Легенды Солнечной системы (fb2)


Настройки текста:



Легенды Солнечной системы

Пролог: Per aspera ad astra

Пространство орбиты Земли, 203 год к.э. (2164 год н. э.)


— Наш транспорт успешно прилунился. Уважаемые пассажиры, добро пожаловать в свободную зону.

Объявив о завершении рейса, помощница экипажа орбитального челнока юркнула в отсек управления. Пассажиры потянулись к выходу, с непривычки налетая друг на друга. Тим тоже не рассчитал изменение веса на Луне и вписался носом в широкую спину впереди идущего. Тот даже не заметил, что его клюнули.

Лунный космопорт. Сюда он стремился вырваться несколько месяцев с опостылевшей Земли. С присущим ему упорством Тим уговорил экипаж одного из транспортных челноков протащить его на борт без регистрации. У него были свои веские причины: просто так его с планеты бы не выпустили.

Он втянул голову в плечи и ссутулился, затерявшись в толпе среди двухметровых орбитеров, одетых преимущественно в облегающие комбинезоны с высокими воротниками, на которых блестели крепления для шлемов. Тим почувствовал себя нелепо в земной одежде. Она топорщилась при слабой лунной гравитации и теперь казалась неудобной.

Нужно было решить, что делать дальше. До десяти лет его учили лучшие в Солнечной Системе наставники, после он четыре года был предоставлен сам себе. Жизнь на планете была не для него, Тим боролся со скукой, списывая все проблемы на переходный возраст. Чувствуя, что сытая и безопасная жизнь его затягивает, Тим рванулся на орбиту, прочь от уснувших в безмятежности миллиардов землян.

Сегодня в лунном космопорте царило столпотворение. Огромные экраны в центральном зале транслировали покидающий лунную верфь «Нил Деграсс Тайсон». Первый в истории человеческой цивилизации звездолет плавно поднимался термоядерными тягачами к разгонному кольцу с сотней импульсных двигателей.

Народ вокруг ликовал. Экраны сменили картинку на громадный зал, наполненный людьми. Верховный конгресс собрался по значительному поводу: объявить всем обитателям Солнечной о грандиозном событии. Тим хмыкнул. Четыре года назад такое же собрание вышвырнуло его и еще миллионы детей из великолепных условий обучения. Некоторых отправили к биологическим родителям или родственникам, остальные разбрелись по планете.

Под свет голокамер вышел человек, формально управляющий Солнечной Системой. Президент Ларган приветливо помахал рукой и широко улыбнулся. Тим с ненавистью уставился на экран, замедлив шаг. Президент Ларган был преисполнен значимостью момента:

— Первый шаг человека из системы — огромный прыжок для всего человечества. Пожелаем удачи экипажу первой межзвездной экспедиции звездолета «Нил Деграсс Тайсон». Изменяя вселенную, мы все изменяемся к лучшему!

— Изменись в бездну, — процедил Тим сквозь зубы и незаметно пристал к горстке таких же, как и он, подростков. Среди них было много орбитеров и в свои тринадцать-пятнадцать они уже вымахали почти под два метра. Тим расправил плечи, двигаясь легко и непринужденно. Гравитация меняла людей, перестраивая их организмы. В условиях невесомости люди становились высокими, гибкими. И слабыми. Космос был не идеальным местом для жизни. А даже скорее враждебной, агрессивной средой.

Группа подростков медленно перемещалась к транспортному отсеку лунобусов. Одна из девочек схватила Тима за рукав и перепрыгнула, встав перед ним.

— Ты из группы Блэка?

— Э-э… Да.

— Они же перед нами идут. Бежим быстрее!

Тим сам не заметил, как уже бежал следом. Ну как бежал — неуклюже прыгал. И уже перед самым отсеком налетел на мужчину в военной форме Конгломерации ЮСа.

— Осторожней, куда летишь? — мужчина ухмыльнулся, проводив детей взглядом и прислушался к голосу собеседника в ухе: «Рамон? Кто летит и куда?» — Да я не тебе, в меня тут ребенок врезался. Повтори еще раз насчет земных корпораций. Да кто меня прослушает? Конгломерата военника за километр в свободной зоне обходят. Ну, кроме детей.

Даже не извинившись, Тим длинным прыжком догнал девочку и забежал за ней в транспортный отсек. Лунобус уже отправлялся — Тим успел на него сесть, отправляясь сам не зная куда, успев помахать на прощание девочке, ошибочно принявшей его за участника какой-то группы. Космопорт свободной зоны уменьшался, и вскоре исчез из поля видимости.

Свободная зона только недавно стала так называться, когда Земля перестала осуществлять административный контроль спутника. Частные лунные компании оперативно заключили договора о сотрудничестве, и земные корпорации не успели прибрать их к рукам поодиночке легальными способами. О нелегальных действиях слухов не было, да и нерационально для корпораций под носом у Верховного совета проворачивать компрометирующие махинации. Только самая крупная корпорация «Солартрейд» периодически третировала юридические инстанции петициями о передаче свободной зоны под их эффективное управление.

Агент «Глобоинфа» следил за менеджером самой могущественной корпорации с самого утра. Виг Самоа покинул купол корпорации и направлялся по космопорту к крупным станциям. Агент знал, что Виг обладает важной информацией. А еще знал, что менеджер перед отлетом зайдет в лунный туалет, оставив сопровождающего безопасника снаружи. Это была традиция менеджера и агент собирался использовать подвернувшуюся возможность. Получить необходимую информацию, слив ее напрямую с терминала Вига. Для этого агент нанял помощников, привезенных с планеты и неизвестных в свободной зоне. Их задачей было оглушить и ограбить менеджера. В успехе разработанного плана он не сомневался, уверенно направляясь по космопорту в сторону туалета.

— Дерьмо в сортире, работаем, — коротко бросил по связи агент и опередил менеджера, зайдя в отсек первым и заняв свободную кабинку. Выведя тончайший усик камеры наблюдения наружу, он дождался, когда его помощники вырубят Вига электрошоком и, выйдя, сразу же занялся его специальным терминалом в виде неснимаемого браслета на руке. Такие терминалы выдавались всем управляющим корпорацией, для работы с коммерческой и секретной информацией. Помощники занимались личным терминалом, имуществом и счетами менеджера, имитируя ограбление.

— Дешевка примитивная, — усмехнулся агент, с легкостью взламывая специальный терминал. Данные понеслись в накопитель, и уже через несколько секунд агент начал подчищать следы взлома. Для техники и программ «Глобоинфа» все действия были пустяковыми.

Агент вышел первым, помощники проскользнули следом. Все разошлись в стороны, агент поднялся на два уровня выше, остановившись у автомата с питательными батончиками и закрепил усик наблюдения на плече, присматриваясь.

Виг Самоа выскочил из туалета, заозирался, и заговорил с безопасником, тот развел руками и огляделся, после чего показал пальцем на браслет менеджера. Виг нетерпеливо отмахнулся и потряс перед лицом безопасника личным терминалом. О чем он говорили, слышно не было, но агент и так понимал, что инсценировка ограбления удалась. Безопасник минуту возился с браслетом Вига и под конец пожал плечами. Виг кивнул и вскоре двое из «Солартрейда» суетливо направились к шлюзам крупных станций.

Агент вызвал своего нанимателя, прогуливаясь по космопорту. В руках он вертел экран с ворованными данными.

— Выполнено. Копирования он не заметил.

— Отлично. Данные перешлешь через корпоративный терминал по защищенному каналу. Вознаграждение….

— Должно удвоиться. Тут есть еще кое-что очень интересное. Кажется, «Солартрейд» раскопал некие секреты Конклава, помимо технологии импульсных двигателей второго поколения.

— Они нас не интересуют. Удали или продай. Жду данные.

— Отправлю, как договорились. На этом все, — про себя агент подумал: «А лишнее солью на сторону. Как раз есть на примете одна девка из «Астерлайта».

Агент выключил связь, снова усмехнулся и остановился. Прямо перед ним стоял заложивший руки за спину военный в форме Конгломерации ЮСа и наблюдал на экране за удаляющимся в пустоту космического пространства звездолетом.

А кто сказал, что одну и ту же информация нельзя продать дважды, а то и трижды?


Наследник судьбы

Он не верит в Бога,


Он идёт своей дорогой


Прямо в пустоту!

Звон монет


Затмевает белый свет,


Ослепляет тех, кто слаб душою!


Я убит, но возмездие спешит. -


Я вернусь из ада за тобою!

Эпидемия


Пространство между орбитами Земли и Венеры, 205 год к.э. (2166 год н. э.)


Как Тиму удалось влезть в такое феерическое дерьмо, он недоумевал. Всего второй рейс на сто второй «пассажирке» в качестве техника и его ремонтный «паук» умудрился расцепиться с двумя дублирующими системами страховки. Тим моргнуть не успел, как его в тяжелом скафандре с прицепленным «пауком» швырнуло в сторону, и обшивка «пассажирки» начала стремительно удаляться. Включать «пердуна» уже не было смысла, да и при таком вращении поймать верную траекторию было нереально.

— Эй, ребята, у меня расстыковка, прошу помощи.

Рация трещала помехами секунд пять, Тим сменил частоту на командную и повторил запрос.

— Работяга, как ты умудрился отвалиться?

— Сам не знаю, — оживился уже начавший нервничать Тим, узнавший голос мастера ремонтников Калеба. — У меня обе стыковки «паука» дали зеленый. Неполадки.

— Вот что, малыш…. Мы тебя подобрать не сможем, нач «пассажирки» не позволит выключать генераторы движения, мы ведь на фотонке прем. Включи аварийную связь и жди.

— Как же так, мастер Калеб? — голос Тима от таких перспектив больше был похож на писк.

— А вот так. Я разошлю твои координаты по всем диспетчерским частотам, тебя подберут. Ты, главное, не беспокойся, — Калеб говорил уверенно, как будто каждый час у него в бригаде терялся в космосе работник. — Слышишь меня? Понимаешь?

— Да! — крикнул Тим. — Перехожу в режим экономии энергии, активирую аварийный режим.

— Вот и славно, — сказал Калеб и отключился, вздохнув и пробормотав: «Еще один замерзший трупик в космосе».

Тим сделал все необходимые действия и напряженно замер, повиснув в крепких объятьях тяжелого скафандра. Сто вторая «Пассажирка» двигалась от Луны к Фобосу на фотонном приводе, по времени путешествие занимало два месяца, что было в пять раз дольше, если бы рухлядь была оборудована импульсными двигателями. Но многие пассажиры предпочитали с комфортом глушить спиртное в каютах и барных отсеках, чем каждые три часа две недели бегать по тревоге, занимая места в гелевых противоперегрузочных креслах. Да и на фотонной калоше дешевле было передвигаться.

А Тим себя чувствовал, как чернокожий матрос, четыреста лет назад выпавший за борт морского фрегата. Позабытый капитаном-дворянином и командой, получивший лишь спасательный круг от боцмана, бултыхавшийся в холодной соленой воде. Что-то ему подсказывало, что практически так и было — колесо истории дало оборот. Липкий ужас заполнил разум, системы скафандра распознали панику и Тим почувствовал укол успокоительного. Как всегда, рухлядь перестаралась с ньюмефедроном — стало веселее, даже слишком.

Взяв себя в руки, Тим прикинул, что у него было в активе — тяжелый скафандр с бесполезным «пауком» был рассчитан на двое суток работы в авральном режиме. Конечно, он был не новым, давно умоляющий о списании в утиль хлам сороковых годов производства. При экономии ресурсов, он мог протянуть в нем неделю, прежде чем кончится кислород и придется активировать последний аварийный протокол — переведение организма в анабиоз. Это было равносильно смерти, из анабиоза вытаскивали менее половины космических авантюристов, принявших подобное решение. А о том, что его могут просто вывести из анабиоза для помещения в биоблок, тупо продав на черном рынке, думать не хотелось. Надежда была на то, что его подберет другой транспорт, земные ВКС или военные Конклава Венеры. К последним не хотелось, пришлось бы принимать венерианское гражданство. Надежда на марсианский патруль или промышленников была еще меньше — Тим оторвался далеко от пространства Альянса, да и кометы с астероидами здесь летали на высоких скоростях, поэтому их разработка была нерентабельна. Да и не хотелось к промышленникам, эти суровые ребята как раз и могли под шумок сплавить его молодой организм как начинку биопроцессора. Хуже корпоратов, совсем отморозки, по слухам.

Космической радиации Тим не боялся, скафандр был надежно экранирован. Вот только в нем не рекомендовалось находиться в открытом космосе более трех суток. Тим четко осознавал, что через семьдесят часов ему придется всю оставшуюся жизнь жрать антирадиационные препараты на завтрак и ужин, и можно будет не беспокоиться о предохранении при сексе.

Не было у него семидесяти часов. Тим включил миниатюрный экранчик и вывел трехмерную карту близлежащего пространства вокруг него.

— Мудак ссаный! Кусок говна! — прорвались эмоции. Связь была выключена, а жаль — Тим с удовольствием бы проорал ругательства в ухо жирной рожи начальника «пассажирки». Через сорок часов беспомощно болтающийся в вакууме скафандр Тима накроет зона Хэйта и все его аварийные сигналы замолкнут на полторы недели. Самым краешком, но этого хватало. А запустит ли автоматика аварийные режимы после выхода из зоны Хэйта, было неизвестно. И не понять теперь было, почему начальник «пассажирки» решил начать движение так близко к Хэйту, а вдруг бы авария произошла? Теперь Тим понимал, почему за ним бы точно не вернулись — люди не могли остановить фотонку и попасть потом из-за него в карантин на несколько недель, а то и месяцев. Мудаки потеряли бы на этом деньги и время.

Теперь Тим был не то что бы обеспокоен — в бешенстве он был. Когда ему дали пинка под зад в пятьдесят девятом, выкинув из привычных условий старого образа воспитания в новый и определив в технари, Тиму пришлось довольно быстро взрослеть, несмотря на высокую акселерацию поколений. И вот, семь лет спустя, шестнадцатилетний оболтус-технарь болтался между Венерой и Марсом, жутко матерясь на английском и неправильном английском. Совсем забыв выключить экран и пространственный сканер в целях экономии энергии. Поэтому Тим и заметил помехи на экране. Темное пятно приближалось к нему сравнительно медленно, что Тима сильно удивило. Какой смысл подкрадываться тихо на инерции. Это скорее всего была боевая станция-невидимка класса «крейсер», ведь только их покрывали специальным антилокационным РЭБ-покрытием. Но почему за ним просто не выслали десантников на ракетных ранцах, Тим не понимал. Сделав расчеты, парень вычислил, что пятно-крейсер пройдет от него в ста двадцати метрах.

Тим не стал ждать, чутье подсказывало ему, что военные настоящие засранцы и подбирать его не собираются. Сжав зубы и сгруппировавшись в захватах, Тим включил «пердуна», скорректировав траекторию драгоценным сжатым воздухом из клапана слева. Ракетное сопло, расположенное там, где у пилота тяжелого скафандра была задница, выплеснуло язычок пламени сгоревшего гидразина и Тима с небольшой перегрузкой потащило к медленно плетущемуся в пространстве крейсеру.

Когда обшивка невидимого спасителя стала различимой невооруженным глазом, Тим задумался. Промышленность клепала невидимок для военных с гладким корпусом, для удобства установки броневых композитов и нанесения специального покрытия. Если Тим не поймает на обшивке какой-либо поручень, его просто отшвырнет от поверхности станции, как мячик, а второй раз улетать прочь от спасительной построенной людьми техники не хотелось.

Если бы он мог себя хлопнуть рукой по лбу, так и сделал бы. «Паук» все еще был прикреплен к скафандру, а значит можно уцепиться за обшивку манипуляторами, если она не вся титаново-платиново-иридиевая. В этом случае станция была бы баснословно дорогая, так что в успехе Тим не сомневался, зная возможности ремонтного «паука».

Последний раз пыхнув «пердуном» в пространство, Тим покатился по матовой обшивке. Оказалось, два манипулятора «паука» не работали, что видимо, и послужило причиной его расстыковки. Тим задействовал все и четыре из оставшихся шести намертво впились в обшивку движущейся станции.

— С-сука трухлявая, чтоб тебя ржавчина сожрала, — в сердцах выругался парень, обратив внимание на горящие зеленым светом неисправные манипуляторы, сигнализирующие об успешной стыковке. Теперь он болтался на обшивке, как рыба прилипала на брюхе акулы. Тим был даже согласен на прохладную встречу венерианских военных, лишь бы пустили внутрь, чтобы снять пропахший адреналиновым потом скафандр. Следовало подумать, что делать дальше.

— Эй, на станции, открывайте, я 165-ремс-Б1456, терплю бедствие, нуждаюсь в спасении. Верфь приписки «Луна»-три, — глубоко продышавшись, официально заявил по связи Тим. Подождав, двадцать секунд, сменил частоту и повторил формулу. А потом еще и еще.

Обитатели консервной банки-невидимки молчали, как мыши. А у Тима был на всякий случай консервный нож в виде плазменных резаков «паука». Быстро отбросив мысли о военном трибунале, Тим стал искать шлюз, ползая тараканом по обшивке. Конфигурация военных кораблей шестнадцатилетнему гражданскому технику была неизвестна и поэтому шлюз нашелся по времени больше часа, показавшиеся Тиму сутками.

— Ну «летучий голландец» хренов, я стучусь, — пробормотал парень и начал аккуратно резать запоры шлюза. Работы было минут на сорок, Тим уже подобное проделывал. Главное потом было наглухо заварить створку изнутри, чтобы автоматика позволила провести шлюзование в камере. «Если вам скажут, что для космической боевой станции самый опасный противник — это оружие гаусса, не верьте. Техник с плазменным резаком гораздо опаснее — как клещ вцепится и без смазки в задницу залезет.»

Под такие веселые мысли Тим резал металл и даже принялся насвистывать, предвкушая скорое спасение из порядком его напугавшего сегодня космоса. Оказавшись внутри и заварив створку, Тим затаил дыхание и вдавил широкую кнопку шлюзования.

Ничего не произошло. Точнее произошло наполовину. Сигнал блокировки сменился на зеленый, а вот свиста воздуха, нагнетаемого в шлюзовую камеру, не было. А это означало что на станции не было атмосферы.

— Вы, серьезно, мать вашу?! — в отчаянии вскричал парень.

Молчаливый крейсер-невидимка в натуре оказался «летучим голландцем» — мертвым куском металла и пластика без экипажа. Если только они не бродили внутри в скафандрах, ремонтируя серьезную аварию. Как бы то ни было — путь был открыт. Тим решил рискнуть и выполз из скафандра. Оставшись в легком эластичном комбинезоне с шлемом и баллоном за спиной, натянул пояс с инструментами и принялся обследовать отсек за отсеком.

Это оказался грузовой танкер — махина транспортного назначения в триста пятьдесят метров длиной и полтинник в поперечнике, до отказа забитый товарами. И ни одного члена экипажа, лишь шестнадцатилетний Тим в своем легком скафандре, слоняющийся уже битый час по пустому кораблю. Транспортник был оснащен кольцом вращения для искусственной гравитации, но оно было выключено. Командная рубка была пуста, системы выключены. Тим заглянул в компьютерный резервуар — биопроцессор был мертв. Причем кто-то варварским способом раскурочил биоблоки, замерзшая вода была повсюду. Танкер не был разгерметизирован, но атмосферные установки тоже не работали. Тим нашел запас баллонов — по крайней мере ему теперь не грозила смерть от отсутствия воздуха. Плюхнувшись на одно из противоперегрузочных кресел в командном отсеке, Тим крутанул ручки на пульте и ткнул в клавишу запуска интерфейса. Энергия в накопителях была, вот только бортовой комп был мертв, о чем гласила появившаяся на экране надпись: «система неактивна». Хорошо, что кольцо включалось автоматикой, и Тим запустил искусственную гравитацию.

— Я вам что, долбанный Эктор Финли на минималках? Позитронный комп из говна и палок собирать не умею, — произнес в пустоту Тим. Пустота высокомерно не ответила, зато парень заметил табличку с названием и идентификатором танкера, которую ранее не замечал. «Солар-трейд-23» — гласила она.

«Совсем дерьмово, земные корпораты» — обреченно подумал Тим и пошел включать атмосферу. По крайней мере встретит службу безопасности самой лютой земной корпорации не в скафандре или комбинезоне, а умрет, застреленный в не стесненную опостылевшими провонявшими полимерами грудь, а одетый в нормальную человеческую одежду. Возможно, нароет в каютах у экипажа домашний халат и тапочки. Неплохо было бы еще раздобыть бутылочку вина и бокалы. Представив себе картину маслом и сыром, где он сидящий под прицелом в начальственном кресле приветствует с видом древнеанглийского лорда затянутых в боевую броню солдат корпорации, Тим совсем развеселился.

«Солартрейд» промышляла фармацевтическими товарами и удобрениями, монопольно владея поставками этих типов товара на все планеты Солнечной Системы. По какому заоблачному курсу эти товары выменивались на редкоземельные материалы, драгоценные металлы и руду, простой смертный вроде Тима мог даже и не задумываться — таких заоблачных деньжищ ему не увидеть никогда. А судя по тому, что крейсер шел по инерции невидимкой в режиме молчания это мог быть договор купли-продажи с Конклавом Венеры. Скорее всего, крейсер входил в стоимость сделки, этим можно было объяснить отсутствие экипажа.

Тим прикинул еще версий десять, включая похищение экипажа пришельцами, пока чинил атмосферные агрегаты танкера. Поломка была простая, он сразу обнаружил, что заклинило лопасть одного из центральных воздуходувов. Еще там на стенах он заметил толстый слой копоти, как будто что-то долго горело. И лопасти были по краям оплавлены.

Все это было странно.

Теоретически ему бы хватило простого персонального микрокомпьютера, чтобы запустить систему навигации и связи, современные космические станции оснащались подобными аварийными решениями вследствие ненадежности биопроцессоров в частности и внештатных ситуаций в целом. Но у него не было с собой ни единой простенькой компьютерной системы, скафандр ремонтника был оснащен примитивной автоматикой, а свой планшет с медиа, играми и порнухой он оставил в каюте, по инструкции даже компьютерные браслеты не позволялось брать на рабочую смену.

Запустив атмосферу, Тим направился обратно в командный отсек, собираясь по дороге заглянуть в офицерские жилые отсеки и всласть помародерствовать. Там парень в первой же пустой каюте присел на койку и не заметил сам, как отрубился, провалившись в глубокий сон.

Очнулся Тим от писка шлема, оповещавшего о заканчивающейся дыхательной смеси в баллоне. Судя по таймеру, он проспал пять часов, а значит, если он все сделал правильно, на танкере уже везде была пригодная для дыхания атмосфера. Тим снял шлем и сделал глубокий вдох. Приятный чистый воздух, наполненный бодрящими ароматами леса, хлынул в легкие.

При дальнейшем обыске жилых отсеков, оказавшимися пустыми, парень начал раздумывать о дальнейших действиях. Следовало подумать о пропитании и обыскать склады транспортника, не питаться же прессованным дерьмом удобрений из груза. Тим размышлял: «Жизнь более-менее налаживается, умирать уже совсем не хочется. А что если танкер совсем никто не ищет?»

В этом случае у Тима был шанс уйти целым и невредимым, да еще и подать в суд на начальника «пассажирки» за нарушение протоколов движения в Солнечной. Не было запрещено двигаться вблизи зоны Хэйта, но было противоправно терять людей и не спасать их. В случае, если бы Тим оказался мертв или пропал без вести, никто бы и не почесался поднимать судебный скандал. А если он, вполне живехонький, потребует правосудия, начальнику потребуется много средств, чтобы остаться на свободе и должности. Ему проще будет откупиться от Тима. А это сумма в минимум пару лет безбедного существования.

А также было можно продать танкер со всеми потрохами. Тим направился в двигательный отсек и осмотрел системы. Компьютерная диагностика, разумеется, молчала, но аналоговая автоматика показывала, что двигатели в порядке. И тут Тима озарило — можно было использовать систему связи его скафандра и усилить сигнал, запитав его от генераторов танкера. Тим вернулся за тяжелым скафандром, влез в него и неуклюжим крабом долго продирался по узким переходам и отсекам к другому шлюзу, не забыв захватить по дороге необходимые кабеля и коннекторы. Проведя необходимые процедуры, вылез наружу и включил экранчик и связь. Повторив несколько раз аварийную формулу спасения на разных частотах, Тим вывел траекторию движения танкера и похолодел.

Вшивый дредноут двигался прямо на солнце.

Это означало, что при его скорости через пару месяцев на танкере станет несколько жарковато. Значит, у Тима оставалось два пути: либо доораться до помощи и доблестно покинуть проклятую консервную банку, либо меркантильно вцепиться в этот подарок и наладив двигатели сплавить его какому-либо покупателю.

Просидев несколько часов на обшивке, Тим вернулся внутрь танкера. Отыскав на складе коробку с пищевыми пакетами «космопрова» меланхолично жрал добычу, развалившись на офицерском начальственном кресле, когда сзади услышал женский голос.

— Медленно повернись и покажи руки.

Тим так и повернулся с набитым ртом, забыв прожевать еду. В дверном проеме командного отсека стояла женщина в сине-белом легком скафандре. На поясе у нее висел шлем, а в руке она сжимала рукоятку оружия, дуло было направлено на Тима.

— Так и будешь на меня пялиться или сделаешь как приказано? — повысила голос гостья.

Тим проглотил кусок «космопрова» и встав вытянул руки вперед.

— Как скажешь. Видишь, я не вооружен. Я потерпел бедствие и нуждаюсь в спасении…

— Да заткнись ты, слышала уже. Хотя надо тебе сказать спасибо, без тебя я не нашла бы танкер. Орал на всю Солнечную, как потерпевший.

— Так ты здесь одна?

Тим улыбнулся. Она точно не была корпоратом. А судя по легкому скафандру, пристыковалась к танкеру на чем-то способном передвигаться автономно. Женщина не ответила на его вопрос, лишь приподняла пистолет повыше.

— Руки, чтобы я их видела. Иди, надевай свои причиндалы, сделаешь кое-что для меня.

— А если я откажусь, не получив гарантий, что ты меня не спасешь? — поинтересовался Тим.

— А ты их и так не получишь.

— В таком случае я отказываюсь.

— С одной ногой работать сможешь, я думаю, — женщина прицелилась пониже в незащищенную конечность парня, тот резко зашевелился, убирая от прицела то одну, то другую ногу.

— Ладно, ладно, я уже иду.

Тим поплелся в шлюз за скафандром, вооруженная гостья следовала за ним.

— Выкинешь какой-нибудь фокус, пристрелю, — напомнила она, когда парень начал облачаться в скафандр.

— Да ладно тебе, я простой техник, отвалился с «пассажирки». Просто хочу вернуться… домой, — Тим замедлился, неторопливо подключая системы и закрепляя захваты скафандра. — Не знаю, что тебе от меня нужно, но я могу помочь, если ты поможешь мне. У тебя есть с собой персональный компьютер?

— Меньше слов, больше дела. Конечно у меня есть с собой комп. А теперь иди и вырежь мне блоки памяти транспортника.

Тим молча повернулся к шлюзу. Пристыкованный снаружи транспорт незнакомки был одноместным «мотыльком» с солнечным парусом и парой маневровых движков с мизерным запасом топлива. Коробка с узкой нишей на одного человека, капсула смерти без права на ошибку при навигации в пространстве. Она при всем желании не вместила бы двух взрослых людей. Тим вздохнул и включил плазменный резак под негодующие крики женщины и начал заваривать шлюз.

Когда парень повернулся, женщина колотила рукоятку пистолета, который противно пищал и мигал красным светом.

— Наверное, зарядить надо было? — задумчиво произнес и начал вылезать из скафандра.

— Заткнись! Мудак, ты что наделал?

— Если перестанешь орать и пытаться меня завалить я тебе всю объясню. У нас времени достаточно….

Женщина внимательно на него взглянула, перестав трясти бесполезный пистолет.

— Говори.

Тим оценил ее скорость взятия себя в руки. Такая крепкая психика и управление эмоциями ценились в Солнечной.

— Танкер движется к Солнцу на инерции, упадет в пекло примерно через два месяца. Твои блоки памяти уничтожены, как и биопроцессор, поэтому танкер сейчас неуправляем. Но! — Тим поднял палец вверх, на нем комично болталась половина застежек от сегментированной перчатки скафандра. — Мы можем подсоединить комп к системе, запустить движки и отогнать этот мандавошечник с барахлом, толкнув его по хорошей цене на черном рынке. Прикинь, сколько стоит это торговое дерьмо с корытом в придачу?

Женщина задумалась.

— Обменяю твой комп на то, что верну тебе доступ к «мотыльку», сама ты заваренный мною шлюз не вскроешь, я прав?

— Блоки уничтожены, они все предусмотрели… — незнакомка отвлеклась от созерцания заваренного шлюза и посмотрела прямо на парня. — Ты ведь не знаешь ни хрена.

— Разумеется, я простой техник, потерпевший крушение и чудом сюда попавший, — Тим наконец полностью вылез из скафандра и вышел из шлюза к женщине. Они были примерно одного роста в два метра и Тим смотрел ей прямо в глаза. — Ты не корпорат. Ты здесь такой же нелегал, как и я. Поэтому «Солар-трейд» разберет нас обоих на запчасти, когда СБ корпорации найдет это вшивое корыто.

— А ты груз смотрел, умник? — в голосе женщины промелькнула нотка иронии.

— Нет. Что я, плесень или дерьмо не видел?

— А ты посмотри! — уже насмешливо произнесла незнакомка. Парень нахмурился.

Они прошли к внутренней транспортной системе танкера, представляющих собой капсулы, движущиеся или стоящие автономно от кольца и остальной части танкера, где была невесомость. Когда капсула «с кольцом», она состыкована с ним и вращается на скорости, а когда капсула «с кораблем», она состыкована со статичным шлюзом. Таким образом совершался переход людей и груза между движущимся кольцом с искусственной гравитацией и двумя трюмами с невесомостью.

Тим оттолкнулся от стены и подплыл к ближайшему ящику. Куб метр на метр был надежно закреплен захватами, чтобы не болтаться в невесомости, маркировка на крышке уведомляла, что содержимое не протестует против отсутствия гравитации. Тим раскрыл ящик и тупо уставился на ребристые рукоятки штурмовых магнитных винтовок. Оружие было бережно упаковано и блестело свежей заводской смазкой. Парень перевел дух и, широко улыбаясь, посмотрел на женщину.

— Это не дерьмо и не таблетки! Всего лишь стволы. У меня просто реактор с плеч свалился!

Незнакомка скептически посмотрела на веселящегося парня и глубоко вздохнула, припечатав руку к лицу.

— Ты феерический идиот. Как тебя зовут?

— Тимо… Тим, просто Тим.

— Фариса. Так вот, слушай Тим-идиот. Этот танкер атаковали силами спецназа Конгломерации ЮСа. Почему с него сняли экипаж, неизвестно. Почему «Солартрейд» решили попросту забыть про танкер, тоже непонятно. А теперь, инфузория ты энцеладская, шевели ложноножками в сторону командного отсека и включай движки, сядем на Луне, сдашься в плен. Будешь отвлекать таможню, пока я под шумок свалю. Понял?

Тим ухмыльнулся и подплыл к Фарисе вплотную, заглянув прямо в черные глаза женщины.

— А знаешь, Фа-ри-са, у меня другой план. Я заберу себе этот танкер с пушками. Хочешь, открою тебе шлюз и вали на своей капсуле смерти. Только оставь мне комп. А если хочешь — давай со мной за компанию поставим раком всю Солнечную. Сейчас по всей системе хаос и анархия. И это просто подарок судьбы: под завязку набитый оружием танкер с импульсными движками. Ты представляешь себе все перспективы для бизнеса?

— Что именно? — удивилась Фариса.

— Первый в Солнечной частный мобильный тактический центр наемников. Миниатюрная армия, услуги которой с радостью купят фракции планетарных правительств и корпораций. Защита от пиратов, планетарные операции — да мы может разработаем тактику космического десанта. Конгломерация ведь впервые брала танкер силами пехоты, так?

— Да, — коротко ответив, Фариса задумалась. Тим с жаром продолжал:

— Вот! И я никогда о таком не слышал. Мы будем первыми наемниками.

— Знаешь. Ты самый конченный кретин из всех, что я видела.

— Как хочешь, — Тим пожал плечами. — Предложение действительно еще два месяца или пока не свалишь с моего танкера в неизвестность.

Два часа спустя, танкер «Солар-трейд-23» дрогнул и, сменив курс, умчался в сторону пояса астероидов, минуя по широкой параболе зловредную зону действия Хэйта.


Место под Солнцем

Пространство за орбитой Марса, ближе к поясу астероидов, 205 год к.э. (2166 год н. э.)


Три минуты.

Именно столько времени идет радиосигнал от Земли до Марса, преодолевая пятьдесят шесть миллионов километров во время великого противостояния. При максимальном отдалении расстояние составляет уже четыреста миллионов километров и ждать ответа придется двадцать три минуты. Это уже с учетом ретранслятора на орбите Меркурия, потому что Солнце наглухо забивает все сигналы с Марса и обратно. И это еще без расчетов затраченной на связь энергии, частого нарушения из-за перекрытий сигнала и отказа техники. До Плутона сообщение с приветствием ковыляет четыре с половиной часа. Для того, чтобы поздравить друга с днем рожденья, это просто досадные факторы, а при боевой деятельности критически недопустимые условия. Плюс шанс перехвата. В этом случае спасает более дорогая лазерная связь, но серьезных прорывов в этой прикладной к энергетике дисциплине не было с тридцатых годов. Штабы офицеров планетарных правительств Солнечной не любили шататься по системе, а воевать им было нужно и важно. И если внутренние планеты еще худо-бедно справлялись с этой проблемой, координируя боевые действия подразделений с опозданием в десятки минут, то внешние миры, расположенные за кольцом астероидов, себе такой роскоши позволить не могли.

Тим гнал «Солар-трейд-23» в пояс астероидов. Там они с Фарисой задумали набрать первых людей в экипаж, немного переоборудовать танкер и продать пару ящиков оружия. Как раз в поясе у них его с удовольствием могли приобрести промышленники Палцера, Альянса Марса и мелкие корпорации. Банально для защиты своих сотрудников от рейдерской деятельности. Рейдерством в поясе много кто промышлял. Все, абсолютно. Альянс Марса отжимал месторождения у жителей астероидов, Конклав Венеры воровал драгоценные рудовозы из-под носа у Земных компаний, свободные пираты тырили груженый транспорт у Конгломерации ЮСа. Редкие сутки в поясе не сверкали ускорением движки драпающих от космического корсара танкера или добытчика. Или же пират трусливо удирал от грозно маневрирующего среди камней крейсера той или иной фракции.

Решить проблему нежданной встречи с боевыми станциями военных им было проще, чем рейдерам или рудокопам — с выключенными двигателями войти в пояс на инерции.

Фариса за пару месяцев полета преобразила танкер. В четыре руки они починили все, что можно было починить, кроме биопроцессора. Установленный на «Солар-трейд-23» персональный компьютер Фарисы позволил им пользоваться простейшей навигацией, контролем систем жизнеобеспечения и бесперебойной работой двигателей. Работали по пятнадцать часов в сутки, с редкими перерывами. Дошло до того, что Тим устал и сутки скрывался от энергичной женщины в невесомости трюма, соорудив себе убежище из ящиков с оружием, просто чтобы тупо отоспаться.

— Тим, переместись в командный отсек, — раздался голос Фарисы из динамиков внутренней связи.

Тим открыл глаза. В животе урчало после долгого отдыха. Парень вытащил из пояса шарик с водой и сорвал внешнюю крепкую упаковку, сразу выпив две трети содержимого, а остатки размазал по лицу.

— Тим, хватит прятаться, быстро в командный!

— Да иду, мать твою за ногу! — вслух отозвался почти проснувшийся Тим и полетел к транспортным капсулам, придерживаясь за лееры для движения в невесомости. Последние несколько недель он чувствовал себя древним рабом на плантациях древних веков, вкалывая сутками без продыху.

Когда Тим зашел в командный отсек, поедая вторую порцию «космопрова», Фариса на него даже не взглянула.

— Мы почти у пояса уже, я проверял груз, считал, что есть у нас в наличии.

— Хватит лепить отмазки, я знаю, что ты дрых в трюме. Иди сюда, смотри.

Перед Фарисой мерцал экран локатора ближнего пространства. После орбиты Марса они престали использовать импульсное движение и сейчас шли с небольшой скоростью на инерции. Неудивительно, что все объекты на экране двигались очень медленно. Включая предмет небольших линейных размеров, двигавшийся на траектории искусственного происхождения. Большего локатор о нем знать не мог, на подробную аналитику мощности их кустарно собранной компьютерной системы не хватало.

— Размером с «мотылька».

— Или аварийную капсулу. — кивнул Тим. — движется не с Марса и не с пояса астероидов. Или он дрейфует годами, или с пространств Конгломерации. Мы не можем его просканировать?

— Нет. Да даже если бы смогли пощупать сканером — если человек в анабиозе, сканер не возьмет. — Фариса вывела на экран доступные данные: точные размеры и скорость.

— Не знал. — Тим провел рукой по небритому подбородку и задумался. Если там человек и он нуждается в спасении, они могут ему помочь. Но для этого кто-то из них должен выйти в открытый космос и провести необходимые манипуляции. Вот и перед ними встала дилемма вперемешку с этикой и доверием. Парень шлепнулся задницей на кресло оператора и щелкнул тумблером включения голографической проекции. Она не работала, но ему нужно было чем-то занять руки.

— Вопрос доверия. — не смотря на Тима, проговорила Фариса. — Мы выходим наружу и проводим спасательную операцию.

— Потом весело покатываемся со смеху, от того, что подобрали ненужный хлам или мусор.

Фариса оторвала взгляд от экрана и Тим почувствовал себя неуютно под прицелом черных глаз женщины.

— Ты не хочешь рисковать ради возможного спасения жизни человека? Я тоже.

— В том то и дело. Я совсем недавно тоже погибал в открытом космосе. Мы не имеем морального права оставить за обшивкой эту ситуацию. Кто-то должен на всякий случай остаться на танкере, нештатные ситуации обычное дело. И ты правильно заметила про доверие. И риск.

— Очень нежелательно включать импульс так близко к поясу астероидов. Нас могут заметить. Запишем координаты с расчетом траектории и вернемся позже.

Тим покачал головой.

— Не вернемся. Объект движется сквозь зону Хэйта и по дорогам вольных комет уходит на близкую орбиту Солнца. А там он с высокой вероятностью сгорит. Человек погибнет. Решение нужно принимать сейчас, и оно должно быть верное.

— Ты мне доверяешь?

— Нет. — Тим отвернулся от Фарисы. Женщина направилась к выходу из командного отсека.

— Куда ты? — удивился Тим. — Поплакать в одиночестве?

— Спасать мусор. А ты, засранец ссыкливый, только попробуй удрать. Возьму стандартный скафандр из комплекта, выведи на меня узкий сигнал, чтобы держать связь.

У Тима отвалилась челюсть. Фариса скрылась за автоматической дверью. Внешне Тим остался спокоен, а внутри его раздирали противоречия. Поступок Фарисы был нелогичным, практически безумным. Она знала, что Тим может дать импульс и исчезнуть за секунды. За два месяца совместного нахождения на танкере они не стали закадычными друзьями, держались в рамках официального сотрудничества, никогда не разговаривали в открытую. Даже когда Тим обнаружил Фарису пьяной настолько, что женщина еле держалась на ногах, ничего не произошло. Ни задушевного разговора, ни секса, Фариса просто прогнала Тима работать, обозвав его ленивым мудаком. Он не знал ее совершенно. И парню ничего не мешало включить форсаж и умчаться в пространство, бросив женщину в обнимку с неизвестным объектом.

Почему бы не избавиться от злобной суки?

Тим включил за пультом оператора связь и настроил венчик антенны на сигнал активированного в шлюзовом отсеке скафандра, потом уселся в командирское кресло.

— Проверка связи.

— Подтверждаю. — голос Фарисы слышался без искажений и был спокоен. Женщина как раз закончила шлюзование и ее скафандр, оснащенный внешней конструкцией с четырьмя маневровыми движками и мощным основным двигателем понесся к точке встречи с объектом. Ускорение было непривычно для Фарисы, и она молчала, внимательно наблюдая за показателями скорости и расстояния, выведенными на экранчик лицевого щитка скафандра. Скорректировав движение, женщина начала гасить скорость по мере приближения к объекту, который уже можно было наблюдать невооруженным взглядом.

— Хьюстон, у нас проблемы. — активировала связь Фариса, вспомнив древний анекдот двухсотлетней давности.

— Я слушаю.

— Итак, это действительно капсула. А теперь непосредственно к проблемам. Во-первых, она повреждена, я наблюдаю выгнутые и пробитые части корпуса, она не залезет в шлюз.

— Отрезать мешающие фрагменты? — предположил Тим.

— Невозможно, они функционируют как единая система. При условии, что человек внутри есть и он жив, не исключена возможность гибели.

— Плохо. А вторая проблема?

Фариса выключила мигавший красным индикатор, начавший ей мешать минуту назад.

— У меня утечка топлива. Выбора нет, врубай импульс и маневрируй грузовым шлюзом на мой вектор. Заблокируй грузовой отсек, выпустим атмосферу и поместим туда капсулу.

— Мне нужно подумать. — Тим отключил связь.

Фариса поймала капсулу захватами скафандра и закрепила страховочные тросы. Иллюминаторов на корпусе не было, заглянуть внутрь было невозможно. Из рваных и выгнутых дыр выпирали вывалившиеся шланги и электроника. Несмотря на наличие дублирующих систем, что-либо из всего этого потрепанного хозяйства могло быть повреждено необратимо и летально для пассажира, если он был внутри.

— Ты там уснул? — сварливо бросила в микрофон Фариса.

Ответа не было, женщина продолжила осмотр капсулы. Найдя внешние радиотрансляторы, Фариса цокнула языком: они были разбиты. Значит, работал только внутренний аварийный маячок, а он был малой мощности и включался раз в три часа для короткого сигнала о помощи. Показатель топлива был на нуле, у Фарисы остались только маленькие двигатели маневра, а на них скафандр будет еле ползти, о том, чтобы тащить на них еще и капсулу не могло быть и речи, заряд кончится за считанные минуты.

«Солар-трейд-23» дрогнул, сверкнул импульсами и исчез.

Тим выругался, сжав зубы, представляя, каково сейчас Фарисе наедине с капсулой в пустоте пространства. Он знал, какие мысли ее посещают, но ничего сделать не мог, ошибившись в расчетах мощности при вводе команды на самую малость, одну тысячную. Взяв себя в руки, парень успокоился и начал исправлять ошибку, орудуя за навигационным пультом. Расчеты, которые занимали у биопроцессора несколько секунд, у него могли занять более часа. Но у него не было выбора, кроме как продолжать, а у Фарисы не было ничего, кроме надежды на его возвращение.

Когда танкер через полтора часа надвинулся на связку из скафандра и капсулы и осторожно, на самой малой скорости, подобрал их настежь раскрытой пастью грузового шлюза, Фариса закрыла глаза, снимая нервное напряжение и успокаиваясь. Теперь, когда все было позади, ей осталось самое главное — держать себя в руках.

Тим появился в трюме раньше, чем тот наполнился атмосферой, быстро подлетев к все еще не выпутавшейся из страховочных тросов Фарисе, знаками спросив о состоянии. Женщина подняла большой палец вверх, но из-за громоздкой перчатки было больше похоже, что показала парню кулак. Тим развел руками в стороны, потом в успокаивающем жесте показал ладони, затянутые в перчатки легкого скафандра и принялся распутывать тросы и закреплять капсулу, чтобы она свободно не летала по трюму.

Когда широкий индикатор состояния атмосферы на стене сменил цвет на зеленый, они одновременно скинули шлемы.

— Я знаю, ты подумала, что я тебя бросил, это не так, и я не оправдываюсь, произошла ошибка в расчетах, я вывел больше мощности на импульс. — затараторил Тим.

— Давай я тебе сначала морду разобью, а потом все расскажешь! — прошипела Фариса, выбираясь из скафандра и протягивая руки к Тиму. Тот многозначительно посмотрел на нее, и Фариса успокоилась.

— Завершим начатое? — спросил парень. Женщина кивнула.

Капсула не открылась с первого раза, пришлось повозиться с запорами. Открыв капсулу, Тим с Фарисой переглянулись.

— И что дальше?

Внутри находилась девушка. На вид лет двадцать, короткие русые волосы, на виске виднелась корочка из запекшейся крови, из-под воротника комбинезона тоже наблюдалась неглубокая рана, уже заживающая. Она была в легкой стадии анабиоза, как показывала автоматика капсулы. Тим выключил аварийный маячок и начал рыться в недрах капсулы в поисках каких-либо вещей, способных дать больше информации.

— Тим. — настойчиво позвала Фариса.

— Я же уже извинился. Такого больше не будет.

— Конечно не будет. Хрен я больше в открытый космос полезу, пока ты торчишь за управлением. Так, я не об этом, посмотри сюда.

Тим посмотрел в направлении на стенку капсулы, куда указывала Фариса. Там была выгравирована эмблема знака бесконечности, в кругах восьмерки находились стилизованные изображения Юпитера и Сатурна, сами линии состояли из россыпи кружочков-спутников, всего двадцать четыре.

— Конгломерация ЮСа. Класс, мы снова влипли в дерьмо. — Тим, как и любой землянин в последние годы, не то что был настроен враждебно к обитателям внешних миров за поясом астероидов, но относился с осторожностью и недоверием.

— Закроем крышку и выбросим за обшивку? — иронично поинтересовалась Фариса.

— Ну уж нет. Надо ее разбудить, чтобы она ответила на наши вопросы.

— Она продрыхнет еще минимум сутки, а соображать толком начнет через неделю, ты видел людей после анабиоза?

— Нет, не знал. — Тим поднялся выше, повиснув посреди трюма и покачиваясь в невесомости. — Ты точно в порядке?

— Да. — Фариса уставилась на Тима. — Хватит рефлексировать, задница, ты точно получишь, если еще хоть раз ошибешься.

— Как скажешь, передница. — съязвил в ответ Тим. — Потащили ее в кольцо, незачем тут торчать вне гравитации. Кажется, я видел медицинский ящик возле жилых отсеков второго уровня.

— Ты прав, он там есть. Вперед.

Девушка очнулась на двадцатом часу пребывания на танкере. Она была слишком слаба, долго неподвижным взглядом смотрела в переборку отсека, пытаясь сообразить где она вообще находится. Сообразить не получилось. Мозг, отходящий от состояния анабиоза, отказывался думать. Девушка не сразу смогла сфокусировать зрение на появившейся в отсеке фигуре. Услышав голос, не разобрала слова, без реакции продолжая щуриться на человека возле нее. Сознание вновь погрузилось в беспамятство.

Фариса вернулась в командный отсек, Тим копался в ворохе изоляции и проводов на потолке, зацепившись ремнями в импровизированной подвесной люльке, сделанной из спального места для невесомости.

— Она очнулась. — заметила Фариса.

Тим высунул голову из дыры в потолке и свесился, глядя вниз головой на Фарису.

— И как?

— Как овощ. Сплавим ее на Палладе или куда мы там в астероидах направляемся?

— Верно, Паллада. — голова Тима снова исчезла. Фариса посмотрела данные навигационного пульта.

— Почему не Веста? Свободный от политических фракций, независимый мир пояса.

— Как раз на Весте нам делать нечего, там шарятся все, кому не лень. А на Палладе если с кем и возникнут терки, то это только с Палцером. По бритве Оккама, из двух выбираем самое очевидное. — голова Тима снова появилась в обзоре Фарисы. — И с чего ты взяла, что мы ее высадим на астероидах?

— Потому что не стоит крутиться вокруг дел Конгломерации. Ты что, запал на нее?

— Расскажешь о своих делах с «Солар-трейдом» и Конгломерацией, скажу, почему я думаю, что она останется с нами.

Фариса ответила молчанием. Тим пожал плечами и снова нырнул головой во внутренности танкера. Женщина не хотела рассказывать о своем прошлом, парень несколько раз интересовался, но она упорно молчала. Несмотря на то, что они прожили почти три месяца в движущейся в космическом пространстве коробке из сплавов, полимеров и пластика, ближе не стали. Даже после того, как Тим не бросил Фарису, подобрав ее и спасенную девушку, мало что изменилось.

— Сколько ты будешь находиться на Палладе? — поинтересовалась Фариса. — Я дам тебе список, выменяешь все необходимое. Самое нужное я отметила красным.

Тим выбрался из люльки и, выпрыгнув, мягко приземлился на ноги.

— Разве ты не пойдешь со мной?

— Еще чего. Думаешь, я шутила, когда сказала, что я не покину танкер? — возмутилась Фариса. — Твоя идея, ты и бегай с горящей жопой, а я займусь обустройством и приведением в порядок этого гадюшника. И тем более не стоит оставлять здесь этот обморок, который в жилом валяется, хлопая глазенками.

Тим прислонился плечом к пустому серверному центру биопроцессора.

— И кто это у нас тут раскомандовался?

— Что тебя не устраивает? Ты командуй своими солдатиками, я буду командовать этой космической станцией. — Фариса невозмутимо ткнула себе пальцем под ноги, указывая, что именно эту станцию она имеет ввиду. — Или у тебя есть более рациональные решения?

— Будут.

— Угрожаешь?

— Резюмирую.

— Посмотрим.

Тим показал женщине неприличный жест, ударив ладонью по сгибу правой руки и, увернувшись от брошенного в него болтоверта, направился в жилые отсеки с намерением отдохнуть. По дороге заглянул в отсек, где лежала спасенная.

Девушки там не было.

Тим озадаченно вернулся в командный отсек.

— Интересно, где наша гостья.

— Как где? — раздраженно отозвалась Фариса. — Валяется в импровизированном лазарете.

— Я только что оттуда. Ее там нет.

Женщина удивленно уставилась на парня.

— Невозможно. Я ее за ногу к переборке приковала.

— Значит, у нас тут нелегальный член экипажа шастает. Причем способная быстро переходить из недееспособного состояния во вполне способное. Танкером ты у нас командуешь, вот и лови ее.

— Сам лови, люди не моя проблема. И это ты ее оставить тут собирался!

— Восхитительно. — раздался тихий голос от входа отсека.

Тим и Фариса развернулись, увидев у дверей спасенную девушку. На ее ноге болтался обрывок пластиковой стяжки, а в руках она держала магнитный пистолет.

— У вас здесь хороший арсенал, пришлось выбирать, чем именно вооружиться. А теперь рассказывайте, где мы находимся, и кто вы такие.

— Видимо, придется этим заняться мне. — осторожно проговорил Тим. — Мы тебя спасли из раскуроченной капсулы из пространства между Марсом и астероидами. Если бы мы это не сделали, твоя комфортабельная анабиозная могила нырнула бы в зону Хэйта, а потом шлепнулась на Солнце. Не слышу слов благодарности. Кстати, меня зовут Тим, а это… кхм… командующая данной станции «Солар-трейд-23» Фариса.

— Вы не корпораты.

— Так и есть. Мы свободные граждане Солнечной и не желаем тебе зла, так что опусти магнитку, стрелять из нее в космосе крайне не рекомендуется. Ну и расскажи о себе.

— Велена.

— Что? — не поняла Фариса, прищурившись.

— Это мое имя. Велена. Больше вам знать не нужно. Спасибо за спасение, ствол я пока что оставлю у себя.

Девушка развернулась и ушла. Фариса и Тим снова переглянулись, несколько обалдев от данной ситуации.

— Нормально.

— Вообще ништяк. — мрачно откликнулся Тим. — Я передумал. Давай ее высадим на Палладе.

— Совсем рехнулся? Она профи, как мне показалось.

— Я пошутил. У меня та же мысль. Сделаю ей предложение.

Велена оказалась на старом месте в жилом отсеке. Уже не прикованная, но вооруженная, отдыхала после марш-броска по танкеру.

— Стрелять не будешь? — из-за переборки поинтересовался Тим. — Мне совсем не хочется латать дыру в корпусе.

— Даже если буду, то последний заряд пущу в себя. Я не навигатор и пилот. А если что-то выйдет из строя, не смогу починить. Вам некоторое время придется мириться с моей компанией и считать меня своим пассажиром.

— Звучит честно. — Тим вошел в отсек. — Меня не интересует твое прошлое, вопросов задавать не буду. Поинтересуюсь настоящим и будущим. Куда ты пойдешь, когда покинешь танкер на Палладе?

— Найду транспорт, который меня перебросит в другое место. На Палладе мне делать нечего. — Велена несколько раз моргнула. — Чертов анабиоз, не могу толком сфокусировать взгляд. Это плохо, не смогу тебя пристрелить с первого раза.

Тим усмехнулся. Более громко, чем нужно было.

— Я прав, что ты обладаешь некоторыми навыками военного характера? — Велена кивнула. — И они явно заключаются во владении оружием и у тебя боевая подготовка.

— К чему ты клонишь?

— К сотрудничеству. Ты можешь присоединяться к нашей команде в качестве наемника. В Солнечной много интересной работы, которую могут выполнить маленькие мобильные отряды хорошо экипированных людей. Это ниша абсолютно свободна. Ни у кого нет подходящей быстрой космической станции с импульсным приводом и оружейного потенциала, как в трюмах у нас.

— Работать на планетаров?

— Не только на них и не совсем работать. Брать заказы у тех, кто способен заплатить за них. Разумеется, мы не будем заниматься убийством мирных жителей миров и обитаемого пространства Солнечной, все в пределах разумного. Но небольшие тайные операции, защита и охрана частных транспортов нам вполне подойдут.

— Звучит странно.

— Я тебя не тороплю с ответом. Подумай, в пути до Паллады. Мы прибудем на территорию Палцера через пять суток.

В последний день пути, когда Паллада уже была в прямой видимости на малом навигационном экране, Велена появилась в командном отсеке раньше обычного, взяв до этого привычку приходить ближе к вечеру по стандартному времени. Отправивший Фарису отдыхать, Тим рассекал по отсеку в одних шортах, протягивая кабели для установки более мощного компьютера, который он надеялся выменять у жителей астероида.

— А если разгерметизация? — хмыкнула девушка.

— О, не заметил, как ты подкралась. — от неожиданности подпрыгнул на метр парень. — Да ничего страшного, у меня маска под рукой, аварийные комбезы в кофрах под креслами сбоку.

— Танкер неплохо оснащен. — заметила Велена. — Не буду спрашивать, как вы отжали полувоенный транспорт у корпоратов. Не мое дело. Знаешь, я подумала насчет предложения о работе. Оно меня заинтересовало. Я в деле.

— Прекрасно. И в первый день стажировки мы с тобой прогуляемся по Палладе, поищем полезных людей. — Тим все же запрыгнул в легкий комбинезон, чтобы не смущать своего нового сотрудника и принять более официальный вид. — Поможешь мне с проводкой? Скоро стыковка, хочу успеть прежде, чем проснется Фариса.

— Нет уж. — усмехнулась Велена. — Я стрелок, а не техник. Разработаем космический кодекс наемников и первым пунктом будет не работать бесплатно.

Тим грустно развел в стороны руками, в которых болтались смотанные в круги жгуты проводов. К моменту остановки «Солар-трейда-23» недалеко от Паллады он закончить не успел.

***

База была одной из самых крупных на спутнике Юпитера Каллисто. Зарытая в грунт на полкилометра, оснащенная противостанционной и противодесантной обороной и затаившимися в пусковых шахтах боеголовками с термоядерными зарядами, база могла содержать гарнизон в шестьсот тысяч солдат. Это было сердце военной мощи Конгломерации ЮСа, созданное с нуля всего за десятилетие.

Население Конгломерации состояло из второго поколения колонистов, суровых людей, живущих вдали от Солнца и знающих цену жизни. Они презирали халатность, приводящую к бессмысленным человеческим жертвам и ценили дисциплину. Неудивительно, что после падения единой власти в Солнечной именно Конгломерация стала самой сплоченной фракцией с поднимающейся экономикой и крепкой военной индустрией. Доставшееся в наследство от старой власти первое подразделение боевых станций ВКС составляло половину боевого потенциала Солнечной в те годы, когда в систему прибыл Хэйт. Десятилетие спустя старые боевые станции прошли серьезную модернизацию. Конгломерация наращивала военную мощь с каждым годом, приняв немалое участие в запуске первого звездолета к Альфе Центавра.

Рамон, офицер отряда специального назначения, вернулся с заслуженного отдыха на базу Каллисто после отлично проведенной операции против земной корпорации «Солартрейд» и ожидал нового задания.


Кодекс наемника

Пространство пояса астероидов, 205 год к.э. (2167 год н. э.)


На близкой орбите Паллада была похожа на затейливый парк развлечений: астероид сиял огоньками и на его поверхности крутились здоровенные кольца искусственной гравитации.

«Солар-трейд-23» был слишком здоровенным, а все шлюзы для крупных станций были заняты. Тим решил не ждать и поэтому в шлюзе он с Веленой пытался поместиться в узком ложементе «мотылька». Парень и девушка не были крупными, но «мотылек» был рассчитан на одно место. А нервировать и злить диспетчеров и СБ Палцера, прогуливаясь в одних скафандрах со станции на астероид, не стоило.

— Как-то тесновато, — заметила Велена.

— Надо его продать и купить двухместный, — сдавленно протянул Тим. — Все, я уместился, стартуем.

«Мотылек» отвалился от шлюза, сверкнув маневровым сполохом и, развернув солнечный парус, медленно двинулся в сторону Паллады.

— Комфортного вам путешествия, не бегайте по салону, — раздался по связи язвительный голос Фарисы.

— Очень смешно. — скривился Тим. — Надо было тебя отправить, я слишком стар для такого дерьма.

— Комп не забудь привезти, — резюмировал динамик голосом Фарисы и отключился.

Велена улыбнулась.

— А вы милые. Аж краска на обшивке сворачивается.

— После твоего спасения я уже не обращаю внимания на ее придирки. Такая у нее натура.

— Она не плохой человек.

Тим не ответил. «Мотылек» уже входил в здоровенный причальный сектор астероида. Выдолбленный в камнях в виде грота, он пестрел сотнями шлюзов, к одному из которых Тим и направил машину, свернув парус и завершив стыковку на маневровых двигателях. Шлюзование было довольно быстрым — Паллада каждые сутки принимала сотни кораблей, все было автоматизировано. Тим и Велена вступили на территорию Палцера.

Политическая фракция Палцер была основана самой первой из всех, в пятьдесят девятом заключив договор между управляющими астероидов Паллады и Цереры, по первым слогам которых и появилось название. Говорили, что Палцер до сих пор ведет бесплодные переговоры с Вестой о присоединении. Земляне, вроде Тима, считали Палцер просто провинцией с амбициями, вправить мозги которой просто не хватало времени и средств. На деле же фракция вполне себе автономно существовала и без контроля материнской планеты.

Пройдя несложный контроль, двое направились по коридорам с невесомостью к одному из самых крупных колец искусственной гравитации в половину земного притяжения. Это бублик имел в диаметре почти два с половиной километра, и в нем обитало много народу, так как многие другие кольца были частными и находиться на них можно было только за плату. В ходу были электронные счета с обыкновенными деньгами, энергокредиты и меновая торговля.

Вот только у Тима пока что не было средств. Куцый денежный счет молодого техника был небольшим, и без хорошей кредитной истории и высокого социального рейтинга. Впрочем, именно это парень и надеялся поправить в ближайшее время.

Первой проблемой в кольце стало оторвать Велену от лавки со сладостями у входа. Получилось это только, купив девушке плитку шоколада.

— Вкусняшки, ты серьезно? — не переставал удивляться Тим.

— А фто? Быфтфый и пофефный ифтофник фитафия! — с набитым ртом ответила девушка.

Тим забросил в рот купленную вместе с шоколадом конфету и направился к торговому сектору крупных сделок, заполненному отсеками с сидящими в них клерками. Уже слопавшая шоколад Велена следовала за ним. Гул толп людей и бормотание рекламы уже успели стать привычными.

Совсем не ожидал Тим, что завязнет в бюрократических проволочках до вечера. Мало того, что в поисках покупателя пришлось оббежать половину контор, да еще и возникла куча нюансов с договорами купли-продажи. И это еще хорошо, что документация на товар была хорошей, а то еще пришлось бы сутки провозиться с растаможкой, как объяснил Тиму клерк, занявшийся его оформлением. Наконец получив долгожданные карты с договорами, Тим с Веленой направились к выходу из кольца.

— Уже обратно? — спросила девушка.

— А есть предложения? Деньги на счет придут только завтра, выспимся на станции. Или ты просто не хочешь снова тесниться в «мотыльке»?

— И это тоже. Но почему бы не остаться на астероиде и не обследовать местные достопримечательности?

— Знаешь, а ты права. Когда еще представится возможность задержаться в гостях у Палцера.

Они направились на другое кольцо, поменьше и с небольшой оплатой за посещение. В нем первым делом они нашли место, где можно было разжиться едой и просто посидеть в тишине. Тим порядком устал от деловой волокиты, а Велена от ожидания и вынужденного бездействия. Ужин состоял из рисовой лапши с кусочками синтетического мяса в остром соусе и выращенных на местной аэропонической ферме овощей.

— Алкоголь здесь дорогой, надо было захватить с собой из запасов танкера, — сказал Тим, принимаясь за еду. — Или ты не пьешь?

— Не пью. Мешает концентрации.

— Я слышал, военные хлещут по-черному. Впрочем, как медики, рудокопы и кадабы.

— Я не военная. И я снайпер, а не штурмовик.

— Кто? — не понял Тим.

— Специалист по отстрелу организмов издалека. Сейчас это уже неактуально. Напрочь забытая функция прикрытия. От меня мало толку в небольших помещениях, но я бью без промаха на больших расстояниях.

Закончив есть, парень с девушкой отдыхали, наблюдая в установленном на стене переборки экране сводку новостей. Что-то ткнулось в ногу Тима, он опустил взгляд под стол, там копошился енот. Какой шутник завез партию этих животных на астероиды лет двадцать назад, было неизвестно, но популяция этих полосатых мародеров оперативно размножилась и рыскала везде, приспосабливаясь к условиям малой гравитации или ее отсутствия быстрее людей. За убийство енота даже была статья в уголовном праве Палцера. На Весте, по слухам, за это просто лицо били.

Енот, не дождавшись подачек, уполз к другим посетителям. Велена хлопнула начавшего клевать носом Тима по спине.

— Спишь?

— Еще бы. По двадцать часов в системах танкера по уши. Пойдем искать койки.

— Подожди и взбодрись как-нибудь. — Велена махнула рукой вглубь зала. — Посмотри на этих ребят.

Тим присмотрелся в указанном направлении. Там у большого стола была группа людей, из которой выделялся один очень здоровый. Причина, по которой на него указала Велена, были элементы боевого комбинезона СБ в его одежде. Здоровяк был одет не по форме, без нагрудных и наспинных знаков различия. Тим подорвался было подойти к ним, но Велена остановила его.

— Не торопись, давай понаблюдаем.

Тим кивнул. Прошло полчаса, народ постепенно исчезал из заведения. От толпы осталось двое, громила и долговязый подросток с торчащими всклокоченными волосами. К Тиму с Веленой подошел сотрудник заведения.

— Мы закрываемся. — увидев, что Тим утвердительно покачал головой, повернулся к оставшимся двоим посетителям. — Орфей! Тоже идите уже, я к себе вовремя собираюсь вернуться.

Подросток показал ему неприличный жест, здоровый же направился к выходу. Тим с Веленой направились за ним, к выходу из кольца. Транспортные капсулы здесь были большие, человек на двадцать, поэтому слежка продолжалась без потери визуального контакта. Долговязый тоже двигался с ними, о чем-то споря с громилой.

— Нас спалили. — шепнула Тиму Велена.

Действительно, подросток и здоровый мужчина направились к ним. Подросток прижал кнопку остановки капсулы, громила навис над Тимом и Веленой.

— Карманы выворачивайте. Терминалы, драгмет, побрякушки. Быстро.

Тим смотрел на него с обалдевшим взглядом, на лице застыла усмешка. В воздухе ощутимо запахло опасностью.

— Ты серьезно, дядя? Или перепил к вечеру слегка?

Долговязый встал рядом со здоровым.

— Шевелитесь. Вы не местные, сразу говорю, СБ тут не поможет, у них как раз пересменка полчаса, камеры в капсулах скручены. А если ничего нет, так уж и быть отпустим. Только девочка немного раком постоит. — долговязый наклонился к девушке. Как оказалось, это было опрометчиво с его стороны.

Тим моргнуть не успел, как Велена дернула его за шевелюру на себя и впечатала лицом в сидение капсулы. В ее руках уже был магнитный пистолет и его дуло упиралось в основание черепа подростка. Он вскрикнул от боли, когда Велена еще и заломила его левую руку.

— Давай я лучше в тебе сделаю дополнительную дырочку, чтобы тебя могли поиметь раскатисто и на славу.

Громила зашевелился было, но Тим уже успел отойти от нахлынувшего на него страха перед стычкой и вернуть себе хладнокровие.

— Орфей. Мы к тебе вообще-то по делу.

Мужчина вновь посмотрел на него.

— Ты думаешь, мне интересно? Я вас обоих тут размажу. — говорил он спокойно, Тим тоже не напрягался.

— То есть мне отдать приказ о двустороннем отверстии в этом организме? — Тим кивнул на мизансцену, наблюдающуюся на соседней седушке. Велена застыла, подросток тихо шипел себе под нос ругательства, но его рука с заломленным запястьем была вывернута на спине, а в спину упиралось колено девушки. Орфей отошел к соседней стене и скрестил руки. Руки у него были с накаченными бицепсами, причем от работы, Тим умел различать трудовые мускулы и тренированные тренажерами.

— Итак?

— Сракой о топливный бак. Не надоело на астероиде промышлять мелким хулиганством?

— Да что ты знаешь?

— Знаю, где ты можешь заработать. Стрелять умеешь, работать умеешь, проблемы с законом — не проблемы. Я тебя нанимаю. Пострелять, лица поразбивать. Обещаю койко-место на вполне комфортной боевой станции, помотаемся по Солнечной и похулиганим уже на взрослом уровне.

Орфей не изменил выражения лица. И Тим даже удивился, когда громила кивнул, немного подумав.

— А почему бы и нет? Я смотрю ты серьезный малый, да и фурия твоя с обманчивой внешностью. Только условие — этот кусок говна тоже в деле.

— Что он умеет?

— Я его обучу. — на этих словах Орфей улыбнулся. От этого оскала Тиму стало не по себе. Бывают такие люди, которые улыбаются так, что мороз по коже пробирает.

Велена отпустила запястье подростка и спрятала оружие. Тим подошел к Орфею и протянул руку в знак заключения соглашения. Громила пожал парню руку, в его ладони она почти полностью исчезла.

— Завтра в полдень по земному возле шлюзов для крупных станций.

— Договорились.

Тим пожалел, что подал Орфею руку, почувствовав, что будто сунул ее под гидравлический пресс. Подросток, прижимая к груди покалеченную руку, прошел к пульту управления и открыл капсулу. В невесомости коридоров астероида их пути разделились, Тим с Веленой направились к гостевому жилому сектору. Девушка уже перед рядом ответвлений в разного уровня качества отелей развернулась к парню.

— Тим, я больше не буду выступать в качестве твоего «копья». Решай вопросы с набором бойцов по-другому. Но не так и не с моей помощью. Считай, что за тобой должок за этот случай.

— Я понимаю, Велена. — согласился парень, уцепившись за леер, чтобы не врезаться в девушку, застыв напротив нее менее чем в двадцати сантиметрах. — Хочу поблагодарить тебя, за то, что сделала все правильно. И я уже давно знаю, как искать людей. Мне нужен только комп. И даже карманный терминал сойдет. Был бы выход в местную сеть.

— Мне стоило поинтересоваться ранее.

— Знаешь, нам стоило родиться раньше лет на двадцать. — Тим смотрел ей прямо в голубые глаза и после своей фразы почувствовал ее непонимание и отвернулся. Разговор явно зашел в тупик. Взлетев выше, начал читать информационные стенды отелей, закрепленные на потолке. — Забудь.

Остановились в не слишком дорогом заведении, без гравитации, заняв два спальных кокона по соседству, разделенных тонкой переборкой с ширмой. Тим пожалел, что не было возможности связаться с Фарисой. Усталость дала о себе знать и вскоре парень провалился в сон, под мысли об организации кучи дел завтрашнего дня.

Так как они настроили таймеры пробуждения на одно время, из спальных мест выбирались одновременно.

— Ты когда-нибудь пила кофе?

— Если ты таким образом пытаешься вычислить, была ли я на Земле, то ответ отрицательный. Я ни разу не посещала материнскую планету.

— А это идея! — хохотнул Тим. — Просто я безумно хочу кофе и готов потратить на него все деньги Солнечной. Так ты со мной?

— Еще бы! — тоже рассмеялась Велена. — Дорогое удовольствие, кофе не на Земле. Может, мне это воспринять как угрозу ухаживания?

— Не может. Я же уже сказал, что в первую очередь хочу кофе для себя. У нас официальные отношения… наемник.

Кофе нашелся на роскошном кольце для богатых. Идентичная земному притяжению гравитация, приятные светлые цвета и знакомый запах хвойного леса, как на танкере. Тим смаковал вкус, прикрыв глаза и представляя себя на берегу Атлантики в южных широтах.

— В чем смысл? Вкус крепкий, но не приятный. — Велена осторожно принюхивалась к напитку, попробовав, Тим открыл глаза. — Но ты, судя по виду, сейчас кончишь.

— Есть множество способов приготовления кофе. И здесь они его действительно делают очень крепким. — Тим прикончил свою чашку, Велена последовала его примеру, даже не поморщившись.

— Ты ведь тоже не тот, за кого себя выдаешь, Тим. Не совсем простой техник.

— Ты меня раскусила. — Тим шутливо вскинул ладони, сдаваясь. — Я на самом деле сын президента Солнечной, Алана Ларгана.

— Я тут не на твою губу наступила? — притворно засуетилась Велена, заглянув под столик. — Идем?

— Да.

В секторе шлюзов первым они обнаружили фигуру Орфея. В здоровенном парне было два тридцать росту, не меньше. Рядом с ним крутился долговязый, на этот раз прилично одетый и с более-менее не торчащими волосами. Тим, разжившийся портативным компом по дороге, копался в настройках, подгоняя систему под себя. Увидев хулиганов, принявших бравый вид, чуть не рассмеялся. Отправив Велену к шлюзу, подлетел к мявшимся от безделья ребятам.

— Вижу, все же решились. Хорошо. Ну ладно ты, Орфей, хоть немного похож на бойца. А это?

— А это зовут Рав, и, если он не сдохнет в ближайшее время, я сильно удивлюсь.

Подросток обиженно засопел и отвернулся, пытаясь сохранить невозмутимость. Тим сунул громиле под нос экран.

— Это договор наемника. — перелистнул страницу. — А это кодекс наемника.

— Не знал, что такие существуют в Солнечной. — удивился Орфей, даже не успев все прочитать, когда Тим убрал терминал.

— Теперь существуют. Времена изменились, как и наши цели. — Тим направился к шлюзу, возле которого крутились Велена и Фариса. Уточнять, что оба документа он набросал менее чем за десять минут, он не стал. — Кроме шуток, гибель не исключена.

— Ты платишь за риск.

Тим развернулся, уцепившись за поручень возле технической шахты.

— Я скажу только раз, Орфей. На станции будет действовать дисциплина, по военным доктринам, которые вырабатывались тысячелетиями, начиная с римской империи и прусской военной школы. В тебе я вижу способность быть собранным и хладнокровным. Могу я рассчитывать на подобные качества в Раве?

Тим не ошибся, увидев тень сомнения, промелькнувшую по лицу здоровяка.

— Я прослежу за этим, командир.

Этого было достаточно. Тим, Орфей и Рав подлетели под пристальным взглядом Фарисы.

— Это еще кто?

— Наемники Орфей и Рав. «Мотылек» продан, но я не нашел нам то, что будет служить в качестве челнока. Боюсь, придется лететь обратно на Луну. Там я точно знаю, где разжиться четырехместным транспортом. И да, ты уже видела комп?

— Увижу, когда подключишь его. Техники почему копались в трюмах?

— По моему приказу устанавливали новую систему безопасности. Сообщить тебе заранее я не мог. — Тим махнул новым терминалом и повернулся к бойцам. — Загружаемся.

Кольцо гравитации на танкере было выключено, а в командном отсеке царил хаос, посреди которого вниз головой висел в задумчивости парень в серо-желтом комбинезоне. Росту в нем было два с половиной метра или около того. Типичный обитатель космоса не в первом поколении.

— Это еще кто? — настала очередь Тима задать этот вопрос.

— Наш пилот-навигатор, Лиу.

Парень распрямился и ударился головой о кресло. Тим повернулся к остальным.

— Занимайте места в любых на выбор жилых отсеках, кроме первых четырех. И приготовьтесь к включению гравитации через два часа. — наемники разлетелись, исчезнув за переборками. — Лиу, третий отсек твой, разместись. Прямо сейчас, жду в командном через десять минут.

— Да, командир, — парень тоже уплыл, автоматика закрыла за ним двери. Тим осмотрел коробку с новым компьютером для станции.

— А ты уверен, что нас не перережут спящими? Я как-то ранее не задумывалась об этом. — задумчиво проговорила Фариса, подлетев к Тиму.

— Ценность жизни относительна. Вряд ли они захотят терять свою. Поэтому я и подстраховался новыми системами безопасности. — ответил парень, взглянув на женщину. — А вот пилот, да еще и навигатор, меня беспокоит.

— Понятно, что они не справятся с управлением боевой станции. Значит, теперь замки к трюмам открываются только по твоему распоряжению?

— Это проблема? — Тим приподнял бровь. — Фариса, как насчет Лиу?

Женщина вздохнула.

— Он рабочий шлюзов Паллады. Разговорились, учится на курсах навигации. И мне нужен помощник, ты ведь не будешь меня подменять, играя в свою войнушку.

— Расслабься. — Тим протянул руку и потрепал Фарису по плечу. — Твой выбор обязан быть верным, по-другому ты не умеешь. И да, нам также нужен будет техник. Предстоит много работы по переделке нашего труповоза.

— Кстати. Я уже запросила расстыковку. — Фариса перелетела к пульту управления.

— К чему спешка? Еще ничего толком не тестировали.

— Я видела корпоратов «Солартрейда» на Палладе.

— Не вижу причин для паники. — Тим развел руками и скривился. — Но, кстати, спасибо что напомнила, мне давно пора внимательно почитать законы. Вдруг они смогут привлечь военных против нас.

— Это была служба безопасности. Я решила подстраховаться и свалить от них побыстрее, системы на ходу доведем до ума. Мы отстыковались.

Из динамиков раздался сигнал подготовки к включению искусственной гравитации.

— Ладно. Зови своего стажера, я пока проложу курс, есть идея.

Пока Лиу и Фариса подключили новый компьютер, Тим за час набросал на старом курс, и все заняли противоперегрузочные места для импульса. Танкер дрогнул и вышел на траекторию движения.

— Тим, я придумала название для станции.

— Да? — вышел из задумчивости Тим и отлип от экрана. — И какое?

— Странное. Даже не знаю, оценишь ли. — Фариса отвлеклась, в двери вошли наемники. — Ладно. «Корона».

— Сойдет.

— Да тебе насрать! — озарило Фарису.

— Неверно, капитан Фариса. — Тим посерьезнел. — Боевая станция находится под вашим командованием. А это значит, что даже название является вашей зоной ответственности.

— Хорошо. Командир. Тим.

Наемники тихо наблюдали за перепалкой начальников. Лиу, активировавший компьютер, разглядывал данные экранов.

— От Паллады кто-то ведет поиск рассеянным лазером.

— Вот это уже нехорошо, — озабоченно произнесла Фариса.

— Пусть. Я не зря двигался от Солнца. Мы развернемся на краю пояса. — Тим излучал спокойствие. — Вновь прибывшие, уведомляю постфактум: возможны боевые действия против земной корпорации «Солартрейд». Вопросы, пожелания, предложения?

— Предложение есть пальнуть вон туда. — Велена указала пальцем на теперь работающий обзорный экран с внешних камер. На нем двигалась конструкция, по форме напоминающего краба, у которого выросли десяток лишних конечностей.

— Что за хрень? — удивился Тим.

— Это рейдер, — буркнул Орфей. — Причем редкостный ублюдок. Цепляется на обшивку, блокирует движки и требует открыть трюмы, выбросить груз или банально деньги. Отцепить его невозможно, захваты из не разрезаемых сплавов.

— Какая прелесть, — саркастически сказала Фариса. — Космическая сосалка обыкновенная.

Экипаж почувствовал дрожь корпуса, когда пиратский краб завершил свой коварный маневр и замер на танкере. Тим увидел мигающий запрос связи и щелкнул тумблером.

— Вы захвачены. Открывайте трюмы или переводите сто тысяч в валюте Палцера на счет, который я пересылаю на этой частоте.

— И все. А если откажемся? — спросил Тим.

— Так и будем находиться здесь в пространстве. Не теряйте свое и наше время.

— Хорошо, рейдер, мы скоро дадим ответ. — закончил Тим и выключив связь, повернулся к экипажу. — Господа и дамы, арсенал открыт, вооружаемся. Велена, гаусс ружье, Орфей, Рав, плазменный штурм. И надеваем скафандры. Работаем.

Тим вышел из шлюза с наемниками, по дороге объяснив задачу. Сам оставшись с Веленой, дождался, когда штурмовики исчезнут из поля зрения.

— Фариса, давай.

Грузовые шлюзы раскрылись. Тим слышал, как Фариса обсудила с капитаном рейдера сдачу груза. От краба протянулся транспортный хобот и фигурки пиратов полетели по этой пластиковой кишке забирать добычу.

— Четыре цели. Бьем.

Тим и Велена вскинули громоздкие стрелковые установки и принялись выпускать снаряды в корпус рейдерского краба. Фигурки в трубе заметались, натыкаясь друг на друга.

— Орфей, Рав, в рейдер. Фариса, Лиу, заградительный огонь.

Орфей прорезал хобот у основания и Рав сразу же залез внутрь, громила следовал за ним. К ним на помощь приближалась Велена, держа на прицеле пиратов, запертых в трубе. От трюма, в котором скрывался конец хобота, тоже сверкнули выстрелы.

— Всем доложиться о выполнении, — взволнованным тоном произнес Тим.

— Орфей, рейдер захвачен, два пленных.

— Фариса, трюм чист, гостей нет.

Тим окинул взглядом космическое поле боя, немного нервничая.

— Завершаем и расцепляем. Пленных в трюм.

Через десять минут рейдер отвалился от «Короны». Тим уже давно вернулся в командный отсек и наблюдал за окончанием операции на экранах. Адреналиновое состояние уже всех покинуло. Тим посмотрел на Фарису и Лиу.

— Курс Веста. Избавимся от лишнего веса. — и направился в трюм.

Пленники под прицелом парящих над ними трех наемников понуро сгрудились, привязанные к полу трюма. Тим оглядел их и недоуменно посмотрел на бойцов.

— В трубе было четверо. Доложились о двух пленных. Тут пятеро. Где еще один?

Орфей с Равом переглянулись. Велена тоже казалась удивленной.

— Когда я заглянула в рейдер, там был один пират. Двое были мертвы.

— Орфей, на два слова, смени частоту.

— Слушаю, — отозвался наемник на командной частоте.

— Кто убил пленного, ты или Рав? Не заставляй меня узнавать самому у оставшегося, он ведь скажет.

— Не скажет, он не видел. — Орфей переложил плазменное оружие в другую руку. — Командир, Рав выстрелил. Он не хотел.

— Он убил безоружного человека.

— Вы из гаусса тоже прошили одного, командир.

— Надо было придумать другой план. Возвращаемся. Все.

Тим подождал, когда пленников отвяжут и трюм наконец-то наполнится атмосферой. В кольце пиратов приковали к переборкам жилых отсеков, наемники поочередно их охраняли.

Путь до астероида Весты занял двое суток и прошел без происшествий. Удачно сразу же нашелся свободный шлюз, и Тим с Орфеем вывели пленных рейдеров на территорию свободного мира Весты.

— Теперь слушайте сюда. — трое мужчин и две женщины испуганно посмотрели на Тима, за которым горой висел Орфей. — Вы нам не нужны. Поэтому валите, куда хотите. А если кто спросит, можете ответить, как есть — вы обломали свои гнилые зубы, нарвавшись на самых опасных ребят в Солнечной. Мы — наемники. Проваливайте.

— Сильно. Это и был твой план, заявить о себе этими мудаками? — проговорил Орфей, когда пираты улетели вглубь астероида.

— Ты недооцениваешь мощь слухов, — усмехнулся Тим. — Жаль, что двое из них погибли, но попробуем извлечь из этого выгоду. Вот оно! Да!

— Что? — не понял Орфей.

Тим смотрел на обзорный экран причалов. На нем маневрировали грузовоз, и юркий ремонтник с передней шлюзовой частью стыковался с астероидом.

— Я думал, эту серию всю просрали. Оказалось, нет — один в строю. Знаешь, что ты видишь, Орфей? Этот ремонтник сороковых, идеальный транспорт для космического десанта. Перед тобой первый в Солнечной десантный бот, который мы обязательно выкупим.


Безмятежность Весты

Пространство пояса астероидов, 205 год к.э. (2167 год н. э.)


Веста, свободный астероид пояса, отказался в свое время подписать договор Палцера, и остался независимым. Управляющие Палладой и Церерой, в свою очередь, не настаивали на присоединении, как им казалось, бесперспективного астероида. У Весты имелось расплавленное ядро, поэтому вглубь его сильно не копали, все конструкции находились на поверхности. Пятисоткилометровый в диаметре камень из базальта имел очень слабую гравитацию. Тиму Веста чем-то напомнила свободную зону Луны.

Тим парил посередине широкого коридора вдоль дверей транспортных капсул, с одной стороны. С другой стороны, стену прорезали узкие щели смотровых иллюминаторов с толстыми непробиваемыми стеклом. За ними была чернота космоса с редкими очертаниями астероидов, если они были освещены Солнцем. У одного из иллюминаторов висел Лиу. Здесь был хороший обзор на рабочую сторону у шлюзов Весты.

— Командир, все хотел спросить. Какие законы будут действовать на «Короне»? Земные?

— Если нам вообще нужна юридическая волокита. Закон на станции — капитан Фариса. Ну и я. Слышал про фантастику давних времен, двадцатого и двадцать первого века? В прошлом люди считали, что населяющие космос будут представлять собой общество с разнообразием традиций и культур. Своеобразные космические Гаити, куда ломанется весь сброд с планеты. Может, так и получилось бы, если бы не социальные реформы прошлого века, уравнявшие всех. Даже субсидии РВК — рожденных в космосе — не заставили большую часть бездельников и тунеядцев шевелиться. Ситуация меняется только сейчас, но очень вяло, на мой взгляд. И куда — точно неизвестно.

— Я всю жизнь прожил в космосе, как и мои родственники. Даже не задумывался о том, что где-то на Земле обитают миллиарды в постоянной гравитации под открытым небом. — Лиу подлетел к узкому иллюминатору. — Долго они копаются. Кстати о культурах. Мой отец изучал историю конкретно одной древней цивилизации. Китайской.

Тим усмехнулся.

— Теперь это действительно не больше чем история. Жители астероидов дают имена детям из мифологии античных времен, но это просто нюанс культуры поколения.

— Точно. Национальность в космосе — дикий анахронизм.

Они разговорились, наблюдая за выгрузкой вещей из купленного ремонтника. Его основательно распотрошили перед продажей.

— Но сейчас я несколько озадачен и даже уверен, что продавшие нам бот явно еврейской национальности. Ты посмотри, они даже стационарные ремкомплекты выдрали. — Тим набрал на терминале пару сообщений. — Погнали в кольцо гравитации. Утром все проверим.

Лиу кивнул и полетел за Тимом. Он был проворнее, но не обгонял Тима. Мимо них пронеслась вихрем стайка детей, на вид лет десяти, сопровождаемая одной очень высокой девушкой, явно коренной жительницы пояса. Тим задумался по дороге о побежденном рейдере. Феномен пиратства, основательно позабытый за века на Земле, снова появился несколько лет назад. В основном новости о рейдерских атаках приходили из пояса астероидов, где мелким частникам проще было отдать пиратскому экипажу груз или заплатить, чем приобретать дорогие защитные системы или нанимать вооруженную охрану. Чуть меньше страдали транспорты кадабов — космических дальнобойщиков. Оживленные транспортные артерии частично патрулировались, в основном, земными ВКС, реже станциями Альянса Марса. Конгломерация ЮСа не совалась к поясу, оставаясь в пределах орбиты Юпитера, но рейдеры там и не промышляли. И не только из-за огромных пространств. Сторожевики конгломератов были суровы к пиратству и почти всегда открывали огонь на поражение.

Ходили слухи, что многие рейдеры работают на Альянс Марса. Фракция эти обвинения отрицала. И тем не менее на орбите Марса крутилось не меньше десятка станций перекупщиков, охотно принимающих награбленное. ВКС их ловили и отпускали, не собрав достаточно улик для предъявления обвинения.

По дороге к ним присоединились Орфей и Рав. Велена и Фариса остались на «Короне», и Тим повел всех отдыхать в дорогие сектора астероида.

— Здесь я и помру, — Рав расплылся в улыбке, увидев великолепие недешевого сектора Весты.

— Тяжеловато мне здесь, — протянул Лиу. — Не стоило в последние месяцы пренебрегать физическими нагрузками.

— Не ной, дозаправишься алкоголем и забудешь о гравитации. Сегодня отдыхайте — мы одержали первую победу, и это нужно отметить.

Тим задержался у входа, получив сообщение от Фарисы, и остался ее встретить. За полчаса, пока дожидался капитана, Тим успел порядком заскучать.

— Решила все же побродить по Весте?

— Если пьянку нельзя предотвратить — ее нужно возглавить, — усмехнулась Фариса. — Где наши?

— Наверняка где-то в местных барах, пойдем искать, — Тим неопределенно махнул рукой вглубь кольца.

Это оказалось даже не совсем кольцо. Пятиуровневый барабан уходил вглубь Весты — Тим восхитился инженерной смекалкой его создателей, изучив план конструкции. Астероиды застраивала первая волна поселенцев в начале столетия, как Марс и небеса Венеры. На заре биотехнологической эпохи, в хрупких скорлупках первых межпланетных станций, пилигримы космоса осваивали холодные мертвые камни. Уже третье поколение людей обитало на астероидах. И Тим видел воочию, что в инженерии они сильно продвинулись вперед. Вероятно, слухи о проектах первых космических городов были вовсе не слухами.

Веселившийся экипаж они нашли на третьем уровне. Лиу и Рав сняли девочек и уединились с ними, Орфей со скучающим видом дегустировал местные сорта пива. Фариса с недовольным видом начала изучать меню крепкого алкоголя, Тим взял себе коктейль с кричащим названием «звездный лорд».

— Определенно ценник тут ломят галактический.

— Потому что в основном контрабанда с Земли, в обход корпораций, — бросил Орфей. — Как непривычно накачиваться пивом из… даже не знаю, что это. На астероидах все продается в герметичных емкостях. Этот алкоголь того стоит. О контрабанде говорил, мда. Кадабы на свой страх и риск гоняют мелкие челноки в пояс и за каждый удачный рейс получают больше, чем если бы работали пару лет на «Астерлайт».

— Сомневаюсь, что «Астерлайт» упускает выгоду от этих сделок, — усмехнулась Фариса, выбрав порцию дорогостоящего виски. — Орфей, ты слишком легко расстался с Палладой, и вроде не похож на системного странника. Скорее на мордоворота из СБ корпорации.

Орфей поначалу промолчал, отставив пустой стакан, и кивнул на ряд дверей, в одной из которых скрылся Рав.

— Я с другой стороны. Из тех, кто не ищет приключений на задницу. Да и за этим засранцем надо присмотреть.

— Вряд ли наша деятельность будет простой и не пыльной, — усмехнулся Тим и посерьезнел. — Мне не хотелось бы увольнять Рава за профессиональную непригодность.

— И не придется. Тем более — иногда жестокость оправдана, — буркнул Орфей, осушив стакан.

— Наемник — это ствол в боевой амуниции. Все прочее — эмоции, чувства, свобода воли и индивидуальность личности — всего лишь обвес, который крепится на этот ствол. Может, этот обвес и делает ствол эффективнее, но нейтрализовать противника они ему не должны мешать, — на память процитировал написанное вчера Тим.

— Я это уже прочитал в кодексе.

— Главное, чтобы Рав понял мысль правильно.

Со стороны дверей раздался шум. Одна из них распахнулась, как от резкого пинка. Вылетевшая из них девушка стремительно направилась к выходу из заведения, по дороге втягивая из сжатого в кулаке ингалятора некие вещества, о примерном составе которых Тим догадывался. Его передернуло — глаза девушки были красными, губы сжаты. Из дверей следом появился Рав. По его лицу блуждала улыбка. Орфей встал и направился к нему, отведя в сторону для разговора.

— Я понимаю, что каждый дрочит, как он хочет. Но послушай, Рав садист и маньяк, а Орфей клинический имбецил с манией преследования. Как ты их контролировать собираешься?

— Непререкаемым авторитетом и железной дисциплиной. Не сомневайся, — задумчиво произнес Тим, наблюдая, как Орфей тихо что-то говорит подростку и снабжает его легким подзатыльником. От этого Рав втянул голову в плечи. — Посмотри, Орфей хоть со стороны выглядит довольно опасным и примитивным дикарем, но на деле вполне адекватен. И характер у него не такой выпуклый, как ты считаешь. У него есть свои принципы и понятия о том, что можно, а что нельзя.

— Если Рав ко мне полезет, я его яйца обмотаю вокруг его тощей шеи и запихну в глотку, хорошенько протолкнув композицию ботинком поглубже.

— Вот поэтому он к тебе вряд ли полезет, — хохотнул Тим и взял себе еще один коктейль. — Несколько столетий назад людская жестокость была в порядке вещей, на многих территориях ценность жизни была… относительна.

— Ты его оправдываешь?

— Ни в коем случае. Просто ответный или превентивный удар довольно эффективная мера. Во многих аспектах. Возможно, человечество за пару прошедших поколений слегка расслабилось и растеряло боевые инстинкты.

Тихо вернувшиеся Орфей и Рав не влезали в разговор командира и капитана.

— Прерогатива военных.

— Не смеши меня. Я видел чмошную гвардию во время волнений на планете. Базовая выучка и ноль навыков. С ВКС та же беда, после того как командование адмиралов почти похоронило солнечный флот в тридцать пятом. Хэйт потом доел остатки. Через три года первый межзвездник доберется до Центавра — кто знает, что он там найдет и не придется ли всему населению системы в спешке осваивать военные профессии и браться за оружие?

— Человек быстро адаптируется к новым условиям, — пожала плечами Фариса. — Но, по твоим словам, все плохо.

— Хотел бы я ошибаться, — развел руками Тим.

— А мне кажется, ты во многом прав. Если конгломераты и венерианцы так же пассивны, как поясники и земляне, плохи наши дела, — пробасил Орфей. Тим про себя отметил, что громила отозвался о жителях астероидов довольно пренебрежительно.

— Сейчас сложные времена. И нам нужно хорошо на них заработать.

— За это и выпьем.

Через час экипаж изрядно набрался и шатаясь, поплелся к выходу. Тим довольно быстро протрезвел по пути и завис у обзорного экрана в доках. Вокруг царила рабочая суматоха погрузочно-разгрузочных работ. Веста казалась безмятежной. Один из рабочих выделялся угольно-черной кожей — наверное из недавно прибывших с Земли по программе субсидий РВК. Белокожий оператор что-то объяснял на повышенных тонах двум смуглым парням и темненькой девушке. Стоявший рядом старый азиат в форме бригадира кивал и цокал над застрявшей в проходе автотележкой с грузом. Остальные работавшие в доках уже избавились от загара и выглядели одинаково по-космически бледно. Идиллическая картинка из времен освоения нового света три века назад. Тим усмехнулся про себя и покачал головой: новички в космосе опасны, пройдет не один год, прежде чем бывшие планетары превратятся в полноценных жителей Солнечной.

Несмотря на обособленность фракций, платили людям везде примерно одинаково. Земные кредитки, марсианские ликвидки, палцеровские астрокреды и конгломератские конверсы не сильно различались по обменным курсам. А еще существовали единственные актуальные деньги свободного мира, имевшие хождение за его пределами — вескоин Весты. Остальные миры Солнечной держали валюты только внутреннего использования, к примеру, никому не известные кроме венерианцев деньги Конклава Венеры. Даже корпорации держали внутренние корпоративные валюты. В последнее время Тим пристально следил за курсами валют, чтобы не обжечься на переплате.

Пора было возвращаться на станцию. Экипаж уже давно скрылся в шлюзе, и у входа крутился какой-то мутный тип. Тим нахмурился.

— Интересная станция.

— Стандартная, — коротко бросил в ответ Тим, проплывая мимо него и хватаясь за поручень. — Че здесь трешься?

На незнакомце была маска с мерцающей голографией — скалящийся орнамент в форме зубастой ухмылки.

— Продаю полезную информацию.

— Неинтересно. Вали подальше.

Тим задраил шлюз и полетел в командный отсек. До него он добрался не сразу, в переходе пришлось разнимать Рава и Лиу. Стоял страшный грохот, парни мотали друг друга, прикладываясь туловищами и конечностями о переборки.

— Вы чего не поделили по пьяни, два дебила?

— Да я этому ублюдку косорылому ноги оторву! — ярился Рав, силясь перепрыгнуть Тима. Лиу пытался дотянуться до наемника руками, но лишь бестолково размахивал ими в невесомости.

— Съебались по каютам! — рявкнул Тим, стервенея. В переход ввалилась туша Орфея, Рав сразу присмирел. Тим проследил, чтобы экипаж занял каюты и продолжил путь, кивнув Орфею — мол, поглядывай.

— Фариса, почему бардак на станции? — Тим зло стукнул по поручням кресла, вдавив себя в мягкий противоперегрузочный гель. — И еще мудак какой-то снаружи трется, чушь несет.

— Никого не видела, — поспешно ответила Фариса.

Слишком поспешно. Тим нахмурился, пробормотав услышанную давно в детстве на Земле поговорку:

— Чем глубже в лес, тем толще партизаны.

— Кто? — не поняла Фариса.

— Животные лесные, видимо. Раньше в лесах обитало много фауны.

Фариса скептически глянула на Тима. На экранах разворачивался неуклюжий транспорт. Пассажирский чартер со старенькими ионными двигателями разгрузился и теперь выходил на траекторию к Земле.

— Как бы этот летающий бомжатник нас не задел, — забеспокоилась Фариса и на своем пульте управления переключила ракурсы наблюдения за внешним пространством вокруг станции. — Мне довелось на таком торчать несколько месяцев. Тесно, шумно, многолюдно, и экипаж халатно относится ко всему происходящему.

Тим присмотрелся к маневрирующей громадине и начал крутить настройки увеличения.

— Криво забирает с левого борта, — нужный ракурс никак не хотел ловиться и Тим нетерпеливо забарабанил пальцами по панели. — Я ходил только на фотонных и то техником. Там тоже контингент не из лучших специалистов. Готовы сутками валяться в креслах с виром на голове, лишь бы ни хрена не делать. По прибытии не меньше десяти процентов увольняли с рейса.

— А ты? — поинтересовалась капитан. — Тебя было за что списывать в док и высылать на планету?

Тим вспомнил свои рейсы, все два. В свободной зоне на Луне он легко прошел курсы технической переподготовки и оставшуюся кучу времени занимался самообучением, поглощая любую доступную полезную информацию. И не забывал наблюдать за людьми вокруг. Общество, жившее на планете и в космосе, различалось. На Земле все еще царили свободные нравы с прошлой эпохи, и многие люди просто не знали, куда податься и чем заняться. Орбитеры и жители других миров свободным временем на глупости не обладали. А в рейсах обслуживающий персонал набирали по принципу лишь бы согласились на оплату. Редко кто был серьезно сосредоточен на своей работе.

— Один раз пытались, — честно признался Тим. — За драку. Свернул нос пневмоключом раздолбаю из сменной бригады в первом же рейсе. Этот хрен чуть нас всех не угробил, поменяв полярность в магнитных катушках. В общем, пока разбирались, кто виноват, я полрейса взаперти валялся в каюте.

— И чем все кончилось? — Фариса подлетела ближе и, перевесившись через Тима, переключила экраны на более удобные обзоры. — Вот так, умник.

— Скоропостижно забыли происшествие, а его тихо уволили. — Тим подался вперед, всматриваясь. — Что он творит? У него катодная диафрагма замята, держатель теряет плазму.

— Это плохо? — Фариса зависла, цепляясь носком за поручень кресла. — Я в настолько узкоспециализованной технике не соображаю.

— В принципе — не наша проблема, — Тим вздохнул. В прошлый раз его инициативность окончилась многочасовым дрейфом в бесконечности космоса между орбитами Земли и Марса. Странное стечение обстоятельств: он валялся в жилом отсеке, отдыхая между смен и слушая музыку, когда в паузе между композициями услышал, что требуются трое человек на сверхурочный выход на обшивку. Разумеется, он вызвался и уже через час матом проклинал всю вселенную, трепыхаясь в одиночестве. И теперь у Тима началась вырабатываться подсознательная осторожность. — Только если он не зацепит своей жирной задницей нас или еще кого-нибудь поблизости. Уже после разгона увидит, что нет тяги, а на ходу ионник починить сложновато.

Фариса спланировала к пульту связи, оттолкнувшись руками от потолка отсека.

— И все же скажу диспетчерам.

Тим махнул рукой: «как хочешь». Поступки Фарисы были правильными, Тим не задумывался раньше о причинах действий капитана, только подмечал уже свершившиеся факты. Да и не было у него привычки копаться в причинах поступков людей вокруг.

Теперь таких причин на борту его станции было как минимум пять, а в перспективе намного больше.

Тим отправил Фарису отдыхать и дремал в тишине командного отсека, пока экипаж не начал просыпаться. Скомандовав всем готовиться к старту, Тим направился наблюдать за погрузкой ремонтного бота. Выпотрошенный космический челнок выглядел совсем жалко. Тим не подал виду, перевел оставшуюся сумму оплаты и задержался, проведя ладонью в перчатке по гладкому борту челнока.

Не настолько важными были внутренняя система управления, их все равно пришлось бы полностью менять. У этой модели была высокая маневренность. Крепкий корпус позволял установить форсаж и не бояться, что бот развалится при ускорении. А еще корпус состоял из сплавов, способных выдержать некоторое количество попаданий. Конечно, не от крупных калибров военных станций, но защитить экипаж от случайных шальных выстрелов ручного оружия вполне мог. Внутри свободно могли разместиться шесть человек в боевых скафандрах вместе со снаряжением. Установку вооружения на бот Тим не планировал — это и не требовалось, лишняя бесполезная масса была не нужна.

Тим проверил крепления и покинул трюм, присоединившись к остальному экипажу.

— Ныряйте в гель, мальчики и девочки, новый космический год будем встречать уже в пути между Вестой и Фобосом, — возвестил голос Фарисы приближающийся старт по станционной связи.

***

Агент «Глобоинфа» проводил взглядом удаляющийся от Весты силуэт «Короны» и направился вглубь астероида. За маской он улыбался в предвкушении прибыли.

Надо же, какая ниточка протянулась из прошлого! Он вполне мог пропустить эту нестандартную станцию, если бы не узнал девку из «Астерлайта». Три года назад удачно слив кучу информации о тайнах Земли и Венеры корпорациям и конгломератам, агент благоразумно затерялся в пространстве пояса. Ведь в случае его поимки корпорация будет отрицать любую причастность агента к своей деятельности.

С тех пор межзвездная станция уже прошла половину своего пути, а в Солнечной медленно, но верно назревало напряжение между фракциями. Пояс астероидов как раз был пограничным пространством между близкими по расстоянию внутренними планетами, где путь занимал несколько месяцев и внешними мирами на орбитах газовых гигантов, до которых нужно было добираться годами. Время, как и расстояние, всегда имело значение для экономики.

Стоило обдумать, кому и когда продать информацию об этой станции и ее экипаже.

Погруженный в размышления агент даже и не заметил, как рядом с ним оказались рослые фигуры в гражданском с недвусмысленными выражениями лиц. Агент вопросительно их оглядел, внутренне ругая себя за потерянную на секунду бдительность.

— Чем обязан?

— Вы идете с нами.

— На каком основании? — усмехнулся агент. — Это Веста, свободная…

Договорить он не успел, получив между лопаток заряд парализатора. Сопровождающие подхватили обмякшее тело подмышки и потащили к докам. Человек с парализатором не спеша следовал за ними, по дороге говоря в коммуникатор:

— Агент взят, осложнений не возникло. Возвращаемся немедленно.

Скоростной межпланетный челнок без опознавательных знаков стартовал к Земле сразу же, как только трое оперативников с пленным агентом исчезли внутри.


Победителей не судят

Пространство орбиты Марса, 206 год к.э. (2167 год н. э.)


Путь «Короны» пролегал по орбите с большим эксцентриситетом, от астероида Весты до спутника Марса Фобоса.

Вообще космическое пространство вещь странная для непосвященного человека. В древности, чтобы попасть из одного поселения в другое, путник тратил определенное количество времени и сил, точно зная расстояние и путь. Атмосферный перелет в эпоху индустриализации уже внес свои хитрые коррективы в движение — полет осуществлялся по кривой, огибая земной шар. В космосе все менялось постоянно — и расстояние и время прибытия.

Функция пилота сводится к одному нажатию кнопки включения двигателей. Но до этого навигатор должен составить точную трехмерную модель движения, с учетом прибытия станции в определенное время и учесть уйму факторов — гравитацию миров, поправки на релятивистское ускорение времени, расчет затраченной энергии. И еще желательно, чтобы экипаж не размазало от ускорения по переборкам. Поэтому навигация занимала долгое время, несмотря на высокую скорость вычислительных систем.

Экипаж «Короны» в составе трех членов команды и трех пассажиров-наемников за четыре месяца пути слегка устал от невесомости. Выключить искусственную гравитацию на время пути потребовал Лиу, рассчитав затраты энергии на комфорт, как превышающие допустимые и рациональные. Командир и три бойца попытались было ворчать на такое ущемление прав бравой космической пехоты, но все попытки оставить телам вес были завершены могучим рыком капитана Фарисы. Лиу радовался недолго, вскоре Фариса вконец его затюкала тестами и экзаменами настолько, что Тим даже не удивился, найдя в трюме пилота в убежище из ящиков. Он сам прятался подобным образом не так давно.

В последние сутки перед прибытием люди слегка оживились. Фариса ворчала на летающих и мающихся от безделья по командному отсеку наемников. Лиу бессмысленным взглядом взирал на очередную тактическую задачу и засыпал, отчего голова пилота начинала смешно болтаться из стороны в сторону. Тим, сунувшийся было в командный, нос к носу столкнулся с Фарисой.

— Бездельник! Опять лениться и мешать пришел?

— Я не ленивый, а энергосберегающий! — парировал Тим, ретируясь от капитана.

— Так, аккумулятор хренов, когда уже дивиденды от твоей сохраненной энергии начнут поступать? У нас так-то запасы кончаются, займись снабжением.

Тим убрался от греха подальше на камбуз. Из запасов, действительно, кое-что кончалось, но не критично. Воды в резервуарах танкера было больше половины, генераторы исправно гнали энергию в накопители. Кладовки ломились от стандартных пайков и предметов первой необходимости. Не хватало инструмента, запчастей и комплектующих. Львиную долю всех этих ингредиентов Тим потратил на то, чтобы привести «Клеща» в транспорт с интересными инженерными решениями. На это у Тима ушло три с половиной месяца, осталось только провести тесты.

В камбуз вплыли Орфей и Велена. Здоровяк начал рыться в контейнерах, девушка повисла перед Тимом, зацепившись носком за скобу в помещении.

— Фариса нас тоже выселила.

Тим вздохнул и закончил ловить на экран сигнал ближайшего информационного потока. Вещал Альянс Марса, что-то про усиление контроля пространственных границ и прочую неинтересную чепуху.

— Начальник, остались только совсем невкусные пайки. — разочарованно протянул Орфей, жонглируя четырьмя выбранными упаковками. Одной дал слишком много ускорения, и она улетела, шлепнувшись о переборку.

— Жуй, что есть, деликатесов для гурманов в казармах не держат. Может, тебе еще отдельным рейсом стриптизерш припереть?

— А было бы неплохо. Пойду просмотрю контракт внимательней, вдруг найду пункты о плохом содержании или о неустойках за отсутствие деятельности.

— Не жрите в жилых, Фариса спалит, все кольцо драить будете. — кисло бросил ему в спину Тим и уставился в экран.

Велена выудила из контейнера сок и поймала торчащую из него трубочку губами.

— В чем-то он прав. Мы тут совсем скоро зачахнем. Все скучают по нормальной гравитации, да и с деньгами надо решать вопрос. Если тебе интересно, мне тоже хотелось бы узнать, что нас ждет в ближайшее время.

— Все будет на Фобосе. Нам там недолго куковать, найдем заказ и вперед на подвиги.

— К бесславной гибели скорее. — заметила влетевшая в камбуз Фариса.

— Как пессимистично. — отвлекся от экрана Тим.

— Реалистично.

Велена допила сок и оперативно исчезла, чтобы не попадаться под пристальное внимание капитана.

— Ты мне хоть не будешь мозги любить всевозможными претензиями? — взмолился Тим, страдальчески заломив брови.

— Конечно буду! Выгони свой недодесант космический в трюм, мне они уже поперек в командном! Сколько можно об них спотыкаться.

Тим слышал, не слушая, и думал: «Скорее бы Фобос».

Стыковка прошла в штатном режиме, «Корона» замерла у шлюза крупных станций и люди начали выбираться в крупнейший транспортный узел Солнечной. Находясь в юрисдикции Альянса Марса, Фобос по транспортной и пассажирской активности уже был наравне с Луной, каждый день принимая и отправляя десятки станций и тысячи пассажиров.

Проблемы начались сразу же, таможенный контроль отказался пропускать Орфея, у него оказались не в порядке документы. Прежде, чем сотрудники успели вызвать охрану, громила стремительно юркнул обратно на «Корону», оказавшись на частной территории по законам Альянса. Тим с удовольствием наблюдал постные лица безопасников, прощелкавших добычу. Заказав у стойки техобслуживания воду, необходимые запчасти и технику, парень погоревал над стремительно исчезающим счетом.

— Что дальше? — спросил Лиу, слегка обалдевающий от свободы и тишины после месяцев рабства под командованием Фарисы.

— Дальше идите прочь, в увольнительную. И не выключайте терминалы, связь должна быть постоянной, чтобы смогли собраться на «Корону» в течение часа. Касается всех. — Тим глянул на Велену и Рава.

Оставшись в одиночестве, Тим направился к транспортам в гравитационную зону. На Фобосе была практически невесомость, причем из-за близости к Марсу с его обратной стороны, постоянно обращенной к планете, можно было запросто упасть в силу приближения спутника к пределу Роша. Кольцо искусственной гравитации на Фобосе выдавало 0,4 земной и было единственным. Солнечная вкладывала мало ресурсов в развитие этого региона, Марс был беден на ресурсы, его ценность была только в близкой буферной зоне к поясу астероидов. Но за несколько десятков лет освоения на красной планете было размещено несколько крупных промышленных предприятий и захолустьем владения Альянса не считались.

Тим заранее с Весты отправил несколько платных информационных пакетов о поиске новых рекрутов и — самое главное — размещением уведомления о готовности принять заказ на специфическую деятельность. Приняв удобное положение в пока непривычной гравитации одного из развлекательных заведений кольца Фобоса, Тим открыл информационную систему Солнечной.

Заказов было два. А вот уведомлений о решении заключить контракт наемника оказались десятки.

— Ну, по крайней мере, будет, чем воевать. — пробормотал Тим. Две девушки неподалеку от него пошушукались и захихикали. Тим улыбнулся им и погрузился в изучение заказов. Первый был о сопровождении пассажирского круизного транспорта на пути от Венеры к Сатурну. Тихоход собирался останавливаться везде, где только можно, рейс планировался двухлетний. Второй заказ был от частной научной группы Марса, им требовалась помощь и охрана в исследовании спутника Юпитера Карпо. Тим задумался, по оплате оба заказа были примерно одинаковыми. Плестись в хвосте у транспорта два года было чревато большим списком негативных факторов. А вот полгода в компании ученых выглядели намного привлекательней. Тим принял заказ и отослал сообщение Фарисе о дате и времени старта через трое суток.

Тим сменил локацию на заведение с более тихой обстановкой и едой, и, заказав легкий обед, занялся просмотром анкет наемников.

Кого там только не было! Некоторые соискатели отметались сразу, не подходя ни по одному параметру. Тим выбрал три кандидатуры и выслал им уведомления с положительными ответами.

Первый прибыл через полчаса, Тим как раз закончил обедать и неторопливо тянул зеленый чай. Ожидая очередного громилу, вроде Орфея, Тим бы удивлен, увидев перед собой обычного мужчину, стандартного роста в два метра, одетого в простой комбинезон техника.

— Флин. — представился мужчина. — Не ожидал, что наниматель будет настолько молод.

— Командир Тим. — не поведя бровью ответил парень. — Возраст проблема?

— Нисколько. Помотавшись по мирам Солнечной, перестаешь чему-либо удивляться в последние годы. — флегматично заявил Флин, присаживаясь.

Тим говорил с Флином совсем недолго, приняв решение взять его почти сразу. Заключив контракт, Флин оправился завершать свои дела на прежней работе, заверив, что прибудет к шлюзу «Короны» через сутки.

Следующей кандидаткой была Кира, знойная рослая блондинка, подкупившая Тима своей энергичностью. После общения с ней Тим себя чувствовал, как будто провел с ней ночь, настолько реактивной казалась женщина.

Последним рекрутом тоже была девушка. Она сильно задержалась, опоздав к назначенному диапазону времени, Тим собирался уже уходить. Тихая, немногословная девушка с короткой стрижкой представилась как Арми. Парень прикинул, что лучше искать смысла нет и тоже ее принял, заключив контракт.

Итого, теперь состав боевой группы был шесть бойцов. Как раз столько мест было в «Клеще». Таймер уже показывал вечер по системному времени, пора было возвращаться на станцию для отдыха, но Тиму не хотелось отдыхать сегодня в тесноте жилого отсека станции, а в просторном командном неизбежно слышать ворчание Фарисы. Связавшись с Веленой, Тим спросил где она находится.

— В трущобах на Марсе. Вряд ли тебе это будет интересно. — на заднем фоне у девушки стоял гул голосов, ей приходилось говорить громче, чем обычно.

— Почему же. Дай координаты, загляну.

Спуск на рейсовом суборбитальном челноке занял около часа. И еще столько же времени парень плутал по незнакомому ему лабиринту купольного города. Марс был обжит капитально — прогуливались или спешили занятые своими делами люди в разнообразной одежде, много рабочих в комбинезонах, повсюду сновали роботы. Многоуровневый людской муравейник был основательно зарыт в толщу базальтовой планетарной коры. Тим ловил себя на мысли, что иногда забывался и думал, что он снова на Земле, настолько была похожей урбанистическая местность вокруг. Но стоило слегка подпрыгнуть или поднять голову вверх, и парень снова осознавал себя на Марсе.

Трущобы не имели ничего общего с реальными прототипами материнской планеты. Даже технические помещения были относительно чистыми и без толп нищих безработных. Тим сверил полученные от Велены данные и огляделся, девушки нигде не было. Торчащий посередине парень начал привлекать внимание и заинтересовал сотрудников правопорядка. Патруль, остановившийся возле Тима, спросил документы. Увидев карту с земным гражданством, полицейские сразу потеряли интерес. Такова была реальность — Солнечная, разделившись на фракции, каждую со своими законами и уголовным правом, была намертво парализована неспособностью одной фракции предъявлять обвинения гражданину другой.

И Тим собирался использовать возможности всей этой эпохи на полную.

Велена появилась почти сразу же, когда ушел патруль.

— Так и подумала, что здесь будешь крутиться.

— Координаты точно здесь.

— Не совсем. — девушка махнула рукой, и они направились по марсианской улице. — Здесь несколько уровней, рабочие настолько перекроили этот район, что от первоначального проекта осталось только одно название. Я вообще удивилась, что ты так быстро добрался. Впрочем, мы все равно опоздаем, если ты еще не передумал.

— Уже заинтриговала, рассказывай. — усмехнулся Тим.

Велена нырнула в узкий переулок, где они поднялись по пандусу и зашли в пневмолифт. Автоматические двери закрылись, когда пассажиры пристегнулись, и капсула ухнула вниз.

— На Марсе сейчас в разгаре подкупольные схватки. Мероприятие напрочь незаконное, но народ туда прет толпами.

— Ты марсианка. — улыбнулся Тим. — Не уверен точно, но с большой вероятностью у тебя гражданство Альянса.

— А если я скажу тебе, что у меня вообще нет гражданства и мои документы поддельные? — Велена склонила голову набок.

— Это невозможно. — помотал головой парень. — Нелегалы в Солнечной есть только на Земле и за орбитой Сатурна. Даже с Орфеем все проще простого — он чем-то сильно насолил Палцеру.

— Откуда ты такой умный взялся? — задумчиво произнесла девушка.

Двери пневмолифта открылись, отстегнувшись, молодые люди вышли. Нижний уровень был почти такой же, Тим не заметил кардинальных отличий. Велена ускорила шаг и Тим еле поспевал за ней, перестав пытаться запомнить путь в этом марсианском лабиринте. Они прибыли на место и парень оценил размах мероприятия. Тысячи людей находились на гигантском амфитеатре площадью более двадцати тысяч квадратных метров — Тим прикинул размеры навскидку.

— Ого! Впечатляет.

— Нам не сюда. То, что будет на центральной арене, это клоунада для отвода глаз. Настоящие схватки приводятся под трибунами. — Велена взяла Тима за руку и потащила вниз, где они долго петляли по переходам, пока не пришли в довольно крошечный зал, наполненный людьми. Много кто находился на галереях, даже с потолка свисали люльки, в которых шевелились люди. Маленький пятачок посередине был диаметром шесть метров. На нем как раз прыгали двое бойцов.

Вообще потасовка при слабой гравитации зрелище странное. Противники разлетались от сильных ударов в разные стороны, использовали инерцию для более хитрых движений и законы физики для усиления ударов. Тим некоторое время с интересом наблюдал конец боя и последующие два.

— А сейчас будет интересней. — сквозь гул толпы донесся до парня голос девушки.

На арену вышел Рав. Подросток был одет, как и все бойцы, в комбинезон с высоким облегающим воротником. Его противник был немного крупнее и двигался более уверенно.

— Сделаешь ставку? — спросила Велена.

— Конечно. — Тим зарегистрировался в местной закрытой сети и отправил электронную ставку, выбрав бой Рава.

Схватка началась, Рав несколько раз избежал захвата противника, нарезая круги по арене, как частица в коллайдере. И в какой-то момент бойцы схлестнулись. Рав исхитрился подбросить своего противника вверх, но не хватило инерции на завершение движения и крупный боец рухнул на Рава. Клубок из конечностей покатился к противоположному краю арены и там распался, Рав молнией вырвался из захвата и оседлал противника. Велена разочарованно засопела.

— Легкие деньги. Не расстраивайся, ему просто повезло под конец.

— Что? Ты на него поставил?

— Разумеется. Это чемпионат, здесь потом победители сражаются с другими победившими?

— Нет, один боец проводит один бой в сутки, не более. — Велена посмотрела на Тима. — На Земле выигрывает один из всех?

— Да. Победитель получает все.

Велена задумалась.

— С выходом в космос люди изменились, даже мыслят по-другому. Более сплоченное общество, не индивидуалисты. Может, из-за соперничества не сумевших начать мыслить по-другому землян Солнечная и развалилась на фракции.

Тим не ответил, увидев новых бойцов на арене. Одну из девушек он сразу узнал, это была Арми, вторая была на нее похожа, комплекция у соперниц была одинаковая.

На этот раз стычка была еще более быстрой. Соревнующиеся были стремительны и не уступали друг другу, больше полагаясь на точность движений, нежели на силу. Противница Арми перехватила инициативу, сделав несколько ложных выпадов и почти взяв девушку в захват. В последний момент Арми исчезла из, казалось, безвыходной ситуации и дезориентировала соперницу, кувырком ее перепрыгнув. Довольной жесткий рывок сзади за шею и победа осталась за Арми.

Тим хмыкнул в удивлении. Велена посмотрела на покидающих арену.

— Мне показалось, или ты знаешь одну из них?

— Не показалось. Победившая — наша новая наемница, Арми. — Тим обратил внимание на излишне суетящихся людей вокруг. — Что происходит?

— Законники ищут, где идут схватки. Еще один бой успеют провести и все. Предлагаю не дожидаться столпотворения, а уходить сейчас.

— Согласен. — кивнул Тим. — Куда пойдем? Веди, ты явно ориентируешься здесь лучше, чем я.

Они выбрались к огромной арене из-под трибун. Здесь тоже было много людей, но состязания были похоже скорее на легкие спортивные игры. Тим украдкой усмехнулся. Человечество жило без крупных войн уже более сотни лет, новые поколения забыли о веках жестокости, проходивших на материнской планете. Космос не прощал ошибок, связанных с войной. Поэтому Тим собирался вывести боевые действия вне Земли на новый уровень. Перед ним шла Велена, девушка, четыре месяца назад вместе с ним стрелявшая из гаусса в пиратский рейдер. Их выстрелы стали причиной гибели человека. Тим после этого случая неделю чувствовал себя неестественно. И украдкой наблюдал за поведением Велены. Ее спокойствие вселяло в него уверенность. Парень нередко скрывал свои внутренние противоречия, чтобы их не замечали окружающие.

Оставив арену далеко позади, Тим с Веленой поднялись на несколько уровней выше. Марсианский город переходил в ночной режим, это было заметно по малому количеству людей на его улицах. Терминал Тима пискнул сообщением. Парень прочитал и нахмурился.

— Что такое? — спросила Велена.

— Научники, которые нас наняли, затребовали встречу. Сейчас. — Тим посмотрел на информационное табло наверху. — Недалеко отсюда, но надо подняться почти на поверхность, верхний уровень. Пойдешь со мной, лишний взгляд со стороны не помешает?

— Нет. — отрицательно махнула головой Велена. — Я и верхние уровни купола слабо совместимы. Значит, экскурсия закончена, буду ждать информации об отбытии.

— Значит, увидимся уже на «Короне». — сказал парень. — До встречи.

— До встречи, командир.

Тим проводил уходящую девушку взглядом и направился на место встречи. По прибытии он толком не рассмотрел верхние уровни купола, и сейчас заметил по пути, что они были похожи на административные кварталы Земли. Как оказалось, встреча была на территории учебно-исследовательского центра. Ожидающих его было двое. Высокий старик в штатском и низкий лысый в рабочем комбинезоне, как будто выросший в условиях высокой гравитации. Оба носили небольшие бородки. Тим представился, ученые тоже.

— Сразу к делу. У нас возникли трудности, требующие решений в ближайшее время, и мы желаем расширить сферу нашего сотрудничества.

— Излагайте, я весь во внимании. — произнес Тим, выслушав низкого бородатого ученого. Старик молчал.

— Наша научная станция оказалась выведена из строя, но у нас все готово к экспедиции, как и вы готовы оказать нам сопровождение. Так как сроки горят со всех сторон и нам совсем не улыбается выплачивать кучу неустоек, мы предлагаем вам пересмотреть договор и хотели бы арендовать часть вашей станции. Вы можете предоставить нам примерно сорок кубов свободного пространства и жилье на трех сотрудников? Разумеется, мы берем на себя полное обеспечение своих людей.

— Предоставить легко, это не проблема. — задумчиво произнес Тим. — Но смогут ли ученые проживать и работать рядом с моими вооруженными людьми? Условия на боевой станции несколько специфические.

— На счет этого не беспокойтесь. — ожил старик, до этого молчавший. — Это опытные специалисты с железными нервами, привыкшие к спартанским условиям и правилам космоса.

— Тогда вопрос в цене и сроках. — согласился Тим.

— Как старший экспедиции, я бы хотел отправиться завтра. Вы будете готовы или требуется время? — спросил ученый.

Тим задумался. Человеческий фактор было невозможно предугадать. Но такой своеобразный аврал окажется неплохой тренировкой наличного состава, и парень утвердительно кивнул.

Обсудив с учеными солидный гонорар, Тим вернулся на Фобос, направившись сразу же на «Корону». На танкере стояла тишина — судя по всему, Фариса и Орфей отдыхали. Тим не стал их искать и сразу переместился в командный отсек, снова привыкая к невесомости. Приняв озоновый душ, Тим занялся оповещением всех об отправлении в ближайшее время, уточнив время прибытия к шлюзам и отправления в рейс. Уже было три часа ночи по системному времени, и парень отправился отдыхать, заведя таймер пробуждения на восемь, позволяя себе отдохнуть лишь пять часов.

Поспать толком не удалось, станция наполнилась звуками уже с раннего утра. К симфонии дребезжания металла, грохота оборудования и жужжания механизмов добавлялся громкий вокал Фарисы. Капитан четко поставленным голосом раздавала указания и кричала на тормозивший или ошибающийся складской персонал шлюзов. Марсиане молчали и продолжали вести загрузку, несколько ускорившись, чтобы закончить побыстрее. Шум постепенно переместился в трюм, куда грузили негабарит.

Тим выбрался из спального места, когда сонное состояние ушло уже безвозвратно. В попытке прошмыгнуть на камбуз парень все же напоролся на капитана.

— Ага, а вот и он, виновник хаоса и разврата в этом проклятом вселенной месте!

— Что разврата то сразу? — возмутился Тим. — Или вы тут оргию устроили, пока я дела решал?

— Да потому что мой бедный мозг с утра вытрахали со всех сторон уже! Ты мне скажи, какого излучения реликтового, спешка в целом и научники грузятся на «Корону»?

Тим молча вывел на экран терминала договор и ткнул в сумму контракта. Фариса удивленно заломила бровь.

— В таком случае ясно. Это покроет все наши расходы.

— И даже еще останется жирный кусок на переоборудование и премиальные. Куплю тебе ящик успокоительного.

Из камбуза высунулась голова Орфея.

— Что за шум, где драка?

— Сейчас здесь будет два трупа. — размеренно произнесла Фариса, оглядываясь в поисках подходящего массивного метательного предмета. Орфей благоразумно исчез в недрах камбуза, Тим поспешно направился туда же.

— Командир, у нас будет пополнение?

— Да, я нанял еще троих. — Тим вскрыл тюбик с завтраком и занялся сложным выбором напитка. — У меня есть идея тактического характера действия двумя отрядами. Скажем так, я намерен повысить тебя в звании до офицера. На ближайшие пару контрактов, а дальше посмотрим.

— И в чем причина повышения? — спросил здоровяк.

— Интуиция. Что у тебя с Палцером? — Тим начал жевать свой завтрак, запивая тонизирующим витаминным напитком из герметичной емкости.

— Давняя история. — Орфей посмотрел прямо на парня. — Убил одного мудака из административного сектора.

Тим допил и выбросил тару в переработчик.

— Оно того стоило?

— Да. Это меняет что-либо?

— Нет, если не вызовет негативные факторы по отношению к нам. А на терки с Палцером мне наплевать. Мы все формально вне закона.

Орфей осклабился.

— Поэтому я здесь.

Тим выбрался из кольца в трюм, который был состыкован с грузовым шлюзом. В нем сновал складской персонал и осуществлял выборочную проверку один из ученых. Тим постучал ему по скафандру и, когда он обернулся, узнал бородатого, с которым разговаривал вчера. Связь ожила, когда ученый перестроился на частоты «Короны».

— В график укладываемся. Если вы будете готовы, можем стартовать в двенадцать.

Тим поднял большой палец вверх.

— Как закончите здесь, приглашаю вас в командный отсек, уточним курс. — парень проследил за длинным кофром, который неторопливо плыл мимо него, под управлением оператора. — Вы спешите из-за Конгломерации?

— Не совсем, просто от нас требуют результатов. — отозвался ученый. — Пока дальние дают добро на исследования, надо успеть. Мало ли что случится дальше.

— Вы про обострение отношений между Альянсом и Конгломерацией? — предположил Тим.

— Политика науке не интересна. — уклончиво ответил ученый, когда Тим посмотрел на него сквозь щиток скафандра. — Я в скором времени к вам прибуду.

— Я буду в командном. — утвердительно махнул рукой парень и отправился обратно на кольцо. Сняв скафандр с барахлившим климат-контролем, выругался и, попытался пригладить влажные волосы. В невесомости это получилось плохо. Зависнув в командном отсеке, Тим успел подремать, прежде чем там началось столпотворение.

Первым прибыл Лиу, его появления Тим даже не заметил, следом явились Фариса с Веленой. Когда пришел Рав, появившийся Орфей отправил подростка встречать новеньких у шлюза.

Команда исследователей прибыла сразу и в полном составе. Старшим экспедиции оказался низкорослый бородатый ученый. Два его спутника были персонажами поколоритнее. Плотная девушка с ярко-красной огромной шевелюрой с интересом рассматривала командный отсек. Второй, киборг, был безучастен. Его все поначалу приняли за робота, но это было не так. Руки, ноги и часть туловища были технологическими, живой была голова в обрамляющих череп имплантированных пластинах.

— Рикард, старший экспедиции. — представился бородатый и широким жестом указал на двух своих сотрудников. — Мои коллеги, Шира и Виланд.

— Меня вы уже знаете, — ответил Тим. — Капитан «Короны» Фариса. Пилот-навигатор Лиу. Офицеры Орфей и Велена. Рядовой состав еще четыре бойца, познакомитесь позднее. Располагайтесь в жилом отсеке, каюты с десятой по двенадцатую.

Когда ученые вылетели, в командный вплыла Кира.

— Ну и тесно у вас здесь! А стюард, что меня встречал у шлюза, милый мальчик.

По отсеку прокатился хохот. Тим познакомил Киру с экипажем и так же отправил обживаться, сам вылетел и сменил Рава у шлюза, отправив обедать. Срок старта приближался.

Следующим появился Флин.

— Командир. — мужчина даже сделал попытку отсалютовать. За ним робот тащил объемистый кофр с техническими индексами. — Рад, что сваливаем отсюда так быстро. Не против лишнего багажа?

— А что у тебя в нем?

— Инструменты. Я последние годы техником работаю везде, во время движения буду производить технические работы, чтобы не сдохнуть от скуки.

— Это дело. — одобрил Тим и протянул личную карту доступа Флина. — Два техника на борту станции лучше, чем один.

Флин скрылся в шлюзе, робот с грузом застрял следом, покорчился и все же пролез. Тим посмотрел время, до назначенного времени старта оставалось менее пяти минут. Из шлюза выплыла Велена, зависнув чуть выше Тима.

— Ждать не будем, отправимся без нее?

— Не исключено. Неприятностей я не жду, нам хватит и пяти человек состава.

— Мне кажется, темнят наши ученые пассажиры. Все в порядке с их научной станцией. Просто не хотят, чтобы их завернули домой в пространстве Конгломерации.

— Ты так думаешь? Как бы нас не завернули или чего хуже. С боевым соединением конгломератов мы не справимся.

— Ты нас недооцениваешь. — усмехнулась Велена.

— Тебе виднее. Я помню, что на твоей капсуле были опознавательные знаки Конгломерации. Время.

И все же Арми успела. Тим почти дотянулся рукой до кнопки герметизации шлюза, когда увидел в технических помещениях Фобоса фигуру девушки. Велена пожала плечами и улетела к остальному экипажу.

— Добро пожаловать на службу, рекрут. — Тим многозначительно взглянул на свой таймер. — Хоть и с опозданием.

— Виновата, командир. Рада, что дождались.

Весь экипаж и пассажиры были в сборе. Фариса с Лиу занялись предстартовой подготовкой и вскоре «Корона» расстыковалась с Фобосом.

— Даю гравитацию, — объявила Фариса. — Курс проложен до Карпо, всем занять свои места, первый импульс через две минуты. Расчетное время прибытия пятьдесят девять суток, семь часов.

Гелевые кресла уберегли хрупкие тела людей от перегрузки, и все разошлись по своим делам. Тим проследовал за Рикардом в импровизированный научный отсек, предоставленный ученым.

— У вас вопросы, командир?

— Да. Рикард, вы ведь не просто так не воспользовались своей научной станцией?

— Не совсем понимаю вас.

В отсеке появились Шира и Велена. Искусственная гравитация постепенно нарастала, по мере раскрутки кольца.

— Не беспокойтесь, мы не прервем операцию и контракт не будет разорван. У Альянса Марса и Конгломерации ЮСа начались разногласия, и вы подстраховались, верно?

— И это тоже. — Рикард вздохнул. — Ваша «Корона» доберется быстрее, мы сохраняем два месяца. Поймите нас правильно, мы еле выбили разрешение. Я боюсь, что это вообще последняя экспедиция за пояс. Все стало слишком сложно после запуска первой межзвездной станции к Альфе Центавра.

— Ясно. Рикард, постарайтесь не допускать недопонимания в будущем, — жестко произнес Тим. — Мы отвечаем за вашу безопасность и не хотим оказаться в перекрестном огне.

— Уверяю вас, беспокоиться больше не о чем. — кивнул ученый.

На второй месяц пути случилось сразу три события. Ряды ученых поредели, отказали системы киборга Виланда. Рикард и Шира не смогли устранить поломки и погрузили инвалида в анабиоз. Встреча с пограничным сторожевиком прошла в стандартном режиме, стражи получили пакет документов, мигнули лазером: «Счастливого пути» и умчались на импульсах.

А еще Арми поймала Ширу за шпионажем. Случайно или намеренно наемница за ней следила, Тим не стал разбираться, а пошел напрямую к ученой.

— И чем так интересен наш танкер? — с порога лаборатории задал вопрос парень. — Шира, вас спалили на по раскаленному плазменному следу. Рассказывайте.

— Я в курсе. — попыталась улыбнуться раздосадованная девушка. — Вот только не танкер, а крейсер.

— В смысле? — озадаченно произнес Тим.

— В прямом. Станция не стандартна больше чем кажется. Даже несмотря на то, что каждая космическая единица в Солнечной уникальна. «Корону» строили по чертежам прототипа и аналогов ей не существует. Кстати, ваш пилот и капитан даже и не в курсе, на что способен этот уникальный крейсер.

— Я заинтригован вашими познаниями. — несколько недоверчиво бросил парень. Шира пожала плечами.

— Я выросла на Марсе, сколько себя помню, всю жизнь видела, как на верфях собирают станции. Игрушками были детали и инструменты, играми на компах — трехмерные проекции чертежей.

— Вы из семьи нелегалов. — предположил Тим. Шира утвердительно кивнула, ее огромная алая копна волос разлетелась по отсеку.

— Разрешите мне обследовать «Корону» дальше? Я поделюсь с вами информацией обо всем, что смогу понять.

— Пока не разрешаю. Через десять дней мы сравняем скорость вблизи Карпо. Воздержитесь от другого маршрута, кроме жилого отсека, камбуза и сортира. Ясно?

— Хорошо. — разочарованно согласилась ученая.

На всякий случай Тим раздал указания наемникам сообщить, если Шира или Рикард будут лазить по станции. По сравнению с прошлым маршрутом, этот показался всем быстрым. «Корона» с точностью до пары метров нагнал трехкилометровый спутник Юпитера и Лиу короткими корректирующими импульсами сравнял скорость станции с каменной глыбой, зависнув в точке Лагранжа. Тим повернулся к ученым.

— Господа ученые Альянса, мы на месте, можете приступать к своей работе.

Рикард переглянулся с Широй и, прочистив горло, обратился к собравшимся в командном отсеке.

— Экипаж «Короны», мы вам благодарны за комфортную доставку. Ваши действия слаженны и эффективны. Мы можем рассчитывать на вашу помощь в работе на спутнике?

— Разумеется. — заверил ученого Тим. — Охрана входит в стоимость контракта.

— Дело в том, что из-за неактивности Виланда у нас не хватает рабочих рук. — Тим оглядел своих людей. Рикард продолжал: — Если дело в деньгах, по возвращении оплатим дополнительные расходы.

— Добровольцы поработать есть в наличии?

Согласны были все, кроме Велены. Тим разработал график, который сразу же был сорван. Трехместный челнок ученых работал исправно, а вот «Клещ» отказался весь в неполадках чуть менее, чем полностью. И Тим стал все свободное время проводить в их устранении, когда не был занят командованием людьми.

Когда по «Короне» прокатился басовитый рев сирены боевой тревоги, Тим даже удивился и не сразу осознал, что случилось что-то. Тем не менее парень стремительно оказался в командном, где уже находились Фариса, Лиу и Велена.

— Что случилось?

— Если бы знать. Челнок ушел к Карпо час назад. — озабочено произнесла Фариса. — А потом. Посмотри сам. Лиу, включи.

Пилот вывел на основной экран записи с внешних камер. Дальность была приличной, но силуэт челнока в свете далекого Солнца был отчетливо виден. Потом сверкнули вспышки, прошло несколько секунд, и они повторились.

— Лазер, не взрывы. Кто там сейчас? Связь есть?

— Связи нет уже минуты четыре. Внизу Рикард, Орфей и Кира. Что будем делать?

В командный вошли Шира и Арми.

— Подходить ближе запрещаю, вспышки мощные, могут повредить «Корону». Ищите на всех частотах, будем надеяться, что они живы.

— Тим. А если нет? — тихо ответила Фариса. Шира замерла, распахнув глаза.

— «Клещ» не готов. Нужно разработать план эвакуации и вообще выяснить, что произошло. В скафандрах не хватит гидразина на обратный путь.

В этот момент одна из аварийных частот ожила голосом Орфея.

— «Корона», это Орфей, отвечайте.

— Орфей, мы тебя слышим. Можешь дать картинку?

Экран осветился, качество было плохим, рябило и темнило. Орфей использовал камеру с рукава.

— Мне осколками повредило скафандр, дырки залепил, трещину в шлеме тоже. Рикард ранен. Мы в гроте, связь скоро пропадет, когда выйдем из прямого сигнала. Тут что-то режет нас лазером высокой мощности.

— Вот же бездна задницы вселенной. — выругался Тим. — Где Кира?

— Сейчас… — камера затряслась, расфокусированное изображение было ужасным. В командном отсеке не сразу поняли, что показывает камера Орфея. — Беда, командир, тебе какую часть Киры осветить: ноги или туловище. Голову не вижу.

Орфей все же включил фонарь с плеча. Он был слишком ярким, но осветил части тела убитой женщины, колыхающиеся в пустоте перед гротом. Связь пошла помехами.

— Что там?

В эфире было молчание.


Сердца из стали

Пространство орбиты Юпитера, 206 год к.э. (2168 год н. э.)


Бывают моменты, когда ты просто замираешь.

Вокруг творится конкретный апокалипсис, почва планеты или металлические переборки отсеков уходят из-под ног, все горит, смерть дышит в затылок и время замедляется. Ты замираешь, не в силах сдвинуться от сковывающего нервы страха.

Таким образом замерли все, оцепенев в командном отсеке «Короны». Кроме Тима. Парень был готов уже давно. Долгими днями пути командир готовился, анализировал, просчитывал все самые безумные ситуации, чтобы не упустить драгоценного времени, не потерять жизни доверившихся ему людей.

— Экипаж, внимание. Действуем немедленно. Активируем орбиталы. Лиу, на управление вторым. Велена, вооружись гауссом и на обшивку. План следующий: ищем лазерную установку, разрушаем ее. Если не получится, сажаем «Корону» на спутник под огнем для проведения спасательной операции. Если потерпим крушение, капитан Фариса, будь готова вызвать помощь. Работаем как можно быстрее, у них пробиты скафандры, времени очень мало.

Пока Лиу и Фариса готовили орбиталы, Тим нагнал Велену у дверей командного отсека.

— Ты справишься? Дальность более сотни километров.

Девушка удивленно уставилась на командира.

— Никаких сомнений. Если есть цель, я в нее попаду, насколько далеко она бы не находилась.

— Именно в этом я хочу быть уверен, — несколько удивленно произнес Тим и вернулся в командный отсек.

Орбиталы, маленькие космические зонды, полметра диаметром, состоящие лишь из двигателей и оптики, отстрелились из своих ниш в кромках кольца. Операторы скорректировали траектории, и юркие разведчики понеслись к трехметровой глыбе Карпо, где их ждала неизвестность. Потянулись долгие секунды ожидания, операторы замедлили орбиталов, все напряженно вглядывались в обзорные экраны, на которые было выведено изображение, транслируемое с камер.

— Шира, советую приготовить медицинское оборудование для Рикарда, — бросил Тим, не отвлекаясь от управления орбиталом.

Ученый очнулась и молча покинула командный отсек.

— Велена. Я на позиции, жду целеуказания. — ожила связь голосом офицера наемника.

— Принято. Форсаж орбиталов, — скомандовал Тим и рванул джойстики управления, орбитал Лиу повторял траекторию движения. Вращающийся спутник медленно поворачивался к «Короне» стороной, где скрылись выжившие. Экраны озарились вспышками, Тим и Лиу начали маневры уклонения, заставляя орбиталы двигаться зигзагами.

— Точка ведения огня засечена, работаю по цели, — отрапортовала Велена. Экраны орбитала Тима заволокло белым и появилась надпись о потере сигнала. Лиу продолжал уверенно уходить от высокоэнергетических лазерных вспышек. В какой-то момент казавшееся бесконечным световое шоу закончилось, оператор сразу вывел орбитал к месту, где спрятались Орфей и Рикард. На экранах появилось изображение неповрежденного челнока, кусков скафандра Киры и застывшие в убежище грота фигуры лежащих ничком людей.

— Связи нет. Что дальше? — Фариса щелкала тумблерами, проверяя частоты.

— Они без сознания, нужно их срочно вытаскивать оттуда. — Тим соображал, прикидывая варианты, отбрасывая один за другим. — Нет времени что-то придумывать. Лиу, паркуй «Корону» на этот камень.

По «Короне» прокатился звук предупреждения о начале движения и танкер уже через минуту начал рыть композитной броней кормового трюма силикатную породу Карпо.

— Всему экипажу, немедленно начать спасательные операции на поверхности! — заорал Тим по всеобщей связи и рванулся к шлюзам. Арми и Флин успели раньше него и уже проходили шлюзование, когда командиру вспышкой в мозг проникла одна мысль. Велена была на обшивке в момент начала движения.

Тим как во сне, выполнил процедуру шлюзования и огромными прыжками направился к челноку.

— Фариса. Вызови Велену.

— Да провались ты в черную дыру! — выругалась капитан. — Связи нет, сигнала тоже. Сегодня вся долбанная вселенная против нас, да?

— Передай на челнок точные координаты до импульса. Я лечу туда. Проследи, чтобы Орфея и Рикарда спасли и сразу же двигайтесь за мной.

Системы челнока мигнули зелеными индикаторами готовности и Тим выдохнул, выводя машину в космос от поверхности Карпо. На реактивных двигателях челнока движение казалось безумно медленным и Тим начал нервничать, осознавая свою ошибку. Командир почти прибыл на место, когда Фариса вышла на связь.

— Мы закончили. Орфей и Рикард живы. Малыш без сознания, умник в тяжелом состоянии. Ты нашел ее?

— Еще нет, только прибыл на место. Ползите ко мне и просветите сканером. — Тим еще раз оглядел внешние экраны челнока. — Я ее не вижу.

Тим встряхнул мозги бортовому компьютеру челнока, загрузив расчеты движения «Короны» и прогнав программу расчета вероятностей. Комп жалобно пискнул и выдал семь тысяч вариантов. Парень еле слышно выругался. Было слишком мало данных, Тим не знал, куда могло отбросить Велену и где она сейчас находилась. Выбрав самое оптимальное направление, парень медленно повел челнок, надеясь, что угадал.

— Есть пеленг, командир! — снова ожила связь на этот раз голосом Лиу. — Сканер поймал отблеск на пределе, даю координаты.

— Принял, — коротко бросил Тим и выжал движки челнока на полную, сжигая химическое топливо без экономии. Парня вжало в кресло от перегрузки, сознание начало уплывать, но молодой организм справился. Тим внимательно следил за стремительно меняющимися цифрами расстояния на дисплее, пока они не перешли на сотни метров.

— Остановка двигателей, — через силу отдал голосовую команду Тим, не в силах двинуться от перегрузки. Невидимая ладонь отпустила парня, от резкого перехода к невесомости потемнело в глазах. Сфокусировав зрение, Тим начал всматриваться в экраны и еле сдержал радостный вопль, когда увидел с виду целый скафандр Велены. Оружие гаусса на тонком ремешке колыхалось рядом, как преданное животное. Парень включил двигатели маневра и скорректировал скорости движения, после чего заменил кислородные баллоны своего легкого скафандра и, схватив ленту пояса с инструментами и медицинскими препаратами, выпрыгнул из шлюза.

Приблизившись к Велене, Тим увидел, что забрало светофильтра опущено, вероятно, это и дало блик, по которому сканер и засек пеленг. Из-за него Тим не видел, жива ли девушка. Нащупав рукав, Тим опустил взгляд на индикаторы систем скафандра. Жизнеобеспечение было в норме, аварийные системы не были включены. Скорее всего, Велена была без сознания. Тим вытащил из пояса транквилизатор и воткнул его во внешний приемник у шейных стыков, вдавив комбинацию кнопок активации. Перед тем, как связаться с Фарисой, Тим обратил внимание на индикатор боезапаса гаусса. Он был почти полным, не хватало одного заряда.

— Действительно, один выстрел, один труп. Если такое вообще возможно, — пробормотал парень и включил связь. — Я нашел Велену, она жива. Подбирайте нас, а то я почти голый тут торчу.

— Тим, пора уже что-то делать с потеряшками в космосе. Мудачье пространство нас, кажется, ненавидит. — Фариса вернула свою обычную манеру выражаться. — Лиу, разорви тебя пульсар, забивай расчеты живее, тормоз галактический!

— Согласен, следующий заказ берем на Земле, — усмехнулся Тим.

Велена очнулась. Последнее, что она помнила, как смотрела на неактивную после выстрела цель. Девушка даже не успела осознать, что произошло, когда ее с десятикратной перегрузкой отшвырнуло от обшивки «Короны». Сейчас по ее венам бежали потоки активных веществ транквилизатора. И она была жива. За щитком скафандра снаружи болтался Тим в легком скафандре, отбрасывающий балласт в пространство, они медленно приближались к челноку с распахнутым шлюзом. Велена опустила светофильтр и включила связь.

— Что случилось? Вы спасли их?

Тим замер и приблизил свой шлем к ее шлему.

— Да, все уже кончилось. Мне пришлось рискнуть тобой, иначе мы не успели бы. Я не удивлюсь, если ты пожелаешь разорвать контракт и покинуть «Корону» на Марсе.

— Все, что я сейчас хочу, это бутылку крепкой водки и потрахаться, — засмеялась Велена.

— Это действие транквилизатора, — усмехнулся в ответ Тим, которого уже отпускало нервное напряжение. — Пора валить отсюда. Совсем не желаю давать показания силовикам конгломератов.

Когда «Корона» приблизилась к ним, молодые люди уже залезли в челнок и пристыковались на остатках топлива. Тим помог Велене выбраться из скафандра и сполз по переборке шлюзового отсека.

— Боюсь, мне тоже пора в лазарет, которого у нас нет, — сказал командир и отключился. Наемник покачала головой и вызвала командный отсек.

— Есть кто свободный? У нас командир тоже совсем плох стал, помогите аккуратно донести.

— А неаккуратно сама не можешь? — сварливо отозвалась капитан. — У меня и так в кольце два тела в отключке, все сейчас с ними возятся. Ладно, Флин рядом крутится, сейчас пришлю.

Флин с Веленой перенесли Тима в его каюту жилого отсека, устроив парня отдыхать. Техник снял с пояса портативную «просветку» и, махнув в районе грудной клетки, хмыкнул.

— Еще бы он не вырубился. Два ребра сломаны. Пневмоторакс поймал командир.

— Пойду за медаптечкой. Если еще что-то осталось.

Флин кивнул. Велена вышла и сразу же столкнулась с Арми. Девушка смотрела на нее очень подозрительно.

— А ты везучая сегодня. И выжить при отцеплении умудрилась, да еще и попала точно в цель на таком расстоянии.

— О чем ты? — бросила Велена и направилась к складским отсекам. Арми не отставала.

— Я проверила твой гаусс. Единственный выстрел. Честно признаюсь: я в восхищении. — голос Арми был спокоен. — И что же ты такое?

Велена нашла медаптечку, рывком вытащила ее из контейнера и развернулась, смерив Арми взглядом.

— А ты? Что венерианка делала на Марсе? Альянс не сильно доверяет Конклаву. Как и я не доверяю венерианцам.

Арми отступила на шаг и в сторону.

— Я думаю, мы друг друга поняли.

— Именно так, — отрезала Велена и покинула склад, оставив Арми.

Фариса проверила все системы «Короны», дала Лиу указания считать курсы на Карпо и Марс, и направилась посмотреть состояние раненых членов экипажа и пассажиров. Тим спал, на его груди в районе солнечного сплетения мигала индикаторами медаптечка. Орфей уже пришел в себя после кислородного удушья и сразу заметил Фарису.

— Как себя чувствуешь? — поинтересовалась капитан. — Поздравляю с выживанием.

— Хуже, чем хотелось бы. Мы возвращаемся или как?

— Отдаляемся от Юпитера на инерции. Пусть решит командир, когда очнется.

Орфей встал, даже не пошатываясь, но поморщился от слабости.

— Если раньше у меня и были сомнения, то теперь их нет. Карпо должен был стать моей могилой.

— Умудрись не просрать второй шанс. Пойду к научникам, — сказала Фариса и спустилась на нижний этаж. Рикарда устроили в лаборатории, куда Шира стащила почти все медицинское оборудование, что смогли обнаружить. Довольно просторный отсек теперь больше напоминал склад. Здесь же находился саркофаг с Виландом в анабиозе.

Шира копалась в медаптечке, заправляя ее новыми капсулами с активными веществами. Заметив капитана, ученый устало кивнула в знак приветствия.

— Насколько Рикард плох?

— Не критично, но в тяжелом состоянии. Моих познаний в медицине не хватит, чтобы поставить начальника на ноги. Нужно возвращаться.

— Мы считаем обратный курс. Но решение примет командир Тим, когда проснется. Есть соображения, что случилось на Карпо?

Шира отложила медаптечку.

— Только нелепые догадки и домыслы. Ничего существенного. Мы разобрались бы, если не занимались спасением жизней людей.

— Почему вы не использовали роботов в своей работе?

— Автоматика всегда пасует и не видит столько, сколько видит человек. Жаль, что мы не предназначены для жизни в этой враждебной нам среде. Хотела бы я родиться далеко в будущем, где совокупность технологий подарит нам возможность не погибать от миллионов негативных факторов. Не обращайте внимания, капитан Фариса, просто мысли вслух.

— Не забудьте сообщить, когда Рикард будет в состоянии разговаривать. Нам хотелось бы сделать выводы из произошедшего, чтобы такое больше не повторялось.

— Хорошо.

Фариса вернулась в жилые отсеки, где и осталась отдохнуть. Разбудил капитана командир. Тим уже избавился от медаптечки и выглядел здоровым. Без лишних вопросов просто подтвердил решение о возвращении, уточнив местом назначения Фобос. Капитан сразу же связалась с навигатором и подтвердила окончательный приказ ставить «Корону» на курс возвращения.

Рикард пришел в себя на десятый день после событий на Карпо. Ученый долго матерился и требовал вернуться обратно, угрожал юридическим преследованием и аннулированием контракта. После дозы успокоительного только вяло ворчал на Ширу и сожалел о потерянной кисти левой руки.

Останки наемника Киры хранились в трюме. Герметичная камера-гроб с криосистемой позволила вернуть ее тело на указанную наемником в контракте территорию в случае гибели. Кира выбрала своим местом Марс, компенсация и все заработанные средства уходили ближайшим родственникам.

Арми нашла мрачного Тима, вырезающего плазменной горелкой на переборке имя и дату смерти наемника. Мемориалом командир выбрал отсек за командным, в нем находился фрагмент композитной бронеплиты, выступающей из секции кольца искусственной гравитации.

— Как думаешь, сколько здесь появится еще имен? — спросила Велена у Арми, когда та рассказала ей об этом. Созерцая вырезанную в бронеплите надпись, девушка раздумывала, стоило ли говорить об этом с Тимом.

— Если ты намекаешь на мое, то вряд ли оно здесь будет. Я достаточно осторожна.

— Откуда столько уверенности в собственном бессмертии? — насмешливо бросила Велена.

Арми не ответила, пожав плечами. Она достаточно хорошо изучила всех людей на станции и примерно знала, что ожидать от каждого. Просчитывать действия наперед было второй натурой венерианки. Жизнь в облачных городах Конклава Венеры не была простой, но достаточно рациональной и современной. Исследовать миры Солнечной было интересно, тем более в такой разношерстой компании. Накопление опыта для Арми было в приоритете, как и жажда путешествий. Ей не нравилось отсутствие информации о скрытых мотивах людей, необходимость раскопать истину она считала своей главной задачей.

В поясе на перехват курса «Короны» встал пиратский рейдер, вынырнувший из засады в тени скопления астероидов, но вынужден был прекратить преследование, его старые двигатели не смогли развить скорость, превосходящую более современной станции. Фариса не удержалась и вышла на связь с рейдером, выматерив его трехэтажным матом, рассказав пиратам все об их предках, имевших разнообразные половые связи с представителями животного царства и немного упомянув о соответствующем умственном уровне джентльменов удачи в настоящее время. Неудачливый рейдер разочарованно уполз обратно в скопление астероидов.

В трех днях пути от Фобоса к «Короне» пристыковалась научно-медицинская станция. Научные сотрудники и медики Альянса переправили раненого Рикарда и анабиозную камеру Виланда в более подходящие условия. Шира осталась на «Короне» для сопровождения научного оборудования до разгрузки. Тим разыскал ученого через час после расстыковки со станцией Альянса и предложил вместе пообедать на камбузе. К ним также присоединилась Фариса.

— Последние несколько суток пути. Шира, вам понравилось космическое путешествие? — начал издалека Тим, после обмена приветствиями и обеда, достав из контейнера легкие алкогольные коктейли. После отправки тяжело раненого ученого искусственную гравитацию выключили и напитки перелили в специальные герметичные емкости.

— Вряд ли эту сложную рабочую экспедицию можно назвать таким простым термином, более подходящим для развлекательного турне, — ответила ученый. — Почему Рикард решил не судиться с вами?

— Все просто, — улыбнулся Тим. — Мы спасли его жизнь, он это осознал и смог оценить наши действия. Плюс я не стал выставлять счет за потерянный орбитал. Конечно, Рикард разочарован провалом миссии.

— Как и я.

Тим с Фарисой переглянулись.

— Насчет «Короны», — произнесла капитан. — Мы хотели бы узнать больше о нашей станции.

— Даете разрешение на проведение исследований?

— Под нашим постоянным контролем.

— В таком случае, мне нужно больше времени. Как насчет взаимовыгодного сотрудничества, мне хотелось бы задержаться, раз вы настолько гостеприимны. Стать научным консультантом «Короны».

Фариса задумалась. Тим вскинул бровь.

— Это возможно. Разве подобное решение не повредит вашей дальнейшей работе в научной деятельности Альянса?

— В беседе с Рикардом мы приняли решение о моем увольнении. Так что я совершенно свободна и желаю заключить рабочий контакт с вами.

— И вас не смущает специфика нашей деятельности, Шира? — внимательно посмотрела на лохматую девушку капитан.

— Нисколько. Это даже вносит атмосферу романтики приключений.

Тим заржал, Фариса ухмыльнулась.

— В таком случае мы тебя берем в команду, Шира. Пока что на тебе обустройство лазарета, в дальнейшем мы наймем профессионального медика. Сейчас эти обязанности на тебе. Лечить пока некого, но мало ли что. Как показала практика, без медика нам не обойтись. — Фариса направилась к выходу из камбуза. Тим взял себе новый коктейль.

— Не могу обещать новейшего оборудования. Но то что есть, в твоем распоряжении. Есть что-то еще важное, что я должен знать?

— Нет. — отрицательно махнула головой Шира, отчего ее ярко красные волосы разлетелись по всему камбузу. — Вы хорошо знаете офицера Велену?

— Как и всех, — насторожился командир. — А о чем речь?

— Она марсианка, мы с ней хорошо поладим, — улыбнулась ученый.

— Разумеется, — ответил Тим. Когда Шира покинула камбуз, парень задумался. Светофильтр шлема Велены был опущен во время выстрела по атаковавшей людей лазерной системе, Тим был уверен в этом. Такая точность была нечеловеческой, командир не верил в банальное везение.

После стыковки на Фобосе, командир дал всему экипажу сутки отпуска, сам же остался на «Короне». После разгрузки он остался один, когда шлюз станции покинула Шира. Тим просматривал заказы в инфосети Альянса и косился глазом на черный продолговатый кофр. Родственники собирались забрать тело Киры сегодня.

Орфей и Рав догнали Арми у самого шлюза к транспорту на Марс. Девушка скептически на них посмотрела.

— Компания мне не требуется.

— Скорее прикрытие, — усмехнулся здоровяк. — Только не забудь, что меня по документам зовут Олаф. И ты — наше прикрытие.

— Не понимаю.

— Велена в курсе, что ты наблюдательная и посоветовала нам держаться рядом с тобой. Так что ты присмотришь за моей спиной, а я прослежу, чтобы этот мелкий засранец ничего не натворил.

Арми вспылила буквально на несколько секунд.

— Теперь Велена командует?

— Нет. Это мой приказ, — произнес Орфей. — У тебя есть планы, о которых мы не должны знать? Девочка, нам на это наплевать, мы спускаемся на эту железку отдохнуть так, как тебе и не снилось. Подстрахуешь нас, а мы не будем задавать лишних вопросов.

— Устраивает. — Арми перевела взгляд на Рава. Тот удивленно на нее посмотрел.

— Что? Я полностью подтверждаю слова Ор…. Олафа.

Транспорт оторвался от Фобоса и устремился к поверхности Марса.

Лиу отодвинул телескоп от глаз. Рассматривать Деймос пилоту надоело. Он и Фариса находились на кольце искусственной гравитации Фобоса. Парень усадил свою тощую и высокую фигуру в кресло ожидания секции отдыха. Капитан ушла два часа назад и требовала, чтобы он дождался ее именно тут. А из развлечений у Лиу был только терминал, с забитой симуляторами памятью и телескоп наблюдения за Деймосом.

Капитан Фариса появилась в сопровождении одного с ней роста крупного мужчины в дорогом комбинезоне с нашивками мастера навигатора. Лиу от удивления даже вытянулся во весь рост, каланчой нависая над людьми.

— Вот он, собственной персоной, мастер Аринс.

— Вижу, капитан, вижу. Давайте вашу карту, молодой человек.

Лиу, все еще не понимая, что происходит, вопросительно взглянул на Фарису — женщина утвердительно кивнула. Лиу протянул свою карту удостоверения личности мужчине. Тот провел ей по своему терминалу и протянул технику к Лиу.

— ДНК-подтверждение.

Лиу потер пальцем коннектор, пока он не засветился зеленым. Мастер-навигатор протянул Лиу его карту и широко улыбнулся.

— Поздравляю с получением специализации, новичок-навигатор. Теперь вы обладаете официальной квалификацией. — мужчина перевел взгляд с потерявшего дар речи парня и кивнул капитану в знак прощания. — Фариса, рад был с вами иметь дело.

— Благодарим вас, мастер Аринс.

Лиу вспомнил, как разговаривать, только когда мужчина скрылся из виду в переплетении помещений кольца.

— Рад, олух немой? Хоть бы спасибо вякнул.

— Но, как?

— Легко и просто. Заплатила Аринсу за принятие твоей навигационной практики заочно. Он просмотрел твои действия за рейс. Отметил, что тебя есть потенциал и ты мог бы стать великолепным пилотом атмосферника или космоперехватчика. Или ты думал, я так и буду по всей Солнечной шататься в компании навигатора без лицензии?

— Спасибо, — промямлил Лиу.

— Не булькает и без градуса твое спасибо. С тебя отдых по полной, я по деньгам пустая, как резервуары танкера после двухлетнего рейса. — Фариса недобро посмотрела на Лиу. Тот мгновенно осознал ситуацию.

— Ведите, капитан, сегодня любой ваш каприз за мои средства.

— Уверяю, к завтрашнему утру твой счет будет так же пуст, как и мой. — хищно улыбнулась Фариса.

Флин вернулся к «Короне» уже к вечеру по системному времени. Тим вел разговор с высокой старушкой у шлюза, когда техник застыл в невесомости позади командира.

— Я узнала все, что нужно, Тим, — произнесла женщина.

— Все данные вы можете запросить у марсианской научной администрации. К сожалению, я не вправе рассказать вам некоторую информацию, это был частный заказ с дополнительными условиями о неразглашении. Но уверяю вас — там ничего важного.

— Понимаю вас. Ее отец погиб при подобных обстоятельствах. Мне привычно.

— Еще раз примите мои соболезнования. Мы сделали все, что могли.

Роботы подхватили кофр и потянули его вглубь помещений Фобоса. Женщина попрощалась и поплыла следом.

— Сутки еще не прошли, Флин.

— Знаю, командир. Я уже свои дела сделал и, если честно, Альянс мне поперек уже. Вы в порядке? — наемник взглянул на осунувшееся лицо Тима.

— В полном, — кивнул парень. — Это оказалось морально сложнее, чем я предполагал.

— Такова служба, — мужчина пожал плечами. — Командный состав занимается этим всегда, насколько я знаю. Командир, я на Земле служил в гвардии, был добровольцем. Офицеры при старом порядке не разговаривали с родственниками, это было вразрез социальным законам той эпохи. Но я видел их глаза после каждой потери боевого состава подразделений. Такие же, как сейчас у вас, командир.

В словах Флина звучало участие и Тим слегка расслабился.

— Пойду системы «Клеща» потрошить. За работой как раз отвлекусь.

— Готов помочь в этом.

— Добро, Флин.

Велена оторвалась от узкой обзорной щели наглухо бронированной трехслойным метапластеклом и легким движениям спрыгнула на решетчатые прикрытия. Появившийся в помещении мужчина на лице носил маску, видны были только глаза.

— Цена будет выше, — глухо произнес он измененным голосом.

— На сколько?

— На полторы тысячи ликвидок Альянса.

— Сначала покажи. — Велена недоверчиво прищурилась.

Мужчина достал информационный носитель.

— Здесь все, что ты заказывала. И больше не приходи, ясно?

Велена кивнула и перевела средства, забрав цифровой носитель. Больше ей и не требовалось ничего узнавать у преступных группировок Марса. Все, что нужно, было в закрытом на молнию кармашке ее комбинезона.

Уже была ночь, девушка решила возвращаться на станцию. Ее внимание привлек новостной выпуск сводки событий Альянса. Когда на экране мелькнули знакомые лица, Велена удивленно цокнула языком и прислонила руку ко лбу, произнеся вслух.

— Я же просила быть тише, ну что за люди!

Тим тряхнул Флина за ногу, затянутую в плотный материал. Мужчина выбрался из нутра «Клеща» и вопросительно посмотрел на парня. Тим показал ему на экран, настроенный на новостные частоты Альянса. Там крутили кадры записей с внешних камер и личных терминалов. Масштабная драка, разворачивающаяся на экране, в которой принимали участие несколько десятков людей, изредка мелькала знакомыми лицами Орфея и Рава. Потом шла сьемка только с личных терминалов, с потолка медленно опадали в условиях слабой гравитации блестящие осколки, люди разбегались. Потом резко потемнело, на последнем застывшем кадре была расплывчатая фигура девушки с оружием в руке. По очертаниям Тим и Флин сразу узнали Арми. Тим постучал руками крест-накрест в знак завершения работы и полез в шлюз из пусковой ниши, в которой находился «Клещ». Флин направился за ним.

— Это именно то, что нам сейчас совершенно не нужно. Вот же дерьмо! — Тим завис с не полностью снятым с комбинезона магнитным ботинком на левой ноге, медленно поднимаясь к потолку. — В любом случае, нужно всех собирать. Флин, подежурь у шлюза на всякий случай, держи связь включенной.

— Принял, командир. — мужчина махнул рукой в подтверждающем жесте, видимо, по привычке и уплыл, гремя в тишине отсеков «Короны». Тим торопливо направился в командный отсек, по пути рассылая запросы с подтверждением всему экипажу. Первым отклик пришел от Ширы, почти сразу же от Велены и командир завис в ожидании, неторопливо и со вкусом обдумывая новые правила дисциплины. Следующий ответ был от Лиу, с примечанием-просьбой встретить его и Фарису, Тим выслал подтверждение.

Оставались только виновники скоропостижного сбора команды. А вот как раз от Орфея, Рава и Арми подтверждений не поступало.

В командный вплыла Шира. Девушка выглядела усталой.

— В некотором смысле я даже рада, что мы убираемся из Альянса так быстро. Я была готова убить сегодня бюрократов научного сектора!

— У нас здесь дела похлеще, — пробормотал Тим. Терминал связи пискнул. — Да, Флин!

— Командир, тащу Фарису и Лиу к вам.

— Что, они сами не в состоянии? — изумился Тим.

— Да они в говно! — крикнул Флин, что-то металлически брякнуло и связь отключилась.

— Видишь, мы в заднице, — Тим посмотрел на Ширу. — И ты не поверишь, кто открыл пальбу на Марсе.

Девушка вытаращила глаза.

— Неужели наши? Я по пути в транспорте слышала новости.

— Ага. Боюсь, мы пару тройку лет не появимся в пространстве Альянса. Главное, унестись сейчас в полном комплекте отсюда.

В командный вплыл шар из трех тел. Позади этого бедлама маячила Велена, ее хохот заглушался воплями Фарисы.

— Тыжж, мать твою за ногу и за щеку, к-какого ж уберите невесомость, я щяс блевану.

— Только рискни. — Тим сложил руки на груди. — Флин, Велена, расфасуйте этот балласт по каютам, если понадобится, пакуйте стяжками.

— Тим, — позвала Шира. — Тут у нас запрос связи с диспетчерской.

— Не отвечай, пусть подавятся, — бросил командир и направился к шлюзу. Снаружи он сразу увидел подлетающих Орфея и Рава.

— Красавцы. — Тим глубоко вдохнул, чтобы не разораться. — Валите в «Корону» и не звука. Где Арми?

— Не фидел. — Орфей заталкивал полуобморочного Рава в шлюз, косясь на Тима здоровым глазом. Под вторым наливался синевой роскошный фингал. Губы тоже были разбиты. — Как фсе нащалось, так и не фидели ее.

— Растворитесь. — Тим кивнул на шлюз, и наемники быстро в нем скрылись. В технических помещениях началась возня, роботы и работники Фобоса освобождали территорию от своего присутствия. Тим активировал терминал и тихо проговорил: — Велена, бери Флина, вооружитесь плазмой и двигайтесь к шлюзу. Орфей в состоянии?

— Нет, от него толку мало сейчас. Я поняла, выдвигаемся.

К шлюзу подплыли двое в комбинезонах службы безопасности Альянса.

— У вас внутри станции находятся двое подозреваемых, мы желаем поговорить.

— Это частная территория, вряд ли вы найдете здесь тех, кого ищете. Нам не нужны проблемы, — спокойным голосом сказал Тим, заметив парализаторы на поясах у безопасников.

— Проблемы будут, если мы с ними не поговорим. На самом деле нам нужна женщина, они могут подсказать нам… — безопасник прервался на полуслове, когда второй развернул его за плечо. Из глубин помещений к шлюзу летела Арми.

— Стоять, руки, чтобы я их видел! — заорал Тим. — Под прицел мудаков!

Позади парня высунулось два ствола с усеченными конусами плазменных разрядников. Сотрудники службы безопасности застыли друг напротив друга, взирая искоса на оружие, направленное на них. Арми проплыла мимо них на инерции, немного задержавшись и хлопнув ладонью обоих по шлемам.

— Не в этой жизни, мелочь марсианская.

Уже задраивая шлюз, Тим видел, что внутри помещений Фобоса начало твориться столпотворение. Десятками вплывали люди в скафандрах с оружием и проносились щиты. Безопасники с ненавистью смотрели на закрывающийся отсек. Тим сразу рванул в командный, чуть не сбив на его входе Ширу. Вбив себя в кресло за пультом управления, отстыковал «Корону» от Фобоса.

— Арми, ты в управлении ноль?

— Да командир. Я хотела бы…

— Не сейчас. Расскажешь, когда свалим отсюда. Смотри на обзор, если увидишь боевую станцию, сразу скажи.

— Принято, командир.

«Корона» медленно шла на маневровых прочь от Марса. С Деймоса к ним направился патрульный челнок. Пульт связи мигнул вторым вызовом — диспетчеры Фобоса все это время не переставали вызывать «Корону». Тим отбросил идею включать гравитацию и перелетел к компьютерной системе, начав считать курс. До этого тихо замершая в кресле второго навигатора Шира вытянула голову, всматриваясь в экраны.

— Можете расслабиться, командир. Похоже, бюрократия в Альянсе набрала колоссальный размах. Эта рухлядь может только тупо в нас тыкаться. И на нем не установлен импульсный двигатель.

— Они могут дернуть крейсер с Деймоса.

— Если они все не в зоне Хэйта. А им чесать трое суток сюда. — Шира дала увеличение на сектор возле края планетарного диска. — Ну точно, еще одна рухлядь. Это «Мартиан гвард» восьмой. У него вечно неполадки с энергосистемой, погаснет после первого же залпа.

— Что-то не хочется, чтобы в нас вообще стреляли, — заметила Велена. — Лучше проверю наших алкашей, в космических делах я вам ничем не помогу.

— Резонно, — бросил Тим и погрузился в расчеты.

«Мартиан гвард» действительно еле полз до «Короны», вокруг которой на расстоянии менее двух километров крутился сторожевик. Арми внимательно наблюдала, выведя на экраны расстояние до обоих станций.

— Мы на пределе дальности.

— Убью Фарису, медленно изжарив в реакторе, — процедил сквозь зубы Тим. — В этом гробу кто-нибудь может делать маневр уклонения? Я не могу разорваться! Шира, скажи, что сумеешь, перестань в инфосети копаться!

— А не нужно. Там, похоже, капитан полный придурок, я нашла упоминание о нем. Не будет трепыхаться, пока все до единой инструкции не просмотрит.

— И как этот ржавый шарик еще конгломераты или Конклав не захватили? — задумчиво произнесла Арми.

— А оно им надо? — усмехнулась ученый. — Венерианский милитаризм сильно переоценен.

— В гель. Даю импульс, — скомандовал Тим, включив всеобщую связь.

«Корона» сверкнула импульсами и унеслась прочь из пространства Альянса Марса.

Командир рассчитал курс в поле астероидов. По двум причинам: во-первых, благоразумней было свалить подальше и желательно не в обитаемую зону Солнечной. А во-вторых, «Корону» там ожидал простенький заказ на сопровождение. Тим даже удивился, получив запрос от «Астерлайта» — второй крупной земной корпорации, почти монополизирующей рынок грузоперевозок. Вереница рудовозов собиралась стартовать от Весты довольно скоро и Тим погнал станцию к свободному астероиду.

У Весты даже не пришлось производить стыковку — успели точно к сроку начала рейса. Пять громадин рудовозов медленно маневрировали, поджидая, когда к ним прилепятся крохотные одноразовые импульсники. Такие движки были мобильными, легко перезаряжались после использования и были дешевыми. Остальную часть пути грузовики вели на фотонных парусах. Космические дальнобойщики — кадабы — часто нанимались на такие рейсы, когда не хватало персонала. Наблюдая за движением транспортников, Фариса держала у головы пакет со льдом.

— Неосторожное похмелье ведет к длительному запою, — назидательно давил на больное Тим, вторые сутки наслаждавшийся страданиями капитана. — Жалею, что в суматохе никто не успел заснять происходящее. Было бы что вспомнить.

— Прямое нарушение законов о личности, — протянула Фариса. — Хотя, мы уже точно вне всякого закона.

— Собираешься устроить головомойку участникам приключения?

— Еще как! Только в себя приду толком. — Фариса прикрыла глаза, плотнее прижав лед к виску. — Куда мы с этими пузырями поносными?

— На Ганимед.

— На Ганиме-е-ед? — Фариса на пару секунд даже забыла о похмельном синдроме. — Надеюсь, мимо миров Конгломерации ЮСа?

— Почему же? — удивился Тим. — Зайдем на Каллисто. Или ты избегаешь конгломератов?

— Ты избегаешь землян. — Фариса снова поморщилась. — Как скоро у нас вообще в Солнечной не будет места, куда податься?

— Не беспокойся, я контролирую ситуацию. И прими уже что-нибудь, тошно смотреть на твой абстинентный синдром.

В командный заглянул Орфей. Все еще помятое лицо здоровяка начало заживать. Рав оказался менее избитым, но тоже неудачно похмелился на следующее утро. Тим не стал вмешиваться, решив устроить разговоры по душам позднее.

— Командир, можно на пару слов?

Тим вышел из командного и спустился за громилой на нижний этаж. Орфей дождался, когда Тим поравняется с ним и указал направление.

— Я бы и сам разобрался, но не совсем понимаю. Либо у Рава от алкоголя мозги свернулись, либо я даже не знаю, что думать.

Тим замедлился, пытаясь сообразить.

— Вообще ничего не понятно.

Стон наемника командир услышал еще за поворотом в отсек у шлюза. Рав сидел на корточках и расширившимися зрачками смотрел в переборку.

— Говори. Или вышвырну за обшивку, шлюз как раз рядом! — рявкнул Орфей.

— К-командир, Ор-рфей. — язык парня заплетался. — Я к ней не подойду больше. Это. Да я не знаю, что это было!

— Так. Заткнись, выдохни и расскажи по порядку. — Тим упер руки в бока и добавил. — Клянусь материнской планетой, прикажу Орфею тебя вышвырнуть в шлюз.

Рав сглотнул и посмотрел на Тима.

— Я Ширу зажал здесь, думал, она не против. Вот последним ублюдком буду, знаю, что ошибся. Вот только все потом потемнело и меня как будто со всех сторон бить начали. Я не выдержал, заорал, потом упал. И все.

— Все. Пора в биокомп. Свихнулся, — констатировал Орфей.

— Иди найди Ширу, на терминал сбросишь, где она. — Тим внимательно присмотрелся к Раву. — А ты слушай меня внимательно.

Тим увидел, что лицо, шея и руки наемника как будто поцарапаны. Очень тонкие и неглубокие надрезы, как будто Рава били металлической щеткой наотмашь. Методично и не менее часа. Но по словам Рава, все произошло в течение минуты.

— Никому ничего не говори и вообще забудь. Еще раз если на кого-нибудь из экипажа попытаешься влезть — это будет твоим направлением на вакуумные процедуры без скафандра. Шира тебя отхлестала чем-то, ты в не нормальном состоянии, чмо полупьяное, вот и придумал всю эту нелепую чушь. Все понятно?

Рав кивнул.

— Уматывай в свою каюту, и чтобы я тебя не видел, пока не приведешь себя в порядок, — скомандовал Тим.

— Все ясно. — Рав поплелся к жилому отсеку. — Ну ее в бездну, это чучело волосатое…

Тим схватился за голову, когда наемник скрылся.

— Космический госпиталь с полудурками, а не боевая станция!

Терминал пискнул принятым сообщением. Орфей написал, что Шира в лаборатории. Тим направился туда. В недавно разгруженном от марсианского оборудования отсеке было просторно, висело немного закрепленного медицинского оборудования на переборках и недавно прикрученная Флином койка и операционный светильник. На койке сидела Арми, Шира меняла ей биозаплатку на раненой ноге — память об инциденте на Марсе.

— Командир, мне пришлось одного из наемников на место поставить. — Шира закончила с Арми и повернулась к Тиму.

— Не осуждаю твои действия, мне интересен сам процесс. Чем ты его отхлестала, что он чуть не обделался от ужаса? — поинтересовался Тим. Арми прислушивалась к разговору, не торопясь уходить.

— Я могу за себя постоять, командир, — медленно произнесла Шира, задумавшись. Тим внимательно присмотрелся к ярким волосам девушке. В какой-то момент ему даже показалось, что они колыхнулись не от движения или гравитации.

— Галактический бардак, — проговорил парень, многозначительно посмотрев на Арми. Наемник без слов закрепила застежки ботинка и вышла из лабораторного отсека. — Вы меня похоронить все хотите, да?

— Я могу извиниться перед ним, если нужно.

— Не нужно. Вообще не пересекайтесь, а то он действительно обгадится. Мне не нужны здесь странности, последствия которых придется разбирать мне. — Ученый кивнула, командир снова пристально следил за ее красной шевелюрой. Мысленно выругавшись, Тим направился на выход. Снаружи его дожидалась Арми.

— Неужели наши марсианки не такие простые? — иронично произнесла Арми.

— Даже если так. Странно, но не критично. Спасибо, что вытащила ребят.

Арми повернулась к Тиму, на ее лице было выражение безразличия.

— Я оценила обстановку и выбрала тактическое решение. Начинаю понимать, почему венерианцы презрительно называют материнскую планету Землишкой, а Марс вообще не воспринимают как что-то представляющее ценность.

— А ты поддерживаешь такое разделение? — удивленно спросил Тим. — Мне же не стоит из-за тебя беспокоиться?

— Конечно же нет, командир. Мои интересы выше банальной вражды фракций.

— Одной проблемой меньше, — пробормотал Тим, проводив Арми взглядом. Он начинал ее понимать — по крайней мере надеялся, что понимает.

Долгий рейс до Ганимеда прошел в размеренном спокойном темпе. Под самый конец третьего месяца конвой задержали на десять дней на орбите спутника. Такой вариант развития событий был предусмотрен контрактом и начались долгие дни ожидания. Бесцельно висеть в пространстве Конгломерации ЮСа было скучно, наемники даже сломали два беговых тренажера. Фариса заметно нервничала, Тим с Флином закончили пересборку «Клеща».

Когда администрация Ганимеда отказала в разрешении стыковки, посоветовав отправиться на Каллисто, Тим сильно удивился. Оставив попытки узнать причину отказа, экипаж перегнал «Корону» к столичному спутнику Юпитера. На Каллисто Тим приказал не покидать станцию и исчез на сутки, растворившись среди толп конгломератов.

Вернулся командир в сопровождении двух серьезного вида ребят и толпы техников, после чего отпустил всех не дальше шлюзового терминала на три часа. Фариса отказалась покидать станцию и мрачно плавала в командном, пока туда не вернулся Тим, отправив новеньких обживаться.

— Я так понимаю, у нас пополнение, — констатировала капитан.

— Да. Крис, хирург, участник шестой экспедиции в пояс Койпера. А также Егор, наемник. Ну что ты на меня таращишься, как орбитал на аномалию?

— Что техники ставят?

— Камеры слежения. Доступ, как и к трюмам с амуницией, будет только у меня, тебя и офицеров. Знаю, можешь мне не говорить. — Тим вскинул руку, Фариса продолжила слушать. — Это нарушение законов о личности. Но мы и так на грани, можем себе позволить нарушать правила. Мы будем точно знать, что происходит на станции.

— Своей смертью ты не умрешь, — пообещала капитан.

Тим усмехнулся.

— Никогда не поверишь, откуда я этих двоих вытащил.

— Удиви меня.

— Из тюрьмы практически. Оба второй год маялись бездельем на местной гауптвахте, конгломераты не знали, что с ними делать. Я очень удачно заключил новый контракт с бонусом в виде двух ценных специалистов. Я думаю, мы еще не раз поработаем с Каллисто, здесь просто рай для наемников.

— И можем забыть о заказах от земных корпораций. — Фариса перелетела к обзорному экрану, на котором виднелся светлый край Каллисто. — Тим, в последнее время участились конфликты между фракциями. Как бы нам не пришлось выбирать сторону.

— Не придется. Мы будем вне этой термоядерной реакции.

Фариса вздохнула, в разочаровании разведя руками. Тим нашел Криса, уже осматривающего оборудование лабораторного отсека.

— Освоились, док?

— Пойдет, работать можно. — медик пролетел к потомку, осматривая панели и проверяя крепления утопленных в них подвижных систем. — Командир, у вас проблемы.

— В чем же? — удивился Тим.

— Рамон, офицер Конгломерации ЮСа. Ходят слухи по Каллисто, что он протеже главнокомандующего Виррина. Вы читали историю Земли? — Крис спустился и зацепился рукой за койку, не касаясь ногами пола. Тим утвердительно кивнул. — Так вот, были там военные структуры с большим количеством званий. Считайте, что Рамон это полковник, доверенный генерала с большими связями. И Рамон у Виррина как собачка на поводке, верный сторожевой пес, выполняющий приказы. И он к вам принюхался.

— Ценная информация, — произнес Тим. — Надеюсь, он не будет лишней болячкой на нашей и без того мозолистой заднице.

— Кто знает? Опасный тип.

Три часа спустя «Корона» медленно двигалась от Каллисто под пристальным взглядом Рамона. Конгломерату были знакомы очертания станции, он бегло просмотрел данные списков разведки, но не нашел там даже немного схожего типа. Оставив на своем терминале пометку о поиске в архивах, Рамон покинул обзорную секцию шлюзового сектора Каллисто.


Дочь ужаса и страха

Пространство орбиты Урана, 207 год к.э. (2168 год н. э.)


Велена всегда умела видеть то, что было скрыто от других.

— Сильно пересеченная местность здесь, ни хрена не вижу дальше десяти метров. Затрахаемся этих ублюдков выковыривать! — раздался искаженный шумами голос Орфея.

— Лучше чаще смотри по сторонам, чтобы не просрать запуск ракеты. Мне совсем не улыбается бесславно погибнуть на краю вселенной. — ответила Велена.

Позиция снайпера была оборудована на возвышении, на краю огромного кратера. «Клещ» спрятался в самом центре углубления, скрытый от обзора засевших на Ариэле плохих ребят.

— Знать бы, сколько еще они с собой мобильных установок таскают. — еле слышно проговорила Арми.

— Если больше двух, при одновременном залпе мы их не сможем нейтрализовать. — глухой бас Флина прерывался тяжелым дыханием наемника. — На три часа, даю лазер.

Велена шевельнулась и сверила отметку на экране с положением ствола гаусса. Совместив параметры, девушка вгляделась, выискивая яркую точку лазерной подсветки. На склоне силикатного холма рядом с точкой лазера блестело овальное донышко наполовину зарытого в грунт кислородного баллона. Движения или чего-то подозрительного вокруг не было.

— Отбой, там ничего. — коротко отчиталась Велена.

— Перемещаю орбитал в следующий квадрат. — голос командира шел с задержкой, «Корона» находилась на дальней орбите, во избежание атаки ракетами. — Смотрите в оба, они обнаружат свое местоположение в любую секунду.

Девушка сместила оружие на два градуса левее и начала разглядывать однообразный ариэлевский ландшафт. Лед и камень. Как и все крупные спутники Урана, Ариэль, вероятно, образовался из аккреционного диска, окружавшего планету первое время после её формирования.

— Говорила мне мамаша, учись хорошо, будешь ученым или инженером. — проворчал Егор.

— Отставить болтовню в эфире. — коротко отрезал Тим. — Орбитал в квадрате.

В абсолютной тишине Велена увидела серую полосу, удлинявшуюся от поверхности спутника. Очередная мобильная ракетная установка плохих ребят разрядилась, и боеголовка готовилась поразить цель.

— Вижу старт ракеты, убирайте ее.

— Не видно ни хрена, мы в низине. Флин, разворачивай свою, ты выше. — по голосу Орфея было слышно, что он слегка в ярости от второго часа блужданий по спутнику.

— Принял.

Вторая полоса вскоре начала настигать первую. Велена отчетливо видела, как юркая противоракета, игнорируя защитные вспышки, коснулась направляющейся к орбиталу ракеты и разнесла ее. Короткий проблеск взрыва погас за несколько миллисекунд.

— Велена, ты их нашла?

— О, да. И вам не понравится то, что я увидела. У них там вырытые в грунте помещения. Даю лазер на один из входов.

Больше она ничего сделать не смогла. Гаусс мог пробить даже очень толстую и крепкую броню, но стрелять неизвестно куда смысла не было. Как и в древние времена, точку в сражении ставила пехота.

— Кумулятивные заряды установлены, штурмовикам готовность. — проговорил Орфей. — Три, два, один, взрыв!

Самого взрыва, естественно, не было. Но Велена заметила разлетающиеся запчасти в месте подрыва. Потом связь пропала — три штурмовика вошли внутрь, оставив наемников с тяжелым вооружением отслеживать старты ракет и держать местность у входа под прицелом. Несколько долгих минут ожидания и связь ожила под аккомпанемент оглушительного мата Орфея.

— Сука, тварь, мразь! Уходит! Куда вы, ублюдки, смотрите?

— Мы его видим с орбитала, Орфей. Спокойно, вы не могли знать о втором выходе. — Тим, наблюдавший с орбиты за операцией, был спокоен.

Велена просматривала местность и не находила цель. Возможно, улизнувший от наемников противник укрывался в пересеченной местности спутника, изобилие кратеров было изрезано обрывами, каньонами и горными хребтами. Девушка понимала, что никому не хотелось ловить последнего из плохих ребят еще энное количество времени. Не исключено, что у них здесь был оборудован не единственный схрон. Голубой диск Урана с безразличием висел на бездонно черном небе.

— Велена, он уходит в следующий квадрат. Там высокий кратер, поймай его на гребне. Штурмовики не успеют, им еще пленных тащить.

— Приказ уничтожить подтверждаю. — Велена отвечала механически, уже разворачивая ствол гаусса в указанную точку. — Лазера не будет?

— Они уже его не видят, я веду с орбитала. Двадцать секунд, прыгает по склону.

Цель все еще была не видна, Велена закусила губу. Упустить противника было нельзя — конгломераты долго загоняли плохих ребят на этот ледяной каменный спутник. Боевые станции у экспедиционного корпуса Урана Конгломерации ЮСа были, а вот солдат в гарнизон включить забыли. Но администрации этого дальнего рубежа повезло, экипаж «Короны» как раз вялился вторые сутки на Титании в ожидании подходящего заказа.

Конгломераты сообщили, что у плохих ребят были мобильные ракетные установки, была разработана целая совместная боевая операция. Пока станции Конгломерации отвлекали на низкой орбите внимание на себя, «Клещ» с бравой космической пехотой в составе шести наемников шлепнулся на днище кратера, остальное Велена видела издалека.

И сейчас ей нужно было убрать последнюю цель. Конгломераты выразились прямо в условиях миссии — нейтрализовать плохих ребят путем взятия в плен и дальнейшей передачей силам Конгломерации, либо уничтожить.

— Он почти на высшей точке. Секунды, Велена.

Девушка не ответила, сосредоточившись на дальнем обзоре. Зрение плавно увеличивало все детали, в которые она всматривалась. Гигантское расстояние не было для нее проблемой. Главное, чтобы не подвела техника.

Фигура в скафандре выпрыгнула на кромку кратера. Велена выдохнула и плавно нажала гашетку огня. Ферромагнетический снаряд рванулся в пустоту, преодолевая огромное расстояние и врезался точно в цель.

— Цель поражена.

— Слава яйцам! Флин, Егор, прогуляйтесь за ублюдком. Может, еще жив.

— Он мертв, Орфей, можете не торопиться. — Велена наблюдала, как штурмовики выводили из катакомб плохих ребят. Почти спустившись громадными прыжками к десантному челноку, девушка услышала голос командира, на этот раз почти без помех — «Корона» переместилась на близкую орбиту.

— Миссия завершена. Пленных и тело погибшего перемещайте на дно кратера, там, где «Клещ». Транспорт Конгломерации прибудет через двадцать минут.

Девушка устроилась в челноке, дожидаясь команду. Редкие в последнее время минуты тишины и одиночества вернули Велену в прошлое. Обрывки воспоминаний о детстве на территориях, которые в будущем будут принадлежать Альянсу Марса.

«Двести сорок два, генетический материал доноров 1145 сперматозоид и 354 яйцеклетка и организм для рождения. Не имеет внешних изменений, только внутренние. Стандартные навыки и реакции. Нарушений в психике и личности не выявлено. Рекомендуется средний уровень изучения и наблюдения. Дополнительных условий содержания нет. Стерилизация не требуется.»

Три строчки мелким шрифтом сухим языком. Это все, что она знала о себе и своем зрении. Все остальное было скорее всего уничтожено. Данные были вывезены перед расколом Солнечной на фракции в один из миров Конгломерации ЮСа, где они их нашли. Вот только конгломераты вычислили ее раньше, чем они добрались до своей цели. Ей пришлось бежать, был выбор остаться и сдаться или практически похоронить себя в аварийной капсуле, летящей в пустоту.

Велена выбрала последнее.

— Спишь, Велена? — шлем Орфея втиснулся в открытый настежь люк челнока. Велена обратила внимание на мигающий символ аварийной связи. Девушка, оказывается, чуть менее получаса не слышала переговоров отряда и экипажа станции. — Засранцев уже грузим, скоро взлетаем.

— Дальники уже всех упаковали. Давайте шустрее, отморозки, уже не терпится получить кредитки и потратить их! — Рава было слышно отчетливо, выросший за пару лет обитания на «Короне» подросток превратился в парня с обычным телосложением для низкой гравитации. Высокий рост, стройное туловище и звонкий голос. Велена несколько отрешенно наблюдала за суетой в челноке, со многими из этих людей она провела два с небольшим года своей жизни.

И многие ее сторонились, хотя и не показывали этого открыто.

— Они всех в один транспорт погрузили? — Велена обратила внимание на взлетающий челнок Конгломерации, забравший плохих парней.

— Да там вообще анекдот был. — глухо пробасил Егор. — Они настолько пересрались, что двое с трупом в грузовом летят сейчас.

— Чего испугались? — не поняла Велена.

— Что их так же пробьют навылет хрен пойми откуда. — ответил Орфей. — Мне тоже показалось, что они обделались, увидев наши скафандры без эмблем. Флин, не веди «Клещ» с перегрузкой, и так хреново.

— Загляни к Крису, он тебе здоровенную клизму от алкоголизма вкатит.

Хохот утих уже когда челнок состыковался с носителем. Шлюз для «Клеща» серьезно переделали, ранее простая ниша в корпусе теперь была герметичной камерой со створками. Ради этой модификации «Корона» проторчала на Тефии почти месяц в прошлом году.

Велена все те дни провела на станции, не став блуждать в поисках развлечений по купольному городу сатурнианских конгломератов. Все купола небольших спутников были одинаковы — лоск и роскошь вверху, темнота и опасность в глубине. Большая часть осознанной жизни и воспоминаний девушки были связаны с Деймосом и Фобосом, где она росла.

Велена и Орфей сразу направились в командный отсек. Там все еще царил бардак, Шира с Крисом уже более месяца пытались подключить компьютерный биоблок, но все их попытки не увенчались успехом.

— Естественно, я требую разрешения на стыковку! Мне не важно, что у меня только два человека имеют гражданство Конгломерации ЮСа. Вы обязаны предоставить нам полное сотрудничество по условиям выполненного контракта! — командир орал на какого-то мужика на экране, тот заметно нервничал.

— Я затребую инструкции у своего управления.

— Затребуйте! Или их затребую я! — Тим протянул руку и вырубил тумблер связи, изображение человека погасло, сменившись данными с внешних датчиков и камер. — Кретин ураножопый.

— Видимо, такие погрязшие в инструкциях генетические инвалиды и развалили ООН и ГМП. — вполголоса заметила Шира, задумчиво разглядывая позитронную графеновую схему. Велена подошла ближе к ученому.

— Не клеится?

— Никак. На двести раз уже все виды синхронизации во всех режимах прогнали. Бесполезно. Встанем на стыковку, снова полезу внутрь системы. «Корона» откроет мне свой секрет.

— Если он вообще существует у станции.

— Я в этом уверена.

— Отдохни день другой на Обероне, если мы получим стыковку. Будет свежий взгляд на свежую голову.

Шира отложила схему и улыбнулась Велене.

— Хорошо.

К ним подсел Крис.

— О чем шепчетесь? Да мне неважно. Шира, биоблок в норме, проблема в системах «Короны».

— Ты мне сотый раз уже это говоришь. Все, собираем на место, скоро невесомость, не нужно, чтобы компьютерный хлам по командному летал, а то Фариса нас с дерьмом сожрет.

Тим отвлекся от обсуждения итогов вылета с Орфеем и подозвал Велену.

— Ты как, в порядке?

— Отлично, командир. Все сделали без ошибок.

— Идеально. Пристыкуемся на Оберон, разрешаю разбить там пару морд, без стрельбы.

— Это легко. — хохотнул Орфей. — Мне сегодня толком не удалось никому даже прикладом в грудь садануть. Сосунки оказались. Нам точно дадут стыковку?

— Еще бы не дадут. Я же сын президента Ларгана! — засмеялся Тим.

— Все твои шуточки. — улыбнулась Велена.

— Каким бы клоуном не был наш командир, а стыковку нам разрешают. — оторвалась от пульта управления связью Фариса. — Лиу, идем на Оберон.

— Да, капитан. — отозвался навигатор.

Велена пошла к себе в каюту, решив принять озоновый душ и переодеться перед высадкой на Оберон. Ей пора было перестать оглядываться на прошлое и избегать конгломератов. Ее в коридоре нагнал Крис.

— Составишь мне компанию? — поинтересовался медик.

— Смотря, в чем твой интерес, доктор. — обтекаемо ответила девушка. — Мне нужен проводник, а тебе сопровождение и этот вариант сотрудничества устроит нас обоих.

— Договорились. — коротко бросил конгломерат и оставил марсианку. Велена вздохнула — доктор, по ее мнению, мог быть более приветлив. Слишком дальники строят из себя суровых.

Велена никогда серьезно не задумывалась о том, чтобы завести близкие отношения с кем-нибудь из экипажа. У тех, кто живет на внешних мирах и станциях нет времени на отношения и секс, который в условиях низкой гравитации или невесомости занятие нелепое чуть менее, чем полностью. Подавлять человеческие инстинкты было не сложно, любой обитатель космоса знал с малых лет, какие препараты принимать для стабилизации гормонов организма. А про нехватку человеческого тепла среди населения космоса ходила столетняя шутка о том, что всегда можно подкинуть еще людей в реактор.

Оберон, второй по размеру и массе спутник Урана и девятый по массе спутник в Солнечной, был чуть меньше густонаселенной Титании и имел техническое превосходство — современную оснащенную верфь, совмещенную с шлюзами для стыковки крупных станций. Орбита Урана не входила официально в территорию влияния Конгломерации ЮСа, но формально это мало кого волновало — всем здесь заправляли конгломераты. Наемникам и экипажу выплатили солидные доли за успешную миссию на Ариэле, и все обитатели «Короны» направились хорошенько отдохнуть от тесных помещений станции. Почти все направились в недавно запущенное огромное кольцо искусственной гравитации, сооруженное в огромной каверне под поверхностью.

Велена снова несколько часов привыкала к идентичной земной силе тяготения. Всем обитателям космоса рекомендовали хвататься за любую возможность бывать почаще в условиях высокой гравитации — биологически человек был все еще привязан к условиям обитания на родной планете. Девушка знала, что останавливает цивилизацию от дальнейшего рывка в бескрайние пространства.

Ужас и страх.

Перед необратимыми изменениями и это было понятно. Биология не машинерия, к исходникам не откатить. Но эти запреты останавливали не всех. Велена знала это слишком хорошо.

— Ты уже в норме. — Крис отодвинул от лба девушки медицинский диагност. — Теперь вынужден признаться в обмане. Я никогда не был на Обероне.

— Доктора всегда врут. — пожала плечами Велена. — Действительно, я уже в норме. Пойдем искать место, где мы сможем купить вкусного. Умираю, как есть хочу!

— Умереть я тебе не дам — не в мою смену. — усмехнулся Крис, и они направились вглубь кольца.

Велена заметила далеко впереди Тима и Арми. В последнее время они часто были вместе. Возможно, командир держал внимательную венерианку ближе к себе во избежание эксцессов. На «Короне» было не принято обсуждать личное, командир за последний год уделил много времени развитию личной дисциплины среди наемников и экипажа. Девушка находила его решения рациональными, для нее Тим стал человеком, которому было можно доверять. Арми же так и осталась для нее далекой и безразличной. А еще в последнее время Велена хорошо общалась с Широй и надеялась, что Крис также войдет в круг ее взаимопонимания.

Они остановились в ресторане с разнообразной кухней на любой вкус. За непринужденной болтовней с Крисом Велена быстро расправилась с порцией салата из морепродуктов и перешла к шоколадному десерту.

— А ты любишь сладкое. — заметил медик.

— Еще бы. Наверняка, ты знал об этом и раньше.

— Конечно. Ведь все медицинские данные находятся у меня. — Крис задумался, вилочка в его руке замерла и через секунду упала на стол. — Извини, задумался и забыл, что я не в невесомости. Аккомодация твоего зрения просто феноменальна, но в чем причина, мне неясно.

— Крис. — мягко произнесла Велена. — Если ты решил изучить меня, воспользовавшись нашей прогулкой, то это очень плохая идея.

— Виноват, более не подниму эту тему. — медик развел руками. — Если только сама не попросишь моей помощи, более не заикнусь.

— Это будет лучшим решением. Как думаешь, нам пора покинуть это место и пойти повеселиться?

— Поддерживаю. — кивнул медик.

Найти подходящее веселое заведение не составило труда. Все голографические вывески и электронные информационные табло указывали на место с названием «Элизиум Оберона». Контингент внутри был самый разнообразный от вполне нормально выглядевших людей до разодетых в кричащие краски и фасоны одежды людей. Было много кадабов. Конечно, много кто был в комбинезонах, как Велена и Крис, так что им удалось затеряться в толпе, не выделяясь. Гремела музыка, менялось два стиля, освещение было хорошим. Постепенно Велена привыкла и влилась в ритм веселья. Крис пил коктейль, предложив такой же и Велене, но она отказалась.

Девушка наблюдала царящую вокруг атмосферу радости и подумала, что цивилизация даже на край галактики принесет с собой обыкновенную земную человечность. Тим, когда работал на «Короне» как техник, таскал с собой динамик из которого доносились забойные ритмы популярной земной музыки. Фариса ценила редкие и дорогие виды алкоголя. Орфей и Рав периодически играли в компьютерные игры, Флин проводил время за просмотром медиа наследия прошлых веков.

— А как ты развлекаешься? — перекрикивая ударные ритмы музыки, спросила у медика Велена.

— Сейчас? Вот так. — Крис сделал несколько танцевальных движений и вернулся в исходное положение у занятого ими миниатюрного высокого столика. — Или ты вообще интересуешься?

— Да. — Велена взяла себе у робота сок и принюхалась. — Я мало тебя знаю.

— Меня интересует история. И, кстати, наш командир тоже хорошо эрудирован в этой дисциплине. Он много знает о военных событиях прошлых столетий.

— Не придавала значения этому раньше. — удивилась Велена. — Наверное, мне стоит завести себе хобби.

— Попробуй рисовать или работу с графикой. С твоим зрением у тебя будут получаться идеальные рисунки и модели. Сможешь оставить службу наемником и зарабатывать миллионы, работая на медиа концерны.

— Над этим стоит подумать.

— Конечно. — Крис повернулся и совсем слегка задел парня у соседнего столика. Тот обернулся.

— Потише корпусом двигай, хмырь.

— Хм, не знал, что тут кадабы такие раздражительные. — проговорил Крис и отвернулся, сразу забыв про инцидент.

— Что там пискнул, планетар? — космический дальнобойщик явно пребывал в плохом расположении духа.

— Я говорю: любое сходство между вами и человеком является чисто случайным! — отчетливо произнес медик.

Велена демонстративно опустила руку к поясу и положила ладонь на рукоятку магнитного оружия.

— Вы не поняли, кто мы?

— Да мне насрать!

Дальнейшее девушка помнила отчетливо — на Криса набросились двое, кадаб зачинщик ударил прямым хуком в лицо, медик попытался увернуться, но кулак все равно попал в скулу. И через полсекунды ударивший его уже хватал ртом воздух, Крис что-то сделал с его грудной клеткой. Второй уже заносил над медиком стакан, чтобы ударить им Криса в голову сверху.

Велена отвлеклась на рванувшегося к ней нападавшего. Драка никогда не была ее любимым занятием, в современном обществе это было явлением сильно редким, как падение метеорита на Землю. И сейчас девушка видела, как на нее набрасывался более массивный противник. Велена увидела на его запястье регулятор магнитных подошв ботинок и, протянув руку, рванула его на полную мощность. Драчун, потеряв равновесие, не в силах оторвать ноги от пола, растянулся в неестественной позе лицом вниз, крича в пол.

Крис ударил второго нападавшего ногой под коленную чашечку и тот согнулся от боли, после чего развернулся на шум возле девушки.

— Велена, сзади!

Она уже видела. На нее сзади замахивались телескопической дубинкой. Девушка сделала шаг вправо под траекторией дуги, направленной ей в голову и ударила локтем под дых, после чего добавила удар руками, сцепленными в замок по шее. Противник растянулся на полу.

Вокруг них образовалось пустое пространство. Крис принялся молча ставить поверженных на ноги.

— Что здесь происходит? — на середину вышел Тим. На краю толпы виднелись фигуры Орфея и Флина. Велена вкратце обрисовала ситуацию, кадабы мрачно молчали, глядя на внезапное подкрепление.

— Ублюдок, ты мне колено снова сломал!

— Сам виноват. — пробурчал Крис и вытащил из пояса портативный инъектор. — Не вой, я медик, сейчас обезбол вкачу, до медцентра сам доберешься.

Вскоре обстановка вокруг пришла в норму. Тим с наемниками ушли. Велена внимательно посмотрела на Криса.

— И как ты объяснишь, как доктор может справиться с двумя здоровыми кадабами?

— Если ты расскажешь, как успела увидеть, что тебя бьют сзади до того, как я крикнул. — медик хитро прищурился. Велена усмехнулась.

— Ну, хорошо. У меня угол зрения больше, чем у кого-либо.

— Понятно. А добрый доктор знает анатомию. Драться не умеет, но как покалечить или убить понимает отлично.

Крис взял себе новый коктейль. Его скула покраснела от прошедшего вскользь удара, но медик выглядел веселым и жизнерадостным. Ему не хотелось рассказывать девушке все, что он видел в шестой экспедиции к поясу Койпера. Особенно про печально известный «Версаль» — Крис был в одной из команд, вступивший на борт проклятого круизного лайнера, о котором не было достоверно и официально известно ничего, но ходило столько слухов по Солнечной.

— Ты видел некоторое дерьмо в поясе Койпера. — задумчиво произнесла Велена. — Раз у нас сегодня разговор по душам, то так и быть, поделюсь немного своими мыслями и рассуждениями. Видишь ли, я человек с интересным взглядом.

Велена придвинулась ближе к Крису, чтобы не повышать голос из-за музыки.

— Игра слов?

— Да. Я сама не знаю, как все работает с научной или медицинской точки зрения. Мои глаза имеют врожденные отличия, возможно генетические. Я выросла в лабораториях Марса, а позже взрослела в куполах Деймоса и Фобоса. И я скорее умру, нежели вернусь под пристальное внимание ученых в виде экспериментальной мышки.

— Больше никаких вопросов. — Крис поставил пустой стакан на столик. — Пожалуй, вернусь на «Корону». Нужно выспаться, чтобы помочь завтра Шире с биокомпом. Ты идешь?

— Нет, остаюсь. Не беспокойся, наши крутятся неподалеку, вернусь вместе с ними.

Крис ушел. Велена не чувствовала угрызений совести, что соврала медику о своем возвращении с экипажем. Ей хотелось побыть одной, переосмыслить воспоминания далеких дней, которые, как ей казалось, были тысячу лет назад. Особенно воспоминания о брате, ведь она узнала, что у нее есть брат уже после того, как видела его в последний раз.

«Двести шестнадцать, генетический материал доноров 506 сперматозоид и 354 яйцеклетка и организм для рождения. Не имеет внешних изменений, внутренние тоже не обнаружены. Стандартные навыки и реакции. Нарушений в психике и личности не выявлено, необходимо продолжать тесты. Рекомендуется высший уровень изучения и наблюдения. Дополнительные условия содержания, ограничение действий и общения. Требуется стерилизация.»

Велена всю ночь просидела на самой верхней обзорной площадке купола в компании двух упаковок шоколада.

И у нее получилось почти под утро. Звезды стали ближе и отчетливей. И смотреть на них было уже не больно, как раньше.


Законопослушный гражданин Паллады

Пространство пояса астероидов, 207 год к.э. (2168 год н. э.)


Орфей выбрался из каюты и выглянул в коридор. По нему прыгал Рав по направлению к душевой.

— Сколько до следующего импульса?

— Откуда мне знать, я что, похож на командных умников? — лицо Рава в удивлении вытянулось еще больше.

— Свали в ужасе, уебок бесполезный, — Орфей подумал, не догнать ли парня, наградив увесистой затрещиной, но тот уже скрылся за поворотом, и показываемый им неприличный жест исчез. — Крысеныш, бля.

Орфей вернулся в отсек и завалился на койку. Второй месяц бездействия на борту «Короны» действовал на него удручающе. От тренировок уже тошнило, рубиться с Равом в компьютерные игрушки надоело, и Орфей уже всерьез подумывал, не попросить ли кого из экипажа обучить его основам какой-либо нужной профессии.

Орфей начинал чувствовать себя слегка бесполезным.

— Орф, ты сдох окончательно и можно выкидывать за обшивку? Или еще живой? — в проеме нарисовалась безэмоциональная харя Егора.

— Не дождетесь, — проворчал Орфей и кисло посмотрел на наемника. — Тебе чего?

— Тим зовет, у тебя планшет разрядился, видимо.

— Бля, по громкой не мог вызвать, тихарь хренов. — размеренно произнес Орфей. Егор все еще с постной миной торчал в проеме. — В командном?

Егор кивнул и направился дальше по своим делам. Орфей протянул руку и вытащил из закрепленного на переборке чехла планшет и выругался. Штекер питания не был присоединен.

В командном отсеке было на удивление тихо. Командир, развалившись в кресле, изучал информацию с экранов, капитан о чем-то вполголоса говорила с пилотом, пальцы которого ловко бегали по панели управления пространственной навигацией.

— Звал, командир?

Тим оторвал взгляд от экранов.

— Да. Флин готовит «Клеща», надо будет метнуться к рудовозам. Они коренные с пояса, твоя помощь может пригодиться.

— Поясные свободные?

— Сборная солянка, как их отличать не знаю, они все там на одно ебало. Мы около Эвномии.

Орфей прижал ладони к наголо бритым вискам. У Эвномии шатался настолько разнообразный сброд, что отличить шахтера Палцера от старателя любого из трех сотен обитаемых астероидов пояса было сложной задачей.

— Командир, про хвост не забудьте, — проговорил Лиу.

— А, да. Глянь сюда, Орфей. — Тим протянул руку и дернул кронштейн экрана, развернув его для лучшей видимости информации. — Это что за говноед за нами тащится с крайнего импульса?

Глаза Орфея полезли из орбит. Из всех миллиардов кубометров пространства надо же было очутиться именно здесь и нарваться именно на эту рейдерскую станцию. Орфей хорошо знал очертания этого рейдера и был уверен на все сто процентов.

— Тим, надо валить! Это «Ристрэйдж», загоняй всех в скафандры!

Фариса и Лиу замерли, Тим среагировал быстрее и включил общую связь.

— Экипажу немедленно надеть скафандры и занять боевые места! Ожидать дальнейших указаний, — отпустив клавишу, Тим торопливо последовал примеру остальных, извлекающих из ниш в переборках аккуратно упакованные боевые скафандры. — Рассказывай.

— Это элитный рейдер пояса. Самый неуловимый и хитрожопый ублюдок из всех. Когда все завертелось с Хэйтом, его капитан умудрился спиздить у ВКС военный ракетоносец. С термоядом на борту. И нам охрененно повезет, если он направляется к рудокопам, а не к нам.

— Ясно. Командуй наемникам вооружаться, попробуем удрать. Ну, а если не свалим… — командир сделал длинную паузу. Орфей кивнул. — Лиу, дай телеметрию пространства вокруг.

Пальцами в тонких перчатках пилот забегал по управляющим панелям. Экраны сменили изображения и собравшиеся в командном отсеке молча обозревали виды бескрайнего космоса с редкими астероидами, огоньками станций рудокопов и крохотным пятном рейдера.

Орфей связался со всеми наемниками и передал распоряжения вооружиться в арсенале, сам же направился сразу к челноку. В арсенал он не стал спускаться, его личный плазмомет находился в оружейном кофре «Клеща».

В командном отсеке на экранах пятно «Ристрэйджа» начало движение. На экранах оно выглядело небольшим и совсем не опасным. Тим доверял тому, что знал Орфей и прокручивал в голове варианты.

— Капитан, импульсное движение, вычисляю курс. — Лиу повернулся вполоборота и выдохнул: — Движется к нам!

Фариса побледнела, наблюдая, как огоньки станций рудокопов скрываются в тенях астероидов. Капитан ничего не успела сказать, как по отсеку прокатилась прерывистая трель сигнала.

— Уже не успеем ничего сделать, они выпустили ракеты, — Тим рухнул в кресло и протянул руку к тумблеру общей связи. — Всем приготовиться к термоядерному удару, блокирую секции для наилучшего экранирования! Действуем по обстоятельствам, каждый делайте, что сможете! Или мы лучший боевой экипаж Солнечной или про нас забудут после сегодняшнего дня!

Орфей, после того как услышал объявление командира, быстро прикинул ситуацию. До челнока он добраться уже бы не успел, да и не нужно это было. После детонации на корпусе ядерного заряда не то что «Клещ» — даже «Корона» может развалиться на куски. Орфей был возле шлюза, но решил не торопиться вылезать наружу и дождаться удара, хорошенько спрятавшись. Если всех не размотает по космосу ударной волной, то шансы выжить оставались. Скафандры были экранированы от радиации, надежно защищая хрупкие человеческие тела от сильного излучения.

Орфей нырнул в пустующую стенную нишу и дернул механические жалюзи из метасплавов, как дополнительную защиту. Он замер в тесном помещении и надел шлем. О том, что атака завершилась, Орфей понял по погасшим электронным системам и дрожанию переборок.

Ракета взорвалась, не достигнув «Короны».

Возмущение электромагнитного поля, поражающий фактор термоядерного оружия, источник электромагнитного импульса, вырубило все системы «Короны» — вот как действовал рейдер. Теперь на станции в рабочем состоянии остались только механика, аналоговые системы и люди.

Орфей ухмыльнулся и, выбравшись из ниши, двинулся к шлюзу. Перебраться по обшивке к челноку было делом нескольких минут, «Ристрэйдж» был еще далеко. Электронные анализаторы скафандра были мертвы, Орфей надеялся, что фон активной зоны не сильно превышен. Он начал раздумывать, как попасть внутрь, но тут шлюз распахнулся и оттуда вылез Флин. Связь не работала, Орфей знаками объяснил наемнику, чтобы он достал из челнока оружие и оставался на месте, в оборонительной позиции.

Флин все понял и нырнул в недра станции, вскоре вернувшись и протянув Орфею плазменное оружие. Он удостоверился, что активного вещества полный заряд и затаился в ожидании медленно пробирающегося свозь вакуум к обездвиженной жертве рейдера.

Внутри «Короны» экипаж затаился в наглухо блокированных отсеках. Велена и Рав оказались застигнуты в самой неподходящей для долгого пребывания секции жилого отсека. В тесном коридоре не было запасников кислородных баллонов, только аварийный комплект, которого двум людям хватило бы не более чем на десять часов. Велена в темноте нащупала рубильник аварийного химического освещения и дернула его. Тусклый свет озарил длинное лицо Рава, он был без шлема. Парень поднял большой палец, потянув носом воздух. Девушка сняла свой шлем.

— Кажется, мы в западне? — задал риторический вопрос Рав.

— Если энергия вскоре не вернется, то да, — Велена покачала головой. — Вся электроника передохла. Мы ничего не сможем сделать.

Рав хрустнул шеей, разминая мышцы и оскалился, с насмешкой посмотрев на девушку.

— Мы вообще бесполезны, а Орфей не из таких. Он пройдет к ним без оружия и разорвет их голыми руками. — Рав посмотрел на аналоговый индикатор атмосферы в отсеке. Сегмент был желтым. — Я, когда его в заключении первый раз увидел, подумал все, пизда всем пришла и мне в том числе. Он в первый же день отмудохал двоих так, что одному кости три недели в лазарете собирали чуть ли не по кусочкам. Я к Орфею когда пришел с планом побега, он меня сначала нахер послал, но все же разговорились. Тогда я и узнал все.

— Что? — взыграло природное любопытство у Велены. Рав на пару секунд задумался, прежде чем продолжить.

— Орфей был обычным хорошим гражданином, никогда не имел проблем с законом, как остальная сидевшая шпана. Нормально зарабатывал, делал скромную карьеру. Девчонку себе нашел, они собирались пожениться. Эври ее звали. Они познакомились из-за какой-то древней сказки. А дальше не повезло, мудаки из верхов начали возить на Палладу наркоту с Земли, раскинули торговую сеть, люди пачками подсаживались. Ну и Эври затянуло по полной программе, она скрывала от Орфея все до самой своей смерти от передозняка, организм не выдержал. Орфей не стал раздумывать долго, вытряс говно из дилера, вычислил куратора и устроил кровавый душ прямо в администрации. Он не сбежал с места убийства, туда стянули всю полицию. Я не видел новости, уже сидел, но мне свежаки потом рассказали, что крутили по всем каналам, как его вели под прицелом десятка стволов.

— Какая печальная история, — проговорила Велена. Рав продолжал рассказывать.

— Когда мы убегали, с нами полтюрьмы ломанулось. Я хотел с Орфеем сразу разбежаться, он же заметный и известный. Да через час меня снова прижали на средних уровнях. Когда мне в зубы сунули с размаху и начали стяжками вязать, удалось на момент Орфея увидеть. Я заорал ему, полиция переключилась на него. Вообще я думал он меня прямо там замочит. — Рав сглотнул, издав короткий смешок. — Обошлось. Оставил законников без сознания, и мы ушли. Потом промышляли мелочью, пока на тебя и командира не нарвались.

Рав замолчал, погрузившись в свои мысли. Велена проверила баллоны, они все были исправны. Атмосфера уходила слишком быстро, углекислый газ начинал вызывать легкое головокружение. Они оба не были технически подкованы и не могли выяснить, в чем заключалась неисправность.

Индикатор щелкнул и механика выдала красный квадратик в окошке. В порыве секундного нервного импульса Велена сжала пальцами в перчатках края шлема, который она держала в руках. Рав кисло посмотрел на девушку.

— Пора. А то задохнемся. Чего ты такой бледный?

— Подыхать неохота, — бросил Рав и нахлобучил шлем, активировав кислородный баллон.

Химический свет медленно угасал, оставляя Велену и Рава в расползающейся по отсеку темноте.

Орфей выждал, пока рейдер встал вплотную и пираты полезли из него на станцию с отключенными системами. В тени надстроек станций он двинулся к «Ристрэйджу», аккуратно избегая зоны видимости внешних камер. План Орфея был прост: Флин выждет, пока на станцию не выйдет вся вражеская команда и откроет заградительный огонь, а за это время Орфей проберется в рейдер и наведет шороху внутри.

Это была настоящая авантюра — с двумя плазменными стволами дать отпор самому опытному экипажу корсара астероидного пояса. Но выбора не было, Орфей не заметил, чтобы кто-то еще выбрался из «Короны» — скорее всего они все оказались заперты в отсеках.

А еще Флин, хитро ухмыльнувшись за стеклом шлема, сунул Орфею вместе с оружием гранату. Орфей про себя отметил, что бывший гвардеец, нарушивший установленные Тимом правила хранения и доступа к оружию, не так прост и обладает необходимой смекалкой. Подорвать «Ристрэйдж» Орфей решил в крайнем случае, если все пойдет совсем плохо.

Орфей затаился возле одного из шлюзов и дождался, когда ублюдки в количестве двух штук выберутся наружу. Оружия при них не было, у одного имелся плазменный резак. Прежде чем они успели закрыть шлюз, Орфей рванулся из своего укрытия и зацепившись одной рукой за скобы на внутренней створке шлюза пнул обоими ногами того, у которого был резак. Улетевший в пространство мудак больше не был помехой, а второй успел намертво вцепиться в скобы на обшивке. Времени не было, Орфей прицелился и двумя выстрелами разворотил его скафандр.

Счет пошел на секунды. Кувыркающийся в пространстве наверняка связался с экипажем, и Орфей не исключал шанса горячей встречи после окончания шлюзования. Он прикинул внутреннее строение станции и решил идти сразу в командный отсек, расположенный посередине ракетоносца. Бывшая военная станция была не стандартным «колесом», как крейсер. В носовой части располагалась подвижная крестовина искусственной гравитации с ракетными пеналами и крохотными жилыми отсеками, крепилась она на толстый стержень с транспортными капсулами, переходящий в основной корпус, в котором была постоянная невесомость. Орфей залез в рейдер у двигателей в кормовой части и при внезапной тревоге ему могли встретиться только техники. В любом случае недооценивать ублюдков он не собирался и держал оружие наготове.

Сильно напрягало отсутствие систем и усилителей скафандра. На Орфее была боевая модель, он не случайно еще в командном выбрал именно ее, и сейчас броневые пластины могли защитить его и в целом добавляли массы. В случае рукопашной Орфей не сомневался — руки чесались раскрошить лица ублюдков.

Шлюзование закончилось, электронный индикатор сменился на зеленый цвет и Орфей ударил по кнопке открытия. Внутренний отсек был пуст, Орфей снял шлем, выглянул и повел усеченным конусом оружия из стороны в сторону. Проверяя отсеки один за другим, он краем глаза взглянул на «Корону». Фигурки пиратов отползали от ангара «Клеща» из которого Флин открыл заградительный огонь, помешав ублюдкам вскрыть основные шлюзы.

Подобравшись к командному отсеку, Орфей приготовился, но автоматическая дверь раскрылась без его участия. За ней с ошарашенными лицами висели два мудака, с непониманием вылупившиеся на Орфея. Он вскинул оружие и ткнул стволом одному в грудь, оттолкнув его внутрь отсека. Второй очнулся и, подняв руки, оттолкнулся и полетел сам.

— Всем конечности в стороны, чтобы я их видел! Стреляю на поражение, кому первому кишки прожарить? — громко произнес Орфей, медленно вплывая в командный отсек. В нем находились еще трое — женщина и двое мужчин, высокий молодой сопляк и низкий бородатый мужчина. Секундное замешательство после слов Орфея закончилась, пираты ринулись кто куда.

Орфей сделал три выстрела в отброшенного им у дверей ублюдка, вздумавшего вытащить из-за пульта разрядник. За долю секунды перевел прицел и застрелил женщину, которая рванулась к другому выходу из командного. Она успела открыть двери, в которые глистой шмыгнул высокий. Орфей не успел его достать, автоматика закрыла двери. В командном отсеке остались бородатый и второй, открывший двери перед Орфеем. Плюс два трупа — Орфей присмотрелся, женщина была еще жива. Он навис над бородатым и вытащил гранату, сунув ее под нос пирату.

— Видишь это? Твоя станция, набитая говном, разлетится по всему поясу. Прикажи тем, кто вылез, восстанавливать системы, а остальных мудаков всех сюда гони. Понял?

Бородатый кивнул и повернулся к пульту связи, включив общую.

— Экипаж, всем снаружи восстанавливать системы приза, мы в командном под прицелом. Остальным проследовать в командный отсек. Сын, беги!

— Сосни хуйца, мелкий уебок! — Орфей ударил бородатого прикладом в затылок и перевел ствол на оставшегося. — Ты. Свяжи бородатого, перевяжи эту, чтобы не откинулась. И связывай каждого, кто прибудет в командный.

— Я согласен, только не стреляй.

Орфей держал их под прицелом, пока в отсек не прибыли еще пятеро человек. На одном из экранов сверкнул двигателями двухместный челнок и унесся в пространство.

— Кто это был? — спросил Орфей, обводя стволом собравшихся ублюдков.

— Сын капитана, — связывавший всех парень указал на бородатого, все еще находившегося в отключке.

— Все, ждем. Кто дернется, получит полную задницу плазмы. — Орфей замер, несколько минут держа всех под прицелом, пока не замигал вызов. Он протянул руку и активировал связь.

— Капитан, мы запустили несколько систем, они вылезли и держат нас под прицелом. Что делать? — голос говорившего ублюдка звучал беспокойно.

— Подчиняйтесь. Или всех перестреляю и взорву говновоз. — ответил Орфей и сразу выключил связь.

Ждать пришлось совсем недолго. Вскоре двери в командный отсек раскрылись и внутрь вплыли Тим и Егор. Командир оглядел команду «Ристрэйджа» со связанными стяжками руками и приказал им двигаться один за другим к шлюзу, после чего повернулся к Орфею. Он пристально смотрел на Тима.

— Командир. На два слова, — мрачно произнес Орфей.

— Слушаю тебя.

— Отдавай приказ застрелить их, Тим. Так надо.

— Нет. Мы наемники, а не убийцы.

— Тим, я все понимаю, но поверь мне, ты сейчас совершаешь охренительную ошибку. Если их убить, то они точно никогда нам больше не встретятся, а оставшись в живых, будут мстить. Этих мудаков нужно застрелить, или мы потом все охренительно пожалеем об этом.

Командир не ответил, пролетая вдоль систем управления ракетоносцем. Остановившись у пульта управления ракетным вооружением, нажал кнопку активации. Раздался резкий звук отказа и на экране высветилась надпись: «Установите ключи запуска и введите код доступа».

— Все равно мы одного упустили. Я решу эти вопрос, Орфей. Расстрела не будет, возвращаемся на «Корону», — с небольшими паузами произнес Тим

— А «Ристрейдж»? Бросим его в поясе, как прошлый рейдер?

Командир хитро посмотрел на Орфея.

— Нет. Этот ништяк мы потащим с собой.

Орфей направился за командиром. Вереница из пленных пиратов скрюченными фигурами перебиралась на «Корону», где в шлюзе их принимал Флин. Орфей зашел последним, сопровождая бородатого капитана рейдера. После шлюзования тот уставился на Орфея тяжелым взглядом.

— А я тебя вспомнил, мудила жирный. Ты тот психопат с Паллады, и тебя дожидается уютная одиночная камера с пожизненным сроком.

Орфей от души второй раз за сутки приложился прикладом к голове бородатого отморозка. На «Короне» все еще не было гравитации, кольцо не двигалось. Орфей дотащил безвольное тело до трюма и поместил к остальным. Парень, который сдался Орфею самым первым знаком показал, что хочет поговорить. Проигнорировав его, Орфей направился в командный отсек, хлопнув по плечу затянутому в броневые пластины скафандра Егора, охранявшего пленных.

В командном был привычный хаос, в основном касающийся восстановления систем станции. В этом вопросе опыт Орфея был минимален, и он приютился в дальнем углу, где уже спряталась Велена. Она выглядела уставшей.

— Великолепно провернул атаку с захватом. Надо же, практически в одиночку.

— Повезло, что они расслабились. — Орфей с удивлением заметил, что у него до сих пор в руках было плазменное оружие.

— Спасибо, что вытащил нас. Рав мне рассказал… Что верит в тебя. У нас никто не погиб благодаря тебе.

Орфей искоса взглянул на нее, но не стал спрашивать, что парень выболтал. Даже если все про Палладу, для Орфея в этом не было никакой разницы — прошлое для него оставалось прошлым. А склонности к ностальгии воспоминаний у него никогда не было, не тот характер.

Через час командир направил Арми сменить Егора и подлетел к Орфею. Велена к тому времени ушла, сославшись на усталость.

— Двойственная ситуация. С одной стороны, была нарушена безопасность, я не знал о схроне с плазмой и гранатах, спрятанных на «Клеще». С другой — благодаря этому ты сумел поставить этих мудаков раком и засадить на полную. Придется расширить доступ к арсеналу и на офицеров.

— Необходимость оправдана. — произнес Орфей. — Там один хер поговорить хочет. Наверняка будет трахать мозги в попытках договориться, чтобы слинять.

— Потолкую с ним, — командир обернулся на оклик капитана. — Сейчас что ближе, Паллада или Церера?

— Церера, — опередил с ответом пилот.

— Считай туда курс, Лиу.

— Церера. Ну и дыра, — сокрушенно вздохнул Орфей.

— Иди отдыхать. И спасибо тебе. Совершенная тактическая работа, с неимоверным количеством удачи. Нам всем сегодня дико повезло.

Системы «Короны» восстановили только через три дня, после чего две станции направились к Церере. Скорость «Ристрейджа» не уступала «Короне» и к месту назначения удалось прибыть всего за семнадцать дней. Стыковаться с астероидом не стали, тем более что военный патруль Палцера сразу взял ракетоносец на прицел, в одностороннем порядке поступило распоряжение погасить реактор и не двигаться. С недвусмысленным предупреждением о возможности применения оружия. Тим указал всем оставаться на своих местах и на «Клеще» вылетел на Цереру, вернувшись через три часа за Орфеем.

Орфей в удивлении последовал за командиром и удивился еще больше, когда после шлюзования их встретила делегация из официальных представителей Палцера. Пока командир разговаривал с ними, Орфей висел у самого шлюза, готовый сбежать в любую секунду. Тим направился к нему с одним из администраторов.

— Орфей, мне поручено выдать вам чистое гражданство, — официально произнес представитель.

— Что? — удивленно произнес Орфей, недоуменно взглянув на протянутый к нему ДНК-регистратор.

— С вас сняты все прошлые обвинения, — объяснил администратор. — Полная реабилитация с подтверждением права на гражданство Палцера. Приложите палец.

Орфей выполнил просьбу и взял протянутое ему новенькое удостоверение личности, после чего администратор удалился.

— Как ты умудрился это провернуть? — поинтересовался Орфей у командира.

— Это было несложно. Я ведь сын президента и енота съел на политике. — Тим засмеялся и продолжил серьезно. — Сдав Палцеру почти целый экипаж рейдера с военным ракетоносцем в придачу, я содрал с них совсем небольшую цену. Они мне должны больше, чем просто вернуть одному из моих людей гражданство и свободу и по полной заправить «Корону». Но я сегодня не жадный. Да и куда нам этот вшивый ракетоносец девать еще? От такого добра лучше сразу избавиться. Мы пока не готовы расширить дело до военного флота.

— Я даже не знал, что можно провернуть такую хитрожопую авантюру.

— Сейчас в Солнечной возможно все. — Тим весело глянул на Орфея. — Готов прибухнуть на Палладе при случае?

— Почему бы и нет?

— Вот и отлично. Здесь нам делать больше нечего, возвращаемся на «Корону». — Тим нырнул в шлюз.

Орфей задержался и оглядел территорию, на которой он совсем еще недавно считался преступником. Он вспомнил старую легенду времен доисторической Земли, по которой дали имя ему и его погибшей девушке и усмехнулся. Прежде, чем уйти, сказал совсем тихо.

— Орфей вернулся из ада, Эвридика.


Верная клана Теорис

Пространство за орбитой Марса, ближе к поясу астероидов, 207 год к.э. (2169 год н. э.)


Арми открыла глаза, медитация окончилась.

Ромбовидный терминал призывно мигал красным огоньком готовности. Арми скептически посмотрела на него и отвернулась.

Два года назад по стандартному летоисчислению она покинула Венеру. Это было ее решение, продиктованное рациональной необходимостью. С ее навыками, изученными за годы обучения, две трети своего путешествия по Солнечной в статусе странника она провела на «Короне». В странствии Арми не было цели, но были приоритеты. Путешествие она воспринимала как экзотическое приключение и станция лучше всего подходила для выбранного ей стиля и ритма жизни.

Станция и экипаж ее приняли. Не близко, с опаской, даже недоверием, но она стала своей, влилась в разнообразный темп жизни. Впрочем, ей и не нужна полная интеграция. В путешествии странника венерианского клана не стоит цепляться за людей, они имеют привычку исчезать по разным причинам.

— Экипаж, внимание, через десять минут импульс и невесомость до конца рейса к Луне, — раздался по общей связи голос Фарисы. Капитан говорила с хрипотцой, Арми замечала, что она чрезмерно налегает на крепкий алкоголь. Капитан наверняка знала о последствиях для слизистой и гортани. Венерианцы не позволяли себе излишеств, наносящих вред организму. Арми поэтому не злоупотребляла стероидами, ускоряющими физическое развитие и гормональными ингибиторами, подавляющими сексуальное влечение.

За оставшееся время действия гравитации Арми закрепила в каюте все предметы и ее взгляд снова упал на терминал. Она взяла его в руки и провела пальцами по экрану. Терминал считал ее ДНК, герб Венеры сменился интерфейсом выбора. На счетчике полученных сообщений горела цифра шестьдесят. Арми давно не проверяла полученные файлы. Всегда читала и смотрела сообщения от клана. Но никогда не отправляла ответ с тех пор, как покинула облачные города Венеры.

Сомнения в правильности решения не сильно беспокоили Арми. Она не бежала от суровых соплеменников или непреодолимых обстоятельств. Просто искала свой путь. Граждане кланов Конклава Венеры не могли переходить из одного клан в другой, даже посредством создания межклановых связей — принадлежность клану оставалась неизменной. Клан Арми исключением не являлся, а был даже, скорее самым приверженным традициям.

Арми переоделась. Комбинезон клана Теорис темно-зеленого с золотым цветов идеально сидел на ее подтянутой и тренированной фигуре. Сигнал возвестил минутную готовность до импульса. Арми закрепила ромб терминала на подставке и включила запись, после чего заняла место в гелевом кресле-койке каюты.

— Семье от Арми Крамер клана Теорис. Назначение сообщения — личное. Салам алейкум, отец. Аве, мать, — Арми вспомнила сестру и брата, и ее щека непроизвольно дернулась. Их в сообщения она не упомянула. — Я полгода жила на Марсе, сейчас путешествую и работаю на частной станции. Моя деятельность не противоречит догматам клана Теорис.

Арми не лгала. Клан Теорис хранит знания о религиях, изучает их и распространяет. Догматы религий порой бывают противоречивы, но должны приниматься на веру. Люди клана Теорис — это проповедники, настоящие миссионеры, историки, изучающие веру всю свою жизнь.

Так сложилось исторически чуть ли не с самых первых лет освоения Венеры. Иерархия кланов зиждилась на вере. А без опытного духовного наставника верить сложно, возникают сомнения. Каждый рожденный в клане Теорис выбирает конфессию для изучения по достижении совершеннолетия венерианских двадцати шести лет — шестнадцати по земному. Следовать догматам клана и канонам выбранного вероисповедания было неукоснительной обязанностью.

Ускорение, вызванное импульсом, вдавило ее тело в гель. «Корона» начала двигаться к земной орбите самым быстрым из известных способов. Импульсный двигатель, венец технологических разработок, перестал быть экзотикой в последние годы. И все благодаря Конклаву. Производство импульсных двигателей оказалось бы невозможно без поставок специальных кристаллов, произведенных под страшным давлением на поверхности Венеры. Солнечная зависела от Конклава — без них оказалась бы невозможна звездная экспансия. Арми продолжала, не покидая кресла.

— С детства я следовала наставлениям клана. Я не выбрала ислам или католичество не по вашей вине, а в силу полученного опыта.

Арми хорошо помнила, как погиб брат. Тогда, в десятилетнем возрасте, она в первый раз увидела смерть настолько близко. В учебной аудитории произошла разгерметизация отсека, и помещение мгновенно наполнилось диоксидом углерода. Они с подружкой успели юркнуть в герметичную нишу и с ужасом наблюдали, как в мутном стекле замирали тени других учеников. Их спасли, но не всех — ее брату не повезло оказаться в числе выживших. Все, что осталось Арми об этом милом мальчике — память.

— Я живу в гармонии, согласно принципам и догматам выбранного мною пути. Клан может гордиться своей дочерью — я не даю никому права усомниться в моей верности Конклаву.

Дух и тело — венерианцы одинаково тренировали и то, и другое до исступления. Подростки кланов играли в жестокие игры на опорах облачных городов. В легких комбинезонах с дыхательными масками и очками с простеньким дециметровым волновиком, они соревновались между собой. В том, кто дольше выдержит в горячей атмосфере и дальше пройдет по хитросплетениям опор. При возвращении на высоту пятидесяти километров, где находилась граница между тропосферой и мезосферой, подростки скрывались в технологических туннелях от инквизиции — полиции нравов Конклава. С опор слишком часто срывались и до властей дошла информация о развлечениях почти взрослых детей.

Арми видела, как ее старшая сестра вытолкнула в горячий воздух рассказавшего об играх на опорах паренька. Она была старшей среди всех, неформальным лидером. Одна из старинных поговорок на древнем языке очень точно отображала ее сущность: «сильная духом, слабая кукухой». Сестра уже тогда поддалась влиянию отца и после совершеннолетия жила по законам шариата, приняв ислам. Мечты о том, что она сорвется, испарились. Арми ее ненавидела за соперничество в лидерстве, а больше всего за устроенные ей смертельные игры на опорах. За всех погибших и получивших ожоги в ядовитой атмосфере Венеры.

— Спасибо за ваше понимание. Я вернусь… Когда придет время.

Арми замолчала, погрузившись в воспоминания. Она несколько месяцев поработала на поверхности. Безветренная, раскаленная поверхность была больше похожа на дно полужидкого океана благодаря сверхкритическим флюидам. Атмосферное давление на поверхности Венеры в девяносто три раза больше, чем на Земле. Неудивительно, что эту работу называли посещением глубин ада.

Там Арми впервые влюбилась, как обыкновенная земная девчонка. В напарника по бригаде сортировщиков, где она проходила рабочую практику. Продлился подростковый роман недолго, кто-то их увидел и доложил наверх. Парня арестовали — неслыханное дело, рабочему клана Аркин крутиться с наследницей клана Теорис! Арми досрочно отправили в клановую цитадель и посадили под домашний арест до совершеннолетия. Она перестала скандалить через несколько дней, после осмотра медиком ее невинности.

Неверие — ненаказуемо. Впервые она тогда ощутила сомнения в верности законам клана. Она поговорила с отцом и матерью, но не нашла участия. К сестре Арми даже не подходила.

Оставшееся время до совершеннолетия она провела взаперти, тренируясь и обучаясь. Языки и диалекты Солнечной, физиология, боевые тактики, основы психологии. К моменту выбора пути в день, когда она проснулась взрослой, Арми была совершенно новым человеком.

Арми выбрала агностицизм. Мать католичка рыдала, отец мусульманин сутки молчал. Арми добила их тем, что решила стать странником — покинуть Венеру и мотаться по Солнечной в поисках и расширении влияния Конклава. Эта новость взбудоражила весь клан, на родителей косо смотрели, сестра ликовала, так как перспектива соперничества за наследие клана почти разрешилось в ее пользу. Арми пытались отговорить, но она осталась непреклонна в своем решении. Влияние семьи Крамер в клане сильно пошатнулось, но Арми отпустили в Солнечную, не найдя повода для запрета.

Перед вынесением решения к ней зашел старик из клана управляющих. Рико Либерман рассказал ей, что примет решение в ее пользу, если она даст слово сообщить, если заметит, что в Солнечной проводятся генетические эксперименты или найдет генетически измененных людей. Арми твердо пообещала это старику, поклявшись честью клана.

Настолько сильным была поначалу жажда свободы, что Арми не стала дожидаться транспорта на Землю, запрыгнув в первый попавшийся чартер до Марса. Старая развалюха на фотонном приводе тащилась до Фобоса два месяца с лишним. На границе территорий их тормознул военный крейсер Конклава. Космофлотские клана Спатиум высокомерно относились к экипажу и не поменяли своего отношения даже когда Арми представилась. Ей запомнился презрительный взгляд капитана крейсера — так смотрят на грязных животных, потерявших человеческий облик и копошащихся на нижних уровнях в утилизаторах.

Арми провела четыре месяца на нижних уровнях Марса, развлекаясь на полную. Ее начали узнавать при встрече, она приобрела некоторую известность, когда начала участвовать в подкупольных схватках. Первые поражения, а вскоре и победы, быстро наскучили. Арми хотелось чего-то большего, настоящих приключений. Она решила отправиться на край, за орбиту Юпитера к конгломератам, а, может, и дальше. В поисках подходящего транспорта наткнулась на щедро проплаченный рекламный баннер о наборе персонала для специфической деятельности и заинтересовалась.

Договорившись о встрече, Арми даже разочаровалась, увидев нанимателя. Мальчишка землянин, он оказался одного с ней возраста. Она согласилась на работу, о чем потом пожалела, решив просто забыть. Вечером ей предстояла финальная схватка. Перед боем к ней подошли двое мрачных типов и предложили проиграть, многозначительно намекнув на плохие последствия в случае отказа. Арми выиграла схватку, довольно жестко придушив соперницу под конец, заставив сдаться, и забрала выигрыш, успев скрыться в суматохе обыкновенной торопливой и бесполезной облавы.

За ней пришли под утро. Выстрелили из парализатора. Арми сразу поняла, что дешевая смесь на нее действовала недолго и успела вернуть себе контроль над телом прежде, чем ее изуродовали. Благодаря тому, что ее потащили на нижние уровни для показательного наказания, Арми выбрала время и в одном из переходов избила напавших. Осмотрев обездвиженные тела, она поняла, что сломала шею своей сопернице по схваткам.

Убийство все меняло — ей нужно было бежать с Марса. И она вспомнила о мальчишке с Земли, набиравшего команду бойцов. Это был выход. Она еле успела на борт станции и покинула Марс.

Арми прониклась идеей Тима создать частную компанию наемников. Тем более, что у него получалось. После событий на Карпо Арми даже зауважала командира. И в первый раз сцепилась с Веленой. Марсианка ей не понравилась с первых же дней, отталкивала внешней хрупкостью и невероятной точностью в стрельбе. Арми понимала, что с Веленой что-то не так, но не могла выяснить, что именно. Ее это сильно беспокоило до тех пор, пока она не столкнулась с Тимом на выходе из душа.

Она заметила командира сразу, одеваясь в предбаннике. Он говорил что-то в сторону и увидел ее лишь закрыв дверь. Арми была после тренировки и душа, напряженные мускулы змеились по ее телу, пока она медленно натягивала легкий повседневный комбинезон. Тим не засмущался, уверенно осведомился о самочувствии и подождал, пока Арми оденется, остановив ее возле выхода и предложив заглянуть вечером к нему в каюту. Она поняла, что он тоже не принимает гормональные ингибиторы и согласилась.

Арми не втрескалась в Тима, просто он ей нравился. А в близости оказался не так уж плох. Она и раньше заглядывалась на Орфея в сексуальном плане, но ей не нравился его тупой, выпуклый характер. А Тим был интересней, с ним можно было расслабиться духом и телом. Как раз то, что Арми не хватало на «Короне».

От возвращения на Марс она не ожидала ничего хорошего. Так и получилось, но в том не было ее вины. Ее никто не узнал, она внимательно следила по сторонам. В компании Орфея и Рава ей быстро наскучило. Арми решила возвращаться на станцию, когда палладийцы влезли в драку.

Стреляя в потолок на Марсе, Арми не сомневалась. Эти двое придурков с астероидов ей были безразличны. Но вот Тим вряд ли оценил бы ее бездействие. А потом громила вытащил всех из ловушки. Арми не верила в судьбу, но такое безграничное везение экипажа было похоже на чудо. Как будто материнский Христос и отцовский Аллах уберегали непутевую дочь от гибели.

Она никогда никому не скажет, что счастлива на «Короне» сейчас.

— Вернусь, но не в ближайшее время.

Арми решительно встала с кресла и удалила запись. Она заблокировала терминал и протянула руку к гербу Венеры — облачной планете на сегментированном ромбе. Не коснулась для разблокировки, терминал был настроен на ее ДНК. Дорогая техника клана Теорис отправилась обратно на подставку, Арми выплыла из каюты. Жилой отсек был пуст. Во время долгих путешествий обитатели «Короны» расползались кто куда. Тима она иногда видела возле мемориальной плиты — он и Велена единственные, кто туда ходил.

Арми не пошла на камбуз. Еще с утра там стоял запах шоколада и клубники со сливками, Велена уничтожала вредные для организма запасы сладкого с ужасающей быстротой. В командном отсеке не обнаружилось никого, кроме Рава. Бывший преступник с астероидов сразу обратил внимание на нее, выдав фразу на ломаном, невероятно корявом испанском с неправильным акцентом. Как будто машинным переводчиком фразу перевели с одного языка на другой

— Арми, me pregunto que ta-an estrecho es tu agujero-o?

— Рав, я знаю диалекты Палцера. А также староканадское наречие Альянса, матерную русскую лексику Конгломерации, и еще семь мертвых земных языков. Тебе на каком ответить, насколько у меня узенькая дырочка и какого размера будет вскоре твоя?

— Да чтоб вас в шлюз за очко вытащило, — расстроенно протянул Рав. — На эту станцию срочно нужно завести нормальных давалок.

И потерял к ней интерес. Для Арми он был настолько жалок, что даже не вызывал ярости — только раздражение своим существованием. Необходимое зло, как насекомые в километровых оранжереях и садах Венеры.

На выходе из командного Арми встретилась взглядом с Широй. Еще одна неприятная для Арми личность с Марса. Впрочем, она не показывала свою неприязнь ученой, предпочитая официальное общение. Это всех устраивало.

— Не видела Тима?

— Он у себя, только что вернулся из трюма, — Шира улыбнулась и пригладила собранные в хвост красные волосы. Позади нее подлетала Фариса. Капитан недовольно ворчала.

— Что вы на входе столпились?

Арми пропустила Ширу и Фарису и направилась в жилой отсек. Позади Фариса в полный голос сорвалась на Рава, не стесняясь в выражениях.

Тим как раз только переоделся в технический комбинезон. Заляпанный и местами латаный рабочий наряд смотрелся убого. Командир ее впустил к себе и удивленно присвистнул.

— По какому случаю парад?

Арми улыбнулась.

— Сшитый и собранный по специальному заказу лучшими мастерами Венеры. Этот официальный комбинезон цветов клана Теорис очень дорогой. Каждый представитель Конклава должен выглядеть великолепно. Снаружи и внутри.

— Тебе идет. Я бы попросил его снять прямо сейчас, но надо проверить воздуховоды и хладагент. А то останемся с атмосферой только в кольце. — Тим подлетел к ней, застегнув застежки на запястьях и провел рукой по коротким волосам Арми. — Залетай ночью, когда все уснут.

— Я подумаю над столь заманчивым предложением.

Арми осталась в коридоре, наблюдая, как Тим исчезает за поворотом с огромным кофром с инструментами, который ранее тащил Флин.

К ночи стоило переодеться во что-то не столь официальное.

***

Фариса отвязала ремни и взлетела над капитанским креслом. Бутылка с черным ромом на донышке осталась примагниченной к подставке на пульте, у нее в герметичной емкости еще оставались добрая двойная порция.

Весь путь к Луне она собиралась пить. Потому что в пределах Земли, в самом сердце корпоративных интриг нужно было трезво держать ухо востро. Тим тоже это понимал, но он не знал коварство корпораций так, как она.

Взгляд Фарисы упал на экран наблюдения. К командному подбирался Орфей, его массивная фигура ловко запрыгнула в отсек. Наемник подплыл к креслу пилота и пристегнулся.

— Нальешь тоже?

— У нас самообслуживание. — ухмыльнулась Фариса и отправила бутылку с ромом в полет. Орфей поймал ее за горлышко и отхлебнул прямо из горла, напоследок выпустив черный шарик летать в невесомости. — Не балуйся.

— Я никогда не был на Земле.

— Вот и предложи Тиму тебя туда отправить на недельку.

— Вам бы это не помогло, как и замки на арсенале. — Орфей кивнул на камеры наблюдения. — Знаешь, первые дни на «Короне» я думал открутить башку Велене и Тиму, тебя отдать Раву, а Лиу грохнуть после передачи станции корпорации.

Фариса похолодела. Орфей продолжал, съев шарик рома и выпустив новый.

— А потом отбросил эти мысли напрочь. Я обрел здесь друзей. Настоящих. Вы можете на меня рассчитывать, капитан.

— Спасибо за откровенность. Главное, следи за Равом. Он гормоны вообще жрет, паскуда озабоченная?

— Надо будет, скрутим и вкатим инъекцию. Похоже, не он один упрощает рацион.

Фариса снова обратила внимание на экраны. По коридору жилого отсека кралась Арми. Девушка грациозно юркнула в открывшуюся каюту Тима.

— Хоть кто-то на станции полноценно трахается, — с ухмылкой констатировала Фариса.

— Арми жестокая, очень жестокая. Находясь в окружении новых, неизвестных ей людей, прикинется дурочкой, всех просканирует. Она умеет читать людей, понимать их. Не верит никому.

— Думаешь, венерианка крутит мозги командиру? — поинтересовалась Фариса.

— Вряд ли.

Командный отсек погрузился в молчание. Равномерный гул систем и хвойный запах атмосферы расслаблял Фарису. Можно было вызвать Лиу подежурить и отправиться с Орфеем к ней в каюту или к нему. Но он не предлагал, а она не хотела навязываться. И поэтому промолчала.

Орфей набрал на экране увеличение с телескопа и уставился на яркую сине-зеленую планету. Допил остатки рома.

— А подкину командиру идею. Надо попробовать экзотического земного пива.

Фариса закатила глаза и вытащила из-под кресла еще одну бутылку черного рома и дополнительную герметичную емкость.

Путешествие к земной орбите обещало быть долгим.


Крылья Венеры

Пространство орбиты Земли, 207 год к.э. (2169 год н. э.)


Идею недельного отпуска на материнской планете поначалу не все приняли. Фариса была настроена против, даже когда все согласились с Тимом и приняли решение единогласно. Уже после стыковки с лунным комплексом, капитан сдалась.

— На станции должен кто-то находиться.

— А как же, — отозвался Тим. — Обязательно и даже по двое. Пяти дней хватит за глаза, чтобы отдохнуть в нормальной для человека среде, которая не пытается тебя убить ежесекундно.

— У нас одна из самых совершенных станций в Солнечной, — изумилась Фариса. — Что тебе для счастья еще надо? Растирки мазями? Минетик по утрам?

— Совершенная, да не полностью, — заметил Тим, проигнорировав колкости. — Мы почти три года уже шароебимся по системе без биопроцесора.

Фариса подлетела к командному пульту и начала вводить командные коды для ограниченной защиты систем. Тим выбрался из командного отсека и направился в лабораторию. Доктора там не была, а Шира была всецело поглощена работой за компьютером. Длинные ряды цифр и символов в составе таблиц бежали по экрану. Монотонно гудел блок биопроцессора, два месяца назад его демонтировали в командном и пересобрали в лаборатории. Было жарко, ученый висела, скинув ботинки, расстегнув и спустив до пояса комбинезон.

— И давно у вас кондер барахлит? — удивился Тим. Шира повернулась, алые волосы скрыли обнаженные плечи.

— Привет, командир. Нет, кондиционер работает нормально, просто я забыла настроить, а Крису некогда было, готовил экипаж к планете.

— Ты никогда не была на Земле? — осведомился Тим, зависнув у кушетки и постаравшись не задеть десяток торчащих из потолочной переборки медицинских манипуляторов.

— Один раз, меньше суток. В составе экспедиции три года назад, — ответила Шира, все же натянув комбинезон и застегнув его под горлом. — Сейчас у меня есть веские причины спуститься на материнскую планету. Уже не терпится порыться в научных архивах двадцать первого века. Уверена, я найду там танкер полезной информации.

— Похвальная преданность делу, — усмехнулся Тим. — Не забудь отдохнуть хотя бы денек. Неизвестно, когда нам еще представится возможность оторваться в идеальных условиях.

В отсек заглянул Егор.

— Криса нет?

— Отдыхает, — отозвалась Шира. — Не беспокойся, док вкатил тебе полный набор биозащиты. Не съест тебя материнская планета.

Егор кивнул и удалился. Тим задумчиво оглядел блок биопроцессора и поплыл к выходу.

— Ты и Фариса несете вахту на «Короне» на шестой день. Не пропади на планете.

— Разумеется, командир.

Спустя два часа Тим на борту суборбитального челнока спускался на Землю. Распределив дежурные вахты на станции и вроде бы все предусмотрев, он собирался первые три дня забыть обо всем, что касалось космоса. Пять лет он не был на материнской планете, сбежав на орбиту в четырнадцатилетнем возрасте. Челнок трясся, прорезая атмосферу, обзорные иллюминаторы были прикрыты защитными поверхностями, чтобы не ослеплять пассажиров огненными сполохами сгорающего воздуха. Тим дождался, когда суборбитальный челнок снизил скорость и защита убралась в корпус, позволив посмотреть на непривычное голубое небо.

Три дня на Земле пролетели незаметно. При возвращении на «Корону» Тим обнаружил на борту станции помимо дежурной вахты в составе Орфея и новичка Дитера еще и капитана Фарису. Она невозмутимо отреагировала на его удивленный взгляд.

— Что? У меня просто кончились деньги.

Тим закатил глаза и отпустил наемников на планету, оставшись на «Короне» с Фарисой. Арми к началу вахты задерживалась, отправив сообщение о прибытии через час. Тим раскинулся на кресле в командном кресле и включил музыку.

— Значит, отправишься завтра со мной. Возражения не принимаются.

— Тим, я не девочка, которую нужно водить за ручку по планете.

— Ничего, сутки экскурсии не помешают. Тем более мы спустимся по делу, так как я уже отдохнул.

— Интригуешь?

— А как же. И перестань рефлексировать насчет корпораций. Им нет до нас дела, в Солнечной и так хватает глобальных событий.

Фариса сжала губы.

— Думаешь, будет война?

— Как раз и попытаюсь это выяснить, — Тим посерьезнел. — Как это ни странно, но боевые действия нам будут только на руку. Ты даже не представляешь, как у меня ломится терминал от заказов и новых кандидатов. Осталось провести сканирование и проложить верный курс.

— Чтобы нас не взорвали кхуям?

— Верно, — кивнул Тим, улыбнувшись. — Некоторое время поболтаемся внутри пояса, скорее всего, а дальше посмотрим.

Экран внутреннего доступа пискнул оповещением о прибытии на борт члена экипажа. Тим вывел изображение с камеры у шлюза и увидел Арми.

— Оставить вас наедине? — осведомилась Фариса.

— Нет надобности. Лучше приведи себя в порядок, нам предстоит выход в свет.

Фариса глубоко вздохнула и покинула командный отсек. Тим в задумчивости перебирал файлы на терминале. От многих интересных заказов им приходилось отказываться из-за долгого расчета курса — «Корона» просто не успевала прибыть на место. Сильно портили нервы и время разногласия между фракциями, информационные сети разделялись искусственными фаерволами и порой на получение доступа уходило времени по несколько часов. Как раз эту проблему Тим и собирался решить в ближайшее время, а заодно покрутиться на открытом приеме у Верховного Совета Солнечной, куда он получил доступ на два лица за солидную сумму.

К вечеру Тим направился в камбуз, в делах забыв о еде, о чем организм наполнил заурчавшим желудком. В отсеке уже была Арми, доедавшая остро пахнувший специями герметичный консервированный паек.

— Как Земля? — поинтересовался Тим у венерианки.

— Мне не понравилось. Людно, шумно и бедно. Когда меня попытались обокрасть второй раз, я сломала землянину руку. Он разорался, появилась местная полиция. Я не сразу поняла, что они вымогали у меня деньги.

Тим насторожился, покосившись на девушку в зелено-золотом комбинезоне. Сшитый и собранный по специальному заказу на Венере комбинезон цветов клана Теорис, он сидел на ней, как влитой. Арми продолжала.

— Сначала думала им тоже переломать кости, но озвученная сумма оказалась смешной. Я честно пыталась не смеяться, оплачивая мизерный штраф.

— Хорошо, что обошлось. Кстати, можешь посетить в следующие дни исторические места. Они еще остались на материнской планете.

— Бродить по руинам? Не понимаю, в чем смысл.

— История, — Тим подбросил несколько орехов и слопал их, повиснув посреди камбуза. — В ней есть смысл. Иногда. Ты думаешь вернуться в облачные города Венеры?

— Намного позже. Вполне возможно, лет через десять или вообще к старости, — Арми с теплом говорила о родной планете. — Клан в любое время примет радушно мое возвращение. Другое дело, если бы я родилась в клане военных и получила назначение на боевую станцию, тогда смогла бы находиться в разных уголках Солнечной среди своих.

Тим хмыкнул. Кастовая система Конклава Венеры зародилась совсем недавно, но была крепкой, вопреки прогнозам Верховного Совета о развале.

— Главное, не устрой пальбу, как тогда на территории Альянса.

— Оружие на всякий случай со мной, — Арми кивнула на кобуру с оружием на бедре. — Не понимаю, что в головах у землян? Действовать против вооруженного человека глупо.

— Проблемы планетаров, — пожал плечами Тим, остановив свой выбор на карри с мясом и принялся за еду. Синтетическим, правда, но вкус и запах были неотличимы от настоящего.

— А вообще спасибо за идею, командир. Загляну в одно место за оставшиеся два дня. Только высплюсь заранее. В невесомости сон крепче, чем при полной гравитации.

Арми вылетела из камбуза, Тим махнул рукой вслед. Ему тоже понравилась мысль выспаться и Тим выключил таймер, чтобы не просыпаться по сигналу.

Пробуждение при невесомости для Тима оказалось сложнее после трех дней, проведенных в нормальной гравитации. Собраться с мыслями удалось только после озонового душа, после чего Тим дождался, когда на станцию прибыли Рав и Крис.

Тим, Фариса и Арми покинули «Корону». Венерианка осталась дожидаться транспорта на другое полушарие планеты. Тим скептически осмотрел комбинезон Фарисы.

— Конечно, костюм или даже платье оказались бы актуальней. Ну да ладно, там будет много орбитеров.

— Кого? — не сразу поняла Фариса.

— Обитателей Солнечной на сленге землян, — объяснил Тим. — Сейчас уже понемногу выходит из употребления, так как используется только на Земле.

Приземлились на окраине густонаселенного мегаполиса, и Тим заказал транспорт в центр города. Переоделся прямо в машине в захваченный с собой деловой костюм. Фариса недоверчиво посмотрела на Тима.

— Совсем другой человек.

— Искусство приспосабливаться у меня развито почти до предела.

— Знаю, — Фариса посмотрела в окно электромобиля. — Города Земли огромные. Так много ресурсов утекает в метрополию.

— На самом деле нет. Просто это все строилось столетиями. Хотя материнская планета до сих пор и обеспечивает некоторыми уникальными ресурсами развитие Солнечной, взамен получает катастрофически мало, — Тим смахнул невидимые пылинки с рукава и вытащив маленькую расческу, навел порядок в волосах, расчесавшись. — Те же конгломераты строят быстрее. Мне кажется, через пару сотен лет большая часть человеческой цивилизации будет жить на спутниках Юпитера и Сатурна.

— Все будет не так лучезарно, если земляне будут тупить и дальше, — веско заметила Фариса. Тим промолчал.

Они прибыли в обнесенную огромным забором территорию, в ее центре возвышался огромный комплекс. Центральная часть здания была высотой не более двадцати метров, но внутри помещение казалось бесконечным. Для тех, кто почти всю жизнь провел в тесных отсеках космических станций, такое пространство казалось даже пугающим. Внутри было очень много народа — прием был в самом разгаре и люди постоянно прибывали. Известные личности, представители корпораций, политики. Было много капитанов станций и совсем немного обслуживающего персонала, в основном роботы. Тим заметил, что Фариса нервничает.

— Не смотри вверх, держи глаза на уровне горизонта. А если почувствуешь, что «уплываешь», опусти взгляд вниз, а потом медленно подними. Отпустит.

Пока Фариса приходила в себя, Тим переговорил с несколькими людьми, некоторых он видел впервые, но чаще всего выискивал тех, о ком уже навел справки в информационной сфере. В основном его интересовали разговоры о фракциях и немного экономические аспекты Солнечной. Выяснив все, что нужно, Тим вернулся к Фарисе.

— Итак, освоилась? Отлично. Не выпить ли нам? — Тим осмотрелся, но роботов-разносчиков поблизости не оказалось. — Досадно. Пройдемся?

— Конечно, — Фариса непринужденно взяла Тима под локоть, и они неспешно пошли по залу. Играла тихая симфоническая музыка, органично добавляя фон для приема. — Не думала, что вообще окажусь здесь. А ты?

Тим пригладил волосы, уложенные в стильную прическу.

— Вообще да, не подозревал даже. Мне было десять лет, когда в шестидесятом ГМП окончательно переобулись в атмосфере, мутировав в Верховный Совет. Представляешь, как резко пришлось взяться за ум и прикинуть, что происходит? Зона воспитания ничем мне уже не могла помочь, четыре года пошуршав по планете, я понял, что среди стремительно деградирующих миллиардов ловить нечего и свалил на орбиту. В космосе будущее. По крайней мере для тех, у кого мозги на месте, — Тим тормознул робота и подхватил с его плоской поверхности два бокала с шипящими пузырьками. Шампанского в них было налито всего на одну треть.

— Сейчас люди свободны. Больше нет тоталитарной идеологии и массового геноцида, — заметила Фариса, приняв из руки Тима бокал.

— Да и в Солнечной из-за этого сейчас не так классно, как при старой эпохе. Это как в начале прошлого цифрового века в эпоху развития Сети. Сначала там сидели умники, а потом туда полезло самое разнообразное быдло, и умники всполошились. Как так, в цитадель интеллекта и развития кто посмел пустить маргиналов? А их никто и не останавливал, Сеть была свободной.

— Мир меняется, — с намерением возразить произнесла Фариса. — Странное у тебя мировоззрение, попахивает двойными стандартами.

— Если фракции не обосрутся, то все меняется к лучшему, — подтвердил Тим, проигнорировав обвинение и всматриваясь в толпу приглашенных. — Я знаю, тебя беспокоит Конгломерация ЮСа, но ты ошибаешься. Херня начнется с Конклава Венеры. Забьемся?

— Так вот почему ты не взял с собой Арми. Ты что-то знаешь, контрацептив ходячий! — издала короткий смешок Фариса.

— Только тсс. Арми патриот, а патриоты идентичны фанатикам, — усмехнулся Тим. — Фрактал злоебучий! Двигаем к выходу.

Тим схватил Фарису за руку и направился к стене зала, огибая толпу в центре и направляясь к одному из малых выходов, избегая центрального. Малый выход оказался подсобным помещением, где на Тима в деловом костюме и Фарису в капитанском комбинезоне неодобрительно смотрел обслуживающий персонал в рабочей одежде.

— Где у вас тут выход наружу? — с напором спросил у ближайшего Тим и работник молча указал направление.

Выбравшись из здания, Тим и Фариса направились в мегаполис. Поужинав, разлетелись, Фариса направилась обратно на «Корону», а Тим направился в архивный центр планеты. Таких по Земле было разбросано три штуки, в ближайший, располагавшийся на побережье, изрезанном фьордами, Тим попал уже ближе к ночи.

Тима встретили огромные пустые залы, в которых гулко раздавались шаги. А еще удивление вызвал робот антропоморфного типа, передвигавшийся на шести гибких ходулях. Назначение его Тим понял, когда по его запросу робот двинулся к ближайшему высокому стеллажу, сегменты его ног удлинились и гибкими манипуляторами робот достал бумажный фолиант, с которого густыми хлопьями падала пыль.

— Это точно Сунь Цзы «Искусство войны»? А почему бумажное? — недоверчиво поинтересовался Тим, вертя в руках увесистую книгу.

— Все верно, по вашему запросу. Цифровые копии удалены из-за невостребованности.

— Неудивительно, что я не мог его нигде найти, — пробормотал Тим и утопал в зал для посетителей.

На следующий день Тим вернулся на «Корону» заранее, мрачно кивнул на приветствие Ширы и обнаружил в командном помимо Фарисы еще и Орфея. Офицер наемников выглядел неважно — капитан отпаивала его темным пивом. Ящик с бутылками был пристегнут стяжкой к лееру у входа в отсек.

— Командир, — приветствовала Тима Фариса. — Чем ты занимался, что выглядишь так бэушно?

— Лучше не спрашивай, чувствую себя неандертальцем и невольно зауважал цифровое наследие цивилизации. Вы здесь что устроили, алкоголики? Дождаться Криса не могли, чтобы он полечил вас?

— Так Орфей пока доктора дождется, уже сам поправится. Тем более, что лекарство он с собой притащил.

— Потом на камерах сам посмотрю эту комедию. — Тим вытащил из ящика бутылку и, вскрыв ее, привинтил к горлышку заглушку с трубочкой. — Как все соберутся, двигаем к Меркурию. А я пошел спать.

— Принято. — Фариса даже не удивилась месту назначения. На Меркурии располагалась небольшая колония шахтеров и самая крохотная в Солнечной научная станция.

Тим заснул сразу, как перебрался в жилой отсек. Но выспаться толком не удалось. Тим непонимающим взглядом уставился на разбудившую его Велену.

— У нас проблемы, командир.

Таймер показывал, что прошло четыре часа. Тим направился в командный отсек. В нем находился весь экипаж станции, кроме наемников. Фариса и Лиу занимались системами управления, Крис меланхолично созерцал заново смонтированный биопроцессор, Шира копалась в настройках, обложившись экранами и панелями управления.

— Что у нас там? — спросил Тим.

— Да странно, — ответила Фариса, указав на экран. — Я еще на Луне заметила, что рядом крутится станция малоизвестной частной корпорации. А теперь они следуют за нами на дальней дистанции. Странное совпадение, что две станции в одно время идут одним и тем же курсом.

— И это не все, я правильно понимаю? — уточнил Тим.

— Да, — Фариса сжала губы в тонкую линию, — Эта станция до усрачки похожа на один из спецтранспортов «Солар-трейда». И мне очень бы хотелось ошибаться, но их трюм может быть переоборудован в оружейный отсек.

Станция держалась на огромном расстоянии от «Короны», повторяя движение по параболе до Меркурия. Тим молча смотрел на трехмерную сетку координат, выведенную на экран, пока его не отвлекла Шира.

— Командир, у меня плохая и хорошая новость.

— Не тяни, сейчас не то время для шуток, — поморщился Тим.

— Тогда кратко. Биопроцессор подключен, но есть проблемы с синхронизацией. Она гуляет в хаотическом режиме от нуля до ста процентов, — Шира беспомощно развела руками. — Нам удалось добиться стабильного состояния, но использовать биокомп пока невозможно.

— Возможно соединить компьютеры в одну сеть?

— Сейчас они так и работают, — Шира задумчиво уставилась в потолок отсека. — Мы можем продолжать тестирование?

— Да, — кивнул Тим. — И держи меня в курсе.

— Хорошо, — ученый вернулась к работе.

Тим вызвал офицеров наемников и предал им распоряжения быть наготове. Орфей и Велена подтвердили, что отряды уже собраны и готовы экипироваться в считанные минуты.

За час ничего не произошло, но Тиму пришла в голову интересная идея, которую он тут же изложил Фарисе.

— Лиу, посчитай обратный курс. — обратилась к пилоту капитан.

«Корона» гасила скорость, готовясь к развороту. Преследователь повторял и начал отдаляться, когда станция направилась по обратному пути.

— Теперь сомнений нет, — проговорила Фариса в наступившей тишине командного отсека. — преследует именно нас, ублюдок.

— И еще получилось его внимательнее рассмотреть. Что скажешь? — Тим отправил на главный экран статические изображения станции.

Фариса мрачно уставилась на очертания противника. Массивная центральная часть выглядела как цилиндр и была неподвижной, вокруг него крутились два кольца искусственной гравитации.

— Точно корпоративный мусор. Цилиндр раскрывается и внутри может находиться все что угодно.

— Встаем на прежний курс, — скомандовал Тим и погрузился в раздумья.

На Меркурии им было нужно оставить пару контейнеров груза, захваченного с Луны. Преследовать «Корону» корпораты могли по двум причинам: либо следили за грузом, заказ на доставку которого Тим взял у другой корпорации, «Глобоинф», либо шли конкретно на них.

Чем именно была вооружена станция «Солар-трейда», Тиму было неизвестно, поэтому единственное преимущество «Короны», абордаж, исключалось. Челнок с бойцами корпораты могли просто сбить, так как не позволяли приблизиться на безопасное расстояние. По скорости противник был явно быстрее, на очертаниях ясно была видна двигательная установка импульсных двигателей. Надеяться на броню было глупо и нелепо, всегда был шанс, что очередной выстрел попадет не в броню, а нанесет разрушения внутри «Короны».

Космическая чехарда продолжалась, корпораты тащились следом за «Короной», как вдруг резко сменили направление.

— Капитан, у них что-то происходит. Их как-то неестественно болтает по пространству, — проговорил Лиу. Все находящиеся в отсеки уставились в экраны. Видимость сенсоров была на пределе.

— Что-то происходит. И мне это не нравится, — Тим перебрался за пульт управления орбиталом и повел зонд. Малая масса и колоссальное ускорение позволили орбиталу быстро преодолеть расстояние, но что-то увидеть у экипажа получилось лишь десять минут спустя.

Излохмаченный цилиндр с обрывками колец улепетывал изо всех сил двигателей от хищного бублика военной станции. Экран заволокло белым — орбитал был сбит. Военные стреляли на поражение, используя артиллерию. Неуправляемые болванки на огромной скорости разорвали зонд в клочки.

— К нам приближаются на огромной скорости объекты, даю картинку! — воскликнул Лиу.

— Потекло говно из реактора, это тормоза. — уточнила Фариса. — прилепятся к обшивке и будут нас толкать, импульсное движение невозможно.

— Экипажу занять боевые места, гасим гравитацию. — скомандовал Тим, переключая системы. Все начали пристегиваться и проверять герметизацию комбинезонов. Пристегнутый у входа к лееру и всеми забытый ящик с пивом медленно поднялся в невесомости.

Толстые пятиметровые сардельки тормозов закрепились на корпусе «Короны» и начали двигать станцию по направлению к военному крейсеру.

***

— Капитан, станции корпорации удалось уйти, вне досягаемости прицельного огня, — доложил оператор наблюдения.

— Преследуем корпоратов? — развернулся к капитану старший помощник.

— Нет смысла, дайте им вслед еще три залпа и выпускайте тормозные ракеты для захвата станции наемников.

Капитан венерианского крейсера Конклава Венеры «Алькантар» Фиона осматривала очертания «Короны».

— Тормоза запущены, — доложил другой оператор.

Фиона развернула кресло к пульту связи.

— Капитан крейсера «Алькантар», внеочередной отчет от 207 года космической эры, миссия седьмая. Обнаруженная в пространстве вооруженная станция корпорации была атакована, получила серьезные повреждения и покинула сектор патрулирования. Принято решение задержать гражданскую станцию с вооруженным экипажем для выяснения степени угрозы. С уважением к командованию военными силами Конклава Венеры.

Отправив сообщение, Фиона развернулась к старпому.

— Посмотрим, что нам расскажут наемники. Наверняка у них на борту мы найдем много интересного. Как удачно мы оказались в этом секторе.

— Вы правы капитан. Обнаглевшим земным корпорациям давно пора раз и навсегда объяснить, что не стоит посылать вооруженные станции в пространство Венеры, — старпом внимательно посмотрел на капитана, закончив пафосное высказывание деловым тоном. — Готовить бронебойные или прожигающие?

— Ни к чему, станция наемников не вооружена. Просканируем их и утащим к родной планете.

— Так точно. Этому космическому мусору не место в пространстве Венеры.

Крейсер «Алькантар» двигался к удерживаемой тормозными ракетами «Короне», почти замершей в бескрайней черноте космоса.


Вектор полета

Пространство, 208 год к.э. (2169 год н. э.)


Боевые действия в космическом пространстве в реальных условиях всегда выглядели нелепо. Чем-то отдаленно были похожи на доисторические морские битвы. Станции соревновались в скорости и маневренности, сжирая уйму топлива и энергии. Дорогим удовольствием было обладать управляемыми ракетами разнообразного назначения. Обычно при сближении противники начинали колошматить друг друга артиллерией, но это было редким случаем и подобных битв насчитывалось не более полусотни.

Капитан Фариса изучила их все. За несколько лет она собрала базу данных на все боевые станции фракций и корпораций, используя данные до которых могла добраться. Провела немало дней с Орфеем, выясняя типы и тактики известных наемнику пиратских станций астероидного пояса и станций Палцера. Крис и Егор поделились своими знаниями о новых технологиях и стратегии Конгломерации ЮСа. Шира открыла доступ к своей базе и знаниям о космофлоте Альянса Марса. Арми рассказывать о военно-космическом потенциале Конклава Венеры отказалась.

И сейчас к беспомощной «Короне», удерживаемой тормозными ракетами, двигался военный крейсер, о котором они не знали ровно ничего. Кроме того, что это была невероятно засекреченная серия боевых станций класса «Амено», которые производились только на орбитальных верфях Венеры в последние десятилетия. Суперсовременный смертоносный крейсер, способный разрушить «Корону» с одного залпа. Они уже могли разобрать в увеличении на его поверхностях герб Конклава — сегментированный ромб с облачной планетой в центре. Экипаж замер в невесомости, изредка колыхаясь на местах от слабого ускорения тормозных ракет.

— Частная станция «Корона» вызывает крейсер Конклава Венеры, — проговорил Тим и отпустил тумблер связи, несколько секунд дожидаясь ответа. — Наверняка сейчас будут в молчанку играть. Заставят понервничать, а потом грозно скажут не трепыхаться.

— Или вариант похуже, — сварливо подхватила Фариса. — Притянут и разберут на запчасти оружейными установками. Зачем мы облачникам?

Тим задумался. Фариса спокойно наблюдала за командиром.

— Слиняем в аварийных капсулах в случае атаки. Выживем, конечно, не все, но это единственный вариант. Венера играет мускулами, показывает зубы Солнечной. Я сейчас всерьез думаю, а не выбить ли нам эти зубы.

Все в командном отсеке с удивлением посмотрели на командира.

— Тим, рыпаться на военных нам ни к чему.

— Терять станцию и присаживаться в облачную тюрьму вариант равноценный гибели на самом деле, — возразил Тим Фарисе, в голосе звучал металл. — Из-за юридических проволочек мы просто исчезнем. Я выслушаю любое ваше предложение, капитан, излагайте.

— Пока предложений нет.

Фариса поняла, что Тим прав. Конклав Венеры действовал на своей территории пространства. Факт нападения на станцию корпорации в конце концов спишут на защитные действия, а о пропаже частника с экипажем из двенадцати человек просто забудут, чтобы не форсировать и так напряженные отношения между фракциями. У обитателей «Короны» был единственный способ вырваться из ловушки — дать отпор. У Фарисы пробежал холодок по спине. Воевать против отмороженных пиратов или беспринципных корпоратов это одно, а вот против профессиональных военных — совсем другое дело.

Тим связался с наемниками, Фариса оглядела пульт управления и экраны, надеясь придумать оптимальный выход из ситуации. В голову ничего не шло, изображение венерианского крейсера увеличивалось. Бронированное кольцо с надстройками диаметром не менее двухсот метров выглядело не таким страшным, но Фариса знала, на что способен стандартный военный крейсер. И наверняка Конклав оснастил станцию серьезными системами вооружения. Ходили слухи, что венерианские военные применяли на учениях боеприпасы, пробивающие броню как масло и выжигающие внутри станции все живое.

— Док, пока затишье, переместись в медотсек, — отдал распоряжение Тим. — Держи инструмент наготове, может пригодиться.

— Принято, командир, — Крис отстегнулся и вылетел из кресла, остановившись у выхода из командного отсека. — Я мог бы пойти с ними.

— Нет необходимости, — возразила Фариса. — В «Клеще» все места заняты, на «Короне» останется только Дитер.

Доктор кивнул и автоматические двери за ним закрылись. Фариса поняла, на что намекал Крис. Но если Тим не посчитал нужным заменить Арми, значит, на то имелись причины. Венерианка из клана Теорис, как уже знала Фариса, была верна родному миру, но насколько была верна экипажу, она могла лишь догадываться, всецело доверяя чутью Тима. Тем более, что Арми зарекомендовала себя как хорошая боевая единица, что было неудивительно. Сильная, физически развитая и тренированная, вряд ли кто-то будет настолько опрометчив, что недооценит ее.

Фариса даже не исключала варианта, что это был очередная проверка. Вот только ставки были слегка завышены.

Ожидание затягивалось, тормозные ракеты двигали станцию довольно медленно. Венерианский бублик тоже не торопился сокращать дистанцию. Фариса заметила, что Тим принял дозу транквилизатора спустя два часа. Экраны погасли, мигнул свет, и компьютерная система перезапустилась.

— Что это было? — Фариса повернулась к Шире.

— Очень странно, — ученый нахмурилась, с непривычки медленно бегая пальцами в перчатках по управляющим панелям. — Синхронизация теперь ровно на отметке семидесяти процентов и больше не скачет. Комп не должен был своевольно перезапускаться, почему-то не сработала автоматика.

— Подобное еще повторится? — поинтересовался Тим.

— Сейчас я на этот вопрос не могу дать точного ответа.

— Как невовремя, — раздосадовано цокнула языком Фариса. — Тим, как мы умудрились вляпаться абсолютно во все дерьмо сегодня?

— Как раз об этом сейчас раздумываю, — усмехнулся Тим.

— Капитан, крейсер вызывает на связь, — Лиу обратил внимание капитана на мигающий запрос. Фариса, не колеблясь, щелкнула тумблером.

— Частная станция, вы взяты под стражу крейсером Конклава Венеры «Алькантар». Попытки сбежать, сопротивляться или не выполнять требования приведут к уничтожению станции.

— С кем я говорю? — спросила Фариса, когда голос замолк.

— Говорит оператор связи, выполняйте требования….

— Так, оператор, говорит капитан станции «Корона» Фариса, переведи меня на капитана крейсера «Алькантар», — и Фариса саркастически добавила, с нажимом. — И поживее, оператор!

Тим молча сделал вид, что аплодирует, Лиу показал большой палец. Эфир молчал несколько секунд.

— Выполняйте требования, — повторил оператор и прервал связь.

Фариса посмотрела на Тима, разведя руками в стороны. Командир не шевелился, превратившись в неподвижное изваяние.

— Что дальше?

— Стрелять они будут лишь в крайнем случае, — Тим хитро улыбнулся. — Авантюры с десантом они вряд ли ожидают, это наше главное преимущество. Осталось подгадать подходящий момент для атаки.

— Тим, их всего шестеро. Как они справятся?

— У них современные амуниция, броня и оружие и фактор неожиданности. Знаю, нам не может везти постоянно, но сейчас инициатива на нашей стороне. И если я не ошибаюсь — венерианцы уверены, что мы никуда не денемся.

— Капитан, мы можем выбросить пустые контейнеры из трюмов, это создаст множественность целей, — предложил Лиу. Фариса на мгновение задумалась и протестующе взмахнула рукой.

— А вот этого как раз делать не стоит. Нужно лишь дождаться, когда операторы на что-либо отвлекутся. Торопиться не стоит, ожидаем.

Через полчаса военная станция Венеры сократила расстояния до микроскопического по космическим меркам. Станции разделяло не более трехсот метров. Фариса знала, что их челнок был способен преодолеть это расстояние за считанные секунды. Тим и Фариса рассмотрели изображение противника на экранах со всех сторон.

— Вооружение неактивно, пора, — Тим активировал связь с наемниками. — Даю разрешение на атаку, вперед по готовности.

«Клещ» рванулся от «Короны» на форсаже и впился в обшивку «Алькантара». Флин удачно выбрал место присоединения во внутренней стороне гигантского бублика, где не было толстых и крепких сегментов брони.

Фариса чувствовала напряжение, как и все в командном отсеке «Короны». Она даже не могла представить, каково сейчас было атакующему отряду. Прорываться десантом на современный, вооруженный до зубов крейсер — беспрецедентный случай. Фариса понимала, что у них не было выбора и перспектива была гораздо хуже. И как-то слишком тихо и буднично все происходило, не как в медиасценах боевиков. Фариса начинала нервничать.

Прошло не более минуты, прежде чем все вышло из-под контроля.

— Командир, экипаж заперся в резервном отсеке, вырезаем двери, — раздался голос Орфея. — Мы успеваем?

— Нет. Крейсер встает на позицию, — Фариса побледнела. — Нас сейчас накроет залпом!

— Держитесь, пошла жара! Шлемы! — отчего-то развеселился Тим и захлопнул забрало своего шлема.

«Алькантар» замер и озарился микросекундными вспышками выстрелов орудий.

— Мы прорвались! — воскликнула по связи Велена. — Тим, в вас летят прожигающие снаряды.

— Это пиздец, — тихо сказала Фариса.

Дальше произошло что-то необъяснимое. Снаряды, не долетев до корпуса «Короны» сгорали, как будто на скорости втыкаясь в невидимую преграду. Обшивка станции в тех местах, куда должен был попасть выстрел, на миг вспыхивала ярко-синим шестиугольником. Светопреставление длилось совсем недолго. Как только последний выстрел залпа погас на невидимой границе, все до единой тормозной ракеты отшвырнуло от корпуса и тела экипажа вдавило перегрузкой в кресла.

«Корона» уходила от крейсера на полной тяге импульсных двигателей.

— Да что, бездну вашу в рот и в жопу, происходит? — заорала Фариса, очнувшись от изумления первой и предварительно откинув забрало шлема для пущего эффекта командного голоса. — Лиу, Шира, вы там дрочите за пультами или проявите уже инициативу?

— Капитан, я совершенно ничего не понимаю. Вокруг «Короны» образовалось поле и остановило залп противника. Это физически невозможно, таких технологий не существует! — удивление Ширы выражалось в самой разнообразной гамме эмоций: от приподнятой брови до отвалившейся челюсти, которую ученый наконец-то подобрала для ответа. — Совершенно невозможно!

— Лиу, координаты, — коротко бросил Тим.

Пилот уже проводил вычисления.

— Нас протащило импульсом более сотни тысяч километров, — Лиу откинулся на кресло. — Я не могу отключить движение, это блокирующий алгоритм.

— Шира, верни нам управление станцией, — Фариса отцепила крепления и покинула командный отсек. В коридоре она зажмурилась и ударила кулаком по переборке. — Ублюдки!

— Так вот что было скрыто в уничтоженных блоках памяти, — раздался голос Тима позади. — Новая технология защиты. И тебя послали за ней.

— Да, но только я пошла за ней сама. Информацию мне слили из «Глобоинф», когда я уже работала агентом «Астерлайта». Вот почему я опасаюсь сотрудников «Солартрейда». И я не знала, что это, корпораты дали только примерные координаты цели. Я все скрыла и рванула на «Мотыльке». Мне тогда хотелось что-то изменить, выбраться из замкнутого круга работы на корпорации. И мне удалось — благодаря тебе.

Фариса прикрыла глаза, вспышка гнева угасала.

— Ты оказалась под перекрестным огнем аж трех земных корпораций, — произнес Тим, взяв Фарису за плечо. — Я в восхищении, капитан. Вернем наших ребят домой на «Корону» и разработаем новую стратегию.

— А как же иначе.

Фариса провела рукой по вмятине, оставленной ударом на переборке ее станции.

***

Капитан Фиона посмотрела на довольный вид старшего помощника и вывела на основные экраны данные сканеров. Изображения частной станции наемников во всех проекциях и разрезах не показывали ничего интересного. Станция была нестандартной, но в то же время простой и больше походила на обычный грузовой танкер.

— Капитан Фиона, — обратился к ней оператор систем обнаружения. — У меня движение на сканере.

— К старпому, — отмахнулась Фиона, продолжая изучать противника. Она полностью погрузилась в это дело и, ударившая по ушам сирена боевой тревоги, вырвала Фиону из состояния задумчивости.

— Капитан, у нас прорыв на станцию! — воскликнул старпом.

— Невозможно, — Фиона застыла на секунду, представляя самое худшее, что могло произойти. Только военные землян могли устроить десант на боевую станцию, обладая подобными военными технологиями, оставшимися от прошлой эпохи. — Заблокировать отсеки, осадный режим станции. И активировать вооружение.

— Заряды прожигающие? — деловито осведомился оператор боевых систем.

— Да. Командному отсеку вооружиться личным оружием.

Люди ошарашено переглянулись. Это были не учения со стрельбой по мишеням. Стрелять на борту станции в боевых условиях в противника с близкого расстояния им еще никогда не приходилось.

Заблокированные двери командного отсека покраснели и в прожженную дыру посыпались искры.

— Готовность к залпу, — доложил оператор. Фиона перевела контроль на свой пульт управления и в этот момент двери в командный отсек раскрылись. Бронированные фигуры ворвались внутрь и слабый не прицельный огонь из личного плазменного оружия их не останавливал.

— Сдавайтесь! — крикнула Фиона, отдав системе приказ на атаку. — Возвращаться вам уже некуда!

Ее выволокли из кресла и, сбив с ног, уложили на пол отсека. Фиона сжала зубы в ярости — весь командный состав «Алькантара» лежал лицами в пол. Наемники распределились по помещению, двое занялись системами управления и связи.

— Мы прорвались! — одна из противников, женщина, включила связь. — Тим, в вас летят прожигающие снаряды.

В ответ еле слышно выругались и связь отключилась. Звенящая тишина длилась несколько секунд.

— «Корона» исчезла с экранов, сенсоры и сканеры ее не видят, — пробасил один из наемников.

— Повторяю еще раз: сдавайтесь. И возможно военный трибунал Конклава будет к вам снисходителен, — прошипела Фиона.

— Что ты там заверещала? Рот закрой и не пизди! — услышала Фиона еще один женский голос, прежде чем ее сознание погасло от удара прикладом в затылок.

Фиона пришла в себя резко, как будто включилась. Это явно было действие стимулятора. Во рту ощущался соленый привкус крови из разбитой губы, затылок ныл после удара. Перед ней стоял старпом с инъектором в руке. Фиона огляделась, наемников не было, несколько пультов управления были разворочены и оплавлены.

— Что? Что случилось?

— Их станция вернулась, капитан, — старший помощник помог ей встать на ноги. Голова кружилась. — На ней не было ни единой царапины.

— Невозможно. Синхронный залп из наших тридцати шести орудий на таком расстоянии должен был выжечь дотла, превратив их станцию в космический склеп. — к Фионе вернулись способности быстро соображать, мысли стали яснее. — Где они?

— Уходят в неизвестном направлении. Им приказали разрушить системы обнаружения, связи и вооружения. У нас целы двигатели и жизнеобеспечение.

— Идем на Венеру. Домой. И приготовьте аварийные инфомаяки, запустим их вручную. Конклав должен знать, что фракции проявили против нас открытую агрессию. Это была спланированная ловушка! Ты и ты, займитесь подготовкой инфомаяков.

Люди, на которых указала Фиона, покинули командный отсек.

— Капитан, — старпом замялся. — Это еще не все. Они забрали ее с собой.

— Кого? — не поняла Фиона. Холодок пробежал у нее по спине.

— Транспортируемый нами объект изучения. Камера пуста.

Фиона бессильно опустилась в кресло. Теперь ее точно ожидал военный трибунал. Глаза старпома внимательно следили за ней — он знал это. Как и то, что его как минимум разжалуют в гражданские. А за это могут и с позором изгнать из клана.

Экипаж был ошарашен внезапным поражением, но им не оставалась ничего, кроме как возвращаться на Венеру. Преследовать неизвестно куда умчавшийся на импульсах танкер было невозможно. Тем более с наскоро отремонтированными системами и до сих пор не восстановленной связью.

Крейсер ощутимо тряхнуло на вторые сутки возвращения на родную планету, еще до отправки инфомаяков — Фиона медлила и не отдавала приказ на их запуск, пытаясь сообразить, какая из фракций провела диверсию. И что ее ждет на родине, ведь это был беспрецедентный случай. И страшный позор для капитана из клана Спатиум.

Уже наученные горьким опытом, командный состав запросил доклады из других отсеков. Ответом было молчание. Фиона и старпом переглянулись.

— Неужели мы снова захвачены? — задала риторический вопрос Фиона.

— Я в этом даже не сомневаюсь. Это конец. — старпом выгнал оператора технических и энергосистем со своего места и сделал необходимые манипуляции. — Контроль у вас, капитан Фиона.

В командный отсек вошли затянутые в черные комбинезоны фигуры.

— Вы находитесь на территории Конклава Венеры, — уточнила Фиона, когда один из высоких гостей снял шлем. Ее глаза наблюдали за индикатором состояния инфомаяков, она чуть не пропустила мимо ушей фразу конгломерата, когда четыре из них наконец-то стали зелеными.

— Уже нет. Аннексируем крейсер для нужд Конгломерации ЮСа. Где объект?

— Рамон, вы опоздали. — хищно улыбнулась Фиона. — Ее уже забрали наемники на неуязвимой станции. Приятно осознавать, что конгломераты обосрались. И крейсер вы не получите.

Рука Фионы уже давно отпустила кнопку, ранее защищенную откидной крышечкой.

***

Полгода на движение в сектор потенциального противника в режиме полного молчания. Год слежки за перемещениями в наблюдаемом пространстве. Полчаса на сближение и две минуты на десант. В том, что главнокомандующий Виррин будет недоволен итогами миссии, Рамон даже не сомневался, когда венерианский капитан сдалась. А то, что она его узнала, было отдельным промахом контрразведки.

— Ком, реакторы крейсера перегружены, реакцию не остановить, — доложил по имплантату связи один из его людей после слов венерианки.

— Уходим. Экипаж крейсера взять под стражу.

Десантные станции, специально разработанные для этой операции, отстыковались от погибающего крейсера и на форсаже ушли врассыпную, затерявшись в бездне пространства. Рамон проследил, чтобы капитана и старпома венерианцев поместили в камеры на командную станцию.

Экраны озарились на миг короткой вспышкой. Контуры крейсера развалились на части и мгновенно расплавились от энергии, выделенной одновременным взрывом трех термоядерных реакторов. Вскоре от военной станции остались только расплавленные капли, висящие в пространстве.

У Рамона было много вопросов к пленному капитану «Алькантара». На это у него было полно времени, через шесть месяцев он собирался вытащить из нее всю информацию.


Деловой разговор

Пространство орбиты Сатурна, 208 год к.э. (2170 год н. э.)


Транспорты подразделения Рамона добирались до орбиты Сатурна на фотоне и гравитационных маневрах, чтобы чуткие сенсоры военных станций не отследили сигнатуры работающих импульсных двигателей. После пояса астероидов, на территории Конгломерации ЮСа, они рванули на полную скорость.

И все равно к Энцеладу прибыли лишь к концу года космической эры, когда земляне уже отметили новый год по старому летоисчислению. С пленниками в пути не разговаривали — вести допрос с постоянной мигренью от ускорения заведомо провальная затея. Их разместили глубоко в тюремной комплексе, вырубленном в толще водяного льда шестого спутника Сатурна.

Рамон отдохнул несколько часов и отдал распоряжение привести капитана венерианского космофлота. По регламенту он должен был сразу же отчитаться о настолько серьезной операции главнокомандующему, но Виррин находился на Каллисто. И Рамон предпочитал сначала довести дело до логического конца, чтобы обладать полностью всей информацией.

Фиону ввели в помещение для допроса. Темно серые стены, низкий потолок, точечное освещение, направленное на заключенного, простой метапластиковый стол и пара стульев. Фиона держалась уверенно, несмотря на большую усталость от перегрузок — сказалось долгое путешествие на станции в глубоком космосе.

Рамон коротко представился и отложил на край стола терминал. Подождал, пока экс-капитан устроится напротив него.

— И в каком статусе я нахожусь? — осторожно спросила Фиона.

Рамон прищурился. Похоже, предстоял обоюдный допрос.

— Мы все — граждане Солнечной.

Фиона улыбнулась, но в ее глазах Рамон не увидел ни капли веселья.

— Никогда не поверю в идеализм конгломератов. Мое поколение слишком долго слушало пафосную пустоту землян с их вшивой идеологией.

Рамон дослушал ее горячий выпад в сторону землян и настроился на деловой лад.

— На этом закончим вводную часть и обмен любезностями. Перейдем к основному — изложению событий последнего путешествия «Алькантара».

— А если я откажусь? — безразлично поинтересовалась Фиона.

— Отдам тебя биологам, — мгновенно отреагировал Рамон. И понял, что сумел ее пронять. Фиона дернулась всего на секунду, сразу вернув самообладание. Рамон выдержал паузу, позволив венерианке говорить.

— Значит, замучаете меня до смерти, — констатировала Фиона. — В любом случае. Может, как военный военному сделаешь одолжение и пустишь мне вольфрам в голову?

Рамону очень хотелось закатить глаза. Долбанные фанатики, готовы сжечь все вокруг, лишь бы остаться при своем упрямстве. А кто сказал, что с венерианкой будет легко?

— Можешь начать с того момента, где сенсоры «Алькантара» обнаруживают станцию наемников.

Рамон выдержал долгий взгляд экс-капитана венерианского космофлота. Фиона глубоко вздохнула и начала рассказывать.

Через час она закончила историю на второй раз. Рамон сравнивал две ее версии, рассказанную помощником Фионы и свою. На первый, беглый взгляд все сходилось. Вот только венерианский экс-капитан рассказала не все.

— Заново.

Фиона заломила бровь. Рамон никак не отреагировал и подождал пока она начнет говорить. Где-то в середине уже почти выученной истории его терминал засветился принятым медиа файлом. Рамон поднял ладонь вверх, заставив Фиону замолчать.

— Так не пойдет. Мне нужны все подробности. Абсолютно все.

— Если интересуют подробности, касающиеся стратегической информации о венерианском флоте или управлении, то нет. Свидетельствовать против Конклава я не намерена.

Рамон позволил себе улыбнуться.

— В чем-то ты права. Меня интересует цель рейса «Алькантара». А конкретно объект. И здесь следует уточнить, что я о нем в курсе уже шесть лет.

Фиона ему не поверила. Но она точно знала что-то. В этом Рамон был уверен. Его предчувствия и опыт подсказывали, что Фиона умалчивает нечто важное.

— Даже если так, это не имеет значения. Больше информации об этом у конгломератов не будет.

— Ну хватит. Посмотрим небольшой фрагмент видео.

Рамон положил терминал на стол и провел по экрану. Голография показала человека, почти лежащего в кресле. Он рассказывал то, о чем упорно молчала Фиона.

— Камеру с объектом мы забрали на удаленном комплексе. У нас был приказ открывать огонь по любой вооруженной станции, которая подходила в радиус действия нашего вооружения. Вооруженная станция корпоратов была атакована нами, согласно приказа. А станцию наемников мы попытались захватить по приказу капитана Фионы. Захватившие крейсер наемники вывели из строя почти все системы и забрали камеру с объектом. После чего нас захватили силы Конгломерации ЮСа.

Рамон поставил запись на паузу, голография замерла.

— Ничего не хочешь добавить?

Фиона пожала плечами.

— Все это неважно, знает ли Конгломерация об объекте больше чем Конклав или нет. Так же, как и неважно теперь кто больше скажет: я или мой старший помощник. — Фиона кивнула на застывшую голограмму. — Это игра с нулевой суммой.

— Теперь это больше похоже на разговор. Но я тебя понял, — в голосе Рамона даже появилось участие. Но лишь на долю секунды. — Кто найдет объект первым, тот и получит ответы на вопросы.

— Тогда я не понимаю, в чем суть моего допроса. Мой крейсер…. Лишь выполнял транспортную роль из одной точки пространства в другую. И никто из экипажа, включая меня, не знал, что именно мы сопровождаем.

— А вот здесь ты ошибаешься, капитан Фиона, — возразил Рамон и снова выдержал паузу, позволив ей говорить.

— Все на борту из клана Спатиум, я знаю по имени и в лицо каждого. Ты блефуешь, Рамон. Причем очень ненатурально, — Фиона не выдержала и под конец сорвалась на иронию.

— Знаешь, чем отличается Конклав от Конгломерации? Я тебе расскажу, — произнес Рамон и встал, вытянувшись во весь свой двухметровый с лишним рост, почти достав головой низкий потолок. — Конклав создавался выходцами из спорных восточных территорий, на которых тысячелетиями бушевали религиозные войны. Поэтому у вас сильная направленность на религию и сам менталитет очень сакральный и духовный. Тайны, интриги и заговоры у венерианцев прописаны в генетике, так же как у конгломератов выживаемость и способность адаптироваться. Мы умеем добиваться намеченной цели, как и вы. Вот только пути разные. Конклав безжалостен не только к внешним врагам, но и к внутренним.

— К чему ты клонишь?

— Кланы вас уже похоронили, — безапелляционно заявил Рамон, венерианка сгорбилась, устав сидеть прямо. — Даже если я отпущу вас всех домой на Венеру, в лучшем случае каждому светит пожизненное в одиночной камере. Старпома мы раскололи, накачав веществами, и будем дальше шерстить весь экипаж, пока не останешься только ты. А в перспективе — все та же одиночная камера до конца жизни.

Рамон замолчал и прошел до двери, стукнув по металлу костяшками пальцев. Мгновенно открывший ее конгломерат внимательно посмотрел на вышестоящего офицера.

— Передай, чтобы принесли чего-нибудь попить и пожевать.

Рамон вернулся на место, Фиона молчала.

— Сотрудничество. Вот что я тебе предлагаю.

— Скорее предательство, — отозвалась Фиона и выпрямилась. — Может, все-таки вольфрам? Или мне все сделать самой.

— Не получится, — усмехнулся Рамон. — Впрочем, здесь ты тоже вправе мне не верить. Помнишь, я говорил про адаптацию? Здесь, вдали от Солнца, в этом знают толк. Уже сейчас космофлот у Сатурна и Юпитера технически превосходит ВКС и Святой флот. Через десятилетие он превзойдет показатели и по количеству. Не буду врать, никто тебе не доверит командовать крупной боевой станцией, но занять место в хорошем экипаже к тому времени сможешь. Но главное не это.

— А что же? — удивление Фионы было неподдельным.

— Возможность отомстить. Корпорациям, слившим информацию об объекте. Наемникам, опозорившим честь капитанского мундира. И ты сильно облегчишь судьбу своего экипажа, я сразу же переведу их на хорошие условия содержания без допросов, как только ты начнешь сотрудничать. — взгляд Рамона стал более пристальным. — Сейчас в пространствах внутренних планет творится редкостный бардак. И мы находимся на одной стороне.

Фиона слегка пошевелилась, сменив позу и закинув ногу на ногу.

— Звучит убедительно. Но я останусь при своем: Мне ничего неизвестно об объекте и уж точно никто из экипажа не знает больше. Решение за тобой. Но если выбирать где умирать, я предпочитаю Венеру.

Рамон подождал, пака принесли напитки с едой и промочил горло. Фиона к ним не притронулась. Наверняка в голове у экс-капитана царил сумбур. Рамон надавил на главное — дальнейшую судьбу не только Фионы, но и всего экипажа. Не уточнив сроков по времени — пока что мозги промыли только старшему помощнику. Впрочем, ничего нового толком не узнав.

Объект нужно было найти, а для этого теперь начнется охота на наемников. Рамон не сомневался, что главнокомандующий Виррин отдаст приказ разыскать их.

— Подумай до завтра, а на сегодня закончим разговор.

— Не допрос? — Фиона склонила голову в недоверии.

— Именно разговор. Допрос эффективней вести при помощи веществ, или в Конклаве все еще работают по старинке, загоняя иглы под ногти? — Рамон не шутил.

— Клан Спатиум воюет в пространстве на равных с противником, — выученной фразой ответила Фиона.

Рамон не ответил и покинул помещение. Позади него экс-капитана увели в камеру уровнем ниже.

Ага, на равных. Рамон задумался, поднимаясь в капсуле лифта к поверхности. На Венере создают новые виды вооружения, причем весьма эффективные, судя по рапортам внешней разведки. Весь Конклав держится только на одном: производстве кристаллов для импульсных двигателей. У Земли была куча проблем, чтобы еще и возвращать Венеру под свое управление. Хрупкое равновесие, сложившееся после раскола пятидесятых, устраивало Конгломерацию. Но станет ли устраивать и дальше?

Рамон вышел на первый подземный уровень тюрьмы. Здесь располагались административные помещения, важное техническое оборудование и охранный гарнизон. Приличная для конгломератов гравитация в семьдесят процентов земной с непривычки вызывала дискомфорт. Рамон даже позавидовал Фионе — она сейчас находилась в камере с силой тяготения в одну сотую. К низкой гравитации привыкаешь быстро, а обратно намного сложнее.

Проследовав в свои временные апартаменты, Рамон занялся отчетами. Напоследок открыв неоконченный рапорт о некомпетентности контрразведки, он задумался. Внутренние планеты были далеки от пространств Конгломерации ЮСа. Большая часть населения спутников Юпитера и Сатурна даже и не слышали о событиях настолько далеких от них, не интересуясь новостями. Они им были не нужны, конгломераты были слишком заняты своей работой, в полной мере осознавая ответственность каждого гражданина. Такие оперативники, как Рамон и его подразделение, действующие по всей Солнечной, были редкостью. Как на Земле в древние времена до изобретения и повсеместного использования авиации, когда расстояние между континентами преодолевалось месяцами — проблемы жителей одного материка были безразличны обитателям другого.

Рапорт мог испортить работу соотечественников из контрразведки. Рамон отредактировал его, сделав максимально мягким, уточнив фактор огромных расстояний и выразив настороженность малым уровнем обеспечения разведдеятельности. Впрочем, Рамон не сомневался в компетентности своего непосредственного начальника, главнокомандующего Виррина. Военный старой закалки, служивший на командных постах еще в старой эпохе, Виррин не станет давить на разведчиков.

Наступала ночь по системному времени. Рамон размялся, разгоняя кровь в организме после долгого нахождения в одной позе за стационарным терминалом. На глаза ему попался файл о наемниках, когда он вернулся к работе. Данных в нем было совсем немного: несколько имен организаторов, списки проведенных операций, используемая амуниция, характеристики станций. Рамон сузил глаза — для этих людей деньги не пахнут, из них мало кто чувствует запах крови на своих руках. А еще он видел, что зараза начала распространяться. Прошло всего несколько лет с появления первого экипажа — и вот уже по Солнечной носятся три станции с отморозками.

Тренькнул дверной зуммер.

— Впустить, — коротко бросил Рамон.

— Есть минутка? — заглянувший к нему старший офицер штурмового отряда. В руках он нес два герметичных стакана с крышками.

— Даже две, — ответил Рамон и отвернулся от экрана, погасив его. Даже старшему своего подразделения он не поручал работу с документацией высшего доступа.

— Я все думаю, стоил ли целый крейсер класса «Амено» самоуничтожения, лишь бы мы его не заполучили? У меня здесь синтетический кофе, будешь? — старший протянул Рамону стакан. Он принял его, коротко кивнув в знак благодарности. — Это же уйма ресурсов. И вообще не факт, что мы бы его уперли целым с венерианских территорий. Он с капелькой виски.

— Настоящего земного? — Рамон отхлебнул несколько глотков горячего кофе. — Восхитительно. Знаешь, почему у Марса и пояса астероидов самые бесполезные военные станции?

— Палцеру стратегически не выгодно содержать крупные боевые единицы, а Альянс слаб экономически, — четко и уверенно ответил старший, как будто читал учебник.

— Верно, но это лишь материальная часть вопроса.

— А разве имеет значение еще что-то? — не понял старший и чуть не уронил кофе, забыв, что он в гравитации. Реакция у оперативника была отменная, стакан не коснулся пола и был вовремя перехвачен. — Космофлот у Альянса старое дерьмо, это всем известно. И у них нет денег его модернизировать.

— Марс не нужен никому. Ни Земле, ни Венере. Ни уж тем более нам, — Рамон поднял палец вверх и сделал долгий глоток кофе. — Но самое главное всегда в людях. Их психологии и паттернах принятия решений. Конклаву есть, что терять, и это понимание тщательно культивируется в мозгах обитателей их правлением. Фиона взорвала свой крейсер, потому что видела это единственно верным выходом.

— Долбанные фанатики опасны.

— И не они одни. Угадаешь с трех попыток без первых двух, за кем нас пошлют, когда вернемся на Каллисто?

— За наемниками. Но это как искать потерявшийся контейнер между Сатурном и Юпитером.

— Кто сказал, что будет легко, — риторически произнес Рамон и протянул старшему стакан с плескавшимися на дне остатками кофе. — Оформи в утилизатор на выходе, мне нужно дальше работать.

Старший кивнул на прощанье и покинул апартаменты Рамона. Таймер пискнул, возвестив полночь по системному времени. Он пялился в экран еще час, после чего проспал до самого утра, мгновенно уснув.

Наутро Рамон сразу отправился в тюремные уровни. Фиону уже привели заранее. Она была в магнитных браслетах, стянувших ее запястью друг к другу. На молчаливый вопросительный взгляд конвоиры пожали плечами. Рамон распорядился расковать венерианку.

— Надеюсь, ты не пыталась наложить на себя руки?

— Как будто тебя беспокоит моя жизнь, Рамон, — отозвалась Фиона, потирая ноющие запястья. — Хотела добраться до своих.

— Есть родственники среди экипажа? — удивился Рамон. Генетические данные не указывали на близкое родство среди пленных.

— Клан Спатиум — одна семья, — вскинув подбородок, храбрилась Фиона.

— И ты приняла верное решение для их безопасности?

По реакции Фионы Рамон понял, что она была готова к этому вопросу.

— Если бы у меня было, что сказать без вреда Конклаву, я так и поступила, без сомнений. Но мне нечего добавить — я больше ничего не скажу. Ищи наемников, Рамон. Пожелаю тебе в этом неудачи с надеждой, что Конклав найдет их первыми и разнесет их странную станцию на частицы. Больше я не скажу ни слова.

Рамон понимающе кивнул и обратился к конвоирам.

— Увести.

После легкого завтрака Рамон стал собираться в рейс на Каллисто. На Энцеладе ему и его подразделению больше делать было нечего. Вызвав офицеров к докам, Рамон набросил на плечи поверх комбинезона эргономичный рюкзак и закрепил на поясе шлем и кобуру с табельным магнитным пистолетом. Проверил системы шлема и заряды с предохранителем на оружии. Уже лет десять назад конгломераты перешли на более удобные складные шлемы, скрытые в высоких воротниках комбинезонов, но эта модель была специальной, с тактической системой командования и, кончено же, бронированной. От попадания прямого кинетического выстрела шлем бы не выдержал, но от зарядов, летящих по касательной или от плазмы защитить был в состоянии.

В доках Рамон уже почти добрался до своих готовых к отлету транспортников, когда путь ему заступил престарелый мужчина. Рамон мгновенно вытянулся в приветствии.

— Вольно, офицер.

— Главнокомандующий Виррин, я ожидал увидеть вас на Каллисто.

— Я здесь инкогнито и очень ненадолго. Опрошу пленную венерианского космофлота и сразу назад. Так что у тебя будет время подготовить все рапорты. Не торопись. И перестань уже стоять по струнке, гравитация раздавит, — сварливо произнес Виррин и потянул Рамона за собой. — Пойдем, пройдемся перед твоим отлетом.

— Она мало что знает и уже точно уверена, что будет молчать.

Виррин усмехнулся.

— И не таких недоступных девок я приводил к взаимопониманию. Вот что, Рамон, я тебе сразу скажу: на Каллисто начнешь разрабатывать и дальше операции по объекту венерианцев. Но при этом надо вернуть опрометчиво отправленную тобой на Солнце станцию «Солартрейда». Не беспокойся, ты действовал правильно четыре года назад. Но прежде всего — объект. А Конклавом я займусь сам.

Они поднялись по эстакадам почти к потолку дока.

— Что-то серьезное? — Рамон почувствовал обеспокоенность своего командующего.

— Обмороки из разведки очнулись и начали шевелиться, — старик остановился и оглядел панораму громадного ангара. — Что там распылилось у Венеры полгода назад? Крейсер класса «Амено». У Конклава таких еще девять штук. А разведка доложила о новой модели. Собирать начали несколько дней назад на орбитальных верфях Венеры. И это кое-что новенькое.

— Насколько?

— Настолько серьезно, что игнорировать будет глупо. Мы и раньше получали данные, что Конклав разрабатывает класс «Омен», но все подтвердилось только сейчас.

Рамон кивнул. Фанатики из Спатиума на новеньких военных станциях — Солнечную ждут нервные времена. Виррин продолжал, положив Рамону руку на плечо.

— Найди мне эту станцию, мальчик. Хотя бы ради того, чтобы Конклав не поймал их первыми.

— А наемники вообще в целом? Я видел отчеты: их не принимают за серьезную угрозу.

Виррин пожал плечами.

— Вымели пиратов с наших территорий, выметем и эту шпану. Если начнут создавать проблемы. Пока что от них даже есть немного пользы. На Ариэле они справились неплохо.

— Это меня и беспокоит, — отозвался Рамон. — Зачем Конгломерации их услуги? У нас и своих специалистов хватает.

— Не будь таким впечатлительным, Рамон, — Виррин искоса посмотрел на него. — От них один фальшивый звук — и мокрого места не останется. Все, беги к транспорту, мне уже пора поговорить с капитаном.

Рамон снова вытянулся и стукнул костяшками по шлему в знак прощания по военной традиции конгломератов. Виррин побрел к выходу из доков. Рамон потерял его из виду, заняв место в транспорте.

— Пункт назначения, офицер Рамон? — осведомился пилот из отсека управления.

— Каллисто.

— Вас понял, Каллисто подтверждаю.

Перегрузка старта вжала Рамона в кресло. Предстояло три недели движения на ускорении. Старший офицер подразделения напротив него поднял большой палец вверх. Он кивнул ему в ответ.

Время и расстояние впервые показались Рамону слишком огромными величинами.

***

Фиона закончила обследовать дверь в камеру и занялась стенами. Ниша с вакуумным туалетом не представляла интереса, там ничего нельзя было отодрать голыми руками без инструментов.

Ей нужно было отвлечься от угнетающей тишины. Звук на мониторе утопленного в стену экрана с транслируемыми системными новостями и развлекательными клипами известных исполнителей она выключила. Являясь язычницей по вере, Фиона не принимала современную культуру.

Если она не сможет сбежать или убить пленивших ее врагов, ей нужно убить себя. Фиона оскалила зубы. Перед тем как ее вырубили наемники на «Алькантаре», она услышала выкрик с венерианским акцентом. Немного растянутые гласные, хорошо поставленный голос. Такие были у духовников клана Теорис. А это означало, что среди нанесших ей несмываемое оскорбление находилась предатель.

Обшивка на одной из стен шевельнулась под ее пальцами. Фиона подцепила край ногтями и попыталась отогнуть, когда дверь в ее камеру распахнулась. Она мгновенно приняла безразличный вид и зависла у стены, медленно поворачиваясь. Главное, скрыть негодование и не начать вслух проклинать беззвучные замки тюрьмы конгломератов.

Внутрь вошел старик. Фиона заметила, что у него, несмотря на возраст, великолепная военная выправка. Если он занимает в Конгломерации ЮСа высокое положение, можно попытаться его убить.

— Капитан Фиона, клан Спатиум. Плохое время для тебя настало. Исповедуешь политеистические религии? Хорошо, значит смертью тебя не испугать. Привыкай к новому своему дому, здесь ты будешь находиться до конца жизни. И не колупай стену, за ней ничего нет, а материал не заострить.

Старик повернулся, чтобы уйти.

— Стойте! — крикнула Фиона.

Он замедлился у выхода.

— Вы командующий Виррин, я знаю вас. Видела в отчетах разведки, — сказала Фиона. старик кивнул. — Вы считаете, что рано или поздно я не выдержу и сдамся, да?

— Обязательно. От старых эпох нам достались хорошие технологии. Психологические и биологические. Сломать тебя лишь дело времени. Сохрани мне его.

— Что я получу взамен?

— Свободу и гражданство Конгломерации ЮСа. Защиту от преследований со стороны Конклава. Разумеется, под наблюдением, диверсанты нам не нужны.

— Мой экипаж?

— Они нам не нужны. Старший помощник уже разговорился. Остальные бесполезны и пока под стражей, ждут твоего решения, — Виррин повернулся к ней всем корпусом, на груди блеснул конгломератский герб бесконечности. — Не глупи, выпячивая показную верность Конклаву. Так требует твой общественный строй, понимаю. В контексте войны есть «я» и «они» — и это серьезно. И Солнечная действительно на грани.

Фиона озадаченно уставилась на Виррина.

— Что вы хотите сказать?

— Поможешь мне предотвратить смерть миллионов? В основном, конечно же, твоих соотечественников. Заметь, трупов будет гораздо больше, если ты будешь медлить из-за религиозных реликтов.

Фиона замерла, соображая над словами Виррина. Он был убедителен, и опыт подсказывал, что в отличие от Рамона, главнокомандующий не темнит. Даже если с ней сыграли в игру с разными способами психологического давления, в перспективе у нее действительно было лишь пожизненное заключение на этой глыбе льда вдали от Солнца.

Шанс должен быть использован.

— Что вы хотите знать? Объект? Я правда о нем ничего не знаю, его контролирует не Спатиум.

— О, нет, — старик недобро усмехнулся. — То, о чем спрашивал Рамон, мне не интересно. Он ведет это дело шесть лет и своего добьется. А ты мне расскажешь все о том, что непосредственно знает капитан клана Спатиум. Я сюда прилетел за десяток астроединиц, чтобы ты мне рассказала об «Оменах», которые начали строиться на орбите Венеры.

Зрачки Фионы расширились. Конклав начал собирать на орбитальных верфях класс боевых станций «Омен», которые долгие годы были лишь в проектах. А это означало только одно.

Война в Солнечной неизбежна.


Крайняя необходимость

Пространство пояса астероидов, 208 год к.э. (2170 год н. э.)


Тим широко зевнул, чуть не вывихнув челюсть.

— Иди выспись, — проворчала Фариса. — Только мешаешь работать.

— Да не хочу я спать, — отозвался Тим, перестав ощупывать челюсть. — Просто зевота напала, надо тоника выпить, взбодриться. Сгоняешь на камбуз?

— Конечно же нет, — Фариса опустила руку под кресло и выудила из-под него герметичную емкость, бросив Тиму. — Повезло тебе, у меня припрятано было.

— Отлично! — Тим поймал брошенный в него тонизирующий напиток и щелчком выбил соломинку. — Еще раз, Шира, объясни для простых смертных.

Шира развернулась на кресле от пульта управления компьютерной системой и пригладила разлетевшиеся от движения волосы, медленно упавшие при малой гравитации на ее угольно-черный комбинезон.

— Это не так просто, командир. Гармонические коммуникации биопроцессора взаимосвязаны с периферией станции. Это не обычная синхронизация, а симбиоз наподобие древнего нейроинтерфейса взаимосвязи компьютер-человек….

— Языком обычных людей, — прервала ученую Фариса. Тим улыбнулся, продолжая внимательно слушать.

— Да. Инстинкт самосохранения.

— Что? — одновременно спросили Тим и Фариса.

— Биокомп «Короны» может включать базовый инстинкт самосохранения бей-или-беги. Систем вооружения у нас нет, так что выбор невелик. Защититься и драпать.

— Так, — Тим задумчиво почесал подбородок. — То есть Фариса у нас командует металлическим енотом триста пятьдесят метров длиной, который может шароебиться по Солнечной чуть ли не быстрее всех?

— Технически так, — кивнула Шира. Тим внимательно посмотрел на нее. — Защитные свойства, способные остановить артиллерийский залп крейсера за гранью моего понимания. И эти процессы выжрали у нас почти всю энергию из накопителей. Это наверняка инопланетная технология.

— Чушь. Мы одни такие долбанутые во вселенной, — скривился Тим. Фариса кивнула, поддерживая командира.

— Нет, — возразила Шира. — Технология импульсных двигателей и лазерной накачки высшего порядка….

— Ты что-нибудь поняла? — тихо обратился Тим к Фарисе.

— Абсолютно ни хрена.

— Я тоже. Шира, завязывай с уфологией, — Тим предупреждающе вскинул руку, ученый перестала сыпать научными терминами вперемешку с теориями и доказательствами. — Нам нужен контроль над станцией, неожиданности нужно свести к минимуму.

«Корона» вернулась с Меркурия в пояс астероидов, после чего экипаж отпустило состояние напряжения. Конклав Венеры не преследовал «Корону», корпорация «Солартрейд» тоже не развивала бурной деятельности против наемников.

При очередной инвентаризации Тим обнаружил протащенный Равом на борт контейнер с капсулой. Отследил по камерам наблюдения виновника и устроил наемнику взбучку. Припертый к стенке Рав признался, как тайком утащил контейнер с венерианского крейсера на «Клещ» и позже, улучшив момент, спрятал находку в трюме. Тим стер конденсат со стекла и долго смотрел на лицо девушки, спящей в анабиозе. И ему очень не понравились имплантаты у нее на висках. Сильно напоминало одну страшную военную технологию прошлой эпохи.

Пробуждать ее не стали. Тим запретил Раву рассказывать кому-либо о находке и поделился информацией только с Фарисой. Капитан поначалу пришла в негодование и сразу предложила избавиться от возможного страшного артефакта, но Тим убедил ее не делать этого, дав слово, что не инициирует пробуждение.

Тим принял заказ от Палцера, который никогда бы не взял ранее. Власти пояса решили казнить старого пирата, командовавшего «Ристрейджем». На роль палача, исполнившего приговор, был выбран Рав. Таким образом Тим наказал его за самодеятельность на «Алькантаре». Орфей пытался убедить Тима отказаться от заказа, но он не принял доводы старшего наемника. Палцер щедро заплатил за исполнение приговора, Рав, расстрелявший пирата, вернулся на станцию и вел себя как ни в чем не бывало. А экипаж «Короны» убедился, что парень действительно имеет садистские наклонности.

Корпорация «Астерлайт» выдала заказ на четыре месяца охраны транспортного трансфера в секторе пояса астероидов вблизи Весты. Тим его принял и позже заказ был продлен до полугода. Капитан за время нахождения в секторе серьезно занялась станцией — были протестированы все системы и перестроены части кольца искусственной гравитации и трюма. Серьезно расширилось полезное пространство лаборатории и был оборудован отдельный медицинский отсек. Тим щедро финансировал обустройство «Короны», практически не оставляя накоплений. Единственным слабым местом оставались странности станции, изучением которых постоянно занималась Шира. Ученой помогал Крис, применивший свои навыки по специализации лишь один раз, когда подрались Велена и Арми.

Их разняли Егор и Орфей. Два здоровых мужика еле растащили разъяренных женщин друг от друга, не дав им себя покалечить. Тим так и не смог докопаться до причины конфликта с мордобоем — офицер и наемник отмалчивались или уклонялись от ответа. Тим даже вызвал с Паллады специалиста по психологии, но тот, проведя с девушками беседы, лишь развел руками, высказал не менее десятка предположений и посоветовал свести их общение к минимуму. Тим не стал следовать таким кардинальным мерам и лишь пригрозил изгнать обеих с «Короны», если мордобой повторится. Велена и Арми заверили командира, что больше друг друга калечить не собираются.

Болтаться в пространстве Палцера оставалось две недели.

***

Егор неуклюже развернулся в громоздком скафандре и вполголоса выругался. Погрузка заканчивалась — последний танкер уже включил импульсные двигатели и начал довольно медленный разгон.

Еще четыре года назад Егор не поверил, если бы ему сказали, что он будет обеспечивать безопасность самой богатой транспортной корпорации Солнечной. А два года назад и не думал, что подвернется шанс покинуть военный трибунал Конгломерации ЮСа.

Он был прав, когда отказался выполнять приказ командования и все это знали. И Егор знал еще за секунду до того, как объявил по связи, что отказывается открывать огонь по военному эскорту Альянса Марса. В той ситуации ошиблись все и ему пришлось стать пешкой, разменной фигурой в игре, чтобы не начался конфликт. Его заместитель выждал, пока станции марсиан покинут зону действия орудий форпоста на Ганимеде и арестовал Егора. Он не оказывал сопротивления и, когда выслушал распоряжение главнокомандующего Виррина о военном трибунале, на его лице не дрогнул ни один мускул. Его держали в заключении, просто не зная, как поступить, пока не нашли способ убрать с глаз долой на неопределенное время. Егор даже не удивился, что местом его пребывания выбрали частную станцию, которая не принадлежала к какой-либо фракции. Это было идеальным местом для ссылки неугодного офицера, нарушившего приказ, который необходимо было нарушить. А «Корона» оказалась не таким уж плохим местом, как позже понял Егор.

— Корпораты торопятся, я тебя подберу через пару минут, — ожила связь голосом Дитера.

— Вижу.

Егор переместил длинный ствол гаусса и не стал отвлекаться, выискивая приближающийся челнок. Транспортные станции корпорации выстроились в линию, первый танкер уже отдалился на тысячу километров. Егор вывел на монитор увеличение и нахмурился. Пятисотметровая махина уже двигалась в полтора раза быстрее остальных.

— Вызываю «Корону».

Ответом было молчание. Лихо тормознувший у наблюдательной платформы связи «Клещ» уже зиял распахнутым люком. Егор залез внутрь челнока и хлопнул пилота по плечу.

— Дави к первому. Не нравится мне, как он втопил.

Дитер подождал, пока Егор займет место в кресле и повел челнок на ускорении к удаляющемуся корпоративному транспорту. «Корона» не отвечала.

— Да они там спят, что ли? — Егор переключил экран на обзор позади челнока. — Ни хрена себе!

Последний транспорт больше очертаниями не походил на пупырчатую сигару. Скорее теперь он был похож на двух осьминогов, расплетающих щупальца хлеставших в пространство газов. Отвалившаяся часть с двигателем еще толкалась ионным потоком, начиная двигаться по круговой траектории от полученного взрывом ускорения.

— А можно хотя бы год провести без взрывающихся станций? — сострил Дитер.

— «Клещ», докладывайте, — раздался голос командира. Егор перестал созерцать разваливающийся танкер и вернул обзор экрана на исходную.

— Командир, движемся к первому транспорту, он превысил расчетную скорость в два раза. Что там у вас, жертвы есть? — Егор ответил четко, позволив себе лишний вопрос под конец. Было бы печально, если бы кто-то из экипажа, с которым он прожил год, погиб.

— Танкер не отвечает, догоните его и крепитесь на обшивку. Мы подберем выживших и сразу к вам. Действуйте по обстоятельствам, торопиться нам некуда. Из наших все целы, только корпоратов потрепало.

— Принял, действуем, — Егор выключил связь и уставился на растущий в размерах танкер. — На обшивке режем сразу, тормознем гада.

— Вдвоем? — удивился Дитер.

— А что? «Корона» будет еще битый час ловить разлетевшихся засранцев. За это время танкер уже порядочно разгонится и наверняка сменит вектор движения. Связь «Клеща» слабая, а транспорт в молчанку играет. Просто не вижу смысла несколько суток, как член, болтаться на обшивке. Возьмем их сами.

— Хреновая идея. Но мне нравится.

После событий с венерианским крейсером челнок усовершенствовали в доках Паллады. Командир выложил кучу денег на разработку индивидуального проекта системы плазменных резаков и пересборку «Клеща». Единственной его проблемой оставался малый радиус действия, но этот функционал был определен изначально. Егор и Дитер вооружились плазменным оружием и выждали, когда шлюз распахнулся, открыв путь на танкер. Транспорты «Астерлайта» были самыми современными в Солнечной. Основная часть корпуса была неподвижным трюмом огромных размеров с невесомостью, ионные двигатели располагались в ней же. На другом конце сигары крепилась похожая на паутину часть с искусственной гравитацией, вращающаяся на оси корпуса. Вся эта карусель в центре соединялась шлюзом с грузовым отсеком.

«Клещ» впился в один из отсеков вращающейся паутины танкера. Это оказалась контрольная рубка связи, из которой сразу же убежал человек в легком комбинезоне с логотипом корпорации «Солартрейда» на спине. Увидев, как в стене прорезается здоровенная дыра и из нее лезут фигуры в боевых скафандрах с оружием наперевес, человек счел за лучшее спешно покинуть отсек.

— Теперь о нас точно знают, — заметил Дитер, осмотрев рубку и системы связи.

— Идем быстрее, пока они не организовали оборону, — отозвался Егор, вскинув оружие и открывая дверь. — Оставь связь в покое, нет времени….

Егор осекся, не сразу поняв, что его сильно толкнуло в живот, заставив отлететь внутрь отсека. Дитер что-то заорал и открыл шквальный огонь в дверной проем, заливая плазмой коридор. Все кончилось за считанные секунды, снова наступила тишина.

Егор попытался сфокусировать зрение — окружающий мир качнулся, поплыл, внутренний экран шлема стал на мгновение нестерпимо ярким, и система вывела оповещения. Появилась и пропала колющая боль в животе. Скафандр продолжал снабжать организм веществами для продолжения ведения эффективных боевых действий.

— Ты как? — в который раз спросил Дитер.

— В норме, — проговорил Егор. — Броня выдержала, но у меня разрыв селезенки от кинетического удара. Быстрее в командный, надо остановить этот гадюшник.

Проблема заключалась в том, что командных отсеков на танкере было два — первый в одном из узлов паутины ближе к центру и второй в трюме, сразу после соединяющего шлюза. Наемники направились сначала в отсек с гравитацией. Он оказался пустым, системы управления были заблокированы.

Егор смекнул, что их наверняка ждет теплый прием в шлюзе, или во втором командном отсеке. На месте экипажа танкера он бы устроил засаду именно в этих тактически удобных местах.

— Слышишь? — Дитер вскинул руку, затянутую в бронеткань скафандра.

Егор кивнул. Внешние микрофоны четко передавали равномерный стук, по переборкам шла еле ощутимая вибрация, которую улавливали датчики систем.

— Нет времени. Идем дальше.

— Какой план? Можно вернуться в «Клещ» и перелететь в трюм, ударив им с тыла. Или тряхнем их гранатой?

— Не можно, — скривился Егор. — Топлива не хватит, танкер уже на скорости. А взрыв в шлюзе может сорвать эту ебаную карусель. Командный тоже подрывать не будем, там системы управления. Напролом.

— А конгломераты знают толк в самоубийствах, — хохотнул Дитер.

— Генетическое наследие предков, — буркнул Егор. — Иду первым. Если вырублюсь, отступай на «Клещ», только меня прихватить не забудь.

Наемники вскрыли дверь шлюза, он был пуст. Вторые двери оказались заблокированы. Резать было долго и Дитер рискнул, разобрал щиток системы и взломал блокировку через компьютер скафандра. За дверью поджидали двое вооруженных плазменными стволами человек. Началась перестрелка, Егор сразу рванулся вперед, на ускорении сметя с позиции одного. Завязнув в рукопашной с противником, Егор не успел с ним справиться. Дитер с размаху приложился массивным прикладом в затылок ублюдка, тот обмяк в невесомости.

— Пусть здесь висит, идем дальше, — Егор оглянулся на второе тело. — Живой?

— Вряд ли, я в него четыре заряда всадил, — ответил Дитер, разрядив вражеское оружие.

Командный отсек был не заблокирован. Наемники встали по краям стен и открыли проем. Из него сразу вырвался шквал плазменного огня. Егор активировал внешние динамики.

— Как вам перспектива быть размазанными по стенам? Выбрасывайте оружие и останетесь невредимыми!

В ответ промолчали.

— Плохо дело. Они там до тепловой смерти вселенной могут сидеть. Надо выскребать этот биомусор.

Егор не ответил, рассматривая происходящее в командном отсеке через гибкий усик внешней тактической камеры. Подкатил ком тошноты, экран мигнул оповещением системы биостабилизации, и даже мысли показались яснее. На предупреждение о необходимости медицинского вмешательства Егор не обращал внимания уже несколько минут. Пнув часть стены, он отогнул кусок и отрезал то, что не захотело отрываться. Взяв в руки импровизированный щит, он на мгновение замер и сжал зубы. Еще бы пара мгновений и Егор отказался бы от самоубийственной затеи. Но его характер был не таким, чтобы отступать в последний, решающий момент. Егор приготовился.

— Уверен?

— Других вариантов нет. Либо мы идем напролом и его тормозим, либо я сдохну без медика. — Егор погасил все уведомления скафандра, чтобы не мешали в схватке. Назад пути не оставалось — только вперед.

— Принял. Вперед, — Дитер перехватил ствол поудобнее.

Щит выдержал первый залп. Егор почувствовал обжигающую боль в руке и ноге и потерял сознание, когда алгоритмы скафандра приняли решение усыпить организм во избежание летального исхода.

***

Крис вытер пот со лба и отбросил кибердиагност. Мудрая техника долетела до стены и автоматика, не ощущая себя больше в руках человека, закрепилась на переборке среди стеллажей с закрепленными инструментами. «Корона» двигалась в земное пространство с гравитацией в одну десятую. Одним долгим прыжком Крис переместился в другой конец медицинского отсека и мягко рухнул в кресло.

Последний раз он держал на грани жизнь пациента в шестой экспедиции к поясу Койпера. За орбитой Нептуна Солнце казалось темно-красной холодной звездой, мало отличаясь от других звезд.

И в этой бесконечной темноте таилась смерть. Из-за неисправности в первый месяц столкнулись две станции, медицинские отсеки экспедиции завалило ранеными, умирающими и мертвыми. Крис, как и все медики экспедиции, несколько дней держался на веществах, и покинул пост одним из самых последних. Проснувшись, Крис не сразу узнал, что курс был изменен.

Настоящий ад они увидели через полгода. Круизный лайнер «Версаль», пятый год считавшийся пропавшим, двигался по инерции прочь от Солнечной в пустоту. Единственное, что там оказалось еще работавшим, это регенеративная система контроля атмосферы.

«Версаль» перенаправили к Эриде, начав спасательные работы сразу же. На лайнере обнаружили почти сто тысяч мертвецов. Когда экипаж станции понял, что им не вернуться домой, там началась паника. Люди кончали жизнь самоубийством, насиловали, убивали. Потом кончились запасы провизии и начался каннибализм. Все самое жуткое и страшное, что есть в людях, воцарилось на «Версале». Работавшие тридцать команд сократились наполовину в первый же час — психика людей не выдерживала, некоторые сходили с ума. Последних мертвецов уже на Эриде доверили роботам — уборщикам и погрузчикам. Манипуляторы роботов не могли толком таскать разлагающиеся трупы и чаще всего сметали останки в герметичные контейнеры. Все трюмы станций экспедиции были забиты ими под завязку. То, что они вынесли и вытащенные ранее останки сожгли, сделав на карликовой планете захоронение. Позже на Эриде построили громадный стометровый монумент, как напоминание о самой страшной жертве космическому пространству.

Крис тогда пытался спасти одного из последних выживших. Боролся за его жизнь несколько дней, но организм был истощен до крайнего состояния. Он просто не хотел больше жить и умер, несмотря на применение современных медицинских технологий. Он молча стоял над трупом, впав в состояние ступора, таким его и обнаружили коллеги. Вкололи дозу седативных препаратов — он не шелохнулся даже. Уснул там же, в кресле медицинского отсека.

После возвращения к Сатурну он запил и через несколько дней оказался в тюрьме. Там он и прозябал, пока его не направили на «Корону», указав находиться на станции до востребования, запретив менять дислокацию.

Крис взглянул на медицинскую кушетку, на которой лежал Егор. Он умудрился спасти жизнь наемника. Успел, несмотря на крайне тяжелое состояние и более десятка плазменных ранений. По Егору вели настолько плотный огонь, что даже боевой скафандр был пробит в нескольких местах. Когда «Корона» состыковалась с захваченным агентами «Солартрейда» транспортом корпорации «Астерлайт», Дитер ворвался на станцию с раненым наперевес и сразу понесся в медицинский отсек, где их уже ждал Крис.

Теперь жизни Егора уже ничто не угрожало. До того, как наемнику имплантируют новую селезенку и правое легкое, двигательные и защитные функции организма будут неактивны. Тим еще не интересовался вопросом его боеспособности, но Крис был уверен, что вернет пациента в строй за несколько месяцев. Для этого ему нужны лишь новые имплантаты и выращенные органы, которые необходимо заполучить только на материнской планете.

«Корона» двигалась к Земле.


Тень кардинала

Пространство орбиты Земли, 208 год к.э. (2170 год н. э.)


Грозовой фронт двигался еще вдали, но Корсин его уже видел отчетливо. Потемневшее небо и стены из сверкающих вспышек молний. В последние годы климат на Земле испортился, экологи постоянно напоминали о странных изменениях. Как будто у планеты покладистый характер изменился на скверный.

Корсин нырнул в подвальное помещение на окраине тихого респектабельного района Барселоны. Как раз вовремя — начал накрапывать мелкий дождик. Помещение было крошечным, с низким потолком. Корсин улыбнулся — место встречи выбирал не он, иначе не пришлось бы ютиться в тесноте, напоминающей отсеки станций. Его уже ждали.

У стойки толпились горожане, через которых стремительно пролетали тени официантов, обслуживающих столики. На большом экране шла юмористическая программа, еще четыре маленьких транслировали игры нейровира. Все это Корсина не интересовало. За столиком посередине зала неподвижно сидела фигура в темно-синем мундире.

— Адмирал Милита, — Корсин сухо кивнул в знак приветствия и сразу же присел за столик.

— Вы опоздали, советник Форсберг.

Корсин вскинул руку.

— Давай без формальностей, мы не на приеме.

— Как скажешь, — Милита мгновенно перестроилась на режим личного общения. Корсину даже показалось, что он услышал щелчок переключателя. На столике стоял нетронутый графин, он вытащил пробку и налил на два пальца себе и адмиралу.

— За ВКС? — предложил тост Корсин.

— За ВКС, — ответила Милита, поморщившись от резкого вкуса и задала интересующий ее вопрос. — Рассказывай, зачем вытащил меня с орбиты?

— Без какой-либо серьезной причины. Сама же знаешь, президент Ларган в основном контактирует с коммандерами. Моя же задача, как советника, поддерживать связь с командным составом за ними, — сразу огорчил Милиту Корсин и вновь потянулся за графином.

— Что за дерьмовое пойло! — выругалась Милита и повернулась к толпе у стойки. — Эй, поверхность, тащи нормальный коньяк!

Корсин улыбнулся уголками рта. Милита всегда была такой, сколько он ее знал. Безудержная энергетика женщины не управлялась эмоциями — это Милита управляла всем вокруг нее. Людьми и персоналом, боевыми станциями, ситуацией. Милита начала служить в ВКС в начале пятидесятых. Как раз ее первое десятилетие в ВКС совпало с эпохальными событиями, особенно серьезно отразившимися на космофлоте Солнечной. Серьезно настолько, что до сих пор никто не имел точного представления, что же из себя сейчас представляет земной космофлот.

— Коммандер Беррин не обижает?

— О чем ты? — рассмеялась Милита. — Старый сыч торчит на планете, весь по уши в бюрократии. Признаюсь, на орбите мне привычнее.

— И каков твой взгляд на все, что происходит в Солнечной сегодня? — Корсин проследил, как официант ловко заменил графины и поставил на стол свежую посуду. — Например о фракциях, последствиях субсидий РВК. В этом году «Нил Деграсс Тайсон» добрался до своего пункта назначения.

Корсин задумался. Если добрался: ответ на этот вопрос человечество получит только через четыре года. Звезды были все еще слишком далеко от человечества. Голос Милиты вырвал его из собственных мыслей не сразу.

— Прикинь сам: если мы уже добрались до ближайших звезд, расселение всего лишь дело времени. И я прекрасно понимаю, почему Верховный Совет все спускает с рук фракциям. Скажешь сам, или мне озвучить?

— Ну давай, — оживился Корсин.

— Земля при любом раскладе остается в минусе. Воинственным или мирным путем, ресурсный поток иссякнет, а без него встанут орбитальные заводы, экономика поверхности загнется. Пока в Конгрессе протолкнут законы о возобновлении промышленной деятельности на поверхности, пройдет не один десяток лет. А к тому времени мы безнадежно отстанем в технологическом плане от тех же конгломератов. Без редких элементов с Каллисто, руды с астероидов, переработки с Марса и кристаллов с Венеры, Земля обязательно превратится в грядку Солнечной. И это при условии, что у нас нет технологии сверхсвета. А если она появится, фракции исчезнут. И даже на Земле станет пустовато.

— Утрируешь, — усмехнулся Корсин. Милита закатила глаза.

— Где я не права?

— В политическом аспекте. Пока президент Ларган держит ниточки от Конгресса в руках, Верховный совет под контролем. И фракциям нет никакого смысла разрывать сотрудничество. А в сверхсвет я не верю.

— Я тоже. Но фракции — как свиньи под психотропами, никогда не знаешь куда они метнутся.

— Это про Конклав. И они тоже предсказуемы.

— Когда корпус Локи откроет архивы для ВКС? Нам нужно знать, кто чем дышит на мирах периферии.

— Честно, Милита, тебе бы я открыл полный доступ. Ты не сольешь все топливо за раз в случае беспорядков. Но ВКС в целом… Без обид?

Милита вздохнула.

— Да какие обиды, я уже давно не девочка в пубертате. Как представлю, что мне с Чунгом идти в бой в случае войны… Страшно, вырубай. — Корсин даже не улыбнулся. Милита продолжала. — В мирное время он справляется и даже неплохо. Хороший снабженец. И я не знаю, как справится коммандер Беррин в случае кризиса. Все упирается сейчас в политику. В случае войны мы можем полагаться только на ВКС и корпус Целестиал. Но космофлот будет оберегать самое ценное — планету. Что смогут сделать космические ведьмы против всей Солнечной?

— К чему ты клонишь? — нахмурился Корсин.

— К тому, что в Солнечной скоро будут заказывать музыку те, у кого есть опытная, тренированная пехота. У Земли есть гвардия, но они могут работать только при нормальной гравитации. За пиратами появятся частные войска, настоящий космический десант. Я уже слышала о наемниках. Это первые порывы ветра перед бурей.

— Не замечал, что ты ударилась в поэзию, — Корсин напрягся, но внешне остался невозмутим. — Не придавай значения слухам, они преувеличены.

— Тебе виднее. Мое дело стрелять, а цель указываешь ты.

— И это самое сложное. Ответственность. Не только личная, но и за других. — Корсин окинул взглядом понемногу редеющую толпу. — Эпоха гуманного отношения к ценности человеческой жизни скоропостижно завершилась — мы имеем право на первую кровь. Но я постараюсь этого никогда не допустить.

Милита одарила его долгим взглядом. Корсин и ухом не повел, снова подняв стакан и колыхнув в нем тягучую коричневую жидкость.

— Мы не готовы проливать кровь, советник, — медленно произнесла Милита.

— Знаю. Никто не готов. Но я должен быть уверен, что ВКС будет способно нажать на курок, если до этого дойдет.

Милита большим глотком выпила полстакана и встала.

— Это я тебе гарантирую. Скоро вернусь.

Корсин остался в одиночестве. Адмирал подняла щекотливую тему. Ему уже приходилось натыкаться в рапортах на деятельность наемников в Солнечной. Первый экипаж появился из ниоткуда еще три года назад, взяв первый заказ у Альянса. А за последний год стало известно о еще трех частных станциях космических ландскнехтов. И это только известные.

Ему, как советнику по особым вопросам, поступали эти данные. Но что с ними делать, он пока что не имел понятия. И то, что адмирал ВКС упомянула о наемниках по идее было тревожным звоночком.

Корсин вздохнул. Его догадки подтверждались. Несмотря на то, что ВКС были самым большим космофлотом Солнечной, не стоило надеяться на безоговорочную победу в случае войны. Они могли забросать любой мир тысячей термоядерных зарядов, но какой в этом был смысл, если большинство поселений находится глубоко под поверхностью спутников и планет? В то время как любая пропущенная планетарная ракета снесет на поверхности Земли миллионы жизней за долю секунды. Здесь Милита была безоговорочно права — космофлот не станет гоняться по всей Солнечной за противником, а станет судорожно оберегать Землю.

А было от чего. Уже вторую неделю Корсин получал сотни рапортов о новом заложенном классе боевых станций Конклава Венеры и активности на верфях Конгломерации ЮСа. Но если то, что собиралось у Сатурна, могло оказаться и очередной стройкой века, новым амбициозным проектом вроде второго звездолета, то насчет верфи Венеры все было предельно ясно. Кланы заложили новый класс боевых станций «Омен», гораздо более эффективный по сравнению с производимым Венерой «Амено». А станции ВКС это по большей части модернизированные старые классы тридцатых, сороковых и пятидесятых годов. Улучшенные, боеспособные, но слишком старые, уже не соответствующие эпохе по характеристикам.

Корсин кивнул вернувшейся Милите и положил на стол инфоноситель.

— Здесь кое-что интересное. Данные биосети, уже обработанные аналитикой. Посмотри их: с твоим опытом можешь увидеть то, что мог не увидеть я.

— Хорошо, гляну. Но это бесполезная трата времени. Только глухая оборона, Корсин. Вот и все, что ждет ВКС в случае конфликта. Действовать придется кому-то другому.

Корсин снова кивнул и наполнил стаканы коньяком, опустошив графин.

— За Землю?

— За Землю, — подтвердила Милита, и они выпили. — Древний ритуал алкоголизма завершен, я могу идти?

— Более не задерживаю.

Корсин остался, легкий дурман в голове не хотелось убирать антиэтиловой капсулой.

Следовало возвращаться к работе, несмотря на уютный теплый вечер в Барселоне. От толпы возле стойки осталось три человека, двое прижимались друг к другу в сумраке, один продолжал упорно пялиться в трансляцию игр нейровира, где уже показывали сплошную статистику после матчей. Корсин хмыкнул и вышел на улицу, в мягкий средиземноморский климат.

Улетать все же пришлось, должность советника представляла собой сплошной комок обязанностей. Корсин тысячу раз задавал себе вопрос, почему он завязал с оперативной деятельностью и подался в большую политику. И неизменно приходил к одному: чувство долга. Многие считали, что люди в высших эшелонах власти занимали должности ради положения в обществе или безбедного существования, но это в большей мере относилось к членам Конгресса.

Для Корсина безграничный доступ к благам цивилизации и бесконечному финансовому счету скорее был приятным бонусом. На оперативной работе он неделями жрал безвкусные одинаковые пайки, спал стоя и урывками в условиях, которые были спартанскими. Сейчас ему было неуютно в комфорте правительственных зданий и транспортов. Работе это не мешало.

В суборбитальном транспортнике, летящем по глиссаде в ночи на север, Корсин все же принял капсулу, убравшую все последствия принятия алкоголя. Современная действительность, в которой уже жили миллионы людей в космосе. Тонны веществ, без которых невозможно существование углеродной жизни и терабайты информации о том, как выжить в пространстве, были просто необходимы. Корсин провел рукой по волосам. Часть из них были выращенными на искусственной части его черепа, закрывающей старое ранение, полученное при его последнем задании в корпусе Локи. Марсианские радикальные группировки поймали группу в засаду, в перестрелке погибли почти все и он, получив заряд плазмы в голову, продолжал стрелять, ничего не замечая. Отрубился от шока уже в транспорте, когда забрали последнего оперативника и сторожевики ВКС с орбиты прицельным огнем артиллерии разрушили старый купол, превратив радикалов и немного гражданских в пыль. Сопутствующие потери. Это было так давно, казалось, что в прошлой жизни.

Транспорт приземлился далеко в северных широтах. На взлетной площадке его уже ждали куратор корпуса и группа аналитиков. Здесь всегда завывал ветер и шумели воды северного ледовитого океана, его волны с грохотом разбивались о скалы.

— Советник Форсберг. У нас новые данные.

— Излагайте.

Группа зашла внутрь массивного комплекса, скрытого в толще каменных гряд фьорда у ледяного океана. Штормовой ветер перестал рвать с людей одежду.

— Полученная от агента «Глобоинфа» информация подтвердилась. Корпорации не ведут генетических разработок, все файлы я уже отправил на ваш стационарный терминал. Агент нам больше не нужен?

Корсин кивнул, куратор исчез в хитросплетениях переходов комплекса. С группой аналитиков он прошел в заполненный стационарными компьютерными терминалами зал. Здесь он чувствовал себя на своем месте, хотя и был уже просто специальным гостем.

Он не входил в Верховный совет. Официально. Но его участие в принятии решений за последнее десятилетие было огромным. Умудряясь оставаться невидимым и в то же время ключевой фигурой в политике, Корсин также занимался разработкой тайных и непонятных событий Солнечной. Группы аналитиков и кураторы корпусов направляли отчеты в первую очередь ему. Тысячи информационных файлов о всех странностях обитаемых миров человечества, к которым он имел доступ.

В его руках были все истории, легенды и мифы Земли, а теперь и Солнечной системы. И Корсин даже не сомневался, что живет в легендарное время.

***

— Адмирал Милита, командование принято.

Системы флагмана ВКС выдали на экранах подтверждение. Длинный командный отсек боевой станции не имел в своем оформлении ни единой декоративной детали — каждый квадратный сантиметр был использован с максимальной пользой. Милите этот класс станций напоминал подводные лодки времен двадцатого века, она видела их в архивах.

Расположившись в кресле напротив стратегической голографической установки, Милита вывела ее из режима проекции орбит вокруг Земли, на обзор всей Солнечной системы. Сюда поступали все данные о всех замеченных станциях. Мерцающие траектории многих обрывались, когда следящие системы теряли их из своего радиуса наблюдения.

Таких траекторий было слишком много. Пространство огромно. И полсотни боевых станций ВКС, они почти все сияли значками крылатой планеты возле Земли. Пара сторожевиков в поясе астероидов гоняло пиратов. Старый ракетоносец болтался на границе зоны воздействия Хейта. Все остальные станции, показанные на проекции, относились к другим фракциям или были в частном владении. Их насчитывалось более тысячи.

Милита откинулась на спинку кресла. Когда она пропустила момент, что Солнечная система стала настолько обитаемой и неуправляемой? Научно-технический прогресс и биотехнологии позволили отвоевать у мертвого космоса это необъятное пространство для жизни. Но держать это все под контролем было сложно.

Капитан флагмана встал возле кресла адмирала.

— Что говорят внизу?

— Для нас абсолютно ничего нового. Сохраняем позиции на орбите в штатном режиме.

— А неофициально, что сказал Корсин?

Милита смерила капитана взглядом. Капитанский комбинезон безукоризненно сидел на нем, бритая под ноль голова и отсутствие растительности на лице говорили о собранности и полной отдаче работе — многие капитаны предпочитали в последнее время отпускать бородку с принятыми в ВКС короткими стрижками. Милита сама очень коротко стригла свои светло-русые волосы и часто подтрунивала над адмиралом Чунгом, носившем длинную косу на затылке.

— Корсин старый хитрожопый лис, как всегда старается сохранить лицо и держать информацию при себе. У него выражение лица не изменится, даже когда термояд на голову начнет сыпаться. Что еще можно ожидать от оперативника корпуса Локи? Бывших не бывает.

Капитан мягко опустился в кресло рядом и провел рукой сквозь проекцию звездолета у Альфы Центавра.

— А слухи о бесчинствующих ордах наемников?

— Все отрицает, как я и думала. Ты бы экипажу устроил тренировки на случай вторжения. А то у Венеры недавно один из светляков исчез со всех радаров при невыясненных обстоятельствах.

— На флагмане половина экипажа бывшие гвардейцы ГМП. Отобьемся и от тысячи десантников.

— Это приказ, капитан, — улыбнулась Милита. Этого оказалось достаточно.

— Вас понял, адмирал, программа тренировок начнется уже завтра.

Капитан флагмана поспешил удалиться. Адмирал Милита приняла транквилизатор и вывела на экраны перед проекцией все данные о частных боевых формированиях Солнечной. Стоило изучить нового противника заранее и всерьез.


Солнечный шквал

Пространство орбиты Земли, 208 год к.э. (2170 год н. э.)


Шлюз полностью закрылся, и медицинский транспорт за ним провел расстыковку и устремился к сияющей оттенками синего и зеленого планете. Тим развернулся и молча направился к выходу из ЛОМИКа — Лунно-Орбитального Медицинско-Исследовательского Корпуса. Крис направился за ним.

— Командир, я обладаю достаточной подготовкой для участия в заданиях. Тем более медик на поле боя не помешает.

Тим замедлил шаг.

— И какой в твоих навыках смысл? Боевые скафандры стабилизируют наемника при ранении, если повреждения не летальны. Как оказывать специализированную помощь в безвоздушном пространстве? Нелепо. Медик пригодится только при боевых действиях в легкой броне при постоянной атмосфере.

— Такие задания я и подразумеваю, — кивнул Крис.

— Зачем ты рвешься в бездну, док? — Тим остановился перед выходом из ЛОМИКа, где их поджидал в ангаре лунный транспорт. Двери были заблокированы, помещение наполнялось атмосферой после предыдущей отправки лунобусов. — Не проще ли торчать на «Короне», держа оборудование наготове? Мы и сами дотащим еще живых бойцов, если потребуется.

— Плотно сидеть на нейролептиках от безделья гораздо хуже, — бросил Крис.

— Док, если центральный проц слетает, отправлю гостить к планетарам на неопределенный срок, — резко возразил Тим, шагнув в раскрывшиеся двери ангара. — Какую планету предпочитаешь посетить?

— Я в норме и психика стабильна, — Крис не отреагировал на резкий тон Тима.

Заняв места в лунобусе, они выбрали место назначения и отправились в свободную зону Солнечной, где их дожидалась «Корона».

— Заменишь Дитера, пока он отходит на Земле, — коротко бросил Тим и пробежал глазами информацию с портативного терминала. — Полная задница с новыми рекрутами, ни одного подходящего, хотя и заявки подают сотни.

— Настолько плохо? — удивился Крис.

— Инвалиды, желающие заработать на премиальные улучшения или ушлые семейные пары, увидевшие шанс урвать денег легко и быстро. Дети, совсем дряхлые старики или очень эпичные персонажи. И все они совершенно не думают о том, что просто сдохнут в первом же бою. В свободной зоне вообще некого нанимать, надо двигать на Марс или за астероиды. А еще у нас появились конкуренты. Нанимают всех без разбора, берутся за любые контракты. Серьезно вкинули средств в дело, но действуют слишком опрометчиво.

— Приехали. Они проблема?

— Вообще нет. Уверен, их вскоре разберут на частицы. В нашей деятельности нужно быть осторожней. — Тим нахмурился, узнав кое-кого. — Снова она здесь.

Двери ангара были с прозрачными остекленными сегментами, за ними толпилась куча народу. Когда Тим и Крис покинули транспортное помещение, за ними увязалась девочка с практически белыми волосами в ярко-желтом комбинезоне.

— Командир Тим! Я вам снова послала наше предложение.

— Меня оно не интересует. Иди домой, — не оборачиваясь, бросил Тим. Девочка забежала вперед и преградила путь, шагая задом наперед.

— Наш дом в космосе. И мы будем работать только с вами, ни с кем больше.

— Интересно, почему? — заинтересовался Крис.

— Вы — лучшие, — широко улыбнулась девочка.

Тим остановился и посмотрел на девочку. Она была ниже его всего на полголовы.

— Послушай, Банши. Вы с братом профессионалы, я верю. Но ваш возраст слишком мал. Через пару лет я обязательно рассмотрю ваши с братом заявки. Хорошо?

— Мы даже согласны просто жить и помогать вам на «Короне». Пару лет, пока не подрастем. Без заданий и оплаты, — не унималась девочка.

— Исключено. Все, иди домой.

К ним подошла Велена, девочка наконец-то исчезла среди массы людей в зале. Тим вопросительно посмотрел на Велену.

— И до тебя близнецы добрались?

— Да, — Велена улыбнулась Крису. Тим направился дальше до шлюзов крупных станций, наемник и медик последовали за ним. — Мальчишка был настойчив. Не берем их?

— Разумеется нет. Им всего по тринадцать. Мне нужны бойцы, стреляющие на свет, звук и вражеский пук, а не дети, насмотревшиеся голографических боевиков.

— Тебе было на три года больше, когда ты попал в плохую компанию.

— Я ее основал, — сухо заметил Тим. Крис усмехнулся. — Бывают пути, по которым не двигаются; бывают станции, на которые не нападают; бывают планетарные крепости, из-за которых не борются.

У шлюзов их ждала Фариса, услышавшая окончание фразы.

— К чему это? У нас новый контракт?

— Десятки. — Тим подождал, пока Крис и Велена скрылись в шлюзе. — И все через посредников от планетаров. Миссии с целью диверсий и провокаций. И даже есть один от «Солартрейда». Не напрямую, но я уверен, что от них.

— И ты его конечно решил взять? — Фариса вскинула бровь. — Ловушка?

— Ловушка, — кивнул Тим, пробираясь в шлюз. Фариса последовала за ним. — И я собираюсь их переиграть. Выводим «Корону» на геостационарную орбиту, план разъясню уже в космосе.

Тим не направился за Фарисой в командный отсек, а завис у задраенных шлюзов, полностью погрузившись в изучение данных с терминала.

— Ты скоро? — вызвала его по индивидуальной связи Фариса.

— Да. За каким-то хреном они поменяли место прибытия в последнюю секунду. Отказываюсь от контракта. Уходим к Марсу.

— Тебе лучше прибыть в командный.

Тиму не пришлось повторять дважды, он уже летел, цепляясь за лееры. В отсеке находился весь экипаж, кроме наемников, из которых присутствовала только Велена. Капитан выглядела обеспокоенной, пилот-навигатор тоже.

— В эфире творится что-то непонятное. Слышишь?

Действительно, интенсивность переговоров была высокой. Причем не только диспетчеры и командование станций и челноков — в эфире орали вообще все, меняя частоты в хаотическом порядке. Стоял невообразимый гвалт.

— Отставить импульс к Марсу, установить лазерную связь с сетью наблюдения Солнечной.

Лиу выполнил распоряжения и в недоумении убрал руки от пульта управления.

— Обратного ответа нет, связь не установлена.

— Что-то происходит, — Фариса недовольно нахмурилась и скрестила руки на груди.

— Уже произошло, капитан, — Лиу вывел на экраны данные. — Наши сенсоры ослепли, работает только визуальное наблюдение. Все внешние датчики можно снимать и отправлять в утиль.

Фариса вздохнула, закатив глаза, Тим скривился. Экранировать часть внешних датчиков просто не было физической возможности.

— Ясно. Опять расходы. Выводи орбитал, осмотримся.

Лиу, пробежав пальцами по панели управления, снова развел руками.

— Отказ на обоих орбиталах.

— Восхитительно, — в тоне Фарисы промелькнул сарказм. — Тим, мне нужен обзор, иначе я не гарантирую сохранность станции, в нас может какой-нибудь урод слепошарый вписаться.

Тим уже передал сообщением приказ экипироваться Раву и Флину для выхода в шлюзы.

— Шира, что это было?

— Очень похоже на воздействие коронального выброса массы. Если это выброс, то на Земле сейчас бушуют магнитные бури и огромные полярные сияния. А вы заметили, что стихли переговоры?

Тим даже вздрогнул. Действительно, эфир был мертв. Связь молчала на всех частотах.

— Какой же мощности был выброс вещества из солнечной короны? — тихо проговорила Фариса.

— Колоссальной, — почти с восторгом сказала Шира.

— Мне больше интересно, в чем причина. Такого раньше не было. Хэйт?

— Вряд ли. На нем столько лет уже нет активности, — ученая замолчала, внимательно вчитываясь в пробегающие по экрану данные. — Кстати, не советую задерживаться за обшивкой надолго. Радиация снаружи зашкаливает на несколько порядков. И не полагайтесь на незащищенную экранированием электронику, она махом выйдет из строя.

Тим кивнул. Он был согласен с выводами Ширы. Им теперь оставалось болтаться на орбите, пережидая космический шторм и восстанавливать системы. Проблема заключалась в том, что наверняка где-то неподалеку находились станции корпорации, которые могли под шумок завершить парой ракет существование «Короны». Этого Тим допустить совсем не хотел, эвакуация на планету в аварийных капсулах и перспектива жить дальше без станции не радовала. И даже фактор их странной защиты не уменьшал риска, потому что они до сих пор не знали, как управлять новыми свойствами станции. А надеяться на то, что не под контролем — глупо.

— Флин докладывает о движении по нашему вектору. Станция корпорации «Солартрейд». Они идут на атаку, либо стыковку с целью захвата. Рав засек отблеск военного крейсера землян, он далеко, но маневрирует в нашу сторону. Моя оценка: нужно быть готовыми к атаке корпоратов.

— Арсенал открыт, вооружаемся. Все, включая командный состав. — Тим поплыл к выходу из командного отсека, но двери открылись до того, как он до них долетел. В проеме висела Велена.

— Командир, у нас еноты.

— В смысле? Я же прямым матом объяснил, что кастрирую каждого, кто этих паразитов протащит на «Корону». Похер, сейчас не до них.

— Извини, я образно выразилась, — кисло улыбнулась Велена. — Близнецы. Они каким-то образом проникли на станцию. Я разместила Банши и Скримера в жилом и строго приказала не покидать отсек.

Тим закатил глаза. Фариса засмеялась в голос.

— А они хороши, пробрались мимо всех наших мер безопасности. Кстати, лишу достоинства тех, кто их проглядел у шлюза.

— Так, ладно, забудем пока о мелких проблемах, — бросил Тим и пролетел мимо Велены, хлопнув ее по плечу. — Вперед, за экипировкой.

Велена устремилась вслед за Тимом.

— Какой план?

— Импровизируем. Все держат оборону здесь, кроме Флина, Арми и Криса. Их я отправлю на станцию корпорации, когда начнется бардак. Пора нам узнать больше о «Солартрейде», скачаем их базы данных.

— Довольно опасная авантюра, тебе не кажется? — обеспокоенно проговорила Велена.

— Ты беспокоишься о Крисе? — прямо спросил Тим, решив не уточнять, что информацию он потом продаст корпорациям «Астерлайт» и «Глобоинф». Контракты на информационный шпионаж он взял уже давно. — Не стоит. Он сам вызвался и немного быстрее, чем Флин, справится со взломом. Наемники его прикроют.

Их догнала Фариса. На лице капитана была решимость.

— Капитан, ваше место в командном отсеке, — заметил Тим официально.

— Лиу и Шира справятся. Я не позволю корпоратам безнаказанно лазить по моему кораблю. Лично отстрелю пару причиндал говнюкам.

— Лишний ствол не помешает, — Велена открыла двери в транспортную капсулу и уже внутри раздался голос Ширы по громкой связи.

— Нас взламывают, и мы теряем энергию! — голос Ширы от волнения был выше, чем обычно. — С компьютерной атакой я разберусь, но накопители вскрыты физически, сбросить энергию нет возможности, вспыхнем как микро сверхновая.

— Промудоблядские уебки! — витиевато выругалась Фариса. — Нас схватили наверняка, подвели челноки-воровайки с энергозаборниками. Потом просто расстреляют.

— Нет, рядом земной военный дредноут, зассут стрелять, — возразил капитану Тим. — Шира, что взломали первым?

— Системы разблокировки трюмов. И они открываются, я заблокировала пути взлома, процесс не остановить, простите.

— Ты отлично все сделала, продолжай, — мягко похвалил Тим ученую и посмотрел на девушек. — Вот и ответ, нас будут брать живьем, служба безопасности корпорации полезет через трюм. Организуем оборону там. Надевайте шлемы, там уже нет атмосферы.

Орфей уже был на месте, полностью одетый в тяжелый боевой скафандр. Створка грузового отсека оказалась открыта наполовину, и наемник держал ее под прицелом плазмомета. Его оружие отличалось от стандартного штурмового плазменного ствола, имело более высокую скорострельность и пробивную способность. У Тима, Велены и Фарисы уже не было времени влезать в скафандры, поэтому они заняли позиции лишь взяв оружие. Двери в транспортную кабину вновь раскрылись, из нее вылетели Рав и близнецы.

— Что это значит? — удивился Тим, показав рукой на них и вопросительно посмотрев на Рава. Скример имел при себе два плазмера, укороченные легкие варианты плазменного оружия, почти пистолеты. Банши сжимала в перчатках два маленьких продолговатых предмета, от них тянулись тонкие трубки за спину.

— Они сказали, что ты их принял в команду. Разве нет?

— Дети тебя наебали, полудурок. На место! — гаркнул Тим, вскинув гаусс. За распахнутыми створками в черноте космоса началось движение. — Огонь!

Корпораты шли двумя рядами. Первый ряд выключил ракетные ранцы и на последних вспышках сгорающего гидразина в разных местах уцепился за край полуоткрытого створа. У некоторых были щиты, плазма их не пробивала. Велена и Тим гауссом прошивали щитоносцев, но их было не менее десятка. За вторым рядом в грузовой отсек влетели корпораты с плазмерами. Экипаж «Короны» успел снять двенадцать бойцов противника, и внутри оказалось девятнадцать, успевших попрятаться за контейнеры и укромные позиции. Началась плазменная перестрелка. Снайперы вычисляли позиции и вырубили еще троих, причем всех сняла Велена, огонь Тима стал неэффективен, и он отбросил бесполезный гаусс.

Все смешалось — у экипажа «Короны» выбыл Орфей, его скафандр был поврежден в нескольких местах, и наемник отступил в транспортную капсулу, до последнего ведя плазменный огонь. Силы корпорации в общей сложности потеряли шестнадцать бойцов. Четверо против пятнадцати, Тим понял, что исход боя начал решаться не в их пользу, прорыв обороны оставался делом времени. Плотный огонь не давал высунуться, Велена уже не стреляла, затаившись в нише с магнитным пистолетом, Тим видел ее через узкую оставшуюся щель между контейнерами и частью стены. Фариса махнула рукой и на секунду высунувшись из-за контейнера, постучала по шлему. Тим понял, что у нее повреждена связь. Рава и близнецов он не видел.

И тут выстрелы стали реже. Тим выбрал момент и сменил позицию, рванувшись ближе к схватке. Там, совсем недалеко, он нашел Рава. Наемник был без сознания, висел возле стены, зацепившись за леер, что его и спасло. Тим дернул его ниже к полу, прицепил карабином к скобе и осторожно полетел дальше.

Открывшаяся картина изумила его. Пятеро корпоратов улетали из станции, даже не отстреливаясь, а близнецы расправлялись с оставшимися двумя. Предметы в руках у Банши оказались энергетическими хлыстами, которыми она раздавала удары направо и налево, ловко уворачиваясь от пытавших ее достать противников. Корпораты один за другим выбывали из схватки, получая удар по шлему. Тим прицелился и выбил последнего двумя выстрелами в корпус. Его броня выдержала, но его нервы, видимо, сдали, и он рванул прочь на форсаже ракетного ранца. Скример был ранен и отбросил один плазмер, спрятавшись за колонной, по который стрелял последний корпорат. Пока противник его не видел, мальчик наложил на дырку в пробитом комбинезоне мгновенно затянувшую отверстие полимерную пластинку и переместился вверх по колонне, откуда обрушил на противника оставшиеся заряды из своего плазмера. Тим как раз успел навести свое оружие и прикончил корпората, так как плазмер не пробил броню противника.

Тим махнул детям, указав направление на выход из отсека внутрь станции и связался с Веленой.

— Шестеро ушли, возвращаемся в командный. Рава только прихватим и Фарису, у нас четверо раненых, никто не погиб. Не поверишь, кто помог нам выстоять.

— Я видела. Кажется, у нас пополнение.

— Оставлю мелких засранцев на пару лет на «Короне», посмотрим.

— Спасибо за шанс проявить себя, командир Тим, — раздался голос Банши.

— А подслушивать не хорошо. Цыц, молча срыгнули в жилые и сидите там без звука, а то высажу при ближайшей стыковке, — с досадой сказал Тим, оценив, как быстро девочка нашла частоту переговоров экипажа. — Я за Равом.

Тим отстегнул наемника и потащил его за собой. У дверей в транспортную капсулу уже висели Фариса и близнецы. Велена снова держала в руках гаусс, уже успев натянуть поверх комбинезона боевую броню.

— Я останусь на случай второй волны атаки. Идите, — твердо сказала Велена. Тим кивнул и с Фарисой потащили Рава в кольцо, Банши помогала Скримеру. Разместив всех в жилом отсеке, Тим с Фарисой направились в командный.

Их встретил Лиу наведенным стволом плазменного оружия. Тим одобрительно кивнул навигатору и подлетел к Шире.

— Командир, ситуация у нас нехорошая. Корпораты отвалились и уходят к Луне. Но к нам приближается крейсер ВКС. Получено предупреждение не двигаться от командующего адмирала Милиты.

— И чего им надо? — схватился Тим за голову. ВКС — Военно Космические Силы материнской планеты это последнее, с чем Тим хотел иметь проблемы.

— Задержание до выяснения.

— Считай арест с разоружением. Что же делать….

Тим понял, что у него больше нет ни единого плана. Вслепую от крейсера не удрать. Они изначально оказались между молотом и наковальней.

— Корпораты сняли воровайки, мы накапливаем энергию, — продолжала Шира. — Мне кажется, их ВКС пугнули.

— Точно, — отозвалась Фариса. — ВКС очень не любят, когда корпорации начинают выебываться на их территории. Один хрен, мы в заднице.

Фариса едва успела закончить фразу, как ожила связь голосов Флина.

— Командир, мы на «Клеще», возвращаемся. У нас проблема….

— У нас тоже! — заорал Тим, прервав Флина. — Шевелите задницами, на нас идет крейсер землян!

— Принято, — глухо подтвердил Флин.

Крейсер уже находился борт в борт с «Короной». Угрожающе открытые клюзы орудий и шахты ракетных пеналов смотрели на беззащитную станцию. Он был больше и гораздо лучше оснащен, чем распыленный на атомы венерианский «Алькантар». Земные ВКС, наследие адмирала Сумрича, гения космической стратегии, оставившего в прошлом веке Солнечной доктрины о военном использовании космического пространства. И сейчас эта, казалось бы, рухлядь тридцатых годов своим массивным корпусом закрывала свет звезд. За годы крейсер стал не менее опасным, тогда умели строить военные станции. Современные более полагались на скорость и маневренность, чем на тонны оружия на борту.

Тим расставил людей по позициям и сам уже собрался покинуть командный, когда его окликнула Шира.

— Командир, я нашла кое-что интересное. Посмотри.

Тим подлетел к ученой и пробежал глазами выведенные на экран файлы. По мере изучения информации он все больше мрачнел.

— То есть, мы имеем прямые доказательства, что корпорация вела разработки в области управления корональными выбросами?

— Точно. И файлы о сотрудничестве с Верховным Конгрессом.

— Это бомба, — проговорила Фариса. — Ты должен уничтожить эти данные. Они ввергнут Солнечную в бесконечную опустошительную войну.

— Не раньше, чем мы обезопасим себя. И плевать мне на войну планет и фракций, пусть хоть вся Солнечная сгорит в термоядерном огне, — лицо Тима превратилось в каменную маску, искаженную яростью. Он вбил на панели цифры и повернулся к главному экрану. — Лазерную связь на планету по указанным координатам.


Верховный конгресс

Земля, 208 год к.э. (2170 год н. э.)


Алан Ларган, президент Верховного Конгресса Солнечной системы, вышел из челнока в сопровождении советников. На посадочной площадке, расположенной на крыше небоскреба, его уже поджидали командующие Военно Космических Сил и Планетарной Обороны.

— Президент Ларган, — военные отдали честь. Коммандер ПО вышел вперед на полшага и продолжил говорить. — В ближайшее время будет рассматриваться расширение контингента сил планетарной обороны?

— Разумеется, коммандер Вуд, — Алан размашистыми шагами почти достиг дверей лифта, автоматика услужливо убрала четыре створки, скрывшиеся в едва заметные ниши.

— Политическая ситуация в Солнечной напрямую отразится в настроениях общественности. Контроль над порядком, поддерживаемый вами, крайне важен и необходим, — перевел на себя внимание военного советник Корсин Форсберг. Двери лифта закрылись, и он поехал вниз здания.

Корсин не стал вдаваться в подробности. Коммандеру совершенно не нужно было знать, что расширение Конгресс рассмотрит вскользь, у власти Солнечной были другие задачи, требующие внимания. Такие, как разработка программ миграции на другие миры Солнечной с перенаселенной материнской планеты или создание новых экономических договоров.

Крупные корпорации обеспечивали прибыль, но работали в большей мере на собственное обогащение, мощности государственных предприятий были выше, но их не хватало для нужд двенадцати миллиардов населения Земли. Коммандера можно было понять — планетарная оборона уже давно занималась не внешними угрозами, а наведением порядка и пресечением волнений среди обитателей материнской планеты. С задачами шпионажа, разведки и контрразведки вполне успешно справлялись, созданные еще в конце прошлого века при правлении Ламберт, корпуса «Локи» и «Фрэя».

Процессия вышла из лифта в просторный зал, оборудованный комфортабельными диванами, на которых уже расположились члены Конгресса. Наполовину официальная, а больше, личная встреча, началась. Рассматривались вопросы лоббирования интересов промышленных предприятий внутри пояса и социальных групп на материнской планете. Собирались рассматриваться. Дальнейшее произошло за считанные секунды.

Корсин сразу заметил, что заволновались коммандеры. На его планшет поступило сообщение с желтым кодом. Президент успел перекинуться с конгрессменами лишь парой фраз.

— Президент Ларган, у нас нештатная ситуация, прошу вас следовать за коммандерами в ближайший оперативный штаб, — услышал Корсин через имплантат голос оперативного офицера. Случилась что-то серьезное, раз был задействован специальный канал координации действий высших правительственных чинов.

— Конгрессмены, — президент Ларган встал и обратился к людям. — На сегодня все, перенесем встречу на более поздний срок, — и произнес уже по специальному каналу вполголоса. — Действуем по протоколу.

— Принято, — коротко ответил коммандер ПО и повел группу обратно в лифт. Теперь они спускались на нижние подземные уровни, где располагался ближайший оперативный штаб, воспользоваться транспортом не пришлось.

Корсину начали поступать данные о развитии событий.

— Президент Ларган, зафиксировано два мощных солнечных выброса. Искусственных, разведка на орбите Меркурия засекла два беспилотных объекта уже на излете. Они двигались из безтрансферных зон пояса астероидов на высокой скорости. Траектории выбросов солнечной материи зацепили Венеру, Землю и Марс.

— Как их проморгали изначально еще в движении к Солнцу внутри пояса?

— Линейные размеры объектов ничтожно малы, антилокационное РЭБ-покрытие, плюс высокая скорость.

— Коммандер Беррин, каков ваш взгляд на ситуацию? — обратился президент к коммандеру ВКС. Они достигли оперативного штаба, преодолев десяток метров по коридору от лифта в недрах подземных уровнях правительственного здания. Коммандер ПО вскрыл его личным кодом и Корсин вошел в помещение вслед за президентом.

Коммандер Беррин не торопился с ответом, собираясь с мыслями.

— Технология управления корональными выбросами разрабатывалась ВКС совместно с частными научными предприятиями и корпорацией «Солартрейд». ВКС не отдавали приказа о старте испытаний.

Президент, советники и коммандеры разместились в креслах оперативного штаба. Техника ожила, засветились экраны, голографические установки вывели первые проекции. Теперь все в оперативном штабе получали данные за считанные секунды после появления их на планете.

— Планетарная оборона мобилизована по желтому коду.

— ВКС орбиты мобилизованы по желтому коду. Президент Ларган, у нас инцидент на геостационарной орбите. Флагман адмирала Милиты наблюдает стыковку станции корпорации «Солартрейд» и частной станции, данные уточняются. Зафиксированы боевые действия и применение ручного вооружения.

— Пусть действуют по обстоятельствам, есть проблемы поважнее, — отмахнулся президент. — Итак, задача предотвратить дальнейшую деятельность по технологии управления солнечной активностью, закрыть доступ к информации во избежание утечек и взять под контроль людей, связанных с разработками. Операциям присвоить высокий приоритет и провести как можно тише.

— С частниками проблем не возникнет, отряды коммандеров справятся с этой задачей, — Корсин вывел на центральный экран данные, они быстро мелькали, дополняясь и изменяясь в интерактивном режиме. — Возникнут задержки в оперативном выполнении задачи по отношению к сотрудникам корпорации. Задействуем специалистов корпусов «Локи» и «Тор».

— Добро, — подтвердил президент Ларган. — Дальше, установить лазерную связь с Конклавом Венеры, Палцером и Альянсом Марса, выразить ноту недоверия и нашу позицию непричастности к инициации выбросов.

— Принято, — ответил советник, занимающийся вопросами внешней дипломатии и взаимодействия с фракциями. Он также отправил на экраны информацию по внешним планетам. — Получено сообщение от Палцера, они отрицают причастность к запускам. Оперативно.

— Их не зацепило, они все наблюдали без отказа техники и связи, с комфортом, — сварливо проскрипел коммандер Беррин.

— Игнорировать, ответа не давать, — распорядился президент Ларган. — Советники, ваше мнение насчет Конгломерации ЮСа?

— Вряд ли они вообще проявят какую-либо активность, — усмехнулся Корсин. Конгломераты являлись самой большой и серьезной фракцией, после Земли. В том, что они сохранят нейтралитет и молчание, советник Корсин даже не сомневался.

— Согласен, — подтвердил советник по внешней дипломатии. — Получены ответы от Конклава и Альянса. Они отрицают причастность и выражают ответные ноты недоверия. Ожидаемо от Венеры и странно от Марса. Получено сообщение от вице-президента, Морай находится в южном полушарии, безопасность обеспечена.

— Отлично. Передайте ему, пусть занимается подготовкой к сбору Верховного Конгресса. С этой минуты официальное начало глобального расследования инцидента и его последствий. Включая военные меры.

Находящиеся в помещении переглянулись. Все понимали, что недооценивать ситуацию нельзя, но Ларган был настроен решительно. Корсин это ценил в нем. Пустить все на самотек — и Верховный Совет Солнечной завязнет в бюрократических проволочках на долгие годы, лишь накаляя и так непростую политическую атмосферу в системе.

— Конгрессмены, лоббирующие интересы корпораций, обеспокоены, — Корсин вывел на экраны списки людей, сменившие данные о фракциях.

— Этих вообще в бездну, — буркнул коммандер планетарной обороны. — Допрыгались до холодной космической войны.

— Зря переживаете, коммандер Вуд, — ответил ему Корсин. — Корпорации их поддерживают, но вряд ли делятся секретной информацией.

Корсин вовремя прикусил язык, чуть не выпалив в окончании фразы: «с говорящими головами». Как и любой человек, связанный с военными структурами, он недолюбливал политиков, несмотря на то, что сам работал в этой сфере. Паузу заполнил коммандер Беррин.

— Частник отбил атаку, докладывает адмирал Милита. Станция корпоратов собирается открыть огонь.

— Выгоните их с орбиты и арестуйте частника. Не хватало нам еще морга с трупами на геостационарной. Постойте…. — Корсин сверился с данными на своем планшете. — Это наемники, там сброд граждан всех фракций. Землян к нам, остальных на транспорты и по домам. Станцию конфискуем.

— Президент Ларган, получена нота обвинения от Конгломерации ЮСа, — изумленно произнес советник по внешней дипломатии.

— Этого еще не хватало. Теперь ситуация хуже, любая утечка чревата серьезными последствиями. Вероятность войны между фракциями неприемлема. Земля не должна превратиться в сельскохозяйственный мир, оставшись без промышленности Солнечной.

— Президент Ларган, в этом случае есть вариант слить корпорацию. Либо мы попадем в сеть затяжного конфликта, — несколько обеспокоенно произнес Корсин. Потеря доходов от самой большой корпорации ощутимо могла ударить по экономике.

— В крайнем случае, используем такой вариант развития событий, — ответил президент Ларган. — Официально это все, дальше молчим.

Люди в штабе расслабились. Но осязаемое в воздухе напряжение не рассеивалось. Корсин зацепился взглядом за несколько строчек о частной станции наемников и сильно удивился странному совпадению фамилий.

— Волнения в южном полушарии, — обронил советник по внутренней политике.

— Уже занимаемся ими, — мгновенно отреагировал коммандер Вуд. — Паникуют на всякий случай из-за отсутствия связи с другими мирами. Из южных тоже много населения разлетелось по Солнечной и в последние годы процент РВК среди них сильно возрос.

— На связи адмирал Чунг, предотвращена стычка между станциями корпораций «Солартрейд» и «Астерлайт», — отрапортовал коммандер Беррин.

— У нас срочный вызов с центрального штаба. Лазерная связь с частной станцией, назван специальный код прямой связи с президентом. Аналитики рекомендуют обратить внимание на него и установить контакт, — добавил советник по внешке. — Приоритет высший, президент Ларган.

Люди в штабе переглянулись. Корсин сопоставил факты и у него глаза полезли на лоб от удивления. Совпадение теперь казалось не случайным, и Корсин запросил по специальному каналу секретную информацию от разведки, активировав чрезвычайный доступ.

— Соединяйте, — кивнул президент Ларган.

На экране появилось лицо взъерошенного парня с темно-каштановыми волосами, одетого в комбинезон. Позади него маячила фигура смуглой женщины, висевшей в невесомости. Парень сразу же заговорил.

— Говорит находящийся на частной станции «Корона» под командованием капитана Фарисы, командир наемников Тимофей Ларган. С какой целью к нам движется военный крейсер ВКС?

Коммандер Беррин вопросительно посмотрел на президента, тот кивнул.

— Вас заберут под стражу для обеспечения безопасности….

— Это неприемлемо. Отдайте приказ крейсеру освободить нам путь для беспрепятственного движения, — командир наемников говорил с задержкой в одну секунду, именно столько шел лазерный луч с геосинхронной орбиты на планету.

— После боевых действий с корпорацией «Солартрейд» это неприемлемо, — возразил советник Корсин.

— Имейте ввиду, мы обладаем информацией о сотрудничестве властей Земли и корпорации «Солатрейд» и о том, что корпорация вела разработки в управлении коронарными выбросами. Мы успеем растрепать всей Солнечной эту информацию. А сдаваться мы не будем, врубим импульсный форсаж и размажемся о поверхность со всеми вытекающими. — голос Тима ни разу не дрогнул и не замялся ни на секунду. Собравшиеся в полной мере ощутили серьезность намерений командира наемников.

— Это серьезное заявление, ожидайте решения, — жестко произнес коммандер Беррин.

Связь поставили на паузу, началось совещание.

— Советник Форсберг, в двух словах — с чем мы имеем дело? — дал слово Корсину президент.

— Частная компания наемников, есть информация, что ранее их станция принадлежала корпорации «Солартрейд», — Корсин вывел на экран данные. — Экипаж станции «Корона» — преступники, дезертиры, садисты, убийцы. Они умудрились размотать самого серьезного пиратского рейдера пояса, печально известный «Ристрейдж». Корпорация «Солартрейд» имеет к наемникам претензии. Юридически они их не могут подцепить, менеджеры уже обращались к юриспруденции и праву насчет них, но были посланы далеко и надежно.

— Они угрожают, это террористический акт. Власть не ведет переговоров с террористами, — веско заявил коммандер Вуд.

— Флагман адмирала Милиты успеет их уничтожить прежде, чем станция войдет в атмосферу.

— Нет. Необходимо другое решение. Даже если они блефуют насчет наличия информации о разработках, — отреагировал президент Ларган на заявление коммандера ВКС.

— Со всем уважением, президент Ларган, вас обвинят в предвзятом решении по личным мотивам, если ситуация выйдет из-под контроля, — уточнил советник по внешней дипломатии. — Тем более что они могут просто блефовать. Мы не можем верить их словам.

— Но поверим в серьезность угроз и не станем недооценивать противника. Поэтому решение нужно сейчас. Проблема в том, что любая агрессия против наемников приведет к возможности утечки информации, если она у них действительно есть, — заметил президент.

— Это еще не все, — Корсин шумно выдохнул. — Имеются секретные данные по станции, только что полученные мной от корпуса разведки «Локи». Она обладает уникальной защитной технологией, зафиксировано применение в секторе Венеры. И еще есть скудные данные о прототипе импульсных движков второго поколения, разработанных корпорацией. Об этом вообще никто не знает, для их использования необходимо не менее сорока биопроцессоров. На «Короне» установлен только один. Коммандер Беррин, мы их не собьем при всем желании. Решение за вами, президент Ларган.

Связь снова активировалось, с экрана на людей в оперативном штабе смотрело лицо Тима в ожидании.

— Решение в вашу пользу, «Корона», уходите, — сурово произнес президент Ларган.

— Спасибо, отец. Информация будет уничтожена, как только мы начнем импульсное движение, — пообещал командир наемников Тимофей Ларган и связь отключилась.

— Выбора не было, кроме как согласиться. Зачем нам на планете апокалипсис? Такая махина если грохнется, спишем не менее пяти городов, — кисло произнес коммандер Вуд.

— Фракции молчат? — спросил президент у советника по дипломатии.

— Да. Если наша позиция остается прежней. Могу я заняться координацией действий в дипцентре?

— Обязательно, более вас не задерживаю, — кивнул президент.

Советник по дипломатии покинул помещение штаба, коммандеры начали обмениваться мнениями. Корсин пододвинул свое кресло ближе к президенту.

— Алан, вы не знали, что Тим находится там?

— До этого момента не знал. После того, как шесть лет назад он исчез с поля зрения, мне сообщали, что он работает в свободной зоне. Я постоянно отправлял ему сообщения о немедленном возвращении на планету. И теперь понятно, почему он исчез через два года. Давно корпус «Локи» ведет наблюдение станции наемников?

— Все четыре года, как был взят агент корпорации «Глобоинф», — Корсин вывел на свой голопланшет данные и показал их президенту. Краткие технические характеристики станции, участие в любых действиях и список экипажа. — Поразительная боевая эффективность. Я бы посоветовал нашим военным завербовать их, ВКС и ПО есть чему поучиться у этих ребят. Впрочем, удивляться нечему. Я прав?

— Действительно. Тима обучали лучшие учителя, пока он не выучился так, что сбежал и его не смогли поймать. А что с этими двумя? — Алан показал на изображения двух девушек. Под их изображениями мерцали пиктограммы в виде ромба с восклицательным знаком.

Корсин замялся. Секретная информация, да к тому же еще и слабо подтвержденная — он не желал лишний раз за сегодня расстраивать президента.

— Девушки являются частью секретного проекта научных разработок Альянса. Они геномоды. Корпус «Локи» работает над получением полной информации о проекте марсиан.

— Альянс разрабатывает генетическое оружие? — изумился Алан.

— Не совсем. По нашим данным они ведут эксперименты для гражданских целей и нужд. Значительная часть проекта ранее финансировалось напрямую Альянсом, на данный момент разработки заморожены, частных средств недостаточно.

— Займись этим, Корсин, — проговорил Алан. — Раз уж сын не вернется сегодня домой, нужно хотя бы обладать всей информацией о таких уникальных станции и экипаже Солнечной.

Корсин кивнул, в очередной раз поразившись выдержке президента. Когда-то он выбрал верную сторону, поддержав движение Ларгана и никогда не сомневался в своем решении. Их совместными действиями была завершена прошлая эпоха и они крепко взяли в свои руки тяжелое бремя власти. И его личный промах сегодня в оценке действий Конгломерации ЮСа был чудовищно некомпетентным.

То, что президент Алан Ларган дал указание вице-президенту собирать Верховный Конгресс, означало только одно — Солнечную систему ждут глобальные перемены и потрясения.

По крайней мере, президента вовремя отвлекли от щекотливой темы геномодов, и Корсину не пришлось выкладывать еще более непроверенную информацию о том, что Конгломерация ЮСа тоже ведет разработки в области изменения человеческого генома. Этот почти что слух Корсину еще предстояло проверить, получив данные со своего бывшего места деятельности — корпуса разведки «Локи».

Корсин покинул оперативный штаб последним, бросив взгляд экран, пока он не погас. Все пять фракций Солнечной сияли красным, ознаменовывая введение военного положения. Снаружи снова начал бушевать дождь, сильно пахло озоном: солнечные выбросы взбудоражили земную атмосферу. В блеске молний и громовом грохоте материнской планеты началась первая в истории космическая холодная война.


Эпилог

Тим позволил себе отдохнуть лишь десять часов спустя, после того как «Корона» совершила третий и последний импульс в сторону пояса астероидов, дальше двигаясь по инерции. Проспав почти сутки, он на последующие день и ночь завис в камбузе, планомерно уничтожая запасы спиртного, строго наказав капитану Фарисе не пить, пока он не выйдет из кратковременного запоя.

— Зови, командир, если что, — участливо произнесла Фариса, прежде чем оставить его одного.

Тим не ответил.

Информацию он, действительно, уничтожил, самолично проследив, чтобы Шира стерла все данные о сотрудничестве Верховного Конгресса и корпорации «Солартрейд». В его планы не входило развязывать полномасштабную войну, открывая Солнечной правду. Этим он бы уничтожил оставшийся от ГМП рудимент в виде Верховного Совета Солнечной, эта заманчивая перспектива его не прельщала. Но корпорация стала для Тима врагом на крови. С нее все началось и ее уничтожением должно закончиться. Как — он еще не представлял, но собирался над этим серьезно поработать.

В пустом медицинском отсеке Тим в тишине нашел средства для снятия абстинентного синдрома и, захватив плазменную горелку, направился к мемориальной плите. В тусклом свете там уже виднелась одна надпись: «Кира Уинг, Альянс Марса, 2137–2167». Тим с минуту смотрел на нее и тонким лезвием плазмы принялся выводить вторую.

Приступив к цифрам, он заметил, что кто-то пришел в отсек, расположенный сразу за командным, где располагалась мемориальная плита из бронированного композита.

— Титаново-платиново иридиевый сплав плохо поддается обработке, — не оборачиваясь, произнес Тим.

— Еще бы. Он создан, чтобы защищать наши хрупкие тела от действий таких же хрупких тел, настроенных враждебно, — ответила Велена.

— Ты как?

— Первый день как во сне, сейчас уже все приняла, — Велена провела рукой по верхней части плиты, выступающей над мемориальными надписями. — Мы даже ни разу не поцеловались.

— Только не плачь, — криво усмехнулся Тим, осторожно выводя цифры последнего года.

— Не умею, не обучена. Я контролирую все процессы своих глаз, включая этот. Наверное, это полезно иногда, настолько контролировать свою биофизику, — Велена хотела еще что-то сказать, но промолчала, лишь вздохнув.

Тим не ответил, закончив надпись: «Кристофер Ван Хоутен, Конгломерация ЮСа, 2141–2170»

Арми, Флин и Крис уходили со станции «Солартрейда», когда заметили, что корпораты собираются стрелять. Крис начал настаивать на возвращении, чтобы помешать им, когда по ним открыли огонь. Они спрятались и начали стрелять в ответ, отступая к «Клещу». Арми замыкала группу, расстреляв весь боезапас, когда споткнулась о тело Криса. Медику снесли половину головы прицельным или случайным выстрелом. Наемники, рискуя своими жизнями, затащили тело Криса в челнок, и сразу рванули на «Корону», чей экипаж был занят разборками с земными властями. Наемники сообщили экипажу о гибели доктора только после первого импульса. Восторг освобождения и ошеломление от действий командира сменилось печалью о погибшем товарище.

Герметичная камера-гроб с криосистемой ожидала выгрузки на Ганимеде. Крис указал в контракте все деньги отправить в фонд помощи выжившим на круизном лайнере «Версаль» и Тим собирался этим заняться в самое ближайшее время. Но прежде всего — мемориал. Для погибших наемников это уже было неважно, но для Тима сегодня это стало своеобразным ритуалом. Арми бы оценила, но Тим ее избегал последнее время.

Велена ушла. Тим провел рукой по остывшей надписи. Останавливаться он не собирался, все только начиналось. Ему было всего двадцать и впереди была вся жизнь. А также у него самая быстрая станция с лучшим экипажем и самый боеспособный отряд в Солнечной системе. Прицепив плазменную горелку к рюкзаку с баллоном, Тим бросил последний взгляд на мемориальную плиту.

— Мое имя с датой здесь не появятся.


Сергей Томилов

Март-апрель 2019



Глоссарий

Экипаж и наемники

Тимофей Ларган (2150) — организатор наемников, логичный и умный землянин. Внешность: темно-каштановые волосы, карие глаза, светлая кожа. Специализация — командование.

Фариса (2144) — капитан «Короны» и помощница Тима. Очень умная женщина с неизвестным прошлым. Внешность: черные волосы, черные глаза, смуглая кожа. Специализация — командование.

Велена (2149) — офицер, марсианка, завербована Тимом одной из первых. Спокойная, сладкоежка. Внешность: короткие русые волосы, светлая кожа. Специализация — снайпер. Геномод, способность «аргус».

Орфей (2148) — офицер, палладиец, преступник с Паллады. Внешность: крупное телосложение, короткие светло-каштановые волосы. Специализация — тяжелое оружие.

Арми Крамер, клан Теорис (2151) — наемник, венерианка, одна из лучших штурмовиков. Внешность: черные короткие волосы, тренированное идеальное телосложение, смуглая кожа. Специализация — штурм.

Шира (2146) — ученый, марсианка, участник экспедиции к Карпо, осталась на «Короне» для изучения и помощи. Внешность: ярко-красные длинные волосы, слегка полноватое телосложение, карие глаза, светлая кожа. Специализация — наука. Геномод, способность «горгона».

Рав (2152) — наемник, малолетний преступник с Паллады. Внешность: высокий рост, тощее телосложение. Помог сбежать из тюрьмы Орфею. Садист. Специализация — штурм.

Флин (2136) — наемник, служил ранее в гвардии ГМП, позже мотался по системе, работая техником. Специализация — тяжелое оружие.

Кристофер ван Хоутен (2141–2170) — медик, конгломерат, участник шестой экспедиции к поясу Койпера. Погиб при захвате информации со станции корпорации «Солартрейд». Специализация — медицина.

Лиу (2149) — пилот-навигатор «Короны», завербован Фарисой на Палладе. Коренной житель пояса астероидов в третьем поколении. Внешность: светлая кожа, высокий рост, тонкое телосложение. Специализация — навигация.

Егор (2139) — наемник, коренной конгломерат во втором поколении, бывший военный. Специализация — штурм.

Кира Уинг (2137–2167) — наемник, погибла на орбите Юпитера, спутнике Карпо. Специализация — штурм.

Дитер (2147) — наемник. Специализация — снайпер.

Банши (2157) — девочка-близнец с Луны. Специализация — уникальная амуниция: энергохлысты.

Скример (2157) — мальчик-близнец с Луны. Специализация — уникальная амуниция: парные плазмеры.

Планетарные

Рамон — военный офицер Конгломерации ЮСа, ведущий дело наемников. Специализация — универсал.

Алан Ларган — ранее член планетарного совета ГМП, позднее президент Верховного Конгресса и спикер Верховного совета Солнечной системы.

Фиона, клан Спатиум — капитан боевой станции класса крейсер «Алькантар», Конклав Венеры.

Виррин — главнокомандующий Конгломерации ЮСа.

Милита — адмирал ВКС.

Корсин Форсберг — советник президента Ларгана, ранее сотрудник командного состава корпуса «Локи».

Рикард — ученый Марса, старший экспедиции к Карпо.

Другие второстепенные

Калеб — мастер ремонтников на «пассажирке» 102.

Аринс — мастер-навигатор Космической Академии Солнечной.

Правительства и формирования

Верховный Совет — управляющий орган власти в Солнечной системе, куда входят представители всех обитаемых миров. Базируется в свободной зоне, Луна. Реорганизован из ГМП прошлой эпохи.

Земля (Сумерки) — ВКС (Военно Космические Силы), Звездная академия, Корпус «Тор», Корпус «Фрэя», Корпус «Локи», Корпус «Целестиал». Валюта: кредитная единица (сленг. кредитка) На планете власти как таковой нет, кроме правительств городов-государств и формально управляющего Верховного Конгресса. Основное производство — продовольствие. Герб: материнская планета с крыльями.

Конклав Венеры — авторитарный политический строй облачных поселений Венеры. Клановая иерархия. Основное производство — кристаллы и комплектующие двигателей. Герб: сегментированный ромб с облачной планетой в центре.

Марсианский Альянс — объединенный союз марсианских колонистов. Заявили о своем суверенитете самыми последними в 2164 году. Основное население обитает в подземных куполах. Производственная экономика, валюта — альянсовый ликвид (сленг. марсианские ликвидки). Спутники Марса: Фобос организован подобно свободной зоне на Луне, присутствует постоянный трансфер. Деймос закрыт для свободного посещения и является базой Космофлота Альянса Марса (КАМ). Основное производство — очищенная руда, базовые конструкции и переработанные материалы. Герб: часть планетного диска со стрелой и спутниками в ее начале.

Конгломерация ЮСа — Фракция, включающая правительства всех обитаемых спутников Юпитера и Сатурна под единым контролем управления. Столица — спутник Юпитера Каллисто, там же расположен штаб главнокомандующего. Валюта: конверсионная единица (сленг. конверс). Основное производство — редкие материалы. Герб: знак бесконечности с Юпитером и Сатурном в центрах восьмерки, линия состоит из двадцати восьми спутников газовых гигантов.

Палцер — договор о сотрудничестве между правительствами астероидов Цереры и Паллады был подписан в 2159 году. Валюта: астрокредит (сленг. астрокред). Основное производство — неочищенная руда, ресурсы. Герб: соединенный линиями пояс астероидов с крупными Палладой и Церерой по краям.

Свободный порт Весты — астероид Веста, являющийся независимым. Важная точка транфера астероидного пояса и прилегающих территорий пространства. Основное производство — отсутствует. Валюта: вескоин.

Корпорация «Солартрейд» — специализация на торговле медикаментами и удобрениями. Занимаются разработками новых технологий.

Корпорация «Астерлайт» — специализация на грузоперевозках по всей Солнечной. Ведет наем кадабов по всей Солнечной.

Корпорация «Глобоинф» — специализация на информационном и программном обеспечении. Занимаются разработками компьютерных технологий и информационным шпионажем. Имеется разветвленная сеть независимых агентов.

Станции и звездолеты

«Алькантар» — военная станция Конклава Венеры, класс крейсер «Амено». Уничтожена капитаном Фионой в 2169.

«Версаль» — транспортный круизный лайнер, потерпел аварию и почти покинул солнечную систему, но был обнаружен шестой экспедицией в поясе Койпера.

«Корона» — транспортный внутрисистемный танкер, оснащенный импульсными двигателями второго поколения и экспериментальной системой гексоэнергетической защиты.

«Нил Деграсс Тайсон» — первый межзвездный корабль, отправленный к Альфе в 2164. Успешно достиг Альфы в 2170.

«Ристрейдж» — пиратский рейдер, бывший ракетоносец ВКС Земли. Пиратский экипаж потерпел поражение и в 2168 был передан экипажем наемников правительству Палцера.

Благодарности:

Кристина Боталова — оценка сюжета, редактирование.

Виктория Павлова — бета-чтение, редактирование (пролог, главы 4, 8-16, эпилог).

Mancer — техническая помощь, расчеты.

Ольга Козловская — бета-чтение, редактирование (пролог, главы 4 и 9).


Оглавление

  • Легенды Солнечной системы



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке