КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Мы 1991 №10 (pdf)

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



Главный редактор
Геннадий БУДНИКОВ
Редакционная коллегия:
Сергей АБРАМОВ
Игорь ВАСИЛЬЕВ
(ответственный секретарь)
Андрей КОСЕНКИН
Альберт ЛИХАНОВ
Дмитрий МАМЛЕЕВ
Георгий ПРЯХИН
Григорий ТЕРЗИБАШЬЯНЦ
(заместитель главного редактора)

10/91

ОСНОВАН В 1990 ГОДУ

Художественный редактор
Елена СОКОВА
На первой странице обложки
рисунок Игоря СУСЛОВА
Адрес редакции:
107005, Москва, 1>-5, аб. ящик № 1.
По всем вопросам экспедирования
и полиграфического исполнения
обращаться в издательство «Дом»
© «МЫ», 1991
Издательство «Дом»
Советского детского фонда
имени В. И. Ленина
Адрес: 101963, Москва,
Армянский переулок, 11/2А.
Телефон: 923-66-61
Отпечатано и типографии
A/О Прннт-Юхтиёт
Соинпрннт Финляндия
Сдано в набор 08.07.91 г.
Подписано в печать 23.07.91 г.
Печать офсетная. Уел. псч. л. 10,1.
Уч.-изд. л. 12,72. Тираж 1000000

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ
ЛИТЕРАТУРНО­
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ
ЖУРНАЛ
ДЛЯ ПОДРОСТКОВ
СОВЕТСКОГО
ДЕТСКОГО ФОНДА
ИМЕНИ В. И. ЛЕНИНА

Петр Новиков. Опять играют гильзами.........................................2
«Я исполню свой долг...» Беседа
с Главой Российского Императорского Дома
Великим Князем Владимиром Кирилловичем............................. 72

ПРОЗА. ПОЭЗИЯ
Рауль Мир-Хайдаров. Масть пиковая. Р ом ан..............................12
Зарубежная фантастика. Кира Сину.
Великий эксперимент. Повесть. Перевод с греческого . . .

.87

ПРОБА ПЕРА
Стихотворение из конверта........................................................... 69

ГОВОРЯ ОТКРОВЕННО
«Посоветуйте, а?» Беседы доктора И. И. Соковни

. 153

Татьяна Посысаева. Яблочко должно созреть .

. 156

Письма в « М ы » ......................................................

. . 8

Ищу д руга..............................................................

. 189

# N
С каким сочувствием, помню,
читали мы в школьные годы поу­
чительные истории о детях воен­
ной поры. И одеты они были кто
во что, и ели что Бог послал...
А вместо игрушек у них — и это
преподносилось как самое страш­
ное — стреляные гильзы, осколки
мин да снарядов...
Но на войне как на войне.
Но война идет и сегодня.
Говорят — необходим взвешен­
ный подход. Да, дело полити­
ков — определять, какой подход

наиболее эффективен для прек­
ращения огня — взвешенный или
не совсем. Но право журнали­
стов — напомнить всем заинтере­
сованным сторонам о дне за­
втрашнем. Общем нашем за­
втрашнем дне.
О детях.
Сколько лет мы клялись: все
лучшее — им, детям. А они в от­
вет скандировали: «За детство
счастливое наше — спасибо, род­
ная страна!»
...И?
На
армяно-азербайджанской
границе — окопы полного про­
филя. Мешки с песком и цементом
вполне профессионально прикры­
вают огневые точки. На всех до­

рогах — заставы, вооруженные не
только стрелковым оружием, но
и пушками, крупнокалиберными
пулеметами. В небе над этим бла­
годатным краем барражируют
военные вертолеты.
Здесь не один месяц уже льется
кровь, убивают людей. Ожи­
дается богатый урожай виног­
рада, но гроздья наливаются со­
ком без людского присмотра —
нет охотников работать под об­
стрелом, а то и попасть в плен.
Профессия пастуха стала исклю­
чительно опасной. Пастухов уби­
вают, чтобы забрать чужой скот.
Все
принимающие
участие
в конфликте клянутся в справед­
ливости своих целей. И все, по4

не всех своих детей взяли с собой!
По рассказам гадрутцев, многие
мальчишки и девчонки испуга­
лись массовой погрузки в авто­
бусы и разбежались по окрестным
горам. Взрослым не было разре­
шено их искать... Где сейчас эти
ребята?
А их деды и бабки, отцы и ма­
тери — вот они, в открытом поле,
под пулеметами и пушками ар­
мейской заставы.
Пока что детишкам — из тех,
что с родителями,— в открытом
поле вольготно. Лето. Тепло. Ка­
никулы. Но в войну никто не иг­
рает — насмотрелись. Я в их воз­
расте довольно слабо предста­
влял себе детали солдатского

хоже,
выбрали единственное
средство для их достижения —
автомат.
Вертолеты гоняются за граж­
данскими машинами. На заставах
автоматными очередями разго­
няют журналистов, пытающихся
получить хоть какую-то достовер­
ную информацию.
И еще — началась депортация.
Этого не было в нашей стране аж
со времен «отца народов». По од­
ной версии, все эти люди — жи­
тели сел Гадрутского района
ИКАО — вдруг в одночасье захо­
тели в Армению. Да так сильно
захотели, что почти все свои вещи
побросали там, где жили.
И что самое страшное — даже

5

вооружения. Дети приграничья
давно уже с легкостью ориенти­
руются в силуэтах вертолетов
(который с ракетами, который
без). Осколки от мин не спутают
с другими.
Эти ребята знают, как вести
себя при артобстреле, на слух от­
личают стрельбу из ДШК от авто­
матных очередей. А уж стреляные
гильзы найдутся в кармане лю­
бого пацана. Между тем нравы на
границе такие, что даже стреля­
ная гильза в кармане может пос­
лужить обвинением в террористи­
ческой деятельности. Со всеми
последствиями, невзирая на воз­
раст...
Это ли — счастливое детство?
Что будут думать о нас эти
мальчишки и девчонки — те, что
уцелеют,— когда, умудренные
жизненным опытом, с иронией бу­
дут листать пожелтевшие газеты
сегодняшних дней?
Политикам виднее: они всегда
сумеют объяснить, ради чего
и чем следует пожертвовать. Но
сам ребенок никогда не поймет,
почему он должен в одночасье
возненавидеть своего самого луч­
шего друга. Почему он должен до­
бровольно навсегда уйти из дома,
где родился.
Да, возможно, в результате
взвешенного или какого-нибудь
еще другого подхода кое у кого из
ныне живущих взрослых жизнь
действительно станет лучше. Но
мы — ныне живущие — стареем.
И будут ли почитать нашу ста­
рость эти вот ребята, играющие
гильзами?

ПИСЬМА В «МЫ»

ГОТОВЫ ПРОСТИТЬ
ВАМ ВСЕ
Я хочу через журнал обра­
титься ко всем девчонкам
и мальчишкам, которые не ла­
дят с мамой, чем-то обижа­
ют ее.
Дело в том, что моя мама
серьезно больна. Врачи мол­
чат, когда она спрашивает их:
«Сколько я еще проживу?»
Если бы вы знали, как ужасно
и больно в 16 лет думать не
о радостях в жизни, а лишь
о том, что же еще сделать,
чтобы моя мама ЖИЛА!
Я не прошу о помощи, о жа­
лости к себе. Я прошу всех —
жалейте своих матерей, лю­
бите их, ведь они единствен­
ные люди на свете, готовые
простить вам все — обиду, ос­
корбление, боль. Мне неп­
риятно читать — «мама меня
не понимает» и т. д. Наверное,
они сами не понимают своих
мам. Ведь каждая мать хочет
своему ребенку только добра.
Вот и все.
Оля
Оренбургская обл.

ЛУЧШЕ ПРОЧИТАТЬ
«АНЖЕЛИКУ»
Сейчас многие говорят, что
с подростками мало говорят
«про это». У меня претензии

Петр НОВИКОВ
Фото автора

8

ТАКИЕ ВОТ КАНИКУЛЫ

и н ого р о д а : м ало го в о р я т «не
п р о эт о»! И гд е — на у р ок ах
эт ики и сем ей ной ж и зн и !
В о т у н ас бы л и урок и по
эт ом у предм ет у. Ну, в н а ч а л е
п о го в о р и л и о л ю б ви . А пот ом
в т еч ен и е п о л у т о р а м еся ц ев
у чи т ел ьн и ц а
чи т ала
нам
ст ат ьи п р о сек с. С т ат ьи в с е
п ох о ж и од н а на другую , в них
п ол н о вся к и х т ерм и нов, в к о­
т оры х
и не р а зб ер еш ь с я ,
т ольк о р а з в е п о см ы слу. Д а
и сам а эт и чк а, как в ы я с н и ­
л ось, м н оги х т ерм и н ов не
зн а л а . П о-м оему, л у ч ш е и п о ­
л езн ее
п р оч и т а т ь
«А н ж е­
лику», а не л е зт ь в деб р и науки.
П от ом бы л и т ест ы , пот ом
оп я т ь п ош л и ст ат ьи. С н ач ал а
п р о дя дю , к о т ор ы й н а к а ч и ва л
д е в ч о н о к т аблет к ам и, н а с и л о ­
в а л и т. д. П о зво л ь т е, эт о
ч т о — сем ей н ая ж изнь? П от ом
п о в е д а л и и ст ори ю о том, как
один т о в а р и щ п ил от т ого ,
ч т о е г о ж ен а п или ла. П ер ва я .
А в т о р а я м ол ч ал а, т ак он
и пит ь б р о си л . Т акие во т с о ­
в е т ы мы п олучи ли .
В о т я и дум аю : за ч ем я х о ­
д и л а на эт и урок и ц ел ы й г о д ?
Н и ч его н е у зн а л а . Ну, т ольк о
п р о интим. Не сп орю , эт о
т о ж е важ н о, и б е з э т о го суп ­
р у ж е с т в а не б ы ва ет . Но вед ь
одним интимом сы т не б у ­
деш ь, а д л я б удущ ей сем ейной
ж и зн и у рок и эт ик и н и ч его не
дали . Д ей ст ви т ел ь н о , нам ного
и н т ер есн ей и п о л езн ей ч и ­
т ат ь к л а сси к ов, и в эт ом
я с о гл а с н а с А л ек сан др ом Ф о ­
м енко.
Виолетта К.
Москва

Н ас
чет ы ре
п одр у ж к и :
С вет а, А лен а, Таня, Ж анна.
М ы д еся т и к л а ссн и ц ы , сим па­
т и ч н ы е и п р и вл ек а т ел ь н ы е
д евч он к и , и з х о р о ш и х сем ей.
П арни к нам т ак и липнут .
Но мы х о т ел и п о зн а к о ­
м ит ься с п ор я доч н ы м и и сим­
п ат и чны м и р ебят ам и . И п о з ­
наком ились... Им б ы л о по
17— 19 л ет . Н а ч а л и в с т р е ­
чат ься , гулят ь. В р о д е б ы в с е
норм ально. О дн аж ды они п р и г­
л а с и л и н ас дом ой «на ч а ш еч к у
к оф е». И м ы п ош л и , н и ч его не
п о д о з р е в а я . В с е б ы л о сн а ч а л а
норм ально, т и хо и скром но.
В ы п и л и д в е бут ы л к и ви н а (по­
том вы я сн и л ось , ч т о пили
б о л ь ш е в с е г о мы). А пот ом они
н а ч а л и к нам п р и ст ават ь.
Ну и...
Одним словом , п о сл ед ст в и я
т а к о вы : у од н ой в е н е р и ч е с к о е
за б о л е в а н и е , д р у га я н е см ож ет
р о ж а т ь в о о б щ е, у т р ет ь ей в с е
об о ш л о сь , а ч е т в е р т а я ст а л а
м ам ой — р о д и л а сы н а. В осп и ­
т ы вает
его
т еп ер ь одн а.
Отец,
ест ест вен н о ,
от к а ­
за л с я .
Такие в о т п ол у ч и л и сь к ан и­
кулы ...
Девочки из Киева

ЧТО ЗА ПИСЬМА?!
Ну, р еб я т а , в ы д а ет е! Что
з а письм а в ы п и ш и т е! «Ум о­
л я ю пом очь... Х оч у р а с с к а ­
зат ь... Н е сл о ж и л о сь , н е п о л у ­
чи лось... П рош у...» Ну, я п он и ­
м аю : и н вал и д ы , нарк ом ан ы . Но

9

вот чтобы обыкновенные ре­
бята, девчонки и пацаны, жа­
ловались и спрашивали: «Я не
пью, не курю. Так кто я?».
Кто? Обыкновенная, не дегра­
дировавшая девчонка, кото­
рая может стать хорошим
другом. Другая пишет: «Я иду,
но меня никто не замечает...»
Тебя замечают, не волнуйся.
Наверное, один из ста парней
может познакомиться сразу,
на улице. Да и стоит ли так?
Представьте, что вижу я на
улице симпатичную девчонку,
подхожу и говорю: «Прошу
прощения, разрешите с вами
познакомиться и проводить до
дому». Оригинально будет выг­
лядеть, правда? Может быть,
движение откроем «Знаком­
ство на улице»?
И вот еще. «Мне нужно
миллион в валюте...» На мил­
лион и дурак проживет, а вот
ты попробуй на 130 рублей
в месяц. Слабо? Так вот,
чтобы дойти до миллиона,
надо хотя бы свой «деревян­
ный» рубль поднять. Рабо­
тать надо!

из-за какой-то дворняжки! Ус­
покойся и перестань реветь».
Да, она была обыкновенной
дворняжкой, но разве беспо­
родная собака не может стать
настоящим другом? После
школы я всегда торопилась до­
мой, мне было с ней интересно,
я разговаривала с ней, как
с человеком, и она умела слу­
шать, она смотрела на меня
очень внимательно и слушала.
Когда я рассказывала ей о чемто, что меня очень тре­
вожило, она вместе со мной пе­
реживала это. В моей собачке
было поразительно много че­
ловечности и доброты. Она
все, все понимала.
Теперь мне очень трудно.
Когда я думаю о ней, ком под­
катывает к горлу. Сейчас
я совсем не тороплюсь домой
после школы, задерживаюсь
у подруги. Дома очень одиноко
и тоскливо. Мне сейчас реши­
тельно на все наплевать.
Я стала хуже учиться, бро­
сила музыкальную школу.
Она была моим лучшим
другом!

М. А.
Москва

Настя Ф.
Приморье

ОНА БЫЛА
МОИМ ЛУЧШИМ ДРУГОМ

ВИНОВАТ САМ

Мне нравится одна дев­
чонка. Но дело в том, что она
меня просто не замечает. Я
в этом виноват сам.
Еще в шестом классе я «по­
казывал ей свою силу», часто
обижал из-за пустяка. Теперь
я страдаю сам. Она совсем не

Я не прошу помощи. Я хочу

лишь, чтобы меня выслушали
и поняли. Мне сейчас очень
плохо. У меня была собака, но
она умерла от чумки. Я так
переживала! Родители гово­
рят: «Нельзя так волноваться
10

обращает на меня внимание,
даже когда оказываемся вме­
сте, видно, что ее аж передер­
гивает от отвращения, когда
я
пытаюсь
прикоснуться
к ней. Конечно, кому же понра­
вится пацан,
который при
тебе курит на углу, заворачи­
вает разные словечки. Кото­
рый унижал слабых, чтобы
возвыситься перед тобой. Все
же это было.
Дурак я, дурак! Какую дев­
чонку потерял. Никогда себе
этого не прошу. Дружит с дру­
гим. Он лучше меня, хотя
я тоже симпатичный.
Трудно
пережить,
что
к тебе так относится дев­
чонка, от которой чуть не па­
дают парни. Когда она зайдет
в класс легкой походкой, я не
могу отвести от нее глаз.
Но все равно надо жить.
Но как?
Серега
Без адреса

А потом под заборами
Чтобы черти вам снилися!
Я смеюсь над мальчишками,
Я считаю их дурнями.
А таких, как вот этих,
Всей душой презираю я!
Л.
г. Таллинн

ПОЧЕМУ НАШ ГОЛОС
НЕ УСЛЫШАН?
Пишет вам девочка из го­
рода Братска.
У нас в городе такой туман
от промышленных выбросов,
что не видно соседнего дома.
У многих ребят
кашель,
рвота, одышка.
Однажды в школе у меня
и еще четверых одноклассни­
ков заболела голова. Нас отпу­
стили домой. А на следующий
день пришла телефонограмма,
и опять уроков не было. Все
1 сидели дома. И вот сейчас,
когда я вновь не увидела сосед­
него здания, мне захотелось
написать о нашей жизни.
Уже несколько раз у нас те­
плилась надежда, что те, кто
виноват в этой ситуации, оду­
маются и примут меры. Наша
школа устраивала митинг
возле здания райисполкома.
Все напрасно. Про эти ми­
тинги пишут в газетах, гово­
рят в местной телепередаче.
Но что толку? Хочется возму­
титься и спросить — почему
наш голос не услышан? Или те,
к кому мы обращаемся, дышат
другим воздухом?
Без подписи
г. Братск

Я СЧИТАЮ ИХ ДУРНЯМИ
Я смеюсь над мальчишками,
| Я считаю их дрянями!
Потому что словечками
Умы глупеньких ранены,
Потому что на улице
Взгляды наглые падают
На фигуры красивые!
Вам девчонку на вечер бы
С поцелуями грязными.
А потом ее душу
Меж собой обзывали бы!
Вам напиться до одури,
Чтоб в глазах все троилося,

11

Трилогию известного узбекского писателя Рауля Мир-Хайдарова,
объединенную общим названием «Черная знать», завершает роман
«Масть пиковая». Два предыдущих романа «Пешие прогулки» и «Двой­
ник китайского императора» быстро нашли своего читателя и при­
несли заслуженную популярность их автору. И это не случайно, так
как произведения Мир-Хайдарова, максимально приближенные
к реальной жизни, особенно нужны сейчас, когда еще свежи события,
давшие начало многим уголовным делам и судебным процессам.
В романах Мир-Хайдарова четко указан адрес
республика,
в которой разворачиваются события. В числе основных действую­
щих лиц
реально существовавшие или существующие и сейчас
представители правящей элиты. Свыше четверти века трудолюби­
вым народом правили люди, которые, прикрываясь демагогическими
речами и заверениями в преданности народу и партии, под бурные
аплодисменты творили произвол, бессовестно попирая закон и нормы
морали. Роман «Масть пиковая» одна из серьезных и обоснованных
попыток рассказать о действительных масштабах преступности






Рауль МИР-ХАЙДАРОВ

МАСТЬ
ПИКОВАЯ
РОМАН

ЧАСТЬ 1
Сухроб Ахмедович Акрамходжаев появился в здании Прокуратуры
республики намного раньше назначенного для совещания часа. Дело
в том, что вчера вечером близкие друзья, те, которые в узком кругу
называли его Сенатор, доверительно сообщили ему, что в инспекцион­
ной поездке по Каракалпакии от инфаркта умер Шараф Рашидов.
Особых причин сожалеть о смерти хозяина республики у Акрамходжаева не было. Уже много лет он работал в районной прокуратуре
Ташкента, но шансов на продвижение не имел, хотя был кандидатом
юридических наук. Все места, на какие он метил, занимали люди, с
Журнальный вариант

12

>

в высших органах власти, внести ясность в случившееся, дать ему
правильную оценку, чтобы не допустить повторения ошибок, столь
трагично сказавшихся на жизни многих людей.
Тема романа, на первый взгляд, не имеет ничего общего с пробле­
мами молодежи: и возраст героев совсем не юный, да и заботы — не
мальчишеские. Но вот что совершенно очевидно: когда в обществе
начинается разлад и безрадостной становится жизнь,— хуже всего
приходится детям и старикам. Потому что дело не в возрасте;
проблемы, которые копились годами и вдруг лавиной обрушились на
паС)__ наши общие боль и забота. Этот роман помогает понять
процессы, происходящие в стране, разобраться в сложных перипе­
тиях нашей сегодняшней жизни, а значит — помогает определить
свое место в ней. А что сейчас может быть важнее, особенно для
молодежи?
Старший следователь по особо важным делам
при Генеральном прокуроре СССР,
государственный советник юстиции 3 класса Б. СВИДЕРСКИЙ

которыми ему тягаться было не по силам; за каждым стояли богатые
и влиятельные кланы, а то и покровительство самого Рашидова или
его приближенных. А к Шарафу Рашидовичу Сенатор, как ни пытался,
не смог приблизиться.
Но все-таки смерть главного человека Узбекистана влекла за
собою перемены, которые следовало бы предугадать, чтобы наилуч­
шим образом сориентироваться в новой ситуации. Об этом Сухроб
Ахмедович и хотел поговорить до начала совещания кое с кем из своих
коллег, которые, конечно, также были в курсе произошедшего, хотя
официального сообщения о смерти первого секретаря ЦК КП Узбеки­
стана ни в печати, ни по радио и телевидению еще не поступало.
К его удивлению, на месте не оказалось никого из руководства,
с кем он намеревался встретиться; не было видно и тех коллег,
с которыми его связывали приятельские отношения. Видимо, многие
работники прокуратуры кинулись за помощью к своим родственникам
и покровителям, чтобы попытать свой шанс при смене власти. Скорее
всего, о совещании не могло быть и речи, хотя никто не удосужился его
отменить.
Он шел безлюдным коридором второго этажа к широкой мраморной
лестнице, ведущей в просторный холл, как вдруг внизу резко распахну­
лась тяжелая входная дверь, и в вестибюль влетел пожилой, совер­
шенно седой человек с дипломатом в руках. Секундой позже следом за
ним ворвался молодой, спортивного вида мужчина, явно преследовав­
ший пожилого. Постовой милиционер растерянно проводил их глазами.
Человек с дипломатом уже взбежал по лестнице, и Сухробу Ахмедо­
вичу даже представился шанс помочь ему, но, повинуясь какому-то
13

мгновенному импульсу, он спрятался за колонной. Пожилой человек
неожиданно оступился, выронил из рук дипломат, который с грохотом
полетел вниз, а следом и сам человек скатился с лестницы к ногам
преследовавшего. Тот ловко подхватил дипломат и зло пнул распро­
стертого у его ног человека. Вдруг за спиной у него послышался шорох.
Постовой милиционер, опомнившийся от растерянности, расстегивал
кобуру. Мужчина ловко, как в пируэте, развернулся и, прикрывая грудь
дипломатом, прошипел:
— Брось пушку, не то пристрелю! — В руках у него действительно
поблескивал тяжелый вороненый пистолет. Милиционер отбросил
оружие в сторону. И тут произошло неожиданное: старик вскочил на
ноги, вцепился в руку преследователя, державшего «вальтер», и прох­
рипел:
— Коста, отдай документы...
Тот, которого он назвал Коста, криво усмехнулся, явно не считая
старика за серьезную помеху, и резко рванул дипломат на себя, но руку
с пистолетом освободить не удалось, и тогда он, резко выгнувшись,
ударил пожилого головой в лицо. Тот разжал руки, и Коста выстрелил
в него.
В этот миг в прокуратуру ворвался человек в милицейской форме.
Сухроб Ахмедович узнал полковника Джураева, начальника уголов­
ного розыска республики, о невероятной храбрости которого ходили
легенды. Эркин Джураевич чуть ли не с порога прыгнул на человека по
имени Коста, молниеносным приемом сломал его пополам и отбросил
к стене, где вахтенный милиционер уже нашаривал на полу свой
пистолет, а сам успел подхватить на руки окровавленного хозяина
дипломата.
На шум выстрелов высыпали люди из кабинетов, кинулись мимо
Сухроба Ахмедовича в вестибюль. Полковник Джураев, склонившись
над убитым, простонал:
— Прости, прокурор, не успел, прости...
И тогда Сухроб Ахмедович понял, кто этот человек, жизнью запла­
тивший за то, чтобы дипломат с документами остался в стенах проку­
ратуры. Ну, конечно, это бывший областной прокурор Азларханов! Но,
Боже, как он постарел, поседел! Сухроб Ахмедович не раз встречал
его в этом здании на разных собраниях и совещаниях, имя его было на
слуху. Ему прочили славную карьеру! Реформатор — иронически назы­
вали его недоброжелатели и завистники. Азларханов шесть лет тому
назад ввязался в борьбу с влиятельным и сильным родовым кланом
и очень скоро поплатился за это. Сначала его сместили с поста
прокурора области. Потом убили его жену. После этого Азларханов
надолго исчез из поля зрения Сухроба Ахмедовича.
Сенатор не сводил глаз с кейса, который был теперь в руках
Джураева. В голове у него мелькнула мысль, от которой его кинуло
в жар: завладеть кейсом. Наверняка там были документы огромной

14

важности. Иначе не стал бы рисковать жизнью прокурор Азларханов.
Значит, он выследил крупную дичь. Хладнокровие постепенно верну­
лось к Сенатору. Не мешало бы вместе с документами в кейсе заполу­
чить и этого отчаянного парня, размышлял он, прижавшись спиной
к колонне, за него можно крепко поторговаться с теми, кто его послал.
Сухроб Ахмедович снова осторожно выглянул из-за колонны.
Он видел, как молоденький дежурный из приемной прокурора
республики звонил в «скорую помощь», как убитого Азларханова по­
ложили на носилки с инвентарным номером имущества гражданской
обороны. Затем он увидел, как кинулся к телефону полковник Джураев:
— Срочно передайте всем постам ГАИ: немедленно принять меры
к задержанию белых «Жигулей» модели 2106 с номерным знаком ТНС
85—04. Будьте крайне внимательны: преступники вооружены.
Видимо, еще подъезжая к Прокуратуре республики, начальник
уголовного розыска успел увидеть, что Азларханова кто-то пресле­
дует, и опытный глаз его сразу приметил подозрительную машину,
страховавшую преследователя. Скорее всего, Джураев появился тут
не случайно, у него была назначена встреча с бывшим прокурором.
Сухроб Ахмедович заметил, что к Джураеву энергично пробирается
начальник следственного отдела, и понял: кейс с драгоценными бума­
гами сейчас исчезнет в одном из сейфов второго этажа.
Как бы в подтверждение его мысли, Джураев протянул дипломат
начальнику следственного отдела и сказал:
— Пожалуйста, спрячьте дипломат у себя в сейфе, но прежде
в присутствии коллеги из другого отдела опечатайте его: там бумаги
чрезвычайной важности. Завтра утром лично передадите документы
прокурору республики, поскольку сегодня его уже не будет: в ЦК
партии экстренное совещание, и окончится оно не скоро. Акрамходжаев еще некоторое время постоял у колонны. Он слышал, как врач
из медсанчасти МВД, прибывший за Коста, просил помощника проку­
рора связаться с институтом травматологии, чтобы помогли срочно
сделать рентген — их установка не работала третий месяц.
Внизу две женщины швабрами оттирали окровавленный пол,
а вахтенный милиционер сидел понурившись. Ему предстояло дежу­
рить до утра. И скорее всего, это дежурство будет последним. После
происшедшего ему явно придется подыскивать другую работу.
Сенатор наконец оставил свое укрытие, спустился вниз и вышел из
здания прокуратуры. Завел машину и медленно поехал в сторону
Алайского базара. И тут он заметил вынырнувшие из подворотни
белые «Жигули» шестой модели с номерным знаком ТНС 85—04.
Машина повернула ему навстречу. Акрамходжаев помнил команду
полковника Джураева всем городским постам ГАИ. Видимо, «Жигули»,
вспугнутые машиной начальника угрозыска, выжидали где-то во дворе
и только сейчас выскочили из укрытия.
15

И снова, повинуясь неясному импульсу, Сенатор подал фарами
сигнал тревоги, которым водители предупреждают друг друга о за­
саде, устроенной работниками ГАИ. Его поняли. За рулем сидел моло­
дой парень, крупные очки скрывали половину его лица. Как только
машины поравнялись, водитель высунул из открытого окна сжатую
в кулак мощную руку, в запястье охваченную кожаным ремнем,
и приветственно потряс ею. «Шестерка» свернула в кварталы жилых
домов. Конечно, они срисовали мой номер и через час-два узнают, кому
принадлежит машина, подумал Акрамходжаев. В эту минуту мимо него
промчалась «скорая помощь», и он догадался, что это Коста повезли
в институт травматологии.
Сенатор поехал следом.
Он не ошибся. Убедившись, что это именно Коста вносят на носил­
ках в приемный покой, он подрулил к черному входу и вошел в здание.
В глубине коридора спиной к нему стоял врач медсанчасти МВД.
— Не можем мы его оставить на ночь, он преступник и должен
находиться под стражей,— говорил врач своему коллеге из института,
склонившемуся над Коста.
— Куда же он убежит с поврежденным позвоночником, да еще со
второго этажа? Но если вы уж так боитесь, в изоляторе два места,
пусть останется с ним сопровождающий, не возражаю... А утром ему
сделают снимок.
После короткого раздумья врач из МВД сказал охраннику:
— Сабиров, тебе придется здесь переночевать...
... На втором этаже помещалось отделение острой травмы, и боль­
ных в коридоре не было. Из палаты с надписью «Изолятор» вышла
санитарка с ведром и шваброй. Сенатор остановил ее:
— Вы не подскажете, как зовут медсестру с этого этажа и когда
она меняется?
— Да только заступила. Будет дежурить до утра, а величают ее
Жалимой Насыровной. Но она больно строга и шумлива, может не
пустить к больным в гражданской одежде, так что лучше вертайтесь
вниз и попросите у бабы Нюры в вестибюле халат.
— Спасибо, спасибо,— сказал Сенатор,— я, пожалуй, последую
вашёму совету и не стану нарушать больничный порядок.— И он
повернул назад.
В вестибюле он узнал номер телефона дежурной медсестры, затем
отыскал глазами автомат в холле, набрал номер своего помощника
в прокуратуре.
— Салим, я сейчас буду. Если у тебя на вечер есть дела, отмени
все. Нам предстоит срочная работа. Пожалуйста, предупреди наших
друзей, сегодня они могут понадобиться.
Он посмотрел на часы и отметил для себя, что с этой минуты
началась задуманная операция. Лишним временем он не располагал.
Через десять минут Салим, его правая рука, старый университетс16

кий товарищ, встречал Сенатора у порога. Из краткого телефонного
разговора он понял, что шеф затеял что-то очень важное. Они давно
работали вместе и понимали друг друга, как пара профессиональных
картежных шулеров. Лидером в этой связке являлся Сухроб Ахмедо­
вич, как более родовитый по происхождению. Но Салим Хасанович
Хашимов вряд ли уступал своему другу, он был силен и в тактике, и
в стратегии, и, как правило, организовывал наиболее рисковые опера­
ции. Не зря у него была кличка: Миршаб 1 — Владыка ночи. В общем,
они стоили друг друга.
Они сразу прошли в приемную и плотно затворили двойные двери
с тамбуром, обитым звукопоглощающим ковроланом.
Некоторое время они молчали. Миршаб пристально смотрел на
Сухроба Ахмедовича, но вопросов не задавал. Он вообще никогда не
говорил ничего лишнего, и Сенатор очень ценил в товарище это каче­
ство.
— Вот что, Салим,— начал он,— дело нам предстоит серьезное,
я бы сказал, неординарное. О нем — позже. Для начала мне надо
забрать из института травматологии одного человека, но так, чтобы об
этом никто ничего не знал.
— Ты хочешь сказать — похитить? — после недолгой паузы спро­
сил Хашимов,— Это друг или враг? Или родственник?
— Ни то, ни другое, ни третье,— проговорил Акрамходжаев,— но
этот человек мне очень нужен. Забрать, похитить... Сказать точнее —
его следует вызволить из беды. Парню грозит тюрьма.
— И надо, чтобы он туда не попал,— раздумчиво произнес Мир­
шаб.— Извини, шеф, у тебя нет времени, чтобы все-таки посвятить
меня в подробности?..
— Позже,— повторил Сенатор.— Сейчас главное — заполучить
этого парня. Позвони Наргиз. Не бойся, — сказал он, заметив недоволь­
ство товарища,— у нее он пробудет недолго.
— Хорошо,— коротко отозвался Миршаб.
— А теперь слушай дальше. Сейчас ты пригласишь ко мне того
работника ОБХСС, Кудратова, на которого есть материал о взятке
и вымогательстве. Потом поезжай в катран2 и найди двух карманников.
Кудратову понадобятся ассистенты, у которых есть выдержка. У Ко­
ста, кажется, поврежден позвоночник. Нужны носилки и два белых
халата. Пока все.
Как только помощник покинул кабинет, Сенатор достал из недр
старинного двухтумбового стола початую бутылку коньяка, плеснул
себе на дно пузатого бокала, залпом выпил, затем открыл сейф и,
секунду помедлив, сунул за пояс оружие. Оно сегодня ему могло
пригодиться.
' Миршаб (узб.) — На востоке существовала ночная стража, ее начальник назывался
Миршаб.
2 Катран — дом, где играют в карты.
,

17

1

Спрятав бутылку, он достал папку с материалом на капитана
ОБХСС Кудратова и принялся его изучать. До сих пор у него не было
времени детально ознакомиться с бумагами, тем более что он знал: все
равно придется замять дело, уж слишком высокие люди ходатайство­
вали за капитана. С обэхээсниками надо быть осторожным, там народ
собрался тертый, и за каждым кто-то стоит — туда за красивые глаза
и большие способности не берут.
Раздался робкий стук в дверь, и на пороге появился щеголеватый
капитан. Он заметно нервничал. Сухроб Ахмедович сразу понял, как
следует вести себя с этим парнем.
— Как же ты дошел до такой подлой жизни? — яростно рявкнул он
и хлопнул об стол папкой с делом капитана так, что из нее разлетелись
бумаги: заявления, жалобы, акты экспертизы. Одна из них спланиро­
вала к ногам Кудратова.
Кудратов наклонился, поднял документ и дрожащими руками про­
тянул его прокурору. Взгляд Акрамходжаева не сулил для него ничего
хорошего.
— Ну, давай-давай, расскажи-ка о своей трудной жизни, о голод­
ных детях и маленькой зарплате: я включил диктофон.
Прокурор хотел добавить: «Что ж ты, мерзавец, так круто обложил
торговлю; как дальше деловым людям жить, если им на одного тебя
столько воровать приходится. Да и кто ты, сопляк, чтобы хапать за
всех в районе? И повыше тебя начальники есть, место свое знать
надо».
Но, разумеется, он этого не сказал, не деньги ему нужны были от
ушлого капитана, который, конечно, охотно поделился бы награблен­
ным с прокурором, если бы тот произнес все это вслух.
Изменив тон, Сенатор сухо поинтересовался:
— На сколько лет, думаешь, потянут твои шалости?
Кудратов молчал.
— Тогда я скажу. Ущерб, который ты нанес универсаму, беспри­
чинно опечатав склады, после чего тебя не могли два дня отыскать,
составляет примерно семьдесят тысяч. В двух других магазинах по
твоей милости отключили холодильники, и товаров пропало на пятьде­
сят тысяч. Короче, тебе ясно, чем это пахнет?
Удар был нанесен мастерски. В эти минуты капитан крепко засом­
невался в силе своих покровителей.
— Помогите, вовек не забуду,— прохрипел он.
— Ты знаешь, как зовут тебя в торговле? Чума! Такие, как ты,
и есть чума для народа! — патетически продолжал прокурор.
Кудратов поднял на него глаза. У него был безошибочный нюх на
людей. Минута растерянности прошла. Кудратов сообразил, что он
зачем-то понадобился прокурору, иначе разговор шел бы в ином тоне.
Но на всякий случай он сделал жалобную гримасу и взмолился:
— Не губите, рабом вашим буду...

18

_ Думаешь, легко мне закрыть такое дело? Да и почему я должен
рисковать из-за тебя? Ты кто мне — брат, сват?
М Кудратов опустил голову и уставился в пол.
— Ладно,— как бы смягчившись, продолжал Сенатор,— Но только
так: услуга за услугу.
Внимание отразилось на лице капитана Кудратова.
— Один парень попал в автомобильную переделку. Сейчас он
в институте травматологии, без сознания. Ничего такого он не натво­
рил, но мало ли к какому формалисту может попасть в руки его дело.
Личность парня пока не установили. Мне бы хотелось, чтобы он выздо­
равливал под присмотром друзей, которые сейчас появятся. Ты по­
можешь им вынести больного из института и погрузить его в наш
«рафик». По дороге тебя высадят. Согласен?
— Все для вас сделаю,— энергично сказал капитан.
В эту минуту на пороге появился Хашимов. Увидев Кудратова, он
вопросительно посмотрел на Сенатора. Тот еле заметно кивнул.
— Все готово,— сказал Миршаб,— Они в машине. «Рафик» присое­
динится по дороге.
...Подъехав к институту травматологии, Сухроб Ахмедович позво­
нил из уличного автомата.
— Отделение острой травмы?.. Это Халима Насыровна?.. Вас.бес­
покоит начальник караульной службы городской тюрьмы майор Саи­
дов. Мне доложили, что на вашем этаже, в изоляторе, лежит больной
преступник. Наш врач без согласования с начальством оставил его на
ночь, а это грубейшее нарушение устава...
— Да куда ж он денется,— перебила его медсестра,— он же
с переломанным позвоночником.
— Он, конечно, не убежит, но инструкция для нас закон, мы обя­
заны ее выполнять. Поэтому сейчас мы высылаем транспорт и людей,
чтобы доставить преступника в нашу больницу. Утром привезем его на
рентген.
— Пожалуйста, забирайте, если у вас такие строгости.
— Да, еще, чуть не забыл. Там рядом с ним должен быть наш
охранник Сабиров, у него смена в пять часов заканчивается. Скажите
ему, если еще не ушел: пусть едет домой, к ним гости из Башкирии
нагрянули.
— Хорошо, хорошо, я передам, — трубку на другом конце провода
положили.
Сенатор вытер платком вмиг ставшие влажными руки и отправился
к машине. Немного отъехав от больницы, он развернулся и остановил
машину так, чтобы хорошо просматривался вход в здание. Краем глаза
он видел «рафик», который стоял на некотором расстоянии от его
машины.
Прокурор нервно посмотрел на часы. По его расчетам, Сабиров
должен был уже выйти. «Неужели догадался позвонить своему на19

чальству?» — мелькнула лихорадочная мысль. Этого варианта он не
предусмотрел. Если так, следовало спешно ретироваться. Вскоре он
увидел охранника. Тот задержался у ворот, стрельнул у прохожего
сигаретку, потом постоял несколько минут в раздумье, но, увидев
подходивший травмай, сорвался с места и побежал к остановке.
Прокурор перевел дыхание. Руки его предательски подрагивали.
Включив дальний свет, мигнул раз, другой, как условились с Сали­
мом, на середине пути пересевшим в «рафик» с Кудратовым. «Рафик»
медленно подкатил к воротам травматологии. Территория боль'ницы
хорошо освещалась, и прокурор отчетливо видел, как капитан легко
спрыгнул с переднего сидения, подождал мгновение, пока вышли из
салона карманники в белых халатах, и они вместе направились вверх
по мраморной лестнице. Капитан держался молодцом, уверенно, он на
ходу что-то объяснял своим подельщикам.
Сенатор закурил. Операция должна была занять минут семь, не
больше. Он нервно затягивался, не сводя взгляда с мраморной лест­
ницы. Прошло немного времени, и из дверей института вышли люди
с носилками. Они двигались, не убыстряя шага. Оглядевшись, нав­
стречу им выскочил шофер Салима, и очень скоро носилки с Коста
исчезли в чреве машины. «Рафик» рванул с места. Сухроб Ахмедович
поехал следом, соблюдая заметную дистанцию. Возле гостиницы «Уз­
бекистан», где обычно собирались карманники и прочие дельцы, Са­
лим высадил щипачей и капитана Кудратова, которые мгновенно рас­
творились в толпе.
Пропетляв еще минут двадцать по улицам, «рафик» въехал
в махаллю’ , где Хашимов недавно приобрел дом для своей любовницы
Наргиз. Машина остановилась у глухого кирпичного забора, который
трудно было назвать традиционным восточным дувалом, ибо он скорее
походил на тюремную ограду, только без колючей проволоки, но
Сенатор не сомневался, что по верху высокой стены в слой бетона
вмуровано битое бутылочное стекло. «Рафик», а за ним и машина
прокурора въехали во двор. Сухроб Ахмедович, не выходя из машины,
смотрел, как Салим с шофером вносят в дом Коста. Потом его помощ­
ник вернулся и затворил хорошо смазанные железные ворота.
«За таким забором можно долго держать оборону»,— подумал
Сенатор, и в этот момент с веранды его окликнула Наргиз, в прошлом
танцовщица известного фольклорного ансамбля. Прокурор поднялся
на хорошо освещенную веранду, где уже был накрыт стол.
— Ну, здравствуй, прекрасная Наргиз, вот пришел к тебе на ново­
селье,— гость обнял и поцеловал ее.
— Я счастлива приветствовать вас в своем доме, Сухроб-ака,
и надеюсь видеть вас с Салимом теперь почаще,— приветливо прого­
ворила Наргиз своим мелодичным голосом и, извинившись, поспешила
’ Махалля — жилой район.

кухНю, пообещав пригласить к дастархану через полчаса.
НЭ Любезное выражение тут же сошло с лица Сенатора. Он обернулся
к Миршабу.
— Коста в сознании?
— Да, но ни о чем не спрашивает. Кажется, он не слишком удивлен
тем, что его похитили.
— Сейчас я пойду познакомлюсь с ним, а ты позвони нашим
друзьям, пусть приезжают втроем: Сергей, Погос и Артем Беспалый.
Пусть Артем захватит инструмент. Он понадобится, чтобы вскрыть
один сейф.
— А где находится этот сейф? — почти равнодушным тоном спро­
сил Миршаб.
— В республиканской Прокуратуре,— таким же тоном ответил
Сенатор.
— Если тебе нужна какая-нибудь информация из прокуратуры,
проще найти человека-посредника и купить ее,— осторожно заметил
Миршаб.
— У нас на это нет времени, — веско сказал прокурор. — Документы
из этого сейфа нужны мне сегодня.
— Откуда выплыли эти документы? Что в них?
— За ужином введу тебя в курс дела. Но, поверь, у нас редкий шанс
сыграть по-крупному, ва-банк. А теперь проводи меня к Коста.
Салим больше не стал задавать вопросы и сделал знак Сенатору
следовать за ним. Он показал прокурору спальню, где находился
нежданный гость, а сам отправился звонить Беспалому, который уже
был предупрежден и ждал с друзьями вызова у себя дома.
Сенатор на секунду остановился перед дверью, понимая, какой
непростой предстоит разговор, сколь непредсказуемы последствия
контакта с таким решительным человеком, как Коста, не говоря уж
о тех, кто стоит за ним. Прокурор отчетливо осознавал не только риск,
связанный с похищением Коста и предстоящим налетом на Прокура­
туру республики, но и ясно представлял угрозу, которой себя подвер­
гал, если по каким-то причинам проведенная им операция не устроит
владельцев дипломата. Тут плата одна — голова. Но зато в случае
удачи...
У Сенатора от волнения учащенно забилось сердце, и он реши­
тельно толкнул дубовую дверь с тонированным стеклом.
В безоконной спальне с высоким потолком на низкой жесткой тахте
у самой стены, поглаживая ворс роскошного афганского ковра, лежал
Коста. Хорошо смазанная дверь на медных петлях открылась бес­
шумно, и Коста не слышал или ловко притворился, что не слышит, как
в комнату вошел человек. Он не повернул головы, не прервал своего
занятия, хотя наверняка почувствовал, как дохнуло ветерком из рас­
пахнутой двери.
— Добрый вечер,— поприветствовал его прокурор.
21

Коста лениво повернул голову, но более внимательный, чем про­
курор, человек заметил бы, каким цепким взглядом окинул он во­
шедшего.
— Добрый, добрый,— ответил Коста без видимого волнения
и интереса и вдруг застонал.
— Что с вами? — кинулся к нему прокурор, желая помочь, но Коста
затих и попросил поправить подушку.
Как только Сенатор склонился над ним, Коста левой рукой сгреб
у него на груди рубашку, а правой выхватил из-за пояса прокурора
пистолет и тут же приставил к его виску. Тот, не ожидая от пострадав­
шего такой прыти, опешил.
— Ты, что...— прохрипел Сенатор, кожей ощущая холодную
сталь,— он боялся случайного выстрела.
— Не дергайся, — ответил Коста тихо, — ты сегодня уже видел, как
я пристрелил одного, ты будешь вторым. Я видел тебя в прокуратуре,
ты прятался за колонной. А теперь говори, где дипломат?
— В прокуратуре,— отозвался Акрамходжаев. Коста разжал руку.
Сенатор, не глядя на него, поправлял ворот. Коста усмехнулся и сунул
оружие ему в карман.
— У вас есть возможность выкрасть дипломат? — властным тоном
спросил он.
Акрамходжаев не ответил.
— Буду откровенен,— снова заговорил Коста.— В дипломате доку­
менты на людей, претендующих на место Рашидова. И решайте сами,
кем вы хотите их иметь, друзьями или врагами? Там компрометирую­
щие материалы на многих деловых людей, миллионеров нашего края,
и тех, кто по существу правит уголовным миром в республике.
— Я догадался,— проговорил Акрамходжаев,— Итак?..
— Я запишу вам телефон, по которому вы от моего имени потре­
буете встречи с Японцем. С Артуром Александровичем, наверное, вам
знакомо это имя. Постарайтесь обдумать, чем вы можете нам помочь.
— Да, да,— задумчиво кивнул Сенатор. Он мысленно считал свои
варианты.
— Пожалуйста, ручку, бумагу,— потребовал Коста, и Сенатор ма­
шинально протянул ему свою записную книжку и «Паркер». Коста
быстро черкнул в ней и протянул книжку обратно.
Прокурор мельком взглянул на телефонный номер и кивнул.
— Отдыхайте. Я подумаю над вашим предложением.
Выйдя от Коста, Сухроб Ахмедович крепко пожалел о том, что
предупредил владельцев белых «Жигулей» о грозящей им опасности.
Этим он прежде всего обозначил себя, и не исключено, что сейчас у его
дома в старом городе пасутся дружки Коста, люди Артура Александро­
вича, человека со странной кличкой Японец, которую прокурор уже не
однажды слышал. Теперь даже пожелай он по какой-то причине
избавиться от Коста, уже не получится, спрос будет только с него. И на
суде том, в отличие от нашего, народного, не сможешь юлить, лгать,
22

Рисунки Левона ХАЧАТРЯНА

л
изворачиваться, пользоваться лжесвидетелями: не поможет ни судья
ни адвокат, и телефонное право там не имеет силы. Ответ придется
держать по всей строгости. Вот что значит необдуманно включить
прерывистый свет дальних фар.
Выходило, он основательно загнал себя в угол. Теперь даже при
желании он никак не мог отступиться от налета на прокуратуру;
правда, был и такой ход, когда он предоставлял сделать этот риско­
ванный шаг самому Артуру Александровичу. А что он имел в этом
случае? Конечно, на денежное вознаграждение они не поскупятся —
и за Коста, и за информацию о том, в каком кабинете находится кейс —
можно считать, что тысяч сто уже в кармане.
Но деньги его не волновали. Ах, как бы вертелись перед ним
разные чванливые господа, мечтающие занять кабинет на пятом этаже
белоснежного здания ЦК на берегу Анхора, заполучи он дипломат!
Распорядиться компроматом он сумеет, в этом Сенатор не сомне­
вался.
Размышления его прервали Салим и Наргиз. Хозяйка дома поста­
вила посреди стола большой ляган с горячей закуской: перепелки,
фаршированные свежей бараньей печенью и курдючным салом.
— Ну, Наргиз — волшебница! — похвалил хозяйку Сенатор и пред­
ложил тост за нее.
С перепелками справились быстро, от печеночной начинки тушки
получились нежными, мягкими, хотя и жарились в кипящем оливковом
масле, а это совсем не то, что перепелки на вертеле. Когда Наргиз
ушла за следующими горячими закусками — слоеной самсой с рубле­
ными ребрышками молодого барашка и с курдючным салом матерого
кучкара, Сухроб наконец раскрыл свои карты.
— Мероприятие я затеял нешуточное,— начал он,— Документы,
о которых я упоминал, представляют для нас с тобой большую цен­
ность. За ними охотился бывший прокурор области Азларханов, кото­
рый сегодня погиб на моих глазах от руки Коста. Если нам удастся
добыть этот кейс, мы сможем тем людям, которые стоят за Коста,
диктовать свои условия. А это очень могущественные люди.
— Понятно,— медленно сказал Миршаб.
— Я с ребятами поеду за кейсом, а ты будешь ждать нас в моем
кабинете.
Миршаб кивнул.
Принесли пышущую жаром самсу, и запах баранины забил все
другие ароматы, витавшие над богатым столом. Прокурор мельком
глянул на часы и подумал, что Артем-Беспалый как раз успеет
с дружками к плову. Обычно плов Наргиз подавала не простой, а из
красного наманганского риса девзира, мясо к нему Миршаб покупал
только каракучкара — черного барана, оно особой калорийности; вот
отчего не пьянеют мужчины за восточным дастарханом, хотя и тут
потребляют спиртного не меньше, чем где-либо.
24

яйка дома, увидев, что гость тайком глянул на часы, и истолко­
вав это по-своему, сказала.
ВЗВ_ Я уже заложила рис, и минут через десять — пятнадцать подам
Пожалуйста, налегайте на закуски, никто еще не притронулся ни
кЛи°кре, ни к казы, а я так старалась...
Едва Наргиз успела расставить новые блюда и приборы для
пугих гостей, о которых ее предупредил Салим, как раздался звонок
v железных ворот. Это прибыл Беспалый с друзьями.
У Вряд ли в трех молодых мужчинах, вошедших в дом, кто-нибудь мог
заподозрить преступников: 'милые, обаятельные, на первый взгляд,
хорошо воспитанные люди, прекрасно одетые, с неплохими манерами.
Кто бы мог сказать, что Сергей, архитектор проектного института,
коммунист, активный общественник, заядлый филателист, заботли­
вый семьянин, причастен к другой, тайной, жизни? Или Погос, высокий,
красивый, волоокий, таких женщины не оставляют без внимания, тоже
член партии?.. Он служил в Министерстве сельского хозяйства. Сейчас
Погос как раз оформлял документы на круиз вокруг Европы. И деньги,
что обещал ему Беспалый за ночную вылазку, были весьма кстати.
Какая предстоит операция, что придется делать — грабить, убивать,
воровать, выколачивать из кого-то должок, выкрасть у должностного
туза ребенка,— он не спрашивал и даже не думал об этом, знал, что
Беспалый зря не позовет.
Только третий, Артем Паргесян по кличке Беспалый, не был членом
партии, не имел высшего образования, зато хранил память о двух
сроках отбывания в тюрьме. Он работал сварщиком в системе «Пивоводы». На службе особенно в глаза не бросался, но здороваться с ним
подбегал первым сам управляющий трестом, не говоря уже о начальни­
ках рангом пониже. Ходила за ним репутация человека с золотыми
руками и светлой головой. Он восстанавливал неподдающиеся ре­
монту импортные холодильники, поточные линии, установки для мо­
роженого. Свою кличку он привез с места первой отсидки в Караганде;
там-то, ввязавшись однажды в драку, он перехватил острую, как
бритва, финку и остался без одного пальца. Поговаривали, что в сезон
полсотни его личных автоматов с газированной водой работало день
и ночь в самых горячих точках Ташкента: аэропортах, автовокзалах
и на железной дороге. Теперь Беспалый копил деньги, чтобы купить
пай в игорном бизнесе — так называли между собой дельцы комнаты
игровых автоматов, заполнившие столицу. Ведя подобный образ
жизни, Артем Паргесян нуждался в поддержке, особенно людей из
правовой среды, поэтому он очень дорожил дружбой с прокурором
Акрамходжаевым, и примчался на помощь своему покровителю по
первому зову.
Сухроб Ахмедович, представив ночных гостей хозяйке дома, широ­
ким жестом пригласил за дастархан. Прежде чем сесть за стол, Беспа­
лый оглядел его и, не скрывая восторга, произнес:
25

— Я затрудняюсь, с чего начать, здесь настоящее поле чудес, и
я даже вижу мой любимый салат из молодых ростков бамбука...
Наргиз улыбнулась, ей нравилось, что оценили ее кулинарные
заботы. Аппетит опоздавших к столу словно заразил остальных, и все
снова дружно принялись за еду, не особенно налегая на спиртное;
Беспалый не пил совсем. Вскоре Салим с хозяйкой дома подали плов
в двух больших ляганах. Перед тем как приступить к нему, пропустили
еще по маленькой рюмке коньяка.
Когда подали целый поднос разноцветных чайников с зеленым
чаем, Сухроб Ахмедович глянул на своего помощника, тот на Наргиз(
и женщина незаметно исчезла из-за стола. Сенатор посмотрел на часы
и сказал:
— Пора приступать к делу, ночь не резиновая. Итак, друзья,
в одной организации в сейфе лежит опечатанный дипломат. Что в нем?
То, что интересует и вас, и нас — деньги, драгоценности, которые
конфискованы в Джизакской области.
— Значит, есть там и жемчуг. Армяне-репатрианты с Ближнего
Востока именно туда сбывают его,— подал голос Беспалый.
— Возможно, — спокойно сказал Артему прокурор. Отвечая Беспа­
лому, он мельком глянул на своего помощника, как тот среагировал на
заведомо ложное сообщение о деньгах и драгоценностях в дипломате.
Миршаб хранил спокойствие, понимая, что прокурор зачем-то решил
блефовать.
— Операция непростая, но не сложнее, чем любая другая такого
рода. Надеюсь, результат оправдает нашу смелость. Здание, где нахо­
дится кейс, охраняется, но я его хорошо знаю. Подробности на месте.
Ставка такая: половина ваша, половина наша с Салимом, идет?
— На каком этаже находится сейф? — спросил Паргесян.
— На втором. Комната безоконная, поэтому вначале проникнем
в холл у лифта, окно там незарешеченное... А почему, Артем, тебя
волнует этаж? — встревожился прокурор, зная, что Беспалый просто
так вопросов не задает.
— Третий день что-то сводит правую ногу. Сказываются бетонные
полы штрафного изолятора — первый срок я оттуда почти не вылезал.
— Скажи, смогут Сергей или Погос вскрыть сейф, если с тобой что
случится?
— Вряд ли,— сказал неуверенно Беспалый и посмотрел на своих
компаньонов.
— Что же вы так, кругом в стране растут комплексные бригады, все
совмещают профессии, а у вас непорядок, — вступил в разговор помощ­
ник, и все невольно рассмеялись.
— А нельзя ли кого со стороны подключить? — спросил Сенатор.
Беспалый задумался, потом после тягостной паузы сказал:
— Есть один парень, по кличке Кащей, он из Ростова, полгода как
освободился. Он ас, рекомендовали авторитетные люди. Никогда не
26

был в Ташкенте, захотел наши края посмотреть, погреться, да
и фруктов как он говорит, хоть раз в жизни досыта наесться, в тюрьме
с витаминами туго, а он провел там треть жизни.
— Идет, Кащей так Кащей, только не оказался бы он в этот час
в стельку пьян,— проговорил прокурор.
К счастью, Кащей отыскался в ближайшем катране и был трезв.
Когда он в сопровождении Артема подошел к машине, в голове
у прокурора мелькнула мысль, от которой сердце забилось сильнее.
— Посмотри, пожалуйста, внимательно по карманам, нет ли каких
документов с собой, не дай Бог случайно выпадут,- обратился он
к Кащею, плюхнувшемуся на сиденье рядом с ним. Машина, в которой
ехали Сергей с Погосом, следовала за ними.
— Я ведь на дело не собирался, ксива с собой,— гость протянул
Сенатору новенький паспорт, и тот сунул его в карман,— Еще билет на
Ростов есть,— добавил он.
Вот это была удача! «Сам черт помогает», подумал Сенатор.
— Бог с ним, с билетом, не выпадет,— сказал небрежно Акрамходжаев. Он очень хотел, чтобы билет остался у Кащея в кармане.
Подъезжая к площади Пушкина, Акрамходжаев мельком глянул на
часы. Время подходило к трем, до цели осталось пять — семь минут
езды. Как только они въехали в переулок за старым роддомом, терри­
торией, примыкавшей к двору прокуратуры, Артем Паргесян заволно­
вался: он догадался, куда они приехали, но вслух говорить ничего не
стал. Когда они вышли из машины, не выдержал:
— Сухроб, это же республиканская Прокуратура!
— Ну и что,— спокойно ответил прокурор,— уголовный кодекс не
учитывает разницы между ограблением банка или прокуратуры.
— Но все же... — с сомнением, нерешительно ответил Беспалый,—
такого налета я еще не совершал.
— Вот и прекрасно, появится новый опыт. Мы с тобой пойдем на
рекогносцировку, а они пусть дожидаются нас в машинах и сидят тихо,
не курят.
Беспалый подошел ко второй машине, дал команду, вернулся
к Акрамходжаеву, и они вдвоем исчезли в темноте.
Сначала они перелезли через забор, перекинув заранее пригото­
вленную нейлоновую лестницу. Стараясь действовать бесшумно, по
очереди спрыгнули на землю и направились к энергетическим шкафам
здания. Акрамходжаев сказал, что будет страховать подельщиков
прямо во дворе, с этой целью он прихватил оружие.
Подготовив щит, Паргесян отправился за Сергеем с Погосом, кото­
рые должны были выставить стекла в окне второго этажа и обеспечить
дорогу к сейфу для Кащея. После этого они вернутся в машину и будут
ждать окончания операции. Дальше в дело вступал ростовчанин. Каби­
нет с сейфом, где был кейс, находился рядом с коридорным окном,
в котором надо было вынуть стекла. Для того чтобы открыть простей27

ший замок финской фирмы «Бодэ» на двери кабинета и систему
запоров орловского сейфа, у Кащея, по расчетам Сенатора, должно
было уйти минут семь-восемь.
Появились Погос и Сергей. По тому, как они ловко одолели забор,
Акрамходжаев понял, что в спортзалах они тренируются регулярно.
В машине парни переоделись, и сейчас оба были в простых трико
и мягких тапочках, у Сергея на шее болтался рулон особой самоклею­
щейся пленки; пленка наклеивалась на оконное полотно, и стекло
вырезалось бесшумно, никогда не раскалываясь при этом. Алмазный
стеклорез, фонарик, нож-стамеска и моток шелковой бечевки соста­
вляли все их снаряжение. Показав нужное окно, Сухроб Ахмедович
вывел из строя щит и мягко подтолкнул парней в спину — вперед!
С зажженной сигаретой в одной руке, с пистолетом в другой, он
держал на прицеле дверь прокуратуры, где в любой момент мог
появиться охранник, услышь он шум во дворе. Чуткое ухо Сенатора
уловило, как раз-другой что-то хрустнуло, осыпалось под ногами
сообщников, штурмующих второй этаж, уловил краем глаза, как
дважды шарил по стене мгновенный луч фонарика, но дверь, ведущая
в здание, оставалась запертой. Видимо, милиционер, уставший за день,
дремал, время для сна самое коварное.
Операция со стеклом немного затянулась. Наконец Сенатор уви­
дел, как на шелковой бечевке спустили на землю первое оконное
полотно. На второе уйдет минуты две, не больше.
Прокурор, пытаясь скрыть волнение, сказал:
— Нормально, все идет по графику. Через две-три минуты они
будут здесь, и последний этап за маэстро. Ты, Артем, теперь ступай
в машину. Нас с Кащеем жди за рулем.
— Правильно, дуй, Беспалый, в «Жигули». Нам зрители и аплодис­
менты ни к чему,— поддержал Акрамходжаева ростовчанин.
Второе стекло было вынуто. Сергей и Погос спрыгнули на землю.
Приблизившись, они, как эстафету, передали фонарик Кащею.
— Ну, я пошел,— спокойно сказал ростовчанин и трусцой двинулся
к зданию; видимо, для него это было делом обыденным. У него на шее
болтался небольшой кожаный мешочек с инструментом.
Прокурор сказал Сергею и Погосу, что они могут уезжать и ждать их
в старом городе, у районной прокуратуры, где он работал. После того
как они перелезли через забор, он снова занял свою позицию и взял на
прицел дверь.
Сначала он не сводил глаз с двери, но потом, нервничая, все чаще
стал поглядывать на окно, за которым скрылся Кащей. Когда по
расчетам Сенатора время, отведенное на эту часть операции, уже
истекло и он подумал, не случилось ли чего с ростовчанином, тот
появился в проеме окна.
«Ура!»,— захотелось крикнуть прокурору. Он не сводил с Кащея
глаз, боясь, чтоб тот не оступился, не загрохотал чем-нибудь.
28

Это волнение, азарт, нетерпение подвели Сенатора. Акрамходжаев
не заметил, как бесшумно открылась дверь, которую он долго держал
на прицеле, и на бетонном крыльце появился милиционер. Если днем
он долго не мог открыть кобуру пистолета и не помешал Коста пристре­
лить прокурора Азларханова, то сейчас он держал оружие в руках
и был полон решимости действовать. Он дремал, когда вдруг погас
свет. Милиционер тут же открыл глаза и вскочил на ноги. Подспудно он
всю ночь ожидал нападения. Странный дипломат, из-за которого на его
глазах убили человека, не давал ему покоя. Погасло электричество,
и в этот же момент он услышал невнятные шорохи на втором этаже
и понял, что налетчики находятся в здании.
Как только Кащей с дипломатом в руках появился во дворе,
с крыльца раздался окрик:
— Стоять не двигаясь, иначе пристрелю!
Милиционер двинулся к ночному грабителю, держа обеими руками
пистолет. И тут грохнул выстрел. Охранник, вскрикнув, упал. Сенатор
с дымящимся стволом бросился навстречу Кащею.
— Ну, ты молодец, шмаляешь что надо! — сказал ростовчанин,
протягивая кейс. Сенатор кивнул, медленно поднял пистолет и выстре­
лил в него. Пуля, пробив навылет голову Кащея, впилась в росший
у крыльца дуб.
Прокурор вырвал дипломат из рук Кащея и побежал к забору.
Одолев шаткую нейлоновую лестницу, сдернул ее и сунул в карман.
К машине он бежал не таясь, знал, что Беспалый, услышав выстрелы,
догадался включить мотор. Артем, завидев шефа, развернул машину
и подогнал ее ближе.
Едва прокурор ввалился в салон, Беспалый спросил:
— А Кащей?
Сенатор, хватая ртом воздух, кинул ему на колени пистолет,
и Артем понял, что означали выстрелы во дворе. Да и жест «оминь»,
который сделал сообщник, не оставлял никаких сомнений. Машина
рванула с места. Беспалый оценил тактическую мудрость шефа, отпра­
вившего Погоса с Сергеем с места еще пятнадцать минут назад:
прорываться сейчас двум машинам было бы рискованно.
Все получилось на редкость удачно.
Даже не имея обратного авиабилета в кармане убитого, опытный
следователь по татуировкам написал бы биографию Кащея, а через
час по картотеке установил подлинную его фамилию. По долгу службы
Акрамходжаев знал, что в прокуратуре находится несколько дел по
жестоким разбойным нападениям бандитских групп из Ростова, кото­
рые трясли в Узбекистане подпольных миллионеров, не брезгуя ника­
кими средствами. Тем более если в течение дня следователь выяснит,
отбывал ли взломщик по кличке Кащей когда-нибудь тюремный срок
с ташкентскими, то ответ только упрочит версию, высчитанную ковар­
ным Сенатором. И розыск преступников, минуя Ташкент, уйдет за
29

ш
yjj

Ji

, Jvi

:j-J^Я2^Км||Д|и{В

' У

ш

еделы республики, а затем тихо-тихо заглохнет, на что и рассчиты2 л п р о кур и хорошо знавший методы работы правоохранительных
органов.

Когда подъехали к районной прокуратуре в старом городе, машина
Сергея уже стояла там, и парни заметно нервничали. Увидев, как из
машины вышел Сенатор с дипломатом, они сразу повеселели: опера­

ция удалась. О Кащее они как-то сразу и не вспомнили.
Миршаб дожидался шефа в его кабинете. Сухроб Ахмедович широ­
ким жестом метнул тяжелый дипломат На длинный полированный стол
для совещаний, вплотную примыкавший к его — старинному, двухтум­
бовому.
Прежде чем вскрыть кейс, он достал из недр своего громадного
стола початую бутылку коньяка, налил себе на дно бокала, а осталь­
ное пустил по кругу. Напряжение читалось на лицах. Хозяин кабинета
жестом потребовал нож, и Артем, достав кнопочную финку, срезал
шнуры с сургучной печатью. Сенатор попытался улыбнуться, громко
сказал:
— Раз, два, три! — и распахнул дипломат.
Сообщники невольно столкнулись лбами, дружно склонившись над
кейсом. Вздох разочарования вырвался разом.
— Кащей схватил, видимо, не тот дипломат,— растерянно сказал
Артем и выругался.
Акрамходжаев молча сидел, обхватив голову руками, большего
отчаяния не удалось бы сыграть и самому выдающемуся актеру. Са­
лим, как всегда, проявлял выдержку. Погос был готов заплакать.
— У меня столько долгов, я должен оплатить круиз, а завтра мне
еще обещали включить счетчик за карточный проигрыш, — Его положе­
нию завидовать не приходилось, каждый из присутствующих здесь
знал, что такое включенный счетчик, он снится только в кошмарных
снах.
— Наверное, там был еще один дипломат, сейф-то большой, на­
польный. Сплоховал ваш Кащей, да будет земля ему пухом,— прервал
свое театральное молчание прокурор, потом, словно спохватившись,
добавил: — Друзья, я беру ответственность на себя. Салим, открой мой
сейф,— и, подойдя к Погосу, обнял за плечи,— Не горюй, парень, твоя
беда поправима. Отдашь долги, не такие мы люди, чтобы бросать
своих в беде.
Подойдя к распахнутому сейфу, прокурор достал три банковских
пачки сторублевок — по десять тысяч в каждой — и бросил их на стол
со словами:
— Вот ваша доля, ребята, вы свое дело сделали.
Вмиг повеселели лица у сообщников, а Беспалый обратился
к помощнику:
— Салим, нет ли еще-бутылки, надо обмыть щедрый жест шефа.
Тот молча кивнул головой и скрылся у себя в кабинете. Через

31

минуту он вернулся с двумя бутылками коньяка.
Прокурор небрежно захлопнул дипломат и, с усмешкой обращаясь
к помощнику, сказал:
— А теперь, Салим, ты должен изучить документы и найти покупа­
телей, но меньше чем за пятьдесят кусков не отдавай, иначе мы
действительно погорим на тридцать тысяч,— И кейс снова исчез
в сейфе.
Выпив, Сергей, Погос и Беспалый заторопились домой, чтобы от­
дохнуть пару часов перед работой, а для прокурора с помощником дела
еще не начинались.
Как только сообщники уехали, они снова кинулись к сейфу.
— Дешево отделались, я думал, выйдет гораздо дороже,— сказал
Салим.
«Если бы ты знал, чем я заплатил за тайны этого дипломата!» —
подумал прокурор, но даже однокашнику, старому другу, не стал
говорить о двух убийствах, которые он совершил всего лишь час назад.
Прокурор сел за свой стол, а помощник, положив перед ним дипло­
мат, намеревался примоститься рядом, но шеф твердо проговорил:
— Дипломат мы должны вернуть хозяевам утром. Но владеть им
мы будем еще целых четыре часа, так что ты не особенно рассижи­
вайся...
— Отдать кейс? Зачем же мы рисковали? — растерянно спросил
помощник.
— Как не отдать? Из нас просто души вытрясут. Друзья Коста все
равно нас вычислят.
— Судя по тому, что Коста, прикованный к постели, ведет себя, как
посланник аллаха на земле, наверное, ты прав, — согласился Миршаб.
— Теперь слушай меня дальше. Мы вернем дипломат, но прежде
чем это сделать, ты должен снять копии со всех документов, что я тебе
дам. А я прослушаю выборочно вот эти четыре кассеты, — он достал их
из кейса, -г- и на скоростной записи перепишу их. Затем мы снова
вложим документы и кассеты в дипломат, опечатаем и вернем хо­
зяевам.
Он достал бумаги, лежавшие сверху. Это оказались расписю
и странные ведомости на зарплату, аккуратно вырезанные из бухгал
терских отчетов. Мельком пробежав страницу за страницей, Сенатор
от удивления присвистнул: весьма любопытные фамилии фигуриро
вали в ведомостях, особенно в стопке расписок, видимо, до сих пор
тщательно оберегаемых от постороннего глаза.
— Неплохо для начала,— возбужденно сказал он помощнику, вно
сившему магнитофон в комнату, и показал ему десятки аккуратнс
сколотых расписок в получении крупных сумм от некоего А. А. Шуба
рина. И тут до него дошло, что Артур Александрович, Японец, на
немедленной встрече с которым настаивал Коста, и есть Шубариг
Фамилия поставила все сразу на место. Он уже слышал об этом
32

миллионере, одном из хозяев теневой экономики; по его душу прикаты­
вала в прошлом году ростовская банда, вдруг бесследно пропавшая,
хотя приезд ее в Ташкент работники угрозыска по своим источникамосведомителям зафиксировали в отчетах.
Салим, видя необычайное возбуждение шефа, взял стопку распи­
сок, стал машинально листать их и вдруг воскликнул:
— А, знакомая фамилия!
Прокурор отвлекся от очередной бумаги и спросил с любопытством:
— Кого ты там выловил?*
— Мамлатова, тестя нашего обэхээсника, капитана Кудратова.
— Подумаешь, валет пиковый. Там людей и повыше его хватает.
Акрамходжаев подкинул помощнику еще стопку бумаг, которые
успел наспех проглядеть; все они, безусловно, представляли интерес,
и Салим с первой партией документов отправился в подвал к множи­
тельной установке.
— На всякий случай делай по три экземпляра,— крикнул прокурор
вслед однокашнику.
Прослушивать записи, даже выборочно, он не стал. Содержимое
дипломата уже с первого взгляда представляло огромный интерес и,
конечно, требовало более внимательного прочтения, анализа, вы­
борки. А в кассетах наверняка комментарии к документам или тайны,
не подтвержденные документами. Но переписать их следовало. Сена­
тор включил магнитофон и, убрав звук, включил скоростную запись.
На четыре кассеты по инструкции «Шарпу» требовалось 86 минут.
Сенатор ощущал смутную тревогу, понимая, что владельцев кейса
необходимо успокоить как можно раньше, чтобы они не наломали дров.
Прокурор вновь углубился в документы. Он понимал, что обзавелся
сверхмощным оружием. Салим, возвратившись в кабинет за очередной
порцией бумаг, спросил его:
— А что, тесть Кудратова катает в карты по-крупному? Почему ты
назвал его «пиковым валетом»?
Не отвлекаясь от просмотра бумаг, прокурор ответил:
— Ты что, до сих пор не слышал это выражение? Оно, кстати,
родилось в стенах республиканской Прокуратуры. Сам знаешь, если
раньше мы имели дело с карманниками, домушниками, угонщиками
автомобилей, скупщиками краденного, с фарцовщиками, валютчи­
ками, артельщиками, то сейчас обнаружилась мощная прослойка, не
относящаяся ни к одной из ранее известных категорий преступников —
костяк ее составляют партийные и советские руководители, да таких
рангов, что людей из правоохранительных органов оторопь берет.
И наши коллеги из Прокуратуры республики стали называть таких лиц
“ валетами пиковыми».
— Ясно.
Миршаб забрал очередную пачку документов и вернулся к ксе­
роксу. «Интересно,— подумал он,— как можно классифицировать нас
33

с шефом? Пиковые короли, тузы? Да и куда ни глянь, кругом масть
пиковая, масть черная, вор на воре сидит и вором погоняет. Катимо;
к какому-то взрыву...»— обреченно думал рассудительный Хашимов.
Он и не надеялся уцелеть от гнева народного, оттого и держал втайне
от шефа в домашнем сейфе пистолет и жил, пока веревочка вилась. Нс
что-то неясное уже дышало в затылок, мучило в страшных снах.
Акрамходжаев тем временем просмотрел еще пачку документов
Какую бумагу ни возьми, она имела вес, требовала внимательного
прочтения. Можно было безошибочно размножать все подряд. Так он
и решил поступить.
На самом дне дипломата он обнаружил два больших плотных
конверта и с новым приливом волнения достал их. Может, в них
главная тайна?
С первых же страниц хорошо отпечатанного текста понял, чтс
бумаги эти не имели ничего общего с тем, что он отложил для разм­
ножения. Это были научные рассуждения прокурора Азларханова
о праве, о нашем государственном устройстве, его юстиции, судоп­
роизводстве, прокуратуре, о законах, которые он предлагал незамед­
лительно принять. Не зря его называли Реформатор, одобрительно
подумал Сенатор. И вдруг его осенило: так это же готовая докторская
диссертация! От радости он встал и заходил по комнате.
«Конечно, научный трактат теперь Азларханову ни к чему,— рас­
суждал прокурор,— а мне очень кстати, если я намерен штурмовать
новые рубежи. Доктор юридических наук Акрамходжаев — это звучит,
к этому титулу вполне подойдет самая высокая должность. Это не для
размножения», — усмехнулся Сенатор и спрятал оба толстых конверта
в стол. Он решил, что и Миршабу об этом не скажет, пусть тот потом
подивится уму и скромности шефа, который втайне от всех подгото­
вил докторскую. Был у него на примете человек, клепавший за солид­
ные деньги диссертации. Теперь можно было пойти к нему, передать
бумаги и сказать: вот, мол, работал долгие годы, помоги оформить,
довести до кондиции, не привнося ничего со стороны, только опираясь
на мои труды.
Уже заканчивалась третья кассета, и, чтобы ускорить работу, он
сам отнес в подвал остальные бумаги.
— Через полчаса я перепишу монолог бывшего коллеги Азларха­
нова и пойду наводить контакты с Артуром Александровичем. Чув­
ствую, что это интереснейший человек, хотя даже заочно внушает
страх,— и прокурор поспешил к себе, чтобы записать последнюю
кассету.
Заправив «Шарп», Сенатор достал записную книжку и открыл
страницу с телефоном, который черкнул Коста. Он уже собрался
позвонить, как вдруг подумал: а что если они нагрянут раньше, чем
будет вновь опечатан дипломат? Нет, спешить не следовало. В бу­
тылке на дне осталось еще грамм сто пятьдесят коньяка, и ему
34

рожиданно захотелось выпить. Нервы были на пределе, а впереди
н® предстояла встреча с Шубариным. От того, как она пройдет,
ависело очень многое. Размышляя о предстоящей встрече, прокурор
не заметил, как в комнате появился Миршаб.
_ У меня все готово, — сказал он и бросил на стол три пачки копий
документов.
дкрамходжаев хотел вначале положить их в сейф, но передумал,
попросил помощника спрятать бумаги у себя в кабинете, а сам при­
нялся укладывать подлинники в кейс. В это же время «Шарп» выдал
последнюю кассету.
Как только они опечатали кейс и спрятали его в сейф, шеф взялся
за телефон, а помощник пошел в чайхану, чтобы принести пару чайни­
ков чая и горячих лепешек. Прокурор набрал номер телефона, трубку
тотчас подняли. Ответил женский голос.
— Мне, пожалуйста, Артура Александровича,— спросил он как
можно спокойнее и беспечнее.
— Одну секунду, кто его спрашивает?
— Прокурор Акрамходжаев,— таиться не имело смысла — они
о нем, наверное, уже немало знали.
— Наконец-то,— радостно вырвалось у женщины; потом, спохва­
тившись, она добавила:— Не могли бы вы назвать номер своего
телефона, он непременно позвонит вам в течение десяти минут.
Сенатор продиктовал телефон и положил трубку.
Как только появился Миршаб, прокурор сказал:
— Я уже позвонил, они начеку и наверняка скоро будут.
Помощник поставил поднос с чайниками, горячими лепешками
и большой пиалой густой домашней сметаны на стол и спокойно
сообщил:
— Мне кажется, они уже здесь. Я видел три машины, которые
пронеслись мимо прокуратуры.
— Не было ли среди них белых «Жигулей» шестой модели
ТНС 85—04? — спросил Акрамходжаев. Миршаб кивнул.
— Они,— сказал прокурор, и в этот момент раздался телефонный
звонок.
Сухроб Ахмедович поднял трубку и, настраиваясь на разговор,
уселся поудобнее. «Я буду у вас через пять минут»,— сказал спокой­
ный мужской голос и оборвал разговор.
— Он будет здесь через пять минут, — сказал растерянно прокурор
помощнику. Акрамходжаев сразу понял, что ему трудно будет разгова­
ривать на равных с таким человеком, как Шубарин.
— Не дал и чаю попить,— невозмутимо сказал Миршаб.— У него,
видимо, в машине японская телефонная установка на сто номеров,
или, как минимум, связь через систему «Алтай», на которую тоже не
всякий имеет выход. Хорошо, собаки, работают! — закончил он восхи­
щенно.
35

В эту минуту распахнулась дверь, и в комнату вошел человек.
— Здравствуйте, — сказал он с порога и, подойдя к столу, протянул
руку: — Шубарин Артур Александрович.
Назвались и хозяева кабинета. Впрочем, чувствовалось, что вошед­
ший и без того сразу определил, кто есть кто: видимо, ему уже
подробно описали их.
Сенатор пытался вспомнить, где он видел этого собранного, воле­
вого человека, в котором чувствовались одновременно интеллект
и сила. Что-то неуловимо выдавало принадлежность Шубарина к пар­
тийной элите, номенклатуре, к касте, в которую входил и сам прокурор.
Но, судя по манерам, умению владеть собою и даже экипировке, это
был человек иного круга, не поддающийся классификации. Редко
встречаются ныне личности с ярко выраженным чувством достоин­
ства, проявляющимся в каждом движении,— вот такой человек
и сидел перед Акрамходжаевым.
— Извините за столь ранний визит, прокурор,— сразу, без восточ­
ных экивоков начал гость, — но обстоятельства, к которым вы, видимо,
случайно оказались причастны, требуют того, чтобы вы прояснили коечто, а в лучшем случае помогли,— Шубарин говорил спокойным тоном,
ничуть не смущаясь кабинета, где он находился и где его слова могли
записывать. Видимо, он настолько был уверен в своей силе и власти
людей, стоящих за ним, что ранг прокурора не мог произвести на него
впечатления.
Наверное, внезапный гость, как и сам Сенатор, в эту ночь не
сомкнул глаз, но по его внешнему виду нельзя было сделать такой
вывод. Он походил на пружину, готовую разжаться с огромной силой.
С таким партнером всегда следовало держаться начеку.
Безукоризненно выглаженная бледно-голубая рубашка, однотон­
ный, на американский манер галстук со скромным, но многозначащим
парижским оттиском «Карден» на нижнем поле... Светло-серого цвета
костюм с едва заметной голубой полоской известной португальской
фирмы «Маконда» и мягкие туфли «Ренбергер» на низких каблуках
вишневого цвета, в тон галстуку... Все говорило о том, что они отовари­
ваются в одних и тех же распределителях, но и там все это не каждому
дают. Прокурор знал расклад, потому что торговая база «Узбекбрляшу», куда поступал дефицит из дефицита, находилась на его терри­
тории.
Черт возьми, он выглядит и держится так, словно пришел на званый
ужин, а хозяин дома — его крупный должник, с завистью подумал
Сухроб Ахмедович. Медлить дальше было нельзя, молчание станови­
лось неприличным: следовало отвечать, и отвечать напрямую, любые
уловки только запутали бы его самого и подорвали доверие, которое
он хотел внушить Шубарину. Прокурор заговорил:
— Так получилось, что я случайно оказался свидетелем того, как
молодой человек по имени Коста не сумел отобрать дипломат
36

бывшего прокурора Азларханова и сам попал в руки милиции.
Я догадался, что документы в кейсе представляют большой интерес
для определенной группы лиц. Мне пришла в голову совершенно
абстрактная мысль, что неплохо бы завладеть тайной этого кейса. Мне
понравился Коста, его отчаянность, чувство долга и преданность своим
хозяевам, и я решил, что попытаюсь спасти его, это казалось мне по
силам.
Сухроб Ахмедович умолк и жестом попросил помощника налить
чай.
— Я не понимаю мотивов вашего поступка,— проговорил Шубарин,— вы вполне преуспевающий прокурор, вас ценят как профессио­
нала, вы не бедны... Есть шанс сделать карьеру. И зачем вам симпати­
зировать преступнику, и тем более желать спасти его от справедливого
наказания?!
«Кто из нас прокурор?» — подумал Сенатор и окончательно понял,
в каких жестких руках он оказался.
— Спасибо, лестно было слышать аттестацию из уст такого чело­
века, как вы, Артур Александрович. Но вы в одном ошиблись, я не имел
шансов по-настоящему сделать карьеру, не смог найти ходов ни
к Шарафу Рашидовичу, ни к его приближенным. Людей, недовольных
своим положением,— тьма, я один из них...
— Что ж, спасибо за откровенность. И вы решили заполучить
Коста, чтобы добиться расположения его хазяев?
— Если честно, то да. Но, видимо, следует учесть, что вчера я спас
и ваших ребят из белых «Жигулей». По городу уже была объявлена
облава на эту машину, но я успел их предупредить.
— Мы оценили ваш жест и ожидали, что вы вступите с нами
в контакт.
— С кем? — искренне удивился хозяин кабинета.— С ветром
в поле? Машина вполне могла быть угнанной или с фальшивым
номером.
— Что ж. Логично. Вполне. Но, в конце концов, вы вышли на нас, и
у вас, к нашему изумлению, оказался номер телефона, которым поль­
зуются в экстренных случаях. Откуда он у вас?
«Не знает, что Коста у меня»,— удивленно подумал Акрамходжаев,
а вслух сказал:
— Этот номер дал мне Коста.
— Значит, Коста у вас? — Шубарин от неожиданности привстал.
— Да.
— А мы решили, что его все-таки забрали в тюрьму, и сокрушались,
что опоздали всего лишь на какой-то час...— и после паузы, заметив,
что прокурор наслаждается произведенным эффектом, добавил: —
В вашей расторопности есть резон — я имею в виду ваш недавний
звонок. Опоздай вы с ним еще на полчаса, не знаю, чем бы закончился
инцидент. Мои ребята уже около часа крутятся возле прокуратуры.
37

Теперь для меня многое прояснилось, и я, с вашего позволения, дам
отбой, ведь там, на улице, не знают, как здесь идут дела: не дай Бог,
у них сдадут нервы и они ворвутся в окно с автоматом.
— Вы это всерьез? — позволил себе улыбнуться прокурор.
— Вполне. Вот в это самое окно за вашей спиной,— И, не дожи­
даясь ответа хозяина кабинета, негромко позвал: — Ашот!
И тотчас в комнату вошел угрюмого вида мощный парень. Спортив­
ная куртка на узкой талии немного бугрилась. Сенатор сразу понял, что
за поясом у Ашота пистолет.
— Ашот, а ты единственный оказался прав. Прокурор Акрамходжаев действительно спас нашего Коста.
Что-то наподобие ликования промелькнуло на угрюмом лице парня,
но Ашот тут же унял свой восторг.
— Пожалуйста, дай отбой и отправь ребят домой. И занеси дипло­
мат, что заготовил с вечера.
Ашот вернулся быстро, и они продолжили разговор.
— Вы сказали, что Коста дал вам телефон... Наверное, он настаи­
вал на немедленной встрече со мной? — спросил Шубарин, буравя
прокурора глазами, в которых не читалось ни симпатии, ни признатель­
ности. Все это походило скорее на допрос, особенно теперь, в присут­
ствии Ашота, расстегнувшего куртку. И только сейчас Сухроб Ахмедо­
вич понял, что подписал бы себе смертный приговор, не поставь он
Шубарина в известность о том, что кейс уже у него — тут пощады не
знали, не стали бы колебаться, как Беспалый перед прокуратурой.
И все-таки отвечать даже на самые неприятные и жесткие вопросы
хорошо, когда знаешь, что ответы устроят экзаменатора. И поэтому он
отогнал неожиданно навалившийся страх и ответил спокойно, взвеши­
вая слова:
— Да, Коста настаивал на встрече с вами, угрожал. Но время было
позднее, и вам без моего участия все равно ничего сделать бы не
удалось, даже если бы вы взорвали прокуратуру. Мой звонок означал
бы лишь предложение о сотрудничестве, которое, конечно, не могло
быть на равных. Другое дело, если б дипломат оказался в моих руках.
Это давало бы мне право на достойное отношение ко мне. Я бы не
хотел диктата над собой, этим я сыт по горло.
Сухроб Ахмедович видел, как Шубарин весь напрягся, он с трудом
удерживал себя от вопросов, так и просившихся на язык.
— Я тоже располагаю определенной силой и решил все-таки до­
быть дипломат сам, хотя вначале и считал это для себя неприемле­
мым. Коста убедил меня, что в кейсе находятся бумаги чрезвычайной
важности и они касаются даже тех, кто завтра может занять место
Шарафа Рашидовича. Я подумал, что не имею морального права
подводить таких людей, вносить сумбур в сложившуюся кадровую
политику. Кроме этого, он открыто сказал, что мне не простят малоду­
шия, остановки на полпути.
38

— Дипломат у вас? — не сдержался гость, чуть наклонившись
вперед.
— Да, кейс у меня,— ответил Акрамходжаев и увидел, как на
глазах меняется Шубарин. Только сейчас на его лице проявилась
усталость долгого дня и долгой ночи. «Как много сил, воли надо иметь,
чтобы так держать себя в руках»,— восхищенно подумал Сенатор
и откинулся на спинку кресла, внутренне торжествуя: наконец-то он
сломал Шубарина.
Артур Александрович сиДел некоторое время молча, слегка осла­
бив узел своего карденовского галстука, потом поднял голову,
и Сенатор вновь увидел прежнего Шубарина. Минутный шок прошел, он
снова взял себя в руки и в прежнем тоне спросил:
— Где дипломат? — вопрос не сулил ничего хорошего в случае
отказа или промедления. Прокурор это понял сразу, почувствовал, как
напружинился за спиной Шубарина Ашот.
Но Акрамходжаев ни тянуть, ни отказывать не собирался, поэтому
сказал помощнику:
— Салим Хасанович, пожалуйста, откройте сейф.
Звякнули ключи, появился из стальных недр невзрачный дипломат
венгерского производства. Прокурор чуть привстал с места и подтолк­
нул его по полированной поверхности длинного стола для совещаний.
Кейс проскользил по столу и благополучно застыл перед Артуром
Александровичем.
Шубарин положил на него руку, словно раздумывая о чем-то,
и потом вдруг не то спросил, не то сообщил:
— Сегодня ночью во дворе прокуратуры прозвучали два пистолет­
ных выстрела...
— И нашли два трупа, — закончил прокурор. — Такова цена дипло­
мата, мы потеряли там хорошего залетного человека.
Хозяин кейса кивком головы попросил Ашота вскрыть дипломат,
и тот, как недавно Беспалый, тоже вынул кнопочную финку и срезал
шнуры с сургучной печатью. Шубарин слегка приподнял крышку, до­
стал верхнюю стопку бумаг, знакомые прокурору расписки на крупные
суммы, тут же вернул их на место и сказал:
— Наш дипломат.
Ашот молча подал Шубарину другой, более изящный, с цифровым
кодом, лакированный, бычьей кожи атташе-кейс.
— Буду откровенен. Документы в дипломате представляют особую
ценность. Одним они могут сломать карьеру, другим жизнь, а большин­
ству сулят неприятности и потерю доходов. Поэтому вы без обиняков
должны назвать сумму. Я не буду торговаться, ваш риск того стоит,—
и он щелкнул замком кода.
— Я отдаю вам дипломат, возвращаю Коста и не настаиваю ни на
какой денежной компенсации. Как вы верно заметили, я не беден...
— Отказываетесь от такой суммы? — Артур Александрович рас39

1

пахнул крышку атташе и развернул его к прокурору. Кейс до краев был
заполнен тщательно уложенными деньгами в банковских упаковках.
— Деньги я могу найти доступными мне средствами,— хладнок­
ровно заметил прокурор, не глядя на плотно уложенные пачки купюр.
Он понимал, что если примет вознаграждение, Шубарин и его друзья
посчитают, что теперь они с ним в расчете.
Твердость, с какой прокурор отказался от денег, несколько сму­
тила Артура Александровича. Он с интересом посмотрел на прокурора.
— Извините, Сухроб Ахмедович, я неверно понял вас,— сказал
Шубарин.— Но мой жизненный принцип — всякая стоящая и ответ­
ственная работа должна щедро вознаграждаться. Если деньги для вас
в данном случае не являются мерой оплаты, я найду способ отблагода­
рить вас. Отныне вы можете рассчитывать на мою помощь и на
покровительство моих друзей. Своим поступком вы уже выразили
отношение к нам. Еще раз извините за жест с деньгами, наверное, вам
наше желание откупиться показалось обидным, оскорбительным,
я недооценил вас... В связи со смертью Рашидова у моих друзей есть
шанс занять его место, и наверняка произойдут крупные кадровые
перемещения, поэтому для вас, безусловно, найдется достойное
место...
— А кто, на ваш взгляд, заменит Рашидова? — вырвалось у долго
молчавшего Миршаба.
— Скорее всего, это будет Анвар Абидович Тилляходжаев, секре­
тарь Заркентского обкома партии, старый друг Шарафа Рашидовича,
но не меньше шансов и у двух ставленников Акмаля Арипова, аксайского хана. К любому из них у нас есть ходы. На этот раз вы поставили на
верную карту,— Шубарин достал из верхнего кармашка пиджака ви­
зитную карточку, протянул ее прокурору и, считая разговор окончен­
ным, заключил: — Наверное, мы встретимся с вами завтра на похоро­
нах хозяина?
— Вы переоценили мои возможности, Артур Александрович...
У меня нет приглашения, и вряд ли кто мне его предложит.
— Ну, это не проблема. Вот вам два приглашения, оба без фами­
лий. Заполните их на свое имя и на имя Салима Хасановича. Пусть для
многих не покажется потом неожиданным ваше повышение. Он протя­
нул на прощание руку хозяину кабинета и в последний момент спохва­
тился: — Мне хотелось бы в столь непростой день нашего знакомства
сделать вам какой-нибудь памятный подарок, чисто символический.
Пожалуйста, примите эти часы, они даже там, на Западе, редкость.
Часы будут означать, что вы наш человек.— Артур Александрович
снял с запястья «Роллекс» и передал их Акрамходжаеву. Тот не
посмел отказаться, жест был искренней, подарок щедр.
...Поезд несся в ночи, грохоча на стыках плохо уложенных путей,
вагоны мотало в стороны. Казалось, состав сейчас выскочит из колеи.

40

Но Сухроб Ахмедович этого не замечал, углубившись в свои мысли...
М Нужно было вздремнуть хотя бы два-три часа, но сон не шел.
Сенатор теперь и со снотворным засыпал трудно. Ритм его жизни за
той года, прошедших со дня смерти Рашидова, резко ужесточился.
р _ три года...— сказал вслух нараспев прокурор, ощущая их такими
долгими в своей жизни. Он взял чайник и направился в коридор за
чаем, окончательно решив, что спать ему сегодня не придется. Попро­
сив проводника заварить покрепче, он заодно справился о ходе
поезда. Скорый шел по графику, и ничего пока не вызывало тревоги.
Он много работал по ночам, и помощником ему в ночных бдениях
всегда служил чай. Хозяин вагона постарался и заварил чай такой,
какой требовался, и Сенатор вновь ушел в свои мысли.
...Ко времени похорон Рашидова страна уже год жила с преемником
Брежнева, Юрием Владимировичем Андроповым, человеком, знавшим
истинное положение дел в государстве. Среди многих неблагополуч­
ных районов державы его внимание привлекал и Узбекистан. Еще
в бытность свою председателем Комитета государственной безопасно­
сти он знал, что американцы вели аэрофотосъемку нашей территории
и каждый раз с поразительной точностью прогнозировали виды на
урожай в СССР: эти цифры, не в пример данным Госкомстата, всегда
оказывались верными. В американских, да и в других зарубежных
источниках не раз уже появлялась информация о том, что в Узбеки­
стане ежегодно приписывают около миллиона тонн хлопка. Как бы
в подтверждение слухов в стране как раз вспыхнул текстильный
кризис, и это при сборе в девять миллионов тонн. Не было в Москве ни
одного серьезного ведомства, ни партийного, ни советского, ни одной
значительной газеты, куда бы простые дехкане из республики и комму­
нисты, не променявшие совесть на подачки, не писали бы об обмане
государства, о повальных хищениях вокруг. Уже намечались дела,
позже названные «хлопковыми», появились в республике первые сле­
дователи из Прокуратуры СССР, но еще никто не предполагал истин­
ных масштабов хищений...
Прогноз Шубарина оказался верным, Рашидова сменил человек
Акмаля Арипова, хотя Артуру Александровичу хотелось, чтобы это был
его личный друг из Заркента Анвар Абидович Тилляходжаев, но таш­
кентские не уступили чужаку места, да и аксайский хан на поверку
оказался сильнее, чем думал Японец. Заменив Рашидова, преемник
этой же осенью приписал очередной миллион, на меньшее рука уже не
поднималась.
Человек расчетливый и осторожный, Акрамходжаев удивлялся
беспечности, царившей вокруг. Никто не верил в серьезные перемены,
а они должны были грянуть. Страна неудержимо скатывалась к кри­
зису — экономическому, экологическому, политическому, межнацио­
нальному. Сухроб Ахмедович пошел ва-банк — напечатал в партийной
газете серию статей, передав редакции многолетние размышления

41

убитого прокурора Азларханова о правовом государстве. Статьи выз­
вали шок в республике. Смелость суждений, неординарность взгляд;
говорили о новом мышлении, принципиальности автора, широте охват;
проблем. Такой оценки действительности и перспективы не позволял
себе еще никто.
Неделю у него на работе и дома обрывали телефоны. Друзы
удивлялись, спрашивали — чего это на тебя нашло? Он отвечал
кратко — наболело! Сначала не было никакой серьезной реакции
сверху, но и она вдруг последовала. На одном крупном совещант
Андропов высказал мысли, очень созвучные тем, которые заключа­
лись в статьях Акрамходжаева. Вот тогда его впервые и пригласили
в ЦК.
Там, в долгой беседе с одним из новых секретарей ЦК, он приз­
нался, что публикации, вызвавшие столь бурный интерес в респу
блике,— это часть его докторской диссертации, которая уже нес
колько лет лежит в столе. С докторской, то есть с двумя украденнымг
папками прокурора Азларханова, по просьбе ЦК пришлось ознакомить
ведущих правоведов республики. С учетом небольших замечаний ем^
предложили защиту докторской в стенах местной Академии. Так черег
год он стал доктором юридических наук. Правда, надо учесть, что
идею встретиться с прокурором Акрамходжаевым новому руководи
телю ЦК подал секретарь Заркентского обкома партии Анвар Абидо
вич Тилляходжаев, а того, естественно, попросил об этом Шубарин.
Продвинулся он за год со своим помощником и по службе, получив
высокое назначение в Верховный Суд республики. О нем заговорили
как о крупном перспективном юристе, прочили завидную карьеру
Сенатор знал, что это Артур Александрович щедро рассчитывается за
дипломат и за Коста.
Шубарина трудно было разгадать, хотя, казалось, почти всегда он
говорил в открытую, не скрывая своих намерений. Он явился к Акрам
ходжаеву на банкет по случаю защиты докторской. Когда они осталиш
одни, Шубарин вскользь заметил, что подобную широту и демократии
ность взглядов на наше право имел и убитый прокурор Азларханов
Сухроб Ахмедович внимательно посмотрел на него. Лицо его покрови
теля было, как всегда, непроницаемо.
— Идеи витают в воздухе, важно их публично обнародовать, за­
столбить свой приоритет,— сказал Сенатор в ответ.
...Медленно, но твердо страна шла к переменам. Но вдруг болезнь
и неожиданная смерть генсека, взявшегося вывести в державе казнок­
радство, взяточничество, землячество, коррупцию, бесхозяйствен
ность и разгильдяйство, начавшего чистку в партии, положила конец
всем переменам.
Назначение новым генсеком бывшего приближенного Брежнев i
говорило об откате политики на прежние позиции. В Узбекистане
42

боаДовались приходу к власти безликого Черненко. В те дни по долгу
°лу*6ь1 Сухроб Ахмедович приходил несколько раз в ЦК. Какое ликоСание видел он на лицах, восторг нельзя было спрятать, а ведь там
паб°тали ЛЮДИ' хорошо владеющие собой. Переменилось отношение
л к нему самому. В глазах некоторых прежних приятелей он читал: «Ну,
чТ0, писака, прошли твои времена? Свободы, демократии, правового
г0Сударства захотел?»
В те дни он долго не мог найти Артура Александровича, собирался
лаже поехать к нему в городок, который в уголовном мире называли
«Лас-Вегас», где находилась его основная резиденция, но Шубарин
словно почувствовал настроение своего нового друга. Он нагрянул както поздним вечером к Акрамходжаеву домой, и проговорили они тогда
до полуночи.
— Не паникуй... — говорил Шубарин, как всегда, спокойно и взве­
шенно.— Государству радикальных перемен не миновать, поверь мне,
я знаю экономическую ситуацию в стране. Она плачевна. Мы проедаем
больше, чем зарабатываем, и абсолютно нечего предложить внешнему
рынку, все допотопно, громоздко, некачественно. Пустые прилавки
и обесцененные деньги толкнут страну к реформам. Конечно, они
невозможны с такими людьми, как нынешний лидер Черненко. Но
здоровье его ни у кого не вызывает сомнений, едва ли он с год
протянет... Это будет еще год агонии государства...
Разговор с Шубариным внес спокойствие в душу. Сенатор даже
выработал после встречи с ним особую тактику поведения, демонстра­
тивно подчеркивая кое-где, что он находится в опале у верхних эшело­
нов власти.
Сухроб Ахмедович так вжился в роль сторонника перемен, что
позволял себе время от времени рассылать редакторам газет и журна­
лов Узбекистана предложения написать для них статью, обзор, ком­
ментарии. Темы, которые он предлагал для обзора, бросали в дрожь
руководителей прессы, и они под всякими надуманными предлогами
любезно отказывали ему. На это и рассчитывал лукавый Сенатор.
Получив желанный ответ, он подшивал его в специальную папку и при
случае показывал коллегам, друзьям, возмущаясь, что ему не дают
дышать, развернуться его научной мысли, закрывают дорогу в Акаде­
мию, в стенах которой он так блестяще защитил докторскую.
Очередное его продвижение по службе обошлось без помощи
и протекции Артура Александровича, который в это время по туристи­
ческой путевке находился во Франции. Освобождалось место заве­
дующего административным отделом ЦК. Сенатор узнал об этом слу­
чайно, впрочем, о таких вакансиях не трубят в трубы. Знал Сенатор
и того, кто метит на это место, знал, от каких людей зависит назначеиие: должность эту он давно примерял на себя. В последнее время,
пРослыв просвещенным и широко мыслящим юристом, он и впрямь
Уверовал в свою исключительность. Однако шансов занять это место
43

не имел никаких, тем более без помощи Шубарина. И тут он вспомнил
про бумаги Азларханова, в его документах при удачной комбинаци 1
открывался ход ко многим могущественным людям. Но пользоваться
взрывоопасным материалом слишком явно он не решался. Акрамходжаев не забыл намек Шубарина, что основные положения его до­
кторской диссертации перекликаются с некоторыми мыслями убитого
Азларханова, с которым, говорят, Артур Александрович был в большой
дружбе. Он не хотел, чтобы Японец вычислил, что прокурор Акрамхо
джаев ведет нечестную игру и имеет тайное досье на него самого и его
ближайших друзей, чтобы догадался, что есть копии с документов,
выкраденных им из Прокуратуры республики ценой жизни двух людей
Играть с огнем не следовало. Тот же Коста, давно восстановивший
форму в лучших клиниках и на курортах страны, если что, выколотит
любые признания или из него самого, или из Салима — опыта им не
занимать.
...Два дня, субботу и воскресенье, они с Салимом не выходили из
дома. Словно пасьянс, раскладывали документы из дипломата и так
и эдак, час за часом прослушивали записи Азларханова, искали ва
риант, который никак не должен был насторожить Артура Александро
вича. Но тщетно — все представляло определенный риск. Беспроиг­
рышный расклад не выстраивался. В понедельник утром Миршаб
оставшийся ночевать в особняке прокурора, приводя в порядок разб
росанные по столу документы, обратил внимание на одну ведомость по
выдаче зарплаты с особо крупными суммами.
— Сухроб! — позвал он из другой комнаты своего друга,— пос
мотри, пожалуйста, вот эту фамилию. Не родной ли это брат нашего
уважаемого Тулкуна Назаровича?
«Назаров Уткур», значилось в ведомости. Друзья хорошо знали, чтс
в Узбекистане единокровные братья часто живут под разными фами­
лиями.
— Нет, Тулкун Назарович родом из Ферганы, это всем известно
а ведомость из другой области,— ответил огорченно прокурор.
— А знаешь, где отец Тулкуна Назаровича начинал свою карьеру'7
Именно в Маргилане! У него было семь сыновей... Уткур Назаров
видимо, старший брат Тулкуна Назаровича.
— Любопытно, любопытно,— сразу повеселел хозяин дома, — если
так, я прижму этого партийного бонзу. Ты сегодня же должен выехати
на место и осторожно собрать материал на Уткура Назарова, если
конечно, он действительно родственник уважаемого Тулкуна-ака.
Вечером того же дня Салим позвонил шефу домой и радостна
сообщил, что они верно взяли след, и обещал завтра вернутьс
в Ташкент не с пустыми руками.
Вот он, вариант без риска, хотя ниточка тянулась все из тех жо
бумаг. Теперь он крепко прижмет к стенке спесивого Тулкуна Назаро­
вича и Шубарину заодно утрет нос.

Помощник появился к концу работы на следующий день. Войдя
а кабинет, он сказал шутя:
в __ Еще не обжили как следует кабинет в Верховном Суде, а теперь
деТся перебираться в Белый дом...
__ И всего-то на третий этаж,— ответил в тон шеф.
_ А ты хотел сразу на пятый? — спросил помощник, и они вместе
пассмеялись.
Салим расстегнул портфель и бросил на стол три казенные папки
с краткой, как выстрел, надпибью — «Дело». Две из них были старые,
из плотного картона с хорошим, ясным тиснением, вероятнее всего,
записи в них велись чернилами еще до эры шариковых ручек. Третья,
самая толстая, заведена год-два назад, и фамилия «Назаров» на
обложке писалась добротным фломастером. Акрамходжаев, казалось,
не проявил к папкам никакого интереса, даже брезгливо отодвинул их
на край стола. Но все же спросил:
— Что, умен, талантлив, невероятно изворотлив братец Уткур?
— С чего ты взял? Примитивен до раздражения. Обычная схема
для нашего края: один брат идет работать в правоохранительные
органы, другой в партийный аппарат, третий в советский, а остальные
занимают хлебные должности: на мясокомбинате, на лесоскладе,
винно-водочном заводе, торговле, строительстве, в автотранспорте,
нефтебазе и тянут, что только могут. Да при такой страховке со всех
сторон и самый осторожный станет тащить день и ночь. Потом, как ты
знаешь, такие люди роднятся с себе подобными; если в клане нет
выхода на прокуратуру, они отышут его через молодоженов — в каж­
дом доме найдется и жених, и невеста, которые никогда не пойдут
против воли родителей. Говорят, однажды Уткур Назарович похва­
лялся, что на всей длинной цепи проверок и контроля, в каждом звене
у него есть родня, она и предупредит его заранее, и не заметит, чего не
надо, и защитит, если потребуется. Уткур возглавлял там в разное
время три особо чтимые на Востоке места: мясокомбинат, лесоторго­
влю, а в последние годы крупный автокомбинат с парком междугород­
ных автобусов, автобазой рефрижераторов и большегрузных автомобилей-дальнобойщиков. Место даже почище, чем мясокомбинат вме­
сте с винзаводом... Два первых дела завели, когда он возглавлял
мясокомбинат и лесоторговлю, но их замяли старые сослуживцы
и выдвиженцы ртца, хотя не обошлось и без помощи Тулкуна Назаро­
вича, который тогда работал в народном контроле республики. А
в третий раз Назаров вряд ли бы выкрутился, но изменилась обста­
новка в стране в связи с приходом Черненко, когда к власти вернулись
многие друзья и коллеги его отца. Но самое большое влияние на ход
Дела оказал наш общий друг Артур Александрович Шубарин. Все до
одного водители забрали свои заявления о том, что директор автоком­
бината облагал их непомерной данью за каждый рейс. Видимо, крепко
ПоРаботали Ашот и Коста с друзьями, шофера народ вольный, упря45

мый, но сдались, дружно сказали, что оговорили директора за принци­
пиальность и твердость...
Время поджимало, и они решили действовать безотлагательна
Акрамходжаев набрал по вертушке четырехзначный номер телефона
Тулкуна Назаровича в ЦК и твердым голосом попросил принять е п
утром. На вопрос, по какому поводу, Сенатор ответил туманно: «Н>
телефонный разговор...»
...Проговорили они час пятнадцать минут. Был момент, когда
важный хозяин кабинета даже порывался выставить нахального шае
тажиста из Верховного Суда за дверь, но тот начал выдавать такие
подробности, что Тулкун Назарович сразу перешел на примирительный
тон, а в конце концов, добитый, устало спросил:
— Чего вы хотите, чего добиваетесь?
— Я бы не хотел, чтобы меня несправедливо оттесняли от должно­
стей в Узбекистане,— сказал тот веско и с достоинством. Урок i
Шубарина и общение с ним пошли на пользу Акрамходжаеву.
— Разве служба в Верховном Суде не устраивает вас? — удивился
Тулкун Назарович.
— Нет. И я знаю, что моя кандидатура не рассматривалась ни на
один серьезный пост, я не числюсь у вас даже в резерве. Разве это
справедливо? По-партийному? Я спрашиваю вас, как коммунист ком
муниста. Я — доктор наук, человек с большой практикой, наверное
вам и мои взгляды на правовую реформу известны, они широко обсуж­
дались в республике.
— В каком отделе ЦК вам хотелось бы работать? — хмуро спросиг
Тулкун Назарович.
— Я знаю, у вас сейчас есть место заведующего отделом админи­
стративных органов... — небрежно бросил Сенатор.
— Это сложно, мы сейчас рассматриваем две кандидатуры... —
уклончиво начал хозяин кабинета.
— Вот вы и предложите третью. Вашу кандидатуру и рассматри
вать будут более внимательно.
Уходя, Сенатор оставил Тулкуну Назаровичу для ознакомления три
папки с делами его брата Уткура и с новейшими комментариями к ним
над которыми они с Салимом трудились всю ночь. Тут было над чем
призадуматься...
Через три недели, когда Артур Александрович вернулся из Фраи
ции, он тут же позвонил Акрамходжаеву. Решили обмыть новое назна
чение Сенатора. Шубарин приглашал к себе домой, Сухроб Ахмедович
настаивал на приеме в своем особняке. Спор разрешил Салим Хасано
вич. Он тоже собирался отметить свое повышение. Впервые за долгие
годы работы их пути с шефом разошлись. Хашимов остался в Верхов­
ном Суде, должность шефа автоматически перешла к нему, на этом
настоял Сенатор в разговоре с Тулкуном Назаровичем. Друзья долге
размышляли и решили, что держать под контролем дела в Верховном
46

важнее всего, все-таки последняя инстанция, суд — венец правоСУп _ tТут
i /t и
и дела
л й п я можно
лапать крутые,
к т /т ы а и
и иметь с этого приличные
можно делать
судия.

отведи от вышки иного дельца и тут же получишь миллион.
|£,еНИтак, Миршаб предложил отметить важные события в их жизни
ломе своей любовницы Наргиз.
0
у Наргиз?.. — переспросил Шубарин. Он всегда должен был
четко знать, куда идет, и страховал себя не хуже, чем иной заокеанс­
кий президент.
__ Там, где находился K ocfa,— пояснил Сенатор.
_ Ах, у Наргиз,— сразу вспомнил тот,— у той, которая чудесно
фарширует перепелок паштетом из печени? Коста с ума свел Икрама
Махмудовича, моего помощника в «Лас-Вегасе», рассказывая о кули­
нарных чудесах хозяйки дома. Я согласен...
За богато накрытым столом у Наргиз Артур Александрович, поздра­
вив Акрамходжаева с высоким назначением, все же чуть позже, выб­
рав момент, немножко попенял ему за самостоятельность, проявлен­
ную Сенатором в его отсутствие.
— Ну, ты, Сухроб, даешь! Брать за горло моего друга Тулкуна
Назаровича! Это же беспредел, как выражается Ашот. Надо, милый,
чтить авторитеты, ты же на Востоке живешь...
Сенатор, словно не понимая, ответил:
— Дорогой Артур Александрович, откуда же я мог знать, что
уважаемый Тулкун Назарович ваш давний друг. Да и ждать я не мог. Вы
далеко, наслаждаетесь в Париже, гуляете по Елисейским полям,
а место могло ускользнуть от меня, меня же в расчет не принимали. Вот
я и решил напомнить о себе.
— Не осуждаю, я просто поражен вашей хваткой, целеустремлен­
ностью. Припереть к стенке такого скользкого и тертого пройдоху, как
Тулкун Назарович,— задача не для дилетантов.
— Спасибо, Артур Александрович,— перебил прокурор.
— В чем-то, наверное, вы правы. Надо заставить их считаться
с собой. И если откровенно, они не могли дождаться меня, чтобы
выяснить, какие истинные намерения у вас, чего вы хотите, чего
добиваетесь?
— Да что уж, Артур Александрович,— поспешил успокоить Сена­
тор,— друзья моих друзей для меня святы, ничего дурного против
Тулкуна Назаровича я не затевал. Я хотел одного: чтобы со мной
считались, поняли, что и мое время пришло.
— Да, твое время пришло, и давай выпьем за твое здоровье,—
проговорил Шубарин.
Через два месяца после прихода Сухроба Ахмедовича в отдел
административных органов ЦК умер генсек Черненко, и вновь залихо­
радило партийный аппарат и руководство в республике. Какой курс
Дальше возьмет Кремль?
С первых шагов нового генсека стало ясно, что он продолжит

47

начатое Юрием Владимировичем Андроповым обновление и оздоровление общества. Курс на перестройку объявлялся программныд
в действиях партии. И сразу же к Акрамходжаеву стали поступав
предложения из газет и журналов. Одним он вежливо отказывал,
ссылаясь на занятость, для других, центральных, подготовил нес!
колько публикаций, благо работы Азларханова позволяли освещая 3
немало проблем, накопившихся в Узбекистане.
Изменилось к нему и отношение аппаратчиков. Повсюду, куда бы оц
ни приходил, с ним вежливо здоровались, раскланивались, улыба'лиа .
Работы у отдела административных органов прибавилось: видимо,
со злоупотреблениями, хищениями, коррупцией, приписками в респу­
блике решили окончательно разобраться. С каждым месяцем увеличг валось число областей, где начинали работать следователи Прокура­
туры СССР. Их прибывало все больше и больше. Они занимали старую
гостиницу ЦК на Шелковичной. Такой наплыв опытных криминалисто i
сам по себе становился опасным, потому что выпадал из-под контроля
даже отдела административных органов.
Московские следователи и их коллеги, привлеченные Прокурату
рой С С С Р из других регионов, не имели привычки знакомить местны
с ходом дел — утечка информации могла свести на нет всю работу
Сенатор всячески старался помочь следователям, заботился об иу
быте, питании, вступал при возможности в личный контакт с каждым
чтобы иметь хоть какое-то представление о направлении и масштабах
проводимой работы, о ее перспективах.
У тех, кто координировал в Прокуратуре С ССР работу привлечен
ных следователей по особо важным делам, наверное, быстро сложи
лась общая картина хищений, и, по расчетам Сухроба Ахмедовича, они
скоро должны были выйти на людей на таких постах, что рядового
гражданина от неожиданности мог хватить удар.
Но наверху царила беспечность, никто всерьез не воспринимал
огромный десант приезжих следователей. Скорее всего, по аппарат
ному опыту прежних лет рассчитывали на очередную кампанейщину
косметический ремонт фасада здания новой власти: ну, пересажают
две-три сотни председателей кохозов, сотню директоров хлопкозаво
дов, еще тысячу людей рангом пониже, к чьим рукам тоже прилипл•
шидовичу.
— Ну, что ж, поехали,— сказал он.
Продолжение следует

64

f

П°Д



ЗЕЛЕНОЙ
ЗВЕЗДОЙ
ЭСПЕРАНТО

Июль 1887. Варшава. Линотипография X. Кетлера. Именно
здесь появилась на свет неболь­
шая брошюра, на титульном листе
которой значилось: «Д-ро эспе­
ранто. Международный язык.
Предисловие и полный учебник,
{для Русских).» Книжечка соде­
ржала алфавит, шестнадцать
фамматических и синтаксических
правил, перевод молитвы «Отче
наш» и словарь на 918 корней.
Автором книжки был никому
не известный тогда врач-окулист
Людвик Заменгоф.
Идея создания международ­
ного языка, нейтрального, кото­
рый бы стал ключом к взаимопо­
ниманию всех народов, в то время
не только витала в воздухе, но
Уже была воплощена в реаль­
ность. Проект Заменгофа был не
первым. Однако лишь его де­
тищу _
эсперанто —
суждено

было
стать
единственным
реально функционирующим язы­
ком, на котором говорили и гово­
рят многие и многие тысячи лю­
дей во всем свете.
Понимая что под лежачий ка­
мень вода не течет, Заменгоф
денно и нощно трудился над про­
пагандой и рекламой своего
проекта, применив даже такой
рекламный прием: его первая
книжка была снабжена открыт­
кой, на которой было написано:
«Я, подписавшийся, обещаю, что
я выучу международный язык До­
ктора Заменгофа, если окажется,
что десять миллионов человек
подпишут это же обещание».
Когда десять миллионов откли­
ков будет получено, все имена бу­
дут опубликованы, и эсперанто,
таким образом, должен был авто­
матически получить десять мил­
лионов приверженцев.
65

Усилия Заменгофа не пропали
даром. Мало-помалу число сто­
ронников нового языка множи­
лось. Среди множества скептиков
находились и энтузиасты-подвиж­
ники. Зародилось и окрепло эспе­
ранто-движение.
Эсперантисты
атаковали и ангажировали в свои
ряды многих знаменитых людей
того времени, среди них значи­
лись и члены царской фамилии,
и Лев Толстой, который писал
примерно следующее: «После
двух часов занятий я мог если не
говорить, то во всяком случае
свободно читать на эсперанто».
Да, эсперанто действительно уни­
кальное творение человеческой
мысли. Замысел создания этого
универсального языка изящен на­
столько, что буквально каждый
изучающий эсперанто ловит себя
на мысли — «как все просто!»
О самом языке писать не буду, это
отдельная тема, лучше всего поз­
накомиться с эсперанто в про­
цессе его изучения. Моя цель —
заинтриговать
читателя
на­
столько, чтобы он оставил все
сомнения и немедленно присту­
пил к изучению эсперанто.
История эсперанто интересна
и во многом драматична. В том
числе и в нашей стране. Но это
тоже отдельная тема. Скажу
лишь, что начиная с шестидеся­
тых годов усилиями энтузиастов
эсперанто-движение в СССР ста­
новится на ноги. Эсперантистам
не мешали, но и не помогали. И,
может быть, именно благодаря
тому что все решали энтузиасты,
среди эсперантистов так много
интересных людей. Не буду рас­
сказывать и об истории эсперанто

в СССР — кто заинтересуется, у3
нает сам. Что на сегодняцп
день? А на сегодняшний день
туация такова: в мире существуем
множество организаций, ассоц| а.
ций, объединений по интерес;^
просто эсперантисты-любители
Трудно сказать сколько, всем!/>
ной
переписи
эсперантист ,в
никто не делал, но очень много
Достаточно для того, чтобы были
рентабельными многочисленнь е
журналы и газеты, выходящие на
международном языке. Чтобы до- I
ходными были издающиеся i а II
эсперанто книги, особенно ориги- И
нальные, чтобы работали радио- I
станции. Да, да, Варшава, Вер i,
Ватикан, Вена, Пекин, Вильнюс - I
пожалуйста!
Недавно, в 1987 году, эсп( - II
ранто исполнилось сто лет. Юбг-1
лейные конгрессы Универсальной ,
Эсперантской Ассоциации прово­
дились на родине эсперанто,
в Варшаве. А неподалеку, в Кра- I
кове,— конгресс Всемирной эсперантистской молодежной орган! - I
зации, на котором довелось быть
автору этих строк и достаточно
большой группе молодых эспераг тистов из СССР. Я впервые тогда
попал на международный кон- [
гресс. Это здорово! Тысяча челе век в одном зале, из десяткой
стран и всех континентов, и все. I
все прекрасно понимают др^'
друга без переводчиков! При этой
самой молодежной Организации
работает такое уникальное под­
разделение,
как
«Паспотрч
сэрво». Организаторы ее издают
ежегодный сборник адресов эспе­
рантистов, которые добровольна
бесплатно на какое-то время пре- I

сТавляют свои жилища для
^пугих эсперантистов, приезжаю­
щих 6 ЭТУ местность. Важно,
а т о б ы ты говорил на эсперанто
заранее
известил хозяев
своем прибытии. Имея на руках
такой адресник, можно свободно
путешествовать, например по
всей Европе. Это интереснейшее'
иачинание, и для него, мне
кажется, огромное поле в нашей
стране!
Чем занимаются эсперантисты
у нас? Рассказать — не хватит
всей годовой площади «Мы». Ко­
ротко — большое количество
клубов эсперантистов, особенно
много молодежных. Различные
организации и ассоциации в пос­
леднее время растут как грибы.
Прежде была одна всесоюзная,
претендующая на организующую
и направляющую силу. Теперь нет
такой. Все объединяются и разъе­
диняются как хотят и с кем хотят.
В больших городах по нескольку
клубов эсперантистов. Никто ни­
кому не мешает, никто ничего не
навязывает. Эти клубы и ассоциа­
ции организуют встречи, слеты,
летние лагеря. В последнее
время стало модным приглашать
зарубежных
эсперантистов. И
приезжают! С большой охотой.
И многие-многие наши эсперанти­
сты ездят теперь за рубеж сами.
В составе ли групп или по личным
приглашениям, полученным от
своих зарубежных друзей.
Да, это очень увлекательно,
и потому — одно из главных
Реальных
применений
эспе­
ранто — международная пере­
писка. Хорошо, кому в Москйе, тут
Клубов много, пожалуйста. А если

провинция, если нет клуба? Как
выучить и куда потом применить
эсперанто? Вопрос. К счастью,
эсперанто — единственный язык,
который достаточно эффективно
можно выучить заочно. Чем мы
и занимаемся. Идея заочных кур­
сов столь же стара, как и сам
эсперанто. Решили и мы попробо­
вать. Первое время просто рассы­
лали статьи
об эсперанто по
всему Союзу во все районные га­
зеты. Приходили отклики. После
появилось несколько публикаций
во всесоюзных изданиях. Со всей
страны
посыпались
просьбы.
Когда
появилось
достаточно
много учащихся и подыскивать
каждому зарубежного корреспон­
дента стало трудоемко, мы соб­
рали несколько сотен адресов из
десятков стран под одной облож­
кой, поместили туда адреса всех
наших слушателей с указанием
возраста и интересов, рекоменда­
циями по ведению международ­
ной переписки, расписанием ра­
диопередач и предложили уча­
щимся: пожалуйста, выбирайте
сами что нравится.
Успех превзошел все ожида­
ния: весь тираж разошелся мгно­
венно. Мы получили массу благо­
дарных откликов за то, что по­
могли найти нашим слушателям
друзей по переписке, в том числе
и... в нашей стране! Да, да! Этого
мы не ожидали и цели такой спе­
циально не ставили. Без всякой
инициативы с нашей стороны ре­
бята сами стали писать друг
другу. Они, конечно, писали и за
границу. Но и внутри страны ничто
не мешало им воспользоваться
услугами нашего «Адресника».

И это прекрасно: ведь наша
страна сама по себе так огромна
и интересна, как много самых раз­
ных стран. Нам удалось устано­
вить контакты с журналом «Эспе­
ранто в США», и его редактор спе­
циально для учащихся наших кур­
сов зарезервировал места для пу­
бликации их адресов в Америке,
причем с чисто американской де­
ловитостью
написал
мне
в письме, чтобы публикация
в «Эсперанто в США» была как

бы поощрением, стимулом для ус
пешной учебы. Что мы и делаем
на сегодня опубликовано уже нес­
колько десятков адресов наших
отличников за океаном. «Адрес
ников» вышло уже три номера
У ребят, которые обратятся к ндм
после чтения этого материала
есть шанс попасть в четвертый!
Словом, эсперанто — увлека­
тельный мир человеческого об
щения!
Виктор КУДРЯВЦЕВ

Где можно выучить
эсперанто

la lingvo Р°х
ЛУЧШЕ Н С Е К '
НА НАШИХ КУРСАХ!!
Пишите нам: 620067, Свердловск, а. я. 132. Эсперанто.
И вам немедленно будет выслана
подробная информация о порядке обучения и оплаты.
Желаем успехов!

68

d

ПРОБА ПЕРА

СТИХО ТВОРЕНИЕ
ИЗ КОНВЕРТА
Костя ДОВГОДУШ , 18 лет
г. Реутов Московской области
*

*

Лиза Ж ЕРЕБ Ц О ВА , 14 лет

г. Симферополь

*

РАЗНОЦВЕТНОЕ
ПЯТНО

Я шагаю по проспекту,
Светит мне в лицо прожектор,
Мир серьезен, словно лектор,
Только я один смеюсь.
И хочу, чтоб снова в лето
Мне досталось два билета,
Чтобы обернуться где-то
И сказать, что я вернусь.

Серый вечер, серый снег,
Серый-серый белый свет,
Серый-серый — целый мир,
И сквозняк из серых дыр.
И, как в мир другой окно, —
Разноцветное пятно:

Так пойти, не зная броду,
Не надеясь на погоду,
Окунаясь в грязь и воду,
Душу в память обратя;
Поклоняясь пепелищам,
Хоть проходят мимо тыщи,
И монету кинуть нищим —
Помолитесь за меня.

Рыжий вечер, желтый пляж,
Белых чаек ералаш,
Море синее вдали,
Голубые корабли,
Луг зеленый, весь в цветах,
Ты с ромашкою в зубах,
И малиновый закат.Но нельзя вернуть назад
Пять коротких ярких дней,
Вечер в радуге огней,
Куст кизила над рекой
И негромкий голос твой,
Долгий взгляд из синих глаз...

Я не знаю, в чем есть счастье,
В бойне, солнце иль ненастье,
Знаю, что огонь не гаснет,
Если в топке есть дрова,
В поэтому шагаю,
Что-то, может быть, ломаю,
Возвожу и оставляю,
А в итоге: жизнь — слова.

Разделило время нас.

69

ПРОБА ПЕРА
Лена МОИСЕЕВА, 15 лет
г. Кострома

Послезавтра наступит весна,
И уедешь ты вслед за весной,
И по талому снегу одна
От вокзала вернусь я домой.
Буду жить — от письма д о письма,
Буду ночью смотреть на луну.
А у нас почтальоны в дома,
Как газеты, разносят весну.
Мне такая судьба не страшна,
Потому что другой просто нет.
Послезавтра наступит весна.
Ты заранее взял свой билет.

Ты не ж ди ни обид, ни упреков.
Я тебя не окликну: «Вернись!»
В черной шали стоит на дороге
Одинокая странная жизнь.
Не целуй меня больше. Не надо.
Я устала от жаждущих глаз.
Из-за темной чугунной ограды
Кто-то пристально смотрит на нас.
Ты не жди. Продолженья не будет.
Лучше ласково вслед улыбнись.
А снега постепенно остудят
Одинокую странную жизнь.

Алена КОСЕНКО, 16 лет
г. Воронеж

Я умею любить, и умею я лгать,
И умею забыть — не умею прощать.
Не от мира сего я взяла это зло.
А такой рождена — просто не повезло.
Я умею и мстить, и умею страдать,
Не умею винить, но умею прогнать.
Не от мира сего я взяла этот крик.
Я такой рождена — я ж иву только миг.
Я умею жалеть, не умею предать.
Зашумит свод аллей... Что еще мне сказать?
Не от мира сего я взяла эту грусть.
Я такой рождена.
Ну и пусть...

70

Катя М АРКОВА, 16 лет
г Омск

боль листком обгорелым
Полощется на ветру...
Счастье написано мелом,
А вдруг случайно сотру?

Опасаясь берлоги нашей,
Кто-то жалобу написал,
И огромный замок украсил
Этот маленький наш подвал.
Но на это мы наплевали,
Мы — хозяева, нам решать!
Через день мы замок сломали,
И вошли в свой подвал опять.
Если полоса из драм
В жизни встретится тебе,
То берлога скрасит нам
Одиночество в толпе.
Забывая все вокруг,
Убегая от тревог,
Вновь уходят в свой подвал
Обитатели берлог.

Счастье — это блудница:
То с одним, то с другим...
Колет оставленных лица
Горя клубящийся дым.
Радости дождь отгремевший
Смыл меловую строку.
... Боли листок обгоревший
Ветер рвет на суку...

Василь ЯСТРУБ, 17 лет
г. Киев
ОБИТАТЕЛИ БЕРЛОГ
Несмотря на прошедшее время,
До сих пор меня гложет страх,
Когда я вспоминаю детство,
Что прошло в проходных дворах.
Мы росли и окрепли в подвале,
Что был площадью шесть на пять.
Мы берлогой подвал назвали —
Лучше мы не могли сказать.
В этой жизни из тревог
Очень трудно одному.
Обитатели берлог
Без труда меня поймут.
Каждый цепи разорвал,
Каждый сделал все, что смог.
...Вновь уходят в свой подвал
Обитатели берлог.

Наташа УВАРО ВА, 14 лет
г. Дзержинск
Нижегородской области
*

*

*

Ворчанье вскрывшейся реки
И беспокойный крик ворон
Моим желаньям вопреки
Смешались в странный, мутный сон.
Мельканья незнакомых лиц,
Калейдоскоп чужих сердец.
А я мечтаю среди них.
Так кто я ? Где я, наконец?
В ответ — молчанье, тишина.
Все растворяется во тьме.
Я остаюсь совсем одна,
Запутавшись в своей судьбе.
Хочу очнуться ото сна,
Хочу вновь силы обрести,
И в бесконечной дымке дня
Хочу я вновь себя найти.

Беседа с Главой
Российского
Императорского Дома
Великим Князем
ВЛАДИМИРОМ
КИРИЛЛОВИЧЕМ

_J

сво

сте со своим верным секретарем
Н. Джонсоном, англичанином ро­
дом, он был расстрелян в окрест­
ностях Перми в ночь на 13 июня
Тела их были брошены в домен­
ную печь Мотовилихинского за­
вода.
На следующий день после i
убийства царской семьи, в ночь на
18 июля, по дороге из Алапаевске
на Синячиху совершилось зверс­
кое убийство великой княгини
Елизаветы Федоровны (сестрь
Государыни), великого князя Сер

Сегодня много и подробно пи­
шут о страшной участи, постигшей
последнего Государя и его семью
в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17
июля (все даты здесь и ниже при­
водятся по новому стилю) 1918
года.
За месяц до этого — первым из
императорской фамилии — погиб
брат Николая II великий князь Ми­
хаил Александрович (который до
рождения царевича Алексея был
наследником престола и в пользу
которого отрекся Государь): вме­
72

Публикация глав из книги американского историка Роберта К.
Пэйсси «Николай и Александра» вызвала большой интерес. Мы полу­
чили много писем, в которых читатели делятся своими впечатле­
ниями, уточняют отдельные факты, имена и даты, высказывают
св0е отношение к прочитанному. Наряду с этим в письмах соде­
ржатся просьбы рассказать подробнее о Российском Императорском
Поме, о том, как сложилась судьба ближайших родственников послед­
него русского царя, есть ли наследники русской короны, как они
относятся к тем переменам, которые происходят в нашей стране.
Журналист Александр Радагикевич испросил аудиенции у главы Рос­
сийского Императорского Дома Великого Князя Владимира Кирилло­
вича и попросил его ответить на эти вопросы.

гея Михайловича, князей Иоанна,
Константина и Игоря Константи­
новичей (сыновей великого князя
Константина
Константиновича,
поэта, в русской литературе из­
вестного под инициалами К. Р.)
и самого молодого из них — 21летнего князя Владимира Палея.
Все они, вместе с двумя монахи­
нями, сопровождавшими настоя­
тельницу Марфо-Мариинской оби­
тели великую княгиню Елизавету
Федоровну, были зверски избиты
прикладами и сброшены живыми
(огнестрельная рана в голове
была позднее обнаружена только
у великого князя Сергея Михай­
ловича) в шахту.
Шахту забросали гранатами.
Засыпали землей. Говорят, что
великая княгиня Елизавета Федо­
ровна, перекрестившись, броси­
лась в шахту сама. На груди ее
нашли потом икону Спасителя,
подаренную ей Государем. Он мо­
лился перед ней, решив подпи­
сать отречение. На голове князя
Иоанна была обнаружена перевязка, сделанная великой княгин°й из носового пл а тка ..
Местный крестьянин, застиг­

нутый сценой этого злодеяния,
больше суток не осмеливался
выйти из леса и рассказал потом,
что из-под земли долго слышали
глухие голоса и церковное песно­
пение.
30 января 1919 года (по другим
источникам — 28-го) во дворе
Петропавловской крепости были
расстреляны великие князья Па­
вел Александрович (сын Алек­
сандра II), Николай Михайлович
(известный историк), его брат
Георгий Михайлович и Дмитрий
Константинович. Перед казнью
их, по свидетельству врача тю­
ремной больницы, заставили рыть
себе могилы. Великий князь
Дмитрий Константинович громко
молился о спасении душ своих па­
лачей. Великий князь Николай
Михайлович
был
расстрелян
с любимым персидским котом на
руках.
Строго говоря, род Романовых
в мужском колене прервался со
смертью 14-летнего императора
Петра II (умершего от оспы
в Москве в 1730 году), сына царе­
вича Алексея Петровича и прин­
цессы
Шарлотты-Христины-Со-

73

Третьим сыном Александра ц
был великий князь Владимир
Александрович
(1847— 190£ f
бывший главнокомандующим Пе^
тербургского военного округу
и войсками гвардии. Велику
князь был меценатом и первым
кстати, финансировал «русские
сезоны» С. Дягилева. О т‘ е п
брака с великой княгиней Марией
Павловной (урожденной герцоги­
ней
Мекленбург-Шверинскок)
у него было четверо сыновей.
Старший, Александр, умер в мла­
денчестве. Второй сын, Кирил;
родился в Царском Селе 12 ок­
тября 1876 года. В 1905 году вели­
кий князь Кирилл Владимирович
женился на Виктории-Мелите
принцессе
Великобританской
и Ирландской (дочери герцога I
Альфреда
Саксен-Кобург-Готс
кого и великой княгини Марии |
Александровны), ставшей в православии великой княгиней Вик
торией Федоровной (1876— 1936).
У них было две дочери, Мария
и Кира, и единственный сын - I
ВЛАДИМИР —
правнук Алек
сандра II в мужском колене, ны­
нешний Глава Российского Импе
раторского Дома.
В 1917 году великий князь Ки­
рилл Владимирович переехал
с женой в Финляндию. В 1922 год /
принял звание блюстителя русс­
кого престола, а 31 августа 1924
года объявил себя императорог
присвоив своим детям великок­
няжеский титул. Кирилл Влади­
мирович скончался под Париже i
13 октября 1938 года. Погребем
с супругой в Кобурге, в семейной
усыпальнице герцогов Кобур '
Готских.

фии
Брауншвейг-Вольфенбюттельской, т. е. внука Петра Вели­
кого от первого брака с Евдокией
Федоровной
(Лопухиной).
Но
в России не было салического за­
кона (согласно которому корона
передается лишь в мужском ко­
лене), как во Франции, например.
Поэтому (после Анны Иоанновны,
номинального 13-месячного пра­
вления младенца Иоанна VI Анто­
новича и 20-летнего — день в
день! — счастливого царствова­
ния Елизаветы Петровны) пре­
стол, с воцарением сына дочери
Петра Великого — Петра III, пере­
шел к Гольштейн-Готторпской ли­
нии Романовых: не имевшая офи­
циального наследника императ­
рица Елизавета призвала в Рос­
сию сына своей сестры Анны от
брака с герцогом Карлом-Фрид­
рихом
Шлезвиг-Гольштейн-Готторпским.
После гибели прямых наслед­
ников императоров Александра III
и Николая II право на престол, по
старшинству, перешло к мужс­
кому колену, идущему от Алек­
сандра II.
'
У императора Александра II
Николаевича от брака с императ­
рицей Марией Александровной
(урожденной принцессой ГессенДармштадтской) было шесть сы­
новей и две дочери. Старший сын,
наследник престола Николай,
умер от мененгита в возрасте 21
года в Ницце в 1865 году.
Второй сын — Александр —
вступил на престол в 1861 году,
после цареубийства на Екатери­
нинском канале, под именем
Александра III (его старшим сы­
ном был Николай II).
74

1 3 августа 1948 года в Лузанне
сь:н великий князь Владимир
Кириллович сочетался браком
* |пеонидой Георгиевной, урож­
денной княжной Багратион-Мухоанской, дочерью наследника
грузинского престола Георгия XIII
иНЕлены Злотницкой, происходя­
щей из дома графов Новина-Злотницких.
Великая Княгиня Леонида
Георгиевна родилась в Тифлисе
23 сентября 1914 года. 23 декабря
1953 года в Мадриде у великок­
няжеской четы родилась един­
ственная дочь Мария, являю­
щаяся сегодня официальной нас­
ледницей Великого Князя. От
брака с принцем Францем-Виль­
гельмом Прусским у Великой Кня­
гини Марии Владимировны есть
сын— Георгий, соединивший
в себе кровь российского и гер­
манского императорских домов —
Романовых и Гогенцоллернов.
3 мая этого года в Париже Ве­
ликий Князь Владимир Кирилло­
вич и Великая Княгиня Леонида
Георгиевна соблаговолили отве­
тить на мои вопросы.

в августе в имении Эттер, распо­
ложенном в местечке Хайко, возле
города Борго, родились Вы.
Расскажите, пожалуйста, о
том, как Ваши родители оказа­
лись в Финляндии, и об их даль­
нейшей жизни на Западе.

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИР
КИРИЛЛОВИЧ: М о и родит ели

смогли п о ки н у т ь т огдаш ний
Пет роград, когда у власт и
бы ло
Временное правит ель­
ство. О н и переехали в Ф и н л я н ­
дию вместе с м ои м и сестрами
М ар ие й и К и р о й . М о я м ат ь
бы ла к а к р аз в о ж и д а н и и м еня
в эт о время. Я родился, к а к В ы
сказали, у ж е в Ф и н л я н д и и , к о ­
т орая тогда бы ла еще р у с с ко й
т еррит орией. П оэт ом у я могу
все-т аки сказат ь, чт о р од и лся
в России, в Р о ссий ско й им перии
во в ся ко м случае... И п ро бы л и
они т ам до 1920 года. П родо­
л ж а л а сь война, а пот ом бы ли
т рудн ост и с вы ездами и сообщ ениям и.
Н о в 1920 году и м удалось
выехат ь. И они переехали через
Ге р м а ни ю и Ш вейцарию на юг
Ф р а н ц и и . Там они провели пер­
А. РАДАШКЕВИЧ: Ваше Импера­
вую зим у. А лет ом 1921 года пе­
торское Высочество, в одних
ребрались в то имение, кот орое
источниках говорится, что вели­
к у п и л и (и ко т о р ы м я до с и х пор
кий князь Кирилл Владимирович,
владею) в С ен-Б риаке, в Б ре­
Ваш отец, переехал с женой
т ани. С т ех пор Б рет ань ст ала
и двумя маленькими дочерьми
н а ш и м дом аш ним очагом за гра­
а Финляндию летом 1917 года; а
ницей.
в воспоминаниях великого князя
Чт о касает ся выезда р о д и ­
Александра Михайловича, только
телей
в Ф и н л я н д и ю , т о эт о
что опубликованных в СССР, ска­
п ро изо ш л о следую щ им образом.
зано, что во время революции Ваш
М ой отец, к а к извест но, тогда
чтец перешел пешком замерзший
ком андовал Гва рд е йским э к и ­
Финский залив, неся на руках бе­
паж ем . Эт о бы ла единст венная
ременную жену, а за ними гнались
м о р ска я единица, им е вш а я ка большевистские разъезды...
А

75

тегорию гвардии. И одновре­
менно, поскольку мой отец был
адмиралом, под его командова­
нием находилась береговая ох­
рана на подступах к Санкт-Пе­
тербургу. Когда стало ясно,
что помочь он уже ничем не
может (а моя мать уже была
в положении), он решил попро­
сить отпуск. Так это и прои­
зошло.
А то, что пишут о замерз­
шем заливе, насколько я знаю,—
это легенда. Конечно, в те тре­
вожные дни переезд был связан
с некоторым риском. Но я знаю,
что им удалось перевезти
в Финляндию достаточное ко­
личество нужных вещей, в том
числе, например, столовое се­
ребро. Это доказывает, что пе­
реезд не был бегством. Я знаю
это хотя бы потому, что уже
позднее, в 50-х годах, когда один
испанский дипломат встре­
тился в Финляндии с директо­
ром банка, тот сказал ему, что
у него есть вещи, принадлежав­
шие великому князю Кириллу
Владимировичу и что он хотел
бы их передать его наследнику.
Это было для нас чем-то вроде
свадебного подарка от моих ро­
дителей.

Великий Князь
Кирилл Владимирович,
ставший после кончины Николая II
Гпавой Р оссийского
Императорского Дома.

она явилась «в дни лютых ско} бей и злых обстояний». Богоро­
дица изображена на ней держещей скипетр и державу — си. волы царской власти. Конечно,
от воли Божией будет зави­
сеть, когда Она вручит их Ро сии.

— 15 марта 1917 года Госу­
дарь Император Николай II под­
писал отречение от престола за
себя и своего сына в Пскове.
В тот же день в подмосковном
селе Коломенском произошло
явление иконы Божией Матери
Державной...
— Да, у этих двух событий

— Как Вы относитесь, Ваше
Высочество, к причислени о
к лику святых императора-м> ченика Николая II, царской
семьи, великой княгини Близ; веты Федоровны и погибни *
с ними слуг?
— Я отнесся к этому co6i -

связь самая тесная. Как ска­
зано в акафисте этой иконы,

тию
чрезвычайно
полож '
телъно, с полным одобрение•'<
76

ловека и заменил ли его гомо советикус?
— Я убежден, что исконный

тип русского человека (хотя
гомо советикус был, безусловно,
создан и в какой-то степени су­
ществует) в самой глубине
души нашего народа по-преж­
нему жив. Это впечатление мы
оба с Великой Княгиней вынесли
из
многочисленных
встреч
с приезжавшими из Советского
Союза. Причем это были люди
из самых разных слоев совре­
менного общества и из разных
частей России.
— Кажется, у Пьера Жильяра приводится одна печальная
фраза
императрицы
Алек­
сандры Федоровны. Наглый ох­
ранник спросил Государыню,
разговаривавшую с детьми поанглийски, не разучилась ли она
говорить по-русски. Императ­
рица посмотрела на него и отве­
тила: «Русские стали не верны».
Сегодня это тот же народ, что
семьдесят три года назад позво­
лил изменникам и самозванцам
сесть себе на шею, позволил про­
лить августейшую кровь. Какие
чувства у Вас, Ваше Высочество,
вызывает этот народ-страдалец
и народ-злодей? Не заслужил ли
он те испытания, которые вы­
пали на его долю?
— Я глубоко убежден, что

Великая Княгиня
Виктория Федоровна,
супруга
Великиго Князя
Кирилла Владимировича.

Как вы знаете, это коснулось
не только наших близких род­
ственников —
Императора
н его семьи: наша Церковь за
границей причислила к лику
святых целый сонм новомучеников. Я считаю, что эта кано­
низация во многом способство­
вала началу тех перемен, кото­
рые мы сейчас наблюдаем в са­
мой России.

невозможно винить потомков
за то, что творили их отцы.
Это и против моих христианс­
ких принципов и вообще бесс­
мысленно. Не приходится сом­
неваться, что русский народ
страшно пострадал во время
революции и позднее — от ее

— Какое впечатление остацчли у Вашего Высочества люди
!*3 Советского Союза, которых
>м встречали, по сравнению
с западными людьми? Как Вы
'Слагаете, исчез ли оконча1елыю прежний тип русского че­

77

на тех, кто искренне их пр и
ветствует, и тех, кто пы.
тается любыми средствами
укрепить свои позиции и зп.
пять выгодное положение. Tl *
бывало во всех подобных ситуа.
циях. Я был живым свидетеле *
тому в других странах. ‘ Эп 0
явление, можно сказать, чело,
веческой слабости. Главное
что всегда находятся люс •<
твердых принципов. И с такими я уже встречался.
— Вы поддерживаете, Ban о
Высочество, связь с монархи­
чески настроенными кругами
в Советском Союзе?
— О
монархических
тстроениях: в самых разных кру­
гах общества я, конечно, знаю.
Мне пишут многие: я получи о
по три-четыре письма в день.
Раньше это было немыслимо.
Это началось после интервью,
появившегося в «Огоньке». Ха­
рактерно, что бблъшая часть
этих писем — от людей сравн телъно молодых или совсем мо­
лодых...
Мне приходилось
и раньше встречаться во Фра ции и в Испании с ученым (,
с
деятелями
культуры —
в чужих, конечно, домах, ге
у меня. Некоторые из этих колтактов я поддерживаю до сих
пор.
— Как Вы, Ваше Высоч ство, отнеслись к идеям, выска­
занным недавно Александр»’*1
Солженицыным в его эссе «К: #
нам обустроить Россию»?
— Я не совсем согласен с не­
которыми мыслями этого,
зусловно, крупного и глубокоi° \
писателя. Его главная иде»

последствий. Мое сердце болит
за этих людей, как и за моих
родственников,
потерявших
тогда жизнь— и совершенно
зря, и несправедливо.
Что касается ощущения
вины русского народа, то та­
кого чувства у меня нет. Я скло­
нен смотреть на трагедию нашего народа с большим сожале­
нием и с душевной болью, когда
я думаю обо всем происшедшем
и о том, что, возможно, ему еще
предстоит пройти до того мо­
мента, когда наше отечество
сможет вернуться к нормаль­
ному образу жизни. На это те­
перь появились большие на­
дежды. К прежнему, во всяком
случае, возврата нет.
Ощущения обиды по отно­
шению к народу у меня никогда
не было и, насколько я могу су­
дить, не было его и у моих роди­
телей, переживших происшед­
шее гораздо ближе меня. Я бла­
годарю Господа Бога, что у меня
это ощущение абсолютно от­
сутствует, потому что жить
с чувством обиды или с жела­
нием мести было бы невыно­
симо.
— Сегодня
в
Советском
Союзе под хоругви Православ­
ной Церкви, под знамена монар­
хизма, кроме чистосердечных
приверженцев императорской
России, встают из своих личных,
политических или карьерных
соображений и правые, и быв­
шие коммунисты, и новые
экстремисты разного толка...
— Явление это вполне по­
нятное. При всяких больших
переменах люди разделяются
78

Ш том, что можно «обу■троишь» Россию даже при из­
устном распаде той империи,
которую мы знали... Я считаю,
ито высказывать это не было
нужно, даже если он убежден
g том, что так должно слу­
читься. Я верю, что этот ррспад еще можно избежать.
Мне приходилось встре­
чаться с живущими в тех ча­
ст ях нашей бывшей империи,
которые стремятся отде­
литься, и я ясно понял, что
суть их стремлений в желании
отделиться от коммунизма, ос­
вободиться от него. И если бы
центральное
правительство
оказалось в какой-то момент
некоммунистическим (вовсе не
обязательно, чтобы это была
монархия), то этим странам,
частям или областям (назы­
вайте, как хотите) было бы го­
раздо
выгоднее
остаться
внутри такого конфедератив­
ного союза или империи, или —
в чем-то, подобном британс­
кому Commonwealth (Содруже­
ству наций — A. P.J.
Если они отделятся, это бу­
дут сравнительно небольшие
государства, которым сразу
we, с самого начала, придется
просить у других стран денежн°й помощи. А начинать свою
жизнь с крупных долгов, с экопомической зависимости всегда
невыгодно.
Я согласен со многими мыс­
лями Солженицына. Но это его
личное мнение о желательноСпги такого распада. Я це согла­
с и был с необходимостью его
1>Ь1сказыватъ... Даже прибал­

тийским республикам, думаю,
было бы выгодно остаться
с Россией, несмотря на их более
тесные связи с Западом, завя­
завшиеся между Первой и Вто­
рой мировыми войнами. Многие
из тех прибалтийцев, с кото­
рыми мне довелось разговари­
вать, были совершенно сог­
ласны с этим (думаю, не из же­
лания доставить мне этим удо­
вольствие).
Сотрудничество
с крупным и могущественным
государственным организмом,
существующим уже столько
столетий,— целиком в их соб­
ственных интересах.
— Если когда-нибудь со­
стоится Ваш визит в Россию, хо­
тели бы Вы, Ваше Высочество,
встретиться с Михаилом Горба­
чевым или с Борисом Ельци­
ным?
— Не только бы хотел, но,
думаю, это было бы необхо­
димо. Потому что мне не пред­
ставляется мой визит в Рос­
сию возможным без согласим на
то главы государства, власть
предержащих.
— Подобный визит может
быть только официальным или
это может произойти частным
порядком?
— Только официальным. Вы
знаете, как печально все сложи­
лось с поездкой румынского ко­
роля недавно. Он отправился
частным образом, на частном
самолете и с иностранным пас­
портом. И его на пути из аэро­
порта остановили и попросили
вернуться в Швейцарию. Реше­
ние о его поездке было опромет­
чивым или он получил непра­
вильную информацию.
79

чественниками (раньше это
были почти исключителы 0
русские, живущие за пределами
России — по всему миру) с те.»
чтобы быть готовым по,.
лужитъ родине, если npedcmi.
вится такой случай.
Сейчас, конечно, контакт
с Россией стал практически
свободным. Письма я получаю
чрезвычайно
интересны ■«
и трогательные. Молодеэн. ,
высказывает откровенно свои
мысли, часто очень здоровье,
спрашивает у меня советов как поступать, как смотреть
на вещи, на прошлое и на буду­
щее. Мой долг — ответит.
каждому, чтобы не разочаро­
вать чистосердечно обратив­
шегося ко мне человека. Я ста­
раюсь ответить всем. Некото­
рым приходится ждать до­
вольно долго, но, слава Богу, мн г
до сих пор удавалось отвечать
всем — раньше или позже. Для
меня этот живой контакт
очень важен и ценен. И я всех
прошу оставаться со мной
в связи.
— Настроения у пишущи;
Вашему Высочеству в основном
монархические?
— Не только, нет-нет. Н< •
которые просто прямо гово­
рят, что они не за монархичес­
кий строй, но что ничего врал
дебного по отношению к монар­
хии не испытывают. (Я беру
настроение писем в общем, к< нечно.)
Есть,
разумеете-■
и убежденные монархисты. Но
главное, что эти люди стр мятся как-то помочь нашей рс '
дине. Это чувство и мной руко-

Допустить такой промах
было бы нежелательно, так
как в политической жизни это
полезным быть не может.
— Оспаривает ли кто-нибудь
права Вашего Высочества на
императорский престол?
— Это
было,
конечно,
и есть. Оспаривали в свое время
и права моего отца. Но все это
граничит с абсурдом, поскольку
наши государственные законы
и семейные традиции совер­
шенно недвусмысленны и точно
определяют порядок престоло­
наследия. Поэтому все претен­
зии основаны на неблаговидных
мотивах.
Вы, безусловно, слышали,
Ваше Высочество, о сенсацион­
ных заявлениях Гелия Рябова.
Что Вы думаете по этому поводу?
— Сообщения о его находках
вызвали во мне, естественно,
большой интерес. У меня даже
возникли контакты — не не­
посредственно с Рябовым, но
с людьми из его окружения.
Но пока все это не конкре­
тизировалось, и я, увы, не со­
вершенно уверен в обоснованно­
сти его заявлений. Не могу со­
ставить по этому поводу опре­
деленного мнения, поскольку не
располагаю
достаточными
данными.
— Позвольте спросить, Ваше
Высочество, каковы Ваши до­
машние привычки, вкусы, увле­
чения? Как обычно распреде­
ляется Ваш день?
— Мой день занят главным
образом — теперь более, чем
когда-либо— перепиской, под­
держанием контакта с сооте­


90

додигп с самых ранних лет. На­

вляются надежды и когда эти
надежды осуществляются не
сразу, возникают разочарова­
ния и обиды. Эта реакция не
совсем оправданна, потому что
нужно понимать, до какой сте­
пени это колоссальная за­
дача — выправить экономичес­
кое положение России. Не при­
ходится
удивляться,
что
власть имущим пока не удалось
даже накормить всех досыта.
Видны и многие просчеты, в их
мероприятиях. До некоторой
степени это и простительно,
поскольку они все же пробуют.
— Перейдем теперь, если
позволите, к последнему воп­
росу.
Ваше Императорское Высо­
чество, Вы — наследник пре­
стола самой большой и потен­
циально, может быть, самой мо­
гущественной
державы
в мире — последней империи,
занимающей шестую часть зем­
ной суши.
В наши дни, когда, как гово­
рит Александр Солженицын,
«часы коммунизма — свое от­
били», когда изверившийся и из­
голодавшийся народ доведен до
отчаяния, когда почти каждое
обращение советских лидеров
к Западу — это унизительная
просьба о помощи, когда партия
по-прежнему (или по-новому)
изо всех сил цепляется за
власть,— что Вы думаете о буду­
щем Вашей страны, Вашего на­
рода, о будущем монархии в Рос­
сии?
— Я, конечно ,— улыбнулся
Великий Князь,—- очень много
что думаю о нашей стране,, ее

деюсь, что эти контакты бу­

дут и дальше развиваться.
Я попросил у Его Высочества
позволения привести адрес, по
которому к нему можно обра­
титься :
Grand Due Vladimir de Itussie
«Ker Argonid»
35800 St. Briac-sur-Mer
France
В этот момент в гостиную, где
происходила беседа, вбежал
черноволосый мальчик — Вели­
кий Князь Георгий, уезжавший
с матерью на несколько дней
в Мадрид и бывший в восторге от
своих успехов в английском.
При знакомстве он с великолеп­
ным гортанным «х» произнес
свое отчество — Михайлович.
— Занимаетесь ли Вы, Ваше
Высочество, охотой?
[ — Мне немало приходилось
заниматься этим, когда я был
моложе. Но потом все менее
и менее, потому что мне не нра­
вится убивать животных.
В молодости об этом меньше
думаешь и воспринимаешь как
чистый спорт. Но я с большим
удовольствием стреляю в ми­
шень в тире или на стрельбище
дробовиком.
— Составилось ли у Вашего
Высочества впечатление, что изза всех бытовых трудностей
в России люди там сейчас оже­
сточились до крайности?
l — Да, это, к несчастью,
Ъак. Но оно и понятно. Когда
человеку предоставляются ноBbie возможности и у него поя­
81

настоящем и будущем. Совер­ мого раннего детства к этоц
шенно понятно, что я всем конкретной профессии. Bei ь
действительно
необъ ..
сердцем надеюсь, что сравни­ это
тельно скоро она сможет чайно серьезная, необычайно
выйти из этого тупика — трудная профессия. Их преим: .
и экономического, и политичес­ щество в том, что они не завг.
кого. Главная моя надежда — сят ни от каких партий: они
что в какой-то момент я мог над политическими партиямь.
бы, повторяю, оказаться на­ Таким образом, они могут быт ,
шей родине полезным. Это высшими арбитрами между
всегда было целью моей жизни. различными
группировкам
Это было целью жизни моих ро­ и слоями общества.
дителей. В этом духе они меня
Являясь, по традиции, хо­
воспитали.
зяином своей земли (хотя, ко
Если
настанет момент, нечно, лично ему она не припас
в скором или далеком будущем, лежит), монарх, совершенно
когда наша династия будет естественно, заботится о бла
снова призвана на царство, госостоянии этого большого
у нас всегда будет законный организма, каким является го­
наследник, воспитанный в соз­ сударство. Чем лучше он это
нании своего положения и обя­ делает, тем больше ему и ег<
занностей: я исполню свой долг, роду это вменяется в достоин
моя дочь исполнит свой долг, ство и тем больше его личное
мой внук исполнит свой долг.
удовлетворение. Все это тест
Говоря шутливо, я всегда взаимосвязано и увеличивает)
придерживался скаутского де­ его интерес к работе, которой
виза «Будь готов». Это един­ он занят всю жизнь.
ственное, чем мы можем пра­
— Монарх выступает (чт<
ктически оправдать наше су­ в случае России особенно, может
ществование здесь, за границей.
быть, важно) и в роли отца на
Я имею в виду всех, кто ока­
ции...
зался в подобном положении —
— Да, безусловно, к такому
и королей, потерявших свой
человеку — после всех разоча
престол, и тех, кто никогда на
рований — люди могли бы испы
престоле не был.
тыватъ доверие, стремились
Что касается монархии,
я склонен думать, она может сплотиться вокруг него.
Когда люди поверят в его не
принести большую пользу и как
система могла бы разрешить зависимость от кого бы то ни
многие вопросы и затруднения было, может родиться снова
это доверие, эта симпати:
сегодня.
У монарха большое преиму­ и любовь.
— Это то, что происходи1
щество перед выборными поли­
тическими деятелями, пос­ в наши дни в других странах Ев
кольку монархи готовятся с са­ ропы. Например, в Испании, в‘>
82

лаю им не забывать, что они
русские и несут полную ответ­
ственность за будущее своей
страны. Я глубоко надеюсь, что
они станут тем здоровым эле­
ментом, благодаря которому
удастся нашу страну опять по­
ставить на ноги и вернуть
к человеческому образу жизни.
Я обратился с несколькими
вопросами к присутствовавшей
Великой Княгине Леониде Геор­
гиевне.
— Ваше Императорское Вы­
сочество, я прошу Вас расска­
зать об отношениях великок­
няжеской семьи с царствую­
щими
европейскими
фами­
лиями и с королями из тех стран,
где сейчас монархии нет.
— Кроме официальных от­
ношений, которые мы подде­
рживаем со всеми королевскими
дворами, мы очень дружны
с болгарской царской семьей,
с итальянской, албанской, бель­
гийской и португальской коро­
левскими фамилиями. Но, пожа­
луй, самые тесные отношения
у нас с болгарской и испанской
августейшими семьями.
Самые
близкие
наши
родственники — семья англий­
ской королевы. Личный кон­
такт с ней у нас всегда был.
Что касается исполнения офи­
циальных функций, то им это
было раньше всегда затрудни­
тельно из-за присутствия со­
ветского посла.
— Какой Вам, Ваше Высоче­
ство, представляется возможная
форма монархии в сегодняшей
России?

сМя последней попытки воен­
ного переворота...

_Именно. Это было пря­
мое доказательство того, ка­
кого престижа может достичь
в глазах народа человек на
троне, не имеющий факти­
чески никакой власти. Ведь
у короля Хуана Карлоса почти
нет никаких прав. Английская
королева по закону располагает
гораздо большей властью.

Вы имеете в виду ее право
вето?
I, — Да. Она никогда почти им
не пользуется, но по конститу­
ции последнее слово, в случае
крайней
необходимости,
остается за ней...
Короли являют ся воплоще­
нием национальной гордости.
Это живая эмблема, объеди­
няющая, как флаг, националь­
ные чувства и возводящая их на
определенный пьедестал.
Что касается судьбы Рос­
сии, я не хочу заниматься чи­
стым гаданием. Монархия для
нашего отечества — это от­
нюдь не фантастика. Она свя­
зана неразрывно с Церковью, а
в стране идет совершенно оче­
видное религиозное возрожде­
ние. Эти два полюса — незави­
симая Церковь и независимый
монарх —
обычно
объеди­
няются.

Какие пожелании, Ваше
Высочество, Вы хотели бы выс­
казать
сегодняшней
моло­
дежи — юношам, девушкам,
стоящим
на
пороге
своей
судьбы?
I' -— В первую очередь я же­
83

выход для всех народов Рос
сии — освободиться от комму­
низма. Только это может оста
повить распад страны. В это.<
меня убедили и все контакты
с приезжавшими соотечествен
никами.

Конечно, об абсолютизме
не может идти речи сегодня.
Главное, чтобы она была тесно
связана с православной верой...
Сейчас невозможно сказать,
что будет нужно для страны.
Мы посвятим себя полностью
ее судьбе. Но реакция людей
на происходящее непредска­
зуема. Мне, может, это даже
легче понять: я там училась,
жила.


— Успеет ли в таком случае
коммунизм уйти прежде, чем
страна распадется?

Боюсь, что Россию ждет
гражданская война. Возможно
как следствие диктатуры.


— В каком возрасте Вы по­
кинули страну, Ваше Высоче­
ство?


— В феврале 1984 года
умерла Анна Андерсон, выда­
вавшая себя за чудом уцелев
шую великую княжну Анаста
сию Николаевну. Были ли дру­
гие самозванцы? Что руково
дило этими людьми?

В 16 лет.

— Ваша родина — Грузия.
Эта республика недавно про­
возгласила свою независимость.
Что Вы думаете, Ваше Высоче­
ство, о грозящем распаде импе­
рии, созданной русскими госуда­
рями?


Думаю,

Самозванцев всегда было
много. Было очевидно, что ок
ружавшие эту женщину люд<
верили, что императорская


единственный
84

n
1

о-СО^СлА
JO lO vC

В .

V l ^ « . l ^ > C l»-,

A .w \ v T
о -у

W v ^ w > .^ « .v * \ -

y>

О
^

^ «ул^

a< a .v

va>

0 ~V**a.

-^ -C < ,

Wv^vCo-x ^ . H t

H
бежать. Христос, передай маме, что я ушел. Ведь я ее сегодня уже не
увижу,— сказал профессор и, заглянув в кабинет, взял сумку
и поспешно вышел.
А Христос вприпрыжку поднялся по лестнице в свою комнату.
Через пару секунд он был уже в гостиной, которая вместе со столо­
вой занимала почти весь второй этаж особняка. В руках у него был >
несколько долгоиграющих пластинок. Христос поставил одну из них
и, включив проигрыватель на полную мощность, устроился, задрав
ноги, в одном из обитых бархатом кресел, которыми страшно гордг
лась его мама. Вскоре стены затряслись от современной музыки
— Это «Пинк Флойд»?— спросила его сестра Даная, просунуаз
белокурую головку в полуотворенную дверь.
— Тебе нравится? Это их новая пластинка, я купил ее на дены i
крестного.
— А папа уш ел?— прервала его девочка, моргая болыпш '1
черными глазами.
— Стал бы я так громко включать музыку, если бы он был дома!
В эту минуту распахнулась дверь и в комнату влетела коренаст; q
блондинка.

88

_Вы что, с ума сошли? Почему так громко? Ваш отец не может
зботать при таком шуме!
** — Мама, я больше не буду,— спрыгнув с кресла, извинился
Христос.— Кстати, папа просил предупредить тебя, что вернется
поздно.
_Я сто раз тебе говорила, чтобы ты не забирался с ногами в эти
цресла. Это же кресла твоей прабабушки. А почему отец так пос­
пешно ушел?
.— Пришел какой-то друг дяди Антониса и задержал его. Спра­
шивал, когда вернется дядя.
— Да? Все уже об этом пронюхали. А кто это был?
— Какой-то Спирос.
— Спирос? Что-то не припомню.
— Папа сказал, что он когда-то учился вместе с дядей Антони­
сом.
— А, это Спирос Кандидис. Он действительно учился с твоим
дядей. Хороший парень. Только после школы куда-то пропал.
■ — Папа сказал, что Спирос был не в ладах с науками и не пошел
учиться дальше.
* — Обычная история. Кто-то учится, а кто-то отстает... И всетаки я бы хотела встретиться со Спиросом. Он очень хороший
парень.
ДЯДЯ АНТОНИС
В аэропорту было полно народа. Люди самых разных националь­
ностей входили и выходили из огромных залов; у одних на лицах
было написано нетерпеливое ожидание, другие изнывали от скуки.
Туристы из Европы в белых шортах и рубашках, обвешанные
крест-накрест фотоаппаратами; женщины с выгоревшими воло­
сами, с лицами и руками цвета вареного рака — так они поджари­
лись на солнце; негры — некоторые в безупречных европейских
костюмах, другие — в живописных национальных одеждах; кое-где
мелькали разноцветные дорогие сари смуглых красавиц из Индии.
Повсюду чемоданы и сумки, узлы и картонки, поспешно свален­
ные в кучу. Христос и Даная, перепрыгивая через них, пробирались
в буфет. Пройдя чррез все залы, они забрались на высокие табуреты
">аРа, съели по куску пирога с сыром и побежали на террасу
к Родителям.
Профессор и его жена уже давно устроились здесь и ждали, когда
* е> наконец, приземлится самолет компании «Олимпиаки». Гос­
пожа Наталья взяла из рук мужа бинокль и стала вглядываться
8 небо.
Самолеты прилетали один за другим. Они неожиданно появля89

лись на горизонте, как крошечные самолетики в настольной детско^
игре, затем, заполняя своим ревом небо, исчезали за постройкам^
аэродрома, чтобы вновь появиться, но на этот раз уже ти 0
и бесшумно, с видом ручных зверей, которых кто-то тащит за собой
на веревочке.
— Кирьякос, самолет! — вдруг закричала госпожа Наталья.
— Наталья, они же все время прилетают. Ты ведешь себя как
ребенок! Когда-нибудь и наш прилетит.
Однако на этот раз госпожа Наталья была права. Черная точк
которая привлекла ее внимание, вскоре превратилась в огромную
белую птицу с четырьмя моторами— самолет «Олимпиаки». Не
успел он приземлиться, как к входному люку подкатила передвия ная лестница и вскоре изнутри высыпался целый людской му­
равейник.
— Вот он! Это он! — вне себя от радости закричала госпо» !
Наталья и отчаянно замахала рукой.
— Ну-ка, жена, дай мне бинокль,— с кислым лицом сказал
профессор и тоже внимательно посмотрел на путешественников,Ты права, это он! Пойдемте подождем внизу.
— Время еще есть. Пока он пройдет через таможню, наступит
вечер.
Первыми нагруженного чемоданами дядю Антониса встретил i
дети.
— Дядь, дай я что-нибудь понесу,— закричал подбежавшим
к нему Христос.
— А я возьму эту сумку, чтобы тебе не было тяжело,— сказала
Даная.
— Это вы, малыши?— засмеялся Антонис.— Однако я оплсшал,— добавил он, окинув взглядом своих племянников.— Вы ужо
вовсе не малыши и, ей-Богу, я бы вас не узнал, если бы вы сами ко
мне не подбежали. Вы стали совсем большие.
— Да ладно уж, скажешь тоже,— Христос ответил ему широко i
улыбкой.— Не так уж давно ты видел нас в последний раз. Пойдем
найдем маму с папой. Они очень тебя ждут.
Поговорить они смогли только когда сели в машину. Профессо;.
сидевший за рулем, взглянул на брата. Среднего роста, но очень
плотно сложенный, Антонис казался старше своих лет. Серые глаза
освещали его широкое смуглое лицо. Куда девалась прежш ^
улыбка, которая когда-то так часто слетала с его губ? Америка
приняла его ребенком, а вернула обратно зрелым мужчиной.
— Ты прекрасно выглядишь, Антонис. Как я рад, что ты опять
с нами.
— И я рад, Кирьякос, что навсегда вернулся в Грецию, хотя тал1
у меня было много заманчивых предложений.
— Ничуть не сомневаюсь,— вмешалась в разговор госпожа На'
90

аЛЬя.— Я слышала, что в Америке крупные компании охотятся за
розгами даже среди студентов.
** _ Это не преувеличение, Наталья. Если ты хоть чего-нибудь
_0ишь' все Двери перед тобой открыты. Но я не стремился
в Америку- Получив стипендию, я поехал туда, чтобы закончить
аспирантуру, а вовсе не за тем, чтобы там остаться.
— Дядя, а ты учился на нейрохирурга?— спросила Даная.
— Да, детка, у нас с твоим отцом одинаковая специальность,
разница только в том, что у меня более узкая специализация.
Я занимаюсь исключительно мозгом.
— То есть, дядя, ты будешь делать операции на мозге? Это же так
сложно!
— Сложно и ответственно, детка. Но честь быть на этом пути
первопроходцами принадлежит не нам, современным хирургам. Это
очень древнее искусство.
к — Ты хочешь сказать, что такие операции делали и раньше? —
удивился Христос.
к — Именно так,— ответил Антонис.— Трепанация черепа из­
вестна с древнейших времен, еще с каменного века. Трепанирован­
ные черепа находят во многих точках Европы, Малой Азии и Египта.
Когда впервые обнаружили такие вскрытые черепа, ученые предпо­
ложили. что эти операции делали на мертвых, с тем чтобы вынуть
у них мозг в обрядовых целях. Но позднее было доказано, что
операции проводились на живых людях, так как во многих случаях
оперированная кость зарастала, ткань почти закрывала дырку
в черепе, а это означает, что больной был жив не только в момент
операции, но выжил и вылечился.
I — От этого с ума сойти можно! Люди каменного века!
К — Больше всего информации нам дали находки в Перу,— сказал
Антонис.— Там было найдено свыше десяти тысяч трепанирован­
ных черепов. Кажется, хирурги древнего Перу знали, как, вскрыв
череп и удалив опухоль, осколок кости или сгусток крови, которые
мешают мозгу, вылечить больного. Сохранился, например, череп,
судя по которому, больному был нанесен сильный удар по голове,
затем ему сделали две трепанации, и он выжил.
К — Ну, да! — Христос был поражен.— В жизни не слышал ничего
подобного.
I — Во многих 'могильниках были найдены инструменты, с по­
мощью которых делали подобные операции. Они сделаны из обси­
диана, а в более позднее время — из меди. Обнаружили даже бинты,
которыми пользовались врачи той эпохи.
— Но, дядя, тогда же еще не знали антибиотиков? Как же могло
ПЬХЖИТЬ столько больных?
—• Это как раз одна из многих тайн, которыми окутаны такие
°Перации. Благодаря чему могло выжить такое количество людей?
91

Что делали хирурги древнего Перу, чтобы избежать кровотечение
и заражения крови? Каким образом пересаживались кусочки кож:
которые они снимали с головы до трепанации? Есть еще мног0
других вопросов, которые до сих пор остаются без ответа... Это
заставляет нас еще больше восхищаться древними хирургам t
и преклоняться перед ними,— добавил профессор.
— Антонис, мы приехали,— прервала их госпожа Наталья, когда
машина свернула в переулок.
— Да, вот мы и дома! — радостно закричал Антонис.— Ка ;
я соскучился по нашему дому. Хорошо на чужбине, там можно
многому научиться, но как временами не хватает дома!
— Добро пожаловать в отчий дом! — сказал Викетас, открыва
дверь.— Желаю тебе удачи на родной земле!
РЕФРИЖЕРАТОР
В тот день Христос пришел из школы раньше обычного. Он все
время думал о дяде — таком знакомом и в то же время незнакомог
человеке. Как и многие другие дети, Христос обязательно должен
был кем-то восхищаться и брать с него пример. Теперь его кумиром
стал Антонис. Христос буквально обожал дядю и старался все врем,быть рядом.
Антонис же души не чаял в племяннике. Он чувствовал восхище­
ние мальчика, его радовало твердое стремление Христоса пойти по
стопам отца и его собственным.
Войдя в холл, Христос уловил отрывок разговора, который
происходил в тот момент в кабинете профессора. Дверь оставалась
полуотворенной, и оттуда доносились голоса отца и дяди:
— ...По-настоящему, Кирьякос,— услышал он голос Антониса,—
меня интересует только исследовательская работа. В Америке все
свободное от учебы время я проводил в лабораториях. Профессор i
меня очень любили. Иногда я даже думаю, что совершил ошибку, не
оставшись там и не посвятив себя тому, к чему чувствовал призва­
ние.
— Почему же ты этого не сделал?
— Я колебался. Думал, что мой долг служить родине, что мое
место здесь. Хотя, возможно, там я мог больше пользы принест i
науке.
Антонис на минуту умолк, а затем добавил:
— Я провел там одно исследование на свой страх и риск '•
кажется, мне удалось добиться ожидаемого результата.
— Почему ты в этом не уверен? Ты же должен был поставить
эксперименты и проверить себя.
— В том-то и дело, что я не мог этого сделать. Я, конечн >■
поставил несколько опытов на животных и их результаты мен*1
92

« а л ь н о окрылили, но чтобы окончательно убедиться, что я чегод достиг, мне надо было поставить такой же опыт на человеке...
^ где я мог найти человека, который согласился бы выступить
3 роли подопытного кролика в эксперименте, исход которого может
,казаться весьма сомнительным?
.— Антонис, я тебя не понимаю. Что же это за эксперимент?
Неужели он так опасен?
— Да, он может оказаться весьма опасным. То есть жизнь,
вероятно, вне опасности, но...
В этот момент в дверь настойчиво и пронзительно позвонили.
Христос даже вздрогнул от неожиданности и побежал открывать.
Перед ним стоял полицейский в форме регулировщика уличного
движения. Мальчик невольно посмотрел на его руку и убедился, что
тот держит в ней блокнот с повестками.
— Здесь живет профессор Викетас? — спросил регулировщик.
— Здесь,— едва слышно произнес Христос.— Это мой отец.
, — Он дома? Мне надо поговорить с ним об одном важном деле.
| — Минутку, я посмотрю, не вышел ли он,— Христос быстро
принял решение и захлопнул дверь перед самым носом у полицейс­
кого. Даже не постучавшись, мальчик поспешно вошел в кабинет
отца.
— Пап, пришел какой-то полицейский и тебя спрашивает.
Может, сказать ему, что тебя нет дома?
Профессор посмотрел на сына и улыбнулся.
— Неужели ты думаешь, что ты тем самым спасешь меня от
какого-нибудь штрафа? Нет, мой мальчик. Во-первых, не помню,
чтобы за последнее время я что-то нарушил, но даже если и так, он
асе равно оставит повестку здесь и мне придется потом идти
в полицейский участок. Так или иначе, мы ничего не выиграем. Так
что пусть зайдет.
Войдя в кабинет Викетаса, регулировщик по-военному отдал
честь.
— Добрый день,— ответил на приветствие профессор.— Чем
могу быть полезен?
— Господин профессор, вы знакомы с водителем автобуса по
имени Спирос Кандидис?
— Спирос Кандидис? Ну, конечно, я его знаю.
— Итак, вы с ним знакомы? Ну, что ж, тем лучше. Тогда
4 расскажу вам, в чем дело. Некоторое время назад на Националь­
ной магистрали, недалеко от поворота на Халкиду, произошло серьзное дорожное происшествие.
— Авария! — Христос даже подпрыгнул.— Но ведь по радио
ничего не передавали!
— Наверное, не успели. Я объясню вам, в чем дело: в окрестноТях Афин с утра моросит мелкий дождь. Рефрижератор потерял

93

i

управление, и его вынесло на встречную полосу, по которой в ^
момент ехал автобус. Водитель попытался затормозить, но асфа.: ^
был скользкий, тормоза не сработали, и автобус врезался в реф I
рижератор.
— Жертв много? — поинтересовался профессор.
— Немало. В автобусе пятеро убитых и еще тринадцать ранены*
В рефрижераторе никто не пострадал.
— Да что с ними может случиться в такой махине! — закркч ц,
Христос.
,
— А почему вы мне все это рассказываете? — спросил профес­
сор.— Это имеет какое-то отношение к Спиросу?
— Спирос Кандидис был водителем автобуса. Он тяжело ран н
в голову. Мы сразу же отправили его в больницу и попытались
разыскать родственников. Кажется, у него никого нет, но в к о­
шельке Кандидиса мы обнаружили записку с вашим адрес м
и телефоном. Поэтому господин директор решил поставить вас
в известность, тем более что вы нейрохирург. Может быть, i ы
смогли бы чем-то ему помочь— вы, наверное, спец в таких делах?
— Положение тяжелое? — спросил Антонис, страшно расстроен­
ный известием.
— Очень.
— Подождите минутку — я только соберусь, и мы тут же поедем
— Я тоже еду,— сказал Антонис.
У постели тяжелораненного профессор встретился со своим с- арым однокашником хирургом Рикакисом.
— Рад видеть тебя, Илья. Нам с тобой надо бы поговорить, но
сейчас не время. Как больной?
— Ничего хорошего. Лобные доли сильно повреждены. По-види­
мому, он не был пристегнут ремнями безопасности и при столкнове­
нии с рефрижератором ударился головой о лобовое стекло.
— А каков, по-твоему, вероятный исход?
— Я далеко не уверен, что больной выкарабкается, но даже если
ему это удастся, боюсь, что он навсегда останется умственно неп< лноценным.
— То есть вы думаете, он обречен? — спросил Антонис, на кото­
ром буквально лица не было.
Профессор сочувственно посмотрел на него.
— Да, Илья, я совсем забыл сказать, что мой брат был однок­
лассником Кандидиса, и в детстве они очень дружили. В общем,
понимаешь...
— Вы мне позволите осмотреть больного?— спросил Антонис— Кстати, мой брат тоже нейрохирург и только что закончи-’
аспирантуру в Соединенных Штатах.
— С большим удовольствием, господин Викетас. Ваше мне. 1,1
может оказаться чрезвычайно полезным. Сестра, помогите нам I
94

ВОПРОС ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Из больницы они возвращались на машине. Профессор, сидя за
уЛем, молчал. Этот случай его просто потряс — ведь он знал Спи­
р с а еще ребенком, когда тот, всегда веселый и приветливый, часто
приходил к ним в дом как закадычный друг Антониса. Профессор
аспомнил, что совсем недавно Спирос зашел узнать, когда Антонис
приезжает. И, кажется, собирался зайти еще, потому-то и нашли
Унего клочок бумаги с их телефоном...
;■ Антонис сидел рядом и тоже молчал. Профессор украдкой взглялул на брата. Антонис явно был сильно расстроен и что-то нап­
ряженно обдумывал.
— О чем задумался, Антонис?— не выдержал Викетас.—
Кажется, о чем-то очень серьезном.
jk— Я думаю... да, ты правильно угадал, об одной очень важной
вещи-

■— Такой уж и важной!
Я — То, что занимает меня, Кирьякос, действительно очень серь­
езно. Думаю, настало время закончить тот разговор, который мы
прервали, когда пришел регулировщик с сообщением о Спиросе.
Если память мне не изменяет, мы говорили об исследовании, кото­
рое я начал проводить в Америке.
— Ты хотел мне что-то рассказать...
— Да. Я хотел признаться, что вот уже много месяцев меня
мучает одна проблема. Если бы не Спирос, а какой-нибудь незнако­
мый мне человек попал в эту ужасную катастрофу, я бы сказал, что
небо вняло моим самым страстным молитвам.
— То есть? Что ты хочешь этим сказать?
— Если бы на месте Спироса был чужой человек, я без колеба­
ний использовал бы его для своего эксперимента. Так или иначе этот
человек был бы обречен. Но речь идет о Спиросе, моем друге детства
и однокласснике. Я никогда бы не позволил себе использовать
Спироса в качестве подопытного кролика. Но, быть может, испробоаав на нем свое открытие, я смогу помочь ему и спасу от той участи,
'То его ожидает... Если он выживет конечно; ведь вероятность
мерти очень велика...
— Антонис, ты меня пугаешь. Объяснись же наконец.
— Я говорил тебе о своих опытах, но не сказал, чем именно
чнимаюсь. Ну, что ж, попытаюсь вкратце рассказать, что я делал
Америке, Учеба меня очень увлекала. Наш мозг хранит еще
'Ножество тайн, и, как ученые ни старались, никому до сих пор не
Далось даже приподнять тот покров, который их скрывает.
Страшно выматывался, физически и умственно, и по вечерам был
95

способен только на то, чтобы смотреть телевизор. Однажды вечероц,
когда по телевизору показывали запуск космического корабля ^
Юпитер, я спросил себя, сможет ли человеческий мозг через нс
колько лет идти в ногу со своим собственным творением — техничен
ким прогрессом. Ты никогда не задумывался над тем, что за после
ние сто лет, да что я говорю, за гораздо меньший срок, челов!!(
совершил столько открытий и в то же время принес нашей планер
такие разрушения, каких она не знала тысячи, если не сказать
миллионы лет, с тех пор как человек существует как вид? Т Ь1
никогда об этом не думал?
— Вероятно, ты прав, но этот вопрос никогда серьезно не занц.
мал меня. Я уверен, человек может приспособиться к любым уел >.
виям.
— Не уверен. Весь этот колоссальный технический прогресс уже
начал выходить из-под нашего контроля, а куда это может привест i
одному черту известно. Не знаю, приходилось ли тебе когда-нибудь
читать научную фантастику?
— Конечно, нет. Времени для ерунды не хватает.
— А ведь далеко не вся она ерунда. Вспомни хотя бы Жю я
Верна, который оказался настоящим пророком. Многие из этих
книг — гениальные догадки о будущем — темном, покрытом мр ь
ком. Предчувствие, что человек превратится в раба машины, сам! м
же изобретенной. Невероятно, конечно, и ужасающе.
— Только не говори мне, что у тебя есть план, с помощью
которого ты можешь предотвратить мировую катастрофу,— за­
смеялся Викетас.
— Не смейся, Кирьякос. Действительно, у меня есть такой план,
и я даже думаю, что кое-что мне удалось сделать...
— Говори же, Антонис. Я просто сгораю от нетерпения.
— Эта мысль уже давно занимает меня. Я все время размышлял,
изучал этот вопрос, но передо мной как будто стояла непроницаем 1Я
стена без окон и дверей, и вдруг однажды пришло озарение. В нашу
лабораторию привезли из университетского аквариума тело мерт­
вого дельфина, при жизни славившегося своим умом и сообрази­
тельностью.
— Я знаю. Дельфины считаются самыми умными на Земле жи­
вотными. Некоторые даже думают, что они умнее человека. Не
понимаю только, если они действительно так умны, то почему пр< Д'
почли остаться животными и живут как звери, а не превратились
благодаря своему уму в нечто, подобное человеку.
— Может быть, не захотели, именно потому, что такие умные
засмеялся Антонис.— Тот дельфин, о котором я говорю, действи­
тельно отличался сообразительностью. Но произошло какое-то нес­
частье, и он погиб. Итак, нам привезли его для изучения мо: 'а
И когда я вскрыл череп дельфина и увидел его мозг вблизи, ме^
96

-ецил°. А что если, взяв несколько клеток из мозга дельфина,
растить их с помощью изобретенного мной метода в мозг человека,
те зоны, функции которых нам пока неизвестны?
— А разве не лучше было бы, Антонис, сначала выяснить, какОВо предназначение этих неисследованных зон?
.— Над этим вопросом бьются тысячи ученых. У меня же был
-ругой план. Сначала нужно было врастить клетку, а уже потом
лдти дальше.
— И тебе удалось чего-нибудь добиться? — спросил профессор,
которого чрезвычайно интересовал предмет разговора.
, — Думаю, кое-что мне удалось. Я провел опыты на собаках
,1 обезьянах. Все они выжили, а главное — уровень их интеллекта
значительно повысился. Обезьяны, например, без труда делали
вещи более серьезные, чем те, которым ученые зоологи и антропо­
логи с большим трудом смогли обучить человекообразных обезьян.
Они даже научились общаться со мной на языке знаков...
В — Ты просто молодчина, Антонис,— сказал профессор, остана­
вливая машину у ворот своего дома.— Почему же ты не опубликовал
результаты своего исследования?
I — Я не сделал этого по той простой причине, что работа еще не
завершена,— ответил Антонис, с легкостью выпрыгивая из ма­
шины,— чтобы быть уверенным в результате, я должен поставить
опыт на человеке.
Профессор с ключом в руке замер на пороге дома как громом
пораженный и посмотрел на брата.
i — Если я правильно понял, сейчас ты хочешь поставить опыт на
своем друге, почти брате. Иными словами, использовать его вместо
подопытного кролика! И тебе даже как будто и не стыдно! — разъя­
ренный, он повысил голос.— Этого я от тебя никак не ожидал,
f — Остановись, Кирьякос,— твердо сказал Антонис и дернул
брата за рукав.— Разве ты сам сегодня не осматривал Спироса?
Г — Да, я его осмотрел.
— Разве ты не согласился с врачами больницы? Ведь шанс, что
он выживет, почти равен нулю, но даже если это и произойдет,
Спирос навсегда останется умственно неполноценным.
I — Да, это так,— неохотно согласился профессор.
I — То, что я хочу сделать,— не эксперимент. Я хочу попытаться
Дать ему возможность восстановить свой мозг. Сделав пересадку,
вероятно, я смогу спасти его от участи, которая хуже смерти. Кирьяк°е, ты меня понимаешь? Я не собираюсь использовать своего друга
в качестве подопытного кролика. Наоборот, я хочу помочь ему снова
стать человеком.
Профессор застыл неподвижно у двери с ключами в руках.
— Если такова твоя цель,— наконец промолвил Викетас,—
°стается только попытаться. Но как ты собираешься делать опера97

цию? Сохранить ее в тайне ты не сможешь, а говорить о ней ,,,
стоит — как бы общественное мнение не выступило против.
— Я уже думал об этом. Сегодня мы осмотрели Спироса и наш tIl
его положение крайне тяжелым. В этом мы согласны с лечащим,!
врачами. Может быть, ты как профессор предложишь, в качеств
крайней меры, трепанацию черепа, чтобы удалить осколки коеп \
которые давят на мозг. Операция будет сделана, хотя я лично слабо
верю, что она может чем-то помочь Спиросу. Я буду участвовать
в ней в качестве твоего ассистента. А когда мы вскроем черс ,
я пересажу к нему в мозг клетки так, что об этом никто не узнает. 1 ь,
одобряешь мой план?
— Ну, что ж, это лучший из всех возможных вариантов,— ск .
зал профессор.— Попробуем его осуществить.
ПРОБУЖДЕНИЕ
Антонис в белом халате склонился над постелью Спироса. Хри­
стос смотрел на него с восхищением. Как ему идет этот халат! Когд; нибудь наступит день, и он, Христос, тоже наденет такой же!
— Как дела у вашего друга, дядя? — шепотом спросил Христос.
— Думаю, лучше,— тоже шепотом ответил Антонис.— А что,
интересно, ты делаешь здесь, в отделении реанимации? Кто теГ г
позволил сюда войти? — сердито добавил он.
— Дядя, я сам вошел. Мне сказали, что ты здесь, и я зашел
посмотреть, как идут дела.
— Выйди за дверь и подожди там,— едва слышно произнес
Антонис и замер от неожиданности.
Христоса как будто пригвоздили к месту. Взгляд его был прию ван к лицу больного.
Лицо Спироса почти сливалось с белоснежным тюрбаном из
бинтов. Оно казалось безжизненным. Но вдруг ресницы больного
зашевелились. Судорога прошла по лицу, глаза раскрылись. Ничег )
не выражающим взглядом он окинул комнату, затем глаза его
остановились на Антонисе. И тут выражение лица изменилось. Он >
ожило, как будто внутри кто-то зажег маленький огонек. Из мер'! вого лицо больного стало живым, Антонису даже показалось, что
Спирос узнал его.
— Спирос,— прошептал он, зачарованный,— ты знаешь, кто i
Веки едва заметно подернулись.
— Ты меня узнаешь, дружище? — опять спросил Антонис, вол­
нуясь.
Глаза больного заблестели. Затем взгляд потух, веки дрогну.'!.1
и закрылись. Спокойствие разлилось по лицу, дыхание стало ров­
ным.
-— Он заснул,— пробормотал Антонис и, схватив Христоса за
98

вывел из палаты.— I ы видел? Чудо свершилось! Мой больной

& Р °= еет!

___ Ты хочешь сказать, что он будет жить?
_Он не только будет жить — если я правильно понял то, что мы
ейчас увидели, с интеллектом у него тоже все в порядке. Христос,
jT0 же просто чудо! Иначе не скажешь.
Глядя на охваченного восторгом дядю, Христос улыбнулся.
_Так кто же из вас двоих сделал операцию, ты или отец?
— Мы сделали ее вместе, Христос. Один помогал другому. Ты
интересуешься медициной?
— Даже очень. Это, наверное, передалось мне по наследству.
дедь и ты, и отец — врачи. Даже дедушка был врачом.
— И между прочим очень неплохим. Тогда это у тебя в крови.
Вообще я считаю, что ребенку лучше всего идти по стопам отца,
('сли, конечно, ему интересна его профессия. В наше время, когда
столько конкурентов, очень сложно выбрать свой путь в жизни.
Если идешь по проторенной дорожке, тебя меньше гложет беспокой­
ство и ты можешь больше дать людям.
К — Наверное, ты прав, дядя. Конечно, пойти по проторенному
пути — самое легкое. А если этот путь тебе не подходит?
У — Если он тебе не нравится, не стоит и вступать на него. Однако
очень часто вы, молодые, не можете определить, что именно вас
интересует. Как правило, все начинается с эмоций. Вы выбираете
что-то совершенно неподходящее и только потом осознаете, что
совершили ошибку. Ну, ладно, хватит философствовать. Мне надо
бежать к твоему отцу и рассказать ему новости.
С каждым днем Спиросу становилось все лучше. Очень скоро он
уже мог садиться на кровати и произносить по нескольку слов.
Антонис был всегда рядом и наблюдал за выздоровлением Спироса.
Все свободное время он проводил у постели больного.
Однажды утром, войдя в палату Спироса, Антонис увидел, что тот
сидит, приподнявшись на кровати.
| — Ну, как дела, дружок?
Больной улыбнулся и показал ему на стул.
К — Присядь, нам с тобой надо бы поговорить.
к — Ну, сел,— ответил Антонис.— О чем же ты хотел говорить со
Мной?
'i — Вот уже несколько дней, как я чувствую, что начал выздора­
вливать. Иногда лежу на кровати с закрытыми глазами — свет меня
еще утомляет— а все вокруг ходят на цыпочках, думают, что
я сплю. Иногда слышу, как они шепчутся между собой. Знаешь, они
обсуждают какую-то необыкновенно сложную операцию, которую
8Ы мне сделали. Говорят, что вам с Кирьякосом я обязан жизнью.
— Ну, уж и жизнью! Зто они просто болтают! У тебя были

99

неглубокие раны на голове, на волосяном покрове, как мы, врач.
обычно называем его, вот мы тебе их и зашили. Работа не fW
лежачего!
— Это неправда! Они говорят совсем другое. Расскажи луч U|
все, как есть.
Взгляд Спироса был таким пронзительным, что молодой врач 1(,
выдержал и опустил глаза.
Антонис содрогнулся. Этот человек, смотревший на него та«
пристально, не мог быть его простым и добрым другом Спироо м
Антонису показалось, что какой-то другой, совсем незнакомый veJ
ловек сидит напротив и смотрит1на него глазами Спироса.
— Почему ты не отвечаешь, Антонис?
Молодой врач опять поднял глаза. Спирос, сидя на кроваг а
вопросительно смотрел на него. Другой, незнакомый, человек исчез
Антонис вздохнул с облегчением и покачал головой. Что это вдруг а
него нашло, почему ему вдруг привиделись какие-то фантастиж .
кие вещи? Человек, сидевший напротив, конечно же, был его старый
друг Спирос, простой и бесхитростный парень...
— Ну, если ты настаиваешь, придется сказать тебе всю прав;
Думаю, будет лучше, если ты узнаешь все, как есть. Ты сильно
ударился головой, и мы были вынуждены сделать трепанацию,
чтобы удалить обломки костей, которые давили на мозг...
— И я мог остаться парализованным или умственно отсталым. добавил Спирос.
— Да, но откуда ты все это знаешь? — удивился Антонис.
— Думаю, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы прий и
к такому выводу,— улыбнулся Спирос.— Это так же просто, как
дважды два — четыре.
И снова Антонису показалось, как глазами больного на нс о
иронически взглянул какой-то чертенок.
НЕОЖИДАННОЕ РЕШ ЕНИЕ

С этого дня состояние Спироса резко пошло на улучшение.
Вскоре он вышел из больницы и приступил к работе. На какое- о
время семья Викетасов потеряла его из виду и узнавала о его
новостях только когда он приезжал в Афины и звонил, а бывало это
редко. Но однажды Спирос постучался в дверь их дома.
— Как я соскучился,— сказал он, до боли сжав профессору
руку.— К тому же, я хочу еще раз поблагодарить вас за все, что вы
для меня сделали.
— Привет, Спирос!— закричал Антонис, торопливо сбег; я
с лестницы! — Я как раз сегодня говорил, что ты нас совсем забы:|
— Да разве это возможно! Что ты такое говоришь, Антони
Разве я могу забыть, что вы для меня сделали? Но я вернулся 3
100

,„ранку — ты же знаешь, работа заносит меня в разные уголки
дрропы. Где уж тут выбрать время для визитов!
В этот момент в комнате появилась госпожа Наталья, а из-за ее
спины выглядывали Христос и Даная.
— Наконец-то мы тебя дождались, Спирос! — сказала госпожа
Наталья, здороваясь со Спиросом.— Давненько тебя не видали!
— Вот видишь, Спирос, как все по тебе соскучились. Ты должен
рочаще к нам заглядывать.
I — А сегодня ты останешься с нами обедать,— добавила госпожа
Наталья тоном, не допускающим возражений.
После обеда трое мужчин пошли пить кофе в маленькую гости­
ную. Когда Христос вошел в комнату, спор был в самом разгаре.
Г — Если я правильно понял, работа шофера тебя слишком уто­
мляет?
к — Да нет, это все ернуда. Я не нахожу работу утомительной.
Просто если раньше она мне страшно нравилась, то теперь больше
не по душе. Работа меня не удовлетворяет, вот и все!
В — А что тебя привлекает? — спросил профессор.
В — Я бы хотел заняться медициной и стать врачом!
В — Тебе сейчас этого захотелось? — удивился Антонис.— Через
столько лет?
К — Да, именно через столько лет. Я не могу успокоиться, когда
думаю, что вы меня спасли. Ведь я остался в живых благодаря
медицине! Нет,— Спирос поднял руку, чтобы ему дали закончить,—
я очень хорошо знаю, что вы меня спасли, ведь я был обречен.
Я прочел несколько книг по медицине, где описываются случаи,
похожие на мой, и знаю, что говорю.
t — Ты стал читать медицинские труды, правда, Спирос?— за­
смеялся Антонис.— В школе, помнится, ты слышать о них не хотел.
I — Друг мой, человек меняется. Как известно, многие большие
ученые в школе были всего лишь средними учениками, взять, нап­
ример, Эйнштейна. Но у меня другой случай. Желание учиться
появилось у меня после катастрофы.
[, — И что ты собираешься делать?
В — Не знаю. Потому я и решил встретиться с тобой, Кирьякос.
Может быть, ты как профессор мог бы мне помочь.
■----Помочь тебе? Чем же?
I — Помочь добиться допуска к экзаменам, ведь я слишком ста­
рый.
I — Может быть, что-то и можно сделать. К сожалению, я плохо
помню положение об экзаменах. Но я наведу справки. А ты, со своей
стороны, должен подготовиться. Через столько лет после гимназии
ты, наверное, мало что помнишь.
В -— Скажи мне, какие взять учебники, и я начну заниматься.
Профессор бросил на' Спироса взгляд, полный любопытства.
101

— Приходи послезавтра, я подготовлю тебе список книг, кото.,
рые надо прочитать. Но справишься ли ты? Материал больна j
а аттестат ты получил много лет назад. Не лучше ли записаться , г1
подготовительные курсы?
— У меня нет на это времени. Я должен работать, а иначе на что
жить? Работа моя, как вам известно, связана с поездками. Бу; у
брать с собой книги и в свободное время читать. Что-то же я смогу
сделать.
— Тебе виднее. Ты сам принял такое решение, а раз так, с'а i
и расхлебывай.
— Ну, конечно, я знаю, что делаю,— ответил Спирос.— А сейчас
мне пора на работу. Засиделся я у вас. Кирьякос, я зайду после
завтра за книгами.
Когда Спирос ушел, профессор вопросительно посмотрел на
Антониса.
— Ну, что скажешь?
— Не знаю. Думаю, еще рано делать какие-то выводы.
— О чем это вы тут секретничаете? — спросила Наталья, котора
пришла за кофейными чашками.— Может быть, о нашумевше.
операции со Спиросом?
Антонис заерзал на стуле и бросил гневный взгляд на брата.
— Да, Антонис, я рассказал Наталье об операции во всех подроб
ностях. Обычно я рассказываю жене все— и о личных делах, и
о работе. Если помнишь, Наталья тоже училась в медицинском до
того, как мы поженились.
— Но, к сожалению, после свадьбы бросила,— добавила На­
талья.— Это была большая глупость.
— И мне еще ни разу не приходилось раскаиваться в том, чт
я ей доверился. Наталья всегда разделяет со мной и радости, и горе,
и часто помогает советом.
— Ну, что ж, принимается!
— В общем, мы друг друга поняли. А теперь давай вернемсг
к нашему разговору. Ты заметил, что Спирос изменился до неузна­
ваемости? Этот ограниченный человек...
— Почему ограниченный? Потому что не учился и предпоче.
стать профессиональным водителем? Не думай, что так просто быть
хорошим водителем.
— Ты права, Наталья. Профессия, выбранная Спиросом,очень ответственная и нужная людям. Но она иного рода. Странно,
что сейчас, через столько лет после того, как покинул школьную
скамью, он вдруг решил стать врачом. Почему?
— Немного терпения, Кирьякос, и мы узнаем, в чем дело,—
сказал Антонис.— Думаю, импульс был дан нашей операциейКажется, Спирос успел многое прочитать о своей болезни и пони
мает, что был обречен, а нам удалось его спасти. Именно эте
102

породило в нем желание приобщиться к нашей профессии.
W _Посмотрим, удастся ли ему это. Конечно, я подготовлю мате-

иал и устрою Спиросу допуск к экзаменам. Бог, как говорится,
р помощь.
_Я просто умираю от любопытства,— сказала Наталья,— инте­
ресно, что он будет делать дальше.

СВЕРХЧЕЛОВЕК
■ Спир ос блестяще сдал вступительные экзамены и стал студентом-медиком. Тут-то и начались чудеса. За два месяца он сдал все
экзамены за первый курс, еще за два — за второй, а через полтора
года получил диплом с отличием.
Профессор и его брат просто глазам своим не верили.
К — Теперь уже нет никакого сомнения,— говорил Антонис,—
перед нами живое свидетельство. Метод наш оказался более чем
эффективным. Спирос не только полностью излечился. Развился
его интеллект. Думаю, не будет преувеличением назвать его сверхче­
ловеком.
■ — Значит, мы создали сверхчеловека, вернее, его создал ты —
ведь я помог только с трепанацией.
■ — Итак, перед нами сверхчеловек,— задумчиво произнес Анто­
нис.
К — И кто же он? — войдя в комнату, спросил умиравший от
любопытства Христос.
Е — Спирос, кто же еще,— ответил профессор.— Вот, сын мой,
достойный образец для подражания. Спирос закончил институт за
полтора года.
К — За полтора года? — повысив голос, переспросил Христос
и даже присвистнул.— Но ведь это невозможно!
I — Тем не менее ему это удалось. Спирос стал врачом за полтора
года.
[ — О! — восторженно воскликнул Христос.— Он и правда сверх­
человек, хотя и не прыгает в воздух, как супермены в комиксах.
[ «А вот этого пока никто не знает,— подумал Антонис,— он,
глядишь, еще и взлетит когда-нибудь».
Когда Спирос зашел к ним через несколько дней, Христос не
отлучался от него ни на минуту. Если раньше Христос восхищался
своим дядей, то теперь его кумиром стал «сверхчеловек», как он
совершенно серьезно называл Спироса.
J — Но ты же и в самом деле сверхчеловек. Получить диплом
врача за полтора года— для этого надо быть выдающейся лич­
ностью. Ты сверхчеловек. Ты супермен — только не из-за фантасти­
ческих трюков, а из-за своего ума.
[ ■
— Ну, уж и супермен! — засмеялся польщенный Спирос.— Ко103

нечно, каждый не может так быстро выучиться на врача, но все, что
требуется,— это хорошо соображать.
— А что ты теперь будешь делать? — спросил Антонис.— За ..
мешься медициной?
— Сейчас? Я работаю над диссертацией.
— Диссертацией? Кандидатской?
— Почему бы и нет? К тому же я хочу построить свою диссерта­
цию на тех экспериментах, которые собираюсь поставить.
— Ты станешь экспериментатором?— Антонис соскочил ( ,
стула.— А в какой области? Займешься раком?
— Раком занимаются слишком многие. Ты никогда не задумы­
вался, какие болезни уносят больше всего человеческих жизней?
— Рак и разные сердечные заболевания.
— Ты забываешь о самой страшной — атеросклерозе.
— Но ведь атеросклероз— болезнь стариков, которые так ил
иначе находятся в преклонном возрасте,— высказал свое мнени
Христос.
— Не могу с тобой согласиться. Ни одно существо на Земле и
может избежать ни старости, ни смерти. Это закон жизни. Но почем
человек должен перед смертью страдать от атеросклероза? Это
ужасная болезнь, которая выводит свою жерству из равновесия.
— Ты прав,— пробормотал Антонис.
— Повторяю, это болезнь страшная и неизлечимая — она мед­
ленно убивает больного, сначала лишив его всех способностей
Скажите, почему старики страдают размягчением мозга? Молоды
издеваются над ними и говорят, что они впали в детство. Однако
размягчение мозга, как и многое другое, является одним из послед­
ствий атеросклероза. Христос, тебе, наверное, приходилось видет
стариков, которые с трудом передвигаются, делая маленькие
шажки?
— Да,— кивнул Христос,— здесь неподалеку живет один такой
мне все кажется, что его непременно раздавит какая-нибудь ма­
шина.
— Итак, поняли, с каким злом я собираюсь бороться? Все мь
когда-нибудь умрем, но зачем напрасно страдать? Вот вспоминаю
я своего дедушку. Мне тогда было лет пятнадцать — родители были
еще живы. Бедняга много лет страдал атеросклерозом, и я видел
как постепенно он лишался всего того, что раньше доставляло ем'
радость в жизни. В молодости мой дед был очень энергичен. Любил
делать вид, что он охотник, брал для отвода глаз карабин и вышаги
вал целые километры, причем дичь домой никогда не приносил
А когда состарился, ноги перестали его слушаться, в конце жизни он
их еле волочил. В одной руке у деда всегда была палка, другой он
держался за стену. А смерть его была просто ужасна. Этот честный
104

срЯтой человек долго мучился, прежде чем отдать Богу душу. Вот
яаД эт°й болезнью я сейчас бьюсь. Много лекарств продается
р аптеках, но ни одно из них по-настоящему не помогает. А я хочу
открыть новое средство, которое избавит человечество от этого
сТрашного недуга.
— Молодец, Спирос,— Антонис был восхищен.— То, что ты
задумал,— просто замечательно. Желаю тебе удачи.
— Спасибо, Антонис. Я знаю, что это искренне. Мне кажется,
я уже на правильном пути. .
НОВЫЕ ПЛАНЫ СПИРОСА
Прошло несколько месяцев, но Спирос не появлялся. Антонис
сильно переживал — было обидно, что друг, которому Антонис спас
жизнь, проявлял такое безразличие.
Однажды, раскрыв газету, Антонис неожиданно увидел набран­
ное большими буквами сообщение, в котором говорилось: «Гречес­
кий врач открыл чудодейственное лекарство против атеросклероза.
Спирос Кандидис— великий незнакомец».
I Антонис почувствовал гордость за друга, как будто в газете
расхваливали его самого. Он вскочил с кресла, на котором соби­
рался вздремнуть после обеда, и побежал разыскивать Наталью.
F — Хочешь узнать последние новости о Спиросе? Ему удалось
создать то лекарство, о котором он мечтал.
К — Правда? — спросила Наталья, которая в тот момент занима­
лась уборкой.— Я очень рада — не только за него, но и за тебя тоже,
ведь и ты в какой-то мере причастен к его успеху. А что пишут
в газете?
К — Там пишут об опытах Спироса, а дальше напечатана его
биография. Я тебе прочитаю, это интересно. «Удивительно то, что
человек до несчастного случая, который с ним произошел, работал
водителем автобуса. После операции, проведенной врачом-нейрохирургом Кирьякосом Викетасом и его братом Антонисом, недавно
вернувшимся из Америки, Кандидис коренным образом изменился.
Если раньше он не имел никакой склонности к науке, то после
операции Кандидису удалось всего лишь за полтора года получить
Диплом врача, а вскоре защитить кандидатскую диссертацию. Сей­
час он изобрел лекарство, над которым в течение многих лет безус­
пешно бились врачи всего мира. Говорят, что операция, сделанная
Кандидису, заключает в себе какую-то тайну, но в чем именно она
состоит, раскрыть до сих пор не удалось...»
Прочитав эти строки, Антонис побледнел. Возможно ли, чтобы
тайна была раскрыта? Да и кто знал о ней?
| — Неужели они что-нибудь пронюхали, Наталья?

105

— Что' они могли пронюхать? Просто-напросто журналист
I
дурак и заметил, что тут дело нечисто. А что он еще может сделать? I
Отвечаю — ничего. Не беспокойся.
Звонок во входную дверь помешал им закончить разговор.
— Мама! Дядя! Это Спирос! — услышали они из холла радост­
ный голос Христоса.
Антонис помчался туда вне себя от радости и протянул Спиросу
обе руки.
— Поздравляю, Спирос! Сколько лет сколько зим. Кирьякос'^ 5
и дело вспоминает о тебе.
— Где уж Спиросу выкроить время и почтить нас своим присут­
ствием,— засмеялся Христос.— Где это видано, чтобы сверхчеловс ?
снисходил до простых смертных!
— Это ты мне все время твердишь. Только пеняй сам на себя,
если я возьму и в самом деле начну смотреть на тебя, как н (
букашку. Впрочем, какая из тебя букашка? Ты уже меня переро».
Когда я первый раз тебя увидел, ты был раза в два меньше.
Услышав шум, доктор тоже вышел из кабинета.
— Привет, Спирос! Где ты столько времени пропадал? Скаж]
тебе не стыдно, что мы узнаем твои новости из газет?
— Извини, Кирьякос, я знаю, что виноват, но, во-первых, был
страшно занят — я ведь работал, а во-вторых, не хотел раскрыват
тайну, прежде чем не проверю себя. Но сейчас я уже подал заявку ни
изобретение в Ассоциацию врачей, и меня не волнует, что об этом
раструбили газеты.
— Итак, удача?
— Ну, конечно. Я могу остановить атеросклероз как при самом
его зарождении, так и тогда, когда болезнь уже начала прогрессиро •
вать. На мое лекарство уже есть большой спрос.
— Ты что, его продаешь?
— Почему бы и нет? Я продал права на него нескольким фарма
цевтическим фабрикам, и между прочим за хорошие деньги.
— Ты и бизнесменом заделался?
— Ты бы, конечно, предпочел, чтобы я был совершенно беско
рыстен. Нет, друг Кирьякос, мне нужны деньги.
— Столько денег? Зачем они тебе?
— Мои открытия не закончатся на этом лекарстве. Я хочу про­
никнуть в другие сферы.
— В космос?— вмешался в разговор Христос.— Спирос, ты
хочешь завоевать космическое пространство?
— Нет. Космос меня не интересует, по крайней мере в данны
момент. Это будет следующий этап. Я не спешу завоевывать другие
планеты, пока наша собственная исследована не до конца.
— Ты говоришь о белых пятнах на карте, где не ступала ног
человека?— в восторге закричал Христос.
106

I _He только о белых пятнах, если, конечно, они еще суще^пуют. В данный момент я имею в виду моря. Обрати внимание,
у-оистос, моя идея не оригинальна, но я поставил себе целью пойти
аЛьЦ1С ДРУГИХ и воплотить свои мечты в жизнь. Вы, наверное,
здаете,— продолжал Спирос, повернувшись ко всем остальным,—
цТо океаны занимают семь десятых площади земного шара, но
известно о них очень немного. Наши познания ограничиваются
дочти исключительно поверхностью морей и небольшой глубиной.
— А разве так нужно знать все остальное? — воскликнул ХрисТ0С.— Какое дело нам до того, что происходит в морских глубинах,
когда столько планет остается неосвоенными?
$ .— А почему мы стремимся завоевывать планеты, Христос? Вопервых, из простого человеческого любопытства, если хочешь, из
любознательности и, конечно же, из тщеславия— посмотрите-ка,
мы были на Марсе. Есть и другие цели, например, поиск новых
источников сырья и территорий для заселения. А почему бы не
заселить море?
■ — Мне кажется, Спирос, ты несколько преувеличиваешь,—
улыбнулся Кирьякос.— Как это можно заселить море?
■ — А как можно заселить Марс? Или Луну? Или Венеру, наконец?
Думаешь, условия жизни на Марсе больше подходят человеку, чем
морское дно, откуда в любой момент можно связаться с сушей?
И здесь, и там нужно адаптироваться к условиям с помощью слож­
ной аппаратуры.
I — Что же ты собираешься делать, Спирос? — спросил Христос,
который с горящими глазами слушал их разговор.
I — Кусто уже осуществил несколько экспериментов в этом нап­
равлении. На деньги, полученные за лекарство, я для начала по­
строю батискаф, но батискаф современный— он будет выдержи­
вать высокое давление— и спущусь на дно. Прежде чем начать
освоение морского дна, надо выяснить, какие оно таит опасности.
I — Ты что же, сам будешь строить батискаф? — Не без иронии
поинтересовался профессор.
1 — Конечно, сам. Ты что-то имеешь против?
В — Но это же дело инженера. А ты учился на врача.
I — Ну, и что, Кирьякос? Экая важность! Хочешь, я получу ди­
плом инженера? Это можно сделать когда угодно. Но зачем терять
Драгоценное время? Прочту то, что нужно, найду квалифицирован­
ный персонал и построю батискаф.
■ — И спустишься на большую глубину? — спросил Христос.
| — Думаю, да.
В, — А меня возьмешь с собой?
*• Спирос улыбнулся.
I — Когда буду уверен, что опасности нет, возьму и тебя.
107

БАТИСКАФ

Батискаф был просто потрясающий. Христосу показалось, ч 0 I
весь он сделан из стекла, но такого мутного, что если изнутри егце
что-то видно, то снаружи увидеть тебя уже нельзя.
Батискаф имел продолговатую форму и напоминал ракет
а хвост его украшали плавники, похожие на рыбьи.
— Спирос, он просто великолепен,— прошептал Христос.-^
Неужели он сделан из стекла?
— Именно так. Батискаф сделан из небьющегося стекла с выо .
кой сопротивляемостью, ведь он должен выдерживать огромное
давление воды на большой глубине. Может быть, ты знаешь, чт)
давление воды каждые десять метров возрастает на одну атмосфер .
то есть на 1.033 грамма на квадратный сантиметр.
— А он целиком из стекла?
— Нет, это было бы слишком опасно. Внутри, под стеклом,
находится тончайший, сверхпрочный металлический каркас моей
собственной конструкции.
— А войти можно?
— Входите,— сказал Спирос и нажал на кнопку сбоку корабль
Часть стенки отъехала в сторону, и в ней открылось квадратноотверстие.
Христос впрыгнул внутрь, как обезьяна, и оказался в довольн.>
просторной камере без окон и дверей. Антонис последовал за ним.
— Где мы находимся? — спросил он.
— Мы находимся в герметичной камере. Отсюда можно попасть
на корабль даже тогда, когда он под водой. Как только мы сюда
входим,— объяснил Спирос,— то нажимаем на эту кнопку, дверь
закрывается, нажимаем на другую кнопку, насосы приходят в дей­
ствие и выкачивают из камеры воду. Только тогда начнет работать
механизм внутренней двери,— добавил он, показав другую
кнопку.— Ты понял?
Антонис кивнул головой:
— Я просто потрясен.
Когда они прошли во внутреннюю часть корабля, Христос не мс г
удержаться от выражения восторга:
— До чего же он красив! — крикнул он и восхищенно посмотрел
вокруг.
Действительно, помещение, в котором они находились, была
впечатляющим. Оно занимало весь внутренний отсек корабля, при­
чем стены служили одновременно и окнами. Свет лился через стек.' э
и заполнял все помещение. Две другие стены, которые отделяли этог
отсек, были цвета морской волны и почти сливались со стеклом. На
стенах висели прекраснейшие морские пейзажи, по всей видимое'11
работы известных художников.

I _Это подлинники?— спросил Антонис, подойдя к одной из
картин.

г — Пока ото еще только копии, очень хорошие, но всего лишь
J m ии. Однако не за горами тот день, когда каждая картина, которая

будет висеть в моем доме или на корабле, будет принадлежать кисти
реликого художника,— высокомерно сказал Спирос, и странная
искорка на минуту зажглась в его глазах, но тут же погасла.—
Пойдемте посмотрим другие отсеки.
Спирос показал им каюты, камбуз и в конце повел в машинное
отделение. Христос и Антонис оказались в большом помещении,
стены которого были окрашены в белый цвет. На стенах висели
большие хитроумные табло, а в середине, рядом с металлическим
письменным столом, возвышалось нечто, похожее на чугунные
сейфы.
■ — А где же машины? — с удивлением спросил Антонис.
■ — Вот они,— Спирос показал на сейфы.
К — А твой корабль атомный?— поинтересовался Христос.
■ — И да, и нет,— покачал головой Спирос.— Это мое собственное
изобретение. Простите, что пока я не могу открыть вам эту тайну.
Когда-нибудь вы ее узнаете,— добавил он, глядя на разочарованное
лицо Христоса,— только не сейчас.
■ — А ты уже путешествовал на своем корабле?
В — Да, я его испытал, и это как раз то, что мне нужно для работы.
В — То есть можно сказать, что ты стал инженером, ученыматомщиком, врачом и еще Бог знает кем одновременно? — с некото­
рой долей зависти спросил Антонис.
I — В самом деле, вот только дипломов у меня нет. Но, по правде
говоря, они мне и не нужны, я же не собираюсь получать патенты на
свои изобретения, даже объявлять о них не хочу, ведь они нужны
мне самому.
В — А скоро ты отправишься в плавание, Спирос? — с деланным
безразличием поинтересовался Христос.
I — Да вот собираюсь на следующей неделе. Возьму курс на Тихий
океан.
К — Вот совпадение! У нас как раз сейчас каникулы, и я свободен.
Может, ты и меня возьмешь с собой? Это такой случай! — попросил
Христос, улыбаясь своей самой очаровательной улыбкой,
f — Но, мой мальчик, учти, что это не развлекательная поездка.
Остановки будут всего в нескольких портах, только там, где мне надо
будет пополнить запас воды и свежих овощей.
I — А что ты будешь делать в океане?
Г — Постараюсь найти подходящее место для поселения. Изучу
Местные условия и, когда вернусь, напишу о них исследование.
F — Поселение без поселенцев? — сам того не желая, иронически
сПросил Антонис. Несмотря на то что Спирос в какой-то степени был

его собственным детищем, успехи товарища не давали ему покоч
И это тревожило Антониса.
— Поселенцы найдутся. Мир полон смельчаков! Есть тыся> ,
людей, которые вынуждены прозябать в конторах, а между тещ
в душе они — первопроходцы и исследователи, как и те, что когда-тг,
открывали нашу Землю.
— Спирос, возьми меня с собой, ну, пожалуйста! Сейчас тако.}
удачный момент — когда в школе идут занятия, меня и родители не
отпустят, да я бы и сам не поехал, ведь я хочу учиться. Ну, Спиро(
— Ладно, Христос, уговорил. Я никого не собирался брати
с собой, но ведь ты — племянник моего друга, почти брата — Анто­
ниса, ты как будто и мой племянник. Надеюсь, ты, Антонис, г
возражаешь?
— Нет, конечно,— улыбнулся Антонис.— Думаю, это путеше­
ствие будет очень полезно для Христоса. Я поговорю с братом и ег >
женой. Наверное, и они будут не против.

дно
В это время года Тихий океан действительно оправдывал свое
название — он был спокойным и безмятежным. Небольшие, как бы
покрытые масляной пленкой волны слегка морщинили его безбреж
ную поверхность, поигрывая кораблем так, будто убаюкивали его.
— Озеро в Касторье — ерунда по сравнению с этим! — в восторге
закричал Христос, высунувшись из большого иллюминатора цент
ральной каюты.
Спирос, который стоял склонившись над дубовым столом с кар­
той морского дна, улыбнулся.
— Океан встречает нас ласково, видимо, хочет показать, что oi
добрый и вполне пригоден для жительства.
— Молодец, Спирос, что придумал такое! Ведь океан беспреде
лен и, конечно, может вместить гораздо больше народу, чем суша
— Это придумал не я, Христос,— несколько сдержанно ответил
Спирос.— Я и раньше говорил тебе, что были и другие, просто у ни>
не было средств, какие есть у меня, чтобы завершить исследования
Действительно, трудно заселить океан — условия жизни под водок
должны измениться так же, как и сам человек...
— Что ты хочешь этим сказать? Как может измениться человек
— Да это я так сказал. Ты, наверное, знаешь, что дно океана
должно скрывать несметные богатства, которые необходимы чело­
вечеству для жизни, ведь ресурсы суши практически истощень
Нефтяные скважины люди уже научились бурить в море. Но есть
трудности с добычей полезных ископаемых и металлов, которы1'
я намерен преодолеть. Очень скоро я войду в контакт с фирмам!
которые возьмут на себя финансирование моих проектов.

110

I __Думаешь, такие фирмы найдутся?— с сомнением спросил
Христос.
"
— Найдутся ли? Какая фирма не хочет зарабатывать деньги?
Когда они убедятся, что мои обещания не пустые слова, они будут из
J{0?ки вон лезть, лишь бы заключить со мной контракт.
Христос перевел взгляд с безбрежного океана на своего собесед­
ника. Спирос преобразился. Лицо его сияло, глаза сверкали, в вы­
ражении лица было что-то неистовое. Мальчик почувствовал, как
дрожь пробежала у него по телу. Что-то пугало его в облике Спироса.
.— Мы почти приехали,— продолжал тот.— Видишь этот район
на карте? Мы находимся здесь. Глубина тут не очень большая, всего
метров пятьдесят. Я специально выбрал место вдали от берега,
чтобы не попасть в территориальные воды какого-нибудь государ­
ства и не связываться с таможенными досмотрами и прочими фор­
мальностями. А здесь мы ни от кого не зависим. Закрой иллюмина­
тор, сейчас мы начнем погружаться.
I Христос побежал нажимать на кнопку. Стекло медленно вы­
ползло и встало на место, а корабль стал опускаться на дно.
[ Вода вокруг них была светло-зеленого цвета. Батискаф плыл,
оставляя за собой пузыри воздуха, похожие на крупные жем­
чужины. Стайки серебристых рыбешек, как летящие птицы, стре­
мительно проплывали мимо.
к Дно расстилалось перед ними, покрытое плотным слоем мелкого
песка. Вид был сказочным. Крупные анемоны покачивали лентами
голубых, красных и даже оранжевых щупалец. Белые устрицы,
громадные, как скалы, полностью раскрывшись, выставили свои
красноватые колышащиеся внутренности, приглашая ни о чем не
подозревающих рыбешек заплыть внутрь, чтобы потом захлопнуть
свою огромную пасть. Течение колебало зеленые ленты водорослей.
А рыбы! Они искрились, как драгоценные каменья, когда танцевали
вокруг корабля, как ночные бабочки около огня. У одних чешуя
горела золотым и красным, другие светились голубым и серебри­
стым, третьи были многоцветнее, чем пестрый попугай.
I Мальчик сидел как зачарованный, уставившись в иллюминатор,
когда услышал голос Спироса.
I — Видишь, как здесь красиво? Никогда не устаешь любоваться.
А теперь обрати внимание вот на что. Поверхность здесь ровная —
нет ни скал, ни дйже кораллов. Совсем нетрудно будет привезти сюда
заранее собранные дома и установить их на этой равнине. Рыба
здесь водится в изобилии, и наши колонисты, даже если они будут
оторваны от суши, смогут питаться морскими продуктами и никогда
не испытывать ни в чем недостатка.
Спирос как завороженный пристально вглядывался в пейзаж.
Однако в его лице было нечто, что заставило Христоса задать ему
8опрос:
111

Рисун ки М арины П И Н КИ СЕВ И Ч

— Неужели это единственная причина, по которой ты выбр^
это место? Тут только почва подходящая для подводной деревни и Ц]
ты о чем-то умалчиваешь?
Спирос ответил не сразу. Он задумчиво смотрел в иллюминатор
Между тем вода вокруг потемнела и стала цвета оливкового мае.- а
— Это очень умный вопрос, Христос. Должен признаться
я восхищен твоей проницательностью. Поэтому скажу тебе правду
Только я попросил бы, чтобы это осталось между нами.
Мальчик кивнул.
— Недалеко отсюда есть овраг. Говорят, он образовался в ре.
зультате действия вулкана, который давно потух. Склон, котор! р
я исследовал, очень крутой и почти полностью зарос морскими
растениями. Однако среди растений можно различить небольшую
жилу какого-то металла, и мне кажется, что это золото. Когда
я приехал сюда впервые, то не мог изучить ее досконально, но i а
этот раз подготовился. Я не собирался доверять тебе эту тайну,
и взял я тебя с собой лишь ради Антониса и Кирьякоса. Но, кач
видишь, все тебе рассказал. Надеюсь, мне не придется в этом рас каиваться.
Проглотив слюну, Христос молча кивнул.
— Не бойся, я не проболтаюсь,— сказал он через некотор( э
время, когда к нему вернулся дар речи.— Даю слово. А мы туда
поедем?
— Почему бы и нет?— подмигнул ему Спирос, и корабль на
полной скорости повернул налево.
ЗОЛОТО

Христос, не отрываясь от иллюминатора, буквально пожирал
глазами окрестности. Спирос включил прожекторы, и их сильные
лучи осветили местность. Анемоны вспыхивали от яркого свет;,
устрицы быстро закрывались, а испуганные рыбешки спешили гденибудь укрыться. Только ленты водорослей продолжали беззаботн а
колыхаться.
Песка под днищем корабля уже не было. Там, где всего лишь
несколько секунд назад они видели многоцветные губки, сейчас н“
было ничего. Перед ними зияла бездонная пропасть.
Зрелище было грандиозное. Черный скользкий склон громадной
скалы круто обрывался. Край обрыва был густо усеян пушистым»
водорослями, которые свисали вниз или обвивали склон, как плки !
обвивает стену дома. Даже мощные лучи прожекторов не могл»
разорвать кромешную мглу, царившую в пропасти. Они падал»
в пустоту, опускались все глубже и глубже и в конце концов раств< рялись во тьме.
Спирос нажал на табло какую-то кнопку, и корабль начал меД'

114

i 6IIho опускаться вниз, почти вплотную прижавшись к каменной
сТене. Вдруг что-то заблестело под светом прожекторов между гуЖдяи ветвями морских водорослей.
— Видишь?— сказал Спирос.— И так до самого низа. Мне
^алеется, это золотая жила. Впрочем, сейчас проверим.
Спирос дернул за какой-то рычаг, и Христос вздрогнул от неожи­
данности, увидев, как пара щупалец отделилась от стенки корабля
и начала обшаривать склон. .
От резкого движения щупалец водоросли раздвинулись, и по­
верхность скалы обнажилась. Она оказалась темного, почти корич­
невого цвета. Посередине ее перерезала широкая золотисто-желтая
полоса, которая тускло блестела под светом прожекторов. Щупальца
вонзились в нее и, взрыхлив, отколупнули кусочек.
К — Это какой-то очень твердый металл,— пробормотал Спирос,
внимательно глядя на табло.— А скала как будто похожа на темнокоричневый кварц. Впрочем, сейчас все будет ясно.
■ Щупальца спрятались в борт корабля. В тот же момент неболь­
шая коробочка вывалилась из стены рядом с табло. Внутри
нее поблескивал кусочек какого-то светлого металла.
■ — Это золото, Спирос, золото как пить дать,— закричал Хри­
стос, подпрыгивая от нетерпения.
I — Подожди, сейчас проверим,— задумчиво произнес Спирос
и нажал на другую кнопку. Коробочка снова исчезла в стене.
В — Понимаешь, я знал, что надо будет сделать химический ана­
лиз, и запасся небольшим аппаратом. Пока результат будет готов,
мы с тобой успеем спуститься вниз и проверить, как далеко тянется
жила.
I Батискаф тряхнуло, и он опять начал опускаться. Под ярким
светом прожекторов покрытый густой растительностью склон ка­
зался черным и неприступным.
Христос отшатнулся от иллюминатора. Из просвета между водо­
рослями показалось длинное тело змеи с заостренной мордой
и рядом отточенных, как бритва, зубов, которая, похоже, собира­
лась на них напасть. Змея замерла перед стеклом и злыми невыра­
зительными глазами стала наблюдать за их погружением.
■ — Это мурена,— сказал Спирос.— На вид отвратительная, но
мясо вкусное. Говорят, римляне держали их в бочках и кормили
рабами, чтобы сделать из них настоящее лакомство. Но мне еще
никогда не приходилось видеть такой большой мурены.
» — Не позавидовал бы я тому, кто попадется ей в зубы,— сказал
Христос и содрогнулся. — Б-р-р-р...
■ — Ты прав, такая большая мурена опасна, хотя обычно они
людей не трогают. Ты заметил, она уплыла, когда поняла, что не
Может причинить нам вреда?
! Вода вокруг снова поменяла цвет и стала темно-синей. Какое-то

115

массивное черное тело проплыло почти рядом с батискафом, но о^(
было таким темным на темном фоне, что Христос со Спиросом
поняли, то ли это большая акула, то ли кит-убийца.
Они уже вошли в зону, где водятся светящиеся рыбы. Спир0с.|
выключил прожекторы, и их обступила кромешная тьма, в котор !г.
не проникал ни один луч света. Христос закрыл глаза, снова откр 1Т]
их и только тогда обнаружил, что темнота не была такой непрони­
цаемой, как ему показалось вначале. Перед ним как будто бы !а
завеса из черного бархата, которую время от времени прореза ;ц
стремительно проносившиеся светящиеся искры.
Христос попытался проследить за их движением, но искр бы. ;0
так много, что он не знал, куда смотреть. Искры прилета, ц
и улетали, как световые сигналы.
— Они не напоминают тебе плывущие в ночи океанские лай­
неры, у которых целые потоки света льются из иллюминаторов? спросил Спирос.
— Прекрасное сравнение. Действительно, похоже. Но все-таки
что это?
— Это обитатели бездны. Не забывай, что более половины по­
верхности Земли занято глубоководными морями. Рыбы и другие
животные, которые живут здесь, на дне, гораздо многочислен» е
тех, что существуют в какой бы то ни было части суши или мори,
хотя температура здесь всегда около нуля и, как я уже сказал,
давление воды колоссальное. Но они от этого не страдают, так кеч
внутреннее давление у них такое же, как и внешнее. Удивительн >,
как им удается его регулировать, ведь, как известно, по ночам
многие из них поднимаются на поверхность.
Глаза Христоса уже привыкли к темноте, и он с восхищение л
рассматривал сказочное зрелище. Он видел странных рыб с золоти­
стыми антеннами, рыб, у которых только зубы светились в кромеш­
ной темноте, рыб с фонариками по всему телу и с пламенем га
верхушке головы.
— А вот морской черт,— объяснил ему Спирос,— он всегда
передвигается с открытым ртом, надеясь, что какой-нибудь дура <
туда попадет. Смотри-ка! — неожиданно закричал Спирос, показы­
вая налево.
Обернувшись, Христос увидел, как длинная полоса ярко-кра< ного цвета вихрится за стеклом.
— Это живоглот. Не правда ли, великолепен? Хвост у него све­
тится, но так как он им все время виляет, разглядеть его можно
только издалека.
— А эти рыбы видят?
— Конечно. В отличие от нашего крота и других сухопутны''
животных, что живут под землей и почти совсем лишены зрени.
глаза глубоководных животных устроены так, что они могут разлп-

116

^аТь даже самый слабый свет. У многих глаза выпучены, как
Утелескопа, но расположены на длинных стеблях. Однако никому
"jg известны все виды, которые здесь обитают. Настолько велика
глубина. Давай посмотрим, как глубоко мы опустились,— прервал
саМ себя Спирос и посмотрел на лот.— Какие мы с тобой молодцы!
Даже не заметили, как быстро погрузились! Мы приближаемся
к отметке 3.500 метров. Жила еще тянется или мне только кажется?
L — Все еще да,— кивнул мальчик.— Неужели она доходит до
такой глубины?
Г — Ты удивлен? А между тем золотые копи Южной Африки так
jkc, как в Бразилии и в Индии, достигают гораздо большей глубины.
Мы, должно быть, уже приблизились к самому дну бездны,— доба­
вил Спирос и выключил свет.
Когда глаза снова привыкли к темноте, Христос, удивленный,
протер их. Поверить в это было просто невозможно! Вместо ожидае­
мой густой темноты он увидел, что за окнами разлито холодное
мерцание.
I — Ты что-нибудь видишь?— неожиданно для себя шепотом
спросил он у своего спутника.
I Спирос стоял рядом, глаза его были прикованы к иллюминатору,
и он в задумчивости вглядывался в то, что происходило вокруг.
К — Что случилось? — сам себя спросил Спирос.— Свет на такой
невероятной глубине? Откуда же он взялся?
Корабль начал снижать скорость. Из окна лился мутно-серый
свет, как будто снаружи смеркалось. Перед ними простирался тоскый, бесконечный пейзаж морского дна.
В ту же минуту корабль опустился на дно. Посадка оказалась на
удивление мягкой.
К — Вот это да! — Христос даже закричал от удивления.— Может
быть, мы пересекли границу реальности и очутились в какой-то
волшебной стране?
I — Не говори глупостей! — проворчал Спирос, все внимание ко­
торого было поглощено тем, что происходило вне корабля.
Г — Нас даже не качнуло,— настаивал Христос.— Когда самолет
приземляется и колеса достигают земли, то пассажиры ощущают
толчок. А здесь я ничего не почувствовал.
I — Мы же опустились в ил. Поэтому посадка прошла так мягко.
В — А что такое ил?
[ — Ил — это грязь, которая скапливается на дне морей и озер
и является следствием распада миллиардов живых организмов.
В тот же миг Спирос с силой ударил себя по лбу.
It — Как же я сразу не догадался! Ну, конечно, это оно и есть!
Потому здесь внизу так светло!
I — Почему? Что ты имеешь в виду?
I — Ил! Это все объясняет! Мы же выяснили, что ил является
117

продуктом органического распада, а следовательно, выделяет фос,
фор. А где еще можно найти столько фосфора, как не здесь?
— Дошло! — пробормотал Христос и снова посмотрел в иллюми натор.
Пейзаж, с первого взгляда показавшийся ему тоскливым и бе
зжизненным, теперь ожил. Христос видел, как в этих вечных сумер
ках маленькие красные кальмары целыми стайками уплывают от
длинной рыбы с огромным, как у пеликана, ртом. Багровые кре­
ветки с длинными тонкими ножками, заканчивающимися чем-т<
вроде крылышек, плыли легко и уверенно. Серебристо-голубые
сардины с огромными глазами, остановившись на минуту, чтобы
посмотреть на корабль, быстро в испуге уплывали прочь.
Облако грязи, поднявшееся из ила, привлекло к себе внимание
мальчика. Какой-то массивный предмет, похожий на антенну
неожиданно появился из облака. Рядом показался еще один такой
же и еще два — на некотором отдалении. Вдруг из грязи возникло
круглое, надутое существо и куда-то зашагало на шести коротень­
ких ножках.
— Морская свинка,— засмеялся Спирос.— Наверное, прогло­
тила все бактерии, какие только можно, и отправилась на поиски
новых. Нам с тобой тоже пора отсюда сматываться. Мы убедились
что жила тянется до самого дна, а теперь узнаем, действительно ли
это золото,— добавил он. В тот же миг послышался звон, и коро­
бочка выскочила из стены.— Ну, что я тебе говорил,— закричал
Спирос, вне себя от восторга, ознакомившись с перфорированной
лентой, которую он вынул из коробочки.— Это настоящее золото,
причем очень чистое, почти без примесей. Теперь они все у меня
в руках! Мировая добыча золота не достигает и 1.000 тонн в год
А здесь миллионы тонн, и все они мои! Понимаешь, мои!
Спирос кричал пронзительным, истерическим голосом. Христос
испуганно смотрел на него. Глаза Спироса горели, капельки пота
блестели на лице. Усилием воли Спирос взял себя в руки и со
вздохом нажал на выключатель. Пучки света снова осветили морс­
кое дно. Корабль тряхнуло, он отделился от облепившей его грязг
и медленно заскользил вверх по склону.
В этот момент Христос увидел какой-то предмет со смутными
очертаниями, показавшийся в глубине.
— Что это такое? — спросил мальчик.
Спирос загадочно улыбнулся.
— Сейчас посмотрим,— сказал он, и послушный корабль повер
нул в ту сторону, куда показывал мальчик. По мере их приближения
предмет приобретал все более определенную форму. Киль, мачта..
Вскоре они увидели перед собой затонувший корабль.
— Погибший корабль! — закричал Христос.— Наверное, ог
здесь с незапамятных времен... Интересно, как он здесь очутился?

118

[ — Ну, и вопросы ты иногда задаешь, Христос! По-твоему, неве­
роятно, что корабль затонул в открытом море? В этом районе часто
случаются тайфуны, и можно только удивляться, что нам не встре­
тились обломки других кораблей.
Батискаф находился в нескольких метрах от затонувшего кора­
бля, когда внезапно поднялась грязь и замутила воду. Из люка
появилось длинное белое существо, похожее на змею, и начало
лихорадочно метаться в разные стороны, будто что-то искало. Тут
же показалось еще одно, потом — два-три новых, которые начали
странным образом колыхаться и кружиться.
Спирос в испуге отступил от иллюминатора и наж ал на какую-то
кнопку. Батискаф толчком отбросило назад, и он остановился мет­
рах в двадцати от затонувшего корабля.
— Это осьминог,— пробормотал Спирос.— И такой огромный!
Никогда не думал, что бывают такие здоровые осьминоги.
Между тем осьминог полностью выплыл из внутренней части
затонувшего корабля, где он, по всей видимости, обитал и рассмат­
ривал неожиданных визитеров с таким ж е удивлением, с каким они
рассматривали его самого. Это было настоящее чудовище. Его ог­
ромное надутое тело стало от страха темно-красным, а большие
желтые глаза с черными ресницами внимательно рассматривали
|путешественников.
Г — Своими огнями мы нарушили его покой, и он рассвирепел.
Будем надеяться, что он на нас не нападет— щупальца у него не
меньше 30 метров в длину. Кусто пишет, что в конце прошлого века
во Флориде из моря выбросило гигантского осьминога, который
весил 6 тонн и имел тело длиной 8 метров, а щупальца — свыше 25.
Но я никогда не думал, что мне доведется увидеть такое чудище
[вьем.
— Спирос, он, кажется, хочет на нас напасть! Нажимай на газ,
поехали отсюда!
— Не бойся. Осьминоги, как правило, немного трусливы. Я,
конечно, имею в виду прежде всего тех, которые встречаются
в Средиземном море. А от этого не знаешь, чего ожидать.
— Ты заметил, какие у него глаза? К ак он на нас смотрит!
Я уверен, он думает, как бы сжать нас в своих железных объятиях.
I — По его глазам и правда может показаться, что он способен
Думать...
Огромный осьминог собрал все свои щупальца, как будто гото­
вился броситься на них, но в тот ж е момент замер на месте, и окраска
его неожиданно изменилась. Тело из темно-красного вдруг стало
светло-серым. Щупальца напряглись. Глаза задвигались и посмот­
рели наверх. Весь вид говорил о том, что он напуган и в то же время
внимательно за чем-то следит.
В эту минуту появилось нечто, что привлекло внимание путеше-

119

ственников. Вначале они приняли это за игру света, но вскоре
поняли, что какая-то тень опускается с высоты на невероятно^
скорости. Не успели они опомниться, как тень пронеслась над ним
и направилась к затонувшему кораблю.
Христос с удивлением увидел огромного, падавшего сверху по
вертикали кита. Голова его была квадратной и казалась уродливо*
так как была непропорционально велика по сравнению с телом
Мальчик увидел, как нижняя челюсть кита открылась, обнажив ряд
крупных треугольных зубов.
Осьминог свернулся в клубок и замер в ожидании. Когда ки-,
оказался над ним, откуда-то снизу поднялось облако какого-то
молокообразного вещества и накрыло его.
— А это еще что такое! — мальчик даже вскрикнул от неожи
данности.
— Это чернила, которые все головоногие выпускают, когда хо­
тят спрятаться,— объяснил Спирос.— Только здесь, в царстве веч­
ной темноты, вместо черных чернил они выпускают белые. Прежде
чем кит успеет прийти в себя, осьминог задаст стрекача!
Он еще не договорил до конца, когда перед ними молниеносно
пронеслось какое-то длинное существо. Христос даже не успел его
как следует рассмотреть, а Спирос сказал:
— Ты видел? Он плывет, как корабль, выпуская воду из насосов
и одновременно меняя окраску, чтобы сбить врага со следа.
— Такой огромный осьминог, а испугался какого-то кита! —
презрительно сказал Христос.
— Не говори так. Осьминоги, по крайней мере те виды, которые
нам известны, обычно избегают ссор. Но и кит — тоже тебе не фунт
изюма. Это кашалот. Ты обратил на него внимание? Он наверняка
больше двадцати метров и ничего не боится. К тому же кашалот
стяжал славу боевого кита. В старых книгах встречается упомина­
ние о крупном кашалоте по кличке «Новозеландский Том», который
преследовал и опрокидывал лодки и прекрасно скрывался от кито­
боев. Посмотри, что там присходит!
Кашалот выплыл из светлого чернильного облака, остановился
на минуту, пытаясь понять, куда делся осьминог, и тут же помчался
за ним в погоню.
Сильным движением хвоста он ударил осьминога в тот момент,
когда тот, пытаясь укрыться в темно-коричневых скалах, тоже
приобрел коричневую окраску. Челюсти кита пару раз лязгнули,
и половина тела осьминога исчезла в глубине огромной китовой
пасти.
Но и осьминог не сдавался без боя. Его длинные щупальца
вытянулись, как змеи, и опутали тело кита. Пара щупалец прилепи­
лась к китовому рту, пытаясь разжать его.
Огромный кит поднял голову и на полной скорости полетел
120

0Верх, таща за собой осьминога. И они стали подниматься на поверх­
ность, оставляя позади дорожку из крупных пенящихся пузырей.

— Уплыли! — явно разочарованно закричал Христос.— Так мы
никогда не узнаем, кто из них победил!
— Зря ты так думаешь, может, мы их еще догоним. Кажется, ты
недооцениваешь возможности нашего корабля. Они наверняка гденибудь неподалеку.
Корабль, толчком повернувшись носом вверх, стал подниматься
на большой скорости. Они плыли так быстро и настолько близко от
склона горы, что Христосу показалось, будто он едет в скором поезде
и видит мелькающие за окном телеграфные столбы. Отметки глубинометра сменялись одна за другой, и вскоре Христос увидел, что они
находятся на глубине всего лишь сотни метров.
Г Спирос нажал на какой-то рычаг, и корабль стал постепенно
снижать скорость.
I — Если так будет продолжаться, мы, чего доброго, вылетим из
моря, как ракета, и отправимся прямиком на Луну. Надо выплыть
на поверхность без всяких приключений.
Корабль медленно выплывал из-под воды. Зеленая морская
юлна какое-то время продолжала набегать на иллюминаторы.
А когда вид открылся, путешественники увидели океан, безмятежно
юстиравшийся перед ними, насколько хватало глаз.
— Их нигде не видно! — сказал Христос, потеряв всякую на­
дежду.— Видимо, схватка закончилась ничьей...
I — Ты вечно спешишь! Имей немного терпения! — успокоил его
Спирос.— Посмотри в этот глазок,— добавил он, показал Христосу
какую-то трубу, верхний край которой уходил далеко за стеклянную
крышу.
— Что это такое? А, понял, перископ! Дай я посмотрю!
Спирос стоял рядом с Христосом и настраивал перископ, когда
гальчик закричал:
- Вот они! Я вижу их! Они в двух-трех километрах справа.
:пирос, давай догоним их, не теряя времени.
— Не переживай, так быстро они все равно не закончат.
Спирос занял место Христоса у перископа. Там, куда он смотрел,
море буквально кипело. Огромные столбы воды вздымались вверх.
1олны набегали, разбивались, и пена падала сверху мелким дождем,
тантские противники вышли на поверхность воды и здесь продол:али свою битву не на жизнь, а на смерть.
Спирос оставил перископ и взялся за один из телескопов, нахо­
дившихся в другом углу, подмигнув Христосу, чтобы тот сделал то
нее самое.
| — Давай не будем подплывать ближе. Никто не знает, что там
происходит! Рассвирепевший кит может, чего доброго, задеть ко­
рабль хвостом, и тогда я за нашу участь не отвечаю.
121

4

В телескоп они наблюдали за битвой во всех подробностях.
Голова кашалота была опутана густой сетью щупалец, с помощь*
которых осьминог пытался задушить его, но гигантский кит, крепк;
вцепившись зубами в нижнюю часть туловища осьминога, мето­
дично и со знанием дела его распиливал.
— Ну-ка, посмотри на кита,— сказал Христос,— он делает сво(
дело, как будто ничего особенного не происходит.
— У него все рассчитано. Кашалоты часто опускаются на дщ
и поедают там гигантских осьминогов. Многие путешественники
как мы сейчас, были свидетелями схваток между ними, а принц
Альберт из Монако, выдающийся океанограф своего времени, обна­
ружил в желудке одного кашалота части тела нескольких гигантс­
ких головоногих.
Вдруг Спирос умолк. Рядом с головой кита показалась жуткая
крошечная головка осьминога. Глаза его вылезли из орбит и своим
черно-желтым цветом резко контрастировали с мертвенной блед­
ностью кожи.
Вокруг дерущихся собралась целая стая акул, как гиены и ша­
калы собираются вокруг льва, вступившего в схватку с какимнибудь крупным травоядным. Они с нетерпением выжидали удоб­
ного случая, чтобы откусить кусочек от аппетитных, толстых щупа­
лец осьминога.
— Как ты думаешь, кто победит? — беспокоился Христос.— Не
хотел бы я, чтобы это был осьминог. Смотри, он, как пиявка,
вонзился в тело кита.
— Насколько я знаю из книг, победителем обычно выходит
кашалот.
Кит неожиданно нырнул, увлекая за собой осьминога, который
обхватил его так, что отделить одного от другого было уже невоз­
можно. Еще минуту хвост его оставался на поверхности, а затем
исчез в пенящихся волнах.
— Давай чуть-чуть подождем,— сказал Спирос.— Возможно,
они скоро опять появятся.
Христос, разочарованный, кивнул.
— Нет, нам уже больше так не повезет! Все, мы их потеряли
и никогда не узнаем, кто победил.
Прошло несколько минут. Море успокоилось, и уже ничто не
напоминало о грандиозном сражении. Потеряв всякую надежду.
Христос повернул телескоп на 180° и, всмотревшись в него, вдруг
поднял руку, показывая на что-то.
— Да, да, ты прав,— с улыбкой произнес Спирос.— Это наш друг
кашалот.
Огромный кит величественно выплыл на поверхность моря
Когда кашалот повернул голову, друзья увидели, что он безмятеж»
дожевывает остатки гигантского осьминога.
122

I .— Он победил! — радостно сказал Спирос.— Но дорого заплатил
за победу. Посмотри, какие ужасные раны у него на голове и губах.
Зхо осьминог постарался. Знаешь, у тех осьминогов, которых принц
дльберт обнаружил в желудке кита, шупальца были толщиной
с тело человека, на каждом из них было по 100 пальцев с ногтями,
такими же сильными и острыми, как когти сухопутных хищников.
И, раз мы заговорили об осьминогах, надо сказать, что их кровь,
основу которой составляет медь, зеленого, а не красного цвета, как
пишет Жюль Верн в книге «20 000 лье под водой». Пройдет еще
много лет, прежде чем будут раскрыты тайны обитателей морского
дна... Но у нас еще есть время впереди. А сейчас— в путь. Итак,
поехали!
СТРАХИ АНТОНИСА

Христос, верный данному слову, никому ни звуком не обмол­
вился о великой тайне Спироса. Вернувшись домой, он надоедал
всем подряд рассказами о чудесах, творящихся на дне моря и
о смертельной схватке между кашалотом и осьминогом. Но о чем бы
ни заходил разговор, Христос неизменно избегал даже малейшего
упоминания о бездне.
I — Неужели осьминог и в самом деле был таким громадным? —
с издевкой спросила Даная, которая в глубине души страшно зави­
довала Христосу.— Ты хорошо его разглядел, а то, может, он был
аким же, как те крошечные осьминожки, которые вечно сушатся
на солнце в Халкиде'?
г — Знаешь, наша покойная бабушка любила повторять посло­
вицу: «Хорошо смеется тот, кто смеется последним». Здесь она как
раз кстати. Нет, это был всего лишь маленький кальмарчик, какие
наша тетушка Варвара всегда заказывает в таверне. А кит был не
кит, а бычок в томате, из тех, что мы обычно едим, когда ездим на
море. Ну, что, довольна?
Даная надулась, но продолжала свое:
I — А где это, интересно, ты видел все эти чудовища? На глубине
пятидесяти метров? Почему же тогда ни один рыболов их до сих пор
не встречал? Может, они специально дожидались, чтобы попасться
вам на глаза?
t — По-моему, ты забываешь об одной мелочи. Океан все-таки
Чуть побольше, чем наш залив, к тому же, как известно, в исследова­
нии океана есть еще белые пятна.
После путешествия Спирос опять куда-то пропал. Однажды
Кирьякос не выдержал и спросил у брата, давно ли тот виделся
С Кандидисом.
Халкида — приморский город на острове Эвбея.

123

— Ужасно давно,— ответил Антонис, с минуту помолчал, а потоЛ,
посмотрел Кирьякосу прямо в глаза.— И если хочешь знать, я о не\(
даже и не думал. Ты же знаешь, мне вздохнуть некогда — работ t
невпроворот и в больнице, и в клинике. А если остается хоть немно1,,
времени, то я занимаюсь наукой.
— Кстати, я давно собирался поговорить о твоих планах, Антг
нис, но мы оба так загружены, и я все никак не мог выкроить врем},.
Сделав Спиросу операцию, мы поставили эксперимент по изучению
того, как твой метод влияет на развитие мозга. Результат бы;
ошеломляющим. Из человека со средними способностями Спиро>
превратился в гения, если хочешь, чтобы я называл вещи своими
именами. Ты намерен продолжать эту работу?
— Нет, Кирьякос, я ее бросил.
— Но почему, братишка? Ведь результат получился замечатель­
ный. Ты же сам говорил мне, что человеческий мозг скоро не сможет
идти в ногу с техническим прогрессом? Почему ты отказываешься о'
такой прекрасной возможности? Сейчас, когда у нас перед глазами
пример Спироса, ты без труда можешь вывести новую породу чело­
века.
— Даже не знаю, что тебе сказать, Кирьякос. В основном ты.
конечно, прав. В результате операции мы с тобой создали сверхче­
ловека. Но я должен тебе признаться, что наше творение мен;
пугает. Понимаешь, я боюсь, боюсь за будущее.
— Чего ты боишься? Спирос стал выдающейся личностью. Пос­
мотри, как быстро ему удалось стать врачом, изобрести лекарстве
спасительное для человечества,— ведь многие исследователи долги
годы бились над его созданием, а сейчас Спирос успешно решает
технические проблемы — ты сам мне об этом говорил.
— И все-таки я боюсь. Сам не знаю почему, но этот грандиозны)
успех меня пугает. Мозг Спироса непрерывно развивается, у него все
время появляются новые гениальные идеи, работает он продук
тивно, но я все время задаю себе вопрос: «Чего он хочет, к чем
стремится? Не пора ли остановиться? Не хватит ли того, что он уже
успел сделать?» Повторяю, я боюсь.
— Разве мысль о создании нового человека не тешит твое само
любие?
— Что тебе сказать? Я стремился к этому раньше, но сейчас мои
планы изменились. Бог создал мир, в котором все находите
в гармонии. Кто я такой, чтобы пытаться изменить его творение '
Хватит. Что сделано, то сделано, теперь конец. Но раз уж мы
заговорили об операциях, должен тебе сказать, что ими собираете
заняться один наш общий знакомый.
— Неужели? Уж не Спирос ли? Ты о нем что-нибудь узнал?
— Да не просто узнал, мне уже о нем все уши прожужжал:
Говорят, Спирос купил какой-то необитаемый остров и строит та 1

124

лабораторию. Ходят слухи, что он собирается заняться хирургичесj04iviH опытами.
ДРУГИЕ ПЛАНЫ
Когда Спирос снова появился у Викетасов, было уже лето. В тот
момент Христос то ли играл в футбол с дворовыми ребятами, то ли
просто гонялся за мячом— дом их стоял на узкой улочке, не
развернешься, тут не до игры ро всем правилам.
Увидев Спироса, выходящего из шикарного лимузина, Христос
побежал ему навстречу.
L — Где ты пропадал все это время, Спирос? Дядя Антонис и папа
только о тебе и говорят. Почему к нам не заглядывал?
» — Не мог, Христос, ну, никак не мог,— засмеялся Спирос, обняв
мальчика за плечи.— Начал столько дел и сейчас занят по горло,
буквально ни минуты свободной.
I — Спирос, я читал о тебе в газетах. Ты наделал много шума.
Знаешь, тебя превозносят до небес.
I — Правда? Обычно такой чести удостаиваются только их ку­
миры — футболисты. А что обо мне слышно?
^ — Говорят, ты проводишь какие-то исследования и соби­
раешься разрабатывать рудники на дне моря. Но, по-моему, они
что-то путают. В газетах пишут совсем не о той части океана, где мы
с тобой побывали.
» — Сейчас я тебе все расскажу, но для начала мне нужно погово­
рить с твоим отцом или с Антонисом. Надеюсь, ты ничего не расска­
зал им о золоте.
I — Ты же просил меня хранить тайну.
I — Пришло время ее открыть. Напрасно я с самого начала не
доверился им. Они дома?
[ — Папа на каком-то конгрессе, а дядя Антонис здесь...
Не успел Христос договорить, как на пороге появился Антонис.
I — Привет, Спирос! Какими судьбами? Мы уже все глаза прогля­
дели.
[ — А я только что говорил Христосу, что завален работой. Но
о вас никогда не забываю. Видишь, только чуть-чуть освободился,
как сразу же заскочил к вам. Может, зайдем в дом?
J — Конечно, приходи. Посидим, поболтаем...
Устроившись на просторной веранде, окна которой выходили
в маленький, ухоженный садик, молодые люди с бокалами в руках
начали весьма интересную беседу.
Христос, который боялся пропустить хоть слово из разговора,
Примостился на стуле поблизости и весь обратился в слух.
Спирос, рассказав Антонису в двух словах о золотой жиле, доба­
вил:
125

— Извини, что не сказал тебе об этом раньше. Понимаешь, м11е
не хотелось разглашать тайну... Но раз я посвятил в нее Христос^
было нечестно скрывать ее от вас. Я и Христоса поставил в неловк<
положение— ведь он дал мне слово ничего вам не рассказывать
— Ну, а в газетах правду пишут?
— Информацию они дают правильную. Я действительно реши ,
построить подводную деревню не в том месте, где мы были вместе
с Христосом.
— Но почему? — Мальчик даже вскочил со стула.— Ведь там та*
красиво!
— Там и правда красиво, но я ефе раз все обдумал и решил, что
никто не должен знать о нашей золотой жиле. По многим причинам
но главное, если я начну разработку и сразу выброшу на рыно
столько золота, оно мгновенно обесценится. Вот я и решил оставить
жилу для себя, чтобы, когда надо, плавать туда одному и отрезать
столько золота, сколько нужно на текущие расходы. Вот почем
незачем строить там деревню. К тому же, я нашел другое, более
подходящее место.
— Где же ты построишь деревню? — с интересом спросил Анто
нис.
— Рядом с медной жилой, которую я обнаружил у берегов Юж­
ной Америки.
— Еще одна жила?— удивился Христос.— Да сколько же их
там?
— Много, очень много... Плавая на батискафе, я все время от
крываю что-то новое. Пока я никому ничего не рассказываю, нс
когда-нибудь мне придется это сделать. Медь сейчас в цене. Ты,
наверное, читал, что запасы цветных металлов, особенно меди
которая необходима для промышленности, на Земле истощены
Поэтому я решил разработать жилу.
— Там ты и построишь свою деревню?
— Именно. И убью сразу двух зайцев: во-первых, жители мое!
подводной деревни будут работать на руднике, а, во-вторых, я поста­
влю на них своего рода эксперимент. Ведь там будут жить не ученые
не специалисты, а обычные люди, техники и рабочие, а мы будеи
наблюдать за тем, как они приспосабливаются к жизни под водой.
— А вы уже начали строительство? — спросил Антонис, который
слушал Спироса с большим вниманием.
— Разве можно спешить в таких делах? Через несколько дней
я собираюсь подписать контракт с одной крупной технической фир­
мой, которая берется построить дома особого типа. Одновременн
я веду переговоры с пятью другими международными компаниями
которые обеспечат деревню воздухом, подводными машинами, обо­
рудованием, проведут электричество. Конечно, на все это нужн
время.
126

I
I
I

I
I

Христос, видя, что разговор перешел на технические вопросы,
поднялся с места.

— Извини, Спирос, меня ребята ждут. Я только хотел спросить:
jje собираешься ли ты отправиться куда-нибудь на батискафе?
рДожет, опять возьмешь меня с собой, ведь у нас сейчас каникулы?
[ Спирос улыбнулся.
I — Да, я все время куда-то езжу. Но у меня к тебе есть другое
(хредложение. Кажется, ты хочешь стать врачом или твои планы
изменились?
Г — Конечно, нет! Ведь у нас вся семья— врачи!
I — И ты тоже хочешь стать нейрохирургом?
I — Еще бы!
В — Тогда я возьму тебя в свою лабораторию и кое-что покажу. Ты
поймешь, что не одни лишь нейрохирурги творят чудеса. Я доверил
тебе большую тайну и убедился, что ты умеешь держать язык за
зубами. Почему бы не посвятить тебя в еще один маленький секрет?
Итак, ты едешь?
| Глаза Христоса заблестели, и он даже покраснел от радости.
Потом его прорвало:
I — Ты еще спрашиваешь! Ура, мы едем!
ДАНАЯ ПРОТЕСТУЕТ
Было раннее утро, когда сверкающий лимузин Спироса подкатил
к двери дома Викетасов. Христос, сгорая от нетерпения, выскочил за
порог, навстречу Спиросу.
V — Ну, как, готов? — спросил его тот.— Выезжаем сейчас же, а то
мне сегодня надо еще много успеть.
К — Сейчас иду. Только сбегаю за сумкой и скажу, что мы уе­
зжаем,— прокричал Христос и побежал прощаться с матерью.
' В коридоре он натолкнулся на Данаю, которая стояла там
с виноватым видом и как будто специально его караулила.
К — Отчего это, интересно, ты поднялся в такую рань? — попы­
тался поддеть ее Христос.— Может, у тебя бессонница?
I — Христос,— прошептала девочка,— попроси Спироса, чтобы он
меня тоже взял с собой.
I — Кажется, ты сошла с ума! Взять тебя с собой? Разбежалась!
В — А тебя он почему берет?
■ — Но ведь ты еще маленькая. И к тому же девочка! Что он
тобой будет делать?
К — Во-первых, не такая уж и маленькая — всего на год младше.
А, во-вторых, женщины сейчас ни в чем не уступят мужчинам. Они
Даже в армии служат!
I —: В армии! Вот насмешила! У нас в Греции с вас пылинки
вдувают!
127

— Скажешь тоже! И откуда только ты это взял?.. А Валентин;!
Терешкова? Скажи Спиросу, ну, пожалуйста,— уже жалобно попро
сила Даная.— Я знаю, это путешествие держат в тайне, но...
— Даже не подумаю! У тебя свой язык есть, можешь сама
попросить— Спирос за дверью...
Даная, не сказав больше ни слова, повернулась и выбежала в сад
Спирос стоял, прислонившись к железному забору, и курил.
— Привет, девчушка! — сказал он, увидев Данаю.— Знаешь
о чем я сейчас думал? Вспоминал, как я работал водителем — сидел
и ждал, пока пассажиры соберутся. Хорошее было время! Тогда мне
казалось, что у меня куча проблем: клиенты назойливые и расписа­
ние неудобное. А теперь просто скучаю по той жизни.
Даная робко улыбнулась.
— Раз ты это говоришь, Спирос, значит, так оно и есть. А разв(
тебя не радует, что ты стал великим, знаменитым на весь мир и вс<
тобой восхищаются?
Лицо Спироса просияло. Этого-то она и добивалась.
— Конечно, радует, и не слушай мои жалобы. Устаю, правда, н<
зато знаю — то, что могу сделать я, не может никто другой, ни один
человек на это не способен, если ему не помогает компьютер.
Даная хитро посмотрела на Спироса; момент был как раз подхо
дящим, чтобы попросить его о том, чего ей так хотелось.
— Знаешь, Спирос, а я на тебя в обиде. Ты все время берешь
с собой Христоса, а меня никогда. Может., я в чем-то перед to6oi
провинилась или ты мне не доверяешь?
— В чем же ты могла передо мной провиниться? Ты, наверное,
шутишь... А что касается доверия,— Спирос слегка покраснел,— тс
у меня пока еще не было случая тебя испытать...
— Случай как раз представился. Возьми и меня с собой, ты же
берешь Христоса. Ты увидишь, девчонки совсем не такие болтушке•
как говорят. Честное слово!
— Послушай, Даная, я не беру тебя с собой вовсе не потому, что
ты разболтаешь. Выкинь это из головы. Просто никогда не думал
что это может быть тебе интересно. Христос хочет стать врачом.
— А кто тебе сказал, что я не хочу стать врачом?
— Но я не думаю, что ты станешь хирургом. Женщины обычно
бывают гинекологами, педиатрами или микробиологами...
— Но ведь гинекологи — и одновременно хирурги.
— Наконец то, что я собираюсь показать Христосу, может тебе
не понравиться или даже испугать...
— Скажи, Спирос, почему вы, мужчины, всегда думаете, что в(.
женщины — неженки? Возьми меня один раз с собой, и ты увидишь!
Клянусь, ты не пожалеешь. Ну, Спирос...
Спирос смягчился и взглянул на Данаю уже не так сурово:
— Ладно, пусть будет по-твоему. Возьму тебя с собой. Но если
128

т
узнаю, что ты не смогла удержать язык за зубами, я буду страшно
разочарован. Не забудь только спросить разрешения у родителей.
ОСТРОВ ЧУДЕС

I Расстояние до острова было немаленькое, но яхта Спироса ле­
тела как стрела. Ветер на палубе был такой сильный, что Даная
спряталась в каюту и забилась в кресло.
Вскоре к ней спустился Христос и почти силой вытащил на
палубу, чтобы показать остров, появившийся на горизонте.
I — Ребята, идите сюда,— услышали они голос Спироса.— Отсюда
лучше видно.
С — Ура, как мы близко! — радостно воскликнул Христос.—
Я увидел остров на горизонте, понял, что мы скоро будем на месте
и решил сбегать за Данаей. Только не говори, что ты сам построил
это судно.
I — Сам, а кто же еще! Поэтому оно такое быстроходное. Иначе
мне пришлось бы летать туда-сюда на вертолете, а я, по правде
говоря, предпочитаю море.
к — Это твой собственный остров?— в свою очередь спросила
Даная, несмотря на ветер мужественно стоявшая на фальшборте.
[ — Да, я купил его. Ведь теперь я самый богатый человек в мире.
Потому я и преподнес лекарство от атеросклероза в дар государству.
I — И сейчас тебя, конечно, считают благодетелем нации,— за­
смеялся Христос.
I Остров постепенно приближался. Казалось, он сам бежит нав­
стречу путешественникам, сверкая на солнце зеленью берегов, густо
поросших буйной растительностью.
■ — Держу пари, что мы приехали на Таити,— выразил свое
восхищение Христос.
I — Посмотри, как здесь красиво. Когда я покупал его, тут была
пустыня. А как сейчас стало хорошо.
К — Но как тебе это удалось?
I — Удалось, как видишь. Была проблема с водой. Но я нашел
выход, изобретя способ опреснения морской воды.
I — Наверное, вода обходится втридорога. Хорошо, чтр у тебя есть
золото.
К — Ты шутишь? Благодаря своему методу я получаю воду почти
бесплатно. Иначе это было бы невыгодно. А вот и Цербер — пришел
Снами поздороваться.
I Дети с удивлением смотрели на берег. Из-за густых зарослей
Кустарника с красивыми алыми цветами выскочил, радостно лая,
огромный пес. Он был черного окраса, с блестящей густой шерстью
К... двумя головами.
I При виде пса Даная только ахнула. Христос спрыгнул с корабля
129

л

на сушу, а Спирос, причалив к берегу, побежал к собаке с протяну 1
той рукой. Но Цербер отступил на несколько шагов назад, у I
рожающе оскалив зубы, а из двух его ртов послышалось недоволь. |
ное рычание.
— Не подходи к нему,— предупредил Христоса Спирос.— Э-, , I
Цербер не только по имени, но и по характеру, правда, охраняет H
экспериментальном подводном руднике фирмы «Кандидис и комп
ния».
Дойдя до первого кафе, профессор сел за столик и углубился
в чтение.
В статье со всеми подробностями описывалась подводная д, _
ревня. Ее представляли чуть ли не как восьмое чудо света со всеми
современными удобствами, включая кинотеатр и концертный за'.
Затем шло описание рудника, потом рассказывалось об ужасной
аварии, а заканчивалась статья интервью с очевидцем событий:
«Меня зовут Костас Константинидис. В момент аварии я нахг
дился на руднике. Я работаю рудокопом, и в тот день была мот
очередь подрывать скалы, которые закрывают медную жилу.
С самого утра на душе у меня было неспокойно. Может, это был ,
предчувствие, но не идти на работу я не мог. Понимаешь, я не мс
сказаться больным, внизу это не принято, там мы все как братья.
Итак, мы приехали на рудник на подводных машинах и сразу ж
заперлись в клетках.
— Господин Константинидис, а что представляют собой эти
клетки?
— Это большие клетки из стали, защищающие человека от акул
Противоакульные, так их называют. Находясь в такой клетке,
можно почти спокойно работать. Крупные акулы не пролезают
сквозь решетку, а маленьких мы не берем в расчет. Итак, мы сраз
же зашли в клетки, так как море кишело акулами. Там их всегд
тьма-тьмущая, но в тот день вокруг был просто какой-то акулий суп.
Может, они что пронюхали и там собрались, не знаю!
Потом один мой товарищ, Костас Гарикас, заложил динамит
зажег подводный фитиль и дал нам сигнал удалиться. На суше
обычно эту работу делают с вечера, но в воде у нас другая тактика
Какую ошибку допустил Костас, пока неизвестно. Сейчас туда нап
равилась комиссия Фонда по предупреждению несчастных случаев,
чтобы установить, как они говорят, причины и разобраться, кто
виноват. К чему сейчас все это — людей-то не вернешь. Но я от
влекся. Единственное, что я знаю,— взрыв произошел раньше, чем
положено, и мы не успели отойти на достаточное расстояние. К тому
же он был сильнее, чем предполагалось. Скалы рассыпались н;
громадные глыбы, падали, задевая клетки с рабочими. А акулы,
почуяв запах крови, бросались на нас буквально тысячами. Пока
спасательная команда не приехала, столько крови пролилось...»
Профессор дочитал статью до конца. Прочитанное его просто
потрясло. Так он и сидел в задумчивости, держа раскрытую газет;
перед собой. Профессор размышлял о том, на ком лежит вина за
144

трагедию, унесшую столько человеческих жизней, и невольно поду­
мал. что первым виновником был Антонис, а вторым — он сам. Но
gaK они могли тогда знать, чем обернется их благое деяние?..
Г — Никак обо мне читаешь? — услышал профессор знакомый
г0лос. Поднял глаза и увидел перед собою Спироса.
К .— Ты здесь? — удивился Викетас.— Я думал, ты в море.
I — Я уже вернулся. Новости, о которых пишут в газете, не самые
свежие. То, о чем ты читал, произошло вчера, а комиссия Фонда по
предупреждению несчастных случаев уехала оттуда сегодня. Вместе
с ними уехал и я.
— И к какому заключению пришла комиссия?
— Несчастный случай, конечно. Ну и элемент халатности. Ответенность' лежит на том, кто закладывал взрывчатку, но он мертв...
— А сколько погибло?
Спирос проглотил слюну.
— Больше, чем пишут в газете.
— Раненых, значит, тоже больше. А какие были травмы? —
осил Кирьякос с профессиональным интересом.
Увечья. Запах крови привел акул в бешенство, и они уже не
Считались ни с чем — ни с клетками, ни с острогами...
I — Столько жертв! Это ужасно!
I — Не расстраивайся. Семьи погибших получат большую ком­
пенсацию.
— Но ведь люди погибли...
I — Что теперь делать? Новые идеи, как правило, требуют жертв.
Викетас задумчиво посмотрел на Спироса. Невольно вспомни­
лось то, о чем когда-то ему говорил Антонис.
I — Ты собираешься продолжать начатое?
[ — Конечно. Только не сразу. Комиссия запретила нам работать
до того, как будут окончательно установлены виновные и приняты
более строгие меры безопасности... Но я не собираюсь сидеть сложа
руки. Так можно прождать целую вечность. Жизнь коротка, а время
дорого.
| — Что ты хочешь этим сказать? У тебя уже есть другие планы?
— Полно,— самодовольно улыбнулся Кандидис.— Я же сказал,
:то хочу помочь человечеству. Как ты думаешь, что ему больше
сего нужно?
Профессор на минуту задумался.
— Вода. Без пресной воды жизнь не может существовать, а воды,
чем дальше, становится все меньше и меньше.
[ — Правильно! Вода необходима нам для жизни, а опреснение
морской воды дается нелегко. Однако со временем я собираюсь
решить эту проблему. Возможно, решение уже найдено, но с выпол­
нением придется повременить.

145

— А можно спросить, в чем оно заключается?
— Пожалуй, тебе я могу довериться. Ты никогда не задумы
вался, сколько пресной воды заключено в ледниках Северного
и Южного полюсов?
— Признаюсь, эта мысль никогда не приходила мне в голову.
— В одном леднике содержится столько воды, что ее хватило бы,
чтобы несколько месяцев орошать пустыню Сахара. Тебе, наверное,
известно, что Сахара не всегда была пустыней, совсем еще недавне'
это была плодороднейшая местность, пока пески не задушили ее.
С помощью одного ледника мы могли бы уничтожить пустыню, но
проблема заключается в доставке льда. Вероятно, и ее можно ре­
шить, если... Если я претворю в жизнь еще один план...
— Какой же? — спросил профессор.
— Чего еще нам сейчас не хватает, Кирьякос?
— Я полагаю, ты имеешь в виду энергию.
— Совершенно верно. Запасы нефти истощаются, атомная энер­
гия небезопасна...
— Есть еще солнечная энергия.
— Но мы пока не умеем с ней как следует обращаться. Есть еще
один природный источник энергии, о котором люди знают, но боятся
им пользоваться.
— Что же это такое?
— Вулканы, друг мой, вулканы.
— Вулканы? То есть их тепло? Спирос, ты не открываешь ника­
кой Америки. Этот вид энергии использовали и до тебя. Как из­
вестно, школы в Исландии и Японии отапливаются за счет энергии
вулканов. А прачечные Новой Зеландии благодаря им имеют бес­
платную горячую воду. Итальянские вулканы производят элект­
роэнергию.
— Но ведь это всего лишь отдельные случаи, когда используется
какой-то постоянный феномен вулканического происхождения,
например, гейзеры или термальные источники. Никто еще не пы­
тался найти применение колоссальной энергии самих вулканов из
страха перед ними. Одни вулканы спят веками и потом вдруг начи­
нают извергаться, другие после длительного действия постепенно
затухают и, наконец, умирают. Перед тем как начать действовать
они дают нам сигналы, но не слишком надежные, и к тому же всегда
в последний момент. Таким образом, колоссальная энергия, которой
они обладают, пропадает напрасно. Ты согласен?
— Согласен-то я согласен, но не вижу выхода.
— Вполне естественно, что не видишь.
— А ты видишь?
— Я — да. Изучив этот вопрос, я пришел к выводу, что если мь
заполним водой подземные коридоры под потухшим вулканом, то
146

сможем заставить его снова начать функционировать, а регулируя
дозы воды, будем в состоянии контролировать его деятельность. Но
сначала надо изучить внутреннее строение Земли.
— Постойте-ка, Спирос, да это давно известно. Поверхность Зе­
мли составляет литосфера, которую считают относительно тонкой,
под ней находится земная кора, толщину которой определяют при­
мерно в 35 километров. Она подвержена постоянным тектоническим
движениям. Ниже расположена .мантия, которая, как мы полагаем,
состоит из никеля и железа в твердом кристаллическом состоянии,
а центром земного шара является ядро, сердце нашей планеты,
которое, как принято считать, состоит из монолитного металла.
I — Ты прекрасно рассказываешь, но откуда это известно?
— Как это откуда? Эта теория общепринята.
— И опять я спрашиваю: откуда это известно? Кто видел все это
своими глазами и может подтвердить, что это действительно так? Да,
это самая распространенная теория, но есть и другие, не менее
вероятные, которые утверждают прямо противоположное. Суще­
ствует, например, школа, представители которой считают, что вся
Земля представляет собой твердое тело, а магма, извергающаяся из
вулканов, возникает в некоторых слоях литосферы из-за громад­
ного давления. На глубине 15 километров давление достигает при­
мерно 12 тысяч тонн на квадратный метр в сочетании с большой
еплотой. Ты можешь доказать, что все это — вымысел?
— Доказать— нет, но большинство ученых допускает...

{

> — Это мы уже проходили. Знаешь, что я тебе на это отвечу: есть
динственный способ убедиться в том, что происходит в глубине
Земли. Надо отправиться туда самому!
■ — Не понял?
[ — Тут не надо долго думать. Я спущусь в глубь земной коры
и сам проверю, как она устроена.
| — Ты?
I — Кто же, если не я? Кто, кроме меня, может осуществить этот
замысел? Кто еще обладает таким умом и располагает такими сред­
ствами? Пока комиссия Фонда по предупреждению несчастных слу­
чаев будет составлять заключение, я десять раз успею сгонять туда
и обратно.
КАТАСТРОФА

I Спирос окинул взглядом своих спутников.
Он видел мрачные, усталые лица. Жара в кабине, хотя она и была
сделана из специального жаростойкого сплава, стояла невыноси­
мая. Воздух, несмотря на прекрасную систему вентиляции, был
спертый, дышать было нечем. Они были совершенно голые — невоз­
можно было прикрыться хотя бы маленькой тряпкой; пот, непре-

рывно выступавший из пор, смешиваясь с мелкой черной пылЬ1ттащили его от пульта.
Спирос сражался как зверь. Он твердо стоял на ногах и, собрав
ice силы, лихорадочно пытался высвободиться из рук своих разъя>енных спутников. А те повисли на Спиросе, как бульдоги, пытаясь
двинуть его с места.
Бур опять работал и визжал как заведенный. Кабина перестала
подниматься и стала вновь опускаться. Совершенно голые, черные
от пыли мужчины сплелись в клубок и боролись не на жизнь, а на
смерть. Двое мужчин пытались удержать Спироса подальше от
пульта, но его потное тело ускользало у них из рук.
149

л
Кабина сдвинулась с места и вдруг перевернулась. Все трое I
потеряв равновесие, повалились на пол. Они ничего не поняли, ког, ;j
огненный язык выбросило из бездны, к которой бур пробилс (
пройдя через последний слой тонкой земной коры. За одну секунду
огненный язык слизнул кабину, и со всех сторон ее охватило пламУ входа в туннель техники и рабочие метались как сумасшедшие
между горами земли и камней, чтобы как можно быстрее прийти на
помощь — длинным, траурным гудком сирена возвещала об опасн< .
сти. Что-то случилось в толще земли, там, где работал бур. Люди
пытались привести в действие спасательную систему, чтобы, если
еще не поздно, прийти на помощь первопроходчикам, находш
шимся внизу, в кабине.
Вдруг они почувствовали, что земля уходит у них из-под ног,
и услышали сдавленный подземный гул.
— Слышали?— закричал один из техников.— Должно бытг,
произошла катастрофа. Надо ожидать землетрясения или чегонибудь похуже.
Люди обменялись испуганными взглядами.
— Мы ничего не можем для них сделать,— послышался голос.
— Надо ожидать большой беды,— ответил ему другой.
— Пора сматываться,— крикнул третий.
И тут последовал еще один сильный подземный толчок; и как бы
в ответ на панику, охватившую людей, из недр Земли послышался
глухой короткий стон.
Вихрь пронесся по туннелю, подняв густое облако пыли. Еще
один толчок потряс Землю, и она начала изрыгать машины, кото­
рые насильно впихнули в нее люди.
Первыми Земля выбросила вагонетки подъемников. Вихрь, под­
нявшийся из бездны вместе с языками пламени, всей мощью обру­
шился на днища вагонеток. Тяжелые вагонетки, одна за другой
многие еще нагруженные скальными обломками, поднимались вы
соко в небо, зависали в воздухе и, очертив внушительную кривую
медленно и величественно продолжали полет, чтобы исчезнуть гдето вдали.
Затем показались платформы с запчастями, которые были укре­
плены по всей длине туннеля, но люди не остановились, чтобь
полюбоваться этим уникальным зрелищем. Они рассыпались во вс»
стороны и бежали изо всех сил.
Они еще бежали, когда Земля опять задрожала, а над туннелем
поднялся высоченный огненный столб из плотных удушливых га­
зов, и по мере того как оглушающий рев взрыва все возрастал, столО
превратился в гигантский фонтан золотисто-желтого огня, который
поднявшись к небу, раскрылся как цветок с узорчатой золотисто
желтой короной из горячего пара.

150

т
эпилог
В полутемной комнате по телевизору показывали программу
новостей.
! «Большой силы извержение было зарегистрировано вчера на
новом вулкане Кандидиса. Напоминаем нашим слушателям, что
вулкан возник на месте вертикального туннеля, который был про­
рыт известным ученым Спиросом Кандидисом, чтобы изучить внут­
реннее строение Земли. Видимо, тот факт, что при рытье туннеля
был нарушен последний слой литосферы и повреждена мантия,
вследствие чего подземная магма получила возможность свободного
выхода на поверхность, объясняется ошибкой в расчетах ученого.
Последовавшая катастрофа была одной из крупнейших за послед­
ние годы по числу человеческих жертв. Следствием ее была гибель
самого Спироса Кандидиса и его ближайших коллег. Вулкан, кото­
рый мы видим на экранах, до сих пор продолжает действовать...»
Профессор, сидя в глубоком кресле, обернулся и сказал Анто­
нису:
— Какая катастрофа! Подумать только, все это произошло изза какого-то дурацкого эксперимента!
I — Не такого уж и дурацкого! Мысль Спироса об использовании
энергии вулканов заслуживает внимания. Мы, люди, обычно видим
в вулканах источник бедствий и не отдаем себе отчета, сколько добра
они нам принесли. Спирос правильно выбрал место для экспери­
мента. В пустыне много песка и камней и почти нет растительности.
Пройдет всего несколько лет, и вулкан, выбрасывая при каждом
извержении лаву и пепел, изменит структуру почвы, сделает ее
пористой, она сможет впитывать влагу и станет плодородной. На
■склонах Везувия земля такая плодородная, что крестьяне возделы|вают ее, несмотря на угрозу извержения.
— Пожалуй, ты прав,— задумчиво согласился профессор.— Ко: нечно, я никогда специально не занимался вулканами, но позавчера
: где-то прочитал, что именно их действием в первые годы после
возникновения Земли, возможно, объясняется наше существова­
н и е — в газах, которые выходят на поверхность в результате изве­
рж ения, содержатся все элементы, необходимые для нашей атмос­
феры. А еще одна новая теория доказывает, что именно вулканы
■создали атмосферу Земли. Ты никогда не думал, чем была бы Земля
|б ез атмосферы?
— Как видишь, Спирос прав даже в этом. Он действительно был
■гением, но вышел за рамки гениальности.
— Что ты хочешь этим сказать, Антонис?
— Сейчас объясню. Ты знаешь о моей мечте заставить мозг
■человека идти в ногу с техническим прогрессом. Я провел исследова?ние, но результаты моей работы, видимо, до сих пор оставались бы
151

на полке, если бы не неотложный случай со Спиросом. Пытая^, I
спасти его от слабоумия, я сделал операцию, имевшую головой I
ружительный успех, больший, чем я мог рассчитывать. Я созд, Г| ]
гения, сверхчеловека. Его мозг превосходил возможности обычно] 0 I
человека. Спирос принадлежал к другому поколению, к другой расе
и если бы он продолжал жить и решил жениться, то стал 6i
возможно, основателем нового человеческого рода. Но Спиросу
суждено было выжить...
— Печально, конечно... Но не все потеряно. Ведь результат]
исследования у тебя в руках, ты же вел дневник операции. К т )
мешает тебе повторить эксперимент?
— Ни за что! Я уже уничтожил все папки с записями и н
собираюсь этого делать.
— Но почему? Ведь успех налицо!
— Кирьякос, разве ты не понял, что в последнее время Спиро<
стал просто одержимым? Он уже не останавливался ни перед чем
когда ставил перед собой какую-то цель. Радея о благе человечества,
он был совершенно равнодушен к человеку. Сколько человечески'
жизней оборвалось по его вине? А он считал, что это мелочи. По
чему? Потому что видел в себе сверхчеловека, который стоит выше
всех естественных и нравственных барьеров, а во всех остальных —
недочеловеков, свои орудия. Ты же знаешь, от гениальности д<
безумия всего один шаг. Обычный человеческий мозг не в состоянии
вынести нарушение равновесия. Именно таков был случай со Спи­
росом. Я получил хороший урок. Природа не терпит вмешательства
в свои дела. Да ей и не нужна помощь со стороны человека. Надо
только оставить ее в покое, вот и все. Человек сам приспосабли­
вается к любым новым условиям.
— Это я тоже заметил. Может быть, ты имеешь в виду шум?
— Это лишь один из примеров. Мы возмущаемся и протестуем
против шума, а молодежь жить без него не может. Христос и Даная
всегда включают проигрыватель на полную громкость, когда тебя
нет.
— А что сказать о молодых людях с мотоциклами, которые
сидят на нашей улице и болтают, включив мотор? Они получают
удовольствие от шума!
— Видишь, Кирьякос, наши мнения совпадают. Человек приспо­
сабливается ко всякой новой ситуации, следовательно, процесс эво­
люции продолжается. Поэтому любое наше вмешательство из­
лишне. Но Спирос со своими достижениями открыл перед нами
много новых путей. Найдутся другие люди, одаренные от природы,
которые продолжат его дело. Не надо далеко ходить, мне кажется,
что Христос, мальчик умный и целеустремленный, продолжит его
медицинские изыскания. Кто знает, может, и Даная пойдет по тому
же пути...
152

ОВОРЯ ОТКРОВЕННО

Несколько странное название
для статьи — не так ли? Но оно не
случайно. Дело в том, что за
много лет переписки с подрост­
ками (я — материал в журнал, они
мне в ответ — письма-отклики, за
что им, то есть вам, спасибо)
я привыкла к посланиям,которые
заканчиваются именно этой фра­
зой. В ней очень тесно перепле­
лись и горечь одиночества — от
хорошей жизни у чужого незнако­
мого человека совета просить не
станешь. И своеобразная степень
доверия к печатному изданию —
не в любой адрес отправишь
письмо с такой концовкой. И на­
дежда на то, что где-то кто-то все
же должен знать ответ на мучи­
тельный вопрос. Чего он ка­
сается? Да чаше всего личных
дел.
Ну, например. Девушка пишет:
«Я гуляла с Андреем, а теперь он
гуляет с моей подругой. Хотя гово­
рил, что любит меня. Выходит, он
меня предал. Что мне делать? По­
советуйте, а?»
И рада бы, милая девушка, по­
мочь вам. Да нечем. Нет универ­

сальных советов на этот случай
жизни. Можно, конечно, попы­
таться разобраться в главном
вопросе: была ли любовь? И если
была, то какая? Те, кто читал пре­
дыдущие выпуски нашей рубрики,
уже знакомы с двумя разновидно­
стями сложнейшего из человечес­
ких чувств. Известна этим читате­
лям агапэверная, трепетная лю­
бовь-самоотречение, первое чув­
ство подростка, известна и без­
рассудная страсть, именуемая
эросом. Думаю, что ни того, ни
другого у тех, о ком идет в письме
речь, не было. Может, повстре­
чался им на жизненном пути людус, любовь-игра? Нет при людусе ни глубины чувств, ни на­
стоящей преданности, нет тре­
воги за себя и любимого чело­
века, так, легкий ветерок, одним
словом, игра. И тем не менее
это — любовь, потому как начи­
нается людус с влечения. «Нра­
вится!» — решает про себя юноша
(или девушка) и делает шаг нав­
стречу человеку, которого выде­
лил из всех. Изящество этого
шага зависит от возраста, от
опыта, от степени уверенности
в себе и от того, «как принято»
в компании. Бывает людус весе­
лый, озорной, шутливый, вроде
детской
полузабытой
игры

153

ГОВОРЯ ОТКРОВЕННО

в прятки: и хочется выскочить из
укрытия собственных предста­
влений о том, что такое хорошо,
что такое плохо, и вроде страшно­
вато. С одной стороны, и приятно,
и как-то по-особому тепло с этим
человеком. Но, с другой — при
расставании тоска не гложет.
Есть и иной людус. С пьяным раз­
гулом, приправленным крепким
матерком, в компании, где все
свои, а потому принадлежат друг
другу. И в то же время по-настоя­
щему никто никому не нужен. Там
людус общий, секс общий и гоно­
рея, есть такая венерическая бо­
лезнь, тоже одна на всех. Правда,
лечится она у каждого по-своему.
И, что особенно печально, у неко­
торых вызывает тяжкие осложне­
ния. Но об этом в другой раз. Се­
годня, как вы помните, речь все
же о любви.
Психологические разновидно­
сти, «цвета» любви могут перехо­
дить друг в друга, видоизме­
няться. Углубляться или, напро­
тив, затухать, становиться по­
верхностнее.
Людус,
кстати,
иногда бывает прелюдией эроса.
Взрослые в таких случаях траги­
чески вздыхают и причитают:
«Доигрались! Голову оба поте­
ряли». Что ж, как говорят волхвы,
ничего не поделаешь, судьба.
А вот чтобы людус, вчерашняя
любовь-игра, да в прагму переро­
дился, такого почти не бывает.
При прагме, рассудочной любви,
рядом с влечением, эмоцией
стоит верный страж — сознание.

«Да,— рассуждает про себя вла­
стелин, хозяин своего чувства,—
она мне очень нравится. Ишь, ка­
кие ноги! Стройные и длинные,
почти от ушей растут! И глазищи-,
как фары «Жигулей»! (Кстати,
у ее папы — последняя модель,
ничего тачка). И талия у нее, что
надо,— оса позавидует,— осо­
бенно когда фирменным поясом
подтянет. Говорила, отец из за­
гранки привез. У нее и мать,
кажется, туда-сюда, на какие-то
симпозиумы
мотается.
Тоже,
поди, шмотки возит».
И так нанизывает вперемежку
внимательный юноша ножки и са­
пожки, девичий шарм и японский
«Шарп». И, уверенный в своей
неотразимости, решает пленить
обаятельную и состоятельную. Но
частенько получает от ворот по­
ворот. Далеко не все девушки
признают за мужчинами право
быть рассудочными в любви. Мно­
гим это не нравится. Более того,
скажу по секрету, некоторые
даже считают, что прагматически
настроенные
юноши
скучны.
Справедливости ради необхо­
димо отметить, что другие, напро­
тив, чрезвычайно любят прагма­
тиков и готовы часами бродить
с ними по аллеям парка и под
трели (соловья? воробья? во­
роны?) обсуждать рост цен
в местной комиссионке. Таковы
их общие интересы. Конечно, они
бывают и другими: кино, музыка,
но какими бы ни оказались, это
второй фактор брачного кли-

154

ринга, залога семейного счастья.
А первым было влечение. Так
что, может быть, «Свадебный
марш» Мендельсона и не за го­
рами...
Родителям очень нравится,
когда между молодыми людь­
ми — прагма. Не то что этот суI масшедший эрос —
«Господи,
К пронеси!» — или мания. Мания —
тоже чувство чрезвычайно опас[ ное, изматывающее, иссушаюIщее.
Вечная
неуверенность
в себе, в любимом, ревность, неI доверие.
Большое
терпение
I нужно иметь, чтобы понять, а то
и простить мучимого манией. У мо­
лодых мания встречается редко.
Но бывает. Если ваш друг (или
; подруга) терзает себя беспочвен­
ными сомнениями в вашей верно■ сти, пожалуйста, будьте милоI сердны. Не дразните зря страIдальца, даже если вы его не лю­
бите.
Постарайтесь
уважать
I чужое чувство. И, пожалуйста,
I приглядитесь
повнимательней,
а может, это именно — ОН (или
ОНА), а вы просто не поняли, не
I разобрались... Больше я вам о ма­
нии ничего не скажу. Вы уж какнибудь сами, без моих советов...
Вы же чуткие, души у вас молоI дые, слух на любовь настроен.
Я вам лучше добавлю нес­
колько слов о сторге. Сторге —
любовь-дружба. Это когда все
ясно, хорошо, спокойно, но не
■ пресно, не скучно. Вот бывает
I так: есть в компании пара, у кото­
рой все «о’кей», и другим рядом

с ними как-то надежно. Почему?
Да потому, что, любя друг друга,
стали они так богаты этим чув­
ством, что могут им поделиться.
Правда, жизнь — штука хит­
рая и умудряется подбрасывать
самые различные комбинации.
Например, он пылает эросом, она
же вроде бы и проявляет к нему
интерес — и глаза его ей нра­
вятся, и что руки сильные — но
в сознании держит, что он со
своей склонностью к гуманитар­
ным наукам вряд ли начнет скоро
зарабатывать большие деньги.
А маленькие ее не устроят даже
временно.
Или другая ситуация: он еще
маловат, не ростом — сознанием,
выше подросткового агапе под­
няться не может, а ей кажется,
что он ее недостаточно любит.
У нее мания, страданиям нет
конца...
Можете, если интересно, сами
поупражняться в составлении пар
с разными видами любви. Можете
на себя разные ситуации приме­
рить. Не забудьте еще, что есть
и такие понятия, как равнодушие,
а то и неприязнь. Все это имеет
непосредственное
отношение
к вопросу в конце письма: «Посо­
ветуйте, а?»
Дело в том, что самый лучший
совет в личной жизни мы должны
дать себе сами. Сделать это хотя
и трудно, но возможно. Итак, впе­
ред! Мы с вами. Пишите, если что.

155

Ваш доктор
Ирина Ильинична СОКОВНЯ

ГОВОРЯ ОТКРОВЕННО

ЯБЛОЧКО
ДОЛЖНО
СОЗРЕТЬ
Знаете ли вы, молодые люди,
что в это время года, поздней
осенью, личные проблемы в ва­
шей среде наиболее обострены?
Именно поздней осенью. Весна,
она, конечно, природно благотворствует людским делам сер­
дечным, которым, известно, все
возрасты покорны. Но у возраста
подросткового свой режим.
1 сентября вы вновь встрети­
лись под крышами школ и училищ.
Вспыхнули прежние страсти, за­
вязались новые привязанности.
И все бы хорошо, да что-то нехо­
рошо. Через месяц-другой совсем
мало надежд остается удержать
дружбу только своими силами.
И точно в это же время другие
мальчики и девочки теряют свои
последние надежды: сами собой
не рассасываются плоды их лет­
156

них увлечений. Любовь в лагере
или на даче все больше дает
о себе знать. Пора идти...
Куда?
Чтобы не обидели, не огла-сили на всю школу, не доложили
родителям. Чтобы помогли взрос­
лые, чуткие и компетентные.
Один такой адрес знаем
точно: 123060, Москва, ул. Мар­
шала Соколовского, 4, Центр
формирования сексуальной куль­
туры, который еще называют —
Дом сексуального просвещения
подростков. Именно с первым
снежком к этому дому приходит
больше всего людей старшего
школьного возраста. Замирают,
кружат, шушукаются. Не сразу по­
лучается справиться с робостью
и открыть дверь, за которой их
ждут...
Гинеколог, психолог, сексолог,
сексопатолог, венеролог рабо­
тают здесь. К сожалению, не так
уж редки случаи, когда сек­
суально просвещать молодых лю­
дей бывает уже поздно. То есть
просвещать-то никогда не поздно,
но в первую очередь приходится
лечить болезнь, помочь сделать
аборт, направить к хорошему
врачу под наблюдение за второй
половиной беременности. Ко­
нечно, и стопроцентная грамот­
ность не гарантирует от всех
злоключений в интиме. И все
же — как мало пройдено азов,
как много сделано ошибок.
Мне показывали мешки с пись­
мами со всего Союза. Сколько в

этих письмах тревоги, отчаяния,
жгучих слов о самоубийстве, по­
тому что... Потому что порой хоть
плачь, хоть смейся. Крушением
жизни, неизлечимой болезнью
представляются часто молодым
людям вещи самые обычные,
вполне естественные. Ну как на
I такое реагировать? Как не ужас|нуться, что рядом с парнем или
девушкой не оказалось никого,
кто бы доброжелательным пояс­
нением за минуту снял эти комI плексы.
Год назад Валентина Иоганновна Попова собрала коллег, ко­
торым, как и ей, надоело ужаI саться и сердиться на глупый
и очень небезопасный лозунг обI щества про то, что «у нас в стране
I секса нет». Самое удивительное,
I что когда Центр сексуального
I просвещения приступил к работе,
I его сотрудники менее всего
I нашли понимание среди коллег.
Медики оказались весьма хаI нжески настроенной публикой,
I усерднее других отстаивали расК пространенный у нас повсюду
[ принцип — «нашему народу это не
I нужно».
Еще как нужно! — постоянно
I убеждаются специалисты Центра.
I Те же мешки с письмами — это
I ведь от нуждающихся. Один мосI ковский Центр разве справится?
J Но здесь делают все, что в силах.
I Читают лекции подросткам, учиI телям, врачам, родителям. РабоI тают, с любой аудиторией, чтобы
I люди убереглись от напрёсных

мучений, от тяжелейших травм
судьбы, без вины виноватости пе­
ред близкими.
А уязвимее всего, понятно,
люди молодые. Принцип «я сам!»
хорош, когда малыш учится за­
шнуровывать ботинки. Но когда
вы приближаетесь к вполне
взрослым поступкам, за кото­
рыми стократно возросшая ответ­
ственность за себя и за другого
человека, очень даже пригож­
дается осмотрительность, приз­
нание, что вы еще далеко не всез­
найка жизни.
Поэтому в Центре считают
своей главной заботой побудить
ум и сердце молодого человека
поработать. Потому что без об­
щей культуры какая ж сексуаль­
ная культура? Так только — по­
верхностные связи, примитивные,
бездуховные половые контакты.
Которые, как всякие первые впе­
чатления, наиболее яркие. Они
потом могут зафиксироваться
и на всю жизнь превратиться
в потребительское, циничное от­
ношение к противоположному
полу. А кому мы интересны, если
мы циники? И нам не нужен тот,
кто не уважает в нас человека.
Поэтому специалисты Центра бес­
покоятся о том, чтобы вы не лени­
лись узнавать и думать над тем,
что сложнее «металла» и види­
ков. Не делали кислую мину,
когда вам говорят, что надо чи­
тать хорошие книги. В конечном
счете читают ведь не про Анну
Каренину, не про Печорина и не

157

ГОВОРЯ ОТКРОВЕННО

про даму с собачкой, а про себя,
В умных книгах весь людской жиз­
ненный опыт описан, решительно
про все наше человеческое ска­
зано.
Вас совращают, вы любо­
пытны к половым отношениям,
вас заразил пример сверстников,
слишком настойчив ваш партнер,
вы убеждены, что любите... По
многим причинам начинают ран­
нюю половую жизнь. Но чаще те,
у кого понятия о нравственных
нормах на нуле, никакого само­
контроля и тормозных установок.
Ну а дальше почти всегда под уг­
розой оказываются здоровье,
учеба, будущая профессия. Уже
жизнь хромоножка.
Так что если вы себя любите,
понимаете, чего вы в этой жизни
стоите, и вам хотелось бы иметь
побольше шансов на удачи, в том
числе в любви, без которой на­
стоящего счастья в половой бли­
зости нет, то, как считают психо­
логи Центра, «главное — быть хо­
рошо воспитанным человеком».
И вы уже достаточно защищены
от глупостей и нелепостей.
Ну а если не убереглись,
в Центре вам помогут. С любым
вопросом можно обратиться пись­
менно или по телефону: 194-2404. Анонимность гарантируется,
денег здесь не берут. Но прежде
чем писать в Москву, лучше поис­
кать помощника в ближайшем ок­
ружении. Потому что, к сожале­
нию, все письма здесь просто фи­
зически не успевают прочесть. А,

во-вторых, сложные проблемы на
дистанции не решить: нужна ваша
явка.
Знаете, с чем чаще всего при­
ходят молодые люди? Главная
проблема — как понравиться.
Что, честно сказать, проблема
и для многих взрослых. И в чем
нет и быть не может простых об­
щих правил. Их, собственно, нет
ни в каких психологических ситуа­
циях. Поэтому, если вы хотите уз­
нать, можно ли начать половую
жизнь в 14—16 лет, то ответ пси­
хологов будет таким же, как и на
вопрос «можно ли мне же­
ниться?»: никто, кроме тебя, не
может решить твою жизнь. Можно
делать все, что способствует
счастливой жизни и нормальному
развитию. Но как минимум нужна
хорошая осведомленность. Про
жизнь духовную, про анатомию
и физиологию человека, про сек­
суальные отношения.
Дурной
спецлитературы выпущено, увы,
много. Поэтому отыщите хорошие
книги: работы Эриха Берна, пос­
вященные психологии сексуаль­
ной жизни, двухтомник «Секс
в жизни женщины» и «Секс
в жизни мужчины». А еще есть
хорошая поговорка: яблочко до­
лжно созреть. Считаете, что соз­
рели, что вам уже можно? На том
хотя бы основании, что Джуль­
етте было 13 лет, а Ромео 15? Ну
так они оба плохо кончили, как
сказала одна бабушка.

158

Татьяна ПОСЫСАЕВА

МИР ТВО ИХ УВЛЕЧЕНИЙ

!

ПОИСК АВАРИЙНЫХ

НЛО
Сергей ЦЕБАКОВСКИЙ
2. В СТОРОНУ СКАЛЛИ
Со второй половины 70-х годов
начинается борьба уфологичес­
ких организаций за рассекречива­
ние архивов. Под этими архивами
разумелись прежде всего отчеты
о наблюдениях неопознанных
объектов, собранные за два деся­
тилетия
проектами
«Сайн»,
«Градж» и «Синяя книга». Лишь
официальных, прошедших по ка­
налам разведки отчетов там чис! лилось 13134 (называлась, впрочем, и другая ц и ф р а— 12618).
В основном это были свидетель­
ства опытных наблюдателей —
военных и гражданских летчиков,
авиадиспетчеров, операторов ра­
даров, сотрудников секретных
объектов, ученых.

|

лающий, внеся плату, мог стать
обладателем собрания микро­
фильмов, правда, совсем слепых.
Уфологи получили ценный мате­
риал.
В рассекреченных бумагах, ра­
зумеется, не нашлось ни строчки
о потерпевших аварию дисках.
Если такие документы и суще­
ствовали, находились они в дру­
гом месте. Архивы «Синей книги»
были лишь одним из хранилищ до­
кументов об НЛО. Уфологи давно
подозревали, что досье на тему
НЛО следует искать в спецхранах
ЦРУ, ФБР, Управления нацио­
нальной безопасности, в Н АСА
и НОРАД (Объединенная система
противовоздушной обороны С е­
веро-американского континента),
хотя эти ведомства всегда отри­
цали свою причастность к през­
ренным летающим тарелкам.
4 июля 1974 года Конгресс
СШ А принял поправку к закону
о свободе информации. Поправка
предусматривала доступ любого
гражданина к архивам федераль­
ных ведомств, правда, с девятью
оговорками. Так, например, не
подлежали выдаче документы,
разглашение которых могло нане­
сти серьезный урон национальной
безопасности.

В декабре 1969 года комиссия
«Синяя книга» прекратила свое
существование. Ее архивы счита­
лись рассекреченными, но долгое
время оставались практически
недоступными, поскольку находи­
лись на территории авиабазы,
куда получить доступ было непро­
сто. В середине 1970 годов архивы 159
передали в Государственный ар­
хив в Вашингтоне, и каждый же-

В 1977 году две общественные
организации — «Наземное наблю­
дение за НЛО» и новорожденное
общество «Граждане против сек­
ретности в делах НЛО» — подали
в Окружной суд Вашингтона иск...
Против кого бы вы думали? Иск
был предъявлен ЦРУ. Централь­
ное разведуправление обвиня­
лось не только в сокрытии многих
документов, но и в отрицании су­
ществования подобных докумен­
тов в своих архивах.
Процесс вели адвокаты из­
вестной Нью-Йоркской фирмы
Питер Герстен и Генри Ротблатт.
В немалой степени успеху способ­
ствовал директор специально
созданной для судебных тяжб ор­
ганизации «Граждане против сек­
ретности...» Тодд Зехель. Он,
в прошлом сотрудник Агентства
национальной
безопасности,
знал, как собирается, обрабаты­
вается и по каким каналам расхо­
дится информация об НЛО, так
что судебные баталии велись не
совсем вслепую.
В конце 1978 года согласно по­
становлению Окружного суда
ЦРУ было вынуждено передать
истцам свыше девятисот страниц
документов об НЛО. Пятьдесят
семь единиц хранения без указа­
ния количества страниц разве­
дуправление отказалось выдать
из соображений национальной бе­
зопасности. На закрытом заседа­
нии суд согласился с доводами
представителей ЦРУ.
Подобный иск был предъя­
влен и Разведывательному упра­
влению министерства обороны.
Процесс тянулся семь лет, и
в 1985 году министерство обо­
роны выдало тридцать семь до­

сье, в общей сложности 139 стрь
ниц. Пятнадцать папок с докумен­
тами об НЛО министерству уда
лось отстоять.
С большим или меньшим успе­
хом иски предъявлялись и другим
ведомствам. Но откровений в по
лучаемых по судебным искам бу­
магах оказалось не так уж много.
Рассекреченные документы чаще
подтверждали то, что уже было
известно с большой долей ве­
роятности.
Но вот физик-оптик доктор
Брус Маккаби, поддавшись об­
щему настроению, предъявил су­
дебный иск Федеральному бюро
расследований, которое особенно
упорно открещивалось от при­
частности к тарелочным делам
Последнее такого рода заявле­
ние за подписью директора ФБР
Кларенса Келли было сделано 23
октября 1973 года. По проше­
ствии трех лет это ведомство ре­
шением суда вынудили предоста­
вить доктору Маккаби 1100 стра­
ниц документов о летающих та­
релках. И тут, пожалуй, впервые
промелькнула тема аварийных
дисков из штата Нью-Мексико. 22
марта 1950 года в адресованном
директору ФБР Эдварду Гуверу
меморандуме агент сообщал:

160

Как утверждает дознаватель ВВС, три
так называемые летающие тарелка
были подобраны в Нью-Мексико.
Форма круглая, верх в центре припод­
нят, футов пять — десять в диаметре
В каждой было обнаружено три челове
коподобных существа ростом около
трех футов в комбинезонах из очень
эластичного
металлического
мате
риала. Комбинезоны похожи на те, чтс
используются пилотами сверхскорост
ных самолетов и летчиками-испытате
лями. Как информировал мистер (фами
лия зачеркнута), тарелки были обна

'

ствовало подозрение: летающие
диски могут быть каким-то сверх­
секретным, находящимся на ста­
дии испытаний, а потому кроме
узкого круга лиц никому неизвест­
ным оружием того или иного ве­
домства. Теперь ситуация прояс­
нилась — подобных проектов не
существует, и Пентагон не прочь
воспользоваться разветвленной
и всепроникающей агентурой Фе­
дерального бюро расследований.
Хорошо, но где же тут аварий­
ные диски? Они в концовке мемо­
рандума, в неудобочитаемой при­
писке Эдгара Гувера:

ружены в Нью-Мексико благодаря тому
факту, что правительство в том регионе
располагает чрезвычайно мощными ра­
дарами, которые, как считают, способны нарушить систему управления
летающих тарелок.

Документ не подтверждает ни
захвата военными летающих дис­
ков, ни того, что ФБР всерьез оза­
бочено проблемой. Некий офицер
поведал
знакомому
историю
о якобы захваченных дисках. Его
собеседник оказался осведомите­
лем ФБР, таким образом, инфор­
мация попала на стол Эдгара Гу­
вера. Похоже, и сам офицер поль­
зовался слухами — в сообщении
нет точных дат, место аварии ука­
зано приблизительно. Но вот дру­
гой, более интересный документ
из архивов ФБР.

Я бы не возражал, но прежде чем дать
согласие, мы должны получить свобод­
ный доступ к подобранным дискам,
(чтобы не вышло) как, например, в ЮЗ
случае, когда Армия захватила его, не
дав нам возможности провести даже
беглый осмотр.

Меморандум для мистера Лэдда
Мистер (фамилия зачеркнута) также об­
суждал этот вопрос с полковником
Л. Р. Форни из Разведывательного упра­
вления’ . Полковник Форни сказал: пос­
кольку установлено, что летающие
диски не являются оружием Армии или
ВМС, то ФБР, по его мнению, должно
проявить к ним интерес. Он сказал,
что Бюро должно по возможности
прислушаться к просьбе генерала
Шульгена.

Мистер Лэдд и полковник
Форни для повествования фигуры
проходные. Имя же генерала
Джорджа Шульгена встречается
в важных документах той поры
о летающих дисках.
По прочтении меморандума
напрашивается вывод: генерал
Шульген склонял ФБР подклю­
читься к расследованию головоломок о летающих дисках. В Генеральном штабе поначалу сущеI ’ Не путать е ЦРУ. Имеется в виду Разве­
дывательное управление Генерального штаба
Вухопутных войск.

Рукою всесильного, а тут явно
обиженного Пентагоном дирек­
тора ФБР Гувера, почерк кото­
рого трудно разобрать и еще труд­
нее подделать, написано: «Как,
например, в ЮЗ случае, когда Ар­
мия захватила его, не дав нам
возможности провести даже бег­
лый осмотр».
«Его» — это, конечно же, ле­
тающий диск. «ЮЗ», по толкова­
нию Берлица и Мура, означает
«Юго-Запад» (SW), куда входит
штат Нью-Мексико. Но эти две за­
корючки можно прочитать и как
английские буквы L А, и тогда это
могло бы означать «район ЛосАнджелеса», где расположена
авиабаза Мьюрок1.
1 Факсимильное воспроизведение документа дано в приложении к книге Тимоти Гуда
«Сверх-совершенно секретно». Желающие
поупражняться в расшифровке каракулей Гу­
вера могут предложить свое прочтение.

161

Обратим внимание на дату ме­
морандума — он был составлен
15 июля 1947 года, неделю спустя
после сенсационного сообщения
авиабазы Розуэлл о находке ле­
тающего диска. Удалось ли Пен­
тагону договориться с ФБР? По­
хоже, удалось. 30 июля того же
года ФБР разослал своим агентам
циркуляр № 42. В нем, в частно­
сти, говорилось:
Бюро незамедлительно должно уведо­
мляться телетайпом обо всех поступаю­
щих наблюдениях летающих дисков
с приложением ваших выводов. Если
наблюдение
представляет
интерес,
вслед за телетайпным сообщением
в Бюро направляется письменный отчет
о вашем расследовании. Армейские
воздушные
силы
заверили
Бюро
о своем сотрудничестве в этих вопро­
сах, и в случаях, когда необходимая ин­
формация не будет предоставляться
или вам будет отказано в возможности
осмотреть подобранный диск, о том
срочно надлежит известить Бюро.

Совершенно очевидно, Пента­
гон принял условия Гувера и ФБР
подключилось к слежению за ле­
тающими тарелками.
Вернее,
к слежению за теми, кому дове­
лось их наблюдать.
В 1981 году инженеру Уильяму
Штейнману, работавшему в аэро­
космической
промышленности,
попалась в руки забытая и ос­
меянная книга Фрэнка Скалли
«Тайна летающих тарелок». Этот
малопримечательный факт со
временем дал новый разбег ле­
генде об аварийных дисках. Про­
фессиональные навыки инженера-аналитика, его связи, а глав­
ное упорство удивили даже быва­
лых уфологов, когда шесть лет
спустя появилась книга «НЛО тер­
пит бедствие в Азтеке».

Основной тезис неизвестно 0
автора: Фрэнк Скалли во много^
был прав, рассказывая о захв
ченной в конце 40-х годов летаь .
щей тарелке под Азтеком. Беда
же Скалли заключалась в тог
что он поторопился опубликоват ’
невыверенный материал, допу.
стил много ошибок, неточностей,
ибо сведения получал не из Пе[
вых рук. Уильям Штейнма.ч
брался заново рассказать ту же
историю, называя точные дать
имена, географические точки, нс,
как и Скалли, отказался разгла­
шать свои источники информг
ции, что, безусловно, снижал j
градус сенсации. И все же кар­
тина, им нарисованная, получи
лась впечатляющей.
Диск врезался в землю в две­
надцати милях северо-восточнее
города Азтека 25 марта 1 948 г о д е
и, стало быть, к Розуэллскому ин­
циденту отношения он не имел
Незадолго до падения диск о{
новременно засекли три радиоло­
кационные станции. Один из ра­
даров, как полагают, вывел и
строя систему управления диска.
На место катастрофы, продо­
лжает Штейнман, прибыли уче
ные, а также персонал из Группь.
по межпланетным явлениям. Нес­
колько слов об этом почти мифи
ческом подразделении, будто бь
существовавшем в недрах Упра­
вления армейской контрразведки
с 1947 по 1950 год. В книгах уфс
логов она поминалась, но глухо,
без ссылок и осязаемых деталей
Поминалась и другая подобна
группа — тоже без ссылок на
источники — будто бы созданная
во время второй мировой войн)

162

на Тихоокеанском театре военнЫх действий генералом Макартур0м, обеспокоенного поступав­
шими от пилотов донесениями
0 больших и малых шарах, иногда
буквально висевших на хвостах
и крыльях американских боевых
самолетов.
; Создателем этой Группы по
межпланетным явлениям Штейнман называет генерала Джорджа
Маршалла, начальника штаба Ар­
мии в годы мировой войны. Штабквартира
Группы
находилась
сравнительно недалеко от места
катастрофы — в Кэмп-Хейле,
штат Колорадо. Маршалл распо­
рядился и об отправке на место
аварии ученых во главе с докто­
ром Вэнневаром Бушем. Помимо
Буша туда были командированы:
специалист по земному магне­
тизму и радарам доктор Ллойд
Беркнер, физиолог и биофизик
доктор Детлев Бронк, физик Ро­
берт
Опенгеймер,
математик
Джон (Янош) фон Нейман, геофи­
зик Мерле Туве, специалист по
электромагнетизму доктор Карл
Хейланд’ , авиаконструктор Дже­
ром Хунзекер и доктор Хорас ван
Валкенберг, специалист по неор­
ганической химии.
Девяти
именитым
ученым
было велено срочно собраться
в аэропорту Дуранго, штат Коло­
радо. Там их заставили присяг­
нуть хранить в тайне то, что
вскоре предстоялб увидеть. От
I 1Штейнман считает, что доктор Хейланд
* свое время послужил источником информа­
ции для Фрэнка Скалли, правда, при посред­
ничестве другого ученого — Лео Гебауэра (до­
ктор Джи), чем во многом объясняются допу­
щенные Скалли неточности.

Дуранго до Азтека тридцать пять
миль. Если кому-то и попалась на
глаза проследовавшая автоко­
лонна, ее вполне можно было при­
нять за геологоразведочную пар­
тию на марше.
Описание того, что происхо­
дило на месте происшествия, не
совпадает с рассказом Скалли
только в деталях. В диск ученые
проникли через поврежденный
иллюминатор. Он, как и корпус
диска, был из тонкого, прочного и,
как выяснилось, прозрачного ме­
талла.
В кабине перед пультом упра­
вления обнаружили двух погиб­
ших гуманоидов. Двенадцать дру­
гих извлекли из внутренних отсе­
ков.
Всего —
четырнадцать.
Скалли
называл
близкую
цифру — шестнадцать.
Средний рост гуманоидов —
сорок два дюйма (метр и пять сан­
тиметров). Крупные головы. Боль­
шие, чуть скошенные глаза. Воз­
можно, потому в них отыскали
сходство с монголоидным типом.
Носы и рты маленькие. Хрупкие
торсы и тонкие шеи. Руки длин­
ные, почти до колен. Пальцы тоже
длинные, тонкие, между ними
что-то похожее на перепонки. Ме­
дики называют это синдактилией,
частичным сращением пальцев.
У гуманоидов не обнаружили
кишечно-желудочного
тракта
и прямой кишки. Отсутствовали
и органы размножения. Кровь
была бесцветна и попахивала
озоном.
Люди ли это? Скорее ки­
борги — кибернетические орга­
низмы, знакомые нам по научнофантастической литературе. По-

163

месь машины и органического су­
щества. Роботы для дальних кос­
мических путешествий. Они не ве­
дают усталости и страха, боли,
досады, разочарований, могут об­
ходиться без сна, воды и пищи.
В назначении кнопок и ручек
на пульте управления ученые не
сумели разобраться. И опять
ж е,— как у Скалли и в рассказах
очевидцев Розуэллского инци­
дента — загадочные письмена на
панели пульта. В кабине отыс­
кали нечто похожее на книгу, ли­
стами для нее служил напоми­
нающий пергамент материал.
Три дня в полевых условиях
продолжалось обследование нео­
бычного экипажа. Каждый член
команды занимался своим делом.
С помощью военных удалось ра­
зобрать на сегменты казавшийся
монолитом летательный аппарат.
Он уместился на трех грузовиках.
Тела уфонавтов уложили в спе­
циально доставленные холодиль­
ные камеры. И автоколонна взяла
курс на Лос-Аламос, городок, где
еще недавно создавалась первая
атомная бомба. Там, в ангарах
авиабазы ВМС, больше года хра­
нился этот фантастический груз,
прежде чем его переправили
в другое или другие места.
Искушенного читателя в рас­
сказе Штейнмана привлекут не
экзотические описания летаю­
щего диска или представителей
космического социума, а именно
земные подробности. И та уверен­
ность, с какой автор их перечис­
ляет: кто входил в группу экспер­
тов, сколько дней продолжалось
обследование, как долго добира­
лись до Лос-Аламоса и проч.,

и проч. Похоже, Штейнман да е
в ущерб повествованию стд.
рается
перенасытить рассказ
подробностями. Сообщив о 3ai
дочных письменах и найденной
книге, он спешит добавить, что
Оппенгеймеру эти знаки показ .
лись чем-то схожими с санскрит
ким письмом, что по распоряже­
нию генерала Маршалла все -о .
носящееся к письменам позже
было передано Ламбросу Каллихамосу и Ульяму Фридману, г 3
даже этим двум знаменитым ра ведчикам-криптологам не уда­
лось в них разобраться. Или такой
факт: сухой лед, жидкий азт т
и холодильные камеры — все
необходимое для замораживания
погибших уфонавтов, сообщас г
Штейнман, по просьбе Вэнневара
Буша раздобыл и доставил его
коллега из Управления научнг х
исследований и усовершенство­
ваний доктор Пол Шерер. Штейн­
ман как бы говорит: вот ф акт11,
я собирал их семь лет, хотите —
проверяйте.
Но от кого были получены эти
подробнейшие сведения? То, что
Ульям Штейнман решительно от­
казался назвать источники и формации, мало кого удивило. Кэ
только Скалли и Штейнман обе­
регали своих информаторов. Уфо­
логи нередко получали ценнг. э
данные в обмен на обещание сох­
ранить в тайне имена.
К тому времени, когда выш/ з
книга Штейнмана, названных уче­
ных уже не было в живых. Некому
было опровергать или подтвер
дать рассказанное Штейнманом,
и все же его книгу, скорее всего,
постигла бы та же печальн я

164

г

участь, что некогда бестселлер
Фрэнка Скалли. Однако Штейнману удалось вовремя заручиться
свидетельством если не главного
персонажа, то лица достаточно
осведомленного, авторитетного,
речь идет о физике, докторе Ро­
берте Сарбэчере, научном кон­
сультанте Объединенного экспе­
риментально - исследователь­
ского комитета и участнике мно­
гих секретных правительствен­
ных проектов в 40— 50-х годах.
Доктор Сарбэчер скончался до
выхода книги Штейнмана, в 1986
году. Но его письмо автору, дати­
рованное 29 ноября 1983 года,
в какой-то мере служило и служит
охранной грамотой книги «НЛО
терпит бедствие в Азтеке».
На осторожно выраженную
просьбу Штейнмана прояснить,
если возможно, интересующие
его вопросы доктор Сарбэчер от­
ветил с неожиданной откровен­
ностью: «Нет ни малейших при­
чин, почему бы я не смог или не
должен был бы ответить на ваши
вопросы. В меру своих сил и зна­
ний отвечу на каждый из них».
И дальше его ответы по пунктам:

!

1. Что касается лично моего участия
в операциях по овладению летающими
тарелками, должен сказать, я не был
связан ни с кем из лиц, имевших к тому
непосредственное отношение, и ничего
не могу сообщить относительно дат та­
ких операций. Если бы знал, сообщил.
2. По поводу просьбы уточнить
имена лиц, к тому причастных, могу
лишь сказать:
Джон фон Нейман определенно имел
отношение. Доктор Вэнневар Буш опре­
деленно имел отношение и, полагаю,
доктор Роберт Оппенгеймер тоже.
Мое же сотрудничество с Экспери­
ментально-исследовательским комите­
том под руководством доктора Комп­

тона в годы президентства Эйзенхауэра
я бы назвал ограниченным, хотя меня
не однажды приглашали на совещания,
посвященные упомянутым авариям,
в силу личных обстоятельств я не смог
на них присутствовать. Уверен, они
могли обратиться к доктору фон Брауну
и другим, вами названным лицам, кото­
рые могли принять или не принять приг­
лашение. Вот все, что мне известно.
3. Действительно, работая в Пента­
гоне, я получал некоторые официаль­
ные сообщения, но там они все и оста­
лись, поскольку выносить что-либо из
кабинета не дозволялось...»

На первый взгляд, может по­
казаться, письмо Роберта Сарбэчера не вносит ничего нового: уча­
стия в заседаниях, где обсужда­
лись аварии, он не принимал,тем
более не видел самих дисков. В то
же время у автора нет тени сомне­
ния, что летающие диски (именно
так — во множественном числе!)
действительно терпели аварию.
Трудно предположить, чтобы ав­
торитетный ученый на закате
жизни решился вдруг поставить
на карту свое доброе имя сомни­
тельными утверждениями.
Но, может, престарелый уче­
ный что-то перепутал, вспоминая
события почти сорокалетней дав­
ности?
Неутомимые
уфологи
нашли документ, полностью подт­
верждающий правоту доктора
Сарбэчера. Такой документ отыс­
кался в Канаде.
Имя
канадского
инженера
Уилберта Смита знает каждый
уфолог. Смит после себя не оста­
вил ни одной книги, но он, несом­
ненно, был одним из первых, кто
признал реальность неопознан­
ных летающих объектов и с на­
чала 50-х годов посвятил себя
разгадке их принципа тяги.

165

В 1980 году в Канаде гриф
«Совершенно секретно» на мно­
гих архивных документах за дав­
ностью лет был снижен до «Кон­
фиденциально», и это облегчило
доступ уфологов к меморандуму
Уилберта Б. Смита. В этом мемо­
рандуме, составленном в ноябре
1950 года, речь шла о летающих
тарелках, разгадка принципа тяги
которых, по мненю Смита, сулила
прорыв к новой технологии. Пони­
мая, что лучшим доводом в
пользу такого проекта для ка­
надского правительства может
служить пример США, Смит пи­
сал:

как источника энергии, и полагаю
работа может иметь отношение к лета
щим тарелкам.
САРБЭЧЕР. Что бы вы хотели узнать
СМИТ. Я прочитал книгу Скалли о ле.
тающих тарелках и хотел бы знать, нас!
колько можно ей верить.
САРБЭЧЕР.
Факты,
изложеннь ,
в книге, в основном верны.
СМИТ. Значит, тарелки существуют?
САРБЭЧЕР. Да, они существуют.
СМИТ. И они действуют, как считаь
Скалли, на магнитном принципе?
САРБЭЧЕР. Мы не смогли воспроизвг
сти их летные характеристики.
СМИТ. Насколько я понимаю, сама тема
летающих тарелок засекречена.
САРБЭЧЕР. Она засекречена на два пс
рядка выше, чем водородная бомб;
Можно сказать, это наиболее засекре
ченная тема американского правитель­
ства.
СМИТ. Могу ли спросить о причинах пс
добной секретности?
САРБЭЧЕР. Спросить вы можете. Отве­
тить я не смогу.
СМИТ. Имеется ли возможность дл
меня получить больше информации,
особенно той, что могла бы приго
диться в нашей работе?
САРБЭЧЕР. Думаю, вы могли бы полу
чить к ней доступ через ваше министер
ство обороны, я убежден, обмен инфор
мацией можно наладить. Если у вас най
дется чем поделиться, мы бы охотно
оговорили это. Больше пока ничего не
могу сказать.

а. Это наиболее засекреченная тема
американского правительства, уровень
ее секретности даже выше, чем водо­
родной бомбы.
б. Летающие тарелки существуют.
в. Их modus operandi не известен, но
действенные усилия в этом направле­
нии предпринимаются небольшой груп­
пой, возглавляемой доктором Вэнневаром Бушем.
г. Этим исследованиям американс­
кие власти придают огромное значение.

Но каким образом канадец
Смит мог узнать о секретной
группе доктора Буша в 1950 году,
если даже для осведомленных
американских уфологов эти све­
дения забрезжили только в на­
чале 1980-х?
Такие сведения Уилберт Смит
получил от доктора Роберта
Сарбэчера.
В бумагах Уилберта Смита
много лет спустя после его смерти
(умер в 1962 году) нашли запись
беседы с доктором Сарбэчером.
Беседа состоялась в Вашингтоне
15 сентября 1950 года, вот ее пол­
ный текст.
СМИТ. Я работаю над проблемой ис­
пользования магнитного поля Земли

В конце рукой Смита сделанс
примечание: «Вышеизложенное
записано по памяти сразу после
беседы. Я старался воспроизве
сти ее по возможности до­
словно».
И все же сомнения: кан
вообще могло состояться такое
интервью? Ведь доктор Сарбэчер
сообщает канадцу секретнейшук
информацию, она по сей день хра
нится за семью печатями!
Уилберт Смит не был челове
ком со стороны, он встретился

166

с доктором Сарбэчером как пред­
ставитель канадского Управле­
ния телекоммуникаций и Научноисследовательского комитета по
обороне. Эту встречу можно счи­
тать взаимным зондажем и даже
торгом технических разведок
двух союзных стран, заинтересо­
ванных в получении информации
о летающих дисках. «Если у вас
найдется чем поделиться, мы бы
охотно это обсудили...» — говорит
Сарбэчер.
Беседа Смита с Робертом
Сарбэчером была организована
подполковником Бремнером из
Канадского посольства в Вашинг­
тоне и проходила в его присут­
ствии. Это также успел подтвер­
дить и доктор Сарбэчер. Вер­
немся к его письму, адресован­
ном у Штейнману:

ными. По сей день не знаю, почему при­
казом сверху все было засекречено
и почему до сих пор отрицается суще­
ствование этих устройств. Сожалею,
что задержался с ответом и советую
вам связаться с другими людьми, при­
нимавшими непосредственное участие
в той программе.
Искренне ваш.
Док. Роберт И. Сарбэчер
R. S. Сдается мне, имя доктора Буша вы
пишете неверно, и я исправил. Пожа­
луйста, проверьте написание.

Я помню это интервью с доктором Брен­
нером (sic). Думаю, ответы, мною тогда
данные, именно те, что вы приводите.
Вполне понятно, в этом вопросе я был
более сведущ— в ту пору. Пожалуй,
я бы смог дать и более обстоятельные
ответы, посещай я заседания, посвя­
щенные означенному предмету. Вы до­
лжны понять, что это поручение я при­
нял как общественную нагрузку... При­
поминаю одно сообщение о том, что ма­
териалы, доставленные с мест ката­
строф летающих тарелок, были чрезвы­
чайно легкими и очень прочными. Уве­
рен, их тщательно изучали наши лабора­
тории. Сообщалось так же, что роботы
(instruments) или люди, управлявшие
теми машинами, тоже были чрезвы­
чайно легковесными, способными вы­
держивать огромные перегрузки при
торможении и ускорении. Помню, из
разговоров с сослуживцами я вынес
впечатление, что «пришельцы» были
сконструированы наподобие некото­
рых земных насекомых, так что силы
инерции, воздействующие на этих робо­
тов (instruments) по причине .их малой
массы должны были быть незначитель­

По прошествии трех десятиле­
тий доктор Сарбэчер запамято­
вал, что фамилия военного ат­
таше
канадского
посольства
была Бремнер, а не Бреннер. Зато
заметил ошибку в написании
имени доктора Буша, что говорит
о зоркости престарелого ученого.
Итак, Сарбэчер советовал
Штейнману связаться с непосред­
ственными
участниками
ава­
рийно-поисковых операций. Но
остался ли кто в живых из тех
именитых, а стало быть, уже тогда
немолодых ученых? Очевидно,
Штейнман разыскал кого-то из
тех людей. Или людей, знавших
этих людей. И они согласились
сообщить подробности в обмен на
обещание, что имена их не будут
названы. В отличие от доктора
Сарбэчера у них, должно быть,
имелись на то основания. Тем са­
мым, однако, умалялась докумен­
тальная сторона книги не только
в глазах закоренелых скептиков,
но и правоверных уфологов.
Уильям Мур — а он, безусловно,
знаток предмета — в версии
Штейнмана обнаружил кое-какие
неточности. Но главный довод
Мура против Азтекского ва­
рианта: редактор местной газеты
Джордж Боура, опросив около

167

сотни старожилов той округи, не
нашел никого, кто хотя бы понас­
лышке знал о предполагаемой ка­
тастрофе.
Напротив, Штейнман уверяет,
что он таких людей нашел, ему
даже указали точное место, где
разбился летающий диск. Десяти­
летия спустя оно оцеплено колю­
чей проволокой. Штейнман там
обнаружил обгоревшие породы
и ржавый металлолом, который
мог служить подсобным материа­
лом при разборке диска.
Версия Штейнмана не дала
последнего решающего доказа­
тельства, и уфологам ничего не
оставалось, как собирать новые
и перетряхивать старые свиде­
тельства, некогда казавшиеся
столь невероятными, что на них
и не задерживали внимание. Как,
скажем, можно было в начале 60
годов отнестись к опубликован­
ной беседе доктора Рольфа Алек­
сандера с генералом Джорджем
Маршаллом. Последний в ней не
только признал факт аварии ле­
тающих дисков, но и сообщил
Александеру о якобы имевших
место контактах с существами,
этими объектами управлявшими!
По словам Маршалла, к землянам
они
настроены
дружелюбно,
трижды пытались совершить по­
садку, но земная атмосфера для
них оказалась губительной, при­
шельцы в буквальном смысле сго­
рали, чернели, глотнув нашего
воздуха.
Такая беседа будто бы состоя­
лась в 1951 году после явления
НЛО над аэропортом Мехико —

репортеры ожидали прилета
нистра обороны США Маршалг-j
и вдобавок ко всему стали еь
и свидетелями воздушного атт­
ракциона. Запись беседы был^
опубликована, как и завещ;
Рольф Александер, когда ни его
ни Джорджа Маршалла уже не
было в живых.
Есть и другие «неприличные»
высказывания на эту тему, каза­
лось бы, уместные лишь в контак
терских изданиях. После того как
американская ракета «Юнона-2»
по неизвестным причинам отклс
нилась от заданной орбиты, зна
менитый ракетостроитель Вернер
фон Браун сделал поразительнозаявление: «Мы оказались перед
лицом сил, куда более могуще­
ственных, чем предполагалось
местонахождение их баз нам пока
неизвестно... Сейчас мы пы­
таемся войти в более тесный кон­
такт с этими силами, месяцев че
рез шесть или девять, допускаю,
о том можно будет говорить
с большей определенностью»
Это из интервью с Вернером фон
Брауном, напечатанного в жур­
нале «Нойес Эуропа» от 1 января
1959 года. Новогодняя шутка? Но
и высказывания доктора Брауна
об НЛО незадолго до смерти
когда для шуток уже не остается
времени, столь же недвусмыс­
ленны: «В настоящее время
реальность их подтвердить невоз­
можно, как невозможно станет
отрицать ее в будущем».
Другой ракетостроитель Гер­
манн Оберт, один из зачинателей
астронавтики,— еще в 1929 году
предложивший проект создания

168

Много споров вызвала в свое
время верхняя фотография. Это
же просто пуговица, говорили
одни. А может ли пуговица отбро­
сить на землю тень почти таких же
размеров, как тень самолета, воз­
ражали другие. Позже автор приз­
нался: фотография была им сфаб­
рикована. Случай, увы, не столь
уж редкий.
Фотографии слева, пожалуй, са­
мые знаменитые из тех, что сняты
в США. Два кадра успел сделать
Пол Трентон 11 мая 1950 года во
дворе своей фермы близ города
Макминвилл, штат Орегон. Как
многие фотографии такого рода
они прошли не одну жесткую про­
верку. Особенно строг и придир­
чив был анализ комиссии доктора
Эдварда Кондона: «Это одно из
немногих сообщений об НЛО, в ко­
тором все изученные факторы,
геометрические, психологические
и физические, согласуются с рас­
сказом о необычном летающем
объекте, серебристом, металли­
ческом, дискообразном, в нес­
колько десятков метров в попе­
речнике и, очевидно, искусствен­
ного
происхождения,
который
пронесся перед глазами двух оче­
видцев».

169

в околоземном пространстве ор­
битальной космической базы,—
на протяжении многих лет выска­
зывал созвучные идеи. После
прокатившейся по Европе волны
наблюдений в 1954 году профес­
сор Оберт возглавил в ФРГ уче­
ную
комиссию,
пришедшую
к неожиданным выводам: НЛО
созданы и пилотируются высоко­
разумными существами.
Вскоре после этого Оберт был
приглашен в США, где работал
над созданием баллистических
ракет для армии, а затем
в Центре управления космичес­
кими полетами имени Джорджа
Маршалла. И журналистам было
странно слышать от него фразы
о том, что не одними-де усилиями
американских ученых созданы та­
кие прекрасные ракеты, что
в этом им помогли. Когда еще его
спросили: «Кто помог?», Оберт
ответил: «Люди из других миров».
В 1979 году он подтвердил свой
вывод, к которому пришел чет­
верть века назад, возглавляя уче­
ную комиссию по аномальным
явлениям: «Я считаю, что НЛО
действительно существуют, что
они вполне материальны (are very
real) и что они — космические ко­
рабли из другой или других сол­
нечных систем».
Но от общих рассуждений
о реальности НЛО вернемся
к конкретным свидетельствам их
аварий на территории Юго-Запад­
ных штатов.
Отставной капитан В. А. Послтуэйт, некогда служивший в ар­
мейской разведке, рассказал
Леонарду
Стрингфилду,
что

в 1948 году он держал в руках
секретную телеграмму с описа­
нием
потерпевшего
аварик
диска — сто футов в попереч
нике, тридцать — высоты, с тон­
кой и чрезвычайно прочной обо­
лочкой. При падении произошла
разгерметизация кабины, все пя­
теро членов экипажа погибли.
Были они большеголовые, ростом
около четырех футов. Авария
произошла близ полигона Уайт
Сэндс, говорилось в той телег­
рамме.
Полигон Уайт Сэндс распо­
ложен близ атомного городка
Аламогордо, не так далеко от Ро­
зуэлла и ранчо Брейзела, в штате
Нью-Мексико.
А вот новое место предпола­
гаемой катастрофы. По свиде­
тельству
полковника
Джона
Боуэна,
бывшего
начальника
военной полиции на авиабазе
Карсуэлл, штат Техас, он прини­
мал участие — это было между
1948 и 1950 годами, точнее не
помнит — в демонтаже девяно­
стофутового диска, упавшего
близ Лоредо, штат Техас, на мек­
сиканской территории, в тридцати
милях от границы. В кабине нахо­
дился один гуманоид.
Тодд Зехель, представивший
этого свидетеля, разыскал и дру­
гого, не названного по имени, пол­
ковника ВВС. Вполне возможно,
тот подтвердил ту же аварию,
хотя за давностью лет и он не
смог привязать ее к точной дате.
Свидетель находился в воздухе
под Альбукерке, когда услышал
по рации, что радары засекли
объект, шедший со скоростью две
тысячи миль в час. Вскоре пол-

170

ковник увидел его из кабины
истребителя F-94, а когда призе­
млился на авиабазе Дайс, штат
Техас, узнал о крушении НЛО гдето поблизости. Еще с одним пило­
том полковник пересел в малень­
кий самолет и отправился на ро­
зыски. Им не только удалось об­
наружить потерпевший аварию
НЛО, но и приземлиться непода­
леку. Район уже был оцеплен,
к аппарату их не подпустили,
а позднее любопытные пилоты
были вызваны в Вашингтон, где
принесли присягу все сохранить
в тайне.
До поры до времени аварий­
ные версии не выходили за рамки
1947—1949 годов. И террито­
риально, как правило, ограничи­
вались штатом Нью-Мексико. За­
тем уфологам пришлось расши­
рить ареал предполагаемых ката­
строф, а вместе с тем раздвинуть
и хронологию.
В 1973 году уфолог Рэймонд
Фаулер получил важное свиде­
тельство от ученого, с конца 40-х
вплоть до 1960 года занимавшего
ответственный пост в Авиа­
ционно-технической
разведке
ВВС. Вот начало скрепленного
подписью документа:
Я, Фриц Вернер, торжественно клянусь,
что 21 мая 1953 года, выполняя особое
задание американских ВВС, принимал
участие в обследовании потерпевшего
катастрофу
неизвестного
объекта
в районе г. Кингмен, штат Аризона.

В мае того года Фриц Вернер
изучал последствия поражения
различных типов строений после
опытного взрыва на полигоне
штата Невада, когда получил ука[зание от руководителя прог­
171

раммы доктора Делла отпра­
виться на авиабазу Индиан
Спрингс, штат Невада.
Там собралось десятка пол­
тора ученых, экспертов. Их уса­
дили в автобус с зашторенными
окнами и повезли. Куда? Вернер
полагает, в окрестности города
Кингмен, что в северо-западной
части Аризоны. По дороге им ска­
зали, что потерпел аварию сек­
ретный летательный аппарат
американских ВВС, от них же пот­
ребуется компетентное заключе­
ние об этой аварии. По прибытии
на место стало ясно, что речь
идет вовсе не об американском
летательном аппарате. Рассказы­
вает Фриц Вернер:
Объект был сделан из неизвестного, на
алюминий похожего металла. При паде­
нии он на двадцать дюймов врезался
в песок без ощутимых для конструкции
повреждений. Форму имел овальную,
футов тридцать в диаметре. Входной
люк открыли, опустив его по верти­
кали. Высота люка была три с полови­
ной фута, ширина — полтора фута. Мне
удалось обменяться несколькими фра­
зами с одним экспертом, заглянувшим
внутрь. Там он увидел два вращаю­
щихся кресла, округлую кабину, множе­
ство инструментов и дисплеев.

В задачу Вернера входило вы­
числить скорость летательного
аппарата при соприкосновении
с землей. Для этого не было
нужды заглядывать в кабину,
и Вернера туда не допустили. Но
ему удалось подглядеть другое.
В палатке, разбитой возле объекта, на­
ходились останки единственного члена
экипажа. Рост его был около четырех
футов, смуглый, почти бурый. Два
глаза, две ноздри, два уха и небольшой
округлый рот. Одет в серебристый ме­
таллический комбинезон, на голове ша­
почка из того же материала.

Раймонд

Фаулер,

уфолог-

дознаватель из влиятельной ор­
ганизации НИКАП, не торопился
с публикацией свидетельства.
Три года он работал над материа­
лом, не раз встречался с Верне­
ром, уточнял детали, прежде чем
появился в печати отчет о рассле­
довании. Помимо опорных фактов
в нем множество вроде бы необя­
зательных, но живых подробно­
стей, внушающих доверие к рас­
сказу: как по дороге к месту
происшествий ученых просили
воздержаться от общений; как
слепящий свет прожекторов ме­
шал рассмотреть очертания мест­
ности вокруг поверженного диска;
как Вернер был препровожден
в автобус, едва закончил и про­
диктовал на магнитофон свои
предварительные расчеты; как
полковник ВВС, руководивший
командой экспертов, заставил их
поднять руки и присягнуть не разг­
лашать увиденное.
Фаулер проверил все, что воз­
можно было проверить. Через Ко­
миссию по атомной энергии он
выяснил, что в указанное время
на атомном полигоне в Неваде
действительно проводилась исс­
ледовательская программа, о ко­
торой рассказал Фриц Вернер,
и руководил ею действительно
доктор Делл.
В те годы Вернер вел дневник,
и в нем должна была сохраниться
запись о нежданно-негаданно
свалившейся командировке. Но
долгое время дневник не удава­
лось разыскать. Наконец, Фаулер
услышал в телефонной трубке ра­
достный голос Вернера: дневник
нашелся! Фаулеру было предъя­
влено решающее доказатель­

ство. На странице, относящейся
к 21 мая 1953 года, после описа­
ния распорядка дня и раздумий по
поводу полученного от девушки
письма стояло: «К 16.30 меня до­
ставят
на
авиабазу
Индиан
Спрингс для выполнения задания,
о котором нельзя ни писать, ни
говорить».
Такого рода свидетельств соб­
рано немало. Томми Бланн и Лео­
нард Стрингфилд пополнили свод
показаний еще одним. Свидетель
под псевдонимом
«полковник
Икс», по его словам, также прини­
мал участие в операции по овла­
дению летающим диском. Место
происшествия знакомо: северная
часть штата Нью-Мексико. Но
время операции — лето 1962 года.
Диск походил на пару вверх
дном
перевернутых
тарелок,
с тусклой полосой по центру. Диа­
метр — тридцать футов, вы­
сота — двенадцать. Два неживых
гуманоида в серебристых приле­
гающих комбинезонах. Работала
присланная группа экспертов из
восьми человек. Почти все, как
в рассказе Фрица Вернера и дру­
гих очевидцев. Для транспорти­
ровки диска, по словам полков­
ника Икс, была задействована
особая часть вертолетов без
опознавательных знаков. О таких
вертолетах уфологи получали
сведения и раньше.
Рассказы о летающих дисках
и телах погибших уфонавтов
в спецхране секретных авиабаз —
особый цикл легенды. И, пожа­
луй, еще более ненадежный, ибо
составлен в основном из показа
ний анонимных свидетелей.

172

В начале 80-х годов Леонард
Стрингфилд представил свиде­
тельство бывшего летчика-испытателя, пожелавшего укрыться
под инициалами П. Дж. После
пронесшегося по Южной Каро­
лине урагана отряд истребителей
«Блубэрд» был временно переб­
рошен на авиабазу Райт-Паттер­
сон. В первый же день весь налич­
ный состав авиаотряда во главе
с командиром П. Дж. совершил
тренировочную пробежку по тер­
ритории авиабазы. Любопытства
ради летчики забежали в один из
расположенных по соседству со
спортивной площадкой ангаров,
где были встречены постовым
с автоматом. В ангаре они находи­
лись считанные секунды и все же
успели многое рассмотреть.
В нескольких шагах от нас находился
странного вида объект. Футов 12—15
в длину и футов 8 в ширину, с виду
похож на две перевернутые тарелки.
Громоздился он на двух подставках, на
которых испытывают авиационные мо­
торы. Никаких знаков, никакой марки­
ровки и, что бросилось в глаза, без сле­
дов клепки. Объект был отгорожен ка­
натом, еще восемь охранников стояли
перед ним. Тот, что нас встретил, ска­
зал: «Полагаю, сэр, вам не положено
здесь находиться!» Я поспешил согла­
ситься, и мы повернули к выходу. Выб­
равшись из ангара, помню, порадова­
лись— наконец-то дядя Сэм обзавелся
собственной летающей тарелкой или
близок к тому.

Как видим, П. Дж. и его спут­
ники решили, что сподобились
увидеть секретный американский
летательный аппарат на стадии
испытаний. В любом случае
можно подивиться, что авиаотряд
в полном составе беспрепят­
ственно проник через проходную,
прежде чем очутился перед вос­

емью вооруженными стражами.
Удивлялся тому и П. Дж, как
и другому обстоятельству, что
секретный объект размещен в ан­
гаре близ спортивной площадки
за пределами регламентирован­
ной зоны. П. Дж. рассудил, что ле­
тающая
тарелка была туда
только что доставлена или гото­
вились к транспортировке. Во­
семь охранников — тоже вещь по­
разительная. В сутки, выходит, по
меньшей мере две дюжины лиш­
них свидетелей. Не проще ли
было поставить одного карауль­
ного перед опечатанной дверью?
Еще одно, столь же смутное
свидетельство.
В начале 80-х годов известный
американский психиатр поведал
историю своего пациента, по­
нятно, не называя фамилии.
В полном объеме — это история
душевной депрессии ветерана
Вьетнамской войны, офицера раз­
ведслужбы. Доктора Бертольда
Шварца в том заурядном с точки
психиатрии случае привлек един­
ственный эпизод — рассказ па­
циента о посещении им секретной
авиабазы в штате Аризона.
Пациент доктора Шварца ут­
верждал, что он видел пятерых
гуманоидов и предметы из летаю­
щего диска. Приводить подробно­
сти нет смысла — они не более
и не менее фантастичны, чем уже
рассказанные. Офицера поразили
даже не столько эти неземные ат­
рибуты, сколько то, как его знако­
мый, тоже офицер разведки,
предложил и шутя провел — «В
нарушение всех мыслимых статей
устава!» — в секретнейшую зону.
Пациент терзался предположе-

173

ниями: а не уловка ли это спецс­
лужб с целью проверить реакцию
человека, прекрасно сознающего,
что он нарушает строжайшие за­
преты?
Колоритное приложение к рас­
сказу — последующее преследо­
вание пациента и его родственни­
ков так называемыми людьми
в черном, или «мибами»1, что, ка­
залось бы, явно говорит о мании
преследования. Если бы только
такие же загадочные истории
о смуглоликих типах в темных оч­
ках, в темных одеждах, разъе­
зжающих на черных кадиллаках,
не рассказывали десятки людей
с вполне уравновешенной психи­
кой, но волею судьбы оказав­
шиеся обладателями ценной ин­
формации об НЛО.
Пациент сомневался и подоз­
ревал в уловках спецслужбы. До­
ктор Шварц сомневался и подоз­
ревал пациента — не сочинил ли
тот все это с какими-то неведо­
мыми целями? Коллеги сомнева­
лись в Шварце,— не слишком ли
он доверился пациенту?
Снова и снова приходится
убеждаться — там, где речь захо­
дит о летающих тарелках, нет
конца сомнениям, подозрениям,
умолчаниям, недоговоренностям.
Казалось бы, чем больше сви­
детельств, пусть даже противоре­
чивых, тем крепче уверенность:
что-то все же было, не могло не
быть, исходя из принципа — нет
дыма без огня. Однако многие
свидетельства, вроде бы подтве­
рждающие основное ядро ле-

генды, могут служить дымовой за­
весой, в обилии придуманного
и ложного скрывающей немногое
истинное и достоверное. Отпра­
вляясь на боевое задание, эскад­
рилья выбрасывает в небо по­
лоски фольги, и радары против­
ника уже не способны отличить
истинные цели от ложных.
Закрадывается
мысль:
не
подброшены ли кем-то все эти
анонимные и полуанонимные сви­
детельства в виде ложных целей,
дабы отвлечь внимание от одной
или немногих истинных?
Английский уфолог Тимоти
Гуд столько сил положил на то,
чтобы приоткрыть завесу секрет­
ности — он объездил многие
страны, добывал, изучал доку­
менты, штудировал литературу,
вел переписку с уфологами и госу­
дарственными ведомствами. В ре­
зультате этих усилий в 1987 году
появилась его книга «Сверх-со­
вершенно секретно. Всемирный
заговор вокруг НЛО». Однако
и Гуд не нашел решающего, неоп­
ровержимого
доказательства
Мудрые слова сказал ему доктор
Пьер Герин из французского На­
ционального центра научных ис
следований: «Пока мы не будем
располагать достоверными све­
дениями и не получим доступ;
к секретам разведслужб, никто
в точности не сможет сказать,
имеются ли физические, конкрет
ные, а следовательно, неопровер
жимые доказательства существо­
вания НЛО». Во второй половин^
80-х годов такие доказательство
вроде бы появились.

'MIB — Men in Black — люди в черном
(англ.)

174

Окончание следует

МОЗАИКА

Люся Розанова поведала душещипательную историю о том, как
она стала Розановой и всего добилась. Оказывается, девушки, чтобы
сменить без хлопот сочинскую прописку на московскую и бы­
стренько прославиться, нужно, во-первых, стать певицей и, во-вто­
рых, попозже возвращаться домой, блестя золотишком на пальцах.
Тут-то вас и ожидают... трое. Один с большим ножиком. Орите
громче! Судьба придет на помощь. У Люси все так и было. Симпатич­
ный парень разогнал грабителей (и ножа не побоялся), познакомился
с Люсиными родителями, оказался композитором, уже работавшим
с Аллой Пугачевой и Лаймой Вайкуле, предложил руку и сердце, она
согласилась, скоренько перебралась в Москву, с помощью друзей
открыла театр... Ну не сказка ли?
Видите, как все просто? Так что кричите, девушки, громче! Да,
и еще один совет дала Люся. При нападении надо быстрей скидывать
туфли. А там все будет о кеи.
откроете.
Поклонники группы «Любэ»
До отказа заполнили спортком­
плекс «Олимпийский», чтобы
послушать сольный концерт
своих любимцев. Как всегда, на
«ура» — или, вернее, на «бис» —
проходили признанные ше­
девры, такие, как «Не рубите,
мужики», «Ночь», «Атас» и дру­
гие. Но «Любэ» показала и но­
винки; лучшей из них, пожалуй,
оказалась
ностальгическая
песня
«Трамвай-пятерочка»,
Уже начавшая свою жизнь на
«голубом экране». Надеемся,
Долгую.
И еще мы надеемся, что
к тому моменту, когда выйдет
этот номер, будут разысканы
нахалы, совершившие ограбле­
ние квартиры солиста группы
Николая Расторгуева, живу­
щего— смешно сказать! —
в подмосковных Люберцах.
Совсем обнаглел народ. Ни за­
мков, ни бицепсов не боится.

175

МОЗАИКА

Еще одна забавная и грустная история украсила страницы газет.
Известная группа «Крематорий» в одном из домов культуры столицы
устроила концерт, средства от которого планировалось передать ду­
шевнобольным художникам.
«Люси в облаках с бриллиантами» — так красиво было названо
мероприятие. Это название носит так же сборник стихов поэтов «со
сдвигом», изданный при помощи популярной группы.
А получился сплошной конфуз. Картины «со сдвигом» висели,
стихи продавались. Чинно-благородно. А потом некая дама-искус­
ствовед из Центра творческой реабилитации душевнобольных зая ­
вила музыкантам правду-матку, что ей хочется повеситься от их
музыки. А вот «ненормальные» стихи и картины такого желания
у нее почему-то не вызвали. Затем оскорбился директор выш еназ­
ванного центра, заподозривший музыкантов в неверии в его финан­
совую порядочность. А потом вообще было сказано, что в наше время
благотворительностью заниматься стыдно...
Ну не дурдом ли?

Две новые книги достойны
внимания любителей рока. П ри­
чем про обе можно сказать —
впервые.
Впервые в наш ей стране и з­
дана энциклопедия «Рок-музыка
в СССР». Правда, составитель
Артем Троицкий,
известный
рок-ж урналист, применил более
скромный заголовок: «Опыт по­
пулярной энциклопедии». Но
опыт,
как
нам
каж ется,
удался — на пространстве в 400
страниц освоена почти вся геог­
р а ф и я Союза, весь ал ф ави т от
«А» до «Я» — от ленинградской
группы «Август» до таш кентс­
кой «Яллы».
Единственное, на наш взгляд,
ненужное в книге — это предис­
ловие Андрея Вознесенского.

176

К ак и все его предисловия — ни
о чем. Вернее, о себе. В роке «я
не специалист»,— говорит л ау­
реат госпремии. Понятно — он
специалист по Вознесенскому.
И еще одно «впервые». Впер­
вые стихи Александра Баш лачева
набраны,
сверстаны
и сброшюрованы. Вышли. От­
дельной книжкой. И пусть его
главные книги впереди (как
страшно это звучит по отноше­
нию к ушедшему рок-поэту,
н о — увы! — это правда), пора­
дуемся и первой ласточке. Пом­
ните, он писал:
Побегу по бумаге я,
Этот путь длиной в строку,
да строка коротка,
Строка коротка...

Не успели читатели полюбо­
ваться в «Мы» на фотографию
Богдана и Сергея — участников
дуэта «Кар-мен», как оказа­
лось, что мы поведали о том,
чего уже, увы, нет.
Да. «Кар-мен» в этом со­
ставе прекратил свое существо­
вание. В чем дело? В одной из
газет написали, что дело —
в одеяле. Каждый, мол, тянул
на себя. Другому мало достава­
лось. И образом жизни не сош­
лись. Один хотел — по-запад­
ному, другой — по-советски,
а не как-нибудь там... Разош­
лись, словом, ребятки.
Что же теперь? А вот что:
король умер, но — да здрав­
ствует король! Да здравствует
новый «Кар-мен»! Таких кри­
ков нетерпеливо ждет новая
группа со старым названием,
в которой, кроме певцов, еще
и пляшут танцоры. При дележе
имущества название досталось
j Сергею Лемох-Огурцову.
А что же осталось на долю
Богдана Титомира? Конечно,
его знаменитое мужское обая­
ние! Видимо, именно его он соб­
рался заложить в основу своего
будущего, заявив в интервью:
мой новый имидж — «это секссимвол на эстраде»... Каждый,
значит, при своем. Кто при
одеяле, кто при сексе.
Одно жалко. Новый «Кар­
мен» собирается уничтожить
все теле- и радиозаписи группы
с Богданом. Те, что мы с вами
так любили. Не стоит, ребята!
У вас еще все впереди.

__
По материалам прессы

177

КУМИРЫ И ЗВЕЗДЫ
Было время, когда сценичес­
кое имя Рэмбо олицетворяло со­
бой антисоветизм высшей пробы,
милитаризм и реакционность бу­
ржуазной культуры. На него
злобно наскакивала пресса, обви­
няя, клеймя, унижая. Сегодня,
когда буйство борзописцев преж­
него режима поутихло, их место
заняли представители нового
мышления,
излагающие
свои
мысли, как правило, малогра­
мотно, но зато столь же безапел­
ляционно, как и раньше было при­
нято. Свобода излагать собствен­
ное мнение была понята как необ­
ходимость представить все в со­
вершенно
ином
свете,
чем
прежде. И вот мы уже видим того
же Рэмбо воплощением муже­
ственности, силы воли,геройства
духа. Еще неопытное и слабораз­
витое общественное самосозна-

Сильвестр
СТАЛЛОНЕ -

СИМВОЛ
МУЖЕСТВЕННОСТИ
И ГЕРОЙСТВА ДУХА

ние наше оказалось убаюканным
этими свежими ветрами, и вот на­
лицо — полная каша в мозгах
у молодежи, которая, кажется,
напрочь теряет (или так и не
может приобрести) способность
к аналитическому мышлению. Так
какие же суждения о Рэмбо
верны? Давайте вместе просле­
дим за тем, как, когда и почему
появился на свет Рэмбо и какие
идеалы он воплощает. Тем более
что популярность актера, кото­
рый создал на экране этот образ,
необыкновенно высока как за
океаном, так и у нас в стране.
Майкл Сильвестр Сталлоне
(его фамилия произносится, ско­
рее, как Сталлоун, но мы оста­
вили устоявшееся в печати напи­
сание) родился 6 июля 1946 года
в Нью-Йорке в семье небогатого
иммигранта с Сицилии Фрэнка
Сталлоне, работавшего парикма­
хером. Мать Сильвестра — Жак­
лин, француженка по националь­
ности, была в те годы главным
добытчиком в семье, выступая
в хоре «Даймонд хорсшоу».
Мысли о собственном деле не по­
кидали Фрэнка Сталлоне, и после
длительного периода подготовки
он организует и открывает в 1951
году целую сеть салонов красоты
под названием «Фрэнк хэйр стайлистс». Так что нищей, как это
закрепилось на страницах наших
газет, эту семью никак не назо­
вешь.
Сильвестр вспоминает свое
детство как одинокое и неу­
строенное. Несмотря на то что
большую часть времени он прово­
дил вне дома, Слай (уменьши­
тельное от Сильвестра) не со­

шелся близко ни с кем из соседей,
не участвовал в мальчишеских
шайках. Он сторонился сверстни­
ков — они дразнили его из-за ак­
цента и небольшого дефекта
речи, который был следствием
родовой травмы. Слай до сих пор
настолько сильно переживает
свое детство, что уверяет всех,
будто испытал на себе все чув­
ства, которые должен был испы­
тывать урод Квазимодо.
Когда Сильвестру было 11
лет, его родители разошлись.
Сильвестр с братом Фрэнком пе­
реехали в Филадельфию, где
Жаклин нашла себе нового спут­
ника жизни — местного произво­
дителя пиццы. Со временем она
ушла и от него, переехала
в Майами и открыла там клинику
пластической хирургии.
К 16 годам Слай сменил
дюжину школ, причем из поло­
вины был выгнан за хроническую
неуспеваемость. «Учителя гово­
рили, что мой мозг спит летарги­
ческим сном и пробудить его они
не в силах»,— усмехается сегодня
Сталлоне. Отсутствие способно­
стей к каким-либо предметам
привело Сильвестра в гимнасти­
ческий зал, где он познакомился
с гантелями и от безделья начал
усиленно тренироваться, «качая»
мышцы.
Так этот парень «въехал»
в бурные 60-е годы, когда нача­
лась война во Вьетнаме. Мать, ис­
пугавшись за сына, решила во что
бы то ни стало упрятать его по­
дальше от армии и, используя
весь свой немалый запас зна­
комств, устроила его тренером пс
физподготовке в привилегиро-

180

ванный колледж в Швейцарии.
Именно там Слай начал играть
в
студенческих
спектаклях.
Прошло совсем немного времени,
как Сильвестр Сталлоне почув­
ствовал, что сцена — это словно
бальзам для его души. Квазимодо
впервые ощутил себя человеком.
Дальше — больше. Уверовав
в свои силы, Слай с нетерпением
дожидается,
когда
опасность
вьетнамской мясорубки окончаIтельно его не минет, с тем чтобы
I вернуться в Америку и поступить
! на отделение драматического ис| кусства университета в Майами,
I куда к тому времени уже перееI хала его мамаша. Но преподава|[ тели не находят у Сталлоне даже
отблеска таланта. «Любое его исI полнение агрессивно, это сплошная физика, ни мысли, ни ду­
ши»,— говорят о нем многоопыт­
ные педагоги. И Слаю вновь
приходится решать все по-своему:
” из верных и таких же непризнан­
ных, ка к и он сам, товарищей он
сколачивает труппу, которая на­
чинает давать представления
в подвале церкви по соседству.
Но
количество
зрителей —
в среднем два на каждом шоу —
не могло удовлетворить тщеслаI вия актеров, и за несколько месяцев до диплома Слай оставляет
! университет, справедливо пола­
гая, что хорошего напутствия он
здесь никогда не получит.
И вот брошенный всеми актернеудачник бросает вызов судьбе.
Он нанимается на временные ра­
боты, чтобы не умереть с голо­
духи (вышибала, уборщик в зоо­
парке, швейцар), а в свободное
время пытается пробиться на

|

сцену в Нью-Йорке. В 1969 году он
находит маленькую труппу, с ко­
торой выступает на протяжении
двух лет, ему приходится участво­
вать даже в полупорнографических постановках — но чего не сде­
лаешь ради искусства! Жестокая
нью-йоркская жизнь, близость
к самым низам американского об­
щества постепенно формируют
у Сталлоне творческое мировозз­
рение: главной идеей его художе­
ственных поисков отныне де­
лается желание раскрыть духов­
ный потенциал «маленького чело­
века» Америки. Но воплотит он
этот образ совсем не так, как де­
лал до него, положим, Чаплин.
«Маленький человек» Сталлоне
будет качать мышцы и при первом
поводе хвататься за оружие. «Ма­
ленький
человек»
Сталлоне
словно насмотрелся легендарных
вестернов и решил вырасти до их
героев.
Но Сильвестр начинает в кино
с малого. Массовка, эпизодичес­
кие роли — больше похвастаться
нечем. Десятки штампованных
гангстеров и хулиганов, которые
появляются на экране на десяток
секунд только для того, чтобы
двинуть кого-нибудь по физионо­
мии или смачно выругаться.
А ведь актеру уже 30 лет! Слай
день и ночь пишет сценарии, пове­
сти, романы, его письменный стол
завален ворохом бумаг — все впу­
стую, они никого не интересуют.
Но вот проблеснуло что-то по­
хожее на удачу. Фильм «Лорды из
Флэтбуша», вышедший в 1974
году, заметили критики, много пи­
сали о нем, а Сильвестр однажды

181

даже обнаружил собственную фа­
милию в одной из рецензий, пос­
вященных фильму. Гонорар за
роль в этой картине был самой
крупной суммой, которую когдалибо получал Слай за свою ра­
боту. На эти деньги Сильвестр по­
купает подержанный автомобиль
и едет в Голливуд. В багажнике
его машины — кипы сценариев,
которые он пытается всучить луч­
шим
американским
продюсе­
рам — бесполезное занятие, ко­
торое Слай отказывается бро­
сать. Одновременно он продо­
лжает появляться в эпизодах —
но не более того. Другой на его
месте опустил бы руки — но не
Слай. И в итоге победа пришла
к нему.
Началось все с озарения
в один прекрасный день. Силь­
вестр сидел у телевизора, наблю­
дая за боем тогдашнего чемпиона
мира по боксу Мухаммеда Али
с малоизвестным боксером Маком
Уэннером, бросившим тому вызов.
Мак сумел продержаться против
чемпиона почти все 15 раундов
и лишь в самом конце был нокау­
тирован. Вот она — история для
забойного сценария! Он был напи­
сан за несколько дней. Несколько
компаний тут же предложили ку­
пить его. Наибольшая предлагав­
шаяся сумма — 265 тысяч долла­
ров. На роль главного героя уже
прочили «звезд» — Берта Рей­
нолдса, Джеймса Каана или Уор­
рена Битти. Но Сильвестр поста­
вил железное условие: главную
роль будет играть он, и никто дру­
гой! Решение мужественное, если
учесть, что на счету у него тогда
лежало 106 долларов, а в семье

ожидалось пополнение — жена
была в положении. Переговоры
завершились
компромиссом:
«Юнайтед Артисте» заплатила
Слаю за сценарий «всего» 75 000,
да еще пообещала 10 процентов
от прибыли. Никто в те дни не
предполагал, что спустя год эти
10 процентов обернутся для
Сталлоне миллионами долларов.
Фильм «Роки» стал киносим­
волом «американской мечты». По
сценарию,
рабочему-итальянцу
судьба дает шанс в виде одногоединственного
показательного
матча прославленного негритянс­
кого боксера Аполло Крида с «че­
ловеком из народа». 30-летний
неудачник из местного боксерс­
кого клуба, опустившийся и ни­
чего не ждущий от жизни громила
с пудовыми кулаками, Роки Баль­
боа по совету друзей принимает
вызов.
И
Крид,
готовивший
эффектное, но легкое зрелище
к национальному празднику —
200-летию СШ А,— сталкивается
с настоящим американским ха­
рактером. Зритель видит, как,
будто по волшебству, вера в свои
силы и упорные тренировки
преображают не только тело рано
обрюзгшего громилы, но и его
душу. На ринг выходит уже боец,
готовый к изнурительному бою, во
время которого Роки не только не
сдается, но даже ухитряется нес­
колько раз послать чемпиона
в нокдаун. В награду по фильму —
слава, деньги и признание люби­
мой девушки. То же самое полу­
чает и исполнитель роли Роки
Бальбоа — Сильвестр Сталлоне.
Казалось бы, он своего до­
бился. Чего еще можно мечтать

182

в жизни скромному потомку им­
мигрантов? Но слава — это путь
к личной трагедии, безусловная
перекройка своей души и созна­
ния человека. Ведь помните,
Слай когда-то жаждал стать ак­
тером с большой буквы, он и
к роли Роки Бальбоа подходил
с этими мерками. Теперь, когда он
вырвался на простор, стал свобо­
ден, мог выбирать любые роли,
произошла осечка. Зритель, неиствовавший
на
просмотрах
«Роки», отказался принять Слая
в ином обличии. Ни профсоюзный
лидер в фильме «Ф. И. С. Т.»
(1978), ни один из трех братьев
в
семейно-житейской
драме
«Райская аллея» (1978) не смогли
ничем привлечь поклонников же­
лезной воли и стальных мышц.
В будущем Сильвестр будет неод­
нократно пробовать «примерять
на себя новое платье», но всякий
раз на этом пути его будет ждать
неудача.
Единственный выход, который
оставил ему кинобизнес,— чтобы
не остаться «актером одной
роли», нужно стать «актером од­
ного образа». И Слай, видимо,
скрепя сердце принимает очеред­
ной вызов судьбы и возвращается
на потеху публике к роли Роки.
«Роки-2» (1979) и «Роки-3»
(1982) — это движение новых лиц
вокруг нашего Бальбоа по старой
схеме. Роки вновь опускается, по­
том вновь тренируется, потом
вновь побеждает на очередных
витках невыносимых ситуаций
житейской безысходности. Чем
дальше, тем больше экранного
времени занимают сами схватки

на ринге, то есть то, что было
в первой серии кульминационной
сценой из нескольких эпизодов.
Боксерский матч в «Роки-3» прев­
ращается в самоцель, исчерпы­
вающий все скудное духовное со­
держание фильма. На экране ца­
рит,
торжествует
животная
жажда физического превосход­
ства. Цель, отныне поглотившая
Роки,— размолотить кулаками
такую же, как он сам, гору мяса
и мускулов по имени Аполло
Крид. Сюжета нет в этом полурекламном фильме. Скорее, он по­
хож на жестокий спортивный ре­
портаж о подготовке профессио­
налов к матчу и о самом матче.
Вопиющая примитивность продо­
лжений «рокиады», особенно ее
третьей части, заставляет вспом­
нить время производства кар­
тины: «Роки-3» вышел в 1982
году — и в каждом ударе Бальбоа
все более отчетливо угадывались
настроения рейгановской эпохи.
«Американская мечта» отошла на
второй план. «Маленький чело­
век» в исполнении Сталлоне гото­
вился защищать свою страну от
внешних врагов.
А защищать было от кого.
СССР наращивал вооружения,
вел войну в Афганистане, нед­
ружественные Штатам режимы
вырастали повсюду как грибы
после дождя (Никарагуа, Гре­
нада). В такой обстановке жест­
кий курс президента Рейгана стал
требованием момента. Массовое
искусство, уловив перемены в об­
щественном настроении в пользу
«твердой руки» в политике, не­
медленно откликнулось сонмом
пропагандистских произведений

183

КУМИРЫ И ЗВЕЗДЫ

(среди
фильмов
о
«твердой
руке» —
«Красный
рассвет»,
«Вторжение в США», «Огненный
лис», «Сверхоружие»). Меж них
был
бесспорный
бестселлер,
главный персонаж которого стал
с легкой руки Рейгана героем № 1
Америки. Понятно, что воплотил
героя — патриотического защит­
ника отечества на экране — не
кто иной, как Сталлоне.
Изначально этот
персонаж
Сильвестра — ветеран вьетнамс­
кой войны Джон Рэмбо — задумы­
вался как олицетворение разру­
шающего здоровую психику воен­
ного мышления. Его драма заклю­
чается в том, что война и спецы из
форта Брэгг сделали из него ма­
шину для убийства. Он не может
найти себе места в мирной жизни.
Поэтому картина поначалу пред­
ставлялась в пацифистских тонах
и, казалось, осуждала милита­
ризм. Но прошло немного вре­
мени, как на поверхность всплыл
второй, скрытый смысл ленты.
Особенно это проявилось после
выхода на экраны продолжений
киносериала о Рэмбо.
Интонации фильма «Первая
кровь»
полны
справедливой
обиды за этого благородного
бойца, которому до сих пор не
нашли достойного применения
и которым издевательски шпы­
няют самодовольные, откормлен­
ные полицейские, не стоящие
и мизинца Рэмбо. Себе на горе.
Ибо когда Рэмбо прижимают
к стене дубинкой, в его воспален­
ной памяти вспыхивают жуткие
воспоминания о пытках во вьет­
намском плену. Все! Конец его не­
полноценной жизни! Ветеран вне­

запно просыпается от спячки
и превращается в страшное ору­
дие массового уничтожения. Раз­
детый донага, безоружный, ок­
руженный враждебными людьми
в форме — наконец-то он снова
в привычной обстановке на поле
боя. И не беда, что это Орегон,
а не Вьетнам. Он запрограммиро­
ван на убийство в любой обста­
новке.
Надо видеть, как оживают
глаза героя, как обретают упру­
гость и силу его мышцы; как безо­
шибочно работают все его органы
чувств, чтобы осознать, чего до­
бивались авторы: вот она, настоя­
щая жизнь, вот он, подлинный ге­
рой современной Америки. Непо­
нятый и неузнанный, он вынужден
воевать с собственной страной,
погрязшей в болоте безделья
и самодовольства. Разбудить ее
от спячки точно так же, как это
сделали с самим Рэмбо,— вот па­
фос фильма. И еще одна мысль —
такие, как он, лишь «на запасном
пути», они ждут своего часа. И,
естественно, администрация пре­
зидента Рейгана сумела найти им
поле для деятельности: «Рэмбо2» (1985) — место действия: Вьет­
нам, поиск пленных; «Рэмбо-3»
(1988) — место действия: Афгани­
стан, Слай спешит на помощь
своему попавшему в беду коман­
диру.
Эти продолжения, а также
снятый в 1985 г. «Роки-4», в кото­
ром вообще ничего больше нет,
кроме политики и пропаганды
(Роки избивает на ринге нашего
кэгэбэшника, утверждая превос­
ходство
американской
крови),
создавались исключительно на

186

потребу общественного мнения,
подогревая ростки шовинистичес­
кой истерии в стране. Если
и «Роки», и «Первая кровь» еще
заставляли задуматься, вызы­
вали неоднозначные оценки и по­
лярные отклики, были многопла­
новыми картинами, то их продо­
лжения служили одной лишь
идее — превосходства амери­
канского духа в мировом масш­
табе. Это позволило некоторым
американским критикам назвать
творчество Сталлоне «фаши­
ствующим».
Нам особенно должно быть
обидно, что в качестве злейших
и циничных врагов в этих карти­
нах предстают наши с вами сооте­
чественники. Неужели амери­
канцы столь плохо думают о на­
шем народе? Или то был «высо­
чайший» заказ? Я пишу эти
строки не с целью потребовать
запрета на показ сериала о Рэмбо
у нас в стране. Просто необхо­
димо сознавать, ради чего дела­
лись эти картины и каким на­
строениям в обществе служили.
Рука не поднимается написать,
что Рэмбо борется не за справед­
ливость — ведь для разных лю­
дей справедливость предста­
вляется по-разному. Не нам су­
дить американцев — но нам их по­
нимать. Без этого не прожить.
Что ж, несмотря на некоторые
уколы прессы, Слай достиг пре­
дела: и он сам, и его персонажи
получили статусы народных ге­
роев США. Но одно не дает ему
покоя: доказать свои актерские
способности «итальянскому же­
ребцу» так и не удалось. Чтобы не
потерять реноме, Слаю приходи­

лось постоянно выбирать схожие
и крайне примитивные «физичес­
кие» роли. Кроме семи фильмов
из двух известных серий, в один
ряд можно выстроить: «Ночные
ястребы» (1981), «Кобра» (1986),
«Взаперти» (1989). Особенно «хо­
рош» образ полицейского Ма­
риона Кобретти по прозвищу
Кобра. За весь фильм он произно­
сит от силы десяток слов. Камен­
ное лицо-маска не оживает даже
в том случае, когда он занимается
своим любимым делом — истре­
блением преступников, которых
ненавидит с исключительной си­
лой, свойственной героям Стал­
лоне. Пожевывая неизменную
спичку в углу рта, Кобра гордым
варягом проплывает по морю
крови врагов законности. И не
беда, что сам он преступает закон
на каждом шагу. На это ему уже
дана индульгенция обществом,
так полюбившим за последнее
время сильную власть.
Что касается пяти других
фильмов Сталлоне за последнее
десятилетие, то два из них —
«Оставаясь в живых» (1983)
и «Рейнский камень» (1984) явно
не получились, засвидетельство­
вав в очередной раз, что карди­
нально поменять амплуа Сильве­
стру так никогда и не удастся.
Фильм «Победа» (1981) необычен
тем, что здесь Слай сыграл в соз­
вездии
знаменитых
актеров
Майкла Кейна, Макса фон Зюдова... и легендарного короля
футбола бразильца Пеле. Уча­
стие
последнего объясняется
сюжетом картины. В ней речь
идет о футбольном матче 1944
года между заключенными не-

187

мецкого концлагеря и профессио­
нальной футбольной командой
нацистов.
«Танго и Кэш» (1989) интере­
сен тем, что на первое место, по­
мимо злоключений героев, выхо­
дят сложные взаимоотношения
между двумя разноплановыми,
разнохарактерными
полицейс­
кими, вынужденными работать
рука об руку. Фильм почти цели­
ком поставлен нашим знамени­
тым земляком Андреем Конча­
ловским,
который,
правда,
в конце съемок заспорил по по­
воду кульминации в сюжетной ли­
нии и, обидевшись на то, что его
не понимают, бросил работу.
Но самый любопытный фильм
Слая этого периода — «Изо всех
сил» (1987). Практически это ва­
риация на темы «Роки». Спустя 11
лет после выхода в свет ориги­
нала старая формула вновь сра­
ботала! Правда, теперь Слай уже
не боксер, а чемпион по армрест­
лингу — борьбе на руках, но это
не важно. Такую нужную свежую
струю в сюжет вносит ход с ре­
бенком — сыном главного героя
Линкольна Хока. В этом фильме
вновь, как и в первом «Роки»,
главная цель физического проти­
востояния — не тупое мордова­
ние противников, а духовное пе­
рерождение, конкретно: стремле­
ние завоевать любовь сына, вос­
питанного без отца в богатой
семье деда.
Великая сила искусства! Она
действует на зрителей уже мно­
гие тысячелетия, и в том числе
посредством фильмов Сталлоне.
Например, у его Рэмбо — сотни
беззаветных поклонников, кото­

рые ставят памятники любимому
герою или устраивают конкурсы
на «самого похожего Рэмбо». Вос­
хищенные мальчишки качают би­
цепсы «под Роки» и идут записы­
ваться в местные боксерские
клубы. Но самое любопытное то,
что сам Сильвестр Сталлоне со­
вершенно не похож на своих ге­
роев. Сценарии он бросил пи­
сать — на что они ему, когда мил­
лионы долларов и так исправно
сыплются из нержавеющей ма­
шины шоу-бизнеса. Сыном своим
он также перестал заниматься.
Знающие его люди говорят, что
Слай пресыщен жизнью, жен ме­
няет как перчатки, каждый день
водит новых любовниц. В прессе
появлялись свидетельства о вся­
ких странностях в поведении ак­
тера — например, пристрастии
к порнофильмам. Говорят, что он
даже записывает свои любовные
утехи с новыми девочками на ви­
деокассету, а затем днями прос­
матривает
свою
коллекцию.
О личных его качествах ходят
слухи, что, дескать, Слай чуть ли
не трус и уж наверняка полная
противоположность своим ге­
роям.
Ну и пусть говорят! К счастью,
мы не знаем и не видим ничего
более, кроме созданных им обра­
зов на экране. А они муже­
ственны, благородны рыцарской
благородностью, смелы. Они —
герои Америки. И в них в любом
случае есть частичка души на­
стоящего Сильвестра Сталлоне.
Нужно ли обращать внимание на
слухи?

188

Андрей КОКАРЕВ

J

ИЩ У Д РУГА

Знаете, ребита, что больше всего поражает в нашей почте? Уга­
дали — ее количество. Но не только. Мы в редакции убедились в том, что
в школе вам, наверное, никогда не объясняли, как надо правильно
и грамотно оформить письмо. Казалось бы — чего проще? Оказывается,
и в этом есть свои правила, которые не следует нарушать.
Что касается «куда, кому» — здесь почти все пишут правильно. Неко­
торые, правда, пишут два адреса сразу — и редакции, и издательства, не
догадываясь, что они — в разных концах Москвы. Помните только, что
на конверте надо писать название рубрики, в которую адресовано ваше
послание, или фамилию сотрудника (или автора).
Но вот обратный адрес пишут кому как нравится. Или вообще не
пишут. А грамотно надо писать так: в рамочке — индекс, адрес —
подробно, не так вот, например: «Стол. 56— 78». Поди разбери, что за
Стол. — то ли улица Столярова, то ли Столешников переулок. И еще —
фамилию и имя а обратном адресе надо писать в именительном падеже.
Помните еще, что это такое? Ну вот и хорошо.

Как всегда, много поклон­
ниц индийского кино ищут кол­
лег по слезам, пролитым в тем­
ноте кинозала. Вот некоторые
адреса:
700146, г. Ташкент, ул.
Строительная, 20, кв. 52. Майо­
рова Настя (12 лет).
427410, Удмуртская АССР, г.
Вотки иск, ул. Верхняя, 11, кв.
170. Чернышева Юля (14 лет).
167001, г. Сыктывкар, ул.
Коммунистическая, 43, кв. 96.
Лопушняк Ирина (15 лет).

«Мне 22 года, работаю,
учусь заочно в институте, лю­
блю футбол, играю сам и пишу
стихи. Хочу организовать клуб
любителей поэзии». Стихов
журнал «Мы» получает очень
много, так что, уверены, же­
лающие найдутся.
143200, г. Можайск, ул. Ком­
мунистическая, 34, кв. 49. Оста­
пенко Михаил.
И еще — продолжение поэ­
тической темы. Маргарита
Маяускайте из Литвы, Свет­
лана Болихина из Смоленской
области, Анетта Крыжановская из Тернополя, авторы жур­
нала «Мы»! На ваши стихи на­
писана музыка, и 16-летняя де­
вочка, будущий композитор,
хочет с вами переписываться.
308036, г. Белгород, ул. Губ­
кина, 21, кв. 328. Кучева Ольга.

У Вани на окне растут шесть
видов кактусов. Он хочет пере­
писываться с теми, кто увле­
кается этими замечательными
растениями и станет ему на­
стоящим другом.
630126, г. Новосибирск, ул.
Выборная, 110, кв. 72. Мотясов
Иван (11 лет).

189

ИЩУ ДРУГА

Каникулы кончились, уроки начались. Поэтому мы решили не
увлекать вас адресами музыкальных фанатов. Вернее, их будет нем­
ного. Мы знаем, что вы любите этих исполнителей...
...Татьяну Овсиенко:
141650, г. Вмсоковск Московской обл., Первомайский пр., 9, кв. 55.
Леонов Михаил (17 лет).

...Михаила Боярского:
105203, Москва, ул. 14-я Парковая, 6, кв. 21. Лиля (12 лет).

...группу «ДДТ»:
123100, Москва, Шмидтовский пр., 19, кв. 6. Романова Инна (17
лет).

...группу «Пинк Флойд»:
305006, г. Курск, ул. Ленина, 106, кв. 18. Захаров Антон (16 лет).

...Сандру:
127560, Москва, ул. Плещеева, 6а, кв. 20. Акимова Юлька (16 лет).

Сабине 19 лет, она любит
песни «афганцев» и хотела бы
с ними переписываться.
370129, г. Баку, пос. Н. Ахмедлы, ул. Н. Туей, 31, кв. 79.
Эюбова Сабина.

Девочка, которая очень лю­
бит читать письма, особенно
толстые, писать на них ответы
и которая считает, что всегда
I будет подписчицей журнала
«Мы», ждет писем от ребят, ко­
торые увлекаются математи­
кой.
617240, Пермская обл., г.
Кудымкар, ул. Созонова, 15, кв.
12. Радостева Лена (15 лет).

Эти ребята тоже носят воен­
ную форму, но мы надеемся, им
не придется узнать, что такое —
настоящая война.
142030, Московская обл.,
Домодедовский р-н, п/о «Ям»,
в/ч 56135 «Е». Федосеев Анато­
лий (19 лет, занимается спор­

В «живом уголке» сегодня
два адреса:
142117, г. Подольск, ул. Ки­
рова, 72/54, кв. 10. Ларичева
Люба (13 лет, любит животных,

том).
335007, г. Севастополь-7, в/ч
43196 «В». Группа курсантов

ее немецкая овчарка— меда­
листка).
107150, Москва, ул. Под­

(они написали о себе: «Все мы
молодые, симпатичные, физи­
чески развитые ребята).

бельского, 1, корп. 2, кв. 23.
Лена С. (15 лет, любит лошадей

445025,
г.
Тольятти-25,
ТВВСКУ-«Б»-6. Игошин Дмит­
рий.

и занимается конным спортом).

190

Павлику 14 дет, он плохо
учится и считает, что по этой
причине с ним не хотят
дружить одноклассники. Зато
у него есть собака, и он разво­
дит аквариумных рыбок. На­
деемся, что у него появятся
друзья...
720028, г. Бишкек, 7 микро­
район, д. 16, кв. 25. Рыбкин Па­
вел.
Вполне образованный и до­
брый по характеру парень, про­
ведший три года за высоким за­
бором и колючей проволокой,
надеется, что найдется де­
вушка, которая ему поверит,
которая понимает, что «зек»
тоже человек, у которого есть
сердце, способное полюбить на
всю жизнь.
БССР, г. Могилев, бульвар
Непокоренных, 45, кв. 16. Ба­
бич Андрей (18 лет).
«Кто напишет мне письмо,
Тому совсем не будет скучно.
Пишите все, кому оно
Покажется д л я сердца
нужным».

341021, г. Мариуполь, пер.
Степной, 39а. Рита (16 лет).

«Я единственный продолжа­
тель нашего рода, и мне надо
обязательно выжить в этой
жизни. Поэтому я занимаюсь
боксом, каратэ-до, дзю-до, ушу (стиль «длинный кулак»).
Жду от своих корреспондентов
и корреспонденток откровен­
ных писем об их увлечениях
и житухе. Может быть, с неко­
торыми из них мы по-настоя­
щему подружимся!»
633159, г. Новосибирск, п/о
Кашово, п. Новоборск, 12, кв. 7.
Сергей И. (14 лет).
Лене 16 лет, она «белая во­
рона» в своем классе — а все
потому, что не хочет из де­
вушки превратиться в «девку».
Не красится, не курит, не ру­
гается. Откликнитесь, ребята!
140006, г. Люберцы Мос­
ковской обл., ул. Космонавтов,
19, кв. 7. Кузнецова Лена.
С читателями «Мы» хочет
переписываться
девочка —
поклонница фильмов с уча­
стием А. Шварценеггера.
343116, Донецкая обл., г. Ди­
митров-3, квартал 40, д. 10, кв.
73. Лена 3. (15 лет).

17-летний поклонник у-шу, выпускник авиационно-спортивной
школы ДОСААФ, ждет писем от девчонок— посимпатичней и от
парней — влюбленных в авиацию и спорт.
680032, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Аэродромная, 15, кв.
154. Озеров Анатолий.

Желаем успехов!

НА МАЛОМ
ЭКРАНЕ
Юрий БАХЧИЕВ

ВИДЕООБЗОР
Заслуженный интерес у зрите­
лей вызывают так называемые
«фильмы ужасов» — жанр, пред­
ставленный в нашей стране,
к сожалению, только на «малом
экране». Многообразие, красоч­
ность, увлекательные и необыч­
ные сюжеты безусловно привле­
кают поклонников видео. Внутри
этого жанра существует множе­
ство различных тем и вариаций,
но основная задача остается
неизменной — заставить зрителя
испытать сильные эмоциональ­
ные переживания.
В текущем году видеорынок
предложил целый ряд интерес­
ных новинок:
Новая встреча с маньякомубийцей и возможностью «жизни
после смерти» ждет зрителей
в увлекательном мистическом
триллере «Первая сила». Лейте­
нант полиции в исполнении Луи
Дайамонда Филлипса («Дезорга­
низованная преступность», «Мо­
лодые мстители») расследует
таинственные убийства, совер­
шаемые, как выясняется, членом
секты сатанистов. Череду чело­
веческих
жертвоприношений
удается остановить... Но сатана
дает своему поклоннику «первую
силу» — и борьба продолжается!

Леденящие кровь убийства
и казни не являются непремен­
ным атрибутом фильмов ужасов.
Режиссер Гарри Маршалл («Кра­
сотка») дает возможность испы­
тать «Боязнь пауков» — болезнь,
неожиданно поразившую жите­
лей маленького американского
городка. Экзотические пауки,
случайно оказавшиеся в доме го­
родского врача, терроризируют
его обитателей. Эпизоды борьбы
с чудовищными насекомыми за­
ставляют
вспомнить
такие
фильмы, как «Чужой» и «Тварь»,
и, несомненно, в какой-то мере
пародируют их.
Библейское «Седьмое знаме­
ние» олицетворяет неизбежность
наступления Апокалипсиса. В од­
ноименном фильме цепь злове­
щих событий окружает молодую
семью, ожидающую появления
своего первого ребенка. Главная
героиня фильма в исполнении
Деми Мур («Привидение», «Мы не
ангелы») пытается предугадать
развитие событий, понять значе­
ние зловещих знаков и знамений.
С каждым шагом разгадка все
ближе, и, разгадав тайну, героиня
понимает, что именно от нее зави­
сит существование всего живого
на Земле.

192

к лайва Баркера, постановщика известного фильма «Вос­
ставшие из ада», классик ужасно­
мистического жанра Стивен Кинг
назвал «новой надеждой кинема­
тографа ужасов». Его
работа
«Ночной
народ»
безусловно
может быть названа лучшим
фильмом ужасов сезона. Преследуемые везде и во все времена
и все же реально существующие
в современном мире монстры
и чудовища живут обособленно,
скрываясь от враждебного мира
людей в необычном городе Мидиен. Герой фильма решает найти
его и разгадать тайны «ночного
народа», но на его пути стоят мно­
гочисленные препятствия. Прео­
долев их, став полноправным жи­
телем Мидиена, герой узнает, что
«народу Луны» грозит смертель­
ная опасность. Увлекательная,
надолго запоминающаяся поста­
новка!
Фильм «Коматозники» расска­
зывает о странных опытах группы
студентов-медиков. Кифэр Са­
зерленд («Молодые мстители»)
и Джулия Робертс («Красотка»,
«Стальные магнолии») предла­
гают своим сокурсникам провести
на себе эксперимент с целью ре­
шения вопроса — существует ли
что-то за границами бытия. По
очереди каждый из участников
опыта под наблюдением своих
товарищей погружается в кома­
тозное состояние и находит там
самые тяжелые и неприятные
воспоминания.
Вернувшие
в реальный мир, герои с ужа
замечают, что небытие ост
свои страшные следы и
исправить с0—

НОЧНОЙ НАРОД (1990)
NIGHT BREED ****
КОМАТОЗНИКИ (1990)
FLATLINERS ***
БОЯЗНЬ ПАУКОВ (1990)
ARACHNOFOBIA ***
СЕДЬМОЕ ЗНАМЕНИЕ (1989)
SEVEN SIGN ***
ПЕРВАЯ СИЛА (1990)
FIRST POWER ***




MyBook - читай и слушай по одной подписке