КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Под луной с вампиром(ЛП) (fb2)


Настройки текста:



Линси Сэндс

Под луной с вампиром

Аржено – 16



Аннотация

Когда вампиры отправляются в отпуск...

Спасаясь от ужасного брака, Кэролин Коннор не желает думать о мужчинах – клятва, которую она твердо решила сдержать во время отпуска в Сент-Люсии. Она будет наслаждаться Карибским солнцем и морем и множеством тропических напитков с этими милыми зонтиками у бассейна. Ей абсолютно не нужна мужская компания, каким бы загорелым и твердым ни было тело. Но затем Кэролин встречает очаровательную Маргарет Аржено, которая печально известна в своей семье сватовством...

Кристиан Нотте хорошо знает жажду поиска спутника жизни. Он достаточно насмотрелся на своих родственников Аржено, но никогда не думал, что позволит себе влюбиться, пока не встретил очаровательную, очаровательно пугливую и о такую смертную Кэролин. Но как ему открыться, кто он, и все же убедить эту разочаровавшуюся смертную доверить ему навсегда свое сердце?

Пролог


– Я не вижу никаких свободных столиков, – сказала Кэролин, оглядывая оживленный ресторан под открытым небом.

– Мы можем посидеть в баре, – пожала плечами ее подруга Бетани. Когда Кэролин нахмурилась, она закатила глаза, и поймала ее за руку, чтобы утащить в сторону бара. – Мы сядем за стол, как только он освободится. Кроме того, мы будем здесь только до тех пор, пока не придет Джини, и наш столик в соседнем ресторане не будет готов.

– Хорошо, – выдохнула Кэролин и скользнула на табурет, на который указала ей Бетани. Затем она смущенно оглянулась через плечо, ее взгляд скользнул по молодой, смеющейся толпе, окружавшей их. Несмотря на заходящее солнце, было все еще жарко, и большинство посетителей были одеты в шорты и летние платья.

Это был самый непринужденный ресторан на курорте, с деревянными столами без скатертей, сгрудившимися на огражденной веранде, и карибской музыкой, едва заглушающей звуки разговоров и смеха. По сравнению с этим крытый ресторан по соседству, где она, Бетани и Джини должны были поесть, был четырехзвездочным заведением с надлежащими столами, скатертями, столовым серебром, свечами и соответствующими ценами.

Из-за того как они с Бет были одеты, у Кэролин возникло ощущение, что они выглядят нелепо среди этой более расслабленной толпы. Однако это было не единственное, что заставляло ее чувствовать себя неловко. Здесь также была специфическая клиентура. Большинство людей, казалось, были вдвое моложе их, хотя были и люди постарше. Но независимо от возраста, все они, казалось, были разбиты на пары. Они с Бетани были единственными незамужними женщинами, насколько она могла судить. Все остальные – пары.

«Наверное, приехали на медовый месяц», – с грустью подумала Кэролин, заметив все эти интимные улыбки и нежные поцелуи, которыми они обменивались. Она вздохнула и перевела взгляд на бутылки с ликером, выстроившиеся в ряд на задней стенке бара, задаваясь вопросом, не было ли огромной ошибкой приехать сюда на отдых.

– Что я могу сегодня сделать для двух красавиц?

Кэролин моргнула, когда ее взгляд внезапно заслонил улыбающийся бармен. Мужчина был в белой рубашке и темных брюках. Его глаза танцевали, а зубы казались невероятно белыми на фоне темной кожи, когда он радостно улыбался им. Она отметила, что все здесь выглядели счастливыми и сияющими. «Должно быть, что-то в воде», – подумала Кэролин и заставила себя улыбнуться. – Бокал белого вина, пожалуйста.

– Мне тоже, – объявила Бетани. – И еще две рюмки текилы.

– Текила? – спросила Кэролин, когда бармен отошел.

– Да, текила. И мы уничтожим ее, как только он их нальет, а потом закажем еще, – твердо сказала Бетани.

Кэролайн заколебалась. На самом деле она не любила текилу, но просто спросила: – Ты уверена, что твой желудок справится?

Бетани жаловалась на свой желудок с тех пор, как они пообедали в самолете. Кэролин взяла резинового цыпленка, но Бетани выбрала лосося и с тех пор ругалась, что он был несвежий.

– Надеюсь, текила убьет тех гадких маленьких паразитов, которые были в лососе, – сказала Бетани.

– Если не получится, меня вырвет, и я выброшу их из организма. В любом случае, я быстрее поправлюсь.

Кэролин недоверчиво рассмеялась. – Да, но я не думаю, что ...

– Хорошо, ты не должна думать, – твердо прервала его Бетани. – Я привела тебя сюда, чтобы ты не думала, помнишь? И чтобы ты расслабилась и получила удовольствие впервые за бог знает сколько времени. И ты расслабишься, Кэролин Коннор, даже если мне придется лично влить тебе в глотку все до последней капли алкоголя, что есть в Сент-Люсии.

– Я расслабилась, – сразу же запротестовала она.

Бетани фыркнула. – Милая, ты заводишься, как часы, и уже много лет. И, как твой друг, я увижу, как ты расслабишься, даже если это убьет нас обоих.

Кэролин тупо уставилась на нее, а затем почувствовала, что напряжение в плечах спало. Легкая, искренняя улыбка тронула ее губы: – Что бы я без тебя делала?

– Заперлась бы в своем доме, покидая его только для того, чтобы прийти на работу, и умерла бы одинокой, старой и ожесточенной, – быстро сказала Бетани.

Кэролин рассмеялась, но это был глухой звук, потому что печальный факт заключался в том, что Бетани, вероятно, была абсолютно права. Если бы не Бетани, она бы уже сидела взаперти, дома или в офисе, с головой уйдя в дела и стараясь забыть последние десять лет и притвориться, что ее сердце не разбито и, да, не ожесточено.

–Так... – Бетани выгнула бровь. – Позволь тете Бет поухаживать за тобой, чтобы ты снова стала здоровой и счастливой. Я обещаю, что ты отлично проведешь время в этой поездке. Ты будешь смеяться, веселиться и даже трахаться. Это будет лучшее время в твоей жизни.

– Верно, – сухо ответила Кэролин, немного расслабившись.

Меньше всего на свете ей хотелось связываться с другим мужчиной. «Была там, видела, что он сделал, попросила адвоката по разводам доказать это», – мрачно подумала она, а затем взглянула на бармена, когда он вернулся с двумя бокалами вина и двумя рюмками, обе с золотистой жидкостью.

– Спасибо, – весело сказала Бетани, пододвигая одну из рюмок к Кэролин и поднимая другую, когда она повернулась к ней лицом. – Так... – она сделала паузу и многозначительно замолчала.

Кэролин покорно подняла рюмку.

– За то, чтобы хорошо провести время на Сент-Люсии, – твердо сказала Бетани и сделала глоток.

Кэролин поднесла маленький текилу к губам и сделала маленький глоток, поморщившись, когда жидкость обожгла ей язык.

Бетани со вздохом поставила свою пустую рюмку, посмотрела на Кэролин и нахмурилась, увидев, что она все еще не допила. – Вперед, – твердо сказала она. – Приказ доктора Бет.

– Но.

– Выпей, – повторила Бетани, поднося рюмку к губам.

Кэролин сделала, как было приказано, задыхаясь и кашляя, когда жидкость обожгла ей горло и ударила в живот.

– Вот это девушка, – одобрительно сказала Бетани. Хлопнув ее по спине одной рукой, другой она взяла у нее пустую рюмку и поставила перед барменом, сказав: – Еще две.

– Бет, – прохрипела Кэролин, – я сто лет не пила. Я…

– Ты уже сто лет мало чем занимаешься, – перебила Бет, когда бармен снова наполнил их рюмки. – И все это ты будешь делать здесь. Так что даже не пытайся бороться. Поверь мне, я знаю, что лучше для тебя.

Кэролин покачала головой, но взяла новую рюмку, когда бармен подтолкнул ее к ней. Бет чокнулась с ней и сказала: – За свободу.

На этот раз Кэролин проглотила текилу, не дожидаясь приступа кашля, но подозревала, что горло все еще онемело после первой порции. На этот раз все прошло более гладко, и ей пришлось лишь немного откашляться. Она поставила рюмку и сказала, – Я еще не свободна.

– Семантика, – Бетани жестом попросила бармена налить им обоим еще. – Худшее позади. Теперь остается только ждать, когда суд сделает свое дело.

– Да, – пробормотала Кэролин, когда перед ней появилась еще одна рюмка.

– Надеюсь, они справятся с этим как можно быстрее, – сказала Бетани, поднимая бокал.

Кэролин выпила, но, поставив пустую рюмку на место, сказала: – Я не тороплюсь.

Бетани нахмурилась и снова сделала знак бармену. – Клянусь, каждый раз, когда ты это говоришь, у меня по спине пробегает дрожь. Это заставляет меня думать, что ты вообще не хочешь развода. Что ты все еще зациклена на Роберте и хочешь снова быть вместе с ним.

– Нет, – торжественно заверила ее Кэролин. – Это совсем не так. Но я также не стремлюсь к новым отношениям. На самом деле, я решила, что брак не для меня. Так что мне все равно, если это займет некоторое время, чтобы покончить со всем сразу.

– Ладно, – улыбнулась она. – Это не имеет значения. Ты получила все, что хотела.

Кэролин фыркнула. – Я хотела счастливого брака, а если нет – справедливого развода.

– Тогда это наш следующий тост, – весело сказала Бетани.

– За невероятного Ларри Темплтона, выдающегося адвоката, который даст тебе все, что ты заслуживаешь, и даже больше.

Кэролин подняла рюмку, но ей было трудно улыбаться. Бетани пыталась подбодрить ее и убедиться, что ей нравится этот отпуск, но у нее просто не было настроения. Она чувствовала себя несчастной разочарованной женщиной с душевными ранами и, откровенно говоря, находилась в депрессии. И она подозревала, что пребывание на этом карибском курорте не поможет ей. Очевидно, это было популярное место среди молодоженов. Все улыбались, были счастливы, полны любви и надежды. Это был удручающий контрапункт ее собственному состоянию, посередине развода и путешествия с подругой. В сорок два года она уже была стара. По крайней мере, она чувствовала себя такой. «Господи, она никогда в жизни не чувствовала себя такой старой», – с грустью признала Кэролин. Как она стала такой? О. Кэролин отогнала от себя неприятные мысли и опустила рюмку, чтобы взглянуть на Бетани. Ее брови сошлись на переносице, когда она увидела неуверенность на ее лице и то, как она внезапно схватилась за живот.

– С тобой все в порядке? – спросила она, с беспокойством наклоняясь к ней.

– Не думаю, что текила убила паразитов, как я надеялась, – пробормотала Бет.

Кэролайн закусила губу. – Ты хочешь вернуться на нашу виллу? Мы можем пропустить ужин сегодня вечером и просто…

– Нет, нет, Джини должна встретиться с нами здесь, – перебила Бетани, а затем ее взгляд скользнул мимо Кэролин, и она просияла. – Смотри, столик освободился. Почему бы тебе не взять наши напитки, пока меня тошнит.

Кэролин инстинктивно оглянулась через плечо и увидела пару, выходящую из-за столика на нижней веранде с видом на пляж. Она резко обернулась, когда до нее дошли последние слова Бетани, но Бет уже соскочила с табурета и пробиралась сквозь толпу к туалетам между баром-рестораном под открытым небом и более изысканным рестораном рядом с ним.

– Я принесу ваши напитки, – сказал бармен, подхватывая два полных бокала и рюмку. Когда он начал обходить бар, она встала, думая, что займет столик, но если у Бет это займет больше пары минут, она проверит как она там.

Кэролин двинулась было вперед, но прикусила губу, когда комната вокруг нее слегка качнулась. Похоже, текила уже подействовала на нее. «Отлично», – подумала она, осторожно следуя за барменом, который вел ее сквозь толпу. Когда он внезапно остановился, она оглянулась и увидела, что к столу с противоположной стороны подошла пара.

– Все в порядке, – сразу же сказала Кэролин бармену. – Мы можем подождать в баре.

– Нет, нет, нет, – сказал он, переводя взгляд с нее на пару. – За этим столом могут располагаться четверо. Вы можете разделить с ними стол и завести новых друзей.

– О, нет, все в порядке, – сказала Кэролин, съежившись при одной мысли об этом, когда ее взгляд скользнул по молодой паре. Они смотрелись на двадцать пять лет или около того. Мужчина был темноволосым и темноглазым, смуглым и красивым, как итальянец. Он также слабо улыбался, одной рукой собственнически обнимая женщину, пышную, рыжеволосую красавицу, которая смотрела на Кэролин с неприятным интересом. «Определенно молодожены», – с грустью подумала она.

– Не говорите глупостей, – женщина вдруг просияла. – Мы будем рады потесниться. Мы только и ждем, когда освободится наш столик в соседнем ресторане.

– Как и эта хорошенькая леди и ее подруга, – радостно объявил бармен, ставя бокалы и отодвигая стул для Кэролин, в то время как другой мужчина отодвигал стул для своей жены.

– Спасибо, – сказала Кэролин, усаживаясь.

Спросив у парочки, что они хотят, бармен ускользнул, чтобы сделать заказ.

– Что ж, это прекрасно, – сказала женщина с довольным вздохом и протянула руку. – Меня зовут Маргарет Аржено.

– Аржено-Нотте, – мягко поправил мужчина, произнеся «АР-за-но-Но-Тай», и женщина заморгала, а затем смущенно рассмеялась.

– Маргарет Аржено-Нотте, – сухо призналась она и пояснила: – Я еще не привыкла.

Кэролин выдавила улыбку и приняла протянутую руку, а женщина продолжила: – А это мой замечательный муж, Джулиус Нотте.

– Кэролин Коннор. – Она продолжала улыбаться, когда мужчина крепко и тепло взял ее за руку, затем откинулась на спинку стула и откашлялась. – Молодожены?

– Да, – усмехнулась Маргарет. – Но мы женаты уже несколько недель. Мне уже пора привыкать к смене фамилии.

– Вы здесь уже несколько недель? – с интересом спросила Кэролин.

– О нет. Мы приехали всего пару дней назад, – сказала Маргарет. – У нас были семейные дела в Канаде, прежде чем мы начали наш медовый месяц.

– О,– моргнула Кэролин. – Ты канадка?

– Так и есть, – улыбнулась Маргарет. – А ты тоже?

– Да, я живу в Торонто. – Кэролин поднесла бокал к губам, но остановилась и поставила его обратно, подумав, что, может быть, лучше перейти на воду или диетическую колу. Она не очень-то любила выпить и не хотела оказаться в ванной рядом с Бетани. Эта мысль заставила ее взглянуть в ту сторону, куда исчезла ее подруга, и она подумала, не пойти ли проверить ее сейчас.

– Какой маленький мир. Я тоже из Торонто, – радостно сказала Маргарет, возвращая к себе внимание.

– Неужели? – спросила Кэролин, оборачиваясь.

Маргарет кивнула, затем улыбнулась мужу и, наклонившись к подлокотнику, добавила: – Но Джулиус из Италии, так что мы собираемся разделить наше время между Канадой и Италией, несмотря на то, что его бизнес и семья находятся в Италии.

– Ты будешь скучать по своей семье, если мы останемся только в Италии, Cara. А я хочу, чтобы ты была счастлива.

Кэролин выдавила еще одну улыбку, когда Джулиус наклонился, чтобы нежно поцеловать Маргарет в губы. Ей было больно видеть их любовь и счастье. Отвернувшись, она снова посмотрела в ту сторону, куда ушла Бетани, думая, что ей определенно следует проверить, как она. И где же Джинн? Они заказали столик на семь тридцать, и сейчас было почти половина восьмого.

– Ты в отпуске?

Кэролин оглянулась и с облегчением увидела, что Маргарет выпрямилась, отодвинувшись от мужа.

– Я – да.

Она поднесла бокал ко рту, чтобы скрыть выражение лица, и на ее губах появилась гримаса. С минуту она молча потягивала вино, но это был всего лишь глоток. Текила, казалось, пробиралась через ее мозг, оставляя ее смущенной и подавленной.

«Алкоголь – не лекарство от депрессии», – подумала Кэролин и пообещала себе, что больше не позволит Бет уговаривать себя.

Она поставила бокал и, подняв глаза, увидела, что Маргарет серьезно смотрит на нее. Казалось, что молодая женщина смотрит сквозь нее и видит всю пустошь ее жизни.

– Возможно, мне стоит проведать Бет. Кэролин отодвинула стул и встала, но остановилась, когда внезапно появилась Джини и обняла ее.

– О Боже, мне так жаль. Я должна была быть здесь полчаса назад, но как раз когда я выходила из офиса, мне позвонили, и сказали, что группа, которую я наняла на следующую неделю, отменила выступление. Они должны были начать завтра вечером, но в семье барабанщика кто-то умер.

Она отпустила Кэролин и повернулась, чтобы сесть на пустой стул рядом с ней. – С тех пор я неистово звонила, пытаясь найти им замену, но потом увидела, сколько сейчас времени и решила, что лучше спуститься сюда и все объяснить вам.

Кэролин откинулась на спинку стула, а Джини схватила бокал Бетани и сделала большой глоток. Кэролин взглянула на сидящих за столом молодоженов. – Это Джин Уокер, наша университетская подруга, и именно из-за нее мы решили провести здесь каникулы. Джинн, это Маргарет и Джулиус Нотте.

– Привет, надеюсь, вы хорошо проводите время, – сказала Джини, ее профессиональное лицо вернулось на место, когда она поставила бокал Бетани.

– Да, прелестно, – заверила ее Маргарет. – Значит, ты здесь работаешь?

– Она координатор развлечений на курорте, – сказала Кэролин.

– Скоро я стану бывшим координатором развлечений, если не найду замену, которая должна быть здесь завтра вечером, – простонала Джини и встала. – Прости, Каро, мне нужно идти. Я столкнулась с Бет по дороге сюда. Она возвращалась на виллу. Она сказала, что в порядке, но хочет прилечь. Я обещала составить тебе компанию за ужином, и я это сделаю, но сначала мне нужно найти замену. Я вернусь и присоединюсь к тебе, как только ее найду. Но это может занять какое-то время. Я…

– Ничего страшного. – Кэролин тоже встала. – Я просто вернусь на виллу и закажу еду в номер. Мы можем поужинать завтра вечером.

– Садись, – приказала Маргарита.

Кэролин напряглась от резкого приказа, но тут же обнаружила, что откинулась на спинку стула, хотя и не помнила, как приняла такое решение. Джин тоже села, заметила она со смущением и почувствовала, как в ней зашевелилось беспокойство, но как только оно начало подниматься, тут же отступило, оставив ее спокойной и расслабленной.

– Вы обе присоединитесь к нам за ужином, – с улыбкой объявила Маргарет. – У меня как раз таки только для тебя есть группа.

По крайней мере, она имела в виду это, подумала Кэролин, хотя слово «оркестр» прозвучало как человек. Но текила уже начала действовать, так что ей, наверное, послышалась.

– Кэролин? – спросил Джулиус, и Кэролин взглянула на него, но он смотрел на Маргарет.

Кивнув, женщина улыбнулась ему. – Кристиан должен приехать.

Брови Джулиуса поползли вверх, он повернулся, чтобы взглянуть на Кэролин с новым интересом, затем вытащил из кармана сотовый телефон и начал набирать номер.


Глава 1


– Так... как ты думаешь, что задумала твоя мать?

Кристиан Нотте оторвал взгляд от скал, спускавшихся к морю, и посмотрел через плечо на кузена. Задав вопрос, его кузен Заниполо посмотрел в окно курортного фургона, его глаза были прикованы к пейзажу, который никто из них обычно не видел... по крайней мере, днем. Он мельком взглянул на мужчину, отметив, что тот надел солнцезащитные очки и распустил свои черные волосы, так что они частично закрывали его лицо, обеспечивая большую защиту от солнца, заглядывающего в окна. Затем его взгляд скользнул к другим пассажирам в микроавтобусе. Джасинта сидела рядом с Заниполо, прямо за Кристианом. Ее глаза за огромными солнцезащитными очками, которые она надела буквально пожирали пейзаж, а длинные светлые волосы тоже обеспечивали ей некоторую защиту. За ними сидел Санто. Барабанщик вошел первым и сразу же опустился на заднее сиденье, растянувшись на нем и устало потирая пальцами с кольцами бритую голову, пока остальные усаживались. Солнце светило со всех трех сторон, и у него не было волос, чтобы защитить голову, но, возможно, именно поэтому он занял заднее сиденье, мрачно рассуждал Кристиан. Санто всегда принимал самое худшее и самое неудобное положение, оставляя лучшие места для других. Это был его путь... и это никогда не переставало раздражать Кристиана.

– Ну? – спросил Раффаэле, привлекая внимание Кристиана к мужчине, сидевшему на первой скамейке рядом с ним.

Последний член группы, Раффаэле, был темноволосым, как и двое других мужчин, или как трое других мужчин, если бы Санто не брил бы голову, но его волосы были коротко острижены. У него также были черные глаза Нотте с серебряными искорками, как и у всех остальных.

– Не спрашивай меня, – сказал он, откидываясь на спинку сиденья и возвращая взгляд на проплывающий мимо морской пейзаж. – Она сказала, что запланированная группа вынуждена была отменить выступление, и мы были бы идеальны, чтобы заменить их.

– Угу, – рассмеялся Заниполо. – Потому что каждая пара хочет, чтобы их сын, племянница и племянники проводили медовый месяц вместе с ними.

– Возможно, – задумчиво произнес Раффаэле. – Маргарет не отпускает Кристиана далеко от себя с тех пор, как снова нашла его и Джулиуса.

Прежде чем Кристиан прокомментировал это заявление, Джасинта заметила: – Она нашла ему спутницу жизни.

Слова были произнесены с уверенностью, не допускающей возражений, и Кристиан с трудом удержался, чтобы не оглянуться и не спросить, действительно ли она так думает. Он и сам подозревал это, когда разговаривал с родителями. Его отец был одним из тех, кто их позвал. Джулиус Нотте просто сказал: – Твоя мать хочет, чтобы ты был здесь. Собери группу, и немедленно отправляйтесь на Сент-Люсию.

Кристиан только-только оцепенел от деспотичного приказа, когда Маргарет взяла телефон и начала возбужденно болтать об отмене концерта курортной группы, и о том, что нужна новая группа, и она так гордилась им, что включила видео, которое у нее было на айфоне для координатора развлечений, и женщина тоже посчитала их блестящими. Все от них будут в восторге, заверила она его. Кроме того, она скучала по своему красивому сыну...

Ну, в самом деле, к тому времени, как она закончила, Кристиану было трудно отказать матери. Мать. При этом слове он улыбнулся. Кристиан прожил без нее более пятисот лет, мечтая о матери и отце, как у его двоюродных братьев, представляя, какой она будет. Какой будет его жизнь. И вот теперь он узнал. Все оказалось даже лучше, чем он себе представлял. Маргарет Аржено-Нотте была самой безжалостной и любящей женщиной, которую он когда-либо встречал. Она окружала любовью и теплом тех, о ком заботилась, обволакивая их, словно мягкое теплое одеяло, подушкой от всего остального мира.

– Ну? – сказал Раффаэле, толкнув его локтем, когда Кристиан промолчал.

– Ну что? – спросил он, отрываясь от своих мыслей.

– Думаешь, она нашла тебе спутницу жизни?

– Не знаю, – ответил он и задумался.

С тех пор как его родители снова нашли друг друга, Кристиан проводил много времени в Канаде, знакомясь с матерью и другими братьями и сестрами. Каждый из этих братьев и сестер недавно женился. Хотя ему нравилось знакомство с ними, он также находил почти болезненным находиться рядом с таким счастьем и радостью, пока он сам был одинок. Мысль о вступлении в их ряды была... он покачал головой. Спутница жизни. Он был один так долго, что теперь было трудно даже представить себе, что у него может быть пара.

– Это спутница жизни, – твердо заявила Джасинта. – Нет никаких сомнений.

На этот раз ты Кристиан оглянулся и спросил: – Почему ты так уверена?

– Потому что это единственная причина, по которой твой отец позволил ей послать за тобой в свадебное путешествие.

– Да, – согласился Заниполо. – Она права... везучий ублюдок.

– Не обнадеживай его, – прорычал Санто сзади.

– А что, если ты ошибаешься, Джиа?

– Что ж, думаю, скоро мы это выясним. Мы приехали, – объявил Раффаэле, привлекая их внимание к окружающей обстановке, когда микроавтобус притормозил у большой вывески с названием курорта и логотипом. Они свернули в извилистый переулок, и Кристиан огляделся. Поначалу смотреть было не на что, но потом впереди открылся проход, и он увидел слева от себя дома и виллы, поднимающиеся на горный склон. Справа он был плоский и заселен чем-то вроде магазинов и лавок. Впереди находилось большое главное здание, а между ним и магазинами справа была дорожка, за которой они увидели пляж и синее море. Затем они свернули перед главным зданием и остановились.

Кристиан последовал за Раффаэле из микроавтобуса, когда водитель открыл дверь. Он попытался дать водителю на чай, но тот ухмыльнулся и отмахнулся от денег, заверив его, что все в порядке, и направился к кому-то в белой рубашке и темных брюках с планшетом и бейджиком.

– Где наш багаж? – Джасинта посмотрела в ту сторону, откуда они приехали.

– Я уверен, что он едет следом, – мягко сказал Кристиан, но не смог удержаться и сам поискал глазами вторую машину. Там был не только их багаж, но и холодильники с кровью, которые им здесь скоро понадобятся.

– О, да, он приближается.

Внезапно их водитель снова оказался рядом и повел их к другому фургону, объясняя: – Я не могу отвезти вас на виллу, но они вас отвезут.

Кристиан взглянул на новый транспорт с логотипом курорта и предположил, что на частных дорогах посторонние машины запрещены.

– Они привезут ваш багаж, когда он прибудет, – добавил мужчина, усаживая их в новый фургон. – Приятного пребывания.

Прежде чем кто-либо успел ответить, он закрыл дверь и стоял, улыбаясь и махая рукой, пока микроавтобус медленно отъезжал от входа.

– Вы – новая группа.

Кристиан оторвал взгляд от первого водителя, чтобы посмотреть на нового шофера, отметив белую рубашку и темные брюки. – Да.

– Я Адам. Джинн будет рада, что вы здесь, – сказал мужчина, широко улыбаясь им в зеркало заднего вида.

– Джин – координатор развлечений? – спросил Кристиан, вспомнив, что мать упоминала это имя.

– Да. Вы, должно быть, знамениты, раз будете жить на вилле. Обычно группы останавливаются в нижних комнатах или находят собственное жилье, но вас разместят на одной из больших вилл.

– Одна из больших вилл? – нахмурившись, спросил Кристиан.

– Да, конечно. Они красивые, с собственным бассейном и шеф-поваром. Четыре спальни.

– Все в порядке! Наш собственный бассейн, – сказал Заниполо. – Полночь после концерта – утомительна. Потрясающе.

Остальные улыбнулись, но Кристиан нахмурился, зная, что это устроил его отец. Не то чтобы он не был рад оказаться на вилле, а не в одной из «нижних комнат», как назвал их водитель, но он предпочел бы устроить это сам. Кристиан не был доволен тем, что отец оплачивает его дорогу. Этот бессмертный, как правило, забывал, что он взрослый и теперь сам может о себе позаботиться. Ну что ж, придется расплатиться самому, решил он, пока фургон полз по извилистой узкой частной дороге, вьющейся по склону горы.

На нижних дорогах стояли длинные двухэтажные здания с балконами. Он предположил, что это были одноместные апартаменты или нижние комнаты. В конце первой дороги они сделали небольшой поворот и направились назад, по верхней дороге к другому повороту, что позволило им оказаться на еще одной дороге, вдоль которой располагались еще несколько длинных зданий. Еще два поворота вывели их на дорогу, где виллы стояли рядышком и цеплялись за гору, как плющ. Еще два поворота, и они проехали мимо новых вилл.

На узких улочках не хватало места для двух машин, и Кристиан как раз гадал, что произойдет, если одна машина будет спускаться, а другая подниматься, когда на дороге перед ними появился другой микроавтобус. Их водитель сбросил скорость, но и второй водитель заметил его, сразу же остановился и сдал назад, прижавшись к обочине на повороте. Он подождал, пока они не свернули за угол, а потом пронесся мимо и поехал по дорожке, на ходу весело размахивая рукой.

– Чувак, я понимаю, почему они не позволяют, кому попало водить здесь свои машины, – пробормотал Заниполо, когда два микроавтобуса проехали на расстоянии шепота друг от друга.

Кристиан хмыкнул, но ничего не сказал, и они молча прошли еще два поворота, с любопытством вглядываясь в тропическую растительность по обе стороны. Зеленые растения и цветущие кусты росли между зданиями и вдоль дороги. Они были довольно пышным и красивыми, и они, зная, что это будет единственный раз, когда они увидят эту красоту на солнце, впитывали ее. Никто из них не стал бы тратить лишнюю кровь, необходимую для того, чтобы выйти в течение дня, чтобы увидеть это снова. Они должны были бы приехать ночью, но из-за суматохи, которая поднялась, чтобы собрать их всех вместе, взять с собой необходимые вещи и добраться сюда, прибытие днем было неизбежно.

– Вот ты где.

Кристиан взглянул на двухэтажную белую виллу, перед которой мужчина останавливал микроавтобус. Выйдя вслед за Раффаэле из машины, Кристиан пошел по дороге, пока не миновал виллу и не смог заглянуть за нее и спуститься с горы. Зеленый склон горы, усеянный белыми зданиями с крышами цвета лосося, спускался к самому морю. Солнце сверкало на голубом Карибском море, как будто оно было полно бриллиантов. Кристиан просто стоял и впитывал все это.

– У дневных странников есть лучшее из обоих миров, – со вздохом сказала Джасинта, привлекая его внимание к тому, что она последовала за ним и встала рядом.

– Но только на короткое время, – заметил Санто, с болью потирая голову.

– Мы должны войти внутрь, – неохотно сказал Кристиан.

Все как один обернулись и остановились, когда микроавтобус пронесся мимо, водитель улыбнулся и помахал им рукой.

– Куда он направляется? – с тревогой спросил Заниполо.

– А как насчет ключей? Он не дал нам ключи.

Прежде чем кто-либо успел ответить, мимо проехал второй автобус и остановился перед виллой. Дверь немедленно открылась, и из нее выскочила улыбающаяся женщина в ярко-синем костюме.

– Кристиан Нотте? – спросила она, вопросительно глядя на них.

Кристиан двинулся вперед, зная, что остальные следуют за ним.

– Я Беллина, – объявила она, сияя и крепко пожимая ему руку. – Я буду вашим социальным координатором во время вашего пребывания. Давайте я покажу вам вашу виллу.

Повернувшись, она повела их по дорожке к входной двери, отперла ее и быстро провела внутрь. Кристиан последовал за ней и почувствовал, как напряжение, о котором он и не подозревал, соскользнуло с его плеч, когда они вошли в прохладную, тенистую прихожую. Смертная женщина Беллина болтала, не переставая, пока вела их через большую открытую гостиную, большую красивую кухню-столовую с подносом фруктов и бутылкой вина, а затем дальше, чтобы показать им террасу и бассейн. Но он не обращал на это внимания. Кристиан молча следовал за ней, и напряжение вернулось к нему, когда его взгляд скользнул по белым стенам, широким окнам и бесчисленным световым люкам. Его разум кричал, что это определенно не место для бессмертных. Только когда они добрались до верхнего этажа и спален, он снова начал расслабляться.

– Мистер Нотте сказал, что вам трудно заснуть после окончания выступления, и хотел убедиться, что у нас есть затемненные шторы, пока вы спите, – щебетала Беллина, пересекая затемненную спальню, чтобы добраться до штор. – Мы оставили их закрытыми, чтобы вы могли видеть, как хорошо они работают, но как только вы проснетесь…

Она отдернула занавески и повернулась к нему и его кузенам.

Кристиан инстинктивно вздрогнул, поднял руку, чтобы защитить лицо, и отвернулся от яркого солнечного света, который тут же хлынул в комнату. Он чуть не рассмеялся, увидев, что все его кузены реагируют примерно одинаково. По тому, как они реагировали, можно было подумать, что они действительно сгорели или что-то в этом роде, подумал он с усмешкой. Покачав головой в ответ на их инстинктивную реакцию, он опустил руку и заставил себя повернуться. Заметив удивление на лице Беллины, он улыбнулся и шагнул вперед.

– Извини, у нас был долгий день из-за этой суматохи, а потом еще и из-за полета сюда, – сказал он, извиняясь за их поведение, и взял ее за руку, чтобы вытолкать из комнаты.

– О, да, конечно. Вы, должно быть, устали, – сказала она, сочувственно улыбаясь.

– Да. И мы должны играть сегодня вечером, так что, вероятно, после сна все будет в порядке.

– Конечно. Мы не хотим, чтобы вы заснули на сцене.

– Нет, – сухо согласился он, когда они снова начали спускаться на первый этаж.

Она кивнула. – Мне еще многое нужно рассказать о вашем личном шеф-поваре и так далее, но я могу сделать это попозже. Может быть, если ты позовешь меня, когда проснешься, я смогу вернуться и сделать это, – предложила она.

– Спасибо, – сказал Кристиан. Они были уже на полпути вниз, когда он заметил двух мужчин, терпеливо ожидавших у входа рядом с аккуратно сложенным багажом.

– Если вы скажете им, куда положить багаж, они сделают это, – сказала Беллина.

– В этом нет необходимости, – заверил он ее, когда они сошли с лестницы. – Мы сами возьмем свой багаж.

– Очень хорошо. – Она сделала знак мужчинам, которые немедленно открыли дверь и вышли. – Позвоните в главное здание, когда захотите спуститься, и за вами пришлют машину. И позвоните мне, если у вас возникнут какие-нибудь вопросы. Еще много чего нужно сделать, пока вы здесь, но вы будете начинать играть только в три часа ночи, так что у вас будет время, чтобы насладиться отдыхом.

– Да, спасибо, – сказал Кристиан, провожая ее к двери, но она остановилась на крыльце и обернулась.

– Я чуть не забыла ваши ключи, – со смехом сказала она, доставая пять конвертов из кармана и протягивая их.

Кристиан взял конверты, кивнул, улыбнулся ей в последний раз и с облегчением закрыл дверь, когда она поспешила к ожидавшему ее фургону.

– Кровь, – проворчал Санто.

Кристиан отвернулся от двери и увидел, что остальные последовали за ним и теперь вытаскивают переносные холодильники из багажа.

– Надо убрать холодильники, – сказал Кристиан. – Здесь достаточно жарко, и кровь быстро испортится, если мы оставим ее слишком надолго.

Холодильники немедленно отнесли на кухню, и все, кроме одного, опустели. Они оставили несколько сумок в холле и взяли их с собой, когда вернулись в спальню.

Джасинта зашла первой и поспешила задернуть занавески, которые открыла Беллина. Санто отнес холодильник к комоду и поставил его на пол. Открыв комнату, Кристиан оглядел ее, скользнул взглядом по изящной мебели и остановился на огромной кровати, заметив цветы и халаты, разложенные на покрывале. Халаты были завязаны на талии и расправлены, чтобы походить на снежных ангелов, в то время как цветы и листья были расставлены на одеяле, как приветствие.

– Забавно, – прокомментировал Раффаэле, появляясь рядом с ним, чтобы вручить ему пакет с кровью.

– Хм. – Кристиан вскинул пакет к своим уже опускающимся клыкам, только чтобы нахмуриться, когда из его кармана раздался звонок.

– Телефон, – весело заметил Раффаэле.

Он как раз собирался поднести свою сумку к зубам, но выгнул бровь и спросил: – Хочешь, я отвечу?

Кристиан достал из кармана телефон, прочитал номер и покачал головой. Затем он нажал кнопку и поднес ее к уху, бормоча что-то вроде «Привет».

– Кристиан Нотте, ты разговариваешь с набитым ртом? – мягко предостерегла Маргарет.

Кристиан обнаружил, что его губы изогнулись в улыбке вокруг пакета во рту, когда он пробормотал «Да». Вокруг препятствия, это прозвучало как «Эс».

– О, прости, что прерываю твое кормление, дорогой. Я просто хотела убедиться, что ты и твои кузены вошли. Там все в порядке?

Кристиан снова сказал «Эс» и с облегчением оторвал пакет, когда понял, что он пуст. – Все прекрасно. Только немного солнечно, тебе не кажется?

– Ну, это же Карибское море, дорогой, – со смехом заметила она. – Но все в порядке. Шторы помогут защититься от солнца, пока вы спите, и здесь так прекрасно ночью.

– Хм. – Кристиан оглянулся, когда Санто присвистнул.

Когда двоюродный брат бросил ему второй пакет, Кристиан поймал его, но продолжал держать его в руках. – Это отец позаботился о вилле?

– Да, дорогой. Он считает, что раз вы делаете нам одолжение, приезжая сюда, вам всем должно быть удобно. Кроме того, если бы он этого не сделал, Джиа была бы единственной, у кого была бы своя комната, и вам, мальчики, пришлось бы делить ее, а это нехорошо.

– А почему, скажите на милость, это плохо? – с интересом спросил Кристиан.

– Ну, я помню, как тебе не нравилось, когда мы жили в Англии, и ты делил комнату с мальчиками.

– Угу, – сказал он недоверчиво.

– В любом случае, я должна закончить разговор. Вы, вероятно, устали после перелета и хотели бы поспать, и мы хотим, чтобы вы хорошо отдохнули и повеселились сегодня вечером.

– Почему? Что сегодня произойдет? – сразу спросил он.

– Ну, вы, конечно, будете выступать, – рассмеялась она. – Джини так благодарна вам за то, что вы согласились заменить группу, которая отменила концерт, что она придет сегодня вечером и предложит купить нам всем, выпить во время вашего перерыва. Так что не забудьте присоединиться к нам.

– Хорошо, – сказал Кристиан. – Скажи отцу, что я заплачу за виллу.

– Сейчас, Кристиан... – начала Маргарет.

– Я вешаю трубку, Мам. Хорошего сна, – прервал он ее и хотел повесить трубку, но остановился, услышав голос отца: – Что случилось, Cara?

– Он назвал меня мамой, – услышала Кристиан ее шмыгающий голос.

– Ах, дорогая, – промурлыкал Джулиус Нотте. Послышался шорох, и связь оборвалась.

Кристиан слабо улыбнулся и нажал кнопку, чтобы закончить разговор, затем положил телефон на прикроватный столик и огляделся.

– Полагаю, ты займешь эту комнату? – спросил Заниполо, вытаскивая из клыков пакет с кровью.

– Ты угадал, – сухо сказал Кристиан.

Тот кивнул и оглядел остальных. – Остается три комнаты и четверо из нас.

Джиа усмехнулась, глядя на их лица, и направилась к двери. – Ну, есть еще одна комната с двуспальной кроватью. Я возьму ее себе и оставлю две другие вам, ребята, надеюсь, вы не подеретесь.

– Я с кем-нибудь поделюсь, – предложил Санто.

Заниполо поморщился. – Не обижайся, кузен, но ты храпишь, как сирена. Я ни за что не поселюсь с тобой.

– Полагаю, это означает, что мы с Зани будем жить вместе, а ты получишь свою комнату, Санто, – объявил Раффаэле, выходя вместе с Заниполо.

Санто с удивлением смотрел им вслед. – Я ведь не храплю, правда? – нахмурился он. – А бессмертные могут храпеть?

– Ты не храпишь, – заверил его Кристиан.

– Ладно, – нахмурился Санто. – Тогда зачем…

– Ты кричишь, дерешься и рычишь, – тихо сказал он.

Санто застыл, лицо его тоже застыло. Потом кивнул, провел рукой по лысине и вышел из комнаты.

Кристиан проводил Санто взглядом, потом поднес пакет с кровью к зубам и захлопнул дверь. Он устал и даже не потрудился сходить за чемоданом.

Подойдя к кровати, Кристиан быстро смахнул халат и цветы и лег. Он смотрел в потолок, ожидая, когда пакет опустеет, и размышлял, изменится ли его жизнь или нет. Он подозревал, что Джиа права и Маргарет нашла для него подходящую спутницу жизни. Он подозревал, что это координатор развлечений, о которой мать постоянно упоминала.

– Джин, – пробормотал он, вытаскивая из зубов пустой пакет, а потом закрыл глаза и заснул.

Глава 2

– Каро?

– Я здесь! – Кэролин положила щетку на стойку в ванной и пошла к двери в спальню, остановившись, когда увидела Бетани, стоящую в дверях в розовом шелковом халате, с темными волосами, собранными в конский хвост. – Ты еще не готова.

– Нет, – Бетани поморщилась. – Ты не будешь возражать, если я не пойду?

Кэролин нахмурилась и пошла через спальню. – Я думала, тебе лучше.

– Было, когда проснулась после обеда, но теперь мне уже не так хорошо, – сказала она с гримасой. – Думаю, будет лучше остаться здесь и просто отдохнуть. Надеюсь, если я это сделаю, я буду в порядке завтра, чтобы мы могли наслаждаться остальной частью поездки... и так как Джин будет там сегодня вечером, чтобы составить тебе компанию, я подумала, что лучше мне отдохнуть сегодня вечером.

Она поколебалась и добавила: – Ну, если ты не возражаешь. Я имею в виду, я знаю, что притащила тебя сюда, так что если ты хочешь, чтобы я ...

– Нет, нет, – быстро ответила Кэролин, хотя ей действительно хотелось, чтобы Бетани пришла, но если она плохо себя чувствует... она выдавила улыбку и пожала плечами. – Как ты и сказала, там будет Джин. Кроме того, я хочу, чтобы ты почувствовала себя лучше до конца поездки.

Бетани улыбнулась. – Обещаю, я все исправлю. Завтра мы устроим что-нибудь веселое, может, тур или что-нибудь еще, а потом вернемся сюда, повеселимся, подцепим парочку мужиков и перевернем их мир.

– Учитывая, что каждый мужчина здесь, похоже, проводит медовый месяц, я не думаю, что это возможно, – весело сказала Кэролин, подходя к шкафу, чтобы подобрать босоножки. Неся их к кровати, она села, чтобы надеть их, думая, что на самом деле рада, что это так. Она искренне сомневалась, что сможет «раскачать» чей-либо мир, и она также не хотела «отрываться».

Прошлой ночью ей было более чем достаточно вечеринок. Кэролин поморщилась при этом воспоминании. Благодаря тем глоткам текилы, на которые ее уговорила Бетани, она провела вечер, отчаянно пытаясь не заплетаться в слова, сначала в гостиной, а затем в ресторане, где Маргарет и Джулиус настояли, чтобы она и Джини присоединились к ним. По правде говоря, они оказались милой молодой парой, но тот факт, что у них был медовый месяц, оставил Кэролин в некотором замешательстве и позволил избежать личных вопросов. Меньше всего новобрачным нужно было слышать о ее разводе.

По большей части Кэролин сидела и слушала, как Джини и Маргарет болтают о предстоящем концерте и различных событиях на острове, стараясь не обращать внимания на странно напряженный взгляд Джулиуса. В том, как мужчина смотрел на нее, не было ничего сексуального, скорее, он оценивал ее. Это было немного странно, и ей стало неловко. Кэролин была рада, когда ужин закончился, и она смогла воспользоваться предлогом, чтобы проверить Бетани и сбежать. Конечно, вернувшись на виллу и обнаружив, что подруга крепко спит, Кэролин забралась в свою постель и вскоре тоже заснула. Это был ранний вечер, но у нее был долгий день, то ли из-за перелета, то ли нет. Путешествия всегда подавляли Кэролин.

– Возможно, все гости здесь проводят медовый месяц, но есть и другие курорты с ресторанами и лаунджами... не говоря уже о некоторых клубах в городе. Кроме того, люди, которые здесь работают, не молодожены и даже не женаты. Тот водитель, который привез нас на виллу, был милашкой, – сказала Бетани с усмешкой, когда Кэролин закончила обуваться и встала. – И я думаю, ты ему понравилась. Он называл тебя «красотка».

– Кто? Адам? – спросила Кэролин, не в силах скрыть потрясение.

Бетани выгнула бровь. – У тебя проблемы из-за того, что он не белый?

Кэролин фыркнула. – Нет, у меня проблема, потому что он ребенок. Адам, должно быть, лет на двадцать моложе меня, – со смехом заметила она.

Кэролин была уверена, что Бетани просто дразнит ее, поэтому была немного шокирована, когда Бетани выгнула бровь и сказала: – Ну, мужчины все время так делают. Богатые, преуспевающие мужчины всегда бросают своих жен ради милых юных созданий. Ты богатая разведенная женщина. Почему у тебя не может быть мальчика? – продолжила Бет, пожав плечами.

– О, я не знаю, – сухо ответила Кэролин. – Может быть, потому, что все время, пока я была бы с ним, я сопротивлялась бы желанию поменять ему подгузники и отрыгнуть его.

Бетани рассмеялась. – Дорогая, если бы Адам снял перед тобой трусы, я уверена, ты бы меньше всего думала о подгузниках.

– Бет, он назвал нас обеих хорошенькими леди, и бармен тоже. Я подозреваю, что мужчины здесь делают это со всеми женщинами. Возможно, это дает им больше чаевых. И мне неприятно говорить тебе это, но если твои планы развеселить меня включают в себя мое грязное маленькое свидание с «парнем из кабины», ты будешь ужасно разочарована в этой поездке.

– Это не обязательно должен быть один из тех, кто здесь работает. А как насчет тех парней из группы, которые придут сегодня? – спросила Бет, отходя в сторону, когда Кэролин схватила сумочку и направилась к двери. – Они итальянцы, верно? Ну, итальянцы должны быть жеребцами.

– И группы имеют довольно молодых фанаток, преследующих их повсюду, – указала Кэролин, пересекая фойе. – Вряд ли их заинтересует такая старая дева, как я.

– Хорошо, тогда мы найдем тебе взрослого товарища по играм.

Бет проводила ее до двери. – Но я думаю, что ты совершаешь ошибку. Молодые люди гораздо выносливее, чем мужчины нашего возраста. Они достигают своего сексуального пика с восемнадцати до двадцати пяти или около того, в то время как женщины не становятся секс-машинами до сорока лет. По правде говоря, это почти как мать-природа хочет, чтобы мы спали с молодыми.

Кэролин только покачала головой и, открыв входную дверь, пропела: – А за ними гоняются хорошенькие молодые фанатки. Спокойной ночи, Бет.

– Удачи. Повеселись там, – сказала Бетани, когда Кэролин закрыла дверь.

– Повеселись там, – пробормотала Кэролин, направляясь к извилистой горной дороге. – Да, конечно!

Честно говоря, чем дольше она была здесь, тем больше Кэролин жалела о том, что приехала... и это было всего лишь немногим более двадцати четырех часов. Но до сих пор ей было неудобно обедать с Джин и незнакомыми людьми, рано ложиться спать, рано вставать и сидеть на пляже в одиночестве с книгой... в основном в тени, потому что все знали, что солнце вредно для здоровья. Она не читала книгу, но в основном делала вид, что читает, держа ее на груди и наблюдая за людьми вокруг себя под прикрытием солнцезащитных очков.

«Это было удручающее занятие», – подумала Кэролин, шагая по неосвещенной дорожке. Наблюдать за всеми этими разговорами и воркованием вокруг нее, когда она сидела совсем одна, даже без компании Бетани. Она обнаружила, что лежит и гадает, что с ней не так. Она была в порядке, когда дело касалось внешности – с приятным лицом, светлыми волосами до плеч, и... ну, ладно, она могла бы сбросить несколько фунтов, но она была милой. Почему у нее нет никого, кто любил бы ее? Конечно, когда внутренний голос в ее голове, который звучал как слова ее бывшего мужа, услужливо перечислил все ее недостатки – это был бесконечный список, занимавший большую часть дня.

– Угнетающе, – пробормотала Кэролин, машинально двигаясь к краю дороги, когда услышала приближающийся сзади фургон. К несчастью, она отодвинулась слишком далеко в сторону, ее каблуки тут же утонули в траве, и она чуть не упала лицом вниз. Сумев удержаться на ногах, исполнив небольшой танец, который снял с ее ноги босоножку, Кэролин вздохнула и наклонилась, чтобы вытащить ее из грязи. Она тихо выругалась, когда сумочка соскользнула с ее плеча и упала на землю.

– Милая леди, почему вы идете пешком? Вы должны были позвонить, чтобы вас подвезли. Давайте, залезайте, у нас есть место.

Кэролин замерла, услышав этот голос, и ей не нужно было смотреть, чтобы увидеть, что фургон, полный гостей курорта, получает прекрасный вид на ее зад. Так и должно быть. Это же была ее удача! Вздохнув, она вытащила босоножку, схватила сумочку, перекинула ее через плечо, выпрямилась и, повернувшись к фургону, увидела Адама, сияющего ей с водительского сиденья. Когда слова Бет еще звенели у нее в ушах, она меньше всего хотела видеть именно его.

– Они никогда не отпускают тебя домой, Адам? – спросила Кэролин, выдавив улыбку.

– Два водителя заболели. Я работаю сверхурочно. Сверхурочные хорошо оплачиваются, – сказал он с усмешкой. – Давайте, залезайте. Мы вас подвезем. Вы сможете сесть впереди со мной.

Кэролин заколебалась, но потом, прихрамывая, обошла фургон и подошла к дверце со стороны пассажира. Она немного опаздывала и доберется туда быстрее на машине. Но как же было неудобно вести светскую беседу с Адамом, если слова Бетани все еще звенели у нее в голове. Господи, на вид ему было не больше двадцати одного-двадцати двух лет. Отбросив эту мысль, она открыла дверь и забралась внутрь, улыбаясь Адаму.

– Вот видите? Все хорошо, – весело сказал он, трогаясь с места, как только она устроилась на сиденье и закрыла дверь.

– Да, спасибо. – Кэролин быстро расстегнула босоножку, снова надела ее и застегнула, нахмурившись, когда она снова соскользнула. Она тупо уставилась на нее, медленно осознавая, что ее нога не вылезла из босоножки, но ремешок на ней действительно сломался.

– Черт, – пробормотала она.

– Эта симпатичная леди – Каро, – объявил тем временем Адам пассажирам и добавил: – Каро – это группа, «NCs». Это означает «Notte cuginos». Нотте – их фамилия, и они говорят, что кугино означает кузен. Я везу их в главное здание, чтобы они могли там выступить.

Кэролин на мгновение забыла о своей босоножке и с удивлением огляделась, ее глаза скользнули по затененным лицам пяти других людей позади нее. Было трудно что-то разглядеть. Дороги были не очень хорошо освещены и все, что она смогла разглядеть, это то, что одна из них могла быть женщиной. «Может быть, две», – подумала она, заметив длинные волосы на том, кто сидел прямо за ней. Хотя, если это была женщина, то чертовски крупная. Та, что была поменьше, вдруг хихикнула, и Каро с любопытством посмотрела на нее.

– Поздоровайтесь, – весело подсказал Адам.

– Привет, – пробормотала Кэролин, как и пассажиры на заднем сиденье. По крайней мере, большинство из них. Тот, кто сидел сзади – хранил молчание и лунный свет отражался от его лысой головы. Кэролин с любопытством посмотрела на него, задаваясь вопросом, бреет ли он свою голову в соответствии с модой или лысеет и пытается скрыть это, брея голову.

«В самом деле, такие вещи никого не обманут», – подумала она. Хотя голова у него, казалось, была красивой формы, из тех, что хорошо вписываются в соответствующий стиль.

– Каро – подруга Джини, – объявил Адам, а затем взглянул на нее и спросил: – Вы сегодня сидите с Джини и смотрите, как они играют?

– Да, – сказала она, улыбаясь и откидываясь на спинку сиденья. – С Джини и молодой парой, Маргарет и Джулиусом.

Адам кивнул, но внезапное напряжение в задней части фургона стало ощутимым, и Кэролин вспомнила, что это Маргарет и Джулиус договорились, что группа приедет сюда. Она прикусила губу, раздумывая, стоит ли ей что-то сказать в ответ, но понятия не имела, что именно.

– Мы все родственники Маргарет и Джулиуса.

Кэролин снова повернулась на стуле и увидела, что меньшая женщина подалась вперед... и она определенно была женщиной. Не то, чтобы Кэролин могла видеть ее лучше, но голос женщины был красивым, хрипловатым, и явно женским.

– Неужели? – с улыбкой спросила она. – И как вы все связаны между собой?

– Раффаэле, Заниполо, Санто и я – племянницы и племянницы, – сказала она, указывая на каждую темную фигуру по очереди.

Затем она указала на вторую фигуру с длинными волосами, возможно, очень большую женщину, и добавила: – А Кристиан вот их сы…

– Их брат, – перебил тот, кого звали Раффаэле.

– Да, брат Джулиуса, – согласилась женщина и, ткнув Кристиана в плечо, насмешливо добавила: – Собери волосы в хвост, кугино. Ты же понимаешь, что тебя могут принять за женщину?

– Что? – спросил мужчина, оглядываясь через плечо с чем-то похожим на замешательство, хотя при таком освещении это было трудно сказать.

Женщина наклонилась, что-то прошептала ему на ухо, а затем со смехом откинулась на спинку стула, когда Кристиан пробормотал себе что-то под нос. Он повернулся к Кэролин, и она с любопытством посмотрела на него, жалея, что не видит его лица. Как и у девушки, у него был приятный голос, хотя он определенно принадлежал мужчине. Чувствуя себя неуютно под пристальным взглядом мужчины, она скользнула взглядом по остальным, заметив, что все они, казалось, выжидающе переводили взгляд с него на нее и обратно, хотя она различала только их силуэты, когда они поворачивались то вперед, то назад, то снова вперед. Все это показалось Кэролин слишком странным, и она начала поворачиваться обратно на сиденье, но остановилась, когда здоровяк на заднем сиденье пророкотал: – Девушку зовут Джасинта.

– Джасинта, – с интересом пробормотала Кэролин чужое имя. Она никогда не слышала такого раньше.

– Все зовут меня Джиа, – рассеянно произнесла женщина, глядя на Кристиана, а затем с некоторым благоговением добавила: – Ты ведь не можешь читать ее мысли, правда?

Кэролин подняла брови в ответ на этот странный вопрос, когда Санто предостерегающе прорычал: – Джиа.

– Вот мы и приехали, – весело объявил Адам, и Кэролин, оглянувшись, увидела, что они приближаются к главному зданию.

– Спасибо, Адам, – сказала она, когда он остановил микроавтобус.

– Нет проблем, – сказал Адам, когда группа начала собираться. – В следующий раз вызовите машину. Это долгий путь и неровный. Мы всегда рады вас забрать.

– Спасибо, – с улыбкой повторила Кэролин и открыла дверь. Она повернулась на сиденье, чтобы выйти, но вспомнила, что ее босоножка сломалась, когда она соскользнула с ноги и отлетела в сторону, прежде чем она успела поставить ее на землю. Кэролин тут же схватилась за дверцу, чтобы не вывихнуть лодыжку или не споткнуться, а затем ахнула от удивления, когда ее внезапно схватили за талию и оторвали от микроавтобуса.

Схватившись за руки, она тупо уставилась на молодого человека, несущего ее, отмечая длинные темно-каштановые волосы, точеные черты лица, а затем большие, глубокие черные глаза с крапинками какого-то более светлого цвета. «Его глаза очень похожи на глаза Джулиуса Нотте», – рассеянно подумала она, хотя глаза этого человека были больше и миндалевидной формы.

– Захватите ее обувь, – прорычал он, не сводя с нее глаз, и только услышав его голос, она поняла, что это Кристиан.

Покраснев под его пристальным взглядом, Кэролин оглянулась через плечо и увидела мужчину с короткими черными волосами, который наклонился, чтобы забрать ее босоножку и последовать за ними. А потом Кристиан опустил ее на землю, но не просто так, а прижимая к себе, при этом их тела потерлись друг о друга в долгой и медленной ласке, которая заставила ее покраснеть, задохнуться и полностью сбить с толку. Ее ноги, наконец, приземлились на прохладную плитку, что-то встряхнуло ее и заставило высвободиться, а затем упасть и с небольшим толчком сесть на скамейку, перед которой он ее поставил.

– Спасибо, – выдохнула Кэролин, глядя куда угодно, только не на него.

Ее взгляд скользнул по другим участникам группы, отмечая их сходство и различия. У Заниполо, как и у Кристиана, были длинные волосы, но собранные в хвост, и черные, как у Раффаэле, только короче. Она подозревала, что волосы Санто тоже будут черными, если он отрастит их; по крайней мере, его брови были черными, отметила она, заметив толстые металлические кольца на каждом пальце, когда он провел рукой по лысой голове. Кольца больше походили на современные кастеты из серебра, чем на настоящие украшения. Затем ее взгляд скользнул к Джасинте, хорошенькой миниатюрной блондинке, единственной из всей группы, кто не был одет во все черное. На ней была короткая красная юбка и белая майка с открытой белой блузкой.

Заметив босоножку в руке Раффаэле, Кэролин протянула руку, но Кристиан взял ее, чтобы рассмотреть.

– Она сломана, – сказал он, нахмурившись.

– Да. – Кэролин рискнула взглянуть в его сторону и почувствовала, как ее снова бросило в жар. Закусив губу, она отвела взгляд и на мгновение задумалась, не вернуться ли ей на виллу за новой обувью. Но она и так уже опаздывала. На самом деле, она была так взволнована и смущена, что все, чего она хотела в данный момент, – это уйти от человека, который держал ее обувь. Остается один вариант, решила Кэролин, и быстро сняла все еще целую босоножку. Затем она встала, выхватила сломанную босоножку из рук Кристиана, пробормотав: – Спасибо, – и поспешила через главное здание босиком, зная, что все члены группы смотрят ей вслед. Она чувствовала, как их глаза прожигают ей спину. Наверное, ее сочли сумасшедшей за то, что она убежала босиком, но ей было все равно. Она…


– Кэролин?

Остановившись, Кэролин оглянулась и увидела Маргарет и Джулиуса, идущих к ней через вестибюль.

– Я так рада, что ты пришла. Я уже начала волноваться, – сказала Маргарет, обнимая ее в знак приветствия. – Мы как раз собирались проверить, все ли в порядке с Джини и мальчиками, – сказала она, повернув ее лицом к фасаду здания.

– Все хорошо. Я приехала вместе с ними, – сказала Кэролин, сопротивляясь ее притяжению.

– О, – улыбнулась она. – Тогда пойдем, я познакомлю вас.

– О, нет, я…

Кэролин поморщилась и подняла босоножки.

– У меня порвался ремешок, и я не могу их одеть, так что лучше пойду, сяду. Кроме того, они представились мне, – добавила она невнятно, начиная пятиться. – Я просто пойду и сяду. Вы двое…

Она сделала паузу и покачала головой, когда странное ощущение прошло через ее голову. Затем выдавила улыбку. – Ладно, пойду и займу столик.

– Не глупи, – сказала Маргарет, внезапно просияв. – Мы спустимся все вместе и сможем поговорить с Кристианом и другими во время перерыва. Или, возможно, даже до того, как они начнут.

– Ладно, – пробормотала Кэролин, внезапно осознав, что если она останется с Маргарет и Джулиусом ей, вероятно, придется встретиться с ними снова. От этой мысли ей стало до смешного неловко, и она нахмурилась, пытаясь придумать причину, чтобы уйти. Они почти дошли до бара, расположенного под открытым небом, когда она вдруг поняла, что у нее есть идеальное оправдание.

– Знаешь, – сказала она, останавливаясь, – я думаю, мне лучше вернуться на виллу и сменить сломанные босоножки на другую обувь.

– Не говори глупостей, Каро. Ты уже здесь, – мягко улыбнулась Маргарет. – Все будет хорошо.

Кэролин молча смотрела на нее, ее желание избежать встречи с Кристианом ослабло, и ее охватило умиротворяющее спокойствие. Потом улыбнувшись, она кивнула и позволила Маргарет провести себя в бар, недоумевая, из-за чего весь этот шум. Кристиан помог ей, когда у нее сломалась босоножка. Она делала из мухи слона. Все будет хорошо.

– Она – твоя спутница жизни, – тихо сказала Раффаэле.

Кристиан оторвал взгляд от вестибюля, когда его родителей и Кэролин поглотила толпа.

Повернувшись, он посмотрел на группу, молча наблюдавшую за ним, на его кузенов и товарищей по группе. Они знали друг друга всю жизнь и даже играли вместе последние десять лет или около того.

– Ну? – спросил он. – О чем она думала?

– Сначала она подумала, что ты крупная женщина, – весело сказал Заниполо.

– Да, я знаю, – сухо сказал Кристиан.

Джиа хихикнула ему в ухо. – Вот почему я попыталась прочитать ее мысли.

– В фургоне было темно, а у нее не наше зрение, – успокаивающе сказал Раффаэле. – Все, что она смогла разглядеть, – это длинные волосы и крупное тело.

– Она подумала, что ты очень красивый, когда увидела твое лицо, – сказала Джасинта, похлопав его по руке, как будто он нуждался в утешении. Затем она прикусила губу и добавила: – И это ее ужаснуло.

Кристиан нахмурился. – Почему?

Джиа подняла брови, как будто это было очевидно. – Ей сорок два.

Глаза Кристиана расширились. По его мнению, Кэролин было лет тридцать пять-сорок. Она хорошо выглядела для своего возраста. И все же он не понял, что имела в виду Джасинта. – Ну и что, что ей сорок два?

– Ну, на вид тебе лет двадцать пять-двадцать шесть, – мягко заметила она.

– Я уже давно не был таким молодым, – мрачно сказал Кристиан.

– Но ты выглядишь так молодо, – заметила Джиа и, когда он непонимающе уставился на нее, добавила: – Она смертная. Она думает, что ты достаточно молод, чтобы быть ее ребенком, и расстроена, чтобы имеет сексуальные чувства к кому-то, кого она считает моложе себя почти вдвое.

– У нее уже сексуальные чувства ко мне? – спросил он с усмешкой.

Джиа в отчаянии всплеснула руками. – Uomini! Idiota, non essere cosi stupido!

Кристиан моргнул, услышав взрывную тираду: – Идиот, не будь таким глупым? – а потом прочистил горло. – Я так понимаю, это проблема?

– Si, cugino, и una problema, – сухо ответила Джиа. – Я читаю ее мысли. Она не из тех женщин, которым было бы комфортно иметь дело с молодым мужчиной. Теперь она будет избегать тебя, чтобы избежать этих неприятных чувств.

Кристиан нахмурился. Это была не та проблема, которую он рассматривал, когда размышлял о возможности того, что его мать нашла ему спутницу жизни.

– Не волнуйся, мы поможем тебе с ней. И я уверен, что тетя Маргарет тоже поможет, – прогрохотал Раффаэле, хлопнул его по плечу. – А теперь давай найдем наше оборудование и займемся подготовкой. Когда мы позвонили Беллине, она сказала, что Джини хранила инструменты в своем кабинете, пока мы не приехали, да?

– Да, все, кроме барабанов и клавиш. Она расставила их на сцене, – рассеянно ответил Кристиан, его мысли были заняты Кэролин и тревожащей его уверенностью, что его мать и кузины помогут ему ухаживать за ней. «Черт возьми», – подумал он с ужасом, представив себе этот сценарий.

– Надеюсь, твоя подруга Бетани скоро поправится, – сочувственно улыбнулась Маргарет.

– Я тоже, – заверила ее Кэролин. Они сидели за одним из столиков на краю нижней веранды, песчаный пляж был достаточно близко, чтобы можно было дотронуться до него, что она уже делала несколько раз, зарываясь босыми пальцами в прохладный песок и позволяя ему скользить вокруг и между ними. – Уверена, что так и будет.

Маргарет кивнула. – Ну, мы здесь, чтобы сегодня вечером составить тебе компанию, так что она не могла выбрать лучшего времени для восстановления сил.

Кэролин улыбнулась, но покачала головой. – Не говори глупостей. У вас медовый месяц. Вам не нужно суетиться вокруг меня. Кроме того, у меня есть Джинн. Как только она приедет, мы пересядем за другой столик, чтобы вы могли побыть вдвоем.

– Кара, – весело сказала Маргарет. – Нам нравится, что ты здесь, дорогая.

Кэролин криво улыбнулась, находя странным, что Маргарет всегда умудрялась заставить ее чувствовать себя ребенком, когда она была лет на двадцать старше этой женщины. Ее взгляд скользнул к Джулиусу, затем она заметила торжественное выражение на его лице, когда он смотрел на нее. Кэролин поймала себя на мысли, кто же старше – он или Кристиан. Братья выглядели примерно одного возраста, но интуиция подсказывала ей, что Джулиус, вероятно, старше, хотя она не могла сказать почему, кроме того, что дело было в выражении глаз.

– О, вот и они, – радостно сказала Маргарет, и Кэролин проследила за ее взглядом на сцену, где были установлены барабаны и клавиатура. Джинн вывела участников группы на низкую сцену и взяла микрофон, чтобы представить их, когда они займут свои места. Санто устроился за барабанами, Раффаэле встал за клавишами и начал проверять звук, у Заниполо и Джасинты были гитары, а у Кристиана – ...

– Скрипка? – с удивлением спросила Кэролин.

– Да! – Маргарет улыбнулась. – Разве он не умен?

– Эм... – Кэролин тупо уставилась на него и остальных. Все мужчины были в черных футболках и черных джинсах или кожаных штанах, Только Джиа выделялась в своем красно-белом наряде. И их прически были в стиле панк. Волосы Джии были уложены с помощью геля и выглядели растрепанными, а волосы Раффаэле торчали во все стороны блестящими шипами, как у дикобраза. Потом была лысая голова Санто, и длинные волосы Заниполо и Кристиана, хотя Заниполо распустил свой хвост, а Кристиан наоборот стянул его. Все они выглядели как рок-группа... кроме скрипки.

– Кристиан учился играть на классической скрипке, но он предпочитает хард-рок, – сказала Маргарет, больше похожая на гордую маму, чем на новую невестку.

– Скрипка в стиле хард-рок, – пробормотала Кэролин, немного сбитая с толку. Она никогда о таком не слышала. Ей нравилась современная музыка, поп, хип-хоп, альтернатива и немного хард-рока, но она никогда не слышала о хард-роке со скрипкой. «Это должно быть интересно», – подумала она с сомнением.

– Подожди, еще услышишь, – усмехнулась Маргарет.

Кэролин с сомнением улыбнулась, когда Джини закончила представлять их и сошла со сцены, чтобы поспешить к их столику.

– О, боже, они такие горячие, Маргарет, – выдохнула Джини, падая в кресло рядом с Кэролин. – Ты не упомянула, что они все великолепны.

– Я показывала тебе видео, – со смехом заметила Маргарет.

– Оно не отдавало им должного, – заверила ее Джини и снова посмотрела на сцену. Вздохнув, она пробормотала: – Если бы я была на двадцать лет моложе. Но я не думаю, что кто-нибудь из них был бы заинтересован в интрижке с пожилой женщиной?

Маргарет усмехнулась: – О, Кристиану, случается, нравятся женщины постарше. Но обычно он предпочитает блондинок.

– Тогда я в пролете, – вздохнула Джини и толкнула локтем Кэролин. – Но это значит, что у тебя есть шанс.

Кэролин чуть не выплюнула вино, которое только что выпила. Быстро проглотив его и стараясь не задохнуться, она взглянула на Маргарет и увидела, что та ободряюще улыбается ей. Кэролин почувствовала, как кровь прилила к ее лицу от смущения. Она покачала головой и быстро повернулась к сцене, когда Джиа подошла к центральному микрофону.

Молодая женщина стояла там целую минуту, привлекая внимание всех в комнате, а затем открыла рот и издала высокую чистую ноту, которая пронзила тишину. Ее рука ударила по струнам электрогитары, которую она держала, и оркестр внезапно ожил, весь в движении и звуке. Тело Санто вибрировало, пока он насмерть бил в барабаны. Заниполо играл на электрогитаре, как на автомате. Рафаэль стучал по клавишам, его голова покачивалась в такт музыке. Джиа попеременно занималась любовью со своей электрогитарой с длинными рифами и пела в микрофон с такой ясностью, какой Кэролин никогда раньше не встречала. А Кристиан...

Кэролин смотрела, как мускулы на его руках и груди перекатываются под черной футболкой, когда смычок так быстро царапает струны скрипки, что она ожидала увидеть летящие искры и поднимающийся дым. Его глаза были закрыты, а лицо выражало восторг, когда музыка пронизывала его насквозь. Она не могла оторвать от него взгляда, пока он играл песню за песней... и вдруг его глаза открылись и встретились с ее глазами. Кэролин чувствовала себя так, словно кто-то вколол ей в сердце адреналин. Она была уверена, что оно пропустило удар, когда его глаза открылись, но когда он поймал ее взгляд и не отпустил его, ее сердце снова начало биться с пугающей скоростью, от которой у нее перехватило дыхание и почти закружилась голова.

Музыка оборвалась так же внезапно, как и началась. По крайней мере, так ей показалось. «Конечно, не прошло и полутора часов», – подумала она, когда оркестр внезапно начал откладывать инструменты и удаляться со сцены.

– Перерыв, – объявила Джини в микрофон, и Кэролин моргнула. Она даже не заметила, как женщина встала из-за стола.

– Разве они не были великолепны? – спросила Джин у публики. – Они вернутся через пятнадцать минут. Не могу дождаться. Как насчет тебя?

Бар взорвался громкими аплодисментами, но глаза Кэролин все еще были прикованы к Кристиану, когда он вел группу к их столику. Он даже не отвернулся, когда ставил скрипку, и от его пристального взгляда она почувствовала себя газелью, преследуемой тигром. То, что осталось от ее интеллекта, указывало на то, что она была смешна, но инстинкты кричали ей бежать. Прежде чем она поняла, что делает, Кэролин встала, оторвала взгляд от Кристиана, пробормотала что-то о дамской комнате и побежала в том направлении почти бегом.

– Я же говорила, что она будет избегать тебя, – сказала Джиа, когда Кристиан увидел, как Кэролин убежала. Инстинкты подсказывали ему броситься в погоню, прижать ее к земле, как тигр свою добычу. Проблема заключалась в том, что с ней делать, когда он ее поймает. Он знал, чего хочет, но это было совершенно неподобающее поведение в общественном месте. Кристиан покачал головой, осознав последнюю мысль. Он уже хотел ее, признал он со вздохом.


В тот момент в фургоне, когда он понял, что не может читать ее мысли, ему сразу стало любопытно. И он почувствовал странный трепет и покалывание, когда дотронулся до нее, чтобы вытащить из фургона, который вырос, когда он нес ее к скамейке. Именно это заставило его сознательно позволить ее телу скользить вдоль его, когда он опускал ее на землю. Это скольжение только усилило его ощущения. Но когда он почувствовал, что она наблюдает за ним, когда он был на сцене и открыл глаза... Он был очарован эмоциями, промелькнувшими на ее лице. Он распознал благоговейный трепет, восхищение, одиночество и необузданную потребность, и это вызвало у него похожие реакции. К тому времени, как первое отделение закончилось, он думал только о том, как бы добраться до стола и заявить на нее права. Кристиан не совсем понимал, как он собирается это сделать. На самом деле, он вообще не мог ясно мыслить, его кровь вскипела после выступления, и он подозревал, что может быть и хорошо, что она сбежала.

– Я схожу за ней и приведу обратно, – предложила Джиа, когда они подошли к столу.

– Нет, лучше, если она не вернется, пока он не вернется на сцену, – тут же сказала Маргарет и, когда Кристиан удивленно посмотрел на нее, виновато улыбнулась.

– Твои страсти сейчас слишком сильны. Если ты унесешь ее, как ты думал во время игры на сцене, то напугаешь ее. Вот почему я и не остановила ее.

– Я так не думаю, – быстро сказал Кристиан.

– Дорогой, это была самая лучшая мысль, – мягко сказала Маргарет.

Кристиан покраснел, когда его кузены засмеялись, но не мог этого отрицать. На самом деле он не думал о том, чтобы увезти ее, но образы этого и многого другого проносились в его голове. Поморщившись, он опустился на стул.

Маргарет похлопала его по руке, потом взглянула на Джию и сказала: – Успокой ее и убедись, что она вернется к столу, как только вы все подниметесь на сцену. Думаю, она тебе понравится, Джиа.

– О’кей. – Джиа начала поворачиваться, но остановилась, когда Санто схватил ее за руку.

– Нам нужна вода, – сказал он, заметив поблизости официанта и сосредоточившись на нем на мгновение.

– Я не пью воду, – нахмурилась Джиа.

– Но у нас нет того, что ты пьешь, и у нас нет времени бежать на виллу, чтобы взять это. Вода поможет на данный момент с обезвоживанием.

Джиа нетерпеливо фыркнула, но когда официант внезапно появился с несколькими бутылками холодной воды, с которой капала конденсат, она взяла одну и направилась в дамскую комнату.

– Так... – Кристиан взял бутылку, которую передал ему Санто. – Как я могу ухаживать за ней, если не могу к ней приблизиться?

– Не думаю, что тебе стоит это делать... по крайней мере, сегодня. Я думаю, что сначала ты должен позволить нам поработать над ней, – задумчиво сказала Маргарет.

Кристиан напрягся от этого предложения. – Мама, не путай меня с отцом. В отличие от него, я знаю, как ухаживать за женщиной.

– Извините, я знаю, как ухаживать за женщиной. Джулиус обнял Маргарет, притянул к себе и добавил: – И вот доказательство.

Кристиан кивнул. – Как ты думаешь, какая техника ухаживания это сделала? Когда ты напал на нее и Тайни в том отеле? Или когда ты перекинул ее через плечо и отвез в тот дом в Йорке?

– Что? Он это сделал? – удивленно спросил Раффаэле, когда Джулиус прищурился.

– Я просто спрашиваю, чтобы не использовать против Каро неправильную технику, – сказал Кристиан, выдерживая взгляд отца и игнорируя Раффаэле. Подергивая губы, он добавил: – Может быть, ты мог бы научить меня тому, как разговаривать с ней. Должен ли я практиковаться в своей голове?

– О боже, я чего-то не понимаю, – пробормотал Заниполо.

Джулиус внезапно расслабился. – Иди за ней и прекращай надо мной смеяться, сын. Но теперь ты на Карибах, – с серьезным выражением лица добавил он, – и Кэролин не бессмертная, с бессмертным пониманием спутников жизни. Она также сильно пострадала в прошлом браке, и не имеет желания в данный момент связываться с другими мужчинами, не говоря уже о крайнем ужасе при мысли о том, что ее влечет к кому-то, кого она считает таким же молодым, как и ты. С ней будет трудно. Прими помощь матери.

Кристиан нахмурился при мысли, что кто-то причинил боль его Кэролин, но пока оставил эту мысль и посмотрел на мать. – Что ты предлагаешь?

Маргарет расслабилась, хотя он подозревал, что именно короткий разговор между сыном и мужем заставил ее напрячься. – Ну, я думаю, мы должны посмотреть, как пойдет разговор Джии с ней. Тогда Джин может помочь.

– Джин? Координатор развлечений? – спросил он в замешательстве.

Маргарет кивнула. – Они подруги, и она, кажется, готова к «отпускному роману» для Кэролин. Как и ее другая подруга Бетани.

– Меня не интересует «отпускной роман», – проворчал Кристиан.

– Да, дорогой, я знаю, – терпеливо ответила Маргарет. – Но это только начало. Ты должен пробиться к ней.

Он нетерпеливо заерзал, но знал, что она права. – Ладно, так как же Джин может помочь?

– Если ее хорошенько подтолкнуть, я уверена, она сумеет ее убедить, – заверила Маргарет. – Но, тем не менее, я не думаю, что тебе стоит даже разговаривать с Каро до завтра.

– Завтра? – Кристиан резко сел. Черт возьми, он хотел ее сейчас. Ждать до завтра ...

– Ты ждал пятьсот лет. Один день тебя не убьет, – сказала Маргарет, успокаивающе похлопав его по руке. – Кроме того, это будет не завтра.

Когда он позволил своему замешательству проявиться, она улыбнулась.

– Общие мечты.

– О, боже, – Заниполо ударил Кристиана по руке.

– Общие сны должны быть горячими.

– Будем надеяться, что, поговорив с Джиа, получив поддержку от Джини и разделив с тобой мечты, она сможет забыть о разнице в возрасте.

Кристиан подозревал, что это будет, не так просто, но спросил: – Она достаточно близка, чтобы мы могли иметь общие мечты?

– Она живет на вилле рядом с вашей, чуть ниже, – улыбнулась Маргарет. – Мы все устроили.

– Спасибо, – пробормотал он.

– Не благодари нас. Мы еще не завоевали ее для тебя, – сказала Маргарет, а затем предупредила: – И я подозреваю, что, что бы мы ни делали, она все равно сбежит.

Когда Кристиан замолчал, она пожала плечами. – Все спутники жизни твоих братьев в тот или иной момент сбегали, – тихо сказала она. – Это пугающая перспектива для смертного. Они должны не только принять наше существование, но и довериться наночастицам, о чем они даже не подозревали до встречи с нами.

Кристиан поднял глаза, когда Джини внезапно появилась у стола, широко улыбаясь.

– О, ребята, вы молодцы. Все, с кем я говорила, любят вас, – радостно объявила она и спросила: – Где Джиа? А Кэролин? – добавила она, заметив, что ее подруга тоже пропала.

– Они в дамской комнате. Я уверена, что они скоро вернутся, – ответила Маргарет. – Кстати, о Кэролин, Кристиан как раз спрашивал о ней, но я не знаю ее так хорошо, как ты. Может быть, ты ответишь на его вопросы?

Брови Джини поползли вверх, когда она перевела взгляд на него.

– Конечно. Что ты хотел узнать?

Поняв намек матери, Кристиан улыбнулся и сказал: – Всё.

Глава 3


Кэролин вышла из кабинки и направилась к раковинам, ее шаги замедлились, когда она узнала блондинку, взбивающую свои волосы перед зеркалом.

– О, привет, – смущенно поздоровалась она, когда Джиа встретилась с ней взглядом в зеркале. Внезапно почувствовав себя неловко, она указала на кабинку и пробормотала: – … Э...

– Воспользовалась туалетом? – весело предположила Джиа.

Кэролин кивнула и продолжила мыть руки, мысленно ругая себя за идиотизм. Чувство вины за то, что Кристиан привлек ее, и за то, как она сбежала, заставило ее сказать это, как будто ей нужно было прикрытие, чтобы встать из-за стола.

Джиа усмехнулась, и Кэролин неуверенно посмотрела на нее.

– Извини, но ты бы видела выражение своего лица, – весело сказала Джиа. – У тебя виноватый вид, как у ребенка, которого поймали с рукой в банке из-под печенья.

Кэролин снова посмотрела на раковину, когда мыла руки.

Когда Кэролайн вытерла руки, Джиа спросила: – Так распорядитель Джин – твоя подруга?

Кэролин улыбнулась. – С университета. И Бет тоже. Она приехала сюда со мной, но с тех пор, как приехала, была не в своей тарелке, – объяснила она. – Жаль, потому что мы трое впервые вместе с тех пор, как поселились вместе в университете.

– Вы были соседками? – с любопытством спросила Джиа. – В кампусе?

– Нет, мы сняли дом с другим нашим другом – Брентом.

– Брент, – Джиа усмехнулась. – Один мужчина и три женщины. Это должно быть интересно.

Кэролин усмехнулась. – Брент больше походил на одну из девушек, чем на парня.

Глаза Джии сузились, и она пробормотала: – Гей.

– Да, – ответила Кэролин, хотя на самом деле это был не вопрос. – Хотя тогда мало кто об этом знал. Тогда он еще шифровался. Его родители были старше, и он не думал, что они примут его, если узнают, – слабо улыбнулась она. – Самое смешное, что он годами таскал меня домой в качестве своей «подружки», чтобы родители ничего не узнали, а когда он, наконец, призналась, его мать нисколько не удивилась. Она с самого начала знала, что я всего лишь его борода.

Джиа повернулась спиной к стойке, села на нее и взяла бутылку воды, которая стояла рядом с ней. Она посмотрела на Кэролин, когда та открыла ее и сделала глоток, затем опустила ее и спросила: – Борода?

– В основном это фальшивая девушка, поэтому люди не догадываются, что человек – гей, – объяснила она, задаваясь вопросом, каким будет итальянский эквивалент. Маргарет сказала, что все музыканты – итальянские родственники Джулиуса. Она посмотрела на дверь, но заколебалась, не желая выходить, пока Кристиан может быть еще там. Кэролин боялась выставить себя дурой из-за этого мужчины, пускать слюни или как-то иначе выдать свое влечение к нему. Поэтому ей показалось, что лучше просто избегать его. Она выйдет после того, как он вернется на сцену, а затем ускользнет до окончания второго отделения и будет избегать до тех пор, пока группа не уйдет, решила она.

– Садись со мной, – предложила Джиа, похлопав по стойке рядом с собой. Когда Кэролин неуверенно посмотрела на нее, она криво улыбнулась и сказала: – Я должна расслабиться во время перерыва, но если мы вернемся, гости захотят поговорить со мной, и тогда этого не произойдет. Разговор же с тобой меня расслабляет.

Кэролин все равно не очень-то хотелось возвращаться, поэтому она подошла к стойке и устроилась рядом с ней.

– Значит, ты не возражала быть бородой для своего друга? – сразу спросила Джиа.

– Вовсе нет. Брент был милым и большим другом. Он и сейчас такой. Кроме того, я сочувствовала ему. Тогда он действительно боролся со своей гомосексуальностью. Он хотел быть честным, чтобы угодить своей семье и в основном вписаться, но его просто не привлекали женщины. Какое-то время ему было тяжело. Я была рада помочь, – сказала она, пожав плечами.

–У моего cugino та же проблема, – объявила Джиа, когда Кэролин снова посмотрела на дверь.

Кэролин неуверенно оглянулась. – Cugino?

– Кузена, – перевела Джиа. – Он гей, но... Ну, в Италии почти все увлечены этим ужасным мачизмом, и особенно наша семья, так что он держит это при себе. Я единственная, кто знает.

– О, какая жалость. Ему, должно быть, тяжело, – сочувственно сказала она, вспоминая долгие ночные разговоры с Брентом на эту тему. Он действительно боролся с этим, и это казалось ей несправедливым. Она не понимала, почему гомосексуализм вызывает у некоторых людей гнев и ярость. Некоторые вели себя так, как будто думали, что человек однажды проснется и скажет: – Ну, я думаю, что сегодня разозлю Вселенную, изменив свои сексуальные предпочтения.

Она не была экспертом в этом вопросе, но ей казалось, что думать о том, что человек может выбрать, какой пол его привлекает, было все равно, что думать, что ты можешь выбрать, что ты предпочитаешь есть. Некоторые предпочитали шоколад ванили, другие – ваниль шоколаду; это был не выбор, а вопрос вкуса и того, что привлекало их. Почему же они думали, что сексуальные предпочтения будут другими?

– Si, – Джиа печально кивнула. – Какое-то время все было не так уж плохо, у него была ... как ты это назвала? Борода?

Когда Каролин кивнула, она продолжила: – У него была борода на протяжении многих лет. Они были хорошими друзьями, и она ходила с ним на семейные торжества и все такое. Но она вышла замуж в прошлом году, и с тех пор у него не было прикрытия. Всех в семье беспокоит, привезет ли он домой другую девушку и он боится, что некоторые из них начинают подозревать. Особенно Джулиус и другие ребята из группы.

– Этот кузен – один из парней в группе? – с удивлением спросила Кэролин, гадая, кто бы это мог быть. Она была уверена, что это не Кристиан и не Санто, да и наверно не Раффаэле. Оставался Заниполо. Конечно, она может и ошибаться. Не всегда это можно определить, просто глядя на них. Ну, иногда возможно, предположила она, но не всегда, и определенно не тогда, когда они все еще шифруются.

– Ты могла бы помочь ему, – сказала Джиа, и Кэролин непонимающе уставилась на нее.

– Я? Помочь ему? Как? – спросила она в замешательстве.

– Ты могла бы быть его бородой, – улыбнулась Джиа. – Если они подумают, что у вас роман, то на время оставят свои подозрения и снимут с него давление, даже после этой поездки.

– О, Джиа, я не знаю, – начала она в смятении.

– О, но это прекрасно, – тут же сказала Джиа, сжимая ее руки. – Ты уже делала это раньше, так что знаешь, как быть прикрытием. Он сможет расслабиться с тобой и не беспокоиться, что ты попытаешься затащить его в постель, или обидеться, или пожаловаться, если он не попытается затащить туда тебя, потому что ты знаешь, что он не может быть заинтересован в этом.

– Но я намного старше вас, ребята, – возразила она, ее голос повысился вместе с тревогой.

– Вовсе нет. Мы не так молоды, как кажемся, – заверила ее Джиа. – Мы просто должны поддерживать себя и хорошо выглядеть, чтобы играть в группе. И мы хорошо стареем в нашем клане, – добавила она, когда Кэролин прищурилась на нее, ища морщинки или любой другой признак того, что женщина может быть старше двадцати пяти или около того, как она выглядела. – Кроме того, последняя... э... борода была примерно твоего возраста, и все думают, что из-за этого он предпочитает женщин постарше. Они ни на секунду не усомнятся в этом.

– Джиа, я хотела бы помочь, но не думаю, что это поможет.

– Это было бы взаимовыгодно, – убежденно перебила ее Джиа. – Он умный, веселый и... ну, может, и не совсем смешной, – пробормотала она, нахмурившись. – На самом деле, он немного серьезен, но я уверена, что это просто потому, что он всегда беспокоится о том, что другие узнают и семья отвернется от него. Но он хороший собеседник и мог бы сопровождать тебя, пока твоя подруга Бет болеет.

– Я не знаю... – пробормотала Кэролин, но ей все больше хотелось сказать «да». Ей была ненавистна сама мысль о том, что кто-то может страдать, как Брент. И было бы неплохо иметь компанию, пока Бет болеет.

– И ты окажешь мне большую услугу, – торжественно произнесла Джиа. – Я беспокоюсь о нем. Он был так мрачен из-за всего этого, что я боюсь, он сделает что-нибудь, чтобы навредить себе. Но если бы ты выступал в роли его ширмы, и сняла бы с него давление, мне не пришлось бы так волноваться.

Глаза Кэролайн расширились. – Все настолько плохо?

– Наша семья очень любит мачизм, – серьезно сказала она.

Кэролайн закусила губу. Это действительно было очень заманчиво. На самом деле, единственное, что сейчас сдерживало ее, было осознание того, что если она согласится, то, вероятно, ей придется быть рядом с группой, по крайней мере, иногда, что означало быть рядом с Кристианом, и с ее нелепым влечением к нему, а это не казалось хорошим решением.

– И я знаю, что Кристиан был бы благодарен, – внезапно сказала Джиа, и Кэролин замерла, а затем подняла на блондинку широко раскрытые глаза.

– Кристиан? – пискляво произнесла его имя Кэролин. «Боже мой», – подумала она, когда девушка кивнула. Она вожделела бедного парня, а он был геем. Как это было грустно? И где, черт возьми, ее радар? Она всегда считала, что ее двадцатилетняя дружба с Брентом обострила ее до предела. Очевидно, нет.

– Боже, – пробормотала она.

– Ну, так что? Ты сделаешь это? – спросила Джиа, и затем, подмигнув, добавила: – Ты можешь сделать много фотографий тебя и Кристиана вместе и отправить их по электронной почте своему бывшему мужу, чтобы он подумал, что ты прекрасно проводишь время с молодым жеребцом.

Кэролин расхохоталась при этой мысли, а затем удивленно посмотрела на нее. – Откуда ты знаешь, что у меня есть бывший муж?

– Твой палец, – кивнула она на ее руку, и Кэролин посмотрела вниз, вздохнув, когда увидела след, оставленный ее обручальным кольцом. «Что-то вроде клейма», – с отвращением подумала она. Возможно, оно и пропало бы, если бы она сняла обручальное кольцо, когда уходила от Роберта, но она носила его так долго, что даже не думала о нем, пока Бетани не настояла, чтобы она сняла его, когда они уезжали в эту поездку. – Ты одинока. Рекламируй это, – сказала она.

– На самом деле он еще не мой бывший муж, – с несчастным видом призналась Кэролин. – Развод не окончательный. Адвокат говорит, что еще три месяца и это должно быть сделано, но сейчас это все еще в процессе.

–Хм. Ну, тогда тебе определенно стоит сфотографировать себя и Кристиана и послать их ему.

Кэролин усмехнулась при этой мысли, но знала, что не сделает этого. Ее не интересовали никакие контакты с Робертом, кроме подписания окончательного решения о разводе.

– Ну и что? Могу я сказать Кристиану, что ты это сделаешь? – спросила Джиа.

Кэролайн заколебалась. Она хотела бы помочь ему, и мысль о компании, пока Бет больна, определенно была заманчивой, и она была уверена, что теперь, когда она знала, что он был геем, ее влечением к Кристиану умрет естественной смертью. Единственной реальной проблемой было то, что подумают другие. Они все подумают, что она какая-то дамочка, флиртующая с кем-то на двадцать лет ее моложе. Эта мысль беспокоила ее, и она сказала: – Я хочу помочь, Джиа. Но мне как-то не по себе от мысли, что все думают, будто у меня роман с кем-то намного моложе меня.

– Ну, ни Маргарет, ни Джулиус, ни кто-либо из группы не обратят на это внимания, – терпеливо объяснила она. – Как я уже сказала, все они считают, что Кристиан предпочитает женщин постарше. И, кроме того, женщины в Европе все время заводят молодых любовников, по крайней мере, среди нашего народа. Никто об этом не думает, – сказала она, пожав плечами. – И ты всегда можешь сказать правду Джини и Бетани, если они никому не скажут. Что касается всех остальных, кого они волнуют? Вы вряд ли ты встретишь кого-нибудь отсюда снова, это красота отпуска... Пойдем, – уговаривала она. – Было бы здорово, если бы ты зависала с группой.

Кэролин поколебалась, но потом выдохнула. – Какого черта! Да, я сделаю это!

– Вот это девушка! – сказала Джиа с усмешкой. – Обещаю, ты не пожалеешь.

– Будем надеяться, что ты права, – пробормотала Кэролин, уже передумав.

– Это намек мне, – сказала Джиа, соскользнув со стойки, когда до них донесся звук настраиваемой гитары. – Пора снова работать. Ты должна вернуться за стол и насладиться шоу.

– Да, я полагаю так, – Кэролин тоже соскользнула со стойки.

Больше не было причин избегать Кристиана. Она, очевидно, вообразила искры, которые, казалось, летели между ними, когда он смотрел на нее. Он, наверное, думал, сможет ли убедить ее стать его ширмой. Теперь, когда Кэролин знала, как обстоят дела, она была почти смущена дикими мыслями, промелькнувшими в ее голове. Покачав головой, она последовала за Джиа к двери.

– Каро, дорогая, закажи нам с Джулиусом еще по стаканчику, если официантка снова придет, – попросила Маргарет, вставая. – Мы просто пойдем, посмотрим, смогут ли Джиа и мальчики присоединиться к нам или нет.

– Конечно, – сказала Кэролин, когда пара встала и направилась к сцене, где оркестр наматывал шнуры и убирал инструменты.

– Боже, каждый из них горяч, – сказала Джини, ее глаза пожирали группу заживо, пока они двигались по сцене. – Даже эта Джиа. Я бы поменялась с ней командами, если бы у меня был шанс.

Кэролин рассмеялась. – Уверена, что ты бы хотела.

– О'кей, может, и нет, но я серьезно подумаю.

Кэролин покачала головой и снова посмотрела на оркестр.

– А как насчет этого Кристиана? – спросила Джини.

– А что с ним? – глаза Кэролин нашли человека, сидящего на корточках и укладывающего скрипку в футляр.

– Он задавал мне кучу вопросов о тебе. Тебе может повезти, – сказала она, толкая ее локтем.

– Бренту повезло бы больше, чем мне, – заверила ее Кэролин.

Джини моргнула. – Что?

Кэролин кивнула. – Я разговаривала с Джиа в туалете во время перерыва. Семья очень любит мачо, а он – гей, но крепко «сидит в шкафу», и она попросила меня быть его бородой.

– Нет. Боже, почему хорошие парни – всегда геи? – застонала Джини, ее глаза вернулись к сцене. – Ты собираешься это сделать?

– Да, – призналась она. – Я не против, помочь ему, и это отвлечет меня, пока Бет болеет.

Джин оглянулась на сцену. – Ты могла бы сделать кое-что похуже, чем быть «глазной конфеткой», чтобы составить себе компанию. Конечно, каждая женщина будет завидовать тебе, и я ненавижу тебя за это.

Кэролин рассмеялась, глядя на Маргарет и Джулиуса, когда они подошли к оркестру.

– Ну? – спросил Кристиан, наклоняясь, чтобы Маргарет поцеловала его в щеку.

– Ты был великолепен, – заверила она его, сияя. – Я очень горда.

Кристиан покраснел, но улыбнулся и признался: – Я имел в виду Кэролин. Мне вернуться и попытаться уснуть?

Маргарет закусила губу и посмотрела на Джию. – Ты ему еще не сказала?

Джиа покачала головой. – Я так понимаю, ты ее прочитала?

– Да, дорогая, и это была блестящая мысль с твоей стороны. Просто блестяще.

– Спасибо, тетя Маргарет, – сказала Джиа, сияя от похвалы.

– Что было блестящим? – сразу спросил Кристиан.

Маргарет закусила губу, что говорило о том, что это беспокоит ее, когда она предложила: – Почему бы нам не пойти в более уединенное место, чтобы обсудить это.

– Мы должны отнести инструменты в кабинет Джин, – пророкотал Раффаэле. – Вы можете поговорить там.

– Не будет ли Джин нам….

– Она дала нам ключ, – перебил Кристиан.

– Хорошо, тогда так и сделаем, – решила она.

Кристиан посмотрел в сторону стола, когда последовал за остальными за сцену, его взгляд нашел Кэролин. К его большому удивлению, она робко улыбнулась ему, когда их глаза встретились, и Кристиан почувствовал, как что-то в его груди немного расслабилось. С тех пор как она сбежала из-за стола при его приближении, он до смерти беспокоился о том, как добиться ее расположения. Было бы невозможно ухаживать за ней, если бы она не была рядом. Однако оказалось, что гениальная идея Джии действительно работает. Он не мог дождаться, чтобы услышать это. К несчастью, он оказался единственным, кому не терпелось попасть в офис. Все остальные двигались черепашьим шагом, а Маргарет расхваливала представление. Кристиан заставил себя быть терпеливым. «Он ждал Кэролин пятьсот лет, еще пять минут не убьют его» – ... обнадеживающе подумал он.

– Все в порядке, – Кристиан закрыл дверь кабинета Джин и перевел взгляд с матери на Джию. – Что это за блестящая идея?

Когда Маргарет и Джиа обменялись взглядами, он почувствовал, как по спине у него снова поползли мурашки, и прищурился.

– Ну? – зарычал он.

– А теперь, дорогой, я просто хочу, чтобы ты принял во внимание все, прежде чем среагируешь, – предупредила Маргарет, только усиливая его тревогу. – Ты должен подумать, что происходит в голове Кэролин.

– Она ужасно испугалась, что ты ей нравишься, – торжественно вставила Джиа. – Я имею в виду, серьезно, «готова-бежать-и-никогда-не-приближаться-к-гостиной-снова испугаться».

Кристиан нахмурился, но не слишком удивился. Эта не стареющая внешность в некотором смысле могла быть настоящей болью, но он полагал, что было бы не легче, если бы он выглядел на пятьсот. Тогда бы она даже не взглянула на него.

– И что? – подсказал он, когда ни одна из женщин не продолжила.

Джиа взглянула на Маргарет. Когда она ободряюще кивнула, Джиа откашлялась. – Так что я заставила ее говорить, чтобы попытаться понять, в чем дело. Было очевидно, что попытка убедить ее не обращать внимания на твой возраст и дать тебе шанс не сработает. Она не из тех женщин, которым будет комфортно с мальчиком-игрушкой.

– Мальчик-игрушка? – он поперхнулся и нахмурился, когда отец захихикал.

– Да, именно так она и думала о тебе, Кристиан, – сказала она, а затем указала: – Мы действительно выглядим намного моложе, чем мы есть.

– Правильно, – прорычал он. – Ну и что?

– Ну. – Джиа остановилась и облизнула губы. – Я заставила ее говорить о друзьях... Джини, Бетани и... э... Бренте.

Кристиан напрягся, глаза его сузились. – Брент?

– Да, это он... э... ну, он был ее соседом по комнате в университете.

На самом деле они все были соседями по комнате. Они жили в одном доме, – быстро добавила она, когда он нахмурился.

– Брент был хорошим другом. Вроде подружки.

Кристиан моргнул. – Вроде подружки?

– Да, видишь ли... э... Брент – гей, – объяснила она.

Кристиан расслабился. Все было в порядке. Он начал беспокоиться, что Джиа скажет ему, что Кэролин давно и безответно любит этого парня.

– Ладно, значит, у нее есть друг – гей, – сказал он, не понимая, к чему клонит.

Джиа снова взглянула на Маргарет и переступила с ноги на ногу.

– Ну, видишь ли, он не был открытым геем, он был в шкафу, и она иногда притворялась его девушкой, чтобы помочь ему остаться там. По-видимому, это называется быть бородой.

Кристиан ждал.

Джиа снова нервно пошевелилась, и на этот раз он заметил, что она отодвинулась от него. Когда глаза его сузились, она продолжала: – И затем меня осенило. Она очень сочувствовала Бренту. Они были хорошими друзьями, и она чувствовала себя плохо из-за его борьбы и так далее...

Она сделала паузу и отступила еще на шаг, прежде чем выпалить: – И поэтому я сказала ей, что ты – гей.

Кристиан моргнул один раз, другой и третий, а затем пронзительно закричал: – Что?

– Послушай, Кристиан, – сказала Маргарет, похлопав его по руке.

Кристиан взглянул на мать, но остановился, заметив отца, тихо посмеивающегося у нее за спиной. Он посмотрел и на Заниполо, когда тот сказал: – Ты серьезно? Ты сказала ей, что он – гей?

– Это казалось идеальным решением, – вздохнула Джиа.

– Какого черта ты имеешь в виду – это казалось идеальным решением? – недоверчиво спросил Кристиан. – Ты сказала ей, что я – гей.

– Да, но смотри…

– И она тебе поверила? – с ужасом спросил он.

– Да, конечно. С чего она могла подумать, что я буду врать? – раздраженно спросила она.

– Джулиус, – мягко упрекнула его Маргарет, когда отец приглушенно хохотнул.

– Прости, дорогая, но он так расстроил меня словами о моем ухаживании за тобой, что я не могу не думать, что это смешно, – сказал Джулиус, обнимая Маргарет.

– Это не смешно, – проворчал Кристиан. – Она сказала моей спутнице жизни, что я – гей.

Заниполо расхохотался. – И она поверила.

Кристиан хмуро посмотрел на мужчину, обдумывая возможность насилия, пока Джиа не сказала: – На самом деле, сначала я просто сказала, что мой cugino – гей, и не сказала ей, какой из них. Она подумала, что это ты, прежде чем я сказала, что это Кристиан.

– Что? – закричал Заниполо. – С чего бы ей так думать? Я что похож на гея?

Кристиан нетерпеливо зарычал и повернулся к Джии. – Не понимаю, как это может мне помочь, если она будет думать, что я – гей.

– Как ты думаешь, это из-за моих волос она выбрала меня? – внезапно спросил Заниполо. – Может быть, мне стоит подстричься?

– Может быть, – сказал Санто, задумчиво глядя на него.

– Нет. У Кристиана тоже длинные волосы, – заметил Раффаэле.

Кристиан хмуро посмотрел на них, но затем оглянулся на Джию, когда она объявила: – Я сказала, что ты был в шкафу и боялся выйти из-за страха, что семья отвернется от тебя.

– Что? – тупо спросил он.

– Мы никогда не предадим тебя, Кристиан, – прошептала Маргарет, похлопав его по руке. – Гей ты или нет, но мы тебя любим.

– Я не гей, – возразил он, повысив голос на октаву, и снова услышал смех отца.

– Нет, дорогой, конечно, нет, – быстро ответила Маргарет. – Но если бы это было так, мы все равно любили бы тебя. Тебе не пришлось бы прятаться в шкафу со старыми вонючими ботинками.

– Это не буквально, мама. Я бы не прятался в шкафу. Это ... неважно, – пробормотал он и повернулся к Джии. – Как, черт возьми, мое пребывание в шкафу должно…

– Она согласилась стать твоей бородой, – быстро перебила она.

– Мне не нужна чертова борода, – отрезал Кристиан. – Я хочу свою спутницу жизни.

– Может, мне отрастить бороду? Может, тогда я буду выглядеть менее женственным, – пробормотал Заниполо, потирая щеку.

Джиа не обратила на него внимания. – Я знаю, что ты хочешь, чтобы она была спутницей жизни, а не бородой, Кристиан, но таким образом она не будет чувствовать себя неловко, проводя с тобой время. Вы сможете узнать друг друга без риска ее бегства из-за ее влечения к тебе.

– Потому что она думает, что я – гей, поэтому не будет сексуально привлечена, – мрачно указал он.

– Ну, Кристиан, твое поведение не повлияет на ее влечение к тебе, – успокаивающе сказала Маргарет.

– Я не гей, – проревел он, хмуро глядя на отца, когда тот снова расхохотался.

– Нет, конечно, нет, дорогой. Она просто будет подумать, это, – согласилась его мать.

– Но это не так! – взревел он. – И как, черт возьми, я должен подобраться к ней, когда она будет думать, что это так?

– Кристиан, – с беспокойством начала Маргарет.

– Позволь мне, дорогая.

Джулиус взял Кристиана за руку и отвел в сторону. Это не принесло ничего хорошего, так как все они тут же столпились позади них, но Джулиус проигнорировал это и обнял Кристиана, сказав: – Перестань думать о геях, и подумай о том, что она твоя борода. Это фальшивая подружка, да?

Он нахмурился, но кивнул.

– Значит, ты сможешь проводить с ней время, приглашать на обед, разговаривать, вы будете узнавать друг друга и... – твердо добавил Джулиус, – ты будешь держать ее за руку, обнимать ее, танцевать с ней и так далее, как это делает парень. Это ведь предполагается, по крайней мере, на людях, верно?

Кристиан медленно кивнул, обдумывая услышанное.

– Мы даже можем убедиться, что она позволит тебе поцеловать ее, – добавил Джулиус.

– Как мы это сделаем? – с интересом спросила Маргарет.

Кристиан нахмурился. – Я не хочу, чтобы ты взял ее под свой контроль…

– В том-то и прелесть, – перебил его отец. – Нам не придется ее контролировать, чтобы заставить что-то сделать. Все, что мне нужно сделать, это сказать что-то вроде: – Вы двое никогда не целуетесь или что-то в этом роде, я не верю, что вы встречаетесь, и ты будешь обязан поцеловать ее, и она позволит тебе это.

– О, Джулиус, ты так умен, – похвалила его Маргарет.

– Но если она думает, что я гей, то вряд ли я ей понравлюсь, и она не захочет, чтобы я ее поцеловал, – с несчастным видом сказал Кристиан.

– То, что она думает, что ты гей, не повлияет на ее влечение к тебе, – твердо сказал отец. – На это ничто не повлияет. Наночастицы каким-то образом контролируют это. Она захочет, чтобы вы… неважно, что она думает при этом. Все эти дела с бородой и геем сделают так, что она просто не будет бояться, что тебя потянет обратно. Так она не будет бояться того, с чем ей придется иметь дело и она не почувствует себя неуместной. У нее не будет причин бежать. Ты будешь свободен, чтобы добиться ее.

Кристиан понимал, что это может помочь. Конечно, это было лучше, чем позволить ей избегать его и вообще не проводить с ней время. До сих пор... – Хорошо, но что будет потом?

– Потом? – неуверенно спросил отец.

– Ну, как только я понравлюсь ей, и она узнает меня получше, как мне тогда перейти от «я – гей к я – натурал»? – сухо спросил он.

– О, – Джулиус пожал плечами и убрал руку. – Понятия не имею.

– Я уверена, что природа примет это как должное, дорогой, – сразу же сказала Маргарет. – Важно то, что это позволит вам, по крайней мере, начать процесс ухаживания.

Кристиан вздохнул, и устало кивнул.

– Это не моя одежда, – уверенно сказал Заниполо. – Моя одежда ничем не отличается от вашей.

– Сейчас, – пробормотала Маргарет, не обращая внимания на бормотание Заниполо. – Я сказала девочкам, что мы собираемся посмотреть, не согласитесь ли вы присоединиться к нам. А?

Когда Кристиан заколебался, не зная, готов ли он или хотя бы знает, как изображать из себя гея, Маргарет добавила: – Если да, то ты можешь попросить ее пойти погулять, сказать ей, что Джиа рассказала все тебе, и ты это ценишь. Пригласи ее на ужин завтра вечером.

Кристиан колебался. – Мне не нужно говорить более высоким голосом, или ходить по-особому и вести себя женственно, не так ли?

– У меня женственная походка? – внезапно спросил Заниполо.

– Я этого не заметил, – заверил его Санто. – Заниполо просто расслабился, я не смотрю, как ты ходишь, кугино.

– Ты не обязан ходить или вести себя по-женски, – раздраженно сказала Джиа. – Есть разные типы мужчин, некоторые более женственные, некоторые более мужественные, а некоторые совершенно средние. Ради бога, они такие же, как все.

– Верно, – пробормотал Кристиан.

– Просто будь собой, – посоветовала Маргарет.

– Верно, – повторил Кристиан.

– Пойдем за ней, сынок, – весело сказал Джулиус, хлопая его по плечу. – Через девять месяцев или около того я буду качать твоих детей на коленях.

– Ох, – вздохнула Маргарет и погладила Кристиана по руке. – У моего ребенка будут дети.

– Мне больше пятисот лет, мама. Едва ли я – ребенок.

– Ты всегда будешь для меня ребенком, – заверила она его, наклоняясь, чтобы поцеловать в щеку.

Кристиан покачал головой и повернулся к двери, но услышал ее плачущий голос: – Он снова назвал меня мамой.

– Si, cara, и ты тоже, – мягко сказал отец.

– Да, но я так скучала по его взрослению, – сказала она со вздохом, когда Кристиан открыл дверь.

– Да, – услышал Кристиан торжественное согласие отца. – Может быть, нам стоит завести другого, чтобы компенсировать это.

– Это не компенсирует того, что я пропустила, – прошептала она. – Но это было бы здорово.

– Тогда начнем работать сегодня вечером, – пробормотал Джулиус.

– Вы двое «работали над этим» с тех пор, как нашли друг друга, – сухо заметил Кристиан.

– Да, – согласился Джулиус, когда они шли через вестибюль. – Ревнуешь?

– Чертовски верно, – пробормотал Кристиан. Он не возражал бы немного «поработать над этим» с Кэролин. Но это вряд ли произойдет, если она будет думать, что он – гей. Боже!

Глава 4


– А, вот и они.

Кэролин оглянулась на предупреждение Джини.

– Они все идут, не только Джулиус и Маргарет, – заметила Джини.

«Как будто она могла упустить этот факт», – сухо подумала Кэролин. Черт возьми, мужчины были стеной мужской плоти, которая в значительной степени поглотила двух маленьких женщин. Все они были такими высокими, что казалось, будто смотришь на ходячий лес.

– Как ты думаешь, Джии удалось сказать ему, что ты согласился стать его бородой?

– Не знаю, – пробормотала Кэролин, внезапно занервничав.

– Думаю, скоро узнаем. Боже, как тебе повезло. Я бы не возражала быть его бородой. Повиснуть на его руке, прижаться к нему и все такое.

– Что? – Кэролин моргнула, услышав эти слова.

– Ну, тебе придется сделать это убедительно, – заметила Джини. – Ты не можешь просто сидеть, как шишка на бревне.

Брент держал тебя за руку и целовал в лоб, когда ты делала это для него. «Да, это так», – с ужасом поняла Кэролин. Господи, она совсем забыла об этом. С Брентом это казалось естественным, скорее братская привязанность, чем что-то предосудительное, но ведь она не испытывала вожделения к Бренту и, несмотря на то, что знала, что Кристиан – гей, все равно находила его чертовски привлекательным.

– Уверена, Кристиан ожидает того же, – заметила Джини. – Я имею в виду, что ты должна убедить их всех, что у вас роман.

Кэролин только начала задыхаться от этой мысли, когда Джини добавила: – Конечно, у тебя еще не должно быть романа, так что сегодня, вероятно, вы просто обменяетесь взглядами, улыбками и все такое. Но не забудь это сделать.

– Верно, – пробормотала Кэролин, немного успокаиваясь. Она умела бросать взгляды и улыбаться. Завтра она будет беспокоиться о том, как держаться за руки, и о других делах. Может быть, когда она узнает его получше, ее чувства переключатся на более сестринскую привязанность как к Бренту... «Правильно», – подумала она, скользнув взглядом по Кристиану в обтягивающей черной футболке и еще более обтягивающих черных джинсах. Он был красивым мужчиной. Гей, гей, гей, мрачно напомнила она себе. Это было не очень хорошо – вожделеть молодого мужчину-гея, независимо от того, как мужественно он выглядел. Черт возьми, она вообще не должна испытывать вожделения к кому-то его возраста.

– Твоя очередь, – прошептала Джини, прежде чем группа подошла к столу, и, заметив выражение лица Кэролин, пробормотала: – Я помашу официантке и закажу тебе выпить.

– Благодарю, – Кэролин подозревала, что напиток ей понадобится, когда приклеивала улыбку на губы.

Кристиан был во главе группы, его глаза снова встретились с ее, и в тот момент, когда она улыбнулась, его губы изогнулись в ответной улыбке. Он также обошел вокруг стола, его пальцы скользнули по ее спине над стулом, когда он прошел позади нее, чтобы занять стул слева от нее.

Улыбка Кэролин стала натянутой, когда она боролась с дрожью, которая пыталась подняться по ее спине от легкого и без сомнения, непреднамеренного прикосновения.

– Две лимонные «Маргариты», – сказала Джини, когда к их столику подошла официантка.

Оглядевшись, она спросила: – А вам?

– Мне то же самое, – глубокий голос Кристиана прозвучал над ухом Кэролин, и она, вздрогнув, обернулась, чтобы увидеть, что он повернулся боком и придвинул свой стул ближе. Он также положил одну руку на спинку ее стула, а другую на стол перед ней. Она чувствовала себя окруженной со всех сторон. Она начала нервно отводить взгляд, но остановилась, когда он наклонился и прошептал ей на ухо: – Джиа мне сказала. Спасибо.

Кэролин не могла остановить дрожь, которая охватила ее на этот раз, когда его дыхание коснулось ее уха. Она попыталась скрыть свою реакцию кивком, но подумала: «Черт возьми, во что я вляпалась»?

– Я знаю, что говорила вам раньше, но вы, ребята, были великолепны, – внезапно объявила Джини, и Кэролин с благодарностью повернулась к ней.

– Да, вы все были очень хороши, – согласилась она, нахмурившись, когда ее голос прозвучал хрипловато, чем обычно. «Может, она подхватила паразитов Бетани», – в отчаянии солгала себе Кэролин.

– Какая твоя любимая песня? – спросил Кристиан, снова привлекая ее взгляд. Его глаза были сонными, когда он добавил: – Я сыграю ее завтра вечером, но только для тебя.

Глаза Кэролин расширились, но все, что ей удалось выдавить, было слабое: – Э…

– Кристиан может сыграть все, что угодно, начиная с шестнадцатого века, – объявила Джиа, привлекая ее внимание. – Он очень талантлив.

– Остальные тоже не промах, но Кристиан – семейный вундеркинд, – сказал Заниполо чрезвычайно низким голосом, которого она не помнила из автобуса. «Возможно, он тоже простудился», – подумала она.

– Ты играешь на каком-нибудь инструменте? – спросил Кристиан, отводя ее взгляд, и Кэролин обнаружила, что он наклонился еще ближе, его лицо было всего в нескольких дюймах от нее.

На этот раз Кэролин даже не смогла выдавить «Э» и просто покачала головой.

– Но она любит музыку и любит танцевать, – весело объявила Джини.

– Кристиан тоже любит танцевать, – сразу сказала Джиа. – Мы должны найти ночной клуб в городе завтра вечером после шоу и пойти танцевать.

– О, это блестящая идея, Джиа, – тут же сказала Маргарет. – Я бы с удовольствием потанцевала. Вы двое пойдете, не так ли, Кэролайн? Джин?

– Конечно, – сказала Джини за них обоих.

– Буду ждать с нетерпением, – прошептал Кристиан ей на ухо.

Кэролин повернула голову, чтобы посмотреть на него, и чуть не поцеловала мужчину, который стоял так близко. Она почувствовала его дыхание на своих губах и сглотнула.

– О, хорошо. Вот наши напитки, – весело объявила Джини.

Кэролин с облегчением обернулась.

Официантка вернулась с подносом. Пока женщина раздавала остальные напитки, Джини взяла с подноса «Маргариту» и протянула ее Кэролин со словами: – Передай Кристиану.

Кэролин машинально взяла напиток и повернулась к Кристиану, но замерла, когда его рука накрыла ее руку, его пальцы быстро погладили ее, прежде чем они переместились, чтобы забрать бокал.

– Спасибо тебе.

– Э-э, – пробормотала Кэролин и быстро повернулась, чтобы взять вторую «Маргариту», которую протягивала ей Джинн.

Поднеся ее ко рту, она сделала большой глоток. Острая боль тут же пронзила голову.

– В чем дело? – с беспокойством спросил Кристиан, когда она поставила стакан и поднесла пальцы к переносице.

– Заморозка мозга? – спросила Джини. И когда Кэролин кивнула, она сказала: – Проведи языком по верхней части рта и приложи ладонь ко рту и носу, затем выдохни в него горячий воздух. Мне это всегда помогает.

– Я помогу тебе, – Кристиан взял ее за подбородок и повернул лицом к себе, затем обхватил ладонями ее рот и нос и выдохнул теплое дыхание ей в рот. «У него хорошее дыхание», – смутно подумала она, глядя в его широко раскрытые глаза.

– Не забудь также потереть ей верхнюю часть рта своим языком, кузен, – рассмеялся Заниполо.

Покраснев, Кэролин отстранилась и резко повернулась к своему бокалу. Она чуть не сделала еще один глоток, но вовремя спохватилась.

«Медленными глотками», – твердо сказала она себе. Замораживание мозга причиняло боль, а ее мозг и так был сейчас бесполезен. Он был чертовски хорош в этом. Она и сама почти поверила, что он проявил к ней интерес. Геи не должны быть такими сексуальными.

– Черт побери, у него это хорошо получается, – пробормотала Джини ей на ухо. – Я почти поверила, что он к тебе неравнодушен, а я ведь знаю, что он гей.

Поскольку у нее самой только что возникла такая же мысль, слова Джини не должны были на нее так подействовать, но по какой-то причине они чертовски угнетали Кэролин, и ее плечи немного опустились, когда она поднесла бокал к губам, чтобы сделать еще глоток. Кэролин оглянулась и увидела, как Кристиан наклонился к Маргарет, когда она что-то прошептала ему на ухо. Когда он начал выпрямляться, она быстро перевела взгляд на свой бокал и сделала еще глоток. Но теперь она чувствовала тепло, которое он излучал. Казалось, у нее покалывают бока, словно через нее проходит электрический ток.

– Лунный свет на воде прекрасен ночью, – хрипло сказал Кристиан. – Не хочешь ли прогуляться со мной?

Кэролайн моргнула, ее глаза смотрели в его лицо.

Когда она не ответила, а только уставилась на него широко раскрытыми глазами, он взял ее свободную руку и начал вставать. – Пойдем. Мы не уйдем далеко, и я приведу тебя обратно.

Кэролин неохотно отпустила бокал, когда он поднял ее на ноги, затем встала перед ним, пробираясь между столиками к проему в перилах, где они могли спуститься на песок. Она чувствовала его руку у себя за спиной, когда они шли, и понимала, что за столом наступила тишина. Кэролин была уверена, что все смотрят на них, даже люди за столиками, мимо которых они проходили, смотрели, и она внезапно почувствовала неловкость, когда их глаза скользнули от нее к мужчине позади нее... явно более молодого.

Кристиан подошел к ней и взял за руку, когда они коснулись песка.

– Что случилось? – тихо спросил он, когда она замолчала.

– Ничего, мне просто попадает песок в босоножки. Я подумала, что мне надо разуться, – сказала она, что не было полной ложью, но также позволило ей высвободить руку. Облегчение тут же охватило ее, но сменилось тревогой, когда он опустился на колени у ее ног и начал расстегивать босоножки, прежде чем она успела сама взяться за дело. Господи, он играет роль прекрасного принца для Золушки!

– Ты починила ремешок, – удивленно сказал он.

– Не совсем. Джини отнесла ее в свой кабинет и закрепила ремешок. Это временное решение, но пока оно работает.

Она закусила губу, когда его пальцы коснулись ее голых ступней. «Черт! С каких это пор ее ноги стали эрогенной зоной?» – с тревогой подумала Кэролин, когда от его прикосновения по ее ноге побежали мурашки. «Я определенно слишком долго обходилась без прикосновений мужчины, если расстегивание обуви могло так на меня повлиять», – подумала она, стиснув зубы и едва удержавшись, чтобы не схватить его за плечи, чтобы удержать равновесие, когда ее колени ослабели.

Кэролин удалось удержаться на ногах, пока он не закончил эту процедуру, но она была на волосок от смерти и не смогла сдержать вздох облегчения, когда он выпрямился. Когда она протянула руку за обувью, он вместо этого взял ее в свою руку и потянул вперед. Кэролин пошла с ним в ногу, но подумала, что это была действительно плохая идея и что, возможно, она не сможет этого сделать. Она пыталась придумать, как это сказать, когда он вдруг произнес: – Спасибо.

Кэролин неуверенно посмотрела на него и спросила: – За что?

– За то, что согласилась помочь мне, – сказал он, как будто это должно было быть, очевидно, и она предположила, что это было бы так, если бы она в этот момент не пыталась найти способ освободиться от своего обещания. Когда она промолчала, он добавил: – Я действительно ценю это. Моя семья не поймет.

– Они все кажутся милыми людьми, – пробормотала она, а затем добавила почти с надеждой: – Я уверена, что они примут это лучше, чем ты думаешь.

Кристиан решительно покачал головой. – Нет. Они очень старомодны. Я не просто лишусь наследства, я буду отрезан от семьи, если они все узнают.

Кэролин нахмурилась. Трудно было поверить, что Маргарет и Джиа отвернутся от него. Правда, насчет Джулиуса и остальных она не была так уверена.

– Так что я действительно ценю твою готовность помочь мне с этим, – продолжил Кристиан. – Я постараюсь сделать все так, чтобы это было легко для нас.

«Что ж, теперь ей придется отступить», – подумала Кэролин. Если бы она это сделала, то чувствовала бы себя полной дурой. «Все будет не так уж плохо!», – уверяла она себя. Время от времени они держались бы за руки, может быть, он обнимал ее раз или два, разговаривая с ней, смотрел на нее такими сексуальными глазами. «Она справится», – заверила она себя. Они не собирались все время находиться рядом с его семьей, а если и так, то они могли бы расслабиться и вести себя естественно... что бы это ни было.

– Здесь так красиво, – вдруг сказал Кристиан, остановившись у кромки прибоя и вглядываясь в залитую лунным светом воду.

– Да, – согласилась она, обдумывая услышанное. Это действительно было идеальное место для медового месяца. Что заставило ее пожалеть, что она здесь не с кем-то, кто действительно заинтересован в ней, а с…

– Можно тебя поцеловать?

Кэролин резко повернулась к нему и спросила: – Что?

– Весь стол смотрит на нас. Они будут ждать этого, – объяснил он сухо, его взгляд скользнул в сторону, как если бы он смотрел на своих родственников.

Кэролин начала поворачивать голову, но он схватил ее за подбородок и запустил руку в волосы, чтобы остановить ее.

– Ты выдашь, что мы знаем, что они наблюдают, – тихо предупредил он. – А Джулиус очень проницателен. Он также очень подозрителен. Думаю, кто-то рассказал ему историю.

Кэролин нахмурилась.

– Ничего страшного, если ты не хочешь, чтобы я тебя целовал. Это было бы полезно, но я знаю, что прошу слишком многого, – поколебался он и добавил: – Я мог бы поцеловать тебя в ушко. Этого будет достаточно, чтобы удовлетворить Джулиуса. Я…

– Ухо, – быстро ответила она, думая, что это, конечно, произведет меньший эффект, чем поцелуй в губы. Но это, конечно, уменьшит вероятность того, что она сделает какую-нибудь глупость, например, поцелует его в ответ и выдаст свое влечение к нему.

Кэролин показалось, что он улыбнулся, хотя при таком освещении она не была в этом уверена. Он запустил руку в ее волосы, убирая их с лица и уха, используя захват, чтобы наклонить ее голову вверх и немного в сторону. Затем его рот оказался там, и ее глаза расширились, когда целый новый мир эрогенных зон открылся и поглотил ее целиком. Боже милостивый, ее желудок буквально подпрыгнул. Или что-то шевельнулось внутри нее, а потом она превратилась в массу ощущений, когда его губы, зубы и язык исследовали ее ухо. Кэролин едва осознавала, что тянется к его рукам, чтобы удержаться на ногах, или что ее тело инстинктивно придвинулось к нему ближе, и когда он прошептал ей на ухо «Спасибо» и медленно выпрямился, она была разочарована больше, чем когда-либо в своей жизни.

– Господи, мне нужно потрахаться, – слова сорвались с ее губ прежде, чем она поняла, что собирается их произнести, и Кэролин прижала руку ко рту и с ужасом уставилась на него.

Она не могла поверить, что сказала это вслух и даже не могла поверить, что подумала об этом. Она ведь не была такой уж сексуальной. Роберт всегда говорил, что она фригидна. Кэролин увидела, как широко раскрылись глаза Кристиана, убрала руку ото рта и быстро сказала: – Я просто хочу сказать, что ... прошло слишком много времени с тех пор, как ... я не могу поверить, что сказала это, – пробормотала она со стоном. – Прошло семь лет с тех пор, как у меня был секс, а я даже не хотела. Я…

Она перестала заикаться, когда он притянул ее к себе и успокаивающе похлопал по спине.

* * *

– Все в порядке. Я понимаю. Для меня тоже прошло много времени, – проворчал Кристиан, но подумал: «Прошло семь лет с тех пор, как у нее был секс? Он был уверен, что Маргарет сказала, что Кэролин и ее муж расстались всего два года назад. Но у нее не было секса семь лет?»

– Неужели? Для тебя тоже прошло много времени? – спросила она, удивленно отстранившись. – Это потому, что ты должен быть очень осторожен? Я имею в виду, Брент, казалось, постоянно встречался с новыми любовниками до того, как встретил Стэнли.

Кристиан отпустил ее и отступил назад, одновременно сожалея о том, что ему пришлось сделать это, и, одновременно испытывая облегчение от того, что он мог сделать это. Этот короткий поцелуй подействовал на него гораздо сильнее, чем он ожидал. Это было общее удовольствие. Не было никаких сомнений в том, что Кэролин была его спутницей жизни. Только спутники жизни разделяли то удовольствие, которое он только что испытал. Каждый скрежет его зубов, каждое прикосновение языка к ее уху, посылали каскад удовольствий через его собственное тело. Кристиан никогда раньше не испытывал ничего подобного, поэтому не представлял, насколько сильным будет этот обратный удар. Он остановился только потому, что был в шаге от того, чтобы повалить ее на песок и полностью разрушить свою легенду о том, что он гей. На самом деле ему пришлось уговаривать себя не делать этого. Но когда она выпалила эти слова о необходимости потрахаться... вот тогда-то и началась настоящая борьба. Он притянул ее к себе, чтобы не поддаться первому порыву. В будущем ему определенно придется быть более осторожным. Он должен держаться на некотором расстоянии, или, по крайней мере, не нарушать его, пока они не окажутся рядом с другими, чье присутствие поможет обуздать его.

– Брент, – пробормотал Кристиан, отступая назад, чтобы дать им обоим немного пространства. Он не мог удержаться, чтобы не схватить ее за руку и не заставить идти дальше, но лучше было двигаться дальше. Было меньше соблазна целовать ее, если он не смотрел на нее. – Брент – это тот друг, о котором мне говорила Джиа?

– Да.

Он почувствовал, как напряжение спадает. То ли потому, что они снова шли, то ли потому, что она думала о своем друге. Он не был уверен, какая из причин сработала.

– Расскажи мне о нем, – попросил он.

– Ну, он мой ровесник, – медленно проговорила она.

– Какой он?

Нежная улыбка появилась на ее губах, и Кристиан почувствовал, как его охватывает ревность. Ему не нравилось, что кто-то другой был объектом привязанности, на которую он сам пока не мог претендовать.

– Ну, возможно, он тебе понравится, – сказала Кэролин, ее улыбка стала шире. – Он умен, забавен и, конечно, не лишен привлекательности. Он примерно твоего роста, с темными волосами и приятной улыбкой. Если бы он все еще был холост, я бы позвонила и предложила ему прилететь, чтобы познакомить вас. Ему нравятся рыжие мужчины.

– Я не рыжий, – пробормотал Кристиан, стараясь не показать своего ужаса при мысли, что его спутница жизни, женщина, которую он ждал более пятисот лет, хочет свести его со своей школьной «подружкой». Боже правый! Он не ожидал этого, когда ему позвонили и сказали, что Маргарет хочет видеть его в Сент-Люсии.

– У тебя рыжие волосы, – сказала Кэролин, снова привлекая его внимание. – Красивый темно-каштановый цвет с красными бликами. Темно-рыжий, наверное.

Кристиан хмыкнул. Это были волосы. Он никогда не задумывался об этом, кроме того факта, что, очевидно, унаследовал их от матери. У большинства Нотте были черные волосы, если только они не красили их, как Джиа.

– Так или иначе, мы с Брентом оба специализировались в бизнесе, когда познакомились, но оба хотели стать юристами. Мы вместе сходили на пару занятий, обнаружили, что у нас много общего, и начали тусоваться. Она пожала плечами. – Мы стали лучшими друзьями.

– Джиа сказала, что ты была его бородой? – с любопытством спросил Кристиан, удивляясь, как это могло случиться.

– Да. Это просто случилось. Как я уже сказала, он был симпатичным и совсем не женоподобным, поэтому, естественно, привлекал много внимания девушек в университете. Но когда мы начали тусоваться вместе, они отступили.

Кэролин криво улыбнулась. – Это заняло некоторое время, но потом мы поняли, что, поскольку мы всегда были вместе, люди считали нас парой. Потом, когда на втором курсе мы переехали в квартиру, они действительно думали, что мы пара, – сказала она с удивлением. – И это прекрасно сработало. Это отпугивало волчиц.

– Но тогда и мужчины держались бы от тебя подальше.

Каролин пожала плечами. – У меня все равно не было на них времени. Я училась на стипендии и должна была поддерживать свои оценки.

– Твои родители не могли позволить себе заплатить за обучение?

– Родитель, – тихо поправила Кэролин. – Моя мать была моей единственной семьей, и как мать-одиночка она работала на двух работах, чтобы свести концы с концами. Всегда было много любви, но не много денег. Я довольно рано поняла, что мне придется зарабатывать стипендию, чтобы поступить в университет, поэтому усердно работала в средней школе. Я была полной идиоткой, – призналась она. – Всегда училась и работала за дополнительную плату, но мама гордилась мной за это.

– А где сейчас твоя мать? – спросил Кристиан, когда его охватило беспокойство. Если их было только двое, они, вероятно, были очень близки. Он видел, что она очень любит свою мать. Кэролин могла сопротивляться желанию обернуться, чтобы не оставлять мать.

Кэролин выдохнула, печаль скользнула по ее лицу. – Она работала до изнеможения, чтобы вырастить меня, а потом умерла как раз перед моим выпуском.

Кристиан помолчал, обдумывая все, что узнал. Судя по всему, из-за учебы и тяжелой работы в школе и университете она пропустила множество сексуальных экспериментов, которые современные смертные проводили в подростковом возрасте.

– Значит, ты провела свои университетские годы, усердно работая и общаясь с Брентом? – спросил он, наконец, пытаясь понять, сколько же она пропустила.

Каролин слабо улыбнулась. – А еще с Джини и Бетани. Мы все были соседями по дому.

– И ты все еще дружишь со всеми ними, – удивленно пробормотал Кристиан. Из того, что он понял, университетские друзья имели тенденцию отдаляться друг от друга, когда жизнь вела их разными путями, но Кэролин кивнула.

– Джини специализировалась на путешествиях и туризме, а после окончания колледжа устроилась на курорт в Пуэрто-Вальярте. Но мы с ней были довольно близки и поддерживали связь через письма и электронную почту. Мы продолжали писать друг другу все это время, пока она переходила с одной работы на другую.

– А Бетани? – спросил он.

– А с Бетани мы как бы отдалились друг от друга сразу после окончания школы. Мы снова встретились только три года назад, когда мы с мужем хотели продать недвижимость. Теперь она риэлтор, – объяснила Кэролин. – И когда я начала искать ее и увидела ее имя, я импульсивно позвонила ее. Мы выпили пару раз кофе, но Роберт ... ну, он отговаривал меня от друзей со стороны, – призналась она, чувствуя себя неловко, и поспешила продолжить, – но когда мы расстались и выставили дом на продажу, подав на развод, она справилась и с этим. Бет стала скалой, которая очень поддерживала меня. С тех пор мы снова сблизились.

Кристиан промолчал, впитывая ее слова. Эта мелочь многое рассказала ему о ее браке. Ее жестокий мудак-муж был человеком, не поощряющим ее друзей. Таким мужьям обычно нравилось изолировать своих жертв, чтобы у них не было поддержки и меньше шансов уйти из дома. Отпустив это сейчас, он спросил: – А Брент?

– О, так ты им заинтересовался, – поддразнила она.

Кристиан выдавил улыбку, но промолчал. Он заинтересовался, но не тем, что она имела в виду. Если Джини, Бетани и ее мать покинули ее к концу университета, то Кэролин осталась одна, если не считать Брента.

– Мы с Брентом оба получили работу в городе. Младшие должности, конечно же, и низкооплачиваемые и к тому же перегруженные работой. Но мы объединили наши деньги и сняли квартиру вместе, – усмехнулась Кэролин. – Удивительно, как много веселья можно получить за маленькие деньги. Помогло то, что обе наши юридические компании были большими и на корпоративных сборищах проводили многочисленные обеды и вечеринки, на которых поощрялись присутствие друзей или супругов. Мы приходили всегда вместе, набивали брюхо и ...

– Ты все еще играла роль бороды? – нахмурившись, спросил Кристиан.

– Юридическая фирма, в которой он получил должность, была консервативной, – объяснила она. – Он беспокоился о партнерстве, если они узнают, что он гей. Просто было легче взять меня с собой. Я не возражала, потому что это означало, что и он должен был быть моим кавалером на мероприятиях моей фирмы. Все было прекрасно, – пожав плечами, продолжила она.

– И ни одного из парней для тебя, или его?

Кэролин неловко поежилась. – Его это не сильно беспокоило.

– А тебя? – спросила Кристиан, сузив глаза, когда ее дискомфорт усилился.

Наконец, она призналась: – У меня их было не много. Мы оба работали допоздна, а когда у нас было свободное время, денег не хватало. Мы могли бы пойти в бар, чтобы выпить время от времени, иногда в гей бар, иногда в обычный бар, но...

Она выглядела смущенной. – В барах для гомосексуалистов не так уж много натуралов, а в других барах люди думали, что мы вместе. В любом случае я не выбрала бы себе парня из бара, – добавила Кэролин криво. – Наверное, я старомодна.

Они оба замолчали, а потом она тихо призналась: – Или, может быть, дело в том, что я социально отсталая или что-то в этом роде. Мне большую часть времени не очень комфортно с новыми людьми, по крайней мере, в социальных ситуациях. Я мастер общаться с людьми на работе, но поставьте меня в социальную ситуацию, и я превращусь в безмозглого болвана. Я теряю способность говорить и, честно говоря, часто начинаю чувствовать, что тону.

– У тебя не было возможности попрактиковаться, – мягко сказал он, когда она замолчала. – Ты была занята получением стипендии, когда большинство детей учились общаться друг с другом.

Кэролин кивнула, но ничего не сказала, и Кристиан молча наблюдал за ней. В старших классах она избегала светской жизни и работала до изнеможения, чтобы получить стипендию, а затем продолжала избегать светских связей в университете, чтобы сохранить ее. Без сомнения, после того как ее мать умерла, а Джини и Бетани, она цеплялась за Брента как за единственного друга и, возможно, как за самое близкое к семье существо, которое у нее было. Но он затруднял ей хоть какой-то шанс на социальную жизнь.

– Как долго вы жили в одной квартире? – резко спросил он.

Она подняла голову и, прищурившись, посмотрела на берег. – Так, четыре года на получение диплома, потом три на работе в юридической фирме. Мы переехали в эту квартиру, когда мне было двадцать пять, а он уехал на Запад, когда мне исполнился тридцать один год, так что, думаю, шесть лет.

– Он переехал на Запад? – спросил Кристиан, думая, как же это отразилось на ней.

Кэролин кивнула. – Ему предложили должность с обещанием через два года стать младшим партнером, если все получится, и он переехал в Британскую Колумбию. Но все это оказалось не совсем так, хотя глава фирмы был открытым геем, что облегчало ему жизнь. И, в конце концов, он встретился там со Стенли. Они поженились и вместе... ого, уже десять лет. Время летит, когда ты чем-то занят – удивившись, пробормотала она.

– И что ты сделала, когда он переехал? – тихо спросил Кристиан, представляя ее одну в большом городе.

– Ну, к счастью, к тому времени я уже зарабатывала больше денег и могла позволить себе снять квартиру самостоятельно, так что я просто осталась там.

– Я имел в виду в обществе, – терпеливо пояснил Кристиан. – Похоже, до тех пор Брент был для тебя и семьей, и другом. Как ты справилась с его потерей?

– О, – Каролин замялась в нерешительности. – Хорошо, но, конечно я скучала по нему.

«Это, несомненно, преуменьшение века», – мрачно подумал Кристиан.

– Мои телефонные счета были безумно огромными в первый год, и его тоже... Но потом он встретил Стэнли, а я встретила Роберта и ... – покачав головой, сухо сказала: – Брак – не противоядие от одиночества.

Кристиан повернулся и посмотрел на пляж. Он подозревал, что муж был ее единственным любовником или, по крайней мере, одним из немногих... и, очевидно, он недолго был в этом качестве. Если ей было тридцать два, когда они познакомились, а сейчас сорок два, и у нее не было секса семь лет – и секс не прекратился бы внезапно, а замедлился бы до тонкой струйки, а потом и до капельки. «Господи», – подумал он, – «неудивительно, что ее ужасала перспектива романа с тем, кого она считала моложе себя. Мысль о романе, вероятно, заставляла ее трепетать от пережитого». Он понял, что план Джии был для него единственным способом узнать ее получше. «Теперь я должен держать свои руки при себе», – мрачно подумал он. Что определенно будет нелегко. Было известно, что супруги не слишком контролируют друг друга, но он подозревал, что было жизненно важно какое-то время держаться подальше от спальни, если он хотел заслужить ее доверие и завоевать ее.

Вздыхая, он сказал: – Расскажи мне о своем муже.

– Нет, – прозвучало резко в ответ, и Кристиан, оглянувшись, увидел, что выражение ее лица стало замкнутым. Он почувствовал себя так, словно перед его носом захлопнулась дверь, и был скорее разочарован, чем удивлен, когда она остановилась и сказала: – Мы прошли довольно большое расстояние, и все будут гадать, где мы находимся.

Кэролин повернулась и пошла обратно, не дожидаясь, последует ли он за ней, и не очень-то отреагировала на его комментарии и вопросы, хотя он избегал темы ее брака. Очевидно, в будущем от этой темы следовало держаться подальше, если он хотел проводить с ней время.

Глава 5


Джини не было за столом, когда Кэролин привела Кристиана обратно. Она вопросительно посмотрела на Маргарет, забирая у Кристиана свои босоножки, и устраиваясь в кресле. – Где Джин?

Маргарет улыбнулась. – Она сказала, что ей рано вставать на работу, но она поговорит с тобой завтра за завтраком.

– О, – Кэролин сосредоточилась на том, чтобы снова обуться, а затем взглянула на свою «Маргариту». Она заметила, что она растаял, пока ее не было, а затем напряглась, когда Кристиан положил руку на спинку ее стула, положив ладонь ей на плечо. Его кожа была теплой, посылая маленькие электрические разряды, которые заставляли ее кожу покалывать. Еще до прогулки по пляжу ей было трудно выносить его близость, но, а сейчас она просто не могла взорваться. Кэролин не была уверена, было ли это из-за того, что он поцеловал ее на пляже, или из-за того, что она рассказала ему во время прогулки... или, возможно, она слишком устала, чтобы справиться со своим влечением к нему...

– Думаю, мне тоже лучше пойти спать, если я хочу позавтракать с ней завтра, – сказала Кэролин, резко вставая.

Краем глаза она заметила удивление на лице Кристиана, но он тоже немедленно встал. – Я провожу тебя до виллы.

– Не говори глупостей, – выскочив из-за стола, пробормотала она. – Оставайся со своей семьей. Со мной все будет в порядке.

– Я тоже немного устала, – сказала Маргарет.

– Тогда, полагаю, мы присоединимся к вам на обратном пути, – объявил Джулиус, помогая Маргарет подняться.

– И мы, – добавила Джиа.

Кэролин нахмурилась, когда все поднялись со своих мест. Она взглянула на напитки на столе. Только у Маргарет и Джулиуса бокалы были пустыми. У всех остальных они по-прежнему были полными, и тогда она сказала: – Но вы не выпили свои напитки.

– Ты тоже, – засмеялась Джиа и, обойдя вокруг стола, взяла ее под руку. – Ну же. Ты выглядишь усталой. Мы поедем все вместе.

Кэролин вздохнула, но спорить не стала. Она была рада, что ее провожает Джиа, а не Кристиан, хотя и чувствовала его за спиной. «Он, должно быть, идет за мной по пятам, раз я чувствую его жар», – подумала она, когда Джиа вывела ее из бара и, болтая, повела вокруг бассейна к главному зданию.

– Не думаю, что мы все поместимся в один микроавтобус, – сказала Кэролин, когда они подошли к ожидающему пассажиров транспорту. – Почему бы вам всем не сесть в первый, а я поеду во втором? – направившись, было ко второму автобусу, продолжила она.

Но Джиа остановила ее. – Не говори глупостей. Может, немного тесновато, но мы все поместимся, – сказала она, подталкивая ее к первому автобусу.

– Санто, ты самый большой. Садись на переднее сиденье, – приказал Джулиус, открывая боковую дверь. – Это оставит больше места для остальных.

Как только Санто направился к пассажирской двери, Джулиус добавил: – Заниполо и Раффаэле, вы сзади. Мы не хотим, чтобы кому-нибудь из дам пришлось ползти туда на своих высоких каблуках и в платьях.

Ни один из них даже не колебался, они сразу же забрались внутрь. – Мы сядем на второе место, а вы трое сядете на первое, потому что Кэролин должна выйти первой, – сказал Джулиус, пропуская Маргарет вперед. – Кристиан, ты снаружи, так что сможешь открыть дверь.

Эти слова заставили Кэролин вздохнуть, но она повиновалась, как и все остальные. «Джулиус похож на сержанта-инструктора», – подумала она, следуя за Джиа в автобус. Она села на скамейку рядом с другой женщиной и прижалась к ней, освобождая место для Кристиана. На самом деле сиденья были рассчитаны только на двоих, решила она, когда Кристиан закрыл дверь и устроился рядом с ней. Это была очень плотная посадка, и он поднял руку и положил на спинку сиденья за ее спиной, чтобы было больше места.

– Из кастрюли в огонь, – пробормотала она. Это было хуже, чем просто его рука, лежащая на ее плече. Он не только обнимал ее, но и прижимал к себе, их тела соприкасались от плеча до колена.

– Что это было? – спросила Джиа.

– Ничего, – вздохнула Кэролин.

– Сиденье слишком маленькое для вас троих, – сказала Маргарет, когда фургон тронулся. – Кристиан, почему бы тебе не посадить Кэролин к себе на колени? Это даст больше места.

– О, нет, это…

Кэролин подавила протест и вцепилась в его руки, когда он внезапно посадил ее к себе на колени.

– Расслабься, – тихо сказал он, обнимая ее за талию. – Через минуту ты будешь у себя на вилле.

– Но ... ремни безопасности, – выдавила она, с надеждой ухватившись за предлог.

– На этих автобусах есть ремни безопасности? – спросил сзади Заниполо. – Я ничего не заметил.

Кэролин тоже, а если и были, то никто не обращал на них внимания. Автобусы не очень-то быстро ездили по горным дорогам.

– Какие у тебя планы на завтра, Кэролин? – спросила Маргарет.

– Я не уверена, – призналась она, стараясь говорить спокойно. – Это зависит от Бетани и от того, почувствует ли она себя лучше. Она…

Кэролин замерла, задохнувшись, когда они наткнулись на выбоину, и это движение отбросило ее на колени Кристиана, так что его рука случайно ударилась о нижнюю часть ее груди.

– Ты говорила? – спросил Джулиус.

– Э... – слабо пробормотала Кэролин.

– Она не знает. Это зависит от Бетани и от того, почувствует ли она себя лучше, – сказал за нее Кристиан, его пальцы скользнули вниз к ее талии.

– У вас с Бетани забронированы экскурсии? – спросила Маргарет.

– Э... И... э... – Кэролин замолчала и закрыла глаза, пытаясь успокоиться, но внезапно расслабилась. Какое-то чувство скользнуло сквозь нее, как прохладная вода, освобождая язык.

– В один прекрасный день мы должны отправиться на лодке в Суфриер, чтобы увидеть вулкан и плантацию какао, а в другой – шаттл. Есть еще пара вещей, но я их сейчас не помню. Бетани сделала большинство заказов за меня, – закончила она, благодарная за то, что смогла произнести эти слова.

– А завтра ничего? – спросила Маргарет.

– Насколько мне известно, нет. Мы просто собирались отдохнуть на пляже в первые дни. Ее взгляд упал на лицо Кристиана. Он смотрел на нее, запрокинув голову, и его глаза… Она посмотрела на них, и ее собственные глаза расширились, когда Кэролин увидела, как они светятся в темноте, как глаза у кошки.

– Пляж кажется приятным и расслабляющим, – сказала Маргарет, и Кэролин оторвала взгляд от Кристиана, чтобы посмотреть на женщину, заметив, что ее глаза тоже, казалось, ловили и отражали то немногое, что было в темном автобусе. Кэролин посмотрела на остальных и увидела то же самое. Она покачала головой. Должно быть, это игра света. Раньше она этого не заметила. Она решила, что ее собственные глаза, вероятно, выглядят точно так же.

– Приехали, – объявил водитель, останавливаясь перед ее виллой.

Кэролин тут же попыталась встать, но Кристиан придержал ее одной рукой за талию и открыл дверь. Только тогда он отпустил свою руку.

– Я провожу тебя до двери, – услышала она его голос, выбираясь из микроавтобуса.

– О, нет, это…

– Мужчина всегда провожает свою пару до двери, – прервал ее голос Джулиуса, и Кэролин захлопнула рот, но тут же открыла его, когда он добавил: – Кроме того, ты ведь не лишишь его поцелуя на ночь, не так ли?

Кристиан вылез из микроавтобуса и осторожно зажал ей рот пальцем под подбородком, затем схватил ее за руку и потащил по каменной дорожке к вилле.

– Мне не нравится твой брат, – пробормотала она. – Думаю, ты прав, он, вероятно, не очень хорошо воспримет новость о том,.. ну ты знаешь о чем. Он кажется самодержавным диктатором, который любит командовать людьми вокруг и…

Ее слова оборвались на вздохе, когда Кристиан внезапно повернулся, потянул ее за руку вперед, так что она упала ему на грудь, затем опустил голову и поцеловал. Кэролин совершенно забыла, что играет здесь какую-то роль, и со стоном прижалась к нему, обвив руками его шею, почувствовав, что внутри нее разрываются бенгальские огни и стреляют ракеты. Она снова застонала, когда руки Кристиана крепко сжали ее тело, а затем почувствовала, как он поднял ее. Она подумала, что они поворачиваются, но ее ноги снова опустились на землю, и он прервал их поцелуй.

Кэролин растерянно заморгала, а потом опустила глаза, почувствовав его руку на своей груди, но он вытаскивал ключ-карту из ее нагрудного кармана. Она предположила, что он либо почувствовал ее, когда они целовались, либо увидел очертания раньше этим вечером и узнал их. Одной рукой он все еще обнимал ее за талию, а другой открыл дверь. Он нес ее последние несколько футов, поняла она, когда он выпрямился и положил ключ-карту обратно в нагрудный карман. Когда он отпустил ее, Кэролин медленно убрала руки с его шеи.

Кристиан слабо улыбнулся и нежно провел пальцем по ее носу. – Альфа-Джулиус – не самодержавный диктатор. Он глава крупной корпорации и привык командовать людьми. Ты ему тоже нравишься.

– Неужели? – спросила она неуверенно, когда он обнял ее за плечи и повернул к двери.

–М-м-м-хм.

Его дыхание шевелило ее волосы, когда он вел ее в дом. – Иначе он не позаботился бы о том, чтобы я поцеловал тебя на ночь.

Звук закрывающейся двери прервал фразу, и Кэролин обернулась, чтобы посмотреть на деревянную панель. Затем она отодвинулась в сторону, чтобы выглянуть в окно, Когда Кристиан легкой трусцой вернулся к автобусу. Она смотрела, как он садится в машину и отъезжает, потом медленно повернулась и остановилась только тогда, когда увидела Бетани, стоящую в халате на верхней ступеньке лестницы.

– Кто это был? – спросила Бетани, широко раскрыв глаза.

– Я... э... О, это долгая история, – она устало провела рукой по волосам.

– Тогда тебе лучше начать говорить, девочка. Потому что ты обычно не позволяешь себе глупо целоваться с таким красивым молодым красавчиком. Ты же не думаешь, что можешь уйти, не рассказав мне все до мельчайших подробностей.

– Нечего рассказывать, – тихо сказала Кэролин. – Он – гей.

Бетани замерла и покачала головой. – Кэролин, геи так не целуют девушек.

– Целуют, если они плотно сидят в шкафу, их семья наблюдает на ними, и они хотят убедить всех, что они – натуралы, – заверила она ее. – А как ты вообще увидела поцелуй? Мы же были снаружи.

– Я стояла у окна и ждала тебя, как встревоженная мать. Я услышала шум автобуса и подошла поприветствовать тебя, но когда увидела, что этот парень практически насилует тебя на пороге, я испугалась, что ты приведешь его, поэтому поспешила скрыться из виду, но остановилась, когда он просто толкнул тебя в дверь и ушел.

– О, – пробормотала Кэролин.

– Итак, начинай говорить. Я хочу знать все, – твердо сказала Бетани.

Кэролин направилась на кухню, говоря: – Хорошо, но мне нужно выпить.

Бетани последовала за ней и терпеливо ждала, пока Кэролин откроет бутылку вина и нальет себе бокал. Тот факт, что другая женщина сама не стала пить, сказал Кэролин о том, что подруга все еще плохо себя чувствует. Бетани никогда не отказывалась от бокала вина. Кэролин сделала большой глоток темно-красной жидкости, затем поставила стакан и объяснила все.

– Значит, ты снова играешь роль бороды, на этот раз для парня из группы? – тихо спросила Бетани.

Кэролин кивнула.

– Это снова Брент, – Бетани начала злиться.

– Не совсем как Брент, – неловко пробормотала Кэролин.

– Да, черт возьми, Шерлок. Брент никогда не делал большего, чем целовал тебя в лоб. Он никогда не толкал тебя в дверь в таком виде, как ты сейчас, – сказала она мрачно, а затем обвинила ее, сказав: – Ты влюбилась в него, не так ли? Ты знаешь, что он – гей, и просто глупо влюбляешься в него.

Когда Кэролин вздрогнула и склонила голову, не отвечая, в основном потому, что она определенно хотела этого парня, Бетани резко спросила: – Что ты делаешь? Ты знаешь?

– Очевидно, нет, – призналась она с досадой. – Я вообще не хотела в это ввязываться и не знаю, что, черт возьми, делаю. Я просто...

– Скажи ему, что ты не сможешь это продолжать, – твердо сказала Бет.

По какой-то причине сама эта мысль вызвала у Кэролин панику, и она выпалила: – Он рассчитывает на меня.

– Какая разница? – раздраженно сказала Бет и пристально посмотрела на нее. – Ты влюбилась в парня, который любит мальчиков... И ты позволяешь ему засунуть язык тебе в глотку, чтобы его семья ничего не знала? – фыркнула она от отвращения. – Если этот поцелуй не убедил их, что он не гей, то ничего, кроме того, что он трахнет тебя у них на глазах, не убедит. Отпусти его. Скажи ему, чтобы засунул язык в горло какой-нибудь девчонки помоложе.

Кэролин вздрогнула, глаза ее наполнились слезами, и Бет вздохнула.

– Прости, милая. Не хочу показаться грубой, но я плохо себя чувствую... Я беспокоюсь о тебе. Такими темпами ты либо станешь сумасшедшей старухой с сотней кошек, либо грязной «старухой жиголо–это-мы» на быстром наборе.

Кэролин не то всхлипнула, не то рассмеялась и вытерла слезы. – Этого не случится. Ну, кошки, может быть, но не жиголо на быстром наборе.

Бет оттолкнулась от табурета, на котором сидела. – Меня снова тошнит, я пойду спать. Мы можем поговорить утром.

Кэролин нахмурилась. – Ты все еще блюешь?

– Я думаю, это грипп, а не пищевое отравление, – с несчастным видом пробормотала Бетани. – Похоже, я свалилась с ним в первый же день каникул. Иди спать, Каро. Я в порядке.

– Хорошо, – пробормотала Кэролин и посмотрела вдоль стойки, затем вышла в прихожую, чтобы тоже оглядеться.

– Что ты ищешь? – спросила Бет, следуя за ней.

– Мою сумочку. Мне нужно поставить будильник, чтобы встретиться с Джин за завтраком.

– У тебя не было сумочки, когда ты вошла.

– Должна была быть. Я взяла ее с собой, – сказала Кэролин, осознав, что держала в руках только Кристиана, когда он поцеловал ее. В автобусе ее тоже не было, поняла она, вспомнив, как сжала его руки, когда он посадил ее к себе на колени. Она не могла этого сделать, держа сумочку. Кэролин нетерпеливо фыркнула. – Должно быть, я оставила ее в баре.

Бет подняла брови. – Хочешь, я позвоню в бар и узнаю, нашел ли ее кто-нибудь?

– Нет, спасибо, – сказала Кэролин, устало двигаясь к двери. – Я спущусь и принесу ее. Я могу использовать это как упражнение, прогулка утомит меня и поможет мне заснуть.

– Не забудьте ключ-карту. Я иду спать и, возможно, не услышу, как ты постучишь, если забудешь.

– Взяла – заверила ее Кэролин, похлопывая по нагрудному карману шелковой блузки, чтобы убедиться, что она откроет дверь.

– Тогда спокойной ночи, – сказала Бет, направляясь в спальню.

Кэролин выскользнула из виллы. Ночь. Она остановилась на пороге, чтобы снова вытереть глаза, но затем опустила руки и пошла по дорожке.

– Ну, что скажешь, мам? – прошептала она, поднимая глаза к звездам над головой. – Что еще я могу натворить в своей жизни?

«Наверное, не так уж много», – подумала Кэролин, когда ответа не последовало. Насколько она могла судить, сейчас у нее все было в полном порядке. Середина развода и вожделение к парню, который был, не только слишком молод, но и не интересовался представительницами ее пола. Покачав головой, она вышла на дорогу.

Ночной воздух был прохладнее, чем днем, но все еще казался теплым после кондиционера на вилле. Было темно. Единственный свет от звезд над головой и вилл, мимо которых она проходила, оставлял узкую дорожку в тени, и Кэролин пожалела, что не надела босоножки. Если не считать того, что она плохо видела и могла споткнуться обо что-нибудь и сломать себе шею, ведь одна босоножка была починена временно. С ее-то везением ремешок оборвется на полпути вниз, и она сломает себе шею. «В любом случае, если нее будет сломана шея, это не будет выглядеть в данный момент так уж непривлекательно», – мрачно подумала она, а затем оглянулась, услышав шорох в растительности позади себя справа.

Ничего не видя, Кэролин повернулась и пошла дальше. Ее не слишком волновало то, что она услышала. В конце концов, это частный курорт, где только молодожены и обслуживающий персонал. Она решила, что находится в безопасности, но еще раз огляделась, когда снова послышался шорох, на этот раз позади слева. Насколько она могла судить, ни на дороге, ни в кустах рядом с ней никого не было, но было слишком темно. Воображение Кэролин заработало. Обитали ли на Сент-Люсии дикие животные? Если да, то насколько они велики и плотоядны? Смерть вдруг перестала казаться такой уж привлекательной. Закусив губу, Кэролин на мгновение подумала о том, чтобы вернуться на виллу и вызвать машину, но это означало бы вернуться к тому, что издавало звуки, которые она слышала раньше. Медленно выдохнув, она прислушалась к звукам за спиной.

– Cara?

Кэролин резко обернулась и остановилась, увидев впереди темную фигуру. Кто бы это ни был, он был высоким и крупным и, очевидно, только что вышел из-за угла. Она смотрела неуверенно, пока мужчина не подошел ближе. Он был уже в футе от нее, когда она узнала Кристиана.

– О, вздохнула она с облегчением, но тут же снова напряглась. На самом деле, он был последним человеком, которого она хотела бы видеть в данный момент. Она была сбита с толку и выставила себя сегодня вечером полной дурой из-за того, что упала на него, когда он поцеловал ее, и, боже, как же хорошо от него пахло. Что это за одеколон?

Когда он остановился перед ней, она откашлялась и спросила: – Я не могла уснуть.

Он взял ее за руку, побуждая идти дальше.

– Наверное, смена часовых поясов, – пробормотала Кэролин, жалея, что он не отпустил ее руку. От него чертовски хорошо пахло, и ей не нравилось покалывание, которое вызывали его прикосновения. Или, если честно, они ей слишком нравились.

– Я уверен, что это из-за смены часовых поясов, – согласился Кристиан, когда они свернули за угол и двинулись по следующей дороге. – Я подумал, что хорошая прогулка поможет мне расслабиться и, надеюсь, поможет уснуть. А ты?

– Я оставила сумочку в баре, – призналась она. – Я спускалась за ней.

– Надо было вызвать автобус, – сказал он, нахмурившись.

– Да, но я думала, что буду в безопасности на территории курорта, – пробормотала Кэролин.

– Немногие места теперь безопасны для одинокой женщины, особенно в этот час, – серьезно сказал он.

Кэролин поморщилась. В городе она никогда не рискнула бы совершить долгую прогулку в такой час, но в этом раю было легко забыть о подобных предосторожностях.

Некоторое время они шли молча, Кэролин нервно теребила губу, пытаясь придумать, что сказать. К несчастью, единственное, о чем она сейчас могла думать, был их поцелуй. И ее реакция на него. А также, какой же дурой она была.

– Я рад, что встретил тебя, – внезапно сказал Кристиан, а затем, доказав, что он тоже думал о том поцелуе, добавил: – Я бы хотел извиниться за то, как я поцеловал тебя раньше.

– Извиниться? – неуверенно повторила она. Такого она не ожидала.

– Да. Я ценю твою помощь в этой сложной ситуации, и то, что ты была достаточно добра, чтобы пойти на это, но я понимаю, что застал тебя врасплох и прошу прощения, если мой поцелуй заставил тебя чувствовать себя неловко.

Неловко? Неужели он подумал, что она так отреагировала? Господи, он совсем не знает женщин, если принимает ее реакцию за неловкость. Но Кэролин полагала, что на самом деле она не реагировала ни на что, а только цеплялась за него, как за спасательный плот в бурном океане. Кэролин поняла, что она оказывается, не ответила на его поцелуй и не начала его лапать. Он застал ее врасплох. От этого поцелуя у нее подкосились ноги. Это на самом деле было намного лучше, чем любой другой поцелуй, который она испытала в своей жизни с Робертом. А Кристиан был геем. Интересно, что это говорит о ней?

Или, возможно, это больше говорило о способностях бывшего мужа в этой области. Роберт не очень-то умел целоваться. Если бы она не видела, как его язык болтался во рту все эти годы, когда он читал ей лекции или оскорблял ее... Что ж, ей было бы трудно сказать наверняка, что он у него есть. «Конечно, он никогда не покидал рта ради нее. В каких еще областях он не успел разобраться»? – удивилась Кэролин. Что же она упустила?

Если бы другие мужчины целовались, как Кристиан... то, ей казалось, что она многое упустила. «Возможно, на самом деле она реагировала не на него», – подумала Кэролин, чувствуя себя немного лучше. Возможно, любой мужчина, которого она находила бы привлекательным, целовал ее с таким же мастерством... ну, возможно, они вызвали бы такую же реакцию. Мысль была интригующей, потому что она определенно не возражала бы испытать эту пьянящую страсть снова... с кем-то, кто тоже это чувствовал.

– Я думаю, что мы можем избежать подобных ситуаций в будущем, – продолжил Кристиан. – Я не хочу пользоваться твоей щедростью.

«Перевод: он больше не хочет обмениваться слюной», – подумала она и не смогла удержаться от мысли, что это, вероятно, хорошо. Хотя она и хотела испытать больше той страсти, которую он ей показал. Но она предпочла бы сделать это с кем-то другим и желательно одного возраста с ней. Слишком много поцелуев с Кристианом только запутает ее, она была в этом уверена. Вероятно, она была еще новичком в этом деле, чтобы отделить естественную реакцию своего тела от эмоций.

– Моя семья ничего не заподозрит, если мы ускользнем, чтобы побыть наедине, может быть, в туре, или на обеде, и все такое. Они просто решат, что мы хотим побыть одни. Таким образом, мы могли бы избежать необходимости в таких действиях и лучше узнать друг друга.

– Хорошая идея, – весело сказала она, чувствуя себя намного лучше. Теперь она была уверена, что реагировала вовсе не на него, а на его мастерство. И, будучи настолько опытным, он, очевидно, имел большой опыт. Конечно, этот опыт был с другими мужчинами, но все же это был опыт.

Он мог бы помочь ей в этом деле с сексом. Дать ей несколько советов и подсказок. Ей, очевидно, предстояло многому научиться. Ведь Кэролин могла в свое время говорить с Брентом практически о чем угодно. Они никогда особо не говорили о сексе, разве что он читал ей лекции о том, что ей нужно выйти, повеселиться и потрахаться, от чего она всегда смеялась. Но ей было бы удобно говорить с ним о сексе. Он был больше похож на девушку, чем на мужчину. Вероятно, потому, что он был геем и не интересовался ею в сексуальном плане. Когда дело доходит до разговора, это снижает многие барьеры между мужчинами и женщинами. «То же самое может быть и с Кристианом, когда они узнают друг друга получше», – подумала она. Тогда она сможет допрашивать его о поцелуях и других вещах, которые могла пропустить, о том, как это должно быть. Она подозревала, что то, что она пережила в своем недолгом браке, было не так уж и правильно.

– Я рад. Я хочу, чтобы мы были друзьями, – сказал Кристиан, привлекая ее взгляд., хотя не то чтобы она много видела в этом свете или в его отсутствии.

– Мне бы тоже этого хотелось, – заверила она, похлопав его по руке. – Мне бы не помешал близкий друг.

– Разве Бетани и Джин не твои друзья? Я думал, вы дружите с университета?

– Да, но…

Кэролин остановилась и нахмурилась, не зная, как объяснить ему ситуацию. Дело в том, что пока Бет была подругой, она никогда не обсуждала с ней секс. Это означало бы, что она раскроет эту часть своего брака, в которой было бы слишком унизительно признаться. И хотя за последние два года она все рассказала Джини по электронной почте, она уже знала, что любое упоминание о Роберте или о том, что произошло в ее браке, может рассердить другую женщину. Она не хотела, чтобы Джини переживала из-за нее, и не хотела обсуждать с ней то, что хотела. Кристиан казался идеальным решением. Он был опытен, ничего не знал о ее браке, не сердился и не интересовался ей, так что мог быть выступать в качестве подруги. Это было слишком идеально.

– Есть вещи, которые мне было бы неудобно обсуждать с ними, – сказала она, наконец.

– Например? – подсказал он.

– Просто вещи, – неопределенно ответила она, еще не готовая начать говорить и с ним о таких вещах.

Глава 6

Кристиан с любопытством посмотрел на Кэролин. Всего несколько минут назад он стоял на террасе и смотрел на ее виллу. Предполагалось, что он будет пытаться заснуть, чтобы увидеть общие сны, но сон ускользал от него. Тогда он снова натянул одежду и вышел на улицу, чтобы просто посмотреть на ее освещенную виллу, в то время как его разум наполнялся мыслями о том, что он сделает с ней, когда они пройдут через все это и станут спутниками жизни. Его фантазии определенно относились к категории «не-геев», но были прерваны, когда он увидел, что Кэролин покинула виллу и пошла вниз по дороге.

Кристиан не смог бы остаться на террасе, даже если бы его ноги были приклеены к плиткам. Он перепрыгнул через перила и побежал вниз по склону холма, поросшего виноградом и листвой, к дороге, а затем прошел мимо ее виллы и спустился к следующей дороге, чтобы пройти по дорожке перед ней, как будто их встреча была случайной.

– Мне нужно узнать тебя лучше, прежде чем я смогу спокойно обсуждать это, – добавила Кэролин, возвращая его мысли к их разговору.

Кристиан пробормотал что-то понимающее, но ему было интересно, что это за «дрянь». Но он не спросил. Он подозревал, что сейчас находится на зыбкой почве. В ту минуту, когда он оставил ее на вилле, Кристиан начал беспокоиться, что поцелуй, возможно, отпугнул ее. Он шел по тонкой грани, используя прикрытие гомосексуализма, чтобы удержать ее от избегания его, чтобы он мог построить отношения и завоевать ее доверие, в то же время, борясь с влечением, которое только росло между ними.

Ирония в том, что он лгал, чтобы завоевать ее доверие и не убежать от него. Хотя на самом деле лгал не он, а Джиа. Но он позволил этому продолжаться. Что касается растущего влечения, то это будет самой трудной частью притворства. Даже сейчас было трудно не заключить ее в объятия и не поцеловать снова. Поцелуй у ее двери ударил его еще сильнее, чем прикосновение к ее милому ушку. Прошли столетия с тех пор, как он испытывал желание и интересовался сексом, чтобы он мог справиться с этим так легко. В этом не было ничего необычного для его народа. Они часто уставали от еды и секса через столетие или два. И то и другое доставляло больше беспокойства, чем удовольствия, так что бессмертные, как правило, прекращали с ними возиться.

К тому времени, когда ему исполнилось полтора столетия, его интерес к еде и сексу угас. Для него они, казалось, постепенно потеряли вкус и возбуждение. Но с тех пор, как он встретил Кэролин, его давно умершее желание было подобно льву в животе, зевающему после долгого сна. Если бы Кристиан не знал, что все ждут и наблюдают за ним в автобусе, он не был уверен, что смог бы закончить этот прощальный поцелуй так, как он это сделал. Он определенно не хотел сдерживаться. Он хотел сорвать с нее одежду и ... черт, если бы он последовал своим инстинктам, Кристиан не был уверен, что смог бы справиться с силой воли, чтобы провести ее внутрь. Он мог бы изнасиловать ее прямо там, у двери, или на холодной каменной дорожке. Кристиан мрачно признал, что ему определенно нужно держать свои руки и рот подальше от нее, когда они наедине. Он просто надеялся, что сможет это сделать. Поморщившись от этой мысли, он снова настроился на голос Кэролин, которая болтала о Сент-Люсии. Она была гораздо более расслабленной, чем когда он впервые встретил ее. Это убедило его, что он выбрал правильную тактику, извинившись и упомянув о том, что они будут избегать его родственников, чтобы не было необходимости снова целоваться. Если страсть их поцелуя напугала ее, то его слова, очевидно, успокоили.

– Я была очень расстроена, когда мы приехали сюда, и я увидела всех этих молодоженов вокруг, – призналась она. – А потом, когда Бетани вышла из строя... ну, это было действительно депрессивно. Мне будет приятно иметь приятеля, с которым можно общаться.

«Приятель?» – Кристиан поморщился, но промолчал. Сначала друг, потом любовник, а потом выложи все начистоту и убеди ее стать твоей спутницей жизни, мрачно напомнил он себе о своем плане.

– Но это прекрасное место, – продолжала Кэролин. – Даже ночью.

– Да, – он огляделся. Это было прекрасно, но он сомневался, что она могла видеть это своим смертным зрением. Он мог дать ей дар – видеть по ночам. Он очень хотел бы увидеть ее реакцию, когда она став бессмертной, будет обладать этим даром.

– О, хорошо, бар все еще открыт, – сказала Кэролин, когда они прошли через главное здание несколько мгновений спустя.

Кристиан посмотрел вперед и увидел огни бара, мерцающие над счастливыми гостями.

– Надеюсь, моя сумочка все еще там, – раздраженно сказала Кэролин. – Не могу поверить, что забыла ее. Наверное, я немного отвлеклась.

Кристиан предположил, что причиной тому было ее желание убежать от него. Он был уверен, что именно из-за этого она решила уехать, как только они вернулись с пляжа. Он знал, что расстроил ее, спросив о муже, но не понимал, насколько сильно, пока они не вернулись к столу. Он определенно какое-то время будет держаться подальше от этой темы. По крайней мере, до тех пор, пока он не будет уверен, что это не заставит ее снова бежать.

– Черт, ее там нет.

Кристиан проследил за взглядом Кэролин к столу, за которым они ранее сидели. Теперь там сидела пара лет тридцати, они улыбались и целовались, но на сумочки столе не было.

– О, прелестная леди!

Кристиан обернулся на призыв бармена и затем, когда Кэролин направилась в его сторону, хмуро посмотрел на него.

– Ты забыла это? – широко улыбаясь, мужчина полез под стойку за маленькой черной сумочкой.

– О, благодарю вас! – Кэролин пробежала последние несколько футов, смеясь и снова расслабляясь. – Я боялась, что она пропала, когда не увидела ее там, где забыла.

– Нет. Я нашел ее, когда убирал со стола, и принес сюда. Я знал, что ты вернешься за ней, – заверил ее бармен.

– Спасибо, – Кэролин открыла сумочку. – Позволь мне дать тебе чаевые.

– Нет, нет, когда ты покупаешь выпивку, я беру чаевые, но в остальном в этом нет необходимости.

– О, – Кэролин нахмурилась.

– Тогда давай выпьем, – сказал Кристиан, его хмурый взгляд исчез, когда мужчина непреднамеренно предложил ему возможность провести с Кэролин больше времени.

– О, но я должна встать пораньше, чтобы встретиться с Джини за завтраком, прежде чем она начнет работать, – неохотно сказала она.

– Один бокал, – уговаривал Кристиан.

Кэролин поколебалась, потом кивнула: – Но я не могу остаться надолго.

– Ладно. Мы быстро, – заверил ее Кристиан.

Кэролин повернулась к бармену, доставая деньги. – Мне, пожалуйста, белого вина и того, что он закажет.

Кристиан схватил ее за руку и потащил прочь. – Сейчас подойду, – сказал он бармену.

– Но…– произнесла Кэролин.

– Я дам ему чаевые. Кроме того, я хочу что-нибудь поесть. Я давно не ел, – перебил ее Кристиан. «Примерно три с половиной столетия», – добавил он про себя, когда его взгляд привлекла проходящая мимо официантка с подносом, от которого исходили восхитительные запахи.

– О, – заколебалась она.

– Найди нам столик. Я пойду за напитками.

Кристиан наблюдал, как Кэролин повернулась, чтобы осмотреть свободные столики. Когда она собралась уходить, он вытащил бумажник и спросил у бармена: – Что посоветуешь?

– Наши врапы очень популярны, – сразу сказал он.

– Тогда два таких блюда, пожалуйста, и ...

Он замолчал, в растерянности относительно того, чтобы выпить. Прошло много времени с тех пор, как он позволял себе это. – И какой-нибудь ваш самый популярный напиток.

Кивнув, бармен принял деньги и сказал: – Иди, садись. Я принесу вам напитки и врапы.

–Только вначале выпивку, – сказал Кристиан и повернулся, чтобы пойти по тропинке, которой пошла Кэролин. Она нашла столик с видом на пляж в углу у перил и смотрела на песок и море, когда он присоединился к ней.

– Оно прекрасно, не так ли? – сказала она с легким вздохом.

– Да, – согласился он, не потрудившись посмотреть. Она была самым прекрасным, что он мог здесь увидеть. Его спутница жизни. Это делало ее для него дороже, чем бриллианты, и более красивой, чем самый прекрасный цветок.

Кэролин повернулась и улыбнулась ему. – Так расскажи мне, как ты стал заниматься музыкой.

Кристиан заколебался и нахмурился. Ей нужно узнать его получше, чтобы доверять ему. Проблема была в этой области, как и в большинстве других, но он должен был быть очень осторожным. Он не мог сказать ей, что родился в конце пятнадцатого века и так далее.

– Как обычно, – сказал он, наконец, решив не вдаваться в подробности. – Мне нравилась музыка, и отец предложил попробовать разные инструменты. Я показал способности к игре на скрипке, и он послал за учителем, чтобы тот дал мне классическое образование.

– Классическая подготовка? – весело сказала Кэролин.

Кристиан слабо улыбнулся. В то время это был практически единственный вид обучения, но он предполагал, что это удивило бы ее, так как он играл в рок-группе. – Да, классика. Он нанял лучших в стране, чтобы учить меня. Думаю, он надеялся, что я стану итальянским Иоганном де Сарто... Он был франко-фламандским композитором, который был популярен давным-давно, – объяснил он, когда она вопросительно посмотрела на него.

– Ах, да, – кивнула она, а затем криво улыбнулась. – Я так понимаю, твои интересы не лежат теперь в этой области?

– Да, это стало скучно играть одни и те же произведения снова и снова. Поэтому я отложил скрипку и стал работать на семью, а потом снова и снова брал ее в руки. Я думаю, это одна из моих стадий возвращения к жизни.

– Хард-рок на скрипке? – с усмешкой спросила Кэролин.

Кристиан усмехнулся. – Джиа втянула меня в это. «Поиграй с нами», – сказала она. Я так и сделал, и…

Он пожал плечами. – Мне нравится. Это гораздо интереснее. Музыка проникает в кровь. Я играю с группой уже десять лет, и мне еще не скучно.

Глаза Кэролайн расширились. – Ты, должно быть, был вундеркиндом.

Он пожал плечами. – Мне было пять, когда я начал играть.

– Ах, – она кивнула. – А потом Джиа затащила тебя в группу. Что это было? Школьная группа в чьем-то гараже?

– О, боже, нет, конечно. Мы давно окончили школу, когда начали играть. Без сомнения, мы были достаточно взрослые, чтобы знать, что для нас лучше, – добавил он со смехом, который исчез, когда он увидел, как она смотрит на него. – Что?

– Десять лет назад тебе было не больше пятнадцати-шестнадцати, – медленно проговорила она. – И ты сказал, что отложил скрипку и работал в компании несколько раз до этого, но ...

– Я старше, чем выгляжу, – тихо перебил он.

– Джиа тоже так сказала, – пробормотала Кэролин, пристально вглядываясь в него.

Он думал, что был осторожен, но, очевидно, ему придется следить за каждым своим словом. Кэролин не была глупой женщиной. К его большому облегчению, появился бармен с напитками, чтобы отвлечь ее.

Кристиан взял свой бокал, чтобы попробовать, одновременно ища способ отвлечь ее от своего промаха. Но поморщился и, попробовав напиток, поставил его на стол. Это было слишком сладко. Он предпочел бы тот сладко-терпкий напиток, заказанный Джин и скопированный им. Он бы заказал его снова, если бы додумался.

– Ничего хорошего? – сочувственно спросила Кэролин.

– Я предпочитаю тот напиток, который пил раньше, – пробормотал он. – Но бармен сказал, что этот популярен.

– Мне тоже нравится сладкая «Маргарита» с лаймом, – сухо сказала она. – Не слишком люблю очень сладкие напитки.

– Да, я тоже, – Кристиан несколько раз повторил про себя «Маргарита» с лаймом, чтобы в следующий раз не забыть название. Не употребляя в течение столетий ничего, кроме крови, было трудно понять, что ему понравится и что не понравится из еды или питье. Теперь для него все было в новинку.

– Сколько тебе было лет, когда…

– О, смотри, еда готова, – с облегчением прервал Кристиан подошедшую официантку с двумя тарелками.

Кэролин огляделась, и они оба откинулись на спинки стульев, пока официантка ставила тарелки на стол.

– Спасибо, – сказал Кристиан и поднял бокал.

– Не могли бы вы убрать это и принести мне одну лаймовую «Маргариту»?

Она с улыбкой взяла стакан. – Конечно. Я сниму это с твоего счета.

– О нет, в этом нет необходимости. И... – Кристиан затих. Женщина только что ушла с выпивкой.

Кэролин усмехнулась, увидев его раздражение. – Это не войдет в счет.

– Но я же сделал заказ, – напомнил он.

– По рекомендации бармена, и тебе это не понравилось, – возразила она.

– Она этого не знала.

– Да, но они здесь все для обслуживания клиентов, и, учитывая цены, они могут себе это позволить, – сказала она, пожав плечами.

Кристиан молча смотрел на нее. Здесь все было дорого, и он удивлялся, как она могла себе это позволить. Она начала жизнь в бедности и упорно трудилась, чтобы получить диплом и хорошую работу, но изменилась ли ситуация с деньгами из-за ее тяжелой работы? Или она вышла замуж за деньги? К сожалению, он не мог узнать этого, не коснувшись вопроса об ее замужестве, которого должен был избегать, чтобы не дать ей снова уйти. Или, по крайней мере, подойти к нему, как к обезвреживанию бомбы, деликатно и с молитвой на устах.

Что это? – с любопытством спросила Кэролин, разглядывая сэндвич и чипсы на своей тарелке.

– Бармен сказал, что это – врап.

– Я вижу, что это сэндвич, – весело сказала она. – С чем он?

– О, – он поколебался, но потом поморщился. – Не уверен. Он сказал, что это фирменное и популярное блюдо, поэтому я заказал нам обоим, – ответил Кристиан, а затем криво улыбнулся и указал: – Заметь, учитывая отсутствие успеха в его рекомендуемом напитке, это может быть ошибкой.

Кэролин усмехнулась, но покачала головой. – Понятия не имею. Пахнет вкусно.

Кристиан был вынужден согласиться. Врап выглядел более многообещающе, чем напиток. Его желудок, очевидно, согласился. Лишенный всего, кроме крови, на протяжении столетий и не жаловавшийся на нее до этого, он теперь издавал достаточно громкое урчание, чтобы Кэролин действительно услышала его.

Она рассмеялась, увидев смущение на его лице. – Тебе лучше покормить этого зверя, а то он заползет тебе в глотку и сделает это за тебя.

Кристиан слабо улыбнулся и взял половину порции. Он с любопытством вглядывался в отверстие врапа, пытаясь понять, что в нем. Похоже на курицу, рис, горох и другие овощи.

–М-м-м-м, – стон Кэролин привлек его внимание, и он увидел, что она откусила кусочек и теперь закатывает глаза с явным удовольствием. – Попробуй его. Это вкусно.

Кристиан не нуждался в дальнейших подсказках. Он откусил кусочек и тут же закрыл глаза, когда вкус пропитал его язык. Еда. Боже милостивый, прошли столетия с тех пор, как еда в последний раз привлекала его, но даже когда он ел, он не помнил, чтобы что-нибудь было таким вкусным.

– Хорошо, да? – весело спросила Кэролин.

Кристиан открыл глаза и уставился на нее, понимая, что только благодаря ей еда оказалась такой вкусной. Она не только пробудила все его аппетиты, но и добавила им дополнительный блеск и возбуждение... и все из-за простого факта своего существования. «Это было довольно странно», – подумал Кристиан.

Он понятия не имел, как наночастицы выбирают себе пару, или как его мать чувствует, когда кто-то может быть спутником жизни для бессмертного... И действительно, Кэролин была самой невероятной спутницей жизни, которую он мог себе представить. Раненая птица. Впрочем, так было и с ним чуть больше года назад. Возможно, у него не было таких душевных ран, как у Кэролин, но все равно он чувствовал себя некомфортно. Сын без матери, пока Маргарет не вошла в его жизнь. А Кэролин была женщиной без семьи. Он мог дать ей это. Родители, бабушки и дедушки, даже братья и сестры, племянница, а также все кузены, тети и дяди, которых только можно пожелать. «Вероятно, больше членов семьи, чем любой нормальный человек захотел бы», – подумал он.

– Чему ты улыбаешься? – с любопытством спросила Кэролин.

– Моя семья, – честно признался он и, когда она подняла брови, пожал плечами. – Ты заставляешь меня думать о них.

Она моргнула и усмехнулась. – Если бы ты был натуралом, я бы обиделась. К счастью, это не так... – пожав плечами, продолжила она. – Кажется, я понимаю тебя. Ты заставляешь меня думать и о Бренте, а он – самое близкое, что у меня осталось от семьи.

«Отлично», – подумал Кристиан со вздохом. Он напомнил ей ее приятеля. Вау, это было сексуально или как?

– До сих пор я не понимала, как сильно скучаю по нему, – внезапно сказала Кэролин.

– Ты его вообще видишь? – спросил Кристиан.

– О, конечно, я бываю в Британской Колумбии, по крайней мере, раз в год, а он и Стэнли приезжают в Онтарио два-три раза в год, чтобы повидаться с семьей. Тогда мы собираемся вместе.

Кристиану хотелось спросить, что Брент думает о ее муже, но он решил не поднимать эту тему. Подошла официантка с его «Маргаритой», он поблагодарил ее и сделал глоток, с облегчением обнаружив, что напиток так же хорош, как ему запомнился. Некоторое время они молча ели, а потом Кэролин спросила: – Ваша группа часто гастролирует?

Кристиан прочистил горло и покачал головой. – В основном мы играем на местном уровне. Это первый раз, когда мы играли вдали от дома.

– Неужели? – она не скрывала удивления. – Вы очень хороши. Я думала, вы будете востребованы повсюду.

Кристиан пожал плечами. – Нас просили поехать на гастроли, но мы всегда отказывались от них.

– Почему?

– Потому что у всех нас есть работа, от которой мы не можем оторваться.

– Неужели? – это вызвало у нее любопытство. – Что вы делаете днем?

– Я работаю в семейной строительной фирме. Большинство из нас, – добавил Кристиан. Вот почему они так легко находили свободное время. Маргарет хотела, чтобы они были здесь, поэтому Джулиус, его отец и их босс попросил их приехать. Кристиан также время от времени работал на совет в качестве охранника, но он не мог рассказать ей об этом.

– Я так и вижу тебя на стройке, – решила Кэролин, скользнув взглядом по его плечам и груди.

Тело Кристиана отреагировало так, словно она физически прикоснулась к нему. Его соски стали твердыми, что, как он думал, мог вызвать только холод. По крайней мере, у мужчины. Раньше с ним такого никогда не случалось.

– Я вижу, как ты работаешь отбойным молотком или кувалдой, – кивнула она и сделала глоток вина.

Кристиан усмехнулся. – Ничего такого физического. Я в основном надсмотрщик. Я проверяю сайты, убеждаюсь, что они следуют графику, решаю любые проблемы, которые возникают, чтобы задержать работу.

– О, – вздохнула она с притворным разочарованием. – Ну, вычеркну из своей памяти сексуальный образ потного тебя без рубашки и в каске.

Глаза Кристиана недоверчиво расширились. Она флиртовала? Это прозвучало кокетливо. С другой стороны, она думала, что он гей, так что, вероятно, чувствовала себя сейчас в безопасности, флиртуя с ним. Это определенно вызов, решил он.

– Так что ты предпочитаешь? – спросила Кэролин, сделав глоток вина.

– Ты имеешь в виду строительство или музыку? – спросил он и, когда она кивнула, на мгновение задумался. – Музыку.

– Тогда почему бы тебе не бросить свою работу и не заниматься музыкой все время?

– Потому что никто из нас не интересуется ни славой, ни богатством, а так уж сложилось, что мы можем играть свою музыку, не беспокоясь ни о том, ни о другом.

– Я думала, каждый музыкант хочет быть знаменитым, – удивилась Кэролин.

Кристиан пожал плечами. – Возможно, так оно и есть. Я не знаю. Я уверен, что есть некоторые, кто не заинтересован в этом, и просто хотят делать то, что они любят. Возможно, они хотят, чтобы их музыка получила признание, но я сомневаюсь, что кто-то хочет такой славы, которая преследует исполнителей сейчас. Мы, конечно, не знаем. «Было бы очень трудно, если бы их лица были повсюду» – подумал он. Возможно, не сразу, но такая слава затруднила бы анонимность и сокрытие того, кем они являются, поскольку они не стареют.

– Ладно, а как же состояние? – спросила она.

– У каждого из нас уже есть состояние или мы на пути к нему, – сказал он без всякого интереса. По какой-то причине Кэролин замерла.

– Вы богаты? – спросила она с явным удивлением.

Кристиан кивнул и откусил еще кусок от своей порции врапы, задаваясь вопросом, что вызвало странное выражение на ее лице. Он даже не был уверен, что это был за взгляд, какой-то ошеломленный, но немного тоскливый. Наконец он спросил: – Что?

Кэролин покачала головой и криво улыбнулась. – Ничего. Тебя достаточно, чтобы девушка пожалела, что ты не на пятнадцать лет старше и не натурал.

– После моих денег, да? – поддразнил он, не веря своим ушам. Он еще не знал, откуда у нее деньги. Ее одежда и несколько украшений говорили о богатстве, не говоря уже то, что она остановилась на вилле. Джини, может, и была ее подругой, но он не думал, что она смогла добиться для подруг снижения цены за виллу, в которой они жили. Кристиан знал, что они недешевы, так как перед выступлением в баре попросил выставить ему счет за их виллу.

– Да, это я. Gold-digging, разведенная, ищущая свою следующую жертву.

Кристиан молча смотрел на нее. В ее голосе было что-то похожее на горечь. Это вызывало в нем вопросы, но вопросы, которые он не мог задать, не затрагивая слишком близко ее брак.

– Джулиус – твой старший брат, верно? – внезапно спросила Кэролин.

Кристиан колебался. Он не хотел лгать ей, но она не поверит, если он объявит Джулиуса Нотте своим отцом. Наконец, он сказал: – Он старше меня.

– А строительная компания – это семейный бизнес? – спросила она.

Он кивнул.

– Итак, что насчет твоих родителей? Они на пенсии? – Кэролин отхлебнула вина.

– Мои родители сейчас в длительном отпуске, – осторожно сказал он. Это не было ложью, медовый месяц можно считать отпуском... не так ли?

– Есть еще братья и сестры, кроме Джулиуса? – спросила она.

– Три сводных брата и сводная сестра по матери, – улыбка тронула его губы, когда он подумал о родственниках, с которыми только что познакомился.

– Ого, значит, большая семья, – с завистью сказала она. – Сколько им лет? Полагаю, Джулиус самый старший, если он управляет компанией. Какая разница между вами?

Кристиан тихо выругался. Ответить, не солгав сквозь зубы, было невозможно, поэтому он сделал единственное, что пришло ему в голову, – набил рот едой и принялся придумывать, как бы уклониться от ответа.

– Эй, вы двое, – весело сказала Джиа, внезапно появляясь у их стола.

– Привет, Джиа, – Кэролин улыбнулась его кузине, когда она присоединилась к ним.

Кристиан только хмыкнул и продолжал жевать, но знал, что Джиа только что спасла его шкуру. Он также не сомневался, что мать послала женщину присмотреть за ним на случай, если ему понадобится помощь. Кристиан просто задавался вопросом, как долго и где именно она скрывалась. Он не видел, как она подошла.

– Тебе тоже не спалось? – Кэролин оттолкнула свой наполовину съеденный сэндвич.

– Смена часовых поясов – сука, – криво усмехнулась Джиа. – Хорошо, что мне не приходится много путешествовать.

– Да, Кристиан говорил мне, что вы, ребята, играете только на местном уровне, – сказала Кэролин. – Ты тоже работаешь в семейной компании?

– Нет, я охотница, – ответила Джиа, и Кристиан замер.

Когда выражение лица Джиа тоже застыло, он понял, что она поняла, что оговорилась, но прежде чем они успели среагировать, Кэролин сказала: – Корпоративный хедхантер?

Кристиан расслабился, когда Джиа быстро кивнула. – Да, корпоративный охотник за головами.

– Неужели? – Кэролин улыбнулась. – Я использую их все время. Ты работаешь только в Европе или в Канаде и США?

– В основном в Европе, – пробормотала Джиа.

– Какая жалость. Я не очень довольна компанией, которую мы обычно нанимаем. Если бы ты работала в США и Канаде, я бы наняла вашу фирму в следующий раз. Я уже знаю, что ты можешь быть убедительна, чтобы заставить кого-то взяться за работу, которую они, возможно, не хотят делать, – добавила она засмеявшись.

Джиа и Кэролин усмехнулись, и Кристиан выдавил улыбку, зная, что Кэролин говорит о том, как Джиа убедила ее стать его предполагаемой бородой.

– Ну, – сказала Кэролин, взглянув на часы. – Хорошо, что ты появилась. Ты можешь составить компанию Кристиану. Мне нужно вернуться на виллу и поспать.

Кристиан быстро проглотил еду и встал. – Мы пойдем с тобой.

– Не говори глупостей. Останься, ты не доел.

Она тупо смотрела, как он схватил последний сандвич и запихнул его в рот.

– Думаю, он уже доел, – весело сказала Джиа.

– Наверное, – сухо ответила Кэролин, наблюдая, как он жует и проглатывает огромный кусок.

– Не забудь свою сумочку, – тихо сказал Кристиан, когда Кэролин начала отворачиваться от стола.

Она резко остановилась и повернулась, чтобы схватить ее. – Это было бы нехорошо. Тем более, что именно за этим я и пришла.

Кристиан последовал за женщинами из ресторана. Всю дорогу до автобусов он лениво прислушивался к их веселой болтовне, потом открыл дверь и впустил их внутрь. Затем он закрыл дверь и забрался на переднее пассажирское сиденье, оставив их наедине на первом сиденье. Так было лучше. Менее заманчиво. Он решил проводить ее до виллы, не целуя и не прикасаясь к ней. Как только автобус остановился, он вышел и открыл перед ней дверь.

– Спасибо тебе. – Кэролин взяла протянутую руку, чтобы выйти.

Когда он отпустил ее, она повернулась к каменной дорожке, ведущей к ее вилле, и сказала: – Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – тихо ответил Кристиан, закрывая дверь. Садясь в автобус, он смотрел ей вслед. Как только она скользнула внутрь, водитель отъехал, и Кристиан заставил себя расслабиться.

– Ты собираешься снова попытаться заснуть? – спросила Джиа, когда они вышли из автобуса и направились к своей вилле.

Кристиан поморщился. – Я проспал весь день. Вряд ли я сейчас засну. Вот почему я не спал, когда она вышла из виллы.

Джиа кивнула. – Твои родители видели, как ты уходил. Маргарет позвонила и попросила присмотреть за вами и убедиться, что тебе не нужна помощь.

– Она так верит в мои способности, – криво улыбнулся он, открывая дверь Джиа.

Войдя на виллу, Джиа усмехнулась. – Она волновалась только потому, что ты не можешь контролировать или стереть память Кэролин, и боялась, что она может спросить что-то, на что тебе будет трудно ответить честно..., – сухо заметила она.

– Да. – Кристиан последовал за ней внутрь. – Спасибо за вмешательство.

– Но, ты же мой любимый кузен, – сказала она легко, толкнув его руку плечом, а затем добавила с усмешкой: – Ну, один из них.

– Верно, – сказал он со смехом.

– Так что ты собираешься делать? – спросила она, закрывая дверь.

– Дождусь рассвета, а потом найду ее завтра утром, проведу с ней день и заслужу ее доверие.

– На солнце? – с беспокойством спросила она. – А когда ты будешь спать?

– Я посплю завтра ночью. К тому времени я уже должен буду вырубиться. И я не вижу альтернативы выходу на улицу при дневном свете. Между ночными шоу и ее смертными часами, это единственный способ провести с ней больше, чем пару часов в день. Мне нужно завоевать ее доверие.

Джиа торжественно кивнула. – Ну, тогда ты можешь пойти с нами. Может быть, ты сможешь заставить Заниполо заткнуться о том, что Кэролин думает, что он может быть геем. Он спрашивает, почему она так думает с тех пор, как мы вернулись. Теперь он решил подстричься и отрастить бороду, чтобы выглядеть более мужественным.

Кристиан усмехнулся и последовал за ней из фойе.

Глава 7


Визг и смех заставили Кэролин посмотреть направо, солнечные очки скрывали тот факт, что она наблюдала за молодой парой, резвящейся на берегу. Молодая рыжеволосая девушка явно не хотела входить в воду, и темноволосый молодой человек обхватил ее сзади за талию, оторвав от земли. Определенно молодожены, решила Кэролин, наблюдая, как молодой человек уносит смеющуюся женщину в море. «Такие молодые, такие счастливые, такие влюбленные», – грустно подумала она, и ей захотелось плакать. Она не думала, что когда-либо это было у нее. О, когда-то она была молода и иногда счастлива, но не так, как они, и хотя она думала, что влюблена в Роберта, оказалось, что мужчины, которого она любила, даже не существовало. Ее любовная стадия была очень короткой и в основном застенчивой, поскольку она изо всех сил старалась угодить мужчине, который никогда не был ею доволен. Поморщившись от неприятных воспоминаний, она снова подняла книгу и притворилась, что читает, но вместо этого продолжала оглядываться вокруг, используя солнечные очки как прикрытие.

Кэролин проснулась утром от звуков рвоты, доносившихся из комнаты Бет. Бетани все еще была больна, определенно какие-то паразиты, а не пищевое отравление. Когда несколько минут спустя Бет присоединилась к ней на кухне, Кэролин предложила посмотреть, нет ли на острове врача, но Бет отказалась. Ей просто нужно больше спать, настаивала она. Кэролин же должна позавтракать с Джини, а потом отправиться на пляж. Она присоединится к ней позже.

«Как будто это возможно», – подумала Кэролин со вздохом. Казалось, ей было суждено провести следующие две недели в одиночестве в окружении счастливых молодоженов, чья радость была полной противоположностью ее собственному настроению. Или тусоваться со своим «дружком» Кристианом. «Эта мысль была недоброй», – сказала она себе. Кристиан казался хорошим парнем. Кроме того, если бы он не составлял ей компанию хотя бы часть времени, она вполне могла бы причинить себе вред. Серьезно, все эти влюбленные пары заставляли ее чувствовать...

Честно говоря, она чувствовала себя обиженной. Каприз? Она все оглядывалась, удивляясь, почему ее никто не любит. Почему Роберт не любил ее. Что с ней не так? Было уныло находиться в окружении молодых пар. Было несколько пар постарше, и даже одна или две женщины, которых она считала привлекательными. И все же, пока она была одна, у них у всех были счастливые, улыбающиеся, любящие партнеры... обычно. А Кэролин же чувствовала себя одинокой большую часть своей жизни. Она была ребенком с матерью, которая, как она знала, нежно любила ее, но из-за жизненных обстоятельств большую часть времени проводила на работе, а потом... Ну, она просто никогда не чувствовала, что принадлежит кому-то или у нее есть настоящая семья. Кэролин поморщилась от собственных эгоистичных мыслей. Ей очень повезло с матерью. По крайней мере, она знала, что ее любят. У некоторых детей даже этого не было. Она заставила себя снова уткнуться в книгу, пытаясь найти, на чем остановилась, и застыла от удивления, когда кто-то упал на песок рядом с ее шезлонгом.

– Утро…

Кэролин узнала голос Кристиана прежде, чем повернула голову, чтобы посмотреть на него. У него был глубокий, сексуальный голос, очень характерный, который трудно забыть. Она улыбнулась ему, и ее облегчение от того, что она больше не одна, добавило ей тепла.

– Доброе утро, – сказала она и нахмурилась, заметив круги под его глазами. – Ты хоть немного поспал?

– Немного. На рассвете я задремал.

Когда беспокойство отразилось на ее лице, он пожал плечами. – Это значит, что сегодня я буду спать как младенец.

Кэролин криво улыбнулась. – А я, так уж случилось, проснулась на рассвете.

– А, это все объясняет, – пробормотал он, и она приподняла бровь.

– Что объясняет?

– Ты тоже выглядишь усталой, – быстро сказал он. – Что тебя разбудило?

– Бет. Она встала, чтобы выпить, и уронила стакан на кухне. К тому времени, как я отправила ее в постель и вымыла посуду, я уже окончательно проснулась. Я попыталась снова заснуть, но, пролежав так около часа, сдалась.

Кристиан кивнул. – Как у нее дела?

– Я думаю, что это грипп, и ей следует обратиться к врачу, но она настаивает, что пока она принимает много жидкости и спит, она будет в порядке, – сказала Кэролин, ее брови поднялись, когда она посмотрела на его черные джинсы и футболку.

– Это не совсем пляжная одежда.

– У меня что-то вроде аллергии на солнце, – извинился он.

– Тогда почему ты здесь? – с беспокойством спросила она.

– Пока мы в тени, я в порядке.

– Хм. Но тебе здесь будет неуютно в джинсах и футболке. Слишком жарко. Может, нам стоит ...

Ее голос резко оборвался, когда он встал и быстро снял футболку. Ее глаза расширились. Она думала, что его обтягивающие футболки в значительной степени выдают то, как будет выглядеть его грудь, но она ошибалась. Он хорошо выглядел в футболке, но без нее он был Адонисом. Когда Кристиан расстегнул джинсы и начал стягивать их с бедер, она попыталась отвести взгляд, но это было просто невозможно. Она жадно наблюдала, как он вышел из них, обнажив свободные черные плавки. Его ноги впечатляли не меньше, чем торс. Мужчина был сложен, как атлет, с рельефными мускулами и упругой оливковой кожей. «Он, должно быть, очень популярен в гей барах», – подумала Кэролин, но нахмурилась, заметив, что его импровизированный стриптиз привлек внимание всех женщин на сотню ярдов.

– Черт возьми, Кристиан, ты можешь устроить бунт на пляже, – сказала она с отвращением.

– Что? – спросил он, удивленно оглядываясь.

– Неважно. – Кэролин снова огляделась и заметила, что некоторые женщины с завистью смотрят в ее сторону. Если бы они только знали. – Тебе следовало захватить шезлонг перед раздеванием. Хочешь, я тебе куплю?

Кристиан покачал головой и развернул большое пляжное полотенце рядом с ее стулом. – Я в порядке.

– Хм. – Она смотрела, как он вытягивается. Когда он повернул голову и улыбнулся, она машинально улыбнулась в ответ и снова уткнулась в книгу, думая о том, как жаль, что она никогда не встречалась с таким привлекательным мужчиной, как он, когда была моложе. Каждая женщина должна хотя бы раз в жизни насладиться такой мужской красотой.

Ее губы дрогнули. Однажды в университете такой мужчина пригласил ее на свидание. Что ж... она предположила, что термин «пригласил на свидание» вводит в заблуждение. Он подошел и заговорил с ней в один из тех редких случаев, когда Брента не было дома. Пораженная тем, что такой привлекательный – в переводе: горячий парень уделял ей такое внимание, она ловила каждое его слово в течение целых трех минут, прежде чем он сказал: – У тебя или у меня? – Кэролин отшатнулась от предложения, как девственница, которой была в то время, но теперь задавалась вопросом, как сложилась бы ее жизнь, если бы она приняла его. Все могло закончиться по-другому, или все могло закончиться так же, предположила Кэролин. На самом деле сожаления – пустая трата времени. Ты просто не можешь изменить прошлое. Настоящее и будущее – это все, с чем можно работать.

– Что ты читаешь?

Кэролин взглянула на Кристиана. Он лежал на спине, подложив руки под голову, и улыбался ей. Она перевернула обложку, чтобы он мог прочитать. – В настоящее время это очень популярно, но я сама нахожу это немного медленным; слишком много о немецкой политике, по крайней мере, в начале. Надеюсь, история скоро всплывет.

– Дай мне знать, если это случится. У меня это лежит дома, на моей стопке TBR, – признался он.

– Неужели? – спросила она, широко раскрыв глаза.

Он выгнул бровь и спросил: – Почему ты так удивлена? Ты думала, я могу только играть?

Кэролин усмехнулась. – Ну, ты – рокер. Я думала, вы только и делаете, что веселитесь и занимаетесь сексом.

Кристиан фыркнул. – Ты удивишься. Прошло много времени как я…, и я даже не помню, когда у Санто и Раффаэле в последний раз была любовница.

– А Заниполо и Джиа? – спросила она.

– Джиа тоже давно не встречается с мужчинами. Заниполо же, наоборот, в некотором роде шлюха, – сообщил он ей.

Кэролин усмехнулась. – Так и есть, да?

– Да, – заверил ее Кристиан и усмехнулся. – И он был очень расстроен, узнав, что именно его ты сначала приняла за гомосексуалиста, когда Джиа разговаривала с тобой.

Кэролин замерла. – Я не сказала Джии, что подозреваю в нем гея.

Улыбка Кристиана застыла, затем он расслабился и пожал плечами. – Возможно, тогда она решила его подразнить.

Кэролин нахмурилась. Должно быть, так оно и было, потому что она не высказала своих мыслей вслух... до сих пор... Или что? Джиа же не могла читать ее мысли. Должно быть, она просто дразнила Заниполо. «Это совпадение», – подумала она, а потом, поняв, что сказал Кристиан, спросила: – Так Заниполо знает, что ты гей?

Его взгляд блеснул. – Заниполо знает мои сексуальные предпочтения.

– О. Кто-нибудь еще?

Вместо ответа он резко сел и огляделся по сторонам, пока его взгляд не остановился на маленькой закусочной посреди людного пляжа. – Хочешь выпить? Я хочу пить.

– Мне тоже хочется пить, – призналась она.

Кристиан немедленно вытащил бумажник из кармана джинсов и побежал по песку. На солнце, отметила она про себя, беспокоясь о его аллергии. К счастью, в кабинке было не много народа, и он быстро вернулся с двумя «Маргаритами».

– Как-то рановато для алкоголя, не так ли? – спросила Кэролин, когда он наклонился, чтобы дать ей выпить. По ее прикидкам, полдень еще не наступил. Может быть 11 утра.

– Я не знал, что еще взять, – пожал плечами Кристиан, усаживаясь рядом с ней на песок. – Это не должно причинить нам вреда.

– Плохо нам не будет, – согласилась она. – Но я, наверное, засну.

– Учитывая, что никто из нас не спал всю ночь, это не кажется чем-то плохим. Немного вздремнуть в тени – звучит прекрасно.

Пожав плечами, она сделала глоток. Это действительно был хороший, холодный, острый, освежающий напиток для жаркого солнечного дня с книгой.

– Как ты думаешь, Бет к вечеру станет лучше? – спросил Кристиан, потягивая свой напиток.

– Скорее всего, нет. Почему ты спрашиваешь?

– Джулиус хотел узнать насчет бронирования, – объяснил он.

– Бронирование? – неуверенно спросила Кэролин.

– На ужин.

Увидев непонимающее выражение ее лица, он напомнил ей: – Ужин и танцы сегодня вечером. Ужин перед выступлением, танцы в городе после?

– А, понятно. – Она забыла о вчерашнем происшествии. Но теперь это означало, что она может ожидать поцелуев сегодня вечером, чтобы убедить его семью, что они стали свидетелями цветущего романа. Эта мысль заставила ее поднять бокал, но она вспомнила о том, что мозг замерзает, и в последний момент только пригубила напиток.

– Это всего лишь одна ночь, – тихо сказал Кристиан. – Я закажу экскурсии и ужины на остаток недели, чтобы этого больше не повторилось.

Кэролин кивнула в ответ и сделала еще один глоток.

– Ты знаешь, какие экскурсии тебя особенно заинтересуют? – спросил он.

Кэролин покачала головой. – Я даже не знаю, что можно еще выбрать. Я знаю, что у нас заказан шаттл, и Бетани заказала нам дневной рейс на побережье, чтобы посмотреть вулкан и плантацию какао. Но кроме этого я не имею представления о том, что доступно.

Кристиан допил остатки быстро тающей «Маргариты» и снова растянулся рядом с ней. – Я возьму брошюру, когда мы пойдем обедать, и мы сможем проверить, что там есть, пока едим.

Кэролин кивнула и допила свой напиток, затем поставила пустой стакан на песок рядом со своим сиденьем и откинулась назад, чтобы снова открыть книгу. Она улыбнулась и это была приятная, расслабленная улыбка. «Она была не одна сейчас», – подумала Кэролин засыпая.

– Cara?

– Хм? – сонно пробормотала она и, моргнув, обнаружила, что лежит на животе в шезлонге. Солнце переместилось в небе, и их тень исчезла. Теперь она лежала на открытом месте под палящим солнцем. Она была разгорячена и вспотела, кожа на спине шипела под полуденным солнцем.

– Ты сгоришь. Тебе нужен лосьон.

Голос Кристиана заставил ее поднять голову и посмотреть на него. Он сидел, упершись бедром в край шезлонга, и был все еще в одних плавках, но теперь держал в руке бутылку лосьона. Открыв ее, он плеснул немного в ладони, а затем уронил бутылку на песок.

– Может, мне нанести это на тебя? – спросил он, потирая руки, покрывая лосьоном пальцы.

Кэролин открыла рот, чтобы сказать «нет», но прикусила язык, прежде чем ответить, когда он наклонился и провел руками по ее спине. То, как он втирал крем ей в спину и плечи, должно было успокаивать. Она была уверена, что с кем-то другим так и было бы, но только не с ним. Ее кожу покалывало везде, где двигались его руки, и вместо того, чтобы расслабиться, она почувствовала, как напряглась под его руками. Закусив губу, она закрыла глаза и попыталась заставить себя расслабиться, но это было невозможно. Гей он или нет, он был красивым, сексуальным парнем, и от него чертовски хорошо пахло.

– У тебя будет линия загара. – Он наклонился вперед, его твердая грудь прижималась к ее теплой спине, а его дыхание мягко касалось ее уха.

– Мне расстегнуть твой купальник?

Кэролин с тревогой моргнула, услышав это предложение, и в замешательстве подумала, когда же она сняла футболку и шорты, оставшись в купальнике. Она была слишком застенчива, чтобы сделать это, но теперь ее одежда незаметно исчезла, а купальник был единственным прикрытием. Кристиан потянул за веревочку за спиной, и она увидела, что топ ее купальника упал, оставив спину совершенно голой, а бока открытыми. Это не было неприлично, ее руки все еще были спрятаны и сжаты под ней на шезлонге, но это заставило ее почувствовать себя странно уязвимой.

Кристиан наклонился вперед, чтобы снова прошептать ей на ухо: – Hai la pelle bella, cosi dolce. – Его голос был хриплым и мягким, его руки скользили вниз по ее спине, к низу купальника. – Ritiene buon sotto le mie barrette.

– Хм? – смущенно пробормотала Кэролин, не понимая, что, о чем он говорит.

– У тебя красивая кожа, такая сладкая, – перевел он, массируя и разминая ее талию. – Приятно чувствовать ее под пальцами.

Кэролин замерла от удивления, но прикусила губу, когда его руки скользнули от ее спины к бокам. Его ладони были прижаты к ее бокам, но кончики его пальцев изогнулись под ее талией чуть выше плавок и скользнули вниз. Она ахнула, когда они коснулись ее ягодиц, а потом и боков. Кэролин не дышала, пока его руки не скользнули обратно вверх. Она с облегчением вздохнула, когда они снова переместились к ее талии, но затем Кристиан переместился, и его руки скользнули по ее плавкам, чтобы найти ноги. «Конечно, он должен остановиться и взять еще лосьона», – подумала Кэролин, почти отчаявшись на мгновение без его рук. Ее тело покалывало не только там, где он прикасался, но и там, где не прикасался, когда его пальцы скользили вниз к ее икрам и лодыжкам. Затем он переместил обе руки на ее левую ногу, чтобы двигаться вверх, одна рука была сильной и твердой на внутренней стороне лодыжки, другая снаружи, его большие пальцы скользили вверх по спине, в то время как его руки двигались вверх по ее икре.

Кэролин почувствовала, как напряглась. Ей было все равно, гей он или нет, она просто не могла лежать спокойно и бесчувственно, когда его руки скользили по ее телу. Она хотела попросить его остановиться, но не думала, что сможет заговорить, когда его руки двинулись к вершине ее бедер. Кэролин напряглась, как заводные часы, и прикусила губу, почти до крови, стараясь не извиваться. К ее огромному облегчению, Кристиан остановился у самой верхней части ее ноги, а затем его руки переместились на другую ногу, чтобы медленно спуститься вниз. На этот раз, однако, во время их подъема он позволил им пройти весь путь, и у нее перехватило дыхание, когда рука на внутренней стороне ее ноги слегка коснулась плавок между ног.

– Кристиан, – протестующе выдохнула она, когда ее тело откликнулось на прикосновение, а затем его руки снова оказались на ее спине, скользя от позвоночника к бокам.

Кэролин медленно выдохнула, ее голова повернулась, чтобы осмотреть пляж. Она увидела, что на пляже кроме них никого не было, все шезлонги опустели. Это зрелище смутило ее. Куда все подевались? Время близилось к обеду, но ведь они же не собрались всей толпой в рестораны?

– Какая бледная кожа, – пробормотал Кристиан, скользя пальцами по ее бокам. – Такая красивая.

Слова прозвучали у нее над ухом, его горячее дыхание обжигало ее уже разгоряченную плоть, и она начала поворачивать к нему голову, а затем замерла, когда его язык внезапно скользнул по внешнему краю ее уха, прежде чем захватить губами мочку.

– Но ты же гей, – выдавила она в замешательстве, когда он начал сосать мочку, посылая новую волну покалывания через кожу.

Руки замерли на полпути к ее бокам, он отпустил ее мочку и прорычал: – Нет. Я – не гей.

И пока она изо всех сил пыталась принять это, его губы скользнули к ее шее, покусывая и целуя, посылая дрожь по всему ее телу, в то время как его руки продолжали двигаться вверх по ее бокам.

– Дай мне свои губы, – прошептал Кристиан, когда его руки замерли, едва касаясь ее груди.

– Кристиан, я не думаю, что это хорошая…

Ее слова замерли на полуслове, когда его руки внезапно изогнулись под ее руками. Он мягко сжал ее, а затем оторвал от шезлонга, чтобы дотянуться и накрыть ее рот своим. Кэролин застонала, когда его язык скользнул по ее губам, целуя ее с той же страстью, которую она помнила с прошлой ночи, когда он провожал ее до двери. Теперь он вызвал такой же сокрушительный отклик в ее теле, пробудив небольшой взрыв страсти и желания, которые ослепили ее, как искры фейерверка. Снова издав горловой стон, она изогнулась в его объятиях, ее грудь выскользнула из его рук, когда она перевернулась.

Губы Кристиана в ту же секунду прильнули к ее губам, и когда она обвила руками его шею, его руки снова нашли ее грудь. Его пальцы сомкнулись на нежной плоти, сжимая и массируя, заставляя ее вздыхать и стонать, в то время как его язык снова и снова пронизывал ее рот. Каролин никогда не испытывала такой страсти. Казалось, она накатывает на нее волнами, соответствующими ритму океанских волн, бьющихся о берег, накатывающих одна за другой, неутомимых, как само море. Она простонала его имя, когда его губы оторвались от ее губ, и ахнула, когда они переместились на ее грудь. Он потянул сосок, прикусил его зубами, и она застонала, извиваясь в шезлонге. Когда его рука скользнула вниз и скользнула между ее ног, Кэролин вскрикнула, ее пальцы вцепились в его волосы.

– Bella cara, moan for me, – прошептал он у ее груди, когда его пальцы начали ласкать ее сквозь тонкую ткань... и Кэролин действительно застонала, все ее тело содрогнулось от прикосновения.

Подняв голову, Кристиан снова завладел ее ртом, его губы двигались по ее губам, а его пальцы разжигали ее страсть. На этот раз, когда его язык проник в ее рот, она позволила своему языку неуверенно двигаться, чтобы присоединиться к танцу. Когда его губы снова оторвались от ее губ, она вскрикнула в знак протеста, но его пальцы продолжали разжигать ее страсть, и он усмехнулся, затем прикусил ее ухо, прошептав: – Прикоснись ко мне.

Кэролин немедленно убрала одну руку с его головы, повинуясь ему. Ее пальцы скользнули вниз по его груди, а затем опустились на бедра, чтобы нащупать его член, прикрытый плавками. Она нашла его твердым и ... Кэролин замерла, ее глаза открылись от удивления.

Кристиан остановился и озабоченно поднял голову.

– В чем дело, дорогая?

– Я... э... ты такой большой, – сказала она смущенно.

Он смутился и покачал головой. – Вовсе нет.

Кэролин недоверчиво уставилась на него. – Но Роберт…

– Я не Роберт, – сказал он торжественно, – и уверяю тебя, я только на самом верху среднего размера, так что, если я кажусь намного больше, чем он, у него должно быть un pene molto molto piccolo.

Кэролин не попросила его перевести. Она подозревала, что он только что сказал что-то вроде того, что у Роберта был пикколо вместо пениса или что-то еще в этом роде, но, честно говоря, ей было все равно. Кристиан внезапно убрал руку с ее промежности. Она изо всех сил пыталась скрыть разочарование и пожалела, что сказала это, когда почувствовала, как кто-то дернул ее за лямки. Пока Кэролин смотрела вниз, Кристиан потянулся к другой лямке. Она снова посмотрела ему в лицо, и его губы снова накрыли ее рот, а затем она почувствовала, как его рука смахнула лоскут ткани, и заменила его своей рукой. Кэролин закричала ему в рот, когда его пальцы погрузились между ее ног, находя и скользя по ее теплой, скользкой плоти. На мгновение она превратилась в сплошное ощущение, почти лишенное мыслей, и одна рука отчаянно вцепилась в его волосы, в то время как другая сжала его эрекцию.

Когда она была вознаграждена стоном Кристиана, его ласки и поцелуи стали более требовательными, она немедленно отпустила его. Она скользнула рукой вверх по ноге, чтобы найти его обнаженный член, и его плоть была горячей, и даже тверже, чем мгновение назад. Кэролин начала водить по нему пальцами, желая доставить удовольствие. Ответ Кристиана был самым приятным: он замер на мгновение, а затем зарычал ей в рот, его язык хлестал ее почти в наказание. Но он также изменил свою ласку, оставив большой палец кружить вокруг ее клитора, когда он скользнул в нее другим пальцем.

Она выгнулась на шезлонге, выкрикивая его имя, когда их поцелуй прервался. Кристиан продолжал делать то, что делал, но затем переместил свой рот к ее соску, втягивая его в рот и сильно посасывая, пока она не отпустила его эрекцию и не убрала руку, чтобы раздраженно потянуть его плавки вниз. К ее большому облегчению, он сразу же ответил, его руки оставили ее, чтобы он мог встать и быстро сбросить плавки. В следующее мгновение он уже карабкался на нее, раздвигая колени. Кэролин нетерпеливо потянулась к нему, снова притянув его голову к своей, когда он устроился между ее бедер. Завладев ее губами и просунув язык ей в рот, он не сразу вошел в нее. Сначала Кристиан прижался к ней, его твердая плоть крепко терлась о центр ее возбуждения. Кэролин застонала и обхватила его ногами в ответ, ее поцелуй становился все более отчаянным, а руки опустились, чтобы схватить его за зад, впиваясь в него с требованием, которое не было бы удовлетворено такими полумерами. И все же Кристиан сдерживался. Его губы на мгновение впились в ее губы, прежде чем он внезапно резко вошел в нее. Кэролин с криком оторвалась от него, когда он наполнил ее, а затем выгнулась, издавая легкие вздохи, пока ее тело боролось с вторжением, к которому не привыкло.

– Cara? – неуверенно спросил он, не двигаясь с места, и она открыла глаза. Увидев беспокойство на его лице, она потянула его голову вниз. Когда она снова завладела его губами, ее тело инстинктивно дернулось, чтобы подтолкнуть его. Тогда он снова отодвинулся, и опять вонзился в нее. Его губы ловили ее стоны и крики, пока он гнал их обоих к краю пропасти, а затем раздался телефонный звонок, заставивший ее нахмуриться.

– Не обращай внимания, – выдохнул Кристиан, снова входя в нее, но второй звонок заставил Кэролин моргнуть, открыть глаза и неуверенно оглядеться вокруг.

Как и ожидалось, она сидела в шезлонге на пляже, но все еще в тени. Пляж был полон смеющихся и болтающих пар. Ее футболка и шорты снова были на месте поверх купальника, книга лежала на животе там, где, очевидно, упала, когда она задремала, а Кристиан полулежал на песке рядом с ее стулом. Как только она это заметила, его глаза распахнулись, и он вскочил на ноги. В следующее мгновение он уже бежал к прибою, явно стремясь окунуться.

Кэролин смотрела ему вслед, ее мозг медленно успокаивался от возбужденного состояния и принимал то, что все это было сном. Конечно, это был сон. Только в ее снах Кристиан мог быть натуралом и интересоваться ею.

Снова зазвонил телефон, и Кэролин нашла взглядом свою сумочку, лежащую на песке. Тряхнув головой, чтобы прояснить ее, она наклонилась в сторону, схватила ремень и подтащила сумочку поближе. Затем она положила ее на колени и быстро порылась внутри, чтобы найти свой телефон, который зазвонил в последний раз как раз перед тем, как Кэролин нажала кнопку разговора. Она прижала телефон к уху, чтобы сказать: – Алло.

– Каро? – сказала Бетани.

– Да. – Она села, и книга упала на песок. – Тебе лучше? Ты идешь на пляж?

– Нет. Я просто хотела проверить тебя. Я чувствую себя так паршиво, что оставила тебя одну.

– Не беспокойся обо мне, – вздохнула Кэролин. – Со мной все будет в порядке. Это ты больна.

– Да, но я беспокоюсь о тебе. Я настояла на том, чтобы отвезти тебя на Сент-Люсию, а потом, по сути, бросила тебя одну. Я чувствую себя ужасно.

– Не надо. Ты больна. С этим ничего не поделаешь. Но тебе станет лучше через пару дней и у нас еще будет куча времени, чтобы повеселиться.

– Верно, – пробормотала Бетани. – Этот парень из группы не пристает к тебе?

– Нет.

– Он далеко от меня, – сказала Кэролин, ее глаза нашли Кристиана, упорно рассекающего волны. «Это не ложь», – сказала она себе. Кристиана в данный момент не было рядом с ней.

– Хорошо, – твердо сказала Бет. – Если он появится, скажи ему, чтобы убирался. Тебе не нужно тратить свой отпуск, играя в бороду для другого Брента.

«Нет, потому что сидеть в одиночестве среди молодоженов намного лучше», – подумала Кэролин, но пробормотала что-то невнятное. – Принести тебе что-нибудь, когда я вернусь?

– М-м-м... что ж... если ты не возражаешь, не могла бы вы остановиться в том маленьком магазинчике напротив главного здания и посмотреть, есть ли у них имбирный эль? – спросила Бетани. – И, возможно, какие-то сухарики? Это поможет успокоить желудок.

– Конечно, – сказала Кэролин. – Я принесу их прямо наверх.

– Нет. Давай, сначала пообедай. Я могу подождать, пока ты поешь.

– Хорошо, – пробормотала Кэролин, вспомнив, что Кристиан говорил что-то о просмотре брошюр во время обеда.

– Кэролин?

– Что? – Она смотрела, как Кристиан повернулся и поплыл обратно к острову.

– Все будет хорошо. В худшем случае мы всегда можем стать лесбиянками и состариться вместе. Кому вообще нужны эти мужчины?

– Верно, – пробормотала Кэролин, не находя их старую шутку даже отдаленно смешной.

– Повеселись. И не спеши возвращаться. Просто наслаждайтесь песком и серфингом. С имбирным элем и крекерами спешить не надо. Я все равно прилягу и немного посплю.

Кэролин повесила трубку, не сводя глаз с Кристиана. Он был очень хорошим пловцом, рассеянно отметила она, но если у него аллергия на солнце, она не думала, что он должен быть так долго в воде.

Она откинулась на спинку шезлонга, думая о том, что усилия Бетани ободрить ее возымели обратный эффект, и теперь она была подавлена. «Или, возможно, ее угнетал тот факт, что она, очевидно, начала видеть сны о своем бедном гее-компаньоне», – мрачно подумала Кэролин. Она почти чувствовала, что должна извиниться перед беднягой за то, что изнасиловала его во сне. Поморщившись, она поправила на носу очки и стала смотреть, как Кристиан выходит из прибоя. Он был красивым молодым человеком... и она не могла помочь своим мечтам, сказала она себе. Кроме того, секс во сне был горячее, чем все, что она испытывала в реальной жизни. И это было самое веселое, что ей довелось пережить в этой проклятой поездке. И она была единственной, кто знал об этом, так что никто не пострадал. Ей просто нужно было твердо напомнить себе, что все это было лишь сном и что в реальной жизни этого никогда не случится. Кристиан был геем, вот и все. Он никогда не захочет ее.


Глава 8

– Значит, Бетани заказала тебе экскурсию по магазинам и дневной рейс в Суфриер, – пробормотал Кристиан, просматривая брошюры.

– Я почти уверена, что она упоминала эти две. Может, она и заказала другие, но я не помню, чтобы она мне об этом говорила.

Кристиан кивнул. – Похоже, сегодня нам не повезло. Большинство экскурсий начинаются утром.

– Наверное, потому, что тогда прохладнее.

Она наклонилась поближе, чтобы прочитать описание турне по джунглям на джипе. Это звучало интересно, они остановились бы на банановой плантации, и в этом туре тоже были водопады. Приключение на молнии также выглядело интересным. Проностись между деревьями в 150 футах над землей, чтобы увидеть лес под таким необычным углом. У них будет вид с высоты птичьего полета, даже на птиц. По крайней мере, так говорилось в брошюре.

–Хм, – Кристиан нахмурился и заметил: – Но сегодня остаются только шаттлы с покупками.

Кэролин усмехнулась, увидев выражение его лица. – Ты выглядишь таким взволнованным.

– Да, – криво улыбнулся он. – Не люблю ходить по магазинам.

– Ну, сегодня мы ничего не должны делать, – весело заметила она. – Мне нужно отнести Бет имбирный эль и крекеры и проверить, как она. Потом мы могли бы немного отдохнуть на пляже. Я имею в виду, уже больше часа, а наша еда еще даже не готова. К тому времени, как я вернусь от Бет, будет, наверное, два или три часа, мы могли бы полежать, почитать или поговорить, а потом приготовиться к ужину...

Она пожала плечами. – Остальная часть ночи в основном обсуждается.

– Да? – он поднял брови. – Ты не возражаешь?

– Нет. Мы с Бетани планировали просто расслабиться в течение первых двух дней, – заверила она его, и это было правдой, они планировали просто расслабиться и отдохнуть от своих забот. Бет выбрала для своей болезни самое подходящее время. Конечно, она же должна поправиться к тому времени, когда подойдет время экскурсий.

–Хорошо, но я действительно думаю, что мы должны отправиться завтра в путешествие на молнии или на джипе, – предложил он.

– Похоже на план, – согласилась она, довольная, что его интересы совпадают с ее собственными. Когда официантка принесла заказ, она откинулась на спинку стула. Кэролин вздохнула от удовольствия, когда перед ней поставили бургер. Она знала, что не должна этого делать, она пыталась следить за своим весом с тех пор, как ушла от Роберта, но она была в отпуске, и что может быть лучше бургера? Да и Кристиан заказал себе то же самое.

– М-м-м, вкусно, – объявил он с набитым ртом.

Кэролин весело покачала головой. – Только не говори мне, что в Италии нет бургеров.

– Не сомневаюсь, но я их никогда не ел, – сказал он, беря картошку и отправляя ее в рот.

– Никогда? – спросила с удивлением она, а потом улыбнулась. – Полагаю, ты ешь там много пасты. Кажется, это то, чем славится Италия.

Кристиан хмыкнул, но его рот был полон гамбургера, и она переключила внимание на свою еду. Прошло несколько мгновений, прежде чем кто-либо из них снова заговорил, и это был Кристиан, который сказал: – Так что же бизнес-адвокат будем делать?

Кэролин криво улыбнулась и, взяв картошку фри, призналась: – Я больше не пользуюсь своей степенью.

Когда он поднял брови, она пожала плечами.

– Несколько лет назад жизнь сделала неожиданный поворот.

– О? – с любопытством спросил Кристиан.

Она кивнула и посмотрела на свою тарелку, но потом решила, что нет причин не говорить ему. Вряд ли это сейчас повлияет на их зарождающуюся дружбу, да и когда-нибудь позже. – Помнишь, я говорила, что мама – моя единственная семья?

Он кивнул.

– Ну, оказалось, что это не совсем так. Кажется, у нас была куча родственников. Она просто не осмеливалась приблизиться ни к одному из них, боясь, что отец найдет ее.

Кристиан перестал жевать, его глаза сузились.

– Супружеское насилие?

Она не удивилась, что он догадался. Какая другая причина заставила бы женщину бежать от мужа и семьи и воспитывать ребенка в условиях крайней нищеты?

– Да. Думаю, он ее бил. Она сказала, что чуть не потеряла меня, когда он сбросил ее с лестницы, когда она была беременна, – поморщившись, она продолжила: – Она терпела, пока он ее бил, но когда мне исполнилось четыре года, он набросился и на меня.

– Это от него? – спросил Кристиан.

Кэролин остановилась в замешательстве, но потом поняла, что потирает маленький шрам в форме слезы возле правого глаза. Убрав руку, она потянулась за гамбургером, но остановилась. – Да. За то, что положила локти на стол.

Лицо Кристиана потемнело. – И за это он оставил тебе шрам на всю жизнь?

Кэролин пожала плечами. – Насколько я помню, он был вспыльчив. Кроме того, это был несчастный случай. Я имею в виду, он, ударил меня и кинул в меня стакан или кувшин, или что-то со стола. Меня поранило осколками стекла, но матери было достаточно и того, что он ударил меня так сильно. Она боялась, что это будет не в последний раз, поэтому взяла меня и убежала. Она сменила нашу фамилию на свою девичью, Джонсон, и работала на ужасных низкооплачиваемых работах, чтобы не оставлять следов, по которым он мог бы нас найти.

–А он искал? – спросил Кристиан.

Кэролин кивнула. – Очевидно, он нанял несколько частных детективных агентств и держал их на службе десять лет, прежде чем сдаться.

– Он никогда не искал ее под девичей фамилией? – спросил Кристиан.

Кэролин усмехнулась. – Джонсон почти так же распространен, как Смит. Он мог бы искать до тех пор, пока коровы не вернулись бы домой, и не нашел бы нас. Кроме того, она работала неофициально, – напомнила она ему.

– Да уж, – Кристиан кивнул. – И как ты это узнала?

– Кое-что я узнала, когда мама заболела, перед самой смертью. Остальное я узнала от него, когда они нашли меня, – тихо призналась она. – До того, как мама заболела, я думала, что мой отец умер незадолго до моего рождения.

– Когда он нашел тебя? – спросил он. – Ты сама его не искала?

– Черт возьми, нет, – весело ответила Кэролин. – Я имею в виду, он был просто именем, и, судя по тому, что описала моя мать, вряд ли кем-то, кого я хотела бы знать.

– Так что же заставило его снова начать тебя искать?

– Рак, – тут же ответила она. – Он больше не женился, у него не было детей, он заболел раком и решил, что пришло время попытаться найти нас снова. Только на этот раз он решил, что я буду работать, и заставил их искать меня.

Она отправила в рот картошку, прожевала, проглотила и продолжила: – Это заняло некоторое время, но ему повезло, что он вообще нашел меня. В какой-то момент я почти сменила имя на Кэролин.

– Кэролин – не твое настоящее имя? – удивленно спросил он.

– Да, это мое второе имя.

– А первое имя? – спросил он.

Кэролин усмехнулась. – Угадай.

Он моргнул, услышав это предложение. – С чего я мог бы хотя бы начать?

– Это Кристиана, – весело перебила она.

Кристиан моргнул и поднял брови.

– Ты шутишь?

Кэролин рассмеялась, увидев выражение его лица. – При рождении меня звали Кристиана Кэролин Карвер. Наверное, мои родители увлекались аллитерацией.

Кристиан откинулся на спинку сиденья, и она тихо усмехнулась, но продолжила: – Так или иначе, я прожила большую часть жизнь как Кэролин Джонсон, под моим вторым именем и девичьей фамилией моей матери. Не знаю, как ей это удалось. Я думала, им нужны свидетельства о рождении или какие-то документы, чтобы зарегистрировать ребенка в школе, но если так, она, должно быть, купила поддельные документы.

Кэролин ненадолго задумалась, пытаясь представить, как ее трудолюбивая и честная мать имеет дело с людьми с черного рынка, чтобы купить поддельные удостоверения личности. Это было очень трудно представить. И все же она должна была это сделать. – Хотя она, очевидно, не возражала против фальшивых документов для моего обучения, она использовала мое настоящее имя и свидетельство о рождении, чтобы получить номер социального страхования, когда я была подростком. Но настояла на том, чтобы я тратила свою энергию на учебу, и никогда не позволяла мне работать полный рабочий день, поэтому я никогда не использовала ее, пока не окончила университет и не начала работать.

Кэролин рассмеялась. – Это было довольно странно, чтобы научиться подписывать все бумаги как Карвер. И каждый раз, когда кто-то называл меня Крисом или Кристианой, я понятия не имела, с кем они разговаривают. Меня все еще звали Кэролин.

– И так же он тебя нашел? Через твой номер социального страхования? – спросил Кристиан.

– Да, – согласилась она. – Но, Роб ...

Она помолчала, поджав губы, а потом просто сказала: – Это заняло некоторое время. К тому времени, когда его частный детектив выследил меня, мой отец был на последней стадии рака и на последнем издыхании.

Кристиан на мгновение замолчал, его глаза были серьезными, и она знала, что он хочет спросить ее, ведь она начала говорить о Роберте. Она не была готова ответить на этот вопрос и напряглась при мысли, что он вообще заговорит об этом, но он просто спросил: – Каким был твой отец?

Напряжение Кэролин ослабло, губы скривились. – Кающийся. Но разве не все это делают, зная, что вот-вот встретятся со своим создателем?

Брови Кристиана взлетели вверх, и она криво улыбнулась. – Почему ты так удивлен, что я это сказала?

– Мне кажется, ты не из тех, кто так циничен, – тихо признался он.

Кэролин посмотрела вниз. Он был прав. Бет и Брент всегда считали ее маленькой Поллианной, но за последние два года она многому научилась. И все же Кристиан знал ее не так давно, поэтому было удивительно, что он уже догадался об этом.

– Ладно, – сказала она. – Он был полон извинений и сожалений как за то, что сделал, чтобы прогнать маму, так и за тяжелую жизнь, которую она из-за этого прожила. Он хотел компенсировать это, оставив мне свой бизнес и состояние.

Когда Кристиан поднял брови, она горько улыбнулась.

– Похоже, моя мать многим пожертвовала, чтобы защитить меня. Папа был чертовски богат, с парой компаний и кучей земли. Вот почему она боялась, что он будет охотиться за нами; у него были на это средства, – сухо сказала она.

– И он все оставил тебе?

Кэролин кивнула. – Компании базировались в Квебеке. Я продала парочку и переехала в Торонто, где был головной офис, а после его смерти стала управлять ей.

– В какой области специализируется компания? – с любопытством спросил он.

– Рекламное агентство, – призналась она с самоуничижительным смешком. – Не знаю, почему я решила оставить все себе. Я ни черта не смыслю в рекламе. Но поначалу я просто предоставила творческую работу квалифицированному персоналу и сосредоточилась на бизнесе, а теперь я знаю намного больше, чем раньше.

– Значит, ты даже не пользуешься своим дипломом юриста?

– Ну, полагаю, что да. Когда дело доходит до контрактов, я гений. Это удобно, – призналась Кэролин, а затем посмотрела на свою тарелку, чтобы убедиться, что закончила свой ужин. Увидев, что Кристиан тоже закончил, она вздохнула и посмотрела на часы. – Думаю, мне следует взять имбирный эль и крекеры и вернуться на виллу.

Кристиан кивнул и вывел ее из ресторана. Тот, который они выбрали, находился на небольшой полосе напротив главного здания, и Кэролин с любопытством посмотрела в окна нескольких маленьких магазинчиков вдоль морской набережной. Увидев в витрине большой ассортимент футболок, она остановилась.

– Ты хотела бы войти? – спросил Кристиан.

Она взглянула на его темную футболку и джинсы и кивнула.

Это был крошечный магазинчик, полный безделушек и одежды, и Кэролин прошла через него, пока не добралась до секции одежды, где ее ждал ассортимент шорт и рубашек. Ее взгляд скользнул по группе гравюр гавайского типа, но не остановился. Она просто не видела Кристиана в них. Улыбнувшись при этой мысли, она перешла к футболкам и взяла белую с логотипом курорта на нижнем правом подоле.

– А что думаешь? – спросила Кэролин, поворачиваясь к Кристиану.

Он покачал головой. – Мне ничего не нужно.

– Угу, – сказала она недоверчиво. – Значит, у тебя в чемодане есть что-то не черное?

– А что плохого в черном? – нахмурившись, спросил он.

– Ничего. И тебе идет, – заверила она его.

– Но здесь слишком жарко. И тебе также нужны шорты.

– Я не ношу шорты, – мрачно заверил ее Кристиан, задирая нос, и Кэролин рассмеялась.

Наклонившись, чтобы прошептать ему на ухо, она поддразнила: – Ты не очень-то разбираешься в моде для гея.

– Я рад это слышать, – сухо сказал он, его рука поднялась, чтобы коснуться ее спины, прежде чем она опустилась на ноги.

Покачав головой, она повернулась, чтобы взять парусиновые шорты, и Кристиан тут же поморщился. – Каро, я не буду их носить.

– А почему бы и нет? У тебя хорошие ноги. Ты должен показать их.

– Господи, Кэролин. Я не Бет. И у мужчин плохие ноги, – сказал он с отвращением.

– Я имела в виду ноги хорошего парня, – быстро сказала она. – Все мускулистые и сексуальные.

Кристиан моргнул, его раздражение сменилось усмешкой, и он с интересом спросил: – Так ты считаешь мои ноги сексуальными?

Кэролин покраснела. – Я уверена, ты знаешь, что это так. Просто посмотри, есть ли у них раздевалка, и примерь это. Мне жарко просто смотреть на тебя во всем черном.

Его брови поднялись, улыбка стала шире. – Ты хочешь сказать, что я тебя возбуждаю?

– Я не хотела ... – начала она с тревогой, чувствуя, что краснеет. Но, заметив блеск в его глазах, она покачала головой и раздраженно сказала: – Кто бы мог подумать, что ты такой умник?

– Я принесу футболку, – хмыкнул он и, взяв ее, направился к кассе. Она решила, что это лучше, чем ничего.

Затем они зашли в маленькую бакалейную лавку, чтобы купить имбирного эля и крекеров, а потом поднялись пешком на холм, болтая на ходу.

– Сколько тебе нужно времени, чтобы вернуться на пляж? – спросил Кристиан, когда они приблизились к вилле, которую она делила с Бет.

Кэролайн заколебалась. Если она просто бросит вещи и уйдет, ей понадобится всего минута. Однако она чувствовала, что должна остаться и навестить Бетани, хотя бы ненадолго.

– Дашь мне час?

Он легко кивнул. – Это даст мне время принять душ, переодеться и поесть.

– Ты говоришь по-итальянски, есть, а не кормить, – весело сказала она. Когда Кристиан напрягся, как ей показалось, от смущения, она пожалела, что поддразнила его. Он очень хорошо говорил по-английски. – Кроме того, ты только что поел. Как ты можешь снова быть голодным?

Кристиан расслабился и пожал плечами. – Просто хочу есть.

– Хм, значит, ты все еще растешь, – решила она.

– Cara, я уже давно прошел стадию взросления, – твердо сказал он.

Кэролин проигнорировала итальянское ласковое обращение. Похоже, он пользовался им достаточно свободно. Она также проигнорировала его слова и просто пошла по дорожке к своей вилле, сказав: – Тогда встретимся там через час.

Когда она вошла, на вилле было прохладно и тихо. Кэролин отнесла пакет на кухню и поставила имбирный эль в холодильник, затем поставила крекеры на стол и отправилась на поиски Бетани. Она нашла ее крепко спящей в своей комнате и осторожно закрыла дверь. После недолгого колебания она вернулась на кухню, чтобы написать записку, в которой говорилось, что она была и ушла, и просьбой позвонить, если ей что-то понадобится или просто нужна компания. Затем Кэролин выскользнула из виллы и направилась вниз по дороге. Она почти достигла поворота, когда звук шагов заставил ее оглянуться через плечо. Заметив бегущего к ней Кристиана, она остановилась и улыбнулась.

– Ты рано, – сказал он, остановившись рядом с ней.

– Она спала, – пожала плечами Кэролин. – Кроме того, ты тоже должен был поспать.

– Я увидел, как ты выходишь, и решил догнать, – признался он.

– А как насчет душа и еды? – спросила она, удивляясь, что он так быстро догнал ее... и ни капельки не запыхался.

– Я взял кусочек, – легко сказал Кристиан. – И я решил, зачем принимать душ, когда я могу просто окунуться снова в море.

Кэролин посмотрела на него, а затем перевела взгляд на дорогу, ведущую к виллам, ее и его на следующем уровне.

Ей с трудом верилось, что он так быстро добрался до своей виллы, не говоря уже о том, чтобы поесть и спуститься вниз.

– Нам нужно заехать в бакалейную лавку по пути на пляж, – внезапно объявил Кристиан.

– Я так и знала, – сказала Кэролин и пошла дальше. – Ты даже не вернулся на виллу и не захотел перекусить.

– Да, я ... – начал он, но тут же сменил тему и сказал: – Может быть, но у них там была полка с романами. Я подумал, что было бы неплохо что-нибудь прочитать.

Усмехаясь, она кивнула. – Звучит неплохо. В любом случае, я бы не возражала, если бы кто-нибудь заменил книгу, которую я читаю. Это слишком медленно для моего настроения. Я прочту ее в другой раз.

Они болтали о книгах, которые им нравились, пока шли, и Кэролин поймала себя на том, что действительно хотела бы, чтобы Кристиан был старше и честнее. Он интересовался теми же прогулками, что и она, той же едой, и теперь она узнала, что у него был тот же чертов вкус, что и у нее, когда дело касалось чтения. Это заставило ее подумать, что, возможно, мать-природа ошиблась, и она должна была родиться мужчиной-геем. Она ненадолго задумалась, но покачала головой. Она просто не могла себе представить, как это забавно – писать свое имя на снегу мочой. И вообще, что это было?

– Это был музыкант, не так ли?

Кэролин застыла и, виновато отвернувшись от двери, увидела Бет, стоящую в дверях кухни с мрачным выражением лица и скрещенными на груди руками, как неодобрительная мать. – Ты нашла крекеры и имбирный эль? – спросила она, заставив себя улыбнуться.

– Да, спасибо, – ответила Бетани. – И не меняй тему. Я видела его. Это был парень из группы, который проводил тебя до двери.

Кэролин закатила глаза, удивляясь, почему она чувствует себя как девочка-подросток, пойманная на том, что связалась с местным плохим парнем. – Его зовут Кристиан. И он очень милый.

– Он использует тебя, Каро, – раздраженно сказала Бетани.

– Вообще-то, сегодня я использовала его, – сухо сказала Кэролин, проходя мимо нее, чтобы добраться до холодильника и взять бутылку воды. – Он составил мне компанию.

– Пока ты играла его бороду, – мрачно сказала Бет.

– Я не играла в бороду. Вокруг никого не было. Мы просто гуляли и обедали вместе, – твердо сказала она, открывая бутылку и быстро выпивая половину. Хотя они избегали солнца весь день, жары было достаточно, чтобы обезводить любого. Ей нужна вода.

Бет взяла имбирное пиво из холодильника, а затем спросила: – Ты сегодня снова встречаешься с ним?

– Мы встречаемся через час, чтобы поужинать перед его шоу, – призналась она и неохотно добавила: – А потом мы все пойдем танцевать.

– И все это тоже с его семьей? – мрачно спросила Бет, отодвигая бокал от автомата со льдом. Когда Кэролин кивнула, она спросила: – Значит, сегодня ты снова будешь его бородой?

Кэролин вздохнула. – В чем проблема? Я не против, с чего бы это?

– Потому что мы и с Брентом много лет смотрели этот фильм. Ты избегала связей с натуралами, постоянно общаясь с ним. А теперь ты опять это делаешь, – сказала она нетерпеливо, открывая имбирный эль и наливая его в свой стакан. – Как, черт возьми, ты сможешь трахаться, если около тебя всегда поблизости Кристиан, который отпугивает всех потенциальных клиентов? – сухо сказала она, когда Кэролин нахмурилась.

Каролин вздохнула и подошла, чтобы обнять ее. – Я знаю, ты волнуешься, но я все равно не готова к таким отношениям.

– Ну, и когда же ты будешь готова, Каро? – тихо спросила Бетани. – Тебе сорок два года, и ты уже два года живешь отдельно от мужа. Ты не становишься моложе, и чем старше ты становишься, тем тяжелее. – Бет покачала головой, взяла бокал, сделала глоток и со вздохом поставила его обратно. – Ладно, иди, собирайся. Ты же не хочешь опоздать на свидание.

Кэролин вздрогнула, но просто повернулась и направилась в свою комнату.

– Ну и что? Как все прошло?

Кристиан повернулся, закрывая дверь, и улыбка тронула его губы. – Хорошо. Мы много разговаривали и шутили, и ... – он пожал плечами, – она начинает расслабляться рядом со мной.

Джиа пристально смотрела ему в лоб, пока он говорил, и продолжала смотреть еще несколько секунд. Он знал, что она копается в его памяти, пока он говорит... это будь он проклят, действительно раздражает. Но он знал, что новые спутники жизни легко читаются, и просто ждал ее оценки. Он почувствовал странное облегчение, когда она кивнула.

– Это из-за отсутствия сексуального давления, – сказала Джиа с медленной улыбкой. – Это работает. Пока ты не делаешь с ней латинские любовные движения, она расслабляется. Я вижу это по твоим воспоминаниям, она просто наслаждается твоей компанией.

Она усмехнулась и, перепрыгнув через холл, крепко обняла его. – Это сработает, Кристиан!

– Да, пожалуй, – с улыбкой согласился он. Ласково обняв ее за плечи, он повел ее на кухню. Ему нужна кровь. Они просидели в тени большую часть дня, но между пробежками к бару и прогулками вверх и вниз по холму он был подавлен и нуждался в пополнении.

– Но нам, наверное, стоит на время оставить латинские любовные дела и позволить ей расслабиться, – пробормотала Джиа, наблюдая, как он достает пакет с кровью.

Кристиан нахмурился. На самом деле он не хотел отказываться от «латинских любовных дел», как называла это Джиа. День был для него одновременно и приятным, и адским. Ему понравилось разговаривать с Кэролин, наблюдая, как она открывается ему, но он также постоянно боролся с желанием прикоснуться к ее руке и поцеловать ее, пока они болтали. Он хотел ее, и оставаться рядом с ней таким послушным и хладнокровным было чертовски трудно. Единственный способ, который помог ему справляться с этим весь день, – это пообещать себе, что сегодня вечером он, по крайней мере, сможет взять ее за руку, обнять и прижать к себе на танцполе и их тела будут скользить под карибскую музыку.

– Джиа права.

Кристиан опустил пакет, который только что поднял, и, взглянув на дверь, увидел входящих Маргарет и Джулиуса. – Как давно ты здесь? – спросил он.

– Пятнадцать минут. Мы были в гостиной, когда ты вошел, – ответила она, останавливаясь рядом с ним, чтобы поцеловать его в щеку.

Кристиан нахмурился, обнимая ее, удивляясь, как он не заметил их в гостиной. Фойе смотрело прямо на него.

– И я думаю, что Джиа права насчет того, чтобы немного сбросить давление, – сказала Маргарет, когда Кристиан поднес пакет с кровью ко рту. – Это будет нетрудно. Сегодня мы ужинаем в модном ресторане. Никто и не ожидает, что ты повиснешь на ее стуле. А потом во время шоу ты будешь на сцене.

Она замолчала и нахмурилась. – Я прослежу, чтобы Джини была там, потом она будет сидеть с одной стороны от Каро во время шоу, а я сяду на стул с другой стороны, так что ты не сможешь сидеть рядом с ней во время перерыва.

Кристиан нахмурился, увидев, как сужаются его возможности для прикосновений и поцелуев.

– А как же танцы? – спросила Джиа. – Мы должны потом пойти в клуб на танцы.

Кристиан начал улыбаться, держа во рту пакет. Он смог бы смириться с тем, что будет вести себя прилично первую часть вечера, если бы с нетерпением ждал возможности обнять ее на танцполе. Он провел бы руками по ее спине, прижимая ее тело к своему, и наклонил бы голову, чтобы вдохнуть ее сладкий аромат, когда он уткнулся бы носом в ее ухо и поцеловал.

– Расслабься, мальчик, – сказал отец, вырывая Кристиана из его воображения. – Если Джиа и твоя мать считают, что тебе не следует с ней танцевать, то и не стоит. Мы пойдем в ночной клуб, где играет в основном быстрая музыка.

– Даже в них иногда играет медленная музыка, – заметила Джиа, нахмурившись, невольно снова пробуждая в Кристиане надежду.

– Тогда мальчики будут танцевать с Кэролин, чтобы Кристиан не смог, – твердо сказал Джулиус.

Кристиан раздраженно вытащил из зубов пустой пакет с кровью. – А ты не думаешь, что она заподозрит неладное? Кроме того, мы сейчас не на работе. Ты не можешь заставить мальчиков танцевать с ней.

– Я сделаю это, – объявил Заниполо, давая знать о своем присутствии, и Кристиан повернулся, чтобы хмуро посмотреть на мужчину. Мужчин, поправил он про себя, скользнув взглядом по трем кузенам. Они, очевидно, вошли на кухню, пока он отвлекся, и теперь сидели за обеденным столом, все трое кивали, очевидно, счастливые танцевать с его женщиной.

– И она ничего не заподозрит, если ты пожалуешься на это, а твои кузены покажут, что они нарочно тебя мучают, – сказал Джулиус, пожимая плечами.

Кристиан выругался и вернулся к холодильнику за вторым пакетом крови.

– Это к лучшему, дорогой, – сказала Маргарет. Она подошла к нему и провела рукой по спине, когда он поднес второй пакет к зубам. – И ты все еще сможешь поцеловать ее на ночь. Этого и следует ожидать. Твой отец позаботится об этом снова, не так ли уважаемый? – спросила она, взглянув на мужа.

– Конечно. Я рад помочь ему заполучить его женщину, – великодушно сказал Джулиус, и глаза Кристиана сузились. Отец слишком наслаждался этим. Впрочем, он это заслужил. Когда дело дошло до Маргарет, он довольно жестко отозвался о его романтических способностях. Вздохнув, он покачал головой, вспоминая обещанный поцелуй на ночь. По крайней мере, они позволили ему это. Конечно, это не сравниться с тем, чего он хотел, но это было хоть что-то.

– Это ненадолго, Кристиан. Немного терпения – и все изменится, – торжественно заверила его мать.

Оторвав пустой мешок из его рта, он пробормотал: – Хорошо, – и повернул, чтобы получить другой.

– Если ты будешь так смотреть на нее, она перестанет верить, что ты гей.

Кристиан нахмурился, услышав слова Санто, но не отвел глаз от Кэролин. Он просто не мог. То, как она двигалась под музыку, было прекрасно, теперь в ней не было сдержанности. Обычно скованная женщина теперь танцевала, излучая огонь и страсть... так же как в его объятиях во сне. Тогда она ожила, словно очнулась от сна, а не дрейфовала в нем, и в тот день, когда они были одни, а он изо всех сил старался вести себя хорошо, она проявила злое чувство юмора, которое вызвало у него несколько испуганных смешков. Кристиан начинал понимать, что истинная Кэролин скрывается от мира за спокойной консервативной внешностью. Удерживаемая страхом или просто застенчивостью, она была спящей красавицей, ожидающей пробуждения, а он умирал от желания разбудить ее.

Его глаза сузились, когда смертный мужчина проник в четверку женщин, скользнув внутрь, чтобы танцевать между Джини и Кэролин. Он видел, как она споткнулась, и неуверенность промелькнула на ее лице, когда она была вынуждена покинуть тот мир, в который ускользнула, танцуя. Смертный тоже увидел это и, как хищник, почуявший слабого члена стада, начал пытаться изолировать ее, повернувшись спиной к Джини, Джии и Маргарет, сосредоточившись на Кэролин, когда он начал двигаться вперед, оттесняя ее назад и дальше от них. Кристиан мог бы взять смертного под контроль и отправить его восвояси, но, по правде говоря, он был в тот момент так сексуально расстроен, что его привлекла физическая реакция, и между первым вздохом и следующим он был на танцполе. Он использовал скорость, которой его вид обычно избегал, чтобы не привлекать внимания, поэтому был удивлен, когда, обнаружил, что его отец и кузены тоже здесь, сдвигаясь, чтобы окружить его стеной твердой плоти.

– Возвращайся на свое место, – твердо сказал отец.

Кристиан нахмурился, его взгляд скользнул мимо него, чтобы увидеть, что либо его мать, либо Джиа взяли контроль над смертным и уже отсылают его прочь. Кэролин возвращалась в круг, который они сделали на танцполе с тех пор, как прибыли в клуб полчаса назад. Ее тело уверенно двигалось в такт, без смущения, вызванного интересом смертного.

– Сейчас же, – мрачно сказал Джулиус.

Зная, что кузены просто оттащат его туда, если он не пойдет добровольно, Кристиан повернулся и вернулся к столу. Откинувшись на спинку стула, он проигнорировал остальных мужчин, его взгляд снова остановился на Кэролин и он представил, что она танцует для него. Он решил, что пригласит ее на приватный танец, когда они станут парой... Он хотел видеть ее танцующей на его члене, когда он будет сжимать ее бедра и груди.

– Ты слишком напряжен, – мрачно сказал Джулиус, усаживаясь на свое место и переводя взгляд на женщин.

Кристиан хмыкнул. – Ты удивлен этому?

– Нет, я бы тоже так себя чувствовал, – признался он. – Но ты должен снизить свое возбуждение, прежде чем она вернется к столу. Ты ее так напугаешь. Она еще не готова к этому.

Когда Кристиан нахмурился еще сильнее, он вздохнул и добавил: – Сынок, до тебя Каро никогда не испытывала страсти. Уровень нанчастиц будут вызывать …

– Совсем нет? – прервал его Кристиан изумленно, сумев наконец-то оторвать взгляд от Кэролин. Он знал, что у нее не было секса семь лет, но думал, что в начале их брака должна была быть какая-то страсть.

– Ее разум – открытая книга, и ее отношения с мужем – тоже…

– Бывшим мужем, – отрезал Кристиан. – Она – моя.

– Скоро станет бывшим мужем, – тихо поправил Джулиус. – И она не будет твоей, если ты меня не послушаешь.

Он стиснул зубы, но мрачно кивнул.

– Нужно медленно иди вперед. Она много думает о замужестве из-за тебя, – серьезно сказал он. – Она сравнивает его с тобой во всех отношениях, и это сравнение всегда только в твою пользу, – добавил он, когда Кристиан снова начал сердиться.

Услышав эту новость, Кристиан немного расслабился и придержал язык, ожидая продолжения.

– Ее муж охотился за ее деньгами. Он осыпал ее сладкими словами и нежными поцелуями, а потом быстро женил на себе. Некоторое время он даже продолжал в том же духе, но, в конце концов, это потребовало слишком больших усилий с его стороны, и он начал пренебрегать ею, а затем оскорблять и даже унижать ее.

– Но ты сказал, что она не испытывала никакой страсти, – напомнил ему Кристиан.

– Нет, – сухо ответил он. – По ее мнению, его поцелуи были приятными, когда он делал первые усилия, и секс не был ужасным.

Кристиан поморщился. «Секс не был ужасен? Не очень-то это похоже на признание способностей Роберта в постели», – подумал он и усмехнулся. Кэролин ждал огромный сюрприз. Он мог дать ей так много: семью, страсть... много страсти. Черт побери, им еще повезет, если они не впадут в кому после первого раза, а просто отключатся, если у нее был хоть какой-то опыт общения со страстью.

– Да, но ты ничего ей не покажешь, если сейчас же не успокоишься, – сухо сказал отец, явно читая его мысли. – И постарайся держать себя в руках, когда будешь целовать ее в дверях.

Кристиан выругался и нетерпеливо заерзал на стуле.

– Полагаю, ты хочешь, чтобы я не спал, когда она спит, и в будущем избегал общих снов?

– Нет, – сразу ответил отец и, когда Кристиан удивленно взглянул на него, пожал плечами. – Это искушает ее, не добавляя страха и беспокойства о том, что она думает о вашей разнице в возрасте. Ей не очень понравился сон, который вы разделили сегодня днем. Она страдала от чувства вины за это. Но она также наслаждалась этим достаточно, чтобы забыть о своей вине и сказать себе, что это не так. Кроме того, страсть в общих снах приглушена. Возможно, половина страсти, которую мы можем испытывать по-настоящему. Это как закуска, в то время как реальная – это закуска, еда из четырех блюд и десерт. Все в одном и сразу.

Брови Кристиана поползли вверх. – Черт. Это была просто закуска? – пробормотал он себе под нос и почти не поверил отцу. Но потом он вспомнил поцелуй на пороге ее дома и передумал. Этот простой поцелуй принес столько же взрыва, сколько и весь сон, и оставил его таким же твердым и болезненным. И это был всего лишь поцелуй без ласки и секса ...

– Черт, – снова пробормотал он и его глаза расширились.

Джулиус торжественно кивнул. – Если ты когда-нибудь захочешь насладиться полной трапезой, я советую тебе взять себя в руки... а теперь, – добавил он с мрачным выражением лица. – Звучит медленная песня. Женщины возвращаются к столу.

Кристиан резко обернулся, чтобы убедиться в этом, и тут же его охватила паника. Его возбуждение совсем не уменьшилась. Если уж на то пошло, даже усилилось на несколько делений.

– Черт, – пробормотал он в третий раз, и на этот раз в его словах прозвучала паника.

– Мужской туалет, – приказал Джулиус, хватая его за руку и поднимая на ноги. – Заниполо потанцует с Кэролин, – приказал он достаточно громко, чтобы женщины услышали, и потащил Кристиана в ванную комнату.

Глава 9

Кэролин остановилась, чтобы посмотреть, как Джулиус утащил Кристиана, а затем оглянулась на прикосновение к ее руке. Она моргнула, глядя на серьезное лицо Заниполо, а затем, вспомнив последний приказ Джулиуса, заверила его: – О, нам не обязательно танцевать.

– Не глупи, всегда приятно потанцевать с красивой женщиной, – сказал Заниполо, подталкивая ее к танцполу.

– О, – пробормотала она, соглашаясь со вздохом.

Играла медленная песня, а Кэролин не привыкла танцевать под медленную музыку. Роберт всегда отказывался танцевать, и прошло много лет с тех пор, как она сопровождала Брента на деловые мероприятия с танцами, поэтому она чувствовала себя неловко и напряженно, когда Заниполо обнял ее.

– Расслабься, – упрекнул он. – Я хорошо танцую, много танцую... с женщинами. Потому что я люблю женщин. Много женщин.

Кэролин тупо уставилась на него. – Ах. Ну, это мило. Я думаю.

– Да, – заверил он ее и спросил: – Тебе нравится моя новая стрижка?

Кэролин взглянула на его волосы. Она заметила, что теперь он щеголял короткой стрижкой. На самом деле, ему это шло, и она кивнула. – Очень мило.

– Очень мужественно, – заметил он. – Выгляжу не геем для всех.

– Ах. – Кэролин прикусила губу, чтобы не рассмеяться, когда поняла, что его все еще беспокоит тот факт, что она считала его гомосексуалистом. Полностью расслабившись, она похлопала его по руке. – Не волнуйся, Заниполо, Джиа просто дразнила тебя. Я никогда не говорила, что считаю тебя геем, – заверила она его, а затем добавила: – Я даже не знаю, откуда она узнала, что я так думаю. Я не сказала этого вслух.

Заниполо начал расслабляться после ее первых слов, но последние слова его поразили, и Кэролин могла бы ударить себя, когда поняла, что она сказала.

– Я имею в виду ... не обращай внимания на последнюю часть. Я просто... Не зная, что сказать, чтобы исправить положение, она откашлялась и спросила: – Почему Джулиус увел Кристиана?

Заниполо заколебался, потом вдруг просиял и объявил: – Джулиус заметил, как он подмигнул одному из официантов. Без сомнения, он потребует объяснений.

– О боже, – выдохнула Кэролин, с тревогой глядя в сторону туалетов.

– Нет, это может быть даже хорошо, – заверил ее Заниполо. – Кристиан скажет правду, и тогда ему больше не придется висеть на тебе и причинять тебе неудобства.

Кэролин нахмурилась, часть ее испытывала облегчение от этой идеи, а другая часть просто беспокоилась о Кристиане и о том, как отреагирует Джулиус, если он все узнает. Черт побери, если бы он действительно был гомофобом, как и все, что ж... по крайней мере, это будет неприятно. Вполне возможно, что эти двое могут подраться. Резко остановившись, она сказала: – Ты должен пойти и помочь Кристиану.

– Джулиус просил потанцевать с тобой.

Кэролин раздраженно фыркнула. «Какой контроль имел Джулиус над этими людьми, если они беспрекословно подчинялись каждому его приказу?» – раздраженно подумала она. Дергая себя, чтобы высвободиться из его рук. – Ну, ты можешь сказать, Джулиусу, что я отказалась, – твердо заверила она его. – А теперь иди, проверь как там Кристиан, или я пойду в мужской туалет и проверю его сама.

– Хорошо, я пойду, но только потому, что у меня хорошие новости, – объявил Заниполо, ведя ее обратно к столу. Она не стала спрашивать, какие хорошие новости, просто улыбнулась, благодарная ему за поддержку.

– Если страсть настолько сильна, она, конечно, не сможет устоять, – пробормотал Кристиан, расхаживая в мужском туалете. Его мозг работал на пределе, пока он искал предлог, чтобы пойти туда и утащить Кэролин обратно на курорт. «Но курорт так далеко, с тревогой», – подумал он. «Где-то поблизости должны быть отели, куда они могли бы поехать. Да, отель подойдет. Даже дешевый и грязный отель, главное, чтобы она была рядом. Ему просто нужно было остаться с ней наедине, завести ее и показать ей, что они могли бы иметь вместе. Как только она увидит, что я могу ей предложить, она уже не сможет убежать. Она захочет меня. Она…»

Он резко остановился, когда внезапно ощутил холодную воду в области паха. Секунду он стоял, задыхаясь, но потом поднял голову и, увидев, что отец открыл кран в раковине, подставил под него ладонь и пустил в него холодную струю.

– Что ты делаешь? – крикнул он, быстро отступая в сторону.

– Тушу огонь. – Джулиус просто повернул руку, чтобы струя воды последовала за ним. – Твои брюки думали о том, чтобы закурить.

– Господи! – рявкнул Кристиан, снова двигаясь. – Остановись.

– Минутку, – спокойно сказал он. – Ты сейчас на полпути к человеку.

– На полпути к человеку? Какого черта? – Кристиан снова пошевелился, только для того, чтобы за ним снова последовали струи воды. Но он начал понимать, о чем говорит отец, когда увидел выпуклость на своих джинсах. Он был наполовину возбужден с тех пор, как начал смотреть на танцующую Кэролин, а разговор с отцом и вызванные им мысли, вероятно, подняли его до состояния полной эрекции еще до первого потока воды. Однако сейчас она определенно уменьшилась.

– Так-то лучше, – весело объявил Джулиус, выключая краны. – Хороший разговор, сынок. Давай вернемся и присоединимся к женщинам.

Когда Кристиан просто стоял и смотрел на него, он вздохнул.

– Ты думал членом. Но я уверен, что сейчас ты немного более трезвомыслящ и видишь, что нужно продолжить путь, который был начат.

– Нет, я этого не вижу, – проворчал Кристиан. – У нее было достаточно времени, чтобы узнать меня. Теперь мы друзья. Она не…

Он замер от удивления, когда отец ударил его по затылку.

– Очнись от этого! – взревел Джулиус. – Господи, прошло всего двадцать четыре часа!

– Что? – с изумлением спросил Кристиан, но тут же горячо запротестовал.

– Так и есть, – тут же ответил Джулиус, а потом вздохнул и добавил: – Ты познакомился с ней только вчера вечером перед шоу, сынок.

Кристиан несколько раз моргнул, прокручивая в голове события. Казалось, прошли месяцы, но он знал, что это не так. И все же, неужели прошло не больше двадцати четырех часов?

– Такое чувство, что прошли месяцы, потому что адреналин у тебя был на взводе, а эмоции и гормоны сходили с ума, – тихо сказал Джулиус, очевидно, читая его мысли. – Но ведь прошел всего день.

– Боже,– пробормотал Кристиан, пораженно.

– Да, это так, – через мгновение сказал Джулиус. – Как ты думаешь, ты сможешь держать себя в руках остаток ночи?

Кристиан устало кивнул. Он сделал бы это.

– Хорошо. – Джулиус похлопал его по спине, потом посмотрел на его джинсы и пробормотал: – Может, тебе стоит немного постоять под сушилкой для рук или сделать еще что-нибудь. Ты выглядишь так, будто обмочился... немного.

Кристиан сверкнул глазами. – И кто в этом виноват?

Джулиус усмехнулся, но не успел ответить, как дверь ванной открылась. Его улыбка тут же сменилась хмурым видом, когда вошел Заниполо. – Что ты здесь делаешь? Я сказал тебе танцевать с Кэролин.

– Да, но потом она захотела остановиться и настояла, чтобы я зашел проверить Кристиана, – объяснил он, когда дверь за ним закрылась.

– Зачем тебе проверять меня? – удивленно спросил Кристиан.

– Что случилось? – спросил Заниполо, вместо того чтобы ответить на вопрос… – Ты выглядишь так, будто обмочился.

– Заниполо, – выдохнул Джулиус. – Что ты наделал?

Кристиан с удивлением посмотрел на отца. Судя по выражению его лица, он читал мысли Заниполо и был в ужасе от того, что там обнаружил.

– Э… – Заниполо настороженно посмотрел на Джулиуса, потом перевел взгляд на Кристиана и сказал: – Я помогал.

– Помогал? – недоверчиво спросил Джулиус. – Это не помощь, идиот.

– Что ты сделал? – спросил Кристиан, и по спине у него поползли мурашки.

– Э-э, ну ... – Заниполо начал волноваться. – Кэролин спросила меня, все ли с тобой в порядке из-за того, как Джулиус утащил тебя.

– И он сказал Кэролин, что я заметил, как ты подмигнул официанту, и притащил тебя сюда за объяснениями, – тяжело сказал Джулиус.

Кристиан поморщился, но немного расслабился. Она уже считала его геем, поэтому он не видел проблемы в словах кузена. Он все объяснит, когда вернется к столу.

– А потом он сказал Кэролин, что это может быть и к лучшему, и если ты выйдешь из шкафа, тебе больше не придется вешаться на нее.

– Что? – взвизгнул Кристиан.

– Но так тебе не придется ее целовать и все такое. Ты можешь держаться на расстоянии и просто завоевать ее дружбу и доверие, – быстро сказал Заниполо. – Я имею в виду, я думал, что поцелуи и необходимость контролировать себя оказались для тебя проблемой.

Он с тревогой взглянул на Джулиуса. – Разве не поэтому ты притащил его сюда?

Кристиан зарычал и направился к Заниполо, думая о физическом насилии, но отец поймал его за руку.

– Мы можем это исправить, – быстро заверил он его, когда Кристиан повернулся к нему.

– Исправить что? – в замешательстве спросил Заниполо. – Она уже думала, что он гей. Теперь она просто думает, что и ты можешь это знать.

– А это значит, что ему не нужна борода, – отрезал Джулиус.

Заниполо нахмурился. – Ну, да, но они становятся друзьями и…

– Мы не можем доверять этому, – прорычал Джулиус. – Прошло всего двадцать четыре часа. Это в лучшем случае очень робкая дружба. Если ее соседка по комнате проснется утром, чувствуя себя лучше и готовая повеселиться, Кэролин может вообще перестать проводить время с Кристианом.

– О, – сказал Заниполо с тревогой. – Я не ... то есть я думал ...

Он замолчал, когда Кристиан снова зарычал, и вздохнул. – Как мне это исправить?

Джулиус немного подумал, а затем сказал: – Орхидеи. Ты найдешь одну и…

– Где я найду орхидею? – прервал его, нахмурившись Заниполо.

– Мне все равно. Если придется, ограбь цветочный магазин, и если все же придется, оставь деньги в кассе, – добавил Джулиус, нахмурившись. – Но найди орхидею или что-нибудь столь же экзотическое, и пусть официант принесет ей вместе с открыткой, в которой будут написано, что она так же красива и редка, как цветок.

Кристиан откашлялся и спросил: – И как это поможет все исправить?

– Ты скажешь ей, что именно так все объяснил мне, когда мы вошли сюда. Что ты заплатил официанту, чтобы он принес ей этот цветок. Что он подмигнул тебе, давая понять, что нашел его, а ты подмигнул в ответ, показывая, что понял его намек. И, конечно, ты скажешь ей, что Заниполо пошел за цветком, чтобы поддержать ложь.

– Верно, – со вздохом пробормотал Кристиан. Честно говоря, он никогда не думал, что будет лгать, чтобы заставить свою спутницу жизни думать, что он бог. Это было так паршиво... Он был так смущен, что не знал, что и думать.

– Хорошо, – сказал Джулиус. – Заниполо, найди этот цветок. Это позволит нам вернуться за стол.

– Это значит, что я могу танцевать с ней и…

– Нет! – глаза Джулиуса сузились. – Мне отвести тебя обратно к раковине?

Кристиан нахмурился и протиснулся мимо него, чтобы выйти из комнаты на случай, если отец решит снова его окатить.

– И как же я расскажу ей все это за столом, если все уже собрались?

Джулиус резко остановился и выругался. Он ненадолго задумался, и Кристиан уже начал напрягаться, когда отец внезапно расслабился. – Тебе не нужно ничего объяснять. Она не будет спрашивать при всех, и как только цветок прибудет, я объясню, что чуть не испортил сюрприз, когда поймал тебя и официанта, общающихся через комнату глазами, и неправильно все понял. Этого должно хватить.

– Это должно сработать, – мрачно кивнул Кристиан.

– Ты сможешь поцеловать ее на ночь? – внезапно спросил Джулиус. – Или мне следует устроить так, чтобы…

– Я справлюсь, – отрезал Кристиан. Черт возьми, они ни за что не заберут у него и это.

Отец кивнул, похлопал его по плечу и сказал: – Ну, если ты потеряешь контроль, просто помни, что у тебя есть сладкие сны, которых ты ждешь.

Кристиан просто кивнул и пошел вперед по коридору. Заниполо вырвался и направился к выходу, но Кристиан едва заметил это.

Кэролин сидела за столом с озабоченным видом. Кристиан ободряюще улыбнулся и обнаружил, что набирает скорость, чтобы добраться до нее. Как только он устроился в кресле рядом с ней, она повернулась к нему, положила руку ему на колено и спросила на ухо: – Все в порядке?

– Все прекрасно, – заверил он ее, но Кэролин не обратила на это внимания.

Ее взгляд опустился, и теперь она ощупывала его ногу. Он втянул в себя воздух, когда ее пальцы поползли вверх, но не пошевелился, чтобы остановить ее, пока не заметил, как отец смотрит на него.

– Кристиан, ты весь мокрый. Что?.. – начала она, но замолчала и удивленно подняла глаза, когда он поймал ее руку.

– Она дошла до самого верха, – прорычал он, и не только его голос пострадал от ее прикосновения. «Господи, если так пойдет и дальше», – с отвращением подумал он, – отец будет поливать ему на колени.

– О. – Покраснев, Кэролин смущенно отвела взгляд. – Прости. Я…

– Это вода, – мягко добавил он, отпуская ее руку.

– Проблема с кранами в туалете.

– О. – Она поморщилась. – Ненавижу, когда такое случается.

– Я тоже, – сухо сказал Кристиан, бросив на отца хмурый взгляд.

– Что? – невинно спросил Джулиус. – У меня не было никаких проблем. Это ты не справился со своими кранами.

– Я прекрасно справяюсь со своими кранами, – проворчал Кристиан.

– Мне так не показалось, сынок, – сказал Джулиус и, когда Маргарет толкнула его локтем, и он добавил: – Сияй солнечный свет.

Кристиан закатил глаза, пытаясь скрыть промах, и, взглянув на Кэролин, увидел, что она в замешательстве переводит взгляд с него на его предполагаемого брата.

– Пойдем, Каро, – вдруг сказала Джиа, вставая. – Они снова играют быструю музыку. Пойдем, потанцуем.

Кэролин неуверенно посмотрела на Кристиана.

– Все в порядке? Все точно в порядке?

Очевидно, стычка между ним и Джулиусом заставила ее подумать, что все не так хорошо, как он утверждал. Он заставил себя улыбнуться и ответил: – Да. Идти, повеселись.

– Ты не собираешься танцевать? – спросила она, все еще колеблясь.

– Я не танцую быстрые танцы, – сразу сказал он.

Удивленный смешок сорвался с губ Кэролин, и она покачала головой. – Ты такой хромой для гея... – она растянула слово, ее глаза расширились от ужаса, когда она поняла, что говорит, а затем быстро добавила... – мера.

– Геймер? – Джулиус усмехнулся, словно не заметил промаха.

– Кристиан рассказывал тебе о своей любви к вампирской игре своего брата Этьена? Что это? Кровь-2? – он спросил он Кристиана.

– Разве он не твой брат, Джулиус? – спросила Кэролин.

Кристиан вздохнул, и когда все затихли, спокойно сказал: – У нас с Джулиусом разные матери, – по крайней мере, это правда. – У Этьена, меня и у других – одна мать и разные отцы.

Кэролин нахмурилась. – Что?

– Все очень сложно, – вмешалась мать. – Почему бы нам не потанцевать сейчас?

– Подожди минутку. – Этьен? С игрой под названием Кровь-2? – удивленно спросила Кэролин. – Не Этьен Аржено, разработчик «Жажды крови»?

– О, ты слышала о нем? – спросила Маргарет, и Кристиану пришлось спрятать улыбку, когда его мать гордо выпрямилась. Она гордилась всеми своими детьми.

– Конечно, – сразу же ответила Кэролин. – Мое рекламное агентство готовит идеи для рекламной кампании его последней версии игры.

– Боже, какой восхитительно маленький мир, – сказала Маргарет, сияя, и Кристиан прищурился, глядя на мать, но она проигнорировала его. – Я уверена, что ты завоюешь его расположение и получишь контракт, дорогая. Мы замолвим словечко за тебя.

– О, нет, не глупи, – тут же сказала Кэролин. – Если ему нравятся идеи, это одно, но...

– Ерунда, мужчины все время так делают со своими старыми клубными делами. Мы можем открыть свой девичий клуб, – сказала Маргарет, беря Кэролин под руку и увлекая ее к танцполу, Джиа и Джини последовали за ней.

Кристиан смотрел им вслед, пока их не поглотила толпа, затем откинулся на спинку стула, ожидая, когда они снова появятся на слегка приподнятом танцполе, чтобы он мог наблюдать за танцем Кэролин.

– Сядь на место Джиа, Кристиан, – внезапно сказал отец.

Он удивленно огляделся и спросил: – Почему?

– Потому что я не хочу, чтобы нам пришлось тащить тебя в ванную еще разок, прежде чем мы отправимся на курорт, – сухо ответил Джулиус.

Кристиан нахмурился, но поменялся местами так, чтобы оказался спиной к танцполу. Однако он не был счастлив сделать это и вдруг понял, что ночь будет для него очень долгой.

– Мы уйдем, как только Заниполо вернется с цветком, – тихо сказал отец.

Кристиан молча кивнул.

– Спасибо за мой цветок. Я имею в виду, я знаю, что это было просто прикрытие…

Кристиан поймал ее руку, когда они подошли к двери на ее вилле. Она нервно болтала с тех пор, как он помог ей выйти из микроавтобуса. Это заметно отличалось от той расслабленной женщины, с которой он провел день и ужин. Она немного напряглась, когда остальные присоединились к ним за ужином, но поскольку вечер прошел без его поцелуев и объятий, она снова расслабилась. Теперь, однако, одна мысль о том, что он ее поцелует, заставляла ее дрожать, и ему было грустно видеть ее такой. «Он не мог дождаться того дня, когда она будет расслабляться рядом с ним все время, ну, за исключением тех моментов, когда она будет возбуждена», – подумал он и вздохнул, заметив, как она смотрит на него.

– Я собираюсь поцеловать тебя, – сказал он торжественно.

Она кивнула, но поморщилась, что было не очень лестно. Но он знал, что страсть, которую он пробудил, расстроила и смутила ее. Она боялась, что он поймет, что ее влечет к нему, и обидится.

– Я знаю, что не привлекаю тебя, – солгал он, – но я был бы признателен, если бы ты могла закрыть глаза и притвориться, что я тот, кого ты действительно хотела бы поцеловать.

Он улыбнулся и предложил: – Считай, что это практика, для случая, когда ты найдешь кого-то, кого захочешь сама поцеловать.

– Практика? – тупо повторила Кэролин.

– Ну, ты сказала, что уже семь лет ни с кем не была близка. Я подозреваю, что одно это заставляет тебя нервничать. Но небольшая практика с кем-то, кто тебе не интересен и кто, как ты знаешь, не ожидает, что ты пойдешь дальше, может успокоить.

Она моргнула и неожиданно улыбнулась.

– Знаешь, может быть, ты и прав.

По какой-то причине эта реакция заставила Кристиана встревожиться, но он кивнул, притянув ее к себе, и прижался губами к ее губам... и сразу понял причину своей тревоги. Он хотел расслабить ее, быстро и нежно поцеловать в губы и уйти... что доказывало, каким дураком он был. Он сомневался, что ему бы это удалось, даже если бы он сначала не успокоил нервы Кэролин. Но сказанные им слова каким-то образом освободили Кэролин. Как только его губы коснулись ее, она открыла рот и придвинулась ближе. Это настолько поразило его, что он на мгновение остановился, но затем она скользнула языком по его губам и обвила руками его шею. Это движение подняло ее руки и прижало их к его груди, ее мягкость терлась о его внезапную твердость.

Когда она осторожно коснулась его своим языком, он просто потерялся. В следующее мгновение Кристиан одной рукой схватил ее за ягодицы, прижимая к себе, а другой скользнул под блузку в поисках груди. Когда Кэролин задохнулась и застонала, и ее тело содрогнулось от его прикосновения, он подтолкнул ее к двери, приподнял рукой за попку, а затем прижал ее там своим членом так, чтобы обе его руки были свободны. Его вторая рука сразу же присоединилась к первой под ее топом, а затем он потянул за чашечки лифчика, пытаясь отодвинуть их в сторону, чтобы освободить найденную добычу. Он почти достиг цели, когда внезапная острая боль в ухе заставила его прервать поцелуй. Повернув голову, Кристиан зашипел так, что обнажил клыки, прежде чем понял, что это его мать.

– Извини, – пробормотал он, втягивая клыки.

Маргарет кивнула, но, держась за его ухо, сказала: – Отпусти ее.

Вздохнув, Кристиан на мгновение закрыл глаза, а затем медленно повернулся, чтобы посмотреть на Кэролин. Она была неподвижна и молчалива, глаза ее были пусты. Его мать взяла ее под свой контроль.

Кристиан медленно вытащил свои руки и опустил свою пару на землю. Затем он отступил назад и молча стоял, пока его мать сосредоточенно смотрела на лоб Кэролин. Через мгновение Кэролин повернулась, открыла дверь виллы и бесшумно вошла внутрь, прежде чем закрыть ее за собой.

– Я завуалировала ее воспоминания о том, что произошло, так что она думает, что это был просто очень приятный поцелуй, и ей это понравилось.

Мать подвинулась, чтобы заглянуть в окно рядом с дверью, и потащила его за собой.

– Спасибо, – неловко сказал Кристиан. – Мам, ты не могла бы отпустить мое ухо?

– Называя меня мамой, ты не уменьшишь моего раздражения, Кристиан Нотте, – мрачно объявила она, все еще глядя в окно. – Не могу поверить, что ты хотел рискнуть всем своим будущим ради одной минуты удовольствия.

– Я уверен, что прошло бы больше минуты, – пробормотал Кристиан, но почувствовал, что краснеет. Он чувствовал себя двенадцатилетним. Как родители сделали это с ним? Как они могли заставить пятисотлетнего мужчину чувствовать себя подростком, которого застукали на парковке с подружкой?

– Не льсти себе, – отрезала Маргарет, наконец, отпустив его ухо. – Я читала твои мысли, когда приближалась. Ты собирался обхватить ее ноги вокруг своих бедер, залезть ей под юбку, оттянуть трусики в сторону и скользнуть в нее. Еще мгновение, и вы оба были бы без сознания на камне.

Кристиан не пытался отрицать этого. Но на самом деле, было невероятно неловко, что его мать говорила с ним об этом.

– Мне все равно, если это неловко, – раздраженно сказала она. – Это нужно было сказать. И радуйся, что это я. Твой отец собирался вмешиваться, но мне удалось убедить его позволить сделать это мне.

Кристиан посмотрел на микроавтобус, из которого наблюдали пять пар глаз. Единственным, кто не таращился на них из окон, был водитель микроавтобуса.

– Твой отец контролирует его, – объявила Маргарет.

– Я отправила Кэролин спать. Тебе лучше вернуться на виллу, чтобы вы могли сделать то же самое. И первый сон, в который ты войдешь с ней, я предлагаю тебе перенести сюда, перед виллой, по крайней мере, на скорую руку, так чтобы, если моя завеса ее воспоминаний не удержится, она просто подумает, что эти воспоминания из снов.

– Верно, – согласился Кристиан, которому вдруг захотелось лечь в постель.

– Но, Кристиан, – серьезно сказала она, – ты должен принять это как предупреждение. Ты должен контролировать себя. Если что-то подобное случится, когда никого из нас не будет рядом, чтобы вмешаться, ты можешь отправить ее далеко от себя.

– Хорошо. – Он снова кивнул. – Контролировать себя.

Маргарет покачала головой и направилась к фургону.

Глава 10

Кристиан последовал за Кэролин с лестницы на платформу. Когда она подошла, чтобы заглянуть через перила, он последовал за ней, заметив, что земля далеко внизу.

В брошюре говорилось, что они будут на высоте до 150 футов. Его взгляд скользнул по дикой красоте, окружающей их, а затем по бледному лицу Кэролин, и он спросил с беспокойством: – Ты уверена, что хочешь этого?

Она взглянула на него и выдавила из себя смешок. – Почему? Я выгляжу испуганной?

– Немного, – мягко признался он.

Улыбнувшись, она пожала плечами. – Я просто нервничаю, потому что никогда не делала этого раньше. Со мной все будет в порядке, как только я полечу, – заверила она его и подошла к проводнику, чтобы он закрепил ее ремни на тросе.

Кристиан рассеянно слушал, как гид велел ей сесть и вытянуть ноги перед собой. Затем он приказал ей держать правую руку за блоком и слегка ухватиться за трос рукой в перчатке, чтобы не упасть. Кэролин кивнула, но все еще выглядела бледной, и Кристиан уже собирался снова спросить, уверена ли она, что хочет это сделать, когда проводник внезапно отпустил ее, и Кэролин полетела вперед.

Он ожидал, что она будет кричать всю дорогу, поэтому был поражен, когда раздалось счастливое «у-и-и-и», которое длилось целых десять секунд, прежде чем она достигла следующей платформы, и Кристиан расслабился и обнаружил, что улыбается, когда шагнул вперед для своей очереди. Его женщина снова удивила его. «В Кристиане Кэролин Джонсон Карвер Коннор было нечто большее, чем казалось на первый взгляд, но, возможно, ему следовало ожидать этого от женщины, носящей столько имен», – подумал он, когда внезапно поплыл по небу к платформе, где она ждала его.

– Разве это не потрясающе? – воскликнула Кэролин, подпрыгивая рядом с ним, пока проводник освобождал его от троса. – О, боже, мы должны сделать это снова.

Кристиан усмехнулся ее энтузиазму, когда его освободили.

– Мы так и сделаем. Есть еще восемь или девять платформ.

– Да. Но я имею в виду еще один день, – быстро сказала она. – Каждый день. Мы должны делать это каждый день.

Кристиан рассмеялся и отодвинул ее в сторону, пока они ждали остальных, но остановился, когда она сказала: – Это лучше, чем секс.

Это было чертовски оскорбительно, учитывая, что прошлой ночью они занимались во сне сексом целых три раза, и он думал, что это было чертовски жарко. Как и было велено, он позаботился о том, чтобы первый сон переместился на ее крыльцо, и с радостью повторил то, что произошло в реальной жизни, но еще более счастливо завершил его почти так, как предлагала его мать, но уделил этому немного больше времени.

– Ну, кроме секса во сне.

Кристиан едва расслышал бормотание и быстро спросил: – Что?

– Ничего, – ответила она, покраснев, поняв, что он услышал ее, и это успокоило его уязвленное самолюбие и вернуло хорошее настроение на остаток приключения.

– Пожалуй, я попробую куриную грудку с фисташковой корочкой.

Услышав слова Кэролин, Кристиан оторвался от меню и улыбнулся. После полудня они вернулись из зиплайнинга и решили нанять машину и отправиться в город на ленч. Джини послала за машиной, и по дороге они расспрашивали водителя о ресторанах.

Он доставил их сюда, в этот прекрасный павильон на открытом воздухе на берегу моря, с разбросанными повсюду произведениями искусства и скамейками, заваленными подушками.

– Звучит неплохо, – решил Кристиан, откладывая меню.

– Ты всегда заказываешь то, что заказываю я, – рассмеялась Кэролин.

Кристиан пожал плечами. – И мне всегда это нравится.

– Хм, – сказала она с усмешкой. – Ну, если у нас найдется место для десерта, сделай одолжение, закажи шоколадно-банановый торт.

Он изогнул бровь. – Почему?

– Потому что я собираюсь заказать яблочный штрудель, но еще я хочу попробовать торт. Мы можем поделиться.

– Звучит неплохо, – повторил Кристиан, что заставило ее рассмеяться и покачать головой, когда подошел официант. Он налил им по стакану ледяной воды, принял заказ и ускользнул, а Кэролин с довольным вздохом откинулась на подушку. Она оглядела живописные окрестности, а затем повернулась и выпалила: – Бет хочет, чтобы у меня был роман, пока я здесь.

Кристиан поднял бровь и поддразнил: – Скамейки выглядят удобными, но я думаю, что другие гости ресторана могут не оценить это.

Кэролин моргнула, покраснела и бросила в его салфетку. – Не здесь, а здесь вообще. В Сент-Люсии, умник.

– О, – протянул он с усмешкой, а затем спросил: – Кстати, как она себя чувствует?

– Ну, сегодня утром ее не тошнило, так что, думаю, она пошла на поправку, – сказала Кэролин и, поморщившись, добавила: – Я искренне надеюсь на это, так как круиз в Суфриер завтра.

Кристиан мягко кивнул, надеясь, что это не так. Если Бетани стало лучше, и они отправятся в круиз, значит, он не сможет увидеться с Кэролин. Он уже пытался заказать билет на дневной рейс, но ему сказали, что он полностью забронирован. Очевидно, это был очень популярный круиз.

– Как бы то ни было, она достала меня своими отпускными интрижками, – сказала Кэролин, возвращаясь к теме, которую подняла.

– И как ты к этому относишься? – спросил он. – Казалось, она хотела поговорить об этом.

– Не уверена, – призналась она, закусив губу. – Сначала я был категорически против.

Его глаза сузились. – А теперь?

– Ну, я думала о том, что ты сказал вчера вечером...

– Что я сказал? – неуверенно спросил он.

– Знаешь, когда нам пришлось целоваться? И ты сказал думать об этом как о тренировке или что-то в этом роде.

Кристиан только моргнул. Она была полностью расслаблена их поцелуем прошлой ночью, что было довольно неожиданно, учитывая ее реакцию на все в первую ночь. Его мать сказала, что она все завуалировала и заставила ее думать, что это был приятный поцелуй, чтобы она чувствовала себя комфортно, но он не ожидал такого комфорта. Какого черта Маргарет сделала? Он задумался, а потом вспомнил, как Джулиус сказал, что Кэролин не испытывала настоящей страсти и что, по ее мнению, поцелуи ее мужа были приятными. «Черт возьми», – подумал он, поднимая стакан с водой, «мать превратила воспоминание об их поцелуе в молочный тост».

– Как я целуюсь?

Застигнутый врасплох, Кристиан поперхнулся водой, которую пил, и выплюнул ее во время приступа кашля.

– О, господи! Так плохо? – сухо спросила Кэролин, помогая ему убрать беспорядок, который он устроил, когда наконец-то перестал кашлять.

– Нет, конечно, нет, – отрезал он и откинулся на спинку стула, уставившись на нее. – Какое, черт возьми, это имеет отношение к тому, что Бетани хочет, чтобы у тебя был роман?

– Ну, как ты и сказал, целовать тебя – это практика. Но и роман тоже.

Когда его глаза недоверчиво расширились, она поспешила продолжить: – Я имею в виду, что у меня нет большого опыта. А есть пять лет сексуального отказа от моего мужа.

– Я думал, семь лет, – нахмурившись, перебил он.

– У меня уже семь лет не было секса. Хотя мы разошлись два года назад, – заметила она.

– Ах да, – пробормотал Кристиан.

– В любом случае, это не дает мне уверенности в моей привлекательности или мастерстве в этой области, – сказала она с гримасой. – Я имею в виду, откровенно говоря, до сих пор я даже не думала о том, чтобы снова встречаться с мужчиной. Я решила, что просто поработаю и куплю кота для компании ... или сотню, – пробормотала она с насмешкой над собой, которую он не понял. – И просто состарюсь и буду ждать смерти.

Кристиан нахмурился, почувствовав ее депрессию. Он хотел заверить ее, что она определенно не состарится в одиночестве, не имея ничего, кроме кошек. Черт возьми, если бы все было так, как он мечтал, она бы вообще не состарилась. Но он, конечно, ничего не мог сказать, поэтому прикусил язык и стал ждать. И все же он был удивлен, когда она вдруг просияла и сказала: – Но теперь я думаю, что, может быть, так не должно быть.

– О? – осторожно спросил он.

Она кивнула и нетерпеливо подалась вперед. – Кажется, у меня ранняя менопауза.

Кристиан несколько раз моргнул. – Что?

– Мне снятся эти сны по ночам, – призналась Кэролин, покраснев.

– О? – повторил он, приподняв бровь.

Он точно знал, о каких снах она говорит. Она выглядела наполовину смущенной, наполовину нетерпеливой и совершенно очаровательной, и он просто хотел услышать, как она признается в своих мечтах.

– Какие сны?

Э… – Она покраснела еще сильнее, но расправила плечи и призналась шепотом: – Эротические сны, и они на самом деле... Гм... порно, – призналась она, покраснев еще сильнее, и поспешила продолжить, – и у меня их никогда раньше не было, так что это, должно быть, менопауза. Правильно?

– Порно, да? – спросил Кристиан. Они были не просто горячими для него. Они были чертовски горячими. Расширив невинно глаза, он спросил: – Кто был в них?

– Э-э ... – повторила она, а потом опустила глаза и неопределенно махнула рукой. – О, просто какая-то знаменитость.

– Как Брэд Питт? – спросил он, чувствуя себя неловко из-за того, что заставил ее чувствовать себя нелепо, и, думая предложить ей легкую ложь, но она в ужасе отшатнулась от этого предложения.

– О, господи, нет! Он не горячий. Я имею в виду, я думаю, что да, но он не такой горячий, как ... и он – блондин, – сказала она, повысив голос, когда оборвала себя.

– Ах. – Кристиан закусил губу. Она думала, что он сексуальнее Брэда Питта. Джиа сказала, что все женщины на планете хотят Брэда Питта. Но к Кэролин он относился еще горячее. Боже, он любил ее. Эта мысль прозвучала, как гонг, во внезапно наступившей мертвой тишине. Господи, неужели он только что так подумал? Да, это так, признал Кристиан, но решил, что не стоит удивляться. Она была его спутницей жизни. Это было неизбежно, что он полюбит ее. Но до сих пор он думал только о похоти, о том, чтобы завладеть ею и сделать ее своей. Он не ожидал, что эти другие, более мягкие чувства подкрадутся к нему так быстро.

– В любом случае, кроме снов, у меня бывают приступы жара.

Слова Кэролин привлекли его внимание. – Приливы? – неуверенно повторил он. Она была слишком молода, чтобы иметь приступы жара, не так ли? Он не знал. Это не часто обсуждалось среди его людей, но иногда об этом сообщали в новостях, и он всегда думал, что это случается позже.

– Да, – вздохнула Кэролин. – По крайней мере, я так думаю.

Я проснулась прошлой ночью в ужасном поту... э... все.

«Что ж, это объясняет внезапный конец третьего и последнего сексуального сна, который они разделили прошлой ночью», – подумал он. Это внезапно прекратилось, разбудив его и оставив слишком расстроенным и взвинченным, чтобы снова заснуть.

– Я дрожала и немного паниковала, – сказала Кэролин, нахмурившись. – На самом деле было немного страшно, но после того, как я встала и поела, стало лучше. Она поморщилась при воспоминании. – В любом случае, я думаю, что это был прилив, хотя я не помню, чтобы читала что-нибудь о тревоге и дрожи из-за приливов.

– Итак, – сказал Кристиан и замолчал, когда его голос перешел в хриплое рычание, прочистил горло и попытался снова. – Итак, эти сны и ... э... приливы заставили тебя решить, может быть, ты хочешь иметь дело с другими мужчинами?

– Ну, и поцелуи тоже, – сказала она со смущенным смешком.

– Мои поцелуи? – с интересом спросил он.

С серьезным выражением лица она кивнула. – Я знаю, что ты гей, и ты был бы слишком молод для меня, даже если ты не был геем.

– Э-э ... – пробормотал он, не зная, как на это реагировать.

– Но ты очень хорошо целуешься, – заверила его Кэролин.

– Э-э ... – повторил он, на этот раз улыбаясь.

– И я решила, что мне нравятся поцелуи, и я хочу их больше, – объявила она.

Кристиан продолжал ухмыляться, пока она не продолжила: – Но с натуралом моего возраста, конечно. Я имею в виду, я знаю, что нам с тобой, вероятно, придется целоваться снова ради твоего брата, и я, честно говоря, не возражаю. Это хорошая практика, как ты и сказал, но это заставляет меня думать, что я, возможно, захочу найти кого-то еще, чтобы целоваться.

– Что? – Кристиан нахмурился.

– Ну, не тогда, когда я помогаю тебе, конечно, – заверила она его. – Я имею в виду, что среди молодоженов я все равно никого не найду. Но я думаю, что после того, как вы уедете, мы с Бетани переедем на другой курорт, где будет больше одиноких мужчин, я смогу попрактиковаться в поцелуях и других вещах.

– Каких еще вещах? – возмущенно спросил он.

– Ну... ты знаешь, – сказала она с гримасой. – Другие вещи.

Кристиан хмуро посмотрел на нее, но она не обратила внимания. Она задумчиво смотрела вверх, на ее лице мелькали разные выражения. – Хотя, знаешь, теперь, когда я думаю об этом, возможно, нам не придется ждать до конца недели.

– Что? – с тревогой спросил он.

– Хорошо, подумай об этом, – сказала она весело, ее взгляд вернулся к нему. – Если бы мы с Бетани переехали на другой курорт, ты мог бы сказать им, что едешь ко мне, и мы могли бы вместе ходить по ночным клубам и цеплять парней.

– Снимать парней вместе! – крикнул он и оглянулся, когда она шикнула на него. Несколько человек смотрели в их сторону. Он бросил на них хмурый взгляд, но повернулся и понизил голос спросив: – Позволь мне уточнить... день или два назад тебя совершенно не интересовала интрижка, но пара снов и приливов чуть позже, и ты готова выйти и…

– Ну, это очень горячие сны, – сказала Кэролин почти извиняющимся тоном. – Я имею в виду, если настоящий секс хотя бы вполовину так хорош, то он намного опережает все то, что я испытала раньше. – Она немного помолчала, а потом призналась: – Не думаю, что у Роберта это хорошо получалось. Что означает, что я, вероятно, понятия не имею. Я имею в виду некоторые вещи из тех снов... Я даже не знаю, откуда они взялись. Я имею в виду, ты…

Она резко остановилась, выглядя встревоженной, а затем прочистила горло. – Я имею в виду, парень из снов, кажется, действительно знал свое дело. Но, конечно, это был мой разум, – вздохнула она. – Наверное, это из книг, которые я читала. Обычно я пропускаю сексуальные сцены, но, должно быть, кое-что из того, что читала, я все-таки уловила, – сказала Кэролин, взглянув на него. – Но сон – это одно, а реальная жизнь – совсем другое.

– Вот именно, – твердо сказал Кристиан.

– Так что, мне кажется, будет лучше, если я избавлюсь от нервотрепки и неловкости в первый раз или в двенадцатый с кем-нибудь, с кем я никогда больше не столкнусь.

Кристиан разинул рот. Он создал монстра. Не то чтобы ее желание исследовать свою сексуальность делало ее монстром, но она должна была хотеть исследовать это только с ним, черт возьми. Конечно, это было невозможно, поскольку она считала его геем. Господи, что с ним сделала семья? И какого черта она вообще обсуждает это с ним? Ей было неудобно желать его, но она весело болтала о менопаузе и эротических снах, и о том, что у нее был бы роман или двенадцать с какими-то парнями, которых она еще не встретила? Очевидно, она приняла его за гея. Он полностью заменил ее приятеля Брента, с которым, как она однажды сказала, она могла обсуждать что угодно. Опять же, что сделала с ним его семья?

– Тебе так не кажется? – спросила Кэролин, отвлекая его от тревожных мыслей.

– Нет, я не знаю, – он рявкнул.

– Не знаешь? – спросила она, опустив плечи от разочарования, но потом сказала: – Подожди, что ты думаешь? Что я должна переехать на другой курорт? Или что у меня должен быть роман?

– И то, и другое, – проворчал он. По крайней мере, ни с кем, кроме него, и тогда это не будет интрижкой. Он хотел ее на всю жизнь.

– Ну... – Кэролин откинулась назад, моргая, а затем почти заскулила: – Почему бы и нет?

Кристиан нахмурился. Он не мог сказать ей правду, а без этого у него не было ни одной чертовски веской причины. А потом до него дошло, и спокойствие затопило его, волнение покинуло его, когда он сказал: – Кэролин, ты, очевидно, не из тех женщин, которые вступают в интрижки.

– Но я могу измениться. Я хочу быть такой женщиной, – сразу сказала она.

– Как ты думаешь, что это за женщина? – спросил он, сохраняя спокойствие.

– Смелая, сексуальная и уверенная в себе, – тут же ответила Кэролин. – Женщина, которая занимается сексом на пляже, или у двери, или в бассейне, или на перилах террасы при лунном свете.

«Да, было очень жарко», – подумал Кристиан, вспоминая с легким вздохом. Лунный свет упал на ее полное страсти лицо, когда он ... Кристиан покачал головой и откашлялся, чтобы сказать: – Это страсть, а не уверенность в себе или ощущение комфорта. И ты действительно думаешь, что найдешь это с незнакомцем, которого встретишь в ночном клубе?

– А почему бы и нет? Даже ты сумел разжечь во мне страсть, а ты гей, – мрачно сказала она. – Должно быть, где-то во мне ее полно. Неужели гетеросексуал может возбудить меня еще больше?

Кристиан заскрежетал зубами, уверенный, что если она еще раз упомянет о том, что он, якобы, гей, он….

– Фисташковая куриная грудка на двоих.

Кристиан поднял глаза и тут же откинулся на спинку стула, чтобы официант поставил тарелки.

– Почему бы нам не отложить этот разговор на потом и не насладиться обедом?

Кэролин не протестовала, но ее челюсть была сжата, когда она взяла вилку и начала ковырять еду. Кристиан понял, что она рассержена и разочарована отсутствием его поддержки, и внезапно забеспокоился. До тех пор, пока она готова говорить с ним об этом, он будет предупрежден. Если страсть, растущая между ними, не говоря уже о сексуальном расстройстве, заставит ее сделать что-то глупое, он сможет помешать ей сделать то, о чем она пожалеет. Однако если она так разозлится, что не поделится своими мыслями и планами, у него не будет такой возможности.

Кристиан обдумывал этот вопрос, пока они ели свое главное блюдо, а когда тарелки убрали, сказал: – Ты взрослый человек и знаешь, чего хочешь. Тем не менее, я просто беспокоюсь, что ты можешь сломя голову броситься во что-то, когда медленное движение может быть намного проще для тебя. Я имею в виду, ты сама сказала, что думаешь, что первый раз будет неловким и нервным. Маловероятно, что ты будешь испытывать много страсти в этом состоянии. – Она нахмурилась, но слушала, и Кристиан продолжал: – Я имею в виду, тебе явно комфортно со мной... и, зная, что я вряд ли попытаюсь затащить тебя в постель, ты расслабляешься, что, вероятно, и позволяет твоему телу реагировать так, как оно реагирует. «А во сне все тоже под контролем. Любовник твоей мечты не делает ничего такого, что заставило бы тебя чувствовать себя неловко или торопиться... э... с завершением», – добавил он про себя.

По крайней мере, он знал, что это правда. Кэролин определенно была с ним на каждом шагу во сне, включая оргазм... ну, кроме того раза, когда их не прервали. Он задался вопросом, верит ли она в ту чушь, о которой он ее сейчас говорит. Об этом трудно было судить по выражению ее лица. – Так не лучше ли тебе подождать, пока тебе с кем-нибудь будет удобно, а не бросаться к первому встречному в баре? – добавил он вслух.

Кэролин со вздохом откинулась на спинку стула. – Наверное.

Кристиан почти растаял в кресле, его облегчение было таким сильным. Но тут он взглянул в сторону, где появился официант с десертом. Когда мужчина снова ушел, Кэролин и Кристиан поставили тарелки на середину стола, чтобы разделить их.

– Итак, – вздохнула Кэролин, зачерпывая яблочный штрудель. – Что ты собираешься делать завтра, пока мы с Бетани будем в круизе? Если она будет в состоянии, – добавила она, закатывая глаза.

Кристиан расслабился и улыбнулся. Она больше не сердилась. Это знание принесло ему облегчение, которого он никогда не испытывал.

Кэролин закрыла дверь виллы и повернулась, чтобы отнести сумки в свою комнату, но резко остановилась, увидев Бетани в купальнике на верхней площадке лестницы.

– Ты встала, – удивленно сказала она. – И, очевидно, чувствуешь себя лучше.

– Да. – Бетани улыбнулась и подошла к ней, чтобы помочь с сумками. – Я думаю, что наконец-то поправилась.

– Ну, замечательно, – сказала Кэролин с улыбкой. – Почему бы тебе не одеться? Уже почти ужин. Мы могли бы…

– О, нет, я не хочу торопить события и рисковать завтрашним круизом, – сразу же сказала Бетани, направляясь в комнату Кэролин с половиной сумок. – Вместо этого я подумала, что мы могли бы заказать еду в номер, поесть здесь, выпить бокал вина у бассейна и, может быть, поплавать под звездами. Расслабься немного. Тогда мы могли бы лечь пораньше, чтобы хорошо отдохнуть перед завтрашним круизом.

– О! – удивленно воскликнула Кэролин и, закусив губу, последовала за Бетани, чтобы поставить сумки.

– Я так рада, что мне лучше, – сказала Бетани, опускаясь на край кровати. – Я так долго была одна, что готова лезть на стену.

– О, конечно, – сказала Кэролин, чувствуя себя виноватой.

Повернувшись, она наклонилась, чтобы обнять ее, и сказала: – Милая, прости, я должна была остаться и составить тебе компанию. Я…

– Не говори глупостей, – рассмеялась Бетани. – Ты предлагала, но я просто не чувствовала себя достаточно хорошо для компании. Я имею в виду, что мы все равно не смогли бы поговорить, пока я висела над унитазом, – заметила она с гримасой. – И все же хоть я готова к компании, но ... не возражаешь, если я проведу ночь в тишине?

– Нет, конечно, я не против, – заверила ее Кэролин. – Звучит заманчиво.

– Хорошо, – Бетани встала. – Тогда пойдем, посмотрим меню обслуживания номеров, и ты покажешь мне, что ты купила, пока мы ее будем ждать.

– Иди, – сказала Кэролин, направляясь в ванную. – Я сейчас выйду.

– Ладно, только поторопись, – весело сказала Бетани. – Я подозреваю, что на ужин уйдет какое-то время.

– Обязательно. – Кэролин закрыла за собой дверь ванной.

Сделав паузу, она вздохнула и вытащила телефон. Она планировала поужинать наедине с Кристианом, а потом посидеть с Маргарет и Джулиусом, пока играет оркестр. Придется позвонить и отменить встречу. Кэролин чувствовала себя неловко, но что она могла поделать? Она приехала сюда с Бетани. Кристиан и остальные были новыми друзьями. Она обязана быть верной Бет... «хочу я выйти или нет?» – с грустью подумала она, позвонив в главное здание и попросив соединить ее с виллой Кристиана.

Кэролин мерила шагами большую ванную, ожидая, пока кто-нибудь возьмет трубку, и почувствовала странное облегчение, когда узнала голос Джиа, говорившей: – Алло.

– Привет, Джиа. Как поживаешь?

– Каро! – приветствовала ее Джиа. – Я в порядке, но Кристиан в душе. Хочешь, я посмотрю, согласится ли он?..

– Нет, нет, все в порядке, – быстро сказала Кэролин. – Боюсь, я звоню, чтобы объяснить, что Бет чувствует себя лучше.

– О, это здорово, – весело сказала Джиа. – Я скажу Кристиану, когда он выйдет из душа. Он может позвонить и добавить еще одного человека к вашему бронированию.

– Ну ... – Кэролин колебалась, но, в конце концов, сказала: – На самом деле, нет, он не должен этого делать. Бетани хочет спокойный вечер и раннюю ночь, чтобы мы могли отдохнуть перед завтрашним круизом.

– Я не понимаю, если она собирается присоединиться к тебе, почему?..

– Ну, она чувствует себя достаточно хорошо, поэтому предложила заказать еду в номер и отдохнуть здесь, – тихо сказала Кэролин.

– А, – пробормотала Джиа. – Значит, ты отказываешься от Кристиана.

Кэролин вздохнула, когда волна вины накрыла ее, но сказала: – Боюсь, что так.

– Значит, он не увидит тебя до завтрашнего вечера? – спросила Джиа.

– Ну, ладно... – Каролин поморщилась. – Я тебе перезвоню. Это зависит от Бетани. Я имею в виду, я приехала с ней и не могу просто бросить ее, чтобы болтаться с новыми друзьями. Особенно когда она так больна.

– Правильно, – выдохнула Джиа. – Что ж, приятного вечера. Тебя будет не хватать.

– Спасибо, – прошептала Кэролин и повесила трубку. Медленно выдохнув, она молча посмотрела на себя в зеркало в ванной, удивляясь, почему вдруг стала такой подавленной.

Кристиан, тихонько насвистывая, пошел на кухню за пакетом крови. Он прихватил с собой два, чтобы принять душ, но это был еще один долгий день на жаре с частичками солнца здесь и там, и он решил, что ему нужно еще пару, прежде чем он уйдет, чтобы забрать Кэролин на ужин. Его свист медленно затих, а шаги замерли на полпути к холодильнику, когда он заметил, что все стоят вокруг с мрачными лицами. Кристиан поднял брови, скользнув взглядом по родителям и кузенам.

– В чем дело?

– Кэролин звонила, – тихо сказала Маргарет, и что-то в ее серьезном тоне заставило его забеспокоиться.

– Что случилось? – резко спросил он. – С ней все в порядке?

– Да, с ней все в порядке, – быстро ответила Маргарет и неохотно добавила: – Вообще-то она звонила с хорошими новостями... Кажется, Бетани чувствует себя лучше.

Глаза Кристиана сузились, когда одно за другим до него дошло. Несколько дней, проведенных с ней наедине, подошли к концу. Либо он и Кэролин, без Бетани, либо Кэролин и Бетани, без него.

– Боюсь, что последнее, – сказал отец, очевидно, прочитав его мысли. – По крайней мере, сегодня и завтра. Она позвонила, чтобы отменить ужин. Бетани чувствует себя лучше, но хочет, чтобы они обе остались дома и пораньше легли спать, готовясь к завтрашнему отплытию... и Кэролин чувствует, что должна это сделать.

Кристиан выругался и повернулся, чтобы открыть холодильник.

– Все в порядке, Кристиан, мы справимся, – заверила его Маргарет.

– Как ты собираешься с этим справиться, мама? – резко спросил он, доставая пакет с кровью. – Кэролин не из тех, кто бросает друга, с которым проводит отпуск. Она останется дома на ночь, а завтра уплывет и ... Господи, – пробормотал он, внезапно захлопнув дверь и с тревогой повернувшись к ним. – Бетани уговорит ее продолжить этот дурацкий план и переспать с первым же парнем, который косо на нее посмотрит.

– Что? – удивленно спросила Джиа. – Какой план?

– О, боже, – пробормотала Маргарет, ее взгляд сосредоточился на его голове и вытащил информацию без необходимости говорить. – Я не думала, что такое может случиться.

Никто не спросил, о чем она говорит. Все теперь сосредоточились на его голове, без сомнения восстанавливая его воспоминания о разговоре за ланчем. «Конечно, они должны найти его на поверхности», – мрачно подумал он.

– О, боже, – пробормотала Джиа.

– Все в порядке. Мы сможем справиться с обеими проблемами очень легко, – сказала Маргарет.

– Как? – мрачно спросил Кристиан.

– Ну, Бетани нужно просто отвлечь. У нас есть один из мальчиков, который поухаживает за ней, и она будет занята, освобождая Кэролин для тебя, – заметила Маргарет, улыбаясь.

– Я сделаю это, – сразу же предложил Заниполо.

Никто не удивился. Он все еще занимался сексом со смертными и, как сказал Кристиан, был чем-то вроде шлюхи. Но Маргарет покачала головой.

– Спасибо, Заниполо, но я думаю, Санто будет лучшим выбором.

– Я? – потрясенно спросил Санто. – Почему я?

– В тебе есть что-то от таинственного молчаливого мужчины и вся эта мужская мужественность. Это определенно отвлечет любую женщину.

– Я мужчина, – тут же запротестовал Заниполо.

– Да, дорогой, – Маргарет успокаивающе погладила его. – У меня есть для тебя другое задание.

– Что это? – спросил он вдруг настороженно.

– Тебе нужно найти возможность поцеловать Кэролин.

– Что? – взвизгнул Кристиан.

– Ну, это убьет все ее нелепые представления о том, что любой мужчина может возбудить в ней такую же страсть, как и ты, – заметила она, потрепав Кристиана по руке.

– Что? – закричал Заниполо. – Я хорошо целуюсь.

– Не сомневаюсь, – сказала Маргарет и снова погладила его. – Но тот факт, что Кэролин считала тебя гомосексуалистом в группе, говорит о том, что ты наименее привлекателен для нее…

– Что? – печально прервал его Заниполо. – Но почему? Я нравлюсь женщинам.

– Да, дорогой, конечно. Ты очень смешной.

– Смешной? – с ужасом спросил Заниполо.

– Очаровательный, – быстро заверила она его. – Женщины любят забавных мужчин.

– Он не поцелует ее, – мрачно сказал Кристиан.

– Ну, Кристиан, – сказала Маргарет, поворачиваясь, чтобы снова погладить его. – Заниполо…

– Он и пальцем не тронет мою женщину, не говоря уже о его грязном рте, – отрезал он.

– Грязный? – Заниполо набросился на него с негодованием.

Маргарет снова принялась его гладить. – Я уверена, Кристиан не имел в виду ...

– Черта с два, его губы были на большем количестве женщин, чем умерло от рака за всю историю. И не только на их проклятых губах. Он не поцелует ее.

– Ну, Кристиан, – Маргарет снова повернулась к нему, но Джулиус шагнул вперед и схватил ее за руку.

– У меня от тебя кружится голова, – пробормотал он, отстраняя ее. Затем он хмуро посмотрел на молодых людей. – Заниполо, ты поцелуешь Кэролин. Но ни языка, ни страсти. И, Кристиан, ты позволишь ему. Как только она увидит, что его хромающие поцелуи не идут ни в какое сравнение с твоими, она откажется от этой чепухи с любовником.

– Хромающие? – Заниполо разинул рот. – Я не так целуюсь.

– Джулиус просто имеет в виду, что наночастицы не разделят вашей страсти, поэтому он будут казаться таким, – быстро сказала Маргарет.

– Он не собирается ее целовать, – повторил Кристиан.

– Ты бы предпочел, чтобы она поцеловала какого-нибудь случайного смертного? – спросила Маргарет.

– Она поцелует только меня, – мрачно сказал он.

– Мы пытаемся помочь тебе, Кристиан, – нетерпеливо сказал отец.

– Это все из-за твоей чертовой помощи, – огрызнулся он. – Сказать ей, что я голубой из всех мыслимых вещей. Я должен пойти туда прямо сейчас и сказать ей правду обо всем.

– Думаешь, она к этому готова? – тихо спросил Джулиус.

– Может быть, – пробормотала Маргарет, удивив всех.

Когда Кристиан с надеждой посмотрел на нее, она сказала: – Она чувствовала себя достаточно комфортно, чтобы говорить с ним о сексе.

Она нахмурилась. – Конечно, это может быть только потому, что она думает, что она в безопасности, но я думаю, что если она и не готова, то очень близка к этому... К сожалению, недостаточно близко. Я бы предпочла, чтобы ты подождал еще немного, чтобы убедиться, сынок.

Кристиан покачал головой. – Я хочу рассказать ей все и рискнуть.

– В присутствии Бетани? – спросил отец.

– Нет, конечно, нет, я попрошу Кэролин выйти на улицу.

– И рассказать ей на крыльце о бессмертных и спутниках жизни, о том, что она твоя? – сухо спросил он.

Кристиан разочарованно нахмурился.

–А что ты будешь делать, если она сбежит? – спросил Джулиус.

– Догоню ее, – без колебаний сказал Кристиан.

– Ты можешь преследовать ее, но не сможешь удержать, если она не захочет. Нам придется стереть ее воспоминания о тебе, и ты никогда больше не сможешь к ней приблизиться.

– Что? – Кристиан ахнул от ужаса.

– Что сделано, то сделано, – тихо сказала Маргарет. – Мы не можем допустить, чтобы она повторила то, что ты ей скажешь. Это поставит под угрозу не только вас, но и весь наш народ.

– Но ты сказала, что женщины Люцерна, Бастьена и Этьена сбежали, – в отчаянии сказал он.

– Да, но Кейт, Терри и Джеки уже любили их и не выдали бы. Это вырвало бы их собственные сердца, они не смогли бы причинить вред своим спутникам. – Она наклонила голову и спросила: – Кэролин уже любит тебя?

Кристиан нахмурился. Сегодня он понял, что любит ее, но ...

– Ты хочешь рискнуть? – спросила она.

Кристиан вздохнул и покачал головой. Ещё нет. Он не хотел рисковать и потерять ее.

– Почему бы не выспаться и не подождать, что будет завтра? – сочувственно предположил Джулиус.

– Если Бетани спустится к ужину, Санто сможет за ней приударить и отвлечь внимание.

– Приударить, – с сомнением повторил Санто.

– И ты сможешь больше времени проводить наедине с Кэролин. Если твоя мать права, ты уже завоевывал ее доверие, и ты ей нравишься. Возможно, и любовь не так уж далеко.

– Верно, – пробормотал Кристиан и наконец, поднес пакет с кровью к зубам.

Глава 11

– Капитан хочет, чтобы вы сели рядом с ним.

Опустив бутылку с водой, из которой пила, Кэролин моргнула, глядя на стоящего перед ней крупного мужчину. Затем она взглянула на штурвал и увидела, что капитан улыбается и кивает, его каштановые волосы до плеч развеваются на ветру.

Кэролин сунула шапочку в сумку и встала, чтобы, пошатываясь, подойти к носу, жалея, что не может просто сойти с лодки и вернуться на курорт. Она чувствовала себя прекрасно, когда только проснулась, но сейчас это было не так. Она дрожала, ее бросало то в жар, то в холод, и она странно теряла равновесие. Но она была такой всю ночь и подозревала, что с ней случилось тоже, что и с Бетани. Если так, то эта поездка будет долгой и мучительной.

Мысли о Бетани заставили Кэролин поморщиться. После ужина Бет оставила ее одну и рано легла спать. Кэролин немного походила по вилле, но потом тоже легла спать. Однако она плохо спала. Ее ночь была одним эротическим сном за другим, в каждом из которых был Кристиан Нотте. И каждый сон, казалось, прерывался перед развязкой серьезным приступом пота, который отправлял ее на кухню в поисках сока или еды. «Она, должно быть, поднималась и опускалась пять раз», – подумала она со вздохом. И каждый раз, засыпая, она обнаруживала, что снимается в очередном порно с Кристианом.

И все же, если не считать небольшой усталости, она была в порядке, когда проснулась утром, и Бетани тоже. Хотя, Кэролин была так взволнована из-за того, что проснулась поздно, что не заметила ничего. Однако к тому времени, когда они добрались до главного здания и столкнулись с Джин, Кэролин снова начала чувствовать себя плохо: ее слегка подташнивало от приливов и странной дезориентации. Однако она не хотела портить первую прогулку Бетани, поэтому держала свое тревожное состояние при себе, пока Джини вела их к причалу и ожидающей лодке. Джин последовала за ними на борт, чтобы поговорить с капитаном. То, как она постоянно жестикулировала, не мешало понять, что она давала ему особые указания, чтобы они веселились. Джин ушла, когда последний из гостей поднялся на борт. Капитан завел двигатель, и команда отвязывала лодку, когда Бетани вдруг встала, пробормотав: – О, боже, меня сейчас вырвет, – и бросилась прочь.

Кэролин тупо смотрела ей вслед, ее мысли были слишком спутаны, чтобы понять, что происходит. К тому времени, как она сообразила, в чем дело, и двинулась вслед за Бетани, лодка уже отчаливала от причала.

– Нет! Вперед! Получай удовольствие! Я оставила холодильник с водой и лосьоном для загара. Убедись, что используешь и то и другое, – крикнула Бетани с берега, отмахиваясь, пока Кэролин смотрела на растущее расстояние между лодкой и причалом, пытаясь понять, сможет ли она прыгнуть. Она могла бы даже попытаться, несмотря на быстро увеличивающееся расстояние, если бы кто-нибудь из команды не схватил ее за руку и не оттащил, покачав головой. Немного сбитая с толку тем, как она внезапно оказалась одна в круизе, полном молодоженов, Кэролин вернулась на свое место. «Однако, похоже, капитан проявляет особый интерес благодаря Джини», – подумала Кэролин, направляясь к штурвалу, где стоял капитан, наблюдая за ее неуверенным приближением сузившимися глазами. Она собиралась сесть рядом с ним, как любимица учителя в классе, решила она, подходя к нему. Отлично.

– Каро или Бет? – спросил капитан, подталкивая ее к креслу рядом со штурвалом.

– Каро. – Кэролин покорно взобралась на табурет.

– Я – Джек, – объявил он. – Капитан Джек.

Она кивнула и криво улыбнулась. – Как пират.

Он ухмыльнулся, но просто накинул ей на голову ожерелье из цветов и объявил: – У нас есть по одному в каждой поездке.

«Благотворительный случай», – подумала Кэролин, когда он подал знак большому мускулистому парню, который привел ее. Он явно был членом экипажа, хотя вполне мог сойти за гостя. Униформы не было, все на борту были в шортах и футболках, включая ее. Она поняла, что это был сигнал принести напиток, когда мужчина появился перед ней с пластиковым стаканчиком чего-то похожего на апельсиновый сок.

– Ваш утренний витамин С для хорошего дня, – сказал капитан Джек, когда она приняла напиток. – Лучше побыстрее выпить, мы сейчас попадем в бурную воду.

Кэролин посмотрела на воду, отметив, что она действительно неспокойна. Она предположила, что они собираются миновать коралловые рифы. Она не была уверена, но думала, что это немного сдерживает волны. Как бы то ни было, пить сок быстро казалось разумным, если она не хотела его носить, и она выпила половину одним глотком, понимая, что задыхается.

– Извини, я должен был предупредить тебя, что мы добавили немного огненной воды, чтобы поддержать твою кровь, – сказал капитан Джек со смехом, хлопнув ее по спине, когда она начала кашлять.

– Сейчас половина восьмого утра, – сказала она хриплым шокированным голосом.

– Да, но ты выглядела так, будто могла бы использовать это, чтобы поднять себе настроение, – сказал он, пожимая плечами.

Кэролин поморщилась. – Настроение для чего?

– Забавы. Джини сказала, чтобы мы хорошо провели время, и мы это сделаем. Правильно, мальчики?

Кэролин посмотрела на мужчин, которые улыбались и кивали. Они были эклектичной командой. В то время как капитан Джек был загорелым белым и наверно сорокалетним мужчиной, его команда была в возрасте от двадцати до тридцати лет с одним крупным, мускулистым парнем, которому могло быть лет тридцать пять. Среди них был рыжеволосый веснушчатый парень и пара темных мужчин, явно туземцев.

– Пей, – сказал капитан Джек, указывая на ее наполовину полный стакан. – Это тебя расслабит. Ты не можешь веселиться, когда напряжена, как девственница на пути к жертвоприношению. Кроме того, я не хочу, чтобы все узнали о том, что на борту есть алкоголь. Они захотят немного, а он не должен выйти обратно до поездки домой.

Кэролин поморщилась, но апельсиновый сок несколько ослабил ее тошноту. И она была уверена, что один глоток не повредит, поэтому пожала плечами и залпом допила остатки.

– Хорошая девушка. – Капитан Джек взял ее пустой стакан, чтобы отбросить, и снова повернулся к рулю, но потом спросил: – Значит, твоя подруга ушла. Она больна?

Кэролин кивнула. – С той ночи, как мы приехали. Мы думали, что это пищевое отравление, но я не думаю, что оно должно длиться так долго.

– Наверное, грипп, – предположил он. – Он ходит вокруг острова.

– Хм. – Каролин поморщилась. Если это грипп, то, скорее всего, она подхватит его от Бет.

– Здесь есть еще твои друзья? – спросил капитан Джек, слегка меняя курс.

– Джин, – ответила Кэролин.

Он кивнул и перевел взгляд на ее руку. – И ты не замужем, но была?

Кэролин потерла предательскую вмятину на безымянном пальце. – В конце истории очень долгого двухлетнего развода.

– Два года... так что не на той стадии. Готова к свиданию?

Кэролин усмехнулась его преувеличенной ухмылке. – Я не думаю, что Джин имела в виду, что ты должен зайти так далеко, чтобы убедиться, что я хорошо провожу время.

– Не сомневаюсь, – с улыбкой согласился он. – Но ты красивая одинокая леди, а я красивый одинокий парень, и все знают, что капитаны – лучшие любовники. Мы знаем, как затвердеть.

– Ох, – простонала она. – Это ужасная игра слов.

Он приподнял бровь. – Ты знаешь, что обозначает затвердеть, значит?

– Плыть по ветру, – пару недель назад она прочитала об этом в книге.

– Черт, – выдохнул он. – Впечатляет. Обычно мне приходится объяснять эту шутку. Иногда после того, как получу пощечину.

Его слова рассмешили ее, как она и предполагала.

– У тебя приятный смех. Тебе следует делать это почаще. Это заставляет твои глаза мерцать, – сказал он с улыбкой. – Так как надолго ты здесь?

– Еще полторы недели.

– Приятно. Дает нам много времени, чтобы узнать друг друга поближе, – заявил он. – Я приехал сюда на неделю десять лет назад. Это была долгая неделя.

– Я бы так и сказала, капитан, – со смехом согласилась Кэролин, удивляясь, почему она не чувствует себя неловко от его комплиментов и флирта. Она подозревала, что он делает это только по приказу Джин. На самом деле она его не интересовала. Он выполнит свою работу, хорошо проведет время, а потом высадит ее на берег в конце круиза и больше не будет о ней думать.

Капитан Джек снова взглянул на корму и выпрямился. – Похоже, мы вот-вот столкнемся с теми волнами, о которых я говорил. Не обращай внимания, если я немного отвлекусь, пока мы не перейдем к делу. Ты просто сиди и смотри на меня, пока я буду поражать тебя своим мастерством.

Кэролин улыбнулась. – Если ты так говоришь.

– Для тебя это «есть, капитан», детка, – сказал он небрежно, повернувшись и положив обе руки на руль.

Кэролин удивленно покачала головой и задумалась, что же, черт возьми, было в этом, пунше, когда капитан Джек сосредоточился на том, чтобы мчаться по волнам к мысу. Обычно она не чувствовала себя так комфортно так быстро, и обычно она не знала, как справиться со вниманием мужчин. Не то чтобы она получала его часто, но в тех редких случаях, когда это случалось, она начинала волноваться и чувствовать себя неловко и делала все возможное, чтобы избежать этой ситуации.

– Хорошо, – сказал Джек, когда лодка начала слегка покачиваться. – Это ненадолго. Все успокоится, как только мы обойдем мыс.

Кэролин кивнула и достала из сумки воду, чтобы сделать глоток. Затем она убрала ее и повернулась в кресле, чтобы посмотреть на нос, когда они двигались по воде.

– Как я уже сказал, будет не так тяжело, когда мы обойдем мыс, – повторил капитан Джек, глядя в ее сторону и нажимая на газ, чтобы заставить их двигаться быстрее. Она не понимала, почему он все время повторяет это, пока он не спросил: – У тебя ведь нет морской болезни?

– Насколько мне известно, нет. Это мой первый раз на лодке, – сказала она.

Его глаза расширились от удивления. – Ты шутишь?

– Нет.

– Черт возьми, женщина, где ты живешь? В пустыне?

Кэролин усмехнулась и покачала головой. – Торонто, Канада.

– Вот как? – усмехнулся он. – У меня там семья.

– Ты – канадец? – спросила она с удивлением, а когда он кивнул, пробормотала: – Я все время натыкаюсь на них здесь.

– Меня это не удивляет. Сент-Люсия была британской колонией, как и Канада, и наши две страны имеют хорошие отношения. Большое количество туристов, которые приезжают сюда, канадцы и британцы.

Она кивнула и вцепилась в сиденье, когда дорога стала немного ухабистой. Заметив, что капитан Джек смотрит на нее с беспокойством, она вопросительно подняла брови.

– Ты побледнела. Как твой желудок?

Кэролин заколебалась. Ее снова затошнило, но она также чувствовала себя раскрасневшейся и дрожащей, как и до того, как выпила. Ее сердце колотилось в груди, как будто она пробежала марафон. Она испытывала эти симптомы со вчерашнего дня, хотя сейчас они казались более выраженными. Она не думала, что это морская болезнь, и задавалась вопросом, не грипп ли это. Она чувствовала, что никакого гриппа у нее не было. Вспомнив, что напиток помог, хотя бы временно, и подозревая, что это апельсиновый сок, она покачала головой. – Я в порядке. Думаю, мне просто нужно немного сока или чего-то еще.

– Диабетик? – нахмурившись, спросил он.

– Нет, я пропустила завтрак и ...

Она замолчала, когда он снова повернулся к одному из членов команды. Через мгновение перед ней возник здоровяк с еще одним полным стаканом и широкой улыбкой. Она подозрительно посмотрела на него. – На этот раз просто сок, верно?

– Извини, весь сок уже смешан с пуншем, – сказал Джек извиняющимся тоном. – Просто выпей и посмотри, поможет ли это снова.

Кэролин поморщилась, но выпила. Заметив, что беспокойство Джека внезапно усилилось, она подняла брови. – Что?

– У тебя рука дрожит, – мрачно сказал он, повернулся и начал рыться в небольшой открытой полке. Выпрямившись, он повернулся и протянул ей плитку шоколада. – Попробуй это.

Кэролин поставила стакан между колен, чтобы освободить обе руки и открыть плитку шоколада, и нахмурилась, обнаружив, что задача не из легких. Если не считать дезориентации, она вдруг стала крайне неуклюжей. На самом деле это было немного страшно, и она почувствовала облегчение, когда открыла обертку. Вздохнув, она откусила кусочек.

– Если у тебя низкий уровень сахара в крови, тебе потребуется пара минут, чтобы начать чувствовать себя лучше, – сказал Джек, когда она закончила есть.

Кэролин кивнула и скомкала обертку, положив ее в руку Джека, когда та появилась перед ней. – Спасибо, – сказала она, когда он бросил ее в маленький пакетик на открытой полке.

– Пожалуйста.

Они помолчали несколько минут, и Кэролин взяла свой напиток и продолжила потягивать его, думая, что добавленный сахар должен помочь. Но она чувствовала, что взгляд Джека постоянно перемещается с воды на нее, и чувствовала его беспокойство. Однако через некоторое время ей стало лучше.

– Твой цвет лица стал лучше, – неожиданно сказал он, протягивая руку к ее опустевшему бокалу.

– Я чувствую себя лучше, – призналась она, протягивая его ему, и встала. Затем она облокотилась на табурет и, глядя на воду, сказала: – Спасибо.

– Как я уже сказал, в удовольствие, – заверил он ее, а затем, глядя на воду впереди, добавил: – Ты ведь знаешь, что это значит, верно?

– Что? – неуверенно спросила она.

– Ну, я осыпал бы тебя цветами, угощал напитками и шоколадом... теперь же мы практически вместе.

Кэролин моргнула и расхохоталась. – Вы ужасно флиртуете, капитан.

– На самом деле я замечательная кокетка, – заверил он ее. – Я чертовски обаятелен.

– Да, – весело согласилась она.

– Но ты, кажется, невосприимчива, – заметил он.

– Это из-за мальчика?

– Мальчика? – неуверенно спросила Кэролин.

– Я зашел в бар пару дней назад после полуночного круиза, а ты была с каким-то молодым парнем. Амброуз за стойкой сказал, что он из группы.

– О, ты имеешь в виду Кристиана, – внезапно рассмеялась Кэролин и покачала головой. Странно, что она сразу о нем не подумала. Хотя она сама видела его мальчиком, когда они впервые встретились. Но чем больше она проводила с ним время, тем менее молодым он ей казался. – Мы просто друзья.

– Хорошие друзья? – многозначительно спросил он.

– Нет, он – г…

Кэролин резко оборвала себя и зажала рот рукой, осознав, что говорит.

– Гей? – удивленно спросил капитан Джек.

– Нет, – тут же ответила она, но потом нахмурилась и добавила: – Никому не говори. Я обещала никому не говорить. – Покачав головой, Кэролин пробормотала: – А я считала, что Бетани болтушка. Что, черт возьми, было в этом напитке?

Джек усмехнулся: – Сахар, специи и все, что может развязать девушке язык.

– Хм, – сказала Кэролин, сердито глядя на воду.

– Значит, молодой самец – гей, – удивился Джек. – Кто бы мог подумать?

Кэролин застонала, и он успокаивающе похлопал ее по плечу.

– Я сохраню его тайну... Конечно, она в безопасности со мной, а не с тобой, – поддразнил он.

– Разве я сказала, что ты очарователен? – спросила она с гримасой.

– Нет, я сказал это, а ты просто согласилась, – заверил он ее.

– Должно быть, я была пьяна.

Капитан Джек усмехнулся, но потом его смех стих, и он серьезно спросил: – Так что же это за дела, если он держит тебя за руку и обнимает?

– Он не держал меня за руку, когда мы были в баре одни, – сказала она, нахмурившись.

– Ну, может быть, за последние дни я замечал тебя не раз, – сказал он, пожимая плечами.

Брови Кэролин поползли вверх.

– Ну и что? – подсказал он, когда она промолчала.

– Его семья не знает, поэтому его кузина попросил меня сыграть ему помочь, пока он здесь, – тихо призналась она.

– Ах. – Он кивнул. – Хорошо, рад это знать.

– Почему? – сразу спросила она.

– Это значит, что ты все еще на рынке, – сказал он и улыбнулся ей.

Кэролин покачала головой и откинулась на спинку сиденья, скользнув взглядом по двум дюжинам пассажиров. Конечно, каждый человек был частью пары, кроме нее самой и команды. Насколько это было удручающе?

– Так здесь всегда центр медового месяца? – резко спросила она.

Капитан Джек пожал плечами. – В это время года да. Со дня святого Валентина до июня у нас обычно бывает много молодоженов. – Он заметил выражение ее лица, отступил от штурвала и протянул руку. – Приди сюда. Талисман получает право управлять лодкой на некоторое время в этих круизах. Это в правилах.

Кэролин поколебалась, но потом решила: – Это было лучше, чем сидеть здесь, глядя на пары, воркующие вокруг нее.

– Вот и шаттлы для экскурсии.

Кристиан проследил за взглядом водителя и увидел три микроавтобуса. После ночи, наполненной невероятно эротичными, но досадно прерванными снами, Кристиан встал и стоял у окна, наблюдая, как Кэролин и Бетани покидают виллу, чтобы сесть в один из курортных микроавтобусов. Он отвернулся и пошел в ванную, чтобы сполоснуть лицо и почистить зубы, а через десять минут вернулся, когда увидел, что микроавтобус снова остановился перед виллой. Нахмурившись, он остановился, с удивлением наблюдая, как Бетани выскочила из машины и бросилась внутрь. Кристиан на мгновение задумался, почему женщина не в круизе, и где Кэролин, а затем обнаружил, что одевается и спешит вниз к главному зданию. Он нашел Джини почти сразу и узнал, что Бетани вернулась одна, оставив Кэролин на лодке. Когда она затем предложила передать билет Бетани ему, и устроить машину, чтобы отвезти его на маршрут, чтобы встретиться с туром, он сразу же согласился.

– А вот и лодка, – сказал водитель, привлекая внимание Кристиана к большой лодке с толпой людей. До него было еще далеко, но он поблагодарил водителя, дал на чай и выскользнул из машины, чтобы дойти до причала. Ему потребовалось некоторое время, чтобы заметить Кэролин, в основном потому, что он начал искать ее среди пассажиров. Не найдя ее там, он переключил внимание на штурвал. Его глаза расширились, а затем сузились, когда он увидел ее за рулем, смеющуюся над чем-то, что говорил косматый смертный.

Кристиан нахмурился, когда косматый парень подошел к Кэролин сзади и обнял ее, обхватив руль вокруг ее тела. Настроение и выражение лица Кристиана не улучшились, когда Кэролин рассмеялась и выскользнула из-под руки мужчины, чтобы избежать интимной хватки. Она не отодвинулась далеко, просто села рядом с ним и, казалось, слишком хорошо проводила время. Кристиану тоже не понравилось, как косматый капитан оценивающе посмотрел на нее. До его слуха донеслось рычание, и Кристиан огляделся, прежде чем понял, что поблизости никого нет, и что звук исходил из его собственного горла. Заставив себя расслабиться, он попытался улыбнуться, ожидая, когда лодка причалит.


* * *

– Разве это не музыкант?

Кэролин опустила бутылку с водой и посмотрела туда, куда смотрел Капитан Джек, ее глаза расширились, когда она увидела Кристиана на берегу.

– Он не выглядит счастливым.

– Он играет в группе, я сомневаюсь, что он жаворонок, – пробормотала Кэролин, заметив, что, пока Кристиан улыбался, это было больше похоже на оскал зубов, и напряжение было в каждой линии его тела. – Интересно, что он здесь делает.

– Думаю, присоединиться к экскурсии, – ответил Джек. – Должно быть, он опоздал на пароход. Это уезжает одна из курортных машин.

Кэролин взглянула на машину, которая теперь отъезжала от причала, отметив логотип курорта.

– Ну, по крайней мере, я знаю, что у тебя будет подружка, которая составит тебе компанию на сухопутной стороне тура, – прокомментировал Джек.

Кэролин повернулась и сердито посмотрела на него. – Это просто подло.

– Нет, – усмехнулся он. – Это облегчение, потому что мне не нужно беспокоиться о конкуренции со стороны молодого человека, который сложен, как чертова модель.

Кэролайн лишь покачала головой, не принимая его всерьез. «Этот человек действительно флиртовал, но он просто делал то, о чем просила Джини», – подумала она, когда ее взгляд вернулся к Кристиану. Он действительно был хорошо сложен, высок, с широкими плечами, сужавшимися до узких бедер. Его футболка была достаточно тесной, чтобы можно было разглядеть изгиб грудной клетки и рельефный живот.

– Тебе стоит повеселиться на экскурсии, – заметил Джек.

– Но мы будем ждать, когда ты вернешься, а на обратном пути будет очень весело. К тому времени становится солнечно и жарко, и мы разливаем пунш, чтобы расслабить всех для соревнований.

– Конкурсы? – спросила она, заставляя себя отвести взгляд от Кристиана и снова посмотреть на него.

– Подожди и увидишь. Не хочу портить сюрприз. Злой наклон его усмешки был немного тревожным, особенно когда он добавил: – Как талисман корабля ты должна присоединиться, кстати, так что сэкономь немного энергии.

– Угу, – сказала Кэролин, ее глаза сузились, когда она увидела блеск в его глазах. Она подозревала, что ей не понравятся эти состязания. – Кстати, о корабельном талисмане, тебе лучше забрать это. Я не хочу все испортить, пока мы на суше. – Кэролин сняла ожерелье из цветов и вопросительно подняла брови. – Куда мне его положить?

Капитан Джек усмехнулся, убрал руку с руля и повернулся к ней. Когда он наклонил голову, она соскользнула со стула и наклонилась, чтобы поднять его, ее глаза расширились, когда она почувствовала его руку на своей талии.

– Ты снова побледнела, – тихо сказал он, его рука скользнула по ее спине и поддержала ее, когда она наткнулась на него. – Тебе нужен еще один шоколадный батончик?

Кэролин бросила ожерелье ему на шею и со вздохом отодвинулась, но он не отпустил ее, и она была отчасти взволнована этим фактом, а отчасти благодарна. Она снова была дрожащей и сбитой с толку, и его хватка не давала ей споткнуться, как пьяной идиотке. Тошнота вернулась, но, несмотря на это она покачала головой, не желая быть обузой. – Со мной все будет в порядке. Мы едим на плантации какао.

–Хм. – Он внимательно посмотрел на нее молча, а потом сказал: – Держись за руль в течение минуты.

Когда она протянула руку, он тут же повернулся, чтобы снова порыться в своей полке, и вытащил еще одну плитку шоколада. – Возьми это на всякий случай. Это будет долгий путь до Фонд Дукса.

– Спасибо, – пробормотала Кэролин. Она сунула плитку шоколада в сумку и снова устроилась на сиденье, когда он сел за руль. – Фонд Дукс – это плантация какао, верно?

Джек кивнул, но снова посмотрел вперед и прищурился. – Да, музыкант определенно не утренний гость.

Кэролин оглянулась на причал. Кристиан расхаживал по нему, скрестив руки на груди и хмуро наблюдая за их приближением. Она ничего не ответила, просто с любопытством наблюдала за тем, как Джек нажимает на газ. В тот момент, когда он подвел лодку к причалу, команда начала действовать, хватая веревки и спрыгивая, чтобы закрепить лодку на месте.

– Оставайся на месте, – приказал Джек, когда Кэролин начала соскальзывать со своего места, чтобы присоединиться к другим пассажирам, выстроившимся в очередь на высадку.

– Какая бы ты ни была, ты, скорее всего, окунешься в воду, если кто-нибудь случайно толкнет тебя.

Кэролин поморщилась, но откинулась на спинку сиденья. В основном потому, что знала, что он прав. Она не была счастлива, делая это. Теперь, когда они причалили, она хотела уйти... и это не имеет ничего общего с внезапным желанием поговорить с Кристианом, уверяла она себя. В конце концов, он гей. Правильно?

– Хорошо, – наконец сказал Джек и тут же схватил ее за руку, когда она спрыгнула со стула, чуть не потеряв равновесие и упав лицом вниз. Хмурясь, сказал он твердо: – Ты должна съесть шоколадный батончик. И я думаю, что ты должна провериться на гипогликемию, когда вернешься в Канаду.

– Гипогликемия? – удивленно спросила она.

Он кивнул. – У меня есть тетя, и ты ведешь себя так же, как она, когда у нее низкий уровень сахара в крови. – Он повел ее через лодку. – С этим не стоит связываться.

Они подошли к борту лодки, и Кэролин ахнула от удивления, когда Джек внезапно схватил ее за талию, чтобы поднять над пропастью шириной в фут между лодкой и пристанью. Кристиан тут же оказался рядом, сжимая ее талию над руками Джека, его большие пальцы чуть ниже ее груди, когда он попытался взять ее, но Джек не отпустил, и она ненадолго повисла над водой между двумя мужчинами, когда он сказал: – Думаю, у нее низкий уровень сахара в крови. Следи за ней и убедись, что она съест шоколадку из своей сумки.

Хмурое выражение на лице Кристиана несколько смягчилось, сменившись беспокойством, когда он пристально посмотрел на Кэролин.

– Я пропустила завтрак, – смущенно пробормотала она, жалея, что ее не отпустили. Но она не особенно хотела окунуться в воду и прекрасно понимала, что она находится прямо под ней.

Кристиан внимательно посмотрел на нее на мгновение, его взгляд скользит по ее лицу, а затем он взглянул на Джека, голос его неохотно сказал: – Спасибо, что присматриваешь за ней.

– Не благодари меня, – рассмеялся Джек, наконец-то отпуская ее. – Мне понравилось. Я просто рад, что у нее есть друг, который присматривает за ней на суше. Я буду разочарован, если она заболеет и не вернется.

Кэролин почувствовала, как ее лицо вспыхнуло, и не была уверена, было ли это поддразнивание Джека или тот факт, что большие пальцы Кристиана терлись о нижнюю часть ее груди, когда он опускал ее на причал. Она отступила от него, как только ее ноги коснулись дерева, а затем вздохнула, покачнувшись, и Кристиан немедленно взял ее за руку.

– Держи. – Джек вернулся к штурвалу. Она не удивилась, когда он вернулся с другой шоколадкой.

Удерживая ее, он сказал он: – Запасная. Убедись, что у тебя есть, сладкое, как только сядешь в автобус. И хорошо поешь на плантации.

– С такой скоростью у тебя закончится шоколад, – сказала Кэролин, наклонившись вперед, чтобы принять угощение.

Кристиан тут же схватил ее за руки, чтобы она не потеряла равновесие и не упала в воду, и Кэролин почувствовала, что снова краснеет.

Джек усмехнулся, увидев ее смущение, и покачал головой. – Нет. Я куплю еще одну коробку, пока тебя не будет. Тогда я подарю тебе цветы, шоколад и напитки на обратном пути, и мы действительно начнем встречаться.

Кэролин снова покраснела и пробормотала «Спасибо», затем выпрямилась и с удивлением огляделась, когда что-то похожее на рычание донеслось от Кристиана.

– Автобусы ждут нас, – мрачно сказал он, подталкивая ее прочь, все еще держа руки на ее бедрах.

– Веселись, детка, – весело сказал Джек, и Кэролин сумела улыбнуться и помахать через плечо, прежде чем Кристиан отпустил ее талию, чтобы взять за руку, и начал двигаться так быстро, что ей пришлось смотреть, куда она идет, или рискнуть упасть лицом вниз. Не то, чтобы она могла, он слишком крепко держал ее за руку. На самом деле до боли крепко, заметила она, нахмурившись. Прежде чем она успела попросить его успокоиться, она споткнулась. Кристиан, не теряя ни секунды, подхватил ее на руки и быстро пошел к автобусам.


Глава 12

– Я могу идти пешком, – смущенно пробормотала Кэролин, когда их пропустили мимо первого и второго полных микроавтобусов к третьему.

– Недостаточно быстро, – коротко ответил он.

Кэролин нахмурилась, но придержала язык, пока он нес ее в автобус. Она пожалела, что не настояла на своем, когда увидела любопытные взгляды, которые они встретили. Он отнес ее к единственному свободному сиденью в самом конце справа и устроился на нем, посадив ее к себе на колени.

–Э… – пробормотала Кэролин, немного растерявшись. Все смотрели и смотрели... ради бога, она была у него на коленях. Мало того, что он нес ее на руках, так еще и посадил бы на сиденье. «Вместо этого он держал ее на коленях, как раненого ребенка... или любовницу», – подумала она, когда его запах окутал ее теперь, когда они не двигались. От него пахло джунглями в дождливый день, слегка мускусным запахом, который заставил ее забыть о том, что люди пялятся на нее. Это также заставило ее внезапно почувствовать жар его груди, прижимающейся к ее боку, и его твердые колени под ней.

Закусив губу, Кэролин подняла голову, ее глаза расширились, когда она встретилась с его взглядом и обнаружила, что смотрит в глаза скорее серебряные, чем черные. Серебряный. Не серый. Она никогда не видела ничего красивее... но это же невозможно.

– Твои глаза, – прошептала она в замешательстве, когда они начали приближаться, «как будто его голова склонилась к ее голове», – подумала она с удивлением.

Кристиан сразу же замер, а затем переместил ее на скамейку рядом с собой. Как ни странно, именно этого она и хотела несколько минут назад, но сейчас ощутила укол разочарования.

– Ешь свой шоколад, – прорычал он.

– Но твои глаза, – сказала она, ерзая на сиденье, чтобы попытаться увидеть их снова.

– Цветные линзы, – мрачно сказал он. – Ешь свой шоколад.

Кэролин нахмурилась, увидев, как он резок, но откинулась на спинку стула, чтобы развернуть шоколадку. Проклятая обертка, должно быть, была заклеена сумасшедшим клеем.

Она не могла открыть ее, но ахнула от удивления, когда Кристиан выругался и выхватил ее из ее неловких пальцев. Его лицо было мрачным, челюсти сжаты, когда он нетерпеливо открыл ее для нее.

– Ешь, – прорычал он, отталкивая ее. Когда она не взяла его сразу, он перевел взгляд на ее лицо и нахмурился. – Что случилось?

– Вот об этом я и думаю, – устало сказала она. – Ты кричишь на меня, как будто я украла твою любимую игрушку.

Кристиан отвел взгляд, затем вздохнул, посмотрел назад и виновато улыбнулся.

– Просто огорчен. Я – не жаворонок.

Кэролин немного расслабилась и взяла плитку шоколада, пробормотав: – Джек сказал, что, вероятно, так и было, когда ты хмурился на нас как со скамьи подсудимых. Или, может быть, я сказала это, – добавила она, нахмурившись, – сейчас было трудно вспомнить. Это сказал один из нас.

– Ешь свой шоколад, – сказал Кристиан, тщательно выговаривая каждое слово. – У тебя так трясутся руки, что я удивляюсь, как ты можешь их держать.

Кэролин перевела взгляд на свои руки, рассеянно отметив, что они действительно дрожат. Она снова вспотела, а сердце колотилось так, словно она бежала. Вдобавок ко всему, думать становилось все труднее. Когда Кристиан вдруг поймал руку с шоколадкой и поднес ее к своему лицу, она подумала, что он собирается откусить кусочек сам, но вместо этого он повернул ее руку и прижался носом к внутренней стороне ее запястья. Кэролин просто разинула рот, когда он глубоко вдохнул, а затем выругался и быстро подтолкнул руку к ней, пока шоколад не коснулся ее губ.

– Ешь, – прорычал Кристиан.

– Что не так с моими духами? – нахмурившись, спросила она.

– Что? – спросил он, теперь уже смущенно.

–Ты обнюхал меня и выругался, – объяснила она. – Что случилось?

Слова Кэролин замерли, когда он сунул шоколад в ее открытый рот. Казалось, что если она сейчас не начнет есть, он запихнет шоколад ей в глотку.

Нахмурившись, она откусила кусочек и с облегчением вздохнула, когда он отпустил ее.

– С твоими духами все в порядке, – мрачно сказала Кристиан, жуя. Он встал и пробормотал: – Проблема в твоей крови.

Кэролин с изумлением смотрела ему вслед. Он медленно шел по проходу, оглядывая людей в автобусе. Она проглотила и откусила второй кусок, когда он внезапно остановился и повернулся к пожилой паре справа. Она не заметила, как шевельнулись его губы, но вдруг женщина протянула ему бутылку с оранжевой жидкостью. Кристиан взял ее и сразу же направился к ней, двигаясь гораздо быстрее.

– Пей.

Она тупо уставилась на бутылку апельсинового сока, которую он открыл и протянул ей. – Как ты…

– Пей, – спокойно настаивал он. – Сахар попадет в организм быстрее, чем шоколад, а он тебе нужен, Каро. Уровень сахара в крови падает.

Кэролин зажмурилась. Его гнев, казалось, исчез, на его месте появились беспокойство и забота.

– Пей, – повторил он, прижимая бутылку к ее губам.

Она взяла ее в руки и открыла рот, чтобы влить жидкость. Напиток был прохладным и сладким, и она быстро выпила его. Как только она опустила пустую бутылку, Кристиан взял ее, закрыл и поставил на сиденье между ними. Затем он указал на плитку шоколада и молча наблюдал, как она продолжает есть. Он просто сидел и смотрел на нее, как на ребенка, и хотел быть уверенным, что она съест батончик, а не спихнет его на сиденье.

– Перестань пялиться на меня, – пробормотала она. – Ты ничем не лучше капитана Джека.

Это заставило его рот скривиться от неудовольствия и раздражения, чтобы заменить часть беспокойства на его лице. – Похоже, ты подружилась с капитаном Джеком, – едко заметил он. Он был рядом с тобой на лодке.

Услышав его раздраженный голос, Кэролин подняла брови и молча посмотрела на него, отправляя в рот последний кусочек шоколада. Если бы она не знала, что он гей, то сказала бы, что он ревнует. Но он был геем, так что причин для такой реакции не было. Если...

* * *

Чувствуя себя неловко под ее прищуренным взглядом, Кристиан взял у нее обертку от шоколада, скомкал ее и огляделся, гадая, нет ли в передней части автобуса мусорного контейнера. Его взгляд упал на женщину, стоявшую рядом с водителем. Она уже несколько минут бубнила о Суфриере и его истории.

Он не расслышал ни слова.

– Ты ревнуешь.

Это обвинение Кэролин заставило его резко взглянуть на нее с удивлением. Это была правда. Ревность разъедала его, как кислота, с тех пор как он увидел ее смеющейся и болтающей с капитаном. Но она буквально пожирала его, когда мужчина обнял Кэролин, а она надела ему на шею ожерелье из цветов. Ему хотелось свернуть ему шею, и он, вероятно, свернул бы ее, если бы был на лодке. Она была его спутницей жизни. Ни один мужчина не должен прикасаться к ней.

Кристиан отреагировал так же инстинктивно, когда мужчина поднял Кэролин с лодки. Он не мог двигаться достаточно быстро, чтобы вырвать ее из его рук, а когда парень сопротивлялся и держал ее, он покраснел. Кристиан уже собирался погрузиться в его мысли, когда парень сказал что-то насчет сахара в ее крови. Кристиан заставил себя расслабиться, но это было нелегко. Капитан чувствовал себя слишком комфортно, прикасаясь к его женщине. «И Кэролин тоже не возражала», – мрачно подумал он. Но тогда она еще не знала, что принадлежит ему. Она думала, что он гей, поэтому он был удивлен, что она поняла, что он ревнует.

– Все в порядке. – Она похлопала его по руке. – Я понимаю. Он красавчик. Все эти загорелые, волнистые мускулы и пиратские волосы.

Кристиан стиснул зубы и подумал, не свернуть ли ей шею вместо шеи капитана Джека. Как она смеет думать, что он красавчик? И что она делала, обращая внимание на его мускулы? Она принадлежала ему, черт возьми, знала она это или нет.

– Не в моем вкусе, – продолжала она. – Я имею в виду, он кажется довольно милым и все такое, и, вероятно, очень веселым, но по какой-то причине не было искры.

Пока Кэролин хмурилась, явно недоумевая, почему так происходит, Кристиан почувствовал, что расслабился и даже начал улыбаться при этих словах. Ее не привлекал капитан Джек, с волнистыми мускулами и пиратскими волосами или нет. Ха!

– Хорошая новость в том, что он флиртовал со мной только потому, что Джини сказала ему, чтобы я хорошо провела время, так что, кто знает, может, тебе еще повезет. Он тоже может быть гей. – Она посмотрела на Кристиана с сомнением, но затем добавила ободряюще: – Или, по крайней мере, бисексуал.

Кристиан моргнул, когда до него медленно дошло, что она думает, что он ревнует не ее, а капитана Джека. Боже Правый!

– О, смотрите, мы останавливаемся.

Кристиан огляделся и увидел, что они остановились у ряда уличных лотков, предлагающих островные украшения и тому подобное. Все в автобусе начали вставать, чтобы выйти, но когда это сделала Кэролин, он нахмурился.

– Тебе лучше подождать здесь. Твой уровень сахара в крови еще низкий.

– Сок и шоколад сотворили чудо, – заверила она его, протискиваясь мимо его ног, чтобы выбраться.

Кристиан потянулся, чтобы остановить ее, но она внезапно оказалась у него перед носом.

– Проклятье, – выдохнул он и чуть не схватил ее за обе круглые щеки, но тут она пронеслась мимо и поспешно двинулась по проходу вслед за остальными.

Покачав головой, Кристиан встал, чтобы последовать за ней, понимая, что совершил ошибку. В то утро он так спешил к лодке, что даже не подумал о том, чтобы поесть, не говоря уже о нескольких дополнительных пакетах, чтобы компенсировать солнечный свет. Последнее, что ему было нужно, это солнце, но он не мог оставить Кэролин одну. Ее физические симптомы были достаточно тревожными, но когда он обнюхал ее запястье, запах ее крови говорил сам за себя. Капитан Джек был прав. У нее был низкий уровень сахара в крови. Сжав губы, Кристиан выскочил на солнечный свет, чтобы последовать за Кэролин к первому прилавку, когда все рассредоточились, чтобы посмотреть на предлагаемые товары. Он молча следовал за ней от прилавка к прилавку, осторожно переводя взгляд с ее счастливого лица на солнце и обратно.

– О, смотри, Кристиан, какая прелесть.

Остановившись позади Кэролин, Кристиан посмотрел через ее плечо на ожерелье, которое она подняла. Оно состояло из рядов маленьких полированных черных камней, разделенных крошечными серебряными бусинками.

– А ты как думаешь? – спросила она.

– Мило, – пробормотал он, представляя, как оно будет касаться ее кожи.

– Я возьму его, – сказала Кэролин женщине, а затем взяла еще одно, в котором была горсть розовых камней среди черных, и сказала: – И это тоже.

К его огромному облегчению, проводник объявил, что перерыв закончен, и все забрались обратно в автобус.

Кристиан с легким вздохом опустился на сиденье, когда автобус снова тронулся. Гид тут же заговорил о вездеходном вулкане, где они остановятся в следующий раз, но его внимание переключилось на Кэролин, которая внезапно вложила ему в руку черно-серебряное ожерелье.

– Вот, подержи.

Кристиан машинально сомкнул пальцы вокруг ожерелья и смотрел, как она расстегивает застежку на том, что с розовыми камнями. Она наклонила голову, пытаясь разглядеть его, но затем пожала плечами и потянулась за ожерельем, которое он держал. Он сразу же отдал ее, подняв брови, когда она начала расстегивать застежку.

– Ты собираешься надеть оба? – весело спросил он.

– Нет, – весело ответила Кэролин, затем опустилась на колени рядом с ним и протянула руку, чтобы надеть черно-серебряное ожерелье ему на шею.

Кристиан замер, когда она наклонилась вперед, чтобы застегнуть застежку, все его тело внезапно проснулось и насторожилось, когда она нечаянно прижалась к нему. Раньше она гадала, что случилось с ее духами. Ответ ни черта не значил. Это были пряные полевые цветы, опьяняющие, как ад. Ему пришлось сжать пальцы в кулаки и физически побороть желание обнять ее, притянуть еще ближе и зарыться лицом в ее шею, чтобы вдохнуть еще глубже.

– Вот, – сказала она, отодвигаясь, чтобы посмотреть на его горло.

Кристиан смотрел на нее, пока она разглядывала его шею. Сначала он подумал, что на нее совершенно не повлияла близость, которая едва не лишила его самообладания, но потом заметил, что ее щеки порозовели. Она также избегала его взгляда, и ее улыбка казалась немного натянутой. И ее сердце снова забилось. Он слышал его, но на этот раз не от падения сахара в крови, он был уверен в этом.

– Идеально, – объявила Кэролин.

– Спасибо тебе. – Слова прозвучали глухим рычанием, когда он увидел, как она откинулась на спинку сиденья. – Я верну его, когда мы вернемся на курорт.

– Ты не сделаешь этого, – сказала она, нахмурившись. – Я купила его для тебя. Оно подходит к твоим глазам. Кроме того, как всегда говорит Брент, чтобы привлечь самца, нужны красивые безделушки. Может быть, на обратном пути ты встретишься глазами с капитаном Джеком.

Кристиан поморщился.

– Хотя, боюсь, это привлечет и нескольких женщин, – весело добавила Кэролин, бросив еще один взгляд на его шею и грудь.

– Тогда хорошо, что у меня есть ты, – тихо сказал он.

Она слегка улыбнулась, а потом перевела взгляд на пейзажи за окном. Кристиан мог спокойно смотреть на нее. Цвет ее лица снова стал нормальным, сок и шоколад сделали свое дело, и это означало, что Джек был прав и у нее гипогликемия. Это не должно стать проблемой, когда он все уладит и обратит ее, но до тех пор он должен присматривать за ней.

– Не могу дождаться, когда увижу вулкан. – Кэролин вдруг повернулась к нему и улыбнулась.

Кристиан кивнул и постарался сделать вид, что не смотрит на нее.

– У меня есть изображение дороги, ведущей в пещеру, вдоль стены вокруг этого огромного котла кипящей лавы, а затем через пещеру на другой стороне. – Она помолчала, нахмурилась, а потом сказала: – Ты ведь не думаешь, что вдыхать эти пары опасно? – Не успела она задать вопрос, как покачала головой. – Уверена, Джек что-нибудь сказал бы.

Кристиан нахмурился при упоминании его имени.

– А Джини вообще не позволила бы нам прийти, – добавила она. – Кстати, что она сказала, Когда ты утром пришел за билетом?

– Она передала мне билет Бетани, – сказал он, заставляя себя не хмуриться.

– Неужели? – удивленно спросила она.

Он кивнул. – Она также заказала машину, чтобы отвезти меня в Суфриер и догнать вас.

– Это было очень мило с ее стороны, – пробормотала Кэролин с улыбкой.

Кристиан согласился. Джини заботилась о Кэролин. Он читал ее мысли, пока ждал, когда она закончит передавать билет. Он также читал о ее чувствах к нему, и ей казалось, что она хотела бы, чтобы он был честным и интересовался Кэролин, которая, по ее мнению, заслуживала некоторого удовольствия после тяжелого времени, которое у нее было. Джини подумала, что он был бы идеальным решением, если бы был натуралом и любил блондинок постарше, как думала Маргарет.

– Итак, – Кэролин вопросительно склонила голову набок. – Ты приехал, потому что знала, что я буду одна?

Он кивнул и рискнул признаться: – И еще мне нравится проводить с тобой время.

Она улыбнулась и похлопала его по руке. – Мне тоже нравится с тобой общаться. Ты хороший друг, Кристиан.

Это только начало, сказал он себе. Хорошее начало, ведь вечность – это долго. Спутница жизни должна быть не только любовницей, но и другом.

– Почему мы остановились? – спросила Кэролин, с любопытством оглядываясь по сторонам, когда они въехали на территорию, где было припарковано еще несколько автобусов и микроавтобусов. – Я думала, следующим будет «Вулкан Драйв-ин».

Кристиан посмотрел в переднюю часть автобуса, когда их гид объяснил, что они пойдут отсюда пешком, и прокомментировал: – Я думаю, мы на самом деле не поедем туда на автобусе.

– Хм. – Она выглядела разочарованной, и ему захотелось поцеловать ее в губы, но он просто встал и повернулся, чтобы позволить ей выйти из автобуса, а затем последовал за ней. Он и сам был разочарован. Прогулка означала еще один круг под палящим солнцем, без которого он вполне мог обойтись.

–Ты, должно быть, кипишь в этих черных джинсах, – сказала Кэролин, когда они последовали за группой прочь от автобусов. – Я знаю, у тебя аллергия на солнце, но ты мог бы хотя бы надеть белую футболку, которую я купила тебе на днях. И, возможно, брюки, которые были сделаны из менее тяжелого материала, чтобы сделать его терпимым.

– Я спешил и не думал. – Кристиан взял ее за руку и повел за собой. Это правда, он спешил и не думал, иначе у него была бы кровь.

– Ужасно признаться, что я немного разочарована? – спросила Кэролин, когда они присоединились к остальным, разглядывающим вулкан.

Кристиан усмехнулся, увидев выражение ее лица, и покачал головой. – Твое видение было гораздо более захватывающим.

– Да. – Она вздохнула и посмотрела на дымящееся поле перед ними. – Похоже на пепельное поле... кроме пара. Но эти камни довольно красивые.

Кристиан кивнул, скользнув взглядом по черным, желтым и белым камням.

– Зато пахнет, – пробормотала Кэролин, сморщив нос.

– Сера, – сказал он, скользнув взглядом по гиду, который объяснял, что раньше туристам разрешалось ходить до конца дегтярных ям, но теперь это запрещено, потому что местный гид провалился сквозь корку, получив ожоги третьей степени на большей части тела.

Эта история заставила Кристиана оттолкнуть Кэролин от края платформы. Меньше всего он хотел потерять ее теперь, когда нашел.

– С тобой все в порядке? – спросила Кэролин, когда они шли по тропинке к серным источникам.

– Да, а что? – пробормотал он, с облегчением увидев, что тропинка ведет в джунгли.

– Ты побледнел, – озабоченно сказала она. – Хочешь еще одну плитку шоколада?

Кристиан покачал головой. Шоколад ему не поможет. – Я в порядке. Держи его на случай, если он тебе понадобится позже, – сказал он и облегченно вздохнул, когда растительность сомкнулась вокруг них, обеспечивая тень.

– У меня есть вода. Она протянула ему полупустую бутылку воды.

Кристиан снова покачал головой. Это тоже не поможет. Что ему было нужно, так это кровь, но вряд ли у него появится такая возможность в ближайшее время.

– Ты уверен? – нахмурившись, спросила она. – Ты действительно плохо выглядишь.

– Я в порядке. – Он отодвинул ее в сторону, чтобы освободить место для людей, идущих с противоположной стороны дорожки.

Пожав плечами, Кэролин открыла бутылку и залпом осушила ее. Она поставила пустую бутылку обратно в сумку, когда они вышли на открытое пространство.

– О, – выдохнула Кэролин, глядя на водопады. – Вот это впечатляет.

Кристиан кивнул, но почти вздохнул, следуя за ней из тени. Это было красиво, но ему трудно было этим наслаждаться. Весь этот солнечный свет начал влиять на него. Его желудок начал сводить судорогой, а все чувства сосредоточились на источниках крови вокруг него. Он слышал биение сердца каждого туриста, с которым они путешествовали, слышал, как кровь стучит в их венах громче, чем сами водопады, чувствовал запах металлического вещества, струящегося под их кожей. Его клыки попытались выскользнуть в ответ, и Кристиан сжал челюсти, сосредоточившись на том, чтобы удержать их.

– Может, нам вернуться в автобус?

Кристиан моргнул. Кэролин стояла перед ним с беспокойством на лице.

– Ты действительно плохо выглядишь.

– Я в порядке, – натянуто ответил он, и она фыркнула.

– Вовсе нет. Ты выглядишь так, будто вот-вот упадешь в обморок. Ну же. Ты позаботился обо мне, а теперь я позабочусь о тебе. Схватив его за руку, она прошла мимо него и потащила обратно по тропинке.

– Правда, я в порядке, – заверил он ее, охваченный новым беспокойством. Как бы отчаянно он ни нуждался в крови, меньше всего ему хотелось оказаться запертым с ней в микроавтобусе, где запах ее крови мог заставить его сделать какую-нибудь глупость. Искушение укусить было невыносимо. Черт возьми, вернуться в автобус с дюжиной бьющихся смертных сердец, качающих по венам всю эту великолепную кровь, было бы еще хуже. Ему нужно было поесть. Его взгляд скользнул к Кэролин, остановившись на ее шее. Ее наивную и теперь уязвимую шею он увидел с ужасом.

– Когда ты подняла волосы? – с тревогой спросил он.

– Когда мы гуляли по джунглям, – сказала она, не оглядываясь. – Разве ты меня не видел? Ты был прямо за мной.

– Нет, – пробормотал он, не в силах оторвать взгляд от ее горла. Он был слишком занят мыслями о своей потребности в крови и о том, как ее получить.

– У меня в сумочке есть еще одна резинка для волос, Если хочешь, – предложила она, оглядываясь через плечо.

Кристиан с усилием перевел взгляд с ее шеи на лицо и нахмурился. Она снова побледнела, глаза ее остекленели. Он понял, что уровень сахара в ее крови снова упал. «Господи, ну и парочка», – подумал он, поймав ее за локоть, когда она споткнулась. Они дошли до конца тенистой тропинки и должны были пересечь длинную открытую площадку, но Кэролин теперь двигалась почти ползком. Ни сахара, ни энергии. На такой скорости до микроавтобуса придется добираться целую вечность, причем каждую минуту под палящим солнцем. Скрипнув зубами, Кристиан подхватил ее на руки.

– Кристиан, я могу идти. Я..

Она захлопнула рот, когда он побежал, толкая ее в объятия.

– У тебя снова низкий уровень сахара в крови, – мрачно сказал он, двигаясь немного быстрее, когда ее запах достиг его носа. К сожалению, он не мог убежать от ее запаха, когда нес ее. Люди глазели на него, когда он пробегал мимо них с Кэролин, но ему было все равно. Ему нужно было довезти ее до автобуса, усадить в него, заставить съесть шоколадку, а потом найти донора крови. Это была чрезвычайная ситуация. Он не мог рисковать своей потребностью, заставляя его делать что-то глупое. Кристиан не замедлил шага, пока не подошел к автобусу и не обнаружил, что дверь закрыта. Нахмурившись, он огляделся и увидел, что их водитель стоит рядом с двумя другими мужчинами, другими водителями, как он предположил. Но как только его взгляд упал на водителя, тот двинулся вперед, чтобы впустить их.

– Отпусти меня, – прошипела Кэролин, когда опасность прикусить язык исчезла.

– У тебя сахар кончился, – мрачно сказал он, когда водитель открыл дверцу.

– Да, хорошо, если ты поставишь меня на землю, я достану другую плитку шоколада и ...

Она прекратила спор с раздраженным вздохом, когда он поспешил вверх по ступенькам и отнес ее обратно на их место, чтобы посадить.

– Ешь свой шоколад, – приказал Кристиан, выпрямляясь и делая шаг назад, чтобы избежать искушения.

– Прекрати мной командовать, – раздраженно бросила Кэролин, открывая сумку, чтобы достать плитку шоколада. – Я не ребенок. Черт, ты здесь ребенок. Я.., дерьмо! – она выругалась, когда шоколадка выскользнула из ее неуклюжих рук и упала на пол автобуса. Она начала наклоняться, чтобы найти ее, но он оказался там первым, втиснувшись между их сиденьем и передним, чтобы дотянуться до ее…охуительных ног.

«Черт, они мягкие и гладкие», – подумал он, коснувшись к одной из них щекой. От них пахло солнцем и кокосом. Солнцезащитный крем, предположил он, но они пахли достаточно хорошо, чтобы лизнуть, и он с трудом удержался, чтобы не повернуть голову, прежде чем его пальцы сомкнулись на перекладине.

– Разве ты не можешь его найти? – спросила Кэролин.

– Да, я…– Слова застряли у него в горле, когда он поднял глаза и увидел, что она наклонилась вперед. Ее лицо было всего в нескольких дюймах от его, ее губы были мягкими и влажными, как будто она их лизнула или укусила. Его рука сжала шоколадку, когда он увидел, как расширились ее глаза. Он слышал, как участилось ее сердцебиение, и чувствовал запах ее влечения к нему, когда ее тело выпустило гормоны и адреналин в мощный коктейль. Когда она нервно облизнула губы и начала отстраняться, Кристиан инстинктивно отреагировал, хищник в нем взял верх. Его рука была у нее на затылке, останавливая ее отступление прежде, чем он понял, что собирается сделать это, а затем он поднялся со своего места, его рот завладел ее ртом и прижал ее к сиденью, когда он устроился на скамейке рядом с ней.

Кэролин замерла, даже затаив дыхание, а он бросил плитку шоколада на сиденье и положил руку ей на талию. Он скользнул вверх по ее боку, остановившись на нижней стороне груди, а затем провел языком по ее губам, прежде чем позволить своей руке скользнуть вверх, чтобы прикрыть ее грудь. Когда она ахнула от удивления, он сжал мягкую плоть, на которую претендовал, и просунул язык ей в рот. Ее сопротивление разбилось вдребезги, внезапное удвоение ощущения, которое он испытал, сказало ему об этом. Теперь он чувствовал ее удовольствие так же, как и свое собственное, и это сочетание было двойным ударом, который ударил его прямо в пах, заставляя его становиться твердым и тяжелым от крови.

Кристиан потерял голову и всякое подобие контроля. Он притянул ее к себе, чтобы оседлать, его губы снова и снова касались ее губ, а руки свободно блуждали, скользя по ее груди, а затем скользнули под футболку, чтобы снова найти их через мягкую ткань лифчика. Когда он отодвинул чашки в сторону, чтобы прикоснуться к ней без помех, Кэролин со стоном прервала поцелуй и откинула голову назад, ее ягодицы двигались против его растущей эрекции.

Лишенный ее рта, Кристиан позволил своим губам двигаться по ее шее, облизывая и покусывая теплую плоть, когда он слегка ущипнул ее за ягодицы. Он хотел задрать ее рубашку но, казалось, не мог оторвать свой рот от ее шеи. Она была такой мягкой и так хорошо пахла. Кристиан застыл в ужасе, когда его клыки внезапно вылезли из десен и царапнули ее кожу. Пот выступил у него на лбу, когда он боролся с искушением укусить. Он не мог. Она была не в том состоянии, чтобы терять кровь, и он не мог заставить ее забыть, даже если бы укусил. Кэролин не была готова узнать, кто он такой. Он не мог рисковать потерять ее.

– Кристиан? – неуверенно пробормотала она.

Выругавшись себе под нос, он убрал руки с ее груди, поправил лифчик и быстро переместил ее, почти бросив на сиденье рядом с собой. Затем он вскочил с кресла и поспешил по проходу, отчаянно пытаясь избежать искушения, прежде чем он сделает что-то настолько глупое, что это будет необратимо. Кристиан остановился у автобуса, оглядывая окрестности. На стоянке были общественные туалеты, отметил он и оглядел несколько человек, двигавшихся вокруг машин, прежде чем остановиться на водителях, все еще собравшихся у первого из трех автобусов. Кристиан быстро пробежал глазами список и остановился на крепком лысеющем парне. Он проскользнул в сознание человека и послал его в сторону туалетов, в то время как он сам направлялся туда. «Подали обед!» – подумал Кристиан.


Глава 13

Кэролин медленно выдохнула, ее глаза расширились, когда она увидела, как Кристиан исчез в мужском туалете.

Затем она просто сидела, ее разум был настолько переполнен смятением эмоций, что она едва могла думать. В голове у нее крутился только один вопрос. Что, черт возьми, только что произошло? Она вспомнила, как наклонилась вперед и поймала себя на том, что смотрит на его губы и думает о его поцелуях. Она не помнила, как решилась поцеловать его, но выражение ужаса на лице Кристиана, когда он сбросил ее с колен, было свежо в ее памяти, и она подумала, что могла бы напасть на бедного, веселого, слишком молодого для нее Кристиана. Напасть и сожрать его живьем. По крайней мере, так она себя чувствовала. Никогда в жизни она не испытывала такой острой потребности и голода, как тогда, когда они целовались. Она хотела заползти в его кожу и полностью слиться с ним. Черт возьми, если бы он не остановил ее, она, возможно, стянула бы с себя шорты, вытащила его из штанов и оседлала прямо в автобусе. Кэролин не думала, что у нее хватило бы присутствия духа вспомнить, что они были на публике. Не говоря уже о том, что он был слишком молод для нее или даже что его это нисколько это не интересовало.

А те сны, которые она считала такими горячими и страстными? Что ж, они не шли ни в какое сравнение с реальностью или, по крайней мере, с тем маленьким вкусом реальности, который у нее был. И она хотела большего, признала она. А не должна. – Что, черт возьми, со мной происходит? – сказала она дрожащим голосом и опустилась обратно на скамейку. Посмотрев вниз, она нахмурилась, когда услышала какой-то шорох. Заметив плитку шоколада у бедра, она тупо уставилась на нее, затем инстинктивно потянулась за ней, остановившись, когда увидела, как дрожит ее рука. Да, по словам Джека, это был низкий уровень сахара в крови, медленно вспомнила она. До этой поездки у нее никогда не было таких проблем, но шоколадные батончики и сок, казалось, помогали. Кэролин подняла батончик, сумев открыть его, несмотря на дрожь и неуклюжесть. Она машинально принялась за еду, ее разум все еще боролся с тем, что она сделала. К тому времени, как она доела шоколад, она отбросила чувство вины и унижения и перешла к тому, что должна была сделать сейчас. На ум пришло несколько вариантов. Все они были связаны с тем, чтобы избегать Кристиана.

Она должна извиниться перед ним, но ей было слишком стыдно, чтобы встретиться с ним лицом к лицу. На самом деле, эта мысль вызвала тревогу, близкую к панике, и она начала искать способы избежать этого. Спрыгнуть с автобуса, и найти обратную дорогу на курорт было ее любимым решением, но автобусы были единственным выходом. Тем не менее, она определенно не могла провести остаток пути в качестве пары Кристиана. «Если он вообще захочет», – подумала она со вздохом. Скомкав обертку от шоколада, она соскользнула с сиденья и поспешила выйти из автобуса.

Кристиан закончил промывать водителю мозги, отпустил его и направился к раковинам, чтобы открыть краны. Он несколько раз плеснул в лицо холодной водой, потом выпрямился и посмотрел на себя. Теперь он немного покраснел, но крови было недостаточно. Он не хотел рисковать, ослабляя водителя микроавтобуса с туристами. Но этого было достаточно для того, чтобы он, по крайней мере, стал думать немного яснее, поняв, что все испортил. Вздохнув, он оперся руками о стойку и на мгновение закрыл глаза, пытаясь сообразить, что, черт возьми, он должен сказать Кэролин, когда вернется в автобус. Но его мысли продолжали возвращаться к тому, как она перевернула его мир. За те несколько минут в автобусе Кристиан испытал больше страсти, чем за все свои пятьсот с лишним лет. Женщина была пламенем для его члена. У него все еще была чертова эрекция. Даже необходимость стоять рядом с потным маленьким водителем, вонзив зубы в его шею, не могла ее прогнать. Это было довольно удивительно, если учесть, какой низкий уровень крови у него был. Поморщившись, Кристиан закрыл краны и вышел из туалета. Их группа вернулась и садилась в микроавтобусы.

Кристиан встал в хвост очереди пассажиров третьего автобуса, нервно постукивая рукой по ноге. Он снова стоял под прямыми лучами солнца, но почти не замечал этого, его мысли были заняты тем, как Кэролин встретит его. Теперь его прикрытие было раскрыто, и она определенно больше не поверит ему, но, возможно, этих нескольких поцелуев и ласк было достаточно, чтобы соблазнить ее игнорировать то, что она считала их разницей в возрасте, и позволить ему приблизиться к ней, в конце концов. Кристиан цеплялся за эту надежду до тех пор, пока, наконец, не сел в автобус и не увидел, что место, которое он делил с Кэролин, пустует. Резко остановившись, он повернулся к водителю, но прежде чем он успел что-либо сказать, тот улыбнулся и сказал: – Твоя подружка пересела в другой автобус.

– Я думал, в других автобусах нет мест, – тихо сказал он.

– Только по одному рядом с гидом, – сказал водитель.

– Хорошо, – пробормотал он, отворачиваясь и продолжая сидеть. Похоже, поцелуев было недостаточно, чтобы соблазнить ее. Она сбежала.

– Каро! Наконец-то ты вернулась.

Кэролин рассмеялась в ответ на приветствие капитана Джека, когда он взял ее за руку, чтобы помочь подняться на борт. Сидя впереди первого автобуса с гидом, она первой сошла с него и первой оказалась на борту.

– Где мальчик из оркестра? – спросил Джек.

– Он где-то там, – рассеянно сказала она, когда он повел ее к штурвалу, оставив свою команду помогать остальным, подняться на борт.

– Ах. Ты так хотела меня видеть, что убежала вперед, – сказал он с усмешкой.

Кэролин только усмехнулась и покачала головой, когда он снова усадил ее рядом с собой.

– Твои цветы, детка, – объявил он, снимая ожерелье с колеса и надевая ей на шею. Он не отступил, но взял ее лицо в ладони и поднял его для осмотра. Через мгновение он удовлетворенно кивнул. – У тебя хороший цвет лица и ясные глаза. Покажи мне свои руки.

Кэролин сморщила нос и протянула руки. – Твердые, как скала. Я съела вторую шоколадку в Сульфур Спрингс, но с тех пор у меня не было проблем. И я съела вторую порцию еды на плантации. Все хорошо. Больше никаких забот, – заверила она его.

– Хорошо. Но сделай мне одолжение, сделай анализ крови, когда вернешься домой, – серьезно сказал он.

Кэролин кивнула. Сегодняшний опыт напугал ее настолько, что она уже собиралась пройти полное обследование, когда вернется домой. Только после того, как она поела на плантации, она по-настоящему пришла в себя. Именно тогда она начала понимать, насколько слабой и дезориентированной была до этого. Она винила в этом весь эпизод в автобусе. Она просто не из тех, кто бегает вокруг и нападает на мужчин. Вся эта ужасная сцена не раз прокручивалась у нее в голове в тот день. Поцелуй, она каким-то образом, оказавшийся у него на коленях – она не была уверена, как это произошло. Это был какой-то неясный водоворот желания и потребности. А его руки на ее груди, и... эта часть тоже оставила ее в замешательстве. По крайней мере, до тех пор, пока она не вспомнила, что Кристиан тоже был не совсем здоров. Он был бледен, на лбу выступили капельки пота, и, насколько она знала, у него была лихорадка и галлюцинации, что она – Джордж Майкл. Он достаточно быстро пришел в себя. Ужас на его лице, когда он бросил ее на сиденье и убежал, преследовал ее с тех пор. Кэролин боялась, что он подойдет к ней, как только они приедут на плантацию, и либо потребует объяснений, либо вежливо объяснит, что он гей. Да и что она могла сказать, так жаль. У меня были эти влажные сны о тебе, и в течение минуты я думала, что просто перепутала их с реальностью? Она фыркнула при одной мысли об этом.

Кристиан держался на расстоянии. Он также наблюдал за ней с настороженностью. Это заставила ее задуматься о том, не боится ли он, что она снова набросится на него. Что ж, он в безопасности. Она чувствовала себя лучше и твердо решила дать ему знать, что он в безопасности. У Кэролин не хватило духу подойти и просто сказать: – Ты в безопасности, сынок. Я не буду нападать на тебя снова. – Так что она собиралась показать ему это. Как-то.

– Вот ты где.

Кэролин взглянула на Джека, когда он появился перед ней с полным стаканом.

– Огненная вода? – спросила она, принимая его.

– Не меньше для талисмана, – сказал он с усмешкой.

Слегка улыбнувшись, она сделала глоток и подняла брови, когда он протянул ей плитку шоколада. Сглотнув, она покачала головой. – Я же сказал, я в порядке.

– Это предосторожность, – сказал он и усмехнулся. – Кроме того, я обещал тебе цветы, напитки и шоколад по возвращении.

– Хм, – Кэролин взяла батончик и поддразнила, – я не уверена, что уже готова к отношениям.

– Я готов ехать медленно, – заверил он ее. На этот раз ни в его голосе, ни в лице не было насмешки.

Глаза Кэролайн расширились. Впервые она не была уверена, что он флиртует просто ради забавы, и вдруг ей стало интересно, интересно ли ему. Если так, то он может решить все ее проблемы. Он ей нравился, и она чувствовала себя с ним комфортно. Он может стать ее первым увлечением! В чем она явно нуждалась, хотя бы для того, чтобы защитить тех, кто ее окружал. Ее тело, казалось, взывало к сексу. Это может все исправить. «Конечно, есть еще один маленький вопрос – нравится ли Кристиану Джек», – подумала она и вздохнула.

Однако если мужчина был натуралом, у Кристиана все равно не было шансов, и ей действительно нужно было позаботиться об этой своей проблеме, прежде чем она сделает что-то еще хуже, чем сегодняшний маленький эпизод. Кэролин напряглась, когда ее шею начало покалывать. Она оглянулась через плечо, не слишком удивившись, увидев Кристиана, поднимающегося на борт с мрачным выражением лица. Она чувствовала то же самое покалывание несколько раз сегодня, и каждый раз, оглядываясь, обнаруживала, что Кристиан смотрит на нее.

– Группа мальчика последняя. Пора поднимать паруса, – сказал Джек, привлекая ее внимание, когда подошел к штурвалу и завел двигатель. Взглянув в ее сторону, он улыбнулся и спросил: – Ты хочешь увести нас отсюда?

Она фыркнула: – Хочешь купить новую лодку или что-то в этом роде?

Джек усмехнулся и жестом приказал команде делать свое дело. Они оба молчали, пока он сосредоточенно выводил их из оживленного отсека. Кэролин воспользовалась этой возможностью, чтобы оглядеться и посмотреть, где устроился Кристиан. Она нашла его стоящим в одиночестве под брезентом, затеняющим центральные сиденья, и нахмурилась, увидев, как одиноко он выглядит. Но когда он встретился с ней взглядом, она быстро отвернулась и сделала глоток.

– Надеюсь, ты захватила купальник, – сказал Джек, когда они вышли из гавани в открытую воду. – Мы остановимся, чтобы искупаться в Анс-Кошон на обратном пути.

– Да. Джинн предупредил меня. Я ношу его под футболкой и шортами.

– Неужели? – спросил он, пошевелив бровями. – Тогда не стесняйся раздеваться. Мы всегда рады позволить дамам загорать на борту. У меня даже есть лосьон для загара, если нужно. И мне говорили, что я отлично умею им пользоваться.

– Превосходно, да? – весело спросила она.

Джек кивнул. – Я тщательно следил за тем, чтобы каждый дюйм ох… плоти был покрыт скользким веществом.

Кэролин улыбнулась и покачала головой в ответ на его поддразнивание, но ей хотелось хотя бы снять футболку. Была середина дня и очень жарко. Большинство мужчин были уже обнажены по пояс, а некоторые женщины даже сейчас снимали футболки, чтобы показать купальники.

– Ну же, где твое доброе старое канадское мужество? – усмехнулся Джек. – Сними футболку. Я знаю, что ты хочешь.

Кэролин встретила его дразнящий взгляд, быстро проглотила остатки напитка и протянула ему пустой стакан. Затем она сняла лей и протянула ему. Как только он взял его, она схватила подол своей футболки и быстро стянула ее через голову.

– Вот это девушка, – усмехнулся он. – Еще пара таких штучек, и ты будешь танцевать на палубе.

Кэролин повернулась, положив футболку на спинку стула, и увидела, что он протягивает ей стакан огненной воды.

– Как тебе это удалось так быстро? – спросила она с удивлением, не обращая внимания на покалывание в боку, вызванное взглядом Кристиана, скользящим по ее телу.

– Тристан взял ее с собой, как только увидел, что ты спустилась в первый раз, – сказал он, указывая на здоровяка, который принес ей напитки.

Кэролин подняла брови. – Пытаешься напоить меня, чтобы я танцевала на палубе?

Джек усмехнулся. – Мальчики получили приказ на обратном пути наполнить стаканы. Это помогает всем достаточно расслабиться, чтобы присоединиться к конкурсам, что в свою очередь делает его более увлекательным, и именно для этого они здесь.

– Какими именно будут эти конкурсы? – подозрительно спросила она.

Усмехнувшись, он помахал пальцем у нее перед носом. – Э-э-э-э-э. Не могу испортить сюрприз.

– Хм... ну, они не могут быть хорошими, если вы должны напоить людей, чтобы участвовать.

– Не пьяные, а расслабленные, – поправил он и, когда она посмотрела на него с сомнением, усмехнулся и признался: – Ну, один или двое напьются, но большинство людей достаточно разумны, чтобы не волноваться. Кроме того, пунша не так уж много. Его недостаточно, чтобы напоить всех. Его взгляд скользнул по ее обнаженным плечам, затем он отступил от штурвала и отпустил ее руку. – Садись за руль.

Кэролин соскользнула с сиденья и села за руль. Как только она это сделала, он отпустил ее и указал на компас на приборной доске. – Держи иглу между этими двумя точками.

Она кивнула. Это была инструкция, которую он дал ей на выходе, и она была впечатлена тем, как хорошо ей это удалось.

Джек наклонился, чтобы покопаться в своей полке с лакомствами у ее бедра, но вскоре выпрямился и встал позади нее. Когда его руки легли ей на плечи и начали смазывать их теплым лосьоном, Кэролин напряглась и удивленно посмотрела на него.

– Твоя кожа слишком бледна для такого солнца, тебе нужен лосьон, или ты станешь вареным омаром, – серьезно сказал он. – Когда она заколебалась, он улыбнулся. – Смягчу кожу. Мы встречаемся. Это разрешено.

Кэролин нервно рассмеялась и повернулась к компасу. Она чувствовала себя чертовски неуютно, когда его руки скользили по ее коже. Он был профессионалом в этом деле, если можно быть профессионалом в нанесении лосьона. Его руки проворно двигались по ее плечам, вверх и вниз по рукам, не задерживаясь и не дрейфуя. И все же она напрягалась с каждой минутой, пока они двигались к ее спине и бокам.

– Ты ни с кем не встречалась после развода, – неожиданно сказал он.

Кэролин начала оглядываться, но спохватилась.

Она не хотела снова видеть, как Кристиан смотрит на нее, и чувствовала, как его глаза прожигают дыры в ее затылке. Она знала, что его влечет к Джеку, но все больше и больше казалось, что капитан-натурал, и она ничего не могла с этим поделать.

– Я могу сказать, что ты уже давно не была в чьих-либо руках, – продолжил Джек разговор. – Ты напряжена, как кошка над водой.

– Извини, – пробормотала Кэролин, но ей показалось, что Кристиан держал ее в руках совсем недавно. Те несколько мгновений в автобусе всплыли в ее памяти, и она почувствовала, как ее тело напряглось от воспоминаний о страсти.

Когда руки Джека внезапно замедлились, Кэролин прогнала воспоминания и глубоко вздохнула. Он не мог видеть ее сзади, но по коже побежали мурашки, а по спине пробежала дрожь от нахлынувших воспоминаний, и она подозревала, что он заметил ее физическую реакцию и ошибся в источнике. Она оказалась права, когда он внезапно подошел ближе, тепло его тела разлилось по ее спине, когда его руки обхватили ее талию.

– Что ж, это обнадеживает, – выдохнул он ей в ухо. – Я уже начал думать, что ты совершенно невосприимчива к моим чарам.

Кэролин прикусила губу, не зная, что сказать или сделать.

– Смею ли я надеяться, что завтра вечером ты присоединишься ко мне за ужином?

Кэролин повернула голову, чтобы посмотреть на него, а затем удивленно вскрикнула, обнаружив рядом с собой широкую черную массу. Грудь Кристиана, поняла она и подняла голову, чтобы увидеть его сердитый взгляд.

– Если тебе удастся вырваться на минутку из грязных рук капитана, я был бы тебе очень признателен, – холодно сказал он.

У нее отвисла челюсть, и она почувствовала, как Джек напрягся позади нее, а затем она резко закрыла рот и выскользнула из-под Джека, бормоча: – Я сейчас вернусь.

– Я буду ждать, – заверил он ее, снова берясь за штурвал, но его прищуренные глаза были прикованы к лицу Кристиана, и выражение его лица не было дружелюбным.

Вздохнув от внезапно нахлынувшего тестостерона, Кэролин схватила Кристиана за руку и потащила к поручням на корме. Остановившись там, она повернулась и сердито посмотрела на него. – Во-первых, это было грубо.

Кристиан фыркнул. – Грубо? Он был на тебе.

– Да, но…

Она помолчала и покачала головой. – Мне очень жаль. Я знаю, что он тебе интересен, но я не приставала к нему, и ничего не могу поделать, если он натурал.

Он нахмурился, и она выпалила: – Я сожалею об автобусе.

– Насчет автобуса? – мрачно спросил Кристиан, сжимая каждое слово.

Кэролин вздрогнула. – Мое единственное оправдание в том, что я плохо себя чувствовала... что ж... ты привлекателен, – беспомощно сказала она. – Я просто на минуту запуталась. Прости, что поцеловала тебя. Но ты не отбивался от меня, и я знаю, что ты, вероятно, был не в себе и думал, что я Элтон Джон или кто-то еще, но это не помогло.

Когда он уставился на нее, разинув рот, она вздохнула и добавила: – Честно говоря, я начинаю думать, что была права и должна была... э... ну, ты знаешь.

Его рот закрылся, а затем он сказал вкрадчиво, – Нет, я не знаю. Почему бы тебе не сказать мне?

Кэролин настороженно посмотрела на него. – О чем мы говорили в ресторане.

– Мы говорили о многом, – мрачно сказал он. – Будь более конкретной.

«Черт, он собирается заставить ее произнести это по буквам», – раздраженно подумала она. – Ну, я думаю, что должна начать что-нибудь с Джеком. – Его глаза сузились, выражение лица напряглось, и она поспешила продолжить: – ты прав, я не из тех, кто просто снимает парня в клубе, но я провела немного времени с Джеком, и он хороший. И я бы не торопилась. Он пригласил меня на ужин. Нет ничего плохого в том, что я соглашусь и, возможно, позволю ему поцеловать меня, чтобы посмотреть, как все пройдет.

Когда он уставился на нее, словно окаменев, она невольно пробормотала: – Очевидно, я серьезно нуждаюсь во внимании. Мне было достаточно плохо, когда у меня начались эти внезапные эротические сны, но если я буду нападать на моих бедных друзей-геев… – Она закрыла глаза и подняла руку, чтобы потереть лоб, бормоча в смятении: – Боже, в следующий раз я буду целовать Бетани или что-то в этом роде. Очевидно, я слишком долго была без… этого, и мне нужно позаботиться о некоторых биологических потребностях, чтобы ты был в безопасности.

– Что? – недоверчиво спросил он. – Ты предлагаешь переспать с ним ради меня?

– Я ценю твою дружбу и сделаю все возможное, чтобы сохранить ее, – твердо сказала она, а затем покраснела и призналась: – Боже, я корчусь каждый раз, когда думаю об ужасе на твоем лице, когда ты выбегаешь из автобуса. Я чувствовала себя так, будто изнасиловала тебя или что-то в этом роде, а потом были сны. Мне кажется, что я насилую тебя во сне каждый раз, когда они у меня есть, А ты даже не знаешь об этом. Что ж, ты этого не делал, – добавила она, нахмурившись, и поспешила продолжить, – мне нужно взять это под контроль. Я искала это в интернете прошлой ночью, и прочитала, что мы не созданы для безбрачия. Секс – это естественно, и я думаю, что, должно быть, у меня менопауза с добавлением гормонов и похоти. Я скоро трахну официантов, если ничего не сделаю. Я…

– Cara, – твердо перебил он, беря ее за руки. – Ты преувеличиваешь. Нет необходимости прибегать к…

– Я не преувеличиваю, – настаивала она, повышая голос.

– Я никогда так не нападала на Брента... или кого-то еще. Но я веду себя как сумасшедшая, прыгаю на тебя и ... будет лучше, если я обо всем позабочусь. – Она тяжело вздохнула и добавила: – Кроме того, если я не хочу провести остаток своей жизни в одиночестве, мне нужно вернуться к игре в свидания. С таким же успехом я могу практиковаться с кем-то, кого никогда больше не встречу. По крайней мере, если я выставлю себя полной дурой, то больше никогда его не увижу, – заметила она.

– Cara, – тихо сказал он.

– Нет. – Она похлопала его по руке и покачала головой. – Все в порядке, я знаю, что ты расстроен из-за меня, и у тебя есть полное право быть недовольным моим поведением. И я знаю, что ты, вероятно, тоже расстроишься из-за Джека, раз он тебе нравится. Я имею в виду, друзья не встречаются с парнями, которых хотят другие друзья. Но в здесь не так много вариантов, и он милый, и, очевидно, интересуется мной. Он тоже натурал. Так что, расстраивает это тебя или нет, я пойду с ним на свидание. – Она снова похлопала его по руке. – Я знаю, что тебе нужно время, чтобы все обдумать, поэтому я оставлю тебя ненадолго в покое. Но я все равно буду твоей бородой и всем остальным. Уверена, Джек не будет возражать, он знает, что ты гей. Он обещал никому не говорить, – быстро добавила она. – И я надеюсь, что, в конце концов, ты простишь меня за то, что я напала на тебя. Я действительно не могу объяснить это странное влечение к тебе, но я обещаю, что не буду делать этого снова. – Повернувшись прежде, чем он успел ответить, она поспешила обратно к носу лодки.

– Все в порядке? – спросил Джек, для разнообразия странно трезвым голосом.

Кэролин вздохнула. – Да. Он просто немного ревнует. Ты ему нравишься, а твое внимание ко мне выводит его из себя.

Джек моргнул и удивленно посмотрел на нее.

– Это меня он?..

– Что? Ты думал, твое обаяние работает только с женщинами? – весело спросила Кэролин.

– Скорее, надеялся, что это сработает только с женщинами, – пробормотал Джек, снова переводя взгляд на море. – А я-то думал, что для парня с большой буквы он слишком ревнует к тебе.

Кэролин слабо улыбнулась и покачала головой, но не могла не желать этого. Что заставило ее снова покачать головой. Очевидно, она все еще не могла ясно мыслить.

– Кажется, я приглашал тебя на ужин, пока нас не прервали, – сказал он, не отрывая глаз от горизонта.

Кэролин колебалась, ее взгляд снова скользнул к Кристиану. Он выглядел мрачным, с хмурым выражением лица, но все еще чертовски красивым, она почувствовала, как ее сердце перевернулось. Сжав губы, она обернулась и улыбнулась. – И, кажется, я собиралась сказать «Да».

Его голова повернулась, открыв сверкающие глаза и усмешку.

– Вот как?

– Да, – сказала она, а потом выпалила: – Но я все еще на тренировочных колесах, когда дело доходит до свиданий. Я…

Ее слова замерли, когда он убрал одну руку с руля, обнял ее за талию и потянул вперед.

Кэролин боялась, что он собирается поцеловать ее, и не могла сдержать волнения, но он только притянул ее к себе и прошептал на ухо: – Я не шутил, когда говорил, что не хочу торопиться. Есть вещи, которых стоит ждать.

– Спасибо, – выдохнула она с облегчением, выдавив улыбку, когда он быстро поцеловал ее в лоб и отпустил. Затем она с удивлением огляделась, когда перед ней появился напиток: Тристан с еще одной порцией огненной воды. Она начала было отказываться, но заметила Кристиана через плечо мужчины, все еще свирепо хмурившегося с кормы лодки, и чувство вины, которое охватило ее, немедленно изменило ее мнение. Она взяла стакан. Кэролин подозревала, что ей это понадобится, если она не хочет замерзать, как Ледяная дева, каждый раз, когда Джек прикасался к ней или дразнил ее, и она была полна решимости довести дело до конца. Она пойдет с ним на свидание, позволит поцеловать себя и ... что ж, если у нее такая же реакция на его поцелуи, как на Кристиана, все будет хорошо. Ей просто нужно расслабиться и не паниковать. К сожалению, сама мысль об этом приводила ее в бешенство. «Боже, я такая жалкая», – с отвращением подумала Кэролин, поднося стакан к губам.


Глава 14

– Боже, это было весело, правда? – спросила Кэролин, прыгая рядом с ним, когда они начали подниматься по причалу.

Кристиан проворчал что-то, что можно было принять за согласие с жизнерадостными словами Кэролин, но этого не произошло. Ему было совсем не весело. Стоять на корме и смотреть, как капитан Джек посылает за выпивкой, чтобы Кэролин «расслабилась», и при этом использует любую возможность, чтобы прикоснуться к ней, было не чем иным, как пыткой. Он знал, что делал этот человек. Кристиан заметил, как она напрягалась и чувствовала себя неловко каждый раз, когда Джек прикасался к ней. Мужчина явно намеревался заставить ее привыкнуть к его прикосновениям, делая это как можно более несексуальным и безобидным способом. Это было достаточно плохо, на лодке, но когда они остановились в Анс-Кошон, чтобы поплавать, это было в десять раз хуже. Все разделись до купальников, включая Кэролин. Она стянула шорты, обнажив низ, показав ее фигуру и стройные ноги заинтересованному взгляду капитана. Джек сразу же настоял, что ей нужно больше лосьона для загара, и продолжил свою помощь, несмотря на ее смущение и очевидный дискомфорт. Затем мужчина решил расслабить ее, играя с ней на берегу, брызгая водой и дразня ее, прежде чем схватить за талию и пригрозить бросить в воду, прижимая ее к своей обнаженной груди.

Кристиан мрачно наблюдал с лодки, борясь с желанием прыгнуть за борт, подплыть к мужчине и вырвать его сердце за то, что он осмелился прикоснуться к ней. Только вспышки дискомфорта на лице Кэролин и то, как она продолжала напрягаться от прикосновения Джека, удерживали его от этого. Она не реагировала так на него в автобусе. И она не была наполовину пьяна в то время. У парня не было шансов.

– Не могу поверить, что выиграла конкурс «Потряси своей задницей», – хихикнула она.

Кристиан снова хмыкнул, стиснув зубы. Эти десять минут он не скоро забудет. К тому времени, как начались «состязания», напиток начал оказывать свое действие, и Кэролин весело присоединилась к ним, когда команда вытащила бумбокс и выстроила около дюжины женщин на лодке, сообщив им, что они должны встряхнуть свою задницу и что мужчины выберут победителя аплодисментами. Кристиан видел, как она танцевала прошлой ночью, и совсем не удивился, увидев, что она закрыла глаза, позволила музыке течь сквозь себя и начала подпрыгивать и скрежетать, как профессионал. Эта женщина была чистой чувственностью, когда играла музыка, и он был не единственным, кто это заметил. Она легко победила.

Многие другие женщины, не выпившие так много, как она, чувствовали себя не в своей тарелке и быстро откланялись, или были слишком напряжены, и их отстранили. В каждом раунде было по три женщины, пока не остались только Кэролин и еще две. Затем они проголосовали за первое, второе и третье место. Кэролин опередила молодую невесту двадцати с чем-то лет и женщину лет тридцати, чтобы получить приз: лей, который она носила весь день, и который все еще был на ней.

– Ты должен был присоединиться к ребятам. Держу пари, ты тоже можешь потрясти своей задницей, – сказала она со смехом, прыгая рядом с ним, когда они вошли в главное здание.

Кристиан снова хмыкнул. Как только Кэролин была названа победительницей, мужчины выстроились в очередь для участия в том же конкурсе, что и женщины. Кристиан не присоединился. Он не потрудился посмотреть и на других мужчин, неуклюже извивающихся на лодке. Его глаза были прикованы к Кэролин, когда капитан поздравил ее, накинул лей ей на голову и подарил быстрый поздравительный поцелуй, который заставил ее покраснеть и наклонить голову. Затем мужчина собственнически обнял ее за плечи, наблюдая, как мужчины делают свое дело, а Кэролин стояла, закусив губу, и выглядела смущенной, но решительной.

Больше всего его беспокоил решительный взгляд. Женщина, очевидно, твердо решила завести роман с капитаном Джеком, хотела она того или нет, поскольку ее реакция вряд ли свидетельствовала о каком-либо рвении с ее стороны. И все это для того, чтобы позаботиться о том, что она считала предменопаузной похотью, и сохранить их дружбу, «спасая» его от ее «нежелательного внимания». Боже правый! От него не ускользнула ирония ситуации.

– Так мы сегодня ужинаем? – спросила она, когда они сели в фургон и поехали вверх по холму.

Кристиан моргнул, когда они вместе уселись на переднее сиденье, понимая, что, поскольку Бетани снова заболела, Кэролин сможет поужинать с ним сегодня вечером.

– Потому что, если нет, я сбегаю к лодке после того, как переоденусь. Джек берет людей в ночной круиз и пригласил меня с собой, но я отказалась, потому что обещала тебе свидание.

– Да, мы ужинаем, – проворчал Кристиан.

Он ни за что не позволит ей снова оказаться рядом с Джеком. Он принял решение. Ее решимость переспать с Джеком ради него была безумием... и он этого не допустит. Возможно, он не мог рисковать, рассказывая ей о себе и своих людях, но он собирался сказать ей, что на самом деле он не гей. Затем он глупо поцелует ее, разденет, отыщет каждый дюйм кожи, к которому прикасался капитан, и положит туда свои руки, чтобы стереть воспоминания о мужчине, прежде чем заняться с ней любовью, пока она не задохнется. К утру, когда взойдет солнце, Кэролин уже никогда не будет настолько глупа, чтобы вообразить, будто кто-то другой может возбудить ее так, как он. Черт побери, он должен просто затащить ее на виллу и привести в действие свои планы. И он сделал бы это, если бы не тот факт, что его потребность в крови снова достигла критической точки: его эмоции были повсюду, а его контроль почти отсутствовал. Он даже не рискнул взять ее за руку, пока не выпьет пару пакетов крови.

– Хорошо, встретимся в гостиной, – весело сказала она.

– Нет. Я заеду за тобой, – сразу же сказал Кристиан. Это будет подходящая дата для изменения статуса их отношений. Он не собирался встречаться с ней. Он заедет за ней, пригласит на ужин, а потом...

– О, но... – начала она.

– Я заеду за тобой, – твердо сказал он, когда фургон замедлил ход перед ее виллой, затем быстро открыл дверь и выпроводил ее.

– Но ... – снова начала Кэролин, когда он прыгнул обратно в автобус.

– Один час, – твердо прервал он ее и захлопнул дверь, не дожидаясь дальнейших возражений.

Кэролин с тревогой посмотрела вслед машине, затем повернулась и пошла к двери виллы. Она не хотела, чтобы он ее забирал. Бет огорчиться, и она действительно не хотела еще одной лекции о том, как быть его бородой. Это полностью испортило бы ее хорошее настроение, а она была спокойна.

Ладно, это еще мягко сказано, признала Кэролин, шатаясь на тропинке. Она была как маринованная. На самом деле, ей было очень трудно идти прямо от пристани к фургону, и она не была уверена, что ей это удалось. Может, она и пошатывалась, но, к счастью, Кристиан этого не заметил. Всю дорогу он смотрел прямо перед собой с мрачным выражением лица.

Кэролин никогда особо не пила, только иногда позволяла себе бокал вина за ужином. По правде говоря, в этой поездке она выпила больше, чем, вероятно, за всю свою жизнь, да и сегодня тоже. Это была преднамеренная, отчаянная попытка заставить себя расслабиться. Все получилось не так хорошо, как она надеялась. Она все еще немного напрягалась каждый раз, когда Джек прикасался к ней, но она начинала думать, что это было больше связано с тем, что Кристиан сердито смотрел на нее все это время.

Может быть, если бы он не выглядел таким красивым и сексуальным и не пялился на нее за то, что она украла парня, в котором он был заинтересован, она бы больше расслабилась с Джеком. Во всяком случае, она на это надеялась.

Кэролин предполагала, что узнает об этом завтра на их ужине, и подумала, что, возможно, ей следует выпить пару коктейлей, прежде чем он заедет за ней. Она отогнала эту тревогу, когда подошла к двери и попыталась вставить ключ-карту в щель. Сейчас у нее были другие заботы. Например, принять душ, одеться и подняться на холм к вилле Кристиана, прежде чем он уедет за ней. Ей действительно не нужна лекция Бетани, если она узнает, что снова ужинает с Кристианом. Кстати говоря, вдруг подумала она, что, «если Бетани снова стало лучше и она захочет поужинать с ней?» Это беспокойство крутилось в ее голове, пока она возилась с дверью, но, как оказалось, на самом деле это не было проблемой. Очевидно, услышав ее шаги у двери, Бетани подошла, чтобы открыть ее, бросила на нее взгляд и целую минуту просто таращилась, прежде чем обвинить ее в том, что она пьяна. Затем она проследовала за ней в ее комнату, задавая всевозможные вопросы о том, что она выпила и так далее.

Кэролин пробормотала в основном бессвязные ответы, когда, спотыкаясь, вошла в ванную и включила душ. Она испытала огромное облегчение, когда Бетани объявила, что та слишком пьяна, чтобы что-то соображать, и объявила, что возвращается в постель. Затем она твердо добавила, что Кэролин тоже должна лечь спать после душа. Она могла бы заказать себе еду в номер, когда проснется, если бы захотела, но, скорее всего, ее стошнит, если она поест сейчас. Бетани оставила ее одну в ванной, сказав, что принесет воды и поставит на ночной столик. Она должна выпить ее перед сном. Вода помогала предотвратить похмелье, и она не хотела, чтобы Кэролин на следующий день отправилась за покупками в таком состоянии.

– Спасибо, – пробормотала Кэролин, радуясь тому, как все обернулось. Она могла бы принять душ и притвориться, что лежит, но вместо этого одеться и выскользнуть из виллы через двери на террасу. Лекций не будет. Бетани даже не узнает, что она ушла. Кэролин разделась и залезла в душ, хватаясь за краны, чтобы не упасть, а затем закричала, когда вода внезапно стала холодной. Она быстро отрегулировала краны.

Через сорок пять минут она уже была суха, одета и выскользнула из дома. Она чувствовала себя подростком, ускользающим от наказания. Что-то еще, что она упустила, пока росла, подумала Кэролин, хихикая, и подумала, все ли женщины ведут себя как идиотки, когда наступает менопауза. Она могла бы сказать, что собирается поужинать с Кристианом. И если Бетани начнет читать ей лекции, Кэролин сможет сказать, что она взрослая и может делать все, что захочет. «Однако это было проще и даже забавнее», – подумала она с усмешкой, бросив сандалии через перила террасы, а затем перелезла через них, чтобы упасть на траву с другой стороны. Подобрав свою обувь, она улыбнулась про себя, обошла виллу и босиком зашагала по дороге.

Кэролин не останавливалась, чтобы обуться, пока не добралась почти до каменной террасы вокруг виллы, в которой жила группа. Остановившись в нескольких футах от нее, она быстро надела сандалии, застегнула их и выпрямилась, чтобы отряхнуть юбку, прежде чем продолжить путь. Но при первом же шаге ремень порвался, и нога вывернулась из сандалии на высоком каблуке. Кэролин отшатнулась в сторону, пытаясь удержаться от падения, почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног, и удивленно выдохнула: – О.

– Ты действительно думаешь, что это разумно, сынок? – обеспокоенно спросила Маргарет, следуя за ним к входной двери.

– Ты вообще меня слушала? – с отвращением спросил Кристиан, выглядывая наружу, чтобы посмотреть, прибыл ли фургон, за которым он посылал. Он вернулся на виллу, выпил кровь, принял душ, переоделся и вышел из своей комнаты, где обнаружил остальных членов группы и своих родителей. Последние полчаса он рассказывал им о своем ужасном дне и о том, что решила сделать Кэролин, но они, похоже, не воспринимали ее планы всерьез. – Она решила завести интрижку, чтобы спасти меня. Я не позволю этому случиться.

– Я уверена, что она не справится, – сразу сказала Маргарет. – Он не сможет воздействовать на нее так, как ты.

– Одно маленькое отличие. Ее даже не привлекает этот парень. Она сказала, что искры не было, но она полна решимости. Где, черт возьми, фургон? – добавил он, бормоча что-то себе под нос, и, распахнув дверь, вышел на улицу.

– Я уверен, что она не…

– Это не Кэролин? – спросил Санто.

Кристиан огляделся и увидел, что все вышли вслед за ним. Проследив за взглядом Санто, он увидел на дороге Кэролин, которая, наклонившись, возилась со своими туфлями. Как только он заметил ее, она выпрямилась, отряхнулась, сделала шаг вперед, а затем внезапно откинулась в сторону, ее глаза и рот превратились в идеальные «О» на ее удивленном лице.

Выругавшись, он бросился бежать, но его сердце едва не остановилось в груди, когда край холма под ней провалился, и она опрокинулась, ударившись о землю, и тут же покатилась вниз по склону горы. Кристиан уже знал, пройдя его сам, что склон уступит место прямому пятнадцатифутовому или двадцатифутовому обрыву, где две следующие дороги были вырублены в горном склоне. Изменив угол наклона, он прибавил скорость и бросился вперед, чтобы поймать ее ноги как раз в тот момент, когда она достигла края обрыва.

Кристиан промахнулся. Он приземлился животом на ее ноги, положив голову ей на колени, и ее сандалия врезалась ему в пах. «Это не то воспоминание, которое он скоро забудет», – решил он, и болезненный стон сорвался с его губ.

– Ох, – выдохнула Кэролин. – Что ж, это было захватывающе.

Кристиан медленно поднял голову с ее колен и увидел, что она села и моргает, словно только что упала с кровати на мягкий ковер.

– Привет, – сказала она и безрассудно улыбнулась ему.

– С тобой все в порядке, дорогая? – Маргарет внезапно опустилась на колени рядом с ними, с беспокойством убирая волосы с лица Кэролин. – Ты сильно упала.

– Я в порядке, – заверила она ее с улыбкой. – На самом деле я упала недалеко, просто покатилась. Это было забавно.

– Она пьяна, – рассмеялась Джиа.

– Возможно, это единственная причина, по которой она не пострадала, – тихо сказал Санто. – Пьяному море по колено.

– Я же говорил, что она пьяна, – мрачно сказал Кристиан, поднимаясь с нее и морщась. Черт, ему повезло, что он не пел сопрано.

– Да, я подумала, может, немного навеселе или что-то в этом роде. Но она в полном шоке, – сказала Джиа, снова рассмеявшись, помогая ему выпрямиться.

Кристиан взглянул на Кэролин. Мать помогла ей подняться и теперь осматривала на предмет ран. Очевидно, ничего не найдя, она обратила свое внимание на лицо Кэролин и нахмурилась, затем пробормотала: – О, боже.

– В чем дело? – спросил Кристиан, схватив Кэролин за руку, чтобы она инстинктивно не отступила с горы, когда она поплелась назад. – Она ударилась головой?

– Нет. – Его мать вздохнула, а затем призналась: – Но в таком состоянии, что ты можешь быть прав. Она могла совершить какую-нибудь невероятную глупость.

– Я же сказал, – прорычал Кристиан.

Маргарет повернулась к Джиа. – Дорогая, отведи ее на виллу и найди ей что-нибудь другое. Ее платье совсем испорчено.

Джиа кивнула и повела Кэролин прочь, но остановилась, когда Джулиус сказал: – Она не очень твердо стоит на ногах.

– Я понесу ее, – прорычал Кристиан, но отец схватил его за руку.

– Пусть это сделает Санто, – тихо сказал он. – Мы должны обсудить твой план.

Кристиан заколебался, но не стал протестовать, когда Санто немедленно подхватил Кэролин на руки и направился вверх по холму. Хотя его угрюмый вид углубился, когда Каролин улыбнулась Санто и сказала ему, щебеча: – Вау, ты очень сильный. Ты поднимаешь тяжести?

Кристиан и остальные последовали за ними, а Санто покачал головой. – Нет. Я поднимаю только слегка подвыпивших, но очаровательных барышень.

– Я не молода, – рассмеялась Кэролин, похлопала его по груди и призналась: – Но я чувствовала себя молодой сегодня, когда тайком сбежала с виллы.

– Почему ты сбежала тайком? – спросила Джиа.

– О! – Кэролин оглянулась на другую женщину и дико замахала рукой, отчего слегка перекатилась в руках Санто, а одна нога дернулась вверх. – Чтобы Бетани не поймала меня и не прочитала лекцию о том, как играть в бороду. Бетани любит читать лекции, – объявила она с неудовольствием. – Она всегда читала мне лекции в университете. Я должна это сделать. Я должна то сделать. Мне нужно потрахаться. Бла-бла-бла. – Она внезапно вздохнула, а затем призналась: – Заметьте, мне, вероятно, следовало бы потрахаться. Если бы у меня было больше опыта в общении с мужчинами, я бы не вышла замуж за этого жестокого золотоискателя.

Глаза Кристиана недоверчиво расширились от ее слов, они были совсем не похожи на Кэролин, по крайней мере, на ту Кэролин, которую он знал. По-видимому, это была Кэролин, которая не сдерживалась из-за чрезмерного употребления выпивки. Алкоголь определенно развязал ей язык, если она так легко говорила о своем браке. А она даже не позволяла поднять эту тему раньше.

– Ничего страшного, – сказала Кэролин, и ее хорошее настроение вернулось. – Теперь я получу этот опыт. Тебе не кажется, что сорокалетняя слишком стара, чтобы стать шлюхой? – спросила она, а потом посмотрела на свои ноги, машущие по другую сторону от Санто, и спросила: – Где моя сандалия?

Кристиан взглянул на ее ноги и увидел, что на одной из них была очень сексуальная сандалия на высоком каблуке того же оттенка королевской синевы, что и ее платье, а другая была голой.

– Заниполо? – сказал Джулиус позади него.

– Сандалия? Я найду, – ответил молодой клавишник и отошел.

– Итак, – весело сказала Джиа, снова привлекая внимание Кристиана к троице перед ним. – Ты рассматриваешь возможность потаскухи, не так ли?

– Ну, не то чтобы спать со всем, что движется, – заверила ее Кэролин. – Но я начала подозревать, что секс может быть более увлекательным, чем с Робертом, и я думаю, что должна это выяснить, не так ли?

– Твой бывший не был хорош в этом деле? – спросила Джиа, подзадоривая ее.

– Нет! Кэролин фыркнула. – И дело даже не только в том, что у него был маленький-маленький член. Ути-пути?

Санто поперхнулся, и она повернулась к нему, кивнув. – Это было похоже на короткий карандаш рядом с огурцом Кристиана, – сообщила она ему.

Кристиан в ужасе уставился на это заявление, когда она добавила: – По крайней мере, у Кристиана был огурец в моем сне. Я не знаю, если он не может сделать это в реальной жизни, потому что он гей и не показал бы мне, если бы я спросила, я не имею в виду, что я бы попросила или что-то еще, – заверила она его быстро, а затем нахмурилась и пробормотала: – Я не думаю, что я должна была сказать вам, что он гей. Или ты тоже знаешь об этом, как Заниполо?

– Значит, у вашего мужа был маленький пене? – Быстро спросила Джиа, чтобы отвлечь ее, и Кэролин снова перекатилась на руках Санто, чтобы посмотреть на нее.

– Это значит пенис, верно? – спросила Кэролин, и когда Джиа усмехнулась и кивнула, она тоже кивнула. – А, ну да. Но, думаю, проблема была не в этом. Я имею в виду, они говорят, что это не размер, а то, что вы с ним делаете, верно?

– Верно, – засмеялась Джиа.

– Ну, он не так уж много с ним сделал, – заверила ее Кэролин с грустным вздохом. – И ни с кем другим, если уж на то пошло. Он даже не любил целоваться. А я обнаружил, что люблю целоваться. Кристиан очень хорошо целуется, – объявила она.

– Он тоже горячий. Очень жаль, что он гей и все такое. Я могла бы целовать его, пока коровы не вернутся домой.

Кристиан услышал, как его отец спросил с замешательством: – Здесь ведь нет коров?

– Это просто выражение, дорогой, – пробормотала Маргарет. – Это означает долгое время.

– Хорошо, – решил Джулиус. – Они еще долго будут вместе.

– Бьюсь об заклад, у Кристиана в реальной жизни не крошечный член, – внезапно сказала Кэролин.

– Я бы сказал, что нет. У него мои гены, – пробормотал за его спиной Джулиус.

– На днях, когда он плавал, все было совсем не так, – объявила Кэролин, а затем быстро добавила: – Не то чтобы я смотрела или что-то в этом роде. Но плавки прилипали к телу и мешали ему.

– О, хорошо, я смотрела, но обычно я не смотрю на мужские органы. На этот раз я сделала это только потому, что все еще была немного взвинчена из-за прерванного звонка Бетани. В том сне он делал какие-то восхитительные вещи, и да, мне очень жаль, Джиа, но я думаю, что я изнасиловала во сне твоего бедного кузена. Не нарочно, конечно, но… Ты в порядке, Санто? – Она повернулась и с тревогой посмотрела на мужчину, который нес ее на виллу, и услышала, как он начал задыхаться.

Когда Санто не ответил, продолжая, как подозревал Кристиан, сдавленно смеяться, Кэролин повернулась к Джиа. – С ним все в порядке?

Джиа так смеялась, что не смогла ответить. Но Кристиан не смеялся, когда они вошли внутрь, и он посмотрел на свою мать, когда она схватила его за руку, чтобы остановить его от того, чтобы последовать за ними наверх.

– Отпусти их, – сказала Маргарет. – Санто отнесет ее в комнату Джиа, и она поможет ей одеться, пока мы будем разговаривать на кухне.

Вздохнув, Кристиан кивнул, но проследил, как троица исчезла в комнате Джиа, прежде чем двинуться дальше.

– Не унывай, – сказал Раффаэле, хлопая его по спине. – По крайней мере, ты знаешь, что ей нравятся твои поцелуи... и другие части.

–Ха-ха, – пробормотал Кристиан, направляясь на кухню.

– Хорошо, – объявила Маргарет, когда он вошел. – Как только Джиа поможет ей переодеться, мы все спустимся к ужину.

– Все? – он нахмурился. – Сегодня мы должны были остаться одни.

– Да, но Кэролин сейчас очень пьяна, дорогой, – заметила она.

– Ну и что? – спросил он, взглянув на дверь, когда Санто вошел.

– В твоем нынешнем состоянии, я думаю, тебе не стоит оставаться с ней наедине, пока она не протрезвеет, – сказала Маргарет, снова привлекая его внимание.

– Что, черт возьми, вы имеете в виду в моем состоянии?

– Думаю, она имеет в виду твой огурец... что довольно заметно в данный момент, – спокойно сказал Санто, а затем, подмигнув, добавил: – Обычно я не смотрю на мужские причиндалы.

Кристиан быстро сел за стол, а его мать и Рафаэль опустили глаза на его промежность. Комментарии Кэролин о восхитительных вещах, которые он делал с ней в их общем сне, вызвали воспоминания, ревущие в его голове. У него была эрекция.

– Ну, на самом деле я не заметила его огурца, – чопорно сказала Маргарет. – Я имел в виду его мысли.

– Мои мысли в порядке, – настаивал он.

– Скажи мне, что ты не собирался последовать за ними наверх, затащить Кэролин в свою комнату и сразу же приступить к осуществлению своего плана, – бросила она вызов.

Кристиан поморщился. Ладно, возможно, эта мысль приходила ему в голову. Теперь, когда он решил осуществить свой план и переспать с ней, у него не хватило терпения начать.

– И если за ужином Кэролин будет продолжать откровенно оценивать ваши действия в общих снах, я не верю, что вы двое не упадете в обморок на пляже или в ближайшем общественном туалете.

Кристиан хмыкнул, радуясь, что сидит, когда кое-какая часть его тела откликнулась на это предложение.

На пляже, в общественном туалете – черт, даже в кустах на обочине дороги, любой из них подошел бы, при условии, что они включали в себя наивную Кэролин и его, наконец, погружающегося в ее теплое, гостеприимное тело.

– Покажи класс, Кристиан, – рявкнул отец. – Ради Бога, тебя воспитали лучше, чем в первый раз переспать со своей спутницей жизни в кустах.

Кристиан напрягся, а затем взглянул на него, разозлившись за то, что он прочитал его мысли, и сказал: – О, верно, потому что в сортире поезда на пути в Йорк намного лучше.

– Мы сделали это не там, – сразу ответил Джулиус.

– Судя по воспоминаниям в твоей голове, когда вы двое вышли оттуда, это было не от недостатка усилий, – сухо сказал Кристиан.

– Мальчики, – сказала Маргарет с болью в голосе.

Оглянувшись, Кристиан заметил ее смущенный румянец и сразу же почувствовал себя плохо. Когда он обращался к отцу, это, конечно, смутило и ее, чего он не хотел.

– Прости, мам, – пробормотал он.

– Как я и говорила, – тяжело произнесла она. – Помимо того, что ты не потеряешь сознание и не станешь уязвимым в общественном месте, я подозреваю, что ужин поможет протрезветь Кэролин. К тому времени, как вы закончите выступление в гостиной, она должна быть достаточно трезвой, чтобы тебя нельзя было обвинить в том, что ты воспользовался ее пьяным состоянием.

Кристиан замер, осознав, что он действительно сделает это, если сначала не даст ей протрезветь.

– Верно, – сказал он, с трудом переводя дыхание. Они с Кэролин ужинали с его семьей.

– Кристиан, хотя я согласна, что для тебя будет лучше признать, что ты натурал, и заманить ее в постель, чтобы она смогла испытать, что значит быть спутницей жизни... Ну, это может не сработать, – предупредила она. – Я все еще не думаю, что ей будет комфортно с кем-то, кого она считает намного моложе себя. Это может заставить ее сбежать.

– Тогда я догоню ее, – твердо сказал он. – Но она не будет знать о нас и о том, кто мы такие, поэтому никто не сможет стереть ее воспоминания. Правильно?

– Хорошо, – успокаивающе согласилась она.

Он немного расслабился, и добавил: – И он может работать в другую сторону. Это может усилить ее чувства ко мне.

Прежде чем она успела ответить, вошел Заниполо, держа в руках пропавшую сандалию Кэролин. – Мне потребовалось время, чтобы найти ее. В основном потому, что я смотрел на подножие холма, а она был на вершине. Ремень порвался. Думаю, из-за этого она и упала.

– Одна из ее туфель сломалась в ту ночь, когда мы приехали.

– Странно, – сказала Маргарет. – У Кэролин есть деньги, она вряд ли купит дешевые туфли.

– Хм. – Он вгляделся в дверной проем, когда каблуки предупредили о приближении женщин.

– Вот мы и пришли, – весело сказала Джиа, вводя Кэролин в комнату.

Челюсть Кристиана чуть не упала на пол, когда он впервые увидел преобразившуюся Кэролин. У Джиа был целый выбор нарядов, которые она носила на сцене, все они были узкими, с короткими юбками и низким вырезом. Но он никогда не замечал, какие они узкие, короткие или с низким вырезом. Теперь он это заметил, дорогой Бог. Он не был уверен, как Джиа это сделала, но она каким-то образом втиснула Кэролин, которая была намного соблазнительнее, в черном кожаном наряде, который остановился примерно на дюйм ниже того места, где, как он подозревал, заканчивались ее трусики. Что касается выреза…, на самом деле его не существовало. Платье было без рукавов и без бретелек, пересекало ее груди и опускалось между ними достаточно низко, чтобы показать, что на ней нет лифчика. Не то, чтобы он не мог сказать это по тому, как ее груди практически выползали из чашечек в форме лепестков. Он был уверен, что был намек на розу, выглядывающую из чашечки.

– Это сосок? – спросил он пронзительно.

Кэролин опустила глаза и пробормотала: – О.

Затем она начала дергать верх платья, объясняя: – Я хотела надеть лифчик. У меня слишком большая грудь, и я всегда ношу лифчик, но Джиа сказала «не-е-ет».

– Лямки будут видны, – заметила Джиа, помогая ей подтянуть кожу, чтобы лучше ее прикрыть. Затем она отступила назад и кивнула, удовлетворенная тем, что они сделали.

– Видишь? – Кэролин пожала плечами. – Наверху она тоже так говорила.

Кристиан издал сдавленный звук. Ее пожатие плечами свело на нет, все их усилия приручить ее груди. Теперь над обеими чашками был розовый полумесяц.

– Мне нравится, – сказал Заниполо с усмешкой.

– Прекрати смотреть, – рявкнул Кристиан, борясь с желанием броситься к ней и прикрыть. – Он хмуро посмотрел на мать. – Она не носит его на людях. Она…

– Мы можем прикрепить ленту, – успокаивающе сказала Маргарет, помогая Джиа поправить платье.

– Прикрепить? – недоверчиво спросил Кристиан. – К чему?

– У тебя есть лента для платья, Джиа? – спросила Маргарет, не обращая на него внимания. – Если нет, то у меня на вилле есть…

– У меня есть. – Джиа направилась к двери. – Я должна была подумать об этом сама.

Кристиан молчал, его взгляд снова скользнул по Кэролин. Джиа надела на нее черные чулки и сандалии. Босоножки были на четырехдюймовых каблуках, а чулки на пару дюймов ниже юбки, оставляя на виду соблазнительную полоску бледного бедра. Джиа называла их высокими, когда он однажды дразнил ее, что чулки не доходили до самого верха. Кристиан не помнил, чтобы высокие бедра выглядели особенно сексуально на Джии, но, черт возьми... «У Кэролин красивые ноги», – подумал он.

– Ты прав. У нее определенно прекрасный набор ножек, – согласился Заниполо.

– Никто не называет их больше ножки, – сорвался Кристиан. – И сейчас же убирайся из моей головы.

Заниполо только усмехнулся.

Кристиан бросил на него свирепый взгляд и снова повернулся к женщинам. – Мама, она не может так уйти.

– Почему это дорогой? – с интересом спросила Маргарет.

– Потому что я слишком стара, чтобы носить такой наряд, – рассмеялась Кэролин, пожав плечами, что было очевидно... и снова оголила соски.

– Нет, – отрезал он. «Проклятье, эта женщина помешана на своем возрасте», – подумал он и двинулся вперед, намереваясь прикрыть грудь. Не успел он сделать и шага, как отец схватил его за руку.

– Твоя мать справится, – весело сказал Джулиус, когда Маргарет отошла, чтобы поправить платье Кэролин. – А почему она не может уйти вот так?

– Потому что эти каблуки слишком высокие. Она упадет в своем состоянии.

Он решил, что это будет весомее, чем признание, что он не хочет, чтобы другие мужчины смотрели на нее в этом платье.

– Возможно, – со смехом призналась Кэролин. – Я не очень грациозна.

Кристиан изумленно уставился на нее. Он видел, как она танцует. Как, черт возьми, она могла подумать, что не изящна?

– Роберт всегда называл меня неуклюжей машиной, – объявила она, закатывая глаза. – Это была его идея нежности.

– Похоже, Роберт очень неприятный человек, – заметила Маргарет.

Кэролин кивнула, когда они обе потянули ее за верх платья, и сказала непринужденно: – И характер у него был отвратительный. Очень непредсказуемый. Вообще-то, он был страшноват. Я была так рада оставить его. Жизнь намного лучше без него, постоянно оскорбляющего меня. Он считал, что я ничего не могу сделать правильно.

– Я нашла свою ленту, – объявила Джиа, возвращаясь в комнату и присоединяясь к Маргарет перед Кэролин.

Кристиан нахмурился и вытянул шею, пытаясь разглядеть, что они делают.

– Ну вот, – удовлетворенно сказала Маргарет, отступая назад.

– Отлично, – произнесла Джиа.

– Тогда мы должны идти, – сказал Заниполо. – Фургон прибыл как раз в тот момент, когда я нашел сандалию. Я… – Он заколебался, его взгляд скользнул к Кэролин, прежде чем он осторожно сказал: – Я убедил его подождать нас.

«Контролируй свой разум», – мысленно перевел Кристиан, беря Кэролин за руку и ведя ее к двери.

– Отлично, я умираю с голоду, – весело сказала Кэролин и взглянула на Джию. – Не дай мне забыть и наклониться.

– Почему она не может наклониться? – спросил Заниполо, следуя за ними из кухни.

– Потому что ее трусики будут видны, – проворчал Кристиан, представляя себе, какого они цвета.

– Нет, – весело ответила Кэролин. – Я их не одела. Джиа мне не позволила.

– Что? – он в ужасе повернулся к кузине.

– Они были порваны, – защищаясь, сказала Джиа. – В таком наряде она не смогла бы надеть рваные трусики.

– И вы решили, что лучше будет без них? – недоверчиво спросил он. Они не могли уйти. Он должен отвести ее в свою комнату.

– Кристиан, ты делаешь мне больно, – пробормотала Кэролин, пытаясь освободиться от его внезапно стиснутых пальцев.

Он тут же отпустил ее, шокированный тем, что так сильно сжал, но вопросительно посмотрел на отца, когда тот схватил его за руку и отвел в сторону. – Что?

– Я должен сказать тебе кое-что, – сказал он. – Санто, проводи Кэролин к фургону.

Санто немедленно взял Кэролин за руку, чтобы вывести ее, и она, откинув голову назад, посмотрела на него с благоговением. – Поразительно. Ты очень высокий, да, Санта?

– Наверху она тоже называла его Сантой. Это сводило его с ума, – хихикнула Джиа, следуя за ним.

– Что ты хотел сказать? – нетерпеливо спросил Кристиан отца, когда остальные вышли.

– Телесного цвета, – объявил Джулиус и, взяв Маргарет под руку, повел ее к выходу.

Кристиан тупо смотрел ему вслед, не понимая, о чем он говорит. Но потом он вспомнил, что задался вопросом, Какого цвета трусики Кэролин, прежде чем узнал, что на ней их нет. Цвет кожи был ответом. Но он уже знал это. Отец просто удерживал его, чтобы он не утащил Кэролин в свою комнату.

Зарычав, он шагнул вперед, намереваясь сказать что-нибудь грубое отцу, но не успел. Кристиан вышел на улицу и замедлил шаг, услышав, как мать сказала: – Я не знаю, почему вы двое так не ладите, Джулиус. Но мне бы не хотелось, чтобы ты так его подкалывал.

– Мы не в ссоре, – заверил ее Джулиус. – Сын просто расстроен и боится потерять свою спутницу жизни, поэтому вымещает это на мне.

– А когда ее нет, ты намеренно разжигаешь в нем огонь, – предположила она.

Джулиус пожал плечами. – Для него безопаснее направить свой гнев на меня, чем на кого-либо другого. Определенно безопаснее, чем включить его на Кэролин или сделать что-то еще, чтобы все испортить.

– Ты хороший отец, Джулиус Нотте, – сказала Маргарет, когда они подошли к фургону, и печально добавила: – Хотела бы я, чтобы всем моим детям так повезло.

Кристиан замедлился, когда отец остановился у фургона и повернул ее лицом к себе. – У них была ты, Маргарет. Я уверен, они согласятся, что это с лихвой восполнило им отсутствие отца.

Маргарет слабо улыбнулась. – Я люблю тебя, Джулиус.

– И я люблю тебя, Cara, – он поцеловал ее в губы и посадил в фургон. Остановившись, он оглянулся на Кристиана. – Ну, теперь, когда ты закончил подслушивать, ты собираешься закрыть дверь? Или я должен сделать это, а также получить твою женщину в свой медовый месяц?

Кристиан оглянулся через плечо. В ярости он оставил дверь виллы широко открытой, когда выскочил вслед за ними. Ярость исчезла, а вместе с ней и страх и разочарование. Он был не один. У него была поддержка. Если есть способ заявить права на Кэролин, родители помогут ему найти его... в их медовый месяц, не меньше. Поворачивая обратно, он усмехнулся и сказал: – Садись в машину, старик. Я сам сделаю это.

Джулиус улыбнулся. – Смотри, не споткнись при этом о собственные ноги, щенок.

– Ты будешь там, чтобы поймать меня, – уверенно сказал Кристиан.

Отец торжественно кивнул. – Да, если это возможно, всегда буду.

– Спасибо, – тихо сказал Кристиан и вернулся, чтобы закрыть дверь.

Глава 15

– Как ты себя чувствуешь, дорогая?

Кэролин оторвала взгляд от сцены, на которой, Кристиан играл от всего сердца, … Ну, он и остальная часть группы, предположила она, хотя нельзя было сказать об этом точно. За весь вечер она едва взглянула на остальных музыкантов.

«Что только доказывает, что она полная идиотка», – подумала Кэролин со вздохом, переводя взгляд на Маргарет.

– Хорошо, спасибо, – вежливо ответила она, хотя это было неправдой. Она смутно помнила, что на это ушло уйма еды, дюжина чашек кофе и около пяти часов, но она уже протрезвела. Что на самом деле не очень хорошо, решила Кэролин, неловко ерзая на краешке стула и дергая короткую юбку платья, которое было на ней. Она сидела на самом краешке стула, потому что юбка была такой короткой, что не закрывала всю ее задницу, когда она сидела, и она не хотела класть свою голую задницу на сиденье. О чем она только думала, когда позволила одеть себя в этот наряд?

«Ну, это был немного нелепый вопрос», – подумала она. По правде говоря, она вообще ни о чем не думала. Наверное, хорошо, что она никогда не пила. Очевидно, она плохо переносит алкоголь, решила Кэролин и снова одернула юбку, радуясь, что находится в дальнем углу веранды, где никто не мог видеть ее голые ягодицы, свисающие с переднего сиденья.

«По крайней мере, я надеюсь, что никто не сможет», – подумала Кэролин и нервно огляделась вокруг, чтобы убедиться, но замерла, широко раскрыв глаза, когда заметила капитана Джека, пробирающегося между столиками в их направлении.

– О боже, – пробормотала она, боясь, что он забудет, что она борода Кристиана, и скажет что-нибудь, что выдаст игру.

– В чем дело, дорогая? – спросила Маргарет.

Кэролин едва заметила нежность, к которой так привыкла в этой компании. Честно говоря, итальянцы, должно быть, самые нежные люди, которых она когда-либо встречала. «Все они с самого начала были очень милыми и приветливыми», – рассеянно подумала она, осторожно наблюдая за приближающимся Джеком.

– Кэролин? – сказала Маргарет.

Вздрогнув, она огляделась и покраснела. – О... э... э... – пробормотала она, как всегда красноречиво, когда впадала в панику.

– Кэролин, не так ли?

Услышав голос Джека, она повернула голову и широко раскрыла глаза, увидев, что он подошел к столу и насмешливо улыбается ей. – Я... э....

– Кэролин? – спросил он с притворной неуверенностью. – Ты была на Суфриере в круизе сегодня со своим парнем. Кажется, его звали Кристиан?

– О да, – выдохнула она с облегчением, благодарно улыбнувшись ему, когда поняла, что он собирается поддержать ее положение бороды Кристиана.

– Я так и думал, – просиял Джек. – Мы только что вернулись из ночного круиза, я зашел выпить, заметил тебя и решил поздравить с победой в конкурсе «Потряси своей задницей». У меня не было шанса на борту корабля.

– Ты выиграла конкурс? – с интересом спросила Маргарет.

Кэролин покраснела. Она лишь смутно помнила состязание и подозревала, что не хочет вспоминать его лучше, но слабо кивнула.

– Побила дюжину других женщин, чтобы получить приз, – гордо заявил Джек.

– А что такое конкурс «Потряси своей задницей»? – прорычал Джулиус.

Кэролин нервно посмотрела в его сторону, ее глаза расширились, когда она увидела, как холодно он смотрит на Джека.

– Мы сами подумываем о поездке в Суфриер, – произнесла Маргарет, сглаживая неловкость. – Было бы неплохо узнать о ей больше информации.

Сделав вид, что это приглашение, Джек немедленно выдвинул стул рядом с Кэролин и сел, чтобы объяснить. Маргарет внимательно слушала, не обращая внимания на грубые взгляды мужа, пока Джек очаровательно болтал. Что касается Кэролин, она сидела напряженная и нервная, ее взгляд скользил от Джека к Маргарет и Джулиусу, к Кристиану снова и снова, как айпод на петле. И все это время она молча желала, чтобы он ушел. Джек был хорошим парнем, и она все еще собиралась завести с ним роман и все такое, но на самом деле это было выше ее нервов.

Джулиус свирепо смотрел на нее, Кристиан хмурился, а она сидела, свесив задницу со стула.

– Не хочешь потанцевать?

Кэролин резко отвернулась от Кристиана и тупо уставилась на Джека. – Что?

Он усмехнулся, увидев ее ошеломленное выражение лица. – Я спросил, не хочешь ли потанцевать?

– Это хард-рок, – сказала она с удивлением.

– Это баллада о хард-роке, – мягко заметил Джек. – И много людей танцуют. Я уверен, Кристиан хотел бы, чтобы ты танцевала под его музыку.

Кэролин проследила за его жестом до маленькой танцплощадки перед оркестром, где танцевали пары.

– О... э... И... – пробормотала Кэролин, но он поймал ее за руку и встал, увлекая за собой на танцпол. У нее не было выбора, кроме как последовать за ним, но она раздраженно дергала себя за юбку свободной рукой, моля Бога, чтобы никого не сбить с толку.

Глаза Кэролин скользнули по Кристиану, когда они достигли танцпола, но затем она быстро отвела взгляд. «Если бы взгляды могли убить, они с Джеком были бы трупами на полу», – подумала она со вздохом и слегка отстранилась, когда Джек крепко прижал ее к груди.

– Маргарет и Джулиус смотрят, – пробормотала она извиняющимся тоном.

– Я знаю, – вздохнул он. – И мне не следовало приходить, но я не смог удержаться, когда увидел тебя в этом платье. Ты выглядишь потрясающе.

Кэролин покраснела и, отвернувшись, прошептала: – Это Джиа. Я упала с холма и испортила платье, которое было на мне, и она надела на меня это.

– Джиа? – спросил Джек.

– Кузина Кристиана. Солистка, – пробормотала она, кивнув в сторону сцены.

– Ах, – он едва удостоил Джию взглядом. – Ну, она отдала тебе должное. Ты выглядишь жарче, чем в аду, а я полагаю, что в аду довольно жарко, – добавил он с усмешкой.

Кэролин неохотно улыбнулась, но снова отвела взгляд.

– И тебе совсем неудобно так выглядеть, не так ли? – спросил он с легким удивлением.

Кэролин со вздохом покачала головой. – Для меня это немного сексуально.

– Каро, нет ничего слишком сексуального для женщины, которая трясет своей попой, как ты, – сказал он торжественно и почему-то рассмешил ее. Ее смех замер, когда он снова притянул ее к себе, его руки скользнули по ее спине, и он серьезно добавил: – Дай мне полторы недели, на которые ты здесь остановилась, и я заставлю тебя понять это, и тебе будет так же удобно в этом платье, как во второй коже.

Кэролин уставилась на него широко раскрытыми глазами, а затем оглянулась на громкий скрип ножек стула по деревянному полу. Джулиус двигался к ним с напряженным выражением лица. И тут ее поразил тот факт, что звук уже не был слышен, и она огляделась вокруг, чтобы увидеть, что оркестр закончил свое выступление. Остальные убирали свои инструменты, но Кристиан, сжимая скрипку, как летучую мышь, сошел со сцены и направился к ним с грозным выражением лица.

– Тебе пора идти, – в панике прошептала Кэролин, вырываясь из его объятий.

– Верно, – криво усмехнулся Джек, но тут же нахмурился. – Все в порядке?

Она быстро кивнула.

– Тогда я позвоню тебе завтра, чтобы договориться об ужине.

Кэролин не ответила. Джек уже ускользнул, направляясь к бару. Это было облегчением, если не считать того, что сейчас она стояла на танцполе одна, а на нее неслись два быка. «Ну и дела», – подумала она. Джек был причиной всего этого, и ей действительно следовало бы заставить его остаться и посмотреть правде в лицо, а не отправлять его восвояси.

Кристиан подошел к ней первым. Не говоря ни слова, он схватил ее за руку и потащил за собой, направляясь к Джулиусу. Встретившись, мужчины остановились, и Кэролин огляделась вокруг, пытаясь понять, что происходит. Они не разговаривали, просто смотрели друг на друга. Когда Кристиан внезапно расслабился, Джулиус кивнул и взял скрипку, а затем Кристиан снова двинулся вперед, таща ее за собой.

Кэролин молчала, пока он вел ее из гостиной вокруг бассейна к главному зданию, в основном потому, что не знала, что сказать. Она знала, что Кристиан не должен ревновать из-за Джулиуса, Но подозревала, что он все еще ревновал к Джеку. И это не было притворством. Она не знала, что сказать, поэтому придержала язык, когда они сели в фургон и поехали вверх по дороге. Но когда фургон проехал мимо ее виллы и развернулся, чтобы продолжить путь, она с тревогой огляделась.

– Почему он не остановился?

– Потому что я велел ему отвезти нас на мою виллу. Нам нужно поговорить, – тихо добавил он, прежде чем она успела возразить.

Кэролин попыталась разглядеть выражение его лица в темноте. Она мало что видела, но голос его звучал очень спокойно, поэтому она откинулась на спинку сиденья и просто ждала.

Когда фургон остановился, Кристиан вылез из него, помогая ей, и не стал опускать ее, как она ожидала, а схватил за талию и поднял, позволяя ее телу соскользнуть вниз, как в первую ночь их знакомства. Это вызвало точно такой же хаос в Кэролин, и она испуганно втянула воздух и задержала его, пока ее ноги не оказались на земле. Она не могла не думать о том, что не чувствовала такого же опустошения, когда Джек прижимал ее к себе.

«Проклятье», – подумала Кэролин, когда он отпустил ее, чтобы вернуться и закрыть дверь. «Это просто неправильно. Почему она не может так реагировать на Джека? Он более подходящий партнер для нее», – с отвращением подумала она, когда Кристиан взял ее за руку и повел на виллу.

– Хочешь выпить? – спросил он, закрывая за ними дверь.

– Воды, пожалуйста, – ответила она, думая, что ей больше не нужен алкоголь. Кроме того, она смутно помнила, как Бет говорила, что вода помогает предотвратить похмелье, и головная боль начала мучить ее, когда она начала трезветь. Возможно, вода поможет.

– Иди в гостиную, я принесу, – сказал Кристиан, направляясь на кухню.

Кэролин прошла в гостиную, ноги сами понесли ее к стеклянной стене, выходящей на склон горы. Она смотрела вниз на море и затем протянула руку, массируя устало виски.

– Головная боль? – спросил Кристиан, появляясь рядом с ней с открытой бутылкой воды и стаканом.

– Немного, – призналась она, беря бутылку, но покачала головой, когда он предложил ей стакан. Он отошел, чтобы вернуть стакан на место, а она поднесла бутылку к губам и быстро выпила половину. Она сделала паузу, чтобы перевести дыхание, затем сделала то же самое снова. Она услышала приближающиеся и удаляющиеся шаги, когда прикончила бутылку, и оглянулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как Кристиан снова проскользнул на кухню.

Кэролин отвернулась от окна и направилась на кухню, чтобы избавиться от бутылки. Кристиан открыл дверцу холодильника и, когда она вошла, доставал еще одну бутылку воды.

– Где я…

Кэролин замерла от удивления, когда Кристиан внезапно захлопнул дверцу холодильника и посмотрел на нее с почти виноватым выражением лица.

– Я хотел принести тебе еще воды, – объяснил он. – Я увидел, что ты выпила первую порцию, и решил взять другую бутылку.

Кэролин почувствовала, как ее брови поползли вверх. Для Кристиана это была нервная болтовня, а затем он подошел и обменял пустую бутылку на полную. Бросив пустую посуду в раковину, он вывел ее из кухни в гостиную, что заставило ее задуматься о том, что он не хотел, чтобы она увидела то, что лежит в холодильнике. «Наверное, наркотики», – подумала она. «Разве не все музыканты употребляют наркотики? Кристиан не казался таким, но кто его знает? Кто-нибудь из группы мог бы принимать их», – подумала она, но оставила эту тему и вернулась к окну.

– Вода помогает от головной боли? – спросил Кристиан.

– Пока нет, – Кэролин оглянулась через плечо и увидела, что он направляется к развлекательному центру. Пока она смотрела, он включил звуковую систему и вставил диск в проигрыватель. Когда заиграла тихая музыка, он немного отрегулировал звук, затем выпрямился и направился к ней.

Кэролин повернулась к окнам и обнаружила, что открывает дверь и выходит на террасу. Вечерний ветерок успокаивал, и она, обойдя бассейн, подошла к перилам, сняла крышку с бутылки и поднесла ее к губам. Она услышала шаги Кристиана за спиной, когда она опустила ее вниз. Когда его руки легли ей на плечи, она вопросительно оглянулась.

– Я могу помочь, – тихо сказал он.

Кивнув, Кэролин снова повернулась к перилам, ее взгляд скользнул по усыпанному звездами морю, когда его руки начали массировать ее плечи, двигаясь к шее. Она сразу поняла, что совершила ошибку. Это было почти как в ее сне на пляже, и ее тело отреагировало почти так же, как и тогда, его прикосновения вызвали слишком приятные ощущения. Но это был не сон. Кэролайн закусила губу. – Может, не стоит?

Его руки замерли. – Я – не гей.

Кэролин просто стояла и смотрела на море. «Это тоже похоже на мой сон», – смущенно подумала она. – Но Джиа ...

– Джиа видела, как нас влечет друг к другу и как тебе неловко. Она хотела, чтобы ты узнала меня, чтобы дать мне шанс, поэтому она солгала и сказала, что я гей.

– Но ты не гей? – неуверенно спросила Кэролин.

– Нет.

Не отрывая глаз от моря, но больше не видя его, Кэролин сказала: – Значит я – твоя борода?..

– Только для того, чтобы проводить с тобой больше времени.

– Почему? – спросила она в замешательстве.

Вместо ответа его правая рука внезапно соскользнула с ее шеи, скользнула по горлу и обхватила подбородок. Когда он стал поворачивать ее голову то в одну сторону, то в другую, Кэролин поймала себя на том, что смотрит ему в глаза и моргает, заметив, что они снова стали расплавленным серебром, светящимся в темноте. «Цветные контактные линзы», – вспомнила она, и он опустил голову.

Кэролин стояла совершенно неподвижно, пока его губы двигались по ее губам, почти в ужасе от того, что если она пошевелится, все это внезапно разрушится и окажется просто еще одним эротическим сном. Казалось, у нее их было так много, и каждый казался реальным, пока не звонил телефон или будильник, а потом она просыпалась в поту.

«Господи, пожалуйста, не дай мне проснуться на этот раз», – подумала она и испуганно вздохнула, когда его левая рука скользнула вниз от основания ее шеи, чтобы пробежаться по верху платья по изгибам ее груди. Кэролин почти поверила, что вакуум от ее вздоха втянул язык Кристиана вместе с воздухом, потому что он внезапно оказался там, проскользнув мимо ее губ и заполнив ее рот. Поток страсти немедленно поднялся внутри нее, и она застонала вокруг его языка, когда он внезапно снял кожаную чашечку с ее левой груди, заменив ее рукой.

Они оба застонали, когда он стал разминать ее левую грудь, а затем его правая рука покинула ее горло, чтобы снять чашечку с другой груди и сделать то же самое. Кэролин отчаянно поцеловала его и выронила бутылку с водой, чтобы освободить свои руки и немного приобнять его, затем позволила одной из них скользнуть между ними, чтобы нащупать через джинсы его член. Она нашла его твердым и жадно прижимающимся к тяжелой ткани. Когда она легонько сжала его, по телу пробежала дрожь удовольствия, от которой у нее перехватило дыхание. Кристиан тут же оторвался от ее губ, чтобы выругаться, и отпустил ее руки, поворачивая лицом к себе. Затем он стал подталкивать ее назад, пока она не уперлась спиной в перила, и пробормотал: – Боже, я так хотел тебя.

Кэролин отреагировала, найдя его член и сжав его снова, но замерла, когда прикосновение послало еще одну волну почти невыносимого удовольствия через ее собственное тело. Она в замешательстве взглянула на него и увидела, как что-то похожее на понимание промелькнуло на его лице, а затем он оттолкнул ее руку, схватил за талию, чтобы усадить на перила, и накрыл ее рот своим. Через какое-то время руки Кристиана снова нашли ее тело. В этот странный момент разум покинул ее, вытесненный страстью, которую он пробудил в ней. В следующий раз, когда она потянулась к нему, он поймал ее руки и завел их за спину, а затем прервал поцелуй, чтобы провести губами по ее шее, ключице и груди. Кэролин вскрикнула и попыталась снова высвободить руки, когда его губы сомкнулись на ее соске, но он крепко держал ее и не отпускал. Когда он позволил одному соску соскользнуть с его губ и повернулся, чтобы заняться другим, она попыталась снова и выдохнула: – Кристиан, пожалуйста.

Он отпустил ее руки, но скользнул между ее ног, прижимаясь к ней, и вернулся к поцелуям. Кэролин немедленно обвила руками его шею, ее тело выгнулось, чтобы прижаться к его груди, когда он поцеловал ее. Но потом она потянулась к его футболке и начала задирать ее. Она вздохнула со смесью разочарования и облегчения, когда он перестал целовать ее, чтобы помочь снять ее. В тот момент, когда он отбросил ее в сторону, он вернулся к поцелую, и она снова выгнулась к нему навстречу, застонав. Жесткие волосы на его груди щекотали ее соски, прежде чем она крепко прижалась к нему. Кристиан ответил, подтянув ее на перилах одной рукой и прижавшись к ней, а затем она почувствовала, как его другая рука скользнула вверх по ее бедру. Оторвавшись от ее губ, Кристиан начал пробираться вниз от ее груди, бормоча: – Меня всю ночь сводило с ума то, что на тебе не было трусиков.

В ответ Кэролин откинула голову назад и вскрикнула, когда его рука дотянулась до того, что скрывали ее трусики. Это движение почти лишило ее равновесия, но Кристиан успел быстро поднять руку, чтобы подхватить ее. Выругавшись, он крепко прижал ее к груди. Она приложила ухо к его колотящемуся сердцу, но услышала, как он пробормотал: – Спальня.

Затем он схватил ее за ноги, обвил их вокруг своих бедер и поймал за талию, чтобы снять с перил. Кэролин немедленно скрестила лодыжки, цепляясь за него, когда он нес ее через террасу. Мягкие звуки музыки достигли ее ушей, когда он внес ее в дом, и Кэролин подняла голову, чтобы посмотреть на музыкальный центр. Оглянувшись на Кристиана, она увидела, что он смотрит на нее сверху вниз, но не смотрит, куда идет. Она едва успела заметить это, когда он наклонил голову и поцеловал ее снова, его шаги замедлились. Одной рукой он все еще держал ее за ягодицы, помогая подняться, а другой нащупал грудь и застонал вместе с ней, нежно ущипнув сосок. Он снова двинулся вперед, но через секунду сел, переставив ее ноги так, чтобы она оседлала его. Кэролин прервала поцелуй и смущенно огляделась. Они вернулись в гостиную, и сели на диван. Она едва успела осознать это, когда его рот сомкнулся на ее соске, а рука Кристиана снова скользнула между ее ног. Двойная атака послала возбуждение и сильное желание, пронзило ее в шокирующе резком ударе. Кэролин вскрикнула и чуть не упала с его колен, но рука на ее бедре удержала ее на месте, когда пальцы другой руки скользнули по ее скользкой плоти, а затем проникли в нее.

– Я нуждаюсь в тебе. Сейчас, – прорычал Кристиан, позволяя ее соску выскользнуть из его рта.

– Да, – выдохнула Кэролин, оседлав его руку. Он отпустил ее бедро, и она почувствовала, как его рука скользнула по внутренней стороне ее бедра, когда он расстегнул джинсы, освобождая себя. А затем его руки двинулись, чтобы обхватить ее бедра, заставляя ее опуститься и оседлать его член, такой горячий и твердый. Кэролин схватила его за плечи и встретила его взгляд. Ее глаза расширились, когда он вошел в нее. Он оказался намного горячее, жестче... и вообще, гораздо больше, чем в ее снах. «Или в других снах, если это один из них», – подумала она, когда ее тело обхватило его, как тугая перчатка. «У Роберта определенно был крошечный пенис», – подумала она, задыхаясь, когда Кристиан наполнил ее до краев. Она могла поклясться, что чувствует, как он прижимается к ее чреву. «Он все равно на что-то давит», – слабо подумала она, а затем моргнула, открыв глаза, которые не заметила, как закрыла, когда его рука скользнула вниз, чтобы коснуться ее, а его рот снова нашел ее грудь.

Застонав, Кэролин обхватила руками его голову и начала двигаться, используя бедра, чтобы подниматься и опускаться. Это движение в сочетании со всем остальным вызвало внутри нее ошеломляющую цепь волн, она застонала и инстинктивно начала двигаться быстрее, по мере того как эти волны удовольствия нарастали до невыносимого уровня, поднимаясь одна на другую и разбивались в голове, пока она не подумала, что утонет в удовольствии. Она больше не слышала музыки. Ее уши были полны рева. Ее зрение расплывалось, превращаясь в крошечные точки света. А потом рев перешел в грохот, булавочные уколы взорвались, и Кэролин закричала, едва расслышав рев Кристиана, когда то, к чему они бежали, нашло их и потянуло вниз.

Кристиан открыл глаза и увидел, что Джиа смотрит на него из-за дивана.

– Тебе действительно следовало отвести ее в спальню, – мягко сказала она. – Она очень расстроится, если узнает, что мальчики видели ее такой.

Кристиан пристально посмотрел на Кэролин. Она все еще сидела верхом на его бедрах, прижавшись грудью к его груди. По крайней мере, ничего не было видно. Снова подняв голову, он огляделся. – Где они?

– Я отослала их на кухню, Пока все не прояснится, – серьезно сказала Джиа.

– Спасибо, – поблагодарил Кристиан.

Джиа пожала плечами. – Она мне нравится. Мы с ней будем хорошими подругами.

Кристиан слабо улыбнулся и просто сказал: – Я надеюсь, что это так будет.

– Обязательно, – заверила она его. – До тех пор, пока ты все не испортишь.

Кристиан нахмурился.

– А как ты справился с частью общего удовольствия? – спросила Джиа, переводя взгляд на Кэролин.

Он взглянул на нее, прежде чем признать: – Я позаботился об этом в первую очередь.

– Ты не позволял ей прикасаться к себе? – спросила Джиа с беспокойством на лице, когда он кивнул.

– Но я отвлек ее сразу после этого. Не думаю, что она вспомнит.

– Будем надеяться, что нет, но не позволяй ей прикасаться к тебе. Это может вызвать вопросы, на которые ты не сможешь сейчас ответить.

Кристиан нахмурился. – Ну, я стараюсь не делать этого, но это довольно трудно, не связывая ее.

– Так привяжи ее, – тут же сказала Джиа и улыбнулась, увидев выражение его лица. – Тебе нравится эта идея?

Посмеиваясь, она отошла к лестнице, говоря: – У меня есть некоторые прекрасные шелковые шарфы, которые прекрасно для этого подойдут. Сейчас принесу.

Кристиан смотрел ей вслед, пока она поднималась по лестнице, а потом снова перевел взгляд на Кэролин, которая что-то сонно пробормотала и прижалась к нему. От этого звука у него почему-то заныло сердце, и он просто уставился на нее, удивляясь, как она так легко и быстро проскользнула в его сердце. Дело было не в сексе, который, как он признавал, был в сто раз сильнее, чем секс во сне. Так оно и было... ну, откровенно говоря, сногсшибательно. Это определенно поджарило его и вырубило его лучше, чем хороший удар по затылку. Но не так она проскользнула под его кожу. Это случилось до секса. Вот почему паника весь день терзала его горло. Его отец был прав, он был расстроен и в панике. Теперь его снова охватила паника. Он все еще может потерять ее.

Кристиан осторожно переместил Кэролин в своих руках и встал, довольный, что его штаны не сразу упали на лодыжки. Опустив ее на талию джинсов, чтобы убедиться, что они не упадут в неподходящий момент, он направился к лестнице, встретив Джиа наверху. Она положила кучу разноцветных шарфов на грудь Кэролин и прошла мимо, бормоча: – Повеселитесь.

Кэролин не шевелилась, пока он не добрался до своей комнаты и не положил ее на кровать. Она сонно пошевелилась, когда он отпустил ее, беспокойно перевернулась на бок и протянула руку, словно ища его. Кристиан улыбнулся и отошел, чтобы закрыть дверь, затем снял джинсы и вернулся к кровати, жадно оглядывая Кэролин в мятом кожаном платье. Она лежала на боку, кожаные чашечки все еще были ниже ее грудей, когда он снял их, оставив красочный набор шелковых шарфов единственным прикрытием на ее верхней части тела. Ее юбка была теперь задрана вокруг ее бедер от их соединения внизу, обнажая ее к его удовольствию.

Его взгляд скользнул к шарфам, и он решил, что не будет связывать ее, пока она спит. Он не хотел, чтобы она проснулась и обнаружила, что лежит на кровати и бесится. Но он сделает это, как только она проснется, если она не будет протестовать. Мысль заставила его улыбнуться. Кристиан выпрямился еще до того, как забрался на кровать и начал стягивать шарфы.

Глава 16

Кэролин проснулась с глубоким стоном, ее тело уже выгнулось, чтобы прижать ее к чему-то теплому, поднимая ее грудь во что-то еще более теплое, когда страсть разбудила ее. Задыхаясь от наслаждения, исходящего от ее груди и распространяющегося по всему телу, она открыла глаза и посмотрела на руку, играющую с ее соском.

– Кристиан? – неуверенно произнесла она.

Он усмехнулся ей в ухо, нежно покусывая его. – А кто же еще?

Прежде чем она успела ответить, он отпустил ее сосок и скользнул рукой между ее ног, и Кэролин прижалась к нему, задыхаясь. Почувствовав, как твердое тело прижимается к ее ягодицам, она инстинктивно потянулась назад, чтобы найти его. Но Кристиан перестал прикасаться к ней, чтобы перехватить ее руку прежде, чем она успела это сделать.

– Не трогай, или я привяжу тебя к кровати, – прорычал он.

Кэролин издала задыхающийся смешок, который закончился вздохом, когда его рука снова скользнула между ее ног.

– Но я хочу прикоснуться к тебе, – простонала она, снова протягивая руку. Как только она это сделала, Кристиан перестал ласкать ее и взял за руку. Он перевернул ее на спину, а затем переместился на нее. Его рот заглушил ее жалобу, когда он поднял ее руку над головой. Когда Кэролин почувствовала, как что-то мягкое скользнуло по ее запястью и притянуло к себе, она прервала поцелуй и удивленно подняла глаза. Шелковый шарф был прикреплен к столбику кровати, а теперь и к ее запястью. Кэролин повернулась, чтобы посмотреть на него с изумлением, но его внимание было приковано к ее другой руке, когда он поднял ее и обмотал еще одним шарфом. Опустив голову, он посмотрел на нее и спросил: – Все в порядке?

Она тупо уставилась на него и неуверенно прошептала: – Я не знаю.

– Скажи только слово, и я остановлюсь, – пообещал Кристиан, а затем переместился вниз по ее телу, его губы скользили по ее коже, скользя сначала в одно место, потом в другое, останавливаясь, чтобы покусать и пососать там.

Кэролин прикусила губу, ее руки инстинктивно схватились за веревки, связывающие ее, когда он сделал из нее еду. Он покусывал ее ключицу, облизывая путь вниз между ее грудями, а затем, облизывая нижнюю часть каждой, прежде чем пососать ее соски. Кэролин задохнулась, разрываясь между неуверенностью и удовольствием, а Кристиан продолжал спускаться, перепрыгивая через кожаное платье, собранное вокруг ее талии, чтобы найти и проследить за ее бедром, заставляя ее извиваться, когда что-то среднее между щекоткой и удовольствием просачивалось сквозь нее.

– Ох, – выдохнула она, когда его губы скользнули ниже. Она подняла голову и широко раскрытыми глазами смотрела, как он начал опускаться между ее ног.

–О... э... О-о-о-о-о!!! – закричала Кэролин, сильно дергая себя за галстуки и выгибаясь на кровати, когда удовольствие пронзило ее, поражая каждый нерв в ее теле как пуля. Кэролин не осознавала, что пытается сжать бедра, но почувствовала, как Кристиан сжал и удержал их. После этого она почти ничего не чувствовала, кроме нарастающего давления. Это было бурное море, бьющееся о берег ее мозга волна за волной, поднимая грязь, так что она не могла думать ни о чем, кроме того, что она испытывала. Она задыхалась и не могла отдышаться, а потом он поднялся, подхватил ее на руки, приподнял ее бедра и, достав член, резко вошел в нее. Кэролин отчаянно дергала за веревки, крича, когда он толкнул ее через край туда, где глубокая темная вода сомкнулась над ее головой.

Кэролин открыла глаза и увидела прохладную комнату, освещенную только светом, льющимся из ванной через полуоткрытую дверь. Она сразу поняла, где находится, и с минуту лежала неподвижно, наслаждаясь теплом груди Кристиана у себя за спиной и его руки вокруг нее, пока потребность облегчиться не заставила ее выскользнуть из-под его руки и соскользнуть с кровати. Она остановилась и посмотрела на него, восхищаясь его красотой. Сильный, красивый, беззаботное лицо в тусклом свете казалось таким чертовски юным.

Закусив губу, Кэролин повернулась и на цыпочках пошла в ванную. Она скользнула внутрь, закрыла дверь и повернулась лицом к своему отражению в зеркале ванной. Это заставило ее замолчать, ее желание пописать было забыто, когда она посмотрела на себя. На ней все еще было кожаное платье Джии, хотя сейчас оно больше походило на широкий кожаный пояс, открывая ее груди, которые не были уже такими упругими, как в возрасте Кристиана, и бедра, на которых она могла поклясться, можно увидеть целлюлит.

Но настоящий ужас располагался выше шеи. Ее растрепанные волосы обрамляли лицо, которое выглядело ужасно в ярком свете. Тушь оставила темные синяки под каждым глазом, основа в некоторых местах запеклась, в других отсутствовала, а помада была наполовину съедена и наполовину размазана по коже вокруг губ. Она выглядела... «как старая бродяжка», – сурово подумала она.

– Что ты здесь делаешь? – прошептала Кэролин своему отражению и посмотрела, как ее глаза блестят от слез, пока зрение не затуманилось. Судорожно вздохнув, она подошла к раковине, открыла краны, схватила мочалку, смочила ее и принялась яростно тереть лицо, пока кожа не начала гореть от напряжения. Затем она отбросила тряпку в сторону и выключила краны, прежде чем рискнуть еще раз взглянуть на себя. Она чудесным образом не смыла с себя годы. Теперь она казалась себе старой, с желчными пятнистыми глазами.

Кэролин отвернулась и начала дергать себя за платье Джии, ставя чашки на место и опуская юбку. Как только она поправила его так, чтобы оно выглядело по возможности прилично, Кэролин остановилась, чтобы перевести дыхание, и осторожно посмотрела на дверь, прислушиваясь к звукам из другой комнаты. Когда тишина коснулась ее уха, она глубоко вздохнула и бесшумно пошла вперед, чтобы открыть дверь.

Кристиан все еще спал там, где она его оставила, но Кэролин не рассчитывала, что это продлится долго. Это был первый раз, когда она вообще не спала рядом с ним. Каждый из пяти раз, когда она просыпалась до этого, она приходила в сознание от сладких слов и нежных ласк, когда он брал ее снова и снова до такой степени наслаждения, что она в конце всегда падала в обморок. Они не разговаривали, только охали и стонали после того, как она в первый раз проснулась, когда он связал ее. Она понятия не имела, чего он от нее хочет и что все это значит.

Кэролин выскользнула из ванной и на цыпочках подошла к двери. Она прислушалась, но ничего не услышала, приоткрыла дверь, бросила последний взгляд на Кристиана, который что-то сонно бормотал на кровати, затем выскользнула и поспешила по коридору и вниз по лестнице, как будто все псы ада следовали за ней по пятам. Она не стала беспокоиться ни об обуви, ни о чем другом, а направилась прямо к входной двери и побежала, не останавливаясь, пока не свернула на дорогу, ведущую к ее собственной вилле. Она перешла на бег трусцой, но продолжала идти вперед, скользя вдоль стены к террасе и французским дверям в свою комнату.

Ее взгляд упал на дверь ванной, когда она проскользнула в свою комнату, и Кэролин быстро подошла к ней. Она шагнула внутрь, захлопнула за собой дверь и поспешила вперед. К тому времени, когда она добралась до туалета, она схватилась за живот и просто упала на колени и начала блевать, когда Бетани позвала и постучала в дверь ее спальни.

Кристиан перекатился на бок в кровати и потянулся к Кэролин, затем открыл глаза и нахмурился, когда не сразу нашел ее. Он тупо уставился в пустое пространство рядом с собой, а затем сел, обводя взглядом комнату. Заметив приоткрытую дверь ванной, он встал и направился к ней, но когда толкнул ее, комната была пуста. Однако, заметил он, увидев на полу испачканную косметикой тряпку, это свидетельствовало о том, что она там была. С дурным предчувствием он пересек спальню и поспешил в холл. Но с первого взгляда он увидел, что гостиная пуста, и тишина, которая установилась вокруг него, как только он остановился, сказала ему, что Кэролин нет на вилле.

Выругавшись, он поспешил в свою комнату, чтобы натянуть джинсы и свежую футболку, а затем бросился вниз по лестнице к входной двери. Едва ступив на горячую каменную дорожку, Кристиан понял, что забыл обуться, но не вернулся обратно. Он должен увидеть Кэролин, поговорить с ней. Надо было поговорить с ней раньше, ругал он себя. Но каждый раз, когда он просыпался и находил ее теплое мягкое тело рядом с собой в постели, его жажда возвращалась к жизни, и разговоры были последним, о чем он думал. Однако сейчас это определенно занимало первое место в его мыслях. И это сопровождалось паникой.

– Она не убежала, – заверил себя Кристиан, срезая путь по террасе и быстро спускаясь с горы. – Она просто пошла домой переодеться и не захотела меня будить.

Слова утешения прозвучали глухо, и паника Кристиана вцепилась ему в горло, когда он прыгнул на дорогу, врезавшуюся в склон горы. Он не должен был этого делать, и Кристиан знал это. По его предположению, был полдень. Если кто-нибудь его видел... Но ему было все равно. Он должен добраться до Кэролин. Это было единственное, на чем он мог сосредоточиться, пока торопливо шел к ее вилле и звонил в колокольчик. Он услышал звон колокольчика и топот ног и почувствовал, что расслабился. Она была здесь. Они смогут поговорить. «Все будет в порядке», – подумал он, прежде чем дверь открылась и появилась одна из горничных с кипой использованных простыней в руках.

– Ну? – вежливо спросила она.

Кристиан почти протиснулся мимо нее на виллу, но сдержался и сказал: – Мне нужно поговорить с Кэролайн.

– Дамы, которые снимают эту виллу, ушли, – вежливо сказала она и начала закрывать дверь, но он успел ее поймать. – Куда?

Горничная удивленно обернулась. – Понятия не имею. Может, в турне.

– Но она еще не выписалась? – мрачно спросил Кристиан.

– Нет, они все еще живут здесь, – сказала она, настороженно глядя на него. – Думаю, они только что вышли.

– Хорошо, – пробормотал Кристиан, заставляя себя расслабиться. – Спасибо вам.

Он отпустил дверь и повернулся, чтобы пойти обратно по дорожке. Кэролин все еще была на курорте. Ее просто не было дома. И Бетани тоже. Они, наверное, пошли обедать или еще куда-нибудь. Она не убежала... еще.

Он примет душ, переоденется и найдет ее.

– Ты уверена, что не хочешь вернуться на курорт? – с беспокойством спросила Бетани. – Ты ужасно бледна.

– Нет, я в порядке, – сразу же ответила Кэролин, но это была абсолютная ложь. Она чувствовала себя ужасно. Головная боль вернулась с прошлой ночи вместе с тошнотой и дрожью, которые мучили ее накануне на лодке и позапрошлой ночью в постели. Но потом она предположила, что сделала это сама, выпив только кофе за завтраком, прежде чем они сели в автобус и отправились за покупками, а потом просто равнодушно ковырялась в своем ланче. На самом деле ей хотелось вернуться на виллу и забраться в постель. Однако Кристиан сможет найти ее там.

«Если он ищет ее», – с грустью подумала Кэролин. Она не знала, что хуже: то, что он вообще не ищет ее, или то, что он ищет и находит ее. «Идея встретиться с ним после всего, что они сделали прошлой ночью... или действительно, что он сделал с ней», – думала она с обидой. Он вообще не позволял ей прикасаться к себе после того первого раза на террасе, он либо связывал ее, либо прижимал к полу, держа ее руки за голову, когда входил в нее. Но он развязывал ее после каждого раунда. Она просыпалась в его объятиях, и каждый раз убеждалась в этом. «Слава богу», – подумала Кэролин, – иначе, проснувшись в последний раз, я не смогла бы ускользнуть. Даже когда она думала об этом, какая-то часть ее мозга смеялась над ней. Та часть, которая знала, что Кэролин действительно не хотела просыпаться первой, ведь тогда она все еще была бы с Кристианом. Она была бы счастлива никогда не просыпаться первой и не вставать с постели.

– Ну, если ты уверена, – сказала Бетани. – Пойдем, посмотрим вон те магазины. Это платье в витрине будет хорошо смотреться на тебе. Ты можешь купить его на случай, если тебе повезет и у тебя будет свидание.

Бетани направилась к магазину, но ее слова заставили Кэролин резко остановиться, когда ужас охватил ее. Невинное замечание на счет «на случай, если тебе повезет» хлестнуло ее, как плеть. Ей уже повезло, повезло гораздо больше, чем она могла себе представить. Но это была часть про дату, которая была причиной ее ужаса. Это напомнило ей, что у нее уже назначено свидание сегодня вечером, с Джеком – парнем, с которым она собиралась завести роман. Кэролин застонала. От одной мысли об этом ее снова затошнило.

Она не знала, что происходит между ней и Кристианом. Часть ее хотела заползти обратно в его постель, но другая часть стояла и задыхалась в ужасе от того, что она переспала с кем-то намного моложе себя, даже однажды. Ну, шесть раз, поправила она себя, а потом задумалась, считается ли это один или шесть раз, если все это происходит в одну ночь. Кэролин покачала головой от нелепого беспокойства. Это не имело значения, важно было то, что, хотя она не знала, что делать с Кристианом, она чертовски хорошо знала, что не готова броситься из его постели к Джеку.

– Кэролин, перестань, – раздраженно сказала Бетани и подняла брови, когда телефон Кэролин зазвонил из глубины ее сумочки

– Ты иди вперед. Наверное, это офис, – сказала Кэролин, роясь в сумочке. – Я догоню.

Бетани кивнула и направилась в первый магазин, когда Кэролин нашла свой телефон. Она нажала кнопку ответа и прижала трубку к уху, вздохнув: – Алло.

– Каро?

– Джек? – Кэролин ахнула от изумления, ее глаза расширились от ужаса. Как будто мысли о нем вызвали его голос.

– Ага, – усмехнулся он. – Джини дала мне номер твоего мобильного, когда я сказал, что у нас сегодня свидание, и я не могу дозвониться до тебя на виллу. Она сказала, что ты ходишь по магазинам с той Бетани, которая сбежала с лодки вчера утром?

– Я ... Да, – выдохнула она, автоматически переводя взгляд на магазин, в котором исчезла ее подруга.

– Что ж, не пропусти шаттл. Мне бы пришлось отправиться туда на лодке, чтобы забрать тебя на свидание.

Кэролин нервно рассмеялась и закрыла глаза, пытаясь понять, как с этим справиться. Это было не совсем то, с чем она часто имела дело. Ладно, она никогда не занималась ничем подобным раньше. Что она должна была сказать? «Боже, Джек, это очень мило, но Кристиан поимел меня вчера, и мне было бы неловко встречаться с тобой сейчас».

– Ой-ой, туристы вернулись. Мне нужно выйти, но ...

– Туристы? – она прервала его: – Ты сейчас в круизе?

– Опять Суфриер, – ответил он. – Между прочим, без тебя не так весело.

Кэролин вздрогнула. – Если ты на яхте, как ты узнал мой номер от Джин?

Джек усмехнулся. – Маленькая штучка под названием сотовый телефон.

– Конечно, – пробормотала Кэролин, чувствуя себя глупо, но в данный момент она, вероятно, была глупа. Низкий уровень сахара в крови, вспомнила она. У нее снова были все остальные симптомы: дезориентация, неуклюжесть и, видимо, снижение интеллекта.

– Мне действительно пора, красавица. Я просто хотел убедиться, что ты знаешь, когда меня ждать. Я заеду за тобой на виллу в шесть, – объявил он и повесил трубку, весело бросив: – Удачных покупок.

Кэролин отняла телефон от уха и тупо уставилась на него. Затем она проверила свои последние звонки, но он оказался неизвестным абонентом. Она поняла, что не может перезвонить ему, чтобы отменить встречу.

– Что ты имеешь в виду, когда проснулся?

Маргарет последовала за Кристианом на кухню, когда он подошел к холодильнику.

– Только то, что я сказал, – отрезал он, доставая пакет с кровью. – Я проснулся, а ее нет.

– Ну, так ты пошел за ней? – с беспокойством спросила Маргарет, когда он поднес пакет к клыкам.

– Насколько мне известно, он побывал на вилле не меньше дюжины раз, а я встала только два часа назад, – тихо ответила Джиа, привлекая внимание Маргарет. – Но ее не было весь день. Ее вещи все еще там.

– Значит, она не сбежала, – с облегчением сказала Маргарет и повернулась к сыну.

– Что она сказала, когда вы с ней разговаривали?

Он поморщился, держа во рту пакет, когда за него ей ответил муж. Глаза сузились на его лице, когда Джулиус заворчал: – Он не разговаривал с ней.

– Что? – она ахнула и обратила пронзительный взгляд на Кристиана. Он просто стоял и позволял ей рыться в его мыслях и воспоминаниях, слишком усталый, чтобы обращать на это внимание, пока она не закричала: – Ты – идиот?

Кристиан удивленно посмотрел на нее поверх пакета.

– Мне очень жаль. Я люблю тебя, и ты не идиот, – тут же сказала она и, отойдя на пару шагов, добавила: – Но ты идиот.

Кристиан только моргнул. «Он не был идиотом, но он им был? Мило. Спасибо, мам», – подумал он.

– Я сожалею, – повторяла она, двигаясь назад, чтобы погладить его плечо.

– Я имела в виду, что не разговаривать с ней – это идиотизм. Кристиан, это слишком важно, чтобы все испортить. Ты можешь потерять ее. Вам нужно…

– Я знаю, – перебил он, вырывая теперь уже пустой пакет из клыков. – Мне следовало поговорить с ней. И я собирался. Это просто... Он поморщился. – Это ускользнуло от меня. Я этого не ожидал...

– Я пытался предупредить тебя, – серьезно сказал Джулиус. – Когда спутники жизни собираются вместе, это как атомная бомба, взрывающаяся и в теле, и в мозгу. Ты становишься полным идиотом.

– Да, – Кристиан повернулся к холодильнику за другим пакетом.

– Я поговорю с ней сегодня вечером. Я вернусь на виллу после того, как закончу кормление. Она должна когда-нибудь вернуться.

– Когда ты в последний раз проверял? – спросила Маргарет, подходя к окну столовой, чтобы посмотреть на виллу внизу.

– Четыре часа назад, – ответил он, забирая второй пакет с кровью и закрывая дверь. – Потом я заснул на пару часов.

– Два часа назад, – пробормотала Маргарет. – Она, должно быть, вернулась с тех пор.

Кристиан напрягся. – Она там?

– Она уходит, – сказала Маргарет и, когда он поспешил к ней, добавила: – с этим капитаном.

– С этим развратным ублюдком? – негодующе рявкнул Джулиус, следуя за Кристианом по пятам.

– Он не развратник, – тихо сказала Маргарет, пока Кристиан смотрел, как пара садится в фургон на дороге.

– Ха! Если ты так думаешь, то ты не читала его мысли прошлой ночью каждый раз, когда он смотрел на Кэролин, – пробормотал Джулиус, нахмурившись.

– Его мысли были гораздо менее сексуальными, чем у нашего сына, – заметила Маргарет.

– Да, но у него не должны быть такие мысли, – тут же возразил Джулиус и нахмурился. – Почему, черт возьми, ты не больше расстроена? Спутница жизни нашего сына встречается с другим мужчиной.

– Он честный человек и не станет навязываться, – пожала плечами Маргарет и добавила: – И после вчерашней ночи с Кристианом... Кэролин не найдет его ухаживаний... сексуальными. Это может быть хорошо.

– Хорошо? – с сомнением спросил Джулиус.

– Поцелуи капитана Джека будут как вода рядом с лучшим шампанским по сравнению с поцелуями Кристиана. Это будет хорошим способом для нее, чтобы выяснить это.

Кристиан напрягся, его пальцы сжали пакет с кровью при одной мысли о том, что капитан Джек поцелует Кэролин.

– Вода утоляет жажду, – проворчал Джулиус.

– Тогда будем надеяться, что она не хочет пить после вчерашнего, – твердо сказала Маргарет и с беспокойством огляделась, когда пакет в руке Кристиана лопнул под давлением, разбрызгивая кровь повсюду.

– Мне показалось, или твоя подруга, кажется... э...

– Зла? – сухо предположила Кэролин, когда Джек заколебался.

Она не удивилась вопросу, просто он так долго ждал, чтобы задать его. Они лениво болтали о дневном круизе и ее походе по магазинам по дороге сюда, в маленький ресторанчик, который он выбрал, а затем за выпивкой и первой частью ужина, прежде чем он, наконец, задал вопрос о Бетани.

– Да, злой, – признался он с улыбкой. – Я не привык, чтобы женщины ненавидели меня с первого взгляда.

– Это был не ты. Она разозлилась на меня за то, что я не рассказала ей о тебе раньше, – заверила его Кэролин, и подумала, что это мягко сказано. Бетани была в ярости, что она не рассказала ей о флирте Джека и их свидании. Видя как брови как у Джека поднялись, Кэролин пробормотала: – Я была немного навеселе, когда я вернулась с яхты.

– Немного, – согласился он. – Но это была моя вина. Я был немного напорист с пуншем. В свое оправдание, – быстро добавил он, – я не собирался этим пользоваться, я просто хотел, чтобы ты расслабилась и получила удовольствие.

– Ты не навязывал его мне, – сказала Кэролин, освобождая его от чувства вины, а затем продолжила, – в любом случае, когда она увидела, в каком я была состоянии, она сразу же настояла, чтобы я легла, поэтому я не смогла сказать ей тогда.

– А после того, как ты легла? – спросил Джек.

Кэролин заставила себя улыбнуться. На самом деле она не ложилась, но ее вполне устраивало его предположение, поэтому она просто сказала: – Потом я была с Кристианом и его семьей. И с тобой, – добавила она, вспомнив, как ей было неловко, когда он появился за столом.

– А потом? – спросил Джек.

Кэролин только беспомощно пожала плечами, чувствуя, как ее лицо вспыхнуло, когда она вспомнила, что делала с Кристианом после того, как покинула гостиную прошлой ночью. Опустив голову, она взяла стакан с водой, чтобы не встречаться с ним взглядом.

– Так, когда ты рассказала ей обо мне? – спросил он через минуту.

Каролин вздохнула и призналась: – Примерно за час до твоего приезда.

Когда он не ответил, она неохотно подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее, задумчиво прищурившись.

И все же она не была готова к тому, что он спросит ее: – Так что случилось с парнем из группы после того, как он вытащил тебя из гостиной?

Кэролин уставилась на него, чувствуя, как кровь отхлынула от ее лица, а затем хлынула обратно, и она выпалила: – Он сказал мне, что он не гей.

Джек откинулся на спинку сиденья, на его лице отразилось разочарование. – Ладно. Значит, ревность его все-таки настигла.

– Не знаю, – пробормотала она, снова опуская глаза.

– Да, – сказал он со смехом. – Если бы он мог вытащить меня вчера из Суфриера, он бы это сделал.

– Ты сказала, что его кузина сказала тебе, что он гей? – спросил он, и когда Кэролин промолчала, повторил вопрос.

– Джиа, – смущенно призналась она.

– Почему?

– Разве это имеет значение? – спросила она, внезапно потеряв терпение. – Он слишком молод для меня.

– И это говорит мне именно то, чего я не хотел слышать, – сказал он со вздохом. Когда ее глаза расширились от удивления, он криво усмехнулся. – Милая, ты влюбилась в этого парня, и единственное, что тебя сдерживает, – его возраст. Я думаю, что кузина знала, что это будет проблемой для вас, и сказала тебе, что он гей, чтобы ты узнала его, а не убежала сразу же.

– С чего ты взял, что я бы сбежала? – удивленно спросила Кэролин. Ей не нравилось, что другие могут так легко это увидеть.

– Каро, я тот парень, который напоил тебя, чтобы ты расслабилась и узнала меня получше, – сказал он со смехом. – Женщина, на тебе написано «беглец».

– В твоем обществе не требуется много времени, чтобы понять, что ты хорошая, добросердечная женщина, у которой нет большого опыта, и которая обожглась, приобретая тот небольшой опыт. Теперь ты бежишь, чтобы снова не обжечься...

– Но я не хочу любить Кристиана. – Она захлопнула рот, услышав, как жалобно заскулила. Застонав, она глубоко вздохнула. – Я бы предпочла кого-нибудь вроде тебя. И я это знаю, – быстро добавила она.

– Ты ведь понимаешь, что большинство женщин не сочли бы меня лучшим выбором, чем парень из группы, верно? В смысле, я бросил свою жизнь и обязанности в Канаде, чтобы отрастить волосы и бездельничать на лодке в Карибском море. Моя жизнь состоит из солнца, веселья, пунша и бесконечной вереницы женщин.

Кэролайн зажмурилась. – Вереницы?

Он рассмеялся над ее удивлением. – Я, кажется, не плейбой в твоих глазах?

– Ну... Это просто – я имею в виду... ну, ты хороший, – беспомощно заметила она.

– Ты ожидала, что плейбои будут придурками? – весело спросил он.

– Мой муж был, – пробормотала она.

– Ага, – кивнул Джек. – Прожженный мудак.

Кэролин поморщилась и серьезно посмотрела на него. – Тогда почему ты интересуешься мной?

Он удивленно поднял брови.

– Я имею в виду, ты заставляешь меня чувствовать себя как мышь, уносящуюся прочь. Почему бы тебе или любому другому мужчине мной интересоваться?

– Твоя пугливость – часть твоего обаяния. Тот факт, что ты, скорее всего, побежишь, делает тебя вызовом, – тихо сказал Джек. – Кошки любят погоню.

Когда она открыла рот, он улыбнулся и пожал плечами. – Нет смысла завоевывать женщин, которые бросаются на тебя.

– Значит, Кристиан интересуется мной только потому, что я не завоеватель? – с тревогой спросила она. «Если так, то он победил прошлой ночью, и она, вероятно, ушла как раз перед тем, как он дал ей бы пинка под зад», – подумала она и тут поняла, что Джек качает головой.

– О нет, – сказал он, завладев ее вниманием. Коты не смотрят на женщин так, как он смотрит на тебя, и не тащат их прочь с едва сдерживаемыми эмоциями, которые кипели в нем, когда он тащил тебя с танцпола. Он с тобой, чтобы завоевать тебя надолго. Он хочет тебя всю... телом и душой. Я бы поставил на это свою жизнь, – торжественно заверил он ее.

– Но он…

– Слишком молод, – сухо закончил Джек и пожал плечами. – Хорошо. Тогда я все еще в игре. А теперь заканчивай обедать, и мы закажем десерт.


Глава 17

– О, – Кэролин с тревогой смотрела вслед отъезжающему фургону.

– Я сказал водителю, что вернусь пешком. Это хорошо для меня, – сказал Джек с легкой улыбкой. – Кроме того, я не хотел, чтобы он сидел и смотрел, как я пытаюсь поцеловать тебя на ночь.

Кэролин вспыхнула и быстро отвернулась, чтобы поспешить к своей двери, внезапно почувствовав комок нервов, когда она попыталась придумать способ избежать этого поцелуя. Она остановилась на полпути, когда он начал хихикать. Обернувшись, она неуверенно посмотрела на него. – Что тут смешного?

– Ты снова бежишь, – весело сказал он. – Хотя ты знаешь, что я люблю охотиться.

Ее глаза расширились. – Нет, Я…

Остановившись перед ней, Джек обнял ее за талию. Какое-то время он молча смотрел на нее, а потом сказал: – Кристиан поцеловал тебя после того, как сказал, что он не гей?

Глаза Кэролин расширились, и она начала опускать голову, но он просто взял ее за подбородок и поднял ее лицо, криво сказав: – Это было «Да»?

Вздохнув, она кивнула.

– Ладно. Но он слишком молод. Итак, – предположил он, притягивая ее к себе. – Ты позволишь мне поцеловать тебя? Если я так же хорош или лучше, чем он... – усмехнулся он. – Тогда тебе больше не нужно беспокоиться ни о нем, ни о его возрасте и ты сможешь начать беспокоиться обо мне.

Кэролин с минуту молчала, ее мысли метались. Ей нравился Джек, но не так сильно, как Кристиан, но, возможно, со временем... Кроме того, он был красив и почти одного с ней возраста. Было бы неплохо, если бы она наслаждалась его поцелуями так же, как с Кристианом. Может быть, так будет со многими мужчинами, и она потеряет голову и влюбится из-за отсутствия опыта. Кэролин моргнула, когда эта мысль промелькнула в ее голове. Потерять голову и влюбиться? Не желая даже думать о такой нелепости, она заставила себя расслабиться, обняла Джека за шею и притянула его голову к себе для поцелуя.

Кэролин приготовилась к фейерверку. В конце концов, он ей нравился, она считала его привлекательным, а он, очевидно, был довольно опытным, так что, без сомнения, знал, что делает. Она действительно думала, что это решит все ее проблемы. Но вместо фейерверка она получила бенгальские огни. О, медленное, ленивое тепло прокралось сквозь нее, когда его губы коснулись ее, и оно стало теплым, когда он заставил ее губы раскрыться, чтобы позволить своему языку войти. Она даже вздохнула и придвинулась ближе, когда его руки заставили ее сделать это. Но это были не ракеты и фейерверки, как с Кристианом, и она почувствовала глубокое разочарование, когда он прервал поцелуй и поднял голову, чтобы посмотреть на нее.

– Ну? – спросил он грубым голосом.

Кэролин улыбнулась. – Это было мило.

– Мило? – недоверчиво спросил он. – Солнышко, у меня от этого голова пошла кругом.

– Да? – удивленно спросила Кэролин.

– Ну, это не ракета в моем кармане давит на тебя, – сухо сказал он. – А я обычно не отвечаю так охотно на поцелуй.

– Прости, – пробормотала она, внезапно осознав, что это не ракета давит на нее.

Джек нахмурился и медленно оглядел ее. – Твои глаза расширены, дыхание тяжелое, а ноги напряжены. Тебе тоже понравилось.

Кэролин покраснела от такой откровенной оценки, но быстро заверила его: – Это было…

– Мило, – закончил он с гримасой, когда она оборвала себя. На его лице промелькнуло недовольство, затем он покачал головой, отпустил ее и повернулся, чтобы уйти, но тут же вернулся. – По шкале от одного до десяти, как бы ты оценила этот поцелуй?

– Десять, – честно ответила Кэролин, потому что это было действительно мило. Она целовалась не только с Робертом, хотя таких мужчин было немного. Время от времени она флиртовала на Рождественских вечеринках в офисе. По этой шкале Роберт был единицей, но некоторые другие достигали пяти или около того. Джек же определенно был десяткой по сравнению с ними.

Он кивнул, как будто она что-то подтвердила, а затем спросил: – А поцелуи мальчика из группы?

Кэролин вздохнула. – Я не могу сравнивать его с остальными... – Она беспомощно покачала головой и призналась: – Когда он целует меня – мир исчезает. Я не могу ни слышать, ни дышать, ни видеть ничего, кроме него, и мое тело просто взрывается от удовольствия, такого ошеломляющего, что я не могу дышать.

– Господи, посмотри на себя, – пробормотал он, отодвигаясь, чтобы рассмотреть ее поближе. – Ты вся горишь от одной мысли об этом... и ты дрожишь.

Кэролин сглотнула и опустила голову, затем снова подняла ее и выпалила: – Прошлой ночью он не просто поцеловал меня.

– Он спал с тобой, – Джек, казалось, ничуть не удивился.

– Шесть раз, – дрожащим голосом призналась Кэролин. – И каждый раз в конце я падала в обморок. Это было слишком ошеломляюще, и я теряла сознание каждый раз. Что ты делаешь? – спросила она с удивлением, когда он схватил ее за руку и внезапно повернулся, чтобы потащить по дорожке.

– Делаю тебе одолжение, – мрачно сказал он. – Где он остановился?

– Почему? – осторожно спросила она.

– Это вилла над вашей, не так ли? – спросил Джек, таща ее вверх по дороге.

– Откуда ты знаешь? – она ахнула от удивления.

– Потому что ты смотрела туда до и после того, как я поцеловал тебя, – сухо ответил он.

Кэролин поморщилась. Она посмотрела несколько раз, но ничего не увидела. На вилле было темно.

– Его там нет. И я не понимаю, что ты делаешь.

– Как я уже сказал, делаю тебе одолжение.

– Какое? – воскликнула она, ковыляя за ним.

Остановившись, он резко повернулся и схватил ее за руки, чтобы поддержать, когда она чуть не врезалась в него. – Дорогая, у меня было больше женщин, чем я могу сосчитать, и я никогда не приближался к тому, что ты только что описала. На самом деле, твой поцелуй был самым горячим из всех, что я когда-либо получал. И, – добавил он тяжело, – я никогда не слышал о сексе настолько сильном, что женщина теряет сознание или падает в обморок. Если у тебя есть это с этим мальчиком, тогда ты должна быть с ним независимо от того, кто, что или сколько ему лет.

– Он тоже теряет сознание, – недовольно пробормотала Кэролин и удивленно подняла глаза, когда он выругался и прорычал: – Везучий сукин сын, – и повернулся, чтобы продолжить тащить ее за собой.

– Но его там нет, – снова запротестовала она, когда они свернули на Кристиан-роуд.

– О, он там, – заверил ее Джек. – Я почти уверен, что это он стоял там с группой других людей, наблюдавших из окон, как я помогал тебе сесть в фургон, когда мы уезжали.

– Он нас видел? – с тревогой спросила она.

– Да. Наверное, с тех пор он сидит там и ждет, когда ты вернешься, – сказал он. – Кроме того, я чувствовал, как его хмурый взгляд обжигает мою шею, когда я целовал тебя.

Кэролин закусила губу, но спросил: – Какой-то колючий жар в спине?

– Да. Вот и все. Я чувствовал это каждый раз, когда прикасался к тебе на лодке. Вот почему я узнал его.

– Проклятье, – выдохнула Кэролин и начала дергать его за руку. Если бы Кристиан видел, как они целовались... – Я не могу пойти туда.

– Женщина, сейчас не время быть трусихой, – твердо сказал Джек, подталкивая ее вперед. – То, что у тебя есть, бывает только раз в жизни, может быть, раз в тысячу жизней. И я гарантирую, что ты никогда не найдешь это снова.

– А если я ему не нужна?

– О, поверь мне, он хочет тебя, – заверил он ее. – Женщина, от которой ты падаешь в обморок? Этого достаточно, чтобы взрослый мужчина заплакал от зависти.

– Но если бы он увидел, как мы целуемся ...

– Он так и сделал. И он, без сомнения, видел, как я тащил тебя сюда. Все будет хорошо.

– Но…

– Заткнись, Каро, – мрачно сказал Джек. – Я бы предпочел затащить тебя к себе и насладиться той страстью, которую испытал всего несколько минут назад. Может быть, и всю жизнь и это было бы так хорошо. Но я всегда бы знал, что не смогу конкурировать с тем, что он может дать тебе. Я делаю это для тебя, идиотка.

Она закрыла рот, когда они подошли к вилле Кристиана, и он потянул ее вверх. Остановившись, он позвонил, подтолкнул ее к двери и повернулся, чтобы уйти.

– Ты просто бросаешь меня? – воскликнула Кэролин, обернувшись, чтобы посмотреть ему вслед. – На пороге, как брошенное дитя?

Джек остановился на полпути и обернулся. – Ты мне нравишься, дорогая, и я делаю это для тебя. Но я тоже нравлюсь себе и не прочь увидеть рассвет, так что ...вот дерьмо.

Кэролин замерла, не оборачиваясь, уверенная, что дверь позади нее открылась, и Кристиан был там. Она почувствовала его жар.

– Она хочет тебя, а не меня, – резко сказал Джек. – Я не могу заставить ее чувствовать себя так, как ты, и она это ясно дала понять. Но у нее проблема с вашей разницей в возрасте, так что тебе придется…

Джек остановился, а Кэролин ахнула, когда ее внезапно схватили за руку и рывком заключил в свои объятия Кристиан. Его губы сразу же оказались на ее губах, пожирая ее и запуская ракеты, которые она пропустила, когда Джек поцеловал ее. Кэролин показалось, что она услышала, как Джек закончил с криком «Разобраться», но руки Кристиана уже двигались по ней, прижимая ее к своему телу, а затем опустились, чтобы обхватить ее сзади и оторвать от земли. Кэролин застонала ему в рот, как и он, когда их тела соприкоснулись. Ей показалось, что она услышала, как Джек пробормотал: – Это похоже на чертов лесной пожар, – когда она позволила сумочке соскользнуть на землю и обвила руками шею Кристиана, а ногами его талию, когда он повернулся, чтобы унести ее от двери.

– Э... Я только открою дверь, хорошо? – крикнул Джек. – И положу сумочку на пол?

По крайней мере, она думала, что он так сказал. Было трудно думать об этом, когда одна рука Кристиана обхватывала и сжимала ее сзади, прижимая к себе еще крепче, в то время как другая нашла одну из ее грудей и крепко сжала. Когда они поднялись по лестнице, он убрал руку с ее груди, и Кэролин вздрогнула, почувствовав, как молния платья скользнула вниз по ее спине, а затем он понес ее через спальню прямо в ванную. Он опустил ее на пол, и она почувствовала под ногами холодную плитку. Кристиан прервал поцелуй, Кэролин огляделась, и смущение охватило ее, когда она увидела, что они в душе.

– Что? Я ... – неуверенно начала она и ахнула, когда Кристиан открыл краны, и холодная вода полилась на них.

– Я чувствую его запах на тебе, – прорычал он, стягивая платье с ее плеч, когда вода нагрелась.

– Он только поцеловал меня, – пробормотала Кэролин и ахнула, когда он снова притянул ее к себе, чтобы поцеловать.

Она почувствовала, как расстегнулся лифчик, и когда он упал на пол, Кристиан стянул с нее трусики. В тот момент, когда он снял их с ее бедер, влажная ткань скользнула вниз к лодыжкам вместе с платьем. Он тут же поднял ее и поймал между своим телом и стеной, когда она обвила ногами его влажные, обтянутые джинсами ноги. Затем Кристиан потянулся за мылом и начал растирать его между ладонями.

– Кристиан, я ... – Ее слова закончились удивленным вздохом, и она закрыла глаза, когда он уронил мыло и начал водить мыльными руками по ее лицу и горлу. Затем он скользнул ими вверх и вниз по ее рукам, чтобы обхватить ее груди. Схватив его за плечи, Кэролин ахнула: – О! – и выгнулась в его руках, когда он намылил их. Затем она откинулась назад с легким вздохом, когда его руки отодвинулись, чтобы погладить плоть вокруг них и опуститься вниз по ее бокам. Он делал это так же методично, как и Джек, когда наносил лосьон для загара.

– Он только поцеловал меня, – прошептала Кэролин, начиная чувствовать, что он пытается смыть заразу, – он меня не трогал. Ты единственный, кто прикасался ко мне за семь лет.

– Он при каждом удобном случае прикасался к тебе на яхте, – пробормотал Кристиан, и она потянулась к его лицу, заставляя его посмотреть на нее.

– Но не так, как ты, и он не заставлял меня чувствовать себя так, как ты, когда прикасаешься ко мне, – твердо сказала она. – Не думаю, что кто-нибудь смог бы.

Кристиан молча смотрел на нее, потом его лицо расслабилось, и напряжение спало. Его руки снова начали двигаться, медленно скользя под ней сзади и приподнимая ее немного выше к стене. Тем не менее, встретившись с ней взглядом, он протянул руку и просунул ее между ее раздвинутых ног.

Кэролин ахнула и с силой прижалась спиной к холодному кафелю, ее ноги сжались вокруг его члена, когда его мыльные пальцы скользнули по ней.

– Стони для меня, – прошептал он, его пальцы танцевали по ее плоти. – I vostri gemiti sono musica. Cantano per me –Your moans are music. Твои стоны – музыка. Спой для меня.

Теперь она тяжело дышала, борясь с наслаждением, но Кэролин покачала головой и выдавила кривую улыбку, бросая ему вызов. – Заставь меня.

Ее глаза недоверчиво расширились, когда он внезапно вспыхнул ярким серебром. Затем она откинула голову на холодную кафельную стену и вскрикнула, когда его пальцы скользнули между ее складок, так что его большой палец смог пробежаться по сердцевине ее возбуждения, когда один палец скользнул в нее. Затем она застонала, когда палец исчез, и застонала, когда он вернулся.

– Прекрасно, – выдохнул Кристиан хриплым голосом. Кэролин тут же опустила голову и крепко поцеловала его.

Когда он внезапно повернул их обоих под струей, она просто крепко зажмурилась, когда вода смыла пену, ее тело извивалось и извивалось под его прикосновениями. Кэролин смутно осознавала, что вода внезапно исчезла, а затем Кристиан опустил ее на мягкую поверхность. Открыв глаза, она увидела кровать. Они уже были в спальне, когда ее взгляд вернулся к нему, Кристиан убрал руку с ее промежности и выпрямился, чтобы снять мокрые джинсы.

– Никогда не уходи, пока я сплю, – пробормотал он, раздвигая ее ноги. – Обещай, что не уйдешь, пока мы не поговорим.

– Я…

Кэролин ахнула, когда он притянул ее к краю кровати и скользнул в нее.

– Обещай мне, – настаивал он, выходя.

– Обещаю, – выдохнула она, когда он скользнул обратно, и повторяла это с каждым новым толчком. – Обещаю. Обещаю. Обещаю.

Кристиан открыл глаза, мгновенно насторожившись, паника охватила его, когда он увидел широкую, пустую кровать рядом с ним. «Она обещала», – с тревогой подумал он, но, почувствовав жар за спиной, оглянулся через плечо. Кэролин. Кристиан расслабился. Он сел и повернулся, чтобы лучше ее рассмотреть. Она лежала спиной к нему на самом краю кровати. Если она хоть чуть-чуть шевельнется, то, скорее всего, упадет. Кристиан с ужасом понял, что он – постельная свинья, и потянулся к ней, намереваясь отодвинуть ее от края, но затем заколебался. Если он прикоснется к ней, то не сможет остановиться, и тогда они не смогут поговорить...

Кристиан поморщился. Однажды он уже набросился на нее, не сказав ни слова. Это была плохая идея – повторить свою ошибку. Он должен убедить ее, что у них с ним должны быть отношения. Он должен заставить ее влюбиться и довериться ему, потому что она нужна ему.

Сонное бормотание привлекло его внимание, и он снова сосредоточился на Кэролин, когда она со вздохом перевернулась на спину, простыня соскользнула вниз, обнажив одну грудь. Кристиан поймал себя на том, что смотрит на бледный идеальный холм с розовым ореолом. Он облизнул губы и тут же наклонился к ней, но спохватился прежде, чем успел взять ее сосок в рот. Им нужно было поговорить. Он не должен прикасаться к ней, чтобы они могли поговорить, строго напомнил он себе и начал подниматься, но снова остановился, когда увидел, что ее сосок набух, становясь все более твердым.

«Его дыхание сделало это?» – он зачарованно задумался, а затем Кэролин снова сонно пошевелилась, сбросив простыню с другой груди. Теперь ему предстоял пир из двух блюд. Черт, она не облегчала ему задачу. Его взгляд скользнул от одной груди к другой, отметив, что та, которую он только что обнажил, была не такой твердой, как первая. Это выглядело немного неуравновешенно, решил он. Он действительно должен уравновесить это для нее. Наклонившись, он подул на второй сосок, а затем немного приподнялся, чтобы сравнить его с первым. Проклятье, теперь второй был гораздо заметнее первого, и его дуновение, очевидно, вызывало больше возбуждения, чем просто дыхание.

«Хм, лучше это исправить», – подумал он и снова переключил внимание на первый сосок. Он намеревался просто подуть, но на самом деле быстрое облизывание могло сработать так же хорошо. Он сможет себя контролировать и только быстро облизнет, уверил он себя и скользнул языком по соску, зажмурив глаза, когда быстрый толчок удовольствия проскользнул сквозь него. Проклятье, он забыл об общем удовольствии. Все это было ново для него, и Кристиан не был точно уверен, как это работает. Очевидно, он должен был находиться в физическом контакте, чтобы испытать его, потому что он не чувствовал этого, когда дышал или дул на нее... и это навело его на мысль. Соскользнув с кровати, он пересек комнату и поспешил в комнату Джиа. В доме было тихо. Хотя было еще рано, ну, наверное, час или около того, слишком рано для их вида. Концерт в гостиной закончился в одиннадцать, и остальные ушли в городской клуб, оставив его одного дожидаться возвращения Кэролин.

Пока она не появилась, он расхаживал вдоль оконной стены, глядя на виллу внизу, ругаясь и бормоча что-то себе под нос, как сумасшедший. В конце концов, прошло всего полчаса, прежде чем фургон подъехал и подхватил Джека и Кэролин, но ему показалось, что прошло намного больше времени. Он чувствовал себя как в аду... по крайней мере, с тех пор, как ему не пришлось беспомощно наблюдать, как Джек обнимает Кэролин и целует ее. Вот тогда он понял, что такое настоящий ад.

Кристиан хотел выскочить и разорвать позвоночник этого человека на части, и все еще не был уверен, как ему удалось сохранить достаточно самообладания, чтобы не сделать этого. Но потом Джек, казалось, собрался уходить, повернулся, пара коротко переговорила, и внезапно Джек потащил Кэролин вверх по горе, как отец тащит непослушную девочку домой после того, как поймал ее за чем-то, что она не должна была делать. Капитан уступил ее ему, хотя и хотел ее для себя... потому что он знал, что так будет лучше для Кэролин. «Удивительно», – подумал Кристиан, проскользнув в комнату Джии. Он никогда не отдал бы ее... несмотря ни на что. Если его попытки убедить ее согласиться на отношения с ним потерпят неудачу, и она сбежит, он последует за ней в Канаду или на край света, если потребуется. Он купит или снимет дом или квартиру рядом с ней, и сделает так, чтобы она не могла избегать его, и будет преследовать ее во сне общими снами до тех пор, пока эта комбинация не утомит ее. Он не мог потерять ее. Все было очень просто.

Остановившись у шкафа, он открыл дверь, скользнув взглядом по одежде Джии. У нее были довольно дикие наряды и некоторые классные аксессуары: шарфы, перчатки, цепи и перья среди прочего. Именно перья он и искал. Он мог бы пробежаться ими по телу Кэролин, не испытывая общего удовольствия. Но мысль о перчатках Джии заставила его остановиться. Если он их наденет... сможет ли он прикоснуться к своей паре, не испытывая переполняющего его удовольствия? Конечно, руки у Джии были намного меньше. Ее перчатки ему не подойдут, но он всегда мог купить другие перчатки. Зато они подойдут Кэролин. Если кусок ткани помешает ей испытать общее удовольствие, он может позволить ей прикоснуться к нему в них. Это была удачная мысль. Она не позволит ему вечно не разрешать ей прикасаться к нему. Хотя она, казалось, не заметила этого сегодня вечером, но она начала терять терпение из-за его отказа сделать это уже к концу их первой ночи вместе. Он должен был что-то предпринять. Но сейчас ему хотелось перьев. Где, черт возьми, Джиа хранит такие вещи?

* * *


Кэролин сонно пошевелилась и открыла глаза, потягиваясь на кровати. Боже, как ей было хорошо! Теплая, счастливая, удовлетворенная. Последняя мысль заставила ее улыбнуться и посмотреть на Кристиана, или туда, где она ожидала его увидеть, но его там не было. Удивленная, она села, а затем выскользнула из кровати и направилась в ванную. Кэролин обнаружила, что комната пуста, и начала было уходить, но остановилась, опустила голову и повернулась.

Закусив губу, она на мгновение заколебалась, затем медленно подняла глаза на свое отражение в зеркале и медленно выдохнула. Ладно, это не так уж плохо, решила Кэролин. На ней не было кожаного платья, смятого вокруг талии. Она полагала, что ее груди не были такими упругими, как в двадцать с небольшим, и она не была стройной, но она могла справиться с этим. Что действительно имело значение, так это то, что на этот раз на ее лице не было потеков макияжа или черных глаз от туши. Кристиан умыл ей лицо в душе. Она выглядела просто... что ж... ладно, она выглядела не очень. Ей не помешало бы подкрасить губы и, возможно, покраснеть, но выглядела она не так плохо, как в прошлый раз, когда проснулась здесь.

Криво усмехнувшись, Кэролин направилась в душ и поморщилась, заметив свое мокрое платье на полу. Затем вернулась в спальню и огляделась. Кристиан все еще не вернулся, и когда она заметила черную футболку, брошенную на стул, она подошла, чтобы забрать ее. Кэролин натянула ее через голову, бормоча от удовольствия, вдыхая его запах. Боже, он всегда так хорошо пахнет. Футболка заканчивалась ниже ягодиц, и этого было достаточно, решила она, убирая волосы с шеи и направляясь к двери. На вилле было тихо, когда она выскользнула из спальни и направилась к лестнице.

Кристиана в гостиной не было. Спускаясь по лестнице, она увидела, что там никого нет, поэтому свернула налево, чтобы пройти на кухню, и, скользнув внутрь, с надеждой огляделась. Его там не было, и разочарование немедленно охватило ее, когда она задумалась, куда он ушел. Насколько она знала, все остальные комнаты были спальнями. Покинул ли он виллу? После того, как она пообещала не уходить до того, как они поговорят? Она нахмурилась, беспокоясь, что он не вернется. За тем быстро последовало беспокойство, что он так и сделает, и она снова начала беспокоиться о том, как он встретит ее и как она должна вести себя с ним. Это была еще одна ситуация, к которой она не привыкла. Вздохнув, Кэролин подошла к окну столовой. Глядя в ночь, она рассеянно дернула за ворот футболки, которую носила, и натянула ее на нос, чтобы снова вдохнуть его запах. Почему-то запах успокоил ее и заставил улыбнуться. Кристиан пах божественно. Его поцелуи тоже были божественны, и его прикосновения тоже...

Почувствовав, как ее тело начинает покалывать при мысли о том, какими божественными были его поцелуи и ласки, Кэролин слегка вздрогнула и обхватила себя руками, с трудом веря, что он хочет ее. Скучная маленькая Кэролин Коннор. И он определенно хотел ее. Не было никакой причины для того, чтобы имитировать ту страсть, которую он показал ей. «А почему бы и нет? …Роберт», – прошептал внутренний голос в ее голове. Но тогда она была неопытна, спорила сама с собой Кэролин. Кроме того, Роберт одурачил ее сладкими словами и вялыми поцелуями, которые совсем не были похож даже на поцелуй Джека, а уж тем более на поцелуи Кристиана. И Роберт никогда не занимался с ней любовью шесть раз за ночь, не делал с ней всех тех восхитительных вещей, которые делал Кристиан... Нет, уверяла себя Кэролин, Кристиан не притворяется. Он хочет ее. Проблема была в том, что она не знала, зачем она ему нужна. Джек сказал, что Кристиан хочет ее тело и душу и надолго, но она боялась на это надеяться. Потому что она была напугана до смерти и влюбилась в него.

Кэролин со вздохом опустила футболку на место и попыталась разобраться в своих чувствах. Она провела много времени с Кристианом за последние несколько дней, большую часть своего отпуска. Они отдыхали вместе, много разговаривали и веселились. Ей очень нравилось его общество. На самом деле она наслаждалась его обществом больше, чем обществом Бетани. Проводя время с Бет, она почему-то всегда чувствовала себя подавленной и безнадежной. Настолько, что Кэролин была разочарована, когда, вернувшись на виллу, обнаружила, что ее подруга чувствует себя лучше. В основном потому, что это означало, что она не сможет проводить время с Кристианом.

Кристиан сделал ее счастливой. Но это еще не все. Каким-то образом она начала доверять ему. Кэролин не знала, как это произошло. Но она чувствовала это. Она не позволила бы ему привязать себя к кровати прошлой ночью, если бы не доверяла. И присматривать за ней во время вчерашнего круиза. Кэролин не думала, что выпила бы так много, если бы не знала, что Кристиан наблюдает за ней с кормы лодки. Несмотря на его гнев, она была уверена, что в конце поездки он будет рядом, чтобы проводить ее до виллы. Но чего он хочет от нее? Что именно имел в виду Джек, когда сказал, что Кристиан в этом деле надолго? И был ли он прав насчет этого?

Кэролин в отчаянии переминалась с ноги на ногу. Она не будет знать ответов, ни на какие вопросы, пока не поговорит с Кристианом. Но мысль об этом оставила ее нервничать. Поморщившись, она ощутила сухость во рту. Кэролин повернулась, прошла через кухню-столовую и подошла к холодильнику. Она хотела пить и знала, что здесь есть вода в бутылках. Кристиан принес ей две бутылки вчера вечером.

«Он не будет возражать, если я возьму еще одну, пока буду его ждать», – подумала Кэролин, открыла дверцу холодильника и просто уставилась на него. Там была вода. На полках холодильника выстроились несколько бутылок. Но главная часть холодильника заставила ее замереть. В ней было больше пятидесяти пакетов с красной жидкостью, которые стояли друг на друге и подозрительно напоминали кровь.

Звук голосов из другой комнаты заставил ее быстро закрыть дверцу холодильника и виновато отойти. Она понятия не имела, что в нем делает кровь. Кристиан упоминал об аллергии на солнце, но никогда не упоминал о гемофилии или чем-то подобном. Хотя, она не была уверена, что гемофилики носят с собой пакеты с кровью, и даже если бы они это делали, конечно, им не нужно было бы так много? Нахмурившись, она направилась к двери и остановилась. Очевидно, остальная часть группы вернулась, и, хотя она была прикрыта и относительно прилично одета, она... что ж... она не хотела, чтобы ее видели бегающей в одной футболке Кристиана. «Боже, они все узнают, что она ... что они ... о боже», – подумала она со вздохом.

– Каро?

Кэролин посмотрела на дверь, увидела Джию и остальных музыкантов, столпившихся позади нее, и тут же почувствовала, как ее лицо вспыхнуло. На самом деле, все ее тело покраснело, и она подозревала, что покраснела до кончиков пальцев ног.

– Привет, – слабо сказала она, дергая за футболку Кристиана, которая под их взглядами вдруг показалась очень короткой.

– Где Кристиан? – спросила Джиа.

– Э ... на самом деле... Я не уверена. Я пришла сюда в поисках его, – призналась она и, не видя никакой надежды на спасение, расправила плечи и быстро пошла вперед, бормоча: – Думаю, мне пора вернуться в его комнату.

Кэролин была уверена, что ее румянец потемнел, и она, вероятно, походила на помидор с ножками, когда поспешила вперед, но к ее большому облегчению, Джиа отступила в сторону, и мужчины тоже, чтобы дать ей возможность уйти. Пробормотав смущенное «Спасибо», она прошла мимо них, подошла к лестнице и побежала наверх.

Глава 18

– Кристиан? Что ты делаешь?

Отвернувшись от шкафа, Кристиан увидел в дверях Джию и облегченно вздохнул. – Слава Богу, ты вернулась. Могу я это одолжить? – спросил он и остановился в удивлении, когда она внезапно пересекла комнату, схватила один из двух халатов, разложенных на кровати, и бросила его в него.

– Прикройся, – сказала она с отвращением, когда он поймал его. – Я люблю тебя, кугино, но не настолько, чтобы ты размахивал фамильными драгоценностями у меня перед носом.

– Прости, – пробормотал он, натягивая халат.

– Так что ты хотел одолжить? – спросила Джиа, когда он стал прилично выглядеть.

– Ах да, конечно. Можно одолжить перо? А может, пару перчаток?

– Зачем тебе это нужно?.. – Она замолчала, сосредоточившись на его лбу, а потом сказала: – Фу. Нет. Ты не можешь.

Кристиан обмяк в ответ на ее слова.

– Ты можешь взять пару перчаток и перо, но я не хочу, чтобы они возвращались. Когда-либо, – добавила Джиа, чувствуя его разочарование.

Кристиан усмехнулся, увидев выражение отвращения на ее лице, когда она подошла к комоду. – Ты просто завидуешь, потому что я нашел свою спутницу жизни, а ты нет.

– Да, – согласилась она, доставая нужные предметы.

– Будем надеяться, что ты сможешь удержать ее.

– Обязательно. Я не отпущу Каро, – мрачно сказал он, забирая у нее красное перо и черные перчатки.

– Тогда тебе лучше придумать хороший предлог для крови в холодильнике, – тихо сказала Джиа.

Кристиан напрягся. – Что? Почему? Она не знает о…

– Она проснулась и пошла, искать тебя. На кухне она остановилась за бутылкой воды и обнаружила кровь.

Он почувствовал, что бледнеет. – Что она?..

– Не паникуй, – успокаивающе сказала Джиа. – Кэролин действительно не знает, что с этим делать. У нее мелькнула мысль о гемофилии, но она не успела об этом подумать. Мы вернулись, и она услышала нас и закрыла дверцу холодильника. Когда мы вошли, она стояла посреди кухни с виноватым видом, вот почему я прочла ее воспоминания, – объяснила Джиа и добавила: – И обнаружила, что она любит тебя.

Кристиан почувствовал, как у него екнуло сердце. – Неужели?

Джиа торжественно кивнула. – Может, тебе тоже стоит пойти и сказать ей, что ты ее любишь? По крайней мере, это должно отвлечь ее от мыслей о крови.

Кристиан кивнул, но заколебался и нахмурился. – А как, черт возьми, я объясню кровь, если она спросит об этом?

– Скажи ей, что это фальшивая кровь для шоу.

Кристиан повернулся, чтобы посмотреть на дверь, услышав грохот Санто. Мужчина стоял, прислонившись к дверному косяку, скрестив руки на груди. Приподняв брови, Кристиан спросил: – Сценическое шоу?

Санто пожал плечами. – Рок-группы делают всякие странные вещи, откусывают головы летучим мышам и все такое. Скажем, Заниполо хотел использовать ее в шоу, но остальные отказались.

– Почему Заниполо? – весело спросила Джиа.

– Потому что он достаточно сумасшедший, чтобы сделать что-то подобное, – сухо ответил Санто.

– Хорошо. Это хорошо придумано, Санто, – кивнул Кристиан, подходя к нему.

– Спасибо, – сказал Санто с кривой усмешкой и повернулся, чтобы пропустить его. – Иногда я не только брею голову, но и думаю.

– И я рад, что ты это делаешь, – криво усмехнулся Кристиан, входя в холл. – Потому что мне ничего не приходило в голову, чтобы это объяснить.

Он услышал, как Санто что-то проворчал, возвращаясь в свою комнату.

Кристиан нашел Кэролин в ванной, одетую в одну из его футболок. Она развешивала свое платье на дверь душа, чтобы оно высохло. Он молча наблюдал, пытаясь понять, как поднять вопрос о крови в холодильнике, ведь он не должен был знать, что она знает об этом.

– О, – удивленный шепот Кэролин привлек его внимание к тому, что она повернулась и заметила его. Медленный румянец залил ее лицо, и он улыбнулся.

– Прости, что меня не было рядом, когда ты проснулась.

Он замолчал и неожиданно заломил руку, державшую перчатки и перо, за спину. Просто лучше, чтобы он даже не думал об этих вещах, пока они не поговорят, иначе они никогда не смогут поговорить. Увидев вопрос на лице Кэролин, он закончил: – Сюрприз.

– О? – Кэролин осталась на месте, выглядя неуверенно.

– Подождешь здесь, – Кристиан повернулся, чтобы подойти к комоду в своей комнате и спрятать одолженные вещи, а затем позвал: – Cara?

– Да? – она подошла к двери ванной.

– Ты хочешь пить или есть? – невинно спросил он.

– Очень хочется пить, – тихо призналась Кэролин.

Кивнув, Кристиан схватил один из двух халатов, которые он бросил на пол, когда нес Кэролин к кровати, и протянул ей. – Подойди. Пойдем, выпьем и посмотрим, можно ли заказать еду в номер.

– О... э... твои кузены вернулись, – неловко сказала она.

– Вот почему я даю тебе халат, – весело сказал он.

– Да, но.....

Его брови поползли вверх, когда он заметил смущение и дискомфорт на ее лице, и он мягко сказал: – Cara, нет причин стесняться моей семьи. Они понимают ситуацию.

– Неужели? – неуверенно спросила она. – Потому что я – нет.

Кристиан повернулся, чтобы бросить халат на кровать. «Ладно, тогда сначала разговор пойдет об их отношениях, а потом о крови. Очевидно, ее беспокоило не столько наличие крови в холодильнике, сколько то, что происходит между ними», – подумал он. Он понял, что должен быть хорошим мальчиком. Она проявила некоторое доверие, не так ли? Она не спешила с безумными выводами и не обманывала себя, что он урод или что-то в этом роде.

Обернувшись, он увидел на ее лице выражение тоски и страха, прежде чем она быстро опустила голову, и почувствовал, как его сердце при этом сжалось. Джиа сказала, что Кэролин любит его, и этот взгляд убедил его, что Джиа права. Но эта любовь не могла успокоить ее в том, что она считала разницей в возрасте. Он мог сделать это довольно быстро, просто рассказав все, но ее чувства были слишком новыми, и он боялся того, что произойдет, если они не будут достаточно сильными, чтобы противостоять тому, что он должен был рассказать ей. Он должен был оперировать теми фактами, о которых мог ей сказать.

– Я люблю тебя.

Она подняла голову, широко раскрыла глаза и покачала головой. – Я знаю, что ты хочешь меня. По крайней мере, я уверена, что ты не притворяешься в этом, но любовь?

– Да, любовь, – твердо сказал Кристиан и нахмурился.

– Кэролин, я знаю, что твой муж сделал с тобой кое-что. Это, очевидно, заставило тебя почувствовать...

– Старой, уродливой, бесполезной и нелюбимой, – уныло сказала Кэролин.

– Ублюдок, – выдохнул Кристиан, борясь с яростью, когда увидел, что ее глаза блестят от слез. Если он когда-нибудь встретит этого человека… Он резко оборвал свои мысли. Гнев не поможет. Ему нужно было, чтобы она поговорила с ним, и он умоляюще сказал: – Помоги мне понять. Расскажи мне о нем.

На ее лице появилась борьба, и на мгновение он испугался, что она не доверяет ему настолько, чтобы говорить об этом, но потом она просто начала говорить.

– Я столкнулась с Робертом в кафе солнечным воскресным днем. Буквально врезалась в него. Я отвернулась от стойки с кофе в руках и врезалась в него, пролив кофе на нас обоих. Я была смущена и расстроена, конечно, но он был так очень мил, уверяя меня, что это все его вина...

Она сжала губы. – Оказалось, это действительно была его вина. Он все спланировал заранее.

Ее глаза смотрели вдаль со смесью гнева и сожаления, но Кристиан ничего не говорил, он боялся даже вздохнуть и положить конец ее откровениям. Она, наконец, заговорила о своем браке, и хотя он знал, что парень плохо с ней обращался, он не знал подробностей, и подозревал, что ему нужно знать все подробности, чтобы знать, как справиться с этой ситуацией.

– В любом случае, – вздохнула Кэролин. Не успела я опомниться, как он угостил меня еще одним кофе, усадил за столик и принялся болтать... Брента не было почти год, и я чувствовала себя одинокой, поэтому и пошла в кофейню. Там были люди и шум и...

Она пожала плечами. – Мы провели там весь день. – Он был очарователен и мил, и я просто впитывала все это, купаясь во внимании, восхищенных взглядах, красивых комплиментах от этого умного, успешного бизнесмена, – фыркнула она. – Он сказал мне, что является вице-президентом по финансам крупной международной корпорации с головным офисом в Торонто. Позже я узнала, что это тоже было ложью. Впрочем, как и все остальное, – устало сказала она и ненадолго замолчала, прежде чем признаться, – в редкий момент откровенности после того, как я ушла от него, Роберт рассказал мне, как легко ему было заставить меня полюбить его. Вообще-то, хвастался этим. Ему почти не приходилось над этим работать. Немного обаяния, несколько комплиментов, пара свиданий и поцелуев, немного цветов и, как он выразился, немного чепухи о том, что наша счастливая случайная встреча, должно быть, была судьбой, толкающей нас быть вместе. И как легко он меня убедил улететь в Вегас на быструю свадьбу.

«Он убьет его», – спокойно решил Кристиан. Он выследит этого человека и ...

– Потом мы полетели домой и нашли адвоката отца у дверей моей квартиры.

– Ты внезапно вышла замуж и разбогатела, – тихо сказал он.

Кэролин кивнула и горько сказала: – Самая счастливая девушка в мире: очаровательный новый муж, а теперь неожиданное наследство, о котором никто из нас не знал. Я имею в виду, я не знала об этом, так как он мог, верно? Не важно, как он себя вел и что говорил, я была уверена, что он женился на мне по любви, а не из-за денег, а все остальное можно было бы и уладить.

Она закатила глаза, как будто это была самая глупая вера в мире, а затем продолжила: – И он был таким удивительным во всем и все это – сплошная чушь. Он так поддерживала отца, когда тот умирал, так хотел помочь мне все уладить, так беспокоился, что мне пришлось многое пережить и поэтому мне трудно будет со всем справиться. Конечно, он отказался от должности вице-президента по финансам в той воображаемой корпорации, чтобы стать вице-президентом для моей компании.

– Как мило с его стороны, – сухо заметил Кристиан.

– Да, – вздохнула она. – Ну, учитывая все происходящее, я не сразу поняла, что мой брак был в значительной степени обманом. У нас были отдельные комнаты первые пару месяцы, совместной жизни, но это была моя вина. Мой храп беспокоил его, и он тыкал меня раз десять за ночь, чтобы разбудить и сказать, что я храплю.

– Ты не храпишь, – мрачно сказал Кристиан.

Кэролин пожала плечами. – С тех пор я не переставала удивляться, но в то время мне было ужасно стыдно, что мой храп нарушает его сон, и я переехала в свою комнату, чтобы он мог отдохнуть. Секс у нас практически не было. Не то чтобы я возражала, – сухо добавила она. – В любом случае, это было не так уж замечательно. В смысле, ничего подобного... э...

Она покраснела и отвела взгляд.

– Как наши занятия любовью? – сказал он мягко.

– Не то чтобы я думала, что это может быть так хорошо с кем-то еще, кроме него...

– Не утруждал себя угодить тебе, – тихо предположил Кристиан, когда она заколебалась.

– Если бы он знал, что у меня есть грудь или что-нибудь еще, кроме дырки между ног... Он даже не любил целоваться, когда мы поженились. Секс с ним был холодным и иногда даже болезненным, несмотря на то, что он... э... не очень хорош... э... в определенных местах, – пробормотала она, скользнув взглядом по его паху.

Губы Кристиана дрогнули в легкой усмешке от ее очевидного смущения, но его руки сжались в кулаки, когда он представил себе брачное ложе, в которое ее затащили.

– Во всяком случае, секс прекратился через пару лет. Не знаю, почему он так долго возился с этим, но, как бы мне это не было безразлично, я почувствовала себя ужасно, когда секс прекратился. Я подвела его и в этой области, и была уверена, что секс – это моя проблема. Я была слишком занята и фригидна.

–Ты не фригидна, – твердо сказал он.

Теперь ее губы изогнулись в улыбке. – Да, я вроде как поняла это благодаря тебе. – Она улыбнулась и она добавила: – Но я ему поверила, когда он сказал, что я была такой. И я поверила всему остальному, когда его милое-премилое поведение исчезло, и он начал постоянно критиковать меня. Я была глупой, уродливой, неуклюжей, бесполезной... В сущности, во мне не было ничего хорошего или стоящего, и мне действительно очень повезло, что он меня терпел... когда он тратил мои деньги. – Она пожала плечами. – Ты понял, о чем я.

О, он все понял. Этот человек женился на ней ради денег, а затем систематически пытался сохранить ее как дойную корову, убеждая, что она никому не нужна. «Просто удивительно, что она смогла из этого выбраться», – подумал Кристиан. У нее не было ни семьи, ни друзей, ни поддержки. Никто кто помог бы противостоять оскорблениям Роберта.

– Как он узнал о деньгах раньше тебя? – резко спросил он.

– Он работал в частном детективном агентстве, которое мой отец нанял в последний раз, чтобы найти меня. Он был офисным хряком, который хорошо управлялся с компьютером и стремился стать детективом Магнумом, – сказала она с сухим смехом. – Это ему поручили найти меня по номеру социального страхования. И он нашел его, а потом с помощью компьютерной магии он узнал, что я одинока. Полагаю, эта информация заставила его подумать о смене профессии. Миллионер был намного привлекательнее детектива, – мрачно сказала она. – Поэтому он утаил информацию, которую нашел, и сказал им, что для Кристианы Кэролин Карвер не существует номера социального страхования.

Кристиан моргнул, все еще не привыкший к мысли, что ее настоящее имя было женской версией его имени.

– Затем Роберт взял двухмесячный отпуск, заявив, что у его отца рак, и полетел в Торонто, чтобы узнать меня поближе, – продолжила Кэролин. – Он довольно быстро сообразил, что я одинока в этом мире, и устроил так, что «столкнулся» со мной. Затем, как только все было сделано, он отправил своему боссу по электронной почте заявление об отставке и застенчивое признание, что, беспокоясь о своем отце, он, возможно, не был до конца внимателен в поисках меня, и они возможно захотят, чтобы кто-то перепроверил его работу.

– Мило, – сухо сказал Кристиан. – А как ты все это узнала?

– Счастливая случайность, – сказала она с легкой улыбкой.

– Сыскное агентство, которое меня нашло, наняло наше рекламное агентство для какой-то работы. Джейсон Конрой, владелец, хотел новый веб-сайт с большим количеством журнальной и радиорекламы и, возможно, даже телевизионной. Он не был уверен в своей концепции и полетел в Торонто, чтобы встретиться со мной и главой креативного отдела для обсуждения различных предложений. Роберт выходил из моего кабинета, когда появился Конрой. Роберт остановился как вкопанный у моей двери и побледнел. Я никогда не видела его таким. Конрой, казалось, тоже удивился, увидев его, и спросил, как он себя чувствует, но Роберт был в такой панике, что просто пробормотал что-то и выбежал из кабинета. Мы с Конроем удивленно посмотрели ему вслед, а потом появился мой руководитель креативной группы, и мы перешли в конференц-зал, чтобы обсудить его кампанию. Все прошло хорошо, но я могу сказать, что Конрой был чем-то отвлечен во время встречи, – мрачно улыбнулась она. – Он анализировал факты. Я была последней работой Роберта в его компании, он был моим вице-президентом, а я теперь носила фамилию Коннор.

– Но ты же была Коннор, когда его компания нашла тебя, – нахмурился Кристиан. – Роберт отправил ему письмо только после свадьбы в Вегасе.

– Да, но это произошло в Вегасе. Брак должен был быть зарегистрирован в Канаде, и я должна была подать заявление на новое удостоверение личности. Я ничего этого не делала, когда мы прилетели обратно. На самом деле, между смертью моего отца и всем остальным, прошло несколько месяцев, до того как это было сделано, Роберт позаботился об этом. Поэтому когда меня нашли, я все еще была Кристианой Кэролин Карвер.

Кристиан кивнул, и она продолжила. – Когда мы пожимали друг другу руки после собрания, Конрой спросил: – Теперь ваша фамилия Коннор. Вы замужем? – Да, ответила я, добавила что Роберт – мой муж и заметила, что они, кажется, знакомы. А он просто стоял, держа меня за руку, с минуту его лицо оставалось спокойным, а затем он попросил поговорить со мной наедине. Я отвела его к себе в кабинет, и он начал задавать мне очень странные вопросы. Как и когда я встретила Роберта? Что он рассказывал о себе и так далее... а потом он долго молчал. Но наконец, он заговорил.

– Он сказал тебе, что Роберт работал на него и занимался твоим делом, – тихо сказал Кристиан и подумал, что «та встреча действительно была счастливой случайностью. Без нее Кэролин все еще была бы замужем за этим ублюдком. Она могла никогда не приехать сюда, его мать не встретила бы ее, и он не нашел бы ее».

– Он сказал мне больше, – мрачно ответила она. – Похоже, Роберт также солгал насчет своего возраста. Он был на десять лет моложе меня, но утверждал, что он мой ровесник. Его лицо было обветрено, и он выглядел старше своего реального возраста, он также покрасил на висках волосы в серый цвет, чтобы обмануть меня. Когда он перестал притворяться, и волосы приобрели естественный цвет, я подумала, что он начал их красить, чтобы выглядеть моложе, – призналась она. – Он смеялся над этим, когда я вывела его на чистую воду. Он, оказывается, ожидал вопросов, когда я увидела дату его рождения на брачном свидетельстве, когда подписывала его, но я даже не обратила на нее внимания, я просто быстро подписала и отдала документы назад. Я был невероятно доверчивой, сообщил он мне. Иначе как бы я могла вообразить, что такой красивый и мужественный мужчина, как он, заинтересуется такой скучной старой бабой, как я?

– Мужественный? – пробормотал Кристиан, думая о том, что Роберт не только был жестоким золотоискателем, но и был на десять лет моложе и, в конце концов, использовал это против нее... что, как он полагал, объясняло многие поступки Кэролин.

– Он считает себя мужественным, – сказала Кэролин, и теперь ее голос звучал скорее весело, чем сердито. – В то время я тоже в это верила, но тогда и другие женщины, кажется, соглашались, – добавила она и пояснила: – Он гонялся за женщинами, как собака за машинами. Я даже не могу сосчитать количество романов, в которых я застукала его, пока мы были женаты. Конечно, каждый раз он извинялся, даже объясняя, что они у него только потому, что я такая фригидная, но он любит только меня и не хочет оставлять, и это было лучшим решением нашей проблемы. Мне уже давно было все равно, – добавила она. – Но после встречи с тобой я…

– Что? – тихо спросил Кристиан.

Кэролин покраснела, но затем вызывающе вздернула подбородок и призналась: – Я представляла, как скажу ему, что он даже не знает, что такое мужественность. Что у него куриные ножки, пузо, грудная клетка двенадцатилетнего мальчика и никаких фамильных драгоценностей, не говоря уже о способности ими пользоваться. И если бы не хорошенькое личико и манера говорить, я сомневаюсь, что он когда-нибудь переспал бы с кем-нибудь. Я бы сказала ему, что, понятно, почему у него было так много романов, потому что женщины были опытнее меня и быстро двигались дальше... А потом я покажу ему твою фотографию и скажу, что вот это мужественно.

Губы Кристиана скривились в усмешке. – Тогда мы так и сделаем.

Кэролин моргнула, а затем покраснела от этой мысли и быстро покачала головой. – О, нет, я никогда этого не сделаю.

– А почему бы и нет? – с любопытством спросил он.

– Это было бы подло, – просто ответила она.

Кристиан приподнял брови. – Ты беспокоишься о том, чтобы не обидеть такой кусок дерьма?

Кэролин серьезно посмотрела на него. – Дело не в нем. Дело во мне. Возможно, он этого заслуживает, но я не собираюсь этого делать. Я не буду опускаться до его уровня. Да и зачем тратить на него больше энергии, чем он того заслуживает? Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на мелочную месть и озлобленность, – пожала плечами она. – Развод в Канаде будет стоить мне половины всего, что рекламное агентство и мои инвестиции сделали за последние десять лет, чтобы избавиться от него. Это не так много, как он надеялся, потому что он не может коснуться первоначального наследства, но это все еще состояние, и мой адвокат хотел бороться с ним, но я сказала «Нет». Это стоит того, чтобы освободиться от него. Конечно, – сухо добавила она, – это не значит, что я глупа. Он пытался добиться большего, утверждая, что я фригидна и так далее, Вот почему развод так затянулся. Он продолжал выдумывать оправдания, почему он должен получить от меня больше, и угрожал, что заставит меня подать в суд, если я не соглашусь, чего, как он знал, я бы хотела избежать.

Она сжала губы и продолжила: – Достаточно унизительно было узнать, что он женился на мне из-за денег, но чтобы это стало известно в суде? И чтобы все знали, с чем я так долго мирилась? – покачала головой она. – Поэтому мой адвокат продолжал отвечать отказами и попытками урегулировать дело. Но, в конце концов, месяц назад, я просто не смогла больше этого выносить. Я хотела уйти. Поэтому я сказала: – Хватит. Мы пойдем в суд... и я приведу Конроя. Внезапно он отступил, и теперь все дело в бумагах, которые проходят через суд, и тогда я действительно освобожусь от него. – Кэролин помолчала, и устало пожала плечами. – Теперь ты все знаешь. Знаешь, какая я на самом деле глупая и жалкая.

– Жалкая? – спросил Кристиан с недоверием и пересек комнату, чтобы взять ее лицо в свои руки, заставляя ее смотреть на него. – Cara, более слабая женщина обратилась бы к алкоголю или наркотикам. Она могла бы даже покончить с собой, столкнувшись с десятилетним систематическим насилием. Он сделал все, что мог, чтобы ты почувствовала себя совершенно бесполезной. А ты была одна, без какой-либо эмоциональной поддержки. Ты не жалкая, – твердо сказал он. – Ты умна, красива и, очевидно, обладаешь внутренней силой, о которой большинство людей могут только мечтать, потому что, несмотря ни на что, он не разрушил тебя. Твой дух не сломлен, он проглядывает время от времени, когда ты не начеку, и мне это в тебе нравится. Я люблю твою доброту, твой ум, твое чувство юмора и твою силу. Ты бесценна для меня.

Неуверенность промелькнула на ее лице, и она снова попыталась пригнуть голову, но он не позволил ей и торжественно сказал: – И у меня нет необходимости или желания забрать твои деньги. Я даже переведу все свои активы на твое имя и буду настаивать на брачном контракте, чтобы доказать это.

– Брачный контракт? – она испуганно вскрикнула, пытаясь вырваться из его хватки. – Я не выйду за тебя замуж, Кристиан. Мы только познакомились. Я не собираюсь торопиться с новым браком и ... черт, я еще даже не развелась!

– Я знаю, знаю, – быстро сказал Кристиан, прижимая ее к груди, и добавил успокаивающе: – Я не имел в виду сейчас. Я просто говорю, что мое внимание не мимолетно и что когда придет время, я сделаю все возможное, чтобы доказать, что я хочу тебя, а не твои деньги. – К его облегчению, она перестала сопротивляться. – Мне не нужны твои деньги. У меня нет причин лгать или обманывать тебя. Я никогда не лгал тебе. И никогда не буду.

Она откинула голову назад, чтобы огрызнуться: – Ты уже это сделал. Эта ложь про гея, помнишь?

– Это была Джиа. Она сказала тебе, что я гей, – тут же признался Кристиан, прижимая ее голову к своей груди, – и я тогда был очень огорчен и хотел рассказать тебе правду, но моя мама убедила меня не делать этого, чтобы ты ко мне привыкла.

– Твоя мать? – Кэролин вырвалась из его объятий так быстро, что он не успел ее остановить, а потом он просто стоял, с удивлением глядя, как она попятилась, пронзительно крича: – Твоя мать знает о нас?

Кристиан моргнул, осознав, что только что сказал, но затем его взгляд снова переместился на нее, когда она начала ходить и заламывать руки, бормоча: – О, мой бог! Твоя мать знает! Она, наверное, чуть старше меня. Она подумает, что я – любительница малолеток. Кугуар–людоед, чтобы сожрать ее мальчика. Как ты мог рассказать о нас своей матери! – вскричала она, внезапно обернувшись, спросила: – Как ты мог рассказать ей о нас?

Кристиан поднял руки ладонями вверх, словно успокаивая дикую лошадь. – Cara, все в порядке, она рада за нас.

– Как она может быть рада? – недоверчиво спросила Кэролин. – Она знает, что я, по меньшей мере, на двадцать лет старше тебя?

–Ты не старше меня на двадцать лет, – твердо сказал он. – И она знает твой возраст, и ее это устраивает.

– Как она может быть так спокойна? – спросила она с явным недоверием. Она… Сколько лет твоей матери? – Кэролин прерывалась, а затем пробормотала: – Ей, наверное, пятьдесят или что-то около того. Ближе к моему возрасту, чем к твоему. Боже милостивый, я ... – Она резко обернулась и спросила: – Так сколько ей лет?

Кристиан тупо уставился на нее. Он только что пообещал не лгать ей. Он пытался не делать этого раньше, говоря такие вещи, как «Заниполо знает мои сексуальные предпочтения» когда она спросила, знает ли Зани, что он гей, и не было никакой возможности не соврать в ответ на этот вопрос.

– Ну? – потребовала она. – Сколько лет?

– Она намного старше тебя, – наконец сказал он и добавил: – Я хочу пить. Хочешь пить? Пойдем, выпьем.

Схватив ее за руку, он направился к двери, волоча ее за собой. Конечно, это был способ отвлечь ее, но ему вдруг пришло в голову, что он не может лгать ей о крови в холодильнике. Но, с другой стороны, он тоже не мог сказать ей правду. Было бы лучше, если бы у него была поддержка для этого разговора. Джиа и другие помогут и отвлекут ее, когда это будет необходимо.

Глава 19

Кэролин потянула его за руку, пытаясь освободиться, когда Кристиан вытащил ее из спальни, но она не смогла вырваться.

– Кристиан, – наконец пробормотала она. – Я не хочу спускаться вниз. Мы должны поговорить о…

– Мы продолжим разговор, – пообещал он. – Я просто хочу сначала выпить воды.

Кэролин открыла рот, чтобы возразить, но остановилась, вспомнив пакеты с кровью в холодильнике. Она совсем забыла об этом, возникало то одно, то другое. Она полагала, что ей действительно следует узнать об этом сейчас, поэтому придержала язык, любопытствуя, позволит ли он ей увидеть кровь или попытается скрыть ее. «Это бы многое сказало ей о том, как сильно она может доверять ему», – подумала она и прекратила попытки освободиться.

Когда Кристиан оглянулся через плечо, она только пожала плечами и сказала: – Я тоже хочу пить.

Он сразу же расслабился и замедлил шаг, его хватка на ее руке ослабла, когда они начали спускаться вниз. – Я могу заказать еду наверх, если ты голодна?

– Нет, спасибо, – пробормотала Кэролин. Она была немного голодна, но если она собиралась быть рядом с Кристианом, казалось хорошей идеей попытаться избавиться от некоторых из ее изгибов, о которых она подумала со вздохом.

Остаток пути они молчали. Кэролин понятия не имела, о чем он думает, но ее мысли метались между тем фактом, что его мать знала о них и как это унизительно, и тем, что у него был холодильник, полный крови, что, мягко говоря, казалось странным. Хотя она была уверена, что этому есть хорошее объяснение. Она просто не могла представить, что это может быть.

Ее взгляд скользнул к Кристиану, и она заметила, что он глубоко задумался, выражение его лица было обеспокоенным. Она гадала, о чем он думает, а потом они подошли к кухне, и она посмотрела вперед, чтобы увидеть Джию, Санто, Раффаэле и Заниполо, собравшихся вокруг кухонного стола.

Кэролин тут же вспомнила, что на ней была только футболка, и снова попыталась высвободить свою руку из руки Кристиана, но потом заметила, что у каждой четверки было что-то похожее на пакеты с кровью, прижатые к губам. У Джии и Санто они были полны, но пакеты Заниполо и Раффаэле были пусты или почти пусты, и даже когда она заметила это, Заниполо выхватил свой пустой пакет изо рта, и она заметила вспышку клыков, прежде чем он повернулся, чтобы бросить пакет в мусор.

Кэролин резко остановилась. Оторвавшись от своих мыслей, Кристиан вопросительно посмотрел на нее. – Cara? Что?..

Он резко остановился, отпустил ее руку и встал перед ней, чтобы поднять ее лицо с беспокойством. – Ты смертельно побледнела, Cara. Тебе снова нехорошо?

Кэролин в ужасе уставилась на него и попятилась назад.

– Cara? – повторил он, его беспокойство усилилось. – Что?

Кэролин не стала ждать продолжения, ее ужас внезапно сменился паникой, и она развернулась, направляясь к входной двери. Она знала, что он следует за ней, но страх заставил ее расправить крылья, и она поклялась бы, что ее ноги едва касались пола, когда она мчалась к своему спасению. Она как раз проходила мимо лестницы, когда дверь впереди внезапно открылась и Маргарет с Джулиусом вошли в дом. Кэролин тут же сменила направление и бросилась вверх по лестнице.

– Кристиан?

– Что происходит? – она слышала, как спросил Джулиус.

– Не знаю, – рявкнул он, и она почувствовала его дыхание на своей шее.

Кэролин была уверена, что он схватит ее в любую минуту, но он просто следовал за ней по коридору, держась близко, но, не останавливая ее, и Кэролин начала понимать, что он понятия не имеет, что она видела. Он это не видел. Он был погружен в свои мысли. «Если я смогу держать себя в руках, я выберусь отсюда», – сказала она себе, торопливо входя в спальню.

– Cara, в чем дело? – повторил Кристиан, закрывая за ними дверь. – Разве ты не чувствуешь себя хорошо?

– Нет, – пробормотала она, ухватившись за этот предлог, и направилась в ванную.

– Что ты ела на ужин? – спросил он, следуя за ней.

– Я…

Она резко остановилась в дверях и подняла руку, чтобы остановить его. – Я думаю, меня сейчас вырвет.

Его беспокойство усилилось. – Тогда я принесу тебе холодную влажную тряпку и подержу голову.

Кэролин моргнула, услышав предложение. Ее мать делала это, когда она была ребенком, но с тех пор никто. Идея Роберта о внимании заключалась в том, чтобы сказать: – Ты выглядишь ужасно. Иди, приляг, чтобы мне не пришлось смотреть на тебя.

Ее мысли были рассеяны, когда Кристиан внезапно взял ее за руку. – Ты дрожишь и холодна как лед. У тебя опять низкий уровень сахара в крови?

Когда она тупо уставилась на него, он выругался и подхватил ее на руки, чтобы отнести на кровать. Он осторожно уложил ее, укрыв одеялом, откинул волосы с ее лица и нахмурился, увидев слезы, навернувшиеся на глаза.

– Не плачь. Я сбегаю в главное здание и принесу тебе сока. Скоро тебе станет лучше, – заверил он, поглаживая ее по щеке. – Но не вставай с постели, пока я не вернусь. Я не хочу, чтобы ты упала и поранилась. Я слишком люблю тебя, чтобы потерять тебя сейчас. Ладно?

Когда она уставилась на него, он наклонился, чтобы нежно поцеловать ее в губы, затем выпрямился и поспешил прочь, пообещав: – Я вернусь так быстро, как я могу.

На мгновение Кэролин замерла. Ее разум был наполнен заботой и озабоченным выражением его лица, нежностью, которую он проявлял, и его клятвами любви. Она была уверена, что он любит ее. Возможно, этому есть объяснение.

«Кровь в холодильнике и клыки?» – сухо спросил ее дружелюбный внутренний голос в ответ. «Конечно, есть. Ты наткнулась на логово вампиров, и ты в меню. Конечно, это не совпадение, что у тебя внезапно возникла проблема с кровью после встречи с ним? Низкий уровень сахара в крови или просто низкий уровень крови?»

Кэролин резко села. Неужели он питался ею? Она сразу же начала проверять свои руки и ноги на наличие следов укусов, затем ощупала шею, но ничего не смогла найти. Она просто расслабилась, когда ее внутренний голос продолжил: «Может быть, он укусил тебя там, где ты не можешь видеть. Сзади на шее или между ног, ему, казалось, нравилось, когда он связывал тебя, и это объясняло, почему ты все время теряла сознание в конце».

Кэролин вскочила с кровати, но тут же обернулась, вспомнив, что у нее был низкий уровень сахара в крови еще до того, как они занялись сексом. Не может быть, чтобы он ее укусил.

«А может, эти эротические сны вовсе и не сны», – предположил ее внутренний голос. «Может, он приходил к тебе во сне, как Дракула к Люси. Прокрадывался в твое окно и делал с тобой разные вещи, пока высасывал тебя досуха. Джек сказал, что, по его мнению, Кристиан хочет тебя душой и телом. Он просто не знал, насколько он прав».

Кэролин подошла к занавескам, сорвала их и выскользнула через французские двери, прежде чем последняя мысль была закончена. Она поспешила вниз по лестнице, ведущей к бассейну, уверенная с каждым шагом, что кто-то поймает и остановит ее.

– Кристиан? Куда ты собрался?

Он нетерпеливо остановился у входной двери и оглянулся, когда мать вывела Джулиуса из кухни. – Вниз, в главное здание. У Кэролин снова низкий уровень сахара в крови. Мне нужно дать ей немного сока.

– Ну, так ты не пойдешь, – сухо сказал отец.

– Тащи свою задницу наверх и надень штаны. И тебе понадобится кошелек, если ты планируешь что-нибудь купить.

Кристиан опустил глаза и с удивлением обнаружил, что на нем только халат. Бормоча под нос, он поспешил к лестнице.

– Джиа и остальные ели, когда мы пришли, – неожиданно объявила Маргарет.

– Очень мило, – равнодушно сказал Кристиан и обошел ее.

– Кэролин видела, как они ели?

Вопрос заставил его взглянуть на нее с удивлением. – Нет, конечно, нет.

– Значит, они не ели, когда вы увидели их на кухне?

Он моргнул. – Нет. Я имею в виду, я не думаю ... я не видел их, я был занят своими мыслями, и Кэролин внезапно остановилась, и я посмотрел на нее и ...

Он нахмурился, вспомнив выражение ее лица. Его отвлекла ее бледность, но выражение лица было ... чертыхнувшись, Кристиан повернулся и поспешил наверх, зная, что его родители следуют за ним. В дверях спальни он прошипел: – Ушла, – толкнул дверь и посмотрел на кровать. Найдя ее пустой, он быстро прошел в ванную и заглянул внутрь. Она тоже была пуста. Ее платье все еще висело на двери душа, и он схватил его, прежде чем выйти из комнаты.

– Она убежала, – печально сказала Маргарет, обратив его внимание на то, что родители последовали за ним в комнату.

– Должно быть, она выскользнула этим путем. Джулиус раздвинул занавески, и стало видно, что французские двери закрыты не полностью.

Кристиан только хмыкнул и прошел мимо него. Джулиус, однако, не двинулся с места и терпеливо сказал: – Ты не можешь так бегать. Ты привлекаешь слишком много внимания.

Выругавшись, он вернулся в комнату и взял брюки, которые уже протягивала ему мать. Все еще сжимая платье, он натянул их и быстро сбросил халат. Но он не стал утруждать себя футболкой или обувью, а просто снова направился к французским дверям.

– Мы пойдем с тобой, – объявила Маргарет.

Он резко остановился и повернулся, чтобы покачать головой. – Нет, я сам разберусь.

– Ты не можешь ее контролировать, – заметил отец.

– Мне не нужно ее контролировать. Я просто все объясню, и она примет это. Она любит меня. Джиа так сказала, – добавил он, и ему не понравились нотки отчаяния в голосе.

– А если она не согласится? – спросила Маргарет.

– Мама, – начал он мрачно, но потом заставил себя успокоиться и сказал: – Мама, я люблю тебя. И я знаю, что ты и отец пытаетесь помочь. Но ты не можешь. Это моя жизнь, моя спутница жизни. Я должен сделать это сам.

– Но я могу помочь тебе, – сказала Маргарет и пошла вперед, умоляя: – Позволь мне помочь тебе, сынок. Я так много пропустила. Меня так долго не было рядом. Позволь мне помочь тебе.

Кристиан криво улыбнулся и, крепко обняв ее, сказал: – Тебе нечего компенсировать, ты же знаешь. Не твоя вина, что тебя не было рядом последние пятьсот лет. Я не виню тебя за это, и ты должна перестать чувствовать себя виноватой. – Отстранившись, он добавил: – И ты уже помогла мне. Ты привела меня к ней и позаботилась о том, чтобы мы проводили время вместе. Но теперь все зависит от меня. Я могу это сделать, – твердо добавил он. – Я должен.

Она колебалась, а затем отступила, но сказала: – Если вам нужна помощь, мы здесь. И нет ничего постыдного в том, чтобы спросить нас. Я помогла твоим братьям и сестре с их спутниками жизни. Я буду более чем счастлива, помочь и вам.

– Мы оба, – добавила она, когда Джулиус обнял ее.

– Спасибо, – тихо сказал Кристиан и проскользнул в застекленную дверь.

– Каро? Что за черт? – ахнула Бетани, запахнув халат и уставившись на Кэролин, когда открыла дверь и увидела ее на пороге в одной футболке.

– Прости, что разбудила тебя, – сказала Кэролин, проскользнув мимо нее на виллу. – У меня не было ключа.

– Это не все, чего у тебя нет, – отрезала Бет, хлопнув дверью. – Где твоя одежда? А сумочка? У тебя был секс с тем капитаном?

– Я объясню позже, – пробормотала Кэролин, направляясь в свою комнату.

– Не думаю, девочка. Бетани схватила ее за руку, когда она подошла к двери своей комнаты. – Ты не можешь просто прийти со свидания и смотреть... – Она помолчала, а потом просто махнула рукой на ее босые ноги и сказала: – Выглядеть так и не объясниться? Что случилось?

– Я...это ...

Она оставила свои попытки и бросила затравленный взгляд на дверь, когда прозвенел звонок. Она сразу поняла, что это Кристиан, и, когда Бет направилась к двери, закричала: – Не открывай!

Слишком поздно, Бетани уже открыла дверь.

Кристиан стоял на крыльце с испорченным платьем в руке. Он едва взглянул на Бет, прежде чем заметил Кэролин. Когда он направился к ней, она со скрипом повернулась и поспешила в свою комнату. Он оказался там прежде, чем она успела закрыть дверь, и она попятилась, лихорадочно ища глазами выход, когда он вошел в комнату.

– Кэролин? Вызвать охрану? – спросила Бетани, появляясь в дверях с радиотелефоном в руке.

Кристиан повернулся и молча посмотрел на нее. Через мгновение лицо Бетани побледнело. Потом она положила телефон на прикроватный столик и вышла, закрыв за собой дверь.

Кэролин уставилась на закрытую дверь, но тут же отпрянула, когда Кристиан направился к ней. – Что ты с ней сделал?

– Я взял ее разум под контроль, заставил расслабиться и отправил в постель, думая, что все в порядке. Она останется там до утра, что бы ни услышала.

От его слов у нее перехватило дыхание: – О, боже, ты на самом деле вампир.

– Нет, я – не вампир, – серьезно ответил он.

– Ты лжешь, – тут же сказала она.

– Я люблю тебя. Я обещал тебе, что не буду лгать, Cara. А я не лгу. Я – не вампир, – твердо сказал Кристиан, когда его руки сомкнулись на ее руках. Только тогда Кэролин поняла, что перестала пятиться назад.

Подавив панику, которая пыталась овладеть ею, она осталась совершенно неподвижной и мрачно сказала: – Я видела кровь в холодильнике и клыки Заниполо. Я…

– Этому есть объяснение, если ты только послушаешь, – тихо сказал он. – Пожалуйста, Cara. Позвольте мне объяснить.

Она устояла перед искушением поверить ему и сказала: – Покажи мне свои зубы.

Кристиан поколебался, а затем открыл рот, чтобы показать совершенно нормальные зубы. Никаких длинных резцов, которые могли бы проткнуть пакеты и кожу.

– У тебя нет клыков, – она с облегчением прижалась к нему, и его руки сомкнулись вокруг нее, когда она пробормотала: – Я думала... я думала... когда увидела их всех на кухне, и кровь, и ... я была готова сесть на первый самолет обратно в Канаду, – призналась она с ужасом, а затем посмотрела на его лицо. – Это была какая-то шутка? Или...

Кэролин сделала паузу, потому что, хотя ей очень, очень хотелось верить, что это шутка, ей вдруг пришло в голову, что до сегодняшнего вечера она никогда не замечала клыков ни у Заниполо, ни у других. Не то чтобы она видела клыки у других, но у них тоже были пакеты во рту... И Кристиан контролировал Бет, вспомнила она. Как она могла забыть, что он контролировал Бет?

– Пожалуйста, позволь мне объяснить, – сказал Кристиан, очевидно, заметив озарение на ее лице.

– Покажи мне свои клыки, – сказала она мрачно.

К ее удивлению, он снова открыл рот, хотя и не выглядел при этом счастливым. Только на этот раз резцы плавно выскользнули из десен и образовали два острых выступа.

Кэролин смотрела на них и воскликнул: – Ты же сказал, что не вампир.

Его клыки скользнули назад, и он быстро сказал: – Я – бессмертный.

Кэролин нахмурилась, не имея ни малейшего понятия о том, кто это, кроме того, что это звучало намного лучше, чем вампир, но затем ее мысли вернулись к ее тревогам на вилле, и она резко спросила: – Ты кормился от меня?

– Нет, я ни разу тебя не укусил, – заверил ее Кристиан, но добавил извиняющимся тоном: – Хотя в тот раз в автобусе было очень близко... и каждый раз, когда я занимался с тобой любовью, мне было трудно не укусить тебя.

В его голосе звучала боль, но сам факт того, что она поверила ему, заставил ее спросить: – Я имею в виду, у тебя столько крови в пакетах, зачем кого-то кусать?

– Нет, незачем – заверил он ее. – За исключением экстренных случаев... э... по взаимному согласию. Ситуация в автобусе подпадала под категорию чрезвычайной ситуации. У меня было мало крови, на меня действовало солнце, и я чуть не укусил тебя. Но я этого не сделал, – быстро добавил он и объяснил, – поэтому я бросил тебя и сбежал из автобуса. Ужас на моем лице был не потому, что я чувствовал, будто ты насилуешь меня, как ты себе представляла. Я поцеловал тебя, а не наоборот. Я не мог устоять перед тобой. Ты пахла так сладко и выглядела так красиво, а когда я сдался и поцеловал тебя, я не смог удержаться, чтобы не прикоснуться к тебе, но от этого стало только хуже. Я хотел сорвать с тебя одежду, толкнуть тебя на скамейку и впиться в тебя зубами, покрывая тебя своим телом и просто....

Кэролин почувствовала, как ее тело откликается на его слова и воспоминания о том дне. Это и воспоминание о внезапном взрыве страсти, охватившем ее тогда, в сочетании с нарисованной им картиной того, что он хотел сделать, заставили эхо этой страсти снова прокатиться по ней. «Ее даже не отпугнула мысль о том, что он укусит ее, когда будет заниматься с ней любовью», – с ужасом поняла Кэролин и заставила себя отогнать воспоминания, чтобы спросить: – А была ли жажда крови у тебя прошлой ночью и снова этой ночью, когда мы ...

– Нет, – заверил ее Кристиан, а затем откашлялся и признался: – Я просто слишком сильно возбудился.

– Перевозбудился? – неуверенно спросила она, не понимая, какое отношение это имеет к укусу.

– Когда я с тобой, Cara, я просто теряю самообладание. Я хочу прикасаться, лизать? сосать и целовать тебя везде, и я хочу заниматься с тобой любовью в каждой позе в каждом месте на этой вилле, черт, да в каждом месте в мире. Но страсть спутника жизни накатывает на меня, и я теряю контроль, и наши тела сливаются, и наши чувства сливаются, и это настоящая борьба, чтобы не вонзить зубы в тебя и не слиться с тобой и в крови тоже.

– О, боже, – выдохнула Кэролин. Его слова только усилили желание, которое она испытывала. «Или, может быть, это его руки, обнимавшие ее, и его запах окутывавший ее, или эрекция, растущая у нее на животе», – подумала Кэролин. А затем заметила, что его глаза стали скорее серебристыми, чем черными, как она уже видела несколько раз до этого.

– Ты ведь не носишь цветные линзы?

Кристиан покачал головой. – Мои глаза вспыхивают серебром, когда мне нужна кровь.

– Значит, теперь тебе нужна кровь? – неуверенно спросила она.

– Нет, у меня было несколько пакетов, пока я ждал твоего возвращения со вчерашнего свидания, – заверил он ее, а затем откашлялся и признался: – Они также становятся серебряными, когда я хочу тебя.

Кэролин моргнула, и спросила с недоверием: – Так это глазной стояк?

Он удивленно рассмеялся, но кивнул. – В общем, да, полагаю, что это так.

– Ха, – пробормотала она, глядя ему в глаза, и прижалась к нему, что, казалось, только усилило возбуждение, мерцающее в ней.

– Cara?

– Хм? – спросила она, снова меняя позу.

– Ты должна прекратить это делать, или мы не сможем закончить наш разговор, – сказал Кристиан с болью в голосе.

– Прекратить что? – удивленно спросила она, снова откидываясь назад.

– Это, – мрачно сказал он, потянувшись к ее киске, чтобы удержать ее на месте, чтобы она перестала непреднамеренно тереться об него.

– О, – Кэролин почувствовала, что краснеет. Но каждое движение вызывало у нее дрожь удовольствия, и она с ужасом сознавала, что находится в его объятиях в одной футболке, что у него есть и глаз, и пенис... Боже, она только что узнала, каким хорошим может быть секс. – М-м-м... Кристиан?

– Да?

Кэролин снова подняла голову и покраснела еще сильнее.

– Может, поговорим на кровати? – предложила она, а затем выдохнула: – Вау, – когда серебро полностью завладело его глазами и стало расплавленным. Это одновременно сопровождалось увеличением его эрегированного пениса около ее живота. Кристиан зарычал, его руки сжались вокруг нее, голова склонилась к ней, а затем он внезапно отпрыгнул, как будто обжегся.

– Нет, – прорычал он, а затем смягчил отказ, сказав: – Поверь мне, я очень хочу тебя, но сначала мы должны поговорить. Я не хочу, чтобы меня захлестнула страсть, а когда я проснусь, то обнаружу, что ты запаниковала и убежала. Мне нужно все объяснить, чтобы ты поняла и почувствовала себя в безопасности.

– Я чувствую себя в безопасности, – заверила его Кэролин, чувствуя себя покинутой теперь, когда его руки больше не обнимали ее. – Ты – бессмертный, а не вампир. Ты пьешь кровь из пакетов, никогда не кусал меня, и ты действительно очень хочешь меня, – сказала Кэролин, улыбаясь, когда чувство силы, которого она никогда не испытывала прежде, охватило ее. Она чувствовала себя желанной, даже красивой. Желаемой. Глаза этого великолепного мужчины светились для нее, его тело напряглось. Она понятия не имела, как и почему так на него действует, но сам факт того, что она это делает, чертовски возбуждал.

Ей захотелось испытать свои новые силы.

– Каро, – предостерегающе прорычал Кристиан.

– Что? – невинно спросила она.

Его глаза сузились. – У тебя очень озорной вид. Что бы ты ни задумала, не делай этого. Нам нужно поговорить.

– Проказница? – спросила она с гортанным смешком.

– Да, – твердо сказал он. – Непослушная ты моя.

– А если я сделаю что-нибудь неприличное, ты меня отшлепаешь? – спросила она с интересом.

– Каро.

– А что считается непослушанием? Одолжить твою футболку без разрешения было достаточно неприлично? – спросила она.

– Возможно, так оно и есть. Я должен вернуть ее.

Кэролин увидела, как его глаза расширились от осознания ситуации, но она уже стягивала ее через голову и шла к нему.

Кристиан немедленно начал пятиться. Когда его ноги коснулись кровати, он в смятении опустился на нее. Его голос был мучительным, когда он сказал: – Я не могу рисковать потерять тебя. Я слишком люблю и нуждаюсь в тебе. Ты – моя спутница жизни.

– Ты меня не потеряешь.

Она встала между его ног и запустила пальцы ему в волосы. Когда он поднял голову, чтобы встретиться с ней взглядом, она сказала: – Бессмертный ты или даже вампир, мне плевать. Мне нужно слишком много от тебя. Ты заставляешь меня улыбаться, смеяться, радоваться и быть счастливой. Ты заставляешь меня чувствовать себя красивой и желанной, а я никогда в жизни не чувствовала себя так. Я никогда не наслаждался такой страстью или удовольствием. Моя жизнь была пустошью до тебя, а теперь – это оргия удовольствия. Я так просто не сдамся, – заверила она его. – Я люблю тебя за все это и многое другое. Ты застрял со мной. Тебе придется вышвырнуть меня из своей жизни, когда я тебе надоем, и даже тогда я, возможно, буду преследовать тебя как сумасшедшая. Но мне надоело убегать.

– Ты – моя спутница жизни, Cara, я никогда не устану от тебя, – поклялся он, поднимая руки, чтобы обнять ее за талию и уложить на кровать.

– Что такое спутница жизни?

Кристиан открыл глаза и увидел склонившуюся над ним Кэролин, ее волосы обрамляли его лицо. Криво улыбаясь, он сказал: – Доброе утро.

– Сейчас только половина четвертого, еще не утро, – заверила она его. – Что такое спутница жизни? Ты называешь меня так уже два или три раза.

– Спутница жизни – это единственный человек, которого мы не можем читать или контролировать и который может быть для нас подходящей парой. С ними мы можем наслаждаться общими мечтами, общим удовольствием и страстью сверх меры, но мы также можем расслабиться и не охранять наши мысли, находясь рядом с ними, – торжественно ответил он.

– И это я для тебя? – удивленно спросила Кэролин.

Он кивнул.

Она подумала и нахмурилась. – Откуда ты знаешь? Я имею в виду, что если ты ошибся?

Кристиан усмехнулся ее беспокойству. – Ты помнишь, как на пляже я втирал лосьон тебе в спину и начал заниматься с тобой любовью в шезлонге, прежде чем Бет позвала нас?

Ее глаза и рот округлились, а потом она выдохнула: – Но это был сон.

– Общий сон, – поправил он.

–Ты хочешь сказать, что мы с тобой?..

Он кивнул. – Как и другие эротические сны. Это признак спутницы жизни, как и бессмертный который снова ест, не может читать мысли своей пары или контролировать их. А также общее удовольствие.

– Мы разделили удовольствие? – спросила она.

– Когда я занимаюсь с тобой любовью, я ощущаю твое удовольствие как свое собственное, – тихо сказал он. – И ты чувствуешь мое.

– Я не помню ощущения…

– Когда ты дотронулась до меня на террасе, – подсказал он, и на ее лице медленно отразилось понимание. – Тогда я отвлекла тебя, и я с тех пор старался, чтобы ты не прикасалась ко мне, потому что не смог объяснить тебе этого, не рассказав всего остального, и беспокоился, что ты не готова к этому…

Он также не дал ей возможности прикоснуться к нему сегодня вечером, вспомнила Кэролин. Ее признание в любви растрогало его, и это был очень короткий, страстный сеанс, прежде чем они оба закричали и потеряли сознание.

Его мысли рассеялись, когда он почувствовал, как ее пальцы скользнули вниз по его груди к паху. Взгляд Кристиана метнулся к ней, но, зная, что она испытывает общее удовольствие, он просто смотрел на ее лицо, когда ее пальцы нашли и сомкнулись вокруг его внезапно проснувшегося члена. Ее глаза расширились от первого прикосновения, но затем закрылись, когда она обняла его и провела рукой вдоль его растущей длины. Его собственные глаза закрылись, так что Кристиан был полностью захвачен врасплох, когда она внезапно поднялась, чтобы оседлать его бедра.


* * *

Моргнув, он обнаружил, что смотрит на нее с изумлением. Она улыбалась. Кэролин точно знала, как она влияет на него, и наслаждалась этим. Наслаждаясь властью, которой она обладала, она злобно ухмыльнулась и опустилась на него, принимая его в себя медленным, мучительным способом, который заставил его сжать кулаки, чтобы не схватить ее и не взять под свой контроль. Облегченный стон сорвался с его губ, когда он, наконец, погрузился в нее до конца, но ее пытка еще не закончилась. Широко улыбнувшись, Кэролин наклонилась вперед, чтобы поцеловать его в губы, затем медленно начала двигаться, очевидно, решив свести его с ума своими медленными действиями. Это было чертовски сексуально.

– Почему мы каждый раз падаем в обморок?

Кристиан открыл глаза, ожидая, что Кэролин снова склонится над ним, но на этот раз она лежала на боку рядом с ним, положив голову на поднятую руку, и ждала, когда он объяснит, почему они падали в обморок в конце каждого занятия любовью.

Он заколебался, его мозг медленно приходил в себя, а затем ответил: – Это происходит со спутниками жизни в течение первого года или около того.

– Все спутники жизни испытывают это? – спросила она, легко проводя пальцами по его руке.

Кристиан поднял руку, притянул ее к своей груди и снова опустил. Проведя руками по ее спине, он признался: – Я слышал только об одной паре, с которой это случилось не сразу.

Когда она наклонила голову, он поцеловал ее в лоб и прошептал: – Мой кузен Винсент и его спутницей жизни, Джеки.

Она подняла брови. – Разве, тогда они не были спутниками жизни?

– Да, но у Джеки был плохой опыт общения с бессмертными, когда она была подростком, – объяснил он, его рука нашла ее грудь. – Моя мать считает, что этот опыт вызвал врожденную осторожность, которая заставила ее воздвигнуть естественную стену, которая не позволит их умам полностью слиться, пока она не научится полностью доверять ему. Через пару недель они тоже начали падать в обморок.

– О, – выдохнула Кэролин, выгибаясь от его ласки, и пробормотала: – У тебя много кузенов

– Больше, чем ты можешь себе представить, cara. И все они будут и твоими тоже, – заверил он ее, усаживаясь и подтягивая к себе.


Глава 2 0


Кристиан лениво пошевелился и открыл глаза. Улыбка тронула его губы, когда его взгляд упал на спящую рядом Кэролин. «На этот раз я очнулся раньше нее», – подумал он и потянулся к ней, но вместо этого поднял руку и скатился с кровати, когда мочевой пузырь пожаловался на необходимость облегчения. Он быстро пересек комнату и проскользнул в ванную, чтобы заняться этим делом. Когда он вернулся, Кэролин не было в постели, и он остановился, но расслабился, увидев ее у шкафа. Должно быть, она услышала, как открылась дверь, потому что обернулась и улыбнулась.

– Я уже упоминала, как невероятно красиво и сексуально ты выглядишь по утрам с такими взъерошенными волосами? – спросила она, скользнув по нему взглядом, потом снова посмотрела ему в лицо и сухо добавила: – И так молодо.

– Я же сказал, Я не так молод, как выгляжу, – сказал он, направляясь к ней.

Она склонила голову набок. – Сколько тебе лет?

– Я родился в 1491 году, я пять…

Он прервался, чтобы броситься вперед, когда колени Кэролин подогнулись, и она начала сползать на пол.

Поймав ее прежде, чем она упала на ковер, Кристиан отнес ее к кровати и усадил на край. Затем он выпрямился и сказал с кривой усмешкой: – Ну, это ты восприняла не так хорошо, как все остальное.

Она просто смотрела на него, и он неловко поежился.

– Я говорил тебе, что я не моложе тебя, – заметил он, а затем откашлялся и озабоченно сказал: – Я знаю, что у тебя проблемы с молодым любовником, но как ты относишься к такому древнему как я?

Кэролин молча смотрела на него.

Кристиан устало провел рукой по затылку. До этого все шло хорошо, но теперь ... что ж, его возраст, очевидно, выбил ее из колеи, и он не знал, что сказать, чтобы все исправить. Кроме того, было невероятно трудно думать, когда она сидела в кровати.

– Какая разница между вампиром и бессмертным?

Кристиан выдохнул. По крайней мере, похоже, она оправилась от шока. И задавала вопросы.

– Вампиры – мифические существа, о которых говорят, что они прокляты и бездушны, – быстро ответил он. – Бессмертные – результат научного прогресса. В нас есть наночастицы, которые убивают болезни и рак, и так далее, и восстанавливают повреждения, нанесенные организму солнцем или старением.

Кэролин переварила это, а затем сказала: – Вот почему ты жив и крепок... Боже мой, тебе больше пяти столетий, – выдохнула она.

– Да, – согласился Кристиан, поморщившись. – А иногда я чувствую каждое из этих столетий. «Вот как сейчас», – решил он и подумал, не будет ли иронией судьбы, если, первоначально отказавшись от отношений с ним, потому что он слишком молод, она откажется от них сейчас, потому что он слишком стар?

– А кровь? – внезапно спросила Кэролин, отвлекая его от размышлений. – Почему ты?..

– Наночастицы используют кровь, чтобы двигаться и размножаться, – объяснил Кристиан. – Они также используют ее в ремонте. Но для этого требуется много крови, больше, чем может произвести человеческое тело. Бессмертным нужен внешний источник крови помимо того, что они могут произвести. – Он помолчал и добавил: – Мы начали не с клыков. Наночастицы изменили моих предков, чтобы помочь им получить то, что им нужно.

– Они дали тебе клыки? – удивленно спросила она.

Кристиан кивнул. – И другие преимущества. Мы быстрее других людей, сильнее и лучше видим ночью... среди прочего.

– Другие вещи, такие как контроль над Бетани и способность заставить ее делать то, что ты хочешь?

Кристиан невозмутимо кивнул.

– Значит, пока ты питаешься упакованной кровью...?

– У нас не всегда был такой выбор, – тихо сказал он.

Она, казалось, приняла это, а затем спросила: – Так ты инопланетянин?

Он слабо улыбнулся. – Нет. Мы такие же люди, как и вы... и ты будешь бессмертной, как и я, когда я обращу тебя.

Кэролин замерла. – Что?

– Если хочешь, – быстро добавил Кристиан. – Я никогда не обращу тебя без твоего разрешения. Это запрещено, но даже если бы и можно было, я бы не стал. Я… – Кристиан сделал паузу и вздохнул, затем сел рядом с ней на кровать. – Кэролин, – сказал он, беря ее за руки. – Ты моя спутница жизни, и это очень мне дорога. Я также люблю тебя, что неизбежно между спутниками жизни. Наночастицы выбирают идеальную пару, и…– Он помолчал, понимая, что это звучит так же романтично, как собачья еда. Он попробовал еще раз. – Дело в том, что ты моя спутница жизни. Я никогда не изменю тебе, никогда не перестану любить тебя, и скорее вырежу собственное сердце, чем причиню тебе боль... И я хочу провести остаток своей жизни с тобой. Я хотел бы обратить тебя и объявить своей парой, пока мы оба живы.

Кэролин нахмурилась и, поколебавшись, спросила: – Чтобы я больше не старела? Мне всегда будет сорок два на твои двадцать пять? – Прежде чем он успел ответить, она сухо добавила: – Что, я полагаю, это лучше, чем выглядеть на шестьдесят два против твоих двадцати пяти, если бы мы встретились позже. Тем не менее, это кажется несправедливым для остальных... что ж... сколько бы мы ни прожили, все будут думать, что я более старая женщина с мальчиком-игрушкой, когда ты на самом деле старше меня. Она покачала головой и, прислонившись к его плечу, простонала: – Я бы посмотрела на тебя когда тебе столько же лет.

– Ты бы не выглядела на сорок два, – тихо сказал он, чувствуя облегчение. Она была готова обернуться.

– На вид тебе будет лет двадцать пять-тридцать.

Кэролин застыла и медленно подняла голову. – Что?

– Я же сказал, наночастицы восстанавливают повреждения, – мягко сказал он.

– Да, как от солнца, болезни и ...

– И старения, – вставил он. – Они запрограммированы так, чтобы поддерживать хозяина в наилучшем состоянии. Они восстановят все, включая любой ущерб, нанесенный старением.

Она моргнула и пронзительно закричала: – Это не ремонт, это реверс.

– Да, наверное, – согласился Кристиан.

– Ну... – Кэролин нахмурилась. – Не знаю, хочу ли я вечно выглядеть на двадцать пять. Ради бога, никто не уважает двадцатипятилетнюю молодежь. Даже я. Я думала о вас как о кучке молодых панков с тех пор, как встретила вас. Ну, по крайней мере, до тех пор, пока я не узнала тебя, и…

Она замолчала и нахмурилась, когда Кристиан вдруг рассмеялся. – Что тут смешного?

– Ты, – мягко сказал он. – Ты говоришь об эйджизме. И это происходит независимо от возраста. Двадцатилетние думают, что подростки ничего не знают, тридцатилетние думают то же самое о двадцатилетних и подростках и так далее. – Ты действительно думаешь, что пятидесятилетние и шестидесятилетние не смотрят на тебя и не чувствуют того же?

При этой мысли Кэролин нахмурилась.

– И среди бессмертных лучше не становится. Моему брату Люцерну за шестьсот, и он обращается с теми, кому меньше четырехсот, как с молодыми панками. – Он сделал короткую паузу, а затем сказал, – и мне неприятно указывать на это, но большинство женщин были бы рады, если бы их пиковый возраст и физическое состояние длились всю оставшуюся жизнь... Всегда молодая, всегда здоровая и энергичная.

Кэролин вздохнула. – Я всегда была странной.

Он усмехнулся. – Это часть твоего обаяния.

– Хм, – сказала она и вдруг напряглась. – Мне придется пить кровь?

– Нет, не пить. Тебе даже не нужно пробовать, – быстро заверил он ее, подозревая, что это будет проблемой. – Если проколоть пакет клыками, кровь попадет прямо в организм, даже не коснувшись языка. Но тебе придется питаться, чтобы позволить наночастицам делать свою работу и поддержать тебя в пиковом состоянии.

Она задумалась на мгновение, а затем спросила: – Пикового состояния?

–Да, – Кристиан с любопытством посмотрел на нее.

– Значит ли это, что у меня будут дерзкие груди и не будет целлюлита?

Брови Кристиана поползли вверх. – Я не заметил целлюлита, и мне нравятся твои груди.

– Да, да, я тоже тебя люблю, – пробормотала Кэролин, очевидно думая, что он говорит это только из любви. – Но разве наночастицы?..

– Да, – терпеливо заверил он ее.

– О, – она вздохнула и сказала: – Ну, по крайней мере, это так.

В ее устах это прозвучало как утешительный приз. Нахмурившись, он сказал: – Cara, я…

– Как мне объяснить это своим сотрудникам? – вдруг спросила она.

– Ах, – Кристиан нахмурился. – Ну, это…

– Пусть думают, что я сделала подтяжку лица и все такое.

– Эм...

– Но через пару лет мне, наверное, придется продать рекламное агентство и заняться чем-нибудь другим, – продолжала она, нахмурившись. – Я имею в виду, в конце концов, они поймут, что я не старею.

– Да, – сказал он с облегчением, радуясь, что она пришла к такому выводу сама, и ему не пришлось говорить ей, что это произойдет.

– Вообще-то, наверное, будет лучше, если я сделаю это до того, как обернусь, – пробормотала она. – Я имею в виду, ты живешь в Италии... Не думаю, что смогу жить без твоих объятий неделями и месяцами…

Она замолчала, когда он неожиданно посадил ее к себе на колени.

– Ты никогда не проведешь недели или месяцы без моих объятий, – заверил он ее.

Кэролин улыбнулась и обвила руками его шею.

– Тогда это будет стоить того.

Кристиан некоторое время молча смотрел на нее, потом покачал головой и тихо сказал: – Боже, ты самое странное создание... и я люблю тебя больше жизни.

Он заметил блеск слез в ее глазах, а затем она притянула его голову к себе, и они поцеловались, когда дверь внезапно открылась.

– Кэролин, если мы хотим приготовить завтрак ... О, боже!

Кристиан поднял голову и повернулся к двери, где стояла Бетани, уставившись на них, но с удивлением оглянулся, когда Кэролин в панике чуть не упала с его колен, чтобы встать. Он быстро поддержал ее, а затем оглянулся на Бетани, которая стала пронзительно кричать.

– Какого черта ты делаешь? Прошлой ночью ты вернулась наполовину пьяная после свидания с капитаном, а сегодня трахаешься с геем? Какого черта? Ты должна быть фригидной и думать о самоубийстве, а не быть шлюхой, как какая-то Мата Хари!

Кристиан прищурился, глядя на женщину, но Кэролин встала перед ним. Когда Кристиан посмотрел в ее сторону, Кэролин предупреждающе нахмурилась. Она узнала его сосредоточенный взгляд прошлой ночью. Он собирался взять под контроль Бетани и отослать ее, как тогда, но в этом не было необходимости. Она справится. Она не позволит контролировать своих друзей. Кэролин подождала, пока Кристиан кивнет и расслабится, а затем подняла его футболку.

– Кристиан – не гей. Очевидно, – многозначительно сказала она, натягивая футболку. – И я – не шлюха. Я не спала с Джеком, – и, уперев руки в бока, добавила: – И это ты все время твердишь, что я должна завести интрижку, так что ...

Она остановилась внезапно, а затем рявкнула: – Фригидная? Кто, черт возьми, сказал тебе, что я фригидна?

– Никто, – пробормотала Бетани, хмуро глядя на нее.

Кэролин молча смотрела на нее. Она никогда не рассказывала Бет о своем браке и знала, что Джини не стала бы этого делать. Что ж остался… Это был Роберт, не так ли?

Когда Бетани отвела взгляд, Кэролин нахмурилась и добавила, повысив голос: – И что ты имеешь в виду, говоря, что я – самоубийца?

– Она пыталась довести тебя до самоубийства, – тихо сказал Кристиан.

– Что? – Кэролин с удивлением посмотрела в его сторону.

Его взгляд был прикован к Бет. Она поняла, что он читает ее мысли, но, наверное, ошибается.

– Это неправда, – тут же возразила Бетани, но Кристиан продолжал: – Она привезла тебя сюда в надежде, что молодожены в разгар развода только усугубят твою депрессию, которая мучает тебя с тех пор, как распался твой брак. А затем она притворилась больной, чтобы убедиться, что ты будешь одинока, чтобы ты ощутила себя несчастной неудачницей.

– Это ... это нелепо, – пробормотала Бетани.

– Она пичкает тебя лекарствами от диабета в бутилированной воде, чтобы ты почувствовала себя больной и усугубила свои неприятности. Хотя она бы не возражала, если бы ты попала в аварию, чувствуя себя плохо и дезориентировано. Она даже испортила несколько твоих туфель, чтобы помочь тебе в этом.

– Откуда ты знаешь, это? – спросила Бет, бледная и дрожащая от ужаса.

Кэролин почувствовала, как внутри у нее все начинает гореть. – Серьезно, Бет?

– Я…

Бетани покачала головой, смущение и ужас отразились на ее лице, а затем гнев захлестнул все остальное, и она закричала: – А чего ты ожидала? Ты превратила жизнь Роберта в ад на протяжении десяти лет, а теперь пытаешься забрать все его состояние? Ты просто маленькая фригидная золотоискательница, а он ...

– Я – Gold-digger? – недоверчиво спросила Кэролин. – Как я могу быть ей, если все деньги мои?

– О, не надо мне этого дерьма, – прорычала Бет. – В университете ты была бедна, как церковная мышь. Кроме того, Роберт мне все рассказал. Как ты отказывала ему в сексе и выгнала его из своей постели. Как ты тратила его наследство, как будто это была вода, и пытаешься сейчас его обчистить. Мы собираемся пожениться, как только закончится ваш развод, но ты продолжаешь тянуть время, пытаясь выжать из него больше денег с этим твоим модным адвокатом.

Когда Бетани закончила, Кэролин дрожала с головы до ног, но успокоилась, почувствовав руку Кристиана на своей ноге. Она прислонилась к его ногам и тихо спросила Бетани: – Как долго?

– Как давно что? – обиженно спросила Бетани.

– Как давно ты спишь с Робертом?

– Мы полюбили друг друга, когда ты наняла меня продать первый дом. Но мы не любовники. Он отказывается быть неверным.

– За исключением дюжины женщин, с которыми я его застукала, и тех с кем нет – сухо заметила Кэролин.

– Это ложь. Он всегда был верен тебе, несмотря на то, что ты этого не заслуживала, потому что не спала с ним.

– Хорошо, – устало сказала Кэролин. – А чья это была идея избавиться от меня на Сент-Люсии?

– Он... Я ...

Бетани вспыхнула и побледнела, и Кристиан ответил за нее: – Его. Он предложил провести отпуск здесь и хотел, чтобы она убила тебя, но она не смогла заставить себя сделать это. Лучшее, что она могла сделать, это сделать тебя настолько несчастной, насколько это возможно, и надеяться, что ты убьешь себя сама. Лекарства от диабета – это было самое большее, на что она была готова, потому что думала, что они не только заставят тебя чувствовать себя плохо, но и более суицидально. С этим могла бы справиться и ее совесть.

Кэролин торжественно кивнула. Она посмотрела на мгновение в сторону Бет, а потом медленно сказала: – Значит, он так влюбил тебя в себя, что ты была готова убить за него.

– Нет. Я бы никогда никого не убила, – тут же запротестовала Бет с ужасом на лице.

– Не обманывай себя, Бет, доводя меня до самоубийства, ты убиваешь так же, как если бы накормила меня большой дозой наркотиков или вскрыла вены на запястьях, – холодно сказала Кэролин, затем взяла джинсы Кристиана и протянула ему, прежде чем повернуться, чтобы схватить телефон.

– Что ты делаешь? – с тревогой спросила Бет.

– Делаю тебе одолжение, последнее и лучшее, что я могу для тебя сделать, – сказала Кэролин, набирая номер. Телефон зазвонил дважды, а затем послышался голос Джини, приятный и профессиональный. – Джин, это Кэролин.

– О, привет, милая, – весело сказала Джини. – Как прошло свидание?

– Я расскажу тебе об этом позже, обещаю. Но сейчас мне нужна помощь.

– Ладно, без проблем. Что это? – сразу спросила Джини.

– Я передам телефон Бет и хочу, чтобы ты рассказала ей все, что знаешь о моем браке с Робертом, – тихо сказала она.

– Все? – удивленно спросила Джини.

– Детали, наследство, Конрой... все, – твердо сказала Кэролин. – Она думает, что влюблена в него.

– Что? – взвизгнула Джин. – О, боже, позови эту идиотку к телефону.

Кэролин передала трубку Бет и повернулась к Кристиану.

Увидев, что он надел джинсы, она протянула руку. Когда он взял ее, она вывела его из комнаты.

– Если бы ты умерла ... – начал Кристиан, когда они вошли в холл.

– Этого не произойдет. У меня нет завещания. Как мой муж, Роберт получил бы все, – сказала она и поморщилась. – Думаю, мне придется сделать это сейчас, чтобы отговорить его от новой попытки, но, по крайней мере, теперь я предупреждена.

– Ты ведь не собираешься звонить в полицию?

Хотя это и прозвучало как вопрос, на самом деле это был не вопрос. Кэролин покачала головой, и он нахмурился.

–Ты просто позволишь им уйти безнаказанными?

Кэролин равнодушно пожала плечами. – Что сойдет с рук? Ничего не произошло, кроме того, что я чувствовала себя плохо в течение нескольких дней. Кроме того, Бетани в основном на том же месте, что и я десять лет назад. Она такая же дура, как и я. Ну, за исключением желания видеть меня мертвой, – сухо добавила она. Покачав головой, Кэролин поморщилась. – Полагаю, если бы Бетани удалось заставить меня покончить с собой, она стала бы его следующей жертвой. Она хороша в своем деле и зарабатывает чертовски много денег. – Она криво улыбнулась и добавила: – Кроме того, я в некотором роде ей обязана.

– Обязана ей? – недоверчиво спросил он. – За что?

– Если бы она не согласилась с его предложением, он мог бы попытаться убить меня другим способом, более удачным. По крайней мере, теперь я знаю, что должна прикрывать спину, – заметила она.

– За твоей спиной будут следить многие, – торжественно заверил ее он. – У тебя теперь целая семья, Cara.

– И это настоящая причина, по которой я ей обязана, – ответила Кэролин.

– Потому что, если бы она не привезла меня сюда, я бы никогда не встретила тебя.

Когда он остановился, она слабо улыбнулась. – Ты об этом не подумал?

Кристиан ошеломленно покачал головой.

Она с любопытством вгляделась в его лицо. – О чем ты думаешь?

– Я только что понял, что ты думаешь, как моя мать, – сказал он с удивлением.

–Э... – Кэролин нахмурилась, не уверенная, что это хорошо. Наконец она спросила: – Как это?

– Она тоже видит добро сквозь боль и страдания, – сказал он торжественно.

Кэролин улыбнулась. – Луч надежды. Я научилась этому у матери. Она всегда находила золотую жилку. Так она пережила худшие времена. Как и я.

– Тебе придется научить меня этому, – он подхватил ее на руки и понес к двери.

– Мы едем на твою виллу? – сказала Кэролин, автоматически открывая дверь, чтобы он вынес ее. Никто из них не побеспокоился о том, чтобы закрыть ее. Когда он кивнул, она заметила: – Когда-нибудь мне придется вернуться за одеждой.

– Джиа и мама, вероятно, будут счастливы позаботиться об этом, если ты хочешь избегать Бет в будущем, – предложил он.

Кэролин напряглась. – Твоя мать здесь, в Сент-Люсии?

– Ах, – Кристиан поморщился. – Вообще-то да, и ты с ней знакома.

Ее глаза расширились. – Я? – Она замолчала и уставилась на него, с замиранием сердца отмечая цвет его волос и форму глаз. – Не Маргарет случайно?

Он виновато кивнул.

– Но… Я... Она ...

– Она вызвалась заменить группу, которая отменила концерт, потому что узнала, что ты моя спутница жизни, – мягко объяснил он.

Она непонимающе уставилась на него. – Тогда Джулиус – твой...

– Отец, – закончил он.

– О, боже, – выдохнула она. – Он не выглядит старше тебя.

– Мы все выглядим примерно одного возраста, – тихо напомнил он.

– Да, конечно, – пробормотала она и не удержалась, чтобы не спросить: – Сколько лет твоим родителям?

– Моя мать на пару сотен лет старше меня.

– И это все? – слабо спросила Кэролин.

– И мой отец родился в 534 году до нашей эры.

– Что? – она запнулась. – Но этому ... этому более двух с половиной тысяч лет, – недоверчиво произнесла она.

– Значительно больше двух с половиной тысяч, – легко согласился он.

– Но... Кто создал эти наночастицы? Я имею в виду, что не может быть такой технологии... Ну, даже не пятьсот лет назад, не говоря уже 2500. Это просто невозможно.

Кристиан заколебался, но потом решил, что лучше все объяснить сейчас, потому что, как только он доставит ее на виллу, они некоторое время не будут много разговаривать. Одна его рука была под ее голыми ногами, другая обнимала ее за спину, его рука лежала на изгибе ее груди через футболку, и ее запах дразнил его нос, когда он шел. Не удивительно, что его тело реагировало. Пройдет какое-то время, прежде чем они смогут быть в компании друг друга, не желая получить сексуальное удовлетворение. Лучше всего убрать все объяснения с дороги, решил он и спросил: – Ты слышала об Атлантиде?





MyBook - читай и слушай по одной подписке