Алладин на Олимпе (fb2)


Настройки текста:



Тито Брас - Алладин на Олимпе

Литературно-художественное издание

Для младшего и среднего школьного возраста

Тито Брас

АЛЛАДИН НА ОЛИМПЕ

Редактор А. Н. Конев

Ответственный за выпуск Т. Г. Ничипорович

Глава 1 ФОНТАНЫ БАГДАДА

Маленькое существо с прозрачными крылышками сжалось в комочек:

– Разве я пригоден для войны? Ведь это так далеко! Подумай сам...

– Что?! Ты смеешь мне перечить? Ты отказываешься выступить на нашей стороне?

Огромный воин в тяжёлых доспехах выхватил исполинский меч и, как мельница, замахал им над головой крылатого малыша. Тот пискнул и юркнул в сторону, зависнув в воздухе подальше от сверкавшего меча. Мантию воина раздул порыв стремительного ветра.

– Я повинуюсь, – сказал малыш.

– Созывай своих слуг, – приказал воин, – и сегодня же отправляйся в Багдад. К тому времени, как моё войско приблизится к его стенам, город должен быть истощён и поставлен на колени...

– Я повинуюсь, – повторил малыш.

* * *

Прекрасная Жасмин проснулась в замечательном настроении. Едва побрызгав в глаза и на щеки ароматной розовой водой, она побежала в комнату Алладина.

– Ах вот как! – воскликнула принцесса. – Его уже нет! Где он, признавайтесь, сони!

Обезьянка Абу поплотнее укутался одеяльцем и накрыл голову подушкой. Яго распушил перья и хохолок на голове и перевернулся на жёрдочке вверх ногами.

– Как? – немузыкально заорал он. – Принц похищен! Карраул! Стража!

В комнату Алладина немедленно ворвались мамелюки во главе с начальником стражи султана Расулом.

– Что случилось, принцесса? – встревоженно, но почтительно спросил он.

– Ничего, Расул, – со вздохом ответила Жасмин. – Просто Алладин поднялся до рассвета и снова не взял меня с собой. А эти маленькие сони вводят нас в заблуждение.

Яго тут же перелетел на плечо начальника стражи, с которым его связывали добрые чувства, и начал оправдываться:

– Какие страшные обвинения ни в чём не повинного Яго! Как я могу вводить в заблуждение, если сам ничего не знаю! Я сплю, врывается Жасмин, поднимает тревогу, я спешу ей помочь – вот и всё!

– Кто обещал меня разбудить на этот раз? – возмутилась принцесса.

Яго спрятался за ухо Расула. Смущённый Абу выбрался наконец из-под одеялка и, вспрыгнув на подоконник, затанцевал там, показывая худенькой лапкой вдаль.

Над крышами Багдада, а потом над парком султана по воздуху приближалась удивительная кавалькада: юноша в белых шароварах и халате на ковре-самолёте и рядом с ними Голубой джинн.

– Жасмин! – воскликнул принц, врываясь в комнату и спрыгивая с ковра. – Ты уже проснулась? Летим скорее! Праздник начинается!

– Всё готово, госпожа, – подтвердил джинн, превратив себя в восклицательный знак. – Мы нашли источник и подвели воду к акведуку, вода пошла, пошла... Потом рабочие ишаки, вращая колесо, заставят её подняться в высокий бассейн, а потом она ринется по трубам под землю и... забьёт из фонтанов!

Во время этой технической речи джинн последовательно превратил себя в волну воды (Жасмин взвизгнула и подобрала полы одежды), потом изогнулся акведуком, потом взмахнул ушами рабочего ишака и наконец в виде фонтана выбросил из себя фейерверк разноцветных лепестков. Жасмин захлопала в ладоши.

– Вот видишь, любовь моя, – сказал Алладин, – какое техническое чудо! Это всё джинн придумал. Теперь людям не надо покупать воду у водоносов и экономить каждую каплю, теперь они просто подойдут к ближайшему фонтану и наполнят кувшин!

– Я хочу всё это видеть! А ты каждый день пользуешься тем, что мои утренний сон так сладок и оставляешь меня дома, как будто я такая же ленивая соня, как два этих проказника.

Абу и Яго надулись.

– Полетели, Жасмин, – Алладин свистнул Коврику. – До сих пор вовсе ничего интересного ты бы не увидела, потому что строить акведук и копать траншеи совсем не развлечение. Зато сейчас ты увидишь, как забьют фонтаны на всех площадях Багдада!


* * *

Жители Багдада – бедняки с кувшинами в руках и богачи в портшезах – спешили на площади. На узеньких улочках было не пробиться. Хорошо, что они летели на ковре-самолёте сверху над всеми, а то Расулу с мамелюками пришлось бы сильно попотеть, расчищая им путь. Он давно уже отстал вместе со стражниками.

На базарной площади стоял разноголосый шум. Купцы со всех стран света дивились на странный бассейн, в центре которого возвышался каменный дракон с пастью, распахнутой в небо.

– Какой страшный, – прижалась Жасмин к Алладину, – и красивый. Надо было покрыть его чешую позолотой, чтобы она блестела на солнце в брызгах воды.

– И приставить двух стражников, – ехидно добавил Яго. – А к ним ещё одного, чтобы они сами не ободрали позолоту.

– Противный, – принцесса столкнула попугая с ковра, и он, обиженный, отлетел и уселся прямо на дракона, сияя зелёными перьями.

Ветер развевал парчу и лохмотья в толпе. Многие стремились протиснуться поближе к бассейну фонтана, чтобы первыми набрать из него воды.

Рядом с Ковриком появился Голубой джинн.

– Всё готово, о могущественнейший из гидротехников! – важно заявил он Алладину.

– Запускай!

Джинн испарился, чтобы тут же оказаться рядом с молодым талантливым механиком Рустамом на высоком бассейне, служившем водонапорной башней. Взвизгнув в воздухе тормозами, джинн дал пароходный гудок:

– Начинай!

Рустам поднял заслонки и пустил воду.

Послышался шум воды в трубах, и вся площадь замерла в ожидании.

– Ка-а-р!!! – это струя воды из пасти дракона-фонтана подбросила высоко в воздух зелёного попугая на потеху всей толпе.

– Пр-редупреждать надо о своих дур-рацких затеях, – буркнул промокший до последнего пёрышка Яго, с трудом приземляясь на ковёр рядом с Жасмин.

– Ничего, Яго, – весело ответил ему Алладин. – Зато у жителей теперь вдоволь воды!

– По мне – так и сока манго можно попить, – заявил рассерженный попугай.

Внезапно налетел сильный порыв ветра, который отбросил ковёр-самолёт в сторону. Жасмин испуганно вскрикнула, и только крепкая рука принца удержала её от падения. Высоко бившая струя отклонилась в сторону и окатила толпу. Одни засмеялись неожиданному душу, другие кинулись в стороны, спасая дорогие одежды.

Однако вскоре всем стало не до смеха, потому что ветер, налетающий со всех сторон сразу, стал швырять целые горсти песка. Коврик мотало из стороны в сторону. Люди заспешили по домам, и только некоторые уносили полные кувшины.

Подоспевший джинн укрыл друзей голубым плащом и понёс их во дворец.

Глава 2 ЧЁРНЫЕ БУРИ

Против обыкновения на половине султана чай пили не на уютной террасе, а в хорошо закрытой комнате. Слуги, вносившие сладкие блюда, спешили закрыть за собой двери, потому что в залу врывались порывы ветра, которые задували свечи.

– Вот так погодка, – бурчал как всегда Яго. – Только выберись полетать для моциона, как окажешься где-нибудь в середине Африки!

– А разве ты собирался полетать для моциона? – удивился Алладин.

– Почему бы и нет! – ворчливо заявил Яго, который на самом деле редко куда-либо выбирался по собственной воле, предпочитая проказничать во дворце.

– Тогда слетай, пожалуйста, в мою комнату, – невинно предложил Алладин, – и принеси мой любимый кальян.

– Это не моцион, а эксплуатация друзей! – гордо отрезал Яго. – Я хочу на волю.

Жасмин ласково провела по перьям на его голове:

– В этом Яго прав: всем хочется на волю. Мы уже четвёртый день взаперти...

– Никогда не видел таких чёрных бурь, – сказал султан, – хотя не первый день живу в Багдаде.

– Тут что-то не ладно, – подвёл Алладин неутешительный итог. – Боюсь, что здесь не обошлось без вмешательства каких-то злых сил. Придётся мне снова обратиться за помощью к джинну...

– Я занят! – голова джинна появилась из большой вазы, и все повернулись на его голос.

Однако там его уже не было.

– Я бьюсь с Красным драконом, – раздался его голос с другого конца зала, но и оттуда он сразу исчез.

Через секунду Голубой джинн появился через закрытые двери с третьей стороны. В руках он держал крупнокалиберный пулемёт «Смит-и-Виссон» и был весь перекрещен патронными лентами.

– Всё в порядке, – заявил джинн. – Будет знать, как лазить в сад!

– Разве у тебя есть сад? – удивилась Жасмин.

– Нет, конечно, – ответил джинн. – Это у него в саду поспели замечательные вишни. Угощайтесь. – Он поставил на середину стола корзинку с чудесными ягодами.

Абу тут же залез в её двумя лапками и радостно застрекотал. Из-за песчаных бурь все плоды в саду погибли, и обезьянка очень скучала без свежих фруктов.

– Как ты думаешь, – спросил Алладин, – кому мы обязаны этой бедой, обрушившейся на Багдад?

– Ветру, – коротко ответил джинн.

– Тогда давай найдём, кто его послал.

– Чёрными песками, как мне помнится, всегда управлял Чёрный принц Мозенрат, – вставил своё слово Яго.

– Разумная мысль, – поддержал его Алладин. – В прошлый раз мы неплохо его наказали. Но, может быть, он снова нашёл лазейку в наш город?

– Неприятный противник, – поёжился султан, которого Мозенрат как-то сумел заточить на несколько недель в его же собственную темницу. – Надо его сразу прогнать.

– Я готов! – воскликнул джинн, взвиваясь под потолок в виде реактивного истребителя. – Ты со мной, о друг-повелитель?

– Конечно, – беззаботно ответил Алладин, усаживаясь на место второго пилота, которое тут же сотворил для него джинн. – Не скучай, Жасмин, мы быстро.

– Возвращайся к ужину, хотя я стану ждать и всю жизнь, если понадобится!


* * *

Алладин с верным другом джинном летели под порывами страшного ветра над пустыней. Джинн наконец отыскал во мгле урагана ещё более чёрную точку пересохшего колодца. Он плотнее запахнул плащ, в котором укрывал друга от песка, бьющего в лицо.

– Приготовься, Алладин, может быть неприятно, – предупредил он.

– Ты нашёл вход в царство Чёрного принца?

– Думаю, да.

Джинн скользнул вместе с Алладином в чёрную дыру колодца, и ветер сразу стих. Они спускались всё ниже в полной темноте, и Алладин уже не представлял себе, как глубоко в недрах земли они находятся. Не бывает таких глубоких колодцев! Впрочем, в волшебстве всё бывает...

С удивлением Алладин обнаружил, что полёт продолжается уже не вниз, а вверх. Перед глазами замелькали кольца странного света, который можно было бы назвать чёрным... Удар холодного воздуха в лицо – и они уже вылетели из дыры чёрного колодца на поверхность. Однако это была уже другая пустыня – голая, каменистая, покрытая широкими трещинами. Там и сям по ней скользили смерчи из чёрного песка, сходясь, свиваясь в единое веретено – и снова расходясь. Тусклое багровое солнце висело в зените. Это был совсем другой, зловещий мир.

Джинн поднял их повыше, что-то разглядел на горизонте и, набирая скорость, помчался.

– Ты уже здесь бывал? – спросил Алладин.

– Как тебе сказать... – уклончиво ответил джинн.

– Скажи, как есть.

– Вся трудность именно в этом – трудно определить, что есть, а чего нет.

Алладин ничего не понял в ответе друга:

– Просто скажи, был ли ты тут раньше и знаешь ли, куда нам лететь.

– Для того, чтобы знать, джинну не обязательно где-то побывать лично, – задумчиво объяснил Голубой джинн. – Да и время везде течёт по-разному.

Среди сумрачной низины рос, как ядовитый гриб, приземистый замок Чёрного принца Мозенрата, увеличиваясь в глазах с каждой минутой.

 – А побывав в каком-нибудь из волшебных миров, никогда не предугадаешь, каким он будет в следующий раз, – закончил джинн свою мысль. – Здесь всё зависит от властителя.

– Кажется, понимаю: ты ищешь не место, а его хозяина – волшебника или колдуна?

– Да, – усмехнулся джинн, – как собака ищет косточку, но не обязательно в том месте, где потеряла её в прошлый раз. И нюх меня, кажется, не подвёл.

Теперь они неслись под тяжёлыми сводами. Во все стороны шарахались какие-то странные, одновременно жалкие и страшные, существа.

– Что за странные чудовища! – удивился Алладин, который немало повидал чудес во время своих путешествий.

– Мозенрат – капризный правитель, он наказывает своих подданных, превращая их во что-нибудь небывалое.

– Вот только ничего красивого он не в силах создать, – заметил на это Алладин.

Чёрный принц сидел на троне в зале своего Замка Зыбучих Песков, у ног пристроился его любимец – летучий угорь Ксерксис. Уродливые подданные Чёрного принца жались к стенам приёмной залы. Индюки с собачьими головами, гиены с чешуйчатым хвостом варана, морские коньки с обезьяньими ушами – все они хорошо знали, что стоит попасться на глаза хозяину в неурочный час, и он превратит их тела во что-нибудь ещё более отвратительное и неудобное для жизни.

Место посредине было освобождено для очередного развлечения Мозенрата – спортивных боёв местных гладиаторов. В центре круга сходились для битвы огромная жаба на петушиных лапах и огнедышащий скорпион. Скорпион полыхнул пламенем, и его противник был вынужден высоко подпрыгнуть, спасая ноги. Скорпион бил ядовитым хвостом, крутился во все стороны, разбрасывая клешни, но ничего не мог поделать со своим более ловким соперником. Наконец жаба сильными пинками птичьих лап выбросила скорпиона с ринга. Публика залаяла и завизжала, приветствуя победителя.

Мозенрат широко зевнул на троне.

– Кто выйдет против победителя? – лениво спросил он, но все прятались друг за друга. – Удваиваю награду победителю!

Жаба угрожающе пучила глаза и поворачивалась вокруг, ей тоже не хотелось больше драться.

В этот момент раздался ужасающий лязг и грохот. На арену катилось никем невиданное чудовище. Подданные Мозенрата бросились врассыпную, Ксерксис юркнул под трон, да и сам Чёрный принц побледнел.

Люк тяжёлого танка откинулся и из него выглянул Алладин.

– Где двойная награда, Мозенрат? – насмешливо спросил он.

Джинн, который уже стал самим собой, поддержал требование друга:

– Нас как раз двое.

Мозенрат указал на чашу с какой-то омерзительной смесью, которая служила пищей его подданным:

– Можете взять весь призовой фонд, только вряд ли он вам придётся по вкусу. Зачем вы ворвались в моё царство? Я бы нипочём не променял Багдад на мои владения. Может, решили поменяться?

– Наоборот, – возразил джинн, сооружая из воздуха два удобных мягких кресла и усаживаясь. – Мы хотим выяснить, не ты ли решил в очередной раз поменять своё царство на Багдад?

– Как же вы это собираетесь выяснять? В моих владениях я непобедим, и с вашей стороны большая неосторожность появиться здесь.

Ксерксис, услышав о «непобедимости» своего господина, высунулся наружу и зашипел на пришельцев. Джинн щёлкнул пальцами, и летающий угорь превратился в мандолину, которая сама собой стала наигрывать что-то мелодичное. Мозенрат нахмурился, забормотал, завертел руками, но не смог даже испортить ноты. Сдавшись, он хмуро произнёс:

– Ваша музыка и присутствие действуют мне на нервы. Спрашивайте, что хотите узнать, и уходите.

Алладин усмехнулся:

– По-моему, и спрашивать нечего, – повернулся он к Голубому джинну. – Мозенрат скучает и стравливает своих уродов. Он тут ни при чём.

– А что происходит? – попытался встрять в разговор Чёрный принц.

– Ты прав, – ответил Алладину джинн. – Само то, что он сидит дома (если эту дыру можно назвать таким словом), свидетельство его непричастности. Пошли домой, – добавил он, и друзья растаяли в воздухе.


* * *

Мандолина звенькнула в последний раз и снова стала Ксерксисом:

– Ваше высочество, какая наглость! Явиться в ваш дворец без приглашения. Эти нахалы заслуживают самого ужасного наказания!

– Заткнись, – оборвал его Мозенрат. – Ты слышал, о чём болтали между собой джинн и Алладин? Или ты тренькал на своём ненасытном брюхе для их удовольствия? – Рассерженный Мозенрат взмахнул рукой, и на узкой голове Ксерксиса появились огромные слоновьи уши.

– Я всё слышал, о господин, для этого вовсе не нужны такие большие уши, – в панике заверещал Ксерксис.

– И что ты понял?

– На Багдад кто-то напал, господин.

– Правильно. И они не знают, кто пошёл на них войной. А что это значит?

– Так им и надо! – широко улыбнулся Ксерксис.

– Меня не интересует, что им надо! – взревел Чёрный принц. – Меня интересует то, что надо мне! А мне нужен Багдад. Поэтому ты, жалкий урод, отправишься в город и разведаешь, что там творится. Я должен знать, какая сила вмешалась в наши дела, и что смогу на этом выиграть...

Ксерксис, которому уже не раз приходилось выполнять подобные поручения, жалобно завыл, потому что во время шпионской службы ему не раз доставалось «на орехи».

– А уши я пока уберу, – завершил Мозенрат. – Вон!

Мозенрат схватил Ксерксиса за длинный хвост и запустил его к выходу из зала. Магический бросок протащил летающего угря через границу двух миров, и он оказался у стен Багдада. Оставайся при нём его новые уши, его сразу же унесло бы невесть куда – «в середину Африки», как говорил Яго, – потому что под стенами древнего города всё ещё бушевали страшные чёрные бури...

Глава 3 БОГ ВЕТРОВ

Жасмин взяла мягкую щётку, и летающий Коврик, который не умел разговаривать, но всё понимал и, как многие волшебные вещи, был почти разумным, под ласковой рукой принцессы стал шевелиться, выгибать спину и почти что мурлыкать.

– Ты совсем за ним не ухаживаешь, Алладин, а Коврик любит ласку, – сказала Жасмин своему принцу, который после путешествия к Мозенрату жадно пил прохладный шербет, развалившись на кушетке.

– Спасибо, Жасмин, что ты не забываешь об этом. Нам предстоит нелёгкий полёт.

– Куда? – заинтересовался джинн, который кормил Абу виноградом, принесённым из Индии.

– Я думаю, что надо подняться повыше и сверху посмотреть, кто управляет этими ветрами, которые так измучили наш город.

– Неплохая мысль, – поддержал его джинн. – А зачем Коврик? Я сам тебя отнесу.

– Неизвестно, кого мы там встретим, друг. Я хочу, чтобы у тебя были свободными руки – для схватки.

– Руки не проблема, – сказал джинн, отращивая себе ещё десяток. – Но ты прав – они могут понадобиться все.

Коврик выскользнул из-под щётки Жасмин и застыл, трепеща, в воздухе, выражая готовность сразиться с чёрными бурями вместе со своим принцем.

Алладин поправил на поясе меч и сел на ковёр-самолёт:

– Вперёд!


* * *

Ветры, будто в гигантский волейбол, играли Ковриком с вцепившимся в него принцем, кидая его из одной стороны в другую. Джинн, сохраняя невидимость, незаметно подталкивал и корректировал его полёт, не давая ковру-самолёту сорваться в смертельный штопор. Голубой джинн никак не мог обнаружить своими волшебными чувствами, кто же затеял всю эту пляску смерти.

Ухватившись изо всех сил за край ковра левой рукой, Алладин вытащил свой меч, взмахнул им над головой и крикнул, пытаясь перекрыть рёв урагана:

– Неведомый враг! Ты могуч, но труслив! Покажись, чтобы я мог сразиться с тобой!

Сильным порывом Коврик перевернуло вверх тормашками. Алладин повис на одной руке, не переставая кричать и размахивать мечом:

– Покажись!

На секунду ветры замерли, продолжая свою бешенную пляску в отдалении, а в центре – который иногда называют «глаз тайфуна» – наступило затишье. Перед измученным Алладином появилось маленькое крылатое существо. Трепеща крыльями, оно сказало:

– Пощади меня, могучий воин! Я такой маленький перед тобой...

Алладин очень удивился. Вызывая врага, он рассчитывал увидеть перед собой дракона, джинна, ифрита, наконец, или мага. Но перед ним в воздухе порхал малыш-мальчуган на прозрачных крыльях.

У Алладина опустился меч.

– Кто ты? – удивился герой. – Неужели это тебя я вызывал на бой?

– Эол, – коротко и насмешливо ответил малыш...

Хвать!!!

Огромная лапа появившегося из ниоткуда джинна ухватила Эола, как воробья.

– Ай! – только и пискнул он.

Тут же вокруг ковра-самолёта сгрудились гиганты-бородачи – ветры всех сторон света.

– Отпусти нашего господина, несчастный! – взревел страшным голосом самый старший из них – Борей.

Джинн вольготно развалился в воздухе, разглядывая добычу, зажатую в кулаке. Перед Бореем он поставил ветряную мельницу, которая тут же закрутила крыльями, меля муку. Мешки караваном, как птицы, потянулись к Багдаду, показавшемуся в проясневшем воздухе.

– Помолчи и поработай, – сказал джинн. – Я не с тобой разговариваю.

– Кто это? – спросил Алладин.

– Он же сам сказал – Эол, – объяснил джинн. – Я никогда его не видел, а потому и ничего не мог сделать, пока он сам не объявил себя. Главное в нашем деле – знать истинное имя и истинный облик. Теперь он в моих руках, и можно, не преувеличивая, сказать, что я держу его в кулаке.

Покрасневший Эол тужился разжать пальцы Голубого джинна, но напрасно.

– Хватит крутиться, – строго сказал ему джинн. – Говори, кто ты, а не то я просто проглочу тебя. – И он раскрыл рот, в котором мог поместиться не один десяток Эолов.

Ветры, толпившиеся вокруг, взвыли и рухнули на колени.

– Я – Эол, бог ветров, – обиженным голосом заявил он. – Вы обманули меня! Так нечестно!

Алладин даже рот раскрыл от удивления:

– Откуда взялось такое чудо? И что ты говоришь о нечестности, Эол?

– Ты меня вызвал на бой, а у самого целая засада. Если б я не появился, вам бы нипочём меня не найти.

– Джинн, о чём он говорит? – пожал плечами Алладин. – Мы что, с ним в прятки играли?

Джинн нахмурил брови, обдумывая педагогическую проблему:

– Если этот бог играл с нами в детские игры, разрушая наш город, то надо его соответственно наказать.

Джинн зажал голову Эола между колен, достал из-за пазухи розгу и начал звонко шлёпать ею по розовой попке бога ветров.

– Ай-ай-ай! – завизжал тот. – Не надо! Я больше не буду!

Ветры закрыли глаза тучами, чтобы не видеть позора, который обрушился на их господина и повелителя.

– А теперь рассказывай, почему ты явился в наш город. Где твоя родина? Свою войну против Багдада, считай, ты уже проиграл.

– Война ещё не начиналась, – размазывая слёзы, заговорил наказанный Эол. – Меня послали вперёд, чтобы немного подуть на Багдад и ослабить его перед войной...

– Кто идёт на нас войной? – в один голос спросили Алладин и джинн.

– Рим и Олимп!

– Что? – переглянулись друзья. – Где это? Кто это?

– Великие римские боги решили расширить свои владения. Марс – это бог войны – прослышал о богатом и вольном городе Багдаде. Вот он сюда и направляется. А меня заставил идти вперёд... – Эол в голос разревелся.

– Что же это творится, джинн? – недоуменно спросил Алладин. – Никому не известные в наших краях боги какого-то Олимпа и какого-то Рима, оказывается, собрались захватить наш Багдад. А мы-то на Мозенрата подумали...

Джинн нахмурил брови, размышляя. Кажется, всё сказанное Эолом для него было полной неожиданностью.

– Скажи, Эол, этот Марс тоже бойкий мальчуган вроде тебя? – задал он вопрос.

– Нет уж, – отвечал бог ветров. – Это великий воитель, и я ему всё расскажу про вас.

– Сначала ты всё расскажешь нам про него, – убедительно сказал джинн и поставил перед Алладином столик с прохладительными напитками, готовясь к долгой беседе.


* * *

На узкие улочки Багдада потихоньку выходили жители. Они горестно озирали свой город, засыпанный чёрными песками, сорванные ставни, размётанные крыши. Люди были истощены и страдали от жажды. Они глядели на небо, которое оставалось всё таким же хмурым, и ожидали, не начнётся ли буря снова так же неожиданно, как она прекратилась. Самые смелые торопливо отправились за водой...


* * *

Меркурий разносил амброзию и нектар, как ему было положено, на пиру богов на Олимпе. Юпитер и его жена Юнона, как и всегда, возглавляли стол. На пиру царила, как обычно, божественная скука. Венера зевала и поглядывала на Амура, который просто спал, подложив колчан со стрелами любви под голову. Они традиционно собрались по поводу ежегодных сатурналий, которые было принято праздновать, но не знали, чем себя занять.

– Зря всё-таки прогнали Пана, – лениво сказала Венера Меркурию, принимая от него чашу с нектаром, дарующим бессмертие и вечную молодость.

– Отчего же? – лукаво спросил божественный вестник.

– С ним было веселее, – вздохнула богиня. – Он на свирели играл, скакал на своих копытцах, а теперь...

– Но он же совсем не умел себя вести, напившись нектара, прекрасная Венера, – усмехнулся Меркурий. – За это Юпитер и запретил ему являться на Олимп.

– То-то и оно, что не умел себя вести, а теперь Амура не добудишься... Совсем перестал из лука стрелять.

На другой стороне стола сердито закряхтел ревнивый Марс, который терпеть не мог, когда кто-нибудь задерживался около его божественной супруги.

– Нектара мне! – потребовал он, и Меркурий помчался к нему на своих крылатых сандалиях.

Юпитер поднял глаза на его голос.

– Хочешь сказать тост? – спросил он.

Все приготовились услышать ещё одно длинное прославление старинных подвигов громовержца, которые всем изрядно надоели. Но что поделаешь, эти тосты стали единственным развлечением за олимпийским столом. Зная гневливый характер повелителя, никто уже не решался на старые проказы на пирах.

Марс поднялся, гремя доспехами, которые, казалось, приросли к его телу и протянул чашу вверх.

– Великие боги Олимпа! – прорычал он торжественным голосом. – Выпьем эту чашу за наши былые подвиги, о которых знают по всей ближайшей округе и когда-нибудь узнают даже за её пределами!

Все замерли с открытыми ртами и поднятыми чашами, оглянувшись на Юпитера. Бог виноделия Бахус, который успел припасть к вину раньше окончания тоста, торопливо отвёл кубок от себя и с интересом поглядел на Марса – он больше всех скучал на этом чинном пиру. Богини приготовились с визгом разбежаться, если Юпитер начнёт метать молнии.

Марс невозмутимо выпил свою чашу и теперь стоял, смело глядя на повелителя.

Юпитер с треском поднялся из-за стола, потянувшись к перуну, который ему с готовностью протянул Вулкан.

– Где в мире не знают о моей славе? – прогремел его голос. – Говори, Марс, если не хочешь изведать моего гнева!

Флора шепнула Диане:

– Какой смельчак этот Марс.

– И не говори, милая, – ответила Диана-охотница. – Сейчас полетит вверх тормашками с Олимпа.

Молния в руках Юпитера вдруг зашипела и погасла. Громовержец брезгливо взглянул на поблекшее от времени оружие и отбросил его в сторону. Сконфуженный Вулкан спешно порылся в своих запасах и вручил богу экземпляр получше.

– Кто в мире не славит меня? – для внушительности повторил бог-повелитель, чтобы отвлечь внимание от досадного инцидента с негодной молнией. – Мне кажется, этот единственный – ты, Марс!

Марс подбоченился и важно положил руку на меч:

– Да мало ли кто и где. К примеру, в Багдаде! Да, в славном и богатом Багдаде никто и не слыхивал о нас. Ни о прекрасной Юноне...

Это был сильный ход! Супруга Юпитера вспыхнула и грозно посмотрела на мужа. Тот поёжился.

– ...Ни о блестящем Аполлоне!

Изящный покровитель искусств выгнул дугой бровь.

– ...Ни о мудрой Минерве!

Богиня блеснула очами.

– Ни даже о тебе, повелитель Юпитер!

Юпитер оглядел круг богов, стараясь не показать своей растерянности.

– А по-моему, – заметил Аполлон, который не имел охоты воевать, занимаясь последние сотни лет исключительно искусствами, – по-моему, этот вояка просто подбивает нас на какую-то склоку. У него просто руки зачесались помахать мечом.

Ему возразил Плутон, подземное царство которого всегда нуждалось в новых обитателях:

– Ну, почему же, война – вообще дело достойное. А Марс, похоже, дело говорит. Если нас где-то не знают, надо просветить их, объяснить. Кому, как не Аполлону, стремиться к образованию народов!

Аполлон буркнул, намекая на всем известного Прометея:

– Один такой просвещал народы, теперь ему печень клюёт орёл.

– А что за Багдад? – недоумевая, спросил Бахус у Минервы, богини мудрости.

Минерва насупилась из-под своего шлема, потому что ей приходилось признаться в своём невежестве:

– Какое-нибудь дикое горное село, на которое и времени не стоит тратить.

– Напротив, богиня, – ехидно сказал Марс. – Огромный и славный город!

Юпитер, который не любил премудростей науки и более полагался на простой житейский опыт, обратил свой взор на Меркурия:

– Скажи нам, Меркурий, не встречался ли тебе в твоих странствиях по свету такой «великий и славный город» или «дикое горное село» – Багдад?

Меркурий, который среди богов ведал делами известий и торговли, немедленно дал экономическую справку:

– Двести тысяч жителей, торговый оборот – сорок больших караванов в год, порт на реке Тигр, искусства, ремёсла. Я там не бывал.

– А откуда знаешь? – хмуро спросил Юпитер.

– Купцы говорят, – пожал плечами тот.

Дело принимало неприятный оборот. Разленившись за последние сотни лет, боги мало следили за земными делами, полагая, что и так всё хорошо. Они от скуки встревали в мелкие семейные свары, следили за убранством своих храмов в Риме, сплетничали и наслаждались амброзией. Вполне могло так случиться, что где-нибудь на окраине незаметно вырос большой город, который никто не удосужился покорить и подчинить Риму.

– И там нет ни одного храма Юпитера? – хмуро продолжал спрашивать Юпитер.

– Не бывал, не знаю, – уклонился Меркурий.

– Ни одного! – с торжеством подтвердил Марс.

– Никто не знает, один ты в курсе дел. Откуда такие сведения? – подозрительно поинтересовался громовержец.

– Военная разведка поработала, – с важностью отвечал ему бог войны.

– А сам-то куда смотрел? – придрался к Марсу повелитель, который оказался из-за него в таком неудобном положении. – Почему ничего не предпринял?

– Меры принимаются, о великий! – теперь голос Марса стал подобострастным. – На разведку боем отправлен Эол со всей коробкой ветров. Они там зададут хлопот нечестивцам. А мы пока подготовимся со всем Римом – и двинемся на этот Багдад.

Встрепенулся Нептун.

– То-то я смотрю: все у меня на вёслах ходят, ни один парус не поднимет. Спрашивать надо, когда рабочие ветры куда отправляешь, – склочно заметил он Марсу.

– Молчи уж, – рассердился Юпитер. – Сам видишь, дело государственной важности. Возьми, – протянул он ненужную молнию кузнецу Вулкану.

Было ясно, что предстоят большие хлопоты. Недаром потирает руки Плутон, предвидя большие военные поступления в подземное царство мёртвых. Заниматься приготовлениями Юпитеру не хотелось. Что ж, пусть сам Марс и расхлёбывает кашу, раз заварил.

– Повелеваю! – грозно сказал Юпитер.

Все смолкли и в знак почтения поднялись.

– Марсу заняться военными приготовлениями и в кратчайшие сроки покорить Багдад. Всем богам оказывать ему содействие и помощь. Когда всё будет готово к походу, доложить мне. А теперь оставьте меня...

Юпитер тяжело сел на трон. Юнона ласково потрепала его по плечу:

– Я попрошу Аполлона, пусть составит проект моего храма, который поставят в Багдаде...

– Отстань, не до тебя, – буркнул Юпитер, настроение которого было испорчено теперь лет на десять.


* * *

Довольный Марс, который уже давно не затевал большой военной кампании, догнал бога царства мёртвых:

– Ну, Плутон, век не забуду, удружил, – весело сказал он, хлопнув бога по плечу.

Плутон поморщился от такого панибратского отношения и ответил:

– Всего лишь на один век хватит твоей благодарности?

– Да нет, дружище, мы ведь с тобой давние приятели, всегда друг о друге заботимся. Ты – мне, я – тебе... Замечательную идею ты мне подкинул с этим Багдадом! Уж я постараюсь, чтобы твоё царство пополнилось, – Марс примерился снова хлопнуть Плутона по плечу, но тот уклонился. – А откуда ты сам-то узнал об этом – как его? – Багдаде?

– Ты забываешь, что ко мне в Тартар попадают все, кроме бессмертных. Так что рассказывают они обо всем, сам понимаешь. Удачи в войне!

Расставшись с Марсом, который побежал за Венерой, Плутон пробормотал себе под нос:

– И ещё забываешь, что некоторые бессмертные тоже у меня!


* * *

В подземном Тартаре Плутон наполнил нектаром кубок Кроноса.

– Ты, как всегда, прав, – сказал он свергнутому богу времени. – Они проглотили эту наживку, не поморщившись. Конечно, не все довольны, но теперь им деваться некуда – слово Юпитера сказано!

Боги сдвинули чаши.

– Неудачи проясняют зрение, – невесело проговорил Кронос, которого Юпитер некогда сбросил с Олимпа.

– Но ты уж теперь смотри, – забеспокоился Плутон. – Чтобы город был на месте! А то не миновать нам неприятностей.

– Чего мне бояться, – сказал Кронос. – Ниже царства мёртвых не сошлёшь...


* * *

Тем временем допрос Эола всё ещё продолжался. Эол рассказывал, сидя в кулаке джинна. Ветры стенали вокруг, не смея ничего предпринять. Жители Багдада радовались проглянувшему на небе солнцу.

Джинну и Алладину всё больше становилась ясна расстановка сил на неведомом Олимпе.

– Так значит, ты открыл ящик бурь и выпустил против Багдада все ветры мира?

– Да, – с важностью отвечал бог ветров. – Неплохая заварушка получилась. Раньше мне такое не разрешали. Так было весело кататься на воздушных горках! – Мечтательно вспоминал он недавние развлечения.

– И тебе безразлично, что целый город задыхался от пыли, что все сады потеряли плоды? – возмущённо спрашивал Алладин.

– Мне Марс приказал, он старший бог, – Эол вжимал голову в плечи.

– И что же ты теперь собираешься делать? – поинтересовался Голубой джинн. – Ведь задание-то ты провалил.

Эол задумался, сморщив лобик. Получалось – плохо его дело:

– Да спрячусь подальше, – решил он. – Пусть сами разбираются.

– Правильно, – сказал джинн, – а пока посиди здесь.

Джинн посадил малыша в карман и застегнул на застежку-«молнию».

– А ну, бородатые безобразники, – рявкнул он на ветры. – Теперь быстро марш в город, и чтобы за ночь все улицы были чисто убраны. Старший – Борей. Ишь, полный город песка нанесли!

Испуганные жители всю ночь наблюдали, как по улочкам проносятся огромные тени с развевающимися гривами волос на голове и с мётлами в руках.


* * *

Утром джинн собрал всех ветров-налётчиков и поставил перед ними восемь кувшинов.

– Что это? – с подозрением спросил Борей.

– Ваше жилище на ближайшее время!

– Я туда не полезу, – отказался северный ветер.

– Лезь уж давай, – пискнул Эол из кармана Голубого джинна. – А то меня не отпустят на волю. Сослужите службу, и вас отпустят. Вечно с вами попадёшь...

Пришлось ветрам занимать свои места в приготовленных кувшинах. Джинн не завидовал им – он-то прекрасно знал, что такое просидеть в лампе триста лет. Правда, так долго он их держать не собирался.

Когда последняя пробка была опечатана, джинн достал из кармана бога ветров:

– Лети теперь и впредь не попадайся.

– Мало тебя пороли, бессовестный, – добавил Алладин.

– Хватило, – буркнул Эол и унёсся на своих крылышках быстрее ласточки.

Глава 4 ПЕРЕГОВОРЫ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ

В зале совещаний султана собрался военный совет. Толстенький султан волновался: он не любил военные действия, зато понимал толк в хорошей кухне, богатых пирах и восточных танцах. Специально к совету был заказан на кухне особый сорт халвы и лукума. Жасмин сама подала его членам совета, потому что слуги не были допущены в зал. Султан рекомендовал новые яства вниманию своих помощников и предложил им высказать мнение: которое из них лучше.

Яго выбрал лукум, потому что от халвы у него склеивался клюв.

Тогда Абу недвусмысленно отдал предпочтение халве, отодвинув от себя вторую чашу.

Алладин поел и того и другого с одинаковым удовольствием, а Расул отказался от сладкого, сказав, что суровым воинам не пристало лакомиться. Все с сомнением посмотрели на его обширный живот.

Голубой джинн тут же слепил двух воинов из халвы и лукума и заставил их бороться на столе. В пылу борьбы сладкие воины так сплелись между собой, что лукум и халва совершенно перемешались, после чего все оценили новое блюдо.

– Ну что ж, – сказал султан, – кажется, интересно получилось. Очень необычный аромат. Надо сказать повару, чтобы поэкспериментировал в этом направлении. Приятно было вас видеть, заходите вечерком, подвезли свежие фрукты и лакомства из Персии.

Расул хмуро посмотрел на султана, который забыл о неприятностях – тех, что были, и тех, что грозят Багдаду.

– А что, пришёл караван? – спросила Жасмин.

– Да, – снова оживился султан. – И ты можешь посмотреть новые ткани и украшения, которые принесли во дворец купцы сегодня утром. Наконец-то закончились эти бури.

– Если они закончились, – буркнул Расул.

– Ах, да! – хлопнул себя по лбу султан. – Что с войной? Вы почему молчите? Совсем меня отвлекли.

– Дело серьёзное, государь,– сказал Алладин, и султан снова со вздохом занял своё место во главе стола, ему очень не хотелось говорить о неприятном.

Расул сообщил:

– Я отдал приказ собирать войско и ополчение, но укажите мне врага, скажите, что можно ожидать от него?

– Кто напал на нас? – спросил султан.

– Олимп и Рим.

– Рим? – удивился Расул. – А где это? Я, кажется, слышал о маленьком разрушенном селенье с таким названием где-то в Италии. Но это далеко, и напасть они на нас не могли.

– Мы имеем дело с волшебными силами, с богами Олимпа, – объяснил Алладин. – Тут можно всего ожидать. На нас напал маленький бог ветров Эол, но он управлял сильными духами, которые чуть на разрушили наш город. Это была только разведка боем. По его словам, нам противостоит сильная империя и целый сонм воинственных богов.

– Думаю, он многое преувеличил, – сказал джинн.

Он превратился в ужасных титанов, в которых метал молнии бородач на колеснице; потом мускулистый герой задушил руками льва; ещё один герой в крылатых сандалиях поразил морское чудовище; и наконец, на военный совет бросился трёхглавый пёс с хвостом-змеёй и пожрал порцию халвы. Когда представление было закончено и визг принцессы затих под сводами зала, Расул сказал:

– М-да...

Яго, выпятив грудь колесом, прошёлся по столу.

– Вр-раньё! – сказал он. – Везде летал и нигде такого не видел.

Абу постучал себя пальцами по лбу.

– Сам дурак, – парировал Яго.

– Не ссорьтесь, – сказал Расул. – Откуда они могут взяться у нас?

– Оттуда же, откуда берутся эти, – джинн подошёл к стене и снял с неё потухший факел.

Он взял факел за кончик рукоятки и шлёпнул об стол, как вяленую рыбу. «Факел» ойкнул и превратился в Ксерксиса, который стал изо всех сил рваться на свободу. Яго, пользуясь случаем, подскочил к старому врагу, клюнул его в нос и надавал пощёчин крепкими крыльями. Джинн схватил Ксерксиса за морду и надул его, как воздушный шар. Завязав его ниточкой, чтобы не выходил воздух, джинн открыл окно и выпустил шпиона в небо.

– Они берутся из других миров, – со вздохом сказала Жасмин.


* * *

– Слава консулам! – сказал банщик, подавая им простыни из тонкого полотна.

Ромул и Рем покинули горячие бассейны знаменитых на весь свет римских терм и, распаренные до красноты, завернулись в простыни и возлегли на лежаках. Слуги поднесли в чашах прохладное вино и фрукты.

– Мне не нравится твоя идея, – сказал консул Рем.

– Почему это? – возмутился консул Ромул.

– Потому что это может возмутить фиванское посольство.

– Но зато это очень придётся по душе фессалийцам.

– Поэт Дураций напишет какую-нибудь смешную сатиру, и над нами будут смеяться.

– Во-первых, не напишет, а во-вторых, мы его сошлем, как Солона, на какой-нибудь остров.

Заглянул банщик и почтительно сказал:

– О великие консулы, доблестный Марций просит почтить его своей аудиенцией.

– Некогда, – отрезал консул Рем.

– Мы заняты важным государственным делом, – добавил консул Ромул.

Банщик поспешно скрылся.

– Да что это за идея такая? – продолжал не соглашаться Рем.

– Ну сам представь: подают запечённого быка, разрезают – а там запечённый баран, разрезают – а там утка, разрезают – а там куропатка, разрезают – а там совиное яйцо, фаршированное язычками жаворонков! Закажем философу Архиплуту речь, в которой он объяснит глубокий философский смысл такого блюда.

– В прошлый раз уже была акула, а в ней – скат, а в нём – спрут, а в нём – лещ, а в нём – никто не понял что. И все сказали, что наши повара не удосужились выпотрошить рыбу и она попала на стол со всякой дрянью в желудке.

– А что ты предлагаешь? – обиделся Ромул.

– Пойдём в храм и помолимся богам, может быть, они наведут нас на счастливую мысль, иначе мы опозоримся на приёме в честь сатурналий.

Когда великие консулы, правящие Великим Римом, вышли из терм, впереди них пошли специальный глашатай и горнист. Горнист время от времени пронзительно дудел в свой инструмент, а после него глашатай орал во всё горло:

– Граждане Рима, великие консулы Ромул и Рем, победившие в битве на Южной улице, принявшие закон о ночном освещении города, вызвавшие дождь в засуху прошлого года, – они идут из терм в Пантеон, чтобы предстать перед богами.

Прохожие отдавали честь и приглашали консулов в гости.

В храме консулов с почтением встретили жрецы авгуры и провели в молельню.

– О великие боги Олимпа, – воззвал Рем, брызгая на жертвенник вином.

– Да снизойдите к нашей просьбе, – вторил ему Ромул.

– Что нам приготовить на торжественный ужин с присутствием иностранных послов? – спросили братья хором.

Из-под сводов раздался железный лязг (это переступил с ноги на ногу закованный в латы Марс) и послышался громовой хриплый голос:

– Похлёбку из бобов и солонину!

Консулы испугались:

– Что, неурожай?

– Нет, – раздалось из-за колонн. – Рим отправляется в поход на Багдад!

Лежащие ничком консулы долго слушали повеления бога войны относительно похода.


* * *

Рот Ксерксиса удалось освободить от завязок только через два часа неустанных трудов, в которых принимали участие множество придворных.

– Фу-у-у-у-у-у-ух! – сказал летающий по залу угорь.

Мозенрат, который в нетерпении уже два часа постукивал ногой по полу, мрачно приказал:

– Докладывай!

– Этот проклятый джинн... – начал Ксерксис.

– О деле докладывай! – взревел Мозенрат и превратил Ксерксиса в шахматного коня.

– Этот проклятый Голубой джинн нашёл и поймал своего врага. Оказывается, какой-то Рим и какие-то боги Олимпа решили напасть на Багдад. Они выслали вперёд чёрные ветры. А кто такие Рим и Олимп, ваше высочество? – осмелился спросить угорь.

Ответом ему был громовой смех чёрного мага.


* * *

В прекрасном настроении Марс нёсся по широкому Полю на боевой колеснице, разя направо и налево воображаемых врагов. Внезапно кони вздыбились и едва успели остановить колесницу возле огромной трещины, раскрывшейся в земле. Марс спрыгнул с колесницы и достал меч.

– Прости великодушно, я, кажется, напугал тебя, – насмешливо сказал Плутон, поднимаясь из-под земли.

У ног его на крепкой цепи извивался и рвался на волю трёхголовый Цербер.

Марс с треском вогнал меч в ножны:

– Отгони собаку, пока я не убавил ей голов, великий правитель теней. Зачем ты появился столь нежданно?

Плутон рассмеялся скрипучим смехом:

– Сегодня я выполняю роль Меркурия – приношу тебе вести.

– Надеюсь, хорошие?

– Не надейся, иначе я не стал бы так торопиться. Эол, который открыл ящик бурь и навалился всей их мощью на Багдад, позорно попал в плен, а теперь где-то робко прячется. Он выдал в Багдаде все секреты, которые знал, и теперь там предупреждены. Ты помнишь: кто предупреждён – тот вооружён...

Марс грозно нахмурил брови, что означало у него глубокое раздумье. Плутон не дождался конца его мысли и скрылся в глубинах Тартара.


* * *

Боевая колесница круто развернулась и остановилась на берегу моря, вспахав колёсами широкий песчаный пляж. Марс, тяжело ступая, подошёл к воде и плашмя ударил по ней мечом. Плеснула огромная волна, и тяжёлый гул прошёл по подводному царству от этого божественного удара.

Ожидать пришлось недолго: воды расступились, и из пучины показалась голова океанского чудовища, которое распахнуло клыкастую пасть, приспособленную хватать китов. Морской змей взревел, не произведя никакого впечатления на бога войны.

– Закрой пасть и марш отсюда! – сказал ему Марс. – Скажи Нептуну, что его зовёт Марс и не собирается мочить ноги.

Через недолгое время с фырканьем и плеском примчалась колесница, запряжённая диковинными морскими конями. Приближение бога морей сопровождалось также оглушительным гудением раковины, в которую дул, напузыривая щёки, Тритон.

– Почему ты нарушаешь мой покой? – Нептун возмущённо взмахнул трезубцем.

Марс усмехнулся:

– Так и передать Юпитеру: после приказания громовержца готовиться к войне против мятежного Багдада повелитель морей удалился на покой и отказался оказать помощь полководцу Марсу?

Марс развернулся и направился к своей колеснице. Потрясатель морей вспомнил приказание Юпитера оказывать всяческую помощь Марсу в подготовке войны. Дело пахло неприятностями...

– Постой, Марс, – Нептун, подобрав полы хитона, выбрался на сушу. – Я тебя сразу не признал. Думал, баламутит море. Вы кто-нибудь из титанов схожи фигурами.

Легче всего подкупить Марса лестью. Он тут же горделиво подбоченился, краем глаза поглядывая на свою рельефную фигуру, которой до титанов, конечно же, не хватало многих метров роста.

– Нужно послать к Багдаду десяток чудовищ, чтобы они навели там страху, пока не соберутся римские легионы, – попросту сказал он.

Нептун, который больше всего на свете любил своих ужасных созданий, пришёл в ужас:

– И кого же ты имеешь в виду, Марс?

– Ну, скажем, морской змей подойдёт, пяток циклопов, кентавры, гидра, ехидна... Хотя, кажется, ехидна не твой зверек...

– Как у тебя повернётся язык сказать такое! – Нептун горестно воздел руки. – Мало мне греческих героев, которые только и знали, что зарабатывать себе дешёвую славу, истребляя моих редкостных созданий, так ещё ты – великий и могучий бог – требуешь, чтобы эти уникальные существа подставляли себя под вражеские стрелы и камни, мечи и рогатины...

– По-моему, они не так уж беззащитны, как ты говоришь, и питаются слонами и китами.

– Самый опасный зверь, как известно, человек. В общем, я не могу рискнуть ни одним из этих существ. Могу послать десять стай акул.

– Они будут штурмовать стены Багдада? – иронически воскликнул Марс.

– Почти всех кентавров перебил этот грубиян Геркулес! – топнул ногой Нептун.

– Ты не хочешь выполнить приказ Юпитера?!

– Хочу – и выполню. Но не требуй невозможного!

– Пошли девять.

– Одиссей покалечил циклопа!

– Восемь...

Барышники на багдадском базаре, довелись им слышать этот торг, позавидовали бы упорству и энтузиазму этих божественных спорщиков.


* * *

Рано утром Расул почтительно постучал согнутым пальцем в комнату Алладина.

– Прошу ваше высочество простить своего слугу за раннее вторжение...

– Входи, Расул, – приветливо встретил его Алладин. – Случилось что-нибудь важное?

– Да, господин. Думаю, вам следует это знать. Огромное чудовище крушит стены Багдада.

Алладин вскочил с ложа:

– Кто это?

– Да пёс его знает, – перешёл Расул на свой нормальный язык.

Глава 5 БИТВА С ЦИКЛОПОМ

На жарких арабских скакунах, как ветер, подлетели к городским стенам Алладин и отряд мамелюков. Уже издалека стали слышны тяжёлые удары, которые обрушивались на высокие каменные стены. Казалось, вздрагивает сама земля. Так оно, впрочем, и было.

Спешившись, Алладин взлетел на верх стены и выглянул между массивных зубцов. Позади тяжело дышал начальник гвардии султана.

– Это циклоп, – сказал Алладин. – Мне приходилось однажды с ними встречаться.

Огромное, ростом с дерево, чудовище, всё поросшее густой рыжей шерстью, бесчинствовало под стеной. Единственный глаз его злобно сверкал под покатым лбом. Узловатые руки выворачивали из земли гигантские глыбы и швыряли их, как стенобойная машина, в стены угловой башни. Во все стороны летели каменные осколки, раня само чудовище, отчего оно ярилось ещё больше. Оглушительный рёв перекрывал городской шум. Базарная толпа, бросая товар, покинула рыночную площадь. На опустевшей дороге к городским воротам валялись растоптанные повозки. У ног циклопа лежал полусъеденный нераспряжённый вол.

– Как думаешь, стены долго выдержат? – спросил Алладин, повернувшись к Расулу.

Тот перегнулся через парапет и ответил:

– Стены должны выдержать. Камни под ногами у циклопа скоро кончатся, и ему придётся их носить издалека. Притомится. А стены у нас толстые.

– Циклопы очень глупы, но злобны и упрямы, – поделился своими знаниями Алладин. – Он не догадается искать слабое место и прицельно долбить по нему, но из-под стен не уйдёт...

Лучники осыпали циклопа сотнями стрел. Время от времени тот останавливался и вытряхивал их руками из шерсти. Было видно, что стрелы не могут причинить толстокожему монстру никакого вреда.

– Расул, это всё равно, что стрелять в бегемота. Его шкуру не пробьёт даже копьё. Скажи лучникам, чтобы целились в глаз. Это его единственное уязвимое место.

Громким голосом Расул отдал команду:

– Обещаю сто золотых монет тому лучнику, чья стрела окажется в глазу чудовища. Если выяснить самого меткого не удастся, каждый из лучников получит по десять золотых из казны.

Теперь стрелы полетели в лицо чудовища. Вскоре собралась целая толпа из багдадских лучников, которые желали попытать счастья и заработать целый капитал. Расулу пришлось отбирать самых лучших и устанавливать очередь.

Однако цель оказалась очень трудной. Маленький глаз был спрятан в кудлатой шерсти, кроме того, циклоп не стоял на месте. Пока результатом «стрелкового состязания» было только то, что у людей прошла паника: они стремились на стены и заключали пари на лучшего стрелка.

– Остаётся надеяться на удачу, – сказал Алладин через полтора часа обстрела.

Чудовище всё так же неутомимо пыталось сокрушить городские укрепления, раздражённо вертя головой под градом стрел. По стене прошла первая трещина.

– Добровольцы! – крикнул Расул. – Кто выйдет со мной против врага?

– Напрасно, Расул, – сокрушённо сказал Алладин, понимая, что остановить отважного начальника стражи не удастся – ведь он уже бросил клич.

Вызвался десяток воинов, достаточно безрассудных и беспредельно преданных своему военачальнику.

– Берём пики и рогатины. Пока одни отвлекают эту обезьяну, другие стараются поразить её в глаз.

Мамелюки во главе с Расулом спустились по канатам из бойницы.

– А ты зачем? – воскликнул их командир, когда увидел, что последним за ними спустился Алладин.

Принц только пожал плечами. Вопрос был неуместен.

Теперь обеспокоился Расул: что значит какое-то чудовище, если будет ранен или убит Алладин!

Воины врассыпную приблизились к беснующемуся циклопу. Тот наконец заметил противников и взревел, забив себя кулаками в грудь, гулко, будто в городской барабан.

Полетело копьё, брошенное меткой рукой, и ударило чудовище прямо в разинутую в рёве пасть. Брызнула кровь. Циклоп покачнулся, удивлённый тем, что кто-то сумел причинить ему хоть малое увечье; он схватился обеими лапами за вонзившееся копьё.

Воины не теряли времени: в ноги и живот чудища упёрлись рогатины, полетели ещё копья. Расул взмахнул саблей и отсёк мизинец на ноге циклопа.

Циклоп подпрыгнул всей своей гигантской тушей, вызвав лёгкое землетрясение в округе. Он выдернул копьё из пасти, и в его лапе оно показалось зубочисткой. Полетели в стороны рогатины, люди бросились врассыпную. Взметнулось в воздух тело воина, подброшенное ударом исполинской ноги.

Человеческие силы были ничто против бешенной ярости гиганта.

– Джинн! – крикнул бегущий Алладин, видя, что циклоп вот-вот догонит Расула.

Далеко в стороне раздался рёв, силой сравнимый с водопадом. Циклоп повернулся туда и разом забыл о букашках, которые пытались ужалить его. И было отчего потерять интерес к слабым человечкам.

Изрыгая клубы дыма и пламени, как кратер вулкана, на циклопа стремительным галопом нёсся его извечный враг – дракон.

– Что за напасть на Багдад! – выругался в сердцах Расул, прекратив бегство.

Намерения дракона не вызывали сомнений: его интересовал именно циклоп. И появление грозного противника произвело на него впечатление. Одноглазый гигант развернулся и бросился со всей возможной скоростью в сторону...

– Ага! Струсил, – заулюлюкали ему вслед воины.

Циклоп бросился к большому дереву, росшему возле родника, и вырвал его с корнем. Двумя движениями руки оборвав ветки, он шагнул с импровизированной палицей навстречу атакующему противнику.

Воины, затаив дыхание, наблюдали за стремительно сближающимися чудовищами. Лучники на стенах опустили оружие. Все затихли. Впрочем, за рёвом дракона всё равно ничего не было слышно.

Циклоп взмахнул дубиной и изо всех сил треснул подбегающего ящера по голове.

Великолепный сияющий дракон свалился на бок и... исчез.

Через мгновение Алладин, Расул и воины стояли на башне, а рядом с ними Голубой джинн потирал большую шишку на голове. Это, конечно же, он пришёл на зов друга, приняв облик дракона.

– Номер не прошёл, – смущённо сказал джинн. – Я хотел взять его на испуг, но циклоп оказался матерый. Видно, уже не раз вступал в схватку с драконами.

– Он ушиб тебя? – обеспокоился Алладин, который ещё ни разу не видел, чтобы его друг пострадал в схватке.

– Видишь ли, – объяснил джинн, – циклопы очень древние существа, и магией их не возьмёшь, они к ней просто невосприимчивы. Я рассчитывал только напугать его или хотя бы отвлечь внимание.

– Но это-то тебе удалось.

– Это – удалось, – согласился джинн.

Воины возбуждённо гомонили, рассматривая гигантский мизинец циклопа, который Расул прихватил с собой в качестве боевого трофея. Мизинец не кровоточил.

– Циклопы бессмертны, и оружием их не возьмёшь. Даже палец у него отрастёт новый, – сказал Расулу джинн. – Не посылай больше людей на верную смерть.

Разъярённый циклоп снова подбежал к стене и теперь мочалил об неё ствол дерева. Больше всего его рассердило исчезновение знакомого древнего врага.

Защитники Багдада притащили бочку кипятка и окатили из неё чудовище. Взвизгнув, как стая шакалов, циклоп отбежал подальше. Ошпаренная шерсть отпадала от него клочьями.

– Попробуйте отгонять его огнём, – посоветовал джинн защитникам.

– Привяжите к стрелам паклю и поджигайте её, – скомандовал Расул.

Это возымело действие. Циклоп с камнем подбегал к стене, наносил удар – на него огненным дождём сыпались горящие стрелы, и чудовище, подвывая, убегало от стены, чтобы освободиться от них. Пахло палёной шерстью.

Так продолжалось довольно долго. К вечеру циклоп проголодался и убежал разорять близлежащие селенья.


* * *

На этот раз расстроенный султан никого не угощал сладостями и даже сам ел их без удовольствия. Яго ласково перебирал клювом волосы хмурого начальника мамелюков, по обыкновению сидя на его плече. Все с тревогой ожидали сообщения дозорных о том, что циклоп снова штурмует стены многострадального города.

– Я вижу, за нас взялись всерьёз, – сказал Расул, взъерошив попугаю хохолок.

– Боюсь, что нет, – возразил ему Алладин. – Думаю, это только передовые отряды, которые должны тревожить нас и лишать бодрости духа. Главные силы ещё даже не показывались на горизонте.

– Что же делать? – всплеснула руками Жасмин. – Это чудовище заперло нас в городе и разоряет селенья. Страшно подумать, что будет, если циклоп ворвётся на улицы.

– А может быть, ему в конце концов надоест? – подал голос султан. – Постучится о стену да и пойдёт себе дальше.

– На это надеяться трудно, – сказал Алладин. – Циклопы очень злопамятны и упрямы. Его кто-то послал сюда, как-то доставил. А возле стен города его несколько раз сильно обидели. Расул вообще палец отрубил.

Начальник мамелюков впервые за ужин встрепенулся, вспомнив о своём подвиге.

– Да-а, – сказал джинн, – теперь циклоп, не вернув пальца, ни за что не уйдёт из города.

– А если вступить в переговоры?

– Но с кем? – удивился Алладин. – Циклоп не станет ни с кем разговаривать, а где его хозяева, мы не знаем.

– Отр-равить его, – сказал коварный Яго. – Подбросить глупому чудовищу приманку!

– Циклопы не боятся ядов, – разочаровал его Голубой джинн. – Против них нет практически никаких средств, кроме грубой силы. Убить же его вообще чрезвычайно трудно, они практически бессмертны. В то время, когда они зародились, никто ещё не знал о смерти. Она появилась позже.

– Там, где не помогает сила, должна помочь хитрость, – с улыбкой сказала Жасмин. – Я кое-что придумала...


* * *

Утром мытарства с циклопом возобновились. Всё так же он штурмовал стены, всё так же его отгоняли горящими стрелами. Так продолжалось до того момента, пока в полях не появился ещё один циклоп. По рядам воинов-стрелков, которые уже потеряли надежду поразить глаз циклопа, пробежал ропот. Мало было одного чудища...

Второй циклоп приближался, рассеянно наклоняясь там и сям, чтобы сорвать пук пшеницы или арбуз с бахчи. Наконец он приблизился настолько, что зоркие лучники разглядели:

– Да это самка!

Наконец и первый монстр обратил внимание на приближавшуюся фигуру. Он поражённо застыл на месте, не обращая внимания на стрелы, впивающиеся в спину.

– Прекратить огонь, – скомандовал Расул.

Циклоп издал горловой звук и вдруг стал неуклюже пританцовывать на месте. Он оглянулся вокруг, увидел на земле недоеденного вола, закинул его на плечо и понёсся к самке.

Самка, увидев, что заинтересовала самца, кокетливо отбежала подальше, демонстрируя испуг. Циклоп закурлыкал, как гигантский голубь, и бросил самке подарок – дохлого вола. Однако протухшее мясо не заинтересовало прекрасный пол. И циклоп возобновил преследование.

То сближаясь, то отдаляясь друг от друга, две исполинские фигуры скрылись вдалеке. Осаждённые вздохнули спокойнее.

Циклоп вернулся к вечеру и принялся за своё. Самка, снова появившаяся неподалеку в полях, теперь напрасно пыталась привлечь его внимание. Как она ни зазывала самца, циклоп угрюмо продолжал свою стенодробительную работу.

Наконец самка громко сплюнула, превратилась в Голубого джинна и прилетела на стены.

– Видно это была не лучшая твоя роль, – с улыбкой сказал Расул.

– Если будешь дразниться, – пригрозил ему джинн, – то я как-нибудь превращусь в гурию...

 (И он предстал такой дивной красавицей, что все воины охнули, и ни один лучник не попал в цель.)

– И тогда ты, Расул, будешь бегать за мной по полям и петь любовные песни, пока не похудеешь, как тростинка.

– Твоя правда джинн,– со смехом согласился влюбчивый Расул. – Значит, этот циклоп не настоящий мужчина.

– Так оно и есть, – подтвердил джинн. – Я показал ему потрясающую циклопиху, а он побегал за мной часика два, потом запустил в меня камнем. – Джинн почесал спину. – А сам отправился к городу. У него задание! И больше двух мыслей у него в голове просто не вмещается.

Алладин молча отошёл в сторону, сел на ковёр-самолёт и улетел.


* * *

Прошла боевая ночь. Воины сменяли друг друга, но война – тяжёлая работа, и они начали уставать от беспрерывного ратного труда. На циклопа сыпались камни, лился кипяток, летели дротики, – но всё это не причиняло ему существенного вреда, а только разъяряло всё больше и больше.

Джинн попробовал ещё пару раз появиться циклопу в виде летящего на всех парах курьерского поезда и в виде облака саранчи, но только напугал горожан и заработал ещё пару шишек. Впрочем, это дало небольшой отдых и забаву защитникам стен.

На ночь чудовище снова ушло грабить селения, потому что проголодалось. А утром случилось страшное: глупый циклоп наконец-то обнаружил городские ворота. Они были деревянные, обитые листами железа. Это было наиболее слабое место защиты.

Циклоп притащил громадное бревно и, выставив его вперёд в качестве боевого тарана, начал раз за разом разбегаться и ударять им в ворота. Положение становилось критическим.

Расул послал две сотни самых крепких жителей спешно копать за воротами глубокую яму. Опытные землекопы, сменяясь каждые полчаса, принялись рыть ловушку. Начальник мамелюков с тревогой наблюдал за тем, как подаются под ужасными ударами тяжёлые ворота. Затем он поворачивал голову и убеждался, что яма всё ещё недостаточно велика. Кроме того, он понимал, что надежды на глупость и ярость циклопа могут не оправдаться. Когда рухнут створки ворот, ему будет достаточно одного взгляда, чтобы заметить ловушку. На всякий случай Расул распорядился приготовить настил из тонких досок, чтобы прикрыть яму.

Когда одна створка с глухим треском подалась и осела и стало понятно, что осталось два-три удара до того, как циклоп ворвётся в город, – тогда Расул приказал накрыть яму настилом, а воинам спуститься со стен и стать вокруг ловушки с копьями и крепкими шестами.

Яма была недостаточно глубока, поэтому даже если чудовище свалится туда, ему не составит труда выбраться, уцепившись за край. Значит, надо составить бригады, которые будут сталкивать циклопа вниз снова и снова. Багдад не собирался сдаваться или бежать.


* * *

В этот момент на солнце набежала огромная тень. Вот она приблизилась к чудовищу, накрыла его, мелькнули гигантские крылья – и птица Рух с циклопом в когтях взмыла высоко в небо. Конечно, её полёт стал тяжелее, но ведь обычно она приносит птенцам на завтрак слонов из Индии! Циклоп под её крыльями казался совсем небольшим.

Рух сделала над городом круг, прощаясь с жителями, которые выскочили на крыши или просто на улицы и приветствовали её.

Алладин, сидя на Коврике высоко в небе, тоже помахал своей приятельнице рукой и отправился во дворец обедать и спать.

Поздно вечером Жасмин вдруг спросила его:

– Этот ужасный циклоп пошёл на корм птенцам?

Алладин рассмеялся:

– Нет, ну что ты. Циклопы теперь – большая редкость, надо сохранить хоть один – последний – экземпляр...


* * *

Высоко в горах Памира, под самым небом послушный и тихий циклоп разрывал руками огромные куски акульего мяса и скармливал его двум птенцам Рух. Несмышлёныши птенцы жадно раскрывали жёлтые крючковатые клювы и пронзительно требовали пищи. Впервые в жизни у циклопа болела голова – от криков этих созданий. К тому же птенцы, каждый из которых был вдвое больше его самого, всё время норовили клюнуть свою няньку в руку или ногу, принимая её за лакомство.

– Делай куски помельче! – прикрикивала на него заботливая мать. – И косточки вынимай! Они же такие нежные, такие хрупкие, мои малыши.

Циклоп с трудом отбился берцовой костью дракона от клюющего птенца. Эту дубинку ему постоянно приходилось теперь держать наготове.

А ещё предстояла уборка гнезда...

Глава 6 ГЕКАТОНХЕЙРЫ

Алладин направлялся в свою комнату, когда из стены коридора путь ему заступила чья-то крупная фигура. Блеснул выхватываемый меч.

– Я с миром, – услышал Алладин торопливое заверение неизвестного.

Тот отступил на два шага, чтобы свет факела упал на его лицо.

– Мозенрат?

Чёрный принц улыбнулся, отчего его лицо не стало любезнее.

– Да, мой друг, можно сказать, что с ответным визитом, – учтиво сказал Мозенрат, намекая на недавнее посещение Алладина и джинна.

– Ты не друг мне, но если на этот раз ты с миром, то прошу в мою комнату, – Алладин не стал вызывать джинна, посчитав, что для этого пока нет оснований.

(Хотя Голубой джинн немедленно откликался на любой зов без помощи всякой волшебной лампы, Алладин вообще старался не слишком часто беспокоить своего друга, понимая, что тот ведёт свою собственную – насыщенную и таинственную для смертного жизнь, свободно путешествуя по времени и пространству.)

Абу вздыбился, а Яго взлетел под потолок, когда они увидели, с кем появился в комнате их хозяин. Алладин предложил гостю присесть.

– Что привело тебя в мой дом? – спросил он.

– Можно сказать, то же, что недавно привело в мой дом вас, – ответил Чёрный принц. – Угроза Багдаду.

– Трудно поверить, что враг Багдада наконец решил помочь городу, – насмешливо сказал Алладин. – У Мозенрата на всё бывает свой резон.

– Не скрою, я предпринимал попытки занять трон этого царства...

– Захватить его силой и волшебством, – поправил его Алладин.

– Можно сказать и так, но будем дипломатами.

– Лучше я останусь воином и буду говорить всю правду, как я её понимаю, – отрезал Алладин.

– Как тебе будет угодно, – не стал возражать Мозенрат. – Тогда скажем так: мне не нравятся новые конкуренты на престол Багдада.

– Ты что-то знаешь о них? – оживился принц Багдада.

– Я догадываюсь кое о чём, – осторожно выразился Мозенрат. – Моё царство Чёрных песков, как тебе известно, лежит под землей.

– Отвратительное местечко, – заметил Алладин.

– Не спорю. Тем более понятно моё былое стремление найти себе престол поуютнее. Но речь не о том. Подземным царством мёртвых у Олимпийцев правит бог Плутон...

– Плутон... – повторил, запоминая, Алладин.

– Мне приходилось соприкасаться с ним, и до меня доходят некоторые слухи...

– Говори, ведь ты за этим и пришёл, – сказал Алладин.

– Боги Олимпа – пёстрая и склочная компания, они постоянно находятся в раздоре между собой. И всё-таки это очень грозные противники. Им удалось найти ход в наш мир, и они посылают сюда своих чудовищ и своих духов стихий. Вам не справиться с ними, пока вы не проникнете сами в стан врага.

– Если мы слабы против них у себя дома, то что же мы сможем сделать на территории противника? – резонно заметил Алладин.

– Вы сможете разобраться, кто именно вам противостоит, и воздействовать на заговор в зародыше. В Багдаде вы не знаете, с какой стороны по вам ударят в следующий раз. Вы слепы. Нанесите в свою очередь урон стану врага, и там задумаются, стоит ли связываться с Багдадом.

Мозенрат поднялся и направился к стене – он предпочитал входить и выходить именно таким способом.

– Но где же их царство? – крикнул ему в спину Алладин, который не узнал самого главного.

– Не «где», – оглянувшись, со значением сказал Мозенрат, – а «когда»!


* * *

– Левой, – скомандовал легиону консул Рем.

– Правой, – скомандовал легиону консул Ромул.

Легион тут же сбился с ноги. Братья сердито переглянулись и дружно крикнули:

– Стой, раз-два!

Подготовка к военной кампании шла полным ходом: был установлен новый налог, подвозились запасы провианта, Ромул купил двух новых скакунов, Рем объезжал боевого верблюда, скульптору была заказана статуя двух великих консулов, попирающих ногами врагов.

Сейчас консулы вели репетиции триумфального парада, который состоится после победы над врагом. На вечер был назначен пир в честь будущих героев войны. Братьев осаждали знатные аристократы Рима, требуя включить их сыновей в список триумфаторов.

Вся эта бурная деятельность отнимала много сил. Консулы собирались взять двухнедельные каникулы для отдыха, беспокоясь о состоянии своего драгоценного здоровья.

– Сенаторы протестуют против назначения Корнелиуса главным виночерпием войска, – озабоченно сказал Рем.

– Но ведь в походе объявляется сухой закон, – удивился Ромул.

– То-то и оно, но ведь должность есть! И будут пиры после победы. Там-то он пригодится. Кроме того, он будет заведовать запасами вина, которое войско возьмёт с собой на случай победы.

– Ага! Каждому хочется оказаться поближе к запасам вина, – догадался Ромул.

– Это сложный государственный вопрос, – значительно сказал Рем.

Братья-консулы вошли под своды храма всех богов – Пантеона, где готовилась пышная церемония посвящения воинов и освящения оружия. Необходимо было собственными глазами убедиться, правильно ли идут приготовления и уточнить порядок службы.

Навстречу консулам выбежали жрецы, расточая восторженные похвалы их военным талантам.

– Вам не кажется, что здесь следует добавить шёлковых драпировок? – заметил оплошность Рем.

– Какая глубокая мысль! – восхитился жрец.

– От этого зависит боевой дух наших войск, – изрёк Ромул.

– Позвольте, я велю писцу записать эту мысль для потомства, – попросил разрешения жрец.

Консулы вошли в личную молитвенную комнату, чтобы принести жертву Марсу.

– Гхм-гхм! – раздался оглушительный кашель.

– Кто здесь?! – вскричали консулы. – Жрец, почему в нашей молельне посторонние?!

Из-за пышных драпировок, путаясь в них и раздирая дорогую материю, вышел могучий воин.

– Караул! – грозно вскричал Рем.

– Стража! – не менее храбро позвал Ромул.

– Проклятые тряпки, – в сердцах выругался незнакомец.

– Ты кто? – крикнул Рем.

Со всех сторон сбегались жрецы и служки.

– Кто, кто... Марс, конечно, – ему наконец удалось освободиться от материи.

Могучий бог уселся на жертвенный камень, широко расставив мускулистые ноги в железных поножах. Все, кроме консулов, бросились врассыпную. Братья повалились на колени – у них внезапно ослабели ноги.

– Вставайте, я хочу знать, когда войско отправляется в поход.

Консулы с кряхтеньем поднялись, с ужасом глядя на бессмертного.

– Хватит трястись, отвечайте.

Братья переглянулись. Они как-то не задумывались за ворохом дел о том, когда двинется войско.

– Ну-у, – протянул Рем, – всё, в общем-то, готово...

– Да, – подтвердил Ромул. – Сегодня пир, завтра праздник, потом заседание сената о назначении виночерпия...

– Я спрашиваю, когда войско выступает в поход? – рявкнул Марс.

– В поход?..

– А куда, в термы?! – рассердился Марс.

Ромул спешно соображал:

– После Календул мы приступим к составлению плана похода, как только утвердим состав военного совета.

– Да вы издеваетесь над своим повелителем! – взревел Марс. – Чтобы через две недели, считая от сегодняшнего дня, легионы Рима вышли из ворот города в поход! – Марс вскочил и топнул ногой.

Сверху посыпалась труха, птичий помёт, штукатурка и плохо закреплённые шторы. Консулы снова рухнули на колени.

– Повинуемся, – сказал Рем. – Из каких ворот прикажете выйти?

– Как из каких? – удивился Марс. – По направлению к Багдаду! Из каких же ещё?

– А где этот Багдад? – простодушно спросил Ромул.

Наступило молчание. Марс обнаружил, что совершенно не знает, что ответить. Действительно, где же этот Багдад? Он думал, что римляне знают это сами...

– Вы придумали военную хитрость? – с запинкой нашёл что спросить Марс.

– Что? – не понял Ромул.

– А зачем нам хитрость? – удивился Рем.

– А как же вы собираетесь взять неприступные стены Багдада?

– Там есть стены, – догадался Ромул.

– Вспомните, сколько лет ваши греки брали небольшой городок Трою, – убедительно сказал Марс. – Надо обязательно придумать какую-нибудь военную хитрость, прежде чем выступать в поход. Слушайте меня: через три дня встречаемся в молельне. Вы мне рассказываете, какие военные хитрости вы придумали. Тогда и обсудим маршрут ваших легионов к Багдаду. Туда трудный и долгий путь, сами знаете.

И Марс поспешил к Плутону.


* * *

Утро Алладина снова началось с тревожных известий. В комнату влетел Яго с криком:

– К городу подступает несметное войско!

Алладин вскочил с постели:

– И двух дней не прошло! Ещё, наверное, и городские ворота не успели восстановить. А что за войско? – он спешно одевался.

– Ужас! – доложил Яго. – Идут плотной толпой – сплошные головы. Три легиона!

– Хороши дела, – вздохнул Алладин. – Коврик!

Ковёр-самолёт быстро доставил его на городскую стену. Расул уже был там, вглядываясь в плотную массу наступающих войск, приложив руку козырьком.

– Ничего не понимаю, – сказал он. – Никогда не видел такого построения отрядов.

– Я слетаю и посмотрю, – предложил Алладин.

– Смотри, чтобы тебя не подстрелили из лука.

Заложив крутой вираж, Коврик пронёсся над врагами, топчущими посевы вокруг города. Вцепившись в край ковра, Алладин глянул вниз.

Он чуть не свалился от удивления. Это было не войско! Три исполина с множеством голов и рук переступали на ногах, оставляя после себя целые ямы. Головы что-то болтали между собой, руки походя срывали целые фруктовые деревца, и головы объедали их вместе с ветками.

– Джинн, джинн! – тихонько позвал Алладин.

– Фью-у-у... – присвистнул джинн у него над ухом. – Вот это да!

– Что это за чудовища? – Алладин был просто ошеломлён. – Я никогда не слышал о таких существах!

Одна из голов заметила летающий ковёр и подняла шум. Гигант выворотил из-под ног валун и кинул его в небо своими многочисленными руками. Огромный камень со свистом пронёсся мимо и упал далеко в стороне, описав крутую дугу.

Пришлось спешно улетать подальше, вслед за разведчиками летели десятки камней и деревьев.

Когда Коврик остановился, не на шутку встревоженный Алладин повторил свой вопрос:

– Да кто же это?

– Древнейшие существа – первенцы Земли и Неба. Неудивительно, что ты их не видел, Алладин. Их никто не видел с древнейших времён. Их не видел даже я.

– Что же происходит, джинн?! Неужели весь мир ополчился против Багдада?

– Не знаю, принц, не знаю. Дело очень серьёзное, – джинн был встревожен. – Теперь надо думать, как быть с гекатонхейрами.

– С кем?

– Да вот с этими сторукими и пятидесятиголовыми гигантами. Их зовут Бриарей, Котт и Гиес. Всё дело в том, Алладин, что уничтожить их невозможно. Они почти такие же древние, как сама Земля. Трудно противостоять и их силе. Надо что-то думать... Единственный их недостаток и слабое место – глупость.


* * *

Гекатонхейрам наскучило идти, и они уселись неподалёку от городских стен. Теперь было хорошо видно, что они ростом почти с башни города. Устоят ли перед ними стены города? Бриарей, Котт и Гиес сидели кругом, что-то обсуждая между собой всеми ста пятьюдесятью головами.

– Надеюсь, они не скоро договорятся, – с плохо скрываемым страхом сказал Расул.

Он не боялся смерти, но боялся не суметь выполнить свои долг, боялся не смочь противопоставить хоть что-либо этим гигантам.

– Им некуда торопиться, – успокоил его джинн. – И никто не сможет их поторопить.

– Джинн! – окликнул Алладин.

– Ты что-то придумал, мой господин?

– Все знают, что джинны могут разрушать и строить дворцы за одну ночь.

– Это правда, о шербет моих уст!

– Так построй для этих гекато... кета- ко... для этих чудовищ фальшивые стены!


* * *

Утром Котт, Бриарей и Гиес всё так же сидели и обсуждали что-то, но теперь с разных сторон их окружали несколько фальшивых городских стен.

Стрелкам было приказано уйти вниз. Наверху настоящей стены за первенцами Земли с волнением наблюдали Алладин и его товарищи. Наконец чудовища поднялись и двинулись дальше. Однако они тут же остановились и снова принялись говорить.

Через несколько часов один из них поднялся и пошёл к одной из фальшивых стен. Гекатонхейр принялся крушить её.

Друзья убедились, что наивно было и думать о том, что можно устоять перед такой силой. Не прошло и нескольких часов, как стена подалась. Чудовище выламывало огромные глыбы и рушило с их помощью другие.

Наконец образовалась брешь, в которую гигант заглянул за стену. Там он обнаружил такое же поле, как и у себя за спиной. Обескураженный, он вернулся к братьям, и снова начались бесконечные разговоры ста пятидесяти голов...


* * *

– А что же будет дальше? – взволнованно спросила Жасмин за ужином. – Они ошибутся ещё и ещё раз. Но что будет, когда они проломят настоящую городскую стену?

– Жители уже бегут из Багдада, – сообщил Расул.

– Я построю ещё одну фальшивую стену перед настоящей. И ещё сколько угодно стен, чтобы они окончательно запутались, – успокаивал их джинн. – Но вы правы: всё это не решение проблемы.

Султан совсем потерял аппетит. Поля стояли неубранными, жители бежали, цветущий город грозил превратиться в пустыню.

Алладин сидел задумчивый.

– Кто может противостоять гекатонхейрам? – спросил он у джинна.

– Никто, – был ответ.

– Неверно, – улыбнулся Алладин. – Сами гекатонхейры!


* * *

Утром Алладин, запряжённый, как мул, в повозку, отправился за ворота. За ним – невидимый – следовал джинн, чтобы спасти товарища в случае неминуемой опасности. Испуганные жители провожали его взглядами, удивляясь, как мог он решиться приблизиться к этим созданиям, на которых страшно смотреть даже издалека.

Гекатонхейры всё также сидели кружком и беседовали всеми головами сразу. Гам стоял, как на базаре:

– Котт дурак...

– Стена ломать...

– Всё ломать...

– Та стена...

– Иди Гиес...

– Кушать...

– Вот стена ломать...

– Бриарей дурак...

Алладин понял, что у этих существ есть только одна проблема: головы никогда не могут договориться между собой. По крайней мере, это занимает у них уйму времени. Он заметил, что ссорятся не только головы разных хозяев, но и сидящие на одних и тех же плечах.

– Кто из вас Бриарей? – крикнул Алладин как можно громче, чтобы перекрыть шум.

Несколько голов повернулось к нему.

– Человек... – сказал десяток из них.

– Надо съесть, – сказали ещё двадцать.

Тридцать рук одновременно потянулись к человеку.

– Мне нужен Бриарей, – ещё громче крикнул Алладин, уворачиваясь от узловатых пальцев.

Теперь почти все головы повернулись к нему, только два-три десятка продолжали переругиваться между собой.

– Я – Бриарей, – отозвались некоторые.

– Я привёз подарок Бриарею от Алладина. Потрудитесь получить.

Головы Бриарея, которому никто никогда не делал никаких подарков, удивлённо таращились на этого человечка. Котт и Гиес насторожились.

– Почему твои уважаемые головы, Бриарей, не покрыты шапками? – с деланным удивлением воскликнул принц Багдада. – Мой господин приказал мне привезти тебе в подарок эти прекрасные головные уборы.

Алладин снял с повозки покрывало и начал швырять наполнявшие его шапки в руки Бриарея. Головы с полным недоумением разглядывали эти непонятные штуки. Бриарей (а также Котт и Гиес) никогда не видели шапок.

– Это шапки! – догадался объяснить Алладин. – Для головы. На каждую голову надо надеть шапку.

И принц продемонстрировал к глубочайшему изумлению ста пятидесяти голов, что можно надевать и снимать шапку.

– Красиво! – убедительно сказал Алладин в шапке. – Снять! Надеть!

– Есть, – сказала одна из голов и съела шапку.

– Нет! – запротестовал Алладин. – Надеть.

Самые сообразительные головы попробовали надеть шапку. Это получилось. Другие недоверчиво разглядывали их, не узнавая.

Все шапки были разные. Сто рук начали напяливать шапки на головы и снимать их, менять их, надевать сразу по две...

Через несколько часов они освоились с незнакомым предметом, а Котт и Гиес решились приблизиться к Бриарею и попробовать взять несколько десятков этих новых и незнакомых предметов. Тот не отдал почти ни одной.

Ещё через час Котт и Гиес сказали некоторыми головами:

– Человек! Неси шапки Котт и Гиес. А то съесть человека. Шапки!

Алладин улыбнулся.

– Джинн, – шепнул он.

Немедленно подкатилась ещё одна повозка, полная шапок, которыми гекатонхейры были заняты до вечера.


* * *

Следующим утром Алладин подкатил снова. Головы активно менялись шапками, потому что все они были совершенно разными.

– Гиес! – крикнул Алладин. – Я привёз тебе подарок от моего хозяина!

– Шапки! – крикнули головы Гиеса.

Ведь они не знали, что подарки бывают разные.

– Нет! На этот раз я привёз рукавицы для рук!

– Шапки...

– Человек...

– Подарки...

– Съесть...

Алладин стоял спокойно, как терпеливый учитель перед бестолковыми учениками, которых было ровным счетом сто пятьдесят.

– Смотреть! – громовым голосом крикнул он, чуть не охрипнув от натуги. – Рука! Перчатка! Надеть! Снять! Красиво! Подарок!

Протянулись руки Гиеса. На некоторые из них Алладин надел перчатки самолично. Такой забавной вещи Гиес, конечно же, ещё не видывал в своей жизни.

День до вечера ушёл на то, чтобы обеспечить гекатонхейров перчатками и научить самые сообразительные головы снимать и надевать их. Дело осложнялось тем, что перчатки-то были правые и левые!


* * *

Усталый Алладин и удивлённый джинн стояли на городской стене, наблюдая за чудовищами.

– И чего ты достиг всем этим? – поинтересовался джинн. – Наверное, завтра ты подаришь им камзолы со ста рукавами, и у них целый месяц уйдёт на то, чтобы научиться надевать их. А потом подаришь тросточки и обручальные кольца. Что ты задумал, Алладин?

– Я больше ничего не стану дарить гекатонхейрам. Дело сделано.

– Какое?

– У них появилось что-то своё.

– Ну и что?

– А ведь этого у них никогда не было?

– Нет, – джинн всё ещё не понимал, в чём хитрость.

– Шапки все разные, а на перчатках я их обсчитал. Их не хватит всем!


* * *

Тот, кто решился бы подкрасться в этот час к первенцам Земли, услышал бы от них странные вещи:

– Шапка дай!

– Моя.

– Дай красную.

– Перчатки не хватать на руках!

– Покажи!

– Дай померять!

– Отдай!!!

После этого раздалась первая затрещина.

В скором времени раздался страшный рёв ста пятидесяти глоток. Гекатонхейры вскочили на ноги. Поначалу они только вырывали друг у друга из рук перчатки и шапки. Но дело быстро дошло до настоящей драки. В ход пошли кулаки, камни и шапки. Всю ночь город не спал, прислушиваясь к ужасающей битве, равной которой ещё не случалось у стен Багдада.

Могучие гиганты пустили в ход камни от стен, и глыбы летали, как ласточки над полем...

А утром раскрылась Земля и из неё вышла богиня. Увидев мать, гекатонхейры мигом присмирели.

– Котт! Гиес! Бриарей! Вам было сказано не ссориться. Марш домой и все по углам!!! Совсем испортили мне детей...


* * *

Джинн покатывался от смеха. Смеялся Абу, смеялся Яго, смеялся весь Багдад.

– В чём же был фокус? Как ты поссорил их, Алладин? – у джинна расширились от любопытства глаза и в них зажглись неоновые вопросительные знаки.

– Всё очень просто. Они не знали слова «мой». У них никогда не было ничего своего. Как только оно появилось, они поссорились!

– Так это могло быть всё что угодно?

– Конечно, но про шапки и рукавицы им было легче объяснить. А теперь отправляйся убирать лишние стены.

Джинн вздохнул.

Глава 7 ПУТЕШЕСТВИЯ ЧЕРЕЗ ВРЕМЯ

Марс чувствовал себя очень неуютно в царстве мёртвых. Под ногами крутился злобный Цербер, норовя ухватить одной из клыкастых пастей за икру. По сторонам разлетались скорбные тени живших. Марс узнал некоторых из них – некогда славных воинов. Они очень изменились.

Не то чтобы Марс испытывал сочувствие или страх смерти – ему были неведомы эти человеческие чувства. Но он хорошо помнил (как и все боги) участь Прометея, упрятанного в недрах Кавказа, или Сатурна, сброшенного Юпитером в Тартар. Он, конечно же, не погиб, будучи бессмертным, но кому хотелось находиться в этом мрачном подземелье вместо того, чтобы наслаждаться амброзией на Олимпе или битвами на Земле. Марс беспокоился за то, чтобы его не постигла такая же жалкая участь, если он не выполнит задание, на которое сам напросился.

– Плутон! – рявкнул он, чтобы прибавить себе бодрости. – Отгони своего пса, пока я его не пнул, а то он провалится глубже Тартара.

Плутон рассмеялся неприятным смехом, сидя на своём мрачном троне:

– Глубже Тартара провалиться нельзя, так что ему нечего терять, в отличие от всех живых. Зато живущим всегда следует опасаться, чтобы Цербер не стал их сторожем...

Марс хмыкнул, но не стал на всякий случай уточнять, на что намекает Плутон. По части чёрного юмора с ним не стоило состязаться.

– Приветствую тебя в твоём царстве, – вежливо сказал он. – Не очень тут уютно.

– Зато многолюдно, – снова неприятно пошутил Плутон. – Присаживайся, видеть тебя в гостях – большая честь для меня.

Марс снова подумал, что сам Плутон, что бы ни случилось, ничего не теряет. Что ж, придётся быть вежливым.

– Меня привёл сюда один важный вопрос.

– Я весь во внимании.

– Ты подкинул мне очень интересную идею насчёт этого Багдада. Мы все засиделись, пора бы поразмяться, повоевать, открыть для себя новые горизонты.

Плутон слушал непривычно красноречивого Марса всё с той же неприятно-насмешливой улыбкой.

– Вот я и говорю, – продолжал Марс, – всё идёт прекрасно, наша идея прошла на «ура». Легионы в Риме готовятся выступить, циклоп, наверное, здорово досаждает в этом самом Багдаде...

– Его унесла птица Рух к себе в гнездо.

Марс крякнул. Во-первых, он не представлял себе, что существуют такие птицы, которые носят в когтях циклопов, а во-вторых, он представил себе, какой скандал учинит теперь Нептун за своего любимца. Тем более, что Эол куда-то спрятался, а ветры и вовсе запропастились. Нептун уже несколько раз спрашивал, когда корабли смогут поднять паруса, а Тритон сможет устроить приличную бурю в океане.

– Н-да, не повезло. Надо будет вернуть его как-нибудь Нептуну, а к Багдаду послать ещё кого-нибудь.

– Я послал туда гекатонхейров.

– Что?

– Бриарея, Гиеса и Котта, – спокойно подтвердил Плутон.

– Но что там останется после них – вытоптанная равнина? Зачем нам она?

– Они только разрушат стены города и вернутся к матери-Земле.

– A-а... Но как ты осмелился отправить первенцев без ведома Юпитера? – Марс был весьма смущён: гекатонхейры были страшной силой и использовать их было опасно даже для богов; у него усилились неприятные предчувствия.

– А откуда ему узнать об этом? Ты скажешь? – снова эта улыбка скользнула по губам Плутона.

Марс откашлялся, он явно чувствовал себя не в своей тарелке:

– Нет, не в моих правилах говорить лишнее Юпитеру, он слишком гневен. Я, кстати, примерно за этим и пришёл к тебе. Откуда узнать Юпитеру, что творится в Багдаде, если я и сам не очень-то представляю себе, где он расположен. Видишь ли, скоро выступать римскому войску, а мы ещё не обсудили, по какой дороге им пройти к Багдаду...

– Такой дороги нет в нашем мире, – последовал ответ.

– Почему?

– Потому что в нём нет такого города!

Марс вскочил на ноги, схватившись за меч.

– Как?! Значит, это всё ложь? Ты жестоко поплатишься за это! – вскричал он и добавил тише: – И я тоже...

– К этому городу нет дорог, потому что его построят только через тысячу лет! – торжественно сказал Плутон. – И мы отправимся туда, чтобы завоевать его и заставить людей поклоняться нам!

В голове у тугодума Марса загудело.

– Но ведь для того, чтобы отправиться через время, нужна помощь, – он понизил голос, – низвергнутого Сатурна, повелителя времени! С тех пор, как Юпитер сбросил его с трона, мы все потеряли способность переноситься в другие времена. А жаль, – не к месту прибавил он, вспомнив, как это было приятно.

– И Сатурн переправит всех вас туда, – подтвердил Плутон. – Туда уже проникали караваны, там был Эол, циклоп, первенцы Земли. Не стоит волноваться. Ты захватишь город, и всё будет в порядке.

– Но как провести туда армию? – спросил недоумевающий Марс.

– Выводи её на юг, собери легион как можно теснее, и они сами не заметят, как перенесутся туда, куда надо – к Багдаду. Главное – не потерять кого-нибудь по дороге через тысячелетие.

Когда бог войны узнал за один раз так много неожиданного, его оказалось слишком много. Мало что соображая, Марс попрощался:

– До свидания, Плутон. Я даю команду на марш.

– Заходи.

Марс поклялся себе, что ноги его здесь больше не будет, и вообще, лучше с этим мрачным Плутоном не связываться, а воевать себе по пустякам с какими-нибудь фессалийцами. Выбросив проблемы из головы, Марс отправился отдавать приказания консулам.


* * *

Коленопреклонённые Рем и Ромул наперебой докладывали богу войны:

– Мы придумали замечательную военную хитрость!

– Да! Мы построим чудесного деревянного коня...

– Пустого внутри!

– И посадим туда...

Марс раздражённо топнул ногой:

– Где-то я уже слышал об этой хитрости! Не о ней ли поют все бродячие музыканты в каждом из кабаков Рима? Это случайно не под Троей было тысячу лет назад?!

Стоявшие на коленях консулы упали на животы.

«Тысячу лет назад? – зацепился за последнюю фразу Марс. – А теперь мы отправимся на тысячу лет вперёд. Кто там вспомнит о троянских делах? Да и стены разрушат гекатонхейры... Я ведь сам задал им придумать хитрость. Плутон, помнится, говорил, что хорошо бы собрать всех воинов вместе...»

– Ну да ладно, – сказал бог, сидя на жертвенном камне. – Там и не слыхивали о троянских конях. Стройте. Только побыстрее.

Консулы возрадовались.

– И вот ещё что. Раз уж вы затеяли такое дело, то выполняйте его во всю силу: постройте хорошего большого коня, чтобы он вместил весь легион сразу. Все вместе и въедете в Багдад на колёсах, чтоб никто не потерялся.

Консулы пришли в восторг.

– Гениально! – сказал Рем.

– Божественно! – попытался переплюнуть его Ромул.

– Сверхъестественная мудрость и дальновидность величайшего из воителей вселенной, – заявил Рем, чтобы ничего из лести не оставить брату.

Тот и впрямь не нашёлся, что добавить. Марс подождал немного и, ничего больше не услышав, сказал:

– Я хочу увидеть вас через две недели выходящими из северных ворот Рима!


* * *

Вокруг Багдада, несмотря на поздний вечер, тысячи людей трудились, приводя в порядок разорённые поля, дороги и селения. Хорошо хоть, что сотворённые волшебством стены джинн сам и убрал с глаз долой за одну ночь. Сначала чёрные смерчи, потом ужасный циклоп, потом невероятные сторукие чудовища... Всё было разорено и запущено, всё требовало трудолюбивых рук. И люди старались наверстать упущенное, и мечтали только о том, чтобы на город не свалилась новая напасть.

Алладин с джинном сидели на самой высокой городской башне, глядя на проступающие на небе звёзды и поднимающуюся над горизонтом полную луну. Рядом среди зубцов башни Абу играл в прятки с Яго. Жасмин наигрывала на лютне.

– Как ты думаешь, что нового нам готовят эти самые боги Олимпийцы? Что они припасли нам вдобавок к первенцам Земли? – Алладин перевернулся на спину и лёг на Коврик, который удобно изогнулся под ним.

– Я думаю, – отвечал джинн, – что в эту войну замешаны очень важные силы, что мы оказались в центре какой-то опасной игры. Гекатонхейры не выходили на поверхность уже тысячи лет...

– Я разговаривал с Мозенратом, и он кое-что рассказал мне, – Алладин передал другу их разговор.

– Так вот оно что, – проговорил джинн. – Тысяча лет и чужие боги. Мне не приходилось встречаться с ними. Мозенрат прав, разгадку надо искать у них, иначе мы, как слепые котята, будем ожидать, с какой стороны нас схватят за шиворот.

– Отправимся туда, джинн?

– Поехали, – Голубой джинн весело вскочил на велосипед и проехался по краю на заднем колесе.

Абу и Жасмин захлопали в ладоши, они не слышали, о чём говорят друзья.

– Но как мы найдем туда путь? – спросил Алладин. – Спросим у Мозенрата?

– Нас приведёт туда вот эта вещица, – джинн что-то достал из-за пазухи.

– Что это? – Алладин крутил в руках маленький непонятный предмет – изогнутые дужки, между которыми были натянуты струны.

– Арфа Эола.

– Эола? Того маленького бога, которого мы поймали? Ты отнял у него эту арфу?

– Да. Такие штуки – только побольше – устанавливают в его мире на коньке крыши, чтобы Эол, пролетая, перебирал струями ветра тонкие струны.

– Очень поэтично, – сказал Алладин. – Но здесь он вёл себя гораздо хуже. А как эта штучка поможет нам найти их страну?

Джинн заложил крутой вираж на своём велосипеде, у которого уже появились крылья, причём этот трюк он выполнял уже за краем крыши:

– Мы полетим в небе, войдём в ворота между мирами, а там эта вещица сама потянет нас к своему хозяину. Я только помогу ей, прибавлю сил. Да и кувшины с ветрами будут стремиться в свой родной мир, – джинн погремел за пазухой восьмью кувшинами, в которых были заточены ветры.

– Тогда – летим? – вскочил на ноги принц.

– Вперёд! – вздыбил велосипед джинн.

Жасмин, которая только теперь поняла, что друзья затевают какое-то новое путешествие, бросилась к любимому и припала к его груди:

– На этот раз возьми меня с собой!

– Ты даже не спрашиваешь, куда мы летим, любимая?

– Какая мне разница? Я хочу быть с тобой.

– Мы отправимся в чужой мир.

– Ну и пусть.

– Туда, откуда к нам пришли все эти страшные чудовища.

– Ну и пусть.

– Туда, где я не смогу быть уверенным в твоей безопасности и не смогу оттого сражаться с врагами так, как это будет нужно, – строго сказал Алладин.

– Ну и пусть, – упрямо прошептала Жасмин, понявшая, что её снова не возьмут, потому что не место девушке в военном походе. – Я буду ждать тебя, любимый, а ты постарайся вернуться скорей.

– Абу, Яго! Вы с нами?

Абу прыгнул на привычное место на Коврике.

– Куда ещё? – ворчливо спросил Яго, расправляя крылья. – Я как раз собирался завести птенцов. Ну да ладно, полетели. Небось, опять к чудовищам... Как они мне надоели.

На фоне круглолицей луны удалялся силуэт Алладина, сидящего на ковре-самолёте, и Абу, прижавшегося к хозяину. Рядом с ними летел, весело крутя педали непонятной машины, Голубой джинн. И стихающее с каждым взмахом крыла ворчание Яго.

Жасмин вытерла слёзы и отправилась с Расулом во дворец.


* * *

Джинн вытянул вперед на руках арфу Эола, его шутовской велосипед давно исчез, и теперь он был просто джинн, летящий в неизвестность. Друзья сгрудились в тесную группу, Яго сидел за необъятной пазухой джинна, Алладин взял его за плечо.

– Держитесь, – предупредил джинн. – Я вхожу в ворота.

Мир опрокинулся и вывернулся наизнанку. Бешено замелькали луна и солнце. Звезды засияли, как серебряные шляпки гвоздей, вбитых в чёрный бархат. В ушах зазвучала удивительная музыка, которой вторила Эолова арфа. Пространство напряглось, не пуская путешественников...

Вспыхнул невероятный разноцветный свет!

Глава 8 ВОЕННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ

В следующую секунду они летели над морем под сияющим солнцем полудня, впереди открывался гористый остров. Джинн всё ещё держал перед собой арфу, которая играла всё громче.

Мелькнул внизу берег, зелёный лес лежал пушистым ковром. Арфа вела в горное ущелье, стены которого сомкнулись слева и справа. Наконец показалась пещера на высоком горном обрыве, на краю которого сидел Эол, свесив ноги в пропасть. Крылья его были опущены, а весь вид выражал крайнее уныние.

– Вот и наш маленький знакомец, – засмеялся Алладин. – Больше не воюешь?

Эол вскочил, как ужаленный, и бросился в пещеру.

– Постой, Эол!

Тот повернулся и наконец рассмотрел, кто его окликнул. С тяжким вздохом он вернулся к обрыву. Алладин с удовольствием стал на твердый камень скалы и размял ноги, по плечам у него расселись Абу и Яго. Джинн, широко улыбаясь, протянул арфу её владельцу.

Взвизгнув от радости, Эол протянул к ней руку.

– Минутку, – строго сказал джинн. – Мы конечно должны вернуть тебе твою игрушку...

– Отдайте, – обиженно сказал Эол. – Это моя!

– Ишь, отдайте! – возмутился Яго, который не мог забыть ветры, что поначалу сильно растрепали его в полёте. – Попроси красиво.

Эол надул щёки.

– Нам нужно узнать дорогу в Рим, – вежливо объяснил Алладин.

– Всего-то, – обрадовался бог.

– Покажешь? – спросил джинн.

– Ну нет! Не хватало ещё, чтобы меня кто-нибудь увидел! Да ещё в вашей компании...

– Ему наша компания не нравится! Нам твоя тоже, – сердился Яго.

– Понимаю, ты здесь прячешься от Марса, – сказал Алладин.

– И от него тоже, – вздохнул Эол. – Попасть в Рим нетрудно. Летите не северо-запад. На побережье найдите любую дорогу и следуйте её ходу. Все дороги ведут в Рим! – гордо закончил он. – Отдайте арфу.

– Подожди ещё минутку, – погрозил пальцем джинн. – Всё равно тебе здесь поговорить не с кем. У нас побывало ещё несколько твоих приятелей, и мы прибыли сюда разведать, что это вы все задумали напасть на Багдад. Кто тут у вас главный и где его найти?

– Юпитер. Искать будете на Олимпе, в Греции. Не скажу я вам больше ничего. Отдайте арфу, а то скажу Юпитеру, что у нас шпионы!

– Вот как! – усмехнулся джинн. – А если отдадим, то не скажешь?

– Если отдадите, то я лучше здесь посижу, поиграю. Марсу лучше пока на глаза не попадаться, а то задаст мне... по законам военного времени.

– Ну, ладно, – джинн вернул инструмент. – А то я уж хотел снова спрятать тебя в карман.

Эол упорхнул на своих крылышках подальше от таких знакомых.


* * *

Друзья пересекли море, как сказал Эол, на северо-запад и нашли дорогу, вымощенную жёлтым кирпичом. По дороге двигались крестьяне, иногда можно было увидеть небольшой отряд военных или купца со свитой. На виноградниках трудились крестьяне. Никто из них не интересовался тем, что творится на небе, иначе они увидели бы любопытное зрелище полёта ковра-самолёта и джинна.

– Неплохо тут, – сказал Алладин. – И что им дома не сидится?

– Для многих отнять чужое гораздо легче и приятнее, чем вырастить своё, – резонно заметил джинн. – А хуже всех глупые и жестокие правители и тщеславные боги.

– Глядите, какая чашечка! – привлёк их внимание Яго.

Вдали показался город, на краю которого было огромное округлое сооружение. Подлетев поближе, друзья увидели гигантский стадион со скамьями для зрителей.

– Здесь любят зрелища, – заметил Алладин. – Давайте спускаться, дальше пойдём пешком.

– Зачем же пешком, – рассмеялся джинн, превращаясь в коня. – Мне всё равно, в каком обличье появиться в стане врагов, а так будет быстрее.


* * *

Стражники на воротах беспрепятственно впустили богато одетого юношу на прекрасном арабском скакуне с обезьянкой и попугаем. Правда, они сделали это не раньше, чем получили незнакомую, но тяжеловесную серебряную монету.

– Скажите, воины, – спросил у них Алладин, – где лучше остановиться и отдохнуть усталому путешественнику? Я впервые в вашем замечательном городе.

– Неподалёку от площади перед Сенатом есть пристойные гостиницы, а отдохнуть в Риме лучше всего в термах.

– Что такое термы?

Изумлению стражников не было границ:

– Лучшие в мире бани, где проводят время все граждане Великого Рима – от патрициев до бедняков.

– Спасибо, – ответил им скакун и ходко двинулся вперёд.

– Что-то я перегрелся сегодня, – сказал один воин другому, глядя вслед приезжим и не решаясь сказать товарищу, что ему почудилось.

– Я тоже, – поддержал его товарищ, которого мучили те же сомнения по поводу собственного рассудка.

Алладин с трудом сдерживал смех, пока не отъехал на порядочное расстояние:

– Если ты конь, то не вступай, пожалуйста, в разговоры, – попросил он джинна.

– Уж больно у них был надутый вид, когда они говорили о своём городе и своих термах, – отвечал ему конь. – Но мысль дельная: раз там собираются все и вся, то там легче всего будет разобраться в происходящем. К тому же в бане все голые, и никто с первого взгляда не разберёт, что мы иностранцы.

Алладин неожиданно свалился на свои ноги, а рядом с ним уже шёл пожилой мужчина в восточном одеянии.

– Вы споткнулись, мой господин? – спросил джинн.


* * *

Ни Алладин, ни джинн не знали, что термы в Риме бесплатные в Колизее. Государство предоставляло эти развлечения для всех свободных граждан, чтобы им было чем заняться, и чтобы они пореже устраивали бунты.

Когда Алладин протянул встретившему их банщику золотую монетку, тот решил, что как и представления перед ним знатные иностранцы, которых надо обслужить как можно лучше. Он провёл их в особый зал, где купались в горячих серных ваннах сенаторы и аристократы, предложил массаж, вино и фрукты. Всё это было благосклонно принято.

Никто совершенно не удивился присутствию людей в незнакомой одежде, с попугаем и обезьянкой. У богатых свои причуды, а иностранцев в Риме хоть пруд пруди.

Алладин и джинн с наслаждением погрузились в горячий бассейн, где уже купались и принимали ванны важные персоны с надменными лицами. Друзья пошире распустили уши.

– Не понимаю, как можно тащить этого коня из города через северные ворота. Ведь их придётся разбирать для этого! – возмущался полный розовый господин.

– Приказ Марса не обсуждается, – важно отвечал ему другой, худой и бледный.

– Так и выполняй божественное повеление, но ворота-то тут причём? На них прекрасные статуи и отделка. Ворота надо сохранить.

– Нет, Дураций, в тебе говорит твоё поэтическое чувство, а не общественная необходимость и покорность богам. Ворота должны быть разобраны, а легион отправится по северной дороге к неверным багдадцам!

Алладин и джинн переглянулись и развесили уши ещё шире, пододвигаясь поближе к спорящим.

– И отправляйтесь себе по северной дороге, раз такова божественная воля, а коня выведите через неважные западные ворота и протащите вдоль стены к северной дороге. В этом случае и ворота будут целы, и боги, так сказать, сыты, мой дорогой Архиплут.

Алладин взглянул на джинна и округлил глаза – он не мог взять в толк, что же это за конь, для которого надо разбирать городские ворота?

Государственный философ Архиплут, наклонившись к придворному поэту Дурацию поближе, спросил его:

– А отчего же ты, уважаемый, не выскажешь свои соображения великим консулам Рему и Ромулу?

Дураций вздрогнул:

– Сказать по чести, дорогой друг Архиплут, я ведь не веду беседы с богами в личной молельне. Откуда мне знать, может быть есть на то особый божественный смысл, чтобы северные ворота были разобраны. А если Марсу не нравится его изображение на воротах? Не хотелось бы вызвать гнев владык и богов ради такого пустяка, как эти несчастные ворота; они мне, в общем, никогда и не нравились. Ты так при случае и скажи великим консулам: мол, великий поэт Дураций во всём согласен с гениальными планами вождей!

Джинн широко улыбнулся Алладину и сказал на ухо:

– Всё понятно, сейчас мы возьмём этих лизоблюдов в оборот!

Джинн подозвал жестом служку, стоявшего с подносом, на котором были выставлены чаши с вином.

– Благородные господа, – обратился джинн к двум собеседникам, – не согласитесь ли вы принять от двух путешественников по чаше хорошего вина?

Дураций живо откликнулся на эту идею, однако напрочь отверг вино, стоявшее на подносе, и потребовал ливийского из подвала.

Пока слуга бегал за заказом, Архиплут с подозрением поинтересовался:

– Чем мы обязаны столь любезному приглашению?

– Не имеем ли мы дело со знаменитым философом Архиплутом и гениальным поэтом Дурацием, господа? Ведь слава о них достигла и наших отдалённых стран, – почтительно спросил джинн, прекрасно расслышавший из разговора, с кем имеет дело.

Польщённые до глубины души поэт и философ, признались, что это они и есть. Последовал ряд изысканных комплиментов и любезностей, за время которых чаши успели опорожниться и наполниться дважды.

– А с кем мы имеем честь делить бокал вина? – в свою очередь осведомились придворные лизоблюды.

– О, мы скромные военные специалисты в области стратегии, тактики, механики, инженерии, пиротехники и баллистики, прибывшие в Великий Рим, чтобы предложить консулам Рему и Ромулу совершить военный поход против богомерзкого города Багдада.

У Архиплута и Дурация даже руки с чашами затряслись от такой удачи. Они уже предчувствовали награду за то, что отыскали незаменимых специалистов для своих хозяев.

Назвав себя именем Рахмат, джинн продолжал:

– Я краем уха расслышал, что высокородные господа не одобряют некий проект разборки северных ворот. Не могли бы вы поведать мне – что за дивный конь есть в Риме, если для него надо разбирать городские ворота?

У Дурация и Архиплута затряслись губы от страха, когда они представили себе, что новый военный специалист, который наверняка заинтересует консулов, первым делом расскажет хозяевам об их вольных разговорах.

Следующий час был потрачен на то, чтобы выбраться из бассейна и возлечь на низких кушетках у стола с яствами, а по ходу услышать бесчисленные уверения в том, что поэт и философ полностью одобряют все, что ни скажут консулы. Этого джинн и добивался – он хотел сразу припугнуть этих двоих, чтобы иметь на них некоторое влияние. К сожалению, друзьям так и не удалось понять, в чём же суть проекта и что это за конь.

– Но в чём заключается «великая военная хитрость», придуманная вашими консулами? – спросил в десятый раз Алладин.

– Это, наверное, военная тайна, – предположил «Рахмат».

– О да, это прекрасная военная тайна! – вскричал Дураций. – Она строится у нас на площади перед Сенатом. Пойдёмте посмотрим на неё, друзья.

«Вот так тайна – на главной площади!» – подумал Алладин и пожал плечами.

Вся четвёрка двинулась широкой улицей, идущей между каменными домами, наняв с собой двух факельщиков, которые освещали им путь. Ведущие их римляне учтиво раскланивались со встречными и приветствовали их в высокопарных выражениях.

– Что тут творится, джинн? – тихонько спросил Алладин.

– Бр-ред! – сказал Яго, притворяясь обыкновенным безмозглым попугаем.

– Они тут все кажутся немного сумасшедшими, Алладин, – осторожно отвечал его друг. – Но не слишком доверяй этому мнению. За напыщенными дураками всегда стоит кто-то умный и дёргает их за ниточки. Этого умного врага мы и ищем.

Улица расширилась, переходя в площадь. Дураций встал в торжественную позу, надулся от важности и громко произнёс речь, так что все прохожие остановились и посмотрели на них:

– Перед вами, достопочтенные иноземцы, великая военная хитрость и глубокая государственная тайна, придуманная гениальными консулами Рима – Ромулом и Ремом!

Прохожие зааплодировали. «Рахмат» встал в такую же театральную позу и отвечал поэту:

– Поведай же нам, несравненный Дураций, что за постройка воздвигается по приказу бога войны и его любимцев – великих консулов Ромула и Рема.

Прохожие снова забили в ладоши. Яго крикнул с плеча Алладина:

– Бр-раво! Бис!

Абу сделал вид, что ищет блох.

На широкой площади перед величественным зданием стояло кольцо легионеров, на равных расстояниях друг от друга. В руках они держали по факелу, освещая тем самым строительную площадку. Широкая дубовая платформа на восьми огромных колёсах держала на себе гигантское уродливое подобие лошади в попоне. Сотня плотников, стоящих на приставных лестницах и строительных лесах, заканчивали сборку шеи и морды этого монстра. Полсотни маляров раскрашивали круп этого деревянного чудовища.

– Великий римский конь распахнёт нам ворота ненавистного Багдада, – декламировал Дураций. – Глупые багдадцы втащат его в город...

– И тогда из чрева военной хитрости выйдет бессмертный римский легион, чтобы захватить этот мерзкий город! – закончил рассказ Архиплут.

– Дур... – начал было Яго, но Алладин защёлкнул ему клюв двумя пальцами.

Джинн и принц Багдада переглянулись между собой и во взглядах промелькнуло то самое слово, которое не договорил Яго. Прохожие снова разразились овациями и приветственными криками.

– Так вот почему необходимо разобрать северные ворота... – начал «Рахмат».

– Именно, чужеземец, – гордо ответил поэт.

– ...Которые ты хотел сохранить, Дураций, – закончил джинн свою фразу.

Поэт тут же подхватил наших друзей под руки и потащил их вперёд, тихонько говоря:

– Да нет же, по мне – хоть весь Рим снести, лишь бы воля консулов была выполнена.

Алладин, разглядев сооружение, спросил у Архиплута:

– А скажи мне, философ, почему бы римлянам не строить этого грандиозного коня за воротами города – хоть за северными, хоть за западными? И к лесу ближе, и разбирать ничего не надо.

Все остановились, как громом поражённые. Поэт и философ посмотрели друг на друга, не представляя, что ответить на этот вопрос. Позади раздался голос:

– А как же сохранение строгой военной тайны, о наивный юноша?

Его подхватил второй:

– И неужели благородные граждане Рима должны всякий раз ходить в такую даль, чтобы посмотреть, как строится наша военная слава?

Позади нашей четвёрки стояли два римских консула, приняв картинные позы. Алладин начал догадываться, что все жители этого города просто переполнены тщеславием и гордостью, а потому ведут себя так, будто играют в исторической пьесе.

– Кто эти чужеземцы, Дураций? – спросил Рем.

– Шпионы? – спросил Ромул.

– Представь нас, – сказал Рем.

– Перед вами замечательные восточные специалисты по вопросам военной науки, – заторопился сказать Дураций.

Архиплут добавил:

– И злейшие враги Багдада.

– Мы прибыли, чтобы предложить великим полководцам план захвата этого мерзкого города, – сообщил «Рахмат». – И принесли консулам Ромулу и Рему чертежи и схемы Багдада и его военных укреплений, а также султанского дворца и сокровищницы.

Из-за пазухи джинна появился рулон пергаментных листов, которого до сих пор почему-то никто не замечал. Наверное потому, что джинн только что сотворил его для важности.

– Это мы и есть, – выпалил Рем и быстренько потащил нежданных военных специалистов в свой дворец.

Что и говорить, это была удача. Ведь два великих полководца до сих пор ничего не знали о Багдаде, кроме его имени.

Глава 9 «ТРОЯНСКИЙ ПЕГАС»

После обильного ужина в кругу льстецов и попрошаек консулы уединились с новыми военными специалистами на секретный совет. Туда же был приглашён поэт Дураций, который писал поэму и пьесу о жизни и подвигах двух братьев-консулов, а также философ Архиплут – ему было поручено написать историю великого похода на Багдад, чтобы благодарным потомкам было что изучать в школе.

Наши друзья давно поняли, что римлянам совершенно ничего не известно об их любимом Багдаде – да иначе и быть не могло – а потому они рассказывали им о своём городе всё, что в голову придёт.

– Так вы говорите, что знаете источники в безводной пустыне, где лежит Багдад, – глубокомысленно стоял перед расстеленной картой Рем.

– Это очень важно, – добавил Ромул. – Надо отметить эти места и составить маршрут.

– Более всего следует опасаться боевых крокодилов, – важно рассказывал «специалист по стратегии и тактике военных походов» Алладин. – Следует запастись заострёнными кольями, которые надо вставлять им в пасти. Тогда крокодилы не смогут их захлопнуть, и никто не будет покусан.

– Ага! – записывал себе в папирус Ромул, чтобы отдать приказание нарубить две тысячи заострённых кольев из ливанского кедра.

Дураций принялся тут же описывать в стихах будущую битву с крокодилами, которой предстояло войти в историю. Яго расхаживал с важным видом по карте и время от времени вскрикивал:

– Бр-раво, Ромул! Бр-раво, Рем!

– Какая умная птица, – удивлялись консулы.

Абу, сидя на модели деревянного коня, щёлкал фисташки и время от времени кидал их по штучке попугаю, который ловко их подхватывал в воздухе, всякий раз вызывая себе похвалы.

Рахмат – непревзойдённый баллист и механик – задал важный вопрос:

– Началась ли разборка северных ворот города для того, чтобы деревянный конь смог в них пройти?

– Ещё нет.

– Я думаю, что не следует этого делать, – сказал «механик».

У поэта Дурация тревожно сжалось сердце. Он понял, что сейчас его выдадут эти иностранные интриганы, которых он сам представил консулам. О людская неблагодарность! Плакали его награды!

– Конечно, очень увлекательно провести три-четыре года в обществе великих консулов, сопровождая их в военном походе на Багдад...– начал свою речь джинн «Рахмат».

У консулов отвисли их мужественные квадратные челюсти:

– Сколько?

– Ну, может быть, пять лет, – подтвердил Алладин, – не больше. По тысяче лиг в год – мы вполне уложимся в эти сроки, даже учитывая строительство дорог для деревянного коня.

– Но как мы преодолеем пролив Ла-Манш, вот в чём вопрос? – значительно заметил механик.

– Пролив? – растерянно спросил Рем.

– Ла-Манш, пять лет, – обреченно пробормотал Ромул.

Консулы были не прочь повоевать, гарцуя на коне, недельку-другую, но такого поворота событий они не ожидали никак.

– И что будет, – поддал жару джинн, – если глупые багдадцы не пожелают разбирать свои городские ворота и оставят коня за пределами города.

Такая мысль вообще никому не приходила в голову. Консулы принялись с жаром доказывать, что такому грандиозному сооружению место только на главной площади, но Алладин огорошил их заявлением, что это место занято мраморным фонтаном с золотым драконом. Консулы совсем упали духом.

– Нам надо помолиться, – заявил Рем.

– Пусть боги ломают головы, – согласился с ним Ромул.

– Подождите нас здесь, – заторопился Рем.

Это было неожиданно и совершенно не устраивало друзей.

– Есть простое решение, – остановил их «Рахмат».

Консулы с надеждой посмотрели на него. Джинн достал из-за пазухи два деревянных крыла и приставил их к модели коня, на которой сидел Абу:

– Надо просто приделать крылья к нашей «военной хитрости» и полететь! Дорога займет только три дня, воины весь путь будут отдыхать. Мы приземлимся прямо на площади Багдада и сразу приступим к делу.

– Браво! – крикнул Абу.

– Неплохая мысль, – одобрил Рем, которому до смерти не хотелось тревожить Марса.

– «Троянский пегас»! – воскликнул Дураций, который понял, что на него не станут ябедничать за северные ворота.

– Что такое? – не понял Ромул.

– Так будет называться моя поэма о вашем великом походе, – объяснил поэт. – Летающий троянский конь – получается троянский пегас.

– Хорошо, хорошо, после почитаешь, – отмахнулся от него Рем. – Но успеют ли плотники изготовить надежные крылья, ведь сроки постройки менять нельзя.

– Сделаем небольшие, – джинн отломал от крыльев по половинке.

– Прекрасно! – сказал Ромул.

Яго вспорхнул с карты и перелетел на голову коню – Абу уже давно не кидал ему фисташек. Провожая его взглядом, мудрейший из философов Архиплут вдруг высказал сомнение:

– А как он полетит?

У консулов испортилось настроение.

– Молчал бы, – неприязненно сказал ему Рем. – Так всё было хорошо, пока ты рот не раскрыл.

– Механику виднее, – поддержал его Ромул. – Не знаешь, и молчи. Это военная тайна.

Архиплут перепугался: теперь он рисковал попасть в немилость.

– Я говорю, о мудрые консулы и механики, как он полетит без хвостового оперения. Ведь у всех летающих есть специальный хвост, – нашёлся философ.

– О! Как это я забыл, – захлопотал «Рахмат», доставая пышный птичий хвост и приделывая его коню. – Это очень важная деталь!

– Ничего, ничего, – успокоил его Ромул. – Ум хорошо, а два – лучше. – И они гордо переглянулись с братом.

Усмехаясь про себя, джинн вытащил ещё один предмет. Это был кувшин с заключенным в нём духом ветра. Джинн достал из него пробку и пошептал что-то вовнутрь, после чего приладил его к коню между задних ног.

– А вот так наш замечательный аппарат будет летать! – объявил он.

Из горлышка кувшина, направленного назад, вдруг вырвалась струя тугого ветра. Яго испуганно шарахнулся с головы «пегаса», а Абу вцепился в его гриву, растеряв фисташки из кулька. Конь стремительно сорвался с места и принялся выделывать по обширному залу фигуры высшего пилотажа, пролетая над головами на бреющем полёте. Абу сердито верещал с его спины.

Римляне бурно зааплодировали техническому гению своего военного советника.

– Но достаточно ли будет одного горшочка? – глубокомысленно произнёс философ. – Ведь на одной ноге и человек не стоит, а у коня их четыре. – Он снова решил показать свою учёность.

– Вы правы, мудрец, – важно согласился с ним джинн, извлекая ещё семь точно таких же горшков. – Четыре мы прикрепим к каждой из ног и направим их вниз. Эти ветродуйные горшки будут обеспечивать нам подъёмную силу. А ещё четыре мы приспособим к бокам коня, чтобы они двигали нас вперёд.

Таким образом все технические проблемы были удачно разрешены, а потому все приступили к пиру и восхвалению консулов.

– Неплохо мы всё придумали, – сказал Ромул брату.

– Не топать же пешком, – пожал плечами Рем.


* * *

В роскошных покоях, куда поселили новоиспеченных военных специалистов и советников, Алладин и джинн, посмотрев друг на друга, расхохотались. Абу сдёрнул скатерть и, закутавшись в неё, как в тогу, важно прошёлся по ковру, застыл и что-то «мудро» застрекотал, передразнивая римлян.

– Отвезти в море и утопить, – сказал Яго. – Насколько меньше бы осталось напыщенных дураков.

– Не всё так просто, дружок, – напомнил ему Алладин.

– Эти надутые павлины ничего не значат, они никогда бы не добрались до Багдада, если бы кто-то не управлял ими, как игрушками, – сказал джинн. – Пока что мы достигли своей цели – мы в Риме, мы в центре событий и стали советниками в неприятельской армии.

– Что нам делать дальше? – задал главный вопрос Алладин.

– Провести разведку боем, – ответил джинн. – Но это я сделаю один. Отдыхайте, мои друзья, у вас был долгий нелёгкий день.


* * *

Перед Голубым джинном открылась величественная гора, вершину которой скрывали густые облака.

– Похоже, вот и Олимп, – сказал себе джинн. – Попробуем заглянуть в гости.

Он углубился в густое облако, которое прятало вход в поднебесные чертоги богов. Лететь приходилось вслепую, дважды джинн налетал на скалы, вызывая горные обвалы. Наконец облака расступились, открывая вид на золотые ворота, перед которыми дремали прекрасные Оры, в чьи обязанности входило впускать и выпускать богов.

– Так, понятно, ворота закрыты, чтобы смертные не беспокоили бессмертных. Прекрасные стражницы спят. Можно было бы попросить гостеприимства, представившись усталым путником, который заглянул на огонёк, но, боюсь, мне могут не поверить. Поэтому не будем их тревожить.

Джинн струйкой дыма втянулся в замочную скважину.

– Неплохо, – оценил он обстановку из золота, драгоценных камней и слоновой кости. – Скромненько и со вкусом. Правда, у наших султанов бывает и побогаче.

Джинн прошёл по пустынным коридорам чертогов Юпитера, заглядывая в комнаты. Во дворце стояла сонная тишина. Охраны не было.

– Оно и понятно, – сказал себе джинн. – Кто по доброй воле сунется сюда? Мне и то не по себе. Я ведь ещё не позабыл, как меня упрятали в старую лампу на целых триста лет. Правда, я тогда был молодым и глупым, но ведь и теперь я взрослый и глупый, раз залез в посторонний мир и собираюсь драться на незнакомом ринге перед враждебной публикой. Интересно бы ещё знать «весовую категорию» противника.

Наконец прямая дорога вывела его в главную залу, где был расположен пиршественный стол и золотой трон Юпитера. К изумлению джинна, на троне сидел большой бородатый мужчина с суровыми чертами лица. В руке он держал копьё, у ног его сидел орёл.

Джинн присмотрелся: глаза Юпитера были закрыты.

– Довольно неудобный способ спать, – заметил сам себе джинн. – Но, надо признать, весьма величественный. Можно сказать, всегда на рабочем месте. Да и что это за верховное божество в кровати, в пижаме и ночном колпаке. Так можно и авторитет потерять.

Джинн вступил в пиршественный зал. Как только под сводами разнеслись его шаги, орёл встрепенулся под ногами божества и заклекотал, увидев незнакомца. Юпитер поднял веки. Джинн остановился посреди зала.

– Кто ты, незнакомец? – раздался низкий голос.

– Твой сон.

– Морфей! – позвал Юпитер.

Бог сновидений, который один ночью занят на работе, немедленно явился перед царем:

– Я здесь, великий.

– Что за дурацкие сны ты мне показываешь?

– Какие? – удивился ни в чём не повинный Морфей. – Я показывал вам замечательные сцены битвы с Тифоном, где вы одержали славную победу.

– Я не о том спрашиваю. Это что за сон? – Юпитер указал древком копья на джинна.

Морфей с недоумением взглянул туда:

– Это не сон, громовержец. Это кто-то пришёл.

Юпитер удивился:

– Ты вовсе не сон. А кто тогда?

– Да так, прохожий, путник, – легкомысленно ответил джинн.

– Зачем ты здесь?

– Зашёл на огонёк, быть может меня тут покормят где-нибудь на кухне.

– Разве ты не знаешь, что путь на Олимп закрыт всем, кроме богов.

– Было открыто, а то как бы я вошёл? – резонно возразил джинн.

– Как твоё имя и откуда ты, дерзкий?

– Всяк кличет меня по-своему, – ответил джинн, не собираясь раскрывать своё инкогнито в чужой стране. – Я брожу по свету и устраиваю представления, веселю себя и публику.

Перед Голубым джинном возникла картинка, как циклоп гонится за циклопихой, затем его хватает птица Рух и относит в своё гнездо, где несчастный гигант отбивается от птенцов костяной дубинкой и убирает за ними объедки. Потом появились пятидесятиголовые и сторукие гекатонхейры, которые менялись разноцветными шапками разных фасонов, а потом устроили на полу уморительную свалку, пока не появилась их мать и не отстегала их за проказы и драку прутом размером с корабельную мачту.

Юпитер мрачно смотрел на картины, которые открывались перед ним:

– Зачем ты мне показываешь эти жалкие и бессмысленные картинки? Такую чушь я могу посмотреть и во сне, если мне захочется увидеть глупость.

– Я думал, что вас это развлечёт, – джинн получил главный ответ, ради которого и рисковал в эту ночь.

Раз Юпитер не узнал действительных событий под Багдадом, значит, это не он посылал туда своих чудовищ. Следовательно, не здесь его враги. Войну с Багдадом устроили какие-то другие боги и силы, и со всем этим ещё предстояло разобраться.

Юпитер наконец разгневался:

– Посмотрим, как тебе придётся по вкусу МОЁ представление, наглец.

Громовержец выхватил молнию и метнул её в Голубого джинна. Раздался ужасный грохот. У Юпитера во сне затекла рука, поэтому он не слишком ловко метнул перун. Перед джинном в полу образовалась огромная дыра, из которой столбом валил дым.

Воспользовавшись этой завесой, джинн бросился по коридору наутёк.

Остаток ночи был посвящён игре в догонялки. Юпитер на исполинской колеснице нёсся по небу, расходуя годовой запас молний и грома. Джинн поначалу прятался за облаками, но они были слишком ненадёжным прикрытием, а бог не жалел боеприпасов.

Выпустив по Юпитеру полный боекомплект ракет класса «воздух-воздух», джинн спикировал в виде истребителя «Фантом» в океан и лёг на дно, как подводная лодка.

Юпитер прошёлся по всей поверхности подозрительной акватории частыми молниями, которые выполняли роль глубинных бомб. Когда вода стала закипать, джинн ползком пробрался к берегу и, выскочив, понёсся страусом по горному ущелью. Молнии отскакивали от его стен и рикошетом искрили во все стороны, наполняя ущелье барабанным треском.

Прочёсывая местность, Юпитер заметил маленькую хижину, прилепившуюся на горном склоне. Притормозив перед ней, он вышел из колесницы. На него залаяла собака, привязанная к дереву.

– Вот истинное мужество! – громко за метил Юпитер и вошёл в дом.

Дряхлая старуха возилась у очага с выщербленными горшками, раздувая огонь.

– Что не спишь, смертная? – грозно спросил Юпитер.

– Да разве в таком шуме уснёшь? – уперла старуха руки в боки.

Юпитер не смутился:

– Не твоего ума дело. Тут никто подозрительный не пробегал в последнее время?

– Ты первый, – отвернулась старуха и зашуровала в очаге кочергой.

– Не очень-то, – предостерёг её Юпитер. – У тебя поесть ничего нет?

– Ещё не готовила, только поднялась от твоего треска и – видишь – огонь развожу. Возьми вот на столе холодные лепёшки.

– Спасибо, – сказал Юпитер, аппетитно чавкая. – А это, часом, не ты ли и будешь, дерзкий посетитель? – Догадка озарила великого бога.

Старуха повернулась лицом:

– Ах ты, бесстыдник! Может, проверять меня вздумал? А ну, геть отсюда! – старуха пошла на Юпитера с кочергой. – Покоя от вас нет, сумасбродов олимпийских!

Юпитер, как ошпаренный, выскочил во двор.

– Ишь, ведьма старая, – пробурчал он, беря в руки поводья и засовывая последнюю лепёшку в рот.

Когда божественная колесница скрылась в небе, старуха вышла из хижины и отвязала пса:

– Иди уж, баловник, всё спокойно.

– Спасибо, бабушка, – поблагодарил её Голубой джинн и взмыл в небо.

У ворот Олимпа Юпитер распекал Ор, стоящих на входе:

– Целый день сплетничаете о богах, а потом всю ночь спите! Чтоб несли службу как следует, не то я вас на кухню отправлю.

Оры краснели.

– Передайте Марсу, когда придёт, чтобы занимался делом, а то действительно развелось каких-то проходимцев. Никакого уважения, в собственном дворце покоя нет. Меня чтоб не будили, умаялся я.

Чертоги погрузились в тишину, охранявшую божественный сон. Иногда Юпитер дремал лет по десять-двадцать.


* * *

Когда джинн появился в своей комнате в пропаленном в нескольких местах плаще, все встревожились.

– Где это тебя так? – спросил Алладин.

– С солнцем боролся? – предположил Яго.

– В салочки играл с Юпитером, – объяснил джинн. – Вспыльчивый бог, и один на один с ним лучше не связываться. Но я выяснил главное: он в нашей войне ни причём.

Глава 10 БОГИ НА КАЖДОМ ШАГУ

Утром мастера плотников получили из рук новых военных советников чертежи крыльев и хвостового оперения коня. Консулы сделали важные указания по поводу окраски этих частей, что заняло около двух часов высокопарных рассуждений, где философ и поэт выясняли смысл и предназначение красоты и символичности цветов.

Покончив с этим нелёгким и важным трудом, консулы отправились в молельню, откуда с полчаса раздавались раскаты громового голоса и топанье ногами. Оттуда Рем и Ромул вышли бледными: Марс, получивший указания Юпитера, торопил работы. Впрочем, он одобрил крылья и хвост, лишь бы они не затянули время постройки. Консулы заверили божество, что летающий конь будет намного проворнее, чем если бы его тащить волами. Марс согласился с этой мыслью.

Консулы потратили некоторое время, чтобы рассказать мастеровым, какие кары обрушатся на их головы, если они не успеют всё сделать в срок.

Затем военно-строительный совет осмотрел внутреннее устройство «троянского пегаса». Основное внимание уделили убранству и удобству помещения консулов, которое находилось, конечно же, в голове коня. Джинн посоветовал вставить в глаза, которые служили окнами, прозрачные пластины слюды, иначе в комнату будет задувать ветер и заносить птиц и сор. Замечание было признано ценным.

Лежанки в брюхе коня, на которых будут лежать солдаты, неплохо было бы прострогать, чтобы избавить их от заноз и царапин, но времени на это не хватало, а потому было решено, что три-четыре дня полёта ничего не значат для закалённого римского легионера.

После этого провели небольшой тренировочный парад, чтобы осмотреть войска. Легион, построенный в плотный квадрат, ощетинился пиками и забаррикадировался по команде щитами. В таком виде он представлял собой маленькую неприступную крепость. Такой способ боевого построения был в диковинку Алладину, и он с интересом обсудил с консулами тактику боя легиона. Алладин хотел спросить, как легион собирается построиться в каре на тесных багдадских улочках, но передумал и только похвалил замечательную выучку римских солдат.

– Скажите, славные Рем и Ромул, – обратился к ним с вопросом «Рахмат». – Мы много слышали о пифиях-предсказательницах, к которым обращаются за советом в трудных случаях. Правду ли нам рассказывали о них?

– О! Конечно, – ответил Рем. – Мы уже дважды обращались к ним, чтобы они раскрыли нам судьбу, которая нам предназначена в этом походе.

– И что они вам сказали?

Ромул достал из сумки восковую табличку и торжественно зачитал:

Ты будешь столь же славен, сколько брат,
Все будут пальцами показывать вам вслед!

Алладин с другом переглянулись: похоже, пифии действительно знали своё дело.

– Нельзя ли и нам обратиться к ним?

– Конечно, – консулы с охотой рассказали им дорогу к храму, да ещё дали провожатого, чтобы иностранцы не заблудились.

– Счастливых вам предсказаний судьбы, – пожелали они друзьям и отправились обедать.


* * *

В узкой горной расщелине стоял небольшой храм, перед которым курились жертвенные треножники и робко стояли римляне, интересующиеся своим будущим.

Пифия – пожилая женщина с воспалёнными от дыма глазами сидела на помосте, вдыхая пары, поднимавшиеся от жаровен. Туда бросали какие-то резко пахнущие травы и зелья. Закатив глаза, пифия раскачивалась на помосте, бормоча что-то невнятное, а стоящая рядом служительница богини судьбы записывала её бормотание на глиняной дощечке. Потом дощечку можно было обжечь на огне и повесить своё предсказание на стену в комнате.

– Ты думаешь от этих бормотаний будет толк? – с сомнением спросил Алладин.

– Вряд ли, но жрицы могут подсказать нам кое-что важное, – пожал плечами джинн.

Дождавшись своей очереди, друзья с интересом уставились на жриц. Пифия вновь уселась над клубами дыма и впала в божественный транс, монотонно раскачиваясь при этом. Внезапно она вздрогнула, распахнула глаза и с удивлением взглянула на джинна. Тот поспешил приветливо улыбнуться, но прорицательница уже продолжила своё дело.

– Она сейчас ничего не видит и не слышит, – пояснила та, что держала наготове табличку и стило, которым на ней пишут. – Её душа путешествует за границами нашего мира. А когда пифия очнётся, она не сможет ничего вспомнить из увиденного. И это хорошо, потому что человеку было страшно жить, помня то, что видишь там...

Пифия что-то забормотала, вторая наклонила ухо к самым её губам.

– Вот, – протянула она через некоторое время исписанную табличку.

Там оказалось:

Смотрите вниз, когда стремитесь вверх,

Чтоб не услышать над собою смех.
Глядите, чтобы полная луна
Не оказалась бедами полна.

– М-м, спасибо, уважаемые жрицы, – вежливо поблагодарил их Алладин. – Очень... содержательное предсказание. Я теперь непременно буду смотреть под ноги, когда поднимаюсь по лестнице вверх, особенно если дело происходит в полнолуние. Хорошо, что никаких других беспокойств нам не предстоит в военном походе.

Джинн толкнул его локтем, призывая к молчанию.

– Что-то у вас пристало к щеке, достопочтенная пифия, – сказал джинн, обращаясь к жрице, которая уже пришла в себя. – Наверное, с дымом налетело.

– Что? Где? – пифия начала тереть рукой щеку.

– Да вот, посмотрите, – джинн подал женщине небольшое зеркальце.

– Ой, девоньки! – вскричала пифия.

Сбежались жрицы.

– Вы только посмотрите, какая чудесная вещь! Это гораздо лучше полированного серебра! Я совершенно ясно в нём себя вижу!

Пифии загомонили, выхватывая зеркальце друг у друга из рук.

– Где же делают такие чудесные зеркала? – наперебой стали они спрашивать у незнакомцев.

– Примите эти безделушки в скромный дар от нас, – джинн щедро раздавал из бездонной запазухи зеркальца. – Мы прибыли издалека, с Востока. Там мастера научились это делать. Ой, а это что?

В руках у джинна вместе с очередным зеркальцем оказались яркие пластмассовые бусы по двадцать пять центов пара. Алладин только улыбнулся краем губ, увидев, как разгорелись жадные женские глаза при виде этой красоты.

– Если вам не будет неприятен подарок иноземца, возьмите и бусы. Тут разные есть, – продолжал джинн, будто выменивал золотые слитки у дикарей. – Запиши, Алладин, в расходы: три доллара восемьдесят центов.

Алладин, который привык к непонятным шуткам друга, улыбнулся ему в ответ. Кто его знает, что такое доллары, может быть они появятся только через две тысячи лет. Джинн всегда приносил из своих путешествий что-нибудь смешное.

Пифии, наряженные словно школьницы, вертелись перед зеркальцами, оглядывая себя со всех сторон сразу.

– Понравились ли вам наши предсказания? – заботливо спросила старшая.

– Над ними придётся хорошенько подумать, – серьёзно ответил джинн.

– Не зайдёте ли вы к нам в храм, чтобы отдохнуть в прохладе?

На входе в храм повесили табличку: «Закрыто до завтра». Очень кстати у джинна за пазухой оказался мех доброго фалернского вина. Вскоре атмосфера за столом стала дружелюбной и раскованной. Джинн рассказывал небылицы, Абу кувыркался на ковре, Яго, как всегда, важно расхаживал по столу, вставляя словечки.

– Скажите, мудрые жрицы, – спросил Алладин, воспользовавшись паузой. – Мы здесь люди новые и ничего не знаем о ваших порядках. У кого из богов искать помощи в военном походе, а кто из богов не любит битв? Или все римские боги заодно.

– Да что вы! – рассмеялись пифии. – Там, на Олимпе, ссорятся и сплетничают почище нашего. Сказать по правде, очень скандальные боги.

– А кто затеял поход?

– Предводитель, конечно, Марс. Он ведь бог войны. Но кто его подучил, неизвестно. Сам-то он умом не блещет... Всё за Венерой увивается, – пифии захихикали.

– А кто блещет?

– Минерва, Аполлон... Но эти умники в драку не полезут, они понимают, что можно и проиграть.

– Кому же выгодна такая война? – не унимался Алладин.

– Боги хитроумны. На Олимпе много коварства. Нельзя угадать, кто затеял всё это. Легче сказать, кто не стал бы во всё это ввязываться, если бы не приказ Юпитера.

– И кто же это? – быстро спросил джинн, открывая записную книжку своей памяти.

– Весёлый Бахус, изгнанный с Олимпа Фавн, Диана-охотница, Флора, – всё это добрые боги, которые живут среди природы и никогда не интересуются кровопролитием.

Другая жрица добавила:

– Хромой Вулкан кует молнии и при нужде выходит в бой со своим молотом, но никогда не ищет военной славы. Он божественный мастеровой.

– Как интересно! – воскликнул Алладин. – А где обитают все эти боги, о которых вы так интересно и живо рассказываете?

– В лесах Парнасских гор. А Вулкана нетрудно найти по огню, который вырывается из его мастерской. Но боги не любят показываться смертным.

– А Марса надо искать поблизости Венеры! – захохотала одна из пифий, и остальные поддержали её смех.


* * *

Вечером в комнате состоялся совет друзей. – Как видите, мы не зря сходили к пифиям, – сказал джинн.

– Правда, предсказание они нам выдали совершенно бредовое, – вставил Алладин. – Но зато вино и подарки развязали им языки.

– Не говори так о предсказаниях, Алладин, – предостерёг джинн. – Кто смеётся над судьбой, тот рискует споткнуться. Я бы, например, обратил побольше внимания на подземных богов. Если помнишь, то гекатонхейры прибыли к нам из-под земли. А они редко выходят наружу.

– Ты, как всегда, прав, мудрый джинн. Что делать дальше, что ты предлагаешь?

– Разделиться.

– Ты прав, у нас мало времени.

– Кто отправится к изгнанному Фавну?

– Я, – вызвался Яго.

– Хорошо. А ты, Абу, можешь поискать Диану-охотницу, она единственная понимает язык животных.

Абу, получивший важное задание, запрыгал по столу и подкинул вверх свою шапочку.

– Мы с Алладином первым делом отправимся к Бахусу. А потом разделимся.

– В чём наша задача? – уточнил Алладин.

– Побольше узнать и отговаривать богов принимать участие в походе против Багдада.


* * *

Яго перелетал с ветки на ветку, поворачивая голову на бок, чтобы прислушаться, не звучит ли где свирель Фавна. Он уже крылья намозолил, летая по окрестным лесам в горах. Правда, порхать на свободе было приятно, но козлоногий Фавн никак не попадался на глаза.

– Эй! Воробей, ты откуда здесь взялся? – услышал он голос за спиной.

Попугай перевернулся на ветке вниз головой, чтобы посмотреть, кто над ним насмешничает.

– И где ты так вымазал перья, у художника в мастерской свалился на палитру?

В густой траве в тени дикой оливы сидел горбоносый мужчина с бородкой и кудрявыми волосами.

– Хотя я не вижу твоих ног, но бьюсь об заклад, что они заканчиваются копытцами, – заявил Яго.

– Почему же?

– Потому что никто, кроме козлоногого Фавна, не стал бы так насмехаться над благородным попугаем.

Фавн поднял ногу из травы – она была покрыта густой шерстью и заканчивалась раздвоенным козьим копытцем.

– Видел я говорящих попугаев, – сказал Фавн. – Но разумноговорящих ещё не приходилось. Что тебе сыграть? Про Африку? – Фавн поднял свирель.

Из отверстий полились тягучие звуки родины Яго: про густые джунгли и жаркие саванны, про желтых львов и пятнистых жирафов, про чёрные лица живых и белые кости умерших под жарким солнцем экватора.

Яго против своей воли раскачивался в такт музыке и даже пританцовывал на ветке.

Наконец Фавн прекратил играть и рассмеялся:

– Ты позабавил меня своим танцем. Зачем ты меня искал?

– А разве я тебя искал?

– С самого утра, – уверенно сказал Фавн.

– Раньше не мог окликнуть? – ворчливо заметил Яго. – Спросить у тебя хотел...

– Спрашивай, радужный воробей.

– Моего хозяина беспокоит эта война с Багдадом...

– А-а-а! – захохотал Фавн. – Так ты, значит, багдадский шпион!

– Что?! – возмущённо вскричал попугай и, здраво рассудив, спокойно закончил. – В общем, да.

– Не бойся меня. Мне нет дела до Олимпа. На нас никто не нападает, и нам не следует лезть в чужую страну. Что ты хотел узнать?

– Кому нужна эта война? Кто дёргает за ниточки дураков, которые размахивают мечами?

– Ты и правда разумная птица, коль умеешь задавать такие вопросы.

Яго надулся от гордости, подняв на голове хохолок.

– Передай своему хозяину, что Фавн не знает.

Хохолок Яго опустился.

– Ведь я давным-давно изгнан с Олимпа и не интересуюсь его интригами. Но пусть твой хозяин хорошенько присмотрится вниз. Олимпийцы стали ленивы, им слишком спокойно живётся, и никто из них не станет рисковать своим благополучием. Интригу может затеять только тот, кто обижен и хочет отомстить или просто подняться обратно, или захватить чужое место.

– Благодарю, – сказал Яго, кланяясь и растопыривая крылья веером.

– Удачи, воробей!


* * *

Недолго пришлось летать Алладину и джинну в поисках весёлого бога вина и веселья Вакха. Хоть и бродит он по всей стране из края в край, подчиняя всех встречных своей радостной власти, зато за ним следует огромная свита, которую трудно не заметить.

Друзья просто поднялись повыше и высмотрели самое весёлое место во всей стране. Широким виноградником проходит дорога, а по ней движется невероятная процессия. Впереди бодрым шагом идёт бог Бахус с венком из листьев винограда на голове и тирсом, увитым плющом, в руке. Во второй руке у него чаша с вином, или она обвивает гибкий стан менады. Пьяные музыканты наяривают весёлый мотив, вокруг вьются в танце менады и козлоногие сатиры, молодые крестьянки и бравые молодцы, которым завтра в поход. Позади везут на ослике старика Силена – мудрого учителя бога, – отяжелевшего от выпитого вина. С двух сторон его бережно поддерживают спутники. Слуги несут тяжёлые корзины, набитые снедью, и мехи с вином. Жонглёры подбрасывают вверх горящие факелы и разноцветные кольца. Вертят колесо акробаты. Взлетают вверх спирали серпантина.

Друзья снизились, чтобы хорошенько рассмотреть сверкающую и искрящуюся процессию. Кое-кто увидел в вечереющем небе летящих и призывно замахал руками, приглашая принять участие в празднестве. Никого здесь не удивил ни ковёр-самолёт, ни Голубой джинн рядом с ним. В карнавальную ночь чего не бывает на свете!

Друзья спустились и быстро смешались с весёлой толпой людей и чудесных созданий.

– Осторожнее с вином, Алладин, – со смехом предупредил джинн своего молодого друга, – иначе мне придётся тащить тебя на плече!

– Тут трудно удержаться, – так же весело ответил принц Багдада, отрываясь от меха. – Бахус подчиняет себе всех вокруг!

Процессия длинной радужной змеёй втягивалась в священную рощу Бахуса. Разжигались костры, доставалась снедь, расстилались покрывала, чаши вновь наполнялись вином. Бахус поднял бокал.

– За смех и веселье, которые нам дарят молодость, вино и любовь! – провозгласил он тост. – Обещаю выполнить любое желание того, кто больше всех развеселит нас в эту ночь! За дело! – Он взмахнул бокалом, расплескав половину вина на соседей.

Алладин толкнул джинна локтем:

– Кажется, объявили твой выход.

Голубой джинн рассмеялся и хлопнул Алладина по плечу:

– Я буду не я, если не выиграю этот конкурс!

Раз! Джинн раскатал на поляне перед Бахусом огромный ковёр, который будет сценой. Два! Второй ковёр раскатился и встал за сценой вертикально. Задник готов. Три! По краям задника загорелись яркие лампочки.

На сцену на одноколёсном велосипеде выкатил лихой конферансье с огромными усами и в шляпе-канотье:

– Почтеннейшая публика! Обратите внимание: отличное развлечение – последнее изобретение! Один раз – только у нас! Живое окно – называется кино! Последние новости – о воинской доблести!

Лихо соскочив с велосипеда, конферансье в полосатых штанах в облипку уселся за обшарпанный рояль, появившийся сбоку возле экрана. Внезапно на сцене возникла замечательная трёхмерная картина, на которой малютка Эол катался на воздушных санках по воздушным горкам над огромным городом, продуваемом ветрами насквозь. Конферансье ударил на западающих клавишах какой-то разбитной фальшивый мотивчик и всё таким же балаганным голосом продолжал орать:

– Шаловливый малютка – отличная шутка! Только ему не рады – в городе Багдаде! Прокатился с воздушной горки – отведай хорошей порки!

Публика начала смеяться, глядя, как Эол пищит из кулака свирепого джинна, а потом дёргает ногами под шлепками тяжёлой ладони. Вакх залился смехом, узнав хорошо известного ему шалуна.

– Ужасное нападение – страшное положение! Танцы циклопа – два притопа, три прихлопа!

Одноглазое чудовище разоряло деревню под стенами Багдада. В толпе ойкнули со страху девушки.

– Думал, он самый могучий – да вышел конфузный случай! Мимо летела птица – не надо так сильно злиться! Хорошая вышла нянька – ты только на это глянь-ка!

Могучий общий хохот поднялся над поляной, распугав последних птиц, когда все увидели страдания гиганта в гнезде птицы Рух.

– А вот случай особый – три огромные особы! Рук и ног не считано – где такие воспитаны? Жаль, что на сто голов – досталось так мало мозгов!

Бахус уже утирал слёзы от смеха, глядя, как гекатонхейры дерутся из-за шапок.

– А вот неожиданный гость – нужен, как в горле кость! Хозяин по небу летает – горстями стрелы бросает!

Джинн показал, как он сам улепетывает от разъяренного Юпитера и ныряет в море.

– Попалась под руку старуха – да вышла смешная проруха!

Юпитер спешно покидал дом древней бабушки, гнавшейся за ним с кочергой. Увидев царя богов в таком смешном положении, публика стала валиться на траву.

Алладин и сам едва видел происходящее от хохота, который им овладел. Атмосфера всеобщего праздника особо располагала посмеяться над забавными сценами балаганчика, который устроил джинн.

– Занавес закрывается – а мне вина полагается! – вспотевший джинн выкрикнул последнюю фразу и бросился к чаше с вином, которую ему протягивал Бахус.

Балаганчик как-то сам собой исчез, а конферансье был усажен рядом с богом веселья. На поляне уже выступали, привлекая внимание гуляющих, клоуны-акробаты.

Бахус ударил конферансье по спине:

– Проси, чего пожелаешь! Сегодняшним вечером мы ничего лучшего уже не увидим!

Джинн сказал:

– Не участвуй в этой войне.

Бахус посмотрел на него пронзительным и совершенно трезвым взглядом:

– Ты прекрасно знаешь, что я и так не имею к твоему Багдаду никакого отношения. И эти мальчики, которые танцуют на поляне, никуда не отправятся воевать, обещаю тебе. Что ты хочешь узнать?

Джинн так же серьёзно спросил:

– Кому нужна эта война? Мы ведь в разных временах, разных мирах.

– Вот как? – Бахус на минуту задумался. – Марс ввязался в эту историю только из-за прекрасных глаз недоступной Венеры. Но кто стоит за ним? Отвечу тебе – Плутон.

– Но что ему надо от нас?

– Дай подумать... У него своё царство, он не любит бывать на земле. Но дело связано с временем... Значит, ответ один – Сатурн. А дальше соображай сам. Раз в дело пошли первенцы Земли, то видно, что заговор затеялся нешуточный...

– Благодарю тебя, весёлый бог, – стал прощаться джинн.

– Спасибо и тебе за смешное представление и последние новости. Дам тебе на дорогу один совет – повстречайся с Вулканом, – и ещё мех молодого вина, чтобы вы могли с ним выпить за моё здоровье.


* * *

Абу боялся в этом незнакомом лесу. Сначала за ним погналась лиса, и пришлось взлететь на вершину дерева, но там над ним стал сжимать круги коршун. Абу погрозил ему хворостиной, но на всякий случай сам спрятался в дупло. Из дупла его выгнала белка, и только лягушки бросились от него прочь, когда он шлёпнулся в лужу.

Абу грустно сидел на ветке и сох, когда на белой лошади из чащи появилась прекрасная женщина в охотничьем уборе.

– Это ещё что за невидаль в моём лесу? – удивилась охотница.

Она скинула с плеча лук и прицелилась в Абу. Не ожидавший такого приёма бедный Абу вскочил на задние лапы... и отвесил Диане элегантный поклон, сняв с головы мокрую шапочку. Сердце охотницы сразу растаяло...

Через час вымытый и высушенный Абу, перевязанный шёлковым поясом, сидел на столе перед богиней и щёлкал орешки, что-то при этом стрекоча.

– Не беспокойся, смешной зверёк, я всё поняла, – отвечала ему Диана. – Тебя доставят к городу мои слуги, а я попытаюсь заняться этим весьма подозрительным делом. И в первую очередь, я поговорю с Венерой.


* * *

Вечерний совет у друзей был коротким, потому что Алладин после праздника у Бахуса почти не стоял на ногах. Выслушав рассказы Яго и Абу (причём Абу всё показывал в лицах, так что джинн немало посмеялся его приключениям), джинн уложил своего друга спать, а сам решил отправиться дальше.

Времени оставалось мало.

Глава 11 ПРОКАЗЫ ДЖИННА

С мехом вина в руке джинн летел под ночным небом, направляясь в сторону Олимпа. Прочертив небо, как комета, он огляделся, сложив ладонь трубочкой. (Джинн шутил даже наедине с собой.) Из обрезанной верхушки горы неподалёку вылетали искры и валом валил чёрный дым. Сомнений нет – это кузница Вулкана.

Спрятав мех подальше под плащ, чтобы вино не пропахло дымом, джинн отчаянно нырнул в кратер. Он вывалился из дымохода над горном, нисколько не испугав хозяина, который, по всей видимости, ничего не боялся в своей божественной кузне.

Гигант Вулкан в переднике из кожи слона ковал огромным молотом очередную стрелу для волшебного колчана Юпитера, наполненного молниями.

Взглянув из-под бровей на пришельца, он хмуро сказал:

– Покачай-ка меха.

Джинн с охотой подошёл к ручке кузнечного меха и только тут заметил, что она качается сама собой. У Вулкана были волшебные мехи. Джинн ухмыльнулся немудрёной шутке божественного мастерового и, вынув из-под плаща мех с вином, принялся его качать.

– У меня неплохо получается? – весело спросил он. – Я качаю привет от твоего приятеля Бахуса. Мы с ним только что недурно провели время.

Вулкан расхохотался:

– Первый раз вижу, чтобы так удачно качали мех в моей кузне.

Он бросил молот и щипцы в угол так, что гора содрогнулась до основания.

– С чем пришёл, гость?

– Нельзя ли перековать меня? – джинн поднял ногу с выросшим на ней огромным копытом со сбитой подковой. – Вот, все ноги сбил, пока до тебя добрался.

– Садись за стол, – Вулкан, не глядя, смахнул с него всё, что было, и выложил на стол запеченного барашка, которого прихватил на ужин.

Вино наполнило чаши.

– Узнаю вкус, – сказал Вулкан, отрывая край от губ. – Такое бывает только у старика Бахуса.

– Мне тоже понравилось.

– Ты, видно, пришёлся по душе Бахусу, раз он поделился с тобой своими запасами.

– Да, потому что ему понравились новости, которыми я поделился с ним.

– Хорошие новости?

– Нет, но я сумел их смешно подать. Почему ты работаешь ночью?

Чаши наполнились в третий раз, и джинн немного удивился, потому что мех нисколько не похудел, хотя он ничего не колдовал. Вулкан перехватил его взгляд и недоумение, отразившееся в нём, и рассмеялся:

– Я же говорил, что ты понравился Бахусу: он подарил тебе мех, который остаётся полным всегда!

– О! – только и сказал джинн, оценивший теперь подарок бога вина.

– Приходится восстанавливать запас молний. Юпитер всю ночь гонялся по свету за каким-то проходимцем и истратил чуть ли не весь запас. Если ему придёт в голову отправиться на эту бредовую войну в Багдад, то ему просто нечего будет взять с собой!

– Значит, парень не зря старался! – улыбнулся джинн.

Вулкан внимательно посмотрел на него:

– Кстати, это случайно был не ты?

Джинн наполнил комнату звуками гомерического смеха:

– Это действительно был я!

– То-то я думаю, ведь ко мне тоже никто никогда так не вламывался в кузницу! Выпьем за это!

Барашек похудел наполовину.

– Видел бы ты, как удивился ваш Юпитер, когда я появился у него в зале. Он что, всегда спит на золотом троне?

– Нет, что ты. Наверно, задумался, потом придремал, потом глубоко уснул, а будить вспыльчивого бога никто не отважится.

– У всех царей вырабатывается привычка незаметно дремать на невыносимо скучных приёмах, – подтвердил джинн. – А где он сейчас?

– Сейчас он спит на ложе, – речь Вулкана слегка замедлилась, сказывалось действие вина. – И никто не знает, когда он проснётся – утром или через пару лет. Но нужно быть готовым ко всему, и поэтому я кую эти проклятые молнии всю ночь.

– Выпьем за это, – предложил джинн.

– С удовольствием, – согласился Вулкан. – Так старина Юп так в тебя и не попал?

– Старина Юп?

– Мы так зовём его между собой, когда он не слышит!

Это рассмешило их до изнеможения.

– Старина Юп, наверное, долго не тренировался и вышел из спортивной формы. Он просто не мог за мной угнаться. Но он вскипятил целое море своими молниями, когда я прятался на дне. Так что теперь там можно есть уху!

Новый дружный взрыв смеха и новая чаша, налитая из бездонного меха.

– А потом я прикинулся собакой!

– А что ты вообще затеял здесь? – спросил Вулкан.

– Я из Багдада, а ваш Марс собрался устроить нам заварушку.

– Этот безмозглый вояка, – Вулкан сплюнул. – Постарайся, чтобы у него ничего не вышло. Давно пора сбить с него спесь.

– Я и стараюсь.

– У тебя хорошо получается, – признал Вулкан. – Меня ты уже почти уложил. А где этот твой Багдад?

– За тысячу лет отсюда.

– Вот это да!

Прежде чем покинуть гостеприимного хозяина, джинн действительно уложил его «наповал». Но Вулкан не рассердился на нового приятеля, когда поднялся утром.


* * *

Утром у непривычного к молодому вину Алладина болела голова и во рту было сухо, как в пустынном колодце. Ему пришлось провести два часа в обществе Ромула и Рема, которые долго совещались по поводу обивки собственной каюты и демонстрировали тесную, но отдельную каморку, предназначенную военным советникам.

Алладин, у которого было отвратительное настроение, рассказал им, что Багдад стоит посреди безжизненной пустыни, в которой рыщут свирепые львы, тарантулы и змеи. А потому посоветовал заказать всем солдатам высокие сапоги, которые смогут предохранить их от укусов ядовитых тварей, что встречаются там на каждом шагу. После долгих пререканий было решено захватить для каждого воина трещотку, которой он сможет отпугивать змей и пауков.

Общение с консулами только усилило головную боль, и Алладин отправился за город в рощу, где росло священное дерево, всё увитое разноцветными лентами. Алладин увидел, как две девушки со смехом убежали, прикрепив к нему свои ленточки. Он не знал, что девушки просили у Флоры, чтобы она наделила их красотой и цветением, подобным её цветам.

Принц подошёл поближе и прислонился головой к стволу, увитому хмелем.

– Бедный юноша, ты заболел?

Удивительная женщина, вся увитая цветами и плодами, наполовину отделилась от ствола и прикоснулась к его лбу своей рукой. У Алладина перехватило дыхание.

– Ах, это только проделки Бахуса, – рассмеялась Флора. – Вот всё и прошло!

Алладин почувствовал, как боль и тошнота покинули его, всё тело наполняла лёгкость и радость жизни.

– Откуда ты, юноша?

Столько доброты и ласки было в этом прекрасном лице, что Алладин, не задумываясь, ответил:

– Из Багдада.

– О! Ты бежал из этого ужасного города? Какой ты молодец! И как ты красив...

– Я прилетел сюда из этого прекрасного города, чтобы защитить его от ужасных чудовищ, которые нападают на него, – гордо ответил Алладин.

Флора отошла на несколько шагов и села в цветы, которые потянулись к ней своими головками.

– Присядь рядом, Алладин, и расскажи мне о своём прекрасном городе...


* * *

Джинн решил, что всё складывается неплохо. Раздоры между олимпийскими богами не в их пользу. Точнее, не в пользу врага, который решил захватить Багдад.

Занималось утро. Но вместо того, чтобы вернуться к своим друзьям, джинн отправился дальше. Возможно, кузница навела его на мысль: «Куй железо, пока горячо».

Богиня любви была в купальне, когда в двери женской половины дворца раздался стук. Вышедшая Харита – прислужница богини – увидела перед собой жгучего брюнета, одетого в безупречно стильный смокинг.

– Госпожа дома? – спросил джентльмен.

– Венера в купальне, а кто вы?

– Доложите госпоже, что прибыл господин Инкогнито для важного разговора.

Харита пожала плечами и закрыла дверь.

– Там кто-то спрашивает вас, богиня.

– Что значит кто-то?

– Я никогда его не видела.

– Его? Это мужчина? Интересный?

Харита снова пожала плечами, мужчины её не интересовали.

Джинн был допущен к богине. Венера закуталась в белый хитон и сидела возле бассейна на низкой скамеечке. Войдя в купальню, джинн остановился, разглядел Венеру, ойкнул и схватился рукой сначала за глаза, показывая, что они ослеплены, а потом за сердце, что означало – оно поражено насквозь.

– Входите же, – кокетливо пригласила богиня.

– О, простите, меня не держат ноги.

– Устали? – улыбнулась Венера.

– Нет, я просто поражён, сражён насмерть. Будь я смертным, меня унесли бы отсюда вперёд ногами.

Джинн на негнущихся ногах подошёл поближе, сел на скамейку и замолчал, пожирая богиню глазами. Венера жеманно опустила глазки.

– Что же вы молчите? Мне сказали, господин Инкогнито, что у вас ко мне важное дело.

Пронзительные глаза жгучего брюнета сверкнули:

– Какое дело?

– Это вам знать, ведь это вы пришли.

– Позвольте отдышаться.

Венера хлопнула в ладоши:

– Принесите чего-нибудь освежающего для Инкогнито!

Выпив стакан нектара, джинн сказал:

– Вам следует принимать посетителей за плотным занавесом, богиня, иначе вы не сможете добиться от них никакого толка. Они будут молчать и смотреть, пока вы их не прогоните.

– Я прикроюсь веером, – Венера закрыла половину лица.

– Солнце наполовину погасло! – вскричал бедный брюнет. – Не делайте этого!

В это время в ту же дверь постучал Марс. Харита приоткрыла створку и сказала:

– Госпожа занята, у неё посетитель.

– Что? – взревел Марс, но опомнился и понизил тон. – Кто это?

– Я не знаю, – холодно ответила богиня справедливости.

– Ты не видела его?

– Видела, – отрезала служанка. – Но видела первый раз в жизни.

Марс был поражён в самое сердце. Он отошёл подальше и стал дожидаться, когда появится этот самый мужчина. Ждать пришлось долго, потому что джинн так и не смог ничего сказать Венере о деле, которое его привело. Он попросил время, чтобы прийти в себя от неожиданного удара, нанесённого её красотой. А потому они договорились встретиться вечером на берегу моря.

Харита открыла дверь, Марс издалека увидел тёмного мужчину в чёрном одеянии, но как ни старался, не смог его узнать. Сердце его колотилось от ревности.

Встретив Марса, Венера была с ним совершенно холодна и не желала говорить ни о какой войне и никаких подвигах. Марс покинул её разъярённым.

Это было не последним разочарованием за этот день. Некоторые боги были с ним особенно неприветливы, тема грядущей войны не вызывала у них никакого отклика. Нептун с трудом дал согласие на то, чтобы в поход отправился отряд летающих женщин- гарпий для поддержки с воздуха, а хмурый Вулкан вообще назвал поход «дурацким». Марс терялся в догадках. Юпитер продолжал спать, а без него боги не хотели ничего предпринимать и уклонялись от разговоров.

Вечером Марс снова попробовал увидеться с Венерой, но ему сказали, что она гуляет по берегу моря. Обрадованный бог войны кинулся на пляж, но только не для того, чтобы увидеть, как какой-то брюнет целует Венере на прощанье руку. Догнать его Марс не смог. На прямой вопрос Венера ответила, что её знакомые Марса совершенно не касаются.


* * *

Шли последние дни приготовлений к походу. На площади начались тренировки по посадке-высадке легиона из «троянского пегаса». Воины должны были уметь за несколько минут покинуть свой корабль и приготовиться к бою.

Один за другим проходили званые вечера-проводы и торжественные церемонии, на которых Ромул и Рем наслаждались почётом и вниманием, которые им оказывали.

Всё это время джинн по два-три раза на день исчезал в неизвестном направлении. Марс же по два-три раза на день находил доказательства того, что у Венеры бывает всё тот же тип. На самом деле они виделись гораздо реже, но джинн умело попадался на глаза Марсу так, чтобы он считал, будто неизвестный по имени Инкогнито всё время видит богиню. Марс кусал кулаки от злости, но никак не мог встретиться с этим наглецом поближе. Что и говорить, если джинн сумел избежать молний, сыпавшихся из руки Юпитера, то скрыться от Марса было для него детской забавой. Дошло до того, что бог войны не столько думал о предстоящем походе, сколько сходил с ума от ревности и целыми днями следил за Венерой.

Глава 12 СТАРТ

Наконец настал день отправления в поход. Военные советники Рахмат и Алладин вместе с консулами и специально прикомандированными военными историографом и поэтом (это были, конечно, Архиплут и Дураций) принимали парад легиона. Вся площадь была заполнена жителями Рима. Звучали фанфары и флейты, били боевые барабаны. Легион твёрдо шагал в ногу и салютовал командирам.

В этот момент Алладин заметил, что джинн исчез. Но он предпочел об этом никому не говорить, а остальным было не до «Рахмата».

Воины подошли к «троянскому пегасу» и построились в каре. Ромул вышел вперёд и громким голосом зачитал обращение к воинам и народу Рима:

– Сограждане! В этот знаменательный день, когда войска непобедимого Рима возвращаются с новой блистательной победой, я хочу поблагодарить сенат за ту высокую награду, которую он вручил нам – своим консулам Ромулу и Рему...

В этот момент речь его прервалась, потому что Рем наконец догадался: его бестолковый брат сумел перепутать листки и зачитывает заранее заготовленную речь в честь их возвращения с победой.

Этим конфузом и завершились торжественные проводы. Была отдана команда на посадку. Легионеры по отработанной системе по порядку побежали трусцой вовнутрь коня и улеглись там каждый на своё место. Места, по правде говоря, было очень мало – только лежать на спине.

Джинн, который как ни в чём не бывало явился в последнюю минуту, занял своё место в кабине управления, находившейся в голове коня. Управление этим необычным кораблём было весьма своеобразным. Два рычага управляли хвостовым оперением, и в этом не было ничего удивительного. Через две тысячи лет такое уже можно было увидеть на любом планере. Кроме этого, в кабине было восемь бамбуковых трубок, которые шли к восьми небольшим кувшинам, хорошо укреплённым снаружи корпуса коня. Джинн попросту голосом подавал ветрам команды: «Дуй!», «Сильнее!», «Не дуй!». Этого было достаточно, чтобы обеспечить полёт.

– Вытащить пробки из кувшинов! – скомандовал джинн.

Когда это было сделано, джинн поглядел на взволнованных спутников и негромко сказал:

– Основные направления – север, юг, запад, восток – дуйте!

Северный, южный, восточный и западный ветер, кувшины которых были прикреплены вертикально вниз, принялись за работу. На площади поднялся огромный столб пыли и песка, как будто стартовала ракета или поднимался вертолёт (и то и другое было недалеко от истины).

Удивительный корабль оторвался от земли и завис в воздухе, накренившись на правую переднюю ногу. Толпа на площади взревела, но её почти не было слышно за шумом дующих из кувшинов ветров.

– Правая передняя, запад, чуть сильнее!

«Троянский пегас» выровнялся.

– Промежуточные ветры, дуйте вполсилы!

Заработали горизонтальные кувшины по бокам, и корабль поплыл в воздухе. Джинн потянул за рычаг – начался плавный поворот влево. Скомандовав правым кувшинам увеличить тягу, джинн ускорил разворот.

– Не очень-то удобно, – признался джинн. – Но я горжусь – это мой первый летательный аппарат, и он работает!

Гигантский конь сделал над городом прощальный круг и перелетел через стену. Через несколько минут он совершил свою первую мягкую посадку на северной дороге. Здесь их должен был встретить Марс с отрядом гарпий и другими богами, принимающими участие в походе.

Марса не было.


* * *

Марсу особенно не везло этим важным утром. Юпитер всё ещё спал, и никто не хотел будить его, опасаясь гнева. Выяснилось, что ни один из богов не отправляется с Марсом – ни один! И даже гарпии отказались присоединиться к походу. Стараниями четвёрки друзей популярность войны с Багдадом была сильно подорвана. Никто уже не хотел иметь с этим походом ничего общего.

Вдобавок ко всему, когда Марс перед походом пришёл проститься к даме своего сердца, она снова оказалась занята. Марс ждал. Жгучий брюнет не выходил.


* * *

«Троянский пегас» стоял на северной дороге. Прошёл час, другой. Жители Рима понемногу собрались снова, пройдя пешком от площади. До рулевой рубки долетали насмешки:

– Они уже прилетели! С победой! Эй, Ромул! Летите прямо на площадь! Что тебе вручат?

В специальной комнатке, отведённой богу войны, послышался грохот. Из неё вышел в рубку разъярённый Марс:

– Отлетайте и держите курс на юго-восток. Я присоединюсь к вам позже. Я поймаю этого негодяя во что бы то ни стало!

Рем осмелился спросить:

– А кто из других богов отправится с нами?

– Молчать!! – услышал он в ответ, и Марс скрылся в своей комнате.

Всё стихло.

– Гм, – откашлялся Рем. – Стартуй, Рахмат.

– Одну минутку, – сказал Рахмат, – я сейчас.

Рахмат вернулся через пять минут из своей комнаты и, проходя мимо Алладина, шепнул ему:

– Это Марс меня ловит.

Затем джинн скомандовал в рулевые трубки «старт» и взял курс... вертикально вверх.


* * *

– А куда мы летим? – спросил Алладин у своего друга, когда консулы, не увидев ничего за слюдяными окнами, кроме мглы, отправились спать на мягкие персидские ковры.

– Туда, где Марсу очень трудно будет нас отыскать, а воины Рима при всём желании не смогут принести вреда.

– Где же такое место?

– Ты помнишь предсказания пифий?

– Что-то про верх, низ и луну...

– Вот туда мы и летим! Основные ветры, прибавьте ещё тяги, или у вас силы маловато?

Пол под ногами задрожал сильнее. Абу забрался хозяину на плечо.

– Неужели мы отправились на Луну? – поразился Алладин.

– Да, скучное местечко. Ничего, кроме камней.

– Как в горах?

– Ещё хуже: ни травинки, ни снега. Вы бы отправлялись спать. Завтра подменишь меня на управлении, мне надо отлучиться, чтобы ещё подразнить Марса.

– Так ведь я не умею, – заволновался Алладин.

– Команду надо подавать только одну, запомни её: «Основные ветры, сильнее дуйте, лодыри!»


* * *

Ромул и Рем, толкая друг друга, глядели в слюдяное окно на унылый ландшафт. Картина открывалась безрадостная: под крылатым кораблём во все стороны, куда ни глянь, раскинулась безжизненная каменистая пустыня. Мало сказать «безрадостная картина», скорее «ужасная картина». Воронки, трещины, только белый и чёрный цвет, ни малейшего движения.

– Что это? – в ужасе спросил Рем.

– Это великая багдадская пустыня, консул, – ответил Алладин.

– А где же Багдад? – возмущённо спросил Ромул. – Мы должны опуститься прямо на площадь.

– Трудно сказать, господин, – объяснил ему джинн. – Вы же видите, какая тут неприятная местность. Ориентиров почти нет. Когда идёшь караваном, и то часто теряешь дорогу. Надо приземлиться и поискать. – Он наклонился к трубкам. – Северо-восток и запад, стоп! Основные ветры, малый ход!

– Я, кажется, вижу поселение! – крикнул Ромул.

– Да? – со скрытой иронией сказал джинн. – Ну, вот и хорошо, сходим туда и спросим дорогу.


* * *

Марс, который поклялся себе, что ноги его больше не будет в Тартаре, как вихрь, ворвался в сумрачное царство Плутона:

– Куда они подевались, Плутон?

Бог мёртвых сидел на своём троне с каменным лицом:

– Кого ты ищешь, Марс?

– Этих идиотов консулов с их войском на дурацкой летающей лошади! Их нет нигде!

Позади раздался ещё один медленный и скрипучий голос:

– Говоря об идиотах, я бы упомянул ещё одного.

Марс оглянулся, схватившись за меч. У каменной стены стоял Сатурн, которого бог войны не видел уже несколько тысяч лет – с тех самых пор, как Юпитер сбросил его с Олимпа:

– Кого же? – спросил Марс.

– Тебя, конечно. Какой воин бросает войско, чтобы сторожить соперника и бегать за юбкой!

– Это моё дело! – насупившись отвечал Марс.

– Похоже, со своими делами ты справляешься никудышно: и соперника не поймал, и войско потерял, и боги тебя не поддержали...

Марс только сопел, нахмурив брови.

– Отправляйся, наконец, к легиону и займись делом!

– Да где он?! Я ведь за этим и пришёл, а то бы ноги моей не было в этом погребе!

– Твой легион на Луне.

– Что?! – Марс подпрыгнул, как ужаленный. – Там я их не искал...

– Причём за две тысячи лет отсюда! Вытаскивай их оттуда, бог войны.


* * *

Джинн, Алладин и два консула спрыгнули с платформы коня на то, что двое из них называли «землёй», а двое других «лунной поверхностью». Обвешанные тяжёлыми доспехами, консулы необыкновенно долго летели вниз с этой небольшой высоты. На лице их отразилось изумление и страх:

– Что это такое? Будто в воду ныряешь? – спросил Рем.

– Здесь всё не так, как в других странах, консул.

Кувшины продолжали работать в четверть силы, и вокруг корабля гулял ветер, свиваясь в маленькие смерчики. На солнце было невыносимо жарко, но было видно, как сам воздух замерзает, едва попав в тень.

– Нельзя ли остановить твои ветродуйные кувшины, Рахмат? Во все стороны ветер гуляет.

– Не стоит, консул, ведь воздуха тут тоже нет.

– Что?

– Такая ужасная пустыня, господа консулы, я же вам рассказывал, – насмешливо напомнил Алладин. – Ничего нет: ни воды, ни травы, ни даже песка и воздуха – одни камни.

– Про воздух ты ничего не говорил, – склочно заявил Ромул.

– Разве? Наверное, запамятовал.

Оглядевшись, Ромул сказал:

– Селение вон за той скалой, пойдёмте спросим дорогу.

Джинн, которому хорошо было известно, что Луна совершенно пуста, пожал плечами:

– Этого не может быть, Рем, но всё равно давайте сходим, раз вы что-то видели.


* * *

В Центре управления полётами царила будничная паника. Только что лунная станция передала, что неподалёку совершил посадку неопознанный корабль, который не ответил ни на один из запросов. Дежурный принял решение:

– Пошлите группу проверить. У нас нет никаких сведений об этом корабле. Возможно, авария. Ни одного из наших кораблей в вашем секторе нет. Может быть, одна из развивающихся стран тайно запустила корабль. Они будут иметь неприятности.

– Вас понял, Центр, высылаю группу из двух человек.

Дежурный принялся распутывать другую проблему: заправочный корабль не мог расстыковаться с итальянской станцией, срывался график заправки воздуха и воды на четырёх других.

– О господи, у нас там лошадь! – услышал он вдруг с экрана лунной станции ООН.

Дежурный вздрогнул:

– Не понял, повторите.

– Всё ты понял, это лошадь! Посмотри сам!

Дежурный взглянул на экран. Телекамера скафандра поисковой группы передавала изображение уродливой деревянной лошади с крыльями, которая стояла на колёсах посреди Луны. Возле неё наблюдалось какое-то шевеление.

– Наблюдается большой выброс воздуха от этого корабля, так что дела их плохи. Это, несомненно, авария.

– Предпринимайте немедленные спасательные меры! Мне кажется там люди возле корабля. Плохо видно из-за клубов воздуха.

– Выполняю!


* * *

Из-за скалы выскочили две фигуры в боевых панцирях непривычного вида – с круглыми прозрачными шлемами – и огромными скачками понеслись на римлян. Джинн вытаращил глаза, он совершенно не ожидал увидеть здесь кого бы то ни было.

– Я же говорил! – крикнул Рем. – Там было селение! Без паники, их только двое. К бою!

Ромул и Рем выхватили оружие.

Когда астронавты приблизились вплотную, консулы обрушили на них бронзовые мечи. Удар Ромула по прозрачному шлему не произвел никакого эффекта – бронза просто отскочила от сверхпрочного пластика, но астронавт отлетел на десяток шагов. Зато Рему удалось перерубить шланг подачи воздуха во втором скафандре.


* * *

Дежурный Центра услышал:

– Докладывает Луна-станция ООН: в ходе спасательных работ возле корабля-лошади астронавты подверглись вооружённому нападению со стороны древних римлян. Бронзовым мечом перерублен кислородный шланг. Спасатели эвакуировались с места столкновения при помощи реактивных ранцев.

Дежурный по полётам включил несколько тумблеров:

– Вас понял. Объявляю экстремальную ситуацию, нештатная проблема! Группу решения экстремальных проблем прошу занять свои места.

В зале появилось несколько странных личностей: девочка шестнадцати лет, старик в старомодной одежде, молодые люди в джинсах. Они прошли за круглый столик и сели в мягкие кресла, им тут же подали кофе. Лучшие умы страны были готовы к решению любых задач.


* * *

– Победа! – вскричал Ромул, потрясая мечом вслед астронавтам, улетающим на реактивных ранцах.

– В чём дело, джинн? – спросил Алладин. – Это лунные жители? Ты же говорил, что тут пусто.

– Мы опять в чужом времени, друг. Это астронавты – космические путешественники с Земли. Мы далеко в будущем!

– А зачем они на нас напали?

– Это было совсем не нападение. Скорее всего, они пытались нас спасти, решив, что у нас авария.

Рем подал команду:

– Первая десятка на выход!

Из корабля высыпались десять воинов в полном вооружении, они принялись разминать ноги, затёкшие от многодневного лежания на жёстких неструганных досках.

– Что вы собираетесь делать? – спросил джинн.

– Развить успех и захватить поселение!

– Как же мы пойдём, если на равнине нет воздуха? Чем вы дышать собираетесь?

– Возьмём с собой один кувшин с ветром!

«Гм, – подумал джинн, – остроумное решение».


* * *

Экстремальная группа Центра приняла управление ситуацией на себя.

– Доложите, что вы видели, – попросила девочка.

– Древние римляне в полном бронзовом вооружении рядом с деревянным кораблём в виде лошади с крыльями, – ответила Луна.

– Назовём операцию «Пегас», – предложил юноша в очках.

– «Троянский пегас», – поправил его старичок. – Ведь внутри коня – воины.

– Как осуществляется подача воздуха?

– Внешним способом. Герметичные скафандры отсутствуют.

– Следовательно, не впадайте сильно в панику. Перерубленный кислородный шланг не представлял непосредственной опасности для жизни, раз рядом стояли люди вообще без скафандров, – сказала девочка начальнику Лунной станции.

– Наблюдаю на экране движение в направлении станции, – послышалось с экрана. – Даю картинку вам.

В клубах воздуха шли двенадцать воинов в панцирях и двое штатских.

– Теперь они пытаются вскрыть мечами шлюзовую камеру, – передала Луна.

– Поместите туда белый флаг и откройте внешний шлюз, попробуем вступить с ними в переговоры. – Девочка повернулась к старичку. – Мистер Янг, вы помните латынь?

– Конечно, Элли.

– Мы готовы к переговорам.

На экране было видно, как римляне врываются в шлюз и вертят белую тряпку, прикреплённую к запасному сочленению антенны. Мистер Янг начал переводить:

– Они спорят. Одни говорят, что станция сдаётся, но кто-то из них понял, что это предложение начать переговоры.

Девочка отдала команду:

– Подключите нас к динамикам шлюзовой камеры, мы будем говорить с ними.


* * *

Из железной стены жилища послышался голос пожилого мужчины с незнакомым акцентом:

– Вы готовы к переговорам?

– Ага! – вскричал Рем. – Заговорили наконец! Сдавайтесь!

– Мы мирная станция, почему вы на нас напали?

– Нам нужен проводник к Багдаду!

– Вас поняли, проводник будет предоставлен. Но почему вы ищете проводника в Багдад на Луне?

Ромул и Рем, разинув рты, посмотрели друг на друга.

– Понятно, – произнёс динамик. – Вам не известно, где вы находитесь, поэтому вам нужен проводник.

– Мы что, на Луне? – с вытаращенными глазами спросил у «Рахмата» Рем.

– То-то я думаю, почему Багдада нигде не видно... – притворно удивился джинн.

– О, горе мне! – вскричал Ромул.

В этот момент снаружи раздался страшный грохот, и перед станцией появился бог войны Марс во всей красе.

– Что вы тут делаете, жалкие трусы?! – взревел он.

– Селение захватываем, – ответил Ромул.

Тут-то Марс заметил своего соперника, которого безуспешно пытался перехватить у Венеры:

– И ты здесь, негодяй! Готовься к битве!


* * *

В Центр управления сообщили:

– Появился ещё один. Гигант. Рост около пяти метров. Полное древнеримское вооружение.

– Спасибо, мы его слышим. У них внутренние разногласия. Надо полагать, это их основной лидер.

– Судя по росту, да, – кто-то из группы нашёл в себе силы пошутить.


* * *

Джинн сказал:

– Пора сматываться, – и подхватил Алладина под мышку.

Меч Марса ударил в пустоту:

– А где же он? Опять пропал.

– Второй пропал тоже, – сказал Рем. – Теперь всё понятно: это были багдадские шпионы, которые хитростью заманили нас сюда.

Из динамика на стене раздался всё тот же голос:

– Как мы понимаем, вы выяснили своё положение. Вы всё ещё хотите попасть в Багдад? Вы способны добраться туда сами?

Ромул и Рем с надеждой посмотрели на Марса. Оглядевшись, он пожал плечами:

– Сам-то я могу...

Ромул сказал в стену:

– Наши проводники скрылись. Мы не умеем управлять летающим конём. Помогите нам слезть с Луны.

– Просим подождать, – сказал голос. – Сколько вас?

– Один легион.

– Ищем решение проблемы.

После недолгой паузы голос предложил:

– Мы хотим послать своего специалиста для осмотра вашего летающего коня. Вы гарантируете ему безопасность и свободу возвращения на станцию? Быть может, один из ваших лидеров останется в залог?

– Я даю слово, – сказал Марс.

– Кто вы?

– Марс.

– Уточните.

– Что ещё уточнять?! – взревел тот. – Бог войны Марс!

– Гарантии приняты. Специалист готовится к выходу.

Через шесть часов специалист докладывал на Землю:

– Корабль негерметичный, двигатели непонятной системы. Представляют собой восемь кувшинов, из которых с силой поступает воздух, обеспечивая реактивную тягу. Управляются голосом. Запасы воздуха и сила тяги неограничены. Часть воздуха поступает вовнутрь корпуса, создавая постоянное избыточное давление, благодаря которому не нужна герметизация. Трудность представляет калибровка тяги. Пока кувшины реагируют только на понятия «сильнее» и «слабее». Предлагаю рассчитать траекторию для постоянной одинаковой тяги на всём протяжении пути. Посадку будут производить, подавая команды голосом.

Ещё через час расчёты траектории для постоянной тяги «Дуйте во всю силу!» были переданы на Луну. Нацеленный на Багдад корабль стартовал в точно определённое время, унося римский легион и бога войны.

– Я всё думаю, – сказал старичок из группы по экстремальным ситуациям. – Не зря мы их отпустили? Неограниченная тяга из простого глиняного кувшина! Пятиметровый Марс на Луне! Ведь это же страшно интересно.

– Вот именно! Интересно, но страшно, – ответила девочка. – Вы хотите иметь дело с древнеримским богом войны, который нарушает все физические законы? Да он нам всю Землю разнесёт. Вы ему ещё атомную бомбу покажите!

– Ты права, девочка, ты права... – покачал старик головой.

Глава 13 РЕШИТЕЛЬНЫЙ БОЙ

Ковёр-самолёт летел под облаками древней Италии. Ласково сияло солнце, под ногами плескалось тёплое море.

– Как приятно оказаться здесь после Луны, там было очень неуютно, – с облегчением вздохнул Алладин.

Абу грелся на солнышке, он лениво почёсывал себе живот, развалившись на ковре.

– А всё-таки далеко мы их закинули! – задорно крикнул Яго, закладывая вираж. – Не скоро захотят снова путешествовать.

Джинн не разделял такого оптимизма:

– Думаю, раз уж Марс смог найти нас на Луне, то он сумеет вернуть корабль сюда, а потом наверняка появится под Багдадом со всем легионом. Так что нам ещё предстоит немало потрудиться.

– По-твоему, что мы должны делать, джинн? – спросил Алладин.

– Разделимся. Тебе, Алладин, следует вернуться в Багдад и подготовить город к осаде. А я отправлюсь...


* * *

– Куда это мы? – спросил Яго.

Летящий рядом джинн улыбнулся:

– Я слышал кое-что интересное про здешних гарпий.

– Но это же союзники Марса! – удивился попугай.

– Да, и мы постараемся привести их к Багдаду, если Марс всё-таки приведёт туда свой легион.

– Ты шутишь?

– И это будет неплохая шутка, можешь мне поверить! – пообещал джинн. – А что это вон там?

На горизонте появилось неизвестное существо, гигантские крылья несли его сквозь облака.

– Рух? Дракон?

– Конь!

Пегас заметил преследование и, расправив крылья во всю ширь, начал набирать высоту в восходящих потоках воздуха над горным склоном, чтобы атаковать незнакомцев, имея преимущество в высоте. Джинн немедленно превратился в летающего слона и захлопал ушами, величиной с парус, догоняя Пегаса. Попугай предпочёл лететь в некотором отдалении, чтобы не попасть под горячее копыто.

– Куда же ты, лошадка? – крикнул джинн.

Пегас захрипел и забил в воздухе копытами, каждое с блюдо величиной.

–Я не собираюсь с тобой драться, – заверил его джинн, – но скоро в этих местах появится твой конкурент – тоже летающий конь. Я думаю, он интересуется твоими кобылицами. Так что будь бдителен, прощай!

Слон подхватил хоботом попугая, включил форсаж и с рёвом скрылся вдали.


* * *

«Троянский пегас» входил в плотные слои атмосферы. Философ Архиплут сидел за пультом управления.

– Дуйте, дуйте, дуйте как-нибудь, – командовал он умоляющим голосом.

Корабль немилосердно трясло, будто он скакал по кочкам.

– Дуйте потише, – встрял Дураций.

Затрясло ещё сильнее.

– Дуйте! – испуганно вскрикнул Архиплут.

Раздался сильный удар по корпусу, корабль вздрогнул.

– Не дуйте, – заверещал поэт.

Удары посыпались один за другим. Затрещали доски.

– Как вы командуете?! – заорал Рем. – Пустите, я сам!

Он кинулся к пульту и закричал:

– Левые, дуйте! Правые, стойте!

Корабль закувыркался. Из его живота послышалась многоголосая брань легионеров, которым уже досталось немало шишек и синяков.

Рассерженный Пегас впервые в своей жизни увидел соперника. Ярость застилала его глаза, с губ срывались клочья пены. Раз за разом он налетал на деревянный корабль и из-под его копыт отлетали щепки и целые доски.

Вот копыто угодило в один из кувшинов. Он разлетелся в мелкие осколки, а на волю вырвался северный ветер Борей. Ужасно взревев, он закружился вихрем так страшно, что Пегас решил уносить копыта подобру-поздорову.

Разваливаясь в воздухе, корабль спускался на землю. Борей кружил его смерчем, пока тот не упал на пустынную местность. При не слишком мягкой посадке «Троянский пегас» окончательно развалился, горшки разбились, и, радостно завывая, восемь ветров наконец обрели волю...

Когда всё стихло, римляне пришли в себя. Гигант-Марс погрозил в небо кулаком. Пегас, который вернулся поближе, чтобы посмотреть, чем завершилось падение соперника, обнаружил к своему ужасу, что напал на бога войны.

– Строиться в походную колонну! – рявкнул бог.

– Быстро строиться! – подхватили консулы. – Быстренько, быстренько, Марс приказал...

– Теснее ряды! – крикнул Марс, и воины забыли о страхе полёта и набитых синяках – ведь сам бог войны ведёт их в поход! Сердца их наполнились гордостью и верой в удачу.

Струящееся марево накрыло колонну, вывернулось наизнанку небо, солнце стало чёрной дырой в сияющем небе, – бог времени Сатурн проводил римский легион через ворота времени к цели – к Багдаду.


* * *

Джинн и Яго подлетали к острову гарпий – горе, поросшей редким лесом.

– Что это? – спросил Яго, указывая на лету крылом на склон горы, покрытый какими-то плетёными корзинами.

– Это их гнёзда, Яго.

– Это что, птицы?

От склона начали отделяться чёрные фигуры, которые зароились, как пчёлы возле улья.

– Это странные создания...

«Странные создания», сбившись в стаю, быстро приближались, вырастая на глазах.

– ...и очень опасные. К тому же у них скверный характер, как говорят.

– Ой, – крикнул Яго, прячась под плащ джинна, когда вокруг густо засвистели стрелы. – Хорошенький приём! Даже имени не спросили!

Друзей окружило плотное кольцо полуженщин-полуптиц с крыльями, отливающими медным блеском. Воздух наполнился их каркающими голосами. Джинн, который снова принял облик жгучего брюнета с пронзительным взором, широко улыбнулся:

– Здравствуйте, девочки! Какие хорошенькие! – обольстительным голосом сказал он как бы про себя.

Гарпии прекратили метать стрелы.

– Ой, женихи! – пискнула самая молоденькая, лет ста от роду.

– Спокойно, – скомандовала предводительница. – Жених только один!

Джинн, как заправский кавалер, ловко подхватил её под ручку на лету:

– Позвольте представиться: Рахмат. Если пригласите в-гости, расскажу кое-что интересное...

– О женихах? – снова подала голос самая молоденькая, которая в первый раз и увидела-то мужчину.

– О чём же ещё, умничка моя! – ответил джинн, который уже понял, как себя вести.

– Ещё каких, цыпочки! – высунул голову враз осмелевший Яго.

Удобно усевшись в плетёном гнезде, джинн потягивал скверное вино, заедая его пресными лепёшками. Гарпии-воительницы были скверными хозяйками. Они густо облепили склон горы, стараясь подобраться поближе к гостю. Предводительница с трудом отгоняла самых настырных, которые пытались потрогать «жениха» руками. Тут и там вспыхивали короткие драки.

– Что ж вы дома сидите, когда вас пригласили в такое замечательное путешествие? –

удивлялся джинн.

– С женихами? – пискнула молоденькая.

– А как же!

Гарпии загалдели.

– О чём это ты? – сурово спросила старая гарпия. – Уж не о Багдаде ли? Была охота сложить крылья под каким-то дурацким Багдадом! Нептун нам не советовал...

– Ах он ревнивец, совсем не хочет отдавать вас замуж!

– Замуж, замуж! – загалдели гарпии.

– Зачем вам складывать крылья и головы под Багдадом? Это совсем необязательно. А какие там воины! – джинн закатил глаза и поцеловал кончики пальцев. – Отборные римские легионеры, лучшие из лучших! И все холостые!

Тут поднялся невообразимый галдеж.

– Тихо, цыпочки, – успокаивал их Яго, важно расхаживая по краю гнезда, будто он и был главный жених.

– Тихо, вороны! – рявкнула предводительница. – А воевать? Нас туда звали, чтобы захватить Багдад, да и легион туда, небось, не на прогулку собрался.

– А я вам предлагаю первым делом выбрать себе женихов, а султан Багдада каждой семейной паре выделит землю и дом – и живите себе на здоровье! Всё лучше, чем кровь проливать. Неужели не уговорите муженьков?

– Пусть только попробуют возразить! – закричали гарпии. – Уж я своего уговорю, пусть только пикнет!

– Вот это разговор! – улыбнулся джинн. – По рукам, что ли, девоньки?

Что-то неладно было в Багдаде, Алладин понял это сразу по сумрачным лицам горожан, едущим по дороге от города. На повозках многие из них везли весь свой нехитрый скарб. Люди бежали из города.

Алладин попросил Коврик спуститься на дорогу.

– Алладин, Алладин, – бросились к нему люди. – Не ходи в город! Будь осторожен!

– Что случилось?

Одного слова хватило принцу, чтобы понять всё, что произошло за время их отсутствия. И это слово было – «Мозенрат».


* * *

Чёрный принц вошёл в темницу.

– Снова ты, негодяй! – слабым голосом сказал султан, лёжа на гнилой соломе.

Слабо звякнули его кандалы.

– Мне надоело говорить с тобой, жалкий старикашка, – надменно сказал Мозенрат. – Завтра ты приведёшь свою дочь и вручишь мне – её жениху! А потом сможешь сидеть в своей комнатке и объедаться халвой сколько хочешь. Небось несладко на хлебе и воде?

– Мне несладко, Мозенрат, – мужественно отвечал султан. – Но ещё хуже придётся тебе, когда вернётся Алладин.

Мозенрат расхохотался:

– Если ему было суждено вернуться, он был бы уже здесь. Но я его отправил туда, где он давно сложил голову. Не надейся!

– Уходи-ка ты отсюда, мне приятнее общество крыс, – отвернулся султан.

– Завтра ты сделаешь то, что я сказал, – мрачно пообещал Мозенрат. – Или твоя дочь станет сиротой.

Мозенрат перешёл в соседнюю камеру в подземной темнице. Прекрасная Жасмин подняла бледное лицо и тут же отвернулась. Тяжёлая цепь тянулась от кольца в стене к её ножке.

– Что же ты прячешь лицо? Ведь пришёл тот, кто может освободить тебя и снова возвести на престол Багдада.

– Уходи вон! – гневно сказала Жасмин. – Лучше умереть в темнице, чем сидеть рядом с таким чудовищем на троне.

Мозенрат присел на грубый табурет:

– Жасмин, я посадил тебя в темницу только после того, как ты третий раз подряд пыталась убежать. Я не могу по два раза на день ловить тебя. В этом замке слишком много потайных ходов и скрытых комнат. И только из темницы ты не нашла секретной дверцы.

На самом деле Жасмин знала, как открывается потайная дверца из этой темницы, но её не пускала цепь.

– Я пришёл сказать, что день нашей свадьбы – завтра.

Жасмин через силу рассмеялась:

– День нашей свадьбы – никогда.

– Может быть и так, – ядовито ответил Мозенрат. – Но завтра тебе придётся выбирать: или ты идёшь под венец, или твой отец идёт на плаху. Я знаю, как ты любишь отца, и не сомневаюсь в твоём решении...

Бледная Жасмин стала совершенно белой. Она хотела что-то сказать, но в этот момент раздался торопливый топот. В камеру ворвался богомол с куриными крыльями и лисьим хвостом:

– Беда, хозяин!

– Что?

– Под городом разбивает военный лагерь какая-то армия. Все стражники убежали со стен.

– Проклятые трусы! – взревел Мозенрат и бросился во дворец.


* * *

Мозенрат нисколько не заблуждался относительно своих уродливых солдат. Они были полными трусами и могли измываться только над слабыми. Воины Багдада легко справились бы с ними, если бы не магическая сила самого Мозенрата. Расул ничего не мог противопоставить колдуну, который останавливал стрелы на лету.

Мозенрат, сидя на троне султана, всматривался в магический хрустальный шар. Он хотел знать, с кем он имеет дело. В туманном молочном мареве начала проясняться картина. В вечернем небе догорала багровая заря. На поле перед стенами Багдада горели костры. Суровые воины отдыхали после похода, пекли на кострах бараньи ноги. Готовясь к завтрашнему штурму, легионеры точили мечи и подгоняли обмундирование.

Мозенрат не боялся воинов-людей. Немного магических трюков, и они испугаются. Он хотел узнать, с кем из более опасных существ ему придётся иметь дело: с чудовищами, колдунами или...

Посреди лагеря он разглядел массивную фигуру, сидевшую на щите, положенном на землю. Гигантский воин поедал воловью ляжку, запивая её вином прямо из меха. Спина вдруг напряглась, воин поднялся на ноги и медленно повернулся. Его глаза, казалось, впились прямо в глаза Мозенрата. Внезапно Марс расхохотался и выбросил руку вперёд!

Хрустальный шар в руках Мозенрата разорвался на тысячу осколков и усыпал ими весь пол в зале.

– Проклятье! – вскричал Чёрный принц.

Дело было плохо. Под стенами стояла сильная армия, а во главе её был один из этих неведомых римских богов. Магия Мозенрата была тут бессильна.

– Эй, ты! – позвал Мозенрат одного из стражников-монстров. – Привести ко мне Расула. Немедленно!

Две ящерицы ввели в тронный зал начальника стражи, опутанного цепями. Расул явно не сдался без боя, потому что стражники заметно побаивались его и держали копья наготове.

– Что тебе надо от меня? Ты помешал мне спать, – презрительно сказал Расул.

– Развяжите его, – приказал Чёрный принц.

Ящерицы распутали цепи. Как только освободилась одна рука, Расул, у которого за эти недели накопилось немало злости, немедля хорошенько треснул одного из ящеров по загривку. Второй сам отбежал подальше. Расул распутал остальные цепи.

– Что дальше? – спросил он.

– Дайте ему его меч, – сказал Мозенрат.

Стражники, ничего не понимая, медлили.

– Бегом! – рявкнул Мозенрат так, что затрепетали факелы.

Расулу издалека кинули его тяжёлый меч. Клинок со свистом рассёк воздух над головой воина.

– Я готов, – сказал Расул. – Нападайте, или я нападу.

Он ничего не понимал в происходящем, но был готов драться.

– Ты готов к бою, храбрый Расул? – спросил Мозенрат.

– Да!

– Тогда собирай своих людей и ступай на стены города, – Мозенрат выпрямился и указал пальцем. – У стен стоит враг!

– Что же ты не разгонишь его своим колдовством? – насмешливо спросил Расул.

– С ними один из их богов, а потому всё решат клинки и копья. Если вы сумеете отстоять город от армии, то он уберётся восвояси. А если победят они, то вас заставят построить храмы и поклоняться чужим богам. Иди на стены, Расул, собирай людей.

– А как же твои уроды? – всё так же насмешливо спросил воин.

– Ты ведь знаешь, какие они трусы! – небрежно кивнул Мозенрат. – Пусть подносят вам припасы, кипящее масло и камни. На большее они не способны.

Расул швырнул меч под ноги и остался молча стоять.

– Ты отдашь город на разграбление? – удивился Мозенрат. – Как ты можешь?

Расулу тяжело далось это решение, но он не показал своих колебаний врагу:

– Какая разница, который из негодяев будет править этим городом, если султан и его дочь в темнице? Деритесь между собой, и, если повезёт, вы перебьёте друг друга, а тогда и мужчины Багдада возьмутся за мечи!

Неожиданно для всех гибкая фигура скользнула в окно и, метнувшись, подняла меч.

– А у меня есть другая идея, Мозенрат, – воскликнул Алладин. – Сразись со мной как воин, покажи, на что ты способен. Если победа будет за мной, то я сам поведу войска, а ты уберёшься в свою нору. А если ты окажешься сильнее, то Расул выведет на стены людей и будет служить тебе.

– Нет! – сказал Расул.

– Это приказ, – твердо сказал Алладин.

– Нет! – повторил воин.

– Я прошу тебя – это наш шанс. Я не хочу, чтобы в городе хозяйничал легион Рима. Мы попадем под власть подземных богов, которые могут оказаться страшнее Мозенрата.

Чёрный принц выхватил меч и легко спрыгнул с тронного возвышения:

– Шел бы ты сразу на стену, Алладин, не в силах человека сразиться со мной!

– ...Сказала аисту лягушка, – насмешливо добавил Алладин и взмахнул мечом.

Мозенрат не лгал. Его рука в чёрной перчатке не знала усталости и, казалось, не чувствовала веса меча. Удары следовали один за другим, клинок вспыхивал, как молния, и порхал со всех сторон сразу.

Алладину сразу пришлось уйти в защиту и лавировать, отступая. Осколки магического кристалла хрустели под ногами. Шарахались в стороны монстры-стражники, опасаясь попасть под удар.

– Ну что, человечек, ещё не надумал сдаться? – издевался Мозенрат.

Алладин не отвечал и не слушал противника, чтобы не отвлекаться. Мозенрат почти играл с ним. На его стороне была нечеловеческая быстрота и опыт сотен лет. Алладин отступал.

– Пожалуй, это неплохой выход, – рассуждал Мозенрат. – Жасмин сейчас станет вдовой, и ничто не будет мешать нашей свадьбе.

Алладин защищался.

– Но ты можешь отказаться от неё и идти на стену, Алладин. Это хорошее предложение. Я назначу тебя воеводой! – Мозенрат остановился, играя клинком.

Алладин сделал молниеносный выпад, и щеку Чёрного принца пересекла глубокая царапина.

– Ах так? – Мозенрат замолчал и удвоил усилия.

Теперь Алладину пришлось по-настоящему тяжело. Он почти бежал спиной вперёд, уходя из-под смертельных ударов.

Отпрянув, Алладин налетел на двери, которые распахнулись от удара, и вкатился в одну из комнат. Комната была совершенно пустой, все стены её были завешаны тяжёлыми шторами. Мозенрат преследовал противника, не давая ему передыха.

Расул с отчаянием наблюдал за поединком. Он видел, что спасти Алладина может только чудо.

За дверями комнаты раздался ужасный крик.

Расул подошёл к дверям и заглянул. Мозенрат стоял на коленях, закрыв руками лицо. Все шторы лежали на полу, обнажив зеркала – все стены сплошь состояли из зеркал!

Алладин быстро вытолкал Расула из комнаты и закрыл двери на ключ.

– Это просто ловушка, Расул!

– Зеркала? – спросил удивлённый воин, ещё не веря удаче.

– Конечно! В этой комнате танцевала Жасмин, видя себя со всех сторон; но комната была приготовлена именно для таких целей, которым служит сейчас. Мозенрат бессилен перед зеркалами. Это специальная камера для него, сейф, в котором его можно хранить как угодно долго!

– И он не сможет выйти?

– Ну конечно! – рассмеялся Алладин.

Из зала украдкой расползались монстры, которые быстро догадались, что дело плохо. Расул топнул ногой, монстры побежали, бросая оружие.

– За дело, Расул! Собирай воинов! Бей в набат! Крысы Мозенрата разбегутся сами, но под стенами враг пострашней.


* * *

Всю ночь в Багдаде кипела работа. Люди не знали, радоваться им избавлению от одного завоевателя, или страшиться нового. Но с ними снова был Алладин, на трон вернулся их султан, прекрасная Жасмин порхала, как ласточка, вслед за любимым. Люди верили, что Алладин справится с любой бедой, и смеялись, рассказывая, как он поймал Мозенрата в мышеловку.

Расул кричал и бранился, собирая и расставляя своих воинов, которые явились на стены по первому зову. Воины хмуро поглядывали на лагерь под стенами города, крепче сжимали мечи и охотно подчинялись своему суровому командиру.

Занялся ранний рассвет.

– Не напасть ли нам на них сейчас? – предложил Расул. – Пока они не построились в боевые порядки.

– Нет, Расул, – сказал Алладин. – Наша задача только продержаться как можно дольше – пока не появится джинн. Он очень далеко, даже трудно объяснить тебе, где. Но у него есть план, и он скоро появится нам на подмогу.

– Слушаюсь, ваше высочество! – у Расула стало легче на душе, ведь его Алладин знал, что делать. – Ох уж эти волшебники, нет от них житья. Почему бы на нас не напасть просто кочевникам? – Пожаловался воин Алладину.

– Потому что ты давным-давно научил их держаться подальше от нашего славного города, – со смехом ответил ему принц Багдада и похлопал по плечу.


* * *

Боевые порядки римлян двинулись к воротам. Легион построился в «черепаху», загородившись со всех сторон щитами и ощетинившись копьями. Стрелы, которые сыпались на них настоящим ливнем, не причиняли никакого вреда.

«Черепаха» ползла к воротам. Рядом с ней свободным шагом двигался сам Марс. Никакое оружие не могло причинить ему вреда – на то он и был бессмертным воином-богом. Никогда ещё он не водил смертных против смертных, но сейчас Марс был зол и считал, что на карту поставлена его честь... и прекрасные глазки Венеры!

Насмешливо взглянув на тяжёлые створки ворот, обитые листами бронзы, Марс издал боевой клич и двумя сокрушительными ударами вышиб их, как простые двери. С оглушительным грохотом они упали, вздымая облака пыли.

Стоявшие на холмике поодаль, – Дураций раскрыл рот, а Архиплут начал лихорадочно что-то записывать на пергамент.

– Вперёд, римляне! – проревел Марс. – Сегодня Багдад будет нашим!

– Вперёд, вперёд! – завопил Ромул, пропуская легионеров вперёд себя. – Марс приказал!

– Чтоб быстренько взяли город! – вторил ему Рем. – Видите, вам даже ворота открыли.

На площади перед рухнувшими воротами плотным кольцом выстроились мамелюки Расула. Побледнев от гнева, они бесстрашными глазами смотрели на римлян и их бога войны. У них не было шанса победить, но они были полны решимости не сдаться.


* * *

Алладин, стоявший плечо к плечу с Расулом, посмотрел на небо и сказал:

– Всё в порядке, старина. Джинн, как всегда, вовремя!

Из-под облака быстро снижалась плотная стая гарпий. Пронзительно улюлюкая, они пикировали прямо к стенам Багдада.

– О! – восхищённо толкнул Ромул Рема. – Нежданная подмога! Теперь всё пойдёт без труда!

– Миленький! – спикировала на него старшая гарпия. – Этот будет мой! – И она подхватила Ромула на руки, как невесту.

– Что такое?! – вопил тот, вырываясь из железных объятий. – Я не хочу...

Со свистом пронёсся джинн:

– Девочки, – трубил он. – Хватайте женихов! Отборные! Но на всех может не хватить!

Гарпии времени не теряли и рвали женихов на части – который под руку попадёт.

Непобедимый римский легион в одну минуту забыл о Багдаде, о великой войне, на которую их привёл Марс, о воинской славе и богатой добыче. Завидев ужасные лица гарпий, непобедимый легион в эту самую минуту понял, что у него одно спасение – немедленно дать дёру!

Минута удивлённого молчания сменилась у защитников Багдада всеобщим весёлым смехом. Преследуемое летучими невестами вражеское войско быстро скрылось далеко-далеко...

– Опять нам ворота поломали, – сокрушённо всплеснул руками джинн и обнялся с Расулом. – Извини, это я немного опоздал.


* * *

Марс топнул ногой так, что в крепком камне мощеной дороги образовалась яма:

– Ах так! Я сровняю этот проклятый город с землёй!

И бог войны в одиночку пошёл в поход на Багдад. Мамелюки против воли попятились назад, оставив перед собой только Алладина, Расула и джинна.

– Вот упрямый дурень! – крикнул Яго со стены, и Марс злобно взглянул на него. – Дур-рак!

Алладин сделал несколько шагов вперёд.

– Не кипятись, Марс! – уверенно сказал он.

Марс замахнулся на отважного, но слабого человечка.

– Ты в сговоре с Сатурном, и если ты ступишь в Багдад, об этом узнает Юпитер. Клянусь!

– Что?! – у Марса опустились руки. – Тише! Пошли в сторонку поговорим.

Марс сидел на камне, подперев голову руками. Алладин стоял перед ним и выговаривал немудрому богу:

– Тебя обманули, Марс! Римским богам не нужен Багдад, ведь он живёт через тысячу лет после Рима! Это чужой мир.

– Меня обманул Плутон? – понемногу догадывался Марс, который давно чуял неладное.

– Юпитер когда-то сверг своего отца – Сатурна. С тех пор римские боги не могут путешествовать по времени, потому что бог времени – Сатурн – закрыл им этот путь. Сам же он лишился власти и не поднимался больше на землю. Неужели ты не догадался сам: раз Сатурн стал помогать тебе в этой войне – значит, у него есть свой интерес.

– Ты прав, человечек, – расстроенно признал Марс. – Это хитрые и коварные бестии.

– Они даже первенцев Земли выпустили на волю, чтобы основать своё царство. Если бы ты захватил Багдад, ты оказался бы участником их заговора! – Алладин упер руки в бока. – А может быть, тебя устраивает то, что можно стать богом Багдада вместе с Плутоном и Сатурном?

Марс вскочил:

– С Сатурном? Нет уж! Юпитер – ласковый ягнёнок перед ним! Я отправляюсь домой!

– Привет Венере, – лукаво сказал джинн, высовывая чёрноволосую голову из стены.

Марс взглянул на него:

– Так вот ты где, негодяй! – и схватил меч.

– Да, – спокойно подтвердил Голубой джинн, выходя из стены полностью. – Я тут живу.

Марс остановился:

– Так в Риме тебя больше не будет?

– Раз нет войны, то нет и меня, – подтвердил джинн.

– Договорились, – торопливо заключил соглашение Марс. – Я не тревожу вас, вы не ходите в гости ко мне. Прощайте!

И Марс стал быстро удаляться от Багдада. Был слышен только его голос:

– Я вам покажу, коварные подземные интриганы. Юпитер вам задаст. Вы из-под земли больше носа не покажете...

Эпилог

Мастеровые Багдада снова восстанавливали ворота. Это была очень тяжёлая работа, но она не шла ни в какое сравнение с работой войны.

– Слава Алладину, – кричали люди.

– Джинн, покажи фокус, – весело кричали другие.

– Да здравствует верная Жасмин, – прославляли принцессу третьи.

– А ну-ка работайте! – покрикивал на них Расул. – Мне без ворот как-то не по себе.

Город расцвёл улыбками, а на площади снова забил фонтан.

Утро началось, как в славные прежние времена, с общего чаепития на террасе. Султан угощал любимых Жасмин, и Алладина, и Расула, и Яго, и Абу, – он всех угощал халвой, лукумом, шербетом, повидлом, джемом, мёдом и розовым маслом.

– А что будем делать с этим негодяем Мозенратом? – спросил Расул.

Все замолчали. Не хотелось думать о неприятном в это солнечное утро.

– А что будем делать с этими? – спросил Яго, указывая на сад и ограду.

Все оглянулись. На камни и деревья слетались и молча усаживались разочарованные гарпии. Ни одной из них так и не удалось поймать жениха. Римские солдаты проявили упорство и мужество, убегая от ужасных невест. Их нельзя было ни догнать, ни остановить. Поэтому гарпии вернулись в Багдад требовать обещанного – женихов!

Яго на всякий случай спрятался под стол.

– Зада-ачка! – негромко протянул Алладин.

Джинн вскочил верхом на стол и широко улыбнулся.

– Эй, цыпочки! – весело крикнул он. – Разве я могу вас подвести? Сбежали одни – покрепче держите других! Я же вам не сваха!

Джинн подлетел к двери зеркальной комнаты:

– Минутку внимания!

Джинн вошёл в комнату и вытащил за шиворот упирающегося Мозенрата.

– Кто старшая?

Вперёд вышла старая гарпия.

– Держись покрепче за этого голубка, чтобы не сбежал. Отправляйтесь за ним – и у вас будет целое царство с великолепными женихами. Как раз на ваш вкус! Очень разнообразные женихи!

– Женихи! – восторженно пискнула молоденькая столетняя гарпия.

– Вперёд! – загалдели остальные.

Мозенрат в ужасе понёсся к сухому колодцу, который вёл в его подземное царство; старая гарпия крепко держала его за плащ, а за ними тянулся длинный шлейф из женщин-птиц.

В подземном царстве Мозенрата на следующий день сыграли тысячу свадеб.

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Глава 1 ФОНТАНЫ БАГДАДА
  • Глава 2 ЧЁРНЫЕ БУРИ
  • Глава 3 БОГ ВЕТРОВ
  • Глава 4 ПЕРЕГОВОРЫ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ
  • Глава 5 БИТВА С ЦИКЛОПОМ
  • Глава 6 ГЕКАТОНХЕЙРЫ
  • Глава 7 ПУТЕШЕСТВИЯ ЧЕРЕЗ ВРЕМЯ
  • Глава 8 ВОЕННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ
  • Глава 9 «ТРОЯНСКИЙ ПЕГАС»
  • Глава 10 БОГИ НА КАЖДОМ ШАГУ
  • Глава 11 ПРОКАЗЫ ДЖИННА
  • Глава 12 СТАРТ
  • Глава 13 РЕШИТЕЛЬНЫЙ БОЙ
  • Эпилог
  • Иллюстрации



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке