КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Мертвые воды (fb2)


Настройки текста:



Виктор Глебов Мертвые воды

Глава 1

Все шестеро были мертвы. Они лежали кто лицом вниз, а кто уставившись в ясное синее небо. Некоторые — на боку, подвернув руку. Но даже издалека этих крепких мужчин в разношёрстных доспехах нельзя было принять за спящих или отдыхающих. Может, потому что ни в одном не наблюдалось и намёка на движение, а может из-за жужжания крупных насекомых, роившихся над телами. Ну, или дело было в том, что все шестеро валялись безо всякого порядка. В любом случае, Эл повидал достаточно привалов, чтобы ещё издали понять, что видит трупы. Так что, когда он спрыгнул с широкого удобного седла циклопарда, то не рассчитывал на беседу. Огромный мутант с Топей, покрытый серебристой шерстью, заурчал и, обойдя мертвецов стороной, улёгся в высокую траву, пользуясь моментом для отдыха. Широкий язык прошёлся по когтистой лапе, и животное занялось смыванием с шерсти собственного запаха, словно почуяло: впереди находится тот, с кем лучше не встречаться.

Тем временем некромант обходил тела. Некоторые он переворачивал и разглядывал с особым вниманием. Как ни удивительно, вещи убитых не были тронуты — они валялись в кустах, укрытые растениями. Но при желании отыскать их не составило бы труда. Тот, кто прикончил шестерых мужчин, до сих пор сжимавших оружие, просто не интересовался их скарбом. Он раскроил черепа, переломал конечности и раскрошил грудные клетки так, что сплюснутые рёбра пронзили сердца и лёгкие. При этом он, кажется, даже не коснулся ни одной из своих жертв.

Когда Эл закончил обход, картина произошедшего была ему более-менее ясна. Шестеро трудяг ножа и топора — а вернее, кистеня и меча — укрылись в придорожных кустах, спрятав там же свои вещички. То ли они устроили здесь постоянную засаду, то ли поджидали конкретно одинокого путника, заметив его заранее — в любом случае, когда всадник поравнялся с кривым деревом по левую сторону дороги, они дружно повыскакивали из кустов и напали на него. Это было видно по следам ног и отпечаткам копыт: первые окружили вторые. А дальше… Художник прикончил разбойников, превратив их тела в месиво из мяса и костей. Повсюду виднелась кровь, брызгавшая из беззаконников, когда сломанные кости протыкали кожу, вылезая наружу. Едва ли Художнику пришлось спешиваться, чтобы уложить своих противников. Скорее всего, он лишь поворачивался в седле, направляя свою чудовищную силу то на одного бандита, то на другого. А затем двинулся дальше, гонимый одной идеей — перекроить мир на собственный вкус.

Легионер очень живо представлял разыгравшееся на дороге побоище. Сколько оно заняло? Пару минут? Одну? Может, и меньше. Враг был крайне опасен. Одержим и безумен, но исключительно силён.

Задрав голову к ясному синему небу, Эл мысленно воззвал к парившему там среди прочих птиц мёртвому стервятнику. Тот отлично маскировался в стае своих собратьев. Никому и на ум не пришло бы, что он подвластен воле некроманта и служит ему глазами. Вот и сейчас Легионер видел то же, что стервятник: двоих всадников, неторопливо едущих по дороге в трёх милях позади. Демоноборцы — женщина по имени Эра и мужчина, называющий себя Кэзо. Они не отставали и не нагоняли. Просто сидели у некроманта на хвосте. В очередной раз Эл задумался, что им нужно. Для настоящих демоноборцев, за которых они себя выдавали, Эра и Кэзо вели себя странно. Им бы избрать иной маршрут — подальше от того, которым следовал Легионер. Ведь ясно, что он получит любой заказ первым. Как бы к нему ни относились обитатели Пустоши, какое бы отвращение он ни вызывал, все отдавали предпочтение знаменитому «мертвяку». И даже были готовы платить больше, лишь бы их «делом» занялся именно он. Разумеется, никто не признался бы в этом. Но это являлось чистой правдой. Рассчитывать что-то урвать, подобно шакалам или гиенам, Эра с Кэзо тоже не могли: Легионер всё оставлял себе, ни с кем не делился. Любой уважающий себя демоноборец это знал, даже если никогда не встречал «мертвяка».

Опустив голову, Эл ещё раз окинул взглядом изуродованные трупы. Вблизи они производили особенно отталкивающее впечатление. Но не на него, конечно. Он-то и не такое повидал. Великая война в любой душе оставляла неизгладимый след. Шрам, от которого не избавляло даже время — лучший лекарь.

Быстро обыскав тела и спрятанные в кустах пожитки, Эл забрал самое ценное, включая полкоробки револьверных патронов. Интересно, откуда они взялись у вооружённых только холодняком и арбалетами разбойников? Не иначе, достались в результате удачного грабежа.

Покончив с этим, Легионер опустился посреди побоища на одно колено и наклонил голову. Сухие, бескровные губы зашевелились, произнося заклинание. Изо рта появился клубящийся зелёный дым. Он стекал по подбородку некроманта, опускался к земле и растекался по ней, направляясь к мертвецам. Окутывая трупы, он всасывался в изувеченную плоть.

Когда Эл медленно поднялся, беззаконники зашевелились. Они неуклюже вставали, опираясь на вывернутые в разные стороны конечности. С хрустом вправлялись суставы, соединялись кости, пальцы тянулись к выпавшему из рук оружию.

Окровавленные, разбойники распрямились, окружив Эла. В их потускневших глаза вспыхнуло зелёное пламя — такое же, как то, что подсвечивало чёрные глаза самого Легионера. Рой насекомых поднялся над восставшими, зажужжал сильнее, но не улетел. Просто повис тёмной тучей.

Эл указал вдоль дороги — туда, откуда должны были рано или поздно появиться его преследователи. Шесть вооружённых мертвецов неторопливо двинулись навстречу всадникам. Пришло время проверить, на что горазды «демоноборцы».

Когда нежить исчезла за поворотом, Легионер забрался в седло циклопарда, заставил мутанта подняться и направился дальше на Запад. Через шесть миль, если верить карте Пустоши, его ждал ещё один город, через который, по расчётам Эла, должен был проехать Художник.


Глава 2


Натаниэль Снизи стоял возле лужи, задумчиво глядя на неё. Это была уже восьмая, и не похоже, чтобы последняя. Помощник топтался рядом, бледный и испуганный. За дверями раздавались обеспокоенные голоса домочадцев доктора Кассиди — очередного человека, то ли бесследно исчезнувшего из закрытого города, то ли превратившегося вот в эту самую зловонную лужицу. Собственно, именно последняя возможность заставляла помощника Натаниэля Снизи так нервничать и поминутно с тревогой поглядывать на дверь.

— Прекрати трястись! — не выдержал капитан городской стражи.

Спокойствием он не отличался, и подчинённые трепетали при его появлении, потому что невозможно было предугадать, в каком настроении явился начальник. А на расправу Натаниэль Снизи был скор. Мог и в ухо зарядить латной перчаткой, если не вовремя под эту перчатку подвернуться. Но особо не лютовал, да и отходил быстро. А прежде всего — считался отличным воином и организатором. Под его командованием Альтахир отразил не одно нападение беззаконников и даже кочевников с востока, семь лет назад прокатившихся по Пустоши подобно саранче, грабя, убивая, сжигая и уводя в плен. Город на Мёртвом озере выстоял и даже унёс жизни не менее сотни зитов, заставив орду отступить и скакать дальше в поисках более лёгкой добычи. Поговаривали, что кочевников остановили только возле Великого разлома, где засели в крепости адепты Чёрного когтя. Там, под бастионами, и захлебнулось нашествие. Потом ещё долго бежали в родные восточные земли разрозненные отряды зитов. Добирались и по одному, изувеченные, едва живые. Их отлавливали и убивали, мстя за погромы и грабежи. Многие деревья в тот год украшали болтавшиеся на верёвках выпотрошенные трупы. Под ноги такому мертвецу из предосторожности подкладывали его же перевёрнутую амигасу — чтобы стёкшее семя повешенного не породило в земле страшную мандрагору.

— Нат! — окликнул капитана вышедший из соседней комнаты экзорцист.

Он принимал самое деятельное участие в том, что сам называл «расследованием». Звали его Иона, и было ему на вид не больше тридцати. Маленькие чёрные усики соединялись с коротко стриженой бородкой, а зелёные газа смотрел вокруг пристально и иногда — насмешливо. Это было одной из причин, почему Натаниэль недолюбливал представителя Церкви Вечных Детей. Вторая: экзорцист называл капитана «Нат», словно они были приятелями. Хотя на самом деле познакомились они толком всего три недели назад, когда пропал первый человек, и обнаружилась первая зловонная лужица. В комнате, из которой исчез отец семейства, городской бакалейщик. Из кабинета, запертого изнутри. На столе остались две стопки бэнтов и листок, где пропавший вёл записи. Карандаш обнаружился на полу. Он закатился под тяжёлое кресло. На окнах имелись защёлки. Куда делся бакалейщик? Тогда это показалось странным, даже загадочным. Но его исчезновение не связали с лужей на полу. Правда, экзорциста всё равно вызвали. Этих ребят кликали по любому поводу. Они и сами этого добивались — норовили влезть в каждую щель. Как будто без их священного участия в Альтахире уже и пёрнуть было нельзя!

Капитан уставился на вошедшего исподлобья — чтобы понял, прочувствовал. Но тот, конечно, сделал вид, будто ничего не замечает.

— Нат, — повторил он. — В соседней комнате окна тоже заперты, а другого выхода нет. Похоже, этот тоже испарился!

— Не испарился, — мрачно поправил Натаниэль Снизи. — Как же он испарился, если вот она, лужа?!

Иона опустил взгляд и секунд пять молча глядел на пол.

— Капитул крайне обеспокоен, — проговорил он, наконец. — И народ волнуется. Несмотря на наши усилия, слухи просочились. Собственно, из-за всей это секретности стало даже хуже.

— Неужели?! — буркнул капитан.

— Увы. Сплетни обрастают преувеличениями и небылицами. По городу уже бродит легенда, будто в Альтахире завелось чудовище, выползающее по ночам из озера и пожирающее людей! — Иона забавно развёл руками, словно показывая, как именно обрастали чушью слухи. — Мол, одно мокрое место и остаётся от бедолаг!

— Может, не такой уж это и бред, — заметил Натаниэль Снизи.

Рука сурового воина сама собой потянулась к груди, где висел медальон Церкви Вечных Детей, но остановилась на полдороге.

— Бросьте, — укоризненно произнёс экзорцист. — Вам-то грешно.

— А вы можете дать иное объяснение происходящему? Всей этой чертовщине! Ясное и рациональное?

Капитан явно заводился, но Иона только примирительно улыбнулся, глядя на него ясными зелёными глазами.

— Могу. И полагаю, это единственно возможное объяснение.

Ответ экзорциста поставил начальника стражи в тупик. Он никак не ожидал его услышать.

— Ну, и?! — проговорил Натаниэль Снизи, взяв себя в руки.

— В Альтахире завёлся убийца. Когда-то таких называли серийными. Я читал о них в древних хрониках. Не представляю, как он проникает в закрытые помещения, как избавляется от тел, и почему вместо трупов оставляет эти зловонные лужицы, но…

Капитан презрительно фыркнул.

— Тоже мне объяснение! — перебил он церковника. — Не знаю того, не ведаю сего… Ваш серийный убийца — такой же ни на чём не основанный вымысел, как тварь, вылезающая по ночам из озера! И я скорее поверю в неё, если уж на то пошло!

В этот момент с грохотом распахнулась дверь, и на пороге возник воин в зелёной форме и лёгком остроконечном шлеме. Одной рукой он придерживал болтавшиеся на поясе ножны.

— Мой капитан! — воскликнул он, найдя глазами Натаниэля Снизи. — Там снаружи… — воин сделал паузу, чтобы перевести дух. Кажется, он бежал всю дорогу от самых городских ворот. — Демоноборец! И он… утверждает, что его зовут Эл!

— Эл? — нахмурился капитан. — Неужели он хочет сказать…

— Да, мой капитан! И думаю… это он и есть!

Только теперь начальник стражи заметил, что прибежавший с вестями воин охвачен тщательно, но не очень успешно скрываемым страхом.

— Верно ли я понял, — вмешался Иона, — что к городским воротам подъехал человек, выдающий себя за знаменитого Легионера? Мертвого некроманта, грозу всякой нечисти?

— Да, ваше святейшество! — воин поспешно поклонился. — Так и есть.

— Что заставляет тебя ему верить? — прищурился экзорцист.

— Вот именно! — поддержал Натаниэль, не желавший, чтобы его подчинённого допрашивал церковник.

— Его вид, мой капитан, — воин, надо отдать ему должное, верно сориентировался. — Его кожа и… его глаза! Таких глаз не бывает у обычных людей!

Начальник стражи и экзорцист переглянулись.

— Возможно, — медленно произнёс Иона, — его послала нам сама Праматерь. Думаю, мы не имеем права не впустить такого знаменитого истребителя нечисти.

— Но… — набычившись, начал Натаниэль Снизи, однако поднятая рука церковника заставила его замолкнуть, хоть он при этом и побледнел от ярости.

— Мне известно, как и тебе, что Альтахир — закрытый город. Мы не открываем ворота чужакам без особой необходимости. И да, предыдущий человек, назвавшийся демоноборцем, не принёс нам никакой пользы. Вероятно даже, он лишь выдал себя за демоноборца, чтобы потешить любопытство, поглядев на наш город изнутри. Но он не был Легионером!

— Так, может, и этот самозванец! — всё-таки ввернул Натаниэль Снизи.

— Не спорю, — покладисто кивнул, опустив руку, Иона. — Но решать, как поступить, будет Капитул. И я немедленно отправляюсь в храм, чтобы доложить о прибытии некроманта. Ваша же задача — задержать его, не впуская в город. Но заклинаю: не дайте ему уехать!


Глава 3


Эла не удивило, что перед ним не распахнули настежь ворота. Альтахир был городом закрытым. Фактически — крепостью. Он располагался посреди озера, носившего название Мёртвого. В близлежащей деревеньке некромант расспросил народ и выяснил, что источник так окрестили, потому что в нём не обитали рыбы. Даже водоросли не покрывали дне. Случилось это то ли из-за крайне высокого содержания соли, то ли в результате регулярного слива ядовитых отходов — кто теперь разберёт. Главное, факт оставался фактом: в озере жизни не было, и уже очень давно. Зато оно отлично защищало жителей Альтахира от внешних врагов. К городу вёл узкий мост, состоявший из шести секторов, и Эл подозревал, что, по крайней мере, один из них может быть в любой момент обрушен с помощью механизма, расположенного внутри крепостных стен.

Демоноборец не скучал, дожидаясь, ответа от привратной стражи. Он наблюдал за боем, происходившим на тракте несколькими милями восточнее. Беззаконники сражались с нежитью, в которую превратил некромант мёртвых разбойников, оставленных Художником у дороги. Драка была в самом разгаре, но, кажется, девушка и её спутник одерживали верх. Кэзо ловко орудовал клинками. Револьверы не доставал — наверное, экономил пули. Боеприпасы нынче были дороги и редки, так что правильно делал. Столкнись воин с обычными людьми, он бы уже изрубил их в капусту, но нежить была «живучей», как бы парадоксально это ни звучало. Даже лишившись руки или ноги, мертвецы продолжали яростно атаковать, не чувствуя ни страха, ни боли. Девушка же пользовалась магией. Ведьма бросалась огненными вспышками, била молниями и выставляла невидимые щиты, но это давалось ей нелегко, ибо волшебство того рода, которое она использовала, требовало компенсации, и немалой. Так что Эра слабела и, в общем-то, держалась уже из последних сил, постепенно отступая в сторону придорожных деревьев.

Это не осталось незамеченным Кэзо. Увернувшись от удара мечом, он бросился ведьме на помощь, на ходу отбив ещё одну атаку. Подрубив ногу наседавшему на девушку беззаконнику, он развернулся и поставил блок, избежав тем самым страшного удара, направленного в голову. Сталь замелькала в воздухе, кромсая врага. Клинок врубился в шею мертвеца, но не отделил её. Меч разбойника прошёлся по плечу Кэзо, на лезвии показалась кровь. Эл видел это благодаря острому зрению стервятника, способного разглядеть муравья в траве с высоты в две с половиной мили.

Загремела дверь в городских воротах, и демоноборец отвлёкся от созерцания схватки. Ему уже было ясно, что преследователи одержат верх над нежитью. Любопытней было иное: настолько ли сильно они хотят встретиться с Легионером, чтобы продолжить после драки путь. Остановит ли их предупреждение, которое они не могли не понять.

Из двери выглянул, а затем вышел мужчина в чёрном, с серебряным медальоном на груди. Он был безоружен. Зато его сопровождали четверо латников, державших руки на эфесах. Некромант подумал, что, наверное, за воротами ждут арбалетчики или копейщики. Вот, что значит, слава идёт впереди человека!

— Ты называешь себя демоноборцем Элом по прозвищу «Легионер»? — звучно поинтересовался мужчина, выходя вперёд.

Было заметно, что он очень старался не выказывать страха.

— Так меня кличут, да, — качнул амигасой некромант.

— Могу я увидеть твоё лицо?

Некромант снял шляпу и капюшон. Человек в чёрном несколько секунд смотрел в чёрные, подсвеченные зеленью глаза, выделявшиеся на бледном, худом лице. Затем он поднял руку, давая знак солдатам.

— Откройте ворота!

Загромыхали засовы, скрипнули мощные петли. Окованные железом створки медленно поползли наружу — словно распахивалась пасть огромного существа.

— Мы рады приветствовать тебя в Альтахире, — проговорил человек в чёрном. — Меня зовут Иона, я экзорцист Капитула Церкви Вечных Детей. Какое бы дело ни привело тебя в наш город, ты прибыл вовремя.

Циклопард чинно вошёл в ворота, поглядывая белыми глазами на расступавшихся стражников. Его ноздри раздувались, втягивая новые запахи — зверь изучал место. Демоноборец остановил его и спешился, чтобы быть вровень с экзорцистом. Лучше соблюдать вежливость, особенно если человек не начинает знакомство с того, что швыряет в тебя камни. В данном случае вышло даже наоборот: Иона был с прибывшим почти любезен. Это заинтересовало некроманта.

— Я ненадолго, — проскрипел он, надев соломенную шляпу поверх капюшона. — Мне нужно ехать на Запад, и время не ждёт.

— Мы были бы рады, если б ты задержался, — ответил экзорцист.

Вот как? Были бы рады! Неужели? Это что-то новенькое. Похоже, в Альтахире творилось нечто из ряда вон.

— У города есть для меня работа? — прямо спросил Эл.

— Это нам и хотелось бы обсудить.

Демоноборец взглянул из-под края амигасы на Иону. Тот, похоже, не испытывал отвращения и даже страха. Интересно… Не то чтобы Эл стремился внушить ужас. Но он привык к тому, что от его общества стремились побыстрее избавиться.

— Если ты согласишься, Капитул предоставит тебе покои и будет всячески содействовать, — сказал экзорцист. — Кроме того, ты получишь награду.

— Мои услуги стоят недёшево, — предупредил Эл.

Впрочем, он уже чувствовал, что торговаться с ним здесь не станут.

— Говорят, ты не отступаешь, пока дело не будет сделано.

— Слухами земля полнится.

— Капитул…

— Когда Капитул успел всё это обсудить и решить? — прервал церковника некромант. — Неужто пока я топтался у ворот?

— Хорошие решения не требуют долгого обсуждения, — ответил Иона.

— Вот уж неправда!

Экзорцист слегка улыбнулся. Эл и не помнил, когда ему в последний раз улыбались. Поистине Альтахир был полон сюрпризов!

— Уверен, ты сможешь задержаться на пару дней, чтобы решить нашу проблему, — проговорил церковник.

— Что ж, я послушаю, в чём она состоит. Но у меня есть условие.

— Какое?

— Там снаружи двое называют себя демоноборцами. Вероятно, они попытаются попасть в город. Я не хочу, чтобы их пускали.

— И чтобы им тоже предлагали заказ? — понимающе улыбнулся Иона.

— Дело не в конкуренции. А в том, что эта парочка для вас бесполезна.

— Ну, разумеется. Ведь лучший демоноборец уже здесь.

— Это правда. Но я не стану скрывать: те двое вовсе не истребители нечисти. Им что-то нужно от меня. Поэтому будет лучше, если они дождутся, пока я закончу дела здесь и покину стены гостеприимного Альтахира.

Экзорцист нахмурился.

— Нам не нужно, чтобы в городе ошивались посторонние. Тем более, если они станут создавать проблемы.

— Это вполне возможно.

Церковник повернулся к страже.

— Сержант!

Тотчас к нему подскочил рослый малый в доспехах.

— Никого не впускать. Всем подъехавшим к воротам отвечать, что в городе эпидемия холеры. Если станут спорить и требовать открыть ворота, пристрелите лошадей. Пусть идут назад по мосту пешком.

Воин согнулся в низком поклоне.

— Да, ваше святейшество! Будет исполнено.

Некромант наблюдал за разговором с неподдельным интересом.

Ишь ты! Святейшество! Похоже, в Альтахире служители некого культа имели немалую власть. Интересно, насколько велика она была.

— Есть ещё кое-что, — проскрипел Эл.

Церковник обернулся.

— Да?

— Несколько дней назад у вас был один человек. Молодой. В сиреневом. Уверен, вы впустили его.

И снова Иона нахмурился.

— Это твой знакомый? — спросил он.

— В некотором смысле. Я ищу с ним встречи.

— А он?

— Он её стремится избежать.

Экзорцист понимающе кивнул.

— У нас не лучшие воспоминания о нём.

— Отчего?

— Он назвался демоноборцем, но даже не попытался ничего для нас сделать. Провёл в городе сутки и уехал. Думаю, если я предположу, что он не является истребителем нечисти… — Иона сделал паузу, предлагая Элу закончить за него.

— Будешь прав. Этот человек колдун.

— Зачем он так старался попасть в Альтахир?

— Должно быть, хотел отдохнуть с дороги.

— Но он мог переночевать в какой-нибудь деревне.

— Этот человек предпочитает прочные стены и вооружённых людей поблизости.

Некромант не собирался рассказывать про надрезы и перекройку пространства, про то, что он видел в тех местах, куда проникал через оставленные Художником «порталы».

Экзорцист помолчал, обдумывая услышанное. Затем пожал плечами.

— Так какое твоё второе условие? — спросил он.

— Я хочу посмотреть, где провёл сутки колдун.

— И только?

— И только.

— Хорошо. Я не вижу причин препятствовать. Но сначала проследуй за мной. Капитул должен поговорить с тобой о нашем деле.


Глава 4


Храм адептов Церкви Вечных Детей оказался небольшим и скромным. Эл понял, что жрецы жили в нём — вернее, в пристройке, примыкавшей к части, где собирались верующие и где располагался жертвенный алтарь — прямоугольный серый камень, покрытый влажными разводами и потёками. На кровь они не походили, так что некромант даже решил, что алтарь недавно вымыли.

Флигель, где обитал Капитул, назывался «дворцом», хотя никоим образом на него не походил — скорее, это был просто двухэтажный дом с покатой крышей и широкими застеклёнными окнами, защищенными решётками.

Возле крыльца стояли два воина без доспехов с мечами на поясе. Экзорциста они приветствовали поклонами, что немного удивило демоноборца. Как-то это выглядело не по-военному. С другой стороны, что осталось от армий прежних времён? Искорёженные остовы боевой техники, ушедшие в землю и песок, гниющие в болотах, да оружие, ценящееся за свою редкость и чаще всего не используемое, а служащее лишь предметом коллекции или символом престижа.

Иона поручил циклопарда заботам стражи. Это означало, что некромант привязал зверя возле двери, а охранники остались опасливо на него коситься и надеяться, что монстра скоро заберут. Церковник провёл Эла в светлые покои, где горело в медных лампах масло. Чтобы не становилось слишком жарко, над ними располагались трубы — вытяжки. На длинном диване, покрытом ковром, сидели двое мужчин в чёрных мантиях. Ещё трое расположились возле столика с расставленными шахматами, но они не играли. Около окна стояла женщина с убранными в длинный хвост белыми волосами. Все носили на груди медальоны. Демоноборец понял, что Капитул собрался ради него.

— Ваши пресвятейшества, — обратился к церковникам Иона, слегка поклонившись. — Это — знаменитый демоноборец Эл. Он любезно согласился выслушать нас и, возможно, сочтёт, что наша проблема достойна его внимания.

Легионер приподнял край амигасы, чтобы взглянуть на витиевато изъяснявшегося экзорциста. Издевался тот, что ли?! Но Иона выглядел серьёзно. Кажется, некромант просто отвык от вежливого обращения.

Один из членов Капитула сделал знак, и экзорцист перенёс стоявший возле стены стул в центр комнаты, предложив его Элу. Демоноборец подумал и сел.

— Меня зовут Даниил, — представился немолодой мужчина с сединой на висках и глубокими морщинами возле переносицы. — Это, — его рука указала на полного лысеющего блондина с круглым добродушным лицом, — Сэрдэн. Здесь же ты видишь Лидию, Маннэра и Захария.

Некромант слегка качнулся вперёд, изобразив вежливый, но сдержанный поклон. Амигасу он снял и положил на пол возле правой ступни.

— Мы надеемся, — заговорил мужчина, который, вероятно, был в Капитуле главным, — что наше дело…

В этот миг дверь распахнулась, и в комнату, тяжело ступая, вошёл человек, которого Эл сразу идентифицировал как военного. Повидавшего виды, поучаствовавшего в боях. И занявшего высокий пост в Альтахире — иначе он не ворвался бы вот так, перебив церковника.

Член Капитула поджал губы, смерив новоприбывшего недовольным взглядом. В его голубых глазах блеснула холодная сталь, но только на секунду. Веки опустились, поднялись — и вот уже церковник смотрел совершенно спокойно.

— Я должен представить тебе начальника городской стражи, — проговорил Даниил. — Капитан Натаниэль Снизи.

Солдат уставился на некроманта мрачно и недоброжелательно. Не сказав ни слова, он замер у стены, сложив руки на груди. Видимо, считал, что в состоянии справиться с проблемой города своими силами — или, во всяком случае, без привлечения Легионера. А это значило…

— Я так понимаю, надобность в демоноборце возникла у вас относительно недавно? — спросил Даниила Эл.

— Три недели назад. Правда, тогда мы не думали, что… дело затянется и вообще примет такой оборот.

— Могу я узнать детали?

— Разумеется. Для этого ты здесь. Но о них лучше расскажет Иона, а дополнит, если понадобится, капитан Снизи.

Легионер перевёл взгляд чёрных, подсвеченных зеленью глаз на экзорциста. Тот сложил руки на груди и откашлялся.

— Исчезают люди, — проговорил он. — От них остаётся лишь мокрое место. Ни тела, ни крови. Помещения заперты изнутри. Никаких свидетелей. Пропавшие не кричали, не звали на помощь.

Иона замолчал.

— Всё? — спросил некромант.

Экзорцист пожал плечами.

— Мы не располагаем почти ничем, — сказал он. — Но последний инцидент произошёл совсем недавно. Следы… если их можно так назвать, ещё свежи. Правда, не представляю, чем там можно поживиться. Я лично ничего не почувствовал.

Легионер внимательно воззрился на Иону.

— А почему ты должен был что-то почувствовать? — спросил он.

— Экзорцисты — люди особенные, — ответил за Иону Даниил. — У них есть дар. Они способны ощущать присутствие зла. Это не значит, что им удастся узреть его, конечно. Только почувствовать. Ну, и иногда — изгнать.

— Никогда не слышал о подобном, — проговорил Эл, не спуская глаз с экзорциста.

— Всё дело в милости Праматери, — сказал Даниил, на миг благоговейно прикрыв глаза. — Все жители Альтахира — её дети, но некоторых она отмечает особо.

— Это проявляется в детстве? — спросил некромант.

— У кого как, — ответил Даниил, давая тоном понять, что неплохо бы вернуться к прежней теме.

— Есть ли что добавить капитану? — проскрипел демоноборец, переведя взгляд на начальника стражи.

— Нет! — отрезал Натаниэль Снизи.

Ему совсем не нравился этот знаменитый и отвратительный, пахнущий духами тип! Зачем мертвяку так поливаться дорогущим ароматом? Разве что вонь разложения замаскировать! И эти жуткие чёрные глаза без радужек… Они словно насквозь пронизывали. Натаниэль Снизи никогда ни перед кем не робел. Это могли бы подтвердить мертвецы на дне озера, если б некроманту вздумалось воскресить и допросить их. Но тот, кого Капитул впустил в город, заставлял бравого вояку переступать на месте и отводить взгляд.

— Мне нужно осмотреть место, где остались следы последнего пропавшего, — помолчав, сказал Эл. Голос его неприятно царапал слух. — И я хочу три тысячи бэнтов в случае успеха.

— Три тысячи! — насмешливо воскликнул Натаниэль Снизи. — Да за такие деньги…

— Капитан! — резкий окрик заставил его закрыть рот. Даниил нахмурился, поджав губы. — Не мы назначаем цену. И не наш гость попросил дать ему работу. Поэтому Капитул принимает условия господина демоноборца, а городской страже поручает всеми силами способствовать успешному исполнению им принятых обязательств.

— Помогать ему, что ли? — мрачно перевёл Натаниэль Снизи.

— Именно.

— За такие деньги он и сам должен…

— Ты отказываешься подчиниться воле Капитула? — прищурившись, перебил Даниил.

Капитан вскинулся. На его обветренных скулах заиграли желваки.

— Нет! — глухо процедил он. — Я исполню волю Капитула. Как всегда.

— Рад слышать. Я не говорю, что ты или твои люди поступают господину демоноборцу в подчинение. В этом вопросе должна быть ясность, — Даниил бросил быстрый взгляд в сторону Эла, словно проверяя его реакцию на услышанное. — Однако не забывай, что он действует в наших интересах. На благо Альтахира. По просьбе Капитула. А значит — с благословения Праматери.

Тон у Даниила был суровым, и капитан опустил глаза, как бы принимая волю церкви и божества.

— Мы договорились? — спросил Даниил Эла.

— Договорились.

— Иона поможет тебе.

— Счастлив слышать.

По голосу некроманта нельзя было понять, всерьёз он говорит или иронизирует.

— В таком случае Капитул желает тебе успеха, — Даниил слегка кивнул экзорцисту.

Тот шагнул к Элу.

— Прошу за мной. Я позабочусь о твоём устройстве в городе.

Демоноборец встал и, не прощаясь, двинулся за церковником. Его коричневый плащ колыхался при ходьбе, ниспадая крупными складками. Он был довольно просторным, но не скрывал, что под ним Легионер носит меч.

Проводив некроманта взглядом, Натаниэль Снизи захлопнул дверь и набычился.

— Этот пустозвон ничего не найдёт! — проговорил он, глядя на Даниила. — Надеясь на него, мы только потеряем время.

Священник примирительно улыбнулся.

— Не беспокойся об этом, — сказал он. — Мы ничем не рискуем. А не воспользоваться таким шансом и не нанять Легионера, было бы непростительным преступлением. И потом, без обид, но мне кажется, если кто и узнает, что происходит, то он.

— Как бы он не выяснил заодно чего другого! — с нажимом произнёс капитан.

Брови церковника сдвинулись.

— Ерунда! Это ему без надобности. А если и выяснит — что с того? Ему ведь за это не заплатят.

Натаниэль Снизи мрачно усмехнулся.

— Кабы речь шла о другом демоноборце, я бы не беспокоился. Но вы все, — тут он обвёл взглядом других присутствующих членов Капитула, — знаете, какая репутация у Легионера. Говорят, он настоящий фанатик!

— Что ж, — Даниил сложил руки на животе, сцепив пальцы в замок. — Значит, тебе, тем более, следует находиться поблизости и, если понадобится, принять меры. Но! — священник воздел указательный палец. — Только в случае острой необходимости! Ты меня понял?

Чуть помедлив, Натаниэль Снизи поклонился.

— Разумеется, — ответил он. — Воля Капитула для меня непререкаема.

— Прекрасно. А теперь оставь нас. Мы должны посовещаться.

— Слушаюсь. Да прольётся на вас благодать Праматери!

Когда капитан городской стражи вышел, плотно притворив за собой дверь, на его лице расплылась кривая довольная ухмылка. Острая необходимость! А кто решит, что она стала достаточно острой для решительных мер?


Глава 5


На улице первым делом Эл потребовал, чтобы его отвели в гостиницу, где останавливался Художник.

— Разве это не может подождать? — скрывая недовольство, спросил Иона.

— Ты сам сказал, что на месте исчезновения не осталось ничего, кроме лужи. Так зачем спешить?

— Хорошо, идём.

Но на самом деле они не пошли, а поехали, потому что экзорцисту подвели серого скакуна, покрытого зелёной попоной.

Гостиница располагалась недалеко от городских ворот. Видимо, чтобы редкие гости особо не шастали по Альтахиру. Но для некроманта ограничений не существовало.

— Третий этаж, — испуганно поглядывая на демоноборца, проговорил хозяин гостиницы, называвшейся «Приют паломника». — Семнадцатая комната.

— У вас много посетителей? — спросил Эл.

— Нет, никого.

— И как выживаете?

— Сейчас просто такое время, — пробормотал хозяин гостиницы. — На дороге завелась банда беззаконников. Вот купцы и опасаются приезжать. Но капитан Снизи собирался покончить с разбоем в ближайшее время. Правда, он уже выезжал с отрядом, но вернулся ни с чем. Оно и понятно: грабители не станут нападать на вооружённых солдат. Когда увидели наших доблестных воинов, так, наверное, хвосты поджали и в чащу попрятались. А леса вокруг большие — и захочешь, а не найдёшь банду-то!

Хозяин гостиницы покосился на экзорциста — мол, не сболтнул ли чего лишнего? Но тот стоял спокойно, равнодушно глядел в сторону.

— Ничего, скоро купцы появятся, — проскрипел демоноборец. — Дорога уже чиста.

— Как это? — удивился хозяин «Приюта паломника». — Неужто ушли беззаконники?

— Я видел по пути их трупы. Несомненно, это были грабители.

— Кто же их?

— Мало ли.

Сграбастав ключ от семнадцатого номера, Эл повернулся к экзорцисту.

— Поселюсь здесь.

Церковник пожал плечами.

— Как угодно.

— Сейчас заселюсь, пристрою животину, и отправимся поглядеть на ваши лужи.

— Я тогда подожду, — помедлив, сказал Иона.

Было видно, что он предпочёл бы отправиться немедленно, но ведь работа была поручена Легионеру. А значит, парадом командовал он.

Экзорцист сел на лавку, положив ногу на ногу.

Некромант же снова обратился к хозяину гостиницы.

— Найдётся место для циклопарда?

Голова альтахирца повернулась к окну, в котором виднелась покрытая серебристым мехом голова мутанта. Тот как раз заглянул сквозь стекло, оскалив жуткую пасть.

— К-конечно! — выдавил из себя хозяин гостиницы, невольно попятившись. — Конюшни-то пустые стоят.

Демоноборец вышел на улицу и отвёл циклопарда в стойло. Огромный зверь едва поместился в загон, предназначенный для лошади. Подумав, Эл вытащил меч и срубил перегородку, чтобы дать мутанту больше места. Тот благодарно заурчал и улёгся, положив тяжёлую голову на передние лапы и обвившись хвостом. Легионер снял двустороннюю седельную сумку и вернулся в гостиницу. Поднявшись на третий этаж, он вошёл в семнадцатый номер, где, по словам хозяина гостиницы, проживал до этого назвавшийся демоноборцем приезжий.

Бросив сумку на незастеленную кровать, Эл остановился в центре комнаты и осмотрелся. Затем потянул носом воздух, хотя и так ощущал сладковатый запах мертвечины. Было в нём что-то ещё, новое. Оно напоминало о море. Некромант давно не был у большой воды. Предпринятое путешествие уводило его всё дальше от океана.

Демоноборец приблизился к шкафу, распахнул створки, но увидел только заднюю стенку. Процарапанного кинжалом знака не было. Тогда Легионер подошёл к кровати, опустился на четвереньки и заглянул под неё. Острое зрение позволяло видеть в темноте, и Эл заметил то, что искал. Для верности он запустил руку и провёл по шершавым доскам пола. Пальцы наткнулись на мягкие, но упругие выпуклости. Поднявшись, некромант легко сдвинул тяжёлую кровать. Открылся оставленный Художником знак. Это была их игра, в которой соперник пока лидировал. Рядом виднелся ровный, словно скальпелем сделанный разрез. Эл присел и провёл затянутыми в перчатку пальцами по выступавшим краям. Ткань пространства была рассечена с поразительной точностью уверенной, твёрдой рукой хирурга. Человека, как и Эл, решившего, что мир недостаточно хорош. Вот только он обладал куда более масштабным воображением, а потому нашёл такой способ всё исправить, с которым Легионер никак не мог согласиться.

Демоноборец запустил в дыру пальцы, раздвинул податливые створки, растянул. Вонь, ударившая в чувствительные ноздри, была слабее, чем обычно. Зато теперь Эл понял, что к запаху смерти примешивался «аромат» гниющей тины и поднятого со дна ила. Легионер развёл края сильнее, просунул ноги, а затем протиснулся целиком. Створки пространства сошлись над головой демоноборца, как резиновые.


Глава 6


В Альтахире не было ни души, но Эл удивился бы, окажись иначе. Художник не оставлял никого, ни единого свидетеля своего безумства. С упорством он резал и сшивал, кроил и стягивал. Здесь, в параллельной реальности, мир уже выглядел иначе. Уродливо и отвратительно. Однако Художник, вероятно, видел его по-другому. Ему он казался совершенным. И он направлялся туда, куда упала, уйдя далеко в землю, Звезда. Там Художник сможет познать мощь чужеродной магии и использовать её, чтобы завершить начатое — объединить два пласта реальности в один, подогнав тот, который ему не нравился, под собственный, перекроенный. При мысли об этом, о том, что Художнику может улыбнуться удача, Легионера внутренне передёргивало. Конечно, следовало всё бросить и гнаться во весь опор за безумцем, нигде не задерживаясь. Любой обычный человек поступил бы так, выбрав меньшее из зол. Но Эл уже давно не был обычным человеком.

Он шагал по опустевшему Альтахиру, направляясь туда, где побывал совсем недавно — к храму Церкви Вечных Детей.

Ветер таскал по улицам скомканную бумагу, завывал в чердаках, носился над покатыми крышами, вращая железные флюгеры. Хлопал ставнями и незапертыми рамами. Развевал полы коричневого плаща демоноборца и края растянутых над витринами лавок полосатых навесов. Его наполнял сладковатый, тошнотворный запах мертвечины, сдобренный вонью гниющего ила и долго лежавших на берегу водорослей. На тротуарах и мостовой виднелись лужи и потёки. Они же покрывали стены, доходя до окон первого этажа.

Эл медленно шёл по улице, плавно сворачивавшей вправо. Его переполняла уверенность. Он знал, что увидит, если зайдёт в ближайший дом, поэтому даже не глядел по сторонам. В этом не было нужды. Каждый город, который посещал Легионер после Художника, встречал его одинаково.

Впереди показался храм. Там, как обычно, Эла ждало послание. Демоноборец не сомневался, что колдун специально складывает тела в священных местах, составляя из них жуткие композиции, чтобы похвастать перед некромантом своим могуществом. «Тебе не одолеть меня! — словно говорили изуродованные, сшитые в химеры тела. — Остановись! Твоя погоня не имеет смысла!» Это бахвальство оставляло Эла равнодушным. У него имелась цель, а восток, где он провёл несколько последних лет, научил его терпению. В конце концов, первичен путь, и упорно следующий ему, всегда неизбежно стяжает победу. Ну, или умрёт в борьбе.

Легионер остановился перед крыльцом храма.

Его окружала тишина, нарушаемая только монотонным свистом ветра. Охотник поднялся по ступеням и толкнул дверь. Смрад, спёртый и густой, вопреки ожиданиям, не окутал его, не утопил в своём тошнотворном сиропе. Зато усилился запах тухлой воды.

В храме было светло, потому что свет легко проникал через большие квадратные окна. Пол был тёмен от влаги. Некромант присел, чтобы провести пальцами по каменным плитам. Если бы его лицо обладало мимикой, на нём обязательно отразилось недоумение. Потому что влага не была кровью. Эл поднёс руку к носу и втянул воздух. Только тина и ил.

Поднявшись, демоноборец двинулся дальше. Он искал глазами трупы — очередную жуткую композицию из мёртвых тел. Но храм был пуст.

Неужели Художник решил изменить ритуал и перенёс своё творение в другое место? Но зачем? И куда?

Эл прошёл к алтарному камню и остановился. Здесь стояли лужи. В них дрожали солнечные блики. Некромант не торопился уходить на поиски тел, ибо эманации смерти витали в церкви повсюду, завихряясь вокруг ног демоноборца. Легионер поднял голову, но и на потолке не было и следа мертвецов. Взгляд лишённых белков глаз скользил по балкам и резным панелям, по росписи и светильникам, но не находил ничего любопытного. Тогда Эл опустил глаза. Кое-что за алтарным камнем вдруг привлекло его внимание. Некромант сделал три шага и опустился на корточки. Пальцы подхватили и вытащили из лужи нитки! Пошарив в воде, демоноборец достал ещё и ещё. Вокруг валялась целая куча нарезанных ниток! На некоторых имелись узелки, на других — нет.

Несомненно, они остались после Художника, который создавал свои чудовищные инсталляции, соединяя плоть стежками. Чудак в лиловом камзоле упорно двигался с востока на запад, оставляя за собой шлейф из швов и смрада — но не в этот раз! Сейчас Легионер видел только нитки. Словно тела исчезли, растворились, и после них…

Демоноборец резко встал. Отряхнул перчатки. Его чёрные глаза недобро прищурились.

Губы некроманта зашевелились, произнося заклинание. Изо рта потекло нечто прозрачное, похожее на зелёный дым. Легионер направил струящийся туман в сторону зловонных луж. Бесплотные щупальца осторожно ощупывали влагу, стелись над ней, завихрялись над блестящей поверхностью.

Отклика не было. Только звенящая пустота царила в храме. Нижний мир не мог выдать своих пленников, потому что не владел ими. Никто не избежал страшной участи, ни единый обитатель Альтахира. Все жители островного города стали собственностью Художника, но их тела загадочным образом исчезли. Их не было в домах, не было и в окружавших остров водах Мёртвого озера. Все они растворились, оставив после себя только обрезки ниток и лужи.

Легионер знал, что Художник оставил для него ещё один знак. Безумец, пересекавший Пустошь из одного конца в другой, вёл подсчёт городам, в которых побывал. Демоноборец сделал несколько шагов, всматриваясь в пол. Наконец, он нашёл то, что искал. Цифра была на этот раз выведена не кровью, а водой. Художник никогда не спешил и не халтурил, словно не гнался за ним беспощадный убийца. Он работал тщательно, педантично. Вот и тройка была написана в высшей степени аккуратно. Правда, её не дополняли руки, ноги, головы, внутренние органы — обычные украшения Художника. Эл задумался. Всё это не было похоже на того, за кем он гнался. Совсем. Словно… словно колдун поступил, как всегда, а затем тела исчезли! Да, это могло быть! Догадка заставила демоноборца пройтись взад-вперёд перед алтарным камнем. Что уничтожило трупы в этом пласте реальности? Очевидно, та же сила, что действовала в параллельном Альтахире сейчас.

Эл всосал зелёный колдовской туман. Оставаться здесь дольше не имело смысла. Развернувшись, демоноборец зашагал прочь. Запах гнилой воды неотступно преследовал его.


Глава 7


— Наконец-то! — воскликнул Иона, когда некромант вышел из гостиницы. — Где ты пропадал столько времени?!

— Заселялся.

— Но тебя не было почти полчаса!

— Я старый человек.

— Ну да!

— Поверь мне, — Эл остановился около священнослужителя. — Где пропал последний человек? Я должен осмотреть место происшествия.

— Разумеется. Идём со мной.

— А твоя лошадь?

— О ней позаботились. Доберёмся пешком: отсюда недалеко.

Экзорцист зашагал вдоль улицы. Прохожие делали знак пальцами правой руки, когда замечали его, а он лишь слегка кивал в ответ. Пара встретившихся стражников в зелёной форме и остроконечных шлемах остановилась, чтобы отдать честь.

— Благословение Праматери, дети, — мимоходом пробормотал жрец, проходя мимо.

На Эла воины взглянули с недоверием и брезгливостью. Значит, уже прознали, кто в городе. Демоноборец прошагал за экзорцистом, не повернув головы. Его глаза скрывал край расписанной странными иероглифами амигасы.

Свернув за угол, экзорцист обернулся и, притормозив, поравнялся с некромантом.

— Пропавшего зовут Джелебайя Грот, — сказал он вполголоса. — Жил с женой и сыном в доме на восточной окраине Альтахира. Владел шестью лодками и лавкой, где продавалась упряжь. Не местного производства. Грот привозил её в город специально для торговли. Вчера вечером он вернулся поздно, сказал жене, что должен подсчитать выручку, и заперся в кабинете на первом этаже. На окнах толстые решётки, к тому же, изнутри закрываются ставни. Они были заложены засовом, когда утром выломали дверь.

— Жена только утром спохватилась, что мужа нет? — вставил Эл.

— Она отправилась спать и встала около девяти. Грота не было, и она спустилась его поискать. Не дозвалась и решила, что ему стало плохо в кабинете. Слуга позвал с улицы стражников, и они вышибли дверь. Хозяина дома внутри не оказалось, зато обнаружилась лужа.

— Почему жена не подумала, что супруг мог выйти из дома?

— Он никогда по ночам не выходил. К тому же, у двери стояли его сапоги, на крючке висела шляпа.

— Понятно.

Некромант с экзорцистом свернули вправо. Архитектура Альтахира не отличалась разнообразием. В основном, улицы заполняли сложенные из крупного булыжника двухэтажные дома с небольшими окнами, покатыми крышами и длинными узкими трубами.

— На столе в кабинете осталась выручка? — спросил Эл. — Деньги, которые считал Грот.

— Нет, ни одной монеты.

— Пропали?

— Трудно сказать. Лодочник мог запереть деньги в потайном стенном шкафу, где хранил все ценности. Жена не знает, сколько там было накануне. Вот, кстати, мы и пришли.

Экзорцист указал на длинный двухэтажный дом с решётками на окнах. Над крыльцом имелся железный навес, а левее виднелись ворота конюшни. Рядом с дверью стоял скучающий стражник. При виде жреца он вытянулся, но неспешно, словно исключительно по долгу службы. Его лицо приобрело отстранённое выражение. Похоже, не все стражники искали расположения местной церкви.

Экзорцист открыл дверь и вошёл первым. Эл последовал за ним.

В доме пахло тиной и подгнившими водорослями. Откуда-то доносился плач. Должно быть, вдова рыдала. Хотя почему вдова? Труп ведь не был найден. С другой стороны, после того, что видел Легионер по ту сторону сделанного Художником разреза…

— Сюда, — бросил через плечо священник, сворачивая вправо. — Здесь кабинет.

Они с Элом вошли в небольшую комнату. Одну стену занимало окно с запертыми ставнями, другую — книжные полки. Рядом с ними располагался стол, перед ним стояло кресло с гнутыми ножками и очень высокой спинкой. Около него темнела лужа. Она почему-то до сих пор не высохла.

Эл взглянул на снятую с петель дверь. Замок был с внутренней стороны выворочен.

— Нет ли потайного хода? — спросил некромант, подходя к луже.

— Мы искали. Не нашли. Жена Грота уверена, что из потайного здесь только шкаф, — Иона указал на пустую стену возле книжной полки.

— Почему лужа до сих пор не высохла?

— Они не сохнут. Ни одна.

Демоноборец резко обернулся.

— Ни одна?!

Экзорцист покачал головой.

— Не известно, почему. Мы проводили ритуалы очищения, но они не помогли. Одна семья заколотила комнату, где исчезла старшая дочь. Другая вообще съехала.

— Как интересно! — глаза некроманта на миг вспыхнули под амигасой ядовитой зеленью.

Он присел возле лужи и протянул руку, но вдруг замер на пару секунд. Словно передумав, Эл снял кожаную перчатку и погрузил кончики бледных пальцев в тонкий слой жидкости, покрывавшей пол. Раздалось шипение, и от лужи взвились струйки дыма. Демоноборец не отдёрнул руку, а с любопытством наблюдал за происходящим.

— Что такое?! — Иона опустился на корточки рядом. — Как это понимать?

— Пока не знаю, — помедлив, отозвался некромант. — Но я вижу в полу щели, достаточно широкие, чтобы вода просочилась и ушла. А она стоит.

— Хм. Да, и правда.

Экзорцист неуверенно протянул к луже руку, но демоноборец схватил его за запястье.

— Не стоит!

Иона вздрогнул и замер, словно к нему не Легионер прикоснулся, а скорпион на руку заполз. Побледнев, он уставился на Эла. Некромант видел в обращённых на него глазах жреца страх. Он разжал пальцы, выпустив священника.

— Это не простая вода, — сказал он, отвернувшись.

Рука демоноборца скрылась под плащом, а через несколько секунд Легионер извлёк плоскую кожаную сумку, из которой вытащил заткнутую пробирку.

— Ты собираешься налить туда воду? — нахмурился Иона. — Для чего?

— Чтобы изучить.

— Но как?

— Это моё дело.

С помощью пипетки некромант наполнил пробирку и спрятал назад.

— Кажется, здесь делать больше нечего, — проговорил он, вставая.

— Ну, что скажешь? Тебе ясно, куда и как исчез лодочник? Его убили? Похитили? Или он просто растворился в воздухе?

— Не так быстро. Зло многолико и не любит повторяться.

— То есть, ни одной идеи?

Не то чтобы священник выглядел разочарованным. Просто он явно ожидал от прославленного охотника на чудовищ большего.

— Думаю, мне стоит принять ванну, — помолчав, отозвался Эл. — Так что я возвращаюсь в гостиницу.


Глава 8


Ванная комната в гостинице была одна на этаж, но Эл являлся единственным постояльцем, так что занял её безраздельно. Впрочем, он бы в любом случае это сделал.

Открутив латунные краны так, что вода с грохотом ударила в дно ванны, некромант достал из седельной сумки обтянутый свиной кожей чемоданчик. На верхней крышке виднелось тиснение — причудливые знаки, смахивавшие на древние руны. На углах кожа истёрлась и была заметно светлее, но серебряные защёлки сверкали. Демоноборец поднял крышку и вытащил несколько прозрачных склянок, наполненных разноцветными порошками. Запасы приходилось регулярно пополнять, хотя ванны Эл принимал только перед тем, как отправиться на дело. Охотник высыпал по щепотке из каждой склянки в воду и сел на край подождать, пока ванна наполнился. При этом он тихо произносил заклинания. Вода пенилась на дне ванне, окрашиваясь попеременно разными цветами, пока не стала прозрачной.

Воздух в комнате постепенно сгущался, тени в углах темнели, и вокруг демоноборца воцарялась тишина. Она словно наполняла пространство тягучим сиропом.

Наконец, Эл решил, что воды достаточно, и плотно закрутил краны. Расстегнув плащ, он сбросил его на пол, снял с пояса полуторный меч в кожаных ножнах, пропитанных изнутри гвоздичным маслом, и положил его поперёк раковины. Выкованный из сплава небесного железа и серебра клинок покрывали колдовские руны. От любой напасти защищал владельца зачарованный Кровопуск — будь то призрак, оборотень, вампир или обычный беззаконник.

Эл сотворил над кристально прозрачной водой символ Эреша и принялся раздеваться. Перед схваткой, которой было не миновать, если Легионер брался за дело, он всегда набирался сил. Его мёртвое, израненное тело, служившее ему так долго, требовало периодической «подзарядки». И снадобья помогали. Пока ещё помогали.

Оставшись нагишом, демоноборец опустил руку по локоть в воду и вдруг замер.

От воды повалил дым! Точно такой же, как от лужи в доме лодочника, когда некромант коснулся её голыми пальцами.

Вытащив руку, Эл задумчиво вытер её висевшим около треснутого зеркала потрепанным полотенцем и сел на край ванны. Такого он не ожидал. Вода, которой пользовались жители Альтахира, была такой же, как та, что осталась от исчезнувшего лодочника и, вероятно, других пропавших. Но имелось кое-что поинтереснее и похуже. Намного хуже.

Эта на удивление прозрачная вода содержала немалый процент Чёрной крови! Той самой, что пролилась когда-то из упавшей на Землю Звезды и отравила планету.

С лёгкой досадой отбросив влажное полотенце, Легионер встал и поднял одежду. Водные процедуры отменялись. Купаться в том, что наполняло сейчас ванну, некромант не собирался. Жаль, конечно, напрасно потраченных снадобий, но придётся в этот раз справляться своими силами.

Интересно, как жители Альтахира пользовались такой водой.

Одевшись, Эл вышел в коридор, но отправился не в свой номер, а к лестнице, ведущей на крышу. Поднявшись, он откинул деревянный люк на скрипучих петлях и выбрался на крышу. Отсюда было видно озеро, так как крыша находилась почти на одном уровне с городской стеной. Спокойная гладь простиралась на юге и западе до горизонта, сверкая, словно потемневшее от времени зеркало.

Вот, значит, почему в нём нет жизни! Чёрная кровь просочилась сюда по подземным протокам, как это случилось и с некоторыми другими водоёмами после падения Звезды. Демоноборец задумчиво окинул взглядом город. Как его жители могли пить эту воду? Мыться в ней? Почему они не умерли, как обитатели озера? И кто оставил мокрые лужи там, откуда пропали лодочник и остальные? Если нечто выходило из озера и похищало людей, то почему нет других следов? И как оно добиралось до жертв? Как потом выбиралось с ними?

Вопросы кружились в голове замершего на крыше гостиницы Легионера, и ни на один из них он не мог пока найти ответ.

Эл спустился на первый этаж и подошёл к хозяину, возившемуся у стойки. Тот вздрогнул, заметив постояльца, и побледнел. Демоноборец привык к подобной реакции и не удивлялся. Чувства же обиды он не знал вовсе.

— Ваша вода, — проговорил некромант, облокотившись о столешницу и вперившись в лицо альтахирца взглядом. Амигасу он оставил в комнате, так что тому ничто не мешало видеть лишённые радужек чёрные глаза охотника на нечисть. — Как вы ею пользуетесь, она же отравлена?

Хозяин «Приюта паломника» судорожно сглотнул.

— Э-э… Так её ж очищают.

— Неужели? Каким образом?

— Церковь Вечных Детей проводит ежедневный ритуал. Ровно в два часа пополудни.

— А сейчас сколько?

— Половина, кажется.

— Где это происходит? В храме?

— Ну, конечно.

— Обычных жителей пускают поглядеть?

— Да, если охота.

Демоноборец развернулся и зашагал в своей номер. Там он прихватил шляпу и тут же поспешил назад. Проходя мимо стойки, притормозил.

— Твои постояльцы всегда пьют эту воду?

— Другой нет у нас, — отозвался альтахирец. — А что с ней не так?

Эл вышел на улицу, не ответив. Хотел бы он и сам это знать.

Некромант направился в сторону храма, размышляя о том, что выяснил за недолгое время, проведённое в закрытом городе. От чего священники очищали воду, если в ней оставалась Чёрная кровь? И была ли эта «очистка» причиной того, что люди не умирали, употребляя то, что стало ядом для обитателей озера?

Свернув за угол, Легионер едва не столкнулся с тремя стражниками. Первый отшатнулся, но он мог и не трудиться: Эл отпрянул раньше, ибо его реакция была не в пример быстрее. Воины застыли, глядя на демоноборца, а он поспешил обойти их, поскольку положение солнца говорило о том, что до начала церемонии очищения воды оставалось не больше четверти часа.

— Эй! — придя в себя, окликнул некроманта первый стражник. — Куда это ты идёшь, дохляк?! — вытянув руку, он схватил Эла за плащ. — Ты едва не сбил меня с ног!

Остальные двое подступили, кладя ладони на оголовья мечей. Лица у них были напряжённые.

Легионер сделал экономное движение, захватив запястье воина пальцами. Рывок — и хрустнувшие кости заставили стражника побледнеть от боли. Он не закричал, но рот приоткрылся, выпустив со свистом воздух. Эл повёл корпусом, опустился немного вниз и, выведя воина из равновесия, опрокинул на мостовую.

— Теперь сбил, — проскрипел демоноборец.

Товарищи поверженного одновременно рванули мечи из ножен. Первый не успел обнажить клинок до конца, так как затянутый в перчатку кулак Легионера врезался ему в челюсть, мгновенно вышибив дух. Второй воин с криком замахнулся, но сталь ударила по амигасе и отскочила. В получившемся в тростнике разрезе блеснул металл. Стражник замешкался от удивления лишь на секунду, но этого хватило, чтобы сапог демоноборца ударил его сбоку по бедру, заставив мышцы онеметь.

Эл отступил. Воин шагнул за ним, но нога подкосилась, и он упал на одно колено. Легионер выбил у него из руки меч и припечатал прямым ударом в челюсть.

Оставив три тела посреди улицы, некромант поспешил дальше. Он был очень недоволен произошедшим. Теперь городская стража будет ещё сильнее настроена против него, и даже приказ Капитула всячески помогать демоноборцу едва ли возымеет действие. Да, Элу следовало сдержаться. Извиниться и постараться избежать драки. Воины Альтахира это не зарвавшиеся головорезы, которые задирают первого встречного, а потом улепётывают, поджав хвосты. К тому же, их слишком много.

Почему же Легионер не поступил так? Да просто потому, что опыт подсказывал: нельзя избежать драки с тем, кто её желает.


Глава 9


В храме находилось семь человек, не считая священника, стоявшего перед установленной на алтаре чашей. Он расставлял на камне сосуды, разрисованные жёлтыми узорами. Пахло воском и благовониями.

При виде некроманта жители Альтахира замирали, не сводя с него глаз, а одна женщина даже попятилась.

Не обращая на это внимания, Эл подошёл к чаше и заглянул в неё. На лице жреца отразилось недовольство.

— Чужаки не должны приходить сюда! — шепнул он сквозь зубы.

— Капитул позволил мне делать всё, что я сочту нужным, — проскрипел некромант. — Что в чаше?

— Обычная вода! — чуть помедлив, ответил церковник.

— А в сосудах?

— Мы не открываем таких тайн!

— Капитул…

— Вот когда Капитул прикажет мне, чтобы я ответил чужаку, что находится в священных сосудах очищения, тогда я и отвечу! — перебил жрец.

— Каким образом очищенная вода из этой чаши очистит всю остальную в городе?

— После ритуала она будет вылита в резервуар, из которого вода попадает в трубы.

— Иона здесь?

— Его святейшество находится во внутренних помещениях храма.

— Он мне нужен. Немедленно.

— Пора проводить ритуал.

— Пошли кого-нибудь за ним.

Поджав губы, церковник поманил служку. Когда тот подбежал, испуганно косясь на Легионера, сказал:

— Ступай в библиотеку и передай брату Ионе, что его ожидает чужак.

Эл сжал пальцами худое плечо служки, почувствовав, как тот затрясся всем телом.

— Не бойся, — проговорил некромант. — Вопреки слухам, я не ем детей. Скажи Ионе, что его ждёт Эл. И пусть не задерживается.

Как только пальцы разжались, паренька словно ветром сдуло.

Демоноборец отошёл в сторону и прислонился к колонне. Пока жрец насыпал в чашу порошки из разных сосудов, он наблюдал за ним. Спустя минуты три из двери, за которой скрылся служка, вышел Иона. Найдя глазами некроманта, он направился к нему.

В этот момент в храм ворвались шестеро стражников. Они тяжело дышали — должно быть, пришлось побегать, пока узнали у прохожих, куда делся уложивший их товарищей демоноборец.

— Вон он! — гаркнул один из воинов, указав на Эла.

Вся ватага ломанулась к Легионеру, на ходу обнажая мечи.

Голос Ионы прозвучал неожиданно громко и звонко. Он произнёс очень короткую фразу, но некромант сразу понял, что это заклинание. Из пола поднялись чёрные существа, похожие на огромных гончих. Только вокруг шей у них торчали и извивались толстые щупальца. Псины ринулись навстречу солдатам, и те тут же затормозили, налетев друг на друга и сбившись в кучу. Иона сделал два шага вперёд, чтобы его заметили.

— Капитул приказал воинам Альтахира оказывать демоноборцу любое содействие! — объявил он. — А это означает, что на него нельзя, в том числе, нападать!

— Ваше святейшество! — один из солдат поклонился, опасливо косясь на выстроившихся в линию чёрных собак. — Позвольте объяснить! Этот… человек избил троих стражников на улице прежде, чем явиться сюда!

— И вы сообщаете мне об этом позорном факте столь спокойно? — спросил Иона, приподняв брови.

К лицу воина прихлынула краска.

— Я поговорю с вашим капитаном Снизи, — холодно сказал экзорцист. Он добавил заклинание на гортанном наречии, и жуткие псины растворились, оставив на полу лишь небольшие лужицы. — А теперь оставьте нас. Немедлено.

Он говорил спокойно, не повышая голоса. Стражники, тем не менее, тут же развернулись и поспешили к выходу, убирая клинки в ножны.

Иона развернулся к Элу.

— Что произошло?

— Их товарищи хотели научить чужака манерам. Мы едва не столкнулись на углу. Увы, я не обучаем.

— Понятно. Вы хотели меня видеть. Для чего?

— Я должен знать, что в сосудах, — некромант указал на алтарь. — Жрец отказывается говорить без разрешения Капитула.

— Идёмте со мной в библиотеку. Там удобнее вести беседу.

Иона отвёл демоноборца в небольшую комнату с креслом и книжными шкафами.

— Я был здесь, когда служка сказал, что ты меня ждёшь, — проговорил экзорцист, подходя к окну. — Зачем тебе знать, что в сосудах?

— Не понимаю, как вы умудряетесь очищать воду. Она ядовита, ты же знаешь.

— Конечно, ядовита. Иначе озеро было бы до сих пор живо.

— Как вы додумались поселиться здесь? Не нашлось места получше?

— Никак. Альтахир уже находился на озере, когда упала Звезда и началась Великая война.

— И вы остались.

— Куда нам было деваться?

— Да куда угодно, — проскрипел Эл, садясь в кресло. Он снял амигасу и провёл рукой по очень редким, совершенно седым волосам. — Вода должна была убить вас всех.

— Некоторые и погибли.

— А потом вы научились очищать воду?

— Да, именно. Это было очень давно.

— До вашего рождения?

— Разумеется.

— Так что в сосудах? Такая магия может оказаться полезна путешественнику.

— Нужно быть адептом Церкви Вечных Детей, чтобы она сработала. Это ведь благословение.

Ионе на миг показалось, что губы демоноборца скривились в ухмылке.

— Ну, я могу принять вашу веру.

— Нет, это невозможно.

— Отчего?

— Необходимо родиться в Альтахире, чтобы стать адептом нашей церкви.

— Надо же.

— Праматерь не принимает чужих. Отчасти поэтому мы и не привечаем в городе посторонних.

— Да, я заметил. Что ж, обещаю не пользоваться средствами для очистки воды.

— Я не могу назвать вам ингредиенты.

— А с разрешения Капитула?

— Он его не даст?

— Откуда такая уверенность?

— Это тайна, а значит, вопрос закрыт. Кем бы ты ни был, как бы мы ни нуждались в твоей помощи, секреты Альтахира останутся его секретами.

— Ясно, — Эл поднялся с кресла. — Значит, я напрасно тебя побеспокоил.

— Ничего. Я готов оказать помощь в любое время.

— Пока не оказал.

— У всего есть пределы.

Легионер вышел из библиотеки. Священник водил над чашей руками, делая какие-то знаки. Он произносил заклинание.

Подойдя, Эл достал пустую пробирку и бесцеремонно зачерпнул из сосуда «очищенной» воды. Если бы взглядом можно было убивать, церковник сразил бы наглеца наповал.

Выйдя на улицу, некромант надел амигасу и, запрокинув голову, взглянул на клонящееся к закату солнце. Оно ещё стояло высоко, но скоро должно было коснуться крыш, а затем — горизонта. Когда его диск утонет в озере, демоноборец выйдет на охоту. Не зная, кого или что ищет. Особо не рассчитывая на удачу.

В небе кружились стервятники. Они всегда сопровождали Эла. Чуяли мертвеца и ждали, когда выпадет возможность сожрать его. Напрасно. Одним надоедало, и они улетали в поисках другой пищи. Их место занимали другие. Так или иначе несколько птиц всегда кружили над некромантом. И среди них дежурил бессменный соглядатай. Демоноборец решил, что ночью для него появится работа.

Эл заметил справа троих стражников. Они пялились на него, но не подходили. Хорошо, если они не станут чинить препятствий. Некромант не хотел убивать их.

Он двинулся в сторону гостиницы. Там остались вещества и инструменты, необходимые для анализа. Легионеру очень хотелось сравнить взятые образцы. Особенно, учитывая тот факт, что колдовство, которым пользовался экзорцист, вызывая жутких гончих, была магией Чёрной крови.


Глава 10


Фигура на крыше одного из бастионов делала странные упражнения: водила руками, приседала, кувыркалась и делала быстрые, короткие пробежки. Длиннополая одежда при этом ей совсем не мешала.

Понаблюдав некоторое время за движениями экзорциста, Натаниэль Снизи отделился от стены и направился к священнику.

— Ваше преосвященство! — окликнул он Иону, остановившись в трёх шагах.

— Слушаю тебя, Нат, — проговорил жрец, не оборачиваясь.

Он продолжал делать упражнения, легко и плавно, словно разминающийся танцор.

Начальник стражи не сомневался, что экзорцист давно заметил его присутствие и просто не подавал виду. Заносчивая тварь! Ещё и упорно продолжает называть старого воина «Нат», как будто они приятели. А вся заслуга молодого выскочки — что он экзорцист! Вот и глядит на солдат свысока. Можно подумать, это он сражался с бандами беззаконников и прочей мразью, осаждавшей Альтахир. Нет, конечно, церковники помогали своей магией, но основной удар на себя приняли именно воины во главе с Натаниэлем Снизи — священники драться из-за стен не выходили.

— Насчёт этого мертвяка, — сухо проговорил капитан.

— А что с ним не так? — Иона, наконец, остановился и встал к собеседнику лицом. На его лбу и щеках блестели крошечные капельки пота. — Кажется, он занят ровно тем, для чего его нанял Капитул.

— Легионер ведёт себя нагло! Словно он здесь жил испокон веков, а не заехал не известно откуда на пару дней!

— Очень хотелось бы, чтобы больше времени ему и не понадобилось.

— Я понимаю, что такова воля Капитула, — помолчав, сказал Натаниэль Снизи. — Видимо, ничего не поделаешь. Но нельзя позволять ему шнырять, где ни попадя.

— Боюсь, это тоже часть его работы.

Капитана ответ экзорциста не застал врасплох. Он его ожидал.

— Я прошу разрешения, — выдавил он из себя, — приставить к мертвяку двух моих людей. Просто для присмотра. Во избежание конфликтов.

Иона задумчиво взглянул на трепетавшие вдоль бастиона флаги. Натянутые вертикально полотна хлопали от ветра, напоминая языки пламени.

— Что ж… — протянул экзорцист. — Полагаю, один из ваших людей нам не помешает.

Натаниэль Снизи скрипнул зубами. Надо было просить приставить троих! Глядишь — засранец разрешил бы двоих. Но теперь было поздно. Капитан знал: торговаться бессмысленно.

— Предупредите Легионера о том, что он должен везде брать с собой моего человека.

— Непременно. Пришлите его в гостиницу через полчаса. Я и сам скоро отправлюсь туда.

Развернувшись на каблуках, начальник стражи направился к выходу, но на полдороги остановился.

— Ваше святейшество! — обернулся он.

— Да, Нат?

— Что вы знаете об этом демоноборце? Действительно знаете.

Брови священника чуть приподнялись.

— Действительно? Кто в наше время что-то действительно знает? Тем более, о ком-то. Но это Легионер, и хотя бы часть слухов о нём должна быть правдой. А если так, он — тот, кто нам нужен.

— Почему?

— Потому что он — лучший в своём деле.

Натаниэль Снизи потёр щёку ладонью.

— Вы родились позже меня, — проговорил он, глядя на жреца. — И Великую войну не застали. А я, хоть и был ребёнком, кое-что видел. И запомнил на всю жизнь.

— Что же это? — голос Ионы звучал ровно.

Нельзя было понять, испытывает ли он хоть каплю интереса. Тем не менее, капитан продолжил:

— Когда армии понадобились новые солдаты, и некроманты начали поднимать убитых, чтобы пополнить ряды нежитью, они не всегда делали это на полях сражений. Иногда приходилось являться в города и деревни, чтобы опустошить кладбища.

Натаниэль Снизи замолчал, и через несколько секунд жрец решил поторопить его.

— К чему ты клонишь, Нат?

— К тому, ваше преосвященство, что нелегко видеть, как твои родители вылезают из земли и шагают в рядах таких же полуразложившихся трупов, чтобы сразиться с монстрами. Некроманты говорили, что мы должны гордиться тем, что наши близкие продолжают защищать нас даже после смерти, — капитан медленно покачал головой. — Но вы не видели этого и не поймёте.

— А ты, значит, видел?

— Да, я видел. И поэтому не доверяю Легионеру.

— Возможно, именно этот некромант ничего подобного не делал.

Натаниэль Снизи усмехнулся. И в этой усмешке не было ничего доброго или весёлого.

— Ваше преосвященство, — тихо сказал он, — Этот Легионер был у них главным! И это то, что я знаю совершенно точно!

Сказав так, начальник стражи отвернулся и продолжил путь. Иона продолжал его задумчивым взглядом. Ему пришло в голову, что, возможно, старый зануда отчасти прав, и за демоноборцем действительно стоит присматривать получше. Всё-таки, он был чужаком, да и что о нём доподлинно известно? Слухи ходили разные. Если верить некоторым, Легионер порой убивал и тех, кого должен бы был защищать. Поговаривали, что он даже ел детей. Правда, в это Иона не верил. Но что стоила его вера? Если подумать, то ровным счётом, ничего.

Церковник снова обратил взгляд на флаги.

Что ж, пусть Нат присылает своего человека. Хуже от этого не будет. Кивнув самому себе, экзорцист последовал за капитаном стражи.


Глава 11


С городской стены открывался вид на берег, поросший густым еловым лесом, и озеро, тускло блестевшее на солнце и напоминавшее огромную лужу ртути.

Эл смотрел вдаль и размышлял, когда к нему подошли Иона с солдатом в синей форме.

— Этого человека приставили к тебе, — сходу сказал экзорцист. Хоть он и не подавал виду, но некромант почувствовал, что церковник недоволен. Наверное, он предпочёл бы обойтись без присмотра военных. — Он будет сопровождать тебя и помогать, если потребуется.

Демоноборец окинул солдата взглядом. Лет тридцать, хорошая выправка, спокойный взгляд. Кажется, его не смущало, к кому его приставили. Или же он прекрасно владел собой. Легионер кивнул.

— Как угодно.

— Хорошо, — сухо сказал Иона. — Какие планы на сегодня? Не похоже, чтобы твоё расследование сильно продвинулось.

— Не похоже, — согласился демоноборец. — Мне нужны списки всех чужаков, кто в последние недели останавливался в городе или присутствует здесь до сих пор.

— Никто не присутствует, — качнул головой экзорцист. — Ты — единственный посторонний в городе. А списки есть в гостинице и у стражи при воротах. Все предупреждены о том, что должны предоставлять тебе любую информацию. Но если затруднения возникнут, их разрешит Дайн, — с этими словами Иона взглянул на солдата в синей форме.

— Само собой, — проговорил тот. — Я наделён всеми полномочиями.

Демоноборец скользнул по нему взглядом. Интересно, какую должность занимал в городе этот человек, что ему поручили сопровождать Легионера. Вернее — приглядывать за чужаком. И зачем? Какие секреты не должен был узнать Эл? А в том, что тайны имелись, некромант не сомневался. Он сделал анализ воды из храмовой чаши и не обнаружил ни одного ингредиента, который «обезвреживал» бы её. Магия Чёрной крови никуда не девалась после так называемого ритуала, который являлся лишь фикцией, спектаклем для прихожан. Альтахир употреблял озёрную воду, смертельно опасную для любого живого существа — кроме жителей закрытого города.

— Дайн будет жить в гостинице, — сказал Иона. — Чтобы всегда быть на подхвате. Ты должен брать его повсюду с собой. Надеюсь, с этим не возникнет проблем?

— Никаких, — отозвался Эл.

— Прекрасно. И, пожалуйста, не трогай стражников.

Демоноборец на это ничего не ответил, так что экзорцист многозначительно взглянул на солдата. Тот слегка кивнул — мол, беру на себя, да.

— Я не услышал, как ты собираешься искать убийцу, — напомнил священник. — Что мне доложить Капитулу?

— Либо это дело рук постороннего колдовста, оставленного кем-то из тех, кто останавливался в Альтахире, либо виноват местный.

— Как изучение списков побывавших в городе чужаков поможет это определить?

— Не самих списков, конечно. Меня интересует, где они бывали, где жили, с кем встречались.

Иона нахмурился, но ничего не сказал. Видимо, решил, что сейчас расспрашивать бесполезно.

— Ты собираешься заняться этим немедленно?

— А ты хочешь присоединиться?

— Поему бы и нет?

— Слишком большая у нас собирается компания.

— Три головы лучше, чем одна.

Ионе показалось, что Легионер усмехнулся. Должно быть, он с утверждением церковника согласен не был. Тем не менее, вслух демоноборец сказал:

— Тогда идёмте.

Через четверть часа все трое уже изучали предоставленные хозяином гостиницы записи о постояльцах. Легионер расспрашивал альтахирца о каждом, заставляя вспоминать чуть ли не каждый разговор. Наконец, он составил свой собственный список, в котором были указаны не только имена, но и другие сведения. Иона обратил внимание, что некроманта особенно интересовали те, кто часть выходил по делам, а не сидел в гостинице.

Дальше троица отправилась к городским воротам, где состоялся ещё один разговор. Конечно, не все стражники, встречавшие чужаков из списка Легионера, дежурили в тот день, так что от ворот Эл повёл своих спутников в казарму — допрашивать остальных солдат. Прошло не меньше полутора часов, пока он, наконец, закончил, сократив список до четверых человек. Все они были торговцами, давно и регулярно снабжавшими Альтахир различными товарами. И каждый несколько раз покидал гостиницу, чтобы встретиться с деловыми партнёрами или просто знакомыми.

— Почему именно они? — поинтересовался Иона, в очередной раз пробежав глазами имена в списке.

Экзорцист по-прежнему не понимал, какой принцип лёг в основу отбора, проведённого некромантом.

— Пока не знаю, — ответил демоноборец. — Интуиция.

— На интуиции мы далеко не уедем, — сказал священник, нахмурившись.

Он не поверил Легионеру. Кажется, тот просто не хотел открывать свой метод. Что ж, это его право, но даст ли он эффект?

— Теперь я собираюсь посетить всех, с кем встречались эти люди, — проскрипел Эл, забирая у церковника листок. — Не про всех известно, куда они ходили, так что работа предстоит долгая. Уверен, что хочешь таскаться с нами?

— Я заинтересован в том, чтобы дело было закончено, как можно быстрее, — ответил Иона.

— Значит, да. Что ж, как угодно. Тогда за мной. И хватит спрашивать объяснения. Я здесь не для того, чтобы читать лекции.

Жрец заметил взгляд Дайна. Солдата интересовало, как экзорцист отреагирует на такую отповедь. Никто в городе не смел так говорить со служителями Церкви Вечных Детей. Спустит ли священник чужаку?

Иона пожал плечами. Его не волновало, что подумает солдат, хоть тот и был личным адъютантом начальника стражи.

— Ты прав, — сказал жрец спокойно. — Тебя наняли не для разговоров. Идём же.


Глава 12


Беседуя с жителями Альтахира, Эл всё сильнее убеждался, что никто, пришедший извне, не мог иметь отношения к происходящему в городе. Все «подозреваемые» были обычными торговцами, долгое время снабжавшими Альтахир товарами и не имевшими других отношений с его жителями. Они быстро делали свои дела и уезжали, окружённые телохранителями и наёмной охраной, которую оставляли ждать на берегу.

Демоноборец чувствовал, что Иона не доволен ходом расследования. Оно и понятно: очевидно, именно экзорцист рекомендовал Капитулу нанять Легионера. Вот и беспокоился насчёт результатов. Но церковник молчал и ни о чём не спрашивал. И хорошо, ибо Элу пока нечего было ему сказать. Теперь в подозреваемых ходили жители Альтахира, а было их несколько сотен. Так после того, как он отбраковал в этом смысле чужаков, ситуация лишь усугубилась.

Был ещё один вопрос, очень интересовавший некроманта. И он задал его экзорцисту:

— Где городская школа?

Церковник повернул к Элу ничего не выражавшее лицо. Кажется, оно совершенно окаменело — настолько священник старался не показать ни одной эмоции.

— Школа? — переспросил он после слишком затянувшейся паузы. — Зачем она тебе?

— Хочу взглянуть.

— Это совершенно лишнее.

— Мне виднее, — проскрипел некромант.

Иона резко качнул головой.

— Нет!

— У вас есть школа? — прямо спросил Эл, остановившись.

Дайн едва не налетел на него, успев затормозить в последний момент.

— Школы нет, — сказал жрец, глядя в чёрные глаза без радужек.

Ему тоже пришлось остановиться.

— А дети? — задал самый главный вопрос демоноборец.

Ионе стоило немалого труда заставить себя не отвести глаза.

— В Альтахире нет детей, — проговорил он. — Как ты и сам заметил.

Эл кивнул.

— Да, я заметил.

Экзорцист пошёл вперёд, давая понять, что тема исчерпана. Некромант последовал за ним. Он и не рассчитывал, что священник объяснит причину столь странного положения вещей. Но у него имелось предположение.

Когда демоноборец объявил, что должен отдохнуть в номере, никто не стал спорить. Дайн остался с ним (в соседней комнате), а церковник ушёл. Солнце клонилось к закату, но было ещё светло. Улицы заливал густой жёлтый свет, каменные стены приобрели золотистый оттенок, а немногочисленные шпили горели, как узкие факелы. Пахло тиной, и порой запах становился особенно сильным и затхлым.

Эл не собирался оставаться в гостинице. Ему лишь надо было избавиться от соглядатаев. Очевидно, в городе имелись тайны, которые Капитул и военные предпочли бы сохранить от некроманта. Но он должен был узнать всё — возможно, в них и крылся ответ на вопрос: «Кто похищал жителей Альтахира?» Поэтому, оказавшись в номере, демоноборец подошёл к стене и приложил к ней ладони. Некоторое время он стоял, словно прислушиваясь, а затем открыл рот и выпустил зелёный дым, который легко всосался в дерево, проникая в соседнюю комнату. Там он незаметно окутал прилегшего на кровать Дайна и скользнул солдату в ноздри. Мужчина в синем мундире вдруг застонал, резко выгнулся дугой и вдруг обмяк, будто из него выдернули одним движением все кости.

Некромант всосал дым и подошёл к окну, выходившему на задний двор. Подняв раму, он выбрался наружу и ловко спрыгнул со второго этажа. Коричневый плащ взметнулся на мгновение крыльями летучей мыши и сразу опал, едва окованные сталью сапоги демоноборца коснулись земли. Легионер медленно выпрямился. Он чувствовал в запахе ила и тины нотки трупного гниения. Смерть витала по улицам города. Она была неуловима, словно ветер, но совершенно точно обосновалась в Альтахире. Протиснувшись между двумя стенами, Эл выскользнул с гостиничного двора и зашагал через город, направляясь к водохранилищу, местоположение которого выяснил в разговоре у Ионы, пока они шли к гостинице.

Некромант понимал: ритуал в храме был фикцией. Он не очищал воду в чаше. Но жители Альтахира пили её и употребляли для иных нужд, а значит, очистка всё же проводилась. И делать это могли только в одном месте — там, откуда она затем попадала в трубы. В хранилище.

Эл старался передвигаться незаметно, но порой всё же попадался на глаза горожан. Дважды его даже заметили стражники, но лишь проводили взглядами. Похоже, им дали ясные и строгие инструкции насчёт демоноборца. Легионер добрался до водохранилища минут за десять. Большое круглое здание заканчивалось покатым куполом. У него был единственный вход, охранявшийся двумя солдатами. Когда Эл подошёл, они переглянулись, но даже руки на эфесы мечей не положили.

— Мне нужно осмотреть хранилище, — проскрипел некромант.

Этим заявлением он поставил охранников в затруднительное положение. Им явно было приказано не впускать в здание никого из посторонних, не говоря уж о чужаках, но, в то же время, они, как и все, наверное, получили приказ всячески помогать Легионеру.

Выход нашёл тот стражник, что стоял справа.

— Я схожу и спрошу, можно ли тебе войти, — проговорил он, делая движение, чтобы уйти. — Подожди здесь.

Такой поворот дел Эла не устраивал. Он не сомневался, что разрешения попасть в водохранилище чужак не получит. Ведь там, похоже, хранился главный секрет города. Поэтому он шагнул воину навстречу и резко выдохнул ему в лицо. Тот замер и побледнел. Глаза его закатились, тело одеревенело. Стражник словно превратился в статую. Его напарник издал нечленораздельный звук, не представляя, как реагировать на случившееся. Его рука неуверенно потянулась к оружию, но демоноборец был проворнее. Развернувшись, он выдохнул воздух в лицо и ему.

Сняв ключи с пояса живой статуи, некромант отпер дверь и скользнул во влажный сумрак городского водохранилища.


Глава 13


Внутри здание напоминало бассейн, окружённый множеством труб, облепленных вентилями. Эту систему явно создали очень давно, ещё при основании города. Сейчас подобными технологиями уже не владели. При появлении некроманта к нему обернулись трое работников. На их вытянувшихся лицах появилось одинаковое выражение недоумения, почти сразу сменившееся страхом.

Не обращая на них внимания, Эл подошёл к краю бассейна и двинулся вдоль него. Чёрная вода была спокойна, словно застывшее зеркало. Пахло здесь хуже, чем во всём городе. К знакомой вони примешивались какие-то приторные, острые нотки, наводившие на мысли то ли о зоопарке, то ли о рыбном ресторане.

— Здесь очищают воду? — спросил демоноборец, остановившись перед одним из работников.

Тот, одетый в комбинезон, попятился, вжавшись спиной в огромный, выкрашенный жёлтым вентиль. Справа виднелась выведенная чёрным маркировка.

— Очищают? — сглотнув, пробормотал он.

— Да, от магии Чёрной крови, которой наполнено озеро вокруг города, — прямо ответил Легионер. — Из него вода поступает сюда, обеззараживается, а затем попадает в трубы, — протянув руку, он постучал костяшками пальцев по металлу.

Звук гулко разнёсся по хранилищу, отразился от сводов и вернулся, исчезнув над поверхностью бассейна. До чуткого слуха демоноборца донёсся тихий всплеск. Другой не обратил бы на него внимания, но только не Легионер. Медленно обернувшись, он уставился на воду. Она казалась спокойной, однако в одном месте расходились едва заметные круги. В бассейне кто-то был!

— Так как вы очищаете воду? — повторил некромант, не сводя взгляда с зеркальной поверхности. — Отвечай. Разве ты не знаешь, что все должны помогать мне? Такова воля Капитула.

— Мне об этом ничего не известно, — проговорил работник хранилища. — Кто ты такой?!

Значит, проинструктировали только военных.

Не желая терять время, Эл достал узкий клинок и приставил к горлу собеседника. Двое других работников тут же бросились к выходу из хранилища. Конечно, они позовут охрану. Легионер слегка нажал на клинок, заставив своего визави задрать подбородок.

— Как вы обеззараживаете воду? — спросил он, делая после каждого слова паузу.

— Угорь! — выдавил из себя работник.

— Угорь?

— Да!

Легионер ослабил нажим, чтобы собеседнику не приходилось говорить сквозь зубы. Угроза и так подействовала.

— Угорь, который обитает в бассейне?

— Да, — ответил работник, с опаской косясь на лезвие кинжала. — Гигантский угорь.

— Что он делает?

— Точно не знаю. Видимо, выделяет какое-то вещество, убирающее действие магии Чёрной крови. Может, просто срёт!

— Но в городской воде полно Чёрной крови, — заметил Эл. — Похоже, ты врёшь.

— Нет! Кровь Звезды остаётся, но её магия уже не действует.

Демоноборец вспомнил, как вода в ванне задымилась, стоило ему опустить в неё руку. Может, дело было в том, что он не обычный человек?

— И даже чужакам нечего опасаться? — спросил он всё-таки.

— Нечего! Вода совершенно безопасна. Спасибо Праматери!

— Что за Праматерь?

— Угорь.

— Вы называете гигантского угря Праматерью? — в голосе некроманта почти прозвучала нотка удивления.

— Разумеется. Благодаря ей мы смогли остаться здесь, в Альтахире.

Значит, весь священный культ города основывался на поклонении волшебному угрю, чьи выделения по какой-то причине нейтрализовали магию Чёрной крови.

— И все в Альтахире знают об этом?

Ответом было молчание. Пришлось нажать острием кинжала на подбородок.

— Само собой! — выдохнул работник хранилища. — Все жители в курсе! Как же иначе?

— Удобно, когда божество обитает поблизости, — проскрипел некромант. Ослаблять давление стали он не стал. — А откуда эта Праматерь взялась?

— Всегда была.

— Как это?

— Жила в озере. Экзорцисты выловили её после Великой войны, когда заметили, что там, где плавает угорь, рыба не умирает.

— А угорь плавал только в одном месте?

— В основном, среди прибрежных камней. Там есть подводные пещеры.

— Понятно. Угря вы забрали себе, озеро вымерло, а Альтахир пользуется очищенной водой и поклоняется змеерыбине.

Работник хранилища ничего не отвечал.

— Праматерь можно увидеть? — спросил Эл.

— Она не показывается.

— Но ты-то, наверное, видел её хоть раз?

— Нет.

— Серьёзно?

— Она не показывается!

— Ясно, — рука с кинжалом опустилась. — Иди.

Дважды просить работника не пришлось. Он помчался прочь опрометью и лишь в дверях столкнулся с ворвавшимися в хранилище солдатами во главе с Натаниэлем Снизи. Начальник стражи был зол, как чёрт. Ну, ещё бы: чужак проник в святая святых, туда, где находилась самая большая ценность Альтахира!

«Двенадцать», — быстро подсчитал солдат Эл.

Наверное, все, кто оказался поблизости.

— Я знал, что нельзя тебе доверять! — гаркнул Натаниэль Снизи, найдя взглядом демоноборца. — Это всё из-за болвана Ионы, убедившего Капитул, что тебя нужно нанять! Зря его послушали. А я чувствовал: тебя подослали убить Праматерь! И вот ты здесь, на месте преступления! — тревожный взгляд капитана скользнул по тёмной поверхности бассейна.

— С вашей рыбой всё в порядке, — проскрипел некромант, двинувшись навстречу воинам.

Все солдаты держали обнажённое оружие. Трое целились в Легионера из арбалетов.

— Значит, мы подоспели вовремя! — отозвался Натаниэль Снизи. — И не пытайся убедить меня, что не собирался убить Праматерь! Твои намерения совершенно очевидны, мразь! Интересно только, кто нанял тебя для диверсии.

— На это счёт я ничего тебе не смогу сказать, — развёл руками Эл. — Потому что нанимателя нет.

— Тогда и говорить не о чём! — капитан махнул рукой. — Убить его!


Глава 14


Три стрелы были пущены почти одновременно. Эл едва успел сорвать шляпу и прикрыться ею, словно щитом. Бельты отскочили от стальной амигасы, упав в воду бассейна. Не дожидаясь, пока оружие будет перезаряжено, демоноборец бросился вокруг бассейна навстречу стражникам. Тех было больше, но им пришлось атаковать по двое, так как ширина бордюра между водой и трубами была невелика. Легионер отразил первую атаку, нырнул под клинок и, толкнув противника в плечо, сбросил его в бассейн. Второго он встретил прямым ударом ноги в грудь. Опрокинув стражника, он подпрыгнул, избежав удара по ногам. Свистнул меч, и оружие альтахирца сломалось пополам. Эл врезал стражнику в челюсть, и тот рухнул, как сломанная кукла.

Третий нападавший пригнул голову и ринулся на демоноборца с явным намерением сбить с ног. Некромант легко запрыгнул на ближайшую трубу, пропустив воина. Пока тот разворачивался, Эл запустил в следующего амигасу, и стальная шляпа врезалась стражнику в лоб. Солдат упал и больше не шевелился. Легионер спрыгнул перед тем стражником, который пытался сшибить его. Первая атака пришлась на ноги. Сплав серебра и небесного железа перерубил мышцы левого бедра, а затем ткнулся в правое плечо альтахирца. Клинок выпал у того из ослабевшей руки. Воин отчаянно зарычал и попытался достать некроманта кулаком, но тот лишь отклонился и через секунду резким толчком сбросил здоровяка в бассейн, где уже кипела вода: судя по всему, священному угрю не понравилось, что к нему падают люди.

Пятый и шестой стражники набросились на Эла разом. Демоноборец выставил силовой щит, чтобы сдержать их напор. Тем временем арбалетчики перезарядили оружие и начали обходить бассейн с другой стороны, чтобы поразить цель справа. Заметив это, Эл откинул полу плаща и выхватил из кобуры револьвер. Большой палец взвёл курок, ствол нашёл первого из стрелков. Легионер нажал на спусковой крючок, и драгоценная пуля пробила арбалетчику сердце.

Грохот оглушил присутствующих, ибо разнёсся по хранилищу, мигом отразившись от сводов, стен и воды! Стражники испуганно пригнулись. Даже у Натаниэля Снизи отвисла челюсть. Эл не преминул воспользоваться замешательством противников. Опустив щит, он пронзил одного из воинов мечом, а другого ударил оголовьем, оглушив и скинув в воду. Теперь он видел мелькавшего над пенящимися волнами священного угря: чёрное блестящее тело, гладкое, как резина, с узким плавником, расположенным вдоль хребта, то и дело показывалось, тут же исчезая.

— Отзови своих людей! — крикнул некромант, наводя на капитана стражи револьвер.

Натаниэль Снизи замер, глядя в смертоносное отверстие. Его желваки перекатывались под кожей, кадык судорожно вздрагивал.

— Ну! — требовательно повторил демоноборец.

Капитан заставил себя отвести взгляд от револьвера. Он посмотрел в сторону арбалетчиков.

— Стреляйте! — гаркнул он.

Под сводами грянуло, и начальник городской стражи, крутанувшись на месте, упал возле края бассейна.

Эл развернулся к солдатам одновременно с тем, как они спустили тетивы. Одну стрелу он отразил амигасой, но другая угодила ему в плечо.

Ещё две пули покинули барабан, и два тела по очереди упали в кипящую от возмущения угря воду. Давно уже Легионер не тратил столько драгоценных припасов за раз!

Убрав револьвер и меч, некромант выдернул бельт. Мёртвая плоть не особенно пострадала. Надо будет лишь немного подлатать её, когда появится доступ к нормальной воде. Чистой, не содержащей кровь Звезды.

Обойдя хранилище, Эл внимательно осмотрел каждого убитого или оглушённого прежде, чем сбросить в бассейн. То, что он заметил во время боя, полностью подтвердилось. Перед тем, как утопить труп Натаниэля Снизи, некромант достал маленькую склянку и наполнил её вытекавшей из раны начальника стражи прозрачной жидкостью. Заткнув пузырёк пробкой, он спрятал его в складках плаща, столкнул мертвеца в воду и вышел из хранилища на улицу.

Как ни странно, его никто не поджидал. Похоже, Натаниэль Снизи так спешил разделаться с чужаком, сунувшим любопытный нос не в своё дело, что не удосужился предупредить других солдат о том, куда направляется, — просто прихватил всех, кто оказался поблизости, и рванул. Ну, естественно: он же не сомневался, что дюжина воинов прикончит демоноборца. А от тела можно будет избавиться. Например, так, как проделал это Легионер.

Взглянув на неподвижных охранников у двери, Эл коснулся каждого из них кончиками пальцев, бормоча заклинание. Оба солдата сползли по стене, закатив глаза. Они проспят минуты четыре. Этого хватит, чтобы уйти достаточно далеко.

Надвинув поглубже амигасу, некромант поспешил обратно в гостиницу. Теперь, если кто и скажет, что видел его на улице в это время, или если охранники заявят, что к ним подходил демоноборец, всё это останется лишь на уровне сомнительных домыслов и подозрений, ведь свидетелей боя, произошедшего в водохранилище не осталось, а хозяин гостиницы и Дайн скажут, что не видели, чтобы Легионер покидал свой номер.

На самом деле, подозрения альтахирцев мало заботили Эла. В отличие от открывшегося ему во время драки. Пальцы невольно сжали в кармане плаща пузырёк.

Когда на мече не осталось крови, когда демоноборец не увидел, как она хлещет из ран, которые он наносил, он понял, что в городе имеется тайна посерьёзней способа «очистки» озёрной воды. И в ближайшее время он собирался убедиться в своей догадке. Потому и спешил в гостиницу.


Глава 15


Исследование не заняло много времени. Уже спустя двадцать минут Эл сделал полный анализ жидкостей, которые собрал, и не сомневался: в жилах обитателей закрытого острова текла вода. Вернее, вода, смешанная с Чёрной кровью Звезды! И они жили. Выделения угря, очевидно, преобразовывали магию, позволяя людям существовать. Вот только, кажется, они не могли иметь потомство. Парадоксально, учитывая, что местная религия носила название «Церковь Вечных Детей». Сколько же лет было обитателям Альтахира? Похоже, жили они куда дольше, чем другие люди, и выглядели явно не на свой возраст!

Некромант потратил ещё четверть часа, чтобы изучить образцы повнимательней. Он открыл новое явление, доселе не известное. Чего ж удивляться, что жители островного города хранили свой секрет?

Какие реакции ни проводил Легионер, он смог выяснить лишь одно: секреция угря не обезвреживала магию Звезды, а преобразовывала её. Но насколько безопасно это было? Люди не умирали, но какое влияние оказывал на них новый состав?

Подойдя к окну, Эл уселся на стул и замер, глядя вдаль. Лужи, оставшиеся после похищенных, не были следами, которые оставил преступник. Они являлись «кровью» жертв! Значит, пропавших можно было считать умершими. Но куда делись тела? Да и был ли убийца? Что, если тела просто исчезли, оставив от себя лишь… жидкость?

В дверь раздался настойчивый стук.

— Не заперто! — проскрипел, оборачиваясь, Эл.

Он откинул полу плаща, чтобы облегчить доступ к оружию — просто на всякий случай.

В комнату вошёл Иона. Вид у него был встревоженный. Взглянув исподлобья на демоноборца, он опустился на стул возле двери.

— Я так понимаю, ты всё последнее время находился здесь? — спросил он.

— Проводил исследования, — некромант показал на пробирки и прочую химическую посуду, не убранную со стола.

— Тебя видели на улицах совсем недавно.

Эл пожал плечами.

— Я не выходил из гостиницы. А людям что только не мерещится.

Иона помрачнел.

— Пропало несколько воинов. И Натаниэль Снизи, начальник стражи.

— Лужи после них остались?

— Нет. Все исчезли бесследно.

— Где?

— Неизвестно.

— Плохо.

— Да. Ужасно, — экзорцист побарабанил пальцами по коленям. — Ты узнал что-нибудь? — он указал глазами на склянки.

— То, что осталось после похищенных, — их кровь. В вас во всех течёт то же самое. Преобразованная озерная вода.

В номере повисло гробовое молчание. Иона замер, тяжёлым взглядом сверля собеседника.

— И та магия, которую ты использовал в храме, тоже порождена озёрной водой, — добавил через долгую минуту Эл. — Вернее, растворённой в ней Чёрной кровью Звезды.

— Верно, — через силу выговорил Иона. — Ты всё-таки узнал правду. Я боялся, что это случится, и Капитул — тоже.

— Секреты затрудняют работу.

— Но мы не могли выдать их чужаку.

— Я не выдаю тайн.

— Откуда нам знать?

— Я беру плату за убийство чудовищ, а не за секреты.

— Но говорят, что ты также ешь детей и уничтожаешь деревни, которые отказались платить.

— Если ты в это веришь, то зачем впустил меня в город?

Иона промолчал.

— Насчёт детей — чушь! — проговорил Эл, вставая. — А вот с оплатой хитрить не советую.

— Никто не собирается тебя надувать, — отозвался, подняв взгляд, экзорцист.

— Все так говорят. Ладно, сейчас у меня один вопрос: должен ли я продолжать искать убийцу?

Иона тоже поднялся.

— Безусловно. Того факты, что ты узнал про… воду, уже не изменишь, а работу сделать надо.

— Кто в городе умеет пользоваться магией? Все или только жрецы?

— Только мы, да. Капитул, обычные священники и экзорцисты.

— Почему? Теперь выкладывай всё, я должен иметь полную картину происходящего в Альтахире.

Было заметно, что Иона не хочет отвечать, но, в то же время, он понимал, что демоноборец прав.

— Мы употребляем больше секреции Праматери, — проговорил он, глядя в сторону. — Намного больше. В ней всё дело. Раствори её в воде, и получишь то, что можно безопасно пить. Сделай глоток чистого экстракта, и станешь магом!

— Как это получается? Малая доза обезвреживает магию, а большая — порождает?

— Не обезвреживает и не порождает. Просто… делает управляемой. Простые люди не знают об этом. Они думают, что угорь лишь нейтрализует волшебство Звезды.

— Но на самом деле колдовство преобразовывается в нечто новое, — сказал Эл, добавив лишь каплю вопросительной интонации.

— Твоя догадка верна, — правильно понял его экзорцист. — Праматерь позволяет нам пользоваться магией Звезды как своей, а не чужой.

— Какие ещё наблюдаются эффекты преобразования?

Иона отрицательно качнул головой.

— Никаких.

— Уверен?

— Абсолютно. Мы живём так уже очень долгое время.

— Да, я заметил. Вы не стареете и не умираете?

— Умираем. Но лишь от насильственных причин.

— А дети? Почему их нет?

— Такова оказалась цена преобразования. Мы не знали об этом, пока не стало поздно.

— А говоришь, нет других побочных эффектов.

— Этот есть, да.

— Так, может, и другие имеются?

— Нет.

Ответ прозвучал твёрдо, и Эл понял: если магия Звезды, трансформированная угрём, и воздействует ещё как-то на человека, то экзорцисту про это не известно.

— Я хочу знать о пропавших всё, — сказал демоноборец. — Есть документы по жителям Альтахира? Куда заносились бы все их дела?

— Все? Нет, разумеется.

Некромант поразмыслил немного прежде, чем задать следующий вопрос:

— А официальные процедуры? Они регистрируются?

— Само собой. В городской ратуше.

— И там хранятся все документы?

— Ну, да.

— Я хочу немедленно проверить, есть ли там что-нибудь по пропавшим.

Священник развёл руками.

— Если это поможет…

— Кто знает.

— Ладно, идём. Я провожу и велю, чтобы тебе выдали в ратуше все бумаги.

Через полминуты трое мужчин покинули гостиницу. Впереди шагал в коричневом плаще Легионер с наполовину скрытым амигасой лицом, за ним, держась немного слева, шёл задумчивый и мрачный Иона, а замыкал шествие Дайн, на лице которого ясно читалось полное непонимание, для чего ему приходится таскаться с чужаком.

Спустя десять минут компания вошла в двухэтажное здание с маленькой башней, на шпиле которой развевался флаг — городскую ратушу. Здесь Эл надеялся отыскать то, что связывало пропавших.


Глава 16


Троица обосновалась в отдельном кабинете, куда их проводил служитель. Отдёрнув тяжёлые занавески, Иона впустил в помещение достаточно света, чтобы разобрать подшивки архивов. Он помнил имена всех исчезнувших, так что поиском по каталогу проблем не возникло — очень скоро на столе появились толстые папки, скреплённые жгутами.

— Что мы ищем? — спросил Дайн, усаживаясь лицом к окну и беря одну из подшивок. — Конкретно.

— Ничего конкретного, — проскрипел в ответ Эл. — Любую информацию о пропавших. Я хочу знать всё, что они делали, если это отражено на бумаге.

— А стражники? — спросил Дайн. — И капитан? Они тоже пропали. Их будем проверять?

— Нет, это другое.

— Почему?

Легионер не стал отвечать. Вместо этого он опустился на стул и раскрыл ближайшую папку. Служитель принёс по просьбе Ионы несколько листов бумаги, чернила и перья, а также короткие, но остро заточенные карандаши.

На некоторое время троица погрузилась в молчание. Работа требовала терпения и усидчивости, которыми никто из собравшихся не отличался. Тем не менее, довольно долго было слышно только дыхание, шелест страниц, да скрип перьев или чёрканье карандашей, когда кто-либо делал пометки на листке.

Наконец, архив был просмотрен, и трое мужчин сравнили результаты. Оказалось, что время от времени каждый из пропавших обращался к властям по тому или иному делу. Но было нечто, сразу привлекшее внимание: исчезнувшие подавали прошения Капитулу. Они хотели, чтобы их приняли в Орден.

— Что это означает? — спросил некромант. — Какой ещё Орден?

— Это значит, они хотели стать священниками, — объяснил Иона. — Только и всего.

— Их отвергли? Здесь указано, что прошения были «погашены».

— Нет, не думаю, — Иона задумчиво перебирал страницы, сличая записи. — Метка «погашено» означает, что кандидат отозвал прошение.

— Передумал?

— Да.

Эл отобрал у экзорциста листки и придвинул к себе. Некоторое время, как и жрец, переводил взгляд с одного на другой.

— Это связь! — проговорил он, наконец. — Общий знаменатель. Но надо выяснить, почему они все передумали.

— Я обратил внимание на даты, — заметил Дайн. — Прошения подавались в течение месяца. Эти люди словно сговорились.

— Но они не были даже знакомы, — возразил Иона. — Мы же проводили дознание.

— Тем не менее, что-то их связывало, — сказал демоноборец, складывая листки. — Это пока прихватим.

Экзорцист недовольно поджал губы. Ему не нравилось, что документы будут вынесены из ратуши. Тем не менее, возражать он не стал. Спросил лишь:

— Это всё? Мы здесь закончили и можем идти?

— Нет, — качнул головой Эл. — Осталось узнать, кто ещё передумал вступать в орден.

— Зачем? — нахмурился Иона. Вдруг его лицо просветлело. — А! Они и станут следующими жертвами?!

Некромант медленно кивнул.

— Полагаю, да.

Пришлось позвать служителя, чтобы закончить работу. Через полчаса тщательной проверки выяснилось, что ещё два человека передумали вступать в Орден. И они подавали прошения в один месяц с исчезнувшими альтахирцами.

— Что было в мае? — спросил Эл, когда служитель ушёл, унося архивы.

— В мае? — переспросил Иона. — Не знаю. Вроде, ничего особенного, — он взглянул на Дайна. — Как думаешь?

Тот задумчиво почесал подбородок.

— Ну-у… последняя война с беззаконниками как раз закончилась, — проговорил он. — Блокада была снята, и город рассылал гонцов, чтобы сообщить окрестным поселениям, что торговцы снова могут приезжать с товарами. Мы в них тогда очень нуждались! — усмехнулся военный.

— Гонцов? — переспросил Эл. — Не думал, что альтахирцы покидают город.

Дайн пожал плечами.

— Пришлось. Такой длительной блокады у нас ещё не было. Сколько беззаконники торчали у стен? — обратился он к экзорцисту. — Месяца два?

— Чуть больше, — кивнул тот.

— Ну, вот. Город был истощён. Нам срочно требовались товары извне. Вот и пришлось отправить гонцов.

— И это был единственный случай, когда жители Альтахира покидали остров?

— Думаю, да, — помолчав, ответил Иона. — А что? Думаешь, они… притащили какую-то заразу в город? И люди пропадают из-за неё? Но как это связано с прошениями о принятии в Орден?

— Я хочу знать, кем были те гонцы, — проскрипел некромант. — Надеюсь, их имена сохранились?

— Разумеется. Как же иначе? — Иона поднял со стола маленький колокольчик и позвонил, в очередной раз вызывая служителя архива. — Сейчас всё выясним.

Не прошло и двадцати минут, как найденные документы были просмотрены. Иона поднял на демоноборца глаза.

— Ты знал?

— Предполагал.

Экзорцист отодвинул бумаги и сцепил пальцы рук.

— Все пропавшие были гонцами. Они же передумали вступать в Орден.

— И те двое, которые ещё не исчезли, тоже.

Священник кивнул.

— Верно! И что это означает?

— Пока не знаю.

— Нужно их допросить!

— Или ловить на живца, — спокойно отозвался Эл.

— Как это?

— Поскольку только они до сих пор не пропали…

— Они будут следующими жертвами?! — нетерпеливо перебил догадавшийся жрец.

Легионер кивнул.

— Думаю, да.

Иона нахмурился. Было видно, что священник думает.

— Но не лучше ли взять их под охрану и хорошенько потрясти? — спросил он.

— Нет, — твёрдо ответил демоноборец.

— Почему?

— Потому что они и сами могут не знать, из-за чего на них открыли охоту. И кто.

— А если знают?

— Почему тогда не приняли меры?

— Ну, это не аргумент! Может, не хотели выдаваться себя.

— Предпочли умереть?

— А ты уверен, что они мертвы?

— Думаю, это очень вероятно, — уклончиво ответил Эл. — Во всяком случае, стоит ли рисковать? Можно ведь и похитителя спугнуть.

— И он откажется от намерения убить оставшихся?

— Едва ли. Скорее, отложит.

Экзорцист снова задумался. Ему совсем не хотелось, чтобы похититель затаился. Он понимал: демоноборец не станет сидеть в Альтахире долго. А вот убийца, вполне вероятно, никуда не торопился и мог позволить себе выжидать. Действовать надо было наверняка, без суеты.

— Ладно! — проговорил Иона, наконец. — Я согласен. Поступим по-твоему.

— Рад слышать, — проскрипел некромант. — В таком случае лучше всего установить наблюдение за двоими оставшимися гонцами. Будем так их называть для удобства, — демоноборец слегка подался вперёд, глядя в карие глаза экзорциста. — И для этого нужно задействовать не священников. Военные подойдут.

Иона дёрнулся, как от пощёчины. Его лицо залила краска. Но он сумел взять себя в руки — надо отдать ему должное.

— Это из-за того, что жертвы отказались вступать в Орден? — спросил он тихо.

— Да, — просто ответил Эл.

— Хорошо. Пусть так. Военные так военные.

— Нам не понадобится много людей, — сказал Легионер, одобрительно кивнув. — Я и Дайн займёмся, допустим… Азаром Сигалом, — он назвал имя, взглянув в лежавшие на столе бумаги. — А вы с кем-нибудь из офицеров будете следить за Захарием Лэггом. Если, конечно, вы согласны этим заняться. Ваше преосвященство.

Иона криво усмехнулся.

— Я не белоручка, — сказал он.

— Прекрасно. Значит, договорились: мы берём Сигала, а вы — Лэгга. Наблюдение нужно установить немедленно, пока не поздно. И быть готовыми вмешаться в любую минуту.

— Тогда пора отправляться, — взяв листок с адресом потенциальной жертвы, экзорцист встал.

— Выберите себе в помощь надёжного человека, — сказал Эл. — Офицера, но не из высших чинов. И не ходите один.

— Не беспокойся, — качнул головой священник. — Пустое геройство мне чуждо.

Не добавив больше ни слова, он вышел из зала. Некромант не провожал его взглядом. Вместо этого он воззрился на Дайна.

— Ну, что, солдат, готов побыть сыщиком?

— Я иду туда, куда идёте вы, — пожал плечами тот. — В соответствии с приказом.

— Чудесно! — усмехнулся демоноборец. — Обожаю людей, слепо делающих то, что велено.


Глава 17


«Дамское и мужское платье» было написано на вывеске, приколоченной у входа в лавку. Чуть ниже мелом сделали приписку: «Одежда для любого случая, будь то свадьба или похороны».

В общем, и в горе и в радости жители Альтахира могли смело щеголять в товарах Азара Сигала, человека, который должен был стать одной из следующих жертв неизвестного убийцы, действующего в островном городе.

— Думаешь, тот, кого мы ловим, где-то поблизости? — спросил Дайн, когда они с Элом прошли мимо лавки и остановились возле парикмахерской.

— Думаю, тебе пора постричься, — ответил демоноборец.

— Мне? — удивился Дайн. — С какой стати? Я только на прошлой неделе здесь был.

— Значит, никто не удивится, если придёшь снова.

— Но… ещё прошло слишком мало времени!

— Бороду подравняй или усы.

— Зачем это нужно? Ты собираешься следить за магазином отсюда?

В парикмахерской была большая витрина, но через неё было видно только вход в заведение Азара Сигала. В лавку как раз вошли две девушки.

— Нет, хочу расспросить людей о его владельце.

Дайн вздохнул и толкнул дверь.

— Привет, Лейла! — громко сказал он, входя. — Давно не виделись.

Полная девушка, богато оснащённая как спереди, так и сзади, быстро обернулась, одарила офицера улыбкой, а затем перевела взгляд на его спутника и выронила большие ножницы, больше подошедшие бы портному.

Головы пятерых посетителей и брадобреев, их обслуживавших, дружно обратились к некроманту. Тот снял амигасу и откинул капюшон, обнажив череп, обтянутый бледной кожей. На голове у него осталось, как говорится, три волосины, седые и неаккуратно обрезанные. Но люди в парикмахерской смотрели не на них. Взгляды альтахирцев приковало клеймо, темневшее на лбу демоноборца.

Делая вид, что ничего не замечает, Дайн плюхнулся в единственное свободное кресло.

— Я следующий! — объявил он, обращаясь к Лейле. — Надо что-то сделать с бородой и усами, милая. Мне начальник выговорил за неподобающий вид! Говорит, они торчат, словно пакля, — офицер закатил глаза, показывая, что всерьёз упрёки не воспринимает, но ведь начальство есть начальство. — Я тебя не виню, я от твоей работы всегда в восторге, да и девчонки тоже, — тут солдат развязно подмигнул парикмахерше. — Но придётся отнять немного твоего времени.

На несколько секунд воцарилась тишина. Очень напряжённая. Прислонившись к стене, Эл чувствовал разливающийся по комнате страх. Он сложил руки на груди и уставился на старика, половина лица которого была выбрита, а другая белела мыльной пеной. Тот поспешно отвернулся, но в зеркале были видны его выцветшие от возраста глаза: он не мог отвести взгляд от знаменитого Легионера.

— Так, работаем! — очнулся, наконец, мужчина лет сорока, пухлый, лысый, но с лихо загнутыми, напомаженными усиками. Он был одет в клетчатую рубашку, чёрный фартук, свободные штаны и начищенные до блеска ботинки. Эл сразу определил его как хозяина заведения. — Время идёт, а у нас полно дел! — брадобрей демонстративно защёлкал ножницами, возвращаясь к стрижке сидевшего перед ним тощего парня.

— Хорошее здесь место, — проскрипел некромант, глядя мимо всех и обращаясь, таким образом, ко всем присутствующим разом. — Похоже, процветаете. Весь город ходит сюда стричься?

— Да, это единственная парикмахерская в Альтахире, — отозвался через несколько секунд владелец. Было заметно, что он нервничает, и парень в кресле слегка побледнел, наблюдая за ставшими вдруг слишком резкими движениями ножниц у своей головы.

— Как так вышло? — продолжал Легионер.

— Я заплатил администрации города немалую сумму за это, — сказал хозяин заведения.

Никто здесь не горел желанием разговаривать с демоноборцем. Каждый предпочёл бы сделать вид, что его и вовсе нет в парикмахерской. А ещё лучше — оказаться подальше от некроманта, отражавшегося во всех зеркалах. Но ни один человек в комнате не решился бы промолчать в ответ на его слова.

— Хороший район, — проскрипел Эл. — Приличные заведения. Не в каждом городе встретишь подобное. Мне нужно приодеться. Этот плащ поистрепался за время моего долгого путешествия. Где лучше всего купить такой же или похожий?

Присутствующие делали вид, что не слышат, или настороженно переглядывались. Но посетителям было проще: обращался некромант явно не к ним, а к хозяину заведения. И тот промолчать не мог.

— Да, господин, — выдавил он из себя, стараясь не смотреть на Легионера. — Очень хорошее место. И товары неплохие. Магазин одежды есть неподалёку. Азар Сигал владелец. Очень приятный человек, хоть и домосед.

— Домосед?

— Я не совсем правильно выразился, — вдруг смутился парикмахер. — Просто Азар перестал выходить из дома в последнее время. Говорит, что болеет, но… Впрочем, вам это не интересно, — спохватился брадобрей. — А платье ему поставляют отменное, из Ушана и Ганзора. Это в…

— Я знаю, где это, — перебил некромант. — Скажи, любезный, а чем болен этот Азар? Вдруг заразным чем! Так можно и подхватить хворь, если купить в его лавке что-нибудь.

Не удержавшись, парикмахер скользнул по Легионеру взглядом: мол, тебе-то чего бояться?! Ты и так мёртв, кажется.

— Нет, — проговорил он, поспешно отведя глаза. — Я уверен, что ничего серьёзного. Может, разве что подагра. Хотя по магазину он ходит.

Эл понял: внезапное затворничество Азара Сигала являлось загадкой для ближайших соседей. О нём судачили и строили догадки. В целом же, недоумевали. Демоноборцу же стало ясно, что владелец магазина одежды прячется от того, кто уже добрался до большинства других «гонцов», как про себя называл теперь пропавших некромант. А это означало, что жертвы были знакомы и следили за судьбой друг друга. Вот и Азар Сигал понял: он — следующий!

Эл был доволен. Он вышел на верный след.

— Думаю, я посещу этот магазин, — сказал он. — Надеюсь, управлюсь, пока вы обслуживаете моего приятеля.

Он кивнул повернувшему голову Дайну. Мол, спокойно, оставайся здесь. Тот слегка нахмурился: ему полагалось следовать за демоноборцем всюду. Но спорить не стал.

Легионер вышел на улицу. Шагавший мимо старик испуганно шарахнулся от него, едва взглянув. На другой стороне затормозил патруль из двух стражников. Солдаты уставились на некроманта. Эл, не обращая на них внимания, двинулся к лавке Сигала. Он собирался посмотреть на будущую жертву. И заодно, возможно, действительно сменить плащ.

Посетителей как ветром сдуло, стоило демоноборцу зайти в магазин. Хозяин заведения воззрился на него, не скрывая недовольства.

— Что угодно господину? — поинтересовался он сухо, ничуть не смущаясь тем, кто именно к нему явился.

Надо же!

— Мне порекомендовали вашу лавку, — сказал Эл, демонстративно разглядывая развешанное повсюду платье. — В пути я поизносился.

— Да, это очевидно, — кивнул Азар Сигал, упершись кулаками в прилавок.

На больного он не походил.

— Мой приятель стрижётся, а я решил не терять время и заглянуть сюда. Думаю приобрести новый плащ.

Азар Сигал скользнул по одежде посетителя оценивающим взглядом и понимающе кивнул.

— Давно пора.

— Вы откровенны, — проскрипел Эл, подходя ближе.

— Господин распугал всех посетителей. Надеюсь, он оставит здесь несколько бэнтов.

— Покажи товар, и посмотрим, повезёт ли тебе сегодня.

— Прошу сюда.

Выйдя из-за прилавка, Азар Сигал направился к стене, где висели, ниспадая до пола, различные плащи.

— Ограничены ли вы в средствах? — с прежней бесцеремонностью поинтересовался он, обернувшись через плечо.

— Нет.

— Рад слышать. Вижу, господин предпочитает лёгкость и практичность. Когда-то ваш плащ был очень хорош. Редкий материал, сейчас его нелегко найти. Малый вес, не пропускает влагу, греет, когда холодно, не заставляет тело потеть в жару. Да, качество, за которое стоит заплатить. У меня есть похожий.

Альтахирец снял с вешалки плащ чуть темнее тоном чем тот, который носил некромант.

— Вот, прошу. Капюшон, подходящая длина, несколько карманов, — Азар Сигал встряхнул вещь, демонстрируя её посетителю. — Собственно, лучшее, что у меня есть из верхней одежды. Заказал давно и пожалел. Наши не путешествуют, и подобную вещицу оценить по достоинству не в состоянии. Этого я не учёл. Честно говоря, уж и не думал, что на неё найдётся покупатель.

Плащ был, и правда, хорош. Эл взял рукав, провёл пальцами по ткани. Да, точно такая же, как та, из которой был пошит когда-то его собственный.

— Померяем? — с плохо скрываемой надеждой спросил Азар Сигал.

— Почему нет?

Легионер скинул старый плащ и натянул новый. Пришёлся впору. Он переложил в просторные карманы несколько вещей.

— Отлично.

— Сотня бэнтов, — отступив, чтобы окинуть покупателя взором, сказал Азар Сигал. — И уверяю: он стоит каждой монеты!

Не торгуясь, Эл вытащил две связки отчеканенных кругляшков и бросил на прилавок. В каждой было традиционно по пятьдесят бэнтов.

Хозяин магазина просиял и принялся пересчитывать деньги.

— Мне сказали, что вы больны, — заметил, опершись на столешницу, Легионер.

На него настороженно уставились светло-серые глаза.

— Кто сказал?

— Цирюльник.

— А! — Азар Сигал заметно успокоился. — Ерунда, — он вернулся к пересчитыванию монет. — Спину прихватило. То стрельнёт, то отпустит. Боюсь выходить, потому что иногда аж ноги отнимаются. Да и зачем? Всё, что нужно, мне доставляют сюда. А живу я над магазином. Так что никаких трудностей, — он закончил подсчёт и, кивнув, запер деньги в ящик под прилавком. — Всё правильно.

— Тогда прощай, — Эл коснулся края амигасы. — Может, ещё зайду.

— Милости прошу, — растянул губы в неискренней улыбке альтахирец.

Выйдя из лавки, Эл едва не столкнулся с Дайном.

— Ну, что? — спросил тот, бросив взгляд в магазин через витрину.

— Он живёт один, продукты ему доставляют на дом. Квартира на втором этаже. Здоров, но боится показывать нос наружу. И зря.

Некромант зашагал по улице, и офицеру пришлось последовать за ним.

— Почему? — спросил он.

— Потому что убийца, кем бы он ни был, убивает не снаружи. Он делает это внутри. Глупо прятаться от того, кого не останавливают стены.

— Что мы будем делать?

— Полагаю, стоит устроить засаду. Все жертвы пропали ночью. Значит, и мы дождёмся темноты.

— Нам понадобятся ещё люди?

— Для чего?

— Ну, подмога.

— Нет, думаю, обойдёмся. А сейчас найдём священника и узнаем, как дела у него. Наверное, он тоже что-то выяснил. Во всяком случае, надеюсь, ему хватило ума не просто пялиться на потенциальную жертву издалека.


Глава 18


Ранчо Мантойя виднелось с холма во всей красе. Обнесённое изгородью, с зелёными лугами, снопами сена и аккуратными постройками, оно походило на крошечную модель вроде тех, что изготавливал на досуге Симеон Трэк, старый сапожник Нью-Салема. Сам город располагался чуть далее, примерно в четверти мили восточнее ранчо. Его шпили и сторожевые башни вырисовывались на фоне лазоревого неба, словно картонные силуэты. С холма не были видны часовые, но Эра знала, что они там. Всегда там.

Когда отец решил обосноваться снаружи городских стен, его многие отговаривали. Но он был твёрд. Семье требовались деньги, дочери — приданое. А амбиции — удовлетворения. Поэтому Ленард Хоук занялся скотоводством. И последние три года процветал. Три месяца назад, когда дошли слухи о появившейся в окрестностях банде беззаконников, он нанял отряд ветеранов какой-то локальной войны. Сейчас четверо из них сопровождали часть стада, которое возвращалось с пастбища возле реки. Два пастуха, Эра и наёмники — все они стояли на гребне холма, взирая на ранчо, которое служило предметом зависти многих жителей Нью-Салема, не решавшихся поселиться вне городской стены.

Ветер трепал длинные волосы девушки, и она чувствовала, как припекает солнце. Даже лес, располагавшийся всего в сотне метров слева, не пугал. Хотя войти в него означало бы почти верную гибель — так много водилось в нём опасных тварей, включая ядовитых насекомых. К счастью, они не покидали пределов чащи. Наверное, как и жители Нью-Салема, предпочитали безопасность риску.

— Ну, что, кажется, всё в порядке, — Ризу, одному из наёмников, было на вид около сорока. Он всегда останавливался на подъезде к ранчо, чтобы убедиться, что путь свободен. Когда-то он служил в арьергарде. Его отряд выезжал вперёд, разведывая местность. Эту привычку Риз сохранил до сих пор. Полезную привычку, если ты живёшь в Пустоши, пусть даже поблизости высятся сторожевые башни. — Поедем, пожалуй.

Наёмник кивнул, и воздух огласился гиканьем пастухов, погнавших стадо вниз с холма. Несколько секунд — и склон заполнился рогатыми животными, походившими на быков. Мутанты и произошли от них когда-то. Они давали мясо, молоко, шкуры, жир и кости. Всё шло в дело на ранчо.

Эра тронула поводья и тоже начал спускаться, держась в стороне от несущихся по колено в сочной траве животных. Земля была благодатной. Стоило быкам объесть её, как уже через неделю он покрывалась новым зелёным густым ковром.

Свистели бичи. Пастухи не позволяли животным разбредаться, сбивая их в плотный поток. Эра увидела, как впереди человеческие фигурки распахнули большие ворота, чтобы дать дорогу стаду. В загоне уже находилось три десятка голов. Быки подняли головы, задрав длинные изогнутые рога, и огласили равнину утробными криками, приветствуя прибывающих с пастбища.

Когда один из наёмников упал с лошади, Эра решила, что он не удержался в седле, хотя было трудно вообразить, чтобы опытный наездник вдруг потерял равновесие. Но затем завалился на бок другой. На этот раз девушка ясно увидел впившуюся ему в спину стрелу с полосатым оперением. Она замерла в ужасе. Неожиданность буквально сковала её. Секунда — и новая стрела сразила одного из пастухов. Лишившиеся седоков лошади замедляли шаг, останавливались.

Наконец, девушка пришла в себя и завертела головой. Приближавшихся всадников она увидела сразу. Дюжина воинов на скаку пускали стрелы, большая часть которых пролетали мимо целей, но некоторые всё-таки убивали. Вот второй пастух, пустившийся прочь, не избежал страшной участи и рухнул на землю, исчезнув в высокой траве. Эра услышала, как просвистела рядом с ней стрела, и инстинктивно пригнулась. Всё её существо заполонил ужас. Беззаконники! Те, о которых предупреждали отца. Они всё-таки добрались сюда, и их не смутили ни охрана, ни близость ранчо, ни городские стены. Они знали, что никто не придёт на помощь одинокому скотоводу, не выйдет на равнину, чтобы сразиться за чужое имущество.

На глазах Эры опрокинулся Риз. Руки наёмника сделали движение, словно пытались схватить засевшую в животе стрелу, но поймали лишь воздух. Воин упал, и трава поглотила его, как и прочих.

Не чувствуя себя от страха, девушка пришпорила лошадь, и та понесла её во весь опор к ранчо. Позади раздались торжествующие крики. Беззаконники праздновали победу. Эра обернулась на миг, чтобы увидеть, как её преследуют трое всадников. Они больше не стреляли. Вместо луков в руках у них появились лассо. Должно быть, бандиты поняли, что преследуют девушку, и решили пленить её. Похолодев, Эра сильнее ударила по бокам лошади каблуками, жалея, что не пользовалась шпорами.

Кони у беззаконников были отменные. Они стремительно нагоняли. Но и ранчо было совсем близко. С его стороны выехали пятеро наёмников. Эра разглядела и отца. Все с арбалетами. Они устремились навстречу девушке. Когда она снова обернулась, то увидела, что бандиты останавливаются. Но они не собирались убегать — просто поджидали своих подельников. Дюжина против шестерых. Один к двум. Сердце у Эры сжалось.

Когда она поравнялась с отцом, он не притормозил. Только крикнул на ходу:

— Спрячься в доме!

Это всё, что он успел сказать, прежде чем пронёсся мимо, сжимая арбалет. Наёмники последовали за ним. Серьёзные, суровые лица людей, готовых к смерти. Это девушка прочитала на них, и это заставило её натянуть поводья и развернуть лошадь. Она не могла заставить себя скрыться в доме. Она должна была видеть исход схватки!

Беззаконники встретили приближавшихся защитников стада кучной стрельбой. Трое упали сразу, остальные вскинули арбалеты и дали ответный залп. Короткие бельты пронзили двоих бандитов. Остальные десять натянули тетивы. Эра вдруг ясно осознала, что у отца и двоих его воинов не было шанса: арбалеты перезаряжались в разы дольше! Миг — и все трое оказались утыканы стрелами.

Из горла Эры вырвался пронзительный крик. Она видела, как падал отец. Медленно, словно уходил под воду. Голова закружилась, но девушка удержалась в седле. Краем уха она услышала, как завопила мать. Откуда-то со стороны дома.

Беззаконники промчались мимо лишившихся седоков лошадей. Они направлялись к ранчо. Эра глядела на них, как на приближающуюся смерть. Неумолимую и жестокую.

Два всадника вырвались вперёд. В руках у них сверкали на солнце кривые мечи. Беззаконники держали их опущенными вниз, в вытянутых руках. «Должно быть, когда-то служили в кавалерии», — пронеслось в голове у Эры. Поразительно, какие мысли приходит людям, оказавшимся на пороге небытия. Однажды девочка видела рубку. В тот год на Нью-Салем напали кочевники. Воины города истребили половину прямо перед городскими стенами. Это было ещё до того, как отец построил ранчо. Кавалеристы могли бы и сейчас легко уничтожить беззаконников, но они оставались в Нью-Салеме.

Бандиты почти добрались до изгороди, когда что-то грохнуло, и один из них слетел с лошади, словно в него врезался таран. Другой обернулся и натянул поводья. Привстав на стременах, он завертел головой. Другие тоже затормозили. Через миг все разбойники уставились вправо.

Эра обратила взгляд туда же.

По равнине длинными грациозными прыжками нёсся огромный серебристый зверь. Шесть его лап опускались в высокую траву, сгибались и пружинисто распрямлялись, раз за разом отправляя мощное тело в полёт. На холке сидел, чуть пригнувшись, человек в коричневом плаще. Закутанный в него, он казался почти бесформенным. В вытянутой руке сверкал какой-то предмет. Вот из него вырвался огонь, и снова грохнуло. Второй беззаконник, резко дёрнувшись в седле, упал навзничь. К удивлению девушки, его подельники не стали доставать луки и пытаться вступить в бой. Пришпорив коней, они помчались прочь. И не в сторону отбитых быков.

Всадник на звере не прекратил преследование. Он пронёсся мимо ошарашенной Эры, быстро сокращая расстояние между собой и разбойниками.

Воспоминание об этой удаляющей фигуре, источающей жестокость, волю и грацию, преследовало девушку ещё долго. Вот и теперь оно стояло перед глазами, хотя взор ведьмы был обращён на островной город, где засел некромант. Он был её спасителем, но он же принёс и погибель. Она не могла его ненавидеть, но и быть благодарной — тоже. Смешанные чувства горели в сердце Эры, они заставляли её пересекать Пустошь, преследуя Легионера, даже не узнавшего её. Сколько на его пути встретилось подобных ей, тогда, несколько лет назад, бывшей всего лишь маленькой девочкой, обезличенным подростком, которого он спас мимоходом, как, наверное, спасал многих, не придавая своим деяниям значения.

— Госпожа, — тихий оклик Кезо заставил Эру вздрогнуть.

Воспоминания улетучились мгновенно, как туман, развеянный резким порывом ветра.

— Да? — ровным голосом отозвалась ведьма.

— Вы точно хотите проникнуть туда? Не лучше ли дождаться, пока мертвяк сам выйдет? Альтахирцы не любят, когда чужаки задерживаются у них. Уверен, Легионер скоро появится.

— Мы попадём туда, — спокойно и уверенно сказала Эра. — Сегодня ночью. Это решено.

Наёмник чуть склонил голову, давая знать, что повинуется.

— Как прикажете, госпожа! Тогда я приготовлю лодку.


Глава 19


С экзорцистом Некромант и Дайн встретились в таверне напротив дома Захария Лэгга.

— Ну, что? — спросил Эл, садясь за стол.

К нему подлетел официант, но тут же замер, едва сообразил, кто перед ним. Похоже, весь город уже был в курсе, что Капитул нанял демоноборца, и какого именно.

Некромант жестом отослал официанта, и тот с облегчением удрал к другому столику, за которым как раз расселась шумная компания.

— Что? — переспросил Иона. — Следим вот.

— Никуда не выходил?

— Ни разу.

— И не выйдет.

— Почему?

— Эти «гонцы» знают, что на них охотятся. Наш тоже сидит дома сиднем. Окопался.

— Так надо спросить их, кто убивает! — вскинулся священник.

Эл покачал головой.

— Если б могли признаться, уже попросили бы защиты у городской стражи. Но страх разоблачения явно сильнее страха смерти.

— Да что может быть сильнее?! — удивился Иона.

Эл взглянул на него с особым интересом.

— Страх смерти заставляет идти на любые безумства, да? — проговорил он.

— Ты о чём? — прищурился экзорцист.

— Обо всём, что здесь происходит.

— Поясни.

— Нужно ли?

— Хотелось бы услышать.

— Вы променяли всё на бессмертие. Вернее, на вечную жизнь. Этот ваш угорь… — Эл пожал плечами. — Благодаря ему вы не стареете и не умираете, но вы — последнее поколение Альтахира. Трудно поверить, что все горожане согласились с таким решением.

— А не все и согласились, — сухо ответил жрец. — Многие ушли. Очень многие. Больше половины.

— Поэтому в городе так мало жителей, — понимающе кивнул демоноборец.

— Да, но это к лучшему.

— А как вы скрыли эту тайну от поставщиков? Они же иногда останавливаются в гостинице.

— Ненадолго. И с ними всегда имеют дело разные закупщики.

— А отсутствие детей?

Иона усмехнулся.

— Кто обращает внимание на детей? Эти люди думают только о деньгах. К тому же, дети могут быть в школах.

— Все?

— Почему нет?

— Редкость в наше время.

— У нас город необычный. Люди уже ничему особо не удивляются.

— Ясно. И не жалеют?

Жрец пожал плечами.

— Не знаю. В любом случае, уже поздно. Процесс необратим.

— Откуда это известно?

Иона зыркнул глазами. Кажется, он пожалел о вырвавшихся словах.

— Проводили эксперименты, да? — спросил Эл.

— Проводили. Некоторые.

— Не Капитул?

— Священный Капитул никогда не дал бы разрешение на подобное! — нахмурившись, ответил экзорцист.

— Не сомневаюсь. Ваша власть основана на магии угря.

Жрец покосился на офицеров, которые делали вид, что не слушают, но, конечно, ловили каждое слово.

— «Власть» не совсем подходящее слово, — сказал Иона. — Капитул обеспечивает город освящённой водой. Он заботится о жителях Альтахира.

— И имеет огромное влияние.

— Оглядись, демоноборец. Речь ведь идёт не о великом царстве. Здесь проживает меньше трёх сотен человек. Кто станет упиваться такой властью? У Капитула есть влияние, но оно распространяется на то, чтобы защитить нашу маленькую общину.

— А подати? Церковь получает их?

— Надо же на что-то жить. Но с такого маленького города много не получишь. И мы не распространяем свою религию, чтобы заработать на новых адептах.

Некромант помолчал, задумчиво глядя на жреца. Тот или юлил, или сам чего-то не понимал. Конечно, члены Капитула могли быть самоотверженными, идейными служителями, для которых главное — вечная жизнь. Но неужели у них ни разу не появилось желания поиметь со своего положения большего, нежели почёт и влияние в маленьком Альтахире?

— Как поддерживается жизнь угря? — спросил Эл.

— Праматерь бессмертна, — ответил священник. — Это же очевидно, разве нет? Иначе как бы она делала бессмертными нас?

— Вы едите?

— Мы?

— Да. Альтахирцы.

— Конечно.

— А если перестанете?

— Ну-у… умрём, наверное.

— То есть, голод вы испытываете?

Иона непонимающе усмехнулся.

— Естественно!

— Значит, логично предположить, что угорь — тоже.

За столом воцарилось молчание. Лицо экзорциста постепенно каменело. Наконец, он процедил сквозь зубы:

— Праматерь не нуждается ни в какой пище!

— То есть, ты не в курсе, чем её кормят, — спокойно констатировал Эл.

Жрец вскочил, сверкая глазами.

— Это богохульство!

— Скорее, ересь, — поправил некромант.

Священник заставил себя медленно опуститься на стул.

— Удивительно видеть такое религиозное рвение, — заметил Легионер. — Учитывая, что ты знаешь, что Праматерь — просто угорь.

Иона прикрыл глаза. Было заметно, что он едва сдерживается.

— Она не просто угорь, — проговорил он. — Праматерь послана нам провидением. Для спасения.

— Кем послана?

— Судьбой. Богом. Какая разница?

— Так вы ещё в какого-то бога верите?

— Возможно. Ты не здешний, зачем тебе вникать?

— Пока не знаю.

Все помолчали. Офицеры не встревали в разговор. Делали вид, что их вообще тут нет.

— Что случилось с теми, кто пытался вернуть свою природу? — спросил экзорциста некромант. — Кто хотел избавиться от воды вместо крови.

Иона мрачно усмехнулся. Кажется, он уже успокоился.

— А ты как думаешь? Потеряв кровь однажды, где возьмёшь ты её снова?

— У других. Нормальных людей.

— Да, так они и сделали, — помедлив, ответил жрец.

— И кого они убили? Явно жертв нашли не в Альтахире, где у всех вместо крови водица.

Экзорцист задумчиво уставился на демоноборца.

— Почему ты думаешь, что не в Альтахире? Иногда здесь бывают обычные люди. Извне.

— Торговцы?

— Ну, да.

— Если бы их здесь убивали, стали бы купцы привозить в Альтахир товары? Не думаю.

Иона медленно наклонился вперёд. Глаза его загорелись.

— Ты хочешь сказать, что эти… экспериментаторы убивали людей за стенами города, чтобы забрать их кровь? — проговорил он очень медленно.

— Это ты мне скажи.

Иона откинулся на спинку стула и нервно почесал щёку. Взглянул на офицеров. Их присутствие его, кажется, смущало. Но священник всё же ответил:

— Я слышал, что поступали жалобы из других городов. На то, что кто-то из альтахирцев подозревался в убийствах. Жестоких. Тогда дело замяли, я не знаю деталей. Но помню, что кого-то допрашивали по этому поводу. И он признался в экспериментах.

— Пытался вернуть себе кровь?

Экзорцист кивнул.

— Конечно, покаялся. Ему разрешили остаться. При условии, что не станет распространять ересь.

— Что, всего один человек? Ты сказал, что пытались вернуть свою природу несколько альтахирцев.

— Да, его знакомых тоже допросили. Кое-кто признался в ереси. Но на них жалобы не поступали.

— Они не выезжали из города?

— Не знаю. Сказал же: дело разбиралось без меня.

Эл подался вперёд, положив руки на стол.

— Ну, так вот, похоже, наши «гонцы» и есть те экпериментаторы, — сказал он. — И ересью своей они занимались, именно когда отсутствовали в Альтахире. Обвинили одного, но они делали это вместе. Добились ли результата? Не знаю. Судя по тому, что осталась от них только водица, вряд ли. Но не факт.

Иона сидел совершенно ошарашенный. Обдумывал услышанное. Пальцы его нервно бегали по складкам мантии, хватали медальон.

— И… кто их убивает? — проговорил он, наконец, признав тем самым, что версия демоноборца его полностью убедила.

— А вот это мы ночью и должны выяснить, — кивнул Эл.


Глава 20


Это казалось чудом. Самым что ни на есть настоящим. Эра не думала, что подобное может случиться в Пустоши, где люди меньше всего думали о других. Но вовремя появившийся демоноборец заставил беззаконников убраться восвояси. Он спас её. Жаль, странный человек на мутанте не вмешался в драку раньше — может, тогда и отец остался бы жив. Но даже у чудес есть границы. У Эры и её матери осталось ранчо, остались быки, остались деньги, закопанные в повале. Правда, без мужчины управлять хозяйством будет трудновато. Возможно, придётся нанять кого-нибудь.

Демоноборец задержался на несколько часов на ранчо. Его удивительному зверю требовался отдых: странный и пугающий человек проделал долгий путь, прежде чем оказаться здесь.

Он выглядел, как будто был очень тяжело и давно болен. Эра поглядывала на него с интересом, хоть и старалась не пялиться. Она с матерью и несколькими работниками должны были позаботиться об убитых наёмниках и отце, так что девочка видела спасителя, в основном, издалека. Тела беззаконников оставили в траве — дикие звери Пустоши сами с ними разберутся.

Пока насыпали могилы, мать шепнула дочери, что тот, кого они принимают в своём доме, судя по всему, знаменитый Легионер. В её голосе чувствовалось беспокойство. Вернее, страх. Она, кажется, должна была бы радоваться хотя бы тому, что осталась жива, не потеряла ребёнка и имущество, но Эра видела, что мать хотела бы, чтоб демоноборец поскорее покинул ранчо.

Тот не задержался надолго. Солнце ещё светило ярко, когда он оседлал мутанта и уехал.

— Мертвецом меньше! — пробормотала мать, глядя ему вслед.

Только теперь в её голосе Эра услышала облегчение.

— Почему мертвецом? — спросила она.

— Это ведь Легионер, — отозвалась мать, сделав перед собой знак защиты от нечистой силы. — Видела его лицо?

Эра кивнула.

— Живой мертвец, — пояснила мать. — Ездит по миру и убивает чудовищ. Так говорят, по крайней мере.

— А на самом деле? — спросила девочка, неотрывно глядя вслед удаляющемуся всаднику.

— Так и есть, конечно. Вот только ещё сказывают, будто людей он тоже убивает. И детей ест. А ещё мёртвых поднимает из могил. Так что хвала богам, что он убрался!

— Мёртвых? — удивлённо переспросила Эра. — Как это? — её взгляд обратился на свежие могилы.

— Есть такая магия, — нехотя ответила мать. — Некромантия называется. Чтобы умерших воскрешать. Нежить делать из них, — она сотворила ещё один защитный знак. — Мерзость, словом!

— А почему же ты не попросила оживить папу?! — подняв глаза, спросила Эра.

Мать воззрилась на неё удивлённым взглядом. Затем он похолодел. Девочке стало страшно: кажется, она задала вопрос, который произносить вслух не стоило. Но почему?! Разве мама не хотела, чтобы папа вернулся? Как было бы здорово! И зачем вообще его закопали, если можно было воскресить? Ведь странный человек в коричневом плаще был всё это время здесь.

— Ни за что! — произнесла вдруг мать резко и громко.

Эра вздрогнула. Что такого она спросила?

— Только не это! — внезапно севшим голосом произнесла мать и, развернувшись, поторопилась к дому.

Девочка замешкалась на несколько секунд. Она не понимала реакции матери, и это сбило её с толку. Затем он побежала следом. Испуганная и со слезами на глазах.

* * *

Они появились ночью, когда все, кроме двоих часовых, спали. Эра проснулась от треска, раздававшегося со всех сторон. Открыв глаза, лежала секунд пять, прислушиваясь и стараясь понять, что происходит. Затем услышала крики. Это заставило девочку сесть на постели. За окном мелькали жёлтые отсветы, словно снаружи развели костры. Треск становился сильнее. Спрыгнув с высокой кровати, Эра подбежала к окну и прижалась лицом к стеклу.

Полыхали постройки на территории ранчо. Горело сено, запасённое для животных. В свете пожара с гиканьем носились всадники. Девочка насчитала семерых. Затем она увидела лежавших на земле людей. Ближе всех, лицом вверх, застыл Хоран, главный конюх. На его груди виднелось алое пятно, из центра которого торчала стрела.

Эра поняла: беззаконники вернулись! Уцелевшие приехали отомстить за товарищей и забрать всё, что смогут. Чуда всё-таки не свершилось.

Хлопнула дверь, и до девочки донёсся голос матери. Она кричала что-то пронзительно и злобно. Эра побежала из комнаты. Она нашла мать на пороге. Та стояла с арбалетом и тщетно пыталась зарядить его. Её сил не хватало, чтобы натянуть тетиву.

— Мама! — крикнула Эра.

Та не обернулась. Она дёргала какую-то деталь, удерживая арбалет вставленной в его стремя ступнёй. Вдруг мать дёрнулась и начала заваливаться назад. Эра едва успела сделать шаг назад, чтоб не оказаться придавленной ею. Опустив глаза, она увидела торчавшую из горла стрелу с чёрным оперением.

К двери неторопливо ехал всадник, застреливший женщину. Убрав лук в притороченный к седлу чехол, он достал меч. Эра встретилась с ним взглядом и поняла: надо бежать! Развернувшись, она бросилась в кабинет отца.

Заперев дрожащими руками засов, девочка принялась вытаскивать одну за другой книги в потрёпанных корешках. Большая часть была пустышками, в других велись хозяйственные записи. Которая же из них?!

Наконец одна только выдвинулась и застряла. Есть! Эра потянула за корешок сильнее, в недрах шкафа щёлкнуло, и часть полок сдвинулась, приоткрыв узкий вход в потайной тоннель. Девочка протиснулась и потянула «дверь» на себя. Когда та закрылась, стало очень тихо. И темно. Хоть глаз выколи. Ну, и хорошо: всё равно неудержимо лившиеся слёзы мешали видеть.

Эра двинулась по тоннелю, касаясь руками земляных стен. Она ступала сначала осторожно, но затем постепенно осмелела, и шаги её ускорились. Воздуха было мало, дышалось тяжело. Кое-где попадались светящиеся насекомые и слизняки.

Через несколько минут ладони девочки упёрлись в деревянные доски, преградившие путь. Дверь! Дрожащие пальцы нащупали мощный засов. Эре пришлось хорошенько подёргать его, чтобы сдвинуть. Отец лишь однажды показал дочери потайной ход — ей тогда было лет шесть. Но они шли при свете факела, да и с папой ничто не пугало. Он был большой, сильный, уверенный. В детстве Эра чувствовала себя с ним в безопасности. Сейчас же она была совершенно одна, в темноте, и ржавое железо засова безжалостно обдирало кожу с соскальзывавших с него пальцев.

Наконец, дверь со скрипом распахнулась — неожиданно легко — и Эра выскочила на улицу со стороны небольшого холма, поросшего густым кустарником. Отсюда не было видно ранчо, но небо в той стороне пульсировало оранжевым, жёлтым и багровыми отсветами пожара. Царапая колени, девочка вскарабкалась по склону и высунула голову.

Дом горел, как и все прочие постройки. На фоне огня тянулось стадо возбуждённых быков — ух угоняли носившиеся вокруг всадники. Город со сторожевыми башнями казался выпиленной из фанеры театральной декорацией, установленной вдалеке. К нему можно было пробраться, если долго двигаться по извилистому руслу пересохшей реки. Так говорил отец.

Эра скатилась вниз, обливаясь слезами. Её переполняло столько чувств, что сердцу впору разорваться. Но главным среди них всё-таки было одно…


Глава 21


С наступлением темноты улицы Альтахира опустели. Попадались влюблённые парочки и мужчины навеселе, но их было очень мало. Вообще, город производил впечатление опустевшего. И было ясно, что многие дома давно пустуют. Сейчас, когда в окнах зажигался свет, необитаемые постройки чернели вдоль улиц, словно огромные склепы.

Эл и Дайн переместились поближе к дому Азара Сигала. В лавке закрыли ставни, и выглядела она неприступно. Вот только тот, кто похищал «гонцов» (ну, или что он там с ними делал), легко проникал в закрытые помещения и так же легко покидал их. Возможно, вместе с добычей. Так что ни стены, ни двери, ни массивные ставни не могли гарантировать безопасность.

Демоноборец со своим соглядатаем укрылись в тени арки соседнего дома, усевшись на пустые бочки, стоявшие там. Мёртвый стервятник кружился над лавкой Азара Сигала бесшумным шпионом. Если убийца появится снаружи, а не материализуется каким-то образом прямо в доме, он не останется незамеченным.

Некромант достал карманные часы и откинул крышку. Светящиеся стрелки показывали половину двенадцатого.

— Что это? — спросил Дайн.

— Хронометр.

— А?

— Часы. Механические. Для измерения времени.

— Серьёзно?

— Абсолютно. Никогда не видел?

Офицер отрицательно покачал головой.

— У нас водяные на башнях.

— Да, я видел. Думаю, таких штуковин, как у меня, мало осталось. Работающих, во всяком случае. Несколько раз я видел их на шее. Люди носили их в качестве украшения, — Эл щёлкнул крышкой часов, закрыв её. — Отголоски прошлого — ничто для настоящего, — сказал он. — Стоит ли вспоминать о том, чего уже никогда не будет?

— Правда, что ты участвовал в Великой войне? — спросил Дайн.

— Большая часть того, что ты слышал обо мне, правда. Но не всё.

— Что ложь?

— Ну, например, я не ем детей.

— Да? — в голосе Дайна прозвучало тщательно замаскированное, но не укрывшееся от чуткого слуха Эла сомнение.

— Да, — чёрные с зеленоватой подсветкой глаза уставились на офицера, заставив того поёжиться. — Я вообще не ем.

В этот момент некромант получил картинку от стервятника — тот засёк подозрительное движение в восточной части территории. Вглядевшись, демоноборец разглядел женщину в тёмной одежде и с длинными распущенными волосами. Подкравшись к улице, на которой располагался дом Сигала, она выглядывала из-за угла. Наверное, заметить её мог разве что зоркий глаз мёртвой птицы. Проходивший мимо человек даже головы не повернул бы в сторону густой тени, в которой скрывалась женщина.

— Что такое? — спросил Дайн, насторожившись.

Должно быть, заметил, как изменился собеседник.

— Кажется, есть, — отозвался некромант. — Если это не тайная любовница пробирается к Сигалу, то убийца.

— Любовница? — удивлённо переспросил офицер.

— Женщина. Возле дома появилась женщина, — пояснил Легионер. — Идём!

Он вышел из арки и двинулся вдоль стены. Дайн последовал за ним.

— Ну, что? — шепнул он спустя минуту.

Обернувшись, демоноборец прижал к губам указательный палец. Офицер кивнул. Он понимал, что каким-то образом некромант видит происходящее вокруг дома.

Легионер осторожно выглянул из-за угла. Нашёл взглядом женскую фигуру, притаившуюся на противоположной стороне метрах в пятнадцати. Вот она отделилась от стены соседнего дома, перебежала улицу и прижалась к каменной кладке, буквально распластавшись на ней. Следом появились ещё две фигуры. Этого Эл не ожидал. Женщины вынырнули из темноты и присоединились к первой.

Обернувшись к Дайну, демоноборец показал три пальца. Брови офицера чуть приподнялись, но он слегка кивнул — мол, понял: три противника. В его руке появился обоюдоострый полуторный меч. Некромант покачал головой: не сейчас. Он снова выглянул из-за угла.

Две женщины исчезли! Третья же прижималась к стене, раскинув руки. Элу показалось, будто она постепенно погружается в кирпичную кладку. И действительно, через несколько секунд женщина сравнялась со стеной и пропала.

До Дайна донеслось едва слышное ругательство.

— Что?! — шепнул он, дёрнув некроманта за рукав.

— Они проникли в дом! — Эл поспешил к двери лавки.

— В дом? — растерялся Дайн. — Но как?!

— Прошли сквозь стены! — отозвался демоноборец, кладя ладони на дверь рядом с замком.

— Разве это возможно?

— Некоторые умеют.

Вокруг кистей некроманта появилось зеленоватое сияние — словно дым шёл из рукавов плаща. Дайн замер, уставившись на творившуюся у него на глазах магию. Свечение проникало в дерево. Как только щёлкнул замок, Эл рывком распахнул дверь. В его руке появился меч.

— Давай! — шепнул он офицеру и первым исчез в темноте дома.

Внутреннее устройство лавки нельзя было назвать лабиринтом. Большое помещение внизу, перегороженное полками, вешалками и прилавком, несколько примерочных, а в углублении — дверь, ведущая на склад. Слева же располагалась лестница наверх, где находилась контора, совмещённая с жилыми помещениями.

У Азария Сигала семьи не было. Он жил с тремя охранниками, из которых двое были наняты недавно. Продавцы приходили на работу по утрам около десяти и уходили после девяти.

Быстро обойдя комнаты, Эл и Дайн заметили спящих охранников.

— Живы? — шепнул офицер.

— Проверь, — отозвался некромант.

Солдат подошёл, прислушался к дыханию лежавших ничком воинов. Вернувшись, кивнул.

— Живы!

— Странно, что не проснулись, — задумчиво проговорил демоноборец. — Странно, что дрыхнут оба. Вон тот, что справа, словно упал, да так и остался лежать.

— Да, похоже, — согласился Дайн. — Думаешь, усыплены?

— Похоже на магию. Дай-ка я сам взгляну.

Эл подошёл к охранникам и секунд пять вглядывался в их лица. Затем коснулся плеча одного из наёмников. Тот не шевельнулся.

— Да, околдованы, — констатировал некромант, вернувшись к Дайну. — Идём дальше.

Возле двери последней не осмотренной комнаты они остановились. Присев, демоноборец заглянул в замочную скважину.

— Ну, что?! — нетерпеливо прошептал ему в самое ухо Дайн.

Необычные глаза Легионера различили три фигуры, стоявшие вокруг кровати. Одна находилась к постели ближе других. Вон она распрямилась, словно до этого разглядывала спящего Азара Сигала. Сделала знак своим спутницам. Те дружно кивнули.

— Что там? — не унимался Дайн. — Они в комнате?

— Помолчи! — прошипел некромант, не отрывая взгляда от замочной скважины.

Он хотел узнать, что будет дальше. Его интересовало, что эти женщины проделывают со своими жертвами, и почему от тех остаются лишь лужи. И ради этого он был готов рискнуть Сигалом. Там более, что тот был не совсем прямо невинной жертвой. Скорее, убийцей, дождавшимся расплаты.

Стоявшая возле кровати женщина вдруг развернулась и, подняв руки, собрала длинные волосы на затылке. Ловким движением закрутила их в узел и скрепила деревянной заколкой.

Некромант резко выпрямился. Отступив на шаг, ударил ногой в дверь, легко высадив её.

— Вперёд! — скомандовал он, первым врываясь в спальню. — Твоя слева!


Глава 22


Дайну не требовалось повторять дважды или объяснять, что от него требуется. Он влетел в комнату, заметил цель и рубанул прежде, чем женщина слева закончила разворачиваться. Сталь вошла в шею и почти отделила голову, засев в позвоночнике. Качнув клинок, чтобы расширить рану и высвободить его, Дайн замахнулся для второго удара. Но он не потребовался: женщина упала на пол и замерла, истекая чёрной кровью. Комната мгновенно наполнилась неприятным резким запахом.

Тем временем Эл перерубил вторую женщину пополам и, не обращая на неё больше внимания, прыгнул к третьей. Дайн с удивлением и ужасом увидел, как на затылке той вдруг раскрылась широкая, заполненная зубами пасть! Суставы рук вывернулись с сухим хрустом, и женщина запрыгнула на кровать, оказавшись прямо на спавшем Сигале. Альтахирец не проснулся. Очевидно, он был усыплён магией, как и его наёмники.

Эл рубанул по женщине, целя в голову, но та быстро откинулась назад и прыгнула, пружинисто оттолкнувшись руками и ногами. Пасть раскрылась шире, и чудовище обрушилось на демоноборца.

Однако впиться в него зубами ему не удалось. Демоноборец встретил тварь раскрытым силовым щитом. Женщина сползла по нему, как по стеклу, и упала на пол, но тут же вскочила — правда, на ноги и на руки, словно огромное насекомое. Её повёрнутое к полу лицо не было видно Дайну, но широкая пасть внушала настоящий ужас. Она словно делила голову пополам. Трудно даже было представить, где там ещё помещались мозги. Чёрные волосы разделились на пряди и шевелились, словно щупальца. Невольно офицер взглянул на убитую им женщину. Неужели и она была таким же чудовищем?!

Эл отскочил в сторону, когда женщина прыгнула на него снова. Меч мелькнул в воздухе, с хрустом вошёл в спину твари, и та с воплем рухнула на пол. Но удар не убил её. Она забилась, суча руками и ногами. Теперь было видно перекошенное злобой и болью лицо. Некромант наступил на грудь повершенного существа тяжёлым сапогом и уверенным вертикальным движением вогнал покрытое символами лезвие в сердце. Женщина издала сдавленный хрип и замерла, раскинув конечности. На ковре расползлось чёрное пятно. Запах в комнате усилился, так что стало тяжело дышать. Дайн приложил к носу ладонь, но это не помогло. Ему хотелось выйти из спальни, но он не мог сделать этого, пока в комнате находился демоноборец. Тот же первым делом откинул волосы на двух других убитых женщинах. У обеих на затылках обнаружились пасти.

— Что это за твари?! — стараясь глубоко не вдыхать, просипел Дайн.

— Футакуси, — отозвался Легионер, поднимая с постели спящего Азара Сигала. — Так их называют на востоке, в землях зитов. Но водятся они где угодно. Надо вынести его на свежий воздух. Здесь атмосфера отравлена.

Дайн испытал настоящее облегчение, когда они вышли из спальни и начали спускаться по лестнице.

Некромант уложил Сигала на прилавок.

— Он очнётся? — спросил Дайн.

— Конечно.

— А охранников? Их не надо сюда снести?

Легионер пожал плечами.

— Займись, если охота. Но им особо ничего не грозит. Разве что головная боль поутру.

— Так что это были за женщины? — спросил, помолчав, Дайн. — Никогда не слыхал про таких монстров.

— Да, они нечасто встречаются. Думаю, их породили сами жертвы, — демоноборец похлопал затянутой в перчатку рукой по спящему альтахирцу. — Желая вернуть свою природу, они забирали кровь настоящих людей, но себе её перелить не смогли. Вернее, перелить, наверное, смогли, но это ничего не изменило. Они остались теми, кем стали благодаря угрю. А женщины, которых они убили, должно быть, что-то подхватили от них во время эксперимента. Думаю, их заразила магия Мёртвого озера. Секреция вашей Праматери не нейтрализует колдовство Чёрной крови Звезды, а преобразует её. Полагаю, в данному случае трансформация породила футакуси.

— Но почему женщины? — помолчав, задал вопрос Дайн.

— Их было проще использовать. Думаю, «гонцы» завлекали проституток.

Офицер кивнул. Да, похоже, демоноборец был прав. Но оставался один момент…

— Значит, троих мы убили, — задумчиво проговорил Дайн, глядя наверх, где остались тела чудовищ.

— Троих — да, — подтвердил некромант.

— А сколько ещё таких женщин в городе?

— Без понятия.

Этот ответ не удивил Дайна. Он ожидал его услышать.

— Где они могут прятаться? — спросил офицер.

— В любом месте. Вокруг полно пустых домов.

— Их легко обыскать с помощью солдат.

— Надо это сделать. Утром же советую поручить это городской страже.

Дайн вздохнул.

— По крайней мере, понятно, как они попали в Альтахир. Просто просочились сквозь стены.

— Да, с этим ясно, — согласился Эл. — Думаю, я должен переговорить с Капитулом. Но не сейчас. Сейчас надо отдохнуть. Мы сделали своё дело: Сигал жив, монстры мертвы. Остальным займёмся с восходом солнца.

— Что, просто оставим его здесь? — удивился Дайн. — Вместе с трупами этих… как их? Футакуси!

— Займись этим, — махнул рукой некромант. — А я возвращаюсь в гостиницу.

— Но я должен везде тебе сопровождать!

— Дилемма, да? — усмехнувшись, Эл направился к выходу. — Вот, что бывает, когда подчиняешься приказам. К счастью, я лишён этого сомнительного удовольствия.

Он вышел на улицу, оставив растерянного Дайна посреди погружённой в темноту лавки.


Глава 23


Стоя в лодке, окутанной маскировочной магией, Эра вспоминала, как встретила своего верного спутника. Кезо сопровождал её уже много лет, а ведь их пути могли вообще не пересечься.

Верила ли ведьма в судьбу? И да, и нет. Всё можно списать на совпадение, но что есть совпадение? Не виток ли судьбы?

Так или иначе, Кезо встретился девушке в тот же день, как она потеряла семью.

Убегая от беззаконников и преследовавшего её ужаса, Эра остановилась на берегу небольшого озера, чтобы зачерпнуть воды и утолить жажду. Во рту пересохло, горло горело, а язык присох к нёбу. Выпив несколько горстей, она плеснула водой себе в лицо, провела мокрой ладонью по шее. Надо было идти дальше, но она так устала. Ноги гудели, спину ломило, а подошвы словно превратились в открытые раны. Девушка присела на корень отдохнуть. Ничего, если она сделает маленькую остановку. Может, никто и не станет её искать. Вытянув ноги, Эра прислонилась к шершавому стволу, огляделась и прислушалась. Ни стука копыт, ни звука голосов. Наверное, беззаконники даже не заметили, что одна из жертв улизнула, и только страх гнал её прочь от пожара.

По другую сторону озера возвышалась стена елового леса. Его вершины походили на чёрный частокол. Берег покрывали густые заросли камыша. Кто в них только не водился. Лучше даже не думать.

По расчётам девушки, до плантаций Микела Трейна, приятеля отца, оставалось миль восемь. Тот тоже не пожелал жить в городе, но и под стенами его селиться не стал. Уехал подальше и там основался. Выращивал дурман-траву, нанял кучу воинов и процветал, чувствуя себя в безопасности. Говорят, на него даже какой-то маг работал. В общем, к Микелу Трейну беззаконники не совались. А и сунулись бы — ног не унесли. Отцу Эры плантатор был старым приятелем. Девушка решила, что найдёт у него защиту. По крайней мере, временную. Больше идти ей было всё равно некуда. Добравшись до города, Эра стучала в ворота, но они не открылись. Часовые просто проигнорировали девушку.

И вот она добралась до озера. Отец показывал ей карту местности множество раз. Эра отлично помнила её. Но здесь не бывала ни разу. Так что не была уверена, что отыщет озеро. А оно служило точкой отсчёта. От него следовало идти на юго-запад — и доберёшься до плантации.

Девушка поднялась и сделала пару шагов. На её лице отразилось страдание. Как же болели ноги!

Вдруг Эре показалось, что за ней кто-то наблюдает, и она испуганно вгляделась в окружающие заросли. Деревья стояли плотно, опустив тяжёлые ветви. Между ними виднелись густые кусты. Однако нигде не было заметно ни малейшего движения. Эра понимала: это ничего не значит. Обитатели Пустоши способны передвигаться, оставаясь совершенно незаметными. Особенно звери. Хищные звери, не то, что не брезгующие человечиной, а обожающие её! Даже странно, что на неё до сих пор никто не напал.

Эра заставила себя двинуться вокруг озера — больше она не могла здесь находиться. Страх был сильнее боли. Да и что ей оставалось? Не сидеть же на коряге вечно.

Конечно, девушка была вполне способна пересечь озеро вплавь. Физически. Но никто в своём уме не влез бы в незнакомую воду. В озере наверняка водились самые разные твари, из которых больше половины — смертельно опасных.

Путь казался безумно долгим. В основном — из-за того, что каждый шаг отдавался болью. По лицу Эры текли слёзы. Она шла, стиснув зубы, вспоминая о гибели своих родных, чтобы иметь силы закончить своё путешествие. Ненависть кипела в ней вместе с отчаянием, страхом и жалостью, образуя коктейль, дававший энергию, но и усталость давала о себе знать. Ноги всё чаще оступались и спотыкались.

Наконец, обойдя озеро, Эра вышла на узкую дорогу. Идти по ней не следовало, потому что как раз здесь могли проехать беззаконники, но девушка испытала такое облегчение, ступив на ровную, твёрдую землю, что решила проделать по дороге хоть пару миль. В конце концов, всегда можно успеть спрятаться в зарослях, услышав стук копыт, решила она.

Эра шагала около часа, когда до неё донёсся собачий лай. Девушка испуганно замерла. Кажется, у беззаконников не было собак! Или были? В любом случае, пришло время скрыться. Больше не раздумывая ни секунды, Эра метнулась в чащу и побежала, почти не чувствуя боли.

Неужели всё-таки выследили?! Но зачем? К чему тратить время и силы на преследование девушки, с которой и взять-то нечего?

Эра вдруг поняла, что слышит за спиной треск веток. Собачий лай становился всё громче. Раздавались резкие окрики. Вот и лошадиное ржание огласило лес. Значит, её преследовали по зарослям!

Девушка думала лишь о том, чтобы бежать изо всех сил и не упасть, не зацепиться за корень или упавшую ветку. Все другие мысли исчезли из головы. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Воздух с болью вырывался из горящих лёгких.

— Вон она! — торжествующий возглас раздался совсем близко. — Видите? Во-о-н там! — хриплый мужской голос.

Внутри у Эры всё оборвалось. Ей не уйти! Побег оказался напрасной тратой сил и нервов. Можно было просто погибнуть вместе с родными в горящем доме или поймать бандитскую стрелу.

— Стой, сука! Убью!

Что ж, в данный момент смерть вполне устаивала Эру, так что она и не подумала подчиниться приказу.

— Да стой же! — между лопаток ударило, и в глазах потемнело.

Девушка поскользнулась на влажном мху и растянулась лицом вниз. В спину словно кол вбили. Голова кружилась, к горлу подкатила тошнота.

Эра с трудом приподнялась и оглянулась. Заросли раздвинулись, и девушка увидела лошадиную морду, а вслед за ней — две собачьи головы с оскаленными пастями. Она, скользя, рванулась вперёд, но верёвка захлестнула ноги, стянула лодыжки и потянула назад.

— Попалась, сука! — прошипел торжествующе спрыгнувший с лошади мужчина. — Теперь не уйдёшь!


Глава 24


Появились остальные преследователи. Человек пять. Двое достали ножи, один держал руку на рукояти кнута. Они обступили Эру, ухмыляясь, но совсем не по-доброму. От каждого исходила опасность.

— Наша птичка, Дин? — спросил толстяк в кожаной жилетке неожиданно высоким голосом. В его бороде застряли листья и обломки тонких веток — должно быть, продирался, не разбирая дороги. — А то мало ли кто по лесу шастает.

— Придержи-ка псов, Ричи! — гаркнул тот, что появился первым. — Ни черта не слыхать из-за их лая!

Коренастый здоровяк с видимым усилием оттащил свору собак.

— Дай им там что-нибудь! — крикнул вдогонку мужчина, которого Эра определила как главаря. — Пусть уже уймутся!

Толстяк снял с пояса моток верёвки.

— Она или нет, — пробормотал он себе под нос, — а с собой прихватим. Не оставлять же! — при этих словах он усмехнулся, словно ляпнул глупость.

— Меня зовут Вильяр Бэн, — представился, присев на корточки, главарь. — А ты с ранчо? Не бойся. Нас послали найти тебя и вернуть. Боялись, что заблудишься. Вставай.

Эра не поверила ни единому слову. Никому не было до неё дела. Эти беззаконники просто хотели усыпить её бдительность. Хотели, чтобы она не сопротивлялась, не пыталась сбежать. Девушка покосилась на верёвку в руках толстяка.

— Нам не понадобится это, правда? — спросил Вильяр Бэн, заметив её взгляд. — Да уберите ножи, придурки! — вскипел он, осмотревшись. — Мы же спасители, так?

— Ну, да, — кивнул, ухмыльнувшись, один из бандитов.

Девушку ни на миг не обманул этот неумелый спектакль. Как только Вильяр Бэн помог ей подняться, она рванулась прочь, но главарь держал крепче, чем ей показалось.

— В чём дело? — спросил он, делая удивлённый вид. — Куда это ты?

— Пусти! — Эра снова дернулась.

И опять безрезультатно.

Вильяр Бэн растянул потрескавшиеся губы в холодной улыбке, обнажив чёрные гнилые зубы.

— Ладно, малышка. Вижу, мозгами боги тебя не обделили. Не знаю, пригодятся ли они тебе, но мордашка у тебя, что надо. Поедешь с нами, и, возможно, я не убью тебя, а всего лишь продам в плавучий дом. Девушкам живётся там совсем неплохо. Если, конечно, они стараются.

Вильяр Бэн толкнул Эру к толстяку. Она едва не упала, но бандит подхватил её и ловко накинул на правую руку приготовленную петлю. Пара движений — и левая оказалась накрепко притянута к ней.

— Вот так! — пробормотал толстяк. — И коровки, и кобылка!

— Раз не захотела ехать добром, побежишь за лошадью, — спокойно сказал Вильяр Бэн. — И только попробуй споткнуться. Останавливаться не будем. Хочешь пропахать задницей несколько миль — милости прошу.

Толстяк направился к лошади и накинул на луку седла конец верёвки.

— Обещаю ехать не слишком быстро, если дашь мне прямо сейчас, — сказал он, подмигнув Эре. — Ничего не теряешь, детка. Всё равно мы тебя по кругу пустим, как только доберёмся до лагеря. И не раз.

— Тварь! — Эра попыталась плюнуть в бандита, но во рту, как назло, пересохло.

Толстяк расхохотался. Листья в его бороде мелко задрожали.

— Так что, Вильяр, можно я её вздрючу? — спросил он главаря.

— Почему бы и нет? — ухмыльнулся тот. — Эй, парни! Вы не устали? Если идея малость передохнуть. А эта сучка нам поможет. Правда, милая?

В этот момент тихо свистнуло, и стрела с пёстрым оперением вонзилась Вильяру в шею. Беззаконник удивлённо выпучил глаза, приподнял руки, но, не дотянувшись до стрелы, повалился в траву. Остальные бандиты завертелись, выхватив мечи. Они встали полукругом, высматривая в лесу врага. Один принялся заряжать арбалет. Руки у него тряслись. Снова раздался тихий свист, и беззаконник рухнул навзничь, выронив оружие. Остальные попятились.

Эра на всякий случай присела. Она понятия не имела, чем обернётся для неё это вмешательство. Допустить, что её спасают, девушка не могла. Такое благородство в Пустоши не было принято. Скорее уж, кто-то решил отбить её, чтобы продать, изнасиловать или съесть. С вариантами совмещения.

Один из бандитов, не выдержав, бросился бежать, ломая кусты. Как только она запрыгнул в седло, стрела вонзилась ему в грудь. Кувырнувшись назад, беззаконник исчез из виду.

Остальные отступали, не сводя глаз с зарослей. Про Эру они напрочь забыли. Мечи, которые они выставили перед собой, заметно дрожали.

Девушка тоже поискала глазами «спасителя», но никого не увидела. Оно и неудивительно.

Когда сверху спрыгнула гибкая фигура, Эра едва не вскрикнула от неожиданности. На миг ей показалось, что бандитов атаковала пантера. Но это был человек.

Черноволосый воин легко рассёк воздух узким, слегка изогнутым мечом, и один из беззаконников упал на колени, зажимая распоротый живот. Между пальцами толчками струилась кровь. Эру замутило.

Ещё взмах стали — и другой бандит схватился за горло. На этот раз алые струи ударили в воздух, окрашивая его в розовый туман.

Остался только толстяк. С отчаянным криком он бросился на противника, но тот уклонился небрежным движением. Мелькнул изогнутый меч, и в траву упало отрубленное ухо. Бандит неуклюже развернулся, взмахнув оружием. Сталь впустую рассекла воздух.

Его противник сделал изящный выпад, и вместо носа на лице толстяка образовалась кровавая дыра. Эра почувствовала, что вот-вот блеванёт. И она непременно сделала бы это, если б было чем. А так только желудок свело болезненными спазмами.

Меч незнакомца мелькнул трижды. С невероятной скоростью. В траву упали рука, второе ухо и аккуратно срезанная макушка с волосами. Она шлёпнулась прямо перед девушкой, блестя свежей кровью.

Толстяк закатил глаза и упал, как подкошенный. Эра почувствовала, как, кружась, падает в сгущающуюся темноту. Через миг она потеряла сознание.


Глава 25


Когда в дверь постучали, Эл нисколько не удивился. Он и не рассчитывал, что его оставят в покое до рассвета. Слишком необычными оказались события этой ночи, чтобы никто не завалился к демоноборцу.

— Открыто! — отозвался некромант.

Он сидел на кровати, смазывая Кровопуск гвоздичным маслом, пузырёк которого, купленный в землях зитов, всегда имелся у Эла при себе. Комнату наполняла густая смесь запахов дорогого парфюма, тления и цветов — атмосфера, в которой не каждый согласился бы находиться долго.

В номер вошёл Дайн в сопровождении Ионы и двух солдат. Взглянув на некроманта, экзорцист велел воинам остаться снаружи.

— И как всё это понимать? — спросил он, усевшись на стул.

Дайн прислонился к стене, сложив руки на груди.

— Что именно? — проскрипел демоноборец. — Появление футакуси?

— Нет, то, что ты смылся сюда, словно ничего особенного не произошло! — судя по тону, священник был возмущён.

— Я своё дело сделал, разве нет? Монстры мертвы. Если остались другие, их обнаружат в пустующих домах. Надеюсь, этим уже занимаются?

— Я распорядился, — ответил Дайн. — Но они умеют просачиваться через стены.

— Ничего. Как ты сам убедился, сталь делает их мёртвыми.

— Речь не об этом, — вмешался Иона. — Тебя наняли избавить город от нечисти, но ты даже не допросил Сигала! Не поговорил с Лэггом!

— Вы их арестовали?

— Само собой.

— Они что-нибудь сказали?

— Пока молчат.

Эл пожал плечами.

— И ты считаешь, что со мной они запели бы, как птички?

Экзорцист нахмурился.

— Я говорю об отношении к делу.

— К делу я отношусь сообразно обстоятельствам. Если Лэгг и Сигал решат говорить, они расскажут всё и вам. Если нет — мой страшный вид их не сподвигнет. Не забывайте: это не простые обыватели. Они убивали девушек, крали их кровь и проводили эксперименты, пытаясь вернуть себе изначальную природу. Интересно, кто их научил.

— Чему? — насторожился Иона.

— А вот этому всему. Не сами ж они додумались переливать кровь.

— Почему?

— А с чего бы?

Экзорцист с Дайном переглянулись.

— Так надо выяснить, откуда ноги растут, — сказал жрец.

— Если вам угодно, — произнёс некромант.

— Что ты имеешь в виду?

— Что данное расследование не является частью моей работы. Я обнаружил и убил монстров — дело сделано.

— Но ты не прикончил остальных чудовищ.

— Если они существуют. Нам это неизвестно. Пока.

— Ясно: ты хочешь доплату за расследование.

— Если оно вам нужно. И если вы считаете, что не справитесь сами.

Экзорцист поднялся. Вид у него был крайне недовольный.

— Мне нужно обсудить это с Капитулом. А ты пока отправляйся вместе с солдатами обыскивать пустые дома. Им может понадобиться твоя помощь. Если в городе остались футакуси, убить их — твоя работа.

— Как скажешь, — отозвался Эл. — Но не тяни с ответом от Капитула. Иначе я потребую оплаты и уеду.

Когда священник с Дайном вышли, некромант пару минут посидел, смазывая меч, затем убрал его в ножны и встал. Он сомневался, что в Альтахире остались футакуси — иначе они напали бы и на Захарию Лэгга, а не только на Сигала. Поэтому он и отправился в гостиницу. Но Иона был прав: если чудищ всё-таки обнаружат, будет лучше, если их убьёт демоноборец.

* * *

И надо же было свалиться проклятому мертвяку на его голову! Шагая по тёмной улице вслед за экзорцистом, Дайн думал о некроманте. Тот вёл себя странно. Конечно, ожидать адекватного поведения от мертвеца, промышляющего истреблением чудовищ, наверное, глупо, но всё же… Было что-то в легендарном демоноборце нелогичное. Словно он на самом деле преследовал некую иную цель, нежели нажива, и деньги не были его прерогативой.

Вообще, Дайн ждал момента, когда ворота Альтахира, наконец, захлопнутся за Легионером. Присутствие чужака раздражало его, и обязанность сопровождать его, а вернее — присматривать за ним, здорово трепала нервы. Потому что военный чувствовал: его подопечный себе на уме, а значит, совершенно непредсказуем.

Впереди показалось здание Капитула. Посещать его Дайн не любил. У священников вечно находились для солдат какие-то поручения, сути которых они не объясняли. Действовать часть приходилось вслепую. Раньше Дайн был просто адъютантом Натаниэля Снизи, и начальник стражи сам разбирался с Капитулом, но теперь его обязанности сами собой легли на плечи Дайна. А от компании некроманта никто его при этом не освобождал.

Загадочное исчезновение командира и нескольких солдат выводило Дайна из себя. И то, что никто не пытался выяснить, что случилось с капитаном, — особенно. Складывалось впечатление, что Капитулу известна судьба Натаниэля Снизи, но сообщать о ней горожанам, даже его подчинённым, жрецы не торопились. А может, и вовсе не собирались. Почему? Герой Альтахира стал жертвой футакуси? Но это, кажется, не списывалось в линию расследования. Да и что тут скрывать? А может, его убил демоноборец, слишком ценный для церковников, чтобы предъявлять ему претензии? Но с какой стати некроманту разделываться с начальником городской стражи?

Вопросы без ответов роились в голове Дайна, мешая сосредоточиться. Он чувствовал себя потерявшимся в лесу мальчиком. Однажды, очень давно, с ним случилось подобное. Два дня Дайн блуждал среди деревьев, каждую минуту ожидая смерти. Как он выжил? Наверное, чудом. Его нашли на краю леса — он сам не заметил, как почти выбрался. Не пройдя двух десятков шагов, потерял сознание от голода, жажды и усталости. Вот и теперь у Дайна росло ощущение, будто он всё дальше уходит в рощу, где поджидают неведомые опасности. Свершится ли чудо на этот раз?

В здании Капитула его попросили дождаться аудиенции, пока принимали Иону. Ну, конечно: экзорцист был одним из церковников, а военным священники особо не доверяли. Использовали, когда требовалось применить силу. А так, чтобы делиться планами или секретами — такого никогда не было. Даже Натаниэля Снизи держали на расстоянии.

Когда Иона вышел, то задержался в приёмной, прежде чем убраться восвояси.

— С тобой будут говорить, — сказал он, понизив голос, — о важных вещах. Важных для города. Но от того, как ты воспримешь слова Капитула, зависит и твоя судьба. Как известно, наш капитан пропал, и судьба его пока неизвестна. А значит, тебе придётся занять его место — временно или на постоянной основе. Прояви преданность, не упусти свой шанс.

Выдав эту запутанную тираду, экзорцист поспешил прочь, сопровождаемый недоумевающим взглядом Дайна.

Из двери показался секретарь Капитула в синей мантии, перехваченной широким алым поясом.

— Проходите, — сказал он тихо и тут же исчез.


Глава 26


Эл не пошёл искать отряд, отправленный обшаривать пустые дома. Даже не подумал. Вместо этого демоноборец двинулся в предрассветных сумерках на восток города. Его массивная фигура в свободном коричневом плаще и зитской шляпе-конусе скользила по Альтахиру, словно призрак. Некромант не воспользовался своим циклопардом. Город был небольшим, как и остров, который он занимал, и в любую его часть можно было попасть за несколько минут.

Иногда где-то хлопали ставни, раздавались голоса. Случалось и так, что кто-то из жителей Альтахира поспешно исчезал, заметив приближавшегося Легионера. Не все спали даже в этот ранний час.

Некромант свернул налево, пересёк небольшую площадь с неработающим фонтаном, спустился по обветшалым ступеням и прошёл через сложенные из гранита ворота с вырезанным на ключевом камне символом какой-то старой религии. Элу не требовалась карта города. Его вёл паривший в сиреневом небе мёртвый наблюдатель-стервятник.

Демоноборец двинулся между рядами могил. Покосившиеся обелиски покрывал мох, трава почти скрывала некоторые надгробия, трещины были непременным украшением почти каждого памятника. Здесь очень давно никого не хоронили. Вероятно, с тех самых пор, как жители Альтахира променяли старых богов на угря и обрели бессмертие.

Некромант чувствовал присутствие в земле гнилых костей, ощущал следы эктоплазмы и эманации смерти. Они почти стёрлись, но на кладбищах такие вещи не исчезают полностью никогда. Однако всё это не интересовало демоноборца. Он искал не мёртвых, давно почивших в мире, а восставших из небытия. И потому, приблизившись к большому серому склепу, на ходу достал бесшумно выскользнувший из промасленных ножен Кроповуск. Зачарованное лезвие из небесного железа и серебра тускло блеснуло в сумерках, чудесным образом отразив слабый свет едва различимых на бледнеющем небе звёзд.

Подойдя к железной двери склепа, Эл взялся за ручку и потянул. Ржавые петли тихо скрипнули, и из появившейся щели потянуло влажной землёй и тиной. Нехарактерный для склепа запах. Некромант всмотрелся в петли. Как он и думал, ржавчина местами осыпалась — кто-то недавно открывал дверь. Эл опустил взгляд. На каменной плите возле порога виднелись светлые царапины. Предположение демоноборца полностью подтвердилось. Но он не торопился входить в склеп. Прежде Эл достал из широких складок плаща стеклянный пузырёк, прихваченный из номера гостиницы, открыл зубами пробку и высыпал немного красного порошка на запястье другой руки, которой держал меч. Заткнув пузырёк, он спрятал его.

Подул лёгкий ветерок, взметнув алую пыль. Некромант наклонил голову и помог ему, сильно дунув. Порошок взвился в воздух, образовав прозрачное облако. Изо рта демоноборца послышались слова древнего языка, знакомого лишь немногим. Как только заклинание было произнесено, пыль равномерно осела на стенах склепа и засветилась, окутав постройку подобием красного кокона. Теперь никто не сбежал бы оттуда — даже тот, кто умел просачиваться сквозь стены.

Распахнув дверь, Эл решительно вошёл в склеп.

* * *

Дайн возвращался из Капитула с ещё худшим настроением, чем прежде. С ним поговорили. Очень деликатно, но настойчиво. Сначала просветили насчёт того, что перед адъютантом открываются широкие перспективы карьерного роста, затем сообщили, что нанятому демоноборцу стала известна тайна Альтахира. Любопытный Легионер всё выяснил насчёт Праматери и священного договора, заключённого с озёрным божеством жителями города. Чужак мог разболтать о нем, и тогда тысячи жаждущих бессмертия повалили бы в Альтахир, и никакие крепостные стены, никакое войско не помешало бы нечестивцам добраться до угря. А значит, выпускать из города демоноборца было нельзя ни при каких условиях. И обеспечить сохранность тайны Капитул поручил Дайну. В качестве первого дела на благо города. И как испытание на должность начальника стражи.

Адъютанта не смущала необходимость избавиться от чужака. Конечно, тот должен был умереть. Никакой симпатии у Дайна он не вызывал — скорее, напротив. Кроме того, такова была воля Капитула, а значит, и Праматери. Ну, и вообще — стоило представить «паломников», осаждающих стены Альтахира, чтобы понять: нет, Легионера выпускать нельзя!

Смущало другое. Дайн был воином, солдатом. Он привык сражаться с врагами лицом к лицу. А сейчас требовалось организовать убийство исподтишка, застав демоноборца врасплох. Потому что в открытой, честной схватке против него у солдат не было шансов. И вот этого Дайн никогда не делал. Не имел опыта. Как организовать устранение того, кто уже мёртв, кто может воскрешать трупы, кто способен перебить одной Праматери известно, сколько людей и чудовищ! Да и реально ли вообще прикончить знаменитого Легионера?!

Вот, какую задачку задал Дайну Капитул. Вот, над чем ему следовало ломать голову в течение ближайших часов. И решение надо было отыскать быстро — пока демоноборец не собрался покинуть Альтахир, прихватив деньги и тайну.

Но не прямо сейчас. В данный момент у Дайна имелось другое дело, не менее важное, как он считал. На крыльце Капитула, стоило солдату выйти, к нему подбежал стражник и передал, что его ждут в экзекуторской. Так называлось здание, где разбирались дела, выносились приговоры и содержались преступники. И заправляли там экзорцисты, так что Дайну сразу стало ясно: он нужен для допроса Сигала и Лэгга. Двоих уцелевших. Спасённых.

Адъютант поспешил на соседнюю улицу, как только получил сообщение, и вот он уже входил в обитую железными полосами дверь. Двое охранников с особыми нашивками гвардейцев Капитула дружно отдали ему честь. Дань субординации, не более того. Подчинялись они исключительно экзорцистам и, в первую очередь, их шефу — Ионе.

На взгляд Дайна, в Альтахире существовало слишком много подразделений, слишком много власть предержащих. И они плохо умели ладить. Разве что формально. А вот на деле конкурировали, зачастую на ровном месте.

Дайн пересёк пустую комнату и вошёл в соседнюю, где за столом сидел Сигал, а перед ним — Иона. У стены, замерев, стояли гвардейцы Капитула.

— Вот и ты, — кивнул экзорцист, повернув голову. — Я позвал тебя, потому что наш узник вдруг решил заговорить. Ни с того, ни с сего. И он готов признаться, кто его надоумил заварить всю кашу. Так что, вероятно, услуги нашего дорогого во всех смыслах демоноборца городу не понадобятся. Во всяком случае, в отношении дальнейшего расследования.

— Рад слышать, — кивнул Дайн, придвигая свободный стул и садясь напротив Сигала. — Чем меньше мы зависим от чужака, тем лучше.

— Совершенно с тобой согласен, — отозвался Иона. — Итак, все в сборе, и мы готовы тебя выслушать, — обратился он к арестованному. — Ты заявил, что станешь говорить только в присутствии представителя военного ведомства. Ну, вот, надеюсь, ты знаешь господина Дайна.

Сигал, казалось, пропустил слова экзорциста мимо ушей. Он словно прислушивался, по-птичьи склонив голову, но не к священнику.

— Ты понимаешь, что я говорю? — слегка повысил голос жрец. — Можешь начинать.

— Вы слышите? — проговорил Сигал, глядя поверх голов сидевших напротив. — Слышите?!

— Что? — насторожился Иона.

Дайн обернулся, пытаясь понять, что увидел позади них с экзорцистом арестант.

— Вода! — испуганно прошипел Сигал.

Лицо у него было бледно, а глаза лихорадочно блестели. Дайн вдруг понял, что это от ужаса. Но что так напугало беднягу?

— Прекрати разыгрывать спектакль! — рассердился Иона. — Ты потребовал присутствия господина Дайна, и я оторвал его от важных государственных дел, чтобы…

— Она капает! — резко выкрикнул, перебив жреца, Сигал. — Приближается!

Иона замолчал, поджав губы. На несколько секунд в комнате воцарилась тишина. Раздавалось только частое, прерывистое дыхание арестанта.

— Ты что-нибудь слышишь? — тихо спросил Иона адъютанта.

— Нет, — ответил тот.

— По-моему, он дурит нас, — сверля взглядом Сигала, сказал экзорцист. — Но не представляю, зачем.

— Мы пытаемся вам помочь, — проговорил Дайн. — Защитить вас. Откройтесь нам.

Однако Сигал, если его и слышал, то не реагировал. Взгляд допрашиваемого был устремлён туда, где сходились стена и потолок.

— Кажется, он просто не в себе, — заметил Дайн.

— До твоего прихода вёл себя нормально. Но не похоже, чтобы ты на него так повлиял, — Иона повернулся к одному из гвардейцев. — Сходи и погляди, не капает ли где-нибудь в здании вода. Может, у нашего друга слишком острый слух. Если обнаружишь, заверни кран хорошенько.

— Да, ваше преосвященство, — солдат тут же вышел.

— Сейчас с водой разберутся, — пообещал Сигалу экзорцист. — А пока давай начнём по порядку. Итак, кто…

— Она уже здесь! — выдохнул арестант, задрожав всем телом. Глаза его закатились, и он вдруг обмяк на стуле.

— Что? Что такое?! — Иона вскочил.

Дайн последовал его примеру.

— Похоже, обморок! — удивлённо проговорил охранник, подскочив к Сигалу и приподняв тому правое веко.

— А с какой стати у… — начал Иона, но не договорил, потому что изо всех щелей в стенах, полу и потолке под сильнейшим напором хлынула вода.

Она била фонтаном, лилась, брызгала — это напоминало прорвавшуюся плотину! Ничего не понимая, Дайн бросился к двери, дёрнул ручку, но та приоткрылась лишь на несколько дюймов, а затем резко захлопнулась — словно кто-то с другой стороны изо всех сил рванул её в обратную сторону.

Комната стремительно заполнялась водой. Иона вскочил на стол и раскинул руки. Из его рта вырвались незнакомые Дайну слова: священник читал заклинание. Гвардеец закричал, словно его пронзила острая боль, и упал в бурлящую воду. Адъютант кинулся ему на помощь, хотя не представлял, что случилось. Вцепившись в мокрую одежду, он потащил охранник вверх, но тот будто зацепился за что-то. Сколько ни дёргал Дайн, ему не удавалось приподнять солдата над водой.

Комнату осветила багровая вспышка. В уши адъютанта ворвался властный, пронзительный голос Ионы. Вода зашипела, превращаясь в пар. Завоняло тиной и гнилым мясом. Дайна едва не вывернуло. Все заволокло белым густым туманом, а затем вдруг вода схлынула. Вернее, она словно испарилась, оставив лишь несколько курящихся луж. Тело гвардейца, в одежду которого вцепился Дайн, стало очень тяжёлым, и его пришлось выпустить. Адъютант распрямился, привалившись к влажной стене. Пар быстро рассеивался.

Экзорцист спрыгнул на пол перед Дайном. Он тяжело дышал, лицо его покрывали бисеринки пота.

— Что произошло?! — выговорил адъютант. — Откуда здесь вода?!

— Понятия не имею, — хрипло отозвался священник, осматриваясь. — Но, кажется, нас стало меньше.

Дайн опустил глаза на труп захлебнувшегося гвардейца.

— Да, — сказал он. — Мне не удалось вытащить бедолагу.

— Что? — повернул голову экзорцист. — А, ты про него. Нет, я о Сигале. Он исчез!

Когда Дайн перевёл взгляд на пустой стул по другую сторону стола, то понял, что имел в виду Иона: от арестанта осталась только дымящаяся лужа.


Глава 27


Они напали, едва за Элом захлопнулась тяжёлая дверь. Две футакуси бросились на него в молчании, словно разъярённые фурии. Она, конечно, рассчитывали на помощь темноты, царившей в склепе, но подсвеченные зелёным глаза некроманта не просто так отличались от человеческих. Вернее, человеческими они не были. Демоноборец давно позаимствовал их у мутанта совы, и после операции отлично видел во мраке. Поэтому первую футакуси он встретил прямым стремительным ударом меча. Клинок рассёк женщину снизу доверху, развалив на две косые половины, упавшие на пол — прямо к ногам Эла. Вторая почти успела вцепиться когтями в плечо демоноборца, но он уклонился неуловимым движением и ударил футакуси кулаком в висок. Женщина отлетела, ударившись о саркофаг, но тут же вскочила и прыгнула на некроманта. Выброшенная вперёд нога встретила её в полёте. Тварь упала на пол, извернулась и почти успела подняться, когда зачарованный клинок пригвоздил её к каменным плитам. Женщина забилась, как змея, норовя схватить Эла, но тот придавил её одну руку сапогом, выдернул Кровопуск и лёгким на вид движением отсёк футакуси кисть. Склеп огласился воплем боли и ярости. Демоноборец взмахнул клинком ещё раз, и косматая голова покатилась к ступеням. С чудищами было покончено меньше, чем за две минуты. Эл отрубил голову второго трупа, подобрал обе, держа за волосы, и вышел из склепа.

На кладбище по-прежнему не было никого, кроме нескольких ворон — вечных спутников Легионера. Эти птицы сопровождали его в странствиях, словно ожидая, когда мертвец, наконец, упадёт и превратится в пищу. Но день за днём их ждало разочарование.

Покинув кладбище, Эл двинулся через город. Жуткие трофеи в его руке слегка покачивались, оставляя на мостовой влажные следы.

Демоноборец почти не удивился, увидев спешащего ему навстречу стражника.

— Тебя зовут в экзекуторскую! — выпалил тот, не добежав до некроманта пары метров. — Сию минуту! Приказ его святейшества!

— Видимо, ты имеешь в виду Иону? — уточнил, не сбавляя и не прибавляя шага, Эл.

— Да, его! — кивнул, остановившись, солдат.

— Экзекуторская где? — проходя мимо, спросил демоноборец.

— Я провожу.

Обогнав Легионера, стражник пошёл чуть впереди. Идти рядом с некромантом ему явно не хотелось.

— Что случилось? — проскрипел Эл.

Солдат обернулся, покосившись на отрубленные головы.

— Неизвестно, — ответил он. — Но говорят, что задержанный исчез. Прямо из экзекуторской.

— Один задержанный?

— Да.

— Который?

— Не могу знать.

Демоноборец и его провожатый свернули за угол, и некромант увидел, что улица блестит от воды. Её словно вымыли из шланга. Утреннее солнце искрилось в каплях воды, оставшихся на камнях, отражалось в собравшихся в углублениях лужах.

— Откуда это? — спросил Эл.

— Никто не знает. Но вокруг экзекуторской всё стало таким метров на двести.

— И что, никто ничего не видел? Опросили жителей хотя бы?

— Нет ещё. Сразу за тобой послали.

— Понятно.

— Вот и экзекуторская. Почти пришли.

Когда некромант увидел здание, к которому вёл его стражник, то сразу понял, что следствие уже ведётся, потому что группа воинов возле крыльца получала инструкции от Ионы.

— Что здесь произошло? — спросил демоноборец, приблизившись.

— Опросите каждого, — заканчивая речь, проговорил экзорцист. — Кто-нибудь наверняка что-то видел. Не могло затопить целый район, и чтобы ни один человек этого не заметил. Всё, идите!

Солдаты начали торопливо расходиться, а священник подошёл к некроманту. Лицо у него было озабоченное, одежда — влажная.

— Пропал Сигал, — сказал он. — Прямо на наших глазах. Он как раз решил поведать, кто надоумил его и остальных поэкспериментировать с кровью, когда изо всех щелей комнаты стала бить вода, а затем арестованный просто пропал.

— И после него осталась лужа?

— Именно так. Хотя я совсем не уверен, что после него. Когда вода ушла, кое-где остались мокрые пятна, — Иона взглянул на головы в руке Легионера. — Это то, что я думаю?

— Я не умею читать мысли.

— Ты прикончил последних футакуси?

— Думаю, да.

— Где они прятались?

— На кладбище. В одном из склепов.

Экзорцист кивнул.

— Как ты догадался?

— Мёртвых всегда тянет в такие места.

— Ясно. Нам стоит продолжать обыскивать пустые дома?

— Осторожность не повредит. Что с Лэггом?

— Он под охраной. С ним четверо гвардейцев.

— Думаешь, его это спасёт?

— Спасёт от чего? Вот, на какой вопрос я хочу, чтобы ты ответил, демоноборец!

— Не от чего, а от кого, — поправил Эл. Он бросил головы на мостовую. — От того, кто призвал в город этих тварей.


Глава 28


Захария Лэгг дрожал от страха. Ужас охватил его, и это было совершенно очевидно. Эл смотрел на сидевшего напротив арестанта и слушал, как тот рассказывает о поездке «гонцов» Альтахира за пределы островного города. Справа от демоноборца расположился Иона, слева — Дайн. По периметру комнаты стояли шесть гвардейцев. Некроманта удивило такое количество присутствующих, но, похоже, экзорцист целиком полагался на солдат своего ведомства. Да и вообще, в Альтахире, если подумать, так или иначе все были заодно. Даже неудачливые экспериментаторы вроде Лэгга не посягали на устои города, стараясь лишь для себя.

— Девушки знали, кто вы и откуда? — задал вопрос Эл, когда арестованный замолчал, видимо, считая, что выложил всё, что хотели знать сидевшие напротив. Он рассказал о том, как «гонцы» нанимали проституток, убивали и сцеживали кровь, а затем пытались перелить её себе. Поведал и о заклинаниях, которые использовались при этом, и о снадобьях.

— Алхимия, — проговорил Иона вполголоса, ни к кому не обращаясь. — Вот, что это такое.

— Да, алхимия, — с готовностью подтвердил Лэгг. — У нас были книги.

— Где вы их взяли? — спросил демоноборец.

— В других городах. Там, куда выезжали.

— Но почему вы решили приобрести их? С чего всё началось? Кто подал идею? Вы не похожи на учёных. Ни один из вас.

Кадык Лэгга судорожно дёрнулся, глаза забегали.

— Отвечай! — велел Иона.

— Я… уже и не помню, — пробормотал арестант. — Просто… кто-то предложил одно, а кто-то другое.

Звучало, как полная чушь, но Легионер жестом остановил экзорциста, видя, что тот собирается выразить недоверие.

— Как вы познакомились? — спросил он. — Почему объединили усилия?

— В кабаке. Сидели, выпивали… и зашла речь о том, что неплохо бы вернуть себе свою… природу.

Лэгг подбирал слова. Он врал и выкручивался.

— То, что ты рассказал о ваших отъездах, о шлюхах и сцеженной крови, — правда, — помолчав, сказал Эл. — Насчёт этого я верю. Гладко излагал. А сейчас ты юлишь.

— Так и было! — поспешно выговорил арестант. — Всё завертелось случайно, а потом…

— Нет, — покачал головой демоноборец. — Ты хочешь, чтобы мы поверили, будто несколько горожан, напившись, додумались использовать алхимию, чтобы снова стать обычными людьми и, не откладывая, принялись за дело? И превратились в заправских чародеев? Знаешь, что я тебе скажу, дружок? Так просто не бывает.

В комнате повисло напряжённое молчание. Лэгг несколько раз открывал рот, будто намереваясь ответить, но не находил слов.

— Ты остался последний, — сказал Эл. — И до тебя доберутся, невзирая на всех этих бравых ребят, — он обвёл рукой стоявших вдоль стен гвардейцев. — Они тебе не спасут. Ты это понимаешь, иначе не начал бы говорить. Но мы так и не выяснили главное. Кто всё это придумал. Как думаешь, кто призвал в город футакуси?

— Они… они знали, откуда мы, — испуганно пробормотал Лэгг.

— И припёрлись отомстить? Не думаю. Их вызвали. Да-да. А для чего?

— Для чего? — эхом отозвался арестант.

— Как сам думаешь?

— Не… не представляю.

— Да чтобы перебить вас, придурков! Всех, кто посягнул на устои Альтахира. На порядок, который всех здесь устраивает.

В этот миг дверь приоткрылась, и в комнату заглянул стражник. Найдя взглядом некроманта, он сказал:

— Вода на улице начинает подсыхать. Вы просили доложить, когда это начнётся.

— Да, верно, — демоноборец поднялся. — Надо поспешить, пока не стало поздно. Заставьте его говорить, — указательный палец Легионера ткнул в сторону Лэгга. — Он врёт, будто никто его не надоумил на эти эксперименты. Я чувствую. В городе есть кто-то, придумавший всю эту муру. Этот говнюк его покрывает.

Он вышел на улицу. Мостовая действительно местами высохла, но влажных поверхностей было ещё много.

За спиной стукнула дверь, и на крыльце появился Иона.

— Оставил Дайна допрашивать Лэгга, — сказал он, поравнявшись с демоноборцем. — Думаю, этот глупец одумается и всё выложит. Должен же он понимать, что его обязательно попытаются убить.

— Должен, — согласился Легионер. — Зачем ты вышел за мной? Любопытно стало?

— Ты намекал на Капитул, говоря, что «гонцов» хотел перебить тот, кто хранит устои города?

— У священников здесь есть власть, да, — ответил некромант. — Но зачем вам было бы вызывать футакуси? Могли бы и сами справиться. Да и как Капитул вызвал бы их? И потом, кажется, жрецы ничего не знали о происходящем. Даже меня наняли.

— Тогда это был кто-то один? Член Капитула, действовавший самостоятельно?

— Едва ли.

— Но…

— Ты поговорил с Капитулом насчёт дополнительной оплаты для меня?

— Да. Тебе прибавят две тысячи, если укажешь, кто надоумил этих болванов заняться алхимией.

— Капитул сам назначил цену? Что ж, ладно. Пусть будут две тысячи.

— Так ты знаешь, кто это был?

— Пока нет. Но надеюсь выяснить в ближайшее время.

— Как?

— При помощи небольшой прогулки.

— Сейчас?

— Да.

— Я иду с тобой!

— Если угодно.

Демоноборец двинулся в сторону колокольни. Экзорцист поспешил следом.

— Куда мы идём? — спросил он.

— Ищем место, где вода кончается. Границу влажной мостовой.

— Но для чего?

— Когда найдём — узнаешь.


Глава 29


Резким круговым движением стряхнув с мечей кровь, Кезо повернулся к девушке. Она была напугана до смерти. И правильно: в Пустоши «спаситель» может оказаться ещё худшим злом.

Повисла тишина, только в кронах деревьев издавали протяжные звуки птицы. Подул лёгкий ветерок.

Эра теперь могла разглядеть овальное бледное лицо с тонким ястребиным носом и широко поставленные чёрные глаза. В них мерцало холодное, скрытое пламя. Лёгкие доспехи не стесняли движений и выглядели не очень надёжными. Наверное, их обладатель компенсировал малую толщину брони собственной скоростью.

Кезо подошёл к девушке и внимательно осмотрел её с головы до ног, то ли проверяя, всё ли с ней в порядке, то ли оценивая добычу.

— Они давно шли за тобой? — спросил он.

— Не знаю. Я потеряла счёт времени.

— Больше суток?

— Нет. Скорее, несколько часов.

— Откуда ты? Как здесь оказалась?

— Эти люди… беззаконники, напали на нашу ферму. Подожгли дом. Мне удалось сбежать. Наверное, они решили найти меня.

— Похоже на то, — воин убрал мечи в ножны. — Ферма, что возле Нью-Салема?

— Да-а… Откуда ты знаешь?

— Я там побывал.

— Когда?

— Недавно. Все её обитатели мертвы. Но скот остался невредим.

— Как? — не поняла девушка. — Разве бандиты его не угнали?

— Они бы так и сделали. Но, видишь ли, я не просто так преследовал их.

— Кого? Беззаконников?

— Именно.

Эра ничего не понимала. Должно быть, воин прочёл это в её глазах.

— Я охотник за головами, — сказал он. — Меня зовут Кезо. И эти беззаконники стоят приличные деньги, так что я ехал за ними, дожидаясь удобного случая. Недавно он выпал. Часть бандитов перебил неизвестный на болотном звере. Не представляю, как он его приручил. Затем несколько человек отправились ловить тебя. С остальными я легко разделался. Ну, и решил догнать твоих преследователей. Конечно, я не знал, что они тебя искали. Так что, как видишь, моё появление не счастливая случайность.

— И что теперь? — помолчав, спросила девушка.

— Я погружу мертвецов на лошадок, отвезу в Нью-Салем и потребую причитающуюся оплату у тамошнего капитана.

— А я?

— Думаю, теперь, когда бандиты мертвы, ты можешь вернуться.

— На ферму?

— Конечно. Я оставил быков без присмотра, и, возможно, на них уже наложил лапу кто-нибудь из городских, но по закону они твои, так что будет нетрудно востребовать их назад.

— Ты так думаешь?

— Почему нет?

— Отвезёшь меня?

— Конечно. Нам по пути.

Так они проделали обратный путь до сгоревшей фермы вместе. Подъехав к пожарищу, заметили приближавшихся от города всадников.

— Вот они, стервятники, — проговорил, спешиваясь, Кезо. — Решили, что все обитатели мертвы, и можно прибрать скот.

Пришпорив коня, Эра направилась горожанам навстречу. Охотник за головами проводил её взглядом. Интересно, что девушка собиралась сказать этим гиенам? Кезо видел, что никто не пришёл на помощь обитателям фермы, кроме странного человека на циклопарде. Даже он не рискнул связываться с целой бандой. Но жители Нью-Салема могли вмешаться. Вместо этого они позволили беззаконникам поджечь ферму. Почему? Не было ли дело в стаде? Отбить его у бандитов было бы законно. Так почему они так долго ждали, чтобы выехать из-за крепостных стен? Сомневались, что все разбойники перебиты? Но горожане явно превосходили численностью шайку беззаконников.

Эра остановилась рядом с отрядом и о чём-то говорила со всадниками, затем Кезо увидел, как она с каким-то здоровяком ударили по рукам, после чего часть всадников развернулась и направилась в город, а трое двинулись к стаду. Девушка же поскакала к своему спасителю.

— О чём-то договорились? — спросил тот, грузя убитых бандитов на лошадей.

— Да, — девушка легко спрыгнула. Взгляд у неё изменился. Стал решительным. — Я продала быков!

— Всех?

— Ага. До единого. Без фермы и работников они мне не нужны.

— Наверное, тот парень, с которым вы ударили по рукам, заключил выгодную сделку.

— Да, цену я не заломила. Сейчас он привезёт деньги.

— И ты останешься с мешком бэнтов здесь, посреди Пустоши? Или поселишься в городе?

— Нет. Ни за что!

— Но тебя же убьют. Вот эти самые парни и прикончат, а деньги заберут.

— Я не собираюсь оставаться посреди пепелища.

Во взгляде девушки сквозило нечто странное.

— А что ты будешь делать? — Кезо привязал к седлу последнего мертвеца. За эту банду он должен был выручить приличные деньги. Хватит на путешествие к монастырю. Как он и рассчитывал, это дело станет последним в его карьере баунти-хантера. — Пустишься в дорогу, и они нагонят тебя. Далеко не уедешь.

— Поэтому я собираюсь нанять тебя, — заявила, глядя на Кезо, девушка.

Воин усмехнулся.

— Неожиданно!

— Поможешь мне?

— Вообще-то, нам вряд ли по пути.

— Совсем недавно было.

— Ну, все дороги рано или поздно расходятся.

— Позволишь им убить меня и забрать деньги?

Кезо смерил девушку взглядом. Она больше не походила на испуганного ребёнка. У неё появился план. Охотник за головами чувствовал такие вещи в людях.

— Куда ты собираешься? — спросил он.

— В Ведьмино ущелье.

— С ума сошла?! — опешил Кезо.

— Туда принимают молодых девушек. И обучают.

— Знаю. Но тебе-то туда зачем?

— Мои родители умерли здесь, — дрогнувшим голосом, сказала Эра. — Я должна научиться у ведьм всему, что они знают.

— Ты собираешься отомстить? Но кому? Я всех убил.

— Знаю. Нет, дело не в мести.

— Тогда в чём?

— Я хочу вернуть их.

— Кого? — нахмурился Кезо.

— Родителей, ясное дело!

— Но ведьмы не воскрешают мёртвых. Разве ты не знаешь?

Эра кивнула.

— Да, они не воскрешают. Но тот, кто вмешался… всадник на странном звере… это был Легионер.

— Кто? — не понял Кезо.

— Легионер. Ты что, никогда о нём не слышал?

— Погоди! Ты имеешь в виду… того самого?! Мертвяка?

— Да! Это был именно он.

Кезо недоверчиво усмехнулся.

— С чего ты взяла?

— Это был он! — упрямо повторила Эра.

— Ну, хорошо. Допустим. И что? Думаешь, он вернёт твоих родителей?

— Нет, это вряд ли. Поэтому мне и нужно в Ведьмино ущелье.

— Поясни. Я тебя не понимаю.

— Ведьмы научат меня, как забрать у Легионера его волшебство, — ответила девушка, сжав кулачки. — И я воскрешу родителей!

Кезо ушам своим не поверил. Но Эра говорила серьёзно.

— Ты это придумала, пока мы возвращались?

— Да. И я поеду в Ведьмино ущелье, с тобой или без тебя. Вопрос только в том, хочешь ли ты заработать?

Охотник за головами усмехнулся. У него не было необходимости брать плату с этой девчонки. После сдачи беззаконников капитану Нью-Салема Кезо мог спокойно отправляться в монастырь. Но решительный вид спасённой им особы ясно говорил: она и дня не протянет без сопровождающего.

— Ты очень глупа, — сказал Кезо. — Ты это понимаешь?

Девушка насупилась, закусив нижнюю губу.

— Поедешь со мной или нет?!

— А что мне мешает убить тебя по дороге и забрать все деньги?

— Но ты же служишь закону, разве не так?

Кезо покачал головой.

— Ты, и правда, очень глупая, — сказал он. — Это единственная причина, по которой я помогу тебе.


Глава 30


Завидев Легионера в сопровождении экзорциста, жители Альтахира сворачивали или останавливались. Вообще же, старались держаться подальше. Но священнику кланялись. Правда, благословения никто не просил. Фигура в коричневом плаще отпугивала людей.

— Что за странная прогулка? — не выдержал Иона спустя четверть часа. — Мы идём по кругу!

— Так и есть, — подтвердил Эл.

— Но зачем?

— Я надеюсь, что граница влажной мостовой приведёт нас туда, откуда появилась вода. Вода, которая забрала Сигала.

— Как вода вообще может кого-то забрать?

— Не знаю. Но ведь сделала же она это. На самом деле, вопрос не в том, как, а — по чьей воле.

— Может ли человек управлять водой?

— Конечно. Разве ты не слышал о колдунах, повелевающих волнами или дождём? Ты ведь и сам маг.

— Да, ладно. Однако…

— Я просто демоноборец, — перебил Эл. — И не могу ответить на все твои вопросы. Да и наняли меня не для того, чтобы я объяснял, как действует магия.

Справа показалось водохранилище, и шаг Легионера ускорился. Однако, дойдя до здания, он остановился.

— Что такое? — спросил Иона.

Некромант смотрел на землю.

— Странно, — пробормотал он.

— В чём дело?! — повысив голос, проговорил экзорцист.

— Я был почти уверен… Хм…

— Да объяснишь ты толком?!

— У меня была идея. Я думал, что вода пришла отсюда, — Эл указал на водохранилище. — Но между зданием и влажной границей несколько метров.

— Да, не меньше десяти.

— Она не могла здесь высохнуть.

— Здесь и не было воды. Так ты думал, что Праматерь прислала в экзекуторскую воду? — сообразил Иона. — Какая нелепость!

— Да, я так думал.

— Но зачем ей это нужно?

— Сигал и остальные посягнули на власть угря. Они пытались избавиться от бессмертия, которое он им дал.

— Но их уже арестовали. Кроме того, у них ничего не вышло. Эксперименты же провалились. И потом… Праматерь, да простит меня Капитул, не разумное существо.

— Просто рыба?

— Нет, я не это хотел сказать! — поспешно проговорил Иона. Он даже осмотрелся, чтобы убедиться, что никто не слышит их с Легионером разговор. — Она божество, но…

— Но всё-таки не человек, да?

— Думаю, ты меня прекрасно понял, — насупился жрец.

— Хорошо, если тебя и Капитул поймёт так же хорошо, — сказал Эл. — Небось у вас в городе подобные заявления считаются ересью.

— Так или иначе, Праматерь не могла этого сделать. Ты и сам видишь, что вода не выливалась из хранилища. Но мы можем спросить стражу, — экзорцист указал на охранников, стоявших возле входа в здание.

— Если б это сделал угорь, они ничего не заметили бы. Ведь в них… во всех вас та же вода.

— Что значит «та же»? — нахмурился священник.

— «Очищенная» угрём. Думаешь, умея управлять водой, Праматерь не смогла бы усыпить стражников?

— Что ты вообще несёшь?! — прошипел жрец. — Наше божество не враг нам! Оно наш покровитель!

— Брось! — отмахнулся Эл. — Перестань пытаться запудрить мне мозги.

— Что ты хочешь сказать, чужак?!

— Может, в эти байки верят остальные. Простые жители Альтахира, довольствующиеся бессмертием и смирившиеся, что никогда не будут иметь детей. Но вы, жрецы, отлично знаете, что просто используете озёрного угря, чтобы удерживать власть в городе. Вот только я не уверен, что ваша волшебная рыба настолько животное, насколько вам кажется.

— Что…

— Ты меня прекрасно понял! — перебил демоноборец. — Эта тварь вполне может быть по-своему разумней, чем все вы думаете.

— Как я уже сказал, — ледяным тоном проговорил после короткой паузы Иона, — эксперименты «гонцов» провалились. А значит, даже если ты прав насчёт Праматери, в чём я очень и очень сомневаюсь, у неё просто не было причины убивать их!

— А знаешь, я совсем не уверен, что эти эксперименты провалились, — Эл двинулся дальше.

— Что ты хочешь сказать? — догнав его, раздражённо спросил экзорцист. — Как это они не провалились?!

— Кто мог призвать в город футакуси, кроме угря? — не останавливаясь, задал вопрос Эл. — Кто, кроме него, может управлять водой, текущей по трубам из хранилища, где он обитает?

— Но ты сам видел, что вода из хранилища не вытекала!

— Тише! На нас начинают поглядывать.

— На нас обращают внимание, потому что я иду с Легионером! — понизив голос, прошипел Иона.

— Значит, вода вылилась из экзекуторской и намочила мостовую.

— То есть?

— Она попала в здание через трубы. Поэтому и свидетелей нет, видевших, как она затапливала улицы, как текла от хранилища к экзекуторской.

— Стало быть, ты обвиняешь Праматерь?

— В похищении Сигала? Да, пожалуй.

— А «гонцов» тоже угорь надоумил на эксперименты?

— Нет.

— Но тогда…

— Мы дошли до конца, — Эл остановился. — Круг замкнулся. Мостовая была мокрой только вокруг экзекуторской. Она не пришла извне. Нужно проверить подвал. И убрать из здания Лэгга, пока… вернее, если он ещё жив.

— Его надёжно охраняют.

— Ну-ну, — Эл быстрым шагом направился в сторону экзекуторской. — Есть в городе место без водопровода?

— Послушай, мы не договорили насчёт Праматери! — Иона поравнялся с демоноборцем. — Это не угорь подучил Сигала и других провести алхимические опыты?

— Зачем бы ему это делать?

— Но тогда кто?

— Не знаю. Капитул как раз и нанял меня выяснить это, разве нет?

— Объясни свою теорию толком.

— Кто-то подговорил нескольких жителей убить проституток, забрать их кровь и, я думаю, доставить её в Альтахир. Он, вероятно, использовал Лэгга, Сигала и остальных. Внушив им, что их эксперименты провалились, сам он, вероятно, достиг желаемого. Праматерь же призвала заражённых магией Чёрной крови женщин, ставших футакуси, чтобы избавиться от посягнувших на её власть. Уверен, угорь куда разумней, чем вы все считаете.

Иона судорожно сглотнул. Слова демоноборца звучали логично. С этим он не мог поспорить.

— А почему Праматерь не воспользовалась властью над водой? — спросил он, немного подумав. — Ну, чтобы убить «гонцов». Зачем ей понадобились футакуси?

— Предлагаю проверить, не отключена ли вода в домах погибших. Если да, то угорь не мог добраться до них без помощников.

— Так мы и сделаем.

Прошло около минуты, пока Иона вновь заговорил:

— Значит, кто-то в городе избавился от бессмертия и снова стал обычным человеком?

— Выходит, так.

На самом деле, Эл совсем не был уверен, что именно такова была цель неизвестного. Но жрецу он этого не сказал.

— И как узнать, кто это?

— Вероятно, тот, кто послал «гонцов».

— Так просто?

— Если это просто.

— Вряд ли возникнут трудности. Разрешение покинуть Альтахир подписывается военным начальством и членом Капитула.

— Но это не значит, что тот, кто подписал, тот и послал.

— Однако это вероятно. А не мог использовать футакуси этот таинственный игрок? Чтобы избавиться от свидетелей.

— Тебе очень хочется выгородить своё божество, да, священник? Не волнуйся, вот уже и экзекуторская. И, если Лэгг ещё жив, он наверняка расскажет, кто надоумил его и остальных «гонцов» убить проституток. И кто получил их кровь. Но прежде необходимо вывести его из здания и спрятать там, где нет водопровода.

— Если не заговорит добровольно, применим пытки! — решительно сказал Иона. — В Альтахире так со своими не поступают, но это случай особенный. Исключительный. Так что пора заканчивать этот…

Священник не договорил, потому что из окон экзекуторской ударили мощные фонтаны. Вода, пенясь, вырвалась наружу, заливая мостовую. Она сбила с ног экзорциста и демоноборца, на миг ослепила их и тут же опала.

— Проклятье! — вырвалось у Ионы, пытавшегося подняться. Священник путался в насквозь мокрой рясе, облепившей его и отяжелевшей. — Что это значит?!

— Это значит, — сплюнув, мрачно отозвался Эл, — что мы опоздали. Последний свидетель мёртв!


Глава 31


Трое стороживших Лэгга солдат погибли, превратившись в изломанные груды мяса и костей. Трудно было представить, чтобы такое могла проделать вода, хотя Эл повидал тела, вынесенные на берег морскими волнами и поднятые со дна судоходной реки. Но даже они не выглядели так ужасно. То, что сотворила магия Праматери, производило впечатление самого настоящего фарша. Словно не вода изувечила стражников, а сам угорь пробрался по трубам, пережевал их и выплюнул. Двое же дознавателей отправились в больнице. Оба были без сознания, с переломами и гематомами. Они ничего не могли рассказать о случившемся. Впрочем, догадаться о том, как исчез Лэгг, было нетрудно — так же, как и Сигал. Не мог ничего засвидетельствовать и Дайн. Он вышёл из комнаты после того, как Лэгг заявил, что говорить будет только с демоноборцем. Новоявленный начальник городской стражи отправился разыскивать Эла, и это спасло его: вода лишь отшвырнула его, ударив о стену, но не убила и не искалечила.

— Зачем Праматери было использовать футакуси, если она прекрасно сама справляется? — проговорил Иона, спускаясь впереди Эла и Дайна.

Все трое отправились осмотреть подвал экзекуторской. Вода ушла, оставив следы в виде убитых и раненых. Одних отправили в морг, других — в больницу. Здание осталось пустым, так как в городе имелось совсем мало непосредственных подчинённых экзорциста. Оставшихся в живых отправили в дома «гонцов» с вопросами, которые составил для них демоноборец. Охранять же в экзекуторской было больше некого.

— Это мы узнаем, когда вернутся твои люди, — сказал некромант. — Для того они и опрашивают родственников убитых.

— Лэгг намекнул, о чём хотел сказать нашему демоноборцу? — спросил Дайна Иона.

Он отворил дверь, и все трое вошли в сырой подвал. Пахло тиной и плесенью. Повсюду блестела вода — свет факела, который держал Дайн, отражался в каплях, превращая их в сотни мерцающих огоньков.

— Нет, — качнул головой адъютант. — Но я спрашивал Лэгга о том, кто надоумил его и остальных начать эксперименты. Думаю, об этом речь и пошла бы.

— Интереснее, почему он не хотел говорить этого никому, кроме меня, — заметил некромант. — Полагаю, это не из-за моей популярности.

— Он выбрал неместного, — буркнул Иона. — Это очевидно.

— Именно. Вы оба связаны с Капитулом, — сказал Эл. — И, возможно, это остановило Лэгга.

— Намекаешь, что замешан член Капитула?

— Это вполне возможно.

— Член Капитула решил избавиться от бессмертия? — с сомнением проговорил Иона. — Что-то я очень сомневаюсь.

Эл подошёл к вентилям и попробовал их покрутить. Краны легко подались.

— Отовсюду капает, — сказал некромант. — Кто-то разболтал соединения, чтобы обеспечить воде доступ в экзекуторскую.

Дайн приблизился, поднеся факел. Иона тоже подошёл и склонился над трубами.

— Видите царапины? — Эл указал на свежие, блестящие отметины. — Это оставлено инструментом. Кто-то пришёл сюда и раскрутил всё, что смог. Вот здесь ключ сорвался дважды, но человек не сдался и продолжал. Краны тоже разболтаны.

— Он раскрутил всё, а затем немного привернул обратно, оставив только тоненькие струйки, — сказал Иона. — Но под напором вода быстро заполнила здание.

— Именно, — кивнул некромант. — А вот и инструмент, — присев, он вытащил из-под нижней трубы разводной ключ. — Тот, кто это сделал, оставил улику здесь, чтобы его не видели с ней.

— Закрути всё намертво, — мрачно велел священник Дайну. — Дай мне факел — я посвечу.

Пока адъютант пыхтел, заворачивая сочленения и краны, демоноборец обошёл подвал. То, с чем он столкнулся на этот раз, не оставляло трупов, а значит, некроманту некого было воскресить и допросить. Ну, разве что убитых дознавателей, но что они могли рассказать? Как комната заполнилась водой, которая перемолола их? На это не стоило тратить ни время, ни магию. Живые тоже не отличались болтливостью. Необычное, сложное дело. Да ещё и город, из которого не выберешься просто так. Впервые Эл почувствовал себя в Альтахире в ловушке. Не испугался, но сознал опасность. Что, если член Капитула, замешанный в убийствах, захочет похоронить знаменитого Легионера здесь? Что, если все члены Капитула действовали заодно? Они управляют этим городом, и армия находится в их подчинении. Да что армия! Все жители непосредственно зависят от Капитула, ведь именно он поставляет им бессмертие. Праматерь, что бы ни делала, останется неприкосновенной. Но её волнует, кажется, лишь незыблемость устоев Альтахира. А вот люди… Люди были теми, кого действительно стоило опасаться. Впрочем, так всегда дела и обстоят.

Наконец, Эл заметил то, что искал. Обернувшись, чтобы убедиться, что жрец и Дайн заняты закручиванием кранов, он быстро присел, подобрал что-то с пола и сунул в карман плаща.

— Давай ещё вот эти два, — показал адъютанту Иона. — Аккуратней! Не соскакивай.

— Я солдат, а не сантехник! — проворчал, налегая на ключ, Дайн.

— Но руки-то у тебя откуда надо растут?

— Уже не уверен.

— Закончил? — спросил некромант, видя, что Дайн отступил, опустив ключ.

— Кажется, да. Думаю, больше в здании вода не появится.

— Тогда пошли наверх.

Благодаря стервятнику-соглядатаю Эл заметил приближавшихся к экзекуторской стражников, посланных в дома убитых. Должно быть, они вернулись с ответами на вопросы, которые велел задать им демоноборец.

Выйдя из здания, Эл направился стражникам навстречу. Иона с Дайном едва поспевали за ним.

— Все собрались? — Легионер мысленно пересчитал явившихся.

— Пока нет, — ответил один из дознавателей, повертев головой. — Нет двоих.

— Докладывайте, — кивнул Эл.

Стражники не взглянули на Иону, тем самым испрашивая разрешения у своего начальника. Кажется, они признали право демоноборца проводить расследование и отдавать распоряжения.

— Мы обсудили по пути, — сказал один из стражников. — Всё сходится.

— Выкладывай, — велел Эл. — Если понадобятся детали, я спрошу.

— Вода в домах убитых была отключена. Жены некоторых жертв засвидетельствовали, что в последнее время супруги панически боялись открывать краны. Они заблокировали в подвалах подачу, сняв и спрятав вентили. Это было очень неудобно, однако никакие жалобы домочадцев не помогали.

— Как я и думал, — кивнул некромант.

— Проклятье! — воскликнул экзекутор. — Значит, они боялись Праматери?!

— Выходит, так. Что-то заставило их предполагать, что угорь может попытаться прикончить их. Возможно, им подсказали. Но я сомневаюсь. Кто бы ни надоумил «гонцов» заняться экспериментами, он должен был хотеть избавиться от них. Так что покушения Праматери были бы ему только на руку.

— Почему же они не уехали из города? — спросил Дайн. — Смылись бы, да и все дела. Конечно, покинуть Альтахир нелегко, но не невозможно.

— А если их не выпускали?

Дайн покачал головой.

— Нет, они не подавали прошений об отъезде. О таком я бы знал.

— Тогда, полагаю, дело в том, что вдали от города магия угря перестаёт действовать, — сказал Эл. — Они умерли бы через некоторое время.

Демоноборец и Дайн взглянули на Иону, ожидая подтверждения. Жрец нехотя кивнул.

— К сожалению, ты прав, Легионер. Альтахир не просто так закрыт и на вход и на выход. Только здесь мы можем жить вечно. И пополнять наши ряды ни к чему. Многих жителей трудно контролировать. Кто-нибудь обязательно захочет уехать. Сдерживать же толпу, рвущуюся из города, и вовсе невозможно.

— Идите в здание, — велел дознавателям Иона. — Вы хорошо потрудились.

Когда солдаты ушли, он уставился на некроманта.

— Итак, что мы имеем? Есть некто, использовавший «гонцов», чтобы получить кровь проституток. Есть также человек, подсказавший им, что угорь может добраться до них по водопроводным трубам. И это едва ли один и тот же фигурант дела. Плюс кто-то развинтил трубы и краны в экзекуторской, чтобы обеспечить Праматери доступ к свидетелям.

— Выходит, против нас действуют, по меньшей мере, двое, — заметил Дайн. — Это если первый и последний совпадают.

— Я думаю, сейчас надо попытаться выяснить, кто входил в экзекуторскую и спускался в подвал, — сказал некромант. — Это либо один из дознавателей, либо человек со стороны. В последнем случае его визит не мог остаться незамеченным.


Глава 32


— Сейчас мне нужно отдохнуть и подумать, — сказал демоноборец. — Отправлюсь в гостиницу.

— Сейчас?! — взвился экзорцист. — Нашёл время! Когда каждая минута на счету, нужно…

— Дай мне полчаса, чтобы восстановить силы, — перебил Эл. — Это тело уже не так выносливо, как прежде. Или ты не заметил, что оно не на пике формы?

Иона скользнул взглядом по фигуре демоноборца, хотя в этом не было необходимости: и так ясно, что имел в виду некромант.

— Ладно, — нехотя сказал священник. — Полчаса. Иди с ним, — велел он Дайну. — И гляди, чтобы не сбежал.

С этими словами жрец торопливо пошёл прочь, но Легионер окликнул его, заставив остановиться:

— Я должен встретиться с Капитулом.

— Зачем? — обернулся Иона.

— Надо же отчитаться. Скажи, что я хочу доложить о ходе расследования.

— Я и сам могу это сделать.

— Не сомневаюсь. Неплохо бы встретиться через час.

Священник помолчал.

— Хорошо, — сказал он спустя секунд пятнадцать. — Я постараюсь организовать это.

— Уж будь добр, — проскрипел Эл.

Они с Дайном направились в гостиницу. По пути то и дело попадались жители. Они уже не сторонились демоноборца и не прятались, но шептались, бросая косые взгляды. Некоторые провожали легендарного некроманта, открыв рты. Стражники отдавали честь Дайну, старательно делая вид, что не замечают широко шагающего рядом с ним Эла.

— Почему его священство сказал следить, чтобы ты не сбежал? — спросил вдруг адъютант. — У тебя появился повод сделать это?

— Не волнуйся. Демоноборцы не уходят без оплаты. Они всегда уносят с собой или деньги, или чьи-то жизни.

— Я слышал другое. Иногда их самих убивают, чтобы не платить. Или выставляют из города, не дав ни бэнта.

— Это ты про каких-то других демоноборцев слышал, — сказал Эл. — Про ненастоящих.

Дайн усмехнулся, но возражать не стал.

Когда они добрались до гостиницы, некромант заперся в номере, а адъютант вошёл к себе, но дверь закрывать плотно не стал. Эти наивные меры предосторожности позабавили Эла. Неужели Дайн полагал, что услышит, как уходит Легионер, если тот захочет свалить из гостиницы?

Демоноборец сунул руку в карман и вытащил оттуда мокрую добычу, подобранную в подвале экзекуторской. Дохлая крыса выглядела совсем крошечной. Закатившийся глаз подёрнулся мутной плёнкой, а хвост напоминал ободранную змею. Неприятное зрелище для любого, кроме того, кто привык иметь дело со смертью в любых проявлениях.

Тонкие губы демоноборца зашевелились, произнося заклинание. Таких слов не знал никто в этом мире, ибо они остались достоянием последнего на Земле некроманта. Затянутые в перчатку пальцы сложились особым образом и принялись чертить над тушкой крысы символ Тантоса. Спустя несколько секунд изо рта Легионера повалил зелёный дым. Клубясь, он окутал труп, «впитываясь» в него. Когда Эл замолчал, глаза грызуна засветились зелёным, голова повернулись, лапы задёргались, а хвост дёрнулся и принялся извиваться не хуже дождевого червя. Некромант прижал тушку к столу, чтобы «ожившее» существо не сбежало. Допросить того, кто не способен ответить, трудно, но не невозможно. Ибо интересовали Эла не столько слова, сколько воспоминания. А их можно было узнать разными способами.

Демоноборец прикрыл глаза и произнёс ещё одно короткое заклинание. В его мозгу появились размытые картинки: камень, швы, металл. Снова швы и ржавчина. В носу возникли запахи гнили и разложения. Судя по низкому качеству картинок, грызун был старым. Его зрение уже начало портиться. Эл видел всё в сине-зелёном спектре, лишённом оттенков. Варьировался только уровень освещённости. Но самое главное — крыса просто не могла чётко различить то, что находилось дальше тридцати сантиметров. Там всё превращалось в туман. Да, не самый лучший свидетель достался некроманту. И надежда на успех была ничтожна — не только из-за плохого зрения зверушки. Но и потому что она могла просто не встретить того, кто разболтал водопровод. Например, забраться в подвал после его ухода. Так или иначе, демоноборец терпеливо «пролистывал» воспоминания грызуна, поступавшие в его мозг в виде последовательных картинок и обрывков движения. Это напоминало безнадёжно испорченный видеофрагмент.

Вдруг перед глазами некроманта мелькнул чей-то сапог. Кожа, нитки, швы, подошва, пятнышки грязи. Запах… Всё это чётко запечатлелось в памяти крысы и теперь стало достоянием Эла. Вот нога снова начала движение и через секунду пропала из виду. Вдалеке мелькнуло размытое пятно — это другой сапог последовал за первым. Человек прошёл мимо грызуна. Зверушка не заинтересовалась им. Она развернулась и побежала вдоль стены под прикрытием трубы. Её интересовала еда. Где-то должен был иметься проход, ведущий снизу наверх, в кухню или кладовку — так подсказывал старой крысе опыт. И она искала подходящую дыру, полагаясь на нюх и ослабевшее зрение. Если б грызун не был так стар, он, наверное, уже отыскал бы лаз, но возраст задерживал, принуждая подолгу обследовать каждые тридцать сантиметров площади.

Эл открыл глаза. Он не увидел лица того, кто открыл в подвале краны. Он даже не разглядел его одежду. Но оставались запах и обувь. Не так уж и мало, если подумать.

Тушка продолжала судорожно подёргиваться под левой рукой демоноборца. Эл сотворил правой символ Тантоса наоборот и произнёс короткое заклинание. Зелёный «дым» начал таять, втягиваясь в рот Легионера. Труп грызуна затрясся, хвост лупил по столу, а лапки сучили так, словно животное били током. Когда зелёный дым полностью исчез, крыса замерла, и демоноборец смахнул её в угол.

Теперь оставалось встретиться с подозреваемыми и внимательно смотреть на их обувь. Ну, и изо всех сил тянуть носом.


Глава 33


Лодка плавно скользила по воде, не видимая для часовых, стоявших на стенах Альтахира и площадках крепостных башен. Единственное, что могло выдать её присутствие, это след, который оставался за кормой, но Эра напустила немного тумана — вдобавок к маскировочной магии, прятавшей лодку от людских глаз. Девушке это стоило немного крови и снадобий, которые всегда имелись у неё. И, конечно, сил, так что сейчас она сидела на носу бледная, с кругами под глазами. Кезо всегда было жаль ведьму, когда она колдовала. Магия каждый раз высасывала из неё жизненную энергию. Вот и теперь девушка походила на жертву какой-то болезни, хотя её состояние должно было улучшиться, как только волшебство исчезнет. Правда, впереди ждало ещё одно испытание, и оно могло уложить колдунью в постель на несколько часов.

Когда охотник за головами согласился проводить Эру к логову ведьм, он не собирался идти с ней дальше. Его ждал монастырь, и ему казалось, что он отправится туда, как только девушка окажется там, куда стремилась. Но путь стал долгим, и он просто не смог расстаться с Эрой. Покой в горном зитском монастыре уже не манил наёмника. Теперь он принадлежал колдунье, преследовавшей знаменитого Легионера, чтобы отобрать у того его страшное волшебство. И Кезо знал: он либо станет свидетельством того, как родители ведьмы воскреснут, либо ляжёт в землю на этом пути. Потому что девушка не отступит, а он не оставит её.

Хватит ли его мастерства и её магии, чтобы победить мёртвого Легионера? Сумеет ли он избавить её от гибели в этой схватке? Кезо сомневался, и это терзало его, терзало каждый день. Сейчас ощущение приближающейся опасности нарастало по мере того, как лодка пересекала мёртвую гладь озера. Кезо казалось, что она несёт их прямо к гибели. Собственная судьба мало заботила наёмника — он и так решил похоронить себя в монастыре, а вот Эра… Она была так молода. А уже летела, словно мотылёк к огню, навстречу Легионеру. Что бы ни рассказывали про некроманта, совершенно ясно было, что легенда Пустоши не знает сомнений, жалости и не берёт пленных. Кезо видел в нём фанатичную машину истребления, движущуюся с востока на запад — этакий джагернаут, шипы которого не щадят никого, кто покажется Легионеру злом. Что, если и ведьма с её желанием воскресить родителей предстанет для некроманта всего лишь одним из чудовищ Пустоши? Знакомо ли этому демоноборцу хоть что-то человеческое? Способен ли он понять стремление девочки вернуть всё, как было, восстановить порядок, утраченный когда-то? Примет ли он Эру как хаос или, напротив, — осознает, что она стремится к космосу? Всё это беспокоило Кезо, и потому взгляды, которые то и дело обращались в сторону ведьмы, были полны тревоги.

Охотник за головами шесть лет ждал, пока девушка овладеет наукой, которую она намеревалась применить против некроманта. О, она была умна, и потому не сомневалась, что Легионер ни за что не поделится знаниями добровольно. Она заплатила почти всё, что выручила за быков, ведьмам, и они не щадили её. Было ли обучении, более тяжёлое, чем овладение их магией? Этого Кезо не знал. Он упражнялся только с оружием, его закаляли битвы. Но в те редкие разы, когда они с Эрой виделись, ему больно было смотреть на девушку, измученную постижением магии. Множество раз он заставлял себя ничего не говорить, не пытаться убедить её всё бросить и жить дальше, позабыв о прошлом. Кезо понимал: его слова не возымеют действия. Иногда прошлое и будущее переплетаются столь тесно, что настоящее не способно их разорвать. И кто он такой, чтобы увести Эру от её желания воскресить родных, если она принесла в жертву этому стремлению всё, что имела?

На самом деле, воина восхищала сила девушки. Он сам не обладал ею. Во всяком случае, не такой. Им двигало множество мотивов и причин, но все они сейчас казались наёмнику ничтожными. В Эре он видел квинтэссенцию чистой воли, подобной клинку, знающему лишь одну цель. И поэтому Кезо шёл за ней — как караванщик следует за звездой, сияющей в чёрном небе пустыни.

Нос лодки ткнулся в берег острова, и ведьма вздрогнула. Подняв голову, взглянула на своего спутника.

— Прибыли, — сказал он деловито.

— Отлично. Помоги-ка мне выбраться.

Кезо поддержал девушку, пока она перелезала через борти лодки. Он готов был подхватить её на руки и нести, куда угодно — лучше всего, подальше от острова, где находился Легионер. Но ведьма не позволяла таких вольностей. Немного помощи — вот, всё, что ей требовалось от бывшего охотника за головами. Пока.

— Спрячь лодку, — велела Эра, направившись к крепостной стене. — Вон там, вроде, подходящие кусты.

— Да, госпожа.

Ведьма на ходу доставала необходимые снадобья. Колдовство, что ей предстояло, было самым трудным. Девушка протянула правую руку и принялась быстро чертить на камнях причудливые глифы. Её губы произносили заклинания, и линии тут же вспыхивали огнём.

Кезо поволок лодку в сторону зарослей, спускавшихся от стены к воде. Пока он заталкивал её в кусты, стараясь не привлекать внимания стражников, Эра закончила подготовку, и кладка засветилась паутиной аккуратных глиф, образовавших причудливый и сложный узор. Кезо подбежал к девушке.

— Идём? — спросил он.

— Да, пора.

Ведьма слегка покачнулась, но наёмник был готов к этому и подхватил её. Эра благодарно кивнула. Вдвоём они вошли прямо в портал, открытый на четыре метра — обычно крепостные стены не строили толще. В прежние времена — да, но теперь почти никогда. Если только селились в развалинах древних замков, делая их руины основой фортификационных сооружений. Но Альтахир явно был относительно новым городом.

Несколько шагов — и Кезо с Эрой прошли сквозь стену, оказавшись на задворках какого-то дома. Ведьма не ошиблась в расчётах. Портал мгновенно закрылся.

— Вы в порядке, госпожа? — спросил Кезо, глядя на девушку.

— Вполне. Нужно найти укрытие. Нам здесь рады не будут.

— Вы сможете использовать маскировочную магию? Наверное, нет.

Эра покачала головой.

— Выдохлась. Надежда на тебя.

— Я позабочусь о нас, — проговорил, осматриваясь, наёмник. — Вам требуется место для отдыха, а затем начнём искать Легионера. Уверен, тут полно пустых домов. Сейчас мы отыщем подходящее убежище. Обопритесь на меня.


Глава 34


На этот раз для передвижения по городу Эл воспользовался циклопардом. В основном, потому что зверюга начала скучать и буянила в стойле гостиницы. Так что демоноборец решил её выгулять — хотя бы по городу. Иона, устроивший встречу Легионера с Капитулом, ехал рядом на лошади. Парочка собирала толпы любопытных. Народ вываливался из домов поглазеть на экзорциста в сопровождении легендарного некроманта. Или, скорее, наоборот.

— Нравится вам жить взаперти? — спросил Эл, покосившись на своего спутника из-под амигасы. — Никуда не выходить, сидеть за стенами.

— Здесь остались те, кто был к этому готов, — отозвался жрец. — И потом, ради бессмертия люди шли и не на такие жертвы. Тебе ли не знать?

— Мне? — в голосе демоноборца послышалась нотка удивления.

— Ну, да. Разве ты не пожертвовал собственной жизнью ради него? Как бы парадоксально это ни звучало.

Эл встретился взглядом с экзорцистом. Нет, тот не шутил. Он действительно ничего не понимал.

— Думаешь, я стал таким ради того, чтобы вечно слоняться по Пустоши?

— Ну, может, планы у тебя были и другие, но, в целом… — священник пожал плечами, не став заканчивать фразу.

— Моей целью было воскрешение солдат, павших во время Великой войны, — проскрипел Эл. — Чтобы они смогли продолжить борьбу. Мы пытались спасти Землю.

— Да, я читал о Мёртвом легионе, — кивнул жрец. — У нас в городе сохранилась неплохая библиотека. Вы многое сделали. Ты и сейчас продолжаешь делать. Но неужели ты пошёл на то, чтобы стать… тем, кто ты есть, только ради других? Перспектива бессмертия никак не повлияла на твоё решение? Совсем?

— После того, как я изменился, я потерял всё, что мне было дорого, — помолчав, сказал Эл.

— А что у тебя было? — внимательно глядя на спутника, спросил Иона.

— У меня было всё. Всё, чего бы я ни пожелал. И у моей семьи — тоже. Я не стремился к бессмертию, а боролся за то, чтобы так оно и оставалось. И не я один.

— Победили?

— Оглядись. Разве похоже, чтобы мы победили?

— Но, по крайней мере, мы живы. Человечество не уничтожено. Жизнь продолжается.

— Мы боролись не за жизнь, а за образ жизни.

— А за что ты борешься сейчас?

— За то, чтобы всё, что было сделано, было сделано не напрасно. Хотя бы за это.

— Негусто, — заметил Иона.

— Приоритеты меняются, — нехотя сказал демоноборец. — Ты это либо признаёшь, либо отходишь в сторону. Так или иначе.

Впереди показался храм адептов Церкви Вечных Детей. Двухэтажный флигель, именуемый «дворцом», с покатой крышей и широкими застеклёнными окнами, защищенными решётками, охранялся стоявшими возле крыльца воинами. При виде экзорциста оба вытянулись по стойке смирно.

— Ваша религия называется Церковь Вечных Детей, — проговорил Эл, обращаясь к спутнику. — И это весьма показательно.

— Неужели? — откликнулся жрец.

— Ещё как.

— Объясни.

— Очевидно, вам хотелось оставаться этими самыми детьми. Не взрослеть, не умирать. Вы даже пошли на то, чтобы не заводить собственных. Ваш Альтахир — просто большая песочница, в которой вы не желаете играть с другими, чужими детишками. А когда завёлся злой бука и начал хулиганить, вам пришлось позвать на помощь большого, взрослого дядю, — с этими словами Эл спешился. — Меня.

Иона тоже слез на землю. Стражники дружно приветствовали его поклонами. Один из них побежал, чтобы взять под уздцы лошадь священника. При этом он опасливо косился на циклопарда демоноборца.

Легионер привязал зверя возле двери, потрепав его на прощанье по густой серебристой шерсти.

— Мы не опоздали? — спросил он, достав карманные часы на цепочке.

Отразив солнце, щёлкнула крышка хронометра.

— Нет, в самый раз, — отозвался Иона, глядя на чудом сохранившийся механизм далёкого прошлого. По тону экзорциста трудно было понять, задели его слова демоноборца или нет. — Идём же.

Спрятав часы, Эл последовал за жрецом. Церковник провёл его в светлые покои, освещённые медными масляными лампами. Комната была пуста: члены Капитула ещё не явились.

— Придётся немного подождать, — сказал Иона.

— Твоя должность называется «экзорцист», — проговорил Эл, глядя на мозаичное панно, занимающее всю стену. На нём художник выложил угря, обвившегося вокруг островного города. Должно быть, это символизировало покровительство Праматери, под которым находился Альтахир. Впрочем, Элу показалось, что изображённый на панно угорь проявлял скорее хищническую натуру, чем заботу. — Но занимаешься ты расследованиями мелких происшествий, — продолжал демоноборец, не глядя на собеседника. — И даже твоя магия Чёрной крови, с которой я должен, по идее, бороться везде, где ни встречу, пригождается тебе очень редко. Я прав?

— В общем, да, — настороженно ответил Иона.

— А когда-то люди, называвшиеся экзорцистами, изгоняли бесов, — сказал Эл. — То есть, были, по сути, демоноборцами. И силы им давала не мерзкая кровь Звезды, а Бог. Не Праматерь, разумеется. И никакой другой из расплодившихся за последние десятилетия.

— К чему ты клонишь?

— К тому, что я делаю твою работу, сынок. А ты только носишь красивые погоны.

— Что ношу?

— Не важно. Я слышу шаги, а значит, старшие детишки вот-вот почтят нас своим присутствием.

В этот момент дверь отворилась, и в покои один за другим вошли шесть человек в чёрных мантиях.


Глава 35


Воздух был плотным и горячим. Дыхание давалось с трудом. С асфальта поднимались маленькие смерчи пыли, в основании которых кружились скомканные бумажки и мятые одноразовые стаканчики. Люди бежали, охваченные паникой. Натыкались друг на друга, толкались и ненавидели. Их гнал страх. Он управлял ими. Владел всем их существом. Уничтожал человеческое, оставляя только инстинкт самосохранения. Но он работал плохо. Слишком давно люди им не пользовались. Механизмы заржавели, и маховики не желали проворачиваться. Поэтому жители города бежали, сами не понимая куда. Они знали, от кого, но у них отсутствовала цель.

Мальчик подошёл к блестящему латунному телескопу и припал к окуляру. Он настроил его так, чтобы видеть дальнюю улицу в просвете между небоскрёбами. Там мелькали гибкие фигуры чудовищ. Одни называли их бесами, другие — гуманоидами. Третьи вообще придумывали глупые названия, пытаясь обозначить необозначаемое. Тогда ещё люди полагали, что Земля подверглась вторжению инопланетян. Или обитателей параллельной вселенной. Одна версия сменяла другую, и всё это торопливо излагали с экранов. Мальчик понимал не всё. Но главное улавливал. Всё изменилось. Смерть, разрушение, хаос охватили привычный мир. Мир, который никогда не станет прежним. Это было тем, что он почувствовал инстинктивно. Взрослые ещё сопротивлялись, не желая признавать очевидное. Это делало их слабыми.

Потом, когда станет ясно, что твари появились из кромлехов, порождённые самой Землёй, пропитавшейся кровью Звезды, уже никто не станет придумывать названия. Люди будут брать те, что были им известны с детства, из сказок. К тому времени город мальчика окажется разрушен и необитаем. Даже чудовища покинут его, так как некого в нём будет жрать. И руины зарастут травой, кустарниками и мхом. Он станет одним из обломков прошлого, напоминающим о временах процветания. Процветания, павшего под нашествием легиона тварей.

Мальчик вспоминал о том, как ехал на поезде вместе с родителями и сестрой. А может, только с мамой? Или, наоборот, папой? Была ли с ним сестра? Была ли вообще у него сестра? Дело происходило так давно… Воспоминания перемешивались, стирались, соединялись, в них попадали сны и фантазии. Мог ли он доверять им? В этом разорванном, разодранном когтями монстров мире, пропитанном не только чёрной, но и самой обычной, человеческой кровью, мальчик твёрдо знал лишь одно: он родился, чтобы вернуть всё назад. Починить мир, восстановить космос и искоренить хаос. Он ехал с востока на запад, в каждом пункте своего путешествия делая нужные стежки, соединяя края пространства, которые должны были стать основой будущего совершенства. Мальчик как бы смётывал изорванный мир на живую нитку, чтобы затем только стянуть, прошить намертво.

Многие годы прошли с тех пор, как он превратился из мальчика в того, кем являлся теперь. Но иногда ему казалось, что он всё ещё стоит у окна и смотрит в подаренный папой телескоп. Но уже не на звёзды, а на прыгающих вдалеке чудовищ.

Десятилетия вытянулись и слились. Художник понятия не имел, прошла сотня или две-три сотни лет. Он больше не считал время. Зачем? Когда его план претворится в жизнь, минувшие годы перестанут иметь значение. Он всё исправит. Вселенная изменится, повинуясь его точному глазу, его воле и силе. У него уже было почти всё необходимое: кинжал, кроящий материю, нить, скрепляющая её, знание, где упала Звезда. А значит, осталось только напиться из озера Чёрной крови, поглотить эту мощь и направить в нужное русло. И тогда мир будет спасён. Обычным портным. Хотя нет, не обычным. С самого детства про Художника говорили, что он достигнет многого. Впрочем, так говорят про многих детей. Интересно, кем бы стал мальчик, смотревший в телескоп на звёзды, если бы Земля не пропиталась магией? Если бы оборотни не унесли его родителей и маленькую сестру? Если бы поезд довёз их до убежища? Если бы мальчик не любил больше всего кроить и шить? Теперь напоминанием о том, с чего он начинал, служил только старый лиловый камзол. Сила текла по венам и артериям, пульсировала в сердце Художника. Благодаря ей он отыскал Звезду. Потратил на это годы или десятилетия — кто знает? Сознание убившего дракона и выковавшего из его когтей кинжал путешествовало по Земле, заглядывая в каждую щель, пока взору Художника не открылась чёрная гладь небесной крови.

Осталось только добраться до него. И тогда мир будет спасён. Всё вернётся на круги своя. Эпоха процветания снова вступит в свои права. Эта мысль вызывала у Художника улыбку. Он уже так многого достиг! Почти добрался до цели. Осталось совсем немного. Всего шаг.

Единственный, кто мог помешать, это Легионер. Мертвяк почему-то вбил себе в голову, что должен остановить спасителя мира. Он преследовал Художника и даже почти убил его однажды. К счастью, тогда ему это не удалось. А теперь он, кажется, отстал. Интересно, почему? По подсчётам Художника, Легионер давно должен был нагнать его. Смог бы он прикончить единственного, кто был способен вернуть вселенную в прежний вид? Художник пытался объяснить безумцу свой план, но тот не проникся. Поэтому теперь портной убегал. Он торопился перекроить мир, пока Легионер не добрался до него. И впереди уже виднелся хребет гор, где располагался последний город на пути Художника. До него оставалось всего несколько дней пути. Воодушевлённый и гонимый страхом перед мертвяком — страхом, что Легионер помешает ему, — Художник пришпорил измученного коня. Его выцветшие от возраста глаза ни на миг не отрывались от туманных зубчатых очертаний на горизонте.


Глава 36


На покрытом ковром диване сидели двое членов Капитула, остальные расположились возле шахматного столика. Для некроманта Иона поставил стул.

— Ваши пресвятейшества, — обратился он к церковникам, слегка поклонившись. — Нанятый нами демоноборец готов отчитаться о проделанной работе.

Легионер снял амигасу и сел, обводя взглядом собравшихся.

Немолодой мужчина с сединой на висках и глубокими морщинами возле переносицы, назвавшийся во время прошлой встречи Даниилом, сложил пальцы в замок и вопросительно уставился на Легионера.

— Мы удивлены твоей просьбой, — сказал он. — Нам не понятно, зачем ты настаивал на встрече. Ведь работа не выполнена, так?

— Смотря какая, — отозвался Эл. — Чудовища, похищавшие жителей Альтахира, мертвы. Все футакуси истреблены. Однако их использовал в качестве орудий убийства ваш священный угорь. Он призвал их в город и напускал на некоторых здешних обитателей. Отсюда возникает вопрос: должен ли я уничтожить и его?

— Кого? — нахмурился Даниил. — Угря?

— Именно.

— Разумеется, нет!

Члены Капитула встревожено переглянулись.

— Как такое в голову могло прийти?! — возмутился один из них, сидевший возле столика. Тонкие пальцы священника теребили медальон. Кажется, его звали Маннэром. — Это же наша Праматерь! Всё, что она делает, совершается на благо города!

— Не сомневаюсь, — сухо кивнул Эл. — Значит, с этим мы определились. Угорь неприкосновенен.

— Само собой! — подтвердил Даниил.

Остальные жрецы дружно кивнули.

— Я также нанялся узнать, кто надоумил некоторых жителей Альтахира убить проституток, превратившихся затем в футакуси.

— И Капитул выразил согласие оплатить этот труд, — заметила женщина с белыми волосами. Её звали Лидией — это некромант запомнил. — Ты пришёл сообщить нам, что выяснил имя еретика?

— Нет, но я очень близок к этому.

— Зачем тогда ты явился? — холодно спросил полный лысеющий блондин с круглым, обманчиво-добродушным лицом. Его представили в прошлый раз как Сэрдэна. — Отнимать наше время или набивать себе цену? Неужели не лучше было бы сейчас разыскивать того, кто посягнул на наши устои, чем…

— Прежде чем заняться этим, — перебил Эл, заставив толстяка мгновенно зардеться от негодования, — я бы хотел узнать у Капитула, должен ли я покарать еретика или только сообщить его имя.

— Сообщить, — подумав, ответил Даниил. — Мы сами с ним разберёмся.

— Но если я буду вынужден убить его — например, во время схватки — заплатят ли мне?

— Заплатят, — кивнул Даниил. — Но мы должны быть уверены, что это именно он. Не думай, что будет достаточно предъявить нам первый попавшийся труп.

— Понимаю. Второй вопрос: если этим подстрекателем, еретиком и нарушителем устоев окажется человек, занимающий высокую должность в Альтахире, должен ли я обойтись с ним как с обычным, простым жителем вашего чудесного города?

Члены Капитула настороженно переглянулись.

— А существует такая вероятность? — осторожно осведомился Сэрдэн.

— Существует, — кивнул Эл.

— Не намекаешь ли ты, что преступник — один из нас? — нахмурилась Лидия.

— Не намекаю, — ответил Легионер. — Но допускаю и такое.

Жрец по имени Захария поднял руки, призывая возмущённо загудевших собратьев к молчанию.

— Прошу, успокойтесь! — провозгласил он высоким, чистым голосом. — Полагаю, демоноборец желает знать, не встретит ли он препятствий со стороны Капитула в случае, если еретиком окажется один из нас.

Священники замолчали.

— Хорошо, — медленно проговорил Даниил, глядя на некроманта исподлобья, — Капитул гарантирует, что в случае наличия убедительных доказательств вины одного из нас изобличённый будет наказан так же, как и любой другой преступник. И уважаемый демоноборец не подвергнется… никакому воздействию.

— Проще говоря, меня не попытаются убить? — уточнил Эл.

— Нет! — резко ответил Даниил. — Этих гарантий достаточно?

— Вполне.

Легионер поднялся и надел амигасу. Он не поверил ни единому слову Капитула. Конечно, эти крысы постараются прикончить его, как только он закончит работу. Не из жадности, а чтобы не выпускать из города того, кто знает секреты Альтахира. Единственное, в чём убедился демоноборец, — члены совета не состояли в сговоре. Их возмущение его подозрениями было вполне искренним. Если среди них и был подстрекатель, то он действовал тайно и самостоятельно.

Развернувшись, Эл направился прочь из комнаты. Иона поспешил за ним.

— Не больно-то это походило на отчёт, — недовольно заметил экзорцист, когда они вышли на крыльцо.

— Я хочу знать, кто выписал пропуски всем убитым, — сказал Эл, направляясь к привязанному циклопарду. — Мне нужно увидеть все документы.

— Тогда едем в архив, — помолчав, отозвался Иона. — Ты, и правда, думаешь, что это один из членов Капитула?

— Не знаю. Но всё возможно.


Глава 37


— Как вам удалось замять все эти убийства? — спросил по пути к архиву Эл.

— Проституток?

— Знаешь, когда переспрашивают очевидное, то это значит, что не хотят отвечать. И тянут время, чтобы придумать ответ.

Иона невесело усмехнулся.

— Да, тема неприятная. Что ж, скажу. Поступали жалобы из других городов, но никто ничего не знал наверняка. Так, подозрения. Думаю, Капитул не поверил в причастность наших.

— Тебя не задействовали для урегулирования?

— Нет. Как ты правильно заметил, я решаю проблемы местного значения. В городе, а не за его пределами. И потом, никто надолго не уезжает из Альтахира. Магия перестаёт действовать. Ты это и сам понял.

Эл кивнул.

— Что ж, мы приехали. Останешься со мной?

Иона окинул взглядом здание архива.

— Да, думаю, я должен своими глазами увидеть эти бумаги. Подписи на них. Конечно, это не значит, что подписавший пропуски, — еретик, но всё же…

— Понимаю. Мы подобрались близко, и ты хочешь держать руку на пульсе.

— Вроде того.

Через четверть часа демоноборец и экзорцист сидели за столом у большого окна второго этажа и смотрели на ворох документов, принесённых служителем архива. Содержался ли в них ответ?

— Ну, что, начнём? — откашлявшись, предложил Иона.

— Да, не будем затягивать.

Эл не сказал священнику, что «допросил» дохлую крысу, и что во время разговора с членами Капитула разглядывал их обувь. Острое зрение позволяло некроманту при желании словно приближать предметы, так что становились видны даже мелкие детали. Но ни один сапог не походил на запечатленный в памяти грызуна. И запахи, исходившие от жрецов, тоже были незнакомы. Неужели Эл ошибся, и члены Капитула были ни при чём?

Легионер и экзорцист изучали документы около получаса. Просматривали все бумажки, выданные каждым ведомством, прежде чем «гонцы» получили свои пропуски из города. Наконец, они дружно откинулись на спинки стульев и переглянулись.

— Понятно, что ничего не понятно, — произнёс Иона. — Три подписи Захария, Две — Даниила, остальные — Сэрдэна. И это не удивительно, так как бумаги подписывались в разные дни.

— Это промежуточная документация, — отозвался Эл. — На самих же пропусках стоят подписи Снизи и его адъютанта. Дайна, которого вы приставили ко мне в качестве шпиона. Кстати, где он?

— Не знаю, — Иона потёр переносицу. — Они подписывают все документы подобного рода. Это не изобличает их вину.

— К тому же, капитан стражи, вроде, исчез, — заметил Эл, отлично знавший, что тело Натаниэля Снизи упало в бассейн угря, где и стало, вероятно, добычей озёрной твари.

— Да, пропал. Никто не понимает, куда он делся. Это загадка. И с ним испарились несколько стражников.

— Может, сбежали из города?

Иона покачал головой.

— Исключено.

— Значит, где-то прячутся?

— Хочешь сказать, всё это дело рук Снизи? В принципе, возможно. Он мне никогда не нравился. Сколький тип, хотя и изображал из себя этакого простачка.

Эл знал, что капитан не мог иметь отношения к двойному затоплению экзекуторской, так как к тому времени уже был мёртв. Но он не собирался сообщать эту новость экзорцисту.

— Если это Снизи, значит, он прячется где-то в городе, — рассуждал священник. — Нужно обыскать заброшенные дома ещё раз!

Он поспешно поднялся, но демоноборец жестом попросил его задержаться.

— Что такое?

— Кто отбирал кандидатов? — спросил Эл.

— Каких кандидатов? — было видно, что жрецу не терпится пустить солдат по воображаемому следу капитана.

— Которых послали в другие города. Проще говоря, кто выбрал «гонцов»? Потому что очевидно: некто сначала убедил их убить девушек и добыть кровь, а уже затем отправил из Альтахира.

Иона медленно сел обратно на стул. Было видно, что он обдумывает слова некроманта.

— Да, сделать наоборот было бы трудно, — согласился он.

— Надо установить, кто собрал эту компанию.

— Согласен. Но как? По изученным документам сделать это невозможно. Убитые просто подавали прошения, а затем их рассматривали.

— Что, был объявлен конкурс, что ли?

— Нет… — экзорцист нервно потёр переносицу. — Конечно, нет. Какой там конкурс. Ладно, я выясню это. Думаю, придётся потрясти кое-кого из канцелярии. По правде говоря, я не знаю, кто и как отбирал кандидатов на выезд из города. Это не моя компетенция.

Демоноборец понимающе кивнул.

— Думаю, этим стоит заняться немедленно.

— Да, пожалуй. И следует организовать поиски Снизи. Не мог же он просто исчезнуть, в конце концов! Да ещё и с несколькими стражниками. Всё это крайне подозрительно.

Расставшись с озабоченным экзорцистом возле здания архива, Эл поехал в гостиницу. У него появилась идея, которую надо было проверить, и как можно быстрее. Но для этого следовало вернуться в номер, который занимал Художник.


Глава 38


Когда снаружи послышались оживлённые голоса, крики и бряцание оружия, Кезо сначала не понял, что происходит. Выглянув в щель между досками, которыми было забито окно второго этажа заброшенного дома, где они с Эрой нашли временное убежище, он увидел отряд стражников под предводительством одетого в серую форму офицера. Вокруг толпились зеваки. Слышались вопросы, оклики и команды.

Солдаты выбивали двери и обыскивали дома. Кто-то интересовался, зачем они делают это «снова». Офицер качал головой и просил зрителей разойтись и не мешать, но без энтузиазма. Наверное, потому что на самом деле их было мало, и они никак не препятствовали обыскам.

— Что там? — спросила Эра, вставая с дивана.

— Стража, — отозвался, не отрывая глаз от улицы, Кезо. — Ищут что-то. Или кого-то.

— Ищут? — нахмурилась ведьма.

Она встала и подошла к окну.

— Похоже, и до нас доберутся скоро.

— Да, — протянул наёмник. — Интересно… Может, за нами?

— Исключено. Никто не знает, что мы здесь.

— Нас могли увидеть.

— Нет.

— В городе мы не прикрывались маскировочной магией, — напомнил Кезо. — А глаза есть у всего. Чужаки же в таком городе, как Альтахир, сразу видны.

— Думаешь?

— Допускаю.

— Тогда надо перебираться куда-то. И быстро, пока дом не окружили.

Кезо почесал небритую щёку.

— Да, вот только куда…

— Не знаю, но размышлять долго некогда.

Девушка быстро собрала в мешок немногочисленные вещи. Наёмник наблюдал за ней, лихорадочно соображая, где спрятаться.

— Ну! — окликнула его Эра. — Есть идеи?

— Всего одна.

— Выкладывай.

— Можно укрыться там, где искать не будут, а людей почти нет. И я подозреваю, что это будет чертовски близко к нашей цели.

— К Легионеру?

— Да.

Ведьма подозрительно прищурилась.

— Ладно, и где это волшебное место?

— В местной гостинице. Наверняка его поселили там. А если даже и нет, едва ли сейчас в Альтахире много приезжих.

Девушка усмехнулась.

— Это точно! Ладно, веди. Надеюсь, доберёмся незамеченными.

В этом Кезо совсем не был уверен. Правда, внимание горожан приковали обыски пустых домов, но это не значило, что никто не обратит внимания на странную парочку, держащуюся задворок.

— Ты нормально себя чувствуешь, госпожа? — спросил он, окинув взглядом Эру. — Сможешь быстро идти?

— За меня не волнуйся. Если придётся, то и глаза сумею любопытным отвести.

Наёмник кивнул, хотя знал: девушка бравирует. После открытия портала ей требовался длительный отдых, и она ещё не восстановилась. Если же сейчас она использует магию, это отнимает у неё те немногие силы, что к ней вернулись. А для встречи с Легионером следовало накопить немалую мощь. Иначе он просто прихлопнет обоих, как назойливых мух. Хотя, может, и так прихлопнет…

— Хорошо, за мной, — сказал Кезо вслух и двинулся в сторону двери. — Идём быстро, но стараясь не привлекать внимания. Гостиницу ещё найти надо… — добавил он себе под нос. — Надеюсь, она недалеко от городских ворот — поближе к выходу, так сказать.

* * *

В номере демоноборец сдвинул кровать и встал над аккуратным разрезом, из которого слегка тянуло подгнившими водорослями. Там, по другую сторону этого мира, возможно, хранился ответ на вопрос, кто стоял у истоков происходящего в Альтахире. Если бы не особенность организмов жителей островного города, то и надеяться было бы не на что, но их «манера» оставлять после себя вместо крови отравленную магией воду давала Легионеру шанс. По крайней мере, Эл рассчитывал на это.

Опустившись на корточки, он запустил пальцы в щель и раздвинул её эластичные края. Было странно чувствовать, как доски собираются складками, словно толстая резина. Демоноборец просунул в отверстие ноги, а затем протиснулся целиком. Во второй раз он навещал обратную сторону Альтахира. Но теперь уже некромант искал не следы деятельности Художника, а нечто иное. Он искал кровь.

Собственно, расчет был прост. Если эксперимент еретика закончился успехом, и ему удалось вернуть человеческую природу, значит, теперь у него единственного в Альтахире в жилах текла кровь, а не водица. И он был единственным, чей труп должен был остаться в этом призрачном городе параллельной реальности. Остальные исчезли, уничтоженные Художником, но он, тот, кто использовал кровь проституток, не мог испариться. Его тело лежало где-то в городе, пронизанное множеством стежков. И его следовало найти. Тот, кому принадлежит труп, и есть преступник. Вот только странно, что еретик до сих пор не покинул Альтахир. Что держало его здесь? Магия угря больше не действовала на него. Он стал свободен от Праматери. Или нет? Быть может, эксперимент закончился не совсем так, как предполагалось? Что, если еретик не просто вернул свою природу, но и приобрёл нечто иное, не входившее в его планы?

Эти мысли вертелись в голове некроманта, шагавшего по пустым улицам Альтахира. Ему предстояла непростая задача: обыскать город! Конечно, едва ли стоило начинать с заброшек, которые и так осмотрели стражники, искавшие футакуси. Нет, тот, кто заварил эту кашу, не прятался в тёмном углу. Он был на виду и смеялся, наблюдая за попытками выйти на его след. Поэтому Эл направил шаги в сторону Капитула. Оттуда он решил начать свои поиски.


Глава 39


Здание гостиницы выглядело пустующим. Но присутствие мутанта с серебристой шерстью в стойле убедило Кезо, что он не ошибся, и Легионера действительно поселили здесь.

— Он там, — сказал он вполголоса Эре, вернувшись к девушке, которую временно оставил в сарайчике за гостиницей. — Видел его зверюгу. Как вообще можно приручить такую?! Магией, что ли? Или он убил её, а потом с помощью некро…

— Не знаю, — устало перебила Эра. — Какая разница?

— Да, ты права, госпожа, — засуетился Кезо. — Надо пробраться в здание. Я приглядел дверь чёрного хода — открыть её ничего не стоит. Уверен, внутри пусто. А когда нет посетителей, даже прислугу отпускают, чтобы не платить. Думаю, демоноборца обслуживает сам хозяин. Если тому вообще что-то бывает нужно, — добавил наёмник себе под нос.

Они с ведьмой быстро пересекли дворик, огороженный почти со всех сторон плетнём, и остановились возле двери. Повозившись с ней, Кезо подцепил через щель засов и отворил её.

— Прошу, — шепнул он девушке.

Та проскользнула внутрь.

— На второй этаж, — подсказал Кезо.

Они поднялись по узкой тёмной лестнице, миновав первый пролёт. Наёмник высунул голову, чтобы осмотреться.

— Пусто, — шепнул он, обернувшись.

Кезо впереди, Эра за ним, парочка на цыпочках прокралась по коридору до ближайшего номера. Ведьма заглянула в скважину, прислушалась и кивнула — мол, пусто. Наёмник быстро отпер замок, и они исчезли в комнате.

— Думаю, здесь мы переждём все обыски, — тихо сказал Кезо.

— Я хочу, чтобы ты выяснил, в каком номере остановился Легионер, — зашептала, повернувшись к нему, ведьма. — Иди и разузнай прямо сейчас! Раз циклопард здесь, то наверняка и некромант…

— Он мог оставить его и пойти куда-нибудь пешком, — возразил Кезо.

— Не перебивай! — резко мотнула головой девушка. — В любом случае, можно понять, где он живёт. Есть же признаки. Ты ведь умеешь распознавать такие вещи.

Кезо нехотя кивнул. Да, распознавать он умел. Но шататься по гостинице, даже пустой, было рискованно. Лучше бы затаиться. Но спорить с Эрой иногда было бесполезно — девчонка, хоть и выросла, осталась упрямицей, каких поискать!

— Я схожу, — сказал он. — Оставайся здесь, госпожа.

Кезо выскользнул за дверь, плотно прикрыв её за собой. Он прислушался, но до чуткого уха бывшего охотника за головами не доносилось ни звука. Не считая криков с улицы, разумеется, но этот фон Кезо привычно отсёк. В гостинице же царила мёртвая тишина. Если где-то и находился Легионер, то он не издавал шума. С другой стороны, с чего бы некроманты сидеть здесь, когда у него полно дел? Уж, конечно, горожане наняли его не штаны протирать в гостинице.

Воин осторожно двинулся по коридору. Он представления не имел, на каком этаже номер Легионера. Поэтому начал тщательно обследовать пол второго. Свежая грязь, принесённая с улицы, потревоженная подошвами пыль, царапины, оставленные прилипшими к сапогам камешками или торчащим гвоздиком — существовала куча примет, по которым можно было определить, где поселился демоноборец. В этом Эра была права.

Исследования пока не дали результатов. Второй этаж явно оставался необитаем, пока одну из его комнат не заняли Эра со своим спутником. Тогда Кезо, спустившись по чёрной лестнице, переместился на первый. Он не сомневался, что некромант поселился здесь, а не на третьем: там было слишком высоко. Стратегически занять номер там было бы ошибкой. Но, увы, поиски снова оказались бесплодны. Кезо распрямился, задрав голову вверх, словно намеревался пронзить недоумевающим взглядом пол и потолок. Неужели Легионер забрался на третий этаж?! Зачем?

Кезо ничего не оставалось, кроме как подняться по чёрной лестнице и замереть в начале последнего коридора. Ни звука. Наёмник медленно двинулся мимо комнат, глядя вниз, на пол. Там должны были обнаружиться следы Легионера.

И, наконец, воина постих успех! Он увидел то, что искал, — потревоженную пыль, на которой виднелись довольно чёткие следы подошв. Присев, Кезо провёл ладонью по шершавым доскам. Да, мелкие камешки, почти песок, тоже имелись. Затаив дыхание, бывший охотник за головами припал к замочной скважине.


Глава 40


Восемь человек, собравшихся вокруг Дайна, выглядели сурово. Они такими и были. Здоровенные, закалённые боями воины, отлично показавшие себя во время осад Альтахира, — их выбрал будущий капитал городской стражи для устранения демоноборца. Ему не нравилась эта идея, но он понимал Капитул и необходимость избавиться от опасного свидетеля. Выпускать Легионера, разнюхавшего тайну Праматери, разумеется, было нельзя. Это Дайн и разъяснил в двух простых словах собранному отряду. Солдаты кивали, хмурились, переглядывались, но готовность прикончить некроманта изъявили сразу же. Кажется, их даже обрадовала подобная перспектива.

— Это ваш долг, — закончил без энтузиазма Дайн, глядя в лица сослуживцев. — И воля Капитула. А значит, воля Праматери.

— Всё сделаем, не сомневайтесь, — прогудел один из стражников. — В лучшем виде.

— Не уйдёт, — подтвердил другой.

Остальные дружно покивали.

Что ж, кажется, дело было сделано. Осталось дождаться, пока демоноборец закончит то, для чего его наняли.

— Будьте готовы действовать по моему сигналу, — сказал Дайн. — Противник крайне опасен. Имейте это в виду. Недооценить его значит провалить всё дело.

— Нельзя ли нам в помощь какого-нибудь священника? — кашлянув, поинтересовался один из воинов. — Они ведь тоже магией владеют.

— Ерунда! — заявил другой. — Сами управимся. Не нужны нам жрецы!

— Но если он…

— Пригодится любая помощь, — перебил солдат Дайн. — Я поговорю с Капитулом. Думаю, нам выделят кого-нибудь в поддержку. В данном случае лучше перестраховаться, чем упустить врага.

Дайн видел, что его слова не пришлись по душе некоторым стражникам. Но другие явно вздохнули с облегчением.

— Держитесь неподалёку от гостиницы, — сказал он. — Но глаза не мозольте. Изображайте патрули, сменяйте друг друга. Не нужно, чтобы демоноборец сообразил, что вы его пасёте.

Отпустив стражников, Дайн отправился искать некроманта. Всё-таки, никто не приказывал ему перестать сопровождать Легионера. Смысла, правда, в этом никакого не было. Все секреты города демоноборец раскрыл, решение о его устранении принято. Осталось лишь выяснить, кто стоял у истоков ереси. И это всё, что отделяло некроманта от смерти. Если, конечно, его вообще можно было убить. Эта мысль не впервые закрадывалась в голову Дайна. Как уничтожить того, кто и так мёртв? И потом, сколько людей пытались сделать это? Адъютант подозревал, что многие. Однако Легионер продолжал свой путь через Пустошь.

Дайн свернул за угол и увидел гостиницу. У входа сидел её хозяин и болтал с парой соседей. Справа топталась, нервно дёргая головой, чья-то лошадь. Решив, что животное реагирует на циклопарда в гостиничной конюшне, солдат направился к крыльцу. При его приближении хозяин замолчал и уставился на офицера.

— Демоноборец внутри? — коротко спросил Дайн.

— Так точно, — поднявшись, ответил хозяин гостиницы. — Уже с час почти как. Приехал, поднялся к себе, ничего не просил.

— Ясно. Буду в соседнем номере.

— Конечно, прошу вас, офицер.

Хозяин подобострастно раскланялся. Его собеседники тоже. Пройдя мимо них, Дайн направился к лестнице.

Интересно, с какой стати некромант прохлаждался здесь, ведь дело ещё не было закончено?

* * *

Кезо топтался перед дверью, не зная, что предпринять. Эра велела только выяснить, где остановился демоноборец, но сейчас появилась возможность осмотреть номер Легионера. В замочную скважину бывший наёмник видел, что комната пустовала. Она была небольшой, так что вся легко просматривалась: сдвинутая к окну кровать, стул, стол, шкаф, рукомойник. По опыту Кезо знал: лучше побольше выяснить о противнике заранее, перед схваткой. Это может дать преимущество. Порой даже незначительные, на первый взгляд, сведения помогают выиграть битву. И вот он боролся с искушением забраться в номер. В руке охотника за головами уже появилась извлечённая из кармана отмычка, но он пока не пустил её в ход.

И вдруг на лестнице послышались шаги. Кезо так увлёкся размышлениями, что заметил звук только теперь. Человек успел преодолеть первый пролёт и явно поднимался выше. То есть, направлялся сюда, на третий этаж!

Бросив быстрый взгляд в сторону чёрной лестницы, Кезо весь подобрался. Туда или сюда?! Решившись скорее интуитивно, чем руководствуясь разумом, он сунул отмычку в скважину, сделал несколько отточенных движений и, едва щёлкнул механизм, ворвался в номер Легионера. Плотно притворив за собой дверь, он прижался к косяку, слушая шаги незнакомца. Тот поднялся на этаж и двинулся по коридору. Возле номера демоноборца задержался. Кезо понял, что человек тоже прислушивается. Возможно, смотрит в замочную скважину. Увидеть наёмника он не мог: тот прижался к стене справа от двери. Наконец, спустя полминуты шаги возобновились. Незнакомец удалялся. Но ушёл он недалеко. Щёлкнул замок, скрипнули петли. Затем хлопнула дверь. Человек, кем бы он ни был, жил по соседству.

Медленно выдохнув, Кезо переместился к центру комнаты. Некромант для чего-то сдвинул кровать. Опустившись на корточки, бывший охотник за головами уставился на пол, но видел только доски, более тёмные, чем остальные в комнате. И вдруг он понял, что одна из щелей отличается от других. Она больше походила на рубец. Кезо протянул руку, но нерешительно задержал её в нескольких дюймах от пола. На миг ему показалось, что доски смахивают на края живой плоти, а щель — на рану, рассечённую с хирургической точностью! Эта ассоциация вызвала неприятное чувство, заставившее Кезо замереть.

А затем наёмник услышал за спиной чавкающий влажный звук и резко обернулся, выхватывая из ножен меч.


Глава 41


При виде появляющихся из стены чёрных огромных собак Кезо оторопел. А когда он заметил, что вокруг мощных шей торчат и извиваются толстые щупальца, вообще замер в изумлении. Откуда эти чудища взялись? Наёмник попятился, поднимаясь на ноги и выставив перед собой оружие. Очень хотелось воспользоваться револьверами, но это означало бы поднять в гостинице шум, а их с Эрой присутствие в городе следовало сохранить в тайне.

Псины наступали, разинув пасти, полные длинных острых зубов. Вообще, они больше смахивали на челюсти мурен. А гибкие хвосты, утыканные шипами, извивались почище придавленной каблуком гадюки.

Четыре монстра обступали Кезо со всех сторон, сразу отрезав путь к двери. Воин бросил взгляд на окно, однако и там тут же очутилась одна из жутких тварей. Наёмник был вынужден прижаться к стене, чтобы не пустить врага хотя бы себе за спину. Но это сильно ограничивало маневренность. Фактически воин был обречён. Если бы он был настоящим демоноборцем и имел опыт сражения с чудовищами, может, это дало бы ему шанс, но сейчас Кезо чувствовал, что вот-вот станет трупом.

Собаки приближались, из их пастей капрала слюна. Раскосые глаза мерцали странным фиолетовым светом. Острые уши нервно подёргивались, когти царапали доски пола. Страшная вонь распространялась по комнате, затрудняя дыхание.

И вдруг случилось чудо! Одна из тварей, хрипло взвизгнув, провалилась передними лапами в щель на том месте, где стояла, пока её не отодвинули, кровать. Другие псины от неожиданности инстинктивно чуть отпрыгнули, повернув головы к оступившемуся чудищу.

Кезо мгновенно отреагировал, воспользовавшись ситуацией. Сработали навыки закалённого сражениями бойца. Прыгнув вперёд, он рубанул ближайшую собаку мечом сверху вниз. Сталь рассекла череп монстра, и на пол вывались разделённые пополам мозги. Брызнула вязкая полупрозрачная жидкость. Три другие псины прижались к полу, чтобы одновременно прыгнуть на человека, но Кезо присел, сбивая их с толку, и выбросил вперёд клинок. Катана вонзилась в грудь чёрному монстру, погрузившись по середины. Мощная лапа ударила по стали, но не переломила её, лишь расширив рану. Воин выдернул оружие и упал, чтобы пропустить над собой прыгнувшую тварь. Зато третья прижала его к полу и тут же потянулась к лицу жуткой разинутой пастью! Кезо развернул катану поперёк, так что лезвие оказалось в уголках истекающего слюной рта. Резкое движение — и нижняя челюсть, отделённая заточенным металлом, шлёпнулась возле наёмника. С визгом псина отпрыгнула назад, мотая башкой. Кезо мгновенно вскочил. Одним взмахом добил раненую в грудь тварь, другим подрубил передние лапы той, что лишилась челюсти. Его взгляд обратился на застрявшую в щели. По какой-то причине та никак не могла выбраться, и даже, наоборот, словно увязала в эластичном отверстии всё глубже. Воину показалось, что кто-то тащит чудище за передние лапы. Подскочив, он ударил её мечом по голове, снеся полчерепа. Влажно блеснули рассечённые мозги, и чудище сразу обмякло. Миг — и оно исчезло в полу!

Наёмник вонзил клинок в лишившуюся передних лап и челюсти собаку, прикончив её, а затем осторожно приблизился к расщелине. Прошло секунды три, и из неё показалась человеческая рука, затянутая в перчатку. Кезо едва сдержался, чтобы не рубануть по ней. Затем появилось предплечье. Кто-то выбирался из-под пола, раздвигая упругие края щели. Доски при этом странным образом морщились, собираясь в складки.

Когда Кезо встретился взглядом с демоноборцем, оба замерли, словно играя немую сцену. Затем Легионер медленно обвёл глазами убитых псин.

— Твоя работа? — спросил он скрипуче.

— Ага, — отозвался, не меняя позы, наёмник. — Знаком с ними?

— Видел таких здесь однажды.

Некромант напрягся, и вытащил себя из щели до пояса. Затем выпростал ноги и поднялся во весь рост.

— Откуда они взялись? — спросил Кезо, не убирая оружия.

— Они? Ну, наверное, явились по мою душу. А ты откуда здесь?

Кажется, атаковать некромант не собирался. Кезо решил, что невежливо стоять с обнажённым мечом в чужом жилище, и убрал катану в ножны. При этом руку оставил на поясе — на всякий случай, поближе к кобуре.

— Шёл мимо. Услышал возню… — воин пожал плечами. — Решил заглянуть, узнать, не нужна ли кому помощь.

— Вы с девчонкой тайно пробрались в город и в гостиницу, — сказал Эл. — Вы давно уже преследуете меня, выдавая себя за демоноборцев. Но меня вы не обманули. Я знаю, что вам что-то нужно от старого Легионера. Где твоя подружка ведьма?

Такой отповеди Кезо не ожидал. Они-то с Эрой были убеждены, что некромант принимает их за конкурентов.

— Вернее, что нужно от меня ей? — с нажимом на последнее слово проговорил Эл.

— Думаю, вам стоит обсудить это с глазу на глаз, — нашёлся Кезо.

— И ты взломал замок и пробрался сюда, чтобы пригласить меня на свидание с ведьмой? — зеленоватые глаза Легионера недобро сверкнули.

— В целом, да, — стараясь не паниковать, ответил Кезо. Он быстро поклонился. — У госпожи действительно есть к тебе дело. Если бы ты счёл возможным назначить время…

— А сейчас она отдыхает? — перебил некромант. Кезо показалось, что в скрипучем голосе мертвеца прозвучала едва различимая насмешка. — Набирается сил? Что, пришлось сильно потратиться, пока добрались?

Кезо промолчал, не зная, что ответить. Он вдруг понял, что и он, и Эра сейчас для Легионера лёгкая добыча. И если тот захочет, то запросто прикончит обоих. От этой мысли воина прошиб холодный пот. Он боялся не за себя, разумеется. Его повергало в ужас то, что он не сможет защитить девушку.

— Сейчас мне некогда, — сказал некромант. — Осталось дело, за которое обещаны хорошие деньги. Долг прежде всего. Когда я с ним покончу, уделю время твоей ведьме, уж так и быть, — рука Эла указала наёмнику на дверь. — Я знаю, где вас найти.

И снова в скрипучем голосе послышалась насмешка. Или нет?

Кезо поспешно выскользнул в коридор и не стал задерживаться — сразу направился в номер, где осталась Эра. Предстояло решить: ждать некроманта в гостинице или искать новое убежище?

Воин предчувствовал, что ведьма будет очень недовольна тем, как обернулись обстоятельства. Но случившегося не воротишь, как говорится. Такова жизнь. Что бы ни думала на этот счёт девушка.


Глава 42


Значит, его попытались убить. Эл сел на кровать, уныло скрипнувшую под его весом. И сделал это человек, владеющий магией Чёрной крови. То есть, священник. Что ж, всё сходилось одно к одному. Собственно, обнаруженное по ту сторону этого пласта реальности и так ясно указывало на преступника, и трупы собак только подтверждали личность «еретика». Некромант глядел, как мёртвые животные медленно таяли, исчезая из гостиничного номера. После них оставались тёмные влажные пятна. Но они должны были рано или поздно высохнуть. В этом поганом городе всё состояло из воды! Отравленной тем или иным жидкости. Всё, кроме того, кто заполнил свои жилы чужой кровью. Эл не представлял, как это повлияло на алхимика. Как изменило его сущность. В кого превратило. Быть может, ему предстояло столкнуться с ещё одним чудовищем. Вполне вероятно. Но в этом и заключалась его работа вот уже… Даже Легионер сбился со счёта прошедших лет!

Эл поднялся. Потянулся, хотя в этом не было необходимости. Но с давними привычками нелегко расстаться. Жаль, что он не смог принять ванну. Проклятая отравленная магией вода!

Оставалось добыть последнее доказательство, хотя, в принципе, оно было уже и лишним. Впрочем, убойный аргумент, в любом случае, некромант припас на потом. Для публичной демонстрации, так сказать.

Выйдя из комнаты, он запер дверь и прислушался. В гостинице царила тишина, но у неё были уши. И все они были обращены к нему. Усмехнувшись, Легионер направился к лестнице. Он давно привык к возне вокруг своей персоны. Люди никак не могли привыкнуть к тому, что среди них существовал такой… в общем, как он.

Спустившись на улицу, Эл бросил равнодушный взгляд на хозяина гостиницы, сидевшего возле крыльца, надвинул амигасу и двинулся через город. Похоже, Дайн на этот раз пропустил его уход и не торопился следом. Может, задремал?

* * *

У подножия гор раскинулась деревня. Ну, как раскинулась… Приютилась.

Художник заметил торчавшие бледно-жёлтые стены примерно за полмили до поселения. Когда же он приблизился, то подумал, что постройки больше смахивают на руины. Это не удивило его: Пустошь полнилась покинутыми деревнями и городами любых размеров. Но, когда до крайнего здания оставалось совсем немного, Художник слегка замедлил шаг своего коня. В его душу закралось смутное подозрение. Он не знал, что именно смутило, но «руины» совсем не походили на руины. И всё же, деревня производила впечатление покинутой. Этот диссонанс настораживал, так что Художник въехал в поселение медленным, осторожным шагом, прислушиваясь и приглядываясь.

Его лошадь двигалась по главной улице, а фигура всадника напоминала сжавшуюся пружину. Он был готов в любой миг оказаться на земле и ринуться в укрытие. Но в то же время у Художника не возникало ощущения, будто за ним наблюдают. Нет, он не чувствовал засады. Так что же было не так с этой деревней?

Люди словно покинули её в спешке. Тут и там виднелись брошенные корзины, вязанки хвороста, латки, телеги. На земле валялись рассыпанные гнилые фрукты и овощи. На прилавках разлагалось облепленное насекомыми мясо. Смрад щекотал ноздри одинокого всадника.

Похоже, на поселение напали. Быть может, это были беззаконники? Иногда они сбивались в довольно большие отряды и грабили деревни, а то и небольшие города.

Но они всегда оставляли на улицах трупы. Разве что уцелевшие закопали павших, а затем покинули разорённое поселение. Но куда им было податься? Художник поднял голову, обратив взгляд на видневшиеся за крышами горы. Там находился город, который ему предстояло посетить. Последняя точка на его пути. Ну, почти последняя.

Приняли бы там беженцев из этой деревеньки?

Всадник проехал ещё немного и понял, что вонь усиливается. Он повернул голову и потянул носом воздух. Да, смрад звал его вправо. Подчиняясь этому зову, Художник поворотил коня и двинулся в сторону церкви, острый шпиль которой виднелся за двускатной крышей салуна.

Стоило свернуть за приземистый сарай, приткнувшийся к парикмахерской с покосившейся вывеской, как взору всадника предстала гора обнажённых тел. Мужчины, женщины, дети и старики — несколько сотен трупов занимали всю площадь, окружая сложенные в виде башни телеги. Кто-то аккуратно сложил мертвецов с геометрической правильностью, создав их них подобие пирамиды, в центре которой торчала конструкция из повозок. Каждое тело было вскрыто и выпотрошено и походило на огромную чудовищную устрицу на блюде площади. Внутренности же неизвестный развесил на башне из телег — они напоминали новогодние гирлянды. Головы же у мертвецов отсутствовали. Вернее, они имелись, но не на плечах. Некто отделил их и нанизал на оглобли, а кое-где — на жерди, выдернутые из плетней, таким образом, чтобы головы словно плыли в жарком мареве над грудой тел.

Воздух наполняли мухи и другие насекомые, их назойливое жужжание проникало в уши, а смрад застарелого гниения заползал в ноздри.

Художник остановился перед жуткой композицией, обводя её тревожным взглядом. Всё это напоминало его собственное творчество. Нет, конечно, поработал кто-то совершенно другой. И цель у него была иная. Художник собирал расползающийся мир, чинил его, стягивал, не давая швам окончательно разойтись, а тот, кто устроил это… О, местный скульптор исповедовал хаос! Его манило разрушение. Всадник сразу понял это. И ему не понравилось увиденное. Вот именно из-за таких больных ублюдков он и предпринял своё длительное путешествие.

Пальцы тронули поводья, конь переступил с ноги на ногу, но в этот миг внимание Художника привлёк какой-то предмет, блеснувший между телами у самого основания деревянной башни, и всадник заставил животное остановиться. Приглядевшись, он спешился и медленно направился к разлагающейся груде мертвецов.


Глава 43


Работник городского архива несколько удивился возвращению демоноборца, но выслушал его просьбу внимательно и лишь кивнул, прежде чем уйти в хранилище.

Эл уселся за стол с наклонной поверхностью. В верхней части имелись углубления для письменных принадлежностей — чтоб не скатывались. Пахло старой бумагой, пылью, чернилами. За окном виднелись тонкие деревья с редкой листвой, а за ними — кирпичная стена городской больницы. Заброшенной. После заключения «договора» с Праматерью жители Альтахира, видимо, перестали хворать. Облупившаяся вывеска покосилась, частично закрыв дверь. Даже странно, что в городе ещё остался морг, а в нём — сотрудники. Наверное, на случай очередной осады. Ну, или, как теперь, на случай убийств.

Размышления Эла прервал вернувшийся с кипой журналов служитель архива.

— Здесь должно быть всё, что вас интересует, — проговорил он, поправив нарукавники. — Записи, конечно, разрозненные, и набралось их немало, — он уселся напротив демоноборца. — Позвольте помочь в них разобраться.

— Буду благодарен, — отозвался Эл.

Служитель раскрыл верхний журнал.

— Могу я поинтересоваться, для чего вам знать, сколько торговцев книгами прибывали в Альтахир?

— Нет, это секрет, — проскрипел некромант.

Служитель понимающе кивнул. Должно быть, и не рассчитывал на ответ.

— Что ж, ладно, — сказал он, листая страницы.

— Мне ещё надо выяснить, где они торговали, и кто покупал у них товар.

Служитель усмехнулся.

— Где, мы, конечно, найдём, — проговорил он, не поднимая глаз. — Но кто… Это невозможно.

Эл придвинул лист бумаги и чернильницу. Откинул медную крышку и обмакнул стальное перо.

— Итак, — протянул он.

— Минутку, — отозвался служитель. — Сейчас. Ага, вот! Записывайте. Первый торговец книгами посетил Альтахир семнадцать лет назад. Было это в сентябре.

Перо опустилось и заскрипело, оставляя на бумаге чёткие линии.

Так прошло минут сорок, в течение которых служитель диктовал, а Легионер записывал сведения обо всех, кто привозил в островной город книги. Таких оказалось, как он и думал, немного. Всего шестеро бродячих торговцев наезжали сюда со своим не слишком востребованным в Пустоши товаром. И все они продавали в одном месте: им сдавал в аренду часть своего кафе один из жителей Альтахира по имени Магнус Трой. Узнав об этом, Эл испытал небольшое облегчение: не придётся обходить разные точки, всё можно будет узнать разом.

Поблагодарив служителя, некромант сложил листок пополам и спрятал в кармане своего просторного плаща.

— Я знаю, что вы расследуете дело о пропавших людях, — сказал, глядя на него, служитель. Когда Эл поднялся, он тоже встал. — Но не могу даже представить, как продавцы книг могут быть с ними связаны. Последний приезжал задолго до первого исчезновения.

— Я знаю, — отозвался Эл. — У меня это записано, — он слегка похлопал по карману.

Не добавив больше ни слова, демоноборец вышел на улицу, оставив служителя архива в недоумении.

Спустя минут десять он уже отворил дверь в заведение Магнуса Троя. При его появлении восемь посетителей один за другим повернули головы и замерли. Легионер приложил два пальца к краю амигасы в знак приветствия, но никто ему не ответил. Элу было не привыкать к немым сценам, разыгрывавшимся при нём, так что он, ничуть не смутившись, направился к стойке, за которой расположился на высоком стуле бармен. Да, кафе господина Троя совмещало в себе несколько функций.

— Что угодно? — выдавил из себя бармен, когда Эл уселся за стойку.

— Где хозяин? — проскрипел некромант.

— Хозяин? — насторожился бармен.

— Есть разговор.

Сняв амигасу, Эл положил её рядом с собой, оставшись в капюшоне. Чёрные глаза без радужек уставились на собеседника. Тот поёжился.

— Я хозяин этого заведения, — проговорил он, наконец.

В ресторане было очень тихо. Все прислушивались к диалогу за стойкой.

— Правда, что ты сдаёшь часть кафе книгопродавцам?

Магнус Трой кивнул.

— Вон тот дальний стол, — он указал в тёмный угол, где сейчас никто не сидел. — Иногда приходится сдвигать два стола, но редко. Обычно книг бывает не так уж много. Товар не слишком ходовой.

— И, тем не менее, торговцы приезжают, — заметил Эл.

— Ну, да.

— Наверное, у них в Альтахире постоянные покупатели? Любители почитать.

В ответ на выжидающий взгляд Легионера Магнус Трой снова кивнул.

— Одни и те же приходят, да, — сказал он. — Обычно в течение пары дней покупают всё, что их интересует, и торговцы затем уезжают. Надолго не задерживаются. Зачем время терять?

— Действительно. А бывает, что некоторым торговцы домой доставляют книги? Может быть, те, которые им заказали достать.

Магнус Трой отрицательно покачал головой.

— Нет, это запрещено. Чужакам нельзя шататься по городу.

— А если требуется деловая встреча?

— Для этого есть особое здание возле рынка. Там и встречаются.

— Понятно, — некромант побарабанил пальцами по стойке. — И какие книги привозят торговцы?

Хозяин заведения пожал плечами.

— Да разные. Я особо не интересовался. Так, пару раз подошёл глянуть. Как по мне, лишь бы за аренду платили.

— И кто какие книги покупал, тоже не заметил?

— Иногда замечал, — повременив, ответил Магнус Трой. Он словно пытался понять, к чему клонит некромант. — Когда люди после покупки задерживались, чтобы выпить или перекусить.

— Полистать новую книгу, — подсказал Эл.

— Да, и это тоже.

— Они сидели здесь, за стойкой?

— Ну, да. Иногда.

— Клали книги на неё?

— Бывало.

— И ты видел обложки, названия, авторов?

Магнус Трой кивнул.

— Угу. Только я не вспомню все, конечно.

— И не надо. Скажи только, чьих книг ты не видел никогда. Был же такой покупатель? Тот, кто сразу убирал книги и не клал их на стойку.

Хозяин кафе задумался. Почесал нос, хмыкнул.

— А ведь, и правда, — протянул он спустя секунд десять, — кое-чьих книг я ни разу не видел! — казалось, он и сам удивился этому.

— И чьих? — быстро спросил Эл. — Назови имя. Хотя нет, лучше напиши, — он вытащил из кармана и протянул Магнусу Трою листок. — Есть чернила и перо?

Тот озадаченно кивнул.

— Найдём.


Глава 44


Можно было, конечно, сразу изобличить преступника, личность которого теперь не вызывала у демоноборца сомнения. Он даже имел возможность доказать свою правоту. Но Эл помнил, что, в первую очередь, его наняли не как детектива, а как истребителя чудовищ. И, значит, ему следует «позаботиться» об этом самом еретике, если он решит прорываться с боем. А таковая вероятность очень даже имелась.

Поэтому некромант направился искать дом, где обитал виновник произошедших в Альтахире недавних событий. Он не сомневался, что обыскать его будет нетрудно. В конце концов, жителей в городе осталось немного, и все друг друга знали.

Зачем же он хотел найти дом еретика? Разумеется, чтобы забраться в него и обыскать. Не ради доказательств — их и так хватало. А чтобы понять, что стало с этим человеком, использовавшим кровь девушек, потом превратившихся в футакуси. Как изменила его алхимия? В кого он трансформировался? Или, говоря иначе, Легионер хотел знать, с кем ему предстоит иметь дело. Ибо вооружён тот, кто предупреждён.

Пришлось лишь дважды спросить дорогу, и Эл оказался перед старым одноэтажным зданием с решётками на окнах. Дом был обнесён чугунной оградой с заострёнными верхними концами, напоминавшими копья. Его окружал небольшой чахлый скверик, так что, когда демоноборец приблизился к двери, его нельзя было увидеть ни с какой стороны: деревья скрывали некроманта несмотря на редкую листву.

Эл изобразил символ Меркура, и зелёный туман, показавшийся из его рта, проник в замок, заставив металлические части двигаться. Дважды щёлкнуло, и Легионер открыл дверь. Всосав волшебный дым, он ступил в полумрак прихожей.

В доме царила тишина. Пахло сыростью и пылью. Но несильно. Так бывает в старых, но ухоженных домах. Эл, тихо ступая, двинулся в сторону ближайшей двери. По пути он осмотрел вешалку, чтобы понять, сколько в здании проживает народу. Судя по одежде и обуви, здесь обитал только хозяин. Но едва ли он содержал дом в чистоте сам. Значит, имелась приходящая прислуга. А она могла оставлять вещи с чёрного хода. Это следовало учесть.

Стараясь не шуметь, Легионер перемещался из одной комнаты в другую, пока не добрался до массивной двери из морёного дуба с латунными накладками. Вероятно, это был кабинет. Снова воспользовавшись магией, некромант отпер замок и вошёл в небольшую комнату, заставленную книжными шкафами. В центре имелся стол, за ним виднелось кресло. Шторы были задёрнуты, но солнечные лучи пробивались через тонкую ткань, окрашиваясь в приятный красноватый цвет.

Повсюду громоздились книги. Груды, ряды, стопки образовывали причудливый угловатый ландшафт, делая кабинет похожим на горный хребет в миниатюре. Здесь пахло пылью и чернилами. На столе валялись свитки разных размеров.

Эл прошёлся по комнате, рассматривая обложки. Иногда он открывал тот или иной фолиант, пролистывал несколько страниц. Да, хозяин дома был большим любителем чтения. Но не любого. Он обладал внушительной коллекцией трудов, посвящённых Великому Деланию. То бишь, алхимии. И он не афишировал своего пристрастия. Судя же по рисункам и схемам, разложенным на столе перед креслом, частью недоделанным, исследования продолжались. Значит, достигнутый результат не удовлетворил экспериментатора. Видимо, Эл был прав, и природа еретика изменилась не совсем так, как тот планировал.

Некромант опустился в обитое кожей кресло и склонился над алхимическими схемами. Он умел читать аллегорический язык этой науки, но не слишком хорошо. Поэтому предстояло потратить время, чтобы разобраться, в кого превратил себя преступник.

Когда в недра Земли пролилась Чёрная кровь Звезды, пробудились не только чудовища, но изменения дали толчок и дремавшей, давно забытой исконной магии планеты. Так появились волшебники, ведьмы, колдуны. Не все они были добрыми, далеко не все. Каждый использовал силу по своему усмотрению. Но они пользовались не магией Звезды, а магией Земли. Нашлись также и те, кто сумел соединить химию с колдовством. Кто научился управлять последним с помощью естественных научных реакций. И этот союз позволил превзойти возможности как магии, так и химии. Родилась новая алхимия. Её адепты были весьма сильны, но встречались редко, так как даже основы химии оказались после Великой войны позабыты, а самостоятельно разобраться в этой науке был способен далеко не каждый.

Спустя минут двадцать Эл поднял голову от схем. Ему стало примерно ясно, что произошло с еретиком. Трансмутация человека — самое сложное, что есть в алхимии. Даже традиционные опыты чреваты неприятностями и опасны. Что уж говорить о том, что сделал преступник. Он рисковал с самого начала, зная, что может погибнуть. И всё же пошёл до конца. Незаурядный во всех отношениях человек. И он хотел исправить то, что сделал. Ему не нравилось быть чудовищем, в которое превратило его Великое Делание. Очевидно, он не осознавал, что монстр жил в нём ещё до начала опытов.

Конечно, эксперименты проводились не здесь, не в кабинете. Вероятно, был специально оборудованный подвал. Ну, или чердак. Это не имело значения. Эл уже получил представление о том, с кем имел дело. Этого должно было хватить. Поэтому демоноборец вышел из-за стола и осторожно двинулся к выходу из дома. Ничто по-прежнему не нарушало тишину сей обители. Плотно затворив входную дверь, некромант запер замок при помощи символа Меркура и поспешил к зданию Капитула.


Глава 45


Оставив деревню, наполненную гниющей мёртвой плотью, Художник поспешил дальше. Он ехал, не оглядываясь, почему-то чувствуя, что устроивший бойню в поселении находится впереди. Возможно, он тоже направлялся в горную крепость. И это беспокоило Художника. Он едва сдерживался, чтобы не пришпорить лошадь. Останавливало его лишь понимание, что животное устало, и спешка убьёт его. А тогда придётся идти пешком. Сделает ли это путь короче или позволит добраться до города быстрее? Разумеется, нет.

Примерно через три мили взгляд Художника привлекло нечто тёмное, видневшееся немного правее тракта. Из-за того что местность была пустынной, территория прекрасно просматривалась далеко вперёд и по сторонам. В небе кружились птицы, но только две, и никакого голодного возбуждения они не демонстрировали.

Художник не сводил взгляда с подозрительного объекта, ожидая, что тот начнёт двигаться, но напрасно. Наконец, когда до него оставалось не больше сотни метров, всадник поворотил коня и съехал с тракта. Он двигался медленно, осторожно. Но вскоре в фигуре Художника появилась расслабленность. Он спешился и направился к объекту, даже не достав оружие.

Остановившись возле обглоданного трупа, Художник несколько секунд просто созерцал останки, а затем опустился на корточки. Его глаза скользили по костям, взгляд задерживался только на отметинах, оставшихся на костях. Небольшие царапины, вмятины, углубления — они свидетельствовали о том, что над трупом основательно потрудились местные хищники. Не особо крупные. А некоторое метки говорили об ударах птичьих клювов. В общем, многие попировали здесь, отгоняя друг друга.

Куда больше заинтересовали Художника отметины, оставленные металлом. Их было мало, но они бросались в глаза такому опытному «хирургу», как человек в старом лиловом камзоле. Он даже провёл по паре из них пальцами, чтобы почувствовать слишком острые края. Затем Художник вытащил из кармана блестящий осколок размером с ладонь, подобранный в деревне среди груды мёртвых тел. Кусок напоминал обломок широкого загнутого ножа, но не являлся им. В этом Художник не сомневался. Слишком толстый, изготовленный из слишком хорошей стали — нет, это была часть какого-то механизма. Очень старого, но неплохо сохранившегося. Металл носил множество следов времени, однако не был ни ржавым, ни сильно выщербленным. Даже странно, что этот кусок отломался.

Художник примерил осколок к нескольким следам на костях и удовлетворённо кивнул самому себе. Затем он спрятал находку обратно в карман и встал.

Кто бы ни убил бедолагу, он воспользовался таким же «оружием», как то, часть которого досталась Художнику. И он не обгладывал мертвеца, оставив всё мясо зверям и птицам. Но он сделал кое-что другое.

Человек в лиловом знал, что животные не едят внутренние органы. Во всяком случае, не все. Среди же останков, которые он нашёл, не было никакой требухи. Вообще. А это означало, что убийца забрал органы жертвы с собой.

Забравшись в седло, Художник вернулся на дорогу и поехал дальше. Его постепенно охватывало неприятное предчувствие, что в планы спасителя мира может закрасться непредвиденный фактор. Это нервировало.

Когда на тракте показалась какая-то бесформенная масса, Художник не вытерпел и всё-таки заставил лошадь ускорить шаг. Подъехав ближе, он натянул поводья и уставился вниз. На дороге серой лентой лежал облепленный жирными мухами кишечник!


Глава 46


Вид у экзорциста был крайне недовольный. Отказ некроманта назвать имя еретика выводило священника из себя. Но Легионер был твёрд.

— Скажи хотя бы, о каком последнем доказательстве идёт речь! — потребовал жрец, почти с ненавистью глядя в бледное лицо демоноборца.

Тот покачал головой.

— Я требую собрать Капитул, — повторил он в очередной раз. — Назову преступника только в его присутствии. Всех членов.

Иона закатил глаза.

— Да, ты это уже говорил!

— И вынужден повторить.

— Ну, хорошо! — церковник воздел руки, сдаваясь. — Убедил. Я покоряюсь. Где ты будешь ждать ответа?

— В гостинице на меня покушались, — сказал некромант. — Так что останусь здесь.

Они стояли возле маленького фонтана в двух кварталах от здания Капитула.

— Покушались? — нахмурился Иона. — И ты не сказал?! Кто?

— Не знаю. Злоумышленник воспользовался магией Чёрной крови. Его самого я не видел.

Брови жреца приподнялись.

— Так еретик один из церковников? — проговорил он, понизив голос.

— Или тот, кто умеет обращаться с магией Звезды.

— Но в городе только…

— Уверен, что нет, — перебил Эл. — Вокруг целое озеро магии. Неужели ты действительно думаешь, что альтахирцы не научились втихаря от церкви пользоваться ею?

Иона нахмурился.

— Понемногу — возможно, — нехотя признал он. — Однако напавший на тебя, наверное, задействовал нечто серьёзное?

— Собак вроде тех, что ты используешь.

— Это стандартное боевое заклинание священников церкви Вечных Детей.

— Сложное?

— Не очень.

Некромант надел амигасу, которую до этого держал в руке. Он снял шляпу, чтобы во время разговора умыть лицо из фонтана.

— В общем, я остаюсь здесь и жду, пока ты придёшь и скажешь, что Капитул готов меня выслушать. Можешь прислать кого-нибудь. Но Дайн должен явиться обязательно, и с солдатами. Пусть прихватит, скажем, человек шесть.

— Для ареста?

— Разумеется.

Иона кивнул.

— Хорошо, договорились. Только никуда не уходи!

— Не волнуйся. С места не сдвинусь. Дождись прихода Дайна, а затем посылай или приходи за мной.

— Ладно.

Взмахнув на прощанье рукой, священник поспешил прочь. Эл не провожал его взглядом. Он уселся на ограждение фонтана, вытянув ноги, и приготовился ждать.

Томиться Легионеру пришлось недолго. Впрочем, он давно забыл, что такое томление или скука. Когда живёшь столетиями, такие вещи, вопреки распространённому мнению, теряют актуальность.

Не прошло и получаса, как явился стражник и передал, что демоноборца ожидают в здании Капитула.

— А капитал Дайн пришёл? — уточнил Эл.

— Да, и с ним шесть солдат.

— Тогда идём.

Стражник провёл некроманта прямо в зал, где его принимали прежде. Все члены Капитула уже сидели на своих местах. Возле стены стояли вооружённые мечами солдаты, а у двери — Дайн. Вид у него был заспанный. Похоже, капитана отыскали в гостинице и подняли на ноги. Иона расположился возле шахматного столика. Экзорцист казался напряжённым. Можно было решить, что он опасается, не облажается ли нанятый с его подачи демоноборец, не ошибётся ли. Впрочем, возможность, что Легионер объявит еретиком кого-то из членов Капитула, тоже не служила поводом расслабиться, конечно.

— Итак, — проговорил Даниил, глядя на Эла. — Нас уведомили, что ты выявил преступника. Установил личность того, кто покушался на устои нашего города.

— Да, ответил, снимая амигасу, демоноборец. — И того, кто подбил нескольких жителей убить проституток, забрать их кровь и привезти ему. Того, кто убил последних двоих сообщиников, используя угря, чтобы замести следы.

— Каким образом злоумышленник сделал это? — быстро спросил Сэрдэн. — Как можно использовать Праматерь?

— Этот человек открыл краны в подвале экзекуторской. У него был постоянный доступ туда, а вода смысла с него… Впрочем, это несущественно.

Эл имел в виду, что вода избавила убийцу от следов и запаха, которые видела и обоняла краса, но вовремя сообразил, что рассказ о «допросе» мёртвого грызуна будет лишним.

— Хорошо, — кивнул Даниил. — Так кто же это?

— Сначала позвольте объяснить, что произошло с преступником, — обведя взглядом присутствующих, сказал Эл. — И почему он не покинул город, освободившись от бессмертия, которое даёт магия угря.

Жрецы переглянулись.

— Это интересно, — заметил Маннэр. — Я бы послушал.

— А меня больше волнует, кто убийца, — отозвалась Лидия. — По-моему, это важнее. А детали можно и опустить или обсудить позже.

Даниил взглянул на демоноборца.

— Говори, — кивнул он.

— Этот человек добился своего, но, в то же время, стал жертвой собственного эксперимента. Весьма смелого, надо отдать ему должное. Он заменил воду в своих жилах кровью, переработанной в ходе алхимических реакций. Это избавило его от зависимости, но не сделало обычным человеком. Трансмутация превратила его в вампира.

При этих словах некроманта по залу пронёсся шепот, но никто ничего не сказал. Все слушали Легионера и ждали продолжения.

— Да, теперь этому человеку нужна кровь. Она даст ему бессмертие, от которого он хотел отказаться, она сделала его зависимым. Но пока что у него есть время. Жажда ещё не овладела им полностью. Не выгнала за пределы Альтахира, заставляя охотиться на людей. Почему? Потому что он надеется избавиться и от этой зависимости! Он продолжает свои исследования в расчёте, что исправит ошибку Великого Деланья. Но скоро ему придётся поддаться жажде. Жителям Альтахира бояться нечего: у них просто нет того, в чём нуждается вампир. Нет крови. А у нашего алхимика есть! — при этих словах Эл резко выбросил в сторону руку, из которой вылетел узкий стилет. Мелькнув в воздухе, кинжал чиркнул по щеке остолбеневшего от неожиданности экзорциста и вонзился в стену позади него!


Глава 47


Солдаты кинулись к центру комнаты, но места было мало, и они едва не столкнулись друг с другом. Впрочем, ни атаковать Легионера, ни Элу защищаться от них не пришлось: резкий окрик Даниила заставил стражников замереть, едва обнажив оружие. Сначала все взоры обратились на главу Капитула. Но священник смотрел на Иону. Так что и другие уставились на экзорциста.

Тот медленно поднял руку и провёл пальцами по щеке. Отнял ладонь от лица и взглянул на неё.

— Да-а… — тихо протянул он, глядя на кровь. — Всё-таки, раскопал, гнида! До самого конца добрался! — полные ненависти глаза поднялись на Эла. — Что ж ты угря-то не прикончил?! От него ведь все беды!

Даниил поднялся. Спустя пару секунд его примеру последовали остальные члены Капитула.

— Так это ты! — осуждающе проговорил глава совета. — Ты всё затеял!

Иона взглянул на Даниила и усмехнулся. Он медленно поднялся.

— Не так уж много мне осталось, — сказал он. — Я близок к открытию. Был. Проклятый мертвяк!

— Ты сам нанял Легионера, — холодно заметил Маннэр.

Экзорцист горько усмехнулся.

— Кто ж знал, что он не только мечом махать горазд?! — взгляд Ионы остановился на некроманте. В нём появилась насмешливость. — Один вопрос, дохляк.

— Задавай, — после паузы разрешил Эл.

— Те люди, о которых ты рассказывал… Экзорцисты прошлого.

— Да?

— Как они отнеслись бы к тебе, Легионер? Не захотели бы изгнать из тебя бесов?

— Хватит! — резкий окрик Даниила вынудил Иону обратить внимание на главу Капитула. — Ты будешь казнён за свои злодеяния! Капитан Дайн! Арестуйте этого еретика!

— Солдаты, взять его! — откликнулся бывший адъютант.

Иона крутанулся на месте, опрокинув шахматный столик, с которого разом слетели все фигуры. Экзорцист взвился под потолок, и вдруг его развевающаяся мантия разделилась надвое, превратившись в два огромных перепончатых крыла! Комната огласилась пронзительным яростным воплем. А затем преобразившийся вампир ринулся к окну, опрокинув по пути двоих оцепеневших от ужаса и неожиданности солдат.

Но демоноборец оказался проворней. К тому же, он был готов к тому, что монстр попытается сбежать. Ему уже стало ясно, что носферату получился из Ионы необычный: он не боялся солнца.

Плащ Эла распахнулся, и из кобуры выскользнул кольт. Щёлкнул взводимый курок.

Иона врезался в разноцветное стекло. Витраж лопнул, разлетевшись сотней искрящихся брызг. Грянул выстрел, заставив присутствующих пригнуться в паническом ужасе.

Уже готовый сорваться с подоконника вампир пошатнулся, выгнулся назад и начал медленно заваливаться в зал. Демоноборец подскочил к нему, на ходу вытаскивая меч. Уклонившись от крыла, он замахнулся, перевернул клинок острием вниз и вогнал его Ионе в сердце! Сталь прошла насквозь, пригвоздив монстра к дощатому полу. Носферату закричал, хватая зачарованный меч пальцами, но они только покрывались порезами. Кровь заструилась по блестящему клинку. Эл выдернул оружие и, замахнувшись ещё раз, снёс вампиру голову!

В комнате воцарилась тишина. Все замерли, словно разыгрывали немую сцену в театре.

Наконец, демоноборец медленно повернул голову, уставившись совиными глазами на Даниила.

— Кажется, вы должны мне денег, ваше Преосвященство! — проскрипел он.

* * *

Эл бросил звякнувший бэнтами мешок на стол. Ещё одно зло было наказано, ещё одна заслуженная награда получена. Но он слишком задержался в Альтахире. Непозволительно долго. По расчетам некроманта, Художник должен был находиться сейчас на подъезде к горной крепости — последнему городу на его пути. И нагнать его Легионер никак не успевал. По крайней мере, обычным способом.

По этой причине Эл сцедил кровь убитого вампира. Он вытащил из кармана две склянки, заполненные густой жидкостью. Пришлось использовать магию, чтобы уместить всё в эти небольшие ёмкости. Теперь демоноборцу осталось убедить тех, кто хотел убить его, помочь.

Круживший над городом стервятник передавал некроманту чёткую картинку: отряд стражников под командованием Дайна приближался к гостинице. Как Эл и предполагал, Капитул решил не выпускать обладателя секретов Альтахира. От демоноборца решили избавиться. Заплатили, чтобы усыпить бдительность, а затем явились убить. Но Легионер привык к людскому коварству. Поэтому он быстро собрался и вышел в коридор. Это не заняло у него и двух минут. Широкими шагами Эл преодолел расстояние до номера, где прятались ведьма и её телохранитель. Затянутый в перчатку кулак обрушился на дверь.

Не прошло и десяти секунд, как на пороге предстал Кезо. Эл не видел его рук, а значит, в них было оружие.

— Пора оставить этот город, — сказал некромант. — Знаю, вам от меня что-то надо. Думаю, ведьма хочет моей смерти. Но есть ещё одно дело, которое я должен завершить. Если мне этого не удастся, наш мир погибнет. Ни много, ни мало. И чего бы ни желала твоя госпожа, она этого не получит. Так что придётся вам отложить свои планы и выслушать меня. Очень быстро и очень внимательно. Потому что через несколько минут нас атакуют солдаты Альтахира.

Возникла короткая пауза. А затем из комнаты раздался голос Эры:

— Впусти его, Кезо! Я хочу послушать.

* * *

Портал, открытый ведьмой в стене конюшни, вёл прямо в горную крепость. А это значило, что они не просто догонят Художника — они его опередят! Чтобы преодолеть такое расстояние, Эре пришлось не только потратить все свои едва восстановленные силы, но и использовать кровь вампира, приготовленную некромантом. Только так она сумела открыть портал столь небывалой мощности.

Эл сидел на циклопарде. Девушка разместилась перед ним. Она казалась едва живой. Кезо стоял рядом, глядя в сияющие врата.

Эра подняла голову и обернулась.

— Это только на время, — слабо проговорила она. — Понимаешь?

— Понимаю, — отозвался тот, давая движением ног команду циклопарду. — Мы поговорим о том, чего ты хочешь, как только закончим с главным делом. Поговорим так, как пожелаешь!

Зверь Пустоши припал к земле, мягко оттолкнулся всеми шестью лапами и грациозно влетел в портал. Кезо ринулся следом. Как только он исчез в магическом сиянии, врата сжались, превратившись в яркую точку, а затем исчезли.




КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ

о приключениях последнего некроманта, демоноборца Эла, преследующего загадочного Художника смерти и сражающегося по пути с опасными тварями, наводнившими мир после Великой войны.




Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке