Провокация (fb2)


Настройки текста:



Ирина Лукьянец Провокация

Часть Первая Дворец

Глава первая

Тончайший шелк с тихим шелестом соскользнул с плеча, обнажив чуть тронутую загаром кожу, в жёлтом свете фонаря кажущуюся едва ли не бронзовой.

— Моя богиня… — прошептал мужчина, наблюдающий за каждым моим движением. — Богиня… — с последним словом душа навсегда покинула его тело, переселившись в мир мёртвых, где он сполна ответит за свои грехи.

Я только хмыкнула, бросив последний взгляд на неудачливого мужика, выбравшего на свою беду не ту жертву. Жаль, что платье безбожно испорчено кровью. Оно мне нравилось. Накинув на себя морок, я отправилась домой. Очередное задание выполнено, а значит, начальник будет доволен.

— Николетта, — из тени ближайшего дома выскользнул молодой парень, чьё лицо скрывала маска. — Лорд Хашар требует твоего присутствия.

— Прямо сейчас? — я невольно скривилась.

Как не вовремя. Я так мечтала смыть с себя омерзительные прикосновения недавней жертвы. Мне кажется, я до сих пор чувствую его мокрые от пота ладони, скользящие по моей ноге. Я передёрнула плечами, сбрасывая наваждение.

— У него для тебя контракт, — коротко ответил мой собеседник, без угрызений совести рассматривая моё тело через тонкую дымку морока.

Ну да, моей магии хватает только для того, чтобы обмануть простых обывателей, но никак не коллег. Они способные маги в отличие от меня. С другой стороны, их не послать на охоту за маньяком, убивающим красивых девушек — он на них просто не клюнет.

— Передай, что я уже иду.

Ну что ж, придётся в очередной раз предстать перед начальством в нижнем белье — мне не привыкать. С моей работой, одежда приходит в негодность слишком часто, чтобы я не успела привыкнуть и к этому. А всё из-за приказа начальника. Я не имею права уничтожить объект, пока не буду уверена, что именно за ним охочусь. И хоть бы кто из коллег плащ одолжил, или куртку, чтобы я могла прикрыться. Так нет! Они просто смотрят на меня голодными глазами, мечтая затащить в постель.

Ну-ну… после общения с моими жертвами — ни один сальный взгляд больше не пронимает. Я видела их все.

* * *

Очень хотелось дать кому-нибудь в морду. Нестерпимо. Невыносимо. Аж кулаки чесались. Начальство, в лице Лорда Хашара, лыбилось на меня из-за своего стола и едва не истекало слюной. Мерзость. Даже присесть не предложил. Сволочь.

— Ну что, моя дорогая Николетта, — толстоватый, лысый как коленка мужчина в очередной раз обшарил мою фигуру глазами, — как прошло задание?

Я пожала плечами.

— Как обычно, Лорд Хашар. Объект устранён. Контракт выполнен, — не смотря на внутреннее бешенство, на лице застыла бесстрастная маска.

Покажи я хоть просвет эмоций, и он вцепится в меня словно клещ, стараясь выпить всё до последней капли. Не стоит провоцировать. Мой начальник, не то существо, что прощает ошибки. Это мне пришлось понять очень рано.

— Вот и славно. Сегодня поступила новая заявка, и мне кажется, ты останешься довольна, — едва не промурлыкал он. — Обычно я отдал бы её Сабрине, — мужчина облизнул тонкие губы своим змеиным языком, и даже подался вперёд, — но как ты понимаешь, она ещё занята.

Сабрина. Моя извечная соперница в гильдии. Иногда мне кажется, что не будь её, и я не была бы так успешна в своей работе, а так, всегда есть с кем посоревноваться. По количеству законченных заданий. Количеству трупов, или спасённых людей. Ну и на крайний случай, влюблённых в каждую из нас мужчин. Как и я, она на четверть суккуб, так что спор честный.

Если я правильно помню, сейчас она где-то в соседней стране, добывает информацию для нашей разведки. Грязное это дело — политика.

— А вот и твой наниматель, — ухмыльнулся начальник, кивая куда-то мне за спину.

Я повернулась. Мужчина только успел откинуть капюшон, до этого скрывающий его лицо. Грубые черты лица. Тонкие губы. Складка между смолено-чёрных бровей. Тонкие, едва заметные мимические линии. Не красавец, но и не урод. Даже зелёные глаза с вертикальными зрачками его не портили.

А вот от его взгляда мне стало не по себе. Он прошёлся по моей фигуре, словно запоминая каждый изгиб, каждый недостаток, и от столь откровенного интереса мои щёки потеплели. В его изучении не было даже намёка на пошлость — он просто меня изучил и запомнил. Ничего личного.

Резкое движение, и тяжёлый плащ опустился на мои плечи, закрывая от посторонних глаз. Сразу стало теплей. Пусть я не сняла морок, несмотря на его бесполезность, в отличие от настоящей одежды, он не грел.

Удивлённая поступком мужчины, я растеряла слова, и мне удалось только кивнуть в знак благодарности. Очень нетипичное поведения для мужчин, если верить моему опыту конечно. Даже если принять во внимание его расу — драконов или полу драконов среди моих коллег тоже хватает. Пусть и ходят слухи, что они очень бережно относятся к женщинам — мне такого не встречалось.

— Лорд Хашар, — от низкого баритона мужчины меня пробрала дрожь — вы ввели девушку в курс дела?

— Ещё нет. Простите Лорд Самаэль, — мне показалось, что мой начальник будто стал немного меньше в росте, сгорбив спину. Впрочем, в каждом его жесте скользила фальшь. Начальник откровенно льстил нашему гостю. — Николетта только пришла.

Врёт. Причём самым наглым образом. Не потрать он минут пять на беззастенчивое разглядывание меня — давно бы всё успел. Снова нестерпимо захотелось подправить ему физиономию, но не стоит. Придёт время, и можно будет показать характер, а пока — рано.

— Значит, я сделаю это сам.

И сколько пафоса в его словах. Говорит так, словно имеет право казнить и миловать, причём по велению своей правой пятки. Интересно, кто же пришёл по мою душу, раз глава гильдии делает вид, что его боится? А главное, чем мне это аукнется? Придётся ли мне тешить самолюбие нанимателя?

— Пойдём, — коротко бросил мужчина, явно красуясь, и не сказав больше ни слова начальству, вышел первым.

Получив кивок, подтверждающий право Лорда мной командовать, а также ехидное подмигивание, я поклонилась начальству и поспешила догнать дракона. Странный он. Я бы пожалуй испугалась, если бы если бы не старалась сдержать смех.

* * *

Карета тряслась по раздолбанной дороге, увозя нас прочь от резиденции ордена, а мой спутник так и не проронил ни единого слова. Он только смотрел в окно, мрачно о чём-то размышляя. Говорить первой я не решалась, хотя любопытство грызло меня изнутри, словно стая голодных крыс.

— Почему ты не одета? — мазнув по мне взглядом, спросил он наконец.

— Только вернулась с задания, где моя одежда пришла в негодность. Лорд Хашар потребовал, чтобы я не задерживалась, — коротко и по существу ответила я.

Ну не смущаться же мне, в конце концов? Много чести, для непонятного Лорда, не потрудившегося заключить со мной договор в стенах гильдии. Он конечно заплатил гильдии за право меня нанять, но я всегда могу отказаться.

— Даже для того, чтобы одеться? — бровь мужчины чуть приподнялась, видимо, чтобы показать его удивление.

— Особенно для этого, — я поморщилась. — У нас не принято стесняться. Не та профессия.

— Это продажным шлюхам не положено стесняться, — резко парировал Лорд, — а ты продаёшь не своё тело, а свои умения.

— Мой лорд, вы знаете о моей специализации? — промурлыкала я, позволяя колдовской силе крови проявиться в глазах. — Я — идеальная наживка для психов, жадных до женской боли и красивой мордашки, а не монашка из монастыря пресветлой богини.

— И при всём этом, ещё не познала всех прелестей плотской любви, — хмыкнул он, не отреагировав на чары. Он их словно не заметил. Всё чудесатее и чудесатее. Он мне, пожалуй, даже нравится.

— Что неудивительно, — я презрительно фыркнула.

Ну да. Когда чуть ли не каждую неделю отправляешь очередного придурка к праотцам, после демонстрации гнилого нутра — сложно чувствовать к мужчинам что-то кроме отвращения. К сожалению, в моей практике таких большинство.

— Не все мужчины сволочи, — оскорблённо выдал мой спутник.

— Моя статистика говорит об обратном, — парировала я. — Тем более, что я не тороплюсь оказаться в чьей-то постели. Это — специализация Сабрины.

— Думаю во дворце твоё мнение изменится, — как-то странно улыбнулся мужчина. — Лорды умеют соблазнять юных прелестниц.

Меня чуть не перекосило от отвращения. Знавала я таких Лордов. Жестокие, беспринципные сволочи, уверенные в собственной безнаказанности. И что более противно, они должны быть примером для остальных. Бр-р-р.

— Ну-ну, — хмуро отозвалась я, не собираясь вступать в спор.

С начальством спорить себе дороже. Даже по пустякам. Даже с потенциальным. Ляпнешь что-нибудь не то, а потом он будет смотреть волком и всячески гнобить. Оно мне надо? Даже если с виду начальство всё такое благородное и суровое, как то, что сидит напротив меня.

— Странные вы существа, наёмники, — в свою очередь задумчиво пробормотал мужчина. — Очень советую, не позволить принцессе перенять твоё мировоззрение. Ей оно на пользу не пойдёт.

— Принцессе?

Я насторожилась. Какого раненного миграла мне предстоит общаться с принцессой, да ещё так близко и долго, чтобы она могла перенять мой взгляд на мир?

— Твой контракт, — коротко ответит он, и продолжил. — Следующий год ты будешь при её высочестве, ограждая от опасностей, пока она не выйдет замуж.

— Но это совсем не моя специализация, — совершенно обескураженная таким поворотом дела, пробормотала я. — Я занимаюсь отловом, а не охраной. Неужели Хашар не сказал вам об этом?

— Он заверил, что ты справишься с любым заданием, — хмыкнул мужчина.

Дальше от меня последовала длинная непечатная тирада, обозначающая то, насколько я люблю своё начальство, подсунувшее мне такую упитанную свинью. Он что, совсем на старости лет из ума выжил, отправляя меня? У нас в гильдии хватает специалистов именно этого профиля. Да, я умею. Да, делаю это хорошо. Но кто бы знал, в какой восторг меня приводит перспектива таскаться за очередной восторженной дурочкой, выдёргивая её из-под очередного отравленного ножа?

— Не стоит так нервничать, — оборвал поток моих высказываний Лорд Самаэль. — Ты всего лишь подстраховываешь профессионалов, ведь мужчина не может всегда находиться рядом с юной девушкой, не скомпрометировав её.

— Меня ждёт год непрерывного следования за венценосной неженкой туда, куда мужчинам путь закрыт? — уточнила я, лелея надежду на лёгкий контракт.

Если так, то всё не так страшно. Скучно. Печально. Не достойно моих способностей, но хотя бы за личность охраняемого, можно срубить немалый гонорар. Охранять принцессу за «спасибо» — только полный идиот будет.

— Именно. За следующую неделю тебе сошьют подобающий твоему статусу гардероб, и приведут внешность в порядок. Даже в наше время, короткие волосы считаются моветоном.

Я невольно потянулась к коротким прядям, едва закрывающим уши. Жаль. Мне нравилась моя короткая стрижка. Удобно. Практично. В крайнем случае, можно надеть парик.

— Может парик? Или накладные пряди? — малодушно спросила я, предчувствуя немало неприятных часов, пока будут колдовать над моей внешностью.

Даже магия не всесильна, а значит, мне предстоит выпить немало мерзких отваров и вытерпеть препротивные маски, стимулирующие рост волос. Легенды о непереносимом амбре этих средств давно перешли в разряд анекдотов.

— Ты просто незнакома с придворными дамами, — хищно улыбнулся мужчина. — Тебе не стоит давать им повода позубоскалить. Кстати, поздравляю с титулом баронессы.

— З-зачем? — ещё больше стушевалась я, совсем не обрадованная таким поворотов дел. — Может просто легенду?

— Ни в коем случае, — ещё больше оскалился мой собеседник. — Документы о твоём удочерении уже подписаны, и тебя занесли в родовую книгу семьи Ликасе. Род конечно не особо знатный, но достаточно состоятельный. Плюс, у старого барона с баронессой до сих пор нет детей и видимо уже не будет. Их земли и состояние станут частью твоего гонорара за это дело.

Мне стало совсем плохо. За что он так со мной? Неужели я чем-то провинилась перед богами, что они решили наказать меня? Я вполне комфортно чувствовала себя в гильдии, но видимо, туда мне отныне путь закрыт. Кто это слыхивал, чтобы титулованные девицы рыскали по трущобам выискивая очередного свихнувшегося душегуба?

— И да, все будут знать о твоём прошлом, — совсем добил меня Лорд.

— За что вы так со мной? — жалобно проскулила я, в полной мере представив количество проблем, которые принесёт мне это задание.

Я ни капли не стыдилась своей работы. В конце концов — моими заслугами на улицах Адарии было хоть немного, но безопасней. Но сомневаюсь, что светское общество это оценит. Для них я навсегда останусь безродной оборванкой и беспринципной шлюхой, работавшей на гильдию.

Придётся срочно наращивать уровень пофигизма, чтобы не загнуться от тоски и постоянных подколок. Кто бы мне сказал, что в свои восемнадцать мне срочно придётся менять свои отношения с миром?

— Неужели ты думаешь, что в гильдии много девиц подходящего возраста? — мужчина в этот раз поднял обе брови. Видимо для разнообразия.

— Я знаю о десятерых, — сипло прошептала я.

— Я сказал девиц, я не молодых женщин, уже побывавших с мужчинами. Не можем же мы приставить к принцессе молодую распутницу?

— Вот… — пришлось проглотить последующее ругательство, поскольку взгляд Лорда вдруг потяжелел в десятки раз, и закончить совсем иначе, — как не повезло.

— Умница, учишься. И чтобы я больше не слышал от тебя бранных слов. Пожалуй, за эту неделю тебе стоит провести в обществе Леди Матильды. Думаю, она сможет привить тебе хотя бы подобие хороших манер.

— Мне конец… — обречённо прошептала я, предрекая очень неприятную неделю.

Что-то совсем не хочется соглашаться на это задание. Вот ни капельки. Они же мне мозги выклюют, пытаясь научить тому, как мне стоит делать свою работу. С-самые умные, блин. Но гонорар… Мне ведь и правда хорошо заплатят, если я правильно себя подам и дожму в некоторых местах. Ладно, окончательное решение приму по окончании недели.

— Я рад, что ты трезво оцениваешь ситуацию.

Он даже не представляет, насколько.

Глава вторая

За следующую неделю я прокляла всех, и свою жадность в первую очередь. Стилисты и мастера красоты вызывали у меня нервный тик, а мысли о Хашаре и Самаэле доводили до зубовного скрежета. Меня мыли, натирали маслами, масками и лечебными грязями. Обмеривали, тыкали булавками на примерках и пытались добить корсетом. Что самое гадкое, процесс экзекуции проходил под непрерывные нравоучения Леди Матильды, заботливо приставленной ко мне этим мерзким драконом-садистом.

С раннего утра и до позднего вечера, когда мой глаз уже начинал дёргаться от её монотонного бубнения, она пыталась впихнуть в мою измученную болью и недостатком кислорода голову сведения, о том как мне стоит вести себя в обществе. Пару раз, доведённая до последней стадии бешенства я примерялась к столовым ножам и вилкам, представляя, как замечательно они будут торчать из её глазницы, если я всё-таки сорвусь и убью эту надоедливую воблу.

Вечером седьмого дня я таки сорвалась, пусть и не опустившись до убийства. Хотя очень хотелось. Кто бы знал, как мне этого хотелось.

— Если вы сейчас не заткнётесь, то я вас свяжу и выброшу из окна, — доведённая до последней стадии измождения прошипела я. — Плевать я хотела на то, как должны питаться девицы из приличного общества! Если эти капустные листья немедленно не уберут с моих глаз, и не принесут мне бифштекс с кровью, я начну убивать. Начиная с вас, — я многозначительно посмотрела на стоящего за моей спиной слугу.

Того словно ветром сдуло. Что радовало — вместе с тарелкой непонятной травы, которую в этом аду почему-то назвали полноценным ужином. Видимо решив надо мной посмеяться.

— У вас и так несколько килограмм лишнего веса! — воскликнула непробиваемая вобла. — Это неприлично!

— Разжую для непонятливых, — выплюнула я. — Чихать я хотела на ваши правила и диету головного мозга придворных дам. Я хочу жрать, а когда я голодная, то я нервная и начинаю психовать.

— Я буду жаловаться Лорду Самаэлю! — пустила она в ход новый аргумент.

— Мёртвые жаловаться не умеют, — парировала я, глазами оголодавшего хищника следя за тем, как слуга вносит поднос с моим ужином.

Комнату сразу наполнил одуряющий запах жареного мяса. Стоило парнишке снять крышку и отступить за моё плечо, как я едва не накинулась на огромный кусок свинины под соусом. От одного только прикосновения ножом, из него выступил мясной сок. М-мм. Божественно.

Первый кусочек вознёс меня на пик блаженства. После недели овощной диеты, пресной и не дающей насыщения, я снова почувствовала себя человеком, я не козой.

— Леди Николетта Ликасе, — раздался низкий, чуть хриплый баритон, когда я прикончила почти половину своей новой порции, — и как вам мой ужин?

— Великолепно, — ни капли не смущаясь, отозвалась я. — Я было решила, что ваш повар полная бездарность, но теперь готова взять свои слова обратно.

— Лорд Самаэль! — притихшая до его появления Леди Матильда наконец отмерла, заметив своего нанимателя. — Она совершенно безнадёжна! — женщина поторопилась сдать меня с потрохами. — Не далее, чем пять минут назад, она угрожала связать меня, и выбросить из окна. А ещё неприлично выражалась, и угрозами присвоила себе ваш обед.

И почему мне ни капли не стыдно за своё недостойное поведение? Вот нисколечко. Меня не спрашивали о том, хочу ли я взять этот контракт. Тем более, моим мнением не интересовались, когда подвергли пыткам. Страшным и изощрённым. Даже злейшему врагу я не пожелаю того, через что прошла за последнее время. Пожалуй, палачи гильдии помилосерднее будут.

— И что вы можете сказать в своё оправдание, Леди? — пряча улыбку в уголках губ, поинтересовался у меня Лорд.

— Меня достали, — я пожала плечами, слизывая капельку мясного соуса с вилки. — Я бы на вас посмотрела.

— А я всё думал, почему женщины едят так мало за столом, и то, что лично мне кажется совершенно несъедобным… — сглотнув, вмиг охрипшим голосом пробормотал дракон. — Так и свихнуться недолго.

Интересно, о чём это он? Я почти готова предположить, что тот огонёк на дне его глаз — похоть. Но что такого возбуждающего в том, как ест девушка? С другой стороны, один взгляд на постную мину Леди Матильды вполне способен напрочь убить не только аппетит, но и желание жить.

— Лорд Самаэль, она невоспитанная хамка, и ведёт себя крайне вызывающе! — своим скрипучим голосом снова попыталась добиться от Самаэля действий эта вобла. — Я складываю с себя обязательства! Вы дали мне невыполнимое задание.

— Нет невыполнимых заданий, бывают хреновые специалисты, — парировала я, и положила в рот последний кусочек мяса.

Божественно. Слизнув капельку мясного сока с губы, я подняла глаза на мужчину, до сих пор стоящего столбом. Казалось, он замер и боялся даже моргнуть. Как всё печально и запущенно. Пожалуй, с этим чешуйчатым можно немного поиграть. Думаю, будет интересно.

— Лорд Самаэль, — промурлыкала его имя я, — с вами всё в порядке?

Он растерянно кивнул. Просто мурчательно. Моя тёмная сущность, алчущая мужского вожделения, встрепенулась, сделав стойку. Ну да, дар суккуба нужно кормить.

— Вы уверенны? — я словно невзначай провела пальчиком по ключице.

Теперь, когда я была сыта, настроение взлетело к отметке «отлично». Подхватив кончиками пальцев бокал вина, я сделала небольшой глоток, так и не разорвав зрительный контакт с мужчиной. Проглотив сладкую жидкость, я слизнула несколько капелек с губ, и сразу заметила, как он снова гулко сглотнул.

О как его приложило. Не удивительно, что среди клиентуры домов свободной любви так много Лордов. Как же мало им надо, чтобы впасть в ступор. Видимо с женщинами во дворце мне не стоит даже пытаться идти на контакт. Не поймут и не оценят.

Жаль, но с наваждением он всё-таки справился. Резко мотнув головой, он прочистил горло, и отправил слугу за ужином, но уже для себя. Несправедливо недокормленная сущность заворочалась, острыми коготками требуя продолжения банкета. Вот ненасытная зараза.

— Полагаю, десерта мне ждать не стоит? — чуть надув губки, спросила я севшего напротив мужчину.

— И что бы хотела драгоценная Леди? — чуть дрожащим от страха голосом, вместо него спросил стоящий за моей спиной слуга.

— Мороженое и фрукты, — после небольшой паузы, с мечтательной улыбкой промурлыкала я.

Гулять, так гулять. Ибо сладким меня эту неделю тоже не кормили.

— Да, моя Леди, — коротко принял парень мой заказ, и метнулся прочь из столовой.

Видимо мои угрозы были всё ещё свежи в его памяти.

— И не жалко вам моих слуг? — проследив за слугой, поинтересовался Лорд. — Они даже меня так не боятся.

— Сомневаюсь, что вы хоть раз грозились нашпиговать их столовыми приборами, — хмуро пробурчала вобла, видимо уверившись, что меня не будут ругать за самоуправство.

Интересно, её что, не учили правильному поведению с мужчинами? И пусть она говорила тихо, себе под нос, но мне по профессии положено иметь хороший слух, а у дракона это на генном уровне. Они — совершенные хищники. Так что её бурчание не осталось для нас тайной.

— Да, пожалуй, я ни разу не угрожал им, — хмыкнул мужчина. — Хватает того, что я им плачу.

— Ну а я им не плачу, и до недавнего времени они меня ни в грош не ставили. Пришлось импровизировать.

— Я так и понял. Как думаете, вы готовы к переезду?

— Честно?

Мужчина кивнул.

— Уверена, что нет. Как минимум потому что, если судить придворных дам по Леди Матильде, то они мне заранее не нравятся.

— Хамка! — окрысилась на меня вобла, сразу позабыв о том, что Леди выше словесных перепалок. — Маленькая, невоспитанная уродина, которую по какому-то недоразумению решили выпустить в высший свет!

— Почему уродина?

Нет, ну с тем, что по сравнению с древней Матильдой, я действительно молода, я согласна. Я даже согласна с тем, что я — хамка, чем, впрочем, весьма горжусь. Но я всегда была уверена, что у меня весьма эффектная внешность. Да и поклонников у меня вроде бы хватало до недавнего времени.

— Мы так и не смогли смыть твой плебейский загар, и сделать что-то с твоими вульгарно пухлыми губами, лишним весом, и светлыми до пошлости волосами, — полная достоинства и уверенности в собственной неотразимости, парировала вобла.

— Кто бы мне сказал, что пошлого в цвете моих волос, — растерянно отозвалась я, опуская ложечку в бокал с фруктовым мороженым. — И чем мои губы не угодили. Губы как губы.

— Лорд Самаэль, подтвердите, что она — уродина, — требовательно пробрюзжала Леди Матильда, сверля его взглядом.

— А мне кажется, что она — весьма прелестна, — видимо дракон прибывал в том же состоянии, что и я. То есть в шоке. Он как-то обескуражено переводил взгляд с меня на воблу, словно только что узнал для себя что-то новое. — Не зря я держался от придворных дам подальше, — едва слышно резюмировал он. — Такие тараканы, что даже страшно становится.

— Вдруг загрызут с голодухи? — не удержалась я от комментария.

Мне достались два удивлённых взгляда. Один от воблы, которая не понимала о чём я, а другой от дракона, который явно не думал, что его реплику кто-то услышит. Наблюдая за выражениями их лиц, я не удержалась от смешка. Уж слишком забавно они выглядели.

— Кто?

Всё же любопытство, женская черта характера, присущая даже пожилым, высушенным годами строгих диет дамам из высшего общества. Особенно, когда двое в комнате знают, что происходит, а она каким-то образом оказалась не в курсе происходящего.

— Тараканы конечно, — солнечно улыбнулась я, проглотив очередную ложечку вкуснейшего из когда-либо пробованных мной десертов. Кажется, мне стоило подружиться с поваром гораздо раньше. Возможно, мне было бы намного проще примириться с пытками последней недели, если бы меня так кормили. — Такие большие, с лоснящимися панцирями и длинными подвижными усиками.

Леди Матильда поперхнулась своим капустным листом, и сама едва не сравнялась с ним цветом лица. Ох, какие мы нежные. Пусть это недостойно, но я не могла удержаться от этой маленькой мести своей мучительнице. Не убивать же её в конце концов за то, что она исправно делала свою работу всё это время. Пусть она и не пришлась мне по нраву.

— Простите, я вас покину, — едва слышно выдавила из себя вобла, спешно поднимаясь из-за стола. — Что-то я себя неважно чувствую.

Мне достался полный укоризны взгляд Лорда Самаэля. А я что? Откуда мне было знать, что у неё столь слабые нервы? И вообще, откуда берутся такие неженки? Сабрина, та вообще мне тараканов и дохлых крыс в еду подкидывала, чтобы подпортить настроение, а тут я о них только упомянула.

— Что? — нервно огрызнулась я, впрочем, чувствуя себя виноватой.

— Зачем ты её третируешь? — со странным выражением на лице, осведомился мужчина.

Что радует, разочарования или злости я в его глазах не заметила. Как бы я не относилась к вобле, отношения с работодателем мне портить не хотелось. Моргул знает, что от него можно ожидать.

— Я не думала, что она так нервно отреагирует на вполне безобидную фразу. Как она вообще с такими нервами живёт.

— Она Леди, до мозга костей, — наставительно объяснил мужчина. — Они не привыкли к подобным темам. Тем более за столом.

— Ну я же не о стадиях разложения трупа повествовала, а так, о тараканах, — мне осталось только недоумённо пожать плечами. В который раз за ужин.

Оказывается, оскорблять собеседницу, называя её уродиной — можно. Можно угрожать расправой. А вот о тараканах говорить нельзя. Странная у них логика. Кривая какая-то.

— Запомни, ты больше не среди наёмников. Тебе стоит следить за словами.

— Да, Лорд Самаэль. Как прикажете.

Вот не буду я с ним ссорится. Себе дороже. А воблу всё-таки жалко. Пусть она мне не нравится, и мне частенько хотелось самолично её придушить, но ведь не от хорошей жизни она такой стала? Что ещё можно чувствовать к человеку, столь неприспособленному к миру, в котором она живёт, кроме жалости?

И вообще. Я ещё присматриваюсь и принюхиваюсь. Пока что, дракон меня забавляет. Из него выйдет сносный работодатель. Главное — правильный контракт.

* * *

Бал дебютанток. Как много в этой короткой фразе. Парочка служанок взялась за меня с самого утра, и шесть часов спустя, я только зубами скрипела от бешенства. Отросшие до середины спины волосы завили в тугие локоны, и длинными шпильками с полудрагоценными и драгоценными камнями подняли в высокую причёску. Меня даже накрасили, покрыв кожу толстым слоем белой пудры, чтобы скрыть так и не смывшийся смуглый оттенок кожи.

Глянув на себя в зеркало, я пришла в ужас. Яркие румяна, двумя чахоточными пятнами горели на щеках, брови закрасили, как и ресницы. Боги, что за уродство они из меня сделали? Показаться в таком виде среди людей? Да я лучше сдохну.

— Пошли вон, — едва не рыча от обиды и досады, я принялась ожесточённо разбирать башню из волос, которую эти садистки соорудили на моей голове.

Какой ужас.

— Но Леди, мы ещё не закончили, — испуганно заблеяли девушки, а Леди Матильда поднялась с кресла, где сидела всё это время.

— Леди Николетта, — она сделала упор на первое слово, словно пытаясь напомнить мне о новом статусе. — Юной девице не пристало так разговаривать со слугами.

— Леди Матильда, если вы сейчас же не прекратите свои нравоучения, то я вам волосы обрежу, — раздражённо зашипела я. — Чтобы я в таком виде вышла из дома, да лучше сдохнуть. И плевать я хотела на ваше мнение по этому вопросу, — я бросила на неё предупредительный взгляд.

Да, я несдержанная хамка, не умеющая держать себя в руках. Да, я неотёсанная деревенщина. Но я не позволю делать из себя посмешище. В конце концов, мне всего восемнадцать, и мне рано выглядеть бледным, чахоточным привидением.

Жаль, что нет времени вымыть волосы. Эти могруловы блёстки теперь повсюду, но придётся потерпеть. Распустив волосы, я мягкой щёткой расчесала пряди, позволяя им шелковистой волной упасть на спину. Смыв лосьоном толстый слой пудры, вздохнула спокойней. Дальше в ход пошли те же шпильки, но в значительно меньшем количестве. Один локон я оставила, чтобы он кокетливо обвивал шею.

Теперь стоит заняться косметикой. Немного магии, чтобы выровнять цвет лица, чуть покрасневшего после снятия макияжа. Капелька туши, чтобы выделить глаза. Совсем немного оттенить нижнее веко, и подвести верхнее тонкой кистью. После этого, чуть пощипала щёки, чтобы на них появился лёгкий румянец. Просто, изящно, а главное — мне идёт.

— Я не выпущу тебя из этой комнаты в столь неприличном виде! — аж взвизгнула вобла, когда я чуть тронула губы увлажняющим средством. — Да меня засмеют за твой позорный вид!

— А вы им скажите, что я послала вас и ваши наставления лесом, — искренне посоветовала ей я. — Уверена, они с удовольствием вам посочувствуют.

Хм. Сомневаюсь, что благородным девушкам положено иметь восемь дырок в ушах, но мне же нужно быть при полном параде? Значит без артефактов, закрывающих мысли от посторонних и обеспечивающих качественную защиту, мне никак. Тонкие цепочки привычно заняли своё место, особым образом пронизанные через отверстия в мочках ушей, спадая едва ли не на плечи. И как заключительный штрих, тонкая серебряная змейка, обвившая хрящик правого уха.

Платье я одобрила заранее, как и каждую вещь, сшитую для меня за последнюю неделю. Спорить правда пришлось до хрипоты, но я отказалась выглядеть, словно торт с кремом. Ну или уподобляться новогодней ёлке, украшенной сотнями бантиков.

Несколько пассов руками, и шнур корсета затянулся ровно настолько, чтобы сделать мою талию более тонкой, но позволяя при этом нормально дышать. Особенно сильно мне нравились туфельки на среднем каблуке. Простенькие, но идеально сидящие на ноге, с удобной колодкой и без лишних украшений.

Без преувеличений, рассматривая себя в зеркале, я была очень довольна результатом. Из отражения на меня смотрела невысокая девушка. Хрупкая и женственная, с округлостями в нужных местах и едва заметной чертовщинкой во взгляде. Ничего лишнего. Неглубокое декольте открывает совсем немного, я бы даже сказала, что у Леди Матильды оно значительно глубже. Нежно голубой шёлк, расшитый серебряной нитью и мелким речным жемчугом, выгодно оттенял смуглость кожи. Особенно мне нравился силуэт наряда.

Никаких пышных юбок и десятков подъюбников. Скромно и изящно. На мой взгляд, именно то, что нужно молодой девушке.

— Я буду жаловаться Лорду Самаэлю, — уже совсем неуверенно попыталась воззвать к моей совести и чувству самосохранения женщина.

Правда мне показалось, что она не особо рассчитывала на успех, если учесть события вчерашнего ужина.

— И что у вас стряслось в этот раз? — от двери послышался ворчливый, чуть усталый голос вышеупомянутого Лорда.

— Лорд Самаэль, — я повернулась, и присела в кокетливом реверансе, — как нехорошо заходить в комнату юной леди без стука. Вдруг, та не одета? — низким, грудным голосом пожурила его я, играя на мужских нервах.

Бедный мужик. Если так пойдёт и дальше, то я просто доконаю бедолагу. Он следил за каждым моим движением голодным взглядом. Пауза затянулась. Играя, я чуть подняла руку, блеснув тонкими колечками, и принялась теребить одинокий локон, выпущенный из высокой причёски. Глаза мужчины заметив движение, проследили за моим пальцами и с жадностью впились в участок открытой кожи.

Интересно. А ведь я даже не прибегала к дару суккуба. Впрочем, роль милой невинности удавалась мне лучше всего и безотказно действовала на мужчин. Далеко не каждый клюнет на роковую красотку, зато они никогда не ожидают подвоха от такой вот девочки-цветочка. Стоит потупить глазки, как большие и сильные мужчины с каменными сердцами, простят мне всё.

— Лорд Самаэль! — едва не взвизгнула вредная вобла. — Да очнитесь же наконец! Эта вертихвостка совсем вас заколдовала.

Убью. Вот ей богу убью, и даже не подумаю сделать это быстро и безболезненно. У меня тут можно сказать битва на выживание, а она мне карты путает. И вообще, ничего такого ужасного, я с бедным Лордом не делаю. Даже не колдую, хотя стоит признать, что именно это с ним не работает. Магоупорный он. Змей чешуйчатый… Мне сущность кормить надо. Она за последнюю неделю совсем оголодала.

Как я и ожидала, противного, как скрежет ногтей по стеклу оклика воблы хватило, чтобы разбить очарование момента. Главное, сейчас не показать, что я это сделала нарочно. Я ещё не готова платить по счетам.

Так что играем. Невинно так, ресничками хлоп, хлоп. Глазки открыть пошире, губы чуть приоткрыты, и вся из себя святая невинность, совсем не понимающая, в чём меня обвиняют.

— Леди Николетта, — взял себя в руки мужчина. — Вы само очарование.

Ох, не нравится мне блеск в его глазах. Есть подозрение, что он только что вспомнил, как я выгляжу без всех этих тряпок, и ему понравилось это воспоминание. На мой взгляд — это излишне. Немое обожание меня вполне устраивает, а вот страсть… — страсть мне и с прибавкой не нужна.

— Благодарю вас, Лорд Самаэль, — новый реверанс, но уже не такой глубокий, как до этого.

Всего лишь дань вежливости и признательность за комплимент. И главное говорить поменьше, а то ляпну что-нибудь лишнее, нечаянно выпав из образа. Вчера и так отличилась.

— Николас, — губы мужчины растянулись в довольной ухмылке, совсем немного обнажив белоснежные зубы. — Зовите меня просто Николасом.

— Как прикажете, Лорд Николас, — покладисто согласилась я, приблизившись на пару шагов. — Нам уже пора?

Я буду не я, если в течении месяца этот мужчина не будет готов выполнить любое моё желание. И вообще, я коварная соблазнительница, или кто? Мне по крови положено питаться чувствами мужчин.

Глава третья

Замок мне не понравился. Огромный, громоздкий и какой-то бестолковый. Огромное количество коридоров и помещений, ни одно из которых меня не зацепило. Не хотелось оставаться в комнате, нежась в её уюте. Да, убранство поражало воображение: ценой мебели и количеством золота, дорогих пород дерева и тканей; но в них не было души, той изюминки, что превращает здание в дом, в который хочется возвращаться.

А ещё меня раздражали непрерывно снующие повсюду слуги. Они черно-белыми молниями скользили между гостями, стараясь угодить высокородным персонам. И, пожалуй, больше всего мне не нравились сами гости. Разряженные в шелка и драгоценности, они с высоко задранными головами дефилировали между залами, иногда сдержанно кивая знакомым. Радует одно — я не послушала воблу, и привела себя в порядок. Возможно, когда-то давно так действительно красились, но я не заметила столь толстого слоя пудры на лицах дам.

Маленькая месть за мои вчерашние слова? Возможно. Только глупо с её стороны показывать себя некомпетентным работником. Месть не стоит доброго имени и перспективы на хорошую работу. Подозреваю, что лорд Николас просто нашёл самую въедливую и дотошную даму.

Меня уже представили публике, как приёмную дочь рода Ликасе, что, впрочем, не произвело фурора. Многие из сегодняшних дебютанток превосходили меня в красоте и изяществе нарядов, но и я не ударила в грязь лицом. Мне досталось несколько весьма заинтересованных мужских взглядов, но сами мужчины подходить, чтобы познакомиться не торопились. Ну и миграл с ними. Странно, что на это мероприятие меня сопровождает Николас, а не приёмные родители. Так могут и ненужные слухи пойти.

Впрочем, о чём я? Будто я питаю иллюзии о том, что смогу занять своё место в этом серпентарии. Не стоит забываться и мечтать о несбыточном.

Мой кавалер покинул меня с полчаса назад, оставив в гордом одиночестве. Гад. Танцевать не хотелось, есть тоже. Как-то не вызывали у меня восторга предложенные гостям яства. Кажется, я всё-таки слишком сильно затянула корсет, или это нервы шалят?

— Смотрите, а вот и выскочка, — донёсся до меня громкий шёпот.

Я навострила ушки, лениво обмахиваясь веером и борясь с желанием посмотреть на тех, кто решил посплетничать на мой счёт.

— Фи, какая смуглая, — поддержала девушку её собеседница. — Прям как одна из наших крестьянок.

— Даже в дорогой сбруе, осёл не станет породистым жеребцом, — поддержал девушек какой-то парень.

Надо бы их хорошенько запомнить. Я не прощаю оскорблений. Прибуду ко двору, разыщу и отомщу. Просто из врождённой вредности.

— Ну да, из ослихи кобылы не сделать, — громко заржал кто-то ещё.

Я спокойна. Я совершенно спокойна, ведь я обязательно отомщу, а значит не стоит нервничать.

— Прелестная Леди скучает?

Я едва не подскочила от пробравшего меня до костей мужского голоса. Казалось, что он резонирует с каждой клеточкой моего тела, правда до чего такое может довести — не знаю. Но мне это заранее не понравилось.

— Что вы, — я чуть растянула губы в застенчивой улыбке, повернувшись к говорившему. — Я люблю наблюдать за людьми. Это так интересно.

И, пожалуй, мой собеседник, один из самых интересных экспонатов в этом зале. В отличии от большинства мужчин присутствующих на этом балу, он был облачён в парадный мундир, который ему невероятно шёл. Мне, пожалуй, даже сложно было бы представить его в гражданском.

— Лорд Раул Мигель Микоши, к вашим услугам, — по-военному поклонился он мне, чуть щёлкнув каблуками.

— Леди Николетта Ликасе, — я присела в глубоком реверансе и подала мужчине руку для поцелуя.

Чётко очерченные, сухие губы на секунду коснулись моей кожи и демонстративно, по-звериному втянул воздух. Оборотень, что ли? Возможно. Только странный он какой-то. Неприятный, пусть и эффектный.

Если честно, мне его жест показался несколько интимным. Он что, пытается меня смутить? Ну мне-то что? Подыграю мужику, пусть порадуется.

— Ликасе? — разогнувшись, мужчина чуть приподнял брови, внимательно рассматривая моё лицо. Как-то подозрительно внимательно. — И кем вы приходитесь барону Ликасе?

— Приёмной дочерью, — наивно хлопая ресничками ответила я, и с удовольствием отметила, как мужчина приподнял от удивления брови. — Барон буквально неделю назад принял меня в семью.

— Даже так… Простите, я отойду на некоторое время, — неожиданно откланялся мужчина.

Интересно, кому он так резво побежал докладывать об изменениях в рядах рода Ликасе? Что-то мне подсказывает, что мне стоит поближе познакомиться со своими приёмными родителями. Непорядок какой-то. Я их дочь более недели, а до сих пор не видела новоявленных родственников.

Спросит кто-нибудь о том, как они поживают, а мне даже ответить нечего. Надо будет этот вопрос с Николасом обсудить.

— И что тебе сказал этот крысюк? — Лорд Самаэль подкрался незаметно, я едва не подпрыгнула от его тихого шепота.

Теряю квалификацию. И вообще, с каких это пор мы снова на «ты»? А так всё хорошо начиналось. Ну да ладно, и это переживу. Я и не особо надеялась убедить его в своей принадлежности к «Леди». Можно конечно, только толку от этого никакого. Я же не замуж за него собралась, ей богу.

— Почему крысюк? — удивилась я, стараясь успокоить чуть не выскочившее из груди сердце.

Чего ему стоило подойти не со спины, а хотя бы с боку, как все нормальные люди?

— Этот милейший человек, посол из Димара. Крайне неприятная личность.

— Димар… — я на пару секунд задумалась, вспоминая карту мира. — Это ведь страна, с которой у нас общая граница на севере. Если я правильно помню, то они закупают львиную долю продовольствия, поскольку у них мало что растёт. Я ничего не перепутала?

— Не думал, что ты так хорошо разбираешься в политике, — Николас приподнял одну бровь. — Обычно женщины не интересуются подобными вещами.

— Не знаю, чем интересуются благородные Леди, но в гильдии принято знать как можно больше обо всём и сразу. Узкая специализация, это не про нас.

— Про них, — с укоризной поправил меня мужчина. — Ты больше не являешься частью гильдии.

— Будь это так, вы не смогли бы заключить со мной контракт. Так что, несмотря на мой новый статус, я ещё год, пусть и номинально, но считаюсь наёмницей.

На мой ответ, дракон только неодобрительно покачал головой. В конце концов, ему не обязательно быть в восторге от моего прошлого, да и от характера. Я не Леди из хорошей семьи. Я не испытывала стыда из-за своего происхождения, и совершенно не рвалась к титулу. Для меня всегда было важнее сделать свою работу, и сделать её хорошо. Всё остальное, вроде чужого мнения о моём стиле жизни — побоку.

— Тебе стоит забыть о той жизни, — всё же решил настоять на своём мужчина. — Завтра я отвезу тебя в дом твоей новой семьи, и через месяц, когда новость о помолвке будет обнародована, ты займёшь место рядом с принцессой.

Забавно и непонятно. Что-то мне подсказывает, что в вопросах безопасности этот мужчина полный профан. Кстати, надо будет уточнить, когда деньги начнут поступать на мой счёт. Что-то не радует меня остаться только с никому не нужным титулом.

— Мне казалось, что это общеизвестный факт, — я невольно нахмурилась, не в восторге от того, что обсуждение работы идёт в столь людном месте.

И вообще. Вместо гардероба и манер, ему стоило ввести меня в курс дела. А то как-то всё по-дурацки получается. Ну да мне то что. Я ещё не приняла заказ, а так, присматриваюсь. Спасибо Хашару хоть за это.

— Те, кому надо, в курсе, — уклончиво ответил мужчина.

— Я думаю, нам предстоит длинный разговор по возвращении, — ещё более недовольная происходящим, процедила я, краем глаза отметив, как несколько человек внимательно прислушиваются к нам.

Ой, как не хорошо. Что-то мне подсказывает, что у меня не будет месяца в «родных пенатах» и стоит поторопиться. Уж больно рожи у них неприятные. Пусть и породистые.

— Лорд Самаэль, — к нашей парочке подошёл молодой франтоватый парень, — разрешите пригласить вашу прелестную спутницу на следующий танец?

Какой неприятный тип. Количества золотой нити на его камзоле хватило бы для того, чтобы сделать мне пару серёжек. Про кружева на рубашке даже упоминать не стоит. Их едва ли не больше, чем на платьях юных дебютанток.

— Леди Николетта, разрешите вам представить моего племянника, Маркуса. Юноша подаёт очень большие надежды на политической арене.

Парень отвесил мне ещё один шутливый поклон, едва не сверкая от похвалы. Неужели дракон действительно гордится «этим»? Он смазливый конечно, но вот глаза… неприятные какие-то. Маленькие, глубоко посаженные и словно рыскающие по сторонам. Бр-р-р. Мерзость.

Танцевать не хотелось, но видимо придётся.

— А ты вообще умеешь танцевать? — неожиданно тихо поинтересовался у меня дракон, чуть наклонившись к моему уху.

— Только в пьяном виде. На столе, — с сарказмом отозвалась я, подавая руку франту.

Теперь, я просто обязана выложиться по полной, но доказать, что ничем не хуже остальных присутствующих в зале девиц. И вообще, чтобы не думал про меня этот дракоша, я могу вести себя, как Леди. Просто предпочитаю этого не делать. Из вредности. Не мог же он решить, что это старания Леди Матильды сделали из меня юную прелестницу, достойную дочь своего рода?

Ответить на моё едкое замечание мужчина не успел. Захватив мою ладошку в плен своих потных пальцев, Маркус повёл меня в танцевальный зал, где пары уже готовились к новому танцу.

Вальс. Как много прекрасного в этом слове. И сам танец, пожалуй, тоже мог бы мне понравиться, попадись мне хороший партнёр. Франт путался в ногах, несколько раз наступил на мои туфли, и едва не столкнул нас с другой парой. Пожалуй, мне ещё никогда не было настолько неловко. Даже если попросит, я ни в коем случае не стану танцевать с ним снова.

Вернувшись в зал, я поймала разносчика напитков и едва поборола желание вылить подхваченное с подноса шампанское в лицо мнущегося с ноги на ногу кавалера. Он выглядел сконфуженным и стыдливо прятал глаза.

— Благодарю за танец, — с милой улыбкой я сделала реверанс, и отправилась к стоящим у стены диванчикам.

Ну их, эти танцы. Ещё одного такого разочарования моё сердце сегодня просто не выдержит. Посоветовать дракоше отправить его на дополнительные занятия, что ли… Нет, не стоит. Это не моё дело, так что лезть не стану. Но всё равно обидно. Вальс, я искренне люблю.

— И как тебе понравился танец?

Как говорят, не поминай дракона всуе, иначе он подкрадётся незаметно, как тот «писец». Лорд Самаэль, словно из-под земли, вырос за моей спиной, напугав меня так, что я едва не подавилась шампанским.

— Благодарю, — я выдавила из себя улыбку, — это было незабываемо.

Вроде и правду сказала, и неважно, что ничего хорошего в моих словах не было. Николас, видимо этого не понял, а потому расплылся в довольной улыбке. Появилось подозрение, что меня пытаются сосватать. Нафиг-нафиг-нафиг. Если я когда-нибудь и подпущу к себе мужчину, то точно не этого.

— Я рад, что твой первый танец был с моим племянником. Из вас получилась красивая пара.

Ну-ну. Теперь я точно обиделась, и больше дракоше улыбаться не буду. Не заслужил. Я тут стараюсь, пытаюсь произвести на него впечатление, а он решил сплавить меня другому. Не знаю, как другие молодые Леди, а я такого не прощаю.

Больше в этот вечер я не танцевала. И не потому, что не хотела. Этот непарнокопытный и в теории чешуйчатый, умудрился очень неудачно наступить мне на ногу. Теперь нога медленно, но верно опухала в изящной туфельке. Вот зараза. Если он мне что-то сломал, то точно никогда не прощу за испорченный вечер.

Глава четвёртая

После бала я долго отмокала в большой ванне, по подбородок зарывшись в душистую пену. Тугие струи воды массировали тело, унося усталость и дурное настроение. В доме Лорда Самаэля мои наихудшие опасения подтвердились. Его племянник действительно постарался. Этот гад, сломал мне палец на ноге, и перед тем как закрыться от мира в ванной комнате, мне пришлось дожидаться целителя.

Леди Матильда, чувствительная душа, чуть в обморок не упала, увидев мою распухшую ногу. Сам же хозяин дома, чуть ли не орал на меня за то, что я сразу не сказала о досаждавшей мне боли. Интересно, за кого он меня принимает? При нужде, я могу и со сломанной ногой доползти до цели, не то, что потерпеть неудобство от сломанного пальца.

В общем, не вечер, а сплошное разочарование.

— Ты тут утонула?

Дракон бесцеремонно прервал моё уединение, ворвавшись в комнату, куда мужчинам вообще-то хода нет. Ну да, я же не настоящая Леди, зачем со мной церемонится?

— Нет, я тут отдыхаю, — огрызнулась я, не делая попыток сыграть смущение.

Лень.

Я, пожалуй, даже благодарна этому дракону. Своим поведением он ясно даёт мне знать (понять), как ко мне относится, а значит можно не особо упражняться перед ним в актёрском мастерстве. Было бы куда обидней, делай он вид, что я Леди, а потом покажи своё истинное отношение.

— И долго ещё?

— Вы чего-то хотели? — вопросом на вопрос ответила я, не собираясь торопиться.

— Нам нужно поговорить о твоём задании.

— Ну так говорите, я слушаю, — я пожала плечиками, и чуть откинула голову. — Вы явно не испытываете неудобств, находясь на вообще-то закрытой для вас территории, а меня ваше присутствие не смущает.

— Бесстыдница, — процедил мужчина, явно недовольный тем, что ему указали на его промах.

Ну да, какая-то там наёмница, смеет его попрекать недостойным поведением. Знаем таких, проходили. Блюстители морали и нравственности, проводящие вечера в пьяном угаре и в компании продажных красавиц. Ничего нового. История стара, как мир.

— Какая есть.

— Ну раз так, то я сейчас вернусь.

Вернулся он и правда быстро. Притащил кресло из соседней комнаты, и установил его посреди огромной, на мой взгляд, ванной. В общем, расположился с комфортом. Видимо разговор будет длинный.

— Твоя задача проста, — начал дракон, — находиться возле принцессы пока та бодрствует и предотвращать попытки покушения там, куда телохранителями мужчинам ходу нет.

— Это я уже слышала, — отмахнулась я, строя замки из пены. — Меня больше интересует вот что. Если о помолвке известно большому кругу лиц, то почему моё назначение состоится только через месяц?

— Ты себя видела? — хмыкнул мужчина. — Неотёсанная деревенщина, без манер и понятий. Тебе нечего делать во дворце.

Я едва не обиделась, но потом вспомнила — мне, мнение этого мужчины — глубоко фиолетово, и он может им подавиться.

— Я вас разочарую, — я обворожительно улыбнулась, — мне и года не хватит, чтобы перестать быть собой. И если вы на этот месяц, приставите ко мне Леди Матильду, или кого-то на неё похожего, то уже через неделю у вас на руках будет свежий труп. Меня раздражает её занудство. Она старомодна и глупа. Бесхребетный синий чулок вроде неё, не сможет оправдать ваши надежды, — я с удовольствием наблюдала, как с каждым моим словом самодовольная улыбка исчезает с лица дракона. — Вы или вводите меня в курс дела сейчас и отправляете работать, или мы расходимся, как в море корабли. А вы ищете себе другую дуру, которая будет прыгать от радости, получив возможность вращаться в высшем свете. А я возвращаюсь в гильдию и принимаюсь за нормальный заказ.

— Тебя морально растопчут придворные дамы, если ты не будешь вести себя, как положено, — попытался переубедить меня он.

— Меня в любом случае попытаются уничтожить. И им будет плевать, правильно ли я говорю, и достаточно ли грациозно кланяюсь. Я в любом случае не человек вашего круга, поскольку не родилась с серебряной ложкой во рту. Не стоит строить карточных замков, думая о придворном серпентарии лучше, чем он есть на самом деле.

— Хамка, — выплюнул вконец разозлённый мужчина.

— Какая есть. И меняться не собираюсь. Меня больше интересует вопрос моего вознаграждения и досье на принцессу.

Ну, ей богу, не доказывать же мне ему, что у меня уже были лучшие учителя, и я не раз играла роль богатой титулованной дурочки. Бывали, видели, плавали…

— Титула тебе мало, что ли?

— Лорд Самаэль, за кого вы меня принимаете? — я наградила его тяжёлым взглядом. — Ну, приняли они меня в семью под давлением короля или вас. Ну, вписали в родовую книгу. Как вписали, так и вычеркнут, когда в моих услугах больше не будет нужды.

— Лорд Хашар подписал контракт.

— Ну, так его и одевайте в платье, и отправляйте оберегать принцессу. Лично я ничего не подписывала и того контракта в глаза не видела. И Лорд Самаэль, я не побираюсь, а продаюсь за дорого. Очень дорого. Это так, намёк. И ещё, — я решила смилостивиться над бедолагой. — Подписанный Вами с Лордом Хашаром контракт только позволяет Вам меня нанять. Всё.

— И это мне говорит восемнадцатилетняя девица?

— Эта, как вы выразились девица, зарабатывает себе на жизнь с шести лет. К восьми, я отдала долг гильдии за обучение. Двенадцать лет стажа. Ни одного проваленного контракта, начиная с десяти лет.

Я не хвасталась, я просто сухо излагала факты своей биографии. Я могу как убивать, так и охранять, пусть и не люблю заниматься последним. Слишком много мороки. Выследить и убить намного проще, чем защитить от такого же профессионала, как я сама.

— И запомните, — уже мягче продолжила я, — пока в гильдии числится мой контракт, ваши конкуренты не смогут сделать им заказ. Так что думайте, мой дорогой Лорд. Думайте.

— Две тысячи, — через зубы процедил мужчина.

— За год? — для разнообразия, в этот раз приподнялись мои брови, выказывая моё отношение к происходящему.

Мужчина кивнул.

— Вы сейчас так остроумно пошутили, да? Я за последний год заработала в семь раз больше. И это, при том, что три месяца отдыхала от трудов тяжких на берегу океана.

— Я уже заплатил четыре вашему начальству, — проскрежетал дракон.

— И я повторюсь, раз вы ему заплатили, пусть он и выполняет заказ. Лорд Самаэль, неужели вы никогда до этого не имели дел с наёмниками? Мы не рыцари в сияющих доспехах. Мы воры и душегубы, продающие свои умения за звонкую монету, а чаще, за целый мешок звонких монет. Мы не служителя храма Пресветлой, и стоит очень внимательно относится к составлению договора, ибо только постоянные клиенты, могут рассчитывать на некоторые уступки. Это бизнес. Грязный, кровавый и беспощадный.

— Сколько ты хочешь?

— Я хочу контракт, заверенный нотариально, где будут прописаны мои обязанности и гонорар — в три тысячи золотых в месяц. Мне понадобиться знать о принцессе всё. От того, что она любит есть, до имени её любимой мягкой игрушки. Её раздражители, увлечения и интересы. Каждую деталь. После того, как мы подпишем наш договор, конечно, — я добила его своей самой лучезарной улыбкой.

Ибо не фиг считать меня неразумной амёбой, готовой работать за копейки. В конце концов, меня наняли охранять принцессу, а не дочь какого-то купца, так что и расценки будут соответствующие.

— Мне понадобиться несколько дней на подготовку, — сдался он, сверля меня неприязненным взглядом.

— Замётано. А я пока, пожалуй, навещу родственничков. Надо же себя показать, на них посмотреть.

— И да, — уже от двери повернулся ко мне дракон, — Николетта, будь с ними поласковей. Они действительно очень хотели ребёнка, и были рады удочерить тебя.

— Я запомню.

Запомню конечно, но верить в то, что титулованная пара будет рада взрослой, сформировавшейся дочери — глупо. Особенно, если девицу им навязали.

* * *

В доме четы Ликасе меня встретили с радостью. Как это не удивительно. Невысокий пожилой мужчина, и его не менее миниатюрная жена вышли в холл, чтобы поприветствовать свою новую дочь. Слуги выстроились в две шеренги, и смотрели пусть и насторожено и с любопытством, но доброжелательно.

— Добрый день, — я присела в глубоком реверансе, пальчиками придерживая края юбки. — Моё имя, Николетта, и я очень рада с вами познакомиться.

Кажется, Барон облегчённо выдохнул, а Баронесса, менее сдержанная в своих чувствах, расплылась в довольной улыбке. Она первой сделала шаг мне навстречу, отпустив руку мужа. Её длинные, покрытые глубокими морщинами пальцы чуть коснулись моего подбородка, предлагая подняться.

— Добро пожаловать домой, девочка, — на удивление молодым голосом заговорила она. — Я надеюсь, что мы сможем хотя бы подружиться.

После её слов, мои глаза предательски наполнились влагой. Для сироты, вроде меня, услышать такие слова — несбыточная мечта. Единственный дом, который я знала — здание гильдии. Там я жила с двух лет, там меня учили, и туда я возвращалась после каждого задания. Я, и десятки таких же, никому ненужных детей, брошенных родителями при рождении.

— Я тоже очень на это надеюсь, — каюсь, на последнем слове мой голос предательски надломился, и закончила я уже шёпотом. — Простите, я не ожидала столь тёплой встречи.

— Ничего, девочка, ты привыкнешь, — Барон взял чуть сжал мою руку своей сухой, старческой ладонью. — Пойдём в гостиную. Расскажешь нам о себе.

* * *

Часы в компании моих приёмных родителей пролетали незаметно. Они расспрашивали о работе в гильдии, об обучении, через которое я прошла. Их интересовало всё. Мои друзья, мои интересы, сердечные привязанности. Не желая их шокировать, я обходила стороной наиболее неприятные и некрасивые моменты своей жизни, впрочем, не отрицая их наличия.

— Я не белая и пушистая, — на очередной вопрос старого Барона, ответила я. — Я убивала. Я защищала. В моей биографии достаточно уродливых страниц, но мне бы не хотелось, чтобы вы их читали. Простите ли вы мне эту тайну?

— Если твоя совесть чиста, то нам нечего тебе предъявить, — покачал головой мужчина. — Только ответь мне. Есть ли то, чего ты стыдишься в прошлом?

Я задумалась. Я никогда не брала контрактов, после которых ко мне могли прийти кошмары. Я никогда не убивала детей, ибо считаю, что они не могли за свою короткую жизнь заслужить смерть. Я редко убивала женщин, и то, только тогда, когда была уверенна в справедливости приговора. Я никогда не убивала только ради выгоды, и не защищала мерзавцев. Да, мне пришлось пережить не один скандал с главой гильдии, когда я наотрез отказывалась от контракта, но оно того стоило. Моей совести нечего мне предъявить.

— Я не испытываю стыда за содеянное, — взяв минуту на размышление, наконец подала я голос. — Надо же, я до этого момента и не задумывалась об этом.

— Тогда не нам тебя судить, — подарила мне мягкую улыбку Баронесса. — Боги жестоко наказали нас за наши грехи, лишив радости иметь детей, но послали тебя. Молодую, здоровую и красивую девушку, которая не даст нашему роду прерваться.

— Мы просим только об одном, — тихо продолжил за неё Барон, — когда придёт время, пусть твой второй ребёнок унаследует наше имя, и всё, что ему сопутствует.

Странные они, но мне нравятся. Хотя иногда, маска Барона словно тает, приоткрывая мимику властного и жестоко палача. Видимо за его внешностью доброго дедушки скрывается не менее кровавое, чем моё, прошлое. Я бы даже сказала более кровавое. Есть что-то в его взгляде, напоминающее мне о Седрике. Пренеприятный тип. Вот где наёмник, готовый на всё ради денег.

* * *

В своих предположениях мне удалось убедиться ближе к ночи, после того, как я тепло распрощалась с четой Ликасе. Закончив приготовления ко сну, я коротала время за забавным приключенческим романом и чашкой чая, когда в мою комнату вошёл преобразившийся Барон. Всю мягкость с его лица, словно смыло. Жёсткие черты, мёртвые глаза. Он словно готовился к битве.

— Снова здравствуйте, Барон, — я решила, что делать реверанс будучи в халате, излишне, а потому просто кивнула. — Чем обязана?

— Я пришёл поговорить начистоту, — холодно бросил он, присаживаясь в кресло напротив. — Моя жена — слишком добра и наивна, но я легко распознаю себе подобных.

— Вы пришли узнать, что за гадость в красивой обёртке вам подсунули, пока ваша лучшая половина спит. Не так ли?

— Именно. И поскольку несмотря ни на что, я безумно люблю свою жену…

Он взял паузу, чтобы продолжить, но я закончила за него. В конце концов, мне действительно не стыдно за своё прошлое.

— Вы не подпустите к ней никого, кто мог бы причинить ей вред. Я понимаю. Спрашивайте, — благосклонно закончила я.

А дальше начался допрос. В течение нескольких часов, Барон задавал всё новые и новые вопросы, только кивая, когда считал ответ удовлетворительным. Когда они иссякли, он на несколько минут откинулся на спинку стула, и просто изучал меня. Внимательно так, словно пытаясь запомнить каждую деталь.

— Наёмница с принципами. Не думал, что такие ещё существуют.

— Можете отнести это к дурной наследственности, — я широко улыбнулась. — Я на четверть шагара. Можно сказать, что я просто неспособна поднять руку на невиновного.

— Вот теперь верю, — мужчина насмешливо фыркнул. — С их заморочками, неудивительно, что их почти истребили, загнав высоко в горы.

— Люди не любят непохожих и непонятных, — я развела руками, обезоруживающе улыбнувшись. — Дагарам в этом плане намного легче. Они не испытывают моральных терзаний. Если верить молве, и моему скудному опыту.

Шагары и дагары — две расы, навечно обречённые на войну. Одни — сторонники пацифизма и в большинстве своём, просто не способны на подлость. Другие — почти их полная противоположность. Они не испытывают моральных терзаний, с лёгкостью идут на сделку с совестью, впрочем, в наличии оной я и вовсе сомневаюсь.

Именно цветом волос, я обязана своим далёким родственникам расы шагара. От них же мне достались некоторые физические способности, вроде острого слуха, повышенной регенерации и почти запредельной скорости, и ещё немного по мелочи, вроде слабенького магического дара и умения видеть в темноте. Увы, или к счастью, у монеты всегда две стороны. Та же четвертушка крови, что обеспечила мне карьеру идеального убийцы, наложила строжайший запрет на убийство невиновных. Будь я чистокровной шагарой, то запретов было бы больше, но мне в некотором смысле повезло. У них и правда много заморочек.

— Думаю, мы всё обсудили, — неожиданно оборвал повисшую в комнате тишину Барон. — Завтра вечером, к нам за ужином присоединится один маг. Если он подтвердит наличие в тебе крови шагара, то послезавтра, ты будешь внесена в завещание, как единственная наследница рода. И не стоит верить тому чешуйчатому, наследство ты получишь весьма солидное.

— И что от меня требуется, чтобы не вылететь из завещания и рода? — чувствуя подвох, осведомилась я.

— Ничего особенного. Мария всегда хотела дочку, и ты для неё ей станешь. Веди себя так, как вела сегодня, и у нас не будет проблем. Она будет водить тебя по магазинам, светским мероприятиям, хвастаться подругам. Думаю, это будет не сложно.

— Я постараюсь быть примерной дочерью, но вы позволите мне одно условие?

— Ещё не вошла в завещание, а уже качаешь права, — неожиданно открыто и заливисто рассмеялся мужчина. — Ты мне нравишься. Говори.

— Мужа я бы хотела выбрать сама, как вы понимаете, в силу моего прошлого и специализации. В любом другом случае, один из нас умрёт.

— Пожалуй, на эту уступку я пойду, — в глазах мужчины блеснули смешинки.

Страшное зрелище, честно говоря. Я ведь не шутила, а просто предупреждала. Он же, мало того, что отнёсся к этому с пониманием, так ещё и счёл забавным. Что же за монстр сидит в соседнем кресле?

Глава пятая

Как и все хорошие вещи, визит в дом четы Ликасе, подошёл к концу. За прошедшую неделю, я в полной мере смогла понять, почему монстр вроде Барона, души не чает в своей супруге. Хрупкая, невероятно живая и светлая, она могла разговорить даже камень, и расположить к себе кого угодно. Если моё мнение о ней не изменится, то в скором времени я сама буду готова глотку за неё перегрызть.

Она не поучала, не смотрела на меня свысока, а просто выливала на меня всю нерастраченную за долгие годы любовь и заботу. К концу недели, к огромному удовольствию обеих, она расчёсывала мои порядком отросшие волосы, не прекращая ими восторгаться. Впервые в жизни, я чувствовала себя нужной и важной, и была по-настоящему счастлива.

Увы, неделя моего визита подошла к концу, и сегодня мне предстояло навестить дракона. Вчера вечером прибыл посыльный, с письмом от Лорда Самаэля. Он наконец дозрел до переговоров. Если верить моим источникам, а поскольку плачу я им немало, то верить им можно почти безоговорочно, всё это время дракон искал мне замену.

Замена не нашлась.

В некотором смысле, я даже немного расстроилась, когда наконец прибыл посыльный. Появилось малодушное желание махнуть на всё рукой, и остаться с Бароном и Баронессой, и больше никогда не возвращаться к жизни наёмницы. Не то, чтобы она была мне в тягость… просто не хотелось отпускать все те эмоции, что я испытывала в компании Леди Марии.

— Я вижу, ты не торопилась, — стоило мне переступить порог, процедил через зубы дракон. — Я тебя третий час жду.

— И вам доброго утра, — я ослепительно улыбнулась, обнажив в улыбке все тридцать два зуба. — Вы не указали точного времени, так что я прибыла тогда, когда прибыла.

— И как визит к новой родне? — ехидно поинтересовался он, видимо поняв, что его недовольство мне до одного места. — Насладилась всеми прелестями семейной жизни?

— Благодарю, — я улыбнулась ещё шире, — я отлично отдохнула. Но шутки в сторону, — всю весёлость словно ветром сдуло, — что вы решили?

— Вот в этой папке, — он поднял со стола толстую стопку листов, — информация о принцессе. Когда ты подпишешь контракт, то получишь её.

— Если, — я выделила это слово интонацией, — я подпишу контракт. Не забывайте, что он мне может прийтись не по вкусу.

— И если таковое случится, — я вздрогнула, когда прямо из тени, сиротливо приютившейся в углу комнаты, вышел мужчина, — то свои претензии вы можете предъявить мне.

Дагар. Вот моргул хромолапый! Что он здесь делает? Шестое чувство, оповещающее об опасности, мне ещё никогда не врало, и сейчас оно заходилось пожарным колоколом. Это с драконом я могла показывать характер, откровенно потешаясь над его недочётами, но с этим мужчиной мне не тягаться. Он во сто крат опасней, и любая насмешка может быть принята, как смертельное оскорбление.

«Нельзя показывать слабость. Почувствует слабину — сожрёт», — твердил внутренний голос, пинками приводя меня в более или менее вменяемое состояние.

— С кем имею честь?

Я села ровнее, и даже немного порадовалась, что голос не дрогнул.

— Герцог северного края, Лорд Дориан Римас, — мужчина по-военному вытянулся по струнке, и чуть кивнул.

После этого представления меня наградили насмешливым взглядом, оповещая о том, что моя секундная слабость не осталась незамеченной.

— Очень приятно, — я натянула профессиональную полуулыбку, гоня мысли о том, что мне пришёл кипец. Полный и абсолютный. — Поскольку вы осведомлены о том, кто я, думаю можно начать. Позвольте?

Я протянула ладонь к дракону, желая получить контракт. Тот, видимо тоже не прибывал в восторге от присутствия лорда Римаса, а потому поторопился удовлетворить мою просьбу. Потянулись долгие часы бумажной волокиты. Составлению контрактов меня учил гном, так что дотошность и внимание к деталям я переняла у своего учителя.

Стоило мне уйти в дебри словесных конструкций, как страх по отношению к одному из самых опасных мужчин нашей страны ушёл на второй план. Личные приязни и неприязни не имеют значения, когда дело доходит до работы. Так меня учили. Так я жила.

Правда пришлось несколько раз себе об этом напоминать, поскольку я отлично знала, кто с непринуждённым видом сидит по другую сторону стола, согнав дракона с его законного места. В отличие от Лорда Самаэля, Герцог не раз прибегал к услугам гильдии, и после каждого разговора с ним, начальство приходилось отпаивать успокаивающими настоями. О нраве главы ведомства национальной безопасности ходили легенды. Страшные легенды.

Что порадовало, свой норов он мне сегодня не продемонстрировал. Даже несмотря на то, что я придиралась едва ли не к каждому пункту, выбивая наиболее выгодные условия. Под конец шестого часа разбора несчастного документа, я наконец поняла — мне больше нечего возразить и меня всё устраивает. Тут же, дракон получил последний листок договора, который ему следовало переписать начисто, и предъявить нам для прочтения. Пару раз, ему уже приходилось переписывать всё заново, ибо он допустил несколько грубейших ошибок.

— Чувствую хватку Мастера Гирбиша, — вслед за мной, откинулся на спинку своего стула дагар. — Я и не знал, что у него есть столь способная ученица.

— Благодарю за комплимент, — я чуть склонила голову, всеми силами давя желание потянуться до хруста в костях. — Думаю, Мастер Гирбишь был бы рад узнать, что его уроки не прошли для меня даром. Он очень не любит тратить время впустую.

— Готово, — едва слышно выдохнул дракон, передавая финальный лист дагару. — Кто бы мог подумать, что простое согласование контракта займёт столько времени? — он с укоризной посмотрел на меня.

— Я знал, — коротко отозвался Лорд Римас. — Поэтому освободил весь сегодняшний день.

— Это стандартная процедура, — хмыкнула я, когда мужчина передал лист мне.

Пробежала его глазами, чтобы удостоверится — ничего лишнего дракон не добавил, и ничего важного не убрал. Поскольку увиденное удовлетворило меня полностью, с одобрительным кивком протянула его обратно.

— Сумасшедшие, — прошептал дракон, переводя взгляд с меня на дагара и качая головой.

Ни я, ни тем более мой собеседник не удостоили его и взглядом. То, что он полный профан в подобных делах, мы знали оба, а потому его мнением не интересовались. Главное, чтобы не мешал.

— Вашу ручку, юная леди, — протянул мне ладонь Лорд Римас. — Контракт требует крови.

Ну, то, что мы не просто бумагу марали, а готовили магический контракт на крови, я поняла давно, а потому без промедления протянула требуемое. Острый коготь вспорол тонкую кожу на запястье, и струйка алой жидкости с тихим шелестом стала наполнять подставленную чашу. Не прошло и полминуты, когда нужное количество было получено. А вот к тому, что последовало после, я готова не была.

Я потянула ладонь к себе, чтобы залечить порез, когда мужчина неожиданно притянул мою руку к лицу и с видимым удовольствием провёл языком по ранке. Дракона передёрнуло, а у меня закончились слова.

— Сладкая, — слизывая капельку алой жидкости с губы, довольно улыбнулся мне дагар. — Хорошая девочка.

Теперь едва не передёрнуло меня. Порез от его действий конечно зажил, но на душе остался неприятный осадок. Что это вообще было, то? Дагары — не вампиры. Они не используют кровь живых существ для питания. Седрик, единственный хорошо знакомый мне дагар, ничего подобного не делал. И это если учесть, что у моего учителя по психологии разных рас, странностей было предостаточно.

Добавив собственную кровь в чашу, он движением пальца залечил собственный порез, и не думая облизывать своё запястье. И вообще, что это было?

Впрочем, рефлексию я оставила на потом, и вслед за нанимателем подписала договор. Смешанная в чаше кровь, гарантировала, что ни одна из сторон не сможет надуть другую, что нам и требовалось.

Бумага вспыхнула, и на столе рядом с первым контрактом, появилась его точная копия. Всё правильно. Одна ему, другая мне.

— Ну что, — мужчина до хруста, как хотелось мне, потянулся и встал из-за стола, подцепив бумаги когтями, — раз мы всё обсудили и договорились, то через неделю вы приступаете к работе. Надеюсь, этого времени вам хватит на подготовку?

— Я бы предпочла две, — этого мы в контракте не коснулись, справедливо решив, что сможем договориться. — Но, если вы настаиваете…

— Тогда через полторы недели, жду вас во дворце.

— Благодарю, — я склонила голову, довольная тем, что он пошёл на компромисс.

Вообще-то, мне и трёх дней бы хватило, но тут был вопрос межличностных отношений. Я закинула удочку — согласится, не согласится? Он решил, что может себе позволить сделать мне приятное. В итоге — оба довольны друг другом. Я даже на время забыла, насколько этот черноволосый потенциально опасен.

* * *

Полторы недели до переезда во дворец я провела в доме четы Ликасе. В первые несколько дней, галопом пробежавшись по старым знакомым, я заказала новый гардероб, инструменты и всё, что может понадобиться на задании. Ещё пара дней ушла на изучение досье на принцессу.

Если верить предоставленной информации, то мне предстоит охранять чуть ли не шагара, настолько она была идеальной. Из пороков, на полном серьёзе числилось пристрастие к сладкому. Они что, шутят? Где они это чудо нарыли?

В общем, она или очень качественно скрывается, или я сдохну со скуки за этот год и мне стоит надеяться только на её таинственных недоброжелателей. Чтобы разнообразить досуг, так сказать.

В один из вечеров, после того, как мои покупки начали привозить, ко мне снова зашёл Барон. Заметив, что я с каким-то остервенением читаю документы, он прочистил горло, давая понять, что я больше не одна в комнате.

— Доброго вечера, Лорд Димитри, — я положила бумаги обратно в папку и захлопнула её. — Чем могу быть полезна?

— Пришёл узнать, почему в мой дом в последние несколько дней привезли чуть ли не целый военный арсенал ассасина.

— Почему почти целый? — я заслуженно оскорбилась. — Вместе с тем, что подвезут завтра, у меня будет полный комплект. Не могла же я что-то забыть… — я невольно закусила губу, припоминая.

— Кажется, ты не уловила суть вопроса, — присел на кресло мужчина.

— Готовлюсь к заданию, — я чуть скривилась. — Наставник всегда говорил, что я перестраховщица, — пожала плечами, — но меня не радует мысль, что чего-то важного может не оказаться под рукой в нужный момент.

— Задание секретное? — нахмурился мужчина.

— Я бы так не сказала, — невольно сморщила нос, отлично понимая, что стараниями дракона о моей миссии во дворце не догадается только слепой идиот. — Но распространяться о моих покупках не стоит.

— Помолвка? — понятливо спросил Барон.

— Она самая…

А вот и подтверждение всех моих опасений. Даже живущий вдали от дворца Барон в курсе происходящего. Чего тогда и говорить об иностранной разведке? Именно от жителей соседних государств я ожидала парочку очень изысканных подлянок. Редко когда соседи остаются довольны политическими браками, призванными укрепить отношения между странами.

Даже очень приличные деньги, что мне будут платить за это дело, скорее всего не стоят той нервотрёпки, на которую меня подписал Хашар. Надо будет при случае плюнуть ему в чай. Чтобы в следующий раз не подкладывал мне таких больших и упитанных моргулов.

— Будь осторожна, — огорошил меня Барон. Впрочем, тепла в его глазах я так и не увидела. — Мария очень расстроится, если с тобой что-то случится.

Вторым предложением он поставил всё на свои места. Думаю, мой приёмный отец вообще не особо приспособлен к такому чувству, как любовь. Мария, только исключение, подтверждающее правило.

— Обязательно, — я кивнула, показывая, что приняла его слова к сведению.

Пусть и из-за стремительно развивающейся привязанности его жены ко мне, но мне не стоит ждать от Барона ножа в спину. Главное, чтобы он не решил, будто я стремлюсь занять его место.

Глава шестая

Во второй визит, дворец понравился мне ещё меньше, чем в первый. Как и было оговорено, я вместе со своим багажом прибыла в королевскую резиденцию немного после полудня. Слуги бросились к сундукам, словно саранча на праздничный обед. Меня же, отконвоировали в кабинет Лорда Римаса. Я не шучу. Маленькую меня сопровождали шесть бравых воинов при полном параде, так что каждый их шаг гулким эхом разносился по дворцу.

У кабинета главы национальной безопасности они встали по обе стороны от двери, создав своеобразный коридор из тел. Больших таких тел. Хмыкнув на это безобразие, я вошла в приёмную, где встретилась с полным любопытства взглядом секретаря.

— Доброго дня, — с насмешливой улыбкой поздоровался он, и движением пальца захлопнул дверь за моей спиной. — Начальство ещё где-то гуляет, так что присаживайтесь. Чай, кофе?

— Доброго дня, — немного обескураженная подобным поведением, я растеряно присела в кресло для посетителей и принялась рассматривать мужчину. — Кофе пожалуйста, если вас это не затруднит.

Секретарь, не молодой уже мужчина, с несвойственной канцелярским крысам грацией поднялся со своего места и выглянув из приёмной отдал нужные распоряжения. Всё это время, я не отрывала от него глаз, силясь понять, что с ним не так. Чистые руки, без намёка на чернильные пятна. А ведь они свойственны всем, кто много работает с бумагами. Даже маленькая шишечка на безымянном пальце отсутствовала, что свидетельствовало о том, что мужчина очень редко пишет сам.

Камзол. Пусть и простой, но ткань дорогая, добротная. Такая не по карману простому секретарю, пусть и секретарю большого начальника. Мозоли на ладонях, словно он часто упражняется с мечами. Широкий разворот плеч, узкая талия — фигура воина.

Кажется, мой пристальный взгляд мужчина заметил, поскольку приосанился в своём кресле.

— Чем я могу развлечь прелестную Леди, пока она ждёт? — мурлыкнул он.

Нет. Не верю, хоть режьте. Этот мужчина не секретарь, и даже не просто воин. Дамский угодник, немолодой, опытный и видимо со странным чувством юмора.

— Рассказом о том, как вы попали на работу к такому страшному и ужасному человеку, как Лорд Римас. Я совсем немного с ним общалась, но скажу вам по секрету, он напугал меня до дрожи в коленках! — включив дурочку, я самозабвенно вешала лапшу на уши собеседнику. — Мне сложно представить, как вы с ним каждый день работаете. А он правда младенцев на полдник ест? — невинно хлопая широкими от «страха» глазами, я с удовольствием наблюдала за произведённым впечатлением.

Мужчина озадаченно потёр бровь, посмотрел на меня, на дверь кабинета, снова на меня. А что я? Я милейшее создания, без малейшего проблеска интеллекта в глазах. Розовое платье и завитые под барашка волосы с вплетёнными в них лентами тому подтверждение.

— Девушка, а вы точно к Лорду Римасу пришли по делу? — видимо, роль мне удалась, ибо мужчина засомневался в том, что я пришла по правильному адресу.

— Конечно, — я закивала словно болванчик. — Он вчера сказал, что будет ждать меня в кабинете, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, — главное говорить всё это с самым серьёзным лицом и не позволить предательской улыбке появиться на губах.

— И что же это за ситуация? — ещё более обескураженно спросил мужчина, и даже немного подался вперёд.

В общем, я была права. Не знаю, где сейчас ходит секретарь моего дражайшего начальника, но это не он. Канцелярские крысы, стоящие на страже святая святых, кабинета своего начальника, так себя не ведут. Им по виду деятельности не положено быть столь доверчивыми.

— Ну что вы, — я сделала вид, что жутко смутилась. — Девушке не положено говорить о подобном при посторонних.

А теперь демонстративно начинаю теребить край платья, чтобы «выказать волнение». Предвкушение интригующей сплетни промелькнуло на лице мужчины всего на мгновение, но и этого мне хватило, чтобы мысленно оскалиться от удовольствия. Проглотил наживку.

— Обещаю, наш разговор не выйдет за пределы этой комнаты, — с самым честным выражением на лице, уверил меня собеседник. — Вы можете мне довериться.

Ага, три раза. Доверяй я всем, кто так самозабвенно мне врёт, давно бы копыта откинула.

— Но это так неудобно… — снова стала я увиливать. — Ведь это так лично… мне не хотелось бы огласки. Моя репутация…

— Неужели он сделал что-то отвратительное? Соблазнил вас, и теперь отказывается жениться? Разбил ваше сердце?

Щёки мужчины раскраснелись от предвкушения. Он словно охотничья собака, взявшая след дичи был готов сорваться с места, и если надо — вытрясти из меня информацию.

— Ну что вы, — я потупилась. — Дориан замечательный отец для моего малыша, — говоря это, я очень надеялась, что за такой поклёп, начальник не оторвёт мне голову. — Он заботиться о нас, пусть и не может забрать нас к себе.

Конспирация моего собеседника скончалась в муках. Стоило мне закончить свою проникновенную тираду, как на его лице появилась совершенно неприличная улыбка. Он словно смаковал каждое слово, представляя, как будет пересказывать наш разговор знакомым.

— Дейл, мать твою, какого моргула ты приказал своим железным лоботрясам отвести мою гостью к себе в кабинет?

Упс. В комнату, пинком открыв дверь, влетел злой, как голодный тигр Дориан Римас. Температура резко упала, а по коже побежали мурашки. Что-то мне не по себе в его присутствии. Сразу вспомнилось, что он не белый и пушистый, и в отличие от других мужчин не падок на хлопанье ресничками.

— Ну, если бы не привёл, то и не знал, что у моего лучшего друга оказывается есть сын! — видимо, Дейл решил, что лучшая защита, это нападение.

Зря он так. Ой, как зря.

— Какой, к моргуловой матери, сын? — ошарашено замер Лорд Римас, чуть ли не в панике.

О как. Он действительно испугался возможности, что кто-то из его старых любовниц могла от него понести? Всё интересней и интересней. Жаль, что это не отменяет одного прискорбного факта — мне конец. Не стоило мне нести чушь о дагаре, ох не стоило.

— Твой, — заподозрив подвох, как-то неуверенно начал Дейл, — и её, — он кивнул на меня. Она мне всё сама рассказала.

Вот, моргул хромолапый! Два очень недобрых взгляда скрестились на мне, словно пытаясь испепелить на месте. От созерцания маленькой меня, их отвлёк стук в дверь.

— Простите, что отвлекаю, но там слуга принёс кофе и фрукты, — коротко и по существу отрапортовал один из стоящих карауле мужиков. — Впустить?

— Нет! — гаркнули оба, и мужика словно ветром сдуло.

Взгляды снова скрестились на мне.

— Что? — видимо за годы работы с мужчинами, во мне выработались некоторые рефлексы. Глаза наполнились слезами, губы поджались и чуть задрожали, а пальцы намертво впились в подол платья. — Почему вы на меня так смотрите?

Страшно конечно было, но не так сильно, как я показала. Просто мужчины не переносят вида женских слёз, чем я частенько пользовалась.

— Вот зараза! — махнул на меня рукой Лорд Дориан. — Зачем ты ему наплела про сына?

— А зачем он притворился вашим секретарём? — вопросом на вопрос ответила я, не сбрасывая маски незаслуженно обиженной невинности.

— Это что получается, меня обвели вокруг пальца? — Дейл, кто бы он ни был, нахмурился и теперь переводил взгляд с меня на Лорда Дориана. — Ну и кто вы после этого? — мне достался полный непонимания и детской обиды взгляд. — Я уже готовился к тому, чтобы понянчится с сыном лучшего друга, раз своих так и не завёл.

Ещё немного, и мне действительно станет стыдно. Я и не думала, что мой в принципе невинный розыгрыш станет для него таким ударом. И вообще, о чём это я? Он первый начал игру в небылицы. Просто я оказалась более талантливой актрисой.

— Наёмница она, — тоже успокоившись, хотя и не полностью, процедил Лорд Дориан. — С дерьмовым чувством юмора.

— Дориан! Как ты выражаешься при Леди? — накинулся на него друг. — Имей совесть.

— Ты меня вообще слышишь? — поинтересовался Лорд Дориан у Дейла. — Я сказал, что она наёмница. Мелкая, вредная, и как оказалось, достаточно хорошая актриса, чтобы навешать лапши на уши даже тебе.

— А она подаёт надежды, — мне достался очень внимательный взгляд. Дейл, точнее я полагаю, Лорд Дейл, словно в первый раз меня увидел. — Я и не думал, что это до сих пор возможно.

Пришлось пожать плечами.

— Я просто сказала вам то, что вы хотели услышать, — отозвалась я, позволяя маске милой девочки сползти с лица. — Николетта Ликасе, — я наклонила голову в намёке на поклон. — Рада представиться.

— Лорд Дейл Терисан. Начальник ведомства дворцовой безопасности.

— Ты ещё ручку ей поцелуй, — язвительно заметил Лорд Дориан. — И замуж позови.

— А вот и поцелую, — не менее язвительно огрызнулся Лорд Дейл. — Не знаю, как ты, а я столь очаровательных особ не каждый день встречаю.

Видимо, у этого мужчины слова редко расходятся с делом. Обойдя стол, он встал передо мной на одно колено и, сграбастав мою руку, нежно прикоснулся губами к запястью. Что за… Щёки опалило жаром и появилось почти непреодолимое желание спрятать конечность за спину.

— А может и правда замуж позвать, — ни к кому не обращаясь, обронил мужчина, всё ещё сжимая моё запястье пальцами. — Девушка красивая. Сразу видно, не испорченная. Семья респектабельная.

— Эм… — слова, словно тараканы при включенном свете, разбежались по углам. — А может не надо?

Каюсь, получилось несколько жалобно. Не хочу я замуж. Тем более, за мужчину, которого только сегодня впервые увидела. И вообще, странный он.

— Николетта, скажите честно, — как-то резко поднял голову мужчина, — ваше сердце занято?

— Н-нет…

И какой психованный моргул тянул меня за язык? Ну почему я не соврала?

— Тогда я сегодня же отправлю письмо вашему батюшке, прося разрешение за вами ухаживать.

Я почувствовала себя как-то глупо и беспомощно. Я конечно слышала, что у благородных масса заморочек с межличностными отношениями, но чтобы настолько? Причём тут мой отец, которого я в глаза не видела, и не особо к этому стремлюсь? Откуда он вообще знает, кто участвовал в моём появлении на свет?

Потом до меня дошло. Мужчина говорил о Бароне, ведь именно он сейчас считается моим отцом, пусть и приёмным. Что-то он меня своими рассуждениями совсем из колеи выбил. Надо собрать мысли обратно и взять себя в руки.

— Лорд Дейл, — мне всё-таки удалось отобрать ладошку, — не надо писать моему отцу. Я во дворце на время и только по работе, — я встала, и отступила на несколько шагов, упёршись спиной во что-то твёрдое. — Простите, но я считаю, что личные отношения при таком раскладе только помеха.

Чувствовала я себя при этом очень неловко. Где-то на дне сознания теплилась надежда, что он просто надо мной издевается, желая отплатить за навешанную на уши лапшу. Ну а если нет?

Когда на мои плечи легли две горячие ладони, я непроизвольно вздрогнула. Кончики пальцев чуть погладили кожу, очерчивая ключицы. Если Лорд Дейл сейчас в поле зрения, то за спиной… То за спиной у меня — кипец, ибо то твёрдое, на что я натолкнулась, никто иной, как Лорд Римас.

Я шарахнулась быстрей, чем поняла, что делаю. Полный самодовольства смех дагара больно ударил по самолюбию. И чего мне стоило не шарахаться, а просто спокойно постоять? Ну в самом деле, не могу же я его интересовать, как женщина. Вздор и бред. Бред и вздор. Кажется, мне скоро, как и Лорду Хашару, после общения с этим дагаром придётся пить успокоительное.

А ведь мы только в самом начале пути…

— Дориан, хватит пугать нашу милую гостью, — пожурил друга Лорд Дейл.

— Это я её пугаю? — фыркнул мужчина. — Я хотя бы свадьбой не грожусь.

— Все девушки хотят замуж, — авторитетно заявил Лорд Дейл. — Чего в этом страшного? Тем более, я серьёзно.

— А может мы с Лордом Дорианом пойдём? — пискнула я. — Мне бы к работе приступить…

Я чувствовала себя не в своей тарелке. Что за цирк устроили эти влиятельные, взрослые мужчины? В первый раз вижу, чтобы кто-то столь высокопоставленный вёл себя, словно мальчишка. И все эти разговоры о свадьбе и ухаживаниях… Бр-р-р.

— Ну куда вы, прекрасная Леди? — сразу встрепенулся Дейл.

— Работать она, — вместо меня ответил Дориан. — Нам попалась на удивление сознательная наёмница. Впрочем, со вкусом у неё не очень.

Одним смазанным движением мужчина оказался прямо передо мной, и провёл рукой по моим кудряшкам. Всего через мгновение, любовно завитые кудри распрямились, упав на плечи чуть вьющейся волной.

— Вот так-то лучше, — довольно закончил он, заправляя одну прядь мне за ухо. — Тот ужас, тебе совсем не шёл.

— Ну и зачем вы испортили мне такой шикарный образ? — я поджала губы, отойдя к зеркалу и рассматривая плоды его самоуправства. — Я два часа всё это завивала и укладывала.

— Зачем, если оно совершенно не идёт тебе? — удивился мужчина.

— Потому, что модно. Потому, что эти кудряшки идеально подходили к выбранной мной маске.

— Хм… — мужчина задумался. — И зачем?

— Ну, у меня было несколько вариантов. Недалёкая модница, роковая красавица, серая мышка, — перечислила я. — Серой мышкой быть скучно, роковой красавицей неудобно, а недалёкой моднице много чего прощается, и никто не берёт её всерьёз. Так проще работать.

— Глупости, — отмахнулся от меня Дейл. — Просто будь собой, и никто тебе и слова не скажет.

После этих слов, мужчине досталось два очень тяжёлых взгляда. Один от меня, второй от Лорда Дориана. Я конечно понимаю, что воины не уважают конспирацию, но всё-таки. И вообще, какого моргула он пытается мне рассказывать, как мне стоит выполнять свою работу?

— Дейл, ты не прав, — встал на мою сторону Лорд Дориан. — От миленькой блондинки никто не ожидает подвоха.

— А чего от неё ожидать то? Лекции о правильной диете и уходе за волосами?

Я аж опешила от такой постановки вопроса. Видимо, одной моей принадлежности к женскому полу этому мужчине хватило, чтобы списать меня в расход. Ну да ладно, это только говорит в пользу выбранной мной тактики. Было бы неплохо, если бы и остальные решили так же. Мечты, мечты…

Мне показалось, что и Лорд Дориан решил так же, а потому подал мне руку, предлагая последовать за ним. Руку я не приняла, но безропотно направилась к двери. Мимолётное чувство обиды, я запихнула подальше. В конце концов, кто я такая, чтобы обижаться на начальника ведомства дворцовой безопасности? Он давно состоявшийся специалист, доказавший свою профпригодность.

* * *

Путь до кабинета Лорда Дориана мы прошли в молчании. Я обдумывала случившееся, а что творилось в голове моего начальника — тайна скрытая тьмой. И вообще, с каждой проведённой в его компании минутой, я всё меньше его понимаю.

Не видно открытой агрессии, какую часто демонстрировал Седрик. Намёков на откровенную жестокость я тоже пока не обнаружила. Мои привычные шаблоны трещат по швам, и я ничего не могу с этим поделать, а от того, боюсь этого мужчину ещё больше. Не зря один из моих наставников неустанно повторял — люди боятся непонятного, а ты, наполовину человек, так что учись жить со своими страхами.

— Чай, кофе? — любезно осведомился у меня Лорд Дориан, пропуская вперёд себя в приёмную.

Может в этот раз повезёт? А то после всех этих разговоров, у меня горло пересохло. Пить хочется жутко.

— Кофе, если можно, — с надеждой отозвалась я, краем глаза изучая типичную канцелярскую крысу, обустроившуюся в кресле секретаря.

Слава богам. Я начала было подозревать очередной подвох и разрыв шаблона. Испачканные чернилами пальцы молодого парня, корпящего над бумагами, бальзамом пролились на моё сердце.

— Сильван, — обратился к парню Лорд Дориан. — Подай кофе и сладости в кабинет. И никого ко мне не впускай.

— Как прикажите, Лорд Римас, — коротко поклонился вскочивший Сильван.

В кабинете начальства, мне предложили удобное кресло самого хозяина. Жесткий стул для посетителей мужчина забрал себе, и развернув, оседлал. Разместив удобно руки на высокой спинке, он положил на них подбородок и принялся меня внимательно рассматривать.

— Итак, — после минуты молчания, наконец заговорил он. — Я надеюсь, вы хорошо подготовились к выполнению задания. Будут ли ко мне вопросы?

Ну, раз можно уточнить некоторые моменты, то молчать не стану.

— Скажите, вы знакомы с моей будущей подопечной? — я расправила складки на юбке, стараясь не смотреть на собеседника, который прожигал меня внимательным взглядом.

Словно видит меня насквозь. Бр-р-р. Пренеприятное чувство. Подозреваю, что даже притаившийся где-то на задворках сознания страх, не остался для него тайной. Особенно после того, как я банально сбежала, избегая его прикосновения.

— Я знаю о ней, — отозвался мужчина. — Впрочем, мы представлены и даже несколько раз пересекались на светских мероприятиях.

— И она настолько непогрешимо идеальна, как говорится в досье?

— Вас что-то в этом удивляет? — мужчина чуть поднял одну бровь, словно не понимая суть вопроса.

— Меня настораживает её характеристика. Я в неё не верю.

— Вы на что-то намекаете?

— Говорю открытым текстом, — я чуть пожала плечами. — Или ваши люди плохо копали, или с принцессой что-то не так.

Ответить он мне не успел. В кабинет после короткого стука вошёл секретарь, за чьей спиной маячило несколько слуг. Они быстро сервировали чай и сладости, а мне достался странный взгляд от Сильвана. Полагаю, дело в кресле, на котором я обустроилась. Хозяин кабинета скорее всего не часто отказывается от него в пользу гостей.

Если честно, я запретила себе об этом думать. Начну перебирать возможные причины его поведения — сломаю мозги, и всё равно на руках у меня будут только мои домыслы. С ними, к сожалению, далеко не уедешь.

После этой минутной паузы, во время которой и я, и Лорд Дориан взяли минуту на размышление, разговор продолжился.

— Ну, раз вы так считаете, то мне будет интересно узнать, что накопаете лично вы, — с пренеприятной ухмылкой дал мне карт-бланш мужчина. — Далеко не все люди и нелюди будут вписываться в привычные для вас шаблоны, так что советую не сильно задирать нос.

А вот это вызов. Неприкрытый и наглый. Я буду не я, если не найду чего-нибудь очень интересного в своей подопечной.

— Постараюсь, вас не разочаровать, — язвительно отозвалась я, пряча уязвлённое самолюбие за маской хамки.

— Ну, тогда, я думаю, мы на сегодня закончили, — от мужчины явно не ускользнули мои внутренние переживания, но он тактично не стал на них указывать. Странный дагар. — Буду с нетерпением ждать твоих ежедневных отчётов. Сразу после того, как твоя подопечная будет удаляться ко сну.

Час от часу не легче. Я очень надеялась встречаться с этим мужчиной как можно реже. Но, видимо моим мечтам просто не суждено сбыться.

Глава седьмая

В свои новые апартаменты я шла с двойственными чувствами. Прощание с Лордом Дорианом вышло странным. Поднявшись со стула, он сграбастал мою руку для поцелуя, и повторил недавний подвиг своего друга. Поцеловал запястье. От этого, по телу пробежала волна страха и жара, показалось, что волоски на моём теле встали дыбом.

Но даже этого мужчине показалось мало. Заметив мою реакцию, он хмыкнул, и чуть прикусил чувствительную кожу. Больно не было, но… что это вообще было? Чего он добивается? Что от меня хочет?

Мысли роились словно потревоженные пчёлы, и мне никак не удавалось привести их в порядок.

Он просто играет со мной. Наказывает за ту ложь, что я скормила его лучшему другу. Да, пусть будет так. Меня вполне устраивает такое объяснение, ибо об альтернативе думать не хотелось. Я слишком его боюсь, чтобы отшить, как всех остальных.

Следующая за этими терзаниями мысль заставила меня остановиться на полушаге. С каких это пор, я столь эмоционально реагирую на вполне невинные знаки внимания? За время работы, я и не с таким встречалась, но всегда относилась к этому со здоровой долей пофигизма. Ну хочет меня мужчина. Ну позволил себе лишнего. Никто же от этого не умер, и время продолжает свой бег.

Решив, что это на меня плохо влияет «высшее» общество, я тряхнула головой. Глупые, неуместные мысли, недостойные профессионала. Меня ждёт работа, так что терзания идут лесом.

* * *

— Ваше Высочество, — я присела в реверансе перед своей подопечной, изучая её из-под полуопущенных ресниц. — Рада наконец-то с вами познакомиться.

Как и говорилось в досье, принцесса мне досталась неказистая. Кажется, она, как и Леди Матильда больна диетой головного мозга, а потому худа, суха и измождена. Ситуацию ухудшает сероватый цвет лица, запавшие глаза и тёмные синяки под глазами. Серое, бесформенное платье довершает картину.

Какой ужас. Неудивительно, что её описывают едва ли не святой. У неё, по-видимому, просто ни на что нет сил.

— Вы очень вызывающе одеты, — чуть скривив губы, ответила на моё приветствие сушёная вобла, стоящая за спиной принцессы. — Юной Леди не подобает украшать себя, облачаясь в яркие цвета.

У-у-у… Я уже хочу отказаться от этого контракта. К принцессе приставлен цербер, видимо похлеще моей Леди Матильды. У той хоть какие-то интонации в голосе угадывались, когда она читала мне нравоучения. Интересно, если я сломаю ей ногу, как долго она будет приходить в себя? Даже целителям сложно лечить переломы на измождённом, едва сводящем концы с концами теле.

— Леди не подобает указывать на то, что она считает недочётом в чужой внешности, — не испытывая и капли смущения, парировала я. — Особенно, когда вы не представлены.

— Хамка! — надменно фыркнула сушёная вобла, скрестив руки на груди.

Я едва не опустилась до банального «от хамки слышу», но решила, что это будет скучно и недостойно. В конце концов, я Леди, или как? От последней мысли я едва не рассмеялась в голос. Ага, Леди. Из меня — Леди, как из доярки — королева.

— А опускаться до банальных оскорблений и вовсе моветон, — задумчивым голосом приласкала её я, рассматривая свои ноготочки. — И какой пример вы подаёте своим подопечным?

— Не тебе меня учить, — прошипела женщина. — Без году неделя, как получила титул, а самомнение до небес. Знай своё место, плебейка!

Каюсь, в столь некрасивом поведении женщины виновата была я, и только я. Меня не устраивало присутствие этой сушёной воблы, потому я решила от неё избавиться. Небольшой толчок, и её нервная система пошла в раздрай. Будь на её месте нормальный, здоровый человек, не истязающий тело и дух — мне пришлось бы туго. А так, я даже не напряглась.

— Вы уверены, что вправе оскорблять меня? — вкрадчиво спросила я, чуть прищурив глаза.

Принцесса и её подруги только наблюдали, чуть приоткрыв рты. Ну да, видимо не часто их строгая наставница позволяла себе подобное. Мне бы даже стало жаль эту глубоко несчастную женщину, не будь она мне столь противна. Я отказываюсь уважать кого-либо, только за возраст и положение в социальной иерархии. Мне плевать с высокой колокольни на их «заслуги перед обществом».

Моё уважение нужно заслужить, как бы пафосно это не звучало.

— Я урождённая Леди, и с такими как ты буду вести себя так, как считаю нужным! — выплюнула женщина, а её лицо пошло красными пятнами.

Если честно, меня порядком утомила эта безобразная сцена, но увы, раз взялась, то надо доиграть партию до конца. Поэтому повернувшись к стоящему за моей спиной слуге, я бросила всего две коротких фразы.

— Любезный, позовите лекаря. Леди плохо.

Слуга испарился, торопясь угодить той, кто не побоялась вступить в открытую конфронтацию с воблой. Леди Фрида, а именно так звали наставницу принцессы, от этого разозлилась ещё больше. До сего дня, ни одна из новоприбывших ко двору девушек не смела ей перечить, и в кратчайшие сроки ломалась под её натиском.

Это мне стало известно из досье на принцессу, и её приближённых. Будучи последовательницей культа Безликой богини, Леди Фрида, как истинная верующая, изо всех сил пыталась распространить своё учение. Не знаю, чем думали король и королева, назначив эту фанатичку наставницей принцессы, но мне искренне жаль последнюю. Культ Безликой беспощаден к своим последователям.

Между тем, вобле становилось всё хуже. Видимо, её ослабевшее сердце не выдержало такой нагрузки, и теперь давало о себе знать.

— Что же вы, Леди Фрида, — с ложным участием протянула я. — Себя беречь надо, а вы?

Как быстро, однако всё делается во дворце. Мне показалось, что слуга только-что убежал за лекарем, как в комнату ворвались люди. Пять стражников, несколько слуг, и целитель с помощником.

Один из новоприбывших мне не понравился с первого взгляда. Мужчина, одетый в форму слуги, каждым своим движением привлекал моё внимание.

В общей суматохе, я максимально близко подобралась к принцессе и заняла место у неё за спиной. Отсюда мне было видно всю комнату и творящийся в ней бедлам. Стражники застыли истуканами на входе, слуги мешались целителю, а тот в свою очередь отмахивался от них, пытаясь делать свою работу.

Первый тревожный звоночек мне послышался, когда непонравившийся мне слуга, решил налить всем воды. Всё было хорошо, пока он не дошёл до принцессы. Почти незаметным движением, он насыпал в бокал её величества белый порошок.

Испробовать фармацевтическое достижение на своей подопечной я не собиралась, а потому ловко выхватила бокал из его рук и ослепительно улыбнулась.

— А теперь очень советую замереть, и не дёргаться, — прошипела я, приставив извлечённую из складок платья иглу к горлу мужчины. — У меня сегодня на редкость паршивое настроение.

— Л-леди, — стала заикаться моя добыча, — что вы делаете?

— Развлекаюсь, — мурлыкнула я, и продолжила уже громче, не сводя с него глаз. — Стража!

Стражники у дверей переглянулись.

— Да, вы. Связать его! — короткий кивок на застывшего слугу. — Советую не дёргаться. От этого яда умирают долго и мучительно, а паралич наступает почти мгновенно, — многозначительно просветила я перепуганного мужчину.

Увы, бравые ребята у дверей умудрились не справиться даже со столь простым заданием, как обездвиживание пленника. Ох, выскажу я Лорду Дейлу всё об уровне подготовки его ребят. Если сначала сама их не убью.

Пока они копались, обшаривая комнату в поисках того, чем можно связать пленника, ни один из них и не подумал помочь мне с его удержанием. Они бестолково носились из угла в угол, смотрели на меня совершенно пустыми глазами. Всё это время, моя рука медленно, но верно наливалась тяжестью от усталости.

— Идиоты, — сквозь зубы прошипела я, одним движением пальцев отправив псевдо слугу в глубокий обморок.

Есть на теле пара точек, при нажатии на которые можно вывести противника из строя. В данном случае, на несколько часов. Изначально, мне этого делать не хотелось, ибо это несколько часов, в которые потенциальный убийца не будет подлежать допросу.

— А чем его вязать-то? — видимо потеряв надежду найти верёвку, спросил меня один из стражников.

— Уже не надо, — осматривая тело у своих ног, прошипела я. — Марш за начальством! Да не все! — заметив, что вся пятёрка ринулась к входу, в отчаянии крикнула я. — Только один!

Теперь замерли все пять, словно не понимая, что им дальше делать. Хочу в дом четы Ликасе… или на худой конец, обратно в цитадель наёмников. И вообще, где обещанные телохранители?

* * *

Разбор полётов длился второй час. Перепуганная до полусмерти принцесса и её подруги сидели в соседней комнате под бдительным присмотром найденных наконец-то телохранителей. Оказалось, что Леди Фрида, да будут дни её в темнице долгими и несчастными, запретила телохранителям присутствовать в комнате, дабы не смущать юных леди своим присутствием.

— Уволить к моргуловой матери, — сквозь зубы процедила я, когда сей факт был обнародован. — Если эти болваны так легко пренебрегли своими обязанностями, то я не хочу, чтобы они прикрывали мне спину.

— А не много ли ты на себя берёшь? — прошипел Самаэль, занимающийся вопросом безопасности принцессы.

— А вас вообще под суд, за халатность и несерьёзный подход к делу! — уподобившись гадюке продолжила я.

Такими темпами, да с такими помощниками, я завалю контракт к моргуловой матери.

Уже получивший свою порцию негодования Лорд Дейл ушёл отчитывать своих ребят, и только Лорд Дориан развалился на одном из диванов с какой-то странной полуулыбкой на губах. Ему, кажется, доставляло удовольствие то, как я рву и мечу, не скупясь на бранные выражения. А на выражения и негодование я не скупилась, посчитав поведение начальства как одобрение.

— Я выполнил свою работу! — оскорблённо отозвался дракон. — Телохранители были приставлены к принцессе!

— И какой от них толк, если они прохлаждаются в соседней комнате? Почему вы не знали о самоуправстве Леди Фриды?

Мне хотелось задать ещё парочку вопросов, но мою гневную тираду прервал неожиданно вставший со своего места Лорд Дориан. В полной тишине, он сделал небольшой круг по комнате, после чего остановился за моей спиной. Во второй раз за сегодня, его горячие ладони легли мне на плечи.

— Ладно, Никки, не бушуй. Лорд Самаэль уже всё осознал, — пропитанным ехидством голосом решил урезонить меня начальник. — А если не осознал, то я сам растолкую ему суть сложившейся ситуации.

Как он меня назвал? Нет. Вы это слышали?

От шока, я сидела, хватая ртом воздух и едва не булькая от возмущения. Мало того, что он тут лапы свои распустил, так ещё и самовольно сократил моё имя. Да я… да я! И тут меня отпустило.

Ничего я ему не сделаю, ибо отлично понимаю: вякну невпопад, и он сотрёт меня в порошок. Как неприятно чувствовать себя тряпкой, кто бы знал…

— П-простите, что? — через неполную минуту абсолютной тишины, мне всё-таки удалось кое-как привести себя в порядок.

— Это была проверка, и ты её прошла, — ладони на моих плечах чуть сжались. — В отличии от остальных.

Дракон вздрогнул, а вернувшийся Лорд Дейл скривился.

— Кстати, чем тебе не понравилась Леди Фрида? — прозвучал вопрос над самым ухом.

Перед тем, как ответить, я попыталась встать. Мне не дали. Ладно. Буду тренировать выдержку.

— Я решила, что жрица Безликой под боком, это слишком даже для моих нервов. Мне хватило недели в компании Леди Матильды.

Дракон побледнел. Он, что, совсем не в курсе? Боги всемилостивые, только с вашей помощью этот беспечный болван ещё жив и не пошёл по миру. Кто вообще подпустил его к вопросам безопасности?

Не удержав в себе возмущения, я задрала голову, чтобы взглядом поведать Лорду Дориану всё, что я думаю о сложившейся ситуации. Видимо, у меня это получилось весьма неплохо, ибо вопросы он прочёл и даже снизошёл до ответа.

— Я предупреждал его величество, что сын его лучшего друга, не самая подходящая кандидатура на эту должность, — словно пытаясь меня успокоить, он принялся разминать мои плечи. — Но король решил иначе. Кто я такой, чтобы с ним спорить?

— Лучше убеждать надо было, — припечатали Лорда Дориана от двери. — Если уверен в своей правоте, то доказывай свою точку зрения до последнего, — ворчливо продолжил… король?

Я дёрнулась, освобождаясь от хватки дагара и встав, склонилась в глубоком реверансе. Учитывая всё то, что случилось сегодня, не хватало мне ещё и короля обидеть хамским поведением. Воодушевлённая молчаливым одобрением начальства я перешла все мыслимые и немыслимые границы приличий в высшем обществе. Как я вообще могла так забыться, чтобы так разойтись?

Лорд Дейл, Лорд Самаэль, стражники. Ведь они мне не простят, что я столь жестко отчитывала их за проваленную операцию. От Лорда Дориана, они бы приняли это, как должное, но я… Молоденькая выскочка, только сегодня прибывшая во дворец. Для них, я никто.

Не в этом ли заключалась воспитательная работа дагара? Позволить мне, той, которая в сущности никто и звать меня никак, указывать взрослым, состоявшимся мужчинам на их промахи? А ведь им, и правда, должно быть в сто раз неприятней.

И, пожалуй, главный вопрос. Не нажила ли я себе парочку потенциальных врагов? Что со мной станет, когда я лишусь покровительство Лорда Дориана? Не буду сейчас об этом думать. Не время и не место. Зато впредь буду держать себя в руках.

— Ваше величество, — рядом со мной в поклоне полном собственного достоинства склонился дагар, — я приму ваши слова к сведению и в следующий раз, помня о ваших пожеланиях, именно так и поступлю.

— Ну-ну, — мне показалось, что королю откровенно плевать на все расшаркивания Лорда Дориана. — Может, ты представишь мне эту на редкость деятельную Леди, которая в отличие от остальных не села сегодня в лужу?

Он словно видит его насквозь и совершенно не опасается. Он конечно король, но ведь дагары на редкость мстительные существа, не терпящие по отношению к себе пренебрежения. Возможно, королю позволительно вести себя, словно ворчливый старик, общающийся с давно выросшим внуком?

— Леди Николетта Ликасе, — промурлыкал моё имя дагар, — подающая очень большие надежды. Впрочем, у неё немалые проблемы с принятием чужого авторитета.

— И в чём это выражается? — подцепив подбородок узловатыми пальцами и вертя моё лицо из стороны в сторону, осведомился король.

— Она в течение нескольких часов втолковывала Лорду Самаэлю, Лорду Дейлу, а также всем остальным участвующим при проверке, где они сели в лужу, и… — о моих более чем нелестных эпитетах мужчина говорить не стал. — В общем, не досталось, пожалуй, только принцессе и её подругам.

— Ай-ай-ай, — погрозил мне пальцем король, наконец-то отпустив моё лицо. — Как нехорошо указывать старшим на их ошибки. Мужчины такие хрупкие существа, что реальность слышать о своих промахах от хорошенькой Леди, ранит их нежные сердца.

Стоящий рядом со мной дагар закашлялся, а я едва не открыла рот от удивления. Что-то не похож этот пожилой мужчина с замашками доброго дедушки на тот словесный портрет, что мне известен. Назвать нашего короля душкой, может только самоубийца-мазохист. Страшно представить, сколько народа этот милый человек сгноил в пыточных.

Мой мир рушится. Дагар, который должен быть жестоким, агрессивным и злопамятным — массирует мне плечи и ласково зовёт «Никки». Король, развязавший три войны, вырезавший не один род из-за подозрения в бунтарстве — грозит мне пальчиком, рассуждая о трепетной мужской натуре.

Я хочу обратно в гильдию. Или к Барону. Лучше к Барону. С ним всё легко и просто. И к Марии. Она станет за моей спиной, осторожно разберёт причёску, а потом, напевая, будет расчёсывать мои волосы. Мне сразу станет легко и спокойно.

— Ладно, не будем смущать нашу Леди, — видимо король прочёл в моих глазах отказ от реальности. — Лорд Самаэль, вы не оправдали моего доверия, — обратился он к дракону. — О наказании узнаете позднее. Лорд Дейл, — мужчине достался холодный взгляд, — я надеюсь, что в ближайшее время среди дворцовой стражи пройдёт волна увольнений. Памятуя о былых заслугах, в этот раз наказаний не будет. Что ещё? — теперь король говорил с дагаром.

Всё. Я спокойна. В мире всё встало на свои места. Осталось только запастись успокоительным, и можно работать дальше. Всё-таки в трущобах и среди простых людей всё проще.

— Вашей дочери нужна новая наставница, — коротко и по существу ответил Лорд Дориан.

— А что случилось с Леди Фридой? — нахмурился король.

— Она не оправдала возложенного на неё доверия, и сейчас находится в допросной.

— Я подумаю на эту тему и поговорю с её величеством. Эта новость стала для меня неожиданностью, — кивая своим мыслям, отозвался самодержец. — Что ещё?

— Нужно разорвать контракты с телохранителями её высочества. Они тоже не оправдали возложенного на них доверия.

— После разрыва, направить в допросную. Общение с гильдией о найме новых оставляю тебе. Дальше.

— Магические контракты для всех слуг дворца, — продолжил репрессии Лорд Дориан. — Мне не понравилось, как легко мой человек добрался до цели. Главного управляющего сместить. Он не справляется с работой.

Мне стало жаль всех тех, кому сегодня не посчастливилось попасть под руку дагара. Подозреваю, что простым смещением и увольнением всё не закончится. Мне вообще интересно, почему они всё так запустили?

— Не стесняйся, — с какой-то гаденькой улыбкой подбодрил дагара король. — Давай сразу обо всём, что наболело. Я сегодня добрый.

От этой улыбочки у меня мороз по коже прошёл. Пренеприятное зрелище. Словно что-то холодное и скользкое мазнуло по моей шее. Оно будто намекало — в следующий раз, тебе может не повезти, и тогда я выдавлю из тебя жизнь. Бр-р-р.

— Никки, — Лорд Дориан снова обратился ко мне сокращённым именем, от чего я едва не заскрежетала зубами. — Думаю, ты можешь забрать принцессу и её подруг. Дальше мы справимся сами.

— Да, Лорд Римас, — с притворной покорностью ответила я, едва заметно поклонившись.

— И Никки, — уже в дверях застиг меня его оклик, — не забудь, что я жду тебя завтра вечером.

— Да, Лорд Римас.

Главное не показывать, что меня это задевает. Что руки аж чешутся от желания расцарапать его самодовольную физиономию. Он всего лишь играет на моих нервах. Ничего личного. Ничего особенного. Просто большому и опасному хищнику стало скучно, и он нашёл новую игрушку.

Глава восьмая

После репрессий, захвативших весь дворец, жизнь вошла в более или менее спокойное русло. Я коротала дни в компании принцессы и её подруг, мечтая о новом покушении. Скукотища непередаваемая. Одно радует — новая наставница, пухлая, яркая женщина, понравилась мне с первого взгляда.

От её неуёмной энергии было невозможно скрыться, а замашки доброй бабушки вводили в ступор даже отстранённую принцессу. Та, после лет проведённых под шефством Леди Фриды, оказалась совершенно не подготовленной к новому укладу дня. Теперь девушки пели, вышивали, читали друг другу вслух и часто проводили время на улице. Претерпел изменения и их гардероб.

Потихоньку набирающие в весе девушки на радость наставнице, сменили серые бесформенные хламиды, на яркие, сшитые по фигуре модные платья. Теперь они пёстрыми бабочками порхали по дворцу, оглашая коридоры своим звонким смехом. Стражники и слуги, тоже не подготовленные к таким изменениям, смотрели на них широко открытыми от удивления глазами.

— Пресветлая учит нас, радоваться каждой минуте, каждой секунде, проведённой на этой земле, — любила часто повторять Леди Аннита. — Берите пример с Леди Николетты, — в один из вечеров огорошила она нас. — Она берёт от жизни всё, и не боится быть собой.

Н-да… как-то печально получается. Бери они с меня пример на самом деле, то, пожалуй, первой взвыла бы сама Леди Аннита.

— Леди Николетта, — чуть ли не впервые, обратилась ко мне принцесса, — а каково это, быть наёмницей? Ведь вы нашего возраста, но иногда мне кажется, что между нами непреодолимая пропасть.

— Знаете, — я задумчиво покрутила в руках веер, — я, пожалуй, даже не знаю, что вам ответить. Это как рассказать кому-то про запах или вкус яблока. Объяснить, что такое голубой цвет, — видя её удивление, я невольно улыбнулась. — Я просто жила. Жила по правилам того общества, не зная, что может быть иначе.

— Вам, наверное, было очень сложно, — посочувствовала мне принцесса.

— Не сложнее, чем вам, — я обезоруживающе улыбнулась. — У каждого общества есть свои плюсы и минусы. Просто мы заранее готовы принять их, в силу обстоятельств и воспитания.

Принцесса задумалась, а я поймала полный одобрения взгляд Леди Анниты. С этой женщиной у нас был достаточно долгий разговор, ещё до того, как её представили принцессе. За следующие десять месяцев, ей предстоит подготовить свою подопечную к реалиям жизни. Научить её находить хорошие стороны во всём, иначе та загнётся на чужбине. Взрастить в ней чувство собственного достоинства, гордость и умение дать отпор.

В этом плане, король поддержал нас полностью. Он хотел, чтобы его дочь стала королевой, которой можно гордиться.

— Скажите, — девушка вдруг замялась, — а как вы добились того, чтобы мой отец прислушивался к вашему мнению?

Простите, что? Как-то я не замечала, чтобы его величество мной вообще интересовался. Помимо той первой встречи, я видела его всего пару раз, в которые мы не перемолвились ни словечком.

— Боюсь, что я не понимаю, о чём вы, — покачала головой я.

— Он не раз ставил мне вас в пример, — принцесса совсем смутилась. — Говорил, что был бы очень рад, будь вы его дочерью, вместо меня.

Я задохнулась от возмущения. Из полученной мной информации, я давно для себя поняла несколько вещей — король не терпит неповиновения, это раз. Во-вторых, плевать он хотел на воспитание своих дочерей. Я бы сказала, что моему воспитанию было уделено в разы больше времени, чем всем трём принцессам вместе взятым. И после этого, его величество смеет бросать подобные фразы в лицо той, на которую ему было наплевать?

— Ваше высочество, — я говорила ровно, изо всех сил стараясь не перейти на шипение, — я не думаю, что он действительно имел в виду то, что сказал. Скорее всего, он просто пытался подтолкнуть вас в нужном ему направлении.

Сказала, и сама не поверила прозвучавшим словам. Слишком фальшиво они звучали для всех, кто хоть пару минут провёл в обществе его величества.

— Вы мне поможете? — в глазах девушки я увидела, что она не поверила, хоть ей и очень хотелось. — Я буду стараться, правда.

— О чём вы, ваше высочество? — я в недоумении нахмурила брови.

— Научите быть такой, как вы. Я понимаю, что будет сложно, но обещаю, я не стану жаловаться! — принцесса вспорхнула со своего места и упала на колени перед моим креслом. — Я вас умоляю, помогите мне завоевать уважение отца!

Вот моргул хромолапый! Ну как можно отказать девушке, когда та едва не плачет, и столь искренне унижается ради… ради чего? Чтобы отец, которому всегда было наплевать на свою дочь, вдруг заметил, насколько та замечательная?

После этих мыслей, мне стало совестно. Кто я такая, чтобы осуждать первопричины её стремления? Это сейчас я взрослая, уверенная в себе наёмница, а раньше… раньше я была просто перепуганной девочкой, искренне верящей, что если я буду хорошо себя вести, то родители обязательно об этому узнают, и придут, чтобы меня забрать.

— Урок первый, — я присела на колени рядом с принцессой, — никогда не унижайтесь ни перед кем, — подарила ей ободряющую улыбку. — Вы принцесса большой и гордой страны, и на колени вы можете становиться только перед родителями или своими будущими детьми.

Завладев её ладошками, я встала сама, и помогла подняться ей. Жестом фокусника, извлекла из воздуха платок и промокнула ей глаза.

— Выше нос, ваше высочество.

— Так вы научите меня?

Похоже, у меня просто нет выбора. Я не выдержу ещё десять месяцев жалобных взглядов. Даже моё закалённое годами наёмничества сердце кровью обливается, от одного этого взгляда полного вселенской тоски и наивной надежды.

— Вы уверены, что оно вам надо? — предприняла я последнюю попытку вразумить девушку. — Ведь я буду учить вас так, как когда-то учили меня. Ничего иного, я просто не знаю.

— Я мечтаю об этом! — с придыханием ответила принцесса, и несколько её самых близких подруг встали у неё за спиной.

— Я бы тоже очень хотела стать такой, как вы, — сложив руки в просительном жесте, заговорила лучшая подруга принцессы.

Со всех сторон послышались одобрительные возгласы.

Влипла. Ох, устроит мне Лорд Дориан взбучку за то, что отравляю умы юных Леди. Ох, устроит. И что самое печальное, будет абсолютно прав.

* * *

Следующие пять часов дались мне очень сложно. Оказалось, что многое из того, что для меня относится к разряду само собой разумеющегося, для юных Леди едва ли не за гранью понимания. Хотя, если признаться честно, скорее всего, из меня просто получился на удивление паршивый преподаватель.

— Нет, я понимаю, зачем прятать собственные чувства и переживания, — после лекции о психологических масках, сказала принцесса. — Но зачем показывать то, чего нет на самом деле?

Мдям-с… труды жрицы Безликой на лицо. Их культ не признаёт лицемерия.

— Давайте представим ситуацию, — пришла мне на помощь Леди Аннита. — Будучи на званом вечере, вы слышите, как одна из пожилых дам говорит своей знакомой, о том, как недопустимо вела себя Леди Николетта несколько дней назад. Вам будет приятно, что вашу хорошую подругу кто-то прилюдно обсуждает?

Ну почему сразу я? Впрочем, из нас всех, у меня больше всего шансов вызвать неодобрение у старшего поколения. Так что этот пример придётся проглотить.

В ответ на вопрос наставницы, девушки серьёзно замотали головой.

— И вот, всего несколько минут спустя, вас представляют этой пожилой матроне, — Леди Аннита взяла драматическую паузу. — Имеете ли вы право, показывать пожилой Леди своё неудовольствие?

— Конечно нет, — замотала головой Сюзанна, лучшая подруга принцессы. — Старших нужно уважать.

— А если вы не испытываете к ним и капли уважения, поскольку они откровенно неприятные личности и этого чувства недостойны? — закинула удочку я.

Пришлось взглядом извиниться перед Леди Аннитой, ибо я прервала её разбор ситуации.

— Как пожилой человек может быть недостоин уважения? — округлила глаза принцесса.

— А если пожилая матрона, ославилась на весь высший свет тем, что пьяница и бьёт своих слуг? — предположила я.

Девушки скривились. Ну да, при таком раскладе, даже им гипотетическая дама стала неприятна.

— Или, например, пожилой мужчина, который всю свою взрослую жизнь поколачивал жену и детей, спуская все деньги на выпивку и продажных женщин? — я принялась развивать свой успех.

— Но ведь такого не бывает! — воскликнула принцесса, которой подруги негласно дали право говорить за них всех.

— Это кто вам такое сказал? — я аж чаем поперхнулась, переводя взгляд с одной девушки на другую. — Мне жаль вас расстраивать, но мир полон очень неприятных людей, не сделавших за свою жизнь ничего достойного. В вашем окружении они тоже есть, — припечатала я. — Просто об этом не принято говорить.

— Леди Николетта, — пожурила меня наставница этих наивных дев, — вам стоит быть помягче в суждениях.

— Леди Аннита, они просили меня поделиться опытом и знаниями, что я и делаю, — отозвалась я на необоснованное обвинение. — И поверьте, я могла выразиться намного жёстче, и привести совсем другие примеры.

— Вы нас щадите, — недовольно поджала губы принцесса.

— Ваше высочество, — как же меня достал этот титул, который постоянно приходится повторять, — Леди Алексия, вы не против, если я буду вас так называть?

— Не против, — пискнула девушка, чуть съёжившись под моим тяжёлым взглядом.

— Так вот, Леди Алексия, начни я выражаться в той манере, в которой учили меня, и вы просто не уловите сути сказанного.

Ну да. Наставники не скупились на многоэтажные бранные конструкции, которые использовались по поводу и без. Даже присутствие представительниц прекрасного пола их не смущало. Они справедливо полагали, что при нашей работе, рано или поздно, но мы столкнёмся с непечатной лексикой. Так зачем себя ограничивать?

— Во-вторых, — дав им возможность осмыслить сказанное, продолжила, — я не считаю, что стоит вываливать на вас всё и сразу. У нас ещё есть время.

— А вы научите нас самообороне? — вдруг встрепенулась одна из девушек. — Вы так красиво расправились с тем слугой. Я бы тоже так хотела.

Видели бы мои наставники, то, как я тогда действовала — руки бы мне оторвали. Чтобы не позорила их седые головы.

— А оно вам надо? — с сомнением спросила я, на что получила единодушный кивок. — Сдаюсь. Надо, так надо… Мне понадобятся ваши мерки, чтобы заказать всё нужное.

* * *

На этом мои мучения не закончились. Распрощавшись с Леди, выжатая словно лимон, я плелась на ковёр к начальству. Сегодня мне предстояло посыпать голову пеплом и каяться в содеянном. Ибо я очень сомневаюсь, что Лорд Дориан оценит проявленную мной инициативу.

— Начальство у себя? — хмуро спросила у секретаря, клюющего носом над бумагами.

Получив утвердительный кивок, сделала несколько глубоких вздохов и отправилась каяться во всех грехах. Вдруг он меня простит, и в этот раз не будет издеваться над моей нежной психикой? В последнее время, мне везло. Дагар словно одумался, и больше не пытался ко мне прикасаться. Впрочем, называть меня «Никки», он так и не перестал.

— Доброй ночи, — пробубнила я, присев в реверансе. — Я пришла.

— И кто тебя сегодня жевал? — осмотрев меня с ног до головы, поинтересовалось начальство. — Или может на тебе пахали?

— Хуже, — я невольно скривилась. — Её высочеству приспичило угодить отцу, и стать похожей на меня, — выдала я с кислой миной.

— Дай угадать, — с весёлой ухмылкой заговорил дагар, так и не предлагая мне сесть. — Ноги у всего этого безобразия растут из брошенной вчера за ужином фразы короля, да?

— В точку.

Очень хотелось скинуть туфли, лечь на соблазнительно мягкий ковёр, и продолжить отчитываться оттуда. Вроде весь день сидела, а чувствую себя, будто на мне и правда весь день пахали.

— Я надеюсь, ты не станешь перегибать палку, делая из принцессы первоклассную наёмницу? — с подозрением спросил мужчина, поднимаясь со своего кресла. — Боюсь, её будущий муж такой трансформации не переживёт.

— За десять месяцев, вбить в её светлую голову всё, чему меня учили почти всю сознательную жизнь? Смешно. Кстати, у вас нет на примете зала для физических тренировок, который мы можем занять?

Подошедший ко мне почти вплотную мужчина замер, смерив меня полным недоумения взглядом.

— Юные Леди изъявили желания обучиться самообороне, — как-то жалобно продолжила я, пятясь от возобновившего движения дагара. — Ничего, кроме общей физической подготовки и пары приёмов, я обещаю.

Меня проигнорировали. Когда я упёрлась спиной в подло открывающуюся вовнутрь дверь, мужчина навис надо мной, всё ещё не проронив ни слова. Ну, вот чего он от меня хочет? Мы же так хорошо общались!

Каждый вечер, я приходила, отчитывалась в том, что происшествий не было. Получала начальственный кивок одобрения и шла отдыхать. Два месяца. Целых два месяца, когда всё было просто и понятно, и вот опять началось.

— Лорд Римас, — пискнула я. — Что вы делаете?

Молчание. Единственным ответом, стала пугающе серьёзное выражение лица дагара.

— Лорд Римас, — повторный писк, — а может я того… пойду?

— Куда? — наконец он сказал хоть что-то. — Мы ещё не всё обсудили.

— Если мы не всё обсудили, может, вы тогда вернётесь за стол? Ну или хотя бы отойдёте от меня?

Прозвучало не очень уверено, но натянутые, как струны нервы и так едва выдерживали столь близкий контакт с давящей на меня аурой дагара. Он даже, не прикасаясь, едва не впечатывал меня в стену.

— Почему? — в глазах моего собеседника проскользнуло недоумение.

— Я не знаю, заметили вы или нет, но мне физически плохо, когда вы так близко, — кое-как собрав силы, выдавила я из себя, медленно сползая по стеночке на пол.

Дальше была темнота. Холодная и густая, как кисель. Кажется, я не падала в обморок со времени, когда моё тело приучали к ядам.

— Ну же, приходи в себя, — через вязкую дымку донёсся до меня чей-то голос. — Сколько можно валяться на полу?

— Тут удобно, — буркнула я, и приложив немалые усилия приоткрыла глаза. — Лекаря уже позвали?

— Тут я, девушка, — оттолкнул Лорда Дориана знакомый мне по событиям двухмесячной давности мужчина. — Как вы себя чувствуете?

— На удивление паршиво, — облачила я в слова свои ощущения. — Какая сволочь меня отравила?

— Отравила? — недоумевающе спросил целитель. — Нет, это не последствия яда, — он помотал головой. — Скажите, когда вы в последний раз нормально питались?

— Вроде бы несколько часов назад, за ужином, — я всё-таки села, привалившись спиной к стене. — Во дворце хорошо кормят.

— Девушка, вы не поняли. Когда вы в последний раз питались… к-хм… мужскими эмоциями? — стараясь быть деликатным, полюбопытствовал целитель.

А ведь и правда. Постоянно находясь рядом с принцессой, я и не вспомню сейчас, когда я в последний раз слышала довольное урчание суккубьей сущности. Я, пожалуй, о ней даже успела забыть.

— Не помню, — честно призналась я. — Наверное ещё до переезда во дворец.

— Как нехорошо, — пожурил меня мужчина. — Вам нужно срочно пополнить баланс энергии. Это я вам, как лекарь говорю.

Никогда не думала, что играть на эмоциях мужчин, меня пошлёт целитель. Как глупо и неприятно. Раньше мне не приходилось пускать в ход чары, сугубо ради «подпитки».

— Да, конечно, — пробормотала я, силясь встать.

— Вы не поняли, девушка, — на моё плечо легла прохладная ладонь. — Вы уже довели себя до истощения, и скорее всего не сможете встать, не… к-хм… пополнив баланс сил.

З-замечательно. Просто великолепно. Ну и кто из присутствующих мужчин согласится добровольно поделиться энергией? Особенно если учесть, что мне придётся применить дар суккуба. Мужчины не любят чувствовать себя безвольными марионетками, неспособными себя контролировать.

— Все вон, — коротко приказал Лорд Дориан, столпившимся у двери людям.

Тут был Лорд Дейл, несколько стражников, парочка слуг и конечно, вездесущий секретарь самого дагара. Приказу повиновались все, кроме Лорда Дейла, который, напротив, вошёл в комнату и даже попытался прикрыть за собой дверь.

— И ты тоже, Дейл, — оторвал его от этого дагар. — Не стоит смущать мою подопечную.

— Ты же не собираешься… — несколько недовольно начал Лорд, но друг его прервал.

— Именно это я и собираюсь. Только в отличие от тебя, я доверяю себе, чтобы вовремя остановиться.

Всё ещё с комфортом сидя на полу, я переводила взгляд с одного мужчины на другого и никак не могла понять о чём они говорят. Мне вообще бы в город на пару часов. Вернусь, как новенькая. Кто бы меня туда доставил?

— Дориан, я против.

— Я всё сказал. Подожди за дверью.

Они обменялись взглядами, и Лорд Дейл всё же сдался. Нервно передёрнув плечами, он размашистым шагом вышел из кабинета, с жутким грохотом закрыв за собой дверь.

— Как нехорошо, так запускать собственное здоровье Никки, — проворчал дагар, осторожно поднимая меня с пола. — А потом ответственному за тебя начальству, приходиться отдуваться за твой просчёт.

— Что вы делаете? — пискнула я, чувствуя себя на удивление неуютно у него на руках.

Удобно устроившись в кресле, мужчина умостил меня к себе на колени, и приобнял.

— Что-что… работаю донором, — подмигнул он.

Один за другим, с мужчины падали щиты, обнажая чёрную, как ночное небо ауру. Чем-то она напомнила мне ту тьму, в которой я прибывала во время обморока.

— Ну чего оробела?

— Н-не надо. Я лучше это, в город, — пискнула я, но с удивлением отметила, что тёмная сущность в моей груди заворочалась, не желая расставаться со столь желанной добычей.

Столько силы. Такой вкусной, притягательной. Почти идеальной для усвоения, да ещё и так аппетитно сервированной. «Добровольная жертва» — мелькнуло где-то в сознании.

— Хватит выпендриваться, — хмуро припечатал мужчина. — Ты слишком слаба, чтобы я позволил кому-то даже близко к тебе подойти.

«Заботливый» — проскользнула мысль. «Вкусный».

И я сдалась. Если собственные мысли начинают предавать, то стоит смириться с ситуацией. Но только в этот раз, и только потому, что другого выбора у меня просто нет. Пусть это станет моим наказанием за то, что вовремя не заподозрила неладное.

Мягкое касание чёрной дымки, скользнувшей от моих пальцев к лицу мужчины. С удовольствием замечаю, как его глаза подёрнулись голодной дымкой страсти. Обняв его лицо ладонями, я чуть привстала, чтобы дотянутся до чётко очерченных губ. Забавно, даже его щетина мне сейчас нравилась. Она так приятно покалывала ладони.

Тёмная, тёплая и сладкая энергия полилась в моё тело через ладони, медленно его насыщая. Не будь я так истощена, то смогла бы питаться на расстоянии, но… сама дура.

Тело мужчины, добровольно попавшего в сети моих чар, напряглось, словно он прилагал огромные усилия, чтобы не двигаться. Я понимала, что взяла уже достаточно, чтобы самостоятельно добраться до города и уже там получить недостающее, но… но вкус его силы, он пьянил. Хотелось сделать хотя бы ещё один глоток. Ещё один вздох.

Одурманенная, я не сразу заметила, что наши лица совсем близко. Очнулась, только ощутив его прерывистое дыхание на своих губах и до боли сжимающие мою талию руки.

— Хватит, — едва слышно простонал он. — Или я не смогу сдержаться.

От перспектив, навеянных его словами, я очень быстро пришла в себя. Тёмная сущность попыталась потребовать большего, но я отвесила себе мысленную оплеуху. Видимо, я действительно слишком затянула с питанием, раз едва не потеряла над собой контроль.

— Простите, — прошептала я, отпуская его лицо. — Кажется, я увлеклась.

— Напомни мне, больше никогда тебе не позволять собой питаться, — хрипло попросил мужчина. — Я не думал, что это станет таким испытанием для моей воли.

— Простите, — ещё более жалобно попросила я. — И спасибо.

Я чувствовала себя очень неловко, сидя в кольце его рук, ощущая, как он уткнулся носом в мои волосы.

— Мне конечно говорили, что нет существа страшней, чем голодный суккуб, — хмыкнул мужчина, наконец-то отпуская меня. — Но до сегодняшнего дня, мне как-то не доводилось проверять это утверждение.

Лицо залила краска стыда. Да чтобы я… хоть ещё раз… да его… слова кончились, как и мысли. Умом то я понимала, что он попытался разрядить обстановку, но мне от этого не легче.

— Спасибо ещё раз, — промямлила я, пятясь к двери. — И простите. Этого больше не повторится.

Мне нужно было срочно оказаться как можно дальше от этого дагара. Поскольку он до сих пор не закрылся щитами, клубящаяся вокруг него тьма манила, звала снова попробовать её на вкус. Такую сладкую, дурманящую.

Я тряхнула головой, и пулей вылетела из кабинета. В следующий раз, донором будет кто угодно, но не дагар. Это слишком. Просто слишком.

Глава девятая

Утро застало меня за избиением ничем неповинного манекена в одном из тренировочных залов. Эту ночь я не спала, не в силах справиться с силой, которая стала результатом вчерашнего «питания». Она била через край, грозясь захлестнуть с головой. Но ужас заключался в другом. Чем больше я об этом думала, тем больше понимала — я хочу ещё.

Очередной удар пробил матерчатую «кожу», и рука по запястье ушла в манекен. Видимо я порядком увлеклась, и перестала соизмерять силу.

— Вот моргул! — с досадой прошипела я, рассматривая покрытый пылью рукав.

— Леди Николетта, — позвал меня от двери один из людей Лорда Дейла, — с вами всё в порядке?

— Всё просто шикарно, — огрызнулась я, отряхивая одежду. — Что-то случилось?

— Её высочество просила узнать, присоединитесь ли вы к ним сегодня за завтраком, или стоит начинать без вас?

До завтрака вроде бы ещё уйма времени… или нет? Я глянула в окно и выругалась в голос. Что-то я совсем расклеилась.

— Передайте ей, что я буду через пару минут, и чтобы она ничего без меня не ела! — уже на ходу бросила я, срываясь в забег до своей комнаты.

Несмотря на магические контракты, слугам я не доверяла. Кто знает, какую заразу они могут подмешать моей подопечной? Пусть не яд, но ведь существует немало других средств, способных сделать мою работу адом при жизни.

Наскоро приведя себя в порядок, я неожиданно застыла перед шкафом, не в силах выбрать платье на сегодня. В том я уже была, то недостаточно красивое, а вот то, не подходит к солнечной погоде, стоящей за окном. Порассуждав на эту тему пару минут, я таки сделала свой выбор. Каюсь, местами этот наряд был несколько более открытым, чем положено, но именно он нашёл отклик в моей душе.

Плотный синий шёлк с вытканными на ткани серебряными драконами, привезённый с востока. Широкие рукава, низкий ворот, открывающий шею, и частично плечи. Что самое приятное — полное отсутствие корсета. Его в этом наряде заменяет широкий пояс, утягивающий фигуру. Строгий силуэт, без нижних юбок. Наряд конечно не по нынешней моде, но в нём я выглядела на диво хорошо.

Только на пол пути к столовой до меня наконец дошло, что сегодня я мне хотелось выглядеть особенно привлекательно. С чего бы это?

* * *

— Леди Николетта, — обратилась ко мне королева, — я очень удивлена вашим выбором наряда.

Женщина неодобрительно окинула меня взглядом, показывая, как именно она удивлена. Я уже, и сама была не рада, что, поддавшись эмоциям, выбрала именно это платье, наплевав на условности. За последние десять минут, на меня не глазел только ленивый или слепой, что почему-то раздражало. Впрочем, за время завтрака я сделала ещё одно неприятное открытие.

Моё самолюбие получило болезненный укол, когда Лорд Дориан скользнул по мне ничего не выражающим взглядом, и отвернулся, чтобы продолжить разговор с Лордом Дейлом.

— Ваше величество, — я чуть склонила голову, — сегодня настолько прекрасное утро, что я не удержалась от искушения, — с милой улыбкой проворковала я. — Мне совсем недавно прислал этот наряд портной, заверяя, что он сшит по последней моде Одарии.

— Но вы сейчас находитесь не в Одарии, — неудовлетворённая моим ответом, парировала королева.

Ну и что мне ей на это сказать? Что чихать я хотела на её мнение? Так обидеться ведь. Тем более, это идёт вразрез с моими планами. Уж очень хочется поскорее закончить этот контракт, и жить после этого долго и счастливо. Увы, оскорблённая королева, станет немалой помехой подобным планам.

— Да, ваше величество, — я покаянно опустила голову, чувствуя, впрочем, только раздражение.

— Это вульгарно, появляться на публике, без корсета, — тем временем продолжила её величество свои нравоучения. — И вам, как девушке, совсем недавно вошедшей в высшее сословие, стоит более трепетно относиться к собственной репутации.

После её проникновенной тирады, мне пришлось приложить немалые усилия, чтобы не рассмеяться в голос. Знала бы она, с какой высокой башни мне плевать на свою репутацию, не стала бы грозиться такими пустяками. Тем более, ещё смешнее слышать о подобном от женщины, имеющей двух постоянных любовников.

Это конечно информация не для чужих ушей, и попала ко мне вместе с досье на всю королевскую семью, кроме короля… но факт остаётся фактом. Пусть её брак был политическим. Пусть король не возражает против её измен, пока дети рождаются от него. Но как у неё вообще язык повернулся меня попрекать?

— Да, ваше величество, — подавив желание огрызнуться, пролепетала я.

После того, как завтрак подошёл к концу, ко мне подошли сразу трое молодых придворных. Они сияли белозубыми улыбками, и прибывали в настолько радужном настроении, что мне невольно захотелось начистить им физиономии.

— Леди Николетта, — заговорил представленный мне ещё несколько месяцев назад мужчина, — вам не стоит расстраиваться из-за слов её величества.

— Мы считаем, что наряд вам действительно очень идёт, — взял слово другой.

— Вы в нём просто ослепительны, — поддакнул им третий.

Ну-ну. Чувствую я, как он мне идёт. Вожделением от этих троих несло за версту, и даже не будь я суккубом, ощутила бы липкие щупальца их желания. Фу! Мерзость какая. Тёмная сущность фыркнула от отвращения, напрочь отказываясь от разлитой в воздухе еды. В чём-то я с ней была солидарна. Эта гадость не шла ни в какое сравнение, с тёмной, жгучей страстью дагара.

— Благодарю вас за поддержку, лорды, — я ослепительно улыбнулась, и чуть присела в реверансе. — А теперь простите, мне пора.

Подхватив принцессу под локоток, я быстренько смылась из столовой, чтобы не нарваться на ещё парочку таких «сочувствующих».

— Теперь я понимаю, почему иногда очень важно показывать другим совсем не то, что на душе, — задумчиво протянула Алексия, бодро семеня рядом. — Мне самой стало неприятно от того, что позволила себе матушка.

— Это она просто завидует, — вдруг встала на мою защиту Сюзанна. — Ей то давно не восемнадцать.

Неожиданно, на душе посветлело. Всё же забавные мы существа, женщины. Иногда вскользь брошенной в адрес недруга гадости, вполне достаточно, чтобы поднять нам настроение.

— Тс-с-с! — я заговорщически прижала палец к губам. — Ни дай Пресветлая, кто услышит.

Девушки захихикали, и я с удовольствием к ним присоединилась.

Уже в комнате, я напомнила девушкам про то, что мне понадобятся их мерки.

— А не проще вызвать портного, чтобы он сам всё сделал? — резонно заметила Сюзанна.

— Я бы рада, да боюсь того, у кого я собираюсь делать заказ, на пушечный выстрел к дворцу не подпустят. Не тот уровень.

— Он плохо шьёт? — удивилась Алексия.

— На мой взгляд, просто замечательно, — я демонстративно осмотрела свой наряд. — Просто обычно он работает с наёмниками, а не знатью.

— Ну, я думаю, вы вполне можете договориться с Лордом Дорианом, чтобы в этот раз для него сделали исключение, — с полной уверенностью в моих силах, заявила Алексия. — Если честно, то я бы тоже не отказалась от платья, как у вас. Оно такое необычное.

Другие девушки согласно закивали, а я поняла — визита к начальству не избежать. Как не крути, мне понадобится его согласие. Правильно говорят — инициатива наказуема.

— Ладно, я посмотрю, что можно будет сделать, — сдалась я, не выдержав полных искренней надежды взглядов. — Из комнаты не выходить. Леди Анниту не обижать. Ничего не есть и не пить.

— Да командир! — подорвались девушки, шутливо вытянувшись по струнке.

Я только покачала головой. Как сильно они изменились за какие-то два месяца. Видимо, даже строгая Леди Фрида, не смогла полностью потушить в них желание жизни и счастья.

* * *

— Не ожидал, что увижу тебя так скоро, — вместо приветствия, припечатал меня Лорд Дориан. — Что нужно?

И почему он сразу решил, что мне что-то от него нужно? Неважно, что он прав… но сам факт…

— Как мы обсуждали вчера, мои подопечные изъявили желание научиться самообороне.

— Да-да, я помню, — мужчина устало потёр переносицу. — Что надо от меня?

Он очень отчётливо выделил последнее слово интонацией. Мол говори быстрей, и выметайся.

— Дать разрешение моему портному на пребывание в замке, — коротко и по существу отрапортовала я, пытаясь загнать иррациональную обиду подальше.

Я профессионал. Мне плевать на его отношение. Вот совсем плевать, правда. Я и не думала, что он будет мне рад после вчерашнего.

— Он надёжен?

— Абсолютно.

— Тогда какого моргула ты пришла ко мне, а не к Дейлу, чтобы тот подписал нужные бумажки? — неожиданно рявкнул дагар.

— Простите, Лорд Дориан, — растерялась я, от столь резкой отповеди. — Мне показалось, что подобные решения должны принимать вы, как мой непосредственный начальник, — под конец голос едва не дрожал от обиды, но мне удалось сдержать желание громко хлопнуть дверью с другой стороны.

Почему он вообще решил, что имеет право на меня орать? Что-что, а выговора я не заслужила.

— У тебя есть контракт, вот и выполняй его! Мне надоело с тобой нянчиться!

— Как скажите, Лорд Дориан, — чуть опустив голову, отозвалась я. — Разрешите идти?

— Иди, — сквозь зубы процедил мужчина, отвернувшись к окну.

Из кабинета я вылетела, как ошпаренная. Глаза жгли злые слёзы, а тело била дрожь негодования. Да что я такого сделала, что он так со мной?

Миновав секретаря, я стрелой пролетела по коридорам, остановившись только у самых дверей в покои, где меня ждали мои подопечные. Только сейчас я поняла, что к Лорду Дейлу за нужными бумагами так и не зашла. Моргуловы эмоции! Пришлось разворачиваться, и под недоумёнными взглядами стражи идти обратно. Кабинеты-то в другом крыле дворца.

— Доброе утро, — вежливо поздоровалась я с секретарём, — Лорд Дейл у себя?

— У вас назначено?

Узнаю любимый мотив всех секретарей, стоящих на страже своего начальства.

— Нет, но меня к нему отправил Лорд Дориан, — произнесла я магическую фразу.

Ей я научилась ещё в самом начале своего проживания во дворце. Дагара боялись, и потому его именем открывались почти все двери. Главное, не особо часто пользоваться волшебной формулой, а то Лорд Дориан может не оценить такого рвения.

— Ну, раз отправил, то идите. Но предупреждаю, Лорд Дейл сегодня в дурном настроении, — расщедрился на предупреждение мужчина, впрочем, почти сразу же вернувшись к своим делам.

— День, видимо такой, — ни к кому собственно не обращаясь, буркнула я.

Постучавшись, я приоткрыла дверь и просунула голову. М-дя… дурное настроение, обычно не заканчивается пьянством на рабочем месте в десять утра. Тут что-то более глобальное.

— Можно?

После моего вопроса, мужчина поднял на меня мутный взгляд и даже немного приосанился. Коньяк плескался у него где-то на уровне зрачков, если не выше. Интересно, что за трагедия? Кто умер?

— О! Леди Николетта! Заходите! — он сделал приглашающий жест рукой, при этом, только чудом не сбив со стола ополовиненную бутыль. — Чем обязан?

Интересно, а подпись, поставленная в нетрезвом состоянии, считается подлинной? Нравственные терзания в сторону, в том ли сейчас состоянии Лорд Дейл, чтобы понять суть моей просьбы?

— Лорд Римас отправил меня к вам, за пропуском во дворец для одного моего хорошего знакомого, — всё же решив рискнуть, закинула я удочку. — Вас не очень затруднит подписать готовые бумаги?

— Надо же, — буркнул себе под нос мужчина. — Он вдруг доверил мне с тобой общаться, — со смесью обиды и негодования продолжил он. — А ведь я первый тебя заметил! — неожиданно чётко выплюнул он, уставившись мне в глаза.

Тяжёлый гранёный бокал, мужчина отправил в стену. Красиво так, кстати. Утреннее солнце, светившее в окно, пару раз очень удачно поймало его грани, пустив радугу на стены. Мне даже жаль стало несчастный предмет. Интересно, чем ему эта стекляшка не угодила?

Воздух между тем, стал на порядок плотнее от разлившейся в нем ярости Лорда Дейла. Она дымными спиралями наполняла всё свободное пространство, перетекая из одной причудливой фигуры в другую. Отстранённо подумалось, что ничего хорошего, мне этот всплеск не принесёт.

Я и не знала, насколько чувствительна к эмоциям живущая во мне сущность, или сидящий по ту сторону мужчина, совсем не человек, как мне казалось раньше? Может ли быть, что вчера я впервые взяла «нужное» количество энергии, а не «прожиточный минимум»?

Не успела я додумать эту светлую мысль и решить что с ней делать, как дверь за моей спиной с грохотом распахнулась. Что примечательно, о том, что мне вообще-то стоит сделать ноги, а мужчина напротив — опасен, я как-то не подумала.

— Какого моргула ты здесь делаешь? — Лорд Дориан буквально вздёрнул меня со стула, и одним движением спрятал себе за спину.

— Выполняю ваше поручение, — совершенно не понимая, в чём собственно дело, ответила я его спине. — Вы послали, я пошла.

— Брысь в мой кабинет! — не поворачиваясь, рыкнул мужчина. — Быстро!

Не знаю, что происходило между ними дальше, так как я поспешила свалить от двух разгневанных мужчин подальше. Интересно, в этот раз мне тоже влетит, что я пошла, куда послали?

Занимать неудобный стул мне не захотелось, а потому местом для своего насеста я выбрала подоконник. В кабинете дагара он широкий, удобный. За стенкой, в обители Лорда Дейла происходило что-то странное. Через пару минут, сложилось впечатление, что кабинет громит пьяный моргул с приятелями.

Слышался звон стекла, треск материи и пару раз дрогнула общая стена между комнатами. Мужчины вышли на новый уровень выяснения отношений? В гильдии такое частенько случалось, когда наёмники не могли решить спор словами, ну или не хотели. Тут уже вопрос вкуса и личных предпочтений.

В свой кабинет Лорд Дориан вернулся через полчаса, и его внешность претерпела некоторые изменения. За время, которое прошло с окончания погрома, он сменил рубашку и сюртук, и кажется даже сходил в душ. Ну, или Лорд Дейл вылил ему на голову воду из вазы. Одно из двух, ибо волосы у дагара были мокрыми.

— Ты ещё здесь? — как-то устало спросил мужчина, развернув своё кресло ко мне, и едва ли не упал в него.

— Вы не поверите, — съехидничала я, — но я так и не получила пропуск для портного. Вот, сижу, жду.

— Чего? — видимо дагар ещё не успел прийти в себя после потасовки.

Ну, или Лорд Дейл ему по голове настучал. Оба варианта имеют право на существование.

— Пропуска, — я пожала плечами, озвучивая очевидное. — Но видимо, я скорее дождусь с моря по морде, чем получу желаемое.

— И так выражается Леди, приставленная к принцессе, — покачал головой мужчина, потом достал бланк из стола. — Как зовут твоего портного?

Ну, наконец-то. Слава Пресветлой! Я было подумала, что сегодня мне этой проблемы не решить. Продиктовав всё нужное, я примерилась к тому, как бы половчее сползти со своего насеста. Оказывается, даже с такой высоты не очень удобно слезать, если на тебе туфельки на высоком каблуке и узкая юбка.

— С сегодняшнего дня, мы ограничимся еженедельными докладами, — огорошил меня дагар, только я приготовилась к спуску.

М-дям. Не думала, что моё вчерашнее «кормление» будет иметь столь серьёзные последствия. С другой стороны, мне же проще. Не придётся лишний раз бегать из одного крыла дворца в другое. Особенно, когда голова гудит от девичьего щебетания, и больше всего на свете я мечтаю упасть лицом в подушку и больше не двигаться.

— Как прикажете, Лорд Римас, — нейтральным тоном отозвалась я.

— И ещё, — снова сбил меня с толку дагар. — Сегодня за завтраком я заметил, что тобой заинтересовалось несколько придворных бабников. Даю разрешение на питание.

Я разозлилась. Да кто он такой, чтобы позволять или запрещать мне, что-либо, не относящееся к работе? Я ему кто? Дочь? Жена? Невеста? Любовница, на худой конец?

— Лорд Римас, — глубоким, проникновенным голосом позвала я его, и с удовольствием заметила, что плечи мужчины чуть дрогнули. — Спасибо конечно за разрешение, но своих мужчин, я буду выбирать сама. И в вашем благословлении не нуждаюсь, — едва не мурлыкая от кипящего во мне бешенства закончила я.

Понимаю, вчера я была немного не в форме, а потому весьма благодарна за оказанную помощь. Но как он смеет, так нагло «сплавлять» меня кому-то ещё! Словно надоевшую, сломанную игрушку!

Новая попытка покинуть этот проклятый подоконник провалилась с треском. В прямом смысле этого слова. Неожиданно оказавшийся слишком близко для моего душевного спокойствия мужчина, навис надо мной, когтями кроша ни в чём неповинное дерево.

При его близости, тёмная сущность встрепенулась, потянулась словно кошка, едва не мурлыкая от предвкушения. «Большой. Вкусный. Хочу.» — донеслись до меня отголоски мыслей этого странного существа, если можно назвать часть себя, порой живущую своей жизнью — существом.

— Пока ты живёшь во дворце, — процедил он, — будешь подчиняться моим правилам.

— Обязательно, — не менее дружелюбно прошипела я, чувствуя, как тьма стремиться к дагару. — Но только в вопросах работы. Мои личные привязанности, сердечные и плотские, вас не касаются, — ядовито закончила я, едва не срываясь на крик.

— Всё сказала? — в глазах мужчины появилось невиданные мной до этого багровые искорки. — А теперь послушай меня, — мурлыкнул он мне на ухо, стиснув ладони на талии. — Дагары, очень темпераментная раса. Если мужчин, за неповиновение мы просто убиваем, то непокорность женщин нас только заводит.

Я гулко сглотнула, когда его мягкие, горячие губы едва-едва коснулись чувствительной кожи на шее. Только намёк на возможное продолжение, а я уже жалею о том, что позволила себе показать характер. Да что со мной такое?

— Вчера, — между тем продолжил он, — ты заставила меня испытать желание. Это было очень неосмотрительно с моей стороны, ибо я не учёл один очень важный момент.

— Какой? — полушепот, полустон.

Тёмная сущность суккуба бьётся изо всех сил, желая снова запустить свои ненасытные щупальца в ауру этого мужчины. Особенно сейчас, когда его желание едва ли не разлито в воздухе. Бери, сколько хочешь. И я не удержалась.

Первый глоток, и по телу пробежала волна удовольствия. Сладкая, тягучая. Сразу стало совсем не страшно. Сам того не понимая, мужчина сбросил щиты несколькими мгновениями раньше, приглашая меня на пир.

— Продолжения не последовало, а значит мой внутренний хищник, впервые остался без своей законной добычи. Поверь, ему это очень не понравилось.

Пожалуй, мне стало бы страшно, не находись моё сознание где-то за гранью. Не знай я, что он чистокровный дагар, то решила бы, что он использует обаяние инкуба. Уж слишком от него крышу сносит. Мелькнула мысль, что упоминание про внутреннего хищника дагаров я уже где-то слышала, но также быстро пропала. Потом подумаю о важном, сейчас меня больше интересует тьма, клубящаяся вокруг тела мужчины.

Она дурманила разум, подчиняла. Даже мазнувшие по шее клыки мужчины, не показались мне опасными. Наоборот. Я только сильней запрокинула голову, упиваясь своей беззащитностью. А когда одна его ладонь задрала мою юбку до самого бедра, и с силой сжала бедро, я едва не всхлипнула от удовольствия.

— Так вот, — мужчина всё же не сдержался, и чуть прикусил мою шею, — не дразни меня, девочка. Иначе, я перестану играть эту опостылевшую роль доброго начальника, и возьму то, что хочу.

Почему-то от его последней фразы, мне стало просто фантастически хорошо. Будто всё происходящее, было столь же правильным и само собой разумеющимся, как дышать. Эта мысль меня слегка отрезвила. Если моё тело и дальше так будет на него реагировать, то мне вполне может понравиться выполнение угрозы.

Что хуже, мне почти хочется спровоцировать его на это. Тёмная часть меня, едва не прыгала от предвкушения. Вот неугомонная зараза. Она словно «подсела» на тёмную, тягучую страсть дагара.

— Так я пойду? — хриплым от волнения и внутренней борьбы голосом, осведомилась я, больше всего мечтая, чтобы он запретил.

Не отпустил. Продолжил начатое.

Плюх. На нас обоих из ниоткуда начала литься ледяная вода, очень быстро вымывшая из головы все непотребные мысли. Волосы повисли мокрыми сосульками, кожа покрылась гусиной кожей. Бр-р-р!

— Вижу, я как раз вовремя, — до жути самодовольным голосом добил меня… король?

Ну что за манера, появляться без положенного по статусу эскорта и глашатаях? Подкрался незаметно, как тот хитрожопый моргул, а теперь веселится за наш счёт. На мой взгляд, это поведение недостойное правителя.

У всё ещё сжимающего моё бедро дагара, видимо тоже мозги на место встали, поскольку он резко отпрянул едва ли не на другой конец комнаты. И теперь, он в какой-то растерянности переводил взгляд с моей оголённой ноги, на свою ладонь-предателя.

— Кажется, вы правы.

Впервые вижу, чтобы Лорд Дориан прибывал в растерянности. Не могла же я так сильно раздразнить его хищника, чтобы тот втихаря, как пыталась и моя вторая сущность, взял контроль над телом? Или могла? Мне на секунду показалось, что эти гады — сговорились. По крайней мере, моим мнением тёмная зараза точно не интересовалась.

Ну и что теперь с этим всем делать? Мне не удавалось придумать ничего путного, кроме уже предложенного Лордом Дорианом. Видеться, как можно реже. Чтобы просто не давать возможности этим вредным сторонам нашей души, взять над нами верх.

Несмотря на свой жалкий вид, я всё же нашла в себе силы таки спрыгнуть с этого треклятого подоконника и опуститься в положенном этикетом реверансе.

— Доброе утро, ваше величество, — краснея от смущения, сказала я.

Боюсь, что вымолвить ещё хоть слово, мне банально не хватит смелости. Это же надо было так… к-хм… увлечься, чтобы проворонить самого короля?

— Я надеюсь, моей дочери не станет известно о произошедшем? — с намёком спросил мужчина.

Я ожесточённо замотала головой. Не знаю, что он обо мне подумал после увиденного, но мне по контракту положено оберегать принцессу от необдуманных поступков. А если учесть, что она вбила себе в голову потребность мне во всём подражать — некоторые страницы моей жизни ей читать не стоит. Ибо объяснять, почему мне можно, а ей нет — у меня нет никакого желания. Да и ответа на этот вопрос, который удовлетворит её пытливый ум, у меня тоже нет.

— Хорошо. Тогда идите, — разрешили мне.

С места я сорвалась, будто за мной гналась орда моргулов, жаждущая моей крови. Правда пришлось сделать небольшой круг по комнате, чтобы всё-таки забрать этот проклятый пропуск. Уж слишком дорого он мне стоил, чтобы уйти без него.

Глава десятая

К юным леди я вернулась ещё полчаса спустя. Пришлось срочно сушить себя и платье, чтобы потом не отвечать на многочисленные вопросы, что посыпались бы на меня, как из рога изобилия. Пары косых взглядов от слуг, мне вполне хватило с головой, так что я нырнула в ближайшую коморку, дабы спрятаться от лишних глаз.

Приведя себя в порядок, навестила охрану, бдящую у главных ворот замка, и предъявила им пропуск для портного. Мужики его едва ли не обнюхали, проверяя на подлинность, но в конце концов сдались. Дилан был вписан в список тех, кому позволено находиться на территории дворца. Этот квест пройден! Ура!

— Привет дружище, — поздоровалась я, когда Дилан ответил на маги-вызов. — Я тебя не отвлекаю?

— О! — обрадовался молодой парень на том конце связи. — Моя любимая клиентка обо мне вспомнила. Как платье?

— З-замечательно. Королева была просто в восторге от моего внешнего вида, — поделилась я впечатлениями, надеясь, что в этот раз парень не станет испытывать мои нервы на прочность неутихающей болтовнёй. — Но я не поэтому тебя побеспокоила. Точнее, и поэтому тоже, но не совсем.

— Так. Что случилось?

Ура! Мне повезло. Дилан очень точно уловил моё настроение, и теперь был доступен для делового диалога. Хоть что-то сегодня идёт, как надо.

— Я достала тебе пропуск во дворец, — обрадовала я друга. — Желательно, чтобы ты через час был уже тут, с образцами тканей и всем своим очарованием. К концу дня, у тебя будет пять заказов на костюмы для тренировок, наёмнического типа. Возможно, будет что-то ещё, но тут уже сам.

— Для принцессы? — робко спросил друг.

— И для её ближайшего окружения. Так что руки в ноги, зарисовки подмышку, и дуй сюда.

— Понял, — как-то сдавленно пискнул мой собеседник. — Я твой должник!

— Сочтёмся, — буркнула я, и оборвала связь.

Ещё одна проблема решена. Теперь, пора проверить, как там мои подопечные. А то загуляла я что-то.

* * *

Картину, представшую мне в гостиной, я могла описать только непечатными словами. Видимо, у меня и правда на редкость неудачный день. Мои подопечные, улыбаясь во все тридцать два зуба, неуклюже флиртовали с шестёркой разодетых придворных. Что самое паршивое, её высочество решила не отставать от подруг, и стоила глазки настолько неприятному типу, что меня едва не передёрнуло.

Кажется, назрела лекция по правильному общению с мужчинами. Уж слишком открыто девушки демонстрировали свой интерес. И куда смотрела Леди Аннита?

А вот и она. С ужасом наблюдает за происходящим из своего кресла. Неподалёку от неё — телохранители. Один — едва не давится от смеха, наблюдая за попытками одного из разряженных франтов уговорить Сюзанну на прогулку в саду. Второй… бедный. У него даже глаз задёргался, от обилия потенциальных источников опасности. Надо спасать мужиков, иначе я вскоре останусь без прикрытия.

— Доброе утро, Лорды, — мелодичным голосом, поздоровалась я с незваными гостями. — Чем мы обязаны столь неожиданному визиту?

И я узнала троицу с сегодняшнего завтрака. Их чуть замутнённые похотью глаза прошлись по моей фигуре, оставив почти физически ощутимый слой слизи. Фу! Мерзость то какая. Как бы их всех поделикатней выставить вон?

— Леди Николетта, — расплылся мужчина в приторно-сладкой улыбке, — а мы всё гадали, когда вы наконец вернётесь.

— Дела, к сожалению, имеют свойство занимать больше времени, чем планировалось изначально, — фальшиво улыбнулась я. — Увы, это один из законов мироздания, — развела руками, взглянув на их удивлённые лица.

Да-да, девица, только недавно выползшая из грязи, способна изъясняться, не прибегая к уличному жаргону. Да ещё и слова знаю, типа «мироздание».

— А мы вот, — как-то сконфужено начал видимо самый смелый, — пытаемся уговорить Леди прогуляться с нами по парку. На улице такая замечательная погода, а они не хотят выходить из этой комнаты.

— Конечно не хотят. Они ждут моего очень хорошего знакомого, который должен прибыть в ближайшее время, — я заняла свободное кресло, рядом с принцессой.

Тем самым, я села между ней, и её предполагаемым кавалером. За что и получила недовольный взгляд от её высочества. Впервые жалею, что Леди Фриду отстранили от воспитания этих юных вертихвосток. Уж при ней, такого бы точно не случилось.

— Так у вас получилось? — радостно воскликнула Сюзанна, видимо не получавшая особого удовольствия от общения с противоположным полом.

Возможность получить необычный наряд, радовала её намного больше.

— А вы во мне сомневались? — лукаво спросила я у девушки, состроив удивлённую рожицу.

Хотя, больше всего, мне хотелось пожаловаться на всё то, через что мне пришлось пройти. Особо сложная миссия. Подвид — с подводными камнями и течениями.

— Вас так долго не было, вот мы и… — покаялась Сюзанна.

— Лорды, простите, если это прозвучит невежливо, но мы с минуты на минуту ожидаем портного, — очень прозрачно намекнула я мужчинам, что пора бы и свалить.

— Да-да, конечно, — наградил меня ну очень неприязненным взглядом недавний поклонник. — Надеюсь, что он оправдает все, даже самые смелые ваши ожидания, — всё же не удержался мужчина от двусмысленного комментария.

— Поверьте. В нём, — я сделала акцент на последнем слове, — я уверена на все сто процентов.

В глазах мужчины мелькнуло бешенство, но он всё же сумел взять себя в руки. Посмотрим, что из этого получится. Думается, что по дворцу мне стоит передвигаться со всей возможной бдительностью. Сомневаюсь, конечно, что он сможет мне по-настоящему навредить, но подгадить — вполне.

Когда мужчины удалились, на мне скрестилось сразу несколько очень недовольных взглядов. Ну да, помешала бедным девочкам понежиться в лучах мужского внимания. А о том, что последствия у подобных посиделок бывают самые неприятные, эти милые цветочки конечно не в курсе.

— И не смотрите на меня так, — передёрнула я плечами. — Леди Фрида сослужила вам паршивую службу, полностью оградив от общения с мужчинами.

— Но ведь они хорошие! — капризно воскликнула принцесса.

Как я и думала. Раньше, у неё просто сил не хватало, чтобы демонстрировать окружающим свой характер. Чует моя попа, намучаемся мы ещё с ней. Она столько лет сидела тише воды, ниже травы, что вот-вот готова выстрелить со своей первой проказой или устроить бунт.

— Леди Алексия, — мягко одёрнула её я. — Мне жаль вас расстраивать, но мой опыт говорит об ином. Если пожелаете, я могу договориться о полном досье на каждого из присутствовавших в комнате молодых людей.

— Вы говорите, как мой папа, — надула губки девушка. — Я же вижу, что они добрые, милые и отзывчивые.

Я аж закашлялась от удивления. Пресветлая богиня, дай мне терпения! Ну не предназначена я для педагогической или воспитательной деятельности. Я наёмница. Охотник. Моя работа — ловить тех, кто отравляет жизнь мирным гражданам, а не воспитывать пять, очень отставших в развитии девчонок.

— Я говорю, как человек, не раз встречавший подобных типов, — резко осадила её я. — На далее, как вчера, вы говорили, что хотите стать похожими на меня. Что-то изменилось?

Пришлось окинуть девушек очень тяжелым взглядом, давая понять — я ими очень недовольна. В конце концов, я могу защитить принцессу и без дополнительных занятий. Они, скорее поощрение, за хорошее поведение, чем часть моей работы.

— Н-нет, — испуганно отозвалась принцесса, и её подруги согласно замотали головами.

— Так вот, Леди. Если я говорю, что тот или иной индивид, не лучший собеседник и друг, может стоит ко мне прислушаться? — продолжила я воспитательную работу.

— Но они показались такими хорошими, милыми молодыми людьми, — растерянно отозвалась Алексия.

Клиника. Ладно, пойдём другим путём.

— Ханс, — я обратилась к телохранителю с нервным тиком. Надо бы ему проветриться. — Будь добр, сходи к Лорду Дориану за досье на всю шестёрку.

— Да, Леди, — благодарно отозвался мужчина, скривив губы в предвкушающей улыбке.

Он, как и я, видел всех этих франтов насквозь, а потому не питал иллюзий. И, как и я, он успел привязаться к этой ставшей внезапно шумной, и полной жизни компании. Думаю, что к концу контракта, телохранители станут воспринимать девушек, как дальних, неопытных родственниц, нежели просто левых девиц. Время и не такие шутки играет с людьми.

— А как же портной? — немного невпопад, спросила Сюзанна, которой наш разговор о мужчинах был не особо интересен.

— Обещался прибыть в течении часа. Кстати очень советую, задать ему или нашим телохранителям все интересующие вас вопросы о мужской натуре. Они, пожалуй, лучше моего могут рассказать некоторые нюансы.

— Леди… — простонал Родрик, уловив, насколько сильно они попали.

— Что Леди? — с улыбкой отозвалась я. — В Дилане я уверена, а ни вы, ни ваш коллега, на этих милых девушек не претендуете, а значит, можете честно ответить на всех их вопросы.

— Дай вам волю, вы весь дворец сделаете их учебным полигоном, — обречённо пожурил меня телохранитель.

— Придёт время, привлеку всех, кого надо, — хмыкнула я. — Не только же нам отдуваться?

Так, что-то я перестала следить за языком. Слова, совершенно неподходящие для утончённой Леди, так и просятся на волю. Нужно будет хорошенько сегодня выспаться, гляди, приду в себя.

* * *

— А теперь, мои милые птички, чем я могу вас порадовать? — щебетал Дилан, закончив с обмерами.

Кто-кто, а он — неисправим. Иногда мне кажется, что этому парню, плевать на само существование сословий. Для него есть птички — милые, но ещё не расцветшие в полную силу девушки. Рыбки, они же дурры — безмозглые, но порой красивые. И бабочки, красивые пустышки, способные только радовать глаз. Ну и, пожалуй, самая малочисленная категория — кошечки. К ним он относил всех, кто помимо красоты и грации, обладал ещё и коготками, способными подправить его физиономию.

— Дилан, сбавь обороты, — посоветовала я приятелю, наблюдая за культурным шоком своих подопечных. — Они ещё морально не готовы на все твои шуточки.

— Киса, и как такое возможно, после двух месяцев общения с тобой? Вот скажи мне? Как? — возмутился Дилан. — Птички мои, неужели я вас смущаю?

На мне скрестились испытующие взгляды моих подопечных. Ну да, с таким типом мужчин они ещё не встречались, и скорее всего, встретятся не скоро.

— Да не бойтесь вы его, — рассмеялась я. — Не смотря на бурлящую энергию, Дилан совершенно безобиден. Так что дерзайте.

— А вы потом нам все уши прожужжите, что мы вели себя недостойно, — видимо не особо думая о том, что именно говорит и кому, ляпнула Амалия.

— А вы как думали? — я расплылась в хищной улыбке. — Дилан, доставай свой волшебный альбом, пусть девушки порезвятся.

О том, что у девушек скопилось немало средств, из выплачиваемого им содержания, мы обсудили ещё до прихода портного. Посмотрим, что эти, к-хм, птички, себе понабирают. Заодно, я смогу оценить их личные пристрастия в одежде. Они, ох как много говорят о характере.

— Мы можем заказать всё, что хотим? — с горящими от радости глазами, спросила Сюзанна.

— Ну вы можете попробовать, — я всё-таки не выдержала и рассмеялась. — Но я сомневаюсь, что все шедевры Дилана уместны для дворца. Так что смотрите, выбирайте, а я или Леди Аннита, если что, подстрахуем.

После этого, обо мне напрочь забыли. Леди примерял магические проекции нарядов, спорили о цветовых решениях и порой едва не дрались за тот или иной вариант. Ханс и Родрик, коротали время за дверью, ибо негоже девицам представать перед мужчинами, едва ли ни в неглиже. Дилан, не в счёт.

Когда моё мирное созерцание этого бедлама прервал стук в дверь, я почти не удивилась. День сегодня такой. Проверив магическое плетение защиты, я одобрительно кивнула. Амулет на принцессе есть, я даже вижу дымку защитного заклинания — значит можно на пару минут оставить её без присмотра.

Выскользнув за дверь, чтобы никто не увидел происходящего внутри, я встретилась взглядом с Лордом Дорианом. Телохранители, будь они неладны, спешно покидали коридор, оставляя меня наедине с дагаром.

— Добрый вечер, Лорд Римас, — вежливо поздоровалась я, приседая в реверансе. — Чем обязаны?

— Принцесса занята? — коротко спросил мужчина, и я только сейчас поняла, что что-то в его облике не так.

Обычно собранные в хвост волосы, находились сейчас в творческом беспорядке, рубашка чуть расстёгнута, а на шее следы… от засосов? Он что, припёрся в покои принцессы, сразу после посещения любовницы? Впрочем, это не моё дело.

— Да, Лорд Римас, — нейтрально-доброжелательным тоном ответила я. — Она с подругами сейчас общается с портным, и…

Закончить мне не удалось. Дагар словно только этого и ждал, и потому не особо церемонясь, с силой вдавил меня в стену. Мягкие, горячие губы лихорадочно целовали мою шею, плечи, щёки. От такого напора, тёмная сущность едва не сделала сальто, жадно впитывая разлитое в воздухе желание.

— Лорд Римас, — тихо прошептала я, не особо понимая, что происходит.

Ответом мне, стал тихий, предупреждающий рык.

— Лорд Дориан, — я снова попробовала вразумить мужчину, осознавая, что именно, сейчас происходит и чем мне это грозит.

В этот раз всё было иначе. Он не соблазнял, не предупреждал. В его движениях, чувствовалось отчаяние и агрессия, а потому я не решалась на попытки отстраниться. Просто стояла покорной куклой, не совсем понимая, чем спровоцировала такой всплеск.

— Дориан, — после особенно сильного укуса в плечо, всё же решилась я на третью попытку.

Мужчина замер, словно только сейчас очнувшись ото сна. Впрочем, рук на моей талии не разжал.

— Дориан, — решила я закрепить успех, — что вы делаете?

— С-сорвался, — прорычал он в ответ. — К принцессе, быстро! — всё так же раскатисто приказал он, с видимым усилием разжимая пальцы.

Что-то мне подсказывает, что сегодня я обзавелась парочкой новых синяков. Впрочем, это второстепенно. Если даже в таком состоянии, дагар отдал приказ, не относящийся к моему пребыванию в его спальне — происходит что-то глобальное.

Я стрелой метнулась в комнату, просто выломав дверь, ручка которой почему-то отказалась поворачиваться. От картины, представшей передо мной, в глазах потемнело от едва сдерживаемой ярости. Несколько мужчин в костюмах слуг, окружали принцессу и её подруг, оставшихся на ногах. Сюзанна и Нимири, валялись на полу сломанными куклами, а рядом с ними — ещё пара слуг.

Пусть основная специализация Дилана — портной, никто не отменял его огромный опыт воина. Будь у него нечто больше, чем ножницы, и от всех этих недоумков не осталось бы и мокрого места.

Движение, и роскошное платье бесполезной тряпкой скользнуло на пол. Ещё миг, и в мои ладони скользнула пара тонких лезвий, до того ждавших своего часа в причёске. Последние приготовление — неудобные, неподходящие для драки туфли были отброшены в сторону, оставив меня только в нижнем белье.

Плевать на приличия, сейчас для них не время и не место.

Увидев меня, Дилан воспрянул духом и его губы растянулись в кровожадной усмешке. Зрелище это — не для слабонервных. От вида мелких, треугольных зубов, даже меня пробирает.

Плавным движением, я переместилась за спину первого нападающего. Даже сама удивилась от того, как легко мне это далось. Касание, и он упал на пол в бессознательном состоянии. Увы, это заметили, а потому действовать чисто больше не получится.

Пригнулась, уворачиваясь от брошенного в меня ножа. Зря, голубчик. Ох, как зря. Не стоило поворачиваться спиной к артаку. Они подобных ошибок не прощают. Дилан свернул ему шею прежде, чем тот успел сделать ещё хоть вдох.

— По возможности, не убивать, — приказала я, зная, что портной подчинится.

— Сделаю, — короткий кивок, и один из нападающих распластался по полу. — Могла и не раздеваться, между прочим. Это конечно эффектно, — подколол меня он, — но тут нет и одного мало-мальски серьёзного противника.

— Так какого моргула ты тогда копался? — фыркнула я, наслаждаясь бурлением адреналина в крови.

Это чувство пьянило. Тело казалось до невозможности гибким, пластичным. Я снова в своей стихии. Стихии доступной только тем, кто впитал её с потом и кровью, уделяя долгие часы изнурительным тренировкам.

Небольшой шаг в сторону, захват и треск чужих костей. Последующий за ним крик, бальзамом пролился на мои истерзанные дворцовой жизнью нервы. Касание особой точки у шеи, и мужчина замолк, оседая на пол. Уворачиваюсь от ещё одного. Удар под дых. Приласкать глупца, судорожно хватающего воздух, локтем по основанию шеи.

Осмотрелась. Дилан уже расправился со своими, и теперь на полу только бессознательные тела. Принцесса жива и здорова, как и две её подруги, но что с другими двумя? Приложив пальцы к шее, и найдя пульс, я облегчённо выдохнула. Живы. И если верить чутью, то даже не пострадали.

Тогда откуда кровь? Ага. Она принадлежит тем двум, что валяются совсем рядом. Видимо их забрызгало.

Продолжить осмотр мне не позволил вздёрнувший меня на ноги Дориан. Сейчас он выглядел ещё более безумным, чем там, в коридоре. Радужка почти наполовину заполнилась багровым — очень дурной признак для дагара. Чем же его так отравили?

Продолжить логическую цепь мужчина мне не позволил.

Обнимая, он едва не до хруста сжал мои рёбра, и впился в губы жестким, не терпящим возражений поцелуем. На языке появился солоновато-пряный привкус крови. Не моей. Видимо, он до последнего сдерживался, чтобы дать мне шанс разобраться с нападающими, не смотря на безумие. Ничего. Один поцелуй, он точно заслужил. Но не больше.

Касание точки у основания шеи, и я подхватила стремительно оседающее тело дагара. Э как его накрыло, если он допустил подобное самоуправство с моей стороны. Примостив его на полу, я повернулась к замершим в углу девушкам, и к едва не покатывающемуся от смеха Дилану.

— Э как ты его, — заметив мой взгляд, выдавил из себя артаку. — Неудивительно, что от тебя все наши шарахались.

— Нашим я обычно кости ломала, если они начинали руки распускать, — буркнула я. — Кстати, ты не знаешь, от какой дряни у дагаров крышу сносит?

— Что-то я подобное слышал, — вмиг посерьёзнел Дилан. — Вроде бы ходили слухи о настойке миттиса и ещё сотни другой трав, но это непроверенные сведения. Он, что, дагар?

— А не похож? — я криво улыбнулась, направляясь к своему наряду.

Тут сейчас народа будет, не продохнуть, а я в кружевах щеголяю. Да ещё в таких кружевах, о существовании которых юным Леди знать не положено. Уж больно они открытые и вызывающие. Одевшись, я убрала опасные лезвия обратно в причёску, предварительно их зачехлив. Удобно и красиво. С первого взгляда и не скажешь, что я вооружена. Хорошо, что мне не пришлось их сегодня использовать. Оружие эффективное, но уж очень от него много крови.

— Слушай, может его, того… связать? — подал здравую мысль артаку. — Моргул знает, сколько эта дрянь из его организма выходить будет.

— А у тебя есть то, что это чудовище сможет удержать? — я присоединилась к другу, с сомнением рассматривая бессознательного мужчину. — У меня, например, точно нет.

— Ты не поверишь! — блеснул белозубой улыбкой Дилан, уже спрятавший острые зубы под качественным мороком. — Мне тут пару недель назад ленты привезли. Розовые.

— Ты его бантиками решил шокировать? — хихикнула я, не впечатлившись идеей друга.

— Если он разорвёт этот бантик, я очень сильно удивлюсь. Мы их на драконе во второй ипостаси уже опробовали. Знаешь, держит.

Сказано, сделано. Не прошло и пары минут, как грозный Лорд Дориан был связан по рукам и ногам, яркими, розовыми лентами. Дилан признался, что теперь всегда их с собой таскает. Даже пару раз немало заработал, выиграв спор у особо самоуверенных нелюдей.

— Ты не подумай, я не из-за денег, — немного сконфуженно попытался объясниться он. — Тут важен принцип. Ну кто подумает, что простая розовая лента, окажется едва ли не прочнее мифриловых цепей?

— Да я собственно не против. Ты мне только наряд сделай, в котором можно будет быстро оторвать моток этой незаменимой вещи.

— Да ну тебя, — обиделся он. — Платье портить, чтобы ленту оторвать? Да я лучшее её под нижней юбкой спрячу. И не видно, и достать легко.

— Замётано.

Только сейчас я поняла, что при общении с артаку, я позабыла о всё ещё застывших в углу девицах. Они, видимо, не желая никого отвлекать, так и стояли, взявшись за руки.

— Леди, вы как? — я подошла к ним чуть ближе, переступив через бессознательные тела. — Никто не пострадал?

— Обижаешь, киса, — вместо девушек буркнул Дилан. — Чтобы под моей защитой, да кто-то пострадал?

— Кстати напомни мне, чтобы тебе выдали премиальные за внештатную ситуацию. Нам очень повезло, что ты остался с нами.

— Да что им будет, с такой-то магической защитой? — ворчливо отозвался Дилан, осматривая пленников. — Знаешь, я передумал. Магическая защита, тут бы не помогла, — внезапно упавшим голосом закончил он.

Ну-ну. Те, кто смог подбить связанных магическим контрактом слуг пойти против принцессы, и те, кто смог вывести дагара из строя, не могли не учесть такую мелочь, как наличие амулетов и артефактов. Впрочем, это может подождать, а потому, я обратила своё внимание на всё ещё молчавших девушек.

— Эй! — позвала их я. — Вы как?

Лучше бы я не спрашивала. На мне тотчас же повисли три девицы, напрочь отказываясь выпускать ткань моего платья из пальцев. Стоит оценить подвиг принцессы — в отличие от своих подруг, она не плакала. Только крепче всех сжимала кулаки, но держалась.

— Да где эти моргуловы стражники и телохранители? — через десять минут не выдержала я накала эмоций. — Почему их постоянно где-то носит, когда они больше всего нужны?

— Киса, не кипятись, — вытер пот со лба Дилан, наконец-то закончив с пленниками.

Слуги, решившие напасть на свою принцессу теперь ровными штабелями лежали на полу, связанные по рукам и ногам. Противно-то как. На протяжении последних двух месяцев, я видела этих людей чуть ли не ежедневно. Интересно, что толкнуло их на предательство?

Двух, отдыхавших в обмороке подруг принцессы, привёл в чувство тот же Дилан. Ему пришлось долго объяснять впечатлительным девушкам, что кровь на их нарядах — чужая, и лекарь им не требуется. Дошло до того, что они раскрутили его на новые платья, взамен испорченных. Предприимчивые. Уважаю.

Глава одиннадцатая

О нас вспомнили ещё через полчаса, когда мы порядком утомились ждать. Не я, ни тем более Дилан не решились отправиться на поиски пропавших стражников и телохранителей. Мне почему-то казалось, что это будет очень большой ошибкой. Дагар в себя не приходил, как и ожидалось. Впрочем, откуда мне знать, как хорошо стандартные приёмы будут работать на представителе его расы?

Отряд спасателей, если его можно так назвать, ворвался в комнату, когда девушки наконец-то успокоились. Рассевшись они принимали успокоительную настойку, которой нас щедро снабдил Дилан. При его работе, он без неё даже из дома не выходил.

Первый из новоприбывших, споткнулся о тело одного из пленников и кубарем полетел на пол.

— Под ноги смотреть надо, — добродушно обронила я, не делая попыток встать.

Не стоит провоцировать дёрганных магов и воинов. Они видимо и так пережили несколько очень неприятных минут, если учесть выражение их лиц. Впрочем, король выглядел не лучше.

— Добрый вечер, ваше величество, — мне всё же пришлось встать, когда он вошёл в комнату.

Низкий реверанс, и опущенная голова. Как же мне надоели эти условности. Рядом в безмолвном, но несомненно очень низком поклоне стоял Дилан. Кто бы знал, как я ему завидую. Ещё немного, и он свалит из этого серпентария, а мне ещё десять месяцев тут куковать.

— Леди Николетта, — губы монарха растянулись в хищной усмешке. — А не поведаете ли вы мне, почему ваш начальник прибывает без сознания, и связан… к-хм… связан, — нерешительно закончил он, но зубоскалить не перестал.

Пришлось пересказывать, коротко и без подробностей конечно, случившееся. Милым Леди, слышать подобное не обязательно. И только во время рассказа до меня дошло, что в комнате не хватает ещё одного человека. Леди Аннита, о ненавязчивом присутствии которой я давно перестала задумываться — пропала.

— Дилан, а куда подевалась наставница этих милых Леди? — обратилась я к портному, пожалуй, к единственному из присутствовавших, кто мог дать мне этот ответ.

— А! Точно! — воскликнул парень, и напрочь забыв про короля, метнулся к одной из кладовок.

Жестом фокусника, он открыл дверь и ловко подхватил выпавшее из кладовки тело. Женщина пребывала в глубоком обмороке, и только едва заметный синяк на её шее дал мне понять — Дилан самолично отправил её в отключку. Неужели нам предстоит искать новую наставницу для принцессы?

— Она так испугалась, что очень долго и протяжно кричала, мешая мне работать, — пожаловался Дилан, укладывая женщину на один из диванов. — А потом просто из головы вылетело, что я её в кладовку засунул.

У меня аж от сердца отлегло. Как представлю, что мне придётся пройти очередную череду собеседований, чтобы подобрать девушкам наставницу — мороз по коже. Леди Аннита не пострадала, и теперь мирно спала, чуть посапывая во сне.

— Леди Николетта, вы мне не расскажите, что за мужчину вы подпустили к моей дочери? — выгнав всех посторонних, поинтересовался у меня король.

— Ваше Величество, разрешите вам представить Дилана Дамиана. Портного, — с непередаваемой гордостью, представила я друга. — Он прибыл несколько часов назад, чтобы снять мерки.

— Но у моей дочери уже есть портной, — нахмурилось величество.

— Боюсь, что он не знаком с кроем тренировочных костюмов, применяемых наёмниками, — развела я руками. — А я в этом плане доверяю только Дилану.

— Портной значит, — смерил король недоверчивым взглядом артаку. — И давно?

— Более десяти лет, — поклонился Дилан.

Есть подозрение, что его величество ещё устроит мне допрос, но это будет потом. Я что, виновата, что в гильдии все поголовно в первую очередь воины, и только потом кто-то ещё? И вообще. Ему стоит радоваться, что артаку оказался рядом с его дочерью в момент нападения.

Под конец нашего совещания, в себя пришёл Лорд Дориан. Всё ещё связанный по рукам и ногам, дагар очень удивился своему пребыванию в покоях её высочества. Оказалось, что в его памяти не сохранилось ничего, после сегодняшнего обеда.

— Во дворце поселилась крыса, — хмуро подытожила я, развязывая розовые узлы. — Видимо, очень высокопоставленная.

Впрочем, мужчинам на мои доводы было наплевать. Они постановили, что сегодня её высочество ночует у меня, пока слуги приведут в порядок её комнаты. Ну и во избежание возможных проблем. Дилан, ещё до нападения получивший нехилый заказ от юных Леди, получил задаток от главного казначея, и отбыл восвояси. С премией за храбрость и самоотверженность, конечно.

Надо будет потом с ним связаться, и проконтролировать заказы этих юных вертихвосток. А то быть скандалу, после которого её величество скорее всего постарается сгноить меня к моргуловой матери. Но это завтра, после того, как я наконец высплюсь. Высплюсь, чтобы восполнить силы, потраченные за этот длинный, неприятный день.

* * *

Спать пришлось на диване, в собственной гостиной. Кто бы знал, как я «обрадовалась» этому событию? Мало того, что спать я предпочитаю в неприличном комплекте из шорт и топика, так на этой моргуловой конструкции ещё и не вытянуться в полный рост! Но, увы, восполнить резервы было не суждено.

Где-то через час после полуночи, в дверь постучались Сюзанна и Амалия. Обе девушки были бледны, на лицах — вселенское отчаяние.

— Леди Николетта, вы не против, если мы сегодня поспим у вас? — как-то нерешительно спросила Сюзанна.

— Кошмары мучают? — с сочувствием поинтересовалась я, пропуская девушек в комнату.

— И нас подождите! — крикнули с другой стороны коридора, где находились комнаты Нимири и Сабрины.

Подружки проскользнули в открытую дверь, а мне достался сочувственный взгляд от Ханса. Он, в отличие от девушек понимал — теперь об отдыхе можно только мечтать. Перевозбуждённые из-за сегодняшних событий, спать эти птички точно не смогут.

— Вы тоже не спите? — высунула из спальни свою очаровательную головку Алексия. — А я думала только я такая.

Мы с Хансом снова переглянулись, и он послал мне ободрительную улыбку. Ладно. Ночной девичник, так ночной девичник. Всех пятерых я всё равно не переспорю. Попросив Ханса отловить одного из частенько снующих в коридоре слуг и направить к нам, я всё-таки закрыла дверь.

— Поймаем слугу, тогда принесут нормальные закуски, — предупредила девушек я, вытаскивая из личных запасов несколько бутылок сладкого вина. — А пока вот, — предъявила я их девушкам.

На стол, к бокалам и бутылкам, я выставила несколько коробок конфет и пачку какого-то печенья. Не думала, что придётся принимать гостей, а ведь могла бы и догадаться.

— Мы вас не очень стесняем? — подала голос самая тихая из подружек, Сабрина.

— Да не особо, — отозвалась я, поправляя пояс на тонком шелковом халате и усаживаясь в одно из кресел. — Я понимаю, для вас случившееся стало потрясением.

— А для вас нет? Ведь были и убитые, — с любопытством спросила Нимири, пригубив из своего бокала.

Ну что мне на это сказать? Что давно привыкла к трупам? Что в первый раз убила сама в восемь лет, и мне окончание чужой жизни равнопофигительно. С одной стороны, так и есть, но с другой… Наверно, к этому невозможно привыкнуть и остаться человеком. Зато, можно научить себя не думать о лицах всех тех, кого самолично отправила на тот свет. Просто стереть их из памяти, словно и не было. Возможно именно поэтому, я убиваю только в крайних случаях.

— Это часть моей работы, Леди Сабрина, — уклончиво ответила я. — Мне по роду деятельности положено не переживать, а действовать. И не дай Пресветлая, вам стать такими же.

— Почему? — не оценила моего благородного пожелания принцесса. — Ведь это так замечательно быть сильной.

Быть сильной. Как много в этих двух коротких словах. Наверно, быть сильной действительно хорошо, поскольку всегда полагаешься только на себя. С другой стороны, это очень одинокий путь, поскольку опять же, полагаешься только на себя. Чтобы не случилось, как бы плохо ни было — приходится брать себя в руки и идти дальше.

— Быть сильной хорошо, когда точно знаешь, что в момент слабости тебя будет кому поддержать, — пришлось сделать небольшой глоток вина, чтобы чуть оттянуть конец фразы. — Мне же, помощи ждать не откуда. И этого я не пожелаю никому.

— Но как же Лорд Римас? — воскликнула принцесса. — Ведь он в вас влюблён!

Я аж воздухом поперхнулась от такой перспективы. Влюблённый дагар, будет, пожалуй, хуже, чем орда пьяных моргулов. Последние побезопасней, это точно. Страшно представить, на что способны целеустремлённые, беспринципные в достижении целей дагары, когда им в голову ударит любовь.

— Леди Алексия, — укоризненно пожурила её я, — то, что случилось сегодня, лишь последствия отравления.

— Вы просто не видели, как он на вас смотрит, когда уверен, что вы его не застукаете! — вдохновенно бросилась уверять в ошибочности моих суждений принцесса. — Правда, девочки?

«Девочки», согласно закивали. Дальше на меня вылили почти не прекращаемый поток рассказов, о том или ином застолье. Всё конечно сводилось к тому, как и насколько долго, дагар смотрел на меня, и какое выражение на тот момент у него было. Если верить этим наблюдательным Леди, то выходило как-то уж очень много. Как минимум раз пять за отдельный приём пищи.

— Глупости, — с ложной уверенностью заявила я, когда казавшийся нескончаемым поток речи иссяк. — Лорд Римас, всего лишь присматривает за мной, и не более, — я махнула рукой, и снова пригубила из бокала. — Для него, я не более, чем инструмент для достижения цели, поставленной его величеством. Не больше и не меньше.

— Но мы видели… — растерянно попыталась настоять на своём Сабрина.

— Вы видели то, что вам хотелось, — мягко осадила я, больше всего желая закрыть неприятную для меня тему. — У дагаров не принято столь открыто демонстрировать сердечные привязанности, а потому я склонна думать, что происходит что-то ещё.

Ну не говорить же им, что Лорд Дориан меня банально хочет? В конце концов, они Леди, и им не пристало думать о подобных вещах. Кувыркания в постели, этим юным девушкам будут доступны только после свадьбы, и не мне им рассказывать о происходящем между мужчиной и женщиной за закрытыми дверями. Это будет слишком, даже для меня.

— Сабрина, — мягко обратилась к подруге принцесса. — Не стоит. Леди Николетте неприятна эта тема, так что стоит учесть и её чувства.

Упс. Это когда милая принцесса стала столь проницательна? Ещё сегодня утром, девушка пёрла напролом, а уже ночью, демонстрирует глубокие познания человеческой натуры. Ну, или я настолько расслабилась, что у меня всё на лице написано. Оба варианта, мне не особо нравятся. В первом случае — слишком быстрый рост, который обязательно выйдет мне боком, во втором — теряю квалификацию уже я.

Как не странно, но девушки услышали свою принцессу, и быстро перевели тему на наряды, что они заказали у Дилана. Кажется, больше всех оторвалась Сюзанна, а потому подробности её заказа меня несколько насторожили. Утром обязательно стоит связаться с Диланом, дабы пресечь все опасные поползновения.

* * *

Рассвет застал девушек, вповалку спящих на моей кровати, а меня, за созерцанием этой идиллии. Спать, когда рядом бьётся столько сердец мне не светило. Слишком шумно, чтобы вовремя учуять появление недруга.

А потому я тихонько привела себя в порядок и поудобней устроилась в гостиной. Следы пиршества в ней уже убрали, и я решила использовать стол не по назначению. Во-первых, стоило перепроверить арсенал, встроенный в мой сегодняшний наряд. Расслабилась я что-то.

Где то через час, слуга принёс чай и немного сдобы, после чего мне достался пристальный, недоверчивый взгляд.

— Что-то не так? — поинтересовалась я, не спеша прикасаться к поданной еде.

— Простите, если лезу не в своё дело, — замялся мужчина, — но слуги шепчутся.

— И о чём же?

— Нам сказали, что вчера были уволены шестеро, но другие слуги… они говорят, что видели, как из покоев принцессы выносили тела, — он явно чувствовал себя не в своей тарелке, но любопытство победило. — Скажите, Леди, что с ними случилось?

Сказать правду, значит пойти наперекор выбранной начальством линии поведения. Но мне почему-то кажется, что как бы там ни было, правда обязательно всплывёт, и тогда будет только хуже.

— А что по этому поводу говорят? — я мягко улыбнулась, жестом предлагая ему сесть.

Слуга совсем смутился.

— Говорят, что вы учите принцессу убивать, и она практикуется на слугах.

Каюсь, мне не стоило смеяться, но настолько нелепо и неправдоподобно это звучало, что я просто не сдержалась. Наблюдая, за моим весельем, сконфуженный слуга и сам немного приободрился.

— Простите, — вытирая слёзы, прохрипела я. — Могу вас заверить, что ничего подобного не случилось. В этом я вам клянусь.

— Вы больше ничего не скажете, да? — разочарованно спросил мужчина, поправляя манжеты.

— Увы, — я развела руками. — Передайте своим коллегам, что пока они добросовестно выполняют свою работу, то им не о чём волноваться.

— Я могу что-то ещё для вас сделать?

Вообще-то, он задал очень хороший, а главное правильный вопрос. До сегодняшнего дня, я полагалась на информацию, предоставленную мне Лордом Дорианом. Достаточно ли этого? Не сомневаюсь, что среди его людей есть первоклассные ищейки, но вчерашнее покушение застало нас врасплох.

Отлично понимая, что поступаю, как минимум нехорошо, решение я всё же приняла. Проверив чай на наличие посторонних примесей и оставшись довольна, я подняла взгляд на слугу.

— Скажите, Чарльз, — припомнила я его имя, — если я попрошу пересказывать мне все дворцовые сплетни, вам это будет очень противно? За дополнительное вознаграждение, разумеется, — поспешила добавить я.

— Вы хотите, чтобы я доносил вам? — неверяще отшатнулся он.

— Нет, что вы. Я ни в коем случая не прошу вас за кем-либо следить, — я отмахнулась от его предположения. — Но я знаю, что слуги часто сплетничают между собой, и именно эти разговоры мне интересны.

Нехотя, но Чарльз согласился. Впрочем, наш короткий разговор породил во мне другую идею, которую стоит предложить начальству. Жаль, что ждать придётся едва ли не неделю.

* * *

Есть подозрение, что жители дворца сговорились, и теперь мне не будет покоя не днём, ни ночью. Я только устроилась с книгой на диване, как в дверь постучались. Пришлось идти открывать.

— Лорд Римас просил передать, что ждёт вас в своём кабинете, — полный чувства собственного достоинства, известил меня секретарь дагара.

— И вам доброе утро, — пробурчала я. — Передайте Лорду Римасу, что в моей спальне сейчас несколько людно. Если ему очень важно со мной поговорить именно сейчас, то он может присоединиться ко мне в моих покоях.

Секретарь почему-то покраснел, но кивнул и поспешил удалиться. Что это с ним?

— Леди Николетта, — через смех обратился ко мне Родрик, — за что вы так с бедным парнем?

— А что я такого сказала? — в недоумении осведомилась я, у согнувшегося едва ли не в двое мужчины.

Внятно ответить, у мужчины не получалось. Он давился смехом, который никак не прекращался. Кажется, он слишком устал и перенервничал в последнее время.

— Да, мне тоже очень интересно, почему мой секретарь непрерывно бормочет что-то про оргии и бессовестных Леди, даже не скрывающих своих пристрастий, — добил меня Лорд Дориан, вышедший из телепорта. — Ты меня не просветишь?

Вот как его секретарь так быстро добрался до своего начальника, раз тот уже здесь? Какие-то запредельные скорости получаются. Стоп. Какие оргии?

Я в недоумении уставилась на дагара.

— Вы сейчас о чём?

Родрик, наблюдавший за этой картиной, сполз по стене, держась за живот. Э как мужика пробрало. Пожалуй, и правда стоит поговорить о дополнительных единицах охраны. Два месяца без единого выходного и нормального отдыха — это слишком даже для наёмников нашего уровня.

— Так что у тебя в спальне? — пройдя мимо меня в гостиную, поинтересовался дагар, скрестив руки на груди.

— Принцесса с подругами, — я пожала плечами. — Они пришли ночью, и теперь сладко спят.

— А ты?

— А что я? Будто мне суждено уснуть, когда вокруг столько народа и объект защиты под боком, — сварливо отозвалась я.

Ну да, две ночи без сна, полные событий дни — тут кто угодно взвоет. А я между прочим, не железная. Ещё день-два, я конечно продержусь, но потом свалюсь от усталости. Да и особо продуктивным такое бодрствование будет не назвать.

— Тебе не кажется, что ты несколько сгущаешь краски? — прищурил глаза мужчина, не оценив моего крика о помощи.

— А вам не кажется, что ситуация несколько вышла из-под контроля, и стоит подумать о дополнительно охране? Вчера, на принцессу напали слуги, подписавшие магический контакт, — огрызнулась я. — И все они остались живы, между прочим.

Неважно, что двое умерли от ножниц Дилана. Важно то, что их не прикончила магия, заключённая в договоре. А это потенциально означает две вещи — или кто-то нашёл, как обойти клятвы на крови, или кто-то очень сильно напортачил при составлении документа. Оба варианта мне не нравятся.

— Ну и чего ты хочешь от меня? — устало отозвался мужчина, потирая переносицу. — Я один раз уже перевернул всё во дворце, не оставив и камня на камне.

— Ещё пару телохранителей, на смену Хансу и Родрику, несколько наёмников в стан слуг, и ещё одну девушку на смену уже мне, — перечислила я, мысленно сверяясь со списком, который составила ранее. — Мы втроём работаем без выходных, и скоро это начнёт сказываться на качестве. Это раз. Как показала практика, людей банально не хватает именно тогда, когда это нужно больше всего. Это два. Не будь вчера рядом Дилана, то путь принцессы, скорее всего, прервался бы. Это три. Кто-то очень хорошо осведомлён о том, что происходит во дворце. Это четыре, — я замолчала, переводя дыхание.

— Ещё претензии будут? — с добродушной ухмылкой палача поинтересовался дагар.

Бушевать после этого расхотелось едва ли не мгновенно. Что-то я и в правду разошлась. Нашла, с кому права качать и указывать на промахи. Странно вообще, что безопасностью принцессы занимается дагар, а не Лорд Дейл. Ведь это часть его обязанностей, если подумать.

Король не доверяет главе дворцовой безопасности? Возможно. С другой стороны, я бы тоже не доверяла тому, кто напился на рабочем месте в десять утра.

— Жаль, — правильно истолковал моё молчание дагар, — а я только обрадовался, что ты и со мной стала говорить прямо, не таясь.

За выражением лица следить надо, чтобы меня каждый раз в холодный пот не бросало, от его улыбочек. Клыкастых таких. Так что пришлось опустить глаза. Всё-таки очень сложно держать его взгляд.

— Ладно, я всё понял. Сегодня же съезжу к наёмникам, наберу вам людей на смену, но запомни, — широко улыбнулся он. — Главной, над ними, всё равно будешь ты. Мне лень подстраиваться под кого-то ещё.

— А вам не кажется, что стоит несколько ограничить наше общение? — с надеждой спросила я, чувствуя недовольное ворчание тёмной сущности.

Ей очень не нравилось, что такой вкусный мужчина, просто стоит, закрывшись под щитами. Вот ненасытная зараза. Сколько можно? Она трижды им кормилась да двое суток, а до сих пор слюнки текут от одного его вида.

В ответ на мой вопрос, мужчина только загадочно улыбнулся, и чуть приоткрылся, вызвав жгучую волну одобрения у тёмной бесстыдницы.

— Бери, сколько надо, — хмыкнул он. — Я уже понял, что никуда мне от роли подпитки не уйти.

— Не стоит, — пробормотала я, отойдя к окну и до крови прокусив губу. — Мне и так начинает казаться, что вы, как наркотик. Все остальные, сейчас вызывают только отвращение, — закончила я даже тише, чем начинала.

— Думаю, мне стоит возгордиться, — мурлыкнул мне на ухо мужчина. — Такая милая, притягательная добыча, сама меня выбрала, — не унимался он, обвивая мою талию руками.

— Лорд Римас, прошу вас, — отчаянно попробовала я прекратить это безумие.

Со всеми тремя, мне точно не совладать. Ну не вызывает у меня этот мужчина отвращения, как это часто бывало. Мне даже нечего возразить, поскольку мне и самой нравится способ «кормления». Есть только одно «но». Для дагара и его хищника, я просто добыча, которая раз за разом ускользала от расправы. Что же будет со мной, когда он наиграется, а я «подсяду» на него настолько, что не захочу питаться никем больше?

Что ещё хуже, я могу привязаться эмоционально. Ведь так сложно представить, что этот мужчина способен причинить мне боль, когда его ладони так нежно обнимают мою талию, а губы покрывают шею поцелуями. Я ведь тоже не железная.

— Лорд Дориан, — тихо простонала я, судорожно вцепившись в его ладони пальцами. — Прошу, не надо.

— Почему? — мурлыкнул он. — Я ведь вижу, что тебе нравится. Я это чувствую.

— Потому, что рано или поздно, я вам надоем, — через силу выдавила я. — А нам ещё долго работать вместе.

— Я уверен, что ты профессионал, и не станешь устраивать безобразных сцен.

Убийственная логика. А главное, он прав. Я действительно не стану капать ему на мозги, упрекать случившимся и бросаться обвинениями. Но это не значит, что мне не будет больно, каждый раз, когда нам придётся общаться.

Нет. Работа важнее, чем мимолётная интрижка с мужчиной, который для меня недостижим. Если я всё правильно рассчитала, то не позднее чем завтра, во дворце появится Сабрина. Она быстро перетянет на себя внимание дагара, а я смогу вздохнуть спокойно. Главное, не раздразнить хищника окончательно до того, как это произойдёт.

Вздох, и я расслабилась, позволив себе напитаться его силой. Его страстью. Чем больше я ставлю себе запретов, тем сильнее мне хочется их нарушить. Так зачем вводить себя в искушение?

Сразу заметивший изменение в моём поведении мужчина, довольно заурчал, прижав меня к своему сильному телу. Сразу стало тепло и уютно, словно мир по другую сторону его рук прекратил существовать. Тёмная, тягучая энергия мужчины, казалось пропитала каждую клеточку, возвращая потраченные за последние дни силы.

Стоило мне чуть поднять голову, как дагар сам склонился для поцелуя. Мягкие и такие нежные губы, лёгкие прикосновения. Он приручал меня. Заставлял забыть, что его вообще можно бояться. Врал, что терпелив, и у меня будет ровно столько времени, сколько понадобиться, чтобы сдаться на волю победителя.

Пусть. Пусть думает, что победил. Мне не сложно притвориться проигравшей, покорно исполняющей желания своего хозяина. Но я никогда ему не поверю. Не поддамся на сладкие уговоры, открыв душу. В этом, мы с моей сущностью были солидарны. Тело, это всего лишь тело, но душой ему не обладать никогда.

Странно, но перестав сопротивляться, я получила полный контроль над своей второй половиной. Она приняла правила игры, и сейчас жадно впитывала то, что так щедро дарил нам Дориан. Очень щедро с его стороны, стоит заметить. Пусть, у него есть и свои мотивы.

Когда ситуация несколько вышла из-под контроля, я поняла, что пора сматывать удочки. За стенкой принцесса с подругами, а мы тут безобразничаем. Я и так ночью сводила засосы и синяки.

— Дориан, — хриплым, чуть мурлыкающим голосом позвала я мужчину.

— М? — дагар решил не отрываться от особенно вкусного места за моим ухом, а потому только промычал в ответ.

— Мне кажется, что сейчас не место и не время, — остановила я руку мужчины, нацелившуюся на мою грудь. — Если ты помнишь, то у меня за стенкой аж пять юных Леди, которые могут проснуться в любой момент. Ты готов потом объясняться с королём на тему, какой пример мы им подаём?

В ответ на моё весьма справедливое замечание, Дориан заставил меня повернуться к себе лицом. Миг, и я сижу на подоконнике, прижимаясь к сильному телу мужчины, который явно не внял моим словам.

Прислушавшись, я убедилась, что Леди всё ещё спят, а потому можно позволить себе ещё немного. Хмыкнув, я стащила тонкий кожаный ремешок, которым дагар завязывал волосы. Пусть будет моим маленьким трофеем. Ловким движением, ремешок исчез в моём декольте, за что я получила вполне ощутимый укус. Да-да, именно в то место, что открывало декольте.

— Тш-ш-ш, — мягко пожурила я мужчину. — Не стоит оставлять отметин на коже. Особенно там, где они будут видны, — проведя ноготками по его шее, попросила я.

Мужчина издал утробный рык, чуть оскалив зубы, но это не было признаком ярости.

Я отчётливо знала, что именно мне стоит сделать, чтобы приручить этого опасного хищника. Точнее, эти знания транслировала мне моя тёмная сущность, улавливающая его самые сокровенные желания. Как много, оказывается, я могу, если отбросить скромность и принять себя.

— Ты моя, — приказал мужчина, скользнув когтистой ладонью по лицу, и мягко запустил пальцы в причёску. — Узнаю, что к тебе прикасался кто-то ещё, убью, — прошептал он в мои губы, притянув для поцелуя. — И запомни, — скользнув кончиком острого языка по уголку моего рта, продолжил он, — твоим первым мужчиной буду я, и это не обсуждается.

Свою угрозу, он подкрепил властным, сбивающим с толку поцелуем, который, казалось, длился и длился. Когда мужчина наконец отступил, мои губы горели, а дыхание сбилось к моргуловой матери. Оно почти болезненными рывками пробивалось в лёгкие, вызывая лёгкое головокружение.

Ответа, впрочем, дагару не требовалось. Он с удовольствием осмотрел меня, и мазнув большим пальцем по щеке, свалил из комнаты, не проронив больше не слова.

— С-самодовольная с-скотина, — беззлобно прошипела я, спрыгнув со своего насеста.

Увиденное в зеркале, обрадовало меня парочкой засосов, растрёпанной причёской и… чёрной прядью в волосах? Какого моргула? Ходили конечно слухи, что суккубы впитывают саму сущность того, кем питаются, но не до такой же степени? Меня вполне устраивает мой цвет волос, и менять его я, как бы, не собиралась. Правду говорят — ты то, что ты ешь.

Пара пассов руками, и о случившемся напоминала только лежащая кверху лапками сущность, отъевшаяся до предела. Я её конечно не видела, но ощущения были именно такими. Уровень блаженства этой заразы аж зашкаливал.

Глава двенадцатая

Что приятно, обещание прислать подмогу Дориан выполнил очень быстро. Уже следующим утром, в моё полное распоряжение попала Сабрина, и ещё несколько девушек из гильдии, которым было суждено играть роль прислуги. Извечной противнице не особо понравилось, что главная в нашем тандеме я, но профессионал в ней взял верх.

Войдя в курс дела, она сразу взяла шефство над нашими подопечными и принялась посвящать их в тонкости общения мужчин и женщин. С определённым цензом, конечно. Признаю, у неё поучительная лекция о том, как распознать сволочь, получилась на диво увлекательной. Не чета нашим преподавателям. Девушки слушали, приоткрыв рты, и ловя каждое её слово.

— И правда получается, что те шестеро были не такими хорошими, как показалось, — удивлённо пробормотала принцесса, бросив на меня извиняющийся взгляд. — А ведь теперь это так явно.

— Оно всегда явно, когда знаешь некоторые тонкости мужской психологии, — ответила мастер соблазнения, откинув свои чёрные пряди с плеча. — Просто в эти темы почему-то не принято посвящать юных аристократок.

— Ну почему, — хмыкнула я. — Причины вполне просты и кроются в договорных браках. Чем меньше плохого, девушка знает о своём потенциальном муже, тем меньше будет отбрыкиваться от свадьбы.

— Туше, — отозвалась Сабрина. — Я как-то упустила этот момент из вида. Кстати, тебе ещё не пора на доклад? — с намёком заметила она, бросив взгляд на часы.

— Ты не поверишь, — ехидно отозвалась я, — но ещё не пора.

Тем, что Дориан желал видеть меня в своём кабинете поздно вечером, заклятая подруга подкалывала меня уже в пятый раз. Ну а я что, виновата, что дагар оставался совершенно спокоен в её присутствии, несмотря на все уловки девушки? Впрочем, я не волновалась. Сабрина и не такие крепости брала. Вниманию дагара ко мне, я даю ещё две недели. В руках опытного суккуба, любой мужчина становится телком на верёвочке.

* * *

На доклад, я наглым образом не пошла. Последний приказ о еженедельных визитах в свой кабинет, дагар так и не отменил. И плевать, что он подразумевался. Я устала, хочу спать, и сегодня не произошло ничего такого, что требует рапорта.

С этими мыслями, я переоделась в свободное платье, позволяя телу отдохнуть от корсета. Прошлой ночью я конечно спала, но полностью от усталости это меня не избавило. Вытянув ноги на новеньком, только сегодня привезённом мягком диване, я с головой ушла в книгу. Пусть хоть мозги отойдут, погрузившись в чужие приключения.

Когда бравый пират, шёл на абордаж очередного торгового судна, мне на плечи легли горячие руки. Я вздрогнула, ибо тихий скрип двери, я пропустить ну никак не могла.

— Тебе не кажется, что несколько неосмотрительно заставлять меня ждать? — разминая плечи, спросил меня Дориан.

К-хм. Не ожидала, что он решит навестить меня сам, если я сегодня останусь в своих апартаментах. Наивно, с моей стороны.

— А ты меня сегодня ждал? — мурлыкнула я, потягиваясь на диване, поскольку мышцы несколько устали от принятой мной позы. — Я что-то пропустила? — откидывая голову на спинку дивана, посмотрела на него честными-честными глазами.

Тёмная сущность, гаденько захихикала, при виде немного растерянного мужчины. Ну да, моя линия поведения по отношению к этому мужчине изменилась, и значительно. Я просто сменила одну маску, на другую. Хотя в этом случае, придётся быть очень осторожной, балансируя на тонкой грани между игрой, и полным крахом.

— Я вообще-то ждал тебя в своём кабинете, как и всегда… — нахмурил брови мужчина, нагло подняв мои ноги, и сев на диван, уложил их к себе на колени.

Ну и зачем? В комнате много мест, где он мог расположиться с комфортом. Если он хочет от меня чего-то очень определённого, то зачем все эти нежности? Мало моей капитуляции, хочет получить всё в бессрочное владение?

— Ты же сам сказал, что раза в неделю, будет более чем достаточно. Тем более, что ничего интересного у нас не происходит. Скука, да и только, — я демонстративно зевнула, прикрыв рот ладошкой.

Пальцы мужчины, медленно выводили узоры на моей щиколотке, прямо сквозь тонкий шелковый чулок. Сам же он, очень внимательно смотрел на меня, будто силясь разглядеть подвох.

Фигушки. В выбранной роли я чувствую себя вполне комфортно. Он может приходить и уходить. Может притвориться моим на неделю, а потом уйти к другой. Я ни на что не претендую, ничего не требую. Нас учили, что это наиболее правильная маска, если общаешься с сильным мужчиной, который стал проявлять к тебе интерес.

Ведь даже играя чувства, небольшая их часть тонкой нитью прошьёт душу, грозя сделать выдумку былью. Тем более, что простая имитация, никого не обманет. Нужно пропустить эти чувства через себя. Поверить в них.

— Мне казалось, я ясно дал понять, что тебе от меня никуда не деться, — будто прочитав мои мысли, угрожающе начал дагар. — Если для тебя это важно, я конечно сделаю вид, что не вижу происходящего, но тебе стоит помнить, любому терпению приходит конец.

— О чём ты, Дориан? — призывно улыбнулась я, пуская в ход чары суккуба. — Вот она я. Никуда не убегаю.

Это было плохой идеей. Очень плохой.

Секунда, и я оказалась лежащей на спине, с зафиксированными над головой руками. Очень качественно зафиксированными.

— Вот теперь, ты действительно никуда не убежишь, — довольно проурчал мужчина, проводя носом по моей шее. — Самоуверенная моя, там, где тебя учили управлять мужчинами, я уже много лет преподаю. Тебе придётся придумать что-то новое, если не хочешь, чтобы я видел все твои уловки насквозь.

Подозреваю, что мне снова придётся сводить засосы. Да сколько блин можно? Такими темпами, я скоро на леопарда буду походить после каждого нашего разговора. Ей богу, словно территорию метит. Хищник, блин.

— И сегодня, у тебя нет толпы девчонок за стенкой, так что я не стану торопиться. Пусть это будет мотиваций, вовремя приходить на вечерний доклад, — низким, раскатистым голосом, начал угрожать дагар.

— А как же то, что у меня в контракте прописано, к-хм, — я чуть смутилась, — что я должна быть невинна?

— А кто сказал, что я лишу тебя невинности здесь и сейчас? Ты ведь должна знать, как много я могу с тобой сделать, не дойдя до самого вкусного.

А вот этой угрозе я поверила полностью и безоговорочно. Уж слишком предвкушающие выражение застыло на лице мужчины. Облизнув пересохшие от волнения губы, я сглотнула вязкую слюну.

— Вижу, ты наконец меня услышала. Надеюсь, мне больше не придётся повторять?

— Н-нет, — тихо прошептала, застыв.

Зря я посмотрела в его глаза, в которых в чарующем танце резвились багровые искры. Они притягивали взгляд, завораживали. Их мерное мерцание успокаивало, уговаривало расслабиться, подчиниться. Не понарошку, а всерьёз.

— А знаешь, почему ты столь сильно на меня реагируешь? — довольно ухмыльнулся мужчина, от которого не ускользнуло моё состояние.

— Нет, — в этот раз голос звучал иначе. Хрипло. Взволновано.

— Дагары, всего лишь тёмные шагары, — после этих слов, наваждение пропало, и мужчине достался полный скепсиса взгляд. — Да-да. Об этом не любят говорить, но дагары, всего лишь шагары, с тёмным элементалем. Он же, хищник для каждого из нас. И ты, тёмная.

— Но я шагар, — жалобно проскулила, не понимая, как такое могло произойти.

— Ты, ошибка генетики. Твоя суть шагара, восприняла дар суккуба, как тёмного элементаля, и таким его вырастила. Развила. Ведь ты не раз замечала, насколько она самостоятельна. Не так ли? Ты моя маленькая, единственный в мире, элементаль страсти. Уникум, — он едва ощутимо коснулся губами моей скулы. — Мне даже страшно представить, на что ты будешь способна, когда перестанешь хвататься за ложные истины и взрастишь свою вторую сущность.

Аут. Полный и бесповоротный. То есть я всё же шагар, но… но неправильный какой-то. Две части нечеловеческой крови слились воедино, став чем-то новым и непонятным. И это что-то, кажется, очень интересует Дориана. Вон как улыбается, наслаждаясь моим шоком.

— А теперь питайся, и я пойду, — чмокнул меня в нос мужчина. — О чём-то более серьёзном, мы поговорим, когда ты дорастёшь до своих крыльев.

— К-крыльев? — чуть заикаясь от обилия совершенно новой информации, переспросила я.

— Да, маленькая. Крыльев. Мне очень интересно, какими они будут у тебя, — нежный поцелуй в шею, от которого я на секунду забыла, как дышать. — А теперь просто прими как факт, ты уже попалась мне на пути, и я уже тебя заметил. И твоя подружка суккуб, может скрасить мне пару ночей, но не больше.

А дальше был поцелуй. Сладкий, страстный. Мой тёмный элементаль жадно впитывал всё, едва не приплясывая от удовольствия. Очнулась я, сидя на животе мужчины, запустив пальцы в его волосы и жадно целуя подставленную для этого шею. А собственно отрезвил меня треск платья, на которое я очень неудачно наступила коленом. Интересно, наряд выжил или ему пришёл конец?

Прислушавшись к себе, я поняла — тёмная сущность, валяется в экстазе и только подрагивает лапой во сне. Кажется, мы её немного перекормили. После стольких лет строгой диеты, она просто неспособна принять так много.

— Как не вовремя, — проворчал мужчина, который, как мне показалось с катушек не слетал, в отличии от меня. — Ну ничего, у меня ещё будет время узнать, какой ты можешь быть.

Против воли, я покраснела и отдёрнула руки, спрятав их за спину. Это что он со мной такое сделал? Очень неприятно осознавать, насколько легко этот мужчина манипулирует моими чувствами и желаниями.

Осторожно ссадив меня на диван, мужчина, ничуть не стесняясь своего возбуждения потянулся, а потом самым наглым образом мне подмигнул. Какое самомнение, однако. Он хотя бы понимает, что я из чувства вредности и противоречия, буду сопротивляться до последнего?

— Спокойной ночи, Никки, — мурлыкнул он, и удалился в закат.

Ну не в закат, а в дверь, но суть одна.

* * *

Утро добрым не бывает. Особенно, когда полночи старательно придумываешь, что бы такое противопоставить одному очень вредному дагару. Ничего путного не придумалось, а время ушло, и когда Лиа начала меня будить, настроение болталось где-то на уровне плинтуса.

— Да просыпайся ты уже, — пихнула она меня в бок маленьким кулачком. — Сколько лет прошло с нашего ученичества, а бужу тебя постоянно я!

— Ну я же не виновата, что артаку надо всего пару часов сна в сутки, а потому, ты долбанутая птица, ложащаяся спать поздно, и просыпающаяся рано? — из-под подушки пробурчала я, когда одеяло с меня стащила подруга.

— Ну а если я скажу, что одна долбанутая птица, принесла интересные сведения? — пошла на подкуп артаку.

Сонное состояние слетело с меня в ту же минуту. Я подскочила с постели, и принялась на ходу колдовать, приводя себя в порядок. Хихикающая Лиа, заправила постель и теперь ждала, пока я перестану мельтешить, и мне понадобится помощь с корсетом.

— Ну, я вообще-то встала, и слушаю, — поторопила я эту вредину, пытаясь расчесать волосы.

— Ночью слуги сплетничали, что в ночь после покушения на принцессу, один из любовников королевы, Лорд Дейл, напился в стельку.

— Так… это вообще-то не новость, — нахмурилась я. — Он ещё в десять утра пить начал. Точнее в десять утра, он уже был хорош. Сама видела.

— То есть то, что у королевы есть любовник, тебя не смущает? — надулась Лиа.

— Солнце, у неё их два, — просветила я подругу. — Ты что, досье не читала?

— А мне их целую стопку выдали. Едва ли не на каждого жителя дворца.

— Ууу… — посочувствовала ей. — Ну, тогда его советую первым. Занимательное чтиво. И фрейлины, от своей повелительницы не отстают.

— Что, всё так плохо?

— Да я бы не сказала, что плохо… но иногда мне кажется, что Сабрина более разборчива в связях, чем цвет нашей аристократии.

Вообще-то, мне не стоило так говорить о её величестве, но при Лиа можно. Эта артаку, самое близкое для меня существо. Мы поступили в гильдию, почти одновременно и за много лет успели сдружиться. И ей, я не побоюсь подставить спину, как и Дилану.

Артаку вообще крайне верная раса. Если назвали другом, то скорее сами сдохнут, чем позволят кому-то причинить тебе вред. Но и от друга, они ожидают не меньше. А ещё, они крайне мстительны. Никому не советую предавать представителя этой расы. Жить, таким недалёким остаётся очень недолго.

— Ладно, сегодня ещё послушаю. Может, действительно, что-то интересное раскопаю, — расстроилась Лиа, понимая, что принесённая сплетня, и правда не ахти.

Но я и не ждала, что что-то интересное, откопается прямо сразу. Сбор сплетен, и отделение шелухи от зёрен — работа долгая и кропотливая. И Лиа это знает.

— Знаешь, — закончив с моей причёской, вдруг нарушила тишину подруга, — а ведь нам так не часто удаётся работать в столь чистых условиях. Спасибо, что попросила именно меня.

Попросила? Что-то я не припоминаю, чтобы Дориан интересовался моими предпочтениями. С другой стороны, прибыли именно те, кого я хотела видеть. Странно, что я не придала этому значения раньше.

Подруга, как и всегда, очень чутко уловила пролетевшие в моей голове мысли, и нахмурилась.

— Так это не ты?

— Я вообще не знала, кого нам дадут. Ты ведь понимаешь, при всём моём номинальном главенстве, я только передаю приказы Лорда Римаса.

— А мне кажется, что ты очень сильно недооцениваешь свою роль в этой заварушке. Этот дагар, почему-то предпочитает всё проводить через тебя, — помогая мне с платьем, начала рассуждать она. — А ведь самым логичным лидером, был бы Зинид. Он и опытней, и ты уж прости, солидней.

— Ты думаешь я сама этого не понимаю? — фыркнула, и приготовилась к пытке корсетом. — Я бы с удовольствием свалила на него всю ответственность. Ну или на Родрика, пока вы не прибыли. Так нет. Николетта то, Николетта сё.

— А я бы на твоём месте, закрутила с ним роман. Он явно неровно дышит в твою сторону.

— Это что, настолько заметно?

Пришлось выдавить из себя улыбку, но из-за пыточного приспособления, сжимающего талию, она получилась несколько натянутой. Будь моя воля, вообще отказалась бы от этой гадости. Ну кто это видел, чтобы в трёх юбках, и на шпильке, можно было ввязаться в нормальную драку? Одно радует, Дилан и это предусмотрел. Платью конечно придёт каюк, но освобожусь я в считанные секунды.

— Ты лучше Сабрину спроси. Это она у нас эксперт по мужчинам. Я могу сказать только одно, он тебя хочет. И сильно.

— Ну прости подруга, это не новость. У меня даже есть время до конца контракта, чтобы сдаться на милость победителю, — кисло закончила я. — И обещание убить любого, кто ко мне притронется.

— Мощно, — оценила подруга. — Дагары такими обещаниями не разбрасываются. Можешь гордиться.

— Ага, а потом пойти, и выкопать себе могилку поглубже. Ибо он поиграет и бросит, а я потом с тоски сдохну.

— Не драматизируй. У всех нас, кроме тебя, была первая неудачная любовь, и как видишь, мы живы, — она отступила на пару шагов, и окинула меня оценивающим взглядом. — Не знаю, как ты в этом есть будешь, но к завтраку ты готова.

* * *

В столовую я пришла одной из последних. Буквально на пару минут раньше короля с королевой. Вообще-то, я не совсем понимаю, зачем устраивать эти ежедневные лицемерные сборища, ну да меня не спрашивали. Присоединившись к «своим», я с неудовольствием оглядела Сабрину. Заклятая подруга явно решила собрать все мужские взгляды в своём декольте.

Алая ткань, очень выгодно смотрелась в сочетании с её бледной кожей и чёрными волосами. Корсет, приподнимал и так высокую, и совсем немаленькую грудь, выставленную едва ли не напоказ. Ситуацию ухудшало золотое шитьё, привлекающее внимание всё к тому же достоинству девушки.

— Ты чего творишь, — зашипела я, глазами указывая на наряд. — Ты во дворце, или в красном квартале?

— А где это? — сразу полюбопытствовала принцесса, и я дала себе мысленного пинка за неосторожность.

— Не важно, — махнула я рукой. — Так Сабрина, — я в упор уставилась на девицу. — Это что?

— Да не кипятись ты, — буркнула та, поправляя причёску. — Не могу же я постоянно ходить в этом блёклом ужасе?

— Ты какой пример девушкам подаёшь, ты, знаток мужской натуры? — никак не унималась я, подвесив заклинание тишины на нас двоих. — Ты действительно думаешь, что принцессе стоит одеваться, как ты сегодня? А ведь они, как губки, впитывают каждое слово, каждый жест. Ты вообще представляешь, что тебе Лорд Римас за это выскажет?

— То, что я ей выскажу, я сделаю в своём кабинете, сразу после завтрака, — нагло натянул заклинание и на себя упомянутый дагар. — А на вас уже глазеть начинают.

По тому, как заблестели глаза заклятой подруги я поняла — она именно этого и добивалась. Ну что, дорогая. Штандарт тебе в руки, и айда на амбразуру. Глядишь, довольный личной жизнью дагар, наконец-то от меня отстанет. Путь и грозился обратным.

Пока я думала, Лорд развеял полог. Пришлось срочно брать себя в руки, натягивать на лицо светскую улыбку и готовиться к отповеди королевы. Вот, кто зануда из всех зануд.

Глава тринадцатая

После завтрака, Сабрина к нам присоединилась с широченной улыбкой и в значительно более скоромном наряде. Каюсь, и я, и мой тёмный элементаль при её цветущем виде, едва не заскрежетали зубами. Сущность, в виду того, что зубов у неё нет, а я… а я потому, что сама хотела, чтобы Сабрина окрутила дагара. Так чего теперь выпендриваться? Тем более, что он вчера более чем прозрачно намекнул, что не будет себя сдерживать с другими женщинами.

А ну его! Знала же, кто он такой, так чего губу раскатала? Пнув себя мысленно, я уделили всё своё внимание принцессе. Они с Сюзанной оживлённо обсуждали одну из Леди, присутствующую на завтраке. Увы, толком вникнуть в суть их беседы — мне не удалось. Мысли постоянно возвращались к тому, что вчера рассказал дагар.

И так — я шагар. Но не светлый, а тёмный. То есть, почти дагар. Если я правильно поняла, то мой слабый элементаль, слился с магией суккуба и стал чем-то иным. Элементаль страсти… Можно ли эмоцию, считать стихией? С одной стороны, это энергия. Некоторые вампиры, например, ей питаются. С другой — как-то несолидно.

И вот тут мне вспомнилось утро в кабинете Лорда Дейла после первого «кормления» дагаром. Я ведь видела его ярость. Не чувствовала, а именно видела. На ком бы поставить эксперимент?

Глаза сами нашли заклятую подругу. Так… а как мне увидеть её эмоции?

Прищурилась. Над головой наёмницы, едва угадывались несколько небольших вихрей. Один — багровый. Он был больше всех, и сразу цеплял глаз. Ещё один — зелёный. Не в пример меньше первого, но тоже вполне видимый. А что будет, если попробовать мысленно дёрнуть за него?

С первого раза не получилось. Во второго, тоже. Может я просто не понимаю принцип действия? Если это эмоции, то просто дёргать за них — бесполезно. Подпитать?

Снова присмотрелась к зелёному вихрю. Совсем слабенький. Мысленный посыл, и вот он и вправду немного подрос. Совсем чуть-чуть, но мне, следящей за Сабриной, было видно, как она бросила на меня полный зависти взгляд. Зависть?

И вот вопрос — что означают цвета? Возможно ли использовать цветовые схемы аур, когда эти вихри на них совсем непохожи?

— Леди Николетта, — вырвал меня из раздумий звук собственного имени, — а вы как думаете?

— Простите, я видимо задумалась, — честно покаялась я. — О чём именно, Леди Алексия?

— Мы с Сюзанной спорили, о том, что лучше. Красивый мужчина, который вроде бы любит, но не особо сильно, или страшный, но готовый ради любви на всё.

— Лучше всего, мужчина которого полюбите вы, — призадумавшись над вопросом, наконец-то решила я. — Ну или хотя бы тот, который вам больше всего приятен.

— То есть, красавчик! — победно воскликнула Сюзанна.

— Характер и его личные качества вы не учитываете принципиально? — я переводила взгляд с одной, на другую, силясь понять, что вообще творится в их светлых головках. — В народе есть поговорка. Красивый муж, чужой муж.

— Это как? — не поняла смысла народной мудрости принцесса.

— Это значит, что по бабам он ходить будет. — В своей излюбленной манере, фыркнула Сабрина. — Красивые мужчины, на которых вешаются все подряд, редко утруждают себя верностью. А зачем? Если развлечение само в руки идёт.

— Леди Сабрина! — в ужасе от её прямоты, воскликнула Леди Аннита. — Я всё понимаю, у вас большой опыт, но вокруг вас Леди. Им не пристало слышать подобные вещи.

Я закашлялась. Это же надо было, так тонко намекнуть? Впрочем, Сабрина никогда не отличалась медлительностью в мышлении, и подтекст поняла. Сияющие от бешенства, как два сапфира, глаза девушки чуть сузились. Очень нехорошо так сузились.

— Брина! — одёрнула её я, когда поняла, что именно задумала эта стерва. — Не смей!

Старое сокращение, которое девушка терпеть не может. А нечего чары на наставницу девчонок напускать! Я иногда удивляюсь своей напарнице. Вот чем нужно думать, чтобы из-за одной фразы, попытаться испортить жизнь хорошей женщине?

— Не с-смей мне указывать, — прошипела Сабрина. — Ты, всего лишь низкопробная дешевка, у которой из добродетелей только и есть, что девственность. И то, лишь потому, что ты испытываешь ненависть едва ли ни ко всем и каждому представителю мужского пола.

— Всё сказала? — не тронутая её обвинительной речью, спросила я. — А теперь вспомни, что ты профи своего дела и перестань закатывать истерики, — припечатала её. — Если надо, пойди прогуляйся.

Что-то фыркнув себе под нос, девушка вихрем вылетела из комнаты. Только юбки у двери мелькнули. После этого, я повернулась к Леди Анните.

— Леди, — мягко пожурила я её. — Я понимаю, что Сабрина бывает несносной, но позвольте мне лично её одёргивать. Она крайне мстительна.

— Она, как и вы, работает по контракту, — растеряно заупрямилась женщина. — Она не может причинить нам вред.

— Она не может причинить вред, только её величеству, — поправила женщину я. — И то, что она планировала, вредом в прямом смысле не назвать.

Ну да. Леди Анните, ещё бы и понравилось. Насланные чары суккуба, способны даже из фригидной дамы, сделать откровенную нимфоманку. Но я думаю, наставница принцессы такой подарок не оценила бы. Понять бы, с чего так взъелась моя напарница. Что-то я ей не особенно сильно доверяю в этом деле.

— Так вот, — я повернулась к принцессе, — Сабрина хотела сказать, что красивые мужчины, часто непостоянны. Слишком много внимания со стороны женского пола, делает их несколько избалованными.

— И поэтому стоит выбирать того, кто не красивый? — не совсем уловила мою мысль Сюзанна, задумчиво закусив губу.

— Выбирать, в первую очередь, надо любимого. Того, от кого сердце бьётся быстрее, и при виде, кого улыбка сама появляется на губах, — говорила я, впрочем, сама, не особо веря сказанному.

Они Леди. Девушки высшего света, обречённые выйти замуж за выгоду для семьи. И если у других, есть хотя бы шанс на счастье, то у принцессы выбора нет. Ей придётся жить с тем, кого выбрали для неё в угоду стране.

— Но если выбора нет, — я встретилась взглядом с погрустневшей принцессой, — то стоит приложить максимум усилий, чтобы сделать этот брак счастливым.

— Неужели это возможно, когда нет любви? — воскликнула принцесса, вцепившись пальцами в подол платья, и даже подалась вперёд.

— Вполне. Уважение и понимание, залог счастливого замужества, — цитировала я прописные истины. — Стань поддержкой и опорой для своего мужа, и он не сможет этого не оценить. Не изводи его бесконечными истериками, и он будет тебе благодарен. Научись его понимать, и ты сможешь им управлять, — повторяла я слова своего преподавателя по отношениям. — Но это очень тяжкий труд, и сразу плодов не даёт. Нужно время и терпение.

— Я постараюсь, — впервые, в глазах Алексии появилась надежда.

— И что самое приятное, — решила я подбодрить девушку, — любовь, она иногда приходит нежданно. Проведя много времени бок о бок, вы вполне можете влюбиться в своего мужа, а он в вас.

Моя небольшая лекция, заставила девушек задумчиво нахмурить лбы, а я сделала очередной глоток уже прохладного чая. Как много можно вложить в их прелестные головы. И от того, что это будет, вполне может зависеть вся их дальнейшая жизнь. Думаю, мои преподаватели отлично понимали, какие именно мысли, они посеяли в моём сознании.

* * *

Через полчаса, в комнату зашла Лиа. По её виноватому лицу, мне сразу стало понятно — что-то случилось. Опустив голову, как положено служанкам, она присела передо мной в лёгком книксене.

— Леди Николетта, вас желает видеть Лорд Римас, — тихо сказала она, предупредительно сверкнув глазами.

Мол, не стоит задавать вопросов, а просто иди.

Подозреваю, что сейчас на заговорщиков хотят расставить ловушку. Ну да, Сабрина где-то ходит, меня отозвали в кабинет. Лучше возможности, им не сыскать. Я надеюсь, заговорщикам невдомёк, что среди недавно нанятых, немало наших людей.

— Леди, — я кивнула девушкам и Анните, — я скоро вернусь.

По тому, как побелели костяшки пальцев Леди Анниты, я поняла — ей страшно. Очень страшно. Ведь в прошлый раз, когда я отошла всего на пару минут, на них напали. Послав ей ободряющую улыбку, я всё же вышла из комнаты. Там, за спиной осталась Лиа, Ханс и Зинид. Они присмотрят, чтобы ничего плохо не случилось.

В кабинет начальства я шла пусть и быстро, но не выказывая особой спешки. Не стоит показывать, как мне не по себе среди этих пустых коридоров, где каждый мой шаг разносится гулким эхом. Краем сознания, заметила несколько притаившихся за портьерами парочек. Они что, не нашли более подходящего места для своих утех?

Чем ближе я подходила к своей конечной цели, тем больше таких парочек мне встречалась. Работа Сабрины? Если так, то она получит немалый втык от Дориана. Увы, мне стоило быть более наблюдательной.

Когда до желанной двери осталось совсем немного, мне на встречу выступили те три франта, с недавнего завтрака. Затаиться, или сразу руки переломать, если они протянут их ко мне?

— Добрый вечер, Лорды, — я присела в лёгком реверансе, впрочем, сразу же поднявшись.

Пройти дальше, эти гады решили мне не позволить. Встав «непробиваемой» стеной, они начали теснить меня в сторону одной из кладовок. Они что, серьёзно решили напасть на меня все втроём? Да ещё в коморке? Даже обидно как-то. Я ожидала какую-нибудь изощрённую гадость, а всё так банально и скучно. Что ещё обидней, в теории, им даже руки ломать не за что.

В воздухе настолько сильно чувствовалась разлитая полноценным суккубом страсть, что у бедняг просто мозги отказали. Впрочем, всегда надо готовиться к худшему, а потому амулеты от ментального воздействия, ещё никто не отменял. И чем они думали?

Идея с амулетами странно царапнула сознание. Амулеты… амулеты… что-то очень важное. А! Точно. Вопрос не в амулетах, а в том, от чего они могут защищать. Носят ли наши слуги защиту? Учитывая, сколько стоит каждая такая безделушка — скорее всего нет. Дворец просто разорится, снабжая всех артефактами нужного уровня.

Между тем, я оказалась прижата к двери. Что-то я совсем не в форме. Размышляю на отстранённые темы, позволив каким-то хамам, меня куда-то оттеснить. Ещё бы этого суккуба найти… будь она неладна. Три быстрых касания, и франты кулями упали на пол.

И почему мне кажется, что фонит из кабинета Дориана?

В приёмной меня ждало лежащее в отключке тело секретаря. Кто это его так? Ага. Пульс есть, жить будет. Предусмотрительно заперев дверь, я постучалась уже непосредственно в кабинет дагара. Ответа не последовало. Ну, думаю, он бы закрыл дверь, не жди он кого…

Ох, как тут весело! Столько мужчин, на одну бедную суккубу, прикованную к массивному стулу мифриловыми цепями. Это за что они её так?

— Добрый вечер, ваше величество, Лорды — я присела в реверансе, отлично понимая, насколько неуместно это сейчас выглядит. — Лорд Римас, вы меня звали?

— Леди Николетта, — расплылся в улыбке дагар. — Заходите, заходите. А мы тут с вашей бабушкой беседуем.

Я перевела взгляд с мужчины, на прикованную к стулу суккубу. Бабушка? Вот эта женщина, немолодая конечно, но и не старая, моя бабушка? Что-то не верится. Восемнадцать лет прошло, и мои родственники не сделали ни единой попытки выйти на контакт.

— Простите, Лорд Римас, но я сирота. У меня нет родственников, кроме семьи, что приняла меня в род всего несколько месяцев назад, — отозвалась я, приняв решение.

Не было семьи, и не надо. У меня есть Барон и Мария. Надо кстати будет отпроситься на пару дней, съездить их проведать. Заодно отдохну от этого дурдома.

— Кстати, вы в курсе, что от флюидов этой дамы, рабочее крыло несколько… штормит? — поделикатней выразилась я, пряча улыбку в уголках губ.

— Штормит? — повторил мои слова Дориан, а потом до него дошло. — Идиоты… мы все идиоты…

На этом рефлексия дагара об их коллективных умственных способностях закончилась. По стенам кабинета зазмеились чары, экранирующие дворец от влияния одной очень злой суккубы. Интересно, сколько народа сейчас очнулось, и сколько скандалов и свадеб за этим последует? Надо будет потом узнать. Интересно же.

— Лорд Римас, — привлекла я внимание мужчины вновь. — Чем я могу быть полезна?

— Да собственно ничем, — хмыкнул он. — Мне просто показалось, что вам будет интересно посмотреть на родственницу перед тем, как мы отправим её на допрос.

— Тогда я пойду?

— Леди Николетта, — заговорил король. — Неужели вам не интересно узнать хотя бы про одного из своих родителей? Особенно, когда есть кому задать вопросы.

— Ваше величество, я давно смирилась с тем, что мои родители от меня отказались. Раз им не было дела до собственной дочери, как и другим родственникам, — я кивнула на суккубу, прожигающую меня взглядом, — то почему все эти люди и нелюди должны меня интересовать?

— И вас не интересует, почему она связана? — продолжил гнуть свою линию монарх.

— Я уверена, что не вы, не Лорд Римас, не стали бы принимать столь кардинальные меры, не будь на то хорошей причины. Этого мне вполне достаточно.

Ну что он хочет от меня услышать? Что мне больно видеть свою якобы родственницу, ни разу не навестившую меня в гильдии? Что я злюсь из-за того, что при живых, как оказалось родственниках, я сирота? Что вместо семьи и любви, я училась и боролась за выживание?

Увольте. Мне претит обнажать душу перед ними всеми. Это мои чувства, и я не стану выставлять их напоказ. Пусть я не благородных кровей, но у меня есть гордость.

— Идеальная дочь, для своего приёмного отца, — хохотнул король. — Димитри должно быть в восторге от такого пополнения. Дориан, как ты думаешь, может стоит предложить ей пост, когда-то принадлежавший Барону Ликасе?

— Я думаю, она к нему ещё не готова, — задумчиво отозвался Лорд. — А вот в контрразведке ей будет самое место. С одной стороны, есть богатый опыт в сфере наёмничества, а с другой, она из «благородных» и может рассчитывать на достаточно высокую должность.

— А тебе такая красавица в подчинённых, только в радость, — ещё больше развеселился его величество. — И умна, и красива, да ещё и с характером.

С одной стороны, приятно слышать о себе столько хорошего, а с другой… они вообще-то помнят, что я ещё в комнате? Как-то невежливо говорить о человеке, словно тот пустое место. Видимо правила хорошего тона монархам не писаны.

— Ну, не отправлять же столь полезного сотрудника просиживать штаны в семейном поместье? Она же со скуки такого наворотить может, — фальшиво испугался перспективам возможной катастрофы дагар. — А так, будет под присмотром.

— Идиоты, — пока мужчины упражнялись в остроумии, суккуба видимо прожевала платок, который они использовали вместо кляпа. — Её место среди себе подобных. В семье.

— Раньше об этом надо было думать, — резко изменился в лице король. — Никогда не поверю, что вы были не в курсе всех её дел, с того момента, как оставили у дверей гильдии.

— Я признаю её своей наследницей, — прошипела женщина. — И вы не имеете права отказать мне в этом. Как и держать здесь, когда я всего лишь пришла за внучкой.

Я наблюдала за всем этим, с отстранённым любопытством. Перспектива возглавить какой-то там клан, которому на меня было равнофигительно много лет, не грела. Особенно задела фраза короля, что бабушка сама оставила меня у порога гильдии.

— В следующий раз, когда вы решите нанести визит во дворец, — хмыкнул дагар, — не стоит отправлять стражей в коллективные эротические прогулки. Им знаете, ещё работать вместе.

Она сделала что? Пришлось подавить смешок. Чувство юмора этой особы мне явно нравилось, пусть и было весьма жестоким. А стражникам и правда можно только посочувствовать. Как они теперь друг другу в глаза смотреть будут?

— Они не хотели меня пускать, — капризно поджала губы суккуба.

Напоказ, конечно. В её холодных глазах, отражалась только пламенная ярость. Неудивительно. Она скорее всего привыкла управлять мужчинами, кем бы те не были. Эта власть дарована ей кровью, текущей в венах.

— Лорд Римас, — подала я голос, перед тем как они перейдут на новый виток обсуждений. У меня там вообще-то принцесса потенциально без присмотра. — На бабушку я уже посмотрела, о карьерных перспективах услышала. Может теперь я пойду, поработаю?

— У тебя выходной. Даже два. Собирай вещи, и дуй в город, — неожиданно удивил меня дагар. — Барон Ликасе подал ноту протеста, что уже несколько месяцев не видел своей дочери. Его прошение было удовлетворено королём, так что ждём тебя обратно через пару дней. Они, кстати, остановились в городском особняке.

Вот это новости. Впрочем, я не жалуюсь. Перед отъездом, правда, надо будет снова зайти к начальству, поговорить о поведении Сабрины. Что-то меня не особо устраивает её влияние на принцессу. У нас и так крайне мало времени, чтобы заложить в её голову нужные знания. Тем более, что отношение Сабрины к мужчинам, не особо отличается от того, что продемонстрировала моя «бабушка».

— Благодарю, ваше величество, — я с благодарностью посмотрела на короля. — Вы очень добрый и справедливый правитель, — присела в реверансе.

— Не говори глупостей, — отмахнулся от меня тот. — Я просто знаю, что если проигнорирую Барона, то он сам ко мне придёт, и не побоится высказать, как я не прав. У него есть такая привилегия. Так что я просто берегу собственные нервы.

Дагар на это высказывание его величества, заливисто рассмеялся. Он видимо лично знаком с моим приёмным отцом, и разделяет мнение монарха. Всё интересней и интересней. Чем же таким занимался при дворе мой приёмный родитель?

— А ну стоять, — гаркнула суккуба, каким-то образом, не потеряв и капли достоинства, будучи скованной с ног до головы. — Я хочу с тобой поговорить!

— А я с вами, нет, — отозвалась я, поворачиваясь к двери. — Меня не интересуют люди, отказавшиеся от младенца.

Из кабинета я уходила с чувством собственного достоинства. Моя глупая детская мечта сбылась. Они захотели меня обратно, но теперь уже я решаю, быть с ними, или нет. Этого момента, я ждала долгие годы, и не особо верила, что он вообще наступит. Но видимо даже у судьбы есть чувство юмора. Пусть и чёрное.

Глава четырнадцатая

Сборы не заняли много времени. Мне всего то и нужно было: пара платьев и немного личных вещей. Зачем с собой тащить всё и сразу? Когда в комнату зашла Лиа, я сразу поняла — она знала. Знала, все эти годы, но почему-то не сочла нужным мне сказать.

— Почему? — поинтересовалась я, ни капли, не обижаясь на подругу.

В конце концов, я никогда ей не говорила, что хочу найти свою родню. Что ещё более важно — я их не искала. Для меня люди, отказавшиеся от своего ребёнка, перестали быть кем-то, кто достоин внимания.

— Отец запретил тебе рассказывать, — призналась она, присев на край кровати. — Ты же знаешь, он считает, что всему есть своё время. Тем более, ты не искала информации о своём прошлом. Не пыталась ничего узнать о родственниках.

— Ты знаешь, почему они от меня отказались? — решилась я на вопрос, который не смогла бы произнести ни перед кем другим.

— Насколько я знаю, ты была нежелательным ребёнком для твоей матери. Кто отец, мне не известно, — она на секунду замолчала, а потом продолжила. — Отец говорил, что ты внебрачный ребёнок.

— У них был договор?

— На твой счёт? — ещё больше смутилась Лиа. — Нет. Единственное, на чём настаивала твоя бабка, чтобы ты ни в коем случае не лезла в дела семьи. Она отдала тебя гильдии, чтобы больше никогда не увидеть.

— Замечательно, — зло улыбнулась я, — тогда в следующий раз, я со спокойным сердцем могу сделать вид, что её просто нет. Ладно, с этим разобрались. Что было в гостиной, пока я гуляла до кабинета и сюда?

— Ничего особенного. Вернулась Сабрина, собранная и спокойная. Извинилась перед наставницей девочек и вела себя более чем прилично.

— Ты за ней присмотришь, пока меня нет?

— Обязательно, — кивнула девушка.

* * *

— Поразительная оперативность, — прокомментировал дагар, выходя из портала прямо в моей спальне. — Другие девушки бы ещё несколько часов собирались.

Лиа уже ушла присматривать за принцессой, и сейчас в комнате я находилась одна. Будь тут кто-то из слуг, от слухов бы потом не избавилась. Если ему нужна моя «чистая» репутация, то он явно делает всё наоборот.

Отказавшись от опостылевшего корсета, я надела одно из восточных платьев, пришедшихся мне по вкусу. На мой взгляд, выглядело более чем достойно, и теперь стоило только чуточку подправить макияж. Чем я собственно и занималась.

— Сомневаюсь, что мне понадобятся все шмотки, чтобы сутки погостить у Барона, — справедливо заметила я, наблюдая за мужчиной в зеркало. — Вы что-то хотели, Дориан?

— Я решил, что во дворец ты вернёшься не раньше завтрашнего вечера, — горячие ладони легли на мои плечи. — А потому, тебе пора питаться.

Тёмный элементаль сделал стойку. Пусть, с момента прошлого кормления прошло не так уж и долго, эта ненасытная прорва требовала всё больше и большее энергии. И куда она её девает? Ведь я почти не пользуюсь магией в последнее время. Так, немного бытовой, да и только.

Интересно, в этот раз меня тоже ждёт полное выпадение из реальности, или я всё же сохраню над собой контроль? Очень надеюсь, что у меня всё же начался процесс привыкания, и я смогу взять себя в руки. Уж слишком велика опасность, что выдержка мужчины даст трещину, и случится непоправимое. Ведь в этом случае, договор будет расторгнут, и виновата в этом буду я. Формально, конечно.

Очень странно наблюдать за тем, как мы выглядим в зеркале. Я — хрупкая блондинка, и он — очень крупный темноволосый мужчина. Словно две противоположности.

— Надо же, ты не сопротивляешься, и не пытаешься отказаться, — довольно прокомментировал моё молчание мужчина.

— А толку? Ты меня не слышишь, а сопротивляться… — я нарочито сильно скривилась. — Как будто у меня есть хоть малейший шанс. Делайте то, зачем пришли, а потом мне пора, — холодно отчеканила я, надеясь хоть так задеть его Эго.

Как же неприятно быть марионеткой в чужих руках. Отец Лиа, второй по старшинству в гильдии, отлично знал о моей семье. При этом, он каждый день твердил мне, о том, как меня просто подбросили к дверям гильдии, словно ненужного щенка или котёнка. Бесправная. Безродная. Брошенная.

Каково мне было, слышать это раз за разом, после любого промаха. Слышать о том, что гильдия делает мне одолжение, приняв в ученицы. Что я сдохну на улице, не пройдёт и недели, если они сочтут меня ненужной. Бесполезной.

— Ты меня разочаровываешь, — недовольно проронил мужчина. — Мне не нужна покорная кукла на верёвочках.

Словно удар наотмашь. Сколько раз я слышала эту фразу? Пять? Десять? Сто? Больше. Намного больше. Сопротивляешься — получи наказание за неповиновение. Строго следуешь приказам — получи наказание за бездумное следование чужой воле. Меня ломали. Часы, проведённые в пыточной, как урок терпения. Урок смирения.

Сколько их было? Малышей, начавших обучение вместе со мной? Три десятка? Да, пожалуй. Закончили обучение только пятеро, остальные потерялись по пути. Страшно, но я даже не помню их лиц. Они стёрлись из памяти.

И вот снова. Новый виток обучения. Грань между смирением и покорностью, и сопротивлением. Только в этот раз, моё сознание уже сформировалось. Оно закостенело в своих убеждениях, и больше не принимает любую придаваемую ему форму.

— Тогда хватит её из меня делать, — зло отозвалась я. — Если я не в силах совладать с собственным телом, и что хуже, не понимаю почему это происходит — проще просто смириться. Толку барахтаться, как бабочка на паутине?

— Возможно, я был не прав, — сжал мои плечи мужчина. — Да только меня не греет перспектива, просто сидеть, служа донором. Ты же, сама меня не захочешь.

Я застыла. Он не знает? Не знает, что тогда на подоконнике, я едва было не забыла обо всём? Ну что же. Это вторая хорошая новость за сегодня. Как же я хочу к Марии! Пожалуй, единственный человек в этой вселенной, которому от меня нужна только я. Только моё общение.

Встав, я чуть приподнялась на носочках, и впервые сама потянулась к губам мужчины. Забыться. Не думать. Хотя бы на время. Сейчас есть я и он.

Поцелуй вышел неуверенным. Неуклюжим. Тем не менее, этого отчаянного жеста мужчине вполне хватило. Подхватив меня, словно невесту, он присел на единственное в комнате кресло, не переставая меня целовать. Нежные, осторожные прикосновения. Он не торопил, не требовал. Давал мне время привыкнуть и почувствовать.

Очередной ремешок для волос пал перед моими ловкими движениями. Разворошив пряди, я пропускала этот чёрный шёлк между пальцев, наслаждаясь. Пожалуй, волосы — его лучшая часть. Набравшись смелости, сжала кулак и чуть потянула, заставив мужчину запрокинуть голову.

Я знаю теорию, пусть в отличие от той же Сабрины, никогда не пользовалась ей на практике. Похоже, самое время опробовать некоторые приёмы.

Чуть прикусила чувствительную кожу на шее, чтобы услышать ещё тихий, но всё же стон. Провела губами по тому же месту, словно извиняясь за грубость. Судорожный вздох стал мне наградой. Привстав, закусила мочку уха, и принялась легонько посасывать, осторожно сжимая и разжимая зубы.

— Никки, — простонал мужчина.

Скользнув рукой к лодыжке, он медленно, но с очень прозрачным намёком принялся сминать ткань, скользя пальцами по шёлковому чулку. Я не мешала. Пусть. Сегодня он не стал отнимать у меня волю, а потому, я позволю ему дотронуться до обнажённой кожи. Там, где заканчивается чулок. Не выше.

Выпустив мочку уха, я сменила позу, оседлав мужчину. Почему-то, мне показалось, что так я смогу лучше контролировать ситуацию. Дориану это тоже пришлось по нраву. Вторая рука мгновенно скользнула под юбку, поглаживая мои ноги, но так и не решаясь подняться выше. Меня это вполне устраивало.

— Маленькая проказница, — шепнул мне мужчина, целуя плечи. — Играй, но осторожно, — всё же предупредил он.

Мне напоминать было не обязательно. Если честно, то идеи о том, что дальше с ним делать, не перейдя некую грань — закончились. Позволить себе чуть расстегнуть рубашку, и изучить его грудь? Пожалуй, это будет излишне. Хотя мне до дрожи в кончиках пальцев хотелось узнать, какова она на ощупь.

— И чего оробела? — правильно понял причину моей заминки мужчина. — Обещаю, я остановлю тебя, если ты зайдёшь слишком далеко.

Щёки вспыхнули. Как-то странно это всё. Непривычно. Ждать советов от внутренней сущности не приходилась. Та в пьяном блаженстве впитывала в себя энергию, превратившись в одну большую губку.

— Ты… ты первый, с кем у меня всё зашло так далеко, — сгорая от стыда, призналась я. — И… мне… я… — больше слова в предложения не складывались.

Я с ужасом ждала, что вот сейчас он засмеётся, назовёт меня дефектной суккубой, как это часто бывало в гильдии. Ну да, что это за наёмница, что не может переступить через себя, и залезть в постель к любому, на кого укажет перст начальства?

Когда я уже напридумывала себе кошмаров, он очень осторожно, но настойчиво заставил меня поднять лицо. Его я, непонятно когда, спрятала у мужчины на груди.

— Никки, — промурлыкал он. — Это нормально, — мужчина провёл большим пальцем по моим губам. — Ненормально, когда шестнадцатилетнюю девчонку подкладывают под взрослого мужика во имя выгоды. Ненормально, когда ребёнка учат убивать и терпеть боль. Но увы, мы через это прошли, и стали такими, какими стали. И поверь, я бы к тебе и пальцем не прикоснулся, не нуждайся ты в этом.

— Но ты ведь мог кормить меня, как тогда, в своём кабинете, — жалобно возразила я.

— Мог, — кивнул дагар. — Но я действительно собираюсь оставить тебя в своём департаменте, а значит, ты должна быть полноценной личностью. Женщина, не может быть полноценной, не познав силу своей сексуальности. Своей женственности, — и тут он неожиданно подмигнул мне. — И ещё, я всё-таки мужчина, и мне очень не хочется отказываться от столь приятного времяпровождения.

— Гедонист, — буркнула я, комментируя только его последнее признание.

Что ответить на всё остальное, я просто не знала. Возможно, он прав. С другой стороны, я вполне неплохо жила и без этого.

— Какой есть, и меня всё устраивает, — одна рука была извлечена из-под юбки, и нежно обняла меня за талию. — И мне показалось, что ты и сама оценила некоторые плюсы нашего нынешнего положения.

Это был не вопрос — утверждение. Он говорил настолько легко, словно мы говорили о чём-то обыденном. Простом. Но как ему объяснить, что мне стыдно за свою неопытность? И что более противно, стыдно за то, что не могу этого скрыть. Мне ещё не приходилось быть настолько открытой, не прячась под масками.

Видимо, решив, что инициативы с меня на сегодня хватит, мужчина захватил мои губы. Я теперь едва не лежала на нём, прижатая к напряжённому телу дагара, и просто наслаждалась. Подозреваю, что этот мужчина способен соблазнить кого-угодно.

* * *

Уже по пути к дому четы Ликасе, мне позвонил Дилан. Неожиданно, но приятно.

— Привет киса, — скороговоркой выдал он. — Слушай, у тебя случайно нет семьи, которая смогла бы принять двухлетнего пацанёнка?

— Что, новенького в гильдию привели? — зло прошипела я.

— Ага, а по нему сразу видно, что пойдёт в расход. Мелкого жалко, — не менее зло отозвался артаку. — Я его уже забрал, но ты понимаешь, что отец такого самоуправства от меня не потерпит.

— На эту ночь ты сможешь его приютить? Я попробую кое-что провернуть.

Парень скривился. С детьми он обращался не лучше моего. То есть, попросту не знал, что с ними делать.

— Ладно, у меня сегодня Эльза над заказами всю ночь работать будет, а у неё, ты знаешь, своих трое. Думаю, она не откажется подсобить, — нехотя согласился парень.

Эту схему мы отрабатывали уже не первый раз. Очередного подкидыша под двери гильдии, вытаскивал из лап своего папаши Дилан, а я потом пристраивала чадо в семью, которой доверяла. Отец Дилана и Лиа, конечно рвал и метал, но иногда мне казалось, что это только на показ. Ему и самому не особо улыбалось тратить время на заранее неперспективных учеников. Старый артаку, своё время ценил.

Вечер я провела в компании Марии. Ибо Барон, пока мы общались, сидел в своём кресле и читал книгу, изредка на нас поглядывая. Ему наши женские разговоры были совершенно не интересны.

— Я совсем забыла! — неожиданно воскликнула Мария, подскакивая из своего кресла. — Я сейчас вернусь!

После этого, женщина вихрем вылетела из комнаты. Книга в руках Барона мгновенно захлопнулась, и мне достался очень внимательный взгляд.

— А не поделишься ли ты со своим отцом, — при последнем слове он иронично хмыкнул, — о чём ты весь вечер хмуришься? Мария конечно не заметила, но…

— Но вы видите меня насквозь, — в тон ему, закончила я. — Просто мне один знакомый подкинул очень неприятную проблему, которую мне завтра придётся решать.

— И в чём же она заключается?

— К дверям гильдии подбросили очередного ребёнка, — я сморщилась, как от зубной боли. — Мальчику два года, и он совершенно не подходит для этого места. Так что мне предстоит найти ему подходящую семью, пока Дилан скрывает мальца от остальных.

— Два года… уже не младенец… — задумчиво протянул мужчина. — Ты могла бы мне его показать?

— Да, конечно. Но зачем вам?

Если честно, я совсем не понимала, к чему он клонит. Глупо-то как, ответ лежал на поверхности.

— Марии нельзя общаться с совсем крохами, а от более взрослых детей почти не отказываются, — ровно ответил мужчина. — Думаю, что два года, это идеальный возраст для того, чтобы принять его в семью. Ты, увы, пусть и приносишь ей радость, почти не бываешь с нами.

— А ей нужен тот, за кем она сможет ухаживать, и любить, — подытожила я. — Она ведь не совсем здорова, да? — осторожно спросила, напрягшись всем телом.

— Увы. Мария склонна к упадкам душевных сил, и потере интереса к окружающему миру. Боюсь, это моя вина, — и столько боли было в его глазах, что я не решилась больше задавать ему вопросы.

Не стоит ковырять старые раны, пусть затянувшиеся твёрдой корочкой, но так и не зажившие. Не знаю, чем Барон занимался раньше, чем жил… но легко заметить, что воспоминания о тех временах, не доставляют ему удовольствия.

— Как только Мария отправится спать, мы можем его навестить. Думаю, Дилан будет не против. Тем более, что я ещё сама не видела мальчонку.

— Я опасался, что ты будешь против, не желая расставаться с обещанным тебе наследством, — мне достался тяжёлый изучающий взгляд.

— Как пришло, так и ушло, — я пожала плечами. — Если вы будете мне позволять общаться с Марией, то я и вовсе ни на что не претендую. Собственных денег мне вполне хватает на безбедную жизнь.

— Видимо боги и правда смилостивились надо мной, раз послали тебя, — неожиданно горько рассмеялся мужчина.

* * *

Едва наступила полночь, мы прибыли в дом Дилана, находящийся прямо над его мастерской. Сам артаку, был оповещён о нашем визите, и потому встретил в дверях.

— Киса, когда ты сказала, что заскочишь сегодня, я не думал, что это будет всего через несколько минут после начала нового дня.

— Не паясничай, Дилан, — отмахнулась я. — У меня увольнительная всего на сутки с небольшим. Приходится выкручиваться. Где маленький?

Маленький нашёлся в комнате артаку, где его уложили спать. Перепуганный мальчуган молча лежал на постели сжавшись в комочек и смотрел на нас во все глаза. Глаза, полные отчаяния и страха. Бедный.

Присев на краюшек постели, я протянула к мальчонке руку, позволяя ему самому решить, отшатнутся, или нет. Но он только сильнее сжался, зажмурив глаза. Как же ему должно быть сейчас страшно.

— Привет, Алекс, — тихо поздоровалась я, пытаясь добавить, как можно больше доброжелательности в голос. — Как ты, малыш?

— Я хочу к маме, — очень тихо, но отчётливо попросил ребёнок, — она сказала, что обязательно за мной вернётся.

У двери в полголоса, выругался Дилан. Ну да, как ещё можно отозваться о женщине, бросившей своего малыша? Встречу, сама удавлю.

— Твоя мама больше не вернётся, — проронил стоящий за моей спиной Барон.

— И она больше не будет меня бить?

Только сейчас я заметила несколько синяков разной степени свежести, на его руках. Точно убью. Переглянулась с Диланом, и тот кивком ответил на мой пристальный взгляд. Мы друг друга поняли. Сегодня ночью в городе станет одним трупом больше.

— Не будет, — вместо меня, ответил Барон. — Скажи, парень. Что ты ответишь, если я предложу тебе жить со мной?

— А вы меня кормить будете?

Боги! Да что вообще было с этим ребёнком? Откуда такие не по возрасту взрослые суждения?

— И кормить, и одевать, и учить, — подтвердил Барон. — А ещё у меня есть жена, которая очень хочет ребёнка. Если ты не будешь её обижать…

Мальчик не позволил ему закончить. В его огромных глазах загорелась надежда. Схватившись за мою руку, он яростно закивал, а потом выпалил, словно бросаясь в ледяную воду.

— Я взрослый. Я не буду её обижать. Обещаю!

— Тогда пойдём, нас ждёт карета.

Передавая малыша Барону, я была уверена — эти двое найдут общий язык. Ребёнок, с искалеченной душой, и мужчина, который только учится любить. Но мне ещё рано возвращаться.

— Я приеду чуть позже, — обронила я, задержавшись в дверях. — Мне нужно закончить некоторые дела.

Мужчина меня понял, и не осуждал. Кивнув, он нырнул в тёмное нутро кареты, и приказал кучеру трогать.

— Надеюсь, ты не выкинул мою сумку? — захлопнув дверь, поинтересовалась я у Дилана.

— Обижаешь, киса, — достав из шкафа, он протянул мне сумку. — Красный квартал. Дом мадам Сирильи. Тебе нужна Миранда. Парик нужен?

Оценив свои весьма приметные волосы, я кивнула. Не стоит привлекать к себе внимание. Переодевшись, в наряд ночной бабочки, я быстро довела макияж до ума. Пара минут, и меня уже не узнать под слоем грима. Чёрный парик, закончил превращение.

— Красавица, — прокомментировал мой внешний вид артаку. — Карету я уже заказал.

— Обожаю с тобой работать, — я подарила другу улыбку. — Кстати, о работе. Как там наш заказ?

— Эльза заканчивает отделку последнего костюма, так что завтра отправлю во дворец.

— Подожди до послезавтра, — попросила его я. — Очень не хочется, чтобы вещи попали в руки не к тем людям.

— Понял. Будет сделано. Пойду тогда отправлю Эльзу спать. Раз у неё есть ещё один день.

— Не ценишь ты свою помощницу. Ох, не ценишь.

— Со своими работниками, я сам разберусь, — фыркнул парень. — И вообще, с тем, сколько я им плачу, им грех жаловаться.

* * *

Покачивая бёдрами, я вплыла в зал для клиентов. С мадам Сирильей мы были знакомы давно, и потому за внушительное вознаграждение, она согласилась распроститься с одной из своих не особо перспективных девочек. По её словам, со вчерашнего дня, Миранда не выходила из запоя. Откуда у не особо удачливой девицы деньги — мадам не знала. В отличие от меня.

Значит гильдия заплатила за ребёнка. Ладно, и этот момент я улажу с нашим казначеем. Ему в принципе равнофигительно, есть ребёнок или нет, но баланс сходиться обязан.

Пройдясь по залу, я глазами нашла свою сегодняшнюю жертву. Неопрятная. Пьяная. Она вызывала только отвращение. Даже непривередливые клиенты этого места смотрели на неё, кривя губы. Пройдя мимо потрёпанной женщины, безуспешно пытающейся завлечь клиентов, я незаметно подбросила к ней в бокал кристалл яда. Он растворится в течение пары секунд, а в тандеме с алкоголем, не оставит следов.

Сейчас я не выделялась из толпы. Таких же разукрашенных девиц тут было много, тем более, что я нарочно испортила данную мне природой внешность макияжем. Фигуру конечно не скрыть, но тут таких фигуристых каждая вторая. Увернувшись от парочки распускающих руки клиентов, я шутливо погрозила им пальцем, и заняла позицию за барной стойкой.

Минута, другая. Дешёвое вино лилось рекой, и мне порядком поднадоело наполнять кружку за кружкой, ожидая результата. Видимо, сами боги послали мне мальчика, потому что тот, кто вошёл в зал следующим, полностью завладел моим вниманием. Придворный хлыщ, один из тройки, что был на моём пути сегодня утром.

— Да я эту фифу! Да как она смеет от меня нос воротить! — пьяно орал мужчина, едва стоя на своих двоих. — Да я фаво… фа… ик… фаворит королевы, а она никто!

Его столь же нетрезвые спутники только поддакивали своему предводителю. Вид у них был, крайне потрёпанным. И как это франт из дворца, оказался в этой дыре?

— Мой Лорд, а давайте выпьем за то, чтобы бабы знали своё место? — с надеждой пробасил один из его спутников.

— Она посмеялась надо мной, — видимо франту на своих собутыльников было глубоко фиолетово. Ему просто нужно было кому-то пожаловаться на несправедливость мироздания. — Дрянь чернявая! — выплюнул он. — Эй, ты! — крикнул он мне. — Вина мне и моим друзьям!

— Да, мой Лорд, — я покорно опустила голову, наполняя сосуды.

Может и ему кристаллик яда подкинуть?

— Что ж ты такая страшная… — пробурчал франт, вглядываясь в моё лицо. — Все вы чернявые твари. Ты, Сабрина эта, мелкая дрянь — принцесса.

Опаньки! Я мысленно сделала стойку, навострив уши. Сейчас главное молчать, и он сам мне всё расскажет. Видно же, что у мужика наболело.

— И чего этой мелкой дряни надо? — продолжил бормотать франт. — Её бесстыжей матери всё нравится, а эта пигалица, смеет воротить нос! И всё из-за её новой подружки! Ик! Ведёт себя, как императрица, а сама дочь шлюхи!

Э как он меня любит. Создаётся впечатление, что передо мной стоит бык производитель, решивший затащить в постель всех, кого только можно и нельзя. Королева, принцесса, Сабрина. Сколько их ещё, отказавшихся и согласившихся?

— Ходит за этой пигалицей, как собака на привязи. Уж я бы развлёкся, попадись она мне в тёмном коридоре. Нечего какому-то северному варвару верность хранить. Рожа у него облезет!

М-дям. Это у принца соседнего королевства, то рожа облезет? Этот кретин вообще в своём уме, или как? Надо бы его в пыточные отправить, вдруг чего интересного ребята накопают? Увы, додумать эту светлую мысль мне не дал случившийся в зале переполох. Яд в бокале Миранды подействовал. Женщина сейчас судорожно хваталась за грудь.

Сердечный приступ — вот какой диагноз поставят ей в морге. Слишком много алкоголя, слишком разгульная жизнь. Увы, это происшествие полностью убило разговорчивый настрой франта, так что, выждав пару часов, я вернулась в дом Дилана. Что хотела, я сделала, да ещё и информацию получила. Одни плюсы.

Глава пятнадцатая

— Ты сегодня как-то на удивление быстро, — прокомментировал Дилан, когда я вернулась.

— Дело пустяковое, — отмахнулась я, стаскивая опостылевший парик. — Всего-то, какая-то выпивоха.

Снятие макияжа, заняло несколько больше времени, чем мне бы хотелось. Рабочий грим, смывается неохотно, зато и под дождём с ним гулять не страшно. Что тоже плюс, но не тогда, когда нужно быстро избавиться от нарисованного лица.

— Слушай, я чего спросить-то хотел, — неожиданно замялся парень. — Ты зачем отдала мальчишку бывшему главе безопасности страны? Ты вообще знаешь, что это за человек?

Так вот, кто был предшественником Дориана. Неудивительно, что они во многом похожи. Я даже не удивлюсь, если узнаю, что Барон самолично готовил приемника.

— Барон, мой приёмный отец, — переодеваясь, просветила я друга. — Мужик он не плохой, пусть и со странностями. Тем более, что мальчишку будет воспитывать его жена. Святая женщина.

— Надеюсь, что ты уверена в своих убеждениях. Поскольку я слышал очень интересные вещи об этой паре, но да, его жену просто по-человечески жалко.

— Может расскажешь, что знаешь? — закинула я пробную удочку. — А то мне спрашивать неудобно, а досье мне просто не дали.

Знал Дилан не особо много, но и этого хватило, чтобы я в ярости сжимала и разжимала кулаки. Кажется, во дворце скоро станет на несколько очень несчастных людей больше. Если получится, то и мёртвых.

У Барона было много врагов, что при его работе неудивительно. Кто будет рад, если в твоих личных, а порой не особо чистых делах, начинают копаться? А Димитри, копался много и добросовестно, вытаскивая фамильные скелеты из шкафов и предъявляя их обществу. Чтобы те, не расслаблялись.

Когда он женился, многие вздохнули спокойней, но другие… они решили отомстить. Ударить по единственному слабому месту мужчины — по молодой жене. Когда начались покушения, она была на пятом месяце беременности, и не прошло и месяца, как одно из них почти увенчалось успехом. Ребёнка спасти не смогли, но Мария выжила. Вопреки всему.

Увы, пережитое оставило на психике и теле женщины свой след. Ещё несколько беременностей сорвалось, но потом, ей всё же удалось родить. Родить мёртвого малыша, задушенного пуповиной.

— Как ты понимаешь, после этого стало только хуже. Женщина расхотела жить, и именно тогда Барон ушёл в отставку, чтобы за ней ухаживать. С того момента, прошло пять лет, и как я понимаю, ему удалось сделать невозможное, — закончил свой краткий пересказ артаку. — Кто устроил то, почти удавшееся покушение, я тебе уже сказал.

— Эта мразь, умоется своей кровью, — прошипела я, мысленно расчленяя одного очень неприятного аристократа.

Не далее, как сегодня утром, я видела этого урода при дворе. Видимо, с момента своего позора, он смог реабилитироваться.

— Я бы не советовал, — покачал головой Дилан. — Насколько я знаю, у него есть что-то на королевскую семью, а потому он неприкосновенен. Неужели ты думаешь, что иначе, Барон оставил бы его в живых?

— Дилан, послушай и ты меня, — прорычала я. — Мария, самый чистый и светлый человек, которого я когда-либо встречала, и за неё я готова убивать. А убить мразь, сделавшую такое с беременной женщиной, это — уже вопрос профессиональной чести.

— Понял, — поднял руки в жесте поражения артаку. — У тебя кровная месть, так что я начинаю собирать информацию.

— Ты же понимаешь, что я не смею тебя ни о чём просить?

— Киса, мы знакомы с того возраста, когда у меня ломался голос, а ты ходила пешком под стол. У меня не много тех, кому я могу подставить спину, и ты входишь в их число уже очень давно. Так что хватит играть в благородную, и иди к семье. Вы все друг друга стоите.

Услышав такие слова, я порывисто обняла друга, пытаясь выразить ту благодарность, которую к нему испытывала. Он прав. Он и Лиа — мои самые близкие существа, и моя первая семья.

— Ну да, — я весело рассмеялась. — Бывший глава безопасности, взрослый не по годам ребёнок, и я, неправильная наёмница с принципами. Только Мария, несколько уравновешивает этот дурдом.

* * *

— Тебя долго не было, — встретил меня Барон, в моей же спальне, когда я наконец-то до неё доползла. — Надеюсь, ты — довольна сделанным?

Я сбросила лёгкий плащ на пол, и упала в одно из свободных кресел. Как раз напротив Барона. Опостылевшие за день туфли, пинком отправила в другой конец комнаты. Кто бы знал, какое отвращение я сейчас к ним испытывала, не поверил бы.

— Мать Алекса сдохла, гильдия на мальчика больше не претендует, — отчиталась я. — Виконт Лиранс сдохнет несколько позже, до него я тоже доберусь.

— Продуктивная у тебя вышла ночь, — оценил мой рапорт Барон. — Вижу, тебя посвятили в некоторые тайны моего прошлого.

— Простите, но я должна была знать, — я развела руками, пригубив из бокала, который мне протянул мужчина. — Вы ведь понимаете?

— Я бы предпочёл, чтобы все вопросы ты задавала мне лично, а не пользовалась услугами своих осведомителей из гильдии. Это несколько нечестно, тебе так не кажется?

Если в целом, то он прав… Но с другой стороны, очень сложно спросить человека о чём-то в лоб, если знаешь его совсем недолго. Да и я не могу сказать, что мы особенно близки с Бароном, чтобы он по доброте душевной, открыл мне душу. Как ни крути, получается не очень.

— Вы мне расскажите, что такого есть у Виконта Лиранса, на королевскую семью? — перевела тему я, не желая отвечать на вопрос.

Тем более, что он был риторическим.

— Его величество решил, что мне этого знать не положено, — лицо мужчины превратилось в бесстрастную маску. — И он просто приказал мне не мстить.

Всё занимательней, и занимательней. Что же вы прячете, его величество? Я конечно понимаю, что у каждого свои тайны, и всё такое… но не привлечь кого-то к ответственности за покушение — это слишком. Там должно быть что-то очень глобальное.

— Как хорошо, что мне он подобного приказа не давал, — я растянула губы в кровожадной улыбке.

— И тебя не смущает, что его дочь, одна из лучших подруг твоей подопечной?

— Амалии не обязательно знать, кто и почему убил её отца, — отмахнулась я. — А если узнает, то так мне и надо, раз не смогла чисто выполнить работу.

— Надеюсь, ты понимаешь, что лезешь в большую политику, — мужчина не пытался меня отговорить.

Он просто предупреждал. Удостоверялся, что я понимаю, какое осиное гнездо решила разворошить. Ведь я не обязана этого делать. В теории, мне вообще стоило бы закрыть глаза на происшествие десятилетней давности, но я не могу. Всё внутри противится этому.

Мария, женщина, которая приняла меня в семью, как родную. А ведь она была не обязана. Меня им всё-таки навязали, не позволив сделать выбор самостоятельно. И тут мне стало плохо.

Если я правильно помню рассказ Дилана, то… то Барон женился на молодой девушке. Намного младше его. Так что должно было произойти, чтобы она выглядела ему почти ровесницей? Я судорожно перебирала возможные яды, но ни один из них не подходил. Можно ли так постареть от горя? Ненавижу. Ненавижу и презираю, а потому — уничтожу, чего бы мне это не стоило.

— Видимо правду говорят о том, что для дагаров кровное родство, ничто по сравнению с родством души, — хмыкнул Лорд Димитри. — Кажется, в тебе их крови намного больше, чем ты сказала.

— Почему вы сказали дагар, а не шагар? — насторожилась я.

— Ты тёмная. Это было видно сразу, а сейчас прямо бросается в глаза. Не знаю, что произошло за последние два месяца, но твоя сила потемнела во много раз.

Правильно говорят, ты то, что ты ешь. Вот я питалась дагаром, и медленно, но верно, им становлюсь. Надеюсь, хоть волосы не потемнеют. Кто о чём, а я о волосах. Странные приоритеты.

— Лорд Римас последнюю неделю питает моего элементаля своей силой, — вскользь обрисовала я случившееся. — Он сказал, что для нормального развития, мне критически не хватает магии.

— Что-то я не замечал за Дорианом такой заботливости, — хмыкнул мужчина. — И давно он на тебя глаз положил?

Какая проницательность. Аж тошно, ну да ладно. В этом плане у меня нет секретов от приёмного отца. Хотя некоторые детали, я всё же умолчу. Это моё личное дело.

— Подозреваю, что с нашей первой встречи, когда он решил попробовать мою кровь на вкус, — рассмеялась я. — Помню тогда, это повергло меня в шок и трепет.

— Позёр, — рассмеялся мужчина. — Как был им, так видимо и останется до конца своих дней. А скажи-ка ты мне, как часто он при тебе использовал порталы?

— Ну, пару раз, точно, — припомнила я.

— Когда замуж позовёт, сразу не соглашайся, — начал наставлять меня Барон. — Недели три точно помучай, а то не оценит. Легкая добыча — дагаром ценится мало.

— А если я не хочу за него замуж?

— А вот тут, у тебя скорее всего уже нет выбора. Для него ты стала едва ли не так же важна, как Мария для тебя. Подумай, что она такого должна сделать, чтобы эта привязанность исчезла.

Я поморщилась. Размышления на эту тему доставили почти физическую боль, а потому я быстро отбросила их в сторону. Суть уловила, и главное.

— Вижу, что ты поняла. Так вот, на случай, если ты вдруг решишь сделать глупость… предавших, дагары убивают.

На этом разговор затих, а Барон, решив, что сказал мне более чем достаточно, пожелал мне спокойной ночи и удалился спать. Мне, пожалуй, стоит последовать его примеру. Завтра будет сложный день. День знакомства Марии и маленького Алекса. И закончится он во дворце… будь он неладен.

* * *

Утро началось поздно. Видимо, Барон отдал приказ меня не будить, пока сама не проснусь. Часы показывали десять утра, и на смену сонной неге пришла паника. Я, кажется, всё пропустила, отсыпаясь в мягкой постельке.

Свою приёмную семью я застала в малой гостиной полчаса спустя. Они расположились на одном из ковров, и Мария ворковала со всё ещё настороженно настроенным малышом. Он будто бы заранее был готов к самому худшему, но, как и обещал — женщину не обижал.

Не знаю, когда, но мальчик явно был показан лекарю, поскольку синяки и ссадины бесследно исчезли. Как и те лохмотья, в которых он предстал перед нами вчера. Сейчас мальчонка красовался в простенькой рубашке и коротких штанишках, явно не по размеру. Но выглядел намного лучше, это — бесспорно.

Увидев меня, он вдруг засиял широченной улыбкой, и со всех ног бросился ко мне. Миг, и маленькая тёмная тень врезалась в мои ноги, едва не уронив на пол. Маленькие ручонки обняли меня там, докуда дотянулись, то есть где-то в районе коленок.

Чего это он?

— Здравствуйте, Николетта, — в контрасте со сногсшибательным энтузиазмом, вежливо поздоровался ребёнок.

И тут я поняла, почему он ко мне так метнулся. Силы, медленно, но верно заструились по телу, утекая к мелкому. Что-то это мне напоминает… Неужели я точно так же, пью энергию из Дориана? То, что произошло дальше, ни в какие ворота не лезло.

Рядом со мной открылся портал, из которого вышел Дориан. Злой, как орда похмельных моргулов, он накрыл меня щитом. Одно радует, не стал прямо сходу заклинаниями бросаться, а сначала осмотрелся. Видимо не найдя опасности, он сразу успокоился и мне достался полный укоризны взгляд.

— Лорд Римас, какая неожиданность, — просипела я, прибывая в некотором шоке от столь наглого вторжения мужчины в чужой дом. — Что-то случилось?

— Это я у тебя хотел спросить, — несколько успокоившись, отозвался мужчина, кивнув своему бывшему начальнику. — Что с тобой? Куда утекают твои силы?

Хмыкнув, я подхватила испуганно жавшегося ко мне малыша на руки, сбросив щит, который на меня накинул дагар. Малыш, как мне кажется, находится едва ли не на последней стадии голодания. Так что ему нужнее. При столь тесном контакте, я поняла — это разовая акция с моей стороны. Просто мальчик очень долго недоедал, и тратил силы своего недоношенного элементаля на поддержание своей жизни.

Маленькие ручонки обняли мою шею, и мальчик сжался, словно пытаясь стать меньше. Бедняга.

— Тише малыш, — шепнула ему я. — Всё хорошо. Дядя Дориан конечно страшный, но он детей не обижает. Обещаю, — маленький только крепче в меня вцепился, явно не поверив. — Дориан, — я обратилась к мужчине, — подойди, пожалуйста.

Мужчина, так и не получивший прямого ответа, всё понял без слов. Видимо, он подобные вещи просекал быстро, в отличие от меня. Приобняв меня за плечи, он сбросил щиты, окутав меня и малыша тёмной дымкой своей сущности.

Тёмная энергия разлилась в воздухе, но в этот раз в ней не было привычного привкуса страсти. Впрочем, моему элементалю на это было наплевать. Она жадно втягивала в себя всё больше и больше, восполняя забранную Алексом силу.

— Ну же, малыш, — подбодрила я ребёнка, который до сих пор не взял ни капли.

— А можно? — огромные глазёнки Алекса с надеждой посмотрели на Дориана, и я с удивлением заметила, как смягчилось выражение лица взрослого дагара.

— Конечно можно, — мужчина взлохматил короткие волосы на макушке мальчика. — Что-то я в последнее время чувствую себя донором для недоношенных элементалей… — пробурчал он, собственно ни к кому не обращаясь.

Я и Барон прыснули от смеха, а Мария только переводила озадаченный взгляд с малыша, на каждого из нас. Видимо она, в отличие от всех остальных, совершенно ничего не понимала.

— А вы ещё будете приходить? — с надеждой спросил ребёнок у дагара. — А то я уже забрал всё тёмное у Леди Марии, но этого оказалось мало, — он смущённо опустил голову.

Забрал всё тёмное у Марии… Забрал… Неужели дагары на подобное способны? Я вопросительно посмотрела на Дориана, надеясь услышать хоть какие-то объяснения. Барон между тем, тоже нахмурил брови. Ему не понравилось, что с его любимой женой что-то сделали, а он и не заметил.

— Давайте сядем, а? Кровопийцы… — под пристальными взглядами, сдался дагар. — Это будет длинный разговор.

Завернувшись обратно в щиты, мужчина отпустил мои плечи, и занял одно из кресел. Я же, опустила мальчугана на пол, и тот тёмной стрелой метнулся к Марии, забравшись к ней на руки. Женщина сразу расплылась в счастливой улыбке, и принялась перебирать каштановые пряди на голове ребёнка. Он забрал её волнение? Возможно…

Увидев это, Дориан хмыкнул и заговорил. Оказывается, у маленьких дагаров есть одна очень необычная особенность — они кормят своих элементалей тёмной энергией. Обычно, с этим нет проблем. Родители малышей вполне способны поделиться силами, без ущерба для себя. Так, например, в этот раз поступил сам Дориан.

Но бывают случаи, когда по той или иной причине, взрослых дагаров рядом не оказывается, и тогда малышам приходится приспосабливаться. Они начинают питаться негативными эмоциями, впитывая их словно губки. Так случилось с Алексом, ибо его отец, предположительно дагар, скорее всего даже не знал о существовании малыша.

Получается, что мы сами того не зная, сделали Марии только лучше. Мало того, что теперь у неё есть малыш, за которым можно ухаживать, и на которого можно выплёскивать всю не растраченную нежность, так он ещё и уравновешивает её эмоциональное состояние. Видимо боги действительно простили Барона, раз сделали ему такой подарок. Схожие мысли, я прочла на лице самого Лорда Димитри, который слушал Дориана, подавшись чуть вперёд.

— После сегодняшнего, Алексу понадобится серьёзная подпитка всего раз в месяц, — подвёл итог своей лекции Дориан. — Он всё-таки — полукровка. Следующие несколько месяцев, вы можете приводить его во дворец, — обратился он к Барону. — Потом, Никки будет вполне способна поддерживать своего брата и без моей помощи.

— Что-то я не помню, чтобы ты когда-нибудь был настолько щедрым, — хмыкнул Барон. — Впрочем, я только рад столь разительным переменам.

— Не подумай, что я стал мягким и пушистым, — фыркнул дагар. — Можно сказать, что брошенные дети, моё слабое место. Впрочем, как почти у любого дагара.

— Ну да, я забыл, что вы очень трепетно относитесь к малышам, — рассмеялся Барон. — Факт, который вы очень умело скрываете от общественности.

— Правильный общественный облик, залог успеха, — усмехнулся дагар. — Впрочем, ты сам это знаешь лучше моего, — неожиданно мужчина поднялся. — Ладно, раз тут никто не пытается убить мою подопечную, то я, пожалуй, пойду.

Не дожидаясь долгих прощаний и многословной благодарности, Дориан открыл портал и скрылся в нём. Мдям. Пришёл, помог и свалил обратно во дворец, и всё за какие-то пять минут. Стремителен. Силён и могуч.

— Какие разительные перемены, — ни к кому не обращаясь, прокомментировал Барон. — Я в восторге.

* * *

Остаток дня прошёл в приятных хлопотах. Алекс получил подробный тур по дому, был перезнакомлен со слугами и даже выбрал себе комнату по вкусу. Ближе к вечеру, начали прибывать коробки с вещами. Не знаю, когда Барон успел всё это заказать, но мелкого завалили одеждой, игрушками и всякой всячиной: от цветных карандашей, до детских головоломок. Разбирая всё это, малыш впервые за время нашего знакомства, вёл себя подобающе возрасту.

Упаковочная бумага клочьями летела в разные стороны, а звонкий смех и восхищённые возгласы ребёнка наполнили комнату. Оседлав палку с головой лошади, он громко смеясь бегал из угла в угол с игрушечным мечом, словно бравый воин. Больше всего досталось набитому ватой дракону, от которого малыш «защищал» благодарную даму в лице Марии. Дракон рычал голосом Барона, смешно перебирал лапами и забавно падал на зад, стоило малышу его «догнать». Кажется, старый глава безопасности получал от управления игрушкой не меньше удовольствия, чем мелкий.

Увы, всему хорошему рано или поздно приходит конец. Так произошло и с моим визитом домой. Забавно. Даже свою небольшую квартиру, купленную несколько лет назад, я никогда не считала домом. Так, временное пристанище, где можно отлежаться после особенно опасного задания.

Собрав сумки, я накинула на плечи лёгкий плащ, чтобы не замёрзнуть в карете. Жаль, что визит подошёл к концу так быстро. Время словно вода утекло сквозь пальцы, оставив только воспоминания. Тёплые, светлые воспоминания о приятном дне, проведённом в кругу семьи. Пожалуй, первом в моей жизни.

— Спасибо тебе, — обнимая на прощание, шепнул Барон. — Я твой должник.

— Забудьте, — шепнула я в ответ. — Между нами нет долгов.

— И всё же знай, что тебя здесь всегда ждут, чтобы ни случилось, — мужчина сжал меня чуть крепче, а мне на глаза навернулись слёзы.

Какие же они всё-таки хорошие, мои приёмные родители. Такие тёплые и родные, пусть мы и знакомы всего ничего. Это моя семья, и я ни о чём не жалею.

— Ты же скоро приедешь нас навестить? — с надеждой спросила Мария, когда я уткнулась лицом в её плечо, чтобы скрыть эмоции.

Горячая ладошка женщины погладила мои волосы. Жест, показывающий, что моё состояние не осталось незамеченным.

— Не знаю, — честно ответила я. — Постараюсь конечно, но боюсь что-либо обещать.

— Я договорюсь о том, чтобы ты могла нас навещать хотя бы раз в месяц. Не дело это работать без выходных, — подмигнул мне Барон, и я ни на секунду не усомнилась в том, что так и будет. — Мы всё равно решили перебраться в город на некоторое время. Алексу нужно нанять гувернёра и ещё много всего по мелочи.

А вот это стало для меня неожиданностью. Почему-то мне казалось, что они сегодня же уедут из города. Впрочем, я только за. Чем меньше времени я буду тратить на дорогу, тем больше смогу провести с ними. Осталось только сжать кулачки, чтобы его величество и в этот раз пошёл на поводу у Барона.

Глава шестнадцатая

В карете я всё-таки расплакалась, не сумев справиться с чувствами. Впервые, за много лет. Слишком непривычные для меня эмоции полностью завладели сознанием, и я взяла себя в руки только у самых дворцовых ворот. Немного магии, скрыло позорные следы моей слабости, так что к своим апартаментам я шла гордо, подняв голову.

Не знаю, кто из слуг успел на меня донести, но у самых дверей я столкнулась с хмурой Сабриной.

— И как прошел твой визит в город? Хорошо повеселилась?

— Просто замечательно, — с широкой улыбкой ответила я.

И плевать я хотела на её дурное настроение. Она в этом серпентарии — всего пару дней, а я два месяца сидела безвылазно. Тем более, я не сомневаюсь, что она выбила для себя очень выгодный контракт.

— Ну да, хорошо устроилась. Все работают, а Летта отдыхает, — выплюнула девушка. — Впрочем, о чём это я, ты всегда умела хорошо устроиться.

Я обомлела. Откуда столько совершенно необоснованных претензий? Приподняв одну бровь, я скрестила руки на груди. Виноватой я себя не чувствую, так что с удовольствием послушаю, что ещё она мне скажет. Даже забавно как-то.

— И каково оно, греть постель дагару? — продолжила Сабрина. — Видимо, он высоко оценил твои «профессиональные качества», раз назначил главной.

— Мне показалось, что ты, в отличие от меня как раз в курсе, — теперь и я нахмурилась. — Я возлагала на это большие надежды, между прочим. Какого моргула, Бри? Он что, рожей для тебя не вышел?

— Не поняла, — вдруг сбавила обороты девушка. — При чём тут твои надежды и его рожа?

— А при том, что Никки очень надеялась, что я переключу своё внимание на вас, Сабрина, — раздался из тёмного угла, голос дагара. — Но вот незадача, вы не в моём вкусе.

Я тихо выругалась, осознав масштаб подставы. Могла ведь догадаться, что о моём возвращении во дворец оповестили не только Сабрину, но и Дориана. А мы тут отношения выясняем посреди коридора. Просто гениально. Низший бал мне по конспирации…

— Ой, — Сабрина была немногословна, видимо тоже прокрутила в голове наш с ней разговор.

— Полный ой, — добавила я, чувствуя себя несколько неловко.

Одно дело, когда он подозревал, что я собиралась сплавить его Сабрине, и другое, когда он услышал это своими ушами. Мужчины ой как не любят, когда их «ухаживания» и внимание не ценят.

— И Леди, — после некоторой паузы, продолжил мужчина, — не стоит устраивать разборок в коридоре. Это всё-таки дворец, где проживают и работают сотни людей с большими ушами.

После этого, я почувствовала эхо портала. Он ушёл, даже не попрощавшись. Зачем приходил то, спрашивается? Сабрина, видимо сбитая с настроения поскандалить, тоже ушла, оставив меня наедине с собой. Вернулась во дворец, называется. Хоть в дом Ликасе каждый день мотайся, чтобы тут не ночевать.

Переодевшись, я было отправилась спать, но в дверь постучали. Принцесса и её подруги, со счастливыми улыбками поприветствовали меня из коридора. Это ещё что за ночные похождения? Где охрана?

Охрана обнаружилась в пяти шагах за их спинами. Мужчины подхихикивали. Ну да, им то что? Всё равно всю ночь караулить, а тут, девицы ещё и у меня под присмотром будут.

— А мы соскучились! — оповестила меня принцесса, выставив перед собой две бутылки шоколадного ликёра. — Принимаешь гостей?

Хотелось послать их лесом, ибо на дружеские посиделки я была не настроена, но… в общем, мне не удалось отказать сияющим от надежды глазам принцессы. Дожили. Такими темпами, она из меня скоро тряпку сделает.

— Ну заходите, коль не шутите, — я сделала приглашающий жест, впуская довольных девушек в комнату.

За ними потянулись и слуги, занося подносы со снедью. Так… мясные закуски, и шоколадный ликёр. Как-то это неправильно. Пришлось лезть в бар за вином, а для себя я достала пузатую бутыль коньяка. Можно будет делать крохотные глоточки, не опасаясь опьянеть. И компанию поддержу, и не буду утром — мучится головной болью.

— Мы так расстроились, когда ты вчера не вернулась, — взяла слово принцесса. — Только к вечеру удалось узнать, что ты уехала их дворца.

— Мне ваш батюшка очень неожиданно устроил выходной, — призналась я, откупоривая бутылку. — Простите, что не зашла вас оповестить. Очень спешила повидаться с семьёй.

И правда как-то некрасиво получилось. Чего мне стоило забежать на пару минут? С другой стороны, так хотелось оказаться подальше от этого опостылевшего места, кто бы знал…

— А чем вы занимались? — бесцеремонно поинтересовалась принцесса.

Чувствую дурное влияние Сабрины. Пресветлая, это не девушка, а мягкий воск, которому так легко придать форму. Будет ли толк от всего того, что мы пытаемся вложить ей в голову?

Новый стук в дверь, несказанно меня удивил. Это кому ещё от меня что-то надо, в это время суток? Особенно если учесть, что Леди уже расположились на моих диванах и с удовольствием уплетают пирожные и запивают их ликёром.

Пришлось идти открывать, внутренне готовясь к чему-то очень неприятному. Вот как в воду глядела. По ту стороны двери, стояла порядком поддатая Сабрина, с бутылкой чего-то крепкого и явно очень дорогого.

— А я мириться пришла, — пьяно, и как-то очень неловко пробормотала девушка. — А то веду себя, как редкостная дура, а ты терпишь, — ещё более тоскливо продолжила она, и только потом заметила любопытных Леди за моей спиной. — Ой.

Кажется, это сегодня её любимая фраза.

— Ну заходи, раз так, — хихикнула я, — только наливать мы пока тебе не будем, — я испытующе посмотрела на девушку, и протянула руку, чтобы забрать бутылку. — Ладно?

— Сегодня не мой день, — резюмировала Бри, расставшись со своей ношей.

Только после этого, я пропустила её внутрь. Когда она села, я снабдила её чашкой специального травяного сбора, чтобы побыстрей выветрился хмель. Нам утром работать, между прочим.

После этого из меня всё-таки выпытали подробности того, чем я занималась «без них». Ну, это они думали, что получили полноценную картину, а я всего лишь ограничилась безопасными сведениями. Да, мои приёмные родители усыновили ещё одного ребёнка. Да, заехала к Дилану, узнать про наш заказ. Нет, ничего интересного не произошло. Да, буду по ним скучать. Всё очень мило и пристойно, а главное, без лишних подробностей.

А ещё, наблюдая за тем, как Леди методично напиваются сладким ликёром, я уже заранее предвкушала завтрашнюю тренировку. Самую первую, и возможно самую неприятную в их жизни. О том, что она будет проведена, я девушек предупредила заранее. Если они решили, что без похмелья она пройдёт не так весело, кто я такая, чтобы их разубеждать? И вообще, пить надо уметь, а этого навыка, у девушек нет точно. Так что будем считать это практическим занятием из разряда — «чего делать не стоит».

— Они же сейчас упьются вусмерть, — растерянно прошептала Сабрина, заметив, что я не делаю попыток осадить несколько увлёкшихся девушек.

— Упьются, — подтвердила я. — А потом утром, будут аки козочки скакать по тренировочному залу, без похмельного зелья, — мстительно добавила я.

— Злая ты, — искренне посочувствовала девушкам Сабрина.

Она, как и я, через этот этап обучения прошла давно, но запомнила надолго. Я до сих пор с ужасом вспоминаю тот день, когда напилась в первый раз, так плохо мне было. Правда в отличие от своих учителей, я не собираюсь бить отстающих кнутом. Они всё-таки Леди, а не наёмники.

— Безусловно, — согласилась я. — Зато пить впредь будут умеренно.

Через час, Леди дошли до состояния не стояния. Глазки сошлись где-то в районе переносицы, языки заплетались, а ноги по устойчивости больше напоминали ватные конечности дракона. Красота. А ещё, поскольку они пили сладкий алкогольный напиток, похмелье будет в несколько раз хуже.

— Мне их уже жаль, — хихикнула Бри, закидывая очередной кусочек мяса в рот.

Она, как и я, перешла на коньяк, а потому наслаждалась и мясными закусками, и сладким. И, как и я, пила крайне умеренно, больше для вида. Когда в третьем часу ночи, ко мне в гостиную ввалились крайне нервные Лорд Дейл, его величество, и Дориан, мне стало немного стыдно за состояние своих подопечных. Когда их художества, наблюдаем только мы с Бри, это одно… но присутствие короля тут явно лишнее.

— О! Папа! — пьяно икнула принцесса, и попыталась встать, чтобы сделать подобающий случаю реверанс.

Поймала её, я уже у самого пола, ибо девушка умудрилась запутаться в собственных ногах. Чует моя попа, сейчас мне будет нагоняй. Сабрина, добрая душа, девушек спасать не кинулась, а потому три из четырёх, с грацией контуженых куриц, распластались на полу.

— Леди Николетта, — если бы взгляды умели убивать, то я бы скончалась на месте. — Будьте добры, уделите мне пару минут вашего драгоценного времени в коридоре, — убийственно вежливо попросил король.

— Да, ваше величество, — в отличие от принцессы, у меня реверанс вышел вполне приемлемым, даже если учесть, что я была в халате.

Идти не хотелось. Понятно ведь, что меня сейчас ожидает конкретная головомойка, и мои доводы и педагогические методы никого интересовать не будут. Плавали, знаем. Когда за моей спиной закрылась дверь, я нерешительно опустила глаза, чтобы его величество не увидел плещущегося в нём недовольства. Вот чего спрашивается, они припёрлись ко мне в комнату, посреди ночи?

— Итак, — его величество, облокотился о дверной косяк и скрестил руки на груди, — я жду ваших объяснений.

Ему, что? Действительно интересно, что я могу сказать по поводу того безобразия, что творится внутри?

— Леди пришли меня навестить несколько часов назад, — начала я. — Они пришли с выпивкой и закусками, и несколько увлеклись первым.

— И вы не стали их останавливать, хотя это является частью вашей работы, — прокомментировал король.

— Ваше величество, частью моей работы, является оберегать моральный облик её высочества, — не согласилась я. — Леди же, пьют в моих апартаментах, не выставляя себя на посмешище. Зато утром, они почувствуют всю прелесть от сделанного ими выбора, и смогут оценить все болезненные последствия.

— От похмелья ещё никто не умирал, особенно если учесть, наличие зелий, снимающих неприятные ощущения.

— К которым у Леди не будет доступа, — улыбнулась от уха до уха я. — А ещё, утром их ждёт их первая тренировка.

— Наёмнический приём обучения? — нахмурился монарх.

— Именно. Нас учили, что непьющий человек, подозрителен и неприятен на любом собрании. Это — факт. Я считаю, что лучше всего информация усваивается на практике. Тем более, если учесть то, что Леди только недавно получили несколько больше свободы, чем они привыкли. Это очень опасно. Любой запрет будет воспринят в штыки, — пояснила я свою мысль. — Но если их подвести к собственным выводам, то вполне можно достичь нужного результата.

— Позволить набить собственные шишки, как говорит простой народ, — улыбнулся король.

— Именно. Но при этом, не дать им сломать шею, — подтвердила я.

— Замечательно. И ещё, — вмиг посерьёзнел король. — Сегодня на принцессу было совершено новое покушение.

Я застыла. Как это может быть, что Сабрина не рассказала мне об этом? Почему молчала сама принцесса? Не желая перебивать, я покорно ждала, когда король продолжит.

— Десять минут назад, неизвестные пробрались в спальню её высочества, — он скривил губы. — Теперь я понимаю, что это случилось, потому что телохранители стояли у ваших дверей… но плохо, что кто-то серьёзно порылся в вещах моей дочери.

— Что пропало?

— Сложно сказать. Комната в таком состоянии, словно кто-то долго и планомерно её крушил.

— Или вымещал досаду? — чуть прищурив глаза, сделала предположение я.

— Возможно.

Сказать или не сказать? Бредни, поведанные мне пьяным франтом, это ещё не доказательства. Так, не более чем непроверенная сплетня. Ведь мужчина может сколько угодно трепать языком, никогда не отважившись притворить свои желания в жизнь.

С другой стороны, других кандидатур на столь неосмотрительный поступок у меня нет. Может ли быть, чтобы кто-то следил за покоями принцессы, ожидая удобного момента? Может. Сегодня, один из немногих случаев, когда у дверей её высочества не караулил ни один из телохранителей. Чем, не удобный момент?

— У вас есть предположения, — вцепился в моё запястье король. — Говори.

Больно! Ещё немного, и затрещат кости. Какого моргула он вообще себе позволяет?

Ответить мне не дал, выглянувший из апартаментов дагар. Переведя взгляд с короля на меня, и остановив его на моём запястье, мужчина заиграл желваками. Чего это он?

— Ваше величество, будьте добры, отпустите руку моей подопечной, — нарочито ровным тоном попросил он. — Вы делаете ей больно.

— Тебя не спросил, как обращаться с этой вертихвосткой, — отмахнулся от него король.

И чем я вызвала такое недовольство монарха? С каких это пор, он считает, что ответы от меня можно получить, только применив силу? И вообще, это всего лишь боль, а не конец света. Я к ней давно привыкла, и спокойно могу игнорировать. Только сейчас у меня появилась непростая дилемма.

Я могу молчать, пока он не уберёт руку. Тем самым, я выкажу неповиновение, но и дам понять — физическое воздействие, не вариант. Я могу заговорить прямо сейчас, но тогда он может решить, что только так со мной и надо. Готова ли я подвергаться едва ли не пыткам при наших разговорах? Ни в коем случае. Но и не ответить на прямой вопрос короля я не имею права.

Пока я думала, его величество только усиливал хватку, и что было ожидаемо — кости не выдержали. С оглушающим хрустом, они поддались стальной хватке. Обжигающая волна боли едва не затопила сознание, но на моём лице не дрогнул ни один мускул.

— И чего вы этим добились? — я упрямо встретила взгляд мужчины, не скрывая ехидства в голосе. — Преданности? Откровенности?

— Беспрекословного повиновения, — отчеканил король, буравя меня неприязненным взглядом.

Мою руку освободил дагар. И ответил королю, тоже он.

— Вы добились того, что она вас презирает, — сказал Дориан то, что я не смела произнести. — За то время, что вы ломали ей руку, она могла пять раз свернуть вам шею, но не посмела, поскольку вы монарх. Монарх, который посчитал возможным немотивированно причинить боль тому, кто не имеет права ответить тем же.

Как точно он облачил мои мысли в слова. Сломанная рука, это пустяки. При помощи целителя, она заживёт всего за пару часов. Без неё, за пару дней. Но я никогда добровольно не подставлю грудь, чтобы защитить короля, поскольку больше в него не верю. Что важней, он мне омерзителен.

— Я буду воспитывать свою дочь, так, как считаю нужным! — рыкнул король, и по замерцавшей вокруг него тьме, я поняла, что он полукровка, как и Алекс.

Дагар — полукровка. Что-то в словах Дориана, привело его в бешенство. Хотя нет, я не права. Он не дагар. В чёрном дыме, мне виделись ярко оранжевые искры. Огонь? Его величество — шагар с огненным элементалем?

— Ваша дочь, сейчас сладко спит в обнимку с подушкой. Тем более, что вы никогда не применяли силы ни к одной из своих дочерей.

— А к этой буду, ибо это единственный язык, которому её научили! — прошипел король, и я поняла, что ничего не понимаю.

Какая дочь? Кто дочь? Видимо, боль всё же несколько притупила мои способности к логическому мышлению. Это он, что, обо мне? Мы с Дорианом переглянулись.

— Ваше величество, боюсь, я вас не понимаю, — спрятав меня за своей широкой спиной, он перевёл внимание короля на себя. — Зачем вам воспитывать Леди Николетту?

Видимо не у меня одной поведение короля не вписывалось ни в какие рамки. Рука ныла всё больше, но придётся потерпеть. Чует моя попа, сейчас происходит что-то из ряда вон выходящее.

— Слушай, Дориан, — устало вздохнул монарх. — За что я тебе деньги плачу? Я же открытым текстом сказал, что Николетта моя дочь. Внебрачная. Сам вчера узнал, — сквозь зубы закончил он, а мне захотелось придушить бабулю.

Кто ещё, как не она, мне так подсобила? Уж очень похоже на правду. Восемнадцать лет, он обо мне не сном ни духом, и вдруг, такие разительные перемены. Что забавно, его признание не всколыхнуло в моей душе ровным счётом ничего. Ну родилась я из-за того, что он когда-то согрешил с моей матерью. И что дальше? Подумаешь, часть генетического материала общая.

— И что ты на это скажешь? — повернулся ко мне обескураженный дагар.

— Что мне нужно к целителю, а вам стоит осведомиться о местоположении любовника её величества, Лорда Симири Ана, — удерживая маску безразличия, отчеканила я. — И проверить комнату принцессы на наличие там его следов. Я могу идти?

— Нет, — рыкнул король. — Ты моя дочь, и ты будешь меня слушать.

— Я ваша подданная, и потому стану следовать вашим приказам, — переиначила я сказанное. — Мой отец, Лорд Димитри Ликасе.

Знаю, что не права. Знаю, что стоило согласиться и промолчать. Но не могу. За какие-то два дня, передо мной приоткрылась тайна моего рождения, но я не испытываю и капли радости. Мать, которая отказалась от своего ребёнка. Отец, который без зазрения совести сделал ребёнка на стороне, и теперь пытается воспитывать. Ага, восемнадцатилетнюю дылду, которая уже много лет живёт своим умом. Было бы смешно, не будь так противно.

— Я думаю, вам обоим нужно время, чтобы переосмыслить новую информацию, — выступил в роли миротворца дагар. — Вам, ваше величество, стоит подумать о том, что дочь давно выросла, и в воспитании не нуждается. Тебе, Никки, стоит принять как факт, наличие родного отца. Он не виноват, что ему не сказали о твоём рождении. Подумай об этом, а пока иди к целителю. Я присмотрю за твоими подопечными, пока тебя нет.

— Спасибо, Дориан, — тихо, ответила я.

Впрочем, все его слова про понимание и принятие, прошли мимо меня. Я не искала этого родства. Я его не хотела. Я вообще, не стремилась пополнить ряды высшего сословия, так что с меня взятки гладки. Если его величество станет упорствовать, то я закончу контракт, и свалю в соседнюю страну, где меня не найдут.

Глава семнадцатая

В свою комнату я вернулась быстро, и слава Пресветлой, не застала там короля. После полученной информации, я лучше буду его избегать. Ради собственного спокойствия, так сказать. Отец или нет, вопрос открытый. Пока что, из доказательств только косвенные. И то, половина из них — домыслы. Можем ли мы верить старой карге, у которой принципов нет и вовсе?

Я бы не стала. Не на слово, так это точно. Заглянув в спальню, увидела там спящих в обнимку Леди. Кажется, сегодня мне снова предстоит отдыхать на диване. Одно радует — этот намного удобней, чем предыдущий.

— Ты ещё долго будешь делать вид, что не замечаешь меня? — нарушил тишину комнаты и мерный ход моих мыслей дагар.

— Прости, но сегодня я несколько не расположена к беседе, — плеснув себе коньяка в бокал, я отозвалась не сразу.

— Тогда можешь молчать. Просто иди сюда, — он похлопал себя по коленке.

Я не двинулась с места. Что-то не тянет меня сегодня на эротические подвиги. Мне бы завернуться с головой в одеяло, и больше оттуда не казать и носа. Просто поспать. Сон сгладит острые углы, а проснувшись, я снова буду в порядке.

Мужчине моя реакция не понравилась. Мягко поднявшись, он укутал мои плечи пледом, словно мысли прочёл и, подхватив на руки, отнёс меня на диван. Удобно устроив своеобразный свёрток со мной внутри, он заключил его в кольцо рук, и опустил щиты. Когда меня окутало ещё и его энергией, стало тепло и уютно. Словно внешнего мира с его проблемами просто не существует.

Пригревшись, я заснула, чтобы пробудиться только на рассвете, когда мужчина попытался сгрузить меня на диван. Он что, несколько часов, держал меня спящую на руках? Зачем? Как я вообще уснула, под мерные удары его сердца?

— Спи, — шепнул Дориан, легонько погладив мою щеку. — Всё будет хорошо.

И ушёл. Вот просто взял и вышел через дверь. Вот как после такого разрыва шаблона спать? Его величество, руки ломает без повода, а большой и страшный дагар, сидит с завёрнутой в плед девицей на руках несколько часов. Причём, если мне не врут ощущения, то абсолютно открытый, поскольку тёмный элементаль откормлен до отвала, и чувствую я себя просто отменно?

Стоит признаться хотя бы себе — я никогда так хорошо себя не чувствовала. Тело лёгкое, словно пёрышко, а магия хлещет через край. Избавиться бы ещё от посторонних мыслей, но тут хорошо помогут физические упражнения.

Скинув Дилану сообщение, что я готова принять заказ, отправилась приводить себя в порядок. Заплетя волосы в тугую косу, я облачилась в тёмный, покрытый чёрной чешуёй защиты костюм. Его для меня артаку делал по особому заказу, и второго такого просто не существует. Драконью чешую, не так-то просто достать, а в таком количестве и подавно.

— Подъём! — гаркнула я, улыбаясь от уха до уха.

Бедные Леди. Они-то, в отличии от меня точно не выспались. Упс… кажется, к подобным побудкам девушки не привыкли. Амалия и Сабрина подскочили, в процессе уронив менее проворных товарок. Ковёр в комнате конечно мягкий, но падать на него всё равно обидно.

— А? Что? — заозиралась принцесса, силясь открыть глаза.

Зря это она. При похмелье, это стоит делать постепенно, или не стоит делать вообще. Всё зависит от выносливости организма. У Леди, ожидаемо, он был к подобным ужасам не приучен.

— Подъём говорю. У нас сегодня по плану тренировка. Костюмы прибудут через полчаса, — безжалостно припечатала я, чувствуя себя последним садистом.

— Леди Николетта, какая тренировка? — ещё более озадаченно спросила Алексия. — У меня голова раскалывается!

Если честно, мне её просто по-человечески жалко. Похмелье, не та гадость, с которой хочется жить. С другой стороны, если я дам им сейчас выспаться, то они просто не оценят всю палитру неприятных ощущений, что дарит нам по утрам чрезмерное возлияние. И вообще, если верить старой карге, то Алексия — моя сестра. За неё я вдвойне ответственна.

— Ну так пить надо было меньше. Может вам холодный душ организовать?

Леди угрозе не внемлили. Даже подскочившие девушки, махнули на меня рукой и упали обратно на постель. Перину конечно жалко, но чем не пожертвуешь во имя воспитания? Взмах рукой, и на жертв алкоголя пролился холодный дождь. Я даже не поскупилась, добавила в него кусочки льда.

Хм… Возможно моё «кормление» действительно очень полезная вещь. Раньше, это заклинание отнимало у меня четверть резерва, а теперь всего шестую его часть. Растёт на глазах. Да ещё так стремительно.

Девушки слетели с постели с жутким визгом, испуганно озираясь по сторонам.

— А ну марш в душ, и чтобы через полчаса были тут! — гаркнула я, уперев руки в бока. — Или вы уже не хотите ни чему учиться, и я могу расслабиться и больше не тратить на вас силы?

— М-м-мы хотим учиться, — заикаясь, выдавила принцесса, и первая метнулась к двери. — Не злитесь!

У самой двери девушку качнуло, и она едва не упала, но сумела удержаться на ногах. Следуя за своей подругой и предводительницей, из моей спальни вышли и остальные. Надо бы постель высушить, да я как-то не могу оправдать такое расточительство. Магии конечно стало больше, но я на работе, и никогда не знаешь, когда придётся колдовать.

* * *

В тренировочном зале, я и мои подопечные столкнулись с Лордом Дейлом и Дорианом. Мужчины видимо занимались утренней зарядкой, и нас не ожидали. Два огромных мужских тела, раздетых по пояс в неспешном танце, кружились по залу, и я признаться честно, сначала засмотрелась. Красиво-то как!

Леди за моей спиной, получили новый культурный шок. Ну да, им полуобнажённых мужчин видеть по статусу не положено. А потому они краснели, прикрывали глаза ладошками и по-девичьи хихикали. Мужчины замерли, поняв, что больше не одни.

— Доброе утро, Лорды, — вежливо поздоровалась я, чуть склонив голову.

Не стоит давать понять, что с Дорианом мы расстались всего час с лишним назад. От вопросов потом не отобьюсь. Сами же Лорды, явно оценили затянутые в чёрную ткань фигурки. Особенно выделялась Сабрина. Ещё при входе в зал, она приняла самую выгодную позу, демонстрируя точёный стан и идеальные пропорции. Не девушка, а картинка. Сей факт, явно не укрылся от Лорда Дейла, который теперь просто пожирал её взглядом.

Не заметить, вполне явных откликов в теле мужчины, на четверть суккуба просто не могла. Это было бы против её природы. И ей это понравилось.

— Подружка, а давай разомнёмся, пока наши девочки несколько кругов по залу пробегут? — повернулась она ко мне, взглядом едва не умоляя согласиться.

— Что, засиделась? — участливо спросила я. — Только, чур по лицу не бить, — хихикнула я. — Не стоит пугать Леди.

— Замётано, — мурлыкнула девушка, и повернувшись уже к нашим подопечным, продолжила. — Пять кругов по залу. Бегом!

Ого, какой голос у Бри прорезался. Прямо как у нашего инструктора из гильдии. А главное, эффект тот же. Девицы сорвались с места, даже сами того не заметив. Э нет, такими темпами, да с таким дыханием, они и одного полноценного круга не пробегут. Те же мысли я прочла на лице Сабрины. Она неодобрительно качала головой, оценивая масштаб предстоящей работы.

А дальше началась наша тренировка. На то, что Лорды так и не ответили на наше приветствие, и теперь просто смотрели на нас, мы демонстративно не обращали внимания. Я, конечно, понимаю, что выглядим мы более чем необычно для дворца, но зачем так глазеть то?

Сабрина своим привычкам решила не изменять. Первый удар у неё всегда был самым мощным, нацеленным на то, чтобы как минимум вырубить противника. Я кстати, едва увернулась. Совсем форму потеряла во дворце. Шаг в сторону, отклонить корпус, и вот нога девушки просвистела всего в сантиметре от моего носа. Перенести вес на другую ногу, молниеносное движение, и вот заклятая подруга едва успевает уйти от удара в корпус. Не сильного, только отвлекающего. Шаг, пальцы почти коснулись нужной точки, но девушка ускользнула.

Точно теряю квалификацию. Чтобы кто-то, ушёл от моего любимого приёма? Пару минут, мы обменивались примеривающимися ударами, и поняли — работая в пол силы, этот поединок не закончится никогда. Секунда на перестройку, и наша скорость увеличилась втрое. Мы больше не осторожничали. Несколько ударов я приняла на блок, ещё от парочки увернулась. Сабрине пришлось хуже.

В отличие от меня, она предпочитала не работать с болевыми точками, и уповала на грубую силу. Сейчас, одна из её рук висела плетью, поскольку я пережала один из нервов. Увы, это её не остановила. Новый удар ногой, и я просто не успеваю уйти. Мгновение, и я влетела спиной в стену.

— Теряешь навыки, подружка, — мурлыкнула девушка, пытаясь реанимировать безвольную конечность.

— А ты работаешь в пол силы, — не осталась в долгу я, стрелой метнувшись обратно к противнице.

Кровь бурлила от адреналина и азарта. Движения на пределе скорости и выносливости. Сломанное ребро ныло, но об этом я буду думать потом. Сейчас, моя цель — Сабрина. Кувырок, ухожу от удара, идентичного тому, что отправил меня в стену. Э нет, подружка. Второй раз, это со мной не пройдёт. Поднырнуть ей под руку, увернутся от острого локотка, и вот она оседает к моим ногам. Полный паралич тела, но сознание при ней.

Из другого конца зала послышались одинокие хлопки. Повернувшись, я увидела, что мне аплодирует Дориан, довольно улыбаясь.

— Браво, Леди! — хмыкнул он. — Очень показательное выступление. А теперь, Никки, будь добра, приведи Сабрину в порядок, а сама иди сюда. У тебя ребро сломано.

И как он всё обо мне знает? Не иначе, маячков навешал, и теперь в курсе всего, что со мной происходит. Вообще-то, не будь на мне тренировочного костюма, простым переломом я бы не отделалась. Даже взрослого мужчину, удары Сабрины наделяют сломанным позвоночником.

Пока заклятая подруга возвращала подвижность телу, под бдительным присмотром Лорда Дейла, я молча терпела лечение от дагара. Крайне неприятная процедура, стоит признать. Всё же целители, это делают хотя бы безболезненно.

— Терпи, — мягко приказал мужчина. — Как пугать меня до полусмерти, так всё в порядке, а как потерпеть сращивание сломанного ребра, так кривишься. Ты зачем вообще встала, после того удара?

— Дориан, это всего лишь ребро. От этого ещё никто не умирал, — вяло огрызнулась я.

— Сломанные рёбра, при некоторых обстоятельствах могут проткнуть лёгкое, а это бывает смертельным, если под рукой нет целителя, — с воистину нескончаемым терпением продолжил дагар. — Не мне тебе это объяснять. А теперь стой спокойно, мне ещё один осколок поймать надо.

К тому моменту, когда он наконец был удовлетворён результатом, я едва не скрежетала зубами от его нотаций. Нет, он говорил правильные вещи. И я была с ним согласна от и до, но… Но больше всего, мне хотелось услышать похвалу за то, что я выиграла. Что сделала это, даже, несмотря на не очень удачное начало.

— Всё, — закончил он магичить. — Иди, мучай своих подопечных, воинственная моя, — осёкся, нахмурился, и щёлкнув меня по носу, направился к выходу. — Только не переусердствуй, — уже от самой двери, крикнул он.

Тренировка прошла на славу. После того, как мы с Сабриной собрались, девушки бегали, прыгали и тянулись, бросая на нас полные немого укора взгляды. Но не жаловались. Под конец второго часа, они были взмокшими, усталыми и выглядели крайне неприглядно.

— Ну что, думаю на сегодня хватит, — переглянувшись с Сабриной, решила я.

Мы, выполнявшие все упражнения наравне с девушками, наоборот чувствовали себя отменно. Так, вспотели немного.

— Ну что, будете дальше учится? — бросила гордым Леди вызов Бри, явно беря их на слабо.

Красавицы не разочаровали. Угрюмо кивнув, они направились к выходу, поддерживая друг друга. Надо же, какая сила воли. Если честно, не ожидала от изнеженных Леди такого рвения. Вслед за девушками, вышли и мы. Сопровождающие принцессу повсюду телохранители, только улыбались краюшками губ, но комментировать не стали. Ну да, они тренируются намного интенсивней, так что последние два часа для них даже на разминку не тянули.

Часть вторая Свобода принцессы

Глава восемнадцатая

Приняв душ, я переоделась в очередной шедевр от Дилана. Ребро ещё порядком ныло, так что ни о каких корсетах не могло быть и речи. Придётся мне сегодня выдержать новую волну недовольства от её величества. Ну как же, я снова одета не в её вкусе.

За завтраком моё появление произвело фурор. Приближённые королевы начали перешёптываться, чем вызвали смешки со стороны мужчин. Ну да, им мой наряд был равнофигителен. Одета, да и ладно.

— Леди Николетта, — как и ожидалось, в голосе королевы звучало недовольство. — Вы снова выглядите неподобающе. Во что вы одеты?

Интересно, чем платье, закрывающее многим больше, чем допустимо, так оскорбительно? Ну нет корсета. Ну не подчеркнула я свою тонкую талию. Ей то что? Естественно, выражать своё недовольство, я не стала. Разгладив шёлковые юбки на коленях, я подняла на неё тяжёлый взгляд, но быстро его смягчила. Кому надо, увидел.

— Ах, ваше величество, — виновато защебетала я, — вы понимаете, сегодня утром я сломала ребро, — с удовольствием отмечаю испуганные взгляды дам, сидящих за столом. — И мне сейчас корсеты строго противопоказаны, — я чуть опустила голову, словно печалясь от этой новости. — Надеюсь, в свете этих обстоятельств, вы простите мне некоторую вольность в нарядах.

Если она после этого, станет настаивать на моём неподобающем виде, то выставит себя бессердечной стервой, обижающей бедную несчастную меня. Ну да, знать о том, что травму я получила во время тренировки, им не обязательно. Пусть моё прошлое никто не скрывал, для многих, оно оставалось тайной. И тем более, дамы не могли представить, что я добровольно стану себя истязать подобным образом. Это не вписывалось в их изнеженную картину мира.

— Вам стоит бережней относиться к собственному здоровью, — досадуя, что скандал закончился раньше, чем смог начаться, процедила королева. — И возможно вам стоит несколько дней провести в своей комнате, дабы не позориться своим неподобающим видом?

Она шутит, да? Сидеть в комнате несколько дней? Да я с ума сойду от скуки. Мне и в обществе Леди бывает скучно, а если я запрусь в четырёх стенах, то ничем хорошим это не закончится. Слава Пресветлой, за меня вступился Дориан.

— Ваше величество, — мягко одёрнул королеву мужчина. — Леди Николетта обеспечивает безопасность вашей дочери, и не может себе позволить провести несколько дней в отдалении от неё. Вам это известно.

— Глупости, — отмахнулась от него венценосная стерва, — моей дочери ничто не угрожает.

— Три покушения за последние два месяца рисуют иную картину, — гнул свою линию Дориан. — Будьте добры, не мешайте Леди выполнять её работу.

Как хорошо, что его величество предпочитает принимать пищу в одиночестве. После случившегося, я бы предпочла и вовсе с ним больше не встречаться. Надеюсь, у меня будет возможность отказаться от предложенной Дорианом работы, иначе, мне грозит и дальше жить во дворце.

— Она Леди, живущая во дворце, и будет подчиняться правилам, — упрямо огрызнулась королева. — Я не позволю одной слишком много возомнившей о себе особе, подрывать моральные устои общества.

Как у неё вообще язык поворачивается, чтобы нести весь этот высокопарный бред? Моральные устои общества? Какие? Что о хорошем примере для подрастающего поколения может знать женщина, давно наплевавшая на своих детей и имеющая двух постоянных любовников? Мне казалось, что клятвопреступничество — одно из самых больших пороков.

Дориану, их обмен любезностями явно надоел. Мужчина не привык повторять свои просьбы дважды, а потому был порядком раздражен. Чуть склонив голову набок, он сверлил взглядом королеву. Поначалу, мне показалось, что ей глубоко плевать на это, но не прошло и минуты, как женщина побелела. Тонкие пальцы разжались, и вилка, которую они держали, с грохотом упала на стол.

— Вы не посмеете, — одними губами, прошептала она.

Дориан только склонил голову в другую сторону, словно насмехаясь над испуганной королевой. Не знаю, что именно произошло, но после этого эпизода, женщина опустила взгляд в тарелку, и не поднимала его до самого конца завтрака. Интересно, у меня хватит смелости, узнать, что такого сделал дагар? Да и расскажет ли…

* * *

— Надеюсь, ты запомнила поведение своей матушки, — стоило дверям в покои принцессы закрыться, обратилась к ней Сабрина. — Запомни, и никогда не бери с неё пример. Женщина, правит не грубой силой, а хитростью.

— Но ведь она королева, — возразила Амалия. — Ей обязаны подчиняться.

— Формально, да, — продолжила лекцию Бри. — Но запомните, в королевстве самый сильный не тот, у кого титул круче, а тот, кто владеет информацией. Я бы сказала, что в некотором смысле, истинный правитель королевства, Лорд Римас.

Леди переглянулись, и не сговариваясь сели поближе к Сабрине. Как хорошо, что разбор полётов её величества, взяла на себя она. Мне всем этим заниматься, было откровенно лениво. Утренняя бодрость как-то незаметно уступила сытой расслабленности, и я просто сидела в своём кресле, слушая девушек. А потом сама не заметила, как задремала.

Через полуопущенные веки, я отстранённо смотрела на то, как разговор медленно затихает, как Сабрина говорит всё тише и тише, всё больше растекаясь в кресле. Тёмный элементаль заворочался. Ему не нравилось происходящее, а потому из дрёмы меня вырвала боль. Не знаю, как, но элементаль взял контроль над моим телом, и заставил сжать кулаки, вонзая заострённые когти в мягкую плоть. Чертыхаясь, я подскочила, затравленно оглядываясь.

У окна, зависла полупрозрачная фигурка. Хрупкое девичье тело, облачённое в длинное старомодное платье. Призрак? Нет, не похоже. Но именно от неё исходила угроза.

Воронку портала я заметила слишком поздно. Она уже успела поглотить тело спящей принцессы, и единственное, что я смогла сделать — рыбкой нырнуть в след за подопечной в зияющее окно перехода.

Не знаю, кто стоит за покушениями, но я его заранее уважаю. Он в который раз обскакал нас всех, обойдя все меры безопасности. Как кто-то вообще смог активировать заклинание, в комнате, защищённой лучшими магами королевства? Видимо, у врагов есть свои специалисты, не чета нашим.

Из перехода я вывалилась на небольшой полянке, больно ударившись бедром о камень. Неприятно, но не смертельно. Всего лишь синяк. Принцесса нашлась всего в паре шагов, мирно посапывающая на травке. Слава богам, сейчас только ранняя осень, и на улице вполне тепло.

На внешние раздражители Алексия не реагировала. Совсем. Тот, кто погрузил её в это странное состояние, сделал это качественно и пока не истечёт срок заклинания, мне её не разбудить. Слишком сложное плетение. Не хотелось бы ненароком навредить девушке.

Как хорошо, что я не человек. Иначе, мне пришлось бы туго. Перекинув спящую девушку через плечо, я наугад выбрала направление. Увы, местность мне была не знакома, а оставаться тут в надежде не спасение — мне не улыбалось. Что совсем обидно, я оставила свой маго-коммуникатор в комнате, не подумав, что тот может мне сегодня пригодиться.

Неудобные туфельки, я сожгла ещё раньше. Уж лучше идти босиком, чем переломать себе ноги, из-за неподходящей обуви. Сломанное утром ребро ныло, и я чертыхнулась, ругая себя за неуместное позёрство. Ну и выиграла я тренировочный поединок, а теперь что?

Порталы. Что я о них знаю? Во-первых, это уровень магии, до которой девяноста процентам магов, никогда не дотянутся. Во-вторых, они отнимают уйму энергии. Мог ли неизвестный маг, рассчитывать на моё самоуправство? Скорее всего, нет, а значит и портал был предназначен для одного человека. Вспомнить бы формулу, по которой рассчитывают дополнительных пассажиров… На сколько сокращается расстояние? На тридцать процентов, или на тридцать два… Чёрт, не помню.

Но не суть важно. До запланированного места, ещё примерно треть от преодолённого расстояния. Узнать бы, где мы вообще оказались. Не может же вокруг быть только лес? Рано или поздно, но мы доберёмся до населённого пункта.

Что настораживает ещё больше — не на мне, не на принцессе, не осталось ни единого маячка. Словно во время переноса, нас изрядно почистили в магическом плане. Это дополнительное заклинание или оно было встроено в переход? Вопросы, вопросы, и не единого ответа. Всё-таки, я не такой хороший маг, чтобы сходу определить и рассчитать все эти тонкости.

К вечеру, я порядком озверела. Всё-таки, тащить на себе вес сопоставимый с собственным на протяжении многих часов, да по пересечённой местности — то ещё удовольствие. Раскинутая сеть, показывала, что рядом только небольшие животные, и совсем нет разумных. Нет, я конечно признаю: хороший маг вполне мог бы скрыть от меня своё присутствие… Но я, до сих пор, надеялась выйти к людям.

Когда начало темнеть, а принцесса всё также кулем висела на моём плече, я приуныла. А ещё, Алексия — со своей почти нулевой сопротивляемостью к магии… Что наколдовали, то и пристало, причём скорее всего на максимальный срок. Сколько вообще можно находиться в состоянии наведённого сна?

Уложив её на траву, я принялась ломать лапник. Желудок подводило от голода, кожу холодил по-осеннему прохладный ветерок, и я в очередной раз чертыхнулась на зацепившееся за куст платье. Да чтобы я, ещё раз пошла на поводу у дворцовых модниц? Ну их всех к Безликой!

Ткань было жаль, но ужин мне при такой экипировке не светит. Достав одно лезвие из причёски, я обрезала юбку чуть выше колена. Излишки, укрыли принцессу, чтобы та не замёрзла. Окружив её простеньким щитом, я отправилась на поиски пропитания. Вернувшись к месту стоянки с парочкой зайцев, я с завистью посмотрела на спящую на лапнике красавицу. Вот кому все мои проблемы были равнофигительны.

И вообще, где наши бравые мужчины, способные отыскать иголку в стоге сена? Почему я до сих пор брожу по этому проклятому лесу, а не отдыхаю на мягкой кроватке?

Каждый раз, после очередного покушения, я всё больше подозреваю неладное. Ну не могут все меры предосторожности быть настолько хилыми, что недоброжелатели раз за разом едва не достигают цели. Совпадение? Сомневаюсь. Больше похоже на то, что кто-то использует её высочество приманкой, дразня неведомого противника.

Ужин подоспел ещё через час. Приготовленная на огне дичь показалась мне пресной и жёсткой, но, тем не менее, утолила голод. Жаль, рядом нет озера. Я бы искупалась, чтобы смыть пот и пыль.

Эх… избаловало меня проживание во дворце. Ох, избаловало. Мурлыкая себе под нос слова заклинания, я поставила защиту на ночь. Она будет питаться моей энергией, даже когда я буду спать.

Сознание отключилось едва ли не сразу же, стоило мне только устроиться на ночлег. Правда вместо привычной темноты, я оказалась в незнакомой комнате. Спальне, явно мужской. Осматриваясь, я взглядом наткнулась на застывшего в дверях дагара. Мужчина был зол и мрачен, и только стекающие по загорелой коже струйки воды, говорили о том, что он только что вышел из ванной. Я сплю, или это какая-то странная магия?

— Никки? — настороженно спросил он, не делая попыток приблизиться.

Хорош, гад. Ох, как хорош. В неплотно запахнутом шёлковом халате, он выглядел как иллюстрация из эротического романа. Будь я героиней этого романа, то сейчас боролась бы с желанием изнасиловать его прямо в данный момент. Гладкая грудь, с рельефными мышцами, крупные ладони, вцепившиеся в пояс… Не мужчина, а сказка.

— Это не сон, да? — настороженно спросила я, отбиваясь от розовой дымки несвоевременных мыслей и желаний.

— Это твой сон, — мужчина всё же приблизился, и я почувствовала его горячие пальцы у себя на талии. Кожей почувствовала. — Твой элементаль, решил, что пора питаться, — мурлыкнул мне в шею мужчина. — Так что я тебя буду кормить, а ты отвечай на вопросы, пока он не передумал, — заговорщически, продолжил он крепко обняв. — Где вы?

Вокруг нас разлилась тёмная энергия, насквозь пропитанная его желанием. Смотреть на себя, я опасалась. Где-то на задворках сознания трепыхалась мысль, что моя вторая сущность — вредная до ужаса зараза, которая решила, что одежда мне ни к чему. Но лучше об этом не думать, иначе конструктивного диалога точно не получится. Я испугаюсь, элементаль решит, что раз его не кормят, то можно и не поддерживать связь, и моё сознание снова вернётся в тело. Как-то так.

— В каком-то лесу. Точнее пока узнать не получилось, — промурлыкала я, удивляясь трезвости сознания.

Или Дориан сознательно так сделал?

— Вы в безопасности?

— Относительно. Подозреваю, что, последовав за принцессой, я несколько сломала планы похитителям. Она жива, но под чарами наведённого сна.

Подхватив меня на руки, мужчина быстро пересёк комнату, и уселся на диван. После этого, он вцепился пальцами в обивку, больше ко мне не прикасаясь. Судя по тому, что радужку дагара почти наполовину затопил багрянец — это очень правильное решение. Сидеть было крайне неудобно, но и ёрзать я не решилась. Интересно, что именно во мне так сильно влияет на этого мужчину?

Тёмный элементаль, едва не мурчал от удовольствия. Он поглощал всё больше и больше энергии приправленной страстью, и ему было всё мало. Видимо потому, что много сил уходит на поддержание моей проекции здесь. О том, как это вообще возможно, я подумаю позже.

— Ты сможешь вернуть её во дворец? — сцепив зубы, спросил мужчина. — Мы не можем вас найти.

— Попробую, но это займёт некоторое время, — честно призналась я, и всё-таки не выдержала и села поудобней.

Из горла мужчины, вырвался тихий, предупреждающий рык. Кажется, мне пора сматываться. Чует моя попа, реакция мужчины обусловлена не только моей наготой, но чем-то ещё. Как бы его в очередной раз не опоили.

— Поцелуй меня, — полушёпот, полустон. — Раздразни моего зверя, и исчезни, — через силу продолжил мужчина. — И тогда я найду тебя, где бы ты ни была.

Звучит конечно заманчиво, но чем мне за такое спасение потом придётся платить? Раздразнённый тёмный элементаль — это не шутки. Моя вредная зараза, вообще умудрилась сделать едва ли не невозможное.

Готова ли я блуждать по лесу до победного? Наверное, нет. Могу ли я гарантировать безопасность принцессы, находясь моргул знает где? Тоже, нет. Но меня очень волнует вопрос цены за наше спасение. Бедного дагара и так сейчас колбасит, а что будет, если я подолью масла в огонь?

Он решил за меня. Секунда, и я оказалась прижата к дивану мужским телом, и сам Дориан явно не собирался больше сдерживаться. Поцелуй вышел грубым, требовательным. Дагар кусал мои губы, подчинял своей воле.

Всё конечно замечательно, я вижу, что он действительно мир перевернёт, но как мне отсюда свалить? Паника накрыла меня с головой. Как-то я не готова к столь стремительному развитию отношений. Да и вообще, о каких отношениях может идти речь?

Вслушиваясь в мой внутренний монолог, тёмный элементаль, а это явно была сущность женского пола, полностью со мной согласилась. Одно дело, питаться таким вкусным и сильным мужчиной, и совсем другое, ему принадлежать. Не заслужил ещё.

Я исчезла, когда рука мужчины самым наглым образом нацелилась на мою грудь. Представляю, в каком он был бешенстве, когда я растаяла прямо под его пальцами.

На смену его жару, пришла прохлада осенней ночи. Я облегчённо выдохнула, радуясь, что я мало того, что сбежала, так ещё возможно, мы нашли способ быстро вернуть нас с принцессой домой. Если, дагар, конечно, не преувеличивал способности своего зверя к выслеживанию добычи.

Глава девятнадцатая

Снова я проснулась от эха, открывшегося портала. Лезвие скользнуло в руку, и я приготовилась отбиваться от недругов. Разговор с Дорианом несколько забылся, да и не верила я в его реальность. Как оказалось — зря. Наши вторые сущности оказались более чем изобретательны, когда понадобилось добраться друг до друга.

Дагар вывалился из телепорта далеко не в самом лучшем состоянии. Глаза ввалились, кожа побледнела и пошла красными пятнами, а сам мужчина едва стоял на ногах. Пару секунд, я просто смотрела на него, не в силах поверить в его реальность. Сразу вспомнилось малодушное желание убежать из страны, и понимание — у меня не получится. Или получится только тогда, когда позволит Дориан.

Пылающий багрянцем взгляд, остановился на мне. Мне показалось, что его взгляд стал несколько более осмысленным, стоило дагару удостовериться, что я жива? Проверив принцессу, я удостоверилась, что та ещё спит, и сама шагнула к нетерпеливо порыкивающему Дориану. Интересно, как мало в нём сейчас осталось человеческого?

Первый шаг вышел несколько неуклюжим. За ночь ноги затекли, и сейчас подгибались. Или это я так на дагара реагирую? Отбросив посторонние мысли, я решила вручить зверю его приз, пока тот не взял его сам. Что-то подсказывает — промедление мне будет дорого стоить.

Стоило оказаться за чертой круга, как мужчина подхватил меня на руки и зарылся лицом в волосы. Пострадавшее вчера ребро заныло, но это такие мелочи. Теперь всё точно будет в полном порядке, раз Дориан смог до нас добраться.

Кажется, я слишком рано обрадовалась. Всё ещё сжимая меня, мужчина пошатнулся, а потом упал. Я только и успела, что закрыть его затылок ладошками, оберегая от столкновения с каким-нибудь камнем.

Очешуительно! Просто восторг! Теперь у меня на руках две спящие красавицы, неспособные за себя постоять. Чертыхаясь, я оттащила начальство на лежанку, а сама пошла добывать пропитание. Подозреваю, что он вложил в портал несколько больше сил, чем мог себе позволить.

Дагар пришёл в себя, когда я закончила со свежеванием небольшого поросёнка. Этого маленького хряка должно вполне хватить, чтобы накормить нас троих, даже с учётом затраченных мужчиной сил.

— Кажется, я несколько себя переоценил, — прокряхтел Дориан, приподнимаясь на локтях. — Долго валялся?

— Пару часов, — прикинула я. — Подозреваю, что портал обратно нам не светит?

— Боюсь, что так, — недовольно нахмурился мужчина. — Это сколько же силы они вбухали в похищение? И где мы оказались?

— Меня больше интересует, где твой маго-коммуникатор и амулеты накопители, — фыркнула я, разжигая новый костёр.

И так понятно, что сегодня мы уже никуда не пойдём. Дагара пошатывает, принцесса спит, а их двоих я просто далеко не утащу. Идиотская ситуация.

Увы, на мой справедливый вопрос, мужчина только развёл руками.

— Прости, я был несколько не в себе, после вашего похищения. Твой ночной визит меня и вовсе добил. До сих пор удивляюсь, как не заявился сюда в халате… — ничуть не смущаясь, покаялся он.

— Убиться, не встать.

Я села, там, где стояла. Это чем надо было думать, чтобы напрочь забыть всё самое важное? Почему он вообще сделал столько грубейших ошибок? Бурча себе под нос, я махнула на мужчину рукой. Ну я-то понятно, не ожидала оказаться моргул знает где, посреди леса. Но он! Он то знал, куда именно направляется! Гер-рой блин!

— Ну не ворчи, — рассмеялся дагар. — Поверь, я был несколько не в себе, узнав, что тебя похитили.

— Мне почему-то кажется, что дагары становятся совершенно беспомощными, стоит свиснуть у них любимую игрушку, — не смогла сдержаться я от едкого комментария. — Столько проведённых операций, столько лет опыта, и такое ребячество!

С земли меня сдёрнули в ту же минуту, как я закрыла рот. И откуда только силы взялись? Он же ещё пару минут назад еле ворочался на лежанке. Зря спросила. Мир покачнулся, и вот я лежу на мужчине, намертво вцепившемся в мою талию, и никак не могу понять — зачем это геройство? Понятно же, что ему сейчас плохо.

— Запомни, пожалуйста, — прошипел дагар, — для игрушки, я бы и пальцем не пошевелил. Их легко заменить.

— Тогда кто я для тебя, если не игрушка? — вопрос вылетел быстрей, чем я поняла, какую глупость сказала. Ей богу, ничего более умного придумать не могла что ли? — Прости, глупость сморозила.

— Да, нет, — ответил мужчина, после некоторой паузы. — Нет ничего глупого в том, чтобы раз и навсегда обозначить свой статус в глазах другого человека.

Ага. Раз и навсегда. Он что, забыл где я работала раньше? Сколько мужчин и женщин клянутся в любви, обозначают свои отношения, а потом заказывают своего «партнёра» гильдии? Глупости всё это. Сегодня мужчина влюблён по уши, завтра его внимание завоевала новая красотка, а через неделю, он читает стихи третьей. Женщины, впрочем, не лучше.

— Дориан, я думаю обозначение статусов, может несколько подождать. Ты пришёл, и это главное, — я попыталась привстать, чтобы увидеть его лицо. — Сейчас нас повязал контракт. Мы обязаны видеться и общаться. Посмотрим, что будет, когда его срок истечёт.

— Э нет, — рассмеялся мужчина. — Теперь мне самому интересно, что за маленькая шагара меня укусила, что я начал делать глупости. Никогда за собой такого безалаберного отношения к чему-либо не замечал. Так что готовься к тому, что, когда мы вернёмся во дворец, я начну за тобой ухаживать, как принято. Тогда и посмотрим, что к чему.

Прозвучавшее больше походило на угрозу, чем на что-либо ещё. Уж очень у мужчины была предвкушающая улыбка. А ещё, есть подозрение, что если он возьмётся за меня всерьёз, то я просто не выстою. С другой стороны, он явно дал понять — мне от него не сбежать. Так или иначе, он своё получит, а сегодняшняя телепортация показала, что побег его только раздразнит.

— Вот и умница, — он на секунду привстал, чтобы коснуться моих губ своими.

И так же быстро отстранился, чтобы ссадить меня с себя. Мне даже стало несколько обидно, что всё вышло столь целомудренно и невинно. Тёмный элементаль, тоже не оценил поступок мужчины, недовольно ворча. Ну да, ей, пожалуй, обидно, что вот он, вкусный и сильный, а питаться не дают. Пришлось цыкнуть на неё, чтобы мысли не путала. Они и так у меня сейчас не особо умные.

Сперва надо всех накормить, потом найти источник воды, да хотя бы примерно решить, в какую сторону мы пойдём завтра. И если мне очень повезло, то Дориан сможет снять с принцессы чары. Он всё же маг, в отличие от меня.

Пока поросёнок готовился на огне, я, сославшись на нехватку дров, улизнула в лес. После нашего короткого разговора, мне было неловко находится рядом с ним. Меня то и дело посещали глупые мысли о возможной серьёзности его намерений, о том, будет ли свадьба и что на это скажет Мария.

Пришлось влепить себе ощутимую пощёчину, в надежде вернуть трезвость сознания. Глупости какие. Вот правду говорили на занятиях — поманит опытный мужчина пальчиком, и даже самые стойкие мозги сдвигаются набекрень, если позволить себе поверить.

В лагерь я вернулась спокойной, и даже умиротворённой. Грязной правда, как чушка, но это такие мелочи. Что волновало больше — отсутствие воды. Нет, я смогу конечно добыть некоторое количество из воздуха, но магии жалко. Тем более, что нам попросту не во что её наливать.

— В дне пути от нас к югу поселение, — огорошил меня дагар, стоило мне присесть у костра. — Небольшое, но мы вполне сможем купить припасы.

— Было бы ещё на что их покупать, — пробурчала я, впрочем, немного приободрившись.

Вот и наглядная демонстрация того, насколько у нас разный уровень силы. Да и не только в этом дело. Я привыкла жить от минуты к минуте, не загадывая далеко вперёд. Глупо строить планы на долгую жизнь, когда… в общем, не важно.

У нас с Лордом просто очень разный набор знаний и умений. Хотя, мне хотелось бы научиться управлять магией столь же виртуозно, как он.

— Ты ещё долго будешь мне это припоминать? — в тон мне отозвался мужчина. — Я, кажется, более, чем прозрачно объяснил причины случившегося.

Мне стало немного стыдно. Он ведь действительно бросил всё, ринулся нас спасать, не подумав о возможных последствиях. Да, это безалаберно и недальновидно, но… о возможных «но», и моей реакции на них, я решила не думать. Нужно выжить, добраться до дворца и разобраться в произошедшем.

— Я всё хотела спросить, — один из вопросов, можно прояснить прямо сейчас. — А его величеству не противно делать из собственной дочери приманку, раз за разом подвергая её опасности?

Дагар вздрогнул, и поднял на меня очень внимательный взгляд. Значит, я права. Как же противно.

— Кто тебе это сказал? — испытующе спросил он, подаваясь вперёд.

— Сама догадалась, — отмахнулась я, проверяя мясо на готовность. — Так качественно сводить на нет, все наши попытки оградить её от всевозможных опасностей, могут только те, у кого есть достоверная информация.

— Никто из моих людей не ставил вам палки в колёса, — процедил мужчина. — Вы сами сели в лужу.

Ах, это мы сели в лужу? Просто замечательно! Взбешённая сверх меры, я поднялась на ноги и принялась кружить вокруг костра. Нужно выпустить пар. Я не имею права, предъявлять претензии. Да, магическая составляющая защиты — работа придворного мага, а не моя. Именно его заклинания, должны были оградить нас от магической атаки, но почему-то не сработали. Почему?

Следующим, что меня заинтересовало был призрак, усыпивший всех в комнате. Призрак ли? Проекция… наваждение… сущность? Как же мало я знаю о магических существах!

— И что же привело тебя в бешенство? — видимо чувства самосохранения у мужчины не было ни на грош.

— Похищение, от и до, было магическим, — выплюнула я, не прекратив нарезать круги. — Какая-то полупрозрачная девица, усыпила всех к моргуловой матери, а потом кто-то открыл телепорт. Причём точно зная, где сидит принцесса, — я упрямо встретила его взгляд. — А вся хвалёная защита, выставленная придворным магом, не стоила и выеденного яйца!

— В комнате не было следов чужой магии.

— Значит ищите среди своих! — психанула я. — Кто-то раз за разом сливает вашим врагам информацию и при этом ещё носит голову! Какого моргула, Дориан?

Кажется, я всё-таки сорвалась.

— И в чём ты меня обвиняешь? — мужчине на мою истерику было наплевать.

Он только скрестил руки на груди, и откинулся спиной на ствол дерева. Воистину стальные нервы и бесконечное терпение. Мне бы остановиться, но меня несло.

— В несоблюдении контракта с вашей стороны, Лорд Римас, — прошипела я. — Вы говорите о том, что её высочество нужно охранять, но оставляете её во дворце, который едва ли не проходной двор. К самой принцессе подпускают всех, кому не лень, а важные сведения о мерах безопасности, кто-то бессовестно сливает на сторону, — я с яростью пнула ни в чём не повинное бревно, отправив его куда-то в лес.

— А тебе не кажется, что ты несколько забываешься? — холодным голосом осведомился дагар, когда я выдохлась.

Ну что, кажется, я доигралась. Придумала ещё, на кого кричать и предъявлять претензии. Мне дали работу, и я должна её выполнять, несмотря на обстоятельства. Что я собственно и делаю, но идиотизм ситуации и жестокость короля просто убивают. Это как подвесить сахарную плюшку на верёвочке, а потом приказать мне не подпускать к ней ни единого насекомого.

Глава двадцатая

— Полегчало? — участливо спросил мужчина, когда я опустошённо упала на своё место. — Неужели ты думаешь, что мы делаем всё просто так? Что его величеству нравится сложившееся ситуация, и он в восторге от того, что его дочь в опасности?

Мужчина прожигал меня взглядом, а я молчала. Хватит, наговорилась. Всё, что мне нужно знать, он скажет сам. Даже если не скажет, то я как-то не хочу испытывать его терпение. Поразительно, как одно единственного взгляда хватило, чтобы напомнить мне о разнице между нами.

— Никки, — он укоризненно скривился, — тебе не кажется, что сейчас не время и не место для обид на пустом месте?

Я приподняла бровь, но снова промолчала. Ему не стоило сокращать дистанцию между нами, чтобы потом так красиво поставить меня на место.

— Поразительно, как женщины умеют устроить трагедию на пустом месте, — обречённо вздохнул он. — Скажи-ка мне, пугливое создание, почему ты имеешь право выражать своё недовольство криком, а я не могу тебя осадить?

— Наверное потому, что мы в разных весовых категориях? — язвительно хмыкнула я. — Я могу сколько угодно бушевать, и от этого ничего не изменится. Вы же, вполне способны превратить мою жизнь в кошмар, если того пожелаете.

— И поэтому ты просто боишься вызвать моё неудовольствие, — переиначил он мою мысль. — И поэтому после любого моего недовольства придумываешь себе массу поводов, уйти в глухую оборону, вместо того, чтобы сказать мне, что я зарвавшийся дурак, — с горькой усмешкой закончил он. — Я не идеален, Никки. Я сволочь, тиран и деспот, с замашками диктатора, и мне поздно меняться.

Я молчала. С одной стороны, возможно он и прав. С другой — оно мне надо?

— Я клянусь, что не причиню тебе вреда, если ты не предашь меня, — чуть прикрыв глаза, обречённо сказал мужчина. — Я не знаю, что происходит, станем ли мы друг для друга кем-то важным, но чтобы не случилось, мне было хотелось стать для тебя хотя бы другом. Другом, к которому ты не побрезгуешь обратиться за помощью.

Кажется, он снова отключился. Какого моргула? Одно радует, он отсел от принцессы, и теперь опирался спиной о дерево. Такой большой, красивый, и трогательно беззащитный. Жесткие складки на его лице разгладились, уступая место умиротворённости. Приятно осознавать, что, будучи не в лучшем состоянии, он доверяет мне свою жизнь.

Что-то я опять не о том думаю. С другой стороны, он явно не в форме, чтобы привести её высочество в порядок, или даже покинуть поляну. Я же, после ночной подпитки чувствую себя вполне хорошо, но сделать ничего не могу. Не будь его рядом, я бы повторила вчерашний подвиг по транспортировке особо важных особ по пересечённой местности, но… но сейчас мне стоит набраться терпения, и ждать. Возможно, стоит подумать о том, как нас троих разместить на ночлег.

Прикинув размер дагара, я обновила защитный контур, и поплелась ломать ещё лапник. Да и дрова нам не помешают. Хоть какое-то тепло.

* * *

Вязанка болталась за моей спиной. От многострадальной юбки была оторвана очередная полоса ткани, когда я поняла — на руках мне всё это не утащить. Вопрос даже не в весе, а в объёме. Моргуловы ветки мешались, цеплялись за платье и кусты, а также всячески заграждали обзор. В очередной раз взглянув на свою юбку, я хихикнула. Такими темпами, она из просто неприличной, станет совсем неприличной.

О том, что в моих дворцовых нарядах больше не будет ни одной юбки или корсета, я решила ещё вчера. Что радовало ещё больше — у Дилана даже были наработки того, что мне нужно. Элегантно, женственно и красиво. Ну, а что её величество хватит удар, так это не мои проблемы. Осталось только вернуться в этот самый дворец, тогда сразу же свяжусь с артаку. Думаю, он оценит уровень моей наглости.

У костра мало что изменилось. Дориан сидел на прежнем месте, только в этот раз его глаза были открыты.

— Прости, что я пока совершенно бесполезный, — скривившись буркнул он. — Даже встать толком не могу.

— И не надо, — отмахнулась я, и принялась отряхиваться от мусора. — Ты уже сумел сделать то, что мне недоступно. Ты дал нам направление. Как только сможешь нормально передвигаться, пойдём к людям. Думаю, некоторые из моих стекляшек можно будет обменять на нормальные вещи и лошадей, а там и до дворца доберёмся.

Об этом я тоже успела подумать. Пусть денег у меня с собой и правда нет, зато есть масса блестящего и бесполезного, с которым мне не жаль расстаться. В крайнем случае, нужное можно украсть, если селяне будут упорствовать. Пусть это неправильно, неблагородно, но я хочу жить, и жить долго. В общем, выберемся!

— Посиди со мной? — неожиданно прервал мои размышления мужчина. — Обещаю, что не стану приставать.

— Сомневаюсь, что в твоём состоянии, ты на это способен, — не удержалась я от подколки, сев на лапник рядом с мужчиной.

Хмыкнув, он притянул меня себе под бок и зарылся носом в волосы. И как ему не противно? Я двое суток не мылась, и пахну отнюдь не розами. Большая ладонь мужчины легла мне на талию, и мне не захотелось противиться этому собственническому жесту.

* * *

Плотно поужинав, мы устроились на ночлег, как только стемнело. Надеюсь, что к утру дагар восстановится, и тогда мы наконец сможем сдвинуться с мёртвой точки. Не знаю, чем сейчас заняты неудавшиеся похитители принцессы, но мне бы не хотелось провести здесь ещё один день, рискуя быть обнаруженными.

На порядком увеличившемся ложе из лапника, мы улеглись втроём. Дориан посередине, и мы с принцессой по бокам. Какой же он всё-таки тёплый. Поудобней устроив голову на плече мужчины, я вслушивалась в звуки леса, стараясь не думать о том, насколько сильно прижимал меня к себе дагар. Его спокойное, размеренное дыхание шевелило волосы на макушке, от чего становилось немного щекотно, но очень уютно.

— Спи, Никки, — мурлыкнул он, коснувшись губами волос. — Завтра будет длинный день.

Я словно только этого и дожидалась, моментально отключившись от реальности. В следующий раз, когда я открыла глаза, солнышко уже поднималось над лесом. Одежда несколько намокла, от выпавшей под утро росы, но я с удивлением поняла, что совсем не замёрзла. Мужчина под боком, согревал надёжней любого одеяла.

— Проснулась? — чуть хриплым со сна голосом, поинтересовался он.

— Кажется, да, — я широко зевнула, прикрыв рот ладошкой. — Ты уже давно не спишь?

— Пару часов, — нехотя ответил мужчина. — Я не решился тебя будить.

Зря. Если он уже оправился, то мы могли начать путь к поселению. Сев, я потянулась, разминая затёкшие за ночь мышцы. Даже забавно. Обычно я ворочаюсь во сне, а тут, как легла, так и проспала всё ночь. Кажется.

— Как ты? — поинтересовалась, протягивая ему кусок мяса, оставшийся от вчерашнего ужина.

— Вполне сносно, — уклончиво ответил он. — Для полного восстановления понадобится несколько дней, но я больше не чувствую себя бесполезным тюфяком.

Прикончив завтрак, мужчина встал, и потянулся. Против воли, я завороженно наблюдала за его плавными, экономными движениями, не в силах оторвать взгляд. Хорош — стервец, и отлично это знает. Вон, как глазом косит в мою сторону, явно желая показать себя в наилучшем свете.

— Вот и замечательно, — солнечно улыбнулась я, немного освежившись, используя магию. — Тогда до селения потопаешь на своих двоих, а я понесу принцессу.

— Да я и сам могу, — как-то неуверенно покосился на спящую Алексию мужчина.

— Вчера ты ходить толком не мог, а сегодня возьмёшь дополнительный груз? — я упёрла руки в бока. — Так вот, нечего геройствовать. Лучше я день потаскаюсь с нашим драгоценным грузом, чем ты свалишься через час, и мы потеряем ещё сутки.

Наверное, стоило выразить свои сомнения несколько мягче, но сейчас я проверяла его вчерашние слова. Хочет, чтобы я вела себя с ним на равных, и не закрывалась, стоит ему показать недовольство? Или не станет спорить, приняв справедливость упрёков?

Мне достался недовольный взгляд, и мужчина было открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал. Видимо тоже вспомнил то, что говорил вчера.

Ну вот и славненько. Посмотрим, сколько проверок на прочность он выдержит, перед тем, как взвыть, и поставить зарвавшуюся меня на место. Главное, не ставить ему заведомо невыполнимые задачи — может и всерьёз обидеться.

— Впредь всегда буду думать головой, — буркнул он себе под нос. — Хотя бы ради того, чтобы не чувствовать себя идиотом.

— Что-что? — я сделала вид, что не расслышала его бормотания.

Признается, или нет?

— Да так, приступ самобичевания, — отмахнулся он. — Моё мужское самолюбие плохо переносит критику, и рвётся наружу, чтобы доказать оправданность своих размеров.

— Надеюсь, ты заткнул его куда подальше? — я подошла совсем близко, но теперь мне приходилось запрокидывать голову, чтобы смотреть ему в лицо. — Дориан, давай договоримся, — ладонь легла ему на плечо. — Тебе не нужно доказывать, что ты крут. Это я знаю и так, и оспаривать не собираюсь. Сейчас мне куда важнее, чтобы ты вернул себе силы, и снял ответственность с моих хрупких девичьих плеч, — хихикнула, не выдержав пафосности момента. — А если серьёзно, просто позволь мне прикрыть тебе спину, пока ты в этом нуждаешься. Ты ведь просишь, чтобы я доверилась тебе?

— Я несколько не привык к такой расстановке сил, — Дориан провёл пальцами по моей щеке. — Точнее, мне пришлось отвыкнуть.

— Если хочешь, чтобы я доверилась тебе, то придётся привыкать снова. Я не умею играть в одни ворота, и не хочу, — я мягко улыбнулась.

Если у нас что-то и получится, то точно не сразу, и точно не с наскока. Мы слишком одинаковые, и слишком мало доверяем окружающим. Но у меня есть Лиа и Дилан, а кто поддерживает Дориана? Он сказал, что ему пришлось отвыкнуть. Неужели его кто-то предал, ударив в спину?

Глава двадцать первая

Со стоянки мы ушли ещё через десять минут, уничтожив следы своего пребывания на поляне. Дориан назвал это паранойей, а я решила не рисковать. Вдруг нас всё-таки ищут, и прогоревший костёр посреди леса уверит их в том, что добыча неподалёку? Впрочем, что ищут, это понятно. Вопрос в том, насколько точно они смогли просчитать, где нас выкинуло?

Принцесса, которую дагар не решился будить, болталась у меня на плече. Не могу сказать, что она особо тяжёлая, но вот её пышные юбки… Они производили столько шума, что толку в том, что мы с Дорианом шли, не потревожив ни одной веточки просто не было. Только глухой не услышал бы это шуршание и шелестение.

— Если я её раздену, это будет очень некорректно с моей стороны? — через полчаса этой пытки, не выдержала я.

— Думаю, принцесса Алексия будет не в восторге, — хмыкнул мужчина, но по глазам я видела, что его посещали те же мысли.

Ещё через час, я была готова убивать. Голова начала ныть, и каждый шаг отдавался звуком скрежета наждачной бумаги по стеклу. Почему-то, у меня никак не получалось исключить этот звук из восприятия. Словно что-то мешало воспользоваться врождёнными способностями.

— Я поняла, зачем Леди такие шумные платья, — проскрежетала я. — Ни один Лорд не пропустит этот грохот, и вовремя успеет отпрыгнуть от любовницы, пока его не застукала благоверная.

— Ты всегда такого паршивого мнения о мужчинах? — не менее раздражённо отозвался мужчина.

— Специализация обязывает, — я огрызнулась, пнув ни в чём не повинный булыжник. — И работаю я по ней с восьми лет. Как ты думаешь, что хорошего можно сказать о падали, пытающейся изнасиловать восьмилетнюю девочку?

Соседнее дерево переломилось пополам, не выдержав удара дагара. Это он на меня злится, или на упомянутый труп? Уже десять лет, как труп. Нет, я конечно понимаю, что далеко не все мужчины такие, но никогда не знаешь, что скрывается за маской примерного семьянина.

Ещё полчаса, мы шли молча. Уровень моего бешенства рос с каждым шагом, и перед глазами начала появляться кровавая красная пелена. Где-то на задворках сознания, проскользнула мысль, что всё это как-то неправильно. У меня нет причин так сильно злиться. Но увы, её быстро смыло дикой жаждой, ощущающейся в каждой клеточке тела. Жаждой пролить кровь, напитать ей землю, сделать несколько глотков.

Видимо, что-то такое отразилось в моём взгляде, поскольку мужчина отобрал у меня принцессу, осторожно уложив на землю. Я оскалилась. У меня отобрали жертву. Принадлежащую мне по праву сильной.

— Никки, — я видела, в нём бушует тот же фонтан эмоций. — Возьми себя в руки, это всего лишь наваждение.

Я слышала его слова, даже понимала их смысл… но мне было плевать. Слишком сильные эмоции, слишком чужие. Они туманили разум, не позволяя связно мыслить.

— Никки, красавица, иди сюда, — снова попробовал отвлечь меня мужчина.

Он! Он виноват! Он отобрал у меня — моё!

Слава Пресветлой, мужчина был в лучшей форме, чем мне казалось, и успел уйти от удара. Я оказалась в крепком кольце рук быстрей, чем поняла, что именно происходит.

— Ну же, Никки, — промурлыкал он. — Не стоит пытаться меня убить. Я не враг тебе.

Магия связала меня по рукам и ногам, не позволяя пошевелиться. Ненавижу! Взвалив меня на одно плечо, а принцессу на второе, мужчина продолжил путь. Мы словно ничего не весили, а странная магия этого места, только добавила ему сил.

— Арги, лис проклятый, а ну покажись, — примерно через час во всё горло закричал мужчина, когда я порядком выбилась из сил, пытаясь освободиться. — Не заставляй меня злиться!

— Мог бы и притвориться, что не заметил, — послышалось где-то впереди. — Трудно что ли?

Увы, самого говорящего я не видела. Из моего положения виднелась только пятая точка дагара. Красивая такая.

— Сними с неё чары, — потребовал дагар, обращаясь к неизвестному.

— Ты же знаешь, что иммунитет от чар, даётся только своим, — в голосе Арги, послышалось недовольство. — Это наша защита.

— Если ты этого не сделаешь до того, как у меня закончатся силы, то тебя она убьёт первым, — меланхолично оповестил собеседника Дориан. — И остальных отыщет.

— Ты угрожаешь селению?

— Констатирую факт. Белокурая малышка, вполне справится со всеми вами, и тогда от селения действительно ничего не останется.

Ярость всё ещё клокотала во мне, а потому смысл их разговора доходил до моего сознания с трудом. Какое селение? Какие чары? Прошло ещё некоторое время, прежде чем меня наконец отпустило. Словно тяжёлый груз упал с груди.

— Дориан, опусти меня, пожалуйста, — хрипло попросила я, чувствуя себя более чем неловко. — Я больше не буду драться.

Боги всемогущие! Я пыталась его убить. Даже бросилась на него со своим коронным ударом, который до сегодняшнего дня, не давал осечек. Всё-таки, между мной и дагаром пропасть, и дело тут не только в уровне магии. Даже в боевых искусствах, он высится надо мной, словно недостижимый идеал.

Дориан бережно опустил меня на, и всмотрелся в мои глаза. Он словно искал в них хоть малейший намёк на давешнее безумие. Не найдя, отпустил нити заклинания, не позволяющие мне двигаться, и всё также с принцессой на плече, осел на землю.

— Вот моргулы проклятые! — прошипела я, подхватывая едва не скатившуюся на землю Алексию. — Сегодня определённо не мой день!

Уложив принцессу, я едва успела оградить голову дагара, от столкновения с острым камнем. Ну и далеко я их обоих утащу? Один в обмороке от очередного магического истощения, другая спит непробудным сном…

Нет, ну допустим одного дагара я бы дотащила, пусть он и тяжёлый. Но этот мужчина, ещё и весьма габаритный. На плече, как я таскала Алексию, он просто не поместится, а ждать с моря по морде — чревато. Будет очень скверно, если я прикончу их обоих. Мне как-то не хочется отправится к Безликой за ними следом.

Некоторое время, я просто сидела, держа головы попутчиков у себя на коленях, не в силах придумать, как выйти из сложившейся ситуации. Странно, но я совершенно забыла о собеседнике дагара, и вспомнила о его существовании, только когда он присел рядом со мной. Рука мгновенно метнулась к лезвию, всё ещё прячущемуся в том, что осталось от моей причёски.

— Не стоит, — флегматично мурлыкнул тот, кого Дориан назвал Арги. — Я не смогу причинить вред тому, кому обязан жизнью.

— Допустим, — медленно согласилась я. — Но я сомневаюсь, что это распространяется на его спутников.

— Я думаю, он будет весьма недоволен мной, если с вами что-то случится. Зверолюдям, его недовольство пережить не удастся, так что позволь мне помочь вам добраться до поселения. Там вам помогут.

Доверится, или не стоит? О зверолюдях я слышала только в легендах. Древний народ, живущий в лесах и не признающий благ цивилизации. Ну, или почти не признающий, судя по одежде, мой провожатый был редким модником. Собравшись с мыслями, я изучала того, кто сейчас просил меня довериться ему. Длинный чёрный хвост с мягкой кисточкой с фиолетовым отливом, острые лисьи уши, покрытые чем-то тёмным когти. Красив, и не обычен.

Если верить ощущениям, то он ещё достаточно молод. Тонкий и гибкий, он мало походил на матёрого зверя, но менее опасным — это его не делало. Устав от моего разглядывания, Арги чиркнул острым когтем по запястью, позволяя тонкому ручейку крови упасть на землю.

— Клянусь, что не причиню вреда тебе, и твоим спутникам.

Я подняла взгляд, молча требуя продолжения. Если мы пойдём в посёлок, то там будут и другие зверолюди, а значит, они потенциально опасны. Видимо, мимика в тот момент у меня была более чем выразительная, поскольку тяжело вздохнув, Арги продолжил.

— И клянусь, что никто из моих сородичей и других жителей поселения не посмеет причинить вам вреда, — нехотя закончил он. — Принимаешь ли ты мою клятву.

Тонкое лезвие, рассекло ладонь, и теперь моя кровь тягучими каплями падала на землю. Пусть формулировка и не идеальна, но вполне уместна. Осталось решить, кого из своих спутников я доверю этому странному существу. Поскольку за принцессу я отвечаю головой, причём в прямом смысле, придётся наблюдать за тем, как Арги будет нести Дориана. Должно быть вполне занимательное зрелище. Дагар едва ли не в два раза больше зверочеловека.

Приняв решение, я кивнула на лежащую у меня на коленях голову дагара. Мол, вот его бери.

— Боюсь, что у меня не хватит сил его поднять, — виновато опустил ушки Арги. — Я конечно не человек, но сила у меня вполне человеческая.

— Причинишь ей вред, — указала на Алексию, — подыхать будешь долго и очень болезненно.

— Да понял, я. Понял, — отмахнулся мужчина. — Ты пропустишь меня через мясорубку, снимешь кожу живьём, выдернешь ногти, и ещё масса всего, до чего дойдёт твоя богатая фантазия. Что учитель, что ученица… — ворчливо закончил он. — Недоверчивые до паранойи.

Больше мы не говорили. Я кое-как взвалила начальство на плечи, своеобразным коромыслом, чувствуя себя неправильным муравьём. Каждые несколько шагов меня вело в сторону, из-за неправильной балансировки, но я только крепче сжимала зубы и шла вперёд. Вес дагара, был для меня на пределе возможностей, и я очень надеюсь, что до поселения не долго. Ещё полчаса, и я начну уставать.

* * *

Шаг, и вместо леса, передо мной дома и зверолюди. Я даже замерла, шокированная таким поворотом событий. Машинально сделала шажок назад, и вот перед глазами снова лес. Шаг вперёд — поселение. И что самое странное — я не чувствовала магию, скрывающую это место.

— Ты идёшь? — буркнул Арги.

Выглядел мужчина не очень хорошо. Тёмные волосы слиплись от пота, смуглое лицо покраснело от натуги, а весьма экстравагантный наряд несколько помялся. О том, как сейчас выгляжу я, думать не хотелось.

Пришлось кивнуть, и последовать за ним. Редкие прохожие смотрели на нас настороженно, но не враждебно. Пару раз, мимо пробежали дети, тоже ушастые и хвостатые, как и мой проводник.

Если честно, я не думала, что зверолюди ещё существуют. Последнее упоминание, о них в истории, было лет четыреста назад. Говорилось, что эти существа почти не владеют магией, слабы и уязвимы по сравнению с другими нечеловеческими расами. Подозреваю, что традиционной магией они и правда владеют слабо, но это не мешает им пользоваться другой, отличной от той, к которой мы привыкли. Просто другие её не ощущают.

Вдоль широкой улицы, на большом расстоянии друг от друга, расположились домики. Низкие, всего в один этаж, они чем-то походили на причудливые холмики. Такие яркие и красочные, увитые диким плющом или розами, что было сложно оторвать взгляд. Повсюду виднелись сады, деревья и палисадники, словно эти существа не представляли свою жизнь без растений.

Мой провожатый остановился у небольшого, несколько заброшенного на вид домика, едва ли не в самом конце улицы. Чуть затхлый запах в доме говорил о том, что его давно не проветривали, а пыль, о том, что убирали тут в последний раз очень давно.

— Вы остановитесь здесь, — сгрузив принцессу на пыльное покрывало, защищающее мебель, резюмировал Арги. — Провиант я вам принесу. И девушка, — мне достался весьма недружелюбный взгляд. — Я очень советую вам не выходить из дома, пока я не поговорю со старейшинами. Мой народ не любит чужаков.

— Не особо и хотелось, — соврала я.

Не скажи он ничего, и мне пришлось бы бороться с искушением, чтобы не оставить своих спутников в доме, а самой изучить это странное селение и его жителей. Уж слишком они странные и непонятные для меня.

Мужчина фыркнул, и стремительно удалился, прикрыв за собой дверь.

Осмотревшись, я тяжело вздохнула, и сразу зачихала от набившейся в нос пыли. Магию конечно жалко, но без неё тут явно не обойтись. Сила потекла через пальцы, лёгким ветерком пролетела по дому, собирая пыль и грязь в компактный комок. За что люблю это заклинание — оно не требует много силы. Следующим пунктом, стало открытие окон. Близится вечер, и спать хотелось бы в проветренном помещении.

Ещё раз проверив Дориана и Алексию, я тяжело вздохнула. Они так и не пришли в себя, что само по себе удручало. Что же за пакость, висит на принцессе? Сколько я не смотрела на плетение, способов освободить от него девушку мне в голову не приходило. Кокон казался прочным, без изъянов. Дагар, выглядел ещё хуже моей подопечной. Загорелая кожа посерела, глаза запали, под ними залегли удручающе тёмные тени.

Надо было остаться на поляне ещё на день. И зачем я постоянно тыкала его в совершённую глупость, толкая на геройство? Дура. Как есть дура. Надо было учесть, что этот мужчина не привык к собственной слабости, и там, где кто-то другой попросил бы остановиться, чтобы перевести дух, он просто пёр вперёд, наплевав на самочувствие.

Ругая себя последними словами, я присела на краюшек дивана и провела пальцами по его щеке. Кожу заколола щетина, но мне это даже понравилось. Обморок дагара давно перешёл в глубокий сон, который я ещё час назад подкрепила чарами. Знаю я его, пришёл бы в себя, потребовал бы поставить его на землю. И тогда, мы бы точно не дошли до поселения до темноты. А так, и его гордость цела, и мы не под звёздным небом ночуем.

От задумчивого поглаживания дагара, меня отвлёк короткий стук в дверь. Вернулся Арги.

Глава двадцать вторая

Зверочеловек принёс не только еду, но и одежду, за что лично я была ему безмерно благодарна. Моё платье больше походило на половую тряпку, и восстановлению точно не подлежало. Ох влетит мне от Дилана. Он очень гордится своими творениями.

— Помыться можно там, — мужчина указал на коридор, в который я ещё не заглядывала. — Горячие источники питают небольшой бассейн, а мыло и шампунь тебе пожертвовала моя жена. Она зайдёт чуть позже, чтобы узнать, не нужно ли тебе чего-то такого, о чём нам мужчинам знать не стоит. Бельё новое, одежда тоже.

Какой-то он непривычно разговорчивый.

— Благодарю, — я чуть склонила голову в жесте признательности. — Как надолго мы можем остаться?

— Не знаю, — пожал плечами он. — На сегодняшнюю ночь точно, но я сомневаюсь, что старейшины выкинут вас за пределы города, пока он, — кивок в сторону дагара, — не поправится. Вы забрались очень далеко от жилых мест, так что силы вам понадобятся.

— Очень надеюсь, что вы правы.

Интересно, где мы вообще? Сомневаюсь, что мой собеседник согласится раскрыть наше местонахождение, так что лучше не нервировать его лишний раз. Видя, что разговор окончен, Арги кивнул своим мыслям, и снова ушёл. Надеюсь, что он прав, и нас не выставят вон.

Плевать, что во дворце скорее всего волнуются. Лучше задержаться на несколько дней, но не рассчитывать только на мои силы. Кто знает, какие встречи нас ждут на пути обратно в столицу?

Защиту на спящих, я поставила почти автоматически. Так, на всякий случай. Мне же будет спокойней, пока я буду полоскаться в горячей воде, дав мышцам возможность отдохнуть. Избавившись от грязной одежды, я почувствовала себя почти человеком. Немытая кожа чесалась, спутанные волосы приводили в уныние. Собственный вид в зеркале, едва не довёл до нервного срыва.

И как Дориан вообще смотрела на меня без содрогания? Всё лицо в мелких царапинах, обветренное и шелушится. На голове один сплошной колтун. Вооружившись гребнем и бальзамом, я принялась распутывать этот ужас. Через десять минут беспрерывных потоков брани в адрес дракона, я наконец-то справилась с непослушной гривой.

Многочисленные ссадины пекло, когда я со вздохом блаженства опустилась по шею в бурлящую, горячую воду. Тело, решившее, что всё самое ужасное уже позади, расслабилось, выходя из экстренного режима.

Не знаю, как и почему, но вода оказалась непростой. Царапины и синяки исцелялись на глазах, боль отступала, как и усталость. Узнай кто об этом месте, точно построили бы развлекательный центр, и драли бы в три дорога, за возможность поправить здоровье.

* * *

Через час у меня всё-таки хватило силы воли, вытащить себя из купальни. Изучив предложенный мне женой Арги наряд, я несколько раз хихикнула. Её величество бы удар хватил, увидь она это безобразие. Тонкие, сидящие низко на бёдрах шаровары я оценила сразу. А вот то, чем мне предлагалось прикрыть грудь и плечи, вызывало недоумение. Неужели у них все настолько спокойно относятся к виду оголённой кожи?

Ну да ладно, мне не выбирать. Оценив своё голопузое отражение, я пришла к выводу, что мне всё нравится. Немного не по погоде конечно, но зато не стесняет движений. Следующим пунктом в моём списке, был осмотр принесённых продуктов. Вывод просился неутешительный. Придётся готовить.

Принцесса и Дориан продолжали спать, и я даже обновила чары на дагаре. Пусть восстанавливается. Разбужу, когда будет готова еда. Повар из меня, конечно, ещё тот, ну да надеюсь, он не из привередливых.

Жена Арги застала меня на кухне, когда я, пританцовывая, отправила в печь поддон с мясом и картофелем. Где-то примерно через час должно быть готово. Не ахти какой деликатес, зато сытно.

— Добрый вечер, — поздоровалась я с застывшей в дверях кухни девушкой. — Чём обязана?

— Муж отправил, поесть приготовить. Сказал, Леди, — это слово она произнесла, чуть скривившись, — этого не умеют.

Она говорила непривычно. Отрывисто и рвано, словно речь давалась ей с трудом. Её рыжие лисьи ушки, чуть дёргались при каждом моём движении, словно улавливая неслышные мне звуки. Если Арги мне показался вполне похожим на человека, то смотря на неё, я понимала почему их называют зверолюдьми.

В девушке мне нравилось всё. От её рыжих кудряшек, до мягкой кисточки на хвосте, которая чуть подрагивала от едва скрываемого волнения. Её глаза смотрели с любопытством и насторожено, как у настоящей лисички.

— Спасибо, я уже закончила, — я отправила кусочек огурца в рот, надеясь немного притупить мучивший меня голод. — Тут дел-то всего на полчаса.

— Ещё что-то надо? — растеряно спросила она, чуть пятясь назад.

— Спасибо, но нет, — я старалась подражать её манере речи, чтобы ей было чуть легче. — Я сама со всем справлюсь.

Кивнув, очаровательное существо сбежало, махнув рыжим хвостом на прощание. Пугливая какая. С другой стороны, если они не привыкли к чужакам, то её поведение неудивительно. И как только Арги решился отправить её ко мне?

И чем мне теперь заняться? Стол накрыт, еда готовится, ванну я уже приняла. Помыть бы принцессу, но думаю, она несколько не оценит такого рвения. Я снова оказалась рядом с дагаром. Запустила пальчики в его пыльные волосы, и едва не зажмурилась от удовольствия. Когда ещё такая возможность появится? Даже сейчас, они были мягкими и приятными на ощупь.

Спящим, мужчина показался мне до умиления беззащитным. Массивная грудь поднималась и опускалась, в такт его дыханию, на губах лёгкая улыбка. Даже морщинка между бровей разгладилась. Не удержавшись, я провела подушечкой пальца по его губам.

— Шалим? — промурлыкал он, напугав меня до полусмерти.

Что-то мне подсказывает, что он проснулся ещё раньше, просто ему было интересно, что я буду делать. Хотела отдёрнуть руку, но Дориан не позволил. Чувствовала я себя крайне неловко. Это ощущение только усилилось, когда мужчина окинул меня изучающим взглядом. Плотоядным таким, голодным.

— Еда скоро будет, — поспешила уверить его я. — У тебя хватит сил принять ванну? Арги принёс одежду.

— Если ты мне поможешь, то хватит, — широко улыбнулся он, и самым возмутительным образом, прикусил подушечку моего пальца. — Спинку, например, потрёшь.

В качественной помывке он точно нуждался. Пусть мне нравился его запах, но сейчас он стал несколько сильней, чем хотелось бы. Это если объективно… Но если принять во внимание, как он это сказал, то у меня появляются некоторые сомнения в его намерениях.

— Ну же, Никки, — видя, что я колеблюсь, принялся уговаривать дагар. — Я сейчас абсолютно безопасен.

Что-то мне так не кажется. С другой стороны, и отказать ему я не могу. Точнее могу, но… в общем, пришлось помогать Дориану подняться, подставив плечо, чтобы он не свалился по дороге. Узнаю, что притворяется — покусаю. Пока он раздевался, я демонстративно стояла к нему спиной, с раздражением слушая его довольное хихиканье.

— Будешь насмехаться, оставлю одного, — вспылив, буркнула я. — И сам будешь виноват, если утонешь в этой лоханке.

— Ну не кипятись, — в самое ухо прошептал мужчина. — Просто ты так мило краснеешь, что невозможно удержаться.

Если он думал, что я краснела до этого, то ошибался. От осознания, что сейчас к моей спине прижимается совершенно голый мужчина, я остолбенела. Во мне боролись два совершенно противоречивых желания. Первое — сбежать. Не оглядываясь. Второе — показать ему, что меня не так просто смутить, даже если это не так. Победило второе.

Хмыкнув, я повернулась, запретив себе опускать взгляд ниже его плеч. Из вредности. Только из вредности.

— Вижу, тебе уже лучше, — продемонстрировав свою самую ехидную ухмылку, промурлыкала я. — Может ты, тогда, сам справишься?

— Ни в коем случае, — Дориан изобразил искренний ужас, а потом громко, заливисто расхохотался. — Ты очаровательна.

— А ты невыносим, — буркнула я, помогая ему забраться в ванну.

Слава богам, из-за пузырьков, мне больше не нужно контролировать, куда я смотрю. Фух! Уложив руки на бортик ванны, мужчина откинул голову назад и мне достался полный неподдельного любопытства взгляд.

— Что? — не выдержав, выпалила я.

— Да я вот всё пытаюсь понять, как такое стеснительное существо, выжило в мире наёмников. Я ведь буду прав, если предположу, что я не первый мужчина, которого ты видела без одежды.

— Допустим, — уклончиво ответила я.

Голых мужчин я действительно видела предостаточно. Вот только вид их тел, не вызывал у меня эмоций. Никаких. Абсолютно. Что в одежде, что без. Это могли быть наёмники, или «клиенты». Так почему я столь остро реагирую на одного конкретного дагара?

Может потому, что для меня он не просто ещё один мужик, а что-то большее? Друг? Любовник? Любимый? Нет, нет и нет. Ни одно их этих слов не подходит. Впрочем, отстранённое «начальник» тоже не выражает моего к нему отношения.

— Я рад, — подмигнул мне этот нахал. — Хочешь ко мне?

Захотелось треснуть его, чтобы самодовольная улыбка хоть немного уменьшилась. Я решила не сдерживаться, и дёрнула его за кончик породистого носа. Улыбка сменилась удивлением, но теперь стало весело мне. Он ведь сказал, что я могу не бояться, а значит, буду развлекаться за его счёт. Не всё же мне краснеть и чувствовать себя неловко?

— Не-а, — я принялась мыть ему волосы. — Что-то я начинаю подозревать, что ты уже вполне оклемался, и просто водишь меня за нос.

— Увы, но нет. Я конечно хорохорюсь, но тот портал достаточно сильно меня потрепал. Что неудивительно, если учесть, как далеко вас забросило.

— Ты знаешь где мы?

— На одном из островов к югу от нашего континента. То есть, едва ли не через пол мира.

— Вот моргул! — выругалась я.

Это значит, что принцессу хотели перенести куда-то в Ангалию. Если я правильно помню, то наше королевство не то, чтобы с ними воюет… но напакостить друг другу исподтишка — дело святое. Только зачем им это? И кто эти загадочные они?

— Вам очень повезло, что портал оборвался на острове, а не где-то посреди океана.

Половина мира. Неудивительно, что поисковые заклинания не дали ничего. Редкие чары, могут раскинуть щупы на столь серьёзное расстояние. И как Дориан вообще выжил, после того портала? Я сглотнула, теперь несколько иначе рассматривая мужчину. В конце концов, он пришёл за мной, едва не сдохнув от истощения.

— Там… еда, наверное, готова, — смущённо прошептала я, пряча глаза. — Я пойду, проверю…

— А спинку потереть? — сбросив маску серьёзности, поймал меня за руку мужчина. — А помочь вытереться?

— А сам? — огрызнулась я, впрочем, сразу же почувствовав себя виноватой. — Дориан, тебе есть надо.

— Никки, красавица, — промурлыкал он. — За последние два дня, я дважды получил щелчок по носу за то, что не попросил помощи, когда действительно в ней нуждался. Давай ты не будешь заставлять меня тебя уговаривать, а просто поможешь?

Теперь мне стало стыдно. Ведь если подумать, каково ему сейчас? Каково этому сильному, самостоятельному мужчине нуждаться в опоре? Молча села на край ванны, и принялась намыливать мочалку.

— Будешь меня смущать, — пригрозила я, — уйду.

— А мне казалось, что тебя невозможно смутить, — хохотнул мужчина, чуть подавшись вперёд, чтобы мне было удобней намылить ему спину.

— Мне тоже, — буркнула я. — Как оказалось, мы оба были неправы. Кстати, что дали осмотр покоев её высочества и проверка любовника королевы?

Перевожу тему в безопасное русло. Тем более, мне действительно интересно.

Глава двадцать третья

Оказалось, что тактику я выбрала крайне удачно. Мужчина сразу посерьёзнел, отбросив несколько нервирующие меня шуточки. Лорд Симири Ан, любовник королевы, небольшому разговору в кабинете Дориана воспротивился. Увы, совсем не по тем причинам, на которые мы рассчитывали. Причиной такого поведения, стали несколько нетрадиционные методы Лорда в борьбе за внимание её величества.

Королева обратила внимание на этого слизняка, только после того, как он смог подкупить одну из её служанок, поручив той подлить приворотное в утренний чай. Больше он этим средством не пользовался, предпочитая шантаж. Чем именно грозился поделиться с общественностью мужчина, Дориан не сказал, а я не настаивала. Сомневаюсь, что это имеет отношение к делу.

— Он собирался провернуть ту же схему и с принцессой, — с отвращением продолжил вводить меня в курс дела дагар. — Забрался к ней в комнату, чтобы взять несколько волос с её расчёски и добавить в приворотное зелье.

— Тебе не кажется, что он несколько оборзел? — после небольшой паузы, спросила я. — Её высочество обещана другому, так какого моргула он к ней полез?

— А вот тут начинается самое неприятное, — дагар скривился. — Эту цель ему кто-то внушил. Увы, очень чисто и аккуратно, но внушил. Мы едва нашли следы вмешательства.

— Хреново, — подытожила я, закрывая глаза и помогая ему встать. — Вытираться будешь сам.

Последнее высказывание, вышло безапелляционным и несколько нервным. Я отчаянно боролась с собой, чтобы не открыть глаза. Ну интересно же, отличается ли дагар от других мужчин, которых я видела без одежды? От этой мысли, щёки залило краской смущения, и я только сильней зажмурилась. Боги, какие глупости у меня в голове? И всё из-за дурного влияния Дориана.

— Уверена? — шепнул мне этот гад в самое ухо, пощекотав кожу горячим дыханием. — Я бы не отказался от помощи.

— Будешь ехидничать, и я вообще сбегу, — с каким-то отчаянием, буркнула я, чтобы и вправду не сделать ноги.

В любой другой ситуации, я бы, пожалуй, и глазом не моргнула. Ну голый мужчина. Ну и что? Так почему именно дагара мне в таком образе видеть и хотелось, и не хотелось одновременно? Словно от этого, что-то сильно измениться.

— Всё никак не пойму, как наёмники смогли вырастить такую скромницу, — мурлыкнул он, забирая у меня свои штаны.

Их тоже принёс Арги. Удивительно, как у такого субтильного мужчины, оказались вещи, подходящие по размеру моему начальнику. Он всё-таки очень крупный мужчина.

До кухни, мы шли рядом. В это раз, дагар не нуждался в поддержке, но я была готова в любой момент подставить плечо, не дав ему упасть. Комментировать его фразу про мою скромность, я отказалась, дабы не спровоцировать очередной виток этого разговора.

— Как тут божественно пахнет, — садясь на лавку за стол, наконец нарушил тишину мужчина. — Жена Арги просто волшебница.

Мне стало обидно. При чём тут эта рыжая, если готовила я? И вообще, откуда он узнал, что она приходила? Говорить о том, что я и дом в порядок привела, и ужин приготовила — не стала. Уж слишком на хвастовство похоже.

— Никки, а ну-ка повернись, — вдруг попросил мужчина.

— Что? — недовольно буркнула я, держа в руках кухонный нож, которым резала мясо.

— Маленькая, это ты готовила? — прищурился мужчина, явно собираясь встать.

Ну и как он догадался? У меня что? Бегущая строка над головой? Осознание пришло секундой позже. Когда мы проходили через портал, с меня сдёрнуло всё щиты, безбожно испортив дорогостоящие артефакты, прикрывающие ауру от сканирования. Можно сказать, что сейчас моё состояние для него совершенно не тайна.

Надо срочно что-то с этим делать. Мне как-то не улыбается находиться рядом с ним абсолютно обнажённой. И если телесную наготу я бы перенесла относительно спокойно, то невозможность скрыть свои чувства и эмоции раздражала. Сильно.

— Это так удивительно? — буркнула я, отворачиваясь.

Пусть смотрит. Я всё равно не могу этому препятствовать. Временно конечно, но всё-таки. И пусть цветные переливы моей ауры скажут во много раз больше выражения лица, его я хотя бы могу спрятать.

Когда мужчина осторожно обнял меня за талию, притягивая к себе, я непроизвольно вздрогнула. Прикосновение показалось мне почти невесомым, лёгким, как пёрышко, но едва ли не обжигающим.

— Никки, я тебя обидел? — он погладил безумно чувствительную кожу живота, кончиками пальцев. — Прости, я и подумать не мог, что ты стала бы готовить для меня.

Для него? А я, что? Теперь питаюсь духом Пресветлой и его похвалой? Фыркнув от возмущения, я продолжила накладывать еду в тарелки. Я просто голодна, вот и злюсь по мелочам. Вот и всё. Ничего особенного между нами не происходит и меня совсем не задели его слова. Вот ни капельки.

— Я готовила для нас, — всё же не удержалась я. — Как минимум потому, что от плохо прожаренного на костре мяса, я порядком устала. Тем более, что это не сложно.

— Злишься, — тяжело вздохнув, прошептал мужчина, и зарылся лицом в мои волосы. — Как же мне с тобой будет сложно, мой маленький колючий зверёк.

— Вот и не заморачивайся, — огрызнулась я, чувствуя себя уязвлённой. — Уверена, во дворце более чем достаточно Леди, которые только и мечтают, чтобы ты обратил на них внимание.

Сказала и пристыженно замолчала. Что это со мной? Веду себя, как истеричная барышня, неспособная контролировать собственные эмоции. И почему мне больше всего хочется услышать, что всё эти Леди, ему не интересны?

Нож отобрали. Видимо, от греха подальше. Развернув меня лицом к себе, мужчина кончиками пальцев приподнял моё лицо, вынуждая встретится с ним взглядом. Лёгкий поцелуй в край губ, мягкая усмешка.

— Никки, да ты ревнуешь, — с некоторым удивлением, воскликнул он, когда я, не выдержав, ткнула его кулачком в живот. — Неужели ты думаешь, что меня могут всерьёз заинтересовать эти жеманные красавицы, лелеющие планы выгодно выйти замуж?

Я промолчала, изо всех сил стараясь не отвести взгляд. Я спокойна. В конце концов, какое мне дело до его любовниц и сердечных привязанностей? Да, мне нравится с ним целоваться. Это мне пришлось признать, пусть и скрепя сердцем. Да, он открыл портал через половину мира, но сомневаюсь, что причиной тому стала я. Помимо меня, тут есть ещё и принцесса, которую он обязан оберегать. Да, он позволил мне видеть его слабым. Будь у него выбор, то этого бы не случилось.

Такие мысли, придали мне уверенности. Его интересует мой странный элементаль, а не я. И вообще, чем ТАКОГО мужчину могла заинтересовать наёмница, вроде меня? Телом? Сомневаюсь. Непокорностью? Вполне возможно. Моим безгранично острым умом? Не смешите меня.

— Мне очень не нравится ход твоих мыслей, — нахмурился Дориан. — Скажи-ка мне, как у столь успешной наёмницы, красивой девушки и умного существа, может быть настолько низкая самооценка?

— Ты теперь и мысли мои читаешь? — прошипела я, раздражённая едва ли не до последней стадии бешенства.

— Ну разговаривать ты не настроена, а я всё никак не мог понять, что творится в твоей голове.

— И поэтому ты просто залез в неё, даже не подумав скрыть этот факт?

Ненавижу, когда кто-то копается в моих мыслях. Это моя голова и я имею право думать всё, что мне захочется, не отчитываясь ни перед кем. Жаль, что я не в силах восстановить ни один из испорченных артефактов. Они перегорели и починке не подлежат. Их я собирала долго и каждый из них стоит целое состояние.

— Я не вижу смысла скрываться, Никки, — он обнял моё лицо ладонями, — пойми же ты, я никогда не делаю ничего просто так. Мне было важно понять, почему ты от меня шарахаешься, и я это сделал. И поверь, мне ни капельки не стыдно, — моему носу досталось лёгкое прикосновение губ. — Вот совсем.

— А ты подумал о том, что мне бы не хотелось делиться с тобой некоторыми своими мыслями? — никак не могла успокоиться я.

— Как та, где ты себе призналась, что тебе приятно со мной целоваться? — глаза мужчины опасно заблестели.

Наверное, горячие воды источника творят чудеса, поскольку от усталости мужчины не осталось и следа. Через мгновение, я оказалась сидящей на кухонной столешнице. Раздвинув мои ноги, мужчина уверенно встал так, чтобы я могла обнять ими его бёдра. Его горячие ладони, легли мне на талию, чуть поглаживая ставшую безумно чувствительной кожу.

— И тебе об этом было знать не обязательно, — вяло огрызнулась я, пытаясь отстраниться.

— Как раз мне это знать необходимо, — мурлыкнул мужчина, проведя губами по шее. — Если до этого я только предполагал, то сейчас уверен, что не противен тебе, как и мои приставания. Согласись, это очень важно.

— Как будто это когда-то тебя останавливало! — ядовито выплюнула я, и вдруг всё прекратилось.

Мужчина отступил, одёрнув руки. Черты лица заострились, выдавая едва сдерживаемую ярость.

— Я никогда и никого ни к чему не принуждал, — зло отчеканил он. — А тот, кто считает это нормальным, не имеет права называть себя мужчиной! Спасибо за ужин.

Взяв уже порядком остывшую еду, он вышел из кухни, оставив меня наедине со своими мыслями. Сразу стало как-то холодно и неуютно, словно я потеряла что-то очень важное. Ещё пару минут, я просто сидела на столешнице, обняв себя руками, и не в силах пошевелиться.

Из ступора меня вывели только зазвучавшие в доме голоса. Удалось узнать Арги и его жену, но остальные остались неопознанными. Впрочем, три девушки вскоре присоединились ко мне на кухне, притащив корзинки со снедью. Подозреваю, что старейшины одобрили наше пребывание в городе, и самые смелые решили познакомиться с пришлыми.

Они сверкали полными любопытства глазами в мою сторону, переглядывались и толпились у входа в кухню.

— Мы составим тебе компанию? — подала голос рыжая жена Арги. — Мужчины о скучном говорят.

Она протянула мне свой дар — корзинку полную свежих фруктов. Пришлось сползать с насеста, и принимать подарок. Не скажу, что я жаждала общения, но это, всяко лучше, чем крутить одни и те же мысли по кругу.

— Буду рада, — подстраиваясь под их манеру говорить, отозвалась я.

— У тебя хороший муж, — кивнула в сторону гостиной её подруга, протягивая свой дар, стоило мне поставить первую корзину на стол. — Большой и сильный. Опора и защита.

— Горячий наверно, — поддержала её третья девушка. — Много мужской силы. Я вижу. Сваха бы одобрила.

Я переводила взгляд с одной девушки на другую, и никак не могла взять в толк, о чём они говорят. Мужская сила? Муж?

— Она не понимает, — ответила за меня рыженькая. — Они о таком не говорят. Арги говорил.

— Почему? — возмутилась тёмненька, которая говорила о мужской силе. — Это естественно.

— Для нас. Они другие. Стыдятся себя и своего тела.

Мне досталось три сочувственных взгляда. Совершенно искренних, словно они не понимали, как вообще можно так жить. Потом переглянулись, подхватили меня под локти и усадили за стол. Рыженькая захлопнула дверь кухни, отрезая нас от внешнего мира. Кажется, сейчас со мной будут проводить душеспасительные беседы.

Я не ошиблась. Следующие несколько часов, пока я молча ела, девушки рассказывали мне о прелестях замужней жизни. Даже лекцию по правильному обращению с мужчинами прочитали. Признаюсь, честно — пока они говорили, мои уши беспрерывно пылали от смущения, поскольку представляла я Дориана. А поскольку объяснения были подробными, то и картинки в моей голове были вполне чёткими.

Моим спасителем, стал сам Арги. Даже не постучав, он открыл дверь, и с интересом уставился на нашу компанию. Большой стол сервирован вкусностями, а в чашках горячий отвар. А ещё, у нас было очень тепло. Где-то час назад рыженькая поставила в печь пирог с мясом, жарко протопив печь.

— Ночь уже, — коротко проронил он, недовольно сверкнув глазами на жену. — Мужчины не ужинали, пора расходиться.

Девушка покраснела, видимо виня себя в том, что не покормила благоверного и его собеседников. И правда некрасиво получилось. Мы тут чаёвничаем, набивая желудки, а им ничего не отнесли. Подскочив, я извлекла из печи пирог и метнулась за тарелками. Меня остановила рыженькая, поймав занесённую над пирогом руку с ножом.

— Только для мужа, — наставительно сказала она, накрыв своё творение полотенцем. — Других мужчин пусть жены кормят.

Бедный Дориан. По их логике, мне его кормить нельзя, а на кухню не пущу. Ещё пожар устроит… или продукты испортит. От мыслей о том, что может натворить один единственный дагар на кухне, меня отвлекли дружеские объятия девушек. Они ободряюще хлопали меня по спине, и под ничего не понимающим взглядом Арги, покидали кухню.

Глава двадцать четвёртая

Сама я кухню покинула только через десять минут, собравшись с силами. Я была не права, обвинив Дориана, и понимала это. Что хуже, я просто сказала гадость, чтобы хоть как-то отомстить ему за копание в моей голове. Теперь я отчётливо это понимала. Нужно извиниться. Надеюсь, что накрытого стола с массой всякой снеди, и моих слов хватит.

Мужчина сидел в кресле, прикрыв глаза рукой. Он выглядел безмерно уставшим, но довольным. Интересно, чего такого ему рассказали зверолюди, пока я общалась с их прекрасными половинами на кухне?

— Голодный? — сочувственно спросила я.

Дагар вздрогнул, напрягшись, но быстро расслабился.

— Готов съесть целого быка, — пожаловался он. — Общение с этими ушастыми, всегда давалось мне тяжело.

— Быка предложить не могу, но у меня там целый стол всякого разного, — я неопределённо махнула в сторону кухни. — Жена Арги научила меня печь пирог с мясом.

Глаза мужчины широко распахнулись, словно он не верил своим ушам. Интересно, что я такого сказала? Или это с пирогом что-то не так? Видимо, подозрение отразилось на моём лице, поскольку я решила, что временно нет смысла контролировать мимику. У зверолюдей это не принято, как мне объяснили девушки, а Дориан и так может читать если не мои мысли, то ауру точно.

— А они предупредили, что пироги, и прочую мучную снедь готовят только для мужей? — уточнил он. — Это считается очень большим знаком внимания.

— Н-нет, — сипло ответила я. — Но они сразу решили, что ты мой муж.

— И ты не стала их переубеждать? — глаза мужчины стремились принять форму круга. — Почему?

А действительно — почему? Глупо думать, что у меня не хватило бы красноречия объяснить ушастеньким, что мы с Дорианом даже не встречаемся, не то, что не женаты. Так что мне помешало это сделать?

Пришлось одёрнуть себя, поскольку размышлять на подобные темы в присутствии дагара и без всякой ментальной защиты — глупость. Подумаю об этом перед сном.

— Так ты есть будешь? — перевела я тему в более безопасное русло. — Там всё стынет.

Полагаю, он понял причины моего нежелания отвечать, и как не странно, принял их. Защита на спящей принцессе держалась крепко, и потому я не побоялась оставить её, уйдя на кухню. Да, это крайне некрасиво с нашей стороны, не пытаться её разбудить… но мои магические способности оставляют желать лучшего, а Дориан ещё не восстановился достаточно, чтобы работать со столь тонкими и мощными заклинаниями. Одно неверное движение, и Алексия останется овощем до конца своих дней.

На кухне я не прекращала удивляться. Мужчина ел только то, чего в той или иной мере касались мои пальчики при приготовлении. Даже божественный, мягкий хлеб, принесённый одной из ушастых, он не тронул и пальцем. Хотя я знаю, что мучное он любит.

— Дориан, что-то не так с едой? — после того, как он утолил первый голод, поинтересовалась я, налив ему ещё немного отвара.

— Нет, всё очень вкусно, — недоумённо отозвался он. — Почему ты спросила?

Я объяснила, после чего меня наградили весёлым, и капельку насмешливым взглядом.

— У ушастых особые отношения с едой, — начал объяснять он. — Мужчина никогда не примет еду от чужой женщины, если у него есть жена.

— Но жены у тебя нет, — растеряно прокомментировала я.

— Есть, — мурлыкнул дагар, притянув меня себе под бок. — По их законам, мы поженились, когда я принял приготовленную тобой пищу.

Ничего не понимаю. Это получается, что, приготовив ужин, я сделала ему предложение, а он его принял? Голова кругом от всего этого. Страшно подумать, чего ещё я могла натворить, не зная их обычаев.

— Но ты же думал, что готовила жена Арги, — жалобно попробовала дать задний ход я. — А она по их традициям…

— Её стряпня, не предложение, а дань уважения другу мужа, раз тот не женат, — покачал головой он. — Кстати, тебе была оказана большая честь, раз девушки согласились разделить с тобой трапезу и даже поделились рецептом.

— Кажется, у ушастых много заскоков на почве еды, — промямлила я, не зная, как себя вести.

— Расслабься, — фыркнул мне в волосы Дориан, — мы женаты только по законам зверолюдей, и во внешнем мире это совершенно ничего не значит.

Против воли, мне стало грустно. Но об этом я тоже подумаю потом. Кажется, я несколько привязалась к этому несносному мужчине, а он окончательно притворился едва ли не святым. А ещё, я совершенно точно поняла — завтра я испеку ему что-нибудь мучное. Просто, чтобы сделать приятно. Меня более чем устраивает эта его маска добряка, и провоцировать его показать истинный лик я не собираюсь. Свои нервы дороже.

— А как ты узнал, что именно готовила я? — сменила я тему, желая прояснить интересующий меня момент. — Я ведь не говорила.

— Никки, — мне достался взгляд полный укоризны. — Я поражаюсь твоей недогадливости.

— И всё же?

— Запах, маленькая. Запах.

Я замерла, глупо хлопая глазами. Как он способен среди этой какофонии ароматов, определить, тонкую нотку, оставленную моими прикосновениями? Как же он вообще тогда живёт среди людей, в мире, насыщенном сотнями запахов одновременно? Я бы с ума сошла.

— Не смотри на меня так, будто я нечто совсем несусветное, — рассмеялся мужчина. — У чистокровных дагаров нюх не хуже, а порой и лучше, чем у собак. Просто мы умеем им управлять. Ты тоже научишься, когда твоё тело перестроится окончательно. Кстати, говоря о перестройке. Тебе пора питаться, мы и так один день пропустили.

— Но ты же ещё не восстановился, — огорошенная таким заявлением, я напряглась.

Будет очень скверно, если моё питание ослабит его ещё больше. Такими темпами, мы из поселения только к свадьбе принцессы уедем. Поскольку я перестраховщик, а он особо ответственный. Да и не хотелось бы подставлять этих милых существ под удар. Останься мы здесь, нас рано или поздно найдут, а их вырежут, как свидетелей.

— Всё нормально. Просто ты несколько не сопоставляешь мои энергетические запасы, и свои потребности. Так что давай заберём принцессу, и пойдём спать. Сегодня мы ночуем в одной комнате.

Я была не против. Пусть нас приняли хорошо, потенциальной опасности извне это не отменяет. Тем более, что мне понравилось спать, согретой теплом его тела. Есть в этом что-то правильное. Убрав со стола, я повернулась к пристально наблюдающему за мной мужчине.

— Что? — столь открытое внимание немного нервировало.

— Да я задумался о том, что, наверное, есть что-то в том, чтобы жить в небольшом доме, где нет слуг. И даже начал понимать некоторые правила ушастых.

О подробностях я спрашивать не решилась. Что-то подсказывало, что ответ вгонит меня в краску и разбередит душу.

* * *

Кровать в этом доме оказалась воистину огромной. Даже монстр, украшающий мои покои во дворце, не шёл ни в какое сравнение с этой махиной.

— Это дом молодожёнов, — хмыкнул Дориан. — Молодые живут здесь, пока строят их дом.

Уложив принцессу с края, мужчина потянулся расстегнуть рубашку, но потом замер.

— Ты не против? В этом очень неудобно спать.

Я старательно замотала головой. Смущение конечно присутствует, но не настолько, чтобы заставлять его мучиться всю ночь. Забравшись под одеяло, я легла чуть в отдалении от мужчины.

— Ну и куда ты уползла? — хмыкнул он, притянув меня себе под бок. — Я не кусаюсь, честно.

Решила промолчать, наслаждаясь теплом, которое излучал этот мужчина. В кольце его рук, было хорошо и уютно, а разлитая в воздухе энергия пробудила дремавшую до того тёмную сущность. Элементаль впитывал предложенное, словно его несколько месяцев держали на строгой диете. В какой-то момент, я даже задремала, но проснулась от непонятного шелеста и неожиданной тяжести.

В какой-то момент, мне показалось, что я спелёната по рукам и ногам. Все чувства и ощущения обострились, пытаясь отыскать источник опасности. Увы, даже мои прекрасно видящие в темноте глаза, не смогли разобрать ни единого силуэта. Только кромешная тьма.

— Ты чего разволновалась? — послышался сзади хриплый со сна голос Дориана. — Что-то случилось?

— Я почти не могу двигаться, и ничего не вижу, — пожаловалась я.

Дальше последовала длинная непечатная тирада, адресованная дагаром самому себе. Что-то про толстолобых идиотов, не способных себя контролировать. Когда он закончил, спеленавший меня кокон исчез, и я с интересом и удивлением увидела огромное, сотканное из тьмы крыло.

— Ой, — пискнула я, и потянулась рукой к этой красоте.

Вполне материальное. Мои пальцы почти сразу встретили сопротивление и увязли в той странной субстанции, из которой оно было сделано. Тёплая, с мерцающими искрами тьма, льнула к коже, словно поглаживая.

— Ой, это точно, — фыркнул мне в волосы Дориан. — Знакомься, это мой элементаль. Эта самостоятельная зараза… — он на мгновение замолчал, а потом продолжил, — решила, что тебе так будет удобней спать.

Я чувствовала, что он не договаривает, а потому решила промолчать, давая ему возможность продолжить. Что-то неладно с его формулировкой, и я хочу понять, почему он не говорит всей правды. Не пытать же его в конце концов?

— Никки, — отчаянно простонал дагар. — Ну не надо тебе этого ещё знать. Не надо.

— А если я так не считаю? — прошипела я, развернувшись к нему лицом. — Предпочитаю быть в курсе происходящего, чтобы не сесть в лужу.

Мужчина молчал, только сильнее прижимая меня к себе. Что-то решив, он заставил меня опустить голову, чтобы я не смотрела ему в глаза, а уткнулась носом в приятно пахнущую шею. Я не сопротивлялась. Если ему так будет легче, почему нет?

— Как ты поняла, наши элементали, вполне самостоятельные существа. Я бы сопоставил их уровень интеллекта с собаками. Они, олицетворение нашей животной половины. Инстинктов, если тебе так больше нравится.

Ну, это я уже поняла. Одна моя самостоятельная зараза чего стоит!

— Так вот… — мужчина замялся. — В природе дагара опекать и оберегать свою избранницу. Это едва ли не физическая потребность.

— И сколько у дагаров может быть избранниц? — несколько осипшим голосом, поинтересовалась я, прекрасно понимая, к чему он клонит.

— Не знаю, обычно, мы останавливаемся на одной, а не мечемся между женщинами. Успокойся, я не стану тебя ни к чему принуждать. Если ты решишь, что я и моя опека тебе противна, то я отступлю, тем более, что сейчас не место и не время для всего этого.

Больше всего, мне понравилось то, что дагар решил оставить выбор за мной. Только мне почему-то показалось, что избранницей меня считает только его элементаль, а не человеческая половина. В отличие от меня, моя тёмная сущность, едва не прыгала от восторга. Она очень чутко реагировала на мои мысли, так что её открывавшиеся перспективы очень даже радовали. Посыл, исходящий от этой заразы звучал примерно так:

«Хороший. Большой. Берём.»

Ага, заверните сразу три, чтобы с запасом. Сущность обиделась, и затихла. Ей очень не понравилось, что я не обрадовалась её оценке дагара и его пригодности в хозяйстве. Пока я лежала, полностью погрузившись в себя, мужчина прижал меня к своей груди, и теперь легонько поглаживал мою руку кончиками пальцев. Осторожно так, словно боялся напугать ещё больше.

— Неужели тебя настолько пугает перспектива стать моей избранницей? — после длинной паузы, спросил мужчина.

— Если учесть, что ещё несколько недель назад, я была свято уверена, что никогда не подпущу к себе ни одного мужчину, то… — я замолчала, не зная, как закончить фразу.

— То один факт того, что ты позволяешь к себе прикасаться, уже подвиг, — озвучил мои мысли дагар. — Я и сам не ожидал, что когда-нибудь найду женщину, которую способен принять мой элементаль. И которая будет способна жить со мной, не испытывая страха или отвращения.

— О чём ты?

Я перевернулась на спину, чтобы увидеть его лицо. Почему-то это казалось важным. Что-то очень сильно изменилось между нами этой ночью, и теперь мне хотелось знать об этом мужчине всё. И ещё, я совсем перестала его бояться. Страх, до этого таившийся на задворках сознания исчез, оставив на прощание только память о своём присутствии.

— Никки, я совсем не такой, каким пытался быть рядом с тобой. В сравнении со мной, его величество едва ли не мягкий и пушистый котёнок, неспособный никому причинить вреда.

— И?

— Неужели тебя это не смущает?

— А должно?

Я искренне не понимала, в чём проблема. Да, он не святой. Да, он угробил больше народа, чем я могла бы представить, но неужели это должно иметь для меня значение, если мне рядом с ним ничто не угрожает?

Чёрное, как ночное небо крыло, обернулось вокруг меня, притягивая ближе к мужчине. Дориан словно прочёл мои мысли, и теперь медленно, но успокаивался. Впрочем, не удивлюсь, если он воспользовался отсутствием артефактов, чтобы снова заглянуть в мою голову.

— Надеюсь, что утром ты будешь чувствовать хоть часть того, что сейчас, — немного печально прошептал он, совсем тихо, как-то обречённо. — Прости, но тебе действительно рано об этом думать. Спи, моя бойкая красавица. Утром ты не вспомнишь об этом разговоре.

Что? Продолжить размышление на эту тему, мне не удалось. Я самым странным образом уснула, провалившись в сладкие сновидения.

* * *

Утром я проснулась, на удивление выспавшейся и вполне довольной жизнью. Дагар сладко сопел в подушку, и мне пришлось постараться, чтобы выпутаться из кольца его рук, не потревожив спящего мужчину. Где-то на краю сознания промелькнула мысль про огромное крыло, сотканное из тьмы. Только ничего более, не вспомнилось. Видимо, просто приснилось.

Проверив состояние принцессы, я умылась и отправилась на кухню. Сны, снами, а есть что-то надо. Вспомнилось, что я собиралась приготовить нечто мучное. Ревизия продуктов показала, что я несколько раскатала губу, переоценив количество муки. На торт не хватит, пирог вчера был… А вот тесто на пирожки — то, что нужно.

Напевая какой-то мотивчик, я принялась за дело. Тесто стояло возле печки, в кастрюльке варилась картошка, а на сковороде скворчало мелко нарезанное мясо с грибами. Поскольку пирожки планировались на обед, следующим пунктом стал завтрак. Бекон я отправила готовиться в духовку, а сама принялась взбивать яйца для омлета.

— В этом действительно что-то есть, — довольный, аки кот, сожравший крынку сметаны, прокомментировал увиденное дагар, поймав летящий в него нож. — Впрочем, я мог бы обойтись без летящей в меня кухонной утвари.

А нечего подкрадываться со спины, когда я несколько увлечена, а в руках колюще-режущие предметы. В такие моменты, в игру вступают рефлексы, и только потом подключается мозг.

— Жить надоело? — прошипела я, забрав протянутый мне нож. — Ты чего крадёшься, словно вор с полными карманами уворованного?

Я бурчала больше для проформы, на самом деле, не растеряв и капли своего хорошего настроения. Воздушный омлет был готов всего через пару минут, украшенный веточками зелени и полосками хрустящего бекона.

— Приятного аппетита, — я поставила тарелку перед дагаром, а сама вернулась к кастрюлькам, сковородкам и прочей кухонной утвари.

Меня конечно учили готовить, но оказывается, я несколько подзабыла, как много времени это отнимает. Особенно, когда нужно сделать что-то посерьёзней яичницы или просто поджаренного мяса.

— Спасибо. А ты не будешь есть? — несколько растерялся Дориан, не притрагиваясь к еде.

— Пока не могу, — бросила через плечо, помешивая мясо. — Иначе всё пригорит к моргулам.

— Я могу чем-то помочь?

— Ты можешь оценить мои старания, на кухонном поприще, а когда поешь, рассказать об ушастых. Мне жутко интересно, как они живут.

Хмыкнув, мужчина принялся методично уничтожать предложенный завтрак. Сложно поверить, но он, кажется, оценил мою стряпню едва ли не выше, чем шедевры дворцового повара. По крайней мере, там за завтраком он обычно ел вдвое меньше. Я-то готовила с запасом, чтобы он точно не остался голодным, а тут дагар едва тарелку не облизал. Чего это он? Пришлось быстро заваривать ему отвар для улучшенного пищеварения, а то как бы ему плохо не стало.

— Наелся? — настороженно посмотрела на него.

Вдруг я мало приготовила? Он вон, какой большой мужчина. Ещё и восстанавливается. И вообще, я преступно мало знаю об этом мужчине, если не считать общедоступные слухи и сплетни.

— Более чем, спасибо, — улыбнулся мужчина, грея ладони о поставленную перед ним чашку. — Что ты хочешь узнать о зверолюдях?

Я хотела знать всё, о чём и сообщила дагару. Но больше всего, меня интересовал тот факт, что до вчерашнего дня, я была уверена, что их истребили. И Дориан начал рассказывать. О том, как зверолюди решили, что жить среди людей они больше не могут, а потом отправились на поиски мест, где они могут спрятаться. Так появились закрытые поселения, разбросанные по континенту.

— Я знаю, что у подножья северных гор таких поселений не менее пяти, — всё говорил дагар. — На островах вроде этого, ещё четыре, если не больше.

— Неужели они не смогли бы жить среди нас? — не удержалась я от вопроса.

— Увы, — мужчина развёл руками. — Ушастые импульсивны. Они очень сильно подвержены влиянию своей животной половины, а люди отказались её принимать. Не все конечно, но в общей массе.

— А вещи откуда? — я покрутила в руках очень качественную, дорогостоящую сковороду.

— Есть купцы, посвящённые в тайну поселений, они с удовольствием торгуют с ушастыми.

— Неужели им есть, что предложить взамен?

— Скажи мне, неужели тебя не смутило, что все пришедшие вчера девушки было одеты в тиарский шёлк, и тебе тоже выдали наряд, сделанный из этой ткани?

Тиарский шёлк — безумно дорогостоящий материал. В городе, его оценивали едва ли не на вес золота. До сих пор, я могла позволить себе только бельё, с небольшими вставками из этого материала, но никак не целые платья. Неужели, я наконец-то узнала, откуда появляется эта дивная материя? Я по-новому осмотрела свой наряд. Как я вообще могла не заметить, что конкретно на мне надето?

— Впервые встречаю женщину, которая не рассмотрела предложенный ей наряд вдоль и поперёк, перед тем, как надеть, — задумчиво сказал Дориан, наблюдавший за тем, как я кручусь на месте и щупаю ткань.

— Интересно, а если я очень попрошу, мне продадут ткань на новое платье? — в задумчивости выдала я, прикидывая перспективы.

— Думаю, я смогу договориться с Арги, — хмыкнул мужчина. — Есть пожелания?

Пожеланий было много, как и мыслей о том, как я буду транспортировать потенциальное сокровище. По моим прикидкам, обратный путь займёт не меньше трёх недель, за которые драгоценной ткани может прийти конец. Жалко будет, до слёз. Ладно, сначала договоримся о тканях, а потому придумаю, как их довезти. Я изобретательная.

Глава двадцать пятая

Пирожки Дориан оценил, умяв всё предложенное за один присест. Если честно, мне показалось, что он несколько переоценил свои силы, и последние два явно были лишними, но мужчина справился. Говорить о том, что я готовила на два дня вперёд — не стала. Не расстраивать же мужчину?

— Ну как отдыхается? — поинтересовался из дверей кухни Арги.

— Просто отлично, — широко улыбнулся дагар, положив руку на слегка округлившийся живот. — Особенно если принять во внимание, что это мой первый отпуск за десять лет.

Я в разговор не лезла, и теперь судорожно думала — чем его кормить на ужин? Выданных заботливыми ушастыми продуктов осталось преступно мало и сварганить что-то приличное просто не получится. Пока думала, подбрасывала и ловила кухонный нож, примерившись к его весу.

— И как кормят? — с намёком поинтересовался хвостатый.

— На убой, — очень тихо, видимо, чтобы я не расслышала, пожаловался дагар. — Вкусно, но я не могу столько есть. Я скоро лопну…

Не удержавшись, я заржала в голос. Вот жук! Нет, чтобы съесть столько, сколько хочется, а остальное оставить! Нож со звоном упал на кафельный пол, а я едва не сложилась пополам. Ну вот как это называется, а?

— Кажется, она тебя услышала, — едва сдерживая смех, оповестил Арги дагара. — Ты так старался, чтобы её не обидеть, да? — продолжил он, когда я повернулась к мужчинам, вытирая заслезившиеся глаза. — Оценила жертву, да?

— Оценила, — кивнула, широко улыбаясь. — А мне всё казалось, что я мало готовлю, раз он всё поданное на стол съедает подчистую.

— С мужем говорить надо, — начал наставлять меня ушастый. — Особенно когда только поженились, и ещё не выучили повадки друг друга.

Повадки. Какое правильное слово, для зверолюдей. Не привычки, как я привыкла. Снова стало смешно, ведь Арги действительно считает нас мужем и женой. Дориан говорил, что у них всё просто. Мужчина — добытчик и защитник. Женщина — опора для мужа. Нет глупых условностей, которые усложняют всё во много раз.

Это очень заметно, даже если знаешь об их обществе совсем немного. Мужчины ухаживают, завлекают, и, если их внимание принимается благосклонно — женщина готовит для них двоих праздничный ужин, в котором обязательно должна присутствовать выпечка.

Заскок о выпечке, вполне прост. Зверолюди в основном охотники, а не фермеры, а потому пшеницу или муку приходиться завозить извне. Считается, что тратить столь ценный продукт по пустякам и на тех, кто для тебя ничего не значит — глупо.

Я с укоризной посмотрела на притихшего дагара, который весь день составлял мне компанию на кухне.

— Ты не обиделась? — с надеждой спросил он, встретив мой взгляд.

— На что?

Пресветлая, даже неплохо зная мужскую психологию, я иногда теряюсь в вывертах их логики. А ещё говорят, что мы странные…

— Просто ты так старалась, и мне не хотелось, чтобы ты подумала, будто мне не понравилась твоя стряпня.

— А тебе не понравилась? — я прищурилась, выискивая в его лице малейшие признаки неискренности.

— Что ты! — Дориан принялся махать руками, изображая ветряную мельницу. — Всё было очень вкусно! Просто очень много.

— В следующий раз, ешь столько, сколько хочешь, и не превращай приём пищи в пытку, — я рассмеялась, не выдержав его виноватого, и такого беззащитного вида.

Никогда бы не подумала, что этот мужчина может выглядеть настолько милым. Разница, словно между небом и землёй, если сравнивать с тем дагаром, которого я знала во дворце. Очередная маска, или его суть? Не знаю, но мне кажется, что очень немногие знают его именно таким. Мягким и домашним.

— Какие у вас страсти, — разбил очарование момента едким комментарием Арги. — Но я, собственно, почему пришёл, — он повернулся к Дориану. — Старейшины знают, как расколдовать вашу спящую принцессу, используя только нашу магию. То есть, абсолютно безопасным для неё способом.

— Знают, это просто замечательно, — кивнул дагар. — А сделают ли?

— Они хотели обсудить с тобой эту тему, — уклончиво отозвался Арги, маня дагара за собой.

Оставлять принцессу одну в доме, я не решилась, а потому только ободрительно кивнула дагару, и пожелала ему удачи. В конце концов, меня не звали, а значит, можно пойти понежиться в горячей воде источников. Правда лучше на всякий случай перетащить в ванную кресло, и на него усадить свою подопечную. Во избежание, так сказать. Пусть на глазах будет.

Опустившись в горячую воду, я почувствовала, как расслабляются мышцы спины, как по коже пробежала волна пузырьков, и как усталость отступает. Я и забыла, насколько может вымотать такой обыденный процесс, как приготовление пищи. И как женщины этим каждый день занимаются?

Незаметно для себя, уснула, чтобы проснуться от аккуратного прикосновения к щеке. Не открывая глаз, и не выказывая, что пришла в себя — прощупала пространство. Контур не нарушен, посторонних в комнате нет, только спящая принцесса и дагар. Именно последний, сейчас стоял совсем близко, едва касаясь моего лица пальцами.

Это насколько я расслабилась, что даже не заметила того, как он вошёл в комнату? Интересно, а что он станет делать дальше, если я притворюсь спящей?

— Что же ты со мной делаешь, девочка? — едва слышно прошептал мужчина, и судя по шороху одежды, присел рядом с купальней на колени. — Откуда ты такая на мою голову взялась?

Очень хотелось ответить, что я — наказание за все его грехи, но промолчала. Ну а как ещё меня можно охарактеризовать? Какая-нибудь леди из хорошей семьи от восторга бы прыгала, что на неё обратил внимания такой мужчина, а я нос ворочу.

— Никки, — уже громче заговорил мужчина. — Просыпайся.

Пришлось собираться с духом, и открывать глаза. Изобразить сонное выражение на лице и в глазах — проще простого. Главное, чтобы в мысли не заглянул и ауру не отслеживал, а то конец конспирации.

— Вот и умница, — похвалил мужчина, когда я сфокусировала на нём «сонный» взгляд. — Устала?

— Немного, — честно призналась я, не осмелившись соврать. Врать этому мужчине точно не рекомендуется. — Не представляю, как другие женщины ежедневно домашними делами занимаются.

— Всё приходит с опытом, — хмыкнул дагар. — Я забираю нашу спящую красавицу, чтобы её расколдовали.

— Они много попросили за помощь? — я несколько забеспокоилась.

Никто и никогда не делает ничего просто так. За всё приходится платить, и вопрос только в том, чтобы цена оказалась приемлемой. Чего они могли потребовать от дагара, если учесть его положение в королевстве?

— Не особо, — дагар усмехнулся. — Всего лишь горную долину в моих землях и помощь в обустройстве.

Я задумалась. Теоретически, цена не так и велика, если долиной сейчас никто не пользуется, а если бы пользовались, то ушастые ей бы не заинтересовались. Но зачем это самому Дориану? Видимо, скепсис на моём лице отразился вполне отчётливо.

— Я ещё раз изучил заклинание, опутывающее принцессу, — он поморщился. — Его сплёл мастер ментальной магии, и мне с ним не тягаться. Не мой профиль.

Я задумалась. А как же все остальные, что были в комнате? Что с ними? Спросила дагара, и получила неожиданный ответ.

— Все, кто попал под заклятие во дворце, проснулись всего через пару часов. Что-то в структуре портала усилило действие этой гадости.

— Я не перестаю удивляться многоступенчатости и продуманности заклинания. Оно стёрло маяки, спалило артефакты, усилило заклинание сна, и моргул знает, что ещё.

Только сейчас до меня дошло, что мы уже несколько минут спокойно общаемся, пока я сижу по плечи в воде, совершенно обнажённая. Я словно забыла об этом. Задумчиво посмотрела на дагара, который до сих пор сидел возле ванной на корточках, и кончиками пальцев рисовал узоры на моей руке.

— Работало много, очень высококвалифицированных магов, — подтвердил мои догадки Дориан. — Я даже знаю, о каких магах идёт речь.

Я напряглась. Почему он не сказал раньше? Он мне не доверяет? Всё-таки, он видит меня насквозь. Покачав головой, мужчина провёл пальцами по моему лицу, словно лаская, и только потом заговорил.

— Боюсь, что знание о том, что вас пытались украсть с помощью мятежной группы магов, скрывшейся от правосудия десять лет назад, тебе бы ничего не дало. Это давняя, неприятная история, о которой король очень хотел бы забыть, — видя, что я слушаю молча, и даже не препятствую тому, что его пальцы теперь медленно поглаживают ключицы, мужчина продолжил.

— Самопровозглашённый орден излишне амбициозных магов был обнаружен в провинциальной столице, одиннадцать лет назад. Члены ордена, увлеклись запрещённой ментальной магией, ещё и соединив её с магией крови. Талантливые были ребята. Молодые, горячие и тщеславные. За неполный год, они умудрились подчинить себе город, в котором обосновались. На всякий случай.

И им бы это сошло с рук, если бы не стечение обстоятельств. Основным приказом магов населению был — молчать об их экспериментах. Они старались не вмешиваться в повседневную жизнь горожан, а потому не знали, что градоначальник уже давно и много ворует. Приехавшие ревизоры, среди которых так же был маг, сразу заподозрили неладное. Сообщение было отправлено в столицу, и тогда в дело включился сам дагар.

— Часть мы поймали, но часть сумела бежать. Увы, они столь качественно заметали следы, что отследить куда, так и не удалось.

— Надеюсь, что мы очень скоро об этом узнаем, — я принялась барабанить пальцами по краю ванны. — Подведём итоги… У нас есть группа мятежных магов, владеющих ментальной магией на порядок выше той, к которой мы привыкли. Они, каким-то образом добрались до живущих во дворце, и провели с ними воспитательную беседу. Это раз.

— Портал вёл в сторону Ангалии. Это два, — подхватил мужчина. — У магов был образец крови принцессы. Это три.

— И эти маги, где-то очень комфортно устроились. Скорее всего, при поддержке местного правительства, — подытожила я.

— Как-то всё очень скверно получается.

— Почему ты так решила? — Дориан чуть приподнял брови, и даже прекратил поползновения своей руки в сторону моей груди.

— Заклинание такой силы, как тот портал, по любому привлекло бы к себе внимание магов. Сомневаюсь, что можно пропустить эхо такой силы, а значит, или они находятся где-то в глуши, или работают с монаршего дозволения.

Глава двадцать шестая

— Я только не понимаю, зачем всё это, — продолжила я. — Это огромные затраты, риск быть раскрытым и возможность обострения политической ситуации. Сомневаюсь, что одна принцесса, того стоит. Ведь если всё откроется, никто не встанет на их сторону.

— Ради того, чтобы ослабить наши позиции, встанут. Ещё как встанут. Мы значительно расширили границы за последнюю сотню лет, оставив очень много недовольных.

Всё-таки политика — безумно грязное дело. Столько людей, столько жизней… Ради чего? Ради власти? Престижа? Что самое обидное — решают Лорды, а гибнут простые люди.

— Ладно, я пойду, — с видимым сожалением поднялся мужчина. — Надеюсь, что через пару часов вернусь с уже проснувшейся Алексией, — он поднял девушку на руки. — Кстати, через три дня ожидается корабль, на котором мы покинем остров.

Я кивнула. Не знаю, на сколько успеет восстановиться за это время дагар, но небольшая передышка нам всем не повредит. Когда он ушёл, я решила, что пора вылезать из ванны. Тут конечно хорошо, но такими темпами я рискую отрастить жабры. Тем более, что если он и вправду приведёт проснувшуюся принцессу, то её надо будет кормить. В отличие от нас, она ничего не ела и не пила эти дни, так что будет весьма голодна.

Почистив одежду магией и одевшись, я вернулась на кухню. Кажется, я скоро возненавижу это место. За последние два дня, я провела на кухне времени больше, чем за всю предыдущую жизнь. На разгром, оставленный мной после приготовления завтрака и обеда, я смотрела с ужасом, как девушка из института благородных девиц, на голого мужика. Уж очень страшно выглядели горы грязной посуды, припорошенные мукой поверхности, и понимание того, что — сейчас уберу, потом приготовлю, и придётся убирать снова. Возможно, более опытные хозяйки как-то умудряются делать всё, не превращая кухню в поле боя со сковородками, но мне до их мастерства далеко.

Когда кухня снова блестела чистотой, не без помощи магии конечно, ко мне заглянула рыженькая жена Арги с корзиной продуктов.

— Привет, — пропела она, и я только сейчас поняла, что до сих пор не знаю её имени.

— Привет, — я приветливо улыбнулась, заправив выбившийся из косы локон за ухо. — Чем нас сегодня балуешь?

Девушка смущённо выставила корзину вперёд, и откинула закрывающее снедь полотенце. Так… что у нас тут? Пакет муки, десяток яиц, несколько видов мяса и какие-то корнеплоды. Ну и зелень. И чтобы такого из этого всего приготовить? Тем более, что если во всеядности дагара я не сомневалась, то принцесса могла стать проблемой. Это бывшие военные едят всё, если приспичит, а утончённые девицы… ну на то они и утончённые, чтобы создавать массу проблем.

— Арги сказал, чтобы я пригласила тебя на завтрашний праздник, — казалось, ушастенькая смутилась ещё больше. — Ты придёшь?

— Конечно, — я закивала, надеясь, что не ударю в грязь лицом, и готовясь к допросу дагара. — Расскажешь мне о нём? — жестом пригласила её сесть, а сама принялась нарезать мясо.

Я решила, что если её высочество откажется есть мою стряпню — то просто недостаточно голодная. Кости отправились в кастрюлю, будет бульон. Алексия давно не ела, так что начнёт с него. Дальше порезала овощи, и вместе с мясом и специями отправила всё это в духовку. Занимаясь этим, слушала рассказ рыженькой.

Оказывается, праздник эксклюзивно женский, на который мужчин попросту не допускают. Они собираются в храме плодородия, пьют, едят и прыгают через костёр, вознося молитвы Пресветлой. Проводят его — раз в месяц, в полнолуние. О том, откуда пришла эта традиция, девушка не знала, но заверяла, что будет очень весело.

— Раз ты согласилась, я сейчас за одеждой для тебя сбегаю. Мы с девочками всю ночь шили! — закончив рассказывать, она поднялась. — Тебе понравится!

Ответить или поблагодарить — не успела. Рыженькая молнией вылетела из кухни, только хвост мелькнул в проёме двери. Я же, осталась стоять, растеряно моргая. Они шили всю ночь. Для меня. Чтобы мне было, что надеть на праздник. Это настолько не укладывалось у меня в голове, что те пару минут, что прошли до возвращения ушастой, я стояла столбом, и у меня никак не получалось выйти из ступора.

Да, Дилан не раз работал всю ночь, чтобы закончить один из моих заказов, но я немало ему за это платила. Также было и с другими — я платила за их время и за срочность, а они выкладывались по полной. Но это была взаимовыгодная сделка, а не благотворительность.

Приняв свёрток из рук ушастой, я всё-таки не выдержала, и в порыве чувств обняла её. Не знаю, принято это у них, или нет, но мне безумно хотелось показать, насколько мне приятен их поступок. Слова благодарности лились из меня не прекращающимся потоком, и я никак не могла остановиться. Очень быстро, слова перешли во всхлипы. В таком состоянии, нас и застал Дориан, спустя полчаса. Мы сидели на полу обнявшись, и я изливала душу растерянной ушастой, которая гладила меня по голове и пыталась успокоить.

— Д-для ме-н-ня никто и н-ни-к-когда просто так не с-стар-рался, — заикаясь, в пятый раз просипела я, уткнувшись мокрым лицом в плечо девушки. — С-спа-с-сибо!

— Николетта, что с вами? — выглянув из-за спины дагара, испугалась принцесса, но не приблизилась.

Ой… что-то я совсем раскисла. Негоже мне в таком состоянии перед Алексией красоваться, она не оценит и не поймёт. Леди приучены держать эмоции под контролем, не выставляя внутренние терзания на показ. Выдохнув, воспользовалась магией, чтобы убрать красноту и прочистить нос. Беру себя в руки. Надо.

— Всё в порядке, ваше высочество, — уже спокойным голосом ответила я, применив к себе ещё и успокоительную магию. — Простите, если напугала вас.

Девушка нахмурилась, сморщила носик, а потом… обиделась! О чём мне и сообщила.

— Николетта, мы знакомы уже несколько месяцев, и вы никогда, никогда не позволяли себе столь открытого проявления эмоций. Неужели, вы мне настолько не доверяете? — она упёрла кулачки в бока, и грозно свела брови у переносицы. — Или я не достойна вашей искренности?

Я и Дориан опешили. Услышать от кроткой принцессы обвинительную речь, да ещё и столь эмоциональную — сродни чуду. Что-то я не припоминаю, чтобы за Алексией водились такие приступы красноречия.

— Что вы, выше высочество, — я присела в реверансе. — Просто мне показалось, что моё состояние вас несколько смутило, а потому я привела себя в порядок.

Думаю, она бы даже приняла моё объяснение, но вмешалась одна очень рыжая и ушастая. Уперев руки в бока, она встала в не менее грозную позу, чем Алексия и переводя взгляд с меня на принцессу, припечатала:

— Как она может доверять, если ей приходится тебе кланяться? Ты хоть раз, сделала для неё что-то, не требуя ничего взамен?

Ой мамочки… зачем? Вот зачем она во всё это влезла? Принцесса — моя подопечная, а не подруга. Мне не обязательно ей доверять, открывать перед ней душу или что там ещё делают верные подруги? Косы друг другу плетут? Увы, как остановить ушастую — я не знала.

— Николетта? — мне достался недовольный взгляд принцессы, едва не прожигающий во мне дыру. — Это правда?

Слава Пресветлой, мне на помощь пришёл дагар. Хихикнув в кулак, но так, чтобы Алексия его не застукала, он громко спросил, готов ли ужин, а то он, бедный мужчина, проголодался так, что живот скоро к позвоночнику прилипнет. Если учесть, сколько он съел за обедом — подвиг мужчины я оценила. Самой его что ли поцеловать, за такое самопожертвование? Жаль, что с принцессой всё равно придётся объясняться, но зато, у меня появилось время придумать правдоподобное объяснение.

Заверив, что всё уже должно быть готово, я бросилась сервировать стол, а рыженькая покачав головой, принялась мне помогать.

— Я ведь правду сказала, — шепнула она мне так, чтобы её услышала только я. — Почему ты не сказала ей правду?

— Потому, что вы по-разному воспитаны, — шепнула я в ответ.

— Но это нормально, показывать эмоции при тех, кому доверяешь! — девушка была непривычно многословной.

— Нет, в том обществе, где выросли мы — это проявление слабости, — я пожала плечами. — То, что нормально для вас, да них стыд и позор.

— Но ты…

— Не стоит сравнивать меня, привыкшую подстраиваться под любое общество, и принцессу, которая обязана жить по правилам «высшего» общества, чтобы не стать изгоем и посмешищем.

Мне достался очень внимательный взгляд ушастой, но дальше развивать тему она не стала. Впрочем, я видела, что она не согласна. Интересное у них общество. Открытое и доброе. Ну, или кажется таким.

За столом все молчали. Рыженькая, закончив мне помогать, ушла домой, кормить мужа, пообещав зайти за мной завтра, чтобы отвести на праздник. Странно, что принцессу не пригласили. Она ведь тоже девушка, как и я. Впрочем, кого ушастые приглашают, или не приглашают на праздник — их дело. Не мне судить.

— Я когда-нибудь смогу заслужить ваше доверие? — очень тихо, и несколько затравленно спросила принцесса, когда мы устроились в гостиной.

— Ваше высочество…

— Не называй меня так! — неожиданно взорвалась Алексия. — Какая из меня принцесса? Я только и знаю, что прятаться за твою спину, и позволять всем и вся мной командовать!

— Леди Алексия, — снова попробовала я. — Прошу вас, не сравнивайте себя и меня. Мы росли в очень разных условиях, и растили нас по-разному и для разного. Вы — будущая королева. Пример для подражания для тысяч женщин, а я всего лишь наёмница. Сомневаюсь, что кому-то стоит брать с меня пример, и пытаться пройти мой путь. Будь у меня выбор, я бы и сама от него отказалась.

— Но отец хочет, чтобы я была похожей на тебя! — воскликнула девушка.

— И поэтому, после того, как ему сказали, что я его незаконнорожденная дочь, он сломал мне руку, пытаясь подчинить.

Сказала, и пожалела. О том, что я якобы дочь короля, до этого знали четверо. Теперь — пятеро. Если учесть, что о сём дивном факте королю наплела моя «бабушка», то я очень сомневаюсь в его правдивости, впрочем, как и в родстве с этой «милой» дамой. Но это уже другой вопрос.

— Ты моя сестра? — с какой-то непонятной мне радостью, спросила Алексия.

— Если верить одной очень странной даме, то да, — настороженно ответила я. — Но это не проверенный факт. И я очень настороженно отношусь к источнику, — я посмотрела на Дориана, который молча наблюдал за нашим разговором. — Ей можно верить?

— Я бы не стал, — хмыкнул мужчина. — Эта дама известна тем, что во всём ищет выгоду для себя и своего клана. Дочь короля, даже внебрачная, это очень удобно.

Я кивнула. Не удивительно, что наши оценки ситуации совпадают. Очень надеюсь, что мы не ошибаемся. Как-то не хочется стать частью политических интриг его величества. Ничем хорошим это для меня не закончится.

— Жаль, — приуныла принцесса. — Но я буду рада, если мы сёстры.

— Боюсь, что Никки эту радость не разделяет, ваше высочество, — покачал головой дагар. — Сейчас она более или менее свободна выбирать свой собственный путь, а подтвердись сказанное, ей придётся прогнуться под обстоятельства, как это в своё время пришлось сделать вам. Высокий статус в обществе не приходит без некоторых ограничений.

— Да, пожалуй, — согласилась Алексия, но всё равно выглядела несколько расстроенной.

* * *

Ночь прошла спокойно. Как и в прошлый раз, мы устроились втроём на одной постели, и, как и прошлой ночью, я проснулась от того, что не могу двигаться. Перед глазами тьма, а телу жарко. Слава Пресветлой, в этот раз я понимала, что происходит. Это просто один дагар, с собственническими замашками, несколько перестарался с опекой. Если учесть, что в какой-то момент, я оказалась почти полностью лежащей на мужчине, а тот крепко прижимал меня к себе обеими руками, да ещё и крыльями — невербальный посыл понятен. Он древен и дремуч, как истоки нашего мира.

И гласит он «МОЁ». Именно так, громко, властно и возможно с рычащими и шипящими нотками. Как они возможны в слове без единой буквы «р» — для меня остаётся загадкой, но сути дела не меняет.

В отличие от меня, чувствовавшей себя несколько неуютно и скованно, тёмный элементаль пировал. Количество разлитой в воздухе тёмной энергии пьянило. И откуда её столько у этого дагара?

— Дориан, — тихо позвала я, понимая, что долго так не продержусь. — Дориан!

— М? — сонно отозвался мужчина, чуть поёрзав подо мной. — Что случилось?

— Ты случился, — прошипела я. — Отпусти меня пожалуйста. Мне жарко.

— Спи уже, — недовольно пробурчал он, но рук не разжал. — Ночь на дворе.

Ему легко сказать «спи», а мне что делать? Из-за местной моды, и нежелания Дориана спать в рубашке, мы лежали кожа к коже. Слишком близко. Слишком интимно. Когда очередная попытка уползти, не увенчалась успехом, я достигла точки кипения. Ну что это такое, в конце концов? Всё моё негодование и раздражение, вылилось в один единственный укус. Куда-то в район груди мужчины. Секунда, и я оказалась лежащей на спине, для разнообразия видимо, придавленная сверху.

— Никки, — голос мужчины звучал сонно и хрипло. — Не стоит меня провоцировать, ведь я так хорошо себя вёл всё это время.

— Если бы хорошо себя вёл, то не лапал бы, — раздражённо отозвалась я, чувствуя себя беспомощной и беззащитной.

Что поразило больше всего — мне это понравилось. Понравилась его сила, его власть. Даже придавленные над головой руки, не вызывали протеста. Словно всё хорошо и правильно. Или это не я, а отголоски мыслей и желаний моего элементаля? Вот кто соскучился по привкусу тёмной страсти. С другой стороны, хотя бы себе врать не стоит — мне нравится этот мужчина. Весь.

Решив для себя, что буду полной дурой, если продолжу артачиться, выгнулась всем телом. Потёрлась оголённым животом о его горячую кожу. С удовольствием услышала, как мужчина резко вдохнул воздух, а его хватка на моих запястьях только усилилась. Что понравилось мне больше всего, у разлитой в воздухе энергии, появился отчётливый привкус страсти.

— Никки, если ты не прекратишь ёрзать, то очень скоро поймёшь, что до этого, я вел себя более чем пристойно, — как-то обречённо, простонал мужчина, когда я снова выгнулась, чтобы потереться о него всем телом. — Хоть подумай о том, что твоя подопечная спит всего в полуметре от нас.

Хмыкнула. Мы до сих пор находились в коконе его крыльев, а потому были закрыты от посторонних глаз. Добавила полог тишины, так, на всякий случай, и впервые сама потянулась к губам мужчины. Провела по ним языком, дразня и приглашая мужчину вступить в игру. Дориан опешил и ослабил хватку на моих запястьях, чем я и воспользовалась, оказавшись сверху.

Оседлав живот дагара, провела подушечками пальцев по шее, рисуя дорожку к ключицам. В теории, я знаю, как стоит обращаться с мужчинами и как доставить им удовольствие. То, чего нам не рассказывали на лекциях — это насколько подобная власть пьянит. Как приятно чувствовать, как тело того, кто может сломать тебя, словно тростинку, отзывается на каждое прикосновение, как меняется его дыхание, как быстро стучит сердце.

Когда я поняла, что Дориан пытается заговорить, тем самым испортив мне всю игру — скользнула выше по телу мужчины, и накрыла его губы своими. Робко, осторожно, словно не знаю, что делаю. Будто боюсь, что он отвергнет и оттолкнёт. Не оттолкнул. Более того, мужские ладони легли на мои бёдра настолько сильно, что утром я найду на них несколько синяков. Гарантированно.

Прервала поцелуй, уже задыхаясь. Пульс звучал где-то в ушах, руки подрагивали, а ногами я крепко обнимала талию мужчины. А дальше случилось непонятное, и немного страшное. По телу, одна за другой прокатились волны боли и жара. Меня скрутило, и теперь я могла только стонать, ногтями царапая грудь дагара, и прижимаясь к нему, словно он мог успокоить моё сошедшее с ума тело.

— Никки, девочка, — бессвязно шептал Дориан. — Дыши маленькая, дыши. Совсем скоро всё закончится. Я знаю, что плохо, но потерпи ещё совсем чуть-чуть…

Он гладил мою спину, и от этой нехитрой ласки, мне становилось хоть немного, но легче. Казалось, что агония продлиться вечно, но и ей пришёл конец. Постепенно, боль стала утихать, оставив после своего ухода только усталость и упадок сил. Когда я, наконец, расслабилась, дагар встал, и поставив на постель защитное заклинание, вышел из комнаты со мной на руках.

— Куда мы? — едва слышно спросила я, поскольку на большее просто не было сил.

— Тебе стоит окунуться в воды источника, чтобы восстановить силы, — мне достался новый поцелуй в макушку. — Ты, только что, прошла первую ступень инициации, а это всегда болезненно.

— Дальше будет только хуже, да? — предположила я, краем глаза заметив, что среди моих золотистых волос затесалась парочка алых прядей.

Красный. Цвет страсти и опасности, как рассказывали нам учителя. Интересно, какие ещё изменения меня ждут, если это всего лишь первая ступень?

— У всех по-разному, — уклончиво ответил мужчина. — Не торопись.

Глава двадцать седьмая

В воду дагар погрузился всё также держа меня на руках, даже не подумав о том, что мы оба одеты, и переодеться собственно не во что. Тело всё ещё ныло, но эта боль не шла ни в какое сравнение с той, что накатила на меня в спальне. Впрочем, с каждой минутой мне становилось всё легче.

— Почему сейчас? — слабо спросила я, уткнувшись носом в шею мужчины. — Ведь ты говорил, что у меня будет почти год.

— Видимо, в тебе самой что-то изменилось. Если верить моему личному опыту, то ты приняла себя. Перестала отказываться от собственной сущности, — мужчина тяжело вздохнул, поцеловав мою макушку. — Обычно это происходит лет в двенадцать, совсем скоро после того, как просыпается элементаль.

Я невесело хмыкнула. Ну да, тут я безбожно опаздываю. Интересно, как много в мире таких полукровок, как я? Дагары и шагары, настолько хорошо хранят свои секреты, что шансов нарыть информацию, у простого обывателя — крайне мало. Мне, кажется, повезло. Дориан всерьёз взял меня под своё крыло, и тратит неоправданно много времени и сил, чтобы помочь мне наверстать упущенное.

Я подняла огненно-красную прядь, пропустила её через пальцы. По ходу того, как унималась боль, она стала тускнеть, возвращаясь к привычному золотистому цвету. Странные метаморфозы. Очень странные.

Через несколько минут, мне стало намного легче, и я решила — пора выползать. Всё-таки, сидеть в мокрой одежде, пусть и по шею в воде — не самое приятное, что может быть. Ещё и дагар… с его волнующим торсом и сильными ладонями, которыми он прижимает меня к этому самому торсу. Заёрзав, запуталась в слишком просторных штанах, и чуть не ушла под воду.

Спас меня, естественно Дориан.

— Куда-то собралась? — ехидно заметил он, прикусив мочку моего уха. — Но я рад, что тебе уже легче.

— Нужно развесить одежду, чтобы она высохла до утра, — пробурчала я, предпринимая очередную попытку встать.

Мне не позволили. Видимо, мужчина отлично помнил, во время чего, началась моя инициация, и теперь собирался наверстать упущенное. С одной стороны, меня душило смущение. Там, в спальне, под покровом тьмы и его крыльев, я чувствовала себя свободно и раскрепощённо. Сейчас, когда ванная комната хорошо освещена, и у меня было время задуматься над собственными поступками и порывами — хотелось провалиться сквозь землю.

Я сама спровоцировала дагара. Сама поцеловала. Сама мечтала о его прикосновениях и ответных поцелуях.

Здесь и сейчас, мне нужно принять решение. Хочу ли я конкретно этого мужчину? Задумалась. Да, пожалуй. Значит ли это, что в мире стало меньше сволочей? Ни в коем случае. В конце концов, я взрослая девушка, и могу позволить себе получить хоть толику удовольствия от жизни. Всё, что будет потом — я приму, как должное.

Подозреваю, что мужчина если и не читал мои мысли, то за аурой следил внимательно, поскольку ту минуту, что я взяла на размышления, он меня не тревожил. Просто ждал, позволяя мне принять решение. И я его приняла.

Оседлав мужчину, я запустила пальцы в его волосы, и сама потянулась к губам. Первый поцелуй был робким, неуверенным. Я всё ещё сомневалась, но долго это не продлилось. Прошло всего пару мгновений, и мужчина перехватил инициативу, крепко обняв, и прижав к себе.

— Никки, — почти простонал он, покрывая моё лицо поцелуями.

* * *

Из ванной мы выбрались где-то через час. Губы горели, внизу живота скрутилась тугая спираль желания, но дальше невинных поцелуев и поглаживаний моей спины — мужчина не зашёл. Я не знала, радоваться мне этому, или огорчаться. С одной стороны, у меня магический контракт с весьма прозрачными требованиями, а с другой, было немного обидно, что он смог удержаться, и не зайти дальше.

— Вернёмся во дворец, и я лично перепишу этот демонов контракт, — шепнул мне на ухо мужчина, обнимая сзади. — Кто же знал, что одна маленькая вредина, сможет довести меня до такого состояния?

«Состоянием», он ткнулся мне в спину, давая понять — не одной мне сейчас хочется большего. Несколько приунывшее самолюбие, воспряло от столь наглядной демонстрации. За ним последовало и настроение. Жизнь, определённо налаживается.

— Ещё не надоело читать мои мысли? — мурлыкнула я, теснее прижимаясь к мужчине.

Объятия почти сразу стали едва не стальными, а мне достался весьма ощутимый укус в основание шеи, от которого по телу прошла новая волна жара.

— Никки, — как-то очень интимно прошептал моё имя мужчина. — Не провоцируй меня, прошу. Я знаю массу способов не нарушить контракт, но при этом получить своё удовольствие, но согласен ждать, чтобы потом получить всё и сразу.

От его слов, по телу прокатилась новая волна возбуждения. Поразительно, как мало мне оказывается надо, рядом с правильным мужчиной. Хмыкнув, я выгнула спину, и наклонила голову так, чтобы открыть ему доступ к шее.

— Думаю, сегодня особенный день, и можно немного пошалить, — мурлыкнула я, накрывая его ладонь своей. — Совсем чуть-чуть.

О своём решении я не пожалела ни на секунду. То, что творили его губы, руки, я не забуду никогда. Как он умудрился довести меня едва ли не до безумия, при этом оставаясь в рамках пристойного — ума не приложу. Когда ноги отказали, и я была готова упасть, он просто поддержал меня одной рукой, второй завернул в огромное банное полотенце, и отнёс в гостиную.

— Не девушка, а испытание для воли, — беззлобно пробурчал он, укладывая невменяемую меня на диван. — Сейчас найду, во что тебе можно переодеться.

И ушел, чтобы вернуться с собственной рубашкой, которая в купании не участвовала. Оставив её на спинке дивана, он повернулся ко мне спиной.

— Переодевайся, Никки. Я отнесу тебя обратно в постель. До утра ещё далеко.

Слава Пресветлой к этому моменту, я уже несколько пришла в себя, а потому собрав волю в кулак — переоделась. Из своих вещей высушить магией только нижнее бельё, хотя оно было сделано из тончайшего шёлка, так нелюбящего магическую сушку. Надеюсь, всё остальное успеет высохнуть и так. В доме тепло и сухо.

До кровати, тоже дошла сама, чувствуя себя немного неловко, после произошедшего. Пришлось мысленно на себя цыкнуть, чтобы не надумать себе всяких ужасов. А то, как Дориан обнял меня, стоило нам оказаться под одеялом, и вовсе вышибло все мысли из головы. Сомневаюсь, что он стал бы так же крепко прижимать к себе очередную игрушку, тем более, что сам от «шалостей» ничего не получил, полностью сосредоточившись на мне.

— Кажется, я понимаю, почему мужчины предпочитают не лезть в женские головы, — ворчливо прошептал он, зарываясь носом в мои волосы. — Не стоит думать обо мне так плохо. Я ведь могу и обидеться.

— Не лез бы в мою голову, остался бы в сладком неведении, — парировала я, но укол совести всё же ощутила.

— Спи уже, вредина, — хмыкнул он. — Я уже понял, что перевоспитание одной очень недоверчивой наёмницы будет процессом долгим и травмоопасным. Особенно для моего самолюбия.

— Ну так не заморачивайся, — уязвлённая его словами, парировала я.

— Ну вот опять… — тяжело вздохнул мужчина, и перевернулся на спину, утянув меня себе на грудь. — Чтобы не было непонимания и недомолвок, придётся сказать то, с чем я хотел повременить.

Я удивлённо уставилась на него, не понимая ровным счётом ничего.

— Я не привык ходить вокруг да около, но мне показалось, что ты несколько не оценишь то, что я тебе сейчас скажу, — крепко сжав мою талию, начал мужчина.

— Это почему ещё?

— Потому, что ты не любишь, когда тебя ставят перед фактом. Но видимо, в данном случае, без этого не обойтись, — он сделал глубокий вдох, дождался, когда я беспокойно заёрзаю от любопытства, и только потом продолжил. — Ты украла моё сердце, и я не собираюсь тебя отпускать, даже после окончания твоего контракта.

Я замерла. Тысяча и одна мысль пронеслись в моей голове, но громче всего звучали слова девушек, прозвучавшие на том памятном девичнике. И ещё громче — мой ответ. «Нет ничего хуже, чем влюблённый дагар».

— Знал же, что ты ещё к этому не готова, — в голосе мужчины звучала боль, но осмыслить этот факт я просто не успела. — Спи, Никки. Завтра ты проснёшься с полной уверенностью, что после инициации ты заснула в ванной…

И я заснула, сама, не поняв, как это произошло. Уже где-то на грани сна и яви, мне подумалось, что несмотря на всё остальное, его слова вызвали больше радости, чем удивления, или страха.

* * *

Утро началось странно, и как-то сумбурно. Мне было жарко, ощущение, что я упустила что-то безумно важное, не отпускало до самого завтрака. Только когда я с головой ушла в приготовление еды, оно начало смазываться, перестав грызть сердце. Интересно, отчего это?

Накормив своих домашних омлетом, я отправила в духовку очередную порцию мяса с овощами и картофелем, когда от мозго-колупания меня отвлекла принцесса.

— Николетта, — тихо позвала она, стоило Дориану покинуть кухню, — а ты не могла бы научить меня готовить?

— Зачем? — искренне изумилась, заправив непослушную прядь за ухо. — Сомневаюсь, что будущей королеве подобное умение пригодится.

— Скорее всего нет, — согласилась со мной девушка, — но мне бы хотелось этому научиться. С того момента, как я проснулась, чувствую себя абсолютно бесполезным балластом.

Села напротив неё, уделив Алексии всё своё внимание. Понятно, что, оказавшись вдали от дворца, она чувствует себя неуютно и странно. О том, как она краснела и смущалась, надевая предложенный ей ушастыми наряд, сегодня утром, и упоминать не стоит. Привычный для неё мир остался далеко, а о новом, она не знает ровным счётом ничего.

— Давай поговорим на чистоту, — предложила я, придвинув к ней кружку с отваром. — Ты мало что понимаешь в выживании и домашних делах, — девушка кивнула, залившись краской. — Ещё меньше, ты понимаешь в вопросах собственной безопасности, — новый кивок. — Так что давай так, нам предстоит длинное путешествие, и от тебя потребуется на время путешествия изменить свои привычки.

— Я сделаю всё, что в моих силах, — с огромным энтузиазмом воскликнула девушка. — Всё-всё!

— Боюсь, тебе не понравится, — я скривилась, отлично понимая, что ей будет ох как непросто. — Но если ты хочешь жить, и не подставить королевство и всех нас под удар, то тебе придётся забыть, что ты принцесса. Совсем. Напрочь. Никаких капризов. Никаких истерик. Любое указание должно выполняться сразу и безоговорочно.

— Конечно! — девушка закивала, словно болванчик.

— На время путешествия, тебя будут звать иначе… — начала я, и даже немного испугалась нездорового блеска в глазах девушки.

Кажется, проблемы будут совсем не там, где я их жду. Принцесса, которая не истерит, не качает прав и не треплет всем нервы — это несовсем то, что я ожидала от венценосной особы.

— И как же мы будем звать мою сестричку? — хмыкнул от двери Дориан, присоединяясь к разговору. — И как мы будем звать тебя, невестушка?

К-хм… невестушка? Это он вообще о чём? Подозреваю, что дагар придумал нам легенду, пока я возилась на кухне, и теперь решил посвятить нас в её детали. Понятно, что на его сестру, я со своими светлыми волосами не тяну. Перевела взгляд с Алексии на Дориана, и едва не поморщилась, заметив явное сходство, незаметное, если не ставить их рядом друг с другом.

— Её отец, двоюродный брат моей матери, — заметив мой взгляд, пояснил дагар. — Так что доля общей крови, у нас есть, как и некоторое фамильное родство.

— Ей придётся провести немало времени на солнце, чтобы загар сравнялся с твоим, — начала продумывать варианты я. — А ещё нам нужны наличные, чтобы прикупить одежды, когда мы окажемся на территории людей.

— Об этом я уже тоже договорился, — усмехнулся мужчина, забавляясь над тем, насколько мои мысли прыгают от одной к другой, иногда не имея очевидных связей. — Так что девочки, практикуйтесь. Выберите себе имена, и никакого «выканья» и придворных расшаркиваний. Кстати, — он хлопну себя по бедру, а потом достал из кармана небольшой бумажный свёрток. — Никки, надень вот это, и не снимай.

Моим «подарком», оказался достаточно простой, бронзовый браслет, покрытый непонятными мне символами. Надевать что-то, не зная его предназначения и возможностей — я не привыкла, а потому подняла вопросительный взгляд на дагара.

— Он защитит твои мысли от прочтения, — правильно понял он мой вопрос. — А также, известит всех жителей страны, куда мы прибудем, что ты моя невеста, — мужчина поднял руку, демонстрируя очень похожее украшение, венчающее его собственное запястье. — Сделан на заказ одним из местных умельцев, так что обыкновенные маги подвоха не учуют.

— А как же скрытые мысли? — не унималась я, почему-то медля и не прикасаясь к украшению. — Думаешь, это не привлечёт внимания?

— Как же я люблю наёмников, — мечтательно произнёс мужчина. — Взять что ли за практику, чтобы как минимум пять или шесть ваших, работали на моё ведомство постоянно? — словно мысли вслух, продолжил он. — Не знаю, как именно это работает, но маг услышит только сбивчивые отрывки, малопонятные и запутанные. Зверолюди снабдили такими штуковинами всех торговцев, с которыми работают, чтобы те их случайно не выдали. Метод проверенный и надёжный, так что надевай.

— А Алексии? — не унималась я.

— Чем тебе браслет не угодил? — проигнорировал мой вопрос Дориан, и скрестил руки на груди. — Ты смотришь на него, как на ядовитую змею.

И правда. Это всего лишь артефакт. Да, стилизованный под помолвочный наручень, но не более. Дагар не делал мне предложения, так почему я никак не могу заставить себя застегнуть эту безделушку на запястье, словно это что-то сильно изменит? Тем более, что внешне, украшение было более чем красивым.

— А она ждёт, когда ты сделаешь ей предложение, братик, — захихикала принцесса, выдав свою бредовую версию. — А то пришёл, бросил на стол браслет. Поставил девушку перед фактом, вот она и негодует.

Не могу сказать, что я негодовала… да и вопрос был не в предложении. Но меня почему-то смущало, что мы будем называться женихом и невестой, а по традициям зверолюдей, и вовсе женаты. Как будто эта «помолвка», могла что-то изменить, как-то связать меня. С другой стороны, я только что закончила рассказывать Алексии про то, как себя стоит вести, чтобы не усложнять жизнь мне и Дориану, и мне самой стоит подать ей в этом пример.

Я было потянулась к браслету, но дагар меня опередил. Одним смазанным движением, он переместился от двери, ко мне, и первым подцепил злополучное украшение. После чего, кривя губы в ехидной улыбке, сграбастал моё запястье, и легонько поцеловав тонкую кожу, защёлкнул застёжку браслета. Как я поняла потом — поцелуй был отвлекающим маневром, чтобы я не успела отнять руку.

— Ведь ты не откажешь мне, любимая? — промурлыкал этот гад таким тоном, что я невольно залилась краской и опустила глаза.

— «Тебе стоило самой его надеть», — неожиданно послышался голос наглого дагара в моей голове. — «Потому что теперь, снять его могу только я», — добил меня он.

Мамочки! Пресветлая, кажется, я только что влипла. С одной стороны, возможность общаться мысленно, нам очень даже пригодиться, с другой — я рассчитывала на то, что присутствие принцессы не позволит мужчине вгонять меня в краску.

— «Ах да, забыл сказать», — он улыбнулся ещё шире. — «Твои мысли теперь закрыты от всех, кроме меня».

Точно влипла. Окончательно и бесповоротно. Абсолютно довольный собой дагар вручил принцессе небольшую деревянную коробочку, в которой находился её собственный артефакт. Очень милый, и на вид абсолютно безобидный кулон в виде ромашки. В той же коробочке нашёлся и шнурок, на который её высочество повесила подарок, и завязала вокруг шеи.

— Не потеряй его, — наставительно произнёс Дориан. — Замены, увы, нет.

Девушка кивнула.

— Ваши легенды обсудим завтра днём, а сегодня, вам стоит попрактиковаться в неформальном общении, и придумать себе имена. Справитесь?

Поскольку я всё ещё находилась в некотором шоке, за нас двоих ответила принцесса. Удовлетворённый её уверениями, мужчина ушёл из кухни, а я поняла — ночью случилось что-то, о чём я не помню, но оно кардинально всё изменило. И вообще, последние несколько дней перевернули всё вверх дном, и я не совсем уверена, как мне стоит себя вести. Как себя вообще ведут молодые, влюблённые девицы, не тащащие на себе огромный багаж комплексов и скелетов из прошлого?

Глава двадцать восьмая

На удивление, после этого происшествия день прошёл более чем спокойно и размеренно. Я пообещала себе подумать обо всём случившемся позже. Например — завтра. Или ночью, но точно не сейчас. Помогавшая мне с тестом для слоёных пирожков Алексия, перемазалась мукой, но была абсолютно счастлива. О том, как забавно она выглядела, я решила не говорить, а потому только тихонько подхихикивала, слушая её почти непрерывное щебетание.

Ближе к вечеру, когда с домашними делами было покончено, а на девушку можно было смотреть, не пряча улыбку в уголках губ, в дом рыжей молнией влетела жена Арги.

— Никки! Ты ещё не готова! — окинув взглядом наконец-то присевшую на диван меня, всплеснула руками ушастая. — На закате мы обязаны быть в храме! А ну вставай!

В своём красном наряде, ушастая и хвостатая выглядела сногсшибательно. В длинные волосы тут и там были вплетены алые ленты, а вместо традиционных штанов, сейчас она красовалась в обманчиво длинной юбке. Фокус был в том, что та состояла их длинных шёлковых полос, при каждом движении открывающих стройные ноги лисички. Так что пока она стояла смирно, вы выглядело вполне пристойно, но стоило ей сделать шаг…, и наряд становился до безобразия неприличным. Впрочем, по меркам нашего королевства, все их наряды, неприличны, дальше некуда.

Думать о том, чтобы отказаться от праздника — не приходилось. Этот вопрос я обсудила с Алексией ещё днём, и она клятвенно заверила меня, что совсем не обидится, если я пойду.

— «Я понимаю, что буду чувствовать себя неуютно, среди них», — сказала она тогда, даже не пытаясь спрятать грустной улыбки.

В четыре руки, меня подняли с дивана, и погнали переодеваться. Оказалось, что сшитый девушками наряд, как две капли воды, похож на тот, в который была облачена жена Арги, если не считать цвета. Мне предстояло идти на праздник в наряде из небесно-голубого шёлка, расшитого бисером и крохотными слезинками стекла. Всё также в четыре руки, в мои несколько взлохмаченные их стараниями волосы, были вплетены ленты и искрящиеся в свете закатного солнца бисерины.

— Красавица, — осмотрев плоды рук своих, констатировала ушастая.

— Глаз не оторвать, — поддакнула ей Алексия.

— А любому мужчине, протянувшему руки, я их оторву, — внёс своё веское слово дагар, застывший в дверном проёме.

— Ой, да не волнуйся ты! — махнула в его сторону рукой ушастая. — Сегодня только женский праздник. Мужчины празднуют, когда луны нет.

И схватив меня за руку, утащила вон из спальни. Я только и успела, что помахать на прощание рукой Алексии, и поймать несколько потемневший взгляд дагара.

* * *

От дома, в котором поселились мы с Дорианом и Алексией, мы с рыженькой едва ли не бежали, почти до самого места празднования. Уже подходя к калитке, я услышала чуть уловимое фырканье спрятавшихся в кроне большого дерева парнишек. Сомнений в том, что им было не больше пятнадцати, быть не могло. Только в этом золотом возрасте, так заметна ломка голоса.

— Смотри, ещё ведьмы на шабаш прибежали, — я едва не представила, как этот мелкий ушастик тычет в нас пальцем.

— А ну марш домой! — неожиданно прикрикнула рыжая, смотря прямо на дерево. — Сейчас мамкам расскажу, что вы подглядывать припёрлись!

Послышался хруст веток, шуршание листьев, и несколько теней с поразительной скоростью понеслись прочь. Только пятки мелькали.

— Охальники малолетние, — посмеиваясь, объяснила рыженькая. — Интересно им, чего все женщины поселения каждую полную луну всю ночь делают.

— И как, хоть один подсмотреть смог? — поинтересовалась я, только сейчас понимая размах праздника.

Это же надо, раз в месяц всю ночь праздновать. И что-то мне подсказывает, что упасть под стол, как это иногда бывает на привычных мне попойках, тут не дадут.

— Ну ты же видела, как селение защищено? — хмыкнула девушка. — Вот и территория храма, где мы празднуем, тоже.

Ого. Вот это размах. И что же за таинство у них такое, что даже собственным мужьям или сыновьям знать не положено? И что ещё интересней, почему допустили меня? Ведь я чужая, как ни крути.

Солнце едва-едва не касалось горизонта, так что развивать тему рыженькая не стала. Просто схватила меня за руку, и потащила внутрь. Стрелой пролетев через огромный двор, она поклонилась стоящим у входа в храм женщинам, и уже значительно медленнее вошла в него. Стоит заметить, что находящиеся в храме женщины, выглядели по-разному. Чем они были старше, тем больше на них было одежды, и тем скромнее казались наряды.

Кивнув на огромную, и даже на вид очень мягкую подушку, по цвету идеально подходящую к моей юбке, ушастая нашла видимо свою, ярко алую, и бросила её на пол рядом со мной.

— Задавай вопросы, если что не понятно, — шепнула она мне, кивнув уже знакомым мне девушкам.

Последовав её примеру, я тоже улыбнулась девушкам, и приветливо помахала рукой. Если бы не они, то не участвовать мне в сегодняшнем мероприятии. Правда не знаю, хорошо это, или плохо.

Дальше было странно. Стоило в зал войти достаточно пожилой женщине, в кипенно белых одеждах, и все как одна присутствующие, склонили головы.

— Это главная жрица, — шепнула мне рыженькая. — Сейчас благословлять будет.

И действительно. Вошедшая, шла медленно, касаясь каждой и шепча какие-то слова. Прошло несколько минут, перед тем, как настала моя очередь. Когда ладонь жрицы легла мне на макушку, я невольно напряглась, ожидая непонятно чего. Ясно, что если меня пригласили на закрытый праздник, то вреда не причинят, но всё же. Осторожность — не лишняя, или это просто моя паранойя решила поднять голову?

— Любви и лёгкости тебе, дитя, — очень приятным голосом, с нотками очень похожими на те, что звучали в речи Марии, прошелестела женщина.

Как не странно, ту самую лёгкость, я почувствовала едва ли не сразу. Даже браслет, который весь день оттягивал руку, как будто стал легче, а его наличие стало приносить не раздражение, а какую-то иррациональную радость.

— Спасибо, — не удержавшись, прошептала я одними губами.

— Отдохни сегодня душой, — неожиданно напутствовала жрица. — Сбрось старый груз, он не принесёт тебе счастья.

Погладив мои волосы, она двинулась дальше, словно ничего не произошло, а я осталась сидеть, поджав под себя колени, и впервые за свою сознательную жизнь, не думала о том, что будет завтра и чем мне это грозит. Когда две прелестные ушастые девочки разнесли кубки с чем-то алкогольным, я, не задумываясь, поступила как все — выпила всё до последней капли. И вот тогда мне стало по-настоящему хорошо.

Следующие за этим поступком события, в памяти отпечатались смутно. Помню, как после питья, вы все вышли во двор, где разожгли несколько огромных костров. Помню, как мы водили вокруг них хороводы, и во всё горло пели какие-то песни. Какие, не вспомню под страхом смерти. Помню, как мы через эти костры прыгали, и как я поначалу удивлялась, что юбки от соприкосновения с огнём не загорались. Очень смутно помню, как я вошла в огонь, босыми ногами танцуя на раскалённых углях, и мне было совсем не больно, а соседние костры заняли другие девушки.

Что было дальше — тайна покрытая парами алкоголя. Ну или чего ещё, они добавили в свой традиционный напиток. Следующее воспоминание — я возвращающаяся домой на рассвете, и недовольный Дориан, встречающий меня в дверях. С другими такими же празднующими, мы расстались всего минутой позже, когда те впорхнули в двери своих собственных домов.

— Наёмница со стажем, упилась в зюзю… — хмыкнув, охарактеризовал моё состояние дагар. — И как угораздило?

— Молчи, мужчина, — беззлобно фыркнула я, и сделала то, до чего раньше не додумалась бы никогда.

Издав боевой клич дворовой кошки, я подпрыгнула, и обвила мужчину руками и ногами, беззастенчиво повиснув на нём. Плевать, что полосы шёлка разошлись, выставив мои ноги напоказ. Здесь и сейчас, я хочу чувствовать этого мужчину кожей, наслаждаться его силой и не думать о последствиях.

— Дагар, ты попал, — мурлыкнула я, наслаждаясь его удивлённой физиономией. Подтянувшись, прикусила его нижнюю губу, хихикнула, и лизнула место укуса. — Крепко так, — потёрлась щекой о его плечо, провела губами по коже.

Едва не ляпнула, что кажется, мне сегодня перепало божественного благословения на любовь, но вовремя прикусила язык. Почему-то показалось неправильным, вот так, раскрывать даже одно короткое мгновение происходящего на празднике. Я была уверена — словам жрицы можно верить. Она не просто говорила, она желала. Искренне и от всего сердца, подкрепив пожелание силой, дарованной ей богиней.

— А теперь неси меня спать, — широко зевнув, заключила я. — Что-то я устала.

— «Если все женщины возвращаются домой в таком настроении, я не удивлён, что мужчины поощряют этот ежемесячный шабаш», — очень тихо, едва ли не на грани сознания, прозвучал голос Дориана. — «Лично я в восторге».

Для того чтобы понять, что это мысли личные, а не адресованные мне, мне понадобилось отоспаться. Что забавно, с воспоминаниями о них, я проснулась всего несколько часов спустя, бодрая и готовая если не свернуть горы, то приготовить что-нибудь пожрать, это точно. Осознав, что я наглым образом оплела что-то большое и тёплое руками и ногами — открыла один глаз.

В поле видимости — мягкий шёлк стального цвета. Задумалась… Пощупала грелку руками, оценила размеры… Кажется, в этот раз, собственнические инстинкты проявил не дагар, а я. Ну что, бывает. Поскольку, он явно не протестовал, и несмотря на достаточно позднее для него время, остался лежать в постели не пытаясь уползти, я решила, что ещё пара минут ничего не изменит.

— Доброе утро, — мурлыкнула я, потёршись щекой о ткань его рубашки. — Давно не спишь?

— Он вообще не спал! — сдала дагара принцесса, откуда-то с другого края комнаты. — Лежал и вздыхал, делая вид, что недоволен. Да, братик?

«Братик» то ли хрюкнул, то ли сдавленно хихикнул, но попыток отбрехаться, не предпринял. Только крепче приобнял меня за талию, и чмокнул в макушку. Видимо, отвечая на приветствие. Кажется, эти двое спелись за прошедшую ночь, впрочем, я не против.

— Кстати, когда свадьба? — невинно продолжила эта заноза, и я поняла, что девушке надоело прикидываться милым бессловесным предметом мебели.

— После дождика в четверг, — беззлобно буркнула я, потягиваясь, словно кошка. — Сделает нормальное предложение, а не поставит перед фактом, тогда и поговорим, — отвечала то я Алексии, но в глаза смотрела самому дагару, коварно улыбаясь, и следя за тем, как округляются его глаза. — Кто голодный? — шутливо перевела тему, заметив, что мужчина набрал воздуха, видимо, чтобы развить тему.

— Я помогу! — подорвалась со своего места принцесса, и самым наглым образом стащила меня с постели. — Хотя, тебе стоит переодеться. Арги заходил, принёс тебе очередной шедевр, который они ошибочно называют одеждой.

— Вижу, что тебе тоже, — хмыкнула я, рассматривая её платье.

Сногсшибательно красивое, из тонкого шёлка, оно очень выгодно подчёркивало тонкую фигуру Алексии и очень ей шло. Страшно подумать, сколько такой наряд бы стоил за пределами этого острова. Интересно, чем обоснован такой приступ щедрости со стороны ушастых? И на праздник меня пригласили уже после того, как Дориан отдал в их пользование закрытую долину на своих землях.

Не удивительно, что мой внимательный взгляд, направленный в его сторону, мужчина заметил.

— «Это очень хорошие земли», — мысленно ответил на мой невысказанный вопрос мужчина. — «Просто не пригодные для людей, поскольку те не очень умеют общаться с гномами».

Гномы! Вот в чём секрет. Эта раса, лет двести назад ушла в горы, почти полностью отказавшись контактировать с людьми. Не знаю, какой была причина конфликта, но с тех пор, с гномами контактируют только очень удачливые и терпеливые купцы. Неудивительно, что людям нет хода на те земли, если долина действительно закрытая, а попасть туда можно только через гномьи ходы.

— «Верно мыслишь», — подтвердил мои умозаключения дагар. — «Но я не думаю, что у ушастых с коротышками будут проблемы в общении. В конце концов, у них весьма схожие взгляды на жизнь».

— «А почему они решили уехать с этого острова?» — не удержалась я от вопроса, переодеваясь за ширмой. — «Ведь тут у них всё налажено».

— «Всё больше и больше людей натыкаются на это место, а ушастые предпочитают растить свой молодняк в более безопасных условиях».

— «Но как они планируют пересечь всю страну, и остаться незамеченными?» — задала я новый, волнующий меня вопрос.

— «А это уже моя забота», — я почувствовала, как мужчина мысленно отмахнулся. — «И я даже знаю, как решить эту проблему».

Продолжать разговор, понимая, что дагар не настроен на дальнейшие откровения, я не стала. Мне конечно прощаются некоторые вольности, но не стоит перегибать палку. Даже у самого терпеливого в мире человека, есть свой предел. А дагара, даже в страшном сне, самым терпеливым существом во вселенной не назвать.

Сегодня, мне тоже досталось умопомрачительно красивое платье. Небесно-голубой шелк ласкал кожу, и, если честно, в этом наряде я себя чувствовала больше раздетой, чем одетой. Слишком тонким и невесомым был материал, и слишком свободным крой.

Исчезнув в ванной на пару минут, чтобы привести лицо в порядок и несколько освежиться, в кухню я вошла в самом радужном настроении. Алексия разложила продукты на столешнице, и теперь задумчиво их рассматривала, словно в первый раз видела. Дагар, наблюдал за этим из-за стола, и уходить точно не собирался.

— Что-то не так? — поинтересовалась я у принцессы, уж слишком у неё было отстранённое выражение на лице.

— Да вот думаю, как из всего этого, вообще можно соорудить что-то съедобное, — печально улыбнулась она. — Думала, помогу, хоть подготовлю продукты, а потом поняла, что даже не знаю, что с ними можно сделать.

— Многие учатся, наблюдая за другими, — попыталась успокоить девушку, но видимо не преуспела. — Давай так, я буду готовить, а ты следи за моими действиями. Думаю, хоть что-то, да запомнится.

Не знаю, зачем ей всё это, но отговаривать её я не собиралась.

Глава двадцать девятая

День прибытия торговцев стал для поселения полноценным праздником. Накрывались столы, а дорогих купцов принимали едва ли не как дальних родственников. Видя всё это, очень хотелось покинуть дом и присоединиться к зверолюдям, но Дориан запретил. Сказал, что пока сам не договориться с каждым из новоприбывших, чтобы мы и носа не казали из дома, дабы не подставить принцессу. Кто знает, насколько эти милые люди, любят выгоду, и как быстро нас сдадут, ради прибыли?

В конце концов, изнывая от скуки, мы с Алексией окопались на кухне, развлекаясь кулинарными извращениями. В общем, переводили продукты, поскольку ничего путного, из наших экспериментов не вышло. Втихаря избавляясь от пятнающих нашу честь, как опытных кулинаров «шедевров», мы принимались за дело по-новому.

Итогом нашей скуки, стал голодных дагар, идеально чистый дом, и раздражительные, в конец, заскучавшие мы. Когда на следующий день, Дориан притащил нам весьма неказистого вида ткани, с наказом пошить нечто соответствующие нашему «статусу», я несколько приободрилась. Невозможно водить знакомство с Диланом, и не перенять ничего из портного дела, так что о пошиве одежды я знала много.

Ещё три дня, прошли с иголкой в руках, но результатом я осталась вполне довольна, чего нельзя сказать о принцессе, которая исколола все пальцы. Впрочем, сам процесс она тоже не оценила, справедливо заявив, что некоторые вещи стоит оставить профессионалам.

Также, всё это время, я заставляла Алексию обращаться ко мне по новому имени. Ей оно категорически не нравилось, как и её собственное. Ну да, у невесты начинающего купца, Тамана, не могло быть изысканного певчего имени, как и у его сестры. Так что я стала Агатой, а Алексия — Марисой.

Перед отплытием, моя жадность меня таки доконала. Поговорив с Арги, я умудрилась договориться о нескольких рулонах первоклассного шёлка, по пусть и кусающейся, но вполне приемлемой цене. Правда всё это богатство, мне было временно недоступно, и получу я его только после того, как обитатели острова переедут в закрытую долину на землях Дориана. Что мне подходит, если учесть предстоящий нам путь. Сомневаюсь, что смогла бы втихую довезти свой груз до столицы, не раскрыв при этом наше инкогнито, или не влипнув в неприятности.

С рыжей мы прощались, словно давние подруги. Странно, но за какую-то неделю, она стала мне едва ли не такой же родной, как Лиа или Дилан.

— Ты не печалься, — погладила меня по волосам девушка. — Через пару месяцев, мы переедем, и тогда будем часто видеться. Арги сказал, что твой муж обещался сделать стационарный телепорт из своего замка.

Первый раз об этом слышу, что неудивительно. Тему ушастых, Дориан обходил стороной, не желая обсуждать свои дальнейшие планы. Я это решение приняла, хоть мне оно и не нравилось. Впрочем, даже наличие телепорта в замке дагара, не значит, что я смогу часто видеться с этой милой девушкой. Мне в его замке делать нечего.

— Я буду скучать, — крепко обняла рыжую, на всякий случай, прощаясь навсегда. — Берегите себя.

В нашем мире слишком много грязи и ненависти, чтобы столь замечательные существа могли жить свободно, не таясь. Они слишком добрые, слишком открытые и слишком уязвимые. Правильно, что они ушли от людей, вместо того, чтобы стать нам подобными.

* * *

Всё время на корабле, я шила, или спала. Общаться с купцами не тянуло, да и под внимательным взглядом дагара я чувствовала себя несколько неуютно. Он не отходил от нас с Алексией ни на шаг, словно мы собирались сбежать, оставив его одного.

Радует одно, моими стараниями, за несколько недель пути, мои спутники обзавелись приличным запасом одежды. На первое время, точно хватит.

Единственное, что несколько разбавляло мои однообразные будни — процесс «кормления». Дагар полностью восстановился, и принялся готовить меня ко второй инициации, которая, по его прогнозам, должна была произойти через несколько месяцев, и потребует прорву энергии.

Если первая, коснулась в основном тела, то вторя, коснётся ауры и магического потенциала, перестроив все магические жилы. После неё, я стану едва ли не полноценным представителем расы дагаров, хотя даже сейчас, на физическом уровне, мало чем от них отличаюсь. Одно радует — Дориан подумал об этом тоже. Для любого мага, вся наша троица будет выглядеть людьми. Я бы конечно и сама смогла замаскироваться, но ему в этом вопросе я доверяла несколько больше. Всё же, это магия несколько не моего уровня.

Сойдя на твёрдую землю, я пошатнулась. Всё же за несколько недель непрерывной качки, мой организм как-то адаптировался, и теперь никак не мог понять, почему пол не качается. Примерно те же ощущения, я прочла на лице принцессы, которая чувствовала себя крайне неуютно в портовой толпе. Это у ушастых, места было много, а народу мало. У людей всё несколько иначе, особенно в большом портовом городе.

Первым делом, Дориан двинулся в сторону банка. Поразмыслив, коснулась его плеча, привлекая внимание.

— Давай лучше я? — предложила. — У меня есть несколько счетов, которые не смогут связать с нами.

— По возвращению, я возмещу всё, до последнего медяка, — чуть расслабившись, пообещал мужчина. — У меня с собой ни одного ключа доступа.

Ну да, он же не оперативник, чтобы всё своё, носить с собой. О том, что деньги мне могут не вернуть, я даже не думала. В конце концов, возмещение потраченных денег, прописано в моём контракте.

Нырнув в ближайшую подворотню, выудила из волос простенькую шпильку с секретом. Спрятанную в полой трубочке карточку, я передала дагару. Сомневаюсь, что за нами кто-либо наблюдает, но не стоит привлекать к себе внимание, самолично снимая деньги со счёта. Пусть это сделает Дориан, он мужчина, нас сопровождающий, так кому ж ещё беспокоиться о средствах?

О том, что в моей причёске ещё парочка таких тайников, решила не говорить. И вообще, зачем девушке сложная причёска, с массой разных украшений, если не прятать в ней всё, что может понадобиться при побеге? Жаль, что как артефакты, все мои украшения больше ни на что не годятся. Моргуловы маги, с их моргуловым порталом…

После банка, было решено остаться в городе ещё на пару дней, чтобы подыскать подходящий караван. Так конечно дольше, но значительно безопасней, чем путешествовать самим. Тем более, что трое, ничем с первого взгляда неприметных человека, не решаться на столь длинное путешествие одни. Бандитов, ещё никто не отменял, как и другие опасности, хорошо знакомые опытным путешественникам.

* * *

Если опустить, какими словами я мысленно крыла, тот притон, в котором нам придётся провести следующие несколько дней, то устроились мы неплохо. Хотя, по сравнению с домом, в котором мы жили у ушастых — это просто клоповник. Оставив дагара в ближайшей таверне, чтобы тот разузнал всё нужное о караванах и их предводителях, мы с Алексией отправились на рынок. Докупать все те мелочи, которых мне жутко не хватало всё это время.

Выданных мне на руки средств, вполне хватило бы на неплохой арсенал, но пришлось отказаться от этой идеи. Как и от похода в местное отделение гильдии. Это в нашей столице, меня каждый моргул знает, а что из себя представляет местный филиал — только моргулам известно. Тем более, это явно не место для принцессы.

Прикупив нам тёплой одежды и походных мелочей, я долго боролась с соблазном обзавестись маго-коммуникатором. Увы, эта великолепная, и очень полезная вещь, была слишком приметной и совсем не по карману тем, чей образ мы выбрали.

Что примечательно, рыночные воришки, успешно опустошающие карманы обывателей, каким-то шестым чувством видели во мне угрозу, а потому не подходили даже близко. Если честно, это несколько меня напрягло. Если эти пройдохи, так легко меня раскусили, то что говорить об остальных?

Вернувшись на постоялый двор, где нас ждали комнаты, дагар и горячий ужин, я не прекращала обдумывать эту мысль. Ведь караванщики, не менее прожжённый народ, чем те же карманники. Не спущу ли я нашу прекрасную легенду, одним своим видом?

— «Хватит рефлексировать», — мысленно одёрнул меня дагар. — «С таким лицом, даже умалишённый не примет тебя за простую горожанку».

— «А что не так с моим лицом?» — огрызнулась я, но сделала выражение попроще.

— «Мыслей много, и выражение хищное, до безобразия. Ты же автоматически сканируешь пространство на признаки опасности, пока все остальные, просто глазеют по сторонам».

— «Это провал, да?»

— «Не хандри. Даже среди обыкновенных людей встречаются параноики. Просто попробуй расслабиться, и доверить нашу безопасность мне».

Я не сдержалась, и фыркнула. Расслабиться! Он что, сейчас так изощрённо поиздевался надо мной? Если он помнит, то моя жизнь едва ли не зависит от благополучия моей подопечной, а та сейчас за много сотен миль от дома, и неизвестно, когда вернётся за надёжные стены дворца.

— «Спасибо, я оценил то, насколько ты мне доверяешь», — в мысленном голосе Дориана слышалось раздражение.

Вполне оправданное, стоит заметить. Этот мужчина ещё ни разу не дал мне повода, усомниться в его надёжности, так чего я с ума схожу? Видимо, человеческий город и на меня действует угнетающе, а не только на принцессу. А в сравнении с поселением ушастых, где я чувствовала себя легче пёрышка, и вовсе разница, как между небом и землёй. Жаль, что благословение богини, продлилось так недолго.

* * *

Несмотря на скуку, первые несколько недель нашего пути домой, прошли более чем спокойно. Бандиты не пытались ограбить караван, постоялые дворы пусть и не отличались чистотой, но позволяли укрыться от непогоды, а после первого и единственного выяснения отношений между дагаром и другими мужчинами, к нам с Алексией не приставали. Если честно, то после той трёпки, что им устроил Дориан, они даже смотреть в нашу сторону боялись.

Проблемы начались, когда мы пересекли границы нашего королевства. Уж не знаю, причиной тому то, что мы наконец попали в радиус поисковых заклинаний, нацеленных на принцессу, или нас кто-то всё-таки вычислил, но неприятности посыпались, как из рога изобилия.

Первый такой случай, произошёл в гостинице, всего в дне пути от границы. Какие-то неумехи, забрались в номер, где спали мы с Алексией. Увы, если у кого-то, из тех, кто нас ищет, были только предположения о том, нашли ли они «нужных» людей, то в ту ночь они точно подтвердились. Спросонья, я не особо себя контролировала, а потому отреагировала на рефлексах, отправив неудачливых идиотов к праотцам.

Представляю, что произошло на следующий день, когда мы не спустились к завтраку, а потом и к обеду, и не сдали комнату, как было уговорено заранее. Дагар, как и я, предпочёл не рисковать, а потому мы собрали свои скудные пожитки, и под покровом ночи покинули город. Тайно, разумеется.

Следующее покушение произошло всего через два дня, и было столь же провальным. Я даже глазом моргнуть не успела, когда помеченный мной, как подозрительный, тип упал на брусчатку, зажимая рану в боку. Обменявшись взглядами с дагаром, я поспешила увести принцессу подальше от трупа, и раствориться в толпе. Очень плохо, если наши дальнейшие передвижения будут сопровождаться трупами едва ли не в каждом городе.

Глава тридцатая

Факт нападений, и то, откуда у них растут ноги, мы обсудили, забившись в комнату очередного постоялого двора. За последние дни, я стала крайне нервной, что не могло не сказаться на моей манере выражаться.

— Дориан, нас вычислили, — в пятый раз повторила я, меряя комнату шагами. — Причём свои.

— Ты делаешь поспешные выводы, — не согласился со мной мужчина, медленно цедя какое-то пойло, которое подавали в этом притоне. — Два покушения за неделю, ещё ничего не значат. Тем более, что первое было в номере, где вас явно собирались ограбить дилетанты.

— Конечно дилетанты! — прошипела я. — Гильдия не возьмёт контракт на её жизнь, а конкурентов у нас нет! Достойных, по крайней мере.

— И даже не сдаст соседям? — с сомнением спросил Дориан.

— Не говори глупостей. Никто не захочет провалить столь высоко профильный контракт. Это вопрос престижа. И вообще, ты думал о том, чтобы открыть для нас троих телепорт во дворец? Твоих сил вроде бы должно на это хватить.

— Сил то хватит, но тогда я снова несколько дней буду лежать пластом.

— А к магам обратиться? Ведь ковен смог создать тот портал, — продолжала искать выход я.

— Ты действительно думаешь, что я смогу найти десяток магов нужной силы, которые умеют работать друг с другом в этой глуши? — дагар оставался совершенно спокойным, в отличие от меня. — Единственное, что могу предложить, это несколько изменить цель путешествия. Из своего замка, я смогу открыть портал в любую точку мира.

— Так какого моргула мы до сих пор с упорством муравья прёмся напролом? — я дошла до точки кипения.

Видимо, напряжение последней недели, дурно сказалось на моём характере. Обычно я более сдержана.

— Устала? — с сочувствием спросил Дориан, непробиваемый, как скала. — А то я что-то не припомню, чтобы ты устраивала истерики на пустом месте.

— Как же ты меня достал! — рыкнула я, и развернувшись на каблуках, двинулась к двери. — Присмотри за Марисой, я скоро вернусь.

Мне нужно было выпустить пар, и сделать это срочно, пока я не успела наговорить гадостей своим спутникам. Мы более трёх недель постоянно вместе, и это не могло пройти бесследно для психики и нервов.

Пар я решила выпустить в ближайшем кабаке. С кружкой вполне хорошего пива, и тарелкой свиных рёбрышек, я наблюдала за завсегдатаями, просто наслаждаясь тем, что мне не нужно никого защищать. Первого «кавалера», я отшила вполне успешно, поскольку тот ещё не успел полностью утопить свой мозг в алкоголе. Второму, хватило небольшого ментального внушения, а вот третий… Хамоватый наёмник низшего класса, не состоящий в гильдии, и оттого вечно голодный и живущий от пьянки к пьянке.

Печальное зрелище, но вполне предсказуемое — гильдия не любит конкурентов. Вольным, просто не достаётся нормальной работы, и они перебиваются объедками с нашего стола.

И вот, это весьма потрёпанное существо, решило облагодетельствовать меня своей компанией. Стоило ему только сесть рядом, как меня едва не сшибло со стула запахом гнилых зубов, недельного перегара и немытого тела. Какая мерзость.

— Ну что красавица, пошли ко мне? — обнажив жёлтые зубы в улыбке, сходу предложил он.

— А тебе не кажется, что я несколько не твоего поля ягода? — я демонстративно осмотрела его с ног до головы, и поморщилась в конце осмотра. — Знакомствами не интересуюсь.

— Вонючка, свали, — приказал на удивление знакомый голос, и я несколько похолодела, узнав его.

Дагар из гильдии. Самый опасный и жестокий из нас, сейчас он стоял за спиной пьяницы, скрестив на груди руки. Стоило «вонючке» обернуться, как кровь резко отхлынула от его лица, а руки стали подрагивать. Не удивительно, что он испытывал едва ли не крайнюю степень ужаса при виде того, кто осмелился прервать наше общение.

В своей привычной, неторопливой манере, Ричардс занял место выпивохи. Ну да, как будто от его компании, я буду просто в восторге! Делать вид, что не узнала его — глупо, но и разговаривать мне с ним не хотелось.

— Наши тобой крайне недовольны, — после длительной паузы, высказал он, прикрыв нас от прослушивания. — Не удивлён, что ты прячешься в этой дыре, упустив клиента.

— Дай угадаю, тебя послали, чтобы меня отыскать и наказать, — я широко улыбнулась, впервые не испытывая и толики того страха, что обычно сопутствовал общению с этим мужчиной. — Как мило с их стороны, послать за мной аж самого карателя.

— Ты на удивление спокойно относишься к факту своей неминуемой смерти, — мужчина скривился, не оценив моего оптимизма. — Ты же понимаешь, что мне не составит труда тебя прикончить, даже если учесть тот факт, что ты была одной из моих лучших учениц.

— Дай угадать, у тебя даже есть аварийный телепорт в столицу, чтобы доставить одну очень провинившуюся меня пред очи начальства, — с надеждой спросила я, увидев наконец-то выход из сложившейся ситуации. — А зная тебя, то возможно и второй где-то прячется?

Спрашивала я не просто так. Аварийные телепорты, они всего на двоих человек, а если учесть, как далеко мы забрались, то и на двоих энергии может не хватить. Под моим изучающим, и лучащимся надеждой взглядом, мужчина несколько призадумался. Сомневаюсь, что он ждал от меня именно такой реакции. С другой стороны, что Ричардс, что Дориан — достаточно сильные маги, и добавить к уже почти готовому порталу энергии — у них вполне хватит сил.

— Контракт на моё имя, покажешь? — попросила я, чтобы увериться в правильности своего решения.

Если я сейчас удостоверюсь, что он тут действительно по мою душу — отведу его в номер, где сейчас должна сладко спать принцесса. Вопрос о моей профнепригодности будет снят сам собой, а у нас будет короткий, и безопасный путь домой.

Бумага легла на стол, и если в любой другой ситуации, это стало бы моим приговором, то сейчас, я только широко улыбнулась, всматриваясь в знакомое плетение магической печати. Её конечно можно подделать, но вкупе с тем, что за мной пришёл Ричардс, можно отбросить вариант с подлогом.

— Ну что, охотник, — в последний раз провела пальчиком по собственному имени на бумаге, — пошли. Я знаю отличное место.

С этими словами я встала, и бросив оплату за поздний ужин на стол, вышла из таверны. Дагар двинулся за мной молча и несколько задумчиво, но, когда я направилась к постоялому двору, наконец-то отмер.

— Решила избавиться от ненужной девственности, раз пришло время умирать? — хмыкнул он, стоило мне открыть дверь, ведущую на второй этаж. — Ты конечно прости, но твои прелести меня не прельщают.

— Твои меня тоже, — более резко, чем стоило, хмыкнула я в ответ. — Да и умирать я не собираюсь.

Как не странно, но мне простили эти слова, и теперь мой несостоявшийся палач шёл молча, словно боялся нарваться на новую колкость. Видимо, решил не спорить с трупом, коим он меня считает.

В нашем номере, царила тишина. Её высочество спало, свернувшись калачиком, а Дориан сидел у окна, и явно ожидал моего возвращения. Даже жуткий скрип двери, не потревожил сон нашей подопечной, а мой дагар подобрался, стоило ему понять, что я вернулась не одна.

— Что-то случилось? — тихо спросил он, набросив на Алексию паутину сонных чар, чтобы та не проснулась раньше времени. — Тебя долго не было.

— Выпускала пар, — отмахнулась я. — Но, кажется, у меня есть решение нашей маленькой проблемки.

— Тебе не кажется, что очень неосмотрительно меня игнорировать, оставив за спиной? — вмешался в наш диалог Ричардс, очень недовольный тем, что его не представили и вообще, о нём забыли.

— Ричардс, мы знакомы тысячу лет, — хмыкнула я. — Если ты бьёшь, то никогда не делаешь этого со спины. Прошу тебя, не стоит больше нервировать моего работодателя, он в последнее время и так нервный, может и поверить.

Я решила предостеречь наёмника, заметив, как по пальцам Дориана зазмеились ниточки тьмы. Ричардс конечно хорош, но с начальством ему не сравниться, хоть из кожи вон вылезь. Слишком разные уровни силы.

— Дориан Римас? — вопросительно кивнул в сторону дагара наёмник.

— Во плоти. А вон на той кровати, объект защиты, — я сделала жест в сторону спящей Алексии. — Как видишь, она жива и даже здорова, так что контракт на моё тельце, недействителен, а вот от аварийных телепортов, для возвращения в столицу мы не откажемся. Надоело своим ходом передвигаться.

— Разумеется, вы мне их оплатите, — сразу взял быка за рога наёмник. — По двойной цене.

Я чуть не ляпнула, что хоть по тройной, лишь бы свалить из этого притона и вернуться туда, где чисто, тепло и мне будут прикрывать спину не только дагар, но и другие наёмники. А то нервы на пределе, силы на исходе, а Алексия пусть и пытается вести себя, как надо, но актриса из неё никакая. Одного взгляда на неё хватает, чтобы вычислить в ней, как минимум аристократку.

— Хорошо, но тогда мы отправимся прямо сейчас, — покладисто согласился Дориан. — Оплата после прибытия.

Стало очень приятно, что начальство безоговорочно поддержало моё решение. Ведь он мог устроить наёмнику проверку, мне допрос, и тогда мы проторчали бы здесь ещё долго. В теории, мы могли бы попробовать купить амулеты переноса в какой-нибудь лавке, только я сильно сомневаюсь, что у меня, во-первых, хватило бы на них денег, а во-вторых, не удивлюсь, если все места, где подобное продаётся, сейчас отслеживаются. Ну и в-третьих, мы сейчас едва ли не на самой окраине нашей страны, и даже не в большом городе. Магазинов, способных позволить себе продавать подобные вещицы и в столице единицы, что уж говорить об этом месте.

А вот с Ричардсом всё было проще. Мы все давали клятву, не позволяющую нам предать гильдию и других наёмников, так что связаны по рукам и ногам. Даже в случае магического принуждения, он бы умер сразу, только получив задание. Жестоко, зато оправданно. Это даёт определённые гарантии, позволяя не ожидать удара в спину хотя бы от своих.

— И даже не станете меня проверять?

Наёмник, это диагноз… Ну да, нам с детства прививают подозрительность, так что неудивительно, что Ричардс удивился столь скоропалительному решению Дориана.

— Я привык доверять своим людям. Тем более, что Николетта не враг себе, — пожал плечами Дориан. — Думаю, у неё есть причины быть уверенной в вас, и в вашей надёжности. А контрактом на её имя, я поинтересуюсь по прибытии в гильдию.

Ой. Последняя фраза была сказана таким тоном, что я даже поёжилась. Что-то мне подсказывает, что Лорду Хашару предстоит несколько очень неприятных минут, как и всем тем, кто поспособствовал исчезновению принцессы. Появились у меня некоторые мысли на этот счёт, пусть я не и торопилась делиться ими с Дорианом. Это не вопрос первоочерёдной важности, так что может и подождать до нашего возвращения.

Что касалось контракта, который сейчас находился во внутреннем кармане Ричардса — этого следовало ожидать. Провал столь высокопрофильного как это задания по любой причине, кроме смерти — позор для наёмника. Останься я во дворце — всё бы закончилось строгим выговором, штрафом и изгнанием без права на возвращение, но я исчезла. Полагаю, что мои коллеги сочли это за побег, а вот это уже совсем другой разговор. Гильдия очень не любит терять деньги, а любой проваленный контракт — пятно на репутации и удар по кошельку. И если чуть замаранную репутацию гильдия могла бы простить, то потерянные из-за этого деньги — никогда.

Было решено, что принцесса вернётся с Дорианом, а я — с Ричардсом. Начальство от этого конечно было не в восторге, но ему пришлось прогнуться под обстоятельства. Когда они исчезли, я повернулась к наёмнику.

— Ну что? Идём?

Ричардс медлил, внимательно меня рассматривая, и не говоря при этом ни слова. Впрочем, он никогда не был особо разговорчив.

— Тебе не стоит в него влюбляться. Этот дагар тебе не пара, — наконец нарушил он тишину, и не дав мне возможности ответить, активировал амулет переноса.

И какое ему дело до того, в кого я влюбляюсь, и кто мне пара? Что-то не припомню, чтобы Ричардс когда-либо интересовался моей жизнью. А ещё вспомнилось, как просто Дориан поделился энергией с маленьким приёмышем Барона. Почему Ричардс, точно знавший о том, кто я, никогда не делился со мной? Не пытался помочь, подпитать?

Впрочем, сейчас это не первостепенно. Дориан с Алексией на руках, которую он так и не разбудил, ждали нас в одном из залов главного здания гильдии, и весь его вид выражал нетерпеливое возбуждение. Он явно чувствовал себя некомфортно среди этих хмурых стен.

— Добро пожаловать домой, детка, — хохотнул Ричардс, подхватывая меня под локоток. — Пошли на поклон к Хашару. Думаю, он будет доволен, что ты всё-таки не провалила столь важное задание.

Ну конечно. Клиент жив, и даже невредим. Деньги отдавать не придётся, так ещё и за счёт амулетов казна пополниться. Одни плюсы. Передёрнув плечами, отняла свою руку, не желая терпеть его прикосновений. Мы никогда не были близки, и столь фамильярное отношения мне не по душе.

Шагая по тёмным коридорам, я вспоминала долгие годы, проведённые в стенах гильдии. Столько лет, столько боли, столько опыта. Да, благодаря их школе, я могу выжить почти где угодно, без оглядки на условия, но будь у меня выбор, стала бы я такой? Думаю, что нет.

Первым в кабинет Лорда Хашара вошёл Ричардс, даже не постучавшись.

— Ну наконец-то! — послышалось мне изнутри. — Не думал, что поиск одной единственной дрянной девчонки, отнимет у тебя столько времени!

— Увы, мне приходится отказаться от контракта, в виду того, что нас ввели в заблуждение. Объект защиты жив, и находиться под охраной.

— Не мели чепуху. Придворный маг заверил нас, что принцесса мертва, а Николетта сбежала.

Придворный маг. Не к нему ли ведут все ниточки? Если подумать, то защиту от магического воздействия на помещение снял кто-то изнутри, как и защиту от порталов. Тем более, что была нужна точная точка отправки, которую способен вычислить только маг. Я переглянулась с Дорианом, и по глазам поняла — он подумал о том же. Странно, что мы раньше не рассматривали этот вариант.

Более того, я не совсем понимаю, почему этот маг, позволил себе с такой уверенностью заявить, что Алексия мертва? Мы были далеко за пределами поисковых заклинаний, но это не повод объявлять на меня охоту. Хотя, его действия в этот раз оказались мне только на руку.

— И всё же, — настаивал на своём Ричардс. — Девчонка жива, заказчик с ними, так что контракт недействителен.

— Заказчик лично прислал нам послание, с требованиями о ликвидации Николетты, как виноватой в произошедшем.

Мы с Дорианом удивлённо переглянулись, и передав мне спящую Алексию, мужчина вошёл в комнату, чем поверг Лорда Хашара в шок.

— Ваша светлость?

Я отчётливо услышала скрип отодвигаемого кресла, говорящий о том, что грозное начальство гильдии даже поднялось, чтобы стоя поприветствовать высокого гостя. Интересно, в этот раз, он пустырником и валерьяной обойдётся, или опять в запой уйдёт?

— Не покажете ли письмо, которое якобы пришло от меня? И, Хашар, мне очень интересно, с каких это пор, я присылаю вам весточки, вместо того, чтобы наведаться в гости лично?

— Но ваша подпись, и печать… — замямлил почуявший запах палёного Хашар. — Я и предположить не мог, что кто-то осмелился бы написать от вашего имени…

— Письмо! — коротко и резко, оборвал его невразумительные попытки оправдаться дагар. — У меня мало времени и ещё меньше терпения. Неужели вам надоело занимать этот пост?

Ни в чём неповинное кресло с грохотом упало на пол, я мне послышались быстрые шаги перепуганного до смерти главы гильдии. Интересно, а дагар действительно может исполнить свою угрозу, и сместить Лорда Хашара с должности? Было странно подумать, что гильдия позволила бы главе национальной безопасности — столь тотальный контроль. С другой стороны, гильдия конечно сильна, но и мы подчиняемся законам страны, в которой работаем. Пусть и несколько в меньшей мере, чем простые обыватели.

В комнату я решила не заходить. В конце концов, я почти уверена, что Дориан уладит проблему с контрактом на моё имя, а значит — я могу просто подождать его снаружи. Не стоит попадаться на глаза бывшему начальству. Оно у меня злопамятное, и думаю, до сих пор не в восторге от того, что закончив с этим контрактом, больше не вернусь на работу. К нему, по крайней мере.

— Подпись и печать, и правда мои, но не текст письма, — через пол минуты молчания, хмуро оповестил присутствующих дагар. — Я лично снимаю контракт на голову Николетты, и на будущее, — он взял небольшую паузу. — Если мне будет нужно кого-то убить, я приду заказать его голову лично, не марая бумаги.

— Да-да, конечно, ваша светлость, — залебезил Лорд Хашар, даже из коридора, я слышала, как бешено бьётся его сердце.

Кислый запах его страха разлился в воздухе, вызывая отвращение. Какая мерзость. Один из самых влиятельных людей в нашей стране, а такая тряпка. Решено, я точно никогда не вернусь под его руководство. После сегодняшнего инцидента — уж точно. Мало того, Лорд Хашар не простит мне своего унижения, пусть я и не виновата.

Глава тридцать первая

Во дворец мы вернулись уже поздней ночью, через открытый Дорианом портал. Слава Пресветлой, ему не составило труда доставить нас прямо в мою комнату, в обход стражи и ненужных вопросов. Уложив принцессу на мою кровать, он поставил на спальню защиту просто убойной силы, и приказал сидеть тихо, пока он не вернётся. Настроение у мужчины было явно не на высоте.

Мне, пожалуй, даже жаль тех неудачников, которые попадутся ему на пути. Что-то мне подсказывает, что в ближайшие несколько часов, во дворце всё встанет с ног на голову, а потом обратно. И первым, кому достанется — станет придворный маг. Есть у меня предположение, что он имеет отношение к тому ковену, что пытался украсть принцессу. Вот только вопрос — почему Ангалия?

Должны быть очень хорошие причины для того, чтобы приютить эту кучку фанатиков, с очень опасным направлением магии. Могли ли они подчинить их правительство? В теории — да. С другой стороны, неужели никто бы не заметил столь разительных перемен? В общем, не знаю. Политика, несколько не моё амплуа.

Действие сонного заклинания на Алексии уже истекло, перейдя в здоровый сон, который позволит ей набраться сил перед завтрашним «возвращением домой». Думаю, ей предстоит немало разговоров со всеми, кто так или иначе волновался о её исчезновении. Очень надеюсь, что никто не додумается устроить по этому поводу праздник, или паломничество в её покои. Боюсь, после нескольких недель пути, я стала несколько нервной и недоверчивой. Как бы кому-нибудь в лоб не прилетело за излишне резкое движение.

Подумав, решила связаться с Диланом. В конце концов, наступит утро и мне предстоит вернуться к своим обязанностям телохранителя, а у меня даже надеть нечего, учитывая мои новые предпочтения.

— Привет киса, — радостно отозвался друг, стоило мне только набрать его позывные. — Вижу, что слухи, циркулирующие по гильдии правдивы, и вы выбрались из той дыры, в которую провалились.

— Языки бы укоротить этим сплетникам, за разглашение стратегической информации, — буркнула я вместо приветствия. — Я тоже рада тебя видеть, но я по делу.

— Что, всё так паршиво? — сразу подобрался парень.

— Не то, чтобы совсем, но покой нам только снится. Скажи мне, друг сердечный, ты таки пошил тот наряд, что показывал мне несколько месяцев назад, ещё до того, как я ввязалась в эту авантюру?

— Ты про женский костюм? — артаку нахмурился, припоминая. — Да, правда спросу на него нет. Материалы дорогие, а ваши придворные Леди считают его едва ли не неприличным. Жуткие снобы.

— Он мне по фигуре сядет? — с надеждой спросила я, обрадовавшись столь хорошим новостям.

— Должен вроде бы. Может правда в груди и талии будет немного великоват, но это подогнать минутное дело.

— Тогда давай так… Мои мерки у тебя есть, а одежда мне нужна к утру. И желательно, удобные ботиночки или сапожки, которые к нему подойдут. Пришлёшь с Лией, а я тебе перешлю деньги и за срочную работу, и за сам наряд.

— Дай угадать, в твоём стиле намечаются сильные перемены? — глаза артаку заблестели азартом.

— Ага. Так что, мне бы ещё десяток похожих и в самые кратчайшие сроки. Боюсь, если я буду ходить в форме наёмницы по дворцу, меня совсем не поймут, а платья для меня больше не вариант.

— Понял. Не вопрос, кис. Но запомни, ты задолжала мне рассказ о своих приключениях, как надбавку за вредность.

Я хмыкнула. В этом весь Дилан. Его хлебом не корми — дай послушать сплетни и истории. Попрощавшись с артаку и получив его заверения, что к утру всё будет готово и передано мне прямо в руки, я устало опустилась в одно из кресел. Дурной сегодня вышел день, пусть и продуктивный. Что хуже, несмотря на защиту, которую поставил дагар, этой ночью я и глаза не сомкну. Пока Дориан наводит шорох во дворце, всегда есть шанс, что кто-то воспользуется суматохой и попытается снова навредить моей подопечной.

Только села, как поняла — мне противно находиться в том тряпье, что на мне сейчас надето. Пришлось идти переодеваться, и поскольку времени на полноценную ванну с пеной, гелями и масками мне не видать, как своих ушей, пока Дориан наводит шороху, пришлось воспользоваться магией. Всё-таки надевать чистое, на грязное тело, это фу.

Дальше потянулись длинные часы ожидания. Принцесса спала, я читала. Я читала, она спала. Скукотища несусветная.

Дагар пришёл, когда небо окрасилось во все оттенки оранжевого, а солнышко только-только показалось из-за крыш просыпающегося города. В глаза словно насыпали песка, тело ныло от неудобной позы, и хотелось кого-нибудь убить, только бы внести некоторую ясность в происходящее.

— Почему не спишь? — хмуро спросил он, застыв на пороге, не заходя внутрь.

— Бдю, — пожала плечами, откладывая опостылевший за прошедшие часы роман. — На всякий случай.

— Моей защиты бы хватило, чтобы обеспечить вам безопасность.

— А я моргулов перестраховщик, — огрызнулась я. — Как всё прошло? — спросила, смягчив тон.

В конце концов, он не виноват, что у меня дурное настроение и я не имею права срывать его на нём. Тем более, что этот мужчина подобного не потерпит. Не тот характер.

— Придворный маг в пыточной, и над ним сейчас работают лучшие специалисты. Придворным сегодня пришлось расстаться с амулетами и артефактами, и пройти принудительное ментальное сканирование. Часть, сейчас ждёт специалистов из ковена, чтобы их расколдовали. Что ещё… — он задумчиво почесал подбородок, облокотившись плечом об косяк. — Королева временно ограничена в перемещениях, поскольку оба её любовника оказались подсадными утками. Остальные принцы и принцессы собраны в одной комнате, и сидят под мощнейшей охраной. Король в бешенстве, и, кажется, будет война.

— Война?

Я искренне удивилась такому повороту событий. До нашего исчезновения, подобных настроений в воздухе не витало, а что теперь? Что такого случилось, что возможно очередное кровопролитие мирных жителей из-за того, что их правители чего-то не поделили?

— Ангалия выдвинула обвинения в уничтожении их ковена магов, и попытки переворота десятилетней давности, когда погибли почти все члены их королевской семьи.

Я застыла. Ой-ой-ой… что же будет. Одно дело финансировать повстанцев, а другое, самим устроить переворот. Если всплывут доказательства, то нам несдобровать. Соседи накинутся на нас, словно стая изголодавшихся шакалов, чтобы урвать кусочек поаппетитней, прикрываясь военной поддержкой пострадавшей стороне. Как же всё плохо.

— Доказательства есть? — упавшим голосом спросила я.

— Они обещали их предоставить, и у меня есть подозрения, что вполне смогут это сделать. Это был бы не первый случай, когда его величество сунул свой длинный нос в личные дела другого государства. Можешь не волноваться, — заметив мой испуг, попытался успокоить меня дагар. — Это не первый раз, когда мне предстоит убирать за нашим излишне деятельным монархом.

В некотором смысле, его слова звучали едва ли не как измена. Сомневаюсь, что его величество оценил бы столь вольное обсуждение его поступков и действий.

— «Ну мы же ему не скажем?» — подмигнул мне Дориан, падая на пол рядом с моими ногами, и забирая мою ступню в плен. — «Сомневаюсь, что у тебя есть резон сдать меня этому самодовольному тирану», — последовал лёгкий смешок, а мужчина принялся поглаживать мою икру в плотно обтягивающих штанах тренировочного костюма.

— «Зачем?» — мысленно спросила я, имея в виду, зачем он решил просветить меня в том, что вообще-то не имеет отношения к моей работе.

— «Ты будешь работать в моём отделе, а значит придёт время, когда и тебе придётся узнать о не самых лицеприятных тайнах нашего королевства».

— «Как те, о которых стало известно Виконту Лирансу?» — ткнула я пальцем в небо, и отчётливо ощутила, как сжались пальцы дагара.

Ага, видимо, я попала. Интересно, чего такого нарыл этот предприимчивый Виконт, что его величество допустил даже мысль шантажа? А ведь это должно быть нечто масштабное.

— «И как много рассказал тебе твой приёмный отец?» — даже в его мысленной речи слышалось напряжение.

— «Достаточно, чтобы мне захотелось увидеть, как его гроб скроется глубоко под землёй», — я ответила честно, но при этом стараясь не выдать своего любопытства.

Барон не запретил мне копать, мало того, он благословил мои поиски, а я собираюсь отомстить за тех, кто были столь добры ко мне. Да, душевного равновесия Марии не вернуть, но оплатить все счета, я могу. Нужно только немного времени и терпения. На самом деле, я планировала заняться этим делом в плотную, завершив контракт с принцессой, но грех упускать возможность узнать побольше. Тем более, что я искренне сомневаюсь, что Дориан не в курсе, как и Барон, хотя делает вид, что ничего не знает. Неспроста его величество столь трепетно относится к его просьбам, и не в чувстве вины здесь дело.

Дагар молчал, и я тоже не торопилась нарушить повисшую в общении тишину. В конце концов, он или скажет, направив меня в нужную сторону, или промолчит, и тогда мне придётся получить информацию уже из другого источника. Так или иначе, это всё равно произойдёт. Терпение и труд, а также деньги, вложенные в правильные руки, добудут мне нужную информацию. И намного быстрее, чем многим хотелось бы.

— «Знаешь,» — наконец прервал молчание дагар — «я тут задумался о том, откуда у представителей Ангалии появились сведения о проведённой в их стране операции,» — как бы невзначай мысленно говорил Дориан. Будто просто размышляя. — «Все следы были качественно подчищены лично мной. Вот только изначальных планов, находившихся в тайнике его величества, почему-то не оказалось. Тогда он сказал, что лично от них избавился, да только сразу после этого, Виконт Лиранс как-то очень быстро взлетел по карьерной лестнице. А потом ещё эта нелепая случайность с Баронессой Марией…»

Он замолчал, и я поняла, что больше мне из него не вытянуть ни слова. Ну, если бумаги всплывут, то я с огромным удовольствием угощу Виконта тем же ядом, что он угостил Марию. В противном случае, если бумаги не найдутся, где мне их искать? Сейф — скучно и банально. Уверена, его величество давно бы нашёл способ их выкрасть и уничтожить столь вескую точку давления на свою монаршую персону.

— «А что вы намерены делать с бумагами? Есть ли шанс их выкрасть до обнародования?» — поинтересовалась, не особо ожидая ответа.

— «Шанс есть, но не стоит особо надеяться на успех. Даже если они и успеют, то всегда могут быть копии, и копии копий. Никогда не знаешь, сколько они их сделали».

— «Ты только не смейся, но у меня есть идея», — неожиданно для себя, я решила поделиться мыслью, которая вертелась у меня в голове последние пару минут.

Удивительно, но Дориан её одобрил, и коротко чмокнув меня в коленку, умчался приводить придуманное в жизнь. Я только хмыкнула, наблюдая за тем, с какой грацией двигается этот, в общем-то, крупный мужчина. Если некоторые мужчины его размеров больше похожи на несколько неуклюжих медведей, то его можно сравнить только с тигром. Большим, быстрым и опасным.

— Как всё печально, — вырвал меня из задумчивости голос Ричардса. — У тебя на лице написано тупое обожание, граничащее со слабоумием, — припечатал он, убив шикарное настроение.

— Чем обязана?

Не хотелось показывать, насколько меня напрягает его присутствие. Я конечно благодарна за его своевременное появление, позволившее нам вернуться во дворец на несколько недель раньше, чем планировалось, но это не значит, что мы друзья. И по факту, это даже не его заслуга, а спасибо нам стоит сказать тому, кто заказал меня. Уж очень своевременно за мной послали «чистильщика» гильдии.

— Своей бесполезностью. Его светлость, — Ричардс сказал это столь издевательским тоном, что было ясно — никакого почтения он не испытывает, — отправил меня охранять принцессу, пока он занят. Что, златовласка? Силёнок и умишка маловато?

Я молча смотрела на него, не совсем понимая, с чего столь явный приступ агрессии? В конце концов, я ему не конкурент, и даже не соперница. Да, он когда-то давно меня учил, и я благодарна ему за полученные знания. Они очень помогли мне в жизни, но это не повод, чтобы он обращался ко мне подобным образом. С другой стороны, конкретно этот дагар, кажется, уважением к другим не страдает.

— Тогда можешь посторожить под дверью, — безразлично отозвалась я, изо всех сил держа себя в руках.

Внутренняя сущностью рвалась в бой, едва не вибрируя от возмущения. Странно, но раньше мой элементаль боялся дагара, как чумы, забиваясь подальше. Это я теперь стала настолько сильной, или она думает, что Дориан за нас этому гаду шкуру спустит? Вопросы множились, но ответов на них у меня не было. Слишком много возможных вариантов, и слишком мало исходных данных.

На мой приказ, а это был именно приказ, поскольку именно я командую телохранителями, Ричардс ощерился острыми иглами тьмы. Вот только они не имели ничего общего с той тьмой, что обычно окружала Дориана. Эта, была какой-то грязной, больше напоминавшей воду в сточной канаве. Мне даже почудилось, что я уловила неприятный запах гниения. Мерзко-то как.

— Ты не имеешь права мне приказывать, — прорычал он.

В этом — весь Ричардс. Нестабилен, агрессивен и крайне опасен. Мерзкий тип.

— Жаль тебя разочаровывать, но я имею право приказывать всем телохранителям её высочества. Это прописано в моём контракте. Даже временным. Если тебя что-то не устраивает, то ты знаешь где дверь, и уверена, сможешь ею воспользоваться.

Что показательно, дагар не переступал черты контура, возведённого Дорианом. Внимательнее посмотрев на плетение, удивлённо присвистнула. Оно было настроено на то, чтобы ловить моё настроение, позволяя или не позволяя войти в комнату. И я уверена — Ричардс не сможет пробить эту защиту. Она ему не по зубам. И вообще, наблюдая за ним сейчас, я видела разницу между первобытной, чистой силой Дориана, и жалким подобием, что была передо мной сейчас.

Осознав всё это, я почувствовала себя несколько уверенней. Интересно, кто мои родители на самом деле? Если старая карга сказала правду, и король — мой отец, то у меня достаточно впечатляющий потенциал. Сильнейший клан суккубов, и достаточно сильный клан дагаров. Склонив голову к плечу, я наблюдала за бесящимся за чертой Ричардсом, и была безмерно благодарна Дориану за столь качественную защиту.

Встав, я подошла к дверям, чтобы закрыть их. Вид грязной мути, отравляющей пространство вокруг дагара навивал тошноту, и я предпочла бы не видеть и не ощущать всего этого. Увы, мои планы прервали Лиа и Сабрина, стрелой промчавшиеся мимо Ричардса, даже не заметив барьера.

— Никки! Ты вернулась! — воскликнула Лиа, крепко обнимая меня за плечи.

— Ну, наконец-то! — ворчливо поддержала её Сабрина, но вторя подруге, повисла у меня на шее. — Мне уже надоело ждать в этом серпентарии! Порой я почти уверена, что бордели красного квартала даже предпочтительней.

Я хмыкнула. Даже не думала, что они будут так рады меня видеть. Увы, от радостной встречи отвлекло яростное рычание из соседней комнаты.

Глава тридцать вторая

Под недоумёнными взглядами подруг, захлопнула дверь в спальню. Не буду тратить нервы на этого неуравновешенного истерика. Раньше мне казалось, что подобным поведением и суровым нравом, он демонстрирует свою силу… но теперь, получше познакомившись с Дорианом я знаю точно — всё это глупости. Действительно сильный мужчина не станет унижать тех, кто его слабее. Он не станет давить авторитетом, стараясь казаться значительней. Ему это просто не нужно. И именно сильный мужчина, может позволить себе быть мягким, если ему этого захочется.

— Ты изменилась за эти недели, — задумчиво сказала Лиа, когда я наконец вздохнула с облегчением, отгородившись от Ричардса. — Знаешь, мне кажется эта поездка пошла тебе на пользу. Я рада, что те перестала панически бояться эту сволочь. Он не стоит твоих нервов.

— Давно пора, — хмыкнула Сабрина. — Он конечно силён, но до нашего начальства, ему как пешком до Ангалии.

Мы весело рассмеялись, и впервые за то время, что прошло с момента, как мы покинули гостеприимный домик на острове зверолюдей, я смогла немного расслабиться. Всмотрелась в лица подруг, и внезапно замерла, увидев насторожившее меня пятно в ауре Бри. Что-то очень странное, грязное и непонятное.

— «Дориан, ты меня слышишь?» — мысленно позвала я, моля Пресветлую о помощи.

— «Что-то не так?» — ответ пришёл сразу, что меня порадовало сверх меры.

— «Что-то не так с Сабриной. Я боюсь её спровоцировать, и, если честно не уверена, если я просто паникую.»

— «Сейчас буду,» — успокоил меня мужчина.

Не прошло и пары секунд, как в комнате открылся портал, через который к нам шагнул полуобнажённый дагар. Он явно только что вышел из душа, и сейчас на ходу натягивал рубашку. Как же он всё-таки хорош. Я невольно засмотрелась, и неосознанно облизала в миг пересохшие губы. Тьфу ты! Сейчас не время и не место вспоминать, как тепло мне спалось на этой груди, и как защищённо я себя чувствовала в кольце его рук.

— «Я рад, что нравлюсь тебе,» — мысленно мурлыкнул дагар. — «Но ты права, сейчас несколько не время. Что с Сабриной?»

— «Не знаю, но чуть выше головы, словно чёрное пятно на ауре. Оно мне не нравится.»

Неожиданно, обе девушки замерли, даже не дыша, а Дориан подошёл к Сабрине. Рассматривал он её долго, поначалу хмурясь, а потом хмыкнув.

— Всё с твоей подругой хорошо. Просто она видимо с Ричардсом повздорила и нечаянно впитала немного его силы.

— Фу, — я непроизвольно скривилась, испытывая отвращение. — И как она только позарилась на эту мерзость?

Девушки оттаяли, и теперь непонимающе переводили взгляды с меня на дагара. Подозреваю, что они всё это время находились в сознании, просто не могли пошевелить и пальцем. Уж больно они спокойно относятся к тому, что Дориан уже одет, и находиться совсем не там, где появился.

— Надеюсь, я не представляю опасности для окружающих? — нахмурилась Сабрина.

— Всё в порядке, но в будущем не советую закусывать дагарами. Наше энергия плохо усваивается, особенно такая.

Сабрина смутилась, потупив глазки. Кокетка, она и на севере кокетка. Вот не умеет Бри нормально общаться с мужчинами, не пытаясь привлечь их внимание и вызвать на эмоции, которые так питательны для суккуба.

— А почему дверь закрыли? — поинтересовался Дориан.

— А там Ричардс с голодными глазами ходит, — хмыкнула Бри. — Он уже много лет присматривается к нашей златовласке, и кажется понял, что ему ничего не светит и авторитетом больше не надавить.

Дориан нахмурился, внимательно всмотревшись в мои глаза. Не знаю, что он там увидел, но хмыкнул и пошёл открывать. Зачем это он?

— Я неясно выразился? — обратился он к замершему у самого дверного проёма Ричардсу. — Я приказал оберегать, и твой характер и личные заморочки меня не волнуют.

— Она не впустила меня в комнату! — рыкнул дагар, и одно из моих кресел со свистом полетело в стену. — Какого моргула я обязан подчиняться этой малолетней дуре?

— Не обязан, — совершенно спокойно ответил Дориан. — Я разрываю контракт, в силу того, что ты не в состоянии справиться с заданием. На выход!

— Я лучший наёмник гильдии!

— Был им, — пожал плечами Дориан. — Возможно. Я пытался компенсировать тебе ушедший из рук контракт, предложив более престижную и непыльную работу, но ты не справился даже с собственным непомерным самомнением.

Присутствовать при прилюдной порке Ричардса, было страшно. Он ведь не простит. Он мстителен и злопамятен, и если подобные слова могли бы сойти Дориану с рук, будь они наедине, то сейчас пощады ждать не приходилось. Ведь я, Бри и Лиа всё слышали. Есть только одна проблема — если с Дорианом Ричардсу не справиться, то нам троим грозит реальная опасность.

— Нам крышка, — озвучила общее мнение Сабрина, когда, хлопнув дверью, наёмник вышел из моих покоев. — Интересно, мне пойдёт оторванная голова?

— Думаю, что не больше, чем нам, — отозвалась Лиа с нервным смешком. — Пожалуй мне стоит предупредить брата и отца, что он снова слетел с катушек.

— Снова? — я недоумённо посмотрела на подругу.

— Ага. Это уже третий раз за несколько лет. Хотелось бы мне знать, кто проигнорировал прямой запрет гильдии, и дал ему выпить?

— Как будто в городе с алкоголем проблемы, — фыркнула я. — На каждой улице как минимум пять мест, где можно едва ли не утонуть в этой гадости. И никакие запреты не помогут. Только я не знала, что у него с этим проблемы.

— Ладно девочки, вы тут подежурьте, пока я разгребусь с парой вещей, а потом станет поспокойней, — прервал наш разговор Дориан. — Пара дней аврального режима, а потом станет полегче. Никаких посетителей. Рядом с принцессой разрешено находиться только вам троим.

И ушёл. Через дверь. Видимо ему и правда понадобятся силы, чтобы всё качественно провернуть.

* * *

Дни тянулись медленно и однообразно. Вернувшись во дворец, Алексия почувствовала себя уверенней и теперь мы едва не ныли от её неуёмной энергии. Ей хотелось на тренировки, поговорить с подругами, вызвать портного и много чего другого. Выход нашла Лиа, заставив нашу принцессу отжиматься, качать пресс и наматывать круги по комнате, пока та не падала в полном изнеможении. Защитный полог Дориан раздвинул, охватив им мои покои полностью, так что гостиную мы переоборудовали в тренировочный зал.

Единственное, что вносило некоторое разнообразие — дагар. Он неизменно приходил после того, как принцесса отходила ко сну, и забирал меня для «кормления». Эти пол часа, что мы проводили вместе, заряжали меня энергией на следующий день, и пополняли резерв моего порядком израсходованного терпения. С ним, я чувствовала себя защищённой и нужной, наверное, впервые в жизни.

И вот, спустя почти неделю, наше заключение подошло к концу. Поздно вечером, в мои покои зашёл Дориан, и оставив дверь открытой указал на неё рукой.

— Всё! Все свободны, всем спасибо за терпение! — торжественно провозгласил он. — Сабрина, ты сегодня дежуришь в покоях принцессы, но это просто предосторожность. И готовьтесь к тому, что завтрашний день может показаться вам адом. Придворные несколько ошалели от вынужденного заточения.

— Так не мы одни под замком всё это время сидели? — несколько ошарашено спросила Бри, которая была готова на стенку лезть, или биться о неё головой, но выбраться на свободу.

— Досталось всем, — с несколько неестественной улыбкой обрадовал нас дагар.

Ну да, если есть выбор между тем, чтобы страдать в одиночестве, или всем дворцом — я предпочту вообще не страдать, но в компании всё же веселей. Выдворив девушек, Дориан прошёл прямиком в мою спальню и без сил упал на постель.

— Спать, — устало прошептал он, кое-как накинув на себя одеяло. — Я так устал, что у меня даже нет сил к тебе приставать. Так что ложись рядом, и составь мне компанию.

— Трудный день? — я присела на край постели, и принялась пропускать его волосы через пальцы.

— Трудная неделя, — сонно буркнул он. — Ты или переодеваешься и ложишься рядом, или я сейчас схвачу тебя в охапку, и ты уже ничего не успеешь.

Хмыкнув, я пошла переодеваться. Дилан снабдил меня мягкими штанами и свободной рубашкой, в которых мне было бы удобно спать, раз о личном пространстве мечтать не приходилось. Умывшись и причесавшись, я натянула новую пижаму, и вернулась в спальню. Дориан уже спал, морской звездой развалившись на кровати, и закинув одну руку за голову.

Что странно, у меня и на секунду не появилось желания уйти спать на диван, оставив его одного. Вспомнилось то, как мы спали в обнимку и зверолюдей, и мне безумно захотелось повторить это. Хотя бы один раз. Пусть через полгода наши пути могут разойтись, я буду рада тому времени, что нам предстоит пробыть вместе.

Накрыв его одеялом, легла чуть в отдалении, борясь с желанием забиться ему под бок. Мужчина чуть недовольно нахмурился, и одним рывком прижал меня к своей груди, уткнувшись носом в мои волосы. Его довольный вздох бальзамом пролился на моё самолюбие, и я просто лежала, слушая, как бьётся его сердце. Незаметно для себя самой, уснула.

* * *

Утро, увы, не порадовало меня томным пробуждением в руках Дориана. Точнее, проснулась то я крепко прижатая к телу дагара, но причиной сему пробуждению стал король, и он был крайне зол. Желание спрятать голову под подушку и накрыться одеялом, росло с каждым его словом, но увы, пришлось молча терпеть нотации «отца».

— Я разочарован в тебе Николетта, — уже в третий раз повторил он. — Как моя дочь, ты должна подавать пример смирения и добродетели, чистоты и хороших манер, а я застаю тебя в постели с мужчиной.

Сам мужчина, с которым меня «застали», сидел, и многозначительно хмыкал мне в волосы, бесстрастно выслушивая реплики монарха. Вот кому, явно не было дела до плохого настроения короля.

Поскольку я никогда не обладала теми качествами, которые желал во мне видеть венценосный родитель, то, когда лекция о моём дурном поведении пошла по пятому кругу, моему терпению пришёл конец. Я не выспалась, хочу есть, хорошенько вымыться и будь хоть малейший шанс, что мне сошло бы это с рук, то я бы пинком выпроводила монарха из своей спальни, но увы. Приходиться терпеть, делая вид, что хоть как-то воспринимаю его слова.

— И что ты можешь сказать в своё оправдание? — наконец решил дать мне слово король.

— Вам честно, или то, что вы хотите услышать? — с дуру ляпнула я, и только потом поняла, что именно сказала.

Ну вот кто меня за язык тянул? Ну побушевал бы, ну ещё пару ваз разбил. Невелика беда. А что теперь?

— Честно, — очень тихо, и даже на удивление спокойно ответил монарх, смотря почему-то на дагара, а не на меня.

— Я не знаю, правду ли вам сказала та старая карга, также, как и то, зачем всё это было сказано. Увы, после сего открытия, для меня ничего не изменилось. Я выросла среди наёмников, и дворцовый уклад и правила знати мне чужды. Я сама выбираю с кем мне спать, когда и как, и это совершенно не касается вас, или кого-либо другого.

— А теперь послушай меня, девочка, — зло прошипел король. — Я король, и обязан думать о выгоде своей страны. Как моя подданная, и моя дочь, ты обязана подчиниться и выполнить мою волю, ибо всё что я делаю, я делаю на благо страны. Сразу после своей сестры, ты выйдешь замуж, чтобы упрочнить позиции нашей страны, и это решено.

Я молчала, яростно бороздя его взглядом, мечтая о том, как проворачиваю кинжал в его горле. Он ещё не признал меня, а уже решил, какая роль мне отведена в его политической игре. Сбегу. Точно сбегу. И пусть мне будет безумно жаль оказаться вдали от Барона и Марии, я предпочту свободу кабале навязанного замужества.

— Я отказываюсь от вас, — против воли, слова просочились через плотно сомкнутые губы с жутким шипением. — Отказываюсь от потенциального родства, раз и навсегда.

Удивительно, но после этого, рука дагара, лежащая на моей талии немного сжалась, словно даря поддержку и уверенность в собственных силах. Сама собой спина выпрямилась, а на губах заиграла уверенная улыбка.

— Как видите, ваше величество, моя протеже не в восторге от той участи, что вы ей приготовили, и заявила об этом открыто, — нарушил звенящую от напряжения тишину дагар. — И потому, как мы и договаривались, вы всё остаётся так, как и было.

— Я отказываюсь от договора, — отмахнулся король. — Мне нужен этот брак.

— Если вы отказываетесь от договора, то я думаю, мне пора хорошенько задуматься о смене профессии. Я отказываюсь служить тому, кто не способен сдержать данное им слово.

Король побледнел. Даже не так. Краска почти в одночасье схлынула с его лица, сделав его неправдоподобно белым, и только два чахоточно красных пятна горели на скулах. Мне показалось, что я уловила едва заметный запах крови — так сильно его величество сжимало кулаки.

— Ты не имеешь права покинуть свой пост, — проскрипел он. — Мы оба отлично знаем, что несмотря на мои пожелания, за последние десять лет ты завязал всю агентурную сеть на себя, и я не могу себе позволить остаться без неё.

— Тогда решайте, чего бы вам хотелось больше, — с наглой ухмылкой припечатал Дориан. — Выдать мою любимую замуж с выгодой для страны, или… впрочем, все последствия вы вполне сможете просчитать и без моей помощи.

Я нервно сглотнула. Он ведь не пойдёт на это? Не откажется от положения в обществе, любимой работы и возможный перспектив, только ради того, чтобы защитить меня от его величества? Стоп! Он сказал «любимую»? В голове одна за одной промелькнули картинки, эпизоды из спокойной жизни на острове зверолюдей, и некоторые из них, было мне незнакомы. Он стирал мне память?! Я аж поперхнулась воздухом, поняв, что именно тогда произошло, и теперь с некоторым подозрением смотрела на венчающий моё запястье браслет.

— «Как невовремя блок на память упал,» — послышался довольный голос Дориана в моей голове. — «Можешь не беспокоиться на счёт планов короля. Он никогда не пойдёт против меня.»

— «Почему?» — невольно удивилась я, поглаживая узор на браслете.

— «Потому, что я очень расчётливый и властолюбивый. А ещё подлый и мстительный, как все дагары,» — отозвался мой мысленный собеседник. — «За последние десять лет король лишился фактической власти, и страной правит совет Лордов, а советом,» — мне послышался ещё один смешок, — «правлю я и моя семья. Это было сделано, когда наш монарх в течении всего пяти лет, едва не развалил страну из-за своего неуравновешенного характера».

Я мысленно охнула. Как же я была далека от политики, и, если честно, предпочла бы оставаться в дали, но видимо мне это не светило. Дориан весьма прозрачно обозначил свои намерения, и после всех поступков, которые были в сотни раз громче любых слов, я не видела ни одной причины артачиться. Осталось только дождаться официального предложения, если я конечно всё правильно поняла.

— Я клянусь кровью и жизнью, что больше не попытаюсь принудить Николетту Ликасе к чему-либо, — мёртвым голосом проронил король, и больше не сказав не слова, покинул комнату.

Всем своим видом, он выражал укор, неоправданно обиженного человека, но я тоже умею столь многозначительно молчать, и потому не верю этой наигранной скорби и униженному достоинству. Неприятно конечно, когда тебя столь жестко ставят на место, но это я не знала на что способен Дориан, а его величество должен был быть в курсе.

— О чём задумалась? — мурлыкнул мне в волосы Дориан, упав обратно на подушки, и уложив меня себе на грудь.

— Несколько озадачена произошедшим, — честно призналась я. — И тщетно пытаюсь понять расстановку сил.

— Ну если коротко и по существу, — не стал увиливать дагар, — то совет Лордов принимает решение путём голосования, а король подписывает резолюции и указы. Как ты понимаешь, сам монарх на этих встречах не присутствует, ибо давно стал не более чем символом. Увы, больших надежд на его сыновей мы тоже не возлагаем, так что эта традиция скорее всего приживётся.

— Но ведь ты выполнял его приказы, — припомнила я первое «учебное» нападение на принцессу и последующий разнос, а также слова Дориана о том, что он предупреждал его величество о нецелесообразности данного назначения. — Или нет?

— За годы сотрудничества, мы научились не действовать друг другу на нервы, — рассмеялся Дориан, видимо уловив воспоминание через браслет. — Я подыгрываю ему на людях, позволяя сохранить лицо, а он не принимает ни одного решения, не посоветовавшись со мной. Если в каком-то непринципиальном для меня вопросе он упорствует, то могу согласиться, просто чтобы продемонстрировать свою лояльность. Увы, нашей стране очень не повезло, когда умер отец нынешнего монарха, оставив только одного психологически неуравновешенного наследника. Одно радует, его детям это не передалось, благодаря своевременному вмешательству магов.

Я замолчала. За последние пять минут, я узнала о верхушке нашей страны больше, чем когда-либо хотела знать. И ещё. Сомневаюсь, что, раскрыв мне подобные тайны, Дориан когда-нибудь меня отпустит.

— Не стоит так волноваться, — заметив, что я напряжённо молчу, прошептал мне в волосы Дориан. — Уж кому-кому, а тебе меня бояться не стоит.

* * *

Дальнейшие месяцы не принесли сюрпризов. Наша разведка показала, что маниакальное стремление ковена крови, как мы его прозвали, отомстить королю и его приспешником и стало их погибелью. Открывая портал и удерживая его, они не рассчитывали на то, что кто-то сможет противостоять чарам призрака, выпивающего силы. Они не сразу поняли, что планы изменились, и им стоит перенести не одну хрупкую девушку, а двоих, а потому выложились по полной, но даже этого не хватило. Столь мощное и многоуровневое заклинание не отпустило своих жертв, пока не иссушило их до дна. Маги — перегорели.

Исчезновение Дориана из дворца тоже повлекло за собой непредвиденные последствия. Как оказалось, придворный маг, служивший короне ещё несколько лет назад был насильно перевербован. Мятежный ковен сделал из него послушную марионетку, верного прислужника. Именно он вербовал всё новых и новых шпионов, и передавал информацию своим хозяевам. И когда тот, кого больше всего опасались исчез, а новых приказов не поступило — он выполнил заложенную в него программу. Он попытался зачистить все следы.

Первой, досталось мне. Подчинив секретаря Дориана, маг отправил письмо в гильдию, заказав им мою смерть. Послание гласило, что я, не справившись с возложенной на меня миссией, бежала из дворца, а потому должна быть наказана. Следующими должны были стать остальные контрактники из гильдии, но они всё не давали повода себя устранить. Временно отказавшись от зачистки наёмников, маг готовил покушения на влиятельных персон королевства, медленно подбираясь к монаршей семье.

Возможно, не сделай он ошибку с попыткой меня устранить — у него бы всё получилось. Ведь ему верили и не ожидали удара в спину. По итогам допроса оказалось, что почти половина знати получила во время одного из ужинов, очень нехороший яд замедленного действия. Вернись мы на пару недель позже, и его план бы удался.

Лишившись поддержки ковена, Ангалия, выкупившая когда-то сведения о провалившемся у них перевороте у Виконта Лиранса, несколько сбавила обороты. Оказалось, что и при их дворе маги порезвились всласть, завербовав очень многих, чем решили проблему недовольных. Не знаю, насколько обширная агентурная сеть у Дориана, но его люди всё же умудрились выкрасть бумаги, а Виконт лишился монаршего покровительства.

Не прошло и пары дней, после того, как эта новость коснулась моих ушей, как этот мерзкий человечишка был найден в одном из борделей. Жирное, покрытое щетиной горло было неумело перерезано, словно у нападающего дрожали руки. Виновника его гибели, нашли всего через пару дней. Ричардс, а именно его обвинили в нападении на титулованную особу, был найден в одной из канав близ таверны. В его тощем кошеле, были перстни, снятые с толстых пальцев Виконта.

О том, что перед тем, как Виконту вспороли горло, он умирал долго и болезненно, скованный собственным страхом и медленно убивающим его ядом — не узнал никто. Я использовала последние несколько капель этого средства, и лично приняла его последний вздох, перед тем, как он отправился к праотцам. Ненавижу подлецов и предателей, и всегда лично убеждаюсь в том, что мой клиент мёртв.

Пусть моя месть не вернула Марии здоровья, теперь я точно знаю — в этом мире на одну сволочь меньше.

Эпилог Восемь месяцев спустя

Принцесса бушевала с самого утра, наотрез отказываясь слушать взрослых.

— Я не хочу замуж! — шипела она, уперев кулачки в бока. — В конце концов, Николетту тоже признали принцессой, пусть и не наследной, но её то никто не заставляет выходит замуж! Да ещё за совершенно неизвестного мне мужика!

Этот концерт мы слушали каждое утро на протяжении последнего месяца. Алексия бушевала, качала права, била дорогущие коллекционные вазы, после чего на помощь её горничным и Леди Анните приходила Сабрина. Одного появления этой роскошной брюнетки хватало, чтобы наша принцесса мгновенно успокаивалась, переодевалась в тренировочный костюм, и угрюмо шла тренироваться. Там, под всевидящими глазами суккубы, она проводила несколько часов и обратно в свои покои возвращалась едва ли не святой. Правда ползком, но все психи и недовольства исчезали под гнётом физических упражнений.

Нет, Алексия не была истеричкой, но приближение свадьбы и всё сопутствующие этому события ввергали её в панику. Она боялась, что не сможет стать достойной королевой. Она ненавидела выбранное королевой свадебное платье, которое делало её похожей на торт со взбитыми сливками и бледную моль одновременно. Она паниковала при мысли, что всего через пару недель, она будет вынуждена уехать из дворца, где прожила всю свою жизнь, расставшись со всеми, кого знала.

И мы её понимали, а потому пытались поддержать, как могли. Для Сабрины это стало ежедневными тренировками, каждый день проверяющими на прочность не только тело Алексии, но и её силу воли. Отказов не принималось. Я же, молча выслушивала все недовольства сестры, позволяя ей выговориться. Ну а также припахала Дилана к пошиву действительно шикарного свадебного платья. Втайне от самой принцессы, конечно.

И вот, сегодня утром концерт в исполнении моей младшей сестры повторился. Не знаю, что именно спровоцировало её дурное настроение, но надеюсь, что примерка с полюбившимся ей портным, немного поднимет ей настроение.

— Леди Николетта, — прошептала одна из служанок, — прибыл ваш портной с помощницами. Стражники спрашивают, стоит ли его пропускать.

— Да, и попросите его поторопиться, — поморщилась я от очередной звуковой волны, едва не впечатавшей меня в стену. — Или у Сабрины закончиться терпение, и тогда ждать придётся долго.

Сама полу суккуба стояла прямо за дверью, и явно боролась с собой. Ей пребывание во дворце наскучило уже давно, а потому она костьми ляжет, но закроет этот контракт, получив свои заслуженные премиальные. После стольких вложенных в принцессу и её безопасность сил и нервов, это стало для неё делом принципа.

Несколько минут, что понадобилось Дилану, чтобы добраться до покоев принцессы, показались нам вечностью. Но оно того стоило. Парень вплыл в комнату, и со своей фирменной улыбкой посмотрел на заливающуюся слезами принцессу.

— Ну и как это называется, а киса? — спросил артаку девушку, придерживая её подбородок двумя пальцами и вертя её голову. — Я сбиваюсь с ног, нанимаю дополнительных помощниц, чтобы порадовать свою любимую венценосную кису, а она перед самой примеркой свадебного платья слёзы льёт? А ну марш умываться и приводить себя в порядок!

Что поразительно, эта короткая лекция сработала в сто раз лучше, чем любые тренировки Сабрины. Алексия скрылась в своей ванной за какие-то доли секунды, и почти сразу послышалось журчание воды.

— Невесты, — горестно вздохнул портной. — Что птички, что рыбки, что кисы с приближением свадьбы превращаются в обезьянок…

— Это как? — в пол голоса спросила заинтригованная горничная, а мы с Сабриной тихо хихикнули.

Эту шутку мы слышали не раз.

— А очень просто, — широко улыбнулся Дилан. — Они начинают много кричать, и кидаться всем, что попадёт под руку.

Горничные заулыбались, перекидываясь понимающими взглядами. Ну да, им в некотором смысле доставалось больше всего. Именно они убирали последствия венценосных дебошей, и подвергались звуковой атаке со стороны принцессы. Что показательно, Алексия никогда не кричала на самих девушек, а просто сбрасывала накопившиеся эмоции в пространство.

— Ну что же ты как, — всплеснул руками Дилан, когда Алексия вернулась в комнату. Слёзы она смыла, но лицо так и осталось красным и немного опухшим. — Венценосные кисы, не должны выглядеть, как перепившие на радостях доярки, — едва касаясь кожи кончиками пальцев, он убрал красноту, возвращая принцессе свежий и здоровый вид. — Вот так-то лучше.

— А вы будете исправлять тот ужас, что мне пошили по заказу её величества? — тихо спросила она, с надеждой в глазах.

— Ни в коем случае, — артаку содрогнулся от отвращения. — Я ни за что не притронусь к этому убогому уродству. Но обещаю, ты будешь самой красивой невестой за историю всех невест.

Ну да, с её природными данными, моим подарком в виде нескольких рулонов белоснежного тиарского шёлка, и умелыми ручками Дилана — иначе быть просто не могло. Да за одно подвенечное платье, что пошил для неё артаку, любая Леди высшего света отдала бы как минимум десять лет жизни.

Дориан, как и следовало ожидать, выполнил обещание, данное зверолюдям. Из своего замка, он выстроил чудовищной силы портал на их остров, и забрал всех и каждого, со всех их скарбом. Всех тонкостей процесса я не поняла, но одно усвоила — его замок стоит на природном источнике, что позволяет Дориану иногда делать то, о чём другие маги могут только мечтать. Когда я спросила, много ли таких источников, он улыбнулся, и щёлкнул меня по носу, сказав, что мне не стоит знать такие вещи, ибо это знание может несколько укоротить мой срок жизни. Я понятливо кивнула, больше никогда не возвращаясь к этой теме.

И вот, перед уже ясные очи несколько растерянной принцессы, внесли шедевр Дилана. Горничные застыли от восхищения, артаку высоко поднял подбородок, справедливо считая это своим лучшим творением, а я не удержалась от довольной улыбки. Пусть ткань стоила очень дорого даже при закупке у зверолюдей, оно того стоило.

— Но как? — приглушённо спросила Алексия, так и не решаясь прикоснуться к своему подвенечному платью, словно боялась, что, но растает, как сон. — Это же тиарский шёлк… и фасон, совсем как я мечтала… и всё… — теперь она переводила растерянный взгляд с меня на Дилана.

— Считай это моим подарком на свадьбу, — подмигнула я.

— Дилан, ты ничего не забываешь? — неожиданно обиженно спросила Сабрина, занявшая одно из кресел ещё до того, как принцесса удалилась умываться.

— Ах да, — жестом фокусника, он открыл крышку одной из коробок, которую тут же поднёс один из слуг. — Наша вечно фырчащая киса, тоже позаботилась о твоём свадебном наряде, — он хмыкнул. — Правда знать об этой его части, будут очень немногие.

Ну что, Бри в своём репертуаре. На свет было извлечено прозрачное до неприличия, и безумно красивое нижнее бельё. Ну что, если жених не оценит такую невесту, то он просто идиот. Тем более, что сама Алексия за прошедший год сильно изменилась к лучшему. Она стала сильней, вдумчивей и рассудительней. Истерики последних недель не в счёт — это просто нервы и переизбыток ответственности. Уверена, из неё получится хорошая королева и мне будет за неё не стыдно.

— «Никки, зайди-ка ко мне,» — послышался мысленный голос Дориана. — «Уверен, твой портной и Сабрина с Лией со всем справятся.»

Ну если начальство зовёт, то надо идти. Предупредив девушек, я расстроено поплелась в кабинет дагара. Видимо, платье на самой невесте я увижу уже на следующей примерке, или если мне не повезёт, то в день свадьбы. Дворцовые коридоры, как и всегда в это время, были почти безлюдными. Только иногда на мне попадались снующие слуги. Они тоже готовили дворец к торжеству, так что дел было невпроворот.

— И как успехи по усмирению строптивой принцессы? — поинтересовался Дориан, когда я вошла в кабинет.

— Ты отлично знаешь, что в отличии от нас с Сабриной и Лиа, у Дилана проблем с усмирением его «кис», никогда не было, — хмыкнула я, обвивая широкую спину жениха руками. — Что-то срочное?

— Да так, — он погладил мои руки кончиками пальцев, — оба твоих отца настаивают на официальной помолвке и свадьбе, едва ли не сразу после того, как мы сплавим Алексию.

Поскольку браслет с моей руки Дориан так и не снял, я смело считала себя его невестой, но было одно «но» — он так и не сделал мне предложения. И это, несмотря на то, что после того утра, когда его величество застал меня в постели с дагаром, мы не провели ни одной ночи порознь. Не знаю, считал ли он моё согласие, само самой разумеющимся, или просто не задумывался над этим моментом, но факт оставался фактом.

— А ты мне ещё и неофициального предложения не сделал, — поддела его я. — Так что никакой помолвки, и тем более, никакой поспешной свадьбы!

Дориан напрягся, и очень ловко повернулся в кольце моих рук, чтобы задумчиво всмотреться в мои смеющиеся глаза. А что? Я не девушка что ли? Пусть некоторые понервничают, пока добьются моего согласия, раз всё это время считал, что оно является чем-то самим по себе разумеющимся.

— Люблю тебя, — шепнул он, легонько касаясь своими губами моих. — И будет тебе предложение по всем правилам. Обещаю.

Наслаждаясь поцелуем, мы оба знали — предложение будет сделано, и я отвечу на него только согласием. В конце концов, мне безумно повезло встретить самого лучшего на свете мужчину.


Оглавление

  • Часть Первая Дворец
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвёртая
  •   Глава пятая
  •   Глава шестая
  •   Глава седьмая
  •   Глава восьмая
  •   Глава девятая
  •   Глава десятая
  •   Глава одиннадцатая
  •   Глава двенадцатая
  •   Глава тринадцатая
  •   Глава четырнадцатая
  •   Глава пятнадцатая
  •   Глава шестнадцатая
  •   Глава семнадцатая
  • Часть вторая Свобода принцессы
  •   Глава восемнадцатая
  •   Глава девятнадцатая
  •   Глава двадцатая
  •   Глава двадцать первая
  •   Глава двадцать вторая
  •   Глава двадцать третья
  •   Глава двадцать четвёртая
  •   Глава двадцать пятая
  •   Глава двадцать шестая
  •   Глава двадцать седьмая
  •   Глава двадцать восьмая
  •   Глава двадцать девятая
  •   Глава тридцатая
  •   Глава тридцать первая
  •   Глава тридцать вторая
  • Эпилог Восемь месяцев спустя



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики