Дед в Кибергороде (fb2)


Настройки текста:



Когнейровир: Дед в Кибергороде

Пролог: Финалия


Киберпространство, общий открытый сервер, 2080 год.

До появления Финалии оставались считанные минуты. Нестройные ряды бойцов пополнялись последними задержавшимися на пути к эпическому боссу. Опасная локация Фэнта уже собрала урожай из нескольких зазевавшихся игроков, сейчас настало затишье перед грядущей бурей битвы.

Разработчики уверяли, что просчитать точное время невозможно, но у Маледикта2080, лидера коалиции альянсов Либерти, имелись свои соображения на этот счет. Он был расчетливым предводителем.

— Следите за Техно. По идее, только оттуда они могут выпрыгнуть.

— Если ты не ошибся насчет респа. Мы на фулле не зря здесь таймлимиты жгем?

Он не ответил заместителю, просто заглушил голосовую связь и отвлекся. Дополнительно установленные в игровой интерфейс уведомления высветили смешную рожицу с тоненькими полосками на месте глаз. Он поспешил снова погрузиться в игру и включил голосовое.

— Быстро щиты. Азия прет.

Главы альянсов передали сообщение игрокам и в виртуальном пространстве началось шевеление. Здесь, на вершине Монфокона, собрались тысячи игроков, чтобы уничтожить эпическое чудовище Фэнта, появляющееся на крайне малое время. Еще никто и никогда не побеждал Финалию. Коалиция Либерти будет первой.

В небесах с восточной стороны открылись сотни порталов. Игроки посыпались из них, у поверхности успевая применить различные навыки и предметы, чтобы устранить повреждения от падения. Некоторые не долетали, бесследно исчезая в воздухе: система отслеживания игровых нарушений работала вполне эффективно.

Через десяток секунд их численность стала больше игроков коалиции Либерти.

— Ух ты, настоящий зерг-раш! — восхитился один из лидеров с сильным акцентом. Наверное, из маленького бельгийского альянса, Маледикт2080 даже не помнил его толком. Коалиция собралась совсем недавно.

Азиатские полчища врезались в ряды Либерти. Маледикт2080 в битву не вступал, как настоящий предводитель древних времен, наблюдая за стратегической ситуацией издалека.

— Следишь за Искадавром?

— Постоянно, — тут же отозвался заместитель лидера. — Почему один игрок настолько опасен?

— Потому что он профессионал. Ни единого поражения за все время, как появился.

Коалиция Либерти несла потери, и никто не переходил в абсолют. Предводитель медлил, следя за таймером. Оставалась минута до появления эпического босса. Принцип игры, после слияния серверов, был единым: сражайся со всем миром, а больше всех с другими игроками. Восстанавливать павших никто не спешил, здесь был огромный штраф на таймлимиты восстановления и воскрешения. У лидера понемногу пополнялся список тех, кто плохо играл, позволив себя уничтожить. Их судьбу он потом решит лично, за то, что своей неспособностью справиться с управлением в игре подставили коалицию.

Азиаты тоже не пытались восстановить свои потери, некоторые использовали альтернативы и уносили с собой игроков Либерти. Наверняка надеялись успеть провести еще одну атакующую волну. Но слишком поздно, не успеют.

— И русских не видно...

— Заткнись, а? — раздраженно бросил Маледикт2080.

Ему стоило долгих полгода труда подгадать момент и занять небольшую старую, но очень слаженно играющую славянскую Рэд Стар сварой с Патриотами в Техно.

— Идем. Малых оставляем, пусть дальше с азиатами рубятся.

Самые крупные европейские альянсы коалиции Либерти устремились к месту возрождения. Что-то беспокоило Маледикта2080. Это был слишком удачный момент для появления Искадавра.

— Проверить локальные серверы! Каждый и немедленно! Ищите Искадавра.

Мерно тикали последние секунды, пока не раздался французский акцент.

— Есть, нашел. Заблокирован на локалке Кибергорода!

Маледикт2080 покрылся испариной. Искадавр неизвестно почему заперт на локальном сервере. Но где же тогда его самые лучшие в Когнейровире экипировка и уникальное оружие? Предводитель альянса был опытным игроком и хитрым интриганом. Он понял, что где-то кроется тщательно замаскированный обман.

— Гасить всех новичков с маркером привязки Кибергорода!

В этот момент зона заблокировалась и появилась Финалия. Ряды Либерти дрались между собой и светящиеся копья пробужденного эпического чудовища прошивали насквозь одного за другим игроков. Список Маледикта2080 стремительно пополнялся.

Где-то в глубине толпы продолжалась свалка. Лидер был прав – игрок, снявший маскировку казался неуязвимым, стремительно прореживая войска коалиции.

— Мы не зафармим Финалию! — воскликнул заместитель.

— Да хоть его грохнем, — процедил сквозь зубы Маледикт2080 и рванулся к неуязвимому игроку, активируя все свои навыки. — Ну давай! Иди сюда!

С воинственным кличем он раскрутил проэнчантенную секиру и огромным прыжком подлетел к противнику. Он хотел дать шанс тайным убийцам ударить в критические уязвимые места, отвлекая игрока в амуниции Искадавра на себя и свою броню.

Уже в следующий момент Маледикт2080 истошно орал ломающимся подростковым голосом в своем кондоминиуме, сорвав с себя нейрошлем виртуальной реальности. На экранчике системных сообщений застыла строчка:

«Вы получили от игрока Рэмис 99625765 урона способностью альтернативы».


Глава 1: Подземка


Реальность, Гонконг, 2080 год.

Руслан очнулся от дремоты и не сразу вспомнил, где он находится.

Просторный вагон был заполнен людьми только наполовину. Вакуумный поезд несся по туннелю со скоростью пятисот километров в час. Бегущие под потолком голографические рекламы придавали дополнительное освещение. И нервировали яркими вспышками. Он поморщился и прикрыл глаза, потерев их пальцами. Намеренно уснуть не получалось, старость не радость.

«Уважаемые пассажиры. Через пять минут поезд прибывает в Гонконг, сектор Кибергород. Не забывайте свои вещи и удачного вам дня».

Приятный женский голос повторил информацию по-китайски. Для Руслана незнакомый язык прозвучал чем-то средним между кряканьем утки и звуками варгана. Старые кости заныли, ощущая торможение.

Руслан поднялся и с трудом закинул на плечо лямку полупустого рюкзака и тихонечко свистнул. Подождав пару секунд, пнул носком старого армейского ботинка под сидением кресла.

— Вылезай, бесполезная железка.

Под сидением послышался скрежет и высунулось два манипулятора.

— Система движения не функциониует. Пожалуйста, поведите диагностику.

— Да твою же ма-ать, — сокрушенно протянул Руслан и выволок медицинского робота за манипуляторы из-под кресла. Пока он тащил его к выходу, очень не вовремя раздался звонок смарткома.

Под настойчивый сигнал вызова Руслан выбрался на посадочную платформу и прислонился к колонне. Физическое напряжение сразу же вызвало одышку, и Руслан выровнял дыхание, прежде чем ответить на звонок. На экране высветился номер племянника Дамира.

— Вовремя меня набрал, малой. Я как раз абсолютно ничем не занят, — проскрипел Руслан, приложив прямоугольник смарткома к щеке. Робот вытянул манипулятор и обхватил руку, измеряя давление. Спешившие по своим делам люди вокруг не обращали внимания на старика, замершего возле колонны.

— Как раз хотел удостовериться, что мой любимый дядя нормально добрался.

— Не дождешься, я еще и тебя переживу, — сварливо ответил Руслан, стряхивая манипулятор робота с руки. — Да отцепись же ты, жестянка! Ты мне китайское говно подсунул, Дамир. Он опять перестал шевелиться. Мне пришлось его на своем горбу тащить. Хорошо еще, что шмотки и Хриплого отдельной доставкой отправил, иначе я бы тут прям накрылся медным тазом.

— Там есть сотрудники транспортной компании, попроси их помочь. Если найдешь, конечно, — не преминул подколоть деда Дамир. — Если нет пока вопросов, то перезвони, как доберешься до адреса. Я, если что, постоянно на связи.

— Да уж не подведи, малой, — с нажимом произнес Руслан и завершил связь.

Старик огляделся. Не было ничего похожего на службу информации или сотрудников подземки. Только терминалы у стены, а до них еще нужно было как-то добраться. Тащить с собой громоздкого робота Руслану совсем не хотелось.

Экраны под потолком сияли быстро сменяющимися пестрыми изображениями, вокруг них кругом вертелась голография с рекламой. Руслан прислушался: голос диктора вещал что-то полезное:

«Город-государство Гонконг приветствует прибывших и вернувшихся в сектор Кибергород. Идеальное место для лучшей жизни и комфортной игры, прямое подключение ко всем игровым серверам мира. Не забудьте зарегистрировать гражданство и вид на жительство в системе. Подробную информацию всегда можно получить в сети».

Кибергород. Районы с этим названием в семидесятых выросли как грибы в городах-государствах. Особенно быстро они начали появляться после уничтожения национальных границ и социальных реформ. Люди прятались в виртуальной реальности от страшных событий двадцать первого столетия, выбирая цифровой эскапизм. Развитие технологий позволяло всем иметь смартком и терминал с шлемом виртуальной реальности, но не у всех имелось достаточно средств, чтобы банально купить еды. В последние годы Глобальное Мировое Правительство, заменившее Организацию Объединенных Наций, решило этот вопрос, запустив гигантские мощности по производству синтетической провизии.

Но это не снижало стоимости счетов за проживание. Руслан и принял решение переехать из ставшего дорогим для его пособия перенаселенного Парижа в еще более перенаселенный, но дешевый Гонконг. А жилье в Кибергороде вообще стоило смешные деньги, что стало решающим фактором при выборе жилья.

Руслан собрался с силами и поволок вяло шевелящего манипуляторами робота к выходу. У эскалатора он остановился, снова оглядевшись в поисках лифта, которого не обнаружилось. Пришлось взгромоздить чудо кибернетики на движущуюся ступеньку и направиться вверх.

В конце эскалатора старик чертыхнулся. Подземка не закончилась, это был ее следующий уровень, забитый торговыми рядами и еще большим количеством голографии и неоновых вывесок таких вырвиглазных расцветок, что любого эпилептика тут же бы хватил приступ.

Делать было нечего: Руслан потащился с роботом дальше. Остановившись на полпути от выхода на поверхность, присел за столик забегаловки быстрого питания рядом с дорогущим гипермаркетом, чьи стеклянные стены поднимались под самый потолок подземки. Выглянувшая продавщица смерила старика оценивающим взглядом и сразу же спряталась обратно за витрину. Видимо вынесла вердикт: клиент неплатежеспособен. Что было недалеко от истины, свободных денег на счету у Руслана оставалось совсем немного после оплаты депозита на месяц вперед за съем жилой площади.

Людей вокруг стало поменьше. Видимо, появилось окно в движении транспорта. Продавщица воровато огляделась и нацепила миниатюрные очки виртуальности, комично махая перед собой рукой в перчатке управления.

Руслан задумался, отодвинув ногой рассыпанные под столом металлические уголки со следами сварки. Некоторые были здоровые, килограмма по три, и двигались неохотно, издавая недовольный скрежет. Он прожил в Париже почти десять лет и остался бы там до конца дней, но пришлось делать выбор: бомжевать на улице с Хриплым или переезжать в место подешевле. А в Кибергороде по крайней мере есть постоянное подключение к мировой сети, и не придется ловить постоянно исчезающий сигнал древнего, как говно мамонта, Старлинка.

Проблемы перенаселения в Европе были такие же, как и в Азии, но тут строили быстрее, чем плодились. Поэтому он связался с промышляющим продажей электроники в Гонконге племянником Дамиром и проехал через весь евразийский континент, попав на Коулунский полуостров.

Руслан перевернул робота и осмотрел систему движения. На первый взгляд, поломок не было видно, но гибкие сегменты не шевелились, нужно было лезть внутрь, а познания старика в кибернетике ограничивались уровнем поменять прошивку и заменить детали. Такой робот стоил пособий за два года, Дамир его достал и отправил старому дяде за цену в двадцать раз меньше. Приходилось мириться с тем, что голосовой блок робота не выговаривает букву «р» и периодически впадает в неподвижный паралич. В этот раз карачун на робота напал весьма некстати.

Старик приподнял голову на громкие крики у стойки. Двое парней азиатской внешности о чем-то жарко спорили с продавщицей. Когда они подошли, он и не заметил, занятый осмотром робота. Настроение у Руслана было скверное, а парни вели себя довольно нагло. Когда они начали хватать девушку за руки и одежду, старик крикнул им по-английски, подбавив в голос командного тона:

— Потише там! Орете, как потерпевшие.

На крик обернулся только один и подошел к столику с Русланом, ногой отшвырнув пластиковый стул. Отчетливо запахло опасностью.

— Не лезь не в свое дело, старый урод.

Второй в это время вытащил продавщицу из-за стойки и что-то орал ей прямо в ухо. В сторону Руслана она даже и не смотрела, с ужасом взирая на здоровенного, по сравнению с ней, мужика. Старик огляделся: вокруг, как назло, никого не было, а редкие прохожие старательно отворачивали взгляд. Камеры наблюдения, расположенные под потолком, сюда не доставали, мелкие бандиты наверняка знали о слепой зоне. Можно было тихо собраться и пойти дальше, но Руслана уже задели за живое, а к старости инстинкт самосохранения у него слегка атрофировался.

— Вы че, кони педальные, попутали? — отчетливо по-русски спросил Руслан. По лицам азиатов пробежало недоумение. — Валите отсюда по-хорошему.

Парни перебросились парой фраз и, видимо, решили не обращать внимания. Резонно: что им мог сделать восьмидесятилетний дед? И в этом они не ошибались.

Руслан поднял из-под стола увесистый металлический уголок и со всей дури швырнул в стеклянную стену гипермаркета. Раздался оглушительный грохот, два сегмента рухнули вниз переливающимся дождем осколков. Старик даже не ожидал такого эффекта, казалось, в подземке замерли все в радиусе видимости. Выскочившая из гипермаркета группа подтянутых ребят в униформе безопасности оценила обстановку и, поигрывая электрошоковыми дубинками, направилась к азиатам, уже отпустившим продавщицу. Та стремительно юркнула за стойку и вытащила смартком, собираясь заснять драку, если такая произойдет.

— Ну-ка, дедушка, подвинься, сейчас мы с этими засранцами разберемся, — помог Руслану встать один из безопасников, аккуратно отводя в сторону и помогая тащить медицинского робота.

— Вот спасибо, сынок. Вломите этим буйным хорошенько, — участливо ответил Руслан, — Помог бы мне кто развалюху наверх вытащить?

— Эй ты, помоги деду наверх выбраться! — сразу сориентировался безопасник, ткнув дубинкой в грудь одному из замерших неподалеку зевак. Паренек сокрушенно вздохнул, но перечить не стал, намотав один из манипуляторов робота на руку и приняв на себя большую часть веса.

Кинув последний взгляд на свалку, где охрана мутузила азиатов, Руслан удовлетворенно хмыкнул и поспешил, не отставая от помощника. Плюс один в пользу деда уже в первый час пребывания в Кибергороде. И настроение заметно улучшилось. Пока разберутся, кто разбил стекло, его уже и след простынет.

На поверхности оказалось не так светло, как предполагал Руслан. Высотные здания переплетались в вышине, застройка была похлеще, чем в документалках про Токио. И вездесущая неоновая и голографическая реклама, которая назойливо лезла в глаза. Старик уже ненавидел предложение игрового нейрошлема всего за девяносто девять тысяч девятьсот девяносто девять кредитов. Да и вообще сомневался, что всех его пособий за оставшуюся жизнь хватит, чтобы за него расплатиться.

Руслан махнул рукой такси и показал подъехавшему водителю адрес. Тот кивнул и назвал весьма скромную сумму, старик сразу же согласился. Запихав робота на заднее сиденье, устроился на переднем и расслабился. Водитель не торопясь поехал по узким улицам Кибергорода, в его ушных имплантатах играла музыка. Уличная реклама продолжала надрываться:

«Когнитивная нейронная виртуальность — генеральное тестирование системы завершено. Играйте прямо сейчас, бесконечные миры и миллионы игроков ждут вас! Спешите начать игру».

— Ну чтож. Нам здесь жить, — пробормотал Руслан и задремал под мерное укачивание электромобиля.


Глава 2: Три на два


Реальность, Гонконг, 2080 год.


Лифт, конечно же, не работал. Руслан бросил медицинского робота в пустую нишу под лестницей и поплелся на восьмой этаж. На шестом случился сюрприз, лестница кончилась, битых полчаса пришлось плутать по переходам и коридорам. Старик негромко выругался, когда обнаружил лестницу на этажи выше — он прошел мимо нее три раза. В здании царила духота и тишина, справляться с возникшими трудностями пришлось в одиночку. Впрочем, ему было не привыкать.

К такой активной беготне Руслана жизнь на ее закате не готовила, и он изрядно устал, прибыв к своей цели в виде обшарпанной двери с номером 842. Возле нее работник службы доставки как раз выгружал последнюю тележку. Серые коробки из экологического картона на первый взгляд выглядели целыми. Как оказалось, рядом с дверью апартаментов Руслана был еще один лифт. Работающий. Старик мысленно проклял местных строителей и архитекторов азиатской национальности и впился взглядом в доставщика.

— Ничего не повредил?

— Что вы? Проверьте сами, — вежливо отозвался парнишка и откатил пустую тележку.

Руслана не интересовали коробки, кроме одной, которая являлась клеткой для транспортировки животных. Из нее доносилось глухое ворчание и маленькие дырочки были местами заклеены яркими предупреждающими этикетками: «Предельно осторожно!», «Биологическая опасность!», «Не открывать!». Доставщик опасливо косился на коробку и осматривающего ее старика.

— Вроде цело, — пробормотал себе под нос Руслан и повернулся к парнишке, — Так, малой, метнись кабанчиком на первый этаж. Там под лестницей валяется медицинский робот, тащи его сюда.

Доставщик попытался было выразить возражение, но быстро сник под суровым немигающим взором старика.

Руслан достал полученную еще в Париже карту доступа и провел по считывателю. Зуммер издал низкий писк и замок щелкнул, разблокировавшись. Дверь открылась от легкого толчка, и старик сунул голову в проем. Тут же включился свет — две неяркие полосы на потолке. Узкое окно в пленке с широким подоконником. Одноместная койка у стены. Дверь в санузел, кухонная ниша, совсем крошечная и на вид для готовки совсем не подходящая. На пыльном полу посередине лежала обертка от шоколадного батончика. В углу рядом с окном притаился компьютерный терминал, экран был выключен.

Больше Руслан ничего не рассматривал, принявшись затаскивать в комнату немногочисленные коробки. Последней бережно занес клетку и поставил на подоконник. К этому времени вернулся доставщик с роботом, один из манипуляторов растянулся и волочился по полу. Старик скептически зыркнул на это глазом и все же сунул парнишке пару монет за труды, после чего тот кивнул в знак благодарности и растворился в полумраке коридора.

Разбирать коробки Руслан не торопился, нужно было хоть немного передохнуть. Пододвинул стул к терминалу, и нащупал на корпусе кнопку питания, включив компьютер. Системный блок взвизгнул давно не смазанными кулерами. Старик бросил рядом с клавиатурой пачку смеси сушеных фруктов и покрутился на скрипучем вращающемся стуле туда-сюда. Экран осветился, пробежала полоса загрузки операционной системы и сменилась универсальным рабочим столом. Значок подключения к сети показывал полный доступ. А вот аудиосистемы не было. Видимо, стандартную утащили давным-давно, возможно и предыдущий арендатор.

Он снял с подоконника клетку и открыл замочек, выпуская узника на волю. Хриплый вылез и осмотрелся по сторонам желтыми глазами, прижимаясь к полу. Потом осуждающе уставился на Руслана.

— Я тоже не в восторге. Жрать будешь? — спросил у Хриплого старик и, не дождавшись осмысленного ответа, раскопал в коробках сухой корм и плашку для воды.

Кот скептически обнюхал насыпанный корм, лизнул воду и уполз под койку. Руслан пожал плечами и вернулся к терминалу. Для начала удалил все стандартные программы и скачал привычный набор с личного облачного хранилища. Последним удалив слабо сопротивляющийся обычный браузер, он настроил систему на свой вкус. Везде авторизовавшись, Руслан закрыл настырно вылезающие рекламные и новостные ленты и покрутил настройки фаервола.

Забросив в рот несколько сушеных фруктов, старик откинулся на стуле и его взгляд зацепился за уведомления почты. Решив покопаться в письмах потом, Руслан задумчиво посмотрел на огромный рекламный баннер, пробившийся через выставленные цифровые преграды.

Уже знакомый текст огромными буквами возвещал, что ему открыта когнитивная нейронная виртуальность с завершенным генеральным тестированием системы. «Играйте прямо сейчас, бесконечные миры и миллионы игроков ждут вас! Спешите начать игру. Не откладывайте когнейровир, играйте уже сейчас».

Игра. Это было знакомо Руслану. Как дуновение ветерка прямиком из детства. Рожденный в первый год нового тысячелетия, он еще в детском возрасте пристрастился к компьютерным играм. Тогда играли все и во все, на компьютерах, планшетах и мобильных. На заре информационной эры игры еще не обросли донатом, и геймдев заморачивался интересными сценариями. Чуть позже активные менеджеры пронюхали, что игровые миры могут приносить хорошие доходы. И вцепились в молодую индустрию, как бульдоги.

Дети нулевых взрослели, привыкая не только играть, но и платить. Подростком Руслан даже зарабатывал на играх, обходными путями продавая игровые ценности и внутриигровую валюту другим, более ленивым игрокам. Хватало на походы в рестораны быстрого питания, кинотеатры и донат. Потом началась взрослая жизнь, и стало не до игр, лишь долгими холодными русскими зимами он изредка загружал и пробовал осваивать недавно вышедшие многопользовательские игры.

Постепенно миры сужали свои просторы до небольших карт, где пользователи рубились своими персонажами. Чаще всего около получаса на одну игровую сессию. Виртуальная реальность тогда еще не стремилась развиваться. Примитивные шлемы так и оставались простеньким одеваемым на голову корпусом с дисплеем. Эффект погружения от таких шлемов был скудный.

Больше Руслан ничего не знал. С его взрослением все более растущая дороговизна техники отталкивала от игр похлеще любых запретов, и он жил реальной жизнью. Выживал в полном кризисов и катаклизмов настоящем.

Сейчас у него была куча свободного времени. И он размышлял, стоило ли вообще заморачиваться. Тратить нервы на изучение мира и гайдов, сбор предметов и прокачку персонажа. Воевать с донатерами, ботоводами и багоюзерами. Ругаться с техподдержкой по любому вменяемому или не очень поводу.

И потом тупо смотреть даже не на часы, а на календарь.

Старик слез со стула и прошел мимо подозрительно поглядевшего на него кота. Завернув в туалет, справил нужду и вышел в коридор, не забыв плотно закрыть дверь, чтобы мохнатый террорист не сбежал. В одном из закоулков обнаружился длинный и узкий балкон, на который он выбрался подышать свежим воздухом.

Кибергород гудел, как и любой современный мегаполис. Сиял неоном и голограммами эпохи победившего и вдумчиво наставшего киберпанка. Откуда-то снизу доносились синтетические музыкальные переливы, ненадолго перекрывшиеся взвывшей сиреной полицейского электромобиля. К городским иллюминации и шуму привыкаешь настолько, что в какой-то момент перестаешь их замечать, воспринимая как обыкновенный фон.

Старик повернул голову, только сейчас заметив сидевшего неподалеку на корточках сухонького азиата. Одетый в примечательную ярко-желтую просторную рубашку с воротником стойкой, он слегка раскачивался, вглядываясь вдаль и вверх. По сравнению с ним, Руслан казался гигантом: настолько компактно сидел азиат.

— Путь истины, в правилах и обычаях, заброшен, как лесная тропинка, — не отрывая взгляда от поднебесья, тихо проговорил человек, — Позабытые достоинство и благородство пылятся на дальних полках чуланов.

Он говорил на вполне правильном английском, но Руслан все равно ничего не понял. Наверняка азиат был из старых буддистов или даже практикующий конфуцианство. Старик проследил за его взглядом: в вечернем небе из-за городской засветки почти не было видно звезд, мерцали только самые яркие.

Азиат достал мятую сигарету и, чиркнув зажигалкой, закурил. До Руслана донесся запах ароматизатора, вкус толком не различался, что-то приторно сладкое. Давно позабытый массами ритуал курения располагал к общению, но он не знал, что сказать мудрецу.

— Порой мы видим многое, но не замечаем главного, — продолжал азиат, выпуская колечки дыма в ночной воздух. — Жизнь не простая, как игра.

Руслан навострил уши. Он пошел прогуляться и подумать об игре, в которой жил Кибергород. А тут на балконе, бесплатно и без регистрации вещали восточными мудростями. Стоило прислушаться, но азиат уже замолчал.

— Цю! — послышалась от дверей и по коридору загрохотали шаги. — Цю Лисинь, ты где?

Обладательницей грохочущей обуви в виде здоровенных тапок оказалась средних лет женщина. Проигнорировав наличие Руслана, она сразу спалила сухонького азиата и подошла к нему, бесцеремонно взяв окурок из рук и невоспитанно выкинув на улицу.

Помогая приподняться действительно оказавшемуся небольшого роста человеку, она повела его прочь с балкона, притормозив около старика.

— Вы его не слушайте. Он тут постоянно с умным видом несет чушь, — она увидела, что Руслан ее внимательно слушает и продолжила: — Тридцать лет назад с катушек съехал после войны.

Руслан понимающе кивнул и раздосадовано сплюнул за перила, когда азиаты ушли с балкона. Мир полон сумасшедших людей. Порой даже настоящих поехавших.

Вернувшись к себе, он прилег. Здание наполнилось ранее незаметным шумом. Приглушенными голосами и шорохом механизмов и электроники. Не хватало только характерных звуков размножения. Но здесь, походу, людей больше интересовало другое.

Он перебрался на стул и включил монитор, подслеповато сощурившись от яркого света. Спать не хотелось совершенно, а раздражение от глупой ситуации требовалось унять. Погружение в игровой мир для этого подходило как нельзя кстати.

— А почему бы и не да? — пробормотал старик и, прокашлявшись, нажал призывно мерцающую кнопку регистрации.


Глава 3: Виртуальный рай


Киберпространство, общий открытый сервер, 2080 год.


«Игрок Маледикт2080 получил от вас 99625765 урона способностью альтернативы».

Рэмис еще раз с удовлетворением прочитал вчерашнюю строчку и убрал висевшие перед ним системные сообщения. Без них красочная виртуальная реальность Фэнта казалась абсолютно реальной. То, за что когнейровир ценили миллионы людей. В нем забываешь, что есть настоящий мир.

Он поднялся выше по городской улице, распихивая толпящихся игроков и неигровых персонажей. Некоторые удивленно смотрели ему вслед, примечая уникальную амуницию. Он лишь самодовольно посмеивался, слыша позади открытые диалоги игроков.

— Видал? Уже упакован на полную.

— Даже не знаю, сколько он влил в перса.

Матовые темные доспехи без выпирающих деталей, по которым змеились иссиня-черные сполохи. На тыльной стороне перчаток орнамент в виде черепа. Аэродинамично выглядящий шлем с узкими прорезями для глаз. Из ножен, в которые был спрятан клинок, виднелся со скалящейся мордой дракона на гарде. С другой стороны, на поясе, висел кинжал, окутанный темной энергией. Если бы они знали все характеристики его экипировки, лишились бы дара речи.

Да он сам не знал толком их все.

В конце улицы он нашел взглядом монолит и устремился к нему. Ботинки застучали по огромным ровным плитам возле четырехстороннего пятиметрового монумента. Шероховатая поверхность при его приближении высветилась рунами, которые превратились в текст: «Принять участие в поединках».

Он вскинул руку и провел по руне подтверждения. Мягкий звук ударных прокатился где-то внутри монолита и над головой мигнули два столкнувшихся в воздухе клинка и растворились в воздухе. Рэмис ждал.

— Первый раз? — неуверенно обратился к нему один из игроков поблизости.

— В сто первый, — высокомерно ответил Рэмис и сердито отправился прочь от монумента.

Игрок покрутил ему вслед пальцем у виска и продолжил торговать ингредиентами и материалами.

Вернувшись вниз по улице, он свернул к городским воротам. Стража не обратила на него внимания, заинтересовавшись девушкой с копьем в простом кожаном жилете и короткой юбке. Было тихо и безветренно, царило раннее утро и стояло лишь несколько человек из Патриотов. При его приближении они перестали громко общаться. Рэмис невозмутимо вышел за ворота и вытащил клинок, проверяя заточку. По долу меча пробежала темно-синяя линия и угасла на острие.

Все толпящиеся у ворот, кроме одного, ушли в город. Последний из Патриотов нерешительно мялся у трехметровой створки, окованной железными пластинами. Ожидание затянулось ненадолго. Вскоре к нему подошла фигуристая женщина игрок и передала другие доспехи, в которые Патриот и облачился. После чего взмахнул вытащенным из перевязи полуторным мечом и недвусмысленно направил палаш на Рэмиса.

Он молча двинулся вперед на Патриота, выставив вперед клинок и отведя руку с кинжалом назад.

Первый выпад противника не нашел цель, отбитый по касательный вбок. Рэмис не стал тратить время на отход и обманные выпады, тесня соперника. Второй удар полуторного меча он снова парировал и взмахнул снизу-вверх своим клинком, завершив натиск еще одним ударом, который столкнулся с палашом Патриота. И ударил кинжалом.

«Игрок ГеройКюрасао получил от вас 514653 урона».

Мертвый Патриот рухнул на землю. Женщина у ворот вытаращила глаза и отступила в безопасную зону.

— Ты не Искадавр! Он никогда не проигрывал, но и не убивал игроков!

Рэмис молча снял боевую перчатку и показал ей средний палец. Счетчик выигранных дуэлей пополнился и замер на отметке 99.

Мертвеца утащили в город неигровые персонажи. Через некоторое время возродится с пониженными на время характеристиками и незначительной потерей в рейтинге. И ощутимой в самоуверенности.

Городские часы пробили семь утра по реальному времени. Для каждого игрока время слышалось по часовому поясу, в котором он находился. Небеса Фэнта озарились полноправно вступившим в свои права рассветом. Поблизости больше никого не было.

Рэмис огляделся и увидел спускавшегося с холма воина. За плечами у него висел мешок с трофеями. Один из ночников, возвращающийся с одиночного рейда в пустоши за городом. Остановившись перед ним, воин отдал поклажу выбежавшему из ворот мальчишке и вытащил два парных клинка, взмахнув ими перед Рэмисом.

— Так значит это ты размотал Либерти? — на его доспехах зазмеились крошечные молнии усиляющих навыков, — Посмотрим, чего ты стоишь один на один.

Под аркой в проходе собралось несколько зевак, один из них начал трансляцию. Посмотреть, насколько большая аудитория подключится, не было времени.

На этот раз противник оказался более подготовленный. Не кидаясь опрометчиво в атаку, как его незадачливый предшественник, он выдержал напор он выдержал в глухой защите, применив прокачанные оборонные навыки. Не давал пробиться через стремительно мелькавшие лезвия клинков. Рэмис обозленно отступил и подло метнул кинжал, применив альтернативу.

«Игрок ЛониЛэйн получил от вас 1 урона способностью альтернативы».

Соперник осветился коконом света и застыл.

Так хорошо начавшееся утро завершилось разочарованием. Ночник чудом успел применить абсолют и теперь сутки не сможет зайти в игру. А вожделенное число 100 так и не появилось на счетчике Рэмиса.

Больше претендентов на дуэль у ворот не нашлось. На этом тренировка перед поединками для Рэмиса кончилась, и он вернулся в город. Прогуливаясь и лениво обозревая торговые ряды и предлагающих всякий хлам игроков, он заскучал. С приобретением всего самого лучшего интерес для него теперь представляли только сражения.

В тот памятный вечер он бродил по начальной локации, отыскивая необходимых для выполнения задания летучих мышей. Твари прятались в самых недоступных местах и приходилось постоянно отвлекаться на стаи волков. У Рэмиса подходили к концу запасы лечебных бутылочек, а магия на восстановление копилась совсем медленно. Он развил навыки ловкости в ущерб другим и теперь понимал, что пошел один зря.

После очередного десятка волков и одной с трудом найденной летучей мыши силы Рэмиса подошли к концу. Простой гладиус из низкосортного металла весь пропитался кровью монстров и, казалось, затупился еще сильнее, чем был туп изначально. Услышав из рощи вой очередной стаи, он обессиленно сел на землю, чтобы поднакопить сил для последнего боя с животными.

Тень накрыла его, затмив и так тусклый вечерний свет. Рэмис поднял глаза и увидел плащ на доспехах с витиеватой инкрустацией. Появившейся перед ним воин заслонил его и отбрасывал монстров одного за другим, тратя всего лишь один взмах сверкающего клинка.

Внезапное спасение оказалось как нельзя кстати. Рэмис выглянул из-за спины своего защитника и увидел редкого эпического вожака, бродившего в этой локации в единственном экземпляре. Его атаки были смертельны для игроков, а укусы и удары мощных лап пробивали доспехи и ломали оружие. Убить его можно было только командой.

Воин и чудовище ринулись навстречу друг другу.

Рэмис моргнул в удивлении. Незнакомец разрубил кошмарного вожака одним ударом. Не стал забирать очень ценную шкуру монстра и развернулся. Изящный шлем и доспехи не так сильно поражали, как опасно мерцающий усилением меч. Серьезное оружие, явно не для этой локации. Да что он вообще здесь делает?

— Проводить тебя в безопасное место? — бесстрастно поинтересовалась она, сняв шлем. Прямые черные волосы каскадом рассыпались по наплечникам.

— Я смогу вернуться сам, выполнив задание, — независимо ответил Рэмис и с сожалением поглядел на свой покореженный гладиус. — В следующий раз приду сюда не один. Спасибо, я бы с ним не справился.

— Я больше не играю, — невпопад сказала она, когда Рэмис рылся в своей сумке, вытаскивая последние лечебные бутылочки. Перед ним выплыло уведомление о предложении сделки, и он принял его. Простая передача большого количества предметов была запрещена в игре, требовалось заплатить. Он вытащил свою единственную оставшуюся мелкую монету и обмен завершился. Он недоуменно огляделся.

Ее и след простыл. Рэмис торчал один в кустарнике, перед ним блестели великолепные доспехи, сверкающий клинок и смертельно опасный кинжал. Он не верил такому повороту судьбы и открыл системные логи, чтобы проверить.

«Игрок Искадавр подтвердил легитимность сделки».

Рэмис вернулся в город, так и не закончив задание для новичков. Он слышал о легендарном игроке, который никогда не проигрывал. То, что ему досталось от Искадавра, было уникальной амуницией, которой не имелось ни у одного альянса. За любой предмет лидеры отдадут сумасшедшие деньги.

Но пополнение счета его не интересовало, а вот играть и побеждать Рэмис очень даже хотел.

Больше он не прозябал в начальный локациях, гоняясь за слабыми монстрами ради мизерной награды. Он потратился на маскировку, записался в слабенький альянс и сразу направился с ними к Финалии. Там собрались тысячи игроков, коалиции сошлись в жаркой битве за право впервые поразить эпическое чудовище Фэнта.

Среди глав альянсов что-то произошло. На него напали и он, сняв маскировку, убивал игроков одного за другим. Один из самых крутых лидеров сразился с ним. Он рискнул и применил альтернативу. Ему повезло, летальная способность не подвела, и предводитель оказался повержен, после чего Рэмис отступил. Это было весело.

Теперь он имел за плечами почти сотню побед лишь за счет уникальной амуниции. Для Фэнта этого хватало, в Техно он пока не совался, понемногу развивая навыки и способности.

До начала поединков оставалось достаточно времени, первые начнутся ближе к полудню. Рэмис направился на тренировочную площадку. Там пара новичков упорно колотила задорно разлетающиеся на куски мишени. Он сразу направился к мастеру фехтования. Проверив доступные для изучения навыки, выучил новый финт с уловкой.

Теперь требовалось применить изученное на практике. Он не остался на тренировочной площадке, а снова покинул город, на этот раз воспользовавшись лестницей в подземелье. В него игроков пускали по одному, система подбирала сложность в зависимости от прокачки персонажа и экипировки. Так что придется попотеть в непростой передряге. Благо, что покинуть подземелье он был волен в любой момент.

Над ним завис шарик света, позволявший видеть не далее трех метров. В темноте уже заворчали растревоженные силы зла и тьмы. Рэмис взмахнул мечом и ринулся в темноту, превращая встреченных на пути монстров в неровно порубленный фарш.


Глава 4: Новый мир


Реальность, Гонконг, 2080 год.


Руслан загрузился в игру ближе к полудню.

Полночи он потратил на «предварительные ласки» в виде регистрации и обучения, прежде чем его персонаж сделал первые шаги в киберпространстве. Громко сказано для тусклой картинки с низким разрешением на мониторе, но игра явно того стоила, если обзавестись подходящей техникой.

При первом запуске мало что зависело от Руслана. Система без участия пользователя проверила периферийные устройства и на вспыхнувшей на экране пятиуровневой строке зажглась нижняя шкала с красным изображением монитора с надписью: «Низкая производительность. Полный контроль над когнитивной нейронной виртуальностью невозможен».

Он знал об этом и нетерпеливо коснулся кнопки продолжения. Всего существовало пять уровней управления и погружения. Игровые манипуляторы, шлем виртуальной реальности, нейронный шлем, когнитивный обруч и безумно дорогой нейронный интерфейс. С первыми двумя видами было все понятно, а вот новомодные периферийные устройства Руслану были незнакомы. Как он понял из бегло просмотренного описания, там управление велось чуть ли не мозговыми биоритмами. В любом случае, сейчас в его доступе были лишь обыкновенное управление. Все по старинке, как в начале века.

Первые проблемы начались при выборе имени персонажа. Руслан попробовал ввести пару обычных игровых псевдонимов. Тенгри и ТатаринPWNZ оказались заняты. Дальше пошли замороченные МораториЙ, ХмурыйАбрикос, нагибатор3000. Даже введенный веселья ради БеГуЩиЙ_пО_гРаБлЯм оказался занят! В конце концов вбитые от безысходности три буквы озарились зеленым.

— Слава яйцам! И системе освобождения ников! — воскликнул он и покачал головой с усмешкой.

Ее придумали еще в тридцатых. Игровые прозвища, почтовые аккаунты и многое другое отслеживала специальная мировая нейронная сеть, гордо именуемая искусственным интеллектом. Владельцы транснациональных цифровых компаний подключали ее, если поступал некий процент жалоб от пользователей, что их любимые названия почты, аккаунта или ника оказывалось занято. Нейронная сеть отслеживала использование и активность застолбившего символы и почти со стопроцентной вероятностью принимала верное решение об отказе или удовлетворении обращения.

Теперь его персонаж в игре звался Рус.

Начальные заставки без звука было смотреть совсем неинтересно. Промотав ролики, старик недовольно заворчал. Его персонажа вели по грязным сумрачным коридорам, и он мог только управлять обзором.

Повертев камеру туда-сюда, Руслан увидел стены с облупившейся краской. Из потолка местами свисала проводка, она же торчала из оторванных панелей почти у пола. Сопровождали его два молодца в униформе и низко надвинутых головных уборах, их рты беззвучно раскрывались.

Тут даже ежу понятно, что конвоиры вели разговор, наверняка рассказывая о мире. Через несколько минут его бесцеремонно вытолкнули из бункера на лесную тропинку, и он смог двигаться.

Но даже и на этом полноценная игра не началась, ему пришлось просто топать по тропинке. При попытках свернуть в сторону его мягко отталкивало еле различимым дрожащим маревом в воздухе. Пару раз наткнувшись на силовое поле он попер танком вперед до ближайшего поселения, прежде чем он встретил первого неигрового персонажа. На этом Руслан и вышел из игры, решив продолжить завтра.

Солнечные лучи били в окно, не в силах на всю мощь прорваться через поляризационную пленку. Руслан нетерпеливо барабанил сухими узловатыми пальцами по столешнице, ожидая, когда игра загрузится. Рассержено гудели кулеры, ранее недовольно проскрежетав при включении. Хриплый дрых на системном блоке, плотно отобедав сбалансированным кошачьим кормом.

Старик придвинулся ближе к вогнутому монитору, разбирая всплывший текст на фоне пейзажа на который пялился его персонаж, оставленный вчера перед стенами небольшого поселения. Сельская идиллия с рядами покосившихся домишек вызвала усмешку: пасторальный вид не вязался с блужданием по коридорам бункера вначале.

Перед ним топтался неигровой персонаж и явно что-то говорил, беззвучно открывая рот. Руслан чертыхнулся и полез в настройки, выкапывая текстовое сопровождение. Оно нашлось не сразу, почему-то оказавшись сразу в первой вкладке, а не в меню для людей с ограниченными возможностями.

«Незнакомец: Так я еще раз спрашиваю, тебе помощь нужна или сам доберешься до города?».

Руслан выбрал вариант с помощью и переминавшийся с ноги на ногу человек деловито направился в поселение. Последовав за ним, он бегло осмотрел себя. Черные ботинки, простые штаны темно-серого цвета и такой же расцветки безудержного веселья рубашка. С собой ничего не было.

— Ну хоть не голым выкинули, — проворчал старик. — Хотя странно, что нет хотя-бы вшивого ножа для первичной обработки врагов.

Сопровождающий обернулся к нему: «Незнакомец: В кого ты собрался тут ножом тыкать?»

Оказывается, его слышали. Присмотревшись в поисках микрофона, который обнаружился прямо под монитором в виде трех крошечных малозаметных отверстий, Руслан хмыкнул и пробормотал:

— Просто мысли вслух.

Собеседник пожал плечами и повел его дальше. Зашли в один из неказистых домиков, где сразу направились к столу. Перед ним расстелилась карта.

«Незнакомец: Ты здесь». Палец помощника ткнул в крошечную точку перед горной грядой и переместился на кляксу покрупнее: «В десяти минутах пути по дороге на краю леса находится город, где можешь раздобыть все необходимое и отправиться дальше. Заодно отнеси посылку, передашь ее страже на входе».

На столе так же лежал сверток из ткани, перемотанный веревочкой. А вот и первое поручение. Вот только о награде ни слова.

Старик задумчиво почесал неровную щетину на подбородке. Поискав список заданий и не найдя его, он забрал сверток и отправился в указанном направлении. Край леса обнаружился сразу — вдоль него пролегала дорога. Остановившись и распаковав сверток, Рус обнаружил в нем два стилета и несколько маленьких бутылочек с розовой жидкостью.

Настало время поискать меню подсказок. На этот раз необходимый пункт обнаружился сразу, и старик ухмыльнулся. Перемещая обзор и концентрируя внимание на предмете, он получал его описание. Теперь в его распоряжении были «Железный стилет с плохой заточкой» и «Лечебная настойка».

Путь до города действительно занял не более десяти минут. У ворот толпились игроки. Проигнорировав их, он сразу направился в арку, где к нему подошел стражник в протертых кожаных доспехах и с коротким мечом на поясе.

«Стражник: в черте города запрещено использование любого оружия и создание затруднений для работы людей. Нарушение карается изгнанием: временным или постоянным, в зависимости от тяжести проступка. В городском управлении можно узнать больше. И кстати — не заходил в поселение? Там должны были кое-что передать».

— Разумеется, нет! — расплылся Руслан в улыбке. На этом его головокружительная карьера в сфере доставки с треском завершилась.

Следовало осмотреться. За воротами центральная длинная улица поднималась вверх. Ряды двухэтажных домиков с плотно задернутыми шторами. Перед ними повсюду стояли торговые ряды с навесами, где осуществляли товарно-денежные сношения игроки и неигровые персонажи. Все было вполне знакомо и понятно.

Немного смущало практически полное отсутствие цифр и прочей игровой статистики. В описании персонажа значилась не цифра уровня, а просто слегка обидное слово «низший». Когда-то давно десятилетнего Руслана в игровом чате назвали нубасом. Обидчика он потом неоднократно и злопамятно побеждал. А здесь же складывалось ощущение, что игровому миру абсолютно поровну на новичка. Ни сюжета, ни заданий, вообще ничего. Иди куда хочешь и делай что угодно.

Он притормозил на главной площади и неторопливо обошел по периметру, приглядываясь ко всему, что вызывало хоть какой-либо интерес. Одинокое строение, напоминающее внебрачное дитя часовни с туалетом оказалось заперто. Примечательный темный монумент с тускло мерцающими рунами презрительно выдал табличку: «недоступен». А вот двери в трехэтажное нечто напоминающее административное здание или ратушу, оказались приветливо распахнуты перед ним.

Вспомнив о проблемах открытых миров с линейным сюжетом и клавших на него известный предмет игроков, Руслан тихонько фыркнул, но все же зашел в городское управление. Просторный холл с невооруженным стражником и винтовая лестница на верхние этажи. По ней спускался дородный человек. Явно местный управляющий.

«Снова прислали? Хорошо, хоть прилично выглядит в отличие от предыдущих. Уже готов отправляться дальше или задержишься в наших краях?»

— Пока останусь, — не совсем понимая, о чем речь, сказал Руслан. Играть без звука было совсем невыносимо, надо было решить эту проблему.

«Понятно, дело твое. Как решишься, возвращайся сюда и я дам тебе ключ от чертога пути. Сейчас у меня нет больше на тебя времени и тем более каких-либо поручений. Отправляйся по своим делам».

И все. Руслан повел плечами в недоумении и вернулся на улицу. Выбор оказался невелик, вернутся за ключом или отправиться прочь. Или пообщаться с игроками. Но прежде всего обзавестись хоть простенькими колонками, потому что без звука он явно что-то упустил.

Выключив игру, Руслан полез в сеть штурмовать виртуальные магазины. Не удержался и сунулся на сайт продажи игровых периферийных устройств. От заявленных характеристик лучшего предложения в виде нейронного интерфейса дух захватывало. Не меньше перехватывало дыхание и от цены. «Обязательно наличие имплантированных коннекторов, проконсультируйтесь с киберхирургом перед покупкой» — гласило предупреждение.

Выбрав простенькую аудиосистему, он недоуменно воззрился на отказ проведения платежа. Поверив счет, раздосадовано цокнул языком. Совсем забыл про ежемесячное списание за проведенную Хриплому операцию, оформленную в рассрочку. Несколько жалких десятков кредитов до ближайшего пополнения пособием едва хватит на пропитание. Ну а про покупку техники можно забыть минимум на неделю.

Руслан отправился прогуляться. В дверях мимо его ног мелькнула стремительная тень.

— Ты куда, чудовище шерстяное? — проскрипел ему вслед Руслан.

Кот, улучшив момент, отправился исследовать и расширять территорию. Махнув рукой на подлеца, старик спустился вниз на медленно ползущем лифте. Вдохнув затхлый городской воздух, направился в магазин. Набрав по дороге номер племянника и услышав десятый гудок без ответа, отключил вызов. Дамир не отвечал, только если был очень занят. Видимо, как раз попал на такой момент.

Редкие прохожие и группы молодежи не обращали внимание на одинокого старика.


Глава 5: Хлеба и зрелищ


Гонконг, 2080 год


Кот уже сидел перед дверью, когда старик вернулся.

— Все закоулки облазил? — проворчал Руслан. По надменной морде Хриплого ответ был предельно ясен — не твое человечье дело. Приоткрыв дверь, он запустил кота, добавив: — Мохнатый паразит.

Разложив нехитрые покупки, старик развернул пакет из биопластика и внимательно осмотрел добычу. Свинченный в одном из технических коридоров здания динамик выглядел потертым, но рабочим. Оставалось лишь найти подходящий коннектор. Порыскав в ящике с инструментами, он нашел универсальный и через пять минут импровизированная аудиосистема была подключена к компьютеру.

Руслан не торопился зайти в игру. Перед дальнейшими виртуальными приключениями надо было понять, во что именно он играет.

В сороковых годах он полгода залипал в War Eney. Суровая многопользовательская бродилка с военной тематикой и элементами тактики затягивала игровым процессом. В ней не было оголтелого доната и набившего всем оскомину анимационного фанатского сервиса. Неудивительно, что в Варенье — так в просторечии называли игру — был возрастной рейтинг шестнадцать плюс. Колоритный открытый мир был полон ежеминутных сражений, порой длившихся часами. Руслан тогда за долгие месяцы открыл добрую половину достижений.

Игру, как всегда, испортили сами пользователи. Излишняя популярность привлекла полчища ботоводов, техническая поддержка не справлялась, обновления с улучшенной защитой выходили ежесуточно. В конце концов атмосферный сбалансированный симулятор боевых действий стал платным по подписке, а позже исчез шикарный игровой баланс. Игроки, как прилив, отхлынули от ставшего неинтересным виртуального мира.

Он перестал играть за пару месяцев до закрытия владельцами серверов, продав все на игровой бирже. К тому времени солидные цифровые доходы привлекли к себе внимание преступности. Китайские триады, японские якудза и русские законники в условиях все большей невозможности вести свою деятельность по старинке, полезли в виртуальные миры. Общественный резонанс взорвался, когда один из богатейших профессиональных игроков вылетел из своего окна на двадцатом этаже. Вместе с собственным инвалидным креслом.

А когда практически миллиард людей объединяется против чего-то, этому обычно приходится несладко. Бурная реакция общественности привела к громким скандалам и волне арестов. Игровой мир заставил преступный отступить.

Руслан неспешно проматывал список видео обзоров, сохраняя некоторые чтобы посмотреть потом. А то, что он искал, нашлось лишь на третьей странице. «Когнитивная нейронная виртуальность гайд». Видео началось и как раз в это время пискнул мобильный терминал.

— Как нельзя вовремя, — буркнул старик и ответил: — Глава управления над всеми управлениями слушает.

— Звонил? — не отреагировав на шутку, спросил Дамир. На заднем фоне племянника были слышны разговоры, как будто он говорил в толпе. — А то я занят был, не мог ответить.

— Да, проблема одна нарисовалась. Но уже сам решил, — Руслан обратил внимание на монитор, где продолжало крутиться видео и поставил на паузу. — Доехал бы до деда, вживую уже триста лет не виделись. Как раз пару вопросов еще обкашляем насчет...

— Пока не могу, — прервал его Дамир. — Сейчас по работе завал. Как вариант через пару дней. И только если сам сможешь приехать.

— Ну, если гора не идет к Магомету, — задумчиво протянул Руслан, — Если получится, свяжемся.

— Добро, — бросил Дамир и отключился. Голос у племянника был уставший.

Руслан хлебнул воды и вернулся к видео.

«На первый взгляд когнейровир будет непонятным, как и любая игра. Особенно это зависит от используемой техники. Даже разница между использованием обруча и нейроинтерфейса огромна. В основном игроки эксплуатируют шлемы всевозможных конфигураций. В этом случае система позиционирования дает полный обзор и эффект присутствия».

На экране сменялись виды фантастических и не очень локаций. Руслан зевнул, пока вещал закадровый голос, но вскоре оживился.

«Итак, начало вполне обычное для подобных игр с открытым миром. Вступительные ролики расскажут в динамичных и красочных образах о мире, дальше нас проведут по коридору и выпустят наконец-то поиграть. И здесь игрок обычно некоторое время осваивается с управлением из-за вышеупомянутой разницы. Привыкнув, идем дальше в первые места для новичков.

И по первым впечатлениям скажу, что аналогов когнейровиру нет. Перед нами два мира, Фэнт и Техно. И если первый огромен, то второй просто бесконечен. Впрочем, не будем портить интригу, сами все узнаете.

Вернемся к игровому управлению. Оно одновременно интуитивно понятно и в то же время усложняется в зависимости от ситуации. Большую часть действий придется выполнять самим, махать мечами и стрелять из бластеров. Персонажи когнейровира обладают базовыми, а также изучаемыми в процессе способностями. Есть также получаемые и развиваемые навыки. Не пугайтесь, что их количество поначалу покажется огромным. Виртуальные приключения затянутся надолго.

Освоив контроль и отойдя от шока неземной красоты и гигантских размеров миров когнейровира, приготовьтесь удивиться еще не раз, но не спешите. Если на этом вы думаете, что готовы дальше играть, то вот самый главный совет: не спешите в Техно».

На этом Руслан выключил гайд. Поставив чайник, с сомнением повертел в руках купленный зеленый чай. Никогда его не понимал его вкуса, предпочитая классический черный. Но здесь проще было достать этот. За дверью раздался мерный цокот женских туфель, стихший очень быстро. Хлопнул приглушенный стук двери и снова наступила тишина.

Время близилось к вечеру. Он вернулся к компьютеру с дымящейся чашкой ароматного чая. Открыв предварительный экран загрузки, старик не спешил нажимать здоровенную кнопку «Играть». Список игровых событий возглавлял баннер с кричащим названием «Поединки Фэнта. Прямая трансляция».

А это уже было интересно.

Виртуальная арена была ярко освещена. Солнечные блики играючи пробегали по экрану, когда камера перемещалась. Комментировали трансляцию два голоса, мужской и женский.

— Итак, первая фаза поединков завершена, — щебетала девочка приятным сопрано. — Сейчас нас ожидают интересные бои и определятся первые лидеры.

В углу экрана возникла турнирная таблица, где напротив каждого игрока горело по две или три эмблемы скрещенных мечей. Руслан понял, что одержавшие в отборочных турах одну или ни одной побед вылетели из соревнования.

— И мы уже видим первых нарушителей. Напоминаю, дисквалификация ожидает использующих запрещенное программное обеспечение и неизвестные ошибки игры. Также невозможно использование альтернативы и абсолюта, — продолжил за коллегой мужской бас. — Когнейровир сегодня еще не побил рекорд подключений, но еще не пик онлайна. А нашу трансляцию смотрят почти триста тысяч человек. Приветствуем вас на прямом включении поединков в мире Фэнта!

— Сейчас начинаются первые двадцать три боя, мы будем освещать самые любопытные. Известные игроки, такие как Маледикт2080, Хуанди, РигорМортис и, конечно же, Искадавр..., впрочем, его уже давно не было видно.

Комментатор запнулась под конец. Видимо, ей давали подсказки на лету. Камера переместилась ближе к арене, два бойца в поблескивающих в солнечном свете доспехах готовились к бою. Оба были вооружены одноручными мечами и небольшими щитами.

— И вот у нас уже есть бой, который обещает быть интересных. На арене Феанор из альбионской Империи и МирДанных из Рэд Стар. Странный ник у игрока из славянского альянса.

— Перевод лучше не знать, — смущенно произнесла девушка. Руслан только сейчас заметил у нее китайский акцент. А ник действительно в переводе на русский звучал нецензурно.

— Вернемся к схватке, — продолжил основную тему комментатор. Противники дождались, когда глашатай зычно прокричала: «К бою!», и пошли друг на друга, угрожающе выставив мечи вперед. — Альбионец играет с первого дня запуска когнейровира. Славянин начал недавно, но уже имеет почти тысячу выигранных дуэлей.

— Хороший старт для новичка, — согласилась с коллегой девушка.

Феанор махнул щитом, раскрывшись и провел серию выпадов, целясь в голову и грудь противника. МирДанных с видимым трудом уклонился, отбив только последний удар и проведя контратаку, которая не достигла цели. Бойцы отступили на шаг и снова сошлись. Полетели щепки от раскрошенных клинками щитов и в какой-то момент альбионец не удержался, завалившись на бок и опираясь на меч, чтобы не упасть. Славянин посмотрел на глашатая, она опустила палец вниз, но Феанор уже поднялся, махнув клинком в знак готовности продолжать бой.

— Хорошо начал русский. Прекрасное использование навыков, — оценил схватку мужчина. — Распорядитель сегодня явно не в духе, техническую победу не дала.

— Альбионец просто чуточку ошибся, — возразила отозвалась девушка, симпатизируя Феанору.

— Посмотрим дальше, — противники снова сошлись. На этот раз осторожнее и применяя всевозможную защиту. Но удача оказалась на стороне МираДанных и меч пробил нагрудные пластины доспеха, после чего гулкий звук колокола разнесся над ареной. — Поражение бойца Империи. Рэд Стар снова доказали, что их не стоит недооценивать.

Руслан хмыкнул. Бой занял полторы минуты и выглядел очень натурально. Он участвовал в уличных драках, даже поработал немного в безопасности, но настоящие гибридные войны двадцать первого века прошли без его участия. Битвы Варенья были жесткими и кровавыми, но настолько реалистично не выглядели.

Камера вновь мотнулась, показав вид с высоты и медленно приблизилась к арене.

— А это зрелище никто из вас не пропустит, — торжественно объявил ведущий. — РигорМортис против Рэмиса.

— Последний нам неизвестен. У него девяносто девять дуэлей. Пожелаем проиграть не слишком бесславно, — сочувственно произнесла ведущая, на этот раз выразив благосклонность менее известному игроку.

Когда снова прозвучала команда к началу боя, за дверью раздался грохот и отвлек от созерцания экрана. Старик нехотя поднялся и подошел к выходу, благоразумно не открывая. Приглушенные голоса в коридоре было не разобрать. Они стихли через минуту.

Манжета подкравшегося робота захватила плечо. Резина, покрытая тканью, сжалась.

— Давление повышенное, пимите лекаство.

Кот недовольно отмахнулся лапой от пролетевшего мимо него манипулятора, взглядом пообещав, что будет разжигать котел в аду для роботов.

— Дурдом, — вздохнул Руслан и вернулся к компьютеру. Интерес смотреть трансляцию дальше пропал. Забросив в рот растворимую капсулу, он загрузил игру. — Смотреть хорошо, а участвовать лучше.


Глава 6: Один в поле не...


Киберпространство, общий открытый сервер, 2080 год.


Рэмис никогда еще не был в Техно.

Он не воспользовался обычным для новичков заданием для перемещения, а получил отдельное приглашение после завершения поединков. Подъемник с большой скоростью ехал вверх, узкие смотровые щели космического лифта открывали вид на постепенно темнеющие небеса и все больше изгибающийся диск планеты.

В момент торможения над круглой платформой мигнул свет. Всего лишь на секунду, после чего доспехи и оружие изменились. Механика сменилась сервоприводами, тяжелые броневые пластины стали тоньше и современнее, сполохи молний усиления остались. Больше всего изменений претерпело вооружение. Сверкающий клинок раздвоился и посередине пролегли ровные сегменты плазменного разрядника, ручка изогнулась и приобрела гашетку для стрельбы. Кинжал внешне не изменился, но теперь парил рядом с владельцем, используя антигравитацию.

Рэмис посмотрел наверх. Под сводчатым потолком пробегали светло синие голограммы. Платформа застыла в пазах причального круга и крошечные микродвигатели боевого скафандра приподняли его в слабом тяготении над поверхностью. Цифровой женский голос сверху произнес:

— Добро пожаловать в мир Техно.

Он находился на пересадочной станции. Вокруг никого не было, что удивляло. Скорее всего, дело было в праве исключительного доступа.

— Куда я могу отправиться?

— Вам предоставлен привилегированный допуск в любое место, включая смертельно опасные шахты Мертории. Нуль транспортировка абсолютно бесплатна трое суток.

— Ага! — воскликнул Рэмис, — Отправляюсь на крейсер «Аквилон».

В монолитном покрытии круга открылись ниши и оттуда взлетели шесть металлических штуковин. Образовав вокруг него ромб, они осветились ярко-красным, и Ремис переместился. Такие же штуки в точке прибытия разорвали ромб и спрятались в углубления.

Он попал в разгар битвы. Вокруг пестрели вспышки выстрелов, периодически сверху падали снопы искр. Он материализовался на возвышении, защищенном броневыми плитами от происходившего в низине сражения.

Неподалеку стояло группа командиров, от которой отделился один и подлетел к Рэмису.

— Кого к нам принесла космическая бездна? Как будешь готов, отправляйся вниз, мятежники захватили уровни с третьего по шестой и сейчас идут сражения в генераторном зале и на оружейной палубе. Необходимо вернуть крейсер под контроль!

Он попал, как и все изначально, на сторону лояльных командованию крейсера. Перейти к мятежникам можно будет позднее.

На «Аквилон» чаще всего отправлялись опытные игроки. Противостояние двух сторон конфликта здесь никогда не прекращалось. Сам крейсер был огромен, в нем были залы с нормальной гравитацией или же с невесомостью. Опасные зоны, где неуправляемые хлысты плазмы били куда попало. Узкие технические коридоры и переходы, где гнетущая атмосфера опасности давила похлеще близких переборок. И конечно же периодическая разгерметизация, когда всех просто вышвыривало в открытый космос. Опаснее «Аквилона» в Техно были только болтающиеся в пространстве осколки разбитой планеты Мертории.

Все это Рэмис собирался исследовать, сгорая от любопытства. Он спустился вниз, ожидая сразу попасть в гущу событий, но уровнем ниже оказалась спокойная зона, где находились сотни людей. Тут же найдя стоящего у стенки вербовщика мятежников и получив карту, отправился в путь.

Немного поблуждав в коридорах, он вышел к транспортной линии и занял место в четырехместной капсуле. В передней части на экране менялась боевая сводка и периодически мелькал агитационный призыв против лоялистов. Напротив расположился здоровенный мужик в громоздком скафандре и капсула тронулась.

— Сколько там продержишься? Минуту? — насмешливо спросил обладатель безразмерной брони.

Рэмис перед тем как выходить в Техно, снова воспользовался маскировкой. Ее видели только окружающие.

— Больше.

Собеседник расхохотался.

— Это вряд ли. Там настоящая мясорубка. Ты в команде?

— Я один, — раздраженно отмахнулся Рэмис.

— Тем более, — хмыкнул здоровяк. — Самые сильные альянсы сейчас против лоялистов. Для развития лучше руины или Марс.

Про Марс он знал. Его рекомендовали посетить первым. Линейный сюжет, напряженно-пугающая атмосфера — все в духе старинных игр и боевиков начала века. Но его больше привлекало не прохождение долгой истории, а сражения здесь и сейчас. Поэтому он отправился на «Аквилон».

Капсула вылетела из борта крейсера и в свободном полете ухнула в причальную шахту возле протянувшего абордажные туннели корабля повстанцев. Они выбрались наружу, капсула позади ушла в раскрывшуюся нишу. Повсюду сновали люди и лидеры мятежников, представители альянсов неторопливо присматривались к прибывающим.

— Ну давай, молчун. Проживешь дольше минуты, найди меня. Я Аронлайт из Зорник, Бельгия, — козырнул многоствольной пушкой на прощание бугай и сразу отправился к почти отвесным пандусам, лихо скатившись вниз. Оттуда раздавался грохот взрывов и трескотня выстрелов.

Ремис отключил маскировку и подошел к спуску. Его сразу же окликнули:

— Эй! Это же ты завалил РигорМортиса на поединке? Давай к нам в ал.

Призыв остался проигнорированным, он шагнул вперед. Ровная поверхность постепенно становилась горизонтальной, но сначала набралась солидная скорость.

Вербовщик неизвестного альянса не ошибся. Бой РигораМортиса и Рэмиса действительно завершился победой. Это снискало ему некоторую известность в Фэнте, он даже попал в довольно популярную трансляцию. На самом деле чудом выиграв опытного противника просто за счет своей уникальной экипировки. Или просто везение.

Он выиграл все три битвы второй стадии, попав в финал. Поэтому Ремис и стремился в самые опасные сражения виртуальности, развивал навыки и просто хотел побеждать. Иной цели у него не было. А ради чего еще и был создан когнейровир?

Ожидая, что его вынесет на поверхность, Рэмис поджал ноги, приготовившись сразу пробежать в укрытие, но не тут-то было. Труба выплюнула его под потолок огромного зала с невесомостью. Мимо сразу хлестанула крупнокалиберная очередь, сметя менее удачливого бойца.

Укрыться было совершенно негде.

Микродвигатели скафандра включились и понесли его выше, куда не били наотмашь залпы заградительного огня лоялистов. Из трубы следом вылетел похожий на его собеседника в капсуле здоровенный бронированный мужик и, включив ракетный ранец, снарядом полетел вниз, осветившись силовым полем. Начинка внутри брони зачем-то истошно орала. Рэмис полетел вдоль потолка, обозревая поле битвы.

Внизу мятежники рубились с верными командованию крейсера. Перестрелка очень быстро переходила в рукопашный бой, где ослепительные сполохи выстрелов сменялись гудением силовых мечей, молотов и алебард. Скорострельная крупнокалиберная установка, поливающая прибывающих повстанцев огнем, была надежно защищена бронированными стенами и мерцающим защитным коконом.

Оставался только один путь к поверхности, так как потолок кончался, переходя в стену. Рэмис включил собственную защиту и камнем рухнул вниз, где уже была сила притяжения. Он приземлился посреди рядов противника, где угрозы сверху никто не ожидал. Некоторые заметили новую опасность и повернули к нему стволы. Слишком поздно.

Рэмис с ходу вскинул свой клинок и плазменный выстрел отбросил на покатую стенку дота одного из солдат. Молнией описавший круг кинжал пробил броню и тела еще троих и завис над левым плечом, охраняя хозяина. Раздался взрыв совсем недалеко и сняв всю защиту. Его отшвырнуло в ложбину между двумя дотам. По ней корячились два медицинских робота, с трудом утаскивая знакомого Аронлайта, а точнее его труп в разлохмаченной и пробитой броне. Неестественно вывернутая рука заканчивалась огромной перчаткой, сжатой в кулак с оттопыренным большим пальцем.

— И кто еще дольше продержится? А? — риторически спросил Рэмис, присев от пролетевшей над головой плазменной очереди.

Вокруг становилось жарковато.

Он почти ползком выбрался из узкого прохода между дотами и чуть не получил удар сбоку силовой алебардой. Кинжал в автоматическом режиме метнулся и пробил сжимавшего рукоять лоялиста, так что рассержено гудящее лезвие не долетело совсем немного до цели.

— Ничего себе, пронесло, — выдохнул Рэмис.

Пробежав мимо упавшего, к которому уже подкрадывались роботы, он взлетел на эстакаду за рядами дотов. Его заметили. Пока еще не прицельный огонь зазвенел пулями и зашипел плазмой вокруг. Рванувшись вдоль защитных полос ограды, он чуть не вписался в повернутого спиной повстанца. Вылезая из проема, он почем зря палил внутрь из десятиствольного пулемета. Почувствовав толчок сзади, мятежник чуть не подпрыгнул.

— Бежим! — заорал он и галопом бросился по эстакаде.

Рэмис непонимающе уставился в проем. Оттуда блеснули восемь злобных огоньков и механический паук, покрытый защитным полем, выбрался наружу. Характерный металлический скрежет дополнительно возвестил о его появлении.

Позади паука из проема полезли лоялисты, ощетинившись стволами. Робот выключил силовое поле и прыгнул на Рэмиса, угрожающе взмахнув гибкими и смертоносными щупальцами, каждое из которых заканчивалось остро заточенным лезвием.

Уже на излете Рэмис пристрелил механического монстра, рухнувшего на него. Злобной осой метался кинжал, отгоняя врагов. Встать и скрыться уже не было времени. Он вскинул клинок и пристрелил ближайшего лоялиста, тут же отмахнувшись от обрушенного сверху клинка.

Оставшиеся в живых противники сгруппировались в шеренгу и шквальным огнем накрыли погребенного под роботом. Рэмис больше не мог двигаться.

«Получено тридцать шесть очков репутации за участие в битве за «Аквилон». Погибнув, вы потеряли тридцать пять очков репутации».


Глава 7: Приграничный лес


Реальность, Гонконг, 2080 год.


— Да чтоб вас разорвало!

Руслан второй раз за день огреб критические повреждения, несовместимые с виртуальной жизнью персонажа. Прыткие гремлины оказались хитрыми и подлыми, поодиночке заманивая незадачливого деда в подлесок, где накидывались гурьбой. Окрестности городка кишели этими тварями. Старик уже понял, что парные стилеты вещь хорошая, но рассекать в штанах и рубашке затея так себе.

Хуже всего было ждать, когда труповозы заберут бренное тело Руса и перетащат его в город. На сообщение системы: «Погибнув, вы потеряли ноль очков репутации» Руслан внимания не обращал. Нельзя утратить то, чего нет.

В ожидании он вышел проветриться на уже знакомый балкон, с удивлением обнаружив, что уже вечерело. Кибергород сонно шуршал электроникой и приглушенными голосами в надвигающемся сумраке.

Уже знакомый сухонький азиат был на своем месте. Искоса взглянув на гостя, он многозначительно произнес:

— Где порядок, там и действие. Могилы бесконечны, если не торопиться за собственными словами.

— Да, бесспорно, — не моргнув глазом, согласился Руслан.

Азиат закурил. Мимо старика вальяжно прошествовал Хриплый, неведомо как выбравшийся из квартирки.

— Зная цену верности, остается только ждать подходящей погоды.

— Угостишь сигаретой? — проигнорировав очередной поток бессвязных мыслей, спросил Руслан.

На удивление, азиат его понял и протянул пачку с зажигалкой. Старик выбил одну и прикурил, сразу кашлянув от непривычки. Едкий дым хлынул в легкие и затуманил голову. Он сделал еще одну затяжку и выкинул окурок. Хриплый подошел к азиату, потянул носом воздух и ушел дальше по своим важным кошачьим делам.

Руслан не стал дожидаться, когда азиата снова озарит безумно мудрая мысль и покинул балкон, вернувшись домой. Его ничуть не смущало, что он бежит от реальности. Эскапизм в людской натуре, наравне с консервативными взглядами. Конечно, он бы съездил себе молодому торчащему в играх по затылку, если бы представилась возможность. Но сейчас он не видел ничего плохого в том, чтобы рубиться в виртуальности днями напролет. Реальность последних десятилетий его не пугала.

Просто ему уже в ней абсолютно нечего было делать.

Рус уже стоял возле городского алтаря возвращения. Сегодня в когнейровире было очень много народу, повсюду сновали персонажи в разнообразных обличьях. Теперь старик слышал, если ему что-то говорили, причем голос не обязательно был идентичен. Мужским басом могла говорить сопливая девчонка или же наоборот тоненько пищать мог сорокалетний бородатый игрок.

Он с сожалением глянул на единственное, чем обладал. Парные стилеты уже порядком затупились о шкуры гремлинов, но средств у него до сих пор не было ни гроша. В этом плане игра была ну очень схожа с окружающей действительностью. Заниматься банальным попрошайничеством ему не позволяло наличие прямых для игры рук, а вот нормальную партию найти не помешало бы.

Отыскав среди толпы подходящего по виду потенциального напарника, он обратился к высокой обладательнице витого посоха и огромных глаз.

— Привет, не составишь компанию прогуляться за стены?

— С верхотуры Лайтворк центра рухнул, дядя? — ошарашено ответил ему высокий подростковый голос после чего девочка убежала.

— М-да-а, неловко вышло, — проговорил Руслан, задумчиво смотря ей вслед.

Походу, стоило сначала поискать информацию о современном этикете виртуального общения, так как он пятой точкой чувствовал, что сейчас ляпнул нечто аморальное.

Он еще ничего толком не знал о когнейровире. И это заставляло погружаться в игру с еще большим интересом.

Снова выбираться за стены Руслан все же не спешил. Полученное задание снижать популяцию гремлинов он с трудом отыскал на информационном табло, куда их приколачивали в виде листа бумаги. Для активации поручения нужно было просто сорвать бумажку, после чего она исчезала. И сейчас, при возвращении к стенду, там обнаружилось свежее.

«За сто убитых летучих мышей жалую кожаную кирасу и место в охранении каравана. Семельский глава торговцев».

Это уже было задание более любопытное, чем предыдущее, за которое наградой служил вшивый гладиус и больше ничего. Руслан прихватил листок, хоть и не имел понятия, что за это за семельский торговец и где его искать.

Бутылочек с лечебной настойкой у него больше не было. Он вышел из городка, задержавшись у ворот. Там слонялись несколько десятков персонажей, переговариваясь между собой.

А чуть поодаль рубились двое в периодически разрываемом блеском стали пыльном облаке. Руслан задержался, наблюдая за взмахами мечей и движениями бойцов. Уже присмотревшись, понял, что периодические вспышки света были не только металлическими бликами, но еще и пробегающими по доспехам крошечными молниями. Их назначения он не знал.

Дуэль продолжалась довольно долго, соперники не уступали друг другу. Потом один осветился аурой и применил хитро выкрученный финт, после чего упал и больше не двигался. Победитель вскинул меч в победном жесте. Руслан не поверил своим глазам.

— Сам накрылся?

— Это альтернатива, — услышал его и пояснил один из наблюдавших, — Шанс пятьдесят на пятьдесят мгновенно нанести огромный урон или погибнуть. Такая способность есть у каждого. Это врожденное, как абсолют.

— Буду знать, — пробормотал Руслан и направился к воротам, — А где доставать предметы?

— Новичок? — утвердительно спросил его собеседник, — Купить, где же еще. Ну или выполнить цепочку начальных заданий из первого поселения, но это занимает почти сутки и редко кто берется. Проще оплатить, чем терять время на это скучное занятие.

После чего к Руслану потеряли интерес. Он недовольно цокнул языком. Знать бы раньше, что не стоило сбегать с уворованным, лучше бы занялся начальными поручениями. Лишних кредитов у него не было, так что ничего не оставалось делать, кроме как продолжать штурмовать окрестности, наводя ужас на толпы монстров и надеяться, что они скоропостижно помрут хотя бы от смеха. Тем более, что времени на это у него было предостаточно. Городские часы как раз пробили восемь часов после полудня, впереди был еще весь вечер.

Руслан направился на уже знакомую опушку леса, по дороге загнав в кусты одинокого гремлина. Осталось зверски уничтожить еще половину, но его путь лежал уже в приграничный лес.

Смирившись с тем, что придется продираться сквозь непролазную чащу, он в удивлении выглянул на широкую поляну. На ней виднелся домик, обнесенный частоколом, поодаль возвышалось местное подобие Стоунхенджа. Возле строения торчали две фигуры, один из них был местным неигровым персонажем. Второй, судя по звукам, приглушенно матерился.

— Вечер в хату, — громко по-старинному схохмил Руслан, — Это что здесь?

— Ты чего не через проход? — изумился игрок, указав рукой на мегалит. — Серьезно, пешком сюда топал?

— Не в курсе, как это работает, — честно признался Руслан.

В глубине камней засветилось марево, оттуда вылезли пара персонажей и не торопясь скрылись в лесу. Оба помахивали прозрачными лезвиями на металлической гарде. Такой же, но без жала, болтался на поясе у того, с которым говорил старик.

— Один из вариантов первоначального пути, который я успешно завалил. Я ВайлдДрейк, — преставился обладатель дырки от бублика в виде пустой гарды.

— Рус, — коротко бросил Руслан, смекнув, что ему назвались ником. Пора было двигаться дальше.

— Есть! — невпопад крикнул ВайлдДрейк, и житель домишки протянул ему простенький нож, в обмен приняв пару мешочков с чем-то подозрительно булькающим.

Двойник Стоунхенджа снова осветился и оттуда повалила толпа практически одинаковых персонажей. Старик в первый раз увидел так много народу в когнейровире и остановился, уже сделав пару шагов по направлению к чащобе.

Торопливо снующие персонажи периодически исчезали. Некоторые появлялись вновь, а многие растворялись бесследно. Поток валил несколько минут, его новый знакомый тоже ждал, когда все кончится. На вопросительно разведенные руки Руслана, он пояснил:

— Азиаты. У них сейчас вечерний пик онлайна начинается. А под шумиху с ними пытаются пролезть использующие ошибки и тестирующие бот проги. Рабочий бот стоит просто космически.

Остальные — живые игроки — скрылись под лесными кронами. Дрейк и Руслан направились вслед за ними. Иди по следам прошедших ранее было совершенно безопасно — азиатские полчища зачищали местность не хуже роботов-уборщиков.

— С нашими коротышами лучше пойти вместе, если ты тоже по летуче мышиные души направляешься. Добычу поделим пополам, — предложил Руслан.

— А это отличная идея, — согласился Дрейк. — И от волков, если что отобьемся.

Старик закатил глаза, благо этого не было видно. Мало того, что он столько времени забирался вглубь приграничного леса, так здесь еще и серьезные хищники водятся. Он уже боялся себе представить, что водилась за лесом, раз он назывался приграничный.

Порой когнейровир упорно представлялся ему не многопользовательской социальной игрой широкого профиля, а скорее каким-то хоррором с обязательным элементом выживания. Спасибо разработчикам, что хоть разрядом тока не бьет за гибель персонажа. Хотя, он не знал, как обстоит дело с новомодными нейроинтерфейсами. Может там и стимулировали проигравших электричеством в филейные части.

Между тем они отыскали первую летучую мышь. Крылатая тварь оказалась здоровенной, размером примерно с собаку, и оснащенной зачем-то четырьмя метровыми крыльями. Руслан, недолго думая, ударил стилетами и применил альтернативу, заранее найдя способность в настройках.

Эффект оказался неожиданным. Несчастную мышь просто разорвало на куски, чудом сохранившееся крыло медленно упало на покрытую прелой листвой землю. Дрейк отпрыгнул и недоуменно уставился на Руслана.

— Зачем?

— Читерство какое-то...

— Альтернативу можно применить раз в сутки, — разъяснил Дрейк, безуспешно пытаясь найти в мышиных останках нужный для получения награды клык, — Поэтому способность приберегают для дуэлей. Вообще повезло, что цел остался.

За деревьями раздался вой, охотники насторожились. Руслан указал стилетом на заросший холм.

— Лучше будет подняться повыше и осмотреться.

С холма обзор действительно был намного лучше. Но то, что других игроков шатались поблизости всего парочка, настораживало. И те уже улепетывали обратно к поляне с домиком и мегалитом. Волки небольшими группами приближались к холму, окружая.

Уже меньше чем через минуту занятая ими высота стала местом побоища. Мелькавшим среди листвы серым спинам не было числа. Они отмахивались своими короткими лезвиями и пытались увернуться от зубов и когтей хищников.

— Я реально вспотел, — в передышке выдохнул Руслан, вытаскивая из последней волчьей туши стилет и понимая, что использовать его больше нельзя: кончик лезвия обломился и режущая кромка затупилась так, что даже кусок хлеба не отрезать.

— Плохо дело, — отозвался Дрейк.

В чаще рычало нечто покрупнее волка. И это приближалось.


Глава 8: Принципиальный подход


Реальность, Гонконг, 2080 год.


На холм взбирался реальный монстр в волчьей шкуре. Два метра в холке, пасть, увенчанная рядами желтых клыков, перекатывающаяся под шерстью мощная мускулатура. Выглядел местный альфа-вожак серых орд внушительно и очень натурально. Рыкнувший было на него простой волк получил в ответ нечто напоминающее громовой раскат и счел за лучшее ретироваться, как и многие другие, державшиеся поодаль и сверкавшие желтыми глазами из чащи. Дрейк продолжал нагонять тоску, вещая упавшим голосом:

— Мы пропали. Я должен был понять, откуда столько волков, и что вожак неподалеку.

— Используй альтернативу, — предложил выход Руслан, прикидывая, как бы исхитриться и воткнуть стилет животине в глаз или в ухо.

— Не выйдет. Против боссов базовые способности не работают.

И все же они сражались. Примерно две секунды. Именно столько потребовалось местной псине-переростку, чтобы перекусить ВайлдДрейка пополам и отбросить и так уже истекавшего кровью Руса мощным ударом лапы с выпущенными когтями. Летально, что стало ясно по в который раз за сегодня потемневшему экрану.

Руслан откинулся на кресле и скрестил руки на груди, скорчив очень недовольную мину. Столько прорываться в приграничный лес, чтобы бесславно доломать оружие и получить ровно ничего! Смесь обиды и негодования овладела стариком. А еще ведь не менее получаса ожидать возрождения.

Он встал и направился в кухонную нишу, разогреть воду. Бесспорно, пора было менять тактику. С тем, что у него осталось, продолжать шастать по окрестностям не было никакого смысла. Ну и пора бы уже завязывать со статусом игрового бомжа.

В мире нет ничего скучнее экономики. А игровая экономика — это скука в квадрате. Регулярность и монотонные, однообразные действия там, где нужно получать яркие эмоции не то чтобы раздражали. Бесили неимоверно. Он никогда искренне не понимал, как некоторые игроки умудрялись часами сидеть на виртуальных рынках и биржах, спекулируя и демпингуя на разницах стоимости валют и ресурсов. Единственное, чем они управляли это финансовыми потоками и крайне редко влияли на события виртуальных миров. То есть могли подложить свинью даже крупному клану, взвинтив или обрушив стоимость чего-либо. Или вообще напакостить, скупив нечто важное на рынке. Но эти каверзы больше раздражали, чем действительно что-то меняли.

Руслану никогда не хватало усидчивости и коммерческой жилки для зарабатывания еще и нереальных денег. В нескончаемых волнах экономических кризисов начала века и реальные средства к существованию добыть было непросто. Как и многие, он завидовал тем, кто умудрялся поднимать большие суммы денег онлайн. Но сам занимался настоящей работой больше руками, чем головой.

И в когнейровире для него настало время притормозить и пораскинуть мозгами. Вбитый в поисковую систему еще до лесной вылазки запрос: «Как заработать в когнейровире?» выдал настолько огромный список рекламной чуши, что старик с проклятием закрыл его, пробежав глазами заглавие третьей строки, гласившей: «знакомства с самыми сочными азиаточками Фэнта, гарантированный результат». Его не удивило, что в игру проникла социальная проституция, просто у реальных игроков подобное всегда вызывало досаду.

Общение с противоположным полом в виртуальности чаще всего приводило к нелепым ситуациям. Зачастую, когда в слаженной команде появлялась женщина, непринужденное общение менялось. Многие вели себя сдержанно, стараясь не упасть лицом в грязь, а некоторые просто начинали неистово тупить. Раскатисто и на славу, разрушая сплоченность маленьких отрядов или даже огромных альянсов. Руслан недолюбливал играющих женщин. Одобрял тех, которые не афишировали свои половые признаки, требуя особенного отношения. Цифровой мир — это истинная демократия где все равны. И анархия, где царит закон виртуальных джунглей.

Прикидывающиеся слабым полом игроки для получения преимуществ и ценностей были отдельной темой. Чаще всего разводя новичков, они проводили своеобразный искусственный цифровой отбор. Этим промышляли многие с самого появления многопользовательских игр, но открыто признаваться в гендерном обмане не стремились. Поэтому большая часть опытных игроков повзрослее относились к демонстрирующим свою половую принадлежность анонимам довольно скептически.

Как обстоят дела в когнейровире, Руслан еще толком не знал. Да и плевать он хотел на игровые взаимоотношения в свои восемьдесят с лишним лет.

Заварив чай, старик вернулся к компьютеру. На экране все еще радостно сияла надпись: «вы погибли, ожидайте» и таймер, отсчитывающий еще двадцать минут. Его мысли вернулись к вопросам обогащения. Вот бы повезло, если некто давно играющий подарил оружие и шмотки. Но это уже из области фантастики, нужен было что-то пореальнее несбыточных пустых мечтаний.

Руслан полез в описание способностей и навыков. Пришлось внимательно изучать древа развития, огромные, что твой баобаб и раскидистые, как рога звезд шоу-бизнеса. Сразу отбросив боевые и защитные навыки, он занялся просмотром мирных.

Заинтересовали алхимия, кузнечное дело, швейное мастерство, ювелирное искусство и даже непонятно зачем нужное умение танцевать. Видать, разработчики втиснули в игровой процесс все социальные аспекты для живущих только в виртуальности.

Он вернулся к детальному рассмотрению алхимии. Все уровни были затемнены и для изучения недоступны, включая первый навык знание трав. Всплывшая подсказка немного облегчила задачу, уведомив о необходимости сначала получить статус травника.

Как его обрести, инструкций не прилагалось.

Позвонивший племянник на этот раз ни от чего не отвлекал, но старик все равно заворчал по привычке, подбавив в голос замогильного тона:

— Что тебе нужно, с-с-смертный?

— Привет, бессмертный, — подхватил шутку Дамир. На этот раз голос у племянника был веселее, чем вчера. — Как день прошел?

— По мне, — расстроенно протянул Руслан.

— Я тут с делами немного разобрался, но все равно до тебя добраться пока не могу. Ты сейчас вообще чем маешься?

— Да ничем особо, бухаю с утра до вечера. А ночами по бабам шастаю.

— Ага, конечно, — коротко рассмеялся Дамир.

— В когнейровир играю.

— Да ладно? — искренне удивился племянник. — Вот тебе делать нечего... Заезжай, если сумеешь выбраться из вирта. Не просади там все пособие.

— Я сбережения храню в еде, — проскрипел старик, — Ну, раз придется все же старые кости к тебе перебросить, приеду.

— Ага. Счастливо, дядя Руслан.

— Давай, — коротко попрощался старик и снова уставился в экран.

Итак, основы алхимии и связанное с ними звание травника. В городе нужно будет заглянуть в торговую лавку и перешерстить рынок. Наверняка торговля ингредиентами и ресурсами здесь процветает, если есть навыки изготовления снаряжения, предметов, и расходуемых запасов, вроде тех же лечебных настоек. Но это потом, сначала обретение первой профессии.

Он отхлебнул чая и зевнул вслед за Хриплым. Кот, как обычно, валялся на системном блоке, потягиваясь и обнажив красную пасть с мелкими острыми зубами. Есть совершенно не хотелось, хоть что-то и подсказывало Руслану, что этот вечер ему покажется долгим.

Последние десять минут до возрождения Руса он потратил на изучение вполне конкретного вопроса как стать травником в когнейровире. Браузер коварно жонглировал ссылками, выбрасывая его куда угодно, только не на страницу с нужной информацией. Но все же удача повернулась к нему лицом и нашлось короткое описание задания.

Запомнив местоположение неигрового персонажа, превращающего варварски настроенных воителей в безобидных растаманов, Руслан задумался над одним из пунктов квеста. Там требовалось отдать кузнецу кусок металла для изготовления ножниц. Зачем подобный инструмент таскать туда-сюда и отдавать для получения профессии, было неинтересно. А вот где находится ближайший завод по прокату стали, понять было очень даже затруднительно.

Погнав воскресшего Руса вглубь городка, он быстро нашел нужного владыку ножниц, который оказался банальным садовником, стоявшим у роскошного особняка с забором в виде раскидистого кустарника.

— Хочу стать травником, — обратился к нему Руслан.

— Нет проблем, незнакомец! Собери алоэ, подорожник и шалфей. Возвращайся после, я покажу, как сделать заживляющую мазь, — повелитель лопат и граблей, жизнерадостно улыбаясь, выдал первую часть задания.

— Без проблем, грибочков по случаю не прихватить? — хохотнул старик, уходя, — Да я подохну от скуки, пока буду зелень настригать.

Выбравшись за стены, он довольно быстро нашел шалфей и подорожник. А вот алоэ нигде не было. Оббежав городок вокруг два раза, негодуя и возвращаясь к мастеру над сорняками, старик надеялся выяснить подробности для поиска. Не дойдя до него пару домиков, заприметил на окошке горшок со знакомыми толстыми острыми листьями.

Пришлось помародерствовать.

Сразу передав нарытое и наворованное, Руслан удовлетворенно хмыкнул, когда на экране возникла табличка: «приобретены способности алхимии». Дальше владыка грядки отправил его в расположенную неподалеку кузницу.

— Для ножниц нужен металл, — сразу уведомил его кузнец.

Руслан с сожалением расстался с одним из стилетов. Разумеется, с тем, который был сломан. Получив свежеизготовленный инвентарь, вернулся, уже порядком заскучав от беготни туда-сюда. Наградой стала осветившаяся на древе навыков ветка развития травника.

— Да я теперь повелитель гербариев, — сумрачно произнес Руслан и отправился на рынок. По идее, этим заняться нужно было до задания, но он оставил самое сложное на потом.

Спрос рождает предложение. Если в игровом мире есть ремесла, значит, ими пользуются. В том числе и для торговли. План Руслана был прост, как китайские палочки: продать изготовленные мелочи и на приобретенный капитал прикупить брони и оружия. Ну а дальше — как пойдет.

На изучение рынка ушел почти час. За это время Руслан выяснил довольно важные аспекты экономики когнейровира. Во-первых, покупки совершали только игроки, сдать ненужный хлам в утиль неигровым персонажам было невозможно. Во-вторых, все старания по изучению алхимии были напрасны, спрос был только на амуницию.

Самым печальным было то, что Руслан совершенно забыл про магию. Название мира не просто намекало — кричало о фэнтези сеттинге! А он про это совершенно забыл. Просмотрев задания на развитие магических способностей, старик лишь разочарованно вздохнул. Там разработчики, походу, плотно загуляли со сценаристами на несколько дней и выдали настолько замороченные квесты, что на их выполнение ему бы потребовалась еще одна жизнь. Ветки развития магических навыков превосходили по размерам боевые.

От нечего делать он еще некоторое время слонялся по городку. Глаза начали слипаться от однообразия действий. Сонный разум ничего не мог придумать для изменения положения в когнейровире. Разве что покинуть городок и отправиться в другой, побольше. Но для этого нужно было время, мгновенных телепортов Руслану не встречалось.

Глянув на время, старик отправился спать.


Глава 9: Междумирье


Киберпространство, общий открытый сервер, 2080 год.

Когда-то для него самым опасным местом был приграничный лес. Начало приключений, полное ярких впечатлений от первых встреч с враждебным окружающим миром. Авантюры одиночных вылазок в дебри, где встреча со стаей волков могла оказаться летальной. До получения мощной экипировки он был уязвим. После памятной встречи, настоящих и грозных противников для него в Фэнте, кроме людей, не осталось. Сейчас он возвращался из Техно немного озадаченным. Радужные перспективы легких побед рассыпались в атомную пыль.

Сложность оказалась впечатляющей.

«Аквилон» по сравнению с шахтами разбитой планеты Мертории был легкой прогулкой перед изматывающим силы и нервы горным подъемом. Триста с лишним запутанных уровней с чехардой фазовых переходов, тысячами ловушек и миллионами озлобленных, палящих во все что движется, теней. Не видеть того, кто или что тебя убивает — а потом, возможно, и пожирает — сильно охлаждало стремление двигаться дальше. Потому в глубины Мертории ему проникнуть не удалось.

Не меньше двадцати раз он вылетал с приграничной станции, сбрасывая у входа в шахты ракетный ускоритель и проникая в мешанину переходов, залов и узких штолен Мертории. Погибал обычно за первые пять-десять минут.

Фраза: «каждый сам за себя» обрела новый смысл.

Несколько крошечных, полученных за долгие часы сражений кристаллов с заключенной в них темной материей, легко уместились в одном из кармашков пояса. Оставшееся число меньше сотни на счетчике репутации удручало еще больше. Сильно упав духом, Рэмис возвращался из странствий по враждебным локациям для опытных жителей когнейровира.

Миновав пересадочную станцию, он перебрался на гигантскую гелиоплатформу. Парящая на высоте десяти километров огромная летающая бандура в прошлом была боевым аэроносцем. Сейчас сотни зияющих дыр открывали решетчатый каркас и в причалах не было самолетов. Просто летящий в никуда хлам.

Он был в междумирье. Отсюда можно было попасть в аванпост и отправиться к Монфокону, где обитала Финалия. Или перебраться на стартовые площадки, чтобы улететь в пояс астероидов. Но там без альянса делать нечего, а Рэмис не торопился занять место в рядах занятых междоусобной грызней кланов.

Платформа парила в тишине, движения почти не ощущалась. Редкие фигуры прибывали и направлялись к спусковым шахтам или дожидались аэростатов для отправки на площадки. Он стоял у края и никуда не уходил, провожая взглядом деловито семенящие силуэты.

Посмотрев вниз, через разрывы облаков Рэмис увидел руины. Совсем крошечные остовы зданий и неровные перевалы мусора и обломков отсюда казались игрушечными. Находящихся там было не разглядеть.

Мимо медленно ехала тележка с инфориумом. На поворотах, когда она объезжала пробоины, раздавался скрежет механизмов. Двое из Патриотов ее остановили и начали просматривать сводки, переговариваясь между собой.

— Цитадель снова меняли вчера, добавили башню звездочета.

— Давно пора, я уже руины и Марс как свою квартиру знаю. С закрытыми глазами пройду.

— Смотри, макаронники снова коалицию ищут. Плохи дела у Либерти, — Патриот ехидно рассмеялся. — Мировой доминации не вышло.

— Все к лучшему, — рассудительно ответил второй, — Может и до Мертории доберемся, пока Рэд Стар поутихли.

Патриоты отпустили инфориум, и тележка покатилась дальше. Рэмис не спеша догнал ее и послушная автоматика замерла, слегка раскачиваясь на колесах с протертыми покрышками. Возникшая на покрытом трещинами экране рожица огромными глазами уставилась на пользователя.

— Доступ к личным характеристикам.

Экран зарябил и вывел строчки: «Рэмис, низший, одиночка, репутация 86, дуэлей 99». Он вздохнул. Надо было двигаться дальше.

Но вот куда?

— Ты там долго? — раздался сзади тонкий голос.

Рэмис обернулся. Позади стояла двухметровая женщина, бронированная от макушки до пяток. Ростовой щит она упирала в пол, а длинное копье сжимала перчатка размером с его голову. Воительница нетерпеливо вертела головой, что явно указывало на использование когнитивного обруча.

— Тут полно инфориумов, — огрызнулся Рэмис.

— Ну и сиди тут, — пискнула она и ушла, сердито громыхая по плитам платформы бронированными сапогами. Рэмис показал ей вслед средний палец и взмахом руки отпустил тележку.

Неторопливо прогуливаясь по междумирью, он убивал время. Сторонясь всех, шатался по перилам ограждения и прыгал через проломы. К вечеру на платформу высыпалось несколько тысяч спешащих к аэростатам разнообразных персонажей. Взобравшись на верхушку наглухо закрытой рубки управления, Рэмис наблюдал за кишащим муравейником.

Присоединиться к ним и оправиться на астероиды? Промышляющие там альянсы выставят одиночку в два счета. У этих был шанс навалиться на слаженные команды числом, но даже это редко приносило победу. Штурмовать дальше Техно у него не было никакого желания.

Впрочем, как и дальше торчать в междумирье. Рэмис подошел к порталу для привилегированных и вскоре спустился вниз на знакомые просторы Фэнта. Оружие и доспехи вернулись в привычные формы. Он открыл карту и прикинул пути дальнейших путешествий. Еще было столько мест, где он не был: весь материк, побережье и архипелаги. Дальние острова сразу были отброшены: на них властвовали альянсы, ведя войны за контроль над территориями влияния.

Но это все ожидало его после завершения поединков. Поэтому Рэмис отправился в город мастеров. Представлявший из себя огромную восьмиугольную звезду, построенный на руинах ушедших под землю старых мегаполисов, превратившихся в непролазные катакомбы, населенные всякой нечистью. Посреди города возвышалась гора с обителями магических школ, некоторые из которых парили над землей и путь к ним лежал по узким лестницам в тысячи ступеней. Окраины возле высоких стен делились на восемь округов, в каждом из которых обитатели Фэнта могли найти необходимое обучение или улучшение экипировки.

Рэмис направился в округ обучения защите. Его поединок с РигоромМортисом оказался тяжелым, и победа досталась нелегко. Обладая хорошими ловкостью и навыками нападения, он мог пропустить смертельную атаку или не выдержать серию ударов более умелого противника.

Изучать оборону он начал с азов, взяв в руки простенький щит. На тренировочных полях было многолюдно. Разбившись попарно, жители Фэнта колотили друг друга под открытым небом, поднимая облачка пыли при движениях. Здесь нельзя было погибнуть и потерять репутацию, оружие покрывалось голубым свечением безопасности и не наносило вреда.

Он неторопливо прогуливался мимо тренирующихся и вскоре остановился, заинтересовавшись одной парой. Две девушки кружили по песку под палящим Солнцем. Одна, с небольшим копьем, почти не атаковала, блокируя и парируя удары второй, знакомой Рэмису. Та самая, что на платформе хотела воспользоваться инфориумом.

Она шагнула назад, чуть отвела копье и резко ударила вперед. Соперница отскочила. Пригнувшись, воительница двинула рукой с оружием и острие взметнуло фонтанчики пыли, описывая полукруг. Она сделала шаг вперед, заняв боевую стойку, и вновь выставив перед собой копье.

— Уже лучше, — кивнула женщина, смотря сверху вниз на девушку. — Тебе нужно теперь потренироваться с тем, кто силен в нападении.

Рэмис снял маскировку и подошел ближе.

— Это мне подойдет. И если выстою, нападете вдвоем?

— Без меня, — снова ответила тонким голосом воительница, и взяла в руки стоявший неподалеку ростовой щит. — Я почти не обладаю атакующими навыками.

— И одной хватит, — пожал плечами Рэмис.

Они встали друг напротив друга. Одинакового небольшого роста и телосложения, с разницей только в оружии. Раньше Рэмис редко дрался против копейщиков, а на поединках в основном использовали мечи. Щит был непривычен, обычно рука оставалась свободной. Насколько изменения повлияют на ловкость он и собирался узнать.

Резко взмахнув клинком, он бросился вперед и рубанул крест-накрест, чуть не достав противницу, которая еле отмахнулась от первого выпада и чудом увернулась от второго. Рэмис не останавливался, замахнулся ложным выпадом сверху и, прокрутив сверкнувший отливами стального и синего мечом, острие уперлось в тонкую талию девушки в районе живота. Потеряв от толчка равновесие, она упала на песок спиной. И тут же перекатилась через голову, снова встав на ноги.

Такое движение могли сделать только обладатели нейроинтерфейса. Рэмис усмехнулся.

— Нападай.

— Не беси, сейчас сам рухнешь, — ее голос звучал как насмешка. Рэмис приготовился, оставаясь в непринужденной позе с высоко поднятой головой.

Она рванулась вперед, он выставил щит. Отвел первый выпад, направленный в грудь и пригнулся от свистнувшего сверху копья. Пропустив почти сразу же прилетевший справа удар, вернул щит в исходное положение. И получил удар по ногам, отчего пошатнулся и оперся на клинок, чтобы не упасть. Упершееся в бок острие копье довершило победу девушки.

— Неплохо, — кивнула наблюдавшая за схваткой двухметровая, — Но нам уже пора?

Маленькая молча согласилась и копейщицы покинули когнейровир, оставив Рэмиса одного. Он сердито дернул плечами и ушел с тренировочных полей, вернувшись к мастерам обороны. Приближался вечер и с ним участие в финальных поединках. Следовало подготовиться. Вот только щит для него оказался несколько бесполезен.

Парирование и фехтование, развитие ловкости, повышающей способность увернуться от ударов. Используя привычную тактику с мечом и кинжалом, он учился блокировать и ускользать от нападения. Древо навыков защиты постепенно разрасталось. Он больше не искал новых соперников для тренировки, воспользовавшись полосой препятствий с разнообразными механизмами. Падать или получать тычки от неодушевленной автоматики было не так унизительно, как от снисходительного или же торжествующего игрока.

Немного раздосадованный поражением от девушки, он все же сделал вывод, что в том его вины не было. У него был самый лучший в когнейровире клинок, самая защищенная броня и самый смертоносный кинжал. Недостаток опыта легко компенсировался этим снаряжением, которое ему досталось от Искадавра.

Этого было достаточно, чтобы Рэмис победил всех.


Глава 10: По дороге сна


Реальность, Гонконг, 2080 год.

Как и предполагалось, пилить до ближайшего крупного города пришлось немало.

Руслан наслаждался реалистичным видом вокруг, не забывая вертеть обзором. На всякий случай, мало ли какая агрессивная живность водится у дороги, несмотря на то что он с нее не сворачивал. Да и просто ради интереса. За придорожным лесом виднелись горы. А над ними маячили очертания чего-то исполинского, причем летящего на серьезной высоте.

Тракт не обрывался, но периодически вилял, подчиняясь перепадам местного ландшафта. Он все же умудрился немного наторговать в городке, продав несколько свертков с целебной мазью торопившейся куда-то девушке. Приобрел простенький пояс, в который перед путешествием бросил пару медных монет и оставшиеся медикаменты.

— Хорошо, что рюкзак со жратвой с собой брать не нужно, — проговорил старик и вывел Руса из городка, который вскоре скрылся за горизонтом.

Ненавязчивая музыка в жанре фолк из суетливо-городской медленно сменилась расслабляющей с обязательными звуками природы в виде шелеста листвы придорожных деревьев и щебета птиц. Он обогнал телегу с сонной клячей, перебирающей копытами по грязи. Возница был персонажем неигровым, а внутри повозки валялся игрок, почему-то не двигающийся. Руслан пожал плечами от увиденного и направился дальше.

Вдоволь наглядевшись на местные красоты, он шагнул с дороги, притормозив у валуна, покрытого мхом с одной стороны и отвлекся на карту. Выкопанная с трудом среди прочей информации о когнейровире, она гарантировала стопроцентное соответствие, что он и собирался проверить на практике. Судя по уже пройденному пути, ему на остаток потребуется где-то минут сорок времени. Миновать одинокое здание, потом развилку и, наконец, речку. Вроде как с мостом, ведь при его отсутствии придется экспериментировать с плаванием и будет довольно смешно банально утонуть в десяти минутах от цели.

Вернувшись на дорогу, старик продолжил марш-бросок дальше, не остановившись возле строения, напоминавшего придорожную таверну. Свернув на развилке направо, заметил, что музыка поменялась. Видимо, перешел в другую локацию. Да и местность неуловимо изменилась, низкие лиственные деревья сменились высокими хвойными. Стало заметно темнее, солнечный свет терялся среди могучих стволов.

Завывший и выскочивший прямо на него из чащи классический зомби был встречен стилетом в подбородок, что умертвие не успокоило. Повиснув на клинке, как шашлык, мертвец сучил ногами и поводил плечами, так как руки за спиной были связаны. Руслан резво вытащил оружие из не упокоенного и проворно отскочил. Пока он еще был невредим, но от навязчивого гостя нужно было избавиться.

Зомби упорно двигался вперед, несмотря на посыпавшиеся сверху удары с нанесением тяжких телесных повреждений. Рус отскакивал, когда дохлый упрямец приближался вплотную.

— Да когда ты уже сдохнешь? — выкрикнул Руслан, — Прицепился, как банный лист к заднице.

В конце концов голова зомби покатилась в придорожную пыль и настало время обыскать труп, снова ставший трупом. В обрывках одежды обнаружилась подкова, сложенный вчетверо кусок грубой кожи и самое ценное — серебряная монета. Спрятав законную добычу в пояс, Руслан направился дальше. Ради трофеев стоило попотеть эти несколько минут.

Подкова явно намекала на возможность использования ездовых животных и наверняка в древе навыков где-то притаилась верховая езда. Лоскут кожи скорее всего предназначался для изготовления предметов экипировки. Ну а с деньгами было яснее некуда. Руслан как раз обдумывал идею обзавестись луком или арбалетом.

Серебряная речная гладь уже показалась вдали, когда он увидел впереди две повозки с тентами. Они ехали довольно медленно, так что даже пеший путник их постепенно догонял. Окруженный двумя силуэтами по краям, караван двигался по дороге, а значит мост на реке точно существовал.

Нагнал он повозки практически у самой речки. И тут его озадачил сюрприз в виде воткнувшейся в землю у ног стрелы. Фигуры у белых тентов, обхваченных веревками, уже накладывали на тетивы новые стрелы.

— Вы чего, сдурели? — удивленно произнес Руслан. Ответом ему был свист стрел, уже более прицельный. Его чудом не задели.

— Защитить караван! — донесся возглас.

Пора было героически отступать.

Сопровождаемый сердито жужжащими в воздухе стрелами, он скатился по пригорку возле дороги и тут же пожалел об этом, вспомнив, что с возвышения стрелкам будет удобнее его достать.

— Робин Гуды вшивые! — прошипел Руслан, — Я теперь как на ладони.

Он оказался прав. Выскочившие на возвышенность лучники устроили ему веселый стальной дождь, загнав на берег. А через оказавшийся в низине бурелом спасаться было совсем плохой идеей.

Выхода не было, Рус сиганул в речку. С краю экрана появилась полоска дыхания, а общая видимость снизилась. Подводное плавание тоже оказалось весьма реалистичным, но ему было не до этого. Вынырнув посередине, он в два гребка перемахнул остаток водного пространства и вылез на песчаный берег. Стрелки вернулись к повозкам и продолжили путь, шагая уже по мосту, оказавшемуся теперь на порядочном удалении из-за внезапной стычки.

Полоска дыхания исчезла, вместо нее появилась синяя капелька. Подсказка гласила: «Вы намокли, параметры снижены». Подавив желание нецензурно выругаться, Руслан продолжил путь уже вдоль берега, подальше от агрессивных охранников каравана.

Оставшись в одиночестве, он сверился с картой. Местоположение было между двумя дорогами к интересующему его городу, судя по возвышавшемуся неподалеку непонятному шпилю. Решив добраться до второй дороги, он продолжил путь.

Пришлось огибать овраг, так как он решил схитрить и срезать маршрут по диагонали к намеченной цели. Пробираясь по холмам, продираясь через заросли и прыгая по щедро наваленным вокруг камням, он не заметил, как подобрался близко к темной громаде шпиля. Его основание пряталось в яме с отвесными стенами. В стелившемся внизу тумане двигалось и шипело что-то огромное и явно опасное.

— Ну нафиг, — проговорил Руслан, увидев, как из мглы высунулось гладкое нечто. Тело не то змеи, пережравшей местных обитателей, не то червя, мутировавшего от ядерных отходов, с шуршанием скрылось в тумане, — Не, Шаи Хулуд, сегодня без меня в качестве ужина.

От шпиля до дороги потребовалось пройти совсем немного. Старик надеялся, что местная фауна или еще какие-нибудь авантюристы ему не встретятся, настолько пересеченную и заросшую деревьями и кустарником местность он форсировал. Вообще удивлялся, как Рус банально не застрял где-то в этой чаще. Вылезая из придорожной канавы на тракт, первое что он увидел, был направленный на него меч.

— Да ладно! Я сегодня вообще дойду до города? — уже приготовившись загнуться от переизбытка металла в организме, раздраженно воскликнул старик.

— Вообще-то приличные люди ходят по дороге, — резонно заметил игрок в темно-синих доспехах и, отвернувшись, бодро зашагал прочь.

Руслан пожал плечами и поплелся вслед за ним по ровному тракту.

Город оказался намного больше того, в котором несколько дней прозябал старик с начала игры. Стоявший в широкой низине и обнесенный помимо стен еще и глубоким рвом. Дороги завершались перекинутыми над застоявшейся водой подвесными мостами. Уже знакомый ему караван заезжал в соседнюю арку, стрелки шагали все так же рядом. Но уже было не до них, хотя так и подмывало показать им неприличный жест.

Внутри он сразу заплутал среди очень плотной застройки. В основном повсюду были двухэтажные здания, но порой встречались и высокие башни, теряющиеся своими вершинами в темнеющих небесах. Блуждая по городу, Руслан выбрался на здоровенную площадь, часть из которой была отведена под широкое возвышение, напоминающее сцену и занимающую почти все пространство. Аналогия со сценой была не случайна, там шло выступление.

На площади танцевала девушка, которую кроме как великолепной, назвать больше никак было нельзя. Длинные-предлинные ноги с тонкими щиколотками двигались очень быстро, мелькая под совсем короткой юбочкой. Стройный стан изгибался и попеременно являл взору обнаженную спину и задорно торчавшую небольшую грудь, прикрытую блестящей тканью. Все остальное тоже было безупречно, включая мордашку.

Поглазев на красоту, Руслан обратил внимание на плавность движений. Ни одна программа не могла исполнять настолько сложные пируэты. Натуральность действия настолько завораживала, как будто человек танцевал в реальности. Он дождался конца ее выступления и занялся осмотром площади и ее обитателей, когда на сцену вышла другая девушка в длинном кимоно.

Под переливы азиатской музыки старик прошел всю площадь вдоль и поперек, заинтересовавшись монолитом — точной копией того, что был установлен в предыдущем городке. Уже знакомые руны, сложившееся в сообщение: «недоступен» не удивили. Зато чуть дальше обнаружился стенд, на котором помимо листов с заданиями висели объявления с поиском участников для выполнения квестов. И даже приглашения в альянсы.

Это было то, что надо.

Только он сосредоточился на изучении предложений, как экран мелко затрясся.

— Ну что еще? — проворчал Руслан и понял, что стул под ним тоже ходит ходуном. Звон упавшей и разбившейся кружки из кухонной ниши вернул его в реальность.

Вся квартира превратилась в карусель, к основному освещению добавилось аварийное по углам. Добавились новые звуки — голоса из коридора и непрекращающийся гул повсюду. Старик приоткрыл дверь и выглянул. Там тоже зажглось красное свечение и на полу и стенах высветились ярко-зеленые указатели. Для эвакуации, не иначе.

— Что происходит? — спросил Руслан, вцепившись в дверной косяк, который мелко дрожал в руках.

— Землетрясение, не меньше пяти баллов, — бросил ему мимо проходивший высокий блондин, — Лучше покинуть здание.

— А смысл? — риторически произнес Руслан и вернулся в комнату, оставив дверь открытой. На всякий случай. Пока он доковыляет и выйдет на улицу, его либо завалит на лестнице, либо трясучка уже закончится. А снаружи еще и прилетит чем-нибудь по голове с верхотуры. Стены его жилища были довольно крепкими, оставалось надеяться, что землетрясение его не доконает. В любом случае, здесь было безопаснее.

— Живой, сосед? — женщина-азиатка заглянула в комнату, — Оповещения не было, мародеры громкоговорители распотрошили на всех этажах. Но вроде больше волн не будет. Пять с половиной баллов, как в позапрошлом году.

— Нормально все, — ответил Руслан, закрыв спиной системный блок с динамиком, — Ну и бардак у вас тут, в Европе было поспокойнее.

— Ни один город-государство не похож на наш Кибергород.

Она скрылась в недрах коридора и повсюду наступила тишина.


Глава 11: Напролом


Реальность, Гонконг, 2080 год.

Женщина оказалась права, больше толчков землетрясения не было. Собрав все, что рассыпалось и упало, старик полчаса уговаривал Хриплого вылезти из-под койки, но кот лишь глухо ворчал из своего укрытия. Бросив это гиблое дело, Руслан улегся с терминалом на кровать и открыл новостную ленту.

«Сегодня менее часа назад произошло землетрясение в пять с половиной баллов по шкале Рихтера на юге азиатского региона. Обсерватория Гонконга также зафиксировала подземный толчок в северной части региона. Информации о жертвах и разрушениях пока не поступало».

В мире постоянно что-то случается. И если где-то на другой стороне планеты разразился катаклизм, то издалека он кажется не таким уж страшным. Многотысячные списки погибших всего лишь сухие цифры, безэмоциональная и суровая статистика.

Как в игре.

Руслан первый раз встретился с непреодолимой силой в сороковых годах. Его угораздило оказаться на средиземноморском побережье, когда началось глобальное затопление. Ему всегда казалось, что уровень моря поднимается медленно и постепенно. Все оказалось иначе. Власти традиционно оказались не готовы к стихийному бедствию, несмотря на постоянные предупреждения специалистов. Прибрежные города скрылись под водой. Население успело эвакуироваться, побросав имущество и оставив недвижимость. Погибших людей было очень много и еще больше животных: их оставляли на произвол судьбы или просто забывали.

Он был тогда в числе гостей курортной зоны и налегке. Отправившись вместе со всеми вглубь материка, видел все своими глазами. Нет лучшего способа усомниться в разумности человека, кроме как увидеть гибель по глупости. Подобных наблюдений в те времена было предостаточно.

Последовавшая через десятилетие война его миновала. Работая в северных районах на несложной специальности электротехника, он узнал о ней только когда вернулся в пятьдесят первом в цивилизацию. В государстве творился непрекращающийся бардак, и Руслан решился уехать в Европу. В том, что беспорядок царит по всему земному шару, он убедился буквально в первые же месяцы. Но жизнь продолжалась, и он обустроился на новом месте и переехал в Париж уже выйдя на пенсию. В мире настал полный киберпанк, имплантация и кибернетика достигли невиданных высот, биокиберы заняли место полиции и частично вооруженных сил, пока к концу семидесятых мировые державы и ООН не просрали все полимеры. Но ему было уже плевать: стариков не волнует, что творится вокруг, пока это не коснется их.

Доживать свой век в Кибергороде, изредка вылезая из виртуального мира в настоящий — почему бы и нет? Семьи у него толком не осталось, только вечно занятый племянник. Землетрясение вернуло его в реальность на несколько часов, но уже стало всего лишь досадной случайностью, каких произошло немало в двадцать первом веке. Будущее его уже давно не интересовало.

Где-то далеко люди творили историю, покоряли космос, совершали грандиозные открытия и не менее колоссальные ошибки. Руслан просто играл.

Поиск команды чуточку затянулся из-за выбора подходящего предложения. Наконец он выбрал оптимальное и сразу направился к выходу из города. Сияющая огнями и красками площадь с танцовщицами затихла позади.

Его уже дожидались за воротами. Переминавшийся с ноги на ногу тощий парень в красно-черной мантии с явно магической книгой в руках. Рядом с ним на земле сидел, подвернув под себя ноги, воин в кожаных доспехах с коротким мечом в ножнах. При наведении на него обзора появлялась эмблема альянса в виде стремно нарисованного дракона.

— А вот и третий! — обрадованно воскликнул паренек в мантии и представился, — Я Килгор65, это ПерфектКинг. Он отошел, пока собираемся.

— Рус, — ответил Руслан, — Куда идем? Не знаю, что здесь зовется подгорными пустошами.

— Ясно, новичок, — поник голосом Килгор.

— Не страшно. Сами ведь не так давно были начинающими, — возразил Руслан, — Давай рассказывай, раз не торопимся.

— А ведь верно, — согласился маг, — Около башни тварей есть портал, куда придется пробиться через стражу, иначе до пустошей добираться не меньше двух часов. Мы с Кингом туда идем не в первый раз, просто иногда вдвоем не получается отбиться. Особенно от шаек убийц. Ты с чем?

— Я художник не местный, — видимо, вопрос касался оружия, Руслан скромно вытащил стилет.

— Пойдет, — одобрил Килгор. — Пока Кинг отвлекает на себя противников, атакуешь сзади.

— Ладно, побуду спиногрызом, — согласился Руслан. — А мы еще кого-то ждем или только возвращения твоего товарища?

Маг не ответил, потому что отвлекся на подошедшего к ним нового участника. Точнее, участницу, потому что выглядел персонаж вполне женским. В руках у нее покачивался посох с кристаллическим навершием, от которого исходило слабенькое зеленое свечение.

— Все, последний участник прибыл, — торжественно объявил Килгор.

Рыцарь из альянса с драконом поднялся, и маг приумолк.

— Я — ПерфектКинг из альянса Хэл, а этот кандидат — Килгор65. Вы идете с нами, получая возможность показать себя в деле и, возможно, альянс примет вас в свои ряды. — неторопливо изложил он всем собравшимся невероятные перспективы, на которые Руслан и новоприбывшая отреагировали скептическим молчанием.

Затянувшуюся паузу лидер воспринял как знак согласия и пошел по дороге от города. Маг семенил за ним шаг в шаг. Старик и новенькая последовали за ними.

— Так значит, ты тоже боевой маг? А зовут как? — спросил Руслан.

— Мейксиу. И я не маг, а хил.

— Тем лучше. Сказочная команда: файтер, клирик, маг и вор, — усмехнулся Руслан.

Вскоре Кинг свернул с дороги. Килгор замешкался — или специально их дождался — и дальше пробирались через немного знакомую старику местность втроем. Очертания шпиля, а точнее башни тварей, вынырнули из дымки, и они нагнали предводителя.

— Дальше идем плотно.

— Не проще ли магу и хилу быть позади нас? — усомнился Руслан.

— Здесь я командую, — последовал от Кинга безапелляционный ответ.

— Как скажешь.

Портал оказался у самого обрыва к подножию шпиля. Только с другой стороны и полянка была совсем узкая, они еле как умещались на ней неровным строем. Слева внизу под слоем тумана все так же хищно шуршал исполинский уж, справа высилась стена из неровно выложенных замшелых глыб. А впереди, перед порталом в виде светящегося водоворота прямо в земле, уже оживали три статуи.

Шеренга приготовилась. Кинг выставил вперед щит, Килгор раскрыл книгу, Мейксиу подняла посох повыше. Стражи окончательно проснулись и бодро двинулись вперед, помахивая устрашающего вида булавами.

Руслан прижался к стене и, когда истуканы приблизились на расстояние, пустил стилет в дело. Слева полыхнуло — Килгор наконец-то дочитал заклинание и яркий клубок пламени на мгновение завис над книгой, после чего врезался в центрального стража.

Недовольный возглас Мейксиу чуть не стоил ему отправки в город: булава со свистом пролетела в считанных сантиметрах от головы Руса. Отступив почти вплотную к девушке, старик зашипел — страж одним ударом почти убил его, экран озарился красным предсмертным состоянием.

— Живи! — раздался спасительный голос и бело-синие блики убрали красноту. Он бросился вперед, кромсая размахивающего булавой врага. В очередной раз увернувшись от явно летального удара, он всадил стилет в бок стражу и тот замер, рассыпаясь на мелкую крошку, которая покатилась к порталу, собираясь в кучку.

Обозрев поле боя, Руслан увидел, что Килгор прыжками носится по поляне от последнего истукана, Мейксиу, стоявшая рядом с ним, еле слышно ворчала, а Кинг все так же стоял, выставив щит, на котором виднелась всего пара вмятин.

— Мне показалось, или наш паладин слегка затупил?

— Слегка? Я на него все потратила! — обрела Мейксиу дар речи. — Сейчас маг упадет, и мы все умрем.

— Не в мою смену, — возразил Руслан и снова бросился в бой. На этот раз зайдя стражу со спины, он располосовал стилетом свою цель и отскочил, когда противник развернулся на него, занося булаву. В ту же секунду огонь поглотил стража, испепелив в труху.

Кинг опустил щит и не спеша направился к порталу. Руслан остался возле заклинателей и посмотрел на обоих.

— И как мы будем справляться в пустошах, если наш рыцарь будет торчать на месте, как будто его врасплох застигла диарея?

— Не будет, — коротко буркнула Мейксиу и пошла вперед. Килгор и Руслан поплелись за ней.

Вокруг портала валялись три кучи, раньше бывшие стражами. Девушка заступила путь рыцарю и толкнула его перехваченным двумя руками посохом.

— Это еще что за выходка? — Кинг выставил от второго толчка перед собой щит.

Похоже, Мейксиу только этого и дожидалась. Посох в ее руках раскрутился и воздушный поток ударил прямо в щит, протащив рыцаря несколько шагов, чего стало вполне достаточно, чтобы он оказался над ямой башни тварей. С криком ухнув вниз, Кинг был встречен радостным верещанием проголодавшегося червяка. Из колышущегося тумана раздалось чавканье.

— Бон аппетит, — козырнул Руслан стилетом и повернулся к Мейксиу. — Ты все правильно сделала, идем.

— Но как же так? — растерянно произнес Килгор, уставившись в туман, где доедали Кинга.

— Выбирай себе нормальных спутников, — назидательно ответил Руслан и добавил, — Больше ты не кандидат на вступление в альянс Хэл. А теперь мухой в портал!

Втроем они сиганули в водоворот.

Руслан сразу понял, что они попали в разгар сражения. Повсюду мелькали ярко-зеленые сполохи и свистели стрелы, когда они вывалились из портала с высоты двух метров и приземлились на заваленную трупами землю с редкими пучками жухлой травы.

— Что за... — недоговорила Мейксиу и коротко пискнула, когда в Килгора ударила одна из магических молний. Ей срочно пришлось заняться лечением незадачливого мага, пока Руслан пытался понять, с чем они столкнулись.

Два очень похожих на жирафов монстров изрыгали из своих овальных безглазых голов зеленые молнии, а еще два трехногих существа с разбегу наскакивали на рыцаря, за которым вертелась лучница, стрелявшая в жирафов. Треножники, у которых кроме ног с острыми шипами больше ничего и не было, обходили рыцаря, чтобы напасть на новые цели.

Лучница резко развернулась и направила на новоприбывших оружие.

— Эй, братва, мы не хотим стрелять! — воскликнул Руслан. — Но эти кошмары клиентов психоклиники лучше пустить в расход.

— Давайте, — ответил ему рыцарь, продолжая пятиться от наступающих монстров.

Подлеченный Килгор снова начал бубнить над книгой, Мэйксиу занялась рыцарем. Руслан встретил одного из треножников точным ударом стилета и тот неравномерно разложился на одноножник и двуножник, задергавшиеся на земле. Точный выстрел лучницы уничтожил последнего. Жирафы продолжали наседать на рыцаря, но с лечением он теперь мог не только уворачиваться, но еще и держать оборону от ударов молний.

Маг и лучница получили необходимое время для заклинаний и стрел. Земля пустоши содрогнулась дважды, когда монстры рухнули. Наступила тишина. Повернувшийся рыцарь показался Руслану знакомым.

— Мне кажется мы вместе были в приграничном лесу, — недоверчиво спросил он, опуская щит.

— Верно, Дрейк. И я смотрю у вас не хватает силенок, так что предлагаю объединиться. Спутница не против? — последний вопрос Руслан задал лучнице.

— Валида не говорит, — ответил за нее Дрейк. — Пишет мне лично. И она не против.

— Отлично. Впереди вся ночь, не будем терять время, — подытожил Руслан и команда направилась вглубь пустошей.


Глава 12: Заноза в заднице


Киберпространство, общий открытый сервер, 2080 год.

Рэмис торопился к монолиту. До подтверждения всех кандидатов финала поединков Фэнта оставалось меньше минуты. Участвовать в последних схватках смогут только те, кто ровно в девять вечера активируют монолит. И кто только эту чепуху придумал, непонятно.

— А вот и еще один участник. Посмотрите, это же Рэмис, победивший РигораМортиса, один из немногих новичков финала. И не спрашивайте, как он подошел к финишной прямой: мы сами не знаем.

У монолита в городе мастеров царило столпотворение, состоящее в основном из наблюдавших за поединками зевак. Тут же находились комментаторы онлайн трансляций, развлекавшие своих зрителей шуточками в ожидании начала схваток. Сегодня в когнейровире было полно народу, в Фэнт вернулись даже те, кто постоянно обитал в Техно. Никто не хотел пропустить настолько крупное событие.

Время пришло.

Монумент выбросил перед ним руны, сложившиеся в сообщение: «Готовы к поединкам? Участники финала не смогут принимать участие в следующем турнирном соревновании, победу одержит только один из всех». Так вот оно что: подтверждение нужно для тех, кто точно решился идти до конца.

— Девять часов! Сейчас первые бойцы займут места на аренах. Мы будем пристально следить за каждым сражением, оставайтесь с нами! — надрывался один из известнейших обозревателей перед своей полуторамиллионной аудиторией.

Рэмис сразу же коснулся руны согласия и монолит загудел, буквы растворились в воздухе. Монумент и камни под ним пришли в движение. Массивные круги из то ли гладкого камня, то ли металла, взмыли вверх и поплыли к своим целям. Зависнув над тремя людьми, в том числе и над ним, круги разделились на несколько штук и стали падать, заключая в себя участников. Зависая неподвижно в воздухе через каждые полметра, каменные тюрьмы освещались иссиня-белым свечением. Ровно до тех пор, пока свет не заполнил все внутри, после чего мгновенно угас.

Камни телепортации монолита перенесли Ремиса к месту проведения финальных поединков. Он притих, ничем не выдавая волнения.

Арена выглядела впечатляюще. Пол из неплотно пригнанных трехметровых плит неведомо как парил над бездной. На местах, где темные плиты стыковались друг с другом, вырывались язычки пламени. Вместо стен ристалище окружали готические многоэтажные здания, теряющиеся в темных небесах с огромной кроваво-красной луной и миллиардами алых звезд.

— СМЕРТНИКИ! — раздался отовсюду демонический голос. — ВЫ ПРИШЛИ СЮДА ЗА СЛАВОЙ, НО ПОЧТИ ВСЕ ПОГИБНЕТЕ! НИКТО НЕ ПРИДЕТ СЮДА В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ СМЫТЬ СВОЙ ПОЗОР ПОРАЖЕНИЯ! В ЖИВЫХ ОСТАНЕТСЯ ТОЛЬКО ОДИН! ДА НАЧНЕТСЯ БИТВА!

Громовые раскаты слов повторились эхом и утихли. Луна и звезды вспыхнули сильнее, полностью осветив арену и не оставив ни одного укромного уголка. Первый соперник Рэмиса приближался с противоположной стороны. Он решительно двинулся к нему навстречу.

Подготовившись, он выиграл два боя из трех и попал сегодня в финал. Тренировочный процесс занял уйму времени, зато он развил свои оборонные навыки, которые и принесли ему победу. Не забыл Рэмис и о нападении: новые сложные финты, серии ложных взмахов со смертельными выпадами и способности мгновенно переместиться к врагу уже применялись им на практике в полуфинале.

В когнейровире побеждает не тот, кто долго играет или развивает все бесконечные древа навыков. Решает время и место применения тех или иных навыков и способностей. Даже опытный игрок может ошибиться и, выбрав защиту вместо нападения, проиграть. Или наоборот. Какая разница, какой меч наносит критическую рану: главное, когда именно.

Сейчас он даже не знал, сколько битв ему предстоит пережить. В финал могли выйти тысячи игроков или всего несколько сотен. А самое интересное заключалось в том, что в каждой схватке правила боя менялись и нельзя было предугадать заранее, какой именно сюрприз преподнесет следующий раунд.

Зато не слышно было назойливых комментаторов. Порой это отвлекало.

— ПРАВИЛО БОЯ: ОДНО КАСАНИЕ! — объявил голос свыше, когда противники сблизились. Их мечи озарились алым светом и стали похожи на линии чистой энергии. — СРАЖАЙТЕСЬ!

Против Рэмиса стоял МирДанных из Рэд Стар. Отбросив щит, он рванулся вперед. Рэмис замер в оборонной позиции, приготовившись. Опытный дуэлянт притормозил перед ним и ударил сверху, сразу уведя пылающую полосу клиника влево и нанося настоящий удар снизу.

Рэмис отклонил его кинжалом и дотянулся до противника, коснувшись острием меча грудной пластины доспехов. МирДанных тут же весь озарился пламенем и вспыхнул, разлетевшись на тысячи мелких огоньков.

— ТВОЯ ПЕРВАЯ ПОБЕДА, РЭМИС!

— Не первая, — возразил он голосу, посмотрев на догорающие останки МираДанных. — Иначе как я здесь оказался?

— ТЫ ДЕРЗОК! ПРОДОЛЖИШЬ СЛЕДУЮЩИЙ БОЙ ТОЛЬКО С ТЕМ, ЧТО ИМЕЕШЬ С РУКАХ! — раздался разгневанный ответ и доспехи исчезли с Рэмиса. Он стоял на арене в тонкой рубашке, штанах и носках. Впредь стоило держать язык за зубами.

Фигура его нового соперника уже появилась вдали. Но даже с такого расстояния было видно, что придется драться против бронированного с ног до головы противника с алебардой. Ничего поделать было нельзя и Рэмис побежал вперед. Сейчас для триумфа от него требовалось выложиться всей ловкостью и скоростью.

— ПРАВИЛО БОЯ: РАСКАЧАЕМ ЭТОТ МИР! — возвестил голос и плиты пришли в движение, поднимаясь с одного края и опускаясь с другого. Раньше в расстояние между ними нельзя было провалиться, а теперь неосторожное движение легко могло завершиться полетом в бездну.

Удерживая равновесие на хаотически дрыгающихся плитах, Рэмис прыжками приближался к размахивающему алебардой воину.

— Это что за обезьяна? — захохотал БрэйвСпирит из альянса Патриотов, увидев, как к нему вприпрыжку приближается голое нечто с мечом и кинжалом в руках.

Алебарда обрушилась на то место, где мгновение назад был Рэмис. Он не стал рисковать и, приблизившись, сразу же применил очень быстрое смещение. От страшного удара плита треснула и начала разваливаться надвое, его ноги уже оказались на разных половинках. Язычки пламени весело выскакивали из трещины, и он упал на спину, все еще летя вперед по инерции. Над ним возвышалась массивная фигура противника, согнувшись вслед за оружием и уже поднимая его.

Рэмис пролетел у него между широко расставленных ног и вскочил, подпрыгнув над трещиной. Лезвие кинжала погрузилось в незащищенное место где кончалась броня доспеха и начинался шлем. Одного удара хватило, он бросился прочь от заваливающегося поверженного БрейвСпирита. Алебарда полетела в бездну между развалившейся плитой, а следом ухнул и сам воин.

— НЕПЛОХО, ТЫ ЕЩЕ ЖИВ, РЭМИС!

На этот раз промолчать удалось, хотя ему и хотелось высказать претензии оглушительному басу.

По громадной арене прокатился раскатистый звук набата. Что именно он означал, Рэмис не знал. Но очень надеялся, что это не очередной коварный сюрприз когнейровира.

— ПРАВИЛО БОЯ: ОБЫКНОВЕННАЯ ДУЭЛЬ!

Рэмис выдохнул с облегчением, что не придется за считанные секунды выбирать единственно верную тактику битвы. Но расслабляться было рано: приближался новый противник. В серебристых изящных доспехах, с парными клинками в руках, к нему направлялся Летаргал из Империи. По слухам, самый удачливый и ловкий боец Альбиона, игравший в когнейровир с первого дня, недавно ушел из альянса и стал одиночкой.

В любом случае, силы были примерно равны. Оба двигались очень быстро и могли увернуться от большей части ударов. Рэмис и Летаргал вертелись друг перед другом и клинки мелькали настолько быстро, что глаз порой различал их только по блеску металла.

Бывший имперец в совершенстве владел парными клинками, точно предугадывая атаки Рэмиса. Легко парируя и уклоняясь, он стремительно перемещался, выбирая наиболее выигрышное положение. Уже отчаявшись, Рэмис провел серию нападения и начал отступать, вынуждая Летаргала атаковать. Раскрученные в обратной восьмерке клинки теснили его, неотвратимо приближаясь. Брошенный кинжал отлетел в сторону, звякнув на плитах.

— Да когда ты сдохнешь?! — заорал Рэмис и, сжав оставшийся у него клинок, бросился вперед.

— Не сегодня, — ответил Летаргал и ударил перед собой двумя мечами, недоуменно уставился на торчавшую у него из груди одну лишь гарду. Лезвие, пробив доспехи, полностью погрузилось в тело и острие торчало из спины. Ремис держал его клинки руками, метнув свой меч в последний момент.

— КАК? ТЫ СНОВА ВЫЖИЛ? — подтвердил его победу голос и Летаргал завалился на спину.

Рэмис выхватил меч из груди поверженного противника, издав торжествующий вопль. Но дальше ничего не происходило. Он растерянно огляделся вокруг. Неужели это еще не конец?

Так и было. По плитам к нему шел, размахивая секирой, Маледикт2080. Лидер коалиции Либерти выглядел сурово, хотя и не особо изменился с их первой и единственной встречи во время сражения с Финалией. Кинжал вернулся в руку Рэмиса, и он приготовился.

— ПРАВИЛО БОЯ: ЗЫБУЧИЙ ПЕСОК!

Пламя между плит исчезло и из бездны на плиты хлынули потоки песка. Очень быстро вся поверхность по колено скрылась в бело-желтых разводах, которые взмывали мелкими фонтанчиками от порывов налетающего ветра.

— Вот мы и снова встретились, выскочка, — зло проговорил Маледикт.

Рэмис ничего не ответил, сосредоточившись на способе передвижения по внезапно ставшему вязким полу. Его превосходство в скорости улетучилось. Но противник тоже испытывал трудности. Предстояла схватка без возможности отбежать или приблизиться сбоку.

Секира против меча, одиночка против лидера коалиции.

Он сразу пошел в наступление, осыпая Маледикта градом ударов и пытаясь пронзить острием, когда секира отклонялась парированием, открывая брешь. Рэмису пришлось несладко, когда тяжелый топор обрушивался на него в ответ, уклоняться от атак противника с ограниченным движением было сложно. А тем более парировать клинком тяжелую секиру.

— Что, без альтернативы не так силен? — насмешливо произнес Маледикт, начав двигаться вперед. Боевой топор вновь и вновь обрушивался на клинок уже не раз пробив оборону Рэмиса и чудом не убив.

Дальше они дрались в молчании, используя подлые уловки. Оба стремились к цели победить противника. Не ради победы в турнире, а уже по личным мотивам. Предводитель Либерти почувствовал слабину в защите Рэмиса и рванулся в атаку, заставляя отступать по песку. Рэмис сделал вид, что потерял равновесие, в последний момент уклонился, проскользнув под свистнувшим в воздухе лезвием секиры, и тут мир вокруг рухнул.

Они летели в бездну среди марева песка и осколков плит.


Глава 13: Ритм Кибергорода


Реальность, Гонконг, 2080 год.

— Дальше не поедем, — водитель вжался в сидение, полностью спрятавшись за подголовником.

— Что? — Руслан и не заметил, как электромобиль остановился. Впереди был скоростной тоннель и перед ним несколько человек махали руками. Охранный робот уставился немигающими глазами камер на колонну остановившихся машин. В черноте широкого подземного коридора мельтешил свет проблесковых маячков.

— В тоннеле что-то случилось. Объезда нет, только пешком, — окончательно съежившись в кресле, водитель вытянул руку и постучал по терминалу оплаты позади сидения, — Время еще идет.

Руслан скривился и, достав карту, махнул перед терминалом. Выбираясь из машины, зацепился курткой за ограждение. Чертыхаясь, пошел вдоль дороги и выбрался на пешеходную зону. Посмотрев на столпотворение электромобилей и людей, нырнул в безветренный крытый виадук. Эскалатор работал, и он легко поднялся вверх, а дальше пришлось идти.

Самое обидное, что по скоростному тоннелю оставалось проехать совсем ничего. А теперь ему придется топать до племянника не меньше километра. Дамир снимал апартаменты в жилом комплексе на окраине сектора Кибергорода. Дальше была старая часть города.

Руслан так и не понял до сих пор, какие именно размеры имел Кибергород. Когда в последние годы стерлись национальные границы, почти все крупные мегаполисы мира превратились в независимые города-государства. И почти в каждом миллионнике образовался свой виртуальный сектор. Постепенно ко всем этим районам виртуального рая — или ада — приклеилось меткое название Кибергород.

Виадук кончился, и старик дождался лифта, чтобы не скакать по неподвижному эскалатору. Кратчайший путь частично пролегал через подземный уровень, больше напоминавший гигантский торговый центр. Он не спеша семенил вдоль витрин, стараясь не запнуться о снующих повсюду роботов-уборщиков. Вокруг было довольно много людей, но без столпотворения, как в столичных метрополитенах.

Резкий запах сварки и озона перешиб обоняние уже ближе к выходу из подземки. Здесь что-то перестраивали, и пришлось двигаться медленнее: для посетителей оставили совсем узкий проход. Из разобранной части пола безобразным чудовищем поднимались хаотически построенные леса, и вся конструкция была обтянута защитной сеткой.

Он снова поднялся на лифте и, выбравшись на поверхность, зажмурился от яркого солнечного света. Над мегаполисом бесконечностью разливалось синее небо.

В последние дни ему не спалось. Скорее, даже ночи. Все время он проводил в пустошах со своей новой командой, которая признала остроумного старика своим неформальным лидером. Он подбадривал их, они учили его играть. Моральный дух крохотного отряда не сломили даже участившиеся нападения альянсов убийц и месть ПерфектКинга. Из пяти попыток их разгромить, засранцу удалась только одна.

Руслан разжился кожаной броней, неплохим луком и осваивал атакующие навыки, применяя их на практике в пустошах. Сегодня они все отдыхали от игры, и он отправился к племяннику. Тем более, что Мейксиу уезжала на два дня, а без хила в пустошах много не навоюешь.

Он растерянно огляделся. Судя по карте и оставленным Дамиром указаниям, он находился почти на месте, но кроме забора старой базы ООН и новенького автоматического промышленного комплекса, вокруг ничего не было. Вдалеке высились крестовины старых тридцатиэтажных зданий Гонконга, но племянник указал вполне определенно, что обитает в секторе Кибергорода. И подходящего под описание жилого комплекса нигде не наблюдалось.

— Эй, уважаемый, — проскрипел Руслан, дернув за рукав замешкавшегося неподалеку парня, — Где тут здания Лан Групп Центра?

— Ла-ан? — задумчиво переспросил азиат и задумчиво продолжил на ломаном английском, — Нет знаю, первый слышу раз.

— Внизу левее, — подошел второй с более правильным произношением и ткнул пальцем чуть ли не себе под ноги, — Лайн, если быть точнее. Спуск через метров пятьдесят дальше, не пропустите.

— Точно, — подслеповато взглянув на экранчик, с досадой произнес Руслан и поплелся в указанном направлении, уже порядком подустав.

— Да-а, не хотел бы я дожить до его возраста, — протянул парень на китайском, когда старик уже отошел на приличное расстояние, — И превратиться в настолько жалкое зрелище.

— Ты и до тридцати не доживешь, гарантирую, — сумрачно ответил его собеседник и увернулся от ненастоящего подзатыльника.

Руслан все понял, когда дошел до спуска. Забор базы ООН скрывал вид на гигантскую воронку, невесть чем проделанную в земле, но явно мощной штукой. И огромная искусственная низина уже была почти вся застроена. Крыши зданий не поднимались выше кратера и поэтому их было не видно при выходе с подземки. Попасть туда можно было тремя способами: спуститься на лифтах, монорельсовым транспортом, или кабинами подъемников.

Самым близким для него сейчас был подъемник и вскоре старик влез в кабину, где уже сидел мальчик лет шести с девочкой подростком, по-видимому старшей сестрой. Проезд оказался бесплатным.

С высоты гигантский комплекс выглядел впечатляюще. Подъемник еле полз, и Руслан успел задуматься, как исполинскую воронку не затопило, она явно была ниже уровня моря. Сложная инженерия не была его коньком, и он выбросил эти мысли из головы, высаживаясь на верхних уровнях комплекса.

На удивление, здесь почти не долбила назойливая реклама, ужа ставшая привычной по всему Кибергороду. Старик сверился с записанным в терминал адресом и отправился искать строение под номером тридцать один. Все вокруг было довольно техническим и удобным, особенно его порадовал горизонтальный эскалатор, на котором он с комфортом проехал два квартала. Особенно красивым оказался подвесной остекленный коридор: дух захватывало, когда проезжал над более чем стометровой высотой как будто на одной транспортной ленте.

Дальше требовалось спуститься на двадцать пятый этаж, для чего он воспользовался лифтом. Руслан уже изрядно устал и поэтому присел отдохнуть в просторном холле перед панорамным окном. За ним открывался вид на парковую зону, расположенную прямо посередине соседнего здания. Как этажи выше не рушились на нее, он опять не понял: тут строительством явно занимались какие-то инженеры от бога.

В парке резвилось много детей. Прогуливались парочки и носились стайки подростков. Освещение там напоминало дневное, наверняка стояли очень мощные лампы, что было необходимо для растительности. Старик заметил, что некоторые из людей были в шлемах и усмехнулся, вставая и отправляясь дальше.

Он решил откладывать с пособия понемногу денег, чтобы купить нейронный шлем. Нехитрые расчеты показали, что если сэкономить на ежемесячных затратах и оформить покупку в рассрочку, то он расплатится за полтора года.

Когнейровир его зацепил и очень сильно. Днем, когда еще никого из его спутников не было, Руслан бродил по миру Фэнта, каждый раз открывая что-то новое. Казавшаяся поначалу скучной, игра обретала многогранность в деталях, ранее незаметных. А как все изменится если использовать соответствующую технику? Почти все в команде использовали нейронные шлемы, а Мейксиу обладала когнитивным обручем. Ходили слухи, что с нейроинтерфейсом навыки прокачиваются быстрее, но Килгора, который им это озвучил подняли на смех. Маг потом дулся целый день.

Вчера Руслан вслух рассуждал о покупке нейроинтерфейса.

— Дед, ты совсем поехал? — удивился Дрейк. — Какой тебе нейроинтерфейс? Он даже богатым в круглую сумму влетает.

— А может я как раз из элиты Кибергорода, откуда тебе знать? — подколол его в ответ Руслан.

— Врешь! — засмеялся Килгор.

— Следи за языком, малой, — назидательно проворчал Руслан, — Дедушка никогда не лжет. А высказывает альтернативную точку зрения, отличающуюся от общепринятой.

Им было весело, атмосфера в команде царила непринужденная. Даже молчаливая Валида начала изредка писать не только Дрейку, но и остальным. Руслан не особо интересовался возрастом своих спутников. Закон сети — в цифре все равны. Но как-то отчитывая Дрейка за то, что померла вся партия из-за того, что рыцарь затупил, при попытке оправданий надавил авторитетом, после чего его периодически звали «дед». Старик не обижался.

Он и не думал, что на закате жизни у него возникнет такой неподдельный интерес в игре. Уже в тридцатых годах перспективы в сумасшедшем мире были незавидные: снимать старую квартиру или комнату в спальных районах; вставать спозаранку и ехать по снегу и грязи на работу, от которой тошнит. По выходным спать весь день, a потом пить или смотреть сериалы. Его ждала жизнь, затерявшаяся где-то посреди ужасного похмелья, успешных знакомых, нелепого секса, квартплаты, долгов, дедлайнов, недочитанных книг и вечного недосыпа. Идеальные условия, чтобы потерять вообще какой-либо смысл. Но здравый цинизм восторжествовал, и Руслан еще в те годы познал своеобразный дзэн: радоваться тому, что есть здесь и сейчас.

Отдохнув и поглазев на парк, старик совершил последний марш-бросок до апартаментов племянника и недоуменно воззрился на металлическую дверь, больше похожую на старинный банковский сейф.

— Ничего ты забаррикадировался, Дамир! — еще больше обалдел Руслан, когда нереально толстая дверь открылась и небритое лицо племянника показалось в проеме.

— Здравствуй, дядя Руслан, — кивнул Дамир, пропуская старика внутрь. — Все удивляются, но так надо.

Старик присвистнул, еще толком не пройдя порога. По сравнению с его комнатушкой здесь было не меньше двадцати квадратных метров площади. Повсюду стояли стеллажи, забитые аппаратурой под самый потолок.

— Племяш, а ты тут серьезно обосновался, с размахом.

— В последнее время невыгодно имплантатами торговать. Вот, снова электроникой и компьютерной техникой занялся. Да ты проходи.

В глубинах импровизированного склада была оборудована вполне уютная жилая зона, переходящая в рабочую. Освещения казалось маловато, но это Руслан, скорее всего, еще не привык к сумраку помещения после яркости снаружи. В рабочей зоне сидела скрюченная фигура, ковыряясь во внутренностях кибера. Манипуляторы робота безжизненно свисали до пола.

— Плесни чаю, — распорядился Руслан, присаживаясь на подставленный племянником стул.

— У меня нету вроде, — пожал плечами Дамир, — Бухай, сходи до автомата, принеси попить.

— Бохай, — недовольно буркнула фигура, оказавшись молодым китайцем. — Ладно, все равно этот хлам только в помойку.

Азиат поднялся, отложив робота на заваленный техникой стол и скрылся за дверью.

— Значение исковерканного имени он знает? — поинтересовался старик, разглядывая аппаратуру на столе.

— Мне без разницы, — лениво протянул Дамир, устраиваясь в кресле перед четырьмя мониторами. Мерцавшие на них таблицы и графики Руслану ни о чем не говорили. — Прислали с главного офиса три недели назад. Но парнишка толковый. Любую технику с закрытыми глазами понимает. Врожденное чутье.

— Прошивка у медицинского робота дерьмо, — как бы между прочим заметил Руслан. Племянник пропустил его слова мимо ушей. — Подгонишь мне новую аудиосистему?

— Колонки нужны? — задумчиво поскреб щетину Дамир, окинув взглядом стеллажи. — Посмотри на второй полке над столом, там вроде что-то было.

— Так ты наизусть знаешь, где что лежит? — Руслан слез со стула и присмотрелся в указанном месте. Портативные колонки с мощными динамиками нашлись сразу. Слегка потертые, но явно лучше тог, что сейчас стояло у него дома.

— В последнее время нет, — племянник закончил с таблицами и на половине экранов изображение сменилось скринсейверами. — Людей не хватает, еще месяц назад нас тут четверо работало, а теперь полтора. Новое правительство что-то крутит непонятное, от этого миграция населения и толковых специалистов не найти.

— Бардак, — согласился Руслан. — Сам никуда переезжать не собираешься?

— В Кибергороде пока все отлично, местные власти вроде гайки заворачивать не собираются, — Дамир посмотрел на наручные часы. — Если все и дальше в городе-государстве будет тихо, то и дела пойдут на лад. Там и людей толковых наберут. Да я вижу, тебе эти политические терки неинтересны.

— А ты от них зависишь? — Руслан вернулся на стул и положил колонки на стол.

— В какой-то степени да. Муниципалитет нашей деятельностью не сильно интересуется, есть дела поважнее. В основном все поставки из Гонконга, но бывает и из других городов. Тех, у которых нелады с новой властью.

— Смотри, чтобы тебя не задело, — назидательно погрозил пальцем Руслан.

Вернувшийся Бохай протянул старику бутылочку с чаем и отнес Дамиру бутылку с водой, сам зашипев вскрытым энергетиком. Подхватив со стола колонки, выкрутил винты отверткой прямо из пальца. Руслан вопросительно посмотрел на Дамира, тот сложил указательный и большой пальцы. Мол, все в порядке.

— Сам то как поживаешь, дядя?

— Да лучше некуда. Пока дышу, зверь живой, заняться есть чем. Деньжат, как всегда не хватает. Да и у кого они сейчас есть? В Париже было хуже. Друзей в когнейровире завел, играем.

— Нет, ну ты слышал? — Дамир притворно всплеснул руками и посмотрел на азиата. — Совсем в маразм впал: сначала решил из Парижа в Кибергород переехать, а теперь по уши влез в игры.

— Я ведь тоже играю, — Бохай другим пальцем спаял контакты внутри колонок и закрыл корпус, завинчивая. За ухом у него темнело гнездо коннектора, — Если бы мне пальцы не оторвало в детстве...

— То сейчас бы не сидел тут, ага, — закончил за него Дамир.

— Починил, у динамика контакты отошли, — Бохай протянул колонки старику.

— Спасибо, — кивнул Руслан, — Дамир, ты мне опять хотел фуфло впарить?

— Теперь они рабочие, — усмехнулся племянник. — Я же говорю: чует технику, хоть и киборг. Сам знаешь, дядь, в наше время к биороботам отношение совершенно отвратительное.

— Сами виноваты, — отрезал Руслан. — Воронку, в которой мы сидим, получается три года назад сделали?

— Ага, — подтвердил Дамир, — Термической бомбой местный центр киборгов накрыли. Говорят, ничего не осталось. А потом оперативно бросили на дно гидростойкий фундамент и район отгрохали с нуля.

— За три года, — повторил Руслан, уважительно кивнув, одобряя неведомых строителей. — Слушай, Дамир, а у тебя тут случайно нейроинтерфейс не завалялся?


Глава 14: Игра в жизнь


Реальность, Гонконг, 2080 год.

— Очень остроумно, дядя, — Дамир чуть не поперхнулся водой и немного обрызгал футболку. Бохай никак не отреагировал, в отличие от племянника. — И дело даже не в цене. Нейроинтерфейс это не просто техника, это неимоверно сложная аппаратура прямого подключения формата компьютер-человек. То есть для этого необходима операция по вживлению в тело, а конкретно в голову, специальных устройств.

— Я подозревал, что все сложнее, чем сходить в ближайший техномаркет за новым смартом, — улыбнулся Руслан и устало развел руками.

Он не задумывался раньше об имплантации всерьез. Начавшийся в конце шестидесятых кибер-бум ему был неинтересен, а мегаполисы планеты тогда за несколько лет стали напоминать настоящий киберпанк: считалось очень модным иметь хотя бы один имплантат, особенно среди молодого поколения. Некоторые использовали вживленные устройства исключительно для работы, но большую часть операций проводили для имплантации разнообразных и нелепых усовершенствований, вроде встроенных наушников или микроскопических экранов в сетчатку глаз.

— Не просто сложно, а поставлено на строгий учет. Каждый нейроинтерфейс уникален, производят их только на трех предприятиях во всем мире, — продолжил Дамир, — То есть не получится просто собрать на коленке и засунуть провод в голову. Военные и спецслужбы отказались от использования этой техники из-за сбоев в работе. А в играх нейроинтерфейсы каким-то образом прижились.

— Я даже не пытался его собрать, — подал голос Бохай, — Это невозможно.

— Как же ты играешь? — удивился Руслан.

— Нейронный шлем. И очень редко арендую нейроинтерфейс. Дорого выходит, там почасовая оплата.

— Дурачок у бабки внук, — по-русски резюмировал Дамир. Бохай на всякий случай насупился, хоть ничего и не понял. — Так что проще раздобыть шлем или обруч. Бесконтактное соединение, а принцип тот же — мозговые биоритмы. Просто технология еще сырая и поэтому считается, что прямая связь мозга и компьютера эффективнее.

— Понятно, — кивнул Руслан и добавил, увидев, как племянник снова посмотрел на часы. — Пойду уже, поздно. Вызови машину.

— А сам, дядя? — воспротивился Дамир.

— А самому дорого. Пожалей старика, кота кормить скоро соседями придется, — заворчал Руслан и племянник в притворной сдаче вскинул руки.

Старик поднялся, племянник проводил его до двери и обняв, похлопал по ссутулившимся плечам на прощание.

— Теперь на лифте на первый этаж, такси подъедет сразу к выходу.

— И то хорошо, — благодарно сощурился Руслан, — Ну, не кисни тут, созвонимся.

Скоростной лифт домчал его до первого этажа очень быстро. Руслан миновал просторный холл с представительствами различных компаний и небольшим фонтаном с подсветкой и выбрался на улицу. Здесь была настолько плотная застройка, что неба вообще не было видно.

Ярко-красный электромобиль с угловатыми буквами подкатил прямо к автоматическим дверям. Руслан забрался в салон и откинулся на сидение. Прогулка его утомила физически, но позволила размять мозги после долгих дней и ночей, проведенных перед монитором.

Чем занимался Дамир, он примерно понял, бегло осмотрев квартиру, больше напоминавшую склад. С бесконечными волнами экономической рецессии нелегальная торговля разрасталась, как злокачественная опухоль. Черный рынок электроники процветал, несмотря на работу корпораций, специализировавшихся на безопасности и пресечении подобных мелких преступлений. Если достаточно потратиться на цифровую защиту, мелкий подпольный бизнес свободно мог проскользнуть через сети, в которые попадала более крупная рыба и уйти от преследования.

Но им тоже приходилось ложиться на дно. В спокойные годы многие выходили на честное ведение дел и барыг прижимали к ногтю. А сейчас как раз после сумбурных семидесятых наступали вроде как спокойные времена.

Конечно, он и не думал, что племянник позволит ему с ходу разжиться нейроинтефейсом, но мечтать не вредно. И он совсем забыл про киберимплантацию. Стоило проконсультироваться с доктором. Тем более у него как раз в ближайшую неделю планировался профилактический осмотр. Последний он проходил еще в Париже месяц назад.

Такси нырнуло в тоннель. Под ярким светом бесконечной линии ламп на потолке скорость увеличилась. Одна из полос была пустой и на ней промелькнул огороженный светоотражающими лентами кусок дороги с бесформенным куском металла и пластика из нескольких машин. Видимо, та самая авария, из-за которой закрыли тоннель. Кто-то ошибся.

Когда-то давно Руслан мечтал о собственном автомобиле с двигателем внутреннего сгорания. Их очень быстро к середине столетия вытеснили машины с электрическими приводами. После всех пертурбаций с углеводородами разорились почти все нефтяные компании и из них ударом экологии ниже пояса выбили дух набравшие силу энергетические концерны. А собственный электромобиль старик так и не купил, привыкнув кататься на общественном транспорте.

Выехав из тоннеля на уже знакомые места, машина свернула в дебри Кибергорода, петляя по известным водителю улицам и переулкам. Старик пялился в окно на редких прохожих. Уличная реклама когнейровира вернула его к мыслям об игре. Уже не терпелось вернуться на просторы Фэнта.

Выбравшись на улицу возле дома, Руслан задумчиво посмотрел на проходящего мимо молодого парня с антропоморфным роботом. Кибер мало того, что шел на двух ногах, но еще и обладал женским лицом и вторичными половыми признаками. Торчащие ушки скорее всего были декоративным украшением. Парень что-то тихо говорил с улыбкой.

Занимался тихий вечер, на небо уже выкатился огрызок Луны. С тихим гудением пролетел геликоптер. Руслан постоял еще немного на относительно свежем воздухе и нырнул в прохладу здания. На его этаже в коридоре было пустынно и тихо. Разорвав тишину щелчком замка, старик претворил за собой дверь. Посередине комнаты сидел Хриплый и осуждающе смотрел на хозяина желтыми глазами.

— И не говори, — вздохнул старик и включил компьютер, поставив колонки на стол и подключив вместо динамика. Пока операционная система загружалась, он согрел воды на чай.

Прежде чем закрыть в игру, он залез в свою медицинскую карту и уточнил свой профосмотр — он должен был состояться послезавтра. Потом в поисковике набрал: «нейроинтерфейс, операция». Более-менее конкретная информация обнаружилась на второй странице.

«Операции по вживлению коннекторов для использования нейроинтерфейса может провести любой хирург, но лучше воспользоваться услугами специалиста в области киберхирургии. Официальные производители компьютерных нейроимплантатов ранее содержали свои собственные сети клиник, но после 2077 года функционирует только одна — „Киберспорт Индастриз“. Ни в коем случае не пользуйтесь услугами подпольных и нелегальных специалистов. В большинстве случаев они не имеют достаточной квалификации.

Нейроинтерфейс наиболее сложная из всех систем подключения, так как является прямой системой связи человек-компьютер. Чаще всего коннекторы устанавливают в область затылка или шейный отдел для проведения информационных микрокабелей в продолговатый мозг. Они уязвимы к интенсивным внешним воздействиям и поэтому крайне нестабильны у людей, ведущих физически активный образ жизни. Нейроинтерфейс не является экзокортексом для усиления интеллекта и в мировом здравоохранении все еще считается вредоносным устройством, вызывающим заболевания в долгосрочной перспективе».

Дальше читать Руслан не стал, про себя рассмеявшись. Зачем ему было задумываться о будущем, в свои то восемьдесят лет? Да и образ его жизни был не сильно энергичным: последнюю пробежку он делал лет двадцать назад. И он не капельки не боялся хирургического вмешательства. Старикам страх неведом.

Запустив когнейровир, он налил чаю и отхлебнул в ожидании загрузки. Напиток отдавал каким-то химическим привкусом. Руслан поморщился и проверил, кто из команды был в сети.

В игре был только Килгор. Написав магу в личные сообщения, что он в городе, старик направился на центральную площадь. На удивление, там было совсем тихо, слонялось несколько игроков. Он прошелся по торговым рядам, прикупив материалов для изготовления стрел и потопал в сторону мастерских.

Там его и нашел Килгор. Маг сменил свой волшебный фолиант на витиеватый клинок колдуна, по которому уже пробегали слабенькие всполохи зачарованного огня.

— Ого, откуда меч? — присвистнул Руслан.

— Мне дала принцесса фей...

— Ясно, а меч-то откуда? — не удержался старик, дико жалея, что не видит выражения лица парнишки. — Ближе к телу... Да чтоб тебя! Где все?

— А ты не знаешь? — Килгор явно был чем-то очень сильно возбужден. Обычно на подшучивание мальчишка реагировал обиженным молчанием не меньше минуты. Но сегодня явно что-то произошло.

— Нет, я по делам в городе мотался сегодня, — все еще не понимая, произнес Руслан, и уточнил. — В реале.

— Кого-то из самых сильных когнейровира поймали на обмане. Сейчас идет финал турнира Фэнта. Их всех администрация вышвырнула на закрытый сервер Кибергорода, — возбужденно выпалил Килгор. — Весь когнейровир сейчас ждет, что будет. Когда трансляции одновременно отключились, две трети игроков вышли, испугавшись вайпа.

— И где мы можем узнать, что там будет дальше? — заинтересовавшись, произнес Руслан.


Глава 15: Опасней всех


Киберпространство, специальный закрытый сервер, 2080 год.

Он не мог двигаться, только смотреть.

Это продолжалось долго, после того, как он и Маледикт2080 рухнули с арены сюда, в гигантский кратер. Напоминавший лунный, грязно-белого цвета под черным беззвездным небом. Сотни участников турнира стояли повсюду в неподвижных позах. Некоторые исчезали, покинув игру. Или их выбрасывало из когнейровира?

Странно, что все происходит в полной тишине. Нет обыкновенной фоновой мелодии, которую перестаешь замечать через некоторое время. А сейчас вокруг царило гнетущее безмолвие.

Это нервировало. Становится не по себе, когда привычный мир вдруг взлетает вверх тормашками и происходит... Да ничего не происходит, что самое нелепое. Голос молчал, застывшие статуи сотен игроков замерли в непонятно где и в ожидании непонятно чего. Блеклый пейзаж навевал тоску и уныние, Рэмис невольно заскучал по пылающей красоте прошлой арены.

Что-то подсказывало Рэмису, что надо глядеть в оба и быть наготове. Не отвлекаться и уж точно не выходить из игры. Оглядев стоящих поблизости, он немного расслабился. Они выглядели не представляющими опасности соперниками. А вот стоявший поодаль, прямо за магом в бело-серой мантии, воин с двуручным мечом мог оказаться сильным и серьезным противником.

Время шло и ничего не менялось. Он очень хотел победить в турнире и готов был ждать еще хоть десять часов. Но прошло от силы минут пятнадцать и перед ним открылось системное сообщение:

«Вследствие использования участниками турнира сложного оборудования, по уже известным причинам инициировано переподключение на специальный закрытый сервер Кибергорода. Недобросовестные пользователи, использующие ошибки и уязвимости игры для получения победы нечестным путем обнаружены, и понесут заслуженное наказание. Турнир будет продолжен через минуту».

Таймер уже отсчитывал последние сорок секунд. Удивительно, но именно сейчас ожидание стало просто невыносимым. Рэмис, как и все, просчитывал варианты выживания и уничтожения всех врагов.

— ТЕПЕРЬ КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ! — провозгласил громовой голос, и все ожили. Тишина разорвалась металлическим скрежетом, воем стихий и прочими звуками битвы.

Отскочив от взвившегося торнадо на том месте, где он только что стоял, Рэмис чудом увернулся от стрелы, летящей прямо в голову. Скользящий удар по спине не причинил ему вреда, развернувшись, он по широкой дуге размахнулся клинком и отогнал подкрадывающегося сбоку назойливого убийцу с парными кинжалами. Шагнув вперед и замахнувшись мечом, он оказался перед вихрем, поднявшим кинжальщика в черное небо. Мага нужно было срочно убить, перспектива улетать вверх тормашками в небеса его совсем не привлекала.

Краем глаза он следил за воителем с двуручником. Тот расправлялся уже с третьим противником и мудро не гнался за постреливавшим по нему издалека лучником. Некоторые из участников уже действовали командами; скорее всего участники альянсов. Турнир перестал быть понятным, превратившись во что-то несусветное.

— ЛЮБОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ НЕ ОСТАНЕТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМ! — полный ярости голос вызвал небольшую панику. Замешательство позволило Рэмису настигнуть волшебника и нанести ему сильный урон. Добить помешал лучник, ему снова пришлось уворачиваться от стрел, оставив недобитого колдуна.

Прозрачные фигуры с зеленоватым свечением начали появляться возле сгруппировавшихся. Неуязвимые стражи поднимали руки к небесам и к ним прилетали исполинские копья, которые они с размаху вбивали между объединившимися.

Рэмис прикончил мага, всадив ему клинок в шею, и побежал к воину, стоявшему к нему спиной и размахивающему палашом. Но не стал убивать, увидев, что он сражается с лидером Либерти. Втайне он надеялся, что оба падут в сражении друг с другом.

Лучника наконец-то кто-то догнал, стрелы перестали сыпаться, как ливень. Рэмис зарубил еще одного мечника, неудачно открывшего бок для удара кинжалом и увернулся от просвистевшего мимо призрачного копья.

— НЕ ЭНЕРГИЧНО ВЫ ДРУГ ДРУГА УБИВАЕТЕ, — скучающим тоном прогремел голос, — ИЛИ КТО-ТО НАДЕЯЛСЯ ВЫЖДАТЬ И ПОБЕДИТЬ? АХА-ХА-ХА-ХА!

В беззвездном небе открылся сияющий ослепительными молниями портал и оттуда выбралась Финалия. Чудовище Фэнта издало оглушительный рев и световые копья медленно потянулись к убежавшим из схватки одиночкам. Большая часть из них поспешно завязали потасовки с ближайшими игроками. Нескольким замешкавшимся не повезло и острые лезвия пронзили их, полностью растворив в ярких вспышках.

Рэмис не поверил своим глазам. Из портала выбралось еще две Финалии! Теперь турнир напоминал вообще нечто нереальное. В полном молчании раздавался лязг оружия, безмолвные стражи проплывали около и насквозь сражающихся, а в черноте неба парили гигантские твари.

Из сотен участников в живых остались десятки. Он долго дрался с копейщиком в ярко-белых с золотым доспехах и после нескончаемых финтов длинного оружия подбежал вперед, располосовав противника мечом и кинжалом. Мешкать было нельзя, одно из светящихся лезвий неминуемой гибели уже направлялось к нему и Рэмис завязал бой с полуголой стремительной амазонкой, размахивающей кунаем на цепи.

Как она выжила до сих пор, было непонятно. Рэмис со второй попытки поймал кунай девушки кинжалом и несколькими ударами клинка прервал ее попытки увернуться. Количество сражающихся вокруг теперь сокращалось с каждой секундой. Пролетевший возле него боевой молот снес рыцаря вместе со щитом, брошенный дротик пробил и отбросил молотобойца и вернувшееся оружие рухнуло у ног хозяина. Маледикт2080, вышедший из схватки против воина с двуручным мечом победителем, разрубил женщину с глефой и увидел Рэмиса.

Среди последнего десятка сражающихся в поединке всех против всех, они снова сошлись в схватке. Последней и решающей.

— Теперь тебе точно конец, выскочка! — яростно проговорил Маледикт и бросился на Рэмиса, размахнувшись секирой в смертельной атаке.

— Это я уже видел, придумай лучше, — пискнул Рэмис и увернулся, прикрывшись размахивающим бердышом воином. Тот удивился, когда перед ним из ниоткуда вырос новый противник и тут же получил лезвием топора в спину.

Исчезнувшая перед Маледиктом спина другого воина растворилась и на него вылетел Рэмис, нацелив кинжал в прямо в грудь лидеру Либерти. Смертельный удар почти завершился, если бы между ними не рухнул пригвожденный светящимся копьем одной из Финалий игрок. Увлекая за собой кинжал Рэмиса и секиру Маледикта, он растворился возле самой земли.

Оказавшись в невыгодной позиции, друг напротив друга с опущенным оружием они сразу же вскочили, стараясь поразить соперника как можно быстрее. Секира и клинок с ужасающей силой столкнулись, их осветила близкая вспышка: замешкавшийся недалеко воин с отброшенным дадао исчезал в огне спустившегося к ним чудовища.

Они остались одни, все остальные были мертвы. Во всем огромном кратере, в окружении стражей и парящих над ними Финалий они продолжили свой поединок. Измотанные и сосредоточенные на каждом движении, Рэмис и Маледикт2080 позабыли обо всем на свете, даже не зная, сколько прошло времени.

Битва дошла до решающей стадии. Один удар топором или одно касание клинком завершат схватки. Рэмис использовал все уловки в своем арсенале, но и соперник тоже. Они изучили друг друга достаточно хорошо и больше не допускали ошибок. Как Рэмис не старался, но не мог найти брешь в защите противника.

— БЫСТРЕЕ! — нетерпеливо грянул голос и Финалии низвергли с небес стены огня, постепенно сужающие открытое пространство. — ИЛИ ВАС ЖДЕТ НИЧЬЯ!

— Ну уж нет, — прошипел Маледикт.

Рэмис замер, все вокруг как будто замедлилось. Как в старом стремном боевике, секира летела ему в грудь, и он слишком медленно поднимал клинок для парирования. Отбитый меч вылетел из руки, и траектория полета топора немножко сместилась выше. Он смотрел противнику прямо в глаза за узкими прорезями шлема и видел, как они наполнились светом.

Предводитель Либерти исчезал. Острие кинжала Рэмиса, воткнутого Маледикту в пах, становилось видимым по мере того, как проигравший соперник растворялся. Стены огня исчезли. Рэмис победил.

Он остался один в круге из стражей. Финалии заставили все вокруг затрястись, опускаясь на землю. Издав оглушительный рев, чудовища изрыгнули потоки света под ноги Рэмиса, и он провалился в портал.

«Поздравляем, Вы победили в турнире Фэнта. Получено 999 очков репутации и привилегированный доступ во все локации когнейровира».

Перед монолитом в городе мастеров собрались тысячи игроков. Во всех городах Фэнта монументы мерцали и постепенно гасли. Все, кроме этого. И к нему, как в реликвии древних паломником, стягивались все обитатели когнейровира. Когда монолит ярко вспыхнул в последний раз, перед ним открылся портал и оттуда вышел Рэмис.

Оглушительная тишина взорвалась первыми звуками и невнятными криками и возгласами.

— Результатов еще нет, но перед нами появился участник турнира Рэмис, — ближайший ведущий трансляции опередил всех и рискнул выдвинуть предположение. — Поединки закончились?

— Победой, — тихо ответил Рэмис. — Моей победой!

И отключил соединение с когнейровиром.


Глава 16: Цифровое коварство


Реальность, Гонконг, 2080 год.

Про турнир поединков он все-таки вспомнил: старик как раз тогда еще только начинал играть в когнейровир и смотрел трансляцию первых боев.

— То есть, кто победил, ты не знаешь? — начал допрос Руслан.

— Никто не знает, — ответил Килгор.

— И сейчас все там, где светятся монолиты?

— Ага.

Вытаскивать из подростка информацию все больше походило на бесполезное занятие, и Руслан просто махнул рукой. Как раз загрузился Дрейк, вот только оказался вообще в другом городе, чем вызвал негодование старика. Не добирать же временных участников в команду из незнакомых бродяг в самом деле?

Он все чаще замечал, что обитатели когнейровира больше предпочитают пассивно наблюдать, чем участвовать в игровом процессе. Очень много персонажей просто шаталось по городу, даже не выходя за ворота. Некоторые сбивались в группки и общались. Он не сразу понял, что это своеобразная социализация. Виртуальная, наподобие чатов социальных сетей в начале века, позже вытесненных мессенджерами. Только с полным погружением.

Возможно, многие пользователи настолько сильно убегали от реальности, что просто жили в когнейровире. Отчасти Руслан их понимал: что происходило в мире, толком не могли объяснить даже специалисты. А он перестал интересоваться внешними проблемами с переездом в Париж.

Наблюдая за игроками, старик видел, что жители города разделялись на группы по интересам. Чаще всего даже не развивая никаких навыков или интересуясь только одной сферой. Самой обширной в этом городе была тусовка танцующих. Они каждый вечер собирались на площади и устраивали представления, возле которых задерживались только новички. Второй по значимости были обычные в его понимании игроки. Приходили продать хлам и закупиться материалами, после чего исчезали за стенами, устраивая геноцид местной фауне. Остальные были совсем малочисленными и заинтересованности не вызывали.

Этим вечером Руслан отправился бродить по окрестностям в одиночку. К порталу в пустоши он даже и не приближался, шансы взгреть трех стражей были нулевые. А вот речная долина выглядела привлекательно. Она была расположена довольно далеко за памятным мостом, где он чуть не превратился в ежика на пути в город. В локацию вела извилистая дорожка среди холмов совсем недалеко от реки. Однажды они хотели туда пойти, когда Мейксиу и Килгор задержались, но так и не добрались.

На путь он потратил полчаса, благоразумно обойдя найденного среди холмов эпического монстра в виде гигантского скорпиона с двумя жалами и четырьмя клешнями.

— Что курили художники, когда это рисовали? — задумчиво произнес старик, последний раз посмотрев на мутанта с пригорка.

Речная дельта уже была недалеко.

Перед крутой лестницей спуска в долину на краю почти отвесных скал притулился небольшой аванпост. Неигровой персонаж в нем предлагал мгновенно телепортироваться в город. Руслан поспешно отказался от такой возможности и пошел вниз по ступенькам.

Порой когнейровир удивлял его, как будто специально придуманными сложностями. Почему нельзя было сделать сюда прямой портал из города? Этого старик до сих пор не понимал.

Дельта выглядела живописно: небольшие островки с переброшенными через воду шаткими мостками. Единственный внушавший доверие мост высился над устьем. Судя по описанию, здесь были хорошие шансы получить разнообразные предметы для усиления оружия и брони. Руслан знал, что Дрейк потихоньку развивает навыки мастерства и надеялся разжиться здесь жизненно необходимыми материалами, но возникла маленькая проблемка.

Вся долина была забита игроками.

На каждом квадратном метре шаталось не меньше трех персонажей. Местные монстры просто не успевали возрождаться, их сразу затаптывали. Рудоносные жилы были облеплены добытчиками, как мухами. Он пробрался на ближайший остров и пошел к ближайшей группе. Под ногами хрустели странные белые черепки, похожие то ли на тонкие кости, то ли на скорлупу.

Приблизившись, он рассмотрел обитателей дельты. Выглядели они как клоны, хоть и различались внешне. Что-то неуловимо стандартное просвечивало в каждом персонаже.

— Здарова, орлы. Чем тут маетесь? — громко поздоровался Руслан.

Эффект его приветствие вызвало неожиданный. Игроки разбежались кто-куда, под прикрытие растущих прибрежных деревцев и замшелые остатки строений. Один даже попытался забиться под валяющийся неподалеку валун. Длилась эта комедия секунд десять, после чего все вернулись к своим занятиям.

— Это что сейчас было? — в недоумении обратился к ближайшему Руслан.

— Сверху опасно, ты зачем соврал? — нехотя ответит тот, продолжая долбить киркой камень. Из жилы периодически вываливались ярко-красные мелкие камушки.

— Я тут в первый раз, — поняв, что перед ним кто-то из азиатского шахтерского альянса, объяснил Руслан. Посмотрев на время, старик увидел, что сейчас как раз пик онлайна. А значит, все игровое сообщество этой части континента в когнейровире.

Когда-то давно, еще до Варенья, он заглядывал на пару дней в одну игрушку, выпущенную восточными разработчиками. Сердце дракона, махровая китайчатина по мотивам сорокатомника одного русского автора, выжавшего пару десятков миллионов нефти из толп читателей, приглянулась одному из азиатских игровых издателей и по ее мотивам собрали онлайн мир, внезапно ставший популярным в сети. Тем более что игра была выпущена сразу на английском, поддерживая и другие языки планеты.

Русское коммюнити называло этот гадюшник не иначе как жопа дракона. Туда ходили рейдами, сливая игроков и вырезая целые гильдии в нули. Не помогали даже щедро раздаваемые игровой администрацией блокировки — остановить русских задача, мягко говоря, невыполнимая. И вроде как игра все еще существовала. Даже когда исчезли границы стран и поменялась геополитика, люди остались, продолжая устраивать азиатам кровавую цифровую баню. Чисто ради фана.

Руслан бродил по островам битых полчаса, используя только лук. Добежать до возрождающихся монстров не было возможности, а вот подстрелить издалека еще удавалось. И это при условии, что большая половина народу тут была рудокопами.

Когда дельту накрыли стремительно перемещавшиеся тени, Руслан снова увидел, как местное сообщество мутировало в тараканов, забиваясь во все доступные щели. Переместив обзор вверх, он понял, что их напугало. Гигантские трехголовые воробьи слетались в речную долину со стороны залива. Он занял позицию у замшелого дольмена и принялся, не торопясь, выцеливать пикирующие цели.

На одного воробушка приходилось тратить где-то по три стрелы. Он выпустил где-то с пару десятков, прежде чем атака с воздуха завершилась. Выдрав из мертвых тушек стрелы, он разжился еще и пучком перьев, подходящих для изготовления оперения. Еще раз оглядев долину, он направило было прочь, но старика остановил один из шахтеров.

— Мы тебе заплатим, если останешься. Птицы скоро снова полетят.

— А это дело, — прикинул Руслан, соглашаясь. — Тридцать процентов от добытого.

— Десять, — начал упорствовать рудокоп.

— Двадцать, и ни процентом меньше, — чуть смягчил требования старик, ожидая остановиться на пятнадцати.

— Хорошо, — внезапно согласился торгующийся азиат. Видимо, боялся спугнуть защитника и отнесся к излюбленной торговой игре без обычного национального азарта.

Руслан принял приглашение в партию и подтвердил положенные двадцать процентов от добычи. Разноцветные камешки потекли в инвентарь, а он начал прогуливаться по речной долине, периодически посматривая на небо. За еще примерно час крылатые бестии налетали еще два раза, старик планомерно их отстреливал над своими подопечными. У него заканчивались стрелы, и он жалел, что не захватил с собой побольше.

Системное сообщение об отключении общего сервера он заметил сразу. Встретившись с этим явлением в первый раз, он даже слегка удивился: все описания когнейровира гарантировали бесперебойную работу. Поспешно покинув дельту, он взлетел по ступеням и успел на последних секундах переместиться из аванпоста в город.

Экран потух, зажглась фраза: «соединение прервано». Старик проверил состояние серверов, они все выключались один за одним, даже закрытые, в которые у него не было доступа.

На сайтах когнейровира царила небывалая оживленность. Возмущенные темы создавались одна за другой. Кто-то пустил информацию, что игру закрыли навсегда, что еще больше подлило масла в огонь, разгорелась нешуточная перебранка. Еще одна пущенная паникерами информация предрекала вайп, причем полный. Официальный ответ сразу же опроверг эту утку. Ждать непонятно чего Руслан не желал и отправился отдыхать.

Ворочаясь и пытаясь уснуть, старик прислушивался к городским звукам за окном. Где-то играла прерывистая музыка, даже без намека на какой-то ритм. Голосов слышно не было, только невнятный гул. На этаже сверху что-то зазвенело, прокатившись по полу.

Дремота перешла в сон, где ему приснился город Фэнта в яме на окраине Кибергорода. Выйти из него было нельзя.

На следующий день Руслан ждал, пока включат когнейровир. Сервера открылись все разом под вечер, онлайн сразу рванул к высшим отметкам. Он загрузился в городе и сразу проверил свой инвентарь. Несколько десятков мерцающих камней доказывали, что отката не случилось.

Пока его команда собиралась, старик выбрался на забитую персонажами площадь и оценил полученные им в дельте камни. Выходила солидная сумма, но продавать он их не стал, решив отдать Дрейку.

Встретив Мейксиу, Руслан пошел с ней к воротам, где их уже ждала Валида. Лучница взмахнула луком в молчаливом приветствии и написала Руслану в личные сообщения: «Ждем Дрейка, скоро подойдет».

— Да, ждем всех, — подтвердил Руслан.

Вскоре к ним присоединился Килгор и последним явился ВайлдДрейк.

— Как вам паника в когнейровире? — с ходу засмеялся рыцарь.

— Бывало и похуже в старых играх. Зато все хорошо отдохнули перед новыми злоключениями, — проворчал Руслан в ответ и передал камни. — Зацени это.

— Мне как раз для усиления таких не хватало. Они не сильно дорогие, но найти в продаже нереально. Откуда? — оживился Дрейк.

— Сделано в Китае, — небрежно схохмил с русским акцентом Руслан. — Так, раз нам такие нужны, сегодня переквалифицируемся частично в пролетариат. Я с Валидой за стрелами, а остальные дуйте за шахтерским инструментом и развивать базовые навыки добычи. Идем в дельту реки за камнями.

— Там все занято альянсами, — с сомнением возразил Дрейк. — И мы там помрем от скуки.

— Зато в пустоши вернемся уже с усилением, разнообразие на один вечер не помешает. Так что поторопитесь, пока еще есть время занять локацию.

— А ведь верно, — поддержала старика Мейксиу.

Вскоре отряд выбрался из города. В пути через холмы он вкратце рассказал о вчерашней вылазке в речную долину.

— Если бы не отключение когнейровира, задержался там еще на пару часиков.

— Да, я в это время в городе мастеров был. Ждал окончания поединков.

— И чем он кончился? — поинтересовался Руслан.

— Да какой-то новичок вынес всех на закрытом сервере. Вернулся из портала и сразу убежал из игры в реал. Там потом просто нечто творилось. По слухам, в Либерти раскол, Патриоты и Империя снова начали войну с Рэд Стар. Пора нам вливаться в какой-нибудь альянс. Или основать свой, — предложил Дрейк.

— Рановато, — протянул Руслан. — Не торопись, малой, у нас впереди еще времени чуть меньше, чем вечность. Еще успеем всех натянуть, что ту сову на глобус.

— А я видел этого Рэмиса, — вклинился Килгор, когда старик замолк. — Он новичок, как и мы. Просто у него откуда-то самая лучшая экипировка в когнейровире. И он одиночка, не состоит в альянсе.

— Как и мы, — согласилась Мейксиу. — А значит, альянсы и не нужны.

— И то верно, — сказал Руслан. В его планы не входило заморачиваться чем-то большим, чем их маленькой командой.

В речную дельту они прибыли одни из самых первых.


Глава 17: Беспощадное время


Реальность, Гонконг, 2080 год.

Вставать пришлось рано.

Руслан записался на прием в медицинский центр на десять часов утра. Прикинув расстояние, старик вычислил, что добираться придется не менее часа, так как место назначения расположилось за пределами сектора Кибергорода, в Гонконге. Насыпав коту корма на неделю и соорудив из бутылки и скотча поильник с водой, он провел пятерней Хриплому по загривку и натянул ботинки перед дверью. Пару лет назад в Париже его при профилактическом осмотре положили на двое суток в стационар. Кот тогда выжил, но еще неделю обижался на старика, пару раз от всей кошачьей души обоссав обувь. В этот раз кот не останется голодным, если возникнут осложнения.

Поэтому он вышел из дома заранее. Спустившись в подземку, сел в полупустой вагон метро. Вчера вечером его бесцеремонно оторвали от игры звонком. Новая всемирная организация по контролю животных каким-то образом прознала, что у него живет домашний питомец и безапелляционно заявила, что кота нужно отдать в специальный заповедник. Руслан поначалу обалдел от такого предложения и вежливо поинтересовался, а не пойти бы этой организации в задницу. На что получил полный набор угроз и обещаний забрать животное силой с представителями власти.

Звонили еще три раза с неизвестных и разных номеров, так что в конце концов старик выключил мобильный. Сейчас он ехал в медицинский центр и смотрел в окно в самом мрачном расположении духа. Мелькавшие за стеклом урбанистические джунгли из металла и пластика сменились бетоном старых зданий и тусклыми зеркальными панелями совсем уж древних строений его юности. В просветы между высотками врывались веселые солнечные лучи, заставлявшие старика недовольно щуриться.

За одну остановку, где ему нужно было выходить, в вагон завалились юнцы с явным желанием испортить окружающим нервы. Громко разговаривая, они задевали пассажиров и всячески нарывались. Старик сумрачно поглядел на них. Полвека назад он бы размазал их по стенам, если бы его зацепили. Сейчас он ничего им не мог сделать и под негодующие вопли начинающегося скандала вышел на своей станции. Оставалось спуститься вниз по небольшой лестнице в конце городского квартала, и он будет на месте.

Медицинский центр выглядел современным. Ослепительно белый, с красными крестами на покатых стенах, он был окружен маленьким парком с невысокими, ниже роста взрослого человека, деревцами. Сразу при входе на территорию к старику подкатился робот. В отличие от других, этот экземпляр передвигался на колесиках и явно был не способен преодолевать лестницы. Это проблема все еще оставалась у большей части кибернетических механизмов.

— Добрый день, скажите имя и цель визита. Я вас провожу.

— Руслан, профосмотр, — просипел старик и прочистил горло.

— Повторите, расшифровать не удалось, — экран робота мигнул красным, ожидая.

Руслан повторил, экран засветился зеленым и кибер покатился к зданию. Старик посеменил за ним, войдя в просторный зал ожидания, где сидели три человека. Робот сразу поехал к лифтам. Поднявшись на шестой этаж, робот и старик направились по светлому коридору вдоль закрытых дверей.

— Вам сюда, удачного профилактического осмотра, — пропищал, остановившись возле одной из дверей, кибер и укатился обратно к лифтам.

Руслан, собравшись с духом, тихонечко толкнул дверь и вошел. В кабинете, наполненном медицинской техникой, находился всего один врач. Большое панорамное окно пропускало много света. Табличка на столе рядом с голографическим экраном гласила: «доктор Ким Тен». Похоже, пациента медик совсем не заметил, сидел за столом, опустив голову. Старик задумался: а не спит ли он?

— Здравствуйте, — все-таки опередил с приветствием врач.

— Добрый день, я на осмотр, — немного замявшись, Руслан произнес фразы с интонациями робота-проводника и мысленно выругался.

— Проходите и ложитесь на автодиагност, — азиат указал на нечто похоже на древнее стоматологическое кресло, даже яркое освещение над местом было один в один, как в начале века. Руслан, сняв ботинки, как гласила табличка, уместился на кресле, оказавшимся довольно удобным. — Не шевелитесь минуту, дышите равномерно.

Старик расслабился и прикрыл глаза. Здесь медицина была явно лучше европейской, по крайней мере в техническом плане. Диагност под ним еле слышно гудел, медик управлял им прямо со своего стола, через компьютер.

— Все, можете вставать, — проговорил врач. — Ваш организм в норме, есть небольшие отклонения. Используете персонального медкибера?

— Да, — разлепил невольно сжатые губы Руслан, все еще предвкушая плохие новости. Окончательно выбравшись из кресла, заметил табличку изготовителя на боку. «Киберспорт Индастриз Корпорейшн».

— Хорошо, — доктор Ким провел пальцем сквозь голографическое изображение, невидимое для старика. — Поберегитесь лишних нагрузок и нервных переживаний во избежание серьезный нарушений работы сердечно-сосудистой системы.

— С этим нет проблем, я спокойно живу один и нервировать меня некому, — Руслан усмехнулся и посерьезнел. — Доктор Ким Тен, если хочу установить себе имплантат для подключения нейроинтерфейса, в этом медцентре могут провести операцию?

— Это исключено, — вежливо улыбнулся медик.

— Почему? — удивился старик.

— Видите ли, уважаемый Руслан, — произнес Ким, сложив руки в замок и опустив на них подбородок. — Это невозможно из-за вашего возраста. Подобные операции запрещены проводить на пациентах возрастом более восьмидесяти лет. Еще год назад вы подходили по возрасту. Теперь на это нужно специальное разрешение вследствие жизненной необходимости. А ее нет.

— Бюрократия, — разочарованно протянул Руслан.

— Вы не волнуйтесь, — назидательно сказал медик и набрал что-то на световой клавиатуре перед ним. — Вам это запрещено. Как и подключение нейроинтерфейса. Я отправил на ваш терминал рецепт. Приобретите лекарства и загрузите в медкибера. И приходите на следующий осмотр через три недели, график я уже изменил в вашей медицинской карте. Хорошо?

— Да, доктор Тен, спасибо, — Руслан направился к выходу.

— Всего доброго, — кивнул на прощание медик.

Покинув медицинский центр, старик вернулся домой так же на метро. В полупустом вагоне негромко разговаривали две женщины и подросток в виртуальном шлеме водил перед собой руками. Его губы двигались, он совсем тихо отдавал мобильному терминалу команды. Рядом с ним у ног неподвижно приютился робот в виде не то маленькой собаки, не то гибрида кота с крысой.

Руслан еле слышно фыркнул. Выглядел кибер совсем экзотически, и не факт, что был полезен; скорее всего развлечение, не более. Технику в целом и роботов в частности он воспринимал только как практичные и необходимые блага цивилизации. Для получения удовольствий хватало игры. Он поймал себя на мысли, что ему не терпится вернуться в когнейровир. Затянуло с головой.

Поднявшись к себе, он открыл дверь и от неожиданности крякнул. Горел свет и перед компьютером сидел племянник. На коленях у него покоилась коробка из темного экокартона.

— Дамир, ты меня окончательно угробить решил? Я так инфаркт схвачу, если будешь пугать деда.

— Привет, дядь. У тебя мобильный вне зоны доступа.

— Выключил, — пояснил Руслан, перестав топтаться у порога и пройдя в комнатушку. Из-под койки сверкнул глазами Хриплый, старик погрозил ему пальцем. — Почему плохо охраняешь?

— Не гони на кота, он мне чуть полноги не отгрыз исподтишка, — усмехнулся Дамир, — Слушай, я чего заехал-то. Оставлю тебе кое-что интересное, просто очень срочно с глаз убрать надо.

Племянник похлопал ладонью по коробке. Старик подозрительно прищурился.

— Что это?

— Нейроинтерфейс. Если хочешь, используй. Но не факт, что он рабочий.

Лицо Руслана вытянулось. Бывают же такие совпадения, он как знал, что племянник поможет с его просьбой. Вот только сейчас он никак не мог подключиться, раз ему было запрещено устанавливать систему подключения в организм.

— И где ты его нарыл?

— Откуда взялся этот нейроинтерфейс? Да кто его знает, в позднюю компьютерную инфоэру, когда мир кишит кучами цифровых фриков и педороботов-киберубийц. Конечно, какой-то рукастый умелец собрал этот нестандартную техническую штуковину. Откопали его в дебрях Гонконга, разбирая старые дата центры. Вот только мне его возле себя держать никак нельзя. А у тебя он в сохранности будет, пока не придумаю куда его пристроить.

— То есть продать, — ухмыльнулся Руслан.

— Ну разумеется, — согласился Дамир, поднявшись и положив коробку на скрипнувший стул. — Заберу нескоро, такую деликатную сделку проводить надо с предельной осторожностью.

— Не беспокойся, у меня его никто не спалит.

— Ага. Ну, я пойду, — Дамир с опаской обошел по стеночке край кровати, из-под которой послышалось угрожающее ворчание. — Вот зверюга. Пока, дядь.

— Бывай, — махнул рукой на прощание Руслан и присел на койку, издалека разглядывая коробку. Потом встал и закрыл дверь, щелкнув замком. Зашуршав экокартоном, вытащил содержимое.

Толстый ободок из темного металла с регуляторами обхвата, из центральной части свисали провода, заканчивающиеся коннекторами и штекерами. Два из них точно были для подключения к компьютеру, а три неизвестной конфигурации, причем один в виде шунта с длинным и тонким металлическим стержнем, сантиметров семь, не меньше.

— Так вот ты какой, нейроинтерфейс.

Осталось придумать, как его использовать. Руслан включил компьютер и сразу запустил «черную дыру» — детище небезызвестного в начала века даркнэта. Он был полон решимости подключиться к когнейровиру с новым оборудованием и начал искать нелегальных киберхирургов, способных сделать ему операцию.

На улице Дамир принял звонок от неизвестного номера.

— Ты избавился от него? — спросил глухой голос в гарнитуре.

— Да, босс. Схоронил так, что никто не найдет при всем желании.

— Бохая не ищи. Вообще забудь про азиата. За свою любознательность его отправили на Филиппины, — голос затих и связь сразу оборвалась.

— Понял, — собеседник, услышав его, ничего не ответил и связь сразу оборвалась. Дамир невольно сглотнул, понимая намек. Глухой голос ничего не говорил просто так. Но он точно был уверен, что про деда его босс ничего не знал.

А значит, дорогую штуковину он сможет рано или поздно выгодно пристроить.


Глава 18: Печать величия


Киберпространство, общий открытый сервер, 2080 год.

Рэмис вернулся в игру не сразу, как только включились все серверы когнейровира, а на следующий день, ближе к вечеру. Ажиотаж, вызванный его победой в турнире поединков, уже приутих. А в личных сообщениях оказалось больше тысячи уведомлений. Он удалил их все, не читая.

Сейчас, немного отдохнув и спокойно поразмыслив о прошедших днях, Рэмис осознал, насколько нелегкой оказалась победа. То, что он до финала смог сразить РигораМортиса было невероятной удачей, практически случайностью. Конечно, поражение от настолько сильного противника не помешало бы ему попасть в финал. Но именно этот выигрыш позволил поверить в свои силы.

Остальные поединки, прошедшие на пылающей арене, были не менее опасными. МирДанных проиграл вследствие слабых навыков, он не хотел бы с ним встретиться в будущем, когда славянский игрок раскачается. Патриота Рэмис убил благодаря стечению обстоятельств, просто везение. Самым сложным был Летаргал. Бывший имперец был ему не по силам, но он выстоял и смог подобрать исключительно верный момент для победы.

И конечно же, предводитель Либерти. Не уступающий Рэмису, а в чем-то и превосходящий. Он вырвал у Маледикта победу буквально зубами, выложившись на полную. И вряд ли смог бы повторить.

Сообщения продолжали сыпаться, Рэмис решил просто не обращать на них внимания. Подходящих к нему с самыми различными просьбами и предложениями он просто игнорировал. В информации о персонаже кое-что поменялось.

«Рэмис, герой, одиночка, репутация 1085, дуэлей 99»

Неудивительно, что уведомления о приглашениях в альянсы шли нескончаемым потоком. Каждое объединение сейчас хотело привлечь в свои ряды победителя. Вот только ему до лампочки были все альянсы когнейровира. Вернуться в Техно он не торопился, а в Фэнте можно было вполне сносно играть одному. Междоусобная война коалиций и обязанности его не прельщали, несмотря на явные плюсы дальнейшего роста.

На самом деле, его рейтинг в общем списке был невысок. Болтаясь где-то в конце на десятитысячных местах, он разочаровался в системе репутации. Какой смысл стремиться поднимать рейтинг, если и так уже каждый второй знает, что он лучше и опасней всех?

Единственным бесспорным преимуществом стал привилегированный доступ во все локации когнейровира. Теперь он мог отправиться куда угодно, не затрачивая лишнего времени. Чем он и воспользовался, мгновенно переместившись из города вглубь материка, в столицу мира Фэнта, самый огромный город Иснаар.

Город был огромный. Даже исполинский. Являясь на карте Фэнта всего лишь пятном на пересечении ведущих в него трактов, Иснаар был в два раз больше Шанхая. Он оценил гигантские размеры столицы и приступил к исследованиям, больше похожим на путешествие. Такую махину и за неделю не облазить.

Окончательно заплутав через пару часов, Рэмис остановился на мосту, больше похожему на проспект с ветвящимися от него улицами с бесконечным количеством переулков. Иснаар поражал воображение, большая часть архитектурных сооружений просто не могла существовать в реальном мире, моментально обрушившись по всем физическим законам. Виртуальный мир имеет право быть невозможным.

— Салют победителю, — раздалась неподалеку очередная попытка привлечь его внимание. Он как обычно проигнорировал бы, но увидел кто это. Перед ним стоял Летаргал, только без своих белых доспехов. Сейчас на нем была простенькая защита, даже без усилений.

— Привет, — тихонько ответил Рэмис.

— Почему-то я не удивлен, что встретил тебя в Иснааре, — Летаргал подошел поближе. Клинки у него остались те же, Рэмис узнал их по запомнившимся эфесам. — Уже выбрал альянс или коалицию, где будешь загнивать?

— Нет. Куда делась броня?

— Вернул лидерам Империи. А вот мечи мои, хотя и на них тоже пасть разевали. Хочешь совет? Не вступай в альянсы, оставайся одиночкой.

— Я так и собираюсь поступить, — оживился Рэмис. — Но почему?

Летаргал рассмеялся и встал рядом с Рэмисом, уйдя с дороги, по которой не прекращалось оживленное движение.

— Предводители считают, что им все должны только уже за то, что находятся в рядах альянса. По крайней мере, так обстоят дела в Империи. Или бесконечная война с идиотским управлением, как в Патриотах или РэдСтар. В Тинтане вообще по слухам махровая иерархия с постоянной ложью про всеобщее процветание. И это лучшие альянсы! Представь, что твориться в коалиции Либерти, а тем более в мелких кланах.

Рэмис промолчал, только заинтересованно наклонил голову. Он не знал, что Летаргал индивидуалист. Их характеры были в чем-то схожи. Бывший имперец лишь подтвердил его размышления о преувеличенной необходимости пребывания в альянсе.

— Тем более, что сейчас все эти шаткие формирования рушатся как карты от ветерка, — продолжал тем временем Летаргал. — Маледикт потерял контроль над Либерти, Империя ввязалась в свару Патриотов. А те еще и пытаются отгрызть кусок влияния Тинтана. На острова сейчас лучше не соваться, там сначала стреляют, а потом смотрят, в кого попали. Эти игры являются веселыми только для лидеров. Нам же, простым обитателям когнейровира, кроме фана эти противостояния ничего не дают. А благодаря тупости лидеров и их заместителей даже интерес пропадает.

— Теперь ты сам по себе, — заметил Рэмис.

— Да, — усмехнулся Летаргал. — С открытой на меня охотой всей Империи и сочувствующих им. Кстати, не удивлюсь, если и тебя начнут искать.

— Пусть попробуют меня остановить, — высокомерно ответил Рэмис.

— Либерти может оклемаются. И не забудут, благодаря кому в коалиции начался диссонанс. Если буду неподалеку, приду на помощь.

Рэмис задумался. А ведь так и выходило, что он в одиночку уже столько времени воевал с целой коалицией. Один против всех. А сейчас Летаргал предлагал ему помощь. Это было странно, ведь Рэмис ни с кем не дружил в когнейровире.

— Вряд ли получится. С Иснаара я отправлюсь на побережье или сразу на архипелаги.

— Правда, что Искадавр отдал тебе все? — спросил Летаргал, имея ввиду экипировку. — Не думай, что я тебе зубы заговариваю. Просто в Либерти болтают, услышал краем уха.

— Продал, как и положено, — понял бывшего имперца Рэмис.

— Жаль, не мне. Если решишься продать все, найди меня. И никому не доверяй.

— Учту, — кивнул Рэмис.

Летаргал молча и не прощаясь вклинился в потоки на дороге и исчез среди толп игроков и неигровых персонажей.

Рэмис пошел дальше бродить по столице. Бывший имперец во многом подтвердил его размышления. А значит, его ждут постоянные сражения с Либерти и их прихвостнями. Что его вполне устраивало.

Иснаар окутался ночным сумраком, повсюду зажглись фонари и прочие источники света, вплоть до мерцающих торцов зданий. Стоило задержаться, чтобы увидеть такую красоту. Рэмису нравились миры когнейровира своей продуманностью и великолепием. Глаза и разум постепенно привыкали и принимали все вокруг как должное. А новое сразу обращало на себя внимание. Он очень хотел вернуться в шахты Мертории, но прекрасно понимал, что не выживет там дольше пяти минут. А постоянно возвращение к началу немного выводило из себя.

Как он понял, в Иснааре не было центра, как в других городах. Архитектура везде представляла собой монументальную и высокую застройку с разделением на секторы, но без каких-то уникальных отличий. В любом месте столицы было шумно и многолюдно, даже в переулках порой было не протолкнуться. Количество заданий, объявлений о наборе в альянсы и частных заказов на досках информационных столбов просто зашкаливало.

Именно среди заказов на устранение он и нашел себя, захохотав во весь голос. Некто Гилан платил по десять золотых за каждый подтвержденный факт убийства Рэмиса, не больше одного раза от персонажа или альянса. То есть одноразовый контракт на убийство. Жаль, что он не мог посмотреть, сколько человек или альянсов уже взяли это поручение.

Отправился на побережье он в отличном настроении. Вообще, он долго выбирал изрезанные фьордами северные скалы у ледяного океана или южные лагуны, возле которых и располагался архипелаг. В конце концов не остановился на чем-то конкретном и переместился на Совиный полуостров. Выбрав часть, омываемую океаном, а не морем, Рэмис очутился на краю портового города, окруженного густыми лесами. Перед ним виднелась самая огромная пристань, в воде покачивались сотни кораблей самых разнообразных форм и размеров.

Под порывами ветра он зашел на пристань, неторопливо прогуливаясь по настилу пирса. Задержавшись у десятка загружающихся кораблей, он удивился: это был один альянс. Сотни человек поднимались по трапам и занимали места на палубе или скрывались в трюмах.

— Ты можешь поплыть с нами. РэдСтар отправляется на острова.

— Я не вступаю в альянсы, — раздраженно ответил Рэмис и посмотрел на обратившемуся к нему. Приземистый воин в легких доспехах явно узнал его.

— Как знаешь. Там сейчас жарко и довольно весело. Если что, можешь занять место на любом корабле, чтобы просто принять участие. Мы отплываем через полчаса.

— Я слышал, что в островные замки участники альянса могут перемещаться быстрее, чем обычными путями?

— Это так, — ответил воин. — Но сначала новичков нужно привезти на острова и провести в цитадель, чтобы они принесли клятву верности альянсу. Обычно в прибрежной зоне большую часть из них и убивают другие кланы. Такова цена тотальной войны.

Рэмис поймал себя на мысли, что хочет в этом поучаствовать, но вовремя спохватился. Наверняка РэдСтар поступали с новичками других альянсов также, тем более что воин сам упомянул непрекращающуюся войну. Пока что он будет держаться от всех альянсов подальше.

Таков его путь одиночки.


Глава 19: Превосходство


Реальность, Гонконг, 2081 год.

Это было немыслимо. Руслан закрыл все вкладки и откинулся на кресло. Он сидел перед экраном, линии схем прыгали перед глазами. Двадцать часов он смотрел устройство нейроинтерфейса, стараясь разобраться хотя бы в основных принципах, на которых работала непостижимая аппаратура, набитая в ободок с торчащими проводами.

Сама микросхема была примитивной, в ней легко разберется любой инженер. От основы в корпус вглубь уходили тонкие, как волос, проводники. Он разобрался в мельтешащих на экране активных блоках и элементах питания, но все равно не мог понять, почему нет подключения. Потоки электронов шли в различных направлениях, усиливались, ослаблялись, словно бы сами собой, меняли направление движения. Вся схема этого нейроинтерфейса была нестандартной, как будто паззл, собранный из сотен осколков. Аппаратура выдавала из своего непостижимого нутра дикую смесь непонятных электрических сигналов, как будто живущих своей жизнью.

В том, что нейроинтерфейс работает, он уже не сомневался, но ему нужно было понять и узнать хотя бы приблизительно, что именно он делает неправильно. И возможно ли вообще полноценное подключение с помощью этой электрической абракадабры или он просто зря теряет время.

Зуд в затылке снова заставил Руслана непроизвольно потрогать пальцами бугорки коннекторов, выступающие на коже. Если бы он знал, что имплантаты будут так нестерпимо чесаться, то трижды подумал, перед тем как на старости лет превращаться в киборга.

Деньги на операцию оказались не проблемой, на оплату ушла всего треть ежемесячного пособия. Он больше искал нелегальную киберхирургию. Оказывается, после семидесятых, когда они стояли на каждом углу как закусочные, все стало гораздо сложнее. С ним прервали переписку шесть контор, прежде чем старик понял, как с ними нужно договариваться.

Клиника доктора Сафорда, несмотря на громкое и приличное название, на самом деле оказалась помещением с низкими потолками, разделенное перегородкой. Посетители оформлялись в узком предбаннике у секретарши с роскошной искусственной грудью, а в более просторной части слышался гул механизмов. Руслан немножко нервничал перед операцией, уже перейдя в статус пациента, и от нечего делать пялился на полуприкрытую грудь не реагировавшей на бесцеремонное внимание женщины.

— Руслан, проходим, — наконец-то произнесла она, безразлично посмотрев на старика и сразу отвернувшись.

Он поднялся на предательски дрогнувших ногах и храбро зашел за перегородку, отодвинув полупрозрачные экопластиковые шторки. Внутри находились два человека: Один с сильно оттопыренными ушами и второй с грубо сделанным имплантатом вместо левого глаза. Кожа на лице у него была вся в шрамах и кровоподтеках.

— Доктор? — недоверчиво произнес Руслан, не понимая, кто есть кто.

— Да, — ушастый счел обращение за приветствие и указал на протертую кушетку, — Садитесь, сначала экспресс анализ.

Старик присел и протянул руку подошедшему доктору, уколовшему сгиб руки анализатором, похожим на пистолет-пулемет с обвесом. От прибора к встроенным в стены компьютерным терминалам тянулся длинный провод свисая на всем подряд в помещении. На аренде здесь явно сэкономили.

Мужчина с киберглазом сел рядом и хрустнул костяшками пальцев. Резкий звук заставил старика поморщиться. На его ботинках темнели засохшие пятна крови.

— Простите, — покосился мужчина на него живым глазом. — Привычка.

— Все, утилиты закачались, — повернулся к ним ушастый и помахал руками, — Как видишь меня? Цвет, движение в норме?

— Двоится, — буркнул одноглазый. Доктор молча отвернулся и склонился над экранами, стуча пальцами по стареньким клавиатурам. Гул вентиляции резко оборвался, и подпольный медик приглушенно выругался, перейдя к другим терминалам в углу.

— Поломался? — вполголоса спросил Руслан.

— Давно, — вздохнул мужчина. — Глаз выбило в войне, я еще мальчишкой был. А сейчас ни работы, ни нормальной медпомощи. Пришлось ставить этот кусок дерьма в глазницу. Зато надежный, только немного сбоит, когда по нему прилетает.

— А сейчас? — хирург вернулся к ним и заглянул мужчине прямо в имплантат.

— Запись идет, трансляцию сам проверю, — покачал головой мужчина, — Хотя бы на десяток ударов хватит, Джимми?

— Гарантию не даем. Никто же не виноват, что тебе прямо в него бьют?

— Зрители обожают, когда удар направлен прямо в объектив, кровища во все стороны и я падаю. А расходы на починку кусаются, между прочим.

— А кому сейчас легко? Кризис.

— Да если бы... — махнул рукой одноглазый и ушел. Шторки качнулись с тихим шелестом и ненадолго наступила тишина, заполнившаяся включившейся вентиляцией. Старик ждал, пока доктор бегал от одного экрана к другому, и хотел поскорее вернуться домой. Время уже близилось к вечеру.

Он чуть не задремал в ожидании, когда хирург все же окликнул его.

— Что?

— Не спать, дедуля, — уши у него зашевелились, когда он оскалился в улыбке. — Теперь на стул и голову лицом вниз на верстак.

— Наркоз будет? — сварливо поинтересовался Руслан, пересаживаясь и упираясь лбом в специальный полукруглый кусок гладкого пластика. Судя по острому специфическому запаху, изготовленного еще старинными способами.

— Обязательно, но не полный, а частичный. Иначе биоритмы не проверить. Уверяю, боли не будет, — затрещал доктор, периодически прикасаясь инструментами к коже затылка. — Большая часть затрат идет на специальных микророботов, которые протягивают нейролинии. К сожалению, эти сволочи одноразовые, так как достигнув финиша, врастают в нервную ткань, становясь частью системы подключения.

За все время, пока киберхирург говорил, он пару раз уколол Руслана и даже холод металла перестал чувствоваться. Почему-то старик все ждал, когда же завизжит циркулярная пила, как в старых фантастических триллерах.

— Запах есть? — спросил доктор.

— Да, пластиком воняет, — удивленно ответил Руслан.

— Вот и отлично. Все, голову можно поднимать. Зрение в норме, голова не кружится?

— Все в порядке, — подтвердил старик, так и не заметив изменений. — Так значит, без наркоза?

— Да он и не нужен. Пациенты больше обсыкаются, особенно если в первый раз. Поздравляю с апгрейдом, кибервоин, — не удержался от шутки ушастый медик и заржал, чем насмешил старика.

Домой Руслан вернулся, когда уже полностью стемнело. Желание сразу начать играть через нейроинтерфейс было чуть больше размера вселенной. Поэтому он сразу достал и подключил аппаратуру, предвкушая полный контроль над когнейровиром. Ободок лег на плечи, обхватив шею, все провода были на своих местах, все работало и... ничего.

На экране, как и раньше, горела надпись: «Низкая производительность. Полный контроль над когнитивной нейронной виртуальностью невозможен». Система тестирования периферийных устройств и производительности все так же была на нижней шкале с красным изображением монитора.

Едкая смесь разочарования и обиды завладела Русланом, и он зашел в игру как обычно. Переговорив с соратниками, сослался на плохое самочувствие и выключил когнейровир, положив строптивую технику перед собой и открыв в поисковике технические сайты.

— Нет, ты у меня заработаешь как миленький, — проворчал старик. Хриплый со своего места на системном блоке приоткрыл один глаз еле заметной щелочкой и тут же закрыл, продолжив дремать.

Провозившись полночи и весь следующий день в бесплодных попытках подключиться, Руслан уже был на грани отчаянья. Он уже думал звонить в клинику доктора Сафорда; вдруг ушастый олух что-то напортачил или не доделал. Но все же решил все проверить еще несколько раз. Человеческий фактор никто не отменял, он мог что-то упустить.

Очередное переподключение не дало никакого эффекта, и он снова полез в технические характеристики, сразу наткнувшись на то, принцип действия чего он не понимал совершенно. Когнитивная матрица, сердце нейроинтерфейса, а точнее ядро, работающее напрямую с биоритмами человеческого мозга. И куча строчек с описанием рабочих диапазонов и частот.

Руслан нахмурил брови. Частота и диапазон соединения — что-то в этом не стыковалось, его внимание зацепилось за какую-то мелочь. Подключенная аппаратура выводила данные на экран, и он полез в настройки. Некоторые числа он уже знал наизусть, почти сутки маясь с непокорной техникой.

И сразу же увидел, что скоростной режим обмена информационных пакетов был завышен в десятки раз. Выше предела, отчего его биоритмы просто пропускали оцифровку. Она как будто пролетала мимо, мозг тупо не успевал поймать момент и не реагировал на подключение. Старик его выключил и снова запустил игру, сгорая от нетерпения.

Шкала устройств рванула к высшей отметке и веселой расцветкой индиго засияло стилизованное изображение головы с подключенным нейроинтефейсом. Текст сообщения системы подтверждал хороший выбор пользователя дополнительной расцветкой золотой рамки: «Высокая производительность. Доступен полный контроль над когнитивной нейронной виртуальностью».

От победного вопля старика кот проснулся и недовольно зевнул, укоризненно посмотрев на радостного хозяина.

***

Доктор Сафорд с неприязнью оглядел помощника и сжал губы в тонкую линию, всем своим видом показывая недовольство.

— Так значит, материалы перепутаны, да?

— Я не знаю, как это вышло, — поспешно начал оправдываться Джимми, бегая взглядом туда-сюда и избегая смотреть на Сафорда. — В голове у старика сейчас нормальный интерфейс для подключения. Все проверено и работает. Вот только вместо обычных нейролиний у него в мозгах сверхпроводники. Я не знаю, как так получилось, у них упаковки разные, просто дизайн поменялся и обозначения переместили...

— Ты не о том беспокоишься, Джимми, — доктор напустил на себя еще более грозный вид. Вытащенная из помойки упаковка лежала перед ними на столе. Смятая и жалкая, прямо как дергавшийся перед Сафордом киберхирург. Он смешно дергал ушами, когда говорил. Это раздражало.

— А о чем? У него мозги вскипят и испарятся, как суп, подогретый на реактивном двигателе. И на меня выйдут, повесят убийство. Это пожизненное...

— Дурак ты, Джимми, — растянул губы в невеселую улыбку Сафорд. — Нейроинтерфейс не работает на таких энергиях. Максимум, что случится, это инсульт. А старикашке и так уже восемьдесят, похоронят и забудут.

— Но сверхпроводимость... — начал было Джимми, но доктор его прервал.

— Эти нейролинии очень дорогие. Тебе придется за них заплатить. В двойном размере. Запомни эту ошибку, Джимми, и забудь о старике. Ему и так уже осталось недолго и тебя из-за него не посадят. Тебе нужно зарабатывать, поэтому иди работай.

Помощник кивнул и с понурым видом вышел из кабинета. Сафорд поморщился и вывел на голографический экран отчет о проведенной операции. Проведенная без осложнений, с весело сиявшей надписью: «Система подключения установлена успешна, нейролинии протестированы и работоспособны».

Сафорд скривился. Джимми в панике сам к нему прибежал из кабинета киберхирургии, судорожно сжимая в руке пустую упаковку. Работать медик умел, а вот думать не очень. Надо же быть таким идиотом, чтобы имплантировать пациенту мэйснеровские нейролинии!


Глава 20: Цифровые заветы


Киберпространство, общий открытый сервер, 2081 год.


Такого старик не ожидал. Жизнь его к такому не готовила.

Полчаса мучений с неуправляемым Русом, который поначалу вообще упал и не мог ходить, а последующие десять минут ползал недалеко от выхода из города на потеху редким игрокам, закончились тем, что он просто отключился от когнейровира. В результате тридцатиминутного позора он научился ковылять и наполовину преодолел три ступеньки лесенки неподалеку.

— Полный контроль, интуитивное управление! Ага, как же! — в гневе бушевал Руслан, топая по комнате и попутно разминая затекшие ноги. Два метра к двери, два обратно. Конечно, он помнил в описании работы нейроинтерфейса, что к нему нужно привыкать. Но не думал, что все будет так сложно.

— Как заново родился, тут же обосравшись, — проворчал напоследок старик и вернулся к компьютеру. На этот раз устроил ноги поудобнее, чтобы потом, отключившись, не превратиться на энное время в инвалида игровых действий.

На этот раз погружение в когнейровир прошло мягче. Рус уверенно стоял на своих двоих и вроде падать не собирался. Сделав несколько шагов, он уверенно перешел на бег и чудом чуть не врезался в стену, притормозив буквально в нескольких сантиметрах. Управление теперь казалось удобнее, да и скорость реакции отменная. Оставалось научиться двигаться интуитивно и свободно, не задумываясь над следующим шагом.

Старик перешел к взаимодействию с экипировкой и тут все было намного легче. Выбор нужного предмета осуществлялся привычным способом, при взгляде высвечивалась информация. Причем теперь не обязательно было сосредотачиваться на обзоре, достаточно было касания без видимости. Главное, знать, где находится необходимое в данный момент. Это было крайне удобно, открывало новые перспективы.

Толку от него сейчас в команде было немного, но все же он решил не бросать своих, обучаясь в процессе. Тем более, что сегодня у них было запланировано перемещение в другое поселение, более известное как город мастеров. Название Руслану ничего не говорило, Дрейк уверял, что там они все смогут многому научиться. А выходить собирались еще вчера, задержавшись из-за него.

Все собрались возле ворот, дожидаясь старика и Мейксиу. Приковылявший Рус вызвал оживление среди соратников, даже Валида тихонько в личке поинтересовалось как здоровье.

— Нормально, ребят, все лучше некуда, — успокоил всех Руслан.

— У тебя персонаж шатается, — неуверенно произнес Килгор. — Такого не бывает только при аналоговом подключении.

— Поэтому сегодня поведем деда, пока он не освоится с новой техникой, — назидательно заявил Дрейк. Валида взмахнула луком в знак согласия. — Теперь все в сборе, выдвигаемся?

Как раз подошедшая Мейксиу кивнула, и уставилась на клонившегося из стороны в сторону Руса.

— Идем, да поживее. Надо успеть до безопасного места за час, — распорядился Руслан. — Там и решим по обстоятельствам, закончим путь сегодня или завтра.

— Такими темпами через пару недель, — скептически произнесла Мейксиу, наблюдая за попытками Руса идти прямо.

Поначалу действительно шли очень медленно, пока старик привыкал к управлению. В ожидаемой стычке с монстрами — огненными элементалями в виде объятых пламенем тощих статуй, Килгора и Руса поставили в середину. Старик и маг были бесполезны против раздающих огненные оплеухи тварей, которых задержал Дрейк и перестреляла Валида.

Собрав добычу в виде кусков базальта и обсидиана, путешественники также обнаружили среди обломков нечто действительно ценное. Очень редкий щит с высоким показателем сопротивления огню единогласно было решено отдать рыцарю отряда. Дрейк радовался, как ребенок и несколько раз повторился, что не зря вышли в путь именно сегодня. Руслан больше отмалчивался, сосредотачиваясь на стараниях двигаться естественно.

Безопасное место, к которому они шли, было постоялым двором на тракте. В этой зоне, и прилегающей территории, невозможно было погибнуть. То же касалось и невозможности драк против игроков. Когда до двора осталось чуть меньше десяти минут пути, всем уже было ясно, что сегодня попасть в город мастеров они не успеют. Поравнявшиеся с Русом маги одобрительно ехидничали, видя, что старик адаптировался к новым условиям игры.

— Насчет недели я ошиблась, справимся за три дня, — сострила Мейксиу.

— Попрошу Валиду отстрелить вам ноги, чтобы прогноз сбылся, — мрачно огрызнулся Руслан, но все же не стал дольше дуться, — Долго осваивала когнитивный обруч?

— Быстро, благодаря обучению в начале, — ответила Мейксиу.

— Так что у тебя, Рус? Нейрошлем или обруч? — допытывался Килгор.

— Будешь много знать, станешь дедом, как я, — отшутился Руслан. Рассказывать детям о приобретении он пока не торопился. Пусть гадают.

— Так значит теория, что старшим поколениям сложно осваивать новые технологии — миф? — задумчиво произнесла хил.

— Я видел рассвет инфоэры. Как у людей в домах появились первые персональные компьютеры. Как нелепо смотрелись в руках первые огромные мобильные телефоны. Как сеть постепенно поглотила все сферы жизни человека. Всего лишь очередная техническая диковина, не первая, да и не последняя.

— Оптимистично, — коротко сказала Мейксиу.

— Ну не скажи, настроил и подключил я все сам, — Руслан вовремя замолчал, чтобы не ляпнуть лишнего. Тем более, что они уже подходили к безопасной зоне.

Постоялый двор оказался несколько больше, чем они предполагали. Настоящее маленькое поселение, обнесенное забором в полтора человеческих роста, даже с двумя сторожевыми вышками, на одной из которых маячила фигура часового. Отряд зашел в приоткрытые ворота и разместился внутри, после чего все, кроме Руса и Килгора вышли из когнейровира.

Еще одна из странных сложностей игры — персонаж, не оставленный в безопасной зоне непременно будет уничтожен. Пользователь покидал когнейровир, аватар же оставался на том же месте без управления. Неудивительно, что стоимость автоматически управляющего программного обеспечения взлетала до небес — очень многие хотели иметь возможность оставаться в опасных локациях без риска.

— Признайся, дед, у тебя теперь тоже есть обруч? — продолжал расспросы Килгор.

— Да какая разница? — невозмутимо отмахнулся Руслан. Движение получилось резким и неестественным. — Главное, что я потихоньку привыкаю к управлению. Скоро перестану быть бесполезным балластом. Вот тогда мы навоюем и весь когнейровир рот раскроет от удивления.

— Я слышал, что с возрастом опасно погружаться в виртуальность, но не помню почему, — задумчиво проговорил маг.

— С чего ты это взял? — искренне удивился Руслан.

— Я же говорю — не могу вспомнить, — раздраженно бросил Килгор и замолчал. Старик решил не подтрунивать над мальчишкой. Видимо, он очень хотел сменить нейрошлем на технику покруче, и старик его понимал.

— Я на сегодня все. Завтра приходи пораньше.

— Да, как получится. До завтра, — тоже попрощался Килгор.

Руслан вышел из игры и отправился подышать свежим воздухом, несмотря на то, что уже было далеко за полночь. Кот выскочил следом и вороватой тенью устремился вперед по коридору.

На балконе никого не было. Кибергород сиял огнями, постепенно затихая в самый темный час. Старик непроизвольно протянул руку к шее и тронул пальцами коннекторы.

Вот так меняется мир. Незаметно для каждого человека, в совсем незначительных деталях. Еще месяц назад он не знал, чем заняться в Париже, сегодня он в Кибергороде смотрит усталыми глазами на реальный мир, который уже не так интересен. Его поколение зумеров давно передало власть следующему и вернулось в комфортную и привычную виртуальную среду обитания. Будущего для них не было тогда и тем более не предвиделось сейчас.

Он не стал задерживаться, отнимая у организма драгоценное время на отдых и отправился спать.

На следующий день он зашел в игру не самым первым; ВайлдДрейк уже был в сети вместе с Валидой. Лучница развлекалась тем, что из укрытия постреливала по часовому, который смешно метался по вышке, а рыцарь что-то мастерил.

— Здарова, дед! — Дрейк был в прекрасном настроении. — Ты сегодня рано.

— Сами чего приперлись в такую рань? — сварливо ответил Руслан. — Ну ладно ты, у тебя личной жизни нет и не предвидится. А Валида?

— Мне еще нужно кучу материалов перебрать и распланировать, какие ветки мастерства развивать, — рыцарь никак не отреагировал на последнюю часть его фразы.

— Полезное дело, — одобрительно кивнул Руслан.

В ворота заглянули другие игроки, он насчитал три фигуры, робко прошмыгнувшие к главному зданию. Рус вышел с территории постоялого двора, Валида шла за ним, оставив стражника в покое. Не спеша они направлялись к маленькому озеру с раскидистой рощей на одном из берегов.

«Не стоит здесь бродить в одиночку».

— И то верно, — согласился Руслан. — Прикроешь?

«Да. Пока ты не освоился с нейроинтерфейсом, нужно быть осмотрительнее».

— Как ты узнала? — опешил старик, остановившись.

«По движениям микроконтроля. У него схожий принцип действия с нейронным шлемом, разница в соединении напрямую, что обеспечивает полный спектр взаимодействия с аватаром, включая мимику. Поэтому многие путают когнитивный обруч и нейроинтерфейс, обращая внимание на лицо. Люди редко замечают детали».

— Вот это да-а, — восхищенно протянул Руслан. — Откуда такие познания?

«Я сама подключена к нейроинтерфейсу. К сожалению».

— Кажется, я понимаю. И давно?

«Уже почти год. Выжить в авиакатастрофе это как шанс на вторую жизнь. Меня собрали по кусочкам и до полного выздоровления предстоит еще не один десяток операций. Чтобы не свихнуться от состояния почти овоща, меня подключили полгода назад, когда состояние стало стабильным».

— Прости, я не знал... — Руслан вспомнил все свои шутки в сторону лучницы и стало немного стыдно, — А голос?

«Никто не знает, только Дрейк: он друг семьи. А с голосом все плохо, поврежден речевой центр мозга. Я даже не могу использовать преобразователь. И врачи не дают никаких гарантий, говорят, что могу остаться немой навсегда. Зато слух отменный».

Они шли вдоль озера, спокойная вода играла бликами солнечных лучей. Даже рябь на гладкой поверхности выглядела очень натурально. Руслан молчал, не зная, как подбодрить Валиду, чтобы не прозвучало фальшиво.

Для кого-то ведь действительно когнейровир был последним пристанищем, способом убежать от трагедий реального мира. К примеру, для инвалидов или неизлечимо больных. Новый мир, чтобы снова почувствовать себя полноценным. Просто об этом редко кто задумывается.

«И я прошу никому не говорить об этом. Пусть играют со мной дальше, как и раньше».

— Без проблем, — подтвердил Руслан. — А почему рассказала мне?

«Я разбираюсь в людях. Ты хороший человек».

Он усмехнулся про себя. Давно его никто не называл «хорошим человеком». Или просто Валида скрыла истинную причину? Старик не знал. Берег озера кончился, они шли вдоль рощи. На самом краю росли очень похожие на шары растения. Он достал лук и, прицелившись, спустил тетиву. Мимо.

— Потренируемся? — предложил Руслан.

«Конечно».

На постоялый двор они вернулись через час. Как раз Мейксиу и Килгор зашли в когнейровир. Отряд сразу же отправился в путь, до города мастеров оставалось несколько часов.

Заходили в плохом настроении втроем. По дороге на команду напали чертовы ангелы, которыми кишели окрестности. Твари с разными крыльями налетели отовсюду, и они сумели дать отпор. Но вслед за монстрами из укрытия выскочили игроки, подкарауливающие других, чтобы легко срубить денег за безопасный проход в боевой зоне. Разумеется, платить они отказались и завязалась потасовка, в которой убили Килгора и Дрейка.

Моральный дух отряда упал и все разошлись до завтра по своим делам. Руслан забрел на тренировочные площадки, решив не лазить в одиночку по катакомбам под городом.

Тренировочные поля были огромны, как и сам город мастеров. Старик почти сразу понял, что сюда нужно было идти с напарником, поэтому искал кого-то, кто составит компанию в обучении. Дальнейшее развитие владения коротким оружием требовало боевого опыта.

Подойдя к прогуливающемуся по песку огромной площади воину, Руслан остановился напротив него.

— Потренируемся на кинжалах?

— Давай, — согласился тот и отложил в сторону клинок, вытащив мерцающий темной энергией кинжал, — Победить меня непросто.

— Посмотрим, — весело сказал Руслан и рванулся вперед на соперника.


Глава 21: Баг


Киберпространство, общий открытый сервер, 2081 год.

Корабли уплыли без него, лишь тогда Рэмис вернулся на материк. На побережье больше не тянуло, и он решил отложить исследование южных морей и северного океана на потом. С привилегированным доступом он мог вернуться на берега в любое время. Да и вообще статус героя позволял перемещаться в любое место Фэнта. Кроме одного.

В центре материка, недалеко от столицы находилась гигантская башня, возвышающаяся на сотни километров. У ее подножия казалось, что стоишь вдоль бесконечной стены, уходящей в небеса, даже не было видно искривления, настолько она была необъятной в охвате.

Вход внутрь башни Ареюма был свободным, как в шахты Мертории — а вот выжить внутри уже являлось задачей игрока. Зона даже у подножия была боевой и внутри башни не работал ни один вид перемещения. Полностью закрытая локация, в которую нужно было пробиваться вживую. Тысячи этажей, из которых рекордом продвижения был только сто девяностый — максимум, куда проникла коалиция Либерти в союзе с альянсом Империя.

Рэмис не полез сразу в толпы у входов, а задержался вдали от исполинского строения, присматриваясь. Одиночки, группы и альянсы периодически исчезали внутри, но стычки происходили и у стен. Некоторые команды выходили из капитального строения потрепанными и на них нередко набрасывались другие отряды. Закономерности он не наблюдал, все происходило хаотически. Разве что никто не трогал большое формирование у южной стены. Коалиция?

Он подобрался поближе, стараясь оставаться незаметным. Если там находятся Либерти, ему не добраться до входа в башню Ареюма. И не он один присматривался издалека. На соседнем пригорке тоже прятались двое. Маг и лучник, тихо переговариваясь, не спешили спускаться к подножию башни. Рэмиса они заметили, как и он их.

— Если они будут долго собираться, так и не попадем внутрь, — показал маг на толпящихся у входа.

— Кто там? Либерти? — спросил Рэмис.

— Если бы. Патриоты, — отрывисто и зло выплюнул лучник. — Наглухо отбитые. Теперь с ними еще и чертовы имперцы. Одиночек сливают сразу, поэтому ждем, когда придут Тинтаны или Рэд Стар, тогда и прошмыгнем, пока будут разбираться между собой.

Рэмис понял их. Все, как и говорил Летаргал. Вот только Патриотов он не опасался, поэтому вышел из своего укрытия и направился к северной части башни. Прорубиться через ряды одного из крупнейших альянсов было проблематично, а вот пройти через одиночек и прочую мелочь вполне реально. Однажды он уже проник в ряды Либерти и на славу повеселился при битве у Финалии. Коалиция тогда была дезориентирована, атакованная азиатами и эпическим чудовищем Фэнта. Сейчас он снова был в маскировке, ничем не отличаясь от обычных одиночек, сотнями снующих возле стен.

Так получилось, что Тинтаны как раз выходили из башни, когда он затерялся среди толпы. И упустил тот момент, когда лавина Патриотов налетела на вражеский альянс. Он мгновенно оказался в самой гуще сражения, вход в гигантское строение был закрыт десятками уничтожающих друг друга игроков. Пробиться сквозь неиссякаемый поток выбегающих из башни азиатов пока что было невозможно.

Он вскинул клинок, разрубив напавшего на него и отступил на шаг, отбиваясь сразу от трех противников. Как и многие здесь, не состоявшие в альянсах, он оказался зажат в тисках. С одной стороны, агрессивно напирали Патриоты, а с другой выливался бесконечный океан Тинтанов. Их реально были тысячи!

Среди всех вывалившихся из башни выделялся один воин с дадао. Рэмис узнал его — тот самый, которого уничтожила одна из Финалий во время поединка, когда он и Маледикт2080 остались один на один. Хуанди, предводитель Тинтанов. На всякий случай от него стоило держаться подальше.

Рэмис огляделся и чуть не раскрыл рот от удивления. На возвышенности тоже было полно сражающихся. И та битва медленно перемещалась к подножию башни. А так как он был с краю, то увидел, что это Либерти и Рэд Стар. Он оказался в мясорубке четырех альянсов, зажатый со всех сторон.

В маскировке больше не было смысла, и он отключил ее. На него бросились двое и тут же погибли, клинок и кинжал Искадавра никому не оставляли и шанса выжить. Еще один противник направил на него оружие, и он приготовился атаковать.

— Надо же, и ты здесь! — произнес Летаргал, опуская мечи, их лезвия сияли алым светом. Другие, выглядевшие теперь намного опаснее. — Неплохо мы подобрали время, чтобы хорошенько поразвлечься.

— Я здесь оказался случайно, — честно признался Рэмис, отсалютовав бывшему имперцу клинком. — Теперь даже интересно, кто попытается убить героя Фэнта.

— Этот титул у тебя ненадолго, теперь у меня лучшее оружие в когнейровире, — усмехнулся Летаргал и рассек легким движением меча приблизившегося к нему воина из Рэд Стар.

— Проверим сейчас? — с готовностью Рэмис крутанул кинжал, заставив темную энергию описать замысловатую фигуру в воздухе.

— На следующем турнире, — ответил Летаргал, — Смотри, их я и ждал. Не умирай быстро, посмотришь, как Сестрицы напьются имперской крови.

Рэмис посмотрел в ту сторону, куда побежал Летаргал и все сразу понял. С восточной стороны в тыл Рэд Стар вклинился строй из сотни бойцов Империи. Теперь у башни рубились пять альянсов. Одиночек он больше не видел, их всех затоптали. На него нападали, и он пока что с легкостью уничтожал незадачливых врагов, посмевших поднять руку на героя.

Он полностью сосредоточился на схватке всех со всеми. Как тогда, на финале турнира. Стремительные атаки, отступления и броски в стороны — он превратился в черную молнию, несущую смерть всему живому. Вскоре счет его побед исчислялся десятками. А когда Тинтаны начали выдавливать всех из боевой зоны, перевалил за сотню. Он все еще оставался в самой гуще сражения, и, если бы поверженные игроки не исчезали, его бы завалило трупами.

Положение становилось совсем безвыходным. Полчища Тинтанов не позволяли к подобраться к башне Ареюма, через Рэд Стар и Империю ему не пробиться. Оставалось найти брешь среди рядов Либерти и остатков Патриотов. Туда он и рванулся, не сомневаясь, что придется снова столкнуться с Маледиктом. Предводитель коалиции не упустит момент, если заметит его.

Поэтому Рэмис должен увидеть его первым.

Небеса потемнели, тучи закружились в порывах неистового ветра, прогремел гром. Теперь свет исходил только от непрерывного блеска молний. Что-то происходило. Неужели снова переброска на закрытый сервер?

— Легендарный Рэмис, — громко проговорил незнакомый голос.

Он обернулся. Все позади него расступились и к нему приближался тот самый воин с дадао, которое небрежно держал на вытянутой руке острием к земле. Широкое лезвие отражало каждую вспышку молнии. Рэмис не двигался, крепко сжимая готовое к бою оружие.

— Я — Хуанди, предводитель альянса Тинтан. Присоединяйся к нам.

— И стать одним из тысяч безликих? Не подходит, — дерзко возразил Рэмис. — Герой всегда один.

— Тебе просто повезло тогда. Два раза: со мной и с Маледиктом. Ты не герой, а ошибка.

— Может проверим, или ты только языком ворочать умеешь? — разъярился Рэмис.

— Эту битву мы уже выиграли. Пожалуй, уделю тебе пару секунд, — Хуанди медленно развернул дадао острием к Рэмису и внезапно отступил на шаг.

Страшный удар обрушился на него сверху и Рэмис рухнул в грязь. Позади него Маледикт2080 с усмешкой поднимал боевую секиру. За ним все альянсы коалиции Либерти бежали на ощетинившихся оружием Тинтанов.

— И это только первый из миллиона раз, когда я тебя убью, — проговорил Маледикт и переступил через поверженного Рэмиса.

«Погибнув в боевой зоне, вы потеряли двадцать пять очков репутации».

***

Он возродился в городе через час. Временной штраф за смерть в боевой зоне башни Ареюма был огромным. Гроза все еще грохотала над Фэнтом, а значит, битва пяти альянсов еще не закончилась. Иронично, что в реале над Кибергородом тоже бушевал сильный шторм.

Рэмис сначала хотел вернуться обратно и отомстить предводителю Либерти, но за час воскрешения передумал. Хуанди отвлек его, и Маледикт2080 воспользовался моментом.

— Ублюдок, — вполголоса пробурчал Рэмис, сердито шагая по улицам города мастеров. Эмоции разрывали его изнутри, но он не спешил дать им волю вырваться наружу. Эта война только началась.

Жаль, что он не пошел за Летаргалом убивать имперцев. Знал же, что в башню не попасть, когда все началось. Если бы у него был внутренний голос, то он бы сейчас вылился в неиссякаемый поток сарказма.

В плохом настроении он забрел на тренировочные площади. В молчании бродя среди обучающихся, Рэмис придумывал один за другим коварные планы отмщения, представляя себя победителем в десятках ситуаций. В мечтах все выглядело легко и до смешного просто.

— Потренируемся на кинжалах? — обратился к нему одиночка в кожаных доспехах. В руках он держал простенький стилет.

— Давай, — согласился Рэмис и отставил в сторону меч Искадавра, вытащив свой кинжал, полыхнувший темной энергией. — Победить меня непросто.

— Посмотрим, — ответил противник и бросился на него.

Рэмис с легкостью уклонился. Как жаль, этот одиночка совсем слаб и никогда не сможет одержать над ним победу. Не так давно он сам был таким же наивным новичком. Сейчас герой Фэнта тренировался с нубом на площадях города мастеров, просто играя с ним, как кот с мышью.

Второй и третий выпад Рэмис снова уклонился, после чего выставил кинжал вперед и заставил соперника отскочить простым ударом. Который оказался ложным, потому что он сразу подскочил совсем близко и нанес настоящий смертельный...

«Соединение прервано, экстренное завершение работы нейроинтерфейса. Приносим извинения за неудобство. Работоспособность когнейровира будет возобновлена в ближайшее время».

Поздним вечером целая серия ударов молнии вывела из строя подстанции, обеспечивающие электроснабжение Кибергорода.


Эпилог


Киберпространство, общий открытый сервер, 2081 год.

Стилет не попал в цель, Руслан промахнулся. Партнер по тренировке оказался до крайности вертким и ловким. Совсем некстати выскочило сообщение от Валиды:

«Рус, быстро уходи из кнв!»

Старик с негодованием заставил его исчезнуть и полностью сосредоточился на схватке, продолжая теснить соперника, который ускользнул от его последующих выпадов. Легко, как будто в последний момент начинал двигаться с десятикратной скоростью.

— Все равно достану, — одними губами произнес Руслан.

Противник выставил оружие вперед и пошел в атаку, Рус отпрыгнул. Управление безукоризненно воспринимало все команды. Как же ему нравилось играть в когнейровире силой разума, это было просто великолепно. Если бы такие технологии придумали полсотни лет назад.

Руслан даже не успел удивиться. Боль, давящая и ломающая, заполнила жаром всю грудь. Казалось, даже в спине и животе бушевало пламя. Он не чувствовал левую руку, да и вообще всю левую сторону тела.

Сердце стукнуло в крайний раз и затихло.

Умирающее сознание старика еще соображало. Голоса уже не было, он не мог произнести ни слова. Плохо слушавшаяся правая рука тянулась к кнопке экстренной перезагрузки.

Коснуться ее не удалось, Руслан перестал дышать.

Щелчок кнопки раздался в тот момент, когда энергия отключилась. Нейроинтерфейс перезагрузился, автоматика дала сбой. Десятикратно усиленный энергетический импульс заполнил все микросхемы техники, нейролинии и нейроны подключенного мозга человека.

В агонии тело еще двигалось, но Руслана в нем уже не было.


Глоссарий



Персонажи

Руслан «Рус» — старик, переехавший в Кибергород, чтобы поменьше платить за жилье и от скуки начавший играть.

«Рэмис» — игрок, получивший экипировку Искадавра.

Дамир — племянник Руслана.

Хриплый — кот Руслана с отвратительным характером.

«Искадавр» — игрок с лучшей амуницией, ни разу не проиграл в когнейровире.

«Маледикт2080» — игрок, лидер коалиции Либерти.

«ВайлдДрейк» — игрок, рыцарь.

«Килгор65» — игрок, маг.

«Мейксиу» — игрок, хил.

«Валида» — игрок, немая, лучница.

«Летаргал» — игрок, мечник, бывший член альянса Империя.

«МирДанных» — игрок, рыцарь.

«Хуанди» — игрок, лидер альянса Тинтан.

«БрэйвСпирит» — игрок, копейщик.

Бохай — работающий с Дамиром техник, киборг.

Альянсы и коалиции

Либерти — коалиция европейских альянсов.

Патриоты — объединение американских игроков.

Империя — объединение британских игроков.

Рэд Стар — объединение славянских игроков.

Тинтан — объединение азиатских игроков.



Оглавление

  • Пролог: Финалия
  • Глава 1: Подземка
  • Глава 2: Три на два
  • Глава 3: Виртуальный рай
  • Глава 4: Новый мир
  • Глава 5: Хлеба и зрелищ
  • Глава 6: Один в поле не...
  • Глава 7: Приграничный лес
  • Глава 8: Принципиальный подход
  • Глава 9: Междумирье
  • Глава 10: По дороге сна
  • Глава 11: Напролом
  • Глава 12: Заноза в заднице
  • Глава 13: Ритм Кибергорода
  • Глава 14: Игра в жизнь
  • Глава 15: Опасней всех
  • Глава 16: Цифровое коварство
  • Глава 17: Беспощадное время
  • Глава 18: Печать величия
  • Глава 19: Превосходство
  • Глава 20: Цифровые заветы
  • Глава 21: Баг
  • Эпилог
  • Глоссарий



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке