Русские князья при дворе ханов Золотой Орды (fb2)


Настройки текста:



Юрий Васильевич Селезнев Русские князья при дворе ханов Золотой Орды




Иллюстрации Ирины Тибиловой


Введение



История Руси ХІІІ–ХV столетий неразрывно связана с историей Джучиева Улуса (или Орды; в источниках начиная с XVI века — Золотой Орды). Русские князья, которые в этот период управляли своими землями и определяли пути развития княжеств, признали иноземную власть и были вынуждены ездить на поклон к хану. Именно там — при дворе ордынского властителя — на протяжении практически 250 лет, решалась судьба того или иного князя, того или иного княжества, в конечном итоге — всей Руси[1].

Тем не менее статус и положение русских князей в системе отношений правящей элиты Джучиева Улуса, их место в ее составе практически не исследованы. Более того, сама постановка подобной задачи нередко вызывает сомнение в правомерности и необходимости ее рассмотрения. Хотя совершенно очевидно, что лица, получающие свои не только владельческие, но и управленческие права из рук иноземного правителя, должны занимать определенное место в составе правящей группы соответствующего государства.

Несмотря на признание в исследовательской и учебной литературе факта зависимости Руси от Орды, русские князья традиционно рассматриваются как вполне независимые правители. За пределами внимания исследователей при этом остаются особенности политической и социальной системы ордынского государства, закономерности функционирования элит, которые формировали правила взаимодействия в рамках политической системы Джучиева Улуса. Сведения же источников показывают, что русские князья действовали в соответствии именно с этими правилами.

Настоящее исследование посвящено социально-политической группе, которая объединяла русских владетельных князей, — ее отличительным признакам, статусу, особенностям поведения и особенностям функционирования в составе правящей элиты Орды. Такая постановка вопроса подразумевает в первую очередь необходимость доказать, что русские князья были составной частью ордынской элиты.


Глава 1 Русско-ордынские отношения в освещении русского летописания

1. Представления о природе верховной власти ордынского хана в русской письменной традиции

Завоевание Руси монголо-татарскими войсками в 1237–1241 годах поставило вопрос как о политическом признании/непризнании власти Орды, так и о том, как оценивать выстраиваемые отношения.

Принципы, на основании которых русские князья считали возможным в XIII столетии включать себя в состав элиты Джучиева Улуса, основывались главным образом на представлениях о природе ордынского владычества[2], и эти представления не могли не отразиться в памятниках русской письменной традиции. К таковым произведениям, сохранившим информацию о восприятии власти ордынского хана над русскими землями в XIII веке, необходимо отнести Галицко-Волынскую и Лаврентьевскую летописи, а также «Повесть о житии Александра Невского», «Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора» и Слова и Поучения Серапиона Владимирского.

В основном перечисленные памятники были созданы во второй половине XIII века, во всяком случае, не позже 1320-х годов[3].

Летописная традиция Северо-Восточной Руси рассматривала само нашествие как «кару Господню», а спасение виделось в смирении перед захватчиками — «бичом Божиим»; сопротивление по этой причине считалось обреченным на провал[4]. В связи с этим русские книжники того времени в большинстве своем просто фиксируют события, связанные с отношениями Руси и Орды.

Так, Лаврентьевская летопись, основой которой послужил свод 1305 года великого князя Михаила Ярославича Тверского[5], содержащая в основном владимирское летописание, отмечает под 1242, 1244, 1245 годами поездки русских князей в Орду и признание власти хана Батыя. Причем это рассматривалось в летописях как почетный и не унизительный процесс. Авторы отмечали оказанный в Орде русским князьям почет и уважение. На протяжении практически всего XIII столетия Лаврентьевская летопись (материалы которой для этого времени большей частью ростовского происхождения[6]) отмечает, что получить ярлык на княжение — это большая честь[7].

Показательно описание в летописи событий, связанных с борьбой русских князей за ярлык на великое княжество Владимирское. Например, говоря о событиях 1281 года, когда Андрей Александрович Городецкий «прииде ис Татар… ратью на брата своего стареишаго Дмитреа, истпросив собе княжение великое под братом своим»[8], автор прямо указывает, что верховным распорядителем княжеских столов является ордынский хан.

Наиболее яркие оценки власти ордынского хана содержатся в летописных источниках при описании событий в Курском княжестве, помещенных в Лаврентьевской и Симеоновской летописях под 1283–1284 годами. В. А. Кучкиным установлено, что эти события относятся к 1289–1290 годам[9]. Суть их в том, что ордынский откупщик дани Ахмат выступил организатором двух слобод, которые располагались в пределах Курского княжества, и туда начало стекаться местное население. Этот вызвало протест местных князей — Олега Воргольского и Святослава Липовичского. Они отправились с жалобой к хану Тула-Буге, который дал им войско для разорения слобод. Однако баскак Ахмат привел карательную экспедицию от Ногая, который возглавлял в то время второй политический центр в Орде и имел напряженные отношения с Тула-Бугой. В ходе дальнейшей борьбы князья Олег и Святослав погибли.

Описывая эти события, автор повествования неоднократно подчеркивает, что судьбами русских земель распоряжается ордынский хан: «Князь Олег иде въ орду… с жалобою къ царю Телебузе»[10]; при описании спора князей Олега и Святослава говорится: «Со мною еси ко цесарю не бежал» и «ныне затерял еси правду мою и свою ти не идешь ни к своему цасарю ни к Ногою на исправу»[11]. Таким образом, верховными распорядителями земель и правом суда являются ордынские правители — хан Тула-Буга и Ногай.

В то же время галицко-волынский летописец характеризует ситуацию несколько в ином ключе. Описывая возвращение князя Даниила от Батыя, южнорусский книжник подчеркивает, что честь татарская — злее зла: «О, злее зла честь татарская! Данилови Романовичи), князю бывшу велику, обладавшу Рускою землею: Кыевом и Володимеромъ и Галичем со братомъ си, инеми странами, ныне седить на колену и холопом называетъ ся! И дани хотять, живота не чаеть. И грозы приходять. О, злая честь татарьская!.. Злобе бо их и льсти несть конца. Ярослава, великого князя Суждальского, и зелием умориша, Михаила, князя Черниговьского, не покланившуся кусту, со сдрим боярином Федоромъ, ножем заклана быста»[12].

Правда, в одной из последних частей Галицко-Волынской летописи, в так называемом «летописце Владимира Васильковича»[13], охватывающем события с 1272 по 1289 год, автор, которым считается епископ Евсигиний, более нейтрально, в сравнении со своими предшественниками, высказывается об ордынской зависимости. Так под 1274 годом в летописи отмечается, что ханом Менгу-Тимуром была удовлетворена просьба князя Льва. В результате Лев Данилович получил в свое распоряжение ордынские войска во главе с воеводой Ягурчином для ведения военных действий в Литве. Кроме того, по распоряжению хана к объединенным войскам были обязаны присоединиться Роман Брянский со своим сыном Олегом и Глеб Смоленский. Авторское отношение к сложившемуся положению дел отразилось во фразе: «Тогда бо бяху вси князи в воли в тотарьской»[14].

Довольно подробно автор определяет положение русских княжеств при описании событий, помещенных под 1287 годом. Тогда ордынский хан Тула-Буга и его брат Алгуй совершили поход на Польшу, а русские князья обязаны были участвовать в походе. Автор говорит о положении русских князей: «Тогда бяхуть вси князи русции в воли татарьской, покорени гневом Божиим»[15]. В другом месте летописец отмечает: «Тогда же бяху вси князи в неволе татарьской»[16]. Таким образом, по мнению автора «летописца Владимира Васильковича», наказанием за прегрешения православных были «воля татарская» и «покорение гневу Божию».

В «Повести о житии Александра Невского» о взаимоотношениях Руси и Орды говорится трижды. Впервые, подчеркивая международное значение князя Александра и в то же время отмечая данную Богом ордынскому хану власть, автор отмечает, что Бату-хан (Батый) («царь с восточной стороны». — Ю. С.) «слышавъ Александра тако славна и храбра, посла к нему послы и рече: "Александре, веси ли, яко Богъ покори ми многы языкы? Ты ли един не хошеши покорити ми ся? Но аще хощеши съблюсти землю свою, то приеди скоро к мне и видиши честь царства моего"»[17].

Второй эпизод связан с изгнанием с владимирского стола брата Александра Андрея, на которого «разгневася царь Батый»[18].

Третий раз тема русско-ордынских отношений всплывает в связи с последней поездкой князя в ставку хана. По данным «Жития…», «бе же тогда нужда велика от иноплеменник, и гоняхут христианъ, веляще с собою воиньствовати». Князь же Александр «поиде к цареви, дабы отмолити людии от беды»[19]. На обратном пути из Орды Александр умирает.

Для поставленного вопроса важно, что во всех трех эпизодах в качестве верховного распорядителя русских земель рассматривается именно ордынский хан. Более того, его власть исходит от Всевышнего, что делает Батыя божественным орудием, а сопротивление ему становится противодействием воле Господа.

Таковым же верховным правителем Руси признан ордынский хан в «Сказании об убиении в Орде князя Михаила Черниговского». В первую очередь отмечается, что «не подобает жити на земли канови и Батыеве, не поклонившеся има»[20]. То есть Русь — это земля монгольского императора (канови) и ордынского хана (Батыеве). Во-вторых, что ордынский хан имеет право осудить и казнить Михаила Черниговского. Правда, такое положение дел скорее предвестник «последних времен» — конца света, а стало быть, не вполне нормальное[21].

Показательны для поставленной проблемы также суждения владимирского епископа Серапиона. Его авторству достоверно принадлежат пять Слов. Они представляют собой «записанные устные проповеди, произнесенные перед паствой»; как отметил В. А. Кучкин, «важным в Словах Серапиона представляются его суждения о монголо-татарском владычестве над русскими землями как самом крупном наказании за прегрешения русских людей»[22]. Другим выводом Серапиона является констатация факта порабощения ордынцами русских земель, что делает их власть над княжествами верховной, причем освященной Божественной волей[23].

Эволюция представлений о характере власти ордынского хана в русской письменной традиции отражена в Лаврентьевской летописи при описании борьбы за власть между князьями Дмитрием Переяславским и Андреем Городецким в 1281 году. Отмечая грабеж ордынцами монастырей и церквей, летописец считает возможным привести ветхозаветные слова: «якоже рече пророкъ: Боже, приидоша языци въ достоание Твое, оскверниша церкви святыа Твоя»[24]. Это смысловая цитата из ветхозаветного Плача Иеремии: «…он видит, как язычники входят во святилище его, о котором Ты заповедал, чтобы они не вступались в собрание твое» (Плач. 1, 10).

Плач Иеремии полностью посвящен оценкам состояния Иудеи в результате завоевания ее вавилонским царем. Надо полагать, что летописец, рассказывая о вторжении ордынцев в 1281 году, опосредованно связывает это событие с «вавилонским пленом». Здесь необходимо отметить, что отношение праведно верующего к «вавилонскому плену» должно было отличаться смирением перед волей Всевышнего.

Таким образом, книжники, переосмысливая отношения Руси и Орды, в прямой или косвенной форме признавали верховенство ордынского правителя над русскими землями. Мотив «вавилонского плена» принимает законченную форму в «Житии Михаила Тверского». Как идеологическая установка он требует от праведно верующих смирения перед волей Божией, а значит, перед лицом ордынской власти.

При этом ханская власть хотя и рассматривалась как верховная, требующая смирения, но в то же время — как иноплеменная, «поганая». Мотив же «вавилонского плена» подразумевает, что данная власть носит временный, преходящий характер.


2. Изменение титулования ордынских правителей в XIII–XV веках

Появление в XIII веке на карте Евразии огромного государства — Монгольской империи — и признание русскими княжествами политической зависимости от Джучиева Улуса требовали вписывания данной реальности в ценностную картину мира. Признание русскими князьями над собой верховной власти ордынского хана нашло отражение среди прочего ид титуловании ордынских правителей.

Титул по своему назначению несет в себе статусную функцию, определяя место правителя в международной политической иерархии. При этом титул напрямую связан с определенными прерогативами. В случае с ордынским ханом — это прежде всего чеканка монет с собственным именем и издание ярлыков. Таким образом, вполне справедливо заключение А. И. Филюшкина о том, что титулование в Средние века являлось «главной формой декларации претензий государства на определенное место на ментальной карте мира»[25].

Применительно к поставленной задаче весьма важно отражение в русской письменной традиции тех или иных статусных или территориальных притязаний ордынских правителей в XIII веке, а также признание этих притязаний на Руси, выраженное именно в системе титулований.

Определяя статусное положение монгольских правителей в XIII столетии, А. А. Горский подчеркнул, что «после похода Батыя и установления зависимости русских княжеств от монголо-татар титул "цесарь"/"царь" начинает последовательно применяться в русских источниках к их правителю. Первоначально так именуется главным образом великий хан в Каракоруме, а с 1260-х годов, после утверждения полной самостоятельности западного улуса Монгольской империи — Орды, — хан, правящий в этой последней»[26].

Данное мнение основано на анализе сведений источников, проведенном А. Н. Насоновым, который отмечал, что в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях глава Джучиева Улуса долгое время не именовался «царем»: «Первые десятилетия владычества татар, когда Золотая Орда не отделилась еще от империи, "царем" для наших князей был именно "каан", или император, и его, а не золотоордынского князя именовали они этим титулом». При этом А. Н. Насонов подчеркивал, что к ордынским правителям титул «царь»/«цесарь» стал применяться, начиная с Берке (свидетельство Ипатьевской летописи о смерти хана в 1266 году), а регулярно — с Менгу-Тимура (1266–1280), «когда Золотая Орда окончательно отошла от империи»[27].

Действительно, до 1260-х годов в русских памятниках ордынские правители упоминаются, как правило, без каких-либо титулов. В Лаврентьевской летописи при описании нашествия монголо-татары вообще выступают как безликая масса. К примеру, авторы и составители Лаврентьевской летописи, отмечая поездки русских князей в степь в 1240–1250-х годах, указывают в первую очередь этнический маркер (татары), а затем личные имена или титулы: «…князь Ярослав поеха в Татары, а сына своего Константина посла к Канови…»[28]. При этом единственное встречающееся в это время титулование монголо-татарских властителей — титул «кан»/«каан» (см. также под 1246 годом, под 1247 годом, под 1249 годом)[29].

Лишь единожды в Лаврентьевской летописи титулы «казн» и «цесарь» отождествлены друг с другом. Под 1257 годом отмечено, что «тое же зимы приеха Глебъ Василькович ис Кану земли от цесаря»[30]. Встречается также два косвенных известия в той же Лаврентьевской летописи. Первое — под 1252 годом при описании так называемой «Неврюевой рати». Летопись сообщает, что владимирский князь Андрей Ярославич, который «здума… бегати нежели цесарем служить»[31], вызвал гнев Батыя. С большой долей вероятности можно предполагать, что Андрей выказал неповиновение именно центральной монгольской власти, за что и поплатился военным вторжением.

Второе известие связано с описанием восстания в русских землях против ордынских баскаков-откушциков в 1262 году, в преддверии которого «титям приехалъ от цесаря Татарьского именем Кутлубии»[32], под которым вполне обоснованно предполагается каан Хубилай (1259–1294 годы).

Южнорусское летописание представлено для рассматриваемого времени Галицко-Волынской летописью, которая сложна по составу и структуре. Традиционно она делится на летописный свод 1246 года, так называемую «летопись епископа Иоанна» (оканчивается 1260 годом), свод Василька Романовича Волынского (ок. 1263–1271 годы), «летописец Владимира Васильковича» (1272–1289 годы) и свод Мстислава Даниловича (1289–1291 годы).

Комплекс известий с титулованием монголо-татарских правителей в 1240–1260-х годах связан с «летописью епископа Иоанна». В свидетельствах о походе Батыя на Русь под 1240 годом отмечается: «Менгуканови же пришедшу сглядать града Киева»; «Меньгу и Кююкь, — иже вратися уведавъ смерть канову, и бысть каномь»[33]. Показателен здесь факт упоминания сына Угедея Гуюка и сына Тулуя Менгу с титулом «каан», чего не могло быть в отношении первого ранее 1246 года, а в отношении второго — ранее 1251 года.

Однако упоминаемые при описании поездки в степь князя Даниила имена ордынских правителей не сопровождаются никакими титулами. Лишь однажды старшая жена Батыя поименована с титулом «великой княгини Баракъчинови»[34]. По всей видимости, перед нами калька с именования жен Чингизидов, известного нам по мусульманским источникам, — Хатун-и бузург — «старшая госпожа» или хатун-и бузургтар — «великая госпожа»[35]. Тем не менее составитель и читатель данной части Галицко-Волынской летописи должен был косвенно воспринимать Батыя как «великого князя» — мужа великой княгини.

Таким образом, в большинстве случаев в русской письменной традиции в 1240–1250-е годы было принято именовать монгольского императора «кааном», за которым признавался как эквивалент титул «царь»/«цесарь». Ордынские же правители выступают в источниках без титулов и без почетных определений. Только в Галицко-Волынской летописи применительно к Батыю в косвенном свидетельстве обнаруживается возможное титулование «великий князь»/«князь».

Именование ордынских правителей «царями» впервые встречается под 1266 годом. «Рогожский летописец» отмечает: «Того же лета умре царь Татарскыи Беркаи»[36]. И далее, под 1275 годом, отмечено: «…поеха велики князь въ Татары къ цареви»[37]. В Симеоновской летописи читаем под 1277 годом: «…поехаша на воину съ царемъ Менгутемеромъ… царь же почтивъ добре»[38]; под 1282 годом: «Князь же Дмитрии… отъеха въ орду къ царю Татарскому Ногою»[39]. Наиболее концентрированно в Лаврентьевской и Симеоновской летописях титулование ордынских правителей «царями» прослеживается при описании событий в Курском княжестве, о которых уже упоминалось. В Лаврентьевской летописи говорится: «Со мною еси ко цесарю не бежал», «ти не идешь ни к своему цесарю ни к Ногою на исправу… и оуби Святослава по цесареву слову»[40].

В «Повести о житии Александра Невского», первоначальная редакция которой связывается с монастырем Рождества Богородицы во Владимире и, по аргументированному мнению В. А. Кучкина, написана в период с конца 1263-го по 1265 год, то есть сразу же после смерти Александра, Батый уже фигурирует с царским титулом: «В то время бе царь силен в Восточной стране…»; «По сем разгневася царь Батый на брата меншаго Андрея»[41].

Неоднократно привлекали внимание исследователей «Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора» и тексты, относящиеся к смерти Михаила в Орде[42]. Составлено «Сказание…» было в Ростове (в одной из редакций автором назван отец Андрей, в другой — отец Иоанн). Однако идейным вдохновителем создания памятника была дочь Михаила Всеволодовича Марья, что дает возможность предполагать влияние южнорусской письменной традиции (это тем более вероятно, если учитывать, что ростовское летописание для второй половины XIII века традиционно лояльно по отношению к Орде).

В «Сказании…» говорится, что «не подобает житии на земли канови и Батыеве не поклонившеся има»; «обычай же имяше кань и Батый»[43]. Однако, как отметил В. А. Кучкин, непосредственно перед именем Батыя титул «цесарь» не употребляется. Таким образом, свидетельства «Сказания…» отразили переходный момент — перенесения царского титула с монгольских правителей на ордынского хана.

Для последнего десятилетия XIII века также характерно упоминание ханов с титулом «царь» — Лаврентьевская под 1294 годом: «Цесарь Тотарскыи приде въ Тверь, имя ему Токтомерь»[44]; Симеоновская под тем же 1294 годом: «…царьТохта седе на царство въ орде»[45].

Галицко-Волынская летопись в своих завершающих частях под 1274 годом указывает, что князь Лев Галицкий «…посла в татары ко великому цареви Меньгутимереви»[46]. Показательно, что далее ни один ордынский правитель персонифицированно «царем» не назван. Такого титула не удостоились ни хан Тула-Буга, ни глава второго политического центра, с которым у галицких и Волынских князей были тесные бвязи, Ногай. Лишь при описании под 1287 годом распределения наследства князя Владимира Васильковича неоднократно встречается царский титул, который в конце XIII века приобрел безличный характер, отражая тем самым лишь место русских князей и ордынского правителя в международной политической иерархии. При этом один раз ордынский правитель (Менгу-Тимур) назван «великим царем», что должно соответствовать титулу «великий хан».

Таким образом, надо полагать, что изменение титулований монголо-татарских правителей в русской письменной традиции в XIII веке тесно связано с внутриполитической ситуацией в Монгольской империи. Подчиняясь изначально главе империи каану, именно его русские книжники зовут «царем»/«цесарем». Ордынские правители обычно упоминаются без титулов. Правда, по косвенному свидетельству можно предполагать, что ханы, в частности Батый, могли именоваться «великими князьями»/«князьями». Только после того, как хан Берке оказался в оппозиции к центральному правительству, что сделало Джучиев Улус фактически независимым, титул верховного правителя «царь» переносится на него. Прочно ордынские правители именуются «царями», начиная с Менгу-Тимура, который однажды назван даже «великим царем», что обусловлено значительными суверенными прерогативами фактически и юридически первого независимого главы Орды.

Для ХIV века — времени наивысшего могущества Орды — в летописных и публицистических памятниках характерно упоминание ордынских правителей исключительно с царским титулом. В Новгородской I летописи (старший извод которой представлен пергаменным Синодальным списком XIII–ХIV веков) на протяжении всего повествования до обрыва в 1330-х годах авторы и составители именуют ордынских правителей «цесарями» и присваивают царский титул и тем ордынским правителям, которые таковой в XIII веке не носили (например, Батыю). Памятники тверской письменной традиции, отразившиеся в «Рогожском летописце» и Тверской летописи, фиксируют царский титул ордынского правителя с почетным определением «господине царю»[47] (под 1338 годом).

С последней трети ХIV века появляется возможность проследить систему титулований в официальных документах. Показательно, что если в духовной грамоте Ивана Калиты (ок. 1339 года) фигурируют безликие «татарове»[48], а в духовной его сына князя Ивана (ок. 1358 года) — Орда[49], то в более поздних грамотах появляются столь же безликие, но «цари». Например, в договоре московского князя Дмитрия с Ольгердом (1372 год) говорится: «А что пошли в Орду ко царю люди жаловатися на князя на Михаила, а то есмы въ божьей воли и во Цареве…»[50]. Договор Дмитрия Ивановича с Олегом Ивановичем Рязанским (1381 год) содержит отсылку: «как было при царице при Таидуле»[51]. В соглашении великого князя Василия Московского с великим князем Михаилом Тверским (1399 год) сказано: «…пойдет на нас царь ратию»; «а что есмя воевал со царем…» и т. д.[52]

Таким образом, к рубежу XIV–XV веков в русской письменной традиции, в том числе в официальной документации, за ордынскими правителями прочно закрепился титул «царь».

Изменение места ордынских правителей на ментальной карте мира в представлениях русских книжников того времени можно наглядно проследить, на наш взгляд, по двум летописным записям (1378 и 1410 годов) и «Житию Стефана Пермского» (около 1396 года).

При упоминании о смерти княгини Василисы (1378 год), жены князя Андрея Нижегородского, выстраиваются представления о месте Руси в иерархии государств к 1378 году. Высшей властью признана духовная власть византийского императора и константинопольского патриарха; верховной светской властью признана власть ордынского хана (Узбека); следующую ступень в иерархии занимает великий князь Иван Калита; на последнем месте поставлен митрополит Феогност[53].

Подобную формулу мы дважды встречаем в «Житии Стефана Пермского». Здесь главной духовной властью на Руси признаны император византийский и патриарх Константинопольский. Власть светскую разделили князья Московский, Литовский, Тверской и Рязанский[54]. Царская власть Орды признана, но она занимает в иерархии последнее место — видимо, в силу ослабления после походов Тимура (1391, 1395 годы) и фактического раскола. Встречается данная формула в летописях и при описании событий начала XV века (1410 год). Упоминая о возвращении из Константинополя митрополита Фотия[55], летописец признает на Руси высшей властью (духовной) византийского императора и константинопольского патриарха; светская власть представлена великими князьями Московским и Тверским; власть Орды признана высшей (царской) властью, но по отношению к Руси это власть второго (если не третьего) порядка; замыкает список князь Рязанский.

В официальных документах позиция русских князей и духовенства сохраняет незыблемость. В частности, в договорной грамоте Василия II с Дмитрием Шемякой (1441–1442 годы) при описании расклада ордынского выхода отмечается посылка киличеев «ко царемъ к Кичи-Махметю и к Сиди-Ахметю»[56]. А в послании духовенства Дмитрию Шемяки (29 декабря 1447 года) отмечается: «…отъ царя Седи-яхмата пришли къ брату твоему старейшему Великому Князю его послы…»[57].

Вполне закономерно, что с распадом Орды круг лиц получающих право именоваться «царями», расширяется за счет независимых правителей Джучидов — глав отдельных ханств и орд — ханов Казанского, Крымского и Большой Орды[58]. Но при этом для 1480-х годов становится характерным применение к царскому титулу ордынских правителей нелицеприятных с точки зрения православного христианина эпитетов. Если в «Повести о стоянии на Угре» ордынский хан фигурирует с нейтральным титулом: «царь Ахмат идеть… хотя разорити християнство», то в послании митрополита Геронтия Ивану III на Угру отмечается: «…на ню же сверепует гордый он змий вселукавый, враг диавол, и въздвизаеть на ню лютую брань поганым царем…»[59].

Наибольшую негативную оценку в это время ордынские правители получают в послании Вассиана: «…на всю землю нашю окаанного Батыа, иже пришед разбойнически и поплени всю землю нашу, и поработи, и воцарися над нами, а не царь сый, ни от рода царьска»[60]. Ахмату отказано в царском титуле, он превращается в «фараона», ведь власть хана не только нелегитимна политически, но и не освящена Божественной волей: «…который пророк пророчествова, или апостол который, или святитель, научи сему богостудному и скверному самому называющуся царю…»[61]. Таким образом, ростовский архиепископ отказывает ордынским правителям не только в царском достоинстве, но и в царском татуле, объявляя их самозванцами.

Для официальных документов этого времени — духовных и договорных грамот — характерно нейтральное политическое обозначение — Орда. Титулатура ордынского правителя — «царь» — попадает в документы достаточно редко. Опосредованно верховным титулом именуют хана при обозначении дани в Орду: «царев выход». Лишь в договоре московского князя с тверским от 1456 года прямо упоминается титул «царь»: «А к Орде ти, брате и ко царю путь чисть»[62].

Таким образом, со времени приобретения независимости ордынского государства ханы неизменно титулуются «царями», а с распадом Орды большую роль приобретает территориальная, объектная атрибуция — царский титул Джучидов получает владетельный (Казанский, Крымский, Ногайский и т. д.) маркер. Однако к концу XV столетия место ордынского хана на ментальной карте мира, в иерархии государств, определяется все ниже и ниже вплоть до объявления ханов-Чингизидов самозванцами и соответственно лишения их царского титула («Послание Вассиана Рыло на Угру», 1480 год). Тем не менее в делопроизводстве именование Джучидов царями сохраняется и в конце XV, и в XVI столетии.


3. Особенности и характер сообщений о смерти ордынских правителей на страницах русских летописей

Русская летописная традиция важное место отводила сообщениям о смерти. Это было связано с особым отношением православных христиан к переходу в новое состояние человека: смерть — это переход к вечной жизни. При этом записи некрологического характера посвящены в основном кончине представителей правящих династий и высших церковных иepapxoв.

Т. В. Жданова представила классификацию княжеских летописных некрологов (в зависимости от объема заключенной в них информации) и выявила наиболее часто встречающиеся структурные элементы княжеских некрологических записей[63]. По ее мнению, летописный некролог — это не только литературная традиция, но и обязательный элемент погребальной практики, которая, в свою очередь, включает в себя не только погребальный обряд, но и меры по сохранению памяти об усопшем, а также является «зеркалом» общественного статуса правящей элиты.

Особенности некрологических записей о смерти иноземных правителей, их сходство и отличие от летописных записей о смерти русских князей дают нам информацию об отношении русских книжников к соседним государям, об их представлениях о месте Руси в ментальной картине мира и реальной геополитической ситуации в тот или иной период[64].

Кроме того, в ситуации зависимости русских княжеств от ордынских правителей свидетельствах об их кончине помогают уяснить степень вовлеченности. Руси в культурное поле степного государства, понять, каковы были в XIII–XV веках представления книжников о природе и характере ханской власти и саму степень признания этой власти православными княжествами.

Анализ летописных памятников позволяет утверждать, что со времени появления в пределах Восточной Европы монголо-татарских завоевателей и потери независимости русскими княжествами записи о кончине ордынских правителей на страницах русских летописей становятся регулярными.

В первую очередь обращает на себя внимание сообщение в составе Ипатьевского свода в Галицко-Волынской летописи под 1224 годом о смерти Чингиз-хана: «Ожидая Бога покаяния крестьяньскаго и обрати и воспять на землю восточную и воеваша землю Таногоускоу и на ины страны тогда же и Чаногизъ кано ихъ Таногоуты оубьень бысть»[65].

Наиболее часто о смерти ордынских правителей сообщает «Рогожский летописец» и подробный компилятивный Никоновский свод (XVI век). «Рогожский летописец» впервые упоминает о кончине ордынского правителя под 6756 (1248) годом: «Въ лето 6756… Тонг же зимы оумре царь Батый и по немъ седе на царстве Сартакъ сынъ его»[66]. С этой записи, сообщения о смерти или гибели ордынских ханов становятся регулярными («Въ лето 6767 царь Оулачиа оумре, а Кутлубеи седе на царстве»[67]; «Въ лето 6773 оумре Татарьскыи царь Беркаи»[68]; «Въ лето 6821 оумре Токта царь»[69] и т. д.). Всего «Рогожский летописец» содержит записи о смерти или гибели 16 ордынских ханов, о насильственной смерти двух цариц и четырех случаях убийства в жестокой борьбе за власть сыновей правителей. Есть сообщение и о расправе с татарскими князьями: «Въ лето 6868… Тое же весны приде на царство Волжьское некыи царь со въстока Заядьскы, именемь Хидырь… а князи ординьскыхъ Муалбоузиноу чадь множьство оубилъ»[70].

Однако даже внимательный к степному миру «Рогожский летописец» не всегда точен и сообщает о смерти не всех ордынских ханов. Во-первых, неверна датировка смерти Батыя — 1248 год. Установлено, что завоеватель Руси умер в 1255 году[71]. Во-вторых, не упомянуто о смерти Сартака, смерти Менгу-Тимура и смерти Туда-Менгу. Дело в том, что Сартакумер (отравлен Берке и Беркечаром), не доехав до столицы Орды и не вступив в полномочия в отношении русских княжеств. А Туда-Менгу был отстранен, и обстоятельства его смерти после этого неизвестны. Потому оба они на момент смерти могли не представлять интерес для русского книжника.

Менгу-Тимур является первым ордынским ханом, начавшим чеканить собственную монету, то есть открыто заявил о своей независимости от центрального монгольского правительства в Каракоруме. Именно его Галицко-Волынская летопись в своих завершающих частях под 1274 годом называет «…великому цареви Меньгутимереви»[72]. То, что в летописной традиции о его кончине не упоминается, можно объяснить дефектом — отсутствием в Лаврентьевской летописи нескольких листов — с 1263 (появление «Жития Александра Невского») до 1283 года (события в Курском княжестве). Что же до «Рогожского летописца», то «вплоть до 6796 (1288 г.) текст его представляет довольно краткую компиляцию, основанную на двух источниках — суздальском летописце, доведенном до последней четверти XIII века, и кратких выдержках из Летописи Новгородской IV»[73]. Таким образом, сведения об Орде и русско-ордынских отношениях на рубеже 1270–1280-х годов выпали из поля зрения летописцев.

С 1291 года наблюдается регулярная фиксация смертей ордынских ханов с обязательным упоминанием преемников. Регулярность прослеживается и в 1360–1380-е годы, когда в период «великой замятии» русские летописи скрупулезно фиксируют смену одного хана другим, время их правления (с точностью до дней), судьбу преемников. При этом с 1363 года смерть сарайских ханов не фиксируется — появляются записи о смерти ханов Мамаевой Орды, а затем и о смерти самого Мамая. Данный факт свидетельствует о переориентировании русских князей на крымское правительство могущественного временщика.

С 1412 года регулярные записи о смерти ханов прекращаются. Отмечается лишь гибель Ахмата после его поражения на Угре в 1480 году[74]. Таким образом, с 1410-х годов ханы перестают восприниматься в летописной традиции как главы русских княжеств. Указанное наблюдение четко соотносится с особенностями монетной чеканки в данный период: к 1410-м годам Москва начинает чеканить монеты с обеими русскими сторонами. А с окончанием правления Токтамыша в Орде Василий I перестает помещать на монетах знаки зависимости (в частности — имя хана)[75]. Позже, после возобновления Василием I в 1412 году вассальных отношений Руси и Орды, начинается чеканка монет с нечитаемыми подражаниями. Как отмечал Г. А. Федоров-Давыдов, помещение нечитаемых подражаний было политической акцией — такой же, как и помещение имени хана, но «только на более низком уровне»[76]. Оно выражало общую зависимость княжества от Орды, а не от конкретного хана, занимающего в данный момент престол. Но уже к середине 1420-х годов в Московском княжестве вновь появляются монеты с обеими русскими сторонами. На русских монетах более никогда не появляются ни имена ханов, ни нечитаемые подражания[77].

В Новгородской I летописи за весь период ордынского владычества отмечена только смерть Узбека. Этот факт свидетельствует, с одной стороны, о неважности для Новгорода событий, связанных с Ордой, и нахождении Новгородской земли вне ордынской государственной системы и политического поля[78]. С другой стороны, упоминание хана Узбека в новгородском летописании подчеркивает значимость личности хана, жизнь, деятельность и, главное, смерть которого оказываются достойны упоминания в летописном памятнике.

Таким образом, регулярность записей о кончине ордынских правителей свидетельствует об их особом положении в череде персон, упоминаемых в летописных памятниках. Обуславливается это тем фактом, что ордынская власть признавалась более высокой по статусу — «царской»[79] — и имела реальное право (в отличие от «царской» византийской) распоряжаться русскими землями и судьбами русских князей.

Показательно при этом, что в русской летописной традиции было не принято называть ордынских правителей «преставившимися»: «оумре царь Беркалий» (Суздальская летопись)[80]; «умре царь Озбякъ» (Симеоновская летопись)[81]; «Тое же зимы оумре царь Батый» («Рогожский летописец»)[82]; «оумре Токта царь» («Рогожский летописец»)[83]; «И умре царь Беркай» (Тверская летопись)[84].

Вероятно, это напрямую связано с тем, что «преставиться» значит «предстать пред Богом» (церковь молилась, чтобы «душа преставившегося взошла на святую гору небесного Синая, удостоилась лицезрения Божия, достигла обетованного ей блаженства»[85]). Ордынские ханы-язычники, а после 1313 года — мусульмане не могли, по мнению русских книжников, войти в царство Божие. Поэтому кончина для них — это смерть, то есть путь в Царствие Небесное для них закрыт.

Сообщения о смерти ордынских ханов ни в одном из русских источников никогда не содержали подробностей смерти и погребения: точной даты и времени кончины, имен присутствующих на похоронах, места погребения; но во многих случаях называется имя преемника (который зачастую имел непосредственное отношение к гибели хана): «Въ лето 6756 (1248). Тое зимы оумре царь Батый и по немъ седе на царстве [Сар] такъ сынъ его»[86] («Рогожский летописец»); «Вълето 6762 (1259). Царь Оулавчиа оумре, а Кутлубеи седе на царстве»[87] («Рогожский летописец»); «(1313) Понеже тогда Тохта царь умре, а новый царь Озбякъ селъ на царстве и обесерменился»[88] (Симеоновская летопись); «В лето 6849 (1341)… Тое же осени умре царь Озбякъ, а на зиму Жданибек оуби два брата Тинибека и Хыдырбека, а самъ седе на царстве»[89] («Рогожский летописец»); «(1357) Того же лета Бердибекъ царь въ орде седе на царстве, а отца своего убилъ и братью свою побилъ»[90] (Симеоновская летопись) и т. д.

Таким образом, сообщения о смерти ордынских правителей для «Рогожского летописца» не являются «некрологами» в подлинном смысле этого слова (торжественными записями в память о почившем), а информационными сводками, уточняющими, когда и при каких обстоятельствах произошла смена власти.

Московский летописный свод конца XV века называет умершего татарского хана Джанибека добрым: «В лето 6865 (1357)… а в Орде тога замятия бысть велика, умре бо добрый Чжанибек»[91]. Однако можно допустить, что под словом «добрый» летописец мог подразумевать «толстый», «дородный». В таком случае вряд ли эту запись можно назвать хвалебной.

Необходимо отметить, что в отношении ордынских ханов русские летописцы никогда не позволяли себе создавать антинекрологи. Сообщения о смерти ордынских ханов, как отмечалось выше, — это информационные сводки: когда произошла смена власти, при каких обстоятельствах — не более. Так, Тверская летопись сообщает: «Въ лето 6774. И умре царь Беркай, и Руси ослаба бысть отъ насильа бесермёнска»[92]. Оценки заменены фактами. Такое осторожное отношение к ордынским правителям связано с признанием легитимности власти Орды по отношению к русским землям в XIII–XV веках. Тем не менее в летописях идет четкое разделение на «свой русский православный мир» с устоявшимися (в том числе и некрологическими) традициями и ордынский мир, признаваемый, но чуждый, соседний.

Таким образом, сообщения о смерти ордынских ханов занимают особое место в ряду некрологических записей в летописных памятниках. Будучи признанными верховными правителями православной Руси — «царями», занимая четко определенное место в политической картине мира, они не могли не оказаться на страницах летописей. Однако, являясь язычниками или мусульманами, восточные ханы не могли быть включены в ментальную картину мира как положительные примеры. Негативная же их оценка вступала в различного рода противоречия в картине мира: сакральные (почему наблюдается подчинение заведомо неправедным «царям»?) и политические (нелояльность к правителю может вызвать гнев — как собственного князя, так и хана).

Находившиеся в зависимости от Орды и постоянно с ней контактирующие русские княжества жизненно были заинтересованы в информации о том, что происходило у соседей, по каким правилам политической этики они играют. Хладнокровная расправа нового претендента на власть со своими родственниками не предвещала «теплых» отношений и с русскими князьями и ожесточала нравы самих князей. Именно поэтому фиксация кончины ордынских правителей не оказывается некрологом в прямом понимании его как посмертной записи, посвященной почившему[93].

Несмотря на тесные контакты с иностранными государствами, политические и родственные связи, ситуацию внешней зависимости, период раздробленности внутри русских земель, иностранные правители никогда не ставились на страницах летописей на одну ступень с русскими князьями. Даже в период существования отдельных самостоятельных княжеств сохранялось общественное единство русского мира[94].


4. Понятия «честь» и «жалование» в русской письменной традиции как отражение характера взаимоотношений Руси и Орды в XIII и XIV веках

Оформление зависимости русских княжеств по отношению к Орде не могло не вызвать определенные оценочные характеристики. Мы попытаемся проследить процесс изменения смыслового восприятия русско-ордынских взаимосвязей на протяжении XIII–ХIV веков, опираясь на терминологию, встречающуюся в источниках.

Коренными понятиями в нашем анализе будут честь и жалование.

Как показывает изучение источников, в XIII столетии при определении характера отношений русских князей и ордынских ханов ключевым является слово «честь». В частности, Лаврентьевская летопись, основой которой послужил свод 1305 года великого князя Михаила Ярославича Тверского[95], содержащая в основном владимирское летописание, отмечает начиная с 1243 года, что русские князья возвращаются из Орды с честью: «Батый же почти Ярослава великого честью и мужи его и отпусти и рече ему: Ярославе буди ты старей всех князей в Русском языце. Ярослав же възвратися в свою землю с великою честью»[96]; под 1244 годом: «Князь Володимеръ Костянтинович, Борис Василькович, Василий Всеволодич и с своими мужи поехаша в Тата [ры] к Батыеви про свою отчину. Батый же почтивъ я честью достойною я расудивъ имъ когождо в свою отчину и приехаша с честью на свою землю»[97]; под 1245 годом: «Князь Костянтинъ Ярославичъ приеха ис Татар от Кановичь къ отцю своему с честью»[98]; под 1246 годом: «Сартак же почтивъ князя Бориса отпусти я в своя си»[99]; под 1247 годом: «Поеха Андреи князь Ярославич в Татары к Батыеви и Александр князь поеха по брате же к Батыеви. Батый же почтивъ ю и посла я г Каневиче»[100]; под 1249 годом: «Поеха князь Глебъ Василкович в Татары к Сартаку. Сартак же почтивъ и отпусти и в свою отчину»[101]; под 1250 годом: «Поеха князь Борисъ к Сартаку. Сартак же почтивъ отпусти и в свою отчину»[102]; под 1252 годом: «Идее Александр князь Новгородскый Ярославич в Татары и отпустиша и с честью великою давшее ему старейшиньство во всей братьи его»[103]; под 1256 годом: «Поехаша князи на Городець да в Новгородъ. Князь же Борисъ поеха в Татары, а Александр князь послалъ дары. Борисъ же бывъ Оулавчия дары давъ и приеха в свою отчину с честью»[104].

Как мы знаем, из-за механического повреждения в Лаврентьевской летописи не сохранился текст за 1263–1283 годы. Восстановить сведения этих лет позволяют данные Симеоновской летописи. В ней под 1276 годом отмечается: «Царь же почтивъ добре князей Русскыхъ и похваливъ велми и одаривъ, отпусти въ свояси съ многою честью, кождо въ свою отчину»[105]. Ордынскую честь подчеркивает и автор «Жития Александра Невского»[106]. Принятие от хана чести фиксирует и Галицко-Волынское летописание. Правда, с точки зрения южнорусского книжника, как мы уже знаем, «злее зла честь татарская».

Как бы то ни было, и для северо-восточной и юго-западной книжной традиции, несмотря на диаметрально противоположные оценки данного явления, характер подчинения русских князей ордынским ханам определяется в XIII столетии словом «честь».

В XIV веке происходит замена понятия «честь» словом «пожалование».

К сожалению, наиболее ранняя летопись конца XIV — начала XV века — Троицкая — сгорела в пожаре 1812 года. Однако восстановить сведения летописи можно по данным Симеоновской летописи и «Рогожского летописца».

Симеоновская летопись конца XV века сохранилась в единственном полном списке XVI века. До 1391 года она близка к Троицкой летописи и вместе с «Рогожским летописцем», по мнению ряда исследователей, содержит Тверскую редакцию общерусского свода конца XIV или начала XV века — протографа летописи Троицкой[107].

«Рогожский летописец» — летопись первой половины XV века; единственный ее список середины XV века состоит из нескольких частей. Интересующая нас часть, за 6836–6882 (1328–1374) годы, представляет собой систематическое соединение двух источников — тверского, сходного с Тверской летописью, и общерусского, сходного с Симеоновской летописью и восходящего, очевидно, к тексту, близкому к Троицкой летописи. Скорее всего, в его основе лежал протограф Троицкой летописи, а редакция была составлена в Твери около 1412 года[108].

Начиная с ХIV века авторы или редакторы летописи последовательно отмечают именно ханское «пожалование». Под 1304 годом: «Того же лета на осень князь велики Андреи вышелъ изъ орды съ послы съ пожалованиемъ царевымъ…»[109]; под 1329 годом: «…божиимъжалованиемь выиде изо Орды князь Костянтинъ въ свою отчину въ Тферь…»[110]; под 1336 годом: «Князь Иванъ Даниловичь поиде въ орду; тое же зимы и прииде изъ орды съ пожалованиемъ въ свою отчину»[111]; под 1338 годом: «На ту же зиму выиде изъ орды во Тферь князь Александръ, пожалованъ животом отъ царя…»[112] и «…и приать пожалование отъ царя, въсприимъ отчину свою»[113]; под 1339 годом: «Того же лета и на Русь прииде изъ орды князь велики Иванъ, а въ свою отчину, пожалованъ Богомъ и царем»[114], «…а князя Семена и брата его съ любовию на Русь отпустиша, и приидоша изъ орды на Русь пожалованы Богомъ и царем»[115] и «…того же лета на Русь прииде изъ Оржы князь Иванъ, а въ свою отчиноу пожалованъ Богомъ и царемъ»[116]; под 1344 годом «…выиде изъ орды князь великии Семенъ Ивановичъ, а съ нимъ братья его, князь Иванъ, князь Андреи, пожаловании Богомъ да царемъ Чинибекомъ»[117]; под 1348 годом: «…прииде изо Орды на Русь князь велики Семенъ Иванович съ пожалованиемь, и съ нимъ брать его князь Андреи»[118]; под 1348 годом: «…постигоша его гонци киличеи изъ орды. Онъ (князь Семен. — Ю. С.) же възвратися на Москву слышати слова царева и жалованиа…»[119]; под 1350 годом: «Того же лета выиде изъ орды на Русь князь велики Семенъ съ своею братьею и съ пожалованиемь»[120].

«Рогожский летописец», созданный, скорее всего, в Твери, подчеркивает, что «пожалование» исходило не только и не столько от хана, сколько от Бога. То есть тверская письменная традиция старалась выделить в первую очередь волю Всевышнего, а не власть иноверного «царя». Игнорируя наличие воли ордынского хана, авторы или составители летописца ставили под сомнение необходимость подчиняться власти хана, а стало быть, и саму власть.

Надо полагать, что изменение терминологии отражало и изменение восприятия характера взаимоотношений князей с верховной ордынской властью. В чем же заключалось это изменение?

В первую очередь необходимо отметить, что слово «честь» относится к словам, «которые выражают высшую оценку деятельности или являлись атрибутами высшей власти и силы…»[121]. При этом честь «исходит от человека или дается ему»[122].

В. В. Колесов пишет, что «по наблюдениям Ю. М. Лотмана, который ссылается на других исследователей, в древнерусских источниках эпохи Киевской Руси слава и чъсть различаются сразу по многим семантическим признакам: нематериальное или материальное выражение высшей оценки (при этом слава выше чести), небесное или земное ее выражение (маркирована слава), вечность или временность проявления (только слава вечна, честь же дреходяща)»[123]. Кроме того, Ю. М. Лотман отмечает, что «в русских источниках… честь всегда дают, берут, воздают, оказывают… Честь неизменно связывается с актом обмена, требующим материального знака»[124].

В то же время П. С. Стефанович, рассматривая понятие чести на предмет принадлежности к рыцарской чести и славе, пришел к выводам, немаловажным для поставленной нами задачи. Во-первых, «основное значение этого слова — "почет, уважение"». Во-вторых, «в силу образности и синкретичности древнего мышления под "честью" могли понимать не только уважение, которое следовало оказывать лицу, облеченному той или иной властью или саном, обладающему тем или иным статусом, но и сам сан, статус, власть». В-третьих, «в древнем понятии чести яснее всего просматривается материальная и социальная сторона»[125].

Содержательную сторону термина «пожаловать», «жаловать» проанализировал А. Л. Юрганов. В частности, он отметил, что «природа монгольского "пожалования" заключалась в том, что, по словам Плано Карпини, "всё настолько находится в руке императора, что никто не смеет сказать: ‘Это мое или его’…", — а потому любой владелец получал как бы часть родовой собственности семьи монгольского хана во временное пользование»[126].

Далее А. Л. Юрганов подчеркивает: «Любопытно, что слово "пожаловати" является калькой тюркского слова "soyurga" Монгольский термин "сойургал" в XIII веке означал пожалование государя служилому человеку в самом широком смысле. Источники XIV–XV веков фиксируют то, что сойургалом называют особый вид земельного владения, которым жаловался человек за службу»[127]. А. Л. Юрганов делает вывод, «что слово "жаловать" семантически связано со словом "служить" (жалуют тех, кто служит)»[128].

Таким образом, в XIII веке для русской письменной традиции характерно восприятие взаимоотношения русских князей и ордынских ханов как неравноправные, но все же высшего порядка. Русским князьям оказываются достойные их статуса уважение и почет, но распоряжение их властными полномочиями исходит от ордынского хана. Тем не менее как подданные «царя» русские князья обладают определенной самостоятельностью во внешней и внутренней политике, а также в распоряжении своими княжествами.

Книжная традиция рассматривает происходящие явления в традиционных категориях: «честь» связана с материальными проявлениями зависимых отношений. При этом, кроме подарков со стороны русских князей, подразумевается отдарок от хана. Вероятно, в состав такого «отдарка» входили: колчан, футляр для него, меч, шапка, украшенная драгоценными камнями[129]. Данное перечисление сохранилось при описании в сокращенной редакции «Сельджук-намэ» Ибн Биби пожалования Бату-ханом. власти турецкому султану. Кроме перечисленных предметов, как атрибут власти султану был передан ярлык. Надо полагать, что подобные материальные атрибуты власти тесно связаны и с древнерусским представлением о «чести».

В ХIV столетии зависимость русских князей от ордынских ханов воспринимается как служба. Данное положение дел и отражает термин «пожаловать». Изменение восприятия статуса русских князей должно было вызвать и изменение оценки земельной собственности: русские княжества теперь рассматривались как владения хана. Этот вывод подтверждается формулировкой, встречающейся в русских летописях при описании событий 1349 года: «И слышавъ царь жалобу князя великаго, оже Олгердъ съ своею братьею царевъ улусъ, а князя великого отчину испустошилъ»[130]. То есть русская письменная традиция хотя и считала владения великого князя Владимирского и всея Руси его отчиной, но при этом также улусом ордынского хана. И это не требовало дополнительных пояснений: такое положение дел для книжника того времени и, вероятно, его читателей было в порядке вещей.

Благодаря Симеоновской летописи мы можем зафиксировать переходный момент в восприятии зависимости Руси от Орды — от «чести» к «пожалованию». Под 1278 годом авторы или редакторы летописи отмечают: «Тое же зимы в Филипово говеино преставися князь Глебъ Василковичь Ростовский, живъ отъ рожениа своего летъ 41. Сесь оть уности своея, по нахожении поганыхъ Татаръ и по пленении оть нихъ Русскыа земля, нача служити имъ…»[131]. Здесь появляется термин «служить», тесно связанный, как показал А. Л. Юрганов, с понятием «жаловать».

Таким образом, категории «чести» и «жалования», встречающиеся на страницах древнерусских памятников, отражают изменение восприятия отношений русских князей к ордынской верховной власти. Это, в свою очередь, показывает, по всей вероятности, изменение властных и поземельных взаимоотношений Руси и Орды в пользу усиления собственнических претензий последней на протяжении XIII–ХIV столетий. Содержательный смысл данных изменений выражался в приобретении русскими князьями статуса не только «улусников», но и «служебников» ордынского хана.


5. Оценка русско-ордынских отношений в правление Ивана III и концепция ордынского владычества Вассиана Рыло

По мнению А. Н. Никитина, «изучение древнерусских текстов XIII — первой трети XVI века показало системообразующее значение ордынского периода в процессе формирования российской государственности». Он считает, что «в джучидский период на северо-востоке и на северо-западе Руси сложилось представление о существовании на ордынском пространстве системы царств во главе с верховным властителем», но при этом полагает, что этот «период был также временем развития идеи русского царства. Подчиняясь повелителям всех татар и русских, князья Северо-Восточной Руси постепенно обретали прерогативы царей Орды». То есть «формирование российской государственности определялось не антиордынской борьбой, а сосредоточением в руках московских князей прерогатив верховных властителей»[132].

В первую очередь необходимо подчеркнуть, что со второй половины XV столетия упоминания об Орде и татарах носят редкий и отрывочный характер. Это говорит о том, что отношения Руси и Орды для летописца стали не столь актуальны, как в предыдущие годы. Орда становится для русских писателей внешнеполитическим фактором. Показателем этого может служить восприятие в источниках ордынских послов именно как представителей иноземного государства («Того же лета (6982 (1476) года. — Ю. С.) месяца нуля 7 пришел из Орды Микифоръ Басенков с послом царевымъ Ахмутом Болиша орды с Кара Кучумом, а с ним множество татаръ пословых было 6 сот, коих кормили, а гостей с коньми и со иным товаром было 3 тысячи и двесте, а коней продажных было с ними боле 40 тысяч, и иного товару много… Того же месяца 19 отпустил князь великы посла Болшиа Орды Кара Кучюка. А с ним посла своего Дмитрея Лазарева, да и Венецеиского посла Ивана Тривизана с ним же отпустил, а помогши ему всем, и людьми и коньми и поминкы»[133]).

Во-вторых, внимание летописцев распыляется в связи с распадом Орды на отдельные ханства. Авторы различают казанских, крымских татар, татар Большой Орды. Важное значение в этот период приобретают взаимоотношения с Казанским ханством. В 1460-е годы в московском правительстве созревает план поставить на ханство своего ставленника. При этом летописец подчеркивает, что все действия Москвы связаны с борьбой за веру: «все хотим на оканных Татаръ за святые церкви и за своего государя великого князя Ивана и за православное христианство» (1469 год)[134].

Наибольшую актуальность с начала 1470-х годов приобретают отношения Москвы и Большой Орды. Происходящее в это время также рассматривается в рамках борьбы за веру. В частности, при описании событий 1472 года, когда хан Ахмат попытался прорваться на Русь в районе города Алексина, летописец отмечает, что ордынская армия отступила от границ Руси «по не же бо всемилостивый человеколюбець богъ, милуя род христианьски, посла и смертоносную язву на Татаръ, начаша бо напрасно умирати мнози в полце их, и убоавшеся бегу яшася… Сице бысть милосердие господа нашего Исуса Христа на нас грешных, и толика победа на противных сырбядецъ, молитвами и молением пречитыа матери его владычица нашеа богородица и приснодевы Мариа и заступлениемъ честных небесных сил бесплотных и всех святых и святых чюдотворець Русскых, пресвященных митрополит наших Петра, Алекея и Ионы и прочих всех»[135].

Наибольшее число откликов в русской письменной традиции получили события конфронтации Москвы и Орды летом-осенью 1480 года. Летописная «Повесть о стоянии на Угре» оценивает эти события однозначно — противостояние православной веры и иноверцев. В первую очередь летописец отмечает, что «царь Ахмат идеть со своею ордою и царевичи, уланы и князьми… хотя разорити христианство»[136]. Beликий князь Иван III в Москве совершает молитвы, «прося помощи и заступления православному християнству». При этом на совете с митрополитом Геронтием, с матерью Марфой, дядей Михаилом Андреевичем, архиепископом Вассианом великого князя «молиша его великим молением, чтобы стоял крепко за православное християнство противу бесерменству»[137]. Отступление ордынских войск рассматривается как Божья милость: «И тако избави богъ и пресчитая Рускую землю от поганых… прииде князь великий на Москву из Боровска и похвали бога и пречистую богородицу, глаголюще: "Ни аггел, ни человекъ спасе нас, но сам господь спасе нас пречистые и всех святых моленми"»[138].

Немаловажна в «Повести…» оценка эвакуации жены Ивана III великой княгини Софьи. Автор отмечает: «Тое же зимы прииде великая княгиня Софья из бегов, бе бо бегала на Белоозеро от татаръ, а не гонялъ никто. И по которым странам ходила, темъ пуще стало татаръ, и отъ боярьскых холоповъ, от кровопийцев христианских. Воздай же им, господи, по делом их и по лукавству начинания их, по делом рук их, дай же им. Быша бо их жены тамо, возлюбиша бо паче жены, неже православную христианскую веру и святые церкви, в них же просветишася и породившеся банею святаго крещения, согласившеся предати християнство, ослепи бо я злоба их»[139]. Таким образом, подвергаются осуждению все те, кто в суровую пору 1480 года уклонился от борьбы. Они объявлены отступниками от веры, и их ждет наказание Всевышнего.

Те же мотивы борьбы за православную веру мы встречаем в публицистических произведениях. В частности, в послании митрополита Геронтия Ивану III на Утру говорится: «…и о подвизе вашем, еже с божьею помощью и заступленьем мужествене добре стоите за дом святыя и живоначалныа Троици, отца и сына и святого духа, и за дом Пречистыя Богородици и великого чюдотворца Петра, и за вся святыя божиа церкви всея Рускиа земля, и за свою святую чистую нашу пречестнейшую веру, еже во всей поднебесней яко же солнце сиаше православье в области и державе вашего отчьства и дедьства, и прадедьства великого твоего господьства и благородия, на ню же сверепует гордый он змий вселукавый, враг диавол, и въздвизаеть на ню лютую брань поганым царем и его пособники, поганых язык, их же последняя зрят во дно адово, идеже имут наследовати огнь вечный неугасимый и тму кромешнюю»[140]. И далее подчеркивается: «А еже, господине и сыну, во ополчении вашего пречестнаго подвига и благочестия случится кому от православных на той брани убьену быти задом Пречистыя Богородици и за святыя церкви, и за все множество народа, дюдей православных, их же Христос искупи от мучительства адова честною своею кровию и той по реченному господню словеси второе святое крещение мученическое приимет и пролитием своея крове очистится и отмыет от душа скверну своих согрешений, и добре место небесная и во труда место и хождения вышняго града наследье…»[141].

Таким образом, митрополит объявляет войну с Ахматом битвой за веру; гибель русских воинов в этой войне приравнивается Геронтием к жертвенной смерти Иисуса Христа.

Еще более концентрированно призыв к открытой борьбе с Ахматом как противником истинной веры прослеживается в «Послании на Угру Вассиана Рыло». Оно появилось как следствие обеспокоенности ростовского архиепископа Вассиана (1467–1481) сведениями о колебаниях Ивана III во время «стояния на Угре». Вассиан призывает великого князя к решительным действиям против Орды, приводя в пример библейские сюжеты и деятельность его предков[142].

Оценка позиции ростовского архиепископа в историографии различна. Некоторые авторы считают, что спор Вассиана с великим князем свидетельствует о принадлежности его к так называемой «консервативной группе феодалов». К примеру, П. Н. Павлов полагает, что «не выступает Вассиан в роли "мужественного патриота" и "прогрессивного деятеля"»[143]. И в этом мнении он примыкает к А. Е. Преснякову, который писал, что «"церковники-иерархи" с преувеличенной риторикой требовали битвы в самый неподходящий момент, а затем по-своему окрасили изложение всей этой истории»[144].

Однако большинство исследователей (например, Л. В. Черепнин[145], А. Н. Насонов[146], Ю. Г. Алексеев[147]) видели в Вассиане одного из идеологов складывающегося Русского государства. Н. М. Карамзин, в частности, подчеркивал, что Вассиан был «старец ревностный ко славе отечества»[148]. И. М. Кудрявцев делает вывод: Вассиан считал, что «пришло время освобождения и великий князь Московский должен выполнить свою великую миссию вождя-освободителя, миссию нового библейского царя-судьи». И аргументы Вассиана «усиливаются тем, что пронизаны идеями своего времени… главные из которых — идея богоизбранности русского народа, идея богоустановленности власти великого князя, идея преемственности власти московского князя от великих князей Киевских и другие. Все это идеологическое снаряжение подчинено главному стремлению к национальному освобождению и укреплению русского централизованного государства»[149].

А. А. Горский в своем исследовании «Москва и Орда» отмечает, что Вассиан призывал к активной вооруженной борьбе с ордынским ханом, который на протяжении XIII–XV веков считался сюзереном русских земель и носил титул «царь». Однако ростовский архиепископ, чтобы подвигнуть Ивана III на активные действия, «объявляет Ахмата самозваным царем», поскольку «и сам Батый, завоевавший Русь, не был царем, и не был царским род, к которому он принадлежал, то есть род Чингисхана»[150].

В то же время позицию ростовского архиепископа можно уточнить, рассмотрев взгляд Вассиана на историю отношений Руси и Орды с момента завоевания до второй половины XV столетия.

В певчую очередь Вассиан связывает историю Руси с библейской историей: «Ныне же дерзнух написати къ твоему благородству (Ивану III. — Ю. С.), нечто же мало хощу воспамянути от божественаго Писаниа, елико Богъ вразумит мя»[151]. При этом Русь называется «новым Израилем»[152]. В связи с этой установкой ростовский архиепископ и раскрывает взаимоотношения Руси и Орды. Вассиан говорит, что нашествие монголо-татар во главе с Батыем стало наказанием за прегрешения русских людей. Однако это не единственная причина порабощения: «Но точию наши ради согрешениа и неисправления к Богу, паче же отчааниа, и еже не уповати на Бога, попусти Богъ на преже тебе прародителей твоих и на всю землю нашю окаанного Батыа, иже пришед разбойнически и поплени всю землю нашу, и поработи, и воцарися над нами, а не царь сый, ни от рода царьска». То есть наряду с грехами в качестве причины пленения особенно упоминаются отчаяние и маловерие.

Дабы избавиться от столь унизительного для христианского правителя рабского положения, необходимо раскаяние: «Яко же древле согрешающий израильтяне к Богу, и поработи их Богъ иноплеменником; егда же покаахуся, тогда воставляет имъ Богъ от ихъ колена судиа и избавляаше их от работы иноплеменник…». Так же следует вести себя и русским людям: «Аще убо сице покаемся, и тако же помилует ны милосердый Господь, и не только свободит и избавит, яко же древле израильских людей от лютаго и гордаго фараона, нас же, Новаго Израиля, христианских людей, от сего новаго фараона, поганого Измаилова сына Ахмета, но нам и их поработит»[153].

Библейская традиция связывает все несчастья израильского народа с волей Всевышнего, которую нельзя нарушить. И если ранее русская публицистика приравнивала ордынское владычество, как мы знаем, к «вавилонскому плену», который требовал от верующего смирения перед Божиим наказанием, то ростовский архиепископ вводит в свою аргументацию мотивы «египетского рабства». Избавление израильского народа от владычества египетского фараона также было связано с волей Бога. Однако переселение из Египта требовало активного сопротивления фараону. Причем Вассианом подразумевается завоевательная программа, подобно покорению израильтянами хананеев и ферезеев и пленению царя Адони-Везека (Суд. 1: 4–7). Ведь Иван III, подобно ветхозаветным Моисею, Ииcycy Навину и судье Иуде, объявляется освободителем «Нового Израиля». А укрепить его в этой мысли призвана оценка Вассианом именно действий Иуды по отношению к Адони-Везеку: «Июда же не усумневся и не рече тако, яко не царь есмь сый, ни от рода царьскаго, како царю съпротивлюся, но на Бога надеяние и всю надежу имея, царя царем побеждая. Поймав же и казнию повелев казнить его (Адони-Везека. — Ю. С.), и взя землю их, поработи их сыном Израилевом»[154].

Кроме того, активное сопротивление «окаанному мыслемому волку, еже глаголю страшливому Ахмату»[155] Вассиан связывает с борьбой Дмитрия Донского с ордынским темником Мамаем. Князь Дмитрий «не пощаде живота своего избавлениа ради христьанского!». Он был готов «и до смерти страдати за веру и за святые церкви, и за врученное ему от Бога словесное стадо Христовых овецъ, яко истинный пастырь, подобяся преже бывшим мучеником»[156]. В результате он «Аггелы удиви и человеки возвесели своим мужеством, и сподвизающимися ему иже до смерти, от Бога согрешением оставление приаша и венци мученичьскыми почтени быша, равно яко же первии мученици, иже веры ради пострадаша от мучителей, исповеданиа ради Христова умроша»[157]. А те, кто «от супротивных уязвляеми и по победе живи обретошася, сии кровию своею отмыта первые съгрешения (курсив мой. — Ю. С.) и яко победители крепци врагом явишася, и великим хвалам и чести достойни быша не токмо от человекъ, но и от Бога»[158].

И здесь Вассиан проводит параллели уже с новозаветной историей. Ведь жертвенная смерть на кресте Иисуса Христа приводит к искуплению грехов человечества. В частности, в Послании к евреям святого апостола Павла подчеркивается: «И потому Он есть ходатай нового завета, дабы вследствие смерти Его, бывшей для искупления от преступлений, сделанных в первом завете (курсив мой. — Ю. С.), призванные к вечному наследию получили обетованное» (Евр. 9:15). Далее в Послании отмечается: «Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения (курсив мой. — Ю. С.)» (Евр. 9:22).

По мнению Вассиана, нелегкая победа Дмитрия Донского над Мамаем не только и не столько показала возможность борьбы с Ордой в связи с покаянием в грехах, но и явилась искупительной жертвой, которая сделала возможным покровительство Всевышнего в противостоянии безбожным татарам. Теперь же именно в связи с новым качеством христианского благочестия, с превращением Руси в «Новый Израиль», московскому князю предстоит не только окончательно освободить ее от владычества иноземцев, «то нам и их поработит (курсив мой. — Ю. С.)»[159]. Ведь власть хана не только нелегитимна политически, но и не освящена Божественной волей — он, вспомним, «богостудный» и «скверный» и потому должен «повиноватися тебе (Ивану III. — Ю. С), великому Русских стран христьанскому царю!»[160].

Таким образом, призывая Ивана III к открытой борьбе с ханом Ахматом, Вассиан в «Послании…» формулирует целостную концепцию ордынского владычества на Руси. Во-первых, связывая Русскую землю — «Новый Израиль» — с библейской историей, автор уподобляет ей историю отечественную. Отсюда вытекает сентенция о наказании за грехи. Именно так рассматривает ростовский архиепископ нашествие Батыя на русские княжества: монголо-татарское вторжение есть кара Божья за отступление русских людей от православной веры. И, подобно древнему Израилю, по факту искреннего раскаяния должно последовать помилование Руси и освобождение от власти иноплеменников. При этом мотивы искупления грехов, которые можно приравнять по значению к Воскресению, перекликаются с идейными установками «Сказания о Мамаевом побоище»[161].

Все это подводит к объявлению не принадлежащими к царскому роду самого Ахмата и всех потомков Чингис-хана, что, в свою очередь, делает вполне оправданным открытое вооруженное сопротивление ордынскому хану. Более того, Божественное покровительство, по мнению Вассиана, не только должно способствовать освобождению от иноземного владычества, но и в дальнейшем привести к покорности Орды московскому великому князю как главе «Нового Израиля». Это уже внешнеполитическая программа, которую Иван III начинает осуществлять, активно выдвигая свои войска против Большой Орды в 1485, 1487 и 1491 годах, а также устанавливая фактический протекторат над Казанским ханством в 1487 году.

Подведем некоторые итоги.

Русские книжники в прямой или косвенной форме признавали верховенство ордынского правителя над русскими землями. Со времени фактического приобретения независимости ордынского государства ханы неизменно титулуются в русских письменных памятниках «царями». Показательно, что с распадом Орды большую роль приобретает территориальная, объектная атрибуция — царский титул Джучидов получает владетельный (Казанский, Крымский, Ногайский и т. д.) маркер.

При этом ордынские «цари» занимали четко определенное место в политической и ментальной картине мира русского книжника. Они воспринимались как верховные правители Руси, а их смерть существенным образом влияла на политическую жизнь в русских княжествах. Для сравнения можно отметить регулярную запись армянских хронистов о смерти и смене иранских Ильханов — монголо-татарских сюзеренов средневековой Армении[162].

К концу XV столетия место ордынского хана на ментальной карте мира, в иерархии государств определяется все ниже и ниже вплоть до объявления ханов-Чингизидов самозванцами и, соответственно, лишения их данного титула. Тем не менее в делопроизводстве именование Джучидов царями сохраняется даже в XVI столетии.

Русские книжники не только нашли эквивалентные понятия к ордынской системе титулований, но и вплели их в повествования о событиях того времени. Четкая система титулований ордынской аристократии («князь», «великий князь», «царевич», «царев сын», «царь»; «посол») позволяет понять степень зависимости русских князей от ордынских ханов. Само по себе включение ордынской иерархической системы в культурное поле Руси свидетельствует о значительности влияния социальных институтов Орды на русскую политическую практику того времени[163].

Caми, русские князья также оказываются вписанными в социально-политическую систему ордынского государства. В этой связи русские княжеские владения должны были представлять собой аналогию ордынским улусам: великие княжества — улусам-туменам (тьмам); удельные — улусам-тысячам; князья же имели статус ордынского «улусника»[164]. Их административные прерогативы, как и ордынских владетелей[165], определялись ханским «жалованием», сведениями «девтерей» (податных списков, по которым взималась дань с русских княжеств) и ярлыком[166].

О значительности влияния Орды на русские политические институты, иерархию и титулатуру свидетельствует и то, что в XV веке при ослаблении татарского государства Московия начинает рассматриваться как преемник и наследник Орды[167]. Сюда же примыкает идеологическое обоснование принятия русскими князьями царского титула в послании Вассиана Рыло Ивану III на Угру. Ростовский архиепископ четко формулирует зависимость: победишь царя — сам царем станешь; условием принятия царского титула становится поражение войск Орды на реке Угре в 1480 году. Во внешнеполитической практике Московского княжества становится принято ссылаться на покорение Иваном III Казанского «царства» (1487 год), на которое ранее распространялся ордынский «царский» суверенитет. В ряде документов Иван III начинает фигурировать с титулом «царь», перешедшим к нему от хана в силу одержанных военных, дипломатических и политических побед[168].



Глава 2 Правящий слой Джучиева Улуса в XIII–XV веках

Сын благородного отца,

Не возьму я себе бойца,

Если мне свое племя-род

Этот воин не назовет.

Татарский народный эпос «Идегей»

1. Социально-политическая организация Улуса Джучи в ХІІІ–ХV веках

Завоевания Чингизидов в XIII веке привели к образованию на обширных пространствах Евразии огромной империи, которая к концу столетия распалась на ряд самостоятельных и полусамостоятельных ханств.

Улус Джучи (в русских источниках XIII–XV веков — Орда, а с XVI века — Золотая Орда) был образован при выделении старшему сыну Чингиз-хана кочевого удела. Как убедительно показано М. Г. Сафаргалиевым, это произошло в 1207–1208 годах[169].

После похода монголо-татарских войск на государство хорезмшахов в 1219–1221 годах и его покорения владения Джучи расширились за счет захваченных земель. В частности, старший сын Чингиз-хана получил город Ургенч (Хорезм) и степные территории по берегам реки Иртыш. Там же на Иртыше располагалась и ставка Джучи.

После смерти Джучи-хана в феврале 1227 года во главе улуса стал его второй сын Бату (в русских источниках Батый). При нем территория удела значительно выросла. За две военные кампании (1229–1230 годы и 1235–1242 годы) были присоединены степные территории Башкирии, Дешт-и-Кипчака (половецкой степи), завоеваны Волжская Булгария, Русь, признало свою вассальную зависимость от татар Закавказье.

В 1260-х годах Монгольская империя переживала острый политический кризис, связанный с борьбой за верховную власть. Глава Джучиева Улуса Берке (сын Джучи) поддержал в борьбе за верховный престол в Каракоруме после смерти Менгу Ариг-Бугу, тогда как глава Ирана Хулагу — Хубилая. Это привело к военному конфликту, который развивался с переменным успехом. Ордой было окончательно потеряно Закавказье, перешедшее под юрисдикцию Улуса Хулагу. В то же время победа в борьбе за имперский трон Хубилая поставила Улус Джучи в оппозицию к центральной власти и привела к фактической независимости.

В 1280–1300 годах Орда испытывала политический кризис, связанный с борьбой за власть. Этот период тесно связан с деятельностью праправнука Чингиз-хана Ногая, который, не претендуя сам на ханский престол, тем не менее создал второй политический центр на западе Улуса Джучи. Борьба великих ханов с его военно-политическим влиянием завершилась победой хана Токты и гибелью Ногая в 1299 году.

Период с 1300 по 1357 год традиционно считается в историографии временем наивысшего могущества Джучиева Улуса[170]. Начало этого периода принято связывать с именем хана Токты (1291–1313 годы)[171]. Во многом основой данного суждения является свидетельство в персоязычном «Продолжении сборника летописей» о том, что «в дни его царствования… весь улус его стал богат и доволен»[172].

Значимые достижения в военном, политическом, экономическом и культурном развитии связываются с именами ханов Узбека (1313–1342 годы) и Джанибека (1342–1357 годы). Приходу к власти Узбека в 1313 году сопутствовало принятие ислама как государственной религии. Мусульманское духовенство с этого времени начинает играть при дворе значительную роль, нередко определяя направления внешней и внутренней политики.

После смерти хана Джанибека Орда вступает в период острого политического кризиса. Русские источники метко назвали его «великой замятней». На протяжении 1360–1380 годов на ханском престоле, по различным оценкам, побывало от 16 до 20 претендентов[173]. Были нарушены политические и экономические связи отдельных регионов ордынского государства, которое было поставлено на грань распада.

В 1380–1395 годах великому хану Токтамышу удалось объединить под своей властью практически всю бывшую территорию Джучиева Улуса. Однако война Орды со среднеазиатским полководцем Тимуром не принесла ожидаемой победы. Более того, в результате двух походов (1391 и 1395 годов) Тимуру удалось разгромить основные силы Орды, разорить ее города. Экономика страны была окончательно подорвана[174].

Попытку восстановить Джучиев Улус предпринял эмир Идегей. Управляя страной от имени ханов Шадибека (1400–1407 годы), Булата (1407–1411 годы) и в начальный период правления Тимура (1411–1412 годы), он на короткое время добился относительного единства страны. Однако постоянная политическая оппозиция в лице Токтамыша и гибель в 1405 году его сыновей не позволили эмиру добиться прочных результатов. В одном из междоусобных столкновений в 1419 году он погиб.

С этого времени Орда как единое государственное образование фактически перестает существовать; активно идет процесс распада. В 20-е годы XV века от нее отпадают восточные владения: образовываются Сибирское, Казахское, Узбекское ханства и Ногайская орда[175]. На протяжении 1438–1445 годов свергнутый хан Улуг-Мухаммед ведет самостоятельную политику, которая завершается появлением на карте Восточной Европы самостоятельного Казанского ханства[176]. С событиями 1445 года исследователи связывают организацию Касимовского ханства[177]. В 1460-е годы начинается активная борьба за самостоятельность Крымского и Астраханского улусов, продолжающаяся с разной интенсивностью и переменным успехом вплоть до 1502 года[178]. Самым крупным осколком Джучиева Улуса оказывается Большая (или Великая) Орда, занимавшая кочевья от Днестра до левобережья Волги[179]. Однако с 1456 года, с потерей Ак-Кермана, который захватили турки, татары Большой Орды не рискуют кочевать даже в правобережье Днепра. Не часто они появляются и в левобережье Волги[180].

Социальная структура ордынского государства и ее эволюция в ХІІІ–ХV веках достаточно подробно рассмотрены в монографии Г. А. Федорова-Давьщова «Общественный строй Золотой Орды». Во главе всех Чингизидов в XIII веке выступал каган (каан). За ним в иерархической системе следовал хан — глава какой-либо основной чингизидской ветви — потомков Угедея, Хулагу, Джучи, Джагатая. Следующую ступень занимали царевичи-Чингизиды. Далее следовали нойоны (беки, эмиры) — по мнению Г. А. Федорова-Давыдова, представители аристократии, обычно не связанные кровным родством с Чингизидами. «Это были либо главы родов, находившиеся в вассальной зависимости вместе со своим родом, т. е. потомки старой дочингизовской аристократии, не порвавшей еще связей со своим родом или племенем… либо назначенные ханом военачальники, получившие за военную службу, удел-улус, в который часто входили разные и чуждые самому военачальнику племена, либо, наконец, служилый слой аристократии при дворе хана или каана». Слой, который можно сопоставить со служилым дворянством, составляли нукеры («верный слуга», «друг», дружинник), которые обычно являлись выходцами из аристократического рода, пришедшего в упадок[181]. Социальную систему замыкали массы кочевых и оседлых трудящихся.

Перед нами выстраивается довольно сложная иерархическая система, в основе которой изначально была неоднородная общность с правящим родом в качестве аристократии. Принадлежность к этой общности была закреплена в генеалогии[182].

Именно поэтому важной стороной общественной системы Джучиева Улуса является его родоплеменная, клановая дифференциация[183]. Можно согласиться с мнением Д. М. Исхакова и И. Л. Измайлова о том, что «вся внутренняя политика в Золотой Орде вращалась вокруг двух основных элементов политической власти — дома Чингизидов и кланово-племенной организации с ядром в виде конфедерации четырех "правящих племен"»[184]. При этом Орда по сравнению с Монгольской империей эпохи завоеваний представляла собой более сложный социальный организм, фактически — государственное образование. В Джучиевом Улусе мы уже наблюдаем расчлененность этнического и потестарного[185] сознания, тогда как для империи было характерно его совмещение[186].

Не стоит смешивать социальную (социально-политическую) и этническую (этнополитическую) системы отношений — это две различные грани в политической жизни ордынского общества. В каких-то моментах они пересекаются (к примеру, в кровнородственном влиянии на социальный статус отдельного представителя элиты), в каких-то — диаметрально противоположны.

Социально-политическая иерархия нашла отражение и в системе титулований представителей аристократии. Главой империи являлся каган (хан ханов)[187]. Он выдавал ярлыки на владения региональным ханам и в 1240–1250-х годах ряду русских князей. Во главе Джучиева Улуса, одного из региональных владений, стоял хан[188] (к 1270-м годам он стал фактически независимым правителем и возглавил социальную структуру, заняв место кагана). За ним следовали «царевичи» Чингизиды — потенциальные претенденты на трон[189]. В военном плане они, как правило, командовали 10000 воинов — то есть были темниками и возглавляли соответствующие улусы (тумены или тьмы — число жителей и территории, способные мобилизовать или содержать десятитысячный корпус).

Далее шли еке нойоны (XIII век) или старейшие (великие) эмиры (XIV век) — темники, не являвшиеся по происхождению Чингизидами[190]. Об этом наглядно свидетельствуют данные русских источников. К примеру, в Московском летописном своде конца XV века при описании карательной экспедиции, посланной ханом Узбеком зимой 1327–1328 годов на Тверь для подавления вспыхнувшего там восстания, «темники» и «великие князья» прямо отождествлены между собой: «Того же лета (1327 год. — Ю. С.) поиде великий князь Иван Данилович во Орду, а на зиму прииде из Орды на Русь, а с ним пять темников, великих князей»[191]. Статус ордынских «царевичей» и «великих князей» фактически сопоставлен между собой в послании российского духовенства князю Углицкому Дмитрию Юрьевичу от 29 декабря 1447 года: «Не те же ли пак царевичи и великие князи у сего царя Седи-Яхмата, которые тогда и у того царя (Улуг-Мухаммеда. — Ю. С.) были да тоже дело делали?»[192]. То есть царевичи поставлены на первое место в сравнении с великими князьям, но статус и тех и других обозначен ниже царского/ханского.

Еще ниже числились нойоны (XIII век) или эмиры (ХIV век) — тысячники[193].

В эту систему иерархии были включены и представители национальных (русской, сербской, болгарской, армянской и др.) аристократий завоеванных монголо-татарами земель[194].

Особенностью Источниковой базы истории Джучиева Улуса является отсутствие собственно ордынских летописных произведений. Непосредственно из среды ордынского общества происходят лишь ярлыки ордынских ханов и татарский народный эпос «Идегей». Но политическая, экономическая и культурная жизнь страны нашла отражение в хрониках других стран (русских летописях, восточных — арабских, персидских, армянских, грузинских — хрониках, записках западноевропейских путешественников т. д.). Необходимо отметить, что в анналы соседних стран попадали события, связанные в первую очередь с деятельностью высших слоев общества. То есть мы можем на основе имеющихся в нашем распоряжении источников составить представление исключительно об элите Улуса Джучи.

Цель настоящей главы — попытаться выяснить принципы формирования и существования элиты Орды, системы взаимоотношений отдельных членов и групп, составлявших элиту, функции элиты, а также степень влияния процессов внутри элиты на политическое, социально-экономическое, внутри- и внешнеполитическое развитие Джучиева Улуса. Речь идет о периоде с начала 40-х годов XIII века, когда после похода на Европу Джучиев Улус максимально расширил свои границы; политически с этого времени он представляет собой значительную единицу. Завершается же этот период в первой трети XV века, когда Золотая Орда, распад которой начался в 1420–1430 годы, перестала существовать как политическое и государственное образование.


2. Правящий род Джучиева Улуса

К высшему слою элиты Орды относились прямые потомки Чингиз-хана, которые составляли правящую верхушку аристократии. Чингизиды могли претендовать на ханский престол[195]. Представители других родов и кланов были лишены возможности стать во главе государства.

Основа такого положения была заложена Чингиз-ханом. Как полагает В. В. Трепавлов, в политической традиции кочевников Великой Степи власть монарха и его рода была тесно связана с представлениями о сакральном характере главенства в государстве. В качестве одной из иллюстраций В. В. Трепавлов приводит надпись на печати каана Гуюка, поставленной на послании папе Иннокентию IV (1246 год): «Силою вечного Неба беспредельной великой Монгольской державы хана ярлык». В. В. Трепавлов отмечает также, что «представление об империи как о сфере управления и власти только чингисидской ветви тайджиутского рода борджигинов отразилось на особенностях престолонаследия. Родовой принцип передачи трона был ведущим в улусных ханствах, что… традиционно для политических образований Великой Степи»[196]. Данное положение запечатлено и в Билике — высказываниях Чингиз хана и его потомков, приравненных к правовым нормам (в отличие от Ясы — письменного права Монгольской империи).

Сила традиции и правовые нормы удерживали таковое положение дел на протяжении всего существования ордынского государства. Например, «Аноним Искандера», повествуя о восшествии в 1411 году на престол Орды Тимур-хана и о его противостоянии Идегею, отмечает, что у ордынцев «всегда было стремление к проявлению себя как державы потомков Чингиз-хана»[197]. В то же время к первой половине XV века относится появление претендентов на ханский престол из других знатных родов. Идеологическая борьба между приверженцами традиционного господства Чингизидов и представителями других династий ярко отразилась в эпосе «Идегей». В «Песне тринадцатой» от имени Токтамыша говорится:

От Чингиза веду я свой род.
Пусть Идегей на престол взойдет,
Голову мне велит отрубить,
Но ему никогда не быть
Падишахом, чей предок Чингиз.

Точно такое же положение наследования власти родом закрепилось и за отдельными частями Джучиева Улуса. Например, правое крыло Ак-Орда (Белая Орда) наследовалось родом Бату, а левое крыло Кок-Орда (Синяя Орда) находилось во владении потомков Орды-Ичена, старшего брата Бату[198]. По тому же родовому принципу происходило наследование улуса Шейбана[199].

При этом потомки Джучи не могли претендовать на высшие государственные должности в других улусах (во владениях потомков Чагатая, Угедея и Тулуя).

По праву рождения потомки Джучи также получали первоочередное право на высшие государственные должности. По данным персидских авторов, при "Бату и Берке на должность «командующего войсками» — беклярибека — был назначен правнук Джучи Ногай (Иса-Ногай)[200]. А после его гибели эта должность досталась сыну великого хана Токты — Иксару (Ильбасару), который исполнял обязанности «командующего войсками» до своей смерти (между июнем 1309 и маем 1310 года)[201].

Столь же непререкаемое первоочередное право Чингизиды имели на выделение улусных владений. Наиболее ярко это прослеживается на примере разделения завоеванных кыпчакских степей после возвращения армий Бату из похода на Западную Европу в 1242–1243 годах. Улусы получили все братья Джучиды, а также их взрослые сыновья. Достоверно известно, что уделы получили Бату (междуречье Волги и Яика[202]); Берке (на Северном Кавказе, а затем в — левобережье Волги[203]); Шейбан (междуречье Эмбы и Сырдарьи, с севера удел был ограничен бассейном рек Иргиз, Савук, Орь, Илек и Уралом, с юга — северным побережьем Аральского моря[204]); Орду-Ичен, Удур, Тука-Тимур, Шингкур, Сингкум (их уделы составили левое крыло Джучиева Улуса — Кок-Орду[205]); старший сын Бату — Сартак (междуречье Дона и Волги[206]).

Подобная процедура наблюдается также около 1380 года, когда Токтамыш подчинил междуречье Днепра и Волги — так называемую «Мамаеву Орду». Эти земли были распределены между сторонниками великого хана, и в первую очередь между Джучидами. Уделы получили Бек-Ярык-оглан (левобережье Днепра[207]), Бек-Ходжа (полуостров Крым[208]), Бек-Булат (Подонье[209]).

Немаловажное значение для социально-политического и экономического статуса имело и родство с родом Чингиз-хана по женской линии. В XIV — первой трети XV века, когда должность «командующего войсками» всё чаще стала оказываться в руках служилой аристократии, ее неизменно занимали родственники великого хана, как правило, зятья — гургены. К таковым относятся Кутлуг-Тимур и Иса-бек при Узбеке, Мамай в период «великой замятии», Идегей при Тимур-Кутлуке и Шадибеке. Владетели улусов также приобретали больший социальный вес в случае женитьбы на родственнице хана. В XIII веке известен Картан, муж сестры Бату. Наконец, женитьба русских князей на ордынских царевнах увеличивала их шансы в борьбе за княжеские титулы. В XIII веке Федор Ростиславович Черный после женитьбы на дочери великого хана сумел укрепить свои права на ярославский стол. В 1317 году, взяв в жены сестру Узбека Кончаку, приобрел владимирский великокняжеский титул князь Юрий Данилович Московский.

Приближала к высшему слою Джучиева Улуса и выдача замуж дочери за Чингизида, особенно за великого хана или наследника престола. Так поднялся по иерархической лестнице Иса-бек — отец Урдуджи, жены Узбека. Кроме того, он женился на Иткуджуджук, дочери великого хана Узбека[210], то есть был одновременно и ханским зятем, и ханским тестем. В 1411 году попытался упрочить свое положение Идегей, выдав свою дочь замуж за хана Тимура.

О том, сколь важное значение высший слой ордынской аристократии придавал родству с домом Чингиз-хана, свидетельствует процесс принятия решения о выдаче замуж царевны из рода Чингиз-хана за границу (например, за египетского султана). Разработка брачного соглашения длилась около четырех лет. Причем обсуждался договор высшим советом государства, состоявшим из семидесяти эмиров[211]. То есть решение носило не семейный или родовой, а общегосударственный характер.

Женщины, принадлежавшие к роду Чингиз-хана (матери, сестры, жены, дочери), имели право на участие в государственных делах (например, Джиджек-хатун, Тайдула и др.). Нередко они становились регентшами при малолетних ханах[212]. Вдовы управляли улусами своих мужей и распоряжались их имуществом. На протяжении ХІІІ–ХIV веков наблюдается их активное участие в придворных интригах и борьбе за власть. Большую роль в политической жизни женщинам из дома Чингиз-хана отводит и эпос «Идегей».

Чингизиды и их ближайшие родственники занимали привилегированное положение и в правовой системе ордынского государства. По нормам Ясы в случае нарушения законодательства представителями рода «один раз, пусть его усовещают словом; если сделает вопреки два раза, пусть действуют на него красноречием; в третий раз же пусть пошлют его в отдаленное место (ссылка)… Когда он сходит туда и возвратится — он будет внимателен. Если же он не образумится, пусть посадят его в оковы и тюрьму. Если выйдет оттуда добронравным и образумившимся — очень хорошо; в противном случае пусть соберутся все родственники, составят общее совещание и положат, что с ним делать»[213]. Отголоски этой нормы прослеживаются в татарском народном эпосе «Идегей», где повествуется, как знатный бий Урман был четырежды пойман на воровстве, после чего казнен. Причем решение о казни Урмана принимал совет из девяноста «знатных парней», а решение о смертном приговоре Идегей в отчете Токтамышу аргументирует тем, что:

Таков закон в державе твоей:
Если, трех укравши коней,
В четвертый раз попадется вор, —
Повелевает твой приговор
Вору голову отрубить.

Ярким примером, свидетельствующим о неподотчетности Чингизидов общегосударственному суду, стало событие, последовавшее за смертью Ногая. После поражения в битве с Токтой Ногай бежал с поля боя, но был настигнут и убит русским воином[214]. Хан Токта казнил этого воина за убийство Чингизида без суда родственников. Аргументацией смертного приговора стали следующие слова: «Правосудие требует смерти его, чтобы не появился снова кто-нибудь, который сделал подобное этому», а также: «…простой народ да не убивает царей»[215].

Таким образом, судить и казнить представителя рода Чингиз-хана мог только общий совет представителей данного рода.

Ордынские ханы имели фактически неограниченную власть над своими подданными, в том числе и над представителями элиты Джучиева Улуса. Но, будучи, по сути, гарантом стабильности, правопорядка и процветания государства[216], кроме прав ордынский властитель имел и ряд обязанностей. Как пишет В. В. Трепавлов, «власть государя осуществлялась по трем направлениям: охрана целостности и укрепление державы (эля, улуса); забота о ее населении, народе; ведение завоевательных войн, забота об армии»[217]. При возведении на престол с претендента брали обещание править справедливо под угрозой свержения. То есть неисполнение ханом своих обязанностей давало право нойонам (эмирам) оставлять службу этому государю и даже право отстранить его от власти.

Примером может служить судьба хана Туда-Менгу. По сведениям Рашид-ад-Дина, он царствовал «некоторое время». Затем, около 1286 года, Алгуй и Тогрыл, сыновья Менгу-Тимура, и Тула-Бука и Кунчек, сыновья Торбу, его сместили «под тем предлогом, что он помешанный, и сами совместно царствовали пять лет»[218]. То есть когда в результате «помешательства» Туда-Менгу не мог более исполнять свои обязанности, он был отстранен от власти советом Чингизидов.

В «Сокровенном сказании» одним из преступлений великого каана признано несправедливое убийство им подданного[219]. Несправедливая прямая угроза жизни эмира со стороны государя могла быть принята как оправдание прекращения ему службы. Так, оправданием побега Токты из ставки хана Тула-Буки, а затем свержения правителя в 1291 году была, по данным Рашид-ад-Дина, угроза смерти: «двоюродные братья покушаются на мою жизнь»[220]. Столь же верным оправданием убийства хана служит его намерение убить Ногая[221].

Одними из главных мотивов прекращения службы Токтамышу Идегеем приводится нарушение ханом своего долга правителя:

Лишил ты мой народ земли,
У него, значит, счастья нет…
…значит, справедливости нет,
Правды нет в державе твоей[222].

3. Служилая знать Орды

Следующий слой элиты Джучиева Улуса представлен служилой знатью — нойонами (эмирами, беками, князьями).

Начало формирования этого слоя было положено еще Чингиз-ханом при распределении тысяч и десятков тысяч (туменов) в 1206 году. Провозглашенный ханом, он лично назначил каждого из тысячников и темников[223]. Таким же образом осуществлялись назначения и при его преемниках, в том числе при дворе ордынских ханов.

Социальная структура слоя служилой знати повторяла военную организацию империи — место эмира в системе определялось его военным статусом: выслуженным или наследственным. В силу своего положения эмиры получали соответствующий их статусу улус (эмиры-темники — улусы-тумены, эмиры-тысячники — улусы-тысячи).

Социальный статус был закреплен в системе титулований. Эмиры-темники к своему титулу «нойон» получили добавление «еке» — великий[224]. К ХIV веку монгольское наименование стало заменяться тюркским термином «бек». В персидской и арабской письменной традиции нойонов и беков называли «эмирами», а на Руси — «князьями».

В систему ордынской иерархии были включены также представители знати завоеванных монголо-татарами государств. Подобно собственной кочевой служилой знати, владетели русских княжеств, сербских, болгарских, армянских земель получали ярлыки на свои владения, то есть назначались на военные и административные должности, а их земли приравнивались к ордынским улусам. В частности, русские князья оказались четко вписаны в социальную систему и систему ордынских титулований. Великие князья приравнивались к еке-нойонам (темникам), а князья к нойонам (тысячникам)[225].

Принципы формирования служилой знати были закреплены в Ясе: «Всякий кто может вести верно свой дом, может вести и владение; всякий, кто может устроить десять человек согласно условию, прилично дать тому и тысячу и тьму (тумен. — Ю. С.), и он может их устроить хорошо»[226]. Наряду с условиями продвижения по службе существовали и условия отстранения от должности: «Всякого бека, который не может устроить свой десяток, того мы делаем виновным с женой и детьми и выбираем в беки кого-нибудь из его десятка. Так же поступаем с сотником, тысячником и темником»[227]. Как видно из приведенных отрывков, социальная иерархия дублировала военную иерархию, то есть формирование слоя опиралось на правила формирования командного состава.

Примером продвижения по служебной лестнице и одновременно повышения социального статуса может служить биография эмира Байдеры. В 1320 году он возглавлял ханское посольство к Юрию Даниловичу Московскому и Владимирскому. Русские летописи называют его «князем», то есть в это время он был эмиром-тысячником. Под 1334 годом Байдеру упоминает арабский путешественник Ибн Баттута. В это время эмир возглавлял пятитысячный отряд и сопровождал в Константинополь жену великого хана Узбека, византийскую принцессу Баялунь. Поскольку в системе социальной иерархии Золотой Орды не предусмотрено место для командующего пятью тысячами воинов, то, вероятно, к этому времени Байдера дослужился до темника и был «великим эмиром» («еке нойоном»)[228]. В 1340 году Байдера участвовал в посольстве в Египет. К этому времени он занимал должность «начальника охоты» и назывался «вельможей». Таким образом, Байдера вошел в ближайшее окружение великого хана, вероятно, в его гвардию.

Возможность продвижения вверх по социальной лестнице отмечается и в эпосе «Идегей». В «Песне третьей» кратко пересказывается биография эмира:

Овчар вчерашний твой,
Пастух вчерашний твой,
Ставший бием теперь
Советник всегдашний твой…[229]

Низшую ступень в ордынской иерархической системе занимали представители Среднего командного звена — сотники и десятники, которые подчинялись тысячникам и темникам. Потенциально они сами могли выслужиться до тысячников и темников, особенно в периоды войн. Их продвижение по службе и имущественное положение зависели от воли эмиров. Данное положение дел ярко иллюстрируется словами папского легата Плано Карпини: «Император же этих татар-имеет изумительную. власть над всеми… Сам же он указывает, где пребывать вождям, вожди же указывают места тысячникам, тысячники сотникам, сотники же десятникам»[230].

Особое место в социальной иерархии Орды отводилось гвардии правителя. При формировании особого десятитысячного корпуса при особе хана Чингиз-хан повелел: «Мой рядовой кешиктен (гвардеец. — Ю. С.) выше любого армейского начальника-тысячника. А стремянной моего кешиктена выше армейского начальника — сотника или десятника. Пусть же не чинятся и не равняются с моими кешиктенами армейские тысячники: в возникающих по этому поводу ссорах с моими кешиктенами ответственность падет на тысячников»[231]. Гвардия должна была состоять и пополнятся из сыновей «нойонов-темников, тысячников и сотников, а также… людей свободного состояния»[232]. Причем сыновья нойонов-тысячников являлись с десятью нукерами и, вероятно, становились десятниками. В ведении гвардейцев, кроме охраны, состояли установка лагеря хана, провиант ставки, охота и т. д.[233] Следовательно, основные придворные должности занимали гвардейцы.

Гвардия была личной охраной великого хана, в период войн — «главным средним полком»[234], а также являла собой высший слой военной и придворной элиты степного государства.

Надо полагать, что практика нахождения при хане гвардии сохранялась и в отдельных частях империи — владениях потомков Чингиз-хана, в том числе и в Джучиевом Улусе. Русские источники отмечают наличие при особе великого хана военизированного «двора». В «Житии Федора Ярославского» упоминаются «царева двора множество татар»[235]. Московский летописный свод конца XV века зафиксировал прибытие в 1393 году в Москву трех ордынских князей «двора царева»[236]. Под 1426 годом при описании похода литовского великого князя Витовта на Псков отмечается, что он «у царя Махмета (Улуг-Мухаммеда. — Ю. С.) испроси двор его»[237]. Понятие «двор» в русской письменной традиции тесно связано с понятием «личные слуги», «личная охрана»[238].

Об охране, функции которой совпадали с обязанностями гвардии при дворе Чингиз-хана, упоминается в эпосе «Идегей»[239].

«Повесть об убиении Михаила Черниговского» сохранила упоминание о том, как Вату «посла единого от велмож своих, стольника своего именем Елдегу»[240]. Плано Карпини, посетивший ставку Бату около 1245–1246 годов, называет Елдегу управляющим великого хана[241]. Есть все основания полагать, что Елдега был гвардейцем ордынского правителя и все связанные с ним определения относятся к гвардейцам.

При образовании государства в составе элиты Орды был выделен привилегированный род. Его положение определялось наследственной принадлежностью к дому Чингиз-хана, точнее, его старшего сына Джучи. Несколько позже выявился ряд аристократических родов. Например, при Бату-хане (Батые) старейший эмир (великий князь) из племени сайджиут (сиджиут) Мункеду-нойон (Мунгеду-нойон, Мунгкур) был главой левого крыла войск. При хане Токте ту же должность занимал его потомок Черкес[242].

В XIV — начале XV века выделились аристократические роды беклярибеков. В 1350–1360 годах эту должность последовательно занимали отец и сын эмиры Могул-Бука и Ильяс[243]. На рубеже XIV–XV веков в таком же положении находились отец и сын эмиры Балтычака и Идегей[244].

Необходимо отметить, что, вероятнее всего, наследственное право, закрепленное за родом, распространялось на социальный статус, титул (еке нойон — великий эмир; нойон — эмир) и улусное владение. Должности же являлись формой вознаграждения этого слоя элиты, и на них назначались претенденты из нескольких аристократических родов.

Такой вывод подтверждается наличием родовых владений у ордынской аристократии. Например, М. Г. Сафаргалиев, основываясь на родословной татарских князей Сеид-Ахметовых, Кудашевых, Тенишевых и Янгалычевых, отмечает, что ордынский князь Бехан и его род «по власти Золотой Орды царя владел многими окрестными городами и другими станищами — татарскими и мордовскими», по долине реки Мокши[245]. Далее ученый пишет: «Туже картину мы видим в Крыму, где четыре фамилии, происходившие из четырех знатных родов (Ширин, Барын, Аргин и Яшлав), разделивши между собою весь Таврический полуостров в период захвата Крыма монголами, владели своими земельными участками до падения Крымского ханства»[246].

Национальная аристократия завоеванных стран на первый взгляд была исключена из возникшей системы социально-политической иерархии. В частности, русские князья получали свои владения по наследству. Однако при внимательном анализе источников выясняется, что княжеские династии, которые имели право на получение инвеституры от Джучидов, были основаны — точнее, закреплены — при оформлении зависимого положения Руси от Орды в середине XIII века. Во Владимирском княжестве закрепилась династия Ярославичей (потомки Ярослава Всеволодовича); в Рязанском — Ингваричей; в Смоленском — потомков Давыда Ростиславича; в Черниговском, а с конца XIII века Брянском — Михайловичей; в Галицко-Волынской Руси — династия Романовичей. Такое положение сохранялось на протяжении всего периода зависимости Руси от Орды. Нам не известны случаи, когда какой-либо представитель этих династий занял бы великокняжеский престол в княжестве, где правила другая династия. Более того, не известны случаи вокняжения в уделе княжества с другой династией без санкции на таковые действия ханской власти[247]. Таким образом, на территории завоеванных земель была установлена система владычества, подобная ордынской. Права на княжеские владения получили княжеские роды, основателями которых были князья, первыми признавшие власть Орды над своими землями.

О закреплении монголами передачи власти по родовому принципу в Грузии, первоначально входившей в Джучиев Улус, повествует Киракос Гандзакеци[248]. Он же отмечает включение в состав монголо-татарской элиты правителей Армении: монгольский полководец Чармагун «велел ему (атабеку Авагу. — Ю. С.) сесть ниже всех вельмож, сидевших при нем… Назавтра он посадил [Авага] выше многих вельмож. И так изо дня в день он оказывал ему больше почестей, пока не посадил его вместе с вельможами по рождению»[249].

Родовой принцип распространялся в Джучиевом Улусе на все слои аристократии — как кочевой, так и не кочевой. Попытки перейти в XIV веке к династическому принципу наследования высшей (ханской) власти (Узбек — Динибек; Джанибек — Бердибек) не достигли успеха[250].

Ордынская традиция наследования верховной власти подразумевала, по словам Г. А. Федорова-Давыдова, «особый порядок престолонаследия, при котором наследником являлся не сын, а брат или дядя или другой представитель правящего рода, который оказывался по утвердившимся в данном обществе обычаям старшим и имеющим наибольшие права». Данный порядок, «сопровождавшийся выборами правителя на совещаниях членов правящего рода — курултае, не давал возможности одной какой-либо ветви этого рода закрепиться у власти и создавал подобие некоего единства всего правящего дома как воплощение единства территории всего государства»[251].

Однако тенденция наследования старшим в роду постоянно сталкивалась с тенденцией передачи власти от отца к сыну[252]. Наиболее явные предпосылки к этому сложились после принятия ханом Узбеком ислама как государственной религии. В первую очередь это было связано со сломом той системы, которую создал Чингиз-хан. Надо отметить, что ордынская, в первую очередь кочевая, аристократия сопротивлялась исламизации — явно и тайно. Тем не менее исследователи фиксируют на рубеже XIII–ХIV веков «переход от старинной системы исчисления старшинства и прав на ханский престол к укреплению единой династической линии одной ветви царевичей в ущерб курултаю и всему роду Вату»[253]. И уже «после Узбека… права сына, прямого наследника хана, получили общее признание»[254]. Таким образом, наследником хана Узбека был объявлен его старший сын Динибек (Тинибек), что должно было стать основой новой традиции престолонаследия.

О старшем сыне Узбека известно крайне мало. Но именно он в 1342 году возглавляет войска, отправленные ханом Орды в набег на владения Чагатаидов[255]. Вероятно, отец хотел сделать его в глазах подданных удачливым полководцем, что также поддержало бы традицию наследования престола наилучшим военачальником правящего рода. Кроме того, наличие боеспособной армии под командованием старшего сына делало Динибека практически неуязвимым со стороны недоброжелателей и противников как за рубежами степного государства, так и внутри Орды.

Однако во время этого — не самого победоносного — похода хан Мухаммед Узбек скончался, и перед столичной знатью возникла проблема управления государством в отсутствие легитимного наследника ханского престола. Эмиры приняли решение возложить обязанности главы государства на следующего по старшинству сына Узбека — Джанибека. Как отмечается в арабской летописи «Биография султана Эльмелик-Эннасыра», «эмиры государства постановили, чтобы средний сын его (Узбека. — Ю. С.), Джанибек, правил государством до времени прибытия старшего брата его, Танибека (Динибека. — Ю. С.)»[256].

Таким образом, «исполняющим обязанности великого хана» стал именно Джанибек. А Динибек, получив известие о смерти отца, направился в столицу Орды, «чтобы сесть на престол царский»[257].

Когда в Сарае было получено известие о возвращении наследника, Джанибек обратился к своей матери и матери Динибека Тайтугле (Тайдуле) за советом. Он сказал, что «вот теперь является брат мой, чтобы отнять у меня царство»[258], и Тайтугла убедила сарайских эмиров убить старшего сына. Арабские авторы объясняют такое решение хатуни тем, что она «…любила Джанибека больше других»[259].

Эмиры выехали навстречу Динибеку, встретили его в городе Сарайчике и убили во время принесения присяги. Так Джанибек очистил себе путь к престолу. На всякий случай, чтобы обезопасить свое положение, он убил, как пишет арабский источник, «привязавшись… за что-то», и своего младшего единокровного брата Хызр-Бека и «стал править единодержавно»[260].

Таким образом, несмотря на постепенное укрепление новой традиции престолонаследия, произвол претендентов на трон играл в Орде главную роль. Этот вывод подтверждается и событиями, сопровождавшими переход власти уже от самого Джанибека к его старшему сыну и наследнику Мухаммед Бердибеку.

Фоном для смены власти в Орде послужили события в Иране, где в 1350-е годы происходило постепенное отстранение от власти династии Хулагу (внука Чингиз-хана). Страна оказалась в остром политическом кризисе, при фактическом распаде и в состоянии междоусобных войн. В Орду хлынул поток беженцев.

В этих условиях Джанибек принял решение о военном походе на Иран. В 758 году хиджры (25.12.1356–13.12.1357) ордынские войска во главе с великим ханом вторглись в Закавказье и, форсировав Куру, заняли Тебриз[261]. Как сообщает Ибн Халдун, Джанибек «посылал всё новые войска в Хорасан, пока не овладел им»[262]. Эласади отмечает, что 20 июля — 17 августа 1357 года в Дамаск прибыло ордынское посольство извещавшее о том, что Джанибек овладел Хоросаном «и отнял его у беззаконника и злодея Элашрефа, сына Тимурташа»[263]. Таким образом, вторжение в Иран произошло до лета 1357 года[264]. В «Истории Шейх-Увейса» отмечено, что «он (Джанибек. — Ю. С.) отправился в Чагатайское государство и подчинил себе ту страну»[265].

По данным «Анонима Искандера», «вожди стран Рума, Сирии, Джезиры, Диярбекра, Фарса и Ирака покорно и охотно направились ко двору [Джанибека] и единогласно просили, чтобы он посадил на престоле Азербайджана Бердибека, старшего [своего] сына»[266]. Хан с войсками отправился обратно в Орду, а в Тебризе наместником остался Бердибек с 50 000 человек.

По пути в Сарай Джанибек тяжело заболел. Как подчеркнуто в «Рогожском летописце», «отъ некоего приведения на поути разболеся и възбесися»[267]. Один из высокопоставленных эмиров Тоглу-бай (в русских летописях — Товлубей) направил гонца к Бердибеку и вызвал его в Сарай. Однако великому хану стало лучше, и он выразил явное неудовольствие слухами о том, что его сын покинул Тебриз. В этих условиях Тоглу-бай, Бердибек и его мать Тогай-Тоглу-хатун составили заговор.

На аудиенции у хана по приказу Тоглу-бая Джанибек был убит. Причем, как подробно описывает «Аноним Искандера», Бердибек «вызвал к себе всех царевичей и за один раз всех уничтожил. Его единородного брата, которому было восемь месяцев, принесла на руках Тайдулу-хатун (бабка Бердибека. — Ю. С.) и просила, чтобы он пощадил это невинное дитя. Бердибек взял его из ее рук, ударил об землю и убил»[268]. «Рогожский летописец» отметил под 1357 годом, что Бердибек «пришедъ отца оудави, а братью изби, а самъ седе на царство»[269].

Так при переходе верховной власти в Орде главенствующее место занял произвол сильнейшего. Причем убийства ближайших родственников — претендентов на престол и первых возможных противников, привели к пресечению династии Бату — сам Бердибек на момент своей смерти не имел детей мужского пола.

В 1359 году хан Бердибек и его беклярибек и главный помощник Тоглу-бай погибли в результате государственного переворота. Как прокомментировал автор или редактор «Рогожского летописца»: «Сеже есть братью и отца оубивыи и оубиты и оубивыи оба»[270].

Именно с этого момента в Орде наступает политическая чехарда, частая смена ханов, сопровождающаяся кровопролитием и произволом, — «великая замятия» русских летописей. Новой для ордынского государства традиции наследования власти от отца к сыну укрепиться было не суждено. На долгое время в степи главенствующим средством взятия власти стала сила.

Как бы то ни было, можно сказать, что в Джучиевом Улусе, как и в Монгольской империи (по данным В. В. Трепавлова)[271], родовой принцип наследования в целом довлел над династическим.

Более того, родовой принцип существования распространялся в Орде на все слои аристократии, как кочевой, так и не кочевой. В Ясе говорится: «Старшие беки, которые будут начальствовать, и все воины должны, подобно тому, как, занимаясь охотой, отличать имена свои, означать имя и славу свою, когда занимаются войной…»[272]. Это положение призвано было выделять зачинателей родов военной аристократии.

В «Сокровенном сказании» сохранились сведения о том, как Чингиз-ханом были заложены основы формирования отдельных родов. Согласно источнику, основатель империи заявил: «Хасаровым (Хасар — брат Чингиз-хана. — Ю. С.) наследием да ведает один из его наследников. Один же да ведает наследием Алчидая, один — и наследием Отчигина, один же — и наследием Бельгутая. В таком-то разумении я и мое наследие поручаю одному. Мое повеление — неизменно. И если оное не станете как-нибудь перекраивать, то ни в чем не ошибетесь и ничего никогда не потеряете. Ну, а если у Огодая народятся такие потомки, что хоть травушкой-муравушкой оберни — коровы есть не станут, хоть салом окрути — собаки есть не станут, то среди моих-то потомков ужели так-таки ни одного доброго и не родится?»[273]. Таким образом, власть целенаправленно передавалась одному из представителей рода. Причем в случае неспособности потомков из какой-либо ветви управлять наследством Чингиз-хана на наследство мог претендовать любой представитель рода.

О прочном господстве родового принципа на протяжении существования Орды говорят и положения татарского эпоса «Идегей». В «Песне пятой» от имени эмира Идегея говорится:

Имени отца не узнав,
Сыну я не скажу: салям![274]

В «Песне тринадцатой» от имени Токтамыша говорится:

Сын благородного отца,
Не возьму я себе бойца,
Если мне свое племя-род
Этот воин не назовет[275].

Здесь великий хан, во-первых, ссылается на свою родословную, свое благородное происхождение. Во-вторых, указывается, что основой для поступления на военную службу служит принадлежность к тому или иному роду. Человек без «роду-племени», не знающий своих корней, не мог рассчитывать на высокое положение в социально-политической иерархии Джучиева Улуса.

Другой основой формирования и существования элиты Золотой Орды, наряду с родовым принципом, была военная служба хану и в его лице всему роду Чингизидов и государству. Данное положение было закреплено в Ясе: «Каждый мужчина, за редкими исключениями, обязан службой в армии»[276]. Другая норма монгольского законодательства гласила: «Всякий, не участвующий лично в войне, обязан в течение некоторого времени проработать на пользу государства без вознаграждения».

Известно, что и русские земли должны были пополнять золотоордынскую армию своими рекрутами. Однако после восстания 1262 года князю Александру Невскому удалось «отмолить» от этой повинности свой народ. Вероятно, в соответствии с нормой Ясы о трудовой повинности, русские княжества стали вносить определенную денежную сумму в периоды войн в составе дани либо в составе «царева запроса». О вхождении этой суммы в «царев запрос», а возможно, и того, что весь «царев запрос» состоял из «откупа» от участия в войне, говорят сведения русских летописей о приходе в 1357 году от хана Джанибека посла «именем Иткара по запрос ко всем князем русским». Далее летописцы отмечают военные действия ордынцев в Закавказье, в результате которых «царь Чанибек взя Мисюр и посади тoy на царство сына своего Бердибека»[277].

Кочевой аристократии пункт законодательства о «трудовой повинности» открывал дорогу на гражданскую службу. Так формировалось высшее ордынское чиновничество.

Условия службы также нашли отражение в Ясе. Военная аристократия должна была участвовать в военных советах: «Беки (начальники) тьмы, тысячи и сотни, приходящие слушать наши мысли в начале и в конце года и возвращающиеся назад, могут начальствовать войском»[278]. Здесь необходимо отметить, что в 1276 году в походе ордынского хана на Северный Кавказ участвовали русские войска. Вероятно, непосредственно перед военными действиями в совете принимали участие и русские князья-военачальники.

От эмиров, составлявших командный состав армии, требовалось обучать новобранцев, держать в постоянной боевой готовности свои подразделения, иметь запасы оружия для вооружения своих подчиненных[279].

Чингиз-ханом была установлена четкая субординация. Прежде всего «он запретил эмирам обращаться к кому-нибудь, кроме государя, а если кто-нибудь обратится к кому-нибудь, кроме государя, того предавали смерти»[280]. Далее было жестко установлено, что «кто без позволения переменит пост, того предавали смерти»[281] и что «ни один человек не должен переходить в другое место из тех тысячи, сотни и десятка, в которых он состоит, не смеет искать другого пристанища. Никто не может впускать к себе такого [беглого] человека, а если кто-нибудь преступит данный приказ, то их публично пытают и казнят, как того, кто ушел, так и приютившего его»[282].

Нарушение условий службы со стороны эмира влекло за собой самые жесточайшие наказания вплоть до смертной казни: «Должностные лица и начальники, нарушающие долг службы или не являющиеся по требованию хана, подлежат смерти»[283]. Известно также, что Чингиз-хан «узаконил, чтобы старейший из эмиров, когда он проступится и государь пошлет к нему последнего из служителей для наказания его, отдавал себя в руки последнего и распростирался бы перед ним, пока он исполнит предписанное государем наказание, хотя то было лишение живота»[284].

Источники донесли до нас известия о казнях в Орде. Наиболее массовые были произведены по требованию Ногая ханом Токтой в период с декабря 1292-го по декабрь 1293 года. Были казнены эмиры Кальтикая, Ютука, Каракуюка, Маджара, Баринтокту, Куби, Юку, Туратемира, Алтемира, Туку, Байтару, Баймектемира, Байтуктемира, Байгурактайджи, Баруха, Малджука, Бурулги, Кунджука, Судука, Караджина, Хаджари, Ишку, Баяджи[285]. Все они поддержали Тула-Бугу, и их действия были расценены как измена хану и государству.

Русских князей в Орде тоже казнили по нормам Ясы. В частности, великий «князь Михаил Ярославич Тверской и Владимирский был казнен по следующим обвинениям: «Горд еси непокорив царю нашему, и посла царева Кавгадыя соромотил еси, и с ним бился еси, и татар побил еси, и дани царевы имал еси себе, а царю еси не давал, и в немцы с казною бежати хотел еси, и княгиню Юрьеву зелием уморил еси, и князей и татар царевых побил еси»[286]. То есть в глазах татарского суда русский князь предстал как государственный изменник («непокорлив царю», «казну в Рим к папе отпустил», «в немцы с казною бежати хотел»), злоупотребляющий должностным положением («дани царевы имал еси себе»). Более того, он рассматривался как мятежник («князей и татар царевых побил»), покусившийся на жизнь представителя рода Чингиз-хана — сестры Узбека Кончаки-Агафьи («княгиню Юрьеву зелием уморил»).

В подобных же преступлениях обвиняет Василия I в 1408 году Идегей: «…послы царевы и гости изо Орды к вам приездят, и вы послов и гостей на смех поднимаете, да еще велика им обида и истома у вас чинится… А Тимур-Кутлуй сел на царство, а ты улусу государь учинился, и от тех мест у царя еси во Орде не бывал, царя еси во очи не видал, ни князей ни старейших бояр, ни меньших, ни иного еси никого не присылывал, ни сына, ни брата ни с которым словом не посылывал. И потом Шадибек осмь лет царствовал, и у того еси такоже не бывал и ни кого еси ни с которым же словом не посылывал. И Шадибеково царство такоже ся минуло, и ныне царь Булат-Салтан сел на царстве и уже третий год царствует, такоже еси ни сам не бывал, ни сына, ни брата, ни старейшиаго боярина не присылывал»; и далее: «…а что еси имал в твоей државе со всякого улуса з дву сох рубль, и то серебро где ся деваете?»[287]. Здесь московский князь обвиняется практически по тем же пунктам, что и Михаил Тверской: 1) «непокорлив царю» (Михаил) — «у царя еси во Орде не бывал, царя еси во очи не видал» (Василий); 2) «дани царевы имал еси себе» (Михаил) — «а что еси имал в твоей државе со всякого улуса з дву сох рубль, и то серебро где ся деваете?» (Василий); 3) «князей и татар царевых побил» (Михаил) — «послов и гостей на смех поднимаете, да еще велика им обида и истома у вас чинится» (Василий). Московский князь избежал лишь обвинения в покушении на жизнь представителя рода Чингиз-хана.

Показательно, что в конфликте в 1270 году великого владимирского князя Ярослава Ярославича с Новгородом Великим подобные обвинения в сторону новгородцев звучат из уст посланника Ратибора: непокорность хану («новгородци тебе не слушають…»); невыплата дани («мы дани прошали тобе, и они нас выгнали…»); неуважение к ордынскому чиновнику, которым в отрывке выступает владимирский князь («…аЯрослава бещьствовали»)[288].

Итак, представитель элиты Орды, не являвшийся членом правящего рода, мог быть казнен по решению суда аристократии или указу хана. Смертная казнь применялась к эмирам (князьям), обвиненным в государственной измене, злоупотребляющим должностным положением, покусившимся на жизнь члена рода Джучи (и другого представителя знати Орды) без приказания великого хана.

Невыполнение служебных обязанностей влекло за собой отстранение от должности. Так, был смещен с должности беклярибека великий эмир Кутлуг-Тимур в 721 году хиджры (31.01.1321–19.01.1322) в связи с невыполнением им приказа о вторжении в Хоросан[289]. В 1322 году был лишен ярлыка на великое княжение Владимирское князь Юрий Данилович Московский. Решение это было обусловлено тем, что он «поймав серебро оу Михаиловичев (Тверских. — Ю. С.) выходное по докончанию, не шел против царева посла, но ступил с серебром в Новгород Великый»[290]. Подобный мотив прослеживается и в рассказе Ибн Арабшаха об Идегее. По его сведениям, Токтамыш заявил: «И наполнится глаз существования твоего сном от действия гибели», на что Идигу возразил: «Не дай Бог, чтобы владыка наш, хакан, разгневался на раба неповинного и дал завять деревцу, которое сам насадил, или разрушил основание (здания), которое сам построил»[291].

В то же время самовольное устранение от службы законному хану неизменно рассматривалось как измена государству и должно было караться смертной казнью. К такому выводу нас приводят события, связанные с противоборством Ногая и Токты в конце XIII века.

Около 1297 года ряд эмиров Токты, среди которых были эмиры Таз и Тунгуз, почувствовали страх вследствие одного дела, дошедшего до них… покинули его и ушли к Ногаю»[292]. Вероятно, в этих словах хрониста подразумевалась угроза жизни. Великий хан потребовал выдачи этих эмиров. Ногай отказался выполнить требование хана, нарушив тем самым положение Ясы. В результате войны Ногай погиб, а эмиры продолжили службу его старшему сыну Джеке. Но последний без суда убил своего брата Теку. Этот факт вызвал недоверие со стороны Таза и Тунгуза: «Если он не пожалел брата своего, как же он пожалеет нас»[293]. Данный мотив послужил оправданием для мятежа, поддержка которого силами Токты положила конец сепаратистским тенденциям на западе Джучиева Улуса. Таз и Тунгуз были вновь приняты на службу к великому хану. Таким образом, в полномочия главы государства входило также и право миловать.

В 1337 году был помилован князь Александр Михайлович Тверской. При личной аудиенции у Узбека Александр Михайлович заявил: «Господине царю, аще много зло сотворих ти, во се есмь предъ тобою, готов есмь на смерть». Великий хан Узбек, однако, помиловал князя Александра; летописец отмечает, что «удивишася вси» (по данным Никоновского свода XVI века)[294].

Особое место в преступлениях против государства занимала узурпация власти. Поскольку власть в степи носила сакральный характер, покусившийся на нее при живом хане должен был быть безоговорочно казнен. Например, около 1281–1282 годов были казнены Джиджек-хатун, жена Менгу-Тимура, и эмир Байтера. По данным арабского автора Бейбарса, «она правила [государством]… в царствование Тудаменгу», а эмир «выполнял приказания ее»[295]. Ордынская аристократия воспротивилась такому положению дел и, по приказу Ногая Джиджек-хатун и Байтера были убиты. Обвинение в узурпации власти играло большую роль при начале военных действий против Ногая в 1297 году («Токта… отправился на войну против Ногая… а это [произошло] оттого, что Ногай долгое время был правителем царства, неограниченно распоряжавшимся Берковичами, смещал тех из царей их, кто ему не нравился, и ставил [тех], кого сам выбирал»[296]).

Наряду с военной службой эмиры Орды выполняли дипломатические миссии. Как отмечал Б. Я. Владимирцов, посол в монгольском обществе рассматривался как представитель рода и племени, «почему особа посла считалась неприкосновенной»[297]. В этой связи у монголо-татар «есть обычай никогда не заключать мира с теми людьми, которые убили их послов, чтобы отомстить им»[298].

Такое же отношение к послам сохранилось и в Джучиевом Улусе.

Как правило, дипломатические миссии осуществлялись именно представителями элиты золотоордынского государства. Чаще всего в качестве послов выступали нойоны — тысячники, которыми на протяжении XIII–ХIV веков было большинство послов в Египет. Например, Джелаль-эд-Дин в 661 году хиджры (15.11.1262–03.11.1263)[299]; Намун в 706 году хиджры (13.07.1306–02.07.1307)[300]; Мангуш в 714 году хиджры (17.04.1314–06.04.1315)[301]; Хасан в 786 году хиджры (24.02.1384–11.02.1385)[302]. В таком же статусе эмиров (князей) — тысячников выступает большинство послов на Русь.

Источники зафиксировали такие случаи, когда дипломатические миссии возглавляли eкe нойоны (великие эмиры). В 717 году хиджры (16.03.1317–04.03.1318) этот статус имел Шерин, посол к египетскому султану[303]. Такой же статус был у Баянджара (Бабуджи) — главы посольства, которое в 720 году хиджры (12.02.1320–30.01.1321) сопровождало хатун Тулунбий, родственницу Узбека, просватанную за египетского султана[304].

Русские летописи называют послом Тоглу-бая (Товлубея), который зимой 1339–1340 годов прибыл в Рязанское княжество. Однако его миссия носила скорее военный, нежели дипломатический характер. Великий эмир возглавлял поход ордынских войск на Смоленское княжество[305].

Крайне редко выступают послами Чингизиды. В 1294 году посольство великого хана Токты к ильхану Ирана Гейхату возглавлял царевич Калынтай (Калинтай)[306].

Посольскими полномочиями ограничивают миссию царевича Чол-кана (Щелкана) в Твери в 1327 году русские летописи[307]. Мятеж в княжестве и убийство, с одной стороны, посла, а с другой стороны, Чингизида послужили тогда причиной карательного похода на Тверь ордынских войск. На Руси этот поход стал известен как «Федорчукова рать», по имени татарского командующего Федорчука.

Определенное место в системе золотоордынской социальной иерархии занимали представители духовенства. Известно, что монголо-татары отличались веротерпимостью. Однако — и об этом уже говорилось — власть в кочевых обществах носила сакральный характер. Поэтому служители культа неба играли огромную роль еще при образовании империи. В частности, близок к трону был шаман Тэб-Тенгри[308] Посол французского короля Людовика IX Вильгельм де Рубрук отмечал, что «прорицатели, как признал сам хан, являются их жрецами, и всё, что они предписывают делать, совершается без замедления»[309]. О роли шаманских обрядов при дворе Бату свидетельствует «Повесть о убиении Михаила Черниговского»[310]. Ал-Бирзами отмечает, что великий хан Токта «был неверным [державшимся] религии поклонения идолам, любил уйгуров, то есть лам и волшебников, и оказывал им большой почет»[311].

В силу закрепленной в Ясе традиции служители различных культов имели прежде всего налоговые и иные экономические привилегий. Русское православное духовенство получало иммунитетные ярлыки, в которых оговаривалось условие «молиться за нас и за племя наше… и род»[312].

Особо привилегированное положение при ордынском дворе с середины XIII века стал занимать ислам. Первым ханом, перешедшим в мусульманство, был Берке. При нем же отмечено принятие ислама представителями элиты Золотой Орды — эмирами и Чингизидами. Большую роль играло мусульманское духовенство при дворе великого хана Туда-Менгу и беклярибека Ногая. Покровительствовал исламу и хан Токта, не будучи, однако, сам мусульманином[313].

Роль государственной религии ислам приобрел с приходом к власти в 1313 году хана Узбека. Одним из вдохновителей переворота в пользу Узбека был Ала-эд-Дин Энноман Эльхарезми, ордынский имам, путешественник, врач, ученый. С приходом к власти Узбека высшая ордынская аристократия обязана была принять ислам[314]. Те, кто был не согласен с политикой хана и активно противостоял новой власти, были казнены[315].

Устоялось мнение, что с этого времени исламское духовенство занимает исключительное привилегированное положение. Правда, гонений на другие конфессии со стороны властей не наблюдалось. Положение русской православной церкви не изменилось[316], о чем можно судить[317], опираясь на многочисленные свидетельства русских источников и подробное описание исламского духовенства арабским путешественником Ибн Баттутой.

В 1330-х годах, когда Ибн Баттута посетил Улус Джучи, здесь, по его мнению, был один из центров исламского мира.

Он отмечает значение, которое приобрел имам Ала-эд-Дин Энноман Эльхарезми. Его каждую пятницу посещал великий хан Узбек. Причем Эльхарезми, сообщает Ибн Баттута, «не выходит к нему на встречу и не встает перед ним. Султан (хан Узбек. — Ю. С.) садится перед ним, говорит с ним самым ласковым образом и смиряется перед ним, шейх же [поступает] противоположно этому». В то же время «обхождение его с факирами, нищими и странниками было иное, чем обхождение его с султаном: он относился к ним снисходительно, говорил с ними ласково и оказывал им почет». Ибн Баттута говорит, что «это один из отличнейших шейхов, прекрасного нрава, благородной души, чрезвычайно скромный и чрезвычайно строгий к обладателям благ мирских»[318].

Как утверждает Ибн Баттута, религиозным центром Улуса Джучи и Улуса Джагатая был город Хорезм. Он выделил Джелаль-эд-Дин Эссамарканди — шейха одной из общин под Хорезмом и преподавателя (он «благочестивый, добродетельный… [один] из великих праведников»); Абухавса Омара Эльбекри — кади-старишину Хорезма (он «по летам юноша, по делам старик… тверд в своих приговорах и силен в благочестии»); Нур-эд-Дина Элькермани — помощника Абухавса Омара Эльбекри и одного из «великих правоведов»; Хатыба Хусам-эд-Дина Эльмешати, жителя города Хорезма (он «красноречивый оратор и один из четырех проповедников, лучше которых я не слышал на свете»)[319].

В то же время количественный анализ показывает, что из 1287 выявленных представителей высшего слоя Орды[320], духовных лиц (представителей ислама), персонифицируемых по данным источников, — 47 человек (3,6 процента). При этом больше половины из них — 29 (2,2 процента) — называет именно Ибн Баттута, посетивший Орду в 1330-е годы. Во все остальные периоды истории Орды доля представителей исламского духовенства составляет лишь 1,6 процента. Эти показатели позволяют усомниться в суждении, например, Ю. Шамильоглу о расцвете религиозной жизни в Орде при хане Узбеке. Однако его вывод об «интеграции Улуса Джучи в исламскую религиозную культуру, как в смысле богословской мысли, так и на уровне народного ислама»[321], следует признать обоснованным: в Орде фиксируется оживление исламского богословия, что особенно подчеркивает Ибн Баттута. Необходимо при этом отметить, что слишком малый процент представителей мусульманской культуры в составе элиты Орды говорит об относительно небольших масштабах исламизации в XIII — первой трети XV века. А с учетом того, что чаще всего представители исламского духовенства упоминаются в узкий временной отрезок 1333–1334 годов (время посещения Орды Ибн Баттутой), можно поставить под сомнение и их определяющую роль в выработке политических и идеологических концепций развития Джучиева Улуса.

Тем не менее нельзя не признать, что религиозные деятели составляли в Орде отдельный слой элиты, который оказывал большое влияние на ордынскую аристократию. Г. А. Федоров-Давыдов отмечает практику, характерную для ордынской аристократии ХIV века, давать детям мусульманские имена[322]. Д. В. Васильев указывает на широкое распространение мусульманского погребального обряда на территории Орды[323].


4. Ордынская элита и ее функции

Итак, ордынская элита в XIII — первой трети XV века состояла из нескольких слоев, что свидетельствует о сложной организации не только правящего слоя, но и всего ордынского общества. Высшей стратой был род Джучи, имевший право на наследование государственной власти. Привилегированное положение занимали эмиры-нечингизиды, находившиеся в родстве с правящим домом по женской линии. Близкое к ним место отводилось гвардейцам великого хана. Эти слои элиты имели первоочередное право на высшие государственные, военные и административные должности, а также на получение улусных владений.

Далее следовали еке нойоны (великие эмиры) и нойоны эмиры — владельцы улусов-туменов и улусов-тысяч. Их социальное положение зависело от пожалований великого хана, который лично назначал их на должности. Основной их обязанностью было несение военной службы, которая позволяла продвигаться вверх по социальной лестнице. Этот слой являлся источником для воспроизводства высшего слоя служилой аристократии. Его резервом были сотники и десятники.

К этой же страте необходимо отнести и большинство представителей национальной аристократии завоеванных стран, например русских княжеств.

Как отметил М. Г. Сафаргалиев, ордынская служилая аристократия оказывала большое влияние на все стороны государственного управления[324]. Более того, элита Орды, судя по тексту «Повести о Михаиле Тверском», отложившейся в Никоновском своде, чувствовала себя неотъемлемой частью государства: «Не хощем бо мы великий царю обидима тебе видети, и нас твоим князей поношаемых: наше бо безчестье — твое безчестье, а твоя слава и честь — всех нас и всеа Орды житье и пребывание»[325]. Составитель свода вложил в уста представителей ордынской знати слова, которые отождествляют государство и элиту, главу политического образования и народ.

На протяжении ХІІІ–ХIV веков наблюдается тенденция к сосредоточению властных полномочий в ограниченном ряде родов. Владетелями правого крыла Джучиева Улуса Ак-Орды (Белой Орды) становятся потомки Бату, стремящиеся к династическому принципу наследования, то есть к передаче власти от отца к сыну. Наследование левого крыла Кок-Орды (Синей Орды) закрепляется за родом Орду-Ичена. Власть в улусе Шейбана переходит также лишь к его потомкам. Выделяются аристократические роды, пытающиеся закрепить за собой высшие административные должности. Перед нами процесс концентрации власти и богатства в высших стратах элиты, который можно сравнить с концентрацией власти в европейских обществах Средневековья, выделяемый Ф. Броделем[326].

Родовой принцип наследования власти в XIII–XV веках пронизывал всю структуру социальной иерархии ордынского общества, затрагивал как кочевую, так и оседлую аристократию Джучлева Улуса. Эта форма наследования позволяла ордынским ханам выбирать на должности из наличных родов наиболее одаренных представителей, то есть соблюдался принцип меритократии, на основе которого формировалась империя Чингиз-хана. Кроме того, важные должности занимали наиболее выгодные центральному правительству кандидатуры. В этом случае на первые роли выдвигались наиболее талантливые и способные или же хотя бы неординарные претенденты, прошедшие сложную конкурентную борьбу, часто связанную с опасностью для жизни.

Необходимо отметить, что наследование власти по родовому принципу характерно не только для кочевых обществ, но и вообще для начальных этапов формирования государства у ряда народов. Примером могут служить общества Великой Степи — хунну, тюрки (данные В. В. Трепавлова[327]). Л. С. Васильев отмечает подобную форму наследования в Древнем Китае[328]; Б. И. Кузнецов — в Эламе[329]. По данным И. Дройзена, характерные черты наследования по родовому принципу наблюдаются в эллинистических государствах, особенно в Македонии[330]. Но если у оседлых народов, как правило, указанный принцип господствовал на начальном этапе формирования государства, то в кочевых обществах, и в особенности в Орде, он доминировал на протяжении всего существования. Таким образом, развитие политических институтов в Джучиевом Улусе проходило в рамках и параллельно с развитием родовых принципов и достигло в ордынском государстве, в отличие от других обществ, максимально возможного уровня[331].

Важным органом регулирования отношений внутри элиты Золотой Орды являлся курултай. Как отметил Г. А. Федоров-Давыдов, «курултай был символом единства правящего рода, символом того, что улус и вся империя рассматривается как общее достояние рода. На курултай съезжались царевичи, эмиры и нойоны. Значительный вес на курултаях имели вдовы покойных ханов. На этих имперских и улусных курултаях улаживались спорные вопросы престолонаследия, а так же… пересматривались границы кочевий и улусов»[332].

Важно, что курултай оказался органом, который, по словам Д. М. Исхакова и И. Л. Измайлова, выражал коллективные интересы ордынской аристократии, «опиравшейся на свое военное могущество»[333]. С одной стороны, он был силой, сдерживавшей стремление ханов к единовластию[334]. С другой стороны, атрибутировал принадлежность к правящей элите государства: только включенный в состав ордынской аристократии человек имел право принимать участие в курултае.

Элита золотоордынского государства несла ряд функций — и в первую очередь она отвечала за сохранение государственных традиций. Аристократия влияла на политическое развитие Джучиева Улуса, на изменение политических институтов, идеологических установок, религиозных верований. Показательной в этом плане является борьба внутри элиты Золотой Орды в 1310-х годах по вопросу о принятии ислама как государственной религии.

Немаловажной составляющей ордынского государства было военное дело. Обязанность поддержания и развития военного искусства также лежала на элите Джучиева Улуса. Более того, основные командные должности, как правило, занимали представители высшего слоя элиты — Джучиды, а наиболее ответственные военные экспедиции возглавляли лично великие ханы (Берке, Токта, Узбек, Джанибек, Токтамыш).

На элиту Золотой Орды — точнее, на ее служилую аристократию — было возложено исполнение посольских миссий. Аристократия Джучиева Улуса не выпускала из-под своего мощного контроля важную дипломатическую функцию, от исполнения которой зависели дела войны и мира, заключение политических союзов, брачных контрактов и торговых договоров.

Служилая аристократия была источником пополнения чиновничества, особенно высшего. Представителями ордынской администрации были и баскаки на Руси. Русские источники, отмечая, что в начальный период некоторые из них являлись откупщиками, называют их «князьями»; тем самым их статус приравнивается к статусу эмира-тысячника. В то же время летописи определяют должность владимирского баскака как «великий баскак»[335]. Возможно, в великие княжества баскак назначался из числа темников (еке нойонов). Такой вывод тем более правомочен, что в 1430-е годы должность даруги («надсмотрщика») Великого княжества Московского принадлежала человеку именно с таким социально-политическим статусом («великий князь ординский… Миньбулат»[336]). Об активном участии аристократии в сборе налогов говорит тот факт, что в переписи населения Закавказья в 1254 году принимал участие Тора-ага, «начальник из рода Батыя», то есть представитель высшего слоя элиты Золотой Орды. Таким образом, элита выполняла и административную функцию.

Но элита выполняла и экономическую функцию — на ордынскую аристократию возлагались обязанности сбора дани и контроля за взиманием налогов.

Ордынская аристократия покровительствовала торговле. Показателен в этом плане ярлык хана Менгу-Тимура: «Менгу Темерево слово к Ярославу князю: дай пути немецкому гости (купцам. — Ю. С.) на свою волость. От князя Ярослава ко рижанам, и к болшим и к молодым, и кто гостит, и ко всем вам путь чист есть по моей волости; а кто ко мне ратный, с ти ся сам ведаю; а гостю чист путь по моей волости»[337].

Одним из основных занятий населения Золотой Орды было скотоводство, причем первое место занимало разведение лошадей, в том числе и в улусах ордынской аристократии. Немаловажное значение для экономической системы Орды имела охота. Согласно установкам Чингиз-хана, охота была важна при подготовке к военным действиям (своего рода учения)[338], и поэтому это занятие принадлежало исключительно элите Орды.

Особое место в составе элиты Орды занимало духовенство. Выделенное из военно-политической иерархии Джучиева Улуса, оно тем не менее занимало привилегированное положение в государственной системе. Объясняется это тем, что власть в Орде требовала идеологического обоснования. Поэтому не случайно в начале ХIV века ислам стал государственной религией, заняв место шаманизма. Другие религии, в частности православная церковь, также были призваны обеспечивать идеологическую поддержку ханской власти (условие «молиться за нас и за племя наше… и род»).

Кроме идеологического обеспечения власти духовенство исполняло культурную функцию. Принятие ислама вызвало бурное строительство культовых сооружений. По указу великого хана Узбека в городе Сарае, столице государства, была построена соборная мечеть[339]. Большая строительная деятельность в Хорезме связана с именем беклярибека и наместника города Кутлуг-Тимура[340]. Безусловно, справедлив вывод А. Ю. Якубовского о том, что «в поволжских городах, особенно в двух Сараях… был… крупный центр богословской мусульманской мысли»[341].

Нельзя не упомянуть и о воспитательной функции мусульманского духовенства, которую оно делило с высшей знатью. Киракос Гандзакеци пишет, что у монголов существовала традиция, когда человек из «татарской высшей знати… поучал молодежь»[342]. Ибн Баттута сообщает, что при ставке великого хана Узбека находился глава ордынских шарифов (потомков пророка Мухаммеда) Ибн Абдель Хамид, который занимался воспитанием второго его сына Джанибека[343], впоследствии взошедшего на престол отца. Ибн Баттута видел его и в свите наследника престола — старшего сына Узбека Тинибека.

За время существования золотоордынского государства элита Орды претерпевала изменения. Изначально привилегированный род Джучидов стал к началу XV века терять свое ведущее положение. На первый план выдвинулись выдающиеся деятели из эмирской среды, которые стремились захватить власть в свои руки. Данный процесс нашел свое завершение в развитии Ногайской Орды в XV–XVI веках. В конечном итоге в Ногайской Орде была сформирована новая политическая традиция, которая противопоставлялась политической традиции Орды, продолжавшей существовать и развиваться на осколках империи — в Казанском, Астраханском, Крымском, Сибирском, Казахском ханствах[344].

Таким образом, элита Золотой Орды несла в той или иной степени все основные общественные функции: политические — военную, административную, дипломатическую и др.; экономическую; социальную; культурную; религиозную. В конечном итоге ордынская аристократия, организованная в аппарат власти, выполняла функцию господствующего слоя, господствующего класса. Как отметил Л. С. Васильев, такое положение дел*характерно для традиционных обществ и государств Востока[345].


5. Административно-территориальное деление Орды в XIII–XIV веках

Важной прерогативой и отличительной чертой элиты Джучиева Улуса было право управлять собственными земельными владениями, в которых проживало население, платившее налоги и выставлявшее строго определенное количество войск (улус). Такой порядок вещей берет начало в 1206 году, когда Чингиз-ханом были пожалованы земельные владения тысячникам и темникам; принцип пожалования сохранял свое значение во всех частях Монгольской империи и в дальнейшем[346]. Подобную процедуру мы наблюдаем весной 1236 года, когда каан Угедей жалует улусные владения в Северном Китае своим ближайшим родственникам (из рода Чингиз-хана) по женской линии — зятьям тех или иных Чингизидов и просто служилым нойонам[347].

В отношении Джучиева Улуса процедура наделения представителей элиты земельными владениями фиксируется после завоевательного похода Бату-хана 1236–1242 годов. Например, Утемиш-хаджи в своей «Чингиз-наме» сообщает, что после возвращения в южнорусские степи Бату «овладел [всеми] этими вилайетами и этими элями… роздал он затем всем своим родственникам роды и племена и назначил [им] земли и юрты»[348].

Разделение завоеванных земель на отдельные владения подразумевает под собой соответствующую административно-территориальную структуру и деление государства. Сохранившиеся источники дают нам крайне скудные сведения об улусах внутри Орды. Обусловлено это во многом тем фактом, что собственно золотоордынских письменных источников не сохранилось (исключение составляют несколько ханских ярлыков). Поэтому особую важность приобретают сведения персидских и арабских авторов, известия которых о Джучиевом Улусе, впрочем, тоже далеко не полны. Это объясняется специфическими интересами составителей летописей: персидские авторы уделяют большое внимание Синей Орде (современный Казахстан) и Сараю; арабские — Причерноморью и связанным с ним территориям — сфере своих торговых интересов. Дополнением к этим источникам могут служить сведения тюркоязычных авторов более позднего периода (XV–XVI веков). Ценнейшие сведения по исторической географии Улуса Джучи содержатся в сочинениях западноевропейских путешественников Плано Карпини и Вильгельма Рубрука, которые пересекли в XIII веке территорию степного государства с запада на восток и оставили подробные описания своего пути. Отрывочные и крайне малочисленные сведения о географии Орды сохранились в византийских хрониках и русских летописях.

Б. Д. Греков и А. Ю. Якубовский называют пять улусов: Сарай, Крым, Дешт-и-Кипчак, Хорезм, Булгар[349]. В то же время В. Л. Егоров в специально посвященной искторико-географическому аспекту монографии «Историческая география Золотой Орды в XIII–ХIV вв.», где уделяется большое внимание выяснению внешних границ Джучиева Улуса в XIII–ХIV веках и их изменениям в этот период, а также развитию городов, выделяет на территории степного государства двенадцать улусов (два по берегам Днепра, два по берегам Дона, Крым, Северный Кавказ, Великоханский, два по берегам Яика, Хорезм, улусы Орду-Ичена и Шейбана)[350]. При этом автор использовал в основном данные археологии, которые часто являются единственным источником по истории кочевых народов.

Внешние границы ордынского государства, на наш взгляд, определены В. Л. Егоровым достаточно четко. Однако представляется возможным, опираясь на письменные данные, расширить число ордынских улусов и уточнить их границы.

В первые годы после образования Монгольской империи Чингиз-хан выделил уделы своим сыновьям. Младший сын от старшей жены — Толуй — получил во владение «отцов юрт», то есть собственно монгольские степи. Наследнику престола — Угедею — были отведены земли завоеванного Северного Китая. Второму сыну — Чагатаю — от отца достался улус, располагавшийся на территории бывшего государства Хорезмшахов (современная Средняя Азия). Хозяином части Хорезма с его бывшей столицей городом Ургенч, а также Половецких степей (Дешт-и-Кипчак) стал старший сын Чингиз-хана — Джучи. Позже, в 1260-х годах, на завоеванной территории Ирана был образован новый удел — улус Хулагу. К нему отошла территория Азербайджана, которая до этого входила в состав владений Джучидов.

Внешняя граница Улуса Джучи в XIII веке выглядела следующим образом. На западе граница степного государства шла по реке Дунай, а затем — по его притоку — реке Олт. Северная граница проходила по предгорьям Карпат и тянулась до реки Днестр (правда, на территорию пруто-олтского междуречья ордынская власть распространилась лишь с 1260-х годов). В бассейне Южного Буга монголо-татарские кочевья распространялись к северу, захватывая нижнее течение его левого притока — реки Синюхи. Они, видимо, достигали южных границ современных Винницкой и Черкасской областей, то есть среднего течения Южного Буга. В левобережье Днепра граница проходила на восток по реке Псел и, возможно, по реке Сула до верховьев Северского Донца, где поворачивала на северо-восток и тянулась вплоть до Оки. Затем граница поворачивала на юг и шла по реке Дон, которая отделяла ордынские владения от земель Рязанского княжества.

Выяснение границ Джучиева Улуса в левобережье Дона в районе соприкосновения его с владениями Рязани для XIII столетия представляется крайне затруднительным из-за полного отсутствия источников. Территорию княжества с востока ограничивали река Мокша и ее приток — Цна, за которыми находились земли, заселенные мордовскими племенами. Западный район расселения мордвы включал бассейны рек Цна, Мокша, Вада; восточный ограничивался левобережьем Суры — бассейнами рек Алатыря и Пьяны. Северная граница Орды в этом регионе в XIII веке, скорее всего, не имела четких очертаний. Данному обстоятельству способствовали протяженные лесные массивы. Об этом же говорит постепенное, но неуклонное продвижение русских по правобережью Оки.

Обширный район восточнее Суры (современная Чувашия) в XIII веке находился полностью под властью монголо-татар. Все восточные источники единодушно включают территорию Волжской Булгарин в границы ордынских владений. Северные рубежи Орды в этом регионе проходили в районах правобережья Камы. Проживавшие восточнее булгар башкиры также были покорены монголами. Таким образом, все Предуралье к югу от реки Белой и Южный Урал включались в состав Золотой Орды. Северную линию границы этой части ее владений определить невозможно из-за полного отсутствия каких-либо указаний в источниках.

Нет в источниках конкретных сведений и о северной границе Золотой Орды на территории, Сибири. Скорее всего, районы кочевок монголов в этом регионе ограничивались природными границами, то есть возможностью пасти скот. Согласно традиционным сообщениям арабских и персидских авторов, крайние северо-восточные пределы Джучиева Улуса включали в себя области Сибирь и Ибирь. Их восточной границей обычно называют реки Иртыш и Чулыман, за которыми уже начинались владения метрополии, зависимые от правительства Каракорума. Далее граница поворачивала к югу, проходя через предгорья Алтая по направлению к озеру Балхаш.

Южная граница государства на территории Средней Азии тянулась от Балхаша на запад к южной оконечности хребта Каратау. Далее граница шла через район среднего течения Сырдарьи, южнее Аральского моря в направлении Хорезма. В пределах Хорезма граница проходила между городами Хорезм и Хива. С севера к Хорезму примыкали обширные пространства плато Устюрт и полуострова Мангышлак. На западном берегу Каспийского моря южным пограничным городом Орды был город Дербент. От него граница тянулась вдоль отрогов Кавказского хребта к побережью Черного моря. Территория Крымского полуострова с первых лет существования ордынского государства также входила в его состав[351].

Принципом административно-территориального деления ордынского государства была улусная система. В соответствии с ней все государство (Еке Улус — Великий Улус) делилось на более мелкие владения, которые также назывались улусами. По своей структуре они повторяли военную организацию монголов, а их размеры зависели от ранга владельца (темник, тысячник, сотник, десятник). Наиболее крупными владениями были улусы-тумены (числожителей и размер территории, способные мобилизовать или содержать десятитысячный корпус).

Земля и люди, составляющие основное богатство кочевников, у монголо-татар считались собственностью потомков Чингиз-хана, а на территории Орды — потомков старшего сына Чингиз-хана — Джучи. Поэтому тумены чаще всего возглавлялись родственниками великого хана. Улусы-десятитысячники делились на тысячи, которые были наследственными владениями-улусами. Они, в свою очередь, делились на сотни, а те — на десятки. По словам французского посланника Рубрука, «они (монголы. — Ю. С.) поделили между собой Скифию, которая тянется от Дуная до восхода солнца; и всякий начальник знает, смотря по тому, имеет ли он под своей властью больше или меньше количество людей, границы своих пастбищ, а также где он должен пасти свои стада зимой, летом, весной и осенью. Именно зимой они спускаются к югу, в более теплые страны, летом поднимаются на север, в более холодные»[352].

При этом, как отметил китайский сановник Сюй Тин, посетивший монгольские степи в 1235–1236 годах, «всякий — от татарского правителя… [членов] рода правителей и ниже — имеет определенные границы [владений]»[353].

При этом улусы как крупные этносоциальные объединения не определялись границами территорий, хотя последние и были достаточно стабильными, а фиксировались кругом лиц, возглавлявших отдельные его части. Основной акцент делался именно на людях[354].

Границами между крупными улусами служили естественные природные преграды, чаще всего крупные реки. Владетели улусов, согласно монгольскому законодательству, останавливались только на тех землях, которыми владели их предки, начиная от Джучи и до хана Шейбана; порядок пользования летними и зимними пастбищами никогда не нарушался[355]. Откочевки с территории усуса категорически воспрещались нормами Ясы[356]. Поэтому для установления ордынских улусов, границы которых не получили отражения у современных им авторов, можно использовать данные и более поздних источников (ХV–ХVІІ веков).

При рассмотрении административного устройства Золотой Орды в XIII–ХIV веках нельзя не обратить внимания на такой традиционный для монголов обычай, как разделение всей территории государства на два крыла — правое и левое. Правое крыло Джучиева Улуса составляли земли от Дуная до Сары-Су. Оно получило название Ак-Орда (Белая Орда). Левое крыло называлась Кок-Орда (Синяя Орда). Его составила территория современного Центрального и Южного Казахстана[357].

Основываясь на сообщениях Плано Карпини и дополняя их данными других источников, можно реконструировать членение ордынского государства в XIII–ХIV веках на отдельные, более мелкие административные единицы.

Самым западным улусом степного государства был удел, располагавшийся между Дунаем и Днестром. Никифор Григора и Георгий Пахимер располагают места кочевок татар «по ту сторону Истра», то есть по отношению к Византии — севернее Дуная[358]. О таком местоположении улуса говорят также сведения арабских и персидских авторов. Восточная его граница проходила по Днестру, а центр первоначально находился на левом берегу реки, где Рашид-ад-Дин помещает «старинный юрт Ногая»[359]. Но к концу XIII века центр был перенесен на правый берег Днестра. Данных о существовании этого улуса в 1240–1260-х годах в источниках нет, однако М. Г. Сафаргалиев предполагает, что уже в правление хана Батыя он был выделен его младшему брату Бувалу (Мувалу). Как бы то ни было, после похода Батыя, в конце 1250 — начале 1260-х годов, здесь вновь появляются татарские войска, причем византийские авторы утверждают, что эту территорию им пришлось завоевывать заново[360]. С конца 1260-х годов здесь обосновался внук Бувала — Ногай, воевавший до этого на кавказском фронте и лично не участвовавший в присоединении этой территории.

Следующим улусом, если идти с запада на восток, был удел, расположенный между Днестром и Днепром. В 1240-х годах здесь кочевал Коренца (Куремса)[361], который, вероятно, был лишь тысячником. По словам Карпини, «с другой стороны (по левому берегу Днепра. — Ю. С.) по тамошним степям кочевал Мауци, который выше Коренцы»[362]. В пользу такого вывода говорят и слова русского летописца о том, что Даниил Галицкий «воевал с Куремсой и никогда не боялся Куремса, потому что Куремса никогда не мог причинить зла», тогда как «Бурунда безбожный злый прииде со множеством полков татарских»[363]. Появление здесь Бурундая, который «ста на местех Куремских», летописец относит к 1259 году, то есть к тому же периоду, когда начали вновь присоединяться к Джучиевому Улусу земли между Днестром и Дунаем. Видимо, эти передвижения татарских войск были связаны с активизацией западной политики ордынских ханов в 1250–1260-х годах. Это подтверждается и археологическими данными, которые фиксируют здесь в этот период усиление присутствия татар[364].

Еще один улус составляли земли вдоль левого берега Днепра. О существовании удела на данной территории свидетельствует не только Карпини, но и персидские авторы, описывающие поход Тимура на Джучиев Улус в 1395 году. Низами Шами-ад-Дин писал: «Тимур снова повел войска в набег и, дойдя до местности Манкерман в стороне реки Узи (Днепр. — Ю. С.), разграбил область Бек-Ярыка»[365].

Особый удел составлял полуостров Крым. Об этом свидетельствуют сообщения Рубрука, арабских авторов, а также ханские ярлыки[366]. Судя по наблюдениям Рубрука, сами монголы располагались в степных районах полуострова, обложив жителей горной части данью. Южное побережье Крыма и его горный район в XIII веке представляли собой целый ряд обособленных, полузависимых от монголов владений[367].

Вдоль западного побережья реки Дон был расположен еще один улус. Карпини писал: «Ехали мы через всю страну Куманов, представляющую собою сплошную равнину и имеющую четыре большие реки… вторую Дон, у которой кочует некий князь по имени Картан, женатый на сестре Бату…»[368]. Где проходила граница между улусами Мауци и Картана, установить трудно. Возможно, в северной части рубежом между ними служила река Северский Донец.

О существовании в конце XIV века улусов в Подонье свидетельствуют данные, сохранившиеся в описании путешествия митрополита Пимена в Константинополь в 1389 году[369]. Анализ источников различного происхождения позволяет нам не согласиться с мнением В. Л. Егорова о том, что эти улусы принадлежали тысячникам (такое мнение, возможно.

справедливо по отношению к улусу Сары-ходжи; Бек-Булат и Ак-Буга являлись родственниками хана и командовали туменами, то есть были улусбеками-темниками). В то же время тяготение в позднейший период Бек-Булата к Крыму позволяет предполагать, что улус в правобережье Дона принадлежал именно ему (владельцы улусов в междуречье Днепра и Дона часто зимовали на полуострове)[370].

Плано Карпини называет еще один улус, который находился на Северном Кавказе. Он писал: «…У Бату есть брат, по имени Берка, пастбища которого находятся в направлении к Железным Воротам (Дербент. — Ю. С.), где лежит путь всех сарацинов, едущих из Персии и из Турции»[371]. О границах этого улуса можно судить по данным «Жития Михаила Тверского», где говорится: «…прииде в Орду благоверный великий князь Михаил у моря Сурожского, ид ежи втече Дон река… в вторую неделю поставиша его на судилище… Бывшу же ему в таковой нужи и безмерной тягости 26 день иже за рекою за Тверкою, под великими горами Ясьскими и Черкасскими, у града у Тетякова на реце Севенче»[372]. В то время (1318 год) на территории от низовий Дона до Терека кочевал хан Узбек. В XVII веке на землях, ограниченных реками Маныч, Кубань, Терек и предгорьями Кавказа, располагались кочевья Малых Ногаев[373]. Учитывая сохранение у татар традиционных маршрутов перекочевок на протяжении длительных отрезков времени, необходимо признать именно эту территорию землями ордынского северокавказского улуса.

Территория правобережья реки Терек до Каспийского моря и до города Дербент представляла собой особый улус. Он существовал на правах приграничного военизированного округа на протяжении всего существования ордынского государства[374].

О границах еще одного улуса можно судить по сообщениям Рубрука. По его сведениям, «за Танаидом (Доном. — Ю. С.)… близ Этилии (Волги. — Ю. С.) в трех днях пути от нее» располагался улус старшего сына Батыя Сартака[375]. Южная его граница находилась южнее города Сарай, северо-западная проходила по реке Хопер.

На территории, получившей в русских источниках название Червлёный Яр, находился еще один улус. В исторической науке принято считать Червлёным Яром территорию в междуречье Дона и Хопра[376].

В историографии Червлёному Яру посвящена обширная литература, причем прежде всего обсуждается политико-административный статус этой территории. В начале XX века С. Н. Введенский[377], основываясь на принадлежности междуречья Дона и Хопра к Рязанской епархии, отнес Червлёный Яр к владениям рязанских князей. Большую работу, посвященную истории этой территории в XIV–XVI веках, написал А. А. Шенников, который применительно к середине XIV столетия определил Червлёный Яр как «достаточно значительный объект». «Он должен был быть даже настолько значительным, что золотоордынские ханы в зените их могущества (Узбек, Джанибек), имевшие, казалось бы, полную возможность просто смести Червлёный Яр с лица земли, отнюдь не делали этого…»[378]. В обобщающем труде В. Л. Егорова по исторической географии Золотой Орды эта территория определяется как «буферная зона» между русскими и ордынскими землями[379]. Большой материал по истории Червлёного Яра дают археологические раскопки, проводимые кафедрой археологии и истории древнего мира Воронежского университета под руководством М. В. Цыбина[380]. Они выявили на территории междуречья Дона и Хопра остатки древнерусских поселений, а также погребений половцев, то есть следы достаточно обширного по численности населения. М. В. Цыбин также допускает возможность существования на территории Червлёного Яра одного из периферийных улусов «просуществовавшего, вероятно, до периода "великой замятии"»[381].

Таким образом, различные аспекты существования и развития этого региона в интересующий период рассматривались как в общих трудах, так и в работах, специально посвященных Червлёному Яру. При этом вопрос о его государственной принадлежности и административном статусе в ХIV веке остается открытым.

Однако если исходить из грамот русских митрополитов ХIV века Феогноста и Алексия, можно сделать вывод о существовании в междуречье Дона и Хопра ордынского улуса. Из грамот мы узнаем о споре между Рязанской и Сарайской епархиями, и этот спор позволяет определить статус Червлёного Яра. Спорная ситуация возникла при попытке сарайского епископа, отвечающего за православное население всей Орды, осуществить свои права на этой территории. Однако он встречает противодействие рязанского епископа. Тот отправляет жалобу митрополиту, и в результате ее рассмотрения права на территории в междуречье Дона и Хопра передаются Рязанской епархии. Таким образом, Червлёный Яр необходимо рассматривать как составную часть ордынских земель, получившую особый статус в системе русской православной церкви. По каким-то соображениям эти земли были исключены из ведения сарайского епископа и переданы Рязанской епархии.

В грамотах также говорится, что территория междуречья Дона и Хопра является «пределом» с «переделом»[382]. Таким образом, речь идет о территории с четкими границами, то есть об административно-территориальной единице. Ссылки митрополитов Феогноста и Алексия на своих предшественников Максима (1283–1305 годы) и Петра (1305–1326 годы) позволяют отнести возможность существования здесь улуса к концу XIII века, а его появление — к 1240–1250-м годам, то есть ко времени образования Джучиева Улуса и учреждения других улусов.

Более сложным вопросом является определение размеров (улус-«тумен» или улус-«тысяча») этой административно-территориальной единицы. По сведениям русских летописей в конце ХIV века здесь кочевал царевич Мамат-салтан (Мухаммед-султан), в подчинении у которого находились князья[383]. В ордынской Социально-политической иерархии «царевич» являлся темником, а «князь» — тысячником[384]. Таким образом, территория Червлёного Яра в конце ХIV века представляла собой улус-«тумен». Как уже отмечалось выше, территория и размер улусов на протяжении существования Золотой Орды, как правило, оставались неизменными. Следовательно, Червлёный Яр в 1240–1250-е годы сразу возник как улус-«тумен».

Царевич Мамат-салтан (Мухаммед-султан) кочевал в междуречье Дона и Хопра в конце XIV века, то есть после «великой замятии» в Орде 1359–1370 годов. Летописные источники отмечают необычную активность ордынских правителей разного ранга на окраинных территориях в этот период. Например, в 1361 году князь (эмир) Тагай захватил мордовский улус («приде в Наручадь (Наровчат. — Ю. С.) и тамо сам о себе княжаше»[385]); князь (эмир) Секиз «Запиание все пограбил и, обрывся рвом, ту сяде»[386]; князь (эмир) Булат-Темир захватил Булгарский улус[387]. Тогда же, в 1361 году, в Крыму и Причерноморье образовалась «Мамаева Орда»[388]. Вероятнее всего, в этот период происходило не запустение территории Червлёного Яра, а, наоборот, приток населения в данный улус.

По данным археологических исследований М. В. Цыбина, в XIII–ХIV вв. территорию Червлёного Яра осваивали как русские, так и ордынцы (с преимущественно половецким погребальным инвентарем). «Причем разноплановая направленность хозяйственной деятельности древнерусского населения и половцев позволяла им сосуществовать в одном районе»[389]. Улус состоял из представителей как оседлого русского, так и кочевого татарского (половецкого) населения. При этом ордынская администрация среднего звена (баскаки и сотники), по данным грамот митрополитов, была представлена православными, видимо русскими, людьми. В то же время высшие командные и административные должности (темников и тысячников), вероятно, занимали ордынцы, которые были мусульманами (о них нет упоминаний в грамотах). Такое положение дел подтверждается наличием на территории междуречья Дона и Хопра памятников с мусульманским погребальным обрядом[390].

На территории Червлёного Яра как на административной единице должны были присутствовать и другие должностные лица ордынского государства: писцы, таможенники, побережники, сокольники, «пардусники» (барсники), «буралыжники» (волчарники), заставщики или караульщики (караулы по Хопру упоминаются в грамоте митрополита Алексия) и др.[391] Население улуса должно было выплачивать установленные налоги: всеобщий налог (дань), поземельную или подушную подать, пошлину с купли-продажи, транспортную повинность (ям, подводы), — а также обеспечивать провиант и фураж (корм, питье), запрашиваемые дары (запрос, дар) и др.[392]

Немаловажное значение для уяснения внутриполитической жизни в Орде и ситуации на пограничных территориях имеет установление владельца Червлёного Яра как улуса в конце ХIV века. Царевич-Чингизид Мамат-Салтан упоминается в связи с походом летом 1400 года объединенного войска князей Олега Рязанского, Ивана Пронского, Тита Козельского и муромской рати на кочевья «в пределах Червлёного яру и в караулех возле Хопорь до Дону». Русские войска, пройдя, видимо, по Ногайской сакме, «избиша множество татар, и царевича Мамат-салтана яша, и иных князей ординских поимаша»[393].

В родословных списках Джучидов сохранилось три имени, которые могли быть переданы в русской письменной традиции как Мамат-Салтан. Это, во-первых, Махмуд (Мам’уд) — второй сын Ак-Суфи, старшего сына Сунджек-оглана, второго сына Тунки (Туки), второго сына Бадакула, старшего сына Джучи-Буки, второго сына Бахадура, второго сына Шейбана, пятого сына Джучи-хана, старшего сына Чингиз-хана[394]. Во-вторых, Махмудек-хан (Махмуд-султан, Махдум-султан) — шестой сын Тимур-бека, второго сына Кутлук-Тимура, сына Нумкана (Томгана), второго сына Абая, второго сына Кин-Тимура (Уз-Тимура), четвертого сына Тука-Тимура, тринадцатого сына Джучи-хана, старшего сына Чингиз-хана[395]. В-третьих, Махмудек-хан (Махмуд-султан) — четвертый сын Мухаммед-хана, второго сына Хасана, второго сына Джанса (Джине), сына Дервиш-хана, сына Тулек-Тимура, второго сына Куичека (Кунчека), сына Сарича, четвертого сына Урунка, третьего сына Тука-Тимура, тринадцатого сына Джучи-хана, ставшего сына Чингиз-хана[396].

На период конца ХIV — начала XV века выпадает активная политическая, военная и экономическая деятельность седьмого (например, великий хан Токтамыш) или восьмого (дети Токтамыша) поколений Джучидов. Из перечисленных выше представителей ордынского правящего рода Махмудек-хан (Махмуд-султан) принадлежит к десятому поколению. Известно также, что его двоюродный дядя Худайдад (Куидат) (старший сын младшего брата Хасана Алия), то есть представитель девятого поколения, активно участвовал в политической жизни Джучиева Улуса в 1420-х годах[397]. Следовательно, деятельность Джучидов, принадлежащих к десятому поколению, относится к 1420–1440 годам (а не к 1400 году).

Махмудек-хан (Махмуд-султан, Махдум-султан) принадлежит к седьмому поколению. Его старший брат, великий хан Тимур-Кутлук, умер в июне или июле 1400 года[398].

Махмуд (Мам’уд) относится к восьмому поколению. Его двоюродный брат Юмадук-оглан (сын Суфи — младшего брата его отца), согласно записи важного источника по генеалогии Джучидов Муизза, сделанной в 829 году хиджры (то есть в период с 13 сентября 1425-го по 1 сентября 1426 года), «несмотря на то, что отец его еще в живых», был посажен «на царство». Таким образом, время активной деятельности Махмуда (Мам’уда) может приходиться на конец ХIV — начало XV века.

Следовательно, в 1400 году на территории Червлёного Яра могли кочевать Махмуд (Мам’уд), второй сын Ак-Суфи, потомок Шейбана (Шибана), пятого сына Джучи, или Махмудек-хан (Махмуд-султан, Махдум-султан), шестой сын Тимур-бека, потомок Тука-Тимура, тринадцатого сына Джучи. В Никоновском летописном своде сообщение о походе объединенного рязанского войска на ордынские кочевья в междуречье Дона и Хопра расположено ниже сообщения о смерти хана Тимур-Кутлуга[399]. Вероятно, указанные события происходили в той же последовательности: сначала смерть хана, затем — поход на Червлёный Яр. Возможно, воспользовавшись смертью Тимур-Кутлуга, Олег Иванович Рязанский решил совершить военное вторжение во владения брата умершего хана и даже захватил его в плен. В то же время представляется маловероятным, что родной брат главы Джучиева Улуса занимал кочевья хотя и относительно недалеко от столицы, но всё же на периферии государства. Данное обстоятельство говорит в пользу Махмуда (Мам’уда) как владельца Червлёного Яра в 1400 году.

В XV веке земли Червлёного Яра запустели. В XVI веке, наряду с другими территориями, начинается, а в XVII веке завершается процесс его вхождения в состав Русского государства.

В XIII веке был организован еще один улус на территории, населенной мордовскими племенами[400]. М. Г. Сафаргалиев относит его возникновение к 1250–1260-м годам, когда в этой местности появился темник-десятитысячник, на месте резиденции которого позже возник город Темников. К началу ХIV века центр улуса переместился в город Мохши, где с 1312 года чеканились ордынские монеты[401]. В русских летописях этот город известен под именем Наровчат (Наручадь). Под 1361 годом в летописях встречается упоминание о том, что «…князь ордынский, Тагай бе имя ему, и от Бездежа Наручадь ту страну отнял себе и тут живяще и прибывавши»[402]. В 1365 году этот князь совершил набег на Рязанское княжество и взял Переяславль-Рязанский. Однако войска Олега Рязанского и Владимира Пронского нагнали отряд Тагая и разгромили его, а «гордый ордынский князь Тагай, в малой дружине убежа»[403].

В левобережье Волги было организовано два улуса. Первый располагался на территории бывшей Волжской Булгарин. Первоначально этот богатый район входил в состав личного удела великого хана, однако позже был выделен в особый улус. Такое положение дел подтверждается и существованием на этой территории во время «великой замятии» в Орде самостоятельного государства, а в XV веке образованием здесь Казанского ханства[404].

Земли, ограниченные с запада Волгой, с севера — рекой Самарой, с востока — рекой Яик (Урал), с юга — побережьем Черного моря, составляли личный улус великого хана[405]. Находясь в центре Джучиева Улуса, на перекрестке основных торговых путей, эта территория наилучшим образом отвечала требованиям управления государством. В то же время она полностью соответствовала условиям ведения кочевого хозяйства.

Описанные выше границы улусов наметили пределы еще одного улуса, о существовании которого говорят источники. По словам Ибн-Халдуна, в 1360-х годах Хаджи-Черкес «завладел окрестностями Астрахани» и стал «владетелем Астраханского удела»[406]. Южная граница этого улуса проходила по бассейнам рек Кумы и Маныча к Дону; северная граница с улусом Сартака, видимо, была прозрачной; восточная шла по Волге. Предположение о таких границах подкрепляется возникновением именно на этой территории в конце XV века независимого Астраханского ханства[407].

Более сложным вопросом является установление числа и границ улусов, располагавшихся за рекой Яик, о которых в источниках сохранились лишь отрывочные или косвенные сведения. Наиболее точно возможно установить границы улуса брата Батыя Шейбана. О его уделе свидетельствует Абулгази, по словам которого Батый при разделе земель сказал своему брату: «Юрт, в котором ты будешь жить, будет между моим юртом и юртом старшего брата моего Орда-Ичена, летом ты будешь на восточной стороне Яика, по рекам Иргиз, Савук, Орь, Илек до горы Урала, а во время зимы в Аракуме, Кара-Кума и побережьях реки Сыр (Сырдарья. — Ю. С.) в устьях Чу и Сарису»[408]. Улус Шейбана упоминает и Карпини, называя его «Сыбаном». Описывая территорию, которой владеют потомки Чагатая, он говорит: «…с севера же прилегают к ней земли черных китаев и Океан. Там пребывает Сыбан, брат Батыя»[409]. Именно здесь кочевал один из прямых потомков Шейбана Абул-Хайр (XV век)[410]. Под контролем Шейбана находились и более северные территории, где, видимо, были уделы его сыновей. Здесь можно выделить два улуса.

В правобережье Ишима восточные авторы помещают улус Мустафы-хана, жившего в XV веке[411]. Еще одно улусное владение должно располагаться на левобережье Ишима до впадения в Иртыш; его западная граница проходила по Уральскому хребту. На этой территории, на реке Тура, в середине XIII века возник город Тюмень как место пребывания темника-десятитысячника[412]. Это косвенно подтверждается летописным известием о покорении Сибири Ермаком, где говорится: «…и августа в первый день взяша град Тюмень… и царя Чингиза убиша»[413]. На Руси царями и царевичами называли владельцев туменов[414]. В то время (конец XVI века) этот улус входил в состав Сибирского ханства.

Вероятно, река Эмба отделяла улус Шейбана от еще одного владения, находившегося в междуречье Яика и Эмбы, куда, по всей видимости, был переселен Батыем его брат Берке в 1245 году. Такое предположение вполне правомочно, поскольку известно, что Берке откочевал «за Этилию»[415], а земли между Волгой и Яиком составляли личный удел великого хана. О существовании улуса на Яике в начале XIV века свидетельствуют арабские хроники. Причем ясно, что речь в них идет не о великоханском владении, — имеется в виду именно удел на левобережье Яика. Именно на этой территории был коренной улус эмира Идигу (Едигея) и позже — Ногайской орды[416].

Несомненно, что особый улус составляли земли, заселенные башкирскими племенами. По сведениям венгерских миссионеров, монголы истребили основной правящий слой башкир, который был заменен ордынской администрацией. В 1320-х годах существовал и глава всей Башкирии, то есть улус-бек[417]. Восточной границей этого улуса был Уральский хребет. Южная его граница проходила в районе бассейна рек Бузулук и Самары. Именно здесь в XVI веке находился рубеж между Казанским ханством и Ногайской ордой[418]. О границе между Булгаром и Башкирией ничего определенного сказать нельзя — возможно, она была прозрачной[419].

Все вышеперечисленные улусы входили в состав левого крыла степного государства Ак-Орды (Белой Орды). Правое крыло — Кок-Орду (Синюю Орду) — составляли владения пяти братьев Батыя: старшего Орду-Ичена и младших Удура, Тука-Тимура, Шингкура и Сингкума. Каждый из царевичей получил в управление улус-тумен. Это подтверждается сведениями Рашид-ад-Дина о выделении в 1258 году для завоевания Ирана по два воина от каждого десятка, в результате чего набрался десятитысячный корпус[420]. Следовательно, армия, предоставленная Синей Ордой, составляла пятьдесят тысяч человек, то есть пять улусов-туменов. Географически восточные авторы располагают Синюю Орду в пределах «Улуг-тага, Секиз-Ягача и Каратала до пределов Туйсена, окрестностей Дженда и Баркченда»[421].

Вероятно, территорию между рекой Иртыш и озером Балхаш, которая была владением Джучи-хана, получил в управление, по монгольскому обычаю, младший его сын Сингкум. Однако он не имел детей, и этот улус после его смерти был присоединен "как выморочный к владениям старшей ветви Джучидов — потомкам Орду-Ичена. Позже, в ХVІ–ХVІІІ веках, на этой территории располагались кочевья казахской Старшей Орды (самой малочисленной)[422].

Территория, ограниченная Сырдарьей и Сарысу с юго-запада и озером Балхаш с востока (включая нагорье Улуг-Таг), составляла улус старшего брата Батыя — Орду-Ичена. Впрочем, о таком расположении его удела можно судить лишь по косвенным данным, встречающимся у восточных авторов. В XVI веке на этой территории зимовал Касим-хан. Хайдар Дулати в «Тарих-и рашиди» («История Рашида») называет ее Каратал (видимо, по названию урочища на реке Сырдарье, в районе Туркестана). Под 1582 годом в сочинении ал-Бухари «Шараф намеий шахи» («Книга восхваления шахов») встречается упоминание о степи Минг-Булак, где останавливался во время похода в степь Абдалах-хан. Минг-Булак («тысяча ключей») — это степь на север от Сыгнака[423]. В XVII–XVIII веках на этой территории располагались кочевья казахской Средней орды[424].

Область западнее Аральского моря и при устье Амударьи составляла улус Хорезм[425]. На северо-западе его границей, вероятно, служила река Эмба.

Еще один улус располагался на полуострове Мангышлак. В ХIV веке это был родовой удел Туй-Ходжи-оглана, отца Токтамыша[426]. О границе между Мангышлаком и Хорезмом ничего определенного сказать невозможно.

Территория между реками Амударьей и Сырдарьей, возможно, представляла собой отдельный улус. Город Дженд, находящийся здесь, упоминается среди владений ханов Синей Орды. Джувейни, описывая путь из Каракорума в иранмие владения эмира Коргуза, отмечает, что он «на обратном пути заехал к Тангуту, брату Бату, а затем продолжил путь через Хорезм»[427]. Путь эмира с востока на запад дает возможность предположить во владениях Тангута именно Дженд и его округу. При этом весьма показательно, что характер чеканки на монетном дворе Дженда позволяет видеть в нем в XIII веке центр одного из значительных ордынских улусов[428].

Однако никаких более точных сведений, подтверждающих или опровергающих существование в этом районе улусного владения, нет.

Таким образом, основываясь на сохранившихся в источниках сведениях, на территории Джучиева Улуса можно выделить двадцать два улуса. Их названия условны и даются нами по географическим ориентирам или по именам известных нам владельцев (как правило, первых). В ХІІІ–ХIV веках на территории Золотой Орды существовали следующие улусы: «Ногая», «Бурундая», «Мауци», «Крым», «Картана», «Северный Кавказ», «Дербент», «Астрахань», «Сартака», «Червлёный Яр», «Мордовия», «Сарай», «Булгар», «Башкирия», улус в междуречье Яика и Эмбы, «Щейбана», «Тюмень», «Ишим», «Сингкума», «Орду-Ичана», «Хорезм», «Мангышлак».

Установление общего числа улусов степного государства позволяет нам определить общую численность войск Джучиева Улуса, поскольку каждый владелец улуса должен был выставлять точно определенное количество воинов: десятник — десять, сотник — сто, тысячник — тысячу, темник — десять тысяч человек. Исходя из этого, общее число войск Орды можно определить в 220–230 тысяч воинов (улусов-десятитысячников было 22 или 23). Такое положение дел косвенно подтверждается известиями источников о количестве войск эмира Идигу (Едигея) (1395–1411 годы) и хана Ахмата (1465–1481 годы). Независимые друг от друга источники называют в первом случае цифру в 200 тысяч человек[429], а во втором — более 150 тысяч человек[430].

В течение ХІІІ–ХIV веков в изменении внутренних границ Золотой Орды можно выделить несколько этапов:

• первый — 1240-е годы — период образования государства, выделения улусов и пожалование ими представителей ордынской элиты;

• второй — 1250–1260-е годы — эпоха активизации западной политики Орды; завоевание земель между реками Дунай и Днепр и образование на этой территории двух улусов: один в междуречье Дуная и Днестра, другой в междуречье Днестра и Днепра;

• третий — 1280–1290-е годы — период образования в Орде второго политического центра — Ногаевой Орды и борьбы за единовластие; уничтожение в результате гражданской войны войск западных улусов привело к сокращению территории Орды; западная граница переместилась к реке Сирет;

• четвертый — эпоха наивысшего могущества ордынского государства в правление ханов Узбека и Джанибека (1300–1359 годы); характеризуется стабильностью внешних и внутренних границ, а также расширением территории Орды за счет закавказских земель (присоединение Азербайджана);

• пятый — эпоха «великой замятии» (1359–1380 годы). Период распада государства на мелкие владения и сокращение территории Орды (потеря двух западных улусов; раздел государства между Мамаем и Токтамышем);

• шестой — время объединения Токтамышем Орды от Днепра до Иртыша (1380–1395 годы); характеризуется активизацией военной экспансии во владения Тимура, что приводит к двум походам Тимура на Джучиев Улус в 1391 и 1395 годах и в итоге к полному краху государства; в дальнейшем владения великих ханов не восстанавливались даже в границах земель, подвластных Токтамышу.


6. Признаки принадлежности к элите Джучиева Улуса в вещевой атрибутике

Принадлежность к знати не могла не найти выражения во внешних признаках, в вещевой атрибуции элиты ордынского общества — ведь, по словам А. Г. Юрченко, «тот, кто облачился в монгольский костюм, был интегрирован в имперские структуры (независимо от его вероисповедания)»[431]. Однако подобная система выражения включения в Состав аристократии почти не нашла отражения на страницах письменных источников.

На возможность детализировать социальную структуру Орды на основе археологического материала обратил внимание В. А. Иванов. Учитывая 850 погребений ордынского периода от Урала до Карпат, он отмечает, что «всаднические погребения» составляют почти треть из них — 29,7 процента. Причем 12,7 процента содержат в том или ином виде конские захоронения, а 17 процентов — принадлежности конской сбруи, но без коня[432]. Эти данные позволили В. А. Иванову сделать следующие выводы. В первую очередь он отмечает, что «"всаднические погребения" у кочевников эпохи Золотой Орды Поволжья и Южного Приуралья, вероятнее всего, играют роль не этнического, а социального репера (курсив мой. — Ю. С.) и указывают на имущественное положение погребенного или погребенной»[433]. Одной из главных характеристик достатка для кочевого общества В. А. Иванов вполне справедливо определяет наличие коня. При этом имущественный признак тесно связан с местом человека на общественной лестнице — «забить коня и зарыть его в землю вместе с умершим хозяином могла себе позволить семья с одним уровнем материального достатка и соответствующим местом в социальной иерархии. Захоронить шкуру коня, использовав его мясо для проведения поминальной тризны, — это уже другой уровень и достатка, и общественной значимости, а поместить в могилу конскую узду — третий уровень»[434]. Выделяет автор и четвертый уровень — «может быть, самый низший уровень материального достатка и социальной значимости» — это погребения, не имеющие признаков «всаднического», «но содержащие предметы вооружения — железные наконечники стрел, колчаны, костяные накладки лука, то есть воинские»[435].

Погребальный инвентарь позволяет относить к верхнему слою ордынского общества — знати — тех людей, которые захоронены с предметами вооружения и с останками коня. Подобный обряд захоронения описывает участник францисканской миссии в Монголии в 1245–1246 годах брат Ц. де Бридиа: «Если умирает богатый, его хоронят тайно в поле вместе с его юртой сидящим в ней, и вместе с [деревянным] корытцем, полным мяса, и чашей кобыльего молока. Также с ним хоронят кобылицу с жеребенком, коня с уздой и седлом, лук с колчаном и стрелами»[436]. Таким образом, свидетельства письменного памятника соответствуют археологическим данным, подтверждают и детализируют их. Правда, эти свидетельства в большей мере относятся к имущественной дифференциации, позволяя только предполагать социальный контекст.

В то же время в исследовательской литературе утвердилось мнение, что «о высоком общественном положении степняка свидетельствовали его лошадь, пояс, оружие, парчовый халат и головной убор»[437]. Это обобщающее суждение, в целом справедливое, на наш взгляд, можно уточнить.

Так, свидетельство персидского автора Ибн Биби позволяет нам выделить ряд обязательных вещественных атрибутов принадлежности к элите Орды. По его сведениям, Батый, оправляя в обратный путь послов сельджукского султана Гияс-ад-Дина, «…пожаловал для султана колчан, футляр для него, меч, кафтан, шапку, украшенную драгоценными камнями, и ярлык»[438]. Аналогичный вещевой набор, по сообщению Хафиза Абру, жалует Чингизиду Йасавуру ильхан Улджайту: «…падишахский халат, золотую пайцзу, каба, шапку, ремень, лошадь, оружие, палатку, исшитый золотом шатер (шадурван, сара-парде), литавры и знамя». Этот же автор приводит слова владетельной особы Арпа-хана: «…мне достаточно золотого ремня, шапки, украшенной драгоценными камнями, шерстяной одежды и русской войлочной шапки»[439].

Некоторые элементы вещевой атрибутики упоминаются при описании принятия на службу ильханом Газаном двух эмиров: «Государю ислама (Газану. — Ю. С.) их прибытие пришлось весьма по душе, он счел его за счастливое предзнаменование, пожаловал и одарил их кафтанами, шапками и поясами с драгоценным набором»[440].

В летописи арабского автора Ибн Дукмана упомянуто, что послы хана Узбека к египетскому султану преподнесли ему подарок от ордынского правителя, который состоял «из 3 соколов и 6 невольников, из кольчуги, булатного шлема и меча». При этом автор особо подчеркнул, что «никто из царей их прежде этого не присылал ничего подобного, потому что у них в обычае бережливость…»[441].

Таким образом, кроме документального подтверждения политического признания служебного положения — ярлыка, мы видим вещественные атрибуты, сопровождающие пожалование. По сути, это признаки, по которым человека выделяют из числа прочих, — признаки знатности и элитности, выраженные в предметах вооружения (колчан, меч), одежды (кафтан, халат, украшенная драгоценностями шапка, ремень/пояс).

Еще один атрибут, указывающий на знатность, мы находим при описании существовавшего в государствах Чингизидов обряда возведения в нойонский сан. Согласно «Сокровенному сказанию», обряд этот выглядел следующим образом: «…сказал Чингиз-хан, обратясь к старцу Усуну: "…По Монгольской Правде существует у нас обычай возведения в нойонский сан — беки… Пусть же примет сан беки — старец Усун. По возведении его в сан беки, пусть облачат его в белую шубу, посадят на белого коня и возведут затем на трон"»[442].

Подобный обряд сопутствовал выдаче ярлыков русским князьям. Описание его есть у В. Н. Татищева: «Егда прииде Ярослав во Орду, и хан прият его с честию, даде ему доспех (в "доспех", по-видимому, входили все те же колчан, футляр для него, меч, шапка, украшенная драгоценными камнями. — Ю. С.) и повеле обвести его по чину на великое княжение. Коня же его повеле вести Володимиру Резанскому да. Ивану Стародубскому, бывшему тогда во Орде. И августа месяца (1264 года. — Ю. С.) отпусти его с послом своим Жанибеком и с ярлыком на великое княжение»[443]. К сожалению, источники В. Н. Татищева не известны, но летописи донесли до нас сведения, подтверждающие слова историка. Например, при описании борьбы за великое княжение во время первой фазы феодальной войны XV века между Василием Московским и его дядей Юрием Галицким летописцы в 1432 году упоминают о посажении победителя спора Василия на коня и необходимости вести его проигравшим Юрием (правда, московский князь отказался от этой чести)[444].

Необходимо признать, что обряды возведения в нойоны и великие князья во времена монгольского владычества в целом соответствовали друг другу. Различия в описаниях В. Н. Татищева и автора «Сокровенного сказания» — Усуна облачили в шубу, а Ярослава Ярославича в доспех — можно объяснить тем, что Усун занял гражданскую должность «начальника времени» («Чингиз-хан сказал: "…пусть назначает и освещает нам годы и месяцы!"»[445], тогда как великий князь Владимирский — должность военная. В то же время описания совпадают в наиболее важной для степной традиции детали: в обоих случаях имеет место обряд посажения на коня. В этой связи примечательно сравнение с домонгольским обрядом возведения в князья: благословение крестом и мечом (например, возведение в новгородские князья Константина Всеволодовича в 1206 году: «…и да ему отец крест честный и меч река се ти буди схранение и опасение иже ныне даю ти пасти люди своя от противных»[446]).

По данным В. А. Иванова, сопроводительный инвентарь абсолютного большинства (к сожалению, автор не приводит никаких детальных цифровых или процентных выражений) «всаднических погребений» состоит из железных наконечников стрел, помещенных в берестяной колчан, ножа, огнива, очень редко — сабли или сабли и шлема[447]. То есть вещественные атрибуты, символизирующие принадлежность к элите, в большинстве своем попадали в состав погребального инвентаря. Правда, положить в погребение саблю или меч мог позволить себе не каждый, но ножи и кинжалы среди сопроводительного инвентаря ордынских захоронений встречаются часто. Можно также предполагать, что заменой шапки, украшенной драгоценными камнями, в погребениях становились шлемы — особенно если деятельность покойника была напрямую связана с военным делом.

Любопытно, что в духовной грамоте великого князя Владимирского и Московского Ивана II Ивановича среди завещанных ценных вещей отмечены «шапка злата» и «сабля злата»[448]. Напрямую связать эти вещи с пожалованием ордынского хана невозможно. Однако наличие «шапки» и «сабли» среди важных и завещаемых именно старшему наследнику предметов позволяет в них видеть атрибуты именно социального статуса, который для времени правления князя Ивана II (1353–1359 годы) тесно связан с ордынской властью и пожалованием ярлыка на владение, вероятно сопровождавшимся и пожалованием соответствующей вещевой атрибутики, подобной той, что была послана сельджукскому султану.

В погребальном инвентаре широко представлен такой элемент, как пояс, который в письменных источниках как признак пожалования и соответственно как атрибут элитности отмечается редко. Правда, если пояс жалуется, то это, как правило, пояс золотой, подчеркивающий принадлежность к верховной власти. Так, назначая управителем Джучиева Улуса сына Урус-хана Койричака, Тимур «удостоил его шитого золотом халата и золотого пояса»[449]. В духовной Ивана Калиты упомянут «поясъ золотъ ц[е]с[а]р[е] вськии»[450], маркировка которого («цесаревськии») может быть связана с ордынской властью. Свидетельств того, что пояс выдавался при пожаловании владений и ярлыка, мы не встречаем. Но коль скоро пояс служил для ношения оружия, то можно предположить, что пожалованию ярлыка сопутствовало не только наделение оружием, но также и поясом, который соответствовал статусу пожалования.

Головные уборы и пояса являлись важным элементом при процедуре обновления инвеституры в ходе возведения на престол нового хана. Так, Рашид-ад-Дин неоднократно подчеркивает, что признание элитой власти вновь избранного правителя сопровождалось снятием головного убора и поясов: «Все сняли с головы шапки и перекинули пояса через плечо»[451] (избрание Угедея); «все царевичи сняли шапки, развязали кушаки»[452]; «все сняли с голов шапки и повесили пояса [себе] на плечи»[453].

Таким образом, очевидно, что принадлежность к знати ордынского государства выражалась в четко определяемой системе атрибутов. Основанием причисления к элите был ярлык, подтверждающий ханское пожалование, а сам обряд пожалования подразумевал дарение колчана, меча/сабли, головного убора, кафтана, золотого пояса. Имел место также обряд посажения на лошадь и ее ведения подчиненными. Шлем, по всей вероятности, определял принадлежность к высшему элитарному слою — это был атрибут человека высокого ранга (в том числе, возможно, Чингизида или родственника хана по венской линии). Зависимый от хана правитель-нечингизид получал в качестве атрибута не шлем, а шапку, украшенную драгоценностями.

Отметим, однако, что данные наблюдения относятся в первую очередь к служилой аристократии, которую по определению В. Парето можно отнести к «правящей элите». Другая часть знати, аристократы по рождению — так называемая «неуправляющая элита»[454], — имела другой набор вещевой атрибуции, поскольку свое положение ее представители получили по праву рождения, а не на основании ханского пожалования. Этот набор тесно связан с понятием престижности и может существенно отличаться от набора вещевой атрибутики, связанной с принадлежностью к элите. Ведь основным признаком элиты является отношение к управлению, тогда как престиж может быть связан с любыми иными достижениями человека[455].

Принятие ислама в качестве государственной религии привело к значительному его распространению прежде всего в правящем слое Орды, а затем и среди большинства населения. Как следствие этого происходит постепенное отмирание языческих погребальных традиций. Неудивительно, что во второй половине ХIV века в погребальном обряде населения Джучиева Улуса происходят значительные изменения и из могил исчезают предметы всадничества и вооружения[456]. Д. В. Васильев констатирует объединение в одном комплексе языческих пережитков и мусульманского обряда и, как результат этого, единообразные захоронения знати в мавзолеях[457].



Глава 3 Хроника поездок русских князей ко двору ордынского хана

В течение 1237–1241 годов большинство русских княжеств были разгромлены монголо-татарскими войсками, что вызвало необходимость выстраивания отношений на новых условиях. Русские князья, не сумев отстоять свою независимость с оружием в руках, вынуждены были признать власть более сильного. На протяжении XIII столетия наблюдается процесс признания подчиненности и оформления вассальных отношений.

Особенности развития зависимости русских княжеств от Орды, степень участия русских князей в политических институтах Орды, их места в составе элиты Джучиева Улуса, стиль управления своими владениями в условиях иноземного владычества — все это связано с частотой их поездок в степь, количеством времени, проведенного вне своего княжества — в пути в ставку и из ставки хана и при дворе ордынского правителя. Кроме того, важна доля времени, проведенного в ставке хана, от лет жизни и правления того или иного князя, поскольку степень суверенных полномочий находится в прямой зависимости от необходимости пребывания при дворе правителя более высокого ранга.

В совокупности эти данные помогают лучше понять систему отношений русских князей с Ордой, а также динамику их изменений. Необходимо отметить при этом, что строгость подсчетов сама по себе без взаимосвязи с исторической стороной исследования не означает точности и надежности результатов[458]. Но, как бы то ни было, выявить меру вовлеченности русских князей в элиту Джучиева Улуса на основании количественных характеристик представляется вполне возможным.

Отсутствие в большинстве случаев точных свидетельств о сроках поездок русских князей ко двору ордынского хана обуславливает необходимость вычисления, а затем и использования средних показателей количества времени, затраченного на пребывание в ханской ставке.


1. Русские князья при ордынском дворе в XIII веке

Процесс установления так называемого монголо-татарского «ига»[459] не был одномоментным. В первую очередь завоеватели должны были добиться официального признания своей победы и власти от князей поверженных земель. В частности, в Новгородской первой летописи отмечается, что в 1242 году «князь Ярославъ Всеволодиць позван цесаремь Татарьскымъ, и иде в Татары къ Батыеви, воеводе татарьску»[460]. По мнению Д. Г. Хрусталёва, приглашение было направлено «из ставки великого каана, то есть, возможно, еще Угедеем. Однако Ярослав поехал к Батыю, а в Каракорум послал сына Константина»[461]. С таким выводом исследователя трудно согласиться. Ведь время вызова Ярослава в степь четко совпадает именно с возвращением Батыя из западного похода. В то же время немаловажны другие выводы Д. Г. Хрусталёва. Во-первых, он отмечает, что «мирные отношения с Северо-Восточной Русью монголы собирались установить по собственной инициативе и на разных уровнях». И во-вторых, «уже при первых контактах суздальских князей с монгольскими ханами они оказались включенными в сложную внутриполитическую игру евразийского масштаба»[462].

Параллельно под 1242 годом Новгородская IV летопись фиксирует поездку в Орду сына Ярослава Всеволодовича Александра: «Иде Александръ къ царю Батыю»; и рязанского князя Олега Ингваревича Красного в Каракорум: «къ Канови иде»[463].

Большинство исследователей полагают, что князь Олег Рязанский был в Орде задержан на десять лет и освобожден только в 1252 году[464]. Основанием для подобного вывода является упоминание в летописных сводах о том, что «того же лета (1252 года. — Ю. С.) пустиша Татарове Олга Рязаньского в свою землю»[465]. Однако других примеров, чтобы монголо-татары или ханы Орды задерживали иноземных правителей более чем на три года, в источниках не встречается. Поэтому здесь, вероятно, мы наблюдаем фиксацию источниками двух разных поездок Олега Ингваревича в ставки монгольских правителей. Причем в данном случае можно предполагать, что рязанский князь получил вызов действительно от монгольского каана — вероятно, Угедея. Надо полагать, что через полтора года он вернулся на Русь, приняв инвеституру из рук верховного правителя степной империи и получив тем самым определенные иммунитетные права как по отношению к владимирскому князю, так и к хану Джучиева Улуса.

Не исключено, что подобный вызов получил и князь Ярослав Владимирский. Но он предпочел оформить вассальные отношения с Батыем, для чего отправил для предварительных переговоров своего сына — Александра.

Так или иначе, известно, что в 1243 году Ярослав Всеволодович, владимирский князь, получает инвеституру из рук Батыя, старейшинство и Киев как столицу Руси. Таким образом, фактическим распорядителем русских земель становится ордынский хан.

В следующем, 1244 году к Батыю едут князья Владимир Константинович Углицкий, Борис Василькович Ростовский и Василий Всеволодович-Ярославский. По мнению Д. Г. Хрусталёва, их на поклон к ордынскому хану направил князь Ярослав как верховный правитель Руси[466]. Однако оговорки летописца о том, что князья «поехаша в Татары к Батыеви про свою отчину» и что хан «расудивъ имъ когождо в свою отчину»[467], могут свидетельствовать скорее об обратном. Князь Ярослав, получив главенство на Руси, по всей видимости, начал властно осуществлять свои полномочия, и в первую очередь в пределах Владимирского княжества, к которому относился Ростовский удел и его части. Именно тогда князья решили также получить ярлыки на свои владения у Батыя, выйдя тем самым из-под юрисдикции владимирского князя. Это могло быть осуществлено только при условии подчинения напрямую более высокому по статусу правителю, которым и был ордынский хан. Это решение представителей ростовского княжеского дома приводит к тому, что во второй половине XIII века, по мнению ряда исследователей, они «превратились в настоящих "служебников" хана»[468].

Тем не менее необходимо признать верным вывод В. В. Каргалова о том, что «полного единодушия в Северо-Восточной Руси по этому вопросу (признание власти Орды. — Ю. С.) не было»[469]. И тем более такого единодушия не наблюдается на всей Руси. В частности, южнорусские князья, и прежде всего крупнейшие политические фигуры — черниговский князь Михаил Всеволодович и галицкий князь Даниил, — не проявляют на протяжении 1242–1245 годов никакой активности в отношениях с завоевателями.

Как отметил В. В. Каргалов, наличие неоднозначной позиции во взаимоотношениях с Ордой «во многом определяло политику великого владимирского князя. Эта политика в первое десятилетие после нашествия Батыя была двойственной». Принципиален здесь факт того, что «большая часть Северо-Восточной Руси была опустошена нашествием и уже не имела сил для открытого сопротивления завоевателям, что делало неизбежным признание, хотя бы формальное, зависимости от золотоордынских ханов». Другим фактором, влиявшим на политику Ярослава, по мнению В. В. Каргалова, было то обстоятельство, «что добровольное признание власти ордынского хана обеспечивало лично великому князю определенные преимущества в борьбе за подчинение своему влиянию других русских князей. В случае же отказа Ярослава Всеволодовича явиться в Орду великокняжеский стол мог при поддержке Батыя перейти к другому, более сговорчивому князю». При этом «существование сильной оппозиции ордынской власти в Северо-Западной Руси и неоднократные обещания западной дипломатией военной помощи против монголо-татар могли пробуждать надежду при определенных условиях противостоять притязаниям завоевателей…». Далее В. В. Каргалов приходит к справедливому выводу: «Все это привело к тому, что великие владимирские князья после формального признания власти золотоордынских ханов пытались выступить против монголо-татарского владычества, и факт признания этой власти еще не означал в действительности установления над страной иноземного ига». Таким образом, вполне закономерно заключение исследователя о том, что «первое десятилетие после нашествия является периодом, когда иноземное иго еще только оформлялось и в стране побеждали силы, поддерживавшие татарское владычество»[470].

Дальнейший этап включения Руси в систему монгольского владычества и государственности следует связать с 1245 годом. Тогда на Русь из Каракорума вернулся Константин Ярославич (сын владимирского князя), а в ставку Батыя отправилась представительная делегация, состоявшая из Ярослава Киевского и Владимирского, его братьев Святослава и Ивана, князей ростовского дома — Владимира Углицкого, Бориса Ростовского и Василия Ярославского. То есть практически все князья Северо-Восточной Руси отправились в степь. Кроме того, именно в 1245 году в Орду был вызван Даниил Романович Галицкий и, по всей вероятности, Михаил Всеволодович Черниговский.

Данные факты свидетельствуют о масштабности событий, и необходимо согласиться с мнением Д. Г. Хрусталёва, который отмечает, что «эта поездка не была рядовой. Завершался некий этап переговорного процесса, в который был включен весь административный аппарат как Владимиро-Суздальской Руси, так и Монгольской империи»[471].

Можно предполагать, что вызов всех князей в ставку Батыя был связан с каким-либо общерусским (или общеимперским) мероприятием. Показательно, что именно к этому времени автор «Повести об убиении Михаила Черниговского» и Плано Карпини относят перепись населения на Руси. Причем, если упоминание об этом событии у папского легата явно относится к южнорусским княжествам, то в «Повести…» указание на него носит общерусский характер («а мало от тех изоставахуся (бежавших от татарского вторжения. — Ю. С.), тех же… осадиша в градех, и исчетоша а в число, и начата на них дань имати татарове»)[472]. Традиционно вслед за Б. Д. Грековым и А. Н. Насоновым данная перепись связывается только с южнорусскими княжествами[473]. Но если принять, что перепись 1245 года была общерусской, то именно к 1245 году необходимо отнести установление основных атрибутов зависимости Руси от Орды — получение ярлыка на княжение у хана и регулирование налоговых выплат (дани, «выхода»).

При этом ордынские властители хотели видеть русскую знать в составе элиты своего государства. Об этом свидетельствует соответствие в русской письменной традиции титулов русской и ордынской аристократии[474], да и слова Плано Карпини, который утверждает, что во время приемов и заседаний в ханском шатре ему и великому князю Владимирскому Ярославу монголы «всегда давали высшее место»[475].

В то же время пребывание в Орде князей-лидеров — Ярослава Владимирского, Михаила Черниговского и Даниила Галицкого — завершилось по-разному. Если галицкому князю удалось избежать языческого обряда очищения огнем и получить ярлык на княжение, оформив тем самым вассальные отношения с Сараем, то Михаил Всеволодович был казнен[476]. За этой казнью последовало резкое включение распавшегося на уделы Черниговского княжества в сферу ордынской государственности.

Ярослав Всеволодович был отправлен Батыем в Каракорум, где участвовал в курултае, на котором кааном был провозглашен сын Угедея Гуюк. У последнего были устойчивые противоречия с Бату-ханом. Однако до открытой вражды дело пока не дошло. Именно с этим конфликтом в историографии связывают смерть Ярослава по пути из Монголии (умер, «ида от Кановичъ»). В частности, А. Н. Насонов предполагал, что его отравили именно как сторонника хана Батыя[477]. Об отравлении свидетельствует папский легат Плано Карпини, отмечая, что Ярослава отравила «ханьша», чтобы «свободнее и окончательнее завладеть его землею»[478].

Таким образом, князь, одним из первых оформивший вассальные отношения с Ордой и Монгольской империей, дважды ездил в ставку завоевателей, потратив на это около 25 процентов от времени княжения на владимирском столе (18 лет) и чуть более 3,5 процента от лет жизни. Во временном выражении это составило около двух лет. Он оказался первым русским князем, умершим по дороге из степи. Причем это единственный князь, свидетельства об отравлении которого по приказу монгольских правителей достаточно достоверны.

Как отметил В. В. Каргалов, «гибель великого князя Ярослава значительно усложнила обстановку в Северо-Восточной Руси»[479]. Первоначально владимирский стол занял следующий по старшинству Всеволодович — Святослав, «а сыновци свои посади по городом, якож бе имъ отець оурядилъ Ярославъ»[480]. Однако в 1247 году «поеха Андрей князь Ярославич в Татары к Батыеви и Александр князь поеха по брате же к Батыеви»[481]. Ордынский хан «почтивъ ею и посла я к Каневичем»[482]. Таким образом, Бату переложил груз ответственности за решение дальнейшей судьбы русских княжеств на общеимперское правительство.

В конце 1249 года (зимой 1249–1250 годов) князья-Ярославичи вернулись на Русь. Решение имперского правительства было следующим: «приказаша Александрови Кыевъ и всю Русьскую землю, а Андреи седе в Володимери на столе»[483]. В историографии сложилось мнение, которое емко и четко обозначил В. В. Каргалов: «Решение великого хана отдать владимирский стол Андрею Ярославичу в обход его старшего брата послужило в дальнейшем источником больших осложнений»[484]. Как отметил В. Л. Егоров, «возник конфликт о соподчиненности Киевского и Владимирского князей»[485]. Впрочем, А. А. Горский полагает, что основой для выводов о противоречии между князьями — старшими Ярославичами стала некритично воспринятая догадка В. Н. Татищева о жалобе Александра на брата[486].

По мнению В. В. Каргалова, сконцентрировавшего представления исследователей[487] о русской политике в отношении Орды на рубеже 1240–1250-х годов, к этому времени на Руси сложилась антитатарская коалиция. Первым это предположение сформулировал А. Н. Насонов, который указывает, что перед событиями 1252 года Андрей Владимирский «сделал как будто попытку войти в соглашение с Даниилом Галицким, рассчитывая, очевидно, на военную помощь от папы»[488]. Эта догадка во многом определялась высказыванием К. Маркса, который в своих «Хронологических выписках» писал, что «Андрей пытался противиться монголам»[489]. Антитатарскую коалицию составили сильнейшие князья того времени Андрей Владимирский и его тесть Даниил Галицкий. При этом, «готовясь к открытой борьбе с татарами, великий князь Андрей Ярославич мог опереться прежде всего на северо-западные русские земли, которые не подверглись татарскому погрому и не попали еще в орбиту ордынской политики». Кроме того, на «стороне Андрея активно выступил тверской князь Ярослав Ярославич (его "княгиня" и дети находились под Переяславлем)»[490].

Но летом 1252 года великий князь Владимирский Андрей Ярославич был смещен со своего престола волей хана Орды Батыя. Могущественный сарайский правитель для осуществления этой цели направил на Северо-Восточную Русь карательный отряд во главе с эмиром Неврюем. Место владимирского князя занял его старший брат Александр, получивший в книжной традиции прозвище «Невский».

Поездку в Орду Александра и решение хана о смещении Андрея исследователи объясняют разными причинами[491]. Н. М. Карамзин полагал, что Андрей Ярославич не справился с обязанностями великого князя, чем вызвал гнев Батыя, и Александр отправился в Орду с целью смягчить гнев великого хана[492].

Наиболее концентрированно это суждение, как уже говорилось, оформлено В. В. Каргаловым. Политические осложнения, вызванные передачей владимирского стола младшему брату Андрею, минуя старшего, заключались в том, что, во-первых, этим решением был недоволен Александр. Во-вторых, «Андрей Ярославич, получивший владимирский великокняжеский стол непосредственно от великого монгольского хана, вел себя довольно независимо по отношению к Орде»[493], а «в начале 50-х годов, когда Андрей Ярославич укрепился на великокняжеском столе, им была сделана попытка оказать открытое сопротивление Орде». С этой целью он «старался заключить союз с Южной Русью, с сильнейшим южнорусским князем Даниилом Романовичем Галицким» — в прямой зависимости здесь стоит «заключение брака между великим владимирским князем Андреем Ярославичем и дочерью Даниила Галицкого»[494]. «В целом в начале 50-х годов XIII века на Руси сложилась довольно сильная антитатарская группировка, готовая оказать сопротивление завоевателям», — подводит итог В. В. Каргалов[495].

В этих обстоятельствах, по мнению В. В. Каргалова, «в борьбе против Андрея Ярославича, которого легко можно было обвинить в "измене" хану, для Александра открывалась единственная возможность вернуть принадлежавший ему по старшинству великокняжеский стол. Если Андрей Ярославич опирался на антитатарские силы, то Александр, естественно, мог отнять у него великокняжеский стол только при помощи Орды»[496].

В результате, «когда Александр Ярославич в 1252 году приехал в Орду "искать" великое княжение, ему был оказан самый благосклонный прием». А «против великого князя Андрея была направлена сильная монголо-татарская "рать" царевича Неврюя»[497].

Довольно категоричное суждение В. В. Каргалова оставляет в стороне другие возможности разрешения конфликта (если таковой был) между Александром и Андреем. В частности, вполне вероятны переговоры между братьями Ярославичами о перераспределении столов в их «отчине»[498]. Мнение В. В. Каргалова основывается на тексте, приводимом В. Н. Татищевым, которому следует и С. М. Соловьев: «…иде князь великий Александр Ярославич во Орду к хану Сартаку, Батыеву сыну, и прият его хан с честию. И жаловася Александр на брата своего великого князя Андрея, яко сольстив хана, взя великое княжение над ним, яко старейшим, и грады отческие ему поймал, и выходы и тамги хану платит не сполна. Хан же разгневася на Андрея и повеле Неврюи салтану итти на Андрея»[499]. В то же время Ф. Б. Шенк в своем обширном исследовании о месте Александра Невского в культурной памяти России более осторожно пишет о поездке князя в ставку хана «предположительно, чтобы интриговать против своего брата»[500].

В свою очередь, В. А. Кучкин, не подвергая сомнению наличие мятежа князя Андрея, считает, что целью поездки в Орду Александра, «судя по всему, было получение Владимирского великого княжения», а его младший брат «по-видимому, и выступил против ханов, надеясь удержать за собой великое княжение Владимирское, но просчитался»[501]. Исследователь вполне справедливо подвергает критике концепцию, основанную на данных В. Н. Татищева, по которой инициатором прихода «Неврюевой рати» выступает князь Александр Ярославич[502].

Действительно, источники уникального сообщения В. Н. Татищева нам не известны. Большинство летописных упоминаний о событиях 1252 года осторожно отмечают предварительную перед «Неврюевой ратью» поездку Александра в Орду и его возвращение оттуда с «честию великою», ибо он получил «стареишенство во всей братьи его»[503]. Причем об этом летописец говорит до описания похода татар на русские княжества. Таким образом, Лаврентьевская летопись никак не связывает поездку князя Александра в Орду и «Неврюеву рать»[504].

Данное обстоятельство позволило А. А. Горскому привести аргумент в пользу недостоверности известия В. Н. Татищева. По его мнению, поход ордынского воеводы Неврюя не был результатом усилий Александра, а стал «запланированной акцией хана в рамках действий против не подчинявшихся ему князей». Бату-хан, выйдя фактически победителем во внутриполитической борьбе в Монгольской империи, вызвал к себе братьев Ярославичей для перераспределения княжеских столов, осуществленных враждебным ему правительством Гуюк-хана[505].

Надо полагать, что А. А. Горский верно подметил связь и последовательность событий. Братья Александр и Андрей в 1249 году получили свои владения (старший — Киев и всю Русскую землю; младший — Владимирское княжество) из рук центрального монгольского правительства в Каракоруме[506]. Тогда делами государства управляла вдова монгольского каана Гуюка Огул-Каймиш[507], которая и выдала ярлыки на княжества. Однако в результате политической борьбы на престоле Монгольской империи оказывается Менгу, которого активно, в том числе военной силой, поддерживал глава Джучиева Улуса Бату-хан. Официальная интронизация была осуществлена в месяц зу-ль-када 648 года хиджры, который соответствует 25 января — 23 февраля 1251 года[508].

Для традиционной монгольской политической практики было характерно при смене главы государства подтверждение существующих владетельных прав[509]. Причем эти права должны были быть обеспечены личной явкой владетеля в ставку правителя. Так, например, армянские источники фиксируют вызов в степь армянских правителей в связи со сменой главы Монгольской империи. В частности, Киракос Гандзакеци описывает данные обстоятельства следующими словами: «…когда воцарился Мангу-хан, великий военачальник Батый… послал [людей] к царю Хетуму с [приглашением] приехать повидать его и Мангу-хана»[510]. Смбат Спарапет относит начало поездки царя Хетума к 1253 году[511].

Русскими князьями, получившими инвеституру в Каракоруме, были на тот момент Александр и Андрей Ярославичи, а также Олег Ингваревич Рязанский. Именно они обязаны были явиться в ставку правителя, который занимался делами «Русского улуса». С большой долей вероятности можно предполагать, что функции управления русскими землями были переданы Менгу-кааном своему надежному союзнику и завоевателю Руси Батыю.

Именно к нему в 1252 году и отправляется Александр Невский. Вероятно, его поездка была напрямую связана с необходимостью подтверждения своих владетельных прав, хотя источники этого не фиксируют. Бату-хан подтвердил ярлык 1249 года, дав «стареишенство во всей братьи его». Летописные памятники фиксируют возвращение в 1252 году[512] из степи Олега Ингваревича Рязанского, что косвенно подтверждает цели поездки Александра Ярославича за возобновлением инвеституры.

Андрей Ярославич не предстал перед ордынским троном. Как отмечено в Лаврентьевской летописи, «здума… с своими бояры бегати нежели цесарем служити»[513]. Именно поеле этого Батый, не дождавшись приезда Андрея, посылает на Русь военную экспедицию, результатом которой становится изгнание князя в «неведому землю». Александр же после этих событий получает ярлык и на Владимирское княжество, объединяя тем самым общерусский киевский стол с владимирским[514].

Показательно, что летописец осуждает скорее действия Андрея, нежели поведение Александра. Эти мотивы тесно перекликаются с «Житием Александра Невского», также помещенным в Лаврентьевской летописи.

В «Житии…» события описаны предельно кратко: «…По сем же разгневася царь Батый на брата его меньшаго Андрея и посла воеводу своего Неврюня повоевати землю Суждальскую»[515]. При этом явно подчеркивается «правильное» поведение Александра после возвращения из Орды: «Не внимая богатства и не презря кровъ праведничю, сироте и вдовици въправду судия, милостолюбець, благъ домочадцемъ своимъ и вънешнимъ от стран приходящим кормитель»[516].

Показательно, что автор памятника в первую очередь подчеркивал, что монголо-татары вообще и их «царь» Батый в частности действуют как орудие Всевышнего. Надо полагать, что автор тем самым находил оправдание ордынской политики Александра, неявно сравнивая «царя в Восточной стороне Батыя» и вавилонского царя Навуходоносора. При этом косвенно осуждалась политика младшего брата Александра Андрея (и, соответственно, ему подобных), который по данном летописей «здума… бегати», за что была разорена Суздальская земля[517].

Именно действия князя Андрея Ярославича рассматриваются как первопричина похода ордынских войск на русские княжества. В результате князь «с своими бояры» вынужден был бежать «на неведому землю», а его владения оказались разорены: «Татарове же россунушася по земли… и людии без щисла поведоша до конь и скота и много зла створивше отидоша»[518].

Эти установки тесно перекликаются с Книгой пророка Иеремии, в которой говорится: «И если какой народ и царство не захочет служить ему, Навуходоносору, царю Вавилонскому, и не подклонит выи своей под ярмо царя Вавилонского, — этот народ Я накажу мечом, голодом и моровою язвою, говорит Господь, доколе не истреблю их рукою его. И вы не слушайте своих пророков и своих гадателей, и своих сновидцев, и своих волшебников, и своих звездочетов, которые говорят вам: "не будете служить царю Вавилонскому" Ибо они пророчествуют вам ложь, чтобы удалить вас из земли вашей, и чтобы Я изгнал вас и вы погибли… Подклоните выю свою под ярмо царя Вавилонского и служите ему и народу его, и будете живы. Зачем умирать тебе и народу твоему от меча, голода и моровой язвы, как изрек Господь о том народе, который не будет служить царю Вавилонскому?» (Иер. 27: 8–10, 12–13). А также: «оставайтесь на земле и служите царю Вавилонскому, и будет вам хорошо» (Иер. 40: 9).

И в рассказе летописца о «Неврюевой рати», и в отрывке из Книги пророка Иеремии присутствуют сходные смысловые мотивы. Это в первую очередь военное нашествие, вызванное отсутствием смирения князя Андрея перед волей Всевышнего. Во-вторых, это изгнание из собственных земель (ср.: «и побеже на неведому землю»; «…удалить вас из земли вашей и чтобы Я изгнал вас и вы погибли»). И наконец, это разорение земель и пленение жителей княжества, которые тесно переплетаются с переселением израильтян в результате «вавилонского плена».

Однако прямых указаний на отождествление «ордынского» и «вавилонского» плена в рассказе Лаврентьевской летописи о «Неврюевой рати» 1252 года нет. Можно предполагать, что историософская концепция ордынского «ярма», «ига», «плена» находилась в период написания соответствующей статьи летописи в стадии формирования.

Как бы там ни было, князь Александр Невский действовал в полном соответствии с ордынской политической практикой. Смена каана Монгольской империи требовала подтверждения инвеституры от принявших ранее власть в Каракоруме. Таким образом, сообщение В. Н. Татищева о жалобе и «лести» Александра в отношении своего брата Андрея можно считать умозаключением самого исследователя.

Показательно, что в большинстве более поздних летописей акценты явно смещены. К примеру, в Софийской I летописи рассказ о «Неврюевой рати» представляет собой краткое перечисление событий, правда, с добавлением некоторых частностей. Как и в Московском летописном своде конца XV века, здесь отмечается, что князь Андрей был настигнут под Переяславлем на «Бориш день» (2 мая или 24 июля) и, потерпев в сражении поражение, бежал с семьей в Швецию[519]. Однако составитель Софийской I летописи добавляет, что Андрей «последи же на рати убьен быс (ть) от немець»[520], тогда как в Московском летописном своде отмечается, что князь «по том приде в свою отчину»[521]. Единственная оценочная характеристика событий выражена в провиденциальной формулировке: «Гневомъ бо б (о) жиимъ за умножение греховъ наших побежены быша»[522]. То есть «Неврюева рать» рассматривается в данных летописях как обычный эпизод в прошлом Руси, который четко укладывается в привычные провиденциальные представления древнерусских книжников.

Развернутая характеристика произошедшему в 1252 году дается в Никоновском своде. Во-первых, отмечается, что князь Александр Ярославич, отправляясь в Орду к «новому царю Сартаку, славный же градъ Владимерь и всю Суздальскую землю блюсти поручи брату своему Андрею». Однако его младший брат «…аще и преудобренъ бе благородиемъ и храбростию, но обаче правление дръжавы яко поделие вменяя, и на ловитвы животныхъ упражняя и советникомъ младоумным внимая, отъ нихже бысть зело многое нестроение, и оскудение въ людехъ, и тщета имению, егоже ради Богу попустившю»[523].

Тут тоже заметна перекличка с эпизодом из Ветхого Завета, в котором повествуется о деятельности царя Ровоама, занявшего престол после Соломона. «Царь Ровоам советовался со старцами, которые предстояли пред Соломоном, отцом его, при жизни его, и говорил: как посоветуете вы мне отвечать сему народу?.. Но он пренебрег совет старцев, что они советовали ему, и советовался с молодыми людьми, которые выросли вместе с ним и которые предстояли перед ним… И отвечал царь народу сурово и пренебрег совет старцев, что они советовали ему» (3 Цар. 12:6, 8, 13). В конечном итоге царь Ровоам вынужден был бежать от войск своих противников.

Андрей Ярославин, по данным Никоновского свода, мотивирует свои действия следующими словами: «Господи! Что есть доколе намъ межь собою бранитися и наводити другъ на друга Татаръ, лутчи ми есть бежати въ чюжую землю, неже дружитися и служили Татаромъ»». Однако он выступает со своими войсками навстречу ордынцам, но «Гневом же Божиимъ за умножение греховъ нашихъ погаными побежени быша, а князь великы Андрэй едва убежа»[524].

Таким образом, в отличие от ранней традиции, в Никоновском своде действия князя Андрея оцениваются как пренебрежение своими обязанностями, хотя от его имени и провозглашаются идеи единения князей, борьбы с усобицами и использованием в своих политических целях татар. В противовес ему князь Александр действует в соответствии с представлениями своего времени о долге князя перед народом — в соответствии с политической традицией Монгольской империи, в связи с чем и получил ярлык на княжение.

Не будет преувеличением сказать, что описание и характеристика событий 1252 года менялись в соответствии с актуальностью и политическими установками времени создания того или иного памятника.

Так или иначе, летом 1252 года ордынские войска во главе с эмиром Неврюем вторглись в пределы Северо-Восточной Руси. Минуя Владимир, они направились к Переяславлю, где «постигоша» Андрея с его войсками. В результате столкновения князь потерпел поражение и бежал сначала в Новгород, а затем в Швецию. «Неврюева рать» разорила Переяславль и Переяславское княжесаво и вернулась в степь. А чуть позже на Русь вернулся уехавший в ставку Батыя перед походом татар Александр Невский. Князь «церкви въдвиже, град исполни, люди разбегшая собра в домы свояя»[525] и «бысть радость велика в граде Володимери и во всей земли Суждольскои»[526].

С деятельностью великого князя Александра Ярославича традиционно связывается следующий этап вовлечения Руси в орбиту монгольской государственности. Это перепись населения, осуществленная в 1257–1259 годах при непосредственном участии владимирского князя. Проходила она в рамках общеимперских мероприятий по упорядочиванию налоговой системы. В частности, в 1252 году была проведена перепись завоеванных монголами земель Китая, в 1254 году — в Армении. Наибольшее противодействие намерения ордынских чиновников встретили в Новгороде, который не был завоеван монголами. Тем не менее волнения в новгородской земле были подавлены, и в 1259 году перепись русского населения была завершена. Как подчеркнул В. В. Каргалов, «в событиях переписи 1257–1259 гг. в Новгороде наблюдается картина тесного сотрудничества великокняжеской администрации и лично великого князя Александра Ярославича с татарскими "послами" и "численцами"»[527].

С проведением переписных мероприятий тесно связано введение на Руси института баскаков. В частности, А. Н. Насонов видит подтверждение существования этого института в качестве военно-политического в «десятниках», «сотниках», «тысячниках» и «темниках», которые вместе с численниками пришли на Русь и являлись лицами командного состава из «собственно монголов и татар»[528]. Однако В. В. Каргалов привел доводы в пользу того, что «аргументы А. Н. Насонова в лучшем случае допускают двойственное толкование и не обосновывают в достаточной степени тезис о существовании в Северо-Восточной Руси "военно-политической организации" монгольских феодалов»[529].

Тем не менее сами баскаки на Руси присутствуют. Их функции В. В. Каргалов определяет как представителей хана, «которые только контролировали деятельность русских князей и доносили хану в случае неповиновения»[530]. Этот вывод исследователя перекликается со словами Б. Д. Грекова о том, что контроль над русскими князьями «осуществляли баскаки»[531].

Система сбора дани в пользу ордынского хана основывалась на откупной системе, которая всегда является основой для многочисленных злоупотреблений. Именно против злоупотреблений («велику пагубу людемъ творяхуть, работяще резы и многы души крестьянскыя раздно»; «творяше хритьяном велику досаду»[532]) и было вызвано восстание в русских городах (Ростов, Владимир, Суздаль, Ярославль[533]) в 1262 году. Сборщики дани были вырезаны. Эти события традиционно считаются одним из первых антиордынских народных восстаний[534].

Тогда же, в 1262 году, в Орду оправляется и великий князь Александр. По мнению Дж. Феннела, ему «ничего не оставалось, как оправиться в Золотую Орду». Однако удалось ли избавить Русь от карательной экспедиции, не известно из-за молчания источников[535]. Здесь необходимо согласиться со словами Р. А. Соколова, подчеркнувшего, что представляется «уместным отметить, что, в данном случае, молчание красноречивей любых слов. Ибо вряд ли летописи могли не сообщить о карательной экспедиции»[536].

Большинство же исследователей, вслед за А. Н. Насоновым и В. А. Кучкиным, полагают, что восставшим удалось сыграть на противоречиях между Сараем и Каракорумом: в Орде смотрели «сквозь пальцы» на восстание против имперских откупщиков дани[537].

Поэтому поездка Александра Невского в Орду в 1262 году связывается с намерением князя избавить, или, как отмечает «Житие Александра Невского», «отмолить»[538], русских людей от рекрутского набора (так полагают, например, Ю. К. Бегунов, В. Л. Егоров, А. Н. Кирпичников, Ю. В. Кривошеев, В. А. Кучкин[539]).

Таким образом, источники фиксируют еще один признак зависимости — участие русских войск в военных мероприятиях Орды. Причем именно Александру Невскому удается смягчить данную повинность: после его поездки 1262–1263 годов в войнах сарайских ханов участвуют не мобилизованные в русских княжествах рекруты, а княжеские дружины.

По дороге из Орды князь Александр Ярославич умирает.

Таким образом, он побывал в Орде шесть раз, проведя в степи четыре с половиной года, это составило около 41,7 процента (самый большой результат для XIII века) от времени его удельного правления (шесть лет — три поездки), 18,2 процента от великого княжения (одиннадцать лет — три поездки) и около 10,5 процента отлет его жизни (43 года).

Вообще же в первые два десятилетия монгольской власти, когда устанавливалась система вассальной зависимости, русские князья совершили в Орду 38 поездок. Зафиксировано пребывание при ордынском престоле 16 князей и одной княгини.

По одному разу в Орде были Андрей Мстиславич (княжич киевский или черниговский), его брат и жена, Даниил Романович Галицкий (за ярлыком на свое княжество), Дмитрий Святославич Юрьев-Польский (сопровождал отца), Иван Всеволодович Стародубский (за ярлыком на свое княжество), Константин Ярославич (ездил в Каракорум по поручению отца), Михаил Всеволодович Черниговский (казнен в Орде).

Дважды зафиксированы поездки Василия Всеволодовича Ярославского, Владимира Константиновича Углицкого, Олега Ингваревича Рязанского, Святослава Всеволодовича Суздальского, Ярослава Всеволодовича Владимирского. Также дважды в это время побывал в Орде Глеб Василькович Белозерский (всего — пять раз).

Пять раз в степь отправлялся Андрей Ярославич Суздальский. Он провел при ордынском дворе два с половиной года, что составило около 6 процентов отлет его жизни (40 лет) и около 14 процентов от лет его княжения на уделе. Отметим, что, несмотря на его вооруженное сопротивление ордынским войскам во время «Неврюевой рати», он ездил в Орду в 1257 и 1258 годах. Правда, осуществлены эти поездки уже после смерти Батыя и Сартака — правителей, которые в источниках фигурируют как инициаторы похода 1252 года.

Шесть раз в ставке хана побывал Александр Ярославич Невский.

Наибольшее количество поездок в этот период совершил Борис Василькович Ростовский. Зафиксировано семь его поездок (всего за жизнь — восемь).

Наиболее длительное пребывание в степи — четыре с половиной года — зафиксировано у Александра Невского. Борис Василькович Ростовский и его брат Глеб Василькович Белозерский провели в степи по четыре года. Правда, в их случае — это общая сумма по итогам всех поездок, последние из которых были совершены в 1270-х годах.

Источники фиксируют в данный период казни в Орде двух князей.

Смерть Александра Невского не вызвала спора о престолонаследии. На владимирском столе, получив ярлык хана, утвердился его следующий по старшинству брат Ярослав (удельный князь Тверской). Как подчеркнул В. В. Каргалов, к «великому княжению Ярослава Ярославича относятся первые известия о непосредственном участии татар в русских делах и прямой поддержке ими великого князя»[540].

В первую очередь источники отмечают участие великого баскака владимирского Иармаганя с ордынским отрядом в готовящемся походе русских войск на Тевтонский орден в 1268 году. Характерно, что, узнав о присутствии ханских войск, немцы спешно заключили мирный договор.

Активная роль ордынской власти прослеживается в событиях 1270 года, когда новгородцы согнали с княжения великого князя Ярослава и пригласили его племянника Дмитрия Александровича Переяславского. Однако последний отказался от их предложения. Ярослав отправил в Орду посланника с просьбой оказать ему военную помощь. Но брат великого князя Василий Костромской сумел убедить хана в правоте новгородцев, и, по данным летописей, ордынские войска были отозваны из похода с марша[541]. Тем не менее при заключении договора великого князя с Новгородом присутствовали ордынские послы. Причем, как отмечено на обороте грамоты, они прибыли с особыми полномочиями, которых в отношении новгородской земли ранее не отмечалось: «Се приехаша послы от Менгу Темеря цесаря сажать Ярослава с грамотой Чевгу и Башни»[542]. То есть, по сути, хан Менгу-Темир выдал особый ярлык Ярославу на княжение в Новгороде, а возведение в новгородские властители осуществляли уполномоченные ханские послы.

Показательно, что следующий великий князь Владимирский Василий Ярославич (удельный князь Костромской), ранее выступавший защитником новгородских вольностей, в 1273 году вступил в конфликт с «вольным» городом. Причины конфликта источники не называют. В. В. Каргалов выдвинул предположение, что выступление новгородцев было «как-то связано с подготовкой новой татарской переписи»[543]. Именно к этому году Новгородская IV летопись относит «число второе из Орды от царя»[544]. Новгородцы вновь призвали на стол Дмитрия Александровича, который на сей раз согласился. Реакция последовала незамедлительно: великий князь Василий «с великим баскаком Иаргаманем, со князем Айдаром, с многими татары царевыми» разорил новгородские волости (в частности, взял Торжок, где посадил своего наместника). Одновременно тверской князь Святослав Ярославин «иде с татары царевыми, и воеваша Новгородцкиа власти: Волокъ, Бежечи, Вологду»[545]. В результате Дмитрий покинул Новгород, а князем был признан Василий. Таким образом, как отметил В. В. Каргалов, «в связи с продолжавшимся ослаблением великокняжеской власти непосредственное вмешательство татар в русские дела усиливалось»[546].

Необходимо отметить, что младшие братья Ярославичи — Ярослав и Василий — провели в ставке ордынского хана в общей сложности по полтора года. При этом Ярослав ездил в Орду дважды, а Василий — трижды.

Доля пребывания в Орде у Ярослава составила 3,6 процента от лет жизни (42 года), 1,9 процента от удельного княжения (26 лет) и 11,1 процента от великого княжения (9 лет). У Василия соответственно: 4,3 процента — от лет жизни (35 лет), 3,3 процента — от времени удельного княжения (около 30 лет) и 12,5 процента — от времени великого княжения (4 года).

После смерти в начале 1276 года великого князя Василия власть переходит к следующему по старшинству представителю рода — Дмитрию (удельному князю Переяславскому), старшему сыну Александра Невского. Причем источники не фиксируют поездки в этом году князя (или уполномоченных лиц), — для получения ярлыка. Однако официальное оформление вассальных отношений, как мы увидим ниже, все же состоялось.

Летописи достаточно подробно описывают участие русских войск в этот период во внешнеполитических мероприятиях Орды.

В частности, зимой 1274–1275 годов ордынцы совершили поход на Литву. При возвращении в степь татары разорили территорию Курского княжества[547]. В 1276–1277 годах русские князья участвовали в походе на Северный Кавказ (на «Ясы»), который возглавлял лично хан Менгу-Темир. Русско-ордынские войска подошли «ко Яскому городу ко славному Дедякову взяша его месяца февраля в 8 и многу корысть и полонъ взяша, а противных избиша бесчисленно, град же их огнем пожгоша»[548]. Причем летописец особо подчеркнул, что участвовавших в походе князей Глеба Белозерского, Федора Ярославского, Андрея Городецкого «Менгутемиръ добре почести… и похвали их вельми и одаривъ их отпусти въ свою отчину»[549]. Чуть позже, в 1277 году, Федор Ярославский и его зять Михаил Ростовский участвовали со своими дружинами в войне ордынцев в Дунайской Болгарии[550].

Участие русских княжеских дружин в военных действиях в интересах ордынских ханов свидетельствует о продолжении втягивания русских княжеств в ордынскую систему государственности.

Следующим этапом, связанным с усилением зависимости русских земель от Орды, необходимо признать 1280–1290-е годы. Непосредственно это было связано с образованием после смерти в 1280 году хана Менгу-Тимура второго военно-политического центра в степи. Как пишет А. Н. Насонов, один «из выдающихся золотоордынских военачальников темник Ногай занял обширную территорию к северу от берегов Черного моря, охватывающую значительную часть Южнорусской равнины к востоку от реки Десна»[551].

В это же время, зимой 1281–1282 годов, в Северо-Восточной Руси начинается усобица между братьями Александровичами. Андрей Александрович, удельный князь Городецкий, «испросивъ собе княжение великое подъ братомъ своимъ»[552], выдвинулся с «погаными Татары» на Переяславль, где был удельным князем его старший брат Дмитрий, который являлся и великим князем Владимирским. Ордынские войска разорили Муром и окрестности Владимира, Юрьева, Суздаля, Ростова и Твери, а 19 декабря 1281 года[553] захватили Переяславль. Князь Дмитрий покинул город и попытался укрыться в Копорье. Однако новгородцы, чьей территорией считалась крепость, отказали ему в убежище, и он отправился, скорее всего, к своему зятю Довмонту во Псков. Андрей сел на столе в Новгороде.

Но как только ордынский отряд покинул пределы русских земель, Андрей, несмотря на поддержку новгородцев, вынужден был уступить власть старшему брату. После этого он вновь навел татарские войска на Русь и, как отмечает Симеоновская летопись «сътвори зло въ земли Суждалскои такоже якоже преже сказахом»[554]. На этот раз князь Дмитрий предпочел бежать в Ногаеву Орду. Здесь ему удалось получить подтверждение своих властных полномочий, и уже в конце 1283 года он с ордынским отрядом привел к покорности новгородскую вольницу[555]. На небольшое время усобица затихла.

Объяснение этим событиям можно найти в том, что, по всей видимости, после смерти хана Менгу-Тимура Андрей первым прибыл ко двору нового хана Туда-Менгу (вступил на престол в августе 1281 года) за ярлыком на удел и убедил его, что великий князь Дмитрий не соответствует великокняжескому статусу. Необходимо отметить, что источники не фиксируют поездок переяславского князя в степь до отъезда его к Ногаю в 1282 году. Возможно даже, инициатива походов на земли русских княжеств исходила вовсе не от Андрея (или не только от него), а от новой верховной власти, требовавшей личной явки великого князя ко двору хана за ярлыком. Когда же Дмитрий прибыл в ставку пусть не хана, но не менее могущественного правителя[556], формальности были соблюдены, и ордынская власть перестала поддерживать Андрея. Кроме того, по справедливому мнению А. А. Горского, «можно полагать, что за время длительного пребывания Дмитрия в его улусе Ногаю удалось, используя свое влияние при дворе Туда-Менгу (который вскоре после воцарения отошел от государственных дел), добиться подтверждения пзолыка на великое княжение, полученного Дмитрием прежде от Менгу-Тимура»[557].

Все это логично сочетается с последующей эскалацией событий. В 1285 году «князь Андреи приведе царевича, и много зла сътворися крестьяномъ. Дмитрии же, съчтався съ братью, царевича прогна, а боляры Андреевы изнима»[558]. Никаких карательных последствий данный шаг Дмитрия не имел. Такое могло быть лишь в случае, если «царевич» (а «царевичами» в русской письменной традиции называли Чингизидов) действовал без ханского указа. Но тогда «царевич» должен был быть наказан ханом — вероятно, такой факт не ускользнул бы от внимания летописца. Сложившиеся обстоятельства четко ложатся на тот факт, что именно к периоду 1285–1286 годов следует отнести отстранение от власти хана Туда-Менгу. Ведь, по сведениям Рашид-ад-Дина, он царствовал «некоторое время». Затем власть узурпировали, «под тем предлогом, что он помешан», сыновья Менгу-Тимура — Алгуй и Тогрыл и сыновья Торбу — Тула-Бука и Кунчек и «сами совместно царствовали пять лет». Поскольку убийство Тула-Буки и Алгуя произошло в 1291 году, то отречение Туда-Менгу необходимо отнести к 1285–1286 годам. При этом Бейбарс отмечает, что Туда-Менгу правил также пять лет, а вступил он на престол в августе 1281 года. В этом случае также получаем дату — 1286 год[559]. Полученная дата также соответствует мартовскому 1285/1286 году русских летописей. Вероятно, воспользовавшись безвластием в степи, Андрей и привел ордынскую рать, которая была разгромлена Дмитрием. Это поражение, а также то, что новым ханом Орды стал ставленник Ногая (покровителя Дмитрия) Тула-Бука, на время остудило притязания князя Андрея на великокняжеский престол.

Впрочем, хорошие отношения между Ногаем и центральной властью в лице хана Тула-Буки продолжались недолго. Нарастание противоречий ярко прослеживается на примере уже описанных нами событий в Курском княжестве, когда баскак Ахмат, вероятно ставленник Ногая, организовал во владениях князей Воргольского и Липовичского две слободы, что наносило очевидный экономический урон князьям. Дело закончилось военными действиями с участием ордынских войск, причем успех был на стороне Ахмата, и русские князья вынуждены были бежать: Святослав Липовичский в воронежские леса, Олег — к Тула-Буге. В апреле Святослав «без царева слова» напал на баскаческий отряд и уничтожил его. Олег из-за этого поссорился с ним; он привел от хана отряд татар и убил Святослава с двумя сыновьями, но позже погиб и сам; причем гибель его, вероятно, связана с прибытием отряда татар, присланного Ногаем[560].

В 1291 году при активном участии Ногая ханом становится Токта (Тохта). Вероятно, ордынский временщик был вполне уверен в Своем ставленнике. Однако тот начинает постепенно усиливать свою политическую роль. Это проявилось среди прочего и в нашествии в 1293 году на Владимирское княжество ордынских войск во главе с братом хана Токты Туданом, которое в русской историографии получило название «Дюденева рать». Любопытно, что Симеоновская летопись отмечает только, что «бысть въ Русской земли Дюденева рать на великаго князя Дмитрея Александровичя»[561], тогда как Московский летописный свод подчеркивает, что «князь Андреи Александровичь иде во Орду и со иными Русскими князи, и жаловася на брата своего на великого князя Дмитрея Александровичя»[562]. То есть в первом случае поход ордынских войск выглядит как инициатива хана, тогда как во втором — инициатива противников Дмитрия Переяславского. Надо полагать, что в данном случае интересы сторон совпали как нельзя лучше. В результате крупномасштабного нашествия было разорено четырнадцать городов Владимиро-Суздальской Руси. Как отметил В. В. Каргалов, записи «о том, что Дюдень разрушил такое же количество городов, как и Батый (14), подчеркивают сопоставимость в глазах летописцев этих двух походов»[563]. В начале 1294 года Дмитрий умирает.

Князь Дмитрий — единственный князь, занимавший великокняжеский престол, о котором нет свидетельств, что он ездил в Орду за ярлыком. Это позволило Н. М. Карамзину утверждать, что Дмитрий Александрович после смерти его предшественника князя Василия отправился сразу же в Новгород, а не на поклон к хану[564].

Однако известно, что князь Василий Ярославич Костромской, занимавший владимирский престол перед Дмитрием, скончался в январе 1276 года[565]. А на новгородский стол Дмитрий сел «в неделю на всех святых»[566]. Память всех святых, празднующаяся православными христианами в седьмую неделю по Пасхе, приходилась в 1276 году на 24 мая (сама Пасха была 5 апреля). Таким образом, между посажением на престол в Новгороде и смертью Василия Ярославича прошло не менее четырех месяцев — это как раз время на дорогу в Орду и обратно[567]. Правда, времени на пребывание в ставке хана в таком случае не хватает. Однако если предположить, что князь Василий умер в самом начале января 1276 года, то получится период лишь чуть менее пяти месяцев, и за эти пять месяцев князь Дмитрий вполне мог съездить за ярлыком в ставку хана. Например, поездка князя Семиона Гордого с братьями к ордынскому столу в 1340 году заняла около пяти месяцев[568]. Чуть больше пяти месяцев (15 июня — 25 ноября) ушло на визит в Мамаеву Орду в 1371 году у князя Дмитрия Ивановича Московского[569].

Кроме того, ряд летописей упоминает об участии князя Дмитрия в походе на Северный Кавказ в 1276–1277 годах и командовании штурмом Дедякова[570]. Оснований не доверять этим свидетельствам нет. Вполне вероятно, что он мог получить ярлык на княжение во время этого военного похода.

За свои 44 года князь Дмитрий Александрович провел в ставке хана около 4 процентов от лет жизни, 4,3 процента от времени удельного княжения (30 лет) и около 3 процентов от лет великого княжения (около двух лет).

После Дмитрия неоспоримым главой Владимирской Руси стал его младший брат Андрей. Тем не менее конфликтность ситуации не была изжита. В первую очередь новому великому князю противостоял Иван Дмитриевич Переяславский, который, судя по всему, искал поддержки против дяди у Ногая[571]. Во-вторых, осенью 1296 года новгородцы изгнали наместников Андрея и пригласили на княжение его младшего брата Данилу Александровича Московского, который заключил договор с Михаилом Ярославичем Тверским. То есть против Андрея сложилась прочная коалиция князей, один из которых (Данила Московский) являлся следующим по старшинству после Городецкого князя и мог претендовать на владимирский престол.

В конце 1296 года Андрей Александрович пришел из Орды от хана Токты в сопровождении посольства во главе с Алексой Неврюем и двинулся на Переяславль. В отсутствие Ивана Дмитриевича, который, видимо, был в Ногаевой Орде, его союзники Данила Московский и Михаил Тверской выдвинули навстречу Андрею и Алексе Неврюю свои войска. Как подчеркнул А. А. Горский, завязавшиеся «между сторонами переговоры приняли форму княжеского съезда во Владимире»[572], где великому князю Андрею Александровичу Владимирскому, Федору Ростиславичу Ярославскому и Константину Борисовичу Ростовскому противостояли Данила Александрович Московский и Михаил Ярославич Тверской. Как отметил летописец: «И за малымъ упаслъ Бог кровопролитья, мало бою не было; и поделившеся княжениемъ и разъехашася въ свояси»[573]. По аргументированному мнению А. А. Горского, «именно в конце 1296 или начале 1297 г. во Владимире старшие князья "проногаевской" группировки "отступились" от своего сюзерена… признали себя вассалами Тохты и обязались не оспаривать прерогатив Андрея (что выразилось в возвращении ему новгородского стола); благодаря этому волжский хан по приезде их младшего союзника от Ногая не стал отнимать у него княжение»[574].

Таким образом, верховная ордынская власть в конце XIII века стала главным арбитром в делах Владимиро-Суздальской Руси. Это важный показатель весьма значительной вовлеченности русских князей в ордынскую политическую систему.

Андрей Александрович еще один раз ездил в Орду. Его отъезд летописи фиксируют летом 1302 года[575], а возвращение — осенью 1303 года: «прииде из Орды с послы и жалованиемъ церковным»[576]. Поскольку мартовский 6810 (1302) год завершился 28 февраля, то поездка князя заняла не менее семи месяцев. Эта поездка князя Андрея Александровича в Орду стала для него последней: 27 июля 1304 года он скончался.

В общей же сложности князь Андрей совершил восемь поездок в ставку хана и провел там более четырех лет. От времени его жизни (49 лет) это составило около 8,8 процента, от времени удельного княжения (42 года) — около 7 процентов, от времени великого княжения (9 лет) — около 16,7 процента.


2. Особенности взаимоотношений князей Галицкой и Волынской земли и ордынского двора в XIII веке

Процесс включения в сферу ордынской государственности Галицко-Владимирской Руси носил несколько иной характер. Как уже отмечалось выше, в 1245 году князь Даниил Романович Галицкий получил ярлык на княжение из рук Батыя[577]. Причем требование оформления зависимости сопровождалось присылкой ко двору Даниила гонца от темника Мауци (Могучей) со словами: «Дай Галич!»[578] Тем не менее, возвратившись в свое княжество, Даниил начал сопротивление ордынской власти. Татары, в свою очередь, предприняли ряд карательных экспедиций. В частности, под 1255 годом в летописи отмечается: «Куремьса приде ко Кремянцю и воева около Кремянца… и не успевше ничто… возвратишася во страны своя». Куремса (Коренца) совершил около 1257 года и второй набег на Южную Русь. Его отряд внезапно появился у стен Владимира-Волынского. Русские князья, Даниил Романович Галицкий и его брат Василько Романович Владимиро-Волынский, начали собирать войска в Холме. Ожидался также подход сил Льва Даниловича. Однако городское ополчение сумело отразить атаку татар, и Куремса (Коренца) отступил к Луцку. Город не имел оборонительных сооружений и мог стать легкой добычей кочевников. Однако татары не смогли переправиться через реку и захватить мост. Горожане всячески мешали противнику форсировать речную преграду. Тогда Куремса (Коренца) «порокы постави, отгнати хотя». Однако поднялся сильный ветер, который не только не позволил начать обстрел, но и разрушил «пороки». Куремса (Коренца) «Не успевше ничтоже, вратишася во станы своя»[579]. Подводя итог борьбе Даниила с Куремсой, летописец отметил, что галицкий князь «воевал с Куремсой и никогда не боялся Куремсы, потому что Куремса никогда не мог причинить зла».

Однако в 1258 году «Бурунда безбожный злый прииде со множеством полков татарских в силе тяжце… со силою великою» и «ста на местех Куремских» (в междуречье Днестра и Днепра). Тогда же, в 1258 году, ордынский полководец совершил поход на Литву. Бурундай (Бурултай) потребовал от южнорусских князей, как подчиненных Орде, присоединиться к военной акции. Даниил Романович Галицкий уклонился от участия в совместном походе. Русский отряд возглавил его брат Василько Романович Владимиро-Волынский. Русско-ордынские войска разорили «…землю Литовьскую и Нальшаньску» и Ятвяжскую[580]. Сам Даниил со своими войсками в это время синхронно вторгся в Новогрудское княжество, которым владели литовские князья, тем самым все-таки выступив союзником Бурундая.

В следующем, 1259 году Бурундай направил удар своих войск на Польшу. Проходя по Галицко-Волынской Руси, он потребовал в знак покорности разобрать городские укрепления. Были срыты стены у городов: Шумск, Данилов, Стожск, Львов, Кременец, Луцк. Холм сохранил свои укрепления. В. Л. Егоров отметил, что этот поход Бурундая привел «…к полному утверждению власти монголов над Юго-Западной Русью»[581].

Отношение галицко-волынских князей к ордынской государственности иллюстрирует тот факт, что за военной помощью против своих соперников в регионе Лев Данилович Галицкий обращается именно к хану. В частности, ордынские войска были направлены ханом Менгу-Тимуром по просьбе князя на Литву зимой 1274–1275 годов. Князья Лев Данилович Галицкий и Владимир Василькович Владимиро-Волынский соединились с татарами и Олегом Романовичем, княжичем Брянским, у города Слуцка. К походу присоединились туровский и луцкий князья. У реки Сырвечи войска заночевали. Следующим утром, еще в темноте, русско-татарский отряд форсировал реку. Войска выстроились в боевой порядок и двинулись на Новогрудок. Правый фланг составили татары, центр — полк Льва Галицкого, левый фланг — полк Владимира Владимире-Волынского. Такой порядок построения войск позволяет предполагать, что общее командование осуществлял князь Лев, чей отряд находился в центре. Разведку осуществляли ордынские всадники; они и обнаружили, казалось, вражескую конную рать, от которой поднимался пар, но позже выяснилось, что это пар от источников. Войска Мстислава Даниловича Луцкого двигались к Новогрудку от Копыля, разоряя Полесье. Русско-ордынская рать во главе со Львом Галицким заняла внешние укрепления Новогрудка, однако кремль взять не удалось. На следующий день к городу подошли войска Романа Михайловича Брянского и Глеба Ростиславича Смоленского. Эти князья, а также Владимир Владимире-Волынский и Мстислав Луцкий выразили недовольство штурмом города Львом в их отсутствие, и это несогласие в рядах русских князей сорвало поход на Литву. При возвращении в степь татары разорили территорию Курского княжества[582].

В 1270-е годы Ногаева Орда, центр которой располагался в междуречье Дуная и Днестра, начинает доминировать над регионом. Именно с активной позицией Ногая связано дальнейшее вовлечение Галицко-Волынской Руси в систему зависимости от Орды.

Около 1277 года ордынский полководец прислал к южно-русским князьям Льву Данилрвичу Галицкому, Мстиславу Даниловичу Луцкому, Владимиру Васильковичу Владимиро-Волынскому послов Тегичага, Кутлубугу, Ешимута, после чего — вероятно, по его инициативе — был совершен совместный поход на Литву. С татарской стороны в походе участвовал отряд во главе с князем Мамшеем, присланный Ногаем. Татарский отряд разорил земли у Новогрудка, русские рати — около Городни[583].

Русские князья также не гнушались помощью Ногая. Например, в 1280 году бездетным умер король Болеслав. Лев Данилович Галицкий заявил претензии на часть польской территории. По словам летописи, «еха к Ногаеви окаянному проклятому помочи собе прося у него на ляхы». Ногай дал отряд во главе с тремя князьями — Кончаком, Козеем, Куботаном. Разорив земли у Сандомира, русско-ордынский отряд двинулся к Кропивнице с дальнейшей целью развить наступление на Краков. Однако рассредоточенные силы Льва подверглись атакам поляков. В результате «…убиша бо ляхове от полку его многы бояр и слуги добрее, и татар часть убиша. И тако возвратися Лев назад с великим бесчестьем»[584].

В Волынской Кормчей книге сохранилось свидетельство о посещении ставки Ногая в 1286 году князем Владимиром Васильковичем Волынским. «В лето (1286) списан бысть сеи монаканон боголюбивым князем владимирским сином Васильковим, внуком Романовым и боголюбивою княгинею его Ольгою Романовною. Аминь, рекше конец. Богу нашему слава во веки. Аминь. Пишущим же нам сии книгы. Поеха господин наш к Ногаеви, а госпожа наша остала у Володимири»[585]. С. Панышко рассмотрел вероятные причины и последствия поездки князя к Ногаю[586]. По его мнению, данное путешествие было связано с вопросами наследования княжества: Владимир намеревался передать свои владения Юрию Даниловичу, на что надеялся получить соизволение могучего ордынского правителя.

Однако существует вероятность и иной причины. Около 1286 года в Орде сменился хан[587]. Этот факт требовал возобновления инвеститур. В этом случае мы можем предполагать, что поездки в ставку Ногая совершили и другие князья Галицко-Волынской земли, а в ставку нового хана, возможно, ездили представители иных княжеств как Южной, так и Северо-Восточной Руси.

С середины 1280-х годов, в прямой зависимости от смены хана, активизировалась западная политика центрального правительства Орды. Зимой 1285–1286 годов татарские войска во главе с новым ханом Тула-Бугой совершили поход на Венгрию через Карпаты. Присоединился к военной акции и Ногай. Галицко-Волынская летопись отмечает, что Орда пришла «в силе тяжце во бещисленном множестве» и «воевавшима землю Угорскую». По данным Бейбарса, татары «разлили повсюду опустошение, грабили что хотели, избивали кого хотели…». Однако на обратном пути Ногай и Тула-Буга разделились. Первый пошел «на Брашев» и благополучно добрался до своих кочевий. Второй же пошел «через горы» и заблудился в Карпатах «и ходи по тридцать дней». В результате в его войсках возник голод и «начаша люди измирати, и умре их бещисленное множьство». Тула-Буга же «выиде пешь со своею женою, об одной кобыле, посрамлен от Бога». Ордынский хан заподозрил, что Ногай специально направил его в горы с целью ослабить его войско. И с этого времени «…в него (Тула-Бугу. — Ю. С.) закралась вражда и вселилась злоба…»[588].

Однако, несмотря на недоверие к Ногаю, Тула-Буга совершил с ним еще один совместный поход — на Польшу зимой 1287–1288 годов. Причем туда и обратно ордынские войска двигались порознь, потому что, как пишет летописец, «быша межи има (Ногаем и Тула-Букой. — Ю. С.) нелюбье велико». В походе участвовали и русские князья: Лев Галицкий, Мстислав Луцкий, Владимир Владимиро-Волынский и Юрий Львович. Галицко-Волынский летописец отметил также, что «тое же зимы и в ляхох бысть мор векик. Изомре их бещисленое множество». А хан Тула-Буга с войсками «стояша на Лвове земле две недели, кормячесь, не воююче… И учиниша землю пусту всю». Далее летописец отмечает, что после ухода ордынцев Лев посчитал людские потери и недосчитался около тринадцати тысяч человек[589].

Таким образом, в 1270–1280-е годы князья Галицко-Волынской Руси обязаны были (независимо от того, хотели они того или нет) участвовать со своими дружинами в походах татар, а также предоставлять ханским войскам базу для ведения боевых действий, что неоднократно приводило к разорению подвластных им территорий. Нередко они сами являлись инициаторами призвания ордынцев для решения своих внешнеполитических проблем.

Галицко-Волынская летопись фиксирует завещание князя Владимиро-Волынского во время похода татар и русских князей на Польшу. В частности, князь Владимир, поданным летописи, заявляет своему брату Мстиславу: «Брате, видишь мою немощь, оже не могу, а не у мене детий. А даю тобе, брату своему землю свою всю и городы по своемь животе. А се ти даю при царихъ и при его рядьцахъ»[590]. Здесь подчеркивается, что ордынские ханы рассматривались как высшая властная инстанция; их участие в утверждении завещания придавало ему особый статус и авторитетность. Показательно, что одним из завершающих событий XIII века явился перенос русской митрополичьей кафедры из Киева во Владимир-на-Клязьме. Митрополит Максим покинул Киев, «не терпя татарского насилиа»[591].

Все это еще раз подтверждает, что к концу XIII столетия русские княжества стали частью ордынской государственной системы. Русские земли обязаны были выплачивать ордынскую дань — «выход», русские князья получали право владеть своими землями из рук хана в виде ярлыка (причем для его получения требовалась личная явка ко двору), русские войска активно использовались во внешнеполитических акциях Орды.

Всего за 1260–1300-е годы зафиксировано 42 поездки к ордынскому двору, осуществленных 20 князьями и двумя княгинями.

Мария Ярославна (дочь Ярослава Святославича Муромского), жена Бориса Васильковича Ростовского, сопровождала супруга в его последней поездке в Орду в 1277 году. В 1295 году «князь велики Андреи Александрович иде в Орду и со княгинею»[592]. Супругой князя Андрея была Василиса — дочь ростовского князя Дмитрия Борисовича[593].

По одному разу в степи побывали Александр Дмитриевич Переяславский (умер в Орде), Иван Дмитриевич Переяславский (за ярлыком на княжение), Владимир Василькович Волынский и Роман Ольгович Рязанский (казнен в Орде).

Дважды побывал в ставке хана Ярослав Ярославич Тверской и Владимирский.

Трижды поездку в Орду совершили Василий Ярославич (Квашня) Костромской и Владимирский, Дмитрий Александрович Переяславский и Владимирский (предположительно — четырежды), Михаил Глебович Белозерский, Олег Воргольский и Рыльский.

Четыре раза зафиксированы поездки Дмитрия Борисовича Ростовского.

Пять раз в Орду ездил Федор Ростиславич Ярославский и Смоленский.

В общей сложности пять раз в степи побывал Глеб Василькович Белозерский. В рассматриваемый период он там был трижды.

Зафиксировано шесть поездок Константина Борисовича Углицкого и Ростовского.

Больше всех поездок совершил Андрей Александрович Городецкий и Владимирский — он был в ставке хана восемь раз.

По времени длительнее всего — четыре с половиной года — пребывал в Орде князь Глеб Василькович Белозерский.

Особо необходимо выделить участие в это время русских князей в военных акциях Орды. Чаще всего в них участвовали галицкие и волынские князья: четырежды — Лев Данилович Галицкий, Мстислав Данилович Луцкий и Владимиро-Волынский, трижды — Владимир Василькович Волынский, по одному разу — Олег Романович Черниговский и Брянский, Роман Михайлович Брянский и Глеб Ростиславич Смоленский.

Кроме того, отмечено участие в походе на Северный Кавказ князей Андрея Александровича Городецкого, Глеба Васильковича Белозерского и Ростовского, Константина Борисовича Углицкого, Михаила Глебовича Белозерского, Федора Ростиславича Ярославского и Смоленского[594]. Михаил Глебович Белозерский, Федор Ростиславич Ярославский и Смоленский участвовали и в походе на Балканы.


3. Особенности пребывания при дворе ордынского хана князей Черниговской и Турово-Пинской земель в XIII — начале XIV века

На протяжении ордынского владычества над русскими княжествами свидетельств о пребывании при дворе ордынского хана князей Южной Руси сохранилось крайне мало. Это во многом объясняется состоянием Источниковой базы: если галицко-волынское и северо-восточное летописания сохранились в составах крупных сводов, то летописные памятники Киевской, Черниговской, Смоленской земель для данного времени известны лишь фрагментарно.

Тем не менее в обрывочных свидетельствах Северо-Восточного, Галицко-Волынского и Новгородского летописаний, в записках путешественников, в поздних синодиках отложились прямые и косвенные указания на поездки представителей главным образом черниговского княжеского рода в ставки ордынских правителей.

Наиболее исследована[595] поездка в 1245 году[596] Михаила Всеволодовича Черниговского, который принял в ставке Батыя мученическую смерть. О пребывании в Орде князя Михаила и его гибели повествуют как русские летописи, так и участники католической миссии в Монгольскую империю Плано Карпини и брат Бенедикт Поляк.

Русские летописи и францисканские миссионеры говорят и о пребывании в Орде черниговского князя Андрея Мстиславича, который также был казнен по приказу Батыя. Причем, если русские летописцы лишь отмечают его гибель[597], то папские посланники упоминают и обвинения, которые были против него выдвинуты. По словам Плано Карпини, князю поставили в вину то, что он «уводил лошадей из земли и продавал их в другое место; и хотя это не было доказано, он все-таки был убит»[598].

В исследовательской литературе нет однозначного мнения, к какой из ветвей черниговского дома принадлежал Андрей, его отец Мстислав и его не названный по имени брат. Он может быть сыном Мстислава Святославича (князя Козельского и Черниговского — дяди Михаила Всеволодовича Черниговского), либо Мстислава Глебовича (князя Черниговского — младшего двоюродного брата Михаила Всеволодовича), либо сыном рыльского князя Мстислава Святославича (однако ни он, ни его отец не являлись черниговскими князьями). В. М. Коган и В. И. Домбровский-Шагалин называют его сыном Мстислава Романовича Старого, князя Смоленского и Киевского[599], что, вероятно, следует признать ошибкой.

Наиболее вероятным претендентом на роль отца князя Андрея следует признать Мстислава Святославича Козельского[600]. Основой такого отождествления служит поминание в Любецком синодике «в[еликого] к[нязя] Пантелеймона Мстислава Черниг[овского] и княгиню его Марфу»[601]. Филарет (Гумилевский) полагал, что в памятнике упомянут именно князь Мстислав Святославич Козельский, а Пантелеймон — его крестильное имя[602]. Это тем более вероятно, что в Елецком и Северском синодиках вслед за Пантелеймоном/Мстиславом поминаются его дети: «к [нязь] Димитрий, к [нязь] Андрей, к [нязь] Иоанн, к [нязь] Гавриил Мстиславичи»[603]. С точки зрения сложившийся системы наследования власти после смерти Михаила Всеволодовича (1245 год) и Мстислава Глебовича (после 1239 года) очередными претендентами становились именно дети Мстислава Святославича. Однако его старший сын Дмитрий Мстиславич погиб вместе с отцом в сражении на Калке в 1223 году[604]. Судя по свидетельствам Елецкого и Северского синодиков, следующим по старшинству сыном Мстислава был именно Андрей. По праву старшинства в роду он и отправился в 1246 году в Орду за ярлыком на черниговское княжение. Однако, как уже было отмечено, его поездка закончилось казнью, а в ставку хана в 1246/1247 году прибыли супруга Андрея и его младший брат. В синодиках, однако, упомянуто два его младших брата — Иван и Гавриил.

По свидетельству Плано Карпини, условием Батыя, на котором он согласен был передать власть над Черниговом младшему брату Андрея, было взять в жены вдову старшего брата «согласно обычаю татар»[605]. Однако оба, и жена Андрея, и его брат, отказывались от этого, причем князь заявил, «что лучше желает быть убитым, чем поступить вопреки закону»[606]. Несмотря на это, Батый, заставил их: «и плачущего и кричащего отрока положили на нее и принудили их одинаково совокупиться сочетанием не условным, а полным»[607]. Данные пояснения францисканца позволяют видеть в младшем брате Андрея мальчика, юного годами. Но коль скоро их (Андрея и его брата) отец погиб в 1223 году, то, даже если самый младший из сыновей родился в год смерти князя, ему должно было бы быть около 23 лет. Правда, Р. А. Беспалов обратил внимание на то обстоятельство, что слово «puer», переведенное как «отрок», может быть переведено и в смысле «молодой человек, не состоящий в браке»[608]. В отчете брата Бенедикта, спутника Плано Карпини, данный эпизод описан короче и иначе: «они принудили младшего брата князя Андрея (убитого ими по ложному обвинению) взять в жены вдову брата, уложив их на одно ложе в присутствии других людей»[609]. Таким образом, необходимо согласиться с Р. А. Беспаловым и признать в младшем брате Андрея молодого человека, не успевшего к моменту поездки в Орду жениться. Такая вероятность выглядит наиболее предпочтительной для самого младшего сына Мстислава — Гавриила. Однако составители синодиков нередко путают последовательность рождения детей, и нельзя не учитывать возможность, что в таком положении оказался Иван Мстиславич.

Вероятно, жена князя Андрея и его брат пережили мировоззренческий кризис, ведь брак не сопровождался православным ритуалом, а главное, вступал в противоречие с устоявшимися традициями. А. Ф. Литвина и Ф. Б. Успенский обратили внимание на тот факт, что «русский князь не мог, например, жениться на вдове другого русского князя… неписаное правило работает таким, образом, что если овдоветь случалось князю, то для него вступление во второй брак представлялось с династической точки зрения безусловно желательным; если вдовой становилась русская княжна, выданная за пределы Руси, то для нее повторное замужество оказывалось делом возможным и вполне обыкновенным. Жена же русского князя, потерявшая мужа, либо навсегда оставалась вдовой, либо дальнейшая ее матримониальная жизнь складывалась за пределами Руси»[610]. Таким образом, положение жены Андрея и его брата с точки зрения правил и традиций Руси оказывалось не вполне приемлемым. Их дальнейшая судьба не известна. Но можно предполагать, что если они не приняли монашеского пострига и составили супружескую пару, то наследников не оставили. Не исключен вариант, что от власти в Черниговском княжестве они отказались.

Плано Карпини весьма щепетильно относился к доказательствам достоверности своих путевых заметок и перечислил множество людей, встретившихся ему в дороге. В том числе он указывает, что на обратном пути из ставки Батыя между 9 мая и 9 июня 1247 года у «Мауци нашли наших товарищей, которые оставались там, князя Ярослава и его товарищей, а также некто из Руссии по имени Святополк и его товарищей. И при выезде из Комании мы нашли князя Романа, который въезжал в землю татар… И все это русские князья»[611]. Несомненно, что упомянутые лица действительно были владетелями русских княжеств. Однако их отождествление оказывается непростой задачей.

Князя Романа, упомянутого Плано Карпини, исследователи вполне справедливо соотносят с князем Романом Брянским[612]. Более сложным вопросом оказывается отождествление князей Ярослава и Святополка. В свидетельствах летописных памятников о рассматриваемом периоде южнорусских князей с такими именами не зафиксировано, хотя мы можем достаточно уверенно предполагать, что через ставку Мауцы проезжали владетели юго-западных и южных княжеств Руси. Князья Северо-Восточной Руси добирались в ставки ханов по водоразделу Дона и Волги, объезжая лагерь Мауци.

Единственной, на наш взгляд, подсказкой, которая каким-либо образом может локализовать владения упомянутых князей, могут быть данные княжеской антропонимики. В частности, А. Ф. Литвина и Ф. Б. Успенский обратили внимание на ряд случаев, когда имянаречение князя осуществлялось «не только и не столько по родству, сколько» по наследованию власти (иногда и после политического противника). «Так, Святополк Изяславич, по-видимому, унаследовал свое имя от Святополка Окаянного, врага своего родного деда. Отец Святополка Изяслав получил Турово-Пинское княжество, которое перед ним принадлежало Святополку Окаянному. Давая своему сыну имя Святополк, Изяслав, возможно, стремился подчеркнуть преемственный характер его прав на это княжество»[613]. Показательно для данного вопроса, что трое из четверых известных по русским источникам Святополков связаны с Турово-Пинской землей[614]. В династии Изяслава Ярославича (сына Ярослава Мудрого) часто встречается и имя Ярослав[615]. В этой связи можно сделать осторожное предположение, что представители Турово-Пинской династии около 1247 года предпочли оформить зависимые отношения с Батыем и отправились в его ставку. Примерно в это же время, около 1247 года, участие в столкновении литовцев с галицкими и волынскими князьями принимает пинский князь Михаил (предположительно — внук Святополка Юрьевича, что позволяет предполагать его имянаречение в честь деда — Святополк)[616]. Возможно, что кто-либо из упомянутых Плано Карпини князей (Ярослав или Святополк) носил крестильное имя Михаил. И до или после описанных в Галицко-Волынской летописи событий этот князь отправился в Орду за инвеститурой и сопровождавшими ее покровительством и военной силой. Показательно, что безымянные туровские и пинские князья упомянуты в Галицко-Волынской летописи под 1274 годом как князья, «находящиеся в воли татарской»[617].

Еще одного представителя Черниговской земли — новосильского князя Александра — называют летописи, описывая в 1326 году казнь Дмитрия Михайловича Тверского: «да князя Александра Новосилскаго, единаго дни на единомъ месте на реце, нарицаемеи Кондраклии»[618]. В Любецком синодике вслед за князем Александром поминают его сыновей: «кн[я]зя Александра Новосилскаго оубытого от татаръ за православную веру; кн[я]зя Симеона Александровича… кн[я]зя Сергия Александровича оубыеннаго от татаръ»[619].

Отчество Александра устанавливается по свидетельству синодика бывшего рязанского Свято-Духова монастыря, где поминаются «Андреян, Александр Семеновичи Новосильские»[620]. Но наибольшее внимание следует уделить его сыну Сергию, о котором говорится, что он тоже был убит «от татар». Для времени середины ХIV века известен князь Семен Новосильский — согласно записи синодика, брат Сергия. В частности, в духовной грамоте великого князя Московского Семена Ивановича 1353 года говорится: «Заберегъ, что есмь купил оу Семена оу Новосильског(о)»[621]. Р. А. Беспалов вполне справедливо относит покупку волости Заберег к периоду между 1340-м (когда Семен Иванович Гордый стал великим князем) и 1348 годом (когда Заберег впервые упоминается в качестве купли)[622]. Сергий в синодике упомянут после Семена, и вполне вероятно, что он был младшим сыном Александра Новосильского и владел княжеством после 1348 года. Соответственно и казнен он был в таком случае после 1348 года. Однако более вероятной представляется иная версия. Князь Сергий принял мученическую смерть вместе со своим отцом Александром Семеновичем Новосильским 15 сентября 1326 года. Именно так, казнив отца и сопровождавшего его сына, поступил Узбек в отношении Александра Михайловича Тверского и его сына Федора в 1339 году.

Здесь необходимо отметить, что Н. С. Борисов предложил на основе анализа хронологии летописных памятников аргументацию в пользу пересмотра даты казни Дмитрия Тверского и Александра Новосильского и ее переноса с 15 сентября 1326 года на 15 сентября 1325 года[623]. Однако известные нам даты казней русских князей дают одну довольно надежную хронологическую зацепку. Связана она с особым отношением кочевников вообще и монголо-татар в частности к движениям небесных светил, в особенности Луны. Китайский посол Сюй Тин, посетивший ставку монгольского кагана в 1235–1236 годах, отметил, что для принятия важных решений «они… смотрят: полна или ущербна луна, чтобы начать или завершить [дело, соответственно] (они избегают [совершения дел] в обоих случаях — и до достижения молодой луны ущерба [1-й четверти], и после достижения полумесецем [последней четверти])»[624]. Этот факт подчеркнул Плано Карпини: «Все то, что они желают делать нового, они начинают в начале луны или в полнолуние»[625]. Показательно, что большинство датированных казней русских князей выпадают на дни новолуния — время, когда Луна не видна. Михаил Черниговский казнен 20 сентября 1245 года — за три дня до новолуния 23 сентября[626]; Роман Рязанский казнен 19 июля 1270 года — за день до новолуния 20 июля; Михаил Тверской казнен 22 ноября 1318 года — за два дня до новолуния 24 ноября; Александр Тверской с сыном Федором 29 октября 1339 года — за пять дней до новолуния 3 ноября. Таким образом, самым отдаленным от новолуния днем оказывается дата казни Александра Тверского. При этом все приговоренные казнены на убывающей Луне.

Казнь Дмитрия Тверского и Александра Новосильского, если она была совершена 15 сентября 1325 года, выпадает из этого ряда. Этот день был третьим днем после полнолуния (12 сентября), то есть отстоит довольно далеко от новолуния (28 сентября). При этом в 1325 году 15 сентября — это время растущей Луны. Учитывая свидетельства Плано Карпини и особенно Сюй Тина о принятии важных решений в новолуние и в полнолуние и избегании таких дел в первой и последних четвертях Луны, дата казни князей Дмитрия Тверского и Александра Новосильского 15 сентября 1326 года выглядит более предпочтительно: приговор был приведен, во всяком случае, на убывающей Луне (как и все остальные датированные казни).

В Любецком синодике встречается поминание князей еще двух уделов Черниговской земли — двух курских князей: «Князя Дмитрия курскаго, княгиню его Феодору и сына ихъ князя Василия убытого от татаръ, княгиню его Анастасию»[627]; путивльского «кн[я]зя Иоана путимльскаго страстотерпца и чудотворца оубытого от татаръ за Христианы»[628]. По всей видимости, курский князь Василий и путивльский князь Иван были казнены в Орде: для времени второй половины XIII — начала ХIV века надежных свидетельств о гибели князей во время боевых действий не встречается.

Мы можем предполагать, что отец Василия князь Дмитрий должен был оформить отношения с Ордой около или после 1246–1247 годов, а его сын действовал соответственно в 1250–1270 годах и был казнен до 1280-х годов, когда упоминаются баскак Ахмат и рыльские и воргольские князья, тогда как Курск отдельного князя не имеет. При этом летописи, повествующие о событиях в пределах Курского княжения, показывают, что на протяжении времени полутора-двух лет в 1289–1290 годах князь Олег Рыльский и Воргольский трижды побывал в ставке ордынского хана[629].

Иван Путивльский, по всей вероятности, жил в первой половине, точнее, в первой четверти XIV века[630]. Его поминание в Любецком синодике непосредственно перед Иваном Ярославичем Рязанским, казненным в 1327 году, позволяет предполагать, что и путивльский князь Иван принял мученическую смерть в том же 1327 году или в ближайшее к нему время.

Таким образом, различные источники упоминают о пребывании при ханском дворе на протяжении 1240–1320-х годов тринадцати князей и одной княгини. Из них только два безымянных князя Турова и Пинска, и возможно еще два — Ярослав и Святополк, которых предположительно можно связать с турово-пинской землей, не имеют отношения к Черниговскому княжеству. Все остальные девять князей принадлежат либо к правящим черниговским династиям, либо к родам, владевшим уделами Черниговской земли. Большинство из них — семь человек — были в ставке хана казнены. Плано Карпини упоминает о четырех князьях, оставшихся в живых (один из них — безымянный). Из упомянутых здесь князей десять действовали в XIII веке и только трое — в ХIV веке.

Мы видим, следовательно, что Черниговская земля была в значительной степени вовлечена в политическое поле ордынского государства. Князья и Черниговской и Турово-Пинской земель посещали ставки ордынских ханов для получения инвеституры, подвергались судебным разбирательствам и казням.


4. Русские князья при дворе ордынского хана в XIV веке

27 июля 1304 года умер великий князь Владимирский Андрей Александрович. Годом раньше, 5 марта 1303 года, скончался возможный его преемник, московский князь Данила Александрович. Главным претендентом на великокняжеский стол после этих смертей становился следующий по старшинству внук Ярослава Всеволодовича — Михаил Ярославич, удельный князь Тверской.

К этому времени зависимость Руси от Орды не только оформилась юридически, но и получила ряд неоспоримых фактических выражений. Одним из них было получение инвеституры на удельные и великие владения.

Смерть великого князя Владимирского требовала от претендентов на престол явки к хану для получения ярлыка. Поэтому практически сразу после смерти князя Андрея источники фиксируют отъезд в Орду князя Михаила Ярославича Тверского. Летом 1304 года он выехал в степь[631], а в 1305 году[632], «тое же осени»[633], а по сведением Рогожского летописца «зиме», «Михаилъ князь прииде изъ [О]рды и седе въ Владимири на великомъ княжении и приходилъ ратию къ Москве»[634].

Таким образом, хан Токта поддержал Михаила, и тверской князь в 1305 году возвратился на Русь великим князем Владимирским. Вслед за этим он совершает поход на Москву — вероятно, в сопровождении ордынского посольского отряда. По крайней мере, анализ летописных записей позволяет А. А. Горскому связать «Таирову рать», упомянутую в источниках, с конфронтацией между Тверью и Москвой[635].

До этого Михаил Ярославич в Орде был один раз: летописи фиксируют его возвращение из степи в 1293 году, во время «Дюденевой рати». Есть основания полагать, что он был в ставке Ногая и получил от него инвеституру на Тверское княжество[636].

Параллельно с ним в 1304 году в ставку хана отправился Юрий Данилович Московский. Красочно описывает сложившуюся ситуацию Новгородская I летопись: «Въ лето 6812 (1304)… сопростася два князя о великое княжение: Михаило Ярославичъ Тферьскыи и Юрьи Данилович Московьскыи, и поидоша въ Орду оба, и много бысть замятии Суждальскои земли…»[637]. Попытки задержать князя Юрия под Суздалем не увенчались успехом. Как отмечено в Московском летописном своде конца XV века, «он же со своею братиею пройде во Орду инемъ путемъ…»[638]. Вернулся князь Юрий либо раньше Михаила Ярославича, либо синхронно с ним (то есть до зимы 1305–1306 годов), поскольку, как справедливо подчеркнул А. А. Горский, князь Михаил выдвинулся с войсками к Москве «на князя на Юрья»[639], то есть тот уже был в столице своего княжества[640]. Таким образом, князь Юрий провел при дворе хана Токты около года.

Следующая поездка князя Михаила в Орду датируется концом 1309 — началом 1311 года — временем работы церковного Переяславского собора (согласно сведениям «Жития митрополита Петра»)[641]. Поездку князя вполне аргументированно А. А. Горский связывает с высвобождением нижегородского стола из-под влияния Юрия: «…выморочное княжество должно было отойти под власть великого князя владимирского»[642], которым тогда являлся Михаил.

Отсутствие великого князя оживило действия Юрия, который прислал в Нижний Новгород своего подручного князя Федора Ржевского. Наместники Михаила были схвачены, а новгородские войска выдвинуты к Волге. Навстречу им направились тверские войска во главе со старшим сыном тверского князя Дмитрием. Однако военных действий не велось, войска простояли друг против друга «до замороза». Затем был заключен мир, по которому Новгород переходил к Юрию.

В январе 1313 года скончался хан Токта[643]. После непродолжительной борьбы престол занял Узбек (в апреле 1313 года в Египет уже прибыли послы нового хана[644]). Смена хана требовала личной явки князей в ставку хана для подтверждения и возобновления своих прав на княжества[645]. Отъезд князя Михаила в Орду упоминается под 1313 годом: весь 1314 год он провел в ставке хана[646] и лишь осенью следующего года в сопровождении ханского посла и ордынского отряда вернулся на Русь. 10 февраля 1316 года объединенные ордынско-тверские силы разгромили московско-новгородскую коалицию под Торжком. Таким образом, князь Михаил Ярославин провел в поездке в Орду около двух с половиной лет — это самый длительный период его отсутствия на Руси.

Юрию вызов в Орду поступил, когда Михаил еще пребывал в ставке хана: «Въ лето 6823 (1315). Поиде князь великыи Юрьи из Новагорода, позванъ въ Орду от цесаря, марта 15»[647]. Летописи отмечают, что при ханском дворе между Михаилом и Юрием «бывши пре велице». Юрия поддерживали новгородские бояре. Однако Узбек принял решение в пользу Михаила.

Летом (до осени) 1317 года, то есть после двухлетнего пребывания в ставке Узбека, женившись на его сестре и получив ярлык на Великое княжение Владимирское, князь Юрий Данилович вернулся на Русь[648].

Женитьба князя Юрия поставила его в более выгодное положение: потенциальные дети Юрия и Агафьи стали бы Чингизидами (пусть по женской линии) и племянниками хана. И в случае сохранения власти за Михаилом должны были подчиняться человеку, который, с точки зрения монголов, по природе своей не был властелином. Тут, как отметил А. А. Горский, нельзя сбрасывать со счета «стремление не допустить чрезмерного усиления Михаила, идущее в русле традиционной монгольской политики поддержания "баланса сил" между вассальными правителями»[649]. Данный принцип ордынской политики в отношении русских княжеств отметил еще А. Н. Насонов[650].

Результатом дальнейшего противостояния между Юрием и Михаилом стало решение предстать перед ханским судом: «…и докончаша с Михаиломъ княземь миръ, како ити въ Орду обема…». В начале 1318 года князь Юрий из Новгорода «иде на Москву и оттоле въ Орду»[651]. Князь Михаил отбыл в степь, вероятно, в конце июля — начале августа. Во всяком случае, 6 сентября он прибыл в ставку хана на устье Дона, где его встречал сын Константин[652]. 22 ноября 1318 года тверской князь был казнен[653]. Его тело через Маджары и Бездеж (Бельджамен) было отправлено в Москву, а затем в Тверь.

Так с политической арены сошел последний внук Ярослава Всеволодовича. При его правлении ордынский хан без труда навязывал свое решение тех или иных проблем «Русского улуса». Русские княжества прочно вошли в систему ордынской государственности, а браки между князьями ростовского княжеского дома и ордынскими принцессами, как и брак Юрия Московского с сестрой Узбека, свидетельствуют о прочном вхождении ордынского фактора в русское культурное поле.

Михаил Ярославич Тверской и Владимирский провел в общей сложности при ордынском дворе пять с половиной лет, что составило 12 процентов от времени его жизни (46 лет), 4,5 процента от времени владения уделом (33 года) и около 31 процента от времени великого княжения (13 лет).

Князь Юрий пробыл в ставке хана до лета 1319 года. Эта его поездка заняла по продолжительности около года.

Следующий раз в Орде Юрий Данилович побывал в 1324–1325 годах.

Необходимо отметить, что в 1322 году князь Юрий был лишен волей Узбека Великого княжения Владимирского. Связано это было с явным неисполнением князем функций представителя хана в своих землях. В частности, взяв в 1321 году[654] с тверских князей Михайловичей «серебро выходное», он не отвез его в ханскую казну[655]. Надо полагать, что и вся дань с княжества была задержана Юрием. Вероятно, именно поэтому в марте 1322 года в ставку Узбека едет старший сын казненного Михаила Дмитрий Тверской, который «подъя великое княженье под великимъ княземъ Юрьемъ Даниловичемъ»[656]. На Русь был отправлен посол Axмыл «по Юриа князя»[657]. Однако Юрий не стал встречаться с послом и не торопился в ставку хана. Тогда Узбек дал ярлык на Великое Владимирское княжество Дмитрию. Симеоновская летопись отмечает, что «въ лето 6830 (1322)… Тое же зимы прииде изъ орды князь Дмитреи Михайловичъ Тферскыи на княжение великое, а с нимъ посолъ Севенчьбуга»[658]. Князь Дмитрий провел в степи около девяти месяцев.

Только летом 1325 года Юрий отправляется в ставку хана на суд[659]. Однако 21 ноября (накануне годовщины казни князя Михаила), уже в Орде, он сталкивается с Дмитрием, который «уби великого князя Юрья Даниловича без цесарева слова»[660]. Сам Дмитрий был казнен год спустя за нарушение судебных прерогатив в ставке хана.

Таким образом, князь Юрий провел при дворе ордынского хана пять лет (на полгода меньше своего основного противника Михаила Тверского). Будучи на великокняжеском столе пять лет, только год (20 процентов) он пребывал в Орде. От времени удельного княжения (22 года) поездки в степь отняли около 18 процентов, а от времени жизни (44 года) — около 11 процентов.

Князь Дмитрий, прожив 28 лет, провел в Орде год и девять месяцев (6 процентов). Из них около 9 процентов пришлось на его удельное княжение и 25 процентов на княжение великое.

Впервые пребывание в Орде князя Александра Михайловича — брата Дмитрия источники фиксируют под 1325 годом. Точнее, отмечается возвращение Александра из ставки хана, где остался его старший брат Дмитрий, — «а с нимъ Татарове должници, и много тяготы бысть земли Тферьскои от Татаръ»[661]. По аргументированному заключению А. А. Горского, князь Александр, «таким образом, выполнял поручение хана, как бы замещая брата, задержанного вместе с Юрием при ханском дворе»[662]. Вторично князь Александр побывал в ставке хана в конце 1326 — начале 1327 года — после казни в сентябре 1326 года Дмитрия[663].

Несколько ранее в ставку хана отправляется и князь Иван Данилович (Калита). Вполне обоснованно предположение А. А. Горского о причине поездки князя: он отправляется к Узбеку за ярлыком на Московское княжество[664].

В. А. Кучкин, а вслед за ним и А. А. Горский относят поездку Ивана Даниловича к периоду после закладки Успенского собора 4 августа 1226 года и до смерти митрополита Петра 21 декабря 1326 года[665] — на обоих этих событиях присутствие князя надежно зафиксировано[666]. Срок краткий (четыре с половиной месяца), однако, по мнению исследователей, князь успевает совершить поездку именно в это время[667]. Однако они не учли еще одно немаловажное обстоятельство: 4 июля 1327 года у Ивана Даниловича и его супруги родился сын, которого назвали Андреем. Учет времени на вынашивание ребенка показывает, что его зачатие должно было произойти во второй половине октября — самом начале ноября 1326 года. В противном случае (например, зачатие после 25 декабря — завершение Рождественского поста) ребенок должен был бы родиться значительно недоношенным. Конечно, встречаются случаи, когда князей в их поездках в Орду сопровождали их супруги. Однако 30 марта 1326 года в семье московского князя родился второй сын, Иван, и вряд ли Калита рискнул бы взять в тяжелую и длительную поездку только что оправившуюся от родов жену. Следовательно, поездку в ставку хана за ярлыком на Московское княжество, отмеченную в Никоновском своде, князь Иван Данилович совершил ранее 4 августа. В источниках отмечено присутствие Ивана на погребении его старшего брата Юрия 8 февраля 1326 года[668]. Поэтому время, за которое князь успел бы съездить ко двору Узбека, выпадает на февраль — август 1326 года. По всей вероятности, вскоре после похорон брата князь и выехал в Орду. Беря во внимание данный период, мы видим срок больше пяти с половиной месяцев, за который поездка в ставку хана более вероятна. Именно поэтому период отсутствия князя Ивана Даниловича в своем княжестве стоит отнести к февралю — началу августа 1326 года.

До этого времени Иван Данилович был при дворе хана один раз — в 1320–1322 годах[669]. А. А. Горский склонен связывать ту поездку князя с необходимостью закрепить за московской династией права на Нижегородское княжество после смерти брата Юрия и Ивана — Бориса, который занимал стол в Нижнем Новгороде[670]. Таким образом, Иван представлял интересы старшего брата при дворе ордынского хана. И именно он сопровождает посла Ахмыла в 1322 году, посланного, как отмечалось выше, вызвать в Орду князя Юрия.

Следующее свидетельство о поездке князя Ивана датируется 1327 годом, когда после восстания в Твери и его подавления был изгнан из княжества и смещен с великого княжения Александр Михайлович. После карательной экспедиции Федорчука, Туралыка и Сюги зимой 1327–1328 годов Иван вновь едет в Орду, где получает ярлык на владимирский стол (поделив его с Александром Васильевичем Суздальским). Тверской стол был передан Константину Михайловичу, сопровождавшему Ивана Даниловича в этой поездке[671].

В 1337 году Александр Михайлович Тверской после длительных переговоров совершает добровольную поездку к хану Узбеку. Хан — на удивление — помиловал князя, и Александр «…приать пожалование отъ царя, въсприимъ отчину свою»[672]. Ряд исследователей склонны связывать изменение статуса Тверского княжества именно с этой поездкой князя Александра: из удела Владимирского княжества Тверь превратилась в великое княжение с рядом автономных прав.

Возвращение князя датируется началом 1338 года.

Но уже в 1339 году князь Александр был вызван в ставку хана Узбека и 28 октября 1339 года казнен вместе со своим сыном Фёдором[673].

Таким образом, суммарное время, проведенное князем Александром при ордынском дворе, составило около двух лет. От времени жизни (38 лет) это около 5 процентов; он провел в Орде 7,5 процента от времени правления тверским уделом (20 лет) и 25 процентов от времени на великом княжении (около 2 лет).

За десятилетие своего великого княжения, с 1329 по 1339 год, князь Иван Калита совершил только четыре поездки в Орду, а не пять, как полагали А. Н. Насонов и Д. Островски[674]. В 1331–1332 годах он совершил поездку в Орду в связи со смертью суздальского князя Александра Васильевича[675]. Как установил В. А. Кучкин, именно в результате этой поездки, обещая значительные выплаты, князь смог получить полностью Владимирское княжество и половину Ростова[676].

Зимой 1333–1334 годов Иван Калита был вызван в ставку хана и вернулся, вероятно, летом 1334 года[677]. А. А. Горский, датируя поездку 1333 годом, связывает ее с погашением долга[678]. Во второй половине 1336 года князь совершает еще одну поездку, вернувшись от хана «съ пожалованиемъ въ свою отчину» зимой 1336–1337 годов[679]. Упоминание летописей о «пожаловании» позволяет исследователям связывать поездки Ивана Калиты в Орду с постоянным увеличением территории его владений[680]. Поездка князя в конце 1338 — начале (до весны) 1339 года в сопровождении сыновей Семена (Симеона) и Ивана четко связывается с политической активностью противника Москвы Александра Михайловича Тверского и его помилованием Узбеком. Новгородская I летопись ставит эти два события в прямую зависимость: «Въ лето 6847 (1339)… Ходи князь великыи Иванъ в Орду; его же думою приславше Татарове, позваша Александра и Василья Давыдовица Ярославъского и всех князи в Орду»[681].

Всего, таким образом, московский князь пребывал при дворе хана около пяти лет и трех месяцев, что составило около 15 процентов отведенных ему лет жизни (57 лет), около 21,7 процента от времени правления на московском уделе (15 лет) и 16,7 процента от времени великого княжения. Следовательно, трудно согласиться со ставшим расхожим выводом А. Н. Насонова, что «Калита половину, вернее — большую часть своего княжения (на великокняжеском столе) провел в Орде или на пути в Орду и из Орды»[682]. Конечно, около 17 процентов времени, проведенных правителем вне княжества, — это значительная доля. Однако это явно не половина и даже не большая часть княжения. Источники зафиксировали всего восемь поездок московского князя в ставку хана.

31 марта 1340 года Иван Данилович скончался. Это вызвало необходимость поездки князей в Орду за возобновлением инвеституры; кроме того, должен был получить ярлык новый великий князь, а это всегда было предметом для споров. Летописец отмечает, что «…вси князи тогда въ Орде были»[683].

Летописи называют семь князей, ездивших в это время в Орду. Это Семен Иванович Московский (Симеон Гордый), его братья Иван Можайский и Андрей Серпуховской, Константин Тверской[684], Василий Ярославский, Константин Ростовский, Константин Суздальский[685]. Но в отношений 1341 года надежно можно говорить о княжении двадцати князей[686]. То есть еще тринадцать князей (Зубцовский, Оболенский, Козельский, Брянский, Пронский, Кашинский, Ростовский, Сугорский, Муромский, Холмский, Стародубский, Галицкий), которые могли и, по всей вероятности, ездили в том году в степь, но источниками не упоминаются.

Ярлык на великое княжение был вручен Семену Ивановичу Московскому. До этого времени Семен дважды побывал в ставке хана. В 1339 году он сопровождал отца Ивана Калиту, а осенью — зимой 1339 года со своими братьями представлял в ставке Узбека отцовские интересы[687].

В 1342 году, после смерти хана Узбека и захвата власти Джанибеком, Семен Иванович еще раз ездил за инвеститурой к новому хану[688]. В следующем,1343 году «князь великии Семенъ Иванович [ь] сперъся съ княземъ Костянтиномъ Василиевичемъ Суждальскымъ о княжении Новагорода Нижняго»[689]. Однако Джанибек не поддержал притязания Семена и сохранил Нижний Новгород за князем Константином[690].

В 1344 году, по свидетельству Московского летописного свода конца XV века, «вси князи тогда въ Орде были». Ездили в степь и братья Ивановичи — Семен, Иван и Андрей[691]. К сожалению, источники не позволяют нам четко сказать о цели визита или вызова князей ко двору ордынского властителя[692].

Косвенные данные позволяют предполагать, что в 1347 году князь Семен снова был вызван в ставку Джанибека. Во всяком случае, весной этого года летописи фиксируют присутствие в Москве ордынского посла Когы[693], а затем отъезд князя в Орду. Выехал он в сопровождении своего брата Андрея, о чем свидетельствует упоминание об их совместном возвращении из степи уже в 1348 году «съ пожалованиемъ»[694].

О поездке князя с братьями Иваном и Андреем, а затем их возвращении «съ пожалованиемъ» в 1350 году говорится в ряде летописных памятников[695]. Однако, фиксируя поездки московских князей в 1347 и 1350 годах в ставку хана, источники не называют их причин[696].

26 марта 1353 года во время эпидемии чумы князь Семен умер.

А. А. Горский отметил, что «Семен Иванович является "рекордсменом" среди московских князей по частоте поездок в Орду: за 13 лет княжения он побывал там 6 раз»[697]. Всего же князь Семен Иванович совершил в Орду восемь поездок. Однако в процентном соотношении он не выделяется из числа других великих и удельных князей: от времени жизни (35 лет) он провел в степи около 11 процентов, от удельного правления (13 лет) — 11,5 процента, от великого княжения — около 19 процентов.

Показательны для этого периода данные в отношении пребывания при ордынском дворе двух удельных князей — Константина Михайловича Дорогобужского и Тверского и Андрея Серпуховского.

Шесть поездок в Орду за свою жизнь совершил Константин Михайлович. В самом начале 1318 года он был направлен отцом в ставку хана[698], дабы представлять его интересы и продемонстрировать намерение Михаила Ярославича Тверского явиться на суд в Орду (сын становился фактическим заложником). Накануне казни отец отправил его к одной из жен Узбека (возможно, это была византийская принцесса Боялунь), у которой ему удалось укрыться во время расправы над Михаилом Ярославичем. Затем он был выдан Юрию Московскому, и «на другое же лето приехавъ в Русь князь Юрий, приведе с собой Костяньтина и дружину отца его»[699].

После казни Дмитрия Михайловича и изгнания с тверского стола Александра Михайловича следующим сыном тверского князя по старшинству был именно Константин. Потому вполне закономерно, что он сопровождает Ивана Калиту в 1328 году в его поездке в ставку хана после подавления восстания в Твери[700]. Однако если московский князь возвратился из ставки Узбека достаточно быстро (вероятно, потратил на поездку стабильные пол года), то Константин был задержан. Лишь спустя год в статусе тверского князя он вернулся на родину[701]. В этом же статусе он сопровождает Ивана Калиту в Орду в 1331–1332 годах[702], а в 1340 году — его сына Симеона Гордого[703]. В мае 1342 года, также сопровождая Симеона Ивановича, Константин едет к новому хану Джанибеку[704]. В 1346 году в связи со спором со своим племянником Всевсродом Александровичем он вновь отправляется в ставку хана, где источники фиксируют его кончину[705]. Всего, таким образом, в ставке ордынского хана и по дороге в Орду и из Орды Константин провел три года. От времени его жизни (40 лет) это составило 7,5 процента, от времени правления в Дорогобужском уделе — 25 процентов, от времени тверского княжения — 12,5 процента.

Андрей Иванович Серпуховской умер во время эпидемии через полтора месяца после старшего брата Семена. Таким образом, он не дождался своего вероятного вступления на московский и владимирский престолы. Тем не менее источники часто фиксируют его пребывание при дворе ордынского властителя. В 1339 году Иван Калита «…отпусти во Орду сыны своя, Семена и Иоанна и Андрея»[706]. Они присутствовали при казни Александра Михайловича Тверского, а затем были отпущены на Русь «с пожалованием»[707]. После смерти отца Андрей Иванович в 1340, 1344, 1347–1348 и 1350 годах неизменно сопровождает при поездках в Орду своего старшего брата Сименона Гордого. Таким образом, из своих 26 лет жизни два с половиной года (9,6 процента) князь Андрей провел при дворе ордынского хана, совершив в Орду пять поездок. Половину своей жизни — тринадцать лет — он был удельным князем; на этот период выпадает большая доля — два года — его поездок в ставку хана; это около 19 процентов от времени княжения.

Всего же за первую половину XIV века — в 1304–1353 годах — источники фиксируют 69 поездок в Орду, совершенных 26 князьями.

Наибольшее количество поездок совершили за свою жизнь Иван Калита и его сын Симеон Иванович (Гордый) — восемь раз. Их действительно можно считать рекордсменами поданному показателю. Шесть раз был при дворе ордынского хана Константин Михайлович Дорогобужский и Тверской (умер в Орде).

Пять раз ездили в Орду Михаил Ярославич (казнен в Орде), Константин Васильевич Суздальский и Андрей Иванович Серпуховской.

Четыре раза — Александр Михайлович Тверской (казнен в Орде) и Юрий Данилович Московский.

Трижды — Федор Александрович (казнен в Орде) и Василий Давыдович Ярославский.

Дважды за этот период в Орде были Дмитрий Михайлович Тверской и Владимирский (казнен в Орде) и Константин Васильевич Ростовский (он еще дважды в 1359–1360 и 1361 годах).

По одному разу нанесли визит Александр Новосильский, Александр Васильевич Суздальский, Борис Давыдович Дмитровский, Василий Александрович Брянский, Василий Константинович Рязанский (казнен в Орде), Василий Константинович Ростовский, Дмитрий Романович Брянский, Иван Иванович (Коротопол) Рязанский, Иван Ярославич Пронский, Михаил Андреевич Городецкий, Роман Михайлович Белозерский, Федор Иванович Стародубский (казнен в Орде), Ярослав Александрович (великий князь Рязанский).

Наибольшее количество времени — пять с половиной лет — провел при ордынском дворе Михаил Ярославич Тверской. На год меньше — четыре с половиной года — в ставке хана был Иван Данилович Московский. В процентном соотношении больше всего времени в Орде в статусе великого князя провел Дмитрий Михайлович Тверской — 37,5 процента. Причем от времени его жизни пребывание при ханском дворе составило всего 5 процентов. Михаил Ярославич Тверской пробыл в ставке хана 31 процент времени своего великого княжения и 12 процентов времени жизни. Александр Михайлович Тверской — соответственно 25 и 5 процентов. Столько же — 25 процентов от времени княжения провел в степи Ярослав Александрович Рязанский. Московские князья Юрий Данилович и Симеон Гордый провели при ордынском дворе по 11 процентов от времени жизни и по 20 процентов — от времени великого княжения. Иван Калита, вопреки устоявшемуся мнению, оказался в этом списке не самым заметным князем — соответственно 8 и 17 процентов.

Характерно, что в процентном отношении больше всего времени в период княжения провели в Орде тверские князья Михаил Ярославич и его сыновья Дмитрий и Александр, а от времени жизни — 13 процентов — княжич Федор Александрович — и все они были в Орде казнены.

Всего же из 25 князей, побывавших в ставке хана в первой половице ХIV столетия, казнено было семеро (28 процентов).

По смерти в апреле 1353 года великого князя Владимирского Симеона Ивановича (Гордого) за ярлыком в степь отправился его брат Иван. Претендентом выступил также Константин Васильевич Суздальский[708]. Однако великое княжение было сохранено за московским княжеским домом, и в начале 1354 года, «по Крещении выиде изо Орды князь Иванъ Иванович[ь]», а 25 марта того же года он «седе на великомъ княжении всея Руси въ Володимере»[709]. До этого он пять раз бывал при дворе хана, сопровождая отца и старшего брата или выполняя поручения Ивана Калиты: в 1339 году; осенью 1339 года — зимой 1339–1340 годов, когда сыновья Ивановичи втроем представляли интересы Ивана Калиты при дворе Узбека; 2 мая 1340 года — 1 (или 30) октября 1340 года; летом 1344 года — 26 октября 1344 года; в 1350 году, когда сопровождал Симеона Ивановича.

Возвращение из Орды князя Ивана Ивановича летописи также фиксируют под 1358 годом[710]. Связана поездка была с захватом в конце (осенью — зимой 1357 года[711]) престола Джучиева Улуса Бердибеком, убившим отца и двенадцать братьев. Вероятно, выехав в степь зимой 1357–1358 годов, к лету 1358 года Иван с ярлыком на великое княжение вернулся в свою столицу.

В следующем, 1359 году, 13 ноября, он скончался. Таким образом, Иван Иванович за свою жизнь совершил семь поездок ко двору ордынского хана (напомню, больше — восемь раз — ездили только его отец Иван Калита и брат Симеон). При этом в статусе великого князя он был там только один раз; всего он провел в ставке ордынского хана три с половиной года, что составило 10 процентов от лет жизни (33 года), около 23 процентов от времени правления (13 лет) на Звенигородском уделе и чуть больше 8 процентов от времени великого княжения (6 лет).

Почти одновременно со смертью Ивана Ивановича, осенью 1359 года, в Орде началась «великая замятия». В августе или сентябре был убит хан Бердибек, и престол захватил Кульпа. Близкие даты, с разницей в два-три месяца, кончины ордынского хана и владимирского князя позволяют четко хронометрировать последующую поездку князей в Орду за инвеститурой. Выехав по всей видимости, не ранее 22 ноября, справив девятидневные поминки, а возможно, не ранее 23 декабря — справив сороковины по умершему, в Орду князья должны были прибыть не ранее 20-х чисел января 1360 года. Однако к этому времени, пробыв ханом около пяти месяцев, Кульпа был свергнут Наурусом. Академический список Суздальской летописи это четко фиксирует: «Той же зимы (1360 года. — Ю. С.) оубиша царя Кульпу»[712]. В ставку к новому хану «первое прииде князя великого сынъ Иван [а] Иванович [а] Дмитреи»[713]. Однако «виде царь князя Дмитрея Ивановича оуна соуща и млада возрастомъ» и предложил ярлык на великое княжение князьям суздальского дома Андрею Константиновичу и Дмитрию Константиновичу. И если первый отказался от княжения, то его младший брат Дмитрий согласился принять ярлык. 22 июня 1360 года князь Дмитрий Константинович въехал во Владимир[714]. Таким образом, он должен был затратить на поездку в степь около семи месяцев.

Еще до его возвращения на Русь, в мае 1360 года, ордынский престол захватил Хызр (Хидырь) «и дасть княженье великое князю Дмитрею Константиновичю Суздальскому»[715]. Сведений о поездках за инвеститурой к новому хану в 1360 году нет. Зато к лету 1361 года Никоновский свод относит представительную поездку русских князей ко двору Хызра: «Того же лета поиде во орду ко царю Хидырю князь велики Дмитреи Ивановичь Московский… князь велики Дмитрей Констянтиновичь суздальски изъ Володимеря, и брать его старейшин князь великии Андреи Констянтиновичь из Нижнего Новагорода, и князь Констянтинъ Ростовский и князь Михайло Ярославский»[716]. Причем Дмитрий Московский прибыл к хану и уехал несколько раньше остальных князей — «до замятии». Другие князья стали свидетелями очередного переворота — сын Хызра Темир-ходжа захватил, убив отца, ордынский престол. Однако удержался на престоле всего семь дней и был свергнут, а ордынское государство вслед за этим фактически распалось.

На обратном пути из степи русские князья были подвергнуты разбойному нападению: «на пути удари на него (Андрея Константиновича Суздальского. — Ю. С.) князь Рятекозь, и поможе богъ князю Андрею Костянтиновичю, и прииде здравъ на Русь»; «тогда же ограбиша въ Орде князей Ростовъских»[717].

Вероятно, следует согласиться с А. А. Горским, что результатом этой поездки князей явилось лишь подтверждение существующего положения. Такой вывод правомочен в связи с тем, что летом 1362 года московский и суздальский князья «сперъся о великом княжении». Показательно, что русские князья в это время не рискуют ехать в опасную степь. Системный кризис в Орде перенес поле борьбы за ярлык из ставки хана на Русь, и князья предпочитают отправлять туда для решения вопроса о ярлыке уполномоченных послов — киличеев: «и принесоша ярлыкъ княжение великое по отчине и дедине князю великому Дмитрею Иванович [ю] Московскому»[718]. Получив ярлык, в январе 1363 года Дмитрий Иванович въехал во Владимир.

Источники в связи с борьбой за великокняжеский титул фиксируют активизацию ордынской политики сына князя Дмитрия Константиновича. В частности, зимой 1364–1365 годов он вернулся от нового хана Азиз-шейха и «…съ нимъ царевъ посолъ, а имя ему Оурусъманды, и вынесе ярлыкы на княжение на великое князю Дмитрию Костянтиновичю Суждальскому»[719]. Однако Дмитрий Константинович «ступися княжениа великаго князю Дмитрию Иванович[ю] Московьскому…»[720] и даже отдал за Дмитрия Ивановича свою дочь Евдокию.

Таким образом, Нижегородско-Суздальский княжеский дом ко второй половине 1360-х годов отказался от борьбы за владимирский стол. Однако активизировался Михаил Александрович Тверской, возглавивший княжество в 1368 году. В 1370 году Михаил едет в Литву, а оттуда — в Мамаеву Орду. Отправился он туда «до Филиппова заговениа за две недели»[721], то есть в начале ноября. Уже в следующем, 1371 году, 10 апреля, проведя в Орде около полугода, с ярлыком на Владимирское княжество и в сопровождении посла Сарыхожи он прибыл в Тверь. Однако в великокняжескую столицу, Владимир его не впустили московские заставы, а посла князю Дмитрию Ивановичу удалось пригласить в Москву. В результате всех этих событий князь Дмитрий 15 июня 1371 года выехал в ставку Мамая[722], и осенью 1371 года, к началу Рождественского поста (25 ноября), вернулся с ярлыком на Владимирское княжество[723]. Таким образом, он провел около пяти месяцев в ставке Мамая, где, вероятно, договорился о суммах выплат дани и выкупил из долговой ямы тверского княжича Ивана Михайловича[724].

В 1374 году в летописях зафиксировано начало войны между Москвой и Мамаевой Ордой: «…князю великому Дмитрию Московьскому бышеть розмирие съ Тотары и съ Мамаемъ…»[725]. Эта война, как мы знаем, закончилась тем, что 8 сентября 1380 года на Куликовом поле войска во главе с Дмитрием Ивановичем разгромили армию грозного темника.

За время военных действий источники не фиксируют пребывания в ставках ордынских правителей русских князей. Лишь после разгрома Токтамышем Мамая в так называемой «битве на Кадках» русские князья отправляют в степь киличеев[726], но сами пока не спешат к новому властителю Орды.

Лишь когда летом 1382 года Токтамыш совершает большой поход на Русь, в результате которого в итоге пала Москва и были разорены Московское и Рязанское княжества, к нему — еще во время похода — прибыли князья Василий и Семен Нижегородско-Суздальские, сыновья Дмитрия Константиновича. Кроме того, по данным летописей, князь Олег Иванович Рязанский «обведе царя около всее своей земли и указа ему броды на Оце»[727], то есть, судя по контексту, лично предстал перед ордынским ханом.

Практически сразу же после отхода войск Токтамыша из-под Москвы к нему в ставку устремились Михаил Александрович Тверской (5 сентября[728]) и Борис Константинович Городецкий[729]. Василий Дмитриевич Нижегородский был оставлен при хане, когда тот возвращался из похода на русские княжества[730].

Весной 1383 года «…князь велики Дмитреи Ивановичь отпусти въ Орду къ царю Токтамышу сына своего стареишаго Василиа»[731].

Тогда же в степь один за другим отправились Иван Борисович («ко отцу своему князю Борису Константиновичу») и Семен Дмитриевич[732] (по Никоновской летописи: «…князь великий Дмитрий Константинович Суздальский и Нижнего Новгорода посла во Орду к Тохтамышу царю сына своего… понеже сам в старости прихожаше и в немощи»[733]).

Уже в ставке хана они узнали о смерти великого князя Нижегородско-Суздальского Дмитрия Константиновича (умер 5 июля). Токтамыш выдал ярлык на княжество Борису Константиновичу «и того же лета на осень отпусти его в его отчину». Князь со своим сыном Иваном и племянником Семеном Дмитриевичем, пробыв в ставке хана около года, вернулся 8 ноября 1383 года[734].

Дмитрий Константинович за годы своей жизни (около 60 лет) совершил две поездки в степь и провел при дворе ордынского хана полтора года, что составило 2,5 процента от времени его жизни и около 8,3 процента от времени его княжения на уделе (18 лет). Весьма любопытен показатель пребывания при ордынском дворе Дмитрия Константиновича в статусе великого князя Владимирского. За примерно полтора года княжения он провел в ставке хана шесть месяцев, то есть треть своего правления.

В конце 1383 года, 6 декабря, от Тортамыша вернулся Михаил Александрович Тверской[735]. Проведя более года в ставке хана, он не смог добиться ярлыка на Владимирское княжество, которое было сохранено за Москвой.

Характерный факт: после похода на Москву в 1382 году Токтамыш, вероятно осознавая неустойчивость своего господства на Руси, задержал на долгое время в своей ставке в качестве почетных заложников сыновей всех русских великих князей: Василия Дмитриевича Московского[736], Александра Михайловича Тверского[737], Василия Дмитриевича Нижегородско-Суздальского[738], Родослава Ольговича Рязанского[739]. Впервые в истории русско-ордынских отношений великий хан пошел на такой шаг: русские князья и княжичи были именно задержаны, причем как заложники, а не как подданные, что наблюдалось и ранее. Важно отметить и то, что практически все они совершали попытки бегства из ставки хана.

В начале 1389 года в Орду отправился великий князь Нижегородско-Суздальский Борис Константинович, «а в то время царь Тохтамыш пошел на Темир-Аксака». По мнению А. Н. Насонова, эта доездка была вызвана тем, что его племянники Василий и Семен с помощью московской рати вынудили Бориса уступить Нижний Новгород в обмен на Городец[740]. Князь Борис догнал хана «и иде с ним в дорогу 30 дний; и потом царь Тохтамыш пощади его и отпусти его от места нарицаемого Еруктана (Улуг-таг — плоскогорье на территории современного Центрального Казахстана. — Ю. С.)». Хан приказал Борису дожидаться его возвращения в Сарае. «А сам, шед, воева землю Темир-Аксакову и град его далний повоева, а самого не возможе доити, и возвратися в свой улус»[741]. Возвращение князя Бориса Константиновича источники фиксируют в 1391 году. Таким образом, в этот раз князь Борис провел при ордынском дворе около двух лет или даже более того (2 года и 3 месяца).

К этому времени ситуация изменилась. 19 мая 1389 года скончался князь Дмитрий Иванович. Московское княжество и титул великого князя Владимирского он завещал своему старшему сыну Василию — беспрецедентный факт в истории русско-ордынских отношений (до сих пор претенденты на великокняжеский стол отправлялись в ставку хана, и он назначал нового главу княжества). Три месяца спустя, в августе 1389 года, посол Токтамыша Шихмат торжественно возвел Василия на престол Великого княжества Владимирского[742]. Токтамыш тем самым официально утвердил новое положение дел.

Сам Дмитрий Иванович за свою жизнь (38 лет) трижды ездил в ставку хана. При этом в статусе великого князя только один раз — в 1371 году к Мамаю. При ордынском дворе он провел полтора года, то есть чуть больше 3,9 процента от лет жизни, 5,2 процента от лет удельного княжения и примерно столько же — 5,4 процента — от времени княжения великого.

Контраст с жизнью и деятельностью его отца разительный: доля пребывания в Орде во время великого княжения уменьшилась почти в три раза, а от продолжительности жизни и длительности удельного княжения — в полтора. Связано это было с ослаблением центральной ордынской власти, и в первую очередь с появлением на дорогах Орды грабительских отрядов. Князья в такой ситуации предпочитали не сами ездить в ставку хана, а отправлять туда уполномоченных послов или же дожидаться таковых из Орды.

Этот вывод подтверждает уже деятельность Василия I, сына Дмитрия Донского. Проведя около трех с половиной лет в заложниках, он еще трижды едет в Орду: в 1390, 1392 ив 1412 годах. Доля его пребывания в ставке вырастает до 9 процентов от лет жизни (53 года) и до 14 процентов от лет княжения (34 года).

В статусе великого князя Василий Дмитриевич отправляется в ставку хана в 1390 году. О том, что летом указанного года князь «утече за Яикъ, и прииде в свою отчину на Москву», сообщает Воскресенская летопись. Вслед за князем Василием «изъ орды приде посолъ Уланъ царевичъ, и посади князя Василиа на великое княжение»[743]. То есть князь Василий, несмотря на признание его прав на Владимир и возведение в князья послом Шихматом, тем не менее был вынужден совершить личную поездку в ставку хана Токтамыша для подтверждения прав на владимирский стол. Такую поездку князь и осуществил летом 1390 года, спустя год после смерти отца. Эта поездка укладывается в период между 15 марта (на Средокрестной неделе 8–15 марта 1390 года князь встречал митрополита Киприана[744]) и осенью, когда было отправлено посольство к Витовту, причиной которого стало сватовство к его дочери Софье[745].

Следующая поездка началась 16 июля 1392 года[746], когда «сложи князь великий Василий Дмитриевич крестное целование к великому князю Борису Константиновичу… и поиде во Орду ко царю Тохтамышу…»[747]. Московский князь «нача просити великого княжения Нижнего Новгорода под великим князем Борисом Константиновичем к своему великому княжению к Москве…»[748]. «И умзди князей царевых… такоже и царь их Тохтамыш взя многое злато и серебро и великие дары»[749]. Хан упразднил Великое княжество Нижегородско-Суздальское, его территория оказалась присоединена к Великому княжеству Владимирскому и Московскому. Это решение Токтамыша косвенно подтверждает участие московского князя в войне с Тимуром и неучастие в ней князя Бориса.

Подробный анализ различных летописных версий рассказа о присоединении к московским владениям Нижегородско-Суздальского княжества провел С. А. Фетищев. По его данным, в Троицкой летописи сообщалось о поездке Василия I в Орду (с 16 июля по 20 октября 1392 года), получении им ярлыка на Нижний Новгород и о посажении там наместником Д. А. Всеволжского. В «Рогожском летописце» и Симеоновской летописи основной текст Троицкой летописи оказался заменен рассказом, обличающим деяния Василия I, купившего «неправдою» «на погибель христианскую» Нижний Новгород. В этом же рассказе осуждается боярин Василий Румянец, предавший своего князя. В «Рогожском летописце» и Симеоновской летописи, однако, сохранился фрагмент, восходящий, вероятно, к Троицкой летописи, резко контрастирующий с обличительными мотивами тверского редактора и прославляющий московского князя: в нем говорится, что Василий посажен «Богом и царем». В летописях, восходящих к Новгородско-Софийскому своду, содержатся две краткие записи о двух поездках Василия I в Орду и захвате Нижнего Новгорода, во второй — о приглашении Василия Токтамышем и о вторичном пожаловании ему Нижнего Новгорода, а также Мурома, Мещеры и Тарусы[750].

По возвращении на Русь великий князь Василий отправил из Коломны ордынского посла и своих бояр, вероятно с ратью, в Нижний Новгород. Князь Борис Константинович обратился к своим боярам с требованием готовить оборону. «В них (среди бояр. — Ю. С.) же быше старейший боярин, именем Василий Румянец, и рече ему: княже, главы свои сложим за тя»[751]. Этот боярин убедил Бориса Константиновича впустить татар и московских бояр в город, после чего нижегородское боярство отказалось от защиты своего князя. Население города было приведено к присяге Василию Московскому. В Нижний Новгород вскоре прибьш сам великий князь «и посади в нем своя наместники, а князя Бориса Константиновича, и з женою его и з детми его, и елико еще быша доброхотов его, всех повеле по градом розвести и в вериги железные связати, и в велицей крепости держати их»[752]. «Безбожных же татар, чтив и дарив, отпусти в Орду», после чего вернулся в Москву[753]. В 1394 году, 6 мая, бывший великий князь Нижегородско-Суздальский Борис Константинович скончался в заточении[754].

В это время к великому князю Василию «прииде посол изо Орды от царя Тохтамыша и позва великого князя Василия Дмитриевича во Орду к царю, такоже и посла своего». Вероятно, спешный вызов был связан со следующими бурными событиями: 5 сентября 1392 года Токтамыш казнил царевича Азибабу, а в конце месяца «бысть бой… со царем Аксак-Темирем и побежден бысть царь Тохтамыш: сам убежа, а рать его избиена бысть»[755]; однако «тое же осени Тохтамыш царь сяде опять на царстве Волжском, а царь Аксак-Темир поиде в свою землю»[756]. Московский князь отправился в степь, «и многу честь приа от царя Тохтамыша, яко ни един от прежних князей; и придаде ему царь Тохтамыш Новгород Нижний и Городец со всем, и Мещеру, и Торусу»[757]. Таким образом, в условиях очередного поражения от Тимура Токтамыш пошел на сознательное усиление Москвы, рассчитывая, по-видимому, на военную поддержку великого князя Василия. 24 октября 1392 года великий князь Московский вернулся в Москву «посажен Богом и царем»[758].

Летом 1394 года, в «Петрово говенье»[759] (1–15 августа. — Ю. С.), «побежаша во Орду князи Суздальстии и Новагорода Нижнего и Городецкие, Василий Дмитриевич Кирдяпа да брат его князь Семен Дмитриевич, ко царю Тохтамышу добиваюшися своея отчины Нижнего Новгорода и Суждаля и Городца»[760]. Смысл летописной записи не совсем ясен. Вероятно, братья Дмитриевичи отправились в Орду с целью восстановить Великое княжество Нижегородско-Суздальское, сами будучи к этому времени: Василий — князем Городецким, Семен — князем Суздальским[761]. Великий князь Василий Дмитриевич организовал за ними погоню, но «не постигоша их, скоро бо идяху»[762].

Именно Василий Дмитриевич Кирдяпа и его брат Семен Дмитриевич провели больше всего времени при ордынском дворе — 7 лет и 9 лет и 3 месяца соответственно. Первый, кроме того, что был заложником в ставке хана около пяти лет, еще четыре раза был при ордынском дворе (всего — пять раз): зимой 1364–1365 годов и в 1365 году[763] добивался ярлыка на великое княжение для своего отца, в 1370 году сопровождал Мамаева посла Ачи-Ходжу в походе на булгар, в 1394 году бежал в ставку хана от московского правительства. Таким образом, из лет своей жизни (53 года) он провел при ордынском дворе около 13 процентов времени; от 16 лет княжения — около 40 процентов.

Семен Дмитриевич, как указано в летописи, «осмь летъ по ряду въ Орде служи четырем царемъ, первому Тахтамышу, другому Аксакъ Темирю, третьему Темиръ Кутлую, четвертому Шадибеку»[764]. Кроме того, еще девять месяцев он провел при дворе хана Токтамыша, представляя интересы своего отца в 1383 году. Из 50 лет жизни он провел в Орде 18,5 процента, а из 19 лет правления — 48 процентов. Семен Дмитриевич — единственный князь, который провел в Орде почти половину времени пребывания на престоле.

Борис Константинович Городецкий и Нижегородский провел при ордынском дворе 3 года и 9 месяцев — больше на три месяца Ивана Ивановича Московского. Ездил в Орду князь Борис четырежды. От лет жизни (53 года) время пребывания в Орде составило около 7 процентов, от лет удельного княжения — около 3 процентов; от великого княжения — около 28 процентов.

Всего же за вторую половину ХIV века — в 1354–1399 годах — зафиксировано 56 поездок в ставку хана, осуществленных 24 князьями.

По одному разу в степи были Александр Михайлович Тверской, Андрей Федорович Ростовский, Иван Федорович Белозерский, Михаил Давыдович Моложский, Родослав Олегович Рязанский, Семен Константинович Дорогобужский, Федор Глебович Муромский, Юрий Ярославич Муромский.

Олег Иванович Рязанский посетил Токтамыша во время его похода на Русь в августе 1382 года.

Иван Дмитриевич Суздальский участвовал в походе татар на булгар в 1370 году.

Дважды в ставке хана побывали Дмитрий Борисович Галицкий, Дмитрий Константинович Нижегородско-Суздальский, Михаил Васильевич Кашинский.

Три раза отправлялись к хану Андрей Константинович Нижегородский, Василий Дмитриевич Московский (во второй половине ХIV века — два раза; один раз в 1412 году), Василий Михайлович Тверской (дважды во второй половине ХIV века),»Дмитрий Иванович Московский, Михаил Александрович Тверской и Семен Дмитриевич Нижегородско-Суздальский.

Четырежды при дворе хана отмечены Борис Константинович Городецкий и Нижегородский, Всеволод Александрович Холмский (во второй половине ХIV века — дважды), Константин Васильевич Ростовский (во второй половине ХIV века — дважды).

Как отмечалось выше, пять раз при дворе ордынского хана побывал Василий Дмитриевич Кирдяпа.

Иван Иванович Красный побывал в ставке хана семь раз, однако во второй половине ХIV столетия он совершил только две поездки — в 1353–1354 и в 1358 годах.

Таким образом, за период 1304–1399 годов в Орде побывало 50 князей, совершивших 125 поездок. Всего в ХIV веке жили и действовали 260 русских князей; из них 190 князей — в ХIV веке и еще 70 не только в ХIV, но и в XIII или XV столетиях[765]. Простой подсчет показывает, что лишь 19 процентов князей от общего их числа ездили ко двору ордынского хана. С другой стороны, подавляющее большинство из них — великие князья, то есть те, на ком лежала главная ответственность.

В первой половине ХIV века русский князь в среднем проводил при дворе ордынского хана 3,5 процента от времени своей жизни и 15,3 процента от времени правления. Ближе всего к среднему показателю князь Александр Васильевич (князь Суздальский в 1309–1331 годах) и великий князь Владимирский (в 1328–1331 годах) — он провел в Орде 2,3 процента от времени удельного княжения и 16,7 процента от времени княжения великого.

Во второй половине ХIV века средние показатели пребывания при дворе ордынского хана составили — 3,4 процента от времени жизни и 11,6 процента от времени правления. Ближе всего к ним оказался Михаил Васильевич Кашинский — соответственно 2,6 и 9,1 процента.

Большинство поездок в Орду совершено в 1330–1340 годах, то есть в последние годы правления хана Узбека и первые годы нахождения на престоле Джанибека.


5. Русские князья при дворе ордынского хана в XV веке. 1402–1445 годы

На рубеже ХIV–XV столетий в русско-ордынских отношениях стали проявляться новые черты. По всей вероятности, после поражения Токтамыша от войск Тимура в 1395 году и до 1412 года Москва не выплачивала в Орду дань[766]. Связано это было с явным ослаблением центральной ханской власти. В 1398 году Токтамышу вновь удалось закрепиться на престоле (поздний Никоновский свод констатирует: «…в радости велице бывшу царю Тохтамышу Большия Орды, от супротивных свободошуся, и послы своя посылающу по всем странам»[767]), но уже к концу года «прииде некоторый царь, именем Темиръ Кутлуи, и прогна царя Тахтамыша и седе в Орде». Токтамыш бежал в Литву[768]. Власть нового хана поддерживалась авторитетом эмира Идигу (Едигея), который возглавил ордынское правительство.

Русские князья, однако, не спешили с оформлением вассальных отношений (по крайней мере, источники не донесли до нас известий о поездке князей или их послов в степь). Москва последовательно не признавала марионеточных ханов, от имени которых правил эмир Идигу (Едигей).

Только в 1399 году, после смерти великого князя Тверского Михаила Александровича, его сын Иван получает инвеституру от ордынского хана и тем самым признает правительство Едигея. Однако делает он это не посредством личной явки в ставку, а «посла во Орду ко царю Темир-Кутлую киличеев своих…»[769]. В том же году, уже от нового хана, «выидоша изо Орды от царя Шадибека с честью Феодор Гуслен да Константин, а с ним посол Сафряк, и вынесоша ярлыки на великое княжение Тферское князю Ивану Михайловичу по отчине и по дедине его»[770].

В 1402 году в связи со смертью великого князя Рязанского Олега Ивановича (5 июля) фиксируется официальное признание своей зависимости от правительства Едигея Рязанью. Сын князя Олега Федор отправился в Орду к хану Шадибеку «з дары и со многою честию, возвещая кончину отца своего». Шадибегу «даде ему отчину его и дедину, великое княжение Рязанское, улус свой, и отпусти его. Он же пришед сяде на отчине своей и дедине, на великом княжении Рязанском»[771].

В то же время в договоре от 25 ноября 1402 года между Федором Ольговичем Рязанским и Василием Дмитриевичем Московским появляются положения, направленные на ограничение прямых отношений Рязани с Ордой: «А не пристати ти к татаром никоторою хитростью»; «А что ти слышев от Орды, а то нам поведати. А вести ти нам отсылати»; «А отдалитися от нас Орда, тобе с нами учинити по думе»[772].

Летом 1407 года источники фиксируют политические противоречия в Тверском княжестве. Тогда «поиде со Твери князь Юрий Всеволодович на Москву, и с Москвы в Орду»[773]. По мнению Э. Клюга, Юрий и его московские союзники поставили целью возведение князя Холмского в великие князья Тверские[774]. Тут показательно, что князь Юрий, владевший Холмским уделом в Тверском княжестве, искал поддержки против великого князя Тверского Ивана не только в Орде, но и в Москве.

Но великий князь Тверской не собирался отдавать княжество без борьбы. «Того же лета июля в 20 князь Иван Тверской поиде в Орду в судех по Волзе к царю Шадибеку»[775]. Однако в это время в степи вспыхнула очередная междоусобица, и Юрий и Иван предстали перед судом нового хана — Пулад-Салтана. Ордынское правительство во главе с Едигеем отказало в тверском столе московскому ставленнику, и Юрий был даже вынужден бежать из ставки хана «к Азтороканю». А великий князь Тверской Иван Михайлович, пробыв в Орде шесть месяцев, вернулся в Тверь 25 января 1408 года «от царя с великим жалованием»[776].

Весной того же 1408 года в Москву прибыл Юрий Всеволодович, «а с ним посол царев Мамаит Дербишь». Юрий остался в Москве. Посол же прибыл в Тверь «и глагола великому князю Ивану: "царь дал Юрию Кашин и десять волостей тверских"»[777]. Э. Клюг считает, что после неудачной попытки сделать Юрия Всеволодовича великим князем Тверским «была предпринята не менее опасная для тверской самостоятельности акция, преследующая цель расколоть Великое княжество Тверское на две почти равные части между Иваном и Юрием»[778]. Однако Иван заявил, что он недавно вернулся из Орды «и посол царев днесь у мене есть, и ярлык царев дан ми есть на всю землю Тверскую и сам Юрый в ярлыце царем дан ми есть; да того раде тебе не послушаю, дондеже ко цареви шлю»[779]. В результате посол вернулся в Москву, а оттуда направился в степь: «А Едигеева посла великий князь честив и отпусти». Юрий же вновь отправился в Орду летом 1408 года[780].

Вполне возможно, что ярлык на владение Кашинским уделом Юрию выдал Шадибек, который продолжал чеканить свои монеты и после 1407 года в Дербенте[781]. Данный вывод тем более вероятен, что русские источники сообщают о Шадибеке лишь как о согнанном с ханского престола (а не убитом)[782]. Таким образом, ни правительство во главе с Едигеем, ни Шадибек не пожелали отдать тверской великокняжеский стол ставленнику Москвы. Отметим важный факт: судьба тверского стола решалась пусть и в условиях внутриполитической борьбы, но при дворе ордынского хана.

Столь же показательна ситуация в Рязанском княжестве, где в 1407–1408 годах также разразилась схватка за стол. 6 сентября 1407 года от Пулад-Салтана прибыл князь Иван Владимирович Пронский «с пожалованием и с честью на Русь и сяде в Пронске, а с ним посол царев»[783]. А весной 1408 года Иван Пронский «пришед с татары безвестно, великого князя Феодор Олговича Рязанского с Рязани согнал»[784]. Правда, по сведениям Московского летописного свода конца XV века, «того же лета помиришася князи Рязанские Федор с Иваном»[785]. На каких условиях произошло примирение, летописи не указывают. Тем не менее Федор Ольгович вернулся на стол Великого княжества Рязанского.

В январе 1410 года обострилась ситуация в Нижегородском княжестве. Нижегородские князья Даниил и Иван Борисовичи с отрядом татар во главе с князьями «болгарскими и жукотинскими» нанесли поражение «на Лыскове» московским войскам во главе с братом великого князя Петром Дмитриевичем и князьями «ростовскими и ярославским». В бою погиб суздальский князь Данила Васильевич «и инии мнози пэдоша от обоих сторон; сташа же на костях князи Новогородского Нижняго и князи Казаньстии»[786].

Летом того же 1410 года, по сведениям русских летописей, князь Даниил Борисович «приведе себе царевича Талычю». Русско-татарский отряд в триста человек совершил набег на Владимир. В полночь 3 июля, когда жители спали, татары «приидоша к Володимерю лесом безвестно из-за реки Клязьмы». При этом Владимир не имел городских стен, и город покинул наместник Юрий Щека. Татары «первое за Клязмою стадо градское взяша и по том на посад пришедще начаша люде сечи и грабити». Затем отряд ворвался в город и «изграбиша вся церкви и град весь и люди попленивши, иных изсекши, огнем град запалиша и многое множество злата и серебра вземше»[787]. Был разграблен и кафедральный собор — татары «пригониша к церкви святыя Богородица и, вшедше в ню, икону Богородица одраша, тако же и прочая иконы и всю церковь разграбиша»[788]. Отходя от города в степь, ордынцы ограбили также Стародуб и Муром[789].

Таким образом, нижегородские князья не смирились с упразднением Великого княжества Нижегородско-Суздальского. Однако они не пользовались поддержкой центрального ордынского правительства. Татары, которых призывали на помощь братья Борисовичи, приходили с периферийных территорий Орды (Булгарский улус). При этом активизация действий нижегородских князей происходила в условиях очередной смены хана, сопровождавшейся смутой, то есть при ослаблении центральной власти в Орде.

Правда, на протяжении 1408–1411 годов центральное ордынское правительство санкционирует владельческие права нижегородских князей. Не исключено, что этому способствовала личная явка князей ко двору. Вероятно, с целью ослабить Москву первоначально ярлык на Нижний Новгород выдает в 1408 году Идигу (Едигей), а в 1412 году — хан Джелаль-ад-Дин[790].

Именно нижегородские князья первыми прибывают к Джелаль-ад-Дину после его воцарения в ноябре — декабре 1411 года[791]. А уже летом, вероятно до августа (дальнейшая статья Никоновского свода начинается с поездки в Орду 1 августа великого князя Московского Василия I Дмитриевича), «выидоша изъ Орды князи Нижняго Новагорода, пожаловании отъ царя Зелени-Салтана Тахтамышевича Болшіа Орды своею ихъ отчиною…»[792]. Остается не ясным, было ли восстановлено Великое княжество Нижегородско-Суздальское или же нижегородские князья получили лишь города в уделы. Впрочем, владели они «пожалованием» недолго: после гибели Джелаль-ад-Дина московский князь совершил военный поход на Нижний Новгород и выгнал Борисовичей из города (1415 год)[793].

В это же время, летом 1412 года, в Твери появился «посол лют, зовя с собою великого князя Ивана Михайловича Тферского во Орду»[794]. Во время пребывания посла в Тверском княжестве вспыхнула междоусобица. Великий князь приказал арестовать своего брата Василия, князя Кашинского. Однако тот сумел скрыться, добрался до Москвы и оттуда отправился в Орду.

Как уже упоминалось, 1 августа 1412 года в Орду отбыл великий князь Московский Василий I «со множеством богатства и со всеми своими велможами, да с ним князь Иван Васильевич Ярославстий»[795]. В октябре (по Никоновской летописи)[796] или декабре (по Тверской)[797] того же года Василий Дмитриевич вернулся из степи «пожалован царем», «а с ним князь Василей Михайлович Кашинский»[798].

15 августа 1412 года в ставку великого хана отправился и великий князь Тверской Иван Михайлович. Пробыл он там до весны 1413 года и оказался свидетелем очередной усобицы. Хан Джелаль-ад-Дин был «застрелен от своего брата Керим-Бердия»[799]. Причем рассказ об ордынской усобице в Никоновском своде явно тверского происхождения: Джелаль-ад-Дин назван «злый наш недруг». При описании поездок других князей в Орду хан не удостоился подобных эпитетов. Видимо, Джелаль-ад-Дин выдал ярлык на Кашин Василию Михайловичу, что и вызвало неудовольствие летописца. Девятого апреля 1413 года Иван Михайлович вернулся в Тверь «с честью и с пожалованием»[800]. В его отсутствие 24 декабря 1412 года (данная дата говорит в пользу возвращения из Орды московского князя в декабре указанного года) «прииде князь Василей Михайлович в Кашин с татары»[801]. Однако тверская застава не впустила его в город, и он вновь отправился в Орду.

Поездки в Орду князей в 1412–1413 годах оказались последними столь массовыми посещениями ставок ханов в XV веке. Это объясняется тем, что ордынское государство вступало в полосу тяжелого затяжного политического кризиса. С 1414 года, когда был свергнут Керим-Берди, в степи уже не было хоть сколько-нибудь прочного правительства. Лишь в 1424 году хану Улуг-Мухаммеду удалось несколько стабилизировать положение, но и ему приходилось постоянно бороться с внутренней оппозицией.

Самой последней поездкой русских князей, зафиксированной в летописных источниках, является пребывание в ставке Улуг-Мухаммеда в 1431–1432 годах Василия II Васильевича и Юрия Дмитриевича Звенигородского и Галицкого.

Причиной поездки стал династический кризис, вызванный неоднозначностью трактовок некоторых положений завещания Дмитрия Донского. Разрешить спор своими силами не удалось, и возникла необходимость в авторитетном арбитре, каковым была признана власть ордынского хана. Между князьями было заключено перемирие на условиях: «не искать княжения собою, но царем, которого царь пожалует, тот будет князь великий Владимирский»[802]. Таким образом, судьба Великого княжества вновь оказалась в руках ордынского правителя, и русские князья сами — без вмешательства татар — признали, что хан имеет право судить их и распоряжаться княжескими владениями.

Первым в степь отправился Василий И. Князь отбыл в ставку хана на Успение Пресвятой Богородицы (15 августа) 1431 года, отстояв литургию и молебен «великому чудотворцу Петру». Юрий Дмитриевич выехал в Орду спустя месяц, на праздник Рождества Богородицы (8 сентября 1431 года)[803].

Русские князья были помещены в ставке московского даруги Минь Булата. Московский летописный свод конца XV века отмечает, что «князь великий честь бе велика от него (от Минь Булата. — Ю. С.), а князю Юрью бесчестье, истома велика». Однако темник Ширин Тегиня «пришед… и взят силою… и великое княжение обеща ему дата»[804]. После этого Ширин Тегиня и Юрий откочевали зимовать в Крым.

Ситуацией решил воспользоваться московский боярин Иван Дмитриевич Всеволжский. Он «начат бити челом великим князем ординским, Айдару и Минь Булат, и прочим князем татарским за государя своего великого князя Василия». Всеволжский стал говорить эмирам, что Ширин Тегиня имеет неограниченное влияние на великого хана («во царе волен»). Великий хан Улут-Мухаммед, следовательно, может в обход их мнения поставить во главе Владимирского княжества Юрия. И тогда во главе Литвы будет свояк Юрия Свидригайло, сам Юрий станет главой сильнейшего русского княжества, а Ширин Тегиня фактическим главой Орды. И «тем словом яко же стрелою уязви сердца их»[805]. Эмиры единым фронтом выступили за Василия И, и Улуг-Мухаммед принял решение в случае выступления Ширин Тегини в пользу князя Юрия казнить эмира. Однако Ширин Тегиня узнал о планах великого хана и не посмел поднимать вопрос о Великом княжестве.

Улуг-Мухаммед приказал судить князей, и «много пря бысть межи их». По словам Московского летописного свода, «князь великий (Василий II. — Ю. С.) по отечству и по дедьству искаше стола своего, князь же Юрьи летописцы и старыми списки и духовную отца своего великого князя Дмитреа». Всеволжский заявил великому хану: «…великий князь Василий ищет стола своего великого княжения, а твоего улусу, по твоему цареву жалованию и по твоим девтерем и ярлыком… А господин наш князь Юрьи Дмитриевич хочет взяти великое княжение по мертвой грамоте отца своего, а не по твоему жалованию волного царя, а ты волен во своем улусе кого всхощешь жаловати на твоей воли»[806].

По версии московских летописцев именно после этой речи Улуг-Мухаммед «даст великое княжение князю Василию Васильевичу и повеле князю Юрью и конь повести под ним. Князь же великий не восхоте того, дядю своего обесчестити»[807]. В компенсацию Юрий получил ярлык на Дмитров.

По данным же Новгородской летописи, «выидоша князи рустии из Орды без великаго княжениа». Псковский летописец отметил, что князья и их свиты выехали из ставки хана «добры и здравы, а княжения великого не взят не един»[808]. Лишь осенью 1432 года в Москву прибыл ханский посол Мансыр-Улан и возвел на владимирский престол Василия II. При этом Василий II, не посчитавшись с волей Улуг-Мухаммеда, занял Дмитров, на который хан выдал ярлык Юрию. Никаких карательных мероприятий со стороны Орды не последовало, что говорит о слабости ханской власти.

Не счел нужным считаться с волей Орды и Юрий, дважды, как только появлялась возможность, отстранявший от власти своего племянника, имевшего ханский ярлык на великокняжеский титул.

В то же время, оказавшись в роли изгнанника, Василий II намеревался искать поддержки именно в Орде, но смерть Юрия вновь сделала его великим князем. И никакой санкции на то, чтобы снова занять владимирский стол, Василий II испрашивать у великого хана не стаз. Правда, это может объясняться тем, что у Василия уже был ярлык, выданный в 1432 году Улуг-Мухаммедом, и подтверждать его не было необходимости.

Таким образом, можно констатировать, что с примерно с 1434 года Орда перестала рассматриваться на Руси как сила, которая безоговорочно распоряжается властью в княжествах. Если формально княжение еще признавалось «своим», но при этом «царевым улусом», то, по сути, русские князья распоряжались уделами и Великим княжеством по своему усмотрению. Именно с этого времени, на наш взгляд, необходимо рассматривать Русь и Орду как фактически независимые (по крайней мере, в юридическом плане) государства. Символом подконтрольности русских князей великому хану оставалась, как и в последние годы правления Василия I, лишь выплата дани.

Более поездок к ханскому двору источники не фиксируют.

Однако еще один раз русский князь оказался при дворе ордынского хана — в 1445 году князь Василий II Васильевич потерпел поражение под Суздалем и попал в плен к хану Улуг-Мухаммеду.

Таким образом, за первую треть XV столетия (1402–1434 годы) мы наблюдаем восемнадцать поездок, осуществленных двенадцатью князьями.

По одной поездке совершили Василий I Дмитриевич Московский (1412 год — ездил ко двору Джелаль-ад-Дина), ярославский князь Иван Васильевич (Большой) (1412 год — сопровождал Василия I Дмитриевича), Федор Олегович Рязанский (1402 год — 39 ярлыком на Великое Рязанское княжение), Юрий Дмитриевич Звенигородский и Галицкий (1431–1432 годы — за ярлыком на Великое Владимирское княжество, который не получил), Юрий Святославич Смоленский (1406–1407 годы — бежал в Орду).

Дважды в ставке хана побывали Василий II Васильевич (в том числе в плену в 1445 году), Василий Михайлович Кашинский, Иван Борисович Нижегородский (и еще дважды в ХIV веке — всего четыре раза), Иван Владимирович Пронский, Иван Михайлович Тверской (и один раз в XIV веке — всего три раза), Юрий Всеволодович (в 1407–1408 и 1408 годах за ярлыком на Тверское княжество — безуспешно).

Трижды зафиксировано пребывание в степи Даниила Борисовича Нижегородского.

Дольше всех — пять лет — при ордынском дворе провел Василий I Дмитриевич Московский. Совершив всего четыре поездки, из них только одну в XV столетии, он большую часть своего пребывания в Орде провел в статусе заложника — три с половиной года. При этом от времени жизни (53 года) это составило чуть больше 9 процентов, от времени княжения — около 14,5 процента.

В процентном отношении больше всего времени провели при ордынском дворе нижегородские князья Иван и Даниил Борисовичи. Первый, четырежды побывав в ставке хана, провел в Орде около 50 процентов времени своего княжения. Второй, будучи в степи трижды, — около 25 процентов. Судьбы князей Борисовичей ярко продемонстрировали, что ордынская власть уже не может влиять на политические процессы внутри Руси.

Еще яснее проявилось нежелание русских князей считаться с волей хана в споре московского князя Василия и его дяди Юрия Звенигородского. Избрав хана в качестве арбитра, оба тем не менее не сочли нужным исполнять его решения. Лишь пленение московского князя в 1445 году на какое-то время оживило претензии хана Улуг-Мухаммеда на главенство над Русью, но в тот же год ордынский властитель умер, и все его военные успехи пошли прахом.

В первой половине XV века в Московском княжестве начинают появляться служилые Чингизиды. Как отметил А. В. Беляков, «статус любого Чингизида в то время был значительно выше Рюриковичей». Именно поэтому «русские князья не могли отказать таким Чингизидам, тем более что любой из "казакующих" царевичей со временем мог стать ханом»[809]. Вероятно, именно такой случай мы наблюдаем в 1407–1408 годах, когда, как отмечают арабские авторы, на Руси укрылись потерпевшие поражение от Идигу (Едигея) сыновья Токтамыша Джелаль-ад-Дин и Керим-Берди[810]. Обвинение в укрывательстве детей Токтамыша содержится и в Послании Едигея Василию I[811]. В памятниках XVII века оба царевича обозначаются как люди, служившие великому князю Московскому[812]. Как отмечено выше, Джелаль-ад-Дин и Керим-Берди один за другим стали ханами в 1411–1412 годах.

В источниках сохранились указания не только на завершение практики регулярных поездок князей в ставку хана, но на прекращение выплат дани в Орду именно при Василии II. В частности, в одном из поздних родословцев говорится: «От великово ж князя Василия Васльевича не начаша Рустии великие князи ходити к царем в Орду и дани и выход не начаша давати по пророчеству двоих святителей, пресвятейшего Ионы, митрополита всея Росии и Ионы, архиепископа Великого Новаграда»[813].



Заключение

Входе монголо-татарского завоевания в первой половине XIII столетия было прервано мирное развитие русских княжеств. Многие представители русской знати погибли в сражениях, а те, что уцелели в ходе войн, были позже уничтожены, проданы в рабство, и только малая их часть оказались включены в состав элиты Джучиева Улуса, что тоже не гарантировало сохранение жизни. За период ордынского владычества по решению ханского суда было казнено 14 русских князей.

Русские князья вынуждены были признать власть монгольского кагана (позже — ордынского хана). Покоренные русские земли попали в полную и во всех отношениях зависимость от Орды — они не имели права самостоятельно собирать налоги, принимать решения, как административные (в русских княжествах появились особые ордынские чиновники — численники, баскаки, даруги), так и военные; высшая судебная власть также принадлежала кагану (хану).

Система зависимости Руси от Орды представляла собой особую форму, в полной мере не находящую соответствия в иных видах подчинения. Именно поэтому для обозначения ее, а также всего периода подчинения русских княжеств Джучиеву Улусу следует употреблять устоявшийся в историографии термин «иго» (от лат. jugum), который в прямом латинском значении «воротца из двух вертикальных копий, воткнутых в землю, и одного горизонтального, под которым римляне заставляли пройти побежденных в знак их покорности»[814]. Этот термин позволяет в полной мере учитывать все формы подвластности и динамику их изменений в течение времени зависимости Руси от Орды.

Ордынское иго — как система зависимых отношений — не было статичным. Взяв за критерий изменение степени суверенитета и юрисдикции ордынского хана в отношении русских княжеств, можно выделить семь периодов:

• 1223–1242 годы — время завоевания;

• 1242–1245 годы — оформление зависимости (условно — вассально-ленный период);

• 1245–1263 годы — период максимального проявления всех признаков зависимости от центрального правительства Монгольской империи (условно — имперский период);

• 1263–1290–1310-е годы — период широкого участия в делах русских княжеств ордынских чиновников — баскаков (условно — баскаческий период);

• 1290–1310-е–1389 годы — время сокращения деятельности баскаков и усиления княжеской власти (условно — министериальный период);

• 1389–1434 годы — период перехода утверждения княжений в сферу полномочий князей (передача по наследству) (условно — переходный период);

• 1434–1480 годы — время, когда основным и единственным признаком зависимости остается выплата ордынской дани — «выхода» (условно — даннический период).

Максимальную степень зависимости мы наблюдаем в 1245–1263 годах, минимальную — в 1434–1480 годах.

Ордынская элита в XIII — первой трети XV века представляла собой сложную структуру. Верхнюю ступень занимали представители рода Чингизхана — точнее, его старшего сына Джучи. Они имели первое и исключительное право на наследование государственной власти в пределах Джучиева Улуса. Привилегиями высокого уровня наделялись эмиры-нечингизиды, находившиеся в родстве с правящим домом по женской линии. Близкое к ним положение занимали гвардейцы хана. Эти слои элиты составляли самый высший слой ордынской правящей аристократии.

Следующую по значению ступень на иерархической лестнице ордынского общества занимала служилая знать: еке нойоны (великие эмиры) и нойоны (эмиры) — владельцы улусов-туменов и улусов-тысяч, чье положение напрямую зависело от пожалований великого хана. Обязанности несения военной и административной службы позволяли отдельным представителям служилой знати продвигаться вверх по социальной лестнице, и вполне закономерно, что она была источником для воспроизводства высшего слоя аристократии, а ее резервом, в свою очередь, были сотники и десятники.

Таким образом, элитарное сообщество Орды следует ограничить теми лицами, которые получали назначения на управленческие должности лично от хана. К их числу необходимо отнести и большинство представителей национальной аристократии завоеванных стран — например, русских княжеств.

Принадлежность к знати ордынского государства четко определяло наличие внешних атрибутов: зависимому владетелю выдавался ярлык, который подтверждал ханское пожалование, выраженное в преподнесении колчана, меча/сабли, головного убора, халата/кафтана, пояса.

Ордынская аристократия, организованная в аппарат власти, выполняла функцию господствующего слоя, господствующего класса, который определял политику государства, формировал культурное поле в обществе, осуществлял социально-политическое представительство, основанное на сакральности и авторитетности, которая, в свою очередь, основывалась на родовитости и служебном продвижении.

Военное поражение, понесенное русскими княжествами во время вторжения монголо-татар в 1237–1241 годах, привело к необходимости оформления отношений (в соответствии с иерархией) с каанами Монгольской империи и ханами Джучиева Улуса (Золотой Орды).

Признавая власть ордынского хана, русские князья соглашались с нормами монгольской политической культуры. Получая ярлыки на свои княжества, выплачивая дань и участвуя в военных акциях ордынских ханов, русская знать оказалась включена в систему взаимодействий элиты Джучиева Улуса на правах улусных владетелей (темников и тысячников). Это означало включение их в состав правящего слоя Орды. Большинство политических вопросов отныне решались при дворе ордынского хана. Поэтому посещения, а порой долговременное нахождение русских князей в ставке степного правителя на протяжении длительного периода были неизбежны.

Эти обстоятельства обусловили пребывание при ордынском дворе в течение двухсот с небольшим лет (с 1242 по 1445 год) 108 князей и трех княгинь, которые в общей сложности совершили 266 поездок в Орду. Таким образом, в среднем каждый из этих князей совершил за свою жизнь 2,5 поездки.

Подавляющее большинство поездок ко двору ордынского хана совершили великие князья либо ближайшие претенденты на великокняжеский титул, то есть те русские правители, от которых зависели пути развития княжеств и Руси в целом. Это наводит на мысль о том, что именно в столице Орды решались все важные вопросы и в конечном счете судьбы великих княжеств. Лишь с началом XV века, с ослаблением центральной ханской власти, опасные дальние путешествия теряют смысл, и русские князья перестают их совершать.

Среднее время, которое уходило на дорогу в Орду и пребывание в ставке хана, составляло около полугода (поездка же в столицу Монгольской империи в 1220–1260 годах Каракорум и обратно занимала до полутора лет).

Больше всех времени в Орде провели князья Нижегородско-Суздальского дома — Василий Дмитриевич Кирдяпа и его брат Семен Дмитриевич — 7 и 9,25 лет соответственно.

Из великих князей самое длительное пребывание зафиксировано у Ивана Даниловича (Калиты) — более пяти лет. Он совершил восемь поездок. Столько же поездок в ставку ордынского хана на счету Бориса Васильковича Ростовского и Симеона Ивановича Московского (Гордого). По семь раз в Орду ездили Андрей Александрович Городецкий и Иван Иванович Красный.

Довольно длительное пребывание в ставке хана — 4,5 года — отмечено у Александра Невского. Он ездил в Орду шесть раз и провел там 10,5 процента своей жизни — это больше, чем другие русские князья.

Наиболее значительная доля пребывания при ордынском дворе отмечается у нижегородских князей Ивана и Даниила Борисовичей. Первый, четырежды побывав в ставке хана, провел в Орде до половины времени своего княжения. Второй потратил около четверти времени своего правления на три поездки в степь и обратно.

Своеобразный рекордсмен по пребыванию при ордынском престоле в статусе великого князя — Святослав Всеволодович, который, пытаясь сохранить за собой владимирский стол, пробыл в ханской ставке половину своего великокняжеского правления. Дмитрий Михайлович Тверской и его отец Михаил Ярославич Тверской провели в Орде соответственно 37,5 и 31 процент времени княжения.

В XIV веке мы наблюдаем, с одной стороны, ситуацию, когда князья подолгу находятся в Орде (в заложниках или изгнании), а с другой — есть немало князей, которые при частых поездках в степь проводят там небольшие временные отрезки. В период «великой замятии», особенно в 1360–1370-е годы, количество посещений Орды князьями резко уменьшается — вместо себя они предпочитают отправлять туда послов.

Наибольшее количество поездок в Орду русских князей фиксируется в 1330–1340 годах — последние годы правления хана Узбека и первые годы пребывания на престоле Джанибека.

Став частью элиты Джучиева Улуса, русские князья составили довольно представительную ее долю: 106 князей — 8 процентов от общей численности зафиксированных представителей элиты Орды в XIII — первой половине XV века; если же взять только служилую знать, то доля увеличится до 20–25 процентов. Однако говорить о слиянии русской знати с аристократией Орды нельзя. Это наглядно демонстрирует фиксация только шести браков со знатными ордынками (из них источники сохранили не крестильное имя только Кончаки (Агафьи) — сестры Узбека). Если сравнивать с количеством браков с половчанками, то за меньший временной период их зафиксировано десять[815] — почти в два раза больше. Показательно, что русские князья предпочитали не отдавать своих дочерей замуж за ордынских аристократов. По крайней мере, таких случаев источники не зафиксировали. Впрочем, это вполне закономерно, если учитывать различную конфессиональную принадлежность знати Руси и Орды.

Как бы то ни было, русская высшая знать активно усваивала политическую культуру Орды и являлась относительно влиятельным слоем при дворе хана, с которым, по всей вероятности, трудно было не считаться. В то же время русские князья не могли оказывать определяющее влияние на политику ордынского государства, поскольку хотя и являлись участниками курултая, тем не менее не имели права голоса при решении важнейших политических вопросов в Орде.



Источники и литература

Источники

.

.

.

А. И.

В. М.


Список сокращений

АЕ — Археографический ежегодник.

АН РТ — Академия наук Республики Татарстан

БЛДР — Библиотека литературы Древней Руси

БРЭ — Большая Российская энциклопедия

ВИ — Вопросы истории. Москва

ГВНП — Грамоты великого Новгорода и Пскова

ГДЛ — Герменевтика древнерусской литературы

ГИМ — Государственный исторический музей

ДДГ — Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей. М., 1950.

ДРВМ — Древняя Русь. Вопросы медиевистики Изв.

ГАИМК — Известия Государственной Академии Истории материальной культуры

ЖМНП — Журнал Министерства народного просвещения

ЛЗАК — Летописи занятий Археографической комиссии

МГПИ — Московский городской педагогический институт имени В.П. Потемкина

ИРИ РАН — Институт российской истории Российской академии наук

ИСССР — История СССР

ИЖ — исторический журнал

ИЗ — исторические записки

ОГИЗ — Объединение государственных книжно-журнальных издательств при Наркомпросе РСФСР

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей

РЛ — русская литература

ОИ — Отечественная история

СР — Средневековая Русь

ТОДРЛ — Труды Отдела древнерусской литературы. Институт русской литературы. АН СССР. Ленинград



Примечания

1

См., например: 

(обратно)

2

См. например: 

(обратно)

3

(обратно)

4

См. подробнее: 

(обратно)

5

(обратно)

6

Там же. С. 34.

(обратно)

7

«В лето 1243 великий князь Ярослав поеха в Татары… Батый же почти Ярослава Великою честью… и отпусти и рече ему: Ярославе буде ты старей всех князей в Русском языце»; «В лето 1244

(обратно)

8

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 78.

(обратно)

9

(обратно)

10

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 81.

(обратно)

11

ПСРЛ. Т. I. Стб. 482; Т. XVIII. С. 81.

(обратно)

12

Галицко-Волынская летопись. С. 256.

(обратно)

13

(обратно)

14

Галицко-Волынская летопись. С. 306.

(обратно)

15

Там же. С. 322, 324.

(обратно)

16

Там же. С. 320.

(обратно)

17

Там же. С. 366.

(обратно)

18

Там же.

(обратно)

19

Там же.

(обратно)

20

Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора. С. 156.

(обратно)

21

Подробнее см.: 

(обратно)

22

(обратно)

23

Слова и Поучения Серапиона Владимирского. С. 374, 376, 380.

(обратно)

24

Там же. С. 119.

(обратно)

25

(обратно)

26

(обратно)

27

(обратно)

28

ПСРЛ. Т. I. Стб. 470.

(обратно)

29

Там же. Стб. 471, 472.

(обратно)

30

Там же. Стб. 474.

(обратно)

31

Там же. Стб. 473

(обратно)

32

Там же. Стб. 476.

(обратно)

33

ПСРЛ. Т. II. Стб. 765.

(обратно)

34

Там же. Стб. 807.

(обратно)

35

(обратно)

36

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 33.

(обратно)

37

ПСРЛ. Т. ХХV. С. 151.

(обратно)

38

Там же. С. 75.

(обратно)

39

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 78.

(обратно)

40

ПСРЛ. Т. І. Стб. 482.

(обратно)

41

Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра. С. 366.

(обратно)

42

(обратно)

43

Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора. С. 156.

(обратно)

44

ПСРЛ. Т. І. Стб. 483.

(обратно)

45

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 83.

(обратно)

46

ПСРЛ. Т. II. Стб. 871.

(обратно)

47

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 48, 49.

(обратно)

48

ДДГ. № 1. С. 8.

(обратно)

49

ДДГ. № 4. С. 15.

(обратно)

50

ДДГ. № 6. С. 22; 

(обратно)

51

ДДГ. № 10. С. 29; 

(обратно)

52

ДДГ. № 15. С. 41; 

(обратно)

53

ПСРЛ. Т. ХVІІІ. С. 126; Т. 15. Вып. 1. Стб. 132 («…родижеся в лето 6839, в царство царя Андроника Цареградского, а патриарх был тогда в Цареграде Калист, а в Орде был тогда царь Азбяк в Сараи, а на Руси во княжение великого князя Ивана Даниловича Калиты, а митрополитом был тогда на Руси Феогност»).

(обратно)

54

Святитель Стефан Пермский. С. 208–210; Древнерусские предания. С. 187.

(обратно)

55

ПСРЛ. Т. ХІ. С 213.

(обратно)

56

ДДГ. № 38. С. 108, 111, 113, 116.

(обратно)

57

Русский феодальный архив XIV — первой трети XVI вв. № 19. С. 125.

(обратно)

58

См., например: Русский феодальный архив ХIV — первой трети XVI вв. № 36, № 37. C. 165, 166.

(обратно)

59

Послание митрополита Геронтия… С. 276.

(обратно)

60

Там же. С. 530, 532.

(обратно)

61

Там же. С. 530.

(обратно)

62

ДДГ. № 59. С. 187.

(обратно)

63

(обратно)

64

(обратно)

65

Там же. С. 745.

(обратно)

66

ПСРЛ. Т. ХV: Тверской сборник. С. 31.

(обратно)

67

Там же. С. 32.

(обратно)

68

Там же. С. 33.

(обратно)

69

Там же. С. 36.

(обратно)

70

Там же. С. 69.

(обратно)

71

(обратно)

72

Галицко-Волынская летопись. С. 306.

(обратно)

73

(обратно)

74

ПСРЛ. Т. ХХV. С. 328.

(обратно)

75

(обратно)

76

Там же. С. 141.

(обратно)

77

Подробнее см.: 

(обратно)

78

Подробнее см.: 

(обратно)

79

(обратно)

80

ПСРЛ. Т. І. С. 524.

(обратно)

81

ПСРЛ. Т. ХVIIІ. С. 94.

(обратно)

82

ПСРЛ. Т. ХV: Тверской сборник. С. 31.

(обратно)

83

Там же. С. 36.

(обратно)

84

Там же. С. 403.

(обратно)

85

Краткая энциклопедия православия. С. 276.

(обратно)

86

ПСРЛ. Т. ХV: Тверской сборник. С. 31.

(обратно)

87

Там же. С. 32.

(обратно)

88

ПСРЛ. Т. ХVІІІ. С. 87, 88.

(обратно)

89

ПСРЛ. Т. ХV: Тверской сборник. С. 54.

(обратно)

90

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 100.

(обратно)

91

ПСРЛ. Т. XXV. С. 180.

(обратно)

92

ПСРЛ. Т. ХV: Тверской сборник. С. 403.

(обратно)

93

(обратно)

94

(обратно)

95

(обратно)

96

ПСРЛ. Т. І. Стб. 470.

(обратно)

97

Там же. Стб. 470.

(обратно)

98

Там же. Стб. 470, 471.

(обратно)

99

Там же. Стб. 471.

(обратно)

100

Там же. Стб. 471.

(обратно)

101

Там же. Стб. 472.

(обратно)

102

Там же. Стб. 472.

(обратно)

103

Там же. Стб. 473.

(обратно)

104

Там же. Стб. 474.

(обратно)

105

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 75.

(обратно)

106

(обратно)

107

урье Я

(обратно)

108

урье Я

(обратно)

109

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 86.

(обратно)

110

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 45.

(обратно)

111

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 47; Т. XVIII. С. 92.

(обратно)

112

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 92.

(обратно)

113

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 48.

(обратно)

114

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 92.

(обратно)

115

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 51; Т. XVIII. С. 92.

(обратно)

116

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1 С. 58.

(обратно)

117

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 56; Т. XVIII. С. 95.

(обратно)

118

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 58.

(обратно)

119

ПСРЛ. Т. ХVІІІ. С. 96.

(обратно)

120

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 59; Т. XVIII. С. 97.

(обратно)

121

(обратно)

122

Там же. С. 515.

(обратно)

123

Там же. С. 508.

(обратно)

124

(обратно)

125

(обратно)

126

(обратно)

127

Там же. С. 160.

(обратно)

128

Там же. С. 123.

(обратно)

129

(обратно)

130

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 96.

(обратно)

131

ПСРЛ. Т. ХVІІІ. С. 76.

(обратно)

132

(обратно)

133

ПСРЛ. Т. ХХV. С. 302, 303.

(обратно)

134

Там же. С. 282.

(обратно)

135

Там же. С. 297, 298.

(обратно)

136

Повесть о стоянии на Угре. С. 514.

(обратно)

137

Там же.

(обратно)

138

Там же. С. 518.

(обратно)

139

Там же.

(обратно)

140

Послание митрополита Геронтия… С. 276.

(обратно)

141

Там же.

(обратно)

142

(обратно)

143

(обратно)

144

(обратно)

145

(обратно)

146

(обратно)

147

(обратно)

148

(обратно)

149

(обратно)

150

(обратно)

151

Послание на Угру Вассиана Рыло. С. 522.

(обратно)

152

Там же. С. 532, 534.

(обратно)

153

Там же. С. 530, 532.

(обратно)

154

Там же. С. 534.

(обратно)

155

Там же. С. 524.

(обратно)

156

Там же. С. 528.

(обратно)

157

Там же. С. 528, 530.

(обратно)

158

Там же. С. 530.

(обратно)

159

Там же. С. 532.

(обратно)

160

Там же. С. 530.

(обратно)

161

(обратно)

162

(обратно)

163

Подробнее см.: 

(обратно)

164

(обратно)

165

(обратно)

166

ПСРЛ. Т. ХХV. С. 249.

(обратно)

167

Показательна запись в Никаноровской летописи: «От царей той Золотой Орды начало нашея Русския земли: великое княжение принимали… все княжения великих князей, которые ныне в области Московского государства. И те все великие князья… ездили в той Золотую Орду для всякие справы и начальства, и те ордынские цари давали им ярлыки за своими печатями и руками своими подписывали». ПСРЛ. Т. XXVII. С. 162.

(обратно)

168

Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 35. С. 361.

(обратно)

169

(обратно)

170

См. например: 

(обратно)

171

См., например: 

(обратно)

172

(обратно)

173

(обратно)

174

Более подробно см.: 

(обратно)

175

(обратно)

176

(обратно)

177

(обратно)

178

(обратно)

179

(обратно)

180

(обратно)

181

(обратно)

182

(обратно)

183

См., например: 

(обратно)

184

(обратно)

185

Термин «потестарность» (от лат. potestas — власть) связан с характеристикой обществ, в которых уже существует устойчивые иерархические отношения и как следствие этого — публичная власть, но государства еще нет. — Прим. ред.

(обратно)

186

(обратно)

187

(обратно)

188

Там же. С. 25.

(обратно)

189

(обратно)

190

Там же; 

(обратно)

191

ПСРЛ. Т. ХХV. С. 168.

(обратно)

192

Акты исторические, собранные и изданные археографической комиссией. С. 80.

(обратно)

193

(обратно)

194

Подробнее см.: 

(обратно)

195

(обратно)

196

(обратно)

197

(обратно)

198

По М. Г. Сафаргалиеву Орда-Ичен младший в семье (См.: Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций… С. 331). В «Сокровенном сказании» Бату назван старшим из Джучидов (Сокровенное сказание монголов. С. 146), однако другие источники старшим сыном Джучи единодушно называют Орду. Р. Ю. Почекаев пришел к выводу, что старше Бату были еще несколько сыновей Джучи (См.: 

(обратно)

199

(обратно)

200

А. А. Порсин полагает, что Ногай был назначен на эту должность значительно позже, поскольку не мог занимать ее в силу юного возраста.

(обратно)

201

(обратно)

202

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 70.

(обратно)

203

Тайнее. С. 117.

(обратно)

204

Там же. С. 50; Подробнее см.: 

(обратно)

205

(обратно)

206

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 117.

(обратно)

207

(обратно)

208

Тарханные ярлыки Тохтамыша, Тимур-Кутлуга и Саадат-Гирея. С. 528.

(обратно)

209

ПСРЛ. Т. ХІ. С. 95, 96.

(обратно)

210

(обратно)

211

Там же. С. 168.

(обратно)

212

(обратно)

213

Цит. по: 

(обратно)

214

(обратно)

215

Там же. Т. І. С. 383.

(обратно)

216

(обратно)

217

(обратно)

218

(обратно)

219

(обратно)

220

(обратно)

221

(обратно)

222

Идегей. С. 14, 15.

(обратно)

223

(обратно)

224

(обратно)

225

См. подробнее: 

(обратно)

226

(обратно)

227

Там же. С. 97.

(обратно)

228

(обратно)

229

Идегей. С. 33.

(обратно)

230

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 45.

(обратно)

231

(обратно)

232

Там же. С. 168.

(обратно)

233

Там же. С. 173.

(обратно)

234

Там же. С. 170.

(обратно)

235

ПСРЛ. Т. ХХХІ. С. 80.

(обратно)

236

ПСРЛ. Т. ХХV. С. 221.

(обратно)

237

ПСРЛ. Т. ХІІ. С. 7.

(обратно)

238

(обратно)

239

Ср.: 

(обратно)

240

ПСРЛ. Т. ХV: Тверской сборник. Стб. 390.

(обратно)

241

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 70, 71.

(обратно)

242

(обратно)

243

(обратно)

244

Там же. С. 132, 133.

(обратно)

245

(обратно)

246

Там же. С. 361.

(обратно)

247

Показательны в этом плане княжеские съезды, проходившие под эгидой верховной ордынской власти. Как правило, в них принимали участие представители одного рода.

(обратно)

248

(обратно)

249

Там же. С. 164, 165.

(обратно)

250

(обратно)

251

(обратно)

252

Там же. С. 68–74.

(обратно)

253

Там же. С. 104.

(обратно)

254

Там же. С. 106.

(обратно)

255

(обратно)

256

Там же. С. 263–264.

(обратно)

257

Там же. С. 264.

(обратно)

258

Там же.

(обратно)

259

Там же.

(обратно)

260

Там же. С. 263.

(обратно)

261

(обратно)

262

(обратно)

263

Там же. С. 447, 448.

(обратно)

264

(обратно)

265

(обратно)

266

Там же. С. 128, 129.

(обратно)

267

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 66.

(обратно)

268

(обратно)

269

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 66.

(обратно)

270

Там же. С. 66.

(обратно)

271

(обратно)

272

Цит. по: 

(обратно)

273

(обратно)

274

Идегей. С. 80.

(обратно)

275

Там же. С. 177.

(обратно)

276

(обратно)

277

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 66.

(обратно)

278

(обратно)

279

Там же. С. 98, 99.

(обратно)

280

Там же. С. 99, 100.

(обратно)

281

Там же. С. 100.

(обратно)

282

Там ж

(обратно)

283

(обратно)

284

Там же. С. 183.

(обратно)

285

(обратно)

286

Житие Михаила Ярославича Тверского. С. 78; ПСРЛ. Т. Х. С. 183; Т. ХV: Тверской сборник. Стб. 38.

(обратно)

287

ПСРЛ. Т. ІV. Вып. 1. С. 406, 407; Т. ХІ. С. 211.

(обратно)

288

Новгородская первая летопись… С. 89.

(обратно)

289

(обратно)

290

ПСРЛ. Т. ХV. Вып. 1. Стб. 41.

(обратно)

291

(обратно)

292

Там же. С. 110.

(обратно)

293

Там же. С. 116.

(обратно)

294

ПСРЛ. Т. ХІ–ХІІ. С. 207; Т. ХV. Вып. 1. Стб. 48.

(обратно)

295

(обратно)

296

Там же. С. 110, 111.

(обратно)

297

(обратно)

298

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 80.

(обратно)

299

(обратно)

300

Там же. С. 119, 196.

(обратно)

301

Там же. С. 324, 515, 516.

(обратно)

302

Там же. С. 452.

(обратно)

303

Там же. С. 325, 437.

(обратно)

304

Там же. С. 326, 438, 519.

(обратно)

305

ПСРЛ. Т. ХІ. С. 211; Т. ХV. Стб. 51.

(обратно)

306

(обратно)

307

ПСРЛ. Т. Х. С. 194; Т. ХХV. С. 168.

(обратно)

308

См., например: 

(обратно)

309

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 175.

(обратно)

310

(обратно)

311

(обратно)

312

Памятники русского права. С. 465.

(обратно)

313

(обратно)

314

Католический миссионер Иоганка, пребывавший около 1320-х годов в Башкирии, отмечал, что главу улуса «с большей частью его семьи мы нашли совершенно зараженным сарацинским заблуждением» (

(обратно)

315

Составившие оппозицию Узбеку эмиры Кутлуг-Тимур (эмир Сарая), Таз и Тунгуз заявили хану: «Ты ожидай от нас покорности и повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и нашего

(обратно)

316

История татар с древнейших времен. С. 607.

(обратно)

317

Обзор исследовательской литературы, в том числе отличные точки зрения, см.: История татар с древнейших времен. С. 599–601.

(обратно)

318

(обратно)

319

Там же. С. 309–311.

(обратно)

320

(обратно)

321

История татар с древнейших времен. С. 591. См. также: 

(обратно)

322

(обратно)

323

(обратно)

324

(обратно)

325

ПСРЛ. Т. Х. С. 182, 183.

(обратно)

326

(обратно)

327

(обратно)

328

(обратно)

329

(обратно)

330

(обратно)

331

О роли в истории Орды клановой структуры подробнее см.: 

(обратно)

332

(обратно)

333

(обратно)

334

Там же. С. 138.

(обратно)

335

ПСРЛ. Т. III. С. 88, 319; Т. VІ. Вып. 1. С. 348; Т. ХХ. С. 166.

(обратно)

336

ПСРЛ. Т. ХII. С. 15; Т. ХХV. С. 249.

(обратно)

337

ГВНП. С. 57.

(обратно)

338

Подробнее см.: 

(обратно)

339

(обратно)

340

(обратно)

341

(обратно)

342

(обратно)

343

(обратно)

344

(обратно)

345

(обратно)

346

(обратно)

347

Золотая Орда в источниках. Т. III. С. 172, 173.

(обратно)

348

История татар с древнейших времен. С. 869.

(обратно)

349

(обратно)

350

(обратно)

351

Подробнее см.: 

(обратно)

352

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 45, 91.

(обратно)

353

Золотая Орда в источниках. Т. III. С. 47.

(обратно)

354

(обратно)

355

Цит. по: 

(обратно)

356

(обратно)

357

(обратно)

358

Византийские историки… С. 143.

(обратно)

359

(обратно)

360

Византийские историки… С. 316–320.

(обратно)

361

ПСРЛ. Т. ІІ. Стб. 236.

(обратно)

362

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 70.

(обратно)

363

ПСРЛ. Т. ІІ. Стб. 236–426.

(обратно)

364

(обратно)

365

(обратно)

366

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 89, 90; 

(обратно)

367

История татар с древнейших времен. С. 436–448.

(обратно)

368

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 89, 90.

(обратно)

369

ПСРЛ. Т. ХІ. С. 95, 96.

(обратно)

370

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 171.

(обратно)

371

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 117.

(обратно)

372

Житие Михаила Ярославича Тверского. С. 68–90.

(обратно)

373

Книга Большому чертежу. С. 88.

(обратно)

374

(обратно)

375

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 117.

(обратно)

376

См., например: 

(обратно)

377

(обратно)

378

(обратно)

379

(обратно)

380

(обратно)

381

(обратно)

382

Акты исторические, собранные и изданные археографической комиссией. С. 3; Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси… С. 340.

(обратно)

383

ПСРЛ. Т. ХІ. С. 194.

(обратно)

384

Подробнее см.: 

(обратно)

385

ПСРЛ. Т. ХІ. С. 232–234; Т. ХV: Тверской сборник. С. 70, 71.

(обратно)

386

ПСРЛ. Т. ХV: Тверской сборник. С. 71, 72.

(обратно)

387

ПСРЛ. Т. ХІ. С. 232–234; Т. ХV: Тверской сборник. С. 73.

(обратно)

388

(обратно)

389

(обратно)

390

(обратно)

391

Ярлыки татарских ханов московским митрополитам // Памятники русского права. С. 465–469. Тарханные ярлыки Тохтамыша, Тимур-Кутлука и Саадат-Гирея. С. 528.

(обратно)

392

Ярлыки татарских ханов московским митрополитам // Памятники русского права. С. 465, 467;

(обратно)

393

ПСРЛ. Т. ХІ. С. 194.

(обратно)

394

Материалы по истории Казахских ханств… С. 36.