КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Дорога к тебе (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Дорога к тебе

1.

Огненный зигзаг молнии рассек потемневшее небо, и оглушительный раскат грома прокатился по округе. Порыв ветра подхватил запах озона и понес вдоль большой наезженной дороги. Это был самым протяженным тракт в Королевстве Ор и назывался он Большие Ворота. Тракт тянулся от оборонительного рубежа страны на юге, до его столицы — города Сусс, на севере. По нему шли регулярные перевозки людей, грузов и почты. Вдоль Ворот были разбросаны больши и маленькие деревеньки, защища от снежных заносов и не позволяя путникам сбиться с пути в непогоду. Последние лиги тянулись через лесные дебри, из-за чего на этом участке дороги не было ни одной деревеньки. Когда-то в этих чащобах таились разбойники всех мастей, но Король Ниамин сумел навести порядок в окрестностях столицы и уже более десяти лет о разбойниках в тех лесах никто не слышал.

Об этом думала Айа, вглядываясь в густой сосенник по обеим сторонам дороги. Деревья здесь росли очень плотно, практически не пропуская солнечный свет. От этого лесная чаща выглядела пугающе. Над головой звенел лес, и ветер гудел в кронах. За последний час стало холоднее, небо затянули тучи. Ещё одна вспышка молнии осветила небо, и ей вторил оглушительный громовой раскат.

Айа крепче ухватила руку брата и ускорила шаг. Они покинули одну из трактовых деревень около часа назад, а до следующей было не меньше двух часов ходу. Девушка с отчаянием думала о том, что сегодня им придется искать убежище в лесу. Бог знает сколько времени продлиться гроза, а до заката осталось несколько часов. Она кляла себя за то, что не послушала трактирщика и не остановилась в той деревеньке, которая встретилась им сегодня в обед. Но у нее осталось совсем мало монет и они им еще понадобятся.

«Они вам не понадобятся, если вы сгинете в Сусских лесах» — издевался внутренний голос.

Они с братом проделали долгий путь и не для того, чтобы стать закуской для лесного зверья. Если потребуется, будут идти под дождем, решила девушка. Но, взглянув на Руна, поняла, что он совсем выбился из сил. Под глазами залегли тени, кроме того, за последний час он проронил лишь пару слов. Подобная молчаливость была ему совершенно не свойственна. Она и сама уже на пределе. В желудке звенела пустота, последний кусок сыра был съеден ещё днём. Вот уже больше часа им не встречалось ни одного попутчика. Ни одного каравана, к которому можно было бы прибиться. В их мешках были лишь самые необходимые вещи — смена белья, пара теплых вещей, да тонкие спальные мешки. В случае чего, можно попытаться развести огонь…

«Я бы на это не очень рассчитывал» — поднял уродливую голову внутренний голос.

После месяца пути они, наверняка, представляли собой жалкое зрелище. Их родина Ханаан — воинственная страна, с которой Ор граничит на востоке. Мысли о доме вызывали у Айи ком в горле. Это суровая земля, где жизнь простого человека, особенно женщины, ничего не стоит. Пытаясь отвоевать выход в Холодное море, Ханаан на протяжении десятилетий воевал со своим северным соседом Капсикей. Война то затихала, то вспыхивала вновь, никто уже и не помнил, с чего она началась. Все мужчины в Ханаане должны были выполнить воинскую повинности и отслужить в армии не менее семи лет. Женщинам также приходилось нелегко, поскольку они практически не имели прав.

Из — за постоянных нарушений мирных договорённостей ханаанцы прослыли кровожадным и вероломным народцем. Их предки поклонялись рогатому Богу Войны — владыке Баалу, который позже был объявлен национальным божеством. Сейчас вся власть в стране принадлежала жрецам Рогатого Бога. Последняя королевская династия была сброшена еще до рождения Айи. Жрецам подчинялась армия, и им же доставалась вся добыча. Фактически, жреческая каста владела страной и распоряжалась жизнями её жителей. Атгарвал — так они называли себя. Их возможности были огромны и основаны на тайных знаниях. Они создали, так называемый, Совет Пяти Старейшин, который, по сути, и являлся верховной властью в Ханаане.

Семья Айи жила недалеко от границы с Ором. Новости из столицы доходили до них в таком искажённом виде, что они толком и не знали, кто входил в тот самый Совет Пяти. Зато, до них долетали слухи о том, что жреческие ритуалы сопровождались сладострастными оргиями, где жрецы в экстазе наносили себе порезы и раны. Они утверждали, что через эти ритуалы общаются напрямую с духами и самим Баалом. Айю передернуло от отвращения. Однажды она видела верховного жреца, который путешествовал мимо их города в сопровождении большого военного отряда. Это был лысый жилистый старик с ввалившимися щеками. На нем был белый балахон, закрывающий ноги и руки до кончиков пальцев. Даже сейчас от воспоминаний о нём по спине девушки пробежал холодок. Такого черного, бездушного взгляда она не видела никогда в жизни. Ей было в тот год лет семь, мать не могла успокоить ее несколько часов. Всю ночь её преследовал образ жреца, скалящегося в мерзкой гримасе. Слава Богам, больше она жрецов никогда не видела, так как в их нищем приграничном городе они практически не появлялись. У них даже не было маломальского храма, а лишь жертвенник, на котором в особые дни приносили дары Баалу. Свирепый Бог любил кровь и плоть, поэтому подношениями ему служили свиньи и бараны. Айа, как и все, боялась Балу. Рогатый и страшный, словно демон из глубин земли, он понимал только войну и боевой азарт. Под знаменем такого Бога трудно сохранять оптимизм.

Война в Ханаане самый прожорливый житель. Она высасывает из людей все душевные и физические силы, лишает надежды на будущее, отбирает скот, зерно и сыновей. Отец Айи не вернулся с войны. От старшего брата Энки вот уже четыре года не было вестей. Жив ли он, кто знает? Энки стал опорой для семьи после того, как отец отправился за грань. Даже в детстве он был серьёзным и рассудительным мальчиком. Она всегда тянулась за ним в надежде стать такой же полезной для родных. После того как он ушёл на войну, мать растила их с Руном одна. От тягот жизни она слегла, и больше уже не встала. Айа видела, что огонь в её глазах погас. Она больше не хотела бороться, с неё было достаточно. Однажды ночью она просто уснула и не проснулась, оставив их с братом одних в этом жестоком мире. Айа так скучала по родным, что от вспоминаний о них приходилось с силой сжимать кулаки. Похоронив мать в каменистой ханаанской земле, она продала всё, что было в доме, оставив только их с Руном пожитки. Примкнув к каравану, идущему в Ор, они покинули свою родину. Как Айа надеялась — навсегда.

Прошагав по Ору много лиг, она могла сказать одно — эта страна дышит жизнью. Здесь трава зеленее и солнце ярче. В противовес своим соседям, орцы поклонялись Матери Богов — Кибеле, олицетворению матери-природы. Местные жители выглядели накормленными и довольными. Их земля даёт урожай, дети растут счастливыми и доживают до глубокой старости. В Ханаане старика можно было встретить очень редко. Чаще всего среди жрецов. В последние годы и дети на её родине рождались реже. Всё говорило о том, что скоро Ханаану придёт конец. Окроплённая кровью своего народа, Ханаанская земля умирала.

Очередной раскат грома заставил Айу встряхнуться.

— Придется идти под дождем — сказала она брату.

Рун повернул к ней свое бледное личико и кивнул. Накинув на плечи спальные мешки, они продолжили путь. Через некоторое время первая капля дождя упала ей на лицо, а спустя мгновение небо разверзлось ливнем. С каждой минутой идти становилось всё тяжелей, дорога на глазах превращалась в месиво. Температура упала и холод начал пробираться под мокрую одежду. Поняв, что Рун совершенно выбился из сил, Айа подхватила его, велев обхватить талию ногами. Мальчик не возражал, и она поняла почему — он весь горел, у него был жар. Неприветливый лес давил со всех сторон, заставляя бояться. «Кибела, помоги!» — молила девушка. Глотая слезы, она упорно переставляла ноги. Спустя час от холода и усталости она уже совсем перестала соображать. Кроме того, её преследовало ощущение, будто они прошли не больше двух лиг. На дорогу спустились сумерки, впереди было ничего не разобрать, будто их с Руном поглотила пасть дракона.

Неожиданно её слух уловил топот копыт за спиной. Решив, что ей почудилось, Айа развернулась и уставилась в темноту, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь за завесой дождя. Взвизгнув, она различила силуэты двух всадников. «Спасибо, спасибо!» — благодарила она Богиню. Бросившись вперёд, девушка закричала:

— Стойте! Подождите!

Увязнув ногой в дорожной грязи, она рухнула вместе с Руном прямо под копыта лошадей. Всадник, что шел впереди, резко натянул поводья огромного черного жеребца. Тот встал на дыбы, едва не затоптав их. Огромные копыта приземлились в метре от лица девушки, заставляя всю её недолгую жизнь пронестись перед глазами. Айа лежала на спине парализованная ужасом и пыталась пошевелить одеревеневшими конечностями. Поняв, что всё ещё жива, девушка помогла брату подняться, чувствуя, как ледяная вода хлынула под юбку.

Тем временем, всадник соскочил с лошади и, оказавшись рядом, резко дернул её за грудки вверх. Ноги девушки оторвались от земли.

— Совсем жить надоело! — проорал он ей в лицо.

Поняв, что перед ним девушка, мужчина чертыхнулся и отпустил ее. Айа рухнула в грязь как подкошенная. Чертыхнувшись еще раз, он наклонился и снова поднял ее, на этот раз удерживая руками за плечи. Айа силилась что-либо сказать, но горло сдавил ком, и она лишь ошеломленно открывала и закрывала рот. Глубокий капюшон и дождь мешали разглядеть человека перед ней. Единственное, что можно было утверждать, он был, как минимум, на две головы выше. Хотя она была довольно высока для женщины.

— Риган, ты напугал ее до смерти! — прокричал второй всадник, перебивая шум дождя.

Его лицо тоже было прикрыто капюшоном. Он уже успел спешиться и подхватил Руна, чтобы усадить его на свою лошадь. Айа не стала возражать, так как выбора у них все равно не было. Когда хозяин чёрного жеребца бесцеремонно потащил её к своей лошади, она покорно последовала за ним. Он совсем не бережно забросил ее в седло и сам уселся следом.

Дождь не собирался утихать. Айа совсем окоченела, и её стало потряхивать. Заметив это, всадник отвернул полу своего плаща и обернул вокруг девушки. Это не особенно помогло, учитывая ее вымокшую до нитки одежду, но хотя бы защитило от ветра. Айа волновалась за Руна, но была не в состоянии повернуть голову, чтобы отыскать его в этой безумной буре.

«Ты, Олицетворяющий тьму ночи — символ первого проблеска света! Великий проводник душ! Веди меня сквозь тьму новолуния к свету рождающейся луны…» — стиснув зубы, бормотала себе под нос Айа, чтобы отвлечься от сковавшего её холода и усталости.

Казалось, дороге не будет конца, но в какой-то момент девушка различила впереди огни.

«Кажется, в этот раз повезло» — констатировало внутреннее «я».

Через четверть часа они въехали в деревню. Большая часть уличных фонарей не работала, дома были погружены во мрак. Держась широкой мощеной улицы, они добрались до двухэтажного каменного дома, на крыльце которого висел масляный фонарь, освещая вывеску с надписью «Дуб и гном». Всадник остановил лошадь и спешился. Следом подъехал его товарищ, удерживая перед собой закутанного в плащ Руна. Айа предприняла неуклюжую попытку спуститься, но мужчина подхватил ее за талию и поставил на мостовую, пробормотав что-то себе в капюшон. Убедившись, что девушка не собирается снова рухнуть в грязь, он, не сказав ни слова, направился в трактир.

2.

Риган вошёл в трактир и скинул капюшон. Оглядевшись, он отметил, что почти все столы заняты. По всей видимости, многие путники искали сегодня ночлег понадёжнее. Поприветствовав вошедшего, группа купцов поинтересовалась, не утихла ли буря. Обезнадёжив их, Риган, в свою очередь, спросил, что слышно о короле Ниамине. Как гласила молва, тот был одной ногой в могиле. Купцы ответили, что сами направляются в Сусс, оттого столичных новостей не знают.

Тучный трактирщик вышел из-за стойки бара и направился к Ригану.

— Нужна комната на ночь, горячая вода и ужин. — сообщил Риган хозяину.

Оглядев гостя с ног до головы, тот сделал правильные выводы. Склонившись в почтительном поклоне, он произнёс:

— Прошу простить, господин, все комнаты заняты. Народу нынче много. Непогода, сами понимаете.

Вынув из кармана кошелёк, Риган извлёк оттуда две золотые монеты. Хозяин, склонился еще ниже и сказал, подставляя ладонь:

— Мы с женой с удовольствием уступим вам свою комнату. Располагайтесь, сейчас подадут ужин.

Трактирщик скрылся с глаз, а Риган направился к камину. Стянув с плеч мокрый плащ, он повесил его на крюк, торчащий из стены, и протянул руки к огню. Услышав звон дверного колокольчика, мужчина обернулся, надеясь увидеть Брана. Вместо этого в трактир вошла парочка бродяг, которых они подобрали сегодня в лесу. Высокая тощая девица и мальчуган лет восьми. Они были чумазыми и вымокшими до нитки. Одежда их была изрядно потрепана, плащ девушки явно был ей коротковат. У обоих настолько стоптанные башмаки, словно они пришли сюда пешком от самой южной границы. Девица оглядела помещение и уставилась на Ригана. По мере того, как она скользила взглядом от его макушки до носов сапог и обратно, глаза ее расширялись. В конечном итоге, они приняли форму медных пятаков. Конечно, он выделялся в толпе, но эта пигалица, как будто самого Баала увидела. Риган выгнул бровь и вопросительно взглянул на девушку, от чего та потупилась и отвернулась. Снова зазвенел колокольчик и в трактир, наконец-то, вошел Бран. Скинув капюшон, он улыбнулся, демонстрируя ямочки на щеках. Бросив на пол их с Риганом седельные сумки, мужчина сказал:

— Ну и чего стоим? С вас вода капает, хоть выжимай — с этими словами он подтолкнул девушку и ребенка в сторону камина — Я пойду, послежу за лошадьми. — крикнул он Ригану.

Девушка с благодарностью улыбнулась Брану и, проводив его взглядом, пошла к огню, держа ребёнка за руку. Риган слегка посторонился и, от нечего делать, принялся наблюдать за ними. Незнакомка бросила на него косой взгляд и обратила все своё внимание на мальчика. Опустившись перед ним на колени, девушка развязала его плащ и стянула вместе с заплечным мешком. Пробежав руками по одежде ребёнка, она обнаружила то, что, итак, было очевидно — та была насквозь мокрая. Мальчик был явно не здоров и едва держался на ногах. Прикусив губу, девица осмотрелась вокруг, видимо, в поисках выхода из положения. Риган был уверен, что у этой парочки не найдётся и двух монет на тарелку супа. Свалились же ему на голову, раздражённо подумал он.

Он был не далек от истины, по правде говоря, Айа была просто в ужасе. Они с Руном не могли позволить себе комнату в этом месте. Может, удастся уговорить трактирщика взять ребёнка на ночь к себе? От жаркого пламени в камине их одежда начала испускать пар, и пробравший до костей холод начал отступать. Сама Айа могла бы переночевать в зале, но у брата жар. Ему нужна сухая одежда и теплый бульон. Ощущая на себе оценивающий взгляд незнакомца, девушка ещё сильнее занервничала. Его присутствие давило на неё. Это был самый впечатляющий человек из всех, что она встречала. Не так уж часто людям удавалось взглянуть на Айю сверху вниз, но этому мужчине она едва доставала до плеча. Волосы пшеничного цвета были зачёсаны назад и собраны в несколько сплетенных меж собой кос, которые спускались вдоль спины, доставая до лопаток. У него было тело война — плечи широкие и мускулистые, длинные ноги и мощные бёдра, одним словом настоящий великан. Одет мужчина был в короткую замшевую куртку, белую рубашку на шнуровке, черные кожаные бриджи и сапоги до колен. Талию охватывал пояс с мечом. Кроме того, Айа заметила кинжал, торчащий из сапога. Лицо было покрыто короткой бородой такого же пшенично оттенка, что и его косы. Глаза, насколько она поняла, были голубые. Густые светлые брови, прямой крупный нос и чётко очерченные губы довершали суровый образ. Было сложно определить его возраст, но, судя по всему, он был не намного старше её. Риган — кажется так его имя, вспомнила она. Из-за проницательного острого взгляда и властных манер, возникало ощущение собственной ничтожности. Наверняка он считает их с Руном жалкими букашками.

Его спутник, напротив, был наиприятнейшим. Зеленоглазый брюнет с открытым красивым лицом. Когда молодой человек улыбнулся, на его щеках появились восхитительные ямочки. Его кудрявые волосы свободно свисали чуть ниже ушей, несколько завитушек падало на лоб. Видимо, такое поведение этих своевольных спиралек его не устраивало, потому что он всячески старался отбросить их со лба. Он был лишь немногим выше Айи, имея при этом атлетичную фигуру. В целом можно сказать, что это был очаровательный молодой человек, без сомнения пользующийся успехом у женщин.

Её мысли прервало появление дородной женщины, принёсшей поднос, набитый едой. Водрузив его на ближайший к ним стол, она начала расставлять дымящиеся тарелки. Запах был просто божественный, даже Рун, казалось, приободрился. Желудок Айи издал недовольное ворчание, напоминая о том, что она ела в последний раз сегодня утром. Звук вышел таким громогласным, что его, должно быть, услышали на другом конце зала. Щеки Айи стали пунцовыми. Дождавшись пока женщина расправится с тарелками, она уже открыла рот, чтобы попросить о приюте для Руна, когда над ее головой раздался низкий глубокий голос:

— Они переночуют в наших комнатах. — объявил незнакомец женщине и указал подбородком в их с Руном сторону. Подумав, он добавил — Накорми их как следует и дай cухую одежду.

Окинув взглядом промокшую парочку, та велела им идти за ней. Айа обескуражено взглянула на мужчину, но тот уже отвернулся к огню, потеряв к ним интерес. Совершенно исключено, чтобы она ночевала в одной комнате с двумя незнакомцами. Но, она должна поблагодарить этого человека за всё. Айа подтолкнула брата вперёд, и тот молча поплёлся за женщиной. Сама же она поднялась с колен и обратилась к мужчине:

— Благодарю вас, Сэр. Вы и ваш спутник помогли нам на дороге. И за это щедрое предложение тоже спасибо. Мой брат с радостью воспользуется им. — мужчина продолжал смотреть на огонь, скрестив на груди руки и никак не реагируя на ее слова. Теряя уверенность, Айа продолжила. — Я же переночую в зале, чтобы не мешать вам и вашему спутнику.

Снова не увидев никакой реакции, Айа нервно сглотнула и продолжила:

— У нас сейчас с собой не так много денег… — запинаясь, проговорила она. — Но если вы скажите, как вас найти…мы обязательно вернем деньги… через какое-то время…

Незнакомец оторвал взгляд от огня и перевёл его на девушку. Выражение лица у него было совершенно нечитаемое, но глаза были холодные как льдинки.

— Разве я что-то говорил о деньгах? — спросил он.

— Нет, но… — пролепетала девушка.

— Ты можешь спать хоть на улице, мне всё равно. В этой гостинице больше нет свободных комнат, а буря может затянуться на несколько дней. Но даже если бы и были, судя по всему, денег на комнату у тебя всё равно нет. — окинув её хмурым взглядом, он добавил. — Твоей добродетели ничего не угрожает, уж можешь поверить. Так что, либо отправляйся в комнату к брату, либо оставайся ночевать в зале. Только оставь меня в покое, мне, итак, есть о чем подумать.

С этими словами он отвернулся от девушки и снова уставился на огонь. Нижняя челюсть Айи упала, реагируя, таким образом, на полученную отповедь. Чтобы не разрыдаться, девушка с силой проглотила ком в горле. Сжав челюсти, она процедила:

— Я подумаю.

После этого, не дожидаясь ответа, подхватила с пола плащ и мешок брата, и направилась в сторону коридора, в котором минуту назад скрылся Рун.

Риган хмыкнул, глядя в след удаляющейся тонкой фигурке. Подбородок задран так, что в пору голове отвалиться, подумал он. Мужчина надеялся, что у нее хватит мозгов остаться в их комнате вместе с братом. Мальчику потребуется уход, будет чудом, если он оклемается к завтрашнему утру.

Прозвенев дверным колокольчиком, в зал вошёл Бран. Перетащив брошенные на пол сумки ближе к столу, он проворчал:

— Ну, наконец-то, горячая еда. Твоё вяленое мясо мне уже поперёк глотки.

— Ешь живее, и начнём изучать карту. — буркнул Риган, тоже садясь за стол.

— Как всегда, сама учтивость, — вздохнув, сказал Бран. — И тебе приятного аппетита, Ваше Высочество.

— Ты в своём уме? — прорычал Риган и окинул помещения взглядом, убеждаясь, что никто не слышал этого обращения.

Бран лишь посмеивался в ответ, уплетая гороховую похлёбку.

— Ещё одна такая выходка и отправишься ночевать в конюшню. — предупредил Риган, приступая к еде.

— Своими грозными речами ты можешь напугать только детей в лесу. — закатив глаза, ответил тот.

— Я никого не пугал в лесу. — холодно сказал Риган.

— Ты шутишь? — воскликнул Бран. — Да у девчонки чуть душа из тела не выскочила!

— Эта…идиотка выпрыгнула ночью наперерез лошади, размахивая руками и вопя! — чеканя каждое слово, ответил Риган — Если бы на ее месте был мужчина, я бы запихал его голову в…

— Ай-ай, не продолжай! — прервал его Бран.

Риган показал взглядом, что разговор окончен и сосредоточился на тушёном кролике. Их попутчики свалились как снег на голову, но, как только непогода утихнет, они отправятся в путь, а эти двое пусть делают что хотят. Ему нужно как можно скорее попасть в Сусс. Там, в стенах Королевского Дворца готовился испустить последний дух его отец — Король Ниамин. Риган не собирался лить по старику слёзы. Последний раз они виделись одиннадцать лет назад, как раз перед его отъездом. Его, двенадцатилетнего мальчишку, только что потерявшего мать, отправили на обучение к дяде по отцовской линии. Как говорится, чтобы не путался под ногами. В течение этих лет они обменялись лишь несколькими письмами делового содержания.

Такое прохладное отношение к своему единственному ребёнку объяснялось тем, что Ниамин пылал истинной ненавистью к его матери королеве Сване. Она была дочерью капсикейского вождя, их брак был залогом мира между двумя государствами. Нужно отдать должное, между Ором и Капсикеей — их северным соседом, до сих пор был прочный мир. У капсикейцев, итак, хватало забот с их вечным врагом Ханааном. По эту сторону Холодного моря других государств не было. На юге простирались бескрайние степи, которые были не изучены. Если там и жили люди, их никто никогда не видел. На севере от остального мира их отделяло Холодное море, побережье которого принадлежало Каписикее. Северяне, конечно же, имели больше связей с внешним миром, оттого и технологии у них были более развиты. Они строили корабли и плавали за море, добывая там знания и обмениваясь товаром. Ор же был страной фермеров, где водопровод в домах до сих пор был диковинкой.

Королева Свана принесла с собой ветерок перемен, начиная от пресловутого водопровода, заканчивая открытием школ и попыткой создания первого в стране университета. Но все эти начинания были похоронены вместе со строптивой королевой. Свана была слишком умна и независима, чтобы позволить Ниамину взять верх в их союзе. Со временем, это переросло в противостояние между супругами. На зло Ниамину, Риган уродился точной копией своей матери северянки. Такой же светловолосый, голубоглазый и крупный, как и его великие капсикейские предки. Ниамин не смог простить ребёнку эту шутку природы и всячески дистанцировался от него. Так что нет, Риган не собирался лить слёзы.

У него почти не осталось родных. Не считая отца, был только дядя Виг, который его вырастил, и кузен Килиан. Дядя — старый вояка, воспитывал их с кузеном в обстановке аскетизма и военной дисциплины. Бран часто обвинял Ригана в чёрствости и грубости, но он просто не знал, как быть другим. Пусть зубоскальством занимаются скоморохи на ярмарках, это не для него.

Отбросив неприятные воспоминания, Риган подумал о том, какие задачи стоят перед ним. Например, сдержать натиск со стороны Ханаана, который в последние годы ведёт себя необычайно нагло. На восточном рубеже, где Ор граничит со своим воинственным соседом, Риган провел почти все последние одиннадцать лет. Эта граница была самым хлопотным рубежом для Ора, так как от вероломных ханаанцев можно было ожидать любой подлости. Там с семнадцати лет Риган возглавлял разведгруппу из пятнадцати человек. Бран был его заместителем и правой рукой. Удивительно, но когда он не строил из себя шута горохового, мог быть незаменимым помощником и талантливым разведчиком. Отправляясь домой, чтобы занять королевский трон, Риган захватил друга с собой, дабы тот занялся организацией шпионской сети сначала в столице, а затем и по всей стране. Отцовские шпионы были настолько никудышными, что сидя на коне, искали бы седло.

Им удалось собрать много интересной информации об отцовских советниках и приближенных. Теперь нужно было решить, от кого из них следовало избавиться, а какие еще пригодятся. Поужинав и хорошенько изучив карту Сусса и его окрестностей, они отправились в любезно предоставленное им жильё. Покои хозяйской четы представляли собой две комнаты, соединенные арочным проходом. Первая была довольно просторной, и здесь имелось два створчатых окна, диван и два глубоких кресла, между которыми стоял стол на высокой тонкой ножке. В углу находилась ширма, из-за которой виднелась деревянная лохань. У стены находился небольшой комод, на котором стоял кувшин с водой и таз. Вторая комната была значительно меньше, там поместилась только небольшая двуспальная кровать. Пламя камина освещало комнату достаточно хорошо. На диване обнаружился закутанный в лоскутное одеяло ребёнок, а рядом с ним в кресле девушка. На ней было совершенно безразмерное шерстяное платье, видимо предоставленное ей в качестве сухой одежды. Что ж, это лучше чем ничего. Оба спали глубоким сном. Слава богам, что её не понесло спать куда-нибудь под лестницу, подумал Риган.

Бран схватил с кровати стопку одеял, приготовленных хозяйкой и вручил Ригану со словами:

— Ты всё равно не поместишься на этой кровати, у тебя ноги будут висеть.

Риган не стал возражать, он так устал, что уснул бы на колотом стекле. Он отстегнул пояс с мечом и снял куртку. Одно одеяло расстелил у камина, а вторым укрыл девушку на стуле. Затем подошёл к комоду и плеснул в таз воды, чтобы умыться. Со стороны кровати уже доносилось мерное похрапывание. Усмехнувшись, он тщательно сполоснул шею и лицо, после чего присел на свое импровизированное ложе и стянул сапоги. Растянувшись на одеяле, он подложил под голову свёрнутую куртку. Взглянув на спящую девушку, Риган подумал о том, что она довольно мила. Теперь, когда она перестала быть похожей на мокрую мышь, стало понятно, что волосы у неё светло-русые, ближе к белому, а не пшеничному оттенку. Мягкие пряди длинной до плеч обрамляли узкое лицо с острым подбородком. Пухлые губы, аккуратный носик с закругленным кончиком и густые темно-русые брови, которые контрастировали с платиновой макушкой. Как он заметил ранее, глаза у неё были светло-карие, чайного оттенка. Она была высока для женщины, но при этом тоненькая, даже худая. Скорее всего, она была его ровесницей. Вспомнив, каким высокомерным взглядом девушка одарила его в зале, прежде чем удалиться, он усмехнулся. Если бы знала, кто перед ней, проявила бы побольше почтения. Завтра, первым делом нужно растолковать девушке, что нет ничего глупее, чем таскаться по тракту женщине и ребенку одним, да еще без денег. С этой мыслью он уснул.

3.

Айа проснулась на рассвете. Всё тело ломило от долгого сна в неудобной позе. Стараясь сдержать стон, она начала массировать шею, с удивлением отмечая, что прикрыта толстым стёганым одеялом. Выбравшись из тёплого кокона, она потрогала лоб Руна, тот оказался прохладным. Видимо, подействовал отвар, которым брата напоила жена трактирщика накануне вечером. Вздохнув с облегчением, Айа осмотрелась. В комнате стоял полумрак, разбавленный холодным утренним светом. На полу, возле потухшего камина, спал золотоволосый гигант — так она решила именовать для себя своего спасителя. Второй их знакомец спал, комфортно расположившись на кровати.

Пользуясь возможностью, девушка решила повнимательнее рассмотреть блондина. Он лежал, закинув одну руку за голову. Вторая рука покоилась на животе. Его широкая грудь медленно поднималась и опускалась. Во сне черты лица смягчились, и стало понятно, что он достаточно молод. Может на пару лет старше её. Взгляд девушки прогулялся вдоль крупного мужского тела, отмечая развитую мускулатуру и длинные сильные ноги. Рука, лежащая на животе, была покрыта золотистыми волосками и увита венами. Широкое запястье переходило в ладонь с длинными пальцами. На мизинце левой руки был перстень с печаткой. Со своего места Айа не могла разглядеть рисунок. Зацепившись взглядом за область пониже живота, девушка покраснела и отвернулась. Этому типу нужна отдельная комната, зло подумала Айа, чтобы поместилось его раздутое самомнение. Найти бы поскорее ночлег для них с братом, и распрощаться с этими двумя.

Стараясь не издавать шума, девушка отправилась за ширму, где развешана их с Руном одежда. Её вещи были всё еще сыроваты, но выбора у неё всё равно не было. Стянув с себя платье, любезно предоставленное женой трактирщика, Айа торопливо надела свою сорочку. В комнате было прохладно, так как камин давно погас, и по спине у нее побежали мурашки. Натянув поверх сорочки сырое платье, она поморщилась. Тихонько подойдя к окну, девушка вгляделась в предрассветные сумерки. Слава Богам, буря закончилась. Расчёсывая пальцами волосы, Айа раздумывала о том, как ей поступить дальше.

— И куда ты собралась? — хриплый ото сна голос застал в расплох.

От неожиданности Айа подпрыгнула на месте и резко повернулась. Золотой гигант лежал в той же позе, и смотрел на неё. Девушка выдержала внимательный взгляд голубых глаз и, как могла, придала голосу непринужденность.

— У меня кое-какие дела. — сообщила она.

— Ты решила с утра пораньше пойти поискать неприятности? — уточнил собеседник.

— Мне нужно найти жильё для нас с братом. — холодно ответила девушка.

— А тебе не приходило в голову, что шататься одной по ночным улицам может быть не безопасно? — осведомился Риган, не отпуская её взгляд.

— Вообще-то уже рассвело. — сказала Айа, указав рукой на окно, через которое в комнату проникал тусклый утренний свет.

Она решила сделать всё возможное, чтобы не грубить этому ужасному типу. Как — никак, он и его спутник, возможно, спасли их с Руном жизни. За это их, как минимум, нужно будет поблагодарить ещё раз. Она никогда не была неблагодарной.

Мужчина ничего не ответил на её демонстрацию. Вместо этого он одним лёгким движением встал на ноги. Потягиваясь и разминая на ходу широкие плечи, он направился в её сторону, ступая босыми ногами по полу. У Айи перехватило дыхание от его подавляющего присутствия. Казалось, он занял собой всю комнату — большой и сильный, пышущий энергией и такой настоящий. Его волосы и короткая борода в бледном утреннем освещении отливали рыжим, что очень сильно контрастировало с бесцветной обстановкой комнаты. Айа слегка подалась в сторону, чтобы освободить для него место, при этом не могла оторвать от него глаз. Подойдя к окну, мужчина поднял руку и оперся о раму, изучая обстановку за стеклом. Глядя прямо перед собой он спросил:

— Как твоё имя?

— Айа. — прочистив горло, ответила девушка.

— Можешь называть меня Риган. Моего друга зовут Бран. — сообщил собеседник, взглянув на девушку сверху вниз. — Так куда ты планировала отправиться?

— Мы с самого начала собирались осесть в этой деревне. — ответила девушка. — Мы надеемся найти приют в Храме Богини Кибелы. На первое время. Пока не сможем позволить себе собственное жильё. Я умею читать и писать и рассчитываю найти работу в какой-нибудь лавке.

— Почему вы путешествуете одни? — хмуро спросил Риган.

— Потому что у нас больше никого нет. — тихо ответила девушка.

Немного помолчав, Риган сухо заговорил:

— Лавочник никогда не возьмёт к себе в помощники женщину, будь она хоть семи пядей во лбу. Единственная работа, которую ты можешь здесь найти — разносить еду в трактире. Второй вариант — выйти замуж. Думаю, с этим у тебя не возникнет проблем. Так что не трать время попусту, а сразу займись поисками мужа. В Храме Богини тебе могут предложить несколько хороших вариантов. Мужчин в этих краях много, а женщин всегда не хватает, поэтому они нарасхват.

От этих жестких слов Айа опешила.

— Если мне понадобится ваш совет, я об этом сообщу. — гордо вскинув голову, сообщила она. — А теперь, с вашего позволения, меня ждут дела!

Подойдя к дивану, она проверила состояние брата. Он, по-прежнему, спал глубоким сном. Со злостью сдёрнув со спинки дивана плащ, Айа повернулась к своему собеседнику и сказала:

— Я постараюсь вернуться через час, чтобы забрать брата. Думаю, вы не покинете это место раньше?

Мужчина задумчиво глядел на неё. Затем спросил:

— У меня создалось впечатление, что мои слова чем-то тебя обидели.

Айа и сама не понимала, почему так разозлилась. Просто, в последнее время у неё вечно глаза на мокром месте. Они проделали такой долгий путь, лелея надежды на лучшее будущее. А этот человек, Риган, двумя словами отправил их планы коту под хвост. Очевидно, что он прост как грабли, и привык говорить вслух всё, что считает нужным. Но для неё это слишком. Стоит признать, его вины в этом нет. Это даже хорошо, что он спустил её с небес на землю. Пусть лучше это произойдёт сейчас, чтоб она была готова к любому развитию событий. Но это не значит, что у неё нервы железные.

Взяв себя в руки, девушка взглянула на мужчину и сказала:

— У нас с Руном есть определенные планы на жизнь. Мы проделали для этого долгий пути. Вы своими словами развеяли некоторые наши ожидания.

— То есть, мне нужно было скрыть эту информацию? — недоуменно спросил Риган.

— Конечно, нет. — тихо ответила девушка. Взглянув на Ригана, она продолжила. — Я знаю, что женщине трудно найти достойную работу. Так было и на нашей родине. Но я также знаю — кто ищет, тот найдёт. Если потребуется, мы с братом пойдем дальше. Искать место, которое смогли бы назвать домом. Нам очень повезло повстречать вас, и я благодарна за ночлег…и еду, и за откровенность. Я пойду. Нужно найти Храм поскорее, чтобы мы с Руном вам больше не надоедали.

С этими словами Айа направилась к двери. Она уже была готова выскользнуть из комнаты, когда Риган бросил ей в след:

— Вчера ночью вы оба чуть не погибли, я так понимаю, находясь в поисках дома?

Айа резко обернулась, и вскинула на Ригана горящие возмущением глаза. Прямолинейность этого человека не имеет границ, в бешенстве думала она. Это определенно его недостаток. Чеканя каждое слово, девушка ответила, глядя мужчине в глаза:

— В нашем мире одинокой женщине с ребёнком можно попасть в беду, даже не выходя из дома.

Не дожидаясь ответа, она выскользнула за порог.

— Уделала она тебя. — раздался насмешливый комментарий со стороны кровати.

Риган проигнорировал замечание Брана и, усевшись в кресло, стал натягивать сапоги. Возможно, он перегнул палку, но кто-то должен растолковать ей, как мир устроен. Просто чудо, что они с братом не попали в переплёт посерьёзнее, чем прогулка под дождём. Он решил не задумываться о том, почему это его вообще волнует. Наверняка, всё дело в этих доверчивых карих глазах. Откуда, чёрт возьми, они пришли? Очевидно, что не из соседней деревни. Иначе она бы знала, что грамотность для женщины в Оре скорее досадный недостаток. Девушка явно была начитанна. В Оре крестьяне так не выражались. И ещё этот еле уловимый акцент…

Убедившись, что мальчик спит, Риган спросил:

— Есть в Суссе ханаанские общины?

— Есть парочка. — ответил Бран, поднимаясь с кровати и потягиваясь. — Но она к ним не пойдёт. Ей там не прижиться.

— Что с ними не так? — спросил Риган, направляясь к тазу с водой.

— Помимо того, что они поклоняются Баалу? — хмыкнул Бра. — У них царит патриархат. Женщина там, всё равно, что собака. Как то не верится, что девчонке такое обращение придётся по душе.

Подумав, Риган спросил:

— Среднее приграничье?

— Думаю, да. — отозвался Бран. — Для южного Ханаана слишком светлая кожа. А для северного слишком своенравна. Они там довольно консервативны.

Подумав, Бран добавил:

— Пересекли половину Ора… думаешь, видели кого-нибудь интересного?

— Думаю, стоит это выяснить. — уверенно сказал Риган, натягивая куртку и пристёгивая меч к поясу. — Присмотри за ребёнком.

— Риган. — окликнул его Бран. — Будь повежливее.

Риган бросил на друга тяжёлый взгляд и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

4.

Выйдя из трактира, Айа направилась вниз по улице. В воздухе плавал туман, что существенно затрудняло ориентацию в пространстве. В столь ранний час на улицах не было ни души, от этого было как-то не по себе.

По обеим сторонам мостовой жались друг к другу каменные домишки с черепичными крышами и маленькими окошками. Кое-где, между домами встречались проулки, освещенные тусклыми фонарями. Дома в Оре строились на века, с толстыми стенам и низкими потолками. Зато, внутри они бывали очень уютными и тёплыми. Айа заходила в парочку таких домов, и до ужасного хотела для них с Руном такой же.

Сейчас городок спал, притихший после ночной пирушки Хаддата — бога бури и грома. Вообще-то, вчерашняя непогода была хорошим знаком и сулила добрый урожай в новом году. Некоторые считали, что Хаддат был сыном Баала, но лично Айа в это не очень то верила. Она была убеждена, что рогатый Баал не смог бы создать ничего кроме войны и смерти.

Девушка решила держаться той улицы, на которой находился трактир, так как она очень смахивала на главную. В конце главной улицы в таких местечках, как правило, находился небольшой Храм Богини. Бодро шагая по брусчатке, Айа решила обдумать слова этого хама — своего спасителя. Щедро предложенные два варианта её дальнейшей судьбы, девушку не устраивали. Выходить замуж за незнакомца — это исключено. Во-первых, она в принципе насторожено относится к мужчинам. «Но от Ригана ты глаз не могла отвести» — хихикал внутренний голос. Во-вторых, неизвестно как потенциальный муж отнесётся к довеску в виде Руна. В случае чего они с братом всегда могут пойти ещё дальше, в земли капсикейцев. В конце концов, им не привыкать к дороге. Но эта мысль навевала тоску. Ей нравился Ор. Люди здесь были, по большей части, отзывчивые. Да и климат мягкий. Немаловажным было то, что для дальнейшего пути нужно подзаработать монет. Наверное, и правда придётся разносить еду в трактире какое-то время. Айа спокойно относилась к этой перспективе. Лучше уж так. В Ханаане для женщин вообще работы не было.

Неожиданно, улица, по которой двигалась девушка, соединилась с небольшой площадью со статуей Кибелы в центре. Матерь Богов восседала на троне в богатых одеждах и с башенной короной на голове. В одной руке она держала бубен, а в другой колосья. Прямо за статуей виднелось здание цилиндрической формы и куполообразной крышей. Это, очевидно, и был Храм. Что примечательно, в Оре Храмы Кибелы строились на любой вкус и цвет. Единой формы для них не было. Айе это очень нравилось, так как за время путешествия по стране она повидала их множество — высоких и низких, с крышами и без, увитые цветами и сложенные из дерева. Поговаривали, что далеко на западе, где раскинулся Великий Хребет есть Храм, вырубленный в скале.

Айа направилась к двустворчатым дверям и вошла внутрь. Там царил полумрак. Источником света служили масляные фонари, вмонтированные в стены, но сейчас горели лишь некоторые из них. В воздухе витал очень приятный цветочный аромат. Короткий коридор привёл её в сводчатый зал, который был заполнен ёмкостями с живыми цветами. Айа, определённо, уже любила Кибелу, хотя и не так много знала о Богине. Но девушка была уверена, что только несущее радость божество могло иметь такой дом — пышущий жизнью и открытый для всех.

В зале было несколько дверей, ведущих вглубь строения. Через стеклянный потолок помещение отлично освещалось. В Храме никого не было. Девушка решила присесть и дождаться хранительниц. Оглядевшись, она заметила, что одна из дверей приоткрыта и оттуда на каменный пол падала полоска жёлтого света. Девушка подошла к двери и тихонько заглянула внутрь. Открывшаяся картина поразила её, если не сказать больше. На полу лежал мужчина, его голова была повёрнута в сторону двери, и мёртвые голубые глаза смотрели прямо на Айю. Над телом нависла фигура в тёмном плаще с капюшоном. Этот человек (судя по габаритам, это был мужчина), шарил руками по телу покойника, обыскивая карманы. Айа дернулась, и сделала шаг назад, издав шаркающий звук. «Плащ» мгновенно развернулся и взглянул на девушку. Смуглое лицо с тонкими губами и раскосыми глазами, чёрными как ночь. Такие глаза Айа уже видела однажды — бездушные, холодные. Секунду они смотрели друг на друга, пока внутренний голос не забил тревогу — «Беги!». Она не стала спорить и, сорвавшись с места, понеслась к выходу.

Выскочив на улицу, Айа ринулась через площадь, в тумане не разбирая дороги. Сердце выскакивало из груди, страх не давал оглянуться, чтобы посмотреть есть ли погоня. Свернув на первую попавшуюся улицу, девушка на полном ходу влетела в большое твёрдое тело. Не удержав равновесие, она начала падать на мостовую, но Риган быстро выбросил вперёд руку и дёрнул на себя. Поняв кто перед ней, Айа испытала облегчение и вцепившись в куртку мужчины. Захлёбываясь словами, она попыталась объяснить:

— Там!..Там!.. — на большее её не хватило.

Риган перехватил её одной рукой повыше локтя, а второй начал поглаживать по спине.

— Тихо, тихо, отдышись. — успокаивающее сказал он. — Вдох, выдох…

Девушка точно следовала его инструкциям. Она упорно вдыхала и выдыхала воздух, и ни на минуту не отпуская взгляда Ригана. При дневном освещении его глаза казались особенно синими, непроизвольно отметила она. Когда дыхание более или менее восстановилось, Айа затараторила:

— Там в Храме покойник! Мёртвый лежал на полу…там с ним кто-то был! — озираясь по сторонам, она добавила дрожащим голосом — Я думала, он пойдёт за мной…а вдруг он следит?..

Риган ухватил её за подбородок и повернул лицом к себе. Дождавшись, пока Айа сосредоточит на нём своё рассеянное внимание, он сказал вкрадчивым голосом:

— Мы сейчас пойдём и посмотрим на твоего покойника, хорошо?

— Ни за что… — выдохнула Айа в ответ.

Риган отпустил подбородок девушки и, взяв её за руку, направился к двери первого попавшегося дома. Айе ничего не оставалась, как последовать за ним. Тепло его большой мозолистой ладони успокаивало. Глубоко вздохнув, она решила довериться ему, ведь он оказался рядом в нужный момент уже во второй раз. «Будь осторожна с такими мыслями» — шептал внутренний голос.

Подойдя к двери двухэтажного домишки, примостившегося в начале улицы, Риган начал колотить в дверь своим огромным кулаком. В утренней тишине звук казался оглушительным и Айа поморщилась. Через некоторое время за дверью послышалась возня и чертыханья. Вскоре, на пороге появился рассерженный хозяин, закутанный в стёганый халат. Риган не дал ему возможности высказаться:

— Отправляйся к местному законнику и вели немедленно явиться в Храм. — командным тоном заявил он.

Если хозяин и собирался что-то возразить, то быстро передумал и захлопнул рот. Опустив голову и пробормотав что-то вроде «Что там ещё стряслось с утра пораньше…», он торопливо пошёл вверх по улице и через некоторое время скрылся в тумане. Переведя взгляд на Ригана, Айа констатировала:

— Всё-таки вы со всеми людьми такой вежливый, не только со мной.

Мужчина не удостоил её ответа. Развернувшись, он направился в сторону Храма, таща её за собой.

— А вдруг он ещё там? — с волнением спросила Айа.

— Кто? — отозвался Риган, не сбавляя ходу.

— Убийца конечно. — возмущенно ответила девушка.

— Только если он полный идиот. — ответил Риган.

Странным образом, но Айю перестала злить его манера общения на вроде «не трать моё время, говори, что нужно и проваливай».

Войдя в Храм, Риган огляделся, и, повернувшись к Айе вопросительно поднял брови. В ответ Айа кивком указала в сторону злосчастной двери, которая сейчас была плотно прикрыта. Оценив обстановку, мужчина сказал:

— Останься здесь.

В ответ девушка упрямо покачала головой. Если уж она вернулась на место преступления, то не отойдет от этого здоровяка ни на шаг. В этих тёмных углах мог бы спрятаться десяток убийц. Приняв ее ответ, Риган двинулся в указанном направлении. Айа попятам следовала за ним. Подойдя к двери, мужчина толкнул девушку себе за спину, после чего вынул нож из сапога и распахнул дверь.

Как и ожидалось, человек в плаще покинул место преступления. Риган вошёл в комнату и огляделся. Айа тенью последовала за ним. Обойдя комнату по периметру, мужчина подошёл к трупу и присел рядом с ним на корточки. Айа осталась стоять в стороне, стараясь не смотреть на тело. Риган протянул руку и опустил веки несчастного. Затем, взглянул на девушку и спросил:

— Расскажи подробно, что произошло?

Айа описала все свои злоключения, начиная с того момента как она вошла в Храм, и заканчивая столкновением на улице с ним же — Риганом.

— Ты запомнила лицо того человека?

— Да, думаю, да… — неуверенно ответила Айа.

— Сможешь описать?

— Постараюсь. — кивнула она.

— Хорошо. — ответил Риган, после чего поднялся и протянул ей руку. Она тут же за неё ухватилась. Когда они вышли из комнаты, он плотно прикрыл дверь.

— Где же все хранительницы? — шёпотом спросила девушка.

— Я бы тоже хотел это знать. — отозвался мужчина.

Посадив девушку на каменную скамейку у стены, мужчина подошёл к небольшой нише, которая располагалась на противоположном конце зала. Просунув руку в проём, он несколько раз дёрнул за находящийся внутри шнурок. По Храму пронёсся лёгкий и весёлый звон колокола. От неожиданности девушка подпрыгнула на месте. Она не поняла откуда исходит звук, поскольку он разлетелся по всему залу, отдаваясь эхом в сводах потолка. Айа закрыла глаза и запрокинула голову, наслаждаясь этой необычной музыкой. Когда последнее эхо затихло, она открыла глаза и улыбнулась, глядя на Ригана. Ей показалось, что один уголок его губ дёрнулся, но скорее всего это галлюцинация, решила девушка. Поднятый шум возымел эффект, поскольку одна из угловых дверей распахнулась, и оттуда выпорхнули две хранительницы, облачённые, как полагается, в зелёные струящиеся балахоны.

По словам девушек, почти все жрицы Храма отправились в Сусс, на праздник Мегалесия, посвященный прибытию Богини Кибелы в её Орский Храм. Праздник будет продолжаться семь дней, и сопровождаться ярмаркой, различными ритуалами в столичном Храме Победы, состязаниями среди войнов и многим другим.

Убитый мужчина, как выяснилось, попросил убежища в доме Кибелы во время вчерашней бури. На такой случай в Храме всегда есть несколько свободных комнат. О его личности жрицам, конечно же, ничего не известно. «Плащ» же был не настолько глуп, чтобы попасться на глаза кому-нибудь ещё, кроме Айи.

Через некоторое время в Храме появился законник, в сопровождении нескольких селян. Это был пожилой мужчина среднего роста с короткими седыми волосами и выцветшими карими глазами. Цепким взглядом он окинул присутствующих и представился. Как и многие до него, он принял распоряжения Ригана безропотно. Айа уже ничему не удивлялась, она и сама попала под влияние этого человека. Он раздавал указания на право, и налево в такой естественной манере, будто был принцем крови, думала девушка. Распорядившись доставить тело покойного в Королевский Дворец, мужчина решил закончить здесь свои дела, и, подхватив девушку под локоть, направился к выходу. Айа высвободила руку и сказала:

— Я должна остаться. Мне нужно переговорить с местными насчёт приюта для нас с Руном.

— Это ни к чему. Вы с братом поедите с нами. — безапелляционно заявил Риган.

Айа отступила на несколько шагов, и ответила:

— Нет, не поедем.

Риган тяжело вздохнул, и возвел глаза к потолку. Затем, опустил тяжелый взгляд на девушку и заговорил.

— Ты стала свидетелем убийства, да ещё, в придачу, видела лицо убийцы. А он видел твоё. Поскольку затеряться в толпе с твоей внешностью вряд ли получится, тебе нужно на некоторое время залечь на дно. Если у тебя есть мозги в голове, ты поблагодаришь меня за щедрое предложение и молча позволишь разгребать историю, в которую вляпалась. У тебя на раздумья тридцать секунд.

Айа сжала челюсти и отвернулась, не желая смотреть на Ригана. Игнорируя странное замечание о своей внешности, она мысленно согласилась с тем, что у неё некоторые проблемы. Но его «щедрое предложение» сделано в такой ультимативной форме, что в случае согласия ей придётся беспрекословно принять его господствующее положение над собой. Доверить свою жизнь и жизнь брата незнакомцу. Будь он проклят, что ставит её в такое положение! «Он спас твою жизнь» — осторожно напомнил внутренний голос. Айа уже поняла, что Риган вовсе не надутый индюк, строящий из себя всезнайку. Просто он привык получать то, что ему нужно, используя все возможные способы, в том числе, запугивание и подчинение. Сейчас ему нужно, чтобы она осталась с ним. Вопрос только зачем? Если спросить напрямую, он может просто проигнорировать вопрос, с него станется.

Повернувшись к Ригану, девушка кивнула и снисходительно заявила:

— Как говорится, голову нужно класть там, где найдёшь её целой.

Риган усмехнулся в ответ, и открыл дверь, пропуская её вперёд.

5.

За время, проведённое в Храме Кибелы, солнце уже встало высоко, прогревая воздух и разгоняя туман. Денёк обещал быть по-настоящему тёплым. О вчерашней буре напоминали лишь лужи на мостовой, от которых к концу дня ничего не останется. Выйдя на улицу, Айа зажмурилась, и приложила руку к глазам. Риган был вынужден сделать то же самое. Из-под козырька ладони он наблюдал за тем, как девушка делает глубокий вдох, наслаждаясь свежим утренним воздухом с примесью запаха мокрой земли. Он в очередной раз заключил, что его попутчица очень мила. Не броской красотой, а благородной и нежной. Её фарфоровая бледная кожа светилась на солнце. От этого зрелища его посетило крамольное желание дотронуться губами до нежной щёчки. Усмехнувшись, он подумал о том, что за такое невинное действо мог бы схлопотать нож в сердце. Большей строптивицы он, пожалуй, не встречал.

Мужчина не хотел сейчас думать о том, зачем подвязался тащить девчонку и мальчика с собой в Королевский Дворец. Он мог оставить её в деревне под присмотром законника, который, по всей видимости, из бывших сподручных короля. Но мысль о том, что она останется здесь с неизвестным субъектом «на хвосте» и талантом попадать в истории, ему не нравилась. Айа была необычным созданием. Будет жаль, если с девушкой что-нибудь случится. Тем не менее, его поведение было странным даже для него самого.

Риган направился вперёд, держа путь на трактир «Дуб и гром». Бросив взгляд через плечо, он удовлетворенно отметил, что девушка плетётся следом.

— Куда мы отправимся из деревни? — подала она голос.

— В Королевский Дворец. — снизошел он до ответа.

— Вы служите Королю? — спросила Айа.

— Я служу, Ору. — коротко ответил Риган.

— И как долго мы с Руном пробудем там? — не унималась девушка.

— Сколько потребуется. — бросил мужчина.

Риган услышал, как Айа с шумом выпустила воздух. Маленькая злюка опять не довольна. Наверняка, ответ ей не понравился, но, что поделаешь, другого у него не было.

Деревня уже давно проснулась, и по улице сновал народ. Торговые лавки открывали свои витрины, приглашая покупателей. В воздухе витал божественный аромат свежей выпечки. Признаться, Риган уже давно отвык от городской суеты и таких простых вещей, как свежевыпеченная булка с утра. Находясь на границе, он месяцами пропадал в дозорах со своими людьми, добывая для штабов информацию о боевых возможностях ханааской армии. За эти годы он стал аскетичным, словно девяностолетний старик. Может поэтому близость молодой девушки будоражит его? Или дело в самой девушке — храброй, дерзкой, упрямой? Как бы то ни было, на повестке лежат более важные вопросы, над которыми нужно поразмыслить, и весь оставшийся путь Риган посвятил им.

6.

Вернувшись в трактир, Айа и Риган застали умиротворяющую картину: Рун сидел за столом, находясь в добром здравии, и с аппетитом уплетал мясную похлёбку. Бран расположился на диване, откинувшись на спинку, и с преувеличенным интересом слушал рассказ мальчика.

— А потом мы пришли в деревню, где все были рыжими, представляешь?! — рассказывал Рун. Заметив появление сестры, он расплылся в улыбке и переключил своё внимание на неё. — Вот видишь, я уже совсем здоров. Бран говорит, это потому что я родился летом. Кто рождается летом, тот всегда крепче здоровьем!

Айа подозрительно взглянула на Брана, прикидывая, сколько ещё информации он успел вытащить из её брата. Тот лишь улыбнулся в ответ своей самой располагающей улыбкой, и сказал:

— Я уж думал, вы не вернётесь. Неужели заблудились?

— Доброе утро, Сэр. — ответила Айа.

Подойдя к столу, она осмотрела его в надежде найти что-нибудь съестное. Обнаружив котелок с похлёбкой, Айа не решилась к ней прикасаться. Риган, наверняка, тоже голоден. Взяв кусок хлеба и сыр, она уселась за стол и принялась за еду, поглядывая на мужчин. Риган подошел к дивану и сложил на него пояс с мечом и куртку. Затем направился к тазу с водой и тщательно вымыл руки. Закончив с омовением, мужчина подошёл к столу и плюхнул перед Айей пустую миску, затем еще одну поставил для себя. Плеснув в них похлёбки, он сел за стол и, схватив ложку, принялся за еду. Поймав на себе его вопросительный взгляд, девушка тоже взяла ложку и начала жевать похлёбку, которая оказалась божественно вкусной.

Рун помалкивал, во все глаза глядя на Ригана. Усмехнувшись, Айа подумала о том, что его первая реакция не сильно отличается от её собственной. Большое тело мужчины заняло почти всё место за столом. Но, Айа уже начинала привыкать к его габаритам.

— Может, всё-таки, кто-нибудь объяснит, где вы пропадали три часа? — нарушил тишину Бран.

Айа предпочла помалкивать. Риган же заговорил, но не раньше, чем разделался с едой.

— Сегодня утром Айа стала свидетелем убийства в Храме Кибелы. Говоря точнее, самого акта она не застала. Но столкнулась нос к носу с преступником и хорошенько разглядела его лицо. И продемонстрировала ему своё. — здесь он сделал многозначительную паузу, затем продолжил. — Личность убитого не известна, следов борьбы я не обнаружил. Если бы мы не знали, что в комнате был кто-то ещё, все решили бы, что человека сгубил сердечный приступ. Труп сегодня доставят во Дворец, где врач сможем его хорошенько осмотреть.

В комнате повисла тишина. Айа продолжала сосредоточено жевать, чувствуя неловкость от своей неудачливости. Рун молчал и с любопытством вслушивался в разговор. Бран же прочистил горло и спросил:

— Нет следов борьбы?

— Я, кажется, так и сказал. — отозвался Риган.

— Это…занятно. — констатировал его собеседник.

— Сейчас ты сделаешь портрет предполагаемого убийцы со слов Айи.

Девушка недоуменно посмотрела на Ригана. Видя её замешательство, Бран нашёл нужным пояснить:

— Видишь ли, дорогуша, у меня феноменальные способности к рисованию. Небольшой талант от отца достался.

— Принимайся за дело. — приказал Риган.

Откинувшись в кресле, он стал наблюдать за весёлой троицей. Легкими штрихами и росчерками угольного карандаша Бран переносил на бумагу черты лица «Плаща», вслушиваясь в описание, которое давала Айя. Девушка и ребёнок охали и ахали, комментируя каждое его движение. Бран искренне наслаждался процессом, поглядывая на друга. В глазах его плясали смешинки. Риган не удержался и бросил другу улыбку поверх двух платиновых макушек. Талант к рисованию не раз служил Брану, особенно, когда нужно было склонить какую-нибудь деву к согрешению. Эта мысль неприятно кольнула Ригана. Он заметил, как друг смотрит на девушку — с теплотой, но без какого-либо подтекста. Затем, он присмотрелся к Айе и испытал огромное облегчение, не найдя в её реакции на Брана ничего, кроме платонической симпатии. Бран, как будто, уловил направление его мыслей и усмехнулся. Это смутило Ригана. Он поднялся с кресла и объявил о том, что займётся подготовкой лошадей.

Выйдя на улицу, он остановился на пороге и сделал глубокий вдох, надеясь прочистить мозги. Придя в конюшню, мужчина решил сам оседлать лошадей. Его прекрасный чёрный жеребец Харон радостно заржал, почуяв хозяина. Скормив любимцу несколько яблок и потрепав по холке, Риган привычными движениями очистил его копыта. Затем, используя скребницу, он избавился от лишней шерсти и грязи на теле лошади. Проверив амуницию и убедившись в её чистоте и исправности, он накинул на спину коня потник, затем аккуратно, без резких движений положил поверх него седло. Пристегнув подпругу, он принялся за уздечку. Харон стоял, не двигаясь и, как только Риган нажал ему на губы, открыл рот, позволяя поместить в него трензель. Закончив с уздечкой, Риган заботливо поправил задравшийся волос чёлки жеребца, и занялся красавицей Жасмин — кобылой Брана.

Пока он выполнял эту привычную работу, Айа снова пробралась в его мысли. Впервые за всю его жизнь он так реагировал на женщину. Она была ни на кого не похожа, совершенно уникальная. На каждом шагу пыталась противоречить ему. Но, при этом, была не лишена здравого смысла. Чем больше он присматривался к ней, тем больше она волновала его физически. Ему ещё не доводилось встречать таких длинноногих девиц. Все эти мысли были совершенно неуместными, но он не мог от них избавиться.

Тащить их с собой в Сусс было дурацким решением. Но сейчас, как никогда, он был уверен, что поступает правильно. Риган не знал, что ждёт его во Дворце и как примет Совет наследника, одиннадцать лет пропадавшего неизвестно где. Но, как бы то ни было, он не собирается сторониться своих обязанностей и займёт положенное ему место. Риган нутром чуял, что вокруг столицы затягивается какая-то петля, след которой тянется еще с границы. И Айа, с её талантом оказываться в неудачном месте в неудачный час, теперь тоже стала звеном в этой цепи.

Бран появился спустя некоторое время, навьюченный их седельными сумками. Протянув ему только что нарисованный портрет, друг принялся крепить поклажу к седлу Жасмин. Риган же внимательно изучил лицо на бумаге. Голову покрывал капюшон, поэтому портрет был довольно условным. В целом, ничего примечательного, но глаза были необычно раскосыми. Да и взгляд жутковатым. Зрачки были расширены, словно сама тьма поселилась внутри.

— Они решили воспользоваться удобствами перед отъездом. — сообщил Бран, затем добавил. — Просто прими к сведению — ни одна дева не взглянет на меня, когда рядом есть ты.

Риган прекратил делать то, что делал и удивлённо взглянул на друга. Вообще-то, именно Бран был покорителем женских сердец, а Ригана уж точно не назовёшь галантным кавалером. К тому же, многие женщины побаивались его из-за крупных размеров.

Риган не успел что — либо ответить, потому что в конюшне появилась Айа и Рун, который просто фонтанировал энтузиазмом. Он завалил Брана миллионом вопросов касательно Королевского Дворца, на которые друг отвечал с искренним удовольствием. Ригана же ребёнок явно побаивался. Что ж, его опыт общения с маленькими мальчиками равен нулю, поэтому придётся смириться.

— Бран, возьми мальчика. Айа поедет со мной. Харон более вынослив. — бросил он.

Бран шутовски отсалютовал ему и, подхватив ребёнка, закинул его в седло, после чего уселся позади. Рун тут же начал щебетать:

— Это ведь кобыла, правда? Я знаю, что кобылы меньше жеребцов!

— Не то чтобы они отличались только размерами. — посмеиваясь, сказал Бран.

— Да, конечно. Ещё кобыла всегда следует за жеребцом, потому что он главнее. — продолжал мальчик делиться накопленными знаниями.

— Вот бы и у людей было также… — проворчал Бран.

— Как ты назвал её? — не унимался ребёнок.

— Позволь представить тебе — принцесса Жасмин! — сообщил мужчина.

Айа проглотила улыбку, и, подойдя к Харону, погладила его морду.

— Ты такой красавец, — приговаривала девушка. — Уверена, Жасмин пойдёт за тобой хоть на край света.

— Вообще-то, она его сестра. — сообщил Риган, став за её спиной. Он протянул руку, тоже собираясь погладить жеребца. Из-за этого манёвра Айа оказалась зажата между ним и Хароном. Они едва соприкасались краями одежды, но мужчина ощущал её близость каждым мускулом. Склонившись к её ушку, он сказал. — Потрогай его ещё, пусть привыкнет к тебе.

На самом деле он сомневался, что прикосновения могут как-то повлиять на жеребца, но ему нравилась возникшая между ними близость. Так Риган мог уловить исходящий от неё аромат — запах дождя и дорог. Не самый очаровательный букет, но и девушку нельзя было назвать садовой фиалкой. Айа повернула голову и взглянула на него своими карими глазами. С такого расстояния он мог разглядеть еле заметные веснушки на её переносице. Наверняка, следствие долгого путешествия. Ей пригодилась бы соломенная шляпа. Такую белую кожу нужно беречь от солнца. Из оцепенения его вывел Бран:

— Ну, мы едем, или подождём до ночи? — спросил тот.

Шумно вздохнув, Риган сделал шаг назад, отпуская её взгляд. Запрыгнув в седло, он протянул руку и сказал Айе:

— Хватайся за руку и обопрись о мою ногу.

Девушка схватилась за протянутую ладонь. Когда Риган потянул ее на себя, она уперлась в стопу, лежащую в стремени, и оттолкнулась. Через секунду она уже сидела на лошади позади Ригана.

— Обхвати меня руками и держись крепче. Не хочу потерять тебя по дороге. — ровным голосом сказал мужчина, на что Айа лишь фыркнула.

7.

Покинув деревню, они снова вернулись на тракт. С холма открывался прекрасный вид на дорогу, которая рассекала зеленое море Сусской равнины. Впереди был виден город, до которого осталось не больше часа пути.

Под тёплым весенним солнышком природа быстро ожила, а вчерашний ураган хорошо увлажнил почву. В этот день движение на тракте было оживлённым, так как в город на празднества стекались гости со всех уголков страны.

Айа и Риган ехали молча. Мужчина пытался думать о делах, но близость Айи создавала бардак в его мыслях. Её руки обвивали его талию, о чём он ни на секунду не смог забыть. Она слегка привалившись к его спине, а длинные ноги девушки располагались параллельно его ногам. Такая позиция подчеркивала разницу в их габаритах, демонстрируя при этом, как идеально их тела подходят друг другу. Её близость одновременно возбуждала, и успокаивала мужчину.

Риган умело правил лошадью, лавируя между телегами и людьми. Гомон голосов вторгался в их личное пространство. Повернув голову, чтобы Айе было лучше слышно, он спросил:

— Вы с братом пришли из Ханаана?

— Как вы догадались? — удивленно отозвалась она.

— Сопоставил детали. — отмахнулся мужчина. — Почему вы покинули родину?

— Там для нас ничего не осталось. — коротко ответила девушка.

— Сколько тебе лет?

— Двадцать пять.

Собственно, он так и думал. Самому Ригану исполнилось двадцать три. В её возрасте девушки в Оре имеют по несколько детей, но он не удивлён, что Айа и в этом вопросе отличилась. Помолчав некоторое время, он спросил:

— Кто научил тебя грамоте?

— Мой отец. Он был членом городского совета, много лет боролся за открытие в городе школы, в качестве примера обучил всех своих детей, даже девочку.

— Что с ним случилось?

— Погиб на войне. — после небольшой паузы, ответила Айа.

Чувствуя, что девушка не хочет говорить об этом, Риган сменил тему.

— Ты слышала о человеке по имени Дагон?

— Нет.

— Он называет себя сыном Баала, и призывает ханаанских жрецов склонить перед ним головы. Под его началом в столице Ханаана произошло несколько бунтов, неужели ты не слышала?

— Мы жили на границе, столица для нас как другое государство.

Что ж, вполне возможно, решил мужчина. Он знал, что Ор кишит ханаанскими шпионами, но Айю ни в чём не подозревал. Мужчина ещё не встречал человека, чьи эмоции можно было читать так просто. Возмущение, злость, обида, интерес, подозрение — это был краткий список чувств, которые он умудрился вызвать у неё за какие-то сутки. С мрачным удовлетворение Риган отметил, что Брану доставались лишь спокойные дружеские улыбки.

Возвращаясь к разговору, он сказал:

— У него много сторонников среди армейских. На самом деле, он мог бы заручиться поддержкой армии. Сейчас он в бегах и готовится к новому удару. Поговаривают, что он прячется здесь, в Оре.

— Я не знаю этого человека, и не знаю, где он прячется. — подумав ответила девушка.

— Я на это не рассчитывал. Но вы прошли по Большим воротам от самой восточной границы, видели много разных людей и слышали разное. Говорят, он выглядит как северянин — светлая кожа и волосы белые, как пепел. Высокий и худой, но крепкий и жилистый. В ухе серьга с подвеской с символом солнцеворота.

— Нет, такого человека я не припомню. — ответила она.

— Что ж, значит, не повезло.

— А зачем вы ищите его? — спросила она.

— Хочу поболтать. — отозвался он и отвернулся.

8.

Айа закатила глаза за спиной Ригана. Выяснил, что и хотел, и разговор окончен, досадливо подумала девушка. На самом деле, у неё возникли кое-какие ассоциации, но она не собиралась посвящать его в них. Может попытаться разведать что-нибудь у Брана? Хотя, они одного поля ягоды, один плут, второй себе на уме. Описание таинственного Дагона напомнило ей о брате, но ведь это не возможно? Или возможно? Четыре года от него никаких вестей. Айа думала, что она и Рун это всё, что осталось от их семьи. Прилив надежды мгновенно улучшил настроение, и девушка сосредоточила своё внимание на окружающей обстановке.

За воротами города раскинулось море из разноцветных палаток. На въезде образовался затор из-за перевернувшейся телеги. Айа никогда не видела столько людей, сконцентрированных в одном месте. Путешествие в Ор вообще расширило границы её мировоззрения. Оказалось, что мир вокруг Ханаана полон событий и чудес. Например, в одной деревне на Больших воротах, они с Руном видели дом, который был построен из стеклянных бутылок. Ну что за нелепость? Тем не менее, девушка решила, что это одна из самых великолепных вещей, что она видела за свою жизнь. Совершенно непрактично и бессмысленно. Это полностью противоречило всем жизненным принципам на её родине. Наверное, в этом и вся прелесть.

Харон, наконец-то, нагнал лошадь Брана. Зажатый плотным потоком людей и транспорта, тот правил своей великолепной кобылой, продолжая поддерживать беседу с Руном. Мальчик осыпал его вопросами — почему ворота такие узкие? Откуда взялось столько народа и почему у них разный цвет кожи? Будет ли Бран участвовать в состязаниях рыцарей? Видел ли он когда-нибудь короля и как он выглядит? Бран с изяществом просвещал ребёнка, давая исчерпывающие и понятные ответы. Он как игральная кость, думала Айа. Никогда не угадаешь, какой гранью повернётся. Изображает хохмача, но она не заблуждалась на его счёт, поскольку видела, каким внимательным и холодным может быть его взгляд. Одним словом — впечатляющая парочка повстречалась им с Руном в том лесу. Они были кем угодно, но не случайными путниками и в столицу мужчин привели какие-то важные дела. Айа не знала, почему Риган решил взять их с собой, и, пусть она была беспросветно наивна, но девушка доверяла ему. Кроме того, он так смотрел на неё сегодня, словно хотел заглянуть в самую её суть. Подобный интерес волновал и смущал её. Она не знала, как должна себя вести. Риган завораживал её, и с каждым проведённым вместе часом эффект усиливался.

Спустя две четверти часа им всё же удалось прорваться через городские ворота. Орская столица поражала Айю каждую минуту, ведь она никогда не бывала в таких больших городах. Сложенные их светло-серого камня стены опоясывали город. Находясь посреди бескрайней равнины, Сусс стоял словно склон Великого Хребта, неприступный и гордый. Все строения внутри города были выложены из того же камня серебристого цвета. Крыши домов украшали разноцветные флагами, от чего панорама города выглядела пёстрой и весёлой. К Королевскому дворцу вела вымощенная центральная улица, вдоль которой расположились торговые палатки. На деревянных помостах выступали акробаты и циркачи, жонглируя полыхающими булавами. На высокий деревянный столб карабкался человек, а внизу стояла группа девушек в одинаковых алых платьях, исполняя хором какую-то весёлую песню. Айа с изумлением глазела на весь этот балаган, страстно желая присоединиться к нему.

Но наибольшее восхищение вызвал сам Королевский Дворец — многоуровневое строение с множеством анфилад и балконов, смотрящих на город. По флангам располагались башни и башенки, на шпилях которых развевались огромные флаги с гербом в виде извивающегося красного дракона. Айа давно заметила, что к драконам в Оре особое отношение. Она слышала истории о том, что Ор когда-то населяли эти сказочные ящеры. Но, затем покинули эти места, найдя более подходящее место. Что ж, почему бы и нет? Мир, наверняка очень большой, в нём могли бы затеряться даже драконы, рассуждала Айа.

К огромным дворцовым воротам вела широкая длинная лестница. Когда они подъехали к её основанию, Риган помог Айе спуститься, поддерживая за руку, затем спешился сам. С этого ракурса Дворец выглядел ещё более впечатляющим — лёгким и парящим на фоне ясного неба. Вздохнув в восхищении, Айа взглянула на спутников. Бран отвязывал седельные сумки, в то время как Рун крутил головой, пытаясь рассмотреть всё и сразу. Она сделала несколько шагов в сторону брата, но Риган перехватил её за локоть и, повернув к себе, сказал:

— Чтобы ты не услышала в дальнейшем, не делай глупостей. Я потом всё объясню.

Это предупреждение очень ей не понравилось. Просить каких-либо разъяснений она не стала, потому что он всё равно не ответит. К ним подбежал мальчишка-конюх, чтобы забрать лошадей. Глядя на животных с нескрываемым восхищением, он увёл их в конюшню. Закинув на плечо их с Айей сумки, Риган начал подниматься по лестнице, молча предлагая всем следовать за ним.

Подойдя к огромным двустворчатым кованым воротам, Риган несколько раз постучал, используя массивный дверной молоток. В ответ открылась маленькая дверь, вырезанная в створке ворот. Древний сгорбленный привратник осмотрел вновь прибывших, собираясь поинтересоваться целью визита, но вдруг лицо его вытянулось в немом изумлении. Согнувшись пополам в поклоне, он отошёл в сторону, уступая дорогу, пробормотав что-то вроде:

— Ваше Высочество…

Айа озадачено смотрела на эту сцену, не уверенная, правильно ли расслышала. Риган не стал задерживаться на пороге и проследовал внутрь, даже не оглянувшись. Девушка хмуро сверлила взглядом его затылок, пока они двигались по Дворцу. Он шёл так, словно знал тут каждый закоулок. Вспомнив его недавний совет, она решила воспользоваться им. Рун, которого девушка держала за руку, молча разглядывал убранство помещений.

Пройдя через ворота, они попали в большую залу, пол которой был уложен начищенным до паркетом. По периметру располагались деревянные двери и большая лестница с закруглёнными ступенями. Она извивалась и скрывалась за поворотом следующего этажа, выступающую часть которого поддерживали массивные арочные колонны. Поднявшись по этой лестнице, они попали в анфиладу, с которой открывался чудесный вид на город и центральную улицу. Айа хотела всё как следует рассмотреть, но Риган не стал задерживаться. Они поднялись еще на один уровень, и после нескольких поворотов попали в длинный коридор, который упирался в массивную деревянную дверь. Подойдя к ней, Риган снял с шеи серебряную цепь, на которой висел ключ с круглой резной головкой. Вставив ключ в замок, он открыл дверь и вошёл внутрь. Переглянувшись, его спутники направились следом.

За дверью находились апартаменты, состоящие из нескольких комнат. Гостиная представляла собой большое просторное помещение в форме полукруга. По его периметру находились огромные окна от пола до потолка, некоторые из которых выходили на балконы. Благодаря этим окнам создавалось ощущение, будто комната парит в воздухе. Пространство было условно поделено на зоны — здесь было место для отдыха, оформленное в виде стоящих рядом кресел, дивана и тахты. Дальше, на небольшом возвышении располагалась рабочая зона, где на фоне широкого окна стоял массивный деревянный стол. Вся мебель в комнате была изящной, с резными спинками и мягкими бархатными покрытиями насыщенных цветов. В комнате также находился исполинских размеров камин, фасад которого был украшен фигурками меленьких, карабкающихся вверх драконов с развёрнутыми крыльями и извивающимися хвостами.

— Смотри! — изумлённо прошептал Рун, имея в виду этих потрясающих каменных дракончиков.

Справа и слева от гостиной находились коридоры, ведущие в другие помещения.

На фоне всей этой роскоши Айа чувствовала себя невообразимо убогой, в своей потрёпанной одежде и с дорожной пылью, забившейся под ногти. Ей хотелось уйти отсюда, чтобы вновь воссоединиться с чувством собственного достоинства. Риган же в этой обстановке выглядел скорее дико, чем неуместно. Казалось, даже эта просторная комната слишком мала для него. Он бросил на пол сумки и, подойдя к камину, опустился на корточки, собираясь разжечь огонь. Бран поступил со своей поклажей также, затем плюхнулся на диван, закинув руки на резную спинку. Рун предпринял попытку присоединиться к своему новообретённому другу, но Айа удержала его на месте.

Заметив этот немой протест, Риган решил, что настало время прояснить ситуацию. Обычно он не пасовал перед трудностями, но сейчас он ощущал себя не совсем уверенно. То, что он сам не до конца разобрался в мотивах своих поступков, усложняло дело. Выпрямившись, мужчина заговорил, обращаясь к девушке:

— Так сложилось, что я являюсь наследником Орского престола. — не ходя вокруг да около, сообщил он. — И, поскольку король Ниамин готовится со дня на день отправиться к праотцам, в ближайшее время стану королём. Мой статус никаким образом не мешает нам придерживаться первоначального плана. Поэтому теперь, когда мы всё прояснили, вам с братом можно спокойно располагаться.

Сказав это, Риган решил дать Айе некоторое время, чтобы переварить информацию. Было понятно, что основная мысль дошла до неё, судя по тому, как упала её нижняя челюсть. Рун казался не менее ошеломлённым. Его округлившиеся глаза бегали от Айи к Ригану, и обратно. Сидящий на диване Бран подался вперёд, ожидая дальнейшего развития событий. В комнате повисла гробовая тишина. Ригану не нравилось то, что он видел на лице девушки. Её мысли явно потекли в каком-то неправильном направлении, подумал он.

Посчитав, что пауза выдержана достаточно, Риган обратился к ней со словами:

— Я бы хотел знать, что происходит сейчас в твоей голове?

Стараясь не смотреть Ригану в глаза, Айа произнесла дрожащим голосом:

— Зачем мы с Руном здесь?

Тяжело вздохнув, Риган посмотрел на покрытый геометрическими узорами потолок. Кто сказал, что будет легко, усмехнувшись, подумал он. Затем сказал:

— Бран, справа коридор, там несколько спален. Думаю, вам с Руном стоит пойти проверить их состояние.

Получив такую прозрачную команду, Бран поднялся с дивана. Подойдя к Айе и Руну, он подхватил мальчика и забросил его себе на плечи. В молчании они покинули гостиную. Риган проводил их взглядом, затем перевёл его на девушку. Она настороженно смотрела на него. Ригану претила любая недосказанность, и сейчас он хотел быть абсолютно честен. Тем более, что мысли его, кажется, выстроились в четкую логическую цепочку — он хотел узнать девушку с серьёзными карими глазами. Он не хотел, чтобы тяготы этого мира когда-нибудь потушили мятежный огонёк в них. Он эгоистично не хотел отпускать её. И ещё, он хотел, чтобы она узнала его. На свете было очень мало людей, которые знали его настоящего, и среди них не было женщин. До этого мгновения он и не знал, что нуждался в подобной близости.

— Я взял на себя обязанность позаботиться о вас с Руном. — сказал он. — Со мной вы в безопасности, и вам всё равно некуда идти.

— Зачем вам это? — глядя на него во все глаза, спросила Айа.

Риган взглянул исподлобья, и медленно направился к ней. Подойдя в плотную, он поднял руку и провёл ею по волосам девушки, едва касаясь. Она замерла и, кажется, перестала дышать. Обхватив ладонью её лицо, Риган наклонил голову вперёд, практически касаясь её губ своими. Он застыл в этом положении, давая ей возможность оттолкнуть его. Но Айа не шелохнулась. Веки её опустились и вся она, как будто, превратилась в ожидание. Риган не стал тянуть. Прикосновение было лёгким, словно он попробовал её на вкус. Затем он повторил это действие ещё и ещё раз. Губы девушки раскрылись, и Риган мгновенно отреагировал, углубив поцелуй. «Восхитительно» — пронеслось у него в голове. Айа издала какой-то нечленораздельный звук, напоминающий стон, и в крови Ригана вспыхнул огонь. Обвив рукой талию девушки, он подтянул её к себе, вжимая в своё тело. Не устояв, он позволил своему языку исследовать её рот. В ответ девушка дёрнулась и напряглась. Разорвав поцелуй, Риган прижался к её лбу своим, всё ещё держа её лицо в своей ладони. Тяжело дыша, он хрипло спросил:

— Я напугал тебя?

— Нет… — прошептала девушка.

Риган снова завладел её губами, сначала прихватив её пухлую нижнюю губку, затем аккуратно провёл по ней языком. Оставив её губы, он пробормотал глядя ей в глаза:

— Если наши желания не совпадают, я это приму. Это ничего не изменит, вы с Руном по-прежнему можете оставаться здесь, пока не прояснится ситуация с убийством.

Расфокусированный взгляд девушки говорил о том, что ей понадобится немного времени, чтобы осмыслить его слова. Щёки её порозовели, губы слегка распухли. Ригану было приятно видеть на ней следы своей атаки. Она не стремилась избавиться от его объятий, и это тоже радовало его.

— Я никогда не стану принуждать тебя к чему-либо. Ты должна сама решить, хочешь ли остаться со мной. Осознавая все последствия. — акцентируя внимание на последнем предложении, сказал он.

Она уперлась руками в его грудь и серьёзно спросила:

— Либо всё, либо ничего, так?

— Так проще, тебе не кажется? — спросил в ответ Риган.

— Но…однажды, вам…тебе…придётся взять невесту… — тихо сказала девушка.

— Да — не пытаясь подсластить пилюлю, ответил Риган. Он станет королём, и его брак, скорее всего, будет подчинён государственному интересу. Он не может взять женой ханаанскую сироту.

Зажмурившись, девушка судорожно вздохнула. Риган не торопил её, ожидая ответа. Он наслаждался её гибким, податливым телом в своих руках. Она идеально подходила ему, как будто была создана для него. Он надеялся, что Айа согласится принять то немногое, что он может предложить. Хотя чувствовал себя, при этом, негодяем. Открыв глаза, Айа остановила взгляд на уровне его подбородка и спросила:

— Я смогу уйти в любой момент?

— Я никогда не стану удерживать тебя против воли. — заверил её Риган.

Подняв глаза, Айа медленно сказала:

— Отец говорил выбирать нужно то, что находит отклик сердце…хоть это и безумие, я согласна остаться с вами…тобой.

Риган улыбнулся, испытывая облегчение.

— Сердце не выбирает кого попало, оно чувствует своё. — сказал он в ответ.

На её лице появилась дрожащая улыбка. Ригану безумно хотелось успокоить все её страхи, но он не мог. По большей части, они были обоснованы. Тем не менее, он дал её право выбора, и она его сделала.

— Мы будем жить здесь, по крайней мере, до моей коронации. В этих апартаментах хватит места для всех. — погладив девушку большим пальцем по щеке, он продолжил. — Скоро объявится управляющий Фэлбс, и мне придётся заняться делами. Я оставлю с вами Брана. Он обо всём позаботится. Предлагаю пойти осмотреться, пока есть время.

Айа неуверенно кивнула, и они отправились на экскурсию.

9.

Айа проснулась и почувствовала, как матрас прогнулся под тяжестью большого тела. Находясь в полудрёме, она перевернулась, чтобы попасть в тёплые объятья.

— Прости, я разбудил тебя. — прошептал Риган, уткнувшись носом ей в волосы.

— Нет. Фэлбс рассказал Руну, что в полночь на площади будут запускать фейерверк. — пробормотала она ему в грудь. — Рун сказал, что не ляжет спать, пока не увидит его.

— О да, отличная идея. — сказал Риган.

— Угу… — вздохнула Айа.

Поцеловав её в макушку, Риган расслабился, дыхание его выровнялось. Айа поняла, что он засыпает. После возвращения во дворец, на него свалилась куча дел. Они пробыли в замке пять дней, и за это время видеть Ригана ей приходилось урывками. Рано утром он уходил по делам, или принимал посетителей в кабинете, который находился здесь же, в другом крыле апартаментов. Эти встречи могли длиться часами, а поток визитёров, казалось, никогда не иссякнет. Иногда на этих встречах присутствовал Бран, но чаще всего он уезжал, выполняя какие-то поручения Ригана. Айа и Рун провели эти дни в блаженном безделии — отдыхая от бесконечной дороги и понемногу знакомясь с дворцом и его обитателями.

Каждую ночь Риган приходил к ней. Он укладывался на кровать поверх одеяла, обнимал её и тут же засыпал. Айа понимала, что он ужасно устаёт, находясь целый день в суете и напряжении, поэтому терпеливо ждала, когда сможет обговорить с ним своё положение. Рано или поздно, ей придётся выйти за пределы королевских апартаментов. «Почему ты думаешь, что задержишься здесь надолго?» — нашёптывал внутренний голос. Айа игнорировала эти намёки, решив пока жить настоящим.

У неё было много времени обдумать свой легкомысленный поступок. После того, как Риган поверг её в шок, сообщив о своей принадлежности к королевской семье, Айа ужасно испугалась. Если уж она что-то и знала о людях, облачённых властью так это то, что жизнь обычного человека для них ничего не стоит. Но глядя на Ригана, она видела сильного благородного война. У человека с гнильцой никогда не будет такого открытого твёрдого взгляда. Порой он бывал раздражающе прямолинеен, но это лишь подтверждало сделанные ею выводы. Он был совсем не таким, каким она представляла себе особу королевских кровей. Наверное, она слишком мало знает о мире вокруг. В любом случае, в нём она нашла безопасность, которой была лишена многие годы. Но Риган вёл себя как обычный человек, если не считать привычки командовать. Айа пока не воспринимала его как наследника, или, упасите Боги, как короля.

Ей было двадцать пять лет, многие женщины в этом возрасте уже имеют по несколько детей. Но Айа никогда не хотела замужества. Более того, она никогда не испытывала к мужчине симпатии настолько, чтобы позволить хотя бы поцеловать себя, не говоря уже о близости. Всё это было до появления Ригана, потому что один взгляд на этого мужчину вызывал трепет во всём её теле. Она может и не сильна в сердечных делах, но уверена, что в жизни не каждый день можно встретить человека, при одном взгляде на которого всё внутри переворачивается. И даже если отбросить её позорную слабость перед ним, она не сомневалась, что может доверить ему свою жизнь и жизнь Руна. Девушка боялась лишь того, что когда придёт время уйти, сердце своё придётся оставить Ригану. Но она не позволит этому страху отравлять её жизнь. Она отбросит все условности и отдаст ему столько, сколько он пожелает взять.

Для Ригана сейчас настало время тяжёлых испытаний — он ещё даже не стал королём, но уже должен доказать всем, что он сила с которой нужно считаться. Только это позволит ему заложить крепкий фундамент для своего будущего правления. Несмотря на предстоящие трудности, он предложил ей место в своей жизни. «Временное место» — напомнил внутренний голос. Ну и пусть! Риган не из тех, кто принимает импульсивные решения. Если он предложил ей быть рядом, значит, она ему действительно нужна. Может быть, он тоже ощущает эту незримую связь между ними? Что ж, поживём — увидим.

Бран никак не комментировал ситуацию. Это было странно, учитывая его любовь к всевозможным фривольным замечаниям. Айа была несказанно благодарна ему за это, поскольку, любая ирония в её адрес могла бы качнуть её и без того неустойчивое душевное равновесие. За то недолгое время, что они провели в замке, брат и сестра очень сблизились с молодым человеком. Он старался держать девушку в курсе всех дел Ригана, удивив и обрадовав её этим.

Бран рассказал, что тело несчастного, убитого в Храме Кибелы до сих не опознано. Но, очевидно, что тот был не просто случайным путником, желающий заглянуть в Сусс на праздник.

Неплохие отношения сложились у Айи с управляющим Фэлбсом. Это был энергичный седовласый старичок, знавший Ригана ещё в те времена, когда тот носил короткие штанишки. К выполнению своих обязанностей он относился крайне ответственно — прислуга во Дворце была вымуштрована, помещения выдраены до блеска. Стоило позвонить в колокольчик, и через пять минут на пороге появлялся служка, готовый выполнять ваши распоряжения. Ужин никогда не задерживали, а завтрак никогда не подавали раньше положенного. Кроме того, Фэлбс сразу нашёл общий язык с Руном, который мог часами таскаться за стариком по замку, заваливая его вопросами. Также Айа отметила, что к Ригану управляющий испытывал нежные отцовские чувства и был искренне рад его возвращению. Управляющий никоим образом не проявил любопытства или удивления по поводу её пребывания в королевских апартаментах, что не могло не радовать девушку.

Когда Айа проснулась, за окном уже во всю светило солнце. В постели кроме неё никого не было. Потянувшись и встав с кровати, она направилась купальню. Ещё в первый день пребывания в замке Айа с изумлением узнала, что в Суссе есть водопровод. Многие апартаменты во Дворце были оборудованы мраморными чашами для купания с собственными стоками. Риган забавлялся её восторгу и предложил как-нибудь искупаться вместе, чем заставил девушку покраснеть до кончиков ушей.

Своё единственное платье Айа почистила, поэтому теперь она выглядела, по крайней мере, опрятно. Освежившись, она расчесала волосы, и, прихватив пряди у висков, перевязала их кожаным ремешком. Приведя себя в порядок, она направилась в трапезную, посчитав, что Рун и Бран уже приступили к завтраку.

Войдя в помещение, она с удивлением обнаружила, что за большим обеденным столом находится ещё и Риган. Мужчины разговаривали, в то время как Рун поглощал щедро сдобренные сиропом оладьи. Сироп стекал по его ладошкам, скрываясь за манжетами рубашки. Айа предпочла отвернуться, чтобы не видеть этого кошмара. Видимо, рубашку после завтрака придётся застирать. При взгляде на наследника, на лице девушки расцвела улыбка, которую она не успела сдержать. На нём была простая белая рубашка, заправленная в кожаные чёрные бриджи, и сапоги до колен. Это простая одежда лишь подчёркивала его мускулы и оригинальную внешность. Он сидел в непринужденной позе, откинувшись на спинку стула и слегка расставив ноги. Оборвав себя на полуслове, мужчина повернулся к девушке и прошёлся по ней взглядом. Он вдруг нахмурился, как будто чёрная туча погубила тёплый весенний день. Такая реакция моментально выбила Айю из колеи. Улыбка на её лице увяла. Смутившись и опустив голову, она направилась к буфету, пожелав всем доброго утра.

Стараясь как можно медленнее накладывать еду, Айа пыталась взять себя в руки. Но девушка просто потеряла контроль над собой — сердце подпрыгнуло к горлу, а руки похолодели. И, кажется, она вот-вот разрыдается. Вместо того, чтобы выяснять причину, заставившую брови Ригана нахмурится, Айа, извинилась, и не глядя на присутствующих царственно покинула трапезную.

Мужчины в изумлении уставились на дверь. Риган пришёл в себя первым:

— Что это сейчас произошло? — оторопело спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Может тебе нужно сходить узнать? — неуверенно предложил Бран. Затем, обратился к Руну. — Ты когда-нибудь видел такое?

Ребёнок отрицательно покачал головой, задумчиво дожевывая оладью. Подумав с минуту, Риган встал из-за стола и уверенно направился вслед за девушкой.

Айа вбежала в свою комнату и закрыла дверь. Прикусив губу и зажмурившись, она попыталась сдержать слёзы, но они всё равно покатись по щекам, оставляя мокрые дорожки. Ругая себя последними словами за несдержанность, она подошла к зеркалу, висевшему над комодом, и гневно уставилась на своё отражение. Из зеркала на неё смотрела бледная худенькая девушка в потрёпанном коричневом платье и уложенными как попало белыми волосами. Вид у неё был такой жалкий, что ситуацию не спасали даже чистая белая кожа и большие карие глаза. И что Риган мог в ней найти? Он, наверняка, уже три раза передумал! В любом случае, она умеет быть только самой собой, и хотя этого без сомнения маловато, ничего иного у неё за душой нет.

Айа не успела как следует обдумать последнюю мысль, потому что в этот момент объект её страданий вошёл в комнату. Взгляд девушки заметался по комнате, в поисках выхода из этой ужасной ситуации. Риган подошёл к ней и остановился позади. Когда их глаза в зеркале встретились, Айа хрипло сказала:

— Я не голодна.

— Ты плачешь? — спросил Риган, с беспокойством вглядываясь в её бледное отражение.

— Нет. — быстро ответила девушка, отрицая очевидное.

— Почему ты плачешь? — игнорируя её ответ, спросил Риган и положил руки на комод по обе стороны от её тела. Придвинувшись ближе, он спросил. — Тебя кто-то обидел?

— Меня никто не обижал! — воскликнула Айа. — Пожалуйста, можем мы прекратить этот разговор?!

Девушка опустила голову, разрывая зрительный контакт. Касаясь её уха своим дыханием, Риган тихо заговорил.

— Клянусь Баалом и всем пантеоном, ты не сдвинешься с этого места, пока я не узнаю причину твоих слёз. Гром и молния! Что за несносный человек? Как она может объяснить ему причину своих слёз, если и сама не знает её? Он решит, что связался с истеричной девицей. «Может ты такая и есть?» — подливал масла в огонь внутренний голос. «Заткнись!» — велела ему Айа.

Подняв голову, Айа заговорила:

— Я заплакала, потому что… — закусив губу, она попыталась ещё раз. — потому что…

— Айа! — угрожающе рявкнул Риган.

— Мне кажется, что ты больше не хочешь иметь со мной дела! — воскликнула девушка. — Ты не хочешь прикасаться ко мне. И ты так посмотрел на меня сегодня, будто я для тебя полное разочарование!

Риган смотрел на неё совершенно ошарашенный. Резко развернув её лицом к себе, он грубо сказал:

— Я прихожу к тебе каждую ночь, может ты не заметила?

— Ты ни разу меня не поцеловал с того дня, как…

— Что ж, тогда я должен немедленно это исправить! — зло сказал мужчина, и потащил её к кровати. Толкнув Айю на матрас, он устроился сверху, опираясь на предплечья по обе стороны от её головы.

Она лежала под ним совершенно неподвижная, распахнув свои прекрасные карие глаза. Риган не хотел пугать её, но считал демонстрацию одним из лучших способов донести что-либо до оппонента. Он прижался губами к уголку её губ, щекоча кожу бородой, затем провел полураскрытыми губами вдоль её щеки, и остановившись у уха, прихватив мочку губами. Из груди девушки вырвался толи вздох, толи стон. Отпустив мочку, он двинулся вниз по её шее, потираясь носом. Слегка прикусив по пути нежную кожу, он прижался горячими губами к впадинке у основания горла. Айа выгнулась под ним и, высвободив руки, вцепилась в его волосы. Оставив после себя лёгкий поцелуй, его губы отправились вверх, едва касаясь кожи, и, найдя губы девушки, атаковали их нежным, но требовательным поцелуем. Айа застонала ему в губы, поддаваясь его напору и позволяя его языку проникнуть внутрь. Неожиданно Риган почувствовал ответный удар её язычка, и это заставило его заёрзать поверх тела Айи. Девушка отреагировала, повинуясь своей женской сути — разведя колени и позволив Ригану удобно расположиться между её ног. Его возбужденная плоть оказалась зажата между их телами. Теперь они постанывали оба. Теряя контроль, Риган дёрнул ворот её ужасного платья вниз, заставляя ткань трещать по шву. Мелкие пуговицы на груди разлетелись в разные стороны, и ладонь Ригана накрыла нежную полную грудь, прикрытую тонкой сорочкой. Оторвавшись от губ Айи, он отодвинул сорочку и неистово припал губами к её груди, захватив вершинку целиком. Айа вцепилась в его плечи и, запрокинув голову, выкрикнула его имя. Риган понял, что если сейчас же не прекратит «демонстрацию», дело может кончиться плохо. Он не хотел делать это вот так, впопыхах, посреди бела дня. Он сделает всё правильно, позже, медленно и нежно. Перехватив руки девушки, он закинул их ей за голову, и, удерживая в таком положении, хрипло заговорил:

— Айа, милая, мы должны остановиться.

Они оба шумно дышали. Когда девушка открыла глаза, ему пришлось нервно сглотнуть. Она была воплощением мужской погибели — раскрасневшаяся, с затуманенными страстью глазами. Припухшие губы слегка приоткрылись, моля о поцелуях. Риган страдальчески застонал, и уткнулся лбом в матрас, рядом с её головой.

— Риган? — раздался рядом с его ухом шёпот. Чуть приподнявшись, он взглянул на девушку. Когда их глаза встретились, Айа растянула губы в улыбке и сказала. — Ты такой колючий.

Хрипло рассмеявшись, он ответил:

— Если желаешь, я избавлюсь от бороды.

— О нет…мне нравится… — ответила она, и прикоснулась пальчиками к его щеке.

Поцеловав девушку в лоб, он скатился с неё и встал с кровати. Айа тоже приняла вертикальное положение, и разочарованно взглянула на разорванный ворот своего платья. Заметив этот печальный взгляд, Риган решил её успокоить:

— Я всё равно собирался сжечь это платье в камине.

Ничего не ответив, Айа призадумалась о том, что во дворце, наверняка, даже самые последние прачки носят платья приличнее. Она пойдёт на ярмарку и купит новое, решила девушка. «И где же ты возьмёшь деньги?» — осведомился внутренний голос. Действительно, где? От этой мысли она немного сникла. Глядя на эту смену эмоций, Риган снова забеспокоился. Он уже понял, что поток мыслей Айи нужно держать под неусыпным контролем, иначе в один прекрасный день он найдёт в гостиной свой портрет, исколотый дротиками.

Присев рядом с ней на кровать, он перехватил её руки, теребящие порванный лиф. Поднеся их к губам, он поцеловал её пальчики и сказал:

— Не хочу, чтобы твоей кожи касалась эта грубая шерсть. Я должен был позаботиться об этом ещё в первый день, прости. Я велю Фэлбсу прислать швею, и к следующей неделе у тебя будет дюжина новых платьев.

— Хорошо… — пропищала девушка, закусив нижнюю губу.

— Надеюсь, ты не собираешь снова плакать? — с наигранным ужасом спросил Риган. Уловив иронию в его словах, Айа шутливо замахнулась на него кулачком. Засмеявшись, Риган перетащил её к себе колени и прижал к груди. Пристроив голову между его шеей и плечом, Айа спросила:

— Я веду себя как сумасшедшая?

Поглаживая её волосы Риган сказал:

— Я думаю, ты растеряна и напугана. Но скоро ты освоишься, и всё встанет на свои места.

— Я как раз собиралась поговорить об этом. — неуверенно сказала она. — Чем мне здесь заниматься? Я имею в виду, что не смогу всё время сидеть в апартаментах и жевать виноград…

— Я не знаю, Айа. — тяжело вздохнув, ответил Риган. — Для меня всё происходящее тоже в новинку. Я не был здесь одиннадцать лет. Думаю, со временем всё образуется.

— Как твой отец? — осторожно спросила девушка. Она не знала, захочет ли Риган обсуждать с ней вопросы, касающиеся государственных дел.

— Со дня на день испустит дух. — ровно ответил Риган.

— Ты виделся с ним? — спросила девушка.

— Да, несколько раз. Он никого не узнаёт и находится в бреду. Предвидя твой следующий вопрос — нет, я не буду страдать по его кончине, он никогда не был мне настоящим отцом. Вчера было официально объявлено о возвращении наследника во Дворец, поэтому мы с Браном решили совершить небольшую вылазку в город, чтобы прощупать настроение людей.

— То есть, послушать о чём говорят на улицах? — хмыкнув, уточнила девушка.

— Именно. — ответил Риган, прикоснувшись к её губам лёгким поцелуем.

— Но вдруг тебя узнают? Тебя не назовёшь неприметным… — заметила Айа.

— Маловероятно — пожав плечами, ответил он. — Узнать меня может, разве что, кто-то вроде старого привратника.

Выводя пальцем узоры на его груди, Айа робко спросила:

— Можно мне пойти в город с вами?

Приподняв её подбородок, он, улыбаясь, сказал:

— Вообще — то, я собирался предложить тебе пойти с нами. Но ты покинула трапезную словно ледяная королева.

Прикусив губу и опустив глаза, Айа спросила:

— Как же мне идти? — имея в виду своё пришедшее в негодность платье.

— Я велю Фэлбсу найти что-нибудь. — успокоил её Риган. — А ты тем временем закончишь с завтраком.

10.

Прогулка в город оказалась занимательной. На улицах болтали о всяком, но каких-либо опасных настроений он не заметил. Сейчас было самое удачное время для объявления о возвращении наследника, поскольку в эти дни в Суссе было настоящее столпотворение. Когда гуляния подойдут к концу, новости из столицы разлетятся во все уголки Ора. О блудном наследнике говорили на каждом углу. В основном это были домыслы, некоторые совсем нелепые. Тем не менее, в данный момент его внимание то и дело возвращалось к Айе.

В последние дни он только и делал, что встречался с советниками и разбирал накопившиеся дела. Впереди его ожидал Большой Совет, в котором участвуют представители от каждой из семнадцати областных земель Ора. Это событие требовало тщательной подготовки. Риган предпочитал всегда быть вооружённым информацией. Поэтому Бран всё это время собирал для него сведения. Он знал, что жителям Ора мало на что приходится жаловаться, положение дел в государстве можно назвать благополучным. Но всё может в миг перемениться если Ханаан вдруг решит обратить на Ор свой вероломный взгляд. Например, попытается напасть или, каким-то образом, раскачать ситуацию в стране. Огромным сюрпризом для Ригана стало то, что в Суссе, в качестве гарантии мира, находится одна из дочерей кипсикейского правителя Гамелькуна. Риган был уверен, что одной из ключевых тем на Совете будет вопрос его женитьбы на ней.

Риган уже виделся с девушкой, её звали Магдалена и она была прекрасна. При дворе все относились к ней с неподдельной симпатией и ласково называли Лена. Она была прекрасно сложена и изящна, с водопадом медных волос, доходящих до талии. Черты ее лица были безупречны — высокие скулы, красиво очерченный рот, огромные зелёные глаза. Её отличало врожденное достоинство, незаурядный ум и искренне доброе сердце. Лена стала бы превосходной королевой и матерью будущим наследникам, не говоря уже о том, что такая красавица сделает честь любом мужчине. Но, как бы ни были очевидны её достоинства, пока он не будет абсолютно уверен в целесообразности такого шага, о женитьбе речи быть не может. В этом вопросе он руководствовался только государственными интересами, зная, что Айа поймёт его. Если он возьмёт жену, им придётся расстаться. Но он обеспечит девушке все условия для безбедной и комфортной жизни. Он позаботится о ней. Если у неё появится ребёнок, он будет признан как отпрыск королевской семьи и со временем займёт положенное ему место. Конечно, он не сможет претендовать на трон, но в государственном аппарате и другой работы хватает. Он решил пока не посвящать Айю в историю с капсикейской принцессой, и Брану тоже запретил говорить. Риган знал, что это неизбежно её расстроит, а он ещё не совсем оправился от утренних событий. Снова видеть печаль, или не дай Бог, слёзы в её прекрасных глазах, он не хотел.

Тяжко вздохнув, мужчина подумал о том, что было бы значительно удобнее, воспылай он страстью к Лене. Но судьба решила иначе, и, честно сказать, мысль о том, что он мог никогда не повстречать этого ханаанского эльфа ему не нравилась.

Риган посмотрел на Айю, которую держал за руку пока они прогуливались вдоль торговых палаток. Её внешность уступала красоте прекрасной капсикейки, но её прелесть была в другом. Он и сам пока не решил в чём, но не мог оторвать от девушки глаз. Фэлбс раздобыл для неё лёгкое платье лавандового цвета и серый плащ с меховой оторочкой. И платье, и плащ были ей коротковаты, открывая вид на изящные тонкие лодыжки. Ансамбль немного портили её грубоватые шнурованные башмаки, но во дворце не нашлось приличной обуви подходящего размера, так как у девушки он был больше среднего. Тем не менее, она была похожа на озорного лесного эльфа — такая высокая, тоненькая и хрупкая. Очаровательное личико с нежной белой кожей обрамляли платиновые пряди, а русые брови добавляли экзотичности, контрастируя с цветом волос. За время, проведенное в замке, она набралась сил — исчезли следы усталости под глазами, на щеках появился румянец. Глядя на неё, создавалось впечатление, что она не принадлежит этому грубому миру. Ригану хотелось привлечь девушку к себе и укрыть от любопытных взглядов, которые люди бросали на неё. Айа же ничего не замечала вокруг. Словно ребёнок, впервые увидевший радугу, она таскала его от лотка к лотку, стремясь всё потрогать и рассмотреть. Рун, сидящий на плечах Брана вообще выпал из реальности. Его голова вращалась во все стороны света, словно на шарнирах. Он был настолько поглощен окружающей обстановкой, что за время прогулки из его рта не вылетело ни одного вопроса.

Заметив с каким восторгом Айа рассматривала попавшийся ей серебряный браслет, Риган купил его не торгуясь. Он представлял собой тонкую цепь с множеством маленьких подвесок, изображающих дары Матери Богов — лесные животные и птицы, колосья и листья деревьев, а также, любимый музыкальный инструмент Кибелы — бубен. Он помог ей надеть изящную вещицу, и всю оставшуюся дорогу девушка украдкой поглядывала на своё запястье. Её неискушенность затрагивала в душе Ригана какие-то струны, о существовании которых он раньше не подозревал.

Проходя мимо лавки с игрушками, они купили для Руна уменьшенную версию Сусского гарнизона. Там были всадники, пехотинцы и лучники. Детали были настолько тонко проработаны, что Риган и Бран разглядывали фигурки с не меньшим восторгом, чем мальчик.

Проголодавшись, компания решила заглянуть в городскую таверну, чтобы отведать знаменитое орское блюдо — белые колбаски из телятины, свиного сала и приправ. Айа и Рун смотрели на свои тарелки с большим подозрением. В этот момент они были так похожи друг на друга, что ни у кого не возникло бы сомнений в их родстве. Забавляясь их нерешительностью, Риган сказал:

— Смелее, мы не будем сидеть тут до ночи.

— Но они совсем неаппетитные. — скептически заметил Рун.

— Иногда внутреннее содержание важнее. — доверительно заверил его Бран, сверкая ямочками на щеках.

Айа вздохнула и взялась за вилку. Наколов на неё колбаску, она сказала:

— Думаю, мне полагается глоток эля за смелость.

Пытаясь скрыть улыбку, Риган ровно спросил:

— Тебе уже доводилось пить этот напиток?

— Нет. — с вызовом ответила девушка.

— Что ж, тогда исправим это. — сказал Риган, протягивая ей свой большой бокал.

Девушка принюхалась и сделала два больших глотка. Когда она попыталась сделать ещё один, Риган отобрал у нее бокал со словами:

— Для первого раза достаточно.

Айа сначала хотела возмутиться, но тут почувствовала внезапную лёгкость в голове и теле. Она схватила вилку и принялась за неаппетитную колбаску. Та на вкус оказалась божественной, к тому же девушка с удивлением обнаружила, что сильно проголодалась. Быстро покончив с колбаской, она заговорила слегка заплетающимся языком:

— Просто поразительно, что такая уродина может быть такой вкусной. — собственное умозаключение так её развеселило, что она начала хихикать. — Нет серьёзно! Если это ваше любимое блюдо, почему бы не поместить его на орские флаги! Вот была бы потеха…

Расплывшись в улыбке, Бран пробормотал:

— Кажется, кому-то больше не наливать.

— Она что, пьяная? — с изумлением спросил Рун.

Риган спрятал улыбку в кулаке, делая вид, что откашлялся, затем сказал:

— Похоже на то.

В этот момент с улицы стали доноситься звуки музыки. Айа подскочила и слегка пошатнулась. Риган обхватил её талию руками для поддержки.

— Пожалуйста, пойдёмте посмотрим! — воскликнула девушка.

— Мы закончим с обедом, а вы идите. — благосклонно предложил Бран.

Поднявшись, Риган притянул Айю к себе, и повёл к выходу. На площади рядом с трактиром происходили танцы. Аккомпанировала группа бродячих музыкантов. Пары кружились в замысловатом танце, выполняя разнообразные движения ногами. Айа захлопала в ладоши в такт музыке, припрыгивая на месте. Риган склонился к её уху и спросил:

— Хочешь потанцевать?

— Он нет! — ответила девушка. — Я так не умею…

Развернув её лицом к себе, Риган заглянул девушке в глаза и спросил:

— Доверяешь мне? — она не раздумывая кивнула.

Подхватив её за талию, он привлёк девушку к себе и велел поставить ноги на носки его сапог. Одну её руку он закинул себе на шею, ладонь второй обхватил своей.

— Готова? — улыбаясь, спросил он. Лицо девушки осветила счастливая улыбка, и Риган принял это за согласие.

Дождавшись подходящего момента, он стремительно влился в поток танцующих пар, и закружил ей в танце. Стоя на цыпочках, Айа едва касалась мысками башмаков его сапог. Он легко выполнял танцевальные выпады и её ноги повторяли его движения. Чувствуя себя на седьмом небе от счастья, Айа запрокинув голову и рассмеялась. Когда она вновь посмотрела на Ригана, лицо его было напряжено, а в голубых глазах полыхал огонь. Хмельной эль добавил ей смелости, поэтому она подалась вперёд и оставила на его губах лёгкий поцелуй. Рука на её талии напряглась, заставляя плотнее прижаться к твёрдому телу. Глядя на Айю из под полуопущенных век, Риган потянулся к ней и прихватил её губы своими. Девушка вырвала руку из его ладони и обхватила Ригана за шею, стремясь быть ещё ближе. Губы мужчины стали более жадными, он подхватил освободившейся рукой её бёдра и подтолкнул выше, отчего ноги Айи повисли в воздухе.

Творящийся вокруг кавардак перестал существовать. Айа видела только Ригана. Она чувствовала его неповторимый мужской запах, ощущала сумасшедшее биение его сердца напротив своего. Его борода щекотала её кожу, и она уже любила это ощущение. Его руки на её теле — сильные и надёжные, вот что наполнило все её чувства.

Они давно уже прекратили танцевать, поглощенные друг другом. Прервав поцелуй, чтобы отдышаться, Айа с изумлением обнаружила, что музыка стихла, и движение вокруг них прекратилось. Она выглянула из-за плеча мужчины и увидела, что люди с интересом и весельем смотрят на них. Риган медленно спустил девушку вдоль своего тела и поставил на землю, в смущении она спрятала лицо у него на груди. Этот искренний жест разрядил обстановку и со всех сторон хлынули добродушные подшучивания:

— Не теряйся, девчонка ого-го!

— Да! Хватай и под венец!

— А то гляди, хорошую невесту сваты и на чердаке найдут!

Обняв девушку рукой за плечи он стал пробираться сквозь толпу, чтобы покинуть площадь, то и дело получая дружеские хлопки по плечу. Айа же опустила пунцовое лицо, пряча его в волосах. Толпа начала редеть и Риган заметил Брана с мальчиком, которого тот держал за руку.

— Вот так представление! — скалясь в улыбке, сказал Бран.

Риган бросил на него предостерегающий взгляд и, подхватив Руна, посадил его себе на плечи. Затем взял Айю за руку, переплетая их пальцы, и направился в сторону Королевского Дворца. Усмехнувшись, Бран уже собрался последовать за ними, но по старой привычке осмотрелся, вглядываясь в суету и лица людей. Скользя взглядом по пёстрой толпе, он неожиданно наткнулся на неподвижную фигуру в тёмном капюшоне. Человек стоял на краю площади, из-за капюшона невозможно было понять направление его взгляда, но Бран был уверен, что смотрит тот прямо на него. Он начал пробираться сквозь толпу в сторону незнакомца, но когда оттолкнул возникшего у него на пути человека, незнакомец исчез. Бран огляделся, но так и не нашёл его снова. Испытывая беспокойство, он направился во дворец.

11.

Айа лежала на кровати Руна, подперев голову рукой, и наблюдала за тем, как Риган объяснял мальчику порядок построения солдат Сусского гарнизона. Они сидели, поджав под себя ноги, возле горящего камина, друг напротив друга, развернув между собой деревянное войско. Айа с трепетом отметила, что Рун на фоне Ригана выглядит совсем крохой. В мягкой обстановке комнаты Риган был как инородное тело — большой и немного дикий. Звук его голоса ласкал её нервы, и по телу разливалось приятное тепло. Вдруг она испугалась, что не совладает с этим мужчиной. Он просто поглотит её целиком и полностью. Кроме того, она не должна забывать, что он никогда не будет ей принадлежать. От этой мысли в груди образовалась тяжесть, её внутренний голос молчал, проклятый предатель. Вернувшись мыслями в комнату, девушка вслушалась в беседу:

— А конница? — спросил Рун.

— Конница здесь, на флангах. — терпеливо ответил Риган, расставляя фигурки.

— Хм…когда вырасту, буду и всадником и лучником одновременно. — сообщил мальчик.

— Почему бы тебе не стать лучшим рыцарем, тогда сможешь претендовать на место командира. — посоветовал Риган, поглядывая поверх головы Руна на Айю.

— Энки был командиром… — пробормотал Рун.

— Кто такой Энки? — поинтересовался Риган.

Айа приподнялась на кровати, собираясь прервать эту беседу, но дверь в комнату распахнулась, и в комнату заглянул Бран. Очертив указательным пальцем дугу в воздухе, он серьёзно сказал:

— Мне нужно поговорить с вами. Сейчас.

Риган ловко вскочил на ноги. Подхватил Руна подмышки, он понёс его к кровати, вертя в воздухе. Ребёнок заливался хохотом, но пощады не просил. Уложив его в кровать, он присел на край и спросил:

— Как твоё полное имя?

— Рунар.

— Капитан Рунар. — по-моему, звучит хорошо? — спросил Риган, потрепав его по волосам.

Расплывшись в улыбке, Рун кивнул. Айа поцеловала брата в лоб, пожелав доброй ночи. Они покинули комнату в поисках Брана. Тот обнаружился в королевском кабинете, удобно расположившись в кресле хозяина, и потягивая янтарную жидкость из тяжёлого стеклянного стакана. Айа предположила, что это было крепкое хлебное вино, которое производили в деревеньке Ларса на юге страны. В Оре этот напиток так и называли — ларса, в честь той самой деревеньки. На столе перед Браном лежала раскрытая папка с какими-то бумагами.

Поскольку Айа раньше не бывала в этой комнате, то с любопытством огляделась. Это было квадратное помещение. В центре находился массивный деревянный стол на толстых ножках. Вдоль длинной стены, позади него, располагались книжные полки. Айа никогда не видела столько книг. Слева находилось широкое створчатое окно с выходом на балкон, справа камин и комод. Напротив стола было два кресла для посетителей. Обстановка была совершенно мужская, лишённая какой-либо инфантильности. Риган подтолкнул Айю в сторону одного из кресел. Сам же он направился к комоду, где стоял графин с ларсой. Плеснув напиток в стакан, он сделал маленький глоток и развернулся, готовый слушать. Айа опустилась в кресло, сложив руки на коленях. Бран не стал выдерживать драматичную паузу и перешёл к делу:

— Я всю неделю откладывал представление тебе отчёта по делу покойника, найденного в Храме, — сказал он. — Но в свете некоторых событий, предлагаю немедленно обсудить этот вопрос.

Риган никак не прокомментировал это вступление, Бран и не ожидал ответа, поэтому продолжил:

— Здесь у меня отчёт дворцового врача о причине смерти, а также некоторые детали, полученные в ходе осмотра. Как ты и предполагал, смерть наступила от разрыва сердца, при отсутствии каких — либо признаков внешних воздействий. По мнению врача, такое возможно при резком ударе в грудь, который прерывает естественный ритм сердца. Чтобы такой удар привёл к смерти, необходимо нанести его в очень короткий промежуток времени между ударами сердца, а это, как вы понимаете, доли секунд. Таким образом, мы имеем дело с загадочным «Касанием смерти», о котором мы с тобой слышали, путешествуя по Ханаану.

Брови Айи взлетели вверх. Она не решилась прерывать Брана, поэтому не стала задавать вопросов. Нахмурившись, Риган сказал:

— Теперь мы знаем, что на свете есть, по крайней мере, один человек, который им владеет.

— Вы бывали в Ханаане? — не выдержал Айа.

— Наш будущий король девять лет проторчал на восточной границе, руководя отрядом разведчиков. Между прочим, лучшим в стране. — пояснил Бран. — Нет ничего лучше, чем добывать сведения из первоисточников. Вот бы удивились верховные жрецы, вместе с грозным Баалом, если бы узнали, что наследник Орского престола, не таясь, исходил Ханаан вдоль и поперёк.

Айа расплылась в улыбке, отдавая должное этой дерзкой идее. Затем спросила:

— Выходит, этот таинственный убийца пришёл из Ханаана?

— И более того, его кто-то послал по следу того бедняги. — подытожил Бран. — Такие парни кого попало не убивают.

— Что еще есть в этом отчёте? — прервал их рассуждения Риган.

— Важной деталью, на мой взгляд, является наличие у покойного татуировки на предплечье. Я зарисовал. — порывшись в папке, Бран извлёк оттуда лист бумаги с изображением. Риган подошёл к столу и взял рисунок. Видя задумчивый взгляд друга, Бран добавил. — Да, я тоже понятия не имею что это такое.

Айа подалась вперёд, тоже желая рассмотреть картинку. Заметив её интерес, Риган приблизился к креслу, и взял её за руку, заставляя встать. Заняв её место, он потянул девушку на себя, устраивая её на своих коленях. Айа смутилась и попыталась вырваться, возмущенно пискнув его имя. Он удержал её на месте, обвив талию рукой и, подавшись вперёд, прижался грудью к её спине. После этого он вытянул руку с рисунков так, чтобы она могла его хорошенько рассмотреть, и уткнулся носом в волосы у неё за ушком. Бран, тем временем, сосредоточенно изучал свои ногти, тихонько напевая какую-то мелодию. Это не помогло Айе избавиться от смущения, она не привыкла к подобной близости на публике. Исключением являлся случай на площади, но, она успокаивала себя тем, что была под воздействием орского эля.

— Расслабься. — услышала она шёпот Ригана, отчего вдоль позвоночника пронеслась жаркая волна. Она резко выдохнула, и взглянула на рисунок в его руках. Там был изображён круг, в центре которого находилась рогатая бычья голова.

— Это символ Баала. — сказала Айа — Такие татуировки делают ханаанским офицерам.

— Откуда ты знаешь? — спросил Бран.

— У моего брата Энки была такая. — тихо сказала девушка.

Откашлявшись, Бран уточнил:

— Твой брат офицер ханаанской армии?

— Я не видела его четыре года. — сказала девушка, твёрдо глядя Брану в глаза. — Если он всё ещё жив, тогда да, он офицер при ханаанской армии. Если это каким — то образом бросает тень на нас с Руном, мы немедленно уйдём. — сказав это, она снова попыталась вырваться из хватки Ригана. Но тот лишь крепче сжал её талию, заставляя оставаться на месте.

— Успокойся. — металлическим голосом приказал он. Айа уже давно не видела такого «моё-слово-закон» Ригана, поэтому по инерции подчинилась. Развернув её лицо к себе, он сказал. — Ты должна была раньше сказать мне об этом, чтобы избежать недоразумений.

— И когда же я должна была это сделать? — возмутилась Айа. — За последние пять дней я видела тебя от силы два раза! И прости, что не вывалила тебе всю свою подноготную в первую же минуту знакомства. Ты, видимо, привык, что все люди в твоём присутствии так и поступают!

Выслушав эту тираду, Риган заявил с совершенно непроницаемым лицом:

— Что ж, сейчас у тебя есть возможность рассказать мне всё, что я должен о тебе знать.

— Что-то ничего в голову не приходит. — ответила она.

— А ты подумай получше.

— Не думаю, что вообще хочу с тобой разговаривать сегодня. — отрезала Айа.

Она сама поразилась своей грубости, но девушка испытывала непонятную потребность сопротивляться, иначе Риган проглотит её вместе со всеми потрохами.

Лицо мужчины посуровело, а челюсть сжалась. Мстительная часть её натуры возликовала от того, что удалось выбить его из состояния спокойного превосходства.

— Как пожелаешь. — ровно сказал мужчина, затем перевёл взгляд на Брана и рявкнул. — Продолжай!

Развернувшись на его коленях, Айа скрестила руки на груди и уставилась на оратора хмурым взглядом. Спину она выпрямила так, будто проглотила палку.

— Я…эм…на чём я остановился. — сказал себе под нос Бран. Было совершенно очевидно, что он пытается сдержать смех, поэтому не было никакой надобности ломать комедию. — Простите…я…эм…

— Бран! — угрожающе сказал Риган за спиной девушки.

Тот, невероятным усилием воли, задавил в себе смех. Затем воскликнул:

— Ах да, вспомнил! Я решил вернуть нас всех к этой теме, потому что сегодня в городе видел убийцу!

После его слов в комнате воцарилась тишина. Молчание нарушил Риган:

— И ты только сейчас говоришь мне об этом? — тихим вкрадчивым голосом спросил он.

— У меня были кое-какие дела, поэтому да. — спокойно ответил тот. Затем вкратце рассказал о мужчине на площади и поделился своими умозаключениями. — Я думаю, он следовал за нами весь день. Скорее всего, он узнал Айю, но подойти не решился. Он, конечно же, не знает кто мы такие. И вряд ли предполагает, что у нас есть его детальный портрет. Поэтому Айа для него пока единственный свидетель.

— Значит, он знает, что мы вернулись во Дворец. Ей нужна охрана. — хрипло сказал Риган. — Даже здесь может быть не безопасно.

— Согласе. — ответил Бран.

— Вызови сюда Килиана и Эрида, — сказал Риган. — Пока они не приедут, будешь с ней каждую минуту.

Айа молчала, позволяя мужчинам разговаривать так, будто её здесь нет. Она чувствовала, как, напряглось тело Ригана под ней, и ощущала его беспокойство. Как бы ужасно это ни было, но её радовало такое проявление эмоций с его стороны — значит, она ему не безразлична.

— Итак, что мы имеем. — откинувшись в кресле, рассуждал Бран. — У нас есть труп, который при жизни был ханаанским офицером. Есть убийца, владеющий «Касанием смерти». Какого чёрта этот офицер здесь делал, и кто послал за ним наёмника, да ещё не простого? — поднявшись с кресла, он зашагал к двери, продолжая говорить. — Это почва для раздумий, но как говорится, утро вечера мудренее. Так что я подумаю об этом завтра. Как я понял, сегодня мои услуги телохранителя не понадобятся, так что всем доброй ночи и тому подобное.

С этими словами он покинул кабинет, оставляя Ригана и Айю наедине. Разумеется, она уже пожалела о своих словах и боялась даже взглянуть на него. Вдруг на его лице будет это холодное закрытое выражение как у того Ригана, который раздражал её своим высокомерием?

Она не успела, как следует, обдумать эту мысль, потому что кольцо его рук на её теле сжалось, вдавливая девушку в его твёрдое тело. Шею опалило горячее дыхание. Она откинула голову, положив её ему на плечо. Теплые губы прочертили дорожку от основания шеи до чувствительного местечка за ухом, щекоча кожу бородой, а затем прихватили мочку. От этого захвата через тело девушки как будто прошёл электрический разряд. Она выгнулась в его руках, вцепившись пальцами в его бёдра. Айа подумала о том, что это место на её теле, определённо, очень чувствительное. И Риган тоже знал об этом. Собрав разбегающиеся мысли, Айа пролепетала:

— Я…кажется, я передумала…я не против твоей компании сегодня…

Риган выпустил мочку и вернулся к местечку между шеей и плечом, слегка прихватив кожу зубами. Затем хрипло сказал:

— Как великодушно.

Стремительность, с которой развивались события, вдруг испугала её. Свирепствовавший внутри шторм резко испарился, на его место пришла паника. Почувствовав изменение в её настроении, Риган ослабил хватку и прошептал, уткнувшись носом в её шею:

— Сегодня мы просто ляжем спать. Ты устала, да и тоже.

— Я не боюсь…я просто… — попыталась объяснить девушка.

— Шшшш, я знаю. — успокоил её Риган.

Поцеловав её в висок, он подсунул руку ей под колени и поднялся с кресла, держа девушку на руках. Обняв его за шею, Айаа взглянула ему в лицо, оно было расслабленным и довольным. Она не удержалась и провела кончиками пальцев вдоль его брови, затем спустилась по щеке, покрытой жесткой бородой, и очертила контур губ. Риган прикрыл глаза и глубоко вздохнул.

— Иногда, ты ведёшь себя как тиран. — прошептала Айа.

Он открыл глаза и серьёзно сказал:

— Так до людей лучше доходит.

— Цель оправдывает средства? — спросила Айа, поглаживая большим пальцем его висок.

— Мне часто придётся быть жестоким, так устроен мир. — ответил он.

— Я знаю…я просто надеюсь, что это не станет твоей природой. — опустив глаза, сказала она.

— Я тоже. — тихо ответил Риган.

12.

Айа проснулась на рассвете. Не открывая глаз, она стала купаться в ощущениях. С ней в кровати находился Риган, который ночью впервые забрался к ней под одеяло. На нём были лишь лёгкие льняные штаны, и он прижимался к её спине своей горячей голой грудью. Одна его рука покоилась под её подушкой, а второй он обнимал её за талию. Его подбородок лежал на её макушке, и она ощущала его размеренное дыхание на своих волосах. Она могла бы провести в таком положении вечность. Накануне вечером он принёс её в комнату и, чмокнув в лоб, велел ложиться спать. Она так и поступила и уснула сразу, как коснулась головой подушки. Сейчас возникли смутные воспоминания о том, как ночью он пробрался под одеяло и вольготно устроился, прижав её к себе.

Айа пошевелилась, пытаясь выбраться из-под его руки. Ригану это явно не понравилось, и он закинул на неё одну из своих исполинских ног. Лежавшая на её талии рука переместилась сначала ей на живот, а затем поползла выше, замерев прямо под левой грудью, отчего внизу живота у девушки всё перевернулось. Действуя совершенно осмысленно, он растопырил ладонь и задел большим пальцем вершинку её груди. Айа с шумом выпустила воздух и попыталась унять бешеное сердцебиение. Рука продолжила движение, на этот раз она направилась вниз по её боку, прошлась по бедру и нашла край сорочки. Пальцы пробрались под ткань и, выводя круглые узоры на её коже, потянули ткань вверх. Задрав сорочку до пояса, Риган положил руку на её голый живот. Это прикосновение вызвало ноющие ощущения внизу живота, и Айа заёрзала от потребности сжать крепче бёдра. Коварная рука, между тем, накрыла грудь девушки и слегка сжала. С губ Айи слетел стон, и она выгнулась, ещё сильнее вдавливаясь в его ладонь. Она сама никогда не дотрагивалась до себя таким образом, поэтому ощущения потрясли её.

— Риган… — проскулила девушка.

— Ммммм..? — спросил он прямо у её уха, после чего очертил языком раковину и вобрал в рот мочку. Айа дёрнулась в его руках и испустила еще один стон.

Выпустив её грудь, он прошёлся кончиками пальцев по её колену и вверх по бедру, подбираясь к развилке её ног. Айа инстинктивно схватила его запястье, пытаясь остановить движение. Риган подчинился, и прошептал:

— Позволь мне, милая, клянусь, тебе понравится.

Айа судорожно вздохнула и отпустила его руку. Но, вместо того, чтобы продолжить, Риган перекатил девушку на спину, устроившись рядом на боку. От его жаркого взгляда тело её затрепетало. Он слегка навалился на неё, опираясь на предплечье, и принялся основательно и со знанием дела изучать её губы. Он покусывал их и играл с её языком, затем переходил к нежным лёгким поцелуям, а затем снова вторгался в её рот, сводя с ума. Руки Айи цеплялись за его косы и блуждали по плечам. Она даже не заметила, как его бедро вклинилось между её ног, а рука нежно прошлась по внутренней стороне бедра, призывая мурашки в места соприкосновения. Затем, он дотронулся до местечка между её ног, от чего Айа снова дёрнулась под ним. Пока его пальцы продолжали свои волшебные манипуляции, Риган прервал поцелуй и хрипло спросил:

— Ты знаешь, что должно произойти?

— Ах…да, да… — пробормотала Айа куда-то ему в плечо, пытаясь заставить свои бёдра оставаться на месте и не двигаться навстречу его руке.

Риган убрал руку и присел на колени, чтобы стянуть с девушки сорочку. Айа тут же подчинилась и подняла руки. Оставшись обнажённой, она почувствовала неловкость от его изучающего взгляда. Девушка знала, что была слишком худой, кроме того, не могла похвастаться выдающейся грудью. Скорее уж, можно было говорить о её отсутствии. В отличие от неё, Риган был словно новенькая золотая монета. Его тело было сильным, с прекрасно развитыми мышцами. Борозда в центре грудной клетки делила её на две идеальных половины, состоящих из плоских выпирающих мышц. На подтянутом рельефном животе не имелось даже намёка на жир, как будто стальной каркас обтянули гладкой золотистой кожей. Его грудь была совершенно безволосой, только в районе пупка начиналась дорожка светлых волос, которые исчезали под поясом его штанов. Айа умирал от желания прикоснуться к нему, но слишком стеснялась. Риган отшвырнул в сторону её сорочку и быстро избавился от своих штанов. Девушка, как завороженная, следила за его действиями. Увидев, что скрывала тонкая льняная ткань, она слегка приоткрыла рот от изумления.

— Ты…ты…уверен, что…ну…это возможно? — не отрывая глаз от его паха, спросила она.

Риган откинул голову назад и рассмеялся. Она впервые видела его смеющимся. Когда он вновь посмотрел на неё, лицо его светилось весельем. У Айи внутри всё сжалось от того, как преобразились его суровые черты. Он склонился над ней и прихватил её губы в лёгком поцелуе.

— Да, моя худышка, уверен. И мы сделаем это много-много раз. — сказал мужчина ей в губы. Не дожидаясь ответа, он начал покрывать поцелуями её лицо, затем шею и грудь. Каждое его движение сопровождалось щекочущими ощущениями из-за бороды, что безумно возбуждало Айю. На правой груди у неё было небольшое родимое пятно, которое Риган обвёл языком, и, не отрывая губ от её кожи, спросил:

— Здесь тебя отметили твои братья эльфы?

— Агм… — пробормотала Айа.

Прочертив языком дорожку к пупку, он слегка прикусил кожу внизу живота и спустился ещё ниже. Почувствовав его дыхание у себя между ног, Айа подскочила и шокировано уставилась на него. Он поднял на неё глаза, в то время как его светлая голова находилась в самом неподобающем на свете месте.

— Что-то не так? — будничным тоном осведомился он.

Кроме того, что она сидела на кровати, а его голова находилась между её раскинутых ног? Она видела, что Риган тоже слегка напряжен, как будто то, что он собирался сделать, было ново для него.

— Нет…ничего. — хрипло ответила девушка.

— Я так и думал. — сказал он, сверля её горячим взглядом.

Продолжая глядеть ей в глаза, он начал вытворять своим языком что-то невообразимое. По телу Айи прошла жаркая волна, она упала на спину и закатила глаза. Низ живота приятно свело, а затем, внутренние мышцы, о существовании которых она не подозревала, начали сокращаться, вызывая дрожь и трепет во всём теле. Вцепившись в волосы Ригана, она простонала его имя. Сквозь головокружение и бешеный стук сердца до неё долетел его голос, а затем он накрыл ей своим телом и впился ей в губы жадным поцелуем. Одной рукой он обхватил её затылок, второй закинул бедро Айи себе на талию, и резко вошёл в её тело. Неприятная боль вырвала девушку из летаргического состояния. Она попыталась оттолкнуть его, но проще было бы сдвинуть гору. Он придавил её своими бёдрами к матрасу и зашептал на ухо:

— Шшш…сейчас всё пройдёт…просто расслабься — его грудь вздымалась и Айа чувствовала, как колотится его сердце — Айа, проклятье…не могу терпеть…

Он начал двигаться, вызывая в её теле неприятные ощущения, отчего по щеке у неё скатилась слезинка. Из груди Ригана стали вырываться стоны, и эти звуки проходили сквозь неё, снова вызывая томление в животе. Она практически перестала чувствовать боль, а осознание того, что Риган находит в её теле такое удовольствие, воспламенило все её нервные окончания. Она обхватила ногами его талию и положила руки на стальные ягодицы, пытаясь поймать ритм. Его движения стали резкими и неуправляемыми, после чего он начал содрогаться.

Риган, упал на Айю, тяжело дыша. Минуту спустя, он перевернулся на бок, увлекая её за собой. Он обхватив ладонью её лицо, заставил посмотреть на себя. Вглядываясь в её лицо, он с раскаянием спросил:

— Айа, как ты себя чувствуешь?

Даже под угрозой смерти она была не в состоянии вымолвить ни единого слова. Тело её превратилось в желе, а веки сами собой опустились. Сейчас ей казалось, что его объятия — это самое тёплое и безопасное место на свете. Она потёрлась носом о его шею и, прижавшись к его сильному надёжному телу, спокойно уснула.

13.

Риган находился в королевском кабинете, сидя в глубоком кожаном кресле за рабочим столом. Напротив расположились два престарелых советника его отца. Уже более четверти часа они словоблудничали и тратили его время. Этих двоих не было в списке людей, которых Риган планировал оставить подле себя после смерти Ниамина. Он не слушал, о чем они говорили, оттачивая в голове план действий для Большого Совета, который должен был состояться завтра.

Они с Браном рассмотрели практически любой сценарий развития событий, но всегда что-то могло пойти не так. Многие из членов Совета были крайне консервативны и близоруки. Они очень редко покидали границы своих имений. А если и делали это, то для поездки в Сусс на очередной Большой Совет. Его задача состояла в том, чтобы донести до них горькую правду — мир вокруг безвозвратно изменился. Путешествую по Ханаану, они с Браном видели достаточно, чтобы понимать, времена страны, костяк которой составляют беспечные фермеры, закончились. Ханаан уже сейчас мог бы напасть на них, и, зная его военную мощь, от половины Орских городов не осталось бы камня на камне.

На создание собственной боеспособной армии, взамен жалких приграничных гарнизонов, уйдут годы. Оставлять страну не защищенной, зная, что повсюду рыщут шпионы (случай в Храме Кибелы это доказал), неприемлемо. Они должны нанять войнов в Капсикее. Это будет дорого, но это необходимо.

Единственная причина, по которой ханаанские войны ещё не топчут зелёные луга Ора, состояла в том, что в его столице некто Дагон раскачал обстановку до состояния гражданской войны. Этот человек был позарез нужен Ригану. Он не знал что у того на уме, но возможно, приди он к власти, для их региона наступили бы светлые времена. До него дошли слухи, что этот загадочный мятежник сейчас находится в Оре, скрываясь от преследования. Риган не сомневался, что появление в такой близости от столицы ханаанского офицера и высланного за ним убийцы с набором необычайных способностей, напрямую связано с Дагоном.

Люди Ригана были рассредоточены по всей стране, вынюхивая и высматривая опального мятежника. Он до сих пор не мог понять, как мог затеряться в Оре человек с такой примечательной внешностью. Поговаривали что он сильный воин немалого роста с очень короткими пепельными волосами и голубыми глазами. Здесь в Оре люди такой масти встречаются крайне редко, разве что пришлые, как например Айа и Рун.

Стоило ему вспомнить о девушке, как мысли его затопили образы нежного тела и звуки её хриплых стонов. Он сменил позу, стараясь стряхнуть нарастающее возбуждение. Риган никогда не думал, что близость между мужчиной и женщиной может быть такой идеальной. Она так чутко реагировала на него, впрочем, как и он на неё. Когда-то в прошлом, бушующая молодая кровь толкнула Ригана на познание интимной стороны отношений между полами. Из полученного опыта Риган сделал вывод, что это очень приятная сторона жизни, которую он не хотел больше игнорировать. Тем не менее, в своих связях он был крайне разборчив. Собственно, после первого опыта он завел себе милую подругу в одной деревеньке на границе, которую навещал от случая к случаю. За такой моногамный подход друзья считали его чуть ли не монахом, но его всё устраивало.

То, что произошло между ним и Айей, больше напоминало взрыв. Девушка была само совершенство, а её ноги, наверняка, были самыми длинными и стройными во всём Оре. Кроме того, всё в ней привлекало его. Если она была с ним в одной комнате, ему всегда хотелось прикасаться к ней и слышать её голос. Она заставляла его смеяться и, он никогда не знал, что её пухлый розовый ротик выкинет в следующее мгновение. Его размышления прервал Бран, возникший в дверном проёме.

Риган кивнул ему, приглашая войти, тем самым заставляя умолкнуть одного из своих посетителей. Мужчина поклонился, изображая максимальное почтение. Риган ответил выразительным взглядом. Друг, разумеется, и без того знал, как он относится к его театральным кривляниям, но это не мешало ему продолжать это делать. Риган отблагодарил небеса за это вторжение и обратился к своим гостям:

— Господа, прошу меня простить, возникло неотложное дело.

Те рассыпались в пониманиях и быстро покинули помещение. Риган откинулся на спинку кресла и сложил руки домиком, приготовившись слушать:

— Охрана для Айи прибудет через несколько дней. — сообщил Бран.

Подойдя к комоду, он плеснул в стакан воды и осушил его одним глотком.

— Ты оставил её одну? — нахмурившись, спросил Риган.

— Сейчас она в окружении дюжины девушек. Снимает мерки для новой одежды. Я оставил у дверей двух парней. Также, выставил охрану у дверей апартаментов. В коридоре тоже расставлены часовые. Я серьёзно опасаюсь за уровень подготовки дворцовой стражи, поэтому взял на себя смелость вызвать сюда также Мику и Манна.

— Манн напугает её до смерти. — улыбнулся Риган.

— Зато Рун будет в восторге. — заметил Бран, затем заговорщически спросил. — Ты сегодня необычайно благодушен, неужели козла пустили в огород?

— Попридержи — ка язык. — посоветовал Риган, ткнув в его сторону указательным пальцем.

— О, прости, ненавижу быть бестактным. — сдувая с плеча невидимую пылинку, сказал Бран. — Но, как твой истинный, и возможно единственный друг, хочу предупредить, что по дворцу поползли слухи. Скоро присутствие Айи станет для всех очевидным, а положение её двусмысленным. Ты должен…ну не знаю, предупредить её что ли?

— Я позабочусь о ней. — отрезал Риган.

— Не нужно скалиться на меня. Я просто пытаюсь сказать, что для решения этой проблемы понадобятся более…изящные действия. Твой «не-смейте-мне-перечить» взгляд тут не поможет.

— Что же ты предлагаешь, мой, «знающий-толк-в-придворных-интригах», друг? — копирую манеру Брана, спросил Риган.

— Вообще — то, я уже предпринял кое-какие действия. — любезно сообщил тот. — Тебя же я лишь ставлю в известность, так как ты предпочитаешь быть в курсе всего. Полагаю, на твою долю всё равно выпадет самое сложное — не известно, как она отреагирует, разобьёт о твою голову горшок, или заплачет. Когда за твоей спиной шепчутся и бросают в след осуждающие взгляды, это, мягко говоря, неприятно. Я уж не говорю о том, что она не в курсе о существовании капсикейской принцессы на выданье…

Риган серьёзно призадумался. Скрывать от неё присутствие в замке Лены было опасно, потому что, если она узнает обо всём сама, бури не избежать. Кроме того, его эльф не сможет терпеть пренебрежительное отношение к себе. Она даже может вновь напялить своё отвратительное платье и попытаться покинуть Дворец. Естественно, он не позволит это сделать, хоть и обещал, что не станете удерживать.

— Я хочу, чтобы ты донёс до каждого человека во Дворце следующее, — в случае необходимости, я перенесу королевскую резиденцию к подножью Хребта в Магнитный Дворец. Он в четыре раза меньше и находится в такой же доступности, как и этот. В этом случае здесь останется минимальное количество челяди во главе с управляющим. Все остальные будут распущены. И ни один человек из Сусского Дворца не попадёт на службу в новую резиденцию. Ни один!

— Ты не привык мелочиться, верно? — ухмыляясь, спросил Бран.

— Что у тебя ещё? — игнорируя вопрос, буркнул Риган.

— У меня есть несколько претендентов на роль твоего секретаря, я бы хотел это обсудить…

Он не успел закончить, так как оглушительный звон колокола сотряс комнату. Затем последовал ещё один удар, а за ним ещё один. Мужчины синхронно вскинули головы, и уставились друг на друга. Риган сжал кулаки, пытаясь унять напряжение. Бран же, с завидной армейской выправкой встал с кресла и отвесил почтительный поклон.

— Приветствую тебя, Мой Король! Перед лицом Великой матери клянусь верно служить тебе, твоей Королеве и твоим детям до последней капли крови, быть преданным своей стране и уважать её законы. — отчеканил он.

Риган поднялся и подошёл к нему. Положив руку на плечо друга, он сказал:

— Принимаю твою клятву, Бран, сын Абсалона.

Бран склонил голову, в знак почтения и тихо сказал:

— Да будет так.

За дверью кабинета слышалась суета. Там раздавались голоса и топот шагов. Риган подошёл к окну и выглянул на улицу. Перед дворцом стали собираться люди. Нужно как можно скорее подтвердить смерть Ниамина. Также, он должен принести дары Кибеле, и произнести речь. Мозг Ригана уже начал работать на полную катушку, когда раздался тихий стук в дверь.

— Войдите. — громко сказал он.

В комнату нерешительно вошла Айа. Сегодня она выглядела очаровательно. На ней было новое платье молочного цвета. Многослойная тюлевая юбка доходила до лодыжек, открывая вид на изящные шёлковые туфельки. Верхняя часть платья состояла из корсета, расшитого мелкими желтыми цветами и обтягивающих длинных рукавов. На правой руке красовался браслет с подвесками, который они купили в городе. Волосы её были аккуратно зачёсаны назад и собраны в короткий хвостик, перевязанный жёлтой атласной лентой. Эта причёска подчёркивала плавные линии её скул и подбородка. Риган был повержен. Увидев, с каким пристрастием он её рассматривает, девушка смутилась, и на матовой бледной коже проступил румянец. Она выглядела такой аппетитной, что Ригану хотелось её съесть.

Услышав деликатное покашливание, он взглянул на Брана, который смотрел на него с глумливой улыбкой, что его сильно взбесило.

— Выметайся. — тихо сказал он ему.

Тот отвесил поклон и направился к двери, бросив на ходу:

— Будет исполнено!

Проводив его взглядом, Риган вернул внимание девушке. Присев на край стола, он скрестил руки на груди и сказал:

— У тебя крайне взволнованный вид.

Айа нервно улыбнулась и, прочистив горло, спросила:

— Ты теперь Король?

— Да. — ответил Риган.

— Поздравляю… — пискнула девушка. Она топталась на месте, как будто не знала как себя вести.

— Подойди. — велел Риган.

Сцепив руки в замок, Айа медленно приблизилась. Как только она оказалась в зоне досягаемости, Риган заключил её в объятия и прижал к себе, расположив между своих ног. Затем уткнулся носом в её волосы и вдохнул нежный цветочный аромат. Айа положила руки ему на грудь и стала выводить пальчиком узоры на его рубашке.

— Может, уже спросишь то, зачем пришла? — улыбаясь, спросил Риган.

Айа подняла лицо и посмотрела на него своими серьёзными карими глазами. Он подумал о том, что она крайне редко улыбалась, а её эльфоподобное личико часто бывало озабоченным. Не удержавшись, он поцеловал маленькую складочку, образовавшуюся между нахмуренными бровями. Наклонившись к её ушку, он прошептал:

— Говори, или я найду лучшее применение твоим губам.

Айа хихикнула, и когда он снова на неё взглянул, её лицо освещала улыбка. «Так — то лучше» — подумал Риган. Видимо, вспомнив о цели своего визита, она снова стала серьёзной и спросила:

— Твой отец умер?

— Если верить этому колоколу, то да. — ответил он.

— Тебе всё равно?

Подумав, как лучше ответить на её вопрос, он сказал:

— Я не видел его одиннадцать лет. За эти годы он ни разу не изъявил желания повидаться, разве что, написал пару писем. По сути, он чужой мне человек. Если выражаться грубо, то да, мне всё равно.

— Почему он так поступил? — тихо спросила девушка.

— Наверное, потому что был эгоистичным ублюдком. — пожав плечами, ответил Риган.

— Кто тебя воспитывал?

— Мой дядя Виг, старый вояка. Я рос в казарме, это было весело. — усмехнулся он.

— Ты не любишь говорить об этом?

— Предпочитаю смотреть в будущее.

Немного помолчав, Айа спросила:

— Что теперь будет со мной и Руном?

— О чём ты? — хмуро спросил Риган.

— Ну ты…мы…твоё положение изменилось. — запинаясь, заговорила она. — Наверное, нам следует переехать в город…

— Вы останетесь здесь. — прервал он её.

Айа кивнула, глядя на него, затем продолжила:

— Завтра состоится Большой Совет?

— Бран много болтает. — констатировал Риган.

— Волнуешься? — осторожно спросила девушка.

— Немного. — ровно ответил он.

— Там внизу толпятся люди. — кивнула она в сторону окна.

— Их Король умер. Они взволнованы и хотят новостей.

— Ты выйдешь к ним?

— Не сегодня.

— Сколько тебе лет? — опустив глаза куда-то в район его подбородок, спросила Айа.

Да уж, настоящий допрос, хмыкнув, подумал Риган.

— Двадцать три. — ответил он.

Девушка удивлённо взглянула на него.

— Но…получается… — растерянно пробормотала она.

— Что получается? — безэмоционально спросил Риган.

— Я старше тебя! — возмущенно воскликнула Айа.

— Ага, на два года. — подтвердил мужчина.

— Но это не правильно!

— Почему же?

— Потому что, не правильно!

— Не делай гору из муравейника.

— И что это значит?

— Это значит, не создавай проблем на пустом месте.

— Но, это не на пустом месте…

Риган не дал ей договорить, накрыв её губы своими. Под мягким напором они приоткрылись, пропуская его внутрь. Лежащие у него на груди пальцы, впились в рубашку, пуская по телу тёплую волну. Обхватив ладонями её бёдра, он прижал их к своему напрягшемуся паху. Прервав поцелуй, мужчина хрипло сказал:

— По-моему, мы прекрасно подходим друг другу.

Поняв намёк на её сомнения относительно их физической совместимости, Айа засмеялась, пряча лицо на его груди.

Стук в дверь прервал их интерлюдию. «Ну вот, началось» — подумал Риган. С неохотой выпустив девушку из рук, он разрешил войти. Визитёром оказался председатель Большого Совета, министр Надар. Это был седовласый тучный мужчина с проницательными серыми глазами. Вся собранная о нём информация говорила о том, что он был предан стране и королевской семье. Общаясь с ним ранее, Риган дал понять, что если тот желает, может и дальше оставаться при дворе в тех же полномочиях. Окинув их с Айей беглым взглядом, он моментально оценил обстановку и склонился в лёгком поклоне.

— Приветствую вас, Мой Король. — взглянув на девушку, добавил. — И вас, милое дитя.

Айа растерялась, не зная, что ответить. Она не привыкла общаться с высокопоставленными чиновниками и не знала этикета. Риган пришёл ей на помощь и сказал:

— Айа, нам с министром Надаром нужно поговорить, оставишь нас?

— Ох…конечно! — встрепенулась она, и, попрощавшись, скрылась за дверью.

Проводив её взглядом, министр обратился к Ригану:

— Очаровательно создание.

Риган молчаливо с ним согласился.

— Надеюсь, чувства к столь прекрасной деве не станут препятствием для заключения так необходимого стране брака с капсикейской принцессой? — как бы, между прочим, спросил министр, намекая на непростую ситуацию его родителей.

— Я знаю свои обязанности, Надар. — отчеканил Риган.

— Рад это слышать, Ваше Величество. — сказал тот. — И прошу, примите мои соболезнования по случаю кончины вашего отца.

— Благодарю. — кивнул Риган.

Обойдя стол, он занял своё место, пригласив жестом собеседника присоединиться. Устроившись в кресле для посетителей, Надар сказал:

— Пока готовятся траурные мероприятия, я бы хотел обсудить предстоящий Совет. Я бы хотел подчеркнуть, что выражаю вам свою полную поддержку. Конечно, кроме случаев, когда действия Короля могут нанести урон государству. В связи с этим, я бы хотел узнать, какие вопросы вы собираетесь поднять на завтрашнем Совете, чтобы быть, так сказать, во всеоружии.

— Вы выражаете мне поддержку, даже не зная какой курс я изберу? — уточнил Риган.

— Я не сомневаюсь, что вы выберете правильный. — сдержано ответил министр. — Я лишь надеюсь, что вы обратите внимания на аспекты, которые ваш покойный отец многие годы игнорировал.

Что ж, подумал Риган, одной головной болью меньше. Он рад был иметь такого союзника как Надар. Многоопытный министр с пониманием назревших проблем, что может быть лучше?

14.

Айа сидела на диване, расположенном в гостиной. В камине плясало весёлое пламя, согревая комнату и приятно припекая ей бок. На противоположном конце дивана, развалившись в небрежной позе, сидел Бран, попивая ларсу. На полу у их ног разместился Рун, поддерживая кулаками подбородок. Между Айей и Браном находилась шахматная доска, на которой разворачивалась драма.

Айа неплохо играла в шахматы, отец обучил их с Энки и они часто устраивали состязания между собой. Конечно, из них троих Энки был самым одарённым игроком. Она выигрывала у него лишь несколько раз, и то, при поддержке отца. Сердце на секунду сжалось от воспоминаний о доме и родных, которых она никогда больше не увидит. Отец сам вырезал для них фигурки, предав им вид маленьких человечков с отличительными особенностями — щитами, мечами и коронами. Со временем, они раскрасили их, выделив детали. Девушке было очень тяжело расставаться с этим набором, но им с Руном нужны были деньги для путешествия, поэтому она его продала.

Бран оказался сильным соперником, но не настолько, чтобы побить её. Ведь ей приходилось соперничать с Энки, а это сильно подтянуло её внимание. Бран старался сохранять самообладание, но Рун не упрощал ему задачу.

— Отец говорил, что главное не победа, а участие. — заметил брат.

Айа спрятала улыбку. Рун мастерски выводит её соперника их равновесия.

— Я ещё не проиграл, мальчик мой. — небрежно заметил Бран.

— А я и не говорю что проиграл. Я просто говорю, что отец так говорил. — выдав эту тарабарщину, он невинно улыбнулся.

Айа сделала ход слоном, завершая комбинацию, при которой королева Брана оказалась зажата со всех сторон. Ему оставалось лишь расстаться с ней, прихватив напоследок одну из её фигур.

— Кажется, у твоей королевы плохой день. — захихикал Рун, обращаясь к Брану.

Айа гордилась братом. Она начала учить его игре с четырёх лет, постепенно приучая к фигурам и объясняя правила. У него, определённо, был талант, так как сейчас она проигрывала ему, как когда-то Энки.

Бран небрежно передвинул королеву, забирая у Айи слона. Девушка рассчитывала поставить мат через два хода.

— Иногда, нужно проиграть бой, чтобы выиграть войну. — высокомерно заметил мужчина.

— Это не тот случай. — скептически покачав головой, сказал Рун.

— Если психологическое давление на меня не прекратится, — заявил Бран. — Я потребую у короля суда над вашей преступной группой.

Айа и Рун ахнули, демонстрируя полное несогласие с этими обвинениями. Затем все трое залились хохотом.

— Напомните мне больше никогда не играть с вами в шахматы. — сказал Бран. — Это самое большое моё унижение за долгие годы.

— Как пожелаешь. — ответила Айа. — Но мы всегда готовы дать тебе реванш.

Мужчина изобразил на лице первозданный ужас и театрально замахал руками. Айа вздохнула, и откинулась на спинку дивана. Предложенная Браном партия помогла ей немного отвлечься от беспокойных мыслей. Всё потому, что Риган находился на Большом Совете. Время было уже за полночь, но он до сих пор не вернулся. Айа считала это признаком того, что заседание приняло неожиданный оборот. Бран тоже нервничал. Но, по молчаливому сговору, они делали вид, что всё в порядке.

Накануне на закате состоялись похороны короля Ниамина. Они проходили согласно старой традиций. Тело покойного было перемещено в фамильную гробницу, находящуюся на нижних уровнях Дворца. Там его поместили в каменный саркофаг, который занял своё место рядом с другими членами королевской семьи. Айа не присутствовала при этом, как и Бран, которому Риган велел остаться с ней и Руном.

В тот же вечер в Храме Победы состоялась коронация и принесение даров Матери Богов Кибеле. Но это было скорее символическое действо, поскольку претендента на трон должен был одобрить Большой Совет. За всю историю существования Королевства было несколько случаев, когда наследника отвергали. У Ригана были очень маленькие шансы разделить судьбу тех неудачливых господ, но Айа всё равно нервничала.

Завтра по городу будут развешены бюллетени, сообщающие о принятом на Совете решении. И, несмотря на то, что празднества в честь Богини подошли к концу, завтра вся страна будет пить ларсу и веселиться, но прежде этого, соблюдя час тишины, в память об усопшем Короле. В Оре смерть воспринималась как неизбежная часть круговорота жизни, над которым властвует Великая Мать — Кибела. Поэтому длительные траурные мероприятия были не приняты. Айе вспомнились ханаанские традиции с трёхдневными оплакиванием умерших, гнетущей атмосферой мрачности и ощущением ничтожности человека перед Богами. Орская традиция, без сомнений, нравилась ей больше, хотя она и не до конца поняла её.

Айа не видела Ригана с тех пор, как покинула его кабинет вчера днём. Когда он пришёл в её постель этой ночью, она уже спала, о чем очень сожалела. Ей хотелось его увидеть, чтобы убедиться в том, что всё в порядке. Ведь у него был такой напряженный день.

Девушка с трудом могла осмыслить, как всего за несколько дней её жизнь сделала такой крутой поворот. Риган всё перевернул с ног на голову. «Несносный человек» — с улыбкой подумала она. Рядом с ним жизнь ощущалась такой настоящей. Как будто до этого она жила в полусне. Айа была уверена, что на свете нет второго такого человека, и хотела быть с ним так долго, как будет возможно. Риган никогда не запятнает себя супружеской неверностью, поэтому рано или поздно ей придётся уйти. Но до этого момента она будет купаться в своих ощущениях и наслаждаться каждой минутой. Было глупо отрицать, что она уже безвозвратно в него влюблена. После их близости она вообще ощущала себя потерянной для мира. Стыдно признаться, но Айа хотела снова ощутить тяжесть его тела. Его кожу на своей коже. Его губы повсюду где ему захочется…По телу пробежала дрожь, которая сменилась холодной пустотой, когда она представила, что на её месте будет какая-то другая женщина. Обхватив себя руками, Айа вернулась мыслями в реальность, где Бран с Руном вели очередной разговор.

— Айа говорит, если я не буду мыть уши, в них мох вырастет. А ты что об этом думаешь? — поинтересовался мальчик.

— Хм…вот что я тебе скажу, — изобразив крайнюю степень задумчивости, заговорил Бран. — Когда я был мальчишкой, то мыл уши только по большим праздникам. Однажды, я отправился в соседнюю деревню, по поручению матери. Путь мой пролегал через лес, но я хорошо знал те тропинки. Я решил срезать дорогу, желая поскорее вернуться и присоединиться к своим друзьям. И вот брёл я через чащу, как вдруг споткнулся о кочку, покрытую мхом. Я уж было хотел пнуть её, за то, что под ноги попалась. Но та вдруг зашевелилась и обернулась мохнатым чудиком, на вроде тролля.

— Быть не может! — зачарованно сказал Рун.

— Клянусь, так всё и было. — заверил его Бран.

— И что же дальше?

— Он попросил у меня сыра, так как очень надоели ему ягоды и грибы, которое только и можно найти в лесу. Я ему отдал весь сыр, что мать с собой положила. Оказалось, когда-то, он был мальчишкой, которого никто не мог заставить помыться. Вот он и порос мхом. А потом и вовсе в лес убежал, чтоб людей не пугать. Ну а после превратился в нечисть. Так что не знаю что насчёт ушей, но я бы на твоём месте не стал пренебрегать мытьём.

— Поразительно. — сказала девушка.

Рун потрясённо переводил взгляд с Брана на Айю. Мужчина вёл себя совершенно непринуждённо, как будто он не сочинил только что эту галиматью. Айа же сосредоточенно расправляла складки на юбке.

Неожиданно, в коридоре послышали тяжёлые шаги. Часовые отдали честь и тяжёлая деревянная дверь распахнулась. Энергичной размашистой походкой в гостиную вошёл Риган. Сердце Айи ухнуло вниз, затем вернулось на место. Она подскочила с дивана и пробежалась по нему взглядом, отмечая его видимое спокойствие. Бран и Рун также не отрывали от него глаз. Он был одет более официально, чем обычно. На нём был чёрный кожаный стёганый камзол на параллельной шнуровке по центру груди, кожаные бриджи и начищенные до блеска сапоги того же цвета. Айа думала, что он не мог выглядеть лучше, чем уже есть, но оказалась, что мог. В этом наряде Риган выглядел великолепно — широкоплечим, длинноногим и очень внушительным.

Казалось, он был удивлён обнаружить их всех здесь, бодрствующими. Не задавая никаких вопросов, он подошёл к дивану и остановился рядом с Айей. Взглянув на шахматную доску, он заметил:

— Это явно не твой мат, Бран. Слишком изящное решение.

Бран фыркнул, а Риган перевёл взгляд на девушку.

— Ты должна как-нибудь сыграть со мной. — сказал он и пробежался по ней взглядом от кончиков туфель до макушки, которую сегодня украшала коса. Она была одета в свободную белую рубашку с отворотом, заправленную в ярко — зелёную юбку. К рубашке был приколот маленький букетик цветов, который Бран вручил ей сегодня утром. Риган протянул руку и осторожно прикоснулся к яркому букетику, затем обернулся и с прищуров взглянул на друга. Тот ответил нахальной улыбкой.

— Может, уже, расскажешь, как прошёл Совет? — спросил Бран.

— Моё право на трон подтвердили. Об остальном поговорим завтра, я проголодался и устал.

— Я принесу тебе поесть. — вызвалась Айа, и направилась в трапезную, где по её просьбе оставили перекус, как раз на этот случай. Уходя, она услышала, как Рун спросил:

— А где твоя корона?

— Я покажу тебе её завтра.

Девушка быстро постелила на небольшой круглый поднос льняную салфетку и выложила на неё несколько кусков холодного мяса, два варёных яйца и разломала на части краюшку козьего сыра. Довершила натюрморт пара веток винограда и бутылка красного вина. Подхватив поднос и зажав между пальцами ножки двух фужеров, она направилась в гостиную. Риган расположился на диване, о чем-то переговариваясь с Браном. Рун всё также сидел на полу и клевал носом.

Айа поставила поднос с едой на диван между мужчинами, вручив им бокалы. Риган взял их, умудрившись при этом погладить пальцами запястье и ладонь девушки. Взглянув ему в глаза, она улыбнулась уголком губ. Затем обратилась к Руну:

— Пойдём-ка, я подоткну тебе одеяло.

Мальчик покорно поднялся и взял её за руку. Она ощущала на себя взгляд Ригана до тех пор, пока не покинула комнату.

Рун умылся без лишних уговоров, что не могло не радовать. Айа подумала о том, что было бы неплохо попросить Брана сочинить какую-нибудь историю о чистке зубов. Пока он раздевался и складывал на стул свои малоразмерные вещички, она разобрала его постель и взбила подушки. Руну досталось такая же просторная комната, как и ей. Сначала Айа предложила ему ночевать вместе, опасаясь, что ему может быть неуютно в незнакомом месте. Но Рун наотрез отказался, сославшись на то, что уже слишком взрослый для подобного. У неё было ощущение, что эту идею ему в голову кто-то вложил.

Девушка выделила Руну одну из своих новых рубашек в качестве пижамы. Та доставала ему почти до лодыжек, и у неё сжалось сердце при виде этой худенькой детской фигурки, похожей на дворцовое привидение. Накрыв его мягким одеялом, когда он улёгся в кровать, Айа присела рядом, перебирая его светлые волосы.

— Мы останемся здесь надолго? — тихо спросил Рун.

— Я не знаю. — шепотом ответила девушка.

— Здесь мягкая кровать, и одеяло тёплое. — зевая, отметил мальчик.

Айа почувствовала, как на глаза навернулись слёзы. Она никогда не чуралась работы, но женщинам в Ханаане платили намного меньше, чем мужчинам. Энки работал и за себя, и за мать. Но, когда и его призвали в армию, стало совсем туго. Рун наверняка и не помнил, каково это — спать в тепле и уюте. Из своих семи лет, четыре он спал вместе с ней на кровати, где матрасом служил тюфяк, набитый соломой.

Стерев с лица непрошенную слезинку, она хорошенько подоткнула ему одеяло со всех сторон, и, затушив свечи, вышла из комнаты. Подойдя к двери своей комнаты, девушка старательно восстановила дыхание, и помахала руками перед лицом, пытаясь просушить глаза. Она не хотела, чтобы Риган учинил допрос по этому поводу, ведь она не собиралась с ним это обсуждать. В последнее время она только и делает, что льёт слёзы. У него голова взорвётся, если она попытается объяснить их причины. Видимо, впервые за долгое-долгое время Айа чувствовала себя в безопасности и её внутреннее «Я» начало выплёскивать накопившееся перенапряжение.

Встряхнувшись, девушка вошла в комнату. Там горело лишь несколько свечей. Видимо, Риган поленился зажигать больше. В уборной слышались плески воды, из чего она заключила, что он моется. Его одежда валялась на полу, рядом со стулом. Айа подошла и подняла с пола тяжёлый кожаный камзол. Он такой огромный, что она могла бы носить его вместо пальто. Аккуратно повесив вещь на спинку стула, Айа подняла брюки и рубашку и сложила их рядом. Затем подошла к зеркалу и, глядя на своё отражение, зарылась пальцами в косу, которую сегодня ей соорудила одна из девушек, присланных Фэлбсом. Разрушив причёску, она покрутила головой и так, и эдак, рассматривая своё отражение. От долгой укладки волосы стали волнистыми и объемными, с такой причёской она выглядела как то по-другому, решила девушка. Она ещё какое-то время забавлялась со своими волосами, пока не услышал, как открылась дверь в ванную. Риган вышел оттуда, держась руками за висящее на шее полотенцем. На нём были лишь льняные штаны для сна. На великолепной голой груди поблескивали капли воды. Вытерев на ходу шею и грудь, он бросил полотенце на пол. Айа как загипнотизированная наблюдала за ним. Подойдя вплотную, мужчина посмотрел на неё сверху вниз и, склонив голову на бок, сказал:

— Кажется, меня сегодня навестила лесная нимфа?

Айа расплылась в улыбке от этого глупого комплимента.

— Я полагаю, Совет прошёл хорошо? — осведомилась девушка.

Риган развернул её спиной к себе и, отодвинув волосы, поцеловал затылок. От неожиданности и удовольствия, Айа поджала пальчики на ногах. Она почувствовала, как руки Ригана расстёгивают крючки на юбке, пока он говорил.

— Надар сделал за меня почти всю работу. Я никогда не видел оратора, подобного ему. Члены совета готовы есть у него с рук, это невероятно. — юбка соскользнула на пол, и он потянул вверх подол её рубашки. Айа подняла руки, чтобы он мог снять её через голову. Отбросив рубашку в сторону, Риган снова развернул её лицом к себе, и, удерживая руками за плечи, осмотрел с ног до головы.

— Что Надар думает о моём присутствии здесь? — трепеща под его взглядом, спросила Айа.

Риган ответил не сразу, так как всё его внимание было приковано к её груди, скрытой прозрачными кружевными чашечками шёлковой сорочки.

— Это его не касается. — хрипло сказал он.

Его взгляд скользил по её груди и ниже, вдоль тела, прикрытого тонкой облегающей тканью. Айа прикусила губу, отчаянно краснея.

— Моя сорочка совсем никуда не годилась, пришлось надеть эту. — промямлила она, пытаясь объяснить как на ней оказался этот неприличный кусок шёлка.

Посмотрев ей в глаза, Риган провёл руками по её плечам, и обратно, прихватив по пути тонкие бретельки сорочки, и сбросил их вниз. Гладкая ткань заскользила по её телу и осела в районе талии. Мужчина медленно перевёл взгляд на её полуобнажённое тело, оценивая результаты своей работы. В животе Айи запорхали бабочки, грудь покрылась мурашками, превращая вершинки в чувствительные камушки. Умирая от желания почувствовать на себе его руки, она зажмурилась и сделала глубокий вдох. Риган, тем временем, опустился на одно колено и, просунув пальцы под гладкую ткань в районе поясницы, потянул сорочку вниз. Руки мужчины очертили каждый изгиб её бёдер и ног и вот, девушка осталась перед ним в одних чулках.

— Оххх… — выдохнула она и ухватилась руками за его плечи, чтобы не упасть со своих дрожащих ног.

Даже сидя на коленях, Риган доставал головой до её груди. Айа подумала, что он может услышать бешеный стук её сердца. Он взглянул на неё снизу вверх, и девушка увидела, как участилась его дыхание, а губы приоткрылись. Обхватив ладонями её ягодицы, он притянул ей к себе и схватил губами вершинку груди. Айа простонала его имя и выгнулась навстречу его рту. Она чувствовала, как внизу живота заворачиваются безумные спирали и согнула одну ногу в колене, пытаясь унять давление. Риган оставил в покое её грудь и наклонился вниз, чтобы как следует исследовать языком её женское местечко.

Он удерживал её на месте, придерживая ягодицы своими большими ладонями, пока она извивалась и стонала. Она перестала контролировать своё тело и превратилась в безумную марионетку, когда ощутила сладкое покалывание между ног, за которым последовал взрыв и горячая волна, а за ней ещё одна. Девушка содрогалась и кричала, запрокинув голову назад. Когда тело снова стало принадлежать ей, Риган подхватил её на руки и понёс в кровати, что-то бормоча себе под нос. Его действия были немного грубыми, когда он бросил её на кровать поперёк матраса и перевернул на живот. В голове возникла мимолётная мысль о том, что он забыл снять с неё чулки.

Айа почувствовала между ног его пальцы, которые через секунду сменила его горячая твёрдая плоть. Двигаясь в ней в таком положении, он задевал внутри какую-то особую точку, заставляя её вздрагивать и извиваться. Она уткнулась лицом в одеяло, чтобы не кричать. Но тело снова начинало её предавать, внутри зарождалась дрожь. Риган навалился сверху, опираясь руками по обе стороны от её головы. Через несколько толчков её накрыла волна освобождения, перед глазами заплясали звёзды. Она кричала в матрас, набирала воздуха и кричала снова, пока её крики не слились с протяжным стоном Ригана. Он рухнул на неё сверху, дыша так, будто пробежал марафон. Спиной она чувствовала, как колотится его сердце. Перекатившись на бок, мужчина притянул девушку спиной к себе, обхватив руками и ногами. Нежно поцеловав её плечо, он прохрипел ей в волосы:

— Я чуть не расстался с жизнью. — Айа отреагировала тихим вздохом. Риган издал каркающий звук, похожий на смех и добавил. — Клянусь, тебя послали мне на погибель.

— Я не могу пошевелиться. — прошептала девушка.

— Я то думал, это из меня выкачали все жизненные соки. — прошептал он в ответ, уткнувшись лицом в её волосы.

Через некоторое время, Риган встал с кровати, лишая её своего тепла. Девушка протестующе забурчала, на что мужчина пообещал скоро вернуться. Он принёс влажную прохладную ткань и осторожно стёр следы их близости с её бёдер. Затем стянул с ног девушки чулки, поцеловав места, где жёсткая резинка оставила красный след на нежной коже. Уложив Айю на подушки, он лёг рядом и прижал девушку к себе, после чего накрыл их сплетённые тела одеялом.

— Не хочу засыпать… — прошептала она.

— А я очень хочу… — хмыкнул Риган.

— Но я хотела узнать, как у тебя дела… — сказала Айа.

— Тогда нужно было спрашивать. — ответил тот.

— Но ты мне и слова не дал сказать. — возмутилась девушка.

— Это потому что я устал от них сегодня.

— Что ж, тогда мне стоит помолчать… — прошептала она.

— Ты можешь рассказать мне о том, как прошёл твой день… — зевнув, сказал Риган.

Айа улыбнулась и, прикрыв глаза, стала рассказывать. Через пять минут они оба глубоко дышали, погрузившись в крепкий сон.

15.

Риган проснулся, как всегда, на рассвете. За годы службы он привык к такому распорядку, в отличие от Брана, который по утрам превращался в капризную принцессу. Со дня коронации прошло уже пять дней и дел у него только прибавилось. Но сейчас он думал не об этом. Айа во сне забралась на него, переплетя свои бесконечно длинные ноги с его ногами, и тихо посапывала, уткнувшись носом ему в шею. Её близость сводила Ригана с ума, поэтому он не стал отказывать себе в удовольствии и разбудил девушку ласками, чтобы заняться любовью. Он не мог ею насытиться, просто какое-то безумие. Нужно запереться с ней в комнате на пару недель, может тогда дурман в его голове развеется?

Айа снова заснула и, оставив её в их тёплой постели, Риган направился на утреннюю тренировку. В его крови бурлила энергия, которую нужно было куда-то выплеснуть. Утренние упражнения отлично прочищали голову и разгоняли кровь. Они с Браном оборудовали отдельную комнату для этих целей. Там находились снаряды для упражнений с мечом, а также приспособления для тренировки рук и ног. Дядя Виг говорил, что тело война его главное оружие и за ним нужно ухаживать соответственно. Закончив заниматься, он отправился в комнату, смежную с комнатой Айи, чтобы обмыться и не тревожить сон своего эльфа. Он ощущал себя так, будто не ел неделю. Определённо, для начала следует подкрепиться, решил Риган. Выйдя из комнаты, мужчина столкнулся с Браном, который нёс на плече мешок, набитый вещами. У него был крайне недовольный вид, что случалось редко.

— Что ты делаешь? — обратился Риган к другу.

— Переезжаю. — отрезал Бран.

— Куда? — удивился Риган.

— В конец коридора! — воскликнул Бран.

Риган посмотрел на него как на сумасшедшего, отчего тот взбесился ещё больше.

— Я дам тебе дружеский совет — если хочешь сохранить свою частную жизнь в секрете, не позволяй никому селиться рядом с комнатой Айи! Я долго терпел, но с меня хватит!

Риган почувствовал, что краснеет. Смущение — это эмоция, которую ему не доводилось испытывать, возможно, никогда. Почесав затылок и откашлявшись, он пробурчал:

— Не вздумай сказать что-либо подобное ей.

На лице Брана расцвела дьявольская улыбка. Теперь он явно наслаждался ситуацией.

— Что вы, Мой Король! Я оставлю эту честь для вас.

Развернувшись на пятках, Риган стремительно проследовал в свой кабинет. Войдя в него, он уселся за стол и попытался собраться с мыслями. Переложив несколько папок с места на место, он схватил отчёт по бюджету на текущий год и принялся изучать цифры. Перед глазами стояла отчётливая картина того, как Айа содрогается под ним в экстазе, сжимая дрожащими бёдрами его талию. Великая Мать! Он вскочил со стула и прошёлся по кабинету, призывая звуки её стонов покинуть его голову. В этот момент он понял, что оставить девушку себе было плохой идеей. Как он сможет отпустить её когда-нибудь? Сокрушенно вздохнув, Риган уставился невидящим взглядом в пространство. Он не может жениться на ней, Совет этого не допустит. Надар тоже. Нужно отослать её сейчас, пока ещё не поздно. Он запрокинул голову и рассмеялся. Ни за что!

Поток его тяжёлых мыслей прервал шум за дверью. Смех и голоса приближались к его кабинету. Риган остановился и посмотрел на дверь в ожидании. В комнату ворвался Бран, за ним вошли войны из его отряда. Их было четверо — его кузен Килиан, здоровяк Манн и его брат Мика, а также Эрид, воин, которому Риган однажды спас жизнь.

— Риган, ты должен был сразу взять меня с собой! — воскликнул Килиан. — Я протирал штаны в казарме, пока Бран нежился на белых простынях!

— Вообще-то, у тебя было задание. — напомнил Риган.

Бран пошёл к столу и уселся в кресло хозяина, сложив руки на груди. Мужчины окружили Короля, галдя и хлопая его по плечам.

Килиан был крупным, как Риган, только чуть худощавее и моложе на два года. Волосы того же цвета были коротко острижены, лицо гладко выбрито. Как это ни удивительно, но они были похожи, хотя Килиан был его кузеном со стороны отца, а Риган унаследовал черты и стать своих предков по материнской линии. Наверняка, сказалось то, что матерью Килиана тоже была капсикейка, правда не такого благородного происхождения, как у Ригана. В те годы, почти все члены королевской семьи вступали в браки с капсикейской знатью. Это должно было укрепить исторические связей между двумя народами.

Братья Манн и Мика были явно от разных отцов, поскольку отличались друг от друга как день и ночь. Манн был гигантом с бритой головой и выпирающими бицепсами. Он предпочитал носить кожаные жилеты, демонстрирующие покрытые татуировками рельефные руки. Его кожа была оливкового цвета, лицо грубое с крупными чертами, а глаза такие чёрные, что невидно зрачков. Обычно, люди перед ним разбегались как цыплята, предпочитая держаться подальше. Мика же был, на вид, совершенно обычным брюнетом среднего роста. Его лицо состояло из острых углов, а глаза стального цвета были цепкими как звериные когти. Под одеждой скрывалось жилистое и сильное тело, в котором работа каждой мышцы была отточена до совершенства. В тренировочных боях Риган, как и другие войны, часто терпел поражение от быстрого и манёвренного Мики. Он со спокойной душой сможет доверить ему охрану Айи. Если преследователь девушки объявится, ему придётся сильно попотеть, чтобы избавиться от её охранника.

Эрид был самой странной фигурой в этом квартете. Молчаливый одиночка родом из неизвестных земель. Он смотрел на мир исподлобья, с подозрением и настороженностью. Риган не знал, что сделало его таким, ведь он никогда ни с кем не делился личными мыслями. Это был раскосый брюнет с прямыми гладкими волосами, которые предпочитал носить заплетёнными в косу, доходящую до середины спины. Его одежда была проста и состояла из свободных чёрных шаровар, перехваченных на талии кожаным шнурком, и рубашки того же цвета. Обут он был в странные лёгкие тканевые туфли с уплотнённой подошвой.

Мужчины по очереди принесли Королю клятвы верности, которые Риган с гордостью принял. Килиан уселся на стол, болтая ногой. Мика и Манн расположились в креслах для посетителей, а Эрид встал рядом с Браном, сложив руки на груди. Риган помедлил некоторое время, обдумывая как лучше преподнести им информацию. Этим людям он доверял безоговорочно и мог просить их о чём угодно. Сейчас, когда они все здесь, он был спокоен, как никогда.

— Мне понадобится ваша помощь. — обратился он к друзьям. — В мире есть лишь пять человек, которым я доверяю как самому себе, и все они находятся в этой комнате. Помимо того, что я принял на себя обязанности управления Королевством, на пути в Сусс мы с Браном столкнулись с…обстоятельствами, которые потребовали вашего немедленного присутствия здесь.

Услышав слово «обстоятельства», Бран заулыбался, что не осталось незамеченным для остальных.

— Что за обстоятельства? — уточник Килиан.

— У нас есть труп ханаанского офицера, убийца, владеющий «Касанием смерти» и девушка. — ответил за Бран.

— Девушка? — смакуя каждую букву, спросил Манн.

— Ага, но если ты посмеешь глянуть на неё больше двух раз, Риган вспорет тебе брюхо. — сообщил его собеседник.

Всё внимание присутствующих переключилось на Ригана.

— Серьёзно? — медленно спросил Килиан.

— Бран, умолкни. — рявкнул Риган, затем продолжил. — В городе полный бардак. Я уверен, Дагон здесь и тот человек ищет его. Что-то творится прямо у нас под носом. Манн и Килиан, вы осмотритесь в городе. Мика, ты присмотришь за девушкой. Эрид, на тебе министр Надар. Наблюдай за его домом, этот человек очень важен для нас. Если с ним что-нибудь случится, придётся искать новые рычаги давления на Совет. Бран, ты останешься со мной.

— Не волнуйся, мы добудем тебе информацию. — уверил короля Манн.

— Риган, ты забыл упомянуть, что Айа как магнит для неприятностей. — добавил Бран. — Ты должен серьёзно это учитывать, Мика.

— Мне уже не терпится её увидеть. — улыбнулся тот.

— На твоём месте, я бы не говорил так. — шутя, сказал Бран. — Единственный человек, способный призвать её к порядку — это наш Король. В остальное время она как заноза в…

— Бран! — угрожающе воскликнул Риган.

— Прошу прощения, кажется, я сегодня много болтаю. — сказал тот и жестами изобразил, будто вешает на рот замок и выбрасывает ключ.

— Скоро подадут завтрак, — сказал Риган. — Давайте для начала поедим.

16.

Айа стояла перед зеркалом и поправлял ленту, которую использовала сегодня в качестве ободка. В последнее время она стала слишком часто смотреться в этот символ тщеславия, подумала девушка.

Оглядев своё отражение, она осталась довольна. Сегодня на ней была белая рубашка, поверх которой Айа надела красный бархатный сарафан. Он имел свободный крой и, на талии, девушка перехватила его широким поясом, расшитым узорами из разноцветного бисера. Она была в восторге от этой великолепной вещицы. Нужно отметить, что её новый гардероб вообще был роскошным. Она даже ощущала неловкость, пользуясь вещами, достойными королевы. В этом чувствовался какая-то фальшь, потому что она никакая не королева, а обычная бродяжка без рода и племени. Наверняка, отец отругал бы её за подобное описание своей родословной.

Все люди, с которыми ей доводилось общаться во Дворце, вели себя очень сдержанно, поэтому иногда она чувствовала себя неловко. Девушка старалась игнорировать эти неприятные мысли, потому что точно знала, почему она здесь — из-за Ригана. Одного его взгляда было достаточно, чтобы развеять все её печали. Одного прикосновения было достаточно, чтобы в её голове никаких мыслей не осталось вообще. Она знала, что он тоже к ней неравнодушен. Иногда, он смотрел на неё так, будто хотел съесть. Эта мысль рассмешила девушку и она закружилась по комнате, раскинув руки. Напевая мотив одной песенки, которую услышала на ярмарке, Айа выпорхнула за дверь. Ворвавшись в комнату Руна, она плюхнулась к нему на кровать и потрепала его волосы.

— Эй, засоня!

Рун натянул подушку на голову и что-то проворчал. Айа улыбнулась и засунула руку под край одеяла, чтобы пощекотать его пятки.

— Айа! — послышался возмущенный писк из-под горы постельных принадлежностей.

— Я умираю с голоду! — сказала девушка. — Скорее вставай, и пойдём завтракать.

Она не сказала, что надеется застать в трапезной Ригана. Воспоминания об их бурном утре пронеслись в голове как огненный вихрь. В течение последней недели они занимались любовью столько раз, что это, наверное, даже не прилично. Кажется, она стремительно превращается в сластолюбку. Когда Айа поделилась этими соображениями с Орским Королём, он заверил её в том, что никто никогда не узнает, как часто они это делают. Когда он излагал ей этот аргумент, в глазах его плясали такие чертята, что Айа подняла его доводы на смех. Вспомнив, что последовало за этим, она почувствовала, как щёки обдало жаром и на секунду её пронзило ощущение, будто она летит вниз на качелях. Прижав руку к животу, девушка сделала глубокий вдох.

— Ну же, Рун. — хрипловатым голосом позвала она. — Может быть, сегодня мы сможем сходить в город на прогулку…

Из-под подушки вынырнула белокурая макушка.

— В город? — с затаённой надеждой спросил мальчик.

— Но только, если ты немедленно отправишься умываться и чистить зубы.

— Не хочу чистить зууубы… — захныкал Рун.

Айа страдальчески вздохнула.

— Давай спросим у Брана, что он думает по этому поводу. — предложила она.

— Уж наверняка он скажет, что мне это не нужно. — заявил ребёнок.

— Вот и узнаем.

Рун облачился в новую рубашку и штаны. На ногах у него красовались начищенные кожаные ботинки. Она была удовлетворена его внешним видом, и лишь пригладила торчащую прядку волос, завершая образ. Взявшись за руки, они отправились завтракать. Рун ворвался в трапезную, как маленький ураган, и неожиданно замер как вкопанный. Айа врезалась в него и воскликнула:

— Рун, ради всех Богов!

Оглядевшись, она нашла причину этого столбняка. За столом, помимо Брана и Ригана, находилось еще четверо незнакомцев.

— А это что за райская бабочка? — пробасил огромный мужчина с лысой головой и голыми руками, покрытыми разноцветными рисунками.

Айа притянула Руна к себе и взглянула на Ригана в поисках поддержки и объяснений. Тот уже направлялся к ним. Кинув на девушку косой взгляд, он вырвал Руна из её хватки и подтолкнул мальчика к столу со словами:

— Смелее, парень, мясной рулет остывает. — затем добавил, обращаясь к Брану. — Присмотри за ним.

Развернувшись, он схватив Айю за локоть и бесцеремонно потянул к выходу.

— Да что происходит? — возмутилась девушка.

Игнорируя вопрос, мужчина вытолкал её за дверь и оглянулся по сторонам. Выбрав восточное направление, он зашагал по коридору, заставляя её практически бежать следом. Свернув за угол, Риган толкнув девушку к стене, и упёрся обеими руками возле её головы. Склонившись, он уткнулся носом ей в шею.

— Ты специально это делаешь? — пробормотал он.

Айа была настолько потрясена его импульсивным и совершенно нехарактерным поведением, что ответила вопросом на вопрос:

— Ты сошёл с ума?

Риган хрипло засмеялся, щекоча кожу теплым дыханием. Она пыталась игнорировать головокружительный эффект от его близости.

— Считаешь, я веду себя как безумный? — хрипло спросил он, взглянув ей в глаза.

— А ты так не считаешь? — осторожно спросила она.

Медленно на его лице расцвела улыбка. Не просто улыбка, а настоящая улыбка, которая вызвала морщинки вокруг голубых глаз и заставила выглянуть ровные белые зубы. Эта трансформация так преобразила его лицо, что Айа задержала дыхание. «Вот это да!» — зачарованно прошептал голос в её голове. Девушка моргнула несколько раз, как будто не веря глазам.

— Тебе очень идёт этот цвет. — сказал Риган и обхватил одной рукой её лицо, поглаживая большим пальцем щёку. — Ты похожа на королеву фей, явившуюся прямо из снов. Я уверен, если ты просто попросишь, мои друзья согласятся стать твоими собачонками.

Сердце Айи забилось быстрее, и улыбка осветила лицо. Смеющийся Риган, болтающий глупости — это что — то потрясающее. Она не хотела спугнуть это настроение.

— Поэтому ты решил принять удар на себя? — спросила девушка и медленно положила руки ему на грудь. Под ладонями ощущались сильные удары его сердца.

— Нужно убедиться, что ты не представляешь опасности. — заявил мужчина.

— И как будешь убеждаться?

— Понятия не имею. Я ничего не соображаю, потому что вся кровь в моем теле сосредоточилась в одном месте.

— Риган! — возмущенно воскликнула девушка, не веря, что он мог такое сказать.

— Думаю, не нужно объяснять в каком? — продолжил он похабничать.

Айа возмущенно толкнула его в грудь и попыталась поднырнуть под руку.

— Не так быстро. — смеясь, сказал мужчина.

Обхватив её талию рукой, он прижал девушку к себе и впился в губы жгучим требовательным поцелуем. Он быстро преодолел её сопротивление и коснулся её языка своим. От этого она покрылась мурашками с ног до головы. Вкус любимого мужчины превратил её в податливую желеобразную субстанцию. Когда он перестанет делать это с ней? Она встала на цыпочки и обвила руками его шею, желая ещё теснее прижаться к его большому твёрдому телу. Риган с шумом втянул воздух через нос и зарылся пальцами в её волосы. Слегка потянув за них, он заставил Айю откинуть голову назад и прошёлся влажными поцелуями по её шее.

— Мммм… — простонала Айа.

Если бы он сейчас выпустил её из объятий, она бы рухнула на пол как подкошенная. Рука Ригана спустилась ниже и обхватила её ягодицу через слой бархатной ткани. Айа схватила его за волосы, заставляя оторваться от её шеи, и набросилась на его губы, возвращая поцелуй. Рука на её ягодице сжалась, и девушка подняла ногу вверх, положив её ему на бедро. Даже сквозь одежду она чувствовала его возбуждение, отчего по её крови пронёсся пожар. Она застонала Ригану в губы и подалась бёдрами вперёд. Разорвав поцелуй, мужчина сжал её в объятиях двумя руками, лишая возможности двигаться, и прошептал на ухо:

— Ты ведёшь себя как маленький варвар.

— Ох…пожалуйста… — захныкала девушка, пытаясь снова дотянуться до его губ, но Риган лишь сильнее сжал её в своих руках, призывая к порядку. Поцеловав лоб девушки, он положил подбородок на её макушку и сказал:

— Вот, теперь я могу спокойно начать день.

— Я думала ты начал его на рассвете. — пробурчала Айа ему в шею.

— Я тоже так думал, но это было до того, как я увидел тебя в красном. — улыбаясь ей в волосы, ответил Риган.

— Не настолько уж я и хороша. — промямлила она.

Риган обхватил её лицо ладонью, заставляя взглянуть себе в глаза. Айа подчинилась, поскольку, с недавних пор, это стало одним из её любимых занятий.

— Ты самая прекрасная девушка по эту сторону Хребта. — серьёзно сказал мужчина.

— Только по эту? — возмущённо воскликнула она.

— Ты становишься тщеславной. — укоризненно сказал Риган, но, в глазах его плясали смешинки. — Теперь пойдём, накормим тебя хорошенько.

В трапезной царило веселье, в центре которого находился Рун. Он явно познакомился с друзьями Ригана и уже расспрашивал их о чистке зубов. Айа не была уверена насчёт остальных, но Бран точно знал, чем они с Риганом занимались за дверью. Он одарил девушку понимающей улыбкой, из-за которой ей захотелось хорошенько его стукнуть. Мужчины смотрели на неё с любопытством и восхищением. Такое внимание было для неё в новинку, поэтому она покраснела и опустила взгляд. Почувствовав её замешательство, Риган сжал руку девушке в своей и переплёл их пальцы. Если у мужчин и были какие-то сомнения по поводу степени их близости, то это движение всё расставило по местам.

Риган представил её друзьям, после чего позволил представиться им. Поразительно похожий на Ригана молодой человек вскочил со стула и, подойдя к Айе, склонился в поклоне.

— Моё имя Килиан, прекрасное видение! — объявил мужчина с обворожительной улыбкой. Он был поразительно похож на Ригана, но немного моложе и глаза у него были зелёные, а не голубые. Правильно истолковав её замешательство, он сказал. — Я кузен этот угрюмого типа, поэтому он чем-то на меня похож.

— Если уж на то пошло, это ты похож на меня. — заметил Риган, пытаясь быть серьёзным.

— Мне очень приятно, Килиан. — улыбнувшись, ответила девушка.

— Я в вашем распоряжении в любое время, только позовите.

Айа улыбнулась и взглянула ни Ригана. Тот ответил ей красноречивым взглядом, в котором читалось «я-же-говорил». Гигантский мужчина с татуировками встал и, подойдя к Килиану, хлопнул того по плечу своей огромной ручищей. Человека помельче такой жест, наверняка, свалил бы с ног.

— Я Манн. Клянусь жизнью, я не встречал девы прекраснее. — громогласно заявил гигант. На его суровом лице появилась в дьявольская улыбка. Теперь он не выглядел таким пугающим, а лицо стало даже красивым. — Нашего Короля благословила сама Кибела, раз уж ему посчастливилось повстречать такое райское создание.

От обилия цветистых комплементов Айа прыснула от смеха.

— Спасибо, сэр Великан. — присев в лёгком реверансе, сказала она.

— Риган, где ты нашёл эту малышку? — расплывшись в улыбке, спросил Манн. — Может там есть ещё одна такая?

— Надеюсь что нет. — ровным голосом ответил Риган. — Это означало бы вдвое больше неприятностей.

Айа возмущенно взглянула на него, в то время, как мужчины добродушно засмеялись. Даже Руна, казалось, порадовал этот ужасный комментарий. Из-за стола поднялся красивый брюнет и подошёл к ним. Он двигался так плавно, словно кошка. Девушка с любопытством наблюдала за ним, пытаясь понять, как у него это получается.

— Я Мика. — склонив голову, сказал он, и указал рукой на сидящего за столом мужчину с раскосыми глазами и блестящей чёрной косой. — А это Эрид, он не особо разговорчив. По просьбе Короля я буду присматривать за тобой, и ограждать от неприятностей.

— О, что ж, приятно познакомиться. — ответила Айа. — Но вы должны знать, что все эти слухи насчёт неприятностей преувеличены. — Сделав ударение на последнем слове, добавила она.

— Да уж… — пробормотал Бран, за что получил от девушки испепеляющий взгляд.

Дальше завтрак протекал в непринужденной обстановке. Айа поняла, что Риган был близок с этими людьми. Они были давно знакомы и знали его очень хорошо. Килиан и Манн рассказали несколько историй о жизни на границе, в них иногда фигурировал Риган, поэтому Айе было вдвойне интересно. Мика и Манн оказались братьями, что не могло не удивлять. Помимо очевидных внешних различий, в сравнении с братом Мику можно было назвать флегматичным молчуном. Что касается Эрида, у девушки появились сомнения в том, умеет ли он вообще разговаривать. В любом случае, это не особо беспокоило её. Как говорится, на свете всякие нужны.

Дождавшись небольшой паузы в разговоре, Айа решила, что сейчас самое время поднять мучивший её вопрос. Она взглянула на сидящего рядом Ригана и спросила:

— Мы с Руном хотели бы выйти сегодня в город.

— Исключено. — ответил Риган, даже не потрудившись посмотреть на неё.

— Вовсе нет! — возразила Айа — Мы не можем вечно сидеть взаперти.

— Я думал, прогулки из Ханаана тебе надолго хватило. — бросил он.

Айа сжала губы в тонкую линию и сказала:

— Значит, ты думал неправильно.

— Вы не выйдете из дворца, пока мы не найдём ханаанского убийцу. — спокойно сказал Риган.

— А если вы его никогда не найдёте? — сложив на груди руки, поинтересовалась девушка.

— Ты обижаешь моих людей.

— Мы прогуляемся по главной улице. И с нами будет Мика. Ничего не случится.

Риган перевёл на неё прищуренный взгляд.

— Ты плохо меня слышала? — спросил он — Вы. Никуда. Не идёте.

Айа сделала глубокий вдох, и затем медленно выпустила воздух. «Упёртый осёл».

— Ты делаешь гору из муравейника. — использовала она его же фразу.

— Если ты решила вывести меня из себя, то тебе это почти удалось. — сжав челюсти, бросил он.

— Я просто хочу прогуляться, что здесь такого? — вскипела девушка.

— Тебе напомнить, что произошло в последний раз, когда ты «просто пошла прогуляться»?

— Ты про тот раз, когда я встретила тебя, несносный ты человек?! — крикнула она.

Они уставились друг на друга как два бойцовских петуха. Пока продолжалась эта перепалка, присутствующие за столом не смели проронить ни слова и переводили взгляд с одного на другого. Как будто наблюдали за перебрасыванием мяча.

— Вот это да! — восторженно сказал Килиан. — Скоро ли в ход пойдут столовые приборы?

Со всех сторон послышались смешки. Только Риган и Айа уставились в свои тарелки, игнорируя общее веселье.

— Послушай, Риган, — сказал Бран. — Я мог бы пойти с ними.

— Да, и я тоже! — присоединился Манн.

— И я! — это был Килиан.

Айа бросила им благодарный взгляд, и с нетерпением стала ждать, что на это сможет возразить Король. Его лицо было абсолютно непроницаемо.

— Полагаю, у вас нет других дел на сегодня? — осведомился он.

— Нам всё равно нужно осмотреться. — сказал Килиан.

— Что ж, в таком случае не смею вас удерживать.

Все вздохнули с облегчением, радуясь тому, что стычка между Королём и его «эльфом» закончилась без кровопролития. Тем не менее, он не поскупился на последнее слово.

— Если с ней что-нибудь случится, я велю отрубить вам головы. — с этими словами он встал и покинул трапезную, оставляя после себя гнетущую тишину.

— Он ведь пошутил? — спустя минуту спросил Манн, ища поддержки у товарищей.

— Да. — поддержал его Килиан, но подумав добавил менее уверенно — Или нет?

Бран задумчиво промолчал, Айа же втянула голову в плечи. Может, это и в самом деле была плохая идея?

17.

Денёк выдался отличный. Тёплое весеннее солнышко ласкало кожу, лёгкий ветерок нёс запахи проснувшейся земли и травы. Айа и Рун покинули королевскую резиденцию в сопровождении четырёх войнов. По настоянию Брана они воспользовались задними воротами, чтобы сохранить инкогнито. Также, Бран аккуратно намекнул, что ей не мешало бы сменить наряд, если она не хочет двигаться по городу, словно у неё на груди висит мишень с яблочком в центре. Поэтому она надела своё коричневое платье, которое по её просьбе почистили и починили. Она с удивлением обнаружила, что отвыкла от неприятных ощущений, рождаемых прикосновением к коже жесткой шерстяной ткани. Айа расценила это как плохой сигнал, ей нельзя разнеживаться, жизнь в любой момент может подкинуть каверзу.

Народу в городе значительно убавилось, в связи с тем, что празднества в честь Кибелы давно закончились. Тем не менее, в Оре не скупились на всевозможные ритуалы, поэтому вечером планировалось торжественное сожжение гигантского соломенного человека, которое ознаменовывало начало посевных работ. Рун с нетерпением ожидал вечера, поскольку Бран обещал ему организовать просмотр этого дива прямо с одной из башен Дворца. Манн и Килиан тоже рассчитывали присоединиться к ним. Это наталкивало девушку на мысль о том, что мужчины не взрослеют никогда.

Айа медленно двигалась по шумной улице. Рядом с ней, словно тень, шёл Мика. Бран также был рядом, привычно держа Руна на плечах. Кили и Здоровяк Манн следовали на некотором расстоянии, чтобы не привлекать к ним внимание, поскольку огромный татуированный мужчина как бельмо выделялся в толпе. Бран привёл их к лотку со сладкими сахарными леденцами, которые были выполнены в форме мужских бюстов с коронами на головах. Айю так развеселили эти символичные сласти, что она купила несколько разноцветных штук в подарок Ригану.

Люди проходили мимо них и не обращали внимания. Конечно, если не считать всех тех девушек, которые строили глазки Брану. Мужчина расслабленно вышагивал, сверкая своими восхитительными ямочками и белозубой улыбкой. Кожаный жилет и узкие тканевые брюки подчёркивали атлетичность и гибкость фигуры. Он, определённо, был красавцем и знал об этом.

— Всё таки, ты повеса. — констатировала Айа, обращаясь к Брану.

— Кто такой повеса? — сразу же встрепенулся Рун.

— Ну, это… — что ж, она не была готова к этому вопросу.

— Это человек, который никогда не обидит девушку пренебрежением. — сформулировал Бран своё видение. Айа фыркнула, в то время как Мика тихо хохотнул в сторону.

— Ты когда-нибудь был влюблён? — спросила Айа.

— Да, каждый раз. — театрально вздохнув, сообщил тот.

Айа снова фыркнула, и, подумав, добавила:

— Что ж, и на старуху бывает проруха.

— О чём это ты? — с опаской спросил Бран.

— О том, что однажды и тебя огреет мешком по голове. Надеюсь в этот момент оказаться по близости. — вместо Айи ответил Мика.

Бран посмотрел на них как на неразумных детей и сокрушённо покачал головой. Айа и Мика переглянулись и послали друг другу заговорщические улыбки.

Увидев справа сувенирную лавку, девушка поспешила туда. Трапециевидная застеклённая витрина была заполнена различными диковинными вещичками. Особенно девушку поразила уменьшенная копия Королевского Дворца, выполненная так точно, что в стенах можно было сосчитать каждый кирпичик. На окнах были стёкла с рамами. Они вчетвером склонились над витриной, разглядывая макет.

Айа решила зайти в лавку и осмотреться, её провожатые направились следом. Чего там только не было — книги, ковры и посуда, пергаменты на неизвестном языке, статуэтки, странная деревянная обувь из неизвестных земель и многое-многое другое. Из-за угла вынырнул торговец и стал таскать её среди полок, безостановочно тараторя и тыкая пальцами во все стороны. У неё осталось две серебряные монеты, и она очень хотела купить Ригану какую-нибудь диковинку. Не меньше часа она рассматривала предлагаемые торговцем вещицы, игнорируя хмурое лицо Брана, которому не терпелось покинуть лавку. Мика и Рун вышли на улицу, чтобы поглазеть на проходящую по улице процессию жриц Храма Победы. Бран же пристроился на стуле в углу и, сложив руки на груди, смотрел в потолок. Неожиданно дверной колокольчик зазвенел, и в помещение вошла девушка в глубоком капюшоне. Пробормотав приветствие, она прошла к шкафу с посудой и стала сосредоточенно изучать ассортимент. Бран снова вернулся к созерцанию потолка, а Айа продолжила изучать предложенные торговцем вещи. Она остановила свой выбор на медной чернильнице бочкообразной формы, на крышке которой сидел маленький свирепый дракон. Он раскинул крылья и разинул зубатую пасть. Вместо глаз у него было два чёрных камушка. Это была тонкая работа неизвестного мастера. Дракон выглядел как живой. Казалось, вот сейчас он оторвёт когтистые лапы от крышки и взлетит, извергая пламя. Улыбнувшись, Айа развернулась к Брану, чтобы спросить его мнение. Нов этот момент раздался оглушительный шум со стороны стеллажа с посудой. Полка рухнула, погребая под собой расписные тарелки и графины, девушка в плаще испуганно отскочила и врезалась в Айю. Бран выполз из своего угла и подошёл к убивающемуся торговцу, чтобы помочь. В этот момент, девушка развернулась лицом к Айе и что-то сунула ей в руку со словами:

— Будь завтра в Храме Победы после заката.

Прежде чем Айа успела как следует её рассмотреть или расспросить, та развернулась и выпорхнула на улицу. Раскрыв ладонь, Айа с изумлением обнаружила в ней шахматную фигурку в виде человечка в шлеме и со щитом. В некоторых местах краска была протёрта, будто кто-то регулярно держал фигурку в руках. Спрятав дрожащую руку в карман, девушка отвернулась и потрясённо уставилась в стену. Это была точная копия фигурки, входящей в комплект, который вырезал для них отец. Точная копия фигурки, которую Энки взял с собой в качестве талисмана, уходя на службу в армию. Когда Риган описал ей человека по имени Дагон, Айа сразу подумала об Энкие, но отмела эти мысли, так как это было совершенно невероятно. «Неужели…неужели Энки здесь?». Она подпрыгнула от неожиданности, когда Бран тронул её за плечо.

— Айа, ты в порядке? — спросил он.

— А…да, всё хорошо. Просто испугалась. — развернувшись ответила девушка и выдавила улыбку.

Бран с подозрением посмотрел на неё и сказал:

— Уверена? Ты бледная, тебя не ранило? Я не хочу, чтобы Риган посадил меня на пику у ворот.

— Не говори глупостей! — раздражённо сказала девушка, затем добавила спокойнее. — Давайте вернёмся во Дворец.

По пути домой Айю раздирали противоречивые мысли. Должна ли она рассказать Ригану о случившемся? «Разумеется, нет!» — кричал внутренний голос. Вдруг это какая — то ловушка? «Маловероятно» — парировал её оппонент. Может ли эта деревяшка действительно принадлежать Энки? «Пойди и узнай» — было ей ответом.

Они вернулись с прогулки вчетвером, поскольку Манн и Килиан ещё не закончили свои дела в городе. Помимо всего прочего, Айю снедало беспокойство по поводу подарка, который она купила для Ригана. Вдруг ему не понравится эта дешёвая безделушка? Не стоило ей покупать, это глупо. Во дворце миллион и ещё тележка всяких изысканных мелочей. Сейчас эта идея казалась ей чудовищно наивной. Ну в самом деле, зачем ему эта несчастная чернильница? Если он захочет, у него будет миллион чернильниц, по одной на каждый день недели. Что уж говорить о дурацких леденцах. Можно подумать, он станет их есть. Тем не менее, представив Ригана с леденцом во рту, она невольно улыбнулась. Всё-таки она должна отдать подарки, они принадлежат ему. Если она этого не сделает, они просто прожгут ей карман.

— Я думаю Риган сейчас на тренировочном поле, объезжает Харона. — спуская с плеч Руна, сообщил Бран. Взгляну на Айю он нахмурился. — Да что с тобой?

— Всё прекрасно. — ответила девушка и сглотнула.

— Хочешь найти Ригана, или пойти наверх? — спросил её Мика.

— Я бы хотела увидеть Короля. — уверенно ответила она.

— Я тоже хочу с вами. — заявил Рун.

— Ну разумеется. — хмыкнул Бран.

— Тогда пошли. — сказал Мика.

Они прошли через коридоры первого этажа, где Айа до этого не бывала. Она совершенно точно не могла ориентироваться во Дворце.

— Если вы бросите меня тут одну, я буду бродить по этим коридорам неделями. — сообщила она.

— Это проще чем кажется. — сказал Мика. — Если идти любым коридором нигде не сворачивая, рано или поздно попадёшь на лестницу или анфиладу. На каждом лестничном пролёте обозначено крыло и этаж. Мы сейчас в восточном крыле и нам не нужно подниматься наверх, так как мы хотим попасть на задний двор. Таким образом, нам просто нужно придерживаться правой стороны коридоры и он выведет нас наружу.

— Это звучит совсем не просто. — с сомнением сказал Рун, читая мысли Айи.

— Мы с вами потренируемся в ближайшие дни. — заверил его Мика.

К тому моменту, как они выбрались наружу, девушка практически подавила волнение. Она просто вручит ему подарки, как нечто ничего не значащее. Нащупав в кармане свои сокровища она глубоко вздохнула.

Внутренний двор был залит мягким светом заходящего солнца. Серые стены, шпили и все постройки, находящиеся там, были окрашены в мягкий розовый цвет. От этого зрелища защемило сердце. В большом загоне носился Харон, словно крылатый конь из легенд, которые ей рассказывал отец. Айа подумала, что такой жеребец подошёл бы самому Балу.

Она не сразу заметила Ригана, который стоял лицом к загону перед ограждением, поставил согнутую ногу на нижнюю перекладину и положив руки в верхнюю. На нём, как всегда, были кожаные брюки и шнурованные сапоги до колен. Рубашка выбилась из-за пояса, видимо, после скачки. Волосы были слегка взлохмачены, несколько пшеничных прядей падало на лицо. Кажется, ему пора переплести волосы, подумала девушка. Как всегда, сердце её дрогнуло при виде Короля. Его тело излучало силу и энергию, мужественность сочилась из каждой его частички, словно он пил её бочками. Ей хотелось, чтобы он повернул голову и улыбнулся. Тогда бы она бросилась к нему со всех ног и повисла на шее. Или она бы могла просто подойти и обнять его за талию, прижавшись к сильной спине щекой.

Увлёкшись созерцанием великолепной фигуры Ригана, Айа не сразу заметила, что рядом с ним стояла женщина. И не просто женщина, а настоящая красавица. Стройная, с превосходными формами и матовой бледной кожей. Копна медных волнистых волос спускалась почти до талии. Даже отсюда было видно, что черты её лица безупречные и тонкие. На ней было лёгкое зелёное платье, обтягивающее верхнюю часть тела как перчатка, подчёркивая все выпуклости. Риган слегка склонил голову в её сторону и о чём-то увлечённо с ней беседовал.

Айа сбавила шаг и спряталась за спину Мики. Она видела, как Бран бросил на неё осторожный взгляд, что добавило масла в огонь её неуверенности и страха. Ведь у неё нет на Ригана никаких прав. А эта женщина, кто она? Красавица заметила их появление и с любопытством прищурилась. Поняв, что за его спиной что-то происходит, Риган обернулся. Он посмотрел на мужчин и, заметив Айю, лишь вскользь прошёлся по ней взглядом, после чего вернул своё внимание незнакомке.

Айа почувствовала, как внутри у неё всё перевернулось, и к горлу подступил ком. Она отвернулась и посмотрела направо, затем на лево, не зная, куда себя деть. Риган же оставил свою собеседницу и лёгкой трусцой подбежал к ним. Айа обняла себя руками, борясь с внутренней дрожью. Он явно не хотел знакомить их с этой женщиной. «Неужели из-за меня?». Чувствуя себя не в своей тарелке, она сосредоточилась на Короле.

— Как прошёл день? — обратился он ко всем, избегая смотреть на девушку.

— Без происшествий. — ответил Бран.

— А можно мне посмотреть на Харона? — сразу прихватил удила Рун.

Потрепав его по волосам, Риган ответил:

— В следующий раз я возьму тебя с собой. Сегодня с него уже достаточно.

Мальчик слегка поник, но Бран напомнил о том, что скоро они отправятся смотреть на сожжение соломенного человека. Это быстро подействовало.

— Я присоединюсь к вам за ужином. — сказал Риган, снова не удостоив Айю взглядом, после чего развернулся и направился к загону.

В молчании они пошли прочь со двора. Айа обернулась, чтобы бросить последний взгляд на Короля. Тот продолжал прерванную беседу с рыжей. Айа проделала путь до королевских апартаментов, находясь в трансе. На вопросы Брана она кивала невпопад. Все её силы были сконцентрированы на том, чтобы подавить проклятый ком в горле и сдержать рвущиеся наружу слёзы. «Не плакать. Не плакать. Не плакать». Попав в королевские покои, она попросила Брана присмотреть за Руном, сама же направилась в свою комнату.

— Сейчас подадут ужин! — крикнул ей в след Бран.

Она никак не отреагировала, быстро удаляясь по коридору. В комнате стоял полумрак, но девушка не стала зажигать свечи. Подойдя к кровати, она легла на спину и положила руки вдоль тела, глядя в темноту. «Не плакать. Не плакать. Не плакать». В груди была ужасная тяжесть, как будто кто-то засунул туда камень. Она не знала, почему Риган поступил так с ней, но это было ужасно больно. Она прокрутила в голове весь сегодняшний день, начиная с того момента, как он любил её на рассвете. Затем, как смеялся и шутил перед завтраком. Как целовал, словно она самое сладкое лакомство на свете. И затем, как пощёчину, преподнёс ей холодное равнодушие. Она могла быть с ним, несмотря на своё положение…любовницы. Но то, что произошло сейчас, это слишком ранит. Он обладает над ней такой властью, что малейшего взгляда достаточно, чтобы выбить почву у неё из-под ног. Девушка не сомневалась, что Риган испытывал к ней влечение, но и только. «Он никогда и не говорил о любви» — шептал рассудок. Находиться рядом с любимым человеком и чувствовать его пренебрежение — это сломает её. Нельзя здесь больше оставаться. Она одолжит денег у Брана и вернёт когда найдёт работу.

Повернув голову, девушка уловила запах Ригана, который хранила подушка. Уткнувшись в неё лицом, девушка дала волю слезам.

18.

Риган взлетел по последнему лестничному пролёту и оказался в коридоре, ведущем в апартаменты. Нужно бы поручить Айе выбрать для них новые. Более просторные. И подходящие ему по статусу. Благо, во дворце таких хватало.

Он ужасно проголодался и хотел увидеть своих друзей, чтобы обсудить дела. В скором времени в Ор явится посланник от капсикейского правителя, для обсуждения договора о найме войнов.

Сегодня он имел щекотливый разговор с Магдаленой. Капсикейка явилась к нему, чтобы деликатно просить его жениться на ней. Лицо женщины не просто говорило, кричало об отчаянии. Он понимал, что от положения высокопоставленной заложницы её спасёт лишь замужество. Но, к несчастью для неё, у Ригана совсем помутился рассудок. Потому что он всерьёз подумывал о том, чтобы сделать своей королевой ханаанскую сироту.

Если уж говорить о доводах, то брачный союз с Магдаленой Ору совершенно ни к чему. Отношения между двумя странами, итак, ровные. Кроме того, мать Ригана была капсикейской принцессой, это ли не самые крепкие узы, связывающие два мира? Гамелькун — нынешний правитель Капсикеи, приходится Ригану дядей. Королева Свана была его младшей сестрой. Риган никогда не видел своих родственников с той стороны, но был бы не прочь встретиться. Тем более, что теперь он Король, и это рано или поздно произойдёт.

Мысли его снова вернулись к Айе. Возможно, она уже носит их ребёнка. От этой мысли внутри у него всё потеплело. Воображение рисовало маленькую светловолосую девчушку, с острым личиком и маленьким закруглённым носиком, как у матери.

Войдя в апартаменты, он сразу направился в трапезную и не ошибся — его войны расселись за длинным столом, наполняя тарелки едой.

— Риган, я слышал, на улицах говорили, будто ты безусый юнец. — объявил Манн.

— А я слышал, будто все эти годы ты жил у своего дяди Гамелькуна. — жуя салат, добавил Килиан. — Говорят, там тебе и невесту сосватали.

— Что ещё? — спросил Риган, усаживаясь за стол.

— Люди относятся к тебе с подозрением. Говорят что ты чужак, да ещё выглядишь как северянин. — сказал Килиан.

— А что за пределами столицы? — спросил Король.

— Мои информаторы не такие проворные. Но я думаю через пару дней получу подробный отчёт. — рапортовал Бран.

Риган кивнул и положил в тарелку румяный кусок мяса. Он уже было потянулся за бокалом вина, когда понял, что что-то не так.

— Где Айа? — спросил он.

Не получив немедленного ответа, он оглядел присутствующих. Рун сидел с поникшей головой и гонял по тарелке горох. Манн и Кили продолжили есть, словно ничего не слышали. Взглянув на Брана, он наткнулся на осуждающий взгляд.

— В чём дело? — нахмурившись, спросил Король. — Где она?

— В своей комнате, полагаю. — пожав плечами, ответил Бран.

— Что она там делает? — уточнил Риган.

— Вполне возможно, собирает вещи. — ответил тот и вернулся к еде.

— Что ты несешь? — теряя терпение, рявкнул Риган.

Рун тоже казался взволнованным этой новостью и весь превратился в слух. Бран оторвался от своего занятия и взглянул на Короля. Тщательно прожевав пищу, он сказал:

— Я лишь говорю, что, скорее всего, Айа сейчас собирает вещи, чтобы покинуть Дворец. Я успел не плохо её изучить. Поэтому думаю, что твоё странное поведение сегодня во дворе сильно её расстроило.

В комнате повисла тишина.

— Моё поведение? — хрипло спросил Риган.

— Ага. Я имею в виду тот момент, когда ты сделал вид, будто Айи не существует. Я думаю, она решила, будто тебе больше не требуется её присутствие во Дворце и собирается его покинуть.

— Что за чушь! — вскочив с места, зло процедил Риган. — Я был зол на неё из-за этой треклятой прогулки и только!

— Она целый час выбирала для тебя подарок, а потом всю дорогу теребила карман. Когда же мы тебя нашли, ты сделал вид, будто она пустое место и, махнув рукой, вернулся к своей роскошной спутнице. Не нужно метать в меня молнии. Это не значит, что я думаю также. Просто мне кажется, что Айа именно так всё и восприняла.

— Я поговорю с ней! — мрачно сказал Риган и направился к двери.

Не успел он схватиться за ручку, как дверь открылась сама, пропуская Мику и девушку. Риган отошёл в сторону, чтобы дать им пройти. Личико Айи было бледным, волосы растрёпаны. На ней было коричневое платье, которое, как он думал, давно уничтожено.

Смотря себе под ноги, она прошла к столу и аккуратно опустилась на стул. Риган замер у двери, наблюдая за ней и не зная как себя вести. Такой он девушку ещё не видел. Казалось, можно было дотронуться рукой до ледяной стены, которую она выстроила вокруг себя. Риган посмотрел на Мику, который лишь пожал плечами в ответ на его немой вопрос. Сжав челюсти, Король вернулся на своё место за столом, как раз напротив Айи. Казалось, её не смущала гробовая тишина, повисшая в комнате. Взглянув на Руна, она тихо спросила:

— Это всё, что ты съел? — имея в виду россыпь горошка и кусочек кровяной колбасы.

— Я не голоден. — ответил ребёнок, глядя в свою тарелку.

— Хорошо. Я отложу для тебя еду. Потому что, клянусь Баалом, через час твой аппетит найдётся. — вздохнув, сказала она.

Приняв её разговорчивость за хороший знак, Риган прочистил горло и сказал:

— Айа, мы можем поговорить?

Девушка медленно подняла на него взгляд и сказала:

— Конечно.

— В моём кабинете. — добавил мужчина и встал.

Мика помог девушке отодвинуть стул и отошёл в сторону. Риган открыл дверь и пропустил её вперёд. Пока они шли по коридору, она старалась держаться от него на расстоянии, и это сильно ему не нравилось. Войдя в кабинет, она подошла к креслу для посетителей и присела на краешек, сложив руки на коленях. Она может отталкивать его, сколько влезет, подумал Риган. Это не сработает.

Подойдя к креслу, он опустился перед ней на корточки, вторгаясь в личное пространство. Девушка сжала лежащие на коленях руки в кулачки. Она была такая хрупка по сравнению с ним. Он должен всегда защищать её, пронеслось у Ригана в голове. Вместо этого он обидел своего эльфа, идиот! Находясь так близко, мужчина ощущал цветочный аромат её мыла. Он обожал этот запах. Особенно, когда собирал его губами с её кожи. Ему хотелось привлечь упрямицу к своей груди и удерживать там, пока она не поймёт, что здесь её место. Он никогда её не отпустит. Никогда. Наконец-то всё в его голове встало на свои места.

— Как прошёл твой день? — спросил он.

Девушка подняла голову и отстранённо посмотрела на него.

— Прекрасно.

— Видела что-нибудь интересное?

— Ты для этого позвал меня сюда? — холодно спросила она.

Риган усмехнулся. Его малышке не нравится словоблудничать. Ему тоже.

— Я подумал, что ты могла неверно истолковать моё поведение сегодня во дворе. Поэтому решил прояснить ситуацию.

— Это теперь не важно. — ответила девушка.

— Отчего же? — изображая непонимание, спросил Риган.

Она посмотрела на свои руки и сказала:

— Потому что мы с Руном уходим. — подняв на него глаза, она вздёрнула подбородок и добавила. — Я хочу закончить наши отношения. Ты обещал, что не станешь удерживать.

Риган прищурился и положил руки на боковые спинки кресла, беря Айю в плен. Она слегка напряглась, но продолжала изображать уверенность. Подавшись чуть-чуть вперед, Риган спросил:

— И куда же вы пойдёте?

— Есть одно место… — размыто ответила она.

— В самом деле? — насмешливо уточнил мужчина.

— Да. А теперь я, пожалуй, пойду, соберу вещи.

Риган не сдвинулся с места.

— Я думал, ты уже собрала.

— Нет, не собирала.

— Что же, ты так и уйдёшь? Даже толком не попрощавшись?

— Я…пусти, Риган. — она попыталась оттолкнуть его, но это было всё равно, что сдвинуть гору. — Дай мне пройти!

Он видел, что ледяная маска начала давать трещины.

— Почему ты хочешь уйти, я обидел тебя? — настаивал он на своём.

— А ты как считаешь? — буркнула она.

— Ты решила уйти, потому что я разговаривал с другой женщиной? — он понимал, что это жестоко. Но сейчас нужно её сломать, чтобы она могла его услышать.

— Разумеется, нет!

— Тогда из-за чего?

— Потому что пора, ясно тебе?!

— Ты можешь уже носить моего ребёнка. — заметил мужчина.

Глаза девушки распахнулись, личико стало ещё бледнее. Тонкая рука непроизвольно потянулась к животу. Рука Рагана зачесалась от желания присоединиться.

— Ты об этом не подумала? Или не знаешь, откуда дети берутся? — продолжал давить он.

Она закусила губу и отвернулась. Глядя в пространство, Айа прошептала:

— Ничего. Мы справимся.

— Я думал, ты предпочитаешь вести себя как взрослый человек.

Резко повернув голову, Айа в ярости воззрилась на него. Её прекрасные карие глаза стали чёрными. Он был готов спорить на свою голову, что там даже полыхали молнии.

— И что же ты предлагаешь? — ледяным голосом спросила она. — Посадишь меня в одну из комнат и будешь держать подальше ото всех? Как постыдную тайну?

— Откуда такие нелепые мысли? — также холодно спросил Риган.

— Ох…дай подумать. — Айа изобразила на лице крайнюю степень задумчивости. Если бы не серьёзность момента, Риган бы улыбнулся. — Может быть потому, что ты проигнорировал меня сегодня, словно я…я…

Тут она растеряла весь свой запал и спрятала лицо в руках.

— Я прошу за это прощения. — мягко ответил Риган.

Девушка судорожно вздохнула и спустя минуту, убрала руки от лица. Взглянув на Ригана, она спокойно сказала:

— Мы с Руном уйдём завтра. Спасибо за всё, что ты сделал для нас. Если…если у меня будет ребёнок, я обязательно сообщу. Но ты нам ничего не должен.

— А как же убийца, который, возможно, ищет тебя?

— Мы покинем Сусс. Может быть, пойдем в Капсикею. Он никогда нас не найдёт.

— Значит, ты всё продумала?

— Так будет лучше… — тихо ответила Айа.

— Как бы не так. — буркнул Риган себе под нос.

— Что ты сказал? — не расслышав, уточнила она.

Взглянув на потолок, Риган сделал глубокий вздох. Затем перевёл тяжёлый взгляд на Айю. Он отметил, что его грозные взгляды не производят на неё никакого впечатления. А производили ли вообще? Усмехнувшись, он решил, что нет. Слава Богам, она ещё не поняла, что может вить из него верёвки. Вот тогда будет действительно трудно. Мятежное выражение на её лице безумно заводило Ригана. Если бы она узнала, о чём он думает в такой момент, то пришла бы в бешенство.

— Ты никуда не пойдёшь. Я бы хотел сказать что мне жаль, но это не так. — мягко сказал он.

Взгляд Айи бегал по его лицу. Между её бровей постепенно начала появляться складка. По мере переваривания его слов, подбородок девушки поднимался всё выше и выше.

— Что ж, как скажешь. Могу я теперь пойти к себе? — холодно спросила она.

— Нет, мы ещё не закончили. — Ригану не нравилось, какой оборот принял разговор. — И выброси из своей прекрасной головки все мысли о побеге. Если ты уйдёшь без моего ведома, я тебя из-под земли достану.

— Это…это просто неслыханно! — воскликнула девушка. — Кем ты себя возомнил?!

— Вообще-то я Король. Ты единственный человек, который постоянно об этом забывает.

— Ты просто индюк надутый! — воскликнула она и стукнула его по груди двумя сжатыми кулаками. Затем ударила снова и снова. — Упрямый осёл! Деспот!

Риган понял, что, наконец-то, добился своего, и бесы вырвались наружу. Перехватив её руки, он завернул их ей за спину. Грудь девушки выгнулась и вжалась в его тело, что было не так легко игнорировать. Мужчина опустился коленями на пол и протиснул свои мощные бёдра между её ног. Айа продолжала выкрикивать обвинения и извиваться в его руках, как разъярённая фурия. Он ухватил её затылок свободной рукой и прижался губами к уху. Айа замерла не дыша.

— Ты никуда не уйдёшь. Ты моя. Я люблю тебя. — прошептал он. После того, как слова слетели с губ, Риган почувствовал себя значительно лучше. Тело девушки было идеальным для него. Держать её в руках, когда она не извергает проклятия — истинное наслаждение. Потёршись носом о её скулу, он пробормотал. — Я беспокоился о тебе, целый день не находил места. А ты явилась, такая довольная тем, что добилась своего. Я был зол на тебя, мой маленький эльф. Зол, потому что люблю тебя. А ты меня?

Риган ослабил хватку, и девушка высвободила руки. Взглянув на её лицо, он умолк. Она смотрела на него в молчании и, в этот раз, он не мог прочитать эмоции на её лице. Вдруг он почувствовал неуверенность и лёгкую панику. Может быть, он был слишком самонадеян? Собственно, он не такой уж и подарок, чтобы девы падали к его ногам и клялись в вечной любви. Он выпустил из своей руки её затылок и попытался отстраниться. Айа словно очнулась и вцепилась пальцами в его предплечья.

— Что ты сказал? — полушепотом спросила девушка.

Риган остановился и ответил:

— Ты никуда не уйдёшь.

— Нет, не то.

— Ты моя.

— Не то!

— Я злюсь на тебя.

— Риган! — воскликнула она и схватила его за ворот рубашки двумя руками. Эта попытка вытрясти из него нужные слова вызвала улыбку. Айа нахохлилась и ждала, не разделяя его веселья. Посмотрев ей в глаза, он твёрдо повторил:

— Я люблю тебя.

Маленький острый подбородок задрожал, а из-под ресниц по щеке покатилась одинокая слезинка. Риган смахнул её большим пальцем, и приподнял лицо девушки за подбородок.

— Милая, не плачь. Как ты и сказала, я неотёсанный чурбан и надутый индюк… — Айа положила кончики пальцев на его губы, заставляя замолчать.

— Я люблю тебя. — сказала она, глядя на него своими чистыми эльфийскими глазами. — Даже несмотря на то, что ты… — она не успела договорить, так как Риган обхватил рукой её плечи и привлёк к себе для нетерпеливого, страстного поцелуя. Утолив не на долго жажду, он напоследок прикусил её нижнюю губу.

— Побольше уважения. — полушёпотом сказал он.

— Да, Мой Король. — ответила Айа и заправила ему за ухо выбившуюся прядь волос. Нежность, с которой она это сделала, заставило сердце Ригана сжаться. Повернув голову, он запечатлел поцелуй на её запястье.

— Кто была та женщина? — тихо спросила девушка.

— Ни минуты покоя, да? Мы поговорим об этом, но сперва ты поешь.

— Нет, скажи сейчас! — возмутилась Айа.

Не слушая её протестов, он встал на ноги и потянул девушку за собой. Это был щекотливый разговор, к которому нужно подготовиться. К тому же, он только что потушил один пожар, и пока не готов браться за следующий.

— Риган! — воскликнула Айа и попыталась вырвать руку. Это слегка отрезвило его и напомнило о том, что такие методы с ней не работают. Он обхватив ладонями лицо девушки, и сказал:

— Милая, нашему ребёнку нужно, чтобы ты хорошо питалась. Ты пропустила обед и ещё не ужинала. Будь благоразумна. — он знал, что против таких доводов ей нечего будет возразить.

— Ох, да чтоб тебя! — зло глядя на него, буркнула она. Задев его плечом, она направилась к двери и, распахнув её, выскочила как ошпаренная. Риган заложил руки за спину, и, ухмыляясь, направился следом.

Айа ворвалась в трапезную как маленькое грозовое облако. Проигнорировав то, что с её появлением разговор за столом прекратился, она схватила свою тарелку и стала накладывать туда всё подряд. Самое ужасное заключалось в том, что она действительно была готова съесть быка. Разумеется, даже если у неё в животе и растет ребёнок, он ещё слишком мал, чтобы просить есть. Поэтому то, что Риган манипулировал ею таким образом, заставляло просто вибрировать от раздражения. В комнату неспешно вошёл Король и занял своё место за столом. Айа бросила на него хмурый взгляд и тоже уселась. Чувствуя себя совершенно комфортно, Риган начал беседовать с друзьями, которые сегодня насмотрелись спектаклей на целую жизнь вперёд.

— Удалось что-нибудь выяснить о Дагоне? — спросил он.

— Пока нет. Ханаан для местных как мифическая страна, о которой все говорят, но никто её не видел. — ответил Манн.

— И слава Богам. — буркнула Айа.

— Сегодня вечером мы посетим парочку таверн. В таких местах всегда можно услышать интересные вещи. — добавил Кили.

— Ага, самое интересное в большом городе начинается ночью. — усмехнувшись, сказал Бран.

Айа перестала вслушиваться в разговор, раздираемая тысячей мыслей. Она балансировала между состоянием абсолютного счастья и всепоглощающего страха. Риган сказал, что любит её, а она склонна верить любому его слову. Вот он сидит, спокойный и уверенный. А её сейчас разорвёт на миллион частей. Но, она не могла не заметить, как он бросает на неё быстрые взгляды, убеждаясь в том, что она ест как следует. От мысли, что ей не придётся покидать Дворец, с плеч будто упали бетонные блоки. «Тебе всё равно придётся когда-нибудь уйти» — заметил внутренний голос. «Плевать».

Перейдя к десерту, Айа выбрала воздушное пирожное с клубничкой в центре кремовой пирамидки. Зачерпнув маленькой серебряной ложкой взбитую массу, она отправила её в рот. Прикрыв глаза от наслаждения, девушка облизнула губы, собирая крошки бисквита, отбившиеся от стаи. Открыв глаза, она наткнулась на обжигающий взгляд Короля. По телу прошла жаркая волна и осела где-то между ног. Риган сидел, положив предплечья на стол, переплетя красивые длинные пальцы. Он был восхитительно взъерошен и слегка напряжен. Ощущая какой-то дьявольский толчок, девушка зачерпнула пальчиком крем и, глядя ему в глаза, положила его в рот. Он следил за её движениями, не отрываясь. После того, как палец покинул её губы, мужчина откинулся на спинку стула и рассеянно почесал за ухом, словно деревенский дурачок.

Айа опустила голову, пряча улыбку. Риган олицетворял контроль, поэтому видеть его возбуждённым было, одновременно, страшно и волнительно.

Неожиданно, дверь в трапезную распахнулась, и в комнату влетел Эрид. Найдя глазами Ригана, он сказал:

— Покушение на Надара.

— Он жив? — вскочив, спросил Риган.

— При смерти и хочет тебя видеть.

— Проклятье! — прорычал Король. — Бран, поедешь со мной.

Даже не взглянув на Айю, Его Величество покинул трапезную, унося с собой её сердце. Проводив взглядом его широкоплечую фигуру, Айа вздохнула и положила ложку. Обратившись к брату, она сказала:

— Не волнуйся, мы всё равно пойдём смотреть на соломенного человека.

— Да, парень, мы такое не пропустим. — заверил его Килиан.

19.

Харон раздраженно фыркал, желая пуститься в галоп, но Риган придерживал любимца, заставляя идти спокойным шагом. Они двигались по полуосвещенной улице города, стук копыт эхом отражался от стен домов, погруженных во мрак. Сегодня все, до последнего забулдыги, собрались на Главной площади, чтобы посмотреть, как будет гореть огромный соломенный человек. Тишина вокруг действовала на нервы.

— Расскажи, что произошло? — попросил Риган Эрида.

— Я находился снаружи, наблюдал за домом и видел, как кто-то пробрался внутрь через окно. Я сразу рванул туда. Он успел ранить министра. Я ещё не встречал таких соперников. Он использует короткие клинки, и будьте уверены, знает, что с ними делать. Дочь Надара подняла шум…вернее, вопила так, что весь дом сбежался. Ублюдок выпрыгнул в окно. Я не смог напасть на его след.

— Как он выглядел?

— Не высокий. Чёрный балахон. Лицо скрыто маской. — ответил Эрид.

— Видимо, поумнел после встречи с Айей. — усмехнувшись, вставил Бран.

— Насколько серьёзно ранен министр?

— Трудно сказать. Его дочь никого к нему не пускает.

Риган кивнул и погрузился в свои мысли. Дом Надара находился в жилом районе, окружённый другими такими же двухэтажными домиками с низкими каменными заборами. Это лишь подтверждало мнение Ригана о нём — мудрый, деятельный и преданный своей стране человек, чуждый наживе и обогащению. Может ли мечтать правитель о лучшем соратнике? Его смерть будет невосполнимой потерей для Королевства.

У дверей дома была выставлена стража, видимо работа Эрида. Спешившись, Риган бросил поводья Брану, и без лишних слов, направился внутрь. Эрид последовал за ним. Убранство дома отвечало его скромному фасаду. Заплаканная женщина в чепце, увидев, кто перед ней, склонилась в глубоком поклоне. Риган велел проводить его к Надару, и она указала на лестницу, ведущую на второй этаж. Поднявшись по скрипучим ступеням, он попал в широкий коридор и направился к комнате, дверь в которую была приоткрыта.

Министр сидел в центре широкой двуспальной кровати и похлёбывал дымящийся отвар из большой глиняной чашки. Судя по всему, он был в прекрасном расположении духа. Рядом с ним сидела девушка и что-то тихо ему выговаривала. Риган застыл на пороге, пораженный этой идиллической картиной. Заметив его появления, они прекратили разговор, и обратили внимание на гостя. На Короля смотрели две пары одинаковых серых глаз. Сомнений не было, девушка была отпрыском министра. Молода. Не старше двадцати лет. Длинные каштановые волосы заплетены в косу, черты лица грубоватые, но приятные — прямой нос с широкой переносицей, густые изогнутые брови, над верхней губой маленькая родинка. Одним словом, девушка была довольно мила, и, судя по пристальному изучающему взгляду, не обделена умом.

— А, Риган, мальчик мой! — воскликнул Надар.

— Министр. — кивнув, ответил Риган. — Наверно, я что-то неправильно понял. Мне сказали, что вы, как будто, при смерти.

— Ах, это! — отмахнулся Надар. Взглянув на дочь, он попросил. — Милая, оставь нас не на долго.

Девушка встала и пошла к выходу. Поравнявшись с Королём, она присела в лёгком реверансе и пробормотала «Ваше Величество».

— Располагайся. — кивнул Надар на кресло возле кровати. Риган принял предложение и уселся напротив. Зная, что Король не любит ходить вокруг, да около, министр сразу перешёл к делу. — Как ты знаешь, сегодня меня пытались убить. Не буду томить и сразу скажу, что уже давно ношу под нательной рубашкой кольчугу из тончайшей капсикейской стали. Великолепная вещица. Весит всего ничего, а пользы не перечесть.

Щека Ригана дёрнулась от желания улыбнуться. Старик просто сундук с сюрпризами. Достав из кармана листок с изображением человека, которого Айа видела в Храме, он протянул его министру.

— Это был он? — спросил Риган.

Развернув портрет, Надар сдвинул брови и сказал:

— Прекрасная работа. На лице у него была маска, поэтому трудно сказать. Откуда у тебя это?

Риган, вкратце, изложил всё что, знал, начиная с того момента, как Айа застигла негодяя за его грязной работой, заканчивая подозрениями по поводу присутствия в городе Дагона.

— Ханаанцы решили осложнить тебе жизнь, устранив человека, влияющего на Совет. Помимо тебя претендентов на трон нет, твоя жизнь тоже может быть в опасности, береги её. У нас есть преимущество, поскольку о тебе известно очень мало. Осталось только узнать, кто отдал негодяю приказ разделаться со мной. Я был рад узнать, что мою жизнь охраняет твой человек. Ты должен был сказать мне об этом, я бы пригласил его в дом.

— Что же, теперь вы знаете.

— Скоро прибудет капсикейский посланник. Он не должен узнать, что у нас тут творится. — хмурясь, сказал Надар.

— Разумеется. Я позабочусь об этом. — ответил Риган.

— Не сомневаюсь. Пожалуй, мне нужно ненадолго затаиться, как считаешь? Пустим по городу слух, будто я при смерти и пусть шпионы думают, что добились своего.

— Прекрасная идея. — согласился Король.

— На время моего отсутствия моими глазами и ушами во дворце станет мой племянник. Я пришлю его завтра, он побудет твоим секретарём. — Риган кивнул, не имея ничего против, поскольку, итак, искал секретаря. — Через какое-то время нужно дать большой приём во Дворце, чтобы знать познакомилась с Королём. Я понимаю, что тебе этого не хочется, но эти люди костяк твоего государственного аппарата. Лучше держать их ближе к телу. Там же можно объявить о помолвке с Магдаленой.

Риган оставался совершенно бесстрастным. Он решил, что сейчас не время посвящать министра в свои планы. Он сделает так, что этот брак не понадобится, осталось только решить, каким образом.

— Мы будем общаться через Кристоффа — моего племянника. Больше сюда не приходи, за домом наверняка следят. И ради всех Богов распутай этот клубок и поскорее. У нас слишком много дел, чтобы тратить время на происки ханаанских шакалов. — добавил министр.

Риган молча кивнул и поднялся. Взглянув на Надара, он сказал:

— Не волнуйтесь, министр, я отправлю головы шпионов восвояси прямо ко дню весеннего равноденствия.

Хриплый смех сотряс тело старика. Прежде, чем скрыться за дверью, Риган услышал его слова:

— Будь осторожен, сынок. Предательская стрела способна сразить даже Короля.

Спускаясь по лестнице, Риган раздумывал над словами Надара. Он всегда был осторожным. К тому же, его не так просто убить. И с ним Бран, а это всё равно, что личный телохранитель. Тем не менее, нужно будет пересмотреть некоторые меры безопасности.

У подножия лестницы стоял Эрид, прислонившись спиной к стене и сосредоточенно рассматривая лезвие своего кинжала. Пригнувшись, чтобы не задеть головой потолочную балку, Риган вошёл в гостиную. У окна стояла дочь Надара. На противоположном конце комнаты находился Бран. Вид у него был такой, словно его огрели по голове. Он смотрел на девушку широко раскрытыми глазами, зрачки его были расширены. Одной рукой он сжимал эфес своего меча. От напряжения костяшки пальцев побелели. В свою очередь, девушка делала вид, будто не замечает прожигающего затылок взгляда. С недоумением, Риган взглянул на Эрида. Тот лишь пожал плечами.

— Бран, нам пора. — откашлявшись, сказал Король. В гнетущей тишине эти слова прозвучали особенно громко. Мужчина тряхнул головой, словно разгоняя морок, и, взглянув на Ригана, хрипло сказал:

— Лошади готовы.

Посмотрев исподлобья на девичью фигурку у окна, он покинул дом. Девушка слегка повернула голову, провожая его взглядом. Заметив, что Король с любопытством наблюдает за ней, она снова отвернулась к окну. Пожелав доброй ночи, Риган последовал за Браном.

Тот уже сидел верхом на Жасмин, которую рассеянно гладил по холке. Забрав у него поводья Харона, Риган быстро запрыгнул в седло.

— Возвращаемся во Дворец. — сказал он.

Друг лишь кивнул, явно находясь мыслями в гостиной министра Надара. Посчитав, что лучше оставить его наедине с собой, Риган сосредоточил внимание на сумрачных переулках и тёмных глазницах домов. Помня предостережения министра, он пожалел о том, что не взял с собой небольшой отряд войнов. Если бы на него готовилось покушение, лучший момент трудно было бы представить. К счастью, они благополучно добрались до Дворца, не повстречав ни единой души. Используя боковые ворота, мужчины проехали на конюшню.

Риган с удовлетворением отметил, что по периметру двора были расставлены часовые, а света фонарей было достаточно, чтобы осветить каждый уголок территории. Нужно будет найти надёжного человека, который возьмёт на себя управление дворцовой стражей, размышлял Риган… Бран, по-прежнему, молчал и, отказавшись от помощи конюха, стал сам распрягать Жасмин. Риган не собирался следовать его примеру, поэтому передал Харона конюху и направился во Дворец.

День был напряженным, и завтрашний обещал быть не лучше. Кроме того, ему необходимо закончить разговор с Айей и хорошо бы, при этом, не получить острым предметом в висок. Идеальным, на его взгляд, был сценарий, при котором она спокойно примет то, что обстоятельства толкают его на союз с капсикейской принцессой. Затем выслушает его заверения в том, что этого никогда не случится. А после позволит раздеть себя и поцеловать каждый сантиметр нежного сладкого тела. Этот сценарий был столь нереальным, что Риган даже хмыкнул.

Королевские апартаменты встретили его тишиной. От часового он узнал, что Айа и Рун, в сопровождении трёх войнов, отправились на башенную стену, смотреть как будут жечь соломенного человека. Поняв, о каком месте идёт речь, Король сразу же направился туда. Перепрыгивая через три ступеньки, он поднялся по винтовой лестнице и, откинув крышку люка, оказался на дворцовой стене. Его лёгкие наполнил запах прохладной весенней ночи. Тёмное небо было усыпано мириадами звёзд. Круглая луна освещала пространство серебристым светом. Запрокинув голову, Риган сделал глубокий вдох. Здесь на стене воздух был особенно свеж и ночь была ближе.

В паре десятков метров расположилась маленькая компания во главе с Руном. Мальчик восседал на плечах у Манна и что-то рассказывал, указывая пальцем в строну городской площади. Город раскинулся внизу как на ладони и люди выглядели словно муравьи. Килиан сидел на парапете, рядом с ним Мика. Обнаружив его приближение, он лишь молча кивнул. Айа стояла чуть поодаль, обняв себя руками. Подойдя к ней сзади, мужчина обхватил её руками, заключая в объятия.

— Что я пропустил? — прошептал он ей на ушко, щекоча бородой нежную кожу на щеке.

Она слегка вздрогнула от неожиданности, но когда поняла, что это он, расслабилась и откинула голову ему на плечо. Потёршись носом о его шею, она оставила нежный поцелуй в районе адамова яблока и сказала:

— Я не ожидала, что он будет такой огромный! Да он мог бы достать до окна нашей спальни!… - пока она делилась впечатлениями, Риган прикрыл глаза и наслаждался звуками её голоса. Его жизнь будет полна треволнений, как у любого правителя. Но, присутствие рядом Айи сделает всё терпимее. Рядом с ней он менялся, становился более открытым и умиротворённым. Сейчас он не мог представить, что её могло не быть рядом. Повинуясь порыву, мужчина накрыл живот девушки своей широкой ладонью и растопырил пальцы, надеясь, что там уже зародилась жизнь. А если нет, он будет усердно над этим работать. Он никогда не чувствовал себя одиноким. Но теперь он хотел семью. Белокурых сыновей и дочерей, рожденных для него любимой женщиной. Одной рукой он обнял девушку поперёк плеч, второй прижал её бёдра ближе к своему телу.

— Риган… — попыталась образумить его Айа. Ослабив хватку, он поцеловав девушку в висок и обратился к друзьям:

— Нам с Айей нужно поговорить. Присмотрите за Руном.

К его удаче, мальчик был настолько поглощён панорамой города. Взяв девушку за руку, Риган потащил её к люку. Первым запрыгнув в проём, он спустился на несколько ступеней, после чего протянул руки к Айе. Она опёрлась о его плечи и позволила обхватить себя за талию. Спустив её вниз, Риган поставил девушку на несколько ступеней выше себя и, не теряя времени, набросился на её губы. От неожиданности Айа пошатнулась, и он сомкнул руки у неё за спиной, впечатывая в своё тело. Он мог бы описать своё состояние как любовную горячку. Желание буквально сжигало мужчину заживо. Его руки путешествовали по её телу вверх и вниз, одна из них накрыла мягкий бугорок груди и сжала. Айа застонала ему в губы и разорвала поцелуй. Упёршись руками в его грудь, она попыталась отстраниться, но его уже нельзя было остановить, он хотел её немедленно, как сумасшедший.

— Ты нужна мне. — хрипло сказал он.

— Но…

— Шшшш…здесь нас никто не увидит.

Сжав ладонями её ягодицы, он заставил девушку обхватить ногами свои бёдра. Когда она это сделала, он развернулся и спустился со своей ношей на несколько пролётов вниз. Удалившись на достаточное расстояние от крышки люка, он уселся на ступени, удерживая девушку верхом на своих коленях. Не давая ей опомниться, он прильнул губами к нежной шее и принялся расстёгивать пуговицы на глухом лифе отвратительного коричневого платья.

— Почему на тебе снова это платье? — оторвавшись на мгновение от её шеи, спросил он.

— Бран велел переодеться… — прошептала она и прижала его лицо к своей груди, которую он наконец-то освободил, разорвав лиф пополам. Улыбнувшись её нетерпеливости, Риган вобрал в рот коралловую вершинку и почувствовал, как по телу Айи пробежала дрожь. Придерживая одной рукой спину девушки, второй он потянулся вниз и освободил свою возбуждённую плоть. Убрав со своего пути подол платья, сорочку и шёлковые панталончики, Риган попытался опустить девушку на себя. Она изумлённо взглянула на него сверху вниз, не совсем понимая, чего он хочет.

— Просто расслабься. — прохрипел он, запрокинув голову вверх, чтобы взглянуть в её растерянные глаза.

— Ты…ты хочешь, чтобы я… — пролепетала Айа.

— Да, сегодня ты главная. — подтвердил Риган её догадку.

Она смотрела на него расширенными глазами, пока вбирала его в себя целиком. Из приоткрытых губ вырывалось рваное дыхание, пальцы впились ему в плечи. Приняв его полностью, Айа замерла и, глядя в глаза, прошептала:

— Я люблю тебя.

— А я тебя. — ответил Риган.

Улыбнувшись, она обхватила руками его лицо и припала к губам в страстном поцелуе, одновременно качая бёдрами. Этот сногсшибательный коктейль чуть не бросил Ригана за край, и он резко схватил ей ягодицы, заставляя остановиться.

— Боги, любимая, дай мне минутку… — он уткнулся лбом в её ключицу, судорожно дыша. Стянув с плеча разорванное платье, он полностью высвободил одну из её грудей и начал покусывать чувствительную кожу. Добравшись до напряжённой вершинки, он вобрал её в рот и начал посасывать. Айа запрокинула голову и постанывала. Отпустив её бёдра, он позволил ей возобновить движение, чувствуя, что долго не выдержит. В тишине башни были слышны лишь смешанные стоны и звуки их соединения. Риган почувствовал, когда девушку накрыла первая волна удовольствия. Зная, какой шумной может быть Айа в такие моменты, он притянул её голову к себе, ловя ртом эти восхитительные звуки. Крепко удерживая её второй рукой, Риган сделал несколько толчков навстречу и сам достиг разрядки. Выпав на несколько мгновений из реальности, он откинулся спиной на ступени и зажмурил глаза от блаженства, сжимая бёдра девушки так, что наверняка останутся следы. Голова Айи покоилась у него под подбородком, и он коснувшись губами её влажного виска. С огромной неохотой приняв вертикальное положение, Риган сказал, чмокнув её в кончик носа:

— Мы должны поскорее убраться отсюда.

— Ты говорил, что здесь нас никто не найдёт. — пробормотала она.

Он заставил её подняться на ноги и оправил платье. Пробежавшись пальцами по разорванному лифу, мужчина недовольно сказал:

— Надеюсь, больше его не увижу.

Айа стояла, покорно позволяя приводить себя в порядок. Нащупав в её кармане что-то тяжёлое, он спросил:

— Что у тебя там?

— Подарок… — тихо ответила девушка.

— Для кого? — делая вид, что не знал о его существовании, спросил Риган.

Хмуро взглянув на него, она буркнула:

— Разумеется, для тебя.

Губы Ригана растянулись в улыбке.

— Ты не хочешь его вручить?

— Может быть. — ответила она.

— Что ж, ладно. Я буду ждать. — всё еще улыбаясь, пообещал он.

Поравнявшись с девушкой, он наклонился и подхватил её чуть выше колен, Айа рефлекторно обвила его шею раками. Неся её как ребёнка, он начал спускаться по лестнице. Она была такая хрупкая, что он мог бы пробежать марафон, таща её на себе.

— Ты должна больше есть. — поделился он своими размышлениями.

— А ты должен больше спать. — парировала она.

— Я не привык спать больше шести часов. — ответил он.

— У тебя на всё есть ответ, да? — вздохнув, спросила девушка.

Посчитав это риторическим вопросом, Риган лишь пожал плечами. Выйдя из башни, они попали во двор. Завидев Короля, часовые вытянулись по стойке смирно. Не сбавляя темпа, мужчина понёс её через двор.

— Я могу идти сама. — заметила девушка.

— Я знаю. — ответил Риган.

Краем глаза он заметил, как она покачала головой, видимо, поражаясь его самоуправству.

— Как чувствует себя министр Надар? — спросила она.

После секундного колебания, Риган решил сказать правду. Во-первых, он доверял своей худышке, а во-вторых, он всё равно не смог бы ей соврать. Ситуацию с Магдаленой он расценивал как умалчивание. Пересекая пространство широкими шагами, он ответил:

— Он чувствует себя превосходно. Нательная капсикейская кольчуга отразила ножевой удар.

— О, это…это невероятно. Тебе ведь нравится этот человек?

— Да, огромная удача, что он на моей стороне. — Риган надеялся, что так и останется, после того, как он представит Надару свою королеву. В противном случае их сотрудничество закончится. Айа это то, отчего он ни за что не откажется. Он заставит и Надара, и Совет с этим смириться.

— Это был он? — спросила Айа, прерывая его мысли.

— Он…? — переспросил Риган.

— Тот, кто напал на министра?

— Да, это твой знакомец из Храма.

Тело девушки напряглось в его руках. Войдя в галерею, тянущуюся вдоль дворцового сада, он поставил её на ноги и положил руки ей на плечи:

— Тебе не нужно его бояться. Пока ты делаешь, как я говорю, ты в безопасности.

Насупившись, она буркнула:

— То есть, пока сижу в комнате и плюю в потолок?

— Да, если понадобится. — отрезал Риган.

Айа сложила руки на груди, и сжала губы. Притянув её к своей груди, Риган прошептал, касаясь губами волос:

— Ты ведь знаешь, что я прав.

Обхватив руками его талию, она пробормотала:

— Я просто хочу, чтобы это скорее закончилось.

— Я знаю, Нокке.

— Как ты назвал меня? — удивлённо спросила девушка.

— Так в Оре называют эльфов. — улыбнувшись ей в волосы, пояснил Риган.

Подняв к нему лицо, она спросила:

— А как в Оре называют невыносимых самоуверенных типов, которые считают, будто их мнение единственно верное?

Накрыв её губы своими, Риган сжал девушку в объятиях. Всосав, напоследок, её нижнюю губу, он сказал:

— Думаю, ты знаешь, как.

Айа расплылась в улыбке и потянула его голову вниз, желая вернуть поцелуй. Риган с радостью подчинился. Выпрямившись, он увлёк девушку за собой, отчего её ноги оторвались от пола. Оставив его губы, она нахмурилась и сказала:

— Почему он использовал нож, если мог убить министра одним прикосновением?

Обдумывая этот вопрос, Риган снова прихватил её губы своими для глубокого медленного поцелуя. Пройдясь губами по её подбородку и скуле, он поставил девушку на пол и, взяв за руку, повёл в сторону арочной деревянной двери, ведущей внутрь Дворца.

— Думаю, осуществить подобный удар не так просто. К тому же, Надар оказал сопротивление. Кто знает, какие ещё у старого плута фокусы в рукаве. А потом подоспел Эрид. — ответил Риган, ведя их по полуосвещённому коридору.

— Знаешь, когда я увидела этого человека в Храме, у него был такой взгляд. Ну, знаешь, такой тёмный и бездушный… — рассуждала Айа.

— Ага. Бран довольно ясно дал это понять. — заметил Риган, имея ввиду портрет.

— Я однажды видела такие глаза.

— У кого?

— У жреца. Я думаю, он был одним из верховных. Я не преувеличиваю. Такое ни с чем не спутаешь.

— Я понимаю. Возможно, они принимают какие-то вещества, чтобы впадать в транс.

— Выходит, он один из них?

— Возможно.

— Что им нужно здесь?

— Дагон, наверняка.

Айа на время умолкла. Дворец в этот час выглядел мрачно и пугающе. Когда Риган был мальчиком, покинуть ночью свою комнату было для него равносильно смерти. Сейчас же он знал, что самую страшную угрозу несут не тёмные углы, а живые люди. Бран будет зол, если узнает, что он бродит здесь без охраны. Понимая, что подвергает опасности жизнь Айи, он поклялся себе, что больше такого не повторится. Риган был искусным войном, но подосланный убийца вряд ли станет сходиться с ним в честном бою. Он даже не взял свой меч, непростительное упущение. Мысль о том, что в коридорах его Дворца может быть не безопасно, сильно ему не понравилась. Пока они шли, Айа молчала, обхватив его бицепс своими тонкими пальчиками, очевидно, она тоже чувствовала себя не комфортно. Он пообещал себе, что сделает это место безопасным для неё и их будущих детей.

Добравшись до королевских апартаментов, Риган испытал облегчение. Вдоль коридора стояли часовые, спасибо Брану. Не задерживаясь в гостиной, мужчина повёл девушку в её комнату. Вернее будет сказать, в их комнату. На самом деле, туда уже перекочевали почти все его вещи. А в кровати соседней «своей» комнаты он не спал ни разу. Совершенно незаметно обязательным условием для нормального сна стало Айя и её тихое дыхание напротив его сердца.

20.

Попав в комнату, Айа почувствовала смертельную усталость. Видимо, волнения этого бесконечного дня дали о себе знать. Стянув через голову разорванное платье, она бросила его на кровать и осталась в сорочке, которая сегодня была значительно скромнее, чем предыдущая. Риган возник перед ней и схватил платье, намереваясь отправить в пылающий камин.

— Постой! — воскликнула девушка. Вырвав многострадальный шерстяной ком у него из рук, она извлекла из кармана свёрток. — Я купила это для тебя.

Мужчина осторожно взял у неё подарок и присел на край кровати. Расположив свёрток на коленях, он развернул бумагу и достал завёрнутых в неё сахарных королей. Улыбнувшись, он взглянул на девушку снизу вверх и сказал:

— Я мог бы убить за такой леденец, когда бы мальчишкой.

Переминаясь с ноги на ногу, девушка сказала:

— Ну…если хочешь, я буду приносить тебе их каждую неделю.

Отложив леденцы в сторону, он развернул чернильницу и, поднеся ближе к глазам, стал рассматривать.

— Я…я подумала, что она бы подошла для твоего кабинета…если тебе не нравится, я могла бы обменять её на другую… — неуверенно сказала она.

Риган поднял на неё глаза и сказал:

— Подойди ко мне.

Девушка повиновалась и приблизилась. Он обхватил её бёдра своей большой ладонью и притянул к себе, располагая между своих разведённых ног.

— Посмотри, — сказал Риган, повернув чернильницу нижней стороной. — Видишь этот символ?

— Да, похоже на полумесяц? — вглядевшись в крошечную метку, сказала Айа.

— Ага. Этим символом метит свои работы один виртуозный скульптор. Никто не знает, кто он такой и где живёт. Но его работы из меди путешествуют по всему свету. Средняя цена за его изделия — сотни серебряных монет. И это в том случае, если повезёт их отыскать. Пожалуй, я оставлю твой подарок себе.

Айа посмотрела на Ригана в полном изумлении. Положив чернильницу рядом с леденцами, он обнял её двумя руками за талию и притянул ближе к себе. Запрокинув голову, он сказал:

— Знаешь, мне никогда не дарили подарков. — взяв ладонь девушки своей рукой он поднёс её к губам и поцеловал каждый пальчик. — Спасибо, Нокке.

Айю так растрогала его нежность, что у неё задрожал подбородок. Боги, этот мужчина способен вывернуть её наизнанку и завернуть обратно. Сейчас он был похож на взъерошенного мальчишку. Его одежда была в беспорядке, волосы выбились из кос и обрамляли лицо золотыми волнистыми прядями. Шнуровка на горловине рубашки ослабла, открывая прекрасный вид на литые мышцы плеча, покрытые гладкой золотистой кожей. Она чувствовала его запах — запах пота и здорового мужчины. В Ригане её привлекало всё: его великолепное тело, его ум и внутренний мир. То, как он двигается, контролируя свою мощь. То, каким нежным и страстным мог быть и, какой защищенной она чувствует себя рядом с ним. Ей нравилась даже форма его ногтей, хоть это и смешно.

Протянув руки, она сняла кожаный ремешок с его волос и начала осторожно распутывать их. Он не возражал и просто прикрыл глаза, наслаждаясь её прикосновениями.

— Ты даже не спросишь, во сколько мне обошлась эта вещица? — спросила она.

Риган пробормотал, не открывая глаз:

— Я уверен, что это была сделка года.

— Как торговец мог не знать об этой метке?

— Понятия не имею. Но если продолжит в том же духе, долго не продержится.

Закончив с его волосами, Айа слегка отстранилась и восхищенно уставилась на мужчину. В ореоле пшеничных волос, спадающих на мощные плечи, он был так прекрасен, что она усомнилась, настоящий ли он. Она потянула за подол его рубанки, и Риган поднял руки, помогая снять её. Он открыл глаза, в которых читалось удивление. Девушка закусила губу и прошлась кончиками пальцев по его торсу от ключиц до пояса брюк, с удовлетворением отмечая, как тело его покрылось мурашками. Положив ладошку ему на грудь, она заставила его откинуться на кровать. Риган подчинился, ни на секунду не отрывая от неё взгляда. Стоя между его мускулистых бёдер, она наклонилась и поцеловала плоский рельефный живот рядом с пупком. Лежащие вдоль тела руки сжались в кулаки. Следующий поцелую пришёлся на дорожку шелковистых волосков, уходящих под пояс брюк. Айа почувствовала, как напрягся его живот, когда её губы коснулись его ещё южнее. Приподняв голову, девушка взглянула в его глаза, которые по-прежнему неотрывно следили за ней. Присев на колени она принялась расшнуровывать его сапоги. Риган приподнялся на локтях и спросил:

— Я думал, ты устала?

Подражая его манере, она проигнорировала вопрос. Стянув с его ног сначала один огромный сапог, затем второй, девушка поднялась с колен и ухватилась за пояс его штанов. Брови Ригана взлетели вверх. Тем не менее, он снова откинулся на кровать и заложил руки за голову, наблюдая за её действиями из-под полуопущенных век. В такой позе он выглядел особенно впечатляюще, и Айа была уверена, что эта картина навсегда впечаталась в её память.

Развязав завязки, на которых держались его кожаные брюки, она потянула их вниз, вместе с нательным бельём. Риган слегка приподнял бёдра, чтобы помочь ей. Теперь он лежал перед ней совершенно обнажённый, словно какой-то золотой бог. Айа почувствовала уже знакомую тяжесть внизу живота, облегчить которую мог только он. Она никогда не привыкнет к виду этого мужчины. Протянув руки к плечам, девушка сбросила сорочку и панталончики на пол и шагнула к кровати. Риган лежал не двигаясь, позволяя ей делать с ним всё, что заблагорассудится. Айа забралась на кровать и оседлала его бёдра. Его возбуждённая плоть оказалась зажата между их телами. Девушка подалась вперёд, чтобы прикоснуться к его губам. Она почувствовала, как на её бёдра опустились мозолистые ладони. Пока она терзала поцелуями его губы, Риган стал покачивать девушку, заставляя двигаться вверх и вниз по своему паху, создавая восхитительное трение, от которого вскоре пальчики на её ногах стали подгибаться. Она оторвалась от его губ и зажмурилась, чувствуя, что вот-вот взорвётся. Спустя несколько мгновений её накрыла горячая волна и она простонала Ригану в шею. Мужчина тут же перевернул девушку на спину, оказавшись сверху. Встав на колени, он скрестил её ноги и забросил их себе на плечо. Схватив её ягодицы, он резко вошёл в неё и начал неистово двигаться. Накрывшая его разрядка была такой мощной, что вены на шее вздулись. Откинув голову назад, он издал протяжный полу-стон, содрогаясь всем телом. Айа, как завороженная, наблюдала за ним, испытывая трепет от того, что вместе они могли создавать что-то столь совершенное.

Придя в себя, Риган прикоснулся пальцами к её бедру и, нахмурившись, спросил:

— Я сделал тебе больно?

В недоумении Айа привстала и взглянула на себя. На внешней стороны бедра остались отметины от его пальцев. Девушка снова легла на спину и пробормотала:

— Мне не больно.

Подтянув её к себе за лодыжку, Риган подхватил девушку на руки и отнёс в купальню. Пустив горячую воду, он уселся в чашу вместе с ней и намылил душистым мылом каждый уголок её тела. Айа практически засыпала на ходу, пристроив голову на его плече. После, он завернул её в льняную ткань и отнёс в постель, где она сразу же уснула мёртвым сном.

21.

Айа нервно вышагивала по комнате, теребя заштопанный ворот своего коричневого платья. Через несколько минут она должна будет привести в действие свой вероломный план, целью которого было выбраться из дворца, чтобы попасть в Храм Победы, как велела девушка из сувенирной лавки. Айа была страшно взволнованна и напугана. Больше всего на свете ей не хотелось обманывать Ригана и она знала, что сегодняшний поступок вобьёт между ними огромный клин. Но, возможно, она сможет увидеть Ки, который, по каким-то причинам не может встретиться с ней открыто. Она никогда не предаст брата и сделает для него всё, чтобы он не просил. Оставалось только надеяться, что это не какая-то ужасная ловушка. Но талисман в виде шахматной фигуры был достаточно убедительным доводом, чтобы рискнуть.

Она не видела Ригана с тех пор как уснула вчера ночью. И это было к лучшему. В противном случае, он мог бы разглядеть её нервозность и сорвать так хорошо продуманный план. Разве могла она что-либо скрыть от него? Он читал её как раскрытую книгу. От мысли о Короле у неё засосало под ложечкой. Он будет в ярости от её поступка, это совершенно точно. Возможно, даже велит ей убираться прочь. Что ж, она и к этому готова. В этом случае она проведёт остаток жизни как бледная тень самой себя с вечно печальными глазами и снедающим чувством пустоты в груди. В любом случае, о том, насколько её ситуация плоха можно будет судить после встречи с братом.

Услышав лёгкий стук в дверь, она остановилась и, стерев с лица тревожные нотки, крикнула:

— Входи, Мика.

Тот вошёл в комнату, двигаясь в своей плавной кошачьей манере. Выбор платья явно удивил его, но он оставил мнение при себе.

— Ужин подали, все уже за столом. — вежливо сообщил он.

— А Король?

— Он ещё не вернулся из хранилища.

Кивнув, Айа направилась к двери, но затем резко остановилась, как будто осенённая какой — то мыслью.

— Ах, да, Мика! Там в купальне заклинило…кран. Да, заклинило кран. Ты не мог бы взглянуть? — пролепетала она.

Мужчина выгнул бровь и неуверенно сказал:

— Да, наверное…

— Вот и отлично. Я покажу.

Войдя в ванную, девушка махнула рукой в сторону крана для горячей воды.

— Что-то с ним не так.

Мика направился в указанном направлении и, покрутив ручки, пустил горячую воду. Тем временем, Айа, без резких движений вышла, прикрыв за собой дверь, и два раза провернула ключ в замочной скважине. Она услышала, как Мика попытался повернуть дверную ручку и крикнула:

— Мне очень жаль, Мика. Передай Ригану, что я постараюсь вернуться как можно скорее…

— Айа! — кричал ей вслед Мика.

Не сбавляя темпа, она подхватила с кресла свой старенький плащ и вышла из комнаты. Осмотревшись по сторонам, во избежание встречи с кем-либо из войнов, она пробралась к выходу из апартаментов и выскользнула за дверь. Выставленные в коридоре часовые не посмели задавать ей какие-либо вопросы, поэтому она беспрепятственно миновала его. Айа молила Богов, чтобы не сбиться с пути в этих бесконечных проходах. В этом Дворце затерялся бы сам Мумму — хранитель первозданного хаоса, подумала она.

Держась ближе к стене, девушка добралась до заветной двери, ведущей во двор. Приоткрыв её и убедившись, что поблизости никого нет, она осторожно вышла наружу. На землю уже спустились сумерки. Накинув на голову капюшон, она двинулась по анфиладе в сторону восточных ворот. Она одела свои потрёпанные вещи, чтобы сойти за одну из служанок. Двигаясь в тени, Айа услышала приближающиеся шаги и голоса. Узнав голос Ригана, она в панике юркнула за одну из колон, поддерживающих своды галереи. Пытаясь сдержать нервный писк, девушка закусила кулак и зажмурилась. Мужчины прошли так близко, что она ощутила колебания воздуха. Открыв один глаз, она проследила за тем, как Риган быстро удалялся. Видимо, не хотел опаздывать на ужин, с грустью подумала она. Сегодня он был одет в стёганый кожаный камзол, доходящий до середины бедра и узкие тканевые брюки. Часть волос была собрана в хвост. Как всегда, при виде Короля сердце девушки плавилось, нашёптывая, что вот сейчас она должна окликнуть его и во всём сознаться. С силой заставив себя оторвать от него взгляд, Айа присмотрелась к его спутнику. Это был незнакомый ей молодой человек в строгом чёрном кителе, брюках и сапогах. Каштановые волосы были коротко острижены. С такого ракурса она не смогла разглядеть его лицо, но он был довольно высок и строен, хотя не отличался сильно развитой мускулатурой и военной выправкой.

Дождавшись, когда мужчины скроются из вида, она продолжила путь. У неё не так много времени до того момента, когда Мику обнаружат запертым в купальне. Придерживая капюшон, девушка пересекла двор и, подойдя к воротам, велела привратнику выпустить её. Тот лишь бросил на неё скучающий взгляд и без лишних слов открыл дверь, вырубленную в воротах. Что-то ей подсказывало, что попасть внутрь будет не так просто.

В городе уже зажглись фонари, но людей на улицах было по-прежнему много. Она надеялась, что у человека, напавшего на Надара есть более важные дела, чем караулить у дворцовых ворот. Спросив дорогу к Храму, Айа быстро направилась туда. Она решила избегать главной улицы и углубилась в жилые кварталы. Ориентироваться там было не просто. Многоуровневые улочки соединялись друг с другом лестничными пролётами, арками и переходами, иногда приводя к глухим дворам. Из-за этого приходилось возвращаться назад, как в лабиринте. Тем не менее, город нельзя было назвать тесным или мрачным. Напротив, многие дома были увиты плющом. На окнах и висящих балконах были выставлены цветочные горшки. Тут и там светили разноцветные уличные фонарики. Иногда по пути встречались небольшие площади с фонтанами, возле которых резвилась малышня. В Суссе всё дышало благополучием, бродить по городу было удовольствием.

Вскоре, над черепичными крышами показался стеклянный купол Храма Победы. Это было монументальное строение, подобных которому Айа прежде не видела. Если не считать Королевского Дворца, конечно. К Храму вели три ряда широких ступеней. Он имел круглую форму. Стены его украшали огромные статуи четырёх спутниц Кибелы — хранительниц времён года и порядка в природе, божественных существ, которых здесь называли Хоры. Прекрасные девушки были запечатлены в разных позах. Их одежды и волосы будто развевались на ветру. Зрелище было непередаваемое. Над всей этой конструкцией возвышался гигантский стеклянный купол, который сейчас подсвечивался изнутри. Внутрь Храма вели высокие двери, выполненные в форме замысловатой арки с резными краями. Сейчас они были открыты настежь, и оттуда лился гостеприимный жёлтый свет. На ступенях сидели и прогуливались люди, так что девушка чувствовала себя в безопасности.

Оглядевшись по сторонам и не обнаружив погони, она стала энергично подниматься по лестнице. На входе толпился народ. Из помещения раздавались звуки пения. Юные девичьи голоса сливались в божественную симфонию, от которой душа хотела взлететь под потолок. Пол и стены Храма были уложены фресками, изображающими различные деяния Кибелы и её приближённых. Сквозь стеклянный потолок можно было разглядеть полную луну. Благодаря своему росту, Айа хорошо видела всё происходящее поверх голов горожан. Служительницы Богини в зелёных струящихся балахонах собрались в полукруг перед алтарём, на котором восседала отлитая из бронзы Кибела. Помещение было наполнено восхитительными запахами цветов и каких-то специй. Девушки пели и кружились в танце, их лёгкие многослойные одежды вздымались в воздухе, создавая иллюзию парения над землёй. Айа как завороженная глядела на эти неземные танцы, приложив руки к груди, пока не почувствовала, что кто-то тронул её за локоть.

Обернувшись, она увидела девушку из сувенирной лавки, которая была всё в том же плаще, с надвинутым на голову капюшоном. «Следуй за мной» — одними губами сказала она. Когда они двинулись через толпу, Айа старалась не отставать и не терять её из виду. Добравшись до боковой стены, девушка остановилась и огляделась. Не найдя ничего подозрительного, она повела Айю по едва освещённому коридору, который вывел их на улицу с обратной стороны здания. Вокруг не было ни души. Освещением служил рассеянный лунный свет. Пристроившись в тени длинного ряда колон, они стали ждать. Выждав время и убедившись в отсутствии зрителей, незнакомка приложила руки к губам и издала ухающий звук. Айа застыла в ожидании чего угодно. Спустя несколько минут от одной из колон отделилась тень. Девушка во все глаза следила за приближением человека. Тусклый лунный свет упал на коротко стриженную серебряную макушку и острые черты любимого лица.

— Ки! — взвизгнула Айа и бросилась на шею брату. Тот подхватил её на лету и заключил в медвежьи объятия. — Я думала, ты погиб! О, где же ты пропадал?! — лепетала она, и слёзы горячими дорожками текли по щекам.

— Тише, тише, лисёнок. — Бормотал Энки, укачивая её в объятиях, как ребёнка. — Ты мне всю рубашку слезами зальешь. — посмеивался он.

— Ты стал размером с гору. — всхлипывая, пробормотала девушка.

Энки был почти такого же роста, как Риган, но менее массивный, скорее жилистый. И хотя она чувствовала, что за последние годы он обзавёлся стальными мускулами и раздался в плечах, всё же он оставался довольно изящным.

Подняв на него заплаканные глаза, Айа спросила:

— Где ты был?

Взглянув на неё таким знакомым серьёзным взглядом, он ответил:

— Это долгая история. — глянув поверх её головы на девушку, ожидающую в тени, он сказал. — Старта, пригляди за улицей.

Та кивнула, и бесшумно скрылась в темноте. Отпустив Айю, Энки отошёл на несколько шагов и упер руки в бока.

— После последней побывки меня, как офицера, забросили на передовую. В самое пекло. — он умолк на мгновение, как будто эти воспоминания давались ему с трудом. — Побывав там, я осознал весь ужас ситуации — люди гибли там как мухи. Без счёта. Никогда я не думал, что масштаб человеческих жертв в этой войне так велик. Капсикейцы лучше вооружены, у них профессиональная подготовка и орудия, о которых у нас и не слышали. Мы держимся только за счёт численного преимущества. А войне конца и края не видно. Жадным жрецам нет дела до того, что скоро от нашего народа ничего не останется. Так думал не только я. Вскоре, при моём участии, было создано нечто вроде аппозиции. И поверь, её поддержали все мои войны до единого.

— Дагон — это ты? — тихо спросила девушка.

Резко взглянув на неё, Энки спросил:

— Это он рассказал тебе о Дагоне? — не дав ей ответить, Ки продолжил. — Конечно же, он. Айа, как тебя угораздило связаться с наследником?

— Как ты узнал обо мне…о нём?

— В Оре уже давно находился мой человек. Он раздобыл некоторую информацию. С такой примечательной внешностью наследника не трудно узнать. Я видел вас, когда вы въезжали в город! Поверь, удивлению моему не было предела.

Айа закусила губу и потупилась.

— Бога ради, скажи, как это вышло?! — воскликнул Энки.

— Он спас нас с Руном. — устало ответила девушка. — Подобрал в лесу во время бури.

— А затем предложил пожить во Дворце?

Девушка задрала подбородок и сказала:

— Я не ребёнок, Энки.

— Не сердись. — сказал Ки и положил руки ей на плечи. — Просто я беспокоюсь о тебе.

— Сейчас мы в безопасности. — сказала она. — Скажи мне, что происходит?

— Меня преследует ищейка. Это специально обученный убийца, воспитанник жрецов Баала. Он искал меня по всему Ору.

— О Боги! Тот офицер в Храме Кибелы! Он был один из вас! — прозрев, воскликнула Айа. После чего рассказала о найденном теле и убийце.

— Возможно, это был гонец. Будь всё проклято! — воскликнул Энки и запустил руку в волосы. — Моя удача, что ты рассказала об этом. Хотя я просто не верю, что ты могла навлечь на себя столько неприятностей! Айа!

— Неужели ты думаешь, что я сделала это специально! — взвилась девушка. — Я устала слушать эту чепуху, ясно?! Это могло произойти с кем угодно!

Сокрушённо покачав головой, Энки сказал:

— Тебе, и правда, лучше оставаться во Дворце.

Девушка насупилась.

— Мне всё равно некуда идти. — сказала она, умолчав о том, что по своей воле никогда не покинет Ригана.

— Я пока не могу взять вас с собой. — грустно сказал брат. — Со мной слишком опасно. Мне приходится постоянно прятаться, днём я редко выхожу на улицу. Пока я не избавлюсь от него, придётся затаиться. Старта сейчас мои глаза и уши. Она мой телохранитель. Воин, такой же, как и ищейка. Но в отличие от него, она сменила хозяина.

— Почему она так поступила?

— У неё были свои причины. Я не вправе говорить об этом. Все что ты должна знать — она один из самых надёжных моих людей.

— Почему ты скрываешь в Оре?

— Жрецы объявили на меня настоящую охоту. Сейчас каждый ребёнок в Ханаане знает, как я выгляжу. Ты бы знала об этом, если бы была там. Рано или поздно я получил бы отравленную стрелу. Было решено, что на время мне стоит исчезнуть и в Оре им будет сложнее всего меня отыскать. Когда придёт время, я вернусь и возглавлю мятеж. Для него уже почти всё готово.

— Ты считаешь, я должна была остаться? — тихо спросила Айа.

— Я считаю, что ты молодчина. Это самый верное решение, которое можно было принять. — немного помолчав, он тихо спросил. — Как она умерла?

Айа проглотила ком в горле и просипела:

— Зачахла, как цветок на холоде. О, Энки…она совсем не хотела жить!

Брат прижал её к себе и, поглаживая по спине, прошептал.

— Ты должна знать, что цель моей жизни отныне — спасти ханаанцев от жреческой жадности и гнёта. Прекратить проклятую войну. В один прекрасный день вы с Руном сможете вернуться домой, чтобы жить и процветать.

— Я так горжусь тобой. — всхлипнув сказала Айа. — Но это так опасно, жрецы…они ведь так жестоки. Их месть может быть ужасной…

— Умереть можно только один раз. Я не боюсь смерти. Любой воин в армии к ней всегда готов. Но не бойся, я не позволю этим шакалам схватить себя. — твёрдо сказал Энки.

— Я буду молиться за тебя всем Богам.

— Думаю, это не помешает. — улыбнулся он.

— Ты знаешь, Король ведь ищет тебя… — сказала девушка. Почувствовав как тело брата напряглось, она быстро добавила. — Он самый благородный человек из всех, что я встречала! Я уверена, у него нет злого умысла в отношении тебя…может тебе стоит встретиться с ним? Может быть, он сможет помочь?

Подняв её лицо за подбородок, он мягко спросил:

— Ты влюблена в него?

Закусив губу, Айа кивнула.

— Я не могу так рисковать, пойми. Он никогда не станет открыто поддерживая мятежников. Если в Ханаане узнают об этом, это может означать войну.

— Может он сделает это неофициально? — неуверенно спросила девушка.

— Пока по городу рыщет ищейка это слишком опасно. В Суссе за каждым углом могут быть ханаанские уши. Твоему Королю нужно навести тут порядок. — сказал он.

— Он не мой… — пробормотала Айа.

— Прости, что бросил вас.

— Не говори так. Когда я снова увижу тебя?

— Нам лучше не видеться, это слишком опасно. Я прошу тебя не высовываться из Дворца. Обещаю, что не покину Ор не попрощавшись.

Кивнув и шмыгнув носом, она отстранилась.

— Мне невыносима мысль, что ты прячешься по тёмным углам.

— Поверь, это не самое худшее место из всех. А теперь тебе пора. Старта проводит тебя. Нечего шататься одной по улицам.

Поцеловав её в лоб, он отошёл на несколько шагов.

— Будь осторожна, и обними за меня Руна. — с этими словами он исчез в темноте.

В Храме по-прежнему было людно. Не дожидаясь конца службы, девушки вышли на улицу через главный вход. Наконец-то, Айа могла как следует рассмотреть свою спутницу. Она была очень молода, не старше восемнадцати. На юном смуглом личике особенно выделялись пухлые коралловые губы и черные глаза. Помимо прочего, Старта была на голову ниже Айи, что, в принципе, было нормально. Айа вообще не встречала женщин выше себя.

Когда они оказались на улице, Старта потянула Айю вниз. На ступенях Храма попрежнему было полно народу. Люди лениво беседывали, не обращая на девушек никакого внимания. Храм Победы располагался на небольшом холме, отчего изрезанный лабиринтами улиц город был как на ладони. Несмотря на то, что на землю опрустилась ночь, город тонул в море цветных огоньков. Айа в очередной раз восхитилась Суссом. Он был таким же энергичным и красивым, как и его хозяин.

Оглядевшись и убедившись, что за ними никто не наблюдает, Старта сказала:

— Во Дворец пойдём через Тёмный район.

— Тёмный? — переспросила Айа.

Старта указала на ту часть города, которая была погружены во мрак.

— Ты уверена?

— Да. Там не очень-то безопасно. Но там нас никто не сможет случайно увидеть.

Почувствовав её неуверенность, Старта тихо добавила:

— Ты не должна бояться. Мало кто может одолеть меня. Я могу одновременно сражаться с пятью противниками.

В её голосе не было ни капли бахвальства или самоуверенности. Просто констатация факта.

— Хорошо. Как скажешь.

Пока они пробирались по пустынным закоулкам, Айа постоянно озиралась по сторонам. Место было жуткое. Кое-где встречались тусклые фонари. В остальном, приходилось довольствоваться лунным светом. Им попадались редкие прохожие, от которых Айа старалась держаться подальше. Она сделала мысленную заметку, узнать у Брана побольше об этом месте. «Если он станет с тобой разговаривать» — заметил внутренний голос.

— Сколько тебе лет. — шёпотом спросила Айа.

— Семнадцать. — также, шёпотом, ответила Старта.

— Как ты оказалась с моим братом?

— Меня послали убить его. Но я уже тогда знала, что не сделаю этого. Ненавижу жрецов и всё, что они олицетворяют.

— Тебя воспитали они?

— Да. Меня воспитали жрецы, внушая, что я лишь орудие Баала. — девушка фыркнула и продолжила. — Им нужно было поискать другую дурочку.

Айа улыбнулась. Эта девушка, определённо, ей нравилась.

— А твоя семья? — спросила она.

— Я их не знала. Меня отдали на воспитание в четыре года.

— Таких, как ты много?

— Больше двух десятков. Я не знаю, сколькие из них сейчас живы. — шептала она. — В Ханаане нас называют Тени.

— Никто из них тебя не поддержал?

— Я не знаю. Нас воспитывали одиночками. Тот, что идёт за нами — Шотилл, лучший из всех. Он может побороть меня.

— Ты тоже владеешь «Касанием смерти»?

— Да. — ответила она.

У Айи появилось желаение присвистнуть.

— Как вы избавитесь от него?

— Заманим в ловушку.

— Я бы хотела вам помочь. — сказала Айа.

Прижавшись к стене возле очередного поворота, Старта вытянула руку, призывая её оставаться на месте. Сама же осторожно заглянула за угол. Убедившись, что путь свободен, она развернулась к Айе и тихо сказала:

— Тебе не нужно помогать нам. Ты хрупкая и создана для другого.

Айа открыла рот, чтобы оспорить это смехотворное утверждения. Как по ней, из них двоих именно Старта была хрупкой. Но та приложила палец к губам.

— Путь свободен. Я дождусь, пока ты войдёшь в ворота.

Прежде чем скрыться за поворотом, Айа обняла девушку и прошептала:

— Спасибо за всё.

Старта казалась слегка смущенной. Не дожидаясь её ответа, девушка торопливо направилась к дворцовым воротам, очень надеясь, что её пустят внутрь.

22.

Риган сидел в кресле за своим рабочим столом и вертел в руках полупустой бокал ларсы. Он рассчитывал, что хмель поможет ему усмирить ярость, но получалось не очень. Бран вышагивал по комнате, нервируя его еще больше. Солдаты до сих пор прочёсывают город, но Айю пока не обнаружили. Манн и Килиан тоже занимались поисками. Мика дежурил у ворот на случай, если она вернётся. Если она вернётся…Риган предпочитал думать «когда она вернётся». Он представил себе, как сжимает руками её плечи и трясёт до тех пор, пока её мозги не встают на место. Мысль о том, что она шатается одна, где-то по ночному городу наполняла его страхом. Переведя взгляд на Руна, который расположился на полу у камина со своим деревянным войском, Риган сделал ещё один глоток ларсы и откинул голову на спинку кресла.

— Послушай, я уверен, она вернётся. — сказал Бран.

— Угу. — буркнул Риган. Вернётся, если снова не ввязалась в историю.

Рун оторвал взгляд он боевых порядков и взглянул на Ригана. Король видел, что мальчик старается не показывать беспокойства, но тот факт, что его сестра отсутствовала уже несколько часов, а на улице вроде как ночь, не упрощало для него задачу.

— Эй, дружок, не пора ли тебе в постель? — обратился Бран к мальчику.

Тот перевёл свои серьёзные карие глаза на мужчину и отрицательно покачал головой. Вылитая Айа, раздражённо подумал Риган. Они уже допросили ребёнка, и пришлось признать, что Рун ничего не знал о планах своей сумасбродной сестрицы. Боги, Риган был так зол на неё, что хотел всё крушить. Только один человек способен довести его до такого состояния. Когда она вернётся, он так отделает её по заднице, что она неделю не сможет сидеть.

— Он прав, давай-ка мы уложим тебя в постель. А когда проснёшься, твоя…сестра уже вернётся. — сказал Риган.

Рун тяжко вздохнул. Было видно, что мальчик спит на ходу. Риган поднялся с кресла и подошёл к ребёнку. Взяв его за руку, он вывел его из комнаты и направился в сторону спальных комнат. Бран молча шёл следом. Проходя мимо входной двери, они услышали суету на той стороне и замерли, сверля проём глазами. Массивная дверь отворилась, пропуская внутрь Айю и Мику, который держался чуть позади. Заштопанное коричневое платье было на своём месте. «В последний раз» — поклялся себе Риган. Теперь он стал ненавидеть его ещё больше, как соучастника. Увидев короля и его спутников, девушка замерла, переводя взгляд с одного на другого. Выражение их лиц должно было сказать ей, что дела её плохи.

— Всем привет… — натянуто улыбнувшись, сказала нахалка.

Передав мальчика Брану, Риган молча подошёл и осмотрел её с ног до головы, дабы убедиться, что она цела и невредима. Схватил девушку повыше локтя, он поволок её в кабинет. Впихнув её внутрь, он обошёл стол и уселся в своё кресло, сложив руки домиком.

— Можешь начинать. — бросил он.

Она стояла переминаясь с ноги на ногу и не знала куда девать руки. Просто сама невинность, зло подумал Риган. Её глаза были опущены долу, а лицо выражало полное раскаяние. Но Риган знал, что негодница ни о чём не жалела. Слишком расчётливо она действовала, запирая Мику в купальне. Значит, это не было импульсивным решением. Это было хладнокровно продуманно. Если бы она не вернулась в ближайшее время, он действительно впал бы в панику, что совсем негоже для человека его положения. Молчание начинало действовать Ригану на нервы.

— Я жду.

Подняв на него мятежные карие глаза, она сказала, повергая Короля в шок:

— Я не могу сказать, где была. Пожалуйста, не спрашивай об этом. — и вздёрнула подбородок, давая понять, что настроена решительно.

— Что, прости? — до этой минуты Риган думал, что его мало чем можно удивить.

— Ты слышал. — тихо ответила девушка, глядя на него исподлобья.

— Не скажешь мне, где была? — подавшись вперёд, уточнил Король.

— Не скажу. — подтвердила она.

— Почему? — не мог не спросить Риган.

— Это…не моя тайна. — ответила девушка и посмотрела на мужчину с мольбой.

Риган откинулся на спинку кресла. Не стоило и говорить, что такой сценарий он не рассматривал. Вся его злость куда-то улетучилась. Осталась лишь смертельна усталость. От перенапряжения последних часов у него пульсировал висок. То, что она не хотела делиться с ним информацией сильно задело его. Без доверия у них ничего не выйдет. Потерев ладонями лицо, он снова посмотрел на девушку. Она была напряжена и, видимо, ожидала давления с его стороны. Или кто знает, что там ещё крутилось в её голове. Но ему не хотелось этого делать. Она должна прийти и рассказать обо всём сама. Он не станет распутывать клубки тайн в своей собственной спальне. На его плечах, итак, слишком большой груз.

— В таком случае, доброй ночи. — сказал Король.

Айа в замешательстве уставилась на него. Да, ты всё правильно поняла, думал он. Не задавая вопросов, она направилась к двери. «Наверное, радуется, что так легко отделалась». Прежде чем выйти, девушка обернулась и тихо сказала:

— Доброй ночи.

Риган не стал утруждаться с ответом. Она тихонько выскользнула из комнаты, оставив его в одиночестве. Помассировав пальцами виски, мужчина встал. Осушив ещё один бокал ларсы он тоже покинул комнату. Он не пошёл к Айе. Странно, они провели вместе всего несколько недель, а ощущение такое, словно так оно всегда и было. Он не притронется к девушке, пока она не расскажет ему, зачем избавилась от охраны и покинула дворец под покровом темноты. Рискуя своей жизнью. Это должно быть чем-то очень важным. Чем-то, о чём Риган должен знать, чтобы помочь и защитить. Поразмыслив немного, он направился в покои Брана. Там у него отличная тахта. Друг подскачил при его появлении и схватился за кинжал.

— Это я. — буркнул Король.

— Там полно свободных комнат. — проворчал Бран и швырнул ему одну из своих подушек.

Риган проигнорировал это замечание и рухнул на тахту, даже не потрудившись раздеться. Как только его хмельная голова каснулас мягкой подушки, он уснул.

22.

Айа лежала в кровати, свернувшись калачиком, и глотала слёзы, которые ручьями бежали по щекам. Просто какой-то водопад из слёз. В последнее время ей много было не нужно, чтобы пустить слезинку. Она была противна сама себе. Такая жалкая, словно болтающееся на ветру мокрое полотенце.

Вот уже неделя, как Риган ведёт себя так, словно они с ним старые приятели. Он безупречно учтив и внимателен, но избегает даже малейшего прикосновения. Она не знала, где он проводит ночи, но явно не с ней. Были дни, когда ей вовсе не удавалась с ним повидаться. Он больше не заводил разговор о её побеге, как и другие войны. Даже Мика, казалось, простил её.

Во время совместных обедов он, бывало, шутил и смеялся. Иногда даже вовлекал её в разговор. В такие моменты она чувствовала себя особенно несчастной, поскольку, вид улыбающегося, пышущего здоровьем Ригана заставлял её внутренности заворачиваться узлом. Айа была влюблена в него, до безумим. Жаждала его. Девушка пришла к мысли, что если бы к ней прикоснулся какой-то другой мужчина, её бы стошнило.

Её страдания, видимо, отразились не цвете лица, поскольку сегодня Риган спросил, хорошо ли она себя чувствует. Она, разумеется, не стала посвящать его в истинное положение вещей. Девушка догадывалась, что выбранная Риганом тактика поведения была напрямую связана с её побегом. Нужно было признать, что она работала. В голову уже закрадывались мысли пойти и во всём сознаться. Но она не могла так поступить с Энки. Она никогда не предаст его, даже ради собственного счастья. Она сможет поговорить с Королем не раньше, чем Ки покинет Ор и будет в безопасности. Тогда она расскажет, что её брат не кто иной, как Дагон. И пусть Риган решает, что с ней делать. Возможно, он велит её убираться из Дворца, или вообще из Ора. Почему Боги стремятся лишить её всего, что ей дорого? Чувствуя себя абсолютно несчастной, она утёрла слёзы и высморкалась в огромную ночную рубашку.

Спустя ещё неделю, Айа сидела за обеденным столом, вяло ковыряя вилкой в тарелке. Мужчины, оживлённо спорили. Среди взрывов хохота слышался тоненький голосок Руна. Девушка не прислушивалась к разговору, погрузившись в свои мысли. Риган сидел напротив, как всегда, великолепный. Айа старалась вообще не смотреть на него, чтобы лишний раз не терзать душу. От Энки не было никаких вестей, и это тоже беспокоило её. Вдруг с ним что-то случилось? Ей хотелось пойти в Храм и поискать Старту, но она боялась навлечь на них неприятности. Девушка ощущала постоянное беспокойство и неуверенность во всём, начиная с того, что принесёт завтрашний день, и заканчивая тем, правильно ли она поступает, утаивая от Ригана такую важную информацию. Ей не с кем было посоветоваться. Единственный человек у которого она хотела бы искать помощи, был ей сейчас не доступен.

После завтрака Айа планировала пойти прилечь не на долго, потому что чувствовала себя не важно. Пару дней назад её начало тошнить по утрам. Она, естественно, знала, что это означает. На фоне последних событий она стала слегка апатичной, кроме того, потеряла с утра аппетит. Может быть, она сможет проглотить что-нибудь позже…сейчас ей хотелось просто пойти в свою комнату и свернуться калачиком вокруг маленькой горошинки, растущей внутри неё. Она пока ничего не говорила Ригану, возможно чуть позже, когда будет готова остаться с ним наедине. Положив вилку, она подняла глаза и наткнулась на прищуренный взгляд Короля. Смутившись, девушка опустила глаза и встала из-за стола.

— Хорошего всем дня. — промямлила она и вышла за дверь.

Мужчины проводили её напряженными взглядами, после чего пять пар глаз устремились на Ригана. Тот с раздражением отметил, что даже Рун против него. Если они думают, что ему легко смотреть на её страдания, то сильно ошибаются.

— Что уставились? — зло спросил он, отбрасывая маску цивилизованности, которую надевал в присутствии девушки.

— Тебе не кажется, что это слишком? — поинтересовался Бран.

— Нет. — холодно ответил Риган.

На самом деле, единственным его желанием было встать и пойти за ней. Обнять и стереть следы печали с её бледного личика. А потом, заставить её как следует поесть. Потому что, последние несколько дней она ела очень мало, и это сильно беспокоило мужчину.

— Послушай, Риган… — подал голос Кили. — Если Айа так упорно отказывается тебе что-то рассказывать, может это и правда…ну не знаю…очень важно для неё.

О Боги, только этого не хватало. Они, и правда, все у неё под каблуком, раздражённо подумал он. Глядя на брата, и сказал:

— Представь себе, я догадался.

— Она каждую ночь рыдает в подушку. — вставил свой комментарий Манн.

Риган сжал кулак так, что побелели костяшки.

— Рыдает? — уточнил он.

— Да. Каждую ночь. — подтвердил Манн, который поселился в смежной с Айей комнате для её безопасности, поскольку Риган не хотел оставлять её совсем одну. Сам он всё это время так и спал на тахте в комнате Брана. Если бы об этом стало широко известно, Короля Ора перестали бы воспринимать в серьёз.

— Что ж, ей ничего не мешает прийти ко мне и поделиться своим грузом. — твёрдо заявил Риган. Хотя уже не ощущал былой уверенности в своих словах.

— Как знаешь. — тихо сказал Манн.

— Что с той девушкой, которую вы выследили в городе? — спросил Король, желая сменить тему.

Кили мгновенно оживился.

— Настоящая бестия! — воскликнул он. — Я шёл за ней четыре квартала, соблюдая все предосторожности. А потом она просто в воздухе растворилась. Уверен, она с самого начала знала, что я за ней слежу. И водила за нос.

— Сегодня будем в городе до ночи. — сказал Манн. — Попробуем побродить по Тёмному кварталу.

Риган кивнул и обратился к Брану:

— Что с плотиной?

Несколько дней назад пришли тревожные новости о прорыве плотины на реке Тибр. В свете приближающихся посевных работ это было совершенно некстати.

— Я готов поклясться — это чьё-то вмешательство. Конструкция слишком прочная, что бы её смог повредить поток. Её сегодня же залатают, но я планирую заночевать неподалёку, чтобы понаблюдать.

Нахмурившись, Риган приказал:

— Возьми с собой Мику. Не хочу, чтобы ты шёл один. Я сам присмотрю за Айей сегодня.

Мужчины быстро переглянулись, что сильно разозлило Ригана. Резко встав, он вышел из комнаты. Войдя в кабинет, мужчина закрыл дверь пинком ноги. Плюхнувшись в кресло, он открыл и с силой закрыл верхний ящик стола. Посчитав, что этого не достаточно, он повторил это действие, добавив чуть больше силы. Тяжёлый деревянный стол содрогнулся, часть бумаг разлетелась по полу. От дальнейших повреждений комнату спасло появление новообретённого секретаря. Молодой племянник Надара влетел в кабинет, как всегда, не постучавшись. Подмышкой у него была зажата кипа бумаг. Короткие волосы были взъерошены. Молокосос так быстро вошёл в курс дел, будто все свои девятнадцать лет готовился стать его секретарём. Упрямый, вездесущий, исполнительный. Одним словом, то, что нужно. Надар, как всегда, оказался прав.

Риган решил проявить вежливость:

— Как чувствует себя Надар?

— Физические прекрасно. — последовал краткий ответ.

— Что насчёт его душевного состояния? — иронично спросил Король.

Игнорируя ядовитый тон, Кристофф ответил, раскладывая перед Риганом бумаги в только ему известном порядке:

— Не вписывается ни в какие рамки. Терпеть его способна только Ванесса — его дочь.

Значит Ванесса, сделал мысленную зарубку Риган. Брану будет интересно узнать, как зовут девушку, которая на несколько минут лишила его дара речи. Риган испытывал мстительное удовольствие. Ему надоело быть единственным человеком в своём окружении, который не спит ночами из-за женщины. Он просто с ума сходил, видя, как Айа всё больше закрывается. Что ему делать с этой маленькой упрямицей? Он тоже был упрям, но не мог воевать с Айей. Только не с ней.

— Предлагаю начать с вопроса о вашем расписании на ближайшие четыре дня. Завтра состоится Совет с генералами, по поводу структуры и численности войск, которые будут закупаться у капсикейцев. Также, необходимо срочно начать подготовку к приёму, который вы уже второй раз откладываете… — Риган слушал и кивал. Да он откладывал, потому что не собирался объявлять о помолвке с Магдаленой. При этом, он ни на шаг не приблизился к решению проблемы. В последнее время он склонялся к мысли, что придётся просто поставить всех перед фактом.

— Никакого приёма. — отрезал Король.

— Это не разумно…

— Попридержи ка язык! — рявкнул Риган.

— Как скажете… — выплюнул его секретарь, всем видом давая понять, что разговор ещё не окончен.

Чувствуя, что скоро взорвётся, Риган встал из-за стола и пошёл к выходу. Молодой человек недоумённо глядел на него.

— Я скоро вернусь… — бросил Риган на ходу.

«Ну, всё, с меня хватит» — думал он, уверенно двигаясь по коридору. Проходя мимо гостиной, он заметил Брана и Руна, схлестнувшихся в шахматной партии. Они проводили его удивлёнными взглядами чуть не вывернув шеи. У дверей Айи располагалась пара часовых. Увидав Короля, они резко подобрались и поприветствовали его. Кивнув, мужчина открыл дверь и вошёл в комнату, задержавшись на пороге.

Айа лежала в центре кровати, свернувшись клубочком. Сегодня она была одета в милое оранжевое платье простого кроя, в котором выглядела совсем юной. Девушка оторвала голову от подушки, чтобы посмотреть, кто пришёл. Увидев Ригана, она моргнула и слегка приоткрыла губки, затем села и потянулась рукой к волосам. Пока Риган приближался, Айа не отрывала от него широко распахнутых глаз. Её лицо побледнело и осунулось, и это больно кольнуло его. Она смотрела на него с надеждой, затаив дыхание. Присев на край кровати, мужчина протянул руку и нежно коснулся пальцами её щеки. Айа зажмурила глаза и судорожно вздохнула. Решив, что слова в данном случае будут лишними, Риган обнял девушку и притянул её к себе на колени. Она сразу же откликнулась и приникла к его груди, уткнувшись лицом ему в шею. Спустя мгновение, он почувствовал как тело её стали сотрясать рыдания и крепче прижал к себе дрожащие плечи. Положив щёку ей на макушку, Риган прошептал:

— Ну-ну. Всё хорошо, Нокке.

— Ннннет… — всхлипывая, бормотала девушка. — Я винновата…

— Шшш… — Риган поцеловал её в висок и стал успокаивающее поглаживать по голове. — Я больше не сержусь, любимая.

— От мення оддни непприятности… — заикаясь, бормотала она.

Желая прекратить эту разрывающую сердце истерику, он принялся шептать о том, что любит её, что позаботится о ней. Засунув руку в карман, он извлёк носовой платок и предложил его девушке. Она взяла белый квадратик и громко высморкалась.

— Ты компенсируешь мне каждую минуту волнений. — заверил её Риган.

Ответом ему был громкий всхлип и удар острым маленьким кулачком в грудь. Накрыв его своей большой ладонью, он поднёс сжатые пальчики к губам и поцеловал.

— Ну всё, хватит. Это я должен рыдать, потому что с ума сходил от тоски по тебе.

— Ввврёшь… — вытолкнула из себя девушка.

Риган приподнял её лицо и спросил:

— Разве не я пришёл первым?

— Просссти… — прошептала она дрожащими губами.

— Хорошо. — ответил Риган и запечатлел на них лёгкий поцелуй. — Только если ты больше не будешь плакать. И начнёшь нормально есть. Я прямо сейчас принесу тебе еду.

— Нннет! Не уходи! — воскликнула Айа и обхватила руками его талию.

Риган замер и глубоко вздохнул. Неужели она не понимает, что он принадлежит ей? Он переместился и, растянувшись на кровати, пристроил Айю рядом. Она вытянулась вдоль его тела, уютно устроившись у него подмышкой. Обхватив её руками, Риган спросил:

— Ты плохо себя чувствуешь?

— Нет…да…

— Так нет или да?

Айа вздохнула, и сказала, уткнувшись лбом ему в грудь.

— Кажется, у меня…у нас будет ребёнок.

Риган перекатился на бок и навис над ней.

— Что ты сказала? — с восторгом спросил он.

Айа покраснела и прикусила губу.

— Я сказала ребёнок.

На лице Ригана расцвела ленивая улыбка.

— Признаться, я не рассчитывал, что это случиться с первого выстрела. — самодовольно заметил он.

Айа пихнула его в плечо и возмущенно сказала:

— Прекрати выражаться как…как…мужлан!

Риган расхохотался и принялся покрывать поцелуями её лоб, щёки и губы.

— Ты разве забыла, что я вырос в казармах? — спросил он между поцелуями. — Так как ты себя чувствуешь?

— Сейчас всё хорошо… — пробормотала она, и зашипела, когда Риган прихватил губами мочку её уха. Прижав к себе стройное, идеальное для него тело, он закинул ногу девушки на своё бедро и накрыл рукой одну из её грудей.

— Что ты делаешь… — её вопрос потонул в страстном глубоком поцелуе.

— Хочу закрепить результат… — пробормотал Риган ей в губы.

— Но ведь сейчас день! — потрясённо воскликнула девушка. — Кто-нибудь может войти!

В ответ Риган положил её ладошку на своё возбуждённое мужское достоинство, от чего Айю накрыла волна похоти. Не отдавая отчёта своим действиям, девушка просунула руку под пояс его брюк и обхватила пальцами горячую твёрдую плоть. Это стало потрясением для них обоих. Риган рыкнул и накрыл её своим телом, настойчиво стаскивая платье с девичьих плеч. Спустя пять минут, комната наполнилась хрипами и стонами. Ригану лишь оставалось надеяться, что стоящие у дверей часовые убрались куда подальше.

23.

Прибытие в Сусс посланника капсикейцев нарушило размеренное течение жизни во Дворце, которое наблюдалось всю последнюю неделю. После их с Риганом бурного примирения, Айа пребывала в состоянии спокойствия и счастья, которое омрачали лишь мысли об Энки. Не желая в очередной раз нервировать Ригана, она всю неделю не покидала Дворца и изображала самую покладистую женщину в мире. Все страхи и сомнения о завтрашнем дне отошли на задний план, поскольку центральное место в её голове сейчас занимал её малыш. Маленький человек, которого созданный они с Риганом. Думая об этом, девушка покрывалась мурашками. Раньше она вообще сомневалась, что когда-нибудь станет матерью, но Король Ора перевернул её жизнь настолько, что стало возможным всё что угодно.

В тот день, когда Айа сообщила королю о ребёнке, он вызвал доктора, который более получаса осматривал её и задавал всевозможные вопросы. В итоге, щуплый седовласый мужчина выявил у Айи четырёх недельную беременность и предписал являться к нему на осмотр каждые две недели. Риган забросал его вопросами относительно её утренних недомоганий и противопоказаний. Активно включившись в процесс вынашивания их ребёнка, он приносил ей поздние завтраки, когда она пропускала основной из-за тошноты. Выводил на прогулки в сад, а когда не мог, его заменял Мика или Бран. Пару раз он даже отказался заняться с ней любовью, аргументируя это тем, что у неё был слишком насыщенный день.

Иногда, он рассуждал так, словно они собирались состариться вместе. Это грело Айе душу и давало надежду на то, что, каким-то образом, она сможет остаться с ним на долгое-долгое время. Девушка пока не решалась поднять вопрос об их будущем. Риган сказал, что любит её, а он ничего не делал наполовину. Поэтому, у неё в душе загорелся огонёк надежды. Возможно у него есть какой-то план, включающий его, её и их детей.

После приезда капсикейца, Король ушёл с головой в дела, оставив её на попечение Брана и Мики. Последние два дня о том, что Риган побывал в их постели, говорила лишь примятая подушка, впитавшая его запах. Запах терпкий и глубокий, так похожий на мужчину, которому принадлежал. Но сегодня утром, помимо этих эфемерных доказательств на своей подушке он оставил записку, в которой велел ей явиться ровно в полдень в галерею на втором уровне. Айа знала это место — широкий коридор, стены которого украшали портреты членов королевской семьи начиная с основателя Ора — короля Торральда. Девушка уже была там в сопровождении Мики, который несколько раз организовывал для них с Руном обучающие прогулки. Конечно, говорить о том, что она стала прекрасно ориентироваться во Дворце, не приходилось. Но, по крайней мере, она начала представлять себе как он устроен.

Вручив Брану пресловутую записку, девушка дала понять, чем планирует заняться в ближайший полдень. Прочтя записку, тот закати глаза.

— Свидание, как это приторно. — с этими словами он передал записку Мике, который лишь улыбнулся уголком губ.

— Я должна сообщить Королю о твоих мятежных настроениях? — угрожающе спросила Айа.

— Нет, предательница! — фыркнул Бран. — Я должен был понять, что ты стала его карманным «эльфом».

Айа не смогла сдержать смеха.

— Что там такое? Можно и мне посмотреть? — подал голос Рун.

— Прости, приятель. — ответил ему Бран, сокрушённо качая головой. — Если мне не изменяет память, ты так и не выучил пять последних букв алфавита.

Рун надулся, не зная, что возразить.

— Ну что, идём? — спросила Айа, всеми фибрами души стремясь к галерее на втором уровне.

Пока они шли, девушке хотелось схватить Брана за ухо и тащить как маленького ребёнка. Он шёл так, словно замыкал колонну муравьев. Она была уверена, что негодник делает это специально.

Выйдя из коридора на большую лестничную площадку, Мика притормозил и упёрся руками в бока.

— Ну и куда нам дальше? — спросил он.

Айа и Рун нерешительно переглянулись.

— Я думаю, нам нужно спуститься вниз на один пролёт, а затем спросить у слуг, где портретная галерея. — предложила свой вариант Айа.

— А если не найдёшь слуг? — ехидничал Бран.

— Тогда расскажу об этом Фэлбсу при первой возможности. — парировала Айа.

— Этот план имеет право на существование. — положив конец их препирательствам, сказал Мика. Затем обратился к Руну. — Что насчёт тебя?

— Ну, я бы спустился на один пролёт и нашёл бы выход в тот длинный коридор с балконом…прошёл бы по коридору до площадки перед огромной лестницей. Справа от лестницы дверь в галерею. — ответил мальчик.

Айа с изумлением уставилась на брата, чувствуя себя униженной. Мика же удовлетворённо кивнул.

— Очень хорошо. — согласился он.

— Молодчина. — похвалил Бран.

Проследовав описанным маршрутом, они оказались в нужном месте. Остановившись в самом начале длинной галереи, прямо под портретом какого — то угрюмого старика, они стали ждать. В помещении не было ни души. Часы на башне пробили полдень, а Ригана всё не было. Пытаясь развеяться, Айа двинулась вдоль стены, внимательно рассматривая портреты, написанные в разных стилях. Единственное, что можно было утверждать, это то, что Риган не был похож ни на кого из них. Никакого фамильного сходства. Наверняка, это из-за его капсикейских корней, решила девушка.

Она не успела далеко продвинуть, поскольку дверь в противоположном конце коридора отворилась. В помещение вошёл Риган в сопровождении своего секретаря. Молодой человек что-то настойчиво ему говорил, Король слушал и иногда давал комментарии.

Заметив Айю, он не выказал никаких эмоций, продолжая разговор с Кристоффом. Это совершенно не смутило девушку, поскольку она уже успела неплохо его изучить. Поэтому, расплывшись в улыбке, она бросилась ему на встречу. Его Величество ускорил шаг и раскрыл объятия и слегка присел. Подхватив девушку, он сделал вместе с ней несколько оборотов вокруг своей оси, после чего впился в её губы нетерпеливым поцелуем.

Смущённый и ошеломлённый Кристофф убежал прочь, оставляя их одних в центре галереи. Это был тот самый молодой человек, которого Айа видела вместе с Риганом в день своего побега. Тогда она не смогла разглядеть его лицо. Сейчас же она заключила, что оно имело довольно выразительные черты. Крупный нос с широкой переносицей, чётко очерченный подбородок, серые глаза под тяжёлыми веками. Красавцем его не назовёшь. Тем не менее, в нём присутствовала харизма, которая с годами станет более заметна. Несколько дней назад Риган представил ей этого серьёзного молодого человека. Бедняга не знал как ему себя вести. Как потомственный аристократ, он был слишком консервативен, чтобы якшаться с такой сомнительной особой как Айа. В то же время, любопытство и благородство не позволили ему повести себя грубо или высокомерно. По сравнению с молодым секретарём Айа была как безродная дворняга, и в обычной жизни он бы даже не удостоил её взгляда. В общем и целом, между ними установилась вполне терпимая дистанция, которая устраивала обоих.

Когда Риган выпустил её губы, девушка спросила, счастливо улыбаясь:

— Ты хотел меня видеть?

— Ты стала слишком покладистой, меня это пугает. — заметил он, целуя её в уголок губ.

Игнорируя эту шпильку, девушка вернула ему лёгкий поцелуй и сказала:

— Твой секретарь решит, что ты не в себе.

— Он и представить не может, насколько. — ответил Риган. — Ты меня околдовала.

— Он, итак, не лучшего мнения обо мне. — смущённо сказала девушка.

Риган нахмурился и сказал:

— Если тебе некомфортно рядом с ним, я найду другого секретаря.

— О нет, что ты! — широко раскрыв глаза, возразила Айа. — Ты не должен делать что-то подобное из-за меня.

— Ты ещё не поняла? — спросил Риган, скользнув губами по её щеке. Добравшись до ушка, он прошептал. — Ты можешь просить всё что пожелаешь.

От его ласкающего голоса дрожь прокатилась по спине девушки. Затуманенным взглядом она посмотрела в его небесные глаза и сказала:

— Хочу, чтобы ты всегда был со мной.

— Тогда, ты это получишь. — не отрывая от неё глаз, сказал Риган.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурившись, спросила Айа.

— Я позже объясню. Сейчас я должен идти. У меня несколько встреч, я просто хотел увидеть тебя по дороге.

Девушка улыбнулась и сказала:

— Как видишь, со мной всё хорошо.

Риган чмокнул её в кончик носа и поставил на пол. Она расцепила руки, освобождая его шею, и ухватилась за предложенную им ладонь. Айа видела, что мысли его уже витали где-то далеко. Пора было вернуть его секретарю, который в нетерпении постукивал по полу ногой. Девушка была уверена, что тот считал потраченные на неё минуты абсолютно бесполезной тратой времени.

Все вместе они вышли из галереи в большой холл, где их дороги должны были разойтись. Айе страшно не хотелось расставаться с Риганом, ей хотелось побыть с ним ещё хоть минутку. Не желая беспокоить его своей сумасшедшей зависимостью, она попыталась высвободить руку, но мужчина притянул её к себе и заключил в быстрые объятия. Кристофф отчаянно делал вид, что не видит этого.

— Береги себя и нашего ребёнка. — прошептал Риган ей на ушко.

— Люблю тебя. — прошептала Айа в ответ.

Поцеловав её в лоб, он выпустил девушку и, кивнув секретарю, двинулся по коридору. Айа проводила его печальным взглядом и повернулась к своим спутникам.

— О Боги, вы встретитесь за ужином через несколько часов. — раздражённо сказал Бран.

— Правда?! — с надеждой спросила девушка. Вчера Риган пропустил ужин, да и завтрак тоже.

— Это просто невыносимо… — пробормотал мужчина, и, развернувшись на каблуках, умчался в противоположном Ригану направлении.

Аай удивлённо посмотрела на Мику. Тот пожал плечами и сказал:

— Ходят слухи, что он влюбился.

— О! — изумлению девушки не было предела. — Быть не может?!

— Говорят, она дала ему от ворот поворот. Вот он и психует.

— Кто же она такая?

— Я мало об этом знаю, лучше спроси Ригана. — сказал Мика, и заговорщически добавил. — А потом расскажешь мне.

Айа хихикнула и заверила мужчину:

— Я тебя не подведу.

После обеда у Айи была запланирована прогулка в саду, но прежде она хотела навестить Харона. Она приготовила для скакуна несколько кусочков сахара и свежую морковку. Рун, разумеется, не мог пропустить встречу с жеребцом.

Под присмотром Мики, они отправились в конюшни. Солнце светило вовсю, на деревьях уже появились первые листочки. Айа надела одну из полюбившихся ей просторных белых рубашек и лёгкую волнистую юбку голубого цвета. Опасаясь коварного весеннего ветерка, она накинула на плечи тёплую вязаную накидку, которую сделала сама буквально на прошлой неделе. Шерсть, для неё раздобыл Фэлбс. Он оказалась очень мягкой, но не крашеной. Впрочем, девушку это не огорчило.

Весело болтая, они вошли в одну из конюшен. Там было прохладно, пахло навозом и сеном. Стойло Харона находилось в глубине длинного коридора, по обеим сторонам которого располагались секции для животных. Мика и Рун задержались рядом с Жасмин, Айа же направилась прямо к любимцу Ригана. Подойдя к деннику, она позвала его, и конь тут же откликнулся, высунул вперёд чёрную морду. Погладив его, Айа потянулась к карману, чтобы достать гостинец, когда заметила какое-то движение справа от себя.

Повернув голову, девушка увидела Старту, притаившуюся в тени одной из секции. Она жестом попросила Айю молчать. Убедиться, что Мика и Рун всё ещё находятся рядом с Жасмин, Айа с тревогой взглянув на Старту и вопросительно подняла брови. Та отрицательно покачала головой и прижалась к деревянной перегородке. Мика оставил Руна и направился к ним. Подойдя, он почесал Харону ухо и спросил:

— Как поживаешь, салага?

Заметив это загнанное выражение на лице Айи, он нахмурился. В этот момент Старта бесшумно выскользнула из денника и, подойдя сзади, ткнула пальцем куда-то ему в шею. Мужчина свалился как подкошенный прямо к их ногам и распластался на земле.

— Что ты с ним сделала? — в ужасе воскликнула Айа.

— Он спит. Пойдём, нужно спешить. — ответила девушка, беря её за руку.

— Постой! — Айа вырвала руку и подбежала к Руну.

— Что происходит? Кто это? Что с Микой? — выдал он порцию вопросов.

Схватив брата за плечи, Айа сказала:

— Останься с ним, пока он не проснётся. Передай, что я скоро вернусь, ладно?

— Риган будет недоволен. — насупившись, сказал мальчик.

— Знаю. Но я должна идти.

Рун вздохнул и согласно покачал головой. Айа же поспешила к Старте, которая ожидала её, застыв посреди конюшни. В своём длинном чёрном плаще она напоминала маленькое чёрное облако.

Прекрасно ориентируясь во дворе и ловко избегая часовых, Старта привела их к восточным воротам. Лишив привратника чувств, она освободила для них путь. Айа смотрела на девушку с восторгом и ужасом. «С таким телохранителем не пропадёшь». Попав на улицу, они поспешили смешаться с толпой. Когда Дворцовые стены скрылись из вида, Айа спросила:

— Что-то случилось?

— Позже. — ответила девушка, не оборачиваясь.

Они отклонились от главной мостовой и Айа подозревала, что они забрались в Тёмный квартал, поскольку улицы становились всё безлюднее, а дома все непригляднее. Днём это место выглядело ещё хуже, чем ночью. Во многих домах окна были заколочены, лужи из нечистот украшали брусчатку. По спине ползли мурашки от нехорошего предчувствия. Пройдя через облезлую арку, они очутились на мрачной узкой улочке. Крыши тут были так плотно сомкнуты, что от неба над головой осталась лишь узкая голубая полоска. Айа с подозрением озиралась, ловя на себе взгляды местного маргинального люда. В своей новой одежде она выглядела тут как белая ворона и старалась поглубже закутаться в шерстяную накидку. Подойдя к обшарпанной двери одного из домов, Старта уверенно постучала. Дверь отворилась, и пожилая женщина болезненного вида отступила, пропуская их внутрь. Старта толкнула Айю вперёд и, окинув цепким взглядом улицу, закрыла за ними дверь.

В комнате пахло отвратительно, и Айа поднесла рукав рубашки к лицу, чтобы слегка заглушить запах и перевести дыхание. В полутьме можно было разобрать убогую обстановку. Источником света служило маленькое засаленное окошко справа от входа. Указав узловатым пальцем на дверь в углу, женщина вернулась к своему занятию — чистке кастрюль и котлов, которые огромной горой были сваленных в углу. Видимо — это был её заработок, подумала Айа.

Старта потянула её за собой в сторону двери. Айа шла, ожидая худшего. И она не ошиблась. От представшей картины девушка чуть не потеряла сознание. Закусив кулак, чтобы не закричать, она подошла к соломенному тюфяку, на котором лежал Энки. Комната была пустой, с сырыми холодными стенами и земляным полом. Ки был без сознания и такой бледный, словно смерть пригрелась у него на груди. Впалые щеки покрывала многодневная щетина. Его длинное жилистое тело как будто усохло, льняная рубашка была залита кровью.

— Ки! — в ужасе позвала Айа.

— Он не слышит. — сказала Старта, о присутствии которой Айа успела позабыть.

Бросившись к брату, она упала на колени и приподняла грязную, пропитанную кровью ткань. Дрожащими руками девушка отодвинула наспех смастерённую повязку и поморщилась, обнаружив между рёбер воспалённую рану. Она взглянула на лицо Ки, оно было безмятежно и безжизненно. Сжав челюсти, Айа спросила:

— Что произошло? — она не ожидала, что голос её будет звучать так хрипло.

— Ищейка нашел его. Они сцепились, но Дагон не смог бы одолеть его. Я точно знаю, что ищейка тоже ранен. Поэтому он и унёс ноги. — последняя фраза была произнесена с особенной злостью. — Мне понадобилось время, чтобы спрятать его, прежде чем отправиться к тебе.

— Когда это произошло?

— Два дня назад.

— Два дня! — в ужасе воскликнула Айа. Боги, они потеряли столько времени. Если немедленно не начать действовать её брат может умереть. Её сильный, умный, справедливый и заботливый брат. — Ты знаешь, чем его ранили?

— Я думаю, это клинок. Слава Богам, не отравленный, иначе он был бы уже мёртв.

Прикинув в голове различные варианты, Айа пришла к единственному возможному выходу.

— Ты должна вернуться во Дворец и привести сюда людей Короля. — взглянув на Старту, сказала она.

— Ты уверена? — напряжённо спросила та, имея в виду, отдаёт ли Айа себе отчет в последствиях.

— Только так мы спасём его жизнь. Здесь он умрёт. — дрожащим голосом сказала Айа.

Старта кивнула, избавляя её от дальнейших препираний.

— Ты знаешь что делать? — спросила Айа.

— Да. — ответила та, и, без лишних слов, исчезла за дверью.

Айа надеялась, что помощь подоспеет быстро. Даже её пробирало до костей в этой комнате, что уж говорить о Ки. Она прикоснулась к его лбу. Он был сухой и горячий. От отчаяния она готова была завыть. Сжав его безжизненную руку, она прошептала:

— Я спасу тебя, слышишь?!

Стянув с плеч платок, она накрылась им брата и вышла из комнаты. Хозяйка не обратила на неё никакого внимания. Тогда девушка схватила её за плечи и сдёрнула со стула, заставляя выпустить из рук кастрюлю, которая с грохотом покатилась по полу. Женщина ошарашено смотрела на неё, и Айа заговорила тихим вкрадчивым голосом:

— Мне нужна горячая вода, чистая ткань и соль. — вложив в руку женщины свой браслет, подаренный Риганом в ярмарочный день, она добавила. — Как можно скорее.

Женщина сжала ладонь и кивнула.

— Иди. — велела Айа.

Хозяйка выскочила за дверь, как будто за ней гналась стая волков. Айа очень надеялась, что та вернётся. Она мерила шагами маленькую комнату, считая минуты. Спустя четверть часа, дверь отворилась. Женщина вернулась и держала в руках дымящийся котелок. Айа подавила вздох облегчения и забрала его. С опаской поглядывая на девушку, хозяйка вручила ей также несколько полотен чистой марлевой ткани и мешочек соли.

Вернувшись к Энки, Айа закатала рукава рубашки и принялась за дело. Кровь остановилась, но рана выглядела ужасно. Она уже начала гноиться, поэтому первым делом девушка хорошенько промыла её, используя солёную горячую воду. От соприкосновения с кипятком её руки покраснели и распухли, но она старалась игнорировать боль, сосредоточившись на Энки. От её манипуляций брат постанывал и дёргался, и Айа посчитала это хорошим знаком. Промыв рану, она наложила на неё чистую марлю, пропитанную солёной водой, и зафиксировала её ещё одним марлевым отрезом, обмотав его вокруг талии Ки. Закончив с повязкой, девушка вытерла дрожащей рукой холодный пот со лба и присела у стены, осторожно опустив голову брата себе на колени. Он по-прежнему был без сознания. Айа наконец-то решила дать волю чувствам, позволив двум крупным слезинкам скатиться по её щекам. Она молила Богов, чтобы Риган не обманул её доверия. Если он причинит вред её брату, она никогда не сможет простить его. Ещё больше пугала мысль, как он воспримет её предательство. Судорожно вздохнув, она принялась ждать. Минуты тянулись бесконечно, чтобы как-то успокоиться, Айа стала тихо напевать себе под нос.

Она не знала, сколько времени прошло, может час, может больше, когда в соседней комнате поднялся шум. Тяжёлый топот сапог приближался к двери. Айа вся сжалась в ожидании. Дверь распахнулась, и в комнату ворвался Мика, а за ним Бран. Они прошлись взглядом по ней и Энки. Оттолкнув их в комнату вошёл Риган. Сердце Айи подпрыгнуло до подбородка, затем болезненно сжалось. Он также оценил обстановку и задержал на ней холодный взгляд. «Нет, только не закрывайся от меня!» молила девушка, как будто надеясь, что мужчина прочтёт её мысли. Отвернувшись, он бросил своим людям:

— Доставить обоих во дворец. — с этими словами Король покинул помещение.

— Риган! — крикнула девушка в отчаянии, но тот вышел, даже не оглянувшись. Грудь сдавила ужасная тяжесть и Айа с силой сжала челюсть, чтобы не заплакать.

— Айа, вставай. — это был Бран. Мужчина старался смотреть куда угодно, только не на неё.

Она в отчаянии переводила взгляд с одного на другого и сипло спросила:

— Где девушка, которую я послала?

— Ждёт на улице. Вставай. — повторил свою команду Бран.

— Что будет с моим братом? — упрямо спросила она.

— Братом? — недоверчиво переспросил тот.

— Разве… — откашлявшись, она продолжила. — разве Старта не сказала? Это — Энки, мой брат.

— Это Дагон, Айа. — с упрёком сказал молчавший до этого Мика.

Девушка чувствовала, как её начинает охватывать отчаяние. Они разговаривали с ней так, словно она была предательницей.

— Это мой брат, Энки. — твёрдо заявила она. — Я хочу знать, что с ним будет.

— Это решит Король. А теперь вставай, я не хочу применять силу. — ответил Бран.

Он так разительно отличался от того Брана, к которому она привыкла. Этот был холодный и жестокий. Возможно, она ошибалась во всех этих людях. Никто из них, на самом деле, не был ей другом. Никто их них не хотел даже выслушать её. Они уже вынесли ей приговор. Осторожно опустив голову брата на тюфяк, она поднялась. Бран кивнул Мике, тот подошёл, чтобы сопроводить её к выходу. Проходя мимо Брана Айа в отчаянии попросила:

— Будьте с ним осторожны, прошу. Он очень слаб, он может умереть…

В доме, помимо этих двоих был здоровяк Манн и Килиан. Оба смотрели на неё с осуждением. Айа твёрдо выдержала их взгляды, не желая сдаваться. На улице ждал небольшой отряд войнов, в центре которого находилась Старта. Мика легонько подтолкнул Айю, чтобы она заняла место рядом с девушкой. Мужчина отдал приказ, и отряд двинулся вперёд. Айа нигде не видела Ригана, наверняка он уже вернулся во Дворец. Ей нужно было с ним поговорить, нужно было всё объяснить. Неужели он и в самом деле думал, что она шпионка?!

Ничего, он любит её, и они обязательно поговорят. И тогда она всё объяснит. Она никогда бы не поверила в его предательство, не услышав прежде его чистосердечное признание. «Пожалуйста, Риган, верь мне».

24.

Айа сидела в глубоком кресле у камина и смотрела на огонь. С тех пор, как два дня назад её заперли в комнате, это стало её единственным развлечением. Она не видела Руна, не знала что случилось с Энки и Стартой. Три раза в день Мика приносил еду и забирал её нетронутой. Девушка пыталась есть, но еда просто выходила обратно и она бросила эти попытки. Спала она тоже плохо, тяжелые мысли с утра до вечера крутились в мозгу, вызывая желание получить дубиной по голове, чтобы уснуть без памяти. Особенно тяжело давались мысли о Ригане. Почему он не хочет увидеть её? Ведь первым делом он должен был поговорить с ней, разве нет? Неужели он так мало ей доверяет? «Ответ очевиден» — подсказывал внутренний голос. Прижав ладонь к ещё плоскому животу, она мысленно попросила прощения у ребёнка за то, что она у него такая непутёвая. Всхлипнув, девушка прикрыла глаза, силясь, заснуть, несмотря на жуткую головную боль. Её прервал звук шагов за дверью.

Ключ в замке повернулся и в комнату вошёл Мика. Айа подняла на него глаза.

— Король желает видеть тебя. — сказал мужчина.

Айа встала с кресла и пошатнулась от головокружения. Ухватившись за спинку стула, она прикрыла глаза, ожидая, когда пол под ногами перестанет плясать. Она не заметила, как Мика оказался рядом. Поддержав её за локоть, он тихо сказал:

— Зря ты ничего не ела.

Айа высвободила руку. Она не хотела, чтобы он к ней прикасался. Обойдя его, она вышла из комнаты и направилась в королевский кабинет. Апартаменты были пусты. Руна нигде не было видно. Мика бесшумно следовал за ней. На подходе к кабинету мужчина опередил её и распахнул перед ней дверь. Она с удивлением обнаружила, что в кабинете поменяли мебель. Да и полки с книгами были полупусты.

Риган сидел за своим столом, откинувшись на спинку кресла и скрестив руки на широкой груди. Пробежав по ней холодными голубыми глазами, он кивнул на кресло для посетителей.

— Присаживайся. — безэмоционально сказал мужчина.

Айа знала, что выглядела ужасно. Она так и не сменила одежду, которая была заляпана кровью и ещё бог знает чем. Волосы её спутались и торчали как попало. Двухдневная голодовка также не прибавляла сил. Подойдя к предложенному креслу, она присела и сцепила руки в замок на коленях. Подняв взгляд на Ригана, она всмотрелась в его лицо, пытаясь понять его настроение. От того, что она увидела, ей стало не по себе.

— Риган, послушай… — начала она хрипловатым голосом.

Мужчина поднял руку, призывая её молчать.

— Я задам тебе несколько вопросов, лучше тебе быть честной. — вкрадчиво сказал Король.

Айа с трудом сглотнула и кивнула в знак согласия. Риган сразу же перешёл к допросу.

— Кем приходится тебе Дагон?

— Он мой брат.

— Что ты знаешь о ханаанских шпионах в Суссе?

— Я ничего о них не знаю. — широко распахнув глаза, сказала девушка.

— Что Дагон просил тебя делать для него?

— Ничего.

— Я даю тебе ещё одну попытку. — зло сказал Риган. — Что ты делала для него?

— Ничего. — глядя ему в глаза, с мольбой ответила Айа. — Он лишь попросил у меня о встрече. Чтобы дать знать, что жив и здоров. Мы с Руном не видели его четыре года.

— Ты принимаешь меня за дурака? — угрожающе спросил мужчина.

— Риган… — в панике воскликнула девушка. — Я клянусь, что никогда бы не предала тебя…я люблю тебя, пожалуйста!

— Замолчи! — сказал тот и стукнул кулаком по столу.

Айа подпрыгнула от неожиданности и опустила голову, пытаясь успокоиться. Ей казалось, что ткань рубашки колышется от бешеного стука её сердца.

— Риган… — подал голос стоящий у окна Бран.

Король лишь бросил на него красноречивый взгляд и вернул внимание Айе. Впервые за всё время их знакомства он пугал её. Сейчас это был чужой для неё человек.

— Я последний раз спрашиваю, какие сведения ты передала Дагону? — медленно, чеканя каждое слово, спросил он.

— Я сказала ему, что люблю тебя. — отрешенно ответила девушка.

Риган вскочил так резко, что его стул отлетел к стене. Бран рванул к нему, но тот угрожающе сказал:

— Стой на месте.

Подойдя к Айе, он схватил её за плечи и дёрнул вверх.

— Это так проявляется твоя любовь?! — крикнул он ей в лицо и хорошенько тряхнул. — Плетя интриги за моей спиной?!

— Энки не враг тебе! — воскликнула девушка, слёзы застилали ей глаза.

— Риган, отпусти её. — сказал возникший за его спиной Мика. Стряхнув его руку со своего плеча, Король приказал:

— Убирайтесь отсюда. Оба!

Мужчины напряженно переглянулись и направились к двери. Выходя из кабинета Бран сказал:

— Не делай глупостей.

Дождавшись, пока за ними закроется дверь, Риган повернул к ней голову.

— Говори всё, что знаешь — велел он, не выпуская девушку из рук. Это и хорошо, если бы он отпустил, она бы свалилась на пол. Она чувствовала, что находится на грани обморока. Прав был Мика, она должна была есть.

— Я встретила Старту в городе. Ту девушку, которую послала во дворец. — хрипло заговорила Айа. — Она передала мне один талисман, который принадлежал Энки. Она велела мне прийти в Храм Победы на следующий вечер.

— Когда это было?

— Я встретила её в тот день, когда…когда купила тебе подарок. — борясь со слезами, ответила девушка.

— С тобой повсюду был Мика, как он мог её не заметить?

— Это произошло, когда в лавке рухнула полка с посудой и Бран бросился помогать торговцу. Она вложила мне в руку фигурку и шепнула пару слов…

Риган закинул голову вверх и глубоко вздохнул. Когда он вновь посмотрел на неё, глаза его были угрожающе сощурены.

— И ты отправилась на встречу неизвестно с кем, потому что тебе подсунули какой-то талисман?

— Да. — тихо ответила девушка.

— Ты что, совсем идиотка?! — воскликнул Риган и снова тряхнул её.

— Она передала мне шахматную фигуру, вырезанную моим отцом! — воскликнула девушка. Казалось, злость придавала ей сил. — Что я ещё должна была делать?!

— Ты должна была сказать об этом мне! — проорал она ей в лицо.

— Я не…не могла…

— Не могла довериться мне?

— На кону была жизнь моего брата!

— Или твоя собственная. — выкрикнул он.

— Я не знала, что мне делать… — проскулила Айа. — Я хотела увидеть Энки…

Риган толкнул её назад и отпустил. Она тут же рухнула в кресло. Мужчина начал вышагивать по комнате, сосредоточенно размышляя. Девушка обхватила себя руками, чувствуя, что её начинает потряхивать. У неё было ощущение, будто её вывернули наизнанку. Риган прекратил движение и сказал:

— Расскажи мне всё что знаешь. Всё, Айа.

Девушка перевела дух и начала рассказывать. Про Энки, про Дагона, про Старту и ищейку. Про офицера, найденного в Храме и про готовящийся мятеж в Ханаане. В завершении всего, она добавила:

— Энки ничем тебе не угрожает. Он не желает зла Ору, пойми.

Риган стоял, уперев руки в бёдра, и смотрел на неё. Под его взглядом она вся сжалась.

— Ты наивнее младенца, если думаешь, что всё в этом мире так просто. Кроме того, ты предала меня. — сказал он. Девушке нечего было на это возразить. — Ты знаешь, как в Оре наказывают предателей?

Она отрицательно покачала головой, смотря на свои руки.

— Их секут плетями, а иногда просто вешают. Как прикажешь поступить с тобой?

Девушка медленно подняла голову и с достоинством сказала:

— Это решать Королю. — разумеется, всё это была бравада, внутри она вся сжалась от страха. Но Айа сознательно пошла на все эти ужасные предательства. Ей и отвечать, решила она. — Я прошу лишь позаботиться о Руне…и не причинять вреда Старте, ведь она ещё совсем ребёнок. И выслушать Энки.

— Что-нибудь ещё? — любезно осведомился Риган.

— Нет. — ответила Айа и поднялась на дрожащих ногах. — Я готова.

Риган смотрел на неё, и на лице у него заходила желваки. Не понимая, чем в этот раз она его разозлила, девушка просто отвернулась.

— Готова проследовать на виселицу? — уточнил он.

— Я готова принять своё наказание.

Он в два шага оказался рядом и, усевшись на её место, положил девушку поперёк своих коленей.

— Что ты делаешь?! — потрясённо вскрикнула Айа.

Мужчина проигнорировал вопрос. Задрав её юбку, он стянул шёлковые панталончики и оголил молочно-белые ягодицы. Девушка задёргалась в его руках, но он держал крепко.

— Прекрати! — вопила она. — Пусти!

— Я определил твоё наказание. — прошипел Риган. — Я так отделаю тебя по заднице, что ты имя своё забудешь! Поняла меня?!

Первый удар был для Айи шоком. Она взвизгнула и закричала:

— Не смей! Пусти!

Тяжёлая ладонь второй раз опустилась на её зад. Он явно не жалел силы, орало её подсознание.

— Это за то, что ты рисковала своей жизнью. — сообщил Риган.

Айа охнула, вцепившись в спинку кресла.

Продолжая хлестать её, Риган не забывал зачитывать обвинения:

— Это за то, что рисковала жизнью нашего ребёнка.

— Это за то, что могла натворить ещё больше дел.

— Это за то, что не слушаешь меня.

— Это за то, что вынудила меня делать это.

Слёзы градом катились по лицу Айи. Ягодицы горели от боли так, что ей приходилось поджимать пальцы на ногах.

— Риган…пожалуйста… — рыдала она. — Хватит…

Рука Короля зависла в воздухе и девушка вся сжалась в ожидании нового удара. Вместо этого, её мучитель вернул на место панталончики и одернул юбку. Упершись руками в его колени, она неловко попыталась встать. Риган превратился в галантного кавалера и поддержал её руку. Отдёрнув её, Айа направилась к двери, еле волоча ноги.

— Куда ты собралась? — бросил он ей в спину.

— Хочу прилечь. — ответила она не оборачиваясь.

— Ступай.

Выйдя за дверь, Айа сделала ровно три шага, прежде чем голова у неё пошла кругом и пол стал быстро приближаться. Потом всё вокруг погрузилось в темноту.

25.

Риган сидел за обеденным столом и слушал Манна. Доклад изобиловал хорошими новостями. Несмотря на это, Король не мог припомнить, когда у него было столь скверное настроение. Несколько дней назад он пережил настоящее потрясение, на минуту решив, что Нокке его предала. Он так слетел с катушек, что разгромил свой кабинет. Он как раз заканчивал с дубовым столом, когда войны обезвредили его. Им пришлось огреть его по голове эфесом его собственного меча. В том месте до сих пор была здоровенная шишка. Целый день после этого он провёл в беспамятстве, накачиваясь ларсой. На следующий день Бран, при содействии Фэлбса, отрезал ему доступ к алкоголю. Риган был зол как чёрт и лишь на третий день созрел для общения со своей очаровательной возлюбленной.

С того момента, как он наказал Айю прошло уже несколько дней. Девушка чувствовала себя значительно лучше. Сидеть ей всё ещё было больновато, но она вполне уверенно передвигалась и ела за двоих. Обратной стороной медали было то, что она прекратила общение с кем-либо, кроме Руна. Она не покидала комнату в течение этих дней и никого не принимала. Риган навещал её пару раз в день, но встречи эти длились недолго, поскольку он не мог вытянуть из неё ни единого слова. Исключение составляли случаи, когда она интересовалась здоровьем Дагона и просила о свидании с ними. Риган отвечал, что Дагон будет жить и ни о каких встречах между ними речи быть не может. Не хватало только, чтобы в порыве сестринской любви она помогла ему бежать. Риган слишком долго искал ханаанского мятежника и им есть о чём потолковать. Если только он выживет. Но если ему досталось столько же упрямства, сколько его сестре, то опасаться за его жизнь нет причин.

Спустя какое-то время она перестала спрашивать об этом и стала игнорировать его присутствие. Поначалу, Риган относился к этому терпимо, но, спустя несколько дней такое положение начало приводить его в бешенство. Возможно, он и в правду слегка перегнул палку, но, раздери всех на потроха, он бы сделал это снова! Как ещё можно донести до неё, что этот мир слишком жесток, чтобы вести себя так халатно. Она могла попасть в руки к людям, которые бы изрезали её на ленточки, лишь бы добиться своего. Она слишком наивна и не видела тёмной стороны жизни, иначе никогда не поступила бы так. Чудо, что в результате всех её манипуляций никто не пострадал. Всё, что он сделал, было для её же блага.

Риган не хотел сейчас давить на девушку. Она, итак, не совсем пришла в себя после допроса. Он здорово напугал её. Собственно, как и было задумано. Король считал эти жертвы оправданными, ведь в результате она выложила ему всё что знает, избавляя их всех от дальнейших недоразумений. Он не брался моделировать поток её мыслей, поскольку знал, какими они могут быть непредсказуемыми. Ясно одна — именно он во всей это истории остался отрицательным персонажем. И это в то время, как он собирается пожертвовать интересами государства, чтобы сделать её своей королевой.

Тот факт, что Дагон брат Айи Риган пока игнорировал. В любом случае, он даёт её капризам ещё один день. Каждую ночь он приходил в её покои и подолгу лежал рядом, слушая её тихое дыхание. Он отчаянно желал притянуть девушку в свои объятия, но боялся разбудить. Она бы не обрадовалась, увидев его. Это было не так-то просто принять.

— Ты вообще слушаешь меня? — неожиданно спросил Манн.

Риган встряхнулся и посмотрел на друга:

— Разумеется. — как можно более уверенно ответил он.

Манн бросил на него скептически взгляд и продолжил:

— Мы с Кили проследили за этим типом до его дома. Я готов поставить правую руку на то, что он и есть информатор.

— Если уверен, тогда берите его. — ответил Риган. — Берите всех подозреваемых. Разберёмся потом. Сейчас самое главное, не допустить утечку информации из города.

— Да уж. — подал голос Кили. — Если в Ханаане узнают, что мы прячем у себя Дагона…нам так поджарят пятки, что даже капсикейцы не помогут. Кстати, как он?

— Два дня был в бреду, сейчас лучше. Надеюсь в скором времени его допросить. — сообщил Король.

— Как Айа? — осторожно спросил Кили.

— Не хочет со мной говорить. — буркнул Риган.

Обычно жаловаться было не в его природе, но это вырвалось само собой.

— Может, тебе стоит извиниться? — тихо просил Бран.

— Что, прости? — с изумлением спросил Король.

— Я понимаю, что этого слова нет в твоём словаре, но всё же… — сказал Бран

— И за что, по-твоему, я должен извиниться?

— За то, что напугал и унизил её? — то ли спрашивая, то ли утверждая, ответил тот.

— Это она так сказала? — с подозрением спросил Риган.

— Куда уж там. Она мне и двух слов не сказала за всё это время. Смотрит с подозрением, будто ждёт ножа в спину.

Знакомая ситуация, подумал Риган.

Извиниться? Он в жизни ни перед кем не извинялся. Если ей нужны эти треклятые извинения, то, пожалуйста — зло подумал он и отшвырнул вилку. Боги, до встречи с ней он чётко знал, чего хочет от жизни. Знал, кем был. Теперь же целый день голова его забита тем, как вернуть расположение вероломной женщины и за это он еще собирается извиниться. Она скрутила его в бараний рог. Нужно будет передать своим сыновьям великую мудрость — берегитесь женщин, они крадут ваше сердце, пока вы спите, а потом съедают его на завтрак. Но, она его головная боль и больше ничья. Иногда, когда он видел восхищённые взгляды войнов, обращённые на его Нокке, начинал закипать. Риган нашёл этот бриллиант, и бриллиант ответил ему взаимностью. И у них скоро родится ребёнок, вот так! Риган считал себя довольно замкнутым человеком, но Айа дополняла его. Она чувствовала его правильно. Даже если закрыть глаза на весь это романтический бред, девушка поджигала его как факел одним лишь взглядом. Никогда он не хотел близости с женщиной так часто и так сильно. Что и говорить, просто треклятые звёзды сошлись.

— Ты допросил ханаанку? — обратился он к Брану.

— Да. Её зовут Старта. Утверждает, что является телохранителем Дагона. Она рассказала то же самое, что и Айа. Теперь я вспомнил, что это была она. В тот день в лавке. Сказала, что дальше будет говорить только с Айей. Не пытать же мне её. Может и правда им стоит встретиться?

— Я подумаю. — ответил Король.

Открылась дверь, и в трапезную вошёл Кристофф. Как всегда, молодой человек излучал концентрацию и рабочий настрой. Риган не в первый раз замечал, что чрезмерная аристократичность застит тому глаза. Этот юнец и на него смотрел бы свысока. Да только аристократичность Ригана такая незыблемая и древняя, что даже отсутствие должного воспитания не мешает её разглядеть. Сдержанно поприветствовав его войнов, молодой человек обратился к Королю:

— Ваше величество, через четверть часа у вас встреча с капсикейским послом, нам нужно ещё раз пробежаться по повестке.

Риган совсем позабыл об этой встрече. Взглянув на ситуацию свежим взглядом, он сказал:

— Бран, я хочу, чтобы ты тоже присутствовал. Кристофф, вызови генерала Набернадифа.

У него было как раз то бескомпромиссное настроение, которое позволит припереть этого жадного капсикейского шакала к стенке.

26.

Айа стояла у окна, сосредоточенно размышляя. Сидеть всё ещё было немного больно, поэтому она предпочитала избегать этого. После того, как Риган «наказал» её прошло уже четыре дня и, хоть она и восстановила физические силы, морально была истощена. Она ничего не знала о судьбе Энки и Старты, и от этого не находила себе места. В глубине души она всё еще верила, что Риган не причинит Энки зла. Если бы случилось иначе, это разбило бы её сердце навсегда.

В дверь тихо постучали. Айа уже знала — это пришёл Риган. Каким-то невероятным образом она всегда чувствовала его. Она не стала отвечать, и встречать посетителя тоже не стала. Девушка вообще старалась не смотреть на него в эти дни. Его вид сбивал её с толку и мешал лелеять чувство обиды и злости. Она не знала, чего хочет от него, извинений или ещё чего-то. Возможно, чтобы он оставил её в покое. Айа ещё не забыла, как злость кривила прекрасные черты его лица. Как в жилах стыла кровь от страха и беспомощности перед ним. Никогда больше она не сможет чувствовать себя здесь как раньше. Сейчас он стал для неё незнакомцем, как и его войны.

Продолжая смотреть в окно, боковым зрением она видела, как он остановился рядом. Девушку окутал знакомый терпкий запах. Она сложила руки на груди и сжала пальчики в кулаки, борясь с естественной реакцией своего предательского тела. За последние дни Айа поднаторела в игнорировании, поэтому сейчас её совершенно не коробил прожигающий дыру взгляд. Она готова хоть сейчас покинуть Дворец, мольбы о прощении он не дождётся. «Да ты сама в это не веришь» — нашёптывало подсознание.

Тяжко вздохнув, Король опёрся одной рукой о раму и сказал:

— Нам нужно поговорить.

«Только если ты хочешь рассказать об Энки и Старте». - мысленно ответила девушка.

— Это было бы проще сделать, если бы ты смотрела на меня. — сказал он.

«Ещё чего».

Поняв, что придётся довольствоваться малым, Риган продолжил:

— Как твоё самочувствие?

Айа мысленно закатила глаза.

— Вообще-то, я пришёл извиниться.

Это заявление было столь неожиданным, что Айа не успела сдержать порыв и взглянула на него. Голубые глаза внимательно и строго смотрели на девушку. Сегодня волосы его были распущены и золотыми волнами падали на широкие плечи. «Чтоб ему!» — досадливо подумала она, как ей бороться его магнетизмом? Но ей на удивление быстро удалось задавить в себе эти чувства, достаточно было вспомнить, как он обрушил на неё свою злость и обвинил в предательстве. Он, как всегда, возвышался над ней, но сейчас Айа не чувствовала себя защищенной рядом с ним. Наверное, эти мысли каким-то образом отразились на её лице, потому что Риган нахмурился и тихо произнёс:

— Ты не должна бояться меня.

«Не теперь». - с грустью подумала она.

Он протянул руку, желая прикоснуться к её щеке. Айа тут же отошла на пару шагов, не желая этого контакта. Губы Ригана сжались в тонкую линию. Опустив руку, он спросил:

— Я настолько противен тебе?

«Я теперь и не знаю». - с горечью подумала она и снова взглянула в окно.

— Лучше тебе снова пристраститься ко мне, Нокке. — с напором сказал он.

Айа мысленно возмутилась этому смехотворному заявлению.

— Я собираюсь сделать тебя своей женой. Но если ты на каждом шагу будешь ставить мне палки в колёса, это займёт больше времени, чем я рассчитывал.

Когда до девушки дошёл смысл сказанных слов, она потрясённо уставилась на Короля, приоткрыв рот. Что ж, ему удалось привлечь её внимание. Браво!

— Надеюсь, ты не откажешь мне в этой чести? — шутливо спросил Риган. Но было видно, что он весь напрягся в ожидании ответа.

Айа внимательно всмотрелась в его лицо, пытаясь отыскать признаки помутнения рассудка.

— Ты спятил?! — решила уточнить девушка.

— Возможно. — ответил Король.

— Это шутка такая? — настороженно спросила Айа.

— Я что, похож на шутника? — ровно ответил Риган.

— Я предала тебя. — напомнила девушка.

— И получила наказание.

— Я могу снова предать.

— Только попробуй.

В ужасе и волнении девушка воскликнула:

— Совет никогда не позволит тебе жениться на мне!

— Я обо всём позабочусь. Просто скажи, будешь ты моей женой или нет.

Отойдя от него на несколько шагов, чтобы в голове прояснилось, Айа уставилась в пространство. Она не может стать королевой, это же нелепость! Её никогда не будут принимать всерьёз. Она не знает этикета, и ножом пользуется кое-как! Даже королевский секретарь смотрит на неё свысока. Но важно ли всё это, если впереди её ждёт жизнь рядом с Риганом, полная счастья и детского смеха? Разве есть на свете женщина, которая будет любить его сильнее? Прижав ладонь к животу, где рос плод их любви, она взглянула на Короля. Тот стоял у окна и наблюдал за её терзаниями. Словно её согласие уже было у него в кармане. Конечно, ведь девушкам не каждый день делаю подобные предложения. Несколько минут назад она вообще не желала иметь с ним ничего общего, а сейчас уже готова придумывать имена их будущим детям. Он всегда так делает, приходит и выбивает почву у неё из-под ног.

Гордо расправив плечи, Айа сказала:

— Ты, кажется, хотел извиниться?

Риган положил руки на пояс и посмотрел на неё исподлобья. «Вот теперь он точно отправит тебя назад в Ханаан», пронеслось у неё в голове. В то же время, каким-то шестым чувством она знала, что ничего подобного он не сделает и в отношении её у Короля очень прочный запас терпения.

— Я хотел бы извиниться за то, что напугал тебя. Но это был единственный способ удостовериться, что ты говоришь правду. — сообщил он.

«Он практиковал на навыки допросов?» — Айа почувствовала, что начинает закипать.

Силясь понять её реакцию, Риган умолк. Девушка титаническим усилием воли заставила лицо оставаться бесстрастным. Не найдя подсказок, Король продолжил:

— Я не должен был наказывать тебя, прости. Но мысли о том, что могло бы случиться с тобой, лишили меня рассудительности. И, по моему глубокому убеждению, ты это заслужила.

— Это самые нелепые извинения на свете. — наконец-то не выдержала Айа.

— Ты же не думала, что я упаду на колени? — настороженно бросил Риган.

— О, что ты! — воскликнула она, затем добавила, направляясь в купальню. — Что ж, теперь, когда мы покончили с извинениями, ты можешь идти, я что-то устала.

— Я ещё не закончил! — рявкнул Риган, и последовал за ней. Но девушка оказалась проворнее, и захлопнула дверь прямо перед его носом.

Айа подошла к зеркалу и уставилась на своё отражение. Бледная кожа, карие глаза, тёмные брови и пепельные волосы. «Нокке» — всплыло у неё в голове знакомое словечко.

— Айа, открой дверь! — прервал её мысли Риган.

Удивительно, но в такой важный момент ей совершенно не хотелось быть серьёзной. Только подумайте, он извинился! Ха! Только идиот принял бы эти извинения за чистую монету. Скорее всего, это был совет Брана, потому что сам «его-величество» никогда бы до такого не додумался. Расхаживая по мраморному полу, девушка раздумывала о том, как проучить этого камнеголова.

— Айа! — услышала она из-за двери его голос, сопровождаемый ударом кулака. — Я задал тебе вопрос!

— Мой ответ — нет! — крикнула девушка.

— Открой дверь! — рявкнул он.

Игнорируя приказ, девушка уселась на пол, слегка поморщившись, и запрокинула голову вверх. Если он думает, что весь мир по его желанию сойдёт со своей оси, то сильно ошибается.

— Я сказала, что не стану твоей женой. Оставь меня. — крикнула она.

— Разрази тебя гром! Открой дверь или я её вышибу! — в подтверждение своих слов он налёг плечом на дверь, отчего дерево жалобно затрещало.

Вскочив, Айа воскликнула:

— Хорошо, я открою! Прекрати тут всё крушить!

Подойдя к двери, она повернула ключ и распахнула её.

— Доволен?! — зло спросила она.

Риган ворвался в комнату, и замер в сантиметре от неё. Боги, как же восхитительно он пахнет! Он наклонился над ней, уперев руки в бока и сказал:

— Я не расслышал, что ты сказала?

— Я не стану…

— Осторожнее. — предупредил мужчина, опустив своё разгневанное лицо так, что их носы практически соприкоснулись.

— Я… — Айа хотело было повторить свой отказ, но в этот момент Риган протянул руку и убрал с её щеки пепельный локон. Затем провёл ею вдоль шеи и задержал кончики пальцев на ключице. Девушка замерла, перестав дышать. Её реакцию на свое прикосновение мужчина расценил как поощрительную. Распрямив пальцы, он провёл рукой по её груди, слегка касаясь, и, обхватив тонкий стан, притянул к себе. Айа охнула, почувствовав его твёрдое тело сквозь тонкую ткань ночной сорочки. Зажмурилась от потока ощущений, она вся как-то разом ослабла и уткнулась носом ему в грудь. Обхватив руками его талию, она пробормотала:

— Я не выйду за тебя… — и потёрлась носом о его рубашку, купаясь в тепле его тела.

Риган прижался щекой к её макушке и обхватил второй рукой тонкие плечи.

— Мне и не нужно твоё согласие, я Король. — сказал он.

— Что ты собираешься делать с моим братом?

— Я меня нет цели причинить ему вред. — твёрдо ответил он.

— Я хочу видеть его. — выпалила Айа.

Риган расцепил руки и посмотрел на неё сверху вниз. Ткнув в Айю пальцем, он угрожающе сказал:

— Хорошо, я позволю тебе увидеть Дагона. Но если ты снова обманешь моё доверие, этого я никогда не смогу тебе простить.

— Я не обману! — сложив руки в молитвенном жесте, заверила Айа.

— Ты станешь моей женой?

Айа посмотрела на носки своих домашних туфель и сглотнула.

— Ты…ты очень напугал меня…я не знаю, смогу ли… — попыталась она передать свои мысли.

Почувствовав движение воздуха, она увидела, как Риган опустился перед ней на колени.

— О нет! — воскликнула девушка. — Не нужно!

Мужчина обхватил руками её талию и прижался лицом к животу. Поцеловав её в районе пупка, он поднял глаза и сказал:

— Я знаю, со мной нелегко. Ты тоже не подарок. Но ты принадлежишь мне, а я тебе. Если я напугал тебя, прости меня. Твою боль я чувствую как свою собственную, поэтому не думай, что мне было легко видеть страх в твоих глазах. Ты заварила опасную кашу, Нокке. Скрыла от меня много ценной информации. Я не знал что думать! Я был уверен, что ты шпионила для Дагона…

— Но ты даже не поговорил со мной! Ты запер меня, как преступницу!

— Ты должна понять, на мне лежит огромная ответственность. Я должен быть уверен, что слышу правду. Ты сказала, что сделала это ради брата, но, если станешь моей, наша с тобой семья всегда должна быть для тебя на первом месте. Если это невозможно, лучше скажи сразу. На меньшее я не согласен.

Айа смотрела на Ригана — прекрасный мужчина, сильный, уверенный, мудрый, красивый, нежный…она могла бы продолжать бесконечно. В эту минуты он просит у неё поклясться в верности. Либо всё, либо ничего, он не приемлет полумер. Айа провела пальцами по его колючей щеке и опустилась на колени рядом. Мужчина не отрывал от её лица своих голубых глаз, следя за каждым её движением. Взяв его за руку, она приложила большую мозолистую ладонь к своей щеке и сказала:

— Это извинение мне нравится больше.

Риган ответил ей сердитым взглядом. Его Величество желал полной капитуляции противника. Поцеловав его ладонь, она сказала:

— Я стану твоей женой. Можешь не сомневаться, на целом свете не найти более преданной жены, чем я. Но если ты когда-нибудь снова устроишь мне допрос, я тебя никогда не прощу. Ты должен доверять моему слову…а если нет, то…

— Я понял. — прервал её Риган и притянул к себе. Он не желая слушать никаких «если», кроме тех, где она будет с ним. Айа обвила руками его шею и положила голову ему на плечо. Риган сделал глубокий вдох, наполняя лёгкие любимым цветочным ароматом. Поцеловал Айю в висок, он прикоснулся рукой к её попке, спросил:

— Больно?

— Немного. — ответила она.

— Прости. — с раскаянием сказал он. — Наверное, я не должен был это делать.

— Ты ужасно напугал меня…

Риган зажмурился, испытывая практически физическую боль от этих слов.

— Прости. — он не знал, что ещё сказать.

— Я бы хотела увидеть Старту. — пропищала Айа.

— Ах ты, плутовка. — запрокинув её лицо, сказал Риган. — Хорошо, ты увидишь её. Что-нибудь ещё?

— Что будет дальше? — спросила девушка.

— Мы поженимся завтра на закате. Мне нужно поговорить с Надаром. Скорее всего он будет в ярости. Затем состоится приём, на котором я представлю свою Королеву. — обхватив ладонью ею лицо, он добавил. — Свою красавицу жену.

Айа улыбнулась и прошептала:

— Поцелуй меня…

— Читаешь мои мысли…

Накрыв её губы своими, мужчина с удовлетворением заурчал. Язычок Айи пустился на поиски приключений и Риган отреагировал голодным напором своего собственного. Ему казалось, что он вечность не держал её в своих руках и теперь хотел компенсировать урон. Руки его блуждали по телу девушки, задерживаясь на мягких и округлых местах, пока не опустились ей на бёдра.

— Ауч! — воскликнула Айа.

Риган прижался своим лбом к её и сказал:

— Извини, я забылся.

Настойчивый громкий стук в дверь прервал их. Айа удивлённо взглянула на Ригана, тот пожал плечами и сказал:

— Понятия не имею кто это.

Поднявшись с пола вместе с девушкой, он взял её правую руку и спросил:

— Где браслет, который я купил тебе на ярмарке?

Айа потупилась и сказала:

— Мне пришлось отдать его.

Риган сокрушённо покачал головой.

— Я прослежу, чтобы у тебя всегда были деньги.

— О…думаешь, мне это нужно?

— Не хочу, чтобы в один прекрасный день ты заложила мою корону.

Айа прыснула от смеха, затем хрюкнула в кулак. Представив всю нелепость ситуации, она разразилась хохотом. Сложившись пополам, девушка хохотала как никогда в жизни. Риган и вошедший Мика удивлённо наблюдали за этой истерикой.

— Что с ней? — спросил Мика.

Риган пожал плечами, затем обратился к другу:

— Что-нибудь случилось?

Тот метнул взгляд на Айю, затем снова посмотрел на Ригана.

— Можешь говорить. — сказал Король.

— Дагон проснулся. Настроение у него как у бешеного быка.

Айа прекратила смеяться и напряженно уставилась на Короля.

— Ладно. Пойдёмте, поднимем ему настроение. — сказал он, беря девушку за руку.

27.

Пока они шли к комнатам, в которых содержался Дагон и его подружка, Риган не сводил глаз с Айи. От него не укрылось, как силится она запомнить дорогу. Заметив, его предупреждающий взгляд, она прикусила губу и сказала:

— Я не сделаю ничего такого.

— Я как раз молил об этом всех Богов.

— Боги тут не при чём. — буркнула девушка.

Они вошли в небольшой тускло освещённый коридор, в котором было больше охраны, чем на дворцовых задворках. Подойдя к нужной двери, Риган остановился и взглянул на девушку:

— Не отходи от меня далеко. — сказал он.

— Он не причинит мне вреда. — возразила Айа.

— Просто сделай, как я прошу. — отрезал Риган.

— Хорошо. — тяжко вздохнув, сказала она.

Он открыл дверь и повёл Айю за собой. Мика последовал за ними. Небольшая гостиная отделяла их от спальной комнаты, из которой донёсся звон бьющейся посуды и проклятия. Затем раздраженный голос Брана сказал:

— Что ж, можешь помереть с голоду, если ты такой параноик!

Айа рванула вперёд, но Риган дёрнул её за руку, заставляя оставаться рядом. Она взглянула на него, стиснув челюсти, но подчинилась. Дагон лежал на кровати. Спину его поддерживало два ряда взбитых подушек. И он ещё чем-то недоволен, разрази его гром! Щеки мужчины запали, под глазами лежали тени, а кожа была бледная, как простыня. Но в целом, он выглядел очень даже живёхоньким, и ему ещё хватало сил бодаться с Браном. Каждый день личный врач Короля делал ему перевязку и следил за состоянием здоровья.

— Засунь себе в глотку эту стряпню! — орал он. — Я не приму от вас ни куска хлеба!

Увидав, что кто-то пришёл он метнул взгляд на дверь. Заметив Айю, мятежник умолк, позабыв о подносе с едой, который только что перевернул.

— Айа! — удивлённо воскликнул он.

Девушка ринулась в сторону кровати, таща Ригана за собой.

— Энки! Слава Богам!

Оценив ситуацию и не найдя в ней подвоха, Король выпустил руку девушки из своей хватки. Она не оценила его лояльности, сосредоточив всё внимание на Дагоне. Их родство заметил бы даже идиот. Мятежник был мужской версией Айи, только у его Нокке глаза были карие, а у Дагона серые и холодные. Также, Король оценил его телосложение, отметив отличную физическую форму и рост. Теперь понятно, что длинные ноги — это их фамильная черта. Девушка уселась на край кровати и схватила брата за руку. Риган стал позади неё и опустил руки ей на плечи. Дагон оценил этот жест и сказал, глядя Ригану в глаза:

— А я всё гадал, куда меня занесло! — переведя взгляд на Айю, он грозно добавил. — Я ведь говорил тебе, что мне нельзя во Дворец!

— А что, по-твоему, я должна была делать! — возмутилась Нокке. — Ты истекал кровью на моих руках!

— Старта вообще не должна была впутывать тебя. — устало сказал Дагон. — Она ещё за это ответит.

— Если бы она не пришла ко мне, ты бы уже пополнил войско Баала за гранью. — сказала Айа.

Риган усмехнулся. Приятно видеть, что не ему одному она перечит на каждом шагу. Заметив его веселье, Дагон стиснул зубы и процедил:

— Ваше Величество, чем обязан?

— Мы потолкуем позже. — ответил Король. — Сейчас я бы хотел справиться о здоровье будущего шурина.

Брови Дагона поползли вверх, достав практически до кромки белых волос.

— Я, кажется, что-то пропустил… — откашлявшись, подал голос Бран.

— Потом. — не оборачиваясь, ответил ему Риган.

Айа подняла на Короля пунцовое лицо, сверкая глазами. Затем посмотрела на брата и залепетала:

— Эммм…Риган…то есть Король…в общем…

— Мы поженимся завтра на закате. — перебил её Риган. — По известным причинам ты не сможешь присутствовать, очень сожалею. — хотя весь его вид говорил о том, что ему плевать на это.

Дагон нахмурился и, крепче сжав руку сестры, спросил:

— Айа, ты уверена?

— Она уверена. — ответил за неё Риган.

Проигнорировав его, мятежник продолжил ждать ответа от девушки. Та послала брату застенчивую улыбку и кивнула. Риган подумал о том, что не отказался бы принять от неё ответ на своё предложение именно в такой форме. Этот застенчивый сигнал, казалось, полностью удовлетворил Дагона:

— Я…что ж. Поздравляю. До меня доходили слухи о некой капсикейской… — поймав предостерегающий взгляд Короля, мужчина благоразумно сменил направление. — В прочем, не важно. Поскольку мы скоро станем родственниками, я дам вам отличный совет — мне нужно как можно скорее покинуть Дворец. Город кишит ханаанскими шпионами, скоро жрецы узнают, что вы укрываете мятежника, и тогда беды не миновать.

— Не узнают. Мы перекрыли все выезды. — сказал Риган.

— Им не нужно покидать город, достаточно послать почтового голубя. — сказал Дагон.

Чертыхнувшись, Риган взглянул на Брана. Тот выглядел не менее растерянным. Как они могли упустить это?

— Вижу, такой вариант вы не рассматривали. — мрачно констатировал мятежник. — Думаю, они уже знают, что я здесь. Они потребуют выдать меня…

— Мы тебя не выдадим. — уверенно заявила Айа и, посмотрев на Ригана, спросила. — Ведь так?

Король посмотрел на неё в ответ и вдруг задумался — зачем Боги послали ему её? Это награда или наказание? Улыбнувшись своей нелёгкой судьбе, он легонько щёлкнул её носу и сказал:

— Так.

Айа расплылась в улыбке и, вскочив, повисла у него на шее. Риган пошатнулся от неожиданности, и, поймав равновесие, прижал девушку к себе. Посмотрев на Дагона поверх её головы, он спросил:

— Когда, по-твоему, они будут здесь?

Выражение лица ханаанца было бесценным. Прокашлявшись, он сказал:

— Думаю, дня четыре. Их ищейки обыщут каждый уголок во Дворце, вы даже не заметите… — он умолк на мгновение, прикрыл глаза. — Поэтому мне нужно убраться отсюда…

— Энки, тебе нужно отдохнуть. — встрепенулась девушка. — Ты ещё очень слаб. Риган, прошу тебя, давай продолжим позже…

— Хорошо. — согласился Король.

— Кажется, у меня есть идея. — подал голос Мика.

Развернувшись к нему, Риган спросил:

— Что за идея?

— Я нашёл одно место. Хотел давно показать тебе, но времени не было.

— Хорошо. Покажи сейчас. — кивнул он, затем обратился к Дагону. — Я приду через два дня, чтобы поговорить. Советую набраться сил. Бран ещё раз принесёт тебе еды. В твоих же интересах поесть. Айа, пойдёшь со мной.

Бран возмущённо заворчал, Айа также попыталась возразить.

— Со. Мной. — отрезал Король.

Насупившись, она умолкла.

— Где Старта? — подал слабый голос Дагон.

— С ней всё в порядке. — бросил Риган и направился к выходу, таща за собой девушку. Ему не хотелось надолго оставлять её одну. Он знал, как стремительно меняются её взгляды на вещи.

— Я навещу тебя вечером… — заверила плутовка брата, выходя из комнаты.

Оказавшись в коридоре, Риган спросил Мику:

— Я могу взять её с собой?

— Думаю, да. — ответил тот.

Следуя за войном, они пришли в пустующее западное крыло Дворца, которое когда-то принадлежало королеве Сване. Сейчас им практически не пользовались. Во многих комнатах мебель была прикрыта чехлами. Мужчина привёл их в просторную гостиную, где имелись книжные стеллажи вдоль стен, камин и мебельный гарнитур. На возвышении у окна стоял неизвестный девушке музыкальный инструмент с клавишами. Для музыканта был установлен изящный табурет на резных ножках. Айа подошла ближе, чтобы рассмотреть громадину.

— Это форхенд. — произнёс Риган за её спиной. — Если хочешь, как-нибудь послушаем его.

— Кто же будет играть? — повернувшись к нему, спросила Айа.

— Думаю, найдём кого-нибудь. — ответил он, затем присмотрелся к девушке и добавил. — Ты могла бы и сама освоить его.

— О…думаешь? — смутилась Айа. — Он кажется не таким уж простым.

Риган мягко улыбнулся и сказал, коснувшись костяшками пальцев её щеки:

— Думаю, ты разделаешься с ним к осени.

Айа улыбнулась ему как раз той улыбкой, которая обычно ставила его на колени. Когда-то, на этом инструменте играла его мать. От этих воспоминаний что-то шевельнулось внутри. Он бы хотел, что бы Айа сыграла для него.

— Сюда. — прервал их Мика.

Остановившись перед ни чем не примечательной нишей, он налёг плечом на каменную кладку, отчего в стене со скрипом открылся проход.

— Ого! — воскликнула Айа.

— Тшшш! — шикнул Мика и велел им проходить.

Король пошёл первым, Айа следом. Убедившись, что у них нет зрителей, Мика запрыгнул в проём, и каменная дверь за ним затворилась. Пространство погрузилось в кромешную тьму. Девушка инстинктивно прижалась Ригану и прошептала:

— Может, я лучше подожду наверху?

— Сегодня твоё любопытство отдыхает? — поддел её Риган.

Тем временем, Мика зажёг два факела, которые были предусмотрительно оставлены в держателях на стене. Не менее двадцати минут они шли за ним по узкому каменному тоннелю. Даже с такой ужасной ориентацией в пространстве, как у Айи, нельзя было не понять, что они всё время спускались вниз.

— Как ты нашёл это место? — спросила она.

В замкнутом пространстве её вопрос прозвучал как звон колокола.

— Просто исследовал территорию. — ответил Мика.

— По-моему, здесь жутко.

— Ты уверен, что нам не нужны клинки? — спросил Риган. — Кажется, тут ещё можно встретить дышников.

— Кого? — спросила девушка, обернувшись назад. Но там всё было окутано мраком. Почувствовав волнение Айи, Риган высвободил рук из её хватки и обнял тонкие плечи.

— Это существа, вроде троллей. — серьёзно пояснил он. — Они живут в тенях и воруют что попало у честных людей. В обычном доме для них не так много тёмных углов, а в таких потёмках им самое место.

Мика хмыкнул, а Айа теснее прижалась к Ригану, ощущая, как мурашки бегут вдоль позвоночника.

— Ты специально пугаешь меня? — шикнула она.

— Возможно. — самодовольно ответил Король.

— Это низко, знаешь ли. Место, и правда, жуткое. — буркнула девушка.

Риган хохотнул и поцеловал её макушку. Он решил, что обстановка идеально подходит для того, чтобы немного побыть легкомысленным.

— Не волнуйся, я не позволю ни одной твари коснуться тебя. — заверил он Айю.

Они всё шли и шли, пока, за очередным поворотам, не уткнулись в большую арочную дверь, вырезанную из цельного куска камня. Даже Риган на её фоне выглядел миниатюрно. Айа взглянула на него. Мужчина хмуро рассматривал преграду.

— Как думаешь, что там? — прошептала она, словно их могут услышать.

— Не представляю. — ответил Риган, не заботясь понизить голос. — А ты? — обратился он к Мике.

Воин покачал головой и прошёлся кончиками пальцев по каменной поверхности, оставляя след на толстом слое пыли.

— Понятия не имею. — сказал он. — Но мы можем её открыть.

Посторонившись, он указал на замысловатый замок — круглый шестиконечный выступ, похожий на символ солнца, а в центре небольшое углубление.

— Разве солнце — не символ эльфов? — спросила Айа.

— Ага, прямо как в детских сказках. — усмехнулся Риган.

Выпустив девушку из своих рук, он подошёл ближе и всмотрелся в замочный механизм. Стянув с мизинца левой руку королевский перстень, он вставил его в углубление на солнечном замке. Кольцо идеально вписалось в механизм. Послышался щелчок. Риган и Мика посмотрели друг на друга, затем Король осторожно повернул диск по часовой стрелке.

Огромная каменная глыба дёрнулась, и с потолка на них посыпался песок. Мужчины отошли от двери и Риган толкнул Айю себе за спину. Со скрежетом, дверь приоткрылась ровно на толщину пальца. Риган и Мика хотели ринуться вперёд, но Айа схватила мужчин за локти.

— Вы уверены? — прошептала девушка. — Может не нужно?

— Неужели тебе не любопытно? — улыбаясь, спросил Риган.

— Вообще-то, не очень. — буркнула она. — Вы как дети.

— Подожди пока здесь. — сказал Риган.

С волнением Айа наблюдала, как он подошёл к двери и воткнул факел в металлический держатель на стене. По крайней мере, это говорит о том, что комната некогда была востребована.

— Вот здесь ручка. — сказал Мика, указывая пальцем куда-то в область солнцеобразного замка.

Риган наклонился и подул на указанное место. Под слоем пыли обнаружился резной металлический обод. Выпрямившись, он ухватился за кольцо и потянул дверь на себя.

— Айа, отойди подальше. — скомандовал он.

Девушка подчинилась, и вовремя, так как на них обрушился поток холодного воздуха вперемешку с пылью и паутиной. Мика и Риган откашлялись, разгоняя руками пылевой туман. Повинуясь любопытству, все трое бросились к проёму. Риган выставил руку в сторону, преграждая Айе дорогу. Девушка обвила пальцами его бицепс, и, привстав на цыпочки, заглянула ему через плечо.

— Ничего не видно! — прошептала она.

— Ничего не трогай. — предостерёг её Король.

Мужчины прошли вперёд, и Айа присоединилась к ним, прихватив факел Ригана. Подняв свой факел, Мика осветил комнату. Она была заполнена длинными столами, на которых громоздилось неизвестные девушке конструкции из стеклянных трубок и ёмкостей. Нечто подобное она видела на ярмарке в Оре, но те экспонаты были в несколько раз меньше.

Не сговариваясь, пришельцы рассредоточились по помещению — Мика в одну сторону, Риган и Айа в другую. Переплетя их пальцы, Король забрал у девушки факел и повёл её вдоль ряда многоуровневых стеллажей. Полки были заставлены глиняными горшками. Айа заглянула в один из них — внутри была окаменелая земля. Если там когда-то и жили растения, то теперь от них ничего не осталось.

Айа отметила, что комната была оставлена в идеальном порядке. Если бы не пыль и паутина, можно было бы подумать, что ею только недавно пользовались. Вот, например, раскрытая рабочая тетрадь в кожаном переплёте. Девушка хотела было прикоснуться к фолианту, но вовремя одернула руку. Риган ведь велел ничего не трогать.

Вдоль одной из стен располагался длинный шкаф со множеством ящиков, к которым крепились выцветшие от времени таблички. Но на них было нельзя разобрать ни слова.

— Что это за место? — спросила Айа.

— Похоже на лабораторию. — ответил Риган, рассматривая одну из этих стеклянных конструкций.

— Что такое лаборатория? — шепнула девушка.

— Место, где проводятся всевозможные опыты. В данном случае, с растениями. — пояснил Риган.

— О, ясно. По-моему, напоминает колдовские штуки. — заметила девушка.

— Согласен. — отозвался Риган.

Потянув Айю в сторону, он остановился возле стены, и, кивнув вверх, сказал:

— Похоже на систему освещения.

Айа присмотрелась, и увидела выдолбленный в стене желоб. Риган протянул руку и окунул палец в жидкость, находящуюся внутри. Растерев её между пальцев, он сказал:

— Масло.

Он поднёс факел к желобу и, в течение нескольких секунд, по периметру комнаты пронеслось пламя, давая достаточно освещения, чтобы рассмотреть каждый уголок.

— Сюда! — крикнул Мика.

Риган двинулся на его голос, ведя Айю за собой и лавируя между столами.

Они подошли к дверному поёму, за которым было ещё одно помещение. Мика уже зашёл внутрь и осматривался. Судя по всему, это была жилая комната для хозяина таинственной лаборатории. Внутри находился деревянный шкаф для одежды, секретер, уголок для личных нужд и большая кровать с покосившимся балдахином. На кровати обнаружился сам хозяин. Его скелет лежал целёхонький на бархатном одеяле, словно он прилёг вздремнуть пару веков назад и не проснулся.

— Кто же ты такой? — обратился Риган к горе — учёному.

Айа отвернулась, не желая смотреть на эти печальные останки.

— Смотрите. — сказала она и направилась к секретеру. Там лежал небольшой свёрток, перевязанный шпагатом. Судя по всему, это был рабочий дневник, бережно завёрнутый в несколько слов непромокайки. Протянув руку, Айа оглянулась на Ригана и спросила.

— Можно?

Мужчина согласно кивнул. Айа развернула бумагу и извлекла тетрадь. Открыв фолиант сразу на середине, она разочарованно вздохнула. Древний труд был составлен на неизвестном языке.

— Оставь пока здесь. — посоветовал Риган, правильно истолковав её эмоции.

Оглядевшись по сторонам, он обратился к Мике:

— Думаешь, спрятать Дагона здесь?

— Здесь их сам Баал не найдёт. — кивнул Мика.

— Так и сделаем. — согласился Риган и кивнув на скелет, добавил. — Нужно тут прибраться.

— Вы идите. — отозвался Мика. — Я всё сделаю.

— Хорошо. Но возвращайся к обеду. Присмотришь за Айей. У меня встреча с Надаром.

— Мне не нужна нянька. — ответила та

— Ещё как нужна. — парировал Риган.

Девушка насупилась и пошла к выходу. Риган догнал её и взял за руку. Когда они оказались в тоннеле, она спросила:

— Ты будешь говорить с министром о…обо мне?

— Ага. — отозвался Ригана.

Он шёл чуть впереди, освещая им путь.

— Ты совсем не волнуешься?

— Я уже принял решение. Надар прекрасный соратник, но он либо со мной, либо против меня. Ты станешь моей женой, даже если для этого мне придётся отправить его на заслуженный отдых.

— Из-за этого я чувствую себя ужасно. Словно я самозванка, которая наделала шума. — взволнованно сказала Айа.

Риган остановился и притянул её к себе.

— Не говори глупостей. Я смогу окружить себя мудрыми советниками. Надар не единственный в своём роде. А ты — мать следующего короля. Я хочу, чтобы ты вбила это в свою головку. Твоё положение скоро изменится. И все, начиная с Надара и заканчивая дворцовыми прачками, будут склонять перед тобой головы. Понимаешь меня?

— Но, ведь я никто…

— Ты — моя. — отрезал Король. — Это уже делает тебя особенной.

— Ты такой самодовольный. — скорчив рожицу, сказала Айа.

Риган наклонился и запечатлел на её губах поцелуй.

— Поэтому ты и не можешь без меня жить.

Девушка фыркнула и притянула к себе его голову для настоящего поцелуя. Риган подчинился и отдал свои губы ей на милость. Вырвавшись из мягкого плена, он сказал:

— Нужно идти.

Путь назад оказался сложнее, потому что идти приходилось в гору. Когда впереди показался тупик, Айа воскликнула:

— Ну, наконец-то!

— Помолчи — ка. — велел Риган.

Прислушавшись к звукам за стеной, он обшарил её руками.

— Ты знаешь, как её открыть? — не выдержала Айа.

Риган шикнул на неё, требуя тишины. Удивительным образом он всё же нашёл спусковой механизм, и стена отъехала в сторону. Выглянув наружу и убедившись, что комната пуста, он помог Айе выбраться наружу. Когда они подошли к двери в королевские апартаменты, Айа придержала Ригана, и, заглянув ему в глаза спросила:

— Ты уверен?

— Насчёт чего?

— Насчёт того, чтобы взять меня в жёны? — тихо сказала она, не желая, чтобы стража, слышала их разговор.

Риган убрал руку с дверной ручки и развернулся к девушке. Взяв её за плечи, он серьёзно сказал:

— У меня такое ощущение, что это ты не уверена.

— Ты с ума сошёл?! — возмущённо воскликнула она. Оглянувшись на застывших в дозоре стражей, она понизила голос и сказала. — Ты с ума сошёл?

— Тогда перестань нервировать меня этими вопросами. Завтра на закате ты станешь моей женой. А теперь иди в свою комнату и прыгай до потолка от радости. — шикнул он.

Айа хрюкнула от смеха и сказала:

— Вообще-то я собиралась всю ночь молиться не переставая.

— Ночью ты будешь занята. — склонившись к её ушку, сказала он.

28.

Риган планировал лично встретиться с Надаром, но, Бран вступил с ним в жёсткую конфронтацию. По его мнению, Королю не следовало показываться возле дома министра и портить так хорошо поставленный спектакль. В конечном итоге, было решено вызвать во дворец дочь Надара в качестве его легата. Так вышло, что эту роль не мог взять на себя Кристофф, поскольку уехал с важным поручением в гильдию производителей ларсы. Возникшая ситуация раздражала Ригана. Ему претило прятаться за посредниками в таком важном вопросе. Он не желал, чтобы Надар думал, будто он сторонится открытого разговора. Но обстоятельства толкали его на этот малодушный вариант.

Дочь Надара прибыла в течение часа в сопровождении Эрида. Ванесса, как и в первую их встречу, выглядела очень консервативно. Ворот платья доходил до самого подбородка, каштановые волосы сплетены в тугой узел на затылке. И всё это венчало выражение абсолютной сосредоточенности на лице. Ростом она была не высока. Скорее, дочь министра можно было назвать миниатюрной. В общем и целом, ничего особенного. Но эта дьявольская родинка над изогнутой верхней губой, по всей видимости, не давала Брану покоя. С момента её появления он вёл себя словно оживший персонаж эпоса. Он пялился и молчал, молчал и пялился. Девчонка, в свою очередь, делала то же самое. Она рассматривала его даже не трудясь отвести глаза, когда он ловил её с поличным. Риган решил, что девица явно была «с секретом». Если бы он не испытал на себе силу женских чар, то не придал бы этой драме значения. Но всё указывало на то, что друг приобрёл себе ужасную головную боль.

Несмотря на все эти нюансы, Риган имел возможность убедиться в том, что это крайне надёжный человек. Он передал ей письмо для Надара и сопроводил его устными комментариями. Девушка внимательно его выслушала, не выказав никакой реакции, и заверила в том, что передаст послание слово в слово. Из неё бы получился отличный дипломат, подумал Король.

После того, как она покинула королевский кабинет, к Брану вернулась способность говорить.

— Ванесса… — пробормотал он.

Конечно, этого было маловато, но Риган даже это посчитал хорошим знаком. Похлопав друга по плечу, он устремился в покои своей будущей жены. Ведь у него были и свои собственные демоны, которых нужно накормить.

Ворвавшись в комнату девушки, он застал её выходящей из ванной. Посчитав, что закат уже можно считать ночью, он затащил её в постель и выплеснул все накопившиеся претензии. Когда, в середине ночи, она, полусонная, попросила пощады, мужчина заверил её, что всё сделает сам. Она не возражала. Они так и уснули — сплетённые и обессиленные. Самая прекрасная ночь в его жизни. Как будто он открыл какую-то образную дверь, из которой на него хлынуло счастье, спокойствие и ощущение правильности происходящего. Нокке в его объятиях и их ребёнок внутри неё — мир, и правда, прекрасен, думал он, засыпая.

29.

Кристофф ворвался в королевский кабинет значительно раньше необходимого. Риган сидел, откинувшись в кресле, и наблюдал за тем, как кожа молодого человека на глазах багровеет. Скорее всего, таким образом он демонстрировал своё отношение к предстоящей свадьбе. Затолкав в дальние уголки сознания мысли о своей прекрасной невесте, Король сказал:

— Ты рано.

— Я принёс послание от моего дяди. Смею заметить, он в крайнем возмущении. — высокомерно заявил молодой человек. — Передаю вам его письмо и надеюсь на ваше благоразумие.

Риган смерил его прищуренным взглядом и сказал:

— Я дам тебе один совет, парень — нельзя иметь двух хозяев одновременно. Поэтому, ты положи письмо на стол и убирайся. Подумай хорошенько и прими решение. Если ты со мной, то приходи на закате на мою свадьбу. Если нет, я найду другого секретаря. И благодари Кибелу за то, что я не приказал снести тебе башку за эту дерзость.

Кристофф замер. Молодой человек явно не привык к такому обращению. Чтобы окончательно спустить его с небес на землю, Риган прорычал:

— Вон!

Положив запечатанный конверт на стол, тот поклонился и покинул кабинет, гордо выпрямив спину.

Риган закинул голову вверх и взмолил о благоразумии министерского семейства. На самом деле, заменить их будет нелегко. Но всё-таки возможно. Взяв в руки письмо Надара, он взломал печать и пробежался по идеально ровным строкам. Возмущение, возмущение и ещё раз возмущение. Риган печально вздохнул и, скомкав фамильный пергамент, бросил его в камин.

Спустя какое-то время, в кабинете появился Бран. Риган велел ему доставить сюда генерала Набернадифа — командующего Сусским гарнизоном. Расклад был таков — старый вояка Виг, дядя Ригана, был бессменным генералом войск восточного рубежа. Восточные войска были самыми многочисленными в Оре и составляли костяк его армии. Сомневаться в преданности Вига не приходилось, поэтому можно было с уверенностью сказать, что армия Ора была у Ригана в кармане. Осталось только заручиться поддержкой Бера (так Набернадифа называли друзья), чтобы избежать каких бы то ни было волнений в Суссе.

Ригану нравился генерал — выходец из орской глубинки, с детства проявивший талант к мечу. Многие женщины сочли бы его красивым, так говорили. Но его самой верной женой была армия. Таких людей Риган повидал не мало. Его самого от этой участи спасла случайная встреча в лесу. Конечно, он рано или поздно женился бы. Но то было бы совсем другое. Айа была частью его самого, очень важной его частью. Это вновь напомнило ему о причине всех этих треволнений. Несмотря на симпатию к генералу, при необходимости, Риган готов был впиться Беру в глотку, лишь бы добиться своего.

Бер вошёл в кабинет в сопровождении Брана и, поклонившись, отчеканил:

— Ваше Величество!

Риган встал и приветствовал его рукопожатием. Генерал был значительно ниже Короля, хотя, это обычное дело. Из-за своего исполинского телосложения Риган возвышался практически над всеми людьми. Именно поэтому, длинногость Айи так заворожила его. Девушка была, как будто, создана для него этими коварными Богами.

Бер компенсировал недостаток роста армейской выправкой и горделивой посадкой головы. Сам Кристофф бы спасовал перед таким экземпляром, подумал Риган. Тело генерала было сильным и тренированным — это подчёркивали сидящие как влитые китель и брюки, заправленные в начищенные до блеска сапоги.

— Прошу, Генерал! — приветствовал Риган, предлагая гостю занять кресло для посетителей.

Расположившись в кресле, мужчина воззрился на Короля. Риган заставил себя расслабиться. Что же, начнём?

— Генерал. Я позвал вас сегодня, чтобы искать поддержки.

Стоявший у дверей Бран кашлянул в сжатый кулак. На лице Бера не дрогнул ни один мускул.

— Случилось так, что наши с Ором интересы разошлись в одном вопросе.

Брови Бера нахмурились. Не желая давать ему почву для ненужных умозаключений, Риган продолжил:

— Я желаю взять в жёны девушку без рода и племени. Более того, я это сделаю. Я бы хотел знать, станет ли это препятствием для нашего плодотворного сотрудничества?

Нужно отдать должно Генералу, он отреагировал на ультиматум так, словно такое случалось с ним постоянно.

— Мой Король. — сказал он. — Королевская семья — пример для её подданных. Если Ваше Величество считает эту девушку достойной такой чести, я лишь спешу принести ей клятву верности.

Риган несколько опешил. Признаться, он не ожидал такой быстрой капитуляции.

— Бер…ты же понимаешь, что нас могут ожидать некоторые волнения по этому поводу? — осторожно спросил он.

— Мой Король, я наслышан о ваших деяниях на границе. Ни один ленивый Советник не может похвастаться подобным. И уж если вы решили брать в жёны ханаанскую сироту, так Сусский гарнизон придёт на свадьбу. — отчеканил генерал.

Риган был удивлён такой осведомлённостью Генерала и укоризненно взглянул на Бран. Тот опустил голову, демонстрируя раскаяние.

— Что ж. Раз так, предлагаю выпить по бокалу ларсы. — сказал Король.

— С удовольствием. — с завидной готовностью, отозвался Бер.

30.

Айа проснулась и устыдилась сама себе. Судя по всему, за окном цвёл полдень, а она еле могла оторвать себя от мягкого матраса. Каждую клеточку тела заполняла тяжесть, словно к её конечностям привязали гири. Беременность сделала её ленивой. Кроме того, Риган ночью вёл себя так, словно хотел поместить ребёнка в её утробу, позабыв о том, что там уже занято. Воскресив в памяти события прошлой ночи, девушка уткнулась головой в подушку и застонала. Её обнажённое тело покрылось плотным слоем мурашек, и она схватила руками груди, надеясь унять ноющую тяжесть.

— Вы проснулись… — послышался лепет со стороны гардероба.

Вскинув голову, Айа увидела прислужницу Ольгу. Девушка помогала ей с первого дня появления во дворце. И, сейчас, она была занята тем, что переворачивала её гардероб с ног на голову.

— У нас так мало времени… — тараторила девушка, попутно забрасывая на диван ворох юбок. — Я думаю, лучше оставить волосы свободными, только вплетём цветы…

Айа огляделась, в поисках своей ночной рубашки, но вспомнила, что Риган мало что от неё оставил. Как он мог умчаться по делам после такой ночи, раздражённо думала она. Он что, питается какой-то неизвестной миру энергией?

— Ваш завтрак на столе. — крикнула Ольга.

Услышав слово «завтрак», Айа почувствовала зверский голод. Укутавшись в одеяло, она проследовала к сервированному на одну персону столику у окна и в мгновение смела все, что было предложено. Затем отправилась в купальню и пролежала в чаше не меньше получаса. Обдав себя напоследок ледяной водой, она наконец-то почувствовала бодрость. Оказалось, её свадьба должна состояться менее чем через пять часов. Ольга считала этот временной промежуток катастрофически малым, поэтому Айа заразилась от неё нервозностью и паникой.

Вчера Риган обмолвился, что это будет скромная церемония, на которой соберутся несколько близких друзей. Ведь официального объявления не было. По традиции, королевские особы брачуются в Главном Храме, где жрицы проводят красивый ритуал соединения. Эта ситуация абсолютно устраивала Айу, поскольку, она побаивалась быть центром всеобщего внимания. Она с ужасом думала о приёме, который рано или поздно состоится во Дворце. Там она, очевидно, будет главным выставочным экспонатом.

Король велел быть готовой к семи, при этом, он не давал никаких указаний относительно её внешнего вида. Толи ему всё равно, толи он был слишком поглощён своими сладострастными манипуляциями.

Айа позволила Ольге заняться подбором наряда, а сама, тем временем, отправилась навестить Энки. Естественно её сопровождал Мика. На вопрос, где Король он неопределённо пожал плечами, что показалось ей странным.

Вчера Риган был в хорошем расположении духа, поэтому Айе удалось уговорить его позволить Старте быть рядом с Энки. Когда Айа пришла к брату, он спал. Ки по-прежнему выглядел измождённым. О полном выздоровлении пока речи не шло. Айю успокаивало то, что с ним постоянно находится Старта. Когда закончится вся эта шумиха по поводу свадьбы, она будет проводить с ним так много времени, как только будет возможно. К тому же, Рун тоже должен повидать брата. Он пока не знал о том, что Энки находится так близко. Айа решила придержать эту информацию до того момента, когда ханаанские послы покинут Ор.

— Не волнуйся, я всё время буду здесь. — заверила её Старта. — Мне так хотелось бы взглянуть на свадьбу хоть одним глазком… — мечтательно добавила она.

— Мне жаль, что ты не можешь пойти… — сказала Айа.

— Кто-то должен присмотреть за Дагоном.

— Пожалуйста, если он проснётся, скажи ему, что я приду завтра утром.

— Конечно.

Вернувшись в свою комнату, она застала там Руна, который давал Ольге советы по поводу её свадебного наряда.

— По-моему, все эти рюши выглядят ужасно… — рассуждал он, развалившись на кровати и жуя яблоко.

— Что ты можешь в этом понимать? — раздражённо спросила Ольга, обдавая паром висящее на стоячей вешалке платье.

— Если бы моя невеста обрядилась в рюши, я бы тут же передумал жениться. — заявил Рун.

— Невесту выбирают сердцем. — возразила Ольга.

К удовольствию Айи платье на вешалке было совершенно лишено тех самых рюшей. Оно было алого цвета из гладкого атласного материала.

— Айа! — воскликнул Рун. — Мой костюм уже готов, а твоё платье просто…эмм…неповторимое! — нашёл нужное слово брат.

— Ну, если ты так считаешь… — пряча улыбку, ответила девушка.

— Госпожа, нам уже пора заняться причёской! — увидев её, встрепенулась Ольга.

Вокруг Айи началась радостная суета, и это напомнило ей о том, что сегодня день её свадьбы. День, когда Риган на веки вечные станет принадлежать ей. Могла ли она надеяться на это несколько недель назад? Тогда ей казалось, что они с Руном одни против всего мира. А теперь у них есть Риган, который как таран прокладывает себе путь, подстраивая этот самый мир под себя. И у них есть Энки, который скоро обязательно поправится. И у неё есть малыш, который растёт внутри. Её живот был ещё плоским, но она знала, что он там. Чувство невероятного счастья вспыхнуло у неё в груди и, засмеявшись, она сказала:

— Давайте же приступим!

31.

Стоя перед зеркалом, Айа рассматривала себя и пыталась понять, нравится ли ей то, что она видит. Рун лежал на кровати, подперев подбородок руками, и с видом знатока рассматривал девушку. Сам он уже был облачён в праздничный камзольчик и брюки. Мальчик выглядел очень официально и Айю это сильно забавило.

— Риган будет в восторге. — резюмировал он.

— Да, такую невесту не часто увидишь. — согласилась Ольга, осторожно расправляя складки на её плаще.

В этом наряде Айа ощущала себя тонкой изящной статуэткой. Нежная атласная ткань облегала её фигуру как вторая кожа, расходясь мягкими воланами в районе колен. Широкий полукруглый ворот открывал плечи и ключицы, а узкие длинные рукава делали образ ещё невесомее и тоньше. Ткань так плотно прилегала к бёдрам, что сначала девушке было слегка неловко. Но Ольга заверила её, что подобный фасон давно в ходу в Суссе. Её отросшие волосы они собрали в элегантный пучок у основания шеи и украсили кроваво-красной дикой розой. Завершал наряд плащ того же цвета, что и платье. Ткань была более плотной бархатистой текстуры и крепилась в районе груди замысловатой серебряной брошью.

— Чудо, как хороша. — мыслила вслух Ольга.

Айа отвернулась от зеркала и сказала слегка дрожащим голосом:

— Пора.

Выйдя из комнаты, они с Рун направились в гостиную. Оттуда доносились возбуждённые мужские голоса и смех. Айа жутко нервничала, теребя в руках краешек плаща. Оказавшись в гостиной, она сразу же отыскал глазами Ригана. Удивительно, что все двадцать пять лет до этого она как-то обходилась без него. Теперь же он был повсюду и нужен ей как воздух.

Король стоял возле камина, засунув руки в карманы чёрных брюк. Он разговаривал с каким-то мужчиной. На нём был праздничный китель и начищенные до блеска сапоги до колен. Его солнечные волосы были заплетены в косу, которая спускалась по спине до лопаток. Наряд прекрасно демонстрировал его широкие плечи, узкие бёдра и сильные длинные ноги. Айа ощутила тепло внизу живота и вспомнила, как всё это великолепие выглядит без одежды. Обернувшись, Риган умолк на полуслове и прошёлся по ней взглядом. Медленно его глаза коснулся груди, живота, бёдер и кончиков расшитых бисером туфель. Затем, также медленно двинулся обратно. Зрачки его расширились, а взгляд стал немного диким. Айа с трудом сглотнула и пробормотала:

— Всем привет.

Разговоры в комнате мгновенно прекратились и на неё устремились восторженные взоры мужчин. Все они были в таких же парадных кителях и отутюженных брюках, являя собой прекрасные образцы мужского рода. Мика вскочил с дивана и ослабил воротничок. Бран присвистнул, пробормотав что-то вроде «Ну и дела…». Килиан подошёл и поднёс её руку к губам.

— Красавица. — восхищённо сказал он.

— Килиан, убирайся! — гаркнул Риган, и стремительно направился к ним.

Оттолкнув кузена, он вырвал её руку и приложив к своей щеке, шепча:

— Ты словно видение. Я постараюсь не разорвать это платье, когда буду раздевать тебя…

Айа шикнула и выглянула из-за его плеча, чтобы убедиться в том, что никто не слышал этих слов. Но Риган ещё не закончил.

— Мне не нравится это платье. — бубнил он, целуя её ладошку. — Все мужчины будут пялиться на твои бёдра. А они принадлежат мне!

С этими словами он просунул руки под алый плащ и обхватил её ягодицы. Айа ахнула и схватила его за предплечья:

— Риган!

Мужчина посмотрел на неё сверху вниз, и добавил:

— И эти губки тоже мои… — после чего обрушился на неё жадным поцелуем.

— Эй, Риган! Сначала нужно жениться! — крикнул Бран.

— Да, парень! Сначала свадьба! — поддержал Брана мужчина, которого Риган оставил у камина.

Почувствовав на языке своего наречённого странный сладковатый привкус, девушка поняла, почему всё здесь казалось её таким странным. Оттолкнув Ригана, она с ужасом воскликнула:

— Да вы пьяны!

В панике пробежав глазами по присутствующим, девушка увидела то, что не поняла сразу — Мика, Бран, Кили…все пьяны. А Манн молчал лишь потому, что спал в кресле у окна. Взглянув на Ригана, она хрипло спросила:

— Ты пьян?

— Ну, может мы и выпили чуть-чуть. — покаялся Король.

— Чуть-чуть?! — взвизгнула Айа.

Риган отошёл от неё на пару шагов и, раскинув руки, сказал:

— Не волнуйся, Нокке. Видишь, у нас всё под контролем.

— Да, Айа. У нас всё под контролем. — вторил своему братцу Килиан.

— Поверить не могу. — в панике сказала девушка, и закрыла лицо руками.

— Милая, не расстраивайся! — выдохнул Риган. — Старина Бер отдал сегодня в наше распоряжение Сусский гарнизон. Так что нам ничего не угрожает.

Мужчина у камина подошёл и склонился в почтительном поклоне.

— Генерал Бер к вашим услугам. Для моих войнов будет честью сопровождать такую прекрасную деву.

— Благодарю, генерал. — сказала Айа, отмечая, что тот тоже под шафе.

Бросив свирепый взгляд на Ригана, она процедила:

— Надеюсь, ты помнишь, что нас ждут в Храме?

— Помнит? — изображая негодование, воскликнул Бран. — Да он только об этом и думал целый день! Знаешь что, дружище, я бы никогда не женился на такой строптивице. — поделился он своими мыслями.

— Конечно, не женился бы! Потому что она моя! — фыркнул Риган и подхватил её на руки.

Айа взвизгнула и упёрлась руками ему в грудь.

— Поставь меня на место. Как ты мог напиться в такой день?! — возмущённо шипела она.

Тот направился к двери вместе со своей ношей и, остановившись на пороге, провозгласил:

— Господа, нам пора!

Мужчины одобрительно закачали головами, а Рун принялся расталкивать Манна.

— Я сама пойду, пусти меня! — кричала Айа, пока они двигались по дворцовым коридорам. — Клянусь, если ты сейчас же меня не отпустишь, я вообще не буду выходить за тебя!

Риган расхохотался и подкинул её чуть повыше, чтобы дотянуться до ушка. Уткнувшись в него носом, он прошептал:

— Даже в шутку не говори такого. Иначе, я тебя накажу. — в подтверждение своих слов он прихватил мочку губами, отчего по телу Айи, как всегда, пронеслась дрожь. Хищно усмехнувшись, Риган обратился к их спутникам. — Мы с Айей поедем в отдельной карете.

— Ещё чего! — возмутился Килиан. — Вообще-то, по традиции вы должны ехать врозь!

— Забудь об этом! — отрезал Риган.

— Я поеду с ними, — заявил Бран. — Чтобы соблюсти приличия.

— Я не собираюсь ехать ни с одним из вас! — сказала Айа.

Игнорируя её мнение, мужчины продолжили спор. Айа чувствовала, что начинает закипать. Она готова была заорать от злости, просто невероятно, что всё пошло кувырком. Она три часа наряжалась и для чего? Чтобы жених ничего не вспомнил утром? Сложив руки на груди, Айа прикрыла глаза, стараясь абстрагироваться от всего происходящего. Словно почувствовав её отчаяние, Риган прикоснулся губами к её уху и прошептал:

— Я люблю тебя больше жизни…

Айа прикусила губу, чтобы сдержать дрожащий подбородок. Его слова ударили по назначению, прямо в её сердце. Судорожно вздохнув, она обвила руками его шею и уткнулась лбом в его висок.

— И я тебя. — прошептала она, стараясь не расплакаться.

Внезапно, всё перестало иметь значение. Гул голосов вокруг, проносящиеся мимо стены, предстоящий ритуал. Который, скорее всего, превратится в настоящую клоунаду. Только Риган и запах его кожи, вкус его губ и уверенное биение его сердца под её ладонью. Вот он здесь, держит Айю в своих руках и шепчет о том, как сильно любит её. Даже то, что он перевернул с ног на голову их единственную свадьбу, теперь перестало волновать девушку.

— Избавься от него. — шепнула она, имея в виду Брана.

Риган потёрся носом о её щеку и сказал:

— Даже не сомневайся.

Запряжённые кареты ожидали во дворе. Риган поставил Айу на ноги и помог ей забраться в одну из них, затем запрыгнул сам, попутно бросив Брану суровое:

— Убирайся.

— Ну вот! Куда катится мир… — запричитал тот и направился к другой карете, откуда доносился звон бокалов.

Не успел Риган приземлиться на сидение, как девушка притянула к себе его голову и принялась целовать. Нужно отдать должное, он быстро оценил ситуацию и перехватил инициативу. Перетащив её к себе на колени, мужчина стал пробовать на вкус каждый открытый участок её кожи, до которого мог дотянуться. Его руки блуждали по всему её телу, оставляя огненные следы. Айа спешно начала расстёгивать пуговицы на кителе, в то время как Риган обхватил двумя руками её подбородок и осыпал его поцелуями. Распахнув полы кителя, Айа со стоном припала губами к его кадыку. Неожиданно, карета подпрыгнула на выбоине и девушка с визгом скатилась с колен Ригана.

— Проклятие! Милая, ты не ушиблась? — с тревогой спросил он, помогая ей подняться.

Потирая запястье, на которое приземлилась, она сказала:

— Кажется, нет.

— Дай-ка взгляну! — скомандовал Король, осторожно перехватив её руку. Надавив пальцами на тонкие косточки, он спросил. — Так не больно?

— Немного. — улыбнувшись, сказала Айа.

Глядя ей в глаза, Риган начал покрывать её руку поцелуями.

— Вот так… — приговаривал он. — Вот здесь…

Видеть его в таком легкомысленном настроении было столь невероятно, что девушка не удержалась и хихикнула.

— Ты что, насмехаешься надо мной?! — грозно спросил Король.

— Почему бы и нет. — с вызовом спросила Айа.

Принимая вызов, Риган сказал:

— Может, сейчас я и не могу придумать тебе наказание, но обязательно придумаю завтра.

Рассмеявшись над этой нелепой угрозой, Айа сказала:

— Ты завтра и не вспомнишь об этом разговоре.

— О Нокке… — хрипло сказал король и провёл костяшками пальцев по её щеке. — Вид твоих бёдер в этом платье будет преследовать меня до рокового часа…

— Нам нужно привести себя в порядок. — серьёзно заявила девушка, пытаясь игнорировать внушительную выпуклость под своими ягодицами.

Соскользнув на сидение, она застегнула его китель и поправила воротничок. Затем, поправила собственную причёску и чинно расправила плащ. Риган безропотно позволил ей всё это, лишь заметив между делом:

— Ты ведь в курсе, что жена должна во всём подчиняться мужу?

— Сколько же вы выпили? — фыркнув, спросила девушка.

Неожиданно, карета замерла и Риган объявил:

— Приехали.

Дальнейшие события разворачивались, словно во сне. Генерал Бер не обманул. Сусский гарнизон действительно решил поучаствовать в королевской свадьбе. Помимо тех людей, которые сопровождали кортеж, не меньше сотни солдат выстроились перед Главным Храмом. Все как один, в бело-синей форме и праздничных красных фуражках. Кроме того, привлечённые небывалым зрелищем, горожане стекались со всех сторон, возбуждённо галдя.

Айа с ужасом вцепилась в руку Ригана.

— Это…это… — пыталась она говорить.

— Это для тебя. — улыбнувшись, сказал он.

— О нет…я боюсь! — выкрикнула Айа и забилась в дальний угол кареты. — Ты говорил, будут только друзья!

— Милая, это свадьба Короля. — мягко сказал мужчина. — Я с тобой. Пойдём.

Айа позволила извлечь себя из экипажа. При их появлении толпа разразилась криками и аплодисментами. Генерал Бер с завидной ловкостью выпрыгнул из соседней кареты и проорал:

— Ровняйся!

Бело-голубые шеренги пришли в движение, и, замерев в приветствии, солдаты в один голос отдали честь:

— Да здравствует Король!

Риган положил руку девушки на свой локоть, и повёл её через этот живой коридор. Сердце Айи готово было выпрыгнуть из груди. Никогда ещё она не испытывала такого страха и восторга одновременно.

Оказавшись в храме, они прошли к алтарю, возле которого их ожидала жрица. В Оре ритуал бракосочетания считался сокровенным действом, поэтому кроме них там больше никого не было. Свет был приглушён, создавая тёплую уютную обстановку. Пробормотав какие-то слова на неизвестном Айе языке, женщина объявила:

— Кибела готова соединить ваши сердца. А вы готовы?

— Да. — ответил король.

— Да. — сказала Айа.

— Руку. — приказала жрица, обращаясь к Ригану.

Король послушно протянул своё запястье. Айа с любопытством наблюдала за их действиями. Жрица смазала кожу Ригана какой-то бесцветной мазью, после чего взяла со стоящего рядом подноса стержень, на плоской торцевой части которого было нанесено выпуклое изображение символов. Айа поняла, что это было клеймо, смазанное специальными чернилами. Прошептав какие-то слова, жрица приложила его к запястью Короля. Присмотревшись, девушка поняла, что теперь там красуется её имя.

— Руку. — обратилась к ней жрица.

Айа не раздумывая предоставила своё запястье, уже догадываясь, к чему идёт дело. Получив свою брачную метку, девушка обвела кончиком пальца сплетённые воедино пять изящных букв — «Риган». Улыбнувшись, она взглянула на Короля. Тот наблюдал за ней, слегка склонив голову набок.

— Нравится? — просил он.

Ответить она не успела, так как женщина снова потребовала их внимания. Она протянула Королю чашу с какой-то красной жидкость со словами:

— Прими Дар Кибелы, чтобы союз был плодотворным.

Риган принял у неё чашу и сделал глоток, затем передал её Айе. Девушка подумала о том, что их союз уже доказал свою «плодотворность», но, меж тем, безропотно отхлебнула из кубка. Неизвестная субстанция растеклась по горлу, вязкая как мёд. Проглотив напиток, девушка почувствовала лёгкое головокружение, за которым последовала горячая волна, прокатившаяся по каждой клеточке её тела. Чтобы удержать равновесие, она ухватилась за руку Ригана, который тут же поддержал её и прижал к себе.

Жрица одобрительно покачала головой.

— Что это было? — просипела Айа.

— Это Дар Кибелы, напиток, вызывающий желание. — прошептал он ей на ушко Риган.

Девушка сглотнула и спросила:

— Ты тоже это чувствуешь?

— Ещё как. — отозвался Король.

Всё, что происходило дальше Айа запомнила смутно, так как всё её внимание поглотил стоящем рядом мужчина. О таких вещах невесту, определённо, должны предупреждать заранее, думала Айа. Её потряхивало от острой необходимости. Риган тоже не выглядел довольным. Он сжимал и разжимал кулаки и пытался дышать глубоко. Наконец-то жрица закончила свои ритуалы, и до Айи донеслись слова «муж» и «жена».

Когда они вышли из Храма, на них обрушился гомон тысяч голосов. Казалось, вокруг Храма Победы собрался весь город. Всё пространство вокруг него и в примыкающих улочках было заполнено людьми. Айа в ужасе вцепилась в локоть Ригана, прячась за его спиной. От такого потрясения дурман в её голове слегка рассеялся. Риган перехватил её пальчики, и аккуратно расположил их на сгибе своей руки.

— Расслабься. — уверенно сказал её муж.

Если он хотел её успокоить, то это не помогло. У Айи было ощущение, будто она превратилась в бревно. Подняв руку, Король помахал этому людскому морю, за что был вознаграждён неистовым рёвом в ответ. Неожиданно, он развернулся к девушке всем телом и, обхватив её лицо ладонями, крепко поцеловал. Их многотысячным зрителям это явно пришлось по душе. Отпустив её лицо, Риган взял Айю за руку и повёл вниз по ступенькам. Он был похож на нашкодившего мальчишку. Лицо его чуть ли не трескалось от удовольствия. Айа знала, что «такого» Риган она, возможно, больше никогда не увидит, поэтому решила расслабиться и получать удовольствие. Чувствуя обманчивую лёгкость в голове, она стала раздавать улыбки направо и налево. Но Риган так быстро тащил её через коридор, созданный Сусским гарнизоном, что девушка практически не различала лиц в толпе. Им вслед летели приветствия «Да здравствует Король и Королева!», «Кибела, благослови Короля и Королеву!». Её алый плащ струился по земле как огненная река, наверняка её видно с другого конца города.

Вокруг кареты, толпились войны Ригана. Все, кроме Эрида, который присматривал за Надаром. Айа была удивлена, увидев среди них Кристоффа, королевского секретаря. Он пытался держаться независимо, но, при этом, пялился на Айю с приоткрытым ртом. Она понимала, что таким вниманием обязана своему смелому наряду.

Друзья Риганы, казалось, были ещё пьянее, чем раньше. Оказавшись рядом, они начали поздравлять своего собутыльника, хлопая его по плечам и галдя наперебой. Среди мужского баса был слышен тоненький голосок Руна. Риган смеялся и пожимал им руки. Вспомнив о её существовании, он помог девушке забраться в карету и запрыгнул следом. Одна из улочек оказалась совершенно свободна, поскольку, вход в неё предусмотрительно преградили солдаты. Карета медленно тронулась в этом направлении, сопровождаемая военным эскортом.

Как только это произошло, Риган задёрнул занавески и, усадив Айю себе на колени, принялся покрывать её лицо, шею и плечи беспорядочными поцелуями. В обычной ситуации Айа, скорее всего, предпочла бы добраться до более уединённого места. Но жрицы Кибелы знали своё дело, поэтому сжигаемая страстью, она накрыла свою грудь его большой ладонью. Мужчина рыкнул и сжал мягкий холмик, после чего впился ей в губы жёстким поцелуем. Непослушными пальцами Айа принялась расстёгивать его китель, вырвав при этом несколько пуговиц. Она понимала, что ведёт себя не совсем типично, но этот коварный напиток взял управление её телом на себя. Под кителем оказалась тонкая рубашка, что ей сильно не понравилось. Стянув с его плеч китель, она потянула её за подол. Риган охотно поднял руки, чтобы она могла беспрепятственно его раздеть. Айа, как оголодалая, набросилась на его мощный торс, целуя и кружа языком по впадинкам и выпуклостям. Риган запрокинул голову и простонал, сквозь сжатые зубы. Возвращая себе доминирующую роль, он одной рукой схватил девушку за волосы, а второй дёрнул ворот платья вниз, в результате чего, её руки оказались зажаты. После секундного раздумья, Риган разорвал тонкую ткань пополам, обнажая её до пояса. Тяжело дыша, мужчина на мгновение замер, изучая открывшийся вид, а затем, дёрнул полы ещё раз, разрывая её эффектный наряд до самого подола. Не дав ей опомниться, он стянул с неё обрывки платья и плащ, после чего усадил верхом на свои колени. Напряженные вершинки её грудей упёрлись в горячую мужскую грудь, и с губ девушки слетел стон. Риган прижал её к себе ещё крепче и обрушился на припухшие губы жадным поцелуем, глубоко протолкнув внутрь язык. Дрожащими руками Айа принялась за его брюки. Справившись с маленькими пуговицами, она высвободила его мужское достоинство и, не разрывая поцелуя, смело опустилась на него. Риган издал протяжный стон в её губы и обхватил ягодицы девушки руками, задавая темп её движениям. Разрядка была такой сумасшедшей, что её крики, должно быть, слышали в Ханаане.

На смену страсти пришёл всепоглощающий стыд, но даже он не мог заставить её пошевелиться. Обессиленно опустив голову на плечо своего новообретённого супруга, Айа закрыла глаза. Риган, по всей, видимости, тоже приходил в себя. Он уткнулся лбом ей в плечо и размеренно дышал, щекоча кожу. Его грудь поднималась и опускалась, убаюкивая девушку. Наверное, она на минутку задремала. Риган поцеловал её плечо и хрипло сказал:

— Приехали.

Айа крепче сжала руки на его шее и простонала:

— О нет…я ни за что не выйду! Солдаты, наверняка, всё слышали.

— В этом можешь не сомневаться. — «успокоил» её Король.

Айа подняла голову и осмотрелась. Их одежда была разбросана по всему салону. Создавалось впечатление, будто в карету попала бомба. Риган сидел под ней, слегка расставив ноги и откинув голову на спинку мягкого сидения. Он лениво наблюдал за девушкой из — под полуопущенных век. На фоне его легкомыслия, к Айе начал возвращаться здравый смысл. Соскочив с его колен, она подняла то, что осталось от её платья, и с ужасом пискнула:

— В чём же мне идти?!

— Оденешь мой китель. — ответил Риган, поправляя брюки.

Девушка схватила вышеупомянутый предмет одежды и накинула себе на плечи, прикрывая наготу. Он был такой огромный, что она просто потонула в нём. Тем не менее, длинны хватало лишь на то, чтобы прикрыть её колени. Взглянув на Ригана, она сокрушенно покачала головой:

— Я не могу так выйти…это слишком.

Мужчину, казалось, забавляла эта ситуация. Улыбаясь, он отыскал на полу свою рубашку и быстро натянул её.

— Эту лучше, чем идти голышом. — серьёзно заметил он.

В отчаянии Айа прижала руки к груди и закусила верхнюю губу. Риган хохотнул и, распахнув дверь кареты, выпрыгнул наружу.

— Просто закрой глаза. — посоветовал он и, вытащив её из экипажа, подхватил на руки.

Айа вжала голову в плечи, практически скрывшись под полами кителя. Риган уверенно нёс её через двор, спеша оказаться дома. «Дом» — она впервые подумала так о Дворце. Китель хранил запах своего хозяина, и Айа поняла, что на самом деле, её домом был Риган.

К тому моменту как они добрались до своих покоев, он клевала носом. Риган усадил девушку на кровать и снял её туфли.

— Ты не голодная? — спросил он.

Вообще-то, она бы не отказалась перекусить, но желание уснуть пересилило голод. Покачав головой, Айа плюхнулась на спину. Находясь в полудрёме, она почувствовала, как Риган извлёк её из своего кителя и уложил под одеяло. Спустя несколько минут, матрас прогнулся под тяжестью его большого тела, и Айа оказалась в кольце сильных рук. Блаженно вздохнув, она уснула.

32.

Гонец от ханаанцев появился на третий день. Он был послан вперёд, чтобы известить Королевский Дворец о том, что делегация из Ханаана прибудет днём позже. Риган нервничал. Он не знал чего ожидать от незваных гостей. Но точно, ничего хорошего. На следующий после свадьбы день он отправил Килиана к его отцу, дабы Восточные войска готовились к любому развитию событий.

Дагон был надёжно укрыт в тайной лаборатории, вместе со своим телохранителем. Он активно шёл на поправку и с каждым днём становился всё раздражительнее, не желая валяться в постели. На его месте Риган чувствовал бы то же самое. О том, где Дагон находится, не знал даже Кристофф. Секретарь не знал и о том, что он вообще присутствует во Дворце. Соответственно, не знал об этом и Надар. Совет министра сейчас был бы не лишним, но придётся обойтись без него.

Капсикейский посол, слава Богам, уже отбыл на родину, вместе с подписанным договором. Значит, наёмные войска должны быть здесь в течение нескольких недель. Это обнадёживало. В любом случае, его задача — не допустить конфликта. Для этого он готов прогнуться. Но не слишком. К тому же, он будет знать, что оставил ханаанцев с носом, а это немного успокаивало его самолюбие.

Осталось решить, что делать с Айей. Трудно описать, как ему не хотелось, чтобы липкие взгляды жрецов Баала касались его Нокке. Но, прятать Королеву тоже не дело, это может вызвать ненужные подозрения. Короче говоря, настроение у него было препаршивое. Если они выпутаются из этой ситуации, Дагон будет его вечным должником. И Риган никогда не даст ему об этом забыть.

Ещё немного поразмыслив, Король решил, что Айе потребуется проводник по придворной жизни. Лучшего кандидата, чем дочь Надара ему в голову не пришло. Значит решено. После того, как ханаанцы уберутся из Ора, нужно будет послать за девушкой. Стоило ему разделаться с этим вопросом, как предмет его треволнений появился на пороге.

Айа тихонько проскользнула в кабинет, неся в руках вазу с букетиком садовых цветов. На ней было так любимое им оранжевое платье и лёгкая разноцветная косыночка. Риган откинулся в кресле и стал наблюдать за женой. Пристроив вазу на рабочем столе, она обошла его и уселась Ригану на колени. Он тут же подался вперёд и сгрёб её в охапку. Уткнувшись носом в её шею, он пробормотал:

— Чем обязан?

Мягко рассмеявшись, Нокке положила руки ему на плечи и сказала:

— Скоро подадут ужин.

— И сколько у нас времени?

— Не так уж и много.

Ему много и не нужно, чтобы сорвать поцелуй. Завладев её губами, Риган удовлетворённо вздохнул. Отстранившись, Айа спросила, теребя ворот его рубашки:

— Когда прибудут ханаанцы?

— Полагаю, завтра.

— Что будем делать?

— Лично ты, будешь сидеть в своих покоях и не высовываться.

— А ты?

— Я буду заговаривать зубы нашим гостям.

Айа опустила глаза и сказала:

— Мне страшно, Риган.

Он обхватил её лицо ладонью и заставил посмотреть на себя.

— У нас всё получится, Нокке. Я сделаю всё, чтобы тебе с ними встречаться не пришлось. Просто делай, как я говорю.

Айа кивнула и спросила:

— Ты говорил с Энки?

— Да, говорил.

— И?

— Что ты хочешь знать?

— Всё.

Риган вздохнул и заговорил:

— Я решил косвенно поддержать мятеж. Для начала, отправим его подружку в Ханаан, чтобы разведать обстановку. Ведь гонец, который спешил к Дагону, был убит. За это время твой братец наберётся сил здесь, во Дворце. Параллельно, Манн избавится от шпионов в городе. Дел у него невпроворот.

— Ты не хотел бы обратиться за помощью к своим родственникам северянам? — спросила Айа, накручивая на пальчик прядь его волос.

— На это нет времени.

— Думаешь, они бы помогли тебе?

— Не имею понятия.

— Как думаешь, Надар всё ещё злится? — поморщившись, спросила она.

Риган провёл рукой вниз по спине спине Айи и задержал её на бедре девушки.

— Надеюсь, что нет. В его возрасте вредны чрезмерные волнения.

Немного помедлив, девушка сказала:

— Отведёшь меня в библиотеку? Она такая огромная, что одна я там совсем пропаду.

— С удовольствием. К тому же там, на втором уровне есть отличный диван…

— Ах вот как! — изобразила заинтересованность Айа. — Хочешь прилечь?

— О, да! — ответил Риган, прихватив зубами её пальчики. — Но спать я не собираюсь.

Айа соскочила с его колен и устремилась к двери. Прежде чем выйти из комнаты, она чопорно бросила:

— Буду ждать тебя в гостиной после ужина.

Той ночью Король долго не могу уснуть. Вглядываясь в пляшущие на потолке тени, он в очередной раз прокрутил в голове план действий. Айа тихо посапывала, уткнувшись лицом ему в грудь. Как часто бывало, она заползла на него во сне, положив поперёк его тела одну из своих длинных ног.

Несмотря на то, что они с Браном почти всё предусмотрели, его не отпускало нехорошее предчувствие. Он старался гнать от себя эти мысли. В конце концов, он Король и хозяин в этом Дворце. Но всё это едва ли поможет ему уберечь свою семью от опасности, если придётся столкнуться с вероломством жрецов Баала. Риган был совершенно уверен, что как Король не отвечает их пожеланиям. Эти псы не побоятся избавиться от него, или, на худой конец, максимально испортить ему жизнь. Теперь ему было что терять, и это очень пугало.

Осторожно взяв руку Айи, он сплёл их пальцы в замок и приложил к своей груди. Она что-то пробурчала, но не проснулась. Поцеловав её макушку, он велел себе засыпать. Да уж, легче сказать, чем сделать.

33.

Ханаанская делегация явилась к завтраку, лишая всех аппетита. Хотя Нокке, итак, от завтрака отказалась, сославшись на утреннее недомогание. Риган не собирался принимать пришельцев в королевских апартаментах, поэтому велел проводить их в большую библиотеку. Ещё вчера, во время экскурсии для Нокке, он хорошенько осмотрел помещение. Вспомнив о небольшом эпизоде, произошедшем на том самом диване второго этажа, он чуть не расплылся в улыбке. Всё-таки, любовь превращает людей идиотов.

Прохаживаясь по библиотеке, Бран поделился своими мыслями:

— Думаю, тебе стоит держаться правее, так ты будешь всегда против света. Им будет сложнее рассмотреть тебя как следует.

— Да, я и сам об этом подумал.

— Хочешь, чтобы я остался здесь?

Немного подумав, Риган сказал:

— Не хочу, чтобы они знали тебя в лицо.

— Тогда я буду вот в том углу, за стеллажом. — ответил Бран, указывая на противоположную сторону комнаты. — Так мне будет виден весь первый этаж.

Кивнув, Риган остановился у окна и выглянул на улицу. Небо затянули тяжёлые свинцовые тучи. Дело шло к грозе. Подходящая погода для такого паршивого дня, подумал он.

Они явились пёстрой компанией. Два жреца в белых балахонах, отряд из пяти войнов и Шоттил. Лысые черепа жрецов были испещрены венами у висков. Их жилистые руку, выглядывали из-под длинных свободных рукавов. Это вызывало ассоциации с торчащими на поверхности земли корнями деревьев. Они были выше среднего роста, но достаточно худы. Шотилл был очень похож на свой портрет, даже хищническое выражение лица совпадало.

То, что жрецы притащили с собой в королевскую библиотеку вооруженных войнов, Риган ещё мог стерпеть. За дверью находилось не меньше дюжины солдат Сусского гарнизона, которые ворвутся в комнату по первому его требованию. Но то, что они посмели явиться в Королевский Дворец в компании профессионального убийцы…

Что ж, независимо о того, чем закончатся сегодняшние «переговоры», Тень не выйдет из Дворца живым. Даже если закрыть глаза на то, что он представляет угрозу для Айи, Риган не может допустить, чтобы он шатался по его Дворцу и вынюхивал. Ублюдок должен был подумать хорошенько, прежде чем заявляться сюда. Риган никогда не был кровожадным, но если бы не последствия, он бы прикончил и этих жрецов тоже. Мир стал бы только лучше. Айа не преувеличивала, описывая их глаза, они действительно были жуткими — чёрных зрачок практически целиком поглотил радужки. Казалось, там можно узреть своё отражение. Риган понимал, что всё это частью манипулирования людскими страхами. Для Айи, например, они навсегда останутся этакими загадочными и пугающими властителями чужих судеб. Но не для него. Чтобы напугать его, им придётся извергнуть из своего зада молнии. И даже тогда, он бы ответил им — «Хм, впечатляет».

Сложив руки за спиной, Король Ора убрал с лица все эмоции и сказал:

— Располагайтесь.

Бросив это короткое «не приветствие», он с удовлетворением отметил, что гости были слегка удивлены такому приёму, хоть и не изменились в своих застывших лицах. Но Риган умел читать язык тела. Язык их тел говорил о том, что события развиваются не по сценарию. Для первых пяти минут встречи, это было превосходное открытие. Чувствуя, как в груди загорается азарт, Риган сжал сложенные за спиной руки в кулаки. Его разум оседлал своего любимого коня и пустился в анализ ситуации и поиски решений. Именно эта способность видеть ситуацию кристально ясной всегда позволяла ему быть на шаг впереди во всём.

Присаживаться гости отказались. Оно и понятно, так будет потерян производимый ими эффект.

— Как нынче поживает Ханаан? — обратился он к гостям.

— Слава Баалу, процветает. — ответил один из жрецов.

Процветает, как же. Шоттил не сводил с Короля пристального немигающего взгляда. Это слегка нервировало, но Риган подавил это ощущение.

— Рад слышать. — нейтрально сказал он. — Что привело вас в Ор?

Один из жрецов отделился от стаи и плавно двинулся по комнате. Пройдя мимо Ригана, он остановился у окна. Этот манёвр требовал от Короля смены занятой позиции, что не входило в его планы. Ублюдок вёл себя так, словно ему предложили быть как дома. К тому же, если это не демонстрация непочтения, то Риган готов откусить себе язык. Решив пока оставаться на месте, он продолжил терпеливо ждать ответ на своё вопрос.

— Не будем тратить впустую время. — скрипучим голосом заговорил ханаанец, глядя в окно. Риган слегка развернул корпус, чтобы видеть его. — Нам из достоверных источников известно, что здесь во Дворце находится опасный ханаанский преступник.

Риган воздержаться от комментариев и с непроницаемым лицом стал ждать продолжения. Видимо, оценив его настрой, они решили не ломать комедию, а сразу перейти к делу. Выдержав пауза, жрец продолжил:

— Сам по себе факт укрывательства бросает на Ор тень. Но, Ханаан готов закрыть на это глаза. Разумеется при достойной денежной компенсации. Также, преступник должен быть немедленно выдан. Не советую делать глупости, вы же понимаете, чем это чревато?

Риган ощутил, как по венам его растекается ярость. Помимо неоднократно проявленного неуважения, ханаанский пёс ещё смеет угрожать. Он ему кто, храмовый служка? Он ведёт себя словно хозяин в его доме и пытается убедить в собственном превосходстве. Да, Ханаан сильнее. Но это ненадолго, со злостью подумал Король. Поведение послов не оставляет шансов на дружественные отношения с восточным соседом. Кажется, пришло время налаживать родственные капсикейские связи. Обуздав гнев, он холодно сказал:

— Как печально, что вы потеряли такого важного преступника. Но, разумеется, мы никого не прячем. Вы зря потратили время.

Жрец повернул голову и взглянул на Ригана этими ненормальными чёрными глазами.

— Если мы вернёмся в Ханаан без Дагона, Ору будет объявлена война. — холодно сказал жрец.

Риган сделал вывод, что Ханаанцы никогда не слышали о таком понятия, как дипломатия. С другой стороны, откуда им знать. Ведь они только и делают что воюют. Они пришли диктовать условия и слушать ничего не станут. Жадные ублюдки.

— Если Ханаан хочет воевать со всеми своими соседями одновременно, да ещё с такой нестабильной обстановкой внутри страны, что ж, это его выбор. — иронично ответил Риган.

— Я вижу молодой Король не плохо осведомлён. — усмехнулся жрец. — Ну, тогда он должен знать, что война с Ором займёт у Ханаана не больше одного месяца. Для нас это даже не война, а так, всё равно, что раздавить букашку.

Риган сжал челюсти, пытаясь унять бешенство. В этот момент он принял несколько решений. Во-первых, этот жрец покойник. Во-вторых, он поддержит ханаанский мятеж всеми возможными способами (разумеется, инкогнито). В-третьих, — ему нужно срочно встретиться со своим дядей Гамелькуном, капсикейским правителем. Вернувшись к разговору, он сказал:

— У нас в Оре есть одна поговорка. Стрела, посланная в другого, облетит весь мир и вонзится тебе в задницу. Можете расценить это как мой ответ. А теперь, убирайтесь отсюда. Своих столичных шпионов можете не искать, они все в дворцовых казематах, делятся информацией.

Жрец смотрел на него с неприязнью и надменностью. Риган ответил ему прямым холодным взглядом и крикнул:

— Стража! — в комнату мгновенно ворвалось около дюжины солдат.

— Проводите наших гостей к выходу. Всех кроме этого. — добавил Риган и указал на Шоттила.

Глаза жрецов удивлённо расширились.

— Этот человек член нашей делегации. — высокомерно заявил он. — Вы не смеете его задерживать.

— Этот человек опасный преступник. Его обвиняю в нападении на государственного министра. — сообщил Риган. Затем, взглянув в глаза Шоттилу, добавил. — Я рад тому, что он решил сдаться и ответить за свои преступления.

— Вы не посмеете! — выплюнул жрец.

— Свяжите его и отведите в камеру. — обратился Риган к своим солдатам. — А вам господа, пора в обратный путь.

С этими словами Король лёгкой размашистой походкой покинул библиотеку.

34.

Айа сидела за большим рабочим столом в гостиной и рассеянно накручивала на палец прядь волос. Напротив неё сидела дочь Надара Ванесса и медленно зачитывала правила поведения за обеденным столом. Айа была вынуждена признать, что Королеву Ора смело можно было бы окрестить отродьем варваров. Настолько безобразно, оказывается, вела она себя за ним. А если взять в расчёт те случаи, когда она и вовсе принимала пищу на ходу, то получается самая безнадёжная Королева за всю историю страны.

На самом деле, она до сих пор не осознала сути своего положения. Когда Ванесса объясняла ей роль Королевы во время званого обеда, Айа иногда забывала, что речь идёт о ней. Она была счастлива тем, что ей еще не приходилось исполнять свои королевские обязанности и единственный аристократ, с которым довелось тесно общаться — это Ванесса. Оказалось, перед отъездом Риган распорядился, чтобы девушка прибыла во Дворец для исполнения обязанностей личного помощника Королевы. Отказаться от высочайшего распоряжения Ванесса не могла, и Айю поначалу это беспокоило. Но дочь Надара ни разу не выказала недовольства и пренебрежения возложенной на неё роли. Ванесса была довольно чопорна, всё-таки, воспитание и голубая кровь давали о себе знать. Но, за фасадом сдержанности были тщательно сокрыты весёлый нрав и острый ум. Они быстро нашли общий язык и почти всё время проводили вместе, изучая бесконечные правила этикета, имена высокопоставленных лиц и их детей, а также бесконечный список обязанностей супруги монарха.

Тем не менее, пока существовала лишь одна обязанность, с которой Айа справлялась на ура. От этой мысли она покраснела, а затем предалась лёгкой грусти. Риган отсутствовал вот уже больше двух недель. После встречи с ханаанскими посланниками он был сам не свой. Они с Браном собрались и уже вечером отправились в Капсикею. Она даже не успела как следует его расспросить.

Целыми днями её атаковывали мысли о том, где он сейчас, чем занимается, всё ли у него хорошо, скучает ли он по ней? Узнай он, что творится в её голове, решил бы, что она инфантильная дурочка. «И был бы прав» — твердило подсознание. Потянув вверх рукав платья, она очертила кончиками пальцев свою брачную метку. «Риган». Тяжко вздохнув, Айа взглянула на Ванессу. Прекратив читать, та смотрела на неё с неодобрением.

— Прости… — сказала Айа.

— Это уже в третий раз. — заметила Ван, имея в виду её отстранения от реальности. — Может, хватит на сегодня?

— О нет! — воскликнула Айа. — Королевский приём всё приближается! А я до сих пор не знаю, к какому гостю обращаться первой, к министру или лорду…

— Но Ваше Величество постоянно витает в облаках. — заметила Ванесса. — Так дело не пойдёт.

— Тогда давай сделаем перерыв. Это ведь совсем не просто, слушать всю эту тягомотину.

— Особенно когда витаешь в облаках… — проворчала Ван.

Айа уже сложила губы в протестном «Но, это не так!», когда раздался писклявый голос Руна:

— Ты слышал?! — обратился он к Мике. — У них перерыв!

С победным рёвом мальчик вскочил с дивана, на котором они с Микой играли в шахматы. Схватив с пола длинный батон, начал демонстрировать навыки владения мечом. Его воображаемые атаки сопровождались оскорблениями в адрес противника и свистом воздуха.

— Боги! Откуда у тебя это?! — воскликнула Айа.

Поразив противника последним ударом, Рун прорычал:

— Мика обещал показать пару действительно хороших приёмов!

— Только не говори, что у тебя и для него есть оружие. — флегматично заметила Ванесса. — Что это, круассаны с начинкой?

Мика бросил на девушку недовольный взгляд.

— Я, пожалуй, буду в этой схватке безоружным. — объявил он для всех.

Плавно встав с дивана, он положил руки на пояс и сказал:

— Замри ка, парень. Ты уже так убился, что не знаю, хватит ли тебе ещё сил.

— Да я даже не запыхался. — надулся Рун.

— Тогда так. Положи — ка свой меч и стань прямо…

Айа и Ванесса с интересом стали наблюдали за демонстрацией простых приёмов рукопашного боя. Хотя, простыми они были лишь для Мики. Его движения были неуловимыми и стремительными. Мужчина был не на много выше Айи, но, тем не менее, он был сильным и мускулистым. Её руки, по сравнению с его, казались тонкими веточками. Она представить не могла, что имея такую комплекцию можно так двигаться. Он делал Руну подсечки, заламывал руки, перебрасывал через бедро, и всё это выглядело как некий замысловатый танец. Девушки наблюдали с открытыми ртами за этим представлением. Уложив мальчика на спину в очередном броске, Мика сказал:

— Достаточно.

Рун смотрел на него как на кумира и, отдышавшись, просипел:

— Ты научишь меня так драться?

Удобно развалившись в кресле и забросив в рот мармеладку, Мика сказал:

— Если хочешь…

Ванесса откашлялась и, развернувшись к Айе, спросила:

— Продолжим?

— Ага. — ответила Королева любимым словечком Ригана.

— Не ага, а да! — исправила её Ван.

— Ох, прости…я безнадёжна. — покаянно заметила Айа.

— Надеюсь, что нет… — заметила Ванесса сама себе.

Не успела она закончить с тонкостями применения трапезных салфеток, как дверь в апартаменты распахнулась. В комнату вошёл Бран, выглядящий так, будто побывал в эпицентре бури. Сердце Айи подпрыгнуло, ведь там где Бран, должен быть и Риган. Ожидания её не были обмануты. Бесцеремонно оттолкнув друга плечом, в гостиную ворвался Король со своим секретарём на хвосте. Он явно был на взводе, и выглядел таким же потрёпанным, как и Бран. Пролаяв что-то Кристофффу, он огляделся и, увидев Айю, направился прямиком к ней. Девушка замерла, во все глаза глядя на своего супруга, не зная чего ожидать. В следующее мгновение он оказался рядом и, обхватив её лицо большими ладонями, впился в губы грубым поцелуем.

Айа попыталась отстраниться, пробормотав что-то вроде «Ванесса…», но тело её признало хозяина и мгновенно откликнулось. Раскрыв губы, она впустила его язык, позволяя сделать поцелуй совершенно неприличным. В голове загорелся сигнал о том, что такое поведение непростительно для Короля и Королевы. Риган шумно вдохнул носом воздух и оторвался от её губ. Выпрямившись, он взял её за руку и потащил за собой. Выражение лица Ванессы было комичным — смесь потрясения и смущения. Изобразив мимикой извинение, Айа пробормотала:

— Кажется, на сегодня закончили.

Поравнявшись с Кристофффом, король на ходу бросил:

— Поговорим завтра.

— Но вопрос срочный! — возмутился секретарь.

Риган резко остановился, отчего Айа впечаталась в его плечо.

— Я два дня скакал без остановки! — прорычал он. — Могу я отдохнуть?!

— Разумеется. — ответил секретарь, всем видом давая понять, что на самом деле так не считает.

Айа в очередной раз поразилась стойкости молодого человека. Бросив на него испепеляющий взгляд, Риган двинулся по коридору в сторону их покоев. Айе приходилось буквально бежать, чтобы поспевать за его широкими шагами.

— Ты голоден? — запыхавшись, спросила она. — Может, я принесу поесть?

— Потом.

— Постой, я не успеваю… — взмолила Айа.

Риган остановился и подхватил её на руки. Айа взвизгнула и обхватила его за шею, уткнувшись носов в щёку. Отстранившись, она сказала, улыбаясь:

— Ты такой чумазый.

Подойдя к дверям их покоев, он кивком велел часовому открыть дверь.

— Я два дня в пути. — ответил Риган на её замечание. Как только они пересекли порог, часовой предусмотрительно закрыл за ними дверь.

— Почему такая спешка? — взволнованно спросила Айа.

Довольно бесцеремонно бросив её на кровать, Риган начал снимать пропитанную потом и пылью одежду. Айа перевернулась на живот, и, сложив руки под подбородком, наблюдала за мужем.

— Хотел поскорее попасть домой. — проворчал он. — К своей жене.

Айа встрепенулась.

— Ты…ты скучал по мне?

Стянув через голову рубашку, он отшвырнул её в сторону.

— У меня такое ощущение, будто тебя это удивляет. А это ещё что такое? — нахмурившись, спросил он, указывая подбородком в угол комнаты.

Айа обернулась, желая посмотреть, что привлекло его внимание.

— Ах это! Я решила, что нам не помешает свой маленький алтарь для Кибелы.

— Но это ведь её голова. — констатировал Король.

— Да, и что? Я не нашла её статую подходящего размера. — поведя плечиком, ответила девушка.

— Поэтому отделила голову от тела?

— Разумеется нет. — ответила она и соскользнула с кровати. Подойдя к Ригану, она опустилась перед ним на колени и принялась расшнуровывать его грубые походные сапоги. — Она уже была такой, когда я её обнаружила.

— И где же вы встретились? — иронично спросил Король.

— В западном крыле.

— И зачем тебя туда понесло? — раздраженно спросил мужчина.

— Я ходила навестить Энки! А потом мы с Микой немного прогулялись…

— Ну, разумеется.

Закончив со шнурками, она поднялась на ноги и сказала:

— Знаешь, Энки чуть ли не плюётся огнём. Он был в бешенстве, когда узнал, что ты запретил ему покидать Дворец до своего возвращения.

— Он будет умолять меня жениться на тебе ещё раз, когда я поговорю с ним завтра.

Айа фыркнула и пошла в купальню, чтобы пустить горячую воду. Положив на мраморную столешницу чистое полотенце, ещё одно поменьше она разместила на борту мраморной чаши, чтобы Риган мог положить голову. Услышав за спиной шаги, девушка обернулась. Её обнаженный супруг вошёл в комнату. Девушка даже не потрудилась отвести взгляд, наслаждаясь видом его скульптурного, налитого силой тела. Несмотря на то, что воды не набралось и на половину, он опустился в чашу и откинулся на бортик. Издав мученический стон, мужчина прикрыл глаза и расслабился. Он был слишком высок, чтобы выпрямить ноги, поэтому согнул их в коленях и слегка их развёл. Айа почувствовала знакомое тепло внизу живота.

Риган приоткрыл один глаз и посмотрел на девушку. Прекратив глазеть, она схватила мыло и тряпицу. Опустившись на пол, девушка принялась намыливать это великолепное тело.

— Как прошла поездка? — спросила она.

— Очень хорошо. — не открывая глаз, ответил Риган.

— Ты добился, чего хотел?

— Более чем.

— Хочешь, чтобы я тащила из тебя каждое слово крюком?

Тяжко вздохнув, он сказал:

— Ты всё узнаешь завтра, когда мы навестим твоего братца.

— Как скажешь. — обиженно сказала девушка.

— Я смертельно устал, любимая. Сейчас я хочу просто лежать и наслаждаться твоими прикосновениями.

На самом деле, она уже заметила, что её прикосновения ему очень даже понравились. А то, что он назвал её «любимой» добавило ещё несколько очков в его пользу.

— Прости, я такая надоеда…

— Уже простил. — улыбнувшись уголками губ, ответил Король.

Айа стукнула его в плечо и подалась вперёд, чтобы оставить на его губах лёгкий поцелуй. Почувствовав его вкус, она протяжно вздохнула. Проведя языком по его зубам, она заставила его разжать их и скользнула в рот языком. Погладив его язык своим, девушка положила руки на бородатые щёки и промурлыкала ему в губы:

— Мммммм…

Риган обхватил её лицо ладонью и отстранился. Потершись носом о её щёку он прошептал:

— Через три минуты хочу видеть тебя в нашей постели обнаженную.

Айа улыбнулась и чмокнула его в кончик носа. Протянув руку, она распустила пучок на затылке, в который были собраны его волосы.

— Не забудь помыть волосы, с них песок сыпется. — напутствовала она, после чего поднялась на ноги и вышла из комнаты.

Не торопясь девушка разделась и приглушила свет в комнате, после чего забралась в кровать. Риган появился даже раньше чем через три минуты, вытирая на ходу мокрые золотые пряди. Отшвырнув полотенце в сторону, он подошёл к кровати забрался под одеяло. Айа сразу же прильнула к нему, подставляя губы для томного, медленного поцелуя. Её руки скользили по гладкой коже, изучая бугры мышц на его спине и руках.

— Нужно заплести твои волосы в косу, иначе они спутаются. — прошептала она.

— Угу. — пробормотал Король, пристроив голову у неё на груди и обхватив девушку руками и ногами, словно любимую игрушку.

Не успела она закончить с его волосами, как услыхала тихое размеренное похрапывание. Поцеловав его в лоб, она положила щёку на его макушку и закрыла глаза. Хотя спать было ещё рановато, она не хотела выбираться из постели. Сейчас она находилась в единственном месте на свете, в котором действительно хотела быть.

35.

Риган проснулся с ощущением приятного напряжения во всём теле. Приподняв тяжелые веки, он увидел самое эротичное зрелище на свете. Нокке оседлала его бёдра и медленно покачивалась, вобрав в себя его возбуждённую плоть. Увидав, что он открыл глаза, девушка заговорщически ему улыбнулась, продолжая свой медленный танец. Риган протянул руки и схватил подол её свободной ночной рубашки. Она вскинула руки вверх, позволяя ему обнажить себя. Отбросив невесомый кусок хлопка, он обхватил её белые груди, которые потонули в его больших ладонях. Хотя, они явно увеличились в объёме, отметил Король. Риган почувствовал острый прилив похоти, осознав, что её груди растут для того, чтобы кормить его ребёнка. Наверное, это не совсем нормальная реакция, но она была. Чуть сдвинув руку, он провёл ладонью меж мягких холмиков и задержал её на плоском животе. «Пока ещё плоском».

Айа закусила губу, не отпуская взгляд Ригана. Вершинки её грудей превратились в острые пики и уткнулись ему в ладонь. Мужчина решил, что больше не может сдерживаться. Схватив её за бёдра, он перекатил Айю на спину и устроился сверху. Она ахнула и засмеялась, скрестив ноги у него на талии.

— Смешно тебе? — хрипло спросил он, покусывая её шею.

— Риган, пожалуйста… — промямлила она.

— Пожалуйста?

— Пожалуйста, двигайся…

Мужчина приподнял голову и заглянул в её глаза. Боги, она самое прекрасное создание на свете. И вся до последнего волоска принадлежит ему. Начав плавно двигаясь, он стал покрывать её лицо, волосы, плечи поцелуями, затем завёл её руки за голову и переплёл их пальца. Айа выгнулась под ним, издавая приглушенные стоны.

— Я…я сейчас… — пискнула она.

Риган зажмурился и ускорил темп, чтобы поспеть за ней. Спустя мгновение их тела стали содрогаться, тесно сплетясь друг с другом. Придя в себя, он приподнялся на локтях и посмотрел на жену. Она лежала с блаженной улыбкой, прикрыв глаза. Кончики её пальцев порхали вдоль его позвоночника, выводя какие-то узоры.

— Я тоже скучала по тебе. — не открывая глаз, сказала она.

— Я так и понял. — усмехнулся мужчина и склонив голову, потёрся носом о её щёку.

— Риган, ты такой колючий! — засмеялась Айа, пытаясь отстраниться.

— Мгновение назад тебя это не смущало. — напомнил он, качнув бёдрами. Добравшись до мочки её ушка он прикусил мягкую плоть. В ответ на это простое действие тело Айи дёрнулось под ним. Риган до сих пор удивлялся чувствительности этого местечка.

— Ну а теперь смущает. — промурлыкала она.

— Может, мне тогда убраться? — спросил он и провёл языком по ушной раковинке.

Айа вцепилась пальцами в его ягодицы и выдохнула:

— Нет…

— Так что мне делать?

— Просто…двигайся…

— Тебе повезло, что я бываю очень послушным… — прошептал он, обдавая ушко тёплым дыханием, затем привёл бёдра в движение по — настоящему.

— Ты…не…не бываешь послушным… — пролепетала девушка, ловя его толчки.

— Ты и представить не можешь, как не права. — ответил Риган перед тем, как завладеть её губами и прекратить все дальнейшие разговоры.

Спустя час, помогая Айе зашнуровать платье, он с удовольствием слушал её щебет.

— Целый день ушёл только на одни трапезные приборы. Неужели ты знаешь, как всеми ими пользоваться? — возмущалась она, держась руками за столбик, поддерживающий балдахин.

— Думаю, да. — ответил Риган. — Такое трудно забыть, если тебя приучали с четырех лет.

— Да, конечно. — сокрушенно сказала девушка. — Я об этом не подумала. Вы с Ванессой прекрасно бы смотрелись за обеденным столом.

— Я не хочу с Ванессой. — улыбнулся Риган и оставил лёгкий поцелуй на её затылке.

— Я бы отправила её на Королевский приём вместо себя. Ты представить не можешь, как мне страшно.

Завязав аккуратный бантик на корсете платья, он развернул девушку к себе и сказал:

— Я заткну всем рты, не переживай. Никто и слова не скажет о твоих проколах.

— А вы умеете утешить, Ваше Величество. — надулась она.

Лениво улыбнувшись, Риган сказал:

— Тебя не смущает, что Кибела всё время за нами подглядывает?

— Что? Я не… — развернувшись, Айа взглянула на мраморную божественную голову. — Не подумала об этом…

На её лице читалась такая озадаченность, что Король не выдержал и рассмеялся.

— Боги, видела бы ты своё личико. — обхватив её подбородок ладонями, он чмокнул её в губы. — Я решу эту проблему.

Подойдя к Богине, он набросил на неё свою грязную рубашку, которую не потрудился накануне вечером убрать с пола.

— Я давно заметила, что ты совсем не чтишь Богов. — качая головой, сказал девушка. Оттолкнув его, она сдёрнула с каменной головы рубашку и заменила её своей ночной сорочкой. Затем аккуратно расправила ткань, помня об эстетике.

Риган взял её за руку и повёл к двери.

— Мой дядя говорит, человек редко знает, во что он действительно верит. — сказал он.

— А в Ханаане говорят, во что человек верит, то он и есть. — ответила Айа.

Риган, улыбаясь, сказал:

— Значит ты, моя милая, представляешь собой свеженький букет цветов.

— Ты прекрасно знаешь, что Кибела — это не только цветы.

— Лучше уж цветы, чем боевой топор.

— С этим не поспоришь. — ответила она.

Прихватив в гостиной Брана, они направились в потайную комнату, навестить опального мятежника. Из рассказов Айи Риган узнал, что Рун торчал там почти целыми днями, с тех пор как узнал о возвращении брата. Тем не менее, Король решил, что сегодняшний разговор не для детских ушей. Пройдя через тоннель, они добрались до каменной двери, которая оказалась приоткрытой. Риган вопросительно взглянул на Брана.

— Он запретил закрывать её. — сухо ответил тот. — Говорит, с нами может случиться что угодно. Тогда они останутся тут замурованными. Хотя мы каждый день приносим ему еду.

Ничего не ответив, Риган потянул на себя металлическое кольцо, чтобы открыть дверь пошире. Айа терпеливо стояла рядом, что, нужно отметить, было нехарактерно. Видимо, сегодня утром он забрал слишком много её энергии. Нужно будет накормить её и отправить отдохнуть, решил он. Вскинув на него покорные карие глаза, она спросила:

— Что-то не так?

Риган понял, что всё это время стоял, пристально её разглядывая.

— Бран, иди. — сказал он другу.

— Я уже и так понял. Я же не идиот. — ворчал тот, заходя в дверь.

Дождавшись, когда его голос совсем затих, Риган положил руку на плечо жены и спросил:

— Что случилось, Нокке?

Вздохнув, девушка уставилась себе под ноги.

— Ничего… — тихо ответила она.

— Ну же, милая. Над тобой как будто туча нависла.

Собравшись с силами, она выпалила:

— Энки считает, что мы должны вернуться с ним в Ханаан.

— И почему он так считает? — раздраженно спросил Король.

— Он говорит, что мне не место здесь…говорит, что я столкнусь с пренебрежением и лицемерием. Кроме того, это большая ответственность. А вдруг я не справлюсь? Все эти люди смотрят на меня, как стервятники…может он прав, и мне лучше…

— Шшшшш… — прервал её Риган. — Ты не столкнёшься ни с одной из этих каверз в одиночку. У тебя есть я, ага?

Подняв на него встревоженное личико, Айа спросила:

— Почему ты не рассказал мне о капсикейской принцессе?

Риган надеялся, что сглотнул не слишком громко.

— Как ты узнала?

— Моя прислужница Ольга рассказала. Риган, ты мог жениться на этой девушке. Она бы стала идеальной королевой и принесла бы мир с Капсикейцами…а от меня одни неприятности, теперь ещё и Энки…

— Тебе не нужно объяснять мне, почему ты мне не подходишь. — снова остановил её Король. — Я всё это и сам прекрасно знаю.

Он ласково прошёлся большим пальцем по её брови и очертил изгиб лица.

— Я думал, любовь это выдумки. Но вот мужчина встречает девушку в лесу и вдруг больше себе не принадлежит. Он хочет прикасаться к ней, слушать её голос, не хочет отпускать навсегда…а потом она и вовсе становится необходимой как воздух. Я вообще-то не романтик. — невесело сказал он. — Просто считаю, нет ничего уродливее, чем жить не в ладу с собой. Я мог бы жить без тебя, но если есть возможность этого избежать, я за неё уцеплюсь. Потому что с тобой моя жизнь стала полной, потому что я люблю тебя и знаю, что ты любишь меня. Это не притворство. Это настоящее. И это делает меня счастливым.

По щекам девушки побежали слёзы. Подняв руку, она утёрла нос кулачком. Губы Ригана расползлись в улыбке.

— Ну что за Королева мне досталось. Воплощение утончённости.

Поняв свою оплошность, Айа залилась краской и уткнулась лбом в его грудь, пряча лицо. Грудь Ригана начала ходить ходуном от смеха. Айа попыталась отстраниться. Риган пресёк эти попытки. Одной рукой он обвил её талию и потянул на себя так, что её ноги практически оторвались от пола. Вторую руку он запустил в её волосы, заставляя откинуть голову. Взглянув на неё сверху вниз, он сказал:

— Я никогда тебя не отпущу. Ты моя, пойми же. Я хочу, чтобы ты повторила это, может тогда до тебя дойдёт?

— Что повторила? — хрипло спросила она.

— Начнём с признания в любви. — улыбнулся Король.

— Я люблю тебя. — покорно ответила Айа.

— Продолжай.

— Я твоя.

— Именно.

— Я не уйду, пока не посоветуюсь с тобой.

— Злюка! — пожурил Король и рассмеялся.

Айа скорчила рожицу и наконец-то улыбнулась.

— Говори то, что я хочу услышать. Иначе твоему брату долго придётся ждать хороших новостей.

— Ну, хорошо! — смеясь, ответила девушка. — Я никогда не уйду! Доволен?

— Ага. — ответил Король и, наконец-то, поцеловал её.

Когда он почувствовал удар её язычка, решил прерваться. По уровню возбудимости он сейчас напоминал пятнадцатилетнего юнца, поэтому поцелуи лучше оставить для более уединённого места. Оторвавшись от Айи, он поставил её на пол и повёл в лабораторию.

Ему нужно будет потолковать с Дагоном наедине и намекнуть мерзавцу, что если он будет сеять подобные мысли в голове его жены, то крупно пожалеет. Также, нужно напомнить ему, что у неё в животе растёт его ребёнок, наследник Орского престола, молния его зашиби. И оба они принадлежат Ору. Вернее не так. Они принадлежат ему. Они его.

36.

Обстановка в лаборатории накалилась до предела. Энки расхаживал по комнате, словно загнанный в клетку хищник. Хотя он двигался не очень уверенно, было видно, что до полного выздоровления не так уж и далеко. Тем не менее, за время, проведённое в постели, он набрал вес и стал похож на самого себя. Айа без преувеличения могла назвать брата красавцем — высокий и гибкий, с длинными ногами и широкими плечами. Не говоря уже об идеальных пропорциях его лица и необычных белых волосах. Его внешность всегда действовала на людей подобно волшебной песне. Они теряли бдительность, пытаясь получше его разглядеть и слушали молодого человека раскрыв рты.

Вспомнив Старту, Айа заключила, что девушка была абсолютно равнодушна к шарму Энки. Какие бы мотивы не побудили её присоединиться к мятежу, это точно не была влюблённость в дерзкого предводителя. Айа даже немного завидовала такой силе характера. Старта верила в то, что считала правильным и не боялась за это бороться. На фоне Ригана, Энки и Старты она ощущала себя совершенно ненужной. «Ты создана для другого» — вспомнила она слова ханаанки. Выходит, она создана, чтобы любить Ригана? Ну, это не так уж мало, всё равно больше неё любить его никто не сможет…с таким то характером. Эта мысль развеселила её и, взглянув на мужа, она вернулась в реальность.

Читай на Книгоед.нет

— Я не пойду на это! — выплюнул её брат, обращаясь к Королю.

— Тебе придётся. Не дури. Ты знаешь, что у ханаанского жреца всегда запрятан сюрпризец в рукаве.

— Я не позволю инородцам участвовать в этом мятеже! А потом вы потребуете себе места в Совете?

— Клянусь, я думал, ослицы упрямее твоей сестры не найти. Но ошибался.

— Капсикея враг Ханаана больше пятидесяти лет. И ты думаешь, я поверю в то, что они просто хотят помочь нам стать мирным добреньким соседом? Ты думаешь, я идиот? — распалялся Энки.

— Ты слишком долго прожил в Ханаане и тебе сложно понять подобный мотив. По-твоему, долгожданный мир, который позволит всем нам вздохнуть свободно, недостаточное основание поддержать мятеж?

— Я хочу переговорить с Гамелькуном. Лично. — отрезал Энки.

— Ты сможешь поговорить с ним лично, когда войдёшь в Храм Баала победителем.

— Я и мои соратники готовимся совершить деяние, которое изменит жизнь по эту сторону Хребта. И я должен верить твоему слову? Только потому, что ты обрюхатил мою сестру?

— Ки!… - воскликнула девушка, возмущённая его грубостью.

— Помолчи, Айа! — отрезал Энки.

— Я сделал её своей Королевой. — мрачно ответил Риган.

— Когда ты тащил её в этот Дворец в качестве любовницы, вряд ли думал о свадьбе. — ехидно заметил Энки.

— Наши с ней дела тебя не касаются. Заруби это себе на носу.

— Может и не касаются. Но как я могу доверять слову человека, который совращает невинных дев?

— Если ты хотел оскорбить меня, тебе это удалось. — холодно сказал Король.

— Я лишь высказал то, что думаю о тебе. Если Капсикея хочет участвовать в мятеже, пусть пришлёт представителя посерьёзнее.

Больше Айа не могла терпеть. Отделившись от стены, она подошла к брату и залепила ему пощёчину. Энки потрясённо уставился на неё, а на его бледной щеке вспыхнуло ярко-красное пятно. В комнате воцарилась мёртвая тишина. Айа боялась оглянуться и потерять смелость, поэтому заговорила, глядя брату в глаза:

— Отец говорил, умный человек всегда знает, когда остановиться. Я советую тебе сейчас остановиться и подумать. И когда начнёшь думать, не забудь, что Риган дал тебе убежище, поставив под угрозу благополучие Ора. Он поверил моему слову, когда я сказала, что ты не представляешь угрозы. Видимо для него моё слово значит больше, чем для тебя. В любом случае, слушать оскорбления я больше не намерена.

Энки сжал челюсти, но промолчал. Развернувшись, Айа направилась к выходу, избегая глядеть кому-либо в глаза. Она чувствовала себя очень неловко перед присутствующими от того, что её родной брат так пренебрежительно относится к ней. Ведь отвергая Ригана, он отказывается брать в расчёт её суждения. Раз она пришла сюда вместе с Королём, значит, полностью ему доверяет, разве нет? Больше она не будет ввязываться в его дела.

— Айа, постой. — окликнул её Король, но она не остановилась. — Бран, проводи её.

Выйдя в тоннель, девушка пошла вперёд. Всё-таки, здесь заблудиться не сможет даже она. Рука, которой она ударила Энки начала пульсировать. Железная у него башка, подумала Айа, прижимая ладонь к груди. Позади раздались шаги и она знала, что это Бран. У её мужа шаги были более размеренными. Наверное, потому что один его шаг равнялся двум у обычного человека. Бран быстро догнал её и остановил, положив руки ей на плечи.

— Моя Королева, не нужно расстраиваться. — состроив ангельское лицо, сказал он.

— Ты никогда не называл меня «Королевой» — фыркнула девушка.

— Это потому, что у тебя красивое имя. — ответил он, очень довольный собой.

— Я знаю, что это наглая лесть. Прекрати. — улыбнувшись, ответила она. Злится на Брана не было никакой возможности. Он был таким обаятельным, да ещё эти ямочки на щеках.

— Зато, я смог убрать это рвущее душу выражение с твоего лицо, Моя Королева. — слегка поклонившись, сказал он.

— Ты такой плут. — покачала головой Айа.

— Возможно. А если серьёзно, я думаю, он одумается. Я… — в этом месте он замялся. Айа вопросительно вскинула брови. Откашлявшись, Бран продолжил. — Я однажды повёл себя с тобой не достойно.

— О, не нужно… — взволнованно сказала она.

— Нет, нужно. — отрезал мужчина, моментально становясь серьёзным. — Я клянусь, что больше никогда не поставлю под сомнение твои действия. Я клянусь верно служить тебе, так же как и своему Королю…

— Ты…ты… — воскликнула Айа.

— Да, я присягаю тебе на верность, моя Королева. — Взяв её руку, он поднёс её к губам и поцеловал. Когда он поднял на неё глаза, в них плясали смешинки. — Прими мою клятву и не сопротивляйся. В конце концов, тебе, итак, досталось. На твоём запястье красуется имя самого…

— Бран! Убери от неё свои лапы! — прокатился над их головами громогласный голос Ригана. Они оба повернули головы, чтобы увидеть, как из тёмного брюха тоннеля появился Король, освещая себе путь факелом. Он быстро сокращал расстояние между ними, хмуро глядя на друга. Бран отпустил её руку и отошёл на пару шагов, бросив ей красноречивый взгляд.

— Иди, открой проход. — бросил Король и остановился рядом с девушкой.

Бран закатил глаза и пробурчал:

— Ну, разумеется, Ваше Величество…

Когда его поглотил мрак, Риган осторожно взял ушибленную ладонь Айи и поднёс к свету.

— Болит? — спросил он, хмуро поворачивая её и так, и эдак.

— Немного… — ответила девушка.

— Пойдём, приложим лёд. — сказал мужчина, возвращая ей руку.

Пока они двигались к выходу, Айа всё думала о том, может ли она любить своего мужа ещё больше? Его молчаливая забота ощущалась во всём. И самое главное, он не пытался лезть ей в душу. «Скоро залезет, не сомневайся…» — буркнул внутренний голос. «Ему это не нужно. Я, итак, всё выложу» — ответила она. Неожиданно Айа осознала, что единственный человек, с которым она могла бы поговорить в данной ситуации, был Риган. «Становится необходимой, как воздух…» — вспомнила она его слова. Он тоже стал нужен ей как воздух. Если он хочет, чтобы она сидела рядом во время Королевского приёма, так она вызубрит проклятый справочник наизусть. И даже спросонья скажет, какая вилка предусмотрена для утки!

Когда они вошли в апартаменты, увидели Руна, Мику и Манна. Мика мастерил какой-то механизм, расположившись на полу, Рун лежал рядом, подперев голову руками и болтал. Манн удобно расположился на тахте, попивая ларсу.

До обеда оставалось не больше часа, но Айа была очень голодна. Читая её мысли, Риган велел присесть, а сам отправился в трапезную, на поиски еды. Усевшись на диван, девушка сама не заметила, как заклевала носом. Медленно съехав на диванную подушку, она опустила веки и тут же уснула.

37.

Два дня спустя, Риган сидел под сенью молодого дуба, растущего в дворцовом саду. Рядом с ним на одеяле расположилась Айа, выкладывая из корзины еду. Сегодня утром она вытащила из него обещание на совместный обед. Нужно сказать, её методы действовали безотказно. Наслаждаясь видом, он протянул руку, чтобы заправить прядь волос, выбившуюся из её причёски и как бы невзначай задел её грудь. Айа вскинула на него глаза и прищурилась, давая понять, что его манёвр раскрыт. Риган взял яблоко и с хрустом его надкусил. Откинувшись на спину он растянулся на траве и заложил одну руку за голову.

Воистину, это была прекрасная идея. Тёплое летнее солнце в сумме со свежим ветерком ласкало кожу. Где-то в зарослях пела птичка. Они расположились не берегу прудика, в котором большими косяками сновала рыба.

Дворцовый сад был многоуровневым. Уровни соединялись каменными ступенями, окружёнными цветами и деревьями. В некоторых местах кроны так плотно сплетались, что лестница превращалась в живой тоннель. Но, каким бы неконтролируемой не казалась вся эта растительность, было понятно, что это результат тщательного ухода.

Айа и представить себе не могла, чего ему стояло отвоевать этот час у своего секретаря. Сейчас он наверняка призывает на его голову все беды мира, перекраивая расписание. Глубоко вздохнув и похрустывая яблоком, Риган снова взглянул на жену.

— Может, ты хочешь какой-нибудь особенный подарок? — спросил он.

— Подарок в честь чего? — удивилась Айа.

— Просто подарок… — легкомысленно ответил Риган. Хорошо, что у этой сцены нет свидетелей, иначе люди решили бы, что его заменили двойником.

— Подарок, вроде собственной лошади? — уточнила она, разворачивая свёрток с солёной рыбой.

— Нет. — отрезал Король. Лошади — это ведь опасно, не так ли? — Вроде кольца с рубином или нового гардероба.

— Не думаю, что мне это нужно. — сказала она и закинула в рот кусочек рыбы.

Риган принял вертикальное положение и тоже взялся за обед. Положив на тарелку всего понемногу, он призадумался.

— Тогда может новый экипаж? — спросил он.

— Но я почти не выезжаю из Дворца.

— Хм…как насчёт собственного кабинета?

— Кабинета? — взглянув на него, переспросила Айа.

— Ну да. Скоро у тебя появится дела. Многие будут обращаться к тебе со всякими просьбами и так далее. — взмахнув рукой, сказал Риган.

— Наверное, ты прав… — неуверенно ответила девушка.

— Хотя, это не то чтобы подарок… — рассуждал Король.

Риган хотел было продолжить, но увидел, как через зеленую лужайку к ним приближается Кристоффф.

— Разрази его гром. — прорычал Риган.

Айа погрустнела.

— Тебе уже пора? — спросила она.

— Сейчас отошлю его обратно. — раздраженно ответил Король.

Но, молодой секретарь, не дал ему и рта раскрыть. Склонившись в почтительном поклоне, он почтил Королеву своим вниманием и сказал:

— Ваше Величество.

— Здравствуй, Кристоффф. — ответила девушка.

— Мой Король, прибыла делегация из Капсикеи для участия в приёме. — сразу вывалил он.

— И что? — буркнул Риган.

— У них срочное послание для вас.

— Оно у тебя?

— Нет. Они отдадут его только вам.

Швырнув в корзину кусок сыра, Король поднялся на ноги и протянул руку жене.

— Пойдём. — сказал он.

Айа безропотно встала.

— А как же это? — спросила она, кивнув в сторону несъеденного обеда.

— Пошлешь кого-нибудь убрать.

Когда они добрались до апартаментов, Риган сразу же отправился в кабинет, оставляя Айю на попечение Мики. Новости из Капискеи оказались катастрофическими. Гамелькун писал о том, что ханаанцы отозвали часть войск из зоны военных действий. О том, куда направятся эти части, сомневаться не приходилось. Также, капсикейский правитель сообщал о том, что арендованное Риганом войско прибудет в столицу в течение двух дней. В случае необходимости, его дядя готов выслать в Ор ещё людей. За свой счёт. Это сильно обнадёживало. Поддержка капсикейцев — это единственное что могло спасти их в данной ситуации.

Упёршись локтями в стол, Король опустил голову. Его мозг лихорадочно работал. Кристоффф тихонько стоял в углу, не мешая ему размышлять. Ситуация была такова — спасая Дагона, он поставил на кон всё что имел. Свою страну, свой народ. Даже с подмогой из Капсикеи они проигрывают Ханаанцав в числе. Но смогут продержаться достаточно долго. Самый лучший вариант для Ора — любыми способами избежать открытых военных действий. Что может остановить ханаанскую атаку — только смена власти.

Решительно поднявшись из кресла, он направился к двери. Взглянув на Кристофффа, он сказал:

— Останься здесь.

После того, как Дагон получил оплеуху от своей сестры, Риган сказал ему, что тот волен убираться на все четыре стороны, когда пожелает. Поскольку Старта до сих пор не вернулась из своей разведывательной миссии, уйти он не мог. Это очень хорошо, ведь теперь компромисс с мятежником определял судьбу Ора. Без помощи капсикейцев восстание может растянуться на неопределённое время, что будет стоить Ору больших потерь. Мудрый Гамелькун предложил отличный план и отвергнуть его мог лишь идиот. Идиот или спесивый юнец.

Спустившись в тоннель, Риган спешил поскорее увидеть Дагона. Ворвавшись в лабораторию, он застал ханаанского гостя за чтением одного из фолиантов. Король сомневался, что тот мог почерпнуть оттуда что-то ценное, поскольку труд был написан на неизвестном никому языке. Сколько ещё тайн хранит королевская резиденция, кто его знает?

Дагон оторвался от книги и взглянул на него. Король не стал утруждать себя приветствием.

— К Ору приближается ханаанская армия. — сообщил он.

Дагон нахмурился и тихо сказал:

— Я ведь предупреждал.

— Давай рассуждать серьёзно. Как только ты сунулся в Ор, ты уже поставил под угрозу его благополучие. Я смог бы отделаться от ханаанцев только в том случае, если бы вынес им твою голову на блюде.

Дагон молчал.

— Отвергая помощь капсикейцев, ты ставишь под угрозу всю миссию. А ведь теперь от её исхода зависят жизни тысяч людей в Оре.

— Пытаешься давить на жалость?

Риган почувствовал, что начинает закипать. Он решительно не мог понять, как такой бескомпромиссный человек умудрился возглавить мятеж?

— Я вижу, логичные доводы до тебя не доходят. — жёстко сказал Король. — Тогда знай, что эту комнату ты покинешь только тогда, когда я услышу то, что хочу услышать.

— Будешь держать меня на привязи? — ехидничал Дагон.

— Нет. Я просто оторву твою башку голыми руками и отправлю её в Ханаан. Не гоже орцам погибать за какого-то юнца, возомнившего себя вождём.

Дагон вскочил на ноги и сжал кулаки.

— Ты называешь меня тупицей, потому что я не хочу принимать помощь извечного врага?

— Нет. Из-за того, что твоё упрямство застит тебе глаза. Очевидные преимущества и заинтересованность Капсикеи разглядел бы даже младенец.

— Я не вправе один принимать такие решения!

— Лидер часто принимает решения за других. Иногда от них может зависеть всё. Поэтому большинство людей предпочитают получать приказы, а не отдавать их. Если взвалил на себя такое бремя, так делай дело, Баал тебя возьми!

— Не учи меня, как мальчишку! — прошипел Дагон.

— Так не веди себя как мальчишка! Судьба не оставляет нам времени на раздумья. Действовать нужно быстро. — обрушил Риган свой последний аргумент.

Плечи Дагона поникли. Упершись руками в бока он закинул голову и уставился в потолок. Риган не торопил его, давая время подумать. Он молился всем Богам о том, чтобы здравомыслие победило. Кажется, его молитвы были услышаны. Взглянув на него своими серыми глазами, Дагон сказал:

— Хорошо. Что я должен делать?

Риган испустил вздох облегчения. Когда он покинул лабораторию, было уже глубоко за полночь. Он отправил гонца к капсикейцам, чтобы сообщить о том, что игра началась.

Завтра они с Дагоном и Браном отбудут на восточную границу, откуда ханаанец отправится на поиски своих соратников. Вместе с ним поедет Килиан, так как местоположение Старты неизвестно, а путешествовать одному для Дагона опасно. Сам же Король останется на границе, в ожидании Ханаанских войск, чтобы, в случае необходимости, взять на себя командование армией. Если всё сложится так, как они задумали, этого не потребуется. В двухнедельный срок Дагон, при содействии капсикейцев, должен захватить власть в Ханаане.

Что ж, это можно считать первым вызовом ему, как Королю Ора. Конечно же, есть какая-то несправедливость в том, что этот самый первый вызов оказался столь фатальным. В любом случае, жаловаться он не станет.

38.

— Очень уверенное сердцебиение. — констатировал доктор Гринби.

Переместив специальную трубку для прослушивания на другую сторону её округлившегося живота, он снова сосредоточенно прислушался.

— Да, всё верно. Сердечко война. — довольно заявил он.

— А если это девочка? — не удержалась Айа.

— Тогда, она истинный потомок королей.

Айа была уверена — чтобы стать достойным потомком кого-либо, одного сердечного ритма не достаточно, но решила промолчать. Седовласый доктор ей очень нравился.

Проведя еще некоторые процедуры и пальпировав живот, он заключил, что ребёнок размещён в утробе правильно и всё идёт хорошо. Он посоветовал ей больше ходить пешком и исключить всевозможные волнения. По всей видимости, вид у неё был далеко не цветущий, раз он нашёл нужным заострить на этом внимание. Ванесса тоже считает, что хандра не идёт на пользу ни ребёнку, ни ей самой. Но, вряд ли получится прийти в норму до тех пор, пока её супруг не предстанет перед ней во плоти. Живой и здоровый. Пошёл уже третий месяц с тех пор, как он покинул Сусс и отправился на восточную границу вместе с Энки.

Перед отъездом брат нанёс ей визит и извинился за своё неприемлемое поведение. Разумеется, она его простила. К тому же, он выглядел искренне раскаявшимся. Она знала, что он отправился в Ханаан вместе с Кили, и теперь ей оставалось только гадать, как обстоят его дела. Мысли о том, что в этом опасном предприятии он мог лишиться жизни она всячески игнорировала. Кроме того, самая глубокая душевная печаль в её сердце была посвящена Ригану. Пару недель назад она попросила Мику отвезти её к Королю, но тот наотрез отказался. Риган не успел оставить ему на этот счёт никаких указаний, но Мика, якобы, и без того знал, что за подобный поступок Король оставит его без головы.

Почта с границы приходила каждую неделю. Она ждала этих писем как подарка небес. Девизом её мужа, видимо, было чем короче, тем лучше. Вот, например, последнее письмо гласило:

«Здравствуй моя драгоценная сладкая женушка. Ханаанцы по-прежнему стоят лагерем у нашей границы. Мой разведчик донёс, что твой заковыристый братец пробился в столицу и взял штурмом Главный Храм Бааала. К сожалению, больше у нас никакой информации нет.

P.S. В сегодняшнем сне ты снова целовала меня, а затем, раздела и заставила заняться с тобой любовью. Жду не дождусь, когда ты проделаешь это наяву.

Искренне твой, Король Ора Риган, сын Ниамина.»

Прижав письмо к груди, она принялась писать ответ:

«Ваше Величество, это воистину хорошие новости. Я принесу благодарственные дары Кибеле, за то, что ответила на мои молитвы. С нетерпением жду известий о том, чем закончится штурм.

Возможно, тебе будет интересно узнать, что твой секретарь занял одну из комнат в королевских апартамента. Теперь утром в обед и вечером я исправно практикую трапезный этикет, поскольку он вряд ли стал бы терпеть дурной тон даже от Королевы. Чтобы разгрузить его график, я предложила свою помощь в вопросе развития грамотности в Королевстве. Ему пришлось перешагнуть через себя, соглашаясь на это, но иначе он бы не смог спать и четырех часов в сутки. Вместе с Ванессой мы составляем план по обеспечению городов и деревень школами и ищем учителей. Это позволяет мне хоть ненадолго забыть, как сильно я скучаю по своему мужу.

Только недавно я, наконец-то, поняла, что Ван и есть та девушка, которая покачнула душевный покой Брана. И почему ты не сказал мне об этом?

Что касается твоего ребёнка, то скорее это даже не ребёнок, а жеребёнок. Он пинается так, словно я могу как-то ускорить его появление на свет.

P.S. В библиотеке я наткнулась на одну безнравственную книжонку, которая сначала меня шокировала. Но, я нашла там несколько любопытных моментов. Например, о том, что женщина может доставить удовольствие мужчине, уделив особое внимание некоторой части его тела ртом. Это как раз то, что я хотела бы проделать с тобой наяву.

Люблю тебя больше всего на свете и жду не дождусь твоего возвращения.

Айа, Королева Ора.»

Закончив писать, девушка откинулась на спинку кресла. Хотелось бы ей увидеть выражение лица Короля, когда он прочтёт её послание. Чувствуя себя невероятно находчивой, она отправилась на поиски Руна, чтобы взять его с собой на прогулку в сад.

Когда день подошел к концу, она вновь осталась один на один со своей тоской. С тех пор как Риган покинул Сусс она спала в рубашке, которую он снял накануне отъезда. Но, прошло уже так много времени, что она практически утратила его запах. Прежде чем уснуть, Айа взмолила Кибелу поскорее вернуть ей мужа. «Где бы ты ни был, знай, я люблю тебя» зажмурившись, подумала девушка.

Две недели спустя он так и не появился. Письма с границы также перестали приходить. Насколько им было известно, никаких военных действий там не происходило, иначе они бы уже знали.

Мика заверил её в том, что отправил на границу гонца, чтобы узнать последние новости. Не желая никого видеть, Айа отправилась в кабинет своего мужа, дабы почитать книгу. Ей нравилось находиться там, где всё лежало на своих местах, в точности так, как он оставил. Погрузившись в его глубокое кресло, она раскрыла очередной том истории Ора. Час спустя, в дверь тихо постучались. Оторвавшись от книги, Айа подняла голову, чтобы увидеть, как в проеме возникла голова Ванессы.

— Ваше Величество, я Вас всюду ищу уже битый час. — пожаловалась девушка.

— Я как раз на это и рассчитывала. Чтобы меня никто не беспокоил. — ответила Айа.

— Возможно, вам будет интересно узнать, что в трёх лигах от города появился небольшой отряд войнов со знаменем. Со стены конечно не рассмотреть…

Айа вскочила с кресла и выбежала из кабинета.

— Погодите! Королеве не пристало носиться как мальчишке! — кричала ей в след девушка.

«Плевать, плевать, плевать» — крутилось у Айа в голове. «Пожалуйста, пусть это будет он». В гостиной она столкнулась с Микой, который схватил её за плечи и заставил остановиться.

— Там…там… — попыталась она объяснить, но, решила не тратить на это время.

Сбросив с себя руки война, она устремилась к двери и выбежала в коридор, взмахнув юбками. Стремительно преодолев два лестничных проёма, она выскочила на улицу и оказалась в галерее. Когда она попала во двор, часовые уже открывали восточные ворота. Сердце девушки замерло. Приложив руку к глазам, чтобы защитить их от солнца, она напряженно вглядывалась в колонну войнов. «Бран! Это Бран!» орало её подсознание. Наконец-то, в толпе она различила знакомую широкоплечую фигуру. Он был одет в кольчугу, поверх которой была надета туника с орским гербом. Взвизгнув, Айа подхватила юбки и бросилась через двор. Заметив её, Риган быстро спешился и широкими шагами пошёл ей на встречу. Оказавшись рядом, Айа подпрыгнула и повисла у него на шее. Риган стиснул её в стальных объятиях, затем запустил руку в её волосы и потянул голову назад. Они жадно рассматривали другу друга, впитывая каждую деталь. Лицо Короля было покрыто густым загаром, подчёркивая морщинки, собравшиеся в уголках глаз. Его брови, борода и волосы так выгорели, что местами казались белёсыми. Его взгляд метался по её лицу и, когда остановился на губах, Риган без предупреждения накинулся на них. Грубо протолкнув свой язык ей в рот, он потёрся им о её язычок, посылая огненные стрелы во все части её тела. Они одновременно застонали. Мужчина слегка изменил наклон её головы, чтобы сделать поцелуй ещё глубже. Айа просто одурела, почувствовав его вкус и запах. Схватив его лицо обеими руками, она стала покрывать его лихорадочными поцелуями. Взгляд Ригана затуманился и, выпустив её волосы, он положил руки ей на ягодицы, притянув к своему твёрдому телу. Почувствовав своим округлым животом его впечатляющую реакцию, девушка со стоном разорвала поцелуй и упёрлась своем лбом в его лоб.

— Добро пожаловать домой… — пробормотала она.

— Вижу, ты и правда скучала… — хрипло ответил он.

Айа хохотнула, и, обвив его шею руками, пристроила голову на широком плече. Риган же обхватил её руками и уткнулся лицом в девичью шею. Сделав глубокий вдох, он сказал:

— Как же я соскучился, Нокке. Я не хочу выпускать тебя из рук следующие десять лет. И я как можно скорее хочу узнать, что ты вычитала в той книге…

Айа хихикнула и игриво спросила:

— Ты только по — этому вернулся?

Потёршись носом о её щёку, он ответил:

— Мне пришлось оставить дядю Вига за главного. Я объяснил это тем, что если в ближайшее время не обниму свою жену, сам нападу на ханаанцев.

— Врёшь… — фыркнула девушка.

— Всё почти так и было.

— «Почти»… — взглянув на него с тревогой, она спросила. — Так как у нас дела?

— Твой брат победоносно вступил в Главный Храм Баала. Жрецы повержены. Многие взяты под стражу для суда. Войско, стоявшее у нашей границы, распущено. Они разбрелись по домам, как только узнали о том, что творится в столице. Многие из них не были дома по пять лет.

— О, Риган! Это же…это… — глотая слёзы, сказала Айа.

— Да, это победа. — улыбнувшись, ответил Король. Затем, будто опомнившись, воскликнул — Постой ка!

С этими словами он поставил её на землю и опустился на одно колено. Накрыв её живот ладонями, он спросил:

— А как поживает мой маленький жеребёнок?

Его ладони были таким огромными, что почти целиком охватили небольшой животик. Борясь со слезами, девушка сказала:

— Он…кажется…это девочка…

— Почему ты так решила? — удивлённо спросил Король, подняв на неё глаза.

— Я просто знаю и всё. — пожала плечами Айа.

— Хм…девочка? — призадумался Король, затем бросил на Айю хитрый взгляд и сказал. — Тогда, мы назовём её Гула. На древнем это означает цветок.

— Мне нравится. — улыбнулась Айа.

Поцеловав животик, Риган поднялся на ноги и, обняв девушку за плечи, повёл во Дворец.

— Только не это… — простонал Король, завидев впереди своего секретаря.

Засмеявшись, Айа сказала:

— Он просто хочет поприветствовать тебя.

— Угу. — буркнул Король.

Он очень в это сомневался. Что ж, такая у него работа. Конечно, он пошлёт своего наглого секретаря на обед к Баалу. Кто знает, что будет завтра, но сегодняшний день принадлежит ему.

ЭПИЛОГ.

Шесть месяцев спустя…

Риган медленно прогуливался по комнате, держа в руках свою новорождённую дочь. Она была такой крохотной, что её головка занимала меньше половины его ладони. Он так боялся нечаянно ей навредить, что от напряжения у него немели руки. Неожиданно сморщенное личико исказила гримаска, и по комнате разлетелся оглушительный крик. Сердце Ригана в панике забилось чаще и он бросился к кровати, на которой сидела Айа, неся ребёнка на вытянутых руках.

— Кажется, она проголодалась… — взволнованно сказал Король.

Айа отбросила назад косу, которую заплетала и осторожно взяла у него девочку. Прижав маленькое тельце к груди, она проворковала:

— Тише, тише, Гула-цветочек…

Сбросив с плеча сорочку, она освободила грудь и поднесла к ней малышку. Та принялась жадно сосать. Процесс кормления неизменно возбуждал Ригана и он ничего не мог с собой поделать. Он не знал, почему это происходит и стеснялся своей реакции. Положив руки на пояс, он стал ходить мимо кровати туда-сюда, периодически бросая взгляды на жену.

Гула родилась две недели назад и с тех пор он не принадлежит сам себе. Кристофф пока ещё мирится с тем, что Король несколько раз в день навещает своих женщин, но терпение его не безгранично. Ригану же было жизненно необходимо регулярно видеть свою дочь. Казалось, она немного подрастала после каждого его посещения. Сейчас она только и делала, что ела и спала, присвоив себе его жену. Но он не обижался, а просто старался держаться поблизости.

Взглянув в окно, он отметил, что снова пошёл снег. Зима в этом году затянулась. Ор так замело, что все они остались заперты в своих домах. С приходом весны нужно наверстывать упущенное время. Скорее всего, придётся навестить Гамелькуна, капсикейского правителя. Также, дать приём в честь рождения наследницы. Вспомнив, как прошёл первый в жизни Айи приём он улыбнулся. Она так нервничала, что практически имя своё забыла. Зато со столовыми приборами справилась лучше самого Кристоффа.

Из Ханаана давно не было вестей и это беспокоило его. В последнем донесении Дагон сообщил о том, что часть жрецов из Совета пяти смогла скрыться. Это было не хорошо, так как даже поверженные они представляли опасность. Сейчас в стране происходит формирование нового правительства, и они сами до конца не знали, как будет выглядеть новая власть в Ханаане. Помимо этого, в каземате Дворца был заточён убийца Шоттил, с которым Риган пока не решил что делать. Возможно, стоит выдать его Ханаанцам.

Незадолго до рождения Гулы состоялся экстренный Большой Совет. В связи с нависшей угрозой вторжения, его скоропалительная женитьба отошла на второй план. Тем лучше, одной проблемой меньше. Хотя он был готов к этой битве.

Взглянув на кровать, он потерял мысль. От этой умиротворяющей картины у него в животе возник узел. До весны ещё далеко, так что он просто будет наслаждаться жизнью, решил Король. Подойдя к кровати, он осторожно приподнял Айю и усадил её к себе на колени. Обхватив руками свою семью, он стал наблюдать за жадным причмокиванием. Айа прислонилась головой к его груди и заметила:

— Смотри, у неё бровки прямо как у тебя…

— Зато пальчики как у тебя. Даже жутковато… — ответил Риган.

Айа издала мягкий смешок и сказала:

— Но волосы у неё определённо рыжие…

— Да. Я буду называть её морковкой…

— О Боги! Даже не думай….

— Тогда цыплёнком…

— Нет! — воскликнула девушка и засмеялась.

Риган тоже засмеялся и блаженно вздохнул. Прикоснувшись подушечкой большого пальца к розовой щёчке младенца, он сказал:

— Гула-цветочек…папа любит тебя.


Оглавление

  • Дорога к тебе



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики