КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2006 № 04 (4) (fb2)


Настройки текста:



«НАУКА И ТЕХНИКА» Журнал для перспективной молодежи № 4 сентябрь-октябрь 2006

Колонка главного редактора

Ну, наконец-то! Наконец-то начали поступать отклики от наших читателей. Появилась «обратная связь», без которой любой журнал (или иное СМИ) обречено на медленное деградирование и вымирание. Кстати, в самом скором времени у нашего журнала появится свой WEB-сайт в Интернете по адресу: www.naukatehnika.com.ua — сейчас он в стадии разработки. Так вот, на этом сайте мы будем проводить опросы по содержанию журнала, по оформлению и т. д. Мы действительно заинтересованы в ваших отзывах, потому что хотим сделать «Науку и Технику» лучшим научно-популярным журналом — и Украины, и СНГ. Но, согласитесь, — эта перспектива ещё ой как далека!

Нельзя объять необъятное. И если одна группа читателей настоятельно требует, кроме рисунков, публиковать еще и чертежи самолетов или кораблей, о которых мы рассказываем, то вторая — наоборот, считает и наличие рисунков совершенно излишним, а настаивает на увеличении числа фотографий. Есть и чертежи, есть и фотографии. Но! Не хватит места, дорогие наши читатели! 64 страницы — это наш размер. И добавив материала по техническому разделу, мы будем вынуждены отобрать место у научного раздела. И тогда любители науки совершенно справедливо начнут нас укорять в ущемлении их «прав». Будем стараться искать «золотую середину». Договорились? Если тираж нашего журнала будет увеличиваться, может быть, мы станем толще — как наш главный редактор. Если же становиться толще сейчас — увы, возрастет цена.

Конечно, деньги — это деньги. И ваш интерес к «НиТ» выражается в зарплате его редакции. Но есть и другое, не выражаемое деньгами, — это восхищенные глаза 13-летнего мальчишки, радостно прижимающего к груди журнал, ставший его Богатством.

«Какой номер тебе купить, сыночек? Первый? Второй? Третий?»

— «Все три, мама!» Такой диалог выжимает из редактора скупую мужскую слезу… Неужели, если мама не купит ему вожделенного «издания», ты просто не подаришь журнал этому будущему Циолковскому или Лавочкину?

Вы заметили, конечно, что у нас появились спонсоры. Эти бизнесмены достойны уважения, потому что, поддерживая наш нерекламный журнал, они не получают сиюминутных выгод в виде увеличения продаж своих товаров. Но они вкладывают в нечто большее — в Будущее, в том числе, — и в будущее своей фирмы. Для того, чтобы так поступать, необходимо иметь веру. А вера всегда требует того, чтобы люди отрывались в поисках кормежки от земли и поднимали глаза вверх. В самое Небо.

И именно для таких, — «чудиков», неприземленных сынов Земли, умеющих удивляться и имеющих внутри неутоленную жажду Познания, — мы выпускаем наш четвертый номер.

Встречайте!

Ваш “НТ”

НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА

Экологически чистая фабрика рая

Тема “зелёных” и “нулевых” зданий в мире становится всё популярнее. Для экологически передовых строений придуманы даже разные рейтинги и соревнования. Но если создать обеспечивающий себя электричеством особняк — не такая уж большая проблема, то построить энергетически автономный небоскрёб — это настоящий вызов.

Чикагская архитектурная компания Skidmore, Owings&Merrill (SOM) выиграла международный конкурс на создание новой штаб-квартиры отделения китайской национальной табачной компании (CNTC) в городе Гуаньджоу.

SOM известна по строящемуся в данный момент в Дубай самому высокому зданию планеты, а также — по “Башне Свободы”, которая будет возведена на месте погибших “близнецов” Всемирного торгового центра.

Новое творение американцев пусть и уступит данным проектам по высоте, но никак не по своей оригинальности. 300-метровая 69-этажная “Башня жемчужной реки” (Pearl River Tower) задумана как здание нулевой энергии, то есть оно не будет потреблять электричество из внешней сети.

Согласно ведущему архитектору проекта Гордону Джиллу (Gordon Gill), это не просто здание, а “высокоэффективный инструмент, сформированный солнцем и ветром”. Солнце и ветер пустыни обычно формируют дюны. Плавные формы “Жемчужной реки” их как раз и напоминают. Причём, здесь эти волны — не просто оригинальный дизайн, но ещё и конструктивная необходимость.



Штаб-квартира китайских табачных промышленников должна стать одним из самых “экологически правильных” зданий на Земле


Вместе с архитектором Адрианом Смитом (Adrian Smith) и инженером Роджером Фречеттом (Roger Frechette) Джилл придумал яркое сооружение, в котором авторы применили практически все уловки, обычно используемые в “зелёных” домах. К примеру, тут будет выполнено специальное двойное остекление южного фасада (с вентиляцией между стёкол), способствующее снижению нагрева здания.

Здесь также будут устроены автоматические жалюзи, поворачивающиеся на нужный угол по мере путешествия Солнца по небу, а также — открывающиеся в пасмурную погоду для увеличения естественного освещения офисов. Всё это снизит затраты на кондиционирование. Разумеется, нашлось тут место и для рядов солнечных батарей, поставляющих электричество в аккумуляторы здания. А кроме фотоэлектрических панелей здесь смонтированы и солнечные тепловые коллекторы, нагревающие воду для обитателей небоскрёба.

Также американцы запланировали для “Жемчужной реки” систему сбора дождевой воды, а ещё — систему очистки и рециркуляции воды технической (используемой, к примеру, для слива в унитазах), что должно сократить до минимума потребность здания во внешнем источнике влаги.




Выгнутые фасады призваны направлять ветер в жерла


Но главное, что, к слову, и определило необычный облик сооружения — это ветровые турбины, установленные внутри здания на двух технических этажах, продуваемых насквозь. Вот зачем архитекторы нарисовали такие обтекаемые формы. Плавные закругления стен направляют воздух в эти узкие каналы, где даже небольшие перепады давления между двумя основными фасадами конвертируются в довольно быстрый поток, вращающий электрические “мельницы”. Эта выработка энергии будет существенной ещё и потому, что главный фасад башни ориентирован в сторону преобладающего в этом городе ветра.

Идея, в общем-то, далеко не новая, однако, до сих пор, кажется, ни один небоскрёб встроенные внутрь ветровые турбины так и не получил. Были лишь небольшие ветряки на крышах, но они — не в счёт.

В системе охлаждения здания, которое будет работать в весьма жарком, влажном и солнечном климате, авторы задумали применить ещё целый ряд новинок, способных сократить расход энергии на поддержание микроклимата.

Это и пассивные осушители вентиляционного воздуха (каналы вентиляции проходят в полах здания), и система охлаждения воздуха в офисах с высоким КПД. В отличие от распространённых систем централизованного кондиционирования, она основана на циркуляции хладагента по многочисленным разветвлённым каналам, также пронизывающим полы на всех этажах.

Строительство Pearl River Tower начнётся этим летом и должно быть закончено к 2009 году. Её авторы считают, что данный проект — прекрасная возможность собрать вместе практически все известные на данный момент “зелёные” технологии для небоскрёбов. Тем более, что таков и был заказ устроителя конкурса — компании CNTC.

Получилось — очень симпатично. Вот только странно, что это «экологическое чудо» заказали люди, чья работа связана с распространением рака. Что это? Ханжество, лицемерие или угрызения совести?


Чудеса света…


СПАССКАЯ БАШНЯ

Это главная башня Кремля, проездная, на восточной стене, выходит на Красную площадь.

Построена в 1491 г. итальянским архитектором Пьетро Антонио Солари. Первоначально называлась Фроловской — от церкви Фрола и Лавра в Кремле (не сохранилась). Современное название — от иконы Спаса Нерукотворного, помешенной в 1658 г. над воротами (не сохранилась).

Квадратная в плане, имела пять боевых ярусов, отводную стрельницу, два каменных бастиона (разобраны в начале XIX в.). Верхние площадки Спасской башни и стрельницы имели бойницы навесного боя (машикули). Спасская башня первой из башен Кремля была увенчана шатром (1624-25, зодчий Бажен Огурцов и английский мастер Христофор Головей), верхняя площадка украшена поясом арок, белокаменной резьбой, пирамидками, аллегорическими статуями и фигурами фантастических животных. Часы на Спасской башне, по ряду исторических свидетельств, появились между 1491 и 1585. В 1624—25 г.г. Головей установил новые часы-куранты «с механизмом» и 13 колоколами; детали механизма для курантов были выполнены кузнецами и часовщиками из Великого Устюга Жданом, его сыном Шумилом и внуком Алексеем. В пожаре 1626 г. часы сгорели, и в 1628 г. Головей построил вторые часы для Спасской башни. В 1654 г. новый пожар уничтожил и часы, и колокола, которые, падая, разрушили два свода башни. К 1668 г. Спасская башня была восстановлена и на ней установлены третьи часы; вокруг диска диаметром около 3,5 м были размешены 17 медных букв и буквосочетаний кириллического алфавита, а внутри — арабские цифры от 1 до 17. Центр диска изображал небо с золотыми и серебряными звёздами, луной и солнцем. Диск медленно вращался так, что луч солнца служил стрелкой, показывая время. В начале XVIII в. Пётр I решил поместить на Спасской башне голландские часы с 12-часовым циферблатом. Для их установки был приглашен иноземный часовщик Яким Горнель. Новые часы с колокольной музыкой (в 33 колокола) впервые пробили 9 декабря 1706 г. в 9 часов утра. С перенесением столицы в Петербург часы постепенно пришли в негодность, а в 1737 г. в Троицком пожаре сгорели. В 1763 г. в здании Грановитой палаты были обнаружены «большие английские курантовые часы»; с 1767 г. специально выписанный из Германии мастер Фатц (Фац) в течение трёх лет устанавливал эти часы на Спасской башне. В 1770 г. они заиграли немецкую песенку «Ах, мой милый Августин». В 1851—52 г.г. часовые мастера братья Бутеноп установили новые часы, использовав старые детали. Металлические перекрытия, лестницы и постамент к ним были выполнены по рисункам К.А. Тона. Часы играли гимн «Коль славен наш Господь в Сионе» А.С. Бортнянского и «Преображенский марш» в 3, 6 и 9 часов утра. Повреждённые артиллерийским снарядом в 1917 г. куранты в 1918-19 гг. были восстановлены кремлёвским слесарем Н.В. Беренсом. Художник М.М. Черемных заменил прежние мелодии на «Интернационал», начало которого куранты играли в полдень, и революционную песню «Вы жертвою пали», звучавшую в полночь. До 1937 г. часы заводились вручную, затем были установлены три электрических мотора; ныне механизм полностью электрифицирован. Часы с колоколами, управляющим механизмом и машиной для боя занимают 7-10-й ярусы башни. На открытой площадке под высоким шатром находятся 9 колоколов, которые отмечают каждую четверть часа ритмизованным «перебором»: 1-ю четверть — единожды, 2-ю — дважды, 3-ю — трижды, 4-ю — четырежды, после чего большой колокол (свыше 2,33 тонн, отлит в середине XVIII в. Семёном Можжухиным) отбивает часы. Соединённые специальным подземным кабелем с контрольными часами Московского астрономического института имени П.К. Штернберга, они показывают абсолютно точное московское время. В 1996 г. на Спасской башне в дополнение к колоколам были установлены металлические била, которые в полдень и в полночь вызванивают гимн Российской Федерации, а каждую четвёртую часть суток мелодию хора «Славься» из оперы «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») М.И. Глинки. В 1935 г. на башне установлена звезда. Современная высота башни до звезды 67,3 м, со звездой 71 м.

• ЭНЕРГИЯ И ЭКОЛОГИЯ

Парадоксы экологически чистой энергии

Материал любезно предоставлен Международной общественной организацией “Наука и техника”(www.n-t.org)


Комитет сената США по энергии и природным ресурсам планирует издать закон, который обяжет производителей электроэнергии США в 2020 году добиться того, чтобы 10 % всего американского электричества производилось с помощью «чистых» электростанций — использующих энергию солнца, ветра, воды, биомассы и т. д.

Однако нет никаких гарантий на то, что этот законопроект (даже если он будет принят) воплотится в жизнь.

В 2002 году в США было произведено 4685 МВт ветровой электроэнергии (примерно 1 % от всего электричества, произведенного в США), что на 10 % больше, чем в 2001 году. В свою очередь, в 2001 году ветровой электроэнергии было выработано на 40 % больше, чем в 2000. В странах Европейского Союза в 2002 году производство ветровой электроэнергии выросло на 33 % и достигло 23 056 МВт. Вне конкуренции остается ветровая энергетика Дании, которая обеспечивает 20 % всех потребностей этой страны в электроэнергии. Однако в Дании практически нет энергоемких промышленных предприятий.

По подсчетам Национальной лаборатории исследований возобновляемых источников энергии, ветровая энергетика еще не может считаться достойным конкурентом традиционных атомных, гидро- и теплоэлектростанций. Среднестатистическая АЭС вырабатывает примерно 1,3 тыс. МВт электроэнергии — больше, чем четыре крупнейшие в мире ветровые электростанции.



Крупнейшая солнечная электростанция. Калифорния


По данным Американской ассоциации энергии ветра, стоимость строительства ветровой электростанции уменьшилась до 1 млн долл. на 1 МВт — это примерно равно стоимости строительства АЭС. По эффективности вложений ветровые электростанции превосходят лишь газовые (600 тыс. долл. на 1 МВт). Однако, в отличие от газа, энергия ветра бесплатна. Ее большим преимуществом перед ядерной энергетикой является то, что не существует проблемы хранения и переработки отработанного топлива. Несмотря на то, что за двадцать лет стоимость ветровой электроэнергии снизилась с 40 до 5 центов за киловатт и вплотную приблизилась к стоимости электричества, добываемого за счет сжигания нефти, газа, угля и использования ядерной энергии (в США цены на нее составляют 2…3 цента за киловатт), преодолеть этот разрыв будет сложно.

С 1978 года США затратили более 11 млрд долл. государственных средств на проведение научных исследований в этой отрасли, однако результаты подобных инвестиций пока невелики. На сегодняшний момент экологически чистая энергия составляет не более 8 % от электроэнергии, выработанной всеми электростанциями США. По прогнозу Министерства энергетики США, ее доля к 2025 году возрастет всего на 0,5 %. Если вычесть отсюда энергию, произведенную ГЭС, то показатели будут еще более скромными — 2,1 % в 2001 году и 3,3 % в 2025.

Проблемы возникают и при создании более экономичных автомобилей. В США постоянно ужесточаются нормы расходования топлива. К примеру, легковой автомобиль должен расходовать один галлон бензина на 27,5 миль (примерно 8,55 литров на 100 км.). Одна из целей этого — уменьшить потребление бензина и, таким образом, снизить зависимость США от импорта нефти. Производители автомобилей достигают целей экономии не только оснащая машины более совершенными двигателями, но и стараясь максимально уменьшить их вес, что неизбежно ведет к уменьшению прочности корпуса. В результате уменьшается уровень безопасности. По подсчетам Национальной академии наук США, стремление сэкономить бензин стоит США примерно 12…16 тыс. смертельных случаев в год. Любопытно, что правила такого рода, вводимые в США, ужесточают стандарты в отношении только новых моделей автомобилей. Вне их рамок остаются огромный парк подержанных машин, промышленные установки, использующие нефть в качестве топлива и т. д. Парадоксально, но ужесточение норм экономии топлива

Ветряные электростанции становится причиной повышения его потребления: на экономичных автомобилях люди предпочитают ездить больше, сжигая, таким образом, больше бензина. Современные автомобили — на 50 % экономичней машин, выпускавшихся в 1970-е годы. Однако за это же время среднестатистический американец стал преодолевать на автомобиле вдвое большие расстояния. Несмотря на все меры, призванные ужесточить экономию, по прогнозу Министерства энергетики США к 2020 году потребление энергии в США возрастет на 32 %, при этом потребление нефти возрастет на 33 %.



Ветряные электростанции


Парадоксами сопровождается также и всемирная борьба с «парниковым эффектом», точнее с выбросами углекислого газа, который считается его главной причиной. Увеличение концентрации в атмосфере углекислого газа происходит из-за уничтожения лесов (до 1,5 млрд тонн углекислого газа ежегодно) и увеличения объемов сжигаемой нефти, газа, угля (6 млрд тонн). В процессе сжигания угля в атмосферу выбрасывается больше углекислого газа, чем от сжигания нефти, а при сжигании нефти — больше, чем при сжигании газа.

На сегодняшний день не существует технологий, которые были бы способны ограничить выбросы углекислого газа электростанциями и промышленными предприятиями. Фактически, единственным способом ограничить выбросы является резкое сокращение промышленного производства и закрытие тепловых электростанций. Любопытно, что имеется и обратная взаимосвязь — развитие промышленного производства и увеличение числа автомобилей не приводят к ухудшению экологической обстановки. По оценкам Агентства по охране окружающей среды США, за период с 1970 по 2002 год качество воздуха в США улучшилось: число вредных выбросов в атмосферу сократилось на 25 %, в то время как потребление энергии выросло на 42 %.


Статистик подорвал основы экологии

Некоторые фундаментальные утверждения экологов, на основе которых и развивается современное «зеленое» движение, поставлены под сомнение. Это сделал специалист в области статистики Бьорн Ломборг, опубликовавший книгу «Скептический Эколог» (The Sceptical Environmentalist: Measures the Real State of the World).

По словам Ломборга, идеологи экологического движения примитивно примеряют концепции, принятые в зоологии и биологии, на человеческое общество, создавая, таким образом, теории политической экологии. Ломборг пишет: «Эти теории неверны. Ни одно из предсказаний таких специалистов не оправдалось».

Одна из причин неудач экологов, по мнению Ломборга, в их фундаментальном упущении — они не обращают внимания на природу человека. По данным Ломборга, экологические организации становятся популярными и приобретают значительный политический вес лишь в тех странах, где вырастает уровень жизни. Соответственно, их усилия встречают более теплый прием. В противном случае люди, озабоченные прежде всего собственным физическим выживанием, не обращают внимания на сохранение окружающей среды. Более того, чем развитей и состоятельней общество — тем лучше приходится природе. Развитые общества стремятся использовать наиболее экологически чистые технологии. Ниже приведены некоторые постулаты экологов и контраргументы Ломборга.



Автомобильная пробка. Экология экологией, а время убивает здорово.



Смог над Лос-Анжелесом


1. Развитие промышленности и загрязнение окружающей среды привели к ухудшению здоровья населения Земли.

По данным Ломборга, в 1900 году средняя продолжительность жизни в мире составляла примерно 30 лет, ныне она увеличилась более чем в два раза и достигла 67 лет.

2. Из-за неразумного землепользования, уничтожения естественной среды обитания растений, насекомых и животных, значительное число сельскохозяйственных земель стало непригодным для использования, что служит одной из причин голода.

По сравнению с 1961 годом, ныне среднестатистический житель Земли потребляет на 24 % больше калорий (жители развивающихся стран — на 38 % больше). Более того, очищенные от инфляционных накруток, цены на продовольствие в мире снизились на две трети, начиная с 1957 года.

3. Бурное развитие промышленности приводит к резкому увеличению выбросов вредных веществ в атмосферу.

По данным Ломборга, за период с 1957…2001 год промышленные выбросы в атмосферу сократились на 62 %. Выброс окислов серы снизился на 80 % по сравнению с 1982 годом, окислов азота на 38 %, начиная с 1975 года.

4. Современная экономика уничтожает невозобновляемые ресурсы, что приводит к их удорожанию.

По данным Ломборга, металл стоил в 1957 году вдвое дороже, чем сегодня. При этом, промышленные изделия в 1845 году были дороже современных на 80 %.

5. Сегодня энергия используется неэкономно и неэффективно.

По расчетам Ломборга, энергия используется невероятно эффективно. В 1800 году в США экономический эффект от сжигания топлива, эквивалентного 30 млн тонн угля, обеспечивал производство товаров и услуг на 19 млрд долл. Сегодня это же количество топлива обеспечивает производство товаров и услуг на 90 млрд долл.

Книга Ломборга вызвала шквал критики в его адрес. Ученые-экологи обвиняют его прежде всего в оперировании неточными и недостоверными данными. Впрочем, эта книга — уже не первый гвоздь в крышку гроба теории «парникового эффекта».

• ОБЩЕСТВО

Монополия разума губительна для человечества?

В. ПЕТРОВ, психолог.


В современном мире разумность — основной принцип организации жизни. Уже столетиями главным образом в наращивании человеческой разумности видится основа основ лучшего будущего. Особенно много надежд на разум возлагал XX век. Но к его завершению что-то в этих надеждах рухнуло. Выстроить счастливую жизнь “по уму” не удалось, более того, крепнет ощущение — и не удастся. На фоне фантастических достижений технического прогресса все очевиднее человеческие тупики цивилизации. Рост психических расстройств, наркомании, преступности, бездуховности приобретает уже почти эпидемический характер. Да и сам человеческий разум начинает сдавать. Все больше проблем с усвоением школьных программ у детей, все меньше подлинных творческих прорывов у взрослых, особенно в поэзии, философии, человекознании. Мир теряет способность рождать идеи, безликая посредственность становится для него нормой. Что происходит? Где корни этого неожиданного поражения рациональной цивилизации в борьбе за всестороннее процветание человека и человечества? Современная наука продолжает верить — в недостатке разумности. Следовательно, надо совершенствовать интеллект. Человек должен стать не просто разумным, а сверхразумным. К такой заботе о разуме (и “защите от дураков”) призывают ставшие вдруг популярными датский психолог X. Нюборг, его британский коллега Р. Линн, психологи из США Р. Хернстайн и Ч. Мюррей. Апелляции к разуму всегда были популярны на Западе. Сегодня и в России, и в Украине повышение разумности, накопление знаний все чаще видятся чуть ли не единственно необходимым условием жизненного процветания и личностной самореализации. Но возможен и принципиально иной взгляд на проблему. Не исключено, что мы, излишне уверовав в разум, возложили на него неисполнимые задачи. И, продолжая наращивать монополию разумности, не только приобретаем полезное, но что-то не менее значимое для себя теряем. Возникает естественный вопрос: что для человека есть разум?

“Все прогрессы реакционны, если рушится человек”.

Андрей Вознесенский.

“Единственной реальной историей мышления оказалась история беспрерывных покаяний и признаний в бессилии”.

Альбер Камю.

“Две крайности: зачеркивать разум, признавать только разум”.

Блез Паскаль.

«По необходимости приобретенный инструмент — Разум — запрограммирован генетически и является определяющей характеристикой человека» — убеждены датский психолог Нюборг и его сторонники. Их доводы базируются на статистике. Однако для понимания происходящего во внутреннем мире человека статистика не лучший помощник. Анализ детского развития показывает: разум не раскрывается автоматически по мере взросления, как это происходит с инстинктами животных. Более того, он может не оформиться вовсе, если среда обитания не предъявит соответствующие требования (например, у детей, выросших среди волков, у так называемых “маугли”). Разум создается по заказу рациональной цивилизации, в иных условиях ведущую роль во взаимодействии человека со средой берут на себя другие качества.

Даже родившись в современном мире, человек может приобрести разум, а может остаться без него на всю жизнь. Может утратить его из-за болезни, травмы или осознанно заставить “молчать”, например, при медитации. Разум и сам иногда “умолкает”, оказавшись в логическом тупике. Тогда человеку он уже не помощник. Вообще, разум — типичный приспособленец, умеющий перестраиваться под жизненные требования. В отличие от генетически обусловленных качеств он способен неоднократно меняться в течение индивидуальной жизни и в ходе человеческой истории. Его можно совершенствовать, развивать, мастерски (или неумело) использовать; путем целенаправленной тренировки придавать ему нужные формы (с учетом специфики наиболее часто решаемых задач). И тогда он по-разному будет характеризовать различные группы людей. По всем этим признакам разум нетрудно сравнить с любым другим инструментом, помогающим человеку в жизни, например, с компьютером. У разума, как инструмента, существует даже определенное табу на познание своего владельца. Неслучайно для него (и науки) человек уже тысячелетиями остается terra incognita. Все его достижения — в пределах внешнего мира; только здесь, особенно в технической сфере, он эффективен.



Паскаль Блез (Pascal) (1623–1662)


К старости значительная часть возможностей разума, как правило, утрачивается. Человек приходит в этот мир без разума и без разума уходит из него, пройдя путь от детской неразумности до старческого слабоумия. Изначально неразумное человеческое дитя лишь после двух-трех лет жизни среди взрослых, считающих мышление главным своим качеством, делает скачок в разумность. Причем этот скачок дается ему совсем нелегко. Взрослые буквально затаскивают его, как в нечто чуждое, в необходимость логически мыслить. Примерно к этому времени оформляется левое полушарие мозга, являющееся в известной структуре мозговой асимметрии органической основой нашей способности оперировать знаниями, опытом, логикой, участвовать в речевом общении. Для развивающегося мозга это полушарие вторично. И вне рационально выстроенного бытия его появление невозможно.

Под “кнутом необходимости” бесконечный океан потенциальных возможностей ребенка заталкивается Сократ в прокрустово (ок. 470–399 до н. э.), ложе одного, привычного взрослым, варианта жизни. Наконец ребенок овладевает мышлением, и мышление тут же овладевает им, будто завесой отгораживая от всего, свойственного раннему детству, и от других направлений развития. Подобные отношения невозможны с генетически предопределенными качествами или качествами, исходящими из души и сердца. Мир не властен над переживаниями, интуицией, вдохновением человека.



Сократ (ок. 470–399 до н. э.)


В отличие от других существ человек — вольноотпущенник Природы и Бога. В его психике нет изначально запрограммированных качеств, но есть изначальный дар самотворения, с помощью которого он может создать свои психические “инструменты” для любой деятельности и любого образа жизни. Почти ничего, кроме этого дара, младенец не получает в наследство при рождении. Даже прямохождением он овладевает лишь в процессе жизни среди людей, причем с большим трудом, через длительное накопление навыков прямо сидеть, стоять, ходить. Младенец, оказавшийся в стае собак или волков, если выживет, с таким же успехом научится передвигаться на четырех опорах. Кроме того, он будет не говорить, а лаять (или выть), не думать, а чувствовать.

В истории человечества разум тоже не изначален. Широкое осознание его как самостоятельной силы, которую можно целенаправленно формировать и эффективно использовать, приходится на так называемое “осевое время” истории — середину первого тысячелетия до новой эры. Это была самая великая революция в жизни человечества, положившая начало современной цивилизации и тому психологическому облику человека, который позволил позднее назвать его “Homo sapiens” — Человек разумный.

В Европе у истоков этой революции стояла плеяда древнегреческих мыслителей. Наиболее известные из них — Сократ и Аристотель. Сколько надежд появилось в тот период на разум и знания! Все исходящее от них виделось непременно светлым и добродетельным. “Грешат только по незнанию”, - утверждал Сократ. “Ум всегда правилен и призван “властвовать над всем”, а через разумную деятельность путь только к лучшему в жизни” — был убежден Аристотель. Он, по сути, провозгласил разум земным богом и стал верным его апостолом, подобным апостолу Павлу, оформившему итоги другой величайшей революции в истории западной цивилизации, связанной с приходом в мир Христа. Аристотелю сам человек уже не интересен. Его внимание обращено только к разуму, как самостоятельной и единственно спасительной силе в этом мире.


Горе от ума

Заложенная в “осевое время” вера в божественные возможности разума и знаний сохранилась на тысячелетия. Еще в начале XX века мир верил в формулу: “больше школ — меньше тюрем”. Однако нынешние попытки X. Нюборга доказать наличие прямой связи между низким интеллектом и преступностью людей уже кажутся наивными. Ему бы измерить уровень интеллекта (IQ) не у “карманников”, а у тех, кто ворует миллионы, наживается на бедах населения целых стран и регионов. Современная коррупция стала обыденностью тоже не среди интеллектуальных изгоев. Теперь уже очевидно: знающие грешат, причем более изощренно и масштабно, чем незнающие. И параллельно с открытием школ приходится открывать и тюрьмы. Нынешнее многознание лишь обострило издревле известную дилемму, сформулированную Овидием: “Благое вижу, хвалю, но к дурному влекусь”. Увы, не тех, кто имеет высокий интеллект, сегодня в большей степени характеризуют доброта, искренность, преданность, незлопамятность, внутренняя умиротворенность — “богатство сердца”.

Сторонники наследственной гигиены правы в одном: средний уровень интеллекта в мире снижается. Причем снижаются не только его количественные показатели, интеллект деградирует и качественно. Все больше в нем цинизма, лживости, пренебрежения ко всему, исходящему из других источников. Парадоксальный результат нашей заботы о разуме в течение более двадцати столетий! Датчанина Нюборга этот парадокс не смущает, его вывод все тот же: надо искать новые пути для наращивания интеллекта. Но, видимо, никакие “припарки” здесь уже не помогут.



Аристотель (384–322 до н. э.)


Нынешние проблемы человека связаны не с тем, что он поглупел, а с тем, что полностью доверился разуму, превратил его в бесконтрольного диктатора своей внутренней жизни. Инструмент овладел хозяином и заставляет его питаться только из одного источника, лишая всего высшего и обновляющего. Будто следуя заветам Аристотеля, мир потерял интерес к человеку. Причины своих неудач и спасительные решения он ищет лишь в разуме. Налицо нелепая скошенность от общего к частному. Стало нормой все решать “по уму”. Другие критерии — “по совести”, “по любви”, “как подсказывают душа и сердце” — вытеснены из практического обихода или извращены и приспособлены под себя разумом. Мозг взял бразды правления в свои руки, душа и сердце отправлены в отставку, у них почти нет права голоса.

Действуя только разумно, логично, грамотно, мы все чаще приходим не туда, куда рассчитывали прийти. Церковь нынче уже не олицетворяет собой духовность, правоохранительные органы — законность, наличие знаний — внутреннюю добродетель, договоры о дружбе — единение народов. Ничем завершилась гревшая людей в течение XX века вера в возможность успешно решить жизненные проблемы через изменение общественного строя, властных порядков. Все революции и реформы приводили совсем не к тому, ради чего начинались. Опьянение верой в рациональные идеи рано или поздно оборачивалось тяжелым похмельем.

В. И. Вернадский был убежден, что наращивание активности разума приведет к образованию вокруг земли некой ноосферы (от греческого noos — разум), способной объединить мыслящее человечество в единое целое. Теория великого ученого оказалась одной из иллюзий XX века. Разум не способен к целостному восприятию происходящего в мире. Он обречен все делить, рассматривать сквозь призму черно-белых оценок: добро или зло, враг или друг, свой или чужой. Что-то объявить “превыше всего”, а кого-то виновником всех бед, врагом. Противостояние оказывается непреходящим феноменом жизни разумно организованного общества. Все спорят друг с другом: религия — с религией, нация — с нацией, партия — с партией, эксплуатируемые — с эксплуататорами… Мир спорит с человеком, человек — с самим собой, что-то внутри его — с дозволенным разумом существованием. Мы ищем причину всеобъемлющему несогласию в обстоятельствах жизни, а она прежде всего — в природе человеческого разума. Он — главный “бес раздора”.



Вернадский Владимир Иванович (1863–1945)


Объединить людей способна любовь. Но то, что считал определяющим для человека Иисус и чем славен был еще XIX век, мы, пройдя школу XX столетия, подменили расчетливостью, умением анализировать “плюсы” и “минусы” в отношениях друг с другом. Революция “осевого времени”, положившая начало эре разума, победила, в конечном счете, революцию от Христа. Вновь фарисеи и книжники определяют поведение людей. “Душевное бытие сменилось умственным, человечество оказалось в “интеллектуальном рабстве” (А. Камю). У человека, находящегося в пожизненном интеллектуальном заключении, постепенно отмирают (за ненадобностью) душевные формы самоконтроля.

Когда-то обещанием “Будете, как боги, знающими…” искуситель привел Адама и Еву к грехопадению. Примерно то же обещает и туда же ведет нас (уже в земной жизни) разум. Мы повторяем первородный грех, соблазнившись внешней убедительностью его доводов. Наш союз с разумом подобен союзу Фауста с Мефистофелем. Вроде бы он — ради будущего блага людей. Но без участия души итогом любых действий оказываются зло и человеческие страдания. Великий Гёте, описывая последствия такого союза, будто смотрит через столетия на плоды нашей сугубо рассудочной деятельности:

“Преступники возмездья не боятся
И даже хвастают своей виной <…>
Не стало ничего святого,
Все разбрелись и тянут врозь <…>
И честный человек слабеет,
Так все кругом развращено.
Когда судья карать не смеет,
С преступником он заодно”.

В XX веке мы явно перенасытились рассудочностью. И теперь не знаем, чего ждать от нынешнего состояния, — это уже тупик, или есть еще какие-то перспективы на привычном пути? Исторические аналогии не обнадеживают. Древнегреческая Спарта ценила в людях только физическое развитие, рожденные слабыми, болезненными уничтожались. Советский Союз считал главным для своих граждан коммунистическую убежденность, не имеющие веры в господствующую идею отсеивались через ГУЛАГ. Однобокая ориентация погубила эти (и не только эти) социальные системы. Видимо, скоро исчерпает себя и ставка на монополию одной силы уже в масштабе не отдельных стран, а всей цивилизации.

На протяжении многих веков жизнеспособность человечества в немалой степени определялась существованием двух полюсов, двух метафизических оснований его бытия — на Востоке и Западе. Сколько раз из мистических глубин восточной мудрости черпал западный рационализм духовные истины, неожиданные для логической мысли решения. Они спасали Запад на перевалах истории, когда разум умолкал в бессилии и требовался новый взгляд на ситуацию. Нынче Восток бросился в погоню за Западом по уже накатанной колее. Теперь и здесь в цене интеллект, высокий уровень IQ.

Рационализм становится хозяином мира. С какой непохожей системой жизни может встретиться в перспективе глобальная цивилизация, где найдет “разнообразие живое”, чем будет обновляться, что иное ассимилировать? Или неизбежно деградирует и угаснет, как угасли народы, оказавшиеся “изолянтами”? Непрерывные диалоги нужны и внутреннему миру человека, прежде всего между его духовным началом и основным инструментом земной жизни — разумом. Внутри человека тоже есть “Восток” и “Запад”.

В начале XIX века А. С. Грибоедов показал горе от ума в нашем мире. В его сочинении непонятым и страдающим стал умный человек. За два столетия многое изменилось. Нынче эпитет “умный” — наиболее желанный и почетный для людей; а сам разум — признанный авторитет при решении любых проблем. Однако теперь он окончательно “с сердцем не в ладу”. Утратив эту связь, человек многое потерял и в самом себе, но счастья не обрел. При всех внешних достижениях в опустошенном рационализмом внутреннем мире “умных” тревожно, тускло, убого. В итоге формула Грибоедова приобрела прямой смысл: всем людям горе от ума. Они увидели в нем земного Бога, а он оказался кесарем мира сего.



Грибоедов Александр Сергеевич (1795–1829)


Разумно — это не всегда по-человечески

Говорят, имя — судьба. Если ты — “разумный”, то и будь им. Именно так современный мир относится к человеку, фактически уподобив понятия “разумное” и “человеческое”. Сложившейся в XX веке рационально-машинной действительности удобнее видеть человека только логичным, здравомыслящим. Ей нужен исполнитель, накачанный знаниями, отчеканенный в действиях и не позволяющий себе загадочных душевных проявлений. Он должен не жить, а действовать — всегда четко, объяснимо, без эмоций и переживаний. Такое поведение исключает возможность искренне дружить, любить, кого-то презирать или ненавидеть. Все это мешает делу. Человек неуклонно вытесняется из многоцветия подлинной жизни в роботоподобное существование на искусственно выстроенной арене, где ему отводится роль стандартной и понятной части общего порядка.

У Станислава Лема есть парадоксальное на первый взгляд утверждение: если существует ад, то он, безусловно, полностью компьютеризирован. Несколько перефразируя фантаста, можно сказать: ад — это нечто до предела рационализированное, упорядоченное, то есть в аду не хаос, как нередко предполагается, но абсолютный порядок. Все правила неукоснительны, действия людей предопределены до мельчайших нюансов. Степень организованности такова, что нет даже щелочки для проявления личной свободы, значит, нет возможности относиться к кому-то сердечно, с любовью, за что-то “болеть душой”, поступать “по совести”. Совесть в таком аду всегда спокойна, она просто не нужна.

Многое удалось рациональной цивилизации в деле оккупации внутреннего мира человека. И тем не менее он так и не стал полностью “исчислимым”, действующим только по правилам технизированного бытия. Сегодня наш современник, подобно героям Достоевского из века девятнадцатого, то стремится к порядку, стабильности, “сытости без хлопот”, то рвется, “раздирая себя в кровь”, из клетки покоя и материального довольства, поступает “рассудку вопреки”, чтобы почувствовать иное состояние — часто тревожное, но не требующее быть лишь логически мыслящим автоматом. Бегут в это состояние не по зову звериного инстинкта, а от избытка механистичности в цивилизованной жизни, постоянного гнета необходимости поступать строго определенным образом. Видимо, избыток упорядоченности — самый страшный враг (поистине — ад) чему-то подлинно человеческому в человеке.

В странах Запада, где общественный строй, казалось бы, отполирован до блеска, тысячи молодых людей устраивают погромы в центре городов, на стадионах, ведут себя как безумные в схватках с полицией, ищут особое состояние в религиозном фундаментализме, медитации, сообществе хиппи или антиглобалистов, наконец, в наркотическом и алкогольном забытьи. Даже нежелание усваивать школьные программы и нарастающий уход в “глупость”, чуть ли не в новое одичание, — тоже неосознанный протест против диктатуры рассудочности.

Но остается без ответа все тот же вопрос: рационально и по-человечески — это одно и то же или нет? Юности лучше, чем зрелости, дано чувствовать: я — не то, что хотят сделать из меня в угоду всеобщей стабильности. И юность бунтует, боится, став одним из всех, перестать быть человеком. И лишь взрослея, люди постепенно смиряются и начинают покорно тянуть воловью упряжку разумного бытия.

Однако нетрудно заметить: цивилизованность, видящая идеал в предельно упорядоченном поведении человека, и подверженность психическим расстройствам идут нога в ногу. XX век дал впечатляющие прорывы в технике, образовании, но и столь же впечатляющее нарастание не только общего числа, но и разнообразия психических болезней. Подверженность неврозам, депрессиям, фобиям, акцентуациям, комплексам становится массовым явлением. Предельное выражение этой тенденции — растущее число самоубийств. Ставка только на разумность оказывается тупиковой и для самой цивилизации: она хочет получить хорошо управляемое, а все чаще получает больное и недоступное для внешних воздействий существо. В этом непреодолимый трагизм и, видимо, историческая обреченность рациональной цивилизации.

Если бы определяющей, сущностной особенностью человека была разумность, он не противился бы постоянному пребыванию в условиях однозначного порядка (для разума это естественная среда). Но что-то иное, более глубинное и неведомое науке, бунтует внутри человека, заставляя его (даже через болезни и суициды) вырываться из клетки жизненной однозначности, какой бы комфортной она ни была. Это некий изначальный дух человека, его высшее “Я”, или “связанное с вечностью неразумное знание” (Л. Н. Толстой).



Толстой Лев Николаевич (1828–1910)


Литература буквально заполнена догадками о такой духовной силе. По словам одного из героев Н. С. Лескова, есть нечто в человеке, “что выше ума и за чем ум должен стоять на запятках”. Согласно Ф. М. Достоевскому, разум и наука призваны исполнять в жизни людей лишь “должность второстепенную и служебную”. Для решения принципиальных вопросов есть “сила иная”. Эта сила — высший дар человеку и внутренний творец всех психических “инструментов”, обеспечивающих его приспособленность к любым правилам жизненной игры. Ее нельзя в процессе жизни перестроить или полностью погубить, но можно плотно закрыть личностными “одеждами”, в том числе ментальной “завесой”.



Достоевский Фёдор Михайлович (1821–1881)


Аналогов данной силы в животном мире нет. Она прежде всего и составляет подлинно человеческое в человеке, позволяющее считать его “подобием Бога”, “венцом творения”. К сожалению, нынче люди больны рациоманией, лишившей их способности адекватно воспринимать происходящее внутри себя и в окружающем мире. Западная цивилизация, добиваясь превращения человека в послушный “винтик” технизированного бытия, неизбежно борется с человеческой подлинностью. И всегда встречает протестные действия в самых разных формах. Они начинаются с детского и молодежного негативизма, а затем перерастают в выступления под социальными лозунгами.

В XX веке мир боролся с анархизмом, большевизмом, фашизмом, ультраправым и левацким экстремизмом, религиозным фундаментализмом. Мы привычно ищем корни этих движений в социально-экономической сфере. А они значительно глубже. Их принципиальная основа — внутри человека и в его отношениях с духовно чуждым миром. С помощью социальных мер цивилизации удавалось подавлять “эпидемии” противостояния, но тут же из своих глубинных корней возникали новые.

В начале XXI века очередной “чумой” для человечества стал терроризм. Мы справимся и с этой болезнью. Но обязательно возникнет новая и, видимо, еще более губительная. Возможно, протестовать против искусственных схем цивилизации будет уже окружающая природа в целом. У нее (и у Бога) есть основания вновь разочароваться в людях. И природа сможет показать, что отнюдь не разум — настоящий хозяин в этом мире. Например, кто-то считает происшедшую 26 декабря 2004 года в Юго-Восточной Азии природную катастрофу наказанием человека. Это не совсем так. Известно, например, что живущее на одном из островов данного региона первобытное племя оказалось не столь уж беззащитно и не погибло от цунами. Далекие от цивилизации островитяне заранее почувствовали опасность и поднялись в горы. Тогда как беззащитными оказались находящиеся на пляжах разумные, цивилизованные люди. Они даже после первой волны цунами не поняли опасности, побежали к морю собирать выброшенное на берег, и их накрыло второй волной.

Бог человека не наказывает, это Человек разумный, утратив связь с Богом и Природой, уверовав в надуманные истины, наказывает сам себя.


Держать разум на привязи

Разум — удивительно богатый по своим возможностям инструмент приспособления к переменчивой жизни. Но все же он только инструмент и должен работать в интересах человека, а не навязывать ему свою волю.

Неестественно и опасно оказаться во власти одного из своих инструментов. Каким бы прекрасным и необходимым он ни был. Власти разума нужно бояться, как власти робота. Поэтому веками звучат призывы к осторожности в обращении с разумом. Еще Будда говорил: “Истинный мудрец смиряет свой ум, подобно тому, как ловкий погонщик-воин присмиряет боевого слона”. К “усмирению притязаний рассудка” призывал российский мыслитель П. Флоренский. По утверждению датского философа XIX века С. Кьеркегора, земляка X. Нюборга, разум помогает нам справиться с трудностями жизни, но он может приносить и величайшие беды, превращаться из благодетеля в “тюремщика и палача”. Важно уметь периодически сбрасывать с себя его “ненавистную власть”. Есть нетрадиционные решения и у нынешних психотерапевтов. Так, петербуржец А. Свияш предлагает, во избежание опасных для психической самостоятельности человека трансформаций, относиться к уму, как к собаке, которая обычно должна сидеть в конуре и лишь с разрешения хозяина может выходить наружу и тявкать. Как собаку, ум нужно дрессировать, цыкать на него, загонять в конуру, — он должен знать свое место.



Флоренский Павел Александрович (1882–1937)


Нельзя отрицать полезности разума, но не следует превращать его во всемогущего бога. Один из самых авторитетных психологов XX века К. Юнг утверждал, что психически нормальный человек тот, у кого сознательная и иррациональная составляющие психики находятся в равновесии. Говорят, Христос был совершенный человек, потому что мозг и язык у него не преобладали над сердцем.

Мы стремимся вырастить ребенка умным и только умным. А параллельно делаем его эгоистичным, лживым, агрессивным. Потом всю жизнь боремся (уже внешними запретами и карательными мерами) с тем, что сформировали в детстве; боремся с последствиями подавления разумностью исходной внутренней красоты. Иисус призывал нас вернуться в детство. Но еще лучше не терять в погоне за одним качеством то, к чему потом так трудно возвращаться. Нам бы научить детей умению одновременно пребывать и на “территории разума”, и на “территории сердца”, сохранять активность мысли и души. Это было бы лучшей защитой от всевластия разума и вместе с тем защитой самого разума от деградации.

Надо ли нам изобретать велосипед?

Хорошо известны слова Ф. Тютчева: “Умом Россию не понять… В Россию можно только верить”. Чаще они повторяются с сарказмом: как можно быть непонятным для ума? А ведь эти слова хорошо — именно хорошо! — характеризуют Россию (а также Украину и Белоруссию), показывая сохранившуюся в ней естественность, то, что она в нашей неуклонно омертвляющейся действительности не стала понятным для ума механизмом или формулой вроде “дважды два четыре”, сохранила принадлежность к чему-то высшему, недоступному пониманию, но достойному веры.

Значит, есть в этой стране, в ее людях свободные пространства, некая глубина, где может обитать и проявлять свою активность истинная Сила человека. Главное для России не то, что она отстала от более развитых — по их критерию! — стран, а то, что сохранила высшую жизненность, пассионарность, готовность к “душой исполненному полету” в любом направлении. Любители велосипедной езды по-западному видят только первое, хотя стратегически (в том числе для всего человечества) важнее второе. У тех, кто завершил внутреннее упорядочение, выбора уже нет, им открыт только один путь, и он, как все однозначное, ведет в тупик.

Со стороны государств евро-атлантической цивилизации всегда прорывается в адрес России глухой внутренний негативизм. Так и слышится: “Лучше бы этой России не было вовсе”. Создается впечатление, что за этой неприязнью стоит выходящая за пределы видимых различий, поистине метафизическая несовместимость. Друг другу противостоят два отношения к земной жизни, по-разному завязанные на нечто высшее и вечное. До тонкостей организованное и внешне благополучное бытие противостоит страдательному и непредсказуемому в своей переменчивости образу жизни.

России будто суждено оставаться не умеющей жить лишь разумно, метаться между крайностями, верить в тайну, искать последнюю Истину, тосковать по чему-то неведомому, ставить человека, переживающего за дело, выше того, кто, как автомат, приучен исполнять обязанности только “от и до”. Русскому национальному характеру свойственно вмещать в себя все: от “разгулья удалого” до “сердечной тоски”, от безбрежной свободы до величайшего смирения. И непременно что-то важное и спасительное находить в этих блужданиях-исканиях.



А. Иванов. Явление Христа Марии Магдалине после Воскресения


Вечная неустроенность, казалось бы, должна погубить Россию. Но всякий раз на последнем шаге к пропасти, уже почти уничтоженная до “пепла”, она, как угодная Богу птица Феникс, из него возрождается. Спасительная жизненность появляется именно из разломов ее неупорядоченного бытия. Россию неоднократно пытались перестроить — на немецкий, французский, теперь американский манер. Всегда — во имя “лучшей жизни”. Перестройки оборачивались лишь дополнительными страданиями, и, будто очистившись ими от очередной искусственности, россияне неизменно ускользали в свою нишу, оказывались неподдающимися единой стандартизации.

Видимо, народу России не дано удовлетвориться каким-то одним шаблоном земной жизни. Но ему дано своей многоликой и страдательной жизнью на распутье сохранять открытость ко всем слоям и формам человеческого бытия и в перспективе стать связующей нитью для этого мира. Сделать то, что сегодня не удается сделать “по уму”: связать разные культуры, вероисповедания, народы, Запад и Восток, объединить их с помощью той духовной силы, которая сохранила свою действенность в недрах российского сознания. Вероятно, здесь, а не в стремлении догнать Запад по уже изъезженной колее и не в поиске новой великой державности надо искать основы российской национальной идеи. Идеи не на ближайшие десятилетия, а на многие века, идеи, ориентирующейся не на национальные (классовые, конфессиональные и т. п.) различия, а на исходное начало в человеке, только и способное сблизить людей.



Допрос еретика инквизицией


России не нужно соревноваться с Западом на его поле. Западного человека многими столетиями шлифовали, и обезличивающее Средневековье, и беспредельная жестокость монархов, и длительная работа инквизиции с ее нетерпимостью к малейшему свободомыслию, и вековая серость пуританского существования. Такого рода селекционный отбор необходимых рациональной цивилизации человеческих качеств за одно поколение не повторить. Нам нужно использовать то, что мы в себе сохранили, исторически избежав столь чудовищной переделки человека в исполнителя. Долгое иго Золотой Орды на такую селекцию было неспособно. Более того, как внешняя и чуждая сила, оно лишь формировало тягу россиян к свободе. От губительной монаршей селекции россиян спасали наши неподконтрольные кому-либо просторы.

У России есть возможность изобрести новый “велосипед” и направить его по пути, ведущему людей, несомненно, к жизненному благополучию, но одновременно позволяющему выйти из губительного внутреннего омертвения и обрести достойное человека духовное величие. Видимо, эта возможность россиян подспудно и страшит Запад.

• АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА

Американская "семерка" (межконтинентальная баллистическая ракета "АТЛАС")

Александр Анатольевич Чечин — выпускник ХВВАИУ, более 20 лет служил на различных должностях в вооруженных силах СССР и Украины. Известный историк авиации. Знаком читателям по публикациям в журналах: «Моделист-Конструктор», «Крылья Родины», «Авиация и время». Художник-график.


31 октября 1945 года технический отдел Американского Воздушного Командования, так назывались тогда ВВС США, запросил ведущие фирмы о предложениях по новым системам оружия, способным поражать цели на дальностях от 40 до 8045 км. В результате проведенных работ на вооружение поступил целый ряд ракетных систем. Среди них были крылатые ракеты Navaho, Snark, Matador и Mace, а также первая американская межконтинентальная баллистическая ракета Atlas. Конструкция последней оказалась настолько удачной, что она используется и до сих пор, правда, уже как ракета-носитель.



Конструктор ракеты Atlas Карл Боссарт.


В конструкции “Атласа” использовались новейшие технологии и идеи своего времени, обеспечившие ей высочайшую весовую отдачу и точность доставки полезной нагрузки. Достаточно сказать о несущих тонкостенных баках, форму которых поддерживало внутреннее давление, жидкостных ракетных двигателях (ЖРД) с отклоняющимися камерами сгорания, отделяющейся головной части и инерциальной системе наведения с радиокоррекцией.

По своей надежности Atlas ни сколько не уступал знаменитой ракете Р-7 Королева, и по праву разделил с ней одно место в истории мирового ракетостроения. Именно Atlas доставил на орбиту первых американских астронавтов и отправил автоматические аппараты к планетам Солнечной системы, а межпланетные зонды Pioner 10 и Pioner 11 уже вышли за ее пределы и летят сейчас к ближайшим звездам, неся на своем борту послание землян.

Теперь, когда вы немного познакомились с этой знаменитой ракетой, вернемся к истории ее создания. В первых числах ноября 1945 года письмо от военных пришло на фирму Consolidated Vultee Aircraft Corporation (Convair) в Сан-Диего. Составление предложений поручили техническому директору недавно созданного отдела астронавтики Convair, талантливому инженеру, бельгийцу по происхождению Карлу Джону Боссарту (Karel J. Bossart). За полтора месяца его группа разработала два эскизных проекта беспилотных видов оружия с расчетной дальностью 8000 км — баллистической ракеты и дозвуковой крылатой ракеты с ТРД.

Ознакомившись с предложениями Боссарта, военные решили профинансировать проект баллистической ракеты. 19 апреля 1946 года с Convair заключили контракт на производство десяти опытных ракет под обозначением МХ-774 HiRoc (Hiroc — High-Altitude Rocket) и выделили для этого 1,8 миллиона долларов.

Работа над проектом началась в июне, после того, как группе Боссарта, состоящей из 60 человек, выделили проектные и производственные помещения вблизи небольшого городка Доуни (Downey) в Калифорнии.

Первым делом инженеры ознакомились со всеми доступными немецкими документами и деталями ракет V-2, вывезенными из Германии. В результате единодушно было решено не использовать в проекте немецкую концепцию.

Во-первых, V-2 возвращалась в атмосферу целиком. И если это было возможно для ракеты, имевшей небольшую дальность, то для ракеты с дальностью 8000 км и гораздо большими высотой и скоростью полета это было неприемлемо. Трение об атмосферу, так называемый аэродинамический нагрев, просто расплавило бы ее корпус.

Во-вторых, спирт, который немцы использовали в качестве топлива, не мог обеспечить требуемую дальность и скорость полета.

В-третьих, ракета V-2 управлялась с помощью газовых рулей, а их эффективность подвергалась сомнению, так как они на 17 % снижали тягу ЖРД.

В ходе многочисленных обсуждений у конструкторов сформировалось собственное видение реализации МХ-774, которое достигалось в три этапа.



Ракета V-2 (А-4) на испытаниях США. 1946 год



Корпус-бак ракеты Atlas


Для каждого из них нужно было построить свою ракету.

Первая, названная МХ-774А, предназначалась для отработки силовой установки. Ее сразу прозвали Teetotaler (Трезвенник), поскольку в ней не использовался спирт в качестве топлива.

Вторая — МХ-774В, названная Old Fashioned (Старомодная), за свое внешнее сходство с V-2, предназначалась для высокоскоростных испытаний бортового оборудования и двигателей.

И, наконец, третья — МХ-774С с именем Manhattan, являлась прототипом будущей ракеты с ядерной боеголовкой.

Однако планам Боссарта не суждено было сбыться. Когда военные узнали, что для получения первого полноценного летающего образца HiRoc потребуется шесть лет, они разорвали контракт, но позволили провести летные испытания уже построенных ракет. Оставшихся средств едва хватило на три “Старомодные” МХ-774В.

Внешне ракета выглядела как уменьшенная и более обтекаемая V-2. Ее сварные тонкостенные баки были изготовлены из алюминиевого сплава 51S. Окислитель — жидкий кислород — вытеснялся собственным давлением, а топливный бак с керосином поддавливался азотом. В отделяемой головной части находилось телеметрическое оборудование.

Длина МХ-774В составляла 9,63 м, диаметр — 0,76 м. В хвостовой части устанавливались трапециевидные стабилизаторы с размахом 2,08 м. Вес пустой ракеты равнялся 544,8 кг, а снаряженной — 1860 кг. (Под термином “снаряженная” понимается полностью заправленная и подготовленная к пуску ракета).

Силовая установка состояла из четырех ЖРД Reaction Motors XLR35-RM-1 с суммарной тягой 3630 кг. Двигатель был модификацией ЖРД, стоявшего на экспериментальном самолете Х-1. По расчетам аэродинамиков ракета могла разогнаться до скорости 3200 км/ч.

14 ноября провели огневые испытания двигателя на стенде фирмы Convair. Затем начались статические испытания ракет. После их окончания в мае 1948 года ракеты перевезли на ракетный полигон White Sands в штате New Mexico.

Для пуска решили использовать стартовый стол немецкой Фау. Пробный запуск двигателя на столе состоялся 26 мая.

13 июля 1948 года МХ-774 поднялась в воздух. Через одну минуту полета возникшие неполадки в двигателе привели к взрыву.

Второй пуск состоялся 27 сентября. На этот раз ракета взорвалась на высоте 64 км. Пуск посчитали удачным, так как аппаратура успела передать на землю основные параметры полета.

Третий и последний старт МХ-774 прошел 2 декабря. На большой высоте произошло самопроизвольное выключение двигателя и полетное задание выполнено не было.

Хотя летные испытания МХ-774 прошли неудачно, а программу закрыли, результаты работ группы Боссарта можно назвать историческими. Ничего подобного МХ-774В ни в США, ни в СССР на то время не было. Пока весь мир развивал идеи штурмбанфюрера 4-го кавалерийского эскадрона 6-го полка СС Вернера фон Брауна, Боссарту удалось создать сверхлегкую конструкцию корпуса-бака ракеты.

В ракете V-2 корпус и баки были двумя разными составляющими, или, если хотите — разными сборочными единицами. Корпус изготавливался по технологии, принятой в авиации, он состоял из силового набора: стрингеров и шпангоутов, и цельнометаллической обшивки. Баки делались отдельно и крепились внутри корпуса болтами.

Боссарт решил объединить корпус и бак в единое целое. Тонкостенная обшивка МХ-774В взяла на себя роль емкости для топлива и окислителя. При этом внутреннее давление, созданное в корпусе-баке, поддерживало его форму и сопротивлялось внешним силам во время полета. Выигрыш в весе был поистине огромным.

Самым наглядным примером этого, простого на первый взгляд, решения может служить современная пластиковая бутылка для газировки. Попробуйте изменить форму только что купленной бутылки, находящейся под давлением…, а ведь пустая она почти ничего не весит и легко поддается деформации. На ракете Atlas вес несущего корпуса-бака не превышал 2 % от веса топлива и окислителя! Даже у пластиковой бутылки весовая отдача хуже — 2,96 %. Однако, следует заметить, что первенство в изобретении баллоноподобных баков не принадлежало Боссарту. Их описание было впервые опубликовано в работе “Ракета в межпланетном пространстве” немецкого профессора Генриха Оберта в 1923 году.

Еще одним инновационным решением, примененным на МХ-774В, стал верньерный двигатель от фирмы Reaction Motors. Конструкторы установили камеры сгорания в карданный подвес, и двигатель получил способность изменять вектор тяги без каких-либо потерь. Первоначальная идея верньерного двигателя принадлежала Константину Эдуардовичу Циолковскому, он назвал этот принцип управления ракетой: “качанием выхлопного сопла”.

Главным итогом программы МХ-774 стало доказательство целесообразности применения тонкостенных топливных баков, отклоняющихся камер сгорания ЖРД и отделяющегося носового конуса.



Atlas А на стартовой позиции космодрома Канаверал



Ракета Atlac С на стартовой позиции. На заднем плане летит стратегический бомбардировщик В-52С.


Когда программа МХ-774 была закрыта, на столе Боссарта лежали чертежи новой двух-ступенчатой ракеты. Первая ступень состояла из пяти ЖРД с тягой по 9000 кг, а вторая — из одного ЖРД с тягой 9000 кг. Ракета предназначалась для исследований входа в атмосферу при скорости, соответствующей числу М=18. Но военное ведомство не проявило интереса к этому проекту. Главным приоритетом для ВВС стала программа разработки стратегической крылатой ракеты Navaho, фирмы North American.

Финансирование выделили только под разработку наиболее сложной части радиоинерциальной системы наведения для перспективной межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). По мнению специалистов Convair, такой частью была система слежения за ракетой, выдающая исходные данные для вычисления поправок к траектории на радиоуправляемом участке полета.

Разработка следящей системы с обозначением AZUSA началась 1948 году и завершилась в 1951 году, когда у военных вновь возникла необходимость в МБР.

В этот период Боссарт занимался чисто теоретическими изысканиями в ракетной области, на средства фирмы. В 1949 году его группа разработала проект так называемой полутораступенчатой ракеты. У нее имелся маршевый двигатель и несколько ЖРД, выполняющих роль стартовых ускорителей. На старте включались все двигатели. При достижении заданной скорости ускорительные ЖРД выключались и сбрасывались, а маршевый двигатель выводил ракету на траекторию полета к цели. Такое решение позволяло отказаться от сложных и ненадежных систем запуска двигателей второй ступени в полете.

Интерес США к баллистическим ракетам вновь возник осенью 1949 года. Толчком к этому послужило испытание ядерной бомбы в СССР. Началась ядерная гонка. 31 января 1950 года президент Гарри Трумэн публично объявил, что США начинают разработку водородной бомбы. По оценкам ведущих ученых из Лос-Аламоса, вес этого боеприпаса не позволял доставлять его к цели на борту бомбардировщика, и единственным средством термоядерного нападения становилась ракета.

В январе 1951 года ВВС США выдали фирме Convair техническое задание на разработку носителя. Программа получила обозначение МХ-1593. Ее целью было исследование всех систем и разработка технологий, ведущих к созданию МБР. Боссарт назвал будущую ракету Atlas, в честь греческого бога, который держал небо, правда, фирма Convair предлагала и другие варианты: Boxcar (грузовой вагон) или Hot Rod (горячий стержень), но Atlas понравился всем, и 21 августа 1951 года именно это имя утвердили военные.

Требования к ракете казались невыполнимыми. Например, предполагаемый вес криогенной термоядерной боеголовки составлял 65 тонн.

Через восемь месяцев был закончен проект ракеты Model 7–1, удивительное совпадение с Р-7. Эскизный проект поражал воображение. Длина ракеты 27 м, диаметр — 3,6 м. Поднять такую махину предстояло пяти двигателям суммарной мощностью около 270,5 тонн. Для ускорения работы двигатели хотели взять из проекта Navaho.

В конструкции корпуса-бака ракеты вместо алюминиевого сплава, решили применить нержавеющую сталь. Сталь, хотя и увеличивала вес, повышала прочность корпуса на участках траектории, где алюминиевый сплав обладает пониженными характеристиками при высоких температурах.

Фирма Convair изготовила основные детали ракеты и собрала топливный бак, который в течение нескольких лет использовался для исследования вибраций, нагрузок и системы управления.

Большие проблемы возникли при проектировании головной части (ГЧ). Скорость вхождения боеголовки в атмосферу была гиперзвуковой, и расчетный приток тепла достигал 50 млн. ккал на метр площади в час. Моделирование входа ГЧ в атмосферу, проведенное в лабораторных условиях, понизило это значение до 43–48 млн. ккал, поэтому проблему посчитали трудной, но разрешимой. В результате ученые спроектировали носовой конус с углом раствора 25°, основное внимание уделялось разработке испарительного охлаждения и обгорающего материала для защиты боеголовки.

31 октября 1952 года в 19 часов 14 минут по Гринвичу на острове Элугелаб (Elugelab) раздался чудовищный взрыв, грибовидное облако поднялось на высоту 36 км. Образовавшийся кратер имел диаметр 1900 м и глубину 50 м. Остров исчез с лица Земли. Президенту США доложили, что операция под кодовым названием Mike прошла успешно, и страна обладает секретом термоядерного оружия.



Старт ракеты Atlas В



МБР Atlas D закатывают в укрытие на базе ВВС Warren в штате Wyoming


Мощность взрыва составила 8 мегатонн. Устройство ТХ-5, которое местные острословы прозвали Sausage (Колбаса), состояло из цилиндрического термоса, заполненного жидким дейтерием, в центре которого находилась плутониевая бомба, так называемая “свеча зажигания”. Термос был окружен урановой оболочкой весом более 5 тонн. Эта оболочка выполняла роль зеркала для рентгеновского излучения, сжимающего дейтерий для начала реакции ядерного синтеза. Устройство поместили в огромный стальной корпус диаметром 2 м и высотой 6 м, со стенками толщиной 0,3 м. Поверхность корпуса обшивалась листами свинца и полиэтилена. Все это хозяйство весило 82 тонны. Для поддержания дейтерия в жидком состоянии требовалась температура -250 °C, поэтому рядом с устройством пришлось построить небольшой завод, который беспрерывно гнал в термос жидкий гелий.

Все понимали, что взрыв этого монстра не имел военного значения. Физики лихорадочно искали способ снижения веса водородной бомбы. Наиболее перспективным путем достижения заданных характеристик был отказ от криогенного пути в пользу так называемого “сухого” термоядерного горючего, на базе изотопа литий-6. Но в США отсутствовала производственная база для промышленного производства лития, и работы затормозились. Ракетчики, постоянно подталкиваемые военными, получили небольшой таймаут.

В этот период группа Боссарта решала вопрос о числе ступеней и расположении двигателей, стремясь избежать включения второй ступени на высоте. Многообещающим решением была кольцеобразная конфигурация с разгонными двигателями по окружности и маршевым двигателем в центре. Однако этот вариант пришлось отбросить из-за проблем отделения и теплопередачи.

Зайдя в своеобразный тупик, фирма обратилась к военным с просьбой изменить требования к МХ-1593:

— уменьшить число М полета в районе цели до дозвукового и, тем самым снизить, нагрузку на теплопоглощающий экран боеголовки;

— увеличить в два раза допустимое отклонение от цели для ускорения разработки системы наведения;

— уменьшить наполовину вес боевой нагрузки.

В июле 1952 года на разработку “Атласа” выделили дополнительные средства, а после взрыва в 1953 году в СССР первой термоядерной бомбы “сухого” типа программе МХ-1593 присвоили титул “Приоритетная Национальная программа № 1” и новое название Weapons System-107A (Система вооружения-107А).

Вторым важным событием 1953 года стало создание комитета по оценке стратегических управляемых ракет ВВС США. Комитет потребовал ускорения работ по “Атласу” и одобрил все решения фирмы Convair. Военным оставалось только утвердить рекомендации комитета, что они и сделали в мае 1954 года.

В 1953 году на фирму Convair, наконец, пришел положительный сигнал из Лос-Аламоса. Ядерщики сделали “сухую” бомбу весом около 10 тонн, которую реально можно было поставить на борт “Атласа”.

Боссарт немедленно изменил схему ракеты: вместо пяти ЖРД, корпуса диаметром 3,6 м и стартового веса более 180 т была принята полутораступенчатая схема с тремя ЖРД и диаметром корпуса 3 м. Расчетный стартовый вес значительно снизился.



Пусковая установка ангарного типа, заглубленная в землю. Ракета Atlas Е поднята в стартовую позицию.


5 апреля 1954 года новый президент США Дуайт Эйзенхауэр выступил по национальному радио с докладом “О роли водородной бомбы в защите от коммунистической угрозы”. Это выступление предваряло новую серию ядерных испытаний на атолле Бикини под кодовым названием Castle (Замок). Первый взрыв мощностью 15 Мт прозвучал 28 февраля 1954 года. “Сухая” водородная бомба Shrimp (Креветка) неожиданно дала на 9 Мт больше мощности, чем ожидалось. И неудивительно, ведь в нее вложили весь накопленный американский запас Лития-6, обогащенного на 40 %. В следующий боеприпас закладывали уже почти природный Литий, обогащенный всего на 7 %. После доработок “Креветку” запустили в серийное производство.

Боеголовка была готова, и фирма Convair начала строительство ракеты. Маршевый двигатель с тягой 27,2 т делала фирма Rocketdyne. Разгонные двигатели с тягой 68 т поставляла фирма North American. Систему наведения и носовой конус делала General Electric, а компания Solar строила несущий топливный бак.

В мае 1955 года военных познакомили с полномасштабным макетом ракеты и через три месяца ВВС дали добро на первую партию опытных ракет Atlas А.

Корпус ракеты монококовой конструкции был разделен на два бака-отсека: верхний объемом около 71 м3 для жидкого кислорода и нижний объемом около 44 м3 для керосина. Жесткость конструкции обеспечивалась за счет наддува. Для изготовления корпуса применялась специально разработанная холоднокатаная сталь марки AISI-301. Хорошая свариваемость этой стали, ее высокая прочность, вязкость, а также сопротивляемость высоким температурам сделали ее наиболее подходящим материалом для конструкции.



Пусковая установка для ракет Atlas F, шахтного типа, с хранилищем шахтного типа.


К толщине проката предъявлялись чрезвычайно высокие требования. Ошибка металлургов на 1/1000 могла стоить военным 160 км дальности полета.

Фирма Convair получала сталь в рулонах шириной 0,9 м. Для изготовления секций корпуса полосы свертывались в цилиндры и сваривались встык. Готовые секции устанавливались в специальное приспособление и, начиная с носовой части до 23 секции включительно, сваривались внахлест. Толщина стенок корпуса в носовой части составляла 0,25 мм и увеличивалась до 0,5 мм в первой секции постоянного диаметра. В секциях, образующих цилиндр, толщина стенок увеличивалась до 1 мм. (прим. авт. Толщина стенок пивной банки 0,1 мм, а у пластиковой бутылки для сильногазированных напитков 0,36 мм).

Верхнее днище топливного бака изготавливалось из свариваемых встык “лепестков” без подкрепляющих элементов, а нижнее днище подкреплялось штампованными профилями с тем, чтобы противостоять нагрузкам от работающего маршевого двигателя.

В законченном корпусе-баке создавалось небольшое избыточное давление, в результате чего разглаживались все неровности, образовавшиеся при изготовлении. Затем корпус проходил гидростатические испытания, для чего он устанавливался на специальную вышку, и топливные баки частично заполнялись водой. В оставшемся над водой пространстве создавалось избыточное давление, значительно превышавшее давление при запуске: 4,2 кг/см2 в баке с горючим, и 1,8 кг/см2 в баке с окислителем. После испытаний внутри баков постоянно поддерживалось избыточное давление не менее 0,4 кг/см2.

Необычность конструкции корпуса вызывала у военных большое недоверие и, для “страховки”, они заказали фирме Martin еще одну баллистическую ракету Titan, с традиционной конструкцией корпуса.

Верхняя переходная секция ракеты Atlas служила для установки отделяемой головной части (ГЧ). ГЧ представляла собой тупой конус с углом раствора 105 градусов и диаметром у основания 1,615 м. Благодаря такой форме ГЧ быстро тормозилась при входе в атмосферу и над целью летела на дозвуковой скорости. Теплопоглощающее покрытие конуса изготавливалось из 500 кг кованой меди.

Отсек разгонных двигателей, сбрасываемый в полете, имел полумонококовую конструкцию со стрингерами и гофрированной обшивкой.

Бортовое оборудование ракеты находилось в обтекателях, размещенных по бокам бака для топлива.

Силовая установка состояла из двух разгонных ЖРД с тягой на уровне моря 68 т и одного маршевого — с тягой 27,2 т на уровне моря и 36 т в вакууме. Для управления ракетой по крену служили два верньерных ЖРД с тягой по 450 кг, установленных по бокам корпуса над главным шпангоутом двигательного отсека. Все двигатели имели регенеративное охлаждение топливом, которое циркулировало между двойными стенками камер сгорания под большим давлением.

Общая тяга силовой установки при старте на уровне моря 174 т. Разгонные ЖРД вместе с закрывающей их “юбкой” сбрасывались приблизительно через 100 секунд после запуска.

Система наведения на “Атласе”А представляла собой комбинацию инерциальной и радиокомандной систем. Данные о величине и направлении вектора скорости посылались бортовой аппаратурой на наземные станции, где их обрабатывали в цифровом вычислителе и получали необходимые поправки, которые по кодированному радиоканалу передавались на борт ракеты. Автопилот на основе принятых поправок, выдавал соответствующие команды в систему отклонения двигателей. Время выключения двигателей также определялось по команде с земли.

После того, как Atlas выходил из зоны видимости наземных станций слежения, радиокомандная система выключалась, и в действие вступала инерциальная система, работавшая до момента отделения ГЧ.

Самым большим недостатком радиокомандной части была невозможность одновременного запуска нескольких ракет, так как передача команд шла по одному и тому же каналу. Точность системы, показанная во время испытаний, оказалась невысокой. На дальности 8000 км средняя ошибка составляла 3 км.

Сборка первых трех ракет закончилась в конце лета 1956 года. Два “Атласа” предназначались для прочностных испытаний, а третий — для статических испытаний пускового комплекса на мысе Канаверал.

Большие трудности возникли с доставкой ракеты на космодром. Выручила фирма Goodyear. Она разработала специальный автомобильный трейлер длиной 19,5 м и шириной 4,3 м. Трейлером управляли два водителя, один сидел впереди и смотрел вперед, а другой сзади и смотрел назад. Такой “тяни-толкай” облегчал маневрирование трейлера на дороге.

1 октября 1956 года секретную ракету погрузили на трейлер, закутали в серебристую ткань, и она отправилась в путешествие из Сан-Диего во Флориду. Ей предстояло преодолеть более 4000 км. На пути следования рабочие временно разбирали мосты, а полицейские обеспечивали охрану и объезд крупных городов. Трейлер ехал исключительно в дневное время, со средней скоростью 37 км/ч и с многочисленными остановками. Во время одной из таких остановок офицеры службы безопасности были поражены, когда к ним подбежал неизвестный ребенок и спросил: “Куда везут ракету Atlas?!”.

Через девять дней Atlas А № 3 закрепили на стартовом столе. Испытания пускового комплекса прошли успешно.

11 июня 1957 года его место занял Atlas А № 4, готовый к первому запуску. Начался обратный отсчет…

Ракета легко оторвалась от стартового стола только за счет тяги разгонных ЖРД. Маршевый двигатель на ракету не устанавливался. Через 23 секунды полета отказали гироскопы системы управления, и Atlas при почти полных топливных баках, выполнил чрезвычайно резкий маневр, закончившийся “мертвой петлей”. Дальнейшее поведение “Атласа” было непредсказуемым, и дежурный офицер по безопасности полетов подорвал ракету. Последующий анализ кадров скоростной съемки показал, что вплоть до момента подрыва баки оставались целыми. Этот факт окончательно развеял сомнения скептиков по поводу прочности несущих баков.

Второй пуск состоялся 25 сентября. Ракету опять пришлось подорвать. На этот раз отказал регулятор подачи окислителя, в результате чего тяга двигателей резко упала.

Через девять дней произошло грандиозное событие — СССР запустил первый искусственный спутник Земли. Весело “попискивающий” шарик вывела на орбиту баллистическая ракета Р-7. Америка была буквально раздавлена, ведь возможности русской “семерки” позволяли ей нести вожделенную термоядерную боеголовку.

Боссарт клятвенно заверил военных, что за третий пуск, намеченный на декабрь, краснеть не придется. Еще бы! Ведь 5 октября 1957 года госсекретарь во всеуслышание заявил, что в декабре 1962 года США будет располагать четырьмя эскадрильями боевых “Атласов”.

Действительность оказалась менее радужной. 17 декабря ракета поднялась над мысом Канаверал и упала в Атлантический океан на расстоянии 960 км. Программа полета выполнена не была. Тем не менее, пуск посчитали удачным.

Только пятый запуск “Атласа” 10 января 1958 года прошел по заданной программе.

Первый этап испытаний закончился 3 июня 1958 года, восьмым пуском ракеты. Из них только три полета закончились успешно. Во всех пусках головная часть от ракеты не отделялась.

На второй этап испытаний выходил предсерийный образец ракеты — Atlas В. Его единственным отличием от боевой ракеты был носовой конус, в котором вместо боеголовки стояли измерительные приборы.

Первый пуск “Атласа” В состоялся 19 июля 1958 года. На 43 секунде полета произошло самовыключение двигателей разгонной ступени. Эта неисправность повторялась и в некоторых последующих запусках

Поставленная этими авариями в тупик, фирма Convair обратилась в научно-исследовательский центр ВВС им. Арнольда за помощью. Ученые провели обследование различных факторов, которые могли повлиять на процесс горения в двигателе. Оказалось, что выхлоп турбины привода топливных насосов был направлен прямо вниз, и в длинных стальных обтекателях двигателей создавалось разрежение. Это приводило к всасыванию выхлопных газов обратно в обтекатели, в результате чего сгорала электрическая проводка цепей зажигания.

После того, как выхлопные отверстия турбин перенесли в другое место и срезали нижние участки обтекателей, выключения прекратились. Для надежности еще добавили тепловой экран, защищающий проводку от высокой температуры.

Наиболее важным пуском для всей программы был второй пуск “Атласа” В, состоявшийся 2 августа. Он продемонстрировал первое отделение разгонных двигателей, стабильную работу маршевого двигателя и отделение носового конуса после включения тормозных двигателей.

28 ноября 1958 года ракета, наконец, достигла межконтинентальной дальности, пролетев 10176 км. Это была расчетная дальность полета без учета вращения Земли. При запусках в восточном направлении, с учетом вращения Земли, дальность полета могла превысить 14000 км.

В декабре 1958 года на испытания вышел Atlas С, обладающий большим стартовым весом и, следовательно, несколько меньшим ускорением при старте, чем предыдущие модификации. Ракета предназначалась для испытаний отделяющейся ГЧ.

Большие трудности во время испытаний вызывал поиск ГЧ с измерительной аппаратурой.

Дважды головные части не были найдены, хотя и снабжались специальными парашютами для замедления скорости падения, поплавками для поддержания их на плаву, сигнальной рацией для вызова поисковых групп и красителями водной поверхности для их обнаружения.

Вновь помог центр им. Арнольда. В аэродинамической трубе исследовали спутную струю падающего конуса. Ответ был неожиданным: дефект заключался в том, что парашюты не раскрывались. Их раскрытию препятствовала турбулентность воздуха позади падающей ГЧ. Научно-исследовательский центр предложил удлинить подвесные стропы парашютов с тем, чтобы парашюты были в относительно спокойном воздухе вне зоны турбулентности.

Первая боевая модификация МБР Atlas D вышла на летные испытания в начале 1959 года. На ракете стояла силовая установка типа МА-2, состоящая из разгонных двигателей XLR-89 и маршевого XLR-105, с тягой в 69 и 25,6 тонн соответственно. Новая головная часть Мк. З заостренного вида, с абляционным покрытием, рассчитывалась под термоядерную боеголовку W-49 мощностью 1,4 Мт.



Подъем ракеты Atlas F из шахты перед пуском


Первый запуск Atlas D № 3 состоялся 18 марта 1959 года с космодрома Канаверал. Во время пуска был порван обтекатель, окружающий двигатели, и ракету подорвали. Причина происшествия крылась в несовершенной конструкции пускового стола. Ракета удерживалась двумя стержнями на гидравлических замках. Эти стержни шарнирно прикреплялись пальцами в плавающих подшипниках на корпусе “Атласа” и снабжались подкосами, идущими со стороны ракеты к пусковой установке.

Когда тяга двигателей превышала вес ракеты на 3,5 т, из гидравлической системы замков сбрасывалось давление, подкосы выдергивали пальцы, стержни отбрасывались, и ракета поднималась в воздух. Различное давление в гидравлических замках стало причиной того, что один из стержней начал отставать и резать уходящий вверх обтекатель.

Сбрасывание давления из гидросистемы замков изменили таким образом, что отставание стержня было устранено. Позднее изменили и конструкцию удерживающего механизма. Заменив его на А-образную ферму, исключающую возможность захвата юбки стержнями.

Второй и третий пуски Atlas D тоже закончились аварией. Первая ракета взорвалась в воздухе в результате разрушения верхней перегородки топливного бака, а вторая в результате ошибки обслуживающего персонала.

Обеспокоенные военные поставили инженерам задачу устранить все недостатки и довести ракету до стадии боевой готовности к 1 августа 1959 года.

После устранения причин аварий фирма Convair установила на стартовую позицию очередную ракету. 28 июля 1959 года она полностью выполнила программу полета и пролетела около 10000 км. Через 14 дней состоялся последний успешный испытательный запуск. 31 августа МБР Atlas была доведена до стадии начальной боевой готовности.

Начались поставки “Атласов” D в ВВС США. Первые ракеты поступили в 704-е ракетное стратегическое крыло ВВС США (Strategic Missile Wing — SMW) на базе Vandenberg. Это соединение являлось главной тренировочной базой для личного состава.

10 марта 1960 года военные попытались запустить Atlas D на максимальную дальность. Но ракета при запуске взорвалась. 20 мая попытку повторили. На этот раз пуск прошел успешно. Макет ГЧ упал в Индийском океане в 1600 км юго-восточнее Кейптауна и 800 км северо-восточнее острова Принц Эдвард. Ракета преодолела 14500 км за 53 минуты.

Следующей модификацией ракеты стал Atlas Е. На нем стояла новая силовая установка МА-3, состоящая из разгонных двигателей LR-89-NA-5 с тягой 73,4 т и маршевого LR-105-NA-5 с тягой 25,6 т. Кроме увеличения тяги конструкторам удалось уменьшить вес и количество деталей в двигателях.



Подрыв ракеты Atlas после выполнения ею “мертвой петли” во время первого запуска.


Сокращение количества деталей на 15 % было достигнуто путем использования выходящего под большим давлением из турбонасоса горючего для привода системы отклонения двигателей. Основные клапаны горючего и окислителя так же приводились в действие давлением топлива, в отличие от ранее применявшихся систем, где эта система работала на газообразном гелии, хранившемся под большим давлением в сферических баллонах из титана.

Вес силовой установки уменьшился в результате замены металлических обручей, охватывающих камеры сгорания стартовых двигателей, обручами из армированного стеклотканью пластика.

Повышение тяги силовой установки позволило поставить на ракету более мощную боеголовку W-38 в 3,7 Мт. Для нее разработали новую ГЧ типа Мк.4. Расчетная дальность полета Atlas Е составляла 16000 км.

Для повышения точности ракеты на нее поставили чисто инерциальную систему наведения от МБР Titan, которую выпускало военное отделение фирмы Bosh.

Первый пуск Atlas Е состоялся 11 октября 1960 года. Этот и два последующих пуска закончились неудачей. Только через год конструкторам удалось устранить все недостатки ракеты и поставить ее на вооружение.

Последней боевой модификацией ракеты Atlas стал ее шахтный вариант Atlas F. Отличительными его особенностями стали: установка специального оборудования в топливных магистралях стартовых и маршевого двигателей до основных топливных клапанов, позволяющего длительно хранить ракету с заправленным баком. Конструкторы установили дренажное устройство для удаления осадка, который мог образоваться на дне бака при длительном хранении. На пусковом комплексе поставили специальное заправочное оборудование, дополнительные резервуары с гелием для наддува баков при ускоренной подготовке к запуску.

На последних сериях ракет Atlas F устанавливалась ГЧ от ракеты Minuteman типа Мк.5.

Первый запуск Atlas F состоялся 8 августа 1961 г. Ракета пролетела по трассе Атлантического полигона около 9200 км и упала в заданном районе вблизи острова Вознесения.

Первым подразделением, освоившим новые ракеты, стала 576 эскадрилья 704 SMW (579 SMS — Strategic Missile Squadron). 9 сентября 1959 года ее личный состав произвел первый удачный запуск.

Строительство боевых позиций для ракет на базе Vandenberg в штате California началось еще 1957 году. Пусковые столы находились в легких укрытиях ангарного типа, со сдвижными крышами. Ракета закатывалась в укрытие транспортером, в горизонтальном положении. Для ее закрепления к стартовому столу он поворачивался на 90 градусов. От пускового стола отходила жесткая решетчатая ферменная конструкция подъемника, простирающаяся вдоль всего корпуса и имеющая два захвата в виде кронциркуля, которые зажимали переходное кольцо в хвостовой части снаряда.



МБР Atlas Е в музее стратегической авиации США.


После закрепления ракеты к кольцу, начинались операции по установке ГЧ.

Вокруг ангара располагалось наземное вспомогательное оборудование, основными элементами которого являлись баки для хранения компонентов топлива, баллоны с гелием, под давлением которого топливо поступало в баки, центр управления и радиооборудование, входящее в наземную часть системы наведения.

После принятия решения на пуск включалось питание системы подъемника ракеты. Электрогидравлическая система мощностью 75 л. с. сдвигала крышу укрытия назад, после чего подъемник начинал устанавливать Atlas в вертикальное положение. На установку в вертикальное положение уходило около двух минут. В дальнейшем, когда появились ангары с крышами, сдвигающимися в стороны, это время существенно сократили.

После установки в вертикальное положение топливные системы ракеты продувались азотом, автоматически подавались окислитель и топливо, и начинался отсчет предстартового времени.



Пуск МБР Atlas F


Первым боевым соединением ракет Atlas, ставшим на боевое дежурство, стало 706-е SMW на базе Warren в штате Wyoming. Строительство этой базы площадью около 80 км2 отставало от графика из-за массовых забастовок рабочих, поэтому она не совсем соответствовала постоянно совершенствующимся ракетам и способам их запуска.

546-я эскадрилья крыла размещалась в шести пусковых комплексах открытого типа.

565-я эскадрилья имела три стартовых комплекса в легких ангарах с раздвигающейся в стороны крышей.

549-я эскадрилья располагала девятью пусковыми установками ангарного типа, углубленными в землю.

Боевая готовность базы Warren была достигнута в 1960 году.

Вторая боевая база “Атласов” Fairchild в штате Washington была введена в строй в октябре 1961 года. На базе имелось девять пусковых установок по типу 549-й эскадрильи. База отличалась защищенной микроволновой системой связи.

Третья база Forbes в штате Kansas вступила в строй в октябре 1961 года. Количество пусковых установок и их тип был таким же, как и на базе Fairchild.

В 1959 году было принято решение разработать полностью укрепленное укрытие для МБР Atlas шахтного типа. Ракета модификации F должна была только храниться в шахте, а для запуска ее приходилось поднимать на поверхность.

Глубина шахты составляла 53 м, диаметр 15,8 м. Центр управления запуском находился в бетонированном укрытии на расстоянии около 30 м от шахты и связывался с ней тоннелем, проходящим приблизительно на уровне пятого этажа шахты. Укрытие обеспечивало полную защиту от радиации, а упругая подвеска ракеты в шахте предохраняла ее от сильных сотрясений при близких ядерных взрывах.

В шахте размещались гидравлические системы, открывающие стальную и бетонную крышки и поднимающие Atlas F на поверхность земли, а также резервуары для хранения топлива, противовесы, рабочие платформы и большое количество систем обслуживания. Ракета могла храниться с баками, заполненными керосином, но заправка жидким кислородом начиналась непосредственно перед запуском, до подъема ракеты на поверхность.

Шахтные укрытия для Atlas F построили базе Schilling в штате Kansas, Plattsburg в штате New York, Lincoln в штате Nebraska, Altus в штате Oklahoma, Dyess в штате Texas и Walker в штате New Mexico. На каждой из этих баз находилось по одной эскадрилье из 12 ракет.

Всего за время эксплуатации было запущено приблизительно 153 МБР Atlas разных модификаций, из них 110 успешных (72 %), 26 частично успешных и 15 неудачных. Результаты двух запусков были засекречены.

В 1975 году МБР Atlas сняли с вооружения. Ее заменили более неприхотливые в хранении и пуске твердотопливные ракеты Minuteman.

Но история ракет на этом не закончилась. Практически все они использовались в космической программе США для запуска спутников, межпланетных космических аппаратов и астронавтов. Эта часть истории “Атласа” настолько объемна, что является темой для целой серии публикации.



1. Термоядерная боеголовка. 2. Инерциальная система наведения. 3. Жидкий кислород. 4. Блоки системы радиокомандного управления. 5. Трубопровод для питания двигателей и заправки жидким кислородом. 6. Топливо — керосин. 7. Двигатели управления по крену. 8. Бак с жидким гелием системы управления двигателями. 9. Топливные насосы. 10. Разгонные двигатели. 11. Маршевый двигатель.


Технические характеристики ракет Atlas

Длина с носовым конусом Мк.2 — 23 м.

Длина с носовым конусом Мк.3 или 4 — 25 м.

Длина с носовым конусом Мк.5 — 24 м.

Диаметр корпуса — 3,04 м.

Диаметр переходного отсека носового конуса — 1,2 м.

Ширина юбки стартовых двигателей — 4,87 м.

«Стартовый вес:

— модификация D — 115700 кг,

— модификация Е и F с носовым конусом Мк.4 — 118000 кг.

Вес с носовым конусом без топлива — 9000 кг.

Вес конструкции без носового конуса и разгонных двигателей — 3600 кг.

Силовая установка:

— модификация D — МА-2:

— стартовые двигатели 2 ЖРД LR-89-3 тяга 68 т,

— маршевый двигатель 1 ЖРД LR-105-3 тяга — 27,2 т,

— верньерные двигатели 2 ЖРД LR-101 -5,6,7

модификации Е и F — МА-3:

— стартовые двигатели 2 ЖРД LR-89-5 тяга 74,8 кг,

— маршевый двигатель 1 ЖРД LR-105-5 тяга 27,2 т,

— верньерные двигатели 2 ЖРД LR-101 тяга 450 кг.

Топливо для всех двигателей: жидкий кислород и керосин.

Дальность:

— первоначальная расчетная — 10175 км,

— эффективная боевая — 16600.

Максимальная высота полета — 960 км.

Скорость в момент выгорания топлива соответствует числу М = 26–27.

Путешествие среди черных дыр

Кип Стивен Торн


Из всех творений человеческого разума: от мифологических единорогов и драконов до водородной бомбы, пожалуй, наиболее фантастическое — это черная дыра; дыра в пространстве с вполне конкретными краями, в которую может провалиться все что угодно и из которой ничто не в силах выбраться. Дыра, в которой гравитационная сила столь велика, что даже свет захватывается и удерживается в этой ловушке.

Дыра, которая искривляет пространство и искажает течение времени. Подобно единорогам и драконам, черные дыры кажутся, скорее, атрибутами научной фантастики или древних мифов, чем реальными объектами. Однако из физических законов с неизбежностью следует существование черных дыр. В одной нашей Галактике их, возможно, миллионы.


Спуск в «Ад»

Вообразите себя капитаном большого космического корабля звездного класса. По заданию Географического общества вам предстоит исследовать несколько черных дыр, находящихся на больших расстояниях друг от друга в межзвездном пространстве, и с помощью радиосигналов передать на Землю описание своих наблюдений.

Пробыв в пути 4 года и 8 месяцев, ваш корабль тормозит в окрестности ближайшей к Земле черной дыры, получившей название Гадес (Ад) и расположенной вблизи звезды Веги. На телеэкране заметно присутствие черной дыры: атомы водорода, рассеянные в межзвездном пространстве (их средняя плотность — 6∙10-2 см-3), втягиваются внутрь ее гравитационным полем. Везде вы видите их движение: медленное вдали от дыры и все более быстрое по мере приближения к ней. Это напоминает падение воды в Ниагарском водопаде за исключением того, что атомы падают не только с востока, но и с запада, севера, юга, сверху и снизу — отовсюду.

Если вы ничего не предпримете, то тоже окажетесь втянуты внутрь.

Итак, вам предстоит с величайшей осторожностью перевести звездолет с траектории свободного падения на круговую орбиту вокруг черной дыры (подобную орбитам искусственных спутников, вращающихся вокруг Земли) так, чтобы центробежная сила вашего орбитального движения компенсировала силу притяжения черной дыры. Почувствовав себя в безопасности, вы включаете двигатели корабля и готовитесь к изучению черной дыры.

Прежде всего, в телескопы вы наблюдаете электромагнитное излучение, испускаемое падающими атомами водорода. Вдали от черной дыры они настолько холодные, что излучают лишь радиоволны. Но ближе к дыре, там, где атомы падают быстрее, они время от времени сталкиваются между собой, нагреваются до нескольких тысяч градусов и начинают излучать свет. Еще ближе к черной дыре, двигаясь гораздо быстрее, они разогреваются за счет столкновений до нескольких миллионов градусов и испускают рентгеновское излучение. Наблюдая это излучение, приходящее из окрестностей черной дыры, вы вспоминаете, как искали черные дыры с Земли: советские астрофизики Я.Б. Зельдович и И.Д. Новиков в 60-х годах предсказали, что, падая на черную дыру, газ будет испускать мощное рентгеновское излучение. В 1972 г. американский астроном Р. Джиаккони зарегистрировал рентгеновское излучение, приходящее от объекта Лебедь Х-1, подтвердив тем самым предсказание Зельдовича и Новикова и классифицировав этот объект как черную дыру, находящуюся на расстоянии 14 тыс. св. лет от Земли.

Направляя свои телескопы «внутрь» и продолжая приближаться к черной дыре, вы «увидите» гамма-лучи, испускаемые атомами водорода, нагретыми до еще более высоких температур. И наконец, в самом центре вы обнаружите темный диск самой черной дыры.

Следующий ваш шаг — тщательно измерить длину орбиты корабля. Это приблизительно 1 млн км, или половина длины орбиты Луны вокруг Земли. Затем вы смотрите на далекие звезды и видите, что они перемещаются, подобно вам. Наблюдая за их видимым движением, вы выясняете, что вам необходимо 5 мин 46 с, чтобы совершить один оборот вокруг черной дыры. Это и есть ваш «орбитальный период».

Зная период обращения и длину своей орбиты, вы можете рассчитать массу черной дыры. При этом вы пользуетесь тем же методом, что и Исаак Ньютон, вычисливший в 1685 г. массу Солнца и планет Солнечной системы: в соответствии с законом всемирного тяготения Ньютона сила притяжения какого-либо тела пропорциональна его массе, а согласно законам Кеплера, которым подчиняется движение небесных тел по своим орбитам, эта сила пропорциональна также кубу длины орбиты, деленному на квадрат орбитального периода. Применяя эти физические законы к вашей собственной орбите, вы получаете, что масса черной дыры Гадес в 10 раз больше солнечной (10 Мслн). Это, по-существу, полная (суммарная) масса, скопившаяся в черной дыре за всю ее историю и включающая массу звезды, в результате коллапса которой около 2 млрд лет назад образовалась черная дыра, массу всего межзвездного водорода, втянутого в нее с момента ее рождения, а также массу всех астероидов и заблудившихся звездолетов, упавших на нее.



Квазары и черные дыры могут быть органически связаны между собой


Отправляясь в путешествие, вы детально изучили свойства черных дыр. Как доказали в 70-е годы английский и канадские астрофизики С. Хокинг, В. Израэл и Б. Картер, использовавшие представления общей теории относительности (ОТО) Эйнштейна, черная дыра — это удивительно простой объект.

Все его свойства — сила гравитационного притяжения, отклоняющая световое излучение звезд, а также форма и размер ее поверхности — определяются лишь двумя числами: массой дыры (которую вы уже знаете) и моментом количества движения. Этот момент — мера того, как быстро дыра вращается вокруг собственной оси. Вращаясь, она создает в пространстве вокруг себя некий вихрь, закручивающий все, что попадает внутрь дыры.

Падая, некоторые водородные атомы межзвездной среды кружатся по часовой стрелке, а другие — в противоположном направлении. В результате они могут сталкиваться между собой, но в среднем падают в дыру отвесно («вертикально»), т. е. в радиальном направлении, не вращаясь. И вы приходите к выводу, что эта черная дыра с массой 10 Мслн едва ли вращается вообще — ее момент количества движения близок к нулю.

Зная массу и момент количества движения, можно теперь, пользуясь формулами ОТО, рассчитать все свойства, которыми должна обладать черная дыра. Наиболее интересны свойства ее поверхности, или горизонта — границы, из-за которой все, что падает в дыру, уже не может вернуться; границы, из-за которой не выбраться звездолету и даже любому виду излучения: радиоволнам, свету, рентгеновским или гамма-лучам. Поскольку эта дыра не вращается, ее горизонт имеет форму сферы, длина большой окружности которой при массе 10 Мслн составляет 185 км, что равно, например, периметру Лос-Анджелеса.

Эта величина ничтожна по сравнению с длиной вашей орбиты (1 млн км). И тем не менее в столь крошечный объем втиснута масса вдесятеро больше солнечной! Если бы черная дыра была твердым телом с таким же объемом и массой, ее средняя плотность составила бы 1012 г/см3. Но насколько позволяют судить ваши наблюдения, она сотворена из вакуума — пустоты. Снаружи от горизонта вещества нет вовсе, если не считать атомов водорода, падающих в дыру из межзвездного пространства, и вашего корабля. 10 солнечных масс звездного газа, из которых в результате коллапса, произошедшего 2 млрд лет назад, образовалась дыра, ныне упрятаны за горизонтом. И так как они никогда больше не появятся и не передадут никакой информации наружу, вы можете полагать в своих дальнейших расчетах, что они полностью исчезли из нашей Вселенной. Единственное, что после них осталось, — сильное гравитационное притяжение, которое влияет на вашу орбиту так же, как и до коллапса, и которое на сфере с экватором длиной 185 км становится столь огромным, что преодолевает любое сопротивление и, тем самым, создает горизонт.

Определив длину окружности горизонта, вы с трудом удерживаетесь от искушения рассчитать диаметр черной дыры по обычной формуле, деля длину окружности на число п = 3,14159… Однако вас уже предупредили, что не следует доверять подобным вычислениям по двум причинам. Во-первых, чудовищное гравитационное поле черной дыры полностью искажает геометрию пространства возле нее: у горизонта диаметр круга может быть гораздо больше, чем отношение длины окружности к числу п. Во-вторых, понятие диаметра имеет смысл лишь тогда, когда вы его можете измерить. Но чтобы измерить диаметр горизонта черной дыры, вам придется проникнуть внутрь него, а очутившись там, вы никогда не сможете вернуться в нашу Вселенную. Вам не удастся даже передать результаты своих измерений на Землю — сигналы не выйдут за горизонт из-за неумолимого тяготения.



Двойная система “черная дыра — красный гигант” в представлении художника


«Не беда, — пытаетесь вы себя успокоить, — пусть я даже никогда не смогу проверить ответ экспериментально, но ведь можно вычислить диаметр дыры с помощью формул ОТО для искривленного пространства». Но тут же вы вспоминаете, что, хотя снаружи черная дыра чрезвычайно проста, о ее внутренности этого сказать нельзя.

Хотя по массе и моменту количества движения черной дыры вы в состоянии вычислить все ее свойства снаружи, вы не можете ничего узнать о ее внутренности. Она может иметь неупорядоченную структуру и быть сильно несимметричной. Все это будет зависеть от деталей коллапса, в результате которого образовалась черная дыра, а также от особенностей последующего втягивания межзвездного водорода. Так что диаметр дыры просто нельзя рассчитать на основе той убогой информации, которая имеется в вашем распоряжении.

Получив эти результаты, вы можете исследовать окрестности горизонта черной дыры. Не желая рисковать человеческой жизнью, вы отправляете десятисантиметровый робот (по имени R3D3) со встроенным передатчиком, который должен передать результаты своих исследований на корабль. Робот получает довольно простое задание: с помощью ракетного двигателя он должен сойти с круговой орбиты вашего звездолета и начать падать к черной дыре. Падая, R3D3 будет передавать на корабль информацию о состоянии своих электронных систем и о пройденном расстоянии. Для этого может быть использован ярко-зеленый луч лазера.

Вы рассчитываете принять лазерный сигнал, расшифровать его для определения состояния аппаратуры и пройденного расстояния, а также измерить цвет (длину волны) излучения. Вы знаете, что, хотя лазер все время испускает зеленый луч, вы будете видеть его все более красным по мере приближения робота к горизонту черной дыры. Отчасти излучение «покраснеет» за счет того, что ему придется затратить энергию на преодоление сильного гравитационного поля черной дыры, и отчасти — из-за доплеровского смещения, связанного с удалением источника излучения от вас. Измеряя «покраснение» лазерного излучения, вы Сможете рассчитать скорость падения робота.

Итак, эксперимент начинается. R3D3 сходит с круговой орбиты и падает по радиальной траектории. Как только он начинает падать, вы пускаете часы, по которым фиксируется время прихода лазерных импульсов. По истечении 10 с вы получаете от него сообщение, что все системы функционируют нормально и он уже опустился на 2600 км. По цвету лазерного излучения вы вычисляете, что в этот момент робот падает со скоростью 650 км/с. Когда ваши часы отмеряют 20 с, его скорость удвоится и достигнет 1300 км/с, а пройденное им расстояние возрастет вчетверо и составит 10 400 км. Спустя минуту скорость достигнет 9000 км/с, и робот упадет на 130 тыс. км, что составит уже 5/6 расстояния до горизонта[1].

Теперь вы должны быть предельно внимательны. Следующие несколько секунд окажутся решающими, поэтому вы включаете высокоскоростную регистрирующую систему для детальной записи всех приходящих сведений. Через 61 с R3D3 сообщает, что все системы пока функционируют нормально, горизонт — на расстоянии 8000 км и приближается со скоростью 15 тыс. км/с. Проходит 61,6 с. Еще все в порядке, до горизонта осталось 2000 км, скорость — 30 тыс. км/с (или 0,1 скорости света, так что цвет излучения начинает меняться все заметнее). А затем, в течение следующей 0,1 с вы с изумлением замечаете, что излучение из зеленого становится красным, инфракрасным, микроволновым, затем приходят радиоволны и наконец все исчезает. Через 61,7 с все кончено — лазерный луч пропал. R3D3 достиг скорости света и исчез за горизонтом.

По мере того как возбуждение спадает и вы подавляете налет сожаления по поводу участи робота, ваше внимание вновь обращается к записанным данным. В них зафиксированы подробности изменения окраски лазерного излучения. Вы знаете, что свет представляет собой колебания электромагнитного поля и что каждый цвет характеризуется своей собственной длиной волны. Длина волны исходного зеленого излучения лазера примерно 5∙10-4 см, и по мере того как излучение становится все более красным, его длина волны увеличивается. Там, в записях — история этого удлинения.

Из них следует, что пока R3D3 падал, длина волны принимаемого вами излучения сначала менялась очень медленно, а затем все быстрее и быстрее. Но когда она увеличилась в 4 раза (до 2∙10-3 см), скорость ее изменения неожиданно стала постоянной и впоследствии длина волны удваивалась каждые 3,5∙10-5 с. После 28 таких удвоений (или через 9,8∙10-4 с) она достигла 5 км, т. е. того предела, за которым ваша приемная система уже не в состоянии регистрировать сигналы. Следует предположить, однако, что длина волны продолжала все так же удваиваться и после этого, так что после огромного числа удвоений длина волны стала бесконечной и возле горизонта все еще испускались чрезвычайно слабые и длинноволновые сигналы.

Означает ли это, что R3D3 так и не пересек горизонт и никогда не сможет сделать этого? Вовсе нет. Эти последние сигналы с многократно удваивавшейся длиной волны будут бесконечно долго «выбираться» из «тисков» гравитационного поля черной дыры. R3D3 много минут назад пересек горизонт, двигаясь со скоростью света[2]. Но слабые сигналы от него будут продолжать приходить, поскольку время их пребывания в пути оказалось бесконечно велико. Они — следы далекого прошлого.



Вещество, нагревающееся при падении в черную дыру, делает ее видимой в некоторых областях спектра



Сверхмассивная черная дыра, захватывающая звездную материю у звезд в тесной тройной системе


После многочасового изучения данных, полученных от робота, и продолжительного сна, необходимого для восстановления сил, вы приступаете к следующему этапу исследований.

На этот раз вы решаете самостоятельно обследовать окрестности горизонта событий, правда, рассчитываете сделать это с большей предосторожностью, чем ваш посланник: вместо свободного падения к горизонту, вы собираетесь снижаться постепенно.

Попрощавшись с командой, вы влезаете в спускаемый аппарат и покидаете корабль, оставаясь сначала на той же круговой орбите. Затем, включая ракетный двигатель, слегка тормозите, чтобы замедлить свое орбитальное движение. При этом вы начинаете по спирали приближаться к горизонту, переходя с одной круговой орбиты на другую. Ваша цель — выйти на круговую орбиту с периметром, слегка превышающим длину горизонта. Поскольку вы движетесь по спирали, длина вашей орбиты постепенно сокращается: от 1 млн км до 500 тыс., потом до 100 тыс., 90 тыс., 80 тыс….. и тут начинает твориться что-то странное.

Находясь в состоянии невесомости, вы подвешены в своем аппарате, предположим, ногами — к черной дыре, а головой — к орбите вашего корабля и звездам. Но постепенно вы начинаете ощущать, что кто-то тянет вас за ноги вниз и вверх — за голову. Вы соображаете, что причина — притяжение черной дыры: ноги ближе к дыре, чем голова, поэтому они притягиваются сильнее. То же самое справедливо, конечно, и на Земле, но разница в притяжении ног и головы там ничтожна — меньше 10-6, так что никто этого не замечает. Двигаясь же по орбите длиной 80 тыс. км над черной дырой массой 10 Мслн, вы ощущаете эту разницу вполне отчетливо — различие в притяжении составит 1/8 земной силы тяжести (1/8 g). Центробежная сила, обусловленная вашим движением по орбите, компенсирует притяжение дыры в центральной точке вашего тела, позволяя свободно парить в невесомости, но на ваши ноги будет действовать избыточное притяжение 1/16 g, голова же, наоборот, будет притягиваться слабо, и центробежная сила потянет ее вверх в точности с тем же дополнительным ускорением — 1/16 g.

Несколько озадаченный, вы продолжаете движение по закручивающейся спирали, но удивление быстро сменяется беспокойством: по мере уменьшения размеров орбиты силы, растягивающие вас, будут нарастать все стремительнее. При длине орбиты 64 тыс. км разность составит 1/4 g, при 51 тыс. км — 1/2 g и при 40 тыс. км она достигнет полного земного веса. Скрипя зубами от натуги, вы продолжаете движение по спирали. При длине орбиты 25 тыс. км сила растяжения составит 4 g, т. е. вчетверо превысит ваш вес в земных условиях, а при 16 тыс. км — 16 g. Больше вы не в состоянии выдержать в вертикальном положении. Пытаетесь решить эту проблему, свернувшись калачиком и подтянув ноги к голове, уменьшив тем самым разность сил. Но они уже настолько велики, что не дадут вам согнуться — снова вытянут вертикально (вдоль радиального по отношению к черной дыре направления).

Что бы вы ни предпринимали, ничто не поможет. И если движение по спирали будет продолжаться, ваше тело не выдержит — его разорвет на части. Итак, достичь окрестности горизонта нет никакой надежды…

Разбитый, преодолевая чудовищную боль, вы прекращаете свой спуск и переводите аппарат сначала на круговую орбиту, а затем начинаете осторожно и медленно двигаться по расширяющейся спирали, переходя на круговые орбиты все большего размера, пока не доберетесь до звездолета.

В изнеможении добравшись до капитанской рубки, вы изливаете свои беды бортовому компьютеру. «Тише, тише, — успокаивает он вас, — естественно, вы удручены, но виноваты во всем сами. Вам рассказывали о растяжении в направлении от головы к ногам в процессе подготовки к полету. Помните? Это ведь те же самые силы, что вызывают океанские приливы на Земле».

Но почему же робот R3D3 оказался столь стойким к действию приливных сил? Вы догадываетесь, что это произошло по двум причинам: он был изготовлен из сверхпрочного титанового сплава и имел размеры, значительно меньшие, чем ваши. Его высота, помнится, равнялась 10 см и, стало быть, приливная сила, действующая на него, была, соответственно, гораздо слабее.

Но затем вы приходите к неутешительному выводу: даже проткнув горизонт, R3D3 должен был продолжать падать в область со все возрастающими приливными силами. Спустя 2∙10-4 с после попадания в черную дыру его должна была поглотить и разрушить сильнейшая хаотическая сингулярность с бесконечной кривизной пространства-времени и бесконечными приливными силами, а он, в свою очередь, некоторым хаотическим образом должен был изменить эту сингулярность.

Вы вспоминаете, что еще в 1965 г. английский физик Р. Пенроуз использовал законы ОТО Эйнштейна для доказательства того, что такая сингулярность «проживает» внутри любой черной дыры, а в 1969 г. хаотическое поведение сингулярности было выведено «русской тройкой» — Е.М. Лившицем, И.М. Халатниковым и В.А. Белинским. Это были «золотые годы» теоретических исследований черных дыр. Но одна ключевая особенность их поведения ускользнула тогда от физиков, они лишь догадывались о ней. И только гораздо позже, где-то в 2013 г. мадам Абигаль Лайман доказала, что каждая черная дыра должна подчиняться «принципу космической цензуры»: ее сингулярность должна быть навечно скрыта от внешнего наблюдателя прикрывающим ее горизонтом. Чтобы изучить сингулярность, наблюдатель не только вынужден погибнуть — ему даже не удастся накопленный столь дорогой ценой опыт передать обратно, во внешнюю часть Вселенной.

Не желая платить столь высокую цену за личное знакомство с сингулярностью, вы решаете ограничиться исследованием окрестностей черных дыр. К счастью, вы припоминаете, что большое разнообразие явлений может наблюдаться и снаружи от черной дыры, в непосредственной близости от ее горизонта. Вы решаете изучить эти явления в первую очередь и сообщить о результатах своих исследований на Землю, во Всемирное географическое общество. Черная дыра Гадес обладает слишком большими приливными силами, которые не позволяют приблизиться к ее горизонту, но, согласно законам Эйнштейна, величина приливных сил вблизи горизонта обратно пропорциональна квадрату массы черной дыры. Для черной дыры с массой в 100 тыс. раз больше солнечной, т. е. в 10 тыс. раз более массивной, чем Гадес, приливные силы у горизонта будут в 100 млн раз слабее. Иными словами, такая дыра должна быть весьма «комфортабельной» — никаких болевых ощущений.



Формирующаяся черная дыра на месте взрыва Сверхновой


Достижим ли горизонт?

Итак, вы начинаете строить планы следующего этапа путешествия: визит к ближайшей черной дыре с массой 100 тыс. Мслн из атласа черных дыр Уиткомба, — к черной дыре, расположенной в центре нашей Галактики — Млечного Пути.

Ваш план полета предполагает создание такой тяги ракетных двигателей, которая обеспечивала бы ускорение всего Big, так что вы и ваша команда будете ощущать внутри звездолета силу притяжения, равную земной. Вы разгонитесь по направлению к центру Галактики в течение половины пути, а вторую половину будете замедлять движение с отрицательным ускорением -1 g. Все путешествие длиной 30 100 св. лет потребует 30 103 года в системе отсчета, связанной с Землей, но в вашей системе отсчета пройдет лишь 20 лет и 7 месяцев.

Вы предупреждаете Всемирное географическое общество, что следующее сообщение от вас придет из окрестностей галактического центра, после того как вы исследуете находящуюся там черную дыру с массой в 100 тыс. Мслн. Члены общества должны пребывать в анабиозе около 60 211 лет, если они хотят дождаться повторного сообщения (30 103 года, пока вы доберетесь до центра Галактики, и 30 108 лет, пока сообщение достигнет Земли). К сожалению, это так. Гораздо приятнее Вселенная в фантастических фильмах, где звездолеты переносят путешественников через галактики за времена, непродолжительные с любой точки зрения. Действительно, в 60-е годы XX в. даже некоторые ученые полагали, что каналы и туннели в гиперпространстве сделают такие путешествия возможными и, более того, позволят путешествовать обратно во времени. Но более пристальное изучение физических законов привело к заключению, что ни одно из таких путешествий не реализуемо. Самое большее, на что вы можете рассчитывать, — это путешествовать сравнительно недолго по своим часам, но чрезвычайно долго с точки зрения землян.

Через 20 лет 7 месяцев ваш звездолет тормозит в центральной части Млечного Пути. Именно здесь, как подтверждают ваши датчики, находится чудовищная черная дыра, всасывающая под свой горизонт смесь газа и звездной пыли. Вы переводите звездолет на тщательно выбранную круговую орбиту над горизонтом черной дыры. Измеряя длину и период своей орбиты и подставляя результаты в формулы Ньютона — Кеплера, вы определяете массу черной дыры. Поразительно! 100 тыс. Мслн в точном соответствии с характеристиками, приведенными в атласе черных дыр Уиткомба. Основываясь на безвихревом характере падения газа и пыли, вы заключаете, что у дыры отсутствует заметный момент количества движения. Это подсказывает вам, что ее горизонт имеет форму сферы с длиной большой окружности 1 млн 850 тыс. км — немного меньше длины лунной орбиты вокруг Земли.

Детально изучив с помощью приборов падение газа в дыру, вы готовитесь к спуску в окрестности ее горизонта: организуете лазерную связь между спускаемыми аппаратами и компьютером звездолета, после чего выводите спускаемый аппарат из отсека звездолета и постепенно замедляете его, переводя на спиральную орбиту, приближающуюся к горизонту.

Все происходит в соответствии с вашими ожиданиями, до тех пор пока вы не достигли орбиты длиной 5 млн 500 тыс. км — втрое превышающей длину горизонта. Здесь возникают пугающие перемены! Плавное управление двигателями вместо плавного изменения вашей орбиты приводит к губительному падению по направлению к горизонту. В панике вы разворачиваете аппарат и, резко форсируя двигатели, вновь поднимаетесь на орбиту длиной больше 5 млн 500 тыс. км.

«В чем, черт побери, была ошибка?» — обращаетесь вы по лазерной связи к компьютеру звездолета.

«Тише, тише, — успокаивает он. — Вы рассчитывали вашу орбиту, используя законы Кеплера, основанные на законе всемирного тяготения Ньютона. Но этот закон нарушается вблизи горизонта черной дыры и должен быть заменен законами ОТО Эйнштейна. А законы Эйнштейна предсказывают внезапное изменение круговых орбит там, где вы это испытали, — на орбите, длина которой втрое больше длины горизонта. Ниже все орбиты неустойчивы, как карандаш, поставленный на острие. Ничтожный импульс, переданный падающим газом или вызванный неправильным направлением тяги ракетных двигателей, приведет к падению спускаемого аппарата к горизонту; аналогично, такой же импульс, направленный не к дыре, а от нее, приведет к временному нырку назад, к орбите длиной, втрое превышающей длину горизонта, а затем — снова к стремительному падению к горизонту. Любой другой путь невозможен, пока вы не добьетесь тщательнейшей коррекции на случай таких нырков, детально проработав программу управления ракетными двигателями спускаемого аппарата. Вам, человеку, вручную немыслимо столь аккуратно управлять двигателями, но это могу проделать я. Если хотите, я сохраню устойчивость L орбиты спускаемого аппарата с помощью коррекции тяги, в то время как вы будете управлять спуском, меняя режим двигателей более грубо».

«Проклятый компьютер! — бормочите вы про себя. — Он всегда отвечает на мои вопросы, но никогда сам не предложит необходимую информацию, не предупредит, когда я собираюсь поступить неверно».

Тем не менее вы принимаете предложение бортового компьютера, который затем объясняет, что неустойчивость — вовсе не единственная особенность вашей орбиты, появляющаяся при длине, втрое превышающей длину горизонта. Возникает также необходимость изменить направление тяги ваших ракетных двигателей. До сих пор, желая приблизиться по спирали к горизонту, вы были вынуждены, включая двигатели, разворачивать аппарат носом назад. Теперь, внутри сферы с длиной большой окружности, втрое превышающей длину горизонта, вы сможете приближаться к горизонту, лишь если при включении двигателей развернете аппарат носом вперед. Последовательно уменьшающиеся орбиты будут требовать все больших моментов количества движения и больших значений орбитальной скорости.

Итак, с помощью компьютера вы по спирали приближаетесь к горизонту, переходя от орбиты с длиной, превышающей длину горизонта в 3 раза, к орбите, длиннее горизонта в 2,5 раза, затем в 2; 1,6; 1,55; 1,51; 1,505; 1,501 раза… О, разочарование! По мере того как ваша скорость приближается к скорости света, длина вашей орбиты приближается к величине, в 1,5 раза превышающей длину горизонта. Добраться до самого горизонта этим методом нет никаких надежд.

Снова вы обращаетесь за помощью к компьютеру и снова он утешает вас, объясняя, что внутри сферы с длиной большой окружности, превышающей длину горизонта в 1,5 раза, вообще не может быть круговой орбиты. Силы притяжения там настолько сильны, что не могут компенсироваться центростремительными силами, даже если скорость движения по орбите равна скорости света. Если вы хотите еще приблизиться к горизонту, вы вынуждены компенсировать силу притяжения силой тяги ваших ракетных двигателей.

Получив это предостережение вы советуетесь с компьютером, как реализовать подобную компенсацию. Объясняете, что хотели бы приблизиться к горизонту настолько, чтобы длина вашей орбиты составляла 1,0001 длины горизонта, где рассчитываете исследовать большинство эффектов, связанных с его влиянием, и откуда вы еще в состоянии выбраться. Но если вы удержите свой аппарат с помощью ракетных двигателей на такой орбите, какие ускоряющие силы вы будете ощущать? «В 1,5«1012 раз превышающие силу земного притяжения», — спокойно отвечает компьютер.

Глубоко обескураженный, вы включаете тягу и по спирали возвращаетесь обратно в чрево звездолета.



Эффект "гравитационной линзы" поможет обнаружить местоположение черной дыры.


После продолжительного отдыха, пятичасовых расчетов с использованием формул ОТО для черных дыр и трехчасового изучения атласа черных дыр Уиткомба вы, наконец, составляете план следующего этапа путешествия. Затем передаете во Всемирное географическое общество (оптимистически полагая, что оно все еще существует) отчет о своем исследовании черной дыры с массой 100 тыс. Мслн, а в конце излагаете ваш план.

Расчеты показывают, что чем больше черная дыра, тем меньшая сила тяги ракетных двигателей необходима, чтобы удержать вас на орбите длиной 1,0001 длины горизонта. Для болезненной, но все же выносимой силы, равной 10 g, необходима черная дыра массой 8«1012 Мслн. Ближайшая такая дыра под названием Гаргантюа находится далеко за пределами области размерами в 100 тыс. св. лет, внутри которой расположена наша Галактика, и далеко за пределами скопления галактик Девы (100 млн св. лет), вокруг которого вращается наш Млечный Путь. Черная дыра находится возле квазара 8С 2975, отстоящего на 1,2 млрд св. лет от Млечного Пути, что составляет 8 % от размеров наблюдаемой Вселенной. Вы решаете отправиться к ней. Используя ускорение 1 g на первой половине пути и такое же замедление на второй половине, вы затратите на путешествие 1,2 млрд лет по земным часам, но всего лишь 39 лет и 11 месяцев — по вашим. Если члены Всемирного географического общества не желают рисковать и на 2,4 млрд лет погрузиться в анабиоз, они будут вынуждены отказаться от приема вашего следующего сообщения.

(окончание следует)

• ПРИРОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Смертельная волна

Доктор геолого-минералогических наук Н. КОРОНОВСКИЙ.


Землетрясение, случившееся 26 декабря 2004 года у берегов Индонезии, стало причиной гигантской волны — цунами, которое обрушилось на остров Суматра, Шри-Ланку, острова у берегов Таиланда, восточное побережье Индии, Мальдивские острова и даже на береговую зону в Сомали в Восточной Африке. Цунами унесло жизни около 300 тысяч человек и причинило огромный материальный ущерб. По оценкам ООН, это крупнейшая природная катастрофа, постигшая человечество за последние 100 лет. Что же такое цунами, как и где возникает это явление и можно ли его предсказать?



Примерная схема образования цунами. Мгновенное смещение дна океана вызывает в воде волны деформации и длинные волны на поверхности океана. В том месте, где глубина океана уменьшается примерно до половины длины волны, последняя начинает расти и на пологом (отмелом) берегу может достигнуть высоты 20–40 м.


Термин “цунами” пришел из японского языка и дословно означает “большая волна в заливе”. Цунами возникает во время землетрясения в море или в океане, когда создаются условия для образования в толще воды мощных волн. Эти волны расходятся во все стороны от эпицентра, который представляет собой проекцию гипоцентра — условного центра очага землетрясения — на поверхность морского дна. Очаг располагается в толще Земли на некоторой глубине, чаще всего в пределах нескольких десятков километров. Именно там, в области очага, возникают напряжения и деформации горных пород, которые приводят к разрывам и высвобождению накопившейся энергии.

Далеко не каждое землетрясение, случающееся в океане, вызывает цунами. Гигантская волна образуется в том случае, когда происходит внезапное, очень резкое смещение океанского дна, и особенно часто при мгновенном вертикальном взбрасывании (подъеме) одного из крыльев тектонического разрыва. Детальный анализ условий возбуждения цунами показал, что максимальная амплитуда волн цунами возникает в том случае, когда смещения пород происходят на глубине примерно 10 км, а если гипоцентр расположен глубже, амплитуда постепенно уменьшается.

Над местом тектонического смещения океанского дна в поверхностном слое воды возникает водяной холм, который, оседая, образует волны, расходящиеся, как от брошенного в воду камня, во все стороны. В открытом океане эти волны имеют очень большую длину: расстояние между двумя гребнями достигает 100–150 км. А вот высота у них небольшая, всего несколько метров, очень редко — десятки метров.

Итак, резкое, почти мгновенное смещение дна вызывает одновременный подъем всей толщи океанской воды и волны на поверхности, расходящиеся в стороны со скоростью до 600–800 км/ч. Чем больше глубина океана, тем выше скорость волн, которая примерно пропорциональна квадратному корню из глубины. Находясь в открытом океане на корабле или яхте, очень длинную поверхностную волну можно и не заметить. Но ситуация меняется, когда такая волна приближается к отмелому берегу с широким и пологим подводным склоном.

Дело в том, что колоссальная энергия волны перераспределяется, так как трение воды о дно замедляет движение нижней части водяной толщи, в то время как ее верхняя часть перемещается с большей скоростью. Этот процесс начинает развиваться, когда глубина достигает примерно половины длины волны. При приближении к берегу уменьшается как скорость движения волны, так и ее длина. Например, при глубинах около 1 км скорость волны составляет 350–360 км/ч, а при глубине 50 м — менее 100 км/ч.

Когда нижняя часть волны начинает тормозиться, волна “вырастает”, увеличивая свою высоту, и вся ее энергия сосредоточивается на относительно узком фронте. На гребне растущей волны появляется белый бурун, и она приобретает асимметричную форму: внутренняя сторона вогнутая и крутая, а внешняя, обращенная в сторону океана, — более пологая.

У волны цунами гребень венчается гигантским буруном, а сама она, высотой 5, 10 или 30 м, всей массой гигантской водяной стены обрушивается на берег, и бурлящая вода стремительно мчится вперед, сметая все на своем пути. Если волна входит в узкий залив, то ее высота возрастает в несколько раз, образуя водяной вал (его называют “бор”), удар которого о берег подобен залпу сотен орудий. Постепенно сила волны иссякает, и вода начинает свой обратный бег к океану, увлекая за собой любые плавающие предметы, автомобили, животных и людей.

В случае недавней катастрофы, начавшейся утром 26 декабря 2004 года в 7 часов 58 минут 53 секунды по местному времени в Индийском океане у берегов Индонезии и Таиланда, эпицентр первого землетрясения находился вблизи северной оконечности острова Суматра, в точке с координатами 3°30’ северной широты и 95°87’ восточной долготы. В геологическом плане в этом районе проходит граница между двумя литосферными плитами — крупными блоками земной коры. При этом происходит погружение, пододвигание (субдукция) океанической Индийской плиты под более восточную континентальную плиту. Глубоководный желоб, протягивающийся параллельно Суматре, представляет собой след такого погружения.

Гипоцентр первого толчка землетрясения был неглубоким, как говорят, мелкофокусным и находился на глубине около 30 км. Резкое, почти мгновенное смещение океанской плиты на десятки метров вызвало деформацию в поверхности океанского дна, которая и спровоцировала возникновение цунами, сразу же обрушившегося на острова Суматра и Ява. Примерно через 10–20 минут волна достигла Андаманских и Никобарских островов, а затем западных берегов Таиланда и курортного острова Пхукет.

Больше времени, почти два часа, понадобилось цунами, чтобы ударить по Шри-Ланке (бывший остров Цейлон), восточному побережью Индии, Бангладеш и Мальдивским островам. На Мальдивах высота волны не превышала двух метров, но сами острова поднимаются над поверхностью океана не больше, чем на метр-полтора, поэтому две трети территории Мале — столицы островного государства — оказались под водой. Однако в целом Мальдивские острова пострадали не слишком сильно, поскольку окружены постройками коралловых рифов, которые приняли на себя удары волн и погасили их энергию, обеспечив тем самым пассивную защиту от цунами. Через шесть часов волна дошла до восточного побережья Африки.

Наибольшее число жертв и разрушений цунами вызвало в Индонезии и на Шри-Ланке.

По оценкам, общее количество погибших составляет более 280 тысяч человек.

По данным сейсмических станций, землетрясение, вызвавшее цунами в Индийском океане, вернее, его первый толчок имел магнитуду 8,6–8,9 или даже 9,1 по шкале Рихтера, то есть близко к максимально возможной. Появились сведения, что оно способствовало резкому смещению оси вращения Земли на 3 см, а земные сутки уменьшились на 3 микросекунды. Второй толчок, эпицентр которого находился несколько севернее первого, имел магнитуду 7,3 и вызвал образование второй волны цунами. После первых, самых сильных толчков 26 декабря землетрясения в этом регионе происходили практически ежедневно в течение нескольких недель с довольно высокой магнитудой порядка 5–6. Такие землетрясения, следующие за главным сейсмическим ударом, называются афтершоками. Они свидетельствуют о рассасывании напряжений, об их релаксации.

Землетрясения колоссальной мощности происходят с периодичностью раз в 150–200 лет. Об этом есть достоверные исторические сведения, в том числе и о цунами, вызванных землетрясениями. Так, в 365 году н. э. в Александрии (Египет) волны погубили 5000 человек; в 1755 году в Лиссабоне жертвами цунами стали тысячи людей. При взрыве вулкана Кракатау в Зондском проливе между островами Ява и Суматра в 1883 году гигантская волна смыла в море более 36 000 человек; в 1896 году в Японии волны высотой 15 м привели к смерти нескольких тысяч человек, в 1933 году у побережья Санрику в Японии, где высота волн цунами достигала 24 м, погибли 3000 жителей. В 1952 году цунами высотой 18 м разрушило город Северо-Курильск, расположенный на острове Парамушир, самом северном острове Курильской островной дуги, при этом погибли несколько тысяч жителей, так как волн было три. Список подобных катастроф можно еще продолжить.

Возникает вопрос: а можно ли предвидеть цунами и предупредить жителей регионов о надвигающейся волне? День и час возникновения землетрясения предсказать в принципе нереально, так как это процесс нелинейный. Но можно установить районы, где риск землетрясения велик, и определить его вероятную силу, то есть провести сейсмическое районирование территорий различной детальности.

Основные места возникновения цунами — это Тихий океан, на периферию которого приходится более 80 % цунами. Знаменитое “огненное” кольцо Тихого океана характеризуется не только большим количеством действующих вулканов, но и частыми сильными землетрясениями, горным рельефом и цепочкой глубоководных желобов. В этих местах, называемых активными континентальными окраинами, происходит погружение тяжелых, холодных океанических плит под более легкие и высоко расположенные континентальные. Процессы взаимодействия между плитами и приводят к землетрясениям, извержениям вулканов и возникновению цунами в океане.

Обрушится на берег огромная волна после землетрясения в океане или нет — неизвестно. Жители побережий, находящихся в опасной сейсмической зоне, почувствовав землетрясение, должны немедленно бежать прочь от береговой зоны. Так можно спастись от цунами, образовавшегося недалеко от берега, когда время прихода волны составляет 15–30 минут. Если же цунами возникает далеко и волны перемещаются по поверхности океана несколько часов, то достаточно времени, чтобы подготовиться к удару стихии и вывести людей в безопасные места. Но для этого надо провести огромную работу: поставить в сейсмоопасных районах океанов или морей автоматические сейсмографы, разработать систему оповещения населения, чтобы не возникала непременная в таких случаях паника. Надо, чтобы и туристы, приезжающие отдыхать в сейсмоопасные зоны, об этом знали и четко представляли, что надо делать в случае тревоги, которую можно объявлять сиренами, ревунами, по радио и любыми другими способами. К сожалению, в районе землетрясения, которое случилось 26 декабря 2004 года, сети наблюдений просто не существовало, а система оповещения о землетрясении и цунами не была организована.

Сейчас и в Индийском океане, вблизи Индонезии, предполагается организовать сеть наблюдений, а в дальнейшем есть намерения сделать глобальную сеть предупреждений о цунами и оснастить ее новейшими сейсмографами, специальными датчиками и бакенами, на которых будет размещена регистрирующая аппаратура, и все это объединить спутниковой системой.



Схема рельефа дна северо-восточной части Индийского океана. Хорошо выражен глубоководный желоб. Большой кружок — эпицентр главного толчка землетрясения 26 декабря 2004 года, кружки меньшего размера — землетрясения меньшей магнитуды.



Смертельная волна

ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВТОМОТОТЕХНИКА

Мечта дальнобойщика. Грузовик MAN TG

Лихута Юрий


Своей программой Trucknology Generation (TG) компания MAN выпустила на рынок в 2000 году абсолютно новое семейство грузовиков. Первыми на старт вышли тяжёлые машины конструктивного ряда TG-A (Trucknology (производное от Truck и Technology) £ Generation, А — тяжелый класс), предназначенные для дальних перевозок с разрешённой максимальной массой от 18 тонн. Аббревиатура TG — “Trucknology Generation” — обозначает новаторскую концепцию грузовика и компетентность марки MAN в автомобилестроении.

С началом этой серии началось внедрение на рынок самого большого в истории компании MAN Nutzfahrzeuge проекта, составляющего 1,1 миллиарда немецких марок. Солидная сумма инвестиций включала в себя затраты на разработку автомобиля и связанные с этим затраты на модернизацию производственных мощностей. Время развития проекта от его согласования до серийного производства составило около четырёх лет.

Революция вместо эволюции — так за несколько месяцев до официальной премьеры характеризовали свою новинку мановские РR-щики. Вся остальная информация о новом флагмане компании МАН вплоть до момента его презентации была покрыта завесой тайны. Нового автомобиля ждали все, но каким он будет, можно было только догадываться.

В том, что новый “MAN TG-A” будет стопроцентно новым автомобилем, не сомневался никто. Обычный рестайлинг модели “F2000”, завоевавшей в 1995 году титул “Грузовика года”, мановцев уже не спасал. На фоне современных моделей основных конкурентов МАНа данный автомобиль уже давно казался неандертальцем. Это неудивительно, так как модель “F2000”, по сути дела, была не чем иным, как модифицированной версией автомобиля, разработанного еще в 80-х.

Чтобы удержаться в тройке лидеров среди европейских производителей тяжелых грузовиков, мановцам как воздух был необходим новый автомобиль, который смог бы обойти всех и по части комфортабельности, и по части экономичности, и по части эксплуатационных характеристик.

Именно таким автомобилем и стал флагман модельного ряда седельных тягачей “MAN” “MAN TG-A”.

Работа над его созданием началась ещё тогда, когда с конвейера начали сходить первые автомобили “MAN F2000”. В 1997 году свет увидели первые опытные образцы машины нового поколения. После трех лет кропотливой работы над новым автомобилем была собрана первая опытная партия тягачей модели “TG-A”. Именно этим машинам пришлось испытать на себе прелести эксплуатации при температуре минус 40 градусов Цельсия, поездить в условиях пониженного атмосферного давления и высоких температур. Только после серии жестких стендовых и дорожных испытаний новая машина получила путевку в жизнь. Весной 2000 года новый автомобиль был представлен в Европе. Новинка пришлась по душе. Журналисты, присуждающие титул “Грузовик года”, практически сразу после появления на свет автомобиля MAN TG-A начали пророчить ему победу в борьбе за это престижное звание. Автомобиль оказался действительно достоин его. Практически в каждом его узле или системе были воплощены в жизнь последние достижения в области автомобилестроения. Внешность новинки тоже заслуживала одобрения. О комфортабельности и эргономике кабины “TG-А” вовсе говорить не приходилось — эти показатели всегда у MANa были «на высоте».





Кабина

Совсем недавно считалось, что дизайнерские изыски не для “рабочих лошадок”. Их напоминающие огромные кубы кабины были похожи друг на друга как две капли воды. Некоторую индивидуальность придавали лишь несколько отличающиеся наклоны лобовых стекол да фирменные фальшрешетки радиаторов. Кабины “МАНов” выделялись среди всех своей квадратностью. Но все течет, все изменяется. И в 80-х создатели коммерческих автомобилей увидели в их внешнем облике немалый потенциал, способный привлечь покупателя, которому просто хороших технических и эксплуатационных характеристик было мало. И началось. “Рено” запустило в серию футуристичный для тех времен “Магнум”, затем настал черед “Вольво”, “Скании”, “Мерседеса” и “ДАФа”. “MAN” же упорно ограничивался «косметическими» операциями. Но пробил и его час.

Детально оценив все то, что предлагалось конкурентами, дизайнеры, работавшие над созданием новой кабины для автомобилей “MAN”, сумели собрать в ней все лучшее, что предлагалось в данной области ведущими производителями грузовых автомобилей. Боковые воздушные дефлекторы у “MAN TG-A” напоминают те, что мы привыкли видеть на “144-й” “Скании”, оформление нижней части бампера навевает мысли о “ДАФе 95XF”, однако в целом внешность “TG-A” ни на секунду не вызывает сомнений, что перед тобой “MAN”. И дело не в фирменной эмблеме и решетке радиатора — кабина нового “MAN” по-прежнему более других напоминает куб. Это не удивляет, так как именно этот мановский куб предлагает водителю автомобиля максимум комфорта и удобств. Пока европейцы сражаются за ровный пол, а американцы пристраивают к своим носатым капотникам огромные спальные отсеки, конструктора “MAN” умудряются предложить покупателям своих автомобилей ничуть не худшие условия. Более того, новые кабины, устанавливают новые стандарты по части вместительности и комфорта в своем классе. В них на все 100 % задействованы разрешенные европейскими нормами 2280 мм длины кабины. Ширина спального места в “MAN TG-A” — 790/705 мм, его длина — 2100 мм. Аналогичный показатель у “MAN TG-A” с кабиной XXL и по части высоты от подушки сиденья до потолка. В целом же внутренний объем кабины у “TG-A” на 9 % больше, чем у “F2000”.



Ширина задних односкатных шин Continental у “MAN TG-X” — почти полметра!



Задний мост TGX подвешен с помощью Х-образного рычага



Издалека концепт-трак “MAN TG-X” можно отличить только по необычным щиткам на колесах


Помимо пространства для отдыха водителя в пути, в седельном тягаче не менее важно рабочее место водителя. В “MAN TG-A” оно разрабатывалось с расчетом на то, чтобы автомобилем мог без проблем управлять и человек, рост которого не превышает 160 см, и двухметровый гигант. Диапазон регулировок водительского сиденья очень велик. Вдобавок к этому оно оборудовано системой подогрева. В самой дорогой комплектации в нем также предусмотрены регулировки глубины подушки сиденья, положения подпоясничного валика и т. д. Все изменения в этом случае осуществляются с помощью электропривода с функцией памяти.

Кабина у TG-A запоминающаяся, сохранившая фамильные черты, а потому узнаваемая. Обаяние и… функциональность, гармония, проверенная точностью аэродинамических расчетов. Две ниши в бампере нужны не только для обдува радиатора, но и служат ступенями, помогая водителю добраться до щеток стеклоочистителей или протереть стекло. Высокие двери надежно закрывают две верхние ступеньки лестницы. Зимой они не обледенеют, а значит, меньше риск поскользнуться и упасть с полутораметровой высоты.

Приятна забота об экипаже: пневмоподвеска сидений, электропривод зеркал, стекол дверей и люка в крыше, широкий диапазон регулировок руля и сидений, множество вещевых отсеков и другие мелочи в дальней дороге совсем не излишества. В стандартной комплектации — ковер на полу. Честно говоря, это удивило. Забьется ворс, и никаким моющим пылесосом его потом не вычистить. В Украине и России аккуратный водитель, скорее всего, положит под ноги резиновые коврики-корытца.

Холодильник — в каждой машине. Конструкторы спрятали его под нижнюю спальную полку, кстати, довольно широкую — 80 см. Верхняя поскромнее, всего 70 см.

Создать уютный полумрак для ночлега призваны шторы с электроприводом (интересно, сколько они стоят?) и маленький плафон-ночничок. Кондиционер и печка-автономка создадут в “каюте” комфортную температуру. Тоску по дому приглушит хорошая музыка и любимые песни. Водителю и штурману петь самим не обязательно, на то есть CD-чейнджер. А шумов и вибраций от 12-литрового мотора меньше, чем в иной легковушке, — автомобиль соответствует самым жестким европейским нормам и удостоен сертификата “L” — грузовик с низким уровнем шума.

Пассивной безопасности в новой кабине также уделено немало внимания. Три зоны безопасности усиливают кабину по горизонтали и вертикали. Благодаря им при столкновении в кабине “MAN TG-A” остается так называемая зона выживания. Вдобавок к этому кинематика креплений кабины к раме гарантирует весьма существенное гашение энергии удара.



Кстати, — поднять кабину поможет электронасос. У других машин ручной, устанешь качать монтажкой. На TG-А конструкторы применили необычное дизайнерское решение при освещении приборной панели. Приборы освещаются мягко-красным светом, за исключением тахометра, — он нежно-зелёный. Даже днем, при выключенном освещении, наиболее экономичный сектор «зеленой» зоны подсвечивается изнутри. Ненавязчивое напоминание: экономь топливо!

Когда новый тягач только появился на свет, он оснащался кабинами двух типов — XL (рис. на странице 17) с низким потолком и XXL с высокой надстройкой. Надо заметить, что первыми обозначать размеры кабины так же, как одежду, додумались шведы (Volvo с кабиной Globetrotter XL). Представляете: приходит клиент на фирму и заказывает кабину, словно майку, — по индексу. И всем понятно, о чем идет речь! С 2001 года для тягача подготовили еще три кабины. Все они посажены более низко, а ширина уменьшена на 20 см. У кабины LX крыша полувысокая, у L — низкая, у М — тоже низкая и отсутствует спальный отсек. Новые кабины менее комфортабельны. Водителю не так просторно, спальная полка стала короче. Появился довольно высокий моторный тоннель посредине. Шумо- и виброизоляция откровенно хуже, да и подвеска, пожалуй, пожестче.

Для чего нужны эти менее комфортабельные варианты? Прагматичные немцы рассчитали, что кабину без «спальника» будут устанавливать на самосвалы и грузовики для недалеких маршрутов. А версии LX и X, по словам представителей фирмы, нужны, к примеру, для автопоездов со сменными кузовами или специальными полуприцепами (силосные цистерны, лесовозы). Для нас, правда, актуальны только основные магистральные варианты — стандартный XL и роскошный XXL. Трудно представить себе MAN, работающий цементовозом или лесовозом в современных украинских реалиях…


Двигатель

Машина оснащается дизелями в исполнении Евро III мощностью 410, 460, 510, 600 и 660 л.с. Первые два двигателя хорошо известны в СНГ, а потому проблем с их ремонтом и обслуживанием нет. Такая же рядная “шестерка” объемом 12 литров стоит на MA3-MAN. Турбонаддув, охлаждение наддувочного воздуха, ресурс до 1,5 млн. км и широкое применение электроники у ведущих фирм давно стали нормой. Внешне машину с новыми 500- и 600-сильным моторами можно отличить только по серебристому шильдику с указанием мощности. На ровном автобане автомобили с такими двигателями почти не выделяются среди собратьев (разве что «голос» солиднее и вибраций чуть больше). Этими двигателями оборудуются только наиболее комфортабельные и дорогие тягачи — с кабинами XL и XXL. Четырехосный тягач, оборудованный 660-сильным мотором, может буксировать составы полной массой до 250 т. Чтобы двигатель не перегревался, за кабиной размещается дополнительный радиатор; здесь же располагаются топливные баки объемом 1000 литров. Все двигатели оснащаются передовой системой подачи топлива Common Rail.

Еще одна новая система, которой могут оборудоваться двигатели, называется PriTarder. Это — тормоз-замедлитель, объединенный с водяным насосом. Уникальное устройство, разработанное фирмой Voith, весит всего 32 кг (в три раза меньше, чем традиционный тормоз-ретардер в трансмиссии) и при этом развивает тормозную мощность 600 кВт.

Электронная система EDC управляет топливным насосом и оптимизирует работу двигателя. Мотор становится мощнее, экономичнее и экологически чище. На EDC возложена еще одна важная для “дальнобойщика” функция — автоматическое поддержание заданной скорости.



Три поколения MAN в один ряд: “MAN TG-A” (слева), “MAN TG-М” (центр), “MAN TG-L” (справа)


Должное внимание уделено системе питания: фильтры с подогревом, дополнительный водоотделитель. На заказ могут установить два алюминиевых бака объемом 600 л., которые успешно противостоят коррозии, или один бак на 1000 л. Имея запас хода 3000 км, можно, не заправляясь, пересечь Украину с запада на восток на проверенной, домашней солярке, не рискуя нарваться на какой-нибудь АЗС на топливо сомнительного качества и происхождения.

Обычно, чтобы сделать выхлоп более чистым, вместо традиционного топливного насоса высокого давления (ТНВД) ставят насос-форсунки или индивидуальные насосы — по одному на каждый цилиндр.

MAN не стал делать ни того, ни другого. Рядный ТНВД (разумеется, с электронным управлением) остался прежним, а двигатель оснастили системой рециркуляции выхлопных газов. До сих пор рециркуляция применялась только на легковых автомобилях или легких грузовичках! Часть выхлопных газов сразу после выпускного коллектора отводится в теплообменник, охлаждается до 200 °C и возвращается обратно в двигатель. «Подмешивание» газов в воздух, поступающий в двигатель, позволяет снизить содержание оксидов азота (NOx) в выхлопе на 30 %. При этом удельный расход топлива хотя и повышается (это неизбежно при достижении норм Euro 3), но всего на 1–2 %.



Коробка передач

На TG-A в серийном исполнении стоит 16-ступенчатая КПП ZF ComfortShift — с пневмоусилителем и гидравлическим приводом. Правда, коробка ZF Servoshift без гидропривода, которая стоит на машинах DAF, IVECO и Renault, имеет более мягкое переключение и короткий рабочий ход. Зато мановская КПП имеет уникальное решение, которое впервые применяется на грузовиках. В усовершенствованном MAN-TG можно забыть про педаль сцепления! Достаточно нажать кнопочку на «набалдашнике» — и пневмоцилиндр выключит, а затем аккуратно включит сцепление.

Но даже эта система меркнет по сравнению с «заказной» КПП ZF TipMatic (за нее надо доплатить около $3000). Управление 12-ступенчатой механической коробкой выведено на незаметный подрулевой рычажок, а передачи переключаются автоматически — так аккуратно, что кажется, будто под кабиной стоит настоящий «автомат». Правда, на невысокой скорости этого делать не стоит, поскольку тягач начинает дергаться при переключении. В зависимости от того, как водитель «жмет на газ», система выбирает режим вождения — экономичный или скоростной. Если захочешь — можно самому щелкать подрулевым рычажком, на который выведено управление КПП, вверх-вниз. Но через десять секунд после вмешательства водителя TipMatic вновь переходит в автоматический режим: так безопаснее. За последние два года подобные автоматические системы буквально ворвались в «грузовой» мир. Стоят они относительно недорого (в данном случае — $3000), электроника становится все надежнее. Наверное, когда-нибудь обычная «кочерга» КПП на магистральных тягачах окончательно уйдет в прошлое, но в варианте MANa TG-A подрулевой рычажок сильно перегружен, поскольку на него выведен еще и круиз-контроль.

И опять хочется отпустить шпильку в адрес отечественных строителей «дорог и направлений». Как кажется, TipMatic не выдержит наших «шляхiв» и перегорит от перенапряжения, связанного с постоянным объездом рытвин и колдобин, уже через пару сотен километров. Понятно, что бюргеры свои MANbi на наши реалии не смогут адаптировать никогда.



Тормоза

Тормозной системой с электронным управлением (EBS) и дисковыми механизмами на всех колесах уже никого не удивишь. Все это есть на большинстве современных тягачей; но мановские конструкторы и здесь внедрили необычный элемент. Это блок ЕСАМ (Electronically Controlled Air Management, «электронное управление подачей воздуха»), который объединяет различные клапаны, ограничитель давления, осушитель воздуха и т. д. Два огромных одноцилиндровых компрессора, спаренных в один блок, и ЕСАМ обеспечивают сжатым воздухом не только тормоза, но и пневмоподвеску всего автопоезда. EBS контролирует все вопросы, связанные с тормозами, и оптимизирует взаимодействие таких систем, как ABS, ASR, горного тормоза и тормоза замедлителя.

Благодаря применению дисковых тормозных механизмов на всех осях автопоезда и системе EBS постоянно контролируются и корректируются действия водителя, что позволяет сократить тормозной путь на 15–25 %, а это не мало.

Тормозная мощность интардера ZF (это трансмиссионный тормоз-ретардер, который встраивается в коробку передач) достигает 700 л.с., а его эффективность и простота управления настолько покоряют, что напрочь забываешь о педали тормоза. Одним движением подрулевого рычажка можно эффективно осадить груженый автопоезд, не перегревая колесные тормоза. Весомое дополнение к ним и моторному тормозу-замедлителю. Можно включать ступени интардера вручную (жаль только, что рычажок расположен глубоко под рулем), активировать систему в полуавтоматическом режиме (интардер включается в положении «нога с газа» или «нога на тормоз») или вместе с круиз-контролем. В горах без такой системы делать нечего… Стремясь максимально сократить время срабатывания тормозов и уменьшить путь автопоезда до остановки, конструкторы установили на всех осях грузовика механизмы с вентилируемыми дисками. Распределением сил по осям тягача и прицепа ведает электронно-управляемая система — EBS.

В результате всех этих ухищрений новый “MAN TG-A” при торможении со скорости 80 км/ч останавливается на три метра раньше. А это длина кабины.



Телекамера системы Lane Guard следит за дорожной разметкой



Радар системы контроля дистанции ACC (Adaptive Cruise Control) установлен в переднем бампере



Велосипедисты могут не бояться этого автопоезда: за его кабиной стоит специальное «устройство обнаружения»



В углах бампера — датчики системы Stop&Go, сигнализирующей о приближении к препятствию


Подвеска

Как и положено магистральным тягачам, спереди у TG-А стоят малолистовые рессоры, но по заказу спереди вместо рессор может устанавливаться пневмоподвеска Sachs, компоновочно похожая на стойку “Мак-Ферсон”, - пневмобаллон и гидравлический амортизатор объединены. Это необычно. Как будет работать у нас, надо еще проверить.

Задняя подвеска представляет собою пневмоэлементы с электронной регулировкой дорожного просвета (ECAS). В ней амортизаторы и пневмобаллоны разнесены и заменить их, если понадобится, несложно даже в дороге.

С пневмоподвеской всех колес машина может «приседать» на 90 мм и приподниматься на 190 мм. Это необходимо, к примеру, для грузовиков-платформ, которые работают с распространенными в Германии сменными кузовами: такой кузов стоит на ножках-опорах, а автомобиль подкатывается под него. Естественно, вместо капризных пневматических регуляторов уровня — электроника.

Кстати, пневмоподвеску для кабины поставляет тоже Sachs, и она достаточно выверенная, — в меру жесткая, без раскачки.


Мосты

Ведущие мосты у MANa традиционно только собственного изготовления. В Украине они известны давно и снискали отличную репутацию. По лицензии МАНа мосты с планетарными редукторами делала венгерская фирма РАБА. Именно их ставили на “икарусы”, советские ЛАЗы и ЛиАЗы. Подходили они и на МАЗы с КамАЗами.

На самосвалы и спецшасси для строительной техники устанавливают мосты с планетарными редукторами, мирясь ради надежности с их более низким КПД. Однако на шоссейных машинах борьба за уменьшение расхода топлива заставила применять одинарные гипоидные передачи. Блокировка дифференциала с электропневматическим управлением будет полезна на обледенелых подъемах, но с колесной формулой 6x2, обычной для магистральных грузовиков, на российско-украинскую грунтовку лучше не выезжать.



Основные типы (размеры) кабин “MAN TG-A


Электроника

MAN TG-A просто напичкан самыми разными электронными устройствами, которые призваны облегчить (и обезопасить!) жизнь водителя. Они так и называются — ассистирующие. Даже вместо масляного щупа здесь стоит электронный датчик! Мультиплексных шин CAN, по которым передается информация, три: одна отвечает за двигатель, вторая — за трансмиссию и шасси, третья — за щиток приборов и электронный тахограф. Вся информация стекается в центральный компьютер, а дисплей на щитке приборов выполняет массу функций — от указания температуры за бортом и включенной передачи до подробного «репортажа» о состоянии узлов и агрегатов. (Например: «износ тормозных колодок передней оси — 4 %, задней — 2 %».) Есть и сервисные функции: компьютер напоминает, сколько километров осталось до следующей смены масла в агрегатах.

Система, на которую возлагаются наибольшие надежды, называется Adaptive Cruise Control (ACC). В переднем бампере стоит небольшой радар, который следит за дистанцией. Частота его излучения — 76…77 ГГц, дальность действия — около 150 м. Система начинает работать на скорости 60 км/ч. Как только дистанция до впереди идущего автомобиля (она программируется заранее) становится небезопасной, радар подает команду темпомату — системе круиз-контроля. Тот, в свою очередь, уменьшает подачу топлива. Если этого недостаточно, включается тормоз-ретардер, а затем рабочие тормозные механизмы — но не больше чем на четверть мощности.

Если радар предназначен для магистралей, то на скорости до 40 км/ч в действие вступают дополнительные датчики системы Stop&Go. Они монтируются в углах бампера; частота излучения — 24 ГГц, угол охвата — 90 градусов. Эти датчики подают сигнал тревоги, как только в радиусе 4–5 м от бампера появляется препятствие.

Но это еще не все! Может быть установлен даже лазер, который предупреждает водителя о появлении… велосипеда. Оказывается, каждый год под колесами автопоездов гибнет немало велосипедистов — только из-за того, что дальнобойщик не успел лишний раз взглянуть в зеркало при повороте. Маленькая коробочка со вращающейся линзой, установленная справа за кабиной, «улавливает» велосипед в радиусе 40 м в течение 0,5 с. Если опасность далеко, в правом зеркале заднего вида загорается желтый светодиод. Если близко — загорается красный светодиод и жужжит зуммер. Каждый комплект такой аппаратуры стоит как хороший легковой автомобиль! Ничего не поделаешь — технологии XXI века.

На этой машине стоит еще одно интересное устройство, Lane Guard. У самого лобового стекла примостилась небольшая видеокамера, следящая за дорожной разметкой. Как только система считает, что водитель заснул и отклоняется от траектории (пересечение линий при включенном «поворотнике» не в счет), в кабине раздается тревожный сигнал — треск, по звуку напоминающий звук, который издают колёса при наезде на булыжник. Услышав такой звук, водитель, даже с закрытыми глазами, инстинктивно повернёт руль в обратную сторону! А если система не нужна, ее можно отключить клавишей. Просто и понятно. Но вот как все эти «навороты» будут работать на отечественных дорогах, где и разметки-то зачастую не бывает — это ещё вопрос…


Эксплуатация и обслуживание

Конечно, это красивый, современный, мощный грузовик. Ездить на нем — мечта любого украинского «дальнобойщика». И мечтой, видимо, это останется еще долго. Так, например, в Москве цена седельного тягача серии TG-A — 95 тыс. евро, MAN-F2000 — 86 тыс. евро. Уж если кто и купит эти машины, то скорее всего тюменские нефтегазовые шейхи или водочные короли, а не небольшая фирма-автоперевозчик из Жмеринки.

Межсервисный интервал новинки — 80000 км — не только впечатляет, но и дает основание говорить о невысоких затратах на сервисное обслуживание автомобиля. Если же машине понадобилось внеочередное вмешательство специалиста, что случается не так уж редко, водителю об этом сообщит бортовой компьютер системы MAN-Tronic, которая постоянно контролирует работу практически всех серьезных узлов и агрегатов автомобиля.

Однодисковое сцепление с диафрагменной пружиной ходит более 500 тыс. км. Альтернатива ручному солидолонагнетателю — централизованная система смазки шасси. На MANe все тормоза дисковые — ремонтируются легко и быстро. Нет таких машин, которые не ломаются. Но устранить неисправность в тормозной системе, напичканной электроникой, сможет только автослесарь с мозгами хакера. А запчасти к MANy в среднем в два раза дороже, чем к мерседесовскому “Актросу”. И это в столице, а когда и за какие деньги их привезут в заурядный областной центр — неизвестно…

Критических замечаний к новому MANy немного. Рулевому управлению немного не хватает точности. У рычага стандартной коробки передач ComfortShift великоваты усилия и ходы. Подвеска кабины немного жесткая, хотя при этом очень стабильная — без раскачки. Шумоизоляция чуть хуже, чем у тягача Scania с новым двигателем V8. Перекладина руля закрывает от глаз управление круиз-контролем и системой TipMatic. Расход топлива больше, чем у остальных моделей, из-за того, что высшая передача в КПП не прямая, а повышающая. При наборе оборотов турбокомпрессор сильно свистит (это характерно для всех мановских грузовиков). Угол обзора через правое зеркало маловат, а электропривод, поднимающий и опускающий кабину, работает очень медленно. Но, как известно, машин без недостатков не бывает…

Но все это — мелочи. Особенно на фоне великолепного дизайна (давно в Европе не было тягачей со столь яркой внешностью!), светлой и просторной кабины, массы модификаций и новых решений. Хорошо и то, что двигатель остался прежним: у механиков не будет проблем с его ремонтом и обслуживанием. Одним словом — то, что MAN TG-4 завоевал приз «Автомобиль года» в 2001 году, является совершенно справедливой оценкой немецких конструкторов, и технологов. Также MAN был признан лучшей машиной для зимних трасс: почти идеальное поведение на заснеженных и обледенелых дорогах (средняя оценка — 9,5 баллов из 10 возможных), очень тяговитый двигатель, великолепная кабина, мощная и эффективная печка. Общее заключение было единодушным: dream to drive, «мечта дальнобойщика».

А дальнобойные тягачи TG-A теперь могут поставляться с третьей осью — подъемной, неведущей. Она называется Puscherachse («пушер-мост») и рассчитана на 7,5-тонную нагрузку. Главная особенность «пушер-моста» в том, что он опускается автоматически, как только нагрузка на задний мост превысит положенные 11,5 т.


Проект X

Но немцы не думают успокаиваться. Прошёл испытания новый концепт-кар «Проект X» (фото на стр. 13), призванный развить удачно найденную концепцию TG. Конечно, автомобиль напичкан перспективными электронными системами с ног до головы. Чтобы их перечислить, не хватит пальцев двух рук! Система АСС с двумя радарами, следящими за дистанцией и система Lane Guard, чья телекамера следит за разметкой, уже опробованы на TG-4. Кроме того, ещё установлена и система динамической стабилизации ESP. Дополняет картину кондиционер, работающий при выключенном двигателе и система телематики, объединяющая мобильную связь GSM и спутниковую навигацию GPS.

Несмотря на неброскую внешность, делающей «Проект X» практически неотличимым от TG, в его конструкции заложена масса революционных решений. Задние колеса — не двускатные, а односкатные, со сверхширокими шинами Super Single, сокращенно SuSi. Размерность — 495/45 R22,5 (ширина — почти полметра!). Кроме того, новые шины оснащены системой, которая следит за давлением и, в случае необходимости, посылает тревожный сигнал водителю.

По словам конструкторов, тягач, оснащенный такими шинами, лучше управляется и расходует меньше топлива. Широкому внедрению SuSi мешают два обстоятельства: цена (такая шина на $250 дороже обычной) и большой вес (в одиночку не заменишь!). Впрочем, предполагается, что в будущем тягачи не станут возить с собой «запаску», а колеса будет менять специальная круглосуточная аварийная служба. Еще одна особенность, которая сразу бросается в глаза, — оригинальная подвеска заднего моста с центральным Х-образным рычагом, разработанным фирмой ZF. Такая конструкция позволяет обойтись без стабилизатора поперечной устойчивости.



ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ

«Дешево и сердито»

Часть 2

Раздел выходит под редакцией Мороза С.Г.



Франция. Еще перед войной французские конструкторы стали пробовать строить двухмоторные машины. Одной из них был Моран «тип Т» (M.S. 25). Два мотора «Рон» по 80 л.с. не позволяли поднимать бомбовый груз, самолет долго доводился и только в августе 1916 года пошел в серию. Было сделано 90 «Моранов Т» с двигателями «Рон» в 130 л.с., которые использовались как дальние разведчики.

Командование французской армии заказало аэроплан для бомбардировки объектов в тылу неприятеля сразу со вступлением в мировую войну. Первым свою работу представил инженер Гастон Кодрон. Секрет оперативности был прост: он взял два фюзеляжа серийного фронтового разведчика Кодрон G ЯМ-2, комплект оперения и шасси и соединил их общими центропланами верхнего и нижнего крыльев и хвостовой фермой. В одной кабине было место летчика, а в другой — стрелка. Летом 1915 года самолет вышел на испытания и был принят на вооружение. Но военные быстро поняли, что как бомбардировщик эта архаичная «этажерка» мало что стоит. Ей был присвоен индекс G IVA-2, в котором буква «А» символизировала новое назначение — ближний разведчик и легкий бомбардировщик, а цифра «2» — число членов экипажа. Всего фирмой «Кодрон» во Франции, английским ее филиалом, а также итальянским заводом AER было построено 249 таких машин, еще 512 самолетов GIVA-2 было сдано армии с моторами «Рон» в 130 л.с., все они применялись только для дальней и фронтовой разведки.

Брат Гастона, Рене Кодрон в 1917 году спроектировал самолет R ПА-2, классический биплан с обтекаемым фюзеляжем близкого к круговому сечению и двумя моторами «Испано-Сюиза 8» по 200 л.с. Машина строилась серией, ее данные были лучше, чем у G-VI, но и она еще не стала полноценным бомбардировщиком, выполняя главным образом штурмовые и разведывательные миссии. Этому способствовали хорошие летные качества — самолет мог разгоняться до 178 км/ч и подниматься на высоту 5900 м.

Моторостроительный завод «Сальмсон» предложил военному министерству Франции свой средний бомбардировщик Sal 1А-3 (S.M. 1), силовую установку которого составлял один 240-сильный двигатель, установленный в фюзеляже и приводивший во вращение два винта на крыле. Машина была облетана осенью 1916 года, данные ее оказались невысоки.

Фирма «Летор» в 1917 году выпустила свой двухмоторный бомбардировщик. Хотя заказывался он для налетов на тыловые цели, фактически его летные данные и вооружение не позволяли выполнять такие миссии. Самолет поступил на вооружение под маркой Le 4А-3 как ближний разведчик. Только появившийся в начале 1918 года Le 5В-3 был принят именно как бомбардировщик. Он имел 2 мотора «Лоррен-Дитрих 8Fb» по 240 л.с. Всего построен 51 самолет этого типа.

Лидеры самолетостроения начала XX века братья Фарман долго и безрезультатно пытались создать хороший тяжелый самолет. Лишь в 1918 году одновременно с четырехмоторным «Бомбардом» они построили средний

бомбардировщик F 50В-3, способный нести 500 кг бомб. В самом конце войны построили 60 F 50 с двумя моторами «Лоррен-Дитрих 8Fb» 240 л.с. либо 8Fd по 275 л.с.



Moran Т (M.S.25)



Salmson S.M.1



Farman F.50


Великобритания. Англичане поначалу пытались использовать для налетов на тыловые объекты неприятеля обычные ближние бомбардировщики и даже достигли отдельных успехов, тем не менее, Командование армейской авиации хотело иметь более мощный самолет. В то время подобные машины уже получал Королевский военно-морской флот, и фирма братьев «Шорт» предложила переставить на колеса поплавковый торпедоносец S.225. Так появился первый английский средний бомбардировщик, называвшийся просто и понятно — «Бомбер». Летные данные этого одномоторного биплана оказались низкими, но желание иметь хотя бы такой бомбардировщик (а он мог нести 420 кг бомб на дальность 510 км) оказалось столь велико, что его приняли на вооружение, и, начиная с 1915 года, английская авиация получила 83 «Бомбера».

Очевидно, разочарование эффективностью этих самолетов у командования британской армии было чрезвычайно велико, иначе трудно объяснить тот факт, что следующий заказ на машину этого типа был выдан лишь в 1917 году. Его получило государственное предприятие «Виккерс», спроектировавшее двухмоторный самолет «Вими». Эта машина была крупнее и тяжелее немецких и, тем более, французских аналогов и стала лучшей в своем классе по величине полной нагрузки и весовой отдачи в 43 %, тогда как у конкурентов этот показатель конструктивного совершенства был лишь 30–35 %. Но появился «Вими» поздно. Прототип был облетан осенью 1918 года, и принятые уже серийные самолеты повоевать не успели. Хорошую рекламу сделал самолету Виккерса первый в мире дальний перелет над океаном, который в 1919 году выполнили англичане Олкок и Браун. Они взлетели «почти в Америке», с острова Ньюфаундленд, и приземлились «почти в Европе», в Ирландии. За несколько лет было построено около 260 «Вими» в нескольких военных модификациях, и около 100 в гражданских вариантах.

Пока армейская авиация Англии проявляла к средним бомбардировщикам полное безразличие, этим классом машин заинтересовался Королевский флот. Было необходимо скоростное средство борьбы с немецкими подлодками и «рейдерами», легкими крейсерами и просто вооруженными торговыми судами, а также торпедными катерами, устроившими настоящий террор в прилегающих к Британским островам водам. В составе ВМС было создано Командование береговой авиации, которое заказало двухмоторный самолет с дальностью полета 500 миль и нагрузкой 1000 фунтов. Фирма Хендли-Пейдж предложила свой Н.Р. 0/100, по размерности подобный тяжелым многомоторным самолетам, но имевший только два 250-сильных мотора, потому относительно дешевый. Прототип начал испытания в декабре 1915 года, но его путь в серию оказался долгим и извилистым. В те годы на испытания и доводку такой машины тратилось 2–3 месяца, с «соткой» же возились почти год. Только в ноябре 1916 года выкатили головную из 45 серийных машин. Это были первые в мире морские патрульные самолеты берегового базирования, их потомки здравствуют и поныне.

Помучившись с первенцем, фирма «Хендли-Пейдж» в 1917 году выпустила еще более крупный и мощный патрульный бомбардировщик Н.Р. 0/400. Но и он оказался дешевле, чем многомоторные самолеты, за счет того, что пара самых дорогих в то время моторов Роллс-Ройс «Игл» в 375 л.с. (а на первых машинах ставили менее мощные модификации — 250, 285 и 320 л.с.) стоила все же меньше, чем четыре «обычных» двигателя сил в 200. Это позволило не стесняться в заказе и Н.Р. 0/400 стал самым массовым тяжелым самолетом тех лет. Их построили 554 в Великобритании как для флота, так и для сухопутной авиации, а в США с 1918 по 1927 год сделали еще 110 в вариантах МВ-1 с английскими моторами и МВ-2 с американскими «Либерти» в 400 л.с.

Английская фирма «Блекберн» предложила свой патрульный бомбардировщик «Кенгуру». По схеме он мало отличался от самолетов «Хендли-Пейдж», но имел удлиненную носовую часть, что по замыслу конструкторов должно было обеспечивать хороший обзор водной глади. «Кенгуру» получился меньше и легче, чем 0/400, летал быстрее и выше, но дальность была меньше, а вооружение слабее. Головную машину облетали в январе 1918 года, за этот год успели построить еще 13, но когда война кончилась, контракт аннулировали.

Поколение тяжеловесов I мировой уходило в прошлое, на смену ему шли новые машины, так каковы же были итоги этого периода истории тяжелой авиации?

Подобно боевым кораблям, аэропланы поделились на классы и подклассы. Среди разросшегося семейства «стратегических» (пройдет время, и кавычки отпадут от этого определения) бомбардировщиков выделились свои «легкие крейсера-рейдеры» (одномоторные дальние разведчики-бомбардировщики или самолеты с двумя-тремя моторами малой мощности), «тяжелые крейсера» (или большие двухмоторные самолеты) — наиболее многочисленная ветвь семейства, «дредноуты» (многомоторные сильно вооруженные самолеты-гиганты) и, наконец, «линейные крейсера»: двухмоторные машины, которые по размерам были близки к многомоторным, уступая им по вооружению, но выигрывая в скорости и дальности полета.

Суммарная мощность силовой установки самых легких средних бомбардировщиков была в пределах 150400 л.с. Их взлетный вес колебался от 1300 до 3100 кг, это были относительно небольшие аппараты, которые несли 100–400 кг бомб. Такими были все французские и российские средние бомбардировщики или английский «Шорт-Бомбер».

«Средними среди средних» были немецкие бомбардировщики конца I мировой войны. При общей мощности двигателей порядка 500 л.с. их вес на взлете был 3600–3900 кг, а бомбовая нагрузка — от 300 до 600 кг. Скорость их была порядка 140 км/ч, а предельная высота полета — 3–5 км. Аналогичный английский самолет «Кенгуру» оказался существенно резвее — 180 км/ч при сравнимой дальности в 700 км.

Самыми мощными и большими средними бомбардировщиками конца 10-х годов XX века были британские Н.Р. 0/400 и «Вими». Их двигатели развивали общую мощность 640 и 720 л.с. соответственно, и при взлетном весе 6310 и 5670 кг эти самолеты имели скорость порядка 160 км/ч, а дальность превышала 1000 км. Бомбовая нагрузка была порядка тонны.

У большинства средних бомбардировщиков I мировой войны на каждую лошадиную силу приходилось порядка 7–8 кг взлетного веса, а у многомоторных этот показатель был существенно хуже — 10–14 кг/л.с. Нагрузка на крыло для всех бомбардировщиков была порядка 30–45 кг/ кв.м.

То разделение на подклассы, которое сложилось среди стратегических бомбардировщиков в период I мировой войны, было вызвано объективными обстоятельствами и сохраняется по сей день. Появление массового среднего бомбардировщика позволило перейти к новой тактике массированного и непрерывного воздействия на неприятеля.

В начале века, когда появились первые дирижабли-гиганты, способные нести 1000 и более килограммов бомб, считалось, что воздушный налет с участием одного такого воздушного судна может полностью парализовать жизнь даже такого крупного города, как Париж или Лондон, вызвав в массах панику. Но война показала, насколько быстро жизнь возвращается в опустевшие на время налета цеха заводов, на погрузочные платформы железнодорожных станций, на причалы. Люди выходили из убежищ, пожары тушились, разрушенные здания и коммуникации ремонтировались и продолжали выполнять свои функции. И лишь постоянно повторяющееся воздействие препятствовало восстановлению функционирования атакуемого объекта.

Но постоянства мало. Для того чтобы воздушные налеты стали эффективными, они должны были стать массированными. Очень точно выразил эту мысль итальянский пехотный генерал Джулио Дуэ в своей книге «Господство в воздухе». Он привел пример итальянского города Тревизо, который в 1916–1918 годах перенес 32 воздушных налета, на него было сброшено порядка полутора тысяч бомб, а в итоге потери мирных жителей составили лишь 30 человек убитыми, т. е. на каждого тратилось по 50 (!) авиабомб. Вот что писал Дуэ: «Если взглянуть… на план, показывающий распределение точек попадания бомб, и на фотоснимки причиненных повреждений, то сразу убеждаешься, что если бы эти 75–80 т бомб были сброшены все в один и тот же день, при надлежащей пропорции фугасных, зажигательных и химических бомб, город был бы совершенно разрушен, и лишь весьма немногим удалось бы спастись».

Одиночный бомбардировщик, сбросив тонну бомб, мог разрушить любое здание и убить всех находящихся в нем, и если сбросить на то же место 10 тонн бомб — последствия будут примерно теми же, то есть такое воздействие будет избыточным. Но если 80 самолетов одновременно сбросят по тонне бомб каждый на город с километр в поперечнике, такой как Тревизо, эффект уже будет качественно иным.

Первый план массированных бомбардировок вражеских городов был разработан немцами в конце 1916 года, но он вошел в фазу реализации, лишь когда количество средних бомбардировщиков достигло ощутимой величины. В день 25 мая 1917 года, взлетев с прибрежных аэродромов в оккупированном Бенилюксе, 23 бомбовоза Гота G IV из 3-й боевой эскадры (KaGOKL 3) взяли курс на Англию. Началась операция «Турецкий крест». В ее ходе было выполнено 8 дневных налетов, в том числе налет на Лондон 13 июня, когда погибло 162 и было ранено 432 человека. Но англичане оперативно усилили ПВО своей столицы за счет переброшенных с фронта истребителей, и немцы были вынуждены перейти к ночным авиаударам. Они сформировали еще несколько эскадр средних бомбардировщиков и в августе начали налеты в темное время суток. Целями были порты, прифронтовые железнодорожные узлы, а также Лондон и Париж. Как и в России, соединения больших бомбардировщиков Германии подчинялись непосредственно Верховному Главнокомандованию вооруженных сил Рейха, а оперативное руководство осуществляло Главнокомандование воздушного флота.

Примерно за год, с августа 1917 по конец июня 1918 года эскадра KaGOKL 3 только на Лондон вылетала 22 раза. Бомбардировке подвергся даже Виндзор, резиденция английских королей. Это самое заслуженное дальнебомбардировочное соединение имперского воздушного флота до конца войны потеряло 56 самолетов, причем лишь 20 были сбиты, остальные разбились, причем большинство — в ночных полетах. В бою более опасным противником оказались истребители, в связи с чем все воюющие страны стали строить истребители сопровождения. Зенитная артиллерия оказывала на экипажи большое психологическое воздействие днем. Ночью разрывы были почти не видны, зато попадание в луч прожектора было сравнимо с ударом по голове.

Французские средние бомбардировщики не имели возможности совершать налеты на немецкие города и использовались для ударов по целям на линии фронта и по ближним тылам. Их английские коллеги поначалу сосредоточились на морских операциях. Уже в 1915 году в Командовании авиации Королевского флота появились сторонники развертывания воздушных операций непосредственно против дредноутов «кригсмарине», но скептики тогда победили. Первые опыты бомбометания по реальным боевым кораблям состоялись уже после войны, причем занимались этим, в основном, французы, использовавшие как цель трофейный линкор «Принц Евгений», и американцы. Последние сняли эффектные фильмы, запечатлевшие потопление немецкого дредноута «Фрисланд» фугасными бомбами и сброс тяжелой бомбы на списанный броненосный крейсер «Алабама».

Но вернемся к англичанам. Справедливо сомневаясь в эффективности имевшихся бомбардировщиков, «томми» использовали растущий парк дальних самолетов для патрулирования обширных акваторий вокруг Британских островов, а затем и в колониях. Они обнаруживали цели и наводили на них быстроходные крейсера и эсминцы. В середине войны немцы соорудили на захваченных территориях несколько передовых баз для подлодок и торпедных катеров. Удары по этим базам оказались на удивление эффективным средством для обеспечения безопасности судоходства.

Успехи морских летчиков не остались незамеченными командованием армейской авиации, которое добилось передачи части строящихся тяжелых самолетов в эскадрильи формируемого Бомбардировочного командования. Они приняли участие в ряде налетов сначала на объекты транспортной инфраструктуры, а затем и на города Германии. Несмотря на явные успехи и высокий уровень планирования операций, в которых к концу 1918 года задействовалось по 50, а то и 100 самолетов, в т. ч. дальние разведчики, истребители сопровождения и самолеты-целеуказатели, когда война кончилась, неожиданно выяснилось, что в британском генштабе никто не знает, что же делать с оставшимся парком тяжелых самолетов. Да и не только в британском…



Vickers “Wimy”



“Н.Р. 12 (0/400)”



“Kangaroo”



Short Bomber



“Н.Р. 11 (0/100)”



“Н.Р. 0/1500”


Средние бомбардировщики периода I мировой войны

• ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ

Легендарная птица империи. Истребитель GLOSTER METEOR

Часть II

Александр Анатольевич Чечин и Николай Николаевич Околелов — выпускники ХВВАИУ, всю свою жизнь посвятили службе в военной авиации, преподаватели Харьковского университета Воздушных Сил, известные историки авиации. Знакомы читателям по публикациям в журналах: «Моделист-Конструктор», «Крылья Родины», «Авиация и время».



Разведчики FR.9 и PR.10

На базе восьмой модификации построили истребитель-разведчик FR.9 (фирменное обозначение G-41L, 126 самолетов). В удлиненной на 0,32 м носовой части которого, перед пушками, установили один фотоаппарат F24. Наземные специалисты могли выбирать одно из трех положений камеры, направляя ее объектив в левый (правый) иллюминатор или выставляя его прямо по полету. Всего построили 129 разведчиков. Самолеты из состава 209 эскадрильи широко применялись во время Суэцкого кризиса. 12 машин продали в Эквадор, 7 в Израиль и 2 в Сирию.

Десятая модификация PR. 10 (G-41М) предназначалась для высотной разведки. Самолет делался по модульному принципу. К фюзеляжу F.8 прикрепили хвостовое оперение от Meteor Т.7 и крыло от Meteor F.III с увеличенным на 1,78 м размахом. В носовой части находился один АФА, а в хвостовой еще два. Всего выпустили 59 самолетов. Вооружение на самолеты не устанавливалось.

На обеих машинах могли подвешиваться дополнительные подкрыльевые и подфюзеляжный топливные баки. Общий запас топлива достигал 3610 л, это обеспечивало максимальную продолжительность полета 3 часа 45 минут.


Ночные истребители Meteor NF

В январе 1947 г. Министерство авиации выпустило спецификацию F.44/46 для разработки двухместного, двухмоторного, реактивного, ночного (всепогодного) истребителя, для замены устаревшего поршневого de Havilland Mosquito. Самолет должен был противодействовать массированным ночным налетам бомбардировщиков с поршневыми двигателями, на высотах от 7500 до 9000 м.

Несколько британских фирм выдвинули свои предложения, однако ни одно из них не удовлетворило военных. Фирма Gloster, в качестве временного и дешевого решения, пока не будет разработан подходящий самолет, предложила переделать свой двухместный Meteor Т.7 в ночной истребитель, увеличив длину носовой части на 1,5 м и установив там радиолокационную станцию. Предложение было принято, и под него специально разработали спецификацию F.24/48. Но, когда дошло до дела, Gloster была вынуждена признать, что у нее нет производственных мощностей для постройки серии. За помощью обратились на фирму Armstrong-Whitworth, которая уже занималась выпуском истребителей Meteor других модификаций. Ей передали всю недостающую документацию, и ее специалисты выполнили большую часть проектных работ. Таким образом, фирму Armstrong-Whitworth считают “собственником” этой модификации.



Meteor F. Mk8 в полете


Первый NF.11 взлетел 31 мая 1950 года. На самолете стояла силовая установка от F.8, а в носовой части разместилась РЛС Мк. Ю. Размах крыла потяжелевшего самолета, который должен был действовать на больших высотах, увеличили до 13,1 м. Вооружение из носовой части пришлось переставить в консоли крыла. В двухместной герметичной кабине располагались летчик и оператор РЛС.

По сравнению с “вылизанным” F.8, новый самолет имел некоторые серьезные недостатки. В строевых частях, куда поступали новые ночные истребители, возникали большие проблемы с герметичностью крыльевых баков, особенно после стрельбы из пушек. Подвесные баки, которые повсеместно использовались экипажами для увеличения продолжительности полета, часто разрушались от скоростного напора. Летчики высказывали недовольство и переплетным фонарем кабины, который у них получил прозвище “оранжерея”.

Несмотря на это, ночные “Метеоры” неплохо продавались. Дания купила 11 машин, Бельгия — 24, Франция — 41 самолет и один NF.11 купила Австралия. Всего построили 358 самолетов.

За NF.11 последовали 12-я, 13-я и 14-я ночные модификации. Тринадцатый — создавался специально для климатических условий Ближнего Востока. Он отличался наличием радиокомпаса, кондиционированием воздуха в кабине и увеличенным на 114 мм диаметром воздухозаборников, эта доработка добавила к тяге каждого двигателя около 45 кг. NF.13 выпускался небольшой серией, всего 40 штук.

Meteor NF.12 (100 самолетов) полетел немного позже и благодаря новым двигателям выглядел более совершенным. Кроме этого, на нем установили новую американскую РЛС AN/APS-21.

Meteor NF.14 (100 самолетов) повторял особенности NF.12, но отличался бескаркасным фонарем, РЛС AN/APQ-43 и демпферами в канале управления по рысканию. Последний серийный ночной истребитель передали в части 26 мая 1955 года. Некоторые экземпляры NF простояли на вооружении до 1961 года.


Применение в Корее

В ответ на просьбу ООН к странам-участницам об отправке воинских контингентов в Корею, Австралия решила передать в распоряжение войск ООН несколько авиационных частей, в том числе и 77-ю истребительную эскадрилью, размещенную на базе Ивакуни в Японии. В это время подразделение было вооружено американскими поршневыми машинами P-51D, явно не годившимися для выполнения истребительных задач над Кореей. Пока правительство Австралии искало подходящую боевую технику, американцы использовали личный состав в качестве экипажей бомбардировщиков В-26 Invader. Наконец, премьер-министр Австралии Мензис (Menzies) объявил, что в кратчайшие сроки эскадрилья будет перевооружена на наиболее современные реактивные самолеты и “своей поразительной скоростью и маневренностью усилит мощь авиации Объединенных Наций”. К разочарованию австралийских пилотов, в качестве этих “чудесных” самолетов оказались английские истребители Meteor F.8. Настроение летчиков, с которым они восприняли эту новость, было вполне обоснованным, ведь австралийцам уже приходилось встречаться с советскими МиГ-15 зимой 1950 года, когда они летали над Кореей в американских бомбардировщиках В-26 Invader из состава 3 BG ВВС США.

В феврале 1951 года на борту английского авианосца Warrior в Японию прибыли первые 14 истребителей Meteor F.8 и 4 учебных самолета Metor Т.7. Личный состав эскадрильи начал осваивать новую технику. В марте три английских инструктора и австралийские пионеры в области полетов на реактивных истребителях — командир эскадрильи Крэссуэл и лейтенант Мерфи (Cresswell, Murphy), которые в свое время освоили F-80 и даже выполнили на нем несколько боевых вылетов — переучили всех летчиков 77 эскадрильи на новые самолеты.

Интересно, что Крэссуэл хотел сразу принять участие в воздушном бою против МиГ-15, но командование, зная характеристики МиГов, не спешило бросать австралийцев “на амбразуру”. Сначала американскому генералу Эрлу Партриджу (Earl Partridge) поручили выяснить — на что годится Metor F.8. В апреле он провел целый день летая на “Метеоре”, и пришел к выводу, что английский истребитель уступает своему противнику в потолке и маневренности на больших высотах, но если “Метеоры” будут взаимодействовать с F-86 и встретят противника на средних или малых высотах, то у них будет шанс на победу. Meteor F.8 превосходил американский истребитель по радиусу виража и скороподъемности на малых высотах. После этого экспертного заключения командование решило попробовать новые самолеты в бою, и в конце июля 1951 года выдвинуло их на авиабазу Кимпо в Корее.

Первый боевой вылет состоялся 29 июля 1951 года. Австралийские истребители совместно с F-86 из 4 FI W патрулировали воздушное пространство в районе Чонджу. Противник в воздухе не появился, хотя австралийцы рассказывали, что видели русские МиГи на стоянках своих аэродромов за рекой Ялуцзян. В течение августа было выполнено еще несколько вылетов, но все они закончились ничем. Правда, в одном из них пилоты “Метеоров” перепутали F-86 с МиГ-15 и чуть было не атаковали своих союзников.

29 августа 1951 года восьмерке “Метеоров” поручили сопровождать бомбардировщики В-29 в район реки Ялуцзян. На высоте 10668 м, над Чонджу, строй самолетов атаковали шесть МиГ-15. В скоротечном бою два “Метеора” получили повреждения, и один был сбит. Причем, самолет летчика Дика Уилсона (Dick Wilson) получил несколько попаданий 37-мм снарядами: у его “Метеора” оторвало левый элерон, пробило отверстие в крыле и в главном фюзеляжном топливном баке. Но Уилсону удалось выйти из боя и посадить машину в Кимпо. На самолете сбитого летчика Рона Гатри (Ron Guthrie) снарядами перебило проводку управления. После чего “Метеор” вошел в штопор. Гатри пришлось катапультироваться. Кресло выбросило из самолета на высоте 11582,4 м. Проведя в воздухе 28 минут, Гатри удачно приземлился, но попал в плен.

Одна часть личного состава эскадрильи объясняла первую неудачу тем, что их основной специализацией до получения “Метеоров” были удары по наземным целям. Другая часть летчиков сетовала на большую высоту, невыгодную для их машин. Но как бы ни оправдывались летчики, слабость, или даже можно сказать полная непригодность Meteor F.8 к воздушным боям с более современными истребителями была продемонстрирована ими уже в первом бою. Несмотря на неудачный дебют, “Метеоры” продолжали летать на патрулирование и сопровождение американских бомбардировщиков.



Meteor F.I летит, догоняя бомбу V-1


Следующая встреча с МиГами произошла 5 сентября 1951 года, когда шесть “Метеоров” эскортировали двух разведчиков RF-80A. Внезапно появившиеся шесть МиГ-15 рассеяли охранение, однако сбить разведчиков им не удалось. В этом боестолкновении один “Метеор” получил тяжелые повреждения, но сумел вернуться на базу.

24 октября 1951 года 16 истребителей “Метеор” и десять F-84 сопровождали группу В-29. Как было и задумано планом операции, южнее Сунчона истребители F-86 блокировали группу МиГов летящих на перехват бомбардировщиков. Часть МиГ-15 сумела оторваться от “Сейбров”. Они стремительно атаковали В-29 и сбили один бомбардировщик. Пилоты “Метеоров” опять не смогли защитить своих подопечных. Более того, они сами выступили в роли жертвы. “Метеор” летчика Гамильтона-Фостера (Hamilton-Foster) попал, что называется, “под горячую руку” и получил несколько снарядов в правый двигатель. В гондоле двигателя начался пожар. Пилоту, используя систему пожаротушения, удалось сбить пламя и посадить самолет на аэродроме Кимпо.

Ноябрь 1951 года прошел более или менее спокойно, если не считать столкновения в воздухе двух “Метеоров”. Катастрофа произошла на высоте 1220 м в 20 км от аэродрома. Одному летчику удалось катапультироваться, а другой пилот погиб. Обломки машин упали на рисовое поле и убили корейского мальчика.

В первый день декабря 12 патрульных “Метеоров” опять встретились с МиГами. Австралийцы шли на высоте 5800 м и заметили противника в тот момент, когда МиГ-15 выбирали удобную позицию для атаки с высоты 15240 м. “Метеоры”, как кролики в клетке удава, были вынуждены ожидать противника на своей высоте, которая давала им некоторое преимущество в маневре. МиГи зашли сзади и с первого захода сбили “Метеор” пилота Друммонда (Drummond). Строй австралийских самолетов развалился и бой перешел в отдельные схватки пар на виражах. Ведущему одной из пар Брюсу Джогерли (Bruce Gogerly) удалось поймать МиГ-15 в прицел, и с дистанции 360 м, он дал по нему длинную очередь. Снаряды попали в фюзеляж и пробили основной топливный бак. Машина задымилась и исчезла из поля зрения Джогерли. Его ведомый видел, как МиГ упал. На самолет Джогерли немедленно набросилась пара МиГ-15, но ему удалось уйти от преследования крутым разворотом в сторону солнца, с набором высоты. Бой продолжался еще несколько минут, за это время МиГи сбили еще два “Метеора” летчиков Томпсона и Армита (Thompson, Armit). Армит погиб, а два других сбитых пилота катапультировались и попали в плен.



Meteor F.4 в полете


До конца месяца технический состав 77 эскадрильи получал новые самолеты, взамен сбитых и поврежденных, а летчики несли боевое дежурство на аэродроме Кимпо. Небольшой отдых на земле пошел австралийцам на пользу, они немного оправились после боя первого декабря. 31 числа новый командир эскадрильи Роланд Сасенс (Roland Susans) обратился к своему командующему — генерал-полковнику Евересту (Everest) с предложением: использовать “Метеоры” для ударов по наземным целям. Генерал дал свое согласие, и 8 января 1952 года четыре Meteor F.8, вооруженные восемью НУР и с полным боекомплектом к пушкам, нанесли удар по водонапорной башне в Чонджине. Налет прошел гладко, и “Метеоры” стали широко использовать в качестве штурмовиков. Только за январь они совершили 769 боевых вылетов. В феврале интенсивность полетов возросла до 1000 вылетов.

Боевые потери за два месяца составили 4 самолета. В марте корейские зенитчики опять сбили два “Метеора”. Все эти потери воспринимались очень болезненно, потому что летчики винили во всем не себя, а технику. Попадания зенитных снарядов в самолет чаще всего случались во время прицеливания, когда летчику приходилось некоторое время ожидать выставки гироскопа в прицеле. В это время пилот не мог маневрировать и становился прекрасной мишенью для зенитной артиллерии. У летчиков начало складываться мнение, что корейцы догадались и начали пользоваться этими “моментами слабости”. Единственным способом снижения потерь были рекомендации пилотам — делать не более одного захода на цель и тем самым не давать зенитчикам приспосабливаться к повадкам “Метеора”. Чтобы уверенно поражать цель с первого захода, нужно не только точно прицелиться, но и обладать огневой мощью, достаточной для нанесения заданного ущерба. Увеличить огневую мощь самолета помогли техники. В полевых условиях они придумали и производили напалмовые боевые части для неуправляемых ракет, взамен обычных — фугасных, весом 28 кг. Новые ракеты назвали Flaming onion — “Пылающая голова”, они очень понравились летчикам и показали свою высокую эффективность против построек и деревянных мостов.

Весной 1952 года “Метеоры” в глазах командования уже полностью утратили свою истребительную потенцию, и американские самолеты стали их прикрывать от МиГов. 4 мая 77 эскадрилье поставили задачу нанести штурмовой удар по сортировочной станции в Пхеньяне. Сопровождение осуществляли самолеты F-84. В 10 км от цели, как всегда с большой высоты их атаковали пара МиГ-15. На этот раз удача оказалась на стороне “Метеоров”. Один из МиГов оказался прямо по курсу у совсем еще молодого и неопытного летчика Джона Сурмана (John Surman), он не растерялся и открыл огонь. Падения самолета противника никто не видел, поэтому Сурману засчитали эту победу, как “вероятную”.

8 мая 77 эскадрилья поставила рекорд интенсивности полетов — 70 боевых вылетов за день. Во втором вылете этого дня летчику Уильяму Симондсу (William Simmonds) удалось сбить МиГ-15.



Ночной истребитель Meteor NF.14 в полете


Симондс заметил противника, летящего ниже его “Метеора”. Развернувшись, он оказался в хвосте МиГа и короткой очередью попал в цель.

Летчики трех “Метеоров”, летевших вместе с Симондсом, наблюдали, как МиГ потерял управление, вошел в штопор и врезался в гору.

Последняя победа, одержанная австралийским летчиком, состоялась 27 марта 1953 года. В этот день звено “Метеоров” получило задачу патрулировать железные дороги между Пхеньяном и Сукчхонем, пилоты должны были неуправляемыми ракетами уничтожать грузовые составы. Разделившись на пары, самолеты углубились на территорию противника. Ведущий второй пары Джордж Хал (George Hale) заметил шестерку МиГов, атакующих двух разведчиков RF-80. Развернувшись на противника, “Метеоры” сбросили дополнительные баки и выпустили по противнику неуправляемые ракеты. Ракеты прошли мимо, а пара МиГов начала маневрировать и зашла в хвост австралийских самолетов.

Ведомый Хала первым ощутил попадание снарядов в крылья своего истребителя. Понимая, что МиГи скоро доберутся и до него, Хал резко затормозил, выпустив воздушные тормоза, ведомый вместе с атакующим его МиГом проскочили вперед. Халу ничего не оставалось, как нажать на гашетку и расстрелять противника из своих пушек. Ведомый на своем поврежденном самолете ушел в облака, а Хал остался один. Пользуясь своим превосходством в маневренности, ведь высота полета была небольшой, около 3000 м, а на ней “Метеоры” превосходили в горизонтальной маневренности даже “Сейбров”, Хал легко зашел в хвост паре МиГов и пострелял им вдогонку. Снаряды прошли мимо, а МиГи ушли на большой скорости. Зная о весьма посредственных характеристиках “Метеоров”, МиГи упорно продолжали бой. Третья пара, выполняя крутые виражи, безуспешно пыталась сесть на хвост шальному “Метеору”, но Хал оказался проворнее и опередил противника. Прицелившись, он выпустил несколько очередей в ведомого МиГ-15 и попал. В это мгновение на “Метеоре” закончились снаряды, и Хал поспешил выйти из боя. На аэродром Кимпо “Метеоры” вернулись без потерь. После посадки Хал насчитал в самолете своего ведомого 112 пробоин от осколков 23-мм снарядов. Техник “Метеора” Хала нарисовал на борту самолета два силуэта МиГ-15, но командир 77 эскадрильи приказал стереть неуставные изображения. После войны знаменитый “Метеор” с бортовым номером А77-851 и его пилот продолжали летать. В 1964 году истребитель переделали в беспилотную мишень и отправили на австралийский полигон ПВО. В настоящее время чудом сохранившаяся носовая часть этой машины демонстрируется в авиационном музее.

Война закончилась. Уцелевшие “Метеоры” продолжали нести службу на территории Южной Кореи и вернулись в Австралию только в ноябре 1954 года. По итогам боевых действий самолеты 77-й эскадрильи совершили 18872 боевых вылета. Пилотами эскадрильи сбито четыре МиГ-15 (указаны только подтвержденные победы). Потери составили 54 самолета и 42 летчика, из них: 32 человека погибло в бою, 8 — в авариях в воздухе, 2 — в авариях на земле. Шесть летчиков попали в плен. Во время штурмовых ударов “Метеоры” уничтожили 3700 зданий, 1500 автомобилей и других транспортных средств. Общее количество “Метеоров”, отправленных в разное время в Корею, составляет 90 самолетов.


Описание конструкции

Истребитель Meteor F.8 представлял собой цельнометаллический моноплан с низкорасположенным прямым крылом и однокилевым хвостовым оперением.

Фюзеляж самолета — стрингерный полумонокок. Фюзеляж конструктивно состоял из трех секций. В передней секции располагалась кабина летчика, вооружение, передняя стойка шасси и фотопулемет. Переднее отверстие в носовом конусе является воздухозаборником для подачи холодного воздуха в кабину летчика. В средней части находились два топливных бака, часть электрооборудования и баллоны системы пожаротушения двигателей. В третьей — хвостовой части проходила проводка управления, стояли баллоны со сжатым воздухом, датчик магнитного компаса и аккумуляторы.

Крыло самолета прямое, трапециевидное. У корневой части крыла силовой набор состоял из трех лонжеронов, а у консолей крыла — из двух. К переднему лонжерону крепился носок крыла. Механизация крыла состояла из элеронов с внутренней весовой компенсацией и щитков-закрылков, установленных на нижней поверхности корневой части крыла. На нижней и верхней поверхностях корневой части крыла устанавливались перфорированные панели воздушных тормозов типа “крокодил”. Для снятия нагрузки с ручки управления на элеронах имелись триммеры с противовесами. По середине полуразмаха крыла были установлены цилиндрические гондолы двигателей. Передний лонжерон и носок крыла насквозь проходил через гондолу, а задний лонжерон образовывал силовое кольцо для крепления двигателя. На конце левой консоли крыла закреплялся приемник воздушного давления. На нижней поверхности крыла устанавливались посадочные фары. Внутри носка правого крыла, проходящего в правой гондоле двигателя, установлен насос гидравлической системы, в аналогичном месте правой консоли — компрессор воздушной системы.

Киль самолета имел высоту от центральной линии 2,18 м. Руль направления двухсекционный, с весовой внутренней компенсацией.

На нижней секции руля направления устанавливался триммер-сервокомпенсатор. Стабилизатор трапециевидной формы размахом 4,58 м был вынесен из зоны действия горячих газов двигателей и устанавливался по середине киля. Рули высоты оборудованы триммерами.



Интерьер кабины истребителя Meteor F.8


Шасси самолета трехстоечное, с управляемым носовым колесом. Механизм выпуска-уборки — гидравлический. В случае выхода из строя основного насоса давление в гидросистеме могло создаваться ручным насосом, установленным в кабине летчика. Основное шасси убиралось в корневую часть крыла, в нишу, образованную средним и задним лонжероном. Ниша закрывалась двумя выпуклыми створками. Индикация выпущенного положения передней стойки шасси механическая: штырек перед кабиной летчика.

Система управления самолетом механическая, проводка управления смешанная: тяги, тросы. Механизм выпуска-уборки тормозных щитков — пневматический. Выпуск щитков-закрылков обеспечивался гидравлическими цилиндрами.

Радиотехническое оборудование самолета состояло из УКВ радиостанции и радиокомпаса. Антенны систем ножевого типа выведены на верхнюю поверхность фюзеляжа. На австралийских Meteor F.8, действовавших в Корее, для совместимости с наземными радиотехническими системами навигации устанавливался американский радиокомпас с антенной, закрытой каплевидным обтекателем.

На самолете установлены два турбореактивных двигателя Rolls-Royce Derwent Mk.8 с тягой 1633 кг каждый. Система запуска двигателей электрическая, с питанием от аэродромного источника. Разъем подключения наземного электроагрегата находится по левому борту носовой части под левой нижней пушкой, рядом находится переключатель электропитания с аэродромного на бортовое.

Кабина летчика герметичная, закрывалась каплевидным фонарем. Обогрев кабины осуществляется воздухом, отбираемым от компрессора двигателей через кольцевой сборник. Передние панели остекленения плоские, с электрическим обогревом. Сдвижная часть фонаря при открывании перемещалась назад электромотором по рельсовой направляющей, закрепленной на верхней поверхности фюзеляжа. Кресло летчика катапультируемое. Для удобства посадки летчика в кабину слева в нижней части фюзеляжа имелась выдвижная подножка.

Топливная система состояла из двух фюзеляжных баков. Первый, емкостью 409 л, стоял сразу за кабиной пилота. Второй бак — основной — имел емкость 1500 л. Для увеличения продолжительности полета на самолет могли подвешиваться: один подфюзеляжный бак емкостью 795 л и два подкрыльевых бака по 455 л топлива каждый. Заправка фюзеляжных баков осуществлялась пистолетом через две горловины в верхней части фюзеляжа.

Встроенное вооружение состояло из четырех 20 мм пушек Hispano, установленных в носовой части фюзеляжа по бортам кабины летчика. Система перезарядки пушек пневматическая. Выброс звеньев и гильз осуществлялся через отверстия с накладными удлинительными рукавами, выступающими за обшивку в нижней части фюзеляжа, под кабиной. Боезапас 170–195 снарядов на ствол. Подвесное вооружение состояло из двух бомб калибром 454 кг и 16 неуправляемых ракет калибром 76 мм. Прицеливание осуществлялось через гироскопический прицел с двумя режимами работы (пушки или НУР) с ручным вводом поправок на ветер.


• КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ

Правь, Британия, правь морями!

Раздел выходит под редакцией Павленко С.Б.



"Victory"

Конструкцию корабля в XVIII в. кораблестроителям удалось улучшить настолько, что постройка больших линейных кораблей с водоизмещением в 2000 тонн из исключения становится правилом. Линейные корабли постепенно приобретают специфическую форму корпуса — с наклоненными внутрь бортами, высокими кормовыми надстройками, разным уровнем палуб, которые уступами спускались к миделю, и такими полными оконечностями, что в плане ватерлиния приближалась к прямоугольнику. Полнота оконечностей обеспечивала кораблю легкий всход на волну и спокойную килевую качку, а прямоугольные обводы ватерлинии повышали его остойчивость. Из-за «заваленного» фальшборта верхняя палуба корабля оказывалась длинной и узкой. Вероятно, судостроители боялись, что судно не будет достаточно остойчивым, если тяжелые орудия, располагавшиеся по борту на верхних палубах, выйдут за ширину ватерлинии. Расплатой за выгнутые борта стали снижение плавучести судна и повышенный расход древесины. Корма корабля по-прежнему оставалась плоской — транцевой. На судах прочно обосновывается штурвал, преимущества которого по сравнению с румпелем быстро оценили капитаны дальних плаваний.

Кое-что изменилось и в парусной оснастке линейных кораблей: приблизительно с 1750 г. корабелы начинают на бушприте устанавливать паруса, введенные на английских кораблях еще в начале столетия: средний кливер, кливер и бом-кливер. Элементы мачт и рангоута начинают скреплять железными обручами, так называемыми бугелями.

Во второй половине XVIII в. корпуса судов становятся значительно прочнее, так как увеличивается число шпангоутов. При этом каждый второй имеет двойную толщину. Корма по-прежнему продолжает оставаться плоской. Предложение Роберта Сеппингса — инспектора английского флота — делать корму круглой, выдерживающей большие нагрузки, проводится в жизнь значительно позже. Ему же принадлежит введение на военных судах добавочных подкреплений шпангоутов — ридерсов — диагональных полос, накладываемых поверх шпангоутов. В результате этого корпус становится более жестким и лучше противостоит изгибам во время сильного волнения.

Сохранением прочности корпуса линейный корабль XVIII в. был обязан своей тщательной окраске, предохранявшей дерево от гниения. В 1761 г. английский Совет Адмиралтейства, осуществлявший надзор за постройкой судов, повелевает накладывать на подводную часть судна дополнительную обшивку из медных листов на медных же гвоздях, чтобы защитить его от разрушения жучками-древоточцами.

Корму судна все еще украшают богатым резным декором и громадными фонарями с ажурной резьбой. Роскошь и пышность отделки всецело зависели от ранга корабля.

Итак, конструкция линейного корабля, главной силы парусного флота, к началу 18 века окончательно сформировалась и приобрела некоторую законченность, которая позволила этому классу кораблей постепенно эволюционировать на протяжении последующих 150 лет, органично вбирая в себя появляющиеся новшества, порожденные начинающейся технической революцией. Срок службы исполинов зачастую составлял несколько десятков лет при условии тщательного подбора материалов. Так, по стандартам английского флота корабельное дерево должно было иметь не менее чем 10-летнюю выдержку, прежде чем могло быть использовано для строительства корабля. Толщина бортов у линейных кораблей достигала одного метра — своеобразная «броня», против которой бессильна была артиллерия корветов, бригов и шлюпов. Попадание 200…300 чугунных ядер для многослойных дубовых бортов оказывалась «как слону дробинка». Имея огромные размеры, линейные корабли могли нести на себе самое большое количество парусов, что делало их самыми быстроходными кораблями своего времени.

Костяк флота всех морских держав 18-го века составляли 74-пушечные линейные корабли. Обусловливалось это, как ни странно, применяемой линейной тактикой ведения боя. Линейное построение кораблей оказывалось наиболее эффективным в случае использования судов, схожих по огневым, скоростным и маневренным характеристикам. Требования к строю были настолько догматичны, что капитан корабля, нарушившего его, приговаривался к смерти. И в наибольшей степени предъявляемым требованиям удовлетворяли именно 74-пушечные корабли, имеющие прочный корпус и сильное вооружение, а установка дополнительных парусов позволяла заметно повысить скорость при благоприятном ветре. Пушки размещались на двух орудийных палубах. На нижней ставились 36-фунтовые пушки — наиболее тяжелые орудия из использовавшихся в морских битвах второй половины 18-го века. На верхней палубе помещались 18-фунтовые пушки. На носовой палубе и на полубаке размещались 9-фунтовые пушки. В конце 18-го века линейные корабли начали довооружать или перевооружать коронадами, — пушками с коротким стволом, которые отличались удобством эксплуатации и значительным весом снаряда — до 68 фунтов.

Корабли с меньшим количеством орудий, относившиеся к 3-му классу, проигрывали своим более солидным собратьям 2-го класса, и их вплотную «поджимали» фрегаты, сильно «подросшие» за сто лет. А 110-130-орудийные «левиафаны» были способны «пустить по миру» бюджет любого государства и не могли претендовать на сколько-нибудь значимые количества в составе флотов.

Ускоренное промышленное развитие Англии с начала XVIII в. и осознание ведущей роли флота в формировании Британской империи привело к тому, что «Флот Ее Величества» неизменно обладал лучшими кораблями, лучшими матросами, офицерами и адмиралами, лучшими портами и лучшими орудиями. Огромные деньги, которые Англия тратила на флот, с лихвой окупались теми преимуществами, которые приносило военно-морское господство, позволяющее контролировать мировую торговлю и коммуникации. Великолепная конструкция корабля, совершенная технология постройки, вышколенный экипаж и правильное применение — вот слагаемые успеха британского флота того времени.

Вспыхнувшая в середине столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией. Английское господство на море явилось решающим фактором того, что англичане захватили французскую Канаду, — посылаемые Парижем подкрепления и припасы не доходили до французских войск, отчаянно в них нуждающихся. В ответ французы решили «устроить охоту на английского льва в его логове» — провести высадку на Британские острова. Решающую роль в осуществлении этого замысла должен был сыграть флот.



• «Центурион» ("Centurion", Великобритания, 1732 г.)

Длина — 44,0 м.

Ширина — 12,0 м.

Осадка — 5,0 м.

Водоизмещение — 1021 т.

Вооружение — 60 орудий

---

«Центурион», линейный корабль 3-го класса, был флагманским кораблем адмирала Джона Энсона, которому было приказано уничтожить испанскую морскую торговлю в Южной Атлантике и на Тихом океане во время испано-британской войны 1739 г. За время плавания эскадра Энсона потеряла 1300 человек, но только четверо из них погибли в бою. За это время «Центурион» выиграл множество битв с испанцами и захватил в плен один испанский корабль. В общей сложности добыча английской экспедиции составила сумму в 400 тысяч фунтов стерлингов; кроме того, англичане уничтожили судов и товаров на 600 тысяч фунтов стерлингов. Вернулся «Центурион» к родным берегам только в 1844 году. Возвратившихся героев встретили торжественно. Тридцать два фургона доставили добычу, которую поделили между офицерами и матросами.



• «Беллона» ("Bellona", Англия, 1760)

Строительство линейного 74-пушечного корабля "Bellona" было начато на верфи Чатхэм 10 мая 1758 года. Корпус был завершен 19 февраля 1760 года, а уже 8 апреля 1760 года Bellona вошла в состав Западной эскадры и присоединилась к блокаде Бреста. 14 августа 1761 г., патрулируя устье р. Таг вместе с фрегатом "Brilliant", одержал победу над французским 74-пушечным линейным кораблем "Courageux" и двумя фрегатами. "Courageux" был захвачен, а его конструкция тщательно была изучена и скопирована. Принимает участие во многих сражениях английского флота XVIIIb. В ноябре 1780 года "Bellona" захватывает 54-пушечный голландский военный корабль "Princes Caroline". 14 сентября 1806 года Bellona принимает участие в уничтожении 74-пушечного "Impetueux". Разобран в сентябре 1814 года после пятидесяти четырех лет службы.



• «Виктория», ("Victory", Великобритания, 1778 г.)

Длина — 68,9 м.

Ширина — 15,7 м.

Осадка — 7,7 м.

Водоизмещение — 3225 т.

Вооружение — 100 орудий

Экипаж — 850 чел.



• «Аудейшес» ("Audacious", Великобритания, 1785 г.)

Длина — 54,8 м.

Ширина — 14,9 м.

Водоизмещение — 1422 т.

Вооружение — 80 орудий

---

Принимал активное участие в войнах на протяжении второй половины XVIII века. Корабли этого типа образовывали «ядро» батальной линии в английском флоте. В Абукирском сражении 1798 г. одержал победу над французским линейным кораблем "Conquerant».


Киберонское сражение

С начала 1769 года во французских портах Гавре, Дюнкерке, Бресте и Рошфоре строили плоскодонные суда, на которых планировали перебросить 50-тысячную армию в Англию и еще 12 тысяч человек — в Шотландию. Кораблям из Тулона следовало соединиться с эскадрой, стоявшей в Бресте. Однако французская эскадра де Ла Клю, направленная из Тулона, была перехвачена английской эскадрой Боскоуэна. Из 12 линейных кораблей после прохода Гибралтара пять зашли в Кадис, пять были уничтожены либо захвачены англичанами, и только два прошли к цели.

Пять кораблей в Кадисе беспокоили британского адмирала Хоука, крейсировавшего перед Брестом. Командовавший французским флотом в Бресте маршал де Конфлан предлагал выйти в море с 20 кораблями и конвоировать войска до берегов Англии. Но ему поручили выступить ранее, чтобы расчистить путь для десанта.

Так как 5–6 ноября подул сильный западный ветер, Хоук, продержавшись в штормовом море три дня, зашел в Торбей и был в полной готовности. Де Конфлан выступил 14 ноября и направился к югу. Однако его надежда пройти без боя не осуществилась. Хоук вышел в море 12 ноября, был ветром отброшен обратно, и все же 14 ноября прибыл на пост и узнал, что неприятельский флот южнее его направляется на восток. Полагая, что французы идут в Киберонскую бухту, Хоук пошел туда же под всеми парусами.

Французский адмирал на рассвете 20 ноября приблизился к Киберонской бухте, отогнал блокировавшую ее британскую эскадру коммодора Даффа и поднял сигнал к погоне. Англичане разделились: часть пошла по ветру к берегу, и за ними устремилась большая часть французского флота; вторая отправилась к югу, и за ней пошел один линейный корабль. Почти одновременно были обнаружены паруса на горизонте, и де Конфлан сначала, не ожидая встретить крупные силы противника, послал подкрепление одиночному кораблю. Вскоре выяснилось, что подходят 23 линейных корабля Хоука и 4 корабля Даффа — всего 27. Маршал располагал только 21 кораблем. Сначала он стянул силы и начал строить линию. Затем, отказываясь от боя в море, моряк приказал идти в бухту и сам возглавил колонну, чтобы не было сомнений в его намерениях. Конфлан рассчитывал, что в плохую погоду английский флагман не пойдет в бухту, окруженную рифами и изобилующую камнями и мелями. Однако Хоук, полагаясь на опыт свой и своих подчиненных, решительно направился за французами. Возможно, он хотел воспользоваться их знанием проходов в бухту и шел за Конфланом, как за лоцманом.

Когда головная часть флота огибала Кардиналы, южные скалы у входа в бухту, английский авангард вступил в бой с арьергардом противника. Бой в условиях штормового моря оказался непривычным для французов. Один из их 74-пушечных кораблей был затоплен волнами, когда экипаж открыл орудийные порты на нижней палубе; другой пошел ко дну от огня флагманского корабля Хоука. Тот твердо выполнял приказ не пропустить французскую эскадру к английским портам. Два французских корабля спустили флаги. Семь укрылись в устье небольшой реки Вилены. Еще семь пытались уйти в Рошфор. Один из них погиб на мели у устья Луары. Флагманский корабль утром оказался в одиночестве севернее устья Луары. Чтобы не доставить противнику трофеи, Конфлан приказал выброситься на берег. В результате 3-часового боя 9 французских кораблей были потеряны, а уцелевшие 14 были разделены на два отряда и в ближайшие месяцы не могли соединиться. Англичане лишились двух кораблей, которые попали на мель и были разбиты морем.

Американский военно-морской историк Мэхэн считал Киберонское сражение Трафальгаром Семилетней войны, ибо после него англичане могли не бояться высадки и больше сил направлять против колоний Франции и ее союзников. В целом превосходство английского флота на море в Семилетней войне (1756–1763) заставило Францию уступить Англии большинство своих колоний в Америке.


Легендарная «Виктория»

Парадоксально, но в то время в составе британского флота был всего один крупный линейный корабль «Ройял Джордж». Адмиралтейство приказало главному инспектору сэру Томасу Слейду срочно построить новый стопушечный корабль, взяв за прототип «Ройял Джордж» и внеся необходимые конструктивные усовершенствования. Постройка столь важного для флота корабля требовала большой подготовительной работы, которая в обычных условиях длилась несколько лет. Специалисты подбирали подходящий лес, валили его, заготовляли брусья и доски и выдерживали их много месяцев, а то и лет, чтобы достичь оптимальной влажности древесины, так как от качества древесины зависит ее прочность. Однако шла война, и на подготовительные работы не было времени. К счастью, на одном из складов Слейд нашел запас бревен, которые хранились там много лет. И без преувеличения можно сказать, что именно этому обстоятельству наши современники обязаны тем, что построенный Слейдом корабль сохранился по сей день. 23 июля 1759 г. на судостроительной верфи города Чатема состоялась торжественная церемония закладки 45-метрового бруса из вяза в качестве киля нового корабля.

Год 1759-й был для Англии годом военных побед (при Миндене и Гессене французы потерпели особенно тяжелые поражения), и, видимо, поэтому вновь строящемуся кораблю дали имя «Виктория» (“Victory”), т. е. “победа”. Постройка шла медленно. Шла Семилетняя война. Верфь, где строилась «Виктория», была занята главным образом ремонтом кораблей, поврежденных в боях, и поэтому на новый корабль не хватало ни сил, ни средств. Когда Семилетняя война окончилась, в доке возвышался только деревянный остов будущего большого корабля.

Но эта неторопливость постройки сыграла положительную роль и пошла на пользу будущему знаменитому кораблю. Значительная часть лесоматериала хранилась на территории верфи с 1746 г., и за долгие годы, пока велось строительство «Виктории», материал приобрел прекрасные прочностные качества. Корпус имел простые очертания благодаря тому, что полуют и кормовой мостик над квартердеком были убраны, а галереи вокруг кормы стали меньше, хотя форма гальюна на носу и не изменилась. Руслени грот- и фок-мачты были подняты до уровня главной палубы. Наверху главной палубы в центре корабля имелись бимсы, которые поддерживали шлюпочные кильблоки и два мостика (шкафута), соединяющие квартердек с полубаком. “Виктория” была 5-палубным судном, причем пушечных палуб из них было 3. Его рангоут и парусное вооружение подверглись кое-каким изменениям по сравнению с прежними судами, например, введению кливеров (треугольные паруса, крепящиеся на штангах между бушпритом и фок-мачтой) и заменой латинского паруса на бизань-мачте продольным парусом трапециевидной формы («контр-бизань»). При хорошем попутном ветре и при поднятых лиселях “Виктория” развивала скорость в 14 узлов.

Только через шесть лет после закладки киля, 7 мая 1765 г., «Виктория» была спущена на воду — “самый крупный и самый красивый корабль из тех, которые когда-либо были построены” — так во всяком случае писала газета “Паблик Адведтайзер” по случаю рождения нового корабля. Корабль, действительно, по тем временам был большим и красивым. Но до зачисления его в состав королевского флота еще было далеко, с достройкой «Виктории» торопились еще меньше, чем со строительством, так что достраивали корабль… целых 13 лет. Но когда в 1778 г. «Виктория» вступила в строй и была объявлена флагманским кораблем британского военно-морского флота, она оказалась самым мощным и знаменитым из линейных кораблей британского флота — именно ей командовал знаменитый адмирал Нельсон, который в 1805 году в битве при Трафальгаре уничтожил франко-испанский флот, решительно закрепив британское господство на морях и океанах. Сам Нельсон погиб в этом сражении, став национальным героем Великобритании. “Виктория” же стала национальным памятником, и сегодня ее можно видеть в сухом доке в Портсмуте.

Согласно официальным документам Адмиралтейства, строительная стоимость “Виктории” составила 63176 фунт, ст. — сумма по тем временам огромная, — но, согласитесь, не слишком большая за господство на морях и океанах.

Но триумф Нельсона будет позже. А очередное «выяснение отношений» на море последовало в 1778 году, после того как Франция поддержала жителей Северной Америки в их войне за независимость. Франция, рассчитывая вернуть свои владения в Канаде и Индии, объявила войну Англии и заключила союз с восставшими колониями. В июне 1779 года войну Англии объявила Испания, а в декабре 1780 года Голландия. Соединенный франко-испанский флот угрожал высадкой десанта на Британские острова. Испанцы осадили Гибралтар и захватили остров Менорку.

В декабре 1779 года из Плимута вышла британская эскадра адмирала Роднея (20 кораблей, 100 транспортов) с целью доставить подкрепление и грузы на Средиземное море. 8 января 1780 года, встретив у мыса Финистерре 16 испанских транспортов в охранении корабля и 6 фрегатов, Родней в бою овладел всеми военными и грузовыми судами. 16 января у мыса Сан-Висенти была обнаружена испанская эскадра из 11 кораблей и 2 фрегатов. Испанский адмирал дон Хуан де Лангара сначала решил, что видит неохраняемый конвой, а когда понял ошибку, было поздно. Пользуясь преимуществом в скорости кораблей, обшитых медью, Родней перешел в преследование и атаковал противника, отрезая его от Кадиса. После 10-часового боя англичане взорвали один и взяли 6 испанских кораблей; в плен попал и испанский главнокомандующий.



“Виктория”


Сражение у острова Ямайка

В апреле 1782 года французское и испанское командование, разъяренные неудачами, решили овладеть Ямайкой и для этого собрать у острова Гаити флот из 50 линейных кораблей с 20 000 войск под командованием вице-адмирала де Грасса. Однако узнавший об этом английский адмирал Родней решил этому воспрепятствовать. После ряда боевых столкновений 9 апреля флоты сошлись в генеральном сражении. Утром 12 апреля французская эскадра из 30 линейных кораблей шла без определенного строя курсом на юг. Родней, располагавшийся юго-западнее, решил заставить противника принять бой и выслал 4 корабля для преследования поврежденного французского, который уходил на север, буксируемый фрегатом. Де Грасс развернул свой флот в линию, чтобы прикрыть их. Тогда около 7 часов утра английский флагман отозвал преследующие корабли и также выстроил боевую линию.

Чтобы не лишиться наветренного положения, де Грасс повернул и, пользуясь преимуществом в скорости, пересек путь неприятелю головными кораблями. Французы открыли огонь по кораблям английского авангарда, который спустился под ветер; за ним последовала вся эскадра, и англичане вступили в бой на контркурсах. Де Грасс попытался ввести в бой авангард и приказал ему повернуть. Через час, чтобы избежать штилевой полосы у Доминики и не пропустить англичан на ветер, вице-адмирал приказал повернуть на обратный курс, однако под огнем противника при слабом ветре этот сигнал не выполнили. В 9 часов из-за изменения ветра французская линия расстроилась, в ней появились разрывы. Родней с 6 кораблями прорезал строй неприятеля, поражая французские корабли продольным огнем. Сам он прошел за кормой 4-го корабля французского центра. Остальные английские корабли разделили французскую линию на три части. Французы начали спускаться под ветер отдельными группами. Де Грасс неоднократно поднимал сигнал построиться в линию, но безуспешно. В результате преследующие его английские корабли один за другим заставляли сдаваться отставшие, наиболее поврежденные французские. К 18 часам англичане захватили 5 французских кораблей, в том числе флагманский «Вилль де Парис». На взятых кораблях находилась артиллерия для высадки на Ямайке. Экспедиция была сорвана, и военные действия в Вест-Индии завершились очередным триумфом англичан.



Захват Испанского галеона Nuestra Senora de Cabadonga английским линейным кораблем “Centurion” 20 июня 1743 г.


И хотя на неудачный, в целом, для Англии исход войны — североамериканские колонии получили независимость, Франция получила британские острова Тобаго и Санта-Лючия и пять своих городов-колоний в Индии, а Испания приобрела Менорку и Флориду, — военно-морское превосходство Великобритании опять было подтверждено. В очередной раз английские матросы и офицеры оказались лучше подготовленными, а британские линейные корабли — сильнее, быстроходнее и прочнее.

Именно то обстоятельство, что Великобритания в тот момент мировой истории находилась на острие научного и технического прогресса, концентрированно выражавшемся в передовом кораблестроении, и обеспечивало её лидирующее положение среди мировых держав, позволяя контролировать мировую торговлю, расширять рынки сбыта и обеспечивать растущую промышленность сырьем и материалами. В очередной раз подтвердились слова адмирала У.Рэйли: «Владеющий морем — владеет богатствами Земли и ей самой».

А на заброшенной восточной окраине Европы поднимал голову молодой флот огромной сухопутной страны, пробуждаемой из вековой спячки. Флот, которому предстояло властно вмешаться в спор о мировом владении морем. Флот, флаг для которого был получен с самого Неба его основателем. Российский флот.



“Виктория”

• БРОНЕТЕХНИКА

«Акация» пахнет смертью



Начало массового применения самоходных артиллерийских установок (САУ) относится к концу 30-х, началу 40-х годов XX века.

Именно тогда, в разгоравшемся огне 2-й Мировой войны, достигшие определённого уровня технического совершенства, тракторно-танковые шасси «приняли на себя» орудийные стволы, сделав артиллерию намного более маневренной, способной сопровождать пехоту на поле боя. Особенно отличился с внедрением концептуально нового вида оружия германский вермахт, имевший множество вполне удачных конструкций «самоходок» на своём вооружении уже к началу боевых действий. СССР и союзники значительно отставали от немецких наработок (как по технике, так и по тактике применения), что конечно же, сказывалось на эффективности боевых операций, особенно — наступательного типа. Ситуация выровнялась только к 1943 году, когда усилиями тыла были приняты на вооружение многочисленные типы САУ. Самоходная артиллерия боролась с танками, оказывала огневую поддержку пехоте, «взламывала» долговременную оборону и т. д. Многочисленные СУ-76, СУ-85, СУ-100, СУ-122, СУ-152, ИСУ-122 и ИСУ-152 воевали на всех участках советско-германского фронта против «Элефантов», «Насхорнов», «Бумеров» и «Визелей» вермахта. Некоторые из этих самоходок (например — СУ-85) до сих пор официально не сняты с вооружения.

После Великой Отечественной войны советские конструкторы и военные проанализировали опыт применения САУ и выявили их положительные свойства и недостатки. О первых говорить не приходится, — САУ отлично зарекомендовали себя на полях сражений, что же касается вторых, то их знание весьма важно проектировщикам боевых машин следующих поколений. В частности, была отмечена недостаточная эффективность снарядов 122-мм гаубиц, поэтому на участках главного удара сосредоточивали не только СУ-122 и ИСУ-122. но и более мощные СУ-152 и ИСУ-152. Неудовлетворительным нашли и углы горизонтального наведения в 10–16, при которых затруднительно вести огонь по движущимся целям. Недостаточной была и скорострельность, на которую влияли не только вес выстрелов, но и теснота боевого отделения и медленно действующие ручные поршневые затворы. Малым был обзор из традиционных для отечественных самоходок неподвижных бронерубок. Угол возвышения ствола в 20° препятствовал стрельбе на максимальную дальность, особенно на пересеченной местности. Неудачным было признано и расположение боевого отделения — в передней части корпуса, что сильно увеличивало габариты машины и, соответственно, снижало её маневренность. В вермахте самоходки, в частности, знаменитый «Фердинанд», имели, в большинстве своём, боевое отделение, размещённое в корме. Кроме того, несколько изменились и сами задачи самоходок. Если во 2-й мировой войне одной из самых главных задач было уничтожение вражеских танков, то в послевоенное время, в связи с колоссальным усовершенствованием и распространением ПТУР (противотанковых управляемых ракет) и РПГ (ручных противотанковых гранатомётов), противотанковая функция уступила своё первенство огневой поддержке войск.

Короче, недостатки артсистем прежнего поколения были очевидны, и создание более совершенных образцов было вполне возможно, если бы не сказалось субъективное обстоятельство. В 1950-1960х гг. по настоянию Н.С. Хрущева разработки перспективных образцов классической артиллерии, в том числе самоходной, прекратили, а выделявшиеся средства “перекачали” на ракетную технику. Надо отметить, что и в США складывалась похожая ситуация, но там раньше осознали свой промах. Результаты такой политики оказались плачевными. В 50-60-е годы на вооружение Советской Армии не приняли ни одной САУ с орудием калибра свыше 100 мм.

А в постоянно возникавших локальных войнах выявилась незаменимость самоходной артиллерии. Мало того, во многих ситуациях артиллерия становилась единственной реальной силой, когда применение авиации и тактических ракет было невозможно. Примеров таких конфликтов десятки: 50-е годы — артиллерийская дуэль в Формозском проливе между КНР и обосновавшимися на островах американцами и гоминдановцами; 60-е годы — бои за остров Даманский между СССР и КНР; 70-е годы — “первая социалистическая война” между Вьетнамом и Китаем; в 1967–1972 годах — артиллерийская дуэль через Суэцкий канал Египта с Израилем. Везде артиллерия, в том числе и самоходная, подтвердила, что она была, есть и будет богом войны. И только в 1965 г. после отставки Хрущева, было возобновлено проектирование и создание артсистем нового поколения, тем более, что к тому времени обнаружилось заметное отставание в этом отношении нашей страны от вероятных противников.


Постановка задачи

4 июля 1967 г ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли совместное постановление, предписывающее приступить к изготовлению целого ряда самоходных артиллерийско-миномётных систем. Среди них были 152-мм самоходная пушка 2С5 “Гиацинт” и гаубица 2СЗ “Акация” такого же калибра. Последние предназначались для оснащения артиллерийских полков танковых и мотострелковых дивизий — из них следовало уничтожать вражескую бронетанковую технику, позиции артиллерии и минометов, а также скопления живой силы неприятеля.

Получив задание, конструкторы провели исследования, установив оптимальные размеры будущих машин, возможности размещения орудий в неподвижных рубках и вращающихся башнях, и остановились на последнем варианте. При выборе калибра учитывали опыт не только Второй мировой войны, но и вооруженных конфликтов 1950–1960 гг. Ведь эффективность действия снарядов определяется не только калибром орудий, в том числе самоходных, но и массой разрывного заряда, дальнобойностью, скорострельностью и кучностью попаданий. Учли и то, что в последнее десятилетие пехотинцы пересели на защищенные бронетранспортеры. Отсюда сделали вывод, что для будущей самоходной гаубицы калибров 100–120 мм окажется недостаточно, особенно при ведении огня по подвижным и групповым целям, опорным пунктам. Приняли во внимание и то, что даже осколки 152-мм снарядов выводят из строя БТРы и другую подобную технику.

Началу работы над СГ “Акация” предшествовал сравнительный анализ артиллерийских орудий, созданных во время войны (СУ-100, СУ-152), и артсистем послевоенного поколения. В результате была выбрана концепция перспективного развития самоходной артиллерии.


История создания

Проектирование и изготовление первых опытных образцов артиллерийской части 152-мм самоходной гаубицы 2СЗ “Акация” проходило в Свердловске (Екатеринбурге), в ОКБ-9 завода им. М.И.Калинина, а шасси — на заводе “Уралтрансмаш”. Артиллерийская часть САУ разрабатывалась на базе 152-мм буксируемой пушки-гаубицы Д-20. Внутреннее устройство ствола, баллистика и боеприпасы были взяты у Д-20 без изменений. Новая гаубица получила заводской индекс Д-22 и индекс ГРАУ (Главное ракетно-артиллерийское управление) — 2АЗЗ. Шасси было разработано на базе пусковой установки ЗРК Круг, которое в свою очередь создали на базе опытной САУ СУ-100П, и получило индекс “Объект 303”. Два первых опытных образца 2СЗ были изготовлены в конце 1968 года. В ходе заводских испытаний, завершившихся в октябре 1969 года, была выявлена большая загазованность боевого отделения, особенно при стрельбе с малыми зарядами. По этой же причине оказались не принятыми и еще четыре образца, выпущенных летом 1969 года для полигонных испытаний. Поэтому посоветовали заменить раздельно-гильзовое заряжание картузным и внедрить полуавтоматический поршневой затвор с пластическим обтюратором. Впрочем, особых преимуществ это новшество не обещало, хотя его и сочли нужным использовать при проектировании новых 152-мм самоходных пушек. В конце концов с загазованностью справились путём доработки системы вентиляции.

Гусеничное шасси «Объект 303» после испытаний опытных установок на Научно-исследовательском полигоне ГБТУ (Главного бронетанкового управления), напротив, получило высокую оценку у военных заказчиков и сотрудников ВНИИ транспортного машиностроения. Это шасси рассматривалось как база для новых образцов самоходной артиллерии и ПУ ракет весом до 30 т. На нем также создавались такие САУ, как 152-мм самоходная пушка, 240-мм самоходный миномет и ряд других боевых и вспомогательных машин. В процессе эксплуатации ходовая часть 2СЗ также показала чрезвычайно высокую надежность.

В 1970 году на Государственных испытаниях 2СЗ показала превосходные результаты, к концу года на УЗТМ были собраны первые три серийные машины. На крупных войсковых учениях 1971 года в преимуществах новых САУ лично убедился министр обороны А.А. Гречко. В том же году 2СЗ «Акация» была принята на вооружение, а на УЗТМ изготовили еще девять машин, из них шесть — в декабре месяце. В 1973 году завод получил заказ уже на 70 CАУ.


Описание конструкции

Компоновка корпуса

САУ 2СЗ разделена на три отсека: управления, силовой и боевой. Отсек управления расположен в носовой части корпуса между левым бортом и моторной перегородкой. В нем размещается механик-водитель. Силовой отсек находится справа в носовой части. В нем размещаются двигатель, трансмиссия, системы питания горючим и воздухом, смазки, охлаждения, подогрева и запуска. Боевое отделение занимает среднюю, кормовую части корпуса и всю башню, представляющую собой цельносварную конструкцию. В крыше башни слева установлена командирская башенка и люк командира, а по правому борту — люк заряжающего. Над люком командира смонтирован 7,62-мм пулемет для борьбы с воздушными целями. Снизу к башне крепится так называемая корзина, в которой располагается экипаж боевого отделения и часть боекомплекта. Башня вместе с корзиной посажена в корпус с помощью шарикового погонного устройства. Основную часть боевого отделения занимает гаубица, боеукладки и рабочие места экипажа. Сиденье наводчика размещено слева от гаубицы, а заряжающего — справа. Командир располагается сзади наводчика. В кормовом листе корпуса машины имеется специальный люк для загрузки снарядов. В походном положении для исключения поломок механизма наведения ствол гаубицы стопорится на специальном кронштейне.

Корпус и башня сварены из листов катаной броневой стали, которые обеспечивают защиту от поражения бронебойной пулей с дистанции 300 м, а также от осколков артиллерийских снарядов и мин малого калибра.



Самоходная гаубица 2СЗ “Акация” на боевой позиции



Самоходная гаубица 2СЗ “Акация” в походном положении


Вооружение

Основное вооружение «Акации» — 152-мм гаубица Д-22. Ее ствол состоит из трубы-моноблока, двухкамерного дульного тормоза, эжектора, муфты и казенника, вертикального клинового затвора с полуавтоматикой механического (копирного) типа, гидравлического тормоза отката веретенного типа с компенсатором жидкости и пневматического накатника с клапаном дополнительного торможения. Цилиндры противооткатных устройств жестко связаны с казенником и при выстреле откатываются вместе с ним. Нормальная длина отката составляет 510–710 мм, а предельная — 740 мм. Наведение гаубицы в вертикальной плоскости осуществляется в диапазоне от -4° до +60°. Ручной подъемный механизм секторного типа гаубицы оснащен уравновешивающим пневматическим механизмом толкающего типа. Гаубица устанавливается в амбразуру башни с помощью закладных цапф. В походном положении для исключения поломок механизма наведения ствол гаубицы стопорится на специальном кронштейне. Орудие может вести огонь как с закрытых огневых позиций, так и прямой наводкой.



Слева направо: Общий вид управляемого снаряда «Краснополь»; 152-мм выстрел с осколочно-фугасным снарядом и полным переменным зарядом; 152-мм выстрел с бронебойно-трассирующим снарядом; 152-мм выстрел с кумулятивным снарядом и специальным зарядом.


Заряжание гаубицы раздельногильзовое, то есть в канал ствола сначала досылается снаряд, а затем гильза с метательным зарядом, как и у подавляющего большинства артсистем такой мощности и такого калибра. Боекомплект состоит из 40 выстрелов, которые находятся в двух боеукладках (в башне и в корпусе). В кормовом листе корпуса машины имеется специальный люк для загрузки снарядов.

В боекомплект “Акации” вошли старые осколочно-фугасные снаряды ОФ-540 (масса снаряда 43,56 кг, взрывчатого вещества — 5,86 кг) и новые осколочно-фугасные снаряды ОФ-25 (соответственно 43,56 кг и 6,88 кг). Для стрельбы ими предусмотрены полные заряды, а также шесть уменьшенных. Последние при небольшой дальности стрельбы позволяют посылать снаряд по более крутой траектории и поражать цели, скрытые препятствиями (холмами, многоэтажными домами и т. д.). Кроме того, с приближением к нормали угла встречи снаряда с горизонтальной целью (крышей дота, дома, танка и т. п.) резко возрастает эффективность действия снаряда. И, наконец, чем меньше заряд, тем больше живучесть ствола гаубицы. Меняя заряд, можно изменить начальную скорость осколочно-фугасного снаряда — от 651 м/с до 282 м/с, а дальность, соответственно, от 17053 м до 6751 м. Максимальная дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом составляет 18500 м, при стрельбе активно-реактивным снарядом она увеличивается до 24000 м. Для борьбы с танками в боекомплект 2СЗ входит кумулятивный снаряд БП-540, бронепробиваемость которого не зависит от дальности стрельбы. Стрельба им ведется специальным зарядом Ж6 массой 5,6 кг, начальная скорость снаряда 676 м/с, прицельная дальность 3000 м. По нормали он пробивает броню толщиной 250 мм, под углом 60° — 220 мм, под углом 30° -120 мм. В штатный боекомплект 2СЗМ обычно входит 42 осколочно-фугасных снаряда ОФ-540 и ОФ-25 и четыре кумулятивных БП-540. Кроме того, САУ может стрелять и не входящим в штатный боекомплект снарядом Бр-540Б (тупоголовый с баллистическим наконечником) и снарядом Бр-540 (остроголовым). На дистанции 1000 м Бр-540Б пробивает по нормали 120-мм броню, а под углом 60° — 100-мм; Б-540 — 115-мм и 95-мм броню соответственно. Самоходная гаубица Акация может стрелять и другими снарядами: осветительным парашютным С1, который освещает местность в течение 40 секунд; химическим 3X3, всеми 152-мм снарядами (с индексом 540) от гаубиц МП-20 и Д-20, корректируемыми 152-мм снарядами «Краснополь» (ОФ-38), а также снарядами (с индексом 530) 152-мм гаубицы Д-1 и бетонобойными Г-545. Кроме того, в 70-х годах в боекомплект 2СЗ был введен выстрел 3БВЗ с ядерным боеприпасом мощностью 2 кТ с дальностью стрельбы 17400 м. Кроме обычного набора 152-мм снарядов в боекомплект гаубицы могут входить и специальные снаряды “Краснополь” и “Сантиметр” с лазерным наведением. Эти снаряды имеют систему наведения по отраженному от цели лучу лазерного прицела-осветителя.


Двигатель и трансмиссия

В качестве силовой установки на машине установлен 12-цилиндровый четырехтактный дизель жидкостного охлаждения В-59 с принудительным впрыском топлива и возможностью работы на форсаже. Двигатель развивает мощность 382 кВт, что позволяет самоходной гаубице при собственном весе в 27 т двигаться по дорогам с твердым покрытием с максимальной скоростью 60 км/ч. Трансмиссия — механическая, двухпоточная, коробку перемены передач выполнили в блоке с планетарным механизмом поворота. Подвеску применили независимую, торсионную, с гидравлическими амортизаторами телескопического типа. В состав ходовой части, применительно к одному борту, входят шесть двойных обрезиненных опорных катков (промежутки между первым и вторым, вторым и третьим катками разные и намного большие, чем между остальными катками), четыре поддерживающих ролика, ведущее колесо переднего и направляющее колесо заднего расположения.

Ширина гусеницы с резинометаллическим шарниром равна 490 мм, что позволяет машине обладать хорошими характеристиками маневренности и проходимости.

“Акация” обладает сравнительно небольшим удельным давлением на грунт, не превышающим 0,059 МПа, что соответствует давлению на грунт ноги взрослого человека. САУ может преодолевать подъемы и спуски крутизной до 30°, рвы шириной до 3 м и вертикальные стенки высотой до 0,7 м, а также водные преграды глубиной до 1 м. Допустимый крен для машины — не более 25°.




Дополнительное оборудование

Самоходная гаубица 2СЗ «Акация» оснащена фильтро-вентиляционной установкой, автоматической противопожарной системой, включающейся при повышении температуры в боевом или силовом отделениях, и системой герметизации обитаемых отделений для защиты экипажа от поражающих факторов химического, бактериологического и ядерного оружия. В последнем случае она срабатывает автоматически при появлении потоков гамма-излучения, возникающего при ядерном взрыве. При необходимости герметичность «Акации» поддерживается как на марше так и при стрельбе боекомплектом, находящимся внутри машины.

На САУ установлено оборудование для самоокапывания, которое позволяет за 20–40 минут оборудовать окоп для стрельбы.


Модификации

2СЗМ. В 1975 году вместо двух механизированных боеукладок ввели одну — барабанного типа на 12 выстрелов, что позволило увеличить возимый боекомплект с 40 до 46 выстрелов (в штатный боекомплект 2СЗМ обычно входит 42 ОФС ОФ-540 и ОФ-25 и четыре КС БП-540). Дополнительно к штатным снарядам в НИИ машиностроения для «Акации» был разработан снаряд ЗОФ29 с увеличенным в четыре раза осколочным действием. За ним в боекомплекте появились активно-реактивные снаряды и боеприпасы, оснащенные донными газогенераторами, с помощью которых дальнобойность самоходки возросла на 20–30 %.

2СЗМ1. В 1987 году «Акацию» оснастили аппаратурой приема, обработки и отражения командной информации и новым прицелом СП-538. Расчеты получили и управляемые артиллерийские снаряды 30Ф38 «Краснополь», самонаводящиеся на цель на конечном участке траектории и способные поражать объекты, движущиеся со скоростями до 35 км/ч. Внешне “Краснополь” походит на американский управляемый снаряд “Копперхед”, но легче его и способен преодолеть большее расстояние — порядка 18 тыс. м. Он содержит боевую часть весом 20,5 кг и предназначается для поражения неприятельской боевой техники с вероятностью 0.9, оснащен устройствами, противодействующими нагрузкам на бортовую аппаратуру при выстреле. В передней части, приблизительно в трети длины, находятся раскрывающиеся в полете крылья, а в задней — стабилизатор. Передовой артиллерийский наблюдатель обнаруживает цель, определяет ее координаты и сообщает их на командный пункт полка либо дивизиона или батареи, после чего начинает подсвечивать ее лазерным указателем. После выстрела “Краснополь” выходит на баллистическую траекторию, и когда он достигает предельной высоты, автоматически раскрываются его крылья и стабилизатор и сразу же включается полуактивная головка самонаведения, получающая питание от встроенных источников. Захватив засвеченную цель по отраженному лазерному эхо-сигналу, “Краснополь” самостоятельно подправляет курс и точно выходит на нее.

2СЗМ2. На выставке вооружений в Нижнем Тагиле, проходившей в июле 2004 г., была представлена модернизированная самоходная гаубица “Акация” с полностью обновленной электронной системой управления. Созданные на екатеринбургском предприятии “Уралтрансмаш” самоходки оснащены автоматизированной системой управления огнем, спутниковой навигационной системой и электронной картой боевых действий. Если раньше наши (теперь уже — российские) машины, превосходя по огневым и ходовым качествам иностранные образцы, проигрывали по насыщенности системами управления, то теперь и по электронной начинке они не имеют себе равных, позволяя менять огневую позицию каждые 2 минуты, что повышает живучесть самоходок в пять раз.


Опыт боевого применения и эксплуатации

В 1971 г. производство “Акации” развернули на Уральском заводе тяжелого транспортного машиностроения, хотя официально ее приняли на вооружение Советской Армии спустя два года.

Иностранные военные эксперты отметили, что ее создатели успешно решили проблему устойчивости машины при стрельбе без применения общепринятых выдвижных сошников. В компоновочном отношении расположение моторно-трансмиссионного отделения в носовой части справа и отделения управления слева является наиболее удобным для 155 мм самоходная гаубица Тип 75, Япония САУ средних калибров, поскольку оставляет всю среднюю и кормовую часть корпуса свободной для боевого отделения. Приглянулось военным и то обстоятельство, что самоходная гаубица 2СЗ — авиатранспортабельна, причем самолет Ан-22 может перевозить сразу две установки.

«Акация» находится в «одной весовой категории» с американской 155-мм самоходной гаубицей М109 “Paladin”, принятой на вооружение в 1962 г., - на 10 лет раньше. Фугасное и бризантное действие нашего 152-мм снаряда и американского 155-мм примерно одинаковы. Советское «изделие» обладает лучшими скоростными и маневренными характеристиками, несколько превосходит «американку» по проходимости и имеет в полтора раза больший запас хода, что в условиях военной неразберихи может оказаться немаловажным фактором. Экипаж нашей самоходки меньше на 2 человека. У М109 выше боевая скорострельность — 6 выст./мин. против 4 выст./мин. у «Акации» и боекомплект — 56 против 46 соответственно. Что же касается дальности стрельбы, то разные источники дают для М109 совершенно разные цифры — от 14 км до 24 км. Учитывая то, что возраст американской самоходки превысил почтенные 40 лет, и то, что в конце 70-х годов она проходила коренную модернизацию, то первую цифру следует отнести к самым ранним моделям, а последнюю — к установкам, прошедшим модернизацию и использующим активно-реактивные снаряды. При таком раскладе характеристики «Паладина» и «Акации» оказываются примерно равными. Гаубицы М109А2/ АЗ/А4 используют уже орудие М185 и стреляют на дальность 23500 метров. Замена этого орудия длиной 23 калибра на орудие М284 с длиной 39 калибров на М109А5/А6 увеличило дальнобойность до 30 км.

Собственной самоходкой обзавелись в своё время и японцы. Поэкспериментировав на более легкой 105-мм машине, в 1975 году была принята на вооружение «Сил самообороны» вполне современная (или вполне заурядная?) САУ «Тип «75».

Она оснащена сварными алюминиевыми корпусом и башней; компоновка классическая, с двигательным отсеком в передней части и башней сзади. Вооружение — гаубица со стволом длиной 30 калибров японской разработки, оснащенным двухщелевым дульным тормозом и эжектором. Затвор винтовой, имеется сдвоенный вращающийся магазин заряжания, однако для досылки в казенную часть каждого выстрела требуется опускать ствол орудия до возвышения около +6°. Боевая скорострельность составляет шесть выстрелов в минуту. Возимый боекомплект составляет 18 выстрелов в автомате заряжания и еще десять выстрелов в башне. На крыше установлен 12,7 мм зенитный пулемет.

Для самоходной гаубицы “Тип 75” в Японии был разработан собственный фугасный снаряд, имеющий максимальную дальность выстрела 19000 метров. Однако “Тип 75” также может применять стандартный снаряд НАТО М107, при этом дальность выстрела составит 15000 метров. Одно время велись работы по созданию активно-реактивного снаряда, который, как ожидалось, должен был иметь дальность выстрела 24000 метров.



Гаубица М109 “Paladin”, США



155 мм самоходная гаубица Тип 75, Япония


К концу 1989 года после поставки 201 установки выпуск был прекращен, т. к. производство, осуществлявшееся компанией “Мицубиси”, оказалось очень дорогостоящим, ибо многие детали и некоторые узлы требовали ручной сборки и доводки (и это — в Японии!!!).

Большим преимуществом «Акации» является ее простота освоения и надежность в эксплуатации в любых погодно-климатических условиях. Реалиями же американской армии давно стал тот факт, что число вышедших из строя машин по техническим и эксплуатационным причинам на порядок-два превышает боевые потери. Впрочем, это бич всей заокеанской техники, расчитаной на комфортные боевые действия в Западной Европе.

Американская система была выпущена очень большой серией — около 5000 экземпляров и продавалась во многие страны мира. На кадрах военной кинохроники (в т. ч. и самой последней — из многострадального Ливана) неизменно присутствуют американские самоходки, красиво расставленные в шахматном порядке, методично изрыгающие огонь по кучкам «хезболлахов», — благо для израильтян, что у террористов из «Хамаса» и «Хезболла» нет тяжелой военной техники.

Отечественная самоходка также поставлялась на экспорт, в первую очередь — союзникам по Варшавскому договору, Ираку, Ливии, Сирии и т. д. «Акации» пришлось повоевать и на Ближнем Востоке, где в составе сирийской армии она давала отпор армии обороны Израиля во время проведения той операции «Мир Галилее» в 1982 г. Тогда евреям, честно говоря, бывало совсем не до эффектно-рекламных стрельбищ… Но истинным испытанием для советской самоходки стал Афганистан. Песчаные бури, жара, отсутствие инфраструктуры как никогда подняли престиж «Акации» среди военных. Безотказная и неприхотливая, простая в обслуживании и обладающая большой огневой мощью, — все эти качества сделали ее незаменимой «длинной рукой» пехоты, готовой, в отличие от авиации, в любое время суток и при любой погоде обрушить на головы противника шквал огня.

С самой лучшей стороны показала она себя и в чеченской войне, подавляя узлы сопротивления в Грозном и других населенных пунктах, обстреливая горные склоны и лесные чащобы, сметая в прах укрепления боевиков и рассеивая скопления бандформирований.

Производство САУ 2СЗ «Акация» было прекращено в 1993 году. В настоящее время она состоит на вооружении многих стран, в т. ч. России и Украины. На смену «Акации» приходит САУ нового поколения «Мста-С». Но, рассматривая военные бюджеты нынешней Украины и России, можно прогнозировать, что проверенные временем и боями «Акации» еще долгое время будут напоминать о себе вероятному противнику своим запахом. Тем самым сладковатым запахом артиллерийского залпа. Запахом смерти.


• СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ

Прицельные приспособления стрелкового оружия

Рубрика выходит под редакцией Барчука С.В.



Часть I

Способность точно поражать цель с древнейших времен считалась искусством. Пока в качестве оружия использовались камень и копье, пригодные как для метания, так и для ближнего боя, охотникам и воинам приходилось полагаться на свою физическую силу и развитый глазомер. Со временем появилась возможность поражать цель на все более дальнем расстоянии. Был изобретен лук. В зависимости от характеристик среды, свойств цели, рельефа местности и так далее различались как приемы стрельбы, так и требования к стрелкам. Неизменным оставалось одно требование — меткость. Специальных прицельных устройств не было, а прицеливание производилось «по стреле». На больших дистанциях стрельба велась по крутой траектории, что делало прицеливание менее эффективным.

Нередко среди желающих стать стрелками еще до начала обучения производился отбор. Так, арабы проверяли зоркость претендентов ясными ночами. С тех пор астрономы всего мира называют две небольшие и достаточно тусклые звезды в созвездии Большая Медведица арабскими именами — Мицар и Алькор, в переводе «конь» и «всадник». Лишь тот воин считался зорким и имел шанс стать хорошим лучником, кто мог различить всадника на коне. Шло время…

Следующим шагом стало появление различного вида самострелов. (Здесь под самострелом следует понимать метательное оружие, в котором для метания используется накопленная мускульная энергия). Самострелы проигрывали лукам по скорострельности, но существенно превосходили их в мощности (а позже и в дальнобойности) и позволяли достаточно долгое время держать оружие взведенным без значительного ущерба для качества стрельбы. Соответственно, это давало возможность более тщательно прицеливаться. Именно на таком оружии впервые стали появляться прицелы. Простейшие прицельные устройства устанавливались на арбалетах и самострелах задолго до возникновения огнестрельного оружия. Они представляли собой первые кольцевые (см. ниже) прицельные приспособления.

Появление первых образцов стрелкового оружия относят к началу XIV века (вскоре после того, как европейцам стал известен дымный порох). В течение почти ста лет для «ручных пушек» не только не было изобретено новых прицельных устройств, но и не применялись уже существовавшие.



Рис. 1. Русский солдат с бердышем


Связано это было с относительно небольшой меткостью самого оружия. Прицеливание осуществлялось «на глаз», по стволу оружия. Впрочем, в то время войска часто строились в каре и, следовательно, представляли собой одну крупную почти сплошную цель. Это несколько упрощало работу стрелкам. По мере совершенствования огнестрельного оружия росла и точность стрельбы, хотя оно и оставалось все еще слишком тяжелым. Так, русские стрельцы, пытаясь повысить устойчивость оружия во время прицеливания, в качестве подставки под ствол ружья, которое весило больше 10 кг — применяли бердыши. Выстрелив в сторону противника, стрелки в случае необходимости использовали их в ближнем бою как холодное оружие.

На протяжении очень длительного времени ручное огнестрельное оружие ввиду своего несовершенства не могло сколько-нибудь успешно конкурировать с другими видами метательного оружия. По массе, меткости и скорострельности оно сильно уступало лукам и арбалетам. Даже по пробивной силе аркебузные пули обычно не превосходили арбалетных стрел. И только появившиеся в начале XV века мушкеты смогли по этой характеристике решительно превзойти луки и арбалеты. Большая сила удара мушкетной пули достигалась за счет увеличения массы пули до 50–60 грамм (это примерно вдвое больше, чем масса аркебузной пули). При использовании свинцовых сферических пуль увеличение их массы достигалось исключительно за счет увеличения калибра оружия. Кроме того, на эффективность действия мушкетов оказывало положительное влияние и то, что их стволы были гораздо длиннее аркебузных. Но лучшая пробивная способность мало сказывалась на точности стрельбы.

С появлением (на рубеже XV–XVI столетий) и повсеместным внедрением (середина XIX века) нарезного огнестрельного оружия проблема прицельных приспособлений стала довольно насущной и привела со временем к появлению множества их систем. Ниже мы постараемся вкратце рассмотреть основные из них. Однако для лучшего понимания физических основ полета пули и соответственно принципиального устройства прицельных приспособлений, следует остановиться на некоторых аспектах баллистики подробнее.

Согласно Большой Советской Энциклопедии, баллистика (нем. Ballistik, от греч. ballo — «бросаю») — наука о движении артиллерийских снарядов, пуль, мин, авиабомб, активнореактивных и реактивных снарядов, гарпунов и тому подобного. Эта военно-техническая наука основывается на комплексе физико-математических дисциплин. Различают внутреннюю и внешнюю баллистику. Внутренняя — изучает движение снаряда в канале ствола под действием пороховых газов, а также закономерности других процессов, происходящих при выстреле в канале ствола или каморе пороховой ракеты.

Внешняя баллистика изучает движение снарядов (мин, пуль и так далее) после вылета их из канала ствола (пускового устройства), а также факторы, влияющие на это движение. Основным её содержанием является изучение всех элементов движения снаряда и сил, действующих на него в полёте. Знание внешней баллистики позволяет стрелку еще до выстрела с достаточной для практического применения точностью знать, куда попадет пуля. На точность выстрела влияет масса взаимосвязанных факторов: динамическое взаимодействие деталей и частей оружия между собой и телом стрелка, газа и пули, пули со стенками канала ствола, пули с окружающей средой после вылета из ствола и многое другое. После вылета из ствола пуля летит не по прямой, а по так называемой баллистической траектории, близкой к параболе. Иногда на малых дистанциях стрельбы отклонением траектории от прямолинейной можно пренебречь, однако уже на средних, а тем более на предельных дистанциях стрельбы знание законов баллистики однозначно необходимо. Основные понятия и термины, используемые для описания полета пули вне канала ствола, приведены на схематическом рисунке 2 и в пояснениях к нему.

Рассматривая положение цели относительно стрелка, можно выделить три ситуации:

— стрелок и цель расположены на одном уровне;

— стрелок расположен ниже цели (стреляет вверх под углом);

— стрелок расположен выше цели (стреляет вниз под углом).

Для того, чтобы направить пулю в цель, необходимо придать оси канала ствола определенное положение в вертикальной и горизонтальной плоскости. Придание нужного направления оси канала ствола в горизонтальной плоскости называется горизонтальной наводкой, а придание направления в вертикальной плоскости — вертикальной наводкой.

Вертикальная и горизонтальная наводки производятся с помощью прицельных приспособлений. Прямая линия, совпадающая с оптической осью прицельных приспособлений, называется линией прицеливания. Наводка стрелкового оружия с помощью прицельных приспособлений осуществляется не от горизонта оружия, а относительно расположения цели. В связи с этим элементы наводки и траектории получают следующие обозначения (см. рисунок 3 с пояснениями).

После краткого обзора основных понятий внешней баллистики можно приступать и к рассмотрению собственно прицелов. При этом под прицелами (прицельными устройствами и приспособлениями) будем понимать приборы и приспособления, предназначенные для наводки оружия на цель, которые применяются также для выбора цели и наблюдения за полем боя. Будем так же рассматривать многообразие прицелов последовательно согласно классификации приведенной на рисунке 4. Сразу оговоримся, что наше рассмотрение далеко не полное. Из всего разнообразия прицельных приспособлений будут приведены лишь наиболее распространенные системы.



Рис. 2. Траектория полета пуля и ее элементы при стрельбе по цели, находящейся на одной высоте с оружием.


Прямая линия, представляющая продолжение оси канала ствола до выстрела, называется линией выстрела. Прямая линия, являющаяся продолжением оси ствола при вылете из него пули, называется линией бросания. Из-за колебаний ствола его положение в момент выстрела и в момент вылета пули из ствола будет отличаться на угол вылета.

В результате действия силы тяжести и силы сопротивления воздуха пуля летит не по линии бросания, а по неравномерно изогнутой кривой, проходящей ниже линии бросания.

Началом траектории является точка вылета. Горизонтальная плоскость, проходящая через точку вылета, называется горизонтом оружия. Вертикальная плоскость, проходящая через точку вылета по линии бросания, называется плоскостью стрельбы.

Чтобы добросить пулю до любой точки на горизонте оружия, необходимо линию бросания направить выше горизонта. Угол, составленный линией выстрела и горизонтом оружия, называется углом возвышения. Угол, составленный линией бросания и горизонтом оружия, называется углом бросания.

Точка пересечения траектории с горизонтом оружия называется (табличной) точкой падения. Расстояние по горизонту от точки вылета до (табличной) точки падения называется горизонтальной дальностью. Угол между касательной к траектории в точке падения и горизонтом оружия называется (табличным) углом падения.

Самая высокая точка траектории над горизонтом оружия называется вершиной траектории, а расстояние от горизонта оружия до вершины траектории — высотой траектории. Вершина траектории делит траекторию на две неравные части: восходящую ветвь — более длинную и пологую и нисходящую ветвь — более короткую и крутую.



Рис. 3. Траектория полета пули и ее элементы в общем случае.


Точка, по которой наводится оружие, называется точкой прицеливания. Угол, образованный линией прицеливания и линией выстрела, называется углом прицеливания. Этот угол влияет на высоту траектории и дальность стрельбы.

Точка пересечения нисходящей ветви траектории с линией прицеливания называется точкой падения. Расстояние от точки вылета до точки падения называется прицельной дальностью. Угол между касательной к траектории в точке падения и линией прицеливания называется углом падения.

При расположении оружия и цели на одинаковой высоте линия прицеливания совпадает с горизонтом оружия, а угол прицеливания — с углом возвышения. При расположении цели выше или ниже горизонта оружия между линией прицеливания и линией горизонта образуется угол места цели. Угол места цели считается положительным, если цель находится выше горизонта оружия и отрицательным, если цель находится ниже горизонта оружия.

Угол места цели и угол прицеливания вместе составляют угол возвышения. При отрицательном угле места цели линия выстрела может быть направлена ниже горизонта оружия; в этом случае угол возвышения становится отрицательным и называется углом склонения.

В своем конце траектория пули пересекается либо с целью (преградой), либо с поверхностью земли. Точка пересечения траектории с целью (преградой) или поверхностью земли называется точкой встречи. Расстояние от точки вылета до точки встречи называется действительной дальностью. Выстрел, при котором траектория не поднимается над линией прицеливания выше цели на всем протяжении прицельной дальности, называется прямым выстрелом.


Рис. 4. Классификация прицельных приспособлений огнестрельного оружия согласно их принципиальному устройству


Механические прицелы

Первые прицелы для огнестрельного оружия были придуманы, когда стало ясно, что благодаря увеличению дальности стрельбы развивающегося огнестрельного оружия прицеливание по его стволу уже малоэффективно. Сначала огнестрельное ручное оружие стало снабжаться одной мушкой, затем появился и целик. В 1600-х годах мушки и целики присутствовали уже на многих экземплярах огнестрельного оружия. На данный момент открытые прицелы являются самыми распространенными. Основной причиной тому служит простота их устройства, которая обуславливает высокую надежность в эксплуатации, легкость обучения молодых стрелков, относительную дешевизну производства и при этом достаточную для большинства случаев эффективность. С другой стороны, имеется и ряд недостатков. Общим минусом для механических прицелов является относительно малая освещенность, при которой их еще возможно использовать. В последнее время этот недостаток частично нивелируется использованием различных светящихся в темноте меток. Есть и другие, о них будет сказано ниже, так как для каждого вида отрытых прицельных приспособлений характерны свои плюсы и минусы.


Открытые прицельные приспособления

Простейшим открытым прицельным приспособлением является постоянный прицел. Схематически он представляет собой пластинку, так называемый целик, на верхней грани которого имеется небольшое углубление, называемое прорезью прицела. Устанавливается целик сверху ствола в 35–40 см от глаза стрелка. Прицеливание состоит в том, чтобы, установив и удерживая мушку в определенном положении по отношению к прорези прицела, подвести затем линию прицеливания в точку прицеливания. Прорезь делается остроугольной (треугольной), тупоугольной, прямоугольной, четырехугольной или полукруглой формы (см. рис 5).



Рис. 5. Основные типы целиков


Наиболее старая и распространенная из них треугольная (рис. 5а), но она не так удобна для быстрого прицеливания, как прямоугольная прорезь. Тупоугольная прорезь (рис. 5б) наиболее удобна для быстрого «схватывания» мушки при стрельбе по двигающимся целям, зато не позволяет следить за сваливанием оружия; такая прорезь применяется преимущественно на охотничьих штуцерах и комбинированных ружьях, из которых часто необходимо стрелять быстро, нередко при плохом освещении и на большие расстояния. Неглубокая прямоугольная прорезь (рис. 5в) часто использовалась на военных винтовках, однако она требует от стрелка отличного зрения и хорошей сноровки. Четырехугольная прорезь (рис. 5 г) хорошо служит для быстрой стрельбы при наличии специальной толстой прямоугольной мушки и пригодна для плохого освещения. Такие целики в последнее время активно используются в военных и полицейских пистолетах, так как позволяют вести эффективный беглый огонь. Для быстрой стрельбы, выцеливания и тонкой стрельбы хороша полукруглая прорезь (рис. 5д), она получила широкое распространение на военном, целевом и охотничьем оружии. Для самого быстрого прицеливания при стрельбе по бегущему зверю в плохом освещении наилучшим оказывается щиток совсем без прорези (рис. 5е, ж). Середина щитка в этом случае отмечена мелкой риской или белой линией, а еще лучше белым треугольником. Такой целик меньше закрывает поле зрения, не утомляет глаз и хорошо указывает сваливание винтовки. Мушка для подобного прицела должна быть с белой или красной точкой. Такие прицельные приспособления в последнее время практически не используются.

Мушки также бывают различной формы. Наиболее распространены из них: остроугольная (треугольная), трапецеидальная, прямоугольная, ступенчатая и рельсового сечения.

Если на оружии имеется лишь постоянный прицел, то при стрельбе на дистанции дальше прямого выстрела приходится выпускать в прорези мушку выше верхнего (рабочего) края целика, это заменяет подъем прицела. Для удобства такого прицеливания используют ступенчатую (рис. 6 г) или рельсовую (рис. 6д) мушку, но удобно это только для одной — двух дистанций. Опытные стрелки могут использовать для этих же целей остроугольную или трапецеидальную мушку (соответственно рис. 6 а и б). Применяя их, возможно контролировать высоту подъема мушки над верхним краем целика по текущей толщине основания.



Рис. 6. Формы мушек (вид со стороны стрелка).


Однако такой способ прицеливания требует большого мастерства и привыкания к отдельно взятому оружию. Такая «игра мушкой» во время прицеливания имеет сторонников среди охотников из-за тех преимуществ, что не требует тратить время на установку прицела, если нужно внезапно стрелять на другую дистанцию. Сам же прицел получается несложный, прочный и живучий. Наибольшее распространение на сегодняшний день получили прямоугольные мушки как самые простые, дешевые и не требующие мастерских навыков при стрельбе. Кроме того, в последние несколько десятилетий постоянные прицелы все реже используются для стрельбы на средние и большие расстояния, а, следовательно, нет необходимости в «фигурных» мушках. Постоянные же прицелы используются в основном лишь в нарезном короткоствольном (пистолеты и револьверы) и гладкоствольном оружии, ввиду относительно небольших дистанций прицельной стрельбы из него.

Следующей разновидностью открытых прицельных приспособлений являются подъемные прицелы. Массово они стали использоваться со второй половины XIX столетия, когда возросшая эффективная дальность стрельбы стрелкового оружия потребовала внедрения новых прицелов, способных использовать возросший потенциал винтовок. Их основной особенностью является переменное по вертикали положение целика (отсюда и их название). Такая конструкция позволяет менять угол прицеливания при неизменном положении мушки относительно целика, что способствует однообразности прицеливания на различные дистанции, а значит, при прочих равных условиях увеличивает точность стрельбы. Такие прицельные приспособления в свою очередь можно разделить на секторные, рамочные, откидные и перекидные. Существуют и другие системы (например, с постоянными целиками и переменными по высоте мушками), однако они встречаются значительно реже.

Исторически первыми появились, пожалуй, откидные прицелы (см. рис. 7).



Рис. 7. Откидные прицелы:

а — с несколькими осями (вид сверху); б — с одной осью


Они представляют собой, по сути, набор целиков, размещенных на оружии особым образом. Так один из них закреплен жестко и в совокупности с мушкой представляет собой постоянный прицел. Он используется для стрельбы на расстояния, не превышающие дальности прямого выстрела (см. НиТ № 2 стр. 28). Другие целики закрепляются на общей или отдельных горизонтальных осях, которые располагаются перпендикулярно линии ствола. В нерабочем положении они складываются и не мешают прицеливанию по постоянному (нулевому) щитку. Откидные целики имеют высоту большую, чем нулевой, которая зависит от того, на какую дистанцию рассчитан каждый из них (обычно дистанция указывается непосредственно на самих щитках). Недостатком таких прицелов является то, что количество целиков относительно небольшое и, как правило, не превышает 3–5 штук (в противном случае система станет сложной и неудобной в использовании). Это значит, что такое прицельное приспособление в малой степени универсально. Сейчас такие прицелы используются в основном в охотничьих винтовках, где ценятся такие их качества, как простота и возможность быстрой установки (в том числе и на ощупь) на нужную дистанцию. К тому же сам процесс установки является малошумным (как правило, это лишь один негромкий щелчок, который можно приглушить, накрыв прицел ладонью), что важно при выслеживании дичи.

Похожи по своему устройству и перекидные прицелы. Их особенностью является то, что два целика совмещены своими нерабочими гранями в один уголок, который может вращаться вокруг поперечной линии ствола оси. Такие прицелы обычно устанавливались на оружие ближнего боя (например, пистолеты-пулеметы), ввиду их чрезвычайной простоты и дешевизны. Особенно популярными были эти устройства в условиях массового производства во время Второй мировой войны. В последние десятилетия они применяются значительно реже. Основной недостаток тот же, что и у предыдущей конструкции.

Следующим видом подъемных механических прицельных устройств являются рамочные прицелы. Они представляют собой более универсальную конструкцию, которая употреблялась на винтовках (а чуть позже и на пулеметах), начиная со второй половины XIX столетия, и довольно долгое время оставалась весьма популярной.



Рис. 8. Рамочные прицелы.


Такой прицел представляет собой металлическую рамку (отсюда и название), закрепленную одной из своих коротких сторон на оси, позволяющей ей вращаться в плоскости стрельбы. На противоположной стороне расположен нулевой целик, который используется при сложенной рамке для стрельбы на короткие дистанции, не превышающие дальности прямого выстрела. При необходимости ведения огня на более значительные расстояния прицел переводится в вертикальное положение, а в качестве целика применяется подвижная деталь (хомутик) с прорезью, которая может передвигаться по рамке вверх и вниз. Иногда для того, чтобы сделать конструкцию более простой, а ее производство технологичнее, нулевой и подвижный целики выполняют в виде одной детали с двумя рабочими гранями. Этот щиток, как правило, снабжается механизмом фиксации, позволяющим надежно устанавливать его на разных высотах (то есть отдача оружия не сбивает настроек). Таким образом, выбираются различные дистанции стрельбы, которые отмечаются на рамке рисками с соответствующими цифровыми обозначениями. Устройство рамочного прицела имеет целый ряд существенных преимуществ. Во-первых, это фактически неограниченное количество установок, которое может наиболее точно отражать кривизну траектории полета пуль, а, следовательно, при прочих равных условиях способствует повышению точности стрельбы. Во-вторых, оно позволяет использовать не только целики открытых механических прицельных устройств, но и кольцевые или диоптрические прицелы (см. ниже), что делает их в значительной степени универсальными. В-третьих, при стрельбе боеприпасами, имеющими кривизну траектории, отличающуюся от основного используемого типа патронов, можно самостоятельно практическим путем определить высоты подъема целика и отметить их на рамке. Такое свойство имело большую ценность для путешественников и охотников, часто использующих боеприпасы с различными по массе пулями, которые естественно обладали значительно отличающимися по кривизне траекториями. Возможность вводить самостоятельно корректировки по высоте также была особо полезна и для пулеметчиков.

Секторные прицелы являются дальнейшим развитием идеи рамочных прицелов. Хотя они имеют довольно похожий внешний вид, однако принцип подъема целика в них значительно отличается. Здесь рамка отсутствует, вместо нее используется сплошная (без выреза посередине) деталь, называемая гривкой, которая одной своей стороной также крепится на оси. На ней тоже отмечаются дистанции ведения прицельного огня. На эти отметки устанавливается хомутик с механизмом фиксации, однако сам целик жестко закреплен на гривке прицела. Его подъем осуществляется изменением угла наклона гривки к оси канала ствола.



Рис. 9. Секторный прицел.


Этот параметр и регулируется положением движка, который опирается на фигурную деталь, соответствующую своей формой необходимым высотам подъема целика. Преимуществом этого прицела является большая скорость установки прицела, его постоянная готовность к открытию огня и легкость обучения стрелков. По этим причинам он завоевал большую популярность в военном оружии. Хотя на практике высота подъема целика несколько меньше, чем у рамочных прицелов, тем не менее, для военных это не служит значительным препятствием. Так как, во-первых, современное оружие обладает значительно более пологими траекториями, а, во-вторых, ввиду изменившихся подходов к тактике ведения боя (сейчас уже никто не строит войска в каре) залповая стрельба на предельные дистанции не используется, по крайней мере, без оптических приборов. К тому же количество установок, как и в рамочных прицелах, ничем не ограничено. В то же время следует отметить меньшую степень универсальности секторных прицелов, а также практическую сложность корректировки подъема целика при использовании пуль с разнящимися траекториями полета. Именно по этой причине в современных специальных боеприпасах (трассирующих, зажигательных, бронебойных и так далее) конструкторы добиваются максимально сходных баллистических характеристик.


Кольцевые прицельные приспособления

Еще одной разновидностью механических прицельных приспособлений являются кольцевые (в старой литературе сквозные или ортоптические). Как уже говорилось выше, первым типом прицела, употребляемым человеком, стал кольцевой прицел, использовавшийся еще в средние века на самострелах и арбалетах. Схематически кольцевой прицел состоит из небольшого диска с круглым отверстием в середине и основания, на котором диск укреплен (рис. 10).



Рис. 10. Кольцевой прицел, установленный на винтовке Винчестера образца 1886 года


Стенки диска, окружающие отверстие, сравнительно невелики, и диск скорее походит на кольцо, откуда и название прицела — кольцевой. Основание поддерживает кольцо снизу. Помещается кольцевой прицел на оружии так, чтобы во время прицеливания он находился как можно ближе к глазу, но при отдаче не доставал до лица стрелка. Прицеливание состоит в том, чтобы, смотря через прицельное отверстие, навести вершину мушки в точку прицеливания. Большая длина прицельной линии (то есть расстояние от прицела до мушки) и малые размеры отверстия в кольце не позволяют сделать значительную ошибку в прицеливании. Кроме того, центр отверстия лучше освещен, и глаз невольно стремится установить вершину мушки в середине прицельного отверстия; делается это автоматически, не требуя особого усилия и не отвлекая внимания стрелка. Это и является основным преимуществом такой разновидности прицельных устройств.

Кольцо обычно находится в 6-12 см от глаза, то есть значительно ближе расстояния наилучшего видения, составляющего для нормального зрения взрослого человека 20–25 см. Здоровый глаз не может аккомодировать на такое близкое расстояние и, следовательно, не будет отчетливо видеть края прицельного отверстия. Но на точности прицеливания это не отразится, так как для отыскания середины круглого отверстия безразлично, отчетливо или неотчетливо видны его края, а для правильного прицеливания через кольцевой прицел только и требуется, чтобы вершина мушки была в середине прицельного отверстия. Таким образом, надобность в аккомодации глаза на прицел отпадает.

Еще одним достоинством таких прицелов является то, что благодаря небольшим размерам кольца со сравнительно узким ободком почти совсем не закрывается поле зрения. Открытое поле зрения в свою очередь позволяет быстро находить как неподвижные, так и движущиеся цели и не терять их во время прицеливания; несмотря на отдачу, налицо возможность следить за результатами выстрела и в то же время не оставлять без наблюдения окружающую местность. Это еще одно из существенных положительных качеств кольцевого прицела, позволяющего с успехом применять его на самых разнообразных охотах с пулевым оружием.

Прицельное отверстие, как и всякая диафрагма, поглощает некоторое количество световых лучей, причем, чем меньше отверстие, тем больше поглощается световых лучей и тем слабее освещенными кажутся рассматриваемые через отверстие предметы. При прочих равных условиях кольцевые прицелы проигрывают по этому показателю открытым. Поэтому для стрельбы в сумерках целесообразно устанавливать кольцо с увеличенным диаметром прицельного отверстия, хотя это несколько снижает точность прицеливания.

Систем кольцевых прицелов существует много. Самые простые состоят только из кольца и основания в виде тонкого стебля, или стержня (рис. 11а), и не позволяют изменять положение кольца по высоте и в стороны. Есть прицелы, допускающие перемещение кольца только по высоте. В наиболее популярной в конце XIX — начале XX века системе (рис. 11б) подъем осуществляется с помощью вращения муфты, надетой на трубку, в которую входит основание кольца. На основании нанесены деления, показывающие высоту подъема кольца. Трубка с основанием шарнирно соединена с колодкой и, в случае надобности, может быть опущена в горизонтальное нерабочее положение. Оригинальная конструкция показана на рис. 11в.



Рис. 11. Разновидности кольцевых прицелов.


В продольный паз основания помещена укрепленная на оси крестовина с кольцами на концах. Длина каждой крестовины подобрана так, что соответствует определенной дистанции стрельбы. Для установки требующегося прицела достаточно простым поворотом поставить вертикально кольцо с нужной высотой. В рабочем положении основание кольца закрепляется пружинной защелкой с шариком. Эта защелка надета с передней стороны на ось крестовины и вдавливает шарик в углубления на ней. Более сложные прицелы имеют специальные приспособления для весьма точного передвижения кольца, как по высоте, так и по горизонтали (что облегчает пристрелку и допускает внесение необходимых поправок на случай отклонения пули ветром).


Диоптрические прицельные приспособления

Диоптрический прицел (см. рис. 12) по своему схематическому устройству весьма сходен с кольцевым прицелом и является его дальнейшим развитием. Существенное отличие между ними заключается в том, что вместо кольца у диоптрического прицела имеется широкий диск с маленьким отверстием в середине. Это, казалось бы, небольшое изменение в корне меняет свойства прицела и отодвигает его на последнее место среди прицелов, пригодных для стрельбы по движущимся целям. Широкий диск, находясь перед самым глазом стрелка, закрывает все поле зрения. Сквозь маленькое прицельное отверстие видно весьма ограниченное, оторванное от местных предметов, пространство. Быстрое нахождение целей затруднено. Прицеливание по движущимся целям, особенно на близком расстоянии, часто становится совсем невозможным, так как поля диска перекрывают боковые лучи света.



Рис. 12. Диоптрический прицел


При пониженном освещении предметы, еще ясно видимые простым глазом, перестают различаться через прицельное отверстие. Все это делает диоптрический прицел малопригодным для охоты. Однако, обладая большой точностью, диоптрический прицел нашел широкое применение на спортивном оружии. Мушки для сквозных прицелов наиболее подходящи узкие, прямоугольные либо специальные кольцевые.

Систем диоптрических прицелов много. В соответствии с требованиями целевой стрельбы многие из них снабжены весьма совершенными механизмами, позволяющими перемещать диск на сотые доли миллиметра. Для удобства прицеливания можно передвигать прицел ближе или дальше от глаза, применительно к освещению, не снимая диска, изменять диаметр прицельного отверстия и так далее.

КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ «Поединок»

И. Варшавский



В конце последнего марша лестницы он перепрыгнул через перила и, дожевывая на ходу пирожок, помчался по вестибюлю.

Времени оставалось совсем немного, ровно столько, чтобы занять исходную позицию в начале аллеи, небрежно развалиться на скамейке и, дождавшись выхода второго курса, пригласить ее на футбол. Затем они поужинают в студенческом кафе, после чего… Впрочем, что будет потом, он еще не знал. В таких делах он всегда полагался на интуицию.

Он был уже всеми помыслами в парке, когда из репродуктора раздался голос:

— Студента первого курса Му хари некого, индекс фенотипа тысяча триста восемьдесят шесть дробь шестнадцать эм бе, срочно вызывает декан радиотехнического факультета.

Решение нужно было принимать немедленно. До спасительной двери оставалось всего несколько шагов. Вытянув губы в трубку, оттопырив руками уши, прищурив левый глаз и припадая на правую ногу, он попытался прошмыгнуть мимо анализатора фенотипа.

— Перестаньте паясничать, Мухаринский!

Это уже был голос самого декана.

«Опоздал!»

В течение ничтожных долей секунды аналитическое устройство по заданному индексу отобрало его из десяти тысяч студентов, и сейчас изображение кривляющейся рожи красовалось на телеэкране в кабинете декана.

Мухаринский придал губам нормальное положение, отпустил уши, и со все еще прищуренным глазом стал растирать колено правой ноги. Эта манипуляция, по его замыслу, должна была создать у декана впечатление внезапно начавшегося приступа ревматизма.

Глубоко вздохнув и все еще прихрамывая, он направился во второй этаж…

Несколько минут декан с интересом разглядывал его физиономию. Лицо Мухаринского приняло приличествующее случаю выражение грустной сосредоточенности. Он прикидывал в уме, сколько времени ему понадобится, чтобы догнать эту второкурсницу, если декан…

— Скажите, Мухаринский, вас в жизни вообще что-нибудь интересует?

По мнению Мухаринского, это был праздный вопрос. Его интересовало многое. Во-первых, кого он больше любит: Наташу или Мусю; во-вторых, возможное положение «Спартака» в турнирной таблице; в-третьих, эта второкурсница; в-четвертых… словом, круг его интересов был достаточно обширен, но вряд ли стоило во все это посвящать декана.

— Меня интересует профессия инженера-радиотехника, — скромно ответил он.

Это было почти правдой. Все его жизненные устремления так или иначе тесно связаны с пребыванием в городе студентов, куда, как известно, приезжают, чтобы… и так далее.

— Тогда, может быть, вы мне объясните, почему к концу второго семестра у вас не сдан ни один зачет?

«Ой как плохо, — подумал он, — исключат, как пить дать, исключат».

— Может быть, специфика машинного обучения… — неуверенно начал Мухаринский.

— Вот именно, специфика, — перебил его декан, — уже три обучающих автомата отказались с вами заниматься. На что вы рассчитываете?

Тактически правильнее всего было считать этот вопрос риторическим и не давать на него прямого ответа.

Декан задумчиво барабанил пальцами по столу. Мухаринский глядел в окно. Рыжекудрая второкурсница шла по аллее. Шагавший рядом верзила в голубой майке нес весла. Кажется, все ясно. Второй билет на футбол придется кому-нибудь отдать, там всегда бывает много хорошеньких медичек.

— Мне не хотелось бы вас исключать, не убедившись в полной безнадежности попытки дать вам инженерное образование.

Охотнее всего Мухаринский сделал бы сейчас кульбит, но это было рискованно.

— Я очень рад, — сказал он, потупившись, — что вы еще верите в возможность для меня…

— Если бы речь шла о ваших возможностях, то вы бы уже давно не числились в списках студентов. Я имею в виду возможности обучающих автоматов, а в них-то я верю, можете не сомневаться. Вы слышали когда-нибудь об УПСОСе?

— Конечно… это…

Пауза становилась томительной.

— Конечно слышали, — усмехнулся декан, — вы ведь, наверное, читаете все работы кафедры обучающих автоматов. УПСОС — это универсальный преподаватель с обратной связью. Надеюсь, вы знаете, что такое обратная связь?

— Ну, в общих чертах, — осторожно сказал Мухаринский.

— Я буду демонстрировать УПСОС на Международном конгрессе в Вене. Сейчас, для определения его функциональных возможностей, он обучает контрольную группу студентов. Мне не очень хочется заведомо снижать средний балл его учеников, но элементарная честность ученого требует, чтобы я его попробовал на такой… гм… таком… э-э-э… ну, словом, на вас. Короче говоря, я вас включаю в состав контрольной группы.

— Спасибо.

— Надеюсь, что он в вас вдолбит хотя бы минимальный объем знаний, его схема…

Схемы любых автоматов мало интересовали Мухаринского. Сохраняя на лице выражение напряженного внимания, он думал о том, что первый тайм уже, вероятно, идет к концу, и что на худой конец Наташа…

— …Таким образом, во время обучения ваш мозг составляет единое целое с аналитическим устройством автомата, которое непрерывно меняет тактику обучения в зависимости от хода усвоения материала студентом. Понятно?

— Понятно.

— Слава богу! Можете идти.

…Тысяча триста сорок второй логический поиск, шестнадцатый вариант доказательства теоремы, и снова блокирующее устройство дает сигнал:

«Материал не усвоен. Перемена тактики». Снова логический поиск. «Доказательство теоремы требует элементарных знаний в объеме средней школы».

Команда: «Приступить к обучению началам алгебры», сигнал: «Материал усвоен посредственно», переключение на доказательство теоремы, к концу доказательства — сигнал:

«Базовые знания утеряны», вновь команда на переключение, снова логический поиск… Вспыхивает красный сигнал на панели: «Перегрев», из силового трансформатора валит дым. Автомат отключается.

Мухаринский снимает с головы диполь и вытирает пот. Такого еще не было! Сейчас он даже чувствует симпатию к старенькому электронному лектору-экзаменатору. С ним — несравненно легче: можно проспать всю лекцию, а потом просто не ответить на вопросы. С УПСОСом не уснешь! Хорошо, что автоматическая защита время от времени его отключает.

Размышления Мухаринского прерывает звонок видеофона. На экране декан.

— Почему вы бездельничаете?

— Автомат охлаждается.

К несчастью, на панели загорается зеленая лампочка. Мухаринский вздыхает и укрепляет на голове диполь.

Снова логический поиск, и в мозгу Мухаринского вспыхивают ненавистные ему уравнения. Он пытается бороться с автоматом, думает о том, что бы было, если бы Дементьев не промазал по воротам в конце второго тайма, пробует представить себе второкурсницу в самых соблазнительных ситуациях, но все тщетно.

…Логический поиск, сигнал, команда, переключение, изменение тактики, сигнал, логический поиск…

Проходит семь дней, и о, чудо! Обучение уже не кажется Мухаринскому таким мучительным. Автомат тоже, видимо, к нему приспособился. Все реже вспыхивают сигналы перегрева.

Проходит еще неделя, и снова громкоговорители разносят по зданию института:

— Студента первого курса Мухаринского, индекс фенотипа тысяча триста восемьдесят шесть дробь шестнадцать эм бе, вызывает декан радиотехнического факультета.

На этот раз он не прячется от всевидящих глаз фенологического анализатора.

— Поздравляю вас, Мухаринский, — говорит декан, — вы проявили незаурядные способности.

Впервые в жизни Мухаринский краснеет.

— Я полагаю, — скромно отвечает он, — что правильнее было бы говорить об удивительных способностях УПСОСа, это действительно замечательное изобретение.

— Когда я говорю о ваших способностях, то имею в виду именно вас, что же касается УПСОСа, то двухнедельное общение с вами не осталось для него бесследным. Теперь это не обычный автомат, а какой то Дон Жуан, Казанова, или, чтобы вам было понятнее, попросту бабник, он ставит высшие оценки только смазливым студенткам. Кроме того, он стал заядлым футбольным болельщиком и вовлек в это дело всю контрольную группу студентов. Обленился он до предела. Завтра мы его демонтируем, ну а вас, вы сами понимаете…

— Понимаю. Желаю вам дальнейших успехов в обучении этих… гм… ну, словом, студентов.

Отвесив низкий поклон, Мухаринский пошел к двери.

— Куда?

— Как куда? Покупать билет, чтобы ехать домой. Ведь вы меня исключили.

— Мы действительно вас исключили из списка студентов и назначили старшим лаборантом кафедры обучающих автоматов. Отныне ни одна машина с обратной связью не выйдет из стен лаборатории, не выдержав поединка с вами. Вы для нас сущая находка! Ну обещайте, что вы нас не бросите, Мухаринский!

В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ

Этимология морской одежды


БУШЛАТ — короткое черное пальто из черного бобрикового сукна на урсовой подкладке с отложным воротником. Был введен в русском флоте в качестве форменной одежды для матросов «рабочих экипажей» в 1848 году под названием «брушлат». Этот термин придумал адмирал Ф.П. Литке, образовав его из двух «brust» — грудь и «latte» зашита, то есть «зашита груди». Позднее это слово превратили в «буршлат», а в 1917–1918 гг. — в «бушлат». По правилам, полагалось носить бушлат завёрнутнутым на все шесть пуговиц со спрятанным под ним воротнике фланелевки или форменки. Одно время — в 19001906 годах, — синий воротник форменки носился поверх воротника бушлата.

ТУЖУРКА — двубортная форменная одежда, официально именуемая «укороченное пальто», была введена в русском флоте вместо сюртука в 1884 г. Сам термин происходит от французского слова «toujoursa», означающего «всегда, постоянно», к которому в русском языке привилось окончание «ка». Так в дословном переводе «тужурка» могла бы быть названа «Всегдашка». В Красном флоте тужурки черного цвета впервые были выданы комсоставу в 1920 году, а в сентябре 1921 года утверждены Реввоенсоветом Республики как парадная форма одежды, продержавшаяся до введения мундира в 1943 году.

ТЕЛЬНЯШКА — нательная (отсюда и название) полубумажная рубаха с синими поперечными полосами — впервые появилась в обиходе русских моряков в 1862 году как опытный образец, присвоенный одному из флотских экипажей. Обязательное же ношение таких рубах для рядового состава флота было установлено 19 августа 1874 года.


Снаряд для подслушивания

Во время первой мировой войны применялись снаряды связи, с помощью которых можно было подслушивать разговоры в лагере противника. Такой снаряд был устроен довольно просто: в корпус ввинчивался стакан, к которому прикреплялся болит с ушком. К ушку прикреплялся трос с телефонным проводом.

На нижний конец болта навинчивали коробку, в которой между пружинами помешали микрофон. В корпусе снаряда были прорези, через которые звуковые волны поступали в микрофон. Применять такие снаряды можно было только ночью и только хорошо зная расположение противника, поскольку днем они легко обнаруживались и обезвреживались.


Испытай-ка на себе!


Длительное время Ч. Кеттеринг возглавлял исследовательский отдел фирмы «Аженерал моторе». Его сотрудники долго бились над разработкой новой конструкции поршня автомобильного дизеля. В конце концов, он по моторесурсу превзошел прототип в ВО раз. Разработчики представили его на выставку в Детройте. Как-то раз один посетитель, мельком осмотрев экспонат, скептически заметил стоявшему неподалеку Кеттерингу:

— Нет, не хотел бы я, чтобы двигатель с такими поршнями стоял на моей машине…

— Почему? — удивился Кеттеринг.

— Да мне достаточно только взглянуть на конструкцию, чтобы точно определить, что она никуда не годится, — гордо ответил посетитель. — Ведь я работаю инженером!

Этого мало, — рассмеялся Кеттеринг. — А приходилось ли вам когда-нибудь работать поршнем в дизеле!


И кардиналы двигали науку


Выдающийся ученый средневековья кардинал Николай Кузанский (1401–1464) предвосхитил многое из того, что было открыто спустя столетия после его смерти.

Начнем с того, что он высказывал более прогрессивные космологические взгляды, чем Николай Коперник (1473–1543). Кузанский признавал факт движения Солнца и бесконечность Вселенной, а Коперник, сдвинув Землю и остановив Солнце, не сумел вырваться за пределы «неподвижной» последней сферы звезд. Идеи Кузанского развивал Джордано Бруно (1548–1600), за что был обвинен в ереси и сожжен инквизицией в Риме. Кузанский экспериментально доказал одно из следствий закона всемирного тяготения, а именно: установил вид траектории движения тела в зависимости от начальной скорости. Это подробно описано в его трактате «Игра в шар» (1463). Хотя Кузанский и не приводит формулу, впоследствии выведенную Исааком Ньютоном (1643–1727), он четко сформулировал решение задачи: чем выше начальная скорость движения шара со смешенным центром тяжести (имитация действия боковой силы), тем больше траектория шара приближается к прямой линии. Примечательно, что своим экспериментом Кузанский предвосхитил и суть знаменитого опыта Ньютона с жидкостью во вращающемся сосуде. Подвешенный на нити, наполненный жидкостью сосуд приводится во вращение.

Кроме того, Николай Кузанский задолго до Галилео Галилея (1564–1642) сформулировал принцип относительности движения в трактате «Об ученом незнании» (1440). Он писал: «Нам уже ясно, что наша Земля в действительности движется, хоть мы этого не замечаем, воспринимая движение только в сопоставлении с чем-то неподвижным. В самом деле, если бы кто-то на корабле среди воды не знал, что вода течет, и не видел берегов, то как бы он заметил движение судна?»

Интересно, что Галилей в «Беседах и математических доказательствах, касающихся двух новых наук» для пояснения принципа относительности также использовал пример с кораблем, но сделал это двумя столетиями позже.

ПРЕСС-ЦЕНТР



В настоящее время высота альпийских гор увеличивается. Горы в этом регионе растут примерно на 0,9 миллиметра в год и через полвека будут выше почти на 4,5 сантиметра. В остальных частях Альп "скорость" немного скромнее — около 0,3 миллиметра. Учёные постоянно наблюдают за этим процессом, а исследовательский коллектив из университета Милана CUniversit degli Studi di Milano) под руководством Валентины Барлетта [Valentina Roberta Barletta) недавно сообщил в статье в журнале Geophysical Research Letters, что определённую роль в этом процессе играет глобальное потепление. Такое утверждение базируется на новой компьютерной модели, предполагающей, что во временном масштабе от нескольких лет до тысячелетий поверхность Земли ведёт себя как своеобразная жидкость. Чтобы объяснить эту модель, Валентина Барлетта предлагает представить себе вещество наподобие меда или патоки, но в миллионы раз более тягучее. Если на поверхность такой жидкости положить тяжёлый предмет, он будет опускаться до тех пор, пока силы гравитации не будут уравновешены выталкивающей силой, удерживающей тело на плаву. Если же убрать предмет, то пониженный уровень жидкости будет восстанавливаться в течение некоторого времени. То же самое, по мнению исследователей, происходит и с Альпами. По мере таяния ледников горы освобождаются от их тяжести и очень медленно поднимаются вверх. Сильнее всего этот процесс происходит во французских Альпах в районе Монблана, самой высокой горы Западной Европы. По словам исследователей, процесс "возвышения" этой горной гряды наполовину связан с сокращением ледников, а остальные "роли" принадлежат прочим геологическим причинам — от движения тектонических плит до эрозии. По мнению Барлетта, ледники почти непрерывно сокращаются с 1850 года, а в последнее время темп этого процесса ускоряется из-за глобального потепления. И, тем не менее, даже если ледники совсем исчезнут, увеличение высоты Альп не прекратится, ведь для достижения полной механической релаксации потребуются сотни или тысячи лет, добавляет Барлетта.



Американская компания Mercury Computer Systems выпускает на рынок встраиваемую в компьютер "ускорительную карту", добавляющую почти суперкомпьютерные 180 миллиардов операций в секунду к "штатной" производительности PC. Новинка называется Mercury Cell Accelerator Board (CAB), это "компьютер в компьютере", подключаемый к шине PCI Express. Базируется CAB на 2,8-гигагерцевом процессоре Cell Broadband Engine от IBM, радикально новая архитектура которого позволила этому "камню" достичь выдающейся пиковой скорости вычислений. В составе новой карты этот "мультипроцессор" переваривает огромный объём информации, обмениваясь с приютившим его компьютером данными на скоростях до 4 гигабит в секунду в каждую сторону. Несколько гигабайт встроенной оперативной памяти, собственная мощная система охлаждения и многие иные вспомогательные узлы помогают "камню" Cell радикально поднять практическую производительность PC.



Выбор хищником своей жертвы во многом зависит от размера ее мозга. К такому занятному выводу в своём исследовании пришла группа учёных во главе с доктором Сюзанной Шульц из Ливерпульского университета. Исследователи проанализировали поведение некоторых животных Африки и Южной Америки — ягуаров, пум, оцелотов, леопардов, азиатских диких кошек, а также шимпанзе, которые отчасти являются хищниками. Учёными было отмечено, что большинство кошачьих хищников предпочитает нападать на антилоп, мангустов и прочих животных, которые сами не обязательно мелкие, но у которых мозг невелик. Авторы работы полагают: дело в том, что эти существа проявляют меньшую поведенческую гибкость, не могут придумывать новые стратегии ухода от хищника, а следовательно, выше вероятность, что они не спасутся от атаки. Шимпанзе не относятся к кошачьим, но их хищническое поведение подтверждает тенденцию. К примеру, они предпочитают охотиться на красных колобусов, у которых относительно небольшой размер мозга по сравнению с массой тела зато избегают мартышек Дианы (Cercopithecus diana), у которых относительная масса мозга больше. К тому же, добавляют исследователи, животные с более крупным мозгом более склонны к объединению в сообщества, поэтому чувствуют себя более защищёнными в опасных условиях..



На западе Австралии готовится постройка нового радиотелескопа Mileura Widefield Array (MWA). Одна из его особенностей в том, что он будет сделан в форме поля из панелей, а не обычной "тарелки". MWA займет территорию диаметром 1,5 км и будет состоять из 500 шестиметровых квадратных "плиток", которые будут регистрировать радиосигналы. Весь этот массив должен работать на низких частотах, чтобы "рассматривать" интересующие объекты сквозь нейтральный водород, непрозрачный для более высоких частот. Речь идёт о толще водорода космических масштабов. На ранних этапах существования Вселенной доминировал такой нейтральный водород. По неизвестным причинам в первый миллиард лет произошла ионизация водорода, сделавшая его прозрачным — таким, как сейчас. Одной из задач, стоящих перед MWA, является изучение таких областей, где остался неионизированный водород. Изучение этого водорода позволит понять, что происходило на ранних этапах развития Вселенной во время ионизации, и что стало причиной этого явления. MWA готовится как часть проекта Square Kilometre Array — огромного международного радиотелескопа который д жен начать работу в 2020 году. Уникальность MWA заключается не только в его высокой точности, но и в "чистоте" собираемых данных. Ведь этот телескоп работает, в частности, на УКВ, которые используются в теле- и радиовещании. Но WMA находится практически в пустыне, где нет поблизости никаких поселений, а значит, и помех. Вдобавок ко всему, радиотелескоп будет управляться высокоточной компьютерной техникой. Всё это сделает WMA одним из самых мощных астрономических инструментов в мире.



Новое судно Xin Los Angeles поднимает 9,6 тысячи так называемых единиц TEU (что эквивалентно такому же числу 20-футовых контейнеров), насчитывает 336,7 метров в длину, 45,6 — в ширину, а его осадка равна 15 метрам. Этого исполина изготовила компания Samsung Heavy Industries. Благодаря широкой автоматизации, экипаж этого колосса составляет всего 19 человек. Дизельный двигатель MAN B6W 12К98МС-С МкБ мощностью 68,52 мегаватта обеспечивает судну скорость в 25,4 узла (47 километров в час). На Xin Los Angeles контейнеры размешаются аж в 18 ярусов. Новый контейнеровоз интересен не только своими размерами. В его конструкции предусмотрена масса вещей, призванных снизить воздействие гиганта на окружающую среду. Это и сам дизель, с великолепными параметрами по токсичности выхлопа (и работающий на топливе с низким содержанием серы), и продуманные системы управления балластной водой, и многочисленные меры, существенно снизившие уровень шумов и вибраций, издаваемых судном, по сравнению с предшественниками. Владелец судна — китайская компания CSCL. Xin Los Angeles будет ходить между Поднебесной и Европой, а позже — начнёт рейсы и в США.



Японская компания Dai Nippon Printing (DNP) создала удивительный экран под говорящим названием Crystal Illusion Screen, озвученное изображение на котором, словно смешивается с прозрачным стеклом. Тонкий экран (с отношением сторон 4:3) насчитывает 46 дюймов (117 сантиметров) по диагонали. Пока система не работает — это совершенно прозрачное стекло, но специальное жидкокристаллическое покрытие его настроено так, что отражает исключительно лучи от проектора, установленного перед экраном, и пропускает все прочие лучи — сквозь себя. В результате на стекле возникает изображение, частично оставляющее прозрачными участки, за которыми виден окружающий фон. В довершение этого фантастического эффекта — звук здесь идёт непосредственно от поверхности экрана, никаких отдельных динамиков нет. Последнее достижение — это "имплантация" в Crystal Illusion Screen технологии SoundVu от британской компании NXT. Продажи экрана начнутся в 2007-м, а иена его составляет $4 тысячи. DNP полагает, что этот разговаривающий Crystal Illusion Screen окажется очень привлекательным рекламным инструментом для владельцев магазинов, участников различных выставок, а также пригодится в других сходных ситуациях.



Не совсем обычное открытие сделали астрономы Рэй Виллард (Ray Villard) из балтиморского научного института космического телескопа (Space Telescope Science Institute) и Аэвид Беннет (David Bennet) из университета Нотр-Дама (University of Notre Dame), работая со снимками телескопа Hubble: они наконец-то обнаружили звезду, вокруг которой вращается планета. Удивительно то, что сама планета была открыта ещё в 2003 году. Планета обнаружена с помощью микролинзирования — естественного явления, связанного с искажением лучей света гравитацией. Когда такое отклонение было обнаружено, учёные чётко сказали, что нашли очередную экстрасолнечную планету, и смогли указать место её нахождения. Однако в данном случае получилась сложная ситуация: планета была обнаружена рядом с двумя звёздами, но нельзя было сказать, вокруг какой из них она вращается — свет одной перекрывал излучение от другой. Сейчас учёные проанализировали многочисленные снимки и, только рассматривая фотографии, сделанные через разные оптические фильтры, смогли различить эти звёзды по отдельности. Оказалось, что для земного наблюдателя звёзды разделены угловым расстоянием в 0,7 миллиарксекунды (это угловой размер монетки с пяти километров), но более яркая, находящаяся позади, немного краснее. Той, что находится "на переднем плане", вокруг которой и вращается уже известная астрономам планета, дали каталожный идентификатор OGLE-2003-BLG-235L/MOA-2003-BLC-53L. Учёные смогли определить, что это коричневый карлик с массой около 60 % солнечной, а обращающийся вокруг неё объект — газовый гигант в 2,6 раза массивнее Юпитера.



Останки одного из наибольших динозавров из всех, когда-либо бродивших по Земле, выкопали, исследовали и описали палеонтологи под руководством Фернандо Новаса (Fernando Novas) из Аргентинского музея естественных наук в Буэнос-Айресе (Museo Argentino de Ciencias Naturales). Наиболее внушительная находка — спиной позвонок древнего монстра 1,06 метра высотой и 1,68 метра шириной. Также были обнаружены окаменелости, являющиеся фрагментами шеи и хвоста. Всё это имеет возраст около 70 миллионов лет. Анализ показал, что эти кости принадлежали титанозавру: (Titanosaurs), представителю травоядных динозавров с длинными шеями и хвостами, которые ходили на четырёх ногах, достигали в длину 35–40 метров и весили между 88 и 110 тоннами. Одна лишь грудь этого ящера была почти 5 метров в диаметре — размером со всего современного слона. Разновидность получила название Puertasaurus reuili в честь двух охотников за окаменелостями, которые на юге Аргентины нашли экземпляр: Пабло Пуэрта (Pablo Puerta) и Сантьяго Рейла (Santiago Reuil). Правда, открытие они совершили это ещё в 2001 году, но учёные обнародовали данные анализа только 21 июля.


* * *


АНОНС!

В следующем номере будет:

• Генетические войны грядут!

• Кое-что об арбалетах.

• Властелин корейского неба — МиГ-15.

• Простейший — значит Первый. История создания Первого искусственного спутника Земли.

• Бироновщина. Факты и домыслы времен Анны Ивановны.

• А также наши постоянные рубрики «Морской каталог» и «Авиационный каталог».

* * *

На 1-й странице обложки: “Черная дыра” в представлении художника.



На 2-й странице обложки: Грузовик MAN TG-A



На 3-й странице обложки: Бомбардировщики ВВС Франции и Великобритании 1915–1917 г.г. Художник Поляков А.В.



На 4-й странице обложки: Средний бомбардировщик Vickers Vimy IV. Художник Поляков А.В.



Цветная вставка, 1 стр.: Самоходные артиллерийские установки. Художник Поляков А.В.



Цветная вставка, 2–3 стр.: Линкор “Victory” (Англия). Художник Поляков А.В.



Цветная вставка, 4 стр.: Истребитель Gloster “Meteor” (Великобритания). Художник Чечин А.А.

* * *


Интеллектуальная поддержка:  Национальный Аэрокосмический Университет им. Н.Е. Жуковского (ХАИ)

Информационная поддержка:

РЕКЛАМНЫЙ ПРОЕКТ «ГОРОДСКАЯ РЕКЛАМНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА»

 717-65-84, (057) 717-65-82, т/ф (057) 719-11-12

Техническая поддержка:

 Офсетная печать любой сложности на почтовых конвертах

т. (057)7-177-541

* * *

Журнал «Наука и техника» зарегистрирован Государственным Комитетом телевидения и радиовещания Украины (Св-во КВ № 10947 3.02.2006)

УЧРЕДИТЕЛЬ — Поляков А.В., издатель ООО “Беркут+”

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — Павленко С.Б.

Редакционная коллегия: Павленко С.Б., Поляков А.В., Кладов И.И., Мороз С.Г., Игнатьев Н.И., Барчук С.В.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

В журнале могут быть использованы материалы из сети Интернет.

Приглашаем к сотрудничеству авторов статей, распространителей, рекламодателей.

Редакция приносит извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте или в верстке журнала.


Журнал можно приобрести в редакции или оформить редакционную подписку.

Адрес редакции: г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 502. тел. (057)7177-540, 7177-542 Адрес электронной почты: samson@kharkov.ua. Адрес для писем: 61140, г. Харьков, а/я 206.

Адрес в сети Интернет: www.nauka-tehnika.com.ua

Формат 60x90-1/8. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. лист 8,5. Зак. № 313 Тир. 2500.

Типография ООО «Беркут+». г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 501, т. (057)7-543-577, 7-177-541 «Наука и техника», 2006, № 4 с. 1–68

Примечания

1

Закон изменения скорости: V = 2GM/R,

где R — радиус кривизны, G — гравитационная постоянная, М — масса. (прим. ред.)

(обратно)

2

Имеется в виду локальная скорость в системе отсчета наблюдателя, покоящегося вблизи горизонта. Подчеркнем, что реализовать такую систему отсчета на самом горизонте и внутри него невозможно. Поэтому никаких нарушений принципа причинности, конечно, не происходит.

(обратно)

Оглавление

  • Колонка главного редактора
  • НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА
  •     Экологически чистая фабрика рая
  •   • ЭНЕРГИЯ И ЭКОЛОГИЯ
  •     Парадоксы экологически чистой энергии
  •   • ОБЩЕСТВО
  •     Монополия разума губительна для человечества?
  •   • АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА
  •     Американская "семерка" (межконтинентальная баллистическая ракета "АТЛАС")
  •     Путешествие среди черных дыр
  •   • ПРИРОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ
  •     Смертельная волна
  • ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВТОМОТОТЕХНИКА
  •     Мечта дальнобойщика. Грузовик MAN TG
  • ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ
  •     «Дешево и сердито»
  •   • ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
  •     Легендарная птица империи. Истребитель GLOSTER METEOR
  •   • КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ
  •     Правь, Британия, правь морями!
  •   • БРОНЕТЕХНИКА
  •     «Акация» пахнет смертью
  •   • СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ
  •     Прицельные приспособления стрелкового оружия
  • КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ «Поединок»
  • В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ
  • ПРЕСС-ЦЕНТР
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики