КулЛиб электронная библиотека 

Неподтверждённый случай (СИ) [Владимир Никитюк ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



  Толик медленно шел по знакомой тропинке. Было самое начало летних каникул, и погода стояла самая что ни на есть прекрасная. Но на душе у него почему-то было тяжело. И с каждым шагом становилось все хуже и хуже.





  - СТОП! ДАЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ! ЗДЕСЬ ЧТО-ТО НЕ ТАК! - прозвучал голос в подсознании. Толик остановился и стал думать. А потом и действовать.





  Внимательно смотря себе под ноги, он выбрал ровную площадку и встал на нее. Мысленно расслабился и окинул внимательным взглядом все 180º видимого пространства. Затем сделал то же самое с закрытыми глазами. В обоих случаях результат получился одинаковым: опасность была в двадцати шагах впереди - в густых зарослях кустов слева от тропинки.





  Несмотря на то, что сердце Толика бешено билось, он сделал над собой невероятное усилие, подошел к кустам и остановился перед ними, глядя вперёд с вызовом. Потому что откуда-то знал: самое страшное в его ситуации: повернуться к кустам спиной.





  Толик постоял так несколько минут, немножко успокоился и стал думать. Пойти просто так дальше он не мог: вначале надо было что-то сделать (или что-то сказать). И тут в очередной раз на него накатило озарение. Плавным движением протянув перед собой правую руку ладонью вверх, он внимательно посмотрел вперед, пронзая взглядом кусты, и четким голосом произнес:





  - ЧУДОВИЩЕ, Я ТЕБЯ НЕ БОЮСЬ!





  И тут все неприятные ощущения внезапно закончились. Можно было идти дальше.





  Читатель, быть может, подумал, что Толик пытался изучать (в меру возможностей современного человека) какие-то эзотерические науки, которые и подсказали ему один из вариантов допустимых действий. Ничего подобного! Он этими вещами даже не интересовался. А откуда в нужный момент ему стали известны нужные действия и слова - он и сам бы не мог сказать.





  * * *





  Ситуация былв просто ужасная! И дело вовсе не в том, что было страшно ходить мимо загадочных кустов. Толик, конечно, каждый раз чувствовал враждебное влияние - но после произнесения ключевых слов все неприятные ощущения исчезали. Просто в голову всё время лезла мысль: а что будет, если мимо этих кустов пройдет кто-то другой?





  Написать объявление с разъяснением ситуации, содержащее в конце ключевые слова, было бы крайне неудачным решением. В лучшем случае его бы жестоко высмеяли, в худшем... Страшно даже подумать, что могло бы быть в худшем случае!





  Оставалось воспользоваться единственным позитивным моментом в сложившейся ситуации: тем, что по тропинке очень редко ходили.





  Собственно говоря, главным назначением тропинки было сократить путь от железнодорожной станции до дома, где в настоящий момент жил Толик (путь через улицу, на которой официально располагался дом, был немного длиннее). Мама с бабушкой предпочитали ходить через улицу, - а вот отец всегда ходил по тропинке. Правда, в настоящий момент он находился в городе и должен был приехать в пятницу вечеромю Сейчас был еще только понедельник...





  Иногда, правда, по тропинке ходили и чужие люди. Они, чуть-чуть не доходя до дома, сворачивали налево, чтобы пройти через пустырь к лесу. Правда, такой путь был неудобен - поэтому его использовали довольно редко.





  Но Толик понимал: редко не означает никогда. А здесь достаточно одного раза... Хочешь не хочешь - надо было устраивать импровизированный пикет.





  Первыми по тропинке попытались пройти две симпатичные девушки. Толик выскочил перед ними и заявил, что дальше идти нельзя, так как тропинка заминирована. На что получил холодный ответ: 'мальчик, ты дурак!'. И маршрут, само собой, не был изменён ни на миллиметр.





  И тут Толика осенило! Кинув на обеих оценивающий взгляд, он задумчиво сказал:





  - Какие у вас красивые платья! Их, наверное, нельзя стирать слишком часто?





  Смешно сказать, но это подействовало. Девушки медленно повернули назад, делая вид, что не испугались, а просто передумали.





  Дальше было проще. Для каждой компании он ухитрялся что-то придумывать. О, каких творческих усилий ему это стоило!





  В общем, он превратился в такого маленького хулигана, который не с того ни с сего нарушает покой нормальных людей.





  При этом Толик чувствовал себя абсолютно по-дурацки. Но поделать ничего не мог. Где-то, на самом дне его сознания, ярким огнём горела уверенность: если он ничего не будет делать, произойдёт непоправимое. И он всю жизнь будет терзаться мыслью, что он мог предотвратить его - да не решился...





  По сравнению с этими жуткими мыслями любые неловкие ситуации казались пустяками.





  Иногда Толик думал: 'а, может быть, я уже сошёл с ума?'. Но, с другой стороны, никогда у него не было такой ясной головы, как в эти дни. Возможно ли такое ощущение у сходящего с ума человека, Толик сказать не мог. Ему хотелось думать, что невозможно...





  Внешне всё выглядело благополучно - ни одного 'прорвавшегося' пока не было.





  Но долго ли будет продолжаться такое везение? Вдруг на тропинке появится кто-то, кого Толик никаким способом не сможет остановить? Например, компания парней с чугунными кулаками и стальными нервами?





  Но, к счастью, пока обходилось. Неприятности ждали его с другой стороны.





  * * *





  Мама и бабушка, естественно, сразу же заметили странное поведение своего сына (внука):





   1) встает ни свет ни заря (а ведь на каникулах надо высыпаться!)





   2) ест второпях, все время глядя в окно (к счастью, из окна столовой была хорошо видна злополучная тропинка)





   3) никуда далеко не уходит, но и на участке не находится, проводя все время в каком-то непонятном месте.





   И не преминули задать Толику все возникшие у них вопросы.





  Но на самом деле это была не неприятность, а всего лишь проблема. Произошло то, что лучше всего описать поговоркой "не было бы счастья, да несчастье помогло". Толика выручило изучение иностранных языков.





  Дело в том, что Толик учился в гимназии c углубленным изучением математики и физики. Язык там тоже изучался углубленно - но только английский. О других и речи не было. Но отец Толика (сам знавший несколько языков) считал, что одного английского в наше время маловато. И год назад сам начал учить Толика немецкому языку. А начиная с этой весны - французскому.





  Всем известно, что язык надо учить ежедневно. В том числе в выходные. И в летние каникулы, конечно, тоже. А как не хочется!





  Но когда вдруг захотелось - таким экзотическим желанием надо воспользоваться на всю катушку! И поэтому, когда Толик говорил, что у него появилось желание серьезно позаниматься языками, все другие дела автоматически оказывались менее приоритетными - и его оставляли в покое.





   А вот вторая проблема была настоящей неприятностью: Толик катастрофически не высыпался. Ложиться приходилось очень поздно, а вставать - очень рано. Хорошо, что еще не начался грибной сезон - а то вставать пришлось бы вообще каждый день в запредельное время.





  И все равно было невероятно тяжело! И когда Толик почувствовал, что буквально засыпает на ходу, он придумал маленькую хитрость: протянул по обоим концам тропинки веревки с колокольчиками. Теперь он мог немного вздремнуть днем: когда колокольчики звенели, он мгновенно просыпался и бежал в очередной раз действовать. Иногда, правда, приходилось восстанавливать порванные веревки.





  А однажды он проснулся не сразу, а через несколько минут. И увидел, что пестрая компания (точный состав которой он толком не разглядел) почти подошла к опасному месту. Соображать времени уже не было. И Толик сделал первое, что пришло ему в голову.





  Конечно, когда двенадцатилетний пацан неожиданно выскакивает на пути и кричит: "Мяу!", это ни капельки ни страшно. Но, с другой стороны, кому ж охота связываться с психом? Так что пронесло и на этот раз. Но Толик потом очень долго краснел, вспоминая этот эпизод.





  * * *





  Так пролетела все дни рабочей недели. В пятницу вечером должен был приехать отец Толика. А он-то (как уже было сказано) всегда ходил к дому по тропинке.





  Но на этот счет у Толика уже был план. Ему, как ни странно, должны были помочь интенсивные занятия иностранными языками. Точнее, те успехи, которых он, несмотря на все трудности, сумел при этом достичь. А также то, что отец очень точно соблюдал время приезда.





  И вот, потратив часа два на создание ненавязчивых временных заграждений на тропинке (и понимая, что они в критической ситуации продержатся максимум минут двадцать) он буквально побежал на железнодорожную станцию навстречу отцу.





  И когда они шли вместе домой, между ними начался обычный разговор. Толик, сообщил, что на даче все в порядке. Отец сказал, что у него, в принципе, тоже все хорошо. А затем решил проверить успехи Толика: стал задавать ему вперемешку вопросы на трех разных языках, на которые получал бойкие и правильные ответы.





  А затем, увидев, что отец впал в благодушное настроение, Толик рассказал ему события недели во всех подробностях.





   - Что я могу сказать? - задумчиво ответил отец. - Если это игра, то игра глупая. А если ты перезанимался, так это совсем плохо.





   - А возможен еще один вариант, - парировал Толик. - Действительно произошло что-то необычное. Ты ведь в принципе не отрицаешь необычное?





   - В принципе не отрицаю. Но в действительности необычное случается крайне редко.





  - Послушай, папа, - сказал Толик очень серьёзным голосом. - Неужели у тебя в жизни ни разу не было случая, когда ты был на сто процентов прав - но никто тебе не верил?





  Толик спросил наугад. Но по тому, как отец смутился, мальчик понял, что вопрос попал 'в точку'.





  После примерно двух минут напряжённого молчания отец Толика сделал попытку улыбнуться и напряжённым голоcом предложил:





  - Ну что ж, предположим, я условно согласился с тобой. Что конкретно ты от меня хочешь? При всем честном народе произносить странные слова? Извини, но это нереально.





   - А если так? - предложил Толик. - Слова, которые я тебе скажу, произносить только в отсутствие посторонних. Если же идешь вместе с посторонними - иди по главной дороге. И помоги, пожалуйста, мне разобраться с тропинкой - чтобы она не шла в такой близости от опасного места.





   - Ладно, по рукам, - махнул рукой Толиков отец.





   И, грустно усмехнувшись, прибавил:





   - Да, похоже, твой психоз - штука заразительная.





   Но Толик не отреагировал на подкусывание. Обещание было дано, и это было самое главное. Он знал, что его отец очень трудно дает обещания, но обещанное неукоснительно выполняет - даже в том случае, если чужие пожелания кажутся ему капризом, легкомыслием или дурью.





  И Толик убедился в этом еще раз. Пройдя мимо опасного места, отец совершенно серьезно произнес ключевые слова. И на лице у него не было даже тени насмешки - скорее, напряжённая задумчивость.





  * * *





  Дорогие читатели! Не спешите осуждать отца Толика за потворство странным идеям своего сына!





  Конечно, услышав странный рассказ, отец очень расстроился и даже перепугался. 'Зря я заставлял его так много заниматься!' - мелькнула запоздалая мысль.





  Но тут же пришла мысль другая - что с помощью полного отрицания или насмешек здесь ничего не добиться. Осталось одно - сделать пока вид, что всё сказанное воспринято всерьёз. А там? Там будет видно... По ситуации...





  Впрочем, первую попытку переубедить Толика отец решил сделать в первые же минуты. Сказать ту фразу, которую от него требуется... А потом обратить внимание сына, как это нелепо выглядит со стороны.





  Но тут события пошли совершенно неожиданным образом....





  Отец Толика тоже почувствовал тревогу, проходя мимо упомянутого места. Эту тревога была очень сильной и пугающе реальной. Одним самовнушением такое яркое чувство было не объяснить.





  А когда после произнесения ключевых слов все неприятные ощущения мгновенно 'выключились', толиков отец понял, что болезнь или фантазии тут совершенно ни при чём. Тут что-то гораздо более объективное.





  С одной стороны, было хорошо, что с сыном всё в порядке. Но вместе с тем это означало, что какой-то изъян существует в окружающем мире. И это хорошего настроения не прибавляло...





  * * *





  Но тут надо было не расстраиваться, а действовать. Рано утром в субботу Толик с отцом уже обсуждали, как быстро и незаметно отвести тропинку от опасного места. И вдруг случилось неожиданное...





   За сто метров до начала тропы показалась знакомая фигура.





   "Нет, только не это!", - в ужасе подумал Толик.





  Дело в том, что в подходившем человеке мальчик сразу узнал их дальнего родственника по кличке "Зануда" - человека склочного, вздорного, упрямого и вообще малосимпатичного. Видно, в гости решил приехать. И, как всегда, не вовремя... Если от кого-то следовало ожидать неприятных сюрпризов, так именно от него....





  Отец Толика, конечно, понял, какие чувства обуревают его сына. И сразу же предложил:





   - Не волнуйся! Я встречу его и поведу в обход!





   И пошел быстрым шагом навстречу гостю.





   А по дороге обратно как бы невзначай упомянул ему о том, что тропинка временно перекопана и лучше ее обойти.





   Вначале это не вызвало никаких возражений. Но когда гость подошел к тропинке, он заметил выражение облегчения на лицах Толика и его отца. И тут Зануда решил свредничать: он неожиданно повернул на тропинку и резво понёсся по ней, победно улыбаясь. А Толик с отцом, мысленно ругаясь, поспешили следом.





   Прошло две минуты - и Зануда оказался у опасного места. Сердце у мальчика захолонуло...





   И тут выяснилось, что Толик вовсе не сошел с ума. Из зарослей слева от тропинки высунулась восьмиметровая членистая конечность совершенно жуткого вида, схватила поперёк туловища беспокойного гостя и потащила в кусты. Две другие конечности угрожающе вытянулись в сторону Толика и его отца, но после произнесения ими ключевой фразы разочарованно втянулись обратно.





   А вот у Зануды дела были плохи. Но что могли сделать Толик и его отец? Ведь, судя по размерам лап, чудовище было просто неимоверных размеров. Любая попытка отбить у него добычу могло привести лишь к тому, что вместо одной жертвы стало бы три.





   Но в критические моменты большинство людей действуют вовсе не в соответствии с законами холодной логики. Толик знал, что подчиниться неизбежному и не сделать попытку спасения - это самый плохой вариант. И то, что такая попытка была смертельно опасна, не имело ровно никакого значения.





   - У ТЕБЯ ЕСТЬ ШАНС! ГЛАВНОЕ - НЕ КАСАТЬСЯ ЛАПЫ! - прозвучал голос в подсознании у Толика. И отбросив все колебания, Толик ухватил Зануду за ноги. Но тоже повис в воздухе. И лишь только когда отец ухватил Толика за ноги, чудовище выпустило добычу, и все три человека покатились по земле. Толик, к счастью, ничего не сломал. Зануда сломал левую ногу. Учитывая масштаб опасности, это был сущий пустяк.





   Толик ждал нового нападения. Но всё было тихо. Через десять минут, когда стало ясно, что бояться больше нечего, настал черед следующей проблемы: как доставить травмированного в больницу. Но эта проблема, к счастью, уже не носила запредельный характер.





   Рано утром Толик обнаружил, что опасное место стало абсолютно безопасным. Подсознание молчало, и никаких странных фраз произносить было не надо. В общем, можно было расслабиться. И тут у Толика наступила реакция: он поднялся в свою комнату и проспал до самого обеда. А потом - ещё три часа после обеда. Только к ужину он более или менее пришел в себя.





  * * *





  Когда ужин закончился, Толик с отцом решили прогуляться и обсудить только что завершившиеся экстремальные события.





   - Вся эта история явно связана с чем-то инопланетным. Надо срочно сообщить учёным в Академию Наук! - сказал Толик.





   - И ты хоть на секунду допускаешь, что там тебе кто-то поверит? У нас ведь нет никаких доказательств!





   - Как жалко, что мы не успели сделать хоть один фотоснимок!





   - Во-первых, нам было не до снимков! Во-вторых, это бы ничего не изменило. Ведь подлинность снимка тоже ещё нужно доказать! Нет, то, что с нами произошло - это типичный вариант неподтверждённого контакта.





   Толик остановился потрясённый:





   - Так значит, случаев инопланетного контакта было гораздо больше, чем мы думаем! Просто слишком мало остаётся доказательств!





   - Получается именно так! Ведь в нашем случае все доказательства - это наши свидетельские показания, а они в данном случае немногого стоят. Да к тому же ведь есть ещё и третий свидетель. А его точка зрения совершенно другая!`





   И это было именно так. Травмированный родственник воспринял случившиеся события не как что-то необычное, а как неумный розыгрыш со стороны Толика и его отца. Дело в том, что, внезапно схваченный гигантской лапой, он эту самую лапу толком не успел рассмотреть. Ракурс был неудачный, да и не до этого было! Вот он и решил, что это какая-то рукотворная штуковина.





   Правда, это мнение ему пришлось держать при себе, потому что он с первой же попытки убедился: такую версию все воспринимают как бред травмированного. Так что и с этой стороны события завершились относительно благополучно.





   Для очистки совести отец Толика пару раз обратился к уфологам (специалистам по НЛО). С ним вежливо поговорили по телефону, но случаем не заинтересовались: даже для них вся эта история выглядела совершенно глухо (и, говоря честно, вообще неправдоподобно).





  * * *





   Правда, один внимательный собеседник у наших героев всё-таки нашёлся. Даже к ним на дачу приехать не поленился. С его слов, он тоже был уфологом, но выступал от себя лично, а не от лица той организации, членом которой являлся.





   - Знаете, c какой чушью к нам постоянно обращаются! Чтобы не скатиться до уровня лженауки, нам приходится очень тщательно фильтровать поступающую информацию - пусть даже с риском пропустить действительно важный случай. Так что ваш рассказ был занесён в базу данных с пометкой "крайне сомнительно". Честно говоря, вам просто не поверили.





   - А вы как, верите? - с интересом спросил его Толик.





   - Я-то верю! Но моя позиция имеет чисто субъективный характер. И я не хочу вас обнадёживать. Мой визит принципиально ничего не изменит. Просто в базе данных появится дополнительная запись с отметкой "субъективное мнение".





   - По большому счёту, нам всё равно, - хмыкнул отец Толика. - А в частности, даже такая запись уже неплохо: есть шанс, что в будущем разберутся.





   - Ну вот и лады! - облегчённо вздохнул его собеседник. - А теперь расскажите мне всё, что с вами произошло - но только очень-очень подробно.





   И Толик с отцом рассказали всё от начала до конца. При этом их собеседник оказался очень въедливым: его интересовали любые, даже самые малозначащие подробности. Больше всего его заинтриговал голос в подсознании Толика, дававший тому поистине бесценные советы.





   Иногда уфолог-энтузиаст задавал такие наводящие вопросы, что становилось ясно: подобный рассказ он выслушивает не в первый раз.





   В общем, когда диктофон был, наконец, выключен, Толик и его отец чувствовали себя, как выжатые лимоны. А их собеседник, оставив им на всякий случай номер своего мобильника, уехал обратно. Когда отец Толика позвонил по этому телефону через неделю, то узнал, что их разговор обработан и внесён в качестве дополнительной записи в базу данных. А больше новостей нет - и не предвидится.





   Звонить по этому телефону ещё раз смысла не имело.





   - Жалко, - вздохнул Толик, узнав об этом. - Значит, всемирная известность нам не светит!





  * * *





   И как бы он удивился, узнав, что к ним пришла известность гораздо большего масштаба. Про них узнала вся Галактика!





   Ведь их собеседник вовсе не был человеком: это был сотрудник межгалактической полиции (и поэтому, само собой, инопланетянин). Под человека он очень умело и профессионально маскировался.





   А звонок по оставленному номеру мобильника на самом деле был звонком через сеть межзвёздной связи.





  * * *





  Все галактическое сообщество в ужасе содрогнулось: один из Звёздных Хищников вновь вышел на охоту!





  Разумные существа, питающиеся исключительно другими разумными существами, галактические изгои, не признающие никаких законов - вот кто такие Звёздные Хищники! Стервятники, терзающие мало- и среднеразвитые планеты, цинично попирая все пункты Конвенции о невмешательстве. Бич межзвёздных экспедиций, попавших в аварию. И невероятно жестокие твари. Они глотали свои жертвы заживо, и те в течение многих часов умирали в страшных муках, до самых последних минут своей жизни оставаясь в сознании.





  Лет двадцать назад этим существам объявили настоящую войну. Многих тогда удалось уничтожить. Тогда казалось, что может быть и всех...





  Во всяком случае, в последние годы о них ничего не было слышно. Так что все звёздные народы надеялись, что эти монстры наконец-то исчезли из Галактики. Были перебиты, улетели, вымерли, истребили друг друга... Какая разница?





  Но вот гляди ж ты - опять появились!





  Их последней жертвой чуть не стала Земля - среднеразвитая цивилизация, которая вот-вот должна была начать межзвёздные полёты, и, следовательно, в скором времени вступить в Галактическую Лигу. Нападение на Землю было особенно отвратительно: ведь оно могло создать у землян предубеждение против всех видов звёздных цивилизаций.





  Но атака, едва начавшись, почему-то прекратилось. Инспектор межгалактической полиции встретился с жертвами, которые подробно рассказали о ходе нападения. Вся Галактика с интересом следила за этой беседой. Но никто не мог понять, почему Звёздный хищник так внезапно покинул Землю. Да, ему было оказано сопротивление. Но разве оно имело для него значение? Ведь он был в сотни тысяч раз сильнее землян.





  В общем, загадка так и осталась загадкой.





  * * *





  Долог и труден путь среди звёзд. Особенно когда всё тело Охотника терзает голод. Жестокий неутолимый голод. И есть от этого голода только одно спасение. Поглотить чужую плоть. Выпить чужую жизнь. И опьянеть от чужого страха.





  Труден и утомителен путь среди звёзд. Но это путь к добыче - а значит, к дальнейшему существованию. Чужая смерть даёт Охотнику жизнь. Спасение жертвы может стоить Охотнику жизни. Законы мироздания суровы.





  Да, никто не может сравниться с Охотниками в неуёмной жажде жизни. Но есть и у Охотника сокровенное. То, что дороже жизни. Это - его Честь.





  Охотник, только что покинувший Землю, ни о чём ни жалел. Да, удача пронеслась мимо него. Да, у него оставалось жизненных сил всего на пару месяцев (и потому свирепый голод уже давно терзал его естество). Но законы Чести гласят: не всё определяет сила. Умные и Смелые имеют право на Подсказку и Шанс. Особенно такие, которые способны ради жизни сородичей пойти против Норм и Приличий своего общества.





  И пусть жертвы спаслись - зато на Честь не упало ни единого пятнышка.





  Да, законы Чести суровы. Трус, которого защищают Смелые, тоже имеет право на жизнь. Планету, на которой постигла неудача, следует немедленно покинуть.





  Чтобы хоть немного отвлечься от мук голода, Охотник попытался взглянуть на ситуацию глазами жертвы. Понял ли юный землянин, что с ним мысленно беседовал не неизвестный друг, а сам Охотник? Вряд ли. Ну что ж - тем забавнее была охота.





   Тут Охотнику стало стыдно за пустое времяпровождение. Что ему за дело до примитивных народов? Законы Чести существуют не ради них. Законы Чести - это дело исключительно самих Охотников. Не пустыми умствованиями надо отвлекаться от голода - а размышлениями о путях Чести.





  А подумать было о чём. Иногда и среди Охотников встречались недостойные. Те, которые на грани голодной смерти забывали о Чести. Горька и страшна была их судьба. Это только низшие существа, нарушив свои нелепые этические правила, с лёгкостью придумывали для себя оправдания. Совесть Охотников не знала компромиссов - и моральные терзания Нарушивших не знали границ. Как страстно они желали вернуться в тот миг, когда они отодвинули в сторону свою Честь! Пусть они умерли бы от голода - но с чистым сердцем! Но увы - время необратимо!





  Были и другие - те, кто не допускал серьёзных нарушений, но хоть раз в жизни поступил небезупречно. Их называли Оступившимися. Бедняги тосковали о совершенстве, которое они навсегда потеряли. Бесполезно! Ошибку, совершённую Охотником, исправить было невозможно. Ничем... Это только у примитивных существ, сочиняющих удобные моральные правила, 'плохой' поступок может быть компенсирован 'хорошим'. У Охотников не так... Раз оступился - мучайся всю жизнь...





  И нет смысла скрывать, маскироваться, умалчивать. Можно обмануть других Охотников - но собственную совесть не обманешь!





  Да и зачем обманывать? Нарушивших и Оступившихся никто не наказывал. От них даже не отворачивались. Просто жалели... Да что толку гордым Охотникам в этой жалости? Она только усугубляла моральные терзания...





  Нет ничего удивительного в том, что те, кто оставались Совершенными, так дорожили своей безупречностью! По сравнению с её потерей даже смерть от голода казалась пустяком!





  Так что многочисленные поблажки, данные существам со смешным названием 'люди', не были пустым капризом. Пусть добыча и ушла - но все действия Охотника на Земле были безупречны! А это - самое главное! Удача ещё придёт. Не может не прийти!





  И Охотник с удвоенными силами понёсся по таинственной дороге к новым звёздным мирам. На сердце у него было легко. Совесть его была чиста.