела 18 лет, лишь иногда вырываясь ненадолго в Россию, к матери, с которой у нее сложились тяжелые отношения. Долгие годы Анна надеялась на то, что Петр, а потом Екатерина I найдут ей жениха. Но положение Курляндии было таково, что Петр опасался, как бы в результате брака Анны с каким-нибудь влиятельным иностранным принцем не было нарушено политическое равновесие в этом районе Прибалтики, выгодное России. Так и осталась Анна Иоанновна вдовой. Впрочем, она никогда не была одинока — почти сразу же по приезде в Курляндию ее фаворитом стал русский резидент в герцогстве П. Бестужев-Рюмин, а в 1727 г. его сменил Эрнст Иоганн Бирон. Выходец из мелкопоместной курляндской шляхты, он поступил на службу ко двору, стал камер-юнкером, а потом и обер-камергером герцогини. К 1730 г. Бирон был для Анны самым близким человеком, имевшим на нее колоссальное влияние, которым, естественно, пользовался для своих, далеко не благородных целей.



Анна Иоановна 28.01.1693-17.10.1740



Герцог Курляндский Эрнст Иоганн Бирон 3.12.1690-28.12.1772


О Бироне в России все узнали только тогда, когда он появился в Москве, сразу же после восстановления самодержавия Анны. Чины и награды посыпались на него как из рога изобилия. Он стал обер-камергером императорского двора, графом, орденоносцем главнейших российских орденов, а в 1737 г. — курляндским герцогом. Но главное, он стал вторым человеком в государстве и фактически руководил страной при императрице, которая во всем ему подчинялась и боялась хотя бы на один день остаться без своего фаворита. Современники удивлялись необычайной привязанности Анны к Бирону. Эрнст Миних вспоминал в своих мемуарах: «Сердце ее наполнено было великодушием, щедротою и соболезнованием, но ее воля почти всегда зависела больше от других, нежели от ее самой. Верховную власть над оною сохранял герцог Курляндский даже до кончины ее неослабно, и в угождение ему сильнейшая монархиня в христианских землях лишила себя вольности своей до того, что не токмо все поступки свои по его мыслям наигочнейше распоряжала, но также ни единого мгновения без него обойтись не могла и редко другого кого к себе принимала, когда его не было… Никогда на свете, чаю, не бывало дружественнейшей четы, приемлющей в увеселении или скорби совершенное участие, как императрица с герцогом Курляндским. Оба почти никогда не могли во внешнем виде своем притворствовать. Если герцог являлся с пасмурным лицом, то императрица в то же мгновение встревоженный принимала вид. Буде тот весел, то на лице монархини явное напечатывалось удовольствие. Если кто герцогу не угодил, тот из глаз и встречи монархини тотчас мог приметить чувствительную перемену. Всех милостей надлежало испрашивать от герцога и через него одного императрица на оные решалась».

По отзывам современников Бирон был человеком видным, красивым. Генерал Манштейн писал: «Своими сведениями и воспитанием, какие у него были, он был обязан самому себе. У него не было того ума, которым нравятся в обществе и в беседе, но он обладал некоторого рода гениальностью или здравым смыслом, хотя многие отрицали в нем и это качество. К нему можно было применить поговорку, что дела создают человека. До приезда своего в Россию, он едва ли знал даже название политики, а после нескольких лет пребывания в ней, знал вполне основательно все, что касается до этого государства… Он любил роскошь и пышность до излишества и был большой охотник до лошадей. Имперский посланник Остейн, ненавидевший Бирона, говаривал о нем: “Когда граф Бирон говорит о лошадях, он говорит как человек; когда же он говорит о людях или с людьми, он выражается как лошадь”».

А сейчас приведем несколько мнений дореволюционных историков.

Вот что пишет Тимофей Мальгин в книге «Зерцало Российских государей» в 1791 г.: «В правление ея посредством известнаго честолюбиваго и алчнаго вельможи Бирена великая и едва не превосходившая царя Иоанна Васильевича Грознаго употребляема была строгость с суровством, жестокостию и крайним подданных удручением.

Свое мнение выдающийся историк С.М. Соловьев высказывает менее категорично, но в общих чертах вторит предыдущему.

«Выбрали в императрицы, когда уже Анне было 37 лет; но князь Василий Лукич Долгорукий привез ограничительные пункты и требует, чтоб Бирон не ездил в Москву; князь Василий Лукич стережет, как дракон. Наконец тюрьма отпирается, Анна на полной свободе, она — самодержавная императрица; но уже молодость прошла, оставив много горечи на сердце; да и дадут ли спокойно пользоваться властью? Выбрали с ограничением; ограничительные пункты разорваны, но остались недовольные, и недовольны сильные и знатные люди; при первом неудовольствии к ним пристанут и другие и начнут смотреть в другую сторону…»

«Надобно привязать к себе гвардию, увеличить ее число и, главное, сосредоточить всю власть в руках людей вполне преданных, которых интересы неразрывно связаны с интересами Анны, которым грозила и постоянно грозит беда, если власть перейдет в руки русской знати. Эти люди — иностранцы. Но возвышением иностранцев, и особенно одного из них, который в глазах народа не имел никакого права на возвышение, оскорблялись русские; Анна при своем уме не могла не сознавать этого и потому не могла быть покойна. <…> Сила немцев упрочена, потому что у них есть вожди — Остерман, Миних. Как же это случилось, что русские очутились без вождей, куда исчезли люди, которых оставил России Петр Великий? Много важных задач завещал решить русским людям преобразователь, для чего так старался возбудить их духовные силы, приучить к самодеятельности, к действию сообща; но самая важная задача состояла в том, чтоб выйти невредимо из страшной опасности, необходимо связанной с преобразованием: выучиться всему нужному у чужих, не давши учителям значения больше, чем сколько им следовало, сохранить свое национальное достоинство, удержав за своею национальностью господство. <…>



Фельдмаршал Миних Фон Бурхард-Христофор 1683–1767


Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил

Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями… Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга… Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России… но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

Бирон, красивый и привлекательный в своем обращении господин, нравившийся не одним женщинам, но и мужчинам своею любезностию, не был развращенным чудовищем, любившим зло для зла; но достаточно было того, что он был чужой для России, был человек, не умерявший своих корыстных стремлений другими, высшими; он хотел воспользоваться своим случаем, своим временем, фавором, чтоб пожить хорошо за счет России, ему нужны были деньги, а до того, как они собирались, ему не было никакого дела; с другой стороны, он видел, что его не любят, что его считают недостойным того значения, какое он получил, и по инстинкту самосохранения, не разбирая средств, преследовал людей, которых считал опасными для себя и для того правительства, которым он держался. Этих стремлений было достаточно для произведений БИРОНОВЩИНЫ».

А вот что говорит по этому поводу Н. И. Костомаров. Его мнение кажется нам более объективным.

«Общий голос современных источников единомысленно утверждает, что Анна Ивановна во все свое царствование находилась не только под влиянием, но даже, так сказать, под властию своего любимца. Основываясь на таких известиях, вошло в обычай приписывать Бирону и группировавшимся возле него немцам весь жестокий и крутой характер ее царствования. Эпоха этого царствования издавна уже носит наименование бироновщины. Но если подвергнуть этот вопрос беспристрастной и строгой критике, то окажется, что к такому обвинению Бирона и с ним всех вообще правительствовавших немцев — недостает твердых оснований. Невозможно приписывать весь характер царствования огульно всем немцам уже потому, что стоявшие на челе правительства немцы не составляли согласной корпорации и каждый из них преследовал свои личные интересы, один другому завидовал, один к другому враждовал. Сам Бирон не управлял делами ни по какой части в государственном механизме и при том он вовсе не показывал склонности заниматься делами, так же точно как и императрица; он не любил России и вообще мало интересовался тем, что в ней делалось: Бирон был эгоист довольно узкий, не успевший расположить к себе никакого кружка, сила его опиралась исключительно на личные милости императрицы. <…>

Нет никакого современного указания, что масса тех жестокостей, какие ознаменовали царствование Анны Иоановны, исходили от Бирона и совершались по его инициативе. Единственный пример, где показывается прямое участие Бирона, представляет дело Волынского. Здесь, видимо, ясно, что мстительный Бирон преследовал Волынского неутолимо, потому что обер-егермейстер становился поперек дороги любимцу и покушался занять его место в милости у императрицы. Это касается до множества других лиц, подвергшихся опале при Анне Иоановне, но приписывать бедствие, постигшее того или другого из них, всесильному любимцу государыни можно только гадательно, основываясь на известиях, что все, доходившее до государыни и исходившее от нее, проходило через ее любимца.

Есть еще более важное соображение: жестокости и вообще крутые меры, которыми отличалась эпоха царствования Анны Ивановны, не были исключительными свойствами этой эпохи; не с ней начались они появляться в России, не с нею и прекратились. Правление Петра Великого ознаменовалось еще более жестокими, крутыми преследованиями всего противного высочайшей власти. Поступки князя Ромодановского в Преображенском приказе ничуть не мягче и не человечнее поступков Андрея Ивановича Ушакова в Тайной канцелярии. С другой стороны, те же черты жестокости и презрения к человеческому достоинству являются и после Анны Иоановны, при Елизавете Петровне. Поэтому мы не затруднимся сказать, что приписывать все, что возмущает нас в царствовании Анны Иоановны, следует не самой императрице, не любимцу ее, герцогу Курляндскому, а всему веку, в котором происходили излагаемые здесь события».



Граф Генрих Моган Фридрих Остерман (1686-20.05.1747)


Мнение В.О. Ключевского совпадает с устоявшимися стериотипами в советской литературе о реакционном и антинародном характере этого режима.

«Движение 1730 г. ровно ничего не дало для народной свободы. Может быть, оно дало толчок политической мысли дворянства. Правда, политическое возбуждение в этом сословии не погасло и после неудачи верховников, но оно под действием царствования Анны значительно преломилось, получило совсем другое направление. Это царствование — одна из мрачных страниц нашей истории и наиболее темное пятно на ней — сама императрица… Не доверяя русским, Анна поставила на страже своей безопасности кучу иноземцев, навезенных из Митавы и из разных немецких углов. Немцы посыпались в Россию, точно сор из дырявого мешка, облепили двор, обсели престол, забились на самые доходные места в управлении. Этот сбродный налет состоял из «клеотур» двух сильных патронов; «канальи курляндца», умевшего только разыскивать породистых собак, как отзывались о Бироне, и другого канальи, лифляндца, подмастерья и даже конкурента Бирону в фаворе, графа Левенвольда, обер-шталмейстера, человека лживого, страстного игрока и взяточника. При разгульном дворе <…> вся эта стая кормилась досыта и веселилась до упаду на доимочные деньги, выколачиваемые из народа. <…>

<…> Между тем народное, а с ним и государственное хозяйство расстраивались. Торговля упала: обширные поля оставались необработанными по пяти и по шести лет; жители пограничных областей от невыносимого порядка военной службы бежали за границу, так что многие провинции точно войною или мором опустошены, как писали иностранные наблюдатели. Источники казенного дохода истощены, платежные силы народа изнемогли: в 1732 г. по смете ожидалось дохода от таможенных и других косвенных налогов до 2,5 миллиона рублей, а собрано всего лишь 187 тысяч. На многомиллионные недоимки и разбежались глаза у Бирона. <..>»

А вот какое нам дает представление об этом режиме отрывок из «Истории СССР с древнейших времен до наших дней», опубликованной в 1967 г.

«Этот период в истории царизма известен под названием «бироновщины». Впрочем, роль самого Бирона в государственной жизни не следует преувеличивать. Больше всего любивший конюшню и грубые удовольствия, он не очень утруждал себя вмешательством в государственные дела. Но близость Бирона к императрице, взяточничество и безудержная роскошь, покровительство иноземцам и неуважение к российскому дворянству, личная грубость и мстительность — все это делало его как бы олицетворением царствования Анны… Бироновщина изобилует жестокими казнями и мучительными наказаниями, не миновавшими и часть «благородного сословия». Шпионы рыскали повсюду, как никогда прежде распространялись доносы. Малейшее подозрение в неуважительном высказывании об императрице и Бироне и вообще о влиянии иноземцев при дворе и в стране влекли за собой «слово и дело», а затем пытки в Тайной канцелярии. Пытки доводили до умопомешательства…»

Теперь мы хотели бы ознакомить читателя с другими более современными взглядами историков на этот вопрос и развеять некоторые сложившиеся стереотипы.

Первым является стереотип о том, что бироновщина — это засилье иностранцев, преимущественно немцев, которые, по эффектному выражению В.О. Ключевского, посыпались в Россию, как сор из дырявого мешка. Между тем хорошо известно, что немцы «посыпались» в Россию задолго до царствования Анны и их количество никогда не угрожало национальному существованию русского народа. Они приезжали в Россию с незапамятных времен, чтобы служить русским царям на разных поприщах. Петр Великий широко открыл дверь иностранцам со всей Европы, поручая им ответственные посты, награждая за усердие чинами и орденами.

Конечно, иностранцы были разные. Одни (наемники-ландскнехты) приезжали за длинным рублем и равнодушно уезжали из этой страны в любую другую. Для других Россия становилась второй родиной, здесь они находили славу, деньги, уважение. Все сказанное выше можно распространить и на анненский период. Из русской истории уже нельзя выкинуть блестящие имена великих ученых, художников, музыкантов, чьими трудами также создавалась великая русская культура. В анненское время это академики Делиль, Эйлер, Вернулли, Байер, Гмелин, Крафт, архитекторы отец и сын Растрелли, Трезини, художники Валериани, Перезенотти, музыкант Арайя. А разве можно забыть, что француз Ланде создал для русских детей первую балетную школу, датчанин Беринг совершал свои выдающиеся плавания, немец Миллер собирал сведения о русских дворянских фамилиях? Да и гибли иностранные офицеры на войнах, которые вела Россия, не реже, чем русские их сослуживцы. И не было особенного засилья иностранцев на службе в государственном аппарате и армии. Так, в 1729 г., накануне бироновщины, в армии был 71 генерал, из них иностранцев — 41, т. е. почти 58 процентов. В 1738 г. иностранцев среди генералов было почти поровну с русскими: соответственно 31 и 30 человек. Иначе говоря, в армейских верхах иностранцев в этот период не стало больше, как можно подумать, прочитав приведенные выше цитаты.



Наталья Борисовна Долгорукая (1714–1771). Была дочерью фельдмаршала Б. П. Шереметева — сподвижника Петра I.


Еще более поразительная картина сложилась на флоте. К концу бироновщины число иностранных капитанов, выводивших корабли в море, резко уменьшилось — их заменили русские морские офицеры. И условия службы иностранцев были не легче, чем русских. Именно при Анне был отменен введенный Петром Великим указ о жалованье иностранцев, которое превышало жалованье русских в два раза. Это было достигнуто соответствующим повышением жалованья русских офицеров. Инициатором этой важной меры был немец Миних. Он же запретил в 1732 г. брать на вакантные места в армии иностранцев с тем, чтобы дать возможность вернуться в полки русским офицерам из распущенной армейской группировки в Персии.

Если же перейти к придворной сфере, то мы, действительно, увидим, что на первых местах у трона закрепились иностранцы по происхождению: Бирон, Миних, братья Левенвольде, Остерман. Но все они, кроме Бирона, начали служить при Петре, а отец братьев Левенвольде, в младенчество их, присягнул вместе с лифляндским дворянством на верность Петру Великому и России; так что зловредные братья не были в чистом виде иностранными наемниками, вроде Миниха. Конечно, обилие иностранцев на первых ролях при Анне не могло не броситься в глаза с первых шагов императрицы в России и не вызвать недовольства у русской знати. Но примечательно, что это недовольство имело основанием не оскорбленное национальное чувство, а то, что знать оттеснили новые «любимцы». Весной 1730 г. английский резидент Рондо писал в Лондон: «Дворянство, по-видимому, очень недовольно, что Ее величество окружает себя иноземцами. Бирон, курляндец, прибывший с нею из Митавы, назначен обер-камергером, многие другие курляндцы пользуются большой милостью, что очень не по сердцу русским, которые надеялись, что им будет отдано предпочтение».



Граф Павел Иванович Ягужинский (1683-06.04.1736) первый генерал-прокурор Сената


В 1731 г. он сообщал: «Старорусская партия с большим смущением глядит на ход отечественных дел, а также на совершенное отсутствие доверия к себе со стороны государыни, которая вполне и решительно подпала влиянию своего фаворита графа Бирона. <…> Два старые гвардейские полка довольно громко ропщут на то, что царица и некоторые ее приближенные, по-видимому, более доверяют третьему — Измайловскому гвардейскому полку, чем им, хотя в состав их входят представители лучших русских фамилий».

Все это так и было. Но и приближение иностранцев, и преимущества, оказываемые новому Измайловскому полку, сформированному из однодворцев юга и иностранных офицеров, вполне объяснимо сложностью положения Анны, которая после оглушительных событий начала 1730 г. не могла доверять «природному» российскому дворянству, подписывавшему проекты об ограничении ее власти. Принцип личной преданности при подборе своей «команды» во все времена оставался важнейшим: было бы странным, если бы Анна поставила на первые места в государстве своих врагов — вчерашних верховников.

Нужно также учитывать, что не каждый иностранец пользовался доверием при дворе и что многие русские были сподвижниками Бирона — Павел Ягужинский, Артемий Волынский, Андрей Ушаков, Алексей Черкасский, Гавриил Головкин.

Следующий стереотип сводится к тому, что при дворе существовала некая «немецкая партия», во главе которой стоял Бирон. Однако в те времена никакой германской общности не существовало: вестфалец Остерман, ольденбуржец Миних, лифляндцы Левенвольде и другие не были связаны как немцы. Их, как и русских приближенных Анны, объединяло одно — ожесточенная борьба за власть, привилегии, пожалования, т. е. то, что всегда было главным в жизни всех придворных. Все «глотатели счастья», вне зависимости от национальности, были схожи. Вот как характеризует одного из типичных придворных Анны — графа К. Г. Левенвольде испанский дипломат герцог де Лириа: «Он не пренебрегал никакими средствами для достижения своей цели и ни перед чем не останавливался в преследовании личных выгод, в жертву которым готов был принести лучшего друга и благодетеля. Задачей его жизни был личный интерес. Лживый и криводушный, он был чрезвычайно честолюбив и тщеславен, не имел религии и едва ли верил в Бога».

То же можно сказать и об Остермане, Бироне или Ушакове и многих других государственных деятелях.

Не менее популярен в литературе стереотип об упадке торговли, промышленности, земледелия при господстве немецкой клики. Исследования по конкретным отраслям хозяйства развеивают этот стереотип. Как показал крупный знаток торговли в России XVIII в. Н. Н. Репин, с 1725 по 1740 г. произошел резкий скачок товарооборота через Петербургский и Архангельский торговые порты, а сборы таможенных пошлин с 1729 по 1740 г. возросли с 228 тыс. до 300 тыс. рублей. Вывоз железа за то же время возрос более чем в пять раз. Вывоз хлеба увеличился в 22 раза, соответственно росли и доходы русских купцов и предпринимателей.

В 30-е годы XVIII в. Россия достигла выдающихся успехов в тяжелой промышленности. По данным историка Н. И. Павленко, выплавка чугуна на казенных металлургических заводах Урала возросла за время бироновщины на 64,4 процента, что позволило России превзойти уровень Англии по этому показателю. Если в 1720 г. Россия выплавила 10 тыс., а Англия 17 тыс. тонн, то в 1740 г. соотношение коренным образом изменилось и составило 25 тыс. и 17,3 тыс. тонн.

Если же коснуться сложнейшей проблемы взыскания недоимок, бегства плательщиков, то анненское правительство решало ее так же, как и правительства Петра Великого и Елизаветы Петровны — с помощью посылки воинских команд, которые выколачивали из крестьян недоимки. Нет сомнений, что сборщики недоимок во все царствования XVIII в. не отличались гуманностью, вне зависимости от того, немцы или русские патриоты стояли у власти в различных ведомствах.

Историографическим мифом является и утверждение о гонениях на православную церковь при Бироне. Защита православия, как и прежде, выражалась в расправах с еретиками, которых сжигали на кострах, гноили в монастырских тюрьмах. Более того, бироновщина стала трагическим периодом в истории старообрядчества. С 1735 г. на Урале и в Сибири начались жестокие гонения на раскольников. Аресты, пытки, сгон тысяч людей из скитов приводили к массовым самосожжениям — «гарям».

Известно, что бироновщина интерпретируется в историографии как особо свирепый репрессивный режим, подобный режиму Ивана Грозного. Действительно, во времена Анны Иоанновны и Бирона господствовали и шпионаж, и доносы, и «жестокое преследование недовольных». А когда подобного не было в истории нашей страны? История Тайной канцелярии времен Анны Иоанновны — это продолжение кровавой истории подобных органов политического сыска. Исследования Т.В. Черниковой показывают, что утверждения об усилении репрессий несостоятельны. Личный состав Тайной канцелярии за анненское время не увеличился и составлял всего 15–20 человек. Одновременно число колодников никогда не превышало 300 человек, за все время царствования Анны количество арестованных составляло не более 10 тыс., а высланных в Сибирь было не более 1000 человек. Данные описи дел Тайной канцелярии позволили сделать вывод, что количество политических дел при Анне составляло чуть больше 2000, в то время как за первое десятилетие правления «патриотической» императрицы Елизаветы число их достигло 2478, а за второе — 2413. Так что вести речь о массовых репрессиях против недовольных оснований нет.



Казнь статс-дамы Натальи Федоровны Лопухиной, которая по повелению Императрицы была публично наказана кнутом по обвинению в заговоре


Без сомнения, правление Анны, особенно последние годы, было омрачено несколькими громкими политическими процессами: делами князей Долгоруких и Д. М. Голицына, а в 1740 г. — делом кабинет-министра А. П. Волынского. Но если истинной подоплекой первых двух была месть императрицы в отношении своих политических оппонентов по 1730 г., то дело Артемия Волынского возникло на почве отчаянного соперничества в среде придворной камарильи, членом которой был и этот вельможа. Поначалу «креатура» Бирона, он верно служил хозяину, но затем стал вести себя весьма своевольно, что было воспринято Бироном как выступление против его власти. И хотя в окружении Волынского шла речь о безродных иноземных временщиках, захвативших важнейшие посты в государстве, никогда эта тема не была главным мотивом поведения Волынского. Аресты, пытки и казни Волынского и его ближайших друзей летом 1740 г. произвели гнетущее впечатление на общество, способствуя усилению позиций дочери Петра Великого Елизаветы, находившейся все царствование Анны в тени.



Волынский Артемий Петрович (1689–1740) кабинет-секретарь, казнен по обвинению в заговоре


В октябре 1740 г. Анна Иоанновна умерла, передав престол своему внучатому племяннику Ивану Антоновичу, регентом при котором стал герцог Бирон. Он продержался у власти всего три недели и был свергнут своим сподвижником фельдмаршалом Минихом, который тоже вскоре сошел с политической арены.

• ГЕОЛОГИЯ, ГЕОГРАФИЯ И ГЕОФИЗИКА

Климат сошел с ума ...

... или виновато ли человечество в погодных катаклизмах

Сергей ЛЕСКОВ


Нынешняя зима одарила нас жуткими рекордными морозами — кости ломит и зубы стучат. Между тем эксперты ООН предрекают планете в ближайшем будущем климатические катастрофы совсем по другой причине — из-за глобального потепления. И правда, сумасшедшие выходки погоды становятся обычным явлением, и ясно, что с климатом происходит что-то несусветное. Но как укладываются в теорию потепления затянувшиеся и непривычные холода?

Конечно, мы изнежились и избаловались. За последние 40 лет средняя зимняя температура в Москве выросла на 5,5 градуса. В январе средняя температура составляет минус 9,3 градуса, но в 2005 году она была выше на 3 градуса. Январь 2006 года еще не обсчитан, но не исключено, что он превзойдет рекордную отметку 1893 года — минус 21,6 градуса. Самым простым ответом природы на зимние холода будет знойное лето, которое поможет сохранить среднегодовую температуру и общий тренд к потеплению, который доказан неоспоримо.

Главную угрозу несет техногенная деятельность человека, выброс в атмосферу углекислого газа. Это, по некоторым теориям, задерживает тепловое излучение планеты, ведет к перегреву — наподобие парникового эффекта. Подтверждением служит то. что за 200 лет промышленного роста концентрация углекислого газа в воздухе возросла на треть, а за последнее столетие средняя температура на планете повысилась на 0,6 градуса. 1990-е годы стали самым жарким десятилетием минувшего века. За 100 лет температура в Северном полушарии выросла больше, чем за предыдущую тысячу лет. По прогнозам, при сохранении промышленного темпа к концу XXI века человечеству грозит тотальное изменение климата — повышение температуры на 2–6 градусов и подъем Мирового океана на 1 метр. Из-за этого и придуман Киотский протокол, призванный ограничить выбросы углекислого газа в атмосферу.

Впрочем, само по себе потепление не так опасно. Вернется климат, который был на Земле за 50 веков до нашей эры. В тех комфортных условиях начала победное шествие наша цивилизация. Кстати, XIX век был самым морозным с Рождества Христова — XX век теплее лишь на холодном фоне. В Москве за 100 лет стало теплее на 3 градуса, в Подмосковье — на 1,5 градуса. Мы отвыкли от нормальных русских зим. а выражение “крымский санный путь”, которым пользовались купцы при Иване Грозном, сейчас кажется абсолютно диким.

Опасно не потепление, а его внезапность. Скорость климатических изменений гак высока, что не оставляет человеку времени приспособиться к новым условиям. В самом уязвимом положении Африка и Азия, которые, на свою беду, переживают демографический бум. Руководитель группы экспертов ООН Роберт Уотсон предупреждает, что потепление отрицательно скажется на сельском хозяйстве, вызовет недостаток питьевой воды, засуху, эпидемии в развивающихся странах. Кроме того, резкое изменение климата ведет к образованию разрушительных тайфунов и циклонов, которые участились в последние годы.

В истории немало примеров, когда климатические изменения оказывали влияние на ход эволюции и цивилизации. Мощная астероидная бомбардировка 60 млн. лет назад испортила мягкий климат и извела динозавров. Засухи в Сахаре погубили процветавшее Среднее царство, а слоны, на которых Ганнибал покорял Рим, просто вымерли. Потепление в IX–XII веках помогло колонизовать Исландию и Ирландию, викинги дошли до Америки, новгородцы проникли в широты, о которых не помышляли, в Европе начался экономический подъем, давший начало Возрождению, Средняя Азия пережила лучший период в своей истории.



Углекислый газ не виноват?

Но экспериментальные данные не показывают вредного влияния на климат сжигания углеводородов! Наоборот, имеются веские факты того, что увеличение содержания углекислого газа является полезным, влияет на прирост растений и животных.

Январь 2005 года был всего на 1,5 градуса холоднее нормы. Да, были интенсивные, но короткие интервалы, когда температура опускалась очень низко. Но большинство дней оказались на несколько градусов теплее нормы. Колебания погоды имеют совершенно другой масштаб по сравнению с колебаниями климата. В первом случае интервал 30 дней, во втором — 30 лет. Тренд к потеплению климата объективен, и погодные скачки на нем не отражаются. Метеорологи установили, что в результате глобального потепления климата не только зима стала холоднее, но и лето — тоже.

Теория парникового эффекта все чаще трещит под сокрушительной критикой. Сейчас вообще трудно говорить об общепринятой теории изменения климата. Научные исследования в Антарктиде выявили, что концентрация углекислого газа в атмосфере вырастает в результате потепления, а не наоборот. Тепло в атмосфере переносится не столько излучением, сколько конвекцией. Кроме того, существуют защитные механизмы: при повышении температуры увеличивается испарение, облачность становится плотнее — Земля получает меньше солнечного тепла и начинается охлаждение. Если бы вся земная атмосфера состояла исключительно из углекислого газа, средняя температура у поверхности была бы на 2 градуса ниже, а не выше нынешней!

Климат определяется сочетанием многих факторов — это атмосферная и океаническая циркуляция, космическое излучение, магнитные поля, солнечная активность и колебания орбиты Земли, вулканическая деятельность и техногенное влияние человека. В масштабах столетия доминирует антропогенный фактор. В масштабах десятилетия весомее вулканическая активность (основной фактор, повлиявший на климат в 1990-х годах, — извержение вулкана Пинатубо на Филиппинах) и колебания океанических течений. В масштабах тысячелетия техногенный фактор неизмеримо уступает суммарному воздействию природных факторов.

Чего ждать России, или как изменится климат к 2049 г?

В России эффект глобального потепления скажется в 2–2,5 раза сильнее, чем в среднем по планете. Это связано с тем, что Россия утопает в снегах. Черное притягивает солнце, белое — отражает. Повсеместное таяние снегов изменит отражательную способность и вызовет дополнительный прогрев. В Архангельске будут выращивать пшеницу, в Санкт-Петербурге — арбузы, в Москве станет тепло, как в Вашингтоне, и вместо елок зашелестят дубравы. Северный морской путь будет открываться, по крайней мере, на две-три недели раньше. Опасность состоит в перемещении границы и подтаивании вечной мерзлоты под городами Крайнего Севера и под трубопроводами, на которых стоит российская экономика.


Чего ожидать от потепления Украине?

Общее потепление климата приведет к перемещению на Север привычных климатических поясов. На юге Украины погодно-климатические условия будут напоминать современный Египет. Соответственно, пляжи Черного моря будут загружены круглогодично, а о «крещенских» морозах, снеговиках и санках придется прочно забыть. Значительно уменьшится площадь земель, используемых под сельское хозяйство, особенно в степной зоне, которая превратится в полупустыню. Прикарпатье будет страдать от ливней, а Север — от лесных пожаров. Хуже всего то, что вместе с египетским климатом на территорию Украины попадут и египетские же болезни, что никак не обрадует будущих жителей Украины.


Последствия потепления в мире.

Пустыни разрастутся, бури и наводнения станут чаще, распространятся малярия и лихорадка. В Африке и Азии упадут урожаи, но в Юго-Восточной Азии вырастут. Европа возопит от наводнений, Венеция и Голландия уйдут в морскую пучину. Австралия и Новая Зеландия будут томиться от жажды, восточное побережье США окажется в зоне разрушительных штормов, начнется эрозия берегов.

В России и Канаде ледоход будет начинаться на 2 недели раньше. Ледовый покров Арктики сократится на 15 %. Лед в Антарктиде отступит на 7–9 градусов. Растают тропические ледовые покровы в горах Южной Америки, Тибета и Африки. Сезон растениеводства в Европе увеличится на 2 недели. Перелетные птицы будут проводить на севере больше времени.

ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВТОМОТОТЕХНИКА

Четыре кольца на четырех колесах

Евстратов И.


Фирма AUDI возникла в 1910 году, когда Август Хорьх, обладавший, по утверждениям современников, весьма строптивым характером, не поладил с компаньонами, владевшими вместе с ним компанией HORCH в городе Цвиккау (Саксония). В итоге А.Хорьху пришлось покинуть собственную компанию и основать в Цвиккау еще одну фирму с тем же названием. Последняя вскоре по решению суда была переименована в AUDI, что, впрочем, по-латыни означало то же, что и Ногсп по-немецки — «слушай».

Первые модели новой фирмы завоевали многочисленные спортивные призы. В частности, уже в 1911 году AUDI с двигателем рабочим объемом 2600 см3 в гонке на Кубок Альп в Австрии прошел всю дистанцию без штрафных очков.

Особенно большим успехом у покупателей пользовалась машина AUDI–C с четырехцилиндровым двигателем рабочим объемом 3500 см3. Но самой популярной из машин А.Хорьха в 20-е годы минувшего столетия стала AUDI-K с 50-сильным верхнеклапанным мотором рабочим объемом 3500 см3. За ним в 1924 году последовал автомобиль AUDI-М с шести цилиндровым мотором, а в 1928 году ворота фирмы покинул AUDI-К «Imperator» с восьмицилиндровым двигателем рабочим объемом 4872 (!) см3. Машина эта оказалась последней собственной конструкцией AUDI, поскольку вскоре эта компания влилась в автомобильную фирму DKW.

В 1932 году германские фирмы DKW, AUDI, HORCH и WANDERER oбъeдинились в автомобильный концерн AUTO UNION. Первой совместной работой концерна стала серия переднеприводных автомобилей AUDI FRONT. Идея переднего привода для массового автомобиля принадлежала основателю DKW Йоргену Расмуссену. Несмотря на немалые трудности при освоении новой модели, машина хорошо себя зарекомендовала у покупателей и выпускалась до 1938 года. Передняя подвеска AUDI FRONT была на поперечных рычагах и поперечной рессоре. Двигатель — рядный, шестицилиндровый, рабочим объемом 2257 см3 и мощностью 50 л.с. Коробка передач — механическая, четырехступенчатая.

Рама — продольная коробчатая балка. Кузов — типа кабриолет или седан. Максимальная скорость переднеприводной AUDI FRONT — 105 км/ч.

Одновременно выпускалась и традиционная версия — AUDI-920 с шестицилиндровым мотором рабочим объемом 3281 см3.

Во время Второй мировой войны концерн выпускал штабные автомобили, легкие артиллерийские тягачи, санитарные автомобили и т. п.

После войны город Цвиккау оказался в составе ГДР. Завод AUDI был национализирован, и впоследствии на нем был организован выпуск малолитражки с пластовым кузовом TRABANT. А марка AUDI временно исчезла — компания AUTO UNION выпускала лишь машины под маркой DKW. После объединения Германии в 1989 году производство пластиковых микролитражек прекратилось, а предприятие приобрела фирма VOLKSWAGEN.

Ну а в Западной Германии в 1958 году предприятие AUTO UNION перешло под контроль компании Daimler-Benz, затем в 1964-м стал собственностью концерна Volkswagen. Годом позже марка Audi возродилась в переднеприводном автомобиле AUDI-1700 с двигателем мощностью 72 л.с. К началу 70-х годов, когда произошло слияние компании Auto Union и фирмы NSU, появились серии автомобилей AUDI-60, AIDI-75, AUDI-80 и AUDI-100. А созданная в 1980 году полноприводная модификация QUATTRO, неоднократно добивавшаяся успеха в международных ралли, принесла марке Audi заслуженное уважение в автомобильном мире.

Инициатором выпуска полноприводных легковых автомобилей AUDI стал инженер Фердинанд Пьех, который считал переход легковых автомобилей на полный привод вполне естественным этапом в развитии легкового автомобиля. Именно поэтому появление массовых полноприводных AUDI считается революционным этапом развития фирмы.

Базой для полноприводной модификации послужили стандартные переднеприводные автомобили фирмы. В блоке с коробкой передач устанавливали раздаточную коробку с дифференциалом, распределяющую крутящим момент по осям автомобиля. Там же поначалу располагался механизм включения и отключения заднего привода. На полноприводном AUDI QUATTRO был установлен 5-цилиндровый рядный двигатель с турбонаддувом рабочим объемом 2144 cm3 мощностью 200 л.с. при 5000/мин. Коробка передач механическая, пятиступенчатая. Передняя подвеска — типа «Мак Ферсон» со стабилизатором. Все тормоза дисковые, передние — вентилируемые. Кузов несущий, типа двухдверное купе. Максимальная скорость 222 км/ч.

В 1984 году произошли последние в минувшем веке реорганизации многострадальной фирмы — NSU Auto Union стала называться просто Audi.

Сегодня Audi выпускает широкую гамму переднеприводных автомобилей всех классов с двигателями рабочим объемом от 1400 до 4200 см3. Самый маленький в этой гамме — созданный в 2000 году малогабаритный AUDI А2 с пятидверным кузовом. Средний класс представлял AUDI А4, ставший одним из самых популярных автомобилей в Германии. В серию А4 входили многочисленные вариации с двигателями рабочим объемом от 1596 до 2771 см3 и мощностью от 90 до 193 л. с, в числе которых и полноприводной QUATTRO, и грузопассажирский AVANT. Серию AUDI А4 весьма органично дополняют более мощные AUDI А6 с четырех- и шестицилиндровыми моторами рабочим объемом от 1781 до 2771 см3 и мощностью от 110 до 193 л.с.

Впрочем, поговорим подробнее о конструкции AUDI А4. В принципе, это классический переднеприводной автомобиль со стальным кузовом и четырехцилиндровым двадцатиклапанным мотором. Блок двигателя и головка блока отлиты из алюминиевого сплава. Из него же отштампованы и рычаги передней и задней подвесок. Кстати, на «четверке» используется многорычажная задняя подвеска, в то время как на прежних версиях устанавливалась простейшая подвеска со связанными рычагами.

Для «четверки» был создан 6-цилиндровый двигатель с V-образно расположенными цилиндрами рабочим объемом 2976 см3 и мощностью 220 л.с. при 6300 об/мин. С этим мотором AUDI А4 разгоняется до скорости 100 км/ч за 6,9 с, а максимальная скорость машины составляет 245 км/ ч. Средний расход топлива при этом составляет 9,5 л/100 км.

AUDI А4 может оснащаться и рядным четырехцилиндровым двигателем рабочим объемом 2000 см3 и мощностью 130 л.с. при 5700 об/мин. Но и с этим мотором она разгоняется до 100 км/ч за 9,9 с, максимальная же скорость — 212 км/ч. Расход топлива с рядным мотором существенно меньше — лишь 7,9 л/100 км.

Для новой AUDI разработан и дизель — экономичный V-образный шестицилиндровый силовой агрегат 2.5 TDI мощностью 180 л.с.

Машина оснащается механической пятиступенчатой коробкой передач либо автоматической коробкой типа Multitronic. Большинство скоростных и динамических показателей у «четверок», оснащенных коробкой: Multitronic, существенно выше, чем у этих же машин с механической коробкой. Конструкция AUDI А4 обеспечивает практически максимальную защиту водителя и пассажиров. Новый кузов представляет собой стальную несущую конструкцию с компонентами из алюминиевых сплавов. По сравнению с предыдущей моделью прочность кузова увеличена на 45 процентов — это повысило не только управляемость машины, но и улучшило акустический комфорт. К тому же увеличение жесткости кузова в немалой степени способствовало повышению качества езды на высоких скоростях. Минимальная деформация салона при столкновении обеспечивается десятью защитными листами переменной толщины.

Конструкторам AUDI А4 удалось найти разумный компромисс в постоянном споре между комфортабельностью и управляемостью. Машина отличается высокой чувствительностью на повороты руля, а сам руль создает ощутимое усилие при выходах его из нейтрального положения. Автомобиль великолепно идет по прямой, уверенно держится при пологих поворотах и на крутых виражах.

Машина оснащена системой электронной стабилизации курсовой устойчивости ESP и вспомогательной системой торможения Brake Asist, которые позволяют водителю сохранять контроль над автомобилем даже в самых трудных ситуациях.

На AUDI А4 — новая комплексная система безопасности водителя и пассажиров. Так, боковые надувные подушки безопасности SideGuard обеспечивают надежную защиту головы и шеи каждого из пассажиров (таких подушек шесть: фронтальные, боковые и оконные занавески для пассажиров передних и задних мест). Кстати, при включении зажигания на приборной панели загорается красная лампа цепи подушек безопасности.

Дизайн интерьера продолжает традицию автомобилей AUDI прежних выпусков. Так, удобство посадки водителя обеспечивается регулируемым в двух направлениях четырехспицевым рулем. Рычаг коробки передач имеет укороченные хода с четкой фиксацией каждого из положений. Водительское сиденье — умеренно жесткое хорошей боковой поддержкой и с большим диапазоном регулировок по всем направлениям: чтобы поднять сиденье, нужно лишь пару раз качнуть специальной рукояткой.

Прежняя, достаточно перегруженная комбинация панели приборов из пяти — семи циферблатов на новой AUDI А4 не используется, вместо нее дизайнеры предусмотрели два больших циферблата и два маленьких.

И, наконец, AUDI А4 «обута» в летние покрышки Dunlop SP Sport 200А 195/65 R15.



Переднеприводной автомобиль AUDI FRONT



Автомобиль AUDI -920



Переднеприводной автомобиль AUDI-1700



Полноприводной автомобиль AUDI-QUATTRO



Аdтомобиль AUDI-100

• РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Простейший, импровизированный, но на все времена — первый



Николай Иванович Игнатьев окончил ХАИ в 1962 г., после чего 5 лет работал в авиапромышленности.

В течение последующих 33 лет работал в КБЭ «Электроприборостроения» (ныне АО «Хартрон»), принимая участие в создании систем управления ракетно-космической техники.


4 октября 1957 года, в год столетия со дня рождения К.Э.Циолковского, ракета Р-7 (изделие 8К71ПС № М1-1ПС) своим росчерком в ночном небе поделила историю земной цивилизации на эры «До Спутника» и «После Спутника».

Шаг в космос начался со старта межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 (см. “НТ” № 2 2006 г.)

21 августа 1957 года. В тот день была победа, без которой не было бы ни Первого Спутника, ни праздника 12 апреля 1961 года, подобного которому не было с 9 мая 1945 года и, наверное, не скоро будет.

Когда очередная «семерка» ушла со старта и выполнила полет по заданной программе, многие не думали, не гадали, что эта ракета проложит путь в космос: ее назначение было другим.

А через десять дней в Колонном зале Дома Союзов состоялось торжественное собрание по поводу 100-летия со дня рождения К.Э. Циолковского: над сценой огромный портрет юбиляра, за столом президиума видные ученые, конструкторы, «отцы космонавтики».

Председательствующий, Президент АН СССР Александр Николаевич Несмеянов предоставляет слово члену-корреспонденту Академии Наук Сергею Павловичу Королёву. На трибуну вышел коренастый человек и по ходу доклада бросил фразу: «В ближайшее время с научными целями в СССР и США будут произведены первые пробные пуски искусственных спутников Земли» — в зале никакой реакции.

Доклад «профессора К. Сергеева» напечатали в «Правде».

Мировая пресса не обратила на него внимания.

А через два дня «секретный» Королёв улетел на полигон. Там было намечено заседание Госкомиссии, на котором было принято решение о старте ракеты со спутником на 6 октября.

Имя С.П. Королёва было «закрытым», но в основном для советских людей. Оставался многие годы «засекреченным» и человек, в силу разных причин до сих пор остающийся в тени легендарного Главного конструктора. Более того, многие годы его дела искусственно отделялись от деятельности С.П. Королёва. А имя его, к сожалению, для многих наших соотечественников остается пока малоизвестным. Рассказать о нем — это значит рассказать о том, как создавался Первый искусственный спутник Земли.

Признаться, звучит красиво фраза в статье, посвященной его деятельности: «Систематические исследования проблемы создания искусственных спутников Земли советскими учеными были развернуты, начиная с 1947 года…»

Но было бы справедливо, если вместо «советскими учеными» было — «Михаилом Клавдиевичем Тихонравовым».



Михаил Клавдиевич Тихонравов


Он первый в стране после войны основательно занялся искусственными спутниками Земли (ИСЗ). Был он заместителем по науке генерала А. Нестеренко, прославившегося в годы войны залпами «катюш», почетного гражданина Диканьки. На «внеплановые работы» М. Тихонравова начальник военного НИИ-4 смотрел без энтузиазма, но не мешал ему заниматься спутниками.

На отрезке времени с 1947 по 1950 гг. трудами Михаила Клавдиевича и его немногочисленных помощников была теоретически обоснована реальная возможность запуска ИСЗ. Эта реальность опиралась на конкретные, уже существующие в то время разработки коллектива конструкторов во главе с С.П. Королёвым.

15 марта 1950 года в НИИ-4 состоялась научно-техническая конференция, на которой с докладом «О возможности при современном уровне техники получения первой космической скорости с помощью многоступенчатых ракет и создания искусственного спутника Земли» выступил М.К. Тихонравов. Пока он говорил о плановых работах по созданию ракетного оружия, в зале было тихо. Когда же Тихонравов стал говорить о возможности в ближайшие годы создания и запуска ИСЗ и полета на них человека, в зале зашумели. По свидетельству участников конференции, реакция зала на доклад М.К. Тихонравова была крайне недоброжелательной. Выступавшие в прениях по докладу называли его рассказ о задачах, которые могут быть решены с использованием ИСЗ, фантастикой, ненужной затеей и даже бредом. А его заместитель торжествующе заявил: «Я же вам говорил, Михаил Клавдиевич, что даром все это не пройдет!»

Кто тогда из участников конференции мог предположить, что пройдут годы, и НИИ-4 и главная улица городка получат имя Тихонравова.

Реакция начальства последовала незамедлительно — Тихонравов был отстранен от должности заместителя начальника НИИ-4.

Королёв был в зале, но в числе выступавших не числится — он еще не был «Главным конструктором».

26 апреля 1950 года приказом Министра вооружения на основании Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР проведено изменение структуры НИИ-88. Отдел № 3 СКБ НИИ-88, возглавляемый С.П. Королёвым, становился Особым конструкторским бюро и ведущим подразделением института. Начальником и главным конструктором «ОКБ-1 НИИ-88 MB СССР» назначен С.П. Королёв.

О спутнике в планах ОКБ речи не было (да и не могло быть, главным было создание межконтинентальной баллистической ракеты, способной нанести атомный удар по Соединенным Штатам с территории СССР). Но Королёв поверил в «пакетник» и принял решение: доставка «полезного груза» на расстояния, большие 10000 км, может быть обеспечена. Удачей для него обернулась деятельность Михаила Клавдиевича Тихонравова.

А что же спутник?

Эту работу пришлось отложить — все усилия сотрудников НИИ-4 и ОКБ-1 были направлены на решение главной задачи.

Но «группа Тихонравова» свою деятельность не прекратила, а в уже уменьшенном составе продолжила в нерабочее время исследовать «запретную» проблему. При очередной проверке деятельности НИИ-4 Главная инспекция Министерства обороны выявила «вопиющий факт» — группа военных специалистов в инициативном порядке занимается совершенно не военными делами. Последовали «оргвыводы» — запретить, расформировать.

Но к этому времени проработки по спутнику и носителю были завершены. М.К. Тихонравов составил предложение о необходимости создания ИСЗ, убедительно доказав расчетами, что ракета Р-7 в состоянии вывести на орбиту вокруг Земли спутник, превосходящий по весу американский «Авангард».

В какие двери стучался М.К. Тихонравов?

Трудно сейчас найти ответ на этот вопрос. Но голос энтузиаста-конструктора был услышан.

С января 1954 года в НИИ-4 была официально открыта тема «Исследования по вопросу создания искусственного спутника Земли». Научным руководителем назначили М.К. Тихонравова, ответственным исполнителем — И.М. Яцунского. Через месяц Тихонравов направил доклад о проделанной работе в Министерство обороны. Последовало указание Министра маршала А.М. Василевского с одобрительной резолюцией: «Если у Вас возникнут затруднения, в любой момент звоните мне по телефону».

И группа Тихонравова «вышла из подполья».

Министр оборонной промышленности дает команду С. Королёву разобраться с проектом запуска искусственного спутника Земли.

25 мая 1954 года инженер-полковник М.К. Тихонравов представляет С.П. Королёву «Докладную записку об искусственном спутнике Земли» с результатами научно-исследовательской работы, проведенной в НИИ.



4 Академии артиллерийских наук СССР, вплоть до оценки стоимости предстоящих работ.

К этому времени физики «Арзамаса-16» снизили массу термоядерного заряда, но облик ракеты Р-7 уже полностью определился, и она оказалась пригодной для «создания в ближайшие годы искусственного спутника Земли».

Королёв, оценив, наконец, перспективность идеи, стал пробивать ее в верхах. Уже на следующий день рассылает письма с грифом «Совершенно секретно» в Совет Министров СССР, в ЦК КПСС и Министру Д.Ф. Устинову, предлагая «перевести вопрос об ИСЗ в практическую плоскость»:

«По Вашему указанию представляю докладную записку тов. Тихонравова М.К. «Об искусственном спутнике Земли», а также переводной материал о работах в этой области, ведущихся в США. Проводящаяся в настоящее время разработка нового изделия позволяет говорить о возможности создания в ближайшие годы искусственного спутника Земли.

Путем некоторого уменьшения веса полезного груза можно будет достичь необходимой для спутника конечной скорости 8000 м/с. Изделие-спутник может быть разработано на базе создающегося сейчас нового изделия…

Мне кажется, что в настоящее время была бы своевременной и целесообразной организация научно-исследовательского отдела для проведения первых поисковых работ по спутнику и более детальной разработки комплекса вопросов, связанных с этой проблемой,

Прошу Вашего решения».

С.П. Королёв направляет в ЦК КПСС и Совет Министров докладную записку с обоснованием целесообразности образования в НИИ-88 научно-исследовательского отдела для проведения работ по ИСЗ. Правительство и военные медлили, осторожничали.

Тогда Королёв начал добиваться правительственного решения о параллельной разработке проекта спутника. На свой страх и риск он организовал проектирование ИСЗ в ОКБ-1 без соответствующих санкций Министерства.

Отчеты о проделанной работе были переданы президенту АН СССР. Тот, в свою очередь, разослал их директорам академических институтов разных профилей, с предложением высказать свои мнения о возможности использования космоса. Большинство ответили, что проблема неактуальна для текущего момента. Многие ответы можно назвать весьма примечательными: «Фантастикой не увлекаюсь…», «…Думаю, что это произойдет через несколько десятилетий, наши дети и внуки смогут сказать точнее…». В одном из откликов даже отмечено, что проект запуска ИСЗ может быть осуществлен лет через сто. Только несколько ученых дали положительные заключения. Отношение «традиционной» науки к перспективе космических полетов в те времена оказалось неоднозначным.

Но, тем не менее, «Докладная записка…» М.К. Тихонравова сыграла свою роль: ЦК КПСС и Совет Министров СССР принимают решения № 149-88сс от 30 января и № 1241-682сс от 8 сентября 1956 года. Запуск ИСЗ стал одним из пунктов государственного плана: предусматривалось создание в 1957-58 гг. на базе «семерки» неориентированного ИСЗ массой 1000–1400 кг с аппаратурой для научных исследований массой 200–300 кг. Он был засекречен и получил название — «Объект Д». Устанавливался и срок его запуска — 1957 год.

Разработка и обеспечение первых запусков ИСЗ официально повели отсчет с этих Постановлений.

Общее научное руководство и обеспечение аппаратурой для исследований возлагалось на АН СССР; создание ИСЗ как носителя аппаратуры для научных исследований — на Министерство оборонной промышленности (головной исполнитель ОКБ-1); разработка комплекса системы управления, радиотехнической аппаратуры и телеметрической систем — на Министерство радиотехнической промышленности; создание гироскопических приборов — на Министерство судостроительной промышленности; разработка комплекса наземного пускового, заправочного и подъемно-транспортного оборудования — на Министерство машиностроения; проведение пусков — на Министерство обороны.

8 марта 1956 года в ОКБ-1 создается проектный отдел по разработке космических аппаратов. Это было первое подразделение, которому поручалось проектирование не боевой ракеты, а космических аппаратов. Здесь началась разработка спутника, который должен был стать первым.

В августе 1956 года ОКБ-1 вместе с опытным заводом № 88 выделилось из НИИ-88 и стало самостоятельным «Предприятием почтовый ящик № 655». В сентябре на научно-техническом совете главный конструктор С.П. Королёв определил важнейшую задачу коллектива: «Несомненно, что мы вступаем в новую область работы по ракетной технике, связанную с созданием летательных машин».

М.К. Тихонравов принимает предложение Королёва и с частью своих коллег переходит в ОКБ-1 начальником проектного отдела № 9. Соответствующий документ был подготовлен 25 августа, в новом качестве Тихонравов стал работать с 1 ноября.

Но накануне 1957 года, когда разработка «Объекта Д» была в разгаре, выяснилось, что намечаемые планы из-за трудностей создания научной аппаратуры находятся под угрозой срыва. Оценив ситуацию, главный конструктор склонился к предложению Тихонравова работы по «Объекту Д» приостановить и, без изменения планов, осуществить разработку и запуск другого ИСЗ, конструкцией попроще и весом поменьше (80-100 вместо до 1400 кг): США поджимали своим «Авангардом».

В результате 7 февраля 1957 года было принято Постановление правительства, предусматривающее «…выведение простейшего неориентированного спутника Земли (объект ПС) на орбиту, проверка возможности наблюдения за ПС на орбите и прием сигналов, передаваемых с объекта Г1С».

Запуск разрешался только после одного-двух успешных пусков ракеты.

Создание, казалось бы, простого и по конструкции «Простейшего спутника» потребовало проведения большого объема проектных и вычислительных работ. Велись они в отделе № 9 без шумихи и рекламы.

Ведущим конструктором был назначен Михаил Степанович Хомяков, его заместителем, курировавшим изготовление корпуса аппарата, — Олег Генрихович Ивановский. Непосредственной разработкой ПС занимался молодой конструктор Николай Александрович Кутыркин, изготовление спутника поручили опытному заводу.

Задача оказалась исключительно сложной: при испытаниях аппаратура не выдерживала перегрузок, разрушались блоки и даже отдельные элементы: конденсаторы, лампы, резисторы. Дополнительные трудности создавали температурные условия: как показывали предварительные расчеты, сторона спутника, обращенная к Солнцу, могла нагреться до +150 по Цельсию, а другая, остающаяся в тени, остыть до -70.



Государственная комиссия по запуску Первого ИСЗ:

сидят Г.Р. Ударов, И.Т. Булычев, А.Г. Мрыкин, М.В. Келдыш, С.П. Королёв (тех. руководитель), В.М. Рябиков (председатель комиссии), М.И. Неделин, Г.Н. Пашков, В.П. Глушко, В.П. Бармин;

стоят М.С. Рязанский, К.Н. Руднев, Н.А. Пилюгин, С.М. Владимирский, В.И. Кузнецов


Бригады, ответственные за подготовку спутника, работали круглосуточно. Для сотрудников ОКБ-1, впрочем, это не было слишком серьезным испытанием. К авралам давно привыкли. Не было такого, чтобы тогда работали спокойно, без гонки и давления сверху. Малограмотные, толком ни в чем не разбирающиеся высокопоставленные чиновники считали, что выполняют свой долг, если людям, не успевающим вытирать пот со лба, кричат: «Давай! Давай!»

Директор НИИ-885 Михаил Рязанский по просьбе Королёва лично разрабатывал кодированные сигналы для спутника. К 15 февраля 1957 года радиопередатчики для ПС-1 были изготовлены, и Королёва пригласили взглянуть на чудо отечественной радиотехники. Посидев в наушниках, слушая пока еще совсем не знаменитое «бип-бип», он поинтересовался: «А поприличнее мелодию нельзя было придумать? Ну, например, «Марсельезу» или «Интернационал»?

— Все можно, Сергей Павлович, но не в таком режиме, — ответил Рязанский.

К запланированному пуску ПС-1 был изготовлен, и группа специалистов выехала на полигон.

Предстоял шестой пуск ракеты Р-7, которая в этот раз получила обозначение 8К71ПС и номер № М1-1СП. Ракета с изделием Ml-ПС (такой заводской индекс имел «Простейший спутник, первый») была доставлена 22 сентября. С этого дня работы в МИКе шли в напряженном темпе днем и ночью.

Тогда еще не был предусмотрен расчет по подготовке спутников к запуску. Его обязанности были возложены на расчет АГ1Р, так как на ракете-носителе 8К71ПС системы аварийного подрыва (АГ1Р) не предусматривалось. Шла, говоря казенным языком, штатная работа, несмотря на то, что под головным обтекателем вместо пятитонного «полезного груза» поместили шар, соизмеримый по габаритам с футбольным мячом.

В рамках доработок под спутник с «семерки» сняли верхний приборный отсек со всей аппаратурой радиоуправления. Вместо него был установлен конический переходник для стыковки спутника и конического головного обтекателя. Были сняты телеметрический переходник и кабели, соединяющие носитель с ГЧ, а также уменьшено число аккумуляторных батарей.



Внешний вид Первого искусственного спутника Земли


В результате начальная масса PH уменьшилась до 272,83 т, а в момент отрыва от стартового устройства она составила 267 тонн. Некоторые доработки позволили увеличить суммарную стартовую тягу до 3980 кН (вместо 3160 кН у боевой Р-7).

У ракеты общая высота из-за меньшего обтекателя (он имел длину 2,867 м) стала 29,167 вместо 33 м.

Настройка системы управления PH производилась для выведения ИСЗ на орбиту с высотой перигея 223 км, высотой апогея 1450 км с периодом обращения 101,5 мин.

Приказ о летных испытаниях Г1С-1 подписан 2 октября 1957 года. Назначены руководители испытательной команды: Леонид Александрович Воскресенский — от ОКБ-1, Александр Иванович Носов — от ракетчиков, стреляющий — Евгений Ильич Осташев.

Руководила процессом подготовки и реализации программы запуска ПС Государственная комиссия (ГК), сформированная и утвержденная ранее. Председателем ГК оставался Василий Михайлович Рябиков.

Ранним утром 3 октября ракету 8К71ПС со спутником ПС-1 под головным обтекателем вывезли на «Первую площадку».

Говорят, запуск ПС намечался на 5 октября, предстартовая подготовка шла с опережением графика на двое суток, но подвела одна из аккумуляторных батарей — один день потеряли.

И вот 4 октября 1957 года, 22 часа 10 минут по московскому времени.

Площадка вокруг ракеты пустеет. Раздаются команды, звучат по громкой связи слова информатора. В назначенное время доносится: «Ключ на старт!»

На центральном пульте управления оператор, а им был Борис Семенович Чекунов, вставил стартовый ключ в гнездо и повернул его в положение «Старт» — ввел в действие программно-временное устройство, которое обеспечивает автоматизированный цикл предпусковых и пусковых операций.

Ключ остался у Чекунова. На память.

Через мгновения звучит короткое, как выстрел: «Пуск!»

С этого момента счет времени повели в обратном порядке: 10, 9, 8, 7….

«Ноль!» и… «Подъем!»

22 часа 28 минут 34 секунды.

(5 октября по байконурскому времени).

Ракета еще неподвижна, она лишь дрожит, как бы стряхивая с себя снежную шубу.

Вот стартовая система размыкает свои объятия. Ракета медленно, очень медленно начинает идти вверх.

Грохот и пламя…

«Сорок секунд!» — ракета превращается в яркую светящуюся точку.

Как показала обработка полученной информации системы «Трал», «боковушки» отделились на высоте около 50 км, через 116,38 секунды полета. Скорость ракеты составляла 3,2 км/с.

22 часа 33 минуты 48,2 секунды.

Вторая ступень ракеты-носителя с ИСЗ достигла высоты 228 км над поверхностью Земли. Через 294,6 секунды после начала полета произошло выключение ЖРД. В этот момент ракета имела скорость 7,97 км/с и угол наклона вектора скорости к местному горизонту 0024’.

Сигналы, что команда на выключение двигателей прошла, были приняты сразу же по окончании активного участка полета. После паузы в 19,9 с (после выключения двигателя РД-108), показавшейся вечностью, были приняты сигналы «Маяка». Прием длился около двух минут, пока спутник не ушел за горизонт.

Тишина и… крик!

Кричали безмерно счастливые люди, только что свершившие чудо!

Кричали «Ура!», качали испытателей. Это была радость за свершенное дело, за то, что бессонные ночи, нервотрепка и бешеный ритм работы не были напрасными. Никто не думал в те мгновенья, что спустя годы во всех деталях будут вспоминать этот момент, когда Первая Рукотворная Луна своим знаменитым «Бип…бип!» возвестила Мир о начале Новой Эры, КОСМИЧЕСКОЙ.

Председатель госкомиссии В.М. Рябиков доложил в Москву о выходе «Объекта» на орбиту после того, как он облетел Землю два раза.

Для всего мира «Объект» стал Спутником.

А страной, проложившей тропинку в космос, стал Советский Союз. Хотим мы этого теперь или не хотим!

В 0 часов 58 минут 5 октября ТАСС специальным выпуском сообщил:

«В течение ряда лет в Советском Союзе ведутся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию искусственных спутников Земли. Как уже сообщалось в печати, первые пуски спутников в СССР были намечены к осуществлению в соответствии с программой научных исследований Международного геофизического года.

В результате большой напряженной работы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро создан первый в мире искусственный спутник Земли. 4 октября 1957 года в СССР произведен успешный запуск первого спутника. По предварительным данным, ракета-носитель сообщила спутнику необходимую скорость около 8000 метров в секунду. В настоящее время спутник описывает эллиптические траектории вокруг

Земли, и его полет можно наблюдать в лучах восходящего и заходящего солнца при помощи простейших оптических инструментов (биноклей, подзорных труб и т. п.).

Согласно расчетам, которые сейчас уточняются прямыми наблюдениями, спутник будет двигаться на высотах до 900 километров над поверхностью Земли; время одного полного оборота спутника будет 1 час 35 мин., угол наклона орбиты к плоскости экватора равен 65°. Над районом города Москвы 5 октября 1957 года спутник пройдет дважды — в 1 час. 46 мин. ночи и в 6 час. 42 мин. утра по московскому времени…

Научные станции, расположенные в различных точках Советского Союза, ведут наблюдение за спутником и определяют элементы его траектории. Так как плотность разреженных верхних слоев атмосферы достоверно неизвестна, в настоящее время нет данных для точного определения времени существования спутника и места его вхождения в плотные слои атмосферы. Расчеты показали, что вследствие огромной скорости спутника в конце своего существования он сгорит при достижении плотных слоев атмосферы на высоте нескольких десятков километров.

Искусственные спутники Земли проложат дорогу к межпланетным путешествиям и, по-видимому, нашим современникам суждено быть свидетелями того, как освобожденный и сознательный труд людей нового социалистического общества делает реальностью самые дерзновенные мечты человечества».

Утром 5 октября все газеты вышли с этим сообщением. Первые места на страницах газет всего мира были отведены достижению советской науки и техники.

В космосе летал СПУТНИК!

Вместе с ним на орбиту вокруг Земли вышла и вторая (она же последняя) ступень ракеты Р-7 — на небе появились две новые звезды, подтвердив практическую возможность сообщения аппаратам земного происхождения первой космической скорости.



Размещение первого ИСЗ под головным обтекателем ракеты-носителя


В соответствии с международной системой регистрации искусственных космических аппаратов различного назначения в рамках КОСПАР (Cospar Committee on Spase Research) в 1957-62 годах они обозначались годом запуска с добавлением буквы греческого алфавита, соответствующей порядковому номеру запуска в данном году, и арабской цифрой — номера орбитального объекта в зависимости от его яркости или степени научной значимости.

ПС-1 получил обозначение «1957а2», блок А ракеты, как более яркий — «1957а1».

«Мы не ждали советского спутника, и поэтому он произвел на Америку Эйзенхауэра впечатление Перл-Харбора» — заявила одна из газет. Но это не совсем отвечает действительности. Соответствующие службы США знали о проводимых в СССР работах. Еще 23 июня та же газета опубликовала информацию из Советского Союза, что запуск ИСЗ состоится в ближайшие месяцы. В США расценили ее как пропаганду и не приняли всерьез. Неверие в силы Советского Союза в правящих кругах США было столь велико, что там не обратили внимания и на информацию от 1 сентября в газете «Нью-Йорк Таймс»: СССР планирует запуск спутников двух типов.

Карикатуристы изображали «русского медведя», пытающегося забросить в космос большую дубинку.

А спутник-то был уже «на подходе».


ПС-1. Первый искусственный спутник Земли.

Первый Спутник стал подарком судьбы для высшего партийного руководства страны. Но его запуск явился, прежде всего, негласным триумфом Королёвской «семерки», поскольку по конструкции и составу оборудования он был предельно прост. Его и назвали ПС — «Простейший спутник». Но этот «Простейший, первый» изготовить и вывести на орбиту было далеко не просто: не было аналогов, не было опыта.

Спутник представлял собой герметичный контейнер диаметром 580 мм и массой 86,3 кг. Его корпус состоял из двух полусферических оболочек из алюминиевого сплава, соединенных между собой 36 болтами. Герметичность стыка обеспечивало резиновое кольцо из вакуумной резины прямоугольного сечения, закладываемое в кольцевую канавку в одном из двух стыковочных шпангоутов.

К верхней полуоболочке через изоляторы крепились две антенны, каждая из двух штырей длиной 2,4 и 2,9 метра. При установке спутника на ракете штыри укладывались и крепились восемью зацепами. После отделения ПС-1 от блока А пружинный механизм разводил штыри антенн под углом 350° к продольной оси контейнера. Угол был определен из условия обеспечения наилучшей диаграммы направленности антенной системы.

Внутренняя полость спутника после окончательной сборки через специальный клапан заполнялась сухим азотом.

На борту спутника не было каких-либо научных приборов. Внутри его были размещены:

— Блок источников тока (массой 51 кг) из трех батарей серебряно-цинковых аккумуляторов: две — для электроснабжения радиопередающего устройства, третья — для системы терморегулирования.

Источники питания, созданные в Институте источников тока под руководством Н.С. Л и Доренко, были рассчитаны на беспрерывную работу в течение двух недель.

— Два радиопередатчика (масса 3,5 кг), непрерывно излучающие радиосигналы каждый на своей частоте (20,005 и 40,002 МГц) в виде телеграфных посылок длительностью 0,3 с, с паузой такой же длительности. Мощности передатчиков обеспечивали уверенный прием радиосигналов радиолюбителями.

— Вентилятор, термореле и воздуховод системы терморегулирования, необходимой для поддержания устойчивого теплового режима аппаратуры. При 36 °C срабатывало термореле, и вентилятор начинал перемешивать газообразный азот, составляющий атмосферу внутри спутника. За счет этого происходил теплообмен между оборудованием и оболочкой спутника, внешняя поверхность которого выбиралась из условия обеспечения требуемых характеристик поглощения солнечной радиации. При падении температуры внутри спутника до 20 °C вентилятор выключался.

Коммутирующее устройство электроавтоматики, предназначенное для включения электропитания приборов после отделения ИСЗ от ракеты-носителя.

— Датчики температуры и давления.

На участке выведения спутник для предохранения от аэродинамических и тепловых воздействий находился под коническим обтекателем с углом при вершине 480 и высотой 80 см. Стержни антенн были прижаты к наружной поверхности конического переходника PH приливами обтекателя, выходя на поверхность переходника. Обтекатель и ПС-1 отбрасывались одновременно пружинным толкателем после окончания активного участка.

Единственным радиосредством определения траектории спутника оказались радиопеленгаторы ВВС и некоторых других ведомств, с низкой точностью оценивающие азимут на ИСЗ по сигналам его передатчиков.

Из-за малой величины отражающей поверхности возможность засечки ПС-1 в режиме полета вокруг Земли отсутствовала. Спутник наблюдался на небе как объект 6-й звездной величины, вторая ступень ракеты — 1-ой.

Визуально отслеживать перемещение объекта 6-й звездной величины было практически невозможно. Оптические средства полигона обеспечивали дальность наблюдения примерно до 100 км, а высота орбиты спутника превышала 200 км.

В связи с этим было принято решение определять факт выхода на орбиту по прохождению команды на выключение двигателя в заданном временном интервале (фиксировалась с помощью системы «Трал» полигона), а также по включению радиомаяка ПС-1 после его отделения. На орбитальном участке траекторные измерения вели оптические обсерватории АН и радиопеленгаторы.

Радиопередатчики спутника работали три недели. Они вращались вокруг Земли на больших высотах, в весьма разреженных слоях атмосферы. Но наличие даже малых сил сопротивления вызывало изменение их орбит. Период обращения спутника в начале полета уменьшался за сутки (за 15 оборотов вокруг Земли) приблизительно на 1,8 секунды.

4 января 1958 года ПС-1 вошел в плотные слои атмосферы и прекратил свое существование, а попросту — сгорел, совершив около 1400 оборотов вокруг Земли за 92 суток.

Центральный блок «семерки» тормозился атмосферой более энергично: ступень вошла в плотные слои атмосферы 1 декабря 1957 года, совершив 82 оборота вокруг Земли.

Подтвердилось полное сгорание конструкции, как центрального блока ракеты, так и спутника.

Реакция всего мира на появление в космосе Спутника была ОБВАЛЬНОЙ. В течение нескольких часов мнение зарубежья о Советском Союзе сменилось восхищением, смешанным с завистью. Ни Н.С. Хрущев, ни С.П. Королёв не рассчитывали на столь грандиозный эффект, и Хрущев срочно поручает запустить второй — ПС-2. Последовало предложение сделать его обитаемым, поместить туда живое существо — собаку.

Подготовка его шла уже на космодроме — запуск Первого Спутника «переименовал» Полигон в КОСМОДРОМ.



1. Сдвоенное термореле; 2. Радиопередатчик Д-200; 3. Контрольное термореле и барореле; 4. Гермоввод; 5. Антенна; 6. Блок питания; 7. Штепсельный разъем; 8. Пяточный контакт; 9. Вентилятор; 10. Диффузор; 11. Дистанц. переключатель; 12. Экран


ПС-2. Второй искусственный спутник Земли

Он получил поддержку С.Н. Хрущева, который буквально «заболел» космосом, но волновался, не повредит ли такой оборот испытаниям боевой

ракеты. Пропаганда пропагандой, но оборона — прежде всего. Но Никите Сергеевичу очень хотелось «утереть нос американцам».

Работы по подготовке к запуску нового спутника Земли начались 10 октября 1957 года по личной просьбе Н.С. Хрущева. Готовили подарок к 40-летию Великого Октября.

Проект не был предусмотрен Постановлениями и планами. Перед Королёвым была поставлена задача, и коллектив ОКБ-1 перешел на авральный режим работы. Для выполнения задания понадобились меры, которые даже «для видавших виды показались чрезмерными».

Без эскизного и технического проектирования, по прикидочным расчетам и сделанным от руки наброскам, без долгих согласований создавался первый обитаемый спутник, аппарат с герметической кабиной, с системами жизнеобеспечения, терморегулирования, радиосвязи и телеметрии. «Почти все детали изготавливали по эскизам, сборка шла не столько по документам, сколько по указаниям конструкторов и путем подгонки по месту».

ПС-2 получился из трех основных частей: спектрографа для исследования ультрафиолетового и рентгеновского излучения Солнца; радиотехнической аппаратуры (такой же, как и на ПС, и в таком же сферическом контейнере); гермокабины для животного (диаметром 0,64 м, длиной 0,8 м). В ход пошел контейнер, предназначенный для очередного запуска собаки на ракете Р-2А и запасной экземпляр сферического контейнера ПС-1. Все это было закреплено к переходному отсеку центрального блока ракеты на специальной раме. Масса ИСЗ ПС-2 составила 508,3 кг.

Темпы его создания до сих пор впечатляют — спутник разработан и изготовлен примерно за две недели.

Перед запуском ПС-2 все виды тренировок прошли 10 собачек. Для полета по орбите вокруг Земли отобрали трех: Лайку, Линду и Малышку.

Две из них претендовали на космическое путешествие в первую очередь: Лайка и Линда, дважды поднимавшаяся на сотни километров ввысь, на полигоне Капустин Яр.

Окончательный выбор пал на Лайку: возраст 1,5 года, вес 6 кг 700 г, шерсть белая, с большими черными и темно-желтыми пятнами. Ее Государственная комиссия и утвердила для полета. Линда осталась запасной. Третья стала «технологической собакой», служила для дополнительных проверок оборудования герметической кабины в наземных условиях.



Лайка в ПС-2


31 октября, поздно ночью поступила команда о выдаче кабины с Лайкой на установку в головную часть ракеты. Переезд на «единичку» Лайка перенесла прекрасно.

Старт ракеты-носителя 8К71ПС № М 1-2ПС состоялся 3 ноября 1957 года в 5 часов 30 минут 42 секунды московского времени, и Лайка улетела, улетела без возврата. Тогда не было технической возможности для возвращения кабины с околоземной орбиты.

Телеметристы сразу сообщили, что она хорошо перенесла взлет и выход на орбиту.

Это была действительно победа. Лайка жила!

Утро 3 ноября 1957 года, конечно, навсегда останется историческим и памятным. Хотя до Лайки и побывали в космосе 52 собаки, но это были «прыжки в космос» на геофизических ракетах.

Знаменитой на весь мир стала бездомная дворняжка. Сразу родилась и частушка:

До чего дошла наука,
В космосе летает сука,
Прославляя до небес,
Мать свою КПСС!

Прожила Лайка в космосе неделю. Погибла она от удушья, когда насытились поглотители углекислоты. Большую часть своей семисуточной жизни за пределами Земли она испытывала тропическую жару. Спешка принесла свои плоды — после выхода на орбиту отказала система отделения спутника от II ступени ракеты-носителя, что привело к ухудшению теплового режима в кабине.

162 дня просуществовал объект «1957р1», совершив 2570 оборотов вокруг Земли.

14 апреля 1958 года жители далекого острова Барбадос увидели в небе яркий болид: это горел в плотных слоях атмосферы дом Лайки.

27 апреля 1958 года по итогам работы с двумя спутниками «Правда» опубликовала уточненные параметры их орбит:

— первый ИСЗ выведен на эллиптическую орбиту, наклонением 65,10, с высотой перигея 228 км и апогея

— 947 км, период обращения спутника вокруг Земли составлял 96,17 минут;

— второй ИСЗ имел высоту в перигее 225 км, высоту в апогее 1671 км, наклонение 65,30, период обращения — 103,75 мин.


Первый искусственный спутник США.

И только через два месяца после ошеломляющего успеха Спутника, 6 декабря 1957 года, на мысе Канаверал стартовала ракета “Vanguard” («Авангард»), под обтекателем которой находился спутник весом 1,36 кг. Специалисты США до 5 октября были уверены, что он будет в авангарде, Первым.

В этот раз он должен был стать первым американским, но ракета, приподнявшись над стартовым столом, взорвалась.

Первым американским спутником стал “Explorer-1” («Исследователь») массой 8,34 кг. Ушел он в космос в ночь с 31 января на 1 февраля 1958 года со стартового комплекса № 26А мыса Канаверал. Вывела его на орбиту вокруг Земли четырехступенчатая ракета «Юпитер-С» (“Juno 1”), созданная на базе баллистической ракеты «Редстоун». Три последние ее ступени были составлены из неуправляемых твердотопливных ракет длиной 1,37 м и диаметром 15 см каждая, вторая ступень состояла из И таких ракет, третья — из трех, а четвертая — из одной, но модернизированной ракеты, которая не отделялась от ИСЗ (масса вместе со спутником после выгорания топлива 13,6…17,4 кг, длина 2 м, диаметр 0,15 м).

Вторая и последующая ступени не имели системы управления, стабилизация их в полете обеспечивалась вращением, раскрутка производилась специальным механизмом перед отделением от первой ступени.



Американские ракетчики торжествуют. Модель спутника "Explorer-1" держат на руках Уильям X. Пикеринг, Джеймс А. Ван Аллен и Вернер фон Браун


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Имена истинных героев эпопеи «Спутник» мир тогда не узнал. Крупнейшие мировые издания обошли фотографии президента Академии артиллерийских наук СССР А.А. Благонравова, как «отца красной ракеты», и академика Л.И. Седова — «отца красной Луны». Оба, хотя и были посвящены в секреты ракетно-космических исследований, принадлежали к числу «выездных», имели возможность общаться с иностранными коллегами. Именно на них и «свалилась» львиная доля всемирной славы.

Несколько сот сотрудников ОКБ-1 ГКОТ получили ордена и медали, а сам главный — «потаенную Ленинскую премию».

В списках героев специального закрытого указа Михаил Клавдиевич Тихонравов не значился: он не был заместителем главного конструктора ОКБ, не был представителем славного рабочего класса, чтобы быть удостоенным высшей награды страны.

«Осечка» получилась и с первыми лицами — главный конструктор и еще 15 ведущих специалистов стали героями год назад, в 1956 году за «атомную» ракету Р-5М. А часто давать золотые звезды даже особо отличившимся, самым заслуженным было не принято…

Но час всемирного торжества анонимного ГЛАВНОГО КОНСТРУКТОРА настал. Он шел к своему звездному часу, «выполняя поручение Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза и Совета Министров СССР».

Но только за пять месяцев до запуска первого спутника С.П. Королёв получил справку Военной Коллегии Верховного Суда СССР № 4Н-018811/56 от 25 апреля 1956 года:

«Дело по обвинению Королёва Сергея Павловича, до ареста 27 июня 1938 года работавшего старшим инженером группы № 2 Научно-исследовательского института № 3 НКОП (Министерство оборонной промышленности), пересмотрено Военной Коллегией Верховного Суда СССР 18 апреля 1957 года.

Постановление Особого Совещания при НКВД СССР от 10 июля 1940 г. в отношении Королёва С.П. отменено и дело за отсутствием состава преступления прекращено».

Из всех творцов советских ракетно-космических триумфов Михаил Тихонравов, пожалуй, был в наименьшей степени обласкан и прижизненным вниманием, и посмертной славой. Но он был настоящим первопроходцем: умел смотреть вперед, обладал научным предвидением, умел не сдаваться и верить в себя, несмотря на гонения, ему только не хватало той пробивной силы, которая, несомненно, была у «великих главных».

Дополнительные «штрихи к портрету» дает Константин Феоктистов:

«Настойчивый, иногда упрямый, но в то же время мягкий, интеллигентный, внимательный, он был ироничным, умел подсказать, вовремя дать совет. Был человеком очень верным идее, за которую стоял. В этом они, Королёв и Тихонравов, при совершенно различных натурах, походили друг на друга. Но в отличие от Королёва Тихонравов не проявлял высоких бойцовских качеств, когда приходилось сражаться с начальством и противниками».

Может показаться странным, но главным трудом своей жизни конструктор Тихонравов считал вовсе не планеры-рекордсмены, не первую ракету и даже не первый спутник, а энциклопедический труд о бабочках, который он сам и проиллюстрировал.

Умер Михаил Клавдиевич Тихонравов 4 марта 1974 года.

Все хлопоты о похоронах легли на плечи его сподвижников, посильную помощь оказали летчики-космонавты. Деньги на погребение собирали среди сослуживцев, с немалым трудом удалось получить место на Новодевичьем кладбище. Решая этот вопрос в высоких кабинетах, не раз приходилось слышать от партийных «товарищей» недовольные отговорки: «Да вы что, какого-то полковника — и хоронить рядом с заслуженными товарищами из ЦК? Да еще к тому же и беспартийного? Ну, знаете, это уж слишком!» Некролог с огромным трудом удалось поместить только в одной центральной газете — «Известиях». Почетный офицерский караул выделило руководство НИИ-4. Прощальная церемония шла в клубе МАИ.

В 1976 году в американском городе Аламогордо был открыт Музей космонавтики. В его Зале Славы среди 35 портретов людей, внесших наибольший вклад в исследования Вселенной, есть и портрет Михаила Клавдиевича Тихонравова.

Родина тоже не забыла отца Первого спутника: вместе с С.Королёвым, М. Келдышем, ему присвоили Ленинскую премию, что по тем временам значило очень многое.

В начале февраля 1995 года Центральному НИИ Военно-Космических сил России присвоено имя М.К. Тихонравова.

«Постановлением Конгресса Международной астронавтической федерации в сентябре 1967 года в Белграде подтверждено начало Космической Эры. Исходную точку ее начала поставил ПС-1 («Простейший спутник, первый»).

А межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 (8К71, SS-6 “Sapwood”), превратилась в ракету-носитель космических аппаратов (по классификации США SL-1).

Создание ракеты Р-7, ее отработка, запуск спутников Земли поставили на повестку дня полет человека в космос. Но запуск 15 мая 1958 года третьего искусственного спутника Земли показал — возможности ракеты Р-7 практически исчерпаны: Третий спутник имел массу 1327 кг, поэтому дальнейший шаг в космос возможен был только после модернизации «семерки».

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ

Золотой век, или долгий путь в никуда

Раздел выходит под редакцией Мороза С.Г.



Часть 1

Унылые камни под крыльями «Голиафа» вдруг сменились долинкой, которую оживляли в беспорядке разбросанные шатры кочевников, верблюды, кони и копошащиеся вокруг костров люди. Наконец, нашли! Пилот закладывает крутой вираж, боясь потерять цель из виду, резко снижается, проходит точно над лагерем, сбрасывая бомбы, стрелки поливают землю внизу огнем из пулеметов. Люди внизу мечутся, даже не пытаясь прятаться. Теперь они никуда не денутся, в штабе на авиабазе Фес сидят местные бедуины, они точно скажут, какие оазисы есть в дне пути отсюда, и мятежники снова будут найдены. Для опытных, прошедших Великую Войну экипажей это дело техники. Но на следующий день арабы встретили их плотным ружейно-пулеметным огнем…

С сентября 1925 года за год Марокканской войны летчики эскадрильи 5В2 Авиации ВМС Франции налетали 1200 часов над Сахарой, сбросив 250 т бомб, но так и не приобщили кочевников к ценностям европейской цивилизации.

Будущее бомбардировщиков с окончанием Мировой войны сомнений не вызывало — они должны возить пассажиров. Такое положение не устраивало генералов, но им надо было показать налогоплательщику, зачем же нужны бомбардировщики, если Германия разоружена, а далекая Московия хотя и грозит мировой революцией, но сама чуть жива. И великая цель, оправдывающая выделение средств на содержание дорогой игрушки, была найдена.

В начале XX века в колониальных империях Великобритании и Франции резко усилилось национально-освободительное движение, заставляя отправлять туда все новые и новые соединения сухопутных войск, раздражая и без того наэлектризованное общественное мнение. Тогда штаб ВВС Великобритании предложил вместо прямого боя с восставшими «детьми британской короны» держать их под постоянной угрозой ударов с воздуха. Английский Королёвский воздушный флот был разделен на две части — базирующиеся дома ВВС метрополии, и ВВС в колониях. Французы не последовали в организационном плане примеру англичан, сохранив единство своей авиации и предпочтя периодически командировать отдельные части в горячие точки. В организационном плане и по оснащенности ВВС Франции считались тогда сильнейшими.

В то время лучшие летно-технические данные обеспечивала схема бомбардировщика-биплана, поэтому не удивительно, что она царила в тяжелой авиации. Таков был, например, французский тяжелый ночной бомбардировщик B.N.2 «Генри Поль», повторявший идеи предыдущего поколения со всеми их ошибочными решениями типа размещения четырех двигателей попарно в тандем, но и с новшествами, например, закрытой выступающей в поток кабиной летчика и неплохими трехрядными моторами водяного охлаждения «Лорэн-Дитрих» по 370 л.с. Машиностроительная фирма «Шнейдер» построила один B.N.2 в 1920 году, но Военное министерство не заказало серию, сославшись на низкие летные данные. Также в одном экземпляре остался четырехмоторный бомбардировщик-биплан Бреге XXI «Левиафан», построенный в 1922 году.

Чуть лучше сложилась судьба «Блерио» 115, также имевшего нерациональное расположение моторов: две «Испано-Сюизы» стояли на нижнем крыле и с ними никаких проблем не было, но еще две конструкторы поместили на верхнее крыло. Запускать их раскруткой винта (как это тогда делалось), а тем более ремонтировать было неудобно. Первый пассажирский «115-й» был построен в 1923 году, далее сделали два бомбардировщика, отличавшихся лишь отсутствием кресел, прорезанными люками для трех пулеметов да внешними замками на 700 кг бомб. Но отощавшего военного бюджета не хватало на строительство таких больших самолетов, поэтому удачливее оказался более скромный проект братьев Фарман — двухмоторный ночной F.60B.N.4 «Голиаф».



Farman F.60 Goliath


Для 1918 года он выглядел вполне современно — обшитый фанерой округлый фюзеляж, обтекаемые основные стойки шасси (правда, сами колеса «торчали наружу»), остекленная кабина штурмана. Но пока самолет строили, война кончилась, и заканчивать две первых машины пришлось на деньги фирмы как пассажирские. Но Фарман усиленно рекламировал «Голиаф» как бомбардировщик и таки нашел покупателя — один F.60B.N.4 был продан японцам, у которых летал до 1928 года как учебный. В 1923 году и ВВС Франции получили первый серийный F.63B.N.4 (F.60M). В итоге 42 таких самолета с двигателями Рено 12Fy (по 310 л.с.) передали в 25-ю бомбардировочную группу. Еще несколько самолетов сдали с моторами Лорэн-Дитрих 12Сс, они получили обозначение F.62B.N.4. Четыре «голиафа» купил СССР, где они летали под маркой ФГ-62.

Затем были модификации с двигателями воздушного охлаждения Гном-Рон «Юпитер» — F.65 для национальных ВМС (именно они воевали в Марокко), 32 F.68 для Польши и другие. Невзирая на относительный успех, у машины недостатки тоже имелись, их исправить братья Фарман пытаются в проекте «Сюперголиаф». Два 500-сильных мотора собственной разработки позволили вдвое увеличить бомбовую нагрузку, но скорость, высота и дальность полета уже не удовлетворяли заказчика. Выпуск новых F.160B.N.4 был начат в 1928 году, но пришелся на пик Великой Депрессии, к 1930 году самолет уже устарел, и его постройку прекратили. Эксплуатация его в ВВС и морской авиации Франции продолжалась до 1936 года. Всего сделали 360 военных и гражданских «Голиафов».

В начале 20-х годов французская фирма «Луар-эт-Оливье» построила несколько опытных двухмоторных бомбардировщиков и дальних разведчиков. Один из них, LeO.7, поставлялся в небольших количествах в «Аэронаваль» — французскую морскую авиацию, но в целом ее конструкции пока проигрывали конкурентам. В 1926 году фирма вывела на испытания двухмоторный биплан Le0.20B.N.3. По сравнению с «Голиафом» скорость была выше на 55 км/ч, дальность — на 450 км, у него было мощное оборонительное вооружение, 5 пулеметов, но обслуживали их только 2 стрелка, да и бомбовая нагрузка была слабовата — 500 кг против 800 у F.62 и 1520 у «Сюперголиафа». Самолетов Le0.20B.3 до конца 20-х было построено 320 штук, и они и летали до 1937 года, с 1930 считаясь устаревшими.



LeO. 20B.N.3


Взамен «Луар-эт-Оливье» в 1932 году предложил четырехмоторный ночной биплан-бомбовоз Le0.203, а через год появилось его дальнейшее развитие — Le0.206B.N.4. Четыре «Гном-Рона» GR 7Kds по 350 л.с. были установлены в тандемах между крыльями — старая порочная схема оказалась живучей. Последняя эскадрилья ВВС Франции в Северной Африке, распрощалась с этим последним в истории мировой авиации серийным тяжелым бомбардировщиком-бипланом в конце 1939 года, когда уже шла II Мировая война.

Англичанам после войны также пришлось отказаться от многомоторных бомбардировщиков, едва успев получить оплаченные еще из бюджета военного времени 32 тяжелых Хендли-Пейдж V/1500. В конце 1918 года такой самолет добрался из Англии в Индию с несколькими посадками, продемонстрировав возможность быстрой реакции на обострение обстановки в любой колонии, но даже это не помогло добиться дополнительного финансирования новых разработок.

Потому основной бомбардировщик 20-х Виккерс «Виржиния» Мк. I представлял собой максимально экономную модификацию старого «Вими»: деревянно-полотняная конструкция с сохранением морально стареющих идей, все бомбы на наружной подвеске, оборонительное вооружение минимальное, один пулемет, лишь двигатели новые — Нэпир «Лайон» Mk.V по 450 л.с. Как и «Вими», главным преимуществом нового самолета была дальность. Прототип вышел в свет в 1922 году, но из-за безденежья испытания растянулись на два года. Первый серийный Mk.I с моторами «Лайон» Mk.Vb мощностью по 570 л.с. был принят ВВС только в 1924-м. Несмотря на посредственные данные, в серии этот летающий анахронизм строился рекордно долго — 14 лет. Его модернизировали, но боевые качества так и не смогли догнать растущие требования, выдвигаемые к бомбардировщикам военными.

На «Виржинии» проводилось много интересных экспериментов: опробовались первые английские радиокомпасы и даже внеаэродромный взлет с паровой катапульты. Но из всего прижилась лишь хвостовая стрелковая установка с усиленным вооружением — вместо одного пулемета в «вороньем гнезде» поставили два. В дальнейшем подобные установки стали отличительной чертой большинства английских бомбовозов.



VickersVirginia Mk.I


Построенный в 1923 году, «Хендли-VickersVirginia Mk.I Пейдж» Н.Р.24 был специально предназначен для колониальных войн. Об этом свидетельствовали не только дешевая конструкция, явно слабые моторы в 250 сил, но и название «Хайдарабад». Тогда этот город был центром одной из индийских провинций, где наиболее обострились отношения британской колониальной администрации и местной элиты.

Силовая установка подвела конструкторов — скорость «Хайдарабада» оказалось лишь на 10 км/ч выше, чем у его предшественника «Вими», дальность выросла едва на 200 км, и это при том, что бомбовая нагрузка была уменьшена более чем вдвое. С такими результатами Королёвские ВВС самолет не приняли. Свободных средств у фирмы не оказалось, и лишь через три года появился серийный вариант самолета, Н.Р.36 «Хинайди». Он получил новейшие «Юпитеры» VIII по 440 л.с., но в остальном мало отличался от Н.Р.24 — ни рост мощности, ни облегчение конструкции не сказались на его данных. Тем не менее, бомбардировщик был принят на вооружение под обозначением «Хинайди» Mk. II и летал в частях RAF до начала II мировой войны.



Handley Page Н.Р. 24


Вжимаясь в скудный бюджет, фирма «Болтон-Пол» попыталась сделать легкий и в то же время эффективный бомбардировщик. Бипланная коробка самолета не отличалась от многих ему подобных, но обтекаемый, овального сечения фюзеляж был необычно коротким, всего 12 м против 18–19 м у «Виржинии» или «Хинайди». Из-за короткого «плеча» — расстояния от центра масс самолета, лежавшего примерно на четверти хорды крыла, и до фокуса вертикального оперения — усилия на педалях, посредством коих управлялся руль направления, оказались выше физических возможностей «среднего летчика», и конструкторы пошли на хитрость, применив серворуль — небольшую плоскость, которая отклонялась в сторону, противоположную заданному движению руля. Она сама не поворачивала самолет, поскольку была маленькой, но тянула в нужную сторону всю «лопату» руля направления.



Boulton Paul Р.29


Опытный бомбардировщик Болтон-Пол Р.29 был облетан в 1926 году. На испытаниях он развил неплохую скорость 209 км/ч, машина была принята на вооружение и запущена в серию под обозначением «Сайдстенд» Mk.II. В 1933 году фирма выпустила его дальнейшее развитие, бомбардировщик Р.75 «Оверстренд» (Boulton & Paul Р.75 Overstrand) с закрытыми кабиной летчика и носовой стрелковой башней, а также новейшими звездообразными моторами Бристоль «Меркюри» Mk.IIM по 580 л.с.

В то время, чтобы избежать быстрого падения мощности с набором высоты, рабочий объем мотора делали больше, чем нужно. Это позволяло засасывать больше воздуха, необходимого для сгорания бензина, и компенсировало падение его плотности с подъемом. Но такие моторы получались тяжелыми и громоздкими, они так и назывались — «переразмеренные». На новых же «Меркюри», «Кестрел» и других появились приводные центробежные нагнетатели, ПЦН, которые сжимали воздух перед подачей в карбюратор. Усовершенствования позволили поднять скорость Р.75 до 246 км/ч, одновременно увеличив дальность, усилив вооружение и установив новое оборудование. Самолет эксплуатировался в RAF до начала 40-х годов.

В 1930 году фирма «Хендли-Пейдж» вывела на испытания свой новый бомбардировщик Н.Р.50. Улучшить его качества помогали внутренняя подвеска бомб, обтекатели основных колес, минимальное количество стоек и растяжек обеспечило малое сопротивление бипланной коробки. Фюзеляж приобрел гладкие скругленные формы, широко применялась объемная выклейка из шпона. Вместо обычной люковой оборонительной установки в нижней части фюзеляжа смонтировали опускаемую башню с круговым обстрелом.

Британское Министерство авиации захотело, чтобы подвешивать бомбы и снаряжать самолет Н.Р.50 можно было при запущенных моторах. Это означало, что «средний человек» должен был свободно проходить под вращающимися винтами, из-за чего пришлось не только установить моторы «Кестрел» на верхнем крыле, а не на нижнем, как обычно, но и поднять сам фюзеляж над нижним крылом. Несмотря на эти издержки (кстати, не пригодившиеся в жизни из-за специфики применения тяжелых ночных бомбардировщиков, редко делавших более одного вылета за ночь), летные данные серийного самолета, названного «Хейфорд» Mk.I (Handley Page НР.50 Heyford Mk.I) получились довольно высокими: скорость достигала 229 км/ч. А усовершенствованный Mk. III с нагнетательными моторами «Кестрел» VI по 650 л.с. разгонялся уже до 300 км/ч. Самолет строился до 1937 года, но в том же году началась передача «Хейфордов» гражданским авиакомпаниям и, прежде всего, в государственную «Имперские Авиалинии». К началу войны они отлетали свое и там.



Handley Page Н.Р.50 Heyford Mk.I



Handley Page Н.Р.50 Heyford Mk. II


Как и французы, англичане активно применяли свои тяжелые бомбардировщики для подавления восстаний в колониях, наиболее активно — в Ираке. Но практика показала, что к этой роли гораздо лучше подходят одномоторные легкие бипланы Уэстсленд «Вапайти», Хоукер «Хайнд» и другие аналоги нашего Р-5. Они действовали не сами, а совместно с отрядами бронеавтомобилей, которые проводили зачистки населенных пунктов, укрывавших мятежных арабских вождей. Самолеты бомбили и обстреливали деревню, пока те проходили расстояние от ближайшего изгиба дороги до околицы, а затем блокировали отход боевиков. Большой двухмоторный самолет не годился гоняться за всадниками.

Тяжелый бомбардировщик в Англии снова оставался не у дел за неимением противника. Проектирование таких самолетов продолжалось, но без особого усердия и с соответствующими результатами. В 1928 году фирма «Виккерс» построила биплан «тип 163» с четырьмя опытными моторами «Кестрел» по 385 л.с., а по ходу испытаний поставили ПЦН и форсировали до 480 л.с. Самолет для того времени был скоростным, 256 км/ч, и самым высотным в своем классе — он мог забираться до 7610 м. Самолет был и самым дальним среди британских бомбардировщиков — 1850 км с нормальной нагрузкой 900 кг, максимальный запас бомб составлял 1400 кг. Тип 163 имел прогрессивную конструкцию с широким использованием дюраля, хотя дерево и полотно в нем оставались. Несмотря на положительные результаты испытаний (единственным недостатком было слабое оборонительное вооружение — 2 пулемета), Министерство авиации отказалось финансировать заказ на эту машину, гак же как и на ее аналог, Глостер Т.С. 33.

ЛТХ самолетов будут опубликованы в следующем номере

(Продолжение следует)

• СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ

Арбалеты и Ко

(Ликбез для читателей и писателей)

Григорий Панченко



— А вот смотри, король, арбалетчик с этой стены мог бы достать нас здесь, где мы сейчас стоим?

— Отчего же, — сказал Дьялваш, — для лука здесь, пожалуй, был бы очень хороший выстрел, а их цангры на треть дальше бьют.

Ю. Горигиняя «Слепой боец»

Из-под белого плаща торчал клюв самострела, расчеркнутый алым лезвием второй стрелы. В тени широкополой шляпы блеснули глаза. Стрела со звоном пробила воздух.

Н. Ютанов «Путь обмана»


«Цангра» — разновидность раннесредневекового арбалета, о специфических особенностях коей будет сказано ниже. А ютановский «самострел» — нечто иное. Т. е., если судить только по этой цитате, он мог быть и арбалетом (на Руси это оружие так и именовалось), но другие описания заставляют предположить, что имелось в виду что-то вроде подводного — в данном случае надводного — ружья с пружинным механизмом. Да еще и многозарядного (уж за возможность двух выстрелов подряд Ютанов ручается твердо).

О таких самострелах поговорим еще более ниже. Ну, хотя бы потому, что земная реальность их не знала (и была в этом незнании глубоко права). Пока — об арбалетах. В том виде, как они знакомы рядовому читателю (или зрителю).

В исторических романах и фильмах отношение к арбалетам неоднозначное. Некоторые авторы (режиссеры тоже) норовят уж очень демонстративно отделять славный старый «мир высокого воинского искусства» от «мира машин» — и арбалет в результате оказывается отнесен как раз к машинному миру. Этого вполне достаточно, чтобы увидеть в арбалете не лук с механизмом для натяжения и спуска, а «бесчестное» оружие механического оверкилла. Особенно хорошо оно смотрится во вражеских лапах: вряд ли случайно при голливудском штурме Хельмовой Пади из арбалетов постреливали исключительно урукхаи — которые вдобавок и сами есть порождение зловеще-технических экспериментов. При таком раскладе арбалетчики, конечно, просто обязаны в конце концов проиграть лучникам. Что они с успехом и делают.



У заряжающего — блочный ворот, у уже зарядившего на поясе висит натяжной крюк, которым он, видимо, и пользовался. Бригандины и шлемы обоих арбалетчиков настолько вычурны, что хоть прямо сейчас в фантастику; но это вина не средневековых оружейников, а средневекового художника


А еще есть компьютерные игры, в последние годы очень существенно повлиявшие если не на литературу вообще, то на «оружейные» представления литераторов (и, опять-таки, кинематографистов). Арбалетами они насыщены, но арбалет там — оружие неуклюжее, медлительное, малоубойное и малоупотребительное (все — отрицательные сравнения!). Особенно впечатляют арбалеты в Diablo II, разделяющиеся на «легкие» (небезошибочно скопированы с довольно тяжелых боевых арбалетов века где-то XIV–XV) и «тяжелые» (эти скопированы более точно — но с чего?! С «дробовых» арбалетов XVI–XVII вв., самых легких, применявшихся для охоты на птиц и четвероногую мелочь вроде зайцев!). Их возможности там устрашающе низки — как и луков; пожалуй, это постоянная особенность всех игр, чье поле неизбежно ограничено пространством экрана, позволяющим стрелять в цель на немногие десятки шагов, но никак не на многие сотни. В результате монстры успевают проскочить поражаемый участок прежде, чем с тети вы сорвется очередная стрела, — и все преимущества дальнего боя сходят на нет…

Но действительно ли арбалет — оружие технической цивилизации (пусть и на ранних ее этапах), некое детище бездушно-механического прогресса, вытесняющее и заменяющее благородный лук вместе с не менее благородным мечом?

Разумеется, реальность сложнее легенд. Начнем с того, что механики в арбалетах (по крайней мере, ранних) не больше, чем в прялке. И появляются они не как оружие средневековых городов, а много раньше.

Задача первых арбалетов — дать шанс неважному стрелку сделать хотя бы минимально приличный выстрел. Причем стрелок этот — совсем не обязательно воин. В античном Средиземноморье арбалетоподобное оружие впервые появляется, пожалуй, у охотников. В воинской среде оно становится достаточно известно уже к IV в.: собственно, именно через позднеримскую армию и распространяется название «аркбаллиста» (лук-баллиста), т. е. арбалет…

Римляне были стрелками весьма неважными: что в охотничьих, что в воинских ипостасях. Поэтому такое подспорье к традиционному луку и праще пришлось им весьма кстати. Впрочем, как и древним китайцам, у которых арбалет распространился очень давно, задолго до начала нашей эры — и воинским оружием тоже успел стать много раньше, чем в Средиземноморье. Впрочем, самые ранние античные арбалеты не моложе китайских — но большой вопрос, являются ли они прямыми предками аркбаллист римского времени. Дело в том, что древнегреческий гастрафет по принципу действия — несомненно арбалет; по размерам и весу тоже. Однако возникает он не как ручное стрелковое оружие, а как осадная машина, ранний и легкий тип именно станковой баллисты. И для стрельбы с рук потомки гастрафета, по-видимому, не употреблялись: ни на охоте, ни в полевом бою.

Итак, возникают арбалеты как оружие «плохих стрелков». Сразу скажем, что отсутствие в какой-либо цивилизации хороших лучников — может, и показатель оседло-земледельческого уклона, но никак не критерий технического прогресса. Те же римляне обозначились как прескверные лучники задолго до того, как научились строить мегаполисы…

Да, среди городского населения средневековой Европы доля «плохих стрелков» возрастает. Но к тому времени арбалет обретает широкую популярность и в среде стрелков очень хороших, мастеров воинского дела, профессионалов, которые качество выстрела ценили куда больше, чем количество выстрелов в единицу времени. А уж коль скоро и уровень механизации серьезно повысился — то спусковые и особенно натяжные механизмы арбалетов становятся «фирменной маркой» развитого средневековья.

Вообще-то, вопреки антитехническим легендам, скорострельность арбалетов не так уж мала. Даже те из них, что натягиваются блочными воротами и — особенно! — зубчато-реечной передачей, позволяют дать три прицельных выстрела в минуту. Это если и арбалет силен, и стрелок силен (да, речь не о мастерстве, а о физической силе, позволяющей быстро вращать ручку натяжного ворота). Если силен из них только первый — что ж, один выстрел в тридцать секунд тоже обеспечен.

А что такое «силен» применительно к арбалету? Ну, если мы говорим о тех его типах, что снабжены наиболее совершенными из натяжных механизмов (это та самая реечная передача, храповик, действующий по принципу домкрата), то 250–300 кг — довольно рядовая сила мощной дуги. 400 кг — сила, даже для мощных арбалетов, большая: тут чаще всего идет речь о тяжелом оружии, стреляющем с опоры, хотя и не по-настоящему станковом. Но и с рук из такого арбалета стреляют, более того — САМЫЕ мощные из «ручных» арбалетов имели силу порядка 600 кг! Стрелять из них, конечно, могли только здоровеннейшие дяди: законы физики никто не отменял, отдача была лютая, как у «слонобойного» штуцера или вовсе противотанкового ружья (конечно, легкого). Так что даже такому дяде при малейшей возможности лучше бы опереть ложе на крепостную стену, на заменяющий сошки край осадного щита, поваленное дерево и т. д., и т. п. Однако все-таки мы по-прежнему говорим о ручном оружии, а не метательных машинах.

Любопытно, как выглядели их спусковые устройства. Думаете, нажимать на спуск следовало привычным, естественным и вроде бы единственно возможным движением указательного пальца? Иногда — именно этим способом, но «естественность» его долгое время не была очевидна. В самых ранних арбалетах, похоже, спусковой механизм высвобождали чуть ли не всей кистью, таким движением, как передергивают затвор винтовки. Впоследствии у арбалетов появился спусковой рычаг (не крючок!), который следовало прижимать примерно так же, как нажимают ручной тормоз, укрепленный на руле велосипеда. В разных арбалетах разные стрелки делали эго движением не назад, а назад-и-вверх, либо даже просто вверх: указательным пальцем, указательным и средним вместе, большим (!), мизинцем (!!)…



А вот это — натяжение зубчато-реечным воротом. Стрела, как видим, в данном случае не оперена


Да и приклад с хорошо выраженным плечевым упором земные арбалеты получили совсем уж поздно, под влиянием… мушкетов. До этого у арбалетчиков иная анатомия была, что ли?!

Если же серьезно, то натяжные устройства бывали еще более разными, чем спусковые. Для сравнительно слабых арбалетов применялись те или иные типы рычагов, в основном накладных. Собственно, боевые версии этих приспособлений всегда выполнялись незацело с самим оружием, перед выстрелом их отсоединяли; только в современных спортивно-охотничье-диверсионных моделях приняты «неотъемные» рычаги и тетивы-полиспасты с закрепленными на конце дуг колесиками-эксцентриками. Эти современные модели рассчитаны на жалкие десятки килограммов: без механизмов современному стрелку такое натяжение не осилить (позор!!!). Такие полиспасты с колесиками в духе «Рэмбо-2» — правда, там лук был (вдвойне позор!!!) — позволяют легко и быстро натягивать тетиву, но снижают меткость. Самые мощные из средневековых рычагов способны взвести 200-250-килограммовую — не по весу, понятно — дугу, причем заметно быстрее, чем ворот, хотя и сами требуют приложения большей силы.

Был еще поясной крюк (пояс, разумеется, тоже специальный: часть оружия!), иногда с присоединенным к нему тросиком и небольшим блоком, который, в свою очередь, перед натягиванием тетивы присоединялся к арбалету. В других случаях обходились без блока: крюк накладывали на тетиву и с силой распрямлялись из полусогнутого положения. Арбалетную дугу мощностью 100–150 кг так можно было натянуть за несколько секунд.

Оружие такой мощности порой натягивали и вообще безо всяких приспособлений — правда, при большой тренированности и с серьезной затратой собственных сил. Ступню (а иногда и обе ступни) — в арбалетное стремя (у примитивных арбалетов — на сам лук), обеими руками взяться за тетиву — и распрямляйся, пока тетива не встанет на зацеп. Вот так изготавливают к выстрелу те самые цангры.

Если же переходить при этом не из полусогнутого положения в стоячее, а из полусидячего в лежачее — то и за 300 кг можно выжать. Впрочем, особого выигрыша в скорости это не даст, зато потребует свободного пространства — что не всегда удобно в строю. И вообще это скорее китайская манера, а китайские арбалеты очень своеобразны, о них тоже разговор впереди.

Какова же, при такой силе оружия, дистанция эффективной стрельбы?

Так сразу и не ответишь. Смотря чем, по кому и с какой целью.

Сразу оговоримся: по назначению арбалеты бывают дальнобойные и бывают бронебойные. Первые нужны, чтобы с максимально возможного расстояния дать первый залп по несущейся на вас чингисханообразной орде, а потом успеть максимальное число раз повторить такие залпы прежде, чем противник доскачет на лучный выстрел. Вот это как раз и есть классическая китайская традиция полевого боя. Строго говоря, именно против монголов эпохи Чингисхана она не сработала, но против них ничего и ни у кого не срабатывало — дело тут не в оружии как таковом.

Стрелы у арбалетов этой школы (да, речь опять-таки о школе боя, а не о самом оружии) почти лучные. Сравнительно легки, серьезной брони им не пробивать, летят далеко. Километровый рубеж для них в принципе преодолим, но слаженный залп, даже первый, все-таки предпочитают давать с дистанции не более 700 м.

Арбалеты европейской традиции — скорее бронебойные. У них другая сверхзадача: гарантированно сразить хорошо бронированного противника на совсем не обязательно предельном расстоянии.

Вес боеприпасов при этом пугающий: 160 г — довольно рядовая стрела, но даже и 400 г в высшей степени не максимум. Максимум — под 800, но это уже для тех арбалетов, что на грани превращения в станковые. Довольно часто стрела лишена оперения, но баланс и конфигурация древка рассчитаны так, чтобы в полете она не кувыркалась.



Понятно, что дальние выстрелы имеет смысл рассматривать лишь для самых легких разновидностей этих стрел: 65-100 г. Они все равно куда массивнее стрел боевого лука, особенно тех гонких, почти хрупких образцов, которые лучники пускали на дальние дистанции. Ну, весь полег такой арбалетной стрелы — метров 600, причем на 450 м даже просто хороший стрелок (а не замечательный на грани феноменальности, как в случае с луком) уверенно попадает в человека, пробивая ему кольчугу, кожаную броню, легкий щит — словом, то, что для дальнобойной лучной стрелы неуязвимо. При этом вес самого боевого арбалета обычно колебался в пределах 4–8,5 кг: отнюдь не запредельно по сравнению с тяжестью и аркебузы, и винтовок эпохи обеих мировых войн, и, между прочим, по-настоящему мощных боевых луков.

Так что эфемерность «преимущества» даже сильнейших лучников перед арбалетчиками на дальней дистанции совершенно очевидна. Другое дело, что в полевых сражениях Столетней войны англичане сплошь и рядом вели перестрелку с арбалетчиками на двух-трех сотнях метров, «забивая» их скорострельностью и большим боезапасом (сколько 160-граммовых стрел прихватишь с собой?). Но это уже из обширного списка примеров дебильного командования, регулярно проявляемых французской стороной. А вот при обороне (или штурме) крепостей даже это командование не смогло заставить арбалет уступить луку!

Арбалетную стрелу традиционно называют «болт», причем уже не только в англоязычной литературе (хотя, например, в немецком оружиеведеньи это название до сих пор не вытеснило традиционную форму «больц»). Ко всему сказанному об отличии болта от лучной стрелы добавим еще вот что: болт, как правило, стандартизирован, он — один из первых предметов массового производства, в арсенальных хранилищах собраны тысячи максимально одинаковых готовых стрел, типовых наконечников, вымеренных и вывешенных заготовок для древков… Лучники тоже высоко ценят одинаковость своих боеприпасов, но если для современных спортсменов это прямо-таки свет в окошке, то для лучников-вой нов старой школы был характерен чуть иной подход. Да, все их стрелы должны быть подходящими для их лука, т. е. почти стандартными, но при этом каждую из них стрелок «узнает в лицо», а также по имени и по голосу! Ему твердо известно, чего от нее ждать, на какой дистанции, при каком ветре и влажности… Часть фантастических достижений таких лучников базируется именно на подобном знании! Для залповой стрельбы на пределе поражения, когда особой меткости все равно не достичь, — стрелы из запасных чехлов, «ширпотребовские», везомые в обозных телегах; а когда враг приблизился — свои, знакомые…

Так что в этом смысле арбалет, конечно, более унифицирован, менее зависим от личных особенностей стрелка. Мушкет эту тенденцию продолжил, а винтовка с унитарным патроном — завершила…

Кстати, чтоб не было иллюзий насчет бронебойности: рыцарь в высокоразвитых латах XV в. — очень сложная мишень даже и для стрелка с мощнейшим пехотным арбалетом. Если действительно бить «по контуру», не выбирая уязвимых мест, — то сотня метров и впрямь почти максимальный рубеж для пробивания кирасы. Другое дело, что мастер-арбалетчик может уязвимые места и выбирать: ничем не хуже, чем мастер-лучник, и даже лучше, чем мушкетер (у которого дистанция эффективной стрельбы куда ниже!). Но рядовой арбалетчик при отражении конной атаки успеет дать лишь один гарантированно опасный выстрел, а перед этим еще один дальний, сомнительной смертоносности — ну, пусть менее сомнительной, чем у лука. Так что вопросы насчет полевых укреплений и взаимодействия с другими родами войск для арбалетчиков крайне актуальны. В случае грамотного командования (бывало и такое) они успешно решались — и тогда арбалет действительно становился одним из козырей победы.



Арбалет в конном бою имел не такие уж малые возможности!


Простите, а что значит — «пехотный арбалет»: разве был и кавалерийский? Да, конечно. Из конных арбалетчиков составлялись задние ряды рыцарского «копья» (надо ли объяснять, что в данном случае это не оружие, а подразделение, «боевая единица»?): передние состояли из конных латников. При сближении с аналогичным «копьем» врага арбалетчики успевали дать дальний залп по навесной траектории (низвергающиеся по крутой дуге стрелы особенно опасны для вражеских коней, которые даже в эпоху лат довольно редко были закрыты броней целиком: круп обычно оставался не защищен), а потом… Потом им хватало времени перезарядить оружие — чаще при помощи «козьей ноги», чем реечного ворота, — и дать следующий выстрел уже в упор, как раз тогда, когда на галопе сшибались копейщики первой линии обоих «копий». Понятно, стреляли не в спину своим рыцарям, а в промежутки между ними или в грудь тому из врагов, кто, выбив «спарринг-партнера» из седла, прорвался сквозь линию.

Третий раз перезарядить оружие в таком бою не получалось: приходилось выхватывать меч, а арбалет «брать на ремень» за спину, парировать им вражеское копье — да, был такой прием, даже просто бросать. Но первые два выстрела (особенно — второй!) вполне окупали эту тактику. С теми, кто скажет, что вот тут-то кавалерийский лук более применим, даже при меньшей бронебойности, спорить не станем: может, и более — но навыков нет, а их так просто не приобретешь, они тянут за собой базовые атрибуты цивилизации. Однако в смертельные мгновения перед вторым выстрелом конные арбалетчики показывали высший класс каскадерских спецэффектов — порой даже через плечо назад стреляли, если враг успевал сманеврировать (не фокус и не гипербола — а прием из одного учебника воинского искусства XV в.)!

Между прочим, учтите: арбалеты для конного боя в среднем послабее пехотных — но стрельба на галопе заметно увеличивает энергию удара стрелы (разумеется, не меткость; и, столь же разумеется, при стрельбе вперед, а не через плечо). Совокупная скорость схождения летящих навстречу друг другу всадников — где-то 30 м/с, даже на реальном поле боя, а не специально оборудованном ристалище. Это лишь вдвое меньше скорости выброса нетяжелой стрелы из очень мощного арбалета. Следовательно, ударит она в полтора раза сильнее, чем при стрельбе с места. Неплохо!

Материал арбалетной дуги — не только сталь. В дело шло и дерево, и кость, и роговые накладки. На Востоке — бамбук. Учтем: оружейная сталь упругой ковки с холодом сражается неумело — во время по-настоящему серьезных морозов хрупковаты становятся и булатные мечи, и… арбалетные дуги! Вот почему даже в средневековой Европе (да, да, не сибирский климат!) «зимние» арбалеты делались из дерева и роговых пластин.

Резина с боевыми арбалетами в пространстве-времени не совпала. А если бы? Ведь существуют же «арбалеты резинового боя» — одна из категорий подводных ружей!

Арбалет, надо признать, не вполне бесшумен при стрельбе. И что-то вроде ствола (с боковыми прорезями для тетивы) у некоторых его типов имеется, хотя это скорее охотничья, чем боевая экзотика. И компактен он бывает до изумления. Самые маленькие «баллестрино», пулевые арбалетики XVI в. — размером с дамский пистолет: и в карман их можно спрятать, и даже в книгу стандартного формата вложить! Причем арбалетики это сравнительно мощные, со «встроенным» храповиком! На дистанции шпажного выпада такая пулька при попадании в глаз или в висок убить может (как и пулька из дамского пистолетика). Сказал бы, что шпага надежней — но не скажу: при чем тут надежность, ведь не для самообороны и не для терроризма предназначался такой баллестрино, а для тренировочной стрельбы по мелким пташкам и комнатным мишеням.



Если бы Терминатор не имел в распоряжении помпового ружья — ему очень пригодился бы китайский магазинный арбалет с «обоймой» на десять стрел (а в сдвоенном варианте — и на двадцать, выстреливавшихся за те же десять выстрелов!)!


Известны и магазинные арбалеты: да-да, не только современно-спортивные — но и старинные, вроде как боевые. Опять-таки Китай, где они применялись вплоть до «Боксерского восстания» включительно. Описывать не буду — взгляните на иллюстрацию; лишь одно уточнение: спускового крючка нет потому, что «качание» ручки обеспечивает сразу все — и натяжение тетивы, и подачу стрелы (иногда — двух стрел одновременно!), и выстрел. Дальность стрельбы, прицельность, пробивная сила — очень малы; а убойный эффект куда выше, чем может показаться, — стрелы почти всегда отравлялись! Но все равно единственный «адресат» такого арбалета — слабоподготовленный новобранец, с близкого расстояния ведущий огонь по густой толпе.

Во время многолюдного безобразия, которое в старом Китае принимали за уличный, а порой даже осадный бой, применение этого оружия было самой что ни на есть реальностью. А вот при любых других обстоятельствах — скверно продуманной фантастикой.

Что бы еще сказать об арбалете или арбалетных боеприпасах?

В витринах многих музеев выставлены болты с широким «лопаточным» наконечником (в русской традиции — «срезень») или даже развилкой типа «ласточкин хвост». Но это прежде всего не боевое, а охотничье оружие, для стрельбы на близкой дистанции по могучему зверю. Кабана или оленя они валят не хуже, чем современный жакан: рассекая ребра или лопатку, широко надрубая легкие…

А для боевых болтов в основном характерна угловатая огранка. Не только бронебойности ради! Малоизвестная деталь: у многих из подобных наконечников угол схождения к острию подобран такой, что твердое препятствие пробивается с наибольшим для него уроном. Попади стрела не в броню, а в кость — та треснет страшными брызгами оскольчатого перелома. Сопромат и высшую математику оружейники не изучали — но и не на одной интуиции держались: экспериментального материала, конечно, хватало.

Также мы упоминали в этой статье об арбалетных пульках и дроби. Стреляющие этим арбалеты у оружиеведов традиционно называются баллестрами (или «баллестрино», если совсем уж малы). Их тоже много видов. Даже странно — но все они использовались ТОЛЬКО для охоты: от птиц до косули! Не было попыток ни стрелять ядрышками в бою (конечно, такой снаряд «тормозится» броней, плотью и даже воздухом куда больше, чем стрела, — но хоть в городских распрях, где расстояния малы, а доспехов нет, могли ведь они применяться!), ни забрасывать из них во вражеские укрепления уже известные типы зажигательных снарядов. Зажигательные щей кулачный хват, — бьет на… 250 м! В США даже общенациональные чемпионаты проводятся; на них, безопасности ради, вместо цельнолитых шариков используются полые баллончики с водой. Если же целью поставить не безопасность, а наоборот — то можно их и зажигательной стрелы — не то: они, конечно, применялись, но не для баллестров…



Как видим, баллестр, рогатка или огнестрельное оружие не обладают монополией на пулевую стрельбу


Из чего же исходили теоретики и практики воинского дела, пренебрегая этим вариантом аж до… первой мировой войны? Тогдашние арбалеты-гранатометы, учтите, были слишком громоздки для стрельбы с рук, а гранату они посылали на десятки метров. Может, в этом основная причина: то, что подходит для окопной войны («мертвая зона» между ручным броском и минометным выстрелом!), не очень хорошо при штурме замка? А вот Китай пошел своим путем: ядрышки тамошних баллестров (свинцовые и керамические) использовались в «гражданских разборках». На войну их, правда, и там не пустили.

Справедливости ради признаем: у арбалетов нет монополии на такие боеприпасы. Стреляли ими и из луков (со специально обустроенными тетивами). Главным образом тоже на охоте по мелкой дичи — но камнестрельный лук, кажется, и на войне чуть-чуть применялся! Правда, не в средневековье: наш Кавказ, эпоха Шамиля-первого (не Басаева) и Хаджи-Мурата. И вроде бы только для «тревожащего» огня по окнам-бойницам, позволяющего экономить ружейные пули. Но все-таки! Мелкий камушек такой лук, говорят, посылал на 200 м, вблизи же бил камнями размером с гусиное яйцо…

А рогатка — со снабженной упором в предплечье рукоятью, с четырьмя резиновыми тяжами, со специальной скобой на «кармашке» для снаряда (металлический шарик), допускающей кулачный хват, — бьет на… 250 м! В США даже общенациональные чемпионаты проводятся; на них, безопасности ради, вместо цельнолитых шариков используются полые баллончики с водой. Если же целью поставить не безопасность, а наоборот то можно их и зажигательной смесью наполнить!

Но это мы, пожалуй, вторгаемся на территорию самострелов резинового боя. Тех, которые появляются лишь в эру высоких технологий — и потому НИКОГДА не могут стать «основным» стрелковым оружием. В отличие от арбалетов, удерживавших за собой это место на протяжении нескольких веков. Ведь европейские боевые арбалеты окончательно сошли на нет лишь к концу XVII в., в эпоху повального «низкопоклонства перед огнестрельным оружием» (далеко не всегда обоснованного)… А как оружие охотничье и спортивное арбалет хотя и сильно утратил свои позиции — в ту же эпоху и по тем же причинам, — но, строго говоря, так никогда и не исчезал окончательно, сумев продержаться до нового всплеска интереса в XX в. До Международного союза арбалетчиков (IAV), созданного в 1956 г., до охотничьих и даже чуть-чуть военно-диверсионных образцов «Барнетт», «Хортон», «Сан-Марино» и иных фирм… Включая, между прочим, коллекционные разработки лично М. Калашникова, создателя знаменитого автомата!



Пехотинцы периода 1300–1400 г.г.

• ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ

Легендарный МиГ

(Истребитель МиГ 15)



Александр Анатольевич Чечин и Николай Николаевич Околелов — выпускники ХВВАИУ, всю свою жизнь посвятили службе в военной авиации, преподаватели Харьковского университета Воздушных Сил, известные историки авиации. Знакомы читателям по публикациям в журналах: «Моделист-Конструктор», «Крылья Родины», «Авиация и время».


Часть I

История создания советского истребителя МиГ-15 началась после того, как советским торговым представителям в 1946 году в Англии удалось закупить наиболее совершенные ТРД фирмы Rolls-Royce Derwent 5 с тягой 1590 кг, Nene I с тягой 2040 кг и Nene II с тягой 2270 кг. В СССР эти двигатели получили обозначения РД-500, РД-45 и РД-45Ф соответственно. После этого стало возможно создание истребителя со скоростью полета около 1000 км/час и потолком превышающим 13000 м.

В марте 1947 года в Кремле состоялось совещание, на котором Сталин поставил задачу перед истребительными КБ создать новый истребитель со следующими характеристиками: максимальная скорость более 1000 км/час, продолжительность полета не менее одного часа, потолок 14000 м. На самолете должно было быть установлено пушечное вооружение калибром от 23 до 45 мм. На следующий день вышло постановление Совета Министров № 493–192, в котором формулировалось задание на проектирование нового истребителя. Кроме ОКБ Микояна, аналогичные задания были выданы КБ Лавочкина, Яковлева и Сухого. 30 апреля 1947 года главнокомандующий ВВС маршал авиации К.А. Вершинин утвердил тактико-технические требования к новому фронтовому истребителю, которые в основном повторяли слова Сталина.

Первым с заданием справился Яковлев. Уже в августе 1947 года самолет, получивший обозначение Як-23, был готов, а 12 сентября закончились его испытания. Первым доложив Сталину о выполнении задания, Яковлев не смог порадовать вождя характеристиками самолета. Поставленные требования выполнены не были. Максимальная скорость не превышала 940 км/час, а дальность полета составляла 900 км. И все же самолет запустили в серийное производство. Он находился на вооружении, как в СССР, так и в ряде стран Варшавского договора. КБ Сухого не уложилось в отведенные Сталиным сроки, и впоследствии было расформировано.



МиГ-15 в воздухе


Удача сопутствовала Лавочкину и Микояну. Созданные ими самолеты имели примерно равные характеристики и рекомендовались к серийному производству. Но истребитель Лавочкина, получивший серийное обозначение Ла-15, к 1955 году был снят с вооружения, причиной этому послужили трудности в производстве (низкая технологичность) и жалобы строевых летчиков на сложности в управлении самолетом на взлете и посадке (узкая колея шасси самолета требовала от пилота большого внимания и высокой точности пилотирования).

В КБ Микояна к проектированию нового самолета приступили еще до объявления конкурса — в январе 1947 года.

О том, с какой ответственностью Микоян и Гуревич подошли к заданию, говорит тот факт, что они рассмотрели несколько возможных схем нового истребителя, среди них: истребитель с двумя двигателями, установленными в крыле, истребитель с двигателем по реданной схеме, как у МиГ-9, и даже самолет двухбалочной схемы по типу английского DH.113 Vampire. Но остановились они на самой оптимальной схеме, которая на десятилетия стала классической для истребителей всего мира. Веретенообразный фюзеляж круглого сечения с центральным расположением воздухозаборника, крыло со стреловидностью порядка 35°, стреловидное хвостовое оперение и каплевидный фонарь.

Для установки на истребитель ими был выбран реактивный двигатель Nene, который позволял обеспечить заданные высокие летные характеристики. КБ рисковало, так как условно двигатели Nene I и Nene II относили к бомбардировочным, а на истребители предполагали устанавливать более легкие, хотя и менее мощные двигатели Derwent 5.

Руководство проектными и конструкторскими работами по созданию МиГ-15 возложили на заместителя главного конструктора А.Г. Брунова и инженера А.А. Андреева. Решение проблем аэродинамики стреловидного крыла поручалось специалистам ЦАГИ А.С. Христиановичу, Г.П. Свищеву, Я.М. Серебрийскому, В.В. Струминскому и другим. Их большая заслуга в том, что машина “получилась” сразу, а эго для новой аэродинамической компоновки случай чрезвычайно редкий.

При создании скоростного истребителя остро встал вопрос обеспечения летчика надежными средствами спасения, позволявшими ему в случае необходимости безопасно покидать самолет. Эту сложную задачу удалось решить небольшой группе инженеров в составе инженера-испытателя Е.Ф. Шварцбурга, кандидата технических наук и мастера парашютного спорта В.А. Стасевича, врачей Г.Л.Комендантова, В.ВЛевашова и П.К. Исакова. Возглавлял группу средств спасения Сергей Николаевич Люшин.

Должное внимание при проектировании самолета уделялось эксплуатационной технологичности. Эксплуатационный разъем фюзеляжа, делящий его на носовую и хвостовую части, разработан в виде легкоразъемного соединения, обеспечивающего удобный монтаж и демонтаж двигателя. Такое деление фюзеляжа впоследствии использовалось на всех самолетах КБ, вплоть до МиГ-27 включительно.

Опыт, накопленный при решении проблем, связанных с размещением артиллерийского вооружения, с которыми столкнулось ОКБ в процессе испытаний МиГ-9, не пропал даром. На МиГ-15 размещение оружия было выбрано настолько рационально, что позволило не только свести к минимуму воздействие пороховых газов на работу двигателя, но и значительно упростить обслуживание. Легкость эксплуатации вооружения была достигнута благодаря хорошим подходам к пушкам и их агрегатам, размещенным на специальном лафете, который входил в силовую схему носовой части фюзеляжа и, при необходимости, мог опускаться при помощи встроенных лебедок. Снятие и установка всех пушек, включая открытие и закрытие капотов, подъем и опускание лафета, занимали всего 15–20 минут при работе двух человек.

Первый экземпляр МиГ-15 (обозначение в КБ С-01) был передан на летные испытания 19 декабря 1947 г. Погодные условия долго не позволяли поднять самолет в воздух, и только 30 декабря, в последний день установленного Сталиным срока, летчик-испытатель В.Н. Юганов совершил на новом истребителе первый полет.

Заводские испытания продолжались до 25 мая 1948 года. Было выполнено 38 полетов на первом экземпляре и 13 на втором (С-02). Но еще до их завершения постановлением Совета Министров № 790–255 от 15 марта 1948 года истребитель запустили в серийное производство под обозначением МиГ-15 с двигателем РД-45.

После окончания этапа заводских испытаний обе опытные машины передали на госиспытания в ГК НИИ ВВС.

Во время госиспытаний, проходивших с 27 мая по 28 августа 1948 года, самолет МиГ-15 получил неплохую оценку летчиков и инженеров. Отмечалось, что это лучший из когда-либо испытывавшихся в ГК НИИ ВВС истребителей. Летчики-испытатели указывали, что по технике пилотирования МиГ-15 особой сложности не представляет и может быть легко освоен летным составом строевых частей. Наземное обслуживание МиГ-15 не представляло трудностей для технического состава, уже освоившего эксплуатацию реактивных самолетов. В качестве недостатков, которые необходимо было устранить, отмечалось отсутствие тормозных щитков, недостаточная эффективность элеронов и ряд других, которые предполагалось устранить еще до запуска самолета в серию. В целом самолет МиГ-15 прошел испытания с удовлетворительной оценкой.

23 августа 1948 года вышло постановление Совета Министров СССР № 3210–1303 о принятии МиГ-15 на вооружение и запуске его в массовое производство сразу на трех заводах. Вместе с тем, от КБ потребовали устранить “детские болезни” истребителя и представить улучшенную машину на испытания к 1 июля 1949 года.

Первые серийные МиГ-15 передали на войсковые испытания в 29-й ГвИАП на подмосковную авиабазу в Кубинке, которые проходили с 20 мая по 15 сентября. Строевые летчики высоко оценили новую машину. Отмечалось, что: “Самолет Ми Г-15 по своим летным и боевым качествам является одним из лучших современных реактивных истребителей” Положительные отзывы получил самолет и со стороны инженерно-технического состава. В отчете указывалось: “Наземная эксплуатация самолета МИГ-15 с двигателем РД-45Ф проще, чем эксплуатация реактивного самолета Як-17 и поршневых самолетов Ла-9 и Як-9”.

Вместе с тем в конструкцию самолета рекомендовалось внести некоторые изменения. В частности, установить систему запуска двигателя в воздухе, установить систему автономного запуска двигателя на земле, доработать топливную систему и доработать систему аварийного покидания, обеспечив при катапультировании автоматические отделение летчика от кресла и раскрытие парашюта. Все это было выполнено в кратчайший срок. После указанных доработок Ми Г-15 стал полноценным реактивным истребителем советских ВВС и ВВС дружественных стран.



Сборка самолетов на заводе им. Сталина


Основные модификации самолета.

И-310 — прототип МиГ-15. Поднят в воздух 30 декабря 1947 года летчиком — испытателем В. Н. Югановым. На самолете чувствовалась большая потеря тяги. По предложению инженера Клихмана укоротили сопло и фюзеляж. Одновременно внесли изменения в конструкцию органов управления, хвостового управления и крыла. Как следствие, опытная машина отличалась от серийных МиГов.

Всего было построено три опытных машины: С-01, С-02 и С-03.

МиГ-15 серийный — основной тип самолета, выпускался большой серией в вариантах, немного различавшихся оборудованием и вооружением, и на протяжении нескольких лет был основным истребителем ВВС СССР и ряда стран. На первых сериях самолета отсутствовали гидроусилители, автоматика двигателя, и тормозные щитки имели меньшую площадь. С 1949 г. самолет стал поступать на вооружение строевых частей. На серийных МиГ-15 проводились опыты по впрыску воды на вход в компрессор с целью увеличения тяги двигателя, эксперименты по использованию стартовых ускорителей, а также старт с передвижной катапульты. По скорости самолет имел ограничения в 0,92 М. Кроме Советского Союза, серийное производство МиГ-15 было налажено в Чехословакии, Польше и Китае.

Миг-15П — перехватчик, с установленной в носовой части фюзеляжа (выше воздухозаборника) РЛС.

МиГ-15С — истребитель сопровождения, с возможностью подвески сбрасываемых топливных баков емкостью 250 л. Баки металлические массой 22 кг, или фибровые массой 15 кг. С использованием подвесных баков дальность полета истребителя увеличивалась более чем на 400 км.

МиГ-15СВ — истребитель сопровождения высотный, аналогичен МиГ-15С, но с измененным вооружением. Пушки НС-23 заменены на НР-23, обладавшие большей скорострельностью и начальной скоростью снаряда.

МиГ-15УТИ (во всей типовой документации обозначались УТИ МиГ-15) — двухместный учебно-тренировочный истребитель. Кабины разделенные, оборудованы телефонной связью (СПУ), крышка фонаря у передней кабины откидная вправо, у задней — сдвижная назад. Управление подъемом и выпуском шасси и щитков-закрылков стояло в обеих кабинах, но у обучаемого оно автоматически выключается, когда им управляет инструктор. Обе кабины оборудованы катапультируемыми сиденьями и фонарями, сбрасываемыми в аварийной ситуации с помощью пиропатронов. Вооружение: один пулемет УБК-Э (боекомплект 150 патронов), иногда стояла еще одна пушка НР-23 (боезапас 80 снарядов), на отдельных экземплярах стояла РЛС (в носовой части фюзеляжа).



Двухместный МиГ-15УТИ


МиГ-15 в беспилотном варианте оборудовался аппаратурой самонаведения. Назначение — самолет-снаряд и воздушная маневренная мишень.

МиГ-15У (СУ) с ограниченно подвижной в вертикальной плоскости стрелковой установкой под носовой частью фюзеляжа. Вооружение — две пушки НР-30 (боекомплект 55 снарядов). Впоследствии пушки НР-30 нашли применение на истребителях МиГ-19 и МиГ-21Ф-13, а также на самолетах КБ Сухого.

МиГ-15ЛЛ (“Летающая лаборатория”) с увеличенной высотой киля и размахом стабилизатора, за счет некоторого уменьшения хорды оперения. На самолете проводились исследования способов борьбы с обратной реакцией по крену при выполнении разворота.

Ми Г-15 (СП-1) с двигателем ВК-1 и РЛС “Торий-А”, компасом АРК-5 и МРП-48. Ночной и всепогодный перехватчик. Вооружение — одна пушка НС-37 (45 снарядов) и даже НС-45. Предполагалось использовать в авиации ПВО. Выпущен в 1949 г.

МиГ-15 бис. Имел те же размеры и конструкцию, что и МиГ-15. Работы по проектированию МиГ-15 бис проводились в соответствии с постановлением Совета Министров № 1839-699 от 14 мая 1949 года. Двигатель РД-45Ф (2270 кгс) был сменен на ВК-1 (2700 кгс). Госиспытания начались 13 сентября 1949 года. Помимо установки двигателя ВК-1, что повлекло изменения в хвостовой части фюзеляжа, на самолете был установлен гидроусилитель БУ-1 для уменьшения усилий на ручке управления, увеличена аэродинамическая компенсация руля высоты до 22 %, носки руля высоты и руля направления утолщены. Носовая часть фюзеляжа также претерпела небольшие изменения, вызванные установкой пушек НР-23. На самолете также была увеличена площадь тормозных щитков до 0,5 м2, а их ось вращения установили под углом 22° к вертикали для уменьшения кабрирующего момента при открытии. Кроме того, прочность самолета была приведена в соответствие “Нормам прочности самолетов 1947 года”.

Испытания показали, что по сравнению с МиГ-15 с РД-45Ф установка нового двигателя и выполненный комплекс доработок привели к значительному улучшению практически всех характеристик, за исключением дальности полета, которая уменьшилась в результате повышения расхода топлива. Самолет выпускался серийно и стал самой массовой модификацией МиГ-15.

МиГ-15Р бис — разведчик с дополнительным фотооборудованием. В нижней части фюзеляжа монтировались фотокамеры АФА-ИМ и АФА-БА/40.

МиГ-15 бис (СП-5). Ночной всепогодный истребитель с РЛС “Изумруд”. Испытания завершились в марте 1952 года. РЛС “Изумруд” была признана наиболее подходящей к установке на истребители по показателям надежности и эффективности.

МиГ-15 бис С (МиГ-15С бис) — высотный истребитель сопровождения с возможностью подвески двух ПТБ емкостью по 600 литров.

МиГ-15 бис 45° (СИ-2) — опытная машина с переделанным крылом стреловидностью 45°. Самолет проходил испытания со второй половины 1949 года и стал прототипом истребителя МиГ-17.

МиГ-15 бис (ИШ) — истребитель-штурмовик. Предназначался для нанесения ударов по наземным целям. Для решения этой задачи под плоскостями установили по две балки, на которых могло размещаться бомбовое и ракетное вооружение. Испытания самолета проходили в 1958–1964 годах.


Применение в Корее

Участие в корейской войне явилось основным событием в биографии МиГ-15, принесшим ему и его создателям мировую славу. По сути, с этого момента КБ Микояна и Гуревича получило мировое признание. Произошло то же, что и с КБ Поликарпова после войны в Испании.

В боевых действиях в Корее принимали участие советский 64-й отдельный истребительный авиакорпус, в состав которого входили полки ВВС, ПВО и Тихоокеанского флота. Кроме этого, в боях принимала участие Объединенная воздушная китайско-корейская армия (ОВА).

Авиационные части базировались на аэродромах Аньдун, Мяочоу, Дапу и Дагушань. Советским летчикам, в отличие от их китайских и корейских напарников, категорически запрещалось действовать над морем за береговой чертой и южнее линии Пхеньян — Вонсан. По сути, китайцы и корейцы “подчищали мертвые зоны” и делали то, что запрещалось советским летчикам.

Еще в ходе войны район действий советской авиации получил у американцев название “аллея МиГов”.

Первые части, вооруженные истребителями МиГ-15, прибыли в зону боевых действий в конце октября 1950 года. В первых числах ноября МиГи вступили в бой. С октября 1950 по апрель 1951 года в боях участвовали: 28-я ИАД (139 Гв. ИАП и 67 ИАП), 151-я Гв ИАД (28 ГвИАП, 72ГвИАП).

1 ноября 1950 г. летчик 72 ГвИАП ст. л-т Чиж сбил истребитель F-51D, открыв счет победам МиГ-15 в Корее.

8 ноября 1950 г. состоялся первый бой между реактивными самолетами. Четверка 28-го ГвИАП провела бой с четверкой истребителей F-8 °C. МиГ-и, пользуясь превосходством в скорости и скороподъемности, оторвались от F-80 и, выполнив боевой разворот, атаковали противника со стороны солнца. В итоге минимум один Shooting Star был сбит. В бою получил повреждения и один МиГ, но он вернулся в Мукден, был отремонтирован и позже использовался в боях.

Эдвард Смит так описал этот бой в своей книге “Тактика и стратегия истребителей” “Первый воздушный бой между реактивными самолетами произошел в ноябре, когда американские F-80 Shooting Star преследовали МиГ-15, которые ушли в Манчжурию за реку Ялу. После чего МиГи развернулись над маньчжурской территорией против солнца, снова пересекли реку на большой высоте и сбили Shooting Star. Американские летчики катапультировались. Стало ясно, что МиГи обладают большей скоростью, чем F-80, и могут превосходить их маневренностью”.

9 ноября произошел первый бой МиГ-15 с палубными самолетами США: 18 МиГов 139 ГвИАП встретились с полусотней истребителей F9F-2 Panther и F4U-4 Corsair и штурмовиками А-1 Skyraider. МиГам удалось уничтожить шесть самолетов, причем три победы одержал командир 1-й АЭ Михаил Грачев, правда, сам Грачев в этом бою был сбит и погиб.

Первые бои с авиацией ООН показали, что МиГ-15 значительно превосходит F-51, F-80 и F9F практически по всем параметрам, за исключением горизонтальной маневренности.

Смертельно опасным противником МиГ-15 оказался и для В-29, основной ударной силы ВВС США. ВВС и ВМС США, составлявшие основу авиации Объединенных Наций, лишились безраздельного господства в воздухе, которым они обладали практически с самого начала Корейской войны.

Впервые МиГи встретились с “Крепостями” 4 ноября, когда группа советских истребителей атаковала и повредила разведчик RB-29. Четыре дня спустя удалось сбить первые В-29.

9 ноября летчики Н.И. Подгорный (67 ИАП) и А.З. Бордун (72 ГвИАП) сбили по одному В-29.

В конце ноября 1950 г. из 151 Гвардейской, 28 и 50 ИАД был сформирован 64 ИАК, специально предназначенный для боевых действий над Северной Кореей. Это улучшило управление и координацию действий истребительной авиацией.

6 декабря шестерке МиГов, ведомой капитаном С.И. Науменко (29 ГвИАП), удалось уничтожить три В-29. Американцам удалось сбить один истребитель. Неожиданные потери заставили американцев ускорить отправку в Корею новых истребителей F-84 и F-86А. Первый из них не мог существенно повлиять на обстановку в воздухе. Его характеристики не сильно отличались от характеристик Shooting Star. Только появление в воздухе “Сейбров” — F-86 спасло авиацию ООН от полного разгрома. В лице F-86 МиГи получили достойного противника. По сути, с этого момента исход воздушных схваток решала подготовка пилотов и грамотное управление воздушным боем с земли.

17 декабря 1950 г. произошел первый бой между “Сейбрами” и МиГ-15. Бой закончился в пользу американских пилотов — лейтенант 336-й аэ Брюс Хинтон сбил МиГ майора Ефромеенко из 29-го ГИАП. 21 декабря капитан Юркевич из 29 ГвИАП сбил первый F-86. 22 декабря победу над “Сейбром” в групповом воздушном бою одержал летчик 177-го ИАП Н.Е. Воробьев. Общий итог этого боя 3:2 в пользу МиГов.

Последний бой в небе Кореи 50-я авиадивизия провела 24 января 1951 г. Летчики из 29-го ГвИАП совместно с пилотами 7-го ИАП ВВС КНР сбили 11 F-84 Thunderjet. Американцам удалось сбить три МиГа.

1 марта 151-я авиадивизия провела свой самый крупный бой. Потери американцев составили 3 — В-29 и 1 — F-86. По западным данным, в этом бою получили повреждения десять В-29, три из которых разбились при посадке.

На этом завершилось пребывание в Корее первого состава 64-го авиакорпуса. Основным результатом деятельности первого состава 64-го авиакорпуса стало то, что американцы потеряли безраздельное господство в воздухе. Начальник штаба ВВС США генерал Вандерберг выступил в Сенате США с заявлением: вследствие большого количества истребителей МиГ-15, господству Организации Объединенных Наций в Корее угрожает серьезнейшая опасность*.



Самолет МиГ-15 ВВС ГДР


В конце 1950 года, при помощи командующего ВВС Дальневосточной зоны генерала Вейланда, конгресс США утвердил законопроект о дополнительных ассигнованиях на 1951 бюджетный год на строительство ВВС. В соответствии с ним выделялись средства на увеличение численного состава ВВС и приобретение новой техники.

В соответствии с запросом военных, к январю 1951 года боевой состав ВВС увеличивался до 58 авиационных групп, а к июлю 1951 года в составе ВВС насчитывалось уже 87 авиационных крыльев. Численный состав ВВС также увеличивался. В начале 1951 года ВВС насчитывало 560000 человек, а к концу года их состав увеличился до 900000 тысяч. Увеличился и выпуск самолетов. Так в 1950 году среднемесячный выпуск самолетов составлял 130 машин, а в 1952 году он достиг 650-ти. Корейская война привела к необходимости задействовать резервистов. Из воевавших в Корее пилотов 82 % были резервистами. Из 38 асов — 15 пилотов были представители резерва ВВС.

Доклад военных в Конгрессе не стыковался с победными реляциями, что привело к созданию в стенах Конгресса комиссии по расследованию истинных потерь ВВС США в Корее, но с течением времени работа комиссии была спущена на тормозах, и результаты ее расследований так и не были опубликованы.

В апреле 1951 года в Северную Корею прибыла 324-я ИАД под командованием трижды Героя Советского Союза генерал-майора И.Н. Кожедуба. В августе прибывает 303-я ИАД генерал-майора Г.А. Лобова. 11 месяцев участия 303 и 324 ИАД в Корейской войне были периодом наибольших успехов 64-го Корпуса. С этого времени полностью сменилась и материальная часть истребительных подразделений.

С конца апреля 1951 года и до конца боев дивизии 64 ИАК воевали исключительно на МиГ-15бис.

Новому составу 64 ИАК удалось добиться серъезных успехов. Прежде всего — существенных побед над В-29.

Первое чувствительное поражение “Суперфортрессы” потерпели 12 апреля. В этот день 48 В-29 под прикрытием большого количества истребителей шли на бомбардировку железнодорожного моста через р. Ялуцзян. Им на перехват поднялись 36 МиГ-15, которые сбили 9 “Крепостей”.

Через пол года произошел бой, ставший переломным моментом в борьбе с В-29.

30 октября 21 “Суперфортресс” направлялся для нанесения удара по аэродрому Намси. Их сопровождали почти 200 истребителей различных типов. Эту группировку засекли наземные средства обнаружения, и в воздух было поднято 44 МиГ-15 обеих дивизий. Еще 12 машин оставались на земле в качестве резерва. Летчики получили приказ уничтожать бомбардировщики, по возможности не ввязываясь в бой с прикрытием. МиГи пошли в атаку парами, пикируя через строй американских истребителей, которые вынуждены были отворачивать в стороны, чтобы избежать столкновений. В результате советские летчики сбили 12 В-29 и 4 F-84. Кроме того, многие “Крепости” получили повреждения — практически каждый вернувшийся экипаж привез убитых или раненых. Американцам удалось сбить всего один МиГ-15. В историю ВВС США этот день вошел как “черный вторник”.

Описывая события 30-го октября, генерал Лобов, командовавший в то время 64-м Корпусом, отметил следующее: “В организации и руководстве налетом стратегических бомбардировщиков на аэродром Намси американцами были допущены крупные просчеты, которые мы постарались использовать. На мой взгляд, три существенные ошибки в организации налета заранее предопределили поражение противника.

Первая состояла в том, что В-29, следовавшие с восточного побережья в обход радиолокационного поля наших радаров, расположенных у Пхеньяна и Анею, имели в непосредственном сопровождении большое количество истребителей F-84 и F-80, выполнявших полет на высоте около 8000 м. Обнаружение крупных групп истребителей на удалении 200–250 км от Аньдуна и их полет на больших высотах были для нас первым сигналом. Характер их полета выдавал находившиеся под ними бомбардировщики.

Вторая ошибка противника заключалась в том, что время выхода заслона истребителей F-86 рассчитывалось без учета наших возможностей в обнаружении В-29 и принятии решения на подъем МиГ-15 для перехвата бомбардировщиков. К тому времени, когда от аэродромов Сувон и Кимпхо обозначился отход истребителей Р-86 и Р-84, следовавших кратчайшим путем и на максимальной скорости в район Аньдуна в качестве заслона, то есть для атаки взлетающих и производящих набор высоты “МиГов”, наши самолеты были уже в воздухе. Используя топливо подвесных баков, они выходили к ударной группе В-29.

Третий серьезный просчет противника состоял в том, что истребители непосредственного прикрытия находились в плотных группах вблизи охраняемых “крепостей” и производили полет на относительно невысоких скоростях. Они не могли поэтому существенно помешать выходу МиГ-15 на выгодные исходные позиции для атаки и самой атаке наших истребителей. Это позволило нам наметить эффективный план воздушного боя. Противника удалось перехватить на подходах к Намси. Пока заслон F-86 разыскивал наших у реки Ялуцзян, судьба боя и участь В-29 были решены. 22 пары “МиГов”, стремительно пикируя через строй истребителей непосредственного прикрытия на скорости около 1000 км/ч, атаковали бомбардировщиков.



МиГ-15 с подвесными топливными баками в полете


Первая же атака МиГов оказалась сокрушительной. В-29 еще до подхода к цели, теряя горевшие и падавшие машины, быстро отвернули к спасительному для них морю…

Чисто количественные итоги боя выглядели так: по нашим данным, противник потерял 12 В-29 и 4 F-84. Многие самолеты получили повреждения. Мы потеряли один Ми Г-15 в бою с F-86 уже над территорией КНР, границу которой “Сейбры” нарушили”.

Результаты “черного вторника” потрясли командование ВВС США и вызвали тревогу у высшего руководства американских вооруженных сил. Для расследования причин столь тяжелого поражения и принятия мер из США в Корею срочно прибыли высокопоставленные эмиссары.

Трое суток ни один американский самолет не появлялся в зоне действия МиГов. Лишь через месяц три В-29, прикрываемые “Сейбрами”, попытались вновь совершить налет в дневное время на переправы через р. Ялуцзян. Однако МиГи без потерь сбили все три машины. После этого поражения “Крепости” применялись исключительно ночью, что резко снизило их боевую эффективность и уменьшило оперативные возможности по применению в войне в Корее.

Второй целью для МиГов была борьба с истребителями-бомбардировщиками противника. Переход В-29 на действия ночью развязал руки нашим летчикам.

Так, 12 сентября 1951 года 80 МиГ-15 перехватили в районе между Анчжу и Пхеньяном группу в составе 150 F-80. Противник не имел истребительного прикрытия, и результат боя был предрешен. По данным советской стороны, МиГи сбили 15 самолетов противника.

В своих воспоминаниях Г.А. Лобов приводит эпизод, когда была по сути разгромлена австралийская эскадрилья “Метеоров”. Подловив “Метеоры”, когда те действовали без истребительного прикрытия, группа из 16-ти МиГ-15 уничтожила 12 из 16 самолетов. Группу МиГ-15 возглавлял подполковник С.Вишняков. Интересно, что этот эпизод никак не коррелируется с австралийскими источниками, которые все отрицают.

Потери истребительно-бомбардировочной авиации ООН в боях с МиГ-15 и от огня зенитной артиллерии постоянно возрастали. Это привело к тому, что к концу 1951 года изменилась тактика их использования. F-80 и F-84 перешли к действиям небольшими группами в составе 4–8 самолетов, которым было легче незаметно подойти к цели. Атака цели по возможности производилась с одного захода, а сброс бомб — с пикирования с высот 3500–4500 метров, пуск неуправляемых ракет производился на высоте 1500–2000 метров с выходом из атаки на высотах не менее 900 метров. Все эго снижало эффективность применения авиации. В конечном счете, к середине 1952 года американцам пришлось начать перевооружение истребительно-бомбардировочных подразделений на “Сейбры”

В 1951 году советским летчикам удалось добыть американский F-86. С целью заполучить “Сейбр” из Москвы в Аньдун прибыла группа летчиков-испытателей во главе с генерал-лейтенантом, Героем Советского Союза Алексеем Благовещенским. Первый “поход за Сейбром” состоялся 10 мая и успеха не принес. Американцы сбили один МиГ, два других повредили. Вторая попытка также оказалась безрезультатной, при этом погиб полковник Дзюбенко (получивший повреждения в бою самолет перевернулся на посадке). После таких неудач группу испытателей отозвали в Москву. Добыть F-86 удалось полковнику Е.Г. Пепеляеву.

Евгений Георгиевич вспоминает: “Бой получился острый, а вот с “Сейбром” вышло проще. Уже выходил из боя, самолет в пробоинах, и тут перед носом — “Сейбр”. Пилот не успел ничего предпринять, как я открыл огонь. От места, где находился фонарь, потянулся дымок, машина стала падать. Преследовать не стал, понял: далеко не улетит. Как позже оказалось, повредил слегка двигатель и катапульту. Пилоту “Сейбра” ничего не оставалось, как посадить самолет. Надо отдать ему должное, сделал он это мастерски. Планируя, дотянул до моря и сел на гальку как раз в тот момент, когда начался отлив. Летчика тут же подобрала служба спасения она у них действовала безупречно. А самолет остался…”

Дальнейшие события, по свидетельству очевидцев, развивались так. Часа через 2–3 появились американские штурмовики и стали усиленно бомбить район посадки “Сейбра”. Однако уже начался прилив, морская вода укрыла самолет, и пилоты штурмовиков бомбили пустой берег. Наступила ночь. Нашим механикам была поставлена задача: достать истребитель из воды и переправить на аэродром Аньдун. За ночь не управились. Первоначально оттащили его от берега в поле и замаскировали под стог сена. Там он простоял целый день. С наступлением темноты истребителю обрезали крылья. Утром “Сейбр” доставили на наш аэродром. И через некоторое время F-86 отправили в Москву.

Американцы так же настойчиво пытались добыть МиГ-15. Тактику избрали аналогично советской: повредить самолет и уже плохо управляемый МиГ вывести на свой аэродром и принудить к посадке.

Интересный факт рассказал генерал-майор авиации в отставке Герой Советского Союза С. Крамаренко. Его пыталась взять в “клещи” тройка “Сейбров”, во главе которой летал ас, полковник, командир американского авиакрыла. Пришлось сделать десятки переворотов, петель с предельными перегрузками, чтобы выскользнуть из “клещей”. При совершении очередной петли Крамаренко сумел открыть огонь и подбить один “Сейбр”. Это не охладило пыл американцев, и они преследовали его почти до самого аэродрома, но сделать так ничего и не смогли.



Истребители-бомбардировщики F-84 Viunderjet в полете


До конца боев получить в свое распоряжение МиГ в нормальном состоянии так и не удалось. Американцам досталась сильно поврежденная машина, упавшая в горной местности. Самолет можно было вывезти только вертолетом, поэтому машину пришлось разбирать на части. Не имея специальных инструментов, американцы «резали» самолет при помощи ручных гранат. Такой, с позволения сказать, самолет не представлял реальной ценности.

Мысль о том, что посадить МиГ-15 — дело бесперспективное, стала возникать у американцев все чаще, и они решили “купить” МиГ, пообещав корейскому летчику, который перегонит им советский истребитель, вознаграждение 100 тысяч долларов. Предатель нашелся только лишь в ноябре 1953 года, им оказался молодой пилот Ро Ким Сук, но война к этому моменту уже окончилась.

В период с июля 1951 года по 2 февраля 1952 года воевал в Корее лучший ас конфликта — капитан Сутягин Николай Васильевич. За 7 месяцев боев он сбил 21 самолет противника (15-F-86, 2-F-80, 2-F-84, 2-Meteor F.8). 10 октября 1951 года Сутяги ну присвоили звание Героя Советского Союза. Приятно отметить, что впоследствии, после окончания Академии Генерального Штаба в 1964 году, Николай Васильевич возглавил Харьковское летное училище и руководил им до середины 1968 года.

В 1997 году в училище собирались выпускники 1967 года. 1967 год был примечательным для истории училища. Выпуск, совпавший с 50-ти летнем Октябрьской революции, стал отличным. Выпускниками этого года стали три будущих Министра Обороны независимых государств СНГ (России, Украины и Молдовы). Все, кто приехал на встречу выпускников 1967 года, с большим уважением и любовью вспоминали Николая Васильевича, и минутой молчания почтили память выдающегося летчика, ушедшего из жизни в 1986 году.

Период с февраля 1952 года по 27 июля 1953 года оказался наиболее тяжелым для советских летчиков. Американцы, учтя печальный опыт первого года боев, улучшили подготовку своих пилотов. Их летчики после выполнения 100 боевых вылетов убывали на родину, а на их место прибывали новые. Перед отправкой на фронт летчики проходили интенсивную подготовку по тактике воздушного боя и полетам в горной местности. Знакомили американцев и с тактикой советской авиации. Уже на месте их подготовкой занимались пилоты, побывавшие в боях.



Истребитель F-86 Sabre на полевом аэродроме в Корее


Пополнение 64-го корпуса осуществлялось путем полной замены отвоевавших дивизий. Это приводило к неоправданным потерям необстрелянного летного состава. Никакой специальной подготовки перед отправкой в Корею летчики не получали. От них всячески скрывали цель командировки, корейский опыт не изучался. Большинство летчиков имело налет на МиГ-15 не превышавший 50–70 часов, чего было явно недостаточно для летчиков строевых частей, тем более убывающих на фронт. Все это приводило к неоправданным потерям.

Авторам этих строк в процессе своей службы часто приходилось встречаться с одним из участников корейских событий Семеном Алексеевичем Федорцом, который до последних дней продолжал работать на одной из кафедр Харьковского института летчиков Украины — наследника Харьковского летного училища. Рассказывая о прибытии своего полка на Корейский фронт, он приводил пример, когда прямо над аэродромом “Сейбры” сбили звено Ми Г-15, которые возвращались с облета района боевых действий и спокойно заходило на посадку, как у себя в Союзе. Летчики совершенно не следили за воздушной обстановкой. Так полк понес первые потери, еще не вступив в бой.

Но, несмотря на сложности, с которыми пришлось столкнуться летчикам 64-го корпуса на этом этапе войны, было одержано немало знаменательных побед.

10 февраля 1952 года пара старшего лейтенанта М. Аверина из 148 ГвИАП 97 ИАД в воздушном бою сбила майора Джорджа А. Девиса, имевшего к тому времени 14 побед в Корее и 7 побед во время второй мировой войны. Девис (посмертно) был награжден высшей наградой США — Почетной медалью Конгресса. После гибели летчика американским командованием был объявлен трехдневный траур.

9-го сентября 1952 года летчики 726-го ИАП в одном бою сбили 14 F-84 и два повредили. При этом на базу не вернулось 3 МиГа и погибло два летчика.

Во второй половине сентября советские летчики сбили майора Фредерика К. Блесси, одержавшего 5 побед над МиГами всего за две недели боев. Американцу удалось перетянуть береговую черту и катапультироваться над Желтым морем. Позже его подобрал гидросамолет.

23 января 1953 года старший лейтенант Карпов из 913 ИАП 32 ИАД сбил командира 16 иаэ 51 ИАКр подполковника Элвина Л. Хеллера. Хеллера сбили севернее р. Ялуцзян, в закрытой для авиации ООН зоне. Летчик попал в плен. Все это вызвало международный скандал.

7 апреля 1953 года летчик 224 ИАП 32 ИАД старший лейтенант Берелидзе, в районе своего аэродрома, сбил командира звена 39 иаэ 51ИАКр капитана Гарольда Е. Фишера. Пилот “Сейбра” был взят в плен. К этому времени на его счету числилось 10 побед.

(Окончание следует)

• КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ

Морским судам — быть!

Раздел выходит под редакцией Павленко С.Б.



Россия сыграла важную роль в создании и развитии искусства дальнего мореходства и строительства приспособленных для этого кораблей. Русский опыт часто перенимали моряки и кораблестроители других стран. Это признается даже иностранными историками-моряками. Так, в Англии в конце XIX столетия вышла книга Ф. Джена под названием «Русский флот в прошлом, настоящем и будущем». В этой книге можно прочесть следующие слова: «Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности большие права на древность, чем флот британский. За столетие до того, как Альфред (король англосаксов, царствовал с 870 г. по 901 г.) построил первые британские корабли, русские суда сражались в отчаянных морских боях; и тысячу лет назад первейшими моряками своего времени были они — русские».

Это не было преувеличением. В то время как норманны под командованием Вильгельма Завоевателя захватывали Британию, а викинги наводили ужас на всю Западную Европу, флот Киевской Руси громко заявлял о себе под стенами Константинополя. Не один раз появление нескольких сотен (!) русских ладей заставляло трепетать государей Византии, прямой наследницы Великого Рима. И дань в 150 тонн серебра, и прибитый щит на воротах Царьграда (так на Руси называли Константинополь, нынешний Стамбул) князем Олегом Вещим недвусмысленно говорили о том, кто владычествовал на Черном море в те времена.

Татарское нашествие отбросило русский народ от берегов Каспия и Черного моря. Оно же ослабило Великий Новгород и вынудило его постепенно отойти под натиском шведов и немецких псов-рыцарей от берегов Балтийского моря. На несколько столетий наш народ-мореход был оторван от своих древних морских границ.

Попытки русского народа отвоевать морские рубежи на северо-западе и создать свой флот на Балтийском море почти не прекращались в течение XIV–XV вв. и усилились при Иване Грозном. Еще за 100 лет до первых шагов Петра I к морю русский народ вел энергичную борьбу за возвращение к берегам Балтики. На севере потомки новгородцев поморы, отважные и искусные мореходы, на своих крепких, устойчивых в непогоду судах все дальше уходили в необъятные просторы Ледовитого океана на север и восток. В то же время началось героическое движение русских казаков на восток. Походы Москвитина, Пояркова, Хабарова и других отважных исследователей открыли для русского народа земли Дальнего Востока, берега Охотского и Японского морей. На юге России нарастало противостояние с турками и крымским ханством, оккупировавшими берега Черного моря. Но до создания настоящего флота было еще далеко…



Линейный корабль “Выборг” на маневрах Балтийского флота. 1710 г.


1633 г. ознаменовался постройкой первого большого морского корабля на русской территории, хотя и иностранцами. Герцог Шлезвиг-Гольштейна (Голштинии, как называли на Руси) Фридрих, желая завести у себя выгодную в то время торговлю шелком, испросил позволение у Москвы построить для этого десять кораблей и на них поддерживать торговые сношения с Персией. Русское правительство, давая разрешение, сделало оговорку, что во время плавания по Волге и по Каспийскому морю голштинцы должны оберегать свое достояние сами, что русское правительство не берет на себя ответственность, и что при постройке судов от русских плотников, которые будут с ними работать, «корабельного мастерства не скрывать». Строительство велось на верфи в Нижнем Новгороде. Летом 1636 года судно было построено, названо в честь герцога Голштейнского «Фридрих», и на нем поднят флаг герцогства. В экспедицию на корабле отправились 78 человек, большинство из них были чинами посольства. В составе экипажа было лишь 5 русских чернорабочих. Корабль, выйдя 30 июля из Нижнего Новгорода, 15 сентября достиг Астрахани, где простоял до 10 октября, когда вышел в море. Погода была бурная, и 14 ноября корабль разбился у берегов Дагестана. После этого посольство берегом поехало в Персию, но там переговоры не имели успеха, а потому все это предприятие рухнуло, и, конечно, следующих кораблей голштинцы строить не стали.

Требование русских властей при постройке корабля «Фридрих», чтобы голштинцы «от русских плотников корабельного мастерства не скрывали», заставляет предполагать, что мысль о заведении в России своего флота не была им чужда. Знаменательно также, что в предисловии к книге Вальгаузена «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», напечатанной в Москве в 1647 г., было обещано издание следующей части «О корабельной ратной науке, и то не мало дело и учение».

Вновь приступить к строительству военного флота нашу державу вынудили отнюдь не шуточные обстоятельства. В XVII столетии казаки всех мастей (донские, уральские, запорожские и пр.) совершали пиратские набеги на населенные пункты, расположенные по Волге и Уралу, на берегах Каспийского моря. Герои-бандиты наподобие Степана Разина наводили страх на весь юг России. И не только России. Объясняя причину заключения договора между Турцией и Богданом Хмельницким, французский посланник в Турции писал королю Людовику XIII: «Появление в море четырех казацких челнов наводило на Константинополь больший страх, чем появление чумы». По Волге и Каспийскому морю проходил очень важный для Русского государства водный торговый путь, по которому шла оживленная торговля с восточными странами. Для охраны этого пути государству пришлось начать строительство собственного флота на Волге и Каспии. В 1668 г. был сделан первый шаг к созданию русской регулярной военно-морской силы на Каспийском море: на реке Оке в селе Дединово был спущен на воду большой парусный корабль «Орел». Предыстория его появления была такова. В 1664 г. персидский шах Аббас II усилил торговые сношения с Россией и дал многие исключительные привилегии русским купцам. Через три года шах попросил у России дозволить особой армянской компании, состоящей из персидских подданных, производить торг шелком-сырцом через Россию. Разрешение было получено, и при этом русские брали на себя охранение провозимых товаров за особую плату. Конечно, это вызвало необходимость завести у нас военные суда для плавания по Волге и Каспийскому морю, а потому 19 июня 1667 г. начата постройка военного корабля в селе Дединове, и главное наблюдение за постройкой поручено боярину Ордин-Нащокину — тому же, что уже строил суда на Двине. В России корабельных мастеров не было, а потому, очевидно, должны были пригласить для этого иностранцев. Выбор пал на голландцев, так как они своей честностью в торговле расположили к себе русских людей, тогда как англичане за свои хищнические наклонности к наживе заставили совершенно запретить им торговлю в России. Был приглашен корабельный мастер Ламберт Гельт (Ней) «со товарищи». Несмотря на энергию и влияние Ордин-Нащокина, препятствия делались на каждом шагу. Всякий, от кого требовалось содействие, кажется, ставил себе в обязанность не исполнять распоряжений и указаний прежде нескольких подтверждений. Старосты, на вызов желающих плотников, отвечали: «вправду, что к государеву корабельному делу охочих плотников нет»; заводчики не давали железа; Пушкарский приказ (т. е. артиллерийское управление) отзывался неимением блоков и других вещей, а на требование кузнецов ответил, что у него всего один кузнец, да и тот делает «язык» к большому Успенскому колоколу; воеводы и другие начальствующие лица, которые должны были присылать деньги, всячески их задерживали. Когда понадобилось срубить несколько больших деревьев в доме одного архиерея, то и тут не обошлось без особого царского указа.

Нельзя не удивляться после всего этого, что корабль, названный «Орел», заложенный в половине ноября 1667 г., был все-гаки спущен через пол года; вскоре поспели еще яхта, бот и две шлюпки. Окончательное снаряжение этих судов задержало выход их до 19 мая 1669 г.

Корабль «Орел» размерами был очень мал: длиной 80 футов, шириной 21 фут и сидел на 5 футов в воде. Постройка всех этих судов обошлась с небольшим в 9 тысяч рублей. На корабле было 20 иностранцев, и к ним прибавилось в Казани 35 нижегородских стрельцов для охраны во время пути. Почти четыре месяца понадобилось флотилии, чтобы добраться до Астрахани. В Астрахани суда оставались девять месяцев, сначала в ожидании некоторых вещей и погрузки припасов, а потом по случаю восстания под руководством Степана Разина, остановившего всю торговлю с Персией. В бытность в Астрахани командир корабля «Орел» Ботлер, по поручению астраханского воеводы Прозоровского, успел построить и в апреле 1670 г. спустить еще «военное судно» на манер галеры. Но движение Разина распространилось настолько, что восставшими был захвачен и самый город Астрахань; суда все были сожжены, а иностранцы бежали. В 1671 г. Разин был захвачен и казнен в Москве, но. край еще долго волновался, и нарушенная торговля с Персией еще долго не восстанавливалась.

На Белом море в это время тоже было несколько попыток завести свои торговые корабли, чтобы на них купцам самим возить товары в иностранные порты. Но русские купцы были там подвергнуты полному бойкоту, и им пришлось привезти товары обратно в Архангельск и тут продать тем же иностранцам по дешевой цене. Иностранцы всячески стесняли развитие нашего дела, широко пользуясь даваемыми им привилегиями и нередко производя насилия. Уже тогда принципы «свободной торговли» европейцами понимались исключительно в свою пользу. Мало чего изменилось с тех пор. Если в XVII веке инструментом для «защиты национальных интересов» выступали эскадры, то сейчас — антидемпинговые расследования.

Для строительства флота нужны были деньги. Денег у патриархального отсталого государства не было. Для выхода к морским берегам нужны были сильные армии и передовая промышленность. Не было ни того, ни другого. Нужны были кораблестроители и флотоводцы. Их не было. Даже «морской боярин» Ордин-Нащокин удалился от дел. Вторая попытка возрождения флота закончилась ничем. А в Европе в это время английские и испанские адмиралы уже водили в сражения десятки кораблей, голландцы подминали «под себя» мировую торговлю, а французы начинали формировать теорию кораблестроения. Было от чего придти в отчаяние «государевым людям». Все решил один человек, не поддавшийся отчаянию. Это был Петр Первый.

Это он начал коренную реформу в военном деле, тренируя «потешные полки» (Семеновский и Преображенский — будущую гвардию) и «потешную флотилию» — на маленьком ботике. С царствованием Петра I связан не только новый этап в развитии русского мореплавания, но и сам факт появления (возрождения) русского флота. Строительству флота и борьбе за свободные выходы России к морю, организации торговли с заморскими странами Петр I уделял много внимания. Он мечтал о пути через Каспийское море в Индию, о морском походе на Мадагаскар, о достижении Северным морским путем Китая и Индии. Стремясь превратить Россию в великую морскую державу, Петр заказывал военные корабли за границей и развивал отечественное судостроение. Он сам учился кораблестроению. Привлекая из-за кордона образованных моряков, он в то же время для создания отечественных кадров в 1701 г. открыл в Москве навигационную школу, впоследствии переведенную в Петербург.

Строительство флота Петр решил первоначально развернуть на Русском Севере — Беломорье. Петру нужны были военные и торговые корабли, пригодные для плавания по открытому морю в бурную погоду. Поэтому он строжайше запрещает строительство на Поморье судов поморского прибрежного типа (так называемых «кочей»), а приказывает строить только «новоманерные» суда. В бассейнах рек, впадающих в Белое море, было много строевого леса, годного для постройки больших кораблей. Кроме того, Архангельск был достаточно удален от соседних государств, и Белое море являлось полностью внутренним русским морем. Развитие строительства военных судов в Архангельске было важно еще потому, что построенные здесь корабли направлялись в дальнейшем на Балтийское море. Трудный для парусных судов переход из Белого моря вокруг Скандинавии в Балтийское море служил прекрасной школой для моряков молодого русского военного флота.

В 1694 г. летом под именем шкипера Петра Алексеева царь плавал в Белом море. Весной 1696 г., командуя галерой «Принципиум», он спустился от Воронежа до устья Дона и принимал участие в осаде турецкой крепости Азов.

Осенью 1696 г. по настоянию Петра Боярская дума выносит вердикт: «Морским судам быть». Эта дата ныне чествуется как День основания русского регулярного военно-морского флота. Одного вердикта оказалось мало — нужны были крупные денежные средства. Так, расходы на постройку, оснастку и вооружение только одного корабля составляли огромную по тем временам сумму — 10 тысяч рублей. Флот решили строить «всем миром». И дума выносит резолюцию о создании «кумпанств» — судостроительных компаний. Согласно этому решению все владельцы имений, объединив свои усилия, должны были за каждые десять тысяч крестьянских дворов предоставить казне один пригодный для плавания корабль. Естественно, в таких условиях создать по-настоящему боевые корабли, обладавшие хорошими мореходными качествами, было практически невозможно. Через три года, осмотрев суда, Петр I признал боеспособными только девять из пятнадцати выстроенных кораблей. Да и те, увы, нуждались в значительных переделках.



"Полтава"


Начиная с 1697 г. в Голландию, а затем Англию и Венецию Петр направил на учебу несколько групп русских молодых людей. Сам он отбыл за рубеж вместе с преображенцами А.Д. и Г.А. Меншиковыми, Ф. М. Скляевым, Ф. С. Салтыковым и другими. Петр проходил морскую службу под именем Петра Михайлова. Голландское правительство вначале снисходительно относилось к увлечению царя и даже подарило ему 60-пушечный корабль «Св. Петр и Павел» и буер, в постройке которых принимали участие русские волонтеры. Когда же он обратился с официальным предложением строить суда для русского флота, Голландия ответила вежливым отказом — она не желала вдобавок к Англии и Швеции иметь на Балтийском море еще одного конкурента. В Голландии Петр изучал кораблестроение и навигационное дело: получил звание корабельного мастера; не будучи удовлетворен постановкой дела в Голландии, посетил для дальнейшего усовершенствования в корабельном деле и навигации Англию.

В 1699 г. в чине капитана Петр плавал в Азовском море, командуя кораблем «Отворенные Врата». В следующем году учредил Московскую математико-навигацкую школу, а еще через два года, в 1703 г., заложил Петербург, собственноручно сделав промер фарватера у о. Котлин и указав место для постройки крепости. Начиная с 1713 г. он посылает мореходов и геодезистов для исследования Охотского моря и Курильских островов.

Но это будет потом. А пока, вернувшись из Европы и находясь под впечатлением от увиденного в Англии и Голландии, у Петра возникает замысел постройки линейного корабля на российской верфи. Для этого он пригласил в Россию нескольких английских и голландских судостроителей. Но их прибытие задерживалось, и Петр решил его строить, не прибегая к помощи иностранцев, по русским чертежам, силами русских мастеров и из нашего материала. Нетерпение Петра имело веские причины — шла война с турками, войска осадили крепость Азов, но не могли ее захватить или принудить к сдаче, т. к. турецкий флот обеспечивал осажденную крепость боеприпасами и провизиею. На Азовском море нужен был свой флот, который мог бы противостоять турецкому. Для этого в Воронеже срочно была построена верфь, на которой стали строить первые боевые корабли для российского флота. Приступив к созданию регулярного военного флота, Петр ввел разделение кораблей по рангам, в соответствие с которым линейными кораблями считались корабли длиной в 40…55 м, трехмачтовые, вооруженные 45…90 орудиями. Фрегаты, соответственно, были длиной до 35 м, трехмачтовыми, с 28…44 орудиями

Первый линейный корабль был заложен 19 ноября 1698 г. на верфи в Воронеже. По воле молодого царя его назвали «Гото Предестинация», что по-латыни означает «Божие провидение». В работе над кораблем Петру помогал его соратник еще по строительству «потешной флотилии» Ф.М. Скляев и искусный плотник Л. Верещагин. Орудия для корабля также были отлиты в России на заводах Демидова.

«Предестинация» стала первым кораблем петровской эпохи, построенным «по английской методе». Ее корпус имел строго выверенные пропорции и плавные обводы, присущие кораблям северной Европы. Чертежи корабля делал сам Петр, взяв за основу чертежи английского корабля и внеся в них много изменений и новшеств. Так как корабль предназначался для плавания в мелководном Азовском море, Петр значительно уменьшил осадку судна, что потребовало поиска новых пропорций для обеспечения хороших мореходных качеств. В процессе постройки были введены существенные конструктивные усовершенствования. Киль корабля отличался особым > устройством крепления, изобретенным Петром и позволявшим сохранить водонепроницаемость корпуса в случае отрыва киля от удара о грунт. В иностранных флотах нечто подобное появилось только через 150 лет. До этого киль корабля изготовляли из одного массивного бруса. Петр I приказал изготовить его из двух брусьев, скрепленных между собой деревянными нагелями. В случае удара о грунт отвалился бы только нижний брус, само же судно осталось бы неповрежденным. Подобная конструкция была применена при строительстве судов в Англии лишь в 40-х годах XIX в.

27 апреля 1700 г. в присутствии высших чинов государства и иностранных послов богато украшенный позолоченными скульптурными украшениями 58-пушечный корабль был спущен на воду самим Петром I и вошел в состав Азовского флота. По этому поводу голландский посол в России Ван дер Гульст сообщал в Гаагу: «Будучи в Воронеже, мы видели спуск на воду очень красивого корабля, построенного царем с помощью русских мастеров. Ни один иностранный мастер не приложил руки к этому делу». Петр I был очень доволен кораблем: «Весьма красивый, зело изряден пропорцией, изрядного художества и зело размером добрым состроенный». «Гото Предестинация» славилась не только своей боевой мощью, она стала одним из первых произведений русского декоративного искусства в стиле барокко. Резьба на баке и корме, венки на пушечных портах были покрыты позолотой, а ставни портов и фальшборт изнутри окрашивались в огненно-красный цвет, контрастировавший с белыми парусами корабля.

По отзывам современников, «Гото Предестинация» обладала превосходной остойчивостью, хорошо всходила на волну и была самым быстроходным кораблем в азовской эскадре вице-адмирала К.И. Крюйса, в течение 10 лет сковывавшей враждебные действия Турции против России.

В 1700 г. началась война со шведами, отвлекшая внимание Петра на север, к Балтийскому морю. В дальнейшем все мероприятия были направлены на создание военного флота в Балтийском море. Начало войны ознаменовалось появлением шведской эскадры из 5 фрегатов и 2 галиотов в Белом море и нападением их на Архангельск, окончившимся неудачей — один фрегат сель на мель и был взят, равно как и оба галиота, остальные ушли. В 1702 г. была взята крепость Нотебург (Шлиссельбург), а в 1703 году крепость Ниеяшанц на Неве и заложен новый город — Петербург.

На пороге XVIII в. Петр I, не довольствуясь строительством судов на мелководных Воронежских верфях, перемещает основную корабельную «мастерскую» на север страны — в Архангельск и на Соломбальские острова. Со временем верфи разрастались. Расширялись парусное, канатное, железное и лесопильное производства, возводились новые, более совершенные стапели. В феврале 1703 г. на берегу реки Свирь начала работу еще одна крупная верфь, получившая название Олонецкой. Началась планомерная постройка боевых кораблей. Первые корабли соответствовали 4-му рангу английских кораблей, они имели высокие кормы с расположенными в них пушками и одну или две батарейные палубы.



Линейный корабль "Гавриил”» 1713 г.


Для того, чтобы вести одновременно две войны за выход к берегам Балтийского и Черного морей, требовались колоссальные ресурсы. Противостоящие державы — Швеция и Османская Империя — были одними из самых сильных в военном отношении держав того времени. Вести войну на два фронта было опасно, и неудачный Прутский поход ярко это показал. Петр отказывается, на время, от выхода к Черному морю, сдает Азов и продает Азовский флот. Все силы сосредотачиваются на Балтике.

Верфи у Ладожского озера имели, однако, весьма существенное неудобство: слишком уж далеки они были от балтийских вод. После долгих поисков Петр решает строить новую судоверфь на берегах Невы, и не просто верфь, а Адмиралтейство — верфь-крепость, которая смогла бы защитить молодой город от неприятельских судов. Проект Адмиралтейства был составлен самим царем-судостроителем 5 ноября 1704 года. Петр I позаботился о том, чтобы это событие не осталось незамеченным для истории. В поденном журнале царь оставил запись: «Ноябрь. В 5-й день, в неделю, заложили Адмиралтейский дом и были во остерии и веселились; длина 200 сажень, ширина 100 сажень».

Настоящее строительство крупных военных судов на петербургских верфях было развернуто в конце 1709 г., после того, как вступил в строй эллинг для больших кораблей. После поражения шведов под Полтавой, взятия Выборга, Ревеля, Риги строительство кораблей получило широкое развитие. Это было связано с тем, что потерпев сокрушительное поражение под Полтавой и не имея сил противостоять России на сухопутных фронтах, Швеция все еще обладала очень мощным флотом, который мог наглухо «закупорить» с таким трудом пробитое «окно в Европу», установив морскую блокаду и перехватывая русские торговые суда. Но к тому времени российские верфи заработали уже на полную силу.

Начиная с 1712 г., с верфей Адмиралтейства почти ежегодно сходит, по меньшей мере, два крупных корабля. В 1712 году был спущен на воду первый построенный в Петербурге 54-пушечный корабль «Полтава». Также строятся другие крупные линейные корабли — 60-пушечные корабли «Екатерина», «Нарва», «Ревель», «Шлиссельбург», «Ингерманланд» и «Москва».

Русские парусные суда, построенные на отечественных верфях под руководством непревзойденного «обер-сарваера» Ф.М. Скляева, И.М. Головина, Ивана Рамбурга и многих других российских корабелов, ни в чем не уступали иностранным кораблям. По сравнению с ранним флотом Петра периода Азовской кампании, балтийские суда имели более высокую корму и возросшую осадку. Благодаря совершенным обводам и пропорциям корпуса, они обладали высокой маневренностью и отменными мореходными качествами.

Петр же, будучи монархом, показал себя и как умелый политик, и как талантливый флотоводец, и, самое невероятное, — он остался верен своему увлечению кораблестроением и после «Предестинации». Так, Петр I сам спроектировал и заложил 54-пушечный корабль «открытого моря», получивший имя «Полтава». Корабль имел одну закрытую батарею, которая вооружалась 18-фунтовыми орудиями. На верхней открытой батарейной палубе стояли 12-ти и 3-х фунтовые пушки. Над транцем возвышалась кормовая раковина, богатая резьба которой изображала победу над шведским войском под Полтавой. Корабль принимал участие почти во всех кампаниях Балтийского флота во время Северной войны, а в 1713 г., прикрывая русские галеры при штурме Гельсингфорса, был флагманским судном Петра.



«Гото Предестинация».


После «Полтавы», на главном Адмиралтействе был заложен целый ряд однотипных 60-пушечных линейных кораблей. И наиболее удачным из них стал «Ингерманланд», построенный талантливым мастером Е. Козенцем по чертежам Петра, — двухдечный корабль, который нес на борту 64 орудия. Двадцать четыре из них были тяжелыми 30-фунтовыми пушками. Корабль имел внушительные для того времени размеры: длину 52 м, ширину 14 м, глубину трюма 6 м. Парусное вооружение «Ингерманланда» было усовершенствовано, на его высоких мачтах появились третьи паруса — брамсели.



«Ингерманланд»


Вершиной судостроительного искусства Петра являлся спроектированный им первый трехдечный 100-пушечный линейный корабль «Петр I и II», который был заложен в 1723 г. на Санкт-Петербургской верфи и вступил в строй уже после смерти царя.

Российские корабли того времени имели один существенный недостаток. Они строились из невыдержанного леса и потому их срок службы редко превышал установленные Адмиралтейством 15 лет. Что и говорить, сравнение с рекордными французскими кораблями не в нашу пользу. Но надо принять во внимание то, что у русских корабельщиков просто не было леса с такой выдержкой и не было времени на эту выдержку. Европейские корабелы пользовались лесом, заготовленным еще их прадедами (в Англии лучший корабельный лес имел 80-летнюю выдержку!), и, соответственно, заготавливали его впрок и для потомков. Не было времени у Петра ждать десять лет. Флот нужен был «вчера и сразу». Благо по качеству постройки петровские суда ничем не уступали иноземным. Сам Петр, называвший купленные им за границей суда «приемышами», отмечал, что те, при полном ветре, «завсегда назади».

К слову, этот великолепный строевой лес, заготовленный на поколения вперед, сыграл злую шутку с англичанами. Когда в первой половине XIX века техническая революция выдвинула основным корабельным конструктивным материалом железо (а Британия была мировым лидером в этой области), то несколько десятилетий лорды британского Адмиралтейства не могли решиться на строительство железных кораблей — жалко было пустить «на дрова» огромные запасы корабельного леса!

Размах кораблестроительной деятельности в Петровской России можно оценить по загруженности верфей — из 646 гребных и парусных судов, построенных для Балтийского флота, лишь 35 были приобретены Петром за границей. И это при том, что 20 лет назад не было вообще ничего! Неслыханные темпы в истории мирового кораблестроения!

В 1716 г. Россия совместно с Англией и Данией продолжала вести боевые действия против Швеции. В целях нанесения удара по противнику предполагалось наступление русской армии на Стокгольм со стороны Ботнического залива и высадка объединенного русско-датского десанта на южное побережье Швеции. Для осуществления этого замысла в июле в датские воды вошла Балтийская корабельная эскадра в составе семи линейных кораблей, трех фрегатов и трех шняв. Вместе с прибывшими из Архангельска несколькими кораблями силы, собравшиеся в Зунде под командованием Петра I, составили 22 корабля. Вскоре к русскому отряду присоединились прибывшие для охраны торгового судоходства от шведских каперов и фрегатов английская и голландская эскадры, а затем и датские корабли. Всего в объединенном русско-датско-англо-голландском флоте было 70 кораблей. Авторитет Петра в корабельном и флотском деле был так высок, что он был избран командующим объединенными морскими силами антишведской коалиции! Избран был теми самыми англичанами и голландцами, у которых учился!

Усилия русских корабелов и фанатизм (другого слова и не подберешь!) Петра не пропали даром. В крупнейшей морской битве Северной войны — при Гангуте — со стороны русских участвовали уже 18 мощных линейных кораблей, 6 фрегатов и 99 гребных судов. И в честь одержанной Петром победы в 1714 г. со стапелей Адмиралтейства спускается на воду настоящий гигант — 90-пушечный линейный корабль «Гангут». Гангутская победа открыла путь русскому флоту к берегам Швеции, на которые производились набеги галерного флота. Корабельный флот в период 1714–1720 годов также имел ряд удачных сражений. После морского боя у острова Гренгам 35 русских галер с

14 шведскими кораблями, закончившегося захватом русскими 4 шведских фрегатов, и набега 60 галер на шведское побережье был заключен Нишгадтский мир, по которому к России отошли Лифляндия, Эстляндия, Финляндия и Приневский край.

Без флота победа в Северной войне была бы просто невозможной, и, более того, сделало бы выход России к берегам Балтики абсолютно бесполезным.

В последующие годы строительство флота не прекращалось. К 1721 г. он состоял из новых, недавно построенных кораблей, число которых в тот момент вдвое превышало количество боеспособных шведских судов. Среди неопубликованных материалов «Кабинета Петра I» обнаружена «Сравнительная роспись шведского и русского флота, сочиненная в Кабинете, 1721 г.». На основании этой росписи можно довольно точно установить состав русского флота в начале 1721 г.: 28 линейных кораблей (от 96 до 46 пушек), 10 фрегатов, 10 шняв, 2 бомбардирских судна, 4 прама или блокгауза. Ко времени кончины царя-судостроителя (1725 г.) русский регулярный боевой флот, объединявший 1104 корабля и малых судна (в т. ч. 48 линейных кораблей), стал наиболее организованным и самым передовым в мире, превратив Россию в великую морскую державу. Численность команд кораблей доходила до 28000 человек!

По архивным данным, в 1724 г. флот России уже насчитывал 34 линейных корабля, 15 фрегатов, 4 прама и 10 шняв. На стапелях адмиралтейства тогда находилось пять линейных кораблей и один фрегат (в 32 пушки, готовый к спуску). Петербургская верфь ежегодно отстраивала по четыре линейных корабля. За четверть века российский флот шагнул из небытия сразу в претенденты на 1-е место в мировом споре за владение морем. Факт тем более поразительный, что, в отличие от других государств Европы, Россия не имела заморских колоний и просто в силу своей континентальности могла обойтись меньшими военно-морскими силами. Но противостояние, во многом — вынужденное, с сильнейшими мировыми державами не оставило России такого выбора. И еще с петровских времен повелось так, что либо российский флот находится в числе 3-х сильнейших флотов мира, либо практически перестает существовать. Анализ кораблестроительной и флотоводческой деятельности преемников Петра позволит нам увидеть причины такого положения дел…



• «Полтава», Россия, 1712 г.

Длина — 34,6 м

Ширина — 11,7 м

Осадка — 4,6 м

Вооружение — 54 орудия.

---

«Полтава» стала первым «настоящим» линейным кораблем Балтийского флота и первым судном, построенным в Санкт-Петербурге. Ее заложили в декабре 1709 г. и назвали в честь недавней славной победы русского оружия. Руководил сооружением корабля Ф. М. Скляев, но главным строителем был сам Петр I, укрывшийся под псевдонимом Петр Михайлов.

Корабль спустили на воду 15 июня 1712 г. в присутствии царя. Затем на камелях (своего рода понтоны, служившие для подъема корпуса судна и проводки его через мелководье) «Полтаву» отбуксировали в Кронштадт для окончательной достройки и оснащения.

Обводы корпуса были достаточно полными. Шпангоуты имели сильный завал внутрь, корма отличалась характерным голландским транцем. Кормовую раковину украшала многофигурная резная композиция, в аллегорической форме прославлявшая победу русской армии под Полтавой. Часть этой композиции (двойные фигуры Георгия Победоносца) сохранилась по сей день и находится в фондах Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге.

«Полтава» активно участвовала в Северной войне и ходила под штандартом Петра I. В августе 1717 г. корабль, преследуя шведский капер, сел на мель и получил серьезные повреждения, однако после ремонта и тимберовки вновь нес службу. Еще раз он сильно пострадал во время шторма в мае 1721 г.: потерял две мачты. Его опять отремонтировали. В судьбе первого балтийского линкора важную роль сыграло то, что он был построен из хорошо высушенной древесины — в период бурного строительства флота это правило соблюдалось не всегда. В результате «Полтава» плавала 20 лет — значительно дольше большинства ее современников.



• «Фридрих», Россия, Шлезвиг-Гольштейн, 1633 г.

Корабль европейского образца имел плоское днище, трехмачтовое парусное вооружение и 24 больших галерных весла. Для самообороны корабль имел несколько пушек.



• «Гото Предестинация», Россия, 1700 г.

Длина — 36.0 м

Ширина — 9,5 м

Осадка — 3,0 м

Вооружение — 58 орудий.

Экипаж — 253 чел

---

«Гото Предестинация» — не только первый линейный корабль отечественной постройки, но и образец скульптурнодекоративного убранства, произведение искусства в стиле петровского барокко. Резьба на носу и корме, а также венки на пушечных портах были покрыты позолотой. «Гото Предестинация» входила в состав Азовского флота до 1711 г.

При заключении вынужденного Прутского мирного договора Петр I надеялся вывести корабль через Дарданеллы в Средиземное море и далее через Балтику в Кронштадт, но турки отказались пропустить русские суда через укрепления Керчи и Босфора. В октябре 1711 г. при передаче в соответствии с договором Азова туркам корабль «Гото Предестинация» был продан турецкому правительству.



• «Орел», Россия, 1667 г.

Длина — 24,5 м.

Ширина — 6,5 м.

Осадка — 1,5 м.

Вооружение — 22 орудия.

---

Был первым чисто парусным судном, построенным в России. Это был двухпалубный корабль, который нес три мачты. На фок- и грот-мачтах «Орла» были установлены прямые паруса, а на бизань-мачте — косой.



• «Ингерманланд», Россия, 1715 г.

Длина — 46,6 м.

Ширина — 12,5 м.

Осадка — 5,2 м.

Водоизмещение — 1870 т.

Вооружение — 64 орудия.

---

«Ингерманланд» представляет собой двухпалубный трехмачтовый линейный корабль. Был одним из самых быстроходных кораблей того времени. Отличался хорошей мореходностью и управляемостью. Во время его постройки был внесен ряд усовершенствований — шпации заполняли деревянные брусья, объединявшие набор в одно целое и увеличивавшие общую прочность корпуса; фок- и грот-мачты уже несли не по два, а по три прямых паруса и т. д. Весьма рационально была размещена артиллерия. Был флагманским кораблем Петра I. Принимал активное участие в Северной войне. В память о славных боевых походах этого корабля Петр I подписал указ: «Хранить (корабль) для памяти». Однако потомки Петра не исполнили его наказ. С 1725 г. корабль в море не выходил. К 1738 г. корпус прогнил, корабль заполнился водой и сел на мель в Кронштадтской гавани. После 1739 г. он был разобран на дрова.

КРОССВОРД «Воздушный шар»

Кроссворд составил Панасенко Борис Александрович


Вопросы по горизонтали:

1 — деталь, у которой нет начала и нет конца; 6 — лишний груз, но без которого летать нельзя; 8 — братья, изобретатели воздушного шара; 10 — монах-иезуит, выдвинувший идею "пустотных" шаров; 12 — венецианская лодка; 13 — заслонка для управления выхода газа; 14 — полоска, которая поддерживает штаны или стропы.

Вопросы по вертикали:

2 — вместилище, заполняемое газом; 3 — французский ученый, сумевший наполнить оболочку водородом; 4 — канаты, на которых подвешивается гондола; 7 — омоним "лишнему" отростку кишки; 9 — не очень легкий, но совсем не горючий; 11 — состояние вещества.


Справка для любознательных

Воздушные шары открыли путь в небо, потому что для их полета требовались минимальные энергетические затраты. Исходя от ошибочной теории “теплорода”, братья Жозеф и Этьен Монгольфье после серии опытов пришли к созданию теплового воздушного шара. Демонстрационный запуск шара без людей состоялся 5 июня 1783 года. В том же году 19 сентября был запущен шар с животными. Полетели петух, баран и утка. Первый шар с людьми был запущен 21 ноября. Полетели физик Пилатр де Розье и маркиз д’Арланд. Объем шара составлял примерно 1200 кубических метров. Благополучный полет продолжался 20 минут. Дальность составила около 9 километров.

Однако дальнейшее развитие получили в первую очередь шары, наполненные легким газом (водородом, гелием, светильным газом). Их создателем явился физик Шарль, работающий с помощью братьев Робер. Был разработан способ получения водорода в промышленных количествах, сконструированы основные части шара и методы управления им, сохранившиеся до настоящего времени. В первый полет 1 декабря 1783 года отправились Шарль и Робер. Диаметр шара составлял около 9 метров, объем — примерно 400 кубических метров.

В наше время воздушные шары применяются в основном для развлекательных целей в силу их сравнительной доступности.

Ответы на кроссворд смотрите в следующем номере

В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ

Бунзеновская "таблица штрафов"


Сведущему в истории науки человеку знакомо имя Роберта Вильгельма Бунзена (1811–1899) — немецкого химика, иностранного члена-корреспондента петербургской АН, подарившего миру не только великолепные научные открытия в области спектроскопии, фотохимии, открывшего цезий, рубидий, мышьякорганические соединения, но и множество важных изобретений — лабораторную горелку, названную его именем, угольно-цинковый гальванический элемент, газовые анализаторы, фотометр с масляным пятном, ледяной калориметр… Гораздо меньше известно о другом остроумном изобретении Бунзена — знаменитая «таблица штрафов», вывешенная в его лаборатории на видном месте. Она гласила:

ТОТ КТО:                            ПЛАТИТ ШТРАФЫ В КРЕЙЦЕРАХ:

Ведет опыты со зловонными газами не в вытяжном шкафу — 16

Оставляет открытым газовый кран — 12

Бросает в раковину бумаги и тряпки, которые могут засорить спускные трубы — 3

Не уменьшает пламя горелки, не используемой в данный момент в работе — 3

Не закрывает водопроводный кран — 3

Не запирает в шкаф казенную лабораторную посуду после работы — 6

Оставляет приборы после опытов на столе — 6

Оставляет весы и гири на ночь на столе — 12

«Таблица штрафов» сыграла немалую роль в наведении порядка среди студенческой вольницы: ведь таблица карала за любую небрежность и расточительность, за создание опасных ситуаций в лаборатории, приучала работать в стесненных условиях рядом с многочисленными коллегами. По воспоминаниям современников, строгие бунзеновские правила оборачивались тем, что на одежде и пальцах его учеников было куда меньше пятен и ожогов, чем у тех, кто работал в других лабораториях.

Проштрафившиеся студенты безропотно отдавали означенные в таблице крейцеры своему учителю. Они знали, что деньги эти пойдут на пополнение научной университетской библиотеки, на приобретение тетрадей, карандашей и лабораторной посуды. И не случайно все те, кто прошел выучку у Бунзена, впоследствии сами не уставали приучать своих подопечных к прилежности, бережливости и осмотрительности.

Остается добавить, что сам Бунзен пришел к пониманию необходимости соблюдать технику безопасности на основе горького опыта — проводя свою первую крупную работу, он при взрыве в лаборатории потерял глаз и тяжело отравился мышьяком.


Угольная лампа Эдисона


В люстре одного из учреждений Бухареста была обнаружена чудом сохранившаяся лампочка Эдисона. К удивлению присутствующих, она при включении загорелась, но не мгновенно, как мы привыкли, а разгоралась до полного накала более минуты. Но это не было дефектом лампочки, хотя ее срок службы составил около 80 лет…

Путь к созданию современной лампы накаливания, кажущейся элементарной по конструкции, был весьма непрост. Для повышения световой отдачи ее нить необходимо было нагревать до очень высоких температур, но тогда она, даже изолированная от воздуха, быстро испарялась, и лампочка «перегорала». Изобретатели отыскивали материал, способный выдерживать высокие температуры. В конструкции своей лампочки Эдисон применил угольную нить накаливания, а уголь, как известно, имеет отрицательный температурный коэффициент сопротивления, то есть в отличие от металлов его сопротивление при увеличении температуры понижается. Поэтому 16-свечовая лампочка Эдисона (55 Вт) в рабочем состоянии имела сопротивление 220 Ом, а в холодном — вдвое большее. Этим и объясняется ее странное поведение.


Субъективная оценка


Как-то раз на обочине шоссе, ведущего к Калифорнийскому университету, полицейский патруль обнаружил пустую машину, а рядом, в кювете, — лежавшего без сознания престарелого человека. В больнице выяснилось, что это 81-летний профессор, сейсмолог Чарлз Рихтер, разработавший в 1935 году шкалу для оценки интенсивности землетрясения. В дороге он почувствовал себя плохо, принял таблетку и… стал засыпать за рулем. Решив подышать свежим воздухом, он открыл дверцу машины, вышел на шоссе и свалился в облицованную камнем канаву.

— Как же так! Надо быть в ваши годы осторожнее! Хорошо хоть, что падение обошлось благополучно… — заохали коллеги, посетившие ученого в больнице.

— Если не считать сотрясения мозга, — едко уточнил тот. Последовало неловкое молчание, которое кто-то вздумал разрядить шуткой:

— И сколько же это было баллов по шкале Рихтера?

— Пора пересмотреть эту шкалу, — проворчал профессор, отвернувшись, — в моем случае прибор зашкалило бы…


Изобретатель цветомузыки


Конец XIX — начало XX века… Европа охвачена массовым экспериментаторством и поисками новых путей в искусстве.

Профессиональный художник, англичанин Александр Римингтон, задумав сочетать живопись и музыку, строит специальное устройство для извлечения цвета — цветовой орган. Закончил он его в 1893 году, а спустя два года дал первый концерт цветомузыки.

Орган представлял собой громоздкое сооружение, включавшее клавиатуру для управления цветом и панель с цветными фонарями, зажигавшимися от нажатия клавиш. Игра на цветовой клавиатуре напоминала исполнение на музыкальном инструменте. Цветной свет проецировался на экран, в качестве которого использовались холст, драпировки, вуаль, натянутые нити. Изобретатель полагал: спектр может быть разбит на пять октав по светлоте, что и нашло отражение в структуре цветовой клавиатуры.

Смешение красок на экране Римингтон получал с помощью трех основных цветов: красного, зеленого и синего. Он пытался вводить в цветокомпозицию формы, для чего ставил на пути проекционного луча обтюраторы, шторки, трафареты.

Цветовая партия исполнялась под аккомпанемент фортепьяно, органа и оркестра. После первого же концерта цветомузыки к изобретателю приходит шумный успех. Он начинает интенсивно экспериментировать. В 1911 году публикует книгу «Цветомузыка: искусство подвижного цвета».

Оригинальное в истории техники устройство не сохранилось.

КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ «У каждого дерева своя птица»

Сергей Другаль



Катер опустился на планете, и, пока остывал корпус и обожженная почва в окрестностях дюз, Лейтер нетерпеливо наблюдал за действиями пилота.

— Ну и как? — спросил он.

Верг пропустил между пальцами ленту с результатами анализов, пожал плечами:

— Ничего нового. Условия почти земные.

— Вы ведь уже бывали здесь?

— С группой картографов, — ответил Верг. — Но на планету не опускались.

Он щелкнул тумблером и, подождав, пока откроются створки иллюминаторов, повторил: — Почти земные. И все же… Мы мало знаем о микрофлоре, и потому прошу вас…

— Да, — поморщился Лейтер, доставая коробочку со шприцем. Он снял колпачок с иглы, подняв ее вверх, выдавил немного жидкости и воткнул в мышцу возле большого пальца. Сделав инъекцию, он отбросил шприц и встал:

— Можно выходить.

Верг открыл люк, опустил трап. По нему, приседая на гусеницах, выкатилась тележка со снаряжением и остановилась в ожидании. Лейтер огляделся, держа ружье наготове. Действительно, почти земной пейзаж. Лужайка, на которую они опустились, была окаймлена лесом, и плескалось небольшое озеро, заросшее растениями с белыми цветами. Чашечки их были раскрыты и, казалось, глядели в сторону пришельцев. Влажный воздух доносил от озера пряные ароматы, перебивающие запах горелой травы и пыли, поднятой при посадке. За озером в колышущейся дали можно было различить пологие холмы.

На поверхности озера недалеко от берега образовалась небольшая воронка, и вдруг выпрыгнул, повис над берегом, трепеща стреловидными крыльями, небольшой, похожий на дракона монстр. Он висел, моргая оранжевым веком единственного глаза. Лейтер выстрелил не целясь.

— Похоже, мы не зря сюда прилетели. Будет неплохая охота.

— Дело ваше, — сказал Верг. Цветы на воде исчезли. Монстр корчился на берегу, разевая беззубую пасть. Лейтер несколько раз щелкнул затвором фотоаппарата.

— Вот именно, мое, — бормотал он. — Мои деньги, мое дело.

Он вынул нож, умело снял шкуру вместе с головой, уложил в пакет с консервирующим порошком и бросил на платформу тележки. Из воды вынырнул бутон, раскрылся в цветок. Потом небольшая волна вздулась высоким бугром, выкатилась на берег, смыла монстра, и озеро застыло неподвижной гладью.

Они двинулись сначала берегом озера, а затем через мелколесье к холмам по зеленой мягкой траве. Следом бежала тележка. Какие-то мелкие, не стоящие внимания зверушки шарахались в стороны, и звенели в белесом небе невидимые птахи. Снова щелкнул выстрел, и Лейтер вытащил из норы длинного полосатого змея. Он сноровисто свернул безголовое туловище и уложил на тележке.

— Не люблю рептилий. Но, минутку, вот что-то подходящее…

У подножья холма стоял шестиног, спокойно рассматривая пришельцев. Белый, без единого пятнышка мех, маленькая голова на длинной шее, непривычные формы и ощущение странной гармонии. Верг замер, боясь спугнуть удивительного зверя. Передней лапой-рукой шестиног сорвал стебель, поднес к глазам, посмотрел и зевнул. В ту же секунду Лейтер выстрелил. Пуля попала в раскрытую пасть и разорвалась внутри. Шестиног умер мгновенно.

— Каков выстрел, пилот! — вскричал Лейтер. — Беру вас в свидетели, иначе никто не поверит.

Он подбежал к поверженному зверю, присел на корточки. Шерсть мягко пружинила под рукой.

— Ничего подобного я не видел. И никто на земле и в космосе.

Он долго и осторожно снимал с шестинога драгоценную шкуру. Лейтер возился с ней, пока синее солнце не коснулось четким диском верхушек леса.

— Может быть, вы все же поможете мне? — добродушно спросил он. Верг не ответил. Он поднялся с округлого валуна, только когда Лейтер, а за ним тележка двинулись по склону. С вершины холма просматривалась долина с мерцающими лентами рек и острые пики гор на горизонте. Прохладный воздух был чист и прозрачен. По ту сторону холма среди кустарника петлял ручей, огибая маленькую рощицу.

Лейтер выбрал место для ночлега в излучине ручья. Где-то в листве выводила радостную не повторяющуюся мелодию неведомая птица, и шелестело ветвями дерево. В сумерках Лейтер осматривал крону через оптический прицел, потом брызнули комочки птичьей плоти, и дерево замолчало.

— Проклятье! — Лейтер опустил ружье. — Слишком крупный заряд.

Уже почти в темноте Лейтер свалил резаком дерево и разложил костер. Верг достал продукты. Поужинали при свете костра и, включив защитное поле, улеглись на тележке, сняв с нее дневную добычу. Лесные звуки исчезли, только журчание ручья нарушало тишину.

— О чем вы все молчите, Верг? Я от вас и десяти слов за день не слышал. Неужели вас не увлекает благородная страсть охоты?

— Не увлекает.

— Но… вы не богаты, а одна шкура шестинога обеспечила бы вам год беззаботной жизни.

— Я пилот, — сказал Верг.

Эта планета была не первой, куда он доставлял искателей приключений. Приключения и риск стоили дорого. Безумно дорого, но лейтеры платили. А корпорация платила ему, Вергу. Платила за рейс и — особо — за риск. Его дело доставить пассажира на планету и обратно. Конечно, каждая планета всегда была предварительно разведана, но Лейтер стреляет… Три низкие луны взошли над лесом, и кружевные тени накрыли тележку. Ни пилот, ни охотник не видели, как от кустов отделилось нечто темное и бесформенное и покатилось по траве, не приминая ее. А потом пролетел пыльный вихрь, и трава стеклянно зазвенела.

Утром пилота разбудил Лейтер:

— Черт побери, откуда это?

Верг слез с тележки. Трава вокруг угасшего костра была усеяна мертвыми птицами. Верг тупо разглядывал их: разноцветные, маленькие и большие, они, раскинув крылья, валялись в беспорядке на сверкающей ледяным блеском траве. Блеск этот резал глаза. Только в зоне защитного поля трава оставалась зеленой. Лейтер снял защиту и вышел из круга, чтобы собрать птиц. Стебли со звоном ломались под его ногами, и острые осколки разлетались в стороны.

— Настоящее стекло, — пробормотал он. — Вы что-нибудь понимаете? Откуда эти птицы? Почему мертвые? Да не стойте вы, помогите мне загрузить тележку. Лейтер сыпал проклятиями и вопросами, на которые не было ответа.

— Надо возвращаться, — перебил его Верг. — Посмотрите.

Пологий холм, который они так незаметно преодолели вчера, за ночь изменился. Почвенный покров исчез, и обнажилось скальное основание — каменный хаос, наверняка непроходимый для тележки. Лейтер огляделся. Деревья оставались зелеными, и лишь одно на краю рощицы потеряло листву и топырило к небу обнаженные ветви. Лейтер ухмыльнулся, вертикальные складки обозначились от глаз к подбородку.

— С этим-то я справлюсь, пилот. А охоту мы только начинаем, по контракту время возвращения определяю я. Вам это известно, не так ли?

Верг промолчал, укладывая шкуры на тележку. Лейтер долго пытался разжечь костер, но сучья плавились в плазме резака, не давая огня. Тогда он набрал из ручья воды, уменьшил факел и направил его на поверхность воды в сосуде. Вода закипела мгновенно, и в ноздри ударил невыносимый трупный запах.

Преодолевая тошноту, Лейтер кинулся к тележке, и они на полном ходу двинулись в сторону от ручья, поднимая клубы стеклянно-радужной пыли. Какое-то время тележка бежала самостоятельно, потом Лейтер взял управление на себя и повел ее в обход скального образования. Стеклянный покров исчез, Лейтер перевел дыхание, засмеялся:

— Пугает нас планетка, а?

— Предупреждает…

— Глупости. Что мы знаем о тектонике и экологии планеты? Как часто здесь происходит изменение рельефа, я имею в виду вчерашний холм? Это может быть столь же обычным, как дождь на земле. Вы сами, пилот, говорили о микрофлоре. Ее деятельность и есть причина загнивания ручья.

— Стеклянная трава…

Лейтер внимательно оглядел пилота. Тот сидел боком, скорчившись в кресле пассажира, втянув голову в воротник куртки.

— Что вы хотите?

— Чтобы вы не стреляли больше. — Верг смотрел перед собой не моргая.

— Эта экспедиция мне обошлась дороже, чем вы сможете заработать за всю жизнь.

— И вы надеетесь возместить расходы?

— Возместить? — Лейтер прищурился, положил на колени ружье. — Я охочусь для собственного удовольствия. Вам этого не понять. Когда я вижу зверя, я не могу не стрелять. Это надо ощутить — держать чужую жизнь на второй фаланге пальца. На Земле, вы должны знать, охота запрещена. Там я бессилен, но здесь…

Верг первым увидел это странное толстое кольцо. Диаметром больше двух метров, оно катилось по руслу высохшей речки, оставляя рубчатый след. Середина кольца напоминала двояковыпуклую линзу и отсвечивала прозрачной синевой. Кольцо обежало небольшую лужу и остановилось. Тень обода эллипсом окружила лужицу, и было видно, как изменилась выпуклость линзы, а потом все исчезло в серых клубах пара и дыма. Лейтер подвел тележку ближе. Кольцо лежало на дне углубления, оставшегося от лужи. Обод его двигался вокруг линзы, втягивая в себя горячую кашу из водорослей и останков мелкой живности.

— Неслыханно, — тихо сказал Лейтер. — Хищник, использующий в качестве оружия энергию солнечных лучей.

Обод участил круговые движения, в них неожиданно включилась и линза, и в то же мгновение животное приняло вертикальное положение, став ребром к тележке. Лейтер, помедлив, поднял ружье. Обод качнулся, и тень его легла на тележку.

— Не надо, — сказал Верг.

— Не ваше дело, пилот. Я просто не знаю, куда стрелять. Обод заслоняет линзу — полагаю, это и есть уязвимое место.

Он отвел тележку назад, и обод синхронно тронулся в сторону так, что тень его снова оказалась направленной на тележку.

— Это становится забавным! — Лейтер возился с магазином, меняя характеристику заряда. — Наверняка теперь хватит…

Взрыв разнес вершину обода. Падая, обруч закрутился волчком и замер, видимый целиком. Разорванные части обода пульсировали, стремясь сомкнуться, прозрачная жидкость выливалась из раны, и линза на глазах теряла округлость. Потом испепеляющий жар на секунду коснулся тележки.

(окончание следует)

ПРЕСС-ЦЕНТР



Не совсем обычное открытие сделали астрономы Рэй Виллард из балтиморского научного института космического телескопа (Брасе Telescope Science Institute) и Дэвид Беннет из университета Нотр-Дама, работая со снимками телескопа Hubble: они наконец-то обнаружили звезду, вокруг которой вращается планета. Удивительно то, что сама планета была открыта еще в 2003 году. Планета обнаружена с помощью микролинзирования — естественного явления, связанного с искажением лучей света гравитацией. Когда такое отклонение было обнаружено, ученые четко сказали, что нашли очередную экстрасолнечную планету, и смогли указать место ее нахождения. Однако в данном случае получилась сложная ситуация: планета была обнаружена рядом с двумя звездами, но нельзя было сказать, вокруг какой из них она вращается — свет одной перекрывал излучение от другой. Сейчас ученые проанализировали многочисленные снимки и, только рассматривая фотографии, сделанные через разные оптические фильтры, смогли различить эти звезды по отдельности. Оказалось, что для земного наблюдателя звезды разделены угловым расстоянием в 0,7 миллиарксекунды (это угловой размер монетки с пяти километров), но более яркая, находящаяся позади, немного краснее. Той, что находится "на переднем плане", вокруг которой и вращается уже известная астрономам планета, дали каталожный идентификатор OGLE-2003-BLG-235L/MOA-2003-BLC-53L. Ученые смогли определить, что это коричневый карлик с массой около 60 % солнечной, а обращающийся вокруг нее объект — газовый гигант в 2,6 раза массивнее Юпитера.



Танкер Esso Languedoc близ берегов Южной Африки и аномальная волна, перекатывающаяся через его палубу. Высота мачт, до вершины которых она достала, — 25 метров над уровнем моря. 1980 год.


Ученые наконец-то смогли объяснить возникновение этих волн, применив к ним уравнения Шредингера, которые обычно используются для описания волновых функций квантовых частиц. Таково достижение группы ученых из шведского университета Умеа и германского университета Рура в Бохуме.

Речь идет о реальных одиночных "гуляющих" волнах в открытом океане, которые вдруг становятся в несколько раз выше, чем самые высокие обычные штормовые волны, и иногда опрокидывают попадающиеся на их пути корабли. Ряд катастроф на море, вероятно, связан как раз с такими одиночными ходячими горами, высота которых может достигать 30 и даже 60 метров — при том, что у “обычных" штормовых волн она составляет примерно 10 метров. В работе, опубликованной в Physical Review Letters ученые построили свою теорию на системе двух волн, нелинейное взаимодействие которых описывается уравнениями Шредингера. Один из авторов работы, Матиас Марклунд из университета Умеа, говорит: "Видимо, основная причина возникновения экстремально больших волн — то, что известно как нелинейные взаимодействия. При этом механизме происходит обмен энергией между волнами, что приводит к росту амплитуды волны — гораздо большему, чем при обычной линейной суперпозиции волн". Ранее существование сверхгигантских волн (не путать с цунами, которые возникают при землетрясениях и поднимаются в полный рост у побережья), возвышающихся над соседними волнами, как небоскребы среди обычных зданий, вызывало у ученых "беспокойство". Ведь по всем расчетам океанологов и математиков получалось, во-первых, что таких высоких волн вовсе не должно было возникать, а во-вторых, что если они и возникали — то никак не чаще одного раза в 10 тысяч лет. А по результатам спутниковых наблюдений выходило, что такие волны в целом для мирового океана обычны. Фактически в любой момент времени где-нибудь на Земле образуется хотя бы одна такая волна.



Используя сеть небольших автоматически управляемых телескопов HAT, астрономы Смитсоновского института открыли планету, не похожую ни на одну из известных науке. Объект, получивший обозначение HAT-P-1, вращается вокруг одной из звезд, находящейся от нас на расстоянии 450 световых лет — в созвездии Ящерицы. "Возможно, мы наблюдаем планету совершенно нового типа", — сказал Гаспар Бакос, участник проекта Hubble.

Радиус открытой планеты в 1,38 раз больше, чем у Юпитера. Однако, несмотря на такой внушительный размер, ее средняя плотность составляет лишь половину юпитерианской. "Плотность этой планеты — примерно четверть плотности воды. — сообщил Бакос. — Для других миров это как огромный шар, сделанный из пробки. Так же, как и Сатурн (известный малой плотностью), она могла бы плавать в гигантском бассейне с водой, но глубина ее погружения была бы в три раза меньше". HAT-P-1 вращается вкруг родительской звезды, входящей в двойную систему ADS 16402, которую можно наблюдать даже в бинокль. Расстояние между этими звездами в полторы тысячи раз превышает дистанцию от Солнца до Земли. Они похожи на наше Солнце, но примерно на 900 миллионов лет моложе. Кстати, НАТ-Р-1 — не единственная планета с таким необычным статусом. Первая обнаруженная планета HD 209458b, вращающаяся вокруг звезды, также оказалась крупнее, чем ожидалось по теории, — на 20 % (об этом мы упоминали тут). Для НАТ-Р-1 превышение оказалось еще больше — 24 %.

"Из одиннадцати известных планет, пересекающих диск своей звезды, две обладают меньшей плотностью, чем предсказанная, — сказал Роберт Нойес из Смитсоновского института, один из соавторов работы. — Мы не можем считать HD 209458b просто случайной находкой. А новое открытие убеждает в том, что в наших теориях о формировании планет чего-то не хватает".



На этом снимке показана атака аргентинских муравьев на представителя другой разновидности. Оказалось, что химия может заставить насекомых точно так же нападать на членов своей "семьи". Устроить "братоубийственную войну" в колонии агрессивной разновидности аргентинских муравьев (Linepithema humile) сумели ученые из Калифорнийского университета в Ирвине. Они химическим путем обратили силу насекомых в их слабость.

Аргентинские муравьи попали в Соединенные Штаты из Южной Америки в 1890-х на грузовых судах и практически уничтожили местные разновидности муравьев в Калифорнии вместе с экосистемой. До сих пор ни пестициды, ни какие-либо другие средства не смогли помешать распространению агрессора, однако сейчас химики уверены в том, что нашли действенный способ борьбы. Исследователи уже знали, что муравьи в Америке живут одной гигантской колонией, которая простирается от Сан-Диего до Сан-Франциско. Как и большинство прочих муравьев, маленькие "аргентинцы" отличают своих от чужих по химическим признакам. Однако их химикалии-идентификаторы напоминают воск и не испаряются, как феромоны. Поэтому, чтобы отличить соратника от противника, муравьи Linepithema humile должны "вступать в контакт" и чувствовать запах своего визави.

Калифорнийские ученые смогли синтезировать химический состав, по которому насекомые определяют врага, наполнили этим веществом пузырек и на 90 секунд бросили в него муравья. Затем исследователи устроили в чашке Петри встречу подопытного с десятью его "друзьями" из той же колонии. Как и ожидалось, муравьи немедленно напали на сородича и стали отрывать ему ноги своими нижними челюстями (мандибулами).

Вдохновленные успехом ученые надеются, что их метод остановит нашествие аргентинских муравьев и тем самым спасет от вымирания "родных" насекомых и ящериц, которые ими питаются.



Т-клетки (показаны синим) и красные кровяные тельца


Стивен Розенберг и его коллеги из американского Национального института рака опробовали на ряде пациентов новый метод борьбы с опухолями, основанный на введении в организм перепроектированных иммунных клеток.

Сначала авторы работы взяли иммунные клетки — Т-лимфоциты (ТЛ) — у человека, который, в силу своих природных особенностей, смог успешно "отогнать" у себя меланому. Ученые определили в них гены, отвечающие за работу рецептора, признающего раковые клетки, и растиражировали этот ген. Затем они взяли ТЛ нескольких больных меланомой и при помощи ретровируса внедрили в них искусственный, клонированный ген.

Затем пациенты перенесли процедуру химиотерапии, после которой их иммунные системы оказались ослабленными, с крайне небольшим числом выживших иммунных клеток. Тут-то этим больным вернули их же собственные Т-клетки, забранные ранее, но теперь уже — с внедренным в них новым геном. Через месяц в 15 пациентах из 17 эти новые клетки не только выжили, но составили от 9 % до 56 % всего "населения" ТЛ в организме. Но главное удивление — через 18 месяцев два пациента полностью избавились от рака, и также продемонстрировали высокий уровень ТЛ в крови.

У одного пациента раковых образований было два, одно из которых было разрушено полностью, а второе — сократилось на 89 % (после чего его удалили хирургическим путем), а у второго пациента — была одна опухоль, которая "рассеялась". Розенберг отмечает, что "впервые генные манипуляции привели к регрессу опухоли у людей". "Мы теперь можем брать нормальные лимфоциты у пациентов и модифицировать их в лимфоциты, реагирующие на раковые клетки", — заявил ученый, который намерен продолжить исследование.



Этановые облака (красный цвет) на инфракрасных снимках Cassini


Впрочем, образование одного из этих пятен связано с особенностями поверхности планеты и не имеет никакого отношения к ее облакам. Такой вывод содержится в работе ученых из университета Аризоны, основываясь на информации, полученной аппаратом Cassini с 2004 года по настоящее время.

Особенно их заинтересовала загадка этановых облаков, которых над Титаном оказалось намного меньше, чем предсказывали теоретические модели. Дело в том. что солнечный ультрафиолет постоянно разрушает молекулы метана, которым очень богата атмосфера спутника Сатурна, а один из побочных продуктов такой реакции — именно этан.

Ранее ученые уже детально исследовали метановые штормы (метан на Титане играет ту же роль, что вода в климате Земли) и подтвердили существование больших углеводородных водоемов. Теперь же планетологи из Аризоны помогли понять, куда он исчезает.

В районе северного полярного круга Титана приборы Cassini отсняли большие этановые облака. Наблюдения показали, что поверхностные отложения этана должны находиться именно в полярных районах, а не распределяться глобально. Это может частично объяснить отсутствие океанов из этана и этановых облаков в низких широтах Титана. Наверняка прямо сейчас на северном полюсе планеты этан выделяется в виде дождя или, если температура достаточно низкая, в виде снега. А когда начнется новый сезон, этан будет выпадать на южном полюсе.

По расчетам ученых, этан должен накапливаться на полюсах как полярный лед. Также этан растворяется в метане, из которого, как известно, состоят здешние дожди. Во время полярной зимы в низменностях образуются метановые озера, которые также богаты и этаном. Возможно, это те самые озера, что недавно открыл Cassini.

Пока у ученых вообще нет прямых доказательств существования полярных шапок на этой планете.

Тем не менее, на южном полюсе, например, приборы зафиксировали нечто вроде рек, быть может, берущих начало в здешнем подобии ледников.



Сердце AbioCor весит 907 граммов. Но это — не единственный узел, который в комплекте будет имплантирован пациенту. Это первое в мире полностью вживляемое постоянное искусственное сердце и теперь его имплантация должна принять более массовый характер. Потенциально речь идет о сотнях, а, быть может, тысячах человек. Слова "полностью вживляемое" означают, что наружу здесь не выходят никакие провода и шланги (возможные "ворота" для инфекции). Аккумуляторы и контроллер сердца также имплантируются в тело (в полость живота), зарядное устройство — недалеко от нового сердца — в области груди. Энергию для подзарядки батарей оно получает сквозь кожу — посредством электромагнитного излучения. Тут, к слову, нужно добавить, что в последние годы над аналогичной по принципу действия системой беспроводного питания искусственного сердца работали специалисты российского НИИ трансплантологии и искусственных органов, однако, американские коллеги, очевидно, имели больше средств и возможностей, чтобы довести свою модель до серийного. Сердце AbioCor предназначено для полной замены больного сердца (которое удаляется), причем только для тех пациентов, которых без такого вмешательства ждет неизбежная смерть менее чем через один месяц.

Внутренняя литиевая батарея AbioCor обеспечивает работу насоса в течение часа. Надеваемая на пояс внешняя батарея с электромагнитным передатчиком энергии — дает пациенту два часа автономности. После чего ее следует подключить к сети. Пока ученые и инженеры не смогли создать сердце, с которым пациенты могли бы жить годами. Причем тут проблема не только и не столько в механизме искусственного сердца, сколько в состоянии организма пациентов. И все же испытания AbioCor на 14 пациентах показали, что это механическое сердце продлевает жизнь на месяцы. В двух случаях AbioCor "подарили" больным дополнительные 10 и 17 месяцев (и это — большой шаг вперед по сравнению с прежними моделями подобных аппаратов). Создатели AbioCor отмечают, что, даже зная о высоком риске и необходимости находиться в окрестностях розетки, многие тяжелые пациенты согласились бы на лишнее время для общения с родными и друзьями. Ведь без имплантации механизма им оставалось бы жить считанные дни.



Ходячая акула HemiscyUium Freycineti и необычайно яркая рыбка Pseudochromis — одни из многих видов, открытых у берегов Индонезии


Экспедиция, работавшая недавно у берегов Индонезии, собрала "урожай" в виде почти 60 видов морских существ, ранее не известных науке. Один из руководителей экспедиции — Роджер Макманас (Roger McManus) из Международного общества сохранения природы (Conservation International — CI), — охарактеризовал результаты работы как "экстраординарные".

Экспедиция. исследовавшая несколько участков морского дна, проходила в районе Бердс-Хэд (Bird's Head Seascape). Он является частью так называемого кораллового треугольника (включающего Папуа — Новую Гвинею, Филиппины и Соломоновы Острова), а расположен у берегов одноименного полуострова в индонезийской части Папуа. Это один из самых "оживленных" районов мирового океана: здесь обитает несколько тысяч видов морских существ. Неудивительно, что новое детальное изучение этого подводного региона принесло богатые плоды. Среди множества новых существ, открытых биологами, — удивительные маленькие акулы Hemiscyllium Freycineti. которые охотятся у самого дна и передвигаются странным для акул способом: они ходят по песку на своих передних плавниках. Обычная пища этих акул — мидии и крабы. Всего же новых рыб было найдено 24 вида, а также открыто 20 новых видов кораллов.



АНОНС!

В следующем номере будет:

• Вечная тайна динозавров.

• Новые российские локомотивы.

• Стратегическое лазерное оружие.

• “Дела “Восточные”. PH “Восток” и “Восход”.

• Царствование Павла I.

• А также наши постоянные рубрики «Морской каталог» и «Авиационный каталог».

* * *

На 1-й странице обложки: Ураган “Флора” над Атлантикой.



На 2-й странице обложки: Автомобиль AUDI А4.



На 3-й странице обложки: Бомбардировщики ВВС Франции и Великобритании 1925–1935 г.г. Художник Чечин А.А.



На 4-й странице обложки: Средний бомбардировщик Handley Page Н.Р.50 Heyford Mk. I.



Цветная вставка, 1 стр.: Истребитель МиГ-15. Художник Чечин А.А.



Цветная вставка, 2–3 стр.: Линейный корабль “Ингерманланд” (Россия). Художник Поляков А.В.



Цветная вставка, 4 стр.: Термоядерный реактор ITERA в разрезе.

* * *

Интеллектуальная поддержка:  Национальный Аэрокосмический Университет им. Н.Е. Жуковского (ХАИ)

Информационная поддержка:

РЕКЛАМНЫЙ ПРОЕКТ «ГОРОДСКАЯ РЕКЛАМНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА»

 (057) 717-65-84; (057) 717-65-82; т/ф (057) 719-11-12

Техническая поддержка:

 Офсетная печать любой сложности на почтовых конвертах

т. (057)7-177-541

* * *

Журнал «Наука и техника» зарегистрирован Государственным Комитетом телевидения и радиовещания Украины (Св-во КВ N® 10947 3.02.2006)

УЧРЕДИТЕЛЬ — Поляков А.В., издатель ООО “Беркут+”

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — Павленко С.Б.

Редакционная коллегия: Павленко С.Б., Поляков А.В., Кладов И.И., Мороз С.Г., Игнатьев Н.И., Барчук С.В.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

В журнале могут быть использованы материалы из сети Интернет.

Приглашаем к сотрудничеству авторов статей, распространителей, рекламодателей.

Редакция приносит извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте или в верстке журнала.

Журнал можно приобрести в редакции или оформить редакционную подписку.


Адрес редакции: г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 502. тел. (057)7177-540, 7177-542 Адрес электронной почты: samson@kharkov.ua. Адрес для писем: 61140, г. Харьков, а/я 206.

Адрес в сети Интернет: www.nauka-tehnika.com.ua

Формат 60x90-1/8. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. лист 8,5. Зак. № 364 Тир. 2750.

Типография ООО «Беркут+». г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 501, т. (057)7-543-577,7-177-541 «Наука и техника», 2006, № 5 с. 1–68

Примечания

1

Подробности в "Чтениях Московского общества истории и древностей" за 1847 г. № 1. Автора статьи связывают далекие родственные и свойственные связи через род Новицких с родом Орликов, как одного из родов истоков родословной.)

(обратно)

2

С 1692 г. по 1731 г. в Россию было приглашено более 30 инженеров. В 1700 г в России работало около 14 инженеров. Прим. авт.

(обратно)

3

Возникает сила, аналогичная силе Кориописа, или магнитное поле при вращении заряженного тела.

(обратно)

4

Плазма представляет собой смесь ионов и электронов, в которой суммарный электрический заряд одних практически полностью нейтрализует заряд других. Это является одним из важнейших свойств плазмы, называемое принципом квазинейтральности. Сам термин "плазма" был впервые употреблен Ленгмюром (}. Langmuir) в 1923 году. Однако само понятие появилось раньше, чем термин. Его ввел еще в 1879 году Крукс (W. Crookes), который описывал ионизированную среду электрического разряда в газах. Плазму называют четвертым состоянием вещества. Его природным примером является плазма в космосе: потоки заряженных частиц, двигающиеся от солнца (солнечный ветер); ионизированный газ, заполняющий межзвездное пространство: верхние слои атмосферы нашей планеты (ионосфера). На Земле плазму создают в специальных экспериментальных устройствах. Последние пятьдесят лет исследования физики плазмы носят целенаправленный характер. Прежде всего, они связаны с надеждой осуществления управляемого термоядерного синтеза и получения практически неисчерпаемого источника энергии.

(обратно)

5

Под блистирингом в материаловедении реакторостроения и взаимодействии плазмы с твердым телом понимают такую стадию радиокоррозии, когда происходит «отшелушивание» поверхности (наподобие старой краски).

(обратно)

Оглавление

  • Колонка главного редактора
  • НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА
  •     Небоскребы тянутся ввысь
  •   • ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
  •     Пограничные линии южных границ России
  •   • АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА
  •     Путешествие среди черных дыр
  •   • ЭНЕРГЕТИКА
  •     Малая энергетика — высокая цена независимости
  •   • ОБЩЕСТВО
  •     Война клонов
  •   • ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАУЧНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
  •     Мирный термоядерный синтез. Откуда ноги растут?
  •   • ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
  •     Бироновщина как историографический миф
  •   • ГЕОЛОГИЯ, ГЕОГРАФИЯ И ГЕОФИЗИКА
  •     Климат сошел с ума ...
  • ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВТОМОТОТЕХНИКА
  •     Четыре кольца на четырех колесах
  •   • РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
  •     Простейший, импровизированный, но на все времена — первый
  • ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ
  •     Золотой век, или долгий путь в никуда
  •   • СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ
  •     Арбалеты и Ко
  •   • ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
  •     Легендарный МиГ
  •   • КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ
  •     Морским судам — быть!
  • КРОССВОРД «Воздушный шар»
  • В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ
  • КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ «У каждого дерева своя птица»
  • ПРЕСС-ЦЕНТР
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке